Шушаков Олег Александрович: другие произведения.

Случайный фактор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Джани перелезла через подоконник и спрыгнула на балкон. Хорст последовал за ней. В это мгновение их преследователи несколькими выстрелами выбили замок и, выломав, наконец, дверь, ввалились в номер. Джани и Хорст бежали по балкону. До угла оставалось метров десять. Но два громилы уже вылезли наружу и бросились вдогонку, стреляя на ходу.

  СЛУЧАЙНЫЙ ФАКТОР
  
  
   1. Поместье отставника
  
   На улице было безветренно и тихо. Нежаркое сентябрьское солнце, изредка выглядывая из-за высоких белых облаков, рассеивало лёгкую осеннюю прохладу и слепило глаза своими яркими лучами.
   Бабье лето уже позолотило кроны деревьев. Но с их обнажением пока не спешило.
   Как влюблённый, который не торопится уложить любимую женщину в постель, желая насладиться самим процессом её раздевания. Медленно снимая с неё одежду. Предмет за предметом. Томительно и нежно.
   Однако если дама захочет, чтобы её раздели, этого уже никак не избежать. Сколько ни растягивай удовольствие.
   И осень наступила. И листопад начался. И первые опавшие листья легли в зелёную траву под деревьями, наметив жёлтые круги у их подножия...
   Капитан-лейтенант Космофлота в отставке Юджин Хорст въехал в широко распахнутые ворота своего поместья и вышел из машины, чтобы их запереть.
   Потому что ворота надо было запирать самому. Так как привратника у него не было. И садовника тоже. И никого у него не было. Ни повара, ни кухарки. Ни дворецкого, ни экономки. Ни жены, ни детей...
   Впрочем, 'поместье' у отставного капитан-лейтенанта было невелико. Так что никакой обслуги ему не требовалось.
   Почерневший от времени двухэтажный деревянный дом с черепичной крышей. Забитый разным хламом, длинный дырявый сарай. И несколько акров старого сада. Заросшего бурьяном и чертополохом почти по грудь.
   Что же касается жены... То она когда-то была.
   И детишки были бы! Но всё случилось иначе...
   Хорст старался не думать об этом. И переставал думать. Иногда. Когда ему удавалось уже, наконец, напиться до такой степени. Чтобы, наконец, уже перестать. Думать.
   Загнав сиреневый обшарпанный 'Лидер' под навес, он заглушил утомлённый мотор, взял с переднего сиденья своего 'лимузина' пакеты с покупками и пошёл в дом.
   Видавший когда-то лучшие дни особняк Хорста был довольно неказист на вид. Краска на стенах давно облупилась. И угадать её цвет было уже невозможно. Черепица кое-где осыпалась. А дорожки заросли сорняком.
   Впрочем, крыша почти не текла. Двери пока ещё закрывались, хотя и со скрипом. А окна были целые. Правда, очень грязные. Но это было не важно. Главное, дом стоял и, если не случится землетрясение, атомная бомбардировка или какое-нибудь другое стихийное бедствие, должен был простоять ещё достаточно долго.
   На первом этаже располагалась небольшая гостиная и кухня с кладовкой. А также удобства. В смысле, ванная комната и туалет.
   Водопровод и канализация в доме имелись. К сожалению, вода была только холодная. Зато на крыше стоял большой железный бак. Поэтому летом с горячей водой проблем не было. А зимой выручал кипятильник.
   На втором этаже было ещё три комнаты, одна из которых служила Хорсту спальней и кабинетом, а две другие стояли запертые. За ненадобностью.
   Со всех сторон этот 'дворец' окружал сад. Запущенный и дикий. И, наверное, поэтому очень живописный...
   Из-за сада, собственно говоря, Юджин и приобрёл эту, давно считавшуюся неликвидной, недвижимость на самой окраине Торварда.
   А также из-за сходной цены.
   Оставшихся от выходного пособия денег едва хватило на маленький подержанный автомобиль. Пошарившись по автосвалкам, Хорст подремонтировал его, как смог, и теперь раз в месяц ездил на нём в местное отделение муниципального банка за пенсией.
   А на обратном пути заглядывал в супермаркет за продуктами. В основном, сухими смесями. Которые содержали гарантированное количество калорий и все необходимые витамины. Завари кипяточком и готово! Что Хорста вполне устраивало. Во-первых, из-за простоты приготовления. Что играло немаловажную роль. Учитывая его холостяцкий образ жизни. А, во-вторых, из-за старой флотской привычки к сухому пайку.
   Опять же цена подходящая. Плюс оптовые скидки. И тому подобное.
   Других источников дохода у отставного капитан-лейтенанта не имелось, и надо было как-то экономить. До следующей пенсии.
   Чтобы хватило на выпивку...
  
  
   2. Вынужденная посадка
  
   Прошло четыре года с тех пор, как патрульный катер, на котором Хорст ходил штурманом, был подбит невесть откуда взявшимся имперским рейдером и совершил вынужденную посадку на Джемме.
   Точнее, свалился на неё со своей орбиты. И превратился в груду металлолома.
   Командир катера погиб. А Юджин и капитан спецназа Селдэн, случайно оказавшийся на борту в качестве пассажира, уцелели. Хотя ещё неизвестно, что было хуже. Потому что они были захвачены в плен местными аборигенами. И приговорены к смерти. И оч-чень нелёгкой!
   Впрочем, капитану, всё-таки, удалось бежать. Благодаря помощи Хорста. Хотя Юджин и отказался уйти вместе с ним.
   То, что он увидел в джунглях, перевернуло его душу!
   Когда он собственными глазами увидел все эти 'блага современной цивилизации', 'достижения свободы и демократии' и прочие 'общечеловеческие ценности', которые принесла его великая страна невинным женщинам, детям и старикам, всё перевернулось у него в душе!
   Поэтому Хорст и остался в джунглях с джеммиками. Фактически дезертировав.
   Флотское начальство закрыло на это глаза. Но сам-то он знал, что остался по своей воле! Хотя командование предпочло считать его военнопленным. Дабы не выносить сор из избы. И всё такое.
   Но никто его в плен не брал. Кроме прекрасной девушки по имени Джемма. Высокой, черноволосой и синеглазой. Которая стала его женой.
   Они полюбили друг друга с первого взгляда и были очень счастливы. Джемма носила под сердцем их первенца. И её взгляд был полон великой тайны. И безконечной любви.
   Увы, их счастье оказалось слишком коротким...
   Ту страшную ночь ему никогда уже не забыть! Гудело и трещало пламя. Горели шатры. Гулко звенели автоматные очереди. Джемма лежала на залитом кровью песке. Бездыханная. А он отстреливался до тех пор, пока его не сбило с ног осколком гранаты.
   Очнулся Хорст уже на орбите. В подвижном флотском госпитале.
   Значительно позже Юджин понял, что причиной этого нападения был он сам. Штаб экспедиционного корпуса платил одному из местных князьков немалые деньги. За каждого военнопленного, вынутого из джунглей.
   Вот, его и вынули.
   Когда Хорст очнулся, это был уже совсем другой человек. И внутренне, и внешне.
   Узкий багровый рубец тянулся вдоль щеки к виску. Каштановые волосы поседели. Золотисто-коричневый загар сменился мертвенной бледностью. В двадцать пять лет он выглядел юношей. В двадцать шесть казался стариком.
   Выздоравливал Хорст с трудом. Равнодушно глотал таблетки и порошки. С безразличным видом принимал физиопроцедуры. И молчал.
   Он заговорил только один раз, но его слова не слишком понравились холёному генералу из Главного управления пропаганды штаба Космофлота, который приехал в госпиталь, чтобы вручить награду раненому герою. Да не одну!
   Во-первых, Хорсту присвоили внеочередное воинское звание 'капитан-лейтенант'. Во-вторых, дали Золотой крест 'За спасение командира в бою' (за то, что помог бежать Селдэну). В-третьих, Серебряный крест 'За лётные заслуги' с мечами (за бой с шаркитским рейдером) и Бронзовую военную медаль. А ещё медаль 'Экспедиционный корпус на Джемме' с тремя пряжками (за три проведённые компании) и медаль 'Военнопленному'. Короче, целый иконостас блестящих побрякушек на разноцветных ленточках!
   Генерал картинно потрясал новеньким чёрным френчем свежеиспечённого капитан-лейтенанта перед военными корреспондентами, которых привёз с собой. А они стрекотали своими видеокамерами и щёлкали фотоаппаратами.
   До тех пор, пока не заговорил сам 'раненый герой'.
   Того, что сказал Хорст, с лихвой хватило бы для трибунала. Но, успокоившись, генерал побеседовал с врачами и принял более мудрое решение. Когда раны у Юджина затянулись, его просто перевели из хирургического отделения в психиатрическое...
   Интенсивный курс лечения спецпрепаратами оказал положительное влияние и через год его, всё-таки, выписали. Добавив к нескольким нашивкам за ранения Почетный знак 'Инвалид космофлота'. А потом дали оловянную медаль 'За службу' (пять лет выслуги с зачётом срока нахождения в 'плену' и в госпитале). И комиссовали в связи с психическим расстройством. С правом ношения военной формы.
   У генерала было весьма своеобразное чувство юмора...
   В любом случае, теперь он мог быть совершенно спокоен! Кто же поверит разоблачениям душевнобольного?!
   Впрочем, Юджин и не собирался никому открывать глаза.
   Ему было всё равно...
  
