Шушаков Олег Александрович: другие произведения.

Гибель Есенина-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.73*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ложь насчет кровавого автографа была придумана, дабы избежать ненужных вопросов (Почему нет предсмертной записки? Откуда у Есенина раны на голове и на руках? Почему у него такой растерзанный вид и поза, не характерная для повешенных?). Необычным способом записи можно было объяснить и несовпадение почерка. Между тем, по свидетельству родных и знакомых, Сергей Александрович предпочитал пользоваться не пером, а карандашом. Простым, чернильным или цветным, который всегда был при нём. Так что чернила для письма ему не требовались.

  4. Знаю сам - конечно, меня подвесят когда-нибудь к небесам...
  
  Есенин не раз писал о своей скорой смерти: "Все мы, все мы в этом мире тленны,/ Тихо льётся с клёнов листьев медь.../ Будь же ты вовек благословенно,/ Что пришло процвесть и умереть" (1922). "Я потерял равновесие.../ И знаю сам -/ Конечно, меня подвесят/ Когда-нибудь к небесам" (1923). "Мы теперь уходим понемногу/ В ту страну, где тишь и благодать./ Может быть, и скоро мне в дорогу/ Бренные пожитки собирать" (1924). "Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,/ Синь очей утративший во мгле,/ Эту жизнь прожил я словно кстати,/ Заодно с другими на земле" (1925).
  Поэту всего тридцать лет. Казалось бы, впереди целая жизнь! Отчего же все чаще и чаще ему приходят в голову мысли о смерти? А может, он что-то чувствовал? Может быть, понимал, что всё это не спроста? Что вокруг сгущается Тьма. Ведь не случайно же незадолго до гибели у него родились эти строки: "Чёрный человек/ Водит пальцем по мерзкой книге/ И, гнусавя надо мной,/ Как над усопшим монах,/ Читает мне жизнь/ Какого-то прохвоста и забулдыги,/ Нагоняя на душу тоску и страх./ Чёрный человек,/ Чёрный, чёрный". Что это был за чёрнокнижник, привидевшийся ему на рассвете? Когда людям снятся вещие сны. Которые большинство потом забывает. И что это была за мерзкая чёрномагическая книга?
  А ведь он был в зените славы. Помимо безчисленных журнальных и газетных публикаций в одном только двадцать пятом году вышло восемь есенинских сборников! Более того, было принято решение о печати собрания его сочинений! Несмотря на антисемитские выходки. И хамские выпады по адресу товарища Троцкого. Которого он вывел под фамилией Чекистов в поэме "Страна негодяев":
  "Замарашкин: Слушай Чекистов!../ С каких это пор/ Ты стал иностранец?/ Я знаю, что ты настоящий жид,/ Ругаешься ты, как ярославский вор,/ Фамилия твоя Лейбман,/ И черт с тобой, что ты жил/ За границей./ Все равно в Могилеве твой дом.
  Чекистов: Ха-ха!/ Ты обозвал меня жидом./ Нет, Замарашкин!/ Я гражданин из Веймара/ И приехал сюда не как еврей,/ А как обладающий даром/ Укрощать дураков и зверей./ Я ругаюсь и буду упорно/ Проклинать вас хоть тысячи лет,/ Потому что.../ Потому что хочу в уборную,/ А уборных в России нет./ Странный и смешной вы народ!/ Жили весь век свой нищими/ И строили храмы Божие./ Да я б их давным-давно/ Перестроил в места отхожие".
  Лейба Давидович Бронштейн (Троцкий) действительно одно время жил в Веймаре. Будучи в эмиграции. Но родился он в Херсонской губернии. И на самом деле имел несколько ходок. И таки был в большом авторитете. В смысле, обладал. Даром укрощать "дураков и зверей".
  Напомню тем, кто забыл. Или не знает. Тора (Устный Закон) учит: "Евреи - человеческие существа, а другие нации мира не люди, но звери" (Baba Necia 114,6). Это насчёт тех, кого считают зверями соплеменники и единоверцы Лейбы Давидовича. А кого эти "человеческие существа" считают дураками, таки догадайтесь сами. С одного раза.
  Впрочем, Есенина всесильный наркомвоенмор (он же член Политбюро ЦК, он же член ВЦИК, он же председатель РВС) укрощать не собирался. А даже наоборот. Ибо, чем дольше бьётся жертва в паутине, тем больше запутывается. И вообще, всему своё время. Каббалисты всегда придавали (и сейчас придают) особое значение месяцу, числу и часу проведения своих чёрномагических ритуалов. Как заявил своим подельникам в канун октябрьского переворота товарищ Бланк (он же Ульянов, он же Ленин): "Вчера было рано, а завтра будет поздно".
  Великого русского поэта должны были заклать на Рождество. Не раньше и не позже.
  Дата заклания была выбрана не случайно. Рождество - один из главных христианских праздников. А подавляющее большинство славян было христианами. С другой стороны, у этого праздника были гораздо более глубокие - праславянские - корни.
  Поскольку точной даты рождения Иисуса Христа история не сохранила, по решению отцов христианской Церкви празднование Рождества было приурочено ко дню зимнего солнцестояния. Дабы отвратить паству от древнеримского праздника Дня рождения Митры-Непобедимого Солнца (Dies natalis Solis Invicti). Но веселились в день зимнего солнцестояния не только древние римляне. Египтяне славили Бога Озириса, греки - Диониса-Вакха, кельты отмечали окончание Дней Змеи, германцы и варяги праздновали Йуле (солнцеворот), восточные славяне - День Перемен (Коляду).
  В Советской России с 25 по 28 декабря 1925 года были нерабочие дни, по случаю официально отмечавшегося Рождества Христова (по новому стилю).
  Есенин уехал из Москвы в сочельник 24 декабря. Но о том, как он провел следующие четверо суток (до момента "обнаружения" трупа в гостинице "Англетер"), ничего неизвестно. Никаких документальных подтверждений проживания поэта в упомянутой гостинице не имеется. Также как не имеется вообще никаких свидетельств его пребывания в Ленинграде. До момента "обнаружения".
  Насчёт гостиницы. До 1924 года здесь располагалась британская консульская миссия (отсюда и название). Когда отношения с Англией накалились, гостиницу переименовали в "Интернационал". Назло врагам. И передали в ведение экономического отдела Ленинградского ГПУ. В ней нашли приют ответственные партийные и советские работники, красные командиры, деятели культуры и прочие товарищи. В первую очередь, чекисты. "Интернационал" был роскошно обставлен и находился в самом центре города, в двух шагах от Ленсовета и ещё более роскошно обставленной "Астории", где жили вожди.
  В октябре 1925 года гостинице неожиданно вернули прежнее название. Хотя отношения с врагами лучше не стали. Зато поэт нашёл свой конец не в "Интернационале", а в "Англетере". Что было политически правильнее. И не так символично.
  Скорее всего, он был арестован прямо в вагоне. После чего доставлен куда следует. Для предварительного допроса. И окончательного приведения. В исполнение. А потом "обнаружен". 28 числа. В день памяти Невинных младенцев Вифлеемских.
  "Подробности самоубийства С.Есенина (по телефону из Ленинграда)" ("Вечерняя Москва" ?296 от 29 декабря 1925 г.): "Покончил самоубийством известный поэт Сергей Есенин. Очевидно, первоначально Есенин предполагал покончить самоубийством посредством вскрытия вен, но когда смерть не наступила, он повесился. В комнате царил полный беспорядок, вещи повсюду были разбросаны, на полу валялись листки разорванных рукописей... Из беседы с друзьями Есенина выясняется, что последнее время Есенин страдал душевным недугом, хотя внешне он этого не выказывал. Подавленное настроение Есенина можно судить по его последним произведениям, напечатанным в журнале "Новый мир". (Стихотворение "Черный человек")... Между прочим, он неоднократно говорил, что он себя очень плохо чувствует после психиатрической больницы, откуда он бежал... Из беседы с друзьями оказывается, что Есенин недавно уже покушался на самоубийство - перерезал себе вену на руке...".
  Вот так. "Подробности самоубийства", "самоубийством", "самоубийство". Неизвестному телефонисту всё "очевидно". Ещё до окончания следствия. Точнее, ещё до его начала. Из беседы с "друзьями". Которые поселили Есенина по блату в ведомственную гостиницу (строго режимный объект, между прочим!). Как человека. А он! Устроил в номере беспорядок. Порвал рукописи. Вскрыл вены. А смерть всё не наступала. Он ждал-ждал, а потом, взял и повесился.
  А таки шо вы хотите? Страдал душевным недугом, бежал из психбольницы, недавно покушался. Вот и на этот раз. И как ещё сил хватило! Верёвку привязать. Посредством руки с вскрытыми венами. И перерезанными сухожилиями. На высоте три с лишним метра. С черепом, пробитым в нескольких местах острым колющим предметом (шильцем). Со сломанным носом. И вытекшим глазом. Хотя об этих "мелочах" в газете ни слова. Места, по-видимому, не нашлось.
