Шведов Сергей Михайлович: другие произведения.

Страха Ради Июдейска

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Шведов Сергей Михайлович
  
  (Минск, 123smsh@tut.by)
  
  СТРАХА РАДИ ИЮДЕЙСКА
  
  фантастическая быль
  
  Ещё не рассвело, и по востоку было видно, что рассветёт не скоро. Но фонари уже светили не так ярко, как среди ночи. И глухой ровный шум города, хорошо слышный в ночное безветрие, стал почти неразличим. Но вот начал работу городской транспорт, и очень ясно слышался проходящий вдалеке поезд, город будили гудки локомотивов на товарной станции.
  
  Утро совсем не хмурое. Ни к чему нам хмуриться вообще. Вы не пробовали улыбаться по утрам? Хотя бы самому себе в зеркало. Помогает поднять настроение. Пара улыбок и никакой физзарядки не нужно. Кофе, кстати, тоже.
  
  Старик оскалился беззубой улыбкой, смотрясь в зеркало. Отражение подбодрило его дружеской ухмылкой. И придало смелости. Он потянулся к телефону в эдакую рань.
  
  -- Зяма, не спишь?
  
  -- Давно поднялся, Ваня.
  
  -- Сегодня выйдешь посидеть на лавочке?
  
  -- Смотря как по погоде.
  
  -- Погоду обещали ясную, Зяма.
  
  -- Ближе к полудню выйду, Ваня. Хоть я и полуслепой филин, но яркое солнышко люблю.
  
  Оба старичка, соседи по подъезду, еле шаркали ногами. Лавочка во дворе - их единственный выход в люди. Поговорить с живым человеком и то приятно. Ну, хоть с полуживым. Их дружба растянулась аж на пять собачьих веков. Разговор на лавочке нередко заканчивался брюзгливой старческой перебранкой, но только ненастье и мороз могли помешать их встрече на лавочке.
  
  Деды были одинокие, не могли обиходить себя. За дедом Ваней присматривала многодетная соседка, которой он отписал квартиру на случай его смерти. К деду Зяме наведывались крепенькие и шустрые старушки из еврейской общины. Каждый день приносили ему пол-литра свежей крови с бойни при мясокомбинате. Дед Зяма страдал от недостатка гемоглобина. Нередко старушки оставались у него ночевать неделями. Соседки хихикали, мол, дедок ещё тот, ого-го! Всё может быть, но нам-то с вами какое дело?
  
  
  * * *
  
  В полдень небо казалось чисто вымытым и прозрачным. Оно отражалось в чисто вымытых и прозрачных же стёклах домов. Хозяйки перед праздниками вымыли окна, очистили рамы от прошлогодней автомобильной гари. В стёклах отражались и облака. Они переливались перламутром, голубым и розоватым оттенками, как створки раскрытой речной ракушки. А в лужах на асфальте отражённое небо было глубоким и синим.
  
  Когда грузный дед Зяма вышел из подъезда, опираясь на две палки, он щурил большие круглые глаза, хлопал ресницами и вертел головой, как филин. Очков он не носил. Линзы уже не помогали. И вот наконец он высмотрел костлявого деда Ваню на лавочке. Тот сидел, опершись обеими руками на трость.
  
  -- Привет, дружище! - басовито прохрипел дед Зяма.
  
  Дед Ваня приветственно помахал ему палкой в ответ. Могучий дед Зяма твёрдо доковылял до лавочки и грузно плюхнулся на сиденье. Лавочка жалобно скрипнула.
  
  -- Сидим, Ваня?
  
  -- Сидим, Зяма... Кстати, а сколько тебе годков, Зяма, стукнуло? Всё-то я забываю.
  
  -- Девяносто два.
  
  -- Ого! На десять лет меня старше, а выглядишь моложе.
  
  -- Мне нельзя стариться, Ваня. Хочу дождаться внуков и правнуков. Жду, когда они вернутся на родину предков.
  
  -- Так они у тебя и так живут на родине предков.
  
  -- На землю русских, я имею в виду.
  