  
   3. Чёртик из табакерки
  
   Вернувшись на Карину, Хорст поселился на окраине Торварда.
   На работу устроиться не удалось. Хотя у него был диплом инженера и пилотское свидетельство. И ещё несколько полезных профессий. Но это ничего не меняло.
   Потому что только полный идиот возьмёт на работу психа! Со справкой.
   Небольшая пенсия, тем не менее, обезпечивала Хорсту сносное существование. И он, обратившись к нескольким фирмам и получив отказ, оставил всякие попытки вернуться к активной деятельности.
   Прошел ещё один год...
   Время словно остановилось для него. Он ни с кем не общался. Разговаривал только со служащим банка, который выдавал ему пенсию. И с продавцом магазина, где покупал продукты. Соседи вскоре привыкли к отшельническому образу жизни Юджина и перестали обращать на него внимание.
   Незаметно для себя Хорст опустился.
   Брился раз в неделю. Постельное менял раз в месяц. В комнатах не убирался вовсе. Ограничиваясь лишь периодическим мытьём посуды. Когда уже не оставалось ни одной чистой тарелки.
   Иногда он смотрел телевизор. Изредка читал газеты. А чаще всего просто сидел у окна, глядя в сад. С бутылкой и стаканом в руках...
   Сегодня у Юджина был день получки. Прямо из банка он заехал в магазин и, расплатившись по старым счетам, набрал выпивки и сделал ещё кое-какие покупки.
   Зайдя в дом, Хорст сразу прошёл на кухню. Сдвинув грязную посуду в сторону, он поставил свои пакеты на стол.
   Время было заполдень и Юджин, не откладывая, взялся за приготовление обеда.
   Он вскрыл пачку горохового концентрата и банку тушенки. Включил чайник. Набрал в большую кастрюлю воды и поставил на плиту. Вывалив приготовленные ингредиенты в кастрюлю, Юджин достал из холодильника бутылку креплёного девятиградусного пива.
   Пока будет вариться каша, можно успеть переодеться и полистать старые газеты, которые он выпросил у продавца в супермаркете.
   Прихватив пиво, Хорст вышел из кухни и поднялся по скрипучей лестнице на второй этаж, в спальню.
   В комнате царил ужасный безпорядок.
   Но ему на это было глубоко плевать!
   Не обращая внимания на бардак, Юджин подошёл к смятой постели и стал раздеваться. Брякнув орденами, он снял парадно-выходной френч с золотыми погонами, который надевал только для поездок в банк и супермаркет.
   Носить этот френч Хорсту было противно. Однако на окружающих его нашивки, медальки и крестики действовали безотказно. И с этим приходилось считаться. Хотя бы ради кредита в магазине.
   Сняв бриджи, Юджин напялил потрёпанный домашний халат неопределённого цвета, откупорил бутылку пива и жадно к ней приложился.
   Утолив первую жажду, он покосился на брошенный френч и решил всё-таки убрать его в платяной шкаф. Чтобы не гладить потом. Через месяц. Когда он снова понадобится.
   Хорст повесил френч на плечики, но вместо того, чтобы открыть дверку шкафа и сунуть его туда, вдруг замер.
   В дверном зеркале перед ним стоял ещё довольно крепкий мужчина в блёклом засаленном халате. Усталые выцветшие глаза, седина и недельная щетина сильно старили его.
   Впрочем, он никогда не брился перед поездкой в банк.
   Назло им всем! Пусть видят, как несладко живется ветерану на их вшивую пенсию!
   Юджин провёл ладонью по щеке. Пальцы скользнули по шраму, напомнив о той страшной ночи, которую надо было забыть. Забыть во что бы то ни стало!
   Он скрипнул зубами и отвернулся.
   Сколько сил отдано, чтобы забыть!
   Но разве это возможно?!
   С трудом справившись с нахлынувшими эмоциями, Хорст открыл дверку шкафа и тут же закрыл её обратно, сказав машинально:
   - Пардон, мадам!
   И опешил, осознав увиденное.
   Секунду спустя он снова открыл шкаф и осторожно заглянул внутрь.
   Забившись в угол, из-под одежды, висящей на перекладине, на него испуганно смотрела женщина...
  
   4. Незваная гостья
  
   - Кто вы? - спросил Хорст. - Что вы здесь делаете?
   Женщина молчала, затравленно глядя на него.
   - И долго вы собираетесь сидеть в моём шкафу? А ну, вылезайте! - Хорст схватил её за руку, чтобы вытащить.
   Женщина мотала головой и отчаянно сопротивлялась.
   - Да, что же это такое! - возмущался Хорст, пока, наконец, не сумел вытащить незнакомку из её убежища на свет Божий.
   Это была молодая женщина. Точнее, юная девушка. Небольшого роста, стройная и гибкая. И, в общем, довольно симпатичная. Но какая-то вся растрёпанная.
   Хорст недоумевал...
   Если вы женаты, и случайно находите в своём шкафу мужчину, то тут всё понятно и весьма прискорбно. Но Юджин был холост и нашёл женщину!
   А может, у него опять был провал в памяти и он женился?
   Нет!! Да, и с чего бы это жена стала от него прятаться? Или он её совсем затиранил?
   А может это не жена, а любовница?
   Но, чья? Если его, то почему тогда сидит в шкафу? Он, что ли и её затиранил тоже?!
   А может, это воровка?
   Что, однако, можно украсть у нищего инвалида? Знал бы что, сам уже давно украл бы! И всё же это было хоть какое-то объяснение.
   - Да, кто же ты, чёрт возьми?! Отвечай! - встряхнул девушку за плечи Хорст. - Ты - воровка? Не бойся, не буду я тебя сдавать в полицию! Скажи только, ради Богов, что тут можно украсть?! Нет, в самом деле, это смешно!
   В глазах у девушки вдруг блеснули слёзы гнева и обиды.
   Хорст, собравшийся уже было рассмеяться, подавил смех. И внимательно всмотрелся в свою гостью.
   В первую минуту она показалась ему симпатичной и только. Теперь, на свету, Юджин понял, насколько он ошибался! И это было ошеломительное открытие!!
   Незнакомка была не просто красива. Она была прекрасна! Словно Богиня!
   Высокая грудь, узкая талия, длинные ноги. Огромные, прозрачные глаза. Цвета лесного озера. Пушистые волосы. Цвета опавшей листвы. Нежные, розовые губы...
   Немножко косметики.
   Но, в основном, пыль да сажа. Отмыть бы её, подумал Хорст! И тут же отогнал эту мысль. Пусть моется сама! Такое испытание не для простого смертного!
   Но кто же, всё-таки, эта Богиня? Спустилась она с небес или вышла из преисподней?
   - Как Вас зовут? - Юджин неожиданно для самого себя опять перешёл на 'Вы'.
   - Меня зовут Джани Ферия Аль Эддин, - опустила глаза девушка. - Мой отец - эмир Ахмед Аль Эддин Ибн Джаган.
   - Час от часу не легче! - пробормотал Хорст. - Имперская принцесса в моём доме! Слава Богам, у меня есть опыт общения с такими высокородными особами! Когда я сидел в психушке, в нашей палате лечили одного шейха. Он, правда, не знал ни слова по шекски, но это его ничуть не смущало! - улыбнулся Юджин.
   Девушка не приняла его шутку.
   - Мой отец - имперский посланник. Мы прилетели на Карину две недели назад, - сказала она просто.
   Юджин отпустил девичьи плечи, которые всё это время сжимал в руках.
   Дело оказалось куда серьёзней, чем он мог предположить. Из газет Хорст знал, что союзный парламент обратился к молодому Императору, принявшему скипетр после безвременной кончины своего прославленного отца шахиншаха Мехмеда Аль Джагана с предложением о перемирии. После заключения которого можно было бы обсудить спорные вопросы на мирной конференции и положить конец многолетней войне. Знал Хорст и о прибытии имперского посланника эмира Аль Эддина.
   - Чем же я обязан Вашему визиту, принцесса? - поинтересовался он.
   - Долго рассказывать, - подняла она свои бездонные зелёные глаза.
   И он утонул в их безкрайней глубине. Светлой, чистой и прохладной.
   А она смотрела на него. И чувствовала, как странное тёпло охватывает её. Всю.
   Этот незнакомый седой мужчина с острым багровым шрамом на щеке чем-то располагал к себе. У него были правильные, крупные черты лица и добрые, хотя и замученные, глаза. Он не был красавцем. И всё же его лицо вызывало симпатию.
   Только эта рыжая щетина совершенно ни к чему, подумала вдруг Джани...
  