  В том же номере некто А.Зоров в статье "Смерть Есенина. Трагедия богемы" пишет: "Умер Сергей Есенин. Несомненно большой поэт, владевший великой тайной поэтического творчества, едва-едва наметивший в своих стихах те возможности, раскрыть которые предстояло... Есенин стал "меланхолическим" бардом уже не существующей, безсильной и беспомощной, "дремлющей" деревенской Руси, даже в "бунте" своем - пьяной и сонной".
  Вот так. "Едва-едва наметивший". Типа, начинающий. Едва-Ечетыре. Хотя и большой. А также, владевший. Но, богема. И вообще. Бард. Типа, певец. Уже не существующей, безсильной и бес-помощной. Пьяной и сонной. Руси.
  А судьи кто? А некто.
  На девять дней с кончины Есенина отозвался ещё один некто. Которому тоже всё ясно. Без всякого следствия. Мих. Левидов в статье "Смерть учит" ("Вечерняя Москва" ?3 от 5 января 1926 г.) пишет: "Руссизм" последнего есенинского акта, вполне в стиле русизма есенинских коротких стихотворений, вполне в стиле российской писательской дореволюционной жизни. Тридцатилетний поэт перекликнулся своими печальными, отравленными строками с призраками этих тридцатилетних и сорокалетних самоубийц русской литературы... Есенин, - последний в этом ряду, - был едва ли не самым убежденным из самоубийц русской литературы. Есенин покончил самоубийством на днях? Какие пустяки: было десять лет писательской жизни Есенина - с 1915 года до 1925, и пять последних лет этого десятилетнего срока были годами медленного, но упорного самоубийства, прожитыми в бреду отравленного тоской алкоголя, в одиночестве мрачных скитаний, в удушливом тумане зарождавшейся душевной болезни, безжалостной угрозе развивавшейся горловой чахотки, в мрачном удовлетворении очередным всплеском хаотического буйства".
  Мих. Левидов (или таки левитов?) несомненно является мастером своего дела. Втиснуть столько лжи и клеветы в один абзац! Впрочем, это только начало. Далее следует мемуар одного "товарища" (чей товарищ в статье не указано, но, судя по всему, товарищ Мих. Левидова) о том, как "в одном случайном для него городе, он забрёл случайно в ресторан: громадный ресторанный зал был пуст, ослепительно освещен, и одиноко играл не нужный никому оркестр. В глубине зала была нелепая фигура медведя, стоявшего на двух лапах, с подносом в двух других вытянутых лапах". И без того душераздирающую картину одинокого нелепого оркестра и одинокого ненужного медведя дополнял одинокий человеческий силуэт. "Склонившись за медведем, обняв медвежью шею рукою, приложив другой рукой бутылку к губам, стоял поэт Есенин, одиноко стоял, одиноко пил и одиноко плакал".
  Вот так. Бродил, значит, бродил этот неизвестный "товарищ" по случайному городу. А потом взял да и забрёл в ресторан. Случайно. А что? Поэтам можно, а ему нельзя? Может, "товарищ" покушать захотел! И вообще! Словом, забрёл он в ресторан. По своим делам. Глядь, а там - Есенин. Как всегда. С медведем и бутылкой. Как оно и положено. Есенину.
  Вдоволь потоптавшись по едва успевшему остыть покойнику, Мих. Левидов делает жизнеутверждающий вывод: "В наше время - жить имеют право - только подлинно живые... Мягкотелым нет места, неприспособившиеся должны очистить путь!".
  Очистить для "подлинно" живых. И того, кто ещё живее. Точнее, "живее всех живых". И для его верных соратников. А также им сочувствующих. И остальных приспособившихся. А все прочие могут уходить. Потому что - мавры. В смысле "белые негры". Как метко подметил товарищ Троцкий, главный соратник "вечно живого".
  Есенин покончил самоубийством на днях? Какие пустяки! Зато. Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить! Вернее, не он, а его мумия. В смысле, терафим.
  Выводы эксперта по литературе Мих. Левидова дополняет нарком здравоохранения Семашко. Как эксперт по психиатрии. В статье "О самоубийстве" ("Вечерняя Москва" ?5 от 7 января 1926 г.) он пишет: "Есенин, конечно, страдал душевным расстройством вообще и слабоволием в частности. Все последние произведения его свидетельствуют о том, что он потерял нить жизни". Однако особый упор нарком делает на половых отношениях (видимо, тема очень близка), настаивая на том, что необходимо "особо бережное отношение к половым и брачным отношениям". Ибо, по его словам, "все дороги ведут в Рим".
  А вот в этом (в отличие от всего остального) нарком прав. Половые и брачные отношения Есенина с красавицами еврейского происхождения сыграли немаловажную роль в его жизни.
  Не осталось в стороне от животрепещущей темы и партийное руководство. Член ЦКК товарищ Ярославский (он же Миней Израилевич Губельман) пишет ("Вечерняя Москва" ?8 от 11 января 1926 г.): "Я не знал близко Есенина. Его, конечно, нельзя, по-моему, отнести к молодежи вообще, которая, в целом, здорова и идет к жизни". И товарищ Губельман таки прав. Есенина, и в самом деле, никак нельзя было отнести к "здоровым и идущим к жизни". Уже.
  Точку в этом вопросе поставил товарищ Троцкий. Лично. В статье "Памяти Сергея Есенина" ("Правда", ?15 от 19 января 1926 г.) Лейба Давидович пишет: "Он ушел сам, кровью попрощавшись с необозначенным другом, - может быть, со всеми нами. Поразительны по нежности и мягкости эти его последние строки! Он ушел из жизни без крикливой обиды, без ноты протеста, - не хлопнув дверью, а, тихо прикрыв ее рукою, из которой сочилась кровь".
  Вот так. Нежно попрощался. С милым. Но необозначенным. Хотя все и так знают, с кем. И мягко ушёл. В смысле, без крикливого протеста. То бишь, обычных антисемитских выходок. И прочей есенинщины.
  Самое печальное то, что большинство в эту подлую ложь поверило. И в то, что "нежно". И в то, что с "милым". И в то, что "без протеста". Хотя многочисленные прижизненные раны свидетельствовали о том, что поэт яростно сопротивлялся! Есенин был невысок, но атлетически сложен. И всерьёз занимался боксом. Он мог и умел за себя постоять. И причинил немало хлопот убийцам. Прежде, чем им удалось набросить ему удавку на шею.
  
  5. Есенин мало был похож на себя...
  
  Насчёт "повешения". Судя по всему, такового вообще не было.
  Есенина в петле понятые не видели. Труп лежал на полу. Это, во-первых. Во-вторых, главное вещественное доказательство (верёвка, на которой якобы "повесился" поэт) к делу приложена не была. В-третьих, на теле отсутствовали трупные пятна тёмно-фиолетового цвета, которые образуются от натека крови в голенях и ступнях ног, предплечьях и кистях рук повешенного. Кроме того, его язык не вывалился изо рта, как это происходит при повешении, а был прикушен, как это бывает при удушении. И позвоночник был поврежден не так, как это бывает у висельников, а так, словно шею сломали удавкой (голова почти отваливалась). И ещё. После наступления смерти сфинктеры повешенного расслабляются. Однако ни на брюках поэта, ни на полу не было обнаружено следов мочи и фекалий. Нет на его одежде и пятен крови. А ведь он должен был бы весь ею вымазаться, "привязывая" верёвку.
  Но дело даже не в этом. Характер повреждений, имеющихся на лице Есенина (наклон вдавленности лобной кости, якобы возникшей от её соприкосновения с раскалённой трубой), неопровержимо доказывает невозможность его повешения на трубе в 5-м номере гостиницы "Англетер"! Где угодно, но только не в этом номере!
  Широко растиражированный фотоснимок места происшествия, который сделал известный мастер художественного фото Моисей Наппельбаум, оказался искусной подделкой. Его негатив (стеклянная фотопластинка, бережно хранящаяся в Государственном литературном музее) является качественной пересъемкой бумажной фотографии, на которой зло-вещий номер запечатлён в зеркальном отражении. В результате чего левый угол превратился в правый. При этом пуговицы попавшего в кадр есенинского пальто переехали с правого борта на левый, превратив его из мужского в женское.
  Зачем же был сделан этот подлог?
  Дело в том, что при повешении в 5-м номере "Англетера" (в котором трубы отопления на самом деле находились в левом углу, а не в правом, как на поддельной фотопластинке) вдавленность с таким наклоном как у Есенина может возникнуть только в случае, если голова окажется между трубами и стеной. В зазоре шириной менее пяти сантиметров. В который не влезет не то что голова, а даже кулак.
  Поэтому убийцам и понадобилось "художественное" фото. И мастер, способный сделать его. А потом держать язык за зубами.
  Моисей Соломонович Наппельбаум был не простым фотографом. Он специализировался на портретах вождей (Бланка, Бронштейна и др.). И в это время должен был снимать участников проходившего в Москве XIV съезда РКП(б). Но "совершенно случайно" оказался в Ленинграде.
  Не потому ли, что уже делал студийные фотопортреты Есенина? В апреле этого же года (какое совпадение!). И был хорошо знаком с фактурой. Более того, слыл мастером ретуши. И мог дать бес-ценные советы гримёрам при подготовке трупа для обозрения.