  -- Сами они-то чего хотят?
  
  -- Никак не уговорю молодых. Побаиваются.
  
  -- Так и не дождёшься, Зяма. Подомрёшь.
  
  -- Да не будь я Залман-Шнеер Сройлович Катценелебоген -- дождусь! - решительно сказал дед Зяма и повертел головой по сторонам, словно с минуты на минуту надеялся увидеть приехавших правнуков.
  
  Удивительной расцветки грач, чёрный, с белыми пятнами, словно припорошенный снегом, подхватил с земли кусок проволоки и взлетел на опору высоковольтной линия электропередачи, где он устроил себе гнездо.
  
  -- Вот же дурень! - помотал головой дед Ваня.
  
  -- Кто? Я?
  
  -- Да не ты, а грач. Сидит на проводе под напряжением с проволокой в клюве.
  
  -- Где-где? - прищурился дед Зяма.
  
  -- Да вон же! - ткнул вверх клюкой дед Ваня.
  
  -- Вижу... А может, это у него прутик.
  
  -- Прутик так не блестит на солнце.
  
  -- Тонкий ивовый так и блестит.
  
  -- Нет, это сталь или алюминий.
  
  Грач сидел под напряжением и как ни в чем не бывало вертел клювом из стороны в сторону. Стоит ему только ткнуть проволокой в стальную опору -- вспышка, легкий хлопок, и обгорелый комочек слетит вниз жжённой тряпкой. И никто не заметит. На пульте в управлении энергосетей не дрогнет стрелка индикатора напряжения, не успеет сработать автоматическая защита от короткого замыкания.
  
  -- Беспечный и непредусмотрительный, как все вы, русские. Так ничему и не научили вас ваши беды.
  
  -- С чего это вдруг ты, Зяма, русских в придурки записал?
  
  -- Сам подумай, Ваня. Может, и поймёшь под конец жизни... У нас, евреев, каждое слово из предания праотцов наших ценится пуще всего святого. За три с половиной тысячи лет мы ни словечка не потеряли. А вы, русские, свою историю ни в грош не ставите.
  
  -- Так вас же щепоть малая, вот и цепляетесь за святую историю, чтоб не запропасть.
  
  -- Не щепоть, не горсть, Ваня, а грозный кулак. Вот вас много, да вы обновляетесь всякий раз, как тот компьютер на чужой операционной системе. Громоздите нелепицу на небылицу -- Аттила, варяги, Киевская Русь, литвины, Батый. Надумали, чего в помине не было.
  
  -- Как это - не было? Рюрик Русскую державу построил.
  
  -- Эх, Ваня ты, Ваня! В раскопанных слоях времён Рюрика шведские археологи находят только следы рыбацких поселений. Дикий чужак не мог знать, как построить русским мир-цивилизацию. Кто ж на вашей земле за тыщу лет до Рюрика освоил тончайшее литьё по восковым формам? Высочайшие технологии открыли ваши предки на Урале и в Сибири. Серебро и золото такой чистоты, что современные металлурги просто диву даются. Ты ж инженером-литейщиком был когда-то до пенсии. Разве может такое появиться у дикарей? Хе-хе, вас таки устраивает сказочная история?
  
  -- Учёные врать не станут.
  
  -- Ну и живите в сказке, сказочные дурачки. Евреи прежде Рюрика на земли русских пришли, Киев основали, а вы всё лепите нелепицы про Киевскую Русь. Память у русских отшибло или вам её отшибли? То варяга призываете вами володети, то польскому королевичу крест целуете, то переряженных в русских немцев, Романовых, готовы в задницу целовать.
  
  -- Ты, Зяма, Романовых не трожь! Они Россию продвинули.
  
  -- Как у вас говорят - "один лапоть, один чунь, хоть ты дома не ночуй". В лапти они русских обули, а золото русское за границу вывозили. И дворцы там себе строили. Россию продвинули после революции молодые грамотные евреи.
  
  -- Тут ты прав, Зяма. Когда мои прадеды, белогвардейские офицеры, показывали народной власти фигу в кармане, молодые евреи выстраивали новое государство. Честь и хвала вам за это.
  
