Шустрова Алина: другие произведения.

Подарок для Ёлки окончание

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:




Глава 13

  
  
   Я молча подписывала бумаги. Макс с адвокатом продолжали перемигиваться и общаться полунамёками. Закончив с договором, отодвинула его и решила дать мужчинам поговорить.
   - Я немного проголодалась, - сообщила, глядя на Макса, - пойду в ресторан, вам заказать что-нибудь?
   - Я с удовольствием составлю вам компанию в следующий раз, сегодня у меня еще одна встреча, - вежливо отказался  Михаил Наумович.
   Макс попросил стейк и десять минут времени. Я прихватила сумку и отправилась в ресторан, расположенный на первом этаже офисного центра. Быстро спустилась на лифте, выбрала свободный столик, подозвала официанта, отдала заказ. Только достала телефон, чтобы позвонить Ларке, как за мой стол, без приглашения уселся незнакомый мужчина. Я сердито вскинула глаза. Извините, как же, незнакомый, визитку давал, точно помню. Осталось вспомнить, что на ней было написано.
   - Здравствуйте, э-э-э... - выдала я, напрягая память.
   - Эдуард Саркисян, - кусочек картона с затейливой вязью, вновь возник перед моим взором.
   - Точно, припоминаю, ЗАО "Фрокс". Мы с вами на награждении встречались. С удовольствием бы пообщалась, но, - я выразительно посмотрела на часы, - Дадиани Максим Сергеевич будет с минуты на минуту. Мне так жаль, - сообщила я, даже не моргнув.
   - Сколько у меня времени? - мгновенно сориентировался мой собеседник.
   - Минут пять, - сообщила я, посмотрев на часы.
   - Хотел вас пригласить на ужин...
   - Я в трауре, и никуда не выхожу!
   - Если вам понадобятся деньги, позвоните мне!
   - У Максима Сергеевича приоритетный выкуп, - решила я не затягивать наше общение.
   - Вы уже подписали договор, даже не вступив в права наследования? - расстроенный Саркисян водил пальцем по столу. - Быстро Максим Сергеевич вас в оборот взял. Очаровал и голову задурил.
   - Это вы сейчас о чем? - уточнила я.
   - О том, что только мы с Вячеславом договорились о продаже патента и не одного, заметьте, как он умирает. Для всех сюрприз, гром среди ясного неба - вдова Вячеслава Дадиани. Один Макс не растерялся. Окружил заботой и раз, наследница, толком не успев вступить в свои права, уже подписала все необходимые документы.
   - Врете, - постучала я кончиком ножа по столу, - Вячеслав не мог ни о чем с вами договориться, у него был точно такой же договор, как и у меня.
   - Конечно, был. Максим Сергеевич очень предусмотрительный мужчина. Но Вячеслав Сергеевич был гений, во всех смыслах этого слова. Нестандартное мышление всегда помогает решить проблему, в любой отрасли. И если Вячеслав Сергеевич сказал, что хочет продать несколько, заметьте, собственных изобретений! То, надо полагать, он нашел, как обойти договор и оставить с носом своего удушливо - предприимчивого брата. Человек захотел жить собственной жизнью, даже женился без одобрения брата. Это о многом говорит...
   Я подняла глаза, к нам направлялся Макс.
   - Ваши пять минут истекли, - сообщила я, кивнув на приближающегося Дадиани.
   Эдуард резво подскочил и, коротко кивнув Максу, испарился. Дадиани с хмурым лицом занял место Саркисяна.
   - Что он хотел?
   - Гранулы. Я сказала, что продать не могу, у тебя приоритетный выкуп. Или не надо было?
   - Нормально, пусть ко мне пристают. Зачем только они ему, не пойму?
   - Как это зачем? Ты знаешь, я посмотрела, сколько этой ерунды провозится в тоннах в месяц через границу. В нулях запуталась. Золотое дно, нефтяная скважина, если будет угодно. А у ЗАО "Фрокс" к тому же сеть автосервисов, представляешь, сколько козырьков и спойлеров для отечественных автомобилей производится. У тебя, кстати, тоже дилеры по автохимии есть. Налаживай производство и по накатанной дорожке...
   - Хочешь заняться? - Макс насмешливо улыбнулся. - Давай, только с Саркисяном не связывайся, он мне не нравится. Лучше Ларку возьми в долю. Мне гораздо спокойней, когда вы обе заняты делом. И энергия ваша во все стороны не фонтанирует. Я в вас верю, вы на пару горы свернете по дороге! Петросяна с замом и конторой переедите и не заметите!
   Мне повезло, прибыл официант с тарелками, и я ловко увильнула от ответа.
   Что-то пока страшновато с этими патентами связываться, голову оторвут и не поморщатся. А я так молода, мне ещё жить да жить...
   Мы быстро поели, Макс торопился на встречу, а меня попросил забрать документы для вступления в наследство у Марины и не забыть паспорт, в четыре часа нас ждет нотариус. Через пару часов надо выехать из офиса.
   Я поспешила к себе, взяла у секретаря папку с документами, паспорт, свидетельство о браке и присела за стол в своём кабинете. Зачем я брякнула Максу, что Саркисян интересовался гранулами? Он же не уточнил, что именно хотел. А сказала я то, что раньше говорил мне Макс, когда я нашла визитку Петросяна в кармане Солнца.
   Почему соврала? Я больше не верю Дадиани?
   Пришел какой-то посторонний мужик, наврал с три короба, а я и уши развесила? Будем считать, что растерялась. Надо отвлечься и, например, проверить почту.
   Так и есть, несколько сообщений от Кики. В основном светская хроника: Виктория Малевская открыла выставку костюме от Versace, нашла нового гениального творца, посетила светское мероприятие в платье от Moschino, почтила своим присутствием аукцион.
   Макса нигде нет, иногда рядом приятельницы или друг и гениальный модельер по совместительству - бледное существо, явно неопределившееся с ориентацией.
   Итак, у нас в наличии: Светская Львица, одна штука. Не скажу, что счастливая, но явно самовлюблённая. Для полного счастья не хватает симпатичного кошелька в брюках, так сказать, оттенить неземную красоту бриллиантами соответствующего размера и стоимости. Новой информации, кроме той, что госпожа Малевская довольно фотогенична, из предоставленных мне сведений я не почерпнула. Очень жаль, но что поделать.
   Я еще раз внимательно осмотрела кабинет Солнца, даже взглядом зацепиться не за что. Разве что семейное фото в рамке! Хороший тайник, кстати, у всех на виду. Я разобрала рамку, вынула фотографию - пусто. Ничего, у меня есть, что здесь спрятать. Только я успела собрать рамку и поставить её на место, как заглянул Макс:
   - Ксюша, поехали к нотариусу, нам на определенное время назначено.
   Я прихватила папку с документами и поспешила вслед за Максом в нотариальную контору.
   Там нас уже ждали. Две девушки быстро выложили стопку документов, проверили мой паспорт и свидетельство о браке, пригласили нотариуса. Я дождалась паузы и громко выдала:
   - Я отказываюсь от наследства в пользу Максима Сергеевича Дадиани!
   Нотариус снял очки, Макс застыл, помощницы нотариуса поглядывали на меня с опаской, словно я душевнобольная и находиться со мной в одном помещении не безопасно.
   Но концерт на этом не закончился, следующим выступал Максим Сергеевич.
   - Я тоже отказываюсь!
   Теперь я изобразила соляной столб. Из ступора меня вывел нотариус.
   - Молодые люди, вы сейчас выходите в коридор, решаете все свои проблемы, и обратно заходит только один из вас - наследник. У вас пятнадцать минут, у нас очередь.
   Мы с Максом бодро вытряхнулись в коридор, а затем на улицу, мимо толпы народа, взирающей на нас любопытством.
   - Что ты делаешь? - зашипела я на Дадиани.
   - Я до последнего не верил, что ты откажешься! Ты вернула мне веру в человечество! - радостный Макс схватил меня в охапку, потискал как котенка, поцеловал и поставил на место.
   - Все? Приступ нежности окончился? - поинтересовалась я, приводя одежду и волосы в порядок. - Я отказалась от наследства, следом ты, что дальше? Говори, что придумал, ты ведь просто так ничего не делаешь?
   - Ничего я не придумал, ты сейчас идёшь и принимаешь наследство. Это подарок, причём не мой, а Славкин. Ты никогда не думала, что со мной что-нибудь случится? Ты - Дадиани, и с подносом больше бегать не будешь. Мне брат никогда бы не простил этого!
   - И что с тобой может случится?
   - Подстрелят, например!
   - А если меня? - не сдавалась я.
   - Тебя вряд ли. Ты красавица и наследница, а я злой и страшный Бармалей, - улыбнулся Макс, скорчив проказливую физиономию. - С квартирой разберёмся через шесть месяцев, ты же меня не выпишешь? - пошутил Макс.
   - Посмотрю на твоё поведение, - Дадиани только хмыкнул и продолжить гнуть свою линию: - Брат, как наследник при живой жене, очень сомнительная сделка в юридическом плане и легко может быть опротестована в суде.
   - Я не собираюсь подавать в суд!
   - Допустим, но покупатели, если я решу продать квартиру, тебя не знают и не могут быть уверены в этом на сто процентов. Поэтому, ты сейчас наследство принимаешь, а потом мне квартиру продашь, если захочешь!
   - Подарок говоришь? - вздохнула я. - Русский мужчина никогда не подарит девушке плюшевого мишку, он купит у цыган живого! - и, глядя на ухмыляющегося Макса, добавила: - Хорошо! Я приму наследство, потом проводим сделку по продаже квартиры. Денег я не беру, но налог, платишь ты!
   - Какая коварная и меркантильная женщина мне досталась! - Макс закатил глаза и схватился за сердце.
   - Я тебе сегодня уже говорила, что ты чудовище? - возмутилась я.
   - Нет, но раньше намекала!
   - Прекрасно, а то я повторяться не люблю! - и стукнула его сумочкой от избытка чувств.
   - Вот так разбиваются иллюзии, ведь я считал себя сокровищем! - Макс притянул меня за руку и поцеловал.
   - Так и есть, - прошептала я ему на ухо, - только не говори никому.
   - Ни за что! - пообещал Дадиани. - Так мой имидж можно испортить.
   Оставив Макса на улице, я поспешила к нотариусу в кабинет, принимать наследство. Подписала все необходимые документы, получила расписки и отправилась восвояси, ждать шесть месяцев с момента смерти Солнца.
   Следующие пару дней Макс мотался на место пожара, проверяющие органы жаждали завести уголовное дело, несколько человек получили ожоги. Полиция была занята поисками крайнего, отвечающего за технику безопасности, а Макс вместе с адвокатом спасали главного инженера, вследствие чего Дадиани пребывал в крайне взвинченном состоянии, и виделись мы редко, в основном ночью и утром. Я потихоньку занималась ремонтом и изучала своё наследство, приставая в офисе с вопросами к Виталию и Аркадию по поводу области применения изобретений Вячеслава.
   В четверг с утра позвонила Лариса.
   - Ёлка, есть разговор! - начала она издалека. - Может, встретимся?
   - Конечно, обрадовалась, - я подъезжай ко мне в офис на обед, угощаю. И у меня тоже новости есть!
   - Мне сейчас говорить неудобно. Всё завтра! Это важно! - и повесила трубку,
   - Что за человек? - пробормотала я. - Вечно нерв поднимет, таинственности накрутит и в кусты слиняет.
   В обед прилетела Ларка и мы решили освоить ресторан с грузинской кухней на пятом этаже, я здесь ещё не была. Меню было достаточно дорогое, оставалась надежда, что сплетниц из бухгалтерии мы не встретим. В ресторане царила уютная атмосфера, а главное, спасительная прохлада, что очень оценила подружка после жаркой и душной улицы с раскалённым асфальтом. Интерьер из камня, резные столбы и арки, увитые виноградом, массивные деревянные столы, ставни с коваными петлями, окна с витражами. Тяжёлое меню в кожаном переплёте, на металлических кольцах.
   Мы заняли угловой столик, и Лариса зашептала без предысторий:
   - Я с Нечаевым разругалась вдрызг. Вчера заехала за ним на работу, и такое услышала! Оказывается, ты в разработке по убийству Вячеслава Дадиани, подозреваемая номер один, с самого начала, как дело уголовное завели! А этот гад врал мне, нет мотива, нет версий! Каков подлец! - возмущалась подружка.
   Я же, вообще, не дышала.
   - А как же рыжий, с фоторобота из Мосводоканала? - промямлила я, холодея.
   - Ты его и наняла! - обрадовала меня Ларка.
   - Замечательно! А теперь ещё и в наследство вступила, подлая корыстная супруга во всей красе!
   Не выдержала и набрала Максу, он ответил после второго гудка.
   - Спасибо тебе, я теперь единственная подозреваемая в убийстве Вячеслава! У меня был мотив! - разозлилась я. - Ты специально меня заставил это наследство дурацкое принять?
   - Что за чушь?! - возмутился Дадиани. - Не обращай внимания, фигнёй занимаются вместо того, чтобы работать. Я перезвоню тебе, не могу сейчас говорить.
   Я нажала отбой, но успокоиться не удалось, меня слегка потрясывало, а богатая фантазия не давала собраться с мыслями. Подружка, видя моё состояние, попыталась меня отвлечь деталями её непростых, но крайне увлекательных взаимоотношений с Еленой Вячеславовной Нечаевой.
   - На самом деле, если бы не повышенная ненависть ко всем потенциальным невесткам, а ко мне особенно, - жаловалась подружка, - это была бы свекровь моей мечты. Только представь себе: стильная одежда, подтянутая фигура, ухоженная от ногтей до кончиков волос. Я тебе зуб даю, - горячилась Ларка, - чтобы так выглядеть она должна иметь личного парикмахера, массажиста, фитнесс - тренера, стилиста, косметолога, портного и маникюршу. И вот эта, к слову сказать, потрясающая женщина, которая посещает квартиру сына не с целью постирать его носки, а проконтролировать уборщицу, вбила себе в голову, что браки должны быть по расчету. А чтобы не было разводов, надо правильно рассчитывать! Она убеждена, что любовь и страсть - это глупости, на которых нельзя построить длительные и ровные отношения. Против меня, с ее слов, она ничего не имеет, ровно до тех пор, пока я не собралась за её драгоценного Александра замуж.
   - Кошмар, - простонала я.
   - Представляешь, я все это выслушала, и говорю: "Что вы, мама, я слишком молода для замужества!" А она мне выдаёт: "Ты меня мамой не зови! В высшем обществе так не принято. Можно просто, по имени отчеству". И дальше продолжает: "В ежедневном рационе молодого мужчины должны присутствовать в достаточном количестве белки, жиры и углеводы, а также микроэлементы и витамины. Особенно группа В - она очень полезна для нервов!" - смерила меня пронизывающим взглядом и добавила: "А нервы моему сыну понадобятся железные. Сразу видно, что у тебя на уме только пьянки, гулянки и мужики".
   Я ей отвечаю: "мама, я смотрю, вы прекрасно помните свою молодость". Она на меня ещё раз посмотрела, как на грязь на подоле и, поджав губы, удалилась. Да так быстро, что я даже не успела поздравить ее с профессиональным праздником - Хэллоуином! - вздохнула Ларка. - Придётся с Нечаевым мириться, а то мамуля ещё решит, что я её испугалась и сдалась без боя!
   - Майору будешь жаловаться? - поинтересовалась я, с тоской глядя на обед.
   Аппетит от расстройства покинул меня и возвращаться, похоже, не собирался.
   - Зачем? Чтобы лишить себя такой увлекательного время провождения! Да ни за что на свете! Ты не понимаешь, на самом деле я просто влюблена в неё, и когда стану свекрухой или тещей, буду именно такой! А сейчас я впитываю всё как губка. Потрясная тётка! Железная выдержка, сарказм и самообладание породистой стервы! Наконец-то я нашла себе достойного противника, а то кругом такая скука!
   Я только всхлипнула, бедный Нечаев! Хотя, если Ларка и Елена Вячеславовна займутся друг другом, возможно майора ждут спокойные времена! Им будет просто не до него!
   - Ксюха, не падай духом, подумаешь, подозреваемая, на безрыбье и рак рыба! Нет у них на тебя ничего, кроме подозрений! Эх, зря я тебе сказала, не думала, что ты так близко к сердцу всё воспримешь! - разволновалась подружка, видя моё состояние.
   Я вымученно улыбнулась в надежде, что Ларка отстанет. Хотелось побыть одной и всё обдумать.
   - Не переживай, езжай спокойно, сейчас переварю новости и успокоюсь.
   Ларка чмокнула меня в щёку и поехала мириться с Нечаевым. Как она сказала, только ради разведывательной деятельности. Предупреждён, вооружен! И будущего счастья мамули. А я злилась на себя и окружающих и уже представляла себя за решёткой по обвинению в организации заказного убийства Вячеслава.
   Что будет, если Макс поверит в мою причастность к смерти брата? А не поверил ли он уже? Где он в таком случае?
   Эти дни Макса я почти не видела и сходила с ума от неизвестности - тяжело, когда не знаешь, что происходит, и приходится домысливать и фантазировать.
   Пару раз звонил Арсений Мигулин, звал поужинать или в театр, поздравил с вступлением в наследство.
   - Поздравлять не с чем, - вздохнула я, - теперь, оказывается, у меня есть мотив, для убийства мужа!
   - Это Макс сказал? - уточнил Арсений.
   - Нет, это доводы нашей бравой милиции!
   На этой оптимистичной ноте, мы с ним простились.
  