  Внешность убитого приводилась в порядок трижды. Первый раз - перед тем, как его показали понятым. При этом были загримированы самые явные следы побоев. Второй макияж был сделан, когда тело находилось в Союзе писателей на Фонтанке, где снимали посмертную гипсовую маску. А третий - в Москве, перед прощанием в Доме печати на Никитском бульваре.
  И с каждым разом он хорошел всё больше и больше.
  Приятель Есенина, некто Лукницкий, вспоминал: "Гроб подняли наверх... Под звуки похоронного марша внесли и поставили в большой комнате на катафалк. Открыли... Есенин мало был похож на себя. Лицо его при вскрытии исправили, как могли, но все же на лбу было большое красное пятно, в верхнем углу правого глаза желвак, на переносице - ссадина, и левый глаз - плоский: он вытек. Волосы были гладко зачесаны назад, что еще больше делало его непохожим на себя. Синевы в лице не было: оно было бледно, и выделялись только красные пятна и потемневшие ссадины".
  Дальше - больше. В Доме печати, по словам писательницы Галины Серебряковой, в гробу уже лежала "нарумяненная кукла". Вполне возможно, что это не метафора.
  Существует две посмертные маски Есенина. Обе представлены комиссией Всероссийского Есенинского комитета по расследованию обстоятельств смерти поэта в книге "Смерть Сергея Есенина" (1996). На одной из них, находящейся ныне в частной коллекции, видно, что лоб поэта проломлен, а глаз запал. Эта маска покрыта лаком, чтобы никто не нарушил её целостности. Фото второй маски неоднократно публиковалось. Она тщательно отретуширована, хотя на ней тоже имеется вдавленность на лбу. Отредактированная маска лаком не покрыта.
  Эта маска использовалась для изготовления копий. Поэтому её и не лакировали. Чтобы через микропоры гипса свободно выходили пузырьки воздуха во время заливки воском и не оставляли следов на поверхности муляжа.
  Зачем организаторам процедуры понадобилась восковая копия головы Есенина?
  Не для того ли, чтобы раскрасить её (в точном соответствии с бес-ценными советами Моисея Соломоновича, а то и при непосредственном участии этого выдающегося портретиста) и положить в гроб вместо настоящей? Которая срочно требовалась в другом месте. Настолько срочно, что для доставки тела в Москву выделили спецвагон! А маску для изготовления муляжа могли привезти, например, на аэроплане.
  Лейба Давидович высоко ценил достижения современной науки и техники. И умело ими пользовался. Бронепоезд, с помощью которого Троцкий разжег гражданскую бойню и утопил Россию в крови, был оснащен мощной радиостанцией (для связи с зарубежными партнёрами и вкладчиками) и телеграфом (для связи с агентами в Москве). В книге "Моя жизнь" он писал: "В поезде работали секретариат, типография, телеграф, радио, электростанция, библиотека, гараж и баня... В состав поезда входили... несколько автомобилей и цистерна бензина. Это давало возможность отъезжать от железной дороги на сотни вёрст. На грузовиках и легковых машинах размещалась команда отборных стрелков и пулемётчиков... Вагоны были соединены внутренней телефонной связью и сигнализацией. Всё было импортное, американское".
  Конечно, голову Есенина можно было бы изъять чуть позже. Из могилы. Но, как уже упоминалось, голова таки требовалась оч-чень срочно.
  Впоследствии, для того чтобы скрыть факт её отсутствия, гроб с телом поэта был похищен.
  Это выяснилось после смерти его матери, которая хотела быть похороненной рядом с сыном. В могиле Есенина на Ваганьковском кладбище вместо его останков находятся три неизвестных гроба. Родственники Есенина заявили об этом в комиссию Всероссийского Есенинского комитета по расследованию обстоятельств смерти поэта в официальном письме от 4 января 1994 года. В письме, опубликованном в книге "Смерть Сергея Есенина", сказано, что гроб матери "оказался не над могилой сына, а рядом с неизвестными останками, точное место его могилы теперь установить будет очень нелегко". По некоторым свидетельствам осквернение есенинской могилы совершили работники ОГПУ в первую же ночь после похорон. Поэтому единственным известным местом "захоронения" его останков ныне является зиккурат на Красной площади.
  Между тем, благодаря оперативности и вездесущести газеты "Правда", главного печатного органа ЦК РКП(б), известие о гибели поэта и его бес-пристрастная партийная оценка быстро разлетелись по всей стране.
  Завлит бакинской газеты "Молодой рабочий" Мануйлов вспоминал: "Узнал о самоубийстве Сергея Есенина. Целый день всё не клеится, всё думаю о нем... О Ленине, говорят, так не жалели... Грустно мы встретили Новый год. О Есенине как бы условились не говорить, но все думали о нём, и трудно было отвязаться от этой мысли".
  Но переживали не все.
  Мануйлов вспоминал: "В ещё большее уныние повергла меня вся эта панихидная болтовня... Скулили профессора о том, что, мол, "не уберегли паренька в лапоточках"... Перевирая каждую цитату, тот самый "литературный деятель", который вчера ещё ругался в редакции, теперь распространялся о трагедии поэта... Все эти самодовольные лицемеры, отворачивавшиеся от Сергея при его жизни... теперь говорили о потере величайшего русского поэта, бывшего чуть ли не другом всех этих ораторов, льющих крокодиловы слезы. Было жаль, что Сергей не может прийти сюда и запустить во всю эту публику увесистой бутылкой".
  И только Борис Лавренев (Сергеев) решился сказать то, что думали многие. В статье "Казненный дегенератами" ("Красная газета" ? 315 от 30 декабря 1925 г.) он писал: "Мы не так богаты большими поэтами, чтобы не почувствовать несправедливую боль утраты. И мой нравственный долг предписывает мне сказать раз в жизни обнажённую правду, и назвать палачей и убийц - палачами и убийцами, чёрная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта".
  Гибель Есенина произвела тягостное впечатление на русских людей. Но. Лишь на русских. Русскоязычные "россияне" глумились над его памятью в главном печатном органе ЦК и плясали на его осквернённой могиле свои национальные танцы...
  А теперь несколько слов о так называемом "последнем шедевре" поэта, вошедшем во все школьные учебники и оказавшем (и оказывающим до сих пор!) огромное негативное влияние. В первую очередь, на молодёжь.
  "До свиданья, друг мой, до свиданья./ Милый мой, ты у меня в груди./ Предназначенное расставанье/ Обещает встречу впереди./ До свиданья, друг мой, без руки и слова,/ Не грусти и не печаль бровей, -/ В этой жизни умирать не ново,/ Но и жить, конечно, не новей...".
  Авторство данного опуса было приписано Есенину не спроста. Во-первых, это подкрепляло ложь о его "самоубийстве". А, во-вторых, внедряло в незрелые души мысль о допустимости такого способа решения проблем. Более того, подталкивало, именно, к этому способу.
  Маяковский писал: "Стало ясно, сколько колеблющихся этот сильный стих, именно - стих, подведёт под петлю и револьвер. И никакими, никакими газетными анализами и статьями этот стих не аннулируешь... есенинские строки начали действовать быстро и без промаха".
  Фальшивка была состряпана неплохо. Маяковский хорошо знал Есенина. Но поверил в то, что эти строки "есенинские". Поверили и многие другие.
  Критик Воронский писал: "Сейчас они потрясают, как подлинный документ, строки налились и сочатся кровью, напоены смертной тоской... одиночеством и предчувствием гибели... И чувствуешь, как гробовая дрожь сотрясает тело поэта".
  И читатели, действительно, чувствуют. Как их поят есенинской кровью, смертной тоской и предчувствием. И трясут его гробовой дрожью. Хотя Сергей Александрович к созданию этого "подлинного документа" не имел никакого отношения.
  Подделка и в самом деле похожа на стихи Есенина. Но не более того. Автор "последнего шедевра" использовал известные есенинские строки ("до свиданья, пери, до свиданья", "друг мой, друг мой" и т.п.) для придания узнаваемости своему опусу. Как это делают пародисты. Настоящему поэту ни к чему заимствовать у самого себя. Есенин и не заимствовал. Никогда.
  Никогда не применял он и обращение "милый" без последующего упоминания имени или слова "друг". Ни в стихах, ни в письмах. Зато почти всегда писал от первого лица, пользуясь местоимением "я". Употребляя его от одного до двадцати четырёх раз в одном произведении.
  Тогда как слово "предназначенное" до этого не употреблял ни разу. Во-первых, оно больше подходит для какой-нибудь инструкции или технического руководства. Во-вторых, оно слишком сложное и длинное (две приставки, пятнадцать букв и шесть слогов). А в-третьих, довольно неблагозвучное (содержит четыре буквы "н").
  Далее. В соответствии с Толковым словарем великорусского языка Даля "печалить" можно только кого-то, а не что-то. Русский язык не позволяет печалить или не печалить брови или что-то ещё. Есенину, который призывал всегда смотреть в корень слова, это было хорошо известно. В отличие от автора "шедевра". Который владел русским языком. Но. Не как родным, а как иностранным.
  Насчет псевдофилософской сентенции "в этой жизни умирать не ново, но и жить, конечно, не новей". Обычная тавтология. Повтор близких по смыслу и звучанию слов (жизни - жить, ново - новей), за которыми нет ни чувства, ни мысли.
