Сидиус Дарт Ситхович: другие произведения.

Багровый прилив

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    Простые граждане Галактического Империума могут спать спокойно - на страже их покоя стоит могущественная Имперская Инквизиция. Но адептам Хаоса не терпится нарушить их покой, напустив на мирные планеты толпы фанатиков. И, чтобы этого не произошло, имперскому инквизитору Лаймону Стерну и его помощникам придётся изрядно попотеть. Ведь здесь замешаны не только еретики, но и таинственные Древние...
       Книга завершена.
       Это не ФАНФИК по вселенной Warhammer 40000, а самостоятельное произведение, хотя многие термины и идеи взяты именно оттуда..
       В электронном виде книга представлена здесь - Zelluloza.ru.
       Доступна на Литресе - Litres.ru.
       В печатном виде книга доступна здесь - https://my-shop.ru/shop/search/a/sort/z/page/1.html?f14_6=978-5-532-07796-6.

Хостинг бесплатно

  
  
  
  
   ПРОЛОГ.
  
  
   Огонь, огонь, огонь! 
Пусть всё вокруг горит! 
Имперской правды свет 
Пусть пепел озарит. 
Наш мир погряз в грехе! 
Должна его смыть кровь! 
Вед
ём со скверной бой 
Под звон колоколов.
  
   (Из песни HMKids "Искупление")
  
   "Капитулировав перед натиском так называемых "демократии", "толерантности" и "политкорректности", поставив во главу угла еретические и хаоситские культы, погрязнув в разврате и половых извращениях, человечество Доимперской Эры, само того не зная, подвело себя к той черте, за которой уже не было и не могло быть возврата. Загрязнение собственной среды обитания, отрицание традиционных семейных и нравственных ценностей, череда локальных войн с применением атомного оружия и последовавшая вслед за всем этим глобальная эпидемия "песочной чумы" явились закономерным итогом всего этого. Я знаю, что некоторые мои коллеги склонны считать катастрофические события первой половины XXII века Доимперской Эры карой, ниспосланной на головы нечестивцев Высшим Разумом, хотя сам лично не разделяю такую точку зрения. Доктор исторических наук, профессор Университета Порт-Лоуэлла Виталий Скворцов, считает, что траектория движения астероида (2865) Лорел была искусственно скорректирована некими неизвестными и по сию пору силами, так как сам факт столкновения астероида Главного пояса с Террой - уже событие невероятное, поскольку орбиты этих небесных тел весьма стабильны. Скворцов полагает, что астероид был искусственно выведен из Главного пояса и нацелен на Терру, причём траектория его полёта была проложена таким образом, чтобы он упал в океан. В противном случае, вряд ли мы с вами сейчас бы общались, господа студенты. Как бы то ни было, состоявшийся девятнадцатого мая две тысячи сто тридцать девятого года по Доимперскому летосчислению Армагеддон не привёл к гибели нашей цивилизации - напротив, он привёл к резкому изменению поведенческой модели человечества и избавил его от огромного количества паразитирующих особей, дав толчок развитию в нужном направлении. Правда, для этого нашим предкам пришлось пережить так называемую Эпоху ТехноВарварства, конец которой положила Марсианская Директория, заложив первый камень в фундамент будущего Галактического Империума..."
  
   (Из выступления ректора Университета Нового Буэнос-Айреса доктора исторических наук Сантьяго Родригеса на торжественном мероприятии, посвящённом 3000-летнему юбилею Университета, 9 сентября 3377 года Имперской Эры)
  
  
   Современному человеку, живущему во времена могущественного Галактического Империума, распространившего свою власть на половину Галактики, пользующемуся всеми плодами передовых технологий и социальных благ, присущих меритократическому обществу, трудно, а порой и вовсе невозможно, понять логику далёких предков, которые едва не умудрились исчезнуть с лика Вселенной. Погрязнув во всевозможных пороках, человечество далёкого XXI века Доимперской Эры неотвратимо приближало собственный конец. Поставив во главу угла принцип так называемых "толерантности" и "политкорректности", оно словно осознанно пустилось во все тяжкие, не замечая того, что признаки приближающегося Апокалипсиса становятся всё ощутимее и страшнее. Чудовищное по своей силе землетрясение 2049 года, разрушившее всё Тихоокеанское побережье Северной Америки и погубившее сотни тысяч жизней, жуткие техногенные катастрофы в Германии, Италии, Японии и России, невиданные по своей бессмысленности террористические акты с применением атомного оружия (фанатики-исламисты, взорвав невесть как заполученные тактические боеголовки, стёрли с лица планеты Каир, Марсель, Манчестер и Басру), кровавые бунты мигрантов по всей Европе, унёсшие тысячи жизней, локальные вооружённые конфликты на Дальнем Востоке, в Южной Африке, Палестине и Центральной Азии, в ходе которых было использовано тактическое ядерное оружие, и, как венец всего - вспыхнувшая в конце 2090-х годов эпидемия "песочной чумы", болезни, о которой до той поры никто и слыхом не слыхивал. За всего-то двадцать лет население Терры с девяти с лишним миллиардов сократилось до четырёх с половиной, и продолжало сокращаться вплоть до Армагеддона, несмотря на то, что российские и китайские учёные в 2108 году сумели-таки создать действенное лекарство от этой смертоносной болезни.
   Однако часть терран, которые всё ещё сохраняли трезвый ум и которые искренне хотели лучшего для своего вида, продолжала попытки вытащить человечество из болота разврата, наркотического дурмана и паутины виртуального пространства. Успешные высадки российских, китайских, индийских и североамериканских (да-да, не удивляйтесь - ближе к середине двадцатых годов XXI века Д. Э. нашлись и в США здравомыслящие силы, прекратившие делать из своей страны объект всемирной ненависти) космонавтов на Луне в 2032 году и в 2041 - на Марсе, казалось, дали понять человечеству, что можно пойти по иному пути развития. Однако этот посыл не был услышан массами. Зачем куда-то лететь и что-то строить, да ещё и жить в гермокуполах? Оно надо? Да и понятно - что интересует толпу? Каков её лозунг? Правильно - "Хлеба и зрелищ!" И того, и того пока ещё хватало, поэтому подавляющее большинство просто-напросто наплевало на возможный выход из ситуации, продолжая свой порочный путь в никуда.
   Первый культ Хаоса (то есть, тогда о том, что это именно культ Хаоса, никто даже и не подозревал) возник в далёком уже 2054 году Доимперской Эры, во Франции. Некий Луи де Жирондак, менеджер одной из строительных компаний, неожиданно пришёл к выводу, что изменить жизнь человечества в лучшую сторону может только новая религия. Недолго думая, Жирондак объявил себя Верховным Пророком доселе неизвестного никому на Терре божества Шо-Шанна и принялся активно пропагандировать новую религию. На удивление, она быстро приобрела множество сторонников не только во Франции, но и в остальной Европе, что, впрочем, в свете грехопадения жителей этой части света было неудивительно. Ведь культ Шо-Шанна открыто пропагандировал всевозможные сексуальные извращения и однополые браки, выступал за полную легализацию "лёгких" наркотиков и прочей мерзости. Всего лишь четыре года спустя в Амьене открылся первый храм новой "религии", против которой рьяно выступили все ведущие мировые церкви. Папа Римский Иоганн Павел III на Вселенском Соборе Римско-Католической Церкви открыто объявил об еретическом происхождении культа Шо-Шанна и предал его анафеме. По всей вероятности, тем самым он подписал себе смертный приговор, так как три месяца спустя его личный самолёт, на котором понтифик возвращался в Ватикан из поездки по странам Латинской Америки, потерпел крушение и рухнул в воды Атлантического океана в ста сорока километрах западнее Канарских островов.
   Но далеко не всем нравилось подобное положение дел. Видя неспособность своих правительств решать неотложные социально-экономические проблемы, те из коренных европейцев, чьи мозги ещё не были превращены в бесформенное нечто, решили сами попытаться исправить ситуацию. Западную Европу захлестнула настоящая волна антимигрантских выступлений, причём хорошо подготовленных. Размах этих событий был настолько велик, что вынудил Российскую Директорию (в 2033 году Российская Федерация была реорганизована в Российскую Директорию) закрыть границы с Евросоюзом и привести свои войска в состояние повышенной готовности.
   И всё-таки, несмотря на усилия здоровых сил в терранском обществе, цивилизация продолжала катиться в тартарары. Эпидемия "песочной чумы" едва не добила Терру, но с ней всё-таки удалось справиться. Равно как и с культистами Шо-Шанна - Луи де Жирондак был застрелен неизвестным снайпером на пороге одного из еретических "храмов" в марте 2111 года, после чего, лишившись своего духовного лидера, еретики резко поубавили свою активность. Хотя полностью её не прекратили.
   Казалось, победа над эпидемией "песочной чумы" должна была дать понять человечеству, что нужно кардинально изменить свою жизнь в лучшую сторону, отринуть от себя ересь и извращения. Но этого, увы, так и не произошло. Избавившись от смертельного вируса, терране с удвоенной энергией бросились в омут новых "удовольствий", не осознавая того, что этот путь вёл в пропасть, в никуда.
   19 мая 2139 года Доимперской Эры произошло то, чего люди опасались со времён начала технологической эпохи - в Терру врезался астероид. Космический булыжник пятнадцатикилометрового диаметра, известный астрономам под названием (2865) Лорел, до этого момента спокойно находившийся в Главном астероидном поясе, неведомо каким образом очутившийся внутри терранской орбиты, упал на планету, в Атлантический океан, в районе Азорских островов. Колонисты Марса пытались отклонить астероид с траектории его следования, но его скорость оказалась слишком большой, к тому же, размеры его тоже были отнюдь не маленькими. Чудовищное цунами, вызванное падением в океан миллионов тонн породы, уничтожило половину Северной Африки, смыло Атлантическое побережье Америки, отодвинуло береговую линию Европы до линии Гамбург-Сплит и разрушило Карибские острова и северное побережье Южной Америки. Погибли миллионы терран, планетарная экономика впала в состояние коллапса. Ось наклона вращения планеты сдвинулась на 1/10 градуса, падение астероида спровоцировало сейсмическую активность по всей Терре, что привело к новым жертвам и разрушениям.
   Но коллапса цивилизации так и не случилось. Вместо этого терране откатились в своём развитии до стадии техноварваров, хотя от контактов с колонистами Луны и Марса не отказались. Те же, по мере своих возможностей, старались помочь оставшимся на планете-прародине, снабжая Терру продовольствием, техникой и медикаментами. Правда, не все должным образом оценили бескорыстную помощь марсиан и колонистов с Луны - иногда прибывающие корабли просто захватывались техноварварами, после чего либо разбирались на детали, либо использовались ими в качестве бронированных крепостей.
   Так продолжалось почти четыреста лет. Техноварвары Терры варились в собственном соку, принимая всё-таки помощь от Марсианской Директории, которая к тому времени распространила своё влияние не только на Луну, но и на Меркурий, венерианские орбитальные станции, Цереру и галилеевы спутники Юпитера. Но принимать протекторат Марса терране категорически отказывались. Собственная независимость для них была важнее технологий Директории.
   Открытие в 2507 году Доимперской Эры учёными Марса метода гиперпространственных космических полётов привело, как бы странно это не казалось, к решению вопроса Терры. Оставлять за своей спиной мир, населённый техноварварами, которые уже трижды пытались высадить свои войска на Луне и чьи примитивные, но всё же функционирующие космолёты неоднократно нападали на суда Директории, Марс не мог. В апреле 2509 года началась масштабная операция под кодовым названием "Возврат к истокам". Сразу пять формаций Десантных Сил Директории высадились на Терре, взяв под контроль обширные территории на её поверхности. Наиболее непримиримые группировки техноварваров были уничтожены кинетическими ударами с орбиты, после чего менее агрессивным кланам было предложено принять участие в переговорах. Результатом этого явилось создание в марте 2510 года Солнечной Конфедерации. Тем самым, вопрос Терры был решён вполне благополучно для местных жителей, да и Директорию явно обрадовало то обстоятельство, что обошлось без большой крови.
   Прорыв в области космических полётов позволил выйти терранцам ( так теперь называли себя все жители Солнечной Системы) на просторы Галактики, где они встретились с инопланетными цивилизациями. По большей части, контакты проходили мирно, хотя были случаи открытых боестолкновений с ксеносами. Было открыто множество пригодных для колонизации необитаемых миров, куда вскорости устремились колониальные транспорты с планет Конфедерации.
   На возрождённой после Армагеддона Терре были заново отстроены города, среди которых выделялся огромный Терраполис - столица Конфедерации. Планета превратилась в мощный промышленный мир, однако, за экологией там следили весьма строго. Наиболее вредные производства были выведены в космос, на околопланетные орбиты и в Пояс Астероидов, на Луне и вблизи Терры были построены колоссальные космические верфи, на которых строились межпланетные суда и звездолёты. Были терраформированы Венера и Ганимед, окончательно завершилось преобразование Марса. Человечество, освободившись от прежних пороков, вошло в космическую эру.
   Однако враждебные ксеносы были не единственной угрозой молодой амбициозной расе. Культ Шо-Шанна, казалось, канувший в прошлое, совершенно неожиданно возродился на ряде планет-колоний Терры, что привело со временем к череде религиозных антитерранских мятежей. На их подавление были брошены крупные силы флота, и в ходе многолетней военной кампании метрополии удалось изгнать еретиков за пределы контролируемой территории. Оставшиеся культисты были выловлены и, по большей части, казнены военно-полевыми судами за совершёнными ими преступления против мирного населения.
   События, которые позже получили название Ересь Фармера, по имени предводителя еретиков, каледонца Эдварда Фармера, показали не только сильные, но и слабые стороны существующего государства. Безусловно, военная машина Терры была сильна и технологически превосходила силы еретиков, но одной военной силы здесь было явно недостаточно. К тому же, политическая система Конфедерации зашла в тупик. Нужно было найти новое решение для цивилизации. И таковое было обнаружено.
   В 3647 году Доимперской Эры на Терре собрались представители наиболее развитых миров Конфедерации, которые решили, что Терранскую Конфедерацию нужно не просто переименовать, но и соответствующим образом преобразовать. Так родилась идея о создании Галактического Империума, со столицей на Терре. Тайным голосованием был выбран и правящий Дом, которым стал Дом Моранис, один из пяти наиболее влиятельных технократических Домов Марсианской Директории. Его лидер Константин Моранис стал первым Императором Галактического Империума, который был построен на принципах меритократии, а его государственное устройство являлось военно-технократической автократией.
   Реформы коснулись и вооружённых сил Империума. Из структуры Военно-Космического Флота был выведен Космический Десант, ставший самостоятельной воинской единицей, с собственными космическими, воздушными и бронетанковыми силами. Был создан для поддержания порядка на космических просторах Галактический Патруль, для борьбы с внешними и внутренними врагами Империума была сформирована структура, получившая названием Имперской Инквизиции. Оборона планет Империума была возложена на созданные Войска Планетарной Обороны, набираемые из числа жителей тех планет, на которых они были расквартированы. Сам же Имперский КосмоФлот был разбит на линейные флоты, коих в составе ВКФ стало пятьдесят шесть - ровно по числу секторов Империума, а во главе каждого был поставлен космический линкор класса "Разрушитель миров".
   Однако силы Хаоса, сосредоточившиеся на северо-западе Галактики, в так называемых Тёмных Мирах, продолжали свою деструктивную работу, сея смуту и раздор среди подданных Империума, разбрасывая ядовитые ростки "демократии", "толерантности" и псевдорелигиозной ереси. Да и некоторые инопланетные расы по-прежнему видели в Империуме врага, хотя на этом фронте вот уже пару столетий царило относительное спокойствие. Империя техноварваров-кугхров тоже блюла перемирие и пока не было никаких предпосылок, что эти агрессивные зеленокожие гуманоиды с Южной Периферии снова примутся за старое, тревожа пограничные миры людей и союзных им рас.
   Но ведь для того и существовала Имперская Инквизиция, чтобы простые граждане Империума - как люди, так и ксеносы - могли спокойно спать в своих постелях, заниматься своими делами и спокойно растить потомство. Пусть даже для этого иногда нужно было отдать свои жизни...
  
  
  
  
   ГЛАВА 1.
  
  
   27 марта 4426 года Имперской Эры,
   территория, контролируемая Галактическим Империумом,
   Двадцать Девятый Сектор,
   система двойной звезды Бела Оргалис,
   пятая планета - Риза.
  
  
   Дувший со стороны близкого океана лёгкий утренний ветерок слабо колыхал верхушки высоких стройных деревьев с перистыми листьями и коричневатой чешуйчатой корой, что росли вдоль широкого прибрежного шоссе, которое соединяло столицу планеты Риза - город под названием Мальдарон - с космопортом, что располагался в тридцати шести километрах южнее города. По местному времени было всего лишь двадцать минут шестого утра, но температура воздуха уже достигла отметки в плюс двадцать два градуса по стандартной имперской шкале Цельсия. Риза являлась планетой с жарким климатом, поэтому такая температура для столь раннего времени была вполне естественной.
   Движение на трассе было довольно оживлённым, несмотря на столь ранний час. Космопорт Мальдарона являлся крупнейшим из пяти ризианских космических портов, к тому же, он находился вблизи столицы планеты, мегаполиса с шестнадцатимиллионным населением. Для всего Сивеннианского Квадранта Риза являлась важным сельскохозяйственным миром, снабжая продовольствием несколько сотен звёздных систем, включая главную систему Квадранта - Сивенну, поэтому присутствие на Ризе двух корпусов Имперского Космического Десанта и тактической группы Военного КосмоФлота было вполне оправданным. Даже несмотря на то, что в этой части Империума никаких боестолкновений не было уже, как минимум, полторы тысячи лет, с момента окончания антитерранского мятежа на Флорокорде. Как говорили на Терре - бережёного Флот бережёт.
   Каждый день в космопорту Мальдарона приземлялись сотни звездолётов со всего Империума, и не только. Звёздная система Бела Оргалис располагалась на пересечении сразу шести космических коммерческих линий, две из которых вели за пределы Галактического Империума - в миры баронов Фенриса и в Корпоративный Сектор технократов Дархана. И не все эти корабли принадлежали человеческой расе, но как раз это обстоятельство никого не волновало. Если только эти самые чужие ничего не замышляли против Империума.
   Большой чёрный наземный джип с тонированными стёклами аккуратно вырулил на вторую полосу, обходя медленно движущийся пассажирский автобус. Собственно говоря, если бы даже водитель джипа вёл его в нарушение всех мыслимых и немыслимых правил дорожного движения, то никто из патрульных не стал бы останавливать этот мобиль. И причина этого была, как говорится, налицо - капот и борта джипа украшала стилизованная эмблема, известная всему Империуму... да и не только Империуму. Скрещённые мечи на фоне креста, похожего на букву I одного из древних терранских алфавитов, а на переднем плане - грозного вида череп. Символ всемогущей Имперской Инквизиции, стоящей на страже мира и покоя для всех рас, входящих в Империум. Но водитель этого внедорожника известной терранской модели "тигр" вёл машину очень аккуратно, явно соблюдая правила, демонстрируя своё уважение к дорожной полиции Ризы. А может быть, он просто никуда особо не торопился. Ведь не всегда же инквизиторы должны нестись куда-то, сломя голову.
   Сидящий на заднем сиденье "тигра", которое больше всего напоминало большой диван, темноволосый мужчина с суровым волевым лицом, облачённый в чёрный кожаный плащ, являющийся неизменным атрибутом Инквизиции, поднял голову от дисплея портативного тактического компьютера и взглянул сквозь бронированное метастекло, задержав взгляд на заходящем на посадку межпланетном пассажирском шаттле. Потом перевёл взор на сидящего за рулём "тигра", тоже, как и он сам, одетого в чёрный кожаный плащ с эмблемой Инквизиции.
   - Ты уверен, Зар, что данные, которые получены от агента Инквизиции на Ризе, соответствуют истине? - спросил он. - Подобные обвинения слишком серьёзны для того, чтобы ими вот так просто разбрасываться.
   - Не могу ничего сказать в дополнение к тому, что переслал по гиперсвязи агент, - отозвался управлявший машиной марсианин Зариен Бруд. - Здесь лучше всего, наверное, сможет разъяснить руководитель местного полицейского департамента Донован Декстер. В любом случае, я думаю, что нас так просто не дёрнули бы с Терры на Ризу. Михаил Горюнов - слишком заметная фигура в местном истеблишменте, и обвинение в ереси и сотрудничестве с мятежниками-хаоситами для фигуры такого ранга является очень сильным. По всем законам Империума это - смертная казнь, без вариантов, причём любой инквизитор вправе расстрелять по такому обвинению на месте.
   - Если верить агентурной информации, - добавила сидящая в пассажирском кресле напротив Бруда инквизитор Ленора Тайрос, - Горюнов слишком уж явно потакает культистам Ордоши, а это не есть хорошо. Этих извращенцев было бы неплохо собрать всех в одном месте, а потом врезать по этому самому месту из суперлазера боевой станции.
   - Ну, так ли уж они извращенцы? - усмехнулся Бруд, обгоняя едущий в попутном направлении большой фургон. - В плотских удовольствиях они, надо полагать, знают толк!
   - Толк-то они знают, да вот то, что культ Ордоши принадлежит к хаоситским, делает их врагами Империума, - инквизитор Лаймон Стерн, пробежавшись пальцами по сенсоратуре ноутбука, вывел на его дисплей очередную порцию файлов. - К тому же, их разнузданное поведение не по нраву благочестивым гражданам Империума, которым вовсе не нравится присутствие на их мирах этих болванов. Хотите трахаться с кем угодно - трахайтесь, но не стоит ведь так откровенно афишировать своё разнузданное поведение. А эти их отвратительные оргии! - лицо фарадейца брезгливо скривилось. - Я не ханжа, как вам всем известно, но это уже чересчур!
   - Да и связь культистов Ордоши с еретиками-шаннитами слишком уж прозрачна, - добавила Ленора, глядя в лобовое окно "тигра". - Об этом свидетельствуют события на Ордо Минорис-V и Кульме. И раскрытая силами эспэошников на Деллате-IV ячейка ордошитов слишком уж явно воняла Хаосом.
   - Горюнов дважды летал в пограничные с Тёмными Мирами системы, - обронил Стерн, продолжая просматривать информацию на своём компьютере. - Это явно настораживает. Особенно его визит на Танис-II. Что он там делал? Всем известно, что власти этой планеты всячески дистанцируются от Империума и на всю Галактику разглагольствуют о своём особом пути развития. Что, впрочем, не мешает им благосклонно смотреть на творимые еретиками делишки в своей звёздной системе.
   - Известно, что пару лет назад в военных кругах на полном серьёзе рассматривали возможность применения по отношению к Танису Экстерминатуса, - Бруд повернул голову от панели управления, - однако Император осадил слишком уж ретивых вояк. Сжечь обитаемую планету - на это должна быть архивеская причина. За всю историю существования Империума такое имело место быть лишь пять раз, и то лишь потому, что три планеты принадлежали хаоситам, а там, согласитесь, щадить некого, да и незачем. А четвёртый случай вы должны знать из истории - помните, Нар Тегейзе, где только применением торпеды-выжигателя атмосферы удалось остановить распространение ксенозаразы ворзидов, которые собирались перестроить планетарную биосферу под свои нужды и основать там ещё один улей. Ну, пятый случай вы все знаете - Спурра, родной мир ворзидов. Жестоко, но иначе мы бы не смогли удержать системы Тессалийской Впадины от орд инсектоидов.
   - Я помню из исторических хроник тот шум, который подняли ксеноэкологи и ксенологи по поводу уничтожения ворзидов, - поморщилась Тайрос. - Эти идиоты думали, что с этими ксеносами можно договориться. Но ворзиды - это не Рой. С ними невозможно договориться и вообще наладить какой-либо контакт. Лагошцы это доказали в полном объёме, но этим дурням, судя по всему, выводы авторитетных специалистов не показатель.
   - Зар.
   Спокойный тон, которым было это произнесено, заставило обоих инквизиторов замолчать и внимательно всмотреться в невозмутимое лицо своего патрона.
   - А? - Бруд переглянулся с Тайрос, та лишь пожала плечами в ответ.
   - Следи за дорогой, - произнёс Стерн, кивнув в сторону лобового стекла.
   - А чего за ней следить? - усмехнулся марсианин. - Я выставил управление на автопилота, так что до Мальдарона можно и побездельничать.
   Стерн едва слышно хмыкнул, но тем и ограничился. Покосившись на Ленору, инквизитор снова уткнулся в дисплей.
   Джип миновал многоуровневую транспортную развязку на пересечении сразу трёх автострад и, поднявшись по пологому пандусу, выехал на дорогу, ведущую к центральным районам Мальдарона. Именно там, в недрах живописного ландшафтного парка, располагалось центральное полицейское управление планеты, куда и держали свой путь прилетевшие из метрополии инквизиторы.
   Лаймон Стерн, уроженец планеты Фарадей, сотрудник Имперской Инквизиции, имеющий карт-бланш Особых Полномочий и лицензию официального ассасина, прилетел со своей опергруппой на Ризу с Терры для проверки информации, полученной от агента Инквизиции на Ризе арктурианца Шо Таммаса. Здесь не было Бюро Инквизиции - всё же не секторальная столица и не главная планета квадранта или префектуры, поэтому Таммас был вынужден обратиться к местным органам охраны правопорядка. Причиной для этого послужила слишком уж тесная связь ризианского "торгового короля" Михаила Горюнова, генерального директора местного филиала одной из корпораций Большой Тройки - "Фолворт-Игнести" - с культистами Ордоши. Любвеобильность Горюнова ни для кого на Ризе не являлась секретом, но одно дело, если бы он ограничил свои, так сказать, запросы дамами из обычных слоёв общества, и совсем другое - когда тебя не один раз замечали в культистских оргиях ордошитов. Для конкурентов Ф-И такое было равносильно красной тряпке для быка, ибо ни "Интерсолар", ни "Комбайн" не собирались упускать такую возможность подосрать, извините, конкуренту. Особенно "Комбайн" - ведь там ещё не забыли позорное поражение от "Фолворт-Игнести" в схватке за контракт на торговлю с богатыми мирами Фракийского Кластера. Однако представитель "Комбайна" не стал действовать в стиле гопника. Он просто обратился в Бюро Инквизиции на Сивенне, где информацию приняли к сведению и послали на Ризу разобраться в ситуации полевого агента. Прибыв на планету, Шо Таммас - инкогнито, разумеется - навёл справки, задействовал агентуру местной полиции и получил в итоге неопровержимые доказательства связи Горюнова с культистами. Соответствующая информация в зашифрованном виде была переслана по кодированному суб-каналу на Сивенну, откуда она ушла в штаб-квартиру Имперской Инквизиции, что располагалась на Терре, в пригороде Терраполиса. После анализа и изучения сведений Верховный Лорд-Инквизитор Кандар Хетт принял решение послать на Ризу опергруппу для более детального расследования, однако и агент Таммас продолжил свою деятельность на планете, ведя наблюдение за Горюновым. Разрешение на ликвидацию разрабатываемого объекта арктурианец не имел, но зато таковое имелось у Стерна. Поэтому ни Бруд, ни Тайрос не сомневались, что, если дело примет слишком непростой оборот, их патрон без раздумий уничтожит Горюнова. Уж к кому-кому, а к еретикам и последователям хаоситских культов фарадеец был беспощаден и непреклонен. В чём на собственных шкурах убедились еретики-таниты на Ромулусе, где личным приказом Стерн санкционировал использование тактического ядерного оружия против логова сторонников Хаоса. Так что на снисхождение со стороны Инквизиции Горюнов точно не мог рассчитывать. А вот на заряд бластера в голову - вполне.
  
