Шушаков Олег Александрович: другие произведения.

Губенко Антон Алексеевич

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Губенко и Чкалова связывали дружеские отношения еще со времен войсковых испытаний истребителя И-16. Губенко был вызван в Москву для участия в похоронах. Из Москвы он вернулся через пять дней. Гибель Чкалова глубоко его потрясла. Он похудел, замкнулся. Гусев запретил ему летать, не отпускал в командировки. Чтобы занять Губенко, он поручил ему написать ряд указаний по боевой подготовке, провести сборы руководящего состава, подготовить приказы по усилению боевого дежурства.

  ГУБЕНКО АНТОН АЛЕКСЕЕВИЧ
  
  Родился 12.02.08 г. в селе Чичерино Волновахского района Донецкой области в семье крестьянина. Русский. Окончил семилетку и школу фабрично-заводского ученичества в Мариуполе. Затем уехал на Кавказ, где полгода работал охотником на дельфинов. Потом вернулся в Мариуполь и работал подручным слесаря.
  Добровольцем вступил в РККА в мае 1927 г. В 1928 г. окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу лётчиков, а в 1929 г. - 1-ю военную школу лётчиков им. тов. Мясникова в Каче.
  Вспоминает генерал-майор авиации Стефановский: "Курсант - это продолжение инструктора, его школа, его система, его, если хотите, бессмертие. Инструктор не влияет на подбор курсантов, но зато активно влияет на их жизнь. Смело можно утверждать, что хорошего инструктора курсант помнит всю жизнь.
  Антон Губенко был из числа нелегких курсантов. Своим устремлением вперед он опережал программу обучения, хотел летать и летать. Мне не раз приходилось предупреждать его за нетерпение. Он прекрасно знал теорию, великолепно летал. Думаю, что это качество у него было врожденным. Антон не уставал на аэродроме. Значит, он любил свою работу, любил авиацию.
  И еще один эпизод. Проверкой крепости чувств к профессии являются смелые и неожиданные потрясения. В авиации это аварии и катастрофы. Однажды после сильного дождя, не успев вовремя затормозить, Антон выкатился за полосу, попал колесами в яму, перевернулся и вообще-то чудом остался живым. Мы прибежали к самолету, увидели его висящим на парашютных ремнях головой вниз, и вместо ругани, обычной в таких ситуациях, он спросил: "Второй полет не сорвется?" Это был Антон Губенко с его неукротимой устремленностью в небо[1]".
  Аттестуя Губенко перед выпуском из школы, Стефановский писал о нем: "Воля развита... Решителен, инициативен, сообразителен, упрям. Не всегда выдержан. К работе приступает с энергией, но скоро остывает. Вынослив. Впечатлителен. Характер не вполне сформировавшийся...
  В обстановке разбирается хорошо. Военной подготовки для занимаемой должности достаточно. Полученные знания может применить на практике и передавать другим. В дисциплинарном отношении требует руководства. Политически развит... Летает с охотой[2]".
  После окончания авиашколы Губенко служил в истребительной авиации на Дальнем Востоке. Был нештатным инструктором по парашютно-десантной службе (ПДС) эскадрильи.
  В его аттестации указывалось: "Техника полета хорошая. Самолетом владеет легко. Хорошо ведет воздушный бой. При тренировке по особой программе может быть воздушным снайпером. В полете настойчив, упрям, бесстрашен. От самолета берет все, что он дает по конструкции. Очень легко понимает в воздухе все сигналы, предусмотренные на земле на всякий случай. Вынослив. Имеет годовой налет 125 часов, из них 22 часа 41 минуту ночных, 15 часов - высотных. Подлежит продвижению на должность командира звена без всякой очереди[3]".
  В апреле 1934 г. Губенко был назначен командиром отряда 116-й истребительной авиационной эскадрильи Московского военного округа.
  Однажды, когда полеты уже подходили к концу, Губенко предложил летчикам своего отряда для восполнения навыков в парашютировании сделать по одному прыжку. Свой прыжок он постарался усложнить до крайней степени. Расстелив на траве кожаный реглан, он приземлился точно на него.
  И, хотя проведение прыжков не было согласовано с командиром эскадрильи, он не стал наказывать Губенко, а, отчитав, назначил его своим нештатным заместителем по парашютно-десантной службе. А вскоре Губенко стал начальником ПДС бригады.