   На следующий день состоялась довольно интересная беседа с Аркадием. Он в плане общения был более перспективным, чем Виталий. Я за ним ходила как привязанная, мы даже подружились.
   Аркадий спросил, что там с расследованием, а я ответила:
   - Тишина пока, у полиции всего пару версий, но мне они не нравятся! Ты не слышал последние новости? Полиция вышла на след киллера и заказчика.
   - Да ты что? - удивился мой собеседник. - И кто же это?
   - Киллер - рыжий мужчина, разгромивший мою квартиру, а заказчик сидит перед тобой! Единственный материально заинтересованный человек. Я ведь получила наследство после смерти супруга.
   Арсений на меня внимательно посмотрел и выдал:
   - У меня предложение, давай побеседуем на эту тему в другом месте, - и многозначительно кивнул на сотрудников лаборатории снующих из одной комнаты в другую.
   - Это где на пример? - спросила я.
   - Ты давно по улице гуляла?
   - Давно, - грустно вздохнула я, а про себя подумала:
   "Кто бы знал, как мне надоела это состоятельная жизнь, и вообще, скорее бы институт начался".
   Изменение привычного ритма жизни очень плохо на меня действовало. Я совсем запуталась и, потеряв привычные жизненные ориентиры, не понимала к чему стремиться.
   Аркадий, тем временем, провел меня в лифт, затем на улицу и, пройдя буквально пятьдесят метров, мы оказались в чудесном сквере. Меня он усадил на лавочку в тени дерева и попросил подождать его пять минут. Я кивнула и, вытянув ноги, с удовольствием огляделась вокруг. Жара, горячий асфальт и только тень да лёгкий ветерок приносит долгожданную прохладу и запахи.
   Я прикрыла глаза. Машины, вот легкий аромат корицы и свежей выпечки, мороженное, мороженное? Я открыла глаза, передо мной стоял Аркадий с двумя стаканчиками пломбира в вафельном стаканчике.
   - Спасибо огромное! - получив вожделенное лакомство, с удовольствием откусила кусочек. - Я сто лет не сидела вот так, просто на лавочке с мороженным!
   - Ты же студентка, - рассмеялся Аркадий, - я думал, для тебя это привычное время препровождения?
   - Что ты, откуда у современного студента свободное время? Если, конечно, у тебя нет богатеньких родителей. Почти все мои знакомые работают в свободное от учёбы время, да и не на одной работе. Мы же иностранные языки учим, многие по ученикам еще бегают. Лавочка, мороженное и сладкая вата с лимонадом - это всё мечты из прекрасного, но, увы, уже далекого детства.
   - Договорились, - улыбнулся Аркадий, - в следующий раз куплю тебе сладкую вату!
   - Обещаешь? - рассмеялась я.
   Давно мне не было так легко, свободно и вкусно. Я с удовольствием расправилась с тающим мороженным и, полив руку из бутылки с минералкой, любезно предоставленной мне Аркадием, решила вернуться к разговору, начатому в лаборатории.
   - Мне кажется, или ты хотел мне что-то сказать без посторонних?
   Аркадий кивнул и развернулся ко мне в пол оборота, положив локоть на спинку лавочки.
   - Ты бы не рассказывала никому о том, что теперь ты - главный подозреваемый, у Макса с чувством юмора плохо, может ведь и поверить.
   - Что значит, поверит! - возмутилась я. - Ведь это он сам настоял на наследстве, я ведь почти отказалась у нотариуса в его пользу!
   - Ты отказалась, а он заставил тебя принять наследство?
   - Ну да! Начал говорить, что это Славкин подарок, что я Дадиани, и мне нельзя больше бегать с подносом, я позорю его и память брата, что Славка ему не простит. А квартира, унаследованная братом в обход супруги, вообще сомнительная сделка. И лучше, если он у меня её выкупит.
   - Славка ему не простит? Интересно, когда он считался со Славкой?! В этой компании все пляшут под дудку Максима Сергеевича. Оно, в принципе, и понятно, это его детище, он создал его с нуля. Но без Славкиной головы он не достиг бы и десятой части того, что имеет. А Славка получал гроши, работая без продыху, как одержимый. И даже владея патентами на собственные изобретения, не мог ими свободно распоряжаться.
   - Ко мне на днях Саркисян Эдуард, в ресторане подошёл, ЗАО "Фрокс". Знаешь таких? - поинтересовалась я у Аркадия.
   - Да, у них офис на третьем этаже, частенько пересекаемся.
   - Он сказал, что Славка хотел ему патенты продать?
   - Так вот почему они поругались?
   - Кто поругался? - не поняла я.
   - Максим с Вячеславом!
   - Поругались? - не поверила я.
   - Они ругались, редко, но случалось. Макс очень категоричен в своих решениях, в работе. Женщин вообще за людей не считает!
   - И меня тоже? - расстроилась я.
   - С тобой иначе, но здесь он лицо заинтересованное, может и поднапрячься немного.
   - Почему заинтересованное? Ты же сам говорил, что то, что было у Славки, не сравнить с доходами Максами, так зачем ему напрягаться ради грошей? Тем более с Викторией ссорится.
   - Я сейчас не про деньги, просто все производства работают на Славкиных патентах, забери их, и что останется?
   - Но ведь я читала договор, продать их я могу только Дадиани, плюс, на мой расчётный счёт перечисляется тридцать процентов от чистой прибыли за их использование. По-моему, всё честно.
   - Ксения, ты как маленькая, это же бухгалтерия, кто всю прибыль тебе показывать будет.
   - Макс мне вообще ничего не должен, и от наследства я практически отказалась, он мог меня не уговаривать, а принять наследство и не морочить себе голову, - вступилась я за Дадиани.
   - Вот это меня и пугает, - вздохнул Аркадий. - Не похож Максим Сергеевич на доброго дядю, разбрасывающегося деньгами. Ты мне очень нравишься, я прошу тебя, будь осторожна. Запиши мой мобильный и звони, если что. А на счёт Вики, если бы у меня была такая девушка как ты, я бы никогда тебя не променял, тем более на Вику! - проникновенно выдал Аркадий.
   Я решила последнее высказывание оставить без комментариев. Мы обменялись телефонами и разошлись, но разговор неприятным осадком остался со мной.
   Постепенно у меня начал вырисовываться немного другой портрет Макса, нежели я привыкла себе представлять. Я привыкла, что Макс носится со мной как с маленькой девочкой. Возможно, сказалась потеря брата и ему хочется о ком-то заботиться. Но Дадиани не ласковый и пушистый урчащий тигра, как я себе нарисовала. Он, в первую очередь, удачливый бизнесмен - жёсткий, расчётливый и безжалостный к врагам. И не дай мне Бог, попасть в их категорию или, хотя бы, категорию предателей. Раздавит и не заметит.
   В совершенно расстроенном состоянии, я отправилась к себе в кабинет и, увидев Марину, поинтересовалась:
   - Скажи мне, пожалуйста, Максим Сергеевич с Вячеславом часто ругались?
   - Да ты что! - отмахнулась от меня девушка. - разве можно с Вячеславом Дадиани поругаться, он криков вообще не выносил. Хотя, ты знаешь, было, за пару дней до смерти, что-то они там не поделили, и Славка как начал себя по голове бить. Максим Сергеевич его еле успокоил, да-да. Я как раз на обед ушла, возвращаюсь, а тут из бухгалтерии Елена Андреевна стоит. Уши развесила и папку к груди прижимает, я её и отправила подальше, чтобы сплетни не разносила по офису.
   - Понятно, а из-за чего, не знаешь?
   - Да много ли Вячеславу Сергеевичу надо, что-нибудь не то брякнул, и всё, человек разволновался.
   - С пожара новостей нет?
   - Нет, из новостей, только статья в газете, сегодня утром принесли.
   Марина протянула мне прессу. Статья на всю полосу с чёрно - белой фотографией. Не очень чёткая, но можно рассмотреть Макса, пару толстых мужиков и Вику в светлой каске.
   - Это ведь Малевская? - не поверила я, протягивая газету Марине.
   - Похоже. А что она там делает? - спросила секретарь, рассматривая фотографию.
   - Самой интересно, - и я, прихватив газету, ушла к себе.
   Как во сне села за стол, уронив прессу перед собой.
   Дадиани меня не любит! "А когда он утверждал обратное?" - усмехнулась я. Он мне врал от начала до конца и продолжает тайком встречаться с Малевской. А зачем ему я? Из-за денег? Неужели Аркадий прав? Нет, глупости! Зачем тогда навязывал мне наследство? Чтобы отдать полиции, когда припечёт? Готовый подозреваемый, мотив есть, улик только маловато. Так и с ума сойти недолго! Надо успокоиться и подождать, со временем всё встанет на свои места, главное, сгоряча дел не натворить!
   Дадиани приехал поздно, я уже почти заснула. Принял душ, обнял и отключился.
  
   В пятницу Макс весь день провел в офисе, и мы даже засветло заехали в магазин. Вопросы крутились на языке, но Макс был задёрганный и усталый, устраивать разборки в таком состоянии, было бы нечестно. И я с трудом, но держалась.
   - Ксень, я телефон забыл. Возьми, пожалуйста, - попросил Макс, выгружая сумки из багажника.
   Я протянула руку к телефону, и в этот момент, пришло смс. Пробежав бегущей строкой по экрану, стальным обручем стиснуло голову.
   "Спасибо! Всё было потрясающе! Я знала, ты простишь меня!". Отправитель Вика.
   Я сжала телефон Дадиани в руке, вышла из машины, и встала перед Максом.
   - А ты хорошо там устроился! Проверяющие органы ублажаешь и не только! Про свои, смотрю, тоже не забываешь!
   - Ты это о чем, вообще? - оторопел Макс с тяжёлыми пакетами в руках.
   - Я о СМС от благодарных, а главное, удовлетворённых женщин! Молодец, прыткий, и когда всё успеваешь?
   Макс швырнул сумки на асфальт и взвыл:
   - Какие ещё женщины?! Я за эту неделю устал как собака! Из -за тебя, между прочим, в Москву мотаюсь. Мог остаться в местной гостинице, а не носится как придурок! По четыре часа в день за рулём!
   - Какие жертвы! - я покачала головой и поцокала языком. - А Викуля тебя там ждёт, или по звонку выезжает? Она такая благодарная, как я посмотрю. Бабник! - я швырнула телефон в багажник и, развернувшись на каблуках, убежала домой.
   Проскользнула в свою комнату и закрыла дверь на замок. Макс пришёл следом, судя по грохоту, бросил сумки в коридоре на пол. Обошёл квартиру, постучал в дверь.
   - Ксень, открой, кончай этот детский сад! Я не знаю, к чему она эту смс написала! И вообще, зачем ты в телефон мой полезла!
   - Я полезла? - взвилась я, открыв дверь. - Какая же ты сволочь! Видеть тебя не хочу!
   Макс сжал кулаки, развернулся и, пнув пакет, скрылся в спальне, громко шарахнув дверью. Я решила не отставать и, захлопнув свою, сползла по ней на пол.
   Как же больно.
   Представив себе Макса и Викулю, в постели, я чуть не завыла.
  