  
   "Тигр", мягко урча атомным мотором, неспешно съехал с многоуровневой транспортной развязки - Бруд снова вёл машину сам, не прибегая к помощи автоводителя - и проехав около километра по широкому проспекту, свернул в усаженную ризианскими соснами аллею, что вела к зданию центрального полицейского управления планеты. Следовавшие в попутном направлении полицейские кары и гражданские машины при виде чёрного джипа с эмблемой Инквизиции на корпусе почтительно уступали ему дорогу, но не из-за боязни подвергнуться наказанию, а отдавая дань уважения тем, кто находился на переднем крае, защищая граждан Империума (не важно, на двух, четырёх или более конечностях те передвигались, были покрыты кожей, шерстью или чешуёй, дышали кислородом, хлором или метаном) от опасностей, которые несли их системам еретические культы и враждебные ксеносы. Немало инквизиторов за время существования этой организации сложили свои головы на разных планетах Галактики для того лишь, чтобы жители Империума могли спокойно жить, трудиться и растить своё потомство.
   Парковка перед главным входом в здание полицейского управления, несмотря на столь ранний час, была почти полностью заставлена наземными машинами, но Зариен и не собирался туда заезжать. Марсианин просто подъехал к ведущей ко входу в здание широкой лестнице, размеры которой позволяли двигаться по ней на танке-таране "Дредноут", и затормозил прямо напротив неё.
   - Надеюсь, это не сочтут за хамское поведение? - Бруд покосился на Стерна. Однако фарадеец никак не отреагировал на слова своего помощника. Он с невозмутимым видом выключил свой ноутбук и убрал его в потёртый портфель из глилатекса. И лишь затем взглянул на Бруда.
   - Если ты не станешь тут оставлять машину - нет, - спокойно ответил Стерн. - К тому же, здесь полно полицейских, и я думаю, что кто-нибудь почтёт за честь припарковать наш джип. Хотя бы вот этот бравый молодец, - инквизитор кивком головы указал Бруду на подошедшего к машине молодого полицейского в лёгкой броне и с бластером в кобуре.
   Зариен, хмыкнув, опустил окно и с интересом воззрился на подошедшего ризианца. Тот при виде инквизитора слегка стушевался, однако быстро взял себя в руки и, наклонившись к открытому окну джипа, обратился к Бруду:
   - Господа инквизиторы - добро пожаловать на Ризу. Вам нужна помощь?
   - Не сочтите за труд припарковать нашу каракатицу, уважаемый, - произнёс Бруд, выбираясь из-за руля. - А то тут у вас пока найдёшь свободное место - полдня может пройти.
   - Разумеется! - кивнул полицейский. - Я поставлю вашу машину на второй подземный уровень, там вы сможете легко её найти.
   - Спасибо, - произнёс Бруд, пропуская полицейского за руль. - А то мы сами бы крутились тут ещё полчаса!
   Ризианец скупо улыбнулся в ответ на слова инквизитора и аккуратно закрыл за собой дверцу. "Тигр", слегка взрыкнув мотором, тронулся с места и покатил куда-то в направлении левого угла здания управления.
   - Я так понимаю, что шеф Декстер нас ждёт? - Ленора Тайрос взглянула на Стерна.
   - Да, его предупредили о нашем прилёте на Ризу, - отозвался Лаймон. - Соответствующее послание от Лорда-Инквизитора Хетта было отправлено по гиперсвязи. К тому же, я взял на себя труд уведомить о прилёте нашего агента. Кстати, вот и он, собственной персоной. И по его лицу я бы не сказал, что ем удалось как следует выспаться.
   Тайрос и Бруд с интересом взглянули в том направлении, которое кивком головы указал их шеф. Переглянулись и понимающе усмехнулись при виде слегка помятого господина, одетого в потрёпанную рубашку из пластекса и фрабкордовые штаны невыразительного серого цвета, из-под низа которых виднелись дешёвые туфли из псевдолатекса. Сторонний наблюдатель ни за что бы не догадался, кого он видит перед собой. По виду - типичный представитель рабочего класса, причём явно не из тех пролетариев, что могли себе позволить вполне приличную одежду. Что он мог делать в столь ранний час возле полицейского управления? Скорее всего, его выпустили из камеры предварительного задержания, куда поместили за какой-нибудь незначительный проступок. И придя к такому заключению, сторонний наблюдатель ошибся бы на все сто.
   Во-первых, данный разумный принадлежал отнюдь не к рабочему классу, и его никто не арестовывал, и уж тем более - не выпускал из КПЗ. Во-вторых, сей господин отнюдь не нуждался в деньгах, благо, Империум платил сотрудникам Инквизиции вполне приличную зарплату. К примеру, тот же "тигр", стоимостью в двенадцать тысяч золотых империалов, "бедно одетый" господин мог преспокойно купить, поднакопив средств всего-то за каких-нибудь два месяца. И в-третьих, при необходимости этот господин мог преспокойно - именем Инквизиции - отменить почти любой приказ местной полиции. Почти - потому что у полевых агентов Инквизиции были всё-таки определённые ограничения в правах.
   При виде Стерна, Бруда и Тайрос Шо Таммас, полевой агент Инквизиции родом с четвёртой планеты Арктура, принадлежащий к родственной терранцам расе, отобразил на своём смуглом лице с раскосыми глазами радушие (впрочем, так оно и было на самом деле - Таммас уже несколько лет знал фарадейца и его группу и относился к ним с большим уважением) и заспешил навстречу им. Немногочисленные полицейские, которые в этот ранний час оказались по своим служебным делам на лестнице, ведущей в здание управления, не обратили никакого внимания на четверых разумных, или же просто делали вид, что им всё равно. Ибо все в Империуме хорошо знали, что сотрудникам Инквизиции лучше не мешать в проводимых ими расследованиях.
   - Рад, что именно вас прислали на Ризу! - арктурианец крепко пожал руку Стерну. - Как прошёл перелёт?
   - В принципе, нормально, - ответил Стерн, отображая на лице слабую улыбку. - Мико на сей раз обошёлся без привычных для него выкрутасов, только при сближение с гиперворотами Сатурн-16 чуток полихачил, обгоняя какой-то ригелианский карго. А как обстоят дела здесь, на Ризе? Что удалось узнать о связях Горюнова с еретиками?
   - Не здесь, - сразу же посерьёзнел Таммас. - Пройдём лучше в какую-нибудь отдельную комнату. Кстати, Декстер здесь, может быть, стоит его вызвать?
   - Нужно, Шо, - отозвался Стерн, переглядываясь со своими спутниками. - Парни Декстера приложили большие усилия по выявлению связей Горюнова с еретиками и культистами, так что, с нашей стороны, это было бы просто неприлично.
   Арктурианец молча кивнул и, поднеся ко рту крохотную бусинку микрофона, встроенного в простенькую никелированную запонку на левой манжете рубашки, что-то негромко произнёс в него. Выслушав ответ собеседника, который прозвучал в крохотном наушнике-клипсе, который передавал акустические волны непосредственно во внутреннее ухо, Таммас кивнул сам себе и взглянул на фарадейца.
   - Шеф Декстер ждёт нас в своём кабинете, - сказал агент. - Он в последнее время очень мало времени проводит вне управления, и всему виной эти проклятые еретики.
   - Ну вот почему обязательно находятся дебилы, которые пытаются выдать за истину в последней инстанции какую-нибудь хаоситскую гадость? - брезгливо поморщилась Тайрос. - Разве мало нам культистов Шо-Шанна? Так ведь ещё и всякие там таниты-хрениты так и норовят вылезти из своих вонючих нор и распространить свою похабень на весь Империум!
   - Увы, Ленора, но дураков всегда будет хватать, - отозвался Бруд, поднимаясь по лестнице вслед за Стерном и Таммасом. - Но на то и существует Инквизиция, чтобы таких вот уродов отлавливать и отправлять в газовые камеры и на виселицу.
   - Оно так, - вздохнула девушка.
   Инквизиторы, ведомые Шо Таммасом, поднялись по лестнице и вошли вслед за агентом в здание центрального полицейского управления Ризы, выстроенное в виде идеальной формы цилиндра высотой в сто шестьдесят метров, на плоской крыше которого располагались посадочные площадки для аэрокаров. Пройдя через обширный холл, инквизиторы вошли в одну из кабин антигравитационного пронизывающего лифта, после чего Таммас уверенно нажал на один из управляющих сенсоров, приводя кабину в движение.
  
  
   Кабина лифта доставила инквизиторов и полевого агента на шестьдесят третий этаж здания управления, на котором располагался рабочий кабинет шефа Донована Декстера. По всей видимости, арктурианец здесь бывал часто, так как он очень уверенно провёл Стерна, Бруда и Тайрос по лабиринту коридоров и спустя несколько минут после того, как они вышли из кабины лифта, все четверо оказались напротив небольшого холла, отгороженного от остального коридора тонкой перегородкой из глассита, за которой сидел средних лет мужчина в форме офицера полиции Ризы, лицо которого было наполовину скрыто проекционными ВИР-очками, напрямую связанными с компьютером через пси-вириал управления. Со стороны могло показаться, что он не видит ничего вокруг себя, но то было ошибочное представление. Едва лишь четверо сотрудников Имперской Инквизиции пересекли границу между коридором и холлом, как офицер тут же поднял голову от монитора своего компьютера и оглядел всех четверых пристальным взглядом, что Стерн прекрасно видел при помощи своего пси-зрения.
   - Рад приветствовать на Ризе сотрудников доблестной Имперской Инквизиции! - с некоторым пафосом в голосе произнёс полицейский. Впрочем, на то имелись свои основания, и не только у него одного. - Позвольте представиться - Гордон Тревис, адъютант шефа Декстера. Шеф известил меня о вашем прибытии и ожидает вас в своём рабочем кабинете. Прошу вас, проходите.
   - Благодарим вас, офицер Тревис, - вежливо кивнул ризианцу Стерн. - Будьте любезны - сделайте так, чтобы никто не тревожил нас во время беседы.
   - Об этом можете не беспокоиться! - энергично закивал головой Тревис.
   Стерн покосился на своих спутников. Ленора Тайрос никак не отреагировала на слова полицейского, впрочем, как и Таммас, а вот на лице Бруда возникла понимающая усмешка. Однако марсианин, заметив строгий взгляд своего шефа, тут же придал своему лицу выражение деловой озабоченности и красноречиво тронул правой рукой висящую на бедре кобуру с бластером.
   Тяжёлая дверь из фуршинга плавно отъехала в сторону, предоставляя инквизиторам и агенту Таммасу возможность войти в рабочий кабинет Донована Декстера. Его адъютант, подождав, пока за прибывшими эта самая дверь не закроется, задвинул гласситовую перегородку, которая отгородила небольшой холл от коридора, и включил над ней красный транспарант, предупреждающий возможных посетителей о том, что шеф Декстер в данный момент не имеет возможности их принять по причине занятости.
   Донован Декстер, руководитель центрального полицейского управления Ризы, оказался невысоким, чуть полноватым, человеком лет примерно пятидесяти, с аккуратно подстриженной аристократической бородкой и тонкими усиками, которые вполне гармонично с нею сочетались. Судя по цвету кожи, Декстер родился не на Ризе, ибо коренные жители этой планеты были, в основном, светлокожими и русоволосыми. Скорее всего, родной планетой шефа местной планетарной полиции была либо Агни-IV, либо Эрания, либо Харлос-II. Однако Стерну не надо было угадывать родной мир шефа ризианской полиции, так как из досье, которое он получил по гиперсвязи во время перелёта с Терры на Ризу, инквизитор знал, что Декстер родился на Агни-IV, а на Ризу переселился вместе с родителями в восьмилетнем возрасте. Так что теперь его, с полным правом на это, можно было называть ризианцем. Одет Декстер был, вопреки ожиданиям, в обычный гражданский костюм из виллокса, на лацкане пиджака был закреплён ранговый значок. Над правым ухом шефа полиции была закреплена гарнитура консорт-рации, позволявшая ему общаться с любым собеседником в приватном режиме.
   При виде возникших на пороге его кабинета сотрудников Инквизиции Декстер встал из-за своего рабочего стола-пульта, отобразив на лице самое наидружелюбнейшее радушие, что, впрочем, так и было на деле. Психосфера Стерна легко уловила искреннее удовлетворение от того, что на Ризу, наконец-то, прилетели инквизиторы, чтобы раз и навсегда решить проблему еретиков. И Стерн вполне понимал Декстера. Кому охота терпеть на своей планете банду приверженцев Хаоса? Шеф Декстер, как явствовало из докладов Таммаса, приложил большие усилия по раскрытию еретической ячейки на Ризе, и Стерн уже пометил сей факт в своём рапорте на имя Верховного Лорда-Инквизитора. Вне всякого сомнения, на Терре оценят старания Декстера.
   - Господа инквизиторы, госпожа инквизитор! - ризианец обменялся рукопожатием с оперативниками и коротко кивнул Таммасу. - Рад видеть вас на Ризе! Надеюсь, теперь мы быстро сможем покончить с этой неприятностью!
   - Доброго вам утра, шеф Декстер, - приветливо отозвался Стерн. - Вы полагаете, что присутствие на вашей планете еретической ячейки является всего лишь неприятностью?
   - Это всего лишь оборот речи, не стоит полагать, что мы тут благодушно настроены по отношению к проклятым хаоситам, - пояснил Декстер, знаком приглашая инквизиторов и агента Таммаса присаживаться. - Кофе, чай, сойжава?
   - Благодарим вас, шеф Декстер, - кивнул Лаймон. - Если можно, мне крепкий кофе со взбитыми сливками и пару шоколадных бисквитов.
   - Разумеется, инквизитор Стерн. Я сейчас же распоряжусь. А вы что будете? - взгляд Декстера переместился на остальных.
   - Кофе, пожалуйста, - попросила Ленора. - Без ничего.
   В отличие от известного сладкоежки Стерна, терранка была равнодушна к сладкому и кондитерии, а вот Бруд ничем не отличался от Лаймона. Таммас же скромно попросил графин с сойжавой.
   Адъютант Декстера приволок на небольшой антигравитационной тележке кофе, бисквиты и прозрачный графин с мерцающей в свете потолочных ламп янтарного цвета жидкостью - сойжава, широко известный в Галактике (не только в Империуме) фруктовый тонизирующий напиток с Зейста, родной планеты Шо Таммаса.
   - Благодарю вас, шеф Декстер, - Стерн церемонно приподнял изящную чашечку из псевдофарфора, показывая ризианцу, что его гостеприимство оценено должным образом. Отпил глоток. - О, это ведь бальдурианский кофе? Отменно, надо признать!
   - Да, кофе с Бальдура отличается насыщенной вкусовой гаммой, - улыбнулся Декстер, делая глоток из своей чашечки. - Правда, стоимость его оставляет желать лучшего. Девять империалов за двухсотпятидесятиграммовую пачку - по-моему, это явный перебор, даже с учётом доставки кофе с Бальдура. Вам так не кажется, инквизитор Стерн?
   - Возможно, - отозвался фарадеец. - Однако вопросы ценообразования не входят в компетенцию Инквизиции. Это прерогатива Департамента Торговли, Имперской Торговой Гильдии и антимонопольной службы.
   - О, безусловно, вы правы! - Декстер вежливо склонил голову набок, давая понять, что согласен с Лаймоном. - В конце концов, вы ведь не ради решения этого вопроса прилетели на Ризу.
   - Истинно так, - кивнул в ответ Стерн. - И полагаю, что нам пора перейти к обсуждению проблемы, с которой вы недавно столкнулись.
   - Агент Таммас предоставил вам свой отчёт? - Декстер отставил в сторону чашечку.
   - Разумеется. Однако мне бы хотелось узнать об этом деле из, так сказать, первоисточника.
   Стерн пристально вгляделся в лицо шефа планетарной полиции, и Декстер невольно поёжился. Навести справки о прибывающих на Ризу инквизиторах ему никто не воспрещал, хотя, по вполне понятным причинам, получить полную информацию о сотрудниках ведомства Кандара Хетта он не мог. Однако и того, что он узнал, было достаточно. Спорить и пререкаться с имперским инквизитором, к тому же - псайкером, способным одним ментальным "движением" вышибить из разумного дух, Декстер вовсе не собирался. К тому же, Декстер, как и любой гражданин Империума, прекрасно был осведомлён о Праве Инквизитора, согласно которому любой оперативник Инквизиции мог объявить как полный, так и локальный Экстерминатус.
   - Извольте, - ризианец откинулся на спинку своего кресла. - Впервые мы заподозрили Горюнова в том, что он связан с еретиками, полтора года назад, но тогда мы полагали, что он просто пополняет свой карман за счёт нелегальных торговых операций с Тёмными Мирами и с теми из нейтральных систем, что поддерживали хаоситов, тайно или прямо - конкретно, речь идёт о Ксечо-IV и Полдаре. Собственно, это тоже является преступлением, так как подпадает под целый ряд статей Имперского Уголовного Уложения, но тогда мы не знали ещё, что дело обстоит гораздо хуже. Собственно, как мы выяснили с помощью службы безопасности "Фолворт-Игнести", о торговых операциях Горюнова не знали и в руководстве компании, как в местном филиале, так и в главном офисе на Терре. Мы решили, вместе с безопасниками Ф-И, копнуть глубже. Копнули, называется...
   Декстер брезгливо поморщился и одним махом выпил остатки своего кофе. Поставил пустую чашечку на стол и тронул один из сенсоров на его поверхности.
   Над столешницей, которая представляла собой моноблок персонального компьютера типа "Академик", развернулся видеообъём, протаял в глубину, явив взорам инквизиторов суровое волевое лицо мужчины лет примерно сорока, с аккуратно подстриженной по последней терранской моде бородкой и усами, с длинными тёмными волосами, собранными на затылке в "конский хвост". Стерн услышал, как слева от него фыркнула Тайрос - тип на голограмме явно принадлежал к тому типу особей мужского пола, которые вызывают определённое чувство у противоположной половины рода homo... у противоположной, только не у имперского инквизитора Леноры Тайрос. Тип мужчин, которым благоволила терранка, сейчас с невозмутимым видом сидел за столом-пультом шефа Декстера и рассматривал голофото с таким видом, с каким смотрит на приговорённого к терминации сквозь мощную цейссовскую оптику дальнобойной снайперской винтовки "Сталкер" ликвидатор Инквизиции. И ему было известно о том, как именно к нему относится инквизитор Тайрос, однако он принадлежал к тем, кто ставит разум выше чувств. Нельзя сказать, что Тайрос была совсем уж безразлична Стерну, но инквизитор-фарадеец пока предпочитал держать дистанцию.
   - Михаил Горюнов, генеральный директор ризианского филиала "Фолворт-Игнести", один из богатейших жителей планеты, еретик и поклонник культа Ордоши, - прокомментировал голографический снимок Донован Декстер. - И эти два последних пункта тянут, как минимум, на пожизненную каторгу.
   - Каторгу? - Стерн медленно повернул голову и слегка прищуренными глазами посмотрел на Декстера, отчего тому снова сделалось неуютно. - Шеф Декстер - Инквизиция не отправляет еретиков на каторгу, чтобы они там сеяли семена ереси и проповедовали хаоситские учения. Инквизиция отправляет их туда, куда они так стремятся - в проклятый Проводниками Душ Хаос.
   Декстер понимающе усмехнулся и выключил голопроектор.
  