  Есенин любил и ценил жизнь! Вот его собственные слова, сказанные летом 1924 года: "Я люблю жизнь, я очень люблю жизнь - быть может, потому я захлёбываюсь песней, что жизнь, с её окружающими людьми, так хорошо приняла меня и так меня лелеет". За два с половиной месяца до "самоубийства" он пишет: "Мне всё равно эта жизнь полюбилась,/ Так полюбилась, как будто вначале".
  О том, что это стихотворение - подделка, свидетельствуют и другие факты. В частности, отсутствие деления текста на две строфы в автографе. В отличие от первой публикации в "Красной газете" 29 декабря 1925 года, в которой такое деление наличествует. Причём стихотворение делится не на четверостишья, как сейчас, а на четверостишье и пятистишье, где слова "без руки и слова" выделены в отдельную строку. Это говорит о том, что на момент публикации никакого автографа просто не существовало.
  Что же касается отсутствия чернил в номере (в связи с чем Есенину якобы пришлось писать кровью) то, во-первых, такая промашка со стороны персонала ведомственной гостиницы ГПУ была маловероятна. Во-вторых, сразу за дверью 5-го номера находилась дежурка 1-го этажа. В которой имелись и чернила, и телефон с коммутатором и номератор. В соответствии с инвентаризационной описью. А также буфет "под ясень", два больших зеркала, самовар с подносом и мягкий стул. Для дежурного сотрудника ГПУ.
  Ложь насчет кровавого автографа была придумана, дабы избежать ненужных вопросов (Почему нет предсмертной записки? Откуда у Есенина раны на голове и на руках? Почему у него такой растерзанный вид и поза, не характерная для повешенных?). Необычным способом записи можно было объяснить и несовпадение почерка.
  Между тем, по свидетельству родных и знакомых, Сергей Александрович предпочитал пользоваться не пером, а карандашом. Простым, чернильным или цветным, который всегда был при нём. Так что чернила для письма ему не требовались.
  По одной из версий, автором "шедевра" мог быть Симха-Янкель Блюмкин. Он писал стихи на русском языке, публиковался в газетах "Одесский листок", "Гудок" и в журнале "Колосья". И подписал вместе с Есениным и Мариенгофом один из вариантов "Манифеста имажинистов".
  Кроме того, среди его бес-численных талантов было умение подделывать чужой почерк.
  Александр Солженицын писал в "Архипелаге ГУЛАГ": "В конце 20-х годов под глубоким секретом рассказывал Якубовичу Блюмкин, что это он написал так называемое предсмертное письмо Савинкова, по заданию ГПУ. Оказывается, когда Савинков был в заключении, Блюмкин был постоянно допущенное к нему в камеру лицо - он "развлекал" его вечерами... Это и помогло Блюмкину войти в манеру речи и мысли Савинкова, в круг его последних мыслей".
  Почему бы Блюмкину не сочинить и "предсмертное письмо" Есенина, которого он знал таки гораздо лучше, чем Савинкова, а заодно изготовить кровавый автограф этого письма?
  
  6. Как восхитительно умеют они ненавидеть все русское...
  
  После "обнаружения" труп Есенина был доставлен в покойницкую Обуховской, имени профессора Нечаева в память 9 января 1905 года больницы г.Ленинграда. Для патолого-анатомического исследования. Которое обычно проводится с целью выяснения причин смерти.
  Однако в данном конкретном случае цель была прямо противоположной. О чём неопровержимо свидетельствует акт вскрытия (точнее, сокрытия), в котором одна несуразность прикрывается другой, ещё большей.
  Упомянутый "акт" просто фальшивка. Во-первых, потому что оформлен с вопиющими нарушениями. А во-вторых, потому что судмедэксперт Гиляревкий, чья подпись стоит под заключением, данного вскрытия не проводил. И никакого заключения не подписывал. Более того, престарелый врач (ему было уже за семьдесят) даже не подозревал о своём "участии" в этом грязном деле. Ибо его имя в печати не упоминалось.
  Но речь сейчас таки не о том.
  Труп Есенина в Обуховской больнице стерёг поэт-сатирик Василий Князев. Который оставил потомкам проникновенные строки: "В ледяной мертвецкой, у окна/ Золотая голова на плахе;/ Полоса на шее не видна;/ Кровь, и - лист, приколотый к рубахе".
  На своём посту "в ледяной мертвецкой" Князев оказался не случайно. Но не потому, что сотрудничал с ОГПУ. Таких в ленинградской писательской организации было как собак нерезаных. И не потому что являлся членом РКП(б) с дореволюционным стажем. Были среди ленинградских писателей и такие. И не потому, что имел близкие отношения с председателем Ленсовета, членом Политбюро ЦК РКП(б) и председателем Исполкома Коминтерна товарищем Зиновьевым (он же Апфельбаум). А потому что его хорошо знал товарищ Троцкий.
  В годы Гражданской войны Князев (он же "Красный Звонарь", он же "Товавакня") служил на бронепоезде наркомвоенмора. По личному приглашению Лейбы Давидовича. Кропая вирши для его походной газеты "В пути". Чем же бывший семинарист заслужил такое расположение Демона Революции, который доверял только своим соплеменникам и единоверцам?
  А тем, что написал сатирическую поэму "Бейлисиада", направленную на дискредитацию судебного процесса по обвинению еврея Менахиля-Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве двенадцатилетнего ученика приготовительного класса Киево-Софийского духовного училища Андрея Ющинского. Поэма была опубликована в журнале "Сатирикон", который редактировал Князев, и вызвала большой общественный резонанс и восторженные отзывы русофобствующей российской интеллигенции. А также соплеменников и единоверцев убийцы.
  Напомню тем, кто позабыл. Или не знает. Андрюша Ющинский исчез утром 12 марта 1911 года (за два дня до иудейского праздника Пурим). Через неделю в одной из небольших пещер в предместье Киева было обнаружено его тело, покрытое 47 колотыми ранами, нанесёнными острым колющим предметом (шильцем). В акте экспертизы указывалось: "Характер орудия и множественность поранений... служат указанием на то, что одной из целей нанесения их было стремление причинить Ющинскому возможно сильные мучения. В теле его осталось не более трети всего количества крови; на белье и одежде имеется ничтожная часть".
  Согласно версии обвинения, он стал жертвой жертвоприношения, приуроченного к закладке синагоги на кирпичном заводе. Для чего из-за границы специально приехали цадики Этингер и Ландау. Мальчик был заранее намечен в качестве жертвы. Планировалось, что его похитит Файвел Шнеерсон, происходящий из знаменитого рода любавичских цадиков. Он должен был заманить Андрюшу на кирзавод. Но поскольку тот сам пришёл туда поиграть с приятелями, его похитил и убил Бейлис, работавший на заводе приказчиком.
  Сразу после ареста Бейлиса был создан комитет по его защите. И опубликован протест "К русскому обществу (по поводу кровавого навета на евреев)", подписанный 80 литераторами, среди которых были В.Короленко, А.Блок, М.Горький, Ф.Сологуб, З.Гиппиус, Д.Мережковский, Л.Андреев и др. Кампания по защите бедного приказчика получила мощную международную поддержку. В Германии появилось воззвание, которое подписали 200 видных представителей интеллигенции. Вслед за ним появился протест 240 английских общественных деятелей во главе с архиепископом Кентерберийским и спикером палаты общин. Во французском протесте приняли участие 150 деятелей. Ни один из чинов "русской православной" церкви не согласился выступить экспертом обвинения. Подтверждение наличия ритуальных убийств в иудаизме было поручено католическому ксёндзу Пранайтису. Ещё до вынесения приговора, комментируя состав присяжных и возможный вердикт, В.Короленко торжествовал: "Нет уже на Руси таких условий, при которых можно вырвать у народной совести ритуальное обвинение".
  Прокурор по делу Виппер писал с горечью: "Русская пресса только кажущаяся русская, в действительности же почти все органы печати в руках евреев. Я ничего не хочу говорить против еврейства, но, когда читаешь еврейские газеты, еврейские мысли, еврейскую защиту, то, действительно, выступать против евреев - значит вызвать упрек, что вы или черносотенец, или мракобес, или реакционер, не верящий в прогресс, и т.д. Евреи до такой степени уверены, что захватили в свои руки главный рычаг общественности - прессу, что думают, что никто уже не посмеет возбудить против них такое обвинение не только в России, но даже и в др. странах. И до некоторой степени они правы... фактически они владеют нашим миром, и в этом отношении пророчество Библии почти на наших глазах сбывается... мы чувствуем себя под их игом... евреи сами, сознавая, что Бейлис действительно виновен, вместо того чтобы сказать: пусть правосудие делает свое дело, - старались запутать это дело, помешать правосудию. И поэтому, когда Бейлис был привлечен, они были изумлены: что такое сделали с Бейлисом, как смели судить ритуального преступника в ту эпоху, когда существует Государственная дума".
  Несмотря на моральный и физический террор процесс был доведён до конца. Однако уничтоженные во время предварительного следствия улики и убийство свидетелей (в том числе, отравление детей, друживших с Андрюшей и видевших, как его похитил Бейлис) лишили суд юридического основания для вынесения обвинительного приговора. Половина присяжных сочла Бейлиса невиновным, и он был оправдан за недостаточностью улик. Тем не менее, присяжные были вынуждены признать "доказанность убийства со всеми признаками ритуальности".