   Дадиани уехал утром, не позвонил и не извинился. Я разобрала пакеты, пролежавшие всю ночь на полу, часть выкинула, остальное убрала в холодильник.
   В офис ехать не надо, суббота. От безделья меня отвлёк звонок Оксаны. Она договорилась с дизайнером по шторам о скидке для меня, та согласилась, при условии заказа на дому. Если меня все устраивает, то надо срочно подъехать. Шторы шить долго и лучше этим вопросом озаботиться заранее. Я подтвердила встречу, записала адрес и, воспользовавшись отсутствием Макса, уехала на метро.
   Адрес я нашла быстро, от метро всего минут пять. С удовольствием размялась, а то всё в машине, да в кресле. Мои привыкшие к роликам ножки, требовали дополнительной нагрузки.
   Позвонила в домофон, мне открыли, поднялась на восьмой этаж, увидела приоткрытую дверь и, громко здороваясь, вошла в квартиру. В коридоре был полумрак, и я сразу не смогла рассмотреть мужчину в черной маске, который шагнул ко мне, отделившись от стены справа.
   Он резко притянул меня к себе и заткнул рот рукой в кожаной перчатке. Я начала вырываться, но он рывком прижал меня лицом к стене, прижав всем телом, не убирая руку. Что-то обожгло шею.
   "Укол", - испугалась я и задергалась ещё сильнее. Сила была явно не на моей стороне, шею свело как судорогой, в глазах затуманилось. Меня отпустили. Развернули спиной к стене. Сквозь слипающиеся веки я смотрела на мужчину в черной трикотажной шапке с прорезями для глаз.
   - Как тебя зовут?
   - Ксения, - пробормотала я, схватившись за шею.
   Больно.
   - Сама виновата, чего дергалась! Зачем ты здесь?
   - Шторы пришла шить.
   - Где тетрадь Вячеслава Дадиани номер четыре за этот год?
   - В коробке с документами в гараже.
   - Умница! Адрес диктуй и ключ где?
   Я покорно продиктовала адрес, вынула связку ключей из сумки и, отсоединив ключ от гаража, послушно протянула его мучителю в шапке.
   Непонятно, что мне вкололи? Я действовала как робот, не было сил шевелиться, а без команды, тем более. Странная апатия охватила меня. Что за гадость во мне?
   - А теперь спать.
   Мужчина шагнул ко мне с ещё одним шприцом, шею обожгло, и темнота накрыла меня с головой.
  
  
  

Глава 14

  
  
   Очнулась я от воя сирен за окном. Я лежала на полу, жутко хотелось пить. Голова просто раскалывалась на части. Я, с трудом соображая, подтянула занемевшую правую руку к себе. Из неё что-то вывалилось и упало на пол с глухим стуком. Развернула многострадальную голову на звук.
   Пистолет! И очень похоже, что выпал он из моей ладони.
   Я села, огляделась вокруг. Обычная малогабаритная квартира. Скорее всего, съемная, судя по набору древней мебели, различных цветов, старому паркету с щелями и обоям в цветочек. Ремонта здесь лет двадцать не было.
   В дверном проёме с бамбуковыми висюльками, между комнатой и коридором, лежал мужчина, если судить по водолазке, именно тот, который сделал мне два укола. Только маски не было. Я встала и на трясущихся ногах подошла поближе. Мужчина лежал в пол оборота, на спине кровавая рана. Короткая стрижка, светлые, слегка рыжеватые волосы. Глаза открыты. Я прижала пальцы к шее, пытаясь найти пульс и не испачкаться в крови одновременно. Пульс не обнаружила, думать о том, что мужчина, вероятно, мёртв, не хотелось. Зато очень захотелось воды и грохнуться в обморок, желательно, одновременно.
   Жажда возобладала и я, пытаясь понять, что происходит, пошла на кухню, оглядываясь по сторонам. Первое, что мне бросилось в глаза - на фоне окна, стол, открытая бутылка вина, фрукты и два бокала.
   Я подошла к раковине, открыла кран, начала умываться и с удивлением уставилась на свои руки в красных разводах. Помада.
   Коснулась губ. Накрашены. Память услужливо подсказала, что моя косметика лежит в сумке, а губы я красила утром, выходя из дома, и остаться на губах до сих пор она просто физически не могла. В голове начала складываться картинка. На шатающихся ногах подошла к столу. На одном стеклянном бокале след помады.
   Дальше я действовала чётко и быстро. Взяла бокалы, вернулась к раковине, тщательно отмыла посуду и свои руки, выше локтя. Избавиться от возможных следов пороха не помешает. Хорошо вытерла руки и стекло. Стараясь больше ничего не коснуться, убрала их в шкаф при помощи полотенца. Протерла бутылку и вместе с фруктами поставила в холодильник. Вернулась в комнату, вытерла пистолет и аккуратно опустила его на место. Свою сумку обнаружила на диване.
   Открыла, чтобы достать телефон, пора звонить Нечаеву. И остолбенела, в моей сумке лежала пачка долларов, небольшая, тысячи три, но раньше её там не было. В этом я была уверена на сто процентов. Вытащила деньги из сумки, спрятала их под подушку дивана. Сирены за окном не успокаивались, на лестничной клетке раздавался шум и голоса, похоже кто-то очень предусмотрительный вызвал полицию. Я достала телефон и, набирая Нечаева, вернулась на кухню, повесить полотенце на место. Осмотрелась внимательно, чего я ещё могла коснуться по дороге. В трубке раздался голос майора.
   - Нечаев слушает.
   Я плюхнулась на диван, поджала ноги, и, стараясь не смотреть на труп и без истерик, выдала Александру свежие новости:
   - Это Ксения Дадиани, я приехала на квартиру с дизайнером по шторам встретиться. Здесь мужик в маске сделал мне укол в шею. Спрашивал, где тетрадь Вячеслава, а потом сделал ещё один укол, и я отключилась, - борясь с всхлипами, продолжила: - Очнулась, здесь пистолет и труп, - взвыла, стуча зубами.
   - Адрес, Ксения, где ты? - рявкнул майор в трубку.
   Это подействовало на меня успокаивающе. Я продиктовала куда ехать, и добавила:
   - Это адрес, куда я приехала, а где я сейчас, не знаю, - заныла я опять.
   - Телефон не отключай, ничего не трогай, Дадиани звонила?
   - Нет, - всхлипнула я.
   В коридоре раздался топот, в комнату ворвались омоновцы.
   - Руки за голову!
   Я послушно подняла руки вместе с телефоном.
   "Вот и всё, Елочка, теперь ты не просто подозреваемая, теперь и улики есть, пистолет, например, и труп!" - грустно подумала я, зажмурившись.
   Дальше все слилось в сплошной кошмар: мне заломили руки, надели наручники. Сняли отпечатки, закрыли шторы, выключили свет, осветили меня прибором с ультрафиолетовым освещением и посадили обратно на диван.
   Я плакала и просила врача сделать анализ крови. Мне сделали два укола непонятно с чем. Озаботились ли они приобрести одноразовый шприц в аптеке? Было жутко страшно и одиноко, под конец меня начало знобить, а я решила, что, возможно, я уже заболела и скоро умру. Началась истерика, на которую никто не реагировал, права мои никого не волновали, про звонок даже слушать ничего не хотели.
   - Вот в отделение прибудем, и будете звонить, - мрачно пообещал мне лысый мужчина в форме.
   При этом мне никто не задавал никаких вопросов, а зачем и так всё ясно.
   Когда не осталось промежутка на мебели или любой другой глянцевой поверхности, не посыпанной порошком, народ стал убывать. Труп сфотографировали добрую сотню раз и вынесли, погрузив в чёрный мешок. На полу остался только след, очерченный мелом.
   Первым прибыл Нечаев, к этому моменту меня просто колотило мелкой дрожью, а зубы стучали независимо от моего желания. Майор быстро всех обрадовал, что данное преступление проходит по его ведомству, со всеми поздоровался и все время звонил. Но при этом успел накинуть мне на плечи свой пиджак и шепнуть, что Максим Сергеевич с адвокатом скоро будет.
   Вскоре в коридоре раздался шум и знакомый рёв, похоже, какой-то самоубийца пытался не допустить посторонних на место преступления. Майор помчался на лестницу, а я, воспользовавшись общим замешательством, постаралась избавиться от баксов. Тихонько вытащила пачку из-под дивана и убрала её во внутренний карман пиджака Нечаева.
   Макс влетел первым, злой как чёрт, сжатые кулаки и челюсти ничего хорошего ни мне, ни сотрудникам полиции не предвещали. Увидел на мне наручники, и глаза у Дадиани просто заледенели. А я испугалась, сильно, что отныне другого взгляда мне не достанется, я ведь убийца Вячеслава. Но, к счастью, взбеленился Дадиани не по этому поводу. Подошёл ко мне сел на корточки, взял за руки.
   - Ты цела?
   Я кивнула, подняла руки, провела ему по щеке.
   "Я ведь люблю тебя!" - мысль обожгла меня, как вспышка.
   Слёзы потекли из глаз. Макс расценил этот жест по-своему. Сжал и поцеловал мне руку.
   - Успокойся, Михаил Наумович сейчас всё решит. И наручники снимем, не реви только.
   Я замотала головой, ткнула в свою шею, где до сих пор всё болело.
   - Мне укол сделали, два. Я не знаю что, может яд, может отрава, я их прошу мне кровь на анализ взять, а им наплевать. Вдруг я умру скоро или заболею?
   - Синяк откуда? Он тебя ударил? - не понял Макс.
   - Я сопротивлялась, когда иглу вводил. Ты труп видел?
   - Видел. Меня Нечаев сводил на опознание, вниз к машине. Я подтвердил ему - это тот мужчина, который напал на тебя после похорон, если ты про это.
   - Как тебя пустили сюда? - не поняла я. - Это же место преступления!
   - Связи, деньги и адвокат, - шепнул мне на ухо Дадиани. Быстро замотал меня в свой пиджак, скинув куртку Нечаева, поцеловал и пошёл к следователю.
   Дальше был Максим Сергеевич Дадиани во всей красе, негромко и очень спокойно поинтересовался ходом работы. И на каком основании подозреваемая, то есть я, уже несколько часов сижу в наручниках без медицинской помощи, предъявления обвинения, и почему до сих пор никто даже показания у меня не взял.
   Его быстро успокоил Михаил Наумович, со словами:
   - Максим Сергеевич, не горячись, сейчас все решим.
   Опрашивать меня вызвался Нечаев и увел на кухню. Я рассказала всё подробно и точно, начиная со звонка дизайнера, умолчала только о маленькой уборке, но в ней я и под пытками не признаюсь.
   - Александр Дмитриевич, мне нужен врач, срочно! Сделайте мне анализ, пока я с ума не сошла от безызвестности! Я себя уже так накрутила...
   - Ксения Анатольевна, успокойтесь, пожалуйста. С анализом не всё так просто. В бесплатное медицинское обслуживание данная услуга не входит, но у вас скоро всё будет. Дадиани уже начальство полицейское трясёт! Одно скажу, отпечатков ваших на пистолете нет, следов пороха на одежде не обнаружено, похоже на подставу, но как-то непрофессионально. Скажите мне честно, Ксения Анатольевна, ручки, когда последний раз мыли?
   - Утром! - соврала я, не моргнув.
   Майор вздохнул.
   - Картинка не складывается, по всем законам жанра пистолет должен был оказаться в вашей руке с частицами пороха и вашими пальчиками на пистолете. Всё как в аптеке, а у нас нестыковка. Труп есть, пистолет есть, подозреваемая есть, причём без сознания, но всё составляющие отдельно! Ксения Анатольевна, вы знаете, что бывает за сокрытие улик?
   - Вряд ли кара будет страшнее, чем за убийство! - осмелилась я, предположить.
   - Мне скажи, не для протокола, руки мыла? - не отставал Нечаев, понизив голос до шёпота.
   Я сжала зубы и отрицательно замотала головой.
   - Интересно получается, хрупкая девушка ходит по квартире с трупом, ни паники, ни истерики. Спокойно ручки моет, пистолет вытирает, который наверняка в руке лежал, а? Загляденье выходит! С такими нервами киллера для мужа заказать, раз плюнуть! Что скажете?
   - Александр Дмитриевич, вы бредите?
   - Хорошо, допустим, во всех сериалах женщина, если рядом с трупом очухается, обязательно орудие преступления схватит, в крови перепачкается, отпечатков наставит и в бега! А, вы, я смотрю, Ксения Анатольевна, сериалы совсем не смотрите, и что делать в подобных ситуациях не знаете?
   - Может, наоборот, смотрю и знаю, что не делать! - буркнула я.
   - Ладно, дело твоё, я бы тоже, наверное, не сознался, - лукаво глянул из-под ресниц Нечаев.
   Я продолжила молча рассматривать узор на обоях.
   - Почему про тетрадь никому не сказала?
   - Я только на днях сообразила, что это возможно тетрадь Вячеслава Дадиани, но значения не придала, там кроме рисунков меня в профиль и анфас, ничего не было.
   - Не хочешь, значит, следствию помогать? Хорошо хоть понимаешь, что тебя подставить хотели.
   Майор вздохнул, придвинул мне протокол.
   - Пишите, с моих слов записано верно, число и подпись. Сейчас двигаем в отделение, там решим, в лучшем случае - подписка о не выезде, в худшем - залог.
   - Почему в худшем залог? - не поняла я.
   - Чтобы внести залог, нужны деньги, а сегодня суббота. Банки не работают, - обрадовал меня Нечаев. - Мне нужен телефон дизайнера, вызвавшего вас сегодня на эту квартиру.
   - У меня телефон забрали, контакт называется "дизайнер Оксана", если телефон не отдадут, у Макса тоже есть номер, это он давал мне координаты.
   Александр кивнул, и собрался покинуть меня и кухню, но я его опередила.
   - Дай мне свой мобильник, Ларке позвоню.
   - Хорошо, только не забудь рассказать, как я быстро приехал и спас тебя!
   - Обязательно, - пообещала я, изымая аппарат из крепких мужских пальцев.
   Глядя в спину удаляющегося майора, быстро набрала номер подружки. На экране высветилось: "Лариса" и фотография. Услышав мурчащее: "Алло!", поторопилась поделиться новостями и главное:
   - Ларка, я тебя умоляю, во внутреннем кармане пиджака Нечаева скромный презент. Вытащи его тихонько и спрячь, иначе мне кранты. Подробности, когда меня из кутузки выпустят, при личной встрече.
   - Всё будет в лучшем виде! - заверила меня подруга. - Подскажи только, что это, а то вдруг перепутаю!
   - Скажем так, ради них ты уехала из родной Находки. А на этих еще и изображение президентов, не ошибёшься, я в тебя верю!
   - Изымем всё, что необходимо. Главное, чтобы Нечаев ничего не обнаружил до возвращения домой! - заверила меня Ларка. - Может мне приехать? - не унималась подружка. - Для моральной поддержки.
   - Спасибо, Нечаев сказал, мы скоро в отделение поедем, так что лучше не приезжай.
   Я попрощалась с подружкой, положила телефон на стол.
   Что происходит? Меня подставляют, все выглядит так, словно я заказала убийство Вячеслава. Что теперь будет со мной и Максом? Если он мне больше не поверит? Неизвестно, что там ему Вика говорит.
   Глаза опустились на наручники. Просто замечательно, подозреваемая в убийстве, возможно заражённая инфекцией, кому ты нужна?
   Вошёл Макс, протянул руку, я непроизвольно шарахнулась в сторону.
   - Ты чего? - обиделся Дадиани.
   - Не трогай меня лучше, пока анализ не сделают, вдруг у меня СПИД?
   - Дурочка! Ксюша, успокойся, сейчас заберу тебя и сразу в клинику поедем, сдадим анализы на всё. С ума только не сходи. Михаил Наумович говорит, сегодня отпустят, а он дело своё хорошо знает. Потом СПИД, например, через пиджак не передаётся, только половым путём.
   Я подняла, округлившиеся от ужаса, глаза на Дадиани. Макс только вздохнул.
   - И кто меня за язык тянул?
   - Ага, влип, Максим Сергеевич, воздержание у тебя, дней на десять, - пакостно улыбаясь, подтвердил Нечаев, заходя на кухню.
   - Есть же экспресс тест!
   - Есть! Только анализ раньше, чем через десять дней после предполагаемого заражения не делают. Собирайтесь! Выезжаем в отделение, хозяйка квартиры приехала, жилплощадь съемная оказалась, всего пара месяцев. Очередной след оборвался.
   - Вы Оксане звонили? - не удержалась я.
   - Звонили. Женщина сообщила, что к ней на улице подошла девушка с маленьким ребёнком в коляске и попросила телефон, сделать один звонок. Якобы. у неё украли сумку с ключами и мобильным телефоном в парке, и она теперь не может попасть домой. Сделала один звонок супругу, пока Оксана качала коляску. Вернула аппарат, сердечно поблагодарила и откланялась.
  
