Шустов Андрей: другие произведения.

Пауль-вегетарианец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чудо может изменить к лучшему даже зверя...

  
  
  Пауль-вегетарианец
   (сказка)
  
  В лесу за спичфабрикой жил-был вечно голодный волк Пауль. Он все время за кем-нибудь гонялся чтобы съесть: то лосенок прибежит к родителям прихрамывая - Пауль за ногу укусил, то кабаний визг по Спичечному лесу разнесется - серый за хвост цапнул, то заячье семейство не досчитается кого-нибудь из родни - волк слопал. И ежам от него доставалось, и полевым мышам, а енотам так вообще эмигрировать пришлось... за реку, в другой лес.
  Сороки рассказывали, что Пауль даже в реку нырял - то ли рыбами, то ли за бобрами, и на дерево взбирался - не то беличье дупло ограбить, не то птичье гнездо разорить.
  Обычно черно-белым болтуньям мало кто верил, но когда речь заходила о Пауле, даже к сорочьему треску звери начинали прислушиваться.
  Все, кого он еще не успел съесть, между собой так волка и звали: 'Вечноголодный Пауль'.
  К слову, домашним животным от него тоже доставалось. То овечку утащит лесной разбойник с какого-нибудь подворья, то козочку. Мамы-курицы желторотых цыплят Паулем пугали. А телята в хлеву начинали тревожно мычать, когда в полнолуние над Спичечным лесом разносился тоскливый вой одинокого волка.
  Да, Пауль был одиноким волком. Может - правда, а может, и накаркал кто, но поговаривают, что когда-то он жил в стае, как все нормальные волки, но потом одного за другим... съел всех сородичей. И с тех пор места себе не находит: сердит на всех, никого не любит, на всех бросается, всех кусает.
  Лиса и Медведь предпочитали не связываться с ненасытным бандитом, и даже слон Тузик предпочитал избегать Пауля, несмотря на свои огромные рост, вес и авторитет.
  Вы спросите: откуда в Спичечном лесу слон? Не знаю, сам не видел, но утконос Афтандил говорит, что слон там точно есть. А Афтандил врать не станет, он же утконос...
  Так вот, однажды когда в животе у Пауля заурчало громче обычного, вышел он из леса в поисках кандидата на съедение и видит: пасется на лугу стадо овец.
  'Вот так удача!' - подумал Пауль и облизнулся. 'Только не для овец', - подумаете вы, и будете абсолютно правы.
  Подкрался волк к стаду с подветренной стороны, чтоб овцы его не учуяли, схватил крайнюю овечку (та пискнуть не успела) и в лес утащил.
  Вы скажете: стоп! Овцы же не пищат... Вот и эта не успела.
  Да так ловко он все сделал, что ни пастух, ни другие овцы ничего не заметили. Съел Пауль овцу - одна шкурка осталась - и думает: 'Что-то не наелся я'.
  Накинул он овечью шкуру на серую спину и бочком-бочком прибился к стаду. Улучил минутку - хвать овцу и в лес. Съел Пауль вторую овцу, потом третью. Кажется, уже живот вот-вот лопнет, ан нет, все ему мало. Пыхтит, отдувается, но все ж таки лезет в стадо, распихивает овец, выбирает добычу пожирнее. Вот тут его и заметил пес Чухча-Махухча.
  Вы скажете: какое-то неподходящее имя для пса - женское!
  Вот и Чухча-Махухча тоже так считал и очень стеснялся своего прозвища. Вместо того, чтоб стеречь овец, он выдумывал себе клички в алфавитном порядке (а ваша собака знает алфавит?). Чухча-Махухча уже дошел до 'Тутанхамона', когда понял, что со вверенным ему стадом что-то не так.
  Чухча-Махухча залаял! Овцы заблеяли! Пастух перевернулся на другой бок и... продолжил спать.