  Сразу после окончания суда Менахиль-Мендель Бейлис уехал из России. Сначала на "историческую родину". А потом в США. Где и скончался в 1935 году. В кругу семьи. В поместье, подаренном американскими евреями. Написав книгу "История моих страданий".
  После свержения царской тирании Временное правительство, дабы успокоить "мировую общественность", создало по делу этого "страдальца" чрезвычайную следственную комиссию. Был арестован бывший министр юстиции Щегловитов, прокурор Виппер и другие участники процесса со стороны обвинения. Однако из-за октябрьского переворота расследование не было завершено. Поэтому после победы пролетариата им занялась другая Чрезвычайная комиссия. Теперь уже Всероссийская (в просторечии, ВЧК). Почти все члены которой, по какому-то странному совпадению, являлись соплеменниками и единоверцами Бейлиса.
  Щегловитова немедленно расстреляли. За то, что царский сатрап. А также за то, что дал указание расследовать смерть Андрюши Ющинского как ритуальное убийство.
  Прокурор Виппер, как "способствовавший царскому правительству в инсценировании дела Бейлиса", был предан суду "революционного народа" и сослан на Соловки. Где и сгинул.
  В 1919 году чекисты изъяли дело Бейлиса из архивов киевского суда и сожгли. Были расстреляны все присяжные (даже те, кто сказал "невиновен") и свидетели. В том числе, главная свидетельница, мать отравленных детей, Вера Владимировна Чеберяк.
  Это подлое убийство совершили председатель Киевской ГубЧК Блувштейн и его "боевые товарищи" Шуб, Гринштейн и Цвибак.
  Вспоминает Герой Социалистического Труда, трижды лауреат Государственной премии СССР, академик АН СССР Дородницын: "Даже детей в селе пугали именем местного чекиста Блувштейна. Когда Киев и наше село заняли деникинцы, отец отправился в Киев раздобыть лекарств для больницы. Завалы трупов - жертв ЧК - еще не были разобраны, и отец их видел своими глазами. Трупы с вырванными ногтями, с содранной кожей на месте погон и лампасов, трупы, раздавленные под прессом".
  Материалы "Особой Комиссии", созданной генералом Деникиным для расследования преступлений большевиков в период 1918-1919 гг., свидетельствуют: "Весь цементный пол большого гаража (дело идет о "бойне" губернской ЧК) был залит уже не бежавшей, вследствие жары, а стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасную массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими остатками. Все стены были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи. Из середины гаража в соседнее помещение, где был подземный сток, вел желоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в 10 метров длины. Этот желоб был на всем протяжении до верху наполнен кровью... Рядом с этим местом ужасов в саду того же дома лежали наспех, поверхностно зарытые 127 трупов последней бойни... Некоторые были совсем без головы, но головы не отрубались а... отрывались... Все трупы были голы".
  Именно это имел в виду товарищ Троцкий, когда говорил: "Мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побелеют все человеческие потери капиталистических войн... Наши юноши в кожаных куртках - сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, - о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть все русское! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию".
  Один из арестованных деникинцами "юношей" отмечал в своих показаниях, что "Веру Чеберяк допрашивали все евреи-чекисты, начиная с Сорина" (председатель ЧК Блувштейн). При этом комендант ЧК Фаерман "над ней издевался, срывая с неё верхнее платье и ударяя дулом револьвера. Она отвечала: "Вы можете со мною делать что угодно, но я что говорила... от своих слов и сейчас не откажусь... Говорила на процессе Бейлиса я сама... меня никто не учил и не подкупал". После чего её убили.
  А "поэт-сатирик" Василий Князев, автор бес-смертной поэмы "Бейлисиада", получал свои сребреники ещё много лет. После окончания Гражданской бойни его назначили редактором журнала "Красная колокольня". И только когда разгром троцкизма перешёл в завершающую стадию, "Красного Звонаря" сняли, наконец, с должности. А в 1937 шлёпнули. И поделом.
  Что же касается связи убийства Андрея Ющинского с убийством Сергея Есенина, то она заключается, в первую очередь, в выраженном ритуальном характере обоих преступлений.
  Ксёндз Пранайтис заявил на процессе по делу Бейлиса, что все раввинские школы считают гоев (не евреев) животными. При этом самую большую злобу евреи питают к христианам. Талмуд, утверждал Пранайтис, повелевает евреям убивать гоев, а "не убий" относится только к евреям. "Проливающий кровь гоев, приносит жертву Б-гу" (Jalkut Simeoni, ad Pentat., folio 245, col. 3); "Заповедь "не убий", означает, что нельзя убивать сына Израиля, а гой и еретик не сыны Израиля" (Jad Chag., hilch Rozeach et hilch Melachim). Убийство не еврея, по словам патера, является жертвенным актом, который необходим и всегда присутствовал после того, как был разрушен Иерусалимский храм. Этот акт совершается особым, каббалистическим способом - "двенадцатью испытаниями ножа и ножом, что составляет тринадцать" (книга Зогар) при замкнутом рте убиваемого. Потому что тот должен умирать, как животное. Безсловесно. Если еврею требуется кровь, то он не должен резать, а должен колоть и ущемлять. Утверждая это, ксёндз ссылался на книгу монаха Неофита, бывшего раввина, принявшего христианство, который объясняет, для чего евреям нужна христианская кровь и зачем ее добавляют в мацу.
  Ющинский, также как и Есенин, был похищен в канун религиозного праздника. Первый - перед иудейским, а второй - перед христианским. Оба мученика перенесли жестокие страдания. На лицах обоих остались следы от стягивающих рты повязок. Оба погибли от удушения и ударов острым колющим предметом (шильцем). И тот, и другой потеряли много крови. В обоих случаях убийцы были осуждены не земным судом, но не-бесным.
  Также как и те, кто совершил одно из самых известных ритуальных жертвоприношений в истории человечества - убийство царской семьи летом 1918 года.
  
  7. По приказу тайных сил...
  
  Как уже упоминалось выше, для эффективной работы зиккурата, который планировалось установить в центре России, помимо праславянского артефакта, головы рыжеволосого мужчины и головы поэта, требовались головы венценосных жертв (царя с царицей), чья жизненная сила и должна была питать терафим ВИЛа.
  В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в канун национального дня траура еврейского народа (Тиша-бэ-Ав) было совершено жертвоприношение Белого Царя. И убита вся его семья.
  9-й день месяца Ав является символом всех преследований и несчастий, выпавших на долю евреев (в этот день в 586 г. до н.э. был разрушен Первый Храм и началось Вавилонское пленение; в этот день в 70 г. от Р.Х. римляне разрушили Второй Храм; в этот день в 132 г. по приказу римского наместника Храмовая гора в Иерусалиме была распахана в знак поругания, а в 135 г. подавлено восстание Бар-Кохба и началось изгнание евреев; в этот день в 1095 г. начался I-й крестовый поход, в результате которого было уничтожено множество еврейских общин по всей Европе; в этот день в 1290 г. евреи были изгнаны из Англии, в 1306 г. - из Франции, а в 1492 г. - из Испании). Именно этот день и был избран для отмщения гоям.
  9-го дня месяца Ав 5674 года по еврейскому летоисчислению (1 августа 1914 года от Р.Х.) началась (точнее, была инспирирована) I-я Мировая война, унёсшая миллионы жизней славян. Восточных (великороссов, малороссов, белорусов, поляков и чехов), западных (германцев, англосаксов и галлов) и южных (сербов, румын и венгров). Война, приведшая к гибели великих Славяно-Арийских империй (Российской, Германской и Австро-Венгерской), а в перспективе (после пересмотра границ в Европе) - к неминуемому началу II-й Мировой войны. Основной целью которой (помимо самоистребления гоев) было воссоздание Государства Израиль.
  То, что царя и его семью планировалось принести в жертву задолго до совершения самого убийства, подтверждается фактом появления в 1907 году открытки с изображением раввина с жертвенным петухом в руках. Открытка распространялась среди евреев России и Германии. У петуха была голова Николая II в императорской короне, а древнееврейский текст под рисунком значил: "Да будет это моим искуплением (жертвенное животное, которым я искупаюсь), да будет это моей заменой (то, что меня заменяет), да будет это искупительной жертвой".
  Такая же молитва читается в канун Дня отпущения (Йом-Киппур), когда каждый еврей умерщвляет петуха, а каждая замужняя еврейка - курицу: "Это моя жертва, это мое замещение. Этот петух (курица) пойдет к смерти, а я да доживу этот год в мире". Смысл данного ритуала заключается в том, что убиваемая невинная жертва берёт на себя грехи того, кто её убивает. При этом в отличие от христиан иудеи подразумевают под грехами не нарушение Божественных Заповедей, а несчастья, болезни и смерть.
  Убийство Белого Царя должно было "искупить" грехи целого народа. Ценой жизни другого народа. "Этот народ пойдёт к смерти. А этот доживёт в мире". Переложив на жертву свои несчастья, болезни и смерть. Но поскольку одного царя (даже вместе с семьей и слугами) для "искупления" всех грехов целого народа было явно недостаточно, требовался зиккурат.
