Щуров Евгений Владимирович: другие произведения.

И я видел и свидетельствовал...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
   ЗНАКОМСТВО С НЕПОЗНАННЫМ
  
   Жара ушла. Настал сентябрь, ранняя осень! Как подобное ежегодно случается в этих местах, согласно отсчета календаря, вечера вдруг стали прохладнее и воздух наполнился свежестью. Листва на деревьях, в большинстве своем, еще не потеряла свою летнюю красу, но в некоторых местах смена сезонов беспощадно перекрасила отдельные участочки в красный и желтый цвета. Небо приобрело могучий и пронзительный голубой окрас, не как летом - блеклое от жары.
   Около квартиры с массивной металлической дверью и глазком, в доме сталинского типа, стоял высокий, несколько сутулый, лысоватый тип, с лицом пожилого человека, лет семидесяти. Старик как бы раздумывал - звонить или нет. В конце концов, он решился и придавил кнопку.
   - Кто? - спросил высокий женский голос в переговорное устройство.
   - Моя фамилия Столяров. Мне назначено, - ответил старик.
   Замок двери мягко звякнул, дверь открылась, и молодая, красивая девушка-шатенка, в просторном голубом сарафане, пропустила посетителя в квартиру.
   В коридоре стоял положенный для подобных мест полумрак. По стенам коридора висели гравюры, как предположил Столяров, Дюрера, контрастно отличающиеся своей насыщенностью и яркостью, от сиреневых обоев. Гравюры были подсвечены встроенными светильниками, которые давали скудное освещение коридора.
   Девушка провела старика в большую комнату, абсолютно темную, с массивными темно-бардовыми шторами, со множеством горящих свечей, дающих возможность рассмотреть интерьер: на столах, столиках, табуретках, декоративных пенечках, повсюду, где было возможно, оставляя еле уловимые проходы. В свете свечей мерцали зодиакальные, кабалистические знаки, похоже, бронзовые, массивные.
   За одним из столиков, на котором стояло только три больших свечи и большой хрустальный шар, в массивном, покрытом белым покрывалом кресле, сидела молодая брюнетка, одетая в красный балахон. Ее роскошные волосы ниспадали по плечам, ярко красная, в тон балахону лента перетягивала высокий лоб. Лицо девушки выглядело очень бледным, она слегка улыбалась.
   - Присаживайтесь, здравствуйте - пригласила она, элегантно показывая рукой в кресло напротив нее. Кисть хозяйки была тонкая, пальцы удлиненные, как и ногти, покрытые красным лаком.
   Столяров поздоровался и присел в такое же кресло, откинувшись на спинку. Он не озирался по сторонам, а с любопытством смотрел на хозяйку.

- Как Вас величать? - спокойным, низким, но чрезвычайно чистым голосом спросила она.

   - Станислав Леонидович, - ответил Столяров.
   - Меня зовут Ксения, - представилась гадалка. - Итак, что привело Вас ко мне? - мягко спросила Ксения.
   Столяров заранее заучил те фразы, что он будет говорить экстрасенсу при аналогичном вопросе. Станислав Леонидович Столяров был образованным человеком: окончил Московский университет, филологический факультет, всю жизнь работал на кафедре русского языка, в филиале Уральского университета, в одном из уральских же промышленных городов, а потом и в самом Университете. Четыре года уже был на пенсии.
   - Видите ли, последние пять лет я стал внезапно резко стареть. Мне сейчас шестьдесят четыре года, а выгляжу лет на семьдесят. С пятидесяти девяти лет началось. До того времени мне никто и пятидесяти не давал. И вдруг стали появляться морщины на лице, да так быстро, что я испугался: вчера не было, утром - новые морщины. Кожа начала увядать, так же стремительно. Обратился к врачам, ездил даже в Москву, Питер, все светила только руками разводили. При всем при том, анализы все в норме, даже холестерин. Печень, почки, сердце - норма. Делал даже магнитно-резонансную томографию головного мозга - все нормально! А внешне - продолжал стареть. Вот с гормонами, да, непорядок, с половыми. Тестостерон упал. Я понимаю, это естественно для возраста, но... хотелось бы еще активно пожить!
   Сообщив девушке всю информацию о себе, почти скороговоркой, Столяров замолчал. Ксения смотрела на него, ожидая продолжения монолога.
   - Ну, вот я и пришел к Вам, может, чем поможете...
   Ксения внимательно глядела на посетителя, слегка наклонив голову. Правая ее рука гладила хрустальный шар, левая лежала на столе, Ксения медленно приподнимала и опускала указательный палец, к которому, наконец, приковала взгляд клиента.
   Глядя на медленно движущийся палец, Столяров почувствовал расслабление, тяжесть в веках. Ксения медленно отняла правую кисть от шара и, как бы в задумчивости, стала плавно водить рукой над пламенем стоящих перед ней свечей. Столяров внезапно почувствовал, что ужасно хочется спать и закрыл глаза.
   - Не спите, и слушайте меня,- голосом без модуляций, мягко сказала Ксения. - Я помогу Вам. Но при одном условии.
   Она замолчала. Столяров тоже молчал, расслабленно, но не по своей воле, ожидая, что скажет дальше экстрасенс. Ему почему-то казалось, что сейчас речь пойдет о деньгах. Прошло еще несколько секунд в молчании. Столяров хотел задать вопрос, в чем же условие, но язык не слушался его. Наконец, Ксения заговорила:
   - Повторяю, я помогу Вам. Вы помолодеете вновь и будете оставаться в одной поре до самой смерти. Но перед самой смертью Вы опять состаритесь, что и будет для Вас знаком очень скорого конца, может, в течение суток... Не спите! - Голос Ксении опять стал нормальным и Столяров открыл глаза.
   - В чем же Ваше условие? Поймите, если это касается больших денег, я не богат. Но для меня нынешнее состояние катастрофично! От меня отвернулись многие мои знакомые, женщины, в частности. А для меня, старого холостяка, женская составляющая моей жизни весьма важна и... мне трудно об этом говорить, эта составляющая настолько важна, что мне нет смысла жить, если уж и Вы мне не поможете. Женщин мне не могут заменить ни книги, ни рыбалка, ни вкусная пища, тем более, алкоголь. Вот, такой вот я жизнелюб! Нет, конечно, я много читаю, люблю серьезное кино, поэзию, люблю рыбалку... Но когда я читаю, постоянно переключаюсь на мысли о женщинах... Ничего не могу с собой поделать! Я всегда был таким, а тут этакая напасть!.. Простите! Я заговорился. Так что за условие?
   Ксения снова гладила хрустальный шар, но уже обеими руками, и глядела на пламя свечей. Она подняла голову и сказала:
   - Вы ни при каких условиях не должны появляться в Церкви, даже на церковном дворе! Вот мое условие...
   Ксения опустила взгляд на шар и замолчала.
   - Ну, какое интересное условие, - расслабленно и даже улыбнувшись, сказал Столяров. Напряжение его спало. - Собственно, я и так не часто туда заглядываю. Я понимаю, что Церковь несет в нашем обществе функцию института нравственности, но не сами служители. Точнее, далеко не все. В общем, я не считаю этот институт крайне важным и необходимым для общества. Те же функции воспитания нравственности должны нести школа, родители, высшие учебные заведения, наконец. Когда я работал на кафедре и преподавал русскую и зарубежную литературу, тоже воспитывал нравственность у своих студентов на примере классиков литературы...
   - Так Вы согласны? - тихо, но настойчиво перебила Ксения, подняв взгляд на Станислава Леонидовича.
   - Пожалуй, согласен, - ответил Столяров.
   - Так "пожалуй" или точно?
   - Согласен! - твердо ответил он.
   Выражение лица Ксении приобрело решимость. Она вдруг стала медленно подниматься с кресла, Столярову почудилось, будто она взлетает, настолько не изменилась ее осанка. И тут он, вглядевшись, увидел, что Ксения действительно приподнялась над поверхностью кресла, разглядел остающиеся согнутыми в коленках ее ноги, под красным балахоном. Так же медленно Ксения опустилась в кресло.
   Столяров был шокирован и немного напуган. Но быстро испуг сменился уверенностью, что эта женщина сможет ему действительно помочь!
   - Тогда, милостивый государь, приступим! - торжественно произнесла Ксения. - Кстати, как Вы думаете, сколько мне лет?
   - Ну, я не знаю, - замялся Леонидович, - лет тридцать...
   Ксения засмеялась.
   - Вы ошиблись ровно на столько же! - воскликнула она. - Мне шестьдесят!
   Столяров изумленно смотрел на нее.
   - Да-да, шестьдесят! Теперь Вы мне верите, что я смогу помочь?
   - Сейчас не сомневаюсь!
   - Хорошо! Мы с Вами должны на неделю уехать ко мне в загородный дом, где Вы и получите то, что хотели. Это возможно?
   - Разумеется, - согласился он. - Только мне надо привести в порядок некоторые дела дома.
   - Какие дела? - спросила Ксения. - Нет! Мы должны ехать сегодня. Некоторое время Вы посидите в другой комнате, у меня еще клиент, моя помощница Вас проводит. Затем мы поедем.
   - Но мне надо поставить автомобиль в гараж!
   - Ничего с Вашим автомобилем около моего дома не произойдет! - настойчиво и властно произнесла Ксения, глядя прямо в глаза Столярову.
   - Хорошо, - согласился он, - Пусть будет так.
   - Даша! - позвала Ксения. - Проводи гостя в кабинет.
   Вошла та самая девушка, что встречала старика и пригласила пройти с ней. Столяров встал с кресла, ноги его были словно скованны путами, шел он медленно, пламя свечей еле заметно покачивалось вслед ему.
   Даша провела его в другую комнату, предложила подождать здесь.
   - Присаживайтесь на диван, - предложила она, - Вам будет удобно. Почитайте.
   Девушка удалилась. Комната была довольно большая. У стены справа стоит огромный старинный диван, кожаный, с потрескавшимися деревянными ручками. Напротив дивана - широкий, тоже деревянный, низкий стол, без скатерти, вся поверхность которого покрыта книгами, журналами, газетами. Напротив дивана и столика во всю стену - книжный шкаф. Окно справа от дивана тоже занавешено тяжелыми, коричневыми портьерами. В каждом углу - большие керамические вазы с камышом. Света здесь было больше: в левом углу, рядом с вазой, стоит высокий светильник, причудливой формы, в правом углу от окна - такой же формы, несколько меньше. Письменный стол, большой, дубовый, резной, рядом - массивный старинный стул с высокой спинкой.
   Столяров сел на диван, который оказался очень мягким и удобным. Сперва он хотел взять книгу со стола, лежащую ближе всего к нему, но его охватила такая истома, что он откинулся на спинку и закрыл глаза.
   "В конце концов, что - Церковь? - рассуждал Станислав Леонидович. - Бог в сердце моем, какие-то привычные нам в миру православные обряды я не могу не соблюдать: ходить на поминки, например. Это мне не запрещено. Не запрещено перекреститься, помолиться... Только в Церковь не ходить! Достойное и недорогое условие. Хотя что-то ей, видимо, придется заплатить за эти тайные мероприятия в загородном доме."
   Столяров действительно был небогат, хотя пенсии и дохода от сдаваемой в аренду родительской квартиры ему, живущему холостяком, вполне хватало. Часть месячного дохода Леонидович складывал на счет. Он не был гурманом, ел умеренно, выпивал редко, предпочитая сухое вино, не курил. Однажды был женат, причем долго, двенадцать лет. Но жена оказалась бесплодна. Впрочем, отсутствие детей сильно не напрягало ни жену, которая работала заведующей кафедрой химии в том же университете, ни Столярова, которому было спокойно жить, не обремененному собственными чадами. Он много читал, был увлечен работой, летом, с женой, путешествовали, по пятницам регулярно собирались с друзьями подискутировать, поесть, выпить. В общем, жизнь их была насыщена интеллектуальной и познавательной деятельностью. Через двенадцать лет они безболезненно разошлись. У жены была своя квартира, так что делить ничего не пришлось. На момент развода Столярову было тридцать два. Он, высокий красавец, без особого труда покорял сердца женщин и гулял напропалую, охраняя себя от любви, женитьбы и детей. С бывшей женой они остались в дружеских отношениях.
   К великому удивлению коллег и друзей, через четыре года Станислав Леонидович защитил кандидатскую диссертацию, не являясь членом партии, и стал старшим преподавателем кафедры. Ему предложили место в университете, в областном центре, куда он и переехал, поменяв свою квартиру, с доплатой, на равноценную, двухкомнатную. Родители его были очень рады, что единственный сын стал чаще их навещать, вернувшись в родной город, а отец, начальник цеха на металлургическом заводе, подарил сыну новенькую "Волгу". Сам он ездил на стареньких "Жигулях". Через год родители погибли в автокатастрофе, и Столярову досталась в наследство еще и трехкомнатная квартира, большая, в старинном особняке постройки начала двадцатого века. Леонидович переехал в родительские апартаменты, свою квартиру стал сдавать внаем. Жизнь его пошла по проторенному руслу: женщины, книги, путешествия, встречи с друзьями. В конце восьмидесятых стал пассивным оппозиционером, писал полуреволюционные статьи в областную газету и продолжал оставаться неисправимым ловеласом. Вплоть до того момента, когда вдруг неведомая болезнь настигла его.
   - Станислав Леонидович! - Даша осторожно потрясла его за плечо. - Просыпайтесь, пора ехать.
   Столяров открыл глаза. Даша улыбалась ему.
   - Вы уснули. Госпожа Ксения просит Вас собираться, пора ехать. Она освободилась.
   - Госпожа Ксения! - повторил Столяров. - Негармонично звучит. Лучше мадам Ксения.
   - Мне так велено называть, - мягко ответила Даша.
   - А Вы, Даша, с нами поедете?
   - Нет, меня Госпожа оставляет здесь.
   - Жаль. Вы мне кажетесь симпатичной и доброй девушкой, - Леонидович автоматически отпустил комплимент молоденькой девушке.
   Даша на самом деле была красива: стройная, фигуристая, молодая. Очень милое лицо, без макияжа.
   - Мы еще встретимся, - сказала она, улыбаясь. - В загородном доме работает моя сестра-близнец, Катя.
   - Приятная неожиданность, - комментировал Столяров.
   Они вышли в большую комнату. Ксения стояла около своего стола. Оказалось, она довольно высокая, но ниже Леонидовича.
   - Пойдемте, - предложила она.
   - Я готов, поехали.
   - Не страшно? - с улыбкой спросила Ксения.
   - С Вами - нет, - любезно ответил Столяров. - Вам лучше зваться мадам Ксения.
   Она взглянула на него с любопытством. Казалось, хотела что-то сказать, но промолчала.
   Не попрощавшись с Дашей, Ксения прошла к выходу, за ней - Столяров.
   - До свидания, - сказала Даша.
   - До свидания, - вежливо ответил Столяров.
   Они с Ксенией, молча, вышли на улицу; там Ксения направилась к стоящему на стоянке около дома черному джипу. Столяров следовал за ней.
   - Садитесь рядом со мной, - пригласила она.
   Столяров молча обошел джип и сел на сиденье. Пристегнул ремень. Ксения запустила двигатель, тоже пристегнулась, медленно двинулась со двора.
   Только когда они выбрались на трассу, Станислав Леонидович решился заговорить:
   - Далеко нам ехать?
   - Минут сорок, если пробок не будет, - ответила Ксения. - Вы не голодны?
   - Нет, спасибо. Я вообще неприхотлив в еде, - сказал Столяров.- Несмотря на то, что худой. Обычно люди такого склада довольно много едят.
   - Это больше зависит не от конституции, а от зодиакальной судьбы. Кто Вы по Зодиаку?
   - Я - Водолей. И знаете, когда читал свой гороскоп, в популярных изданиях, - уточнил Стас Леонидович, - нашел очень много сходства с собственным характером.
   - Не удивительно! Звезды, планеты влияют на нашу судьбу больше, чем Вы себе представляете.
   Ксения говорила спокойно и уверенно. Так же уверенно она вела автомобиль, не торопилась, но и не ползла в крайнем правом ряду, безукоризненно соблюдала правила.
   Вновь истома и сонливость охватили Леонидовича, он прикрыл глаза. Кресло было очень удобным: обтекало тело и предлагало уснуть. Что со Столяровым и произошло - он уснул.
   Снились ему летние пейзажи. Плотные, кружевные, белые-пребелые облака, на фоне неимоверно голубого неба, невысокие зеленые холмы, зажавшие между собой шуструю узенькую речку, очаги березок вдалеке и ощущение свежего ветерка.
   Проснулся Столяров от легких толчков машины. Они съехали с трассы и сейчас пробирались по грунтовой дороге между высоченных сосен.
   - Простите, я уснул. Долго мы ехали? - спросил Леонидович.
   - Мы в пятидесяти километрах от города, не так далеко, - ответила Ксения. - Вам здесь понравится, очень красивая природа. Дом стоит около пруда.
   - Люблю воздух соснового бора! - вздохнул Столяров. - Даже комары не надоедают.
   - У нас нет комаров, - сообщила Ксения.
   - Ну как же, у пруда, в сосновом бору, осенью, не может быть комаров? - удивился человек с лицом старика.
   - Увидите сами. Скоро приедем. Не спите.
   - Я и не собираюсь спать, - возразил Леонидович.
   Ксения пронзительно взглянула на него, оторвав взгляд от дороги, и Столяров почувствовал, как веки его тяжелеют, смыкаются и он снова заснул.
   - Проснитесь, Станислав Леонидович! - Ксения тормошила его за плечо и весело смеялась. - Что? Не собирались спать? А что же уснули?
   - Не знаю сам, - удивленно признался Столяров. - Что-то непреодолимое заставило закрыть глаза.
   - Простите меня, - улыбалась Ксения. - Это я заставила Вас уснуть. Вы были так самоуверенны, что спать не собираетесь, я и решила показать Вам, что далеко не все от самого человека зависит.
   - Да-а, - протяжно сказал Столяров. - Вы сильный гипнотизер!
   - Я не гипнотизер, - посерьезнела Ксения. - Не называйте меня так больше.
   - А как Вас называть? Колдунья? Экстрасенс?
   Ксения помолчала немного. Машина стояла около большого кирпичного особняка, с причудливыми формами подъезда, крыши, кованых чугунных ворот. Кирпичный же забор был высок, метров трех, не меньше. Столяров, словно забыв про свой вопрос, повернул голову от Ксении, разглядывая сквозь ворота дом.
   - Зовите меня просто Ксения, - после молчания тихо сказала женщина. - Для Вас я просто Ксения.
   - Хорошо, - согласился Столяров. - Тогда и Вы зовите меня просто Станислав. Хотите - Стас, я привык. Мы же с Вами почти ровесники, как Вы утверждаете, хотя - не верится! Вы так молодо выглядите.
   - Скоро Вы тоже будете так выглядеть,.. Стас, - Ксения как бы проверила имя на вкус, повторила: - Стас. Неплохо звучит.
   - Вы что, раньше не встречали такого имени?
   - Отчего же, конечно встречала. Я пробую его применительно к Вашей персоне.
   - Ох уж, моя персона! Старчеством обременёна, - импровизировал Столяров.
   - Вы пишете стихи? - спросила Ксения.
   - Да так, балуюсь иногда, - честно ответил он.
   - Почитаете мне?
   - Если Ваш слух выдержит горячечный бред старика, облеченный в стихотворную форму - пожалуйста.
   - Не уничижайте себя, - предостерегла Ксения. - Может, мне понравится?
   - Буду рад! - ответил Леонидович.
   - Хорошо! Пойдемте в дом, - предложила Ксения, выходя из авто.
   - А машина? - спросил он.
   - Садовник загонит. Он сейчас занят. Пойдемте.
   Они подошли к воротам. Тотчас откуда-то появился мужчина лет сорока, с небольшой бородкой и длинными, с проседью, волосами, в свободного покроя светло-сером костюме. Он отпер калитку, поклонился слегка, пропуская Ксению и гостя.
   - Здравствуйте, мадам, - еще раз поклонился он. - Здравствуйте, мсье.
   - Здравствуй, Владимир, - приветствовала его Ксения. - Что это ты меня так назвал?
   - Этот человек говорил, что вместо "госпожа" Вам больше к лицу будет "мадам". Мадам Ксения!
   - Ты уже услыхал, негодяй! - беззлобно произнесла она и представила мужчин друг-другу. - Это мой талантливейший ученик, Владимир. А это, пусть будет мсье, Станислав.
   - Очень рад, очень рад! - Владимир тряс протянутую руку Столярова.
   - Я тоже рад знакомству с таким читателем мыслей на расстоянии, - Столяров удивленно рассматривал этого человека. Как же он мог узнать, что я говорил Даше? Может, она позвонила ему?
   - Станислав! - обратилась Ксения. - У нас здесь нет сотовых телефонов. Я и Вас попрошу сдать свой телефон мне на хранение.
   Столяров на мгновение опешил: эта дама еще и мысли читает!
   - Не у всех и не везде, - вслух произнесла Ксения. - Не бойтесь своих мыслей. Думайте о чем хотите. В городе у меня нет такой чувствительности к мыслям окружающих, а здесь появляется. Но я не буду злоупотреблять своей способностью по отношению к Вам, Стас.
   - Спасибо, - чуть испуганно сказал Леонидович.
   - У меня здесь многие способности усиливаются, - добавила она. - Вы еще это увидите. В будущем, скором будущем.
   Столяров промолчал, он был потрясен.
   - А теперь пройдемте в дом, - пригласила Ксения. - Владимир покажет Ваши апартаменты.
   Красный балахон Ксении полностью скрывал все тело, даже щиколотки. Но земли не касался таинственным образом и края балахона были абсолютно чистыми. Леонидович отметил это машинально: как в любой красивой женщине, в Ксении, он пытался отыскать очертания фигуры, полная она или худенькая - понять было невозможно. Только ухоженное лицо, на природе уже не бледное, предполагало наличие стройности и достоинства форм женщины.
   Ксения опять шла впереди, за ней - Леонидович, сзади шагал Владимир.
   На пороге дома, при их приближении, появилась девушка - точная копия Даши! Столяров уже понял, что это Катя, ее сестра. И одета она была как Даша. Не зная сути, можно было предположить, что Даша оказалась здесь таинственным образом.
   - Здравствуйте, мадам Ксения, здравствуйте, мсье, - приветствовала Катя хозяйку и Столярова.
   - Здравствуй, Катя. Познакомься, наш дорогой гость, Станислав Леонидович, прошу любить и жаловать, - представила Столярова Ксения.
   - Очень приятно, - с улыбкой милой и открытой произнесла Катя. - Прошу в дом.
   Катя открыла дверь и пропустила компанию вперед, сама зашла следом.
   Они вошли в просторный холл, светлый и уютный от приятной расцветки занавесей. Между двух колонн впереди расположилась широкая лестница на второй этаж.
   - Прошу! - весело сказал Владимир и повел Столярова за собой. Ксения с Катей остались стоять в холле. Леонидович краем уха услышал, что Ксения дает Кате тихие распоряжения.
   На втором этаже они повернули направо. Коридор оказался широким, с одной и с другой стороны множились одинаковые массивные дубовые двери. В отличие от приемной Ксении в городе, здесь было светло, по стенам висели картины с пейзажами, написанные маслом.
   Владимир провел Столярова почти до конца коридора, достал из кармана платок, вытер отчего-то вспотевший лоб, открыл незапертую дверь и пропустил Леонидовича вперед.
   - Здесь Вы будете пока жить. Смотрите, очень удобно, все под рукой. При необходимости, если захотите, можете вообще не выходить. Туалет, ванная комната, столовая - в апартаментах, еду можете заказать по телефону, он на прикроватной тумбочке, снимите трубку, Катя ответит, просите, что душе угодно, - Владимир поклонился с той же безобидной улыбкой на лице. Эта улыбка, казалось Леонидовичу, не слезала у Владимира с момента их встречи у ворот. "Довольно милый и приятный человек" - подумал он.
   - Вас позовут к мадам Ксении и к обеду, располагайтесь, осваивайтесь - добавил Владимир и с очередным поклоном удалился.
   Комната имела вид кабинета, если бы не массивная кровать, с балдахином, стоявшая слева у стены. В правом углу апартаментов, у окна, стоял письменный стол со всеми возможными письменными принадлежностями и компьютером, между столом и кроватью, посередине, на стене, расположилась плазменная панель телевизора. Всю стену напротив телевизора занимал книжный шкаф. Посередине правой стены находилась еще одна дверь. Леонидович открыл ее и вошел в соседнее помещение. Комната эта была меньше, ближе к окну стоял обеденный стол с шестью стульями, сервированный посудой на шесть персон. Следующая, от столовой, дверь вела в туалет и другая - в большущих размеров ванну.
   Ознакомившись со столовой, Столяров подошел к шкафу с книгами и стал разглядывать названия, наклонив голову набок. Тут обнаружилось собрание сочинений вперемешку: Кант соседствовал с Набоковым, Ницше, дальше - русские народные сказки, Ахматова, Маяковский, Пушкин, Достоевский, Большая медицинская энциклопедия, Диккенс, Твен, руководство по строительству дома, атлас мира, "Книга о вкусной и здоровой пище", иностранные словари, Мольер, Шекспир, Азимов, Стругацкие и даже "Справочник судоводителя маломерных судов".
   "В конце концов будет что почитать, лежа под балдахином", - подумал Столяров.
   Он прошел к письменному столу и включил компьютер. Интернет работал исправно, что показалось Столярову тоже странным: сотовых телефонов ни у кого нет, а сеть подключена. Он зашел в свою почту и стал читать письма.
   Тут в дверь постучали.
   - Да! - громко сказал Леонидович.
   Дверь открылась и вошла Катя:
   - Мсье, мадам Ксения просит Вас отобедать с ней в нижней столовой. Я провожу Вас, если не возражаете.
   - Могу ли я возразить? - Леонидович улыбнулся. - Настолько гостеприимный дом! Конечно, пойдемте. Только руки помою.
   Выключив компьютер, Столяров прошел в ванную комнату, вымыл руки. Катя стояла у двери и ждала его.
   Они вместе спустились на первый этаж. Катя шла впереди и старый хрыч Леонидович залюбовался ее стройной фигуркой, ножками. "Да, с Дашей они несомненно близняшки", - думал Столяров. Ему никогда не приходилось крутить роман с близняшками. "Эх! Помогла бы мне Ксения! Пожил бы еще!"
   Катя провела его через холл налево и толкнула еле заметную дверь в стене. Дверь открылась и взору Столярова предстала потайная столовая, где его уже ждала Ксения, одетая в черное нарядное платье, чуть ниже колен, украшенная бриллиантовыми колье и подвеской. На пальце сверкал крупный бриллиант в оправе белого золота.
   - Присаживайтесь, Станислав, - пригласила она. - Пообедаем вместе, обсудим наш план. Катюша, мне - как всегда. А что желает Станислав Леонидович?
   - А что можно заказать?
   - Все, что пожелаете, - ответила Катя.
   - Тогда, овощной салат и жареную говядину.
   - Хорошо, будет исполнено, - улыбнулась Катя и вышла из столовой в другую дверь.
   - Станислав, - обратилась Ксения. - Я выпью немного сухого вина, но Вам сейчас не предлагаю. Вы начинаете принимать специальный отвар, один из компонентов для омоложения. А завтра можно и вино! Остальные процедуры будут проводиться в течение недели. Может, в последний день пребывания здесь, Вы проведете в другой комнате, точнее, в избушке, в конце нашего парка, у реки, впадающей в озеро. Ляжете спать и утром проснетесь молодым, с восстановлением всех утраченных функций организма. При условии, что будете выполнять все мои рекомендации.
   - Конечно, Ксения! - Леонидович слушал ее заворожено, с появившимся откуда-то восторгом перед этой женщиной. - Я буду послушен, как самый прилежный ученик! Только скажите мне, сколько все это будет стоить?
   - Я же Вам говорила: денег с Вас не беру, условие Вы слышали, надеюсь, повторять не надо?
   - Нет, я все помню. Спасибо, Ксения! Никогда не забуду Вашу доброту!
   Ксения загадочно улыбнулась.
   - Вот и хорошо. А теперь давайте кушать.
   В то же мгновенье дверь в стене открылась и вошла очень милая молоденькая служанка, невысокая блондинка с едва вьющимися волосами, в голубой полупрозрачной кофточке, светло-серой юбке выше колен, белом кружевном фартуке. Стройные ножки были обуты в белые туфельки на каблуке. Перед собой она катила сервировочный столик, на котором стояло множество никелированных кастрюлек, сосудов.
   К удивлению Столярова, девушка поставила перед ним большой сочный кусок только приготовленной горячей дымящейся говядины. С момента же заказа прошло не больше пяти минут!
   Подошедшая вслед Катя поставила перед Столяровым бокал с красного цвета напитком.
   -Спасибо, Катя, - поблагодарил он. - Ваше здоровье, Ксения!
   - Благодарю, Станислав! И Ваше здоровье!
   Они приступили к обеду. Ксения ела запеченную рыбу с белым соусом и зеленью. К хлебу не притрагивалась. Перед ней стояли фужер с вином и высокий стакан с морковным соком.
   - Как Вам понравилась комната? - спросила она.
   -Прекрасно! Полная автономия! И книги, это моя страсть, - ответил Столяров. - Мне почти неинтересно современное телевидение, может, некоторые каналы, "Культура" там, "Дождь", изредка - отечественные боевики, для релаксации и восстановления status quo в душе. В отличие от американских экшнов, в наших - добро не всегда побеждает зло, а это, к сожалению, правдиво.
   - Почему "к сожалению"? - вкрадчиво и осторожно спросила Ксения. - Мне кажется, что зло, как социальное явление необходимо в нашем мире, зло выбраковывает слабых, часто не дает им возможности подняться по ступеням служебной лестницы. Без явления зла в мире жизнь стала бы совсем неинтересной! Представьте себе: полное отсутствие антагонизма, окончание творения мировой истории. История человечества, во все времена, была замешана на борьбе добра и зла. Думаю, примеров приводить не следует?
   - Согласен! А еще мне кажется, что олицетворением зла в мировой истории является женщина, простите, что задеваю Ваших соплеменников, простите за прямолинейность. Я весьма люблю женщин, но поглядите: мировая история, в огромном числе событий - это сражение мужчин между собой за право обладания той или иной женщиной. На любом уровне. В низах, и на самом верху, среди тех, кто нашу историю творит.
   - Вы делаете мне комплимент своими высказываниями! - улыбнулась Ксения.
   - Рад, что угодил Вам!
   Столяров отпил из бокала напиток и продолжил трапезу. Мясо оказалось изумительным: мягкое, сочное, вкусное, оно таяло во рту, оставляя чудесный аромат приправ. Вкусным был и напиток, слегка терпкий, богатый вкусовыми гаммами. Хлеб был теплым и мягким, будто его недавно достали из печи.
   Ксения позвонила в маленький колокольчик, стоявший на столе возле нее. Тотчас вошла Катя.
   - Катюша, подавай десерт.
   - Хорошо, мадам.
   - Думаю, Вы, Станислав, не откажетесь от мороженого?
   - Не откажусь, Ксения. Сегодня не откажусь. Вообще-то не очень его люблю, но мне кажется, в Ваших владениях все необычайно вкусно и красиво!
   -Вы осыпали меня комплиментами, Станислав! - дама вновь улыбнулась. - Вы ловелас! Ну, тем приятнее будет посмотреть на Вас после ритуала омоложения.
   - А когда мы начнем? - тут же спросил Столяров.
   - Мы уже начали, - сообщила Ксения.
   - Да Вы что? Я ничего не заметил.
   - Этот ритуал предполагает не только прием снадобий и процедур, но и удобную, комфортную обстановку, беседы, пояснила Ксения. - Мне кажется, у Вас складывается хорошее настроение.
   - Еще бы! - воскликнул Леонидович. - Душа моя точно немного помолодела. Если так пойдет дальше, впаду в детство!
   Ксения засмеялась.
   Катя принесла десерт. В глубоких фарфоровых тарелочках лежали по три больших разноцветных шарика мороженого, посыпанных кокосовой стружкой и облитых сиропом красного цвета.
   Ксения уже закончила есть рыбу, отпила глоток вина, и придвинула к себе мороженое. Леонидович продолжал смаковать мясо, запивая его напитком.
   - Вы быстро осваиваетесь в незнакомом месте, - констатировала Ксения, маленькой серебряной ложечкой отправляя десерт в рот.
   - Да. Когда я был молод, никогда не комплексовал в новых компаниях, но и не старался особо завоевывать авторитет развязностью. Хотя и кажусь болтуном, предпочитаю слушать, вступать в дискуссию, только внимательно выслушав оппонента.
   - Вы не кажетесь болтуном. Вполне нормальный человек. Пока. Скоро Вы станете исключительным.
   - В каком смысле - исключительным? - осторожно спросил Столяров.
   - В смысле того, что Ваш возраст де юре будет значительно отличаться от возраста де факто, - таинственно и торжественно возгласила Ксения.
   - Буду весьма Вам обязан! - не менее торжественно ответил Леонидович.
   - Не иронизируйте! Пока Вам это не идет - полный дисбаланс души и тела.
   - Ксения! Никакой иронии, может, немного пафоса! Я чувствую себя как первый космонавт, этакая нервная веселость, вот и все. Отчаянно верю Вам и немного боюсь!
   - Никакого страха! Все пройдет безболезненно и удачно... Вы не первый, - тихо добавила женщина.
   - Позвольте узнать, сколько же нас, простите, вас, таких?
   - Много, Станислав, много по всей земле. Я же не одна этим занимаюсь.
   - А Вы сами себя омолодили или кто-то другой?
   - Моя наставница. Ее уже нет в живых. Она научила меня всему, что я умею. А могу я многое! Смотрите!
   Ксения вышла из-за стола, стала сбоку от Столярова, и, приподняла голову несколько кверху. Столяров смотрел на ее лицо и жевал последний кусочек мяса. Вдруг Ксения стала медленно приподниматься в воздухе! Она оторвалась от пола на полметра и так замерла в полной тишине. Леонидович от крайнего изумления перестал дышать и жевать. Ксения наклонила голову вниз и с легкой улыбкой смотрела на ошарашенного мужчину. Так же медленно она опустилась на пол и села за стол, взяв в руки бокал с морковным соком, маленько отпив.
   - Дышите, Станислав! - засмеялась она. - Сеанс магии окончен!
   Леонидович задышал и нервно дожевал мясо. Схватил со стола бокал и допил остатки, после чего откинулся на спинку стула.
   - Вы чародейка! Сказочное волшебство! - Столяров захлебывался от охватившего его восторга и немного - страха перед этой ведьмочкой.
   - Ну-ну, Станислав Леонидович! Не надо меня ведьмочкой обзывать! - Продолжала смеяться Ксения.
   Столяров напрочь забыл, что она спокойно читает его мысли и разговаривает с ним вслух только потому, что он сам читать мысли не умеет. Он несколько успокоился и подумал, что можно вообще не разговаривать с Ксенией и Владимиром: он, этакий молчун, а они с ним разговаривают. Прикольно!
   Леонидович и Ксения принялись за мороженое. Ксения ела с удовольствием.
   - Станислав, - Ксения чуть отставила мороженое и продолжила: - Во-первых, общайтесь со всеми как с обычными людьми. Чтение мыслей очень тонкий процесс и многое в понимании мыслей другого человека зависит от четкости или разорванности его мыслительных особенностей. Во-вторых, доедайте мороженое до конца! Вкусно и полезно! Мы делаем мороженое сами, никаких консервантов, чистое молоко... А после обеда отдохнете и займемся Вашим здоровьем.
   - Готов!
   - Вот и хорошо! Катя Вас позовет. Приятно мы провели время за обедом?
   - Разумеется! И обед, и Ваши чудеса! Все превосходно! Буду ждать!
   Ксения встала из-за стола и пошла к выходу. Леонидович еще приканчивал мороженое.
   По окончании обеда, он встал и тоже пошел к выходу. На стене, справа от потайной двери, висело зеркало. Столяров невольно подошел к нему и на себя взглянул: все тот же старик! Но тут его внимание привлек собственный лоб. К удивлению Леонидовича, на лбу вроде разгладились глубокие прежде морщины. Он еще раз, внимательно, осмотрел эту часть лица. Действительно, морщины не так бросались в глаза, как прежде. "Ну что? Уже начались чудеса в моем организме? Так скоро?"
   Он вышел из столовой и побрел к себе. По дороге ему никто не встретился. В доме было очень тихо, будто дом стоял совершенно пустой.
   В своей временной квартире Леонидович прилег на кровать. Тут же встал. Подошел к книжному шкафу и выбрал томик стихов Есенина. Вернулся на кровать, открыл книгу примерно посередине и стал читать:
   "Вы помните, Вы все, конечно, помните,
   Как я стоял приблизившись к стене,
   Взволновано ходили Вы по комнате
   И что-то дерзкое в глаза бросали мне..."
   Столяров читал, глаза слипались, сильно клонило в сон. Вскоре он заснул.
   Снился ему чрезвычайно занимательный сон: он сам, молодой еще, в окружении умнющих красоток всевозможных мастей, раздает автографы, словно знаменитость, звезда мирового уровня, удачно шутит, все смеются, постоянно мелькают и ослепляют его вспышки фотоаппаратов. Он удачен во сне и знаменит! Подходит к зеркальной двери отеля, смотрится в нее: потрясающе интересный высокий, с соломенного цвета удлиненными волосами, мужчина, лет сорока... Вокруг него нимфы, русалки, амазонки соревнуются в красноречии, между собой, с ним, Леонидовичем, многообещающе подмигивают и откровенно зовут к уединению... Сон красочный, великолепный!
   Следующий, после краткого пробуждения. Пейзаж. Большое озеро, тихое, ослепительно зеленая трава в обрамлении соснового леса. Даже пение птиц слышалось и легкий ветерок ощущался. До чего обалденная картина! На окраине леса - избушка, маленькая, аккуратная, рядом колодец, около которого сидит медведь, как будто кого ждет. На пробежавшего мимо зайца медведь даже головы не повернул...
   Проснулся Столяров от легкого стука в дверь. Вставать не хотелось.
   - Войдите, - громко пригласил он.
   На пороге стояла Катя, или Даша, до того девушки были похожи!
   - Мсье, Вас просит мадам Ксения спуститься вниз. Она будет ждать через десять минут. - Катя поклонилась слегка и вышла, прикрыв за собой дверь.
   - Спасибо, Катюша!
   Леонидович потянулся в кровати, томик Есенина свалился на пол. Он встал, поднял книгу, положил на стол и пошел умыться после сна. Сколько он спал, понять не мог. Ему казалось, что в этом доме время не имеет ни значения, ни своего отсчета. "Действительно, я нигде не видел часов!"
   Холодная вода отогнала сонное сознание Столярова и он бодро пошел навстречу своей новой жизни. Так он был уверен в Ксении!
  
   На сей раз в холле, на первом этаже, стояли два кресла, в одном из которых сидела Ксения. Она уже переоделась после обеда. На ней был довольно открытый, свободного покроя, сарафан, чуть ниже колен. Открывшиеся взору Столярова красивые очертания ножек, венчали изящные туфельки на тонком каблучке.
   - Присаживайтесь, Стас! - пригласила Ксения.
   - Благодарю, - Леонидович опустился в кресло напротив хозяйки.
   - Отдохнули хорошо?
   - Да, чудесно! Безмятежным сном младенца, - улыбнулся Столяров.
   - Скажите, Стас, у Вас есть какая-нибудь жизненная позиция?
   Старик Леонидович, Станислав Столяров, задумался. Давно ему не задавали таких вопросов! Да и сам давно не думал о собственном жизненном кредо. Кто он? Правдолюб или лжец, трудяга или лентяй? Прожектер или реалист?
   - Женщины, книги, музыка, - ответил он крайне несерьезно, понимая, что Ксения все равно уловила его настоящие мысли.
   На удивление, Ксения приняла ответ таким, как он есть.
   - Давайте, начнем с конца. Какую же музыку Вы предпочитаете?
   - Старый, добрый рок! Uriah Heep, Deep Purple, Queen, Sparks, Slade, ну, и так далее. Эта музыка совершенно невероятно поднимает мне самое поганое настроение.
   - Согласна с Вами! - воскликнула Ксения, оживившись даже, и, показалось, еще помолодев. - Музыка нашей молодости!
   - Да-да, я не забыл, что мы с Вами почти ровесники! - улыбнулся Столяров. - Не сердитесь, что напоминаю Вам о возрасте!
   Ксения продолжала оставаться в оживленном настроении.
   - Ничуть! Для всех людей, наш возраст - это наша внешность. А насколько мы, с нашей внешностью, житейски мудры, наше внутреннее дело, - весело продолжала она. - И еще! Не советую Вам, в общении с другими людьми, после того, как обретете молодость, говорить о настоящем возрасте. В лучшем случае, сочтут за шутку. А если будете доказывать - в лучшем случае уже станут считать, что Вы - психопат.
   Женщина засмеялась. Вместе с ней смеялся и Леонидович, так непринужденно повела себя Ксения. Столярову стало казаться, что у них начинают складываться дружеские и доверительные отношения.
   - Так оно и есть, милый Стас! - смеялась Ксения, прочитав его мысль. - Я этому очень рада! И еще хочу Вас спросить: вы не курите?
   - Курил. Пока не начал катастрофически стареть. Бросил, но все без толку, - признался Станислав. - Вот пять лет не курю, а тянет, даже снится!
   - С завтрашнего дня Вы можете спокойно курить и принимать алкоголь, эти маленькие человеческие радости Вам уже не повредят! - торжественно сообщила Ксения. - Какие сигареты Вы предпочитаете? "Marlboro"?
   - Точно!.. Ах, да! Вы же читаете мои мысли!
   - Простите, Стас! Постараюсь больше этого не делать, только по необходимости, для процесса омоложения. Завтра Вам привезут сигареты, а вино у меня всегда есть, на любой вкус. Устроим завтра, по этому поводу, пикник?
   - С удовольствием, милая Ксения! - Леонидовичу все больше нравилась эта молодая женщина. Порой, он забывал вовсе, что выглядит стариком, по сравнению с ней, и чувствовал внутри себя потребность во флирте с красавицей.
   - А Вы слышали такие группы, довольно редкие, как 10CC, Supertramp?
   - Слышал, но с их творчеством почти не знаком, - смутившись, ответил Столяров.
   - Я Вам дам их послушать сегодня, уверена, Вам понравится! - Ксения просто очаровывала старика Леонидовича. - Серьезные, содержательные тексты и своеобразный стиль.
   - Весьма признателен, Ксения! Воспользуюсь Вашей любезностью вечером.
   Они продолжали оживленно беседовать о музыке, о чем-то спорили даже. Так продолжалось довольно долго. Наконец, Ксения спросила:
   - Ну, а второе "кредо", книги? Что Вы любите читать?
   - О! Я же филолог, по образованию! Читаю все подряд, что попадется, но предпочитаю серьезную литературу, - Столяров ненадолго задумался. - Даже не могу сказать, какому жанру литературы могу отдать предпочтение!
   - Тогда, о женщинах?
   - Интересное у меня ощущение! Никогда в жизни не говорил о женщинах с женщиной, к тому же, такой красивой, - не сдержался, и отпустил комплимент Столяров.
   - Спасибо, Стас! То, что Вы видите во мне женщину, очень хороший признак надежного возвращения к молодости. Вы, по-видимому, давно не делали комплиментов дамам?
   - Ксения! - воскликнул он. - Со мной это впервые за пять лет! Пять лет я не делал комплименты женщинам! Кому приятно слышать слова восхищения из уст дряхлого старика?
   - Ничего, скоро Вы вернетесь к активной жизни, в новом качестве, - уверила Ксения. - Только Вам необходимо определиться с местом жительства.
   - В каком смысле? - не понял Столяров.
   - В том смысле, что Вы будете отвечать соседям, когда вернетесь сильно помолодевшим. Вам никто не поверит, что Вы - это Столяров Станислав Леонидович, только голос останется, ну, и небольшое сходство. Продумайте эту проблему, а она, точно, возникнет!
   - Да, действительно! На радостях и не подумал об этом!
   - Хорошо, рассказывайте о Ваших отношениях с женщинами, до болезни.
   - А что там рассказывать? После развода с женой, честно говоря, и до, гулял постоянно - Леонидович откровенничал. - Первая любовь, как всегда, была несчастной. А после, промучившись с год, стал выстраивать свои отношения с женщинами на простой основе: погулял - ушел, чтобы не привязываться. Как-то все же связался с будущей женой, мы вместе работали, смотрю, "удобная" для семейной жизни, вот, и женился. Она бездетной оказалась, да я и не переживаю по этому поводу. Мирно разошлись, а я продолжил свои похождения. Не могу без женщин!
   Ксения внимательно слушала, сидящего перед ней старика, и думала, какой же он был в молодости? Наверняка, красавец! Высокий, начитанный, джентльмен, умница. "Посмотрим, через недельку!"
   - А Вам не жалко было брошенных женщин?
   - Жалко! Всегда их жалел, и старался сделать расставание безболезненным. Впрочем, я всегда намекал им, что вместе мы не навсегда, тем более, не собираюсь жениться! Все честно!
   - Опасный Вы человек! - опять засмеялась Ксения.
   - Ну, что Вы? - воскликнул он. - Вот, я сейчас открыл для себя собственную жизненную позицию! Оказывается, я ужасный эгоист! Получается, что я - мститель за себя. Мститель женщинам! Вообще, мне сейчас кажется, что в мире идет постоянная борьба не только добра со злом, но и борьба между мужчиной и женщиной.
   - Что Вы имеете в виду? - заинтересовалась Ксения.
   - Не имеет значения, кто олицетворяет собой добро, а кто - зло, мужчина или женщина. Сложно сделать однозначный вывод. Мужчина всеми средствами пытается подчинить себе женщину, чтобы гордиться ею, хвастаясь своим "сокровищем", защищать её от посягательства других самцов. Женщина тоже пытается подчинить себе мужчину, только совсем для других целей - для продолжения рода. Чтобы нарожать себе отпрысков, забыть про мужа, и кудахтать над детьми всю оставшуюся жизнь!
   - Интересно, интересно! - Ксению заинтриговали рассуждения старика. - Продолжайте!
   - Женщине от мужчины нужны две вещи: деньги и дети, или то и другое, в идеале. А образ "принца на белом коне" они создали себе давно, и бессознательно примеривают этот образ к другим мужикам, даже будучи замужем. Потому, основная часть женщин, прожив какое-то время с одним мужчиной, и найдя в нем даже небольшую горстку пороков, без жалости и сожаления убегают к другому, чтобы вновь примерить этот образ "принца на белом коне". Потом примеривает на третьем, четвертом... А знаете, почему некоторые женщины живут с одним мужиком?
   - Почему же, Стас?
   - Да из жалости! Все-равно, бегают налево, пусть в мыслях, в поисках "светлого образа", чтобы хоть помечтать и помотать сопли в платок от несчастной любви! - Леонидович разошелся в своих размышлениях. - А мы-то, мужчины, удивляемся! Почему она меня бросила? Что я такого сделал? А если и сделал, то почему нельзя было простить? Да ей надо срочно попробовать другого самца, ты не вписался в её образ, вдруг другой окажется тем, кого она создала в своей башке, в ранней юности! И от другого детей нарожать... Инстинкт! Наши проступки - только повод!.. Женщины выбирают себе мужей, похожих на их отцов? Да блеф все это, чушь! Женщины просто всю жизнь выбирают и перебирают, беспокойные, а так как идеала в природе не существует, начинают успокаивать себя в детках.
   - А мужчина? - спросила Ксения.
   - Что, мужчина? - не понял Столяров.
   - Мужчина, не является носителем зла вовсе?
   - Мужчина оказывается или жертвой, или таким бессердечным ловеласом и эгоистом, как я, - улыбнулся Леонидович.
   - Какая-то женоненавистническая философия! - тоже улыбнулась Ксения. - Что ж, каждый имеет право на свою точку зрения.
   - А позвольте поинтересоваться, Ксения? У Вас-то есть на этот счет свое мнение?
   - Конечно, Стас! Я тоже считаю, что зло заложено в женщине, как первородный грех. Первой-то согрешила она!
   - Значит, Вы меня понимаете! И на моей стороне?
   - На Вашей, конечно! - женщинка так мило улыбалась Леонидовичу, что тот вовсе забыл, как выглядит.
   - Вы очаровательны, милый друг! - воскликнул он.
   - Спасибо, спасибо, Стас! - Ксения встала с кресла, вскочил и Столяров. - Приглашаю Вас на прогулку, там и продолжим.
   - За Вами - в огонь и воду! - продолжал болтать он. - Идемте!
   Вечерело. Тепло осеннего погожего дня пошло на убыль. Ксения, перед выходом на улицу, накинула широкий платок, предложила что-нибудь накинуть и Столярову, у пруда может быть прохладно. Тот отказался, прохлады не боится.
   - Смотрите, потом не сетуйте, - предупредила Ксения. - А то у Вас в комнате, в платяном шкафу, есть все для осенних прогулок, как раз на Вашу комплекцию и рост.
   - Понятно, волшебством все предусмотрено!
   - Конечно! Я же в ответе за Вас, на эту неделю! Вы мой гость и пациент.
   - Вы очень любезны!
   Молча, они прошли по дорожке в сторону опушки леса, где начинался пруд. Поодаль, виднелась избушка, надо же, такая же точно, что во сне Леонидовича! Не хватало медведя. В нескольких метрах от пруда стояли пара скамеек со спинками. Ксения предложила посидеть.
   Некоторое время, оба, молча смотрели на гладь воды, с отражающимися в ней лучами вечернего солнца. Красота неописуемая! Вдали, на другой стороне пруда, чернел сплошной массив леса. Комаров, правда, не было.
   - А комаров-то и правда, нет, - нарушил молчание Леонидович.
   - Да, я их всех вывела, - буднично ответила красивая спутница Столярова. - Хотите искупаться? Вода теплая.
   Столяров смутился.
   - А Вы не смущайтесь, - тихо сказала Ксения. - Я с Вами искупаюсь.
   Она внимательно посмотрела на мужчину.
   - Но, я... не экипирован! - растерялся Столяров.
   - А мы будем голышом плавать! - Ксения засмеялась, вскочила со скамейки и стала быстро раздеваться. - Давайте, давайте! Это купание входит в процесс омоложения!
   Леонидович стоял и смотрел на обнаженную, чудесную фигуру Ксении, которая уже повернулась к нему спиной и шла к воде, в лучах заходящего спать светила, направленных в лицо Станислава.
   - Вы же за мной, как Вы сами сказали, и в огонь, и в воду? - Ксения обернулась, смеясь. - Прочь стеснение, и - за мной!
   Она уже зашла в воду и медленно поплыла к середине пруда.
   Леонидович решился! Он скинул с себя кроссовки, джинсы, футболку и легкую курточку, затем стянул плавки, и побежал к воде, вслед за этой ошеломительно красивой волшебницей.
   Вода, действительно, была теплой. Он быстро плыл за Ксенией, и почти настиг ее минуты через три. Она повернулась к нему лицом.
   - Вы хороший пловец! - смеялась она, медленно работая руками. - Окунитесь с головой, видите, вода чистейшая!
   Голова у Столярова немного кружилась: то ли от свежего воздуха, то ли от ощущения рядом с собой Ксении. Сначала он хотел нырнуть, подплыть под водой к женщине, и обнять ее. Но тут же вспомнил о своей внешности и вообще, о глупости подобного мальчишества. А молодое, красивое тело Ксении манило старого плейбоя с неимоверной силой!
   Леонидович погрузился в воду с головой и там отрыл глаза. Ему представилась потрясающая картина: видимость великолепная, дно, как в аквариуме, и на расстоянии нескольких метров - обнаженное женское тело! Дух захватило! Он вынырнул.
   - Ну, как Вам понравилось все увиденное? - Ксения опять смеялась.
   - У меня нет слов! - Леонидович протирал лицо рукой от воды. - Ксения, не подвергайте меня больше таким испытаниям! Я же мужчина!
   - К Вам вернулось желание обладать женщиной, не взирая на внешность?
   - И еще какое! - воскликнул Столяров.
   - Значит, все в порядке! - Ксения показала рукой на берег. - Нам уже несут полотенца и пледы, поплыли! Будем ужинать на природе! Сегодня - еще без вина.
   Они поплыли к берегу, рядышком. Столяров увидел, что там, на берегу, появился стол со скатертью, два громоздких стула. А на берегу их поджидала Катя, с полотенцами в руках.
   Леонидович, почувствовав под ногами дно, стал выходить очень медленно, стесняясь стоявшей на берегу девушки. Ксения выходила из воды, и он опять, завороженный красотой ее тела, разглядывал молодую женщину, наслаждаясь очертаниями фигуры. Ксения повернулась к нему лицом, ничуть не смущаясь.
   - Выходите, Стас, не стесняйтесь никого! Это же так естественно! - она уже взяла полотенце и вытиралась. - Хотите, Катя будет прислуживать нам обнаженной?
   - Нет, что Вы, не надо! - скороговоркой запротестовал Столяров. - Выхожу!
   На берегу Катя подала ему широкое полотенце. Он обвернул свою старческую наготу.
   - Взгляните-ка на себя в зеркало, - таинственно проговорила Ксения, вытирая волосы.
   Катя подняла перед Леонидовичем средних размеров зеркало. Он взглянул, и сердце его учащенно забилось: на лице почти исчезли глубокие морщины, волосы несколько потемнели, глаза обрели былой блеск.
   - Вот это да! - тихо вымолвил бывший старик. - Морщины уходят, правда?
   Он повернулся к своей волшебнице. Та еще вытирала волосы и улыбалась.
   - То ли еще будет! Вы должны стать сорокалетним, по моим планам! - Ксения завернулась в плед и села за стол. - Делайте так же и присаживайтесь, будем ужинать. Да, на свои руки поглядите!
   Столяров молча взглянул на руки. На них исчезли старческие, коричневатые пигментные пятна! Так же, молча, он завернулся в плед, и сел на стул, рядом с Ксенией.
   - Стас, не молчите, - улыбалась она. - Что будете есть?
   Катя, стоя рядом, слушала заказ.
   - Я потрясен, восхищен и повержен в шок! - Леонидович маленько очухался и заговорил. - Я съел бы рыбы. Карпа, запеченного, по-китайски.
   - Со сладким соусом? - осведомилась Катя.
   - Да!
   - Отлично! - согласилась Ксения. - Я присоединяюсь к Вашему выбору. И еще, Катюша! Белый хлеб, немного сливочного масла, сливовый джем, мне - белое вино. И соевый соус!
   - Да, мадам, - ответила Катя и ушла, забрав зеркало и полотенца.
   Леонидович и Ксения остались вдвоем.
   - Я Вам обещала новую музыку, - начала беседу Ксения. - Диск уже вставлен в проигрыватель, в Ваших апартаментах. Если желаете, на прикроватной тумбочке - наушники, плейер, с теми же группами. Обязательно послушайте!
   - Обязательно послушаю! Ксения, а который час? - поинтересовался Столяров.
   - Половина девятого, - женщина повернула голову к Леонидовичу. - Отчего Вы спрашиваете?
   - Я не заметил в доме ни одного хронометра, даже там, где логически напрашивается присутствие часов, в холле, например.
   - Время не материально, Вы же знаете! - стала пояснять Ксения. - Это человек придумал условные отрезки течения жизни для собственного удобства. Когда Вас не было на свете, не существовало и времени. Для Вас. Его не будет существовать и без Вас. Вы, конечно, замечали, что пресловутое время на часах иногда летит, иногда ползет очень медленно. Субъективные ощущения! Важны только события, которые происходят в нашей жизни! Вмешиваясь в этот ряд событий, мы и изменяем скорость течения условного времени.
   - Запутанно, не понимаю! А внутренние, биологические часы?
   - У всех живых организмов существует механизм, по которому они определяют, что надо делать в тот или иной момент, относительно движения солнца. Не будем усложнять, это и есть, так называемые, биологические часы. На уровне клетки, органа, системы. Все запрограммировано в генах. Научитесь считывать генетический код на молекулярном уровне, вмешиваться в него - и Вы хозяин собственной жизни!
   Леонидович вздохнул.
   - Кто научит? Вот Вы умеете это делать, ну, я не знаю, на уровне нематериальном?
   - Я Вам рассказываю только в общих чертах, - Ксения отпила вина. - Мир духов огромен настолько, что Вы себе не можете представить! Вы их не видите, я - вижу. Дух бестелесен, но может многое. Не только вмешиваться в сознание человека, но и производить физическую работу! Управлять духами - значит иметь большое влияние на окружающий нас, материальный мир. Плюс к этому, отлично знать астрологию.
   - Простите, Ксения, но тогда получается, что Вы - всесильны?
   Женщина засмеялась.
   - Что Вы! Конечно, нет! Но в силах творить многое! - Ксения немного подумала. - Я не хочу Вас пугать своими возможностями.
   Леонидович сидел, расслабленный от окружавшей его обстановки, и попросил, все-таки:
   - Ну, сотворите сейчас что-нибудь!
   - Ладно! Загадывайте желание!
   Он задумался, перебирая в уме возможные варианты. Наконец, попросил:
   - Пусть, сейчас...
   - В уме, мысленно! - перебила Ксения.
   Леонидович не решался сконфузить свою благодетельницу невыполнимым желанием, потому, мысленно попросил, чтобы Катя, в купальнике, ну, к примеру, зеленого цвета, принесла сейчас ему чашку кофе каппучино.
   Ксения улыбнулась.
   - Вы меня недооцениваете! Хорошо, пусть пока будет так!
   Из дома, почти немедленно, вышла Катя, в изумрудного цвета бикини, в белых туфельках на высоком каблуке, с подносом в руках. Улыбаясь, она подошла к столику и поставила перед Столяровым чашку с ароматным кофе.
   - Ваш кофе, сударь! - продолжала улыбаться девушка.
   Леонидович сидел, потрясенный, не только произошедшим, но и красотой молодого, стройного тела Катюши. Ему подумалось, старому развратнику, коим он себя не считал, что было бы недурно поиграть в постели с Катей и Дашей одновременно.
   - Стас, я буду ревновать! - весело сказала Ксения. - Вам не нравится моя фигура?
   Столяров покраснел. Не может же он вечно помнить, что Ксения без труда читает его мысли!
   - Простите, Ксения! Разумеется, Вы тоже безумно красивы! - неуклюже оправдался он.
   - Да я не сержусь! Все естественно, мужчина также полигамен, как и женщина, - она обратилась к служанке: - Спасибо, Катюша, ступай за ужином!
   Девушка слегка поклонилась и, покачивая бедрами, ушла в дом, захватив одежду Ксении и Леонидовича. Тот проводил ее взглядом и вздохнул, помотав головой, как бы отгоняя от себя фривольные мыслишки.
   Принесенный Катей ужин поглощался на свежем воздухе с аппетитом.
   - Я хотела бы сделать несколько замечаний по поводу мужского поведения, - сказала Ксения. - Не возражаете?
   - Весь внимания! Наша дискуссия принимает интересный оттенок!
   - Мне видится, что поведение мужчины в обществе носит характер самца, пытающегося оставить после себя как можно больше наследников. Причем, он руководствуется сладострастием в отношениях с женщиной, а не осознанием инстинкта продолжения рода. И еще! Вашему племени присуще чувство познания новизны. Мужчина быстро привыкает к одной женщине, и его постоянно тянет на новенькую! Это уж давно подмечено! Ничего общего с инстинктом продолжения рода, в данном случае, не имеет места быть! Исключительно похоть! Не согласны?
   - Согласен, но в той мере, что несчастных влюбленных мужиков, все-таки, больше!
   - А вот и нет! Поверьте, похотливые сладострастники преобладают! - Ксения энергично настаивала на своем. - Как там у вас говорят: не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки?
   Леонидович захохотал. Он сам всегда был горячим сторонником этой фразы, и использовал в разговорах довольно часто.
   - Убедила?
   - Убедили, Ксения! - Столяров перестал смеяться. - Странно, мы сидим достаточно долго, а все еще светло!
   - Это мои проделки, Стас! Впрочем, Вы правы, пора домой! Пойдемте!
   Они встали из-за стола и, не торопясь, прошли в дом, закутавшиеся в свои пледы.
   В холле Ксения подала Леонидовичу руку, которую тот нежно поднес к своим губам.
   - Завтра с утра я уеду в город. Вами займется Владимир. Будет процедура обертывания. Это приятно и безболезненно, - женщина улыбнулась. - Катя будет ему помогать!
   - Не смущайте меня! А то снова покраснею.
   - Ладно! Ступайте к себе, ложитесь, и слушайте музыку. Я вечером вернусь. Спокойной ночи, Стас!
   - Спокойной ночи, Ксения! Сделайте мне, пожалуйста, красивые сны!
   - Обязательно! Спокойной ночи!
   Ксения осталась в холле, Столяров, чувствуя приятную тяжесть во всем теле, пошел к себе. Его одежда, как новенькая, лежала в кресле. Леонидович лег в постель, включил музыку. "Действительно, великолепная музыка!" - подумал он, и, через некоторое время, уснул.
   Снились ему пруд, зеленые лужайки и обнаженная Ксения.
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
   ПРОКАЗЫ МОЛОДОСТИ
  
   Леонидович открыл глаза, потянулся, вспомнил последнее сновидение и улыбнулся сам себе. За окном было светло. Он быстро вскочил и помчался в туалет. Глянув на себя в зеркало, Леонидович увидел там отражение совсем не старого мужчины, лет пятидесяти пяти. Морщин на лице стало еще меньше. Кожа на теле практически не изменилась, что несколько его тревожило. Но он до такой степени верил Ксении, что настроение не ухудшилось.
   Столяров принял душ, растерся полотенцем, почистил зубы и побрился. В комнате надел свою одежду, пахнувшую свежестью.
   Только он собрался спуститься вниз, как в дверь постучали.
   - Войдите! - пригласил он.
   В его апартаменты вошел Владимир, широко улыбаясь.
   - Доброе утро, Стас!
   - Доброе, Владимир!
   - Как спалось? - вежливо осведомился первый помощник.
   - Замечательно! Все здесь - замечательно и удивительно! - восторженно ответствовал Леонидович.
   - Спасибо! Что будете на завтрак?
   - Ой, на Ваше усмотрение! - Леонидовичу не хотелось напрягать свою голову, выдумывать блюда, зная, что все исполнится в мгновение ока. Он только подумал мельком об отварном рисе, жареном яйце и большой вкусной сардельке.
   - Будет исполнено! - Владимир поклонился, с улыбкой. - Спускайтесь со мной. Позавтракаете, и мы с Вами пойдем на процедуры. Хорошо?
   - Конечно! Я в Вашем полном распоряжении!
   Мужчины прошли по коридору второго этажа и Владимир пропустил Леонидовича в одну из комнат, оказавшуюся столовой. На столе, сервированном к завтраку, стояла тарелка с рисом и большущей сарделькой! На горке риса распластались два жареных яйца.
   - Ну, знаете! - воскликнул Столяров. - И Вы туда же!
   - Я лучший ученик мадам Ксении, - с улыбкой поклонился Владимир. - И Ваш покорный слуга! Соус какой пожелаете?
   - Соевый, если можно.
   - Сию минуту!
   В столовую тут же вошла Катя, с бутылочкой соевого соуса на подносе.
   Леонидович принялся за трапезу. Владимир и Катя, пожелав ему приятного аппетита, вышли из столовой.
   Столяров размышлял: "если они могут творить подобные вещи, отчего моментально не сделать меня молодым? Вообще, если вдуматься, чертовщина какая-то! Они еще хоть на метле не летают! Может, это какая-то суперзасекреченная лаборатория ФСБ? Да нет, точно, маги какие-то!" До сих пор, Столяров не верил в такие откровенные чудеса, а встретившись с ними, как-то сразу принял их и не пытался глубоко вникать в тайну их происхождения. Пускай все идет своим чередом!
   Еда была вкусной, как всегда, в этом гостеприимном доме. Леонидович съел все, выпил бокал "своего" напитка", но с другим вкусом, откинулся на стуле и подумал о сигарете. Ксения вчера говорила, что сегодня можно будет закурить.
   Дверь открылась, и Катюша внесла на подносе пачку сигарет, пепельницу и зажигалку, что и поставила перед ним на стол.
   Столяров ничуть не удивился. Он хитро улыбнулся девушке, поблагодарил кивком головы, проводил взглядом ее удивительную фигурку до двери. С каким-то трепетом, в предвкушении ничуть не позабытого наслаждения, он взял из пачки вкусно пахнувшую сигарету, и закурил. В первую минуту сильно закружилась голова. Потом все пришло в норму, и Леонидович положил пачку и зажигалку в карман джинсов.
   Тут же вошел Владимир.
   - Ну, пойдемте на процедуру? - спросил он.
   - Да, я готов! Пойдемте!
   Леонидович вышел вслед за Владимиром, который тоже закурил, по дороге до избушки, стоявшей на опушке леса.
   Когда Столяров поравнялся с Владимиром, тот сообщил, что два дня подряд приятные процедуры будут проходить в этой избе. Чуть позже подойдет Катя, которая будет помогать. И обед сегодня будет подан гостю сюда, на опушку.
   - Вы отобедаете со мной? - спросил Леонидович.
   - Если пожелаете - рад присоединиться, - поклонился Владимир.
   - Давайте, правда, пообедаем вместе!
   - Договорились! Катюша подаст нам сюда!
   Они подошли, наконец, к избушке. Это бревенчатое строение оказалось просторным внутри, и весьма комфортным. Сначала они попали в маленькую прихожую, затем прошли в большую комнату, где стояли огромная кушетка, обтянутая тканью, два глубоких кресла, ванна, несколько деревянных бочек. Поодаль, у окна, примостился массивный деревянный стол, с баночками и разнообразной формы сосудами, наполненными разноцветными жидкостями. Еще две двери вели, в неизвестные пока Леонидовичу, помещения.
   - Раздевайтесь, сэр, - распорядился улыбаясь Владимир, пошел к столу, где взял два сосуда с растворами, и вернулся к одной из бочек. Содержимое сосудов было вылито в бочку, из которой пошел легкий белый дымок. - Сейчас я смочу в этом отваре простыню, Вы обмотаетесь ею, и ляжете на кушетку. Кроме приятных ощущений, Вы ничего не почувствуете. Потом Катя будет делать Вам специальный массаж.
   Владимир разделся до трусов, на которых крупными буквами было написано "СССР" и выделялся Советский герб. На левом полупопии краснел флаг, почившего в далеком уже, 1991 году, Советского Союза.
   Леонидович уже разделся, без всякого стеснения, и улыбнулся диковинно расписанным трусам первого помощника.
   - А что? - спросил Владимир. - Ничего смешного! СССР был великой державой, и люди были, достойные подражания! Вот Вам не жалко, что Союз распался?
   - Двойственное чувство, - Леонидович водрузился на кушетку. - С одной стороны жалко, с другой - бесперспективность дальнейшего развития страны, по пути социализма, была очевидной.
   Владимир уже окунал большую белую простыню в бочку с отваром, как он его называл, пока простыня полностью не пропиталась жидкостью. Помощник слегка отжал ее, и начал укутывать Леонидовича, полностью, замотав шею и даже ноги. Потом осторожно положил Столярова на кушетку, вытер об трусы руки, и сел в одно из кресел.
   - Захотите покурить, скажите, я помогу, - сказал он.
   Леонидович кивнул. Отвар был теплый, сразу стало немного пощипывать все тело. Как на физиопроцедуре, подумал он.
   - Так все-таки, жалко Вам, что Союз иссяк или нет? - продолжил тему Владимир.
   - Все-таки, немного жаль! - решительно сказал Столяров.
   - Мотивируйте!
   - Начну с главного для меня. Отношения полов были ничуть не скромнее, чем сейчас. Я беру в расчет последние десять-пятнадцать лет существования Союза. Вопреки знаменитому высказыванию, секс в Советском Союзе был! И вполне здоровый! Потом! Чтиво - дешевое! Продукты - экологичны. Ну, с одеждой было "не очень", но кому надо - все можно было достать. Так что, я немного, по усопшему-то, ностальгирую! - заключил Леонидович.
   - Я тоже, - согласился Владимир. - В чем-то, люди были даже более распущенные, чем сейчас, только это тщательно скрывалось. Не правда ли, Станислав Леонидович?
   - Правда, правда! - вздохнул Столяров. - А что, если Вы будете называть меня просто, Стас? Как Ксения?
   - Хорошо! А меня величайте просто Влад. Договорились?
   - Да, договорились! А на брудершафт потом выпьем?
   - Обязательно! - улыбнулся Владимир. - Если хозяйка разрешит.
   - Разрешит! - уверил Столяров. - Я уверен!
   Покалывание кожи продолжалось, будто через Леонидовича пропускали слабый электрический ток.
   Вошла Катя. Она была в микроскопическом раздельном купальнике стального цвета, пляжных тапочках. Волосы были забраны в пучок на затылке, открывая длинную красивую шею. Столяров оторвал взгляд от Владимира и залюбовался девушкой.
   - Ну, вот и Катюша! - Владимир подошел к пациенту и стал его разбинтовывать. - Сейчас с Вами будет работать эта очаровашка! Завидую!
   Леонидович подумал, что он голый, но быстро вспомнил вчерашний урок Ксении, и смущаться не стал.
   - Ложитесь на спину, сэр, вот так! - распорядился Владимир. - Желаю Вам приятно провести время! Я вас покидаю. После сеанса Катюша проводит Вас в дом, а если хотите, оставайтесь здесь до обеда, подремлите после массажа. Он будет довольно долгим.
   Леонидович перевернулся на спину, не опуская пеленки с причинного места, которое начало набухать под легкой тканью.
   Катя уселась ему на живот и принялась массировать щеки, шею, лоб, нос. Ее ловкие пальчики перешли на грудь, плечи. Столяров уже не мог сдерживать свой мужской пыл. Девушка почувствовала его нарастающую страсть, наклонилась к его лицу и стала нежно целовать. Руки Леонидовича обхватили ее спину и расстегнули купальник... Дальше все произошло молниеносно! Столяров задыхался в восторге от долгожданного обладания молодым женским телом! Довольна казалась и Катя. Или прикидывалась?
   - Как хорошо! - прошептала она.
   - Это сказка! - подхватил Столяров.
   Они лежали рядом, девушка повернулась на бок и обняла Леонидовича.
   - Вот Вы и возвращаетесь к нормальной жизни, - сказала Катя.
   Столяров промолчал. Он думал о своей будущей жизни, полной радостей и удовольствия. Сейчас бы еще закурить!
   Катя встала, голенькая, и принесла ему сигарету, предварительно прикурив ее, подала Леонидовичу. Он же, любовался ею, не спуская глаз.
   - Спасибо, Катюша!
   - Мне пора, Вы в дом или отдохнете? - спросила девушка и стала одеваться. - Завтра повторим сеанс... массажа.
   - С удовольствием, дорогая! Я отдохну...
   Катя вышла, а Леонидович лежал, курил, сбрасывая пепел на пол, и вспоминал произошедшее некоторое время назад. Потом встал с кушетки, перешел в кресло, затушил сигарету, и задремал.
   Он снился себе сам, молодой, стройный, красивый. Вокруг него увивались полуобнаженные женщины, красивые и не очень, молодые и средних лет. В руках он держал стопку книг, а женщины пытались их у него отобрать. Где-то вдали виднелись золотые купола Храма.
  