   Я, Нечаев и сотрудник районного представительства власти отправились в отделение на машине майора, Дадиани с адвокатом следом. С меня сняли наручники. Ещё пару часов вопросов, разными сотрудниками, куча бумаг и, наконец, свобода!
   - Повезло вам, что вы, очнувшись, не схватили пистолет, а то история так просто, а главное сегодня, не закончилась бы! - порадовал меня следователь местного отделения полиции, на прощание.
   - Что вы, - вступился за меня Нечаев, - Ксения Анатольевна у нас подобными глупостями не занимается! - и, подмигнув мне, распахнул дверь в коридор.
   - Я провожу тебя на выход, держи сумку и пропуск, - и протянул мне маленький листок бумаги с подписями и печатью.
   Дадиани сидел внизу, и разговаривал с кем-то по телефону. Увидев нас, закончил беседу и встал со стула. Я в сопровождении майора прошла через железную дверь и КПП с дежурными. Нечаев передал меня из рук в руки Дадиани, от напутственных слов не удержался:
   - За девочкой-то, присматривай!
   - За ними, пожалуй, присмотришь! - устало огрызнулся Макс.
   - Это да! - закручинился майор.
   "Ларку, небось, вспомнил", - ехидно подумала я и пошлёпала в машину. Макс следом.
   - Где Михаил Наумович? Я его поблагодарить не успела.
   - Меня благодари, Михаил Наумович принимает благодарность исключительно в денежном эквиваленте.
   - Я тебя потом поблагодарю, когда результаты анализов приедут.
   - Едем уже, я нашёл круглосуточную лабораторию, не накручивай себя, пожалуйста!
   Я кивнула и, закутавшись посильнее в пиджак Макса, прилегла на сиденье.
   - Спасибо, что приехал, а главное, что поверил!
   - В то, что не ты Славку заказала? - Макс фыркнул. - И никогда не поверю!
   Я легонько обняла Дадиани за шею и поцеловала в щёку.
   - Это благодарность?
   Кивнула, улыбаясь.
   - У нас воздержание до результатов анализов?
   Опять кивнула, а дальше пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться. Расстроенный Макс очень сокрушался, что не может до рыжего сам добраться и голову ему оторвать, вместе с руками, желательно.
  
   Очереди в лаборатории, к счастью, не было, время позднее, вышла сонная медсестра, долго выясняла, на что конкретно мы хотим сдать анализ, после десятиминутных дебатов ушла за заведующей лабораторией.
   Пришла женщина лет сорока пяти, терпеливо выслушала рассказ о нападении и о двух уколах, сошлись на анализах на самые распространённые инфекции, а также расширенный - на наркотики. Его я обещала Нечаеву привезти, к делу прикрепить, да и Михаил Наумович настаивал. Сказал: "Лишним не будет!". Макс оплатил анализы, забрал меня из процедурной и повез домой.
   - Душ, ужин и спать.
   Я с планом была согласна на все сто процентов!
   Дома, в соответствии с планом, приняла душ, перекусила и поползла к себе в кровать, но была поймана по дороге.
   - Я понимаю, что ты меня защитить вроде как пытаешься, но я устал сильно, а без тебя сплю плохо. Так что, без возражений.
   Я покорно пошла за Максом. Может, и правда, обойдётся, и в панику вдаваться ещё рано?
   Дадиани отрубился почти мгновенно, я же, несмотря на усталость и нервный день, уснуть не могла. Смотрела на спящего Макса.
   Когда же я так успела влюбиться? Если от мысли, что ты хоть на минуту поверишь, что я убила Вячеслава, жить не хочется! Когда представляю тебя с Викой, от ярости ничего не соображаю. Где та разумная и уравновешенная Ксения? Что ты со мной сделал, Дадиани? Что мне дальше делать? Трясти газетой, где на фотографии ты и Виктория? А хочу ли я знать правду? Или боюсь её услышать?
   Как же просто жить без чувств. И как тяжело, когда от одной мысли, о другой женщине рядом с Максом, удушливой волной накрывает ярость, боль и даже воздуха не хватает. А хватит ли мне половины любимого человека? Мне нет! Я не смогу знать и молчать.
   Лучше сразу вырвать с корнем, переболеть и забыть! А если не получится? Закрыла глаза.
   Не хочу принимать решение сейчас, а главное, не могу.
   Малодушно уткнулась в Макса и всё-таки уснула.
   Рано утром зазвонил будильник. Дадиани с трудом разлепил глаза.
   - Ксень, спи, мне надо уехать. Надеюсь вернуться пораньше, вчера всё бросил, меня люди ждут.
   Я открыла глаза.
   - Тебе завтрак сделать?
   - Будет здорово, а то у меня времени совсем мало...
   - Под крышечкой? - вспомнила я недавние наставления.
   Макс улыбнулся.
   - Запомнила! Тогда, конечно, под крышечкой, - и скрылся в ванной.
   Я же пошла на кухню, поставила омлет, сделала кофе себе и Максу и села за стол с чашкой. Дадиани пришёл минут через пять в костюме и галстуке. Я нахмурилась и, глядя на любимого, уничтожающего содержимое тарелки, аккуратно поинтересовалась:
   - Сегодня же воскресенье, костюм на пожаре обязателен?
   - А я по пожару больше не бегаю, в кабаках администрацию умасливаю, как клещи вцепились.
   - Я так понимаю, будешь поздно и не голодный?
   - Ничего обещать не буду, как пойдёт. А ты останься, пожалуйста, дома, Ларису пригласи, чтобы не скучно было.
   Макс поцеловал меня в нос и скрылся в коридоре. А я осталась гадать, он к Малевской поехал или она к нему подтянется...
   Часов в одиннадцать позвонила Ларке. Подружка тихо шептала в трубку, у Нечаева сегодня выходной и Елена Вячеславовна в гости не ожидалась. Посылку Ларка изъяла, все в порядке. Я выдохнула с облегчением. Посмотрела немного телевизор, проверила почту. От Дадиани звонков не было, зато позвонил Аркадий, мы мило поболтали. Он сказал, что через час будет в моём районе, может зайти на кофе, если приглашу.
   - Заходи, - великодушно разрешила я, - кофе будет.
   Аркадий приехал часа через два, сначала мы мило болтали, а потом я начала напрягаться. Мне даже показалось, что он начал приставать ко мне. Сначала коснулся руки, лежащей на столе, мельком, я не обратила внимание. Затем положил свою ладонь на мою руку, пришлось её вытащить и разместить на чашке. Поправил мне волосы. Я вздрогнула, встала убрать посуду, упёрлась ему в грудь.
   - Извини, - а руки уже обнимают за талию.
   Я поставила чашки обратно на стол и отстранилась.
   - Аркадий, мне кажется, тебе пора, пойдём, я провожу.
   И уверенно отправилась к входной двери, открыла её нараспашку.
   - Аркадий, рада была видеть, всего хорошего.
   - До завтра, Ксения, - прижав меня к двери, попытался поцеловать.
   Я, конечно, почти увернулась, поцелуй вышел в щёку, но вот Макс, так некстати вышедший из лифта, разбираться не стал. Кинул портфель и бросился на Аркадия. Быстрая потасовка, короткий удар в челюсть, и сообщение, что тот уволен. Аркадий проворно скрылся в лифте, потирая скулу, а мы остались на лестнице. Я - перепуганная до полусмерти и Дадиани - взглядом замораживающий всё вокруг. Затем Макс нагнулся, поднял и в сердцах запустил портфель вглубь квартиры.
   - И как часто он здесь бывает?
   - Прекращай, я не собираюсь оправдываться!
   - Я задал вопрос, он что, такой сложный, что ты затрудняешься на него ответить?
   Засунул руки в карманы, развернулся, вызвал лифт и молча уехал
   - Прекрасно!
   Я вернулась в квартиру, закрыла дверь трясущимися руками, попыталась немного прийти в себя. Но не тут-то было, меня бил озноб, бросало то в жар, то в холод. До ночи Макс так и не появился, телефон был недоступен, я даже набрала Ларке, но подружка мне помогла мало. Нечаеву Дадиани не звонил. Я выпила коньяку и легла спать.
   Утром проснулась одна, схватила телефон, звонков не было. Бессонная ночь не прошла даром, голова просто раскалывалась. Набрала Максу, телефон снова недоступен.
   Выпила кофе, приняла душ, ещё два кофе, и я решила ехать в офис - время двенадцать. Должна же Марина хоть примерно представлять, где может быть шеф?
   До офиса добралась быстро, припарковала свою ласточку на место Макса, его машины все равно нет. Поднялась в офис, секретарь сидела на месте, как и положено. И с порога огорошила меня местными сплетнями.
   - Привет, ты в курсе, что у нас заведующий лабораторией сегодня уволился? Представляешь, к девяти утра прихожу, а он уже тут сидит. Новая стрижка, костюм с иголочки. Говорит мне: "Вот заявление принёс, с Максимом Сергеевичем всё согласованно, ухожу без отработки". А я что, моё дело маленькое, раз, говорю, без отработки, значит, как подпишет, в кадры передам, придёшь за расчётом. Не удержалась, спросила его: "Что так вдруг?". А он мне: "Новую жизнь начинаю, надоело всё!" Ты мне ничего сказать не хочешь?
   - Ты это о чём? - изумилась я.
   - Да так, - подозрительно глянула на меня Марина, - было или мне показалось, что в последнее время Аркадий вокруг тебя круги нарезал?
   - Показалось! - невинно улыбнулась я Марине. - Максим Сергеевич, когда должен быть?
   Марина сложила руки на стол и на меня уставилась.
   - То есть, ты тоже не знаешь где он? Его с утра уже ищут, а у него мобильный телефон отключен.
   - Кофе мне сделаешь? Пойду к себе, голова раскалывается.
   Марина только хмыкнула, а я, судорожно сжав сумку онемевшими пальцами пошла кабинет. Зашла внутрь и прислонилась к двери.
   Никогда еще Макс не отключал телефон, звук - да, но аппарат полностью, ни разу. Может что-нибудь случилось? Я подошла к столу. Порядок. Ноут, стильная чёрная подставка под бумаги и документы, еженедельник на пружинках, а сверху приклеен жёлтый листок: "Мариотт 406".
   Я тупо уставилась на листок. Макс говорил, что встречался с женщинами в гостиницах, когда был жив Солнце. Что, опять? Зачем всё это? Мне достаточно только намекнуть, я соберусь и исчезну, искать будете, не найдёте.
   Колебалась я не долго. Чтобы не включать компьютер Дадиани, набрала в телефоне Мариотт отель, нашла номер телефона и нажала вызов.
   - Отель Мариотт, Александр, чем могу быть полезен?
   - Добрый день, я секретарь Дадиани Максима Сергеевича, у него забронирован четыреста шестой номер на сегодня, подскажите, пожалуйста, он уже заселился? Просто у него телефон отключен, мы все немного волнуемся.
   - Всё что я могу вам сказать, что в номер въехали и ключ выдан на руки, если хотите, могу вас соединить по внутреннему телефону.
   - Нет, спасибо не стоит, мой шеф не любит самодеятельность. Спасибо, очень выручили.
   Я повесила трубку, опустила голову на руки. Вот и всё! Идти или не стоит? Вот в чём вопрос! На деле оказалось гораздо проще и прозаичнее. Первая же ссора и всё вернулось на круги своя!
   Раздался стук в дверь, вошла Марина с кофе.
   - Можно?
   - Да заходи.
   Марина аккуратно сгрузила чашку с подноса и заметила жёлтый листок на еженедельнике.
   - Что опять по гостиницам пошёл? Ксения Анатольевна, честное слово, это не я бронировала, я бы сказала!
   - Он всё время в этой гостинице... - я замялась.
   - Да, практически, она рядом с домом, а ещё у Максима Сергеевича скидка там тридцать процентов.
   - Ух ты! - восхитилась я. - Постоянный клиент.
   - Умная женщина ни за что бы, не пошла! - сообщила мне секретарь, прижимая поднос и взглядом взывая к разуму.
   - А где ты тут умную женщину увидела?
   Решение пришло быстро. Лучше сразу, больно, зато эффективно. Я выпила кофе в два глотка, поблагодарила Марину и поспешила на стоянку, пока запас моей храбрости не иссяк. Припарковалась на стоянке отеля и с наглой физиономией пошла внутрь. Немного заробела. Да уж, Ксения Анатольевна, месяц назад ты бы сюда и не сунулась. Я и сейчас немного растерялась от обилия золота, мрамора, дорогих ковров, стеклянных лифтов и швейцара у входа. На стойку к администратору не пошла, решив, что в этом нет необходимости. Четыреста шестой номер я и без них найду и, скорее всего, на четвёртом этаже.
   Плавной походкой от бедра я отправилась мимо администратора к лифту, ещё раз оглядела входную группу, шикарно, что тут скажешь. Сжав сумку для храбрости, шагнула в открывшийся лифт. Негромкий сигнал известил о прибытии и вот я на четвёртом этаже. Изумрудный ковер под ногами заглушает шаги, картины на бежевых стенах слегка подсвечиваются. Я нашла указатель и пошла на право. А вот и дверь. Сердце, кажется, вообще биться перестало. Я зажмурилась и громко постучала.
   Раздался женский смех, дверь распахнулась, а на пороге в легком неглиже возникла Виктория Малевская собственной персоной. С победной улыбкой на лице встряхнула рыжей гривой, прислонилась к двери, скрестив руки на груди.
   - Кто тебя сюда звал?
   Как же глупо и нелепо я себя чувствую, зачем я здесь?
   - Макс здесь?
   - Он притомился немного, прилёг отдохнуть!
   Малевская толкнула рукой входную дверь и моему взору предстала огромная кровать, а спиной ко мне, заботливо укрытый одеялом снизу до пояса, абсолютно голый спал Дадиани.
   От двусмысленности сказанного стало трудно дышать. Главное, не плакать, сжала зубы, загнала слёзы обратно. Не дождётесь!
   - Мне нужно с ним поговорить!
   - Не о чём вам разговаривать больше! Шлюха, пошла вон! - и она захлопнула перед моим носом дверь.
   Я на деревянных ногах, с трудом соображая пошла к лифту. Нет, нельзя в таком виде вниз, там полно народу, надо успокоиться. Я развернулась и, придерживаясь за стены, пошла в обратную сторону. Из номера вышла пожилая женщина, я шарахнулась от неё и увидела вход на пожарную лестницу. Тихонько выскользнула за дверь и сползла на ступеньки. Слёзы застилают глаза. Зачем так подло? Решил, что у меня роман с Аркадием? Что со мной много проблем? За что?
   Мокрыми от слёз глазами изучила помещение: чистые ступеньки, светлые крашенные стены и противопожарный щит. Шланг, топор и огнетушитель! Я вытерла слёзы.
   Хватит ныть! За что? Почему? Бабник и урод моральный, вот почему! Кажется, я слово давала, без скандала не уходить? Будет вам сейчас скандал. Я дернула стеклянную крышку ящика. Пломба легко отскочила. Я пробежала глазами рисованную инструкцию по использованию огнетушителя. Всё просто, сдёрнуть пломбу, поднять рычаг, направить ствол - насадку на очаг пожара и нажать на курок. Я достала из сумки пудреницу, слегка привела красный нос в порядок. Нормально, сойдёт, кое-кому, сейчас будет не до моего внешнего вида. Прижав огнетушитель к сердцу, я полетела обратно в коридор, к заветной двери номер четыреста шесть. Уверено постучала.
   - Горничная.
   Сорвала пломбу, заслышав лёгкие шаги Виктории, подняла рычаг до отказа. Малевская распахнула дверь, а я, направив ствол насадку ей в физиономию, нажала на курок.
   Викуля под струёй как-то сдулась и сразу проход освободила, я выпустила еще немного пены ей под ноги, наблюдая, как она растянулась на полу, растеряв весь лоск и самоуверенность. Отпустила курок и вошла в номер. Главный скандал впереди. Дадиани в кровати не оказалась, зато распахнулась дверь в ванную, и навстречу мне шагнул, поправляя манжет на рубашке, не Макс, а Аркадий! Причём коротко стриженный.
   Ошибку я свою оценила сразу, а вот руку с огнетушителем убрать не успела. И бывший заведующий лабораторией получил хорошую струю пены направленную прямо в физиономию.
   А дальше у меня началась истерика, и я бросила огнетушитель. Я вдруг осознала, что ворвалась к посторонним, в общем-то людям, в дорогом отеле, где оберегают покой постояльцев и свою репутацию. Скорее всего, я сегодня опять попаду в милицию, а возможно даже в прессу. И мои фото с красным носом, всклоченными волосами и ошмётками белой субстанции, украсит завтрашний выпуск газет. Может, сделать пару снимков Малевской и загнать желтой прессе, чтобы не одной там красоваться? Я просто рыдала от смеха, любуясь на разгромленный номер, Аркадия, выплёвывающего остатки пены, огнетушитель, крутящийся на полу и забрызгивая чудом оставшиеся чистыми участки стен и ковра. Как жаль, что Ларка не увидит этот шедевр!
   Долго повеселиться мне не удалось, затылок взорвался сотней искр, и я потеряла сознание.
  