  Первой под ритуальный нож пошла царская семья. В канун иудейского праздника Тиша-бэ-Ав (9-го дня месяца Ав 5678 года по еврейскому летоисчислению). А на одной из стен Ипатьевского дома в Екатеринбурге появилась кабалистическая надпись, означающая: "Здесь по приказу тайных сил царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сём извещаются все народы". Вторая надпись гласила: "Beltazsar ward in selbiger Nacht/ Von seinen kneichen ungebrachn" (Белый Царь был в эту ночь убит своими подданными). Когда профессор Барченко привёз праславянский артефакт (Алатырь-камень) с Кольского полуострова, пришло время рыжеволосого мужчины. Его принесли в жертву 21 января 1924 года в канун иудейского праздника Ту би-Шват (15-го дня месяца Шват 5684 года). А в канун дня Невинных младенцев Вифлеемских (28 декабря 1925 года от Р.Х.) убили Есенина.
  В начале 1926 года создание зиккурата было завершено. Благодаря использованию праславянского Артефакта, жертвенной крови и тела (голов) Поэта и Белого Царя с Царицей, терафим ВИЛа был настроен на медленное умерщвление и вырождение русского народа.
  Никто из нас сейчас не замечает этого воздействия лишь потому, что испытывает его с момента появления на свет. Однако так было не всегда. В мемуарах 20-х годов описывается угнетённое состояние, которое охватило русских людей сразу после похорон Есенина. Который был очень популярен. Но. Не до такой же степени, чтобы погрузить всю страну в траур!
  Писатель Соболь вспоминает (январь 1926 г.): "Пустота, ощущение, что нет воздуха, что нависла какая-то глыба. Еще никогда в нашем писательском кругу не было такого гнетущего настроения - настроения опустошенности, стеклянного колпака... Сникли и посерели все"...
  С тех пор зиккурат работает безпрерывно. И днём, и ночью. Загоняя в гроб целый народ. Чтобы другой народ дожил. До Дня Гнева.
  Когда всем воздастся. Таки за всё. Ибо сказано: "Тогда же находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него, потому что это дни отмщения, да исполнится все написанное" (Лука 21:21); "Смерть грешников люта" (Псалтырь 33:22); "Ни серебро их, ни золото их не может спасти их в день гнева Господа, и огнем ревности Его пожрана будет вся эта земля, ибо истребление, и притом внезапное, совершит Он над всеми жителями земли" (Софоний 1:18).
  Но это будет позже (см.: http://zhurnal.lib.ru/editors/s/shushakow_o_a/00zareslav2.shtml). А пока суд да дело, справедливое возмездие уже настигло убийц Есенина и царской семьи.
  Первым расплатился за совершённые злодеяния Председатель ВЦИК Янкель Свердлов (он же Сердлин), отдавший приказ об убийстве Николая II и его семьи. По некоторым данным с ним разделались его же подельники. Следующим в расход пошёл Председатель Совнаркома В.И.Ленин (он же Бланк), который санкционировал акцию (что было с его стороны оч-чень недальновидно, ибо именно его голова была использована для изготовления терафима). Затем пришла очередь Председателя ВЧК-ОГПУ (а по совместительству ещё и Члена Оргбюро ЦК РКП(б), Председателя ВСНХ СССР, наркома путей сообщения и председателя Комиссии по улучшению жизни детей) Дзержинского, возглавившего операцию по созданию зиккурата после "отставки" товарища Свердлова. Феликс Руфинович скоропостижно скончался в 1926-м. Сгорел на работе, не дожив даже до пятидесяти. Сразу после сдачи объекта ?1 в эксплуатацию.
  В 1927 году в Варшаве был застрелен Полномочный представитель СССР в Польше Пётр Войков (он же Пинхус Лазаревич Вайнер), который в 1918 году являлся членом Уралсовета (был комиссаром снабжения) и входил в комиссию, созданную для перемещения царской семьи из Тобольска в Екатеринбург, лично подыскав дом для содержания Романовых. Именно по приказу Войкова их свобода была резко ограничена: сокращено время для прогулок, изъяты газеты. Пинхус Лазаревич принимал деятельное участие в принятии решения об убийстве. Он же доставил серную кислоту, которая была использована для сокрытия следов преступления.
  В первую годовщину смерти Есенина, застрелилась Бениславская. Из штатного нагана. Прямо на могиле. Оставив записку: "Самоубилась здесь, хотя и знаю, что после этого еще больше собак будут вешать на Есенина". Знала, что делала. И для чего. Впрочем, существует версия, что ее убили коллеги из ГПУ. Потому что она, действительно, слишком много знала.
  В 1929 по той же причине (слишком много знал) расстреляли Симху-Янкеля Блюмкина, организатора экспедиции Барченко и убийства Есенина. По некоторым данным именно Блюмкин убил поэта, а также был автором "последнего есенинского шедевра".
  В 1932 "повесился" журналист Устинов (он же Фанвич, он же Залетный). Который стал свидетелем (точнее, лжесвидетелем) последних дней поэта. Хотя, как и Есенин, в списках жильцов "Англетера" не значился. "Воспоминания" Устинова были опубликованы в сборнике "Памяти Есенина" (1926): "Днём пред роковой ночью Сергей, когда мы были вдвоём в его комнате, нежно опрашивал меня про мою жизнь, сидя у меня на коленях. Спросил об одной девушке, о Р.П. И когда я ему ответил, он долго плакал, склонившись ко мне на плечо".
  Вот так. Сидя у него на коленях. И склонившись на плечо. Нежно.
  Этот слащавый сентиментальный бред до сих пор гуляет по всяким изданиям (ЖЗЛ и т.п.). С одной стороны, "подтверждая" версию о "самоубийстве" поэта, а с другой, бросая тень на его репутацию. Хотя, на самом деле, свидетельствует лишь о нетрадиционных наклонностях авторов вышеупомянутых "воспоминаний" и прочих "милых друзей".
  Елизавета Устинова (она же "тетя Лиза", она же Анна Абрамовна Рубинштейн, в миру - ответственный секретарь ленинградской "Красной газеты") дала ложные показания о том, что приходила в 5-й номер "за самоваром". И вместе с Вольфом Эрлихом "обнаружила" труп.
  Анну Абрамовну расстреляли, когда настали ужасные времена кровавой тирании Сталина, и возмездие стало настигать убийц и лжесвидетелей одного за другим.
  В 1936 был расстрелян бывший председатель Ленсовета, член Политбюро ЦК РКП(б) и председатель Исполкома Коминтерна Зиновьев (он же Овсей-Гершен Аронович Радомысльский-Апфельбаум). За убийство Кирова и руководство Антисоветским объединенным троцкистско-зиновьевским центром. А надо было бы за соучастие в убийстве Есенина! И царской семьи.
  В 1937 за бытовое разложение и педофилию расстреляли секретаря ЦИК СССР Авеля Енукидзе. Предавшего на "усмотрение" Особого совещания ОГПУ поэта Алексея Ганина.
  В этом же году за вредительство и участие в антисоветской троцкистско-террористической организации поставили к стенке самого непримиримого преследователя Есенина, бывшего члена ЦКК РКП(б) и Президиума ВЦИК СССР Льва Сосновского, а также звонаря-сатирика Василия Князева, автора "Бейлисиады" и бес-численных панегириков товарищу Троцкому.
  В 1937 году был расстрелян и Вольф Эрлих. За измену Родине, подрывную деятельность и призывы к свержению Советской власти. О том, каким "другом" и насколько "милым" он был для Есенина, можно судить по его стихам: "И бродит запах - потный, скользкий, тёплый./ Здесь истеричка жмётся к подлецу./ Там пьёт поэт, размазывая сопли/ По глупому прекрасному лицу./ Но входит день. Он прост, как теорема,/ Живой, как кровь, и точный, как затвор./ Я пил твоё вино, я ел твой хлеб, богема,/ Осиновым колом плачу тебе за то". Скорее всего, участие Эрлиха в убийстве поэта заключалось не только в "обнаружении" трупа, его доставке в Москву и лжесвидетельстве. В одном из своих стихотворений он довольно неосторожно пишет: "Но, когда последний человечий/ Стон забьет дикарской брани взрыв,/ Я войду, раскачивая плечи,/ Щупальца в карманы заложив" (1928). Судя по всему, "милый" тоже знал слишком много.
  Через год за участие в масонской террористической контрреволюционной организации был расстрелян заведующий лабораторией Всесоюзного института экспериментальной медицины профессор Барченко, возглавлявший экспедицию Петроградского института изучения мозга и психической деятельности на Кольский полуостров в 1922 году. Той самой, которая нашла в районе Ловозеро и Сейдозеро следы древнейшей праславянской культуры.
  В том же 1938 году, наконец-то, расстреляли члена ЦИК СССР комиссара госбезопасности 1-го ранга Янкеля Агранова. Который не просто слишком много знал, а таки знал практически всё! За ХХ лет бес-порочной службы Янкель Саулович дослужился от особоуполномоченного по важнейшим делам при начальнике Секретно-оперативного управления ГПУ до 1-го заместителя наркома внутренних дел СССР и начальника Главного управления госбезопасности НКВД.