  Осенью на окружных соревнованиях по парашютному спорту команда бригады, возглавляемая Губенко, заняла первое место, сам Антон стал чемпионом.
  Однажды он оказался свидетелем аварии, когда молодой лётчик при взлёте не заметил находящийся впереди самолёт и изрубил его хвост винтом. При этом самолёт виновника происшествия остался цел. Увиденное натолкнуло Губенко на мысль, о применении этого приема при крайней необходимости в бою.
  Летом 1935 г. старший лейтенант Губенко был назначен ведущим лётчиком по проведению войсковых испытаний истребителя И-16.
  Начальник политотдела бригады докладывал в Москву: "На Н-ском аэродроме завершены войсковые испытания истребителя И-16 конструкции Н. Поликарпова Программа испытаний, рассчитанная на два месяца, была выполнена в течение девяти дней. Испытания проводил военный летчик А. Губенко, командир отряда, старший лейтенант. Лично им внесено несколько рационализаторских предложений по улучшению машины. Конструктор предложения одобрил и принял к производству.
  Губенко А.А. - командир современной формации, стахановец. Отлично пилотирует, воздушные бои - индивидуальные, групповые - ведет отлично. Стрельбы и бомбометание проводит на "отлично", новую матчасть освоил в совершенстве. За короткий срок сделал 2146 фигур высшего пилотажа. Аварий, поломок и вынужденных посадок за годы летной работы не имеет... Летал на 12 типах самолетов, общий налет 884 часа, имеет 2138 посадок. Отличный парашютист-инструктор, имеет 77 прыжков, в том числе 23 прыжка экспериментальных и 2 ночных. Как командир подразделения создает условия для развития стахановского движения и перехода от отдельных стахановцев к ударным экипажам и стахановским подразделениям[4]".
  После окончания испытаний, в соответствии с приказом командующего МВО, Губенко возглавил групповой скоростной перелет на И-16 по маршруту Москва - Горький - Ленинград - Москва.
  В мае 1936 г. Постановлением ЦИК СССР за выдающиеся успехи по овладению боевой авиационной техникой и умелое руководство боевой и политической подготовкой личного состава старший лейтенант Губенко был награжден орденом Ленина.
  Вскоре ему было присвоено воинское звание капитан.
  Участвовал в национально-освободительной войне в Китае в марте - августе 1938 г. Воевал в Наньчанской истребительной группе Благовещенского. Провел 7 воздушных боев, лично сбил 7 японских самолётов, в т.ч. 1 таранил. Награжден орденом Красного Знамени (4.11.38) и Золотым орденом Китайской республики.
  Крепыш, с приятным, серьезным лицом, спокойный, рассудительный, с быстрой реакцией, способный моментально оценить воздушную обстановку и принять нужное решение, виртуоз воздушного пилотажа - таким он запомнился товарищам по оружию.
  29.04.38 года в воздушном бою Губенко заметил, как японский истребитель преследует подбитый самолёт старшего лейтенанта Кравченко. Несмотря на то, что боеприпасы к этому времени у него кончились, Губенко пошёл в атаку и отогнал японца. После этого сопровождал самолёт Кравченко до места вынужденной посадки.
  31.05.38 г. в составе группы И-15 Губенко вылетел на перехват 18 японских бомбардировщиков и 36 истребителей, приближающихся к Ханькоу. В конце боя, когда все боеприпасы были уже израсходованы, он заметил отставший японский истребитель и решил привести его на свой аэродром. Подойдя к противнику вплотную, он знаками предложил ему садиться. Но японец догадался, что у советского лётчика нет патронов, и не подчинился. Тогда Губенко подошёл к нему вплотную и ударил винтом снизу по элерону левого крыла. И-96 потерял управление и упал, что вскоре было подтверждено китайским командованием. Губенко благополучно приземлился на своём аэродроме.
  Генерал-полковник авиации Рытов вспоминал позднее: "В небе Ханькоу мы потеряли два самолета, а несколько машин противник основательно потрепал. Судьба же летчика Антона Губенко была неизвестна. До боли в глазах всматривались мы в белый от жаркого солнца горизонт. Что случилось? Сбит? Но тогда товарищи видели бы горящую машину. Увлекся боем, ушел далеко от аэродрома, и на обратный путь не хватило горючего?