  -- Так, может, не норманнов, поляков и немцев, а евреев вам в правители призвать? Лучше с умным потерять, чем с дураком найти.
  
  -- Добро пожаловать, Зяма! Приезжайте. На Святой земле арабы вам жизнь рано или поздно отравят вконец.
  
  -- Палестинцы.
  
  -- Понятно, те самые филистимляне. Вы их так и не согнали с вашей земли обетованной.
  
  -- Реки Ханаана давно уж не текут молоком и мёдом, Ваня. На кой нам цепляться за клочок выжженной пустыни с Мёртвым морем?
  
  -- Дома вам будет лучше, Зяма, согласен. Да и с нами надёжней и безопасней, чем с арабами и неграми. Давно мы сжились и притёрлись. За нами вам, как за каменной стеной.
  
  -- Хе-хе! Русский народ больше не сплочённая твердыня, защита для своих, гроза для чужаков. Твердыня, утёс ваш растрескался, распался на щебёнку. Волны инородного влияния обкатали острые осколки в гладкую морскую гальку -- круглые плоские камушки на забаву детишкам. Разноцветные, потому что волны чужеродного влияния окрасили их в цвета своих флагов. Эти камушки больше не твердыня, а пляж. Рассыпанные, они похрустывают и даже похрюкивают под ногами, не создавая никакой преграды для вторжения. Так-то вот, друг мой Ваня.
  
  -- С чего это мы рассыпались?
  
  -- Потому что не цените русских людей. Замалчиваете великих первооткрывателей и мыслителей. Евреи провозгласили мошенника Эйнштейна величайшим учёным. А он всего-навсего украл идеи у Жюля Пуанкаре. Мы трезвоним по всему миру о любой нашей бездарной певичке, закрывая глаза на её безобразное поведение. Лишь бы была из наших.
  
  -- Но вы же не возвеличиваете Чаплина.
  
  -- Чаплин был неправильный еврей. Он слишком любил русских. Нет, это был не еврей.
  
  -- Еврей не должен любить русских? Разве мы с тобой не ладим, Зяма?
  
  -- Ты не с того боку подходишь, Ваня. Вы должны наконец-то научиться любить самих себя, а то и оставшуюся от вас пляжную гальку перетрут в пыль. Любой вихрь истории сдует эту пыль, как и не было вас вообще. Нас отовсюду гнали и везде гнобили, да евреи только крепче становились в борьбе за выживание. Учитесь у нас.
  
  -- Гля-ты, какой шустрый, Зяма!
  
  -- Я, Ваня, своё давно отшустрил.
  
  -- Да не ты, а грач. Вставил-таки проволочку в своё гнездо.
  
  -- Без короткого замыкания?
  
  -- Словчил.
  
  -- Вот вам бы, русским, словчить и из западни вырваться, куда вас загнали.
  
  Дед Зяма разламывал сухой коржик и жевал его беззубым ртом. Швырял крошки голубям перед лавочкой. Голуби дружно слетелись со всех сторон. Голубиная братва никого в городе не боится, а вот ворона опасливо хватала свой кусочек и тут же отступала. Сорока же пикировала на плитки перед лавочкой и улетала с добычей в клюве.
  
  -- Это она сорочатам в гнездо понесла.
  
  Взъерошенный воробей суетился между голубями и всюду поспевал первым. Голуби пыжились, раздували зобы, топтались на месте, возмущённо ворковали и отгоняли нахала. Воробей увёртывался, снова пробивался в самую гущу и только громко заверещал, когда самый представительный из голубей ухватил его за крыло и потрепал в воздухе.
  
  -- Вот тебе и голубь мира, Зяма!
  
   Дед Зяма бросил крошки чуть подальше в сторону, чтобы голуби могли клевать спокойно, но всё тот же воробей с вырванными перьями подскочил и сюда.
  
  -- Знаешь, Ваня, как деревенские русские на юге воробьёв называли?
  
  -- Знаю - жидами.
  