   - Стас, проснитесь! - Владимир тормошил его за плечо.
   - О, долго я спал? - Леонидович встал с кресла, надел поданный ему халат.
   - Как раз до обеда! - рассмеялся Владимир. - Пойдемте во двор, там уже накрыто. Мадам Ксения позволила нам выпить на брудершафт.
   Леонидович потер ладонями в предвкушении еще одной маленькой радости жизни. Вместе вышли из домика. На террасе стоял накрытый стол, изобилующий яствами. В середине стола, на большом блюде, лежал запеченный поросенок, украшенный зеленью. В плетеной корзинке лежал нарезанный хлеб, в горшочках обосновались сметана, соусы и, непременный хрен. В прозрачной кастрюле горкой желтел отварной картофель. Морда поросенка, невидящими глазами, уставилась на большую бутыль красного вина.
   Стол был накрыт на троих.
   - Кто третий? - спросил Леонидович.
   - Как кто? Катюша посидит с нами, - Владимир усмехнулся. - Она так сегодня потрудилась! Пускай отдохнет. Кстати, Вы смотрелись в зеркало?
   Столяров вскочил со стула и бросился в избушку, к зеркалу. Оттуда на него взглянул вполне себе мужчина лет пятидесяти! Он поворачивался перед зеркалом то одним боком, то другим, наслаждаясь своей внешностью. Уродливых глубоких морщин не было и в помине! В ожидании чуда, все равно, капелька сомнения тлела в душе Леонидовича, но сейчас, глядя на себя в зеркало, все сомнения покинули его!
   Он выскочил во двор и сел на свой стул, восторженный. Владимир смеялся. Катя уже сидела, в своем стальном микрокупальнике и ласково улыбалась.
   - Это невероятно! - воскликнул Леонидович.
   - Нет ничего невозможного, - ответствовал Владимир. - Надо только захотеть! А желание Ваше, кажется, невообразимо сильное.
   - Вы, сударь, очаровательны! - вставила девушка.
   - Ну, давайте выпьем, на брудершафт! - поднял свой бокал Владимир. - С кем сначала? Ах, да! Уступаю пальму первенства женщине!
   Катя и Столяров встали, подойдя друг к другу, перекрестили руки и выпили. Девушка подставила Леонидовичу свои прелестные губки и они поцеловались несколько дольше, чем позволял этикет.
   - Все, сейчас Катюша будет называть Вас Стас, и "на ты", - Владимир встал, в свою очередь. - Теперь со мной!
   Он налил Столярову еще немного вина и поднял свой бокал.
   Мужчины выпили и коротко расцеловались.
   Все приступили к трапезе. Куски жирненького поросенка брались руками, как и картошка, хотя все столовые приборы лежали рядом.
   - Так вкуснее, - говорил Влад. - На природе.
   - Я в восторге от нашей компании, вообще, от всего, что происходит! - Столяров был искренне рад, и слегка пьян.
   Первой "на ты" перешла Катя, с намеком спросив Столярова:
   - Как тебе понравился массаж, Стас?
   - Бесподобно! Следующий сеанс точно завтра?
   - И в то же время!
   - Вы там не увлекайтесь! - веселился Владимир. - А то превратится Стас в восемнадцатилетнего юнца!
   - Буду соблюдать меру, - засмеялась девушка.
   Налили еще по бокалу вина. Выпили. В голове Леонидовича шумело.
   Заросли кустарника, в десятке метров от их стола, зашевелились. Вся компания повернула туда головы. Из кустов появилась медвежья морда и замерла. Леонидович непроизвольно вскочил.
   - А-а! Старый алкаш пожаловал! - воскликнул Влад. - Ну, иди к нам, нальем чуток. Не бойся, Стас, это наше пугало, своих не трогает, а выпить любит, вот, на запах и примчался! Познакомься, Бурый, это наш гость, не смей его трогать!
   Медведь неуклюже выбрался из кустов и, вразвалку, подошел к столу. Обнюхал стоявшего Леонидовича, подошел к девушке, и стал тереться об ее стройные ножки. "Медведь из моего сна", подумал Столяров.
   Владимир сходил в избу и вынес оттуда миску, куда вылил изрядную порцию вина, и поставил перед Бурым. Тот, с удовольствием принялся лакать, как кот молоко. И не отрывался, пока красная жидкость не исчезла в его утробе. Затем развалился у ног Кати и закрыл маленькие красные и опухшие глазки. Столяров сел на свое место. Обед продолжался.
   Разговор зашел о человеческих пороках и слабостях.
   - Жизнь без пороков скучна! - начал развивать тему Владимир. - Вы, дамы и господа, только представьте: все, абсолютно, целомудренны, трезвенники, некурящие. Никакого адреналина в крови! Так и вымрем, вскорости! Никто по горам не лазит, на автомобилях не гоняет наперегонки, футбол, хоккей, бокс не смотрят! За женщинами не бегают! Скучно!
   - Я сделала наблюдение, - вступила Катюша. - Максимально, человеческая разнузданность наблюдается после социальных катастроф: бунты, перевороты, прежде всего - после революций. Заметьте, хоть французскую революцию взять, хоть нашу, русскую, пятого и семнадцатого годов. Что люди вытворяли! Адюльтер был введен чуть не в манеры хорошего тона!
   - Да-да! - согласился Леонидович. - История этого даже не замалчивает! И где? В высших эшелонах власти!
   - Лентяи - двигатели технического прогресса, развратники - толкачи искусства и толерантности в человеческих отношениях! - добавил Влад. - Давайте, выпьем за прогресс в технике, науке и искусстве! Героику оставим в сторонке.
   Кувшин с вином, казалось, не опустевал. Поросенок был почти съеден. Языки сидящих за столом окончательно развязались.
   - Фруктов хочу! - слегка капризным тоном сказала девушка.
   - Так и создай сама, что ты хочешь! - ответил Влад.
   - Не-е-е-т! - протянула Катя. - Что, мужчины разучились ухаживать за дамами?
   - Ладно! Чего изволите, мадмуазель?- кривлялся Влад.
   - Бананы, клубнику, киви! - тряхнула распустившимися волосами Катюша.
   В ту же минуту на столе появилась ваза с фруктами. Все эти чудеса уже ничуть не смущали Столярова. Появилось чувство, что он хочет так же нечто сотворить, пусть маленькое, но чудо.
   - Скажи, Влад, а мне когда-нибудь дозволено будет научиться делать нечто такое же?
   - Чудеса?
   - Да, чудеса!
   - Это колдовство! - таинственно произнес Влад. - Мир духов еще не открылся перед тобой! Только мадам Ксения может в какой-то степени допустить тебя прикоснуться к этому таинственному миру! Кстати, она уже выехала. И не одна, а с Дашенькой! Странно!
   - Влад! А может Ксения перемещаться в пространстве? - таинственно, слегка заплетающимся языком, спросил Леонидович.
   - Она все может! - так же тихо ответствовал Влад.
   - Мадам не желает пугать тебя, Стас, этакими неожиданностями, - добавила Катя. - Помоги мне прибрать волосы, пожалуйста!
   Катя встала из-за стола и повела Столярова за собой, в избу. Влад захохотал.
   - Ну что же ты смеешься, негодяй? - с негодованием произнесла девушка. - Вино будит пороки гораздо быстрее, чем революции!
   Дверь за ними закрылась. Владимир откинулся на спинку стула, взял сигарету, которая вспыхнула спонтанно.
   - Что, Бурый? Хватит дрыхнуть, иди, обойди окрестности, шугани рыбаков!
   Медведь слегка зарычал, и только поднял огромную голову.
   - Тебе мало выпитого? - Влад встал, взял бутыль, и еще плеснул в миску мохнатого порцию вина, бросил рядом кусок поросятины. Бурый сожрал мясо и запил его вином, взяв миску в лапы с такой грацией, что удивило даже Владимира.
   - А вот этого я еще не видел! Катания на мотоцикле и велосипеде - сущие пустяки, по сравнению с медвежьим алкоголизмом!
   Владимир некоторое время наблюдал за медведем, пока тот не насытился, и веселой, раскачивающейся походкой не удалился в лес. Прислушался к известным звукам в избе, усмехнулся, и побрел к дому. "Во дает, Леонидович! Представляю, каким же он был живчиком в молодости!" - думал он.
   Тем временем, в избушке происходили чудеса с Леонидовичем. Он чувствовал такой неиссякаемый приток сексуальной энергии, что сам себе не верил! Они, с Катюшей, буйствовали уже дольше получаса.
   Наконец, все кончилось!
   - Ты неподражаем! - глубоко дышала девушка, лежа рядом с героем-любовником. - Это уже не мои проделки, это твое собственное эго! Оно раскрывается во всей своей первозданной красе!
   Катя пошла в душ. Столяров лежал на кушетке, курил, и думал о своем неожиданном сладостном приключении. В голове его то и дело всплывали мысли о Ксении. Тандем Кати и Даши в постели с ним, уже не будоражили его так сильно. Но вряд ли великолепная волшебница снизойдет до своего молодеющего пациента!
   Он вспомнил вечернюю музыку, которую ему дала Ксения. Захотелось прослушать ее снова. Столяров поднялся и постучал в душ к девушке.
   - Заходи, Стасик!
   "Когда-то, в детстве, стасиками мы называли тараканов" - вдруг вспомнилось Леонидовичу, но он не обиделся.
   Катюша уже вытирала свое ослепительно красивое тело. Столяров залез под душ. Прохладные струи воды пузырились на его заметно помолодевшей коже, стал чуть-чуть проступать, усохший было, мышечный рельеф.
   - Да, тебе надо бы еще подкачаться на тренажерах, - констатировала Катя. - Я тебе покажу зал... Знаешь, мне всегда нравились мужчины на пару десятков лет старше меня.
   - Тебе нравится служить у Ксении?
   - О! Конечно! Она меня такому научила! - лицо девушки стало задумчивым, но не грустным. - Я ведь знаю все европейские языки, у меня диплом Йельского университета, да будет тебе известно! Да я только играю роль служанки, как и Дашка. Мы подруги с Ксенией, по крайней мере, она так заставляет к ней относится, ну, разве что в присутствии посторонних, клиентов. А ты уже, вроде, как и не простой клиент.
   Девушка засмеялась и, закутавшись в простыню, выскочила из душа.
   Столяров остался один. Он все еще стоял под хлеставшими струями воды, и нежно думал о новых своих друзьях. Ему было интересно с ними, со всеми! Куда-то далеко отлетели все ежедневные заботы и размышления. А Ксению он ждал с особым трепетом! Как самого близкого друга! Умные, красивые и добрые люди, без комплексов! Этакая редкость!
   Он тоже закутался в простыню, привыкнув к тому, что одежда его неизменно оказывалась там, где ей надлежало быть. Снова закурил сигарету и пошел к дому. Хмель из головы начал выветриваться. Немного хотелось спать.
   - Влад, я пойду, вздремну, - сказал Леонидович Владимиру, что-то делавшему в холле. - Буду нужен Ксении, будите.
   - Хорошо, Стас!
   Столяров поднялся в свои апартаменты, надел наушники и уснул под музыку, рекомендованную Ксенией. "10СС", "Welсomе To Paradise".
   Сон Леонидовича был ярким, насыщенным событиями, не поддающимися описанию.
  
   Приехала Ксения, в сопровождении Даши. Владимир встретил их у ворот, поклонился шутливо и проводил женщин в дом.
   Ксения была в добром расположении духа, оживленно болтала с Дашей. Потом обратилась к Владимиру.
   - Как наш пациент?
   - Дозревает, - ответил мужчина. - На брудершафт пили, с Катюшей спали, аж два раза, все в порядке. Молодеет. Ныне почивать изволит.
   Даша засмеялась, улыбнулась и Ксения.
   - Я приберу себя, с дороги, потом зови его в столовую, будет легкий ужин с вином! - распорядилась Ксения. - Мне ведь тоже надо с ним на брудершафт выпить! Да и Дашеньке.
   - С превеликим удовольствием! - хихикнула девушка.
   По лестнице спустилась Катя. Женщины расцеловались.
   Владимир изобразил на лице крайнее изумление:
   - Катюша, ты опять от Стаса?
   - Ну, нет! Он меня и так замучил! - с деланным отчаянием ответила она. - Лежала и читала у себя.
   - Ну, все! - заключила Ксения. - Все по местам! Владимир, сотвори легкий ужин, придумай тему дискуссии. Катя с Дашей накройте на стол, оденьтесь в платья, только понеприличнее, без всяких лифчиков. Я приму душ и спущусь к Вам вместе со Стасом, сама зайду за ним!
   Все разошлись выполнять распоряжения хозяйки.
   - Да! - остановила Владимира Ксения. - И пригласите старика Лешего! Его черед пришел!
   Леонидович мирно посапывал в своих апартаментах, не снимая наушников с музыкой.
  
   Он уже проснулся, раскрыл глаза, слушал приглушенно музыку и, лежа, рассматривал себя в карманное зеркало. Рассматривал с величайшим удовлетворением! Еле намечающиеся, тоненькие морщинки пересекали высокий лоб, легкая сеть с обоих уголков глаз, темно-русые густые волосы! Столярову даже казалось, что в свои пятьдесят он выглядел несколько хуже.
   В дверь постучали.
   - Войдите! - громко сказал он, положив зеркало на тумбочку, и снимая наушники.
   - Здравствуйте, Стас! - Ксения была великолепна! Волосы ее перетягивала тоненькая изумрудная диадема, на нежной белой шее блестел золотой, с изумрудом же, кулон. На ней было надето, казалось, просвечивающее на свету, белоснежное, невесомое платье, перепоясанное легким кремовым пояском, и кремовые босоножки. На безымянном пальце левой кисти - золотое колечко, конечно же, с небольшим изумрудом, но такой причудливой формы, в виде змейки, которую может изготовить только исключительного таланта золотых дел мастер.
   Столяров поднялся и подошел к женщине. Она протянула ему руку, которую мужчина , слегка наклонившись, поцеловал.
   - Одно мгновение, приведу себя в порядок, - сказал Столяров. - Вы же за мной?
   - Вы становитесь проницательным! - улыбнулась Ксения. - Легкий ужин. С вином. Владимир уже накрыл в столовой. Будет еще один гость - наш мудрец, мы его Лешим называем, что его вполне устраивает. Со мной и Даша приехала, помните ее?
   - Ну, как забудешь молодых красавиц!
   Столяров вышел в туалет, быстро оправился, умылся, сбрызнул себя одеколоном. Ксения стояла у книжного шкафа и рассматривала некую книгу, которую отложила в сторону при появлении мужчины.
   - Как Вам новая музыка? - спросила она.
   - Весьма достойна, весьма! - одобрил Леонидович. - Богатство, разнообразие, тексты, даже погрешности вокала не замечаешь.
   - Вы тонкий ценитель! - одобрила Ксения. - А более жесткая музыка Вам нравится? "Black Sabbath", by the way?
   - Вы владеете английским, - без удивления, констатируя, сказал Столяров, вспомнив Катюшу.
   - И множество других языков и диалектов, - засмеялась Ксения, взяв под руку Станислава, и выводя его из апартаментов.
   К их появлению, за столом собрались сестры-близняшки, несравненные Даша и Катюша, Владимир, и большой, именно большой, а не высокий, заросший седой бородой и длинными волнистыми волосами, старик.
   - Присаживайтесь со мной рядом, Стас, - пригласила Ксения.
   Столяров галантно помог женщине занять свое место.
   - Дорогой наш мудрец, - обратилась Ксения к заросшему старику. - Позволь представить тебе нашего гостя, Станислава!
   - Можно просто, Стас, - приподнялся в приветствии Леонидович.
   - А меня можно просто - Леший, - не двигаясь, ответил старик. - Как тебе у нас?
   - Удивительно легко и приятно!
   - Это лучшее место на земле! - вымолвил Леший. Казалось, он даже не открывал рта, а звуки исходили из невидимого пространства между усами и бородой. Одет он был в серые холщовые штаны и такую же толстовку. Внешне, Леший напомнил Леонидовичу индийского мудреца, как изображали их на картинках советского периода.
   Владимир разлил вино по бокалам. Катя и Даша сегодня находились за столом на правах гостей. Прислуги не было. Стол изобиловал блюдами на самый утонченный вкус. Не отставали в разнообразии и напитки, как алкогольные, так и морсы, минеральная вода.
   - Это лучшее место на земле, - повторил трескучим, низким голосом Леший, совершив руками круг над столом. - Мы здесь хозяева всего и вся, душ, материи, времени! Ничто здесь не сможет произойти без нашей на то воли, а мы, по велению нашему, можем тут сотворить все!.. Давайте поднимем бокалы за наше чудесное пространство и могущество!
   Речь Лешего звучала пафосно.
   - Браво, Леший! - воскликнул Владимир, поднимая бокал с вином. - Никто, исключая очаровательную Ксению, не сказал бы лучше! Браво! Выпьем!
   - Одну минуту! - остановила гостей Ксения. - Мы все, тут, давно знакомы. Вы все со Стасом "на ты", кроме меня...
   - И меня! - крикнула Даша.
   Ксения строго взглянула на девушку.
   - Итак, мы пьем с нашим гостем "на брудершафт", - закончила Ксения, приподнимаясь.
   Леонидович встал со своего места, взял со стола бокал с красным вином, и они выпили напиток до дна. Секунду Столяров смотрел на женщину, та приподняла свою очаровательную головку, слегка приоткрыла губки. Стас медленно привлек ее к себе левой рукой за талию, и они нежно поцеловались. Во время поцелуя, Стас испытал неземное чувство наслаждения, внутренне охваченный трепетом. Как будто некая живительная сила, делавшая его могущественным, перелилась в него с этим горячащим поцелуем.
   Ксения, не скрывая своего расположения к подопечному, взяла его за руку и произнесла:
   - Ну, вот, Стас, давай не будем надолго расставаться!
   - Конечно, не будем, милая Ксения! - язык его плохо слушался голоса разума, да, собственно, разум Столярова сейчас где-то отсутствовал.
   Легкий ужин, больше походивший на средневековый пир, начался! Каждый накладывал себе снедь самостоятельно, какие-то блюда произвольно перемещались с одного конца стола к другому, чтобы попасть в тарелку к заказавшему. Стаса уже ничего не удивляло. Он всецело влился в этот праздник бесшабашного веселья. За столом говорили много, смеялись. Близняшка Даша подлетела к Столярову с бокалом вина в руке и, почти насильно, заставила того выпить "на брудершафт". Стас озирался на Ксению, которая благосклонно смеялась.
   - Выпей, Стас! Ты же только с Дашей еще не перешел "на ты"!
   Выпив вино, Даша впилась в губы Леонидовича страстным поцелуем.
   - Дашенька, хватит страсти, - пожурила ее Ксения. - Рядом же сидит его фаворитка. Не так ли, милый?
   Даша снова, взасос, вонзилась в губы Стаса, и начала прелюдию к любовному соитию прямо за столом.
   - Дашенька, не здесь и не сейчас, - мягко, с улыбкой, сказала Ксения.
   - Почему, Ксюша? - капризничала подвыпившая девушка.
   Ксения несколько помолчала. Повернула головушку в сторону Даши. Произнесла:
   - Дашенька, я - первая!
   И вновь мило улыбнулась.
   Леонидовича затрясло.
   - Прости, Ксения, ты права! Я был нескромен, прости!
   - Не бери в голову, Стас! Все нормально, - ободряюще улыбнулась Ксения. Потом помолчала немного и продолжила: - Стас, тебе надо переучиваться и общаться нормальным, современным языком. Твоя речь звучит несколько архаично. Молодежь и среднего возраста люди, так не общаются!
   - Да, в мои молодые годы этим языком уважения к окружающим, интеллигенция духовно соединялась с народом...
   Ксения необидно засмеялась.
   - Ну, вот, ты опять за высокий штиль взялся!
   - Непременно отучусь! Даже материться начну! - засмеялся в ответ Леонидович.
   - Это твое дело! Удачно вставленная нецензурщина, порой, делает речь выразительнее.
   Казалось, Леший не обращал ни на кого внимания, а был истово занят поглощением мяса и вина. Тем более неожиданно прозвучал его скрипучий низкий возглас:
   - Никогда матерки не прибавляли речи нашей выразительности! - Леший замолк, дожевывая кусок мяса. - Все это окололитературная и параисторическая брехня! Русский язык настолько богат, что добавлять в него, "для усиления смысловой нагрузки", еще и вербальные символы детородных органов и сам процесс размножения, парадоксально! И совершенно не нужно!
   - Леший! - вступил в разговор Влад. - Если бы не многосотлетнее татаро-монгольское иго, мы бы и не матерились никогда!
   - Да брось, ты, Влад! - Леший огромными глотками допил свою чашу с вином, мощно отрыгнув. - Тюрки здесь ни при чем! Вся русская матерщина носит или праиндоевропейские или чисто славянские корни. И появилась она задолго до твоих монголов! Греки и евреи использовали в своей речи не менее емкие и, в те времена, считающиеся нецензурными, выражения.
   - Мне кажется, что, все равно, даже в качестве слов-паразитов, наши матерки бывают довольно милы, - заключила Даша. - Добавляют емкости изложения.
   - Ну, и пусть добавляют! - проворчал Леший, и вынул из-за стола свое огромное тело. - Пойду Бурого проведаю, да посидим с ним вдвоем, выпьем.
   Леший вывалился из столовой, захватив с собой корзину с мясом, хлебом и бутылью вина.
   - У нас впереди еще водные процедуры, купание голышом, - склонившись к уху Леонидовича, прошептала Ксения.
   - Жду с нетерпением! - жарко ответил Столяров. Он внутренне чувствовал, что не ударит в грязь лицом перед милой хозяйкой дома.
   Как будто услыхав шепот Ксении и Стаса, девушки вскочили из-за стола и заявили, что пошли купаться. Они о чем-то весело болтали, посмеиваясь.
   Влад пытался улизнуть с ними, но получил отказ. Он подсел к столу и спросил:
   - Ксения, Стас у нас уже два дня, может, попробуем испытать его способности?
   - А что? Давай, попробуем! - согласилась женщина.
   - Что за испытание? - весело полюбопытствовал Столяров, чувствуя изрядное состояние опьянения, и вином, и Ксенией.
   - Как говорил любезный наш мудрец Леший, места здесь чудные, единственные в своем роде, - начал объяснять Влад. - И тут, у человека, обостряются многие чувства и способности, не видимые в обычной жизни. Даже пробыв здесь несколько часов, человек может обрести то, чего не в силах сделать там, в другом месте.
   - Вот, давай, Стас, представь себе, что ты можешь двигать предметы взглядом, - предложила Ксения. - Выбери что-нибудь из стоящих на столе приборов, и, мысленно, заставь передвинуть на другое место. Давай!
   Столяров, приняв все это за шутку, вперил взгляд в солонку, затем перевел его на серебряную вилку и представил себе, чтобы вилка перелетела в пустую тарелку.
   Казалось, он еще не додумал мысль до конца, как вилка поднялась над столом и с грохотом обрушилась в пустую тарелку, расколов ту напополам!
   - Вот, получилось, - удовлетворенно произнес Влад, а Ксения поощрительно погладила изумленного Стаса по коленке.
   - Я тарелку разбил, - пролепетал он, сконфуженно.
   - Да ну ее, эту тарелку! Главное, получилось! - радовалась Ксения. - Ты подаешь большие надежды! Теперь тебе надо развивать свои способности, и мы тебе в этом поможем!
   Леонидович был поражен! Получилось все так просто! Никаких заклинаний, взмахов волшебной палочкой, раз - и вилка взлетела!.. А может, это, действительно, шутка Влада или Ксении? Они же читают мысли, вот, и разыгрывают меня?
   - Ну как ты мог это подумать? - Ксения шутливо надула губки. - Чистая правда!
   - А еще попробовать можно? - спросил Стас.
   - Тарелку разбить? - засмеялся Влад.
   - Пробуй, милый Стас, что пожелаешь! - поощрила его Ксения. - Тренируйся! Пока старайся сильно не напрягаться. Так, что полегче.
   Столяров тут же, мысленно, придвинул ближе к себе бокал, стараясь делать это крайне осторожно, не расплескивая вино. Бокал послушно пополз к нему, огибая препятствия.
   Ксения и Влад аплодировали. Столяров поднялся со стула, и шутовски поклонился.
   Он почувствовал некоторую усталость, хотя, после подобных экспериментов, состояние опьянения как рукой сняло.
   - Я протрезвел, - сказал он.
   - Так выпьем еще! - предложила Ксения.
   Влад разлил вино по бокалам, они снова выпили. Ксения и Столяров взяли по куску мяса, Влад положил себе сыру с зеленью. Выпили, продолжили есть.
   У Леонидовича в голове опять зашумело от выпитого вина. Разговор Ксении и Владимира зашел о зверствах средневековья, когда технические бытовые новинки стали с успехом применяться для причинения ужасных страданий человеку, преступившему тот или иной средневековый закон.
   Столяров задумал еще раз проверить открывшиеся у него способности. Теперь он решил попробовать, властен ли он над людьми, пусть это и люди из окружения Ксении. Он мысленно напрягся, и приказал Даше принести букет желтых лилий для Ксении. Буквально через минуту, дверь в столовую отворилась, и вбежала голенькая Даша с букетом лилий.
   - Это для тебя, Ксения! - девушка подала хозяйке букет, встряхнула копной мокрых от воды волос, обрызгав сидевших за столом, и унеслась, со смехом, из помещения.
   - Спасибо, - задумчиво сказала Ксения, повернулась к Столярову и, все поняв, рассмеялась.
   - Ах, Стас, как это мило с твоей стороны!
   - А то, что она голой прибежала, тоже твоя прихоть? - спросил Влад.
   - Это для скорости, - улыбаясь ответил Столяров.
   - Ну, что, купаться? - спросила Ксения.
   - Меня увольте от ваших развлечений, - отказался Владимир. - Пойду, почитаю.
   - А я - с радостью! - Столяров поднялся из-за стола и протянул Ксении руку, которую та с удовольствием приняла. - Ужин прошел на славу! Самое время освежиться!
   Они вышли из дома, держась за руки.
   - Бежим! - крикнула Ксения, вырвала руку и бросилась к реке, на ходу скидывая с себя одежду.
   Катя с Дашей плескались почти на середине пруда, о чем-то болтали и смеялись.
   Леонидович шел обычным шагом и улыбался. В лучах заходящего солнца ему почудилось, что когда девушки ныряли с головой, вместо стройных ножек, вслед за туловищем, погружали в пучину озера серебристые рыбьи хвосты. "Ну и что удивительного? В воде они - русалки, на земле - классные девочки", рассуждал он.
   У воды Столяров разделся. Он обратил внимание, что кожа его на туловище еще больше разгладилась, пигментные пятна исчезли вовсе. Голышом, он нырнул вслед за Ксенией.
   - К нам, к нам! - кричали русалочки Даша и Катя.
   Леонидович уверенно плыл к девушкам, обогнав Ксению. Ему было любопытно: вино ли играет в его голове или, действительно, девчонки превратились в русалок.
   Приблизившись к ним, Столяров глубоко нырнул и там, в глубине, открыл глаза. Конечно, никаких рыбьих хвостов он не увидел, хотя издалека видел русалок совершенно ясно.
   - Хочешь вечером на русалок посмотреть? - спросила Даша. - У нас тут водятся.
   - Смотри, чтобы не утащили! Они красивых мужиков любят! - смеялась Катюша.
   Подплыла к группе купальщиков и Ксения.
   - А ну, русалки, Стаса не трогать! - распорядилась она.
   - Ксения, конечно же, не тронем, он ведь - наш!
   - Еще не совсем, - загадочно произнесла Ксения. - Еще пара дней потребуется. Потом, точно, своим станет.
   Леонидович слушал разговор женщин, обладавших такой огромной властью, но ни о чем всерьез не задумывался.
   - Да, девочки, завтра надо еще к нам на ужин Асмодея пригласить! - попросила Ксения. - Он сегодня где-то здесь.
   - А не рано? - спросила Катя. - Это же сам Асмодей!
   - Нет, пора! Наш гость делает успехи... Да и чего тянуть? - задумчиво рассуждала Ксения. -Приглашайте!
   - Мы сегодня тогда к нему сплаваем?
   - Будьте так любезны! Пригласите его к вечеру, на завтра! - Ксения взглянула на Стаса. - Объясните ему, что я хочу представить одного очень интересного человека.
   Леонидович нырял и крутился вокруг прелестных женщин, улыбался им, но в разговор не вмешивался. Внутренне, он почувствовал, что сейчас происходит нечто совершенно серьезное. В голове его стали проскакивать какие-то молнии, вспышки, оттеняемые пеленой плотного сиреневого тумана, будто некто боялся, что он может прочесть чьи-то мысли.
   - Ну, я выхожу, - отдав распоряжения, сказала Ксения, и поплыла к берегу.
   Столяров устремился за ней. Он вновь, со спины рассматривал красавицу Ксению, ее плавные линии тела. "Повернись ко мне!" - подумал он машинально.
   Ксения остановилась у самого берега и медленно, с улыбкой, обернулась. Леонидович не мог оторвать глаз от ее соблазнительной груди, слегка намечающегося, овальной формы животика! По невероятно гладкой матово-белой коже стекали капельки воды.
   - У тебя получается хорошо! Я прочитала твою просьбу с полной ясностью.
   Она продолжала стоять, а Стас медленно подходил. Он остановился перед ней. Ксения подняла к нему личико и Леонидович, обняв ее рукой за талию, поцеловал в губы, притянув слегка к себе. Женщина обняла его, и удерживала поцелуй еще недолгое время. Плоть мужчины воспряла!..
   - Потерпи немного, - прошептала Ксения. - Ночью мы будем вместе...
   На скамье уже лежали большие сухие простыни, в которые укутались женщина и мужчина. Как всегда, одежда их уже исчезла.
   - Ксения, а еще есть кто-то в доме, кроме нас? - обтираясь, спросил Столяров.
   - А почему ты спрашиваешь?
   - Должен же кто-то командовать такими мелочами, как, например, унести одежду, пусть даже "дистанционно"?
   Ксения засмеялась.
   - Есть еще одна девушка и распорядитель. Девушку ты как-то видел, она в первый день подавала обед. Ее зовут Наташа. А распорядитель, садовник и хозяйственник наш - Иванушка-царевич, его очень трудно увидеть, скрытный он очень, стесняется. Но, как видишь, везде чисто убрано, - Ксения помолчала, о чем-то задумавшись. - Пойдем в дом, прохладно становится.
   - Пойдем, - Стас тоже поднялся.
   Они разбрелись по своим апартаментам, чтобы привести себя в порядок. Перед этим, договорились встретиться в гостиной, через полчаса. Столяров хотел еще раз поцеловать Ксению, но та уклонилась и, со смехом, побежала вверх по ступеням.
   В своей комнате Стас сбросил на кресло полотенце, оставшись обнаженным, и пошел в ванную комнату, к большому зеркалу.
   Он стоял перед зеркалом, внимательно разглядывая каждую клеточку своего жилистого тела, каждую морщинку на лице, напрягал мышцы... Эффект потряс его! Из зеркала на него смотрел, действительно, приятной наружности мужчина, только-только достигший пятидесяти лет! Стас молча вернулся в спальную и лег в постель, закинув руки за голову. Ему открывались неведомые многообещающие перспективы: внимание женщин, карьера... Впрочем, какая карьера? Он пенсионер, уже четыре года! Ксения права, как он вернется в старую жизнь? Нужны новые документы, ему же никто не поверит, что это он - Станислав Леонидович Столяров! А если и поверят, сколько он пройдет исследований в институте геронтологии, сколько вопросов зададут ему в полиции или ФСБ! У нас же никак не могут научиться в точности соблюдать права человека. Лишний интерес к персоне Ксении, со стороны тех же органов и институтов... А ей это надо? Интересная получается ситуация! Значит, без новых документов не обойтись! А пожизненно оставаться в доме Ксении Леонидович не собирался, да и не факт, что этого захочет сама хозяйка... В первую очередь, этого не хочет он сам!
   Столяров поднялся с постели и стал перебирать одежду в гардеробе. В последние годы своей жизни, он стал одеваться, стараясь как-то соответствовать своему старческому обличью. С таким морщинистым лицом ему стыдно было натягивать светло-голубые джинсы и желтую веселую футболку. Ему казалось, что так он еще больше привлекает внимание окружающих к своему безобразному облику высокого старика.
   Но сейчас-то он мог позволить себе выглядеть привлекательно! Потому Леонидович выбрал себе именно желтую футболку, голубые джинсы и белые носки, обул белые с синим кроссовки. Спрыснул себя каким-то роскошным парфюмом. Выглядел он теперь вполне прилично, хоть сейчас - на вечеринку с женщинами! Но пора было спускаться вниз, на встречу с Ксенией.
   Еще раз оглядев себя со всех сторон в зеркало, удовлетворенный, Столяров пошел в гостиную.
   Ксения, Владимир и одна из близняшек, Станислав так и не понял - кто, сидели за невысоким деревянным столиком, на котором лежала колода карт. Одно из кресел было свободным.
   - О! Стас, ты великолепен! - воскликнула Ксения. - Присаживайся. Партию в преферанс?
   - Я так давно не играл, - заскромничал Столяров. - Да и денег нет.
   - Ой, я деньги забыла принести! - Близняшка встала из кресла и вышла.
   - Это Катя или Даша? - спросил Стас. - Как к ней обращаться?
   - Это Дашенька, - ответила Ксения. - А вот и наша забываша!
   Даша быстро вошла в гостиную и положила перед каждым из сидевших по пачке тысячных купюр.
   Леонидович взял свою пачку в банковской упаковке и повертел в руках, разглядывая. Купюры были новенькие, вкусно пахнувшие. Ах, этот, ни с чем не сравнимый, запах новеньких купюр! Леонидович их понюхал. Влад тоже понюхал свою пачку.
   - Здорово, правда? - спросил он, обращаясь к Столярову.
   - Запах власти и любви! - ответил Стас.
   - А также ненависти, войн, зависти и преступлений, - добавила буднично Ксения.
   - Напрасно ты так! - сказал Стас. - Смотря как использовать эту хрустящую бумагу.
   - Да как ее не используй, кроме, конечно, филантропических проектов, все равно, большие деньги всегда приводят к большим неприятностям, потому я к ним равнодушна, точнее, равнодушно использую в своих целях.
   - А какие у тебя цели? - заинтересовался Леонидович.
   - А вот об этом нам еще предстоит побеседовать!
   Игра началась. С переменным успехом выигрывали Ксения и Влад. В конце игры, все-таки, счастье оказалось в руках Леонидовича. После расчета, перед ним лежали три пачки по сто тысяч рублей. Казалось, никто не расстроился, только Даша весело сказала:
   - Тебе сегодня везет!
   Все встали из-за стола, Ксения попросила Дашу сделать чай, кофе - кто что пожелает.
   - И в мою спальню принеси, пожалуйста, бутылку красного вина, покрепче, и фрукты!
   - Будет исполнено, мадам!
   Даша вышла из гостиной.
   Владимир размял косточки. Ксения обратилась к Стасу:
   - Ну, что же ты? Забирай выигрыш!
   - Но... Как? Это же твои деньги! - изумленно проговорил он.
   - Нет, это твои деньги, - Ксения улыбнулась. - Бери, для нас это не проблема! Ты же знаешь! Или догадываешься, но строишь из себя джентльмена. Не обижайся! Бери и неси их к себе.
   Владимир пожелал всем спокойной ночи, отказавшись от бодрящих напитков и ушел.
   - А мы сейчас выпьем по чашечке кофе, и пойдем ко мне! - нежно сказала Стасу Ксения. - Я в нетерпении!
   - Я тоже! - жарко ответил Леонидович.
   Даша прикатила столик с напитками, три чашки ароматного кофе. Втроем они сели пить кофе.
   - Мы сейчас с Катюшей сплаваем к Асмодею, - сообщила она.
   - Будьте осторожнее! Не разгневайте старика, - предупредила Ксения серьезно. - Все помните?
   - Да, конечно!
   Дальше пили молча. Допив кофе, Ксения поднялась, подала руку Стасу и они вышли.
   - Тебе понравится, - тихо, по дороге к спальне, сказала она.
   - Не сомневаюсь! - ответил Леонидович.
   Еще долго по спальне Ксении разносились всякие нежные словечки, приличествующие моменту. Ночной воздух комнаты был наполнен звуками наслаждения и первозданной радости.
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   ИЛЛЮЗИЯ ВСЕДОЗВОЛЕННОСТИ
  
  
   Наутро Леонидович проснулся в своих апартаментах. Как он очутился у себя, он не помнил. Кажется, уже утром, они с Ксенией снова любили друг друга, потом она проводила его до двери? А, может, и нет!
   Тут же в дверь постучали и вошел Влад.
   - Доброе утро, Стас! Как прошла ночь?
   - Доброе утро! - Столяров потянулся. - Ночь была великолепна! Сказка, а не ночь!
   - Замечательно! Завтракать будешь? Или сразу на процедуры?
   - Да, поел бы чего-нибудь. Мяса с картошечкой, да с жареной!
   - Давай, собирайся и спускайся в столовую, - Влад повернулся к выходу. - Да, забыл сказать. Ксения просила передать, что сегодня вернется чуть позже, и ты можешь хулиганить, сколько пожелаешь.
   - Я уже так ночью нахулиганил, что сил нет, - засмеялся Стас.
   - Спускайся, жду, - улыбнулся в ответ Влад.
   Столяров еще раз сладко потянулся и пошел в ванную. Остановился у зеркала. Да, это было великолепное зрелище: стройный, подтянутый мужчина, около пятидесяти, с едва намечающимися морщинками на лице. Стас вспомнил про выигранные вчера триста тысяч и широко улыбнулся сам себе. Можно хоть сегодня распрощаться с гостеприимной Ксенией! Впрочем, сеансы еще не закончились. С его новым статусом не все ясно. Ей виднее, когда со мной распрощаться.
   Столяров привел себя в порядок и спустился в столовую.
   За столом уже сидели Владимир и, кажется, Катюша. Он уже начал понемногу разбираться в девушках-близняшках. Даша была чуть потемнее, Катя - светлее.
   - Всем привет! - обезличенно сказал Леонидович.
   - Привет, Стас, - откликнулась одна из девушек.
   "Ну, точно, это Катя" - подумал Столяров.
   - Катюша, сегодня массаж будет? - спросил он, вдруг почувствовав, что просыпается его мужская сила, при виде молодой красавицы.
   - Сначала пойдем в тренажерный зал, - ответила Катя. - Потом - в руки Влада, в мокрые простынки, а после - уже массаж.
   - Кушай, давай, - сказал Влад. - Остынет картошка. И мясо.
   Леонидович принялся за еду. Владимир ел тоже мясо, с капустой брокколи, запивая красным вином. На тарелке у Катерины лежали лангуст в белом соусе и спаржа. Рядом стоял бокал с белым вином.
   - Вина? - предложил Влад.
   - Пожалуй, - ответил Стас. - Ты, Катюша, сегодня великолепно выглядишь!
   - Мы с сестрой, ночью, превратившись в русалок, плавали к старику Асмодею. Ух, страшилище!
   - Я что-то помню о нем, из демонического фольклора, - сказал Столяров. - Что-то связанное с царем Соломоном. Это что, тот самый?
   - Ага, тот самый. Только где сейчас Соломон? - рассуждал Влад. - А Асмодей - вот он, никакого фольклора, сегодня явится. Конечно, не в таком ужасном виде, как Катюха расписала. В ужасном образе он является только к тем, кто его впервые вызывает, а девчонкам еще не приходилось с этим связываться. А так, милейшей внешности господин!
   - Только он ужасно занятой! Все время куда-то торопится, - добавила Катя. - А с Соломоном его связывает то, что царь, хитростью и своим волшебным перстнем, принудил Асмодея участвовать в строительстве Иерусалимского храма, за вожделение того к своим многочисленным женам, и даже к его матери - Вирсавии.
   Столяров слушал историю будущего вечернего гостя с любопытством, но кушать не переставал. Катя взяла в ротик кусок лангуста, а Влад продолжил:
   - А после постройки храма, Асмодей выкрал перстень Соломона, превратился в него, и несколько лет правил страной. Самого же Соломона забросил неведомо куда, где тот и скитался, как нищий, пока не нашел свой волшебный перстень в желудке пойманной рыбы, и не вернул царство. Вот где понабрался мудрости царь! Кстати, в древнерусских апокрифах Асмодей именуется Китоврасом.
   - Вот я слушаю и прослеживаю аналогию. С именем Китовраса я знаком, - оторвался от еды Леонидович.
   - А это и есть Асмодей, - сказал Влад и принялся за еду.
   Поели в тишине. По окончании трапезы, в столовую ввалился Леший.
   - Есть хочу! - без намека на приветствие, сообщил он.
   - А Бурого ты с собой не притащил? - спросил Влад.
   - Не хватало еще! - фыркнул Леший. - В приличных домах животные во дворе ожидают.
   - Ну, садись, мудрец! - пригласила Катя. - Как всегда, мясо и вино?
   - Тащи! Да побольше!
   - Что, голова болит, после вчерашнего? - поинтересовался Владимир. - Слыхали мы ночью, как вы с Бурым песни горланили.
   Леший принялся за еду, принесенную девушкой, оставив без внимания замечания Влада.
   - Слыхал, сегодня сам Асмодей в гости к нам будет? - с полным ртом еды, спросил Леший.
   - Будет, и тебя хотел видеть!
   Леший насторожился, прекратив жевать.
   - А я что? Я - ничего...
   - А мне донесли, что ты со своими обязанностями плохо справляешься, - медленно произнес Владимир. - То рыбаки, то грибники к нам стали в вотчину жаловать.
   - А мы вчера, с Дашей, троих рыбачков до испуга довели, а двое пьяные были, все хохотали над нами, пришлось уволочь их, бедолаг, на донышко озерное, - сообщила Катя. - Ты не доглядел, со своим пьяным Бурым!
   - Ладно вам, наезжают на старика! - Леший вновь принялся за вино и мясо. - Ябедничать будут!
   - Да Асмодею и так сам все расскажешь!
   Издалека послышался грубый, недовольный рык медведя.
   - Во, опохмелиться просит, - проворчал Леший. - Пойду, еще мяса и вина возьму, а то сдохнет косолапый.
   - Иди, пьянь лесная! - добродушно напутствовал его Владимир. - Вот, вечно он так, запоями. А как остановится, мудрейший старик, даже Ксения его иногда слушает.
   Леонидович молчал, вытирая губы салфеткой. Вновь, все происходящее казалось ему какой-то фантасмагорией. Он попробовал мысленно взять с общей тарелки кусок жареного мяса, и тот послушно упал к нему на тарелку. "Нет, не фантасмагория, получается", обыденно уже подумал он. Пришлось съесть и этот кусок, запив его вином, услужливо подлитым в бокал Катюшей.
   - Ну, полчаса на отдых и - на тренажеры! - скомандовала Катя. - Я за тобой зайду.
   Леонидович думал, как после такого обильного завтрака он будет потеть в спортзале.
   - Спасибо за трапезу, - сказал он и пошел к себе.
   В своих апартаментах Столяров сразу лег в постель и, силой мысли, взял с полки Есенина. Попробовал почитать, но глазоньки его тут же сомкнулись, и он уснул.
   В его коротеньком сне, успело появиться некое, отвратительного вида, волосатое существо, с гусиными лапами и тремя головами, одна из которых была человечьей. Голова изрыгнула огонь и исчезло в черном дыму. В воздухе запахло копченой рыбой.
   Стуком в дверь Катя разбудила Леонидовича и позвала с собой.
   Странно, но он не чувствовал послеобеденной усталости, и с удовольствием переоделся, надев легкий спортивный костюм и кроссовки.
   - Тренировки до седьмого пота! - весело воскликнула девушка и побежала. Она была в спортивном закрытом купальнике и голубых тапочках.
   Они сбежали вниз по лестнице. Зал находился в противоположном конце от столовой. Оборудован по последнему слову техники: тренажеры, беговые дорожки, велосипеды ждали своих посетителей.
   Катя принялась гонять Леонидовича по всем видам тренажеров, в основном досталось силовым приспособлениям для наращивания мышц верхних и нижних конечностей. Занимались они, примерно, часа полтора. Пот ручьями стекал с тренирующихся. Изредка, Катя делала передышку. И снова поднимала Стаса на подвиги ради красивого и здорового тела.
   Наконец, почувствовав, что Стас действительно устал, прекратила тренировку и отправила его в душ.
   - А потом, можешь поплавать в бассейне, - добавила она. - Я буду готовиться к массажу, а ты, примешь душ, поплавай, и ступай к Владимиру, в избушку. Хорошо?
   - Слушаюсь! - немного задыхаясь, ответил Леонидович.
   Катя ушла, а Леонидович, машинально выполняя распоряжения девушки, стал думать, что за жизнь ждет его в конце этих процедур. Рано или поздно, уехать от Ксении придется. Пойти работать? А стоит ли? Он свое отработал, да и не было особого интереса вновь возвращаться к общению со студентами. Читать, сидеть в интернете, а вечерами ходить по ресторанам и игорным заведениям? Это быстро наскучит. Идти работать в цирк фокусником? Ну, это, вообще, низко для его интеллигентного начала! Путешествовать по миру? Вот, пожалуй, на первых порах, чем он займется!
   Дальше, Столяров, строго выполняя инструкции Катюши, побрел к домику, где его уже ждал Влад. Ни Лешего, ни Бурого видать не было. Вдали, на другом берегу озера, просматривались полицейские машины и много людей, некоторые в водолазных костюмах. Искали исчезнувших накануне рыбаков. Гибель двоих человек, к которой причастны его обожаемые русалки, никак не отозвалась в сердце Столярова, хотя он всегда был довольно чувствительной персоной. "Тайные законы параллельного мира" - только и подумал он, входя в избушку.
   Совершив обертывание в пропитанные отварами простыни, Влад уселся в кресло и, как бы прочитав мысли Леонидовича при входе, заговорил о параллельных мирах.
   - Вот, ты сейчас точно подметил, - развалясь в кресле, заговорил Влад, пыхтя сигаретой. - Жуткие, я бы добавил, законы параллельного мира!
   - Дай сигарету, - попросил Стас.
   Владимир принес ему сигарету и сунул в рот. Леонидович силой воли, без особых проблем, заставил сигарету разгореться.
   - В другой раз можешь сам достать себе сигарету и прикурить, - проворчал Влад, и снова сел в кресло. - Нечего меня гонять!.. Так вот! Вы, простые люди, этих параллельных миров не видите, но иногда, чувствуете. Их множество, и с нашим миром они всячески пересекаются: под прямым углом, под любым градусом и в разных направлениях. Вот вы привыкли, что, так называемое время, течет в одном направлении, вам так удобнее понимать действительность своего мира. А оно, время, неравномерно течет: то быстро, то медленно. Поэтому мы, подчеркиваю, мы, а не вы, люди, и не воспринимаем время как величину постоянную. Отсюда следует что?
   Леонидович молчал. Что же из этого следует? Если время не является константой, значит...
   - Следует, что управляя временем можно изменять физические законы? - неуверенно спросил Стас. Владимир от радости сделанного вывода даже подскочил с кресла и потер ладони друг о друга.
   - Ты умница, Стас! Сукин сын! Мало кто сам до этого доходил, даже из наших! - восторгу Владимира не было предела. - Вот Ксюша обрадуется!
   Похвала первого помощника сладостно растеклась по телу Столярова.
   - Давай проведем небольшой эксперимент, - предложил Влад. - Закрой глаза, я введу тебя в один из параллельных миров. Не бойся ничего, ты будешь там невидим.
   Столяров закрыл глаза и продолжал попыхивать сигаретой, изредка сдувая пепел. Перед глазами сначала стояла темнота, затем появился серый густой дым. Понемногу, дым рассеялся. Он увидел перед собой изрытое воронками взрывов шоссе, сгоревшие автомобили, грузовики. Вдоль дороги стояли обгоревшие, полуразрушенные, с пустыми глазницами окон, мрачные дома. Справа, на тротуаре, появилась группа людей в серой одежде, с автоматами наперевес. Из дома, слева от дороги, раздалась длинная пулеметная очередь. Стреляли по вооруженным людям. Несколько человек упали замертво, другие бросились в подъезд, открыв из окон ответную стрельбу. Затем, в доме, куда спрятались обстрелянные, раздались два мощных взрыва и все стихло. Из-под лежащих на тротуаре тел струйками стекала кровь и, сливаясь в небольшую речку, медленно катилась вдоль дороги...
   Леонидович открыл глаза, выплюнул изо рта сигарету.
   - Какой ужас! - мрачно сказал Стас. - Где это происходит?
   - Здесь и сейчас. Только в другом мире. И здесь же, сейчас, кто-то празднует, работает, трахается. Ты же помнишь, что через одну точку можно провести сколько угодно прямых линий. И мы можем изменить там течение событий так, чтобы повлиять на этот мир.
   - И я смогу?
   - Конечно! - ответил Владимир. - Уже совсем скоро! Ладно! Разворачивайся и жди массаж. Пойду разгоню наших волосатых пьяниц.
   Владимир вышел. Леонидовичу было слышно, как тот орал на Лешего, что они, с Бурым, далеко утащили скамью от избушки и сидели на ней, накачиваясь водкой с мясом.
   - Водку-то где взяли? - строго спросил Владимир. - А мясо сырое?
   - Это Бурый охотничков шуганул, те все и побросали, - ответил Леший и провел рукавом по окровавленному от сырого мяса ртом. - Крупный зайчище! Свежачок, он для здоровья полезен!
   - А водка - тоже? Тьфу, на вас! - Владимир повернулся, чтобы идти в дом. Уже на ходу, добавил: - Спать идите! И скамейку обратно поставьте! Чтоб к вечеру как огурчики были!
   Леонидович лежал на кушетке, с тяжелым воспоминанием виртуального путешествия. Вошла Катя. Или Даша? Стас понял, что может их различить только когда они вместе. Сейчас он опять сомневался. Девушка была точно в таком же купальнике, как у Катюши, в тренажерном зале.
   - Ну, что, приступим? - весело спросила девушка.
   Леонидович перевернулся на живот. Массаж начался. Ловкие руки Кати (или Даши) обрабатывали мышцы спины Столярова.
   - Ну, не могу я вас до конца различить! - все-таки воскликнул он. - Даша?
   - Угадал, Даша! - засмеялась девушка, и пересела на попу Леонидовича. - Так легче работать.
   - И приятнее, - добавил он, чувствуя наливающееся мужской силой собственное достоинство...
   Вскоре из домика можно было слышать стоны, вскрикивания и глубокие вздохи развлекающейся парочки. Леонидович опять хулиганил! С Дашей ему понравилось больше, чем с Катей. Наконец, девушка поднялась с кушетки и, голая, и выскочила из домика. В окошко Леонидович увидел, как Даша нырнула в озеро и поплыла. Он закурил сигарету и уставился в потолок. Его молодеющее тело чувствовало расслабленную радость, в голове пламенели фантазии, одна круче другой.
   Вставать не хотелось, было тепло и уютно, несмотря на некоторую жесткость кушетки. Леонидович вновь задремал.
   И снова сон! В этом чудесном местечке сны возникали, стоило ему прикрыть глаза!
   Ему приснилась плывущая в облаках обнаженная Ксения, оглядывающаяся, и манящая его за собой. В одной руке, веером, она держала игральные карты...
   - Ста-а-ас! - разбудил его голос Владимира. - Пора вставать!
   Леонидович потянулся, поднялся и зевнул.
   - Иди, в озерцо окунись, - предложил Влад. - А потом, пообедаем немного, да языки почешем. Ксения сегодня раньше вернется.
   - Ага, - Стас вышел из домика и побежал к озеру.
   Вода приятно охладило его тело, и он поплыл к другому берегу. На его удивление, плыл быстро, и совершенно не чувствовал усталости. Попробовал прибавить темп. Позади него вода забурлила, и он, как торпедный катер, резко ускорил заплыв. Вот он уже выходит на поросший травой берег. Чуть-чуть почувствовал одышку, но бодрость ощущалась во всем теле. "Это сколько же я проплыл? Не меньше двух километров! И всего за каких-то пятнадцать минут! Интересно, сколько плавают чемпионы мира? Может, в спортсмены податься?"
   Леонидович сел на траву. Попробовал представить себе пачку Marlboro, оглянулся кругом: слева от него лежали пачка сигарет и зажигалка! Леонидович закурил с удовольствием и блаженно закрыл глаза.
   Позади него слегка шумел ветками темный сосновый лес, справа и слева протянулась неширокой ковровой дорожкой изумрудная, чистая трава. Воздух был свеж и прозрачен. В мозге звенело ни с чем не сравнимое торжество, глубочайшее удовлетворение, а заботливых мыслей не было!
   Вот это да! Этак он скоро сможет такие вещи творить! Весь мир у его ног! Чувство гордости Леонидовича росло с каждым мгновением. Ладно! Пора назад, Влад ждет.
   Столяров затушил сигарету, поднялся, и поплыл обратно. Пачку сигарет и зажигалку оставил на берегу.
   На сей раз плыл он медленнее, зная, что не устанет, и что силы доплыть хватит наверняка. По небу поплыли осенние, грязновато-белые редкие облака.
   Вскоре, Стас почувствовал под ногами песочное дно, и вышел на берег. Усталости совершенно не чувствовалось! Он прошел в избушку, обернулся в сухое махровое полотенце, и пошел в дом.
   Леонидович переоделся в спортивную одежду и лег читать, в своих апартаментах. Его заинтересовала нынче большая, старая книга по астрологии, со множеством карт и схем, выполненных на кальке. Текст был понятен ему, но смысл изображенных звездных схем и знаков представлял из себя набор бессмысленных для него символов.
   За окном послышался шум автомобиля. Столяров встал, подошел к окну. Приехала Ксения. Он снова лег, не вмешиваясь в происходящее в доме и во дворе, где, с приездом хозяйки, началось какое-то оживление. Отложил книгу и стал перемещать по комнате предметы: двигал и переносил в разные места пепельницу, включал интернет, ворочал мысленно тяжелые кресла, как пушинки. Книгу по астрологии поставил на место, на полку шкафа, силой мысли. Все эти фокусы, как он их именовал, доставляли ему превеликое наслаждение! Не удовольствие, а именно наслаждение! Как состояние в первые секунды после секса!.. Интересно, как же можно проникнуть в один из этих параллельных миров, сейчас, подглядеть что-нибудь, как в замочную скважину!
   Столяров услышал, что кто-то идет по коридору, тихонько стуча каблучками. Повернулся к двери. Постучав, вошла Ксения.
   - Здравствуй, Стас! - женщина подошла к нему, поцеловала. - Я соскучилась!
   - Здравствуй, дорогая! Я тоже скучал, - слукавил по привычке Столяров. - Как прошел день?
   Ксения присела в кресло, Леонидович остался стоять у окна.
   - День прошел, как всегда. Рутина! - устало ответила она. - С тобой - интереснее! Присаживайся, давай поговорим о сегодняшнем, можно сказать, судьбоносном, вечере.
   Леонидович сел в кресло напротив возлюбленной, как он называл Ксению про себя. Немного старомодно, но перестроиться так быстро, чтобы в соответствии с современным сленгом, называть ее своей подружкой, он не мог. Фактически, ему шестьдесят четыре, "де юре", так сказать.
   - Тебе, Стас, уже немного рассказали об Асмодее, - начала Ксения. - Я дополню картину, и расскажу, как себя с ним вести. Во-первых, будь с ним почтительным, как с любым мудрецом; во-вторых, не лебези перед ним, не заискивай, так как он ведает будущее и относится к смертным без злорадства и высокомерия, иногда и с сочувствием. Свою мудрость он постигает, ежеутренне посещая "Небесную академию"!.. Сам он мне не рассказывал, но по описаниям в наших книгах, он - сын Адама и Лилит, первой женщины...
   - Но, Ксения, первой женщиной, насколько я знаю...
   - Ты думаешь, что первой женщиной была Ева? - перебила хозяйка. - Нет! Как в Ветхом завете написано: "И сотворил Бог человека, по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их..." И тут же происходит нечто, вроде бы, невероятное! Адам оказывается один, и Бог, из ребра Адама творит еще одну женщину, и дает ее в жены ему! А куда первая-то исчезла? - Ксения вопросительно посмотрела на Леонидовича, помолчала, и продолжила:
   - Ушла Лилит от Адама, после рождения Асмодея, с самого своего начала проявив независимый нрав, за что потом Богом была наказана, и стала демоном-суккубом, соединяя в себе два естества - человеческое и демоническое. Да и сам, Асмодей, по книгам талмудическим, до того, как впал в немилость Божию, был из ангельского чина, чуть ли не серафимом или херувимом. И небесными его противниками стали архангел Рафаил, потом - Иоанн Креститель.
   Ксения перевела дух. Казалось, что она много чего еще желает рассказать Столярову, но он, мысленно, понял женщину, что остальное он прочтет самостоятельно, позже, чтобы вникнуть в эту запутанную историю, с человеческой точки зрения.
   - Асмодей явится сегодня с другой Лилит, молодой, дальней родственницей той, первой, до Евы, женщиной. Сам сатана, старший Самаэль или Люцифер, в образе змея, соблазнил Еву. В те дальние времена, по силе и приближенности к Люциферу, Асмодея звали Самаэль младший...
   Ксения замолчала. Видимо, рассказ на эту страшную тему, даже на сильнейшую женщину, оказал огромное напряжение. Она откинулась в кресле и прикрыла глаза.
   Появилась Катя и поднесла хозяйке бокал с водой. Та медленно выпила половину стакана и вернула девушке.
   Леонидович пребывал тоже в напряжении, даже паническом состоянии, смешанным со страхом, будто сам Асмодей, незримо, наблюдал за ними.
   - Воды? - спросила его Катюша.
   - Лучше рюмку коньяку, - сдавленным голосом ответил он, и сотворил себе зажженную сигарету. На столике возникла пепельница. Коньяк у Столярова не получался!
   Катя вышла ненадолго, и вернулась с графинчиком коньяку и двумя хрустальными плоскими фужерами на серебряном подносе.
   - Я тоже выпью чуть-чуть, - сказала Ксения. - Что-то дрожь пробрала.
   Стас разлил понемногу напитка в бокалы. Слегка соприкоснувшись краями хрусталя, они выпили. Ксения тоже закурила.
   - Ксюша, позволь задать пару вопросов на другую тему? - заговорил Столяров.
   - Задавай! Уйдем, пока, от Асмодея, хотя он и вполне приличный демон.
   - Ксюш, скажи, пожалуйста! Вот, я научился кое чему в передвижении предметов, их создании, иногда мысли могу читать. А почему я, периодически, как ни стараюсь, не могу прочесть ни одной мысли, даже у Кати или Даши? Не говоря про тебя?
   - Это называется внутренний ментальный энергетический барьер. Он возникает у нас по необходимости, и черпает энергию из параллельных миров. Я тебе расскажу, как это делать, милый... Ты же останешься ночевать у меня?
   - Если ты позволишь...
   - Не сомневайся! Ты - прелесть! - Ксения встала, подошла к Стасу, и, присев к нему на колени, жадно поцеловала.
   - Когда у тебя день рождения? - отдышавшись от страстного поцелуя, спросил он.
   - Ты хотел бы мне приготовить подарок? - слегка насмешливо спросила женщина.
   - Ну, знать-то о нем я должен, по-крайней мере?
   - Я такой же Близнец, как и ты! - ответила Ксения и встала с коленей Стаса. - И родилась, тоже, 10 июня! Так что, лучшим мне подарком, будет твое присутствие на моем Дне Рождения! Каждый год!
   - Обещаю, дорогая моя Ксения! Куда бы меня не забросила судьба - в этот день я буду с тобой! - торжественно пообещал Столяров.
   - Смотри, не обмани!.. А вообще, остаться здесь не желаешь? - понизив голос, и, несколько взволнованно, спросила Ксения. - Впрочем, не отвечай, этим уже распоряжаются другие силы... Пойдем на улицу, я расскажу тебе, как запретить читать свои мысли, если ты не хочешь, чтоб тебя подслушивали.
   Ксения взяла Стаса за руку, и они вышли во двор. Не сговариваясь, двинулись к избушке. Леший с Бурым уже вернули скамью на место. Любовники присели на скамью.
   - Первым делом, ты должен максимально сосредоточиться на темноте, когда зажмуришь глаза. Вскоре, станут появляться разных размеров белые пятна. Ухватись взглядом за одно из них и, как бы, притяни его к себе, - Ксения зажмурилась, то же сделал и Столяров. - А теперь мысленно спроси: "Ты - Асмодей?" Если ответа не последует, так же, с закрытыми глазами, проси, что желаешь, в нашем случае - оградить свои мысли от подслушивания. Можешь дальше войти в тот параллельный мир, который в сей момент оказался у тебя перед глазами, посмотреть, что там происходит, побеседовать с людьми того мира. Но, чтобы изменить происходящее в параллельном мире, и, соответственно, в нашем, ты должен произвести там действие, неважно какое: что-то переставить, переместить, задать вопрос и получить ответ на него. В общем, ты должен произвести там любое действие, вплоть до самых серьезных. Чем значимее и серьезнее ты вызовешь событие - тем мощнее окажется результат твоего действия на Земле. Запомни, повторюсь! Перед исполнением своих замыслов, всегда закрывай глаза и вопрошай, увидев пятно: "Ты - Асмодей?" Да! И чтобы у тебя на голове никогда не было в это время головного убора!
   Ксения замолчала. Молчал и Леонидович. Он ничего не успел пожелать, так как был занят запоминанием инструкций возлюбленной. Еще успеется!
   - Ну, вот, ты, практически все умеешь, - вздохнула она. - Почему ты не поставил защиту?
   - С тобой не хочу, я для тебя открыт всегда. Ты, в любой момент сможешь подкорректировать мои мысли и действия.
   - Правильно, это мудро, на стадии обучения, я так всем девочкам советовала, и Владимиру.
   Солнце склонялось к горизонту, ветерок слегка усилился. По озеру пошла мелкая рябь. Стало заметно, что на опушке появились разноцветные листья, признаки осени, хотя лес, преимущественно, был сосновым.
   Обострившимся зрением, Леонидович заметил метрах в ста Бурого и Лешего, которые бесчувственно валялись на земле. Рядом с ними наблюдалось существо, тоже мохнатое, только меньших размеров.
   - А кто там, с Лешим? - спросил Стас.
   - А, это тот самый Кот Баюн, слышал в фольклоре?
   - Конечно, слышал.
   - Вот, он сам, в своей красе! Как начнет свои мурлыканья, так и замолкают вокруг все, а самые слабые - вообще засыпают. Чудное существо!
   - А погладить-то его можно?
   - Можешь и поговорить, - засмеялась Ксения.
   - А не усну? - усмехнулся Стас.
   - Поле вокруг себя поставь и общайся, сколько угодно! - Ксения продолжала улыбаться. - Правда, пока Асмодея нет - иди, познакомься с Баюном.
   - Угостить-то его чем лучше? - спросил Леонидович.
   - Интересной историей, но только не рыбкой! Рыбу он и сам может наловить, но ее не очень любит... Он всеядный, - Ксения улыбалась уже загадочно. - Ну, иди уже!
   Столяров поднялся и пошел в сторону развалившихся существ. Вот история! Леший тут, Кот Баюн, Бурый медведь! А где-то и Волчище, небось, шастает! Кощея Бессмертного еще не хватало и Бабы Яги! Сказочное королевство, и только! Собралась нечисть вокруг прекрасной Ксении! Леонидович все давно про себя понял, куда он попал, но явно признаваться себе в этом не желал, пытаясь сохранить чувство человеческого достоинства. Да и все казалось ему, как во сне, сне наяву! Хотя возраст его, действительно изменился!
   Да! Влип Леонидович в чертовщину! Это он все-таки осознавал, впрочем, без страха.
   - Мир друзьям! - произнес Стас, подойдя к Лешему и животным.
   - Мур-р-р, другу, - не открывая глаз вкрадчиво произнес серый, в полоску, Кот. Потом, приоткрыл один глаз, зрачок которого оказался совсем желтым, и потянулся во весь свой огромный рост. Глаз его на мгновение закрылся, потом открылись оба. Зрачок правого глаза Кота Баюна был ярко зеленым, пронзительным.
   Кот сел на задние лапы, передние - скрестил на груди. Действительно, ростом он был с крупную овчарку. Он разглядывал стоявшего Леонидовича с головы до ног. Леший с Бурым продолжали храпеть рядышком.
   - Позвольте представиться, - шутливо поклонился мужчина. - Станислав Леонидович Столяров.
   - Кот, - наклонил голову котяра. - Кот Баюн. Вам уже Ксения обо мне рассказала?
   - Да, вкратце. Может, мы тоже перейдем "на ты"? - спросил Леонидович.
   В лапах кота появилась бутылка шампанского. Мысленно, Столяров создал два фужера, и подставил под бутылку. Кот деловито разлил по бокалам пенистую, слегка желтоватую, жидкость. Молча, они чокнулись и выпили.
   - Целоваться не станем? - с оттенком брезгливости спросил Баюн. - Мне откровенно неприятно лизаться с бесшерстным существом.
   - И я думаю, что ни к чему, - ответил Столяров, удивляясь рассуждениям животного. - Зови меня просто Стас.
   - Хор-р-р! А ты зови меня просто Кот, или просто Баюн, или просто Кот Баюн, - каким-то гнусавым голосом сказало пушистое чудовище.
   Столяров уселся рядом с ним, на траву, полупустой бокал поставил рядом. Кот шампанское допил полностью.
   - Ну, расскажи что-нибудь, - попросил он. - Я тебя усыплять не стану, умение свое демонстрировать. Наверняка уже защиту включил?
   - Так Ксения советовала, - оправдался Стас.
   - Тогда расскажи какую-нибудь забавную историю.
   Леонидович задумался. Что рассказать этому странному ученому коту? Не анекдот же, в к конце концов!
   - Послушай, Кот Баюн, а зачем вообще ты собираешь забавные истории? - оттягивая время, спросил Столяров.
   - Не знаешь фольклора, бедолага! - вздохнул Баюн. - Путников, заблудших в лесу, начинаю историями певучими забавлять, они засыпают, несчастные, ну, тут им и конец, а мне - обед. Только, в последнее время, что-то больно костлявые попадаются, а я мясо предпочитаю, мяу!.. Вот мы, давеча, с друганом моим, Мурром, двух толстенных теток завалили! Хоть и жирные были, но мясные! Вкуснятина! Да с ягодой, что они собрать успели!..
   - Да ты, никак, людоед? - воскликнул Леонидович, и мурашки ужаса пробежали у него по спине.
   - Я и Людоед, и Леноед, и Колеед! - грубо засмеялся Баюн своей шутке. - Ну, расскажи же что-нибудь!
   - Хорошо, - согласился Леонидович, и поведал Коту невыдуманную историю о своих похождениях с некой дамой, бросившей его после крупного проигрыша в карты, и вернувшейся к нему обратно, после столь же крупного выигрыша.
   - Вот, все они такие, - философски заметил Баюн, выслушав историю. - Романтики совсем не осталось в женском сердце, одна меркантильность!
   - Абсолютно с тобой согласен! - закивал головой Столяров. - Ну, пожалуй, за редким исключением.
   - И где же ты видел эти исключения? - недоверчиво спросил Кот.
   - Ксения, например, - категорично заявил Леонидович.
   Кот Баюн расхохотался.
   - Уж не влюбился ли, часом, Станислав Леонидович, в нашу земную повелительницу?
   - Да если и так?
   Кот нахмурился, провел по своим усам лапой, налил шампанского себе и Стасу, поднял бокал.
   - Ты, старый романтик! Не выдумывай! - он отпил шампанского из бокала. - Давай-ка в узенький наш мирок, параллельный, заглянем, на секундочку. Как в скважину замочную. Давай, щас, быстренько!
   Столяров закрыл глаза и откинулся на спину. Кот Баюн что-то промурлыкал тихонечко. Перед закрытыми глазами Леонидовича опять проплыл серый дымок, а когда тот рассеялся, он увидел комнату Ксении, ее саму, обнаженную, со страстью предающуюся любовным утехам с неизвестным Стасу блондинистым молодцем.
   Столяров вскочил, опрокинув свой бокал, и ошарашено смотрел по сторонам. Ксении на скамье не было.
   Кот Баюн тоже открыл глазищи и поглядел на дом.
   - Это она с нашим Иваном-царевичем развлекается! А что, молодой, горячий, не то, что ты! - Кот снова закрыл глаза. - Ладно, не кипятись! Что естественно, сам понимаешь, не безобразно. Ты-то не лучше: то с Катей, то с Дашей, то с Ксюшей... Ишь, моралист, взревновал!
   Столяров опустился на травку, налил себе шампанского, выпил до дна. Закурил сигарету. И правда, чего разнервничался? Взыграло глупое чувство собственничества к женщине!
   - Пора будить этих алкашей, - проворчал Кот. - Чую, близко уже Асмодей, со своей Лилит, пора стол готовить... Эй, Бурый, Леший! Хорош валяться! Быстро взялись за дело!
   Он начал расталкивать спящих собутыльников. Те, ворчливо отмахивались, но Баюн был настойчив. Тут еще и Владимир появился, стал помогать котяре приводить в чувство спящих.
   Леший с медведем протирали глаза. Бурый побрел к озеру и, не тормозя на берегу, полез в воду. Владимир сотворил глиняный кувшин с водой и начал поливать Лешего сверху. Тот умылся, руками, кое-как расчесал спутавшиеся лохмы волос, и поднялся. Бурый вылез на берег, глаза его мелкие, вроде, просветлели.
   - Вы хоть поначалу, перед Асмодеем, трезвыми покрасуйтесь, - внушал Влад. - А дальше и так все перепьются. Но, чтобы выслушали Асмодея внимательно, и все его указания запомнили! Я завтра, с утра, проверю!
   - Ишь ты, командующий! - проворчал Леший. - Да я свои обязанности как свои пять пальцев знаю, уже лет триста! Молод ты еще мной командовать! Мудрости тебе еще набираться да набираться.
   - Твою мудрость никто не трогает, - смягчился Владимир. - А вот мои ум и знания ты уж со счетов не сбрасывай! Уж больно разные это понятия - знания и мудрость житейская. Как ты считаешь, Стас?
   - Разумеется! Мудрость - от опыта жизненного, знания - от объема полученной информации. Только мне кажется, знания без опыта - мало полезны.
   - Вот и я про то же! - живо поддержал Стаса Леший. - Ну, кто ты, со своими знаниями, да без опыта? Энциклопедия ходячая?
   - Опыт с годами придет к умнику, а ты, мудрец, если будешь только водку пить и книг не читать, скоро вообще в маразм впадешь!
   На крыльце появилась Ксения, в сопровождении молодого белокурого красавца, в голубом спортивном костюме.
   - Эй, вы, философы! Кончайте спорить, пора стол готовить! - крикнула он издалека. Личико ее, белоснежное, нынче было с румянцем, довольное и прелестное.
   Следом за ней появились близняшки и скромная невысокая девчушка, та самая, что однажды обед подавала.
   "Как же ее звать?" - силился вспомнить Леонидович и не мог никак.
   - Иванушка, ты столами займись, на природе и в доме, - распорядилась Ксения. - А ты, Наташенька, накрой повсюду.
   "Ах, да, Наташенька!" - вспомнил Столяров забытое имя девушки, и стал ее пристально разглядывать. На вид ей было лет двадцать, не больше, судя по чистоте кожи и открытому выражению лица. Казалось, она была здесь вроде как лишняя, или отличная от других девушек, на лицах которых явно просматривался недюжинный интеллект и хитринка в глазах. Про таких, как Наташа, в книгах пишут: девушка с непорочным взглядом. Под белой шелковой рубашкой просматривалась небольшая упругая грудь, тоненькую талию перетягивал голубой кожи ремешок, на нешироких бедрах ладно сидела легкая белая полупрозрачная юбочка, оканчивающаяся чуть выше красивых коленок, голубые туфельки на маленьких изящных ножках. Льняного цвета, прямые длинные волосы красиво гармонировали с мягким взглядом изумительных голубых глаз. Созерцание Наташи привело все естество Леонидовича в неописуемый трепет. При первой встрече, она не произвела на него должного впечатления. Ну, тогда Столярову было не до девушек!
   - Стас, Стас! - Ксения дернула его за рукав. - Ты меня слышишь? Загляделся! Пойдем, сядем на диван, мы тебе с Владимиром еще кое-что расскажем.
   Они сели на кожаный диван в глубине зала, к ним присоединился Влад.
   - Самое главное, - начала Ксения. - Ты становишься одним из "наших" друзей. Твои способности и жизненная позиция, в основном, совпадают с нашим мировоззрением. Но, чтобы полностью тебя подготовить и познакомить со всеми приемами воздействия на человечество, нам необходимо заручиться поддержкой нашего босса, Асмодея. Это - формальность! Но через эту формальность проходят все.
   - Я тебе уже, кажется, говорил, что он вполне добродушный пожилой человек, незлобивый, хотя и суетливый, немного. Он тебе понравится, точно! - продолжил Влад.
   - Скажите мне, честно, вы же могли в мгновение ока сделать меня молодым, да? - спросил Леонидович.
   - Конечно! - рассмеялась Ксения. - Но это могло отрицательно сказаться на твоей психике. Такие разительные перемены с собственным телом не все могут спокойно выдержать.
   - Ты молодец! - в свою очередь похвалил Влад. - Невозмутимо все перенес.
   - Так мне же на пользу! - воскликнул Столяров.
   - В общем, еще раз повторю: веди себя с Асмодеем достойно, как на равных, но палку не перегибай. Много не спрашивай, он сам все тебе расскажет, что положено. Слушай его внимательно, с заинтересованностью. Благодари за комплименты... Вот, собственно, и все! И ничему не удивляйся. Отвечай на все его вопросы без излишних подробностей, хорошо?
   - Инструкции понял! Все сделаю, как надо! - Леонидовичу захотелось шутовства, вытянуться в струнку и отдать честь. Сдержался, не тот момент.
   В воздухе пахнуло чем-то пронзительно резким на фоне осенней свежести. Подобие легкого ветерка пробежало по комнатам большого дома. Леонидович внутренне напрягся, и почувствовал напряжение всех присутствующих. Суетившиеся у стола Даша и Катя невольно глянули на входную дверь. Наташа тоже обернулась, но из-за колонны дверь ей была не видна: она поправляла цветы в огромных вазах.
   - Это он! - вздохнула Ксения.
   - Похоже, - согласился Владимир. - Помнишь, в прошлый раз, мерзко запахло резедой и разбился кувшин с вином?
   - Помню, - Ксения встала и направилась к двери. Остальные продолжали свои дела. Столяров, с трепещущим сердцем, сидел рядом с Владимиром, уставившись на дверь.
   - Да не лупи ты свои глаза на дверь - оторвешь! - засмеялся Влад. - Или ты Ксению гипнотизируешь?
   Действительно, Ксения, идущая к парадному входу, в облегающем, с нескромным декольте, синем платье, почти до пола, с собранными кверху волосами, являла собой шедевр женской красоты. Не менее роскошно были одеты и остальные девушки, кроме Натальи, но, не смотря на их собственную молодость, роскошная зрелость хозяйки была неотразима!
   Она остановилась у порога, в ожидании гостей, скрестив руки внизу животика и слегка склонив голову набок. Владимир и Столяров поднялись с дивана, движение у стола прекратилось.
   Наконец, в дверном проеме, появились невысокая, беспримерно красивая, стройная длинноволосая брюнетка, лет тридцати, и слегка полноватый, улыбающийся мужчина, с чрезвычайно правильными чертами лица, которые можно было даже назвать красивыми, слегка прихрамывающий на левую ногу. В левой же руке он держал трость, полированного светло-коричневого дерева, с крупным серебряным набалдашником.
   Ксения поклонилась слегка, мужчина поцеловал ей ручку:
   - Ты, Ксения, как всегда, неотразима!
   Женщины расцеловались в щечки.
   - Проходите, господа! - Ксения рукой пригласила гостей в дом. - Мы все очень рады вашему визиту!
   - Добрый вечер, господа! - Асмодей поклонился всем присутствующим, Лилит чуть наклонила свою прелестную головку. - А вот, тот самый Станислав, с которым я еще не знаком!
   Асмодей подошел к побледневшему Леонидовичу, они пожали друг другу руки.
   - Не робей, старина! Мне так много хорошего про тебя рассказывали! Талантливый ученик!
   - Ну, что Вы! - с большей уверенностью заговорил Леонидович. - Учителя хорошие!
   Асмодей залился веселым смехом.
   - Учителя, действительно, талантливые, да еще - прехорошенькие!.. Ну, хозяйка, к столу?
   - Да, разумеется, присаживайтесь все! - Ксения чуть повысила голос. - Иванушка, Леший, Бурый! Все сюда!
   Асмодей с Лилит расположились посередине стола. По бокам сидели Даша и Катя. Леонидович сидел рядом с Ксенией, напротив гостей.
   Появились запоздавшие. Леший с Иванушкой прошли сразу за стол, приветственно поклонившись Асмодею, Бурый и Кот Баюн улеглись на пол, позади Хозяина. Асмодей сердито взглянул на медведя, тот неожиданно завыл.
   - Будет теперь помнить свои обязанности! - сердито сказал Асмодей. - Ну, хорошо, продолжим, дамы и господа, ребятки мои! Несмотря на происходящие вокруг события по прививке нравственности, считаю, что мы не отпустили свои твердые позиции. "Высокая мода" продолжает свой изощренный поход на обывателя, открывая дорогу утонченному разврату; изысканные блюда в ресторанах не страдают однообразием и прогрессивно развивают извращенные вкусы гурманов; так называемая "молекулярная гастрономия" наступает по всему фронту. В легальных и нелегальных казино продолжают проигрываться состояния и губятся души! Наркотик, порнография.., ну, нас это не касается, этим заняты, и весьма успешно, другие выдающиеся личности из среды наших друзей. Подведу итог: нас становится больше и мы не сдаем наших позиций! И сдавать не собираемся! Помните: род занятий наших - злоумышлять против новобрачных, дабы они не смогли друг друга познать, разлучать их навсегда, обрушив на них беды, расточать красоту женщин, не познавших мужа, сердца их охлаждать... Ввергать мужей в припадки безумия и страсти, так, чтобы они покидали жен своих и уходили к другим, принадлежащим другим мужьям. Так многие впадают в грех и доходят до самоубийства! Силою звезд сейте безумство, при необходимости, учиняйте убийство. Вы - демоны вожделения, разжигающие в человеке похоть и толкающие его на блуд! А я, Князь плотского греха, повелитель моды, изящного вкуса, изобретательства, увеселений и азартных игр, буду вам усердно помогать!
   Все аплодировали, Бурый заревел, заголосил Кот Баюн и даже Леший что-то бубнил себе под нос.
   - А сейчас, к трапезе! - пригласила Ксения. - Спасибо Вам, Асмодей, за слова поддержки! Надеюсь, никто из нас не подведет в оказанном Вами доверии, каждый на своем посту!
   - Не сомневаюсь, Ксения! Потому как утрата доверия ни к чему хорошему не приведет, - весело добавил Асмодей. - Лилит, кошечка, ты подтверждаешь мои слова?
   Лилит улыбнулась сидевшему как раз напротив нее Леонидовичу, и медленно кивнула, в знак согласия с мужем.
   Начался пир. Кот Баюн стащил откуда-то кресло, придвинул его к столу, с угла, и уселся рядом с Дашей. Бурый, привалившись к стене, из огромной миски лапами доставал мясо косули, периодически запивая его вином из оловянного кувшина. Ксения подошла к боссу. Лилит встала, чтобы освободить место Ксении, а сама прошла на ее место, очутившись рядом со Столяровым.
   - Как тебе мой муж? - спросила она, и, не дожидаясь ответа, сама продолжила: - Он очарователен! Поэты в старину называли его Купидоном, художники изображали его ангелочком с крылышками, завязанными глазами и луком со стрелой. Он с древности посылал во снах женщинам с воображением все новые и новые модные одежды, украшения, чтобы они сводили с ума своих и чужих мужчин, оставаясь всегда в центре внимания. Это к его словам прислушивались алхимики средневековья, создавая все новые чарующие парфюмерные ароматы и мучительные яды, прекратив попытки добычи "философского камня". Это он выдумывал ночи напролет все новые азартные игры, чтобы человечество не скучало за книгами, в поисках познания Истины. Очень часто он помогал ученым мужам в изобретении полезных вещей, облегчающих человечеству быт и создающих максимальный жизненный, бытовой комфорт. А сколько штучек он придумал и подкинул человечеству в двадцатом веке!.. Вот почему муж так занят! Мы с ним редко видимся, но я так им горжусь!
   Лилит с умилением смотрела на Асмодея, пока тот беседовал о делах с Ксенией. Леонидович кожей чувствовал, как от его нынешней соседки исходит все более сильный жар, казалось, вот сейчас она вспыхнет огнем. Лицо ее, при этом, оставалось слегка смуглым и таким же красивым.
   Все продолжали выпивать и закусывать. Кот налегал на шампанское и черную икру, в перерывах что-то нашептывая на ушко Даше, отчего та весело хохотала:
   - Ты еще усами меня защекотал, кроме своих анекдотов!
   - Недурны анекдотцы, не правда? - довольно спрашивал Баюн.
   - Старый ты развратник, Баюн! - смеялась Дашенька.
   - Я не старый еще, я в полном расцвете! - воинственно поднимал уши пьяный Кот.
   Леший растолковывал Владимиру вглубь и вширь тему краткого доклада Асмодея. Леший был уже изрядно пьян, а в таком состоянии он мог изрекать мудрость практически в каждой фразе, делая такие тонкие выводы и высвечивая такие изысканные нюансы, что собеседнику казался трезвым как стеклышко. Будто просто у человека такая дикция! Дефект! Но это - если близко не подходить! Запах перегара выдавал в мудреце хронического алкоголика.
   Катя, Иванушка и Наташа сидели обособленно, и о чем-то таинственно шептались.
   - Да я его!.. - иногда повышал голос и поднимал угрожающе свой кулачище Иван.
   - Успокойся, дурачок! - останавливала его Катюша. - Тише! Все уладится!
   Наташа сидела тихо, редко вставляла фразу, и посматривала на Столярова с неподдельным интересом. Пару раз, Леонидович улыбнулся Наташе, за что так же был вознагражден нежной улыбкой.
   Медведь, сидя, уже храпел у стены, опустив морду на грудь. Оловянный кувшин валялся чуть поодаль. В чашу с костями косули Бурый засунул правую лапу.
   - А Ваш супруг давно хромает? - спросил Столяров у Лилит.
   Женщина взглянула на него удивленно, и ничего не ответила.
   - Пойдем танцевать, - предложила она Стасу.
   - С удовольствием! - ответил Леонидович, и пара закружилась в глубине зала.
   Владимиру надоели сентенции Лешего, он вытащил на волю Катерину, и они устремились вслед Лилит и Станиславу.
   - Я, пожалуй, действительно, староват для танцев, - проворчал Баюн, почувствовав, что Даша хочет для смеха вытащить Кота танцевать.
   Все расхохотались.
   Иванушка и Наташа только смотрели на развлекающихся, слегка улыбаясь веселым моментам. Асмодей взял под руку Ксению, и они удалились на диванчик, продолжая о чем-то беседовать. Лилит танцевала хорошо, самозабвенно, чувственно прижимаясь к Стасу, заглядывая неприлично в его глаза.
   - Ты хорошо танцуешь, - прошептала она.
   - А Вы, вообще, непревзойденная партнерша! - больше этой фразы Леонидович не мог себе позволить, как еще откликнется флирт с женой Асмодея?
   - Называй меня "на ты", - попросила Лилит.
   - Могу ли я?
   - Конечно! Сейчас пойдем пить шампанское! И поцелуемся! Муж не обращает внимание на такие мелкие мои проделки.
   Впрочем, Стас сейчас с большим удовольствием танцевал бы с Наташей, нашептывал ей нежности и веселые истории, а потом увел к себе в апартаменты. Но бросить Лилит было невозможно по "политическим" мотивам - могла вполне нажаловаться мужу. Ему и в голову не могло прийти, какую честь оказывает ему эта красавица, предлагая этакие панибратские отношения, и какие открывает ему перспективы подобное ее поведение!
   Веселье продолжалось. Лилит и Леонидович вернулись к столу. Столяров наполнил фужеры шампанским. Прикоснувшись краями хрусталя, они выпили по глотку. Лилит отставила свой фужер, обвила руками шею Столярова, и поцеловала его в губы, ровно столько, сколько положено по этикету. Затем снова взяла со стола фужер, отпила.
   - Ну, вот, называй меня просто Лилит, - весело сказала она. Потом понизила голос до шепота и на ушко добавила: - Будет трудно, зови меня, я тебе всегда помогу.
   - Как это можно сделать? - в душевном трепете спросил Столяров.
   - Закроешь глаза, сосредоточишься, и, как перед перемещением в другое измерение, произнеси: "Лилит, это ты!" И все! Я сразу явлюсь к тебе.
   - Спасибо, дорогая Лилит! Я весьма польщен, - Стас даже слегка поклонился.
   К столу стали подтягиваться танцоры. Встали с диванчика и Асмодей с Ксенией. Все расселись по своим местам. Бурый продолжал посапывать у стенки. Кот Баюн рассказывал Даше о своих боевых подвигах в борьбе с благородными богатырями света. Даша поглаживала Кота по его огромной голове, отчего тот периодически впадал в сонливое состояние и начинал пороть чушь.
   Леонидович все ждал, что Асмодей подзовет его к себе и что-нибудь спросит, или скажет нечто важное. Но тот, будто не замечал новичка, правда, перебрасывался с ним, как с добрым старым знакомым, какими-то шуточками, любезностями, но не более того. Ксения же смотрела на Стаса с восторженно-очаровательной, еще не знакомой ему, улыбкой.
   Когда Асмодей обратился к кому-то на своем конце стола, Ксения приблизила свою чудесную головку к уху Леонидовича и тихонько прошептала:
   - Ты ему ужасно понравился, никаких замечаний! Тебя уже можно доводить до кондиции, до физической, и отпускать домой! Это значит, что сегодня ты будешь ночевать в той самой избе, о которой я тебе говорила, один, а завтра ты вернешь себе молодую зрелость, о какой мечтал...
   - Даже не мечтал о таком чуде! - перебил Леонидович. Хорошо, что ночью не надо будет оставаться с Ксенией! После ее адюльтера, Станислав почувствовал к ней физическое охлаждение. Обиды, странно, не было, так, легкое разочарование... Любовь отцвела!
   - Так вот! Кроме того, у тебя в полной мере появятся возможности влиять на окружающих практически безгранично, творить чудеса, все твои желания будут исполняться! Ты познаешь власть!
   Ксения замолчала. Молчал и Столяров, опустив голову. Он никогда не представлял себе, что такое власть над человеком вообще, и потому, слова Ксении прозвучали для него, как пустые, никаким смыслом не насыщенные фразы.
   - Впрочем, ты должен, при всем при том, оставаться для окружающих простым человеком. Сегодня ночью тебе будут делать легенду. Документы, все прочее. Завтра ты проснешься новым человеком! Машину твою Иванушка пригонит... Скажи, Стас, тебе нравится твое отчество? Я бы его сменила, негармоничное сочетание. Может, Константинович? Кстати, я тоже - Константиновна. Будем для всех братом и сестрой! Станислав Константинович Столяров! Достойно звучит.
   - Мне все равно. Пусть будет так!.. А что будет с тобой? С нами? Дальше? - задумчиво и несколько печально спросил Столяров. - Ксения Константиновна?
   Ксения рассмеялась.
   - Не забывай, ты - один из многих! Уж не влюбился ли ты? Не стоит этого делать! Любовь - это чистая химия, срок действия этих биохимических процессов, реакций - от года до трех, не дольше! Не вздумай влюбляться всерьез! А мы всегда будем рядышком, ты знаешь, как меня найти, связаться со мной, захочешь - встретимся, будем встречаться, в конце-концов. Но помни: у тебя началась другая жизнь! Живи ею, не оборачиваясь в прошлое. У тебя будет много помощников, потом ты обретешь абсолютную самостоятельность, и главным твоим руководителем станет Асмодей! А мы, все, твои друзья, по первому твоему зову, придем на помощь...
   - Ну, что, друзья! - Асмодей встал, поднялась и Лилит. - Благодарю за службу, честь имею откланяться, дела, дела!
   Асмодей весело вздохнул. Потом помахал всем своей резной богатой тростью. Жена его слегка поклонилась всем.
   Все поднялись, кроме Кота, уронившего голову на стол и сопевшего во сне. Встал даже Бурый, потряс своей башкой и заковылял к двери.
   При выходе Асмодея из дома, народ поклонился ему и пожелал всяческих успехов в его трудных делах.
   Дверь за ним и Лилит захлопнулась. Никто не пошел провожать его, так как все знали, что за дверью их уже нет. В воздухе опять резко запахло, пронесся легкий ветерок с ароматом прелой листвы, тронув полы платьев женщин, и пошевелив густую шевелюру Лешего.
  