  
  

Глава 15

  
  
   Приходила в себя медленно, от жуткой боли в голове и голосов, медленно врывающихся в сознание.
   - Не смей её трогать! Ты с ума сошла, здесь сейчас будет и охрана, и обслуживающий персонал!
   - Ненавижу! Ненавижу её! - орала Малевская.
   Я приоткрыла один глаз, похоже, единственным сдерживающим фактором для этой сумасшедшей был Аркадий. Он встал стеной между мной и Викой.
   - Ты что, тоже запал на эту овцу? Или тебе хочется отрастить Дадиани двойные рога? Ты так самоутверждаешься за то, что в жизни бегаешь у него на побегушках? И со мной ты спал, чтобы Максу насолить?
   - Ты несёшь чушь! Виктория, сейчас прибежит полиция и всё, что тебе можно инкриминировать, это заказ номера на чужое имя, скажешь, хотела воспользоваться скидкой! А ты что хочешь, чтобы они нашли её труп?
   - Скажу, что защищалась, эта сумасшедшая напала на нас, в нашем номере.
   - Не в нашем номере, а в номере на имя Дадиани, а она тоже Дадиани, подумай, стоит ли...
   - Если бы не она, я была бы уже замужем! - рыдала Малевская.
   - Не придумывай, Макс в трауре, замужем бы ты точно не была.
   В комнату вошли сотрудники отеля и полицейские. Я тихонько застонала и пошевелилась, пора вставать и разыгрывать жертву, пока не сделали крайней в этой весёлой истории.
   Мне помогли подняться, приложили лёд из холодильника на макушку. Я же полезла в телефон и с удивлением обнаружила два непринятых звонка от Дадиани. Когда я успела звук отключить?
   Я набрала Макса.
   - Привет, ты где?
   - В гостинице! Перебрал слегка и заснул в придорожном отеле. Только сейчас проснулся, смотрю, телефон разряжен. И да, я уже успокоился.
   - Отлично. Макс мне адвокат нужен, срочно! Я в гостинице Мариотт, номер четыреста шесть.
   - Что случилось!
   - Я тебе потом расскажу, - пообещала я, всхлипнув в трубку.
   - Ты плачешь?
   - Уже нет, я смеюсь. Но адвокат нужен.
   - Я еду!
   - Может не надо? - взмолилась я. - Давай, тебе адвокат потом расскажет?
   - Я скоро буду!
   - Хорошо, приезжай! - обреченно выдохнула я.
   С полицией я без адвоката общаться отказалась, закрылась в ванной, пытаясь привести себя в порядок. Внешний вид Виктории и скорый приезд Дадиани вселяли дополнительный оптимизм.
   Первым прибыл Михаил Наумович. Я, пристроившись на единственном сухом диванчике, подробно изложила ему версию событий, начиная со вчерашней ссоры с Максом.
   - Дадиани знает?
  
   - Нет! - я закрыла лицо руками, и зажмурилась, стыдно-то как!
   Михаил Наумович ободряющее похлопал меня по плечу.
   - Не волнуйтесь, Ксения Анатольевна, я думаю, обойдёмся небольшим штрафом. Максим Сергеевич постоянный клиент, скандал или уголовное дело не в интересах отеля.
   - А Малевская?
   - Учитывая вашу травму головы, с ней тоже договоримся!
   - Вы просто волшебник!
   - Очень дорогой волшебник, помните об этом, когда в следующий раз решите локализовать пожар местного значения. В травм пункт не забудьте заехать, пусть справка будет, не помешает!
   Адвокат Дадиани пошёл общаться с полицией, а ко мне подошёл Аркадий.
   - Ты специально все подстроил?
   - Ксения, поверь, я даже не знал, что номер на Дадиани зарегистрирован! Мы с Викторией встречались иногда, но у всех была своя личная жизнь и нейтральная территория нас обоих устраивала.
   - А подстригся зачем?
   - Глупость, конечно, но решил, если буду больше похож на Макса, смогу тебе понравится.
   Пожал мне ладонь и отошёл, и очень вовремя, пришёл Дадиани. Сурово посмотрел на погром в номере, огнетушитель посередине комнаты, на Аркадия и Викторию, поднял удивлённо бровь.
   Я улыбнулась, типа, да, ты рогат, любимый! И я тут не причём! Не удивлюсь, если эти двое встречаются давненько за твоей спиной.
   Виктория пыталась было броситься к Максу, заломив руки, но встала как вкопанная. Максим Сергеевич одарил её тёплым взглядом, из разряда: "лучше не надо!". И Викуля поверила. Кивнул адвокату, подошёл ко мне, поцеловал, сел на корточки передо мной.
   - Что случилось? - спросил шёпотом.
   - Давай потом! - также тихо попросила я.
   Макс кивнул.
   - Сейчас узнаю, когда тебя можно забрать!
   - И размер штрафа заодно уточни, - улыбнулась я.
   - Это всё ты? - Дадиани округлил глаза, восхищённо посмотрел на огнетушитель. - Боюсь спросить...
   - Ты сказал, без скандала не уходить от тебя! Так вот, это был скандал, правда в процессе выяснилось, что тебя здесь нет, а есть стриженный Аркадий, но отменять разбор полётов было уже поздно...
   - Моей скудной фантазии всё равно не хватит, мне нужны подробности, - усмехнулся Макс.
   - Будут, только давай, когда уйдём отсюда, мне ещё к врачу надо. Малевская меня вазой по голове огрела.
   Макс осмотрел мой затылок.
   - Шишка, - констатировал он. - Она что, сдурела?
   - Злилась очень, сказала, если бы не я, она была бы давно замужем!
   - За кем это? - не понял Макс.
   - Судя по размерам моей шишки, - потрогала её рукой и ойкнула, - за тобой!
   - Вот сейчас удивила! - выдал Макс.
   Закончить ему не дал адвокат, подошёл поздороваться, коротко описал ситуацию, озвучил штраф и настоял на получении справки о моём здоровье. На тот случай, если госпожа Малевская передумает и решит все-таки подавать на Ксению Анатольевну в суд, мы сможем оформить встречный иск.
   Дадиани подписал очередной космический счёт. В Мариотте, наверное, решили не мелочиться, и весь этаж отремонтировать. Я же под впечатлением от затрат, смогла говорить только в машине.
   - Ничего себе, а я дорогая женщина!
   - И не говори, - развеселился Дадиани, - а теперь давай подробности, я просто горю от нетерпения.
   Пока я рассказывала о своих страданиях, этот гад ржал как ненормальный.
   - Хватит уже угорать, я и так со стыда готова провалиться, - стукнула я его легонько по руке. - Если бы мне не попался это дурацкий огнетушитель, я бы собрала вещи и уехала. А ты бы решил, что я к Аркадию ушла, или ещё чего-нибудь придумал.
   - Я очень рад, что ты держишь своё слово! И про скандал не забыла, - абсолютно серьёзно выдал Макс. - Аркадий вчера как у тебя оказался?
   - Позвонил, сказал проездом в нашем районе, напросился на кофе, я без задней мысли его пустила. Не знаю, что на него нашло в дверях, честно! А вот ты где был всю ночь? Я волновалась!
   - Прости, психанул, а чтобы тебе лишнего не наговорить, решил уйти проветриться. Прыгнул в машину, поехал обратно на завод, за город, зарегистрировался в гостинице. Решил выпить, там мне пару весёлых дальнобойщиков попались. В результате вырубился и телефон на зарядку не поставил. С утра душ принял, пошел в машину, зарядное устройство только там было. Зарядил немного, смотрю на телефон, а там звонки от тебя и по работе полно. Позвонил тебе, потом Наумычу и обратно в Москву поехал! Не пойду сегодня на работу. Сейчас к врачу и гулять пойдём? Или ты отдохнуть хочешь?
   - Есть идея! - улыбнулась я, аккуратно трогая шишку. - Переодеться только надо, - и глядя в изумлённые глаза, пояснила: - Джинсы, кроссовки, футболка. Мне тоже юбку и туфли с каблуками снять не помешает.
  