  
   - Иного от сотрудника Инквизиции я и не ожидал, - сказал ризианец. - Хотя с вашей точкой зрения нельзя не согласиться. Как сказал однажды один из моих знакомых, офицер военной разведки - "хороший еретик - мёртвый еретик". И я с этими словами полностью солидарен. Однако же вернёмся к нашим, так сказать, баранам, в данном случае - к барану.
   Декстер зачем-то передвинул пустую чашечку и пожевал губами.
   - Горюнов действительно делал за спиной руководства "Фолворт-Игнести" свои делишки с Ксечо-IV и Гровенором-Прайм, а это - нейтральные миры, имеющие доказанные связи с Тёмными Мирами. Подозревали, что Горюнов наладил связи и с Талассой, но это не подтвердилось... или же он умело это скрыл от всех. Всё бы этим и ограничилось, да вот только Горюнов известен на всю Ризу своим сексуальным невоздержанием. Скорее всего, именно поэтому у него до сих пор нет ни семьи, ни супруги. Пару раз ему даже приходилось иметь дело с полицией, так как в его отношении были выдвинуты обвинения в сексуальных связях с девушками, не достигшими совершеннолетия, но здесь Горюнову удалось выйти сухим из воды. Пусть они и были несовершеннолетними, но секс по обоюдному согласию не есть преступление по имперским законам. Но именно благодаря этим скандалам нам и удалось выйти на членов культа Ордоши, свивших своё грязное гнездо на Ризе.
   Декстер налил себе сойжавы из второго графина, что стоял рядом с ним, в высокий прозрачный фужер из псевдохрусталя и одним махом осушил его. Поставил пустой бокал на поверхность стола и неожиданно грязно выругался на лагошском.
   Трое инквизиторов с удивлением посмотрели на шефа ризианской полиции.
   - Прошу простить меня, господа инквизиторы, госпожа инквизитор, - сказал Декстер. - Просто... противно всё это, понимаете ли. Я человек вполне свободных взглядов, не пуританин с Эльсинора, но то, чем занимаются эти уроды, мне противно до глубины моего естества. Однако я немного отвлёкся.
   - Немного, - скупая улыбка тронула губы Стерна.
   Декстер с некоторой опаской поглядел на инквизитора, однако Лаймон больше ничего не произнёс, выжидающе глядя на ризианца.
   - Кхм... Да, так вот... Почему именно благодаря этим скандалам нам удалось выйти на ордошитскую ячейку? Всё очень просто. Одна из этих двух несовершеннолетних девиц, что имели связь с Горюновым, оказалась вовлечённой в культ. Её имя - Вероника Грауберг, живёт с родителями в одном из пригородов Мальдарона, Локсвилле. Родители - Дитрих Грауберг и Изольда Грауберг, оба являются служащими Административного Конклава Ризы. На данный момент ей уже исполнилось восемнадцать лет, следовательно, она является дееспособной и может быть привлечена к уголовной ответственности за антигосударственную деятельность и за причастность к еретическому культу. Скорее всего, к ордошитам её привёл Горюнов, что добавляет к списку его преступлений не только сексуальную связь с несовершеннолетней, но и вовлечение гражданки Империума в преступный культ. Известно, что эта Грауберг была несколько раз замечена в оргиях культистов, в которых принимал активное участие и сам Горюнов.
   - Вы не принимали никаких мер по её задержанию? - спросила Тайрос.
   - Нет, не принимали. Мы решили одним ударом уничтожить всю организацию этих извращенцев. Ждали только вашего прибытия. Штурмбатальоны полиции и спецназ военной разведки ждут моего приказа о начале операции против культистов.
   Стерн с минуту задумчиво глядел на ризианца, потом медленно покачал головой.
   - Операция против еретиков - правильное решение, шеф Декстер, однако давайте не будем спешить и городить невесть что. Вы уверены, что раскрыли все ячейки ордошитов на планете?
   - На девяносто семь процентов, инквизитор Стерн.
   - Известно, кто является главой еретической секты?
   - Да. Пара отъявленных извращенцев, Доминик и Светлана Харрис. Они из Вестфаллена, второго по величине города Ризы, это в западном полушарии планеты. На данный момент они находятся под плотным наблюдением, снайперам дан приказ при малейшем подозрении на попытку к бегству с планеты или вообще бегству немедленно ликвидировать обоих.
   - Где сейчас Горюнов? - задал вопрос Бруд.
   - В Мальдароне. Он только позавчера прибыл с торгового симпозиума, который проводился на Альфарде-XII, а вчера встретился с Вероникой Грауберг. В своём доме, это большая вилла в Ланче, Южный округ Мальдарона, квартал Аррано. - Декстер ехидно усмехнулся. - Я не знаю, что он там принимает для усиления потенции, только, согласно данным внешнего наблюдения, уж простите за такие подробности, он трахал её всю ночь без остановки...
   - Да полноте, шеф Декстер! - усмехнулся Бруд. - Это физически невозможно! Ну, пару часов ещё куда ни шло, но всю ночь?! Организм ведь может просто не выдержать нагрузки и просто-напросто отказать!
   - Тем не менее, данные внешнего наблюдения говорят об обратном, - в свою очередь, усмехнулся Декстер. - Эта Грауберг - та ещё шлюха, сама к Горюнову клеилась во время приёма на праздновании Дня Основания. Родители Вероники - люди вполне добропорядочные, честно служат Империуму, но специфика работы служащих Конклава такова, что домой они приезжают довольно поздно. Вероника была предоставлена сама себе, скорее всего, решила таким вот образом развлечься, и попала в похотливые руки Горюнова. А потом он затащил её к хаоситам. Ей, судя по всему, все эти сексуальные оргии пришлись по вкусу, но её родители до сих пор не знают о двойной жизни, что ведёт их дочь.
   - Мерзость какая! - поморщилась Ленора. - Чем скорее мы выжжем этот гадюшник - тем будет лучше для всех добропорядочных жителей Ризы!
   - Вот об этом я и хотел спросить вас...
   Декстер замолчал и внимательно всмотрелся в лицо Стерна.
   - О чём именно вы хотите нас спросить, шеф Декстер? - спокойно осведомился фарадеец.
   - С лидерами хаоситского подполья и с их ближайшими приспешниками всё ясно. Sanction Extremis. А как быть с такими, как Вероника Грауберг? Рядовые культисты - обычные граждане Ризы, обманом вовлечённые в...
   Стерн поднял руку, и Декстер замолчал, настороженно глядя на инквизитора.
   - Шеф Декстер - с каких таких пор еретики стали именоваться обычными гражданами Империума? - с насторожившей ризианца ноткой в голосе вопросил инквизитор. - Разве обманом их вовлекли в противоправную деятельность и приобщили к еретическому культу? Разве у них нет возможности покинуть культ и вернуться к нормальной жизни? Есть. Но они уже достаточно развращены Хаосом, чтобы их можно было считать гражданами Империума. Им нравится то, чем они занимаются...
   - И я их понимаю! - хмыкнул Зариен.
   - Тихо, Зариен. - Стерн неодобрительно покачал головой, и молодой инквизитор послушно умолк. - Пусть так. Нравится. В принципе, ордошиты из всех еретиков - самые безобидные. Вред они наносят только морали, однако культ Ордоши есть творение сил Хаоса, а посему наша задача, как имперских инквизиторов и сотрудников правоохранительных органов, искоренить еретическое подполье. Полностью. Ибо в противном случае я, как сотрудник Имперской Инквизиции, буду вынужден воспользоваться своим Правом Инквизитора и объявить Sanction Extremis в гораздо более крупном масштабе. Поэтому, чтобы этого не произошло, действуйте решительно и безжалостно. Не станут оказывать сопротивления - глушите их суггесторами и грузите в полицейские фургоны. Кто будет замечен с оружием в руках - тот является врагом Империума и подлежит ликвидации. Вам всё понятно, шеф Декстер?
   - Понятно-то оно понятно...
   - А раз так, тогда какие у вас имеются возражения?
   Стерн пристально вгляделся в лицо ризианца, и тот засмеялся. Однако то было отнюдь не неуважение к инквизитору - проявить подобное означало получить в своём личном деле "чёрную метку". Просто слова Стерна были весьма просты и однозначны, а Донован Декстер относился к той категории разумных, которые предпочитают как раз такие речевые обороты, без всяческих экивоков.
   - Нет, инквизитор Стерн, никаких возражений у меня на сей счёт нет, - ответил шеф полиции Ризы. - У Инквизиции свои методы, у нас - свои, но дело мы делаем общее.
   - Совершенно верно, шеф Декстер. Рад, что вы это понимаете.
   - Я отнюдь не дурак. - Ризианец несколько секунд помолчал. - Однако, как я смею предполагать, вас интересует именно Горюнов. Уничтожение еретической секты, как бы это странно не прозвучало из моих уст, для вас есть дело второстепенное.
   - Это действительно несколько странно, - согласился Лаймон Стерн, - однако на то есть свои основания. В квалификации местных сил правопорядка мы не сомневаемся ни на йоту - ведь именно ваши сотрудники выявили ордошитскую ячейку на Ризе и установили причастность Горюнова к еретическому культу. Но здесь есть ещё и третья составляющая, а уж именно она и привлекла внимание Инквизиции.
   - Могу я ли узнать об этой составляющей, или же это есть государственная тайна?
   - Данная информация не проходит под грифом "совершенно секретно, доступ только для лиц категории А", следовательно, вы можете знать об этом. Инквизитор Тайрис...
   Стерн перевёл взгляд на Ленору, терранка степенно кивнула своему патрону и перевела взгляд на Декстера.
   - В течении двух месяцев в ходе совместных операций Инквизиции и Галактического Патруля были уничтожены четыре ячейки культистов - ордошиты на Давенанте, таниты на Ванахейме, шаннитская фракция на Мантеллее и группа приверженцев культа Аманара на Кворристоуне - и две боевые фракции еретиков, на Орто Минорис и на Вэнджелисе. Инквизицию заинтересовал именно Вэнджелис, так как в ходе рейда подразделения терминаторов и спецназа Космического Десанта были захвачены документы и информационные носители, из которых явствовало, что вэнджелисская фракция еретиков получала солидные денежные суммы из-за пределов звёздной системы. И один из следов вёл именно на Ризу, к генеральному директору филиала "Фолворт-Игнести" Михаилу Горюнову.
   - О как! - крякнул Декстер.
   - Да. В общей сложности, Горюнов перевёл еретикам на Вэнджелисе сумму, равную двадцати семи миллионам золотых империалов. Солидная сумма, если учесть, что стоимость постройки фрегата класса "Убийца" равняется девяти миллионам империалов. Деньги эти пошли на закупку оружия, техники и боеприпасов. Увы, но в Галактике есть места, где можно купить даже боевой космический корабль. Нейтральные Миры, Западная Периферия, некоторые системы Корпоративного Сектора - там Империум, к сожалению, не имеет никакой власти, а проведение на этих территориях спецмероприятий всегда приводит к большому шуму.
   - Меня всегда занимал вопрос, где еретики добывают себе оружие и боевую технику, - сказал Декстер. - Нет, с войсками хаоситов из Тёмных Миров всё ясно - там у них своя промышленность, свои властные структуры, пусть и абсурдные, свои ресурсы и прочее. Я про ячейки Хаоса на мирах Империума. Эти-то откуда получают всё необходимое для своей антигосударственной деятельности? Хотя теперь, благодаря вам, инквизитор Тайрос, я знаю, откуда.
   - Предатели всегда были, к сожалению, - вздохнула Ленора. - Может быть, Горюнов подвергся обработке псайкером-еретиком и стал верить во все эти бредовые идеи о так называемом "демократическом устройстве общества" и о "сексуальном равноправии", а может, он сознательно переметнулся на сторону врага. Такие разумные, увы, встречаются. И именно из-за таких мерзавцев гибнут наши солдаты, пытаясь восстановить порядок и мир. Поэтому, от лица Имперской Инквизиции, я хочу вам заявить, шеф Декстер, что мы не будем вмешиваться в проводимую вами операцию. Действуйте, как сочтёте нужным. Наша приоритетная цель - это Горюнов. Если он принадлежит к "теневым банкирам" еретиков, то его захват становится приоритетной задачей.
   - Вот оно что! - протянул ризианец. - "Теневой банкир"! Вот же сука! Да как же можно делать деньги на смертях имперских граждан?!
   - Можно, к сожалению, - произнёс Стерн. - Если у разумного нет ни совести, ни сострадания, как у Горюнова.
   - Да, вы правы, к сожалению. - Декстер нахмурился и повертел в пальцах носитель данных, изготовленный в виде правильной формы четырёхугольника. - Я так понимаю, что у вас уже есть некий план по захвату Горюнова?
   - Разумеется, шеф Декстер, - кивнул Стерн.
   - И я могу с ним ознакомиться?
   - Конечно. Ведь нам потребуется поддержка ваших людей.
   Декстер оглядел всех троих инквизиторов и агента Таммаса, потом издал некий звук, который Стерн и его спутники приняли за удовлетворительное хмыканье.
   - Я вас слушаю, - проговорил шеф полиции Ризы, слегка подаваясь вперёд и дотрагиваясь до какого-то сенсора на поверхности своего рабочего стола-пульта. По тому, как звуки вокруг внезапно стали глухими и невыразительными, Стерн понял, что Декстер активировал дисторсионное поле, делающее невозможным подслушивание с помощью акустического сканера-звукоснимателя.
  
  
   ГЛАВА 2.
  
  
   Стерн некоторое время молча глядел на Декстера, и под невозмутимым оценивающим взглядом инквизитора ризианец снова почувствовал себя немного не в своей тарелке. Всё же сотрудники самого могущественного силового ведомства Галактического Империума не зря считались наиопаснейшими противниками, учитывая особенно тот факт, что среди них было довольно много псайкеров. Даже Галактический Патруль так не страшились, как Инквизицию. Бывали случаи, когда слух о том, что среди силовиков или военных присутствует имперский инквизитор, заставлял преступников или враждебные Империуму силы тут же сдаваться на милость правосудия или бежать сломя голову куда глаза глядят.
   - Вы сказали, что родители этой... мм... девицы - люди суть лояльные Империуму и честно выполняют свою работу на благо его граждан, - не спеша произнёс фарадеец. - Поэтому я не вижу смысла ломать их жизнь. Представим для них всё так, будто их непутёвая дочь спуталась с мужиком гораздо старше себя, который на поверку оказался преступником и вовлёк её в свои тёмные делишки. Ну, или не вовлёк - здесь мы ещё поглядим, как лучше сделать. Горюнова представим обычным финансовым аферистом, знать Граубергам о том, что дружок её дочери затащил её в хаоситский культ, незачем. Пусть спокойно спят.
   - Согласен с таким ходом, - кивнул Декстер. - Пусть они отчасти и виноваты в том, что их дочь снюхалась с еретиками, однако будем к ним милосердны. И так им придётся не один пузырёк "гербиона-А" вылакать. Значит, вы собираетесь наведаться к Граубергам?
   - Нельзя исключать вероятность того, что Горюнов мог оставить своей любовнице какие-нибудь носители информации, компрометирующие его записи или же ещё что-нибудь из того же разряда. Обыщем для начала комнату этой дурочки, может, что найдём. А потом наведаемся к Горюнову. Вы всё ещё ведёте за ним наблюдение?
   - Разумеется, инквизитор Стерн, - слегка обиженным тоном отозвался Декстер. - Разве можно его без внимания оставлять? Улизнёт ещё куда с Ризы... хотя последнее кажется мне маловероятным. Судя по всему, он ни о чём не догадывается. У него есть молодая любовница, с которой он прекрасно проводит свободное время, есть достаточно средств, чтобы жить в своё удовольствие... да и ещё гадостями всякими заниматься.
   - Что ж - таким нехитрым образом, мы наведаемся для начала к Граубергам, - подытожил Стерн. - Сегодня ведь по местному календарю суббота? - Декстер утвердительно кивнул. - Значит, родители этой особы дома. Тем более, в столь ранний час. Кстати, интересно, почему они не обеспокоены тем, где проводит время их дочь? Девице восемнадцать лет, дома не ночевала...
   - Извините инквизитор Стерн, но у нас на Ризе восемнадцать лет - возраст совершеннолетия. Да и нравы у нас не такие, как на Эльсиноре и других планетах пуритан. К тому же, я не исключаю того, что родители Вероники знают о том, что у их дочери есть кавалер. Может, им и неизвестно, кто он, но здесь уже речь идёт о личном, поэтому они, может быть, и не лезут в дела дочери.
   - Мм... - Стерн пожевал губами. - Да, с этой точки зрения вы правы. Что ж - скоро мы это узнаем, шеф Декстер.
   - Вы прямо сейчас отправитесь к Граубергам? - ризианец откинулся на спинку своего кресла.
   - Да, шеф Декстер. Опросим отца и мать Вероники, обыщем её комнату, затем отправимся в этот ваш Ланч. А кстати, это что за место вообще такое?
   - Район столицы, в котором проживают состоятельные граждане. Законопослушные, надо отметить, и вполне благонравные. Директора крупных предприятий, офицеры СПО, спортсмены, члены Технократической Гильдии Ризы... Кстати, чиновники Административного Конклава проживают в двух других районах Мальдарона - в Кловерфилде и Рамоне. В зависимости от занимаемых должностей. Грауберги принадлежат к среднему звену служащих, следовательно, проживают в Кловерфилде, улица Утренней Зари, квартал Семнадцать, дом двадцать один. Только у меня будет к вам одна просьба, инквизитор Стерн...
   - Какого характера? - спокойное лицо Лаймона не выразило никаких эмоций.
   - Не штурмуйте дом Граубергов так, словно там засела целая еретическая банда. Я видел результаты работы оперативников Инквизиции на Фортис Примарис - весьма впечатляюще и разрушающе. Конечно, мне ведомо, что в большинстве случаев инквизиторы действуют всё-таки в рамках, но есть среди ваших коллег и довольно радикальные господа.
   - Мы не принадлежим к оным, шеф Декстер, - отозвался Стерн. - Если бы в доме Граубергов действительно бы находилась еретическая ячейка, то мы бы действовали в полном соответствии с Кодексом Инквизитора. Но таковой в данном месте не обнаружено, следовательно, и наши действия будут являться всего лишь оперативно-следственными мероприятиями. Без какого-либо членовредительства.
   - Я понял вашу точку зрения, инквизитор Стерн, - Декстер учтиво склонил голову к левому плечу. - Вам организовать сопровождение?
   - Да, будьте любезны, шеф Декстер.
   - Я выделю вам две "Рыси" и взвод полицейского спецназа. Мало ли что... Сами знаете, на что бывают способны еретики!
   - Мы никогда не недооцениваем наших врагов, шеф Декстер, - проговорил фарадеец. - Ибо тогда у нас есть все шансы не вернутся домой. А ведь все мы - такие же граждане Империума, что и все остальные. Ну... быть может, несколько более суровые.
   На спокойном лице Стерна неожиданно возникла улыбка, крайне редко посещающая фарадейца. По крайней мере, Бруд и Тайрос видели её считанные разы за всё то время, что работали со Стерном в одной команде. Едва заметно кивнув своим коллегам, инквизитор поднялся на ноги и церемонно склонил голову к правому плечу, давая понять Декстеру, что заслуги ризианской полиции по сбору информации о Горюнове и выявлению фракции хаоситов оценены им по достоинству.
  