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
   ПРЕДЧУВСТВИЕ ВЛАСТИ
  
   В эту темную, дождливую ночь, с завыванием ветра и волнением на озере, в дальней, маленькой избушке, Леонидович спал сном младенца.
   В эту же ночь миллионы демонов и духов, проникая в параллельные пространства, умы спящих и бодрствующих, учебные заведения, паспортные столы и департаменты, пенсионные фонды и прочие государственные учреждения разных стран, работали по заданию одной из ближайших помощниц Асмодея - Ксении Константиновны.
   В эту ночь были исправлены сотни документов в архивах, созданы представления в умах многих личностей о конкретном человеке - Станиславе Константиновиче Столярове. Память о Станиславе Леонидовиче Столярове была вычеркнута из нашего мира. Сжав пространство, а заодно, и время в определенном месте, один из могучих демонов, обратившись в Леонидовича-старика, продал с выгодой его квартиры, уничтожив все существующие в них бумажные архивы.
   Наутро все было кончено! Точнее, готово! Готово принять к существованию в нашем мире интересного, высокого, образованного мужчину, сорока лет, не обремененного пока имуществом, но имеющего весьма солидные счета в банках.
   В маленькой лесной избушке, от легкого стука в дверь, проснулся Станислав Константинович Столяров, совершенно голый, под легкой простыней.
   Не дожидаясь ответа, вошла Ксения, присела с краешку грубой деревянной кровати, и, молча, смотрела на лежащего мужчину. Тот, так же, молча, любовался вошедшей женщиной.
   - Вот, Стас, и все! Пора прощаться... - грустно сказала Ксения. - Конечно, не навсегда! Будем, надеюсь, часто видеться... Знаешь, многое будет зависеть от твоего желания. Я всегда смогу отложить многочисленные дела ради встречи с тобой. Помни об этом!
   Она наклонилась к его лицу и поцеловала в губы. Стас попытался привлечь ее к своему телу, но Ксения тихо произнесла:
   - Не надо, Стас, потом.
   - Почему не теперь?
   - Сейчас Наташа принесет тебе новую одежду и мы пойдем в дом. Там, до конца все и обсудим.
   Ксения выпрямилась. Столяров посмотрел по сторонам в поисках зеркала, которого в избушке не оказалось. Ему не терпелось взглянуть на себя, сегодняшнего!
   Ксения все поняла и улыбнулась.
   - Да красавец, красавец сорокалетний! В доме наглядишься на себя!
   Постучалась в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла Наташа. Она принесла обещанный гардероб и положила на скамью у стены. Столяров машинально проверил, достаточно ли он прикрыл свою наготу. Наташа бросила на него беглый взгляд и улыбнулась. Ксения молча наблюдала за ней.
   - Старые квартиры твои уже продали, купили новую, в центре, большую, удобную. Обстановку, мебель подберешь сам... А Наташенька тебе поможет в наведении уюта. Походите по магазинам. Иванушка машину твою пригнал, он вас и повозит... Тебе бы сменить ее на более современную.
   - Будут деньги - будет и машина.
   - Деньги у тебя есть, - сообщила Ксения. - На трех карточках: пять миллионов в рублях, по пятьсот тысяч в евро и долларах.
   Столярова прошиб пот!
   - Откуда столько денег? - сдавленно спросил он.
   Ксения отшутилась:
   - Мало? Еще сделаешь! Забери в параллельном пространстве что-нибудь золотое, бриллианты, продай здесь - вот тебе и деньги! Или в банковское хранилище заберись!
   Столяров одевался, не стесняясь женщин.
   - Ты лохматый, - улыбнулась Ксения. - Сейчас приведешь себя в порядок, и спускайся в столовую. Позавтракаем, да приступим к делам.
   - Хорошо!
   Вскоре, втроем, они вышли из хижины.
   Стояло чудесное осеннее утро, неизвестно какого дня: Стас потерял счет времени. Оно, время, ему теперь было ни к чему! Он - хозяин своей жизни! Он - богат! Он - красив и молод! О чем еще мечтать? Яркие солнечные лучики пробивались сквозь ветви деревьев все чаще и чаще. Вскоре, они вышли на опушку леса, откуда уже был виден дом, казавшийся сейчас Столярову олицетворением удачи и счастья.
   Подойдя к дому, Столяров увидел сверкающую чистотой собственную "Волгу", и подумал, что Ксения права, он должен сменить этот раритет на современное иностранное авточудо. Он даже представил, как, в сопровождении Наташеньки, посещает автосалон, и сердце его приятно перевернулось внутри.
   Иванушка, стоя около машины, натирал ее мягкой тряпкой. Увидев хозяина автомобиля, Иван-"царевич" (или Иванушка-"дурачок", Леонидович так и не понял), заулыбался счастливой улыбкой, будто встретил лучшего друга, преподнося ему дорогой подарок. Столяров вяло улыбнулся в ответ, вспомнив вчерашний Иванушкин пыл в любовном сражении с его Ксенией. Как-то, неожиданно, Стас перестал контролировать защиту своего мозга, и тут же услыхал, тихо, от Ксении:
   - Прекрати ревновать, Отелло! Сам виноват, нечего было идти на поводу у Баюна! Этот хитрец столько пакостей уже натворил! Ни своих, ни чужих не жалеет! - Ксения, казалось, недвусмысленно пожала руку Стасу. - Ступай к себе, наглядись лучше на себя, любимого! Через полчаса спускайся в столовую.
   - Хорошо, дорогая!
   Столяров пошел к себе. Первым делом - к большому зеркалу, в ванную комнату. Он мельком взглянул на свое отражение. Потом включил воду в ванну, разделся догола, и снова вернулся к зеркалу.
   Да! Зрелище было ошеломительное! Высокий, красивый, сорокалетний мужчина, с выраженной мускулатурой, едва намечавшимися морщинками на лбу, густой шевелюрой и легкой небритостью. Настоящий образец был, пожалуй, приятнее его самого четверть века назад! Душа его пела!
   Леонидович провалялся в ванне минут двадцать. Вымыл голову, бриться не стал - так ему показалось сексуальнее.
   В костюм, принесенный Натальей, облачаться не стал. Надев любимые джинсы, желтую футболку и белые носки с кроссовками, ровно через полчаса, спустился вниз.
   Сидевшие за столом Ксения, Владимир, близняшки, Наташа и, откуда-то взявшийся, трезвый абсолютно, Леший, встретили его аплодисментами. Стас, на мгновение, почувствовал себя героем, вернувшимся с победой после изнурительного боя с неведомым врагом. Он сел на свободное место, рядом с Ксенией.
   На сей раз, стол не ломился от многочисленных яств. Присутствовали: пара бутылок хорошего сухого вина, белого и красного, шампанское, фрукты, да рыбные и мясные салаты. Рядом с Владом лежала большая пачка разнокалиберных бумаг, конвертов и папок.
   - Сначала, о делах, - начала Ксения. - Владимир, начинай!
   - Стас, здесь твои новые документы, дипломы, сертификаты, банковские карты. Все, что тебе понадобится в новой жизни. Внимательно изучишь позже, у себя в апартаментах. Вкратце: ты закончил Московский университет, собственно, так оно и есть, но еще и Ноттингемский университет, по специальности экономика. И, самое главное, Парижскую Le Cordon Bleu! Тебя, оказывается, всегда тянуло к гастрономии!
   - Я понял, спасибо! Но в чем будет заключаться моя основная задача? - серьезно спросил Леонидович.
   - В том и дело, что абсолютно ни в чем! - как бы ожидая этого вопроса, весело воскликнул Влад. - Живи в свое удовольствие - отдыхай, путешествуй, люби женщин! Очаровывай любую, кто понравится, совращай, не обращая внимания на то, что кто-то из них замужем, отбивай, добивайся взаимности, пускай пыль в глаза! Главное - открой шикарные ресторан и отель, чтоб они стали самыми знаменитыми и дорогими в городе. Мы в этом тебе поможем!
   - А пока - обживись на новом месте, Станислав Константинович! - добавила Ксения. - С твоего позволения, мы изредка будем тебя навещать, я или девочки. Лешего, конечно, не пустим - споит тебя!
   - Ну, ладно вам! - отозвался Леший. - Я вон сегодня какой трезвенник!
   - Надолго ли? - ехидно спросил Влад. - До первой встречи с Бурым...
   - Не ерничай! Бурый с Баюном уже шары залили, а я - здесь!
   - Хватит препираться, давайте позавтракаем, - предложила Ксения. - Мне скоро уезжать.
   Компания принялась за еду.
   Разговаривали немного, так, обо всем и ни о чем. Леший вообще молчал. В его поведении чувствовалось какое-то нетерпение, видно, действительно, собрался к своим собутыльникам. Девушки шептались друг с другом, иногда приглушенно смеялись. Леонидович постоянно поглядывал на Наташу, но та ни разу не взглянула на него.
   Ксения поднялась.
   - Спасибо за компанию, мне пора! А вы можете еще посидеть, поболтать. Но после обеда, к вечеру, Стас и Наташа должны уехать.
   Поднялся вслед за Ксенией и Леший.
   - Пойду, окрестности погляжу. Рано утром опять какую-то компашку неподалеку видел. Надо Бурого к делу прислонить. Да и Баюн пусть к себе на дерево лезет, да подальше отсюда!
   - Да, Леший! - вспомнил Владимир. - Ты через пару часов вернись, тебе дело предстоит, с Бурым. Только обязательно! Одну парочку хорошенько вздрючить надо.
   - Это ладно, - согласился мудрец.
   Стас встал проводить Ксению. Она не возражала. Вместе вышли во двор. Перед тем, как сесть в свою машину, Ксения обвила шею Стаса руками и откровенно, с чувством и язычком, поцеловала.
   - Мы обязательно будем видеться!
   - Обязательно! И с удовольствием! - нежно ответил он. - Спасибо тебе за все!
   - Не стоит благодарности, отработаешь! - засмеялась Ксения. - Шучу!.. До встречи, милый!
   - Пока!
   Женщина села в машину, завела двигатель и медленно выехала через открытые ворота. Стас побрел в дом.
   Девушки еще сидели за столом. Наконец, Наташа ласково посмотрела на него и улыбнулась. "А ведь, пожалуй, она красивее всех присутствующих девушек", - подумал Столяров, и прошел к себе, забрав у Влада все документы.
   Расположившись за столом, он стал перебирать бумаги. Новый паспорт, с какой-то бывшей пропиской в Москве, дипломы МГУ, Ноттингема и Парижа, сертификаты на французском и английском языках, военный билет, сертификат собственника на квартиру и многое другое. По паспорту, он никогда не был женат, детей не имел. В конвертах лежали банковские карты с пин-кодами. В толстом, объемистом конверте - его выигрыш в преферанс, ровно триста тысяч! Жизнь становилась для Леонидовича все краше и перспективнее! За что ему все это? Есть некая тайна, ему пока неведомая, есть!.. Неожиданно для себя, Стас понял, что думает по-английски. Он взял парижский диплом, и без труда прочитал, что закончил с отличием знаменитый на весь мир гастрономический университет! Так это он и по-французски может? Вот это да! Стас восторженно вскочил с кресла и принялся ходить по комнате в состоянии крайнего возбуждения.
   Все складывалось на редкость удачно! Леонидович вальсировал по комнате, выбежал к окну в коридор, услышав шумные голоса. Там, во дворе, никого не было видно, кроме Ивана. Стас перешел к окну, выходящему на озеро. Странный обман слуха! Он явно слышал голоса из-за двери!
   У озера наблюдалась интересная картина: в песчаный берег уткнулась носом большая моторная лодка, или, даже, маленькая яхта, в которой сидели два розовощеких улыбающихся человека, с карабинами на коленях. Трое других, выраженных громил-охранников, стояли на берегу, держа оружие, пистолет и карабины, наготове. Напротив, на скамейке, сидели Владимир, Леший и кто-то из "русалок". Та и другая сторона о чем-то беседовали: сидящие на скамейке весьма любезно, люди с оружием - крайне напряженно. Леонидович счел необходимым там присутствовать, он вообще никогда не был трусом.
   Быстренько, он побежал к берегу.
   - О! Вот и наш товарищ, которому требуется помощь! - весело воскликнул Владимир, обернувшись к подходящему Стасу. - Тут вот господа чиновники к нам случайно пожаловали, мы им и предложили бензин в обмен на маленькую просьбу. А они смеются и отказывают... По телефончику звонят, а связи нет. Вот незадача!
   Влад посмотрел на телохранителей.
   - Вы карабины-то опустите, мы же вас ничем не пугаем... Не трогаем! Договоримся - и разойдемся в разные стороны!
   Розовощекие господа, не выпуская оружия, выбрались из лодки-яхты на берег. Громилы встали вокруг них.
   - Вот, сейчас столик да стульчики соорудим! Выпьете вина? А может, Вы голодны? - дружелюбно спросил Владимир.
   Тут же показался Иванушка, неся в одной руке скамейку, в другой - два стула. Следом появилась вторая "русалка", с подносом, богато уставленным вином, коньяком и закуской.
   - Оперативно! - откликнулся удовлетворенно розовощекий, который повыше и в очках.
   - Это Катюша, она очень расторопная девушка.
   - Да и красавица! - сказал чиновник пониже ростом. - Ах, вы близнецы?
   Даша, сидя на скамейке, поклонилась. Охрана стояла рядом с хозяевами и сверлила глазами всех присутствующих. Начальники сели за стол, отставив карабины.
   - Ну, повторите еще, чего вам надо от нас! - произнес очкарик.
   - Видите ли, уважаемый Роман Александрович, - начал Владимир.
   - О! Да они нас знают! - воскликнул второй.
   - Знаем, уважаемый Дмитрий Захарович, хорошо знаем! Настолько хорошо, что, надеюсь, разойдемся полюбовно, - ласково говорил Владимир. Даша и Леший сидели молча. Катя предложила розовощеким коньяк, Леший налил себе и Владу вина. Леонидович тоже сел за стол и потянулся за коньяком. Леший скосил на него глаза и облизнулся, сглотив слюну. Катюша встала чуть поодаль, якобы, в ожидании распоряжений.
   - И что же Вы, уважаемый, такое знаете, что уверенно говорите о возможности помочь молодому человеку? - ехидно спросил Роман Александрович. - Собственно, еще вопрос: что за помощь требуется?
   - Могли бы мы поговорить тет-а-тет? - Влад кивнул на охрану чиновников.
   - Отойдите на десять метров, - распорядился Дмитрий Захарович.
   Громилы послушно ретировались, встав по периметру.
   - Итак, представляю Вам любезнейшего Станислава Константиновича Столярова, ресторатора и экономиста, состоятельного человека, - начал Владимир. Стас наклонил голову. Слегка поклонились и чиновники. - Ему крайне необходимо купить ресторан и отельчик, что рядом с площадью.
   Розовощекие расхохотались и выпили по рюмочке, закусив ломтиками лимона.
   - Да Вы представляете, кому все это принадлежит и сколько все это стоит? - веселился Роман Александрович. - Нет, Вы только подумайте! Он хочет купить недвижимость самого заместителя мэра!
   - Да нет, - вкрадчиво сказал Владимир. - Купить ресторан, а отельчик - по остаточной стоимости, как и прежнему хозяину оное заведение досталось.
   Чиновники прекратили жевать вяленое мясо, Дмитрий Захарович даже подавился. Оба служителя народа выкатили глазищи и смотрели на Влада, как на неведомое миру существо. Некоторое время они молчали. Переглянулись.
   - Не будем больше терять время, Дима! Поехали! - Роман Александрович встал.
   - А позвольте спросить, на чем Вы собираетесь покинуть наш гостеприимный домик? - встрял Леший.
   Дмитрий Захарович повернул голову к одному из охранников и распорядился:
   - Возьми Петю, и обшарьте гараж и подсобки! - повернулся к Владу. - У Вас же есть машина?
   - Конечно, и не одна, - Влад был спокоен, как обычно. - Не хотите ли Вы сказать, что отберете бензин?
   - Именно это я и хочу сказать! - зарычал Дмитрий Захарович. - Ищите!
   Двое громил пошли в сторону гаража. Из-за угла, навстречу им, вышел Бурый, с налитыми кровью глазами.
   - Медведь! - вскрикнул Петя, и поднял свой карабин. Но выстрела не последовало. Бурый за секунду оказался около несчастного, и лапой оторвал ему левую руку вместе с карабином. Из страшной раны хлынул пульсирующий поток крови. Второй охранник поднял пистолет и успел один раз выстрелить. Непонятным образом, на лбу его возникла темно-красная дырка, из затылка вынесло кусок окровавленного черепа с мозгами, и он упал, как подкошенный, не успев закрыть глаза. Из дырки струйкой бежала темная кровь. Ноги покойного судорожно подергались и замерли. Петя не орал от боли, а только старался прикрыть правой рукой то место, где мгновенье назад была левая. Лицо его было мертвенно бледным. Он затих, закрыл глаза и тоже, несколько раз дернулся, скрючившись на траве. Бурый взял в пасть оторванную конечность, и отнес ее за гараж, чтобы позже закопать и полакомиться вкуснейшей тухлятиной.
   Больше никто из гостей не пытался причинить вред хозяевам. Чиновники и оставшийся в живых охранник были бледны. Дмитрий Захарович налил себе коньяку, выпил, и следом налил еще. Так же поступил и Роман Александрович. Пятерка хозяев с интересом следила за парочкой бледных, некогда бывших розовощекими, чиновников. Третий охранник был не в счет: он сидел на траве, охватив голову руками, карабин валялся в стороне.
   - Ну, так как же, Роман Александрович? - спросил Владимир. - Продолжим тему?
   - Я не понимаю, как это реально можно сделать! - истерически проговорил очкарик. - Это же сам заместитель мэра города! Что я могу ему предъявить?
   - Ну-ну! Роман Александрович! - укоризненно сказал Владимир. - Прокурор города ничего не имеет на заместителя мэра? Да ни в жизнь не поверю! Бизнес-то числится за женой, а откуда он деньги взял? Этакую сумму? А-а! Припоминаю, что незадолго до покупки ресторана и отеля машину инкассаторскую ограбили. Тогда примерно эта сумма и исчезла. Бандитов не нашли. А наш заместитель мэра тогда заместителем руководителя областного министерства внутренних дел работал. А? Не так?
   - Вот и поговорите с ним на эту тему, - вступила в разговор Даша.
   Леший наклонился к Владимиру.
   - Ну, дай коньячку глотнуть? У меня тут идейка зреет, - тихо сказал он.
   - Ладно, давай, только не всю бутылку, сразу!
   Леший налил себе фужер, выпил, закусил копченым мясом. Катюша принесла еще коньяк и шампанское. Иванушка стоял сзади Леонидовича, и растерянно всем улыбался.
   Столяров чувствовал тошноту, в сторону трупов старался не смотреть. Его била нервная дрожь.
   Леший прожевал мясо, открыл шампанское и налил себе еще фужер.
   - Так вот, господин прокурор! - торжественно начал он. - Один из организаторов нападения, случайно выжил, душегуб гребанный! Я его раскопал в том овраге и подлечил. Кликуха "Смола", пожизненное схлопотал. Помните, как, с Вашей помощью, ему побег организовали? Он сейчас у меня припрятан, трудотерапией занимается. Да и кассета с видеозаписью Вашей беседы с нынешним замом мэра имеется... И "авторитет" Ваш, Кайман, кажется? Если припрем, много рассказать сможет! Ну, а если "авторитета" замочите, то за жизнь Вашу рубля девальвированного не дам!
   Речь Лешего завершила смачная отрыжка.
   - А Дмитрий Захарович, что, ни при чем? - как бы удивилась Дашенька, и сокрушенно покачала прелестной головкой. - Вот, попал в компанию, бедненький!
   - В этом - не при делах он, - продолжил Леший. - Он в этой банде "слуг народа" кем-то вроде начальника охраны работает, да мзду с бизнесменов непокорных собирает. А вот то, что открыл в городе два подпольных казино, даже Роман Александрович не ведает.
   Прокурор медленно повернул голову к Дмитрию Захаровичу. Тот клятвенно приложил руки к груди, мол, бес попутал.
   Владимир поднялся из-за стола.
   - Мне кажется, мы договорились! Через день наши адвокат и нотариус запишутся к Вам на прием, Добружский и Ерохин их фамилии. Да, пусть и любезнейшая Татьяна Илларионовна, со всеми документами, будет присутствовать, супруга верная заместителя мэра. Подписать договор купли-продажи, - Влад сел на место и уже, почти нежным голосом произнес: - Продолжим трапезу в дружеской обстановке?
   Внезапно, Дмитрий Захарович схватил стоявший рядом свой карабин, вскочил и, быстро прицелившись, выстрелил во Влада. Ствол карабина разворотило, как бутон распустившегося тюльпана. Чиновник в исступлении нажимал на курок, но все впустую: патрон заклинило. Он выскочил из-за стола, бросил ненужное оружие, и побежал к воде. Третий охранник бессмысленно глядел, как тот кинулся в воду и поплыл к другому берегу. Даша улыбнулась хищной улыбкой, разделась догола у всех на глазах, и грациозно устремилась за беглецом. На середине озера Даша догнала чиновника, мелькнул рыбий хвост, и на поверхности воды воцарилась первозданная гладь. Роман Александрович все вглядывался вдаль, но там никого не было видно.
   - Они что, утонули? - срывающимся голосом промолвил он.
   - Его труп, завтра, найдут водолазы, у другого конца озера, - спокойно сказал Владимир. - Вы же сообщите о несчастном случае? Как охранник застрелился, как медведь Петю задрал, Дмитрий Захарович утонул? Такие факты не скрыть! Но все это произошло на другой стороне нашего озера. Повторяю: на другой! - Влад попросил Иванушку: - Залей им, братец, бак бензина и пусть отчаливают. Надеюсь, сошедший с ума, но выживший охранник, сможет довести яхту до конца озера, где Вы машины бросили? Оттуда и вызовете подмогу, телефон заработает. Версию сами придумывайте, мне не хочется этим заниматься! Трупы на яхту тоже сами грузите. Оружие можете забрать. Все! Работайте! Надеюсь, больше не увидимся!
   Все время происходящих вокруг событий Леонидович молчал, не чувствуя ни сожаления, ни угрызений совести. Нервная дрожь унялась. Столяров понимал, что все это делается для него. Неприятно было только глядеть на смерть, трупы, не приходилось раньше ему так близко с убийствами сталкиваться.
   Из-за гаража появился Бурый и сел поодаль, наблюдая за суетливыми действиями чиновника и охранника. Те постоянно бросали на медведя опасливые взгляды, стараясь к нему не приближаться. Петин карабин валялся довольно близко от медведя, никто не решался его забрать. Бурый поднялся, взял в пасть карабин, и отнес его к яхте. Затем вернулся обратно.
   Иванушка принес две больших канистры и поставил перед яхтой. Леонидович, Владимир и Катя пошли в дом. Леший остался сидеть на скамейке. Наташеньки нигде не было видно.
   - Вот, уроды! - сокрушался Владимир. - Нельзя до такой степени наглости доходить! Конечно, чиновничья братия как инкубатор греха мил моему сердцу. Но, подчас, мне кажется, что не они мне, а я им услужаю!.. Не наше это дело, до физического устранения опускаться, но что остается?
   Так он ворчал до входа в дом. Потом успокоился до своей привычной степени хорошего настроения. Они стояли со Столяровым в холле.
   - А Бурый-то с Лешим какие молодцы! Этак эффектно выступили! - Влад пригласил Стаса присесть на диван, Катюша появилась со стороны кухни. - Плохо, когда нам приходится кого-то убивать, это удел самих людишек - мочить друг друга, хотя, лучше вовсе без смертоубийства. Грехов на земле и так предостаточно!.. Чего такой молчаливый вдруг, противно?
   - Видеть смерть противно, оказывается! Не жалко, неприятно как-то, грязно! А так, радуюсь достигнутым результатам, внутренне. Если бы не отъезд - пир бы закатил, точно!
   - Закатим, как-нибудь! Заедешь в гости - и закатим. Пока обустраивайся. Машину купи, хорошую. Послезавтра документы будут готовы, примешь ресторан и отель. Познакомься со всеми. Мысли читать умеешь, оставишь работать самых надежных. Гнид уволь, новых набери, помоложе, опытнее, красивых. Все должно быть у тебя на высоком европейском уровне! Асмодей даст тебе в помощники легион духов невидимых, в общем, назовем вещи своими именами, бесов. На своей территории станешь практически всесильным! Ты еще не представляешь себе, что такое абсолютная власть! Власть этих чинуш - призрачная, тайная и шаткая. Ты же будешь обладать реальной, явной властью! А это - не сравниваемые вещи!
   Столяров внимательно слушал. Упоминание бесов резануло слух, неудобно связывать свои поступки с чем-то бесовским! Это из прошлой жизни, решил Станислав! Его сознание уже начало перерождаться в Станислава Константиновича. Огромный багаж знаний, прежний и приобретенный посредством сокровенных процессов, практически неограниченный доступ к любым деньгам, к женщинам. Столяров до сих пор был уверен, что путь к сердцу дамы лежит через кошелек. Не надо быть Лешим, с его мудростью, по-пьяни, чтобы понять и оценить произошедшее с ним. Даже внешне он изменился! Захотелось переодеться в строгий модный костюм, оставив любимые джинсы и футболки для легкомысленных похождений. К тому же он, Леонидович, стал практически неуязвим!
   - О чем опять задумался? - оторвал его от приятных мыслей Влад. - Хочешь, отдохни перед обедом, пару часов. Поедете с Наташей часов в пять.
   - А где она? Вроде, только с кухни прошла?
   - Собирается, наверно, в дорогу! - Влад прислушался. - Во! Отчалили, красавцы, Леший говорит. Ладно! Давайте, через полтора часа поедим, пока отдохнем, а то ни обед с гостями не вышел, ни отдыха душевного!
   Они с Леонидовичем разошлись по своим комнатам. Стас упал на кровать и уставился в потолок. Вновь прокрутил в голове события недавнего прошлого и сегодняшнего дня. Его трагедия со старением. Посещение Ксении, первые процедуры с обертыванием, встречу с Асмодеем и Лилит, выигрыш в преферанс, развитие собственных способностей, любовные приключения с девушками и, наконец, сегодняшнее происшествие, с убийствами! Феерические дни! Фантасмогория какая-то! Как яркий сон, если бы это не было правдой!
   Леонидович достал плейер, включил подаренную Ксенией музыку. Сел к компьютеру, стал просматривать новости. В мире ровным счетом ничего не происходило, кроме локальных войн, бандитских нападений, противостояния воинствующих исламистов всему остальному миру, "Оскары", реклама эротических товаров, падение самолетов, спортивные события, предсказания доморощенных гадалок. Леонидович изменился, а повсюду - то же самое! Он думал о том, что кому-то стал нужнее, со своими способностями. Вроде, понятно кому! Но что не сделаешь ради своего удовольствия! Жизненное кредо Столярова не поменялось, а еще больше укрепилось в своей непоколебимости быть счастливым! А уж тогда, с его незлобивым и мягким характером, он осчастливит множество людей, его окружающих!..
   Сняв наушники, он включил телевизор. Все то же - боевики, сериалы, новости о сепаратистах, терактах, локальных конфликтах, наводнениях, землетрясениях. Ничего не меняется! Дети Африки голодают, зажравшаяся Европа требует повышения заработной платы, во Франции растут налоги, в мире - нехватка пресной воды, нефть на исходе и надо искать альтернативные источники энергии, бестолковые ток-шоу, кулинарные рецепты, эротика...
   Леонидович выключил телевизор и снова лег в свою огромную кровать. "Ничего! Сейчас, для него, все будет по-другому! Отныне он, Стас Константинович, будет распоряжаться судьбами, ну, не мира, конечно, но огромного города!" Владимир сказал ему, что пока, главной целью его, станет захват сфер влияния в городе и области. Это так значимо!.. А еще - интересно!
   Леонидович почувствовал, что полтора часа прошло, пора идти перекусить. Сейчас и Наташеньку, наверно, увидит! То ли он просто еще не переспал с этой милой девушкой, то ли она казалось ему отличной от всех других, умных, нежных и доступных, но видеть ее поблизости доставляло ему огромное удовольствие!
   Спустившись в столовую, он увидел всех в сборе: Влада, Дашу с Катей, Лешего и Наташеньку. Иванушки не было.
   Он присел на свободное место, рядом с Наташей. Девушка уже была одета, как перед дорогой - песочного цвета юбка и такая же легкая курточка, под которой была надета красная, обтягивающая тело, футболка.
   Влад разлил шампанское и встал.
   - Ну, что? Пришло время нам с тобой расстаться, на время, - доброжелательно сказал он. - Разлука долгой не будет. Мы всегда с тобой! Жаль, Ксении нет! За твою удачу, Стас!
   - Спасибо, друзья!
   Все выпили, и принялись за еду. Наташа ела немного, подолгу смаковала положенный в ротик кусок салата или жареного мяса. Предложила Стасу попробовать новый соус, рецепт которого прислал Асмодей, из призрачных древних времен, из далекой Иудеи. С мясом, соус имел великолепный вкус!
   - Я потом расскажу рецепт, - тихо сказала она. - Мы поживем какое-то время вместе. Так будет лучше!
   - С удовольствием! - согласился Стас. - Мне же будет трудно без женской ласковой и заботливой руки!
   Наталья улыбнулась, благосклонно.
   Леший придвинул к себе бутыль с вином и запивал им куски мяса, периодически складывая в свой заросший волосами рот куски овечьего сыра. Не забывал и про зелень. За обеденным столом он олицетворял Гаргантюа Рабле. Катя и Даша мило кокетничали с Леонидовичем, предлагая приезжать к нему в гости, когда Наташина еда приестся ему. Владимир ненавязчиво втолковывал ему нюансы поведения с сильными мира сего, а также советовал оставлять беседу с непременными бандитами на усмотрение его самого, Владимира, или подчиненный Стасу один из легионов Асмодея. Столяров был окружен заботой со всех сторон, чем был весьма польщен. Наполнив большущий бокал красным вином, и взяв в другую руку кусок мяса, встал Леший.
   - А я, со своей стороны, тоже, разумеется, пожелаю тебе великой удачи, и пей красное вино с хорошо прожаренным мясом!
   Все расхохотались.
   - Чего смеетесь? - заворчал Леший. - Самая мудрая пища!.. Да! И мудрое тебе наставление! Помни, всех - не осчастливишь, как ни старайся!
   - Спасибо тебе, Леший! - Стас поклонился мудрецу с благодарностью.
   - Немного переиначу, - вставил Влад. - Хорошими делами прославиться нельзя!
   - Ну, вот! - Леший остался недоволен. - Слова-то не твои!
   - Зато в самую точку! - засмеялся Влад.
   Еще около часа сидели за столом, весело болтали, в шутку "доставали" Лешего. Тот, сперва, запальчиво отстаивал свои позиции по какому-нибудь вопросу, потом махнул на всех рукой и перестал реагировать на окружающих.
   Наконец, Влад поднялся.
   - Ну, в путь-дорожку?
   - На посошок! - встрял Леший и влил в себя еще порцию "напитка мудрости".
   Все вышли из-за стола.
   - Я готова, - сказала Наташа. Тут же появился Иванушка и пошел с ней за ее вещами.
   - Я тоже готов, сейчас спущусь, - сказал Влад.
   В апартаментах он собрал в шикарный кожаный портфель все документы, в карман джинсов бросил плейер. Из одежды брать ничего не стал. Новенький костюм, принесенный Наташей, остался валяться в кресле. Одну пачку денег засунул в карман куртки. Остальные - в портфель. Осмотрелся. Вспомнил про ключи от машины. Ах, да! Иван как-то ее пригнал, значит, ключи там. Захотелось увидеть свой старый плащ. Как ни странно, тот висел на вешалке. Леонидович пошарил по карманам, но ничего оттуда не взял: ни записную книжку, ни телефон, ни мелкие деньги. Мысленно попросил Ксению оставить плащ здесь, ничего не трогать. Как бабочка оставляет свою личину, из противного червяка превращаясь в красавицу!
   Когда Леонидович спустился, все были уже в сборе. Наташины вещи лежали в багажнике его "Волги", Леший укладывал туда же ящик с французским сухим красным вином. Владимир подошел к Стасу, взял его левую кисть, и надел на безымянный палец перстень из белого золота с крупным желтым сапфиром. Крепко пожал руку.
   - Старайся никогда не снимать перстень. Нажми с силой на камень, и мы все будем тебя видеть и слышать. Это - "скорая помощь", мгновенная помощь. Надеюсь, тебе не понадобится. Но, на всякий случай. Подарок от всех нас!
   Столяров едва не прослезился! Даже проникновенных слов благодарности не было им произнесено. Но на это, казалось, никто не обратил внимания.
   - Спасибо! Спасибо, друзья! - сдержанно произнес он. Затем обнялся со всеми, даже с Иванушкой, потрепал прибежавшего Бурого по его пропахшей алкоголем башке. Из-за угла вальяжно явился Кот Баюн. Он встал перед Стасом на задние лапы и, как лучшего друга, обнял за шею.
   - Тронут до слез! - выдавил Леонидович, и пошел к машине. Наташа уже сидела на переднем сиденье. - До встречи!
   Машина выехала за ворота. Толпа махала им вслед.
   Несколько минут ехали молча, до трассы. На трассе движение было достаточно оживленное, вечером.
   - Ты не устал? - участливо спросила Наташа.
   - Не успел еще. Все было так трогательно!
   - Тебя все полюбили. Даже Кот! Он не всякого жалует такими выходками.
   - Да я уже знаю, какой он пройдоха! - Стас засмеялся. - Погоди, что-то голова зашумела.
   Столяров прижался к обочине, остановил машину. Глаза его закрылись, шум все усиливался. Наташа была спокойна.
   Внезапно, шум пропал, и Столяров услышал нежный голос Ксении.
   - Ничего мне не отвечай. Только я буду говорить. Я приготовила тебе подарок, даже два. Сейчас, вы с Наташей, проедете в автосалон на Московском шоссе. Представишься. Тебе уже приготовлен автомобиль, "Фольксваген-Тигуан". Задаток я внесла, предпродажная подготовка пройдена. Тебе останется доплатить всю сумму и на нем ехать к себе домой. Завтра поставишь на учет. "Волгу" свою можешь попросить перегнать к дому, а лучше, спроси механика Ермолина, он в курсе событий, все сделает: продаст и с учета снимет. А квартиру твою новую, я обставила по своему вкусу, прости! Но, думаю, тебе понравится. Если что не так - меняй по своему, не обижусь... Ладно, езжайте! Ты самый умный, преданный и лучший из моих любовников, пусть тебя это не покоробит. До встречи, Стас!
   Снова голова зашумела, заболела несколько, потом все прояснилось и прошло. Леонидович протер лицо ладонями.
   - Ксения говорила? - полуутверждающе спросила Наташа.
   - Она, - коротко ответил Стас. - Планы немного меняются, она облегчила нам задачу. Сейчас заберем новую машину и домой. А квартира уже обставлена! Но, если хочешь, можно менять хоть что, так Ксения сказала.
   - Посмотрим, - загадочно произнесла Наташа.
  
   В салоне они просидели долго. Услужливая девчонка-менеджер пространно рассказывала о страховках, преимуществах сервиса, всяческих случаях с авариями и вытянула из Столярова дополнительно кругленькую сумму на всякие форс-мажоры. Механик также долго, воодушевленно напевал о предоставляемой модели, сплошных преимуществах и легкости в управлении транспортным средством. Наташа, в салонном баре, потягивала кофе-латте и смотрела телевизор.
   Наконец, Леонидовичу всучили целую фирменную сумку документов и проводили к его новенькой белой машине. Он попросил позвать механика Ермолина, отозвал его в сторону, передал просьбу Ксении и отдал ключи и документы. Тот молча выслушал Стаса, сказал, что "будет сделано в лучшем виде, а деньги Вам привезти?" Леонидович ответил, что деньги Ермолин может оставить себе. Только из багажника необходимо переложить в "фольксваген" все, что там лежит.
   - Ну, и славно! - произнес Ермолин и удалился выполнять распоряжение.
   - Счастливого пути! - напутствовали менеджер и механик. Наташа села в машину, и они выехали из салона. На стоянке их ждал Ермолин. Он молча переложил вещи и вино в багажник нового авто и кивнул головой, на прощание. Стас и Наташа, наконец, выехали на трассу.
   Машина вела себя безупречно! Это было настоящее чудо технической мысли! Управлять ею было очень приятно, и Стас, на время, забыл про новую спутницу жизни.
   Начинало чуточку темнеть. В городе зажглись фонари. Машина продиралась к центру сквозь праздный металлический поток своих разномастных собратьев.
   - Стас, как ты думаешь, Ксения наполнила холодильник едой?
   - Да хоть бы и нет! Мы сами сделаем себе все, что надо! - он был окрылен происходящими событиями.
   - Знаешь, у меня не всегда блюда выходят так, как я задумала, - призналась Наталья. - Хотя Ксения считает меня великолепной кухаркой.
   - Ну, значит, так оно и есть, а ты - скромничаешь, - засмеялся Столяров.
   - У тебя очень красивый голос, - тихо сказала Наташа.
   - А ты - самая красивая девушка в доме на озере, - вернул комплимент Леонидович. - Ты тоже где-нибудь за границей училась?
   - В Кембридже, - ответила она. - Окончила Гарвардскую школу бизнеса.
   - Ого! А выглядишь ты скромнее всех!
   - У каждого свои задачи, - опять таинственно прошептала девушка.
   Машина шла по улицам темнеющего города мягко и бесшумно. Наташа нашла какую-то музыку. Столяров уже принял от нее сигнал, куда им ехать, и уверенно вел автомобиль. Кое-где приходилось постоять в пробках. Проехали мимо будущих отеля и ресторана Столярова.
   - А ты будешь здесь директором, - сказал Стас.
   - Конечно, буду! Ты ведь не возражаешь? - мило улыбнулась Наташа.
   - А я не вижу иной кандидатуры на эту должность! Выпускница Гарварда!
   - Выпускник Le Cordon Bleu! - парировала девушка.
   Они весело рассмеялись.
   - Представляешь, я все знаю по специальности и помню! - сказал Стас.
   - Мы все хорошо поработали над тобой, особенно Ксения, - Наташа помолчала. - Она очень тебе нравится?
   - Нравится? Да, нравится! Но это не имеет никакого значения, - сейчас минуту помолчал Стас. - Когда грех становится обыденной вещью, как еда, сон, удовлетворение физиологических потребностей, чувственные, эмоциональные ощущения возникают каждый раз с новой, ранее неизведанной, силой и всегда по-другому. Ты согласна?
   - А ты до сих пор считаешь, что физическая близость, совокупление или половой акт, как тебе будет удобнее воспринять термин, сам по себе, имеет глубокие межличностные особенности?
  -- Нет, сейчас я так уже не считаю... Впрочем, давно так не считаю, может, к сожалению!
  -- К сожалению? Ты предпочтешь эмоциональные страдания счастью внезапной, случайно возникшей страсти и эротической схватки? - удивленно спросила Наташа.
  -- Ну, не забывай, что эмоциональные страдания -- это совсем не обязательно, да и не являются правилом! Разве не возможна взаимность, в отношениях половых, и сильная душевная привязанность обоих индивидуумов?
  -- "Любовь живет три года", - пропела Наташа, издевательски. - Ты же прекрасно понимаешь, что тебе повторять, что пресловутая любовь -- это биохимия! Все остальное -- сексуальная совместимость, взаимная привлекательность, долголетняя привязанность, общие дети, общие интересы и прочая житейская мелочь.
   Недолго ехали молча. Машин стало меньше. Столяров откинулся на спинку сиденья и заговорил:
  -- Эмоциональная составляющая этого чувства, давай, будем называть его, все-таки, любовью, на самом деле, зависит от сексуальной совместимости, общности интересов и так далее. Но, согласись, что совершенно неинтересно продолжать совместное проживание в отсутствие этой эмоциональной составляющей! Физическая близость превращается в простой физиологический акт, как вкусно поесть, посмотреть интересный фильм, помочиться, после долгого терпежа. Так, что ли? А где романтика? Какого хрена поэты пишут стихи? Композиторы сочиняют музыку? Супруги устраивают друг другу сцены ревности? Отчего вызывали на дуэль? Что, Отелло -- идиот? Джульетта сумасшедшая? Ассоль -- тупица безмозглая?..
  -- Конечно, - спокойно перебила его Наталья. - Отелло -- идиот, Джульетта -- сумасшедшая, Ассоль - тупица. В психологии есть такой термин -- любовная зависимость. Это -- болезнь! Все безудержно влюбленные, суть душевнобольные. Им и порознь -- плохо, и вместе -- не сильно радостно от мыслей, что надо постоянно удерживать объект своей зависимости. А со временем становится еще хуже! Постоянные подозрения, ревность, фантазии приводят к невозможности вместе сосуществовать. Все! Убийство или развод! Вот чем заканчивается подобное чувство! Очнись, Стас! Ты неисправимый романтик! Хорошо, что это у тебя где-то далеко, наружу не вылазит.
   Наташа положила свою руку ему на колено и слегка погладила.
   - Не обижайся, ты красивый, сильный, умный мужчина. Только ты немного отстал от понимания современной жизни. Ничего! Я соберу тебя в единое целое!
   Она ласково ему улыбнулась.
   Подъехали к дому. Какое-то время заняло на парковку в подземном гараже. Странно, Леонидовича охранники уже называли по имени-отчеству, улыбались приветливо или заискивающе. "Хотя, что тут странного? Постарались его коллеги на славу! - подумал он. - Но с такой охраной и у бандитов разговор будет другой: дадут по сотне-две баксов, те и пропустят, по его душу, без зазрения совести! Своя охрана надежнее, невидимая!" Леонидович усмехнулся, вспомнив в работе охрану в доме на озере.
   Квартира его, номер тридцать девять, находилась на десятом этаже. Он отпер дверь ключом, переданным Наташей, вошли внутрь. Свет в прихожей зажегся автоматически. Не снимая обуви, Стас и Наташа обошли все три комнаты квартиры. Все было предусмотрено, расставлено по местам, в соответствии с представлением Ксении о мужском жилище. Прямо напротив прихожей, располагался кабинет, арка из прихожей налево, вела прямо к кухне, совмещенной с огромной столовой. За аркой, справа, расположилась спальня, напротив - туалет и ванная комната. Из каждой комнаты вели двери на широкую лоджию.
   - Недурно, - мурлыкнула Наташа. - Мне нравится.
   - Да! Со вкусом и размахом! - добавил Столяров. - Что у нас насчет еды?
   Наташа прошла в столовую.
   - Докладываю! - издалека крикнула Наташа, пока Столяров осматривал кабинет. - Два холодильных шкафа, заметь, не холодильника, забиты продуктами, шампанским! Дальше. В баре огромный выбор вин и коньяков!
   Вместе они осмотрели спальню. Кровать была шикарна и широка, со множеством подушек.
   - Ну, что, поместимся? - весело спросил Стас.
   - Поместимся, - вздохнув, ответила Наташа. - А, может, ты предпочитаешь провести первую ночь в кабинете? Мы же так мало знакомы!
   Наташа явно издевалась над Леонидовичем, вспомнив его воззрения на "чувственную составляющую".
   - Ну, что ты, милая!.. Пойдем-ка пока пировать!
   - Я пока в душ, и переоденусь. А ты, давай, что-нибудь приготовь. Там целый склад провианта!
   Они разошлись по своим делам: Леонидович - на кухню, Наташа - в ванную комнату. Леонидович принялся сервировать стол. Вдруг он задумался, вспомнив свою первую, настоящую любовь, давно, еще на первом курсе. Нравы тогда, безусловно, были другие, но силу чувств, любовное томление, страсть, которую испытывал молодой Станислав, вполне можно было сравнить с чувствами Ромео, Отелло и других героев романтических произведений. "Да, надо отметить, приятные чувства, душещипательные! Вон, до сих пор, вспоминать без трепета невозможно. Все о ней, и только о ней! Учеба, друзья - по боку!.. Непродуктивное чувство! - заключил он. - Проще у Джона Нэша, из "Игр разума": все словесные прелюдии сводятся к попытке быстрее оказаться в постели и обменяться физиологическими жидкостями". Любовь длится три года. Кажется, Бегбедер. Так было и у него. Первый год - полнейшее взаимное очарование! Он, молодой красавец, все внимание - только ей, избранной! Она - умница, красавица, дочь высокого представителя власти. Вместе на лекциях, вместе - домашняя зубрежка, постель, любовные ласки, секс. Потом он провожал ее домой, через весь город. Первая разлука, на каникулах. С его стороны - письма, каждый день! На второй год стала появляться ревность: кого-то из приятелей дружески обняла, поцеловала в щечку, кому-то засмеялась весело, не ему, с каким-то бывшим одноклассником долго болтала по телефону и тоже много смеялась. Стас начал мрачнеть, отпускать ехидные замечания. Он полностью вошел в роль хозяина своей очаровательной подружки. У нее хватало ума не приглашать на свой День Рождения старых друзей, заметив в нем перемены. Снова, летнее каникулярное расставание. Его Стас перенес уже гораздо легче, сам начал понемногу флиртовать с девчонками в стройотряде. А когда его возлюбленная вернулась из редчайшей тогда турпоездки в ГДР, и при первом их, после разлуки, любовном свидании, предложила подложить себе под попку подушечку, чтобы было приятнее, Стас понял: изменяет! Но страсти ревности и обиды уже не ощутил. Реже встречаться они не стали, молодость, гормоны веселятся, но Стас понемногу начал изменять, и не сомневался, что его возлюбленная делает то же самое. Так и прожили третий год, ровно и прохладно, пока она не сообщила Леонидовичу, что выходит замуж за другого. Стас бесился, страдал, преследовал свою бывшую возлюбленную, но ничего поделать уже было нельзя! Как он сейчас понял, женился в отместку, о чем собственно, и не жалел потом никогда. Впрочем, первая его любовь, верностью мужу так и не отличилась: раза три встречалась тайно со своим старым другом - Стасом Столяровым...
   В столовой-кухне появилась Наташа, свеженькая, вкусно пахнувшая, со своими роскошными блондинистыми волосами, рассыпанными поверх надетого, видимо, на обнаженное тело, белом легком халатике. Сосочки ее молодой груди выделялись слишком заметно.
   - Как успехи у профессора кулинарного искусства? - весело спросила она. - Иди, прими душ, красавчик, я закончу твой гастрономический замысел!
   Наташа взглянула на стол и совершенно серьезно сделала вывод:
   - Да! В процессе сервировки ты явно думал о совершенно посторонних вещах! Непрофессиональная рассеянность! Ладно, ступай, исправлю!
   Леонидович побрел в ванную комнату, оставляя в душе шлейф воспоминаний. Он валялся в ванной по меньшей мере час, захватив с собой "Лолиту" Набокова. Ах, как были близки ему чувства, что испытывал Гумберт к своей малолетней возлюбленной! Изредка, Стас откладывал книгу, закрывал глаза и сладостно сравнивал дневниковые записи Гумберта и свои собственные ощущения!
   - Стас! - раздался из-за двери оклик Наташи. - Ты там живой?
   - Да! Сейчас выхожу. Праздничный ужин готов?
   - Разумеется! А тут и полы с подогревом! Приятно босиком бродить.
   - Поброди еще минут пятнадцать! Я побреюсь.
   - Побрейся везде, это так сексуально! - проворковала из-за двери Наташа.
   Леонидович ничего не ответил. Он задумался, как осуществить бритье собственной промежности. Тут, для начала, необходимы ножницы. Ну, да! Вот они. Что же, приступим?
   Станислав Константинович Столяров принялся за весьма необычное дело - половую стрижку. Ужасно страшно было порезаться! Но все обошлось, как нельзя лучше! Через двадцать минут он с удовольствием оценил плоды своего труда. Ничего так себе, впечатляет! Визуально, даже увеличивает!
   Леонидович смыл под душем остатки волос, насухо вытерся и, надев халат, вышел из ванной.
   Из столовой сочился аромат ужина, настолько приятный, что он сглотнул слюну. Стас прошел в столовую. Наташа сидела перед сервированным столом, в кресле, поджав под себя ножки, и тянула апельсиновый сок.
   Фоном мелькала какая-то телепрограмма. На столе примкнули друг к другу бутылки "Альто Адидже", 2010 года, и "Мезон Буэ Летр де Франс", с неизменной Эйфелевой башней на этикетке. В искрящемся серебряном ведерке со льдом охлаждалось шампанское "Деламотт Брют". В хрустальных вазончиках горки разноцветных салатов просились на тарелку, или сразу в рот. На длинной, широкой тарелке, по периметру, пялили глазищи мидии, ожидая душа из лимонного сока, посередине этого великолепия распластались лангусты. И, конечно, в прозрачных кастрюльках, накрытых куполообразными крышками, шипело на Столярова его любимое, жареное мясо! На одной из тарелок ждала своей участи пицца, приглашая в гости "Альто Адидже". Как-то неприметно, в сторонке, на другом широком блюде, усыпанный зеленью, подсыхал сыр. Виноград, апельсины, авокадо и ананасы захватили другой край стола. Рядом с мидиями стояла тарелочка с нарезанным лимоном. В двух мисочках дожидалась вода для ополаскивания рук и мягкие голубые салфетки.
   Леонидович благоговейно сел в кресло, рядом с Наташей. Та отставила стакан с апельсиновым соком, и взглядом пригласила Стаса открыть шампанское. Они выпили и принялись за еду.
   Наташа смаковала французское вино.
   - Не все в жизни - вино, но без вина - не жизнь! Кажется, так говорят французы.
   Оба были голодными, и только несколько утолив голод, Стас сказал:
   - Великолепно! Ты станешь классным ресторатором!
   - Благодарю! Но без твоей помощи мне не справиться.
   - Все будет нормально! - успокоил ее Столяров. - Наше новое предприятие должно заиграть красками новизны и высокого европейского гастрономического искусства. Я не сомневаюсь в успехе!
   - Я тоже, - добавила девушка.
   Наташа встала, выключила телевизор и поставила негромко музыку. Вернулась к креслу Столярова и остановилась возле него.
   - Может, потанцуем? - спросила она.
   - С удовольствием! - отозвался Стас.
   Он встал, прижал тихонько девушку к себе, моментально уловив нежные очертания ее хрупкого тела и плотненькие грудки. Несколько минут они медленно раскачивались в такт музыке, Наташа положила голову мужчине на плечо. От аромата ее волос и парфюма, у Стаса несколько закружилась голова. А, может, и от выпитого вина.
   Приблизившись к широкому дивану, они, не сговариваясь, прижались друг к другу еще крепче, их руки переплелись в объятиях, губы слились в поцелуе. Стас медленно положил Наташу на диван, и развязал поясок ее халата, под которым, как он и предполагал, никакой одежды не оказалось. Кожа ее была нежна, бархатиста и несколько бледна. Он прилег рядом, не переставая ласкать это прелестное создание. Его халат соскользнул на пол сам собой.
   - Ты побрился, - прошептала девушка, пробежав ласково по телу Стаса. - Правда, здорово?
   - Очень приятное ощущение!..
  