  Бросился волк бежать.
  Пес за ним.
  'Зачем я столько ел', - думает Пауль.
  'Вот догоню волка, и будут меня звать Стробоскоп' - думает Чухча-Махухча.
  'Откуда вообще во мне столько жадности', - думает Пауль и отдувается.
  'Вот поймаю волка и буду Лексус', - думает Чухча-Махухча.
  'Неужели так и помру', - думает Пауль, обливаясь потом.
  'Каллайдер - победитель волков', - думает Чухча-Махухча.
  Бьется волчье брюхо о пни да кочки, бежит волк из сил выбивается, а пес за ним все быстрее мчится, все выше подпрыгивает.
  Слетела с Пауля овечья шкура, обнажив правду.
  'Ой, смотрите, звери добрые, волк-одиночка отбегался! С Пауля сейчас шкуру снимать будут!' - Вопят сороки с верхушек деревьев.
  'Никому не нужный, всеми презираемый, сейчас лопну', - думает Пауль.
  'Ату его, кудлатый, справа заходи!!' - Трещат пернатые.
  'Но-но, без фамильярностей!' - думает Каллайдер, то есть Чухча-Махухча.
  'Капут мохнатому!!!' - надрываются сороки.
  'Господи! - неожиданно для самого себя взмолился Пауль - не дай мне сгинуть вот так: обожравшемуся, в грязном болоте, никем не любимому, ни одного доброго дела не сделавшему...'
  'Сейчас цапну!' - Предвкушает пес.
  'Я исправлюсь, Господи!!!' - Всеми фибрами волчьей души вопиет серый.
  'Сейчас!' - решил пес и вдруг потерял след...
  Только что был волк, и нет его - исчез в высокой траве.
  Пес пробежал еще несколько метров по инерции - нет волка. Побегал, побегал кругами - не может след взять - как сквозь землю провалился серый плут.
  'Быть мне теперь до конца жизни с женским именем', - с грустью подумал Чухча-Махухча и понурый пошел назад к стаду.
  А Пауль еще долго бежал, не разбирая дороги: через лесную чащобу, - оставляя клочья шерсти на обломанных сучьях, по болоту - в воде по брюхо, по острой осоке и колючему кустарнику - бежал и нигде не видел убежища.
  Даже деревья не хотели спрятать его под своими корнями, а трава спутывала лапы, мешая бежать. Эхо собственного дыхания казалось волку рычанием пса, а топот своих же лап - шумом погони. Мчался Пауль, что было сил, да только от себя не скроешься даже в сказке.
  'Лишь бы за овраг перебраться, а там не найдут', - думал волк. И вот он - спасительный овраг. Из последних сил оттолкнулся Пауль от одного края оврага, хотел перепрыгнуть на другой, да подогнулись серые лапы, и кубарем покатился волк на самое дно, ударился головой и затих.
  'Умер?' - Спросите вы.
  Да нет, сознание потерял.
  Собрались звери возле оврага: не знают, что делать. Бросить волка умирать - не хорошо, спуститься помочь - боязно: вдруг вскочит и укусит.
  'Может он помер?' - спросил хомячонок Персик. Но мама так строго на него посмотрела, что Персик смутился и замолчал, и если бы не пушистая желтая шерсть, все увидели бы, как он покраснел.
  А Пауль лежал в полузабытьи на дне оврага, и чудилось ему, будто он все еще убегает, а погоня все ближе...
  Не отстают преследователи ни на шаг: вроде оторвался, а они тут как тут - хохочут с верхушек деревьев, обгоняют с боков, дышат в загривок, за лапы хватают...
  'Не уйдешь, Пауль, не уйдешь! Ты - наш, а мы - твои! Навсегда!'
  'Кто вы?! - в страхе закричал Пауль, - покажитесь!'
  'Мы - твои грехи...Неужели ты нас не видишь... Неужели ты НАС НЕ ЧУВСТВУЕШЬ?!'
  В ужасе вскочил волк с земли. Звери наверху охнули и отступили, а Персик, с перепугу, даже сделал лужу.
  