  С Губенко я успел подружиться и крепко переживал за него... Вдруг показалась черная точка. Она росла на глазах и наконец обрела очертания самолета... Шла она неуклюже, покачиваясь с крыла на крыло. Заход на посадку. Пробег. Остановка на рулежной полосе. В чем дело? Подбегаем к самолету и не верим глазам: винт погнут, фюзеляж изрешечен. Как же Антон сумел довести и посадить такую калеку?
  Губенко спокойно вылез из кабины, снял парашют, неторопливо обошел самолет.
  - Хорошо изукрасили, - растягивая слова, вымолвил он и горько улыбнулся.
  - Что случилось, Антон?
  - Да вот, рубанул.
  - Как рубанул? - не сразу сообразил я.
  - Так вот и рубанул, - и снова усмехнулся.
  Я знал, что еще со времен Нестерова такой прием в воздушном бою называется тараном. Кончался он обычно гибелью летчика. А Антон жив, да еще и свой самолет сохранил. Как же все это произошло? Истерзанную машину окружили техники, летчики.
  Перед вылетом, когда была объявлена боевая тревога, на самолете Губенко менялся мотор. Летчик не мог оставаться на земле и сел в другую машину. Но и у этой, как на грех, работал только один пулемет. Поднявшись в воздух, Антон сразу же ввязался в бой. Ему удалось сбить один японский истребитель.
  - Вижу, самурай выбросился, - рассказывал Губенко. - Ну, думаю, все равно далеко не уйдет, на земле китайцы возьмут. В это время другой японец подвернулся под руку. Нажимаю на гашетку - пулемет молчит. Выругался: незадача! А противник, видать, не из храбрых попался, начал удирать. Я за ним. Догнал и еще раз нажал на гашетку. А чего жать, когда ленты пусты? Вот так история: стрелять нечем, а упускать врага не хочется. "Попробую-ка посадить его на аэродром" - мелькнуло в голове. Подлетаю ближе, грожу кулаком, потом указываю на землю: дуй, мол, туда. Смотрю, японец закивал и начал разворачиваться. Ну, прямо как в сказке... А дальше, - продолжал Антон, взяв протянутую кем-то папиросу, - дальше все обернулось нескладно... Я думал: сядем вместе, и я представлю его как миленького пред очи своего начальства, - Губенко озорно посмотрел в мою сторону. - А он вдруг резко развернулся на сто восемьдесят градусов и - шмыг под меня! Перехитрил, сволочь... Я опять за ним. Трудно японцу удрать от меня: моя машина быстроходнее. Ну, думаю, раз ты добром не хочешь, так я с тобой по-другому поговорю. О таране я слышал, но как это делается, не представлял. И решил попробовать. Подошел к японцу вплотную и, только было, собрался полоснуть винтом по рулю глубины, как вспомнил, что не отстегнулся от сиденья. Отстал немного, чтобы рассчитать удар, потом снова сблизился и рубанул винтом по крылу. У вражеского самолета что-то отлетело от плоскости. Завалился он набок, перевернулся и начал падать. Туда тебе, думаю, и дорога. Не хотел садиться добром - пропадай пропадом! А мой мотор сразу застучал, и я уже приготовился к прыжку. Но потом вижу: тянет. Значит, кое-какая силенка осталась. Тяни, милый, тяни. Выпрыгнуть я всегда успею...
  Говорил Губенко без всякой рисовки, как будто речь шла о самом обыденном деле.
  - Где это произошло? - спрашиваю Антона.
  Губенко открыл планшет, развернул карту и указал примерное место падения вражеского самолета... На следующий день поступило подтверждение: все верно. Разбитая машина валялась недалеко от озера, указанного Губенко, а труп летчика, выброшенного сильным ударом, нашли поодаль[5]".
  26.06.38 г., отражая налёт японской авиации на Ханькоу, Губенко вступил в бой с истребителями сопровождения и был сбит. Приземлился на парашюте возле своего аэродрома.