   Через полчаса они откинулись друг от друга, глубоко вдыхая воздух, наполненный ароматами любви и недоеденной трапезы.
   - Как же с тобой хорошо! - первым заговорил Стас.
   - Мне тоже с тобой было очень хорошо! - ответила Наташа.
   - Ты поживешь у меня?
   - Конечно! У нас с тобой общее дело! Оно только начинается... Хочешь, я буду жить отдельно?
   - Да ты что? Ни в коем случае! И долго ты у меня пробудешь? - спросил Стас.
   - Пока друг другу не надоедим! - засмеялась девушка, поцеловала Леонидовича, и побежала в ванную.
   Приятная, расслабляющая инструментальная музыка продолжала свое одурманивающее действие. Мысли Станислава Константиновича поехали куда-то в сторону. Он, вдруг, подумал о женитьбе на этой молоденькой скромнице-красавице-умелице. Прекрасная вышла бы пара! Но, тут же остановил течение своих мыслей: в городе, несомненно, столько очаровательных женщин! А он еще так молод!
   Наташа вышла из ванной и накинула свой халатик.
   - Ну, что, аппетит еще не разыгрался? - весело спросила она. - Давай-ка, к столу!
   - Ничего не имею против! - ответил Стас, и тоже пошел в ванную комнату.
   Вернувшись, присоединился к Наталье, которая уже поедала пиццу, запивая вином. Леонидович взялся за мясо.
   - Завтра надо машину на учет поставить и в паспортный стол сходить: сам хоть что-то сделай! - сказала она. - Надо с людьми знакомиться. И суй им денежку в карман, побольше, чтоб побыстрее все делали! Не стесняйся, они и так это любят. Город должен знать нас, что мы щедрые, добропорядочные. Город должен лежать у наших ног! Вот в чем наша главная задача!
   Глазки у девушки заблестели. Она прекратила есть, снова поджала под себя такие миленькие ножки и взяла бокал с вином. Леонидович был ею очарован окончательно!
   На его лице блистал восторг, чего не могла не заметить Наташа.
   - Ты такой милый и очаровательный! - воскликнула она. - Если бы это было возможно, я вышла бы за тебя замуж!
   Сердце Леонидовича сделало кульбит.
   - Нескромный вопрос, но сколько тебе лет? - спросил он.
   - Все в порядке, мне - тридцать четыре. У нас с тобой самая подходящая разница в возрасте, - Наташа вздохнула. - Но, пока, этого делать не следует!
   - Подождем, - улыбнулся Столяров.
   - Подождем, - согласилась Наташа. - Ну, я сытая! Идем спать? Домовушка все уберет.
   - Пойдем спать, - согласился Леонидович. - Я еще немного почитаю. Свет не помешает?
   - Нет. Читай, сколько хочешь, - девушка встала. - Пошли?
   Столяров поднялся, захватил с собой бутылку минеральной воды, и пошел за Наташей.
   В спальной комнате они, как по команде, скинули свои халаты и посмотрели друг на друга удивленно. Потом рассмеялись.
   - Ты тоже любишь спать голенькой? - догадался Стас.
   - Точно! - ответила Наташенька и юркнула под свою простыню.
   На книжной полке Леонидович выбрал "Испанскую балладу" Фейхтвангера, и лег под бочок к своей очаровательной Наташеньке. Его ночник остался гореть, Наташа свой выключила.
   - Спокойной ночи, дорогой! - сладко прошептала девушка.
   - Спокойной ночи, милая моя! - ответил Стас, и раскрыл книгу.
   Часы в спальне присутствовали, и показывали час ночи. В два часа Леонидович уже спал.
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ
   ВЛАСТЬ
  
   Наутро, в десять часов, их разбудил звонок в дверь. Проснулись оба. Леонидович встал, надел халат и пошел к двери.
   - Стас, дорогой, будь осторожен! - крикнула вдогонку Наташа. - Я что-то неладное чувствую!
   Про себя она вызвала на подмогу бригаду бойцов из легиона. По пути к входной двери, Леонидович сделал то же самое. Не зря учили!
   - Кто там? - через дверь спросил он.
   - Полиция! - ответил хриплый голос. - Взгляните в глазок.
   - Я верю, - ответил Леонидович, и отпер дверь.
   - Вы Столяров Станислав Константинович? - поинтересовался хриплый, в форме капитана полиции. Рослый мужчина в штатском, стоявший рядом, молчал, держа руки в карманах пальто.
   - Я самый, - сказал Стас спокойным голосом.
   - В квартире еще кто-нибудь есть? - спросил штатский.
   - Есть, - не уточнил Стас.
   - Мы должны задать Вам несколько, ни к чему не обязывающих вопросов, познакомиться, так сказать, - сказал капитан. - Да, забыл представиться, участковый, Иванов Петр Иванович. А это - капитан Ушаковский, из оперативного отдела. Мы всегда представляемся нашим новым жильцам. Позволите пройти?
   - Да, конечно, проходите. Обувь не снимайте, - пригласил Стас. - Прошу, в столовую, она и за гостиную у нас, самая большая. Присаживайтесь! Ната, у нас гости!
   Парочка прошла в столовую и остановилась посередине зала, оглядываясь.
   - А где дама? - поинтересовался капитан в форме.
   - Она сейчас оденется и выйдет, - ответил Стас. - Мы только проснулись.
   Тут штатский вынул из правого кармана пистолет с глушителем и направил его на Леонидовича. Полицейский тоже достал "макарова".
   - Садись на диван! - грубо приказал он, не поднимая оружия. - И мадам свою поторопи!
   Столяров внешне старался казаться спокойным, хотя сердце его учащенно забилось. В голове его появилась чужая мысль: мы здесь, всё под контролем.
   - Ната! Мы тебя ждем! - крикнул он.
   - Ну, и на кого ты работаешь? - спросил "капитан" Ушаковский, тоже опустив пистолет.
   Ответить Леонидович не успел. В столовой в мгновение ока появились четверо громил в абсолютно черных одеждах, типа комбинезонов, и масках. Капитаны пикнуть не успели, как были обезоружены, и лежали на полу, корчась от боли, потому как двое напавших изрядно выкрутили им руки. За спинами лежащих бандитов защелкнулись наручники. Один из легиона, а это, видимо, были они, для убедительности, прострелил из пистолета с глушителем колено штатского. Окровавленная коленная чашечка мелкими осколками разлетелась в разные стороны. Ушаковский еще сильнее завыл от адской боли, из раны растекалась лужица крови.
   В столовой появилась Наталья, в халате. Она села на диван, рядом со Стасом.
   - Ну, это, наверно, лишнее, - кивком головы она показала на раненого капитана. - Что господа хотели от добропорядочных людей?
   - Суки! Мы вас достанем! - прорычал хриплый полицейский. Легионер так врезал ему по голени, что дуэт криков в столовой усилился.
   - На вопрос дамы отвечать надо, - неожиданно спокойно произнес Леонидович. - По этикету. Так зачем вы здесь? И кто вас послал? Я понимаю, что многого вы не знаете. Вас попросили выпытать, на кого мы работаем, что собираемся делать. И кто послал нас. А потом тихо убрать, инсценировав ограбление. Так?
   "Капитаны" продолжали только выть.
   - Ребята, облегчите их страдания, и продолжим. Нам нужны внятные ответы, - попросила Наташа.
   Один из легионеров проделал какие-то пассы волосатыми ручищами над головами лежащих бедолаг, и те понемногу затихли.
   - Повторяю вопросы, - тихо произнес Леонидович. - Кто прислал? Четко и внятно!
   Бандиты молчали. Стас и Наташа терпеливо ждали. Минут через пять, девушка сказала:
   - Ну, хорошо, господа бандиты! Мы сейчас отлучимся на пару-тройку часов, а ребята с вами как следует поработают. Надеюсь, мы придем к обоюдному согласию. Ребята, вопросы помните?
   Громилы молча закивали в знак согласия.
   - И рану перевяжите этому придурку, - попросила Наталья. - Аптечка в ванной. Только я сейчас душ сначала приму.
   Стас подождал ее в кабинете, и они пошли переодеваться.
   - Началось! Люди Романа Александровича всполошились, - говорила Наташа, надевая белье и колготки. - Куш крупный от них уплывает! А все - жадность человеческая! Жадность, конечно, качество неплохое, но не по трупам же идти!
   - Я костюм надену? - спросил Леонидович.
   - Конечно! Мы же в присутственные места едем! - Наташа выбирала костюм себе. - Вот этот хорош!
   Она надела брючный легкий, светло-кремовый костюм. Потом подобрала драгоценности.
   - Как я тебе? - она поворачивалась перед зеркалом.
   - Прекрасно выглядишь!
   - Сейчас, еще чуточку макияжа - и я готова!
   - Ой, а я побриться даже не успел! - вспомнил Леонидович. - Я быстро!
   - Только без порезов!
   - Конечно, милая!
   Пока Столяров брился, к нему в ванную комнату заглянула Наташа.
   - Я пыталась прочесть их мысли, имена какие-нибудь, но ничего не поняла. Такой сумбур в башках.
   - Я тоже пытался, и тоже - ничего! Ксения говорила, что в городе гораздо труднее читать мысли.
   - Я знаю, - вздохнула девушка. - Но их надо расколоть!
   Столяров все больше поражался твердости характера этой миловидной, невысокой молодой женщинки. Ей тридцать четыре, а когда он видел ее в первый раз, дал бы не больше двадцати!
   Он побрился, быстро принял душ. Полностью собрались за четверть часа. Перед выходом заглянули в столовую. Бандиты сидели у стены, а один из легионеров расхаживал перед ними и немодулированным голосом беспрестанно задавал вопрос:
   - Кто вас послал? Кто вас послал? Кто вас послал?
   После этого к пленникам подходил другой и сильно бил по лицу каждого.
   - Ладно, поехали! Сейчас им учинят высшую степень допроса, наши нервы щадят. Эти ребята умеют выколачивать признание!
   Лжеполицейский, услыхав комментарий Наташи, задергался и замычал что-то - рты у обоих были залеплены широким пластырем. Третий легионер вытащил лист бумаги, достал ручку и расстегнул наручники.
   - Пиши, - таким же голосом, без модуляций, произнес он. - Имена, адреса, кликухи!
   Наташа с Леонидовичем вышли из дома. Охранники слегка поклонились, и ни слова не спросили, куда девались приходившие менты. Легион поработал славно!
   Сначала поставили авто на учет в ГИБДД, потом - паспортный стол. Столяров нигде не скупился на взятки и делал это так естественно и необидно, что все оставались довольны. Наталья обворожительно улыбалась всем мужчинам.
   Позвонила по сотовому Ксения. Предложила заехать, если у Стаса и Наташи больше дел нет. Они развернули машину и двинулись к городской квартире Ксении.
   Встретились радушно. Будто давным-давно не видались. Расцеловались.
   - Какой ты, Стас, джентльмен! И подружка тебе под стать - чистая леди! - Ксения была искренна, ни нотки ревности. - Красивая пара!
   - Так вот, эту пару только что пытались убить, - сообщил Леонидович.
   - Я знаю. Я этого не допущу! - сказала решительно Ксения, садясь в свое кресло. - Дело в другом: Виктор Николаевич Трошин, заместитель нашего мэра, после разговора с Романом Александровичем, попросил сделать "грязную работу" у местного "авторитета", некоего влиятельнейшего Члена Совета директоров нашего крупнейшего областного банка. Зовут его Пригарин Кирилл Иванович, сидельческая кличка "Барин". Тот передал исполнение своему заму по службе безопасности банка, тоже, бывшему "урке", по кличке "Горыныч", Степану Николаевичу Горемыке, да, такая вот фамилия. В курсе всего и нынешний заместитель областного министра внутренних дел, Козленков Вячеслав Леонидович, что сел в это кресло после Виктора Николаевича, и весьма тому обязан. Там у них настолько все схвачено, что через них трудно будет войти во власть. Мы будем действовать по-другому! Их надо перессорить, и пусть друг друга уничтожат. У Вячеслава Леонидовича и свой "авторитет" кормится: "Тяпа" его кликуха, мокрушник и отморозок. Предан Козленкову безоговорочно! И у всех - свои интересы в подпольном бизнесе, да и в легальном. Вот их и надо лбами столкнуть! Виктор Николаевич уже "Барину" названивает, про вас, что да как? И почему до сих пор нет доклада, что вы - уже трупы! Зашевелились!
   Ксения встала с кресла и прошлась по своей полутемной комнате. Остановилась у стола со множеством свечей.
   - Есть одна мысль! Вячеслав Леонидович горячо любит свою жену. Она же, как говорит Стас, только позволяет себя любить. Влюблен в нее и Виктор Николаевич, тайно, но с надеждой. Действительно, Инна Всеволодовна Козленкова, урожденная Демидова, дама роскошная, неглупая, но, пока, неприступная ни для кого чужого. Сначала попробуем скомпрометировать Вячеслава Леонидовича, - Ксения на мгновение замолчала. - Если не выйдет - выход Стаса на Инну Всеволодовну. А Стаса надо поближе свести с Романом Александровичем, точнее, помирить, сделать его тайным союзником. Ну, это проще простого! Деньги, деньги и деньги! Должность городского прокурора - весьма хлебная, так что он долго ломаться не будет. Под каким соусом все это преподнести, мы с Владом придумаем.
   Ксения снова села в кресло.
   - Козленковым пусть сейчас займутся Даша и Катя. Катюша, слышишь? - крикнула в другую комнату Ксения.
   - Слышу, сейчас, заканчиваю, - ответила Катя.
   - Но все это действо развернется после того, как Стас приобретет ресторан и отель, - она обратилась к Леонидовичу. - Завтра тебе позвонит Добружский, наш акула-адвокатище, и сообщит о встрече в прокуратуре, где и состоится сделка. На всякий случай, деньги уже будут у него. Мы пока не знаем, что предпримет Виктор Николаевич, узнав о том, что ты жив. Не бойся, с вами ничего не случится, легион твой на месте и боеспособен, как никогда. Спите спокойно, голубки!
   Ксения позволила себе улыбнуться. Улыбнулись все.
   Вошла Катюша и обнялась с Наташей и Леонидовичем.
   - Ух, какие красавцы! - восхитилась она. - Голливуд отдыхает!
   - Не вздыхай! - улыбнулась Ксения. - Скоро и вас, с Дашей, так же разоденем. Для дела! - Добавила она.
   - Я готова! Хоть сейчас!
   - Придет время. Да, кстати, подбери еще пять-шесть "болотниц", да покраше личиками. Им с вами работать придется.
   - Хорошо, Ксения, сделаем сегодня же.
   - Ну, все, пожалуй! Расходимся, - Ксения проводила Наташу и Стаса. Катя ушла по своим делам.
   В машине Леонидович спросил Наташу:
   - А кто такие - болотницы?
   - Болотницы? Это очень красивые девушки-брюнетки, когда-то утонувшие в болотах. В мифологии, до пояса - обычные девушки, а ноги у них, как гусиные лапы. Своим горьким плачем они привлекают путников, примерно, как Кот Баюн - песнями да сладким голосом, а потом утаскивают добычу на дно. Как русалки. Только русалки бледные блондинки и с рыбьими хвостами. Асмодей дал возможность болотницам обращать противные лапы в стройные ножки.
   - Но Катя с Дашей - не бледные и не блондинки! Они же русалки?
   - Они простые девушки, только обращаются в русалок, тоже силой Асмодея, когда надо. Сам видел?
   - Видел, - ответил Столяров. - Чудное зрелище!
   Леонидович вывел авто на трассу.
   - Ну, поедем к нашим баранам? - спросил он.
   - Конечно, дорогой! Основные дела на сегодня сделали, - Наташа нежно поцеловала его в щеку.
   Поднявшись на свой этаж и подойдя к квартире, Стас и Наташа прислушались. За дверью было тихо.
   - Любопытно, что там происходит, - прошептала девушка.
   - Сейчас узнаем!
   Леонидович отпер дверь своим ключом. И они вошли в прихожую, никто из легионеров не выглянул посмотреть, кто пришел.
   Они разделись, несколько постояли у входа в столовую, и Столяров первым прошел внутрь. Следом за ним в столовую вошла Наташа.
   Увиденная картина глаз не радовала.
   На полу, у стены лежали оба бандита. Морды их представляли из себя сплошное кровавое месиво. Они тяжело дышали, руки их были свободны от пут, но они ими даже не шевелили. У обоих, из тех мест, где должны были находиться уши, выползли темно-красными червяками струйки засохшей крови. Глаза "капитанов" были мученически закрыты.
   - Господин, - стальным голосом, без интонаций, произнес один из легионеров, и протянул местами окровавленный лист бумаги. - Вот, что они написали.
   Стас замешкался, бумагу брезгливо взяла Наташа и молча прочитала. Затем передала ее Станиславу, и тот изучил признание с интересом.
   - Спасибо, ребята! - поблагодарила Наташа. - Вы хорошо сделали свое дело. Теперь подбросьте этих, обоих, к загородному коттеджу Барина. Кто не знает, это банкир Пригарин. Вы у них языки отрезали?
   - Да, госпожа! И кости на руках переломали.
   - Вот и хорошо! Ну, давайте, за дело! А "домовушка" все приберет!
   Слегка запахло серой и четверо легионеров с двумя полуживыми бандитами быстро растворились в воздухе.
   - Пойдем, переоденемся, пока "домовушка" хозяйничает, да отдохнем, - Наташенька потянулась сладко. - Да и кушать уже хочется!
   По дороге в спальную, она достала телефон и позвонила Ксении:
   - Ксюша, этих уродов послал Горыныч-Горемыка, по заказу Пригарина. А того, по слухам, просил сам Виктор Николаевич.
   - Ясно! Надо, значит, прослушать все разговоры наших "героев", пока чего-нибудь не решат. Ко всему надо быть готовыми. Спасибо, Наташенька! Пока! Стасу привет!
   - Ты же его недавно видела!
   - А тебе жалко?
   Женщины рассмеялись и выключили трубки.
   - Ты какой-то герой-любовник становишься: тебе Ксения уже привет посылает, расстаться не успели! Смотри, взревную! - шутила Наташа, на ходу расстегивая пиджак.
   В спальне они переоделись. Наташа надела свой халатик, Стас - спортивный костюм. Пока Наталья плескалась в ванной, он завалился читать Фейхтвангера, да чуть не уснул. Наташа позвала его обедать.
   В столовой было стерильно чисто, будто и не было утреннего происшествия. Только на столике, у дивана, лежали два пистолета, один - с глушителем.
   - Оружие забыли, растяпы! - сказала Наташа.
   - Может, нам пригодится? - серьезно ответил Стас.
   - Дурачок мой! У нас с тобой такое оружие есть, какому любой бандит позавидует! Ладно! Убери его куда-нибудь в кабинете, в ящик стола.
   Столяров взял пистолеты, рассмотрел их внимательно, поставил на предохранители и унес в кабинет.
   За обеденным столом, они выпили немного вина и с удовольствием поели, болтая о русской поэзии XIX века. Познания Наташи в этом предмете ничуть не уступали знаниям Леонидовича. Стас продолжал восторгаться этой нежной, умной и жесткой женщиной!
   Вообще, за столь короткое время, Станиславу Константиновичу не приходилось встречать такого количества красивейших и умнейших женщин, да еще в одном месте. Женщины, ранее встречавшиеся ему, если и обладали ослепительной красотой, не отличались умом, а то и вовсе оказывались безмозглыми; умные, интересные собеседницы, как правило, не блистали внешностью. В окружении Ксении исключений не было, а действовало единственное правило: красоту добавлял гибкий, парадоксальный ум, знание иностранных языков и высокая эрудированность.
   За окном стояла чудесная осенняя погода. Солнце клонилось к закату, редкие клочки облаков неширокими мазками украшали насыщенно-синее сентябрьское небо. Мелко разорванный, густо-белый реверсивный след высоко летевшего самолета гармонично дополнял эту осеннюю картинку.
   Стасу захотелось погулять. Просто пройтись по улицам со своей красавицей спутницей, и пускай встречные мужики разевают рты и глазеют вслед невероятно идеальной фигурке Наташи. И завидуют ему!
   - Может, погуляем? - несмело предложил он. - Погода-то какая!
   - Правда, Стас, не хочется! - отказалась Наташа. - День сегодня напряженный. Давай, поваляемся и почитаем? Хорошо? У нас еще столько прогулок и раутов впереди!
   - Ну, хорошо, в другой раз, - нехотя согласился как бы муж.
   Наталья взяла с собой сладкий морковный сок. Они завалились в кровать, взяли свои книги, и закурили. Наташа читала "Черный обелиск" Ремарка, на языке оригинала.
   Стемнело. Они зажгли лампы на тумбочках. Столяров встал и задернул шторы на окнах. Чтобы не создавать атмосферу ночи, включил в углу большой, вычурной резьбы, торшер. Стало заметно светлее.
   На тумбочке у Натальи зазвонил телефон.
   - Привет, что нового? - спросила она. И шепнула Стасу: - Ксюша!
   Потом долго слушала, не прерывая собеседницу. Лицо ее ничего не выражало, никаких эмоций! А ведь, наверняка, та рассказывала Наташе последние новости в стане врага!
   - Хорошо, все понятно, так и сделаем! Пока! - сказала Наташа.
   - Ну, что там? - нетерпеливо спросил Стас.
   - Как и предполагали. Заместитель мэра в панике, наехал на Барина, тот - на Горемыку, что не справились с ерундовым делом. Жена Виктора Николаевича в обморочном состоянии. Зам встречался с Козленковым, просил помочь. Вячеслав Леонидович "пробил" нас по своей базе, ничего не нашел, и развел руками. Хотел "наехать" на Добружского, но оперативники Козленкова вернулись ни с чем, чуть тронувшись рассудком, когда им предоставили видеозапись издевательств Вячеслава Леонидовича над подследственными, когда тот служил еще в органах дознания. Зам недавно встретился с Пригариным, в его банке, чуть не ревел от обиды, а Барин посоветовал ему утереть сопли и делать, как говорят. Лучше потерять часть, чем все, или, вообще, голову. И рассказал Виктору Николаевичу, что стасовы легионеры сделали с "шестерками" Горыныча. Обсуждать тему, кто бы это мог быть, Пригарин не стал, а "забил стрелку" с Тяпой. Тот сильно удивился и категорически отказался от всего, посчитав, что Барин на него просто наезжает. Расстались вполне дружелюбно, но Тяпа дал задание своим отморозкам проверить тебя, ну, и меня, на всякий случай. Так что, будем беречься, с помощью твоего легиона.
   - А что, нельзя было со всеми этими чинушами проделать работу втихую? - спросил Стас.
   - Их слишком много, тоже, своеобразный легион. Передерутся и все полетят со своих мест. А на их места придут другие, еще алчнее и беспощаднее. Опять с ними договариваться? Только время терять!
   - Понятно! - задумчиво сказал Стас.
   Наташа поднялась с постели, запахнула халатик, расчесала спутавшиеся волосы.
   - Будем ждать звонка от Добружского. Ты в порядке?
   - Знаешь, с тобой, дорогая, в полном порядке! Ты удесятеряешь мои силы.
   - Спасибо, милый! - улыбнулась Наташа. - Поужинаем?
   Снова запел телефон. Звонил адвокат Добружский. Он сообщил Наталье, чтобы завтра, они были в прокуратуре, к одиннадцати часам, пропуска заказаны, деньги у него. Нотариус будет с ним.
   Наташа поблагодарила.
   Виктор Николаевич сдался почти без боя.
   - Вот и все, милый! Ресторан и отель - твои!
   - Наши, дорогая, наши! Идем есть?
   - Идем!
   В столовой каждый выбрал себе ужин, выпили немного вина, и улеглись на диван смотреть телевизор. Незаметно для себя, оба задремали.
   Разбудил их телефон Столярова. Наташа со Стасом удивленно переглянулись.
   - Да! - ответил Стас.
   - Добрый вечер, и простите за поздний звонок, - раздался на другом конце приятный мужской баритон. - Вас беспокоит Пригарин, Кирилл Иванович. Я говорю со Станиславом Константиновичем?
   - Совершенно верно! Что Вам угодно? - твердым голосом ответил Стас.
   - Нам необходимо встретиться, и немедленно! - спокойно и уверенно сообщил собеседник. - Дело не требует отлагательств! Моя машина стоит у вашего дома. Видите, насколько неотложное дело, что я сам изволил к Вам приехать. Может, я даже поднимусь к Вам? Или Вы спуститесь вниз?
   - Одну минуту, - произнес Стас, и сказал Наталье: - Это Пригарин. Просит аудиенции.
   - Давай, пусть поднимается! Легион на месте.
   - Кирилл Иванович, если Вас не затруднит, поднимайтесь! Мы одеты несколько по- домашнему. Можете захватить охрану, впрочем, она не понадобится, уверяю Вас!
   - Наша беседа будет носить исключительно мирный и доверительный, конфиденциальный характер, - усмехнулся Пригарин. - Лишние уши ни к чему.
   - Тогда мы Вас ждем. С женой. Она - в курсе всех моих дел! - твердо резюмировал Леонидович. - Думаю, номер квартиры Вам подсказывать не стоит?
   Пригарин уловил иронию, усмехнулся и отключил трубку.
   - Давай, хоть спортивные костюмы накинем, - предложил Леонидович.
   - Нет. Я надену платье и туфли, а ты - легкие брюки и рубашку с вельветовым пиджаком. Носки - обязательно! Можешь оставаться в тапочках.
   Только они успели переодеться, раздалась мелодия дверного звонка. Леонидович пошел открывать, Наташа скользнула в столовую накрыть легкий стол: белое, красное вино, фрукты, копченое мясо, сыр.
   В прихожую вошел крупный господин, с гладко выбритым лицом, в дорогом костюме и белоснежной рубашке, украшенной модным синим галстуком с золотой заколкой внушительных размеров.
   - Прошу! - Леонидович пригласил Пригарина пройти в столовую, где на диване уже сидела, во всей своей красе, несравненная Наталья.
   Пригарин подошел к ней, наклонился слегка и элегантно поцеловал протянутую ему руку.
   - Я встречал множество прекрасных дам, но замечу, еще не сталкивался с такой очаровательной молодой женщиной! - искренне произнес Кирилл Иванович.
   - Благодарю, Вы - истинный джентльмен! - проворковала с милой улыбкой Наташа.
   - Познакомьтесь, это моя жена, Наташа! - сказал Леонидович.
   - Кирилл Иванович, - Пригарин вновь немного наклонил свой стан.
   - Присаживайтесь в кресло, - предложил Столяров. - Немного вина? Красного?
   - Пожалуй, - согласился Барин.
   Наташа встала со своего места, и разлила по бокалам вино: красное - Стасу и Пригарину, белое - себе.
   Барин отпил пару глотков.
   - Великолепный букет! - восхищенно сказал он. - У вас хороший вкус!
   - Я учился во Франции, Наташа окончила Гарвард, - пояснил Столяров.
   - Образование обязывает! - усмехнулся отчего-то Барин. - Ну, хорошо! У меня к вам два вопроса, всего два! Собираетесь ли вы оставаться в нашем городе? Это, насколько я знаю, ваша с женой родина?
   - Да, мы собираемся основательно здесь поселиться. "Где родился, там и пригодился", - улыбнулся Столяров. - Не так ли говорит пословица? Да и сбережения свои планируем перевести в Ваш банк: у вас такая заманчивая ставка!
   - Польщен! - наклонил голову в знак признательности Кирилл Иванович. - Вопрос второй: будете ли вы активными бизнесменами или ограничитесь в деятельности рестораном и отелем?
   - Мы вообще тяготеем к развлекательному бизнесу, - с милой улыбкой, тихо сказала Наташа.
   - И вы готовы вкладывать в этот бизнес средства и развиваться?
   - Кирилл Иванович, это уже третий вопрос, - продолжала улыбаться женщина.
   - О, простите! Вы оба мне чем-то симпатичны! - Барин чуть помолчал. - Если бы не этот прискорбный случай с бандитами! Зачем вы их мне-то подкинули?
   Разговор пошел в открытую.
   - Простите, Кирилл Иванович, - уже со скорбью в голосе сказала Наташа. - Но именно Вас Виктор Николаевич попросил об одолжении... мягко говоря, "убрать" нас. Мне так неприятно об этом говорить, поверьте!
   - Но это были не мои ребятки! - искренне возмутился Барин.
   - Но ведь это же Вы попросили Горыныча устранить нас, - вставил Стас.
   Пригарин молчал и что-то обдумывал. Потом встал, отпил еще вина и взял с тарелки кусочек мяса. Прошелся по столовой. Стас и Наташа спокойно за ним наблюдали. Остановившись у стойки бара, произнес, наконец:
   - Вы удивительно осведомлены! Некоторые детали говорят о том, что вы не связаны с ФСБ, тем более, с МВД. Но умеете себя защитить!
   Пригарин подошел к столику, долил себе и Стасу еще вина, предложил Наташе, но она отказалась.
   - Хорошо! Давайте жить дружно! - опять, с усмешкой, произнес он. - Худой мир лучше доброй войны. Кто владеет информацией - тот владеет миром. Но заместитель мэра и прокурор города, отныне, ваши непримиримые враги.
   - Мы это поняли, Кирилл Иванович, - сказала серьезно Наташа. - Но и нас не следует недооценивать!.. И Вы поможете, правда?
   Она так мило улыбнулась Пригарину, что тот, молча, поднял свой бокал.
   - За наши общие успехи! - торжественно проговорил он. - Так как, ваши вклады в моем банке?
   Стас и Наташа засмеялись.
   - Не сомневайтесь! Слово порядочных людей!
   Соприкоснувшись втроем краями бокалов, они выпили.
   "В конце концов, гораздо приятнее иметь дело с умными людьми, не особо нуждающимися в деньгах и политической власти", - думал Барин, спускаясь в лифте с десятого этажа. В этом он, безусловно, был прав. Выйдя из подъезда, он несколько постоял, наслаждаясь прохладным осенним воздухом. "Свежий воздух обновления!" Кирилл Иванович Пригарин любил острые ощущения, новизну. Он был заядлым игроком в мире бизнеса и политики. Увидев выходящего из подъезда босса, охрана вышла из автомобиля. Кирилл Иванович достал телефон, набрал номер.
   - Витя, это я. Оставь в покое Столярова. Он нам пригодится.
   Потом долго слушал собеседника. Усмехался, по привычке, и прохаживался вдоль своей машины. Охрана молча наблюдала за ним.
   - Витя, а, может, психиатра пригласить Роману Александровичу? Или вообще от должности убрать? А лучше, убрать от должности, и к своему охраннику, в лечебницу отправить, для душевнобольных! - он повысил голос. - Вот, давай, и действуй в этом направлении. Отбой!
   Большая машина Кирилла Ивановича Пригарина, освещаемая многочисленными фонарями, медленно выехала со двора. Вокруг разлилась полуночная темнота, слегка разбавляемая светом ущербной, яркой луны.
  
   "Молодые" проснулись в девять, по будильнику. Наташа, как заботливая женушка, вскочила первой и пошла в ванную. Леонидович позволил себе еще поваляться в постели, сладко потягиваясь и вспоминая вчерашние любовные утехи, перед сном. Потом, Наташа, свеженькая, заглянула в спальню, приказала шутливо подниматься лежебоке Стасу, а сама упорхнула на кухню. Утренний туалет, легкий завтрак, одевание заняли у них около часа, и в начале одиннадцатого, Стас и Наташа вышли из подъезда, направляясь к своему новенькому автомобилю.
   Навстречу им, не сворачивая, шли трое здоровенных молодых мужчин, сосредоточенно глядя по сторонам. Стас и Наташа остановились у "тигуана", напрягли мозги, поставили сильную защиту. Было видно, что здоровяки пытаются что-то достать из карманов, изумленно переглядываются и не понимают, что делают. Один из них вдруг бросился с кулаками на другого, третий начал пинать ногами обоих. Все вместе они сорвались с места и быстро-быстро скрылись за углом. Послышался шум захлопывающихся дверей, и рев двигателя удаляющейся машины.
   - Еще одна попытка, - грустно произнесла Наташенька. - Кто бы это мог быть?
   - Зловредный Горемыка, которому, наверняка, досталось от Барина? - предположил Стас.
   - Примитивно для Горыныча, - констатировала Наташа. - Разберемся! Пора ехать.
   Когда они добрались до прокуратуры и прошли в кабинет Романа Александровича, там, кроме него, сидели только Добружский и Ерохин. Ни Татьяны Илларионовны, ни ее адвоката не было и в помине!
   - Вот откуда ноги растут, - тихо и печально сделала вывод о несостоявшемся нападении Наташа. - Здравствуйте, господа!
   Все поздоровались. Прокурор поднялся, извинился, и вышел из кабинета, сообщив, что поторопит супругу Виктора Николаевича и ее поверенных.
   Вошла секретарша Романа Александровича, предложила чаю, кофе. Адвокат и Леонидович заказали кофе, Ерохин отказался от всего, а Наташа предпочла чай.
   - У меня клиент в час. Надо их поторопить, - нервно сказал Добружский.
   - Не переживайте, скоро явятся, - заверил его Стас.
   - Такие большие люди! - сокрушался адвокат. - А позволяют себе опаздывать!
   - Потому и позволяют, что высоко сидят, - заметила Наташа.
   Секретарша принесла поднос с чаем, кофе, сливками и сахаром, какими-то конфетами. Все, кроме Ерохина, принялись за еду. Ерохин сидел молча и просматривал свои книги учета сделок. Добружский нервничал и сокрушался.
   - Уже полчаса прошло!
   Как бы в ответ на его сетования, дверь кабинета отворилась, и вошли прокурор, двое неприметных мужчин и величественная дама, судя по всему, сама Татьяна Илларионовна. Мужчины поздоровались, дама только слегка наклонила голову. Она была некрасива, следы обильно использованной косметики бросались в глаза.
   - Приступим, - коротко сообщила она. - Где подписать?
   Адвокаты и Ерохин быстро подошли к свободному столу Романа Александровича, стоявшего у стены, вдалеке. Добружский, видимо, хорошо был знаком со своим визави из племени Татьяны Илларионовны, говорили быстро и по делу. У Ерохина все было подготовлено: он только показывал, где бывшая уже хозяйка комплекса должна была поставить свою подпись. Затем к столу пригласили Леонидовича, он тоже подписал там, где указал Ерохин.
   - Вот деньги, - передал портфель Добружский адвокату женщины. - Ровно миллион евро!
   - Пересчитывать не будем, - зло сказала Татьяна Илларионовна. - Иван, забери портфель!
   И, не попрощавшись, все трое, в сопровождении бледного прокурора, вышли из кабинета.
   - Ну, что же, и нам пора! - резюмировал Стас.
   - Вот Ваш пакет документов, - передал ему маленький плоский чемоданчик Добружский. - Честь имею откланяться!
   - Спасибо за помощь! - поблагодарила Наташа.
   Адвокат с Ерохиным вышли вслед покупателям.
   - Идем и мы, - сказала Наташа и поцеловала Стаса. - Собственник ты мой!
   Обратную дорогу они проехали не спеша, весело обсуждая их будущее предприятие.
   - Я буду язвительной и строгой! - смеялась Наташа.
   - А я наоборот - веселым и добреньким, в противоположность тебе, - вторил ей Стас. - Особенно, по отношению к милым девочкам!
   - А я их всех повыгоняю и наберу страшилищ и уродин!
   - Тогда весь мужской персонал будут инвалиды с дефектами конечностей! - уже хохотал, не сдерживаясь, Столяров. - И все, без исключения, геи!
   Так, веселясь, они добрались до дома. Леонидович заглушил двигатель и они поднялись к себе.
   - Ты пока переодевайся, я Ксении позвоню, - сказала Наташа. - Ксения, привет! Мы вернулись... Да, все прошло гладко, только перед самым выездом, эта Татьяна Илларионовна сама решила нас извести: наслала к нам каких-то ублюдков, троих. Мы со Стасом только защиту выставили и все. Они бежать бросились... Почему я решила, что это она? Знаешь, так примитивно!.. Хорошо!.. Ладно, так и поступим... Хорошо, Ксюша, сделаем! Отбой!
   Наташа вошла в спальню, переодеться.
   - Ксения попросила нас все-таки быть настороже, сегодня сходить инкогнито в наш ресторан, приглядеться, а завтра уже заявиться для вступления в руководство хозяйством. Завтра топ-менеджеры соберутся к двенадцати часам. Но нам необходимо быть там в десять, протестировать рядовой персонал. А вечером, завтра же, Ксения приглашает приехать к ней, в загородный дом.
   - Отлично! Отдохнем, поруководим и снова отдохнем! Замечательно! - Стас был весьма доволен. - Ната, я на нервах, и хочу есть!
   - Сейчас, переоденусь, и пойдем.
   Обед прошел в хорошем настроении. Стас много шутил, Наташа смеялась от души. Они выпили целую бутылку "Barolo Monprivato", 2008 года, обильно закусив горячим копченым бычком и неизменным сыром с разнообразной свежей зеленью.
   Столяров откинулся в кресле, чувствуя полное гастрономическое блаженство. Закурил сигарету, прикрыл от удовольствия глаза.
   Наташа склонила голову набок.
   - Интересно, дорогой! А как же ты собираешься после такого обеда любить свою подружку?
   - Сейчас, пятнадцать минут отдыха, и я готов к подвигам любви!
   - Посмотрим! - с сомнением произнесла Наташа. - Я в душ!
   - Никогда я еще не был так подготовлен к любовной схватке с женщиной! - крикнул вдогонку Столяров. - Думаю, после меня, ты не то, что не захочешь пойти в ресторан и ехать к Ксении, ты вообще назовешь меня "мужчиной своей мечты"!
   - Размечтался! - перекрикивая шум воды, отозвалась из ванной Наташа.
   - А я иду к тебе! - вдруг решил Стас, и двинулся в сторону ванной комнаты.
  
   Через полчаса, оба вымотанные, они валялись в своей постели, на мокрых от воды простынях, тяжело дышали и поглаживали друг друга.
   - Где ты всему этому научилась? - спросил Стас. - В Гарварде учат?
   - Дурак! Этому учит женское чутье, наше женское начало и нутро! Вот, Лилит бы тебе все подробно объяснила!
   - Я сейчас в ресторан идти не могу: какая еда, и какая ты! Нет, ресторан откладывается часов до девяти вечера.
   - Хорошо, милый! - покорилась Наташа. - Спим до восьми, потом в ресторан, приглядимся!
   - Приятных снов, дорогая!
   - И тебе того же!
  
   Проснулись любовники ровно в восемь, сладко, в унисон, потянулись. Стас взял сигарету, Наташа пошла в ванную.
   Леонидович думал о счастье, привалившему, не только в богатстве, но и в Наташе, других своих женщинах. О подобном он и мечты себе не позволял! Вспомнилось его внезапно нахлынувшее стариковство, чудесное спасение от Ксении. Его новые, необычные друзья: Бурый, Баюн, Леший, Владимир...
   - Ступай в ванную, солнце мое! - громко позвала Наташа. - Я уже вышла.
   - Иду! - ответил Леонидович, поднимаясь с постели.
   Пока Столяров принимал душ, брился, Наташа уже почти привела себя в боевую форму: оделась и подкрасилась.
   - Надень нечто скромное, не будем привлекать к себе внимание, - посоветовала она.
   - Хорошо, дорогая!
   Через полчаса они вышли к машине. На улице почти стемнело. Стас непроизвольно огляделся, но вокруг было спокойно. К девяти часам они были в ресторане.
   Народу было немного. Довольно громко играл живой оркестр, на столах полыхали свечи, сновали официантки.
   Метрдотель проводил их к свободному столику.
   - Что-то многовато официанток, - тихо сказала Наташа. - Завтра поубавлю. Мужчина-официант в ресторане смотрится гармоничнее. А женщина-официантка - это для третьесортных кафе.
   - Ничего не имею против, - серьезно согласился Стас. - Что закажем? Я, впрочем, и не проголодался еще.
   К их столику подошла официантка. Сначала быстро оглядела Столярова, потом Наташу. Ее взгляд как бы заранее оценивал, сколько можно урвать чаевых. Судя по лицу официантки, та осталась не совсем довольна посетителями.
   - Что будете заказывать? - спросила она, хотя было видно, что посетители к меню не притрагивались.
   - Будьте добры, два кофе-латте и бутылку "Перье", без газа и со льдом, - мягко сказала Ната. - Мы еще не ознакомились с меню.
   Официантка повернулась, не произнеся ни слова, и отошла к другому столику, где веселье уже шло вовсю. Там, у нее на лице сразу выскочила услужливая улыбка.
   - Ну, и как тебе такой персонал? - задала вопрос Наташа. - Ноги ее завтра здесь не будет!
   - И снова я с тобой абсолютно согласен!
   - Давай просмотрим меню, а ее попросим предложить нам самые изысканные блюда! Вот и проверим на грамотность. По этикету - уже двоечка.
   - Изучай! - Леонидович тоже взял в руки меню, и стал просматривать блюда и вина.
   Некоторое время Стас и Наташа изучали большие картонные папки под названием "Меню", с вложенными внутри листами плотной белой бумаги, заполненные машинописным текстом с названием блюд и ценами на них.
   Картина выглядела удручающей! Столовский черно-белый вариант! Ни одного оригинального блюда! Ну, только, пожалуй, несколько сортов пельменей, с медвежатиной, мясом лося и прочей начинкой. Да блины с черной и красной икрой. Все остальное - общепит, который можно найти днем в любой столовой. По мере просмотра этого "кулинарного чуда", лица партнеров приуныли.
   Они отложили меню в сторону.
   - Будет о чем завтра побеседовать, - грустно произнесла Наташа.
   - Да, - тоже грустно согласился Столяров, и обратился к официантке: - Девушка! Можно Вас попросить предложить нам нечто изысканное, на Ваш вкус.
   - Выбирайте! В меню - все, - равнодушно ответила официантка.
   - А как Вас звать? - спросила Наташа.
   - Людмила, - также равнодушно представилась она. - А что?
   - Да нет, это уже не имеет значения, - сказала Ната. - Где наш кофе? И вода?
   - Больше ничего не будете заказывать? - абсолютно безразлично спросила Людмила.
   - Нет! Мы надеялись на нечто изысканное, - удрученно ответил Стас.
   - А пельмени, с медвежатиной, например?
   - Нет, спасибо!
   - Как хочете! - официантка повернулась и пошла к стойке бара.
   - "Как хочете"! Ты слышал? - спросила возмущенно Ната.
   - Слов нет! - ответил Стас. - Чувствую, что и кофе, и "Перье" будут поддельными.
   Людмила принесла на подносе кофе и воду.
   - Кушайте на здоровье, - с издевкой в голосе предложила она.
   - Благодарим! И рассчитайте нас сразу, - попросил Столяров.
   - Пятьсот пятьдесят рублей, - изрекла она, не заглядывая в блокнот заказов.
   - Что же так дорого? - удивилась Наталья.
   - Ресторанная наценка.
   Пока Столяров доставал деньги, Наташа отпила глоток кофе. Конечно, это был не латте. Сделала глоток минеральной воды, конечно, это был не "Перье"!
   Леонидович положил деньги в меню, и сказал официантке:
   - Спасибо, Вы свободны!
   Людмила взяла из папки деньги и, покачивая широкими бедрами, отошла от их столика.
   - Не пей эту гадость, - попросила Наташа, увидев, что Стас поднял чашку с кофе.
   - И воду не стоит?
   - Тем более! - сморщила носик Наташа. - Все ясно! Едем домой?
   - Пожалуй, - согласился Леонидович. - Все разборки по этому бардаку перенесем на завтра. Я даже не хочу заглядывать в отель! Поехали домой, хоть нормально поужинаем!
   Ехали, почти не проронив ни слова. Только изредка Наталья вздыхала: и это - в центре миллионного города! Видимо, судьба ее будущего детища серьезно ее волновала.
   За ужином состояния безудержного веселья уже не было. Стас и Наташа начали понимать, сколько сил и энергии придется вложить в это предприятие. А, в первую очередь, сломать психологию сотрудников!
   После ужина Наталья сказала, что очень устала, хочет обдумать план своих действий, и пошла в кабинет, попросив Столярова поглядеть телевизор в одиночестве или идти спать, или читать.
   - Не переживай, дорогая, - я чем-нибудь себя займу. - Спокойной ночи! Долго не засиживайся, завтра нам к одиннадцати.
   - Спокойной ночи, мой нежный!
   Стас налил себе хереса амонтильядо, отломил кусок грудки индейки и завалился на диван, напротив телевизора.
   Так они провели свой первый вечер без сладкого секса, хотя появились в спальне почти одновременно.
   - Ты, кажется, лишку выпил, - надулась Наташа. - Впрочем, я тоже хорошо поработала, только мозгами.
   - А я мозги вовсе отключил и смотрел "Амаркорд", - засмеялся Столяров. - Под херес с индейкой!
   - Вот смешно! - фыркнула Наталья, и выключила свет. - Спи, давай!
   - ОК, дорогая! - весело ответил Стас и быстро уснул.
  
   Наташа поднялась первой и приводила себя в порядок в ванной. Стас, проснувшись, подруги рядом не обнаружил. Бросил взгляд на часы: десятый час, пора вставать. В одиннадцать надо быть в ресторане! Сбросив ноги с постели, сел, потянулся и пошел в ванную. Наташа принимала душ.
   - Доброе утро, засоня! - поздоровалась она.
   - Привет, дорогая, - ответил Столяров, любуясь ее хрустальной фигуркой через полупрозрачную занавесь. - Может, я к тебе нырну?
   - Милый, потом! Я настраиваюсь на серьезное мероприятие, уже настроилась, а ты хочешь сбить меня с толку! После! - категорически отвергла приставания Наташа. - Иди, приготовь на завтрак что-нибудь.
   - Мне все равно, а тебе?
   - Сделай мне овсянку с клубничным джемом. И кофе-американо!
   - Ладно, милая!
   Быстро распорядившись с едой для Наты, себе Стас все же сделал яйца вкрутую, под майонезом, с зеленым горошком, и омара на гриле, с куском хвоста лангуста.
   В столовой появилась Наталья, протирая волосы полотенцем. Феном она пользовалась редко. До выхода успеют высохнуть.
   - Ступай, мойся, - она остановилась на пороге. - Как вкусно пахнет!
   - Кашкой? - иронично и наивно спросил Леонидович.
   - Не издевайся! - строго произнесла она. - Я все равно не буду нагружать свои мозги этими твоими калориями. Ты мне сахар в кофе добавил?
   - Yes, my darling! Можешь начинать без меня, оставим церемонии.
   - Ладно, иди уже, шут гороховый!
   - Фу, как невежливо! Я ей кашку приготовил, кофе...
   Стас пошел в ванную комнату, напевая себе под нос "Копакабану" by "Sailor"*.
   Он чисто побрился, принял душ, отдраил до белизны зубы и улыбнулся себе в зеркало. Да! В зеркале отразился самоуверенный, довольный жизнью, сорокалетний джентльмен. Который, как показалось Стасу, даже подмигнул в ответ. Леонидович сбрызнул себя парфюмом, накинул халат и вернулся в столовую.
   Наташа уже допивала кофе.
   - Спасибо, дорогой! - сказала она. - Я пошла собираться. Поторопись со своими морепродуктами.
   - Слушаюсь, любовь моя!
   Девушка ушла в спальню. Стас включил телевизор, и принялся за еду. От ощущения собственной молодости, он постоянно пребывал в некоем приподнятом настроении. Видимо, так чувствуют себя кокаинисты. Надо попробовать! Правда, от частого употребления кокаина может развиться артериальная гипертензия! Ну его! Пока и так все замечательно!
   Городские новости рассказывали и показывали какой-то репортаж о перестрелке на окраине. Репортер акцентировал внимание на то, что подобного уже давно у них не случалось. В результате - аж четыре трупа. Про раненных ничего не известно.
   Управившись с завтраком, Столяров тоже пошел собираться.
   Наташа уже оделась и предавалась процессу макияжа.
   - Что-то ты сегодня как индеец перед сражением накрасилась, - заметил он.
   - Чтобы не видели во мне смазливую добрую тетку! Сегодня надень, пожалуйста, джинсы, футболку повеселее, и жакет. Вот ты и создай себе имидж противоположности мне. Этакий плюющий на все миллионер!
   - Прекрасно! Я так давно не носил джинсы!
   - И давай, не будем собирать администрацию отдельно! Ты зайдешь к ним и поговоришь сам, хорошо?
   - Хорошо! - вздохнул Леонидович.
   Он оделся быстро, осмотрел внимательно прическу, и остался вполне доволен собой.
   Наташа его внимательно осмотрела и тоже выразила одобрение.
   - Поехали? - спросила она.
   - Всегда готов! - поднял руку в пионерском приветствии Столяров.
   - Что-то у тебя сегодня игривое настроение? Не забудь включить защиту и активизируй чтение мыслей.
   - Конечно, Наташенька! Жить еще хочется! Вон, по телеку, сейчас показывали, четверых ночью угрохали, в перестрелке.
   Они спустились в лифте и вышли на улицу.
   Ночью, видимо, похолодало, и сейчас было довольно свежо. Наташа даже поежилась от неуютной прохлады.
   - Надо было хоть брючный костюм надеть, - сказала она.
   - Нет, так лучше, в колготках и юбке: пусть все видят, какие у тебя стройные ножки! - опроверг ее Стас. - Это поможет наладить контакт с мужчинами, которых ты сегодня не выгонишь.
   - Ты серьезно?
   - Не знаешь ты нашей психологии, милая моя!
   Стас открыл Наташе дверь автомобиля, затем сел за руль. В салоне Ната вновь поежилась, и Столяров включил обогрев.
   На место прибыли без пяти минут одиннадцать. Столяров припарковался, выпустил подружку.
   В гардеробе ресторана их уже ждали адвокаты - Добружский и второй, от имени продающей стороны. Поздоровались. Метрдотель, видимо, был в курсе дела, и повел всех в конференц-зал. Следом за ними зашел среднего роста мужчина в строгом костюме и с характерной формой носа.
   - Простите за небольшое опоздание. Я - Тигран Ованесович, как понимаю, уже бывший управляющий.
   - Здравствуйте! - сказала строго Наталья. - Правильно понимаете.
   - Присаживайтесь, дамы и господа! - пригласил Тигран. - С чего начнем?
   - С оценки профессионализма работников, - серьезно сказал Столяров. Наташа, умница, дала показать, кто в доме хозяин. - Приглашайте персонал!
   Зал заполнился почти до предела. Тут стояли и повара, и официанты, и горничные, и администрация. Когда движение прекратилось, Тигран Ованесович начал речь.
   - Дамы и господа! Наши ресторан и отель проданы новому собственнику. Позвольте представить: Столяров Станислав Константинович...
   Из зала послышался недовольный высокий женский голос:
   - Может, мы присядем, Станислав Константинович?
   - Выйдите поближе, кто это сказал, - попросил Стас. К ним, не спеша, подошла отцветшая красавица, лет сорока пяти. Леонидович спокойно произнес: - Вы уволены! Еще пожелания будут?
   В ответ - абсолютная тишина. Наташа посмотрела на друга с большим уважением. Такого начала не ожидал никто!
   - Тогда продолжим, - Стас встал с кресла и начал медленно обходить персонал ресторана и отеля, разговаривая спокойным, уверенным голосом. - Я никого не удерживаю. Любой из вас может немедленно, после общего собрания, пройти в отдел кадров и подать заявление об увольнении по собственному желанию. Так как я почти никого не знаю, всем увольняющимся будет предоставлена положительная характеристика. Я намеренно сказал "почти". Людмила, официантка, есть такая? Пройдите сюда.
   Столяров подошел к столу, где сидели Наташа, адвокаты и Тигран.
   Из толпы вышла вчерашняя официантка. Сейчас, при хорошем освещении, ее можно было разглядеть лучше. Лет сорок, неплохая фигура, не выдающее интеллект, но довольно приятное лицо.
   - Вы нас вчера обслуживали, и крайне непрофессионально. Вам хорошая характеристика, Людмила, не светит. Вы уволены за непрофессионализм! Все! Свободны!
   Официантка просила простить ее. Не получив ответа, из глаз ее потекли слезы, она повернулась к новому хозяину спиной и выскочила из зала.
   - Станислав Константинович! Она ребенка, подростка, одна растит, оставьте ее! - шепотом попросил Тигран Ованесович.
   - Я свои решения меняю крайне редко, - так же, шепотом, ответил Стас. - Это не тот случай.
   - Браво, дорогой! - наклонившись близко к уху Леонидовича, тоже шепотом пропела Наташа.
   Столяров остановился у стола.
   - Ну, если общих вопросов нет, администрация может идти к себе, работники отеля - тоже. Если кого интересуют Уставные документы - прошу к адвокатам. Ко мне сейчас, поодиночке, подходят повара и другие кухонные работники. А новая управляющая рестораном, Наталья Игоревна, займется с официантами. Так же, подходите по одному. Приступим!
   Леонидович сел за отдельный столик. Отдельные столики заняли Наташа и адвокаты. В зале началось движение: кто потянулся к выходу, таких было немного, единицы, кто пошел к столикам на собеседование.
   Из двадцати поваров, троих Столяров забраковал сразу, это были полные профаны кулинарии. Шестнадцать поваров были признаны условно оставленными, если будут ходить на семинары, шеф-повар и еще один, совсем молоденький парнишка, показали такие познания в своем деле, что полностью удовлетворили прошедшего Школу высшего пилотаж, господина Столярова. Это обрадовало Стаса, будет кому вести хозяйство на кухне!
   Наташа еще беседовала с официантами, и Стас отправился в отель. Зашел в бухгалтерию и отдел кадров, к экспедиторам. Всем было сказано одно и то же.
   - Я опытный руководитель, знаю и бухгалтерское дело, и делопроизводство, и юриспруденцию. Прошу быть очень внимательными, не совершать ошибок. Первая ошибка может оказаться роковой. Последней. Будьте преданы мне и своему делу, и оклады ваши приумножатся значительно. Работайте на совесть! Всего хорошего!
   Пройдясь по отелю, он остался вполне доволен. Правда, надо немного поменять интерьер, переделать некоторые номера, увеличив количество люксов и полулюксов.
   Стас подошел к стойке бара и заказал какой-нибудь коктейль. Работающий сегодня бармен оказался виртуозом своего дела. И коктейль оказался вкусным.
   Прошло немало времени, и у бара появилась Наташа.
   - Как же я устала! - воскликнула она. - Шестерых вышвырнула по профнепригодности, остальных еще учить и учить! Предупредила: единственная промашка - где дверь, знаете. Никаких поблажек! Учиться придется много, но и зарплата прибавится.
   - А учить-то кто будет? - спросил Стас. - "Болотницы" наши?
   - Конечно!
   - Коктейль хорошо парнишка делает. Будешь?
   - Давай, выпьем немного. Устала!
   Столяров заказал еще один такой же коктейль, и они, с Наташей, любовались виртуозной работой бармена.
   - Где учился? - крикнул от столика Леонидович.
   - В Англии, - ответил парень.
   - А сменщики твои как?
   - Все в порядке! Мы иногда конкурсы устраиваем, новое придумываем.
   - Молодцы, - устало похвалил Стас. - Надо бы вам к зарплате по десять штук набросить, для энтузиазма. Только чтоб все новое - в массы! Тебя как звать-то?
   - Михаил. А не Вы, случаем, новый владелец отеля? Я проспал сегодня на собрание.
   - Случаем, я, - улыбнулся Стас. - А зовут меня Станислав Константинович. А эта роскошная дама - Наталья Игоревна, новый управляющий в ресторане... Или управляющая?
   Столяров получил легкий тычок в бок от Наташи.
   - Не фамильярничай, - тихо сказала она ему. - Тебя уже развезло несколько. Собирайся! Дома отдохнем, и едем к Ксении!
   - Да, мэм! - Столяров вообще развеселился.
   Наташа поднялась, поблагодарила Михаила за коктейль.
   - Поехали! - уже настойчиво сказала она Стасу.
   - Да, мэм! - Стас поднялся и они, под ручку, вышли из отеля.
   Оставшись один за стойкой, бармен потянулся за своим сотовым, и набрал чей-то номер. Долго никто не отвечал.
   - Прикольный дядька! - тихо, но вслух, сказал сам себе Михаил. - Дай Бог ему счастья!
  