  
   5. Маленькие чудеса
  
   - Тогда не будем спешить, - сказал Хорст, оторвавшись, наконец, от её глаз. - Идите в ванную, Ваше Высочество. Приведите себя в порядок. А потом мы поговорим о делах.
   Девушка покраснела, вспомнив, в каком она виде.
   - И гардероб Ваш, кажется, слегка пострадал, - продолжал Юджин. - Вот, возьмите, - сказал он, протягивая ей свои старые, к счастью так и не надёванные после последней стирки, джинсы и свитер. - Умойтесь и переоденьтесь. Хорошо?
   Она бросила взгляд на собственные перепачканные шальвары и блузку, и покраснела ещё сильнее.
   Юджин тоже чувствовал себя не совсем удобно в этом дурацком халате, но надо было до конца играть роль гостеприимного хозяина. Он проводил принцессу в ванную, пояснил ей, что и как, и вышел, незаметно сунув в карман электрическую бритву...
   Откуда у него взялось столько энергии?!
   В считанные минуты он надел рубашку с галстуком и костюм. Самый приличный из двух имевшихся. Тот, который с орденскими лентами. Побрился. Намочил волосы и причесался. И даже постриг ногти.
   А потом помчался на кухню. Быстро и решительно наведя там порядок.
   Продукты оказались в холодильнике. Пустые бутылки, огрызки и окурки - в мусорном ведре. А груда грязной посуды - в раковине. Накрытая газетой. За неимением полотенца, которое искать было уже некогда.
   Чайник вскипел. А каша уже сварилась. Однако кормить девушку горохом, даже приправленным тушенкой, было не с руки! Тем более, принцессу. Прихватив кастрюлю краем пиджака, Хорст переставил её на подставку. А потом принялся лихорадочно рыться в кухонном столе. И вздохнул с облегчением, обнаружив пачку спагетти. Это было то, что надо! Он сунулся в холодильник и достал свою заначку. Початую упаковку сосисок. Их оставалось ещё целых четыре штуки! Как раз на двоих!
   Юджин поставил на горячую конфорку другую кастрюлю, и налил в неё кипятка из чайника. Потому что дожидаться, пока вода закипит сама, времени уже не оставалось! Он сунул спагетти в кастрюлю, а сосиски - в микроволновку.
   А затем вынул из кухонного шкафчика салфетки.
   Что еще?.. Соль!! Где же у него была соль?!
   Ага, вот она! Юджин посолил спагетти, и устало опустился на табурет. Потому что у него дрожали колени.
   Что с ним? Неужели, это реакция на громкий титул?
   А, может, ему стало стыдно перед посланницей чужого Мира?
   Чушь собачья! Ну, зачем он сам себя обманывает?! Как ни крути, а такой красивой девушки он никогда ещё не видел!
   Микроволновка звякнула, доложив об окончании процесса. Спагетти тоже были практически готовы.
   И в этот момент из ванной вышла ОНА...
   Шампунь и расческа совершили небольшое чудо. Даже в потёртых джинсах с подвёрнутыми штанинами и толстом свитере с закатанными рукавами Джани Ферия была ослепительно хороша!
   Увидев её, Хорст ошеломлённо поднялся с табурета, да так и стоял, пока она не подошла.
   Принцесса тоже была приятно удивлена, заметив, как он преобразился. Сразу оценила она и его героические усилия по наведению порядка на кухне.
   Тем временем, Юджин, наконец, пришел в себя:
   - Прошу извинить меня, Ваше Высочество, за некоторую дерзость моего поведения, о которой я глубоко сожалею. А теперь позвольте представиться. Юджин Хорст, капитан-лейтенант Космофлота в отставке. Комиссован по ранению и живу на пенсию, - он поклонился. - Всецело к Вашим услугам.
   Принцесса кивнула ему и улыбнулась.
   - Очень хорошо. Только, пожалуйста, не называйте меня Ваше Высочество. Зовите меня Джани, ладно? - сказала она. - А я буду вас называть Юджин, если не возражаете.
   Хорст не возражал и предложил сесть за стол...
   Джани ела красиво, но без церемоний. Юджин держался немного скованно, стесняясь своих манер. Точнее, их полного отсутствия.
   Наконец, всё было съедено. Он убрал тарелки и сел напротив своей гостьи.
   - Как же, всё-таки, вы оказались в моем шкафу, Джани? - спросил он.
   - Меня похитили, а я убежала, - ответила она.
  
  
   6. Кровавый визит
  
   Здание имперского посольства пустовало с начала войны и за десятки лет пришло в полную негодность. Поэтому премьер-министр Союза Срединных Планет предоставил имперскому посланнику в качестве резиденции свою загородную виллу. Большой белый дворец, окружённый прекрасным парком.
   Весь штат службы безопасности премьера, обслуживавший виллу, остался на месте. Для охраны и обороны внешнего периметра. А дворец должны были охранять и оборонять шаркиты, обезпечивающие личную безопасность эмира.
   В это утро он, как обычно, уехал в государственный департамент для проведения очередного раунда переговоров. Впереди шла машина с агентами службы безопасности премьер-министра, за ними автомобиль с телохранителями-шаркитами и бронированный лимузин посланника. Замыкали кортеж ещё три машины с охраной. Шаркитами и кари. Всю кавалькаду окружал почётный эскорт военной жандармерии на мотоциклах.
   Когда последний автомобиль выехал за ворота, привратник под бдительным оком охранника тщательно запер ворота и включил сигнализацию. Теперь прорваться на виллу можно было разве что на танке. Хотя это было безполезно. Так как по сигналу тревоги на помощь охране прибывала рота специального назначения на вертолётах и бронетранспортёрах.
   Позавтракав вместе с отцом, Джани ушла к себе. Поиграла с любимым котом. А потом включила музыку и, завалившись на диван, стала листать цветные альбомы туристических агентств, расписывающие красоты и достопримечательности Карины.
   Было девять часов утра.
   Агент, оставшийся за старшего, залез в бассейн. Два охранника закончили обход и, вернувшись в свой флигель, продолжили партию в 'корону' с напарниками, которые дежурили ночью и прекрасно выспались. Садовник щёлкал ножницами в оранжерее, повар командовал кухарками на кухне, старшая горничная руководила уборкой.
   Ровно в две минуты десятого к воротам виллы подъехало три чёрных автомобиля. Привратник отключил сигнализацию, выскочил из будки и быстро распахнул створки ворот. Два автомобиля на полной скорости помчались к дому. А третий притормозил возле привратника. Опустилось боковое стекло, прозвучал глухой хлопок, и сообщник, ставший ненужным свидетелем, рухнул на асфальт с дыркой во лбу.
   Затем третий автомобиль свернул с главной аллеи к флигелю охраны. И минуту спустя все агенты были уже покойниками. Доигравшись в карты до смерти. Хотя и не задаром. Двое нападавших были застрелены на месте, один тяжело ранен. Последний уцелевший добил товарища выстрелом в упор. После чего затащил трупы сообщников в машину, прыгнул за руль и вскоре был уже возле парадной лестницы дворца. В бассейне, мимо которого он проехал, спиной кверху в розовой от крови воде плавал труп старшего агента. До смерти донырявшегося.
   Внутри здания слышались крики ужаса и шум падающих тел. Наконец, из дверей выбежали люди в масках с пистолетами в руках. Двое из них тащили брыкающееся тело, завернутое в шёлковое покрывало. Они швырнули его на заднее сиденье одного из автомобилей и залезли следом. Нападавшие расселись по машинам и, рванув с места, исчезли также быстро, как и появились, оставив за собой лишь изрешеченные трупы.
   Было девять часов семь минут утра...
   Джани ничего не успела сообразить. Неизвестные в масках ворвались в её комнату. Схватили. И, завернув в покрывало, куда-то понесли. А потом они долго ехали. Чьи-то грубые руки крепко держали её. Джани едва не задохнулась в этом покрывале! Но машина, наконец, остановилась. Её вытащили и снова куда-то понесли. Куда-то вниз. А потом швырнули. На пол. И тогда она сбросила проклятую тряпку. И осмотрелась.
   И увидела грязный подвал. И тёмную фигуру на лестнице. Источающую просто необъяснимый ужас. При тусклом свете маленькой лампочки, висевшей под самым потолком, Джани разглядела лишь, что это мужчина. Коренастый и длиннорукий. Он стоял и пристально смотрел на неё, поигрывая раскладным ножом-бабочкой. И крутил его, и вертел. Так и эдак. То закрывая, то раскрывая. А потом вышел, заперев за собой дверь на ключ.
   Во дворце всё произошло так быстро, что Джани не успела даже толком испугаться. Она и теперь, сидя в тёмном подвале, не испытывала страха. Она, ведь, не слышала выстрелов, не видела окровавленных трупов. Всё происходящее казалось ей ненастоящим, словно она читает об этом в книге или смотрит фильм. И в книгах, и в фильмах такие истории обычно приходят к счастливому финалу. Джани была уверена, что и это приключение не может окончиться ничем иным. Поэтому она забралась с ногами в поломанное кресло, укрылась покрывалом и стала ждать продолжения кино.
  