  Вспоминает полковник медицинской службы Белолипецкий[6]: "Перед моими глазами - подстриженный ежиком светлый шатен, молодой человек среднего роста, хорошо сложенный, с приятным серьезным лицом... При мне в воздушном бою Губенко был сбит. В конце затяжного прыжка он раскрыл парашют и увидел над собой преследующего врага, который стрелял по парашютисту из пулемета. Антон не растерялся, быстро собрал стропы парашюта в пучок и заскользил в ускоренном спуске. Его сильно раскачало, и в момент приземления он ударился спиной и затылком. Сознания летчик не потерял и, помня о преследователе, сгреб парашют в охапку и спрятался с ним в кустах. Это спасло отважного аса от расстрела на земле, пули самурая били теперь вслепую.
  В течение нескольких дней Губенко жаловался мне на головную боль. Я дал ему временное освобождение от полетов, но он ни разу не воспользовался им, заявляя, что, как коммунист, обязан подавать достойный пример другим. Несмотря на недомогание, Антон продолжал летать[7]".
  После возвращения на Родину Губенко было присвоено внеочередное воинское звание полковник. Он начал готовиться к поступлению в Военную Воздушную академию им. Жуковского.
  8.08.38 г. полковник Губенко был назначен заместителем командующего ВВС Белорусского военного округа.
  Авиацией округа в этот период командовал комдив К.М. Гусев. Опытный командир, за бои в Испании награжденный двумя орденами Красного Знамени. В округе шла напряженная работа. Большинство подразделений переучивались на новую авиационную технику. Менялась структура частей, совершенствовалось управление. В гарнизоны прибывали молодые летчики. Губенко сразу же активно включился в работу.
  В октябре 1938 г. части ВВС Белорусского особого военного округа проверял начальник ВВС РККА командарм 2-го ранга Локтионов.
  А вскоре он направил в Президиум ВС СССР представление: "Тов. Губенко является одним из выдающихся летчиков-истребителей, находившихся в "Зет". За время боевой работы на фронте проявил себя как исключительно смелый, отважный и храбрый летчик.
  В бою 31.5.38 года при отказе пулеметов винтом таранил самолет противника, сбил его и благополучно произвел посадку на свой аэродром.
  26 июня в первом бою сбил японский истребитель, а во втором неравном бою в тот же день был сбит сам, но спасся на парашюте.
  18 июля, выручая товарищей, один дрался с шестью истребителями противника. Сбив одного из них, невредимым вышел из боя.
  В бою 29 июля один дрался с тремя японскими истребителями и этим спас от гибели нашего бомбардировщика, атакованного истребителями противника при бомбометании по кораблям.
  Несмотря на болезненное состояние после прыжка с парашютом, тов. Губенко смело дрался во всех последующих боях до вызова его на Родину.
  Тов. Губенко лично сбил семь японских истребителей. По своим деловым, боевым и политическим качествам достоин присвоения звания Героя Советского Союза[8]".
  В ноябре 1938 г. в Кремле Губенко вручили орден Красного Знамени, к которому он был представлен сразу после возвращения из Китая.
  15.12.38 г. погиб Чкалов[9]. Губенко и Чкалова связывали дружеские отношения еще со времен войсковых испытаний истребителя И-16. Губенко был вызван в Москву для участия в похоронах.
  Из Москвы он вернулся через пять дней. Гибель Чкалова глубоко его потрясла. Он похудел, замкнулся. Гусев запретил ему летать, не отпускал в командировки. Чтобы занять Губенко, он поручил ему написать ряд указаний по боевой подготовке, провести сборы руководящего состава, подготовить приказы по усилению боевого дежурства, проверить работу частей местного гарнизона.
  22.02.39 г. полковнику Губенко Антону Алексеевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.
  Проанализировав методику нанесения штурмовых ударов истребителями, Губенко решил выполнять маневр на повторные атаки не в горизонтальной, а в вертикальной плоскости на предельно малой высоте. Это позволяло уменьшить временной интервал между ударами до минимума. Прежде чем рекомендовать новую методику летному составу, он решил лично убедиться в ее эффективности.
  31.03.39 г. полковник Губенко погиб в авиакатастрофе.