   В семь часов вечера, отдохнув дома, Столяров и Наташа выехали за город, к Ксении. Прошел дождь. На улице было сумрачно, кажется, что сейчас пойдет снег. Но снега не было, а только сплошная серость по небу.
   Ехали долго, поток машин, устремляющихся за город, все возрастал. Машины выезжали из города мокрые, и ехали по шоссе, обсыхая на холодном ветру.
   Разговаривать не хотелось, слишком много сил было отдано сегодняшнему просмотру. Наташа вяло спросила, будет ли он подключать к ремонту отеля и ресторана одного дизайнера или нескольких? Разумеется, одного, какой смысл мешать стили строений, так же вяло ответил Стас. Да и обойдётся дешевле.
   - Чего такой угрюмый? - удивилась Наташа. - Ничего, встретишь сейчас своих друганов -- развеселишься!
   - Не знаю, настроение паршивое. Понимаешь, хочется быстрее со всем этим покончить, да уж настоящим делом заняться, - нехотя ответил Леонидович. - А то бегать сейчас, да кирпичных ворюжек контролировать.
   Дальше опять ехали молча. Наташа поняла, что сейчас Стаса лучше не трогать, пусть думает пока о своём. До приезда перегорит, станет как прежде, особенно, когда Ксению свою увидит.
   Наконец съехали с трассы. Машин по дороге к дому не встретилось. Ворота оказались открытыми, и они подкатили к самому подъезду.
   У входа их встречали Владимир и Даша. Бурый валялся в десяти метрах от крыльца и громко храпел.
   Друзья расцеловались и вошли в дом. Ксения встретила Леонидовича и Наташу в гардеробе, поцеловала гостей.
  -- Как доехали? - спросила Ксения. - Стол накрыт, пойдёмте ужинать.
  -- Спасибо, Ксюша! - ответил Стас. - Мне надо исправлять настроение, срочно!
  -- Что, тебе сразу бокал коньяку или сначала проведём совещание? - удивилась Ксения.
  -- Ну, рюмочку перед ужином!
  -- Хорошо, понимаю! День сегодня у вас был не лёгкий, - согласилась хозяйка.
  -- Стас сегодня проявил себя как настоящий собственник, - сказала Наташа. - Вёл себя безукоризненно. Вот роль миллионера его добила!
  -- Стас, это уже не роль, ты - настоящий миллионер!
  -- Пойдём-ка, дружок, в избушку, - улыбнулась Даша. - Я тебя сейчас быстро в порядок приведу.
  -- Не задерживайтесь! А то буду ревновать! - с напускной строгостью предупредила Ксения.
   Стас и Даша пошли из дома в избу. Там было тепло и уютно. Горел камин, потрескивали дрова, вкусно пахло травами.
  -- Раздевайся, я тебе обертывание сделаю, потом массаж.
  -- А потом? - чуть веселее спросил Стас.
  -- А потом, как изволите, Станислав Константинович! - засмеялась Дашенька.
  -- Не знаю, усталость валит с ног!
  -- Вот и хорошо! Давай, поваляйся закутанным.
   Лежа на кушетке, запеленатый в теплую и мокрую простынь, издающую крепкий, вкусный аромат, Леонидович опять, со сладостью, вспоминал совсем недавние события. Здесь, в доме Ксении, в этой избушке, он чувствовал себя как в детстве, надежно и спокойно. Потом пришла Даша, делала ему массаж, потом они лежали рядышком и курили. Настроение у Столярова поднялось до очень хорошего, вкус к жизни проснулся.
  -- Ну, возвращаемся? - спросила Даша.
  -- Да, пора! Спасибо, детка, уважила миллионера!
  -- Что ты? Это ты сделал мне одолжение! - засмеялась девушка и вскочила с койки. - Побегу, быстренько в озере ополоснусь.
  -- Я с тобой!
  -- Побежали!
   Они выскочили из избушки, и нырнули в теплые воды омолаживающего странного озера, и плавали минут пять. Вернулись в избушку, насухо вытерлись, оделись и пошли в дом. Стас заметно посвежел!
   - Вижу, эффект налицо! - воскликнула Ксения. - Научишь?
   - Издеваешься? - засмеялась Даша.
   Обсуждение началось. В основном говорили Владимир и Ксения.
   - Что мы имеем на сегодняшний день? - начал совещание Владимир. - Мы перекупили собственность, которая приносила огромные доходы местным чиновникам, и теперь нас будут обкладывать со всех сторон. Это печально, это - минус! Но нам помог своими действиями, попыткой применения грубой силы, Виктор Николаевич Трошин. Каждый, из фигурирующих в этой истории лиц, имеет свои интересы и в нашей, создающейся империи развлечений на высоком профессиональном уровне. Плюс в другом! У них, всех, свои группировки, нет единства. Этого единства мы и не должны допустить!
   Владимир положил в рот кусочек барбекю, запив глотком "Torre Abalde" от Доминио де Эгурена. Его мысли развивала далее Ксения.
   - Будем действовать в двух направлениях. Девушки, под моим патронажем, начинают обрабатывать чиновников, без разбора. Но, отдавая предпочтение "акулам": Трошину, Гончарику, Козленкову. Кстати, Стас должен всерьез очаровать Инну Всеволодовну, супругу Козленкова. Задача непростая, но выполнимая. Второе направление курирует Влад: это нагнетание напряженности между основными группировками, вплоть до явной конфронтации, - Ксения придвинула тарелку с любимой, озерной рыбой - судаком под белым соусом, дав понять Владимиру, что настал его черед доклада, а ей пора перекусить.
   - Так вот, мы начали действовать, и более эффективно, нежели господин Трошин. Сегодняшняя ночная перестрелка - наших рук дело. Прокурор Гончарик, всем нам знакомый Роман Александрович, узнает от нас, тут Иванушка постарался, что Пригарин встречался со Столяровым и готов с ним поддерживать и дружеские, и деловые связи. Гончарик вызывает Барина на переговоры. Тот - далеко не дурак, и на встречу не едет, а посылает Горыныча со своими людьми. Роман Александрович из своего авто не выходит. А когда появляются люди Горыныча, среди которых есть тип, весьма похожий на Пригарина, Кайман открывает огонь. Бариновские - ответный! В результате - четыре трупа, несколько раненных и смертельная война! В общем, боевые действия открыты! - Владимир вновь откусил кусок мяса, взялся за бокал, отпил. - Пригарин в гневе! Он понимает, что перепугавшийся Гончарик решает его убрать, как самую влиятельную, но, политически не значимую, фигуру в их бизнесе. А, в случае успеха, прокурор становится некоронованным королем могущественной группы остальных чиновников. Тогда он поднимается выше уровня Трошина, по могуществу, и контролирует ситуацию в наркотрафике, в которой Трошин занимает не последнее место. Срыв "мероприятия, вступление в расследование, по обязанности, Козленкова, который все, наверняка понял, заставят всех действующих лиц вести себя крайне осторожно! - Влад помолчал. - И в этой ситуации, мы устраиваем Бал открытия ресторана и отеля, всем участникам отправив приглашения!
   - Стас, Наташа, а вы еще не подобрали новые названия заведению? - спросила Ксения.
   - Даже не думали еще, - ответил Стас. - Столько строительных работ!
   - Придется форсировать деятельность! Днем работают обычные строители, на ночь - запускаем демонов. Надо торопиться, пока эти крысы во всем не разобрались, - решительно сказала Ксения, уверенная в одобрении Асмодея. - А пока все думают над названием! Все!
   Присутствующий Кот Баюн горделиво поднял голову от тарелки с кровавым мясом.
   - Сейчас, придумаю! - важно вымолвил он.
   Как бы разряжая атмосферу, все рассмеялись.
   - А что? Я лучше всех и придумаю! - обиделся Баюн.
   - Все, едим, пьем и думаем над названием! - повторила Ксения. - Особо ты напрягись, Леший! Пей вина, сколько влезет, разрешаю! У тебя от вина, действительно, мозги лучше работают!
   Вся компания принялась дружно предлагать новые названия ресторану и отелю. Все было не то. Ужин продолжался, а цель не была достигнута. В конце концов, Ксения сказала, что есть время подумать пару дней, не больше. Общая картина обрисована, действуем! Не позднее двадцати двух - разбегаемся! Она попросила Наташу пройти с ней в кабинет, кое что уточнить и проверить. Леонидович остался в компании близняшек, Иванушки, Лешего и Баюна. Влад куда-то исчез.
   Баюн, не переставая, предлагал неисчислимое количество названий, отвергаемых за неудобностью произношения или откровенную пошлятину. Веселье охватило всех. Вдруг, Леший, казалось, уснувший в своем кресле, за столом, изрек:
   - "Песня изголодавшегося странника"! - и уронил лицо на стол. - Или "уют"... Или "оазис" и так далее. Выбирайте, но тема - моя!...
   Дальше - храп мудрого Лешего, и некоторое молчание за столом.
   Все замолчали, обдумывая неожиданное предложение.
   - А что, неплохо: ресторан - "Песня голодного странника" и отель "Приют странника", что-то в этом роде, - согласился появившийся Владимир.
   - Неплохо, - согласился Столяров.
   - Да, интересно! - почти одновременно сказали Катя и Даша.
   - М-м-м, признаю, креативно, - высказался Баюн. И добавил, щелкнув зубами - "Последний приют странника"!
   Леший продолжал храпеть. Пока не пришли Ксения с Наташей, пир продолжался. Теперь поднимали тост за Лешего.
   Появились Наталья и Ксения. Они казались озабоченными.
   - Леший название придумал, - доложил Влад. - Ресторан "Песня голодного Странника" и отель "Приют Странника", как вам?
   Мгновение Ксения подумала.
   - Отлично, так и сделаем. Вполне подойдет! - она прошла к столу, но не села. - Все! Закругляемся! Уже десять, по местам, расходимся и работаем!
   Все встали, кроме спящего Лешего.
   Ксения и Владимир проводили Стаса и Наташу.
   - Будьте осторожны, друзья! - напутствовала она их. - Дня за три управимся с изменениями и устроим Бал открытия. Задачи для всех распределены. Тебе, Стас, Ната все расскажет. Влад будет координатором действий, "мозговым центром", я буду осуществлять общие направления, из городской квартиры. Связь держим телепатическую или при личной встрече. По сотовым ничего не обсуждаем, только в крайних случаях... Ну, давайте поцелуемся!
   Все, четверо, расцеловались, Стас помахал рукой в сторону стола, и они, с Наташей, уехали.
   По дороге домой Наташа рассказала Стасу, что его главнейшей задачей будет соблазнение, всеми средствами и силами, Инны Всеволодовны - жены Вячеслава Леонидовича Козленкова. Она сама займется Гончариком, который сейчас, после неудачного покушения на Пригарина, находится в неуравновешенном состоянии и может наломать дров. Еще надо завтра посетить Кирилла Ивановича Пригарина, и, под предлогом оформления крупного вклада, разговорить его на нужные темы.
   - Пусть он временно дистанцируется от остальной элиты и станет, на время нашим союзником, - сказала Наташа. - Набери его прямо сейчас!
   Столяров достал телефон, нашел номер Пригарина.
   - Добрый вечер, Станислав Константинович! - почти сразу ответил Барин. - Что так, в поздний час?
   - Добрый вечер, Кирилл Иванович! Как Ваше здоровье?
   - Благодарю, хорошо! Вашими молитвами! - усмехнулся Пригарин. - Вы опять уже все знаете?
   - Сорока на хвосте принесла, - ответил Стас. - Мне очень хотелось бы с Вами завтра увидеться: пора исполнять обещания. Хочу разместить в Вашем банке солидный вклад.
   - С удовольствием! Сумму не будем озвучивать по телефону?
   - Разумеется! - Стас говорил таинственно. - Сокровища графа Монете Кристо!
   Пригарин рассмеялся и пригласил Столярова к себе в банк часам к одиннадцати.
   - Вас устроит это время? - спросил он.
   - Вполне, Кирилл Иванович! До встречи!
   - Спокойной ночи, Станислав Константинович!
   - Схватил наживку, старый сом? - улыбнулась Наташа.
   - А как же! - с пригаринской усмешкой ответил Стас.
  
   Утром, Наташа разбудила Столярова легким поцелуем в лоб.
   - Пора вставать, милый мой! Надо еще деньги достать.
   - Привет, родная! - Стас потянулся в постели. - Который час?
   - Девять. Завтрак на столе, иди, мойся.
   После утреннего душа, бритья, Стас появился в столовой.
   - Давай, я сперва деньги достану, потом поедим, - предложил он.
   - Не возражаю!
   - Сколько брать?
   - Два миллиона долларов ему будет достаточно, пока достаточно, - сказала Ната.
   - Ладно, пошел!
   Леонидович сел на диван, закрыл глаза, и сосредоточился. Как всегда, появился бело-серый дымок, и он очутился в большом полутемном помещении, где на металлических блестящих стеллажах расположились денежные кирпичи разного цвета. Их было огромное количество! Он нашел доллары, собрал в сумку необходимое и исчез из параллельного мира, вместе с сумкой. В каком банке он побывал?
   Со слов Наташи, сумка проявилась на диване почти мгновенно.
   - Здорово у тебя получается! - воскликнула она, и попробовала сумку на вес. - Ого, тяжеленная! Ладно! Давай завтракать.
   За завтраком Ната сказала, что Стас едет к Пригарину, а она двинет в прокуратуру. Как пройдет? Да не вопрос! Готовить пропуск - поздно, придется воспользоваться гипнозом, или поиграть в невидимку. Правда, энергии много уйдет.
   Доев творог с йогуртом, они пошли одеваться.
   - Тебя довезти до прокуратуры?
   - Я такси возьму, - сказала Наташа.
   На улице стоял легкий холодок, обещавший раствориться днем в солнечном тепле. Лето отступало, но не сдавалось до конца. Тротуар был сухой и дымящийся испарениями ночного инея.
   Стас сел в свой "фолькс" и выехал со двора. Сумка с деньгами лежала в багажнике. Он заехал в ближайший супермаркет, купил два больших "дипломата", и, в машине, переложил деньги туда, по миллиону в каждый. Мысленно спросил, здесь ли его легион. В его голове металлический голос подтвердил наличие всех бойцов. Треть легиона командир отправит с Наташей. Молодцы, подумал Леонидович и поехал к банку Пригарина.
   По дороге к мосту через реку скорость была разрешена до ста километров в час, чем Столяров и воспользовался. При въезде на мост, даже через прекрасную звукоизоляцию автомобиля, он услышал сильный удар и скрежет металла сзади. Включив аварийную сигнализацию, он остановился. Подойдя к месту аварии, Леонидович увидал страшную картину: гусеницы огромного бульдозера, выехавшего на полосу движения, буквально раздавили старенький белый "форд"! Из щелей, между остатком двери и порожком раздавленного авто, текла струя крови. Остановившиеся автомобилисты в голос кричали, что надо вызвать "скорую" и ГИБДД, набирали номера.
   Леонидович подошел чуть ближе: в выдавленном лобовом стекле он разглядел окровавленную голову с выпученными глазами, а рядом лежал "калашников"! Стас быстро проанализировал ситуацию. Когда он отъезжал от магазина, этот "форд" пристроился за ним, Стас еще подумал: какого же года эта развалина, даже дымит! Пригаринские? Разговор будет весьма любопытным!
   Он вернулся в машину, выключил сигнализацию и с большим интересом поехал к банку.
   В банке он показал охране свой паспорт.
   - Вас нет в списке приглашенных, - сказал четко охранник.
   "Точно, Пригарин!"
   - А Вы наберите Кирилла Ивановича, сообщите обо мне, это чрезвычайно важно! - иронично сказал Стас, хотя охранник явно не в курсе дела.
   Охранник снял трубку телефона.
   - Охрана говорит. С Кириллом Ивановичем соедините. Спасибо! Кирилл Иванович, к Вам господин Столяров, Станислав Константинович. Так! Понял, - положил трубку охранник. - Велено проводить Вас в кабинет господина Пригарина. Семерикин! Проводи господина Столярова!
   Они поднялись в лифте на третий этаж, повернули направо, без стука Семерикин открыл дверь в приемную.
   - Доложите Кириллу Ивановичу, что господин Столяров здесь.
   Секретарша, миловидная шатенка, лет сорока, предложила присесть и подождать. Стас развалился в кресле, с чемоданчиками на коленях. Через минуту дверь распахнулась, вышел сам Пригарин, подошел к Стасу и долго тряс ему руку в приветствии. За ним вышла и села за свой стол секретарша.
   - Ну, прошу ко мне! - без всяких усмешек пригласил Барин. - Располагайтесь! Чувствуйте себя как дома. Как здоровье любезнейшей Натальи Игоревны?
   - Дела, все дела! К Гончарику чего-то поехала, - равнодушно ответил Леонидович. - Ну, и мы - к делу?
   Пригарин, услышав, что Наташа поехала к Гончарику, озадачился. Этот ход был ему пока непонятен.
   Поставив чемоданчики на стол, открывая их, Стас произнес:
   - Ох, и страшная же авария сейчас на мосту произошла! Прямо за мной. Огромный бульдозер в лепешку смял старенький белый "форд"! Всех - всмятку! Кровищи - море! Ужас! - Столяров открыл чемоданчики и, мельком, взглянул на банкира, отметив бледность на его лице. - Мы же с Вами договаривались? Вот, два миллиона долларов. Хочу пристроить в Ваш банк!
   Пригарин молча подошел к столу и с отсутствующим видом провел рукой по упаковкам с банкнотами.
   - Буду с Вами откровенен, Станислав Константинович! Честно говоря, не верил в Ваше появление у меня, скажем так, после наблюдения автокатастрофы. Вы умнее, чем я думал.
   - Благодарю за комплимент! - Стас говорил спокойно. Но очень серьезно. - Но я не думал, что Вы наступите на грабли во второй раз, скажем так! Вы же сами сказали Трошину, чтобы оставил меня в покое, а сами творите неизвестно что... Забудем! В последний раз! Давайте, оформим вклад, как положено, и каждый будет заниматься своим делом. Кстати, за визит Натальи Игоревны к господину прокурору не беспокойтесь. Вам это ничем не грозит. Тут другое совсем дело. И мой Вам совет, Кирилл Иванович! Горыныч Ваш плохо стал со своей работой справляться. Пора Степану Николаевичу Горемыке на отдых! Он и не в курсе, наверно, что Кайман завтра с Тяпой "стрелку забили". И Виктора Николаевича Трошина, вчера вечером, видели с Кайманом: последний к заму в машину садился... Видите, я знаю больше Вашего Горыныча! - Стас засмеялся.
   Пригарин оставался серьезен. Он никак не мог понять, откуда у Столярова столько информации! Может, все-таки - ФСБ? Тогда почему меня не берут? Материала - куча! Одно только покушение на Столярова, и - пожизненное! Ладно! Посмотрим, что день произведет на белый свет!
   - Хорошо, Станислав Константинович! Я услышал! Пойдемте, оформим вклад и я Вас оставлю. Простите, очень много дел!
   - Пойдемте! - согласился Стас. - На будущее: лучше созвониться, встретиться и все обсудить между собой.
   - Да, уж! Это будет лучше! - попытался усмехнуться Барин.
   - Третьего раза, точно, не будет, - спокойнейшим образом сообщил Стас, и выразительно посмотрел на Барина. - Я только Вас уведомлю, что не стоит к нам относиться, как лохам, пусть это и звучит некрасиво.
   Пригарин не ответил. Он оставил Стаса в отделе вкладов, у двух чиновников, работавших быстро и уверенно. Вскоре деньги были оприходованы, Столяров получил платиновую карту банка, и уехал домой.
   Наташа была уже в квартире. Она радостно встретила Стаса, обняла, поцеловала. Столяров рассказал ей о визите к Пригарину. Решили, что Стас все правильно сделал. Уничтожение Барина преждевременно, и ни к чему полезному не приведет. Но проучить того следовало! Показать, насколько Барин сам уязвим! Решили, что пошлют к банкиру наемника, из демонов, с пулькой с краской.
   Наташа поведала о приеме в прокуратуре. Ее внезапное появление в кабинете, привело Гончарика в сильное возбуждение. Она сказала прокурору, что если сегодня состоится встреча Каймана с Тяпой, и если он, Роман Александрович, не продаст половину своего бизнеса (а какую - она ему скажет позже) господину Столярову, то господина прокурора ждет страшная смерть от зубов и когтей внезапно появившегося медведя, он, видимо, хорошо помнит гибель Пети. Наталья передала бледному, как смерть, Роману Александровичу список кафе, небольших ресторанов, которые необходимо продать Столярову. Что ему хватит и другого нелегального бизнеса. Завтра у него будет, как всегда, господин адвокат Добружский, с кем тот уже знаком, и представитель с его стороны, на кого оформлен бизнес, то есть, его младший брат, Гончарик Игорь Александрович, который женился и сменил свою фамилию на Ветров, то есть, взял фамилию свей жены, Ветровой Ирины Николаевны. Пропуск должен быть выписан на десять часов утра, и чтобы до этого времени не произошло никаких недоразумений. Любая промашка со стороны Романа Александровича будет стоить ему головы, в полном смысле сказанного.
   Гончарик, дрожащими руками, читал список. Наташа назвала ему цену, которую он получит в возмещение недвижимости. После озвученной суммы, прокурор немного успокоился, и тут же позвонил, видимо, Тяпе, распорядившись, что сегодняшняя встреча откладывается безоговорочно.
   Решив все вопросы с прокурором, Наташа быстро нашла Каймана, в одном из маленьких ресторанчиков, принадлежащих Гончарику, в окружении "братков" и нескольких девиц. Они шумно развлекались. Наташа вежливо пригласила его за отдельный столик, поговорить. Хамоватый Кайман сделал попытку поближе познакомиться с красавицей, но моментально оказался сбитым с ног одним из легионеров, откуда ни возьмись оказавшихся в ресторане. Остальные легионеры уже стояли за спинами "братков", которые вытаскивали свои "стволы", и, пока пытались это сделать, были моментально обезоружены и повалены лицами на пол. Все стволы разобрали легионеры, передернув затворы.
   Каймана подняли с пола и швырнули на стул, напротив Наташи. Сначала Кайман не хотел ничего говорить, но после того, как следящий за ним легионер сломал ему правую руку, легко и с хрустом, сопровождающимся диким криком, Кайман закивал головой о согласии побеседовать. Наташа выяснила, что Трошин предложил ему переговорить с Тяпой об устранении Пригарина. Так, чисто теоретически, и что можно будет из этого извлечь. "Смотри, никому не говори о нашем разговоре", - нежно сказала она, встала и все легионеры вышли за дверь, где испарились без следа, как и оружие бандитов, а Наташа взяла такси и поехала домой.
   - Вот такие дела, - заключила Ната, пересказав все Стасу. - Позвони Барину, пусть будет спокоен, Тяпа с Кайманом не встретятся, у Каймана перелом предплечья.
   Столяров перезвонил Пригарину, сообщил новости и посоветовал ничего не предпринимать по отношению к Трошину.
   - Ну, что, милый? Обедать? Я так устала! - вытянулась, как кошка, Ната.
   - Да, в душ - и обедать! - согласился Стас.
   Он с удовольствием стоял под тугими струями воды и, как всегда, пребывая в хорошем настроении, напевал Копакабану.
   - Милый, я к тебе! - проскользнула в душ Ната.
   - Иди, я-то думаю, кого мне не хватало!..
   Обед начался только через двадцать минут.
   Овощной салат, суп из осьминогов, пицца, кофе-латте и любимый Стасом американо. После обеда завалились в постель почитать. Через час Наташа отложила книгу.
   - Послушай! - начала она разговор. - Все время думаю о бизнесе! Если работы на объекте уже идут, то через два дня надо делать Бал, на который будут приглашены все наши действующие лица.
   - Я понимаю! Но что мы поимеем, сведя их вместе? Ну, будут друг дружке улыбаться, болтать об охоте и прочей ерунде. Нам-то что из того?
   - Во-первых, ты начнешь обрабатывать Инну Всеволодовну, во-вторых, я займусь Козленковым или Трошиным...
   - Да Трошин тебя ближе пяти метров к себе не подпустит! - уверенно сказал Стас. - После всего, что сделали с его бизнесом. Я вообще сомневаюсь, что он придет в свой бывший ресторан!
   - Хорошо! Займусь Козленковым. Пригарина будут соблазнять девочки - он не женат. Да и то, сказать, нам от него пока, как от козла - молока, на этом балу. Надо только сделать так, чтобы все видели, что он - с тобой! Слишком крупная величина, с ним и будем плотно работать, - Наташа помолчала, что-то обдумывая. - Я о другом думаю! Надо бы всю эту шваль бандитскую уничтожить, чтобы все чинуши остались один на один друг с другом. Тогда они и покладистыми станут. А Пригарин должен поговорить с Трошиным, что если тот хочет жить - пусть не раздражает никого, особенно его самого и тебя. Виктор Николаевич уже понял, кто есть кто, кто есть Пригарин и ты, и кто - он. Я сейчас свяжусь с Ксенией и обсужу вопрос уничтожения группировок Тяпы и Каймана. Пусть думают, что их Горыныч завалил.
   Столяров рассмеялся.
   - У тебя уже терминология уголовная!
   - С кем поведешься! - улыбнулась Ната. - Я отключаюсь.
   Она легла на спину, и закрыла свои очаровательные глазки. Стас снова взялся за книгу.
   Через пятнадцать минут Наташа вышла из телепатического общения с Ксенией. Подложила руки под голову, потом повернулась к Стасу лицом.
   - Влад с Ксюшей посоветовались и решили, пусть так и будет! То есть: ликвидация группировок Тяпы и Каймана. Как это сделать - нам решать и исполнять.
   - Мы что, пойдем с тобой стрелять этих уродов? - усмехнулся Столяров.
   - Ну, что ты глупости говоришь? - возмутилась Ната. - На это есть твой легион.
   - И как ты себе это представляешь?
   - А вот так! - Наталья улыбнулась. - Голосом Гончарика сообщаем Кайману, что встреча с Тяпой все-таки состоится, а голосом Козленкова даем распоряжение Тяпе, чтобы все его ребята прихватили стволы. Также, псевдоГончарик, уже знающий историю с Кайманом, подвозит оружие его браткам, мы это организуем. Встреча в одиннадцать, в загородном ресторане, принадлежащем Пригарину. Якобы, все люди Барина собираются там на свой праздник. Конечно, подкидываем информацию и Пригарину, что к одиннадцати, в его ресторане собираются "на стрелку" Кайман и Тяпа. Хоть пять человек, а Пригарин туда пошлет. Вот и все! Появляется твой легион и всех мочит. Есть у них великолепные "огненные снаряды"! Прожигают человека насквозь! Ну, и некоторых, для виду, добивают в голову из пистолетов. Все пройдет тихо, только музыку надо громче. Влад с Ксенией уже начали подготовку. Не желаешь полюбоваться?
   - Вот, что-то нет особого желания! - передернуло Стаса. - Только посмотрел бы на работу этого супероружия.
   - Посмотрим! - радостно сказала Наташа. - Это будет фантастично! И в районе останется только одна, подконтрольная нам, группировка Пригарина! Надо еще Козленкова вывести из игры: он, пока, беззубый, но быстро обрастет новой шпаной, а там придется снова с ним воевать, он так просто свой бизнес не отдаст!
   - Ох уж, эта Наталья Игоревна! - с восхищением произнес Стас. - Какая кровожадная воинственность! Я восхищен и возбужден!
   - Я сама возбуждена собственной кровожадностью!.. Иди ко мне!..
   Без малого час они ублажали друг друга, до изнеможения, до пота, до боли в губах. Сил принять душ ни у кого не осталось, они так и уснули в объятиях...
  
   Прошел день.
   - Стас! Стас, подъем! - тормошила Наташа Леонидовича. - Пора на "акцию", как говаривали товарищи революционеры!
   Столяров раскрыл глаза, протер их, сел в постели. Наташа уже натягивала костюм-комбинезон темного, горчичного цвета. За окном уже было темно.
   Стас поднялся и побрел в ванную.
   - А ужинать будем? - спросил он, обернувшись.
   - Перед боем, товарищ, не едят! - улыбнувшись, ответила Ната. - Шучу! Хочешь - поешь. Мы будем наблюдать издалека.
   - Ух, какая ты кровожадная! - повторил Стас, и вышел.
   Быстро приняв душ, он проскользнул в столовую, сотворил себе шницель с яйцом, поел, взял апельсин. Наталья накладывала макияж в спальне.
   - Поторапливайся, дорогой! Ты даже не одет еще.
   - Я быстро!
   - А ты, надень коричневую кожаную куртку, длинную. Чтобы мы гармонировали, - добавила Наташа.
   - Маскарад какой-то, - проворчал Столяров. Надел куртку, прошел в кабинет и, сказав, про себя: "играть - так играть", засунул во внутренние карманы оба бандитских пистолета. Наташа не заметила, увлеченная последними штрихами боевой раскраски.
   - Стас! - не отвлекаясь от макияжа, сказала Ната. - Властвуй, играючи!
   Наконец, они собрались. Сели в машину. Станислав запустил двигатель.
   - Ну, вперед! - решительно произнесла подруга. - Едем к заброшенным корпусам комбината. Там, в заводском поселке, есть уютный ресторанчик...
   - Я знаю, бывал там, в юности.
   - Кстати, надо будет купить этот участок, со всеми заброшенными строениями. Поставим там парфюмерно-косметический комбинат.
   Леонидович промолчал. Их авто двигалось к окраине города. Стояла ночная темнота, разрезаемая светом фар машин в ту и другую сторону. По обочинам, в глубине от трассы, светились тусклыми фонариками окна спальных кварталов.
  -- Ты в порядке? - спросила Наташа.
  -- В абсолютном! - ответил Стас и удобнее откинулся на спинку сидения.
  -- Близко к ресторану подъезжать не будем, поедем в сторону пустыря, - сказала Наташа уверенным командным голосом. - Там, на пригорке, хороший обзор.
  -- Но не настолько далеко, чтобы шальная пуля не долетела, - охладил ее Стас.
   Девушка промолчала. Они въехали по грязной дороге на вершину холма и остановились. Вид открывался полный: и на окружающий пустырь, с редкими деревцами, и на освещенный огнями ресторан, примыкающие к нему дома, старой постройки, идущее вдоль ресторана и кварталов шоссе.
   Двигатель и огни выключили. Стас и Наташа вышли из машины. Было довольно прохладно.
   - Значит, послезавтра - праздник по поводу реконструкции и открытия ресторана и отеля! - Наташа достала из машины бинокль, второй подала Столярову. - Будем смотреть фейерверк!
   - Смотри! - воскликнул Стас, взглянув в бинокль. - Слева от нас, ближе к ресторану, одинокий джип!
   - Думаю, пригаринские, с Горынычем, - сказала Наташа. - А вот и первая банда!
   Со стороны города к ресторану подъехали пять автомобилей и развернулись у обочины, фарами освещая ресторан. Двигатели заглохли, свет потушили. Из авто вышли человек двадцать и направились к ресторану. Наталья вглядывалась в бинокль.
   - Это Кайман с братвой. Рука на перевязи. Сколько же их? Так! Двадцать два.
   Столяров залез в машину, погреться. Хищная Наташенька продолжала свои наблюдения на морозном воздухе. Столяров достал оба пистолета и передернул затворы, загнав по патрону в каждый ствол.
   Вдруг Наташа настойчиво постучала в стекло машины. Леонидович вышел, взглянул в сторону ресторана, и увидел, как со стороны города приближается еще пятерка машин. Группа авто так же разворачивается задом к пустырю, капотами - к ресторану, глушаться двигатели, выключается свет. Из салонов выходят тоже человек двадцать-двадцать пять.
   - Так! - констатировала Наташа. - Козленковские с Тяпой прибыли! Двадцать пять человек! Ну, Стас, держись! Что сейчас будет!!
   Прибывшая группа тоже вошла в ресторан. Какое-то время слышалась только музыка.
   Столяров обратил внимание, что из джипа, стоявшего в отдалении от них, и несколько ниже, вышли два человечка и стали спускаться к ресторану, с символичным названием "Загородная тишина". Он обратил внимание Наташи на эту парочку.
   - Ну, это, точно, пригаринские наблюдатели. Бедолаги!
   - Почему?
   -Твои легионеры их тоже замочат. Психика сканируется, а у пригаринских - она, конечно, бандитская.
   Столяров тоже прильнул к биноклю. Все происходило прямо перед его глазами.
   - Ну, командуй!! - нетерпеливо бросила Ната. - Все в сборе, пускай легионеры начинают!
   "Вперед, всех криминальных - уничтожить!" - мысленно скомандовал Стас, и в ту же минуту к дверям ресторана, как из небытия, бросились черные комбинезоны в масках.
   Первый легионер спокойно вошел в ресторан. Остановившись в дверях, сказал громким металлическим голосом:
   - Всех женщин, сопровождающих их мужчин, и персонал, прошу немедленно покинуть помещение!
   В бинокли плохо было видно и, тем более, слышно, что происходит внутри. Несколько женщин и мужчин выскочили из дверей. В ресторан стали вбегать легионеры. Послышались выстрелы, всего три или четыре. И тут затемненный свет ресторанного зала озарился многочисленными яркими вспышками, сопровождаемые еле уловимым шипением. Послышались дикие крики. Изредка снова стали звучать выстрелы. На улицу выбегали люди с оружием в руках, следом появлялись легионеры. Стас видел, как легионеры поднимали руки в сторону убегавших, из рук вырывались огненные шипящие шары, впиваясь в спины, и очередной браток, крича от боли, падал на землю.
   Бандиты прорывались к пустырю, где стояла машина Столярова. Огненные шары быстро догоняли их и валили наповал. Ветерок доносил до Стаса запах жаренного мяса. Один из братков упал всего в десятке метров от Натальи, сраженный огненным снарядом. Бинокли уже были не нужны, Наталья свой опустила. А Столяров, когда глядел на страшное побоище в свой бинокль, оперся о капот "фолькса" с другой стороны. Вдруг, ближайший из поверженных бандитов, приподнялся, вытянул руку с пистолетом в сторону Наташи, которая остолбенела от неожиданности, и, с ненавистью в голосе, прохрипел:
   - Получай, сука!
   Но тут раздался другой выстрел, бандит дернулся и уронил руку с пистолетом и голову на землю. Ната быстро оглянулась. У капота стоял Стас, медленно опуская пистолет. Он обошел машину, приблизился к высокому и худому, несостоявшемуся убийце его Наташи, и всадил еще одну пулю в затылок. Потом повернулся к девушке, и подошел к ней. Столбняк у Наты прошел, она, со слезами, бросилась Леонидовичу на шею, покрывая его лицо поцелуями. Она плакала!
   - Спасибо, милый, спасибо! Ты же меня спас! Спасибо, милый! - говорила она, не переставая плакать. - Как это было страшно! Когда в тебя целятся из пистолета! Спасибо, родной мой! Спасибо!
   - Ну, все, успокойся! - Стас обнимал ее одной рукой, в другой он еще держал пистолет. Потом, оглядевшись, сказал, отвлекая Наташу: - А наш, соседский, джип-наблюдатель, исчез! Пригарин уже, наверно, знает о случившемся.
   Шипящих звуков уже не было слышно, раздавались только отдельные сухие выстрелы из пистолетов: это легионеры имитировали добивание раненных.
   Все было кончено! Сорок семь растерзанных и дымящихся трупов валялись вокруг ресторана и внутри него. Столяров становился полновластным хозяином города. Мелкие, не "под крышей", группировки опасности не представляли.
   - Поехали домой, - ласково предложил Столяров Наташе. - Сейчас менты понаедут.
   Наташа послушно села в машину, еще всхлипывая, и они покатили в противоположную от города сторону.
   Столяров достал из "бардачка" коньяк и протянул его Наташе.
   - Выпей, моя хорошая, легче станет, - ласково попросил он. - Сейчас еще километров пятнадцать отъедем, и я выпью.
   - А куда мы едем? - спросила Ната.
   - Да просто, в лес! Подальше от ментов, - пояснил Стас. - Сейчас в глушь заедем, остановимся, коньяку выпьем, и поспим до утра.
   Так они и поступили. Свернули вглубь лесного массива, остановили машину, приготовили постель, откинув кресла, немного поболтали. Коньяк подействовал благотворно. На звонки не отвечали, отключив телефоны. Наташа телепатически поговорила с Ксенией, и на обоих навалился крепкий молодецкий сон.
  
   Первой, как обычно, проснулась Наташа. Разбудила Леонидовича. Умылись из пробегавшего рядом ручья. Необычность обстановки подействовала на обоих весьма благотворно.
   Обратно ехали, когда уже рассвело. Завтракать не стали, решив заехать домой.
   - Ты помнишь, сегодня покупаем Гончарика, точнее, Ветрова? - спросила Наталья.
   - Помню, - ответил Стас. - Потому поедем быстрее.
   - Спасибо тебе, за вчерашнее, - тихо сказала Ната.
   - Ну, хватит, хватит благодарностей! - весело ответил Стас. - Куда я без тебя! Я бы со ста метров в глаз ему попал, лишь бы тебя спасти!
   - Ты молодец, - еще раз поблагодарила Наташа. - Хорошо, что оружие захватил.
   - Я этот пистолет, как реликвию хранить буду! - смеялся Леонидович.
   - Нет, ты его мне подари, на память!
   - Хорошо! - Стас достал "макарова", из которого пристрелил бандюка и отдал его Наталье. - Осторожнее обращайся! И разрешение получи.
   - Да я, вообще, с оружием знакома, - улыбнулась девушка. - Только не привыкла с ним обращаться.
   - С чем ты только не знакома? - смеялся Стас. - Не женщина, а супервумен!
   - Да, я такая! - Наташа практически полностью пришла в себя. - Со мной опасно связываться!
   Проезжая мимо вчерашнего поля битвы, их остановили. Гаишник проверил документы, откозырял, пожелал счастливого пути. Трупы еще не убрали, всюду сновали эксперты и следователи. Изображая любопытство, Стас спросил, что здесь произошло. Офицер ответил, что это - бандитская разборка, перестреляли друг друга, и все.
   - Чище воздух будет в городе! -констатировал он.
   Столяров и Наташа медленно проехали вдоль побоища, затем машина набрала скорость, и через полчаса они уже были дома. Девушка, первым делом, ушла в ванную комнату, а Столяров, сбросив куртку и убрав в кабинет пистолет с глушителем, перешел в столовую, готовить завтрак. Осталось еще съездить на сделку. А потом - долгожданный отдых!
   Столяров взял свой телефон: четырнадцать пропущенных вызовов, десять - от Пригарина, три - от Козленкова, один - от Гончарика. Набрал Барина. Тот сразу же поднял трубу.
   - Привет, Станислав Константинович!
   - И Вам - здравствуйте!
   - Зачем все это? - в лоб, с раздражением, спросил Пригарин. - Ваш "убийца" рубашку и костюм мне краской выпачкал! Я и так все понял!.. А зачем так радикально с ребятами разобрались? Зададут вопрос: кому это выгодно? И все!
   - А Вы, любезнейший Кирилл Иванович, мозгами пораскиньте! Где Вы и Ваш стареющий Степан Николаевич Горемыка, со своими ребятами, были вчера вечером? Правильно, отмечали день рождения одного из сотрудников службы безопасности банка, в Вашем загородном имении. Все ребята целы? Конечно, все! Оружие зарегистрировано? Разумеется! А можно посмотреть, стреляли ли из него недавно? Да, пожалуйста! Нет, не стреляли, - спокойно ответил Стас. - Вопросы будут?
   Пригарин молчал, соображая, сопоставляя факты наружного наблюдения и рассказа Столярова. Все сходилось, действительно, идеально!
   - Значит,.. - начал было речь Пригарин, но Столяров перебил его.
   - Это значит, что Вы мне должны увеличить процент по вкладам до двадцати, - твердо сказал Столяров. - Завтра открытие ресторана "Песня уставшего странника", в восемнадцать часов, я Вас приглашаю лично! - уже мягче продолжил Стас. - И обеспечьте присутствие Трошина, пусть без жены, так даже лучше будет, и всех Ваших, с кем я дел не имею, пока не имею. С Козленковым и Гончариком - сам поговорю.
   - Вот и хорошо, дорогой Станислав Константинович! - уже спокойно сказал Пригарин. - Завтра все и обсудим. Я имею ввиду, детали дальнейшего сотрудничества.
   - Конечно, глубокоуважаемый Кирилл Иванович! До свидания!
   - До свидания, дорогой Вы мой! - усмехнулся Барин.
   - Ты с кем там? - спросила Наташа, выходящая из ванной.
   - Пригарин, - коротко ответил Стас. - Потом расскажу, хочу ванну принять. Будь добра, сделай завтрак сама, для меня - что хочешь. И крепкий чай, без сахара, конечно.
   - Могу ли я позабыть твои гастрономические пристрастия, дорогой? - ехидничала Наташа.
   - Не издевайся, милая моя! - Столяров заперся в ванной.
   Стас включил воду и позвонил Козленкову.
   - Добрый день, уважаемый Вячеслав Леонидович!
   - Добрый день? - дрожавшим от негодования голосом ответил Козленков. - Это Вы называете "добрым днем"? Война в городе настоящая, бойня! Пятьдесят трупов! Эксперты из столицы прилетают! Дело на заметке у министра! Это катастрофа!
   - Но бизнес-то Ваш не пострадал, - тихо произнес Столяров. - Пока не пострадал, чего Вы переживаете? Может статься так, что прибыток будет крупный, поверьте мне!
   Все, что хотел высказать Козленков Столярову, сразу забылось, как только речь коснулась денег. До больших денег Вячеслав Леонидович был чрезмерно падок! Инна Всеволодовна позволяла Козленкову любить себя за деньги! Об этом знали все. И на этом решил сыграть Столяров, введя Козленкова во временные союзники, хотя, без верного Тяпы и его братвы, замминистра выглядел жалко и беззащитно. Да еще с таким компроматом, как торговля оружием!
   - Ну, спасибо за поддержку, Станислав Константинович!
   -Кстати, господин замминистра, приглашаю Вас лично, непременно с любезнейшей Инной Всеволодовной, на открытие ресторана, завтра, в восемнадцать ноль-ноль. Отговорки не принимаются!
   - А если Москва?
   - Это я Вам обещаю уладить, - успокоил Козленкова Стас. - До встречи!
   - До встречи, Станислав Константинович!
   Разговор с прокурором был весьма коротким.
   - Здравствуйте, Роман Александрович!
   - И Вам не хворать, - совсем угрюмо ответил Гончарик. - Чего изволите?
   - Не грубите, прокурор! - одернул его Стас. - Что, все так плохо?
   - А Вы как думали? - взорвался Гончарик. - Москва! Дело на учете у Генерального!
   - И половина бизнеса уходит! - в тон прокурора крикнул Столяров.
   - Вы еще издеваетесь! - уже устало сказал Гончарик.
   - Ладно, расслабьтесь! Завтра приглашаю Вас с супругой на открытие ресторана. Прибыть к шести часам! - четко сказал Стас. - Дело политической важности!
   Прокурор отключился. Столяров положил свой телефон и расслабленно растянулся в ванной.
   Он думал о том, как завтра соберет всех этих букашек и наколет на одну иголочку. А Пригарина посадит в золотую клеточку. Пусть там бегает по стенкам, да жрет мух-цокотух!
   - Стас, пора выходить, время! - разбудила его Наташа. Он внезапно задремал. "Вот ведь, и Наташенька меня спасла от утопления своевременным криком" - подумал он.
   - Выхожу, голубка!
   Они позавтракали на скорую руку, и Столяров начал собираться на сделку.
   - Стас, я поеду в ресторан, там буду полезнее.
   - Хорошо, дорогая!
   Одевшись первым, Столяров вышел в прихожую. Наташа провожала его, еще не одетая, в одном халатике.
   - Я скучаю по тебе! - мурлыкал Стас.
   - Я тоже, но не сейчас ведь? Тебе пора ехать.
   Они поцеловались, и за Леонидовичем захлопнулась дверь.
  
   Сделка закончилась быстро. К приезду Столярова все бумаги были подготовлены, осталось поставить подписи с обеих сторон. Адвокатище Добружский держал наготове деньги, мнимый хозяин Ветров разглядывал обстановку ресторанчика-полуподвала, где никого не было, кроме присутствующих. Лицо его не выражало никаких эмоций, все добро принадлежало ему только на бумаге. Он попросил у тихого бармена коньяку. Тот вопросительно взглянул на Леонидовича, интуитивно чувствуя в нем нового владельца. Стас кивнул, в знак согласия, и попросил себе тоже. Без слов, Ветров и Столяров чокнулись бокалами, и выпили, закусив лимоном.
   Наконец, все формальности были устранены, стороны разъехались по своим делам.
   Столяров отправился в ресторан, к Наташе.
   Войдя в дверь, он, в грусти, остановился. Повсюду громоздились горы мусора, стены были ободраны, стояла пыль. Рабочие сновали взад и вперед, казалось, без всякого смысла. Очень трудно было представить, что завтра ресторан и отель заработают.
   Подошла его верная Наташа.
   - Ну, что ты так печально на все это смотришь? Успеем! Сейчас прораб установил: пятнадцать минут перекур, через три часа, сорок минут на обед, работа - до десяти вечера. А ночью загоним демонов, и к утру останется только все вымыть и стереть пыль, - она погладила Стаса по руке. - Не переживай! Бал открытия состоится!
   - Верю! Раз ты взялась за это дело, то - верю!
   - Как сделка прошла? - спросила Ната.
   - Как нельзя спокойнее. Ни стрельбы, ни слез расставания с имуществом. С Ветровым даже по коньячку выпили. Добружский, как всегда, был на высоте: попутно оттяпал у Гончарика еще какой-то ресторанчик, в счет компенсации за полуразрушенную продуктовую базу. И предложил, кстати, своего, хорошо знакомого пройдоху, в качестве управляющего приобретенным имуществом. Сказал: предан, как собака! Я пригласил адвоката с супругой и "преданной собакой" на бал.
   - Ну, и молодец! - поощрила Наталья. - Ладно! Езжай, куда хочешь, не мешай командовать. Но надолго не задерживайся! Что ты мне утром нашептывал, в коридоре?
   Наталья засмеялась и убежала в пыль стройки века, Столяров пошел в отель. Там дела шли немного веселее, да и объем работы, конечно, здесь был меньше. Успокоившийся Леонидович вышел на стоянку, сел в авто и поехал домой. В дороге он стал продумывать схему устранения Козленкова, как бизнесмена. Было известно, что он приторговывал оружием и держал около двух десятков притонов с проститутками по всему городу. Оружие не очень интересовало Столярова. А вот притоны следовало прибрать к своим рукам, и сделать вполне цивильным местом отдыха мужского населения. Без сомнения, с Козленковым не получится, как с Трошиным и Гончариком. Оставалось продумать схему убойного компромата, с одновременным уводом Инны Всеволодовны. Интересно, где она сейчас?
   Столяров дал команду разведчикам и психологу, из своего легиона, выяснить ее местоположение, и вынудить пройтись по окрестным магазинам, с непременным посещением ресторана, недалеко от особнячка Козленкова. Без вызова машины! Сам он подъехал к этому ресторану и припарковался. Из машины выходить не стал.
   Вскоре объявились его легионеры, и доложили, что объект находилась дома, и, после небольшой психологической обработки, вдруг вспомнила о серебряном обеденном сервизе, на двадцать четыре персоны, в изумительном состоянии, что приметила недавно в соседнем антикварном магазине. В тот же миг собралась, и уже покинула особняк. Леонидович поблагодарил служивых и отправил восвояси. Сам же поехал к магазину.
   Не успев поставить машину, увидел Инну Всеволодовну. Они не встречались, но в сознание Инны Всеволодовны была заложена их мимолетная встреча, на каком-то приеме, когда их представили друг-другу, и будто жена Козленкова недвусмысленно улыбнулась тогда сорокалетнему предпринимателю. Ответная же улыбка Столярова недвусмысленностью не отличалась. Так, знак признательности красоты замужней дамы. Вячеслав Леонидович Козленков, на приемах, практически не отходил от жены ни на шаг. Или передавал ее на поруки хозяйке дома. Патологический ревнивец! Сейчас Станиславу было надо приложить максимум усилий, чтобы заполучить "в плен" своего обаяния Инну Всеволодовну, урожденную Демидову!
   Инна уже зашла в салон, когда Столяров только выходил из машины. Потерять ее в салоне он не боялся: она шла туда с определенной целью. Вот и предлог! Трудно женщине унести несколько килограммов серебра! Надо помочь!
   Инна направлялась прямо к отделу столовых приборов. Стоя у прилавка, она разглядывала предметы вожделенной покупки. Стас подошел к ней сзади и очень нежно и негромко произнес:
   - Здравствуйте, Инна Всеволодовна!
   Молодая женщина повернула в его сторону прелестную головку, с красиво уложенной прической, на которую парикмахер потратила не менее полутора часов.
   - А-а! Добрый день, Станислав Константинович! - мило улыбнулась она. - Вы тоже, за покупками? Я недавно присмотрела вот этот обеденный серебряный набор. Изготовлен еще в 1951 году, двадцать четыре предмета!
   - У Вас безупречный вкус! - польстил Стас. - Впрочем, с вашей внешностью, трудно ожидать менее оригинального выбора!
   - Не льстите мне так, напрямую, - продолжая улыбаться, чисто и открыто, сказала она. - Я умнее, чем, возможно, Вам кажется.
   - Не сомневаюсь, сударыня! - тоже, улыбаясь открыто, сказал Стас. - Если Вы собираетесь приобретать сию тяжесть, с удовольствием помогу Вам донести до машины!
   - Я без машины сегодня, - смущенно сказала Инна.
   - Тем более! - воскликнул Стас. - Я просто обязан Вам помочь! Да и просто хочу пообщаться с Вами...
   - Спасибо, я Вам буду благодарна! - тут она спохватилась. - Вы тоже что-то хотели приобрести?
   - Сказать честно, проезжал мимо и увидел Вас, - потупив голову, произнес Столяров. - Но, ни слова больше об этом! Давайте делать покупку. Может, пока все приготовят, посидим в ресторанчике, рядом с салоном?
   Инна Всеволодовна несколько поколебалась, и согласилась.
   Столяров распорядился, чтобы продавец все идеально проверил и упаковал, а они, с дамой полчаса посидят в ресторанчике.
   - Аванс выписать или сразу всю сумму? - вежливо спросил продавец.
   - Всю сумму, - ответила Инна.
   Столяров смотрел на прилавок, пока продавец выписывал чек.
   - Будьте добры, оформите еще вот этот кофейный сервиз, - сказал он.
   - О-о! Чудесный выбор! - воскликнул продавец. - Франция, серебро, XIX век!
   - Я знаком со стилем мастера, - отозвался он. - Выпишите чек.
   Получив чеки, Стас и Инна направились к кассе. Инна подала свою банковскую карту. Следом за ней, это же сделал Столяров.
   - Ваш кофейный набор легче в несколько раз, но и в несколько раз дороже, - благосклонно комментировала Инна.
   Пока они шли к ресторану, Стас сказал, смутившись:
   - Простите меня, Инна Всеволодовна, но у меня такая привычка - все обо всех знать. И я знаю, что у Вас через два дня День рождения. Этот кофейный набор - подарок Вам от меня или, хотите, от моей корпорации.
   Козленкова почти испуганно запротестовала:
   - Что Вы! Если муж узнает, что это подарок от мужчины, он будет беситься, как ненормальный!
   - Простите, он Вас ударил когда-либо?
   - Ну нет! Этого бы я не потерпела. Но его ревность не знает границ!
   - Что-нибудь придумаем! - уверенно сказал Стас.
   Они сидели в ресторанчике, пили кофе, ели мороженое, и оживленно болтали.
   - С Вами так интересно! - искренне улыбалась Инна. - Козленков все о своем криминале да премиях.
   - Что, часто премии приносит? - как бы между прочим, разговорив женщину, спросил Столяров.
   - Да, почти каждый день! - откровенничала Инна. - Да и зарплата у замминистра хорошая. Но с ним ужасно скучно!
   - Может, Вы его не любите? - вкрадчиво и доверительно спросил Стас. - Простите меня! Это не мое дело, но, откровенность за откровенность: Вы мне очень нравитесь!
   Козленкова опустила свою милую головку.
   - Вы, Стас, тоже мне нравитесь! - она посмотрела ему прямо в глаза. - Мне кажется, даже больше, чем это позволено замужней женщине.
   Они замолчали. Инна смотрела в полупустую чашку кофе, а Стас помешивал ложечкой остатки мороженого в вазочке, и свободно читал ее ярко выраженные мысли: "как же я тебя люблю, глупенький!"
   Инна очнулась от молчания первой.
   - Вы, кажется, с Натальей Игоревной живете, Вашей помощницей?
   Стас натурально рассмеялся.
   - Кто Вам сказал такую чепуху? У нас квартиры на одном этаже, у нас общее дело, мы компаньоны по бизнесу, и только! - он говорил настолько уверенно, что Козленкова несколько оживилась. - Хотите неопровержимое доказательство, как говорят менты, простите за вульгарное словечко?
   - Что за доказательство? - Инна уже улыбалась.
   - Приезжайте ко мне, в любое время, хоть сейчас! И, если Вы найдете малейший намек на присутствие в моей квартире женщины, я завтра, на открытии, при всех признаюсь, что лгун и обманщик! Вдобавок, мы подойдем к Наташе, и я скажу ей, что Вы уверены, будто она - моя жена.
   Инна Всеволодовна, улыбаясь загадочно, некоторое время о чем-то думала.
   - А поехали! - вдруг решительно сказала она. - Прямо сейчас!
   - Поехали! - улыбаясь, ответил Стас. - Только покупки заберу. Вы ждите меня здесь. Вас муж не потеряет?
   - Я позабочусь, не волнуйтесь!
   - В данном случае, я не волнуюсь, - уверил женщину Столяров. - Я быстро!
   Он вышел из ресторана и пошел в антикварный салон. Как же Столярову нравилось развлекаться своим могуществом! Он, пожалуй, воспринимал все события, происходящие вокруг, как игру, виртуальное развлечение, за которое никто ответственности не несет! Тем более, за смерти, в результате собственной игры! Будто и нет трупов и слез!
   Оплаченный чек Инны был у него. По дороге, Леонидович связался с Натой и рассказал ей всю, только что произошедшую историю. Договорились быстро. Соседняя квартира, двухкомнатная, действительно, еще была не продана. Наталья сказала, что сейчас же оформит покупку, обставит мебелью, и духу ее в квартире Столярова не будет. Через пятнадцать минут все будет устроено. В чем Леонидович не сомневался!
   В салоне он забрал, уже упакованные в два пакета, тяжеленькие серебряные раритеты, поставил все в машину и вернулся в ресторан. Инна Всеволодовна сидела на своем месте, помахала Стасу рукой. Она была весела и необычайно красива своей отчаянной оживленностью. Даже как-то помолодела, вся светилась.
   Столяров подозвал официанта, рассчитался, дал щедрые чаевые, и они, с Инной Всеволодовной вышли на улицу. До авто шли, весело болтая о том, как в квартире Столярова она обнаружит на одной из подушек длинный темный, шелковистый волосок с Наташиной головы. Или женские домашние тапочки, в прихожей, и придется уважаемому Станиславу Константиновичу прилюдно сознаться в связи с тайной любовницей. Стас хохотал.
   До дома Столярова доехали минут за пятнадцать. В отсутствие подвоха Стас не сомневался. Серебро Леонидович предложил оставить в машине, здесь никто не тронет. Инна согласилась. Они поднимались в лифте на десятый этаж.
   - Может, перейдем "на ты"? - простецки предложила Инна. - Такая необычная ситуация!
   - Конечно, я согласен! В неофициальной, разумеется, обстановке.
   - Я понимаю это лучше тебя, я же замужем!
   Стас отпер дверь своим ключом и показал Инне, где живет Наталья. Инна кивнула головой. Стас пропустил спутницу внутрь.
   В прихожей Инна Всеволодовна вновь оживилась и стала рассматривать предметы гардероба.
   - Давай, хоть курточку сними, - предложил Стас и принял в руки, пахнувшую стильными классическими духами, куртку Инны.
   - Так! - начала расследование женщина. - Тапочки одни, мужские. Пойдем дальше! Где спальная?
   Улыбаясь, Столяров проводил ее в спальню. Инна остановилась сначала на пороге. Принюхалась.
   - Что это за запах? Не духи, - тоном эксперта сказала она.
   - Это дозированный освежающий аэрозоль, под потолком, включается периодически, в каждом помещении - свой запах.
   - Ладно! Одежда здесь? - весело спросила Инна.
   - Да, в шкафах-купе.
   - Позволишь взглянуть?
   Столяров раздвинул дверцы. На вешалках висели рубашки, пиджаки, куртки, пальто, длинный кожаный, тот самый, плащ.
   - И здесь - ничего! - констатировала Инна. - А почему постель так небрежно заправлена?
   - У меня нет домработницы, - ответил Стас.
   Инна осмотрела прикроватные тумбочки. На одной, ближе к окну, лежала книга Фейхтвангера.
   - Ты читаешь? - спросила она.
   - Да. Никак не могу достичь дна, некогда.
   Инна все-таки откинула одеяло и осмотрела подушки. Следов волос Натальи или чьих-то других, на них не оказалось. Только пара коротких волосков самого хозяина.
   - Хорошо, теперь - в ванную! - скомандовала Козленкова.
   - Идем!
   Стас обратил внимание, что исчезло трюмо, за которым Наташа наводила ежеутренне боевую раскраску. Молодцы! Все предусмотрели, черти!
   В ванной комнате, на полочках, стояла исключительно мужская косметика! Да на вешалках-сушилках - махровые полотенца и два халата Леонидовича: один легкий, второй - махровый.
   - А вот махровый халат лучше хранить в платяном шкафу! - сказала Инна.
   - Так и сделаю, госпожа!
   Инна хмыкнула. Потом они прошли в столовую, кухню, кабинет - и нигде следов присутствия женщины обнаружено не было.
   - Я проиграла, - довольно сказала Инна, и повернулась лицом к Стасу. Тот подошел к ней вплотную.
   - Инна, я в тебя влюбился, - тихо и обыденно произнес Стас, осторожно приобняв ее за тонкую талию.
   Женщина обняла его за шею, подняла головку и, глядя в самые глаза, прошептала:
   - А уж как я-то тебя люблю, Стас! Как в первый раз увидела, так и сгораю! - жарко зашептала ему на ухо Инна. - Ты - необыкновенный! Я чувствую это! Я люблю тебя!
   Они прижались друг к другу и слились в одном, длиннющем, как жизнь, поцелуе. Стас осторожно взял ее на руки и понес из кабинета в спальню.
   - Не хочу в спальную! - шептала Инна. - Хочу здесь, на диване!
   Столяров осторожно положил Козленкову на широченный кожаный диван, и стал понемногу расстегивать пуговки на ее блузке, непрерывно покрывая поцелуями лицо и шею. Потом расстегнул молнию на ее джинсах, поднялся и стал стягивать их вместе с трусиками и колготками. Желание его было так сильно, что колготки порвались, и сползли с красивых, длинных ножек Козленковой, вместе с джинсами. Она приподнялась, сдернула с его шеи полуразвязанный галстук, быстро расстегнула пуговицы на рубашке, в то время, как он сам уже снял брюки и лег рядом. Они лежали, полураздетые, и целовались. Столяров осторожно расстегнул и снял с Инны лифчик, стянул свои трусы. Они нежно гладили, обследовали друг друга руками, почти не отрываясь губами в поцелуе. Грудь женщины была ошеломляюще красива!
   - Иди в меня! - прошептала Инна, дрожа от нетерпения, давнего вожделения этого человека. Рассудок и осторожность в одно мгновение покинули женщину, то ли от невероятного обаяния этого мужчины, то ли от интуитивного отрицания опротивевшего назойливой любовью собственного мужа. Инна не понимала, почему он, Станислав Константинович, до сих пор не стал ее единственным близким человеком!.. А как, там сложится дальше, ее уже не волновало. Она, сейчас, в объятиях этого мужчины, чувствовала себя молоденькой студенткой, только со школьной скамьи, начинающей вливаться в непонятный мир взрослых, где равны двадцатилетняя девушка, со средним образованием, и пятидесятилетний корифей каких-нибудь наук. Заносчивая с детства, презиравшая нищих и безграмотных, нынче она отдалась бы, наверно, этому красивому и умному мужчине, даже зная, что он безграмотен, нищ, неделю не мылся и вообще, имеет криминальное прошлое! Инне было все равно! Такого чувства любви она не испытывала никогда в жизни! Легкая влюбленность, юношеская привязанность сопровождали всю ее, почти сорокалетнюю жизнь. Интимные связи, свидания, пылкие признания не имели для нее никакого значения до настоящего момента. А тихо и коротко брошенное Стасом: "Инна, я в тебя влюбился", перевернуло всю ее жизнь то ли с головы на ноги, то ли с ног на голову. Это было состояние гипноза или наркоза! - Иди в меня, я тебя хочу! Больше всех на свете! Нет! Только тебя, и больше - никого!
   - Иннуля, родная моя, - шептал Стас. - Мы будем с тобой, навсегда, если ты этого захочешь!
   По старой привычке, Столяров наговаривал ласки новой любовнице только на левое ушко, как то приписывают ученые, начиная со дней Казановы. Инна стонала, вздрагивала под движениями сильного тела ее любовника, и казалось ей, что нет более мощного состояния счастья, что вдруг привнес в ее жизнь этот сорокалетний, породистый скакун! Для нее уже не существовало нынешнего мужа, с его дремучей ревностью! Ей было все-равно, узнает или нет Козленков о посетившем ее, наконец, счастье любить!
   Почти одновременно, они слились в одно, целое существо, задохнувшись собственным несдержанным криком... Они были счастливы обладанием друг-другом! Их расслабленные тела распластались на кожаном диване, и никто не мог двинуться. Стас, наконец, повернулся лицом к Инне, погладил ее развалившуюся прическу.
   - Ты очаровательна! - чуть задыхаясь, сказал он. - Ты выйдешь за меня замуж, если разведешься?
   - Разумеется, любимый мой! - тихо ответила женщина. - Только ты должен мне помочь! Защитить меня! Он, в ярости, и убить может!
   - Этого я позволить ему не могу! - полушутливо сказал Стас. - Скорее, я вызову его на дуэль!
   - Вот ты все шутишь, а дело серьезное!
   - Не бойся, милая моя, тебе ничто не грозит! - уверенно произнес Столяров. - Я обо всем позабочусь!
   - Знаешь, Стас, у нас с Козленковым брачный контракт, и, если я буду ему неверна, или первая потребую развода, то лишусь своей доли общего имущества.
   Столяров обнял женщину, притянул ее к себе, и спросил на ушко:
   - А как бы ты отнеслась к тому, если Вячеслав Леонидович покончит жизнь самоубийством?
   Инна быстро взглянула на Стаса, слегка испуганно.
   - Только не из-за меня!
   - Нет, конечно, нет! - успокоил ее Стас. - Видишь ли, деньги, что он носит в дом - криминальные. Вячеслав Леонидович подпольно торгует оружием, и у нас имеется достаточно доказательств его непосредственного участия в этом бизнесе.
   - Неужели это правда? - испуганно спросила Инна.
   - К сожалению, правда! Но тебе не стоит так переживать, конфискации имущества не будет, я все улажу.
   - Ты, как волшебник! - улыбнулась Инна и поцеловала Столярова. - Пора бежать домой! Только вызови мне такси, чтобы без лишних разговоров, хорошо?
   - Конечно, любимая!
   Инна Всеволодовна взяла свою одежду и пошла в ванную комнату. Стас накинул халат, потом передумал, достал спортивный костюм и стал дожидаться Инну.
   Женщина вышла из ванной одетой, с прической вполне приличной, как будто только что ее прическа не перенесла такую же бурю эмоций, как она сама. Стас на ходу поцеловал Инну, и сам зашел в ванную комнату, принял душ, надел спортивный костюм. Инна уже стояла в коридоре.
   - Любимый, ты вызвал такси? - спросила она, накладывая последние штрихи в сложной прическе.
   - Да, дорогая! Как приедет - позвонят.
   - Ты мне поможешь? Проводишь?
   - А ты сомневалась?
   Он связался мысленно с координатором легионеров, и сказал, чтобы немедленно прислал такси, назвал адрес, куда надо будет отвезти его даму, беречь, как зеницу ока!
   Тут же заиграла музыка вызова его мобилы. Это такси, ждет у подъезда.
   - Ты готова? - спросил Стас, обувая кроссовки.
   - Да, дорогой! Ты подашь мне куртку?
   Столяров помог ей надеть курточку, и они вышли к лифту. В лифте они еще целовались, потом Инна, смеясь, стирала платочком помаду с его губ.
   - Всю помаду съел! Перед домом придется снова краситься.
   Около его "фолькса" стояло желтое такси. Столяров перенес из багажника столовый сервиз, купленный сегодня Козленковой, предложил взять, как подарок, кофейный, но та отрицательно замотала головой.
   - Что ты?! Только через два дня, в сам день рождения, и как-нибудь завуалировано. Придумай что-нибудь, ты же умница! И скажи мне твой номер телефона, я запомню.
   Столяров сказал свой номер, пообещал все устроить, как надо, помог Инне сесть в такси, и помахал отъехавшей машине вслед. Потом еще какое-то время постоял на улице, и пошел домой. Все складывалось, как нельзя лучше!
   Дома, он связался с Наташей, поблагодарив ее за оперативные действия, получив от нее в ответ самые лестные выражения благодарности за проделанную работу.
   - Значит, сегодня ночуешь у меня? - игриво спросила Ната.
   - Придется! Сейчас в квартире все осмотрено Козленковой, проколов быть не должно.
   - Неужели ты ее и соблазнить успел? - смеялась Наташа.
   - Конечно! - гордо ответил Стас. - Старая школа! Опыт!
   Он рассказал Наталье, как все произошло.
   - Что будем делать дальше?
   - Я встречусь сегодня с Владом и Ксенией, - сказала девушка. - Да и ты подумай, как все обстряпать, умница!
   - Ладно! Ты, как вернешься - позвони мне, я сразу приду!
   - До встречи, милый друг!
   Дома, Столяров переоделся в халат, на кухне сделал себе несколько простых бутербродов, как любил в детстве, со сливочным маслом, докторской колбасой и голландским сыром. Пройдя в столовую, развалился на кожаном диване, который, казалось, хранил еще тепло и аромат духов нежной Инны Всеволодовны. Включил телевизор, и, под фон какой-то музыкальной программы, принялся за еду, обдумывая собственные планы уничтожения Козленкова.
   Если сейчас подкинуть Козленкову факт измены его жены, он вполне сможет примчаться с оружием и собственноручно, в состоянии аффекта, попытаться застрелить Столярова. Так как у него ничего не выйдет - легион на страже - станет более трезво оценивать ситуацию, планировать некие мероприятия, опять же, по уничтожению соперника. Взяв под контроль его мысли, можно занять выжидательную тактику, и внезапно ударить по слабому месту его рассуждений. Но все это займет много времени! Сдавать Козленкова соответствующим органам - подвергнуть конфискации все имущество семьи и оставить Козленкову без "приданого". Женщина она ранимая, из "графьев", может впасть в депрессию. Она же не ведает, каким огромным состоянием владеет ее возлюбленный, господин Столяров!
   Есть другой вариант. Выдать Вячеславу Леонидовичу копию компромата на него самого. Это отвлечет его от мысли о жене, ведь для него, главное - деньги! Для жены, для себя, неважно! Он станет прятать "концы", искать сильных покровителей в своей системе. А скорее, побежит к Пригарину или к Столярову. Пригарин посоветует ему смыться, а Столяров - пустить пулю в висок: ведь если дело дойдет до следствия, конфискация светит ясным солнышком, и его любимая женушка нищей пойдет по миру! Нет! Пригарин посоветует откупиться от шантажиста, Столяров - переписать все имущество на Инну Всеволодовну, и попытаться отследить прохвоста с компроматом. Люди, верные еще Козленкову, шантажиста, с оригиналами документов, выследят, и, во время взятия мерзавца, Козленков, в результате неосторожного обращения с оружием, благополучно погибает. Шантажист, естественно, исчезает, честь мундира сохранена, до подпольной деятельности Козленкова дело не доходит, Инна становится богатой вдовой, все довольны!.. Может, так?
   Необходимо разумно донести план до Пригарина, пообещав отдать оружейный бизнес. А проституток взять себе. Да, что еще посоветуют Ксения с Владимиром?
   Больше, пока, вариантов Леонидович не раскручивал, отдался музыке и кофе. Бутерброды были уже съедены.
   Потом и телевизор надоел, и Столяров пошел читать в спальню.
   В одиннадцать позвонила Наталья, и позвала к себе. Столяров уже почувствовал легкий голод, и попросил подругу поджарить стейк. Потом зашел в ванную, побрился и отправился к Наташе.
  
   У Наташи, за поздним ужином, обсуждали последние события.
   Наташа, телепатически, передала Ксении и Владу идеи Леонидовича. Единодушно приняли второй вариант. "Ну и умница, сукин сын!" - восхитился Влад. "Я это всегда чувствовала! - добавила Ксюша. - Работаем!"
   Наташа рассказала Леонидовичу итоги по его умозаключениям, что остановились на плане номер два.
   Стас вызвал некоторых "интеллектуальных" сотрудников легиона, которым можно было давать задания, связанные с мыслительной деятельностью. Вместе с Наташей, они долго втолковывали, какие задачи, и в какой последовательности необходимо выполнить. После того, как легионеры все поняли и исчезли в пространстве, Столяров и Наташа провалились в объятия Амура и Морфея.
  