  
   7. Не рой другому яму
  
   Уцелевшие бандиты вернулись с добычей в снятый загодя загородный дом.
   Главарь банды, личность тёмная и злобная, закрыл похищенную девушку в подвале и уехал в город. Чтобы доложить подробности кому следует. И получить дальнейшие инструкции. И деньги, само собой. Прорычав напоследок несколько указаний своим бойцам, он уселся в чёрный полноприводный 'Кари' и укатил.
   Остальные расположились на кухне. Четверо вернулись к прерванной игре в карты. Один улёгся спать. А шестой решил осмотреть дом ещё раз. На всякий случай...
   Это был человек средних лет, среднего роста, средней внешности. В толпе такого не приметишь. Дружки звали его Сирхан. К банде он прибился недавно, но быстро влился в коллектив. Так что казался уже старожилом.
   Особо ему, конечно, не доверяли. И о предстоящей акции он узнал в самый последний момент. Впрочем, как и остальные. Все детали главарь держал в тайне. Поэтому Сирхан не смог донести о готовящемся нападении в службу безопасности премьера, в штате которой уже много лет числился под кличкой 'шершень'.
   Он участвовал в деле вместе со всеми и даже застрелил одного агента охраны. Справедливо считая, что заслужит этим большее доверие. А сейчас, поднявшись на второй этаж и глядя из-за шторы, Сирхан наблюдал, как машина главаря удаляется по улице. Мозг сексота лихорадочно работал. Теперь у него имелся, по меньшей мере, час.
   Сирхан достал из-за пояса 'Торвард' с массивным глушителем и проверил обойму. Она была полна. Должно хватить на всех!
   Сейчас он спустится в кухню и перебьёт своих незадачливых корешков. Освободит дочь посланника и спрячет в надёжном месте. После чего свяжется с резидентом службы безопасности, которая уже, наверное, ищет девчонку повсюду. И продаст её подороже. А, получив причитающееся, уйдёт на дно и спрячется так, что никто не сможет его найти! Ни служба безопасности, ни главарь со своими подручными!
   План был рискованный, но в случае успеха сулил оч-чень приличный барыш. Игра стоила свеч! И Сирхан больше не сомневался. Он снял пистолет с предохранителя, загнал патрон в ствол и стал спускаться по лестнице, стараясь ступать уверенно и беззаботно...
   Всё вышло, как и было задумано.
   Сирхан был профессионалом, а его дружки не ожидали нападения. Он стоял в дверях и хладнокровно расстреливал мечущихся под пулями террористов. Несколько секунд и всё было кончено.
   Сирхан поменял обойму и подошел к трупу долговязого громилы, который остался за главаря. Ключи от подвала были у него. Действовать надо было быстро. Но Сирхан слишком поторопился. А спешка никогда не приводит к добру! Бандит был ещё жив и достаточно крепок. С грязным ругательством он воткнул Сирхану в грудь нож.
   Сексот в бешенстве разрядил в него пистолет, разнеся громиле череп и изрешетив всё тело. Теперь тот был окончательно мёртв, но и Сирхан одной ногой уже стоял в могиле. Он поспешил и потерял всё! Потому что нож сидел в груди по самую рукоятку.
   Сирхан не стал вытаскивать его, зная, что тогда умрёт сразу. Смертельно хотелось жить, но он видел много ножевых ранений и понимал, что у него нет ни одного шанса.
   А как же с девчонкой? Оставить её главарю? Нет, только не это! Сирхан рискнул всем и проиграл. Но его проигрыш ни для кого не станет барышом!
   В глазах у Сирхана стоял кровавый туман, в ушах звенело, но он был упрям. Забрав ключи и держась за стену, он добрался до дверей в подвал. Открыть дверь ещё хватило сил. Он поднял 'Торвард', целясь в полумрак, и нажал на курок.
   Джани была на волосок от смерти. Но ангел-хранитель ещё не отвернулся от неё.
   Вместо выстрела прозвучал сухой щелчок. Обойма бандитского пистолета была пуста. Потому что все пули сидели в громиле, который воткнул в Сирхана нож. Сексот уронил пистолет на пол.
   И умер...
   Широко раскрытыми глазами Джани смотрела на мёртвое тело, скатившееся по лестнице к её ногам. Обойдя это как можно дальше, она выбралась из подвала. Но, войдя на кухню, испытала ещё больший шок!
   Всё помещение было забрызгано кровью. В неестественных позах валялись трупы. Открытые глаза, оскаленные рты, вывернутые конечности. Один был особенно ужасен. Вместо головы у него было какое-то месиво. И серые, скользкие куски мозга дрожали среди осколков черепа в ярко-алой луже.
   У Джани потемнело в глазах. Она дико закричала. Выскочила из дома и побежала, не разбирая дороги и ничего не видя вокруг...
   Она очнулась в каком-то заброшенном саду. Её стошнило.
   Шатаясь, она дошла до дома, стоявшего в глубине сада. Дверь была не заперта и, подчиняясь инстинктивному желанию где-нибудь спрятаться, Джани вошла внутрь. Услышав, что подъехала машина, и кто-то идёт в дом, она в страхе забилась в шкаф. Там и нашёл её час назад Хорст.
  
  
   8. Охота начинается
  
   Юджин молча слушал девушку и мучительно искал выхода из создавшегося положения. Джани рассказала ему, конечно, лишь о том, что видела сама. Её похитили, её увезли, её хотели убить. Зачем? Джани не понимала этого, но о многом, о чём она не имела представления, Хорст знал или, во всяком случае, догадывался.
   Не все были довольны появившейся возможностью прекратить столетнюю кари-шаркитскую войну. Многим не по нутру был приезд имперского посланника и мирные переговоры. Для этих тварей война давно уже стала доходным предприятием.
   Гигантские производства, огромные военные заказы, миллиардные прибыли и миллионные откаты требовали постоянных жертвоприношений. И им приносились в жертву, и люди, и результаты их труда. Которые сгорали в бездне. Казалось бы во имя прогресса и демократии. А на самом деле для удовлетворения чьей-то алчности и честолюбия. Генералы получали ордена и деньги, политики - деньги и власть, а бизнесмены - деньги и деньги. Оч-чень много денег! И всем им была нужна война и не нужен мир.
   Естественно, существовали силы, стремящиеся к миру. У них тоже был свой интерес, но стоит ли их упрекать в этом?! Главное - прекратить эту бойню!
   Партия мира была упорна и её борьба, наконец, увенчалась успехом. Но партия войны не сдавалась. Ибо ставки были слишком высоки.
   Хорст не сомневался, что похищение дочери имперского посланника было предпринято лишь с одной целью. Эта акция могла подорвать установившееся доверие между высокими договаривающимися сторонами. Она могла сорвать переговоры и вызвать новую вспышку кровавых столкновений.
   Юджин смотрел на Джани, и что-то таяло у него внутри. Какой-то ужасный лёд. Который давно уже превратил его в какое-то безсмысленное подобие человека. А теперь он медленно, но неудержимо превращался обратно.
   Потому что она была прекрасна! И это был дар Богов!
   Случайность привела Джани в его дом. Будь он каким-нибудь обывателем, а не офицером и джентльменом, то мог бы просто выгнать её. И всё. Но он отбросил эту мысль ещё до её осознания. Как совершенно абсурдную. Разве может мужчина оставить без помощи беззащитную девушку?! С другой стороны, те, кто её похитил, идя по её следу, рано или поздно, всё равно, выйдут на него и уберут, как ненужного свидетеля.
   Конечно, Хорст мог позвонить в полицию или службу безопасности, чтобы сдать Джани под охрану. Но кто может поручиться, что ни полиция, ни служба безопасности не замешаны в этом похищении? И не пристрелят ли они их обоих? Хорста 'при попытке к бегству', а Джани 'случайно в перестрелке с похитителями'.
   Что же делать? Надо как-то передать дочь эмиру. Но как? Телефон эмира, наверняка, прослушивается. И прежде, чем он приедет в условленное место, ни Хорста, ни Джани, уже не будет в живых.
   Это просто замкнутый круг! Повсюду красные флажки, а на опушке сидят снайперы.
   И всё же должен быть какой-то выход!
   А пока надо срочно убираться отсюда. Банда уже, наверное, рыщет по округе.
   Хорст поднялся. Он принял решение:
   - Мы уезжаем, Джани! Немедленно! Бандиты скоро будут здесь и нельзя терять ни минуты!
   - Куда мы поедем, Юджин?
   - Для начала остановимся в какой-нибудь гостинице подальше отсюда. А потом видно будет. Война план покажет!
   Хорст взглянул на Джани и снова пошёл ко дну. Хотя дна у этих безконечных глаз не было.
   Нет, он никому не отдаст эту девушку!
   Странная сила проснулась в нём. Он словно сбросил десять лет и снова был молод, упруг и осторожен, как веппард, крадущийся сквозь джунгли мимо ловушек и засад.
   Охота только началась! Хорст улыбнулся. У хищника есть зубы, и охотник очень просто сам может превратиться в дичь!
   А для начала надо как следует запутать следы.
   Они вышли из дома и сели в машину. Джани улеглась позади. Пусть думают, что Хорст едет один.
   Наконец, 'Лидер' прочихался, взревел и, перейдя на низкий рокот, выкатился из-под навеса. Хорст подъехал к воротам и вышел, чтобы их открыть. Ни в том, ни в другом конце улицы никого не было. Юджин распахнул створки ворот, уселся за руль и, посмотрев через плечо на Джани, ободряюще подмигнул ей. И она улыбнулась в ответ.
   'Лидер' вырулил на дорогу и помчался. Довольно резво для своих лет...
   Через час к дому Хорста подъехал чёрный 'Кари'. В котором сидело трое угрюмых людей.
  