   Мы заехали в районный травм пункт, получили справку. Дома приняли душ, переоделись и поехали в Парк Горького кататься на роликах. Последний пункт для Дадиани стал приятным сюрпризом только на входе, на роликах он не стоял ни разу.
   Припарковали машину, взяли ролики на прокат, и я потащила, слегка растерявшегося Макса на прогулку. Дадиани потерянно озирался, наконец, выдал.
   - Лет десять здесь не был, как все поменялось.
   Я тоже очень люблю обновленный парк, он стал красивый, светлый, уютный, хотя и стилизован под советские времена. Интерьер выдержан в одном стиле, от лавочек до магазинчиков и ресторанов. Убрали аварийные аттракционы и разномастные палатки, положили новый ровный асфальт, который позволял рассекать на роликах на приличной скорости, не переживая за свой нос. Сделали специальные площадки для роллеров и скейтбордистов - экстрималов и бесплатный вход. Теперь сюда стекались подростки практически со всей Москвы. Парк ожил, насытившись молодостью, смехом и движением!
   - Мороженное, лимонад или сладкую вату?
   - Сладкую вату, пожалуйста! - попросила я, с вожделением поглядывая на воздушные шары.
   Эх, детство, где ты?
   Макс купил нам сладкую вату и протянул мне красный воздушный шар с надписью: "I love you!". Вату я с удовольствием слопала, а шарик привязала к руке, определиться пометили меня, или в любви объяснились я так и не смогла. Поцеловала Макса в благодарность за шарик, да увлеклась слегка. Так и стояли посередине дороги с сахарной ватой, с шариком и на роликах. Поцелуй получился очень сладкий, и даже более того.
   - Приступим? - отодвинула я от себя Дадиани.
   Макс старался держать меня за руку, правда я не совсем понимала, чем смогу ему помочь, если он соберётся падать. Я ехала спиной, придерживая Дадиани за руку, ехал он вполне прилично, только при торможении и поворотах, держал меня за талию. Пару раз чуть не упали, не поняла, кто кого держал, но на ногах мы устояли.
   - Всё, тормозить я научился, давай на перегонки, на желание!
   - Давай! - окинула подозрительным взглядом смельчака, предвкушая победу. - До фонтана?
   - До фонтана.
   Я досчитала до трёх, и мы поехали одновременно, при этом Макс слегка согнул корпус вперёд и мгновенно оторвался. Финишировал он первым, следом я, с приличным отрывом.
   - Это что было? Да ты, кажется, жульничаешь!
   - Что ты, Ксюш, просто в детстве, еще когда родители живы были, года четыре хоккеем занимался. Но на роликах в первый раз, честно!
   Я пристально смотрела в хитрющие глаза.
   - Ладно, ладно, признаюсь, дурака валял, воспользовался случаем, за тебя подержаться, за одно смотрел, чтобы ты не упала. Страховал.
   - Артист.
   Поцеловала Дадиани в уголок губ и быстро уехала, Макс не отставал. Катался он уверенно и быстро, проблемы вызывал только тормоз на одном ролике. На хоккейных коньках, его не было, и тормозил Макс боком, но на ходу, периодически цеплял тормоз, пару раз чуть не растянулся. Я даже подумала: "Всё, орёл, довыпендривался!" Но обошлось. Объехали мы весь парк и не один раз, я носилась, выписывала пируэты из фигурного катания, нарезала круги вокруг Макса и выскальзывала, когда он пытался меня поймать.
   - Ксюш, ты такая счастливая, я тебя такой и не видел никогда.
   - Тоскливо мне сидеть на попе ровно, не моё это. Я как коробке стеклянной сижу, вроде и мир вокруг, а дотянуться не могу.
   - А с коробкой мысль отличная, жаль я не волшебник, посадил бы в коробочку и с собой носил. Красота!
   - Эгоизм чистой воды! - возмутилась я, пыхтя как ёжик. - Хорошо, что ты не волшебник!
   Макс сгрёб меня в охапку:
   - Не злись, мне плохо без тебя. Я совсем замучился, ревную ко всем и в то же время понимаю, что, если тебя нет, с ума сходить начинаю. А как представлю, что скоро у тебя институт начнётся, и ты совсем от меня отдалишься.
   Я прижалась к груди, спрятала улыбку, хорошо-то как! Макс стиснул меня ещё сильнее и зашептал на ухо:
   - Ксюша, я люблю тебя, не оставляй меня, пожалуйста!
   Я подняла сияющие глаза, и вдруг выдала:
   - Самое время рассказать, что госпожа Малевская делала на пожаре?
   Макс искренне удивился.
   - Виктория? Ты что, не было ее там!
   - Конечно! Значит, женщина на фотографии в газете в белой каске мне привиделась? - приняла я воинственную позу.
   - Газета? Там я и Мария Леопольдовна из администрации, какая Малевская? Ей ко мне вообще приближаться не следует, я её прибить готов!
   - Какая ещё Мария Леопольдовна? Я же видела, да и Марина сказала, это Виктория!
   - Ксень, да откуда Виктория? - горячился Макс. - Ты с ума сошла? Я после встречи в офисе, только вчера её увидел, и то, не сразу узнал, не плохо ты её прихорошила из огнетушителя.
   - Не ври мне! И смс ещё! - зашипела я, недоумевая, не могла же я так ошибиться?
   - Подожди! - Макс вытащил телефон. - Я сейчас журналисту позвоню, который у меня интервью брал, попрошу фотографию прислать, оригинал, там качество хорошее должно быть, сама всё увидишь! Мария Леопольдовна, конечно, хорошо выглядит и следит за собой. Но Ксения, ей почти пятьдесят, и она такая гадина, все нервы мне вымотала, прикрывая свой бесценный административный зад!
   Дадиани набрал номер, а я стояла, кусала губы и чуть не плакала от радости. Неужели я всё придумала и мои подозрения не стоят и ломанного гроша?
   Макс закончил разговор, спрятал мобильник.
   - Сказал, через час пришлёт! А про смс, честно, не знаю, может номером ошиблась? А может, специально, тебя позлить или ждала, что я позвоню разбираться, что это было. Забудь про неё! Пойдем лучше на лодочке покатаемся.
   Макс утащил меня в кассу, кораблик отплывал через тридцать минут. Мы успели сдать ролики и вернуться на причал.
   Стоя вдвоём на палубе и любуясь закатом Дадиани начал наступление.
   - Ксюш, ты мне желание проиграла.
   - Я помню! Ты жулик, вот и проиграла. Давай своё желание.
   - Забудем про анализы?
   Я покачала головой,
   - Макс, я тебя люблю, и поэтому нет!
   - Первая часть мне нравится, а вторую дома обсудим!
   Дома пришлось занимать круговую оборону. Даже нарычала слегка, Макс повздыхал, подулся и на время успокоился.
  
   Утром на Дадиани обрушился шквал звонков, вчера он всё-таки выключил звук. Чертыхаясь, он убежал на работу, а я осталась дома, немного болела голова и Макс прописал мне постельный режим.
   Позвонила Ларке, поведала в деталях последние пару дней, обсудили явную попытку меня подставить и отправить за решётку.
   - Тетрадь теперь у них, может, успокоятся, жалко мы с носом остались, - вздыхала подружка.
   - Кто это с носом! - хмыкнула я. - Всё ценное, а там всего три листочка с формулами было, я вырвала и спрятала, осталось найти, к кому обратиться за консультацией.
   - Ёлка, ты гений! Звони Аркадию, - предложила Ларка, - мне кажется, он к тебе не ровно дышит, и в этот раз отмахиваться не станет, сделает все возможное.
   - Не хочу я ему звонить, боюсь, неправильно поймёт. Он и так в последнее время много себе позволяет.
   - Глупости, - фыркнула Ларка. - Он тебя в гостинице, хоть и не специально, но подставил, и теперь тебе должен! И будет просто счастлив, сделать, что-нибудь полезное.
   - Ты думаешь?
   - Сомневаешься в советах специалиста по мужской психологии? - возмутилась Ларка. - Зуб даю! На изнанку вывернется!
   - Хорошо, позвоню, уговорила! Ты мне расскажи, как там мадам Нечаева поживает?
   - Елена Вячеславовна поживает лучше всех! Сегодня пришла, открыла шкаф, демонстративно вытащила из шкафа Сашкин костюм и заявила: "Сегодня в восемь Александр должен быть на ужине у генерала Костюкова, его младшая дочь приехала из Вены, закончила с отличием консерваторию по классу арфы! Не девочка, а сокровище!"
   Я ее спрашиваю: "Это вы сейчас папу выпускницы или её арфу так высоко оценили?". Стоит, ноздри раздувает. Я набрала Саше: "Елена Вячеславовна ждёт тебя в костюме сегодня в восемь у генерала Костюкова, его дочка с арфой приехала, за пять лет в Вене замуж не вышла, одна надежда на тебя!". Сашка застонал, говорит, опять началось, скажи, если я к девяти домой успею, то мы с тобой обязательно заедем, поздравим её с возвращением на родину. Елену Вячеславовну ответ сыночка не устроил, сказала, сама позвонит. Я ей удачи пожелала, на дорожку. Она и ушла, ужа два часа тишина. Сижу прихорашиваюсь, вечером готовлюсь к боевым действиям!
   Я пожелала Ларке удачи, в открытое противостояние не вступать, но и откровенное хамство не спускать, Ларка только рассмеялась!
   - Не бойся, всё будет в лучшем виде! Ты же меня знаешь!
   - Знаю, - улыбнулась я, - поэтому и переживаю!
   Попрощавшись с подружкой, позвонила папе по скайпу, обрадовала его небольшими изменениями в своей личной жизни. Про вдову и смерть Вячеслава рассказывать не стала. Сообщила лишь, что появился молодой человек, и я переехала к нему, а в квартире начался ремонт. Отец очень за меня порадовался, позвал в гости, знакомиться с будущим зятем, пришлось его успокаивать, такими темпами все женихи разбегутся! Папа внял и обороты сбавил. Мы тепло попрощались, я дала слово, в следующем году прилететь обязательно и без отговорок. Прощалась экстренно, со ссылкой на телефонный звонок. Звонил Аркадий, вот и отлично, он-то мне и нужен.
   Аркадий долго извинялся за вчерашнее недоразумение, клялся, что был не в курсе Викиных планов, как попала записка тоже не знал, но пообещал уточнить у Малевской, кто из офиса ей помог. И я решилась.
   - Аркадий, я хочу показать тебе кое-что!
   - Да, конечно, я с удовольствием помогу тебе, - с радостью откликнулся Аркадий.
   - В пропавшей тетради Вячеслава, было несколько листков с формулами, ты сможешь подсказать мне, что это и для чего может быть использовано.
   - Да, конечно, проблема в том, - он замялся, - что я собирался уехать на несколько дней из Москвы, так что лучше встреться сегодня.
   - Сегодня? Проблема в том, что они у меня не дома, мне надо поехать и забрать их.
   - Ты кому-нибудь уже показывала эти листочки?
   - Нет, - предельно честно ответила я.
   - И даже Максу?
   - Как-то не до этого было! Столько всего произошло.
   Мы договорились встретиться в кафе, через три часа, на выезде из Москвы, Аркадий покидал столицу. Ему предложили интересную работу, но в другом городе, он срочно выдвигался на собеседование.
   Я собралась и полетела в офис на своей машине. Мне повезло, Макс был на встрече, я попросила Марину передать, что я заезжала в надежде позвать его на обед, раз не получилось, то буду ждать его дома, на ужин. Сделала ксерокопию с вырванных из тетради листочков, оригинал вернула на место, в рамку семьи Дадиани и отправилась на встречу с Аркадием. Я и так уже опаздывала. До нужного мне кафе ехать было не близко, а с учетом пробок ещё дольше.
   Аркадий ждал меня на террасе, с чашкой кофе.
   - Извини за опоздание, в пробку попала.
   - Ничего, у меня собеседование завтра, мне главное, до шести выехать из города.
   Я протянула Аркадию листочки. Он впился в них глазами, внимательно просмотрел, но волнение выдавали лишь слегка дрожащие пальцы. Наконец, оторвался.
   - Где ты их нашла?
   Я поколебалась немного, но, чтобы придать значимости своей находке, решала рассказать детали.
   - Это из пропавшей тетради Вячеслава. Помнишь, когда мы разбирали его кабинет, из книжки выпал портрет мамы. И я вспомнила, что в ресторане находила тетрадь с рисунками. Мне отдали её, поскольку моделью для всех портретов была я. До находки первого рисунка я не знала, что Солнце умел рисовать. И озаботилась полностью пролистать тетрадь, только совсем недавно. Мне удалось найти эти три листочка, я вырвала их и спрятала. Кстати на меня на днях опять напали, укололи в шею, какую - то гадость и я, под воздействием наркотика, рассказала, где находится тетрадь. Так что, преступники теперь счастливые обладатели восьми моих портретов, выполненных карандашом.
   - Ослы, - улыбнулся Аркадий, - они тебя недооценили.
   - Это случайно вышло, глупо было оставлять в гараже то, что все так ищут. И я спрятала листочки отдельно от тетради.
   - А где оригинал.
   - В надёжном месте! - улыбнулась я. - Как видишь, пока никто не нашёл.
   - Я возьму себе копию, ты не возражаешь?
   Конечно, я возражала. Но что делать.
   - Это обязательно? - вздохнула я.
   - Я примерно представляю себе, что это, но мне, чтобы быть уверенным, надо немного времени и заглянуть в пару справочников.
   - Хорошо, - вздохнула я. - Когда тебя ждать обратно?
   - Я позвоню тебе на следующей неделе!
   - Договорились, я буду ждать!
   - Проводишь меня до машины?
   - Да, пойдём.
   - Надеюсь, ты не сказала Максу, где со мной встречаешься?
   - Я даже не сказала, что вообще с тобой встречаюсь. После вашей последней встречи, решила, что это будет лишним!
   - Это отлично, - Аркадий махнул рукой, я обернулась. К нам шёл мужчина.
   - Девушка, это ваше Peugeot красное, вы мне выезд перегородили!
   - Извините.
   Я развернулась и ощутила укол в руку, перевела взгляд с мужчины на Аркадия, подхватившего меня на руки, и отключилась.
  