  Пауль смотрел на лесных жителей снизу вверх, с самого дна, те смотрели на него сверху вниз и видели совсем другого волка. Вроде та же серая шерсть, те же лапы и пасть, но что-то неуловимо изменилось. Может предзакатное солнце подшутило над звериными глазами?
  'Смотрите, Пауль плачет...', - сказал хомячонок Персик.
  'Пауль плачет.... Волк плачет...', - зашептались звери.
  По щеке Пауля и в самом деле медленно скатилась тяжелая соленая капля. Волк поднялся по склону оврага. Звери расступились. Не побежали, не бросились в рассыпную, а просто дали ему пройти...
  
  С тех пор по округе разнеслась молва о том, что в Спичечном лесу живет необычный волк - ни зверей, ни птиц он не ест, и вообще ни кого не обижает. Собирает грибы-ягоды, сеет пшеницу - хлеб печет, на зиму варенья-соленья готовит, а живет в заброшенном дупле, где раньше дикие пчелы жили. 'Пауль-вегетарианец' так - волка называют друзья.
  Может слегка и преувеличивает звериная молва, но вот про дупло - точно правда! Я сам не видел, мне енот Фигаро рассказывал - он недавно с семейством по первому льду на реке из эмиграции вернулся. А если неправда, тогда зачем ему возвращаться?
  P.S. А Чухча-Махухча, не догнав Пауля, вернулся к стаду, подошел к пастуху и виновато лизнул его руку. Тот, спросонья и не заметил, что стадо стало меньше. Чешет пса за ухом, приговаривает: 'Хороший пес, молодец!'
  'Что такое? - встрепенулся Чухча-Махухча, - я не ослышался? Повтори: как ты меня назвал?!'
  'Молодец! Хорошая собака', - повторил хозяин и ослабил псу ошейник.
  Чухча-Махухча аж взвился в воздух: 'Вы слышали ?! Вы ЭТО слышали!!! Ушам своим не верю. Я - Молодец!!!'
  
  Как обычно, ближе к вечеру стадо потянулось в деревню. Овцы знали дорогу и без всяких понуканий шли привычным маршрутом. Пастух семенил следом, как всегда, погруженный в собственные мысли. И только пес по кличке Молодец носился как угорелый, то забегая вперед, то исчезая далеко позади, высоко подпрыгивал и заливисто лаял, словно хотел поделиться со всем миром какой-то важной новостью.
  
  Андрей и Славик Шустовы
  
  
  
  
  Правдивая история Колобка
  (рассказанная им самим по пути с хлебозавода на стол)
  