  
   9. Гостеприимный отель
  
   Покружив какое-то время по улицам, Юджин и Джани оказались в противоположном конце города.
   По дороге Хорст заглянул в супермаркет. И купил пару чемоданов, тёмные очки, берет и плащ для Джани.
   Недолго раздумывая, они остановились в ближайшей гостинице.
   Отель 'Маральд' не относился к разряду фешенебельных. Зато в самый раз подходил для инвалида войны и его сестры, не располагающих большими средствами.
   Это было старое четырёхэтажное здание песочного цвета, занимающее целый квартал. Вдоль всего фасада тянулись длинные балконы. А на первом этаже находился ресторан под тем же названием.
   Хорст и Джани подошли к конторке портье в фойе гостиницы. И Юджин поинтересовался, найдётся ли в отеле два недорогих номера. Портье заверил, что у него имеется, именно, то, что требуется. Он сразу заметил, и нашивки за ранения, и знак инвалида, и орденские ленты на пиджаке Юджина.
   - Я тоже служил когда-то в армии, - сказал он. - Война до сих пор снится, - портье вздохнул, протягивая Хорсту ключи. - Второй этаж. Комнаты двести двенадцать и двести четырнадцать.
   Юджин мрачно кивнул в ответ. О войне ему говорить не хотелось. Он взял ключи, поднял чемоданы и зашагал к лестнице. Джани шла рядом, держась за его рукав. Длинный свободный плащ полностью скрывал её стройную фигуру. Золотистые волосы были убраны под берет. А свои удивительные глаза она замаскировала очками.
   Поднявшись на свой этаж, они пошли по коридору, вглядываясь в номера комнат.
   Найдя двести двенадцатую, Хорст открыл её и занёс чемоданы. Это была маленькая, бедно обставленная комнатка с окном, выходящим на улицу. На стоявшей в углу железной кровати лежало чистое бельё и полотенце. В нише, рядом со встроенным шкафом, висела облупившаяся раковина для умывания. Возле кровати стояла тумбочка.
   Эта убогая обстановка, естественно, мало подходила для принцессы, но беглецов устраивала вполне.
   - Отдыхайте, Джани, - показал Хорст рукой на кровать. - Но ложитесь, не раздеваясь. Я сейчас пойду, встречусь кое с кем. А вы никому не открывайте. И на стук не отзывайтесь. Ключ я возьму с собой и открою сам. Ни о чем не безпокойтесь! Я уверен, что мы оторвались от погони. Ненадолго, конечно, но за это время я попытаюсь кое-что предпринять.
   - Что вы собираетесь делать, Юджин? - спросила Джани.
   - У меня есть один знакомый журналист. Точнее, был когда-то. Надеюсь, что он всё ещё работает в той же газете. Я попрошу его связаться с теми людьми в правительстве, которые искренне стремятся к миру. Они успокоят вашего отца. А ещё я попрошу его организовать команду с телевидения, которая могла бы показать в прямом эфире, как мы сдаёмся в руки полиции. Тогда нас не посмеют убить.
   - Я втянула вас в опасное дело, Юджин, - виновато посмотрела на него Джани.
   - Ради Вас я готов рисковать всем, - честно признался Хорст, глядя ей в глаза.
   Лёгкий румянец коснулся щёк девушки. Юджин тряхнул головой и пошёл к дверям. Взявшись за ручку, он оглянулся.
   - Возвращайтесь скорее, Юджин, - сказала Джани.
   Из автомата Хорст позвонил в редакцию 'Таймс'. Фил Роджерс по-прежнему работал там репортёром. Застать в редакции его было практически невозможно, зато в баре напротив, можно было обнаружить наверняка. Это была неофициальная штаб-квартира местного репортёрского сообщества. Туда и направился Хорст на своем 'Лидере'.
   Войдя в бар, он присел за свободный столик и осмотрелся.
   Ему повезло. Роджерс был тут. Он сидел возле стойки, потягивая пиво, и беседовал о чём-то с барменом. Юджин нацарапал пару слов на салфетке и попросил официантку передать записку Роджерсу. Затем выскользнул наружу и зашагал к своей машине, припаркованной в полусотне метров от бара. Забравшись внутрь, он закурил и стал ждать.
   Через несколько минут Роджерс вышел на улицу и повертел головой, оглядываясь. Хорст увидел его и мигнул фарами.
   - Хелло, Юджин! Сколько лет, сколько зим! - протянул свою крепкую ладонь Фил, усевшись с ним рядом. - В чем дело? Что за конспирация?
   - Сейчас объясню, Фил, - ответил Хорст.
   Вырулив со стоянки, обшарпанный сиреневый 'Лидер' покатился вдоль улицы.
  
  
   10. Военный совет
  
   Юджин кратко обрисовал ситуацию Роджерсу. Который не за красивые глаза получал деньги в своей газете. А этот материал был настоящей сенсацией!
   Конечно, он мог и не поверить Хорсту. Но, во-первых, Роджерс неплохо знал Юджина в прежние времена, а, во-вторых, чего-то подобного вполне можно было ожидать. Напряжение вокруг визита имперцев было очень сильным. Роджерс чувствовал это и, вот, теперь нарыв прорвало.
   Чтобы там ни было, на этой истории можно было очень неплохо заработать. Поэтому, обещая Хорсту помощь, он был не столь уж безкорыстен. Хотя, если разобраться, ввязываясь в это дело, Роджерс, конечно, очень рисковал. Впрочем, ему нравилось рисковать, особенно, когда за это хорошо платили!
   Они вместе прикинули, как лучше организовать сдачу властям.
   Роджерс должен будет обеспечить прибытие телевизионщиков и ждать звонка Хорста. Тот позвонит и сообщит время встречи, плюс три часа, и место сдачи, точнее, номер варианта. Они обговорили пять вариантов.
   - Наверное, хватит, - сказал Юджин. - Спасибо тебе, Фил. Ты здорово рискуешь, связываясь с нами.
   - Брось, Юджин! Я на этом сделаю такой материал! Это я - твой должник! Кстати, тебе понадобятся деньги, - он достал бумажник, вынул пятьсот кредитов и протянул Хорсту.
   - Спасибо, Фил. Я верну.
   - Не безпокойся, они пойдут, как редакционные расходы. Да, вот ещё что, - он прищурился. - У тебя есть оружие?
   Хорст покачал головой.
   - Тогда возьми, - Фил сунул руку под мышку и вытащил девятимиллиметровый вороненый 'Торвард'. - Приходится носить, - пояснил он. - Потому что при моей работе надо быть готовым ко всему, - усмехнулся он. - Но тебе он сейчас нужнее.
   Хорст выронил на ладонь обойму и, проверив, со звонким щелчком вставил обратно. Затем дослал патрон в ствол и сунул пистолет за пояс.
   - За так меня не возьмут, - сказал он. - Ну, до завтра, Фил. И держи телефон под рукой.
   Хорст притормозил, они обменялись крепким рукопожатием, и Роджерс вышел из машины...
   Припарковавшись возле гостиницы, Юджин вышел и захлопнул дверцу.
   И увидел их.
   То, что это они, Хорст понял сразу. По нарочито медленной походке. И холодному прищуренному взгляду.
   Их было трое. Короткая стрижка, кожаные куртки. Одному, коренастому и длиннорукому, было около сорока. Два других громилы были помоложе.
   Они вышли из чёрного 'Кари' и двинулись навстречу Хорсту. Времени на раздумье не было. Юджин метнулся к дверям отеля, толкнул какую-то женщину, сбил с ног какого-то мужчину и побежал через фойе. Трое преследователей, расталкивая прохожих, мчались за ним, размахивая на бегу пистолетами с толстыми глушителями на стволах.
   Хорст проскочил мимо портье, разинувшего рот от удивления. И молнией взбежал по лестнице.
   Головорезы ворвались в гостиницу спустя мгновение. Один кинулся к раскрытым дверям ресторана, другой к стойке портье. Схватив его за пиджак, он ткнул ему в лицо глушитель. К ним подошел третий. Тот, что постарше. В это время из ресторана появился, забежавший туда бандит. Посмотрел на главаря и отрицательно покачал головой.
   - В каком номере он живет? - спросил главарь трясущегося портье.
   - Кт-т-то? - заикаясь, прохрипел тот.
   Главарь кивнул своему подручному, который наотмашь ударил портье по лицу рукояткой пистолета.
   - В двести двенадцатом, - обливаясь кровью, прошипел разбитым ртом бедняга.
   Главарь усмехнулся и как бы нехотя махнул пистолетом. Удар пришелся в висок. Бандит, державший портье разжал пальцы и несчастный рухнул на пол. Не оглядываясь, все трое стали подниматься по лестнице.
   Хорст заскочил в номер, захлопнул дверь и стал придвигать к ней кровать, потом подхватил тумбочку и кинул её сверху. Джани стояла, прижавшись к стене, и смотрела на него расширившимися глазами.
   - Бежим! - задыхаясь, сказал ей Хорст. - Они уже здесь.
   А они действительно были уже здесь. И начали ломать дверь.
  