  
   - Донован Декстер производит впечатление довольно толкового полицейского, - проговорил Зариен Бруд, осторожно выворачивая руль "тигра", чтобы объехать "островок безопасности", разделяющий две половины улицы, следуя за полицейским броневиком "Рысь", выкрашенным в чёрно-зелёные цвета местной полиции. Второй такой же броневик следовал в нескольких метрах от джипа Инквизиции, строго соблюдая дистанцию. - Его действия по выявлению еретического подполья заслуживают высокой оценки. Как полагаешь, шеф?
   - Да, местная полиция потрудилась на славу, - согласился со словами своего помощника Стерн, сидящий в соседнем с водительским кресле и с интересом осматривающийся по сторонам. - Я уже подготовил соответствующий отчёт для офиса Верховного Лорда-Инквизитора, в котором дал соответствующую оценку действиям местных правоохранителей, опираясь на твои слова, Шо. Полагаю, что шеф Декстер заслуживает поощрения со стороны имперских властей.
   - Это будет справедливо по отношению к нему, - отозвался Шо Таммас, расположившийся позади Стерна и проверявший своё оружие - арктурианский штурмовой полицейский бластер модели "ТА". - Именно во многом благодаря его действиям и удалось выявить связи Горюнова с культистами Ордоши.
   - А сегодня эти связи мы обрубим, как нависающее над проезжей частью гнилое дерево! - недобро усмехнулась Ленора Тайрос, на коленях которой лежало лазеружьё "Дреймак-400", являющееся штатным оружием сотрудников Имперской Инквизиции. Такое же лазеружьё было прислонено к креслу Стерна, помимо него, фарадеец был вооружён бластером модели SW-27 "Каратель"; впрочем, "Каратели" имелись и у Бруда и Тайрос. Но, в отличие от большинства своих коллег, инквизитор-марсианин предпочитал лазгану ручной стаббер марсианской модели "Потрошитель". Оружие это получило своё название отнюдь не по простой прихоти своего конструктора. Кто не видел, как очередь "Потрошителя" разносит на клочки небольшое строение - тот не может по достоинству оценить мощь этого оружия. ЭМ-генератор разгонял пули из вольфрама до скорости в тысячу пятьсот двадцать метров в секунду, что позволяло пробивать даже такие материалы, как пласталь и ломмиум. Что происходило с плотью разумного существа, попадающей под этот смертоносный ливень, даже не стоило и представлять. Очередь из ручного стаббера была способна в два счёта разорвать любое биологическое существо... да и киберу тоже пришлось бы несладко, если только он не имел встроенного генератора мультиэнергетического щита.
   - Да, негоже хаоситам смущать добропорядочных граждан Ризы, - согласно кивнул Стерн. - Однако Горюнов нужен нам живым. Надеюсь, все это хорошо понимают?
   - А то! - усмехнулся Бруд. Ленора ограничилась нечленораздельным мычанием. Что до Таммаса, то арктурианец просто молча кивнул в ответ.
   - Рад, что все это понимают, - спокойно произнёс Стерн. Покосился на Бруда, но ничего не сказал.
   Сопровождаемый двумя полицейскими броневиками, джип Инквизиции поднялся по двухполосному пандусу на поднятую на высоту сорока метров над поверхностью земли эстакаду, и двинулся по ней в северном направлении, держа курс на Кловерфилд - район столицы Ризы, где проживали родители Вероники Грауберг, которая на данный момент числилась подозреваемой в принадлежности к еретическому культу, что уже само по себе было веским основанием для смертного приговора. Что поделать - не терпели в Империуме заразу "демократии" и "толерантности". Не ради этого проливали свою кровь имперские солдаты - как люди, так и ксеносы - в войнах прошлого.
   Пока сопровождаемый броневиками местных правоохранителей "тигр" ехал по восьмиполосной - четыре полосы в каждом направлении - эстакаде, Стерн и его спутники имели возможность рассмотреть столицу Ризы, благо, эстакада эта тянулась через половину города, соединяя один из жилых районов Мальдарона, Чандигарх, с крупным транспортным узлом в северной части города. В отличие от экополисов Терры и Венеры и технополисов Марса, выстроенных по строгому плану, столица Ризы представляла собой, казалось, беспорядочное скопление зданий. Но так казалось лишь на первый взгляд. На деле же жилые кварталы и промышленные зоны были очень умело встроены в естественный ландшафт планеты, причём с минимальным уроном для окружающей среды. Наиболее вредные, с экологической точки зрения, производства были удалены с поверхности планеты на орбиту и единственный спутник Ризы - Адумар, лишённый атмосферы безжизненный планетоид в полтора раза крупнее терранской Луны. Оставшиеся на планете промышленные комплексы зачастую невозможно было обнаружить с первого взгляда - настолько умело они были встроены ландшафтными инженерами в окружающее их пространство.
   Наконец, по прошествии двадцати пяти минут, головная "Рысь", просигналив указателем поворота, свернула с эстакады и двинулась куда-то вниз, по такому же пандусу, как тот, по которому они поднялись на эстакаду. Зариен, внимательно следивший за дорогой, повторил манёвр полицейского водителя; второй броневик, в точности повторив манёвр марсианина, пристроился в кильватере "тигра", следуя в пяти метрах от него.
   - Господин инквизитор, - раздался в гарнитуре комлинка голос командира полицейского спецназа, - мы въезжаем в Кловерфилд. Ещё примерно семь минут езды осталось.
   - Принято, лейтенант Верисов, - отозвался Стерн.
   - Мы проинформируем вас, как только подъедем к дому Граубергов.
   - Хорошо.
   Два полицейских броневика и джип Имперской Инквизиции, миновав несколько кварталов Кловерфилда, почти безлюдных в столь ранний час, проехали вдоль ограды довольно большого парка и на регулируемом перекрёстке, рядом с которым располагался торгово-развлекательный центр, свернули направо, на неширокую улицу, усаженную ризианскими соснами. Снова ожил комлинк Стерна.
   - Мы на месте, господин инквизитор, - раздалось в наушниках. - Видите вон тот двухэтажный особняк, перед которым припаркован наземный минивэн?
   - Да, вижу, - отозвался Стерн.
   - Это и есть дом Граубергов.
   - Ясно, спасибо. Паркуемся на противоположной стороне улицы. Вы и ваши люди остаётесь в машинах, не вмешиваться ни во что, если только не получите по каналу связи спецкод.
   - Так точно! - отозвался Верисов.
   - Зариен - паркуй джип вот здесь, - Лаймон указал Бруду на участок проезжей части, расположенный точно напротив входа в особняк Граубергов. - Все готовы? - Тайрос, Бруд и Таммас молча кивнули в ответ. - Хорошо. Тогда за дело, коллеги. И помните, что здесь мы для того, чтобы просто опросить родителей подозреваемой и обыскать её комнату. Не стоит доводить их до состояния грогги. Это всем ясно?
   - Да чего тут неясного, шеф? - усмехнулся Бруд.
   - Надеюсь, что действительно ничего неясного здесь нет, Зариен. В первую очередь, это относится к тебе. Ты ведь у нас большой любитель пострелять и помахать кулаками.
   - Так ведь для пользы дела ж, во имя Покорителей Уловарны! - развёл руками Бруд.
   - Сейчас не тот случай, Зар. И не надо тащить с собой стаббер. Оставь его в машине.
   Бруд, невозмутимо пожав плечами и пробормотав себе под нос некую фразу на кугхри, прислонил "Потрошителя" к спинке водительского кресла.
   - Вот теперь правильно, - кивнул Стерн, переводя взгляд на Ленору Тайрос. - Лазган тоже нам не потребуется, Ленора. Вполне будет достаточно бластеров и опознавательных знаков Инквизиции.
   Терранка, так же, как и Бруд, пожав плечами, молча вставила лазеружьё в мета-магнитный держатель, прикреплённый к стенке кабины, и взглянула на Лаймона спокойными зелёными глазами.
   - Полагаю, что мы готовы, - сказал Таммас, который уже убрал свой бластер в набедренную кобуру. - Так ведь, Стерн?
   - Я тоже так считаю, - отозвался фарадеец. - Выдвигаемся, коллеги.
   Особняк семьи Грауберг - двухэтажный коттедж с плоской крышей, на которой выделялись антенны видеовещания и ретранслятора сигнала сети Интерстар - располагался примерно в полусотне метрах от проезжей части, от которой в его сторону вела широкая дорожка, выложенная плитами из псевдогранита, по обеим сторонам которой были высажены кусты антаресского шиполистника. По всему было видно, что Грауберги не на последних ролях находятся в Административном Конклаве Ризы, так как позволить себе такое дорогое, капризное и сложное в уходе растение, как шиполистник с Антареса-IV, могли немногие.
   Тайрос при виде шиполистника слегка дёрнула плечами, но вслух ничего не сказала. Бруд же вообще не обратил на инопланетное растение никакого внимания, настороженно оглядываясь по сторонам и держа правую руку подле кобуры с бластером. Стерн же и Таммас внешне выглядели абсолютно равнодушными к окружающей обстановке, но то было сугубо ошибочное впечатление. Особенно касаемо инквизитора-фарадейца.
   Пройдя по дорожке, Стерн и его спутники приблизились к дому и остановились пред входной дверью из армированной микроволокнами фуршинга пластали. Стерн внимательно оглядел дверь и дверной косяк, затем вынул откуда-то из-под плаща небольшой прямоугольный приборчик с миниатюрным полихордкристаллическим дисплеем и, включив его, провёл им вдоль дверного косяка, при этом следя за появляющимися на дисплее символами и пиктограммами. Удовлетворённо кивнув самому себе, Лаймон выключил сканер и убрал его обратно, после чего решительно надавил указательным пальцем правой руки на сенсор дверного звонка.
   По ту сторону двери раздалась мелодичная трель, довольно громкая, чтоб её можно было услышать. Какое-то время ничего не происходило, но вот, наконец, из-за толстой панели входной двери послышались слабые шаги - слабые, потому что материал двери приглушал их - и раздался звук отпираемого электронного замка. Явно в притолоку была встроена микрокамера, которая показывала владельцам дома картину крыльца, впрочем, камеру эту сканер Стерна сразу же распознал.
   - Да? - возникший на пороге среднего роста мужчина лет примерно сорока семи - пятидесяти настороженно оглядел ранних посетителей. - Кто вы такие и что вам угодно в столь ранний час?
   По данным, которыми снабдил инквизиторов Шо Таммас, уровень преступности в столице Ризы - да и вообще на планете - был крайне низок, что и послужило причиной того, что хозяин особняка открыл входную дверь без особых опасений за свою жизнь. Впрочем, разглядев, что парило над левым плечом Дитриха Грауберга (а это, несомненно, был он), Стерн понимающе усмехнулся. Охранный боевой модуль "страж-200", кибер на антигравитационной подушке, внешне похожий на человеческий череп и вооружённый спаренными бластерами, суггестором, танглером и пси-подавителем, висел в воздухе позади Грауберга, всматриваясь в инквизитора холодными линзами видеодатчиков. Вне всякого сомнения, попытайся Стерн предпринять против владельца особняка какие-нибудь агрессивные действия, модуль тут же задействовал бы весь свой арсенал для того, чтобы защитить своего владельца.
   - Дитрих Грауберг, статс-секретарь департамента тяжёлой промышленности Административного Конклава Ризы? - Стерн смерил хозяина особняка внимательным взглядом.
   - Да, это я, - настороженно произнёс Грауберг. - С кем имею честь?
   - Лаймон Стерн, офицер Имперской Инквизиции.
   Произнеся эти слова, Стерн вытащил из-под плаща небольшой прямоугольник идентификационного ЭМ-жетона, что всегда находился при нём в небольшом футлярчике, притороченном к поясу, и слегка сжал его края, чтобы Грауберг мог удостовериться в подлинности его слов, так как ЭМ-ридера при себе ризианец не имел. Встроенный в жетон микропроектор воспроизвёл в воздухе над рукой фарадейца символ Имперской Инквизиции.
   - Имперская Инквизиция? - Грауберг отшатнулся вглубь холла. - Но... но...
   - Успокойтесь, господин Грауберг, и позвольте войти, - проговорил Стерн, убирая жетон обратно в футляр. - Вас никто ни в чём не обвиняет. Просто у нас есть к вам несколько вопросов.
   - Вопросов... - было заметно, что Грауберг несколько успокоился. - Вот как? Что ж - проходите, прошу вас. А... вопросов по какому поводу?
   - Что там такое, Дитрих? - раздался откуда-то из-за спины хозяина дома заспанный женский голос. На лестнице, что вела из холла на второй этаж дома, появилась кутающаяся в оранжевый домашний халат женщина. - Кого это нелёгкая принесла в столь ранний час?
   - Это... это имперские инквизиторы, дорогая, - с заминкой в голосе отозвался Грауберг.
   - Инквизиторы? - сон с хозяйки особняка сняло, будто по мановению волшебной палочки. - Великий Космос! Что случилось, во имя Звёздного Моста?! Что-то с Вероникой?!
  
  
   Стерн, Бруд, Таммас и Тайрос переглянулись между собой, затем Лаймон, пожав плечами, сказал:
   - Во-первых, с вашей дочерью ничего не случилось, госпожа Грауберг. Пока не случилось, - фарадеец интонацией выделил слово "пока", при этом Изольда Грауберг тут же заметно побледнела и ухватилась рукой за своего супруга, лицо которого тоже выглядело отнюдь не лучшим образом. - А во-вторых, мне кажется, что об этом лучше говорить не на крыльце вашего дома. Вы так не считаете?
   Дитрих Грауберг вгляделся в спокойное лицо имперского инквизитора. На нём совершенно нельзя было прочесть никаких эмоций. Издав некий невнятный звук, Грауберг несколько нервно указал инквизиторам на внутренности своего особняка.
   - Да-да, вы безусловно, правы! - засуетился он. - Конечно же, вы можете войти в дом!.. Дорогая, - обратился он к супруге, - приготовь, пожалуйста, кофе для господ инквизиторов... и для госпожи инквизитора...
   - Господин Грауберг - мы наведались в столь ранний час в ваше жилище вовсе не для распития кофе или любых других напитков, - спокойно произнёс Стерн. - Мы прибыли с Терры на Ризу совсем по другой причине. И, как вы можете догадываться, эта причина - расследование антигосударственной преступной деятельности.
   - Великий Космос! - выдохнула Изольда Грауберг. - Вы хотите сказать, что...
   - Госпожа Грауберг - я ещё ничего не сказал, а вы уже бежите впереди магнитоплана, - усмехнулся фарадеец. - Если вы успокоитесь и пройдёте в гостиную, я всё вам объясню.
   - Разумеется, господин инквизитор! - засуетился Дитрих Грауберг. Немного подозрительно, на взгляд Стерна. Лаймон бросил быстрый взгляд на Бруда, и инквизитор-марсианин, уловив едва заметное движение бровей фарадейца, отступил за спину Леноры и выудил из-под своего плаща планшетный компьютер со встроенным модулем для выхода в Интерстар. Зариен мгновенно понял мимику Стерна - а ну как этот господин Дитрих Грауберг нечист на руку? Такое среди планетарных чиновников, к сожалению, встречалось. Правда, коррупция к юрисдикции Имперской Инквизиции не относилась, но проверить всё же не мешало.
   Вслед за четой Грауберг три инквизитора и полевой агент миновали небольшую прихожую - небольшую, по местным, видимо, меркам, однако в ней запросто смогли бы разместиться пятеро бойцов-терминаторов Космического Десанта в полной боевой выкладке - и очутились в просторной гостиной, пол которой устилали роскошные ковры с Сансифара, а в противоположном углу, если смотреть от входа, в специальной гидропонической кадке росло какое-то экзотическое инопланетное растение, похожее своим внешним видом на низкорослую пальму с толстыми кинжаловидными серыми листьями. При виде этого растения Ленора Тайрос покачала головой - терранка распознала в нём гренвлант с Кодаци-VII, за стоимость которого на планете типа Венариума или Корво можно было купить подержанный наземный автомобиль во вполне приличном состоянии. Выходило по всему, что чиновники Административного Конклава Ризы относились к категории довольно хорошо оплачиваемых служащих, раз у Граубергов в доме стоит гренвлант. Большой полихорд-кристаллический стереовизор, встроенный в одну из стен, тоже принадлежал к отнюдь не дешёвым вещам. Да и вообще, простых предметов обстановки здесь не было, на всём виднелась печать роскоши и богатства. Квадратный стол из псевдомрамора, выполненный в немодернистском стиле, огромный аквариум на подставке из свальбардского "железного" дерева, в котором плавали декоративные плоу с Ундурани и барахтались в донном песке рыбы-песчанки с Коллимара, а среди перистых водорослей с мелководья ризианских тропических морей ползали маленькие крабики из тёплых морей Эоса. С потолка, украшенного изящной лепниной, свисала массивная многорожковая люстра из ауритума, а стоящий у стены напротив стереовизора клавикорд довершал общую картину.
   - Прошу вас, присаживайтесь! - Грауберг приглашающе взмахнул рукой. - Может быть, вам всё же что-нибудь принести?
   - Господин Грауберг - мне придётся повторить свои слова, - внешне спокойно, но, вместе с тем, с предупреждающей интонацией в голосе произнёс Стерн. - Давайте, пожалуйста, не тянуть кугхра за волосы.
   - Да-да, как вам будет угодно, господин Стерн!
   Господин и госпожа Грауберг, как по команде, воззрились на инквизитора с таким выражением на своих лицах, что Бруду и Тайрос стоило большого труда удержаться от того, чтобы не захохотать. Ризианцы выглядели так, словно их удостоил аудиенции Его Императорское Величество Александр XII Колдер, причём пригласил их прямо в Императорский Дворец на Терре. Что до Таммаса, то арктурианец не обратил ровным счётом никакого внимания на реакцию Граубергов. Цепкий взгляд инопланетянина пристально следил за ризианцами, а его правая рука находилась в непосредственной близости от кобуры с бластером. "Не доверяй никому при проведении расследования, даже самому близкому тебе разумному, иначе ты рискуешь оказаться валяющимся в тёмной подворотне с простреленной бластером головой" - эти слова легендарного инквизитора позапрошлого века, ксеноса с девятой планеты Канопуса - Эсори, Равела Гарджи, как хорошо знал Лаймон, были девизом Таммаса. Как и то, что эсориец являлся для арктурианца примером для подражания.
   - Итак, перейдём к делу, - сказал Стерн, вынимая из-под плаща свой планшетник и кладя его на стол. Ленора покосилась в сторону фарадейца и едва заметно усмехнулась. Сделано это - имелся в виду планшетник - чисто для придания более официальной обстановки, на самом деле Стерну не было нужды в каких-либо электронных суфлёрах. Фарадеец обладал прям-таки феноменальной памятью, и способен был без особого труда запомнить огромный объём информации. - Вы - Дитрих Грауберг, статс-секретарь департамента тяжёлой промышленности Административного Конклава Ризы, сорок девять лет, уроженец планеты Риза, гражданин Галактического Империума, владелец особняка, расположенного по адресу Кловерфилд, улица Утренней Зари, квартал Семнадцать, дом двадцать один, женаты на гражданке Галактического Империума Изольде Виккерс, сорок семь лет, домохозяйка, уроженка планеты Риза?
   - Э-э... совершенно верно, господин инквизитор.
   - Кем приходится вам гражданка Галактического Империума Вероника Грауберг, восемнадцать лет, уроженка планеты Риза, студентка Университета Мальдарона, факультет ксеноистории?
   - Это наша дочь, - с некоторой осторожностью в голосе ответил Грауберг. - Но, во имя Трона Терры - что, в конце концов, про...
   Стерн предупреждающе поднял ладонь левой руки и Грауберг умолк, словно попал под луч детермалайзера.
   - Здесь вопросы задаёт Имперская Инквизиция, господин Грауберг, - веско объявил фарадеец. - Инквизитор Тайрос - вы записываете?
   - Да, шеф, - кивнула Ленора, глазами указав на лежащей перед ней на столешнице вокоридер.
   - Хорошо. - Стерн оглядел чету Грауберг суровым взглядом. - Теперь к сути проблемы. Господин и госпожа Грауберг - что вам известно о личной жизни вашей дочери?
   - О личной жизни? - переспросила Изольда Грауберг. - Простите, господин инквизитор, но вам не кажется, что это чересчур личное?
   - Когда дело касается вопросов национальной безопасности, личное перестаёт быть таковым и становится предметом пристального внимания Инквизиции, - назидательно проговорил Стерн. - Или у вас есть своё мнение, отличное от общепринятого?
   - Нет, разумеется, нет! - поспешил вмешаться Дитрих Грауберг. - Однако, осмелюсь заметить, что моя супруга всё-таки права...
   - Признаю это, господин Грауберг, но в данный момент это можно отмести в сторону. Итак, я повторяю свой вопрос - что вам известно о личной жизни вашей дочери?
   - Мм... - Дитрих Грауберг переглянулся с женой, затем медленно проговорил:
   - Да, нам известно, что у Вероники есть... э-э... друг, однако мы до сих пор ни разу не имели удовольствия с ним побеседовать. Возможно, дело в том, что, как мы подозреваем, он несколько старше Вероники, но в этом мы не видим ничего предосудительного. А при чём здесь личная жизнь нашей дочери, уж простите за вопрос?
   - У Инквизиции есть подозрения, что ваша дочь связалась с финансовым аферистом и теневым дельцом, - без обиняков сказал Стерн. - Возможно, он даже использует её для прикрытия своих тёмных делишек, пользуясь её наивностью и влюблённостью. Имя и подробности сказать не могу - сие есть тайна следствия. Пока никаких обвинений в адрес вашей дочери не выдвинуто и, надеюсь, что до этого не дойдёт, поэтому прошу вас сохранять спокойствие и выдержку.
   Дитрих и Изольда Грауберги ошарашенно переглянулись между собой, но надо отдать им должное - они не впали в истерику и не стали бухаться в обморок. Помощники же Стерна при его словах "надеюсь, что до этого не дойдёт", понимающе переглянулись. Под этими словами их патрон подразумевал ментоскопирование - процедуру частичной коррекции памяти, в просторечии именуемой "промыванием мозгов", которая выполнялась посредством специальной аппаратуры. В конце концов, и таким способом можно было вернуть в лоно общества начинающего еретика-хаосита.
   Правда, здесь Зариен Бруд был не согласен со своим шефом, считая, что излечить еретика можно только при посредстве бластерного заряда или пули стаббера. Но это было сугубо личное мнение инквизитора-марсианина, которое он предпочитал держать при себе. В конце концов, Лаймон Стерн был куда опытнее его самого и прекрасно знал, что и как надлежит делать в данной ситуации.
  