  В 1938 году был расстрелян бывший член Оргбюро ЦК и нарком внутренних дел РСФСР Белобородов, который, являясь председателем Уралсовета, подписал решение о казни императора Николая II и его семьи. И позднее не раз проявил себя истинным большевиком-ленинцем. И даже был награжден орденом Красного Знамени. За геноцид русского казачества. Который организовал, будучи уполномоченным СТО РСФСР по подавлению мятежа на Дону.
  В 1938 заслуженная кара постигла и бывшего коменданта "Дома особого назначения", председателя Екатеринбургской ГубЧК Янкеля Юровского. Который собственноручно убил Николая II и цесаревича Алексея. По одной из версий Янкель Хаимович умер от язвы желудка. По другой - от рака легких. Всё может быть. Поскольку знал он немало. Во-первых, потому что был оч-чень близок со Свердловым. Ещё с дореволюционных времён. А во-вторых, потому что руководил всей процедурой. И убийством. И вывозом останков (в том числе, тех, что были отправлены в Москву). И захоронением. Если можно так назвать то, что было проделано с трупами. Которые сначала раздели донага и ограбили, затем разрубили на куски и облили серной кислотой. А потом сожгли. А что осталось, скинули в шахту и забросали гранатами.
  Тогда же был арестован член ЦК РСДРП(б) с 1912 года, Главный арбитр при СНК СССР Шая Голощёкин, который в 1918 году был членом ВЦИК и входил в состав Екатеринбургского комитета РСДРП(б) и Уралсовета. Шая Ицкович принимал самое активное участие в организации цареубийства. Именно он ездил в Москву для окончательного решения вопроса о судьбе Николая II и привёз с собой специалиста по ритуальным убийствам (судя по описанию, хасида). В 1924-33 годах, являясь 1-м секретарем ЦК Компартии Казахстана, Голощёкин организовал геноцид казахского народа (Ашаршылык). В результате мер, предпринятых Шаей Ицковичем, только от голода погибло более 2 млн. человек. Более 1 млн. казахов бежало в Китай. В 1941 его расстреляли. Но не за геноцид. А таки за гомосексуализм. И борьбу против ЦК ВКП(б).
  В 1940 году получил, наконец, своё и бывший член Политбюро ЦК РКП(б), член ВЦИК и Председатель РВС СССР Лейба Бронштейн. В отношении которого любые комментарии, на наш взгляд, излишни. Этот демон так много сделал для победы Мировой революции (завершившейся уже в наши дни созданием Мирового правительства), такие реки крови пролил, что заслужил Пекло на веки вечные! Так что удар топором по черепу - самое малое что ему причитается...
  
  8. Отцвело навсегда то, что было в стране благородно...
  
  Пора, однако, вернуться к главной теме нашего небольшого исследования - красавицам еврейского происхождения. И их роли в трагической сутьбе славян.
  Дальнейшая жизнь есенинских подружек сложилась по-разному. Одни благополучно дожили до старости. Как Берзин (1897-1961), Миклашевская (1896-1977) или Вольпин (1900-1998). Другие погибли во цвете лет. Бениславская, как уже упоминалось выше, застрелилась из собственного нагана (или была из него застрелена) в 1926 году, Дункан удавилась на собственном шарфе (случайно или не очень) в 1927, а Зинаиду Райх зверски убили в собственной квартире (ей нанесли семнадцать ножевых ранений и выкололи глаза) в 1939.
  На заказной характер убийства Райх указывает то, что незваные гости ушли, ничего не взяв (хотя взять было что). Это, во-первых. А во-вторых, вскоре после похорон в роскошную восьмикомнатную квартиру, где она жила с Мейерхольдом (который незадолго до этого был репрессирован), вселилась некая Максимишвили, секретарша наркома внутренних дел. Спрос на элитное жилье в Москве всегда был высоким. Что и объясняет визит "чёрных риэлтеров".
  Однако существует и другая версия происшедшего. На наш взгляд, более близкая к истине. Зинаида Райх могла что-то знать (или думала, что знает) об убийстве Есенина. Весной 1937 года из-за ареста Георгия Есенина (Изряднова), единственного родного сына поэта, у Зинаиды Августовны на почве страха за судьбу своих детей опять (в начале 20-х она уже лечилась от буйного помешательства) начались проблемы с психикой. Кампания по борьбе с "мейерхольдовщиной" подлила масла в огонь. И после закрытия ГОСТиМа (Государственного театра им. Мейерхольда) ей овладела идефикс - написать Сталину. И всё ему рассказать. По некоторым данным письмо она написала. Не стесняясь в выражениях (из-за проблем с психикой). И отправила. Возможно, именно это послужило причиной ареста Мейерхольда. И последовавшего вслед за ним убийства самой Райх. Которой просто-напросто заткнули рот.
  Детей Зинаиды Райх-Мейерхольд после ареста отчима не тронули. Несмотря на то, что они были уже взрослыми (Татьяне шёл двадцать второй год, а Константину - двадцатый). Хотя могли. И даже были обязаны! Арестовать и судить. Как минимум, за "недонесение о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении". В соответствии со ст. 58-12 УК РСФСР. Также как и других членов семей изменников Родины. Дочь Маршала Советского Союза Блюхера, которой к моменту ареста отца было всего пятнадцать лет (родилась в 1923 г.), после достижения совершеннолетия получила пять лет ссылки. Дочь Маршала Советского Союза Тухачевского (1922 г. рождения) - пять лет исправительно-трудовых лагерей. Дочь армейского комиссара 1-го ранга Гамарника (1924 г. рождения) - шесть лет ИТЛ. Сын командарма 1-го ранга Великанова (1922 г. рождения) - десять лет лагерей...
  Татьяна Есенина (1918-1992) после убийства матери оказалась на улице с годовалым сыном на руках. И была вынуждена заняться второй древнейшей профессией. В смысле, стала журналистом. И до самой пенсии работала в газете "Правда Востока" (органе ЦК КП Узбекистана) в Ташкенте, куда была эвакуирована в годы войны. Отца она никогда не любила. И называла только по фамилии. В отличие от Мейерхольда, которого звала папой. Даже в письмах: "Мою маму убили в ночь на 15-е июля. Её уже похоронили на Ваганьковском кладбище недалеко от могилы Есенина... Все покорились судьбе, не хочется ни о чём думать, и закрыть глаза. Я боюсь только за папу". Тем не менее, даже выйдя замуж, Татьяна оставила фамилию Есенина. И даже пробовала писать. Но, прозу. Но, без успеха. Впрочем, в сборнике "Есенин и современность" таки были опубликованы её мемуары "Зинаида Николаевна Райх".
  Константин Есенин (1920-1986) после окончания института работал прорабом на стройке. В годы Великой Отечественной войны был тяжело ранен и награжден тремя орденами Красной Звезды. После войны по примеру сестры подался в журналисты, стал футбольным статистиком и долгие годы работал зампредом Комиссии пропаганды Федерации футбола СССР. И даже написал книгу "Голы. Очки. Секунды". Детей у Константина не было. По словам его второй жены, Сицилии Марковны: "Он не был красавцем, хотя его мать, Зинаида Райх, была красивая. А у него серая такая кожа была... Детей у нас не было. Потому что детей от них, как я считала, иметь нельзя. У них у всех была очень плохая наследственность, все Есенины больные". Насчёт плохой наследственности мужа Сицилия Марковна таки была права. А вот по поводу того, что "все Есенины больные", погорячилась. Больными были не Есенины, а Райхманы. Не говоря о уже том, что Сергей Александрович этого "сына" так и не признал. А даже наоборот. Оно и неудивительно. Поскольку "Есенины чёрными не бывают!".
  Другой "сын" поэта, Александр Есенин-Вольпин (родился в 1924 г.), в настоящее время живёт в США. Благодаря усилиям Надежды Давидовны, которая всячески избегала встреч с Есениным (вплоть до того, что переходила на другую сторону улицы при встрече), Сергей Александрович этого "сына" так ни разу и не увидел. По каковой причине малышу удалось избежать скандального непризнания, как это произошло с сыном Райх. Потому что сын Вольпин был такой же чёрный и походил на Есенина ещё меньше.
  В армию Александр не призывался (из-за отрицательного психиатрического диагноза) и в Великой Отечественной войне не участвовал. После окончания мехмата МГУ (с отличием) поступил в аспирантуру и в 1949 году защитил кандидатскую диссертацию по математической логике. В том же году за "антисоветскую поэзию" его поместили на принудительное лечение в Ленинградскую спецпсихбольницу. Но это не помогло. Год спустя Вольпина признали социально-опасным элементом и дали пять лет ссылки. Однако после смерти Сталина он был амнистирован. Но это не помогло. И в 1959 году его оправили таки долечиваться. В ту же спецпсихбольницу. Где он провёл ещё более двух лет. Но это не помогло. В 1961 году в Нью-Йорке вышла книга антисоветских стихов Вольпина "Весенний листок", а в 1965-м он организовал "Митинг гласности" на Пушкинской площади в Москве. Основным лозунгом митинга, в котором приняли участие двести человек (включая оперативников КГБ), было требование гласного суда над Синявским и Даниэлем. После чего его снова поместили в спецпсихбольницу. Но это не помогло. В 1970 году он вошёл в состав Комитета прав человека в СССР. И через два года ему таки разрешили выезд в США. В связи с неизлечимостью. Вольпин принял американское гражданство. И занялся преподавательской деятельностью.