  
   11. Стрельба на балконе
  
   Юджин подбежал к окну и распахнул его. Оно выходило на балкон, опоясывающий здание по всему периметру. Хорст схватил Джани за руку и потащил к окну.
   Бандиты крушили дверь, но она пока ещё держалась.
   Джани перелезла через подоконник и спрыгнула на балкон. Хорст последовал за ней. В это мгновение их преследователи несколькими выстрелами выбили замок и, выломав, наконец, дверь, ввалились в номер.
   Джани и Хорст бежали по балкону. До угла оставалось метров двадцать. Но два громилы уже вылезли наружу и бросились вдогонку, стреляя на ходу.
   Хорст остановился и вытащил 'Торвард', который ему одолжил Фил Роджерс. Когда-то Юджин был призовым стрелком. И хотя давно уже не практиковался, навыков не потерял. Первый бандит получил пулю в лоб и рухнул, неловко взмахнув руками. Второму пуля попала в сердце. Он сделал ещё два шага по инерции, но следующая пуля, ударив в лицо, отшвырнула его назад, и он упал навзничь. Главарь не успел спрыгнуть на балкон, и это спасло ему жизнь. Потому что пуля угодила в плечо. Он шарахнулся об оконную раму и свалился внутрь номера.
   Засовывая пистолет за пояс, и не отрывая взгляда от убитых, Хорст отступил на несколько шагов. Ему вновь пришлось убивать! Но он только защищался. Они его загнали в угол и получили своё!
   Юджин обернулся и увидел огромные глаза Джани. Бездонные, зелёные и прекрасные. В них не было страха. В глазах Джани светилось какое-то другое чувство. Но у него не было времени, чтобы осознать, какое именно.
   Оставив за собой поле боя, Хорст и Джани добежали до конца здания. Свернув за угол, Хорст прижался к стене, чтобы отдышаться. На этой улице не слышали выстрелов. Юджин перебрался через перила и, ухватившись за водосточную трубу, стремительно соскользнул вниз. Джани молча последовала за ним. Хорст подхватил её на руки и аккуратно поставил на асфальт.
   Она смотрела ему прямо в глаза. И у Юджина захватило дух от этого взгляда.
   Но. Нужно было торопиться. Он взял её под руку, и они пошли прочь. Быстрым шагом. Им срочно была нужна другая машина! Хорст отлично понимал, что его 'Лидер' уже засвечен и находится в розыске. И действовал решительно. Рукояткой пистолета он разбил боковое стекло вишневого спортивного 'Адмирала', стоявшего у края тротуара, и, сбив стволом осколки, открыл дверцу изнутри.
   А потом уселся в машину и, распахнув другую дверцу, кивком пригласил Джани. Которая, не раздумывая, села рядом.
   Осталось завестись и уехать. Но, к сожалению, хозяин унёс ключи с собой.
   Юджин сунулся под приборный щиток. Найти нужные провода было секундным делом и спустя мгновение вишневый 'Адмирал' уже летел по вечерним улицам города. Куда? Хорст этого не знал.
   Всё происшедшее в последние минуты ещё не уложилось у него в голове. Он застрелил трёх человек, угнал машину. Боже, что сейчас думает о нем Джани!
   Он посмотрел на неё. Она ответила ему долгим взглядом. Таким же долгим, как и под балконом. И Хорст не увидел в нём ни страха, ни презрения. В её глазах светилось иное чувство.
   Но времени, чтобы осознать, какое именно, у Юджина по-прежнему не было. Потому что надо было вести машину. И смотреть на дорогу. Хотя ему хотелось смотреть только в эти чудесные глаза.
   А ещё надо было решить, где провести ночь. Заметно стемнело. Вдоль улиц засверкали огни реклам, отражаясь в стеклах автомобилей и мокром асфальте. Хорст и Джани недолго кружили по городу в 'Адмирале'. Убравшись подальше от отеля, они бросили краденую машину. Потому что она была слишком заметной.
   Подержавшись за руль, Юджин немного успокоился, пораскинул мозгами и пришёл к выводу, что в гостиницу им больше соваться не следует. Все метрдотели, наверняка, уже предупреждены. И тут же сдадут их.
   Но был ещё один вариант. Возможно, единственный. Если не считать ночёвки на улице. Под забором.
   Они могли снять комнату на ночь.
   И Хорст был очень смущён этим обстоятельством. Ведь, комнату пришлось бы делить на двоих. Имел ли он право компрометировать доверившуюся ему девушку?
   Однако выбор был невелик.
   Хорст изложил Джани своё предложение, и она тут же согласилась, что это, действительно, единственный приемлемый выход из положения.
  
  
   12. Комната на двоих
  
   Необходимость провести ночь в одной комнате с мужчиной Джани не пугала. Она поверила Юджину с первого взгляда. И неоднократно уже убедилась, что не ошиблась.
   - Хорошо! - сказал Хорст. - Но мне придется представить Вас, как свою жену.
   Джани только пожала плечами. Раз надо, так надо.
   Они шли по вечернему городу. Дождь закончился. Джани столько пришлось пережить за этот нескончаемый день! Но сейчас почему-то ей было спокойно и радостно.
   Свежий ветер трепал её золотистые локоны, она держала Юджина под руку, шла и улыбалась непонятно чему.
   Как хорошо идти вот так. Рядом. Неизвестно куда. Слушать перестук дождевых капель и ни о чём не думать!
   Хорст смотрел на эту чудесную девушку, на её изумительный профиль, увенчанный золотым облаком пушистых волос, и будто не было в его жизни пяти последних лет, не было крови и грязи, подлости и предательства.
   Она повернулась, и он вновь утонул в её прозрачных глазах. Цвета лесного озера. И споткнулся нечаянно. И упал бы, не поддержи она его вовремя под руку. Хорст засмеялся. И она тоже засмеялась в ответ.
   Внезапно он нахмурился. Вспомнив, что по их следу шла стая шакалов, и надо было, во что бы то ни стало, уберечь эту необыкновенную девушку от их злобных клыков...
   Хозяин доходного дома не задавал лишних вопросов и документов у постояльцев не спрашивал. Для тех, кто хотел соблюсти инкогнито, у толстого Мэрфи был особый тариф. Впрочем, львиная доля этих денег перепадала констеблю. Мэрфи тоже, конечно не оставался в накладе, но главным для него было поддержание имиджа заведения.
   Хорст и Джани сняли маленькую комнату под самой крышей. Хоть она и называлось меблированной, из мебели наличествовала лишь двуспальная железная кровать с круглыми никелированными набалдашниками, хромой стол и старое кресло-качалка. Зато имелся запасной выход. Даже два. Один - во двор по лестнице для прислуги, а другой - через балкон на чердак. Хорст быстро проверил оба, запер их изнутри и, повернувшись к Джани, развел руками:
   - Это не дворец, конечно, но, всё-таки, крыша над головой.
   - Всё в порядке, Юджин. Не такая уж я и неженка, честное слово! А, вообще-то, тут ничего, - она подошла к окну. - Лишь бы нас здесь никто не нашёл, правда?
   Хорст кивнул. Он не переставал удивляться этой девушке.
   - Вы хотите что-нибудь перекусить, Джани? - спросил он. - Я могу смотаться в булочную за углом.
   Джани помотала головой.
   - А спать?
   Она пожала плечами.
   - Вы ляжете на кровать, - сказал Хорст, расправляя постель. - А я отлично устроюсь в этом кресле. И никаких возражений! У меня дома точно такое же. Я люблю сидеть возле окна и дрыхну, как сурок, под шелест дождя и шорох листьев в моем саду, - он поправил подушку. - И это. На всякий случай. Давайте будем спать одетыми. Хорошо?
   - Успокойтесь, Юджин. Я же сказала, всё в порядке. - Джани присела на кровать, стряхнула туфли с усталых ног и со стоном откинулась на спину. - Ох, и набегалась же я сегодня, - она зевнула. - И вас загоняла совсем. Вот что, Юджин, - она снова села. - Не валяйте дурака и ложитесь рядом. Завтра нам опять предстоит тяжёлый день. Кто будет меня спасать, если вы будете спать на ходу? А о моей репутации не безпокойтесь. Это ерунда! Тем более что всё равно никто не поверит, что ничего между нами не было, раз уж мы спали в одной комнате. Ложитесь или я тоже усядусь. И не буду спать из принципа, а утром уже вы со мной намучаетесь, когда я буду клевать носом и валиться с ног!
   Хорст почесал затылок. В сущности, Джани была права. Тем более, что он офицер и джентльмен. И, конечно, вовсе не собирается к ней приставать. Тем более что спать они будут одетые. Тем более что... Он вдруг сообразил, что сам себя уговаривает, чертыхнулся, махнул рукой и снял туфли. Джани улыбнулась, радуясь своей маленькой победе, нырнула под одеяло и через минуту уже спала.
   Когда Юджин лег рядом, она пошевелилась во сне, что-то пробормотала и прислонилась к нему спиной. У Хорста зазвенело в ушах, и сердце заколотилось, как сумасшедшее. Он досчитал до ста, но это мало помогло. И он стал считать до тысячи.
   И тут же сбился, потому что Джани повернулась на другой бок, прижалась к нему грудью и примостила голову на его плече. А потом забросила свою коленку ему на бедро.
   От нежного запаха её волос у Юджина закружилась голова. И он стал читать на память Устав внутренней службы. И, наконец, заснул. Ибо этот способ борьбы с безсонницей его никогда ещё не подводил.
  