  
   Инквизитор-фарадеец молча глядел на чету Граубергов, ожидая их дальнейшей реакции. Изольда Грауберг молча глядела на своего супруга, ожидая, что тот скажет в ответ на слова Стерна. Дитрих же с угрюмым выражением лица глядел в одному ему ведомую точку на поверхности псевдомраморной столешницы, словно силясь разглядеть нечто известное только ему одному в её глубине. Понятно, что он в данную минуту думал о своей непутёвой дочери, которую нужно было как-то выручать из той беды, в которой она оказалась. По мнению Бруда, она сама была виновата в той ситуации, в которой оказалась благодаря своей глупости. А теперь пришла пора расплачиваться за содеянное. Правда, Стерн вроде как не собирался применять в отношении Вероники Грауберг какое-либо наказание, решив ограничиться обычным ментоскопированием, хотя Зариен прекрасно знал, что его босс очень не любил, когда ему в лицо тычут стволом бластера или любым другим ручным оружием. Поэтому всё могло закончиться не ментоскопированием, а зарядом бластера в голову.
   - Мы будем вам бесконечно признательны, если вы сделаете всё возможное для того, чтобы наша дочь не пострадала, - наконец произнёс Грауберг. - Допущенная ею ошибка ведь не несёт никакой угрозы Империуму?
   - Пока мы не можем так утверждать, - спокойно проговорил Стерн, не обращая внимания на реакцию Граубергов. - Будем надеяться, что не несёт. В противном случае...
   Инквизитор умолк и многозначительно взглянул на ризианцев. Дитрих Грауберг после этих слов Стерна побледнел и схватился за край столешницы, его супруга же лишь сдавленно ойкнула и приложила ладони ко рту.
   - Вы же не станете... - начала она, но Стерн повелительно поднял вверх правую руку, развернув её ладонью к Изольде Грауберг, и женщина тут же умолкла.
   - Госпожа Грауберг - вы должны понимать, что, когда дело касается безопасности Империума, действия оперативников Инквизиции могут быть весьма суровыми, - сказал Лаймон. - Поэтому в ваших интересах отвечать на наши вопросы и оказывать помощь следственным действиям Имперской Инквизиции.
   - Да-да, мы готовы вам помочь, только скажите, как именно! - Дитрих Грауберг умоляюще посмотрел на Стерна.
   Фарадеец хмуро посмотрел на ризианского чиновника, затем переглянулся со своими помощниками.
   - Когда вы начали догадываться, что у вашей дочери появился... мм... друг? - спросил инквизитор.
   - Э-э... - Дитрих Грауберг поскрёб затылок. - Ну, примерно около пяти месяцев назад. Вероника - девушка совершеннолетняя, ей уже восемнадцать, так что здесь мы лично не видим никаких причин для беспокойства...
   - В таком возрасте как раз имеется куча причин для беспокойства, - недовольно проворчала Ленора Тайрос, неодобрительно глядя на чету Граубергов. - И вы это должны прекрасно понимать.
   - Мы это понимаем, леди инквизитор, но вмешиваться в личную жизнь Вероники, пока не происходит ничего предосудительного, мы не собираемся, - заявила Изольда Грауберг.
   - Интересный взгляд на проблему! - усмехнулся Бруд.
   - Вы видели хотя бы раз этого... "друга"? - Стерн сделал условный знак пальцами левой руки и оба помощника инквизитора тут же замолчали.
   - Ни разу. Мы ведь вам уже говорили...
   - Возможно, это из-за того, что, как мы уже вам говорили, господин инквизитор, он старше Вероники, - сказал Дитрих Грауберг. - Но разве это преступление?
   - Нет. Но финансовые махинации являются таковым, как ни крути. А имя данного субъекта вам известно, хотя бы?
   - Увы, этого тоже мы не знаем...
   - Поразительно! - всплеснула руками Ленора. - Ваша дочь встречается с мужчиной старше себя и при этом его имени никто из вас не знает! Что за идиотизм?!
   - Инквизитор Тайрос - я бы попросил держать свои эмоции при себе, - произнёс Стерн, слегка повернув голову в направлении терранки. - Мы здесь совсем не для того, чтобы читать проповеди о морали.
   - Да, - смутилась Ленора. - Прошу прощения, шеф.
   - А вам, надобно полагать, его имя известно? - прищурился Дитрих Грауберг.
   - Разумеется. Но в интересах следствия мы не имеем права его оглашать. Могу сказать лишь, что сей субъект занимает довольно видное положение в одной из имперских торговых компаний и ведёт свои делишки с некоторыми системами, что поддерживают - прямо или косвенно - Тёмные Миры.
   - Вот есть же идиоты, по-прежнему верящие в то, что эта самая "демократия" принесёт народам Империума благо! - сплюнул Грауберг. - Их, видать, события Ереси Фармера ничему не научили... хотя чему они могли их научить? Именно после разгрома в гражданской войне Ереси и появились все эти Тёмные Миры, куда бежали остатки демократов и их адептов. И кто вообще придумал такой бред, как эта самая демократия? Как, простите...
   - Господин Грауберг - вы собираетесь прочесть нам историческую лекцию? - прищурился Стерн. - Если нет, то я хотел бы продолжить расследование.
   - Да-да, разумеется! Прошу простить меня, господин Стерн! Просто... сами понимаете, не каждый день в твой дом приходят оперативники Имперской Инквизиции...
   - И не пришли бы, если бы ваша дочь не спуталась с мерзавцем, который ей просто голову задурил! - фыркнул Бруд. - И не исключено, что он использует её в качестве запасного "почтового ящика"!
   - Что вы имеете в виду? - забеспокоилась Изольда Грауберг.
   - Мой коллега не исключает возможности, что подозреваемый мог передать на хранение вашей дочери - под видом какой-нибудь, скажем, ценной для него вещицы - некие материалы, могущие серьёзно ему навредить, если они попадут в руки правосудия. Поэтому нам нужно осмотреть комнату Вероники.
   - Осмотреть комнату? - Грауберг нахмурился. - Но... а у вас есть ордер, господин Стерн?
   - Господин Грауберг - мне, как офицеру Имперской Инквизиции, не требуется ордер, равно как и всё остальное. И вам это должно быть прекрасно известно, как служащему Административного Конклава.
   - Э-э...
   - Прежде чем вы направитесь в комнату Вероники, - решительно произнесла госпожа Грауберг, - мне хотелось бы знать, что именно вы можете инкриминировать моей дочери. Это очень важно для нас, господин Стерн.
   - Если она не замешана в тёмных делишках своего приятеля, то, скорее всего, дело ограничится административным протоколом, - отозвался фарадеец. - Если же дело гораздо серьёзнее... Боюсь, что здесь всё окажется гораздо серьёзнее.
   Изольда Грауберг при этих словах инквизитора сдавленно ойкнула и схватилась за голову. Её супруг, подскочив со своего места так, будто его за нос укусил дажж, сломя голову кинулся к изящному секретеру из андорианского "чёрного" дерева и, отперев одну из дверок, поспешно вынул оттуда псевдохрустальный флакончик с какой-то фиолетовой жидкостью. Судорожно выдернув гуммитовую пробку, он подскочил к супруге и протянул ей флакончик. Госпожа Грауберг, схватив его, мигом опрокинула в себя едва ли не половину его содержимого.
   "Седативный препарат, что-то вроде эвисцерина-48", прозвучало в голове Стерна определение Тайрос, данное ею содержащемуся во флакончике веществу. При необходимости, все три инквизитора могли переходить на прямую пси-связь, хотя именно этот аспект псайкерских способностей - пси-лингва - не был самым сильным в их арсенале. "Успокаивает нервную систему и способствует расширению сосудов для усиления кровотока. В любой аптеке его можно купить вполне свободно, за полтора империала".
   "Понял, Ленора, спасибо", таким же образом ответил Стерн. Перевёл взгляд на Граубергов.
   - С вами всё в порядке, госпожа Грауберг? - участливо спросил Лаймон.
   - Да... в порядке... - выдохнула Изольда Грауберг, протягивая супругу полупустой флакончик. - Дитрих - проводи офицеров Инквизиции в комнату Вероники. Пусть они всё там внимательно осмотрят. Быть может, это поможет нашей дочери.
  
  
   ГЛАВА 3.
  
  
   Вслед за Дитрихом Граубергом инквизиторы и полевой агент Таммас поднялись по неширокой лестнице из того же андорианского "чёрного" дерева на второй этаж особняка и прошли по устланному сансифарскими коврами коридору, остановившись перед кофейного цвета дверной панелью из декорированного под орех армапластика. Ризианец по очереди оглядел всех четверых представителей Инквизиции, после чего, тяжело вздохнув, дотронулся до дверной ручки и открыл дверь, что вела в комнату Вероники Грауберг.
   - Прошу вас, господа, леди, - произнёс Грауберг. - Можете здесь всё осмотреть.
   - Спасибо, господин Грауберг, - отозвался Стерн, многозначительно кашлянув. Хозяин дома понял, что его присутствие здесь в данный момент времени нежелательно. Потоптавшись пару секунд на пороге комнаты, Дитрих Грауберг осторожно прикрыл за собой дверь, оставив инквизиторов и полевого агента одних.
   - Итак, шеф - что именно мы здесь ищем? - Зариен Бруд внимательно посмотрел на Стерна.
   Инквизитор-фарадеец, не отвечая своему помощнику, огляделся, осматривая помещение, принадлежащее дочери четы Грауберг. Большая комната, примерно тридцати пяти квадратных метров, с панорамным окном во всю восточную стену, выходящим на небольшой парк, примыкающий к дому и являющимся частью земельных владений Граубергов, пол в которой был выложен панелями из лурибарского кедра. В одну из стен был встроен огромный стереовизор калганского производства, рядом с которым на подставке покоился аудиокомбайн, тоже не местного производителя. Блок персонального ОИ, встроенный в рабочий стол-пульт, огромный платяной шкаф и изящный комод всё из того же андорианского "чёрного" дерева (Ленора Тайрос при виде шкафа и комода фыркнула и сказала, что здесь явно помешаны на этой породе древесины, к слову сказать, отнюдь недешёвой), полки с обычными и электронными книгами и инфопланшетами, статуя какого-то ксеноса в углу, стоящая в маленьком, искусно врезанном в пространство комнаты фонтане, кровать с "водяным" матрацем - всё это несло на себе печать роскоши и достатка, что, впрочем, было неудивительно для дома служащих Административного Конклава Ризы.
   - Если здесь имеется что-то, что могло бы скомпрометировать Горюнова в глазах правоохранительных органов, то это, скорее всего, что-то вроде инфопланшета, электронной книги или датапада, - наконец, произнёс Стерн. - Ленора - осмотри книжные полки. Зариен - проверь компьютер подозреваемой. Шо - на тебе охрана входной двери.
   Агент-арктурианец молча кивнул инквизитору и встал прямо напротив входа, лицом к центру комнаты, вытащив из кобуры свой "ТА".
   Раздав указания своим помощникам, Лаймон подошёл к комоду и, выдвинув верхний ящик, принялся изучать его содержимое. Всевозможные женские вещицы его не заинтересовали, но инквизитор хорошо понимал, что под этими предметами галантереи и нижнего белья вполне можно спрятать нечто очень важное. Ведь зачастую преступники так и поступали - прятали важные улики в самых обычных местах и чуть ли не на виду.
   Фарадеец вынул из левого внутреннего кармана своего плаща маленький предмет, похожий на длинный карандаш, половину корпуса которого занимал крохотный полихордкристаллический дисплей, и нажал на сенсор на торце прибора. Из противоположного конца "карандаша" вырвался тонкий зелёный лучик, разошедшийся веером. Стерн внимательно вгляделся в появившиеся на дисплее данные, хмыкнул и, выключив приборчик, убрал его обратно во внутренний карман плаща. Обернулся к своим помощникам.
   - Есть что-нибудь, коллеги? - вопросил он.
   - Не думаю, что дочь Граубергов хранила какие-либо файлы в своём компьютере, шеф, - отозвался Бруд, сосредоточенно работавший с рабочим столом-пультом. - Самый обычный файловый мусор - фотографии, текстовые файлы, по большей части, посвящённые проблемам моды и взаимоотношениям полов, порнографические видеоролики, материалы по изучаемому в университете предмету, музыка, в основном, биг-бит и нео-транс. Ничего запароленного и зашифрованного. В принципе, этого и следовало ожидать. Горюнов - еретик, но не придурок, и вряд ли он стал бы отдавать на хранение своей любовнице порочащие его материалы.
   - А порноролики?
   - Полагаешь, что там могут быть запечатлены оргии ордошитов? - Бруд усмехнулся. - Я могу, разумеется, включить воспроизведение...
   - Спасибо, Зар, но в этом нет нужды, - отозвался Стерн. - А как дела у тебя, Ленора?
   - Пока ничего интересного, шеф, - отозвалась терранка, тщательно просматривающая содержимое книжных полок. - Среди книг преобладают любовные романы и труды по ксеноистории, есть несколько книг по ксенопсихологии и ксеноархеологии, но ничего запрещённого не вижу... так, посмотрим планшеты и носители информации...
   Тайрос замолчала и углубилась в просмотр электронных носителей информации.
   Лаймон, бросив косой взгляд на Таммаса, который замер у входной двери наподобие охранного кибера, прошествовал к стоящим по обе стороны от кровати тумбочкам. Выдвинул верхний ящик одной из них и заглянул внутрь. Хмыкнул при виде косметических принадлежностей и всяких резиночек-ниточек-заколочек.
   - Э-э... шеф? - услышал он голос Тайрос.
   - Да, Ленора? - тут же обернулся фарадеец.
   - Подойди, пожалуйста, сюда.
   - Что ты там нашла?
   Стерн задвинул обратно ящик тумбочки и подошёл к Тайрос.
   - Вот, взгляни-ка, - Ленора продемонстрировала Стерну электронную книгу известного производителя с Одина, аккуратно вложенную в чёрный футляр из искусственной кожи. Устройство было включено, и на его полихоркристаллическом дисплее отчётливо был виден некий текст, написанный на каком-то неизвестном языке. Некоторые буквы имели отдалённое сходство с буквами имперского алфавита, но большинство выглядели весьма и весьма похожими на буквы неоготика, на котором говорили на планетах Пуританской Лиги. - Как думаешь, это не неоготик, часом?
   - Похоже на него, - согласился Лаймон, разглядывая текст. - Но есть и отличия. Вот здесь, здесь и здесь, - инквизитор пальцем указал Леноре на символы, вызвавшие его сомнения. - Если мне не изменяет память, это, скорее всего, буквы древнего готического алфавита. Но вот это название я могу прочесть.
   Стерн кивнул на заглавные буквы текста, выведенные неоготической вязью.
   - "Purpureo aestus", - прочитал фарадеец. - Это явно готический латинский, но я им не владею. Я и неоготик знаю-то через пень-колоду. А здесь язык, который считается мёртвым уже фрайг знает сколько тысячелетий. Что означает эта фраза?
   - Понятия не имею, - жизнерадостно отозвалась Тайрос. - Но ведь в Сети существует множество программ-переводчиков, так что ничто не мешает нам осуществить перевод.
   Ленора, выудив из своего кожаного кейса портативный компьютер известной терранской марки "Золотой Компас", откинула крышку-монитор и, подключив машину к Интерстару, быстро нашла то, что ей было нужно. Набрав на сенсорной клавиатуре два слова, которые вызвали интерес её шефа, терранка резким движением указательного пальца правой руки ударила по сенсору ввода и довольно усмехнулась, удовлетворённая результатом.
   - Вот тебе и перевод, шеф! - она развернула ноутбук так, чтобы Стерн мог видеть текст. - Правда, я всё равно ничего не понимаю. Что это может означать?
   - "Багровый прилив", - прочитал фарадеец. Провёл неторопливо ладонью по волосам. - Гм... Это может как означать что-то, так и может ничего не значить. Один из самых обычных псевдофилософских высеров адептов Хаоса. Вот и символ их здесь присутствует, - Стерн указал на виднеющуюся в нижнем левом углу монитора ридера девятиконечную звезду - символ Хаоса. - Поэтому, чтобы составить более-менее разумное мнение об этой... хм... книге, её надо тщательно изучить. Полагаю, что это окажется таким же бредом, как "Libri Damnati" Кассиуса Исидора или "Ignis Lux" Вендора Чо. Но, как говорил мой наставник, инквизитор Паскаль Глау, иногда нужно покопаться и в говне, чтобы понять суть проблемы и найти её решение.
   - Это в его честь ты приказал запалить Дакар-V? - усмехнулся Бруд, продолжая рыться в компьютере Вероники Грауберг.
   - Погребальный костёр космического масштаба! - лёгкая усмешка пробежала по губам фарадейца. - Глау это заслужил. А что касается Дакара-V... Планета была заражена ересью и, кроме того, в нескольких её регионах на тот момент уже высадились десантные войска хаоситов. Разведка установила, что у них имелись сейсмические заряды большой мощности, капсулы с биологическим оружием и боевые отравляющие вещества, так что рисковать мы не могли. Корабли Флота и Космического Десанта эвакуировали столько лояльных Империуму граждан, сколько успели, после чего я отдал приказ о проведении Sanction Extremis, использовав своё Право Инквизитора.
   - Экстерминатус первого уровня! - Ленора невольно передёрнула плечами.
   - А иначе нельзя было. От Дакара-V до Шелтона было всего четыре с половиной парсека, а Шелтон - это ключ от Юкатанского Коридора. Выпустить войска хаоситов на эту космическую гипертрассу означало подставить под удар Юкатан, Волверстон и Сантанни. Так что ничего иного не оставалось, как сбросить на Дакар торпеду-выжигатель.
   - Ну, зато еретическую погань там знатно пожгли! - осклабился Зариен. - Так им и надо, ублюдкам вонючим! Не помню, кто...
   Марсианин неожиданно замолчал и уставился на трёхмерный дисплей домашнего компьютера Вероники Грауберг.
   - Зар? - тут же насторожился Стерн.
   - Ты не мог бы взглянуть вот на это, шеф? - настороженно проговорил Бруд. - Это ведь древне-готический или неоготик?
   Стерн подошёл к столу и всмотрелся в монитор компьютера, на котором мерцала выделенная курсором папка, название которой было довольно длинным, и гласило оно следующее - "Via Lactea dissectum fluxus et portat et aestus, et mundabunt illud et ab ista hominum contaminatione".
   - Это древний готик, Зар, - сказал, выдержав некоторую паузу, Стерн. - Это не неоготик пуритан. Я понимаю только отдельные слова, и всё. Но... этот файл настораживает. Что внутри?
   - Посмотреть? - тут же оживился Бруд.
   - Сначала проверь на предмет вирусов и программ-самоликвидаторов. Сам знаешь, как это бывает...
   Зариен понимающе кивнул своему патрону и осторожно принялся изучать файл. Но уже через несколько секунд недовольно нахмурился и пробормотал под нос некую фразу на кугхри, явно не из разряда нормативной лексики.
   - Зариен? - Стерн вопросительно взглянул на своего помощника.
   - Файл защищён паролем, - пробурчал марсианин. - Значит, там есть что-то, что может навредить этой еретической кодле.
   - Сможешь его вскрыть?
   - Хмм... Ленора - дай-ка мне свой ноутбук.
   - Держи, - Тайрос протянула Бруду компьютер.
  