  Вы, наверное, удивитесь, но вообще-то я - каравай... Да, молодые люди, ваши далекие предки называли наших далеких предков колобками, имея в виду круглый каравай. Это в последние лет сто колобок стал ассоциироваться с чем-то шарообразным. На самом деле мы круглые.
  Вот попробуйте испечь шар из теста - не получится.
  Так что я - каравай. И отец мой и дед были караваями. Сосед мой по лотку в хлебовозке (такая машина, которая нас, хлебобулочных, развозит из пекарни в магазины) - печатный пряник Медведь - говорит, что караваи, устарели. Дескать, не 'продвинутый' мы хлеб, не крутые, не современные. То ли дело пряники: и посмотреть приятно и попробовать, у них предки из Англии, родственники в Германии, родня в Туле... Багет французский и вафли венские, вообще, говорит - высший свет хлебобулочного общества, куда простым караваям путь заказан.
  Рассердился я: - Уйду, - говорю, - от вас.
  Выбрал момент, когда фургон резко затормозил, и кувыркнулся с лотка на дно фургона. Сушки ахнули, кексы вздрогнули, а одна пицца упала в обморок.
  Кажется, приехали.
  Я подкатился к двери и приготовился к побегу...
   - Никуда он не денется, - сказал Медведь-пряник. - Его водитель поймает и в магазин вместе с нами.
   - Еще посмотрим - подумал я, притаившись у двери.
   - Он сможет! (это пицца пришла в себя) Он - настоящий герой...
  Ох уж эти итальянки, такие романтичные. По-моему, она мне даже подмигнула маслиной.
  Только щелкнул замок и дверь начала открываться, как я боком сиганул в щель и сразу вниз за колесо. Благо нас еще на хлебокомбинате в целлофан упаковывают.
  - Эй, куда-а-а?! - Это водитель спохватился.
  А продавщицы хохочут:
  - Ну что Волков, убежал от тебя колобок?!
  А я притаился за колесом, не дышу...А сам думаю:
  - От Медведя ушел и от тебя, Волков, уйду...
  Покряхтел водитель, посмотрел, полазил - нет меня. А график поджимает: сколько еще магазинов объехать надо. Сел человек в кабину и поехал дальше.
  А меня раскрутило колесом и на повороте под уклон кинуло. Хлебовозка в одну сторону, я - в другую. Мои приятели в лотках - в гору, я - с горы. Качусь, аж подпрыгиваю.
  По-бе-ре-гись!
   Так разогнался, чувствую, еще немного и взлечу.
  Видели когда-нибудь неопознанный летающий каравай? Если видели, то это был я.
  А тем временем по проезжей части прямо мне наперерез выезжает автобус. Вижу, столкновения не избежать, ведь тормозов караваям еще не придумали. Зажмурился, сгруппировался, приготовился к удару. Вдруг автобус останавливается двери открываются и тетенька-кондуктор выводит из салона молодого человека:
   - Либо платите за проезд, либо выходите. 'Зайцам' здесь не место!
  И тут появляюсь я.
  С разгону влетаю 'зайцу' в живот, (но не тем способом, которым обычно хлеб туда попадает, а снаружи) 'заяц' аж присел от неожиданности на ступеньку и машинально попытался схватить нечто агрессивно-круглое.
  Но не так просто поймать колобка в целлофане.
  Кондуктор взвизгнула и отпрыгнула в салон.
  Я отскочил на улицу.
  Автобус поехал.
  По инерции, вихляя, я выкатился на встречную полосу,
  чудом проскочил между колес какой-то иномарки,
  перелетел через бордюр
  и шлепнулся в траву разделительной полосы.
  Мать моя, сдобная булка!
  Еще бы немного и меня бы в лаваш расплющило!
  Лежу в себя придти пытаюсь, ладно хоть и от 'зайца' ушел.
  И тут прямо передо мной появляется огромный черный нос,
  рыжая морда,
  розовый язык
  и два ряда острющих белых зубов...
  
  Я вспомнил машину для замеса теста,
  форму для выпечки,
  жар печи,
  лоток хлебовозки,
  зеленые маслины пиццы.
  Прощай жестокий мир...
  
  - Лиса! Чего ты там опять нашла?
  Рыжая морда втянула язык и обернулась. Тут я заметил поводок и все понял. Бабушка с дедушкой выгуливали рыжую собаку по кличке Лиса.
  - Ты посмотри, кто-то хлеб выбросил, еще в упаковке даже, - сказал дед и поднял меня над землей (если бы у меня был язык, я б его в тот момент обязательно показал Лисе).
  - Нехорошо, - сказала бабушка, - нельзя его так оставлять, грех это - хлебом кидаться.
  Я чуть не покраснел: меня ж никто не кидал, я сам во всем виноват был.
   - А помнишь, дед, полвека назад нас таким же караваем родители встречали после венчания - хлебом, солью благословляли...
   - Как не помнить, вроде вчера только венчались, ан уже 'золотая свадьба'. Пойдем-ка, жена домой, скоро гости будут...
  Так мы и пошли втроем: 'молодожены' и каравай...
  А нет, вчетвером, собаку Лису забыл.
  Это почти вся моя история, потому что не должен колобок от людей бегать, и я впервые за этот день почувствовал себя на своем месте.
  От таких бабушки с дедушкой я - ни ногой, тем более что и ног у меня нет.
  А за праздничным столом я встретил и пряника, и вафли, и кое-кого еще с зелеными маслинами... Но на самом видном месте праздничного стола был все-таки я (уже без упаковки).
  Так что, как бы вкусняшки ни гордились, а хлеб, как говорится, всему голова. Голова - значит главный. Помните об этом, когда идете в магазин или садитесь за стол.
  
  С уважением,
  ваш Колобок, или Каравай (кому как больше нравится). Адрес нашей электронной почты: ash-43@mail.ru
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"