  Возникает закономерный вопрос, а являются ли дети Райх и Вольпин детьми Есенина? Если не имеют с ним ни внешнего (телесного) сходства, ни внутреннего (душевного и духовного) сродства. А даже наоборот. Хотя носят его отчество и фамилию.
  Разберёмся по пунктам. Дети Зинаиды Августовны, потерявшей девственность ещё до встречи с Есениным, не могли быть его детьми, в соответствии с теорией Телегонии (т.н. явление "первого самца"). "Колотое копыто" плодит лишь кукушат. Что же касается Надежды Давидовны, которая свою девственность отдала Есенину (во всяком случае, по её словам), то должен напомнить, что после этого она несколько лет встречалась с другими самцами. Заявив Есенину: "Вы мне не дали права на верность". В результате получилось то, что получилось. Не говоря уже о том, что еврейки таки всегда рожают только евреев.
  Вот почему "внук" поэта Сергей Владимирович Есенин (сын Татьяны) не имеет ничего общего с "дедом", являясь всего лишь его однофамильцем. Ибо "Есенины чёрными не бывают!"
  Единственный родной сын поэта, Георгий Есенин (Изряднов), был расстрелян в начале декабря 1937 года по обвинению в "совершении террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участии в выполнении таких актов". Основанием для ареста послужили доносы некоего Гориневского, студента Московского станкоинструментального института. Который поддерживал дружеские отношения с Есениным и провоцировал его на антисоветские высказывания. После чего записывал их и передавал куда следует. А записал он немало.
  В справке, составленной начальником 6-го отделения 4-го (секретно-политического) отдела ГУГБ НКВД капитаном госбезопасности А.С.Журбенко (в 1935-40 гг. это звание приравнивалось к воинскому званию "полковник"), приводятся слова Георгия Есенина о том, что "Сталин на трибуне прячется за людей, но его можно взять бомбой... Нужно организованное сопротивление. Для этого не обязательно большое количество людей. В террористических выступлениях техника играет решающее значение, и когда люди очень обозлены, к ним приходят самые неожиданные изобретения... Надо уметь пробираться в глубь государственных организаций, зарекомендовать себя и глушить то одного, то другого. В этих целях прекрасно могут быть использованы и коммунисты. Среди этой прослойки подавляющее большинство недовольно". Далее Журбенко указывает, что "основой программы террористической группы Есенин выдвигает национализм", и приводит его слова "Надо учесть опыт Германии, которая делает этим национализмом чудеса". А в заключение не забывает отметить: "Наряду с этим Есенин в крайне злобных выражениях клеветнически отзывается о тов. Сталине. Полагаю: необходим обыск и арест Есенина Г.С.".
  Оперативную разработку сына Есенина (ввиду особой важности темы) инициировал нарком внутренних дел СССР Ягода (он же Иегуда). С подачи своего 1-го заместителя, начальника ГУГБ НКВД Агранова. Который продолжил начатое после ареста Ягоды в марте 1937 года. Более того, именно он настоял на взятии Есенина под стражу. Хотя у него у самого уже возникли проблемы. В апреле Агранова сняли с должности и (с большим понижением) назначили начальником 4-го отдела ГУГБ. Однако собственноручно поучаствовать в допросе Георгия Сергеевича (как когда-то в допросе Сергея Александровича) он не успел. Поскольку был назначен начальником Управления НКВД Саратовской области. И уехал. В деревню, в глушь, в Саратов. Где его и взяли. Через два месяца. Поэтому начатое завершил новый начальник 4-го отдела старший майор ГБ Литвин Михаил Иосифович. И его подручные - начальник отделения капитан ГБ Журбенко и оперуполномоченный сержант ГБ Павловский.
  Никаких доказательств участия Есенина в совершении "террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций" в распоряжении следствия не было. Кроме доносов провокатора. Однако следователь Павловский рабоче-крестьянское масло на рабоче-крестьянский хлеб мазал не даром. Умело чередуя обман, психологическое давление и физические методы воздействия, он выжал из арестованного "чистосердечное" признание: "В среде своих товарищей я высказывал контрреволюционные взгляды: русский народ зажат, Советская власть представляет собой организованную систему насилия над массами. Кучка захвативших власть эксплуатирует огромное многомиллионное население, доведя его до состояния животной жизни. Народ обманут, запуган, массы всё более и более разочаровываются в Советском строе, и для того, чтобы их подхлестнуть, ВКП(б) придумывает в качестве возбуждающего средства поочерёдно то ударничество, то стахановское движение". Это уже тянуло на ст. 58-10. Срок не ниже 6 месяцев. За "пропаганду и агитацию, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти". Но таки было ещё недостаточно для расстрела.
  Тогда, воспользовавшись пустой строкой, оставшейся между показаниями и подписью арестованного, Павловский вписал еще одно "признание": "Совершить террористический акт мне не удалось из-за отъезда в ОКДВА". Иначе говоря, не совершил убийство вождя по не зависящим от него обстоятельствам. А это квалифицируется как законченное преступление. Влекущее за собой (ст. 58-8) высшую меру социальной защиты. Что и требовалось доказать...
  После расстрела Георгия Есенина все участники процедуры были отмечены руководством.
  Старший майор ГБ Литвин стал комиссаром ГБ 3-го ранга (в 1935-40 гг. это звание приравнивалось к воинскому званию "комкор"), был награжден орденом Ленина и нагрудным знаком "Почетный работник ВЧК-ГПУ", назначен начальником Управления НКВД Ленинградской области, а также избран депутатом Верховного Совета СССР. Капитан ГБ Журбенко стал майором ГБ (в 1935-40 гг. это звание приравнивалось к воинскому званию "комбриг"), был награжден орденом Красной Звезды, назначен начальником 4-го отдела ГУГБ НКВД, а также избран депутатом Верховного Совета РСФСР. Сержанту ГБ Павловскому досрочно присвоили звание младшего лейтенанта ГБ. И поощрили. В размере оклада денежного содержания.
  Анна Романовна Изряднова так и не узнала о смерти сына. И ещё девять лет носила передачи в Бутырскую тюрьму. Пока не умерла...
  Почему же Янкель Агранов и его "боевые товарищи" с такой настойчивостью добивались гибели единственного родного сына Есенина?!
  Да всё потому же! Как сказал товарищ Троцкий: "Как восхитительно умеют они ненавидеть все русское! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию".
  Впрочем, наслаждались они недолго. В конце 1938 года на должность наркома внутренних дел был назначен Лаврентий Берия. И для палачей настало время расплаты. Павловский, Журбенко, Агранов и Ягода были расстреляны. Как враги народа. Литвин застрелился сам. Не дожидаясь ареста. Уцелел только сексот Гориневский. Который впоследствии эмигрировал на свою историческую родину. В смысле, в Израиль.
  Но своё чёрное дело они таки свершили. Древний Славяно-Арийский Род Есенина угас.
  "Невозвратное время!/ Пью за Русь!/ Пью за прекрасную/ Прошедшую Русь./ Разве нынче народ пошел?/ Разве племя?/ Подлец на подлеце/ И на трусе трус./ Отцвело навсегда/ То, что было в стране благородно..." - с горечью писал Есенин в 1922 году. И был тысячу раз прав.
  Через два года после знакомства с Анатолием Мариенгофом (который, между прочим, был племянником Ильи Давидовича Мариенгофа, приехавшего в Россию в одном пломбированном вагоне с Бланком, Апфельбаумом и остальными "пламенными революционерами") Есенин так отозвался о нём и о Шершеневиче: "У собратьев моих нет чувства Родины во всем широком смысле этого слова... Поэтому они так любят тот диссонанс, который впитали в себя с удушливыми парами шутовского кривлянья ради самого кривлянья".
  "Люди, братья мои, люди,/ Где вы? Отзовитесь!/ Ты не нужен мне, бес-страшный/ Кровожадный витязь.../ Все мы - гроздья винограда/ Золотого лета,/ До кончины всем нам хватит/ И тепла и света!../ Кто-то учит нас и просит/ Постигать и мерить./ Не губить пришли мы в мире,/ А любить и верить!", - писал Есенин в 1917. Увы, отозвался лишь Алексей Ганин.
  "Задремали звёзды золотые,/ Задрожало зеркало затона,/ Брезжит свет на заводи речные/ И румянит сетку небосклона./ Улыбнулись сонные берёзки,/ Растрепали шёлковые косы./ Шелестят зелёные серёжки/ И горят серебряные росы./ У плетня заросшая крапива/ Обрядилась ярким перламутром/ И, качаясь, шепчет шаловливо:/ "С добрым утром!", - писал Есенин в 1914 году. Ещё до войны. Ещё до отъезда в Петроград. Ещё до Райх, Вольпин и Бениславской. И остальных красавиц еврейского происхождения.
  Ярко светило солнце. Милая носила первенца под сердцем. И всё было хорошо...
Оценка: 7.73*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"