  
   Марсианин несколько минут молча возился с ноутбуком Тайрос, ну, может, не совсем молча, время от времени издавая какие-то нечленораздельные звуки, причём некоторые из них явно не стоило употреблять в приличном обществе. Но затем он озадаченно хмыкнул и уставился на полихордкристаллический дисплей с таким видом, словно с ним на чистом имперском стандартном заговорил дажж.
   - Зариен? - Стерн вопросительно поглядел на своего помощника.
   - "Поток несёт Галактике Багровый Прилив, который очистит её от скверны", - медленно прочитал Бруд название файла. - Это что такое, а? Что ещё за Поток и Багровый Прилив?
   - Понятия не имею, - отозвался Стерн, глядя на дисплей через плечо Бруда. - Но полагаю, что под скверной подразумеваемся мы.
   - Ну, если это написал еретик, то да, - согласился Зариен. - Однако это настораживает.
   - Почему тебя настораживают какие-то еретические бредни, Зар? - фыркнула Ленора. - Какой-то дебил решил, что он может написать некий труд, который он сможет выдать за высокоинтеллектуальную писанину, и накарябал на сенсоратуре некую хрень. Вот, кстати - знаете, какое определение дал автору "Libri Damnati" ведущий криминальный психолог Венеры Мартин фон Ригге? Цитирую дословно - "Слабоумный идиот, психопат, имеющий склонности к садизму и полиамории". И ведь так и есть. Вы посмотрите на тех, кто живёт в Тёмных Мирах - это же полный абзац! Как разумное существо может быть...
   - Коллеги - мы отвлекаемся от расследования, - вежливо, но твёрдо заявил Стерн, строго глянув на Тай рос. - Обсуждать каких-то фанатиков у меня нет ни малейшего желания. Ленора - скопируй "Purpureo aestus" на свой комп и отошли экспертам-криптолингвистам и языковедам в штаб-квартиру в Терраполисе. Используй малкадорский почтовый сервер.
   - Есть, шеф, - кивнула терранка.
   - Зариен - ты можешь открыть эту папку? Было бы интересно узнать, что она содержит. Скорее всего, это действительно еретические бредни, однако именно в подобном хаоситском манифесте лидер еретического подполья на Александрии Клим Мещеряков зашифровал план покушения на лорда-губернатора Аландского Квадранта Сорок Восьмого Галактического Сектора Джарлока Стана. Если бы не стечение обстоятельств и дотошность инквизитора Нали Вирна, то ещё неизвестно, что бы там могло получиться.
   - Надо действовать осторожно, - пробормотал инквизитор-марсианин, осторожно проверяя предмет интереса Инквизиции в лице Лаймона Стерна антивирусным приложением.
   Стерн удовлетворённо кивнул и перевёл взор на Ленору. Затем лишь, чтобы увидеть, как инквизитор Тайрос с недоумённым выражением лица глядит на дисплей электронного ридера.
   - Ленора - что ты там увидела? - спросил фарадеец.
   - Не знаю, что это такое, шеф, - с секундной заминкой отозвалась девушка. - Взгляни-ка...
   Она повернула ридер там, чтобы Стерн мог его видеть. Бруд тоже на пару мгновений оторвался от своего занятия и взглянул на то, что возникло на дисплее электронной книги. Хмыкнул.
   - Это что - стилизованное изображение чьего-то члена? - с явным сарказмом в голосе спросил он.
   - Не думаю, - задумчиво произнёс Стерн. - Обычно сей предмет мужской анатомии хаоситы - те из них, кто исповедует культ Ордоши - изображают немного иначе. Это что-то другое...
   - Согласна с инквизитором Стерном, - поддержала фарадейца Тайрос.
   В центре дисплея электронного ридера висел, будто паря среди метановых облаков Цигнуса-XV, некий предмет удивительно глубокого чёрного цвета, настолько чёрного, что, казалось, ты смотришь в бездну, причём стоя на её краю. Больше всего предмет этот напомнил Стерну идеальной формы пирамиду, от вершины и до основания покрытую какими-то незнакомыми инквизитору символами, отдалённо напоминающими иероглифы. Но "пирамида" эта казалась настолько чуждой всему тому, что было известно жителям Империума - как людям, так и ксеносам, что совершенно неожиданно вдоль позвоночника Лаймона прошествовала целая армия мурашек. А может, то сработало чутьё псайкера, коим и являлся инквизитор. Трудно было сказать наверняка...
   - Кто-нибудь узнаёт этот язык? - спросил Стерн, пристально, до боли в глазах, всматриваясь в дисплей. Так пристально, что аж в висках закололо.
   - Мм... символы имеют некоторое сходство с иероглифической письменностью жителей Альтаира-VI, - проговорила Тайрос, тоже внимательно рассматривая изображение, - но лишь некоторое. Это не альтаирский, естественно. Это какой-то неизвестный язык, возможно, уже много лет неиспользуемый... как древне-готический. Однако, вне всякого сомнения, это какой-то древний артефакт. Пирамида - да, так есть. Очень популярный символ у оккультистов. Является составной частью государственных гербов таких входящих в Тёмные Миры планет, как Новый Верден, Скандис, Ромулус и Цинтия. Так что это, судя по всему, обычная еретическая ахинея. Думаю, что Горюнов...
   Что ещё говорила Ленора, Стерн не расслышал. Совершенно неожиданно для инквизитора, изображение чёрной пирамиды внезапно заполонило всё поле зрения, и вот уже вокруг фарадейца не было ничего, кроме первозданного мрака, из которого, если верить современным космогоническим теориям, и родилась наша Вселенная. Ни единого лучика света не было видно на многие мегапарсеков вокруг - лишь непроглядная тьма. И тишина, но не такая, что стоит в глухой лесной чаще. Нет, то была грозная, давящая тишина, грозящая превратиться в неистовый ураган, который сметёт с лица Вселенной жалкое человеческое существо, неведомо как оказавшееся здесь.
   Стерн моргнул. И сразу же об этом пожалел. Ибо вспыхнувший внезапно ослепительный свет оказался настолько ярок, что буквально выжигал - не сетчатку глаза, нет - само сознание фарадейца. И было здесь ещё что-то, но что именно, Лаймон сказать не мог. Присутствие чьего-то могущественного разума, способного одним усилием мысли погасить целую галактику... и создать на её месте новую.
   Где-то далеко-далеко, наверное, у самого потенциального барьера, что отделял одну Вселенную от другой, раздался слабый смешок. Саркастический, если Стерн правильно разобрал. Словно кто-то наблюдал за инквизитором. Скрытно, находясь за миллиарды парсек от того места, где сейчас находился фарадеец. "Вокбин" - раздалось где-то на краю сознания Лаймона. Что это было за слово и кто его произнёс, инквизитор сказать не мог.
   Картина окружающего мира изменилась так резко, будто кто-то где-то повернул переключатель. Теперь перед внутренним взором Стерна предстал тот же самый монолит, только гораздо большего размера и висящий, судя по всему, в космическом пространстве. И от него по направлению к некоей планете, что виднелась внизу, под основанием пирамиды, струилось нечто, напоминающее плотный шлейф тумана, только не серого, как туманы Терры, и не зелёно-коричневого, как на Ордо Цестусе, цвета, а багрового, будто то был поток крови, струящийся в направлении планетарной массы.
   Лаймон непроизвольно моргнул, хотя этого можно было и не делать, ведь вся эта картина транслировалась неизвестно кем напрямую в сознание инквизитора. И, словно это что-то где-то переключило - планета рывком приблизилась, так, что можно было рассмотреть её гористо-равнинный ландшафт, хотя отдельные детали рельефа всё-таки были неразличимы, словно инквизитор находился на космическом корабле, движущемся в стратосфере. Отчётливо было видно, как багровый шлейф, попадая в атмосферу планеты, расходится веером, опускаясь к поверхности. Но он не просто оседал на планету, как должен был бы делать обычный туман, пусть и столь необычного цвета.
   Теперь фарадейцу стало видно, что "туман" этот - на самом деле никакой не туман, а некая субстанция, состоящая из чего-то очень маленького, но, в то же время, довольно агрессивного. Языки этого багрового "нечто" поглощали любую органику на своём пути, живо напомнив Стерну боевые наночастицы, свидетелем применения которых против базы еретиков в системе 307 Телескопа и против логова пиратов-ксъенов на Эльмерде он был. Неорганическую материю это нечто не замечало и никак на неё не реагировало, но вся органика пожиралась ею буквально с невероятной скоростью.
   "Это необходимо остановить, инквизитор Стерн!" - раздался в сознании Лаймона гулкий голос, отдававшийся, казалось, в каждой клеточке, в каждом атоме тела инквизитора. - "Иначе под угрозой окажется каждое живое существо в этой галактике! Зукбаи был прав - нельзя давать примитивам такие знания. Ибо в гордыне своей и спеси они способны разрушить саму ткань Мироздания. Зукбаи был прав, а я ошибался. Но ещё ничто не потеряно. Исправь нашу ошибку, человек! Найди Поток и останови Багровый Прилив! Не бойся ради этого искупаться в крови - цель оправдывает средства!"
   Планета исчезла из поля пси-зрения Стерна - Лаймон уже понял, что с ним кто-то общается в пси-диапазоне, кто-то непонятный и очень могущественный, являющий, судя по всему, крайне сильным псайкером - и перед мысленным взором инквизитора возникла высокая крепко сложенная фигура в странной боевой броне, вместо шлема - просторный чёрный капюшон, под которым не было видно не то что лица, там вообще ничего не было видно, держащая в левой руке длинный витой посох с навершием в виде перевёрнутого наконечника копья. Фигура эта кивнула Стерну, словно одобряя его будущие действия, и будто где-то кто-то выдернул кабель питания - Стерн вернулся в реальный мир, обнаружив, что Тайрос , Бруд и Таммас непонимающе смотрят на него, пытаясь сообразить, что такого необычного инквизитор увидел в стоящем в углу комнаты изящном торшере, чей плафон был выполнен в виде оплывшей свечи.
   - Шеф - с тобой всё в порядке? - обеспокоенно спросила Ленора. Будучи псайкером, терранка, скорее всего, тоже уловила отголосок пси-передачи, однако её возможности в этом плане не шли ни в какое сравнение с возможностями Стерна, являющимся довольно сильным псайкером. - У тебя какой-то отсутствующий вид, словно ты что-то увидел непонятное и загадочное...
   - Ридер изъять и пометить "вещественное доказательство первого уровня", - отрывисто распорядился инквизитор, не объясняя ничего никому. - Переводу еретического текста присвоить наивысший приоритет. Зариен - что внутри этой фрайговой папки?
   - Вот, - Бруд указал на монитор компьютера. - Такой же монолит. И всё. И надпись вот эта, на древне-готическом. Я не понимаю, что она означает, но взгляните вот на эти имена. Шо-Шанн, Ордоши, Тан и Аманар. Четыре... мм... как их называют еретики, Владыки Хаоса. Но вот что означает вот это слово... или имя - Вокбин? Впервые такое слышу. Это тоже кто-то из этой весёлой шайки? И обратите внимание, что после этого имени идёт довольно длинное предложение на совершенно другом языке. Написано древне-готическим алфавитом, но и дажжу понятно, что это не готик. Это какой-то ксенодиалект, по-моему.
   - Мне почему-то кажется, что этого Вокбина в тамошних кругах не слишком уважают, - произнесла Ленора. - Не спрашивайте, почему мне так кажется. Просто интуитивно чувствую.
   - Интуиция для инквизитора - очень важное чувство, - наставительно проговорил Стерн. - Она очень часто помогает в проведении оперативно-следственных мероприятий... да и выживать в неприятных ситуациях - тоже. - Фарадеец оглядел комнату Вероники Грауберг. - Здесь мы закончили, коллеги.
   - К еретику в гости? - на лице Бруда возникла очень неприятная ухмылка. - Нанесём, так сказать, визит вежливости, а?
   - Да, нанесём, - совершенно серьёзно ответил Стерн. - А то, как я погляжу, этот ублюдок уж слишком вольготно себя чувствует. Пора ему познакомиться с имперским правосудием лично, так сказать.
   При этих словах фарадейца на смуглом лице Таммаса возникла зловещая улыбка, больше похожая на оскал хищника. Тайрос и Бруд, переглянувшись, согласно кивнули, при этом марсианин красноречиво дотронулся до своего бластера.
  
  
   Дом семьи Граубергов инквизиторы и агент Таммас покинули спустя пятнадцать минут после того, как Стерну было продемонстрировано неким неизвестным псайкером видение, касающееся таинственных "Потока" и "Багрового прилива", оставив Дитриха Грауберга и его супругу в полной уверенности в том, что их дочь является всего лишь невинной жертвой финансового афериста, и не более того. Бруд, улучив момент, поинтересовался, что будет делать Стерн, если вдруг любовница Горюнова схватится за оружие. Фарадеец, немного подумав, сказал, что тогда ему придётся обвинить генерального директора ризианского филиала "Фолворт-Игнести" ещё и в убийстве. Марсианин понимающе кивнул и более к этому вопросу не возвращался.
   Оказавшись внутри "Тигра", Стерн уселся в пассажирское кресло, указав Бруду кивком головы на место водителя, и включил коммуникационную панель.
   - Шеф Декстер - это инквизитор Стерн, - произнёс Лаймон в микрофон, защёлкивая предохранительный ремень. - Можете начинать. С Граубергами мы закончили.
   - Надеюсь, вызывать "скорую" не пришлось? - донёсся до Лаймона смешок шефа ризианской полиции.
   - Мы были предельно вежливы и не стали говорить им всей правды.
   - Ну, может, так оно и правильно... Хорошо - мы начинаем. Вы едете в Ланч?
   - Да, мы выдвигаемся.
   - Вам дополнительная поддержка не нужна?
   - Спасибо, шеф Декстер, но в этом нет необходимости, - заверил его Стерн. - Вполне достаточно опергруппы Верисова. К тому же, я привлеку для обеспечения воздушного прикрытия штурмовой корабль Инквизиции.
   После этих слов инквизитора в эфире на некоторое время воцарилась тишина. Однозначно, Донован Декстер прикидывал, во что это действие может обойтись казне Ризы. Но, по всей видимости, шеф планетарной полиции всё-таки решил, что в действиях Стерна есть резон, так как никаких возражений не последовало.
   Приказав лейтенанту Верисову следовать за джипом Инквизиции, Стерн связался по закрытому субканалу с пилотом штурмовика "Ятаган" Мико Кендаллом и приказал тому поднять корабль в воздух, направив его к вилле Горюнова. Пока от инквизитора не поступит особых распоряжений насчёт еретика, Кендалл должен был только наблюдать, находясь вне зоны досягаемости возможных средств ПВО и детекторов. Получив подтверждение от пилота "Ятагана", что распоряжения его приняты к исполнению, Лаймон знаком приказал Бруду трогаться с места.
   До нужного места они добрались за двадцать пять минут, использовав для этого несколько эстакад и скоростных внутригородских магистралей. Съехав по очередному пандусу, джип миновал небольшой парк, засаженный теми же ризианскими соснами, и свернул на неширокую улицу, по обеим сторонам которой располагались особняки разной степени роскошности. Правда, на инквизиторов они не произвели ровным счётом никакого впечатления. Всего лишь самые обычные частные дома, ну, разве что размером побольше, чем дом Граубергов, и более роскошные. Сравнивать их с Императорским Дворцом на Терре или Башней ТехноГильдии Марса было, по меньшей мере, некорректно.
   Особняк генерального директора ризианского филиала "Фолворт-Игнести" обнаружился в восточной части Ланча, за высокой изгородью из микросталевых панелей, поверху которой через равные промежутки были установлены видеокамеры системы безопасности. Никаких, по крайней мере, видимых боевых модулей никто из инквизиторов и полицейских не заметил, но это как раз и было неудивительно, так как подобное, с позволения сказать, "оборудование", для использования гражданскими лицами было категорически запрещено имперскими законами. Парализаторы, там, или танглеры допускались, но не более.
   "Тигр", взрыкнув мощным движком, резко остановился перед прихотливо украшенными воротами из микростали, буквально уперевшись таранным бампером в металлические створки. Коротко взревела сирена.
   - Если они не отреагируют? - Бруд внимательно всмотрелся в лицо своего патрона, которое по-прежнему выражало самый минимум эмоций. - Высаживаем ворота или даём отмашку Мико?
   За спиной Стерна раздалось фырканье Леноры Тайрос. Дать, как выразился Бруд, отмашку пилоту "Ятагана" означало практически то же самое, как если бы для захвата Горюнова Стерн решил бы использовать тактическое ядерное оружие. Ибо турболазеры штурмовика по своей разрушительной силе были почти аналогичны атомной бомбе. Это всё равно, что рубить заусенец на ногте кугхранским цепным топором.
   - Ни то и не другое, - слегка скривился Лаймон - иногда его помощник любил перегнуть палку. - Мы просто вежливо в них постучим.
   - Так?
   Тяжёлый бронированный мобиль Инквизиции слегка дёрнулся вперёд и стукнулся массивным таранным бампером из усиленной микростали о ворота, что вызвало недовольное восклицание Стерна. Однако инквизитор-фарадеец более никак не отреагировал на несколько грубоватый выпад Зариена.
   - Пойду-ка выйду наружу, пока ты не разнёс тут всё подряд, Зар, - произнёс Стерн, вставая со своего места. - Может, охрана поместья пошевелится, завидев пред вратами этой хаоситской берлоги незнакомца в инквизиторском плаще.
   - А если они при этом ещё и из бластеров палить начнут? - Ленора Тайрос тоже поднялась на ноги. - Я с тобой, шеф. Должен же кто-то твою задницу прикрывать!
   Стерн провёл рукой по тщательно зачёсанным назад волосам и медленно кивнул в знак согласия. Подставляться под бластеры и лазганы наёмников инквизитор вовсе не собирался. Ленора права - прикрытие и возможная огневая поддержка не помешает.
   Терранка, пройдя мимо Стерна, сунулась в отсек-арсенал "Тигра", который располагался в кормовой части джипа. Погремев там несколько секунд, Тайрос, пятясь задом, вернулась в пассажирский салон и развернулась лицом к Лаймону, держа в руках нечто громоздкое и крупнокалиберное.
   - Трон Терры! - вырвалось у Стерна при виде выбранного для огневого прикрытия оружия. - Ленора - ты в своём уме?!
   - А что такого? - Тайрос недоумённо взглянула на выбранное ею оружие. - По мне - так самое то. Только полный дебил станет качать права под прицелом дефгана!
   Не согласиться с Ленорой Стерн, конечно, не мог. Дефган, как его именовали в просторечии, или, если пользоваться официальной терминологией - ручная масс-драйверная пушка "Магнум-260", разработанная оружейниками концерна "Марсианские Оборонительные Системы" и производимая по лицензии на нескольких тысячах имперских миров, являлся самым мощным неэнергетическим ручным оружием. ЭМ-генератор, встроенный в корпус дефгана, выплёвывал из ствола калибра 19,75 мм разрывные реактивные микро-снаряды с бронебойными боеголовками и начинкой из обеднённого ульранита, которые при попадании в цель разносили её буквально в пыль; в кровавую пыль - если огонь вёлся по живым организмам. Один-единственный стрелок с дефганом мог, при необходимости, сдерживать многопревосходящие силы противника - как, к примеру, сержант-космодесантник веганец Эвал Спиро, герой IV Имперско-Кугхранской войны, наглухо запечатавший своим дефганом проход в скалах на Волмиссе, чтобы гражданские беженцы смогли добраться до эвакуационных шаттлов, а затем, видя, что живым ему оттуда не уйти, вызвавший по пеленгу своего коммуникатора орбитальный ядерный удар, или старший лейтенант Станислав Соколов, уничтоживший во время кампании по освобождению Гризмальта от десантных войск хаоситов несколько сотен солдат еретиков. Так что выбор оружия, по мнению Тайрос, был вполне очевиден.
   - Ты бы ещё турболазер с собой прихватила! - хмыкнул фарадеец. - Надо же - дефган!
   - Турболазер мне не поднять, - вполне серьёзно отозвалась Ленора, однако в глубине её зелёных глаз Стерн различил весёлые искорки. - А вот дефган по мне - самое то.
   - Так, значит, ты для этого надела экзоскелет перед выходом из "Ятагана"? - догадался Стерн. - Я думал, ты просто перестраховываешься, Ленора...
   - Ствол дефгана, глядящий в рожу еретика - очень весомый аргумент, ты так не находишь? - улыбнулась девушка.
   - Сложно не согласиться с этими словами. Однако, нам надо выходить наружу, не то наш нетерпеливый коллега и в самом деле высадит ворота таранным бампером джипа.
   Было бы наивным полагать, что действия инквизиторов остались незамеченными охраной Горюнова. Однако, судя по всему, гендиректора ризианского филиала "Фолворт-Игнести" охраняли не дилетанты и не новички, так как никаких действий в отношении "Тигра" не было предпринято.
   Лаймон Стерн решительным шагом приблизился к воротам поместья и с силой надавил на кнопку сигнального устройства, чтобы привлечь к себе внимание охранников. Секунд пять ничего не происходило, но затем в левой створке ворот что-то щёлкнуло и на уровне головы инквизитора отодвинулась в сторону небольшая панель, открывая обзорное отверстие, откуда на фарадейца с подозрением уставилось серокожее лицо гуманоида с Денеба-XII.
   - Да? - инопланетянин с подозрением оглядел инквизиторов, задержав взгляд на дефгане Тайрос. - В чём дело?
   Говорил ксенос на имперском стандарте, с присущими денебцам горловыми интонациями, разглядывая Стерна и Тайрос своими жёлтыми глазами со зрачками неправильной формы.
   - Имперская Инквизиция, - Лаймон продемонстрировал охраннику идентификационный жетон, который, при сжатии его краёв, воспроизвёл в воздухе голограмму символа Инквизиции. - Именем Галактического Империума - откройте ворота!
   Охранник даже не подумал как-нибудь возражать. Трёхмерной проекции символа Инквизиции оказалось достаточно для того, чтобы он безропотно отпёр ворота, ибо найти в Империуме того, кто не знал бы, чем может окончиться неповиновение оперативникам Инквизиции, искать пришлось бы очень долго. Где-то по ту сторону ворот загудели встроенные в стену мощные электромоторы, и тяжёлые створки дрогнули и поползли в разные стороны, открывая проход для "Тигра" и полицейских броневиков. Фарадеец и его помощница отодвинулись в сторонку, чтобы не попасть под колёса машин, которые двинулись вперёд, урча своими турбинами.
   - Владелец поместья дома? - спросил Стерн, смерив денебца и подошедших к нему трёх других охранников суровым взглядом.
   - У себя, - денебец кивком головы указал на виднеющийся в глубине огромного парка трёхэтажный особняк. - Со своей пассией, чтоб его!
   - Не одобряете? - усмехнулась Тайрос, баюкая громоздкую ручную пушку на сгибе локтя правой руки. Вообще-то, без специальных приспособлений стрелять из дефгана можно было, если только вы хотели попасть без очереди на приём к какому-нибудь известному травматологу - отдача запросто могла выбить руку из сустава большинству разумных. Стрелять из "Магнума-260" без каких-либо специальных приспособлений, навроде экзоскелета или мускульного усилителя, могли немногие - глипы, виири, й'ханы, друши и некоторые другие виды ксеносов, чьё строение позволяло им выдерживать отдачу дефгана. Ну, и конечно же, кугхры.
   - Знаете, когда разумный одержим сексом - это до добра не доводит, - поморщился денебец, опасливо косясь на дефган. - Когда член заменяет мозг, это зачастую приводит к плачевным результатом. Вы ведь не просто так сюда заявились?
   - Не просто так, - подтвердил Стерн, пси-командой активируя боевой визор модели "Годвин-12", выдвинувшийся из воротника скрытого под инквизиторским плащом бронежилета. - Но вас это не должно касаться. Это дело Имперской Инквизиции.
   - Да разве кто возражает? - усмехнулся охранник. Переглянулся со своими товарищами. - Я могу связаться с остальными и отозвать их от греха подальше? А то вы, инквизиторы, очень часто стреляете, а разбираетесь потом.
   - Можете. Только побыстрее.
   Денебец тут же вынул из внутреннего кармана своей куртки микрофон коммуникатора и, быстро настроив связное устройство, выдал в эфир несколько коротких фраз. Потом перевёл взгляд на Стерна.
   - Я отозвал охрану, так что можете работать, - сказал охранник. - Вам никто мешать не станет.
   - Весьма вам признателен за то, что избавили нас от излишнего кровопролития, - отозвался Стерн, с некоторым удовлетворением отметив, что трое коллег ксеноса вздрогнули при этих словах. - Однако вынужден сообщить вам, что просто отпустить вас я не могу. Вы работали на подозреваемого в ереси - вас необходимо допросить. Правда, допрашивать вас будут местные власти - вы для нас не представляете интереса... если только не пали в ересь.
   - Смею вас заверить... - начал было денебец, но Стерн властно поднял вверх левую руку, и охранник тут же замолк.
   - Лейтенант Верисов - займитесь ими, - произнёс в микрофон своего коммуникатора фарадеец. - Разоружить и доставить в полицейское управление. Вызовите фургоны для транспортировки.
   - Слушаюсь, господин инквизитор! - отрапортовал полицейский офицер.
   - Мы выдвигаемся к особняку, - Стерн сделал знак Леноре и направился к "Тигру". - Работаем, коллеги, работаем!
   - Господин Стерн - вам выделить группу прикрытия? - в голосе Верисова явно сквозила озабоченность, что было неудивительно - никому не хотелось, чтобы в его смену убили оперативников Имперской Инквизиции.
   Лаймон вопросительно посмотрел на терранку. Тайрос пожала плечами и демонстративно шевельнула дефганом.
   - Думаю, что это лишнее, лейтенант. Маловероятно, что в доме Горюнова прячутся солдаты Хаоса. А с культистом мы и сами справимся.
   Возражать инквизитору полицейский не отважился.
   Джип, коротко взрыкнув турбиной, резво покатил по гладкой дасфальтовой дорожке в сторону особняка Горюнова, и спустя пару минут остановился перед лестницей из натурального мрамора, ведущей к высокой арочной двери из андорианского "чёрного" дерева. Ленора фыркнула при виде очередной двери из этой породы древесины, но вслух ничего не сказала.
   - Сканирование? - Стерн взглянул на Бруда, который склонился над переносным биосканером.
   - Двадцать два объекта, комплекс сигналов - человеческий, - отозвался марсианин спустя несколько секунд, сверившись с данными, которые поступали на дисплей прибора. - Двое находятся на третьем этаже, в одной из комнат. Температурные показатели... хм... свидетельствуют о том, что там у них сейчас процесс в самом разгаре. - Бруд поднял голову от сканера и посмотрел на Стерна с ехидным выражением лица. - Думаю, что сейчас в то помещение можно вваливаться и на "Терминаторе" - эти двое еретиков нихера не заметят.
   - Тебе дай волю - ты туда ввалишься на "Фантоме"! - усмехнулась Тайрос.
   - А что тут такого? - пожал плечами Бруд. - Ересь надо искоренять всеми доступными способами, будь то орбитальная бомбардировка или объёмный заряд!
   - Отставить трёп! - приказал Стерн. - Шо - оставайся в машине. Если что - прикроешь нас.
   Арктурианец молча кивнул в знак того, что приказ инквизитора принят им к исполнению.
   Оперативники, покинув джип, уверенной поступью направились к входной двери особняка. Стерн шёл впереди, держа руки в карманах своего инквизиторского плаща, внешне совершенно расслабленный, но его помощники отлично знали, что расслабленность эта является лишь ширмой. Они не один раз уже имели возможность наблюдать, как внешнее спокойствие Лаймона мгновенно сменяется боевой яростью фенрисийского берсеркера, несущей смерть любому противнику инквизитора. Причём фарадейцу не обязательно было хвататься за оружие - психокинетик мог убить ментальным импульсом.
   Остановившись перед дверью, Стерн оглядел её и на его невозмутимом лице промелькнула некая тень. Мимолётная, но не сулящая еретику-хозяину этого особняка ничего хорошего. Решительно протянув руку к панели дверного звонка, инквизитор надавил большим пальцем левой руки на сенсор вызова.
   По ту сторону двери раздался приглушённый массивной панелью из "чёрного" дерева мелодичный звук, и спустя некоторое время инквизиторы услышали, как дверной замок едва слышно щёлкнул - здесь явно отдавали предпочтение старинным или стилизованным под старину вещам.
   - Чем обязаны, господа, леди? - вопросил появившийся на пороге пожилой мужчина в строгом сером костюме, на правом ухе которого была видна гарнитура связного устройства. - По какому делу вы прибыли и назначена ли вам аудиенция у господина Горюнова?
   - Не назначена, - спокойно проговорил Стерн, снова вынимая из футлярчика на поясе ЭМ-жетон и сдавливая его края, вызывая трёхмерное изображение символа Имперской Инквизиции. - Нам не назначают аудиенции, уважаемый. Мы приходим сами.
   При виде возникшей в воздухе над рукой Стерна стилизованной готической буквы "I" управляющий поместьем Горюнова - а в том, что это был именно управляющий поместьем, инквизиторы не сомневались - издал некий приглушённый звук и отступил вглубь вестибюля на пару шагов, глядя на оперативников Инквизиции расширившимися от страха глазами.
   - Инквизиция? - хрипло произнёс ризианец. - Но... но...
   - Как я понимаю, Михаил Горюнов, владелец этого особняка, находится дома? - Стерн шагнул внутрь, наступая прямо на управляющего, который, пятясь от инквизитора, едва не упал, споткнувшись о край роскошного сансифарского ковра.
   - Да, но он сейчас... немного занят...
   - Думаю, что для оперативников Имперской Инквизиции он сможет найти немного времени, - со зловещей интонацией в голосе произнесла Тайрос, многозначительно поведя дефганом, при виде которого управляющий судорожно сглотнул и сделался белее снега.
   - В сторону, пожалуйста, - Стерн отодвинул управляющего со своего пути и решительно двинулся в сторону мраморной лестницы, ведущей наверх. Тайрос и Бруд, переглянувшись между собой, заспешили вслед за своим патроном.
   Чтобы не услышать раздававшиеся из-за плотно закрытой двери звуки определённого характера, нужно было быть глухим на оба уха. Неистовые женские вопли перемежались утробными рыками, издаваемыми явно мужским горлом. Зариен Бруд при этих звуках понимающе ухмыльнулся, но тут же придал своему лицу серьёзное деловое выражение и вытащил из кобуры бластер. Ленора же, брезгливо поморщившись, сняла "Магнум-260" с предохранителя и включила гаситель инерции экзоскелетной брони.
   В принципе, запертые двери можно отворить несколькими способами. Одни не причиняют сколь-нибудь серьёзного ущерба окружающей среде, после других остаются лишь обугленные руины и обломки. Но Лаймон не воспользовался ни тем, ни другим. Он просто сгенерировал мощный психокинетический импульс, который, врезавшись в дверь, разнёс её в мелкую щепу. Не вынимая оружия из кобуры, фарадеец спокойно перешагнул порог и вошёл в помещение, явно являющееся спальней, о чём свидетельствовали огромная хрен-знает-сколько-спальная кровать и происходящая на её поверхности сцена откровенно порнографического характера. Зариен, ехидно ухмыляясь, последовал за своим шефом, держа наготове бластер; Тайрос, поудобнее перехватив дефган, шагнула вслед за марсианином.
   Горюнов был настолько поглощён процессом, неистово трахая свою любовницу, что даже не услышал звука разлетающейся вдребезги двери, но вот Вероника Грауберг, которая тоже находилась не совсем во вменяемом состоянии, заметила возникшего в поле зрения незнакомца. Пусть её глаза были затуманены пеленой экстаза и похотью, но часть её сознания всё-таки осознала, что в данный момент присутствие постороннего разумного в этой комнате совершенно не к месту. Но больше ничего она не смогла ни осознать, ни предпринять.
   Психокинетический импульс вышвырнул Горюнова из кровати и приложил о противоположную стену с довольно немалой силой. Однажды, на Фердинанде-IV, Тайрос и Бруд видели, как подобным пси-ударом Стерн убил еретика-глипа, а обитатели Вартумина не относились к слабакам. Однако мозги ксеноса тогда разлетелись в довольно большом радиусе. Здесь же всё ограничилось хрустом, характерным для ломающихся костей правого плеча - значит, фарадеец бил не в полную силу. Иначе бы еретик уже был бы трупом.
   - Михаил Горюнов - именем Имперской Инквизиции вы арестованы по обвинению в ереси и принадлежностью к хаоситскому культа Ордоши, - ровным, ничего не выражающим голосом произнёс Стерн, останавливаясь подле культиста и отвешивая тому хороший пинок ногой под рёбра. - Как офицер Инквизиции, я уполномочен сообщить вам, что ваши преступления против морали, нравственности и Галактического Империума являются подпадающими под статьи Двадцать Восемь, Сорок Шесть, Сорок Девять и Шестьдесят Один Уголовного Уложения, что, в совокупности, является основанием для смертного приговора. Как имеющий карт-бланш Особых Полномочий и лицензию официального ассасина, я могу привести приговор в исполнение немедленно. Однако у Инквизиции имеется к вам несколько вопросов, ответы на которые, возможно, несколько смягчат наказание. Поэтому я рекомендую вам одеться и не строить из себя героя - это не принесёт вам ничего хорошего. Инквизитор Бруд - проконтролируйте процесс одевания арестованного, после чего усыпите его посредством присоски-нейропарализатора.
   - Да, шеф! - кивнул марсианин, делая шаг в сторону пытающегося встать на ноги еретика.
   - Вероника Грауберг - обвинение в ваш адрес выдвинуто не будет, - продолжил Стерн, холодно глядя на насмерть перепуганную девицу, изо всех сил пытающуюся закутаться в измятую простыню. - Скажите "спасибо" своим родителям, не то лежать бы вам в криокамере тюремного транспорта. И это, как минимум. Одевайтесь. Без последствий для вас ваши связи с культистами Ордоши не пройдут - вы будете подвергнуты ментальной коррекции, дабы общество получило обратно нормальную гражданку Империума, вместо долбанутой еретички. Инквизитор Тайрос - займитесь этой юной особой. И вызовите патрульный коптер. А лучше - два. Арестованных следует перевозить по отдельности, во избежание ненужных проблем.
   - Обыскивать дом будем мы или оставим это на попечение оперативников Декстера? - спросил Зариен.
   - Отправим арестованных и займёмся обыском, - ответил Стерн, окидывая взглядом спальню. - У местной полиции не настолько глаз намётан, могут пропустить что-нибудь важное. А это, в сложившейся ситуации, не совсем допустимо.
  