  
   13. Старый знакомый
  
   Спал Хорст крепко. Наверное, поэтому не слышал, как мягко повернулся торчащий в двери ключ. Однако щелчок открывшегося замка вырвал его из небытия. Юджин сунул руку под подушку, нащупал пистолет и неслышно снял его с предохранителя. Предутренний сумрак окутывал комнату. Было так тихо, что Хорст непроизвольно затаил дыхание и, вынув руку из-под одеяла, направил ствол 'Торварда' на дверь. С лёгким скрипом она отворилась.
   На пороге стоял человек. Коренастый и широкоплечий, с короткой стрижкой ежиком. Он не был вооружен. Во всяком случае, в руках у него ничего не было. Он протянул их вперед раскрытыми ладонями и прошептал:
   - Не стреляй, Хорст.
   Что-то шевельнулось в памяти Юджина:
   - Селдэн? Капитан Селдэн?
   - Да, это я, Джин. Опусти пистолет. Ты видишь, я один и без оружия. Могу я зайти?
   - Ты и так уже вошёл. Закрой дверь и встань к стене. Руки держи перед собой. И поаккуратнее. Любое неверное движение и я стреляю. Ты и без оружия опаснее веппарда.
   Селдэн, а это был, именно, он, безшумно притворил за собой дверь и вновь повернул ключ. Он посмотрел на Хорста и встал у стены, опустив руки, но так, чтобы тот мог их видеть.
   - Давай потолкуем, Джин, - сказал он.
   - Давай потолкуем, Крис. Какими судьбами?
   - Долгий рассказ получится. А если коротко, то я уже не капитан, а майор. И служу теперь здесь, в Торварде, в Управлении контрразведки Генштаба. Уже второй год. Тогда, на Джемме, я неделю бродил по джунглям, пока наткнулся на людей Джахида. Они и вывели меня к базе. Потом - госпиталь, потом - отпуск годичный, потом - Академия. И, вот, эта работа. Про тебя я всё знаю. Прежде, чем сюда наведаться, поднял твоё досье. Ты теперь личность известная. И охота за тобой идет серьёзная. Если честно, то шансов у тебя почти нет.
   - Почти?
   - Да, почти. Потому что сейчас здесь я. И я не забыл, как мы с тобой торчали на вынужденной на Джемме, и, что я обязан тебе жизнью. Это, конечно, во-первых. А, во-вторых, война эта мне так уже осточертела, что я с удовольствием помешаю этим ублюдкам раскочегарить её по новой. А так оно и будет, если твою подружку-принцессу здесь вместе с тобой положат. И, в-третьих, и это главное, есть люди, очень влиятельные люди, которые считают также, как я. Так что помимо официального приказа организовать вашу случайную гибель в перестрелке, у меня есть неофициальный - сделать всё, чтобы этого не случилось. Ну как? Убедил я тебя в своей лояльности?
   - Почти. Причем, принимается в расчёт только третья причина.
   - Зря ты так, Джин. А, впрочем, думай, как хочешь. Для меня важнее вторая. Шучу. Конечно, первая.
   - Ну, хорошо, Крис. Предположим, я тебе поверил. И что ты мне предлагаешь?
   Все это время Хорст и Селдэн разговаривали шёпотом, чтобы не разбудить спящую девушку. Но сон её был достаточно чуток, хотя она полностью вымоталась за вчерашний день. Ресницы Джани задрожали и распахнулись. Она сладко потянулась, поднялась на постели и, увидев незнакомого мужчину и пистолет в руках Юджина, ахнула, инстинктивно спрятавшись за его спину. Селдэн усмехнулся понимающе, но счёл за лучшее промолчать.
   - Успокойся, Джани. Пока ничего опасного. Этот человек может нам помочь. Я его давно знаю. Мы с ним многим обязаны друг другу, но ты видишь, я держу его на мушке. И если он дёрнется, - Хорст посмотрел на Селдэна. - Я, не раздумывая, нажму на курок.
   Юджин взял её ладонь свободной рукой и ободряюще пожал пальцы. Джани немного успокоилась и с любопытством посмотрела на ночного гостя.
   - Теперь послушай, в какую ты угодил сеть, Джин. В операции задействованы все службы безопасности. Армейская, флотская, управление контрразведки Генштаба, спецподразделения по борьбе с терроризмом и Главное управление по нештатным ситуациям при Совете министров. Не говоря уже о полиции и жандармерии. На ноги поднята вся агентура. Ты даже не представляешь, что сейчас вокруг творится. Здесь ты уже не сможешь быть в безопасности. Меньше, чем через час сюда точно сбегутся сотни агентов. Просто моя контора покруче, вот я и успел раньше остальных. Вам надо уходить немедленно. У тебя есть план дальнейших действий?
   - Да, - сказал Хорст.
  
  
   14. Прощальный взгляд
  
   Юджин посмотрел на часы:
   - Сейчас шесть утра. Мне нужен ещё час от силы.
   - Ты все продумал? - прищурился Селдэн. - Осечки не будет?
   - Чем ты можешь мне помочь? - спросил Хорст.
   - Ты не веришь мне, поэтому единственное, что я могу - это прикрыть тебя здесь на какое-то время. Один час у тебя будет. Надеюсь, что ты используешь его с толком.
   - А что будет с тобой?
   - В лучшем случае отставка. А в худшем... Впрочем, мне платят, именно, за риск. А кроме того, однажды ты спас мне жизнь, а долг платежом красен.
   - Хорошо. Мы сейчас же уходим. Ты один здесь в гостинице?
   - Нет. Со мной трое. Двое в фойе, один в машине на улице. Тебе надо уходить через крышу, с тыльной стороны по наружной лестнице. Моих ребят там быть не должно. Впрочем, будь осторожен, меня могут дублировать. На соседней улице стоит чёрный 'Ривер'. Вот ключи. Покрутись по городу немного и реализуй свой план. А меня свяжи и врежь, как следует. Не то, я точно угожу под трибунал!
   Хорст выслушал Селдэна. Но сделал по-своему. Юджину очень хотелось поверить ему, но он не мог рисковать. Зная об их прежнем знакомстве, Селдэна могли использовать втёмную. Поэтому его 'Ривер' он брать не стал. А снова позаимствовал чужое авто. Отъехав на пару кварталов, и поплутав по переулкам, он встал на обочине возле телефона-автомата.
   Джани осталась в машине, а Хорст вышел и позвонил Роджерсу. Который уже знал о перестрелке в 'Маральде' и обрадовался, услышав голос Юджина. Встреча была готова. И откладывать её было нельзя.
   Хорст предложил сделать всё немедленно. Роджерс согласился. Юджин назвал ему номер одного из оговорённых ранее вариантов. И Фил подтвердил готовность. Хорст повесил трубку и вернулся в машину.
   - Через двадцать минут всё кончится Джани. В полумиле отсюда нас будут ждать тележурналисты с аппаратурой для передачи в прямом эфире. Ну что, поехали?
   - Поехали.
   Хорст включил зажигание. И они поехали. Но медленно. Надо было точно соблюдать временной график. Но не это было главной причиной.
   Просто он вдруг понял, что сейчас, действительно, всё кончится. Он передаст Джани отцу. И всё кончится.
   Никогда он её больше не увидит. Никогда! Зачем только они встретились?!
   Он посмотрел на неё.
   Удивительный профиль Джани светился в лучах утреннего солнца. Она была прекрасна! А у него сердце стыло от тоски. Нет! Эта девушка не для него...
   Разве простой офицер, инвалид-отставник, да еще и с другой планеты, с которой её Родина сейчас воюет, разве может он хоть на что-то рассчитывать? Было бы глупо обманывать себя.
   Но. Боги, мои Боги! Какая же она красивая! Золотистое облако волос, нежная белая кожа, алые губы, прозрачные, глубокие, словно омут, глаза.
   Джани посмотрела на него.
   И всё оборвалось у Хорста внутри, всё рухнуло в дым.
   Но он молчал. Потому что ничего он ей не скажет! Потому что не имеет права. И незримая, но непреодолимая стена с каждой секундой всё выше и выше поднималась между ними. Росла прямо на глазах. А он молчал.
   Наконец, они подъехали к месту встречи. Их уже ждали. Стрекотали видеокамеры. Суетились репортёры. Пару минут спустя, примчалась полиция. Потом какие-то серьёзные мужчины в штатском. Потом кавалькада машин имперского посланника.
   Когда Джани, окружённая десятком телохранителей, садилась в автомобиль отца, она оглянулась на Юджина.
   Он стоял и неотрывно смотрел на неё. Не слыша вопросов возбуждённых журналистов. Ничего не видя, кроме золотоволосой девушки, которая прямо сейчас навсегда уходила из его жизни. Ничего не видя кроме её бездонных печальных глаз.
   Джани смотрела на него. И держалась из последних сил. Чтобы только не разреветься прямо сейчас, прямо у всех на глазах, перед камерами.
   Юджин смотрел на неё. И держался из последних сил. Чтобы ничем не выдать себя. Чтобы не скомпрометировать её. И дверца захлопнулась за ней. И большой чёрный автомобиль, взвизгнув шинами, увёз Джани из его жизни. Навсегда...
   Сколько же сил потребовалось Хорсту, чтобы выдержать всё это!
   А что он мог?
  