  
  

Глава 15

  
  
   Пришла в себя я нескоро, за окном совсем стемнело. Во рту пересохло. Я лежала на заднем сиденье автомобиля, накрытая курткой. Руки и ноги плотно смотаны скотчем. За рулём Аркадий.
   - Куда мы едем?
   - Очнулась уже? В лес мы едем!
   - Глупый наверно вопрос, но зачем мне в лес?
   - Очень глупый вопрос, но я отвечу. Мешаешь ты мне сильно и слишком много знаешь, при всей моей симпатии к тебе. Кажется, приехали.
   Аркадий остановился и, повернув, медленно заехал в лес. В след за нами ещё один джип, светя фарами нам в заднее стекло. Вот тут стало по-настоящему страшно. Я старалась не плакать, но голос предательски дрожал.
   - Что случилось? Я не понимаю, что я тебе сделала?
   - Ты всё испортила! - рявкнул Аркадий.
   Остановился на поляне и развернулся ко мне в пол оборота. Включил свет в салоне.
   - Ты представляешь, как это - чувствовать себя неудачником, знать, что всю свою жизнь будешь на вторых ролях! А этот чокнутый, совершенно не напрягаясь и не заботясь ни о чём, идёт по жизни и делает открытия, масштаб которых человечество просто не в состоянии оценить! Ни сейчас, ни через сто лет! Я терпел! Я всё терпел, но когда он протянул лапы к моей голубой мечте!
   - К какой еще мечте? - прошептала я.
   - У тебя есть мечта? - вдруг резко обратился он ко мне.
   - Сейчас есть! И огромная! Домой хочу, целая и невредимая!
   - Вот и у меня была мечта, я бредил ей со школы, в институте, в лабораторию пошёл, чтобы иметь возможность уделять ей время. Двадцать лет своей жизни я был одержим этой идеей, всё свободное время и деньги тратил на исследования, скупал трактаты и дневники, где хоть что-то упоминалось о платине.
   - Платина... так это был твой слиток?
   - Это должен был быть мой слиток! А он украл его у меня! - крикнул Аркадий, а я вжалась в спинку сиденья. Да, он больной! - Я потратил на опыты почти двадцать лет, я собирал информацию по крупицам, я мечтал получить платину искусственным путём в лаборатории. Да, я одержим! Для меня это было как поиск сокровищ. Я посвятил этому жизнь. А он взял и сделал всё за два дня! - заорал Аркадий.
   Глаза его блестели, взгляд был направлен сквозь меня.
   Стало не просто страшно, стало жутко. Я в лесу с психом, да ещё и связанная.
   Дура! Почему я никому не сказала, что встречаюсь с Аркадием?! Ларка знает, что я планировала ему позвонить, но о встрече не знает никто!
   - Когда я понял, что он сейчас отнесет мою мечту на блюдечке Максу, я обезумел, нашёл человека, который согласился убрать Вячеслава быстро! Никто не догадался, но проклятая тетрадь, как сквозь землю провалилась. И тут ты - вдова Вячеслава. Я решил, что тетрадь у тебя, а где ещё? Растерялся, перерыл весь офис, поднял на уши Дадиани, но он тоже ничего не слышал про последнюю тетрадь. Я отправил к тебе человека, испугать и забрать все, что мог оставить тебе Вячеслав. Не вышло! - снова начал заводиться Аркадий. - У тебя оказался Макс. Я решил тебя убрать и искать дальше спокойно, Виктория должна была отвлечь Макса на себя. Я всё продумал, но ты опять все испортила! Это был гениальный план, я избавлялся от киллера и от тебя одновременно! Именно ты подсказала мне идею, сообщив, что в полиции ты подозреваемая номер один! Как ты успела избавиться от всех улик и отпечатков?! Я не понимаю! Ты должна была проснуться позже, тебе вкатили лошадиную дозу!
   - Ты убьёшь меня?
   - Я? Нет, что ты! Я не смогу! Это сделают вот те бравые ребята, причём сделают это, когда я доберусь до города, заселюсь в гостиницу и обеспечу себе алиби! А мальчики пока поразвлекаются, ты знаешь, что в Московской области орудует маньяк? Насилует девушек и закапывает в лесу. Уродует лицо так, что не узнать! Тебя долго будут искать, а когда найдут, решат, что это жертва маньяка и вряд ли свяжут с давнишней смертью гениального химика.
   Слёзы катились по щекам. Я с тоской поглядывала на свою сумку, даже если удастся добраться до телефона, как я объясню, где я нахожусь?!
   Похоже всё, это конец...
   - Можешь не надеяться. Телефон я давно выключил. И даже батарейку отсоединил. Тебя никто не найдёт! Ну всё, я поехал.
   Аркадий открыл дверь позвал парня из джипа.
   - Забирайте её, а лучше покатайтесь ещё, я позвоню, часа через полтора, можете пока расслабиться девушка красивая, ещё спасибо скажете.
   Протянул парню мою сумку. Мне разрезали скотч на ногах, выдернули из машины Аркадия и повели в соседний джип.
   Было так страшно, ужас склизкими щупальцами парализовал всё тело. Ноги занемели и не слушались. Я шла, спотыкаясь, несколько раз упала, мой провожатый грубо дернул меня за руки,
   - Шагай, неваляшка! Ещё успеешь належаться! - его смех звучал жутко в ночном лесу.
   Второй парень ждал за рулём.
   - Давай быстрее, комаров полная машина!
   Я забилась в угол на заднем сиденье. Водитель заблокировал двери, и мы поехали. В темноте рассмотреть моих мучителей подробно я не смогла. Всё, что увидела при горящем в салоне освещении. Оба около двадцати - двадцати пяти лет. Водитель - абсолютно лысый парень, забравший меня из машины Аркадия, щеголял огромной татуировкой на спине, крылья которой выглядывали из-под рукавов футболки. Абсолютно не стесняясь, принялись обсуждать, как проедут пару километров по бетонке и свернут в лес. Там прекрасная полянка и овраг.
   Страх липкой субстанцией сполз в желудок и там затаился, лишая сил и разума.
   Неужели это всё?
   Во рту пересохло, горло сдавило спазмом, голос противно дрожал, когда я осмелилась спросить:
   - Ребята, денег хотите?
   - А кто их не хочет?
   - У меня муж богатый, любую сумму заплатит!
   - За тебя нам уже заплатили, - рассмеялся лысый, противным скрипучим смехом.
   - А ещё у меня квартира есть, поехали к нотариусу я перепишу ее на вас. Что же добру пропадать, раз мне она всё равно уже не понадобится.
   - Самая умная! - рявкнул на меня татуированный. - Разблокируй двери, выходим! - коротко скомандовал водителю и, покинув машину, распахнул мою дверь.
   Я попыталась быстро переместиться по сидению в противоположенную сторону, подальше от психов. Но татуированный схватил меня за ногу и выволок из машины. Учитывая высоту порогов, которые я пересчитала рёбрами, синяков у меня будет предостаточно! Но разве сейчас это для меня проблем?!
   Протащил по земле и, отпустив щиколотку, поднял за волосы и швырнул на спину. От удара спиной о корягу, перехватило дыхание и в глазах потемнело. Слёзы хлынули сами. Я словно отупела от страха, чувствовала только боль, холод, и жуткую безысходность. Попыталась отползти, получила пинок по рёбрам и затихла, хватая воздух как рыба.
   Вдруг раздался шум машин, и на поляну въехало два автомобиля, с включенными фарами. Я зажмурилась и постаралась сесть, подтянув под себя ноги. Захлопали двери, раздался топот бегущих людей.
   Ослеплённая нестерпимо ярким светом фар и перепуганная насмерть, я сжалась, даже не пытаясь открыть глаза, лишь вздрагивая и украдкой вытирая слёзы. Совсем рядом раздался шорох, кто-то подошёл совсем близко. Тронул меня за руку. Я дёрнулась в сторону.
   - Ксения Анатольевна, вы не пострадали?
   Разве можно перепутать голос Нечаева с кем-нибудь ещё? Левитан мой родной! С воплем радости, не открывая глаз, я прыгнула на Нечаева!
   - Сашка, миленький, как ты меня нашёл.
   - Тебе, скорее всего, не понравится, но учитывая сложившиеся обстоятельства, скажу. Я тебе в отделении в кошелёк маячок пристроил. Поскольку понял, что совести у тебя нет и помогать следствию ты не намерена!
   Я же, вцепившись Нечаеву в шею мертвой хваткой, только плакала и тряслась.
   - Сколько их было? - спросил Александр, прижимая меня к себе.
   - Трое, - выдала я сквозь всхлипы, - двое здесь где-то, один лысый, у второго татушка с крыльями на спине. Аркадий Дорохов уехал на своей машине минут пятнадцать назад. Саша, это он Солнце убил.
   - Разберёмся. Тебе скорая нужна.
   - Я домой хочу!
   - Домой? - хмыкнул Нечаев. - Может, лучше в больницу? Глядишь, на коечке, в бинтах, Максим Сергеевич, тебя сразу не прибьёт. Так, ногами потопает и всё! - пошутил Александр.
   - Ты знаешь, действительно, давай в больницу! А то так бок разболелся, сил нет! - малодушно выдала я, представив свою трогательную встречу с Максом.
   - Хитрюга бессовестная, - рассмеялся Нечаев, - Дадиани уже поседел, наверное, за последние несколько часов, а всыпать тебе обязательно надо, для профилактики! - усадил меня в свою машину, замотал в пиджак.
   - Позвони Максу, пожалуйста, скажи, что я в порядке, а то я не знаю где моя сумка и телефон.
   - Обязательно, - пообещал Александр и ушел руководить, процессом.
   Я же свернулась калачиком и, закрыв глаза, постаралась прислушаться к своим ощущениям. Горит правая рука, возможно, ободрала. Висок, правый бок, дышать больно, надеюсь, ребро не сломано? А еще очень боюсь Макса, орать будет, как потерпевший кораблекрушение!
   Страшно... но домой всё равно хочется, больше чем в больницу.
   Группа захвата задержала моих не состоявшихся мучителей. Долго бегать по лесу им не пришлось. С заломленными за спину руками и низко опущенными головами, в сопровождении ребят в камуфляже и бронежилетах, они выглядели уже совсем не так жутко! А Нечаев в моём личном рейтинге героев потеснил "Черной плащ - только свистни, он появится" и занял второе место после Макса.
   Загрузившись в автомобили, мы поехали в ближайший город, там меня сдали в районную больничку. Рентген мне не сделали, сказали, завтра. Зато живописно обмазали зеленкой и обмотали бинтами, очевидно, пытаясь не ударить в грязь лицом пред Московскими гостями. На бинтах не экономили, стараясь компенсировать отсутствие рентгена.
   Передача меня Дадиани обошлась без жертв, орать на меня, забинтованную на две трети, он просто не смог. Нечаев забыл меня предупредить, что Дадиани уже выехал ко мне в больницу. Это был сюрприз для обоих.
   Я выползла на крыльцо, подышать свежим воздухом, держась за стенку, и встретила Макса, выходящего из машины. Увидев меня, он застыл. Так и стоял, сжав зубы и кулаки, боялся до меня дотронуться, а в глазах одно желание - смерть Дорохова, медленная и мучительная.
   Я же, увидев Макса, вдруг поняла, что всё - кошмар закончился. И отчаянно разревелась. Бедный Дадиани нетерпящий женских слёз и впадающий при виде плачущих женщин в состояние шока, увидел меня ревущую в бинтах и зелёнке, из состояния столбняка вышел, сгрёб свою Ёлку в охапку и молча понёс в машину.
   - Рассказывай, я жду!
   Я повздыхала и приступила к повествованию.
   Макс слушал внимательно, периодически скрежетал зубами, бледнел, зеленел и, пообещав всыпать, когда мне станет лучше, вёз домой.
   Добрались мы быстро, а может, дело в том, что я по дороге дремала периодически.
   Дома Макс уложил меня в кровать и, запретив вставать без него, попытался накормить. Я бессовестно стонала и страдала, подозревая, что меня ждёт неминуемая расправа, как только состояние моего здоровья улучшится. А ещё требовала водные процедуры. Поваляли меня по лесу основательно, чистого на мне было только бинты. Наконец, Макс собрался с силами и повёл меня мыть, предварительно сбегав аптеку за перевязочными материалами. Осмотр показал синяк на виске, содрана кожа на руке и ноге и огромный синяк на боку.
   - Шрам останется! - вздохнула я, любуясь ободранной ногой.
   - Живая и хорошо! А шрам переживём как-нибудь. Зато помнить будешь, как лезть, куда не надо, и секреты от меня заводить.
   Я аккуратно, с помощью Макса, приняла душ, стараясь не намочить пострадавшие участки. Любимый в полуобморочном состоянии обработал мои раны и продолжил тихонько ругаться. Я его поцеловала и, изобразив упадок сил, отправилась спать.
   Всё равно ничего нового о себе я уже не узнаю.
   На следующий день Макс отвёз меня в больницу и, просветив меня вдоль и поперёк, увёз обратно домой. К счастью, кроме синяков, ушибов и ссадин, ничего более серьёзного у меня не обнаружилось.
   Аркадия арестовали на следующий день после покушения. Он долго не сознавался. Только показания его напарников, моя явка в отделение для дачи показаний и очная ставка, позволила сдвинуть дело с мёртвой точки. Аркадий подписал чистосердечное признание в заказном убийстве Вячеслава Дадиани, убийстве киллера и попытки ликвидировать меня. На очной ставке со мной, Аркадий старательно отводил глаза, смотрел или на стену или в пол. Отвечал быстро и подробно, словно старался закончить быстрее и уйти в камеру. А я пыталась совместить того Аркадия, который угощал меня мороженным и защищал от Малевской с безжалостным убийцей, организовавшим убийство Солнца, собственноручно пристрелившим киллера, и отдавшего меня на потеху двоим уродам.
   Меня очень интересовал вопрос, кто же оставил записку о номере в Марриотте на столе у Макса. Вдруг у Арсения остались сообщники в офисе. Но всё оказалось гораздо прозаичнее. Аркадий утром пришёл в приёмную, с заявлением об уходе, чуть раньше Марины и воспользовался запасным ключом от кабинета Дадиани, лежащем в верхнем ящике стола секретаря. Он прекрасно знал о нашей вечерней ссоре и сделал ставку на отсутствие Макса в офисе на следующий день. Написал записку и оставил на видном месте. Малевская же, представившись секретарём господина Дадиани заказала номер в отеле.
   В полицию меня сопровождал Макс лично, он и раньше не горел желанием отпускать меня одну, а теперь и вообще. Я напрочь лишилась доверия.
   В основном я лежала дома. Макс или не отходил от меня сам или оставлял на посту Римму Марковну, так что, своим новым гениальным проектом я руководила по телефону. И как вы догадываетесь, главной и единственной моей подчинённой была Лариса.
   Поскольку Макс к последнему изобретению Солнца не проявил абсолютно никого интереса, я решила взять дело в свои хрупкие руки, ну и Ларкины, естественно, подключила.
   Я озадачила Виталия расшифровкой формул из моей последней находки. Виталий довольно быстро отрапортовал, что это формула для получения платины в лабораторных условиях, а главное, канистра, полученная мной по почте, совершенно необходимый и почти основной элемент в данном процессе. Я дала Виталию задание провести испытание, а полученный результат отправить на анализ. Ответ приятно поразил, за три часа в лаборатории Виталий смог получить килограммовый образец чистейшей платины. И у меня родилась гениальная мысль.
   Я посвятила в неё Ларку, и мы приступили к её осуществлению! Вернее, Ларка принялась за работу, а я лежала дома, осуществляя общее руководство и продолжая генерировать идеи.
   Велосипед изобретать не стали, пошли по проторённой Дадиани дорожкой. Зарегистрировали в Италии бренд и юридическое лицо, подготовили базу для открытия в России нового, а главное, супермодного "Итальянского бренда" "Abete" - что в переводе с итальянского звучит очень просто - Ёлка! Это Ларка настояла, сказала, звучит круто, стильно и лаконично! И ни у кого нет. Я возражать не стала, мне кажется, я настрадалась за последнее время достаточно, могу побыть и брендом! Памятника всё равно не дождёшься!
   Найти ювелиров и помещение для производства и первого магазина, труда не составило. Самой большой проблемой оказался дизайн, по задумке, наши изделия должны были быть современными, яркими, стильными, удобными и выполненными исключительно из платины и драгоценных камней. Нужен был гениальный дизайнер, а где его взять? Идея, как всегда, пришла неожиданно. Я, отыскав институты, готовящие дизайнеров, отправила Ларку в три крупнейших их них. Лариса виртуозно договорилась с преподавателями провести конкурс среди студентов, причём, мы не ограничивали число участников количеством или курсом претендентов. Мы объявили приз в три тысячи долларов за лучший эскиз коллекции ювелирных изделий. Да, именно, в дело пошли три тысячи найденные мной в моей сумочке, а чего добру пропадать? К рассмотрению принимались от одного до двух комплектов украшений. И теперь мы с нетерпением ожидали сентября и результатов нашей задумки.
   Хотя была раненой и виновной по всем статьям, я нашла в себе силы, уперлась рогом и сдала последний анализ. Абсолютно счастливая, размахивая результатом вернулась в машину и сообщила, что я здорова. На что Макс сказал я он и так это знал, потому как больные дома лежат, а не бегают где не надо. Я очень хотела надуться, но не успела, радостный Дадиани быстро ехал домой, кое-кто торопился отменить мораторий и главное отметить это событие. А, глядя на его сияющую физиономию, долго дуться не получилось. Да и я от хороших новостей просто сияла. Жизнь налаживается!
   Аркадий сидел в СИЗО, суд шёл почти полгода, основным свидетелем была я и два моих не состоявшихся убийцы, которые договорились со следствием дать показания против организатора похищения. На суде Дорохов уже не выглядел одержимым маньяком, это был напуганный сгорбившийся человек, постаревший за последние месяцы лет на десять.
   Так некстати накатившую на меня жалость я гнала подальше! Аркадий заказал убийство Вячеслава, пытался посадить меня в тюрьму, да и чуть в лесу не оставил навсегда!
   Малевскую тоже вызывали в зал суда, она состояла с Аркадием в любовной связи и давала показания по паре эпизодов. Её причастность к организации убийства Вячеслава Дадиани доказать не смогли. Я решила, что Аркадий проявил благородство и не потащил Викторию вслед за собой в тюрьму, но майор, со свойственным ему цинизмом заявил, что за сговор больше дают. Виктория на суде трясла рыжими волосами, хлопала глазами и клялась здоровьем мамы, что в коварные планы своего любовника посвящена не была. Хотя я в это ни на секунду не поверила, вспоминая, как Малевская жаждала добраться до меня в отеле.
   После очередного заседания Макс отвез меня домой. За руль меня больше не пускали, на заседания суда меня отвозили и привозили, может, и к лучшему. Виктория Малевская рвалась пообщаться со мной, но увидев взгляд Дадиани, поспешно ретировалась и больше попыток не предпринимала. Я подумала и решила, что разговаривать мне с ней не о чём. Вряд ли она сможет сообщить мне что-нибудь новое и интересное, а выслушивать её истерики, я была абсолютно не расположена.
   После заседания Макс отвёз меня домой и уехал на работу, а я ждала подружку на чай. Ларка в последнее время просто порхала. Бедный Нечаев! Устав от потока генеральских дочек, поставляемых его мамой в неограниченных количествах, совершенно изнеможённый приполз к Ларке с кольцом и букетом цветов в зубах. Как положено, встав на колено, объяснился подружке в любви, и сообщив, что он, конечно, понимает, что торопится, они слишком мало знакомы, но он будет просто счастлив, если Лариса согласится стать его женой! Наденет кольцо на палец, чем спасёт его от обезумевшей мамы и осчастливит до конца дней. Он же готов ждать столько, сколько понадобится, пока Лариса созреет окончательно выйти за него замуж и назначит дату свадьбы!
   Ларка, конечно же, не смогла отказать в такой трогательной просьбе любимому мужчине. И с радостью напялив кольцо, уже второй месяц трепала мадам Нечаевой нервы, согласовывая с будущей свекровью фасон платья или список гостей. Особенно подружка забавлялась, когда начинала рассаживать вперемешку генералов и своих дальних родственников из глубинки! Звать их, конечно, никто не планировал, но зачем радовать маму заранее? Пусть будет приятным сюрпризом!
   Ларка ворвалась в квартиру с сияющей улыбкой, кольцом на пальце и шлейфом духов. В очередной раз осмотрела мои боевые раны. Вздохнула и сообщила.
   - Хорошо заживает, может, даже шрамов не останется. Как на меня Нечаев орал, когда понял, что ты пропала, представляю, что тебе Макс сказал. А как я переживала, впору на стену лезть, думала, всё, больше не вижу тебя! Как я рада, что всё хорошо закончилось! - подружка порывисто меня обняла.
   - Ой, - вздрогнула я, - даже не вспоминай! До сих пор, стоит мне не ответить после второго гудка, Максу можно сразу неотложку вызывать. Он всё бросает и домой мчится, я вчера в душ пошла, а телефон на зарядку поставила. Выхожу из ванной пятнадцать неотвеченных вызовов, и сам Дадиани, лично, в коридоре стоит, ноздри раздувает. Короче, кошмар, два часа успокаивала. Я, конечно, виновата, что никого не предупредила и поехала с Аркадием встречаться, но это уже перебор!
   - А вот не надо оставлять женщину одну, чтобы потом не возникало вопросов: где она была? Что делала? А главное, какого хрена она это сделала!
   - Согласна, но лучше я этого говорить не буду! А то у меня как в полиции, все, что вы скажете, может быть использовано против вас!
   - Ладно, арестантка, сама виновата, переходим к прекрасному! Помоги мне платье свадебное выбрать, не могу без тебя определиться!
   - Я бы с удовольствием, но после вчерашнего душа, я даже боюсь заикаться о прогулке, - вздохнула я.
   - Тащи компьютер, - вздохнула подружка, - я покажу тебе, что я уже приглядела. Моя будущая свекровь решила, наверное, меня смутить количеством приглашённых генералов и прочих высокопоставленных друзей! Она решила напугать меня, бедную гостью столицы! Не на ту напала! - Ларка расправила плечи. - Я сдаваться не собираюсь. Половину гостей очаруем, вторую половину в плен возьмём! Придётся блистать!
   - А Нечаев, что говорит?
   - А Сашка заявил, что лучше он потерпит один день клоунады под маминым руководством, чем всю жизнь проживёт с какой-нибудь арфой! Развлекайся, говорит, девочки любят свадьбы! Можешь себе ни в чем, не отказывать!
   - Вот и не отказывай! - закивала я, ткнув пальцем в нечто эфемерное на мониторе. - Как тебе это?
   - Блеск! - согласилась Ларка. - Только надо помнить, что гости в основном пенсионеры, а наша задача обойтись без инфарктов.
   В сентябре Лариса с Нечаевым поженились. На свадьбе Ларка была неотразима, а на фоне генеральских дочек, смотрелась просто по-королевски. И хоть мадам Нечаева и делала из женитьбы сына трагедию, в душе гордилась невесткой и выбором Александра.
   А в октябре у нас появились два претендента на приз, причём ребята были настолько талантливы, что выбрать одного мы так и не смогли, разделили приз на двоих и подписали с обоими контракт.
   Дела наши пошли в гору и к новому году мы открыли второй магазин в Москве и первый в Питере. Ларка хихикала и говорила, что пора брать Италию штурмом, а то Итальянки расстроятся в России, а в Италии не одного фирменного магазина "Abete"!
   - Подожди, - успокаивала я её, - институт закончим и займёмся!
   Ларка вздыхала, но соглашалась.
  