  
   Западная Галактическая Периферия,
   Аквилонский Предел,
   звёздная система 9701-DXW-3218-KHQ,
   орбитальное пространство шестой планеты -
   газового гиганта Тиранус,
   заброшенная орбитальная горнодобывающая станция.
  
  
   На самой окраине малоизвестной звёздной системы, имеющей в качестве центрального светила небольшое жёлтое солнце спектрального класса G0, безмятежно плыл в пространстве огромный водородный газовый гигант, в своё время получивший от обнаруживших его Даль-разведчиков Империума название Тиранус, окружённый небольшой, для планеты его типа, спутниковой семьёй, насчитывающей всего лишь четырнадцать планетоидов, самый крупный из которых был размером с терранскую Луну, а самый маленький насчитывал всего лишь пятьсот двадцать семь километров в поперечнике. Разумных форм жизни и вообще каких-либо форм жизни ни на одном из его спутников не было обнаружено, однако на трёх самых крупных его сателлитах разведчиками были найдены крупные запасы полезных ископаемых - титана, бериллия, ниобия и ряда других.
   Однако удалённость этого района космоса от Галактического Империума привела к тому, что никто из имперских рудодобывающих компаний и шахтёрских гильдий не заинтересовался этими месторождениями. Более богатые месторождения можно было отыскать гораздо ближе к цивилизованным планетам, к тому же, там присутствовал Имперский Флот и Космический Десант, могущие, в случае чего, защитить шахтёров от происков хаоситов. Здесь же, вдали от имперских военных баз и мест дислокации Корпусов КосмоДесанта, в опасной близости от Тёмных Миров, приходилось полагаться лишь на собственные силы. Но одна компания ими всё же заинтересовалась, хотя она и не являлась имперской. Это была небольшая гильдия с одного из миров Лиги Неприсоединившихся Систем - Кармули, которая решила попытать счастья на лунах Тирануса. Вблизи газового гиганта кармулианцы разместили горнодобывающую станцию и приступили к освоению месторождений на тех трёх крупных лунах Тирануса.
   Предпринимательство - штука сложная. Не всегда вам будет сопутствовать удача. Так получилось и с гильдией шахтёров с Кармули. Спустя шестнадцать месяцев после того, как они начали разработку месторождений, вблизи Тирануса из гиперпространства вышли три крейсера хаоситов. Патруль, скорее всего. Станция была немедленно обстреляна из турболазерных батарей, после чего крейсера выпустили десантные челноки. Понятное дело, что вступать в бой с еретиками шахтёры не стали - всё же они были простыми добытчиками полезных ископаемых, а не солдатами. Забрав с собой раненых - убитых, к счастью, среди кармулианцев по какому-то стечению обстоятельств, не оказалось, они спешно покинули систему на находившемся в посадочном доке станции звездолёте - грузовом судне класса "Исидор". Преследовать их крейсера хаоситов не стали, видимо, посчитав недостойной добычей для себя.
   Выгнав из системы шахтёров с Кармули, еретики захватили орбитальную станцию и превратили её в свой аванпост, натаскав туда разного рода следящие системы и сканеры и разместив там небольшой гарнизон Десантных Войск. В качестве охранения и поддержки были задействованы четыре фрегата, которые прибыли к Тиранусу спустя две недели после изгнания со станции горнодобытчиков.
   Но не следует полагать, что это событие прошло незамеченным для Имперской Инквизиции и военной разведки Империума. Кармулианцы, хоть и не входили в Галактический Империум, относились к Терре с уважением - всё-таки они являлись потомками переселенцев из Солнечной Системы - и сочли своим долгом сообщить имперским дипломатам, что присутствовали на их планете, о происшедших в системе 9701-DXW-3218-KHQ событиях. Естественно, что имперцы всё тщательно записали и отправили информацию по кодированному субканалу на Терру. Таким вот нехитрым образом, Тиранус был взят под наблюдение. Ибо, как когда-то заметил один из руководителей военной разведки Империума, всегда будут те, кто будет наблюдать за теми, кто наблюдает.
   Однако еретики вблизи Тирануса сидели тихо-мирно и не тревожили не то что имперцев - они даже не совались в Неприсоединившиеся Системы. Военная разведка даже высказала на сей счёт предположение, что хаоситы не хотят привлекать к себе внимание со стороны Империи Альтуреса, чьи власти крайне негативно относились к деятельности адептов Хаоса. Предположение, что станция вблизи газового гиганта понадобилась им для того, чтобы следить за транспортными потоками космической коммерческой линии Заверра-Лиайес-Теурия-Астра, по которой проходил один из путей снабжения Тёмных Миров, казалось вполне очевидным. Тем более, что власти Астры слишком уж благоволили еретикам, и именно эта планета являлась перевалочным узлом, откуда регулярно летали грузовые корабли в миры хаоситов. В том числе, и в главную систему еретиков - Гидра Доминатус, где и располагалась, собственно, их столичная планета - Ахерон. Однако, пока это не грозило мирам Империума и его союзников неприятностями, трогать еретиков никто не собирался. Сидят себе и сидят на задворках Галактики - да и Хаос с ними.
   Но последователи Шо-Шанна и иже с ним не были бы самими собой, если бы просто спокойно сидели где-либо и не пытались нести семена ереси в миры Империума и его союзников. А то обстоятельство, что подавляющее большинство граждан Империума чихать хотели на еретические бредни, их ещё больше бесило. Поэтому, если им не удавалось создать на каком-нибудь мире культистскую ячейку, они от бессилия переходили к тактике террора, стараясь именно таким образом запугать мирных жителей и власти. Конечно, эффект от этого был прямо противоположным, но до хаоситов это не доходило.
   Вполне возможно, что станция на орбите Тирануса так и осталась бы предметом наблюдения со стороны военных Империума, если бы не происшедшие на планете Фриленд некие события, в которых оказались замешанными еретики-аманариты (самые, надо отметить, отмороженные культисты Хаоса, отличавшиеся особой жестокостью по отношению к пленным имперским военным и к гражданскому населению) и известный наёмник-глип Уддус Гаталог, получивший печальную известность после событий, которые вошли в исторические анналы под названием "резня на Хоторе". Расположенный на самой окраине Понтийского Разлома, у восточного края Шестьдесят Девятого Сектора, Фриленд имел немаловажное значение для трёх с лишним десятков звёздных систем Андаманского Пояса, являясь очень важным аграрным миром, поставлявшим зерно, дрожжевые культуры и морепродукты в вышеупомянутые системы, включая главную систему Пояса - Андаман. Любой мало-мальски серьёзный сбой в поставках мог привести к большим неприятностям, и это было не совсем хорошо - подобная зависимость от одного-единственного сельскохозяйственного мира могла дорого обойтись всем этим планетам. Да и наличие всего лишь одного гиперпространственного маршрута - Фрилендской Дуги - тоже являлось недостатком. Чем и не преминули воспользоваться хаоситы.
   Две формации боевых кораблей еретиков совершенно неожиданно вышли из джамп-режима в шести единицах от Фриленда и решительно направились к планете, разделившись и охватывая аграрный мир с двух сторон. Силы самообороны Фриленда немедленно были приведены в состояние боевой готовности, военные суда были спешно подняты в орбитальное пространство для отражения атаки хаоситов. На базы Имперского Флота и Космического Десанта были посланы сообщения с просьбой о помощи. Но никто из командования фрилендских СПО и не подозревал, что это был отвлекающий манёвр.
   Пока корабли защитников планеты занимали позиции внутри орбиты Фриленда, готовясь достойным образом встретить вражеские боевые звездолёты и десантные суда, над северным полюсом аграрного мира совершенно неожиданно открылись окна гиперперехода, откуда к Фриленду, который с этого направления был крайне слабо защищён, устремились десантолёты и штурмовые корабли, открывшие сразу же после выхода в обычное пространство шквальный огонь из турболазеров по поверхности планеты. Сровняв с землёй немногочисленные полярные батареи аэрокосмической обороны, штурмовики расчистили дорогу десантолётам, которые, разделившись на три части, начали высадку войсковых частей еретиков вблизи дрожжевых ферм Афинского Нагорья, возле узловой станции магнитоплана Корнуолл и ниже по течению крупной реки Гельдер, в десяти километрах от плотины Уорделла.
   Командование фрилендских СПО, надо отдать ему должное, довольно быстро оценило ситуацию и начало переброску в северное полушарие подразделений планетарной гвардии, одновременно с этим пытаясь вернуть господство в воздухе. Сделать это оказалось довольно трудно, из-за подавляющего преимущества еретиков, но всё же атмосферным истребителям фрилендцев удалось оттеснить "Адские Гончие" на низкую орбиту, где ими тут же занялись "Грифоны" Сил Системной Обороны.
   Основные боевые действия развернулись в районе плотины Уорделла. Хаоситы явно вознамерились прорваться к сооружению и взорвать его, обрушив тысячи кубических километров воды на расположенные ниже по течению реки поселения и комплексы по производству пищевых продуктов. Если бы еретикам это удалось, погибли бы десятки тысяч ни в чём не повинных гражданских и был бы нанесён колоссальный урон агропромышленной инфраструктуре, поэтому командование СПО предприняло все мыслимые действия по недопущению подобного развития событий. Пока в район плотины на максимальной скорости двигались атмосферные десантные галеоны, истребители и бомбардировщики наносили непрерывные удары по двигающейся к плотине бронетехнике хаоситов.
   Разумеется, именно плотина Уорделла и была основной целью еретиков. Основной - но не главной. Пока силы СПО героически сдерживали бронесилы противника на подступах к плотине, два десантных корабля хаоситов совершенно неожиданно вынырнули над небольшим городом под названием Новый Невельск, вблизи которого находилась термоядерная энергостанция. Прежде чем кто-либо из командования сил защитников Фриленда сообразил, что происходит, десантные шаттлы хаоситов высадили вооружённый до зубов десант прямо у периметра станции. Немногочисленная и слабо вооружённая охрана не сумела оказать сколь-нибудь достойного сопротивления и десант прорвался на территорию станции. Заминировав все четыре энергоблока, десантники быстро покинули станцию, после чего были приведены в действие взрывные устройства.
   Рвануло, как говорится, от всей души. Впечатление было такое, что по той местности был нанесён орбитальный удар турболазерами главного калибра имперского линкора класса "Разрушитель миров". Городок с поверхности планеты как корова языком слизала, а вместе с ним - и всё, что находилось в радиусе пятидесяти километров от энергостанции.
   Такой поворот событий привёл фрилендцев в неописуемую ярость. Перегруппировавшись, корабли Сил Системной Обороны накинулись на боевые звездолёты еретиков с яростью фенрисийских берсеркеров. Отрезав десантные суда от основных сил флота, фрилендцы начали медленно, но неотвратимо сжимать кольцо вокруг кораблей хаоситов, отрезая им пути выхода на гиперкоридоры. А тут ещё в тылу флотилии еретиков выскочили из гиперпространства имперские боевые формации - точнее, одна формация, ведомая тяжёлым крейсером класса "Георгий Победоносец". С этого момента сделалось ясно, что уйти из системы Фриленда кораблям еретиков не позволят.
   Верные своей тактике в подобных ситуациях, имперцы приступили к планомерному уничтожению вражеских сил. Но одно судно хаоситов всё-таки было взято на абордаж штурмовым подразделением космической пехоты - нужно же было выяснить, кто причастен к налёту на Фриленд и зачем вообще хаоситам понадобилось совершать нападение на эту мирную планету, которая, к тому же, находилась довольно далеко от сферы их контроля и влияния.
   Конечно же, в подобных случаях в известность была поставлена Имперская Инквизиция. Её оперативник, выходец с Сириуса-IV Су Куан, прибыл на Фриленд с Лахти-VI со своей командой, где расследовал дело о покушении на вице-губернатора планеты, и сразу же рьяно взялся за дело. Выжившие после абордажа еретики на своих шкурах ощутили гнев Инквизиции в лице её офицера, коим и являлся Су Куан. Сирианцу быстро удалось установить, что эту вылазку организовал не кто иной, а Джефферсон Стил, известный еретик из среды культистов Аманара, причастный к организации атак хаоситов на Сидонию и Борнхольм, и имеющий доказанную связь с Гаталогом. И, если верить словам пленных хаоситов, находился сейчас этот самый Джефферсон Стил на заброшенной орбитальной горнодобывающей станции, что обращалась вокруг газового гиганта Тиранус в отдалённой звёздной системе 9701-DXW-3218-KHQ, которая была практически неизвестна широкой публике. Широкой публике - но не Имперской Инквизиции. Причина же, по которой этот фанатик обратил своё внимание на главный аграрный мир Андаманского Пояса, была вполне прозаична - желание хаоситов нанести как можно больше урона Империуму. Неважно, в какой точке пространства. Добраться до центральных миров Империума еретики не могли, а вот окраинные планеты представляли для их боевиков хорошую цель.
   Один из помощников инквизитора Куана, алголианец Райнед Кволл, высказал предположение, что еретики могли готовить какую-нибудь серьёзную пакость по отношению к Империуму. Даже несмотря на то, что официально между Террой и Ахероном сейчас действовало вооружённое перемирие и крупномасштабных боевых действий не велось уже почти три десятка лет, мелкие стычки происходили с завидной регулярностью. Сирианец согласился с предположением своего помощника и принялся выпытывать у пленных, за каким фрайгом им понадобилось на Фриленде. Понятное дело, что рядовые солдаты не имели никакого представления о том, что привлекло их командование на Фриленде - они просто выполняли приказы. Однако один из нескольких уцелевших офицеров, надеясь таким образом вымолить у властей Империума снисхождение к своей никчёмной персоне, сообщил Куану, что Стил запланировал крупномасштабное вторжение сил Хаоса в Андаманский Пояс. В его планы входило - ни много, ни мало - захват пары планет Пояса и создание здесь плацдарма для последующего вторжения сюда основных сил аманаритов.
   Поразмыслив немного, Куан решил, что негоже спускать еретикам с рук такое преступление, как налёт на Фриленд, а уж планируемое вторжение в Андаманский Пояс войск хаоситов - и подавно, и отправил запрос в штаб-квартиру на Терру. Ответ пришёл спустя четыре с небольшим часа, за подписью Верховного Лорда-Инквизитора Кандара Хетта, и гласил он, что инквизитору Су Куану разрешается отправиться в систему 9701-DXW-3218-KHQ и провести там зачистку гнезда еретиков, а заодно - и уничтожить Джефферсона Стила и Уддуса Гаталога, согласно объявленному Имперской Инквизиции "protocol Subductio". Сирианцу предоставлялся карт-бланш ОП и подтверждалась его лицензия официального ассасина, что давало Куану полную свободу действий.
   Так что не было ничего удивительного в том, что спустя одиннадцать стандартных имперских суток на самой границе системы 9701-DXW-3218-KHQ вынырнул из джамп-режима боевой крейсер Инквизиции, закукленный в преломляющее поле. Оставаясь незамеченным для сенсоров еретиков, крейсер, именующийся "Доминатор", ушёл в астероидный пояс на самой границе системы и выпустил четыре абордажных шаттла типа "Клеймор", которые, тоже закапсулировавшись полями преломления и активировав силовые щиты, медленно и осторожно двинулись к Тиранусу, неся в своих десантных отсеках группу инквизитора Куана и солдат-терминаторов Инквизиции, в обязанности которых входила полная зачистка заброшенного орбитального комплекса. Что подразумевало - пленных брать никто не собирался.
  
  
   ГЛАВА 4.
  