  Летчик-истребитель Алабин, руководивший полетами в этот день, вспоминает: "Полковник Губенко, сделав над аэродромом небольшой круг, вышел на боевой курс. Летчик изумил нас точностью и беспримерной дерзостью, на протяжении полета держал всех в крайнем напряжении. Истребитель, устремленный на мишень, в крутом пикировании несется к земле так близко, что захватывает дух. Мгновение - и у стволов пулеметов вспыхивают ярко-красные языки мечущегося пламени. Трассирующие пули мерцают в сером небе огненным пунктиром. Дробно гремят пулеметные очереди. Лишь у самой земли самолет выходит из пикирования, на бреющем полете с ревом проносится мимо нас и тут же вихрем взмывает вверх. В перевернутом полете вплотную прижимается к облакам, словно утюжит их. Прошло всего несколько секунд, и истребитель вновь атакует цель. Снова гремят пулеметные очереди. Под проливным дождем пуль вскипает промерзшая земля. Неожиданно обвислая седая прядь облака накрыла самолет, и он исчез в серой мгле. Не дойдя до расчетной точки, истребитель вынырнул из облаков и тут же в третий раз ринулся вниз на штурм цели. Однако мишень оказалась позади. Губенко отклонил самолет. Отыскал цель. Пулеметы выбросили стайку пуль. В следующее мгновение краснозвездный самолет, круто выгибая глиссаду полета, рванулся из пикирования, вышел в горизонтальное положение, но, проседая, с большой скоростью ударился о землю, подпрыгнул и взорвался".
  В Приказе наркома обороны СССР от 4.06.39 г. Љ 70 указывалось: "Число летных происшествий в 1939 году, особенно в апреле и мае месяцах, достигло чрезвычайных размеров...
  Только за конец 1938 и впервые месяцы 1939 гг. мы потеряли 5 выдающихся летчиков - Героев Советского Союза, 5 лучших людей нашей страны - тт. Бряндинского, Чкалова, Губенко, Серова и Полину Осипенко...
  Герой Советского Союза заместитель командующего ВВС БОВО полковќник Губенко, прекрасный и отважный летчик, погиб потому, что производил на И-16 полет высшего пилотажа на недопустимо низкой высоте. Полковник Губенко, невзирая на свой высокий пост заместителя командующего воздушќными силами военного округа, невзирая на то, что еще накануне своей гибели, проводя совещание с подчиненными ему командирами авиабригад по вопросам аварийности в воздушных силах, сам указывал на недисциплинированность как главную причину всех несчастий в авиации, допустил лично недисципќлинированность, граничащую с преступлением. Полковник Губенко обратился к командующему войсками БОВО командарму 2 ранга т. Ковалеву с просьбой разрешить ему полеты высшего пилотажа с использованием взлетных полос. Командующий Белорусским особым военным округом командарм 2 ранга т. Коќвалев категорически запретил полковнику Губенко летать. И все же Губенко не только грубо нарушил прямой приказ своего высшего и прямого начальника, но одновременно нарушил все приказы и наставления по полетам, начав высший пилотаж на недопустимо низкой высоте".
  Полковник Губенко был похоронен в Смоленске.
  Имя героя носят школа Љ 3 в Мариуполе и одна из школ в Смоленске. На здании ПТУ Љ 3 в городе Мариуполе, где он учился, установлена мемориальная доска.
  Герой Советского Союза (22.02.39). Награжден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, иностранным орденом.
  Литература:
  Кавалеры Золотой Звезды. - Донецк, 1976. С. 106-107
  Кузнецов И.И., Джога И.М. Первые Герои Советского Союза (1936-1939). - Иркутск: Вост.-Сибирское кн. изд., 1983. С...75-76
  
  
  [1] Митрошенков В.А. Антон Губенко. - М.: Молодая гвардия, 1977. С. 39.
  [2] Митрошенков В.А. Указ. Соч. С. 41.
  [3] Митрошенков В.А. Указ. соч. С. 31.
  [4] Митрошенков В.А. Указ. соч. С. 59.
  [5] Рытов А.Г. Указ. соч. С. 64.
  [6] Белолипецкий Сергей Сергеевич (1899-1975), полковник медицинской службы. В 1938-39 гг. в составе группы советских военных врачей-добровольцев находился в Китае. Участвовал в Великой Отечественной войне.
  [7] Белолипецкий С.С. В сражающемся Китае // Чудодеев Ю.В. По дорогам Китая. 1937-1945. - М.: Наука, 1989.
  [8] Митрошенков В.А. Указ. соч. С. 117. [9] Подробнее об этой катастрофе рассказывается в биографии Героя Советского Союза Чкалова В.П.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"