  
  

Эпилог

  
  
   - Ксюша, ты на меня дуешься что ли?
   - Макс, ты знаешь какой сегодня день? - Макс вопросительно приподнял бровь и напрягся:
   - Пятница тринадцатое? - предположил любимый.
   - Пятница - это само собой, а ещё сегодня четырнадцатое февраля, День святого Валентина, большой католический праздник...
   - Ксень, ты что, католичка? - округлил он глаза в притворном ужасе.
   - Кто я? Нет, я православная...
   - Напугала, а то я уже решил, что праздник пропустил. Ты же знаешь, я намеки плохо понимаю, - обрадовался Макс
   - Пропустил, - не унималась я, - ты день всех влюблённых пропустил...
   - Это фигня какая-то, - пожаловался Макс, - день всех влюблённых! Сегодня влюблённый, завтра не влюблённый, небось, шарики дарят и в подъезде целуются. Ксень, ты же знаешь, что я тебя люблю.
   - Знаю, - вздохнула я и проворчала, - неплохо бы ещё и услышать.
   - Нет, не знаешь! Люблю - это ничего, слова красивые, а я за тебя всем головы оторву и штабелями уложу. Если надо, третью мировую устрою. Ты моя, руками не трогать, глазами лучше тоже, не надо, - и кулаки сжал.
   Я обречённо вздохнула, посмотрела на любимого и подумала: "Макс будет очень органично смотреться в набедренной повязке из шкуры мамонта и с дубинкой в руках, охраняя подступы к пещере". И что я от него хочу?
   - А романтика и мишура всякая это для тех, у кого денег нет. Говоришь, праздник сегодня... Прекрасно, хочешь, Лексус подарю? - я вытаращила глаза.
   - Нет, не хочу.
   - Ты его откроешь, а там роза на сиденье, класс? - я радостно подобралась.
   - Класс! - согласилась я. - Можно даже без Лексуса. Макс, ты супер! Так, глядишь, и до романтических пикников доберёмся.
   - Нет, без Лексуса фигня получится, а вместо романтического пикника, давай сексуальный марафон лучше устроим, а, Ксюш?
   Я больше не могла кусать губы, чтобы не смеяться.
   - Лучше, давай романтический ужин, переходящий в сексуальный марафон? - искушала я Дадиани.
   - Перед марафоном лучше не ужинать, а то знаю я тебя, слопаешь свой романтический ужин, а потом возьмёшь и захрапишь на самом интересном месте, - я только глаза закатила. - У меня для тебя подарок, - с этими словами Макс достал из внутреннего кармана пиджака коробочку, с потрясающим кольцом. - Носить на безымянном пальце, а то мне твоя любимая фигура со Славкиным подарком в центре, периодически в кошмарах снится.
   Мне надели кольцо на палец.
   - Спасибо. Очень красивое, - я поцеловала Макса.
   - Ты же согласна выйти за меня замуж?
   - Да, Макс, да, - я радостно подпрыгнула и обняла любимого.
   - Вот и отлично, я так и думал, и не говори потом, что я на тебя давлю, - и протянул мне мой паспорт.
   Я его открыла, прочитала и замерла: "11 февраля Пресненским отделом Загс г. Москвы был зарегистрирован брак с Дадиани Максимом Сергеевичем 1984 г.р."
   - Вы что, издеваетесь надо мной? - взвыла я. - У вас, Дадиани, романтика вообще, в хромосомном наборе присутствует? Свадьбу хочу, платье белое, в конце концов. Я убью тебя сейчас и буду дважды вдова Дадиани! - бушевала я и трясла паспортом.
   - Успокойся, ты кричишь прямо как она! - восхищённо заявил Макс, обнимая меня.
   - Кто она?
   - Заведующая Пресненского Загса! Обещала прибить меня лично, если у бедной девочки свадьбы опять не будет... Представляешь, брак позавчера ещё зарегистрировали, а она позвонила сегодня и полчаса мне мозг выносила. Будет тебе свадьба, только на Мальдивах. Покупай платье, я заказал: церемонию, фотоссесию, арку дурацкую с цветочками, торт, букет и ещё кучу всего. Мы через три дня вылетаем и пара десятков гостей с нами. Ларка с Нечаевым тоже приглашены, - и положил красочную брошюру на стол.
   - Я надеюсь, ты заботливую заведующую Пресненского загса с собой не потащишь? - наконец смогла я говорить.
   - Да ну её, зануду, - сообщил мне муж и поцеловал.
   - Живи, чудовище, - обречённо выдохнула я ему в губы и прижалась покрепче, - желательно долго, счастливо и со мной...
  
  
  
  
  
   Девочки и, как выяснилось, мальчики, пожалуйста, не забывайте ставить оценки, это очень стимулирует моего робкого и начинающего Муза! Заранее спасибо!
  
  
  
   Вернуться в общий файл


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"