  -- Вот так-то ж мои правнуки и опасаются ко мне переселяться.
  
  -- Чего опасаться? Северные русские никогда евреям погромов не устраивали.
  
  -- Нам строгий порядок нужен, Ваня. Сами израильтяне так и не навели у себя порядка в доме с давних пор. Всё воюют с террористами.
  
  -- Покойный отважный главарь ваших врагов как-то сказанул, что израильтян победит не оружие, а матка арабской женщины. Арабка рожает десятерых, а еврейка одного-двух.
  
  -- Знаю, Ваня. Нам для спокойной жизни на русской земле нужен строгий порядок, а вы хилые. Вас нагло пнут, а вы в ответ- ешьте меня мухи с комарами. Полусонные, как осенние мухи. Таких тряпкой прихлопнешь.
  
  -- У нас ракеты, Зяма!
  
  -- Ай, кого вы пугаете! Это израильтяне на каждую атаку отвечают атакой - око за око, за зуб. А ваши мироеды дворцы для внуков и правнуков построили на вражеской территории. Позволят русские кровососы пулять ракетами по своему отродью?
  
  -- Да уж, Зяма, -- почесал за ухом дед Ваня.
  
  -- Соберитесь, проснитесь, очнитесь!
  
  -- Старый я, Зяма, аж дряхлый. Толку с меня, даже если проснусь и очнусь.
  
  -- Молодых будите.
  
  -- Сам сказал - молодые податливы под ногой властителя, как пляжная галька. Вон как на том пляжике, что насыпали у канала для ребятни.
  
  Прежде тут протекала речушка, со всех сторон зажатая городом. Она несла в пузырчатой мазутной пене обломанные веточки, досочки от разбитых ящиков, бурые прошлогодние листья, раскрошенный пенопласт упаковки, коробочки и пластиковые пакеты. Посреди реки -- островок, куда с обоих берегов перекинули два мостика. В этом месте речушка чуть раздавалась вширь и плавно омывала островок с толстой пустотелой вербой на нём. Такие же вербы, но невысокие, стояли по берегам. Тонкие лозины пустостволой вербы на островке полоскались в воде и шевелили крону. Вербы по берегам своими плакучими веточками до воды не доставали.
  
  На берегах речушки когда-то паслись гуси, женщины стирали на кладках бельё, когда ещё не было многоэтажек. Потом речку спрямили, углубили, почистили и превратили в канал для спортсменов-лодочников, а на бережок навезли гальки для любителей позагорать под пляжными зонтиками.
  
  Чугунные завитушки на чугунных перилах мостков кое-где уже отбиты. Через островок по мостикам можно выйти на противоположный берег и пройтись мимо частных домиков, спрятанных за заборами в густой зелени высоченных деревьев. Домики уже почти нежилые. Они дожидались своего часа. На заборах выведено краской: "Продается на снос".
  
  Но не все опустели. На том берегу ещё паслась корова с телёнком. Бодливые козы с козлятами цокали копытами по мостику на островок, где кусты гуще и трава посочнее.
  
  - И-ых, солнце сегодня, зараза! - сонно потянулся дед Ваня.
  
  -- И я разомлел, -- зевнул дед Зяма.
  
  По стволам верб и прибрежным камням зеленел мох, радугой переливалась под солнцем вода на искусственных водопадиках, молодые листики на вербах просвечивали насквозь, как полупрозрачные. Темнела набухшая влагой после ночного дождя земля по берегам. И сочно пахла, распаренная теплом.
  
  - Скворцы неужто? - сказал дед Зяма.
  
  -- Полуслепой, а увидел.
  
  -- Не увидел, по свисту распознал.
  
  Оба повернулись к мостику за островком. Стайка скворцов густо обсыпала прибрежные вербы. Их пересвист заглушал даже шум проносившихся машин. Полуденное солнышко вызолотило небо так, что глазам больно. Оба деда опустили веки и мирно задремали в безветренном затишке на лавочке.
  
  КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) В.Крымова "Соблазненная тьмой. Гувернантка для демона"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"