   И вот, двенадцатого октября, день открытия ресторана и отеля, настал!
   Погода стояла прекрасная, на синем небе - ни облачка! Яркое солнце забивалось повсюду, где только можно, и грело ощутимо дома, дороги, автомобили. Оказалось, что на деревьях еще можно встретить самые стойкие, бесстрашные листья, даже покрытые еще не померкшей зеленью! И трава, с трудом удерживая грязно-зеленый маскировочный цвет, радостно вытянулась навстречу неожиданной яркости светила.
   Наташа стояла у окна, абсолютно голая, и смотрела на утреннюю красоту города, отодвинув штору. Мчавшиеся по трассе машины, яркими бликами отбрасывали долетавший до их, десятого этажа, отраженный свет солнца.
   Стас открыл глаза, и долго не мог оторвать глаз от точеной фигурки своей верной спутницы, на фоне большущего окна, удивительно плавными и манящими очертаниями в лучах солнечного света. Наташа встряхнула головой, откинув со лба волосы.
   - Выспался? Доброе утро, милый Стас, - в его сторону она даже не посмотрела. - Почувствовала тебя. Я еще красивая?
   - Доброе утро, детка! Да ты красивее всех на свете!
   Ната обернулась к Стасу.
   - Я тебе скажу одну вещь, - она подошла к постели и села на краешек. - У меня бывают приступы отчаянной влюбленности, вот, как сейчас. Может, это иногда просыпается нереализованная любовь? Как у Клеопатры, Джульетты, Изольды, Эвридики, Жозефины... Но это быстро проходит! Так нас учила Лилит! Всякие проявления любви - мозговая биохимия, с периодом полураспада в год-полтора!
   Девушка помолчала, как показалось Стасу, впав в состояние печали. Он не знал, что ответить ей! Не его ли учили, что любви вообще не бывает, только состояние краткого периода влюбленности, необходимого для качественного секса, с обеих сторон. Он не стал ничего говорить, тем более, что Наташа пришла в себя, быстро поцеловала его в губы, и побежала в ванную.
   Столяров взял сигарету, сел в постели, закурил. Мысли его крутились вокруг сегодняшнего открытия ресторана и отеля, и событиях, которые должны произойти днем. Подумалось ему и о завтрашнем Дне рождения Инны Всеволодовны. Интересно, как будет вести себя Козленков? Ему уже должны вручить папку и флэшку с компроматом. Он уже сейчас что-то предпринимает. На часах - десять, а звонков нет, ни от него, ни от Пригарина. Это странно! Неужели, прокол?
   Как бы в ответ на его мысли, раздалась мелодия звонка. Столяров схватил телефон. Пригарин.
   - С праздником, Станислав Константинович! С открытием! - торжественно произнес он. - Новости есть! Только что звонил замминистра. Ему подкинули некоторые документы, разумеется копии, весьма интересные! И опасные смертельно для Вячеслава Леонидовича. Даже по телефону не намекнул! Вы, случаем, не в курсе?
   - Доброе утро, Кирилл Иванович! Спасибо за поздравления! - Столяров вещал совершенно спокойно. - Что-то аналогичное мне уже сегодня доложили. Да, подробности, весьма и весьма, интересные, не по телефону. Я удивлен, что наш уважаемый замминистра не позвонил мне!
   - Успокойтесь, он собрался это сделать тотчас, как закончится совещание, не хотел Вас будить.
   - Приятно слышать, - отозвался Леонидович. - Вы где сейчас находитесь?
   - Удивительно, но я - рядом с Вашим домом! - усмехнулся Барин. - Может, я поднимусь?
   - Какие могут быть отказы? Конечно, поднимайтесь! Жду Вас, с нетерпением!
   - Сейчас буду, - согласился Пригарин.
   Столяров затушил сигарету, подошел к двери ванной, приоткрыл ее.
   - Ната, милая! Пригарин звонил, сейчас поднимется. Сюда или ко мне?
   - Поговори с ним сам, а я, приведу себя в порядок, зайду к вам, хорошо?
   - Договорились. Я пошел.
   - Давай!
   Столяров вышел на площадку и перешел в свою, тридцать девятую квартиру. Буквально через пару минут раздался звонок в дверь. Стас, на всякий случай, усилил защиту. Открыл дверь, не глянув в глазок. В проеме стоял Пригарин.
   - Вы даже в глазок не глядите! Отсутствие страха, здоровый сон! Вы бессмертны? - пошутил он.
   - Проходите, Кирилл Иванович! Давайте Ваше, не по погоде, пальто! - Стас помог Барину снять тяжелое драповое пальто.
   - Да очень рано, затемно, пришлось вставать, вот и оделся потеплее. А сейчас, действительно, как весной!
   - Прошу, в кабинет! - Столяров пропустил Пригарина вперед. - Коньяк, вино, перекусить?
   - Если позволите - виски, - садясь в кресло, попросил Пригарин. - Bushmills или Teacher's, если имеется... Вообще, давайте выпьем "на брудершафт", коллега? Хоть в неофициальной обстановке будем обращаться друг с другом по имени.
   - Давайте! - согласился Стас. - Несу виски, сок и лед.
   - Простите, я ужасно голоден! От мяса не откажусь!
   - Тогда - буженина, из белого мяса?
   - Вам виднее!
   Столяров ушел на кухню, приготовил толстые стаканы, dram, хотя под такие сорта положены тюльпановидные бокалы. Буженину, апельсиновый сок, лед, если Барин пожелает, поставил на серебряный поднос и отнес в кабинет.
   - А где же Ваша дама? - спросил Пригарин.
   - Она купила соседнюю квартиру. Так что я - холостяк! - засмеялся Стас. - Ну, к трапезе?
   Он разлил по стаканам виски. Пригарин поднялся с кресла, и они, со Столяровым, дурачась, выпили "на брудершафт". Трижды картинно расцеловались.
   - Ну, Стас, рассказывай, что тебе уже известно? - спросил Пригарин.
   - Давай, Кирилл, так! Сначала, что тебе сказал Козленков?
   - Да ничего толком не сказал! - честно признался Барин. - Вопил, что надо срочно встретиться, есть страшные материалы на него, вот и все. После совещания хотел еще с тобой связаться.
   - Ты ему что-нибудь советовал?
   - Только после очной встречи!
   - Наметили, когда?
   - Нет еще. Скорее, на празднике, - опять проскользнула, раздражавшая Столярова, усмешка Пригарина. - У тебя, все-равно, там везде уши!
   - Тебя-то они не касаются! Тем более, после того, что я тебе сейчас расскажу.
   Пригарин выпил еще немного, взял буженину и стал внимательно слушать.
   - Мне сегодня служба безопасности сообщила, - начал Стас, - что некий неприметный человечек, с офицерской выправкой, передал на проходную, в дом Козленкову, толстенький пакет. Вручить лично в руки. Через пятнадцать минут из ворот его дома вылетела служебная машина и умчалась в Управление. Через полчаса Вячеслав Леонидович начал звонить тебе. Я вот что думаю. Козленкову доставили полный на него компромат. Сам знаешь, у него в руках оружейный бизнес и проститутки. Предлагаю, под этот шумок, поделиться: тебе - оружие, мне - проституток и Инну Всеволодовну.
   Столяров замолчал.
   - А влюбленный в эту даму Трошин? - хитро спросил Пригарин. - Опять хочешь его "бортануть"?
   - Я хочу поменять заместителя мэра, Кирилл! - откровенно сказал Стас.
   В дверь позвонили.
   - Кто там? - занервничал Пригарин.
   - Это Наташа, - успокоил Столяров, и пошел открывать.
   Действительно, на пороге кабинета появилась Наталья Игоревна, во всей своей красе. Пригарин встал, поцеловал ей ручку, и сообщил, что они подружились со Стасом.
   - Я очень этому рада! - искренне ответила девушка.
   - Ваш, Наташа, бывший бойфренд, не обижайтесь, собрался положить глаз на Козленкову, и сменить заместителя мэра! Как Вам это нравится?
   - Я ошарашена, Кирилл Иванович! - округляя глаза, проговорила Наташа. - И кто же будущий заместитель мэра?
   - Я предлагаю кого-нибудь из окружения господина Пригарина.
   - А мэр? - заинтересованно спросил Барин.
   - Трижды скомпрометировал себя в загородных казино! Есть фотодокументы...
   У Пригарина отпала челюсть. Он долго не мог собраться с мыслями, наконец, вымолвил:
   - Тогда, после Козленкова, пусть в министерстве сами разбираются, кем его заменить, потом ключик к нему подберем! - казалось, Пригарин планом возможных преобразований остался весьма доволен. - Стас, что мне сказать Козленкову?
   - Скажи, что сейчас очень занят. Пошли его ко мне, я все продумал. Несчастный случай! Бизнес остается нетронутым, и, мадам Козленкова - богатая вдова, моя невеста. Разработка деталей - за мной.
   Пригарин хохотал, хохотал от души! В жизни ему не попадался такой умный и удачливый пройдоха, как Стас Столяров. Знания можно применить по-разному! Был период, когда Барин хотел уничтожить Столярова, но теперь он видел в нем ближайшего союзника, сотрудника. Не помощника! Дать показать Столярову, что он - помощник, это значило вырыть себе могилу! Пригарин усвоил ситуацию как незыблемый постулат. Внутренне, этот бандит был очень доволен, даже рад, что Стас простил ему вторую попытку ликвидации! Только действительно сильный может быть великодушным!
   Отсмеявшись, Пригарин выпил четверть стакана виски и откланялся. Он пребывал в хорошем расположении духа: Кирилл Иванович приобретал оружейный бизнес! "Где же ты был раньше, Стас Константиныч? Ах, да! Учился! Хорошо учился, умница!.. А я, все равно, объеду тебя, на кривой кобыле!.. Когда-нибудь!"
   Стас и Наташа просканировали его мысли! И никогда больше не забывали сокровенное, пригаринское!
   - Ну, что, теоретик? - спросила Наташа, когда Пригарин ушел. - Я поехала на объект, а ты жди звонка Козленкова. Наверняка, он не заставит себя ждать!
   - Да, дорогая! Может, мне самому ему позвонить, спросить о какой-нибудь ерунде?
   - Например, будет ли очаровательная Инна Всеволодовна на празднике?
   - И ревность его немного взыграет, и поставит на чашу весов жену и деньги, что окажется для него дороже, - продолжил Стас. - В общем, еще больше выведет его из равновесия.
   - Мне кажется, что его любовь к женщине не перевесит ценность и значимость его бизнеса
   - Посмотрим. Ты сейчас поедешь?
   - Да, я уже готова, - Наташа взглянула в окно. - Хорошо-то как на улице!
   - Весна нашего бизнеса, - сказал Леонидович.
   Наташа ушла, оставив Столярова одного. В кабинете Стас сел в кресло и набрал Козленкова.
   - Доброе утро, Вячеслав Леонидович!
   - Здравствуйте, Станислав Константинович! - голос Козленкова казался чуточку встревоженным, видимо был не один. - Только хотел с Вами связаться... Одну минуту, выйду из кабинета.
   Вскоре Козленков продолжил.
   - Мы могли бы с Вами встретиться, немедленно?
   - Не буду спрашивать, что случилось. Можете подъехать ко мне? Или встретимся на нейтральной территории?
   - Давайте, через полчаса, в кафе, напротив городской библиотеки? И Вам недалеко, и мне.
   - Хорошо! - согласился коротко Столяров и отключился.
   Собрался Леонидович быстро, надел любимые джинсы, футболку, велюровый пиджак, и спустился к машине. По дороге заехал в киоск мороженого и взял себе пару стаканчиков сливочного, слизав одно по дороге. Поставил авто на стоянку, у кафе, сел за свободный столик так, чтобы его сразу заметил входящий Козленков, заказал кофе. Официант начал говорить клиенту, что мороженое есть и у них. Столяров так холодно на официанта взглянул, что тот быстро ретировался.
   В дверях показался Козленков, в штатском, и сразу увидел Столярова, к которому и направился. Стас предложил ему сесть.
   - Что стряслось, Вячеслав Леонидович?
   - Наверняка, Вы, с Вашими удивительными способностями добывать информацию, уже кое-что знаете, - начал Козленков. - Мне утром подбросили пакет и флэшку с компрой на меня.
   - Денег требуют?
   - Сегодня, в двенадцать, должен позвонить. Дал на ознакомление, - рассказывал Козленков. - После, сказал, решит, что делать: получить деньги или сдать органам.
   - Ну, "органам" не сдаст! Тогда он никаких денег не получит, блефует! - уверил Стас. - Отдайте деньги!
   - А если он столько запросит, что я не потяну?
   - Вряд ли! Если только он не мстит Вам за что-либо, и хочет пустить Вас по миру. А в "органы" - отнес бы сразу, если "борец за идею", - рассуждал Стас. - Впрочем, можете пустить себе пулю в висок.
   - Вы шутите? Нет безвыходных положений!
   - Согласен, нет! Но что-то придется потерять!
   Подошел официант, спросил Козленкова, что он будет есть.
   - Водки принеси, двести пятьдесят, салат, нарезку мясную. И быстрее!
   Вячеслав Леонидович посмотрел на часы.
   - Без пяти. Сейчас позвонит, - нервно смял салфетку Козленков.
   - Не суетитесь раньше времени, - успокаивал его Столяров. - Что-нибудь придумаем! Куда он, против "системы"?
   Раздался телефонный звонок. Козленков молча выслушал оппонента, и отключился. Положил телефон на стол и обхватил голову руками. Столяров выжидал, молча. Замминистра налил себе фужер водки, выпил, закусил мясным ассорти. Розовощекое лицо его покраснело.
   - Ну, вот! - без выражения произнес Козленков. - Вот шантажист и позвонил! Вот и кончился Козленков!
   - Да не грузитесь Вы, Вячеслав Леонидович! - сыграл раздраженность Стас. - Что, конкретно, сказал вымогатель?
   - Весь мой бизнес требует! Весь! Откуда ему известно??? И дом, и ценности! Разве только жену не потребовал, скотина!
   Козленков налил себе еще водки и залпом выпил, схватив с тарелки рукой несколько ломтиков сырокопченой колбасы.
   - Возьмите себя в руки! - настойчиво сказал Столяров. - Сделаем так! Под любым предлогом попытайтесь выйти на шантажиста: хотя бы по телефону, вычислите его местоположение. У Вас же есть соответствующие службы! Когда он свяжется с Вами? Вы же должны обсудить с ним условия сделки?
   - Он дал час на размышления, в тринадцать ноль-ноль будет звонить.
   - Вот, прямо сейчас и дайте задание своему отделу прослушки. А я предприму шаги со своей стороны, - Столяров поднялся из-за стола. - Да! Переведите все движимое и недвижимое имущество на жену. Сегодня же! Крайний срок - завтра. У Вас есть нотариус? Могу предложить своих адвоката и нотариуса.
   - Благодарю! Вашими крючкотворами и воспользуюсь. А сейчас позвоню своим, может и получится.
   Столяров отошел в сторону и позвонил Владимиру, попросив его, чтобы "шантажист" позволил себя "засечь" где-нибудь на окраине города, лучше, в какой-нибудь заброшенной деревеньке. И назначил встречу там же, с четырнадцатого на пятнадцатое октября, в час ночи.
   - А дальше? - заинтересованно спросил Влад.
   - А дальше деревеньку обложит ОМОН и будет ждать срока встречи. Козленков сам захочет расправиться с шантажистом, тому ведь надо получить подписанные бумаги и отдать флэшку. Ну, глупый шантажист попался! Потом, в состоянии аффекта, Вячеслав Леонидович передернет затвор, зачем-то заглянет в ствол, и произойдет выстрел. Неосторожное обращение с оружием. Все, конец фильма.
   - Хорош сценарий! Пойдет! - согласился Влад. - Ксения в восторге от твоих задумок.
   - Польщен весьма! - мысленно склонился в поклоне Леонидович.
   - Стас, ты что, опять за свои старые словесные штампы взялся?
   - Нет, над тобой прикалываюсь.
   - Тогда ладно! До встречи!
   Столяров подошел к их, с Козленковым, столику. Замминистра уже переговорил со своими, и немного успокоился.
   - Может, по стопочке? - спросил он.
   - Спасибо, не буду. Я ведь за рулем! - смиренно сообщил Стас, чем вызвал хохот Козленкова, несмотря на его мрачные перспективы.
   - Да кто же Вас остановит? - от выпитой водки Козленкова маленько развезло. Он хохотал. Иногда уже истерически. Он понимал, как много значит в этой подковерной борьбе, Станислав Константинович Столяров! Он очень хорошо это понимал! Потому и пришел к нему за помощью.
   Для него сейчас Столяров был фигурой сильнее мэра! Тот не будет вмешиваться в темные делишки замминистра и прочей, средней руки, номенклатурной братии! У мэра, вне всякого сомнения, есть свои "соратники" для реализации идеи построения "капитализма с человеческим лицом", а по-сути, такие же ворюги, только в областных масштабах! Мысли Козленкова, после выпитой водки, приобрели революционный оттенок и стали уплывать в сторону социальной справедливости.
   Столяров доел мороженое.
   - Пойдете со мной покурить? - спросил он Козленкова.
   - Нет. Я еще чуть выпью, да поем, как следует, - ответил замминистра.
   Столяров вышел на улицу, закурил. Позвонил Наташе, которая коротко сообщила ему, что все готово, спросила, когда он появится. Стас ответил, что закончит с делом Козленкова и сразу подъедет. После разговора с помощницей, по памяти, набрал номер Инны.
   - Привет, родная! Как ты там? Готовишься к празднику?
   - Привет, Стас! - радостно ответила женщина. - Я так ждала твоего звонка! Козленков с утра умчался куда-то, мрачнее тучи. Ты уже принял какие-то меры?
   - Конечно! Завтра утром он перепишет на тебя все движимое и недвижимое имущество!
   - Да ты что? Что это ты предпринял, мой хороший, что этот патологический ревнивец на такое решился?
   - Владение информацией, любимая, страшное оружие! Не представляю состояние Вячеслава Леонидовича завтра, на твой день рождения! Но отменять он ничего не будет. Гости ведь приглашены?
   - И ты в том числе! Только как быть с твоим подарком?
   - Иннуля, сладкая моя! - убеждал Стас. - Мультимиллионер Столяров может себе позволить преподнести такой подарок! Мне кажется, сейчас я имею право спросить, сколько тебе исполняется?
   - Перед тобой я и не собиралась кокетничать, но ты не спрашивал, - Инна все-таки вздохнула. - Уже тридцать девять!
   - Это еще молодость, ты даже не в расцвете сил!
   - А детей нет, - опять вздохнула женщина. - Знаешь, как хочется ребеночка!
   - А мы поженимся - и родим!
   - Правда? Ты хочешь? - Инна захлебывалась от счастья.
   - У меня ведь тоже детей нет, - ответил Стас, изображая печаль.
   - Отлично! - веселилась Инна. - Когда начнем?
   - Уже совсем скоро, милая моя! Впрочем, мы уже вчера начали!.. Все! Я побежал контролировать пьянство твоего мужа! Целую!
   - Я тебя люблю, Стас! Пока!
   Столяров бросил в урну сигарету и зашел в кафе. Козленков аппетитно доедал салат и мясо. Графин из-под водки был пуст.
   - Время - час, где Ваш шантажист? - спросил Стас.
   - Объявится! Мои ребята наготове!
   Наконец зазвонил телефон Козленкова. Он схватил трубку и стал слушать. Потом начал задавать вопросы уточняющего характера, тон его голоса начал приобретать уверенность и оптимизм. Козленков явно затягивал разговор. В общей сложности, они проговорили минут десять. Отбой. Тут же Козленков набрал другой номер и коротко спросил:
   - Как?
   Недолго слушал ответ, и сильно нажал кнопку сброса. Вид у него был торжествующий!
   - Все, дорогой Станислав Константинович! Засекли гаврика! Послезавтра, ночью, будем брать его в одной деревеньке! Спасибо огромное!
   - Да не за что! Мы в одной упряжке, - Стас внушал Козленкову мысль пригласить его завтра на день рождения жены.
   - Да, Станислав Константинович, Инна Всеволодовна давно приглашала Вас в гости, а у нее завтра день рождения! Мы Вас ждем! - настроение Козленкова стало игривым. - Я из этого шантажиста сам кишки выпущу, пальцы на руках по одному поотрубаю!.. Да! А зачем, собственно, имущество тогда переписывать?
   - Недальновидно, уважаемый Вячеслав Леонидович! - укоризненно сказал Столяров. - Обычная перестраховка! Я не сомневаюсь, что Вы шантажиста поймаете, а дальше? Конечно, мало шансов, что он сделал дубликаты материалов, раз такой глупец, и все Вам выдаст. Под Вашими изощренными пытками, как в молодости, помните?
   Козленков бросил на Столярова настораживающий взгляд. "Он и это знает!" Столяров продолжал:
   - Но кто-то ведь стоит за ним! Сильный и умный. Это была, скорее, проверка, - убеждал Стас. - Лучше перепишите все, как я посоветовал. От этого ничего не изменится, если только Вы не страдаете манией собственничества. Все останется при Вас: жена, дом, машины, дача. Только формально все это будет принадлежать Инне Всеволодовне. Вам же спокойнее будет! А Ваш бизнес, оружие, девочки - все останется! Никто из нас не застрахован от случайностей трагического характера, а в случае беды - жена будет обеспечена и благодарна Вам, и верна, до конца своих дней!
   - Вы меня убедили, будь по-вашему!
   - Ну, вот и хорошо! Завтра, в одиннадцать, Вам удобно? Я пришлю адвоката и нотариуса?
   - Да, пускай прямо домой приезжают, - согласился Козленков.
   - Все! Дела, надо ехать! - поднялся Столяров, положив на стол купюру.
   - А я еще маленько посижу, кофе выпью. Москва всех шерстит за то побоище, но меня, сегодня сказали, трогать не будут: все оргвыводы - после расследования. Концов-то найти не могут! - усмехнулся Козленков. - А мы, с женой, к шести подъедем!
   - До встречи! - Столяров пожал руку Козленкову и уехал.
   Столяров, наконец, поехал в ресторан.
   Строительного мусора вокруг как не бывало, все было чистенько выметено и вымыто. В самом ресторане уже негромко играла музыка из потаенных колонок, в центре зала был устроен небольшой фонтан, еще не работающий. Стас подошел к фонтану. Вода была чистейшей, чуть не голубой. Столики были расставлены по какой-то особой задумке Наташи, пара столиков примостились как раз с противоположных концов фонтана. В четырех углах зала спрятались от всеобщего обозрения четыре алькова с более длинными столами, нежели в зале.
   Появилась Наталья.
   - Привет, милый! - она чмокнула Столярова в щеку. - Наконец, явился!
   - Привет, Наташенька! Времени-то еще - двух нет!
   - А ты пройдись повсюду, в отель загляни - хозяин ты или кто?
   - Да ты и без меня отлично справляешься! Хорошо, загляну в отель. Как там, кстати, видеонаблюдение поставили, где надо?
   - Спрашиваешь! Разумеется! - фыркнула Ната. - Ну, все, я побежала на кухню. Мы там сделали особое помещение, для моментального приготовления блюд. Пришлось приоткрыть завесу тайны шеф-повару, а вход туда разрешен только нашим, в основном, Катюша будет этой тайной кухней заведовать.
   - Хорошо! Замок туда надо магнитный и ключи, только чтоб у "наших" были!
   - Я закажу Владимиру, сегодня привезет, - Ната сказала это уже на ходу.
   Столяров пошел в отель. Туда вела большая дубовая дверь, которую открывал швейцар. Сразу за дверью начинался Зимний сад, оранжерея с вечнозелеными заморскими растениями. Через одинаковые промежутки, вдоль стеклянных стен, были расставлены удобные скамейки. Ковровая дорожка между рестораном и отелем скрадывала звуки шагов. Поднявшись на несколько ступенек, и раздвинув бамбуковую занавесь, Стас попал в холл отеля.
   Он постоял, молча оглядывая помещение.
   Справа от него находился главный вход, слева - стойка администраторов. Справа от входной двери, в глубине холла - бар, несколько маленьких столиков, рядом с барной стойкой. Вдоль больших окон - мягкие диванчики и журнальные столики.
   Столяров подошел к стойке администраторов и попросил показать ему отель. Миловидная девушка поздоровалась с ним, и вышла из-за стойки, пригласив пройти за ней. Они поднялись на лифте на последний, седьмой этаж. Девушка сказала, что здесь и на шестом этажах расположены самые дорогие номера - люксы и полулюксы. Леонидович осмотрел несколько помещений и остался доволен проведенной реконструкцией и убранством помещений. Повсюду стояли в кадках цветы. Настолько же хорошо выглядели номера попроще, на нижних этажах. В первом этаже расположились хозяйственные помещения: кухня, прачечная, столовая.
   Осмотр отеля занял около получаса. До церемонии открытия оставалась уйма времени. Столяров попросил проводить его в свой кабинет, находящийся на втором этаже, в самом конце коридора. На двери висела бронзовая табличка: Столяров Станислав Константинович. Скромно, но со вкусом!
   - Станислав Константинович, - сказала девушка. - Два ключа, держите. Дубликатов нет.
   - Спасибо, не потеряю, - улыбнулся Стас. - Вы свободны.
   Администратор ушла, а Стас вошел в свой кабинет.
   В первой, большой комнате, стоял длинный стол, с высокими резными стульями. На его собственном столе величественно пристроился письменный прибор из малахита, со множеством предметов: тут были ручки, ножи для разрезания бумаг, степлеры и прочая ерунда, все оправленное в малахит. Даже настольные часы были вделаны в оправу из малахита. По стенам - несколько картин маслом, с пейзажами.
   Дверь в комнату отдыха была замаскирована под книжный шкаф у стены, справа от стола хозяина, легко открывающаяся нажатием квадратной кнопочки, выкрашенной под цвет стен, и не бросающейся в глаза.
   Столяров прошел в комнату. Там было все, необходимое для автономного проживания владельца: маленькая кухня с холодильником и баром, небольшой столовый зал, туалетная комната, ванная, за отдельной дверью - гардеробная, спальня, представляющая из себя светлый кожаный диван, такое же кресло, журнальный столик, плазменный телевизор. Под телевизором стояла стереосистема, рядом лежали ноутбук и фотоаппарат.
   "Да, жить можно безвылазно! - подумал Стас. - Полная автономия!"
   Он развалился на диване, от которого еще исходил приятный фабричный запах.
   "Жизнь удалась, так говорят в этих случаях? - думал Леонидович. - Владелец Империи развлечений! Казино, бордели, рестораны и ресторанчики, кафе, туристические фирмы, организация охотничьих туров - все это в его руках! Всем этим в городе владеет он, ну, почти всем, а вскоре станет полновластным владельцем! Вот, еще парфюмерно-косметический гигант поставлю, или существующий захвачу... Как же я изменился! Даже разговаривать, даже думать стал иначе! Откуда взялась моя нынешняя властность? Полное отсутствие скромности! Может, я всегда был такой, только нереализованный? А жестокость, откуда? Не зря чувствовал в себе беспринципность!.. Хватит себя уничижать, все нормально! Не я первый, не я последний!"
   Столяров задремал. Снаружи не доносилось ни звука, дрема мягко перекатила в сон. Ему приснились Бурый, Кот Баюн, Инна Всеволодовна, безрукий охранник Петя с мертвыми глазами, огромная куча золотых изделий и еще пьяный Пригарин, валяющийся на долларах и евро.
   В половине шестого его разбудил звонок Наташи.
   - Ты где шляешься? - шипящим голосом, негромко спросила она.
   - Прости, уснул в своем кабинете. Тут так уютно!
   - Давай, переодевайся, готовься, половина шестого уже! Скоро гости начнут подтягиваться.
   - Ровно в шесть буду в ресторане, обещаю!
   - Торопись, я тоже себя приведу в порядок. И в шесть - в ресторане.
   - Хорошо!
   Вставать с дивана не хотелось. Но, работа есть работа! Пришлось пойти принять душ, побриться, подобрать костюм, галстук. В начале, процесс приведения себя в порядок шел с трудом. К моменту подбора костюма и галстука, Стас оживился. Он должен выглядеть на празднике лучше всех! И, особенно, понравиться Инне Всеволодовне еще больше! Она должна быть без ума от него, и даже это непроизвольно показывать окружающим. Часть плана Столярова. Впрочем, эта женщина его вполне устраивала и без меркантильной составляющей!
   Ровно в шесть Столяров появился в зале ресторана. Наташа переоделась в длинное вечернее платье и, расточая улыбки приглашенным гостям, была неотразима! За одним из столиков, вдали от сцены, Стас заметил Козленковых. Инна тоже была очаровательна, в вечернем платье темно-сиреневого цвета, с безукоризненно уложенной прической. Около фонтана, в компании Даши и еще одной девушки, восседал Пригарин, рассказывая нечто веселое, отчего спутницы покатывались со смеху. Роман Александрович, прокурор, явился с супругой, и был оживлен. Трошина видно не было, как и его жены.
   Пригарин помахал рукой Стасу, который кивнул Барину и, вопреки ожидаемому, подошел к столику Козленковых. Поздоровался с Вячеславом Леонидовичем и поцеловал протянутую руку Инны. Затем только приблизился к Пригарину, принял от него поздравления. Издалека кивнул прокурору, тот дружески помахал Столярову рукой.
   Народ постепенно собирался. Наташа стояла у входа, принимала поздравления и отправляла гостей с метрдотелем к зарезервированным столикам.
   Леонидович поднялся на сцену, где уже расположился небольшой оркестр, и коротко сказал:
   - Дорогие мои друзья! Вот и наступил день открытия, после реконструкции, ресторана! В вашем распоряжении множество необычных и экзотических блюд, которые вам представит наш выдающийся шеф-повар и его сплоченная и грамотная команда. Надеюсь, вы по достоинству оцените наше меню, а также комфортные номера отеля и радушное отношение всех сотрудников. Приятного аппетита!
   Раздались аплодисменты. Несколько человек выкрикнули "браво!" Праздник живота начался! Негромко играла музыка, сновали по залу официанты, тихо шуршал фонтан.
   Отсутствие заместителя мэра несколько озадачивало Стаса. Он дал команду легионерам-разведчикам найти и просканировать, что задумал Трошин. А чутье подсказывало, что какой-то подвох будет! Стас подошел к Наталье и поделился с ней мыслями.
   - Подождем, что твои легионеры выяснят, - успокоила она. - А вот и Ксения с Владом!
   Вошли друзья. Стас тоже поспешил к ним и проводил в альков. Иванушки с ними не было.
  -- А где Иван? - спросил Леонидович.
  -- У него особое задание, - таинственно сообщила Ксения, прижавшись к Стасу. - Он, с твоими легионерами, занимается Трошиным.
  -- У меня еще нет никаких известий от разведчиков. Я отправил "сканеров".
  -- Я знаю. Но, все-таки, с этим Трошиным, что-то непонятно! - Ксения была задумчива, Влад молчал, глядя на них. - Ты ведь, тоже, не зря послал разведчиков к заместителю мэра? Тоже что-то неладное почувствовал?
  -- Конечно! Его поведение не укладывается в обычные чиновничьи рамки, - согласился немедленно Стас. - Он, своим поведением показывает, что жестоко обижен не только на меня, но и на всех "своих", что не подходит к кодексу их воровского братства. Не понятно!
  -- Скоро все узнаем! - сказал Владимир. - Легионеры здесь, с Иваном.
   В зал вошел Иван и сразу направился к их столику. Наконец, они сели, Ксения, державшая Стаса под руку, освободила его. Столяров, краем глаза, заметил, как ревниво глядела на него Инна, отвернувшись от болтавшего с кем-то мужа, у них за столом.
  -- Привет, друзья! - начал Иванушка. - В общем, так! Виктор Николаевич и Татьяна Илларионовна в спешке собирают ценные вещи и бумаги. Просканировав мозги Трошина, мы поняли, что они готовятся к побегу. Наняли троих киллеров для Станислава, за хорошие деньги. Мы их вычислили, они под контролем. Один дежурит у отеля, двое других -- у квартиры Стаса. Все вооружены "макаровыми". Акция должна состояться сегодня, после праздника, когда Трошины уже уедут. Они планируют на своей яхте добраться до столицы, а там, с поддельными документами, пересечь границу.
  -- Делаем так! - сказал твердо Владимир. - Когда яхта выйдет подальше, в озерную систему, наши русалки и болотницы топят всех, а легионеры открывают кингстоны и топят яхту в самом глубоком месте. Дальше! Сейчас, Станислав, твои легионеры-сканеры фиксируют киллеров, а боевики их ликвидируют. Только не огненными шарами! Чтобы на Барина не пало подозрение. Ну, пускай, например, дежурящих у дома задушат, а пистолетами задушенных расстреляют дежурящего у отеля. Только пусть утащат его к дому Трошина, там и застрелят. Все оружие бросить на месте. Иванушка, исполни, пожалуйста! Стас, дай команду легионерам слушать Ивана.
   Организационные вопросы были решены, праздник продолжался.
   Пригарин кутил с девочками, Гончарик танцевал с супругой, в танце кружилось множество гостей.
   Столяров подошел к столику Козленкова и попросил его разрешения пригласить Инну Всеволодовну на танец. Вячеслав Леонидович милостиво согласился.
   Молодая женщина медленно поднялась из-за стола, опершись на протянутую руку Стаса, и они пошли к центру зала, вливаясь в поток танцующих медленное танго.
   - Здравствуй, любимый!
   - Здравствуй!
   - Что за дама, с кем ты поцеловался? - с легкой ноткой ревности спросила она.
   - Я вас представлю: это моя сестра, Ксения Константиновна.
   - Мы с ней где-то встречались, - наморщив высокий лобик вспоминала Инна.
   - Ксения часто бывает в высшем обществе, - пояснил Стас. - Она признанный психолог и отличный экстрасенс, может мысли читать.
   - Интересно! Мне хотелось бы с ней познакомиться!
   - Вот, после танца и подойдем!
   Танцевали долго. Музыканты, видя, с каким упоением кружились пары в зале, и, особенно их хозяин, с очаровательной брюнеткой, повторяли и повторяли музыкальные такты. Наконец, музыка кончилась. Инна взяла под руку Столярова, и они подошли к алькову Ксении.
   Во время их представления друг другу, обе женщины мило улыбались и, казалось, были просто счастливы, что их познакомили.
   После, Стас отвел Инну к столику мужа, и кивком головы поблагодарил за оказанную ему честь.
   - Не забудьте, Станислав Константинович, завтра у меня день рождения! - предупредила Инна Всеволодовна. - Мы, с мужем, Вас ждем!
   - Никаких отговорок! - добавил сильно уже захмелевший Козленков. Потом подмигнул Столярову и громким шепотом добавил: - Завтра я сделаю жене такой подарок!
   Инна удивленно смотрела то на мужа, то на Столярова.
   Подошел Пригарин. Он был в хорошем настроении. Взяв под руку Леонидовича, отвел его в сторону.
   - Ну, что с Козленковым? - спросил Барин.
   - Не торопись, Кирилл, - тихо ответил Стас. - Завтра погуляем на дне рождения его жены, а четырнадцатого, ночью, он погибнет при неосторожном обращении с оружием. Это неофициально. А напишут, что "при исполнении", так сказать. Может, орден дадут, посмертно! Не к лицу генералу погибать от неосторожного обращения с оружием. Пойдет?
   - Ну, Стас! Гениально! Можно своих людей запускать в козленковские амбары?
   - На разведку только! Давить будешь после его смерти.
   - Договорились, дорогой!
   - Договорились! Да, а где Трошин?
   - Бес его знает! - искренне ответил Пригарин. - Он мне, в принципе, уже не нужен.
   Они разошлись в разные стороны. Барин отправился к девицам, Столяров пошел в кабинет к Наталье, надеясь там ее найти.
   Нашел ее на кухне.
   Наташа следила за всем, доверяя только Кате, иногда забегавшей в комнату "быстрого приготовления", как прозвал это чудо, Стас.
   - Привет! - проговорила на ходу его верная помощница и подруга. "А, может, руководительница тайная? По просьбе Ксении?" - мельком подумал Леонидович.
   - Привет, еще раз! Меня-то пристрой куда-нибудь, - шутливо попросил он.
   - Пойдем, и запомни - где твой столик, - Ната взяла его под руку, и они пошли с кухни. Пройдя через зал, улыбаясь гостям, Наташа привела его в свободный альков.
   - Это будет твоей постоянной резиденцией на время торжеств и официальных приемов. У тебя будет свой официант, я потом тебе его представлю, - в разговоре Наташа была серьезна. Свою работу она исполняла на "отлично". - Поешь, выпьешь?
   - С удовольствием!
   - Стейк, вино?
   - Нет! Сегодня хочу итальянскую кухню, - Столяров вдруг ощутил себя "крестным отцом". - Пасту с сыром, говядину с овощами по-милански, и бутылочку "Брунелло ди Монтальчино"!
   - Хорошо, сейчас Катюша принесет.
   - Ты поешь со мной? - спросил Стас.
   - Ой, милый мой! Столько работы! - Ната действительно была озабочена. - Первый день! Надо все разыграть, как по нотам!
   - Ты у меня прелесть!
   Наташа ушла исполнять заказ, а Столяров закурил и откинулся на спинку стула, в предвкушении ужина. Больше звать ему никого не хотелось. Ну, не позовешь же сюда, в альков, Инну Всеволодовну!
   Вскоре, официант принес заказ. Назвался Игорем и сообщил, что ему оказали честь быть личным официантом Станислава Константиновича. Леонидович поблагодарил его и отпустил.
   После ужина, к Столярову заглянул Владимир, и сказал, что все готово. Киллеры у дома задушены, а "дежурный" у отеля тихо вывезен к мосту и там благополучно застрелен. С Трошиным еще не разобрались - не так далеко еще ушли.
   - Работай спокойно, приятель! - улыбнулся Влад.
   - Спасибо, дружище! - Стас пожал руку Владимиру. Потом они еще долго беседовали на тему развития сети казино и борделей, пили вино с фруктами.
   К десяти часам вечера появился Иванушка, и сказал, что Трошины, вместе с яхтой, кормят рыбок.
   - Ну, пожалуй, можно домой! - сказал Стас. - Тяжелый был день!
   - Давай, отдыхай! Готовься ко дню рождения, - улыбнулся Влад. - А мы проследим за сделкой с Козленковым и его супругой. Кстати, он уже отправил в управление доклад о взятии некоего злоумышленника, в ночь с тринадцатого на четырнадцатое, что операцией будет руководить сам. Так что, все по плану!
   - До встречи, ребята! - попрощался Столяров.
   - Пока, Стас!
   Проходя по залу, Столяров кинул взгляд, полный любви, Инне Всеволодовне, которая с терпеливой усталостью на лице слушала болтовню Козленкова. Она незаметно улыбнулась Стасу.
   Он покинул ресторан. На улице было еще светло, празднично и прохладно, очень комфортно. Изнутри подогревали вино и обильная трапеза.
   Стас сел в машину и уехал домой.
   После ванной, прочитав несколько страниц, "крестный отец" быстро уснул. На часах было только одиннадцать. Наташа, вернувшаяся домой за полночь, постояла у двери Столярова, и пошла к себе.
  
   Столяров проснулся в отличном настроении! Даже захотелось спеть "Утро красит белым цветом стены древнего кремля..." или как там? Он сладко потянулся и перевернулся на другой бок, в сторону окна. За шторами было светло. На часах - десять. Столяров набрал номер Наташи.
   - Привет! Спишь?
   - Привет, Стас! - сонным голосом ответила Ната. - Который час?
   - Десять, голубка.
   - Одурел! Я вчера так поздно пришла! - возмутилась девушка. - Дай поспать! Все, пока!
   И отключилась.
   Стас поднялся и пошел в ванную. "Наверно, уже Козленкова обрабатывают, акула Добружский и его верный Ерохин, - подумал он. - Интересно, как себя Инна чувствует?"
   А Инна, в это время, не чувствовала ничего, кроме радости от предстоящей встречи сегодня со Стасом, у нее, на дне рождения. "Подарок" мужа - перепись имущества на нее - она приняла без восторга, но с чувством искренней благодарности. Смутно, она понимала, что все это делает для нее Стас, любимый ею мужчина! Наверно, впервые, Инна ощущала любовь без памяти!.. Скоро она овдовеет... Вдова? Как страшно! Все-таки, сколько лет прожили вместе! А она становится соучастницей преступления. Но она готова, ради счастливой жизни с любимым, на все! Детей нет, отец её, известный историк, серьезно болен, живет далеко, в маленьком провинциальном городишке, матери трудно за ним ухаживать! Она понимает это: всю жизнь посвятили единственной дочери! Но и Инна им помогает, как может! Все-таки, жена замминистра в областном правительстве! А сейчас, может остаться вдовой с колоссальным состоянием! Наплевать на условности и чувство сострадания к мужу! Он купил ее расположение, но только не любовь! Это факт! Она его не любит, и не уважает, мужлана из МВД! Другое дело - Станислав Константинович, ее Стас! Интеллигент, образованный, из хорошей семьи! Главное - любит ее! И она готова любить его всю оставшуюся жизнь! Пусть они поздно встретились, пусть чувства Стаса к ней еще не совсем определенные! Самое главное - она полюбила! Впервые и осмысленно! Может, и родит еще! Какие их годы? Да и Стасу нужен наследник, в его бизнесе, в нашем бизнесе!
   Инна Всеволодовна фантазировала и мечтала, изредка пыталась анализировать ситуацию, что ей удавалось плохо: слишком часто вставал перед глазами образ ее любимого мужчины, затмевая логику мышления.
   Ее позвали подписать бумаги. Козленков, казалось, находился на седьмом небе от счастья, что Инне было вовсе непонятно, зная его любовь к роскоши и деньгам.
   Не вдумываясь, Инна Всеволодовна все подписала.
   - Вот это - мой, тебе, подарок, на день рождения! - торжественно произнес Козленков. - Теперь ты владелица всего нашего имущества!
   Он несколько помолчал, с чувством собственного достоинства.
   - У меня сегодня ночью опасная операция по поимке ужасного преступника! Но, не пугайся, все будет хорошо, может, даже наградят!
   Вячеслав Леонидович был крайне доволен собой! Доволен тем, что все, кажется, обойдется!
   - Будь осторожен! - проникновенно сказала Инна.
   - Я всегда осторожен! И все делаю для тебя, дорогая!
   - Всегда была в тебе уверенна! За тобой, как за стеной!
   - Спасибо! Ты все подписала?
   - Да, все, Вячеслав Леонидович! Инна Всеволодовна все подписала - отозвался Ерохин.
   - Поздравляю с днем рождения! - торжественно отозвался Козленков. - Гости будут в пять?
   - Да, в пять, дорогой! Ты сам так просил!
   - Да-да! Я помню! - эхом отозвался Козленков.
   - Уже два часа, я пошла приводить себя в порядок, - Инна встала и вышла в свою комнату, ни на минуту не забывая своего Стаса.
  
   На день рождения к Козленковой были приглашены все те же, кто был вчера на открытии ресторана и отеля, за исключением мелких чиновников, плюс близкие друзья. Конечно, в числе приглашенных оказались Стас с "сестрой", Наталья Игоревна, близняшки и Владимир. Лешего, само собой, не пригласили.
   К пяти часам вечера стали съезжаться гости.
   Молодой солдатик распоряжался, куда поставить автомобили. Щеки его краснели, как только он просил вновь прибывшего поставить машину именно туда, а не в другое место.
   - Так распорядился товарищ генерал, - смущенно произносил он каждый раз, по памяти сверив номер. - Извините!
   Впрочем, гостям было совершенно наплевать, куда ставить машину. Просто солдатику, все эти разодетые, хорошо пахнувшие, "драгоценности" мира сего, казались существами из другого измерения, и он был невольно смущен.
   В холле встречали гостей великолепная именинница, Инна Всеволодовна, и ее благоверный Вячеслав Леонидович.
   Станислав Константинович с Ксенией и Натальей Игоревной прибыли одни из первых. Стас подошел к Инне, нежно поздравил ее, и спросил, куда поставить скромный, но тяжелый, подарок, от руководства ресторана, и его лично.
   Инна провела его внутрь холла, за портьеры, и показала на ореховый столик.
   - Это тот самый сервиз? - шепотом спросила она, поцеловав Стаса в щеку.
   - Тот самый, любимая!
   - Спасибо! Надеюсь, мы будем вместе пить из него кофе!
   - Надеюсь, моя сладкая! - страстно ответил Стас, и слегка обнял Инну за талию, привлекая к себе, чтобы ее грудь коснулась его тела.
   Инна не сопротивлялась, была податлива и нежна.
   - Пойдем! Ты - в холл, к гостям, а я еще постою с мужем, ждем гостей. Он уже сегодня поддал несколько.
   - Много будет народу?
   - Нет, человек пятнадцать-шестнадцать.
   Они разошлись в стороны. Стас присоединился к Ксении и Наталье. На столике их стояли аперитивы, фрукты.
   - Ты задержался с именинницей несколько дольше обычного, - улыбнулась Ксения.
   - Все идет очень хорошо! - ответил Стас. - По плану.
   В ожидании остальных гостей, в прихожей оживленно общались Козленков, Инна и Владимир.
   Почти одновременно приехали Пригарин и Роман Александрович. Инна приняла поздравления. И Пригарин, и прокурор преподнесли имениннице по небольшой, красиво оформленной упаковке, судя по всему - драгоценные украшения.
   Вскоре прибыли личные друзья семьи генерала, и были приглашены в холл для общего знакомства.
   - Вячеслав Леонидович, Трошин с супругой исчезли, - тихим шепотом сообщил один из приятелей Козленкова, но Столяров и Ксения все услышали.
   - Как исчезли? - не понял Козленков.
   - Их нигде нет! Яхта исчезла, машины - на месте.
   - Ничего не понимаю! Ладно, сегодня ночью операция, завтра будем разбираться! Гуляйте сегодня, день рождения любимой жены, однако!
   Козленков не придал значения исчезновению Виктора Николаевича и его супруги. Возможно, страшная обида на Столярова не позволила им сойтись на празднике. "Ну и дурак!" - подумал замминистра о своем предшественнике, и пошел к гостям, вместе с женой.
   Между тем, к Столярову подкатил Пригарин, и попросил его на пару слов. Столяров нехотя оторвался от компании Ксении и Инны, с которыми они мило беседовали, и вышел за Барином в курительный салон.
   - Стас, Трошин со вчерашнего вечера не отвечает, дома никого нет. Ты что-нибудь знаешь об этом?
   - Слышал сейчас от агента Козленкова ту же информацию. Решать с поиском будут завтра. Его и на службе сегодня не было.
   - То и странно! - задумался Пригарин. - Мой человечек, из мэрии, об этом утром и сообщил.
   - Ну, так пускай "твои" пока и пошарят в доме, прямо сейчас, пока козленковское ведомство не хватилось. Об их пропаже никто не заявлял? - Стасу не терпелось вернуться к Инне.
   - Я, лично, не заявлял, а так как они жили вдвоем, с Татьяной Илларионовной, и прислугу не держали ежедневно, то и заявлять - некому.
   - Пусть, пусть твои пошарят, Кирилл! - попросил Стас, и поспешил к ожидавшим его дамам.
   Инна и Ксения обрадовались быстрому возвращению Столярова. Никто из них не проявил любопытства, о чем беседовали мужчины. Инне было комфортно и весело, она глаз не сводила с любимого, даже когда отвечала Ксении на какой-нибудь вопрос. Лицо ее светилось восторгом и счастьем от того, что рядом сидел он, впервые в жизни так понравившийся ей человек!
   - Прошу всех к столу! - командным голосом распорядился Козленков.
   Все расположились вольно, кто с кем пожелал. Только Инна Всеволодовна сидела с торца, во главе стола. По правую руку - Вячеслав Леонидович, слева - Ксения, и только после нее - Столяров. Но так было даже удобнее, переглядываться друг с другом, переговариваться.
   - Прошу! Угощайтесь, дорогие гости! - пригласил к трапезе Козленков, и встал. - Хочу сказать первый тост: за процветание и неувядаемую красоту моей дорогой Инны! За тебя, милая!
   Имениннице похлопали, подняли бокалы с шампанским. Столярову шампанское не очень понравилось: букет во рту быстро таял. Ну, конечно, не специалист Козленков в таких тонкостях! Впрочем, надо отдать должное поварам, блюда отличались определенной изысканностью.
   Постепенно разговор стал громче, отовсюду доносился смех, мужчины веселили дам. Подходили к Инне Всеволодовне и лично выразить восхищение, и поздравить с праздником. Мужчины, да и дамы, выходили курить, изредка кто-то вставал для медленного танца, участники беседы в разных углах зала менялись местами, и вновь повсюду вспыхивали очаги веселья. Никто не грустил. Пару раз Столяров, из чьих-то уст, уловил фамилию заместителя мэра: говорившие удивлялись его отсутствию на дне рождения Инны Всеволодовны, зная, как Трошин к ней неравнодушен. Об этом факте не знала разве что Татьяна Илларионовна, жена Трошина. Да и то, догадывалась, наверно, но молчала: от таких мужей не уходят!
   Столяров и Инна два раза танцевали под медленную, нежную музыку, шепотом переговариваясь и улыбаясь друг другу. Козленков стал бросать на них мрачные взгляды, будучи уже заметно пьяненьким. Потом снова шутил, рассказывал собеседникам истории из своей жизни молодого "опера".
   Ксения танцевала с Пригариным, Козленковым, Владом, другими гостями, пользовалась всеобщим вниманием, ничуть не меньшим самой именинницы. Гончарик хорошо напился: жена трижды выводила его на улицу освежиться. Пьяны были многие, но ни один не произнес ни слова о службе или своем бизнесе, тайном или явном.
   Ближе к концу ужина, Стас подошел к хмельному Пригарину и отвел его в сторонку.
   - Кирилл, ты же хорошо знаешь моего друга, Владимира?
   - Конечно! Мировой парень! А что?
   - Вот, ты с ним завтра и побеседуй, - Столяров проникновенно и гипнотично взглянул в глаза Пригарина, и вкрадчиво, но настойчиво добавил: - Ну, чем тебе не заместитель мэра города? Университетское образование, опыт работы, отличный политик. Умница!
   Барин задумался.
   - А что? Интересная мысль! - Кирилл Иванович все быстренько смекнул. - Надо будет ввести Влада в руководство какого-нибудь предприятия, раздуть его заслуги, продвинуть, чаще сталкивать с людьми, может, акцию какую-нибудь, антиправительственную организовать, с разгоном демонстрации, помочь с деньгами...
   - Ему не надо помогать с деньгами, разве что чуть-чуть, - засмеялся Стас. - Но вы найдете общий язык, не сомневаюсь!
   - Покорнейше благодарю! - Барин пожал протянутую руку Стасу. Он и сам уже размышлял, как прибрать к себе поближе этого Владимира. - Как приятно работать с умными людьми!.. Значит, с Трошиным все "в порядке"?
   - В абсолютном порядке! - уверил его Стас. - Ему уже на все наплевать.
   Пригарин долго всматривался в красивое лицо Стаса.
   - "Судьба играет человеком, а человек играет на трубе", - вздохнул Пригарин. - Выпьем?
   - Пошли!
   Барин еще раз подумал, про себя, что не ускользнуло от Столярова: не дай Бог встать на пути этого человека!
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
   НЕЧАЯННАЯ ВСТРЕЧА
  
   Стоял конец морозного декабря. Под ногами скрипел снег, почти каждый день светило солнце.
   Бизнес Столярова процветал с невероятной быстротой. При отеле он открыл нелегальное казино, отбою от клиентов не было! Частым гостем стал мэр города, что немало удивило его сподвижников и помощников. Близился Новый год, и вся "столяровская корпорация развлечений" усердно готовилась к его встрече.
   Станислав Константинович с Наташей носились по всей области, выискивая красивеньких и доступных девочек, накаченных и смазливых мальчиков, без комплексов, читали всяческие сценарии новогодних интермедий, рылись в интернете, выискивая необыкновенные костюмы и забавы прошедших веков. Тоннами закупались фейерверки. Перед рестораном, на широкой площади, устроили огромный ледяной городок с дворцом, домиками, лабиринтами, горками, питейными заведениями. Столяров, на мгновение потеряв чувство реальности, даже предложил где-нибудь в сторонке, соорудить ледяной "публичный дом", но, технически, затея оказалась невыполнимой. Бурый и Баюн напросились на праздники, дав обещание никого не трогать, не калечить и не сжирать. Вести себя как дрессированные животные, фотографироваться с гостями, немного выпивать, принимать угощение, и только. Леший нашел потрясающую ель, которую должны были установить к двадцать пятому числу. Гирлянда на елку тянула на несколько сотен лампочек.
   Новогодний бал должен был состояться двадцать девятого и тридцать первого декабря. Все пригласительные уже были разосланы, все места заняты. На бал должна была съехаться вся "знать" города, включая мэра и его замов. Не отказался от приглашения и губернатор, но твердого обещания не дал, многозначительно подняв указательный палец вверх: Москва!
   К двадцать седьмому, казалось, все было готово. Девочки и мальчики из стриптиз-балета доводили до совершенства свою программу, повара день и ночь готовили полуфабрикаты для не самых изысканных блюд. Подвальные помещения были в буквальном смысле забиты продуктами и алкоголем.
   Обходя свои владения, Столяров остался доволен проделанной работой, Наташа же все время находила какие-нибудь погрешности, и разносила в пух и прах провинившихся. Но не штрафовала - провала праздника быть не должно!
   Выручка от двух казино покойного Дмитрия Захаровича и от собственного, была хорошим подспорьем в подготовке к празднованию. Организаторы решили, что гулять будем все каникулы, праздник - каждый день! После праздников, Стас и Инна, жившие у Столярова, после "трагической" смерти Козленкова, собрались лететь на Сейшельские острова, оставив Наташу управляться с делами. Инна Всеволодовна пребывала в прекрасном расположении духа, все больше влюбляясь в своего Стаса. Она как-то заметила ему, что пламя ее любви, вырвавшись наружу, если Стас разрушит оболочку их отношений, сожжет вокруг все! Поэтично! Безусловно, Инна была умна и хорошо воспитана. Пока Столяров не чувствовал потребности что-либо менять в их отношениях. Инна его устраивала. Разговоры за их спинами утихли. Стали даже поговаривать о их близкой свадьбе.
   Но, как бы там ни было, как бы нежно не относился Стас к Инне Всеволодовне, вычеркнуть из своей жизни Ксению, Дашу и Катюшу, тем более, Наташеньку, Столяров был не в силах. Да и не пытался этого сделать. Частенько наведывался к Ксении, пару раз баловался в сауне с близняшками, ну, а с Наташей они часто развлекались в отеле или их кабинетах. Стас вел себя с Инной так естественно, что она никогда и ни в чем его не заподозрила. Но кроме своей компании, Столяров теперь не давал даже намека заподозрить себя в адюльтере на стороне! Инна Всеволодовна верила ему абсолютно и совершенно искренне дарила ему свою первую большую любовь! Живя с Козленковым, она позволяла себя любить, а теперь даже не догадывалась, что Стас Столяров позволяет ей делать то же самое! Инна Всеволодовна Демидова была ослеплена своей страстью!
   Владимир трудился на крупнейшем сталелитейном предприятии Пригарина, где занимался профсоюзной деятельностью. Частенько наведывался к Барину, якобы с целью требования улучшения положения заводчан и их семей. Пригарин шел на небольшие уступки. В общем, Влад занялся политической деятельностью.
   Наступило двадцать девятое декабря! Первый грандиозный Новогодний бал! Инна еще нежилась в постели, когда Столяров уже принял душ, побрился, в общем, привел себя в порядок. Надо было ехать в ресторан, отдать последние распоряжения, хотя Наташа должна была уже там быть и летать из помещения в помещение, исправляя погрешности. Ее бурной и плодотворной деятельности могли бы позавидовать многие городские чиновники!
   Станислав позавтракал в одиночестве, прошел в спальню, поцеловал подругу.
   - Я жду тебя к десяти часам, - сказал он.
   - За мной ты сам заедешь?
   - Нет, дорогая! Я пришлю шофера. Пока!
   - До встречи, мой хороший! - Инна помахала ему ручкой.
   В начале двенадцатого Стас выехал со двора. Машин было много, и Столяров добрался до ресторана только без четверти двенадцать.
   Небо вдруг затянули серые декабрьские облака, хотя почти весь декабрь светило солнце, повалил крупный снег. Тут и там уже встречались группы веселых молодых людей. Многие уже потянулись к Ледяному городку, где вовсю работала Империя развлечений, кормя, развлекая и опаивая народ. Полицейских было много. Стас не хотел поножовщины в районе своих владений в эти дни. Все должно пройти крайне респектабельно, и весело, в то же время.
   Столяров остановил машину у дверей ресторана, оставив ключи зажигания в замке. Охранник тут же подскочил к двери авто. Стас вышел из салона и направился к отелю. Можно было пройти в отель и через ресторан, но показываться там ему пока не хотелось. В ресторане должна сейчас хозяйничать Наташа.
   Швейцар, у входа, с поклоном растворил дверь.
   Отель был обустроен по-царски! Широкая лестница, устланная ковровой дорожкой, вела наверх, в апартаменты, дубовые перила отполированы. В большом холле расположились столики и мягкие диванчики и кресла. Стойка администратора переливалась всеми цветами радуги. Бар в холле искрился от чистейших бокалов и рюмочек, стена бара едва вмещала всевозможные алкогольные напитки. Два ловкача-бармена играли стальными блендерами.
   Столяров подошел к стойке администратора. Девушка-красавица вежливо поздоровалась с ним и спросила, чего желает хозяин.
   - Постояльцев много сегодня прибыло? - спросил Стас.
   - Уже двадцать три человека, - без запинки сообщила девушка.
   - А мест много осталось?
   - Два люкса, но они уже заказаны, четыре полулюкса, из них заказаны три, и девять двухместных номеров, заказаны четыре. Одноместных много, - администратор заглянула в журнал. - Четырнадцать.
   - Хорошо, - сказал Столяров, и пошел в ресторан по внутреннему переходу, устроенному по типу зимнего сада, с пальмами и прочими южными диковинными растениями. Он не торопился, рассматривал обновленные кактусы, лианы, изредка бросал взгляд за стекло, где все кругом белело от выпавшего снега.
   В середине аллеи, он заметил девушку, с планшетом в руках. Она сидела на диванчике, закинув ногу на ногу, и читала. Девушка была очаровательной! В белом, переливающемся платье, чуть ниже колен, белых туфельках на каблучке. Короткие рукава открывали взору Столярова нежную, бархатисто-белую кожу ее изящных рук и длинные красивые пальцы. На удлиненной и тонкой её шейке, на золотой цепочке, висел золотой же маленький крестик, с изумрудами. Она подняла зеленые глаза на Стаса, встряхнула светло-пепельными волосами, и улыбнулась мужчине. Стас поклонился и представился.
   - Столяров, Станислав Константинович!
   - Да? Много наслышана о Вас, - открыто, без тени смущения, улыбалась девушка. - Я Котова, Светлана Александровна.
   - Наш Главный архитектор, Александр Никанорович - Ваш отец?
   - Вы угадали!
   - Заслуженный художник России! Я довольно хорошо знаком с его творчеством, с теми работами, что выставлялись и публиковались.
   - Действительно? И как Вы к ним относитесь? - полюбопытствовала Светлана Александровна?
   - Мне очень нравится! - искренне сказал Стас. - У меня дома есть три его небольших полотна.
   - Приятно слышать! - девушка улыбалась открыто и, казалось, была польщена.
   - Простите, но что Вы здесь делаете? - удивился Столяров, и взглянул на часы. - Еще только половина первого!
   - Присядьте, - пригласила Светлана, и засмеялась: - Как всегда, "неожиданно", у нас в квартире, не успели закончить ремонт, до праздников. Вот, мы и живем пока в Вашей чудесной гостинице, в полулюксе. Ваша управляющая, Наташа, милостиво сделала нам солидную скидку!
   - Да если бы я знал! - сокрушался Стас. - Вы бы жили у меня сколько угодно, и бесплатно!
   - Не стоит того, папа хорошо зарабатывает, да еще картины! Нам вполне хватает, мы ведь вдвоем живем, мама уж пять лет как умерла.
   - Простите! Я не знал!
   - Ничего, я уже почти не плачу по ночам, - ответила девушка. - Да Вы и не должны знать обо всех, несмотря на то, что Вас в городе побаиваются!
   - За что меня бояться? - удивился Столяров. - Простой бизнесмен...
   - Вас бояться за то, что Вы очень много знаете: вообще, и о человеческих тайнах, в частности, - таинственно сказала Светлана. - В чьих руках информация - тот владеет миром!
   - Ну, что Вы, Светлана Александровна! Вы преувеличиваете! Это все досужие вымыслы обывателей!
   - А Вы, правда, окончили Le Cordon Bleu и Московский университет? Расскажете?
   - Абсолютная правда! Расскажу. А Вы где учились?
   - Я пошла по стопам папы, и окончила наш архитектурный. И еще музыкальную школу, - добавила Светлана. - Сейчас преподаю в изостудии, детям.
   Что-то стало происходить со Станиславом Константиновичем Столяровым, могущественным бизнесменом, миллионером, красавцем и большим охотником до красивых женщин!
   Он, не отрываясь, глядел в это милое личико молодой женщины, открытое, с несколько близко поставленными зелеными глазами, высоким гладким лбом, широким ртом с довольно узкими губами, которые сверху венчал исключительно правильной формы небольшой носик. С точки зрения классики, нельзя было назвать ее лицо красивым и гармоничным, но для Стаса вдруг перестали существовать другие женщины! Впрочем, так было всегда, когда встречалась особо заинтересовавшая его дама, но нынче, в мире не нашлось более привлекательной внешне женщины! Он не оценивал ее достоинства, как делал всегда; ему было все равно, какие у нее грудь, стройность ножек, объем талии. Ему было наплевать, насколько она умна. Совершенно безразлично, есть ли у нее муж и дети! Столярову было сейчас безумно хорошо с этой удивительной Светланой Александровной! Он даже почувствовал в глубине души некое переживание из юности. Какая-то струнка души лопнула в его сердце расчетливого прагматика!
   - Наше молчание затянулось, - улыбнувшись, произнесла девушка. - Вы слишком пристально на меня смотрите, не надо.
   - Простите, я задумался, - соврал Стас.
   - Дела?
   - Нет, не дела, - задумчиво сказал Столяров. - Впрочем, Вы правы! Мне пора идти... Совершенно официально приглашаю Вас, с Александром Никаноровичем, на Новогодний бал, хотя, думаю, приглашения у вас есть. Начало в двадцать часов... И тридцать первого, приглашаю! Но уже в одиннадцать... Встретим вместе?
   - Спасибо, за личное приглашение! Они у нас, действительно, есть, - Светлана внимательно посмотрела в лицо Столярова. - Вообще-то, я не большая любительница подобных шумных мероприятий.
   - Мы можем сбежать гулять на улицу!
   - Ну, это Вы загнули! - Светлана улыбалась. - Как же без Вас? А вообще, Вы женаты?
   - Нет! - твердо сказал Столяров. И ведь не соврал! По сути. Регистрации-то в паспорте не было.
   - Я тоже не замужем, до сих пор, - сказала девушка, вздохнув, и Столяров внутренне пустился в пляс от забрезживших надежд. - А мне уже тридцать два! Все какие-то неинтересные, озабоченные, практичные... Ну, ступайте уже! Увидимся на празднике!
   - До встречи, Светлана Александровна! Увидимся!
   Столяров повернул в сторону отеля, сделал пару шагов, остановился, и пошел в другую сторону, вспомнив, что ему надо в ресторан. Светлана засмеялась.
   Он быстро шагал по зимнему саду, и думал, думал. Что-то перевернулось в его продажной душе; впервые, за эти месяцы, он почувствовал себя продажным подлецом. Почему? Ах, да! Он сейчас думал о том, как избавиться от Инны Всеволодовны, на эти праздники! Да и вообще - избавиться! Она выполнила, отведенную ей роль! Ему никогда раньше не было так жалко брошенных им женщин, а теперь, вдруг, стало невероятно жаль эту красивую и умненькую аристократку, влюбленную в него по уши! Внушить ей отвращение к нему? Подставить какого-нибудь плейбоя и зафиксировать измену? Умертвить? Что за мысли лезли в голову Стасу? Откуда эта жалость?
   Все в голове у него перемешалось. Да зачем ему эта тридцатилетняя дочь архитектора? Инна красива, умна. Есть ведь у него и Ксюша, и Катя с Дашей, и Наташенька... Вдруг Столяров отчетливо понял, что у него нет сейчас больше никого, кроме этой, не вписывающейся в высший свет и его бессердечность и расчетливую похоть, молодой женщины, по имени Светлана Александровна!
   Быстрой походкой Столяров вошел в ресторан и сразу заметил Наташу, которая сновала между столиков, разглядывая чистоту посуды и прочих аксессуаров. Она заметила вошедшего Стаса.
   - Привет, хозяин! - громко сказала она, хотя в зале еще находились официантки. - Чего такой мрачный? В отеле все в порядке?
   - Настроение что-то не новогоднее! А в отеле - порядок. Думаю, с местами проблем не будет.
   - Я тоже со всем управилась, можно и расслабиться, - Наташа посмотрела на часики. - У нас еще куча времени! К тебе?
   - Ната, прости, честное слово, нездоровится!
   - Нет, так нет, - спокойно отреагировала Наташа. - Ты везде все проверил?
   - Конечно! Пойду, прилягу на пару часиков.
   - Смотри, бал не проспи!
   Стас прошел через зимний сад, в надежде застать там Светлану, но девушка уже покинула свою скамейку. Столяров поднялся в кабинет, на втором этаже, и повалился на диван в комнате отдыха. Он думал о Светлане, ее нежном образе, какой-то внутренней непорочности, источающей лучистый свет. Подобное он испытывал тогда, однажды и впервые, много десятков лет назад!
   Что же делать? С Инной? Как не оскорбить эту женщину отказом в дальнейшем совместном проживании? И дальнейших отношениях? Она была из другого, не его нынешнего жесткого и практичного мира, такая же, как встреченная им только что Светлана Александровна, Света! Столяров никак не мог понять самого себя: судьба брошенных им женщин, в основном, была ему безразлична, об этом он уже размышлял. А вот просто так бросить Инну Всеволодовну ему казалось не по силам! Тут же приходили в голову мысли: зачем вообще это делать? Светлана не дала ему никакого повода к тому, что ей будут приятны его ухаживания, тем более, дальнейшее развитие отношений. Конечно, можно было попросить Ксению, или даже Асмодея, позвать на помощь подвластных им демонов, но Ксения и Асмодей без труда прочтут его возникшие, казалось бы, ниоткуда, мысли о каком-то светлом чувстве у их вполне проверенного и надежного помощника! Дело принимало весьма странный оборот! Помощь ему была бы обеспечена, если Светлана вдруг оказалась девственницей. Но это не факт! Так! А, может, попросить помощи Лилит? Надо пробовать! Свой перстень, с желтым топазом, он даже и не думал использовать!
   Столяров встал с дивана, закрыл глаза, представил себе образ жены Асмодея, и произнес:
   - Лилит, это ты!
   Еще некоторое мгновение глаза Леонидовича были закрыты. Тут он услыхал легкий звук шагов от двери, и открыл глаза: с улыбкой на лице, к нему подходила сама Лилит. Она присела в кресло. Стас окаменел.
   - Привет, Стас! - произнесла Лилит. - Ну, подойди, поцелуй свою повелительницу!
   Леонидович медленно и осторожно подошел к женщине, и ненадолго прикоснулся к ее губам. Затем вернулся на диван.
   - Ну, что заставило тебя пригласить жену Асмодея? Кажется, я уже о чем-то догадываюсь!
   Чтобы Лилит не успела прочесть его сокровенные мысли, Столяров начал:
   - Лилит! У меня возникла проблема необычного плана, - он откашлялся. - Я сейчас живу с женщиной, скажем, не нашего круга, которая имела неосторожность полюбить меня. Я этого не хочу, но отчего-то испытываю к ней некоторую жалость. Да, я понимаю, что жалость - это не то состояние, с которым надо мириться, но... В этом случае... Не знаю, как и выразить все это!
   Лилит, улыбаясь, глядела на несчастное лицо Стаса довольно долго.
   - Что же ты молчишь, Лилит? Неужели невозможно придумать ничего, без жестокости?
   - Хорошо, Стас! - наконец произнесла Лилит. - Я помогу тебе. Но, при одном условии!
   - Я согласен! - воспрял духом Столяров.
   Лилит поднялась с кресла, и стала неспеша прохаживаться перед Столяровым.
   - Ты очень красивый, и, как говорят девочки, весьма талантливый любовник! - Лилит подошла вплотную к мужчине. - Сейчас ты станешь моим любовником, а я помогу тебе! Что ты на это скажешь? Я делаю тебе неслыханное одолжение!
   Слова исчезли из лексикона Столярова на несколько секунд. Стать любовником жены Асмодея? А если тот узнает? Столярову - конец! Вдруг в сердце его вновь возник облик Светланы. А без нее - ему, кажется, тоже - конец!
   - Ну, что ты молчишь? - наклонившись к нему и проводя ручкой по его волосам, спросила Лилит.
   - Иди ко мне, красивейшая из женщин! - Столяров распахнул объятия. - Два раза не умирать!..
  