  
   15. Будь проклята эта война!
  
   Внутренние покои резиденции имперского посланника были богато убраны. Согласно требований дворцового этикета и многовековых традиций. Непосвященный шаркит, оказавшись в этом дворце, никогда не догадался бы, что находится на другой планете.
   Но переговоры были завершены и пришло время возвращаться на Шарк. В гостях хорошо, а дома лучше. И спокойнее.
   Джани сидела на тахте и задумчиво перебирала тонкими, унизанными перстнями, пальчиками жемчужины своего ожерелья. А любимый кот урчал у неё на коленях.
   Золотистые волосы волной спадали ей на плечи из-под алого тюрбана, украшенного большой бриллиантовой брошью. Её прекрасные глаза были полны печали. Кто узнал бы сейчас в этой разодетой в шелка и бархат сказочной красавице ту озорную девчонку, которой нипочем была, ни идущая по пятам погоня, ни постоянная угроза смерти?
   Напротив, откинувшись в глубоком кресле, сидел эмир Ахмед Аль Эддин Ибн Джаган, имперский посланник и визирь. Это был седобородый, красивый мужчина лет шестидесяти. Одет он был в расшитый золотом и драгоценными камнями халат, как и полагается знатному вельможе. Проницательный взгляд его карих глаз был устремлен на дочь. Он ни о чем её не расспрашивал. Все подробности эмир узнал из секретного доклада начальника службы безопасности, представленного премьер-министру Союза, который был перехвачен агентурой посланника. Эмир сидел и размышлял об испытаниях, выпавших на долю его любимой дочери.
   - Отец... - нерешительно заговорила Джани.
   - Что, моя Джанечка? - спросил эмир.
   - Тот кари, который спас меня... - Джани опустила глаза.
   - Ты говоришь о том несчастном сумасшедшем, что помог тебе убежать от бандитов?
   - Он не сумасшедший! - горячо возразила Джани. - Если бы не он, меня бы убили!
   - Хорошо, я щедро заплачу ему за помощь, - сказал эмир.
   - Нет! Нет! Только не это! - воскликнула она.
   - Но почему? - удивился эмир. - Ничего не понимаю.
   Джани посмотрела на него и её глаза медленно наполнились слезами.
   - Я люблю его... - прошептала она, и две, крупные как градины, слезы выкатились из её огромных глаз.
   Эмир нахмурился.
   - Но, ведь, ты - принцесса Империи! А он - нищий бродяга! - сказал он немного погодя.
   Джани молчала. Лишь слёзы тихо, одна за другой скользили по её щекам.
   - Подумай хорошенько, Джани! Ведь, ты можешь стать женой Императора и всю жизнь купаться в роскоши! - эмир подошёл к ней и взял её за плечи.
   - Стать одной из девятисот наложниц этого мальчика и всю жизнь томиться под замком, хочешь ты сказать...
   - А если этот кари уже забыл тебя? - спросил эмир.
   - Нет! Это невозможно! Этого не может быть! - Джани посмотрела на отца так, будто он сказал, что звезды потухли, и небо упало на землю.
   - Да, - согласился тот, с отцовской нежностью глядя на неё. - Кто увидит тебя однажды, позабыть не сможет уже никогда! Чем же он тебя так приворожил, этот нищий, безродный бродяга?
   - Никакой он не нищий! И не бродяга! Он офицер Космофлота, был тяжело ранен в бою, а теперь всеми забыт и никому не нужен!
   - Послушай, дочка, - сел рядом с ней эмир. - Перемирие, которое мы заключили с кари, может прерваться в любой момент, и вновь начнется война. Наши планеты враждуют много лет. Мы - враги! Ты, ведь, у меня умница и всё понимаешь.
   - Отец, сделай что-нибудь! - Джани спрятала лицо у него на груди.
   Эмир тяжело вздохнул и задумался. Джани была его любимая дочь. Она была очень похожа на свою так рано ушедшую мать! У эмира было много жён, и, тем не менее, он остался однолюбом. Дочь характером пошла в него, он знал это совершенно точно. Она просто зачахнет от разлуки и погибнет. Лучше отдать ей этого кари, чем видеть, как она угасает на глазах. Но он не может оставить дочь на этой варварской планете! Один раз её уже похитили и едва не убили. И это может повториться! Эмир был абсолютно уверен, что если она останется здесь, то новое похищение неизбежно.
   Что же делать? Будь проклята эта война!
   Эти слова, сам того не замечая, эмир произнес вслух. Джани услышала его и горько-горько разрыдалась, упав на шёлковые подушки...
  
  
   16. Осенний сон
  
   Всё это время Хорст жил, словно во сне. Он занимался хозяйством, чинил автомобиль, читал газеты и всё ждал чего-то, не решаясь даже самому себе признаться в своих несбыточных мечтах.
   На дворе стояла осень. Сидя в своем скрипучем кресле-качалке, Юджин смотрел на облетающие золотые кроны деревьев и грезил наяву.
   Печальные глаза Джани не оставляли его ни на минуту. Огромные, прозрачные глаза. Цвета лесного озера.
   Он гнал от себя глупые мысли. Он говорил себе, что она о нём уже позабыла. Он говорил себе, что нельзя полюбить с первого взгляда. Он говорил себе, что она никогда его не любила. И никогда не полюбит. Он говорил себе это. И сам себе не верил.
   На что он надеялся?
   'Наверное, я, действительно, сумасшедший!', - снова и снова повторял Хорст, и, кажется, в самом деле, начал сходить с ума.
   Когда в газетах напечатали официальное извещение об окончании кари-шаркитских переговоров, заключении перемирия и предстоящем отлёте имперского посланника эмира Ахмеда Аль Эддина на родину, Юджин, наверное, впервые в жизни напился до потери пульса.
   Всё было кончено.
   - Мерзавец! - разговаривал он сам с собой. - Зачем же ты так напился? - комната плыла у него перед глазами, а он сидел, обхватив руками голову, и повторял снова и снова. - Глупец! На что ты надеялся? На что?!.
   В день отлёта эмира Хорст не выходил из дома.
   Он сидел перед окном и смотрел на свой запущенный сад. Низкое серое небо просвечивало сквозь поредевшую листву. Накрапывал мелкий дождь. Из открытого окна пахло сыростью и ушедшим летом.
   Юджин сидел и мечтал о самоубийстве. Что смысла было в его никому, даже ему самому, не нужной жизни?
   Глубоко задумавшись, он ничего не видел и не слышал вокруг.
   Внезапно чьи-то ладони мягко легли ему на плечи. Сердце рванулось у него из груди...
   'Если это не она, я сегодня же покончу с собой!', - принял решение Хорст.
   И медленно повернулся.
   Перед ним стояла Джани и не сводила с него сияющих глаз. Её лицо было мокрым от слёз. Или от дождя. Наверное, всё-таки, от дождя, потому что она счастливо улыбалась...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"