   Лилит, действительно, оказалась женщина-огонь. Стас потерял голову и ни о чем постороннем не мог думать. Лилит также искренне, отдавшись мимолетному чувству полностью, наслаждалась любовью Стаса.
   Когда оба достигли "космического" оргазма, Стас и Лилит вновь разделились на две половинки.
   - Ты уничтожишь Инну?
   - Что ты? - удивилась Лилит. - Ни один волос не упадет с головы человека без воли Божией!
   - Так ты что, веришь в Бога? - искренне изумился Столяров.
   - "И Бесы веруют и трепещут"! Не забывай никогда, хоть это и неприятно, - сказала женщина-демон. - Сейчас ее срочно вызовут к умирающему отцу, и больше к тебе она не вернется. Я об этом позабочусь. Забудь ее навсегда!
   - Прямо сегодня? - недоверчиво спросил Стас.
   - Ей уже несут телеграмму, скоро позвонят в дверь. Она свяжется с тобой по телефону, все будет мирно и чинно.
   - Лилит, я в восторге от тебя! Во всех смыслах! - Стас понизил голос. - Об этом же никто не узнает? Никогда?
   - Никто, никогда не узнает! - она весело засмеялась. - Теперь твои мужские возможности выросли во сто крат! Так со всеми бывает, кто меня полюбит!.. Поцелуй меня еще раз и закрой глаза! До встречи!
   Стас нежно поцеловал Лилит и запахнул глаза, на минуту или две. Когда глаза его раскрылись, в кабинете уже никого не было, только легкий аромат никогда не осязаемых им духов, таял в воздухе.
   Стас сел на диван. Он не сомневался во всесилии жены Асмодея!
   Тут же раздался телефонный звонок. Звонила Инна.
   - Привет, родной мой! Маленькая неприятность: папа совсем плох, хочет меня видеть, сейчас телеграмму принесли. Тут и он сам позвонил. Мне надо уехать на какое-то время, к нему, - Инна помолчала. - Ты расстроился, милый? Поскучай без меня, так вышло!.. Смотри, не шали, мне все доложат!
   - Да-а-а! - протянул грустно Станислав. - Вот это неожиданность! Езжай, конечно! Купи билет, потом позвонишь, я пришлю машину в аэропорт. У тебя деньги на карте есть?
   - Конечно! Ты же мне столько положил, что до конца дней не истратить! - улыбнулась Инна. - Я тебя люблю! Целую! Звони! Я тоже буду звонить.
   - И я тебя люблю, - рассеянно ответил Стас.
   - Впрочем, Стас, милый, присылай машину прямо сейчас, - передумала Инна. - Пока соберусь, машина подойдет, а билет проще в порту купить. Люблю тебя и целую! До встречи, милый!
   - Целую и люблю, нежная моя! Буду ждать и скучать! Машину посылаю. Пока!
   Как ни жестоко Столяров поступил, на душе пели соловьи и играла веселая музыка. Светлана Александровна не выходила из головы! Оборот происходящих событий принимал новые очертания! Отныне Столяров - вновь свободен! Цель - Светлана Александровна Котова!
   Первой мыслью Леонидовича было помчаться к Светлане Александровне, и взять с нее обещание непременно быть на сегодняшнем балу и еще - его дамой, пусть на время. Но, в силу своих джентльменских убеждений, он отказался от этой затеи. Было похоже на прямое банальное ухлестывание за красавицей. Нет! Этого Стас делать не должен, ему необходимо заинтриговать эту особу, хотя бы таинственностью своей персоны, своим умом, полученными знаниями, в общем, сильно заинтересовать, приблизиться к ней. Может, стать верным другом. Опять, нет! Просто другом, Стас не собирался становиться! Ему необходимо было добиться ее расположения, полной привязанности, хотя бы, а еще лучше - настоящей любви!
   Он бродил по кабинету и мечтал! Иногда принимался фантазировать, как будут происходить события. Но вмешивать в свое отношение к Светлане друзей, Стас определенно не собирался! Ему захотелось, без всякого колдовства, влюбить в себя эту молодую женщину! Жаль, что они не обменялись номерами телефонов! Стас думал об этом, когда беседовал с ней в Зимнем саду, но посчитал навязчивостью. Стас боялся вспугнуть это воздушное создание напором и настойчивостью. Хотя так желал этого!
   Раздалась музыка телефонного вызова. Звонила Наташа.
   - Да!
   - Стас, время подходит, - предупредила она. - Скоро гости начнут съезжаться. У тебя все готово? Что-то долго ты отдыхаешь!
   - У меня все готово: места в отеле есть, резервные свободны, чистота. В общем, все в порядке, - на несколько секунд Стас замолк. - Знаешь, Инны не будет.
   - Что случилось? - обеспокоенным голосом спросила помощница.
   - Ничего страшного: звонил ее отец, он очень плох, просил ее срочно приехать. Так что, буду встречать Новый год без нее!
   - А с кем? Замену выбрал? - Наташа засмеялась. - Ну, ты своего не упустишь!
   - Ладно тебе! Женщин на свете много!
   - Все, пошла в зал, гостей встречать. Помнишь, первой паре - подарок?
   - Помню! Только пусть это не будут Баюн или Бурый с Лешим.
   Наталья засмеялась и отключила связь.
   Столяров посмотрел на часы и пошел переодеваться. Сегодня он решил щегольнуть в новом, бежевом костюме, голубой рубашке с белым галстуком, белых ботинках. Рассмотрел себя в зеркало: красавец, да и только! Темные, густые, слегка вьющиеся, удлиненные сзади, волосы гармонично сочетались с бежевым и голубым.
   Столяров остался доволен своей внешностью. Перстень с желтым сапфиром он никогда не снимал. Надел только еще золотые часы - подарок Инны Всеволодовны.
   Что же подарить Светлане? Нет, дорогой подарок ее вспугнет, отдалит от себя. Надо подарить ей нечто дорогое, но неброское, наверно, что-нибудь из произведений искусства: картину, кулон, часики. Столяров ломал голову и остановился на том, что сейчас, немедленно, войдет в параллельное пространство, и там что-нибудь выберет. Он закрыл глаза, сосредоточился, представил себе богатый дом середины XIX века. Открыв глаза, Стас увидел огромный кабинет, пустой, но, видно было, что здесь хозяйничает мужчина. Зная о своей невидимости и бестелесности, он проследовал по другим комнатам, пока не добрался до спальни. В спальне тоже никого не было. На одной из полочек громоздкого секретера внимание его привлекла великолепная шкатулка, слоновой кости, резная и тяжелая, изнутри оклеенная красным бархатом. Леонидович высыпал содержимое шкатулки на полочку. Солидная горка золотых украшений с камнями-самоцветами манила Столярова и ее сгрести в карманы, но он заставил себя остановиться. Закрыв глаза, он представил свой кабинет в ресторане, туман рассеялся, и Столяров очутился на диване, держа в руках шкатулку.
   Шкатулка выглядела великолепно! Искусная резьба старого мастера никого не могла бы оставить равнодушным! А уж дочь архитектора, сама принадлежащая к искусству осязаемого, отвергнуть подарок не смогла бы! Станислав Константинович остался доволен!
   Время приближалось к началу Новогоднего бала. Оставалось каких-то три четверти часа. Столяров искал повод зайти к Главному архитектору, чтобы вручить прекрасной Светлане эту шкатулку.
   Повода не находилось. Столяров помнил, что Александр Никанорович любит хорошие сигары, которыми дымил на обсуждении проекта перестройки ресторана и отеля. Стас тут же представил, закрыв глаза, одни из лучших кубинских сигар, "Cohiba Robustos", в металлической коробке. Через секунду сигары лежали на столе.
   Шкатулку и сигары Стас уложил в простой подарочный картонный фирменный пакет, и почти побежал в отель.
   Проходя по аллее Зимнего сада, он с волнением думал, как воспримут подарки Светлана и ее отец. Сердце, от волнения, переворачивалось в груди.
   У администратора, красавицы за стойкой, делая спокойным и безразличным голос, спросил, где остановился господин Котов. Девушка вежливо ответила:
   - Пройдите в двадцать четвертый полулюкс, - и, чуть громче, скомандовала: - Артем, проводи Станислава Константиновича!
   Тут же появился парень в форменной одежде и пригласил подняться на лифте. Они доехали до четвертого этажа, Артем предупредительно открыл лифт, и пропустил хозяина вперед.
   - Прошу Вас!
   - Благодарю! Дальше я сам справлюсь, - сказал Столяров. - Направо или налево?
   - Направо, почти до конца, - поклонился парень.
   Столяров поспешил направо, затем замедлил шаг, подождав, пока уедет Артем. Дошел до двадцать четвертого номера, и остановился на пороге, стараясь успокоиться. Негромко постучал в дверь.
   Через некоторое время дверь приоткрылась, не до конца. Разглядев в полумраке Столярова, Александр Никанорович распахнул дверь.
   - Добрый, добрый вечер, Станислав Константинович! - хриплым, прокуренным голосом сказал архитектор. - Милости просим!
   - Добрый вечер, Александр Никанорович! - как-то трогательно неуверенно ответил Столяров. - Я вас не побеспокоил, со Светланой Александровной?
   - Что Вы, проходите, в наше временное, но такое уютное жилище! Света, к нам Станислав Константинович пожаловал! - крикнул он вглубь номера.
   Появилась Светлана и Столяров, с замиранием сердца, взглянул на нее, сделав шаг от двери. Девушка была в махровом халате и расчесывала еще не совсем высохшие волосы. Котов-старший прислонился спиной к стене, пропуская Стаса.
   - Наслышан о вашем знакомстве с дочерью. Вы оставили у нее весьма приятное впечатление. Ну, что же мы стоим? - повторил он. - Проходите!
   Столяров вошел. Ему всегда импонировал этот пожилой мужчина, с хрипловатым низким голосом. На всевозможных заседаниях по благоустройства города, куда приглашали и Столярова, как одного из щедрых спонсоров, Александр Никанорович всегда оставался принципиальным в своих суждениях.
   - Видите ли, я зашел к вам, чтобы еще раз напомнить о приглашении на бал, и вручить вам наши традиционные подарки.
   Столяров достал коробку с сигарами и передал архитектору. Тот, с почтением, взял коробку в руки и долго разглядывал.
   - Благодарен весьма! Прекрасные сигары!.. Вы знаете в них толк?
   - Только как прилежный выпускник Le Cordon Blue, - скромно сказал Стас. - А это Вам, Светлана Александровна!
   Белая шкатулка перешла из рук в руки. Светлана внимательно ее рассматривала, присоединился и Александр Никанорович.
   - Благодарю за внимание, - Светлана исполнила шутливый книксен. - Достойна ли я столь щедрого подарка?
   - Да, вещица, прямо скажем, дорогая! - рассматривал шкатулку архитектор. - Не позже середины XIX века!
   - Позвольте мне доставить Вам удовольствие, Светлана Александровна! - искренне произнес Столяров. - А заодно, приглашаю побыть моей дамой на нынешнем празднике...
   - Ага, вот оно в чем дело! - развеселилась девушка. - Взятки даем!.. Не обижайтесь, я шучу! Конечно, я с удовольствием составлю Вам компанию!
   Столяров повеселел.
   - Хорошо, я пойду к рабочему месту. Начало праздника - это всегда работа!
   - Благодарю, еще раз! - отозвался вслед Столярову Никанорович, уже распечатывая подарок.
   - До встречи! - крикнула из номера Светлана. - Если мы и опоздаем, то совсем чуть-чуть!
   Глубоко выдохнув и сняв напряжение, Столяров быстро пошел по коридору, и пешком спустился вниз.
   В ресторане его сразу увидела Наташа.
   - Ну, где ты пропал? - прошипела она. - Первые гости уже сидят и накачиваются! Подарок вручили, все довольны.
   Она оглянулась в зал. Он был пуст больше, чем наполовину. Ну, так оно всегда и бывает, по большим праздникам. Все еще впереди!
   - Пока прибыли наши прикормленные мелкие рыбешки. Чинуши с икрой, конечно, будут позже. Из крупняка - пока только зам министра по информации, вон, слева от эстрады, пот с лица стирает. И страшилища худосочная при нем!
   Новогодний бал вела Даша. С микрофоном в руках, она бродила между столиков, весьма остроумно развлекала гостей пустословием. Приглушенно играл инструментальный квартет на эстраде. Один из метрдотелей встречал приглашенных у главного входа, другой - у входа в отель.
   За столиком Столярова, в небольшом алькове, напротив эстрады, еще никого не было. Да и не должно еще быть никого: ведь Стас только спустился от Котовых. Наташа величественно выдвинулась встречать прибывающих гостей, а Столяров - в комнату у эстрады, где висели зеркала-окна и видно было весь зал, как на ладони. С другой стороны, в похожей комнате, сидели охранники, наблюдающие за залом, да плюс те, что пялились в многочисленные мониторы. Отель контролировала и другая группа, в подвале.
   На всех столиках, в качестве подарка от владельца, стояли в ведерках со льдом "Cremant de Bourgogne" от Simonnet-Febvre, великолепное сухое игристое вино. Официанты виртуозно сновали между столиками, принимая заказы. От Дашиных шуток зал покатывался со смеху, порой, заглушая игру оркестра. Весьма непривычно, что в качестве конферансье, фигурировала очень красивая молодая женщина, но ее веселый нрав и легкие, очень остроумные шутки, отвлекали зрителя от ее потрясающего внешнего вида.
   Справа от Столярова, в окне-зеркале, наконец, появилась она, Светлана. Она была одна! Стас сорвался со своего места и бросился к ней, на ходу шепнув официантке, чтобы принесла вазу и алые розы, штук одиннадцать, к его столику.
   Сейчас Светлана была одета в серебристо-сиреневое, легкое и удлиненное до середины голеней, слегка обтягивающее, платье, на тоненьких бретельках, без лифа. Шею ее венчала та же золотая цепочка, а на груди красовался тот же крестик, с изумрудами. На среднем пальце левой кисти - золотое колечко, тоже, с изумрудом. Туфли на высоких каблучках были светло-зеленые. Волосы ее, светло-пепельные, рассыпались по плечам.
   Метрдотель проводил ее к столику Стаса и услужливо подвинул высокий стул. Светлана поискала глазами по залу, и радостно помахала ручкой, увидев приближавшегося к ней Столярова. Стас тоже помахал ей рукой, и быстро подходил к Светлане, по пути мимолетно здороваясь гостями и членами их семей.
   - Я рад, что Вы пришли! - сказал Стас. - А где же Александр Никанорович?
   Стас попробовал прочесть ее мысли. На сей раз, он почувствовал нечто, подобное подглядыванию в замочную скважину. Сквозь собственный стыд, он, мысленно, услышал разговор Светланы с отцом:
   - Иди пока одна, я позже, сигару выкурю - говорил отец. - Поболтаете вдвоем. Он же тебе нравится?
   - Нравится, папа! - отвечала смущенно, Света. - Он какой-то не такой, как все, с ним забавно: столько знаний, а ведет себя, как влюбленный школьник.
   - Ты с ним не играй! - наставительно произносит Александр Никанорович. - В душе он добрый и справедливый человек, мне кажется.
   - Папа, я это тоже чувствую!
   Столяров, силой воли, заставил себя отключиться.
   - Папа решил выкурить подаренную Вами сигару, - немного опустив дополнения, сказала Светлана. - Но он скоро подойдет.
   - Я рад знакомству с вашей семьей, - искренне выразил свое мнение Столяров.
   - Мне тоже очень приятно с Вами общаться! Расскажите о школе, ну, кулинарной! Мне очень интересно, как там все происходит, - Светлана помолчала мгновение. - Давайте, выпьем шампанского, чтобы перейти "на ты", если это Вам удобно?
   - С удовольствием! - поддержал нежданное даже предложение Стас. - Если быть точнее, это игристое вино, а шампанским называют только вино, производимое в Шампани. Впрочем, они ничем не отличаются по качеству!
   Он сделал знак рукой официанту, тот быстро подошел и профессиональным жестом откупорил бутылку. Немного налил Столярову, тот отпил глоток, кивнул в знак согласия. Тогда официант розлил Светлане и добавил Стасу. Бутылка вернулась в ведерко со льдом, а официант их покинул.
   Со стороны зала их почти не было видно, в алькове.
   Стас и Светлана подняли бокалы, чуть ударились стенками, и сделали по два глотка. Светлана смущенно приподняла головку, Стас решительно наклонился к ней, и они поцеловались, недолго, но с особой нежностью, проявленной с обеих сторон.
   - Ну, вот! - решительно сказала молодая женщина. - Теперь рассказывай!
   В течение получаса Столяров с юмором рассказывал Светлане о самом процессе обучения, практических занятиях, как ведущий их преподаватель, француз, мог вылить в раковину не понравившийся ему приготовленный соус ученика, отведав его на кончике столовой ложки. Как выбрасывалось в помойку блюдо, стоимостью двадцать долларов, только из-за неприглядного вида. Как все эти, казалось, издевательства шокировали их, уже немолодых студентов. Некоторые ведь успели поработать в престижных ресторанах Испании, Италии, той же Франции.
   Светлана слушала очень внимательно, смеялась вместе со Стасом. Официант терпеливо ждал заказа у своего рабочего столика, машинально протирая белоснежной чистоты тарелки.
   Наконец, Светлана сказала, что у нее слюнки текут от забавных историй. Стас опомнился и подозвал официанта.
   По рекомендации Столярова, они заказали мастерски приготовленную фуа-гра, осьминогов в соусе пармезан, жареные мидии, печеную утиную грудинку с медом и брюквой, белое мясо с горчицей и перцем, жюльен, лобстер "Frittata" и, на десерт - мороженое "Golden Opulence Sundae", c основой из сливочного мороженого и бобов таитянской ванили. Из вин Стас предложил красное "Les Cornuds", прошлого года.
   - А мы это съедим? - тихо и недоверчиво спросила Светлана.
   - Мы это все попробуем, в рамках моего рассказа о Le Cordon Blue, - ответил Стас. - И моем ресторане. Русская кухня будет представлена тебе тридцать первого декабря!
   - А завтра поедем гулять в зимний лес, жирок сбрасывать? - ехидно спросила Светлана. - А ты на лыжах катаешься?
   - Как прикажете, сударыня!
   - Тогда подавайте! - тоном королевы произнесла она. - Тут и папе останется!
   - Если Александр Никанорович чего еще захочет, пусть не стесняется.
   - Думаю, ему больше по вкусу придется русская кухня, послезавтра.
   - Все надо попробовать!
   - Знаю! - воскликнула Светлана. - Ему закажем что-нибудь испанское! Он влюблен в Испанию!
   - Да! - задумался Станислав. - Значит, белое мясо ему не подойдет! Ну, разберемся!
   Тем временем, народу в ресторане прибавилось. Когда Даша уходила отдохнуть, со своими шутками, немного громче играл оркестр или выступала какая-нибудь приглашенная "звезда". Постепенно зал становился шумнее, появились "отцы города". Издалека, найдя Столярова глазами, ему слегка кланялись, кто-то подходил поздороваться непосредственно. И все, без исключения, внимательно разглядывали Светлану. Столяров коротко представлял ее: дочь нашего архитектора. Мысленно, он заставлял никого не интересоваться Инной Всеволодовной. Никто не проронил об Инне ни слова!
   Периодически в поле зрения Стаса появлялась Наташа, всем улыбаясь, со многими перебрасываясь несколькими фразами. Она, как всегда, была озабочена, но виду не показывала.
   У входа появилась Ксения, в черном вечернем платье, длиной до середины колена, изящных черных туфельках, и с крупным бриллиантом на шее. На пальцах сверкали бриллианты поменьше. Появление ее в зале не осталось незамеченным публикой: многие с ней раскланивались, видимо, были знакомы лично.
   Наташа проводила Ксению и сопровождавшего ее расфранченного Иванушку, которого было не узнать, в альков, противоположный столяровскому. Иванушка, с улыбкой на лице, "дурачком" уже не выглядел, скорее, походил на молодого повесу, сына лорда Маккартни.
   Ксения сочла необходимым подойти к столику господина Столярова, поздороваться, и расцеловаться, по-семейному, с ним и с девушкой, несколько сконфуженной, которую Стас представил так же коротко: Светлана Александровна, дочь нашего Главного архитектора.
   - Очень приятно! - певуче произнесла колдунья. - А я - Ксения Константиновна, сестра хозяина этого милого ресторанчика.
   - Станислав Константинович и сам довольно мил и обходителен! - воскликнула Светлана. - Я давно не встречала таких интересных людей!
   - Да и я в восторге от талантов брата, - с хитрой улыбкой сказала Ксения, поглядывая на Стаса. - Он столько учился!..
   - Да, он мне уже рассказал о Le Cordon Blue! - Светлана, кажется, была уже в восторге от Ксении.
   - Спрашивайте его обо всем, где он только не учился! - подшучивала Ксения. - Даже в медицинском институте!
   Леонидович молчал и все ждал подвоха от "сестры". Но та вела себя в рамках приличия, и тоже, тактично не спросила, где Инна Всеволодовна.
   - Пойду к своему столику, - наконец сказала она, больше обращаясь к девушке. - Скоро начнется самое фантастическое шоу: приедет наш общий друг, Владимир, прелюбопытнейший политик и дрессировщик! Он привезет совершенно дрессированного медведя и говорящую... рысь, похожую на огромного кота!
   Ксения пожелала приятного отдыха и царственно удалилась. За их столиком, рядом с Иваном, уже сидела Катюша.
   - Приятная у тебя сестра! - вздохнула Светлана. - А я у папы одна... Мне показалось, что твоя сестра тоже много училась.
   - О! Это та еще штучка! Везде и всегда была отличницей, знает несколько языков.
   - Слушай, Стас! - вдруг понизила голос Светлана. - А мне все равно кажется, что многие из находящихся здесь, в зале, тебя побаиваются: этак подсматривают за тобой, а как ты бросишь взгляд в их сторону - тотчас уткнутся в тарелки.
   - Ты преувеличиваешь! - искренне ответил он. - Просто им любопытно посмотреть на красивую женщину в компании живого миллионера. Вот и все! Банальное человеческое любопытство!
   - Да еще и умного миллионера! Ты же в девяностых банки не грабил?
   - Некогда было, учился! - засмеялся Стас.
   Принесли заказ в несколько заходов. От обилия блюд у Светланы закружилась голова. Столяров предложил начать с красного вина и белого мяса. Потом перешли к жульену, морепродуктам, чередуя вина. Все время Стас рассказывал Светлане какую-нибудь забавную историю.
   - Тебе не скучно со мной? - вдруг спросил он. Ему почудилось, что эта милая девушка слушает его только из уважения.
   - Ну, что ты? - очень нежно сказала Светлана. - Я, пожалуй, в жизни не встречала такого интересного молодого собеседника! Правда!
   - Спасибо! - с чувством произнес Стас, и поцеловал девушке руку.
   - А у Вас, ой, у тебя, прости, еще не привыкла, есть охрана?
   Стас замешкался.
   - Пожалуй, нет, в том смысле, что ее не видать поблизости. Как бы тебе объяснить? Вот когда человек боится нападения, он окружает себя телохранителями. А я этого не боюсь. Убьют - все достанется сестре, а Ксения очень порядочный и сердечный человек, и мои деньги пустит на благотворительность, - и тут, неожиданно для себя, Столяров сказал: - Главное не жизнь потерять, а душу.
   "Что же я говорю! Я, уже продавший эту субстанцию дьяволу! Нет, это невозможно, так говорить! Но я уверен, я полюбил эту женщину, и готов сейчас же признаться в любви! Не поверит, слишком трезво смотрит на вещи".
   Наконец, к ним присоединился Александр Никанорович.
   - Ну, что, молодежь, не скучаете?
   - Папа! Со Стасом так интересно общаться!
   - А я что тебе говорил?
   - Вы меня смущаете, честно!
   - Искренняя похвала достойна и пария, и короля! - высказался Котов.
   - Благодарю, Александр Никанорович! - Стас воспарил от его слов, ведь эти слова больше были обращены к Светлане.
   Котов принялся за еду, не сетуя, что предпочитает испанскую кухню. Они пили вино, ели, смеялись шуткам вновь появившейся на эстраде Даше. У всех было чудесное настроение!
   К их столику подошел симпатичный молодой человек, слегка подвыпивший, извинился, и пригласил Светлану на медленный танец. ЛеонидовичЛеонидович подслушал ее мысли: "Ах, как не хочется от Стаса уходить!" Столяров, мысленно, распорядился, чтобы парень отвалил.
   - О! Простите, я кое-что забыл, приношу свои извинения! - быстро проговорил он, и отошел от стола.
   Светлана улыбнулась:
   - Какой он смешной!
   - Наверно, выпил лишку, - прокомментировал Котов. - Идите лучше сами потанцуйте!
   - Верно, - сказала Светлана. - А то все сидим. Пойдем, Стас!
   - Пойдем, - согласился Столяров.
   Они танцевали недалеко от своего столика. Стас нежно придерживал правой рукой Светлану за талию, левая была занята ее тонкой ручкой. Внезапно, девушка высвободила свою правую руку и положила ее на плечо Стаса. Тому не оставалось ничего делать, как обнять Светлану. Они ни о чем не говорили, просто танцевали, в такт музыке. Почти в самом конце мелодии, девушка положила свою головку на грудь Стаса. Сердце его немедленно отозвалось учащенным биением.
   Танец окончился. Светлана взяла Стаса под руку и они прошли к своему столику в алькове.
   - Вот, видел? На тебя все опять смотрели!
   - Это на тебя смотрели и любовались! - засмеялся Стас.
   В зале вновь появилась Даша, и пригласила публику на улицу, в Ледяной дворец, куда привезли дрессированных животных. В зал вошел Владимир и сразу направился в альков Столярова.
   Мужчины обнялись. Стас представил Влада Котову.
   - Кто же эта прекрасная незнакомка? - не дожидаясь представления девушке, восхищенно спросил он.
   - Дочь Александра Никаноровича Котова, Светлана Александровна.
   - Приятно познакомиться, - вежливо сказал Влад. - А Ваша живопись, Александр Никанорович, мне чрезвычайно нравится! Особенно, серия портретов и "Уральская осень".
   - Вы знакомы с моим творчеством? - удивился архитектор.
   - Ну, как же! Заслуженный художник А.Н.Котов! Я тоже иногда пишу, говорят, неплохо получается, я учился в школе живописи, - Влад подсел к Котову. - Правда, это было давно!
   - Какие интересные у тебя друзья! - шепотом, на ушко Стасу, сказала Светлана.
   - О! Влад у нас прирожденный дрессировщик! Сейчас можно сходить и посмотреть его подопечных! Идем?
   - Мне надо надеть что-нибудь потеплее, - сказала Светлана. - Проводишь меня?
   - А потом зайдем за моим пальто, я в гардеробе разделся.
   - Пошли! - Светлана обратилась к папе. - Мы идем смотреть дрессированных животных!
   - Хорошо, - ответил Котов. - А мы пока с Владимиром побеседуем.
   - Стас, возьми, пожалуйста, моим алкоголикам чего-нибудь полегче.
   - Ладно! Знаю.
   Светлана и Стас пошли в отель.
   - А кто эти алкоголики? - спросила девушка.
   - А это и есть его дрессированные животные. Сейчас увидишь!
   Молодые люди сходили за шубкой Светланы, в гардеробе забрали пальто Столярова, в баре Стас купил три бутылки красного вина, попросил бармена откупорить их. Наконец, вышли на улицу.
   Воздух празднично подмораживал лица гуляющих.
   Ледовый дворец был расцвечен всеми цветами, баловалось лазерное шоу. Народу было очень много, все веселились. У киосков с пирожками, гамбургерами, блинами, от разогрева которых поднимались к небу дым и пар, стояли очереди. Крепких спиртных напитков не продавали, как ни пытался пролоббировать это Стас: чиновники согласились только на пиво и коктейли, да и то, только потому, что Столяров владел "компрой" на всех них. Биотуалетов хватало повсюду!
   Столяров и Светлана пробрались в само помещение дворца. Изнутри ледяной лабиринт, залы выглядели еще красивее, с внутренней подсветкой.
   Посередине одного из залов стояла большущая стальная клетка, по которой прохаживался огромный медведь. Это был Бурый. В одном из углов клетки, на широком и толстом, цветастом одеяле сидел Баюн, и молча, и грустно следил то за Бурым, то за людьми по ту сторону прутьев. Коту страстно хотелось кого-нибудь сожрать!
   Стас и Светлана пробрались к самой ограде вокруг клетки. Бурый учуял Столярова и быстро подошел к нему.
   - Привет, Бурый! - радостно сказал Стас. Медведь приветственно зарычал и замотал лохматой башкой: он явно увидал в руках Столярова вкусный напиток и сразу протянул сквозь решетку лапу. Стас, по одной, передал ему вино.
   - Смотри, одна бутылка для Баюна! - строго сказал он. - Эй, привет, котяра!
   Кот Баюн оживился, медленно поднялся на лапы и тоже подошел к прутьям клетки.
   - Привет, буржуй! - заявил бесцеремонно кот.
   Народ вокруг чуть не попадал от изумления: рысь-кот, действительно, умеет говорить! Светлана от счастья хлопала в ладоши.
   - Да это чревовещатель! - заявил какой-то скептик из толпы.
   - Я те дам, "чревовещатель"! - грубо заявил Баюн. Он взял из лап Бурого бутылку вина, разглядел этикетку. - Бургундское. Ладно, пойдет... Ну, где там сомневающиеся? Пошли, пообщаемся!
   Он отхлебнул вина.
   - Спасибо, Станислав, э-э-э, Константинович! Уважил стариков! - Кот отхлебнул еще, сел у прутьев, лицом к публике. - Ну, слушайте. Произошла эта история давно...
   - Он, что ли, правда говорить умеет?? - почему-то тихо спросила Светлана.
   - Да еще какой болтун! Часами может анекдоты рассказывать, а то и на какую тему поговорить! - ответил Столяров.
   - А почему его в НИИ каком-нибудь не изучают? Это же феномен!
   - Владимир не отдает. Да и сам Баюн не желает, чтобы его изучали.
   - Нет-нет, это какая-то мистификация!
   Светлана была поражена настолько, что больше ни о чем не спрашивала. Она перевела взгляд на медведя, который бутылку уже опорожнил и отпивал из следующей, мелкими глотками.
   - А он что умеет делать? - снова заговорила Светлана.
   - А этот медведь отлично понимает несколько языков.
   - Ну, ты загнул! - засмеялась девушка.
   - Спроси его что-нибудь сделать, на любом языке, - предложил Стас, с хитрецой в глазах.
   Светлана на миг задумалась.
   - Donne moi,s'il te plait ta bouteille de vin, - обратилась она к медведю.
   Стоявшие вокруг Стаса и его спутницы, зашевелились от любопытства.
   Бурый слегка зарычал, поднялся на задние лапы, и подошел к прутьям клетки. Поглядел на бутылку, как бы в последний раз, вздохнул и просунул ее сквозь прутья Светлане. Раздались аплодисменты. Девушка не растерялась.
   - No, I needn't! Thank's A Lot!
   Бурый ворчливо просунул руку с бутылкой обратно.
   Вокруг хлопали в ладоши и комментировали ситуацию.
   - Он и английский понимает! Во дает, мишка!
   - Да фокусы это! Не может медведь думать, знаете, какой мозг у него маленький!
   - Интересно, а другие языки понимает?
   - А кот, или рысь, говорить умеет! У кошек, хоть и огромных, тоже ведь мозг маленький!...
   - Я тебе покажу, маленький! - отреагировал Баюн. - Побольше твоего, знаток! А память у меня, знаешь, какая?
   Вокруг захохотали.
   - Господа и дамы! - громко обратился к присутствующим Столяров. - Я хорошо знаю дрессировщика этих животных. Это просто феномен, животные, в смысле! Все знают, что не бывает правил без исключений. Вот, тот самый случай!
   - Станислав Константинович, ты бы попросил нам, с Бурым, еще угощения. А то холодно, да и поесть бы чего...
   Баюн не успел высказать мысль до конца, как на специально встроенный между оградой и клеткой короб стали ставить откупоренные бутылки с вином, пивом, пирожки, блины, куры гриль, пирожное.
   - Не переешьте, мальчики! - перекричала всех Светлана. - Плохо будет!
   - Правда, друзья, не усердствуйте! - поддержал ее Стас.
   - Да не боись, Константиныч! - ответил кот, рассматривая марку пива на бутылке. - Мы меру знаем, правда, Бурый?
   Медведь оторвал половину целой курицы-гриль, и кивнул башкой. Баюн принялся пить пиво из горлышка.
   - Настоящая Бавария! - оторвавшись выдал он. - Не то, что наши...
   Вокруг опять расхохотались.
   - Мы что-то веселое вымолвили? - удивленно и презрительно сказал кот.
   Толпа принялась его успокаивать, что непривычно видеть говорящего и огромного кота. Баюн снисходительно всех выслушал и сел на ковер, ближе к Бурому.
   - Прощаю! - милостиво вещал он. - Всех прощаю! И угощению весьма благодарен! Спрашивайте, что интересует, расскажу, как все было...
   Баюн не был таким уж горьким пьяницей, как друг Бурый, потому взял паузу и решил пообщаться с населением, пребывая в добром расположении духа.
   Посыпались вопросы, которые показались коту настолько примитивными, что он перешел на монолог, комментируя международную ситуацию, проблемы мирового рынка, свое видения устройства российского общества. Народу становилось все больше. Слух о говорящем коте разнесся далеко за пределы площади, и доходы от входного билета на территорию аттракционов, в частности, входа в Ледовый дворец, росли как на дрожжах.
   Тем временем, подоспел Влад, несколько урезонил Баюна, разбудил Бурого, и умело направлял их поведение, все время предупреждая, что не возьмет их тридцать первого.
   - Но я же хорошо себя веду! - заныл ему на ухо кот. - Никого не съел!
   - Только попробуй! Сорвешь все мероприятие! Всех нас подставишь! - строго шипел Владимир.
   Стас взял Светлану под руку, и они пошли гулять по площади.
   - Здорово! Отличный праздник вы устроили! Народ как доволен! - она прижалась к Столярову плечом. - Что-то прохладно становится. Может, немного выпьем чего?
   - Пойдем лучше в ресторан, - предложил Стас. - Там вино хорошее, я бы уже перекусил, да и Александр Никанорович один.
   - Пойдем, - согласилась девушка. - Правда, как интересно, я в восторге!
   - Мне очень приятно, что доставил тебе удовольствие!
   В ресторане было тепло, струились ароматы блюд, но самым изысканным ароматом Стасу казались смесь легких духов Светланы и запах свежести морозного вечера, что она принесла с улицы.
   Александр Никанорович, в одиночестве, поедал морепродукты, пил белое вино, и о чем-то думал. Его явно не интересовала музыка, не обращал внимания и на людей, веселящихся в зале. Он заметил приближающихся Столярова и дочь.
   - Привет! - весело сказал он. - Вот и вы... Хорошо погуляли?
   - Папа, это чудо! Там, в Ледовом дворце! - с чувством воскликнула Светлана. - Медведь, понимающий английский и французский языки, сама проверила, и кот, говорящий и рассуждающий на любые темы! Питомцы Владимира!..
   - Кот Баюн! - усмехнулся Котов. - Читай русский фольклор, детка!
   - Папа, но это же сказки!
   - А вот, нет дыма без огня! - с хитрецой ответил отец. - Ну, не буду выпытывать у Станислава Константиновича профессиональные тайны. "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью"!
   Котов засмеялся. Стас улыбнулся этому милому старичку. Было так уютно в их компании, так легко и бесхитростно! Он налил вино Светлане. Она тоже улыбнулась ему, слегка кивнув головой.
   - С наступающим! - произнес Котов.
   Они чокнулись бокалами и выпили. Столяров и Светлана набросились на еду.
   - Как вкусно! - восторгалась девушка. - Мне кажется, мы сегодня съедим все, несмотря на обилие! А если еще прогуляемся, точно, все съем!
   - Обязательно прогуляемся! - сказал Стас. И добавил, шепотом: - Я бы тебя никуда от себя не отпускал, ни на минуту!
   - А в дамскую комнату, "носик припудрить"?
   - Только туда! И еще на работу, - дал волю фантазии Столяров и покраснел от того, что сморозил глупость, ужасно преждевременную! Неожиданно, девушка поддержала болтовню миллионера:
   - А что мы тогда будем делать все остальное время?
   - Гулять, болтать, читать, веселиться, путешествовать. В общем, жить полной жизнью! - понимая, что с корнем выдал свои чувства, остановиться Стас уже не мог. Как у классиков: "Остапа несло!"
   Он понимал, что в первый день знакомства не мог вести глупее, но его внутреннее состояние не оставляло ему права на выбор. Чувства восхищения, нежности к этой молодой женщине, сидящей рядом и улыбающейся ему, так вскружили его голову, что ни о чем другом Стас думать не мог. Он вспоминал каждое мгновение их сегодняшней, первой встречи: он помнил все, что она говорила, как прижалась к нему на улице, невинный поцелуй, когда пили "на брудершафт", все это крутилось в голове Столярова. Отчего-то врезался в голову момент, когда Светлана сидела в Зимнем саду и подняла от планшета головку, чтобы на него, Стаса, взглянуть.
   - О чем ты задумался? - отвлекла его девушка.
   - Вспоминаю нашу встречу, - честно ответил Стас, глядя Светлане прямо в глаза.
   - Она еще не закончилась, - серьезно ответила девушка, не отрывая от него глаз.
   - Это хорошо! Правда! Но дела требуют моего присутствия сейчас в другом месте. Приношу свои глубокие извинения!
   - Надолго?
   - На тридцать-сорок минут.
   - Тогда я сейчас поведу папу к коту. И к медведю!
   - Погоди, дай еще закусить, - ответил Котов.
   - Идем. Идем! - дочь была неумолима.
   Столяров поднялся.
   - Посидите пару минут, я пошлю с вами подарок Бурому и Баюну. Только скажи медведю, что это от меня! - Стас улыбнулся. - Медведю это чрезвычайно нравится. Только вы не нюхайте!
   - Понял. Тухлятина, - сообразил Котов. - Они это, точно, любят!
   - Фу-у! - сморщила носик девушка.
   - Не хочешь - не ешь! - рассмеялся собственной шутке подвыпивший папа.
   Столяров прошел на кухню, и что-то тихо сказал шеф-повару, с которым они были почти в дружеских отношениях, по крайней мере, на работе.
   - Сейчас сделаем, Станислав Константинович! И три бутылки сухого красного?
   - Да, но не дорогого, хватит им! Пакет распорядись отнести к моему столику, там сидят Главный архитектор и его дочь. Они в курсе. И поторопись!
   - Сделаем в лучшем виде! Не беспокойтесь!
   Столяров вышел в зал и направился к столику Ксении. Только бы она не догадалась о моих истинных чувствах! Он включил самую сильную защиту.
   - Кто к нам пришел! - воскликнула Ксения. - Что это ты, на дочь архитектора глаз положил? Впрочем, поступай, как знаешь! Жаль, Инна уехала. Что-то почувствовала?
   - Нет, Ксюша, не могла она ничего почувствовать, - уверенно ответил Столяров. - Я о другом думаю! Раз наши игорные заведения стал посещать мэр, может, попробуем замахнуться на Haute couture?
   - В смысле?
   - Не препятствовать нам широко развиваться в этом направлении, что тут не понятного? - спокойно докладывал Стас. - Взять крупное швейное предприятие, и оперативно вводить новшества в повседневную жизнь.
   - Но там сидят другие!
   - Уберем потихоньку!
   Ксения смотрела на него с интересом.
   - А я в тебе не ошиблась! - похвалила она себя. - Голова твоя очень хорошо работает! А еще что хотел бы предложить?
   - Парфюмерия, - коротко бросил Стас.
   - Прекрасно! Надо с Владом поговорить. Итоги года в январе обсудим?
   - Конечно! Тридцать первое впереди, да половина января дадут хороший урожай.
   - Стас, надо очень хорошенько разгулять народ до десятого января! А лучше - дольше!.. Ладно, с Владом подумаем над твоим предложением... Посидишь с нами? Мы тут с Катюшей и Иванушкой весело сидим.
   - Ну, от рюмочки "Extra Vielle" не откажусь! - сказал Леонидович. - Мой любимый дом, Курвуазье.
   - Ну, тогда cafИ, cognac, cigare? - весело спросила Ксения. - Сигареты у тебя в кармане, кофе какой будешь?
   - Только американо!
   Катя щелкнула пальцами и к их столику подошла с подносом обалденная красавица! Выставила на стол широкий коньячный бокал и чашку дымящегося кофе. Взяв поднос, девушка улыбнулась Леонидовичу, и ушла, слегка покачивая бедрами.
   - Как тебе Катюшины "болотницы"? - спросила Ксения.
   - Я просто в восторге! - Стас провожал девушку глазами, пока та не скрылась за поворотом. - Но ты - несравненно прекраснее!
   - Стас, мой дорогой! Кроме фигурки у меня есть мозги! - весомо сказала Ксения. - А эти только мастерству совращения и сексу обучены. Не перепутай, однажды!
   - Это так, рефлекс, - отмахнулся Стас. - Не бери в голову, дорогая сестричка!
   Они посидели за столом, поболтали о празднике, пока Стас выпил кофе, потом коньяк и выкурил сигарету.
   К столику подошла Даша. Села рядом со Стасом.
   - Ну, как я тебе сегодня?
   - Верх мастерства! Тебе бы в "Comedy club" работать! - похвалил Леонидович.
   - Там и без меня "правильные" темы развивают! На Новый год я еще не то устрою, сегодня так, проба пера. О своей новой знакомой забудешь! Господин Столяров увлекся, нет, волочится за дочерью Главного архитектора!
   - Прекрати, Дашенька! - скривился Стас. - Она, что, первая?
   - И не последняя, - поддержала Катя.
   - Спс за коньяк! Пойду, а то архитекторша сбежит куда, - придав голосу интонацию безразличия, сказал Стас.
   - Пока, дорогой! - помахала ручкой Ксения. - У вас, с Наташей, все готово к тридцать первому?
   - Конечно! Ната мелочей не пропускает. Пока!
   Стас отправился к своему алькову. За столом никого не было. "Видно, еще гуляют, - подумал он. - Пойду, поищу".
   Он оделся в гардеробе и вышел на морозный, пропитанный весельем, воздух. Немного постоял, оглядываясь, и пошел к Ледовому дворцу. Народу стало еще больше. Светлану с отцом он увидел сразу, возле Владимира. Они о чем-то беседовали, смеялись. Теперь Владимир чаще обращался к девушке, она смеялась. Какая-то жгучая боль появилась в голове Столярова. Влад ему вдруг стал неприятен. "Неужели ревную?" Давно испытанное и давно забытое чувство оживало на глазах, громоздилось бесформенной кучей в грудной клетке.
   Стас подошел к их компании. Приятно, что Светлана сразу схватила его под руку, как близкого человека.
   - Ну, наконец, пришел! - воскликнула она. - Папа говорил с котом, и кот сказал, что папа весьма интересный собеседник! Все хохотали вокруг, ты не представляешь!
   - Представляю! Он такое может отмочить, что мы, привыкшие, со смеху покатываемся.
   - Это верно! - подтвердил Влад. - Ну, тут все в порядке, пойду по делам схожу, к Наташе, насчет послезавтра.
   - Животные замечательные! - старик Котов был растроган. - Гуляйте, веселитесь, молодежь, я спать пошел.
   - Так рано? - удивилась Света.
   - А сколько я сегодня на килограмм веса принял? Учитывай! Не те уж годы! - вздохнул тяжело архитектор. - Ладно, пока! Берегите мое сокровище, Станислав! Впрочем, Вам бы я доверил самое святое в моей жизни. Еще раз - спокойной ночи!
   - Добрых снов и спасибо, Александр Никанорович!
   - Спокойной ночи, папа! - Светлана чмокнула его в щеку. Они расстались, как только вместе вышли из Ледового дворца.
   Молча, они шли в сторону от городка развлечений, от площади, где толпа была совсем разрежена. Снег падал осторожно, необильно. Легкий прежде ветерок спрятался за городскими домами.
   - Странный вечер, - сказала первой Светлана. - Мне необычайно хорошо с тобой!
   - Мне тоже, - согласился Стас.
   - Я так подолгу ни с кем не могу общаться, быстро устаю, мне становится скучно. А с тобой - ничуть не устала! Интересно, какой ты в обыкновенной жизни, не на работе?
   - Такой и есть, может, чуточку веселее, - Стас помолчал. - Мне тоже очень с тобой интересно! И не скучно. И все время хочется на тебя смотреть!
   Девушка несколько смутилась. Стас не мог придумать слова, которые он обычно использовал для обольщения женщин. Для него это была не обыкновенная женщина, а некое неземное создание, позволившее с собой контактировать. Ее образ он видел цельным, собранным воедино, умненькой, хорошенькой молодой женщиной!
   - Мы едем завтра кататься на лыжах? - спросила после молчания Светлана. - Если ты не занят, конечно.
   - Едем, обязательно! Куда скажешь!
   - А лыжи?
   - Как соберемся, заедем в магазин, и купим. И одежку для катания купим - у меня, например, ничего подходящего и нет.
   - Я тоже не взяла спортивного из квартиры, не рассчитывала, что пойду на лыжах кататься, - Светлана замолчала. - Вот, думаю, завтра мне тоже придется что-нибудь для поездки покупать. А если денег не хватит - занимать у тебя? Мы же почти не знакомы. А ты - миллионер! Ты, наверняка не позволишь мне платить, и мне станет неловко. Я буду тебе чем-то обязана...
   - Ты неверно мыслишь. Я просто сделаю тебе новогодний подарок, вот и все! - Стас решительно, за плечи, повернул ее к себе лицом. - Если я хоть немного интересен тебе, дай мне шанс понравиться еще больше. Никогда не думай о каких-то обязательствах передо мной, прошу тебя! Я все для тебя сделаю - и тут же забуду, никогда не вспомню о какой-то обязанности. Обещаю!
   Не ожидая поцелуя, который, обычно, происходит в такие мгновения, Стас отпустил руки и повернулся, чтобы идти дальше. Светлана стояла на месте. Столяров остановился, взглянул на нее.
   - Ну, что ты остановилась? Идем в отель? Ты уже, наверно, замерзла?
   Светлана медленно подошла к нему, взяла под руку и они двинулись в обратную сторону.
   - Да, маленько замерзла, - сказала она задумчиво. - Пошли!
   - Я позвоню тебе завтра в девять, ты соберешься к десяти, и поедем тратить деньги на спорт. Договорились? - весело спросил Стас.
   - Договорились, - улыбнулась в ответ Светлана. - Стас, прости за вопрос, но мне надо знать, честно: у тебя есть девушка, женщина?
   - Честно? Если не считать тебя - то нет.
   Светлана опустила голову и улыбнулась. Потом, как бы решившись на что-то серьезное, подняла на Стаса глаза.
   - Тогда считай, что у тебя есть девушка!
   До отеля оставалось метров сто. Но Светлана Александровна Котова вырвалась и побежала в отель.
   - Пока, Стас! - крикнула она. - Жду звонка и спокойной ночи!
   - Спокойной ночи! - крикнул Стас. И уже тихо, почти шепотом, добавил: - Я люблю тебя!
  
   Вернувшись домой, в пустую квартиру, Стас долго сидел в кабинете и курил. Потом прошел в спальню, и обнаружил отсутствие вещей Инны. Вообще, в квартире не нашлось ни одного предмета, говорящего о том, что несколько часов назад здесь еще жила другая женщина, несколько месяцев: даже аромат ее духов отсутствовал! Столяров обошел все - ни одной вещи Инны не нашлось. На кухне - чистота, постель заправлена так, будто на ней никто не спал с момента смены белья.
   Стас ушел в спальную комнату, разделся и лег в постель. Хотел что-нибудь почитать, но в голове стояла Светлана. Он вспоминал каждое ее движение, вспоминал мимику ее лица, когда она ела, веселилась со зверями, говорила с папой. Особенно остро он вспоминал, как они танцевали, необычайно стеснительно для Стаса. Она ему доверяла! - вдруг подумал он. Она доверилась ему, согласившись завтра пойти на лыжах! Он заинтересовал ее! И совсем не похоже было на то, что Светланой двигала некая корысть. Она не кокетничала с ним, даже, как ему казалось, держала его на расстоянии. Но было видно, что он ей нравится! Может, она и сама не понимала, чем Стас ей интересен, но интерес к этому красивому и умному мужчине у нее определенно возник.
   Стас еще долго, мысленно, любовался ей, пока мысли не начали путаться, стали появляться в голове совершенно посторонние видения - и он, наконец, уснул. Будильник в телефоне завел на семь часов утра. Зачем так рано?
  
   Леонидович проснулся за пять минут до звонка будильника. Сразу встал и пошел в ванную. Старательно выбрился, долго лежал в ванне. Решил не завтракать, а предложить Светлане поесть в ресторане.
   До обещанного звонка, в девять, оставалось еще много времени - целый час.
   Столяров бродил из комнаты в комнату, уже одетый для прогулки, в любимых джинсах и футболке, и сердце его радостно стучало в предчувствии встречи со Светланой.
   Сегодня, тридцатого декабря, он решил устроить себе полноценный выходной. Всеми приготовлениями к завтрашнему Новогоднему Балу займется Наташа, его верная подруга и любовница. Стас знал, что сообщи он, сейчас, всем своим подругам, Наташеньке, в том числе, что не будет больше с ними встречаться в постели, никто и не расстроится. Да просто, не поймут! Примут, как должное! Всяк волен поступать, как кому заблагорассудится, особенно в деле сексуальной свободы: сегодня - хочу, завтра - нет. Только по обоюдному желанию. А Стас, именно сейчас, понял, что как женщина, его интересует исключительно Светлана, и никто больше! Это было очень сладкое, нежное и щемящее чувство, из прошлого...
   Да нет, даже в прошлом такого не было!
   В этот самый момент для него перестали существовать все женщины мира! Лилит - не в счет, Лилит - суккуб, призрак, символ любовной страсти, и только!
   Стас все чаще стал поглядывать на часы: половина девятого, без четверти девять...
   В восемь пятьдесят пять он перестал бродить по квартире. Сел на диван, в столовой, и неотрывно смотрел на секундную стрелку своих Patek Philippe. Не дождавшись одной минуты до девяти, Стас набрал номер Светланы. Она ответила практически сразу.
   - Привет, спортсменка! - веселым, слегка дрожащим голосом, сказал Стас. - Пора вставать!
   - Привет! Я уже на ногах и умылась, - засмеялась девушка. - Не спалось. Скорее на природу хочу!
   - Только ты не завтракай без меня, я тогда пораньше подъеду, к половине десятого, хорошо?
   - Хорошо! Поднимайся к нам, я буду готова.
   - Все. Еду! - счастливый Стас отключился, и пошел в коридор.
   В глубине души, Столяров боялся, что произойдет нечто, что разрушит их планы на вылазку за город. Но - обошлось! И вот, он уже садится в машину и мчится к своей возлюбленной!
   Погода стояла отменная, как раз, для лыжной прогулки. Падал редкий, крупный снег, было довольно тепло. Казалось, вот-вот выглянет солнце. В планах у Столярова было отвезти Светлану в небольшой зимний загородный домик, с хорошей дорогой от трассы, где можно было отогреться после прогулки, посидеть у камина, поесть и немного выпить глинтвейна. Этот домик Леонидович распорядился построить в начале ноября, когда заметно похолодало, что и было выполнено за пару дней и ночей. Известно, кем! За домиком присматривала молоденькая "болотница", и содержала его в таком виде, что можно было заявиться туда в любое время суток.
   Припарковавшись у ресторана, Столяров зашел внутрь, скинул пальто и прошел в зал. Наталья была, само собой, при делах: кому-то что-то указывала, сама что-то передвигала, приносила.
   - Привет, Стас! - крикнула она с другой половины зала. - Отдыхаешь сегодня?
   - А завтра - тем более! - весело отозвался он.
   - Ладно, гуляй! - в шутку, милостиво разрешила управляющая Наталья Игоревна. - Ты куда сейчас?
   - На лыжную прогулку! Здоровье подправить, - подмигнул ей Стас.
   - Не перетрудись! - захохотала вдогонку ему Ната.
   - Мы сейчас еще позавтракаем. Давай, чего-нибудь калорийного.
   - Тебе-то я знаю, чего. А даме твоей? - спросила Наташа.
   Но Столяров уже скрылся в Зимней оранжерее, в переходе к отелю.
   Проходя мимо лавочки, где он впервые увидел Светланку, чуть притормозил, и, взглядом, как бы погладил место, где она сидела.
   На стук в дверь откликнулись сразу же. Открыла сама Светлана Александровна. Котова видно не было и, вдруг, быстро поцеловала его в щеку.
   - Привет! Идем завтракать? - весело спросила она?
   - Идем, все готово. А где Александр Никанорович?
   - Спит еще. Вчера сам "лишку хлебнул". Ну, пошли? Я готова! - Светлана была одета в белые сапожки, белую шубку держала в руке. В другой руке - средних размеров, тоже белая, сумочка. Стас предложил понести ее сумку и шубу, Светлана согласилась.
   Завтрак, действительно, был готов. На столе дымился горячий, хорошо прожаренный стейк, нежное Boeuf bourguignon, канапэ. И бутылка Chateau beaulieu 2007 года.
   Стас помог Светлане сесть за стол, придвинув высокий стул.
   - Ну, стейк - для тебя, - констатировала девушка. - А у меня что?
   - Это нежнейшая говядина по бургундски, Boeuf bourguignon, тебе понравится! И немного вина, совсем чуточку.
   Официант налил немного вина в бокал хозяина, тот отпил глоток и кивнул. Официант перешел к даме и наполнил ее бокал на треть, затем, столько же - Столярову. Принялись за еду. Аппетит у Светланы был хороший, она ела с видимым удовольствием. К канапэ никто не притронулся.
   Довольные завтраком, Светлана и Станислав пошли к выходу. В гардеробе Столяров помог девушке надеть шубку, сам взял свое пальто в руку: ему было жарко от близости этой прелестницы и от съеденного завтрака.
   Они поехали в ближайший спортивный магазин.
   Довольно долго ходили по залам, выбирали и мерили лыжные костюмы, шарфы, шапочки. В конце концов, с огромной спортивной сумкой, они пошли к выходу. Когда перед ними открылась дверь, Стас и Светлана остановились, посмотрели друг на друга, и одновременно спросили:
   - А лыжи? - и оба громко засмеялись.
   Пришлось вернуться назад и еще подбирать лыжи и мазь.
   Наконец, все было отправлено в багажник "фолькса"!
   - А поесть мы что-нибудь возьмем? - спросила Светлана?
   - Там, в загородном домике, найдется все, что душе угодно.
   - Там есть домик? - насторожилась девушка.
   - И служанка даже есть! - улыбнулся, успокаивая девушку, Столяров.
   - Я думала, мы часа два покатаемся, и вернемся.
   - Как скажешь! Только, думаю, после того, как мы, мокрые от падений, окажемся в сухом тепле, ты будешь только рада!
   - А если я ни разу не упаду?
   - Тогда я выполню любое твое желание!
   - По рукам! - девушка шлепнула его по ладошке. - Едем!
   Настороженность ее пропала.
   "Чего я такая дура? - подумала она. - Взрослая, влюбленная дура!"
   Сейчас, Светлана окончательно поняла, что ей безумно нравится этот высокий, красивый, с открытой и доброй улыбкой, мужчина. В тот момент она даже не помнила, что Столяров - миллионер, и, возможно, у него блестящее будущее, в плане масштабного бизнеса.
   Ехали весело, рассказывали друг другу смешные истории из своей жизни, серьезных тем не касались. Светлана, как в собственную, вбежала в избушку, пока Столяров вытаскивал лыжи и сумку. Служанка, поздоровавшись, пригласила их перекусить. Конечно, сытые Стас и Светлана, отказались. Девушка побежала в другую комнату примеривать обмундирование, Стас вышел покурить на улицу.
   Он думал о счастье, настоящем счастье, постигшем его, если позволительно так выразиться. Там, в лесном домике, переодевалась девушка его мечты, с которой они сейчас побегут на лыжах в лес, потом будут сохнуть у камина и пить горячий глинтвейн...
   - Стас! - выскочила на крылечко Светланка. - Я готова, иди переодевайся, а я лыжи смажу.
   - Погоди, я сам.
   - Ты что, все за меня будешь делать? - смеясь, спросила девушка.
   - Да хоть и так! - тоже смеялся Стас. - Ладно! Поработай маленько! Пойду, переоденусь.
   Светлана бегала на лыжах здорово! И точно, ни разу не упала! Физически крепкий, Стас все время обгонял ее, давая фору метров в триста, на ровном месте. Зато упал раз пять.
   Катались часа четыре. Начало темнеть, пора было возвращаться.
   И, все-таки, в избушку Светлана пришла мокрая: с мохнатой лапы огромной ели на нее свалился целый сугроб снега.
   - Как хорошо! - радовалась раскрасневшаяся девушка. - Никогда так славно не ходила на лыжах! Спасибо тебе, огромное!
   - Тебе спасибо! Я так давно вообще не ходил на лыжах!
   Девушка-служанка уже натопила сауну, куда и запихнула отпиравшуюся Светлану, выдав большое махровое полотенце и халат.
   Пока Столяров скидывал мокрую одежу, думал, во что одеться: тоже в халат или цивильный костюм. Остановился на халате, и пошел в душ.
   После процедур, Стас и Светлана, вместе появились в гостиной, в одинаковых халатах, и опять, посмотрев друг на друга, весело рассмеялись: все у них получалось синхронно. Служанка поставила два уютных кресла у камина, и предложила, перед ужином, горячий глинтвейн. Пили глинтвейн, смотрели на огонь, устало переговаривались. Светлану явно разморило.
   - Пойду в душ, жарко, - сказала она. - А можно, в ресторане поужинаем?
   - Конечно! - согласился Столяров. - Принимай душ, я пока оденусь.
   Выехали с зимней дачи уже в темноте. Почти моментально Светлана уснула. Столяров вел машину и все думал и думал об этой удивительной девушке. Как грациозно она закладывала виражи на склонах холмов, где он сам, непременно, падал, пытаясь повторить ее маневры! Какая нежная кожа у нее на руках и ногах, замеченная им, пока она была в халате!
   Въезжая в город, девушка, во сне, положила головку ему на правое плечо. Стас боялся пошевелиться, ехал очень осторожно. Так они и подкатили к ресторану. Столяров припарковал машину и сидел, ожидая пробуждения его девушки. Правое плечо затекло, но он старался не двигаться, только иногда поворачивал в ее сторону голову и нюхал пахнувшие свежестью волосы. Потом нежно, левой рукой, провел по ее волосам. От прикосновения, Светлана проснулась.
   - Уже приехали? А мне такой хороший сон снился!
   - Про меня?
   - Не скажу! - хитро ответила Светланка. - Идем ужинать?
   - Идем!
   На часах было девять. Зал был почти полон, но его столик в алькове, разумеется, был свободен.
   - Я хочу баранины, даже шашлыка из баранины, - попросила девушка.
   - Нет ничего невозможного! Я тоже хочу шашлык из баранины!
   - Что-то еще? - спросил вежливый официант, боясь пропустить малейшее желание босса.
   - Много зелени и - сухое красное вино! - добавил Стас.
   - И фрукты, - напомнила Светлана.
   - Ну, конечно! Забыл, каюсь!
   - Я тебя научу хорошим манерам!
   Они посмеялись.
   В зале стало немного тише, многие посетители опять смотрели в сторону Столярова.
   - Вот, они опять на тебя таращатся! - шепотом сообщила Светланка.
   - Да нет же! Они смотрят на миллионера в простых джинсах и его красавицу-спутницу, тоже, между прочим, не одетую изысканно.
   Девушка улыбнулась.
   - А может, и правда! Вчера-то другие были, - Светлана посмотрела по сторонам. - А звери сегодня будут?
   - Нет, сегодня у них выходной. Завтра придется долго работать, потому надо им отдохнуть.
   - Плохо, что они много пьют, - с горечью сказала Светлана. - Умные такие, сопьются!
   - Нет. Это эпизодически и редко бывает, для шоу, - соврал Столяров.
   Светлана промолчала, будто чувствуя ложь друга.
   Принесли дымящийся шашлык и вино, потом фрукты и зелень. Шашлык оказался настолько вкусным, что Светлана съела его, запивая вином, почти не отрываясь, и разговаривая со Стасом междометиями. Потом поела винограда и откинулась на стуле с бокалом вина в руке.
   - О! Спасибо, Стас! - блаженно сказала она. - Это было божественно!
   - Привыкай! Ты же моя девушка?
   - Да, - опустив головку, тихо ответила Светланка. - Стас, я так устала, что не прочь сейчас прогуляться немного и идти отдыхать. Буду завтра спать до обеда, чтобы веселиться до утра!.. Ты же будешь завтра со мной?
   - Конечно, радость моя! - впервые с его губ сорвались слова замаскированного чувства.
   Светлана подняла головку и внимательно взглянула Стасу в глаза. Потом улыбнулась скромно.
   - Странно! Я тебе верю!
   - Веришь в чем?
   - Что я - радость твоя, - тихо добавила девушка.
   - Это правда, - тоже тихо сказал Столяров. - Несмотря на то, что мы знакомы чуть больше суток.
   Они оделись, вышли из ресторана и пошли в сторону площади. Повсюду сновала масса народу. Пожалуй, больше, чем вчера.
   - Смотри, а небо сегодня все в звездах! И снега нет, - сказала Светлана.
   - Снег завтра будет! - уверенно ответил Столяров. - И звезды тоже.
   - Салют?
   - Фейерверк. Но грандиозный! - подчеркнул Стас. - Тебе понравится.
   - Ты, как будто, все для меня делаешь?
   - Для тебя!
   - Не смущай меня! Пока не смущай, хорошо?
   - Не понимаю!
   - Потом поймешь, - ответила девушка Станислава Константиновича Столярова.
  
   Дома Столяров уснул как убитый. Вчера они еще погуляли со Светланой, болтая о всякой всячине. Потом он проводил ее до номера, спустился к Наталье, узнать, как дела, и уехал домой. К Новогоднему Балу все было готово!
   Открыв глаза утром, Столяров сразу же вспомнил о своей девушке Светлане. Взглянул на часы. Десять. Вспомнил, что Светлана обещала спать до обеда. Заложив руки за голову, он начал перебирать события вчерашнего дня, анализировать всякие мелочи, вспоминать фразы, сказанные ей.
   Заиграла музыка звонка его телефона. Звонил Гончарик. Столяров был несказанно удивлен.
   - С наступающим Вас, уважаемый Станислав Константинович! Не разбудил?
   - Спасибо! И Вас также! - доброжелательно ответил Стас. - Десять уже, какой сон?
   - Мы сможем с Вами переговорить, с глазу на глаз, только не на балу? Часов в пять?
   - В прокуратуре? - усмехнулся Столяров.
   - Нет, что Вы? Давайте, где-нибудь в абсолютно нейтральном месте, предлагайте сами!
   - Подъезжайте в пять к моему дому, во двор не надо. Я к Вам выйду, прогуляемся, поговорим, - согласился Стас.
   - Договорились! - Роман Александрович отключился.
   Что надо этому пройдохе? На сегодняшний день в живых или на своих местах остались только Гончарик и Пригарин. Барин считал, что весь город под его контролем, вкупе с нынешним мэром. Но Столярова слушался безоговорочно. Власть и бизнес считали их партнерами, даже друзьями. Впрочем, сам Леонидович подобных чувств к Пригарину не испытывал. Да, Кирилл Иванович был расчетлив, скорее хитер. Но умным и дальновидным человеком назвать его было нельзя, Столяров понял это после повторного покушения на себя. А Гончарик им был просто необходим, как высшая инстанция в надзорных делах. Появилось много "новеньких", но все это были люди Пригарина или его ближайшего окружения. Гончарику намекнули, чтобы ни в какой бизнес не совался и своих людей никуда не подставлял. Однажды, Роман Александрович попытался, все-таки, внедрить своего человечка в окружение Пригарина, но "тайная служба безопасности" Столярова моментально его вычислила. Гончарик валялся в ногах Кирилла Ивановича и Столярова, просил пощады. После долгого вербального издевательства над прокурором города, истинные хозяева смилостивились, и, погрозив пальчиками, лишили Романа Александровича двухмесячной "зарплаты". Гончарик же радовался, что его оставили в живых, и устроил по этому поводу пир в "Песне голодного странника".
   Что же ему понадобилось сейчас? Вопрос возник еще один: сообщить ли Пригарину о странном звонке? Да, надо. Наверняка люди Барина прослушивают прокурора. Стас набрал Пригарина.
   - С наступающим тебя Новым годом, Кирилл Иванович!
   - И Вас, И Вас, любезнейший Станислав Константинович! - радостно ответил Барин. - Что в такую рань?
   - Решил поставить тебя в известность. Только что звонил прокурор, просил о тайной встрече. В пять, у моего дома.
   - С чего бы это? - удивился Пригарин.
   - Сам не понимаю! После встречи я поставлю тебя в известность о сути беседы.
   - Премного буду благодарен! Можешь рассказать мне о встрече на балу, я же там буду!
   - Все будет зависеть от сути беседы, - сказал Стас.
   - Хорошо! Я на связи. До встречи, Стас Константинович!
   Столяров терпеть не мог вот такие недомолвки, секреты, пока неизвестные. Он сразу начинал перебирать всяческие варианты, строить предположения. Новое покушение? Нет, это утопия! Гончарик должен понимать: если произойдет попытка покушения - ему конец. Тут что-то другое. Ладно! Забудем, пока.
   Леонидович мысленно распорядился группе разведки легионеров просканировать, нет ли на уме у Романа Александровича дурных мыслей.
   Вставать не хотелось. Столяров чувствовал себя несколько одиноко: с тех пор, как они с Наташей переехали в эту квартиру, он почти ни разу не оставался дома ночью один. Даже в короткий период между Наташей и Инной, к нему всегда забегали Даша, Катюша, приезжала Ксения. А сейчас Столяров тосковал по Светлане. Внутреннее чутье подсказывало ему, что эта девушка ни за что на свете не ляжет к нему в постель, после нескольких дней знакомства. Да он к этому и не стремился. Чувство к Светлане резко поменяло вектор его желаний в отношении женщин вообще!
   Пора вставать, уже одиннадцать! Леонидович вообще не любил бездельничать, а сейчас можно вкалывать целыми днями. Ему вдруг захотелось пройти по "коридору жизни" своей Светланы, то есть, побывать в ее внутреннем мире, проследить за ней через параллельное пространство. Не так давно, его этому научила Ксюша. Леонидович тут же отбросил эту гадкую идею! Он признался себе, что боится увидеть там нечто, связанное с мужчинами. Ну, вот! Уже ревность! Когда-то, давно, он умел ревновать, потом это чувство стерлось из памяти, как человек излечивается от некоей болезни, а теперь, вдруг, ревность возвращается! Ревность к прошлому, когда он даже не знал о ее существовании! Ну, не бред ли?
   Столяров поплелся в ванную, привел себя в порядок, передислоцировался на кухню. Из головы не выходила Светланка. Что-то она там делает? Уже, наверно, выспалась.
   Он сотворил себе кусок буженины, соорудил бутерброды и сел перед телевизором. Смотрел предновогоднюю развлекаловку и думал о своем. Бутерброды не оставили вкуса, как будто траву прожевал.
   Явился разведчик и монотонным голосом сообщил, что Гончарик думает о трехстах килограммах афганского героина, перевозимых из Туркмении, в составе из рефрижераторов, вместе с рыбой, для рыбной базы, подконтрольной Пригарину. Сведения от приятеля из отдела наркоконтроля. В Туркмении находится человек, могущий подтвердить на суде сделку Пригарина о поставке героина. Есть видеозапись сделки. Все!
   - Свободен! - приказал Стас и легионер исчез.
   "Ну, вот и все! Стоит мне соврать Кириллу Ивановичу - и его, можно сказать, нет! Но чего добивается все-таки прокурор? Что, сам не мог предупредить Барина, или, действительно, хочет его свалить? Будет требовать от меня доли в бизнесе? Если пошел ко мне - значит, хочет свалить Пригарина. Точно! А то, что я мог рассказать Барину о встрече, этот дурачок не боится. Думает, что доставшиеся мне активы Кирилла Ивановича стоят того, чтобы промолчать. Вот это алчность!"
   Столяров даже расхохотался от вытекающих из логики событий возможных рассуждений Гончарика! Да, господин прокурор считает, что за огромные деньги можно купить все и всех! Можно, конечно, но не таким примитивным образом. Это не интересно. "А расстрелять, при помощи легионеров, две бандитские группировки - это не примитивно?" - подумал он, укоряя себя.
   На часах было два, когда Стас набрал номер Пригарина.
   - Встречи еще не было, Кирилл Иванович, но я уже кое-что накопал, - Столяров сделал эффектную паузу. - Когда должен прибыть состав рефрижераторов, с рыбкой, из Туркмении?
   Ответом было молчание на том конце трубы. Пригарин судорожно думал.
   - Давай, Стас Константинович, обсудим тему на балу?
   - Хорошо, Кирилл Иванович! Подумай, как выкручиваться будешь! Трогать прокурора нельзя. Это уже моя информация. Я тебе далеко не все подробности рассказал! И видеоматериал имеется. Так что, дай Бог здоровья Роману Александровичу! А передо мной ты крепко провинился! - шутливо, но твердо сказал Столяров. - Смотри! Не следует друзьям так себя вести!
   - Я все объясню, Станислав Константинович! - со своей усмешкой, неуместной в данном случае, ответил Барин. Видимо, нервничал.
   Времени до встречи с Гончариком оставалось много.
   Столяров позвонил Наташе, узнал, как идут приготовления.
   - Вот, приехал бы сам и посмотрел! - попеняла ему подруга. - А то все на меня взвалил.
   - Можно подумать, что ты устала и тебе это не нравится, - уверенно сказал Стас. - Впрочем, подъеду, пока делать нечего. Гончарик звонил, просил о встрече, в пять. Я сейчас свяжусь с Ксенией, пусть обсудят с Владом суть разговора. Речь будет идти о сваливании Пригарина.
   - Интересно! Свяжись, конечно! - ответила Ната. - Только надо ли нам его "валить"?
   - Вот и я об этом думаю, что не надо. Но он решил кое-куда залезть, что не понравится нашим сподвижникам по наркотрафику.
   - Ого! Вот нахал! - возмутилась Наташа. - Хотя, с нашими можно договориться - работы по всей России невпроворот! Уйдут в другой регион.
   - Сейчас, доложу, а там, как сами решат, - закончил разговор Столяров. - Потом к тебе подъеду!
   Он развалился на диване, в столовой. Закрыл глаза, и вызвал Ксюшу. Несколько минут разъяснял ей суть вопроса, потом просто лежал и ждал, что ответит она, переговорив с Владом. Минут через пятнадцать-двадцать Ксения вызвала его и сказала, чтобы Пригарина пока не трогать, прокурора поощрить за бдительность, материально, конечно, а с Барина взять ровно половину. Ксения добавила, что "сподвижников" по делам наркотиков, триста килограмм не беспокоят, вопрос с конкуренцией между пригаринскими и своими они возьмут на себя и решат полюбовно. Пусть побалуется, но впредь, не в свое дело не лезет. Предупреди категорически!.. "Ты не скучаешь по мне?" - спросила в конце разговора Ксюша. "Я увлечен другой!" - шутливо оборвал телепатическую беседу Леонидович.
   Потом позвонил Пригарину.
   - Кирилл, ничего мне объяснять не надо, - начал Стас. - Делай свое дело, половина моя. Я все знаю. Триста килограммов. Состав, как только пересечет границу, перетряхни. Товар отправляй в город другими путями, а рефрижераторы, как шли на базу, так пусть и идут. Их здесь будет досматривать ФСКН, досконально, но, даже запаха не должны найти!
   - Ты уже говорил с Гончариком? - удивился Барин.
   - Нет. Мои службы все проверили, уточнили, уладили с конкурентами внутри города, - веско говорил Столяров. - Только больше - никакой самодеятельности! Кирилл, слышишь? Это серьезно! А то и твоя голова может полететь.
   - Хорошо, Стас! Обещаю! - голос Пригарина расслабился. Он уже ничему не удивлялся, что делал Столяров. Быстро и безошибочно. - Что с прокурором делать будем?
   - Ты его обнимешь на Балу, расцелуешь, и расскажешь о своей теплой к нему любви, - в свою очередь усмехнулся Стас.
   - Шутишь? - недоумевал Пригарин.
   - Ничуть! Так и сделай, пускай голову ломает.
   - Но ведь он хотел меня ликвидировать, убрать с дороги, пожизненно?!
   - Вот, потому и поиграй с ним в альтруизм! Я сам с ним поработаю. Пока! До встречи на Новогоднем празднике!
   - Счастливо! - совершенно сбитый с толку, проговорил Кирилл Иванович.
   Столяров позвонил Светлане. Она уже, конечно, была на ногах и, как показалось Стасу, очень обрадовалась его звонку. Пока они болтали, кто кем вырядится на праздник, сердце несгибаемого и могущественного мультимиллионера стучало как у кролика. Договорились, что Столяров зайдет за ними в половину десятого. В конце разговора, как бы невзначай, Стас произнес, чуть слышно: "целую"!
   - И я тебя целую! - совершенно отчетливо сказала Света.
   Темп сердцебиения Столярова достиг почти запредельного напряжения. Когда Светлана отключилась, он машинально поцеловал свой телефон! Все! Его мысли были опять заняты только этой неземной девушкой!
   Стас надел джинсы с футболкой, велюровый пиджак, обмотал шею длинным шарфом, сунул ноги в кроссовки, накинул дубленку и вышел на улицу.
   Стояла чудесная, с ярким зимним солнцем, морозная и тихая погода.
   Машина послушно выкатила на трассу и понесла хозяина к ресторану. Девушка Столярова не выходила из головы. Он видел ее, то одетой в вечернее платье, то в джинсы с толстым свитером, то в легком сарафане. По дороге к ресторану, он не удержался, и заехал в ювелирный салон. Там Столяров выбрал недорогой, по его понятиям, гарнитур из золотой цепочки с камушком в изящном ободке, колье, сережек и колечка с голубыми сапфирами, который, с улыбкой, упаковала ему девушка-продавщица, поздравив с "наступающим". Столяров ответил ей взаимным пожеланием.
   Около магазинов сновали люди, кто озабоченно, кто с хорошим настроением; заходили внутрь, выходили, увешанные сумками с новогодними покупками. Дети капризничали и требовали от родителей "и то, и другое, и третье". Столяров улыбнулся этой предновогодней суете, стоя на светофоре. Ему казалось, что за последние несколько месяцев, он впервые обратил внимание, что вокруг него существуют простые мужчины и женщины, без всяких дурных замыслов в головах. Вот сейчас они придут по своим квартирам, станут напряженно и весело готовиться к встрече Нового года, любимого праздника, не сравнимого даже с собственным днем рождения. Потому что день рождения празднуют сами виновники, их друзья и близкие, а Новый год - он в общегосударственном масштабе! Светлый русский праздник!
   Загорелся "зеленый", машины продолжили свой путь, кто куда.
   Столяров оставил "фолькс" у подъезда, передал ключи зажигания охраннику.
   - Далеко не загоняй, я в половину пятого уеду, - распорядился он.
   - Слушаюсь, Станислав Константинович! Поставлю в первый ряд.
   Столяров, забрав с собой коробочку с подарком для Светланы, прошел в ресторан, где еще стоял полумрак, Натальи не видать, наверно, на кухне, и прошел в кабинет, в отеле. Проходя по оранжерее, не забыл взглянуть на лавочку, где сидела Светланка, в день их знакомства. В кабинете Стас разделся и позвонил Наташе. Та, действительно, была на кухне. Столяров попросил приготовить ему легкий обед на три часа, все, что она сочтет нужным. Рассказал Наташе о беседе с Ксенией, попросил поднять его к обеду, включил TV и улегся на диван. А вдруг Светлана не примет подарка? А вдруг она с ним, пока не встретит кого интереснее? А вдруг? А вдруг? Знаки вопроса окружали Столярова со всех сторон, давили на психику и мешали думать о другом! Постепенно, обрастая странными и неуместными подробностями, его дремота превратилась в сон.
   Ровно в три Наташа разбудила приятеля, позвала к обеду.
   Стас умылся, привел в порядок чуть опухшую со сна физиономию, и пошел в ресторан. Наталья провела его в свой альков. Официант принес чесночный суп по-чешски, курицу по-чешски с капустой по-моравски, лосось, запеченный с соусом терияки и луком. И большую кружку "Пльзеньского праздроя". Столяров рассмеялся.
   - Наташенька, милая, это ты считаешь легким для меня обедом?
   - А что, все диетическое, легкоусваиваемое, - не согласилась Ната. - Проголодаешься еще до Нового года! Смотри, ничего не перекусывай до двенадцати! Меню будет потрясающим! Твоя Светланка будет в восторге!.. Мне она понравилась.
   Столяров вздохнул.
   - Вот и мне - тоже понравилась!
   - Да не переживай ты! Это она тебя так заманивает. Она же прекрасно знает о твоем богатстве. Кто же устоит?
   - Не понимаешь ты, Наташенька! - потерял бдительность Стас. - Она как бы, особенная, не такая, как все женщины...
   - Ну-ка, посмотри мне в глаза! - приказала она. Стас мгновенно поставил сильнейшее защитное поле, опомнившись. Несколько секунд Наташа смотрела в глаза Леонидовичу, сканировала его мозги. - Ладно, прости, показалось.
   - Что показалось? - удивился Стас.
   - Показалось, что ты забыл, - наставительно вещала Ната, - что существует только плотская любовь, биохимия, живущая не долее трех лет. А знаешь, почему Бог так сделал?
   - Нет, никогда не задумывался.
   - Чтобы молодожены интенсивно размножались все эти три года и воспроизвели себя двумя существами, подобными им, в нашем мире, мире людей. Пусть, эти двое будут рождены от любви и страсти, так Ему противной, как грех. Зато потом, пройдет три года, биохимические связи любви разрушаться, и останется только инстинкт продолжения рода, бесстрастное соитие для производства себе подобных. А вот страсть "на стороне", грех прелюбодеяния, расцветет с новой силой!... Глупенький, но подающий надежды! - засмеялась, в конце, Наташа.
   Столяров задумчиво ел. В глубине души, он давно все это проанализировал, но настолько поверхностно и легкомысленно, что нынешняя речь Наташи стала для него истинным откровением. Но так уж ему хотелось избавиться от старчества! Не смотря ни на что! Интересно, какие бы слова сказала ему Светлана, открой он ей свою душу?
   Наташа не стала с ним сидеть, извинилась, и убежала суетиться на кухню или куда еще. Молчаливо съев обед, Стас закурил сигарету, и глядел вслед растворяющемуся серому дрожащему дымку.
   Официант неторопливо убирал со стола, спросил, не желает ли Станислав Константинович чего-нибудь еще. Получив отказ, официант, поклонился и исчез.
   На часах было шестнадцать тридцать. Пора потихоньку ехать на встречу с Гончариком.
   Столяров поднялся, затушил сигарету и пошел одеваться в кабинет. Вскоре, он сидел за рулем "фолькса". Жаль, что не встретил по пути Светлану! Один вид ее придавал Стасу такую энергию и отличное настроение, что захотелось вернуться в отель, и, под каким-нибудь предлогом, постучать в номер Котовых и увидеть "его девушку".
   Народу на улицах становилось все больше, кажется, все машины, вместе со Стасом, никуда не торопились.
   Зажгли фонари на улицах и, от света включенных фар, освещения от витрин, снег под ногами прохожих стал походить на сценическую подсветку.
   Настроение Столярова из задумчивого превратилось в настоящее предновогоднее, в ощущение праздника. Ему казалось, что сегодня, новогодняя ночь станет самой прекрасной, самой непостижимой в его жизни, каких еще не бывало со времен его юности! Только бы все было в порядке у Светланы! Впрочем, утром, по телефону, настроение ее было вполне праздничным.
   Столяров подъехал к своему дому, предварительно вызвав еще десяток легионеров. Машину остановил недалеко от въездных ворот. "Мерседес" прокурора стоял на стороне его дома, метрах в ста, с включенными габаритами. Стас помигал фарами и вышел на улицу. Двери "мерседеса" тоже отворились, и Гончарик, подтянутый, в гражданском, вышел навстречу Столярову. Он перешел на сторону Стаса и встретились они посередине, между своих авто. Поздоровались за руки.
   - Роман Александрович, - начал Стас, - Я уже все знаю: и про состав рефрижераторов, и триста килограммов героина, вообще, все до мелочей.
   Легионер-разведчик сообщил ему, телепатически, что в кармане этого человека работающий диктофон и пистолет системы "макаров", заряженный. "Успели просканировать, молодцы!" - подумал Стас.
   Гончарик молчал, сбитый с толку.
   - Вы же не хотите неприятностей, Гончарик? - жестко спросил Стас. Прокурор помотал головой. - А сами опять на них нарываетесь... Дайте мне диктофон, и поставьте пистолет на предохранитель, чтобы в случае расстройства Вашей нервной системы, моя охрана не выстрелила первой.
   Даже в неярком свете фонарей и проезжавших автомобилей, бледность появилась на лице прокурора. Из левого кармана пальто он вынул и отдал Столярову диктофон, достал из другого кармана пистолет и щелкнул предохранителем, предусмотрительно опустив ствол в землю.
   - Оружие табельное, как я понимаю, потому отнимать не буду, - примирительно сказал Стас. И услышал мысль Гончарика: стал бы я брать на встречу с тобой табельное!
   "Все-равно, стрелять не будет, - решил Стас. - Слишком напуган неожиданностью."
   - Вы меня не так поняли, Станислав Константинович! - обрел дар речи Гончарик. - Сейчас всего надо опасаться.
   - Даже самого себя, - вставил Леонидович. - Правильно. Опасайтесь. Вы на что рассчитывали, что я соглашусь на Ваше предложение о больших деньгах и дам Вам определенную свободу действий? Эти деньги, от продажи наркотиков, меня не интересуют, как и то, что Пригарин сядет пожизненно. Он - реальная сила в криминальном и легальном бизнесе, а Вы, Роман Александрович, этого не понимаете.
   - Я же из лучших побуждений! Надо лишить мафию головы!
   - Неубедительно, Роман Александрович! На его место приду я или кто-то другой, - Столяров подумал пару секунд. - А Вас интересуют только деньги и власть?
   - А Вас, позвольте спросить? Что Вас интересует? Не то ли же самое? - Гончарик начал нервничать.
   - Все гораздо сложнее, Роман Александрович! Денег у меня достаточно для безбедной жизни даже моих наследников, если таковые появятся. А власть? Власть - это и есть деньги. Элементарно! - Столяров внимательно посмотрел в тусклые глаза прокурора. - Сложнее другое, не деньги и власть, а состояние твоей души, чем ты можешь пожертвовать в случае чрезвычайных обстоятельств - честью или богатством и властью? Если в государстве нет Национальной идеи, ее надо придумать в самом себе. Я - придумал! А уничтожать, физически и социально, приходится только тех негодяев, кто мешает тебе реализовать внутреннюю идею, и тупо тебя преследует, не идет на компромисс. Власть и деньги, без идеи, это существование хомяка и крокодила, да и те имеют прообраз идеи, в виде обычного выживания в животном мире, где не существует социальной иерархии.
   - И что же это за идея родилась в Вашей светлой голове?
   - Не постичь Вам ее, дорогой Роман Андреевич! Закостенели Вы в рамках закона: уголовного! Полностью! Вы и на предательство, за деньги, готовы, и служите Уголовному праву, и уголовному беспределу. Вас скоро разорвет от двойственности!
   Гончарик, прокурор огромного мегаполиса, удивительным образом чувствовал себя школьным недорослем и слушал Столярова.
   - Так как же поступим с Пригариным? - спросил он, когда Столяров замолчал.
   - Да никак! Пусть себе работает. У него уже столько денег, что они сами работают, а Кирилл Иванович только направляет их потоки туда, где они нужнее, и принесут еще больше денег.
   - А состав с героином? - не унимался Гончарик.
   - Да пускай ваша ФСКН ищет этот героин! - воскликнул Леонидович. - Только не смейте предупреждать Вашего друга, давшего эту информацию, о ложной тревоге... Успокойтесь, Вы получите четверть миллиона долларов премиальных, за чуткость. Как только откроются банки, после новогодних каникул.
   Столяров остановился, предложил Гончарику пройти к его машине. Тот медленно поплелся за Стасом. Столяров открыл правую боковую дверь, достал из бардачка объемистый полиэтиленовый пакет и передал его прокурору.
   - Здесь аванс, сто тысяч долларов. Остальное получите, когда я сказал.
   Гончарик схватил пакет обеими руками, посмотрел на долговязого и странного миллионера, развернулся. И быстро пошел к своему "мерседесу". Тут же завелся двигатель, и обладатель ста тысяч умчался быстрее ветра с этого мерзкого и опасного места.
   Столяров посмеялся, закурил, постоял еще немного на свежем, морозном воздухе, сел в свою "Тигуану", и поехал в отель.
   До начала Новогоднего бала оставалось еще четыре часа.
   Повалил крупный пушистый снег.
  
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
   ВОЗРОЖДЕНИЕ
  
   В отеле Столяров сразу прошел в свой кабинет. Не было сил не позвонить Светлане! Не снимая дубленки, он набрал ее номер.
   - Привет! На каком этапе идут приготовления к Балу? - оптимистично спросил он.
   - Привет, Стас! Все в порядке, я скоро иду в ванную.
   - Светланка, милая моя девушка! - Стас откашлялся, смущенно. - Мне хотелось бы преподнести тебе подарок на Новый год. Умоляю, не отказывайся!
   - И у меня есть для тебя подарок!
   - У тебя какое будет платье?
   - Серебристое, а что?
   - Отлично! Можно, я зайду за тобой в половине десятого?
   Светлана помолчала, как бы прикидывая время.
   - Хорошо! Жду тебя в девять тридцать! Не опоздаешь? - с иронией в голосе спросила она.
   - Нет, ровно в половине десятого - постучусь в дверь!
   - Надеюсь! Пока! Целую!
   Светлана отключилась. Столяров скинул дубленку, шарф, бросил вещи на стол. Коробочку с гарнитуром поставил рядом.
   Что же надеть на праздник? Строгий костюм? Банально! Маскарадный, Деда Мороза? Еще смешнее! А, может, так и пойти, в джинсах, рубашке без галстука и легком велюровом пиджаке? Ну, косынку ковбойскую повязать... И полуботинки с длинными носами, с маленькими шпорами. Ну, ковбой! Тогда и шляпу надо! И кольт на бедро... Да! Остановимся на туфлях, джинсах, голубой рубашке с вольно повязанным галстуком, и светло-бежевом пиджаке. Все!
   Столяров прошел в гардероб, подобрал одежду, чтобы после не торопиться.
   Позвонил Барину, рассказал о встрече с Гончариком, "обрадовал" того, что придется расстаться с парой сотен тысяч "зеленых". А если уважаемый Кирилл Иванович считает его, Станислава Константиновича партнером и другом, то согласится, что Столяров отделался сотней тысяч, тех же североамериканских денег, в пользу прокурора.
   - А ты-то за что ему отстегиваешь? - удивился Пригарин.
   - Тебе помогаю, чтоб не обидно было!
   - Так я, вроде, сам тебя подвел, скрысятничал как бы? - продолжал удивляться Пригарин.
   - Я, Кирилл, борец за идею, за альтруизм, - объяснил Стас. - А половину от реализации все равно мне отдашь, вот и вся арифметика. А тебе, как бы и не так обидно, правда?
   - Эх! Психолог ты, Стас, отменный! - вздохнул Пригарин, и, правда, на душе стало легче. - Замочить бы этого прокурора, да нельзя - есть польза от него!
   - Ну, до встречи на Балу! - попрощался Столяров.
   - Пока!
   Стас двинул в комнату отдыха, налил себе немного красного вина, и сел в кресло. Тихо включил музыку. Он вспомнил Ксению, ее музыкальные подарки, вспомнил восторженное чувство своего омоложения, первые результаты. Воспоминания о женщинах, подаривших ему чувство уверенности в себе, обретение новой мужской силы, безотказности, ублажали сейчас его состояние.
   Но вот, опять в уме вспыхнул образ Светланы, и все прошлое как рукой стерло. Жгучее, непостижимое и пьянящее чувство овладело вдруг им. Столярову стало казаться, что никого в мире подлунном он так не вожделеет, как свою "девушку", Светланку! Которая рядом, и так далека от его порочной сущности! Нет! Он не представлял себе картин, как они ложатся в постель, ласкают друг друга, обнимаются. Нет! В сознание его раскаленным гвоздем впилась мысль, что больше ни одна женщина в мире, никогда, не сможет зажечь в нем костер, даже искру, желания обладать кем-то иным, кроме Светланы! Это было удивительно приятно, и ужасающе страшно, с другой стороны! Если они не будут вместе никогда? Если Света отвергнет его, по какой-либо причине?.. Даже думать об этом Столярову было страшно!
   Он поставил недопитое вино на столик, встал с кресла, закурил, и принялся бродить из комнаты в кабинет и обратно. Чувство тревоги не покидало его ни на секунду. Стас вновь и вновь вспоминал их нечаянное знакомство, позавчерашний день, каждое ее слово, каждое движение! А как чудно было вчера, в лесу!
   Чтобы как-то отвлечься от навязчивых мыслей, Столяров пошел по отелю, проверить готовность номеров и служб. Опять мелькнула мысль: а вдруг встречу Светлану?
   Он спустился вниз, подошел к стойке администраторов. Никак он не мог привыкнуть к новомодному заимствованию, английскому "рисепшн", да и не желал. Пусть останется "самолет", а не "лайнер", "продавец", а не "менеджер". Все-таки ему не сорок, а далеко за шестьдесят. Александра Исаевича он прочел почти полностью, глубоко уважал и понимал. Особо его раздражали всевозможные "мерчендайзеры", "толерантность" и "риелторы".
   - Добрый вечер, как с посетителями? - спросил Столяров у девушки, с именем Алла на "бейджике". Опять иностранное словцо! Тут уж ничего не поделаешь, с "бейджиком"! Слово "визитка" сюда не подойдет.
   - Один свободный "люкс", все остальные престижные номера заняты, - доложила Алла. - Есть несколько свободных мест в простых, двух- и четырехместных номерах. В общем, загрузка почти полная, Станислав Константинович.
   - Хорошо, - согласился Столяров, и пошел к бару.
   Те самые, два парня-бармены, ублажали посетителей своим искусством смешивания коктейлей. Они как бы соревновались друг с другом, с улыбками на лицах, без сосредоточенности. Видно было, что это шоу отработано у парней до мелочей. Посетители бара заказывали коктейли, после такого зрелища, с удовольствием!
   Столяров кивнул ребятам, те подмигнули ему в ответ, на что Стас только улыбнулся.
   Ну, что еще оставалось ему делать? Для виду Столяров прошелся в прачечную, комнату лифтеров, мастерскую, камеру хранения. Везде стоял образцовый порядок. Леонидович был лоялен к своему персоналу, и редчайшие увольнения обусловливали только вопиющие нарушения дисциплины или техники безопасности.
   Он взглянул на часы. Половина восьмого. К восьми должны были появиться Влад, Баюн и Бурый. Вчера зверей не пускали в народ, опохмелялись в усадьбе Ксении, а сегодня они должны быть обязательно. Леонидович решил снова подняться в кабинет, надеть дубленку и к восьми пойти встретить друзей.
   Влад приехал в микроавтобусе ровно в восемь и вывел своих "питомцев" сразу в клетку, внутри ледяного дворца. Кот Баюн тащил в зубах дополнительный теплый коврик, для себя.
   Мужчины поздоровались у клетки, Стас поприветствовал Бурого и Кота. Баюн помахал ему лапой, и сразу же обратился к зрителям с речью:
   - С наступающим, уважаемые! Мы, с другом, несколько проголодались. Да и выпить не против за праздничек предстоящий!
   Вокруг раздались смех и аплодисменты. Кот и медведь немедленно были обласканы всевозможной снедью и напитками. После нескольких глотков вина, Баюн вступил с кем-то из присутствующих в дискуссию об алкоголизме и способах излечивания от оного. Хохот стоял неимоверный!
   Владимир обратился к зверям:
   - Как договорились, без глупостей и наглости!
   - Зуб даю на отсечение! - ответил Баюн. - Все будет в полном ажуре, командир!
   Стас и Владимир тоже посмеялись, и пошли в сторону ресторана, разговаривая на ходу.
   Ресторан наполнялся гостями заблаговременно. Вечер, до наступления Нового года, ожидался продолжительным, можно было хорошенько выпить и протрезветь на свежем воздухе к кульминации праздника. За столами сидела публика преимущественно из среднего класса, хотя Стас заметил и нескольких довольно крупных чиновников и коррупционеров, со своими семьями.
   Наталья встретила их в зале, обнялась и расцеловалась с Владимиром. Столяров взглянул на часы, была уже половина девятого. Через час он постучится в двери к Светлане! Надо еще успеть переодеться. Он решил посидеть с Владом до девяти.
   Наташа провела их в альков Столярова, официант принес кофе-американо, по просьбе друзей.
   Столяров и Влад беседовали негромко о делах. Все складывалось весьма удачно: непокорные были устранены, падение нравов населения превысило самое благоприятное ожидание. Росло количество подпольных казино, борделей. Влад передал, что Асмодей доволен его работой.
   Во время разговора, Стас все поглядывал на часы. Минутная стрелка ползла ужасающе медленно! Наверно, никогда в жизни Леонидович не ожидал встречи с женщиной с таким нетерпением!
   Но вот, на часах - девять! Столяров извинился перед Владом, сказав, что должен встречаться с женщиной. Владимир понимающе кивнул.
   - Увидимся! - на ходу уверил Стас, и пошел переодеваться.
   Влад недолго оставался в одиночестве. Вскоре приехала Ксения, появились Даша и Катя. Ненадолго, за их столик присела Наташа. Официант принес им легкие закуски и игристое вино.
   В своем кабинете Стас быстро переоделся, по ранее утвержденному плану, разглядел себя внимательно в зеркало, и медленно, как бы решая, идти или нет, пошел к Котовым в полулюкс. Около двери он остановился, еще раз оглядел себя, и тихо постучал. Через несколько секунд дверь отворилась.
   - Привет, Стас, проходи, - весело сказала девушка, и неожиданно, поцеловала Столярова в губы, но так быстро, что он не успел поцелуй этот продлить. - Я почти готова. Проходи, папа ушел в бар, а потом собрался к другу-Коту, у них принципиальные разногласия по-поводу застройки города!
   Светлана засмеялась.
   - Привет, Света! - пришел в себя Стас. - У меня есть для тебя подарок!
   - У меня тоже есть для тебя подарок! - девушка взяла со стола маленькую продолговатую коробочку и спрятала за спину. - Ты крещенный?
   Сердце Столярова застучало сильнее. Но ведь Ксения ничего не говорила про крещение, только о запрете ходить в церковь!..
   - Да-а, - протянул Стас в недоумении.
   - А почему крестик не носишь?
   - Не знаю... Как-то не думал, серьезно!
   Светлана открыла коробочку, распорядилась Стасу повернуться спиной к ней, и надела ему на шею средней толщины цепочку с небольшим золотым крестиком. Потом повернула его к себе лицом, заправила крестик под ворот рубашки, обняла и, наконец, их поцелуй продлился дольше. Стас обнял ее за талию, чуть ниже спины. Света убрала его руки и отстранилась.
   - Ты не думай, я не такая, - твердо сказала она. - Но ты мне очень нравишься!.. Я поняла, что ты шептал мне в след.
   - Прости! - Стас покраснел внезапно. - Спасибо за подарок! А вот мой!
   Столяров протянул ей упакованную коробку.
   - Только, прошу тебя очень, не отказывай мне! Я вполне могу себе это позволить, только прими, от чистого сердца! - Стасу захотелось встать на колени.
   Светлана уже повеселела, после сделанного замечания, и открыла коробку. Видно, по ее лицу, что гарнитур произвел на нее неизгладимое впечатление. Ей было несколько страшно даже прикоснуться к этому, наверняка дорогущему, чуду ювелирного искусства, но любопытство взяло верх. "В конце концов, не я ли девушка этого миллионера, да еще в которого, кажется, влюблена?" Она сначала достала серьги и виртуозно вонзила их в мочки ушей, надела элегантное колечко, полюбовалась камнем, и протянула коробочку Столярову, повернувшись к нему спиной. Стас взял сначала цепочку и застегнул ее на шее своей избранницы, затем - тонкий, тоже с голубым, сверкающем сапфиром, золотой браслетик.
   - Спасибо, милый мой! - Светлана обняла Столярова и еще раз, нежно и коротко, поцеловала в губы. - Только, вот проблема! У меня нет голубых туфель и сумочки!
   Столяров рассмеялся, расслабленно.
   - Накидывай шубку - и поехали!
   - Куда это? - притворно удивилась Света.
   - За сумочкой и туфлями! Только быстрее, сегодня ближайший супермаркет - до десяти.
   - Ладно! Сейчас папу предупрежу.
   Девушка вышла в другую комнату и быстро вернулась.
   Пока Столяров помогал ей надеть шубку, она спросила:
   - И часто ты такие подарки девушкам преподносил?
   - Клянусь, первый раз в жизни! Я же только недавно вернулся со всяких обучений, да и женат никогда не был.
   Пока они спускались пешком, Светланка болтала без умолку: в ней родилось какое-то чувство полного доверия к этому красивому, умному мужчине. Она поняла, что с ним ей ничто не страшно, и за ним она готова пойти в огонь и воду!
   В магазине они выбрали изящные светло-голубые туфельки на средней величины каблучке, и темно-синий клатч, от Chanel, идеально подходящие под наряд Светланы. Девушка вертелась перед зеркалом, любуясь, скорее, нарядом, чем самой собой. К слову, Светлана Александровна Котова не считала себя красавицей, и ей было поначалу удивительно, что такой мужчина обратил на нее внимание, мало того, кажется, тоже влюбился. Ей было с ним легко и приятно, и надежно, и интересно! Светлана заметила, что все чаще поглядывает на своего Стаса со стороны, исподтишка, и любуется им, не находя изъянов во внешности и поведении. Вот тут, она стала понимать, что любит Стаса настоящей, взрослой, женской любовью, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Она это осознавала! И то, что проходит время подростковых поцелуев. С некоторым запозданием она стала чувствовать себя настоящей женщиной...
   Столяров старался отключить свой внутренний, настроенный на мысли соседей и собеседников, сканер, пока они спускались в лифте. Но мысли Светланы были настолько ярки, и сильны, и откровенны, что не слышать их было невозможно! Кажется, впервые, Столяров пожалел, что его обучили этому искусству сканирования мыслей.
   Но вот, они вышли на улицу. Скопление народа помогло Стасу отогнать невольное подслушивание. Они сели в машину и двинулись к отелю.
   - Мне необходимо еще минут двадцать, - сказала Света. - Ты меня подождешь?
   - Разумеется! Мы же должны вместе появиться на балу!
   - А разве ты ни с кем не собирался проводить этот вечер? - иронично спросила Светлана.
   - С друзьями, - уверенно ответил Столяров. Он уже, действительно, не думал ни о Ксении, ни об Инне, ни о ком другом.
   - И мы можем с ними посидеть, немного, - предложила девушка.
   - Ничего не имею против! Твое желание - закон для меня. Не забывай, что ты - девушка миллионера!
   - Ой, какая это для меня обуза! - Светлане подумалось, что она немного обидно выразилась, и поправилась: - Не обижайся, Стас! Это я в смысле того, что у меня такого никогда не было, ну и все такое... Ты не думай, ничего серьезного!
   - Я не сержусь, - улыбнулся Стас. - Для меня достаточно того, что ты со мной.
   Они подошли к двери номера, Света отперла дверь.
   - Забыла ключи администратору оставить!
   Столяров отметил, что Светлана не произнесла слова "рисепшн", что его порадовало.
   - Проходи в комнату. Чаю, кофе?
   - Нет, спасибо, все потом. Иди, наводи красоту.
   Девушка улыбнулась и скрылась в другой комнате.
   Столяров, в ожидании, взял со столика первый попавшийся журнал. "National Geographic". Интересно, кто его читает - папа или дочь? На столе лежали также журналы по архитектуре, какие-то эскизы в карандаше, засушенные цветы из гербария. Его внимание привлекла старенькая книга, явно зачитанная. "Заметки странника". Имени автора не было. Издание Русской православной церкви. Столяров полистал, мельком прочитывая отдельные выдержки. Содержание его заинтересовало, и язык простой, без заморочек. Надо почитать!
   Из комнаты вышла не его Светлана, а какая-то принцесса! Минимум макияжа! Светлые волосы ее были красиво завиты и уложены. Серебристое платье, голубые туфельки, сиреневый клатч и сапфировый гарнитур преобразили ее до неузнаваемости! Столяров невольно поднялся с кресла и подошел к ней.
   - Можешь меня тихонько поцеловать, - кокетливо сказала она. - Только помаду не съедай!
   Стас молча прикоснулся к ее губам, выпорхнувшим навстречу.
   - Ты бесподобна! - выдохнул он. - Королева Бала!
   - Пока - принцесса...
   - Ну, пойдем, принцесса моя, все скоро начинается!
   Не торопясь, улавливая взгляды проходящих мимо гостей, улыбаясь им, они прошли по оранжерее в ресторан, уже полный шума и веселья. Метрдотель проводил их в альков Столярова, официанты помогли приставить высокие стулья. Подали меню.
   - Начнем с легких закусок? - предложил Стас.
   - Разумеется! Вся ночь - впереди! А гулять пойдем?
   - Конечно! Погуляем - поедим, погуляем - поедим. И обязательно потанцуем!
   - Да! - ответила Света. - Надо папе позвонить.
   - Мне выйти? - спросил Стас.
   - Что ты? Оставайся здесь. Я же не собираюсь секретничать, - и добавила: - У меня нет от тебя секретов! За эти два дня ты стал удивительно близок мне...
   - Спасибо! Ты тоже стала близка мне и очень дорога...
   - В смысле гарнитура и шкатулки? - засмеялась девушка.
   - Ну, что ты!
   - Не обижайся, я пошутила, - успокоила Столярова Светлана. - Я вообще люблю шутить и смеяться.
   Светлана позвонила Александру Никаноровичу. Тот, оказывается, уже хорошенько выпил в компании Кота, и сказал, что берет Баюна первым заместителем Главного архитектурного управления города.
   - А Бурого - своим охранником? - смеялась девушка.
   - Не смейся! - громко сказал Котов. - Эти двое, особенно Кот, больше полезны в нашем отделе, чем многие чиновники на окладе. А Кот отказывается от зарплаты! Да еще и толковые мысли подбрасывает!
   - Ладно, гуляйте! Потом подходи в альков Стаса, ой, точнее, Станислава Константиновича. Без Кота и медведя! Слышишь?
   Они с папой разъединили связь. Светлана, вкратце, рассказала Стасу суть беседы. Столяров смеялся от души!
   На сцене, рядом с музыкантами, появилась Даша. Программа началась. Даша грамотно завела и без того веселый уже зал. Полилась музыка. Кое-кто, Стас со Светланой, в их числе, пошли танцевать. Периодически, Даша отвлекала танцующих своими шутками и остротами. Смеялись все, кроме владельца ресторана и его девушки. Они с нежностью смотрели в глаза друг другу, иногда улыбка проскальзывала между ними.
   Когда музыка закончилась, Стас пригласил Светлану к столику, где сидели Ксения и Владимир. Влад встал, поклонился девушке, поцеловал ручку. Ксения слегка кивнула. Завязался неспешный светский разговор.
   - Ксения, прости, мы пойдем к себе, - после недолгой беседы, сказал Столяров. - Нас заждался ужин. Пока легкий.
   - Было приятно познакомиться поближе, - обратилась Ксения к девушке. - Заезжайте к нам, с Владом, почаще. У нас великолепная природа!
   - И комаров летом нет, - усмехнулся Влад, подмигнув Стасу.
   - А какое озеро! - добавил Стас. - И великолепная обслуга! Там, на воле, и обитают Бурый с Баюном.
   - Мы к вам обязательно будем приезжать! - с радостью в голосе согласилась Света. - Обожаю природу!
   - Всегда будем рады видеть вас у наших пенатов! - Владимир встал из-за стола.
   Расположившись в алькове Столярова, они принялись за легкую закуску. К белому шардоне им подали форель, запеченную в фольге, и овощной салат.
   Светлана кушала с аппетитом и нахваливала кухню Столярова, его поваров. Стас не налегал на еду, в предчувствии любимого мяса с красным вином, ожидавших их после прогулки.
   К их столику подошел Пригарин, с бокалом пенистого брюта.
   - За прекрасную даму и моего партнера и друга! - торжественно произнес он. - С наступающим Новым годом, друзья! За наши будущие успехи!
   - Познакомьтесь поближе, - предложил Стас девушке. - Мой добрый приятель, Кирилл Иванович Пригарин.
   - Светлана! - приподняла свой бокал Котова.
   - Очень приятно, Светлана Александровна! Мы хорошо знакомы с Вашим папой! Добрейшей души человек! - Пригарин отпил вина. - Но, где-то, весьма принципиален!
   - У нас вся семья - принципиальная! - Светлана тоже отпила глоток шардоне.
   - Ну, еще увидимся! - Пригарин повернулся уходить, но остановился и спросил Стаса: - А что, господин Трошин надолго уехал?
   - Говорят, навсегда! На повышение пошел, - ответил Стас.
   - Ох, замену надо искать! Одни хлопоты! - Кирилл Иванович удалился, слегка покачиваясь, и улыбаясь своим мыслям.
   - А что, господин Пригарин вот так, запросто, ищет замену мэру??? - вскинула брови Светлана. - И куда вообще мэр делся?
   -Пригарин - крупный бизнесмен, банкир, потому - влиятельный теневой политик... Не стоит об этом сегодня, хорошо?
   - Как скажешь! Просто, любопытно!
   Бал шел своим чередом: люди веселились, танцевали, повсюду шныряли официанты. На улице первый раз бахнул фейерверк.
   - Может, погуляем? - предложила Света.
   - Пойдем! Сначала ко мне, я хоть дубленку наброшу, потом - к тебе, за шубкой.
   - Пошли! Показывай свой кабинет! - девушка, казалось, слегка захмелела.
   Они пошли назад, через оранжерею. Светлана остановилась у скамейки, где они познакомились со Стасом.
   Светлана держала его под руку.
   - А теперь, можешь съесть всю помаду, - нежно сказала она, и подняла личико.
   Стас припал к ее губам, почувствовал желанный ответ. Мимо прошла какая-то пара, видимо, пожилые.
   - Ай, молодежь дает! - восторженно произнес не совсем трезвый стариковский голос.
   - Тьфу, бесстыжие! - откликнулась, скрипя голосовыми связками, дама сопровождения. - Идем отсюда!.. А еще такой приличный ресторан, говорят!
   Светлана и Стас не смогли сдержать смеха и, взявшись за руки, быстро пошли в сторону отеля.
   В кабинете Столяров быстро накинул дубленку, не пытаясь продолжить интим, и они пошли на этаж к Котовым. Внутренний голос подсказывал Столярову, что с такой девушкой торопиться нельзя, слишком она "правильная". Судя по виду Светланы, она по достоинству оценила поступок Стаса, и поблагодарила его улыбкой.
   Котова в номере не было. Светлана обула сапожки, надела шубку с белой, вязанной шапочкой. Столяров спросил:
   - А кто из вас читает "Записки странника"?
   - Сначала папа прочел, сейчас я взялась. Чрезвычайно интересно! История странника, начало девятнадцатого века, - Света поправила перед зеркалом шапочку. - Закончу - дам прочитать.
   - Спасибо, меня заинтересовало!
   - Когда же ты успел?
   - Пока ты приводила себя в порядок, перед рестораном.
   - Ну, все! Я готова, идем?
   - Идем, - Стас пропустил спутницу вперед, запер дверь на ключ.
   Казалось, все жители собрались на площади, в Ледяном городке. Отовсюду взлетали фейерверки, под радостные крики горожан. Вовсю торговали киоски, обдавая людей паром вкусно пахнувших пирогов, расстегаев, блинов. Всем было весело! Выходящие из Ледяного дворца хохотали до слез после общения со зверями, входящие убыстряли шаги, чтобы быстрее посмотреть на невиданное чудо.
   - Пойдем куда-нибудь, где потише? - попросила Светлана.
   - Пойдем, - согласился Столяров.
   Они побрели в сторону от Ледяного дворца. Народу попадалось меньше, стало казаться, что похолодало. Подул ветерок. Сыпал небольшой колючий снег, звезд не было видно, и только огни фейерверков, да фонари освещали дорогу Стаса и Светланы. В отдалении, призраками, появлялись совсем уж нетрезвые личности.
   - Стас, а вот чего ты еще хочешь от жизни?
   - Не знаю, милая! - Стас помолчал. - Наверно, семью... Да, точно, семьи не хватает! Чтоб мы, с женой, смотрели в одну сторону, а тыл друг дружке прикрывали с надежностью, будто спиной к спине. Чтобы вера в надежность другого была беспредельной! Чтоб любовь была взаимная и долгая! И дети, обязательно, чтобы были дети!
   - И я этого же хотела бы!.. - вздохнула Светлана. - И чтобы муж был, как брат, как друг, не только любовник...
   - Как в сказке, - тихо сказал Столяров.
   - Как в сказке! - эхом отозвалась Света.
   Навстречу им приближалась компания из четырех человек, молодых, и явно нетрезвых.
   - Опаньки! Кто нам навстречу! - наглым голосом взвыл один из них.
   - И деньжата, видать, водятся! - тише сказал другой, сунул руку в карман, достал нож, с выскочившим лезвием. - Ну? Чего лыбимся? Быстренько, баблосики на снежок и бегом марш!
   Светлана, инстинктивно, спряталась за спину Стаса, но тут же вышла и стала рядом.
   - Давай, дядя, шевелись! - проскрипел еще один голос. - Вишь, на праздник бабла не хватает. Чего по темным углам бродите?
   Стас сделал шаг вперед. Света вцепилась в него и снова встала рядом.
   - Спиной к спине! - прошептала она.
   Столяров сосредоточился мысленно, оглядел всю четверку, развертывающуюся веером, и спокойным, твердым голосом произнес:
   - Всё оружие бросить на землю! Считать до трех не собираюсь.
   Четверка хулиганья захохотала.
   - Ну, все! - тихо произнес Стас. - Все быстренько, со страшными криками разбегаются, бросив ножи!
   Подонки, начав было хохотать еще громче и, приближаясь к Стасу и Свете, вдруг начали странно изгибаться, заламывать руки, резко падать, закидывать головы назад, при этом издавая нечеловеческие крики, крики дикой боли!
   - Вот и все, пойдем отсюда, у них скоро пройдет, - сказал Столяров. Он позвонил в полицию, сообщив местоположение происшествия.
   Светлану немного затрясло.
   - Что это было?
   - Гипноз, наверно, - нехотя ответил Стас. - В экстремальных случаях, у меня получается. Я же тебе говорил, что проучился всю жизнь. Ну, успокойся, малыш!
   Появилась полиция, но Стас и Светлана отошли уже далеко, возвращаться не стали. Хулиганье побросали в "коробок", и все стихло, только над Ледяным дворцом, вдали, раскинулись яркие цветы фейерверков, да приглушенно слышалась музыка.
   Они долго шли молча, каждый размышляя о своем. Любовь Светланы окрепла, после инцидента, а Стас думал о том, что надо уже признаваться в любви к этой бесстрашной, самостоятельной и умной девушке, иначе можно потерять ее расположение. Столяров боялся, что Света, вдруг, отвернется от него, как от чего-то сбывшегося: миллионер, красавец, умник, как "принц на белом коне", сказочный!
   Не доходя до площади пары сотен метров, Стас остановил девушку, повернул к себе лицом, и сказал:
   - Милая моя Светланка! Я тебя очень люблю, и хочу, чтобы ты стала моей женой!
   - Это я тебе хотела сказать, но воспитание не позволило, - тихо ответила она.
   Они стояли, обнявшись, не в состоянии больше произносить какие-либо слова. Люди обходили их, с улыбками. Кто-то напомнил: через пятнадцать минут - Новый год!
   Света и Стас взглянули друг на друга, улыбнулись, и поспешили в ресторан. В свой альков они почти забежали, вместе с новогодним звоном.
   Их официант, как статуя, стоял у столика, держа в руках бутылку шампанского, и тут же ее открыл, как появились Стас и Светлана. Столяров выхватил у него холодный сосуд и розлил вино по двум бокалам. На двенадцатом ударе курантов, они прикоснулись краями хрустальных бокалов, отпили по глотку, и поцеловались.
   - Вот это Новый год! - глаза Светланы искрились радостью.
   - С Новым годом, моя будущая жена!
   - С Новым годом, будущий муж!
   Наконец, они сели за столик.
   Тут же принесли новые салаты, уже мясные, стейк для Столярова, виски "Джек Дэниэлс Олд", телячьи эскалопы по-корсикански, для дамы, и бутылку Амароне. Появился и Александр Никанорович, доложив, что не встречал Новый год с Котом никогда в жизни! Судя по веселому настроению Котова, встретили они Новый года очень даже удовлетворительно!
   - Котов, старый хрыч, встречал Новый год с Котом! - восторгался Александр Никанорович.
   В то же время, Пригарин бросил в фонтан двух девочек в легоньких платьицах, называл их своими русалками, забрался тоже в воду и пил с ними же шампанское. Прилипшие к телам платья девушек, в свете вращающихся фонариков, действительно, создавали впечатление серебристой чешуйчатой кожи. Вот только вместо рыбьих хвостов, от классических русалок их отличали стройные, длинные ножки! Что Пригарина вполне устраивало!
   - О, времена, о, нравы! - пафосно заявила Светлана, заприметив Кирилла Ивановича в фонтане.
   Столяров засмеялся:
   - Пускай олигарх отдохнет, как следует!
   - Да просто, смешно!
   - Он холостой, ему можно!
   - А ты, купался в фонтане, пьяный? С русалками? - подозрительно спросила Света.
   - Нет, любовь моя! Я учился и работал, пока Кирилл Иванович позволял себе водные процедуры! Ну, хватит! Пойдем, лучше еще пройдемся.
   - Я сейчас папу домой отправлю... - начала говорить девушка.
   - Пускай веселится, ну, что ты? - возразил Стас. - Новый год!
   Светлана задумалась.
   - Ладно! Только пусть за ним кто-то присматривает!
   Стас подозвал официанта и распорядился всячески ублажать Александра Никаноровича, гастрономически, разумеется.
   Снег на улице прекратился. Шум фейерверков, людских радостных криков, песен разносились со всех сторон. С ледяных горок неслась с воплями восторга малышня, кому сегодня дозволено было лечь спать позднее обычного.
   На дальние выходы Светлана и Стас не решились. Столярову не хотелось демонстрировать девушке свою непобедимую охрану. Светлана сама спасла положение.
   - Давай, не будем гулять в подворотнях, мало ли что?
   - Хорошо, как прикажешь, - Стас излучал равнодушие.
   Они пошли по аллее в сторону центра города. Здесь было многолюдно и весело. На каждом шагу - полиция.
   - Ты не забыл, что сделал мне предложение? - спросила Света.
   - Конечно, нет! И сейчас обдумываю, как мы проведем "медовый месяц".
   - Только давай, не будем звать много гостей? - попросила Светлана. - Я понимаю, "noblesse oblige", но сделаем свадьбу тихой, без купания Пригарина в фонтане, и без Бурого с Баюном. Потеха какая-то, ярмарочная, получится!
   - Хорошо, милая! Согласен ради тебя на все! - бодро ответил Стас. - А поедем куда-нибудь, к солнечным морям!
   - Да, Стас! - радовалась девушка. - Мальдивские, Сейшельские острова, Карибы! Вместе выберем, ладно?
   - А в Африку не хочешь?
   - Нет, я не экстремалка! Мне крокодилы не интересны! Они тупые.
   Столяров предложил завтра, нет, послезавтра, опять поехать кататься на лыжах.
   Светлана с удовольствием согласилась.
   - А завтра, вечером, как выспимся, опять погуляем и вместе поужинаем, идет? - спросила она.
   - Да! Конечно, мы сейчас все будем делать вместе! - Столяров был глупо счастлив быть рядом с этой удивительной женщиной! Вроде и молода, но с понятиями явно не XXI века, его разнузданностью нравов, азартом... "О! - сам себе удивился Леонидович. - Что это я удумал этакие речи, Император разврата и развлечений?"
   Около двух часов, Стас проводил Светлану до номера, убедился, что Александр Никанорович дома и, кажется, спит. Не раздеваясь, поцеловал невесту, и поспешил откланяться.
   - Значит, завтра, а давай, сегодня, идем на лыжах? - спросил Стас.
   - Давай, сегодня!..
   - Тогда, как выспишься - звони. Буду ждать!
   Светлана помахала ему рукой.
   - Будь готов! - бодро сказала она. - Я и в одиннадцать могу позвонить!
   - В любое время, дорогая моя невеста!
   - Пока! Целую!.. Я... правда, люблю тебя! И совсем не за твое богатство!.. Просто, ты - настоящий мужчина!.. Может, из моего сна?
   Столяров закрыл дверь, ничего не ответив, только нежно улыбнувшись.
   - Спокойной ночи, любимая!
  
   Когда, ровно в одиннадцать, Светлана позвонила Столярову, он еще и не думал вставать, а спал безмятежным сном.
   - Привет, жених! - бодро сказала Светлана. И констатировала: - Еще спишь!
   - Привет, любимая! - Столяров потянулся в постели. - Уже не сплю, а вижу тебя в теплом свитере, скатывающейся с крутой горки.
   - Мы едем?
   - Разумеется! Бегу в душ, на ходу завтракаю, и через сорок пять минут буду у тебя!
   - Договорились! Целую!
   Столяров еще минут пять понежился в постели, будто в первый раз, представил себе свою девушку, точнее, уже невесту, вскочил и помчался в душ, заказав на завтрак отбивную свиную котлету с зеленью и томатным соком.
   Наскоро позавтракав, Стас надел спортивный костюм, обмотался длинным шерстяным шарфом. Шапку надевать не стал - за окном сыпал мягкий, пушистый, крупный снежок.
   Через пять минут он уже удобно устраивался в сидении своего "фолькса".
   Пришлось ехать медленнее, чем обычно - до встречи оставалось еще почти пятнадцать минут. Столяров заехал в цветочный магазин и купил огромный букет алых роз. Продавец-грузин откуда-то его знал, обратился дружелюбно: батоно-Константин, и завернул тридцать пять роз, отборных, в дополнительный утепленный пакет. Стас не поскупился на "чаевые".
   Ровно в одиннадцать, Стас постучал в дверь Котовых. Открыл глава семьи, с припухшими веками и запашком перегара.
   - А-а-а! Станислав Константинович! - Котов радушно распахнул дверь в прихожую. - Милости просим!.. По рюмочке?
   - Благодарю, Александр Никанорович, - вежливо отказался Стас. - У нас, со Светланой Александровной - отдых на лыжах. Прямо сейчас!
   - Стас, извините, что так Вас называю, по-семейному, так сказать - тихо сказал Котов. - Я старый, все замечаю. Светка в Вас просто влюблена!.. Может, все-таки по рюмочке?
   - Нет-нет! Спасибо! И я не хочу, и Светлане не понравится.
   - Ну, как знаете! - Котов пошел в свою комнату. - Проходите! А я сейчас пойду к Владимиру, попрошу еще с Котом посплетничать... Какой он умница! Не с каждым двуногим и безволосым так наговоришься!
   Столяров снял куртку и прошел за Александром Никаноровичем.
   - Сейчас, Светка будет готова. Она сегодня аж до меня встала, - Котов откашлялся, взял сигару и закурил. - Вы не против?
   - Да нет! Сам покуриваю.
   Только хотел достать из кармана Marlboro, как на пороге возникла Светлана.
   - Вот и я! - сказала Светлана, поправив на себе маленький рюкзачок. - Ты-то готов?
- Светланка, я всегда готов! Поехали!
- Ну, и славно! - весело сказала она. - А вы собрались еще и выпить?
   - Нет, дорогая! - ответил Стас. - Я же за рулем!
   Котов налил себе немного "Джонни Волкера", и сказал слегка нетрезвым голосом:
   - Стас, береги мою дочь!
   - Конечно, Александр Никанорович!... - Столяров несколько секунд помолчал. - Мы решили пожениться! Прошу руки Вашей дочери!
   - Голуба, Станислав Константинович! - милостиво произнес Котов. - Совет вам да любовь! Я - за!
   - Папа, много не пей, прошу тебя!
   - Не буду, милая, не буду! Идите, гуляйте, Новый год, как-никак!.. Новый год! Опять новый год! -вздохнул Котов. - Ступайте! Я покурю, прогуляюсь. Потом посплю.
   Стас и Света тихонько вышли. Они сели в машину, колесили по улицам, выезжая из города, говорили о жизни. Выехали на трассу. Столяров расслабился.
   Они катили по шоссе, обгоняя другие машины, с веселым настроем в душе. Каждый из них понимал, что именно сегодня должно случиться то, что втайне, даже от себя самого, ждал каждый! Время скоростей в отношениях брало верх не только над технологиями производства, но и над чувствами личностей, простых или незаурядных.
   Почти всю дорогу Стас и Света молчали. Светлана думала о том, что, наконец, счастье привалило нежданно, ниоткуда, как в сказке, как знак судьбы!
Стас, расслабился окончательно, его мысли были посвещенны исключительно этой женщине.
Съехали на дорогу к зимнему домику.
- Свет, ты серьезно готова выйти за меня замуж?
   - Серьезнее не бывает, - улыбнувшись, ответила девушка.
   Стас испытывал истинное наслаждение от общения со Светланой. Слова ее, взгляды, улыбки, казалось, помнил наизусть. Никаких сомнений, что он делает, Стас не испытывал. Но душа его явно перевернулась. Ему стали казаться вздорными чудеса Асмодея, Ксении, Влада, его собственного легиона бесов. Но мысли отделаться от них всех в голову ему пока так и не приходили.
   Через полчаса они подъехали к домику. Светлана выскочила на снежный простор и крикнула в никуда:
   - Ура-а-а-а! Мы снова здесь! - эхо ответило ей, невнятным звоном. - Стас, ты вытащишь все? Я побежала в дом!
   Столяров загнал машину за ворота, и тут же появилась на крыльце та самая "болотница", что обслуживала их позавчера.
- Здравствуйте Станислав Константинович, Светлана Александровна! - поклонилась хозяйка.
- Здравствуйте, мы снова к вам! - весело сказала Света!
- Все приготовлено, Станислав Константинович! - ответила служанка.
Пока Столяров вытаскивал из багажника лыжные принадлежности, Светлана уже вбежала в дом, чмокнула в щеку служанку. Болотница повела Свету в свою комнату, Стас затащил лыжное оборудование в дом.
Войдя в холл, где уже медленно разгорался камин, Стас опустился в кресло и стал ждать свою невесту.
Еще раз прокручивая собственную жизнь, Столяров никогда не ощущал такого настроения, которое овладело им в данный момент. Сейчас появится из своей комнаты Светланка, и они бросятся в адреналинище невысоких заснеженных гор. Столяров посмотрел на свои часы, и мысленно отложил на них три часа.
"Болотница" быстро все приготовила к прогулке и спросила: топить ли баню.
   - Баню топим, милая? - крикнул Стас.
   Услыхав утвердительный ответ, сказал "болотнице":
   - Конечно, топи, красавица! - сказал Столяров. - И постель расстели, во втором этаже. На обед, будь добра, жареного кабана, отварную форель и бутылку Тур дю Воск, но холодного. Да! И еще бутылочку Джейо Просекко Док, к рыбке.
   - Слушаюсь, господин! - поклонилась "болотница" и исчезла.
   Светлана спустилась из своей комнаты, одетая для катания на лыжах. В теплом свитере, обмотанная шерстяным шарфом, в вязаной шапочке и лыжных кроссовках.
   - Что, жених готов? Готов? - весело спросила она.
   - Как всегда! Пойдем!
   Они взяли лыжи, надели ботинки. Столяров обратил внимание на рюкзачок за спиной Светланы.
   - А что у тебя за спинкой? - спросил он.
   - Средства безопасности. Ты ведь хуже меня катаешься! - засмеялась девушка. - Ладно, прости! И не обижайся. Там необходимые лекарства, термос с чаем, кое-какая еда.
   - Я не обижаюсь. Хорошо, что ты все предусмотрела, умничка!
   Сразу за калиткой они надели лыжи, и неспешно покатили в сторону ближайшего соснового бора. Девушка постоянно ускоряла шаг, но Стас не отставал ни на метр.
Зимнее, голубое небо отчистилось полностью, ярко сияло солнце, отбрасывая от девственно белого снега настолько слепящий свет, что, Света остановилась, подозвала Столярова к себе, надела сама и дала такие же черные очки своему жениху.
- Ну как ты, после вчерашнего?
- Да замечательно, милая моя. Я же, практически, кроме сухого под стейк, ничего и не пил!
- Ну, тогда вперед!
Стас и Света пошли медленнее, поднимаясь в гору. Вскоре поверхность земли выровнялась, и внизу раскинулась широкая заснеженная ложбина.
Светлана остановилась, Стас подкатил и стал рядом.
- Давай так, - сказала весело Светлана. - Если ты при спуске еще раз упадешь, с тебя второе желание. Остальные падения я тебе прощаю.
- О'кей! - согласился Столяров.
Они покатились вниз, почти параллельно друг другу. Через три минуты спуска, на несложном повороте, Стас не удержал равновесия и свалился в сугроб. Быстро поднялся и устремился вслед за Светланой. Через минуту спуск закончился, и Стас подъехал к девушке.
- Ну что? - смеялась Светлана. - Свалился все-таки! Еще одно желание за мной!
- Да, что-то сегодня "не в форме".
- Пойдем еще покатаемся?
- Конечно, пойдем, милая моя!
Они неспешно катились рядом друг с другом и разговаривали. Дышали свежим морозным воздухом, раскрасневшиеся. Через сотню метров Светлана остановилась, и попросила:
- Стас, любимый, поцелуй меня.
Неуклюже перекрестив лыжи, они стояли посреди сверкающей, заснеженной долины, и самозабвенно и нежно целовались.
В домик они вернулись почти через три часа. Во дворике скинули лыжи и прошли в дом.
Вкусно пахло обедом, в камине трещали дрова, в доме стоял удивительный аромат смеси жаренных мяса, рыбы, горящих смолянистых поленьев.
Стас и Светлана, уставшие, упали в кресла около камина.
В комнате появилась их хозяюшка - "болотница".
- Дамы и господа, обед готов, накрывать?
- Да, конечно, голуба, накрывай, - расслабленным голосом попросил Стас.
- Знаешь, дорогой, я так проголодалась, - потянулась в кресле Светлана. - Но я сначала хочу сходить в душ.
- А у нас баня натоплена, - игриво проговорил Стас.
Девушка подняла глаза на своего жениха, как бы исследуя его намек. Стас честно смотрел в ее глаза.
- Я же купальник не взяла, - слегка улыбнувшись, тихо произнесла девушка.
- У нас же есть и простыни, и полотенца, - также тихо ответил Стас, продолжая глядеть Светлане в глаза.
В этот момент Столяров уже не выдержал, и внимательно сканировал мысли девушки. Он явственно прочитал, что Света хочет пойти с ним, в баню, хочет всего того, что естественно должно произойти между влюбленными! А все ее отговорки и сомнения - не более, чем милое кокетство молодой женщины, не дать понять приятелю, что она так же стремится близости с ним, как и он.
   Светлана задумчиво молчала. Столяров распорядился:
   - Мы сначала в баню, потом пообедаем.
   - Слушаюсь, господин! - ответила девушка-"болотница". - Я сейчас принесу в баньку комплект простынь и полотенец.
   Девушка убежала куда-то в подсобные помещения, рядом с дверью в баньку.
   - Только я первая зайду и разденусь, - сказала Светлана. - Потом тебя позову, хорошо?
   - Как скажешь, милая моя невестушка!
   - Я пошла? - неуверенно спросила Света.
   - Конечно, только не забудь про меня!
   - Не забуду, - уже уверенно, как бы решившись внутренне на нечто очень серьезное, ответила Светлана.
   Она скинула свитер и пошла в баньку. Следом зашла служанка с кипой полотенец и простыней, и вскоре вышла.
   Столяров почувствовал, как сердце отчаянно стучит в груди. "Вот-вот, его невеста станет его женщиной! Любимой и неповторимой, желанной, как никто и никогда! Как нежно он будет обнимать ее, целовать, ласкать"!..
   Дверь бани приоткрылась, показалась головка Светланки.
   - Я жду! Иди ко мне! Правда, тут так жарко!
   - Бегу, милая моя девушка!
   Стас на ходу сбросил свитер, футболку, открыл дверь в баню. В предбаннике на вешалке были развешаны вещи Светы. Он быстро разделся, но обернулся сухой горячей простыней и проскользнул внутрь.
   Светлана стояла посреди просторного помещения, закутавшись в простыню. Стас медленно подошел к ней вплотную. Она обняла его за шею, притянув еще ближе к себе. Он обхватил руками ее тонкую талию, и они слились в долгом и страстном поцелуе. На широкой деревянной кушетке Светлана уже разложила толстые полотенца...
  
   После их первого, и такого необычного, любовного свидания, они плескались под струями слегка теплой воды, разгоряченные и радостные, веселились, шутили, периодически снова, с удовольствием, целуясь.
   - Отвернись, не смотри, я буду мыться, - сказала Света.
   - А я повернусь к тебе спиной, и тоже помоюсь, - смеялся он, оттесняя ее своей попой от крана с текущей водой.
   В конце концов, они стояли рядом и, не смущаясь уже друг-друга, намыливались и ополаскивались водой. Потом, завернувшись в сухие полотенца, остывали в предбаннике.
   - Как мне с тобой хорошо! - вздохнула Света.
   - Отвечаю полной взаимностью, в превосходнейшей степени!
   - Болтун ты, мой хороший!
   Выйдя из бани, оба набросились на еду, как проголодавшиеся волки. Светланка выпила сразу почти целый бокал вина. Столяров сперва откусил хороший кусок мяса, только после этого запил красным вином.
   - Какое вкусное вино! И так сочетается с форелью! - сказала Светлана.
   - Джейо Просекко Док - одно из моих любимых вин. К рыбе, - ответил Стас, прожевывая мясо кабана, медленно потягивая свое красное.
   - Было бы всегда так замечательно!
   - Будет! Обещаю!
   Вошла служанка.
   - Отдохнете немного? - спросила она.
   - Я бы - с удовольствием! - блаженствуя, пропела невеста.
   - Конечно, пару часиков, - согласился Стас. - Разбуди нас в семь, хорошо?
   - Хорошо, господин!
   Столяров и Светлана удалились в спальню.
  
   За окнами стояла морозная, новогодняя ночь. Светлана проснулась первой, почувствовав рядом с собой молодое, мускулистое тело своего жениха. "Нас не будят, значит, нет еще семи часов вечера. Может позвонить папе? Да нет! Если бы он переживал, давно бы позвонил. А где же часы?"
Светлана нащупала на прикроватной тумбочке часы. На часах - восемнадцать сорок пять.
Светлана оделась, Стас безмятежно спал, как ребенок.
- Стас, Ст-а-ас! Вставай!
Столяров повернулся в постели на правый бок, и сказал: а который час?
- Уже почти семь.
- Ну, тогда, пора подниматься, - проговорил Стас, - Значит пора ехать.
- Поехали, я уже надеваю свитер.
- Ты подождешь меня внизу?
- Ну конечно, любимый мой, - шепнула Светлана.

Для Столярова начались обычные, праздничные будни. Они регулярно встречались со Светланой, через день, у него дома.
Однажды, Светлана, разморенная от ласк Стаса, сказала:
- Ты помнишь об обещаниях, которые ты мне давал?
- Конечно, помню!
- Стас, пойми! Все, что было до тебя - не в счет, - Светлана повернулась к Стасу лицом. - Ты же обещал подарить мне, две вещи.
Стас повернул голову влево, глядя в лицо Светланы:
- Что ты имеешь ввиду дорогая?
- После регистрации, мы с тобой, должны повенчаться... Пойми, милый! Это мое, непременное условие! Я бы хотела, чтобы нас разлучила только смерть, пусть это и звучит пафосно...
Столяров как бы очнулся ото сна. Мысли его бурно заштормили в голове. Венчание, это же вход к алтарю! Я же, в течение суток, должен буду состариться и умереть! Это мои последние дни... Столяров, не знал, что ответить любимой женщине, которую он боялся потерять. Несмотря ни на что! Боже мой, что же со мной происходит? Я боюсь смерти! Но я и ее боюсь потерять! Потерять сейчас!
- Ну, что ты молчишь дорогой? - нежно спросила Светлана.
Не прошло и секунды, как Стас сказал: да.
Светлана поцеловала его, и отвернулась на другой бок.
Вечером, не меньше часа Столяров не мог заснуть. Ему снились его смерть, его похороны, похороны состарившегося мужчины, бегство Светланы от гроба, и прочая дрянь. Весь промокнув от пота в постели, Столяров, наконец, уснул. Свадьба была назначена на седьмое марта, и, в тот же день, венчание.

...Что испытал Столяров за это время, до свадьбы, чрезвычайно трудно передать словами: решались его жизнь и смерть. Точнее, это был отрезок времени от вынесения приговора до дня казни! Но отказать себе во встрече с любимой он уже не мог... Светлана будто заворожила его! Столяров работал до изнеможения, не давал себе ни минуты праздности! Стоило отвлечься от дел - вспоминался день, седьмое марта, день его свадьбы с любимой женщиной, день его встречи со смертью! Дела по бизнесу и встреча с любимой - спасали его от сумасшествия...
  
Седьмого марта собрались все его компаньоны, друзья, недруги. Только не было на этом празднике ни Ксении, ни Влада, ни его ученых зверей. Несколько раз Столяров подумывал о том, чтобы дотронуться до камня в своем перстне и потереть его, но всякий раз останавливался.
Утром, седьмого, Станислав поцеловал подаренный невестой крестик и решил выкинуть из головы все страхи, надоело! Смерть, так смерть! Он познал любовь, познал счастье, пусть недолго! Портить настроение Светлане, своим угрюмым видом, он не собирался! На регистрации брака, Столяров и Светлана, были веселы и счастливы. Пригарин и вся чиновничья братия, задарили "молодых" такими роскошными подарками и денежными суммами, что можно было развернуться и уехать домой.
Но, "молодые" поехали в храм, где их уже ожидал настоятель.
Во время венчания, лицо Светланы как бы мерцало неземными оттенками красоты. Столяров был серьезен и крайне встревожен, что многие присутствующие принимали за особое почтение к церемонии. Во время хода вокруг алтаря, лицо невесты еще более украсилось радостью, в то время как Стас становился серьезнее и печальнее. Он не мог думать о том, что произойдет с ним в течение суток; он не мог ни заплакать, ни истерично расхохотаться в лицо Асмодею и Ксении, ни упасть около алтаря и сдохнуть, так как нарушил свое обещание. В голову к нему пришла мысль, давно забытая, со студенческих времен, когда курс изучал "научный коммунизм и что Бога нет!" Бог есть! Иначе не послал бы он мне мою любовь, мою Светлану!
Трижды обойдя вокруг алтаря, с Царскими венцами над головой, Стас и Светлана встали на колени...
Праздновали венчание и регистрацию в ресторане у Стаса. Народу было не много, как и просила Света, потому, все прошло быстро.
Светлана и Стас, сели в белый лимузин и поехали домой к Столярову. Часы показывали восемнадцать, ноль-ноль.
В прихожей они крепко обнялись и поцеловались.
- Ну, привет муж! - радостно сказала Светланка.
- Привет, любимая жена! - неожиданно для себя, снова развеселился Стас. - Если завтра что-то случится, не вини себя.
- Что же может случиться, дорогой? - удивленно спросила Светлана.
- Да кто ж его знает? Все мы под Богом ходим!
- Я хочу тебя! - прошептал Светланка. - Пойдем в спальню...

Пришло утро. В спальне стало светло. Солнце по-весеннему распустило руки-лучики и выдергивало из сна человеческих лентяев. Столяров, открыв глаза, первым делом, скинул с себя одеяло, подбежал к большому зеркалу в спальне, глянул в него. Ненаглядная супруга, единственная его красавица Светлана, спала. Он осмотрел себя с ног до головы. В зеркале отражался красивый, высокий сорокалетний мужчина!
"А ты никогда не думал, что Бог, сильнее всех на свете?" - громко и отчетливо прозвучало в его голове и сердце.
Стас упал на колени, перекрестился и заплакал.
   Его жена спала безмятежным сном, с улыбкой на милом личике...
  
   Со Стасом ничего не произошло. Он продолжал оставаться успешным красавцем-миллионером. Молодожены съездили в свадебное путешествие.
   Стас работал за десятерых и был безумно счастлив с женой!
   Ни разу не появился на горизонте никто из его прежней компании, даже Наташа куда-то съехала, хотя по службе они продолжали общаться, как ни в чем не бывало! Будто Наташа, как и он сам, напрочь устранилась от компании Ксении и Влада! Дела Столярова шли в гору, только он перестал уделять внимание организации "развлечений", передав бразды правления Пригарину. Он просто счастливо работал!
   Тринадцатого декабря Светлана родила мальчика. Назвали Андреем.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"