  
  
   Я - длань правосудия, врагов страшный сон,
несущий возмездие и имперский закон.
   (Из песни HMKids "Vindicar Assassin")
  
  
   Закапсулированные полями невидимости и силовыми щитами, четыре "Клеймора" медленно приближались к бывшей орбитальной горнодобывающей станции, ныне являющей опорным пунктом еретиков. Собственно, это никак не влияло на скорость передвижения в пространстве, однако, как говорили на Терре, "бережёного Патруль бережёт". Увидеть укрытые полями преломления штурмовые корабли было, в принципе, очень трудно, однако существовала возможность того, что при движении на высокой скорости была небольшая вероятность, что следящие системы еретиков засекут вызванные быстрым движением шаттлов возмущения гравитационного поля. А, что бы ни говорили про хаоситов, дураками они всё-таки не были, и сложить два и два и умножить на четыре они были вполне способны. Так что инквизитор Куан решил не рисковать и подойти к станции не только на малой скорости, но и из-под плоскости эклиптики, чтобы как можно полнее обезопасить штурмовые суда от возможного противодействия со стороны еретиков.
   Сидя в кресле позади второго пилота ведущего "Клеймора", Су Куан внимательно наблюдал за тем, как судно приближается к Тиранусу. До станции оставалось не так уж и много, и солдаты-терминаторы, находящиеся в десантных отсеках "Клейморов", уже были приведены в состояние готовности к штурму. Однако не надо было думать, что эта акция пройдёт так, как часто любили показывать в голофильмах о доблестных Космических Десантниках и штурмовиках Инквизиции. Никакого массированного штурма с применением тяжёлого оружия, никаких волн закованных в броню воинов, стальной лавиной катящихся по коридорам и отсеков звездолётов и космических станций, уничтожая всё на своём пути. Нет, как раз в последнем режиссёры голофильмов не ошибались - после подобных мероприятий выживших еретиков обычно не оставалось, если только Инквизиции и Патрулю не были нужны пленные для выведывания информации. Во всём остальном они, как правило, были неправы. Нет, разумеется, в боестолкновении терминаторы Инквизиции вели себя примерно так, как и в фильмах, уничтожая все очаги сопротивления, но это не обязательно предполагало движение по коридорам станций и космических кораблей, словно стальная лавина. В основном, они наносили точечные удары, используя тяжёлое вооружение, и забрасывая в отсеки с хаоситами "подарочки" в виде взрывных устройств. Стальной волной они катились, если только надо было подавить очаг массового сопротивления. Ибо противостоять закованным в высокопрочную броню из титаниума профессиональным солдатам Имперской Инквизиции было почти невозможно.
   - Четыре минуты до стыковки, - обернувшись к Куану, произнёс пилот головного штурмовика, невысокий плотного сложения негуманоид-асвег с Болокара-V, похожий на вставшего на задние лапы енота, тело которого вместо шерсти покрывала тёмно-коричневая чешуя. - Снижаем скорость на шестьдесят процентов. Точка контакта зафиксирована и удерживается.
   - Хорошо, пилот, - кивнул сирианец, не отрывая взгляда от носового блистера "Клеймора", в котором уже явственно виднелась орбитальная станция, позади которой в пространстве висел пухлый шар газовой планеты. - Готовьте мелта-бур.
   - Слушаюсь, господин инквизитор, - кивнул ксенос. Впрочем, и сам Су Куан не принадлежал к человеческой расе, хотя сирианцы и являлись родственной терранцам расой. Но в Империуме на это никто не обращал внимания. Главное, чтобы разумный был лоялен имперской власти и не принадлежал к еретическим ячейкам или незаконным вооружённым формированиям.
   Каждый штурмовой корабль Инквизиции и КосмоФлота был оборудован специальным устройством, установленным в его носовой части - мелта-буром, мощным плазменным излучателем, в котором поток плазмы разгонялся посредством мощного ЭМ-поля, которое, к тому же, окутывало плазменный поток, повышая его дальность и мощность, не давая ему рассеивать энергию. Врезаясь в какое-либо препятствие - хотя бы в ту же внешнюю оболочку космической станции - плазменный поток начинал свою разрушительную работу, проплавляя в обшивке дыру, достаточную для того, чтобы в неё мог протиснуться шагоход класса "Фантом". При определённых обстоятельствах, подобное могло остаться незамеченным для персонала станции или экипажа звездолёта, особенно, если проделывание бреши имело место быть где-нибудь в районе технических палуб. В данном случае, для абордажа станции еретиков была выбрана одна из грузовых палуб, которая некогда использовалась для хранения различной шахтёрской техники и оборудования. Вероятнее всего, в той части станции никого не было, что могло позволить абордажной команде незамеченной проникнуть на борт и оставаться в таком режиме как можно долгое время.
   Однако на Терре бытовала ещё и такая поговорка - "Госпожа Удача иногда любит поворачиваться к тебе жопой". И именно такое сейчас и произошло. Не успел второй пилот абордажного челнока, отвечающий также и за бортовое вооружение, закончить калибровку мелта-бура, как в кабине оглушительно взвыла предупредительная сирена, сигнализирующая о том, что шаттл находится под прицелом. Половина сенсоров на пульте управления тут же сменила спокойный зелёный цвет на тревожный красный.
   - Какого фрайга?! - Куан подался вперёд. - Это что ещё за дела такие?! Нас обнаружили?!
   - Судя по всему - да, - отозвался пилот, быстро пробегая своими когтистыми пальцами по трёхмерной панели управления, висящей в воздухе прямо перед его лицом. - На нас наведены ракеты, и одному Проводнику Душ известно, как эти гниды сумели нас обнаружить. Я очень сомневаюсь, что они сумели выследить нас по гравитационному эху.
   - Есть только одно разумное объяснение этому, - подал голос один из помощников Куана, инквизитор-меркурианец Стефан Соболев. - Псайкер. Причём очень сильный, раз сумел засечь нас на таком расстоянии.
   - Расстояние для псайкера не играет роли, Стеф, - поморщился Куан. - По крайней мере, в пределах одной звёздной системы. Но если так, то наша задача существенно усложняется. Мало того, что нас будут ожидать вооружённые до зубов хаоситы, так ещё и псайкера на нас спустят. А псайкеры Хаоса - те ещё мудаки. Особенно аманариты.
   - Какие будут распоряжения, господин инквизитор? - не поворачивая головы от пульта, спросил пилот "Клеймора".
   - Полная скорость, поле не снимать, щиты на максимум, все второстепенные системы отключить! - приказал сирианец. - Мелта-бур приготовить к активации, запустить системы автоматической обороны, включить ПРО! РЭБ-установку - на полную катушку! Давай, Слэнк - жми! Всем "Клейморам" - полный вперёд!
   Пилот лишь злобно оскалился на эти слова инквизитора и протянул правую руку к панели управления.
   За кормой абордажного судна вырос ослепительно-белый хвост термоядерного пламени, посылая закукленный в преломляющее поле и мультиэнергетический силовой экран челнок в сторону орбитальной станции. Три других шаттла повторили этот манёвр с точностью до миллионного знака после запятой - не зря ведь пилоты кораблей Имперской Инквизиции считались самыми лучшими пилотами Империума. Пусть и наряду с пилотами "Грифонов".
   Станция, хорошо видимая на мониторах сканеров и в носовом иллюминаторе челнока, окуталась облаком выпущенных из ракетных установок смертоносных снарядов, которые устремились в сторону приближающихся абордажных челноков. Надо заметить, что ракеты были нацелены не слишком точно, но, по крайней мере, было заметно, что операторы ракетомётов целили именно в тот район пространства, где находились "Клейморы". А это означало, что наводили они свои установки по данным, которые передавал им псайкер-предатель. Не совсем точные, но вполне достаточные для того, чтобы задеть шаттлы.
   - Начинаю манёвр уклонения! - предупредил пилот, резким движением отклоняя от себя джойстик управления и манипулируя левой рукой в виртуальном поле, что висело в воздухе перед его лицом. - Мы под обстрелом!
   Челнок провалился вниз и вправо, уходя от движущихся в его сторону ракет. То же самое проделали и пилоты трёх других кораблей.
   Всё же совсем миновать ракетный поток им не удалось. Несколько ракет врезались в защитные поля, взорвавшись при столкновении, но урона это не причинило ни одному из кораблей. Повинуясь команде инквизитора, пилоты увели свои корабли в разные стороны, чтобы сбить возможный прицел операторов защитных систем станции, при этом ответный огонь открыт не был. Куан решил не отвечать еретикам, чтобы не демаскировать местоположение "Клейморов".
   Второй ракетной волны не последовало. Шаттлы быстро сблизились со станцией, зайдя со стороны Тирануса, чтобы сбить противника с толку, и устремились прямо к главному причальному доку. Сирианец справедливо решил, что, раз уж их раскрыли, то нет никакого смысла пробивать обшивку на технических уровнях - толку от этого не было никакого. Разумнее было атаковать врага в лоб, как и подобало имперским солдатам.
   - Мелта-буры в режим пульсатора! - распорядился Куан, подаваясь вперёд и впиваясь руками в подлокотники кресла. - Сжечь всех еретиков в ангаре! Лучемёты нижней полусферы перевести в автоматический режим!
   Асвег кивнул инквизитору и сосредоточился на управлении челноком.
   Головной "Клеймор", миновав силовое поле шлюза, удерживающее внутри посадочного ангара воздух, влетел внутрь станции и сразу же открыл огонь из мелта-бура. Пространство причального дока наполнил басовитый гул бьющего из сопла узконаправленного луча плазмы, работающего в режиме огнемёта. Со стороны это выглядело весьма впечатляюще и, надо признаться, страшно - разогретый до околозвёздных температур жёлтый луч превращал в пепел всю органику, до которой только мог дотянуться, и в оплавленные остовы - технику и оборудование. Боевики хаоситов, ввалившиеся в ангар, чтобы встретить десантников Инквизиции, в мгновение ока превращались в пар, испепелённые мелта-буром челнока. Штурмовое судно, раскручиваемое электротурбогироскопами, покачиваясь над металлической палубой, точечными ударами превратило в пар несколько отрядов хаоситов, сунувшихся было в ангар, заодно спалив и двух шарообразных киберов-охранников, влетевших в ангар вслед за последней группой еретиков.
   - Высадка! - гаркнул Куан, откидывая от себя предохранительную дугу и вскакивая на ноги. - Командир Манчини - начинайте зачистку станции!
   - Есть! - по-военному лаконично отозвался командир команды терминаторов.
   Вниз пошла тяжёлая десантная аппарель "Клеймора", по которой на металл посадочной палубы устремились закованные в серо-коричневую броню солдаты-терминаторы Инквизиции, вооружённые трёхствольными роторными лучемётами "Уничтожитель" с дисковидной зарядной обоймой, похожей на диск от ручного стаббера Mk.110. По обе стороны от челнока, выпуская из корпусов посадочные опоры, приземлились два других "Клеймора", а четвёртый шаттл опустился чуть левее и сзади первого корабля.
   Как обычно в подобных случаях, еретики попытались взять имперцев самым примитивным навалом, однако с солдатами Инквизиции такие номера не проходили. Разбившись на боевые тройки, в которых каждый боец прикрывал своего товарища, терминаторы безжалостно вырезали ворвавшихся в ангар хаоситов, после чего стальной волной выкатились в коридор.
   Куан, держа наготове лазган, прикрываемый своими помощниками, выскочил в коридор вслед за солдатами второй абордажной команды, и почти сразу же чуть не врезался в выскочивших из-за поворота коридора боевиков - те выбежали толпой с другой стороны, куда ещё никто из терминаторов не двинулся.
   - Сдохни, инквизитор! - заорал какой-то небритый субъект в одежде, представлявшей собой невообразимую мешанину разных стилей, держащий в руках ручной пулемёт с дисковым магазином. Ствол оружия пошёл вверх. - Во славу Аманара Кровавого!
   - Ага, во славу! - зловеще усмехнулся сирианец, уходя в сторону и подсечкой сбивая еретика с ног. Райнед Кволл, следовавший за Куаном, хладнокровно добил хаосита, выстрелив тому в голову из своего "Дреймака".
   - ...ный имперец! - визгливо проорал невысокий худощавый тип в одежде из дешёвого пластекса, которая выглядела так, словно её двое суток беспрестанно жевала стая буррупов. - Я тебе счас башку твою долбаную отстрелю!
   - Типа снайпер, что ли? - сирианец от души пнул еретика ногой в пах, отчего тот, сдавленно охнув, согнулся пополам. Следующим ударом правой ногой в челюсть инквизитор опрокинул боевика на пол коридора, переломав тому шейные позвонки.
   Разумеется, тут же в коридоре вспыхнула яростная схватка. Быстротечная, надо признать, так как фанатики не были настолько хорошо обучены, вооружены и экипированы, как солдаты Инквизиции, но от этого не менее смертельная. Пространство наполнилось красными и зелёными энерголучами, которые разбавляли стайки реактивных пуль, выпускаемых масс-драйверным оружием еретиков. Но все инквизиторы и терминаторы имели при себе генераторы персональных силовых полей, так что со стороны Инквизиции пока не было ни раненых, ни - слава Трону Терры - убитых, а вот противостоящая им сторона этим похвастать как раз и не могла.
   Опытный глаз Куана мгновенно определил командира этой разномастной группы хаоситов, в которой, помимо представителей вида homo, были два урдурианца и похожий на толстого волосатого гнома уроженец арктического Рин-Дорра. Высокий бритоголовый детина в кожаной куртке в заклёпках, под которой виднелась поношенная майка с неким изображением, очевидно, символизирующем того, кому эти еретики поклонялись, в кожаных же штанах и высоких ботинках на толстой подошве, что-то возбуждённо орал на инглише, указывая своим подчинённым на солдат и оперативников Инквизиции, размахивая крупнокалиберным ЭМ-пистолетом. Сирианец мгновенно оценил обстановку и бросился к хаоситу с намерением уничтожить вражеского командира, ибо было хорошо известно, что обычные солдаты-еретики не слишком склонны к сражениям, лишившись командования. К их элитным частям, будь то Чёрные Легионеры или Десантники, это не относилось. Кстати, судя по поступавшим на личным комлинк сирианца сообщениям, первый, третий и четвёртый отряды терминаторов как раз вступили в бой с последними.
   Куан, перекинув бластер в левую руку, с которой инквизитор также отменно стрелял, сдёрнул с пояса бракинский пластинчатый меч - оружие ближнего боя, которым инквизитор владел в совершенстве, практически на уровне мастера-мечника с Бракина. Меч представлял из себя свёрнутую в кольцо полутораметровую плеть, составленную из обоюдоострых металлических пластин, имеющих треугольную форму, однако, в отличие от чисто бракинских мечей, которые изготавливались из сплава, известного на Бракине под названием "гокхайн", меч Куана был изготовлен из высокопрочной микростали и заточен до едва ли не атомарной остроты.
   Еретик тоже заметил инквизитора и трижды выстрелил в него из своего пистолета, но промахнулся. Соболев, видя, что его шефу угрожает опасность, резко развернулся и открыл огонь из своего лазгана, однако культист ловко уклонился от энергозарядов. Но его внимание было отвлечено, чем и воспользовался Куан.
   Плеть-меч развернулась в разящее жало, серой стальной змеёй устремившееся к еретику. Среагировать должным образом хаосит не смог и пластинчатое лезвие вспороло его от талии до горла, обнажив внутренности. Хлынула кровь, и еретик, трясясь в агонии, рухнул на металлический пол, забрызгав его своей кровью и выронив из руки пистолет. Обратным движением Куан снёс голову рин-доррцу, после чего в перекате ушёл в сторону, избегая удара прикладом лазеружья, который попытался нанести инквизитору аманарит в мешковатом балахоне, сшитом явно из упаковочных чехлов для тяжёлого оборудования. Удар правой ногой в область брюшины явно пробил тому селезёнку, а оказавший подле хаосита солдат просто-напросто выстрелил тому в голову из своего "Уничтожителя", разнеся её на обугленные куски.
   Распотрошив ещё одного аманарита, который пытался непослушными руками активировать кассетную гранату и швырнуть её в сторону имперцев, Куан свернул плеть и огляделся.
   Судя по всему, здесь всё было закончено. Кроме терминаторов и инквизиторов, поблизости не было других живых существ. Все еретики были уничтожены, по крайней мере, в обозримом пространстве. Но издали всё ещё раздавались звуки боя, что свидетельствовало о том, что хаоситы продолжают сопротивление.
  
  
   - Наша цель - отсек управления, так ведь, шеф? - Ли Брекетт, ещё один помощник Куана, подошёл к инквизитору, держа свой лазган на сгибе локтя правой руки, готовый, в случае чего, немедленно открыть огонь.
   - Разумеется, Ли, - кивнул сирианец. - А что, есть возражения?
   - Здесь ты босс, - пожал плечами терранин.
   - А псайкер? - спросил командир второй абордажной команды, рослый крепко сложенный уроженец Агни-IV, лейтенант Тревор Диксон, чьё почти чёрное от природы лицо было полностью скрыто боевым терминаторским шлемом. - Наверняка это довольно сильный индивид, если он раскрыл наше передвижение в пространстве. Что, если он в состоянии дистанционно влиять на наши разумы?
   - Такого, разумеется, нельзя исключать, - признал Куан, - но псайкеры подобного уровня - по крайней мере, у нас, в Империуме - находятся на контроле Инквизиции и обязаны два раза в год предоставлять данные о своём местопребывании и о том, чем именно они заняты. В противном случае им грозит уголовное преследование со стороны властей. И такого уровня псайкеров не так уж и много, по крайней мере, среди людей и родственных им рас. К тому же, большинство их служат в полиции, Патруле, военной разведке или Инквизиции. А что творится в этом плане в Тёмных Мирах - одним лишь Владыкам Хаоса известно. Наверное. - На лице сирианца, на котором выделялся шрам от удара лазерной плетью, проявилась угрюмая улыбка. - Хаосит ведь любую попытку покушения на его свободу мигом в штыки воспримет - вспомните события на Новом Эдмонтоне. Это в Империуме все, или хотя бы, большинство понимают, что ради безопасности следует чем-то поступиться. А там, - кивок головой куда-то в сторону внешней обшивки станции, - только попробуй ввести какие-нибудь ограничения - вмиг бунт подымут.
   - Пей, что хочешь, жри, что хочешь, трахай, кого хочешь! - хмыкнул Кволл, поводя стволом своего лазгана из стороны в сторону. - Хорошо, однако, они устроились! Наверное, без морально-этических ограничений жить хорошо, но меня как-то не прельщает анархическое общество. Закон должен быть, пусть даже и суровый. Как говорили когда-то на Терре: sed lex - dura lex. И такое положение вещей меня вполне устраивает, коллеги. Так что давайте заткнёмся и продолжим зачистку.
   - Правильно говоришь, Райнед, - одобрительно кивнул сирианец. - Лейтенант - выдвигаемся дальше. Полная готовность, щиты держать включёнными, стрелять при малейшем движении - на нашем пути не будет никого, кроме врага. Остальные команды находятся в других секторах станции, так что шанс подстрелить своего крайне мал. Вперёд!
   Мало-помалу звуки боя, шедшего на станции, стали почти неразличимы. Скорее всего, в этой части станции было безлюдно, что несколько облегчало задачу абордажникам. Гораздо удобнее передвигаться по коридорам и отсекам станции, когда в тебя никто не стреляет и не пытается забросать гранатами.
   Сверившись с загруженной в планшетник картой станции, Су Куан довольно хмыкнул про себя. Если верить схеме, то им нужно было пройти по тому коридору, в котором они находились сейчас, повернуть на втором пересечении направо и добраться до одной из лифтовых шахт, что пронизывала всю станцию от нижних до верхних уровней. Затем им надлежало вызвать кабину - вернее, платформу, так как этот лифт был грузовым - и подняться на ней на второй сверху уровень, на котором располагался отсек управления станцией и в котором, судя по всему, находился командный состав еретиков, включая Джефферсона Стила и Уддуса Гаталога. Подлежащих, как и остальные, ликвидации на месте при обнаружении.
   Но наивно было предполагать, что им так просто дадут добраться до нужного места. Внезапно шедший впереди солдат предостерегающе поднял вверх правую руку и поводил из стороны в сторону левой, в которой он держал переносной детектор движения.
   - Что, Фел? - тут же насторожился лейтенант Диксон.
   - Движение, двести метров слева от нас, - напряжённым голосом отозвался ефрейтор Феликс Торн, всматриваясь в дисплей прибора. - Множественные отметки, числом до двадцати пяти. Движутся упорядоченно, возможно, это не культисты, а десантники Хаоса или кто-то вроде Штурмовиков Смерти.
   - Всем приготовиться! - тут же среагировал Диксон. - Оружие к бою! Щиты на максимум! Поля преломления не включать - пусть эти говноеды видят, с кем имеют дело!
   Солдаты Инквизиции быстро и очень грамотно рассредоточились по коридору, заняв позиции так, что каждый из них прикрывал товарища. Куан и его помощники расположились за каким-то громоздким агрегатом, который тихо урчал и помигивал разноцветными лампочками. Брекетт, присев за его правым углом, оказался на одном уровне с закреплённой на его корпусе табличкой, на которой виднелись какие-то надписи. Инквизитор внимательно всмотрелся в них, пытаясь разобрать, что там было написано.
   - Странно, - спустя пару секунд произнёс он. - Не могу разобрать, что написано на этой табличке. Буквы вроде как готические...
   - Станция построена кармулианцами, а они разговаривают на франко-лингве, - пояснил Куан. - А теперь заткнитесь и усильте внимание. Противник приближается.
   До занявших позиции солдат и инквизиторов по-прежнему не доносилось ни единого звука, что говорило о том, что приближающийся к ним противник может оказаться куда опаснее тех культистов, что пытались сорвать высадку команды зачистки. В отличие от основной части войск Хаоса, которые могли напугать разве что идиота, у еретиков были и вполне боеспособные формирования, которые с успехом противостояли имперцам - Десантные Войска, Штурмовики Смерти или Пустынные Коммандос Стерлинга. Возможно, здесь мог присутствовать кто-то из них, хотя бы те же Десантники, что вполне коррелировалось с данными разведки.
   Наконец, до слуха инквизиторов и солдат-терминаторов, затаившихся на пересечении двух коридоров, донёсся какой-то металлический лязг. Тихий, но вполне слышимый. Скорее всего, кто-то из еретиков за что-то задел своей амуницией или оружием.
   - Всем приготовиться! - прошелестел по внутренней коммуникационной сети голос Диксона. - Фел - мне нужно видео!
   Ефрейтор едва заметно кивнул агнианцу и выдвинул из корпуса детектора движения маленький каплеобразный зонд на длинном гибком чёрном кабеле, который медленно двинулся вперёд, скользя по воздуху посредством встроенных в оплётку антигравитационных линейных микроускорителей. Добравшись до поворота стены, за которой притаились солдаты, зонд слегка высунулся наружу и тут же юркнул обратно.
   В воздухе над детектором движения развернулся трёхмерный видеообъём, который протаял в глубину, явив взорам солдат и инквизиторов движущихся по перпендикулярному коридору вооружённых существ, из которых лишь четверо принадлежали к виду homo либо же являлись представителями родственных людям рас. Все они были облачены в различные типы боевой брони, в зависимости, скорее всего, от своего места происхождения. По крайней мере, в одном из похожих на человека наёмнике Су Куан легко опознал синекожего уроженца Регула-IV, а не узнать державшего в своих руках тяжёлый стаббер массивного друша с Дроммолунга не смог бы разве только обитатель самой последней дыры в Галактике. Правда, представители этого народа очень редко шли в наёмники, так как эти рослые кряжистые негуманоиды были довольно миролюбивой расой, но, как говорили на Терре, в семье не без урода.
   - Внимание! - прошипел Диксон, переводя свой лазган в режим автоматического огня. - Наёмники Гаталога!
   Куан, издав какой-то невнятный звук, снова снял с пояса бракинский меч, но на этот раз поместил его в левой руке, тогда как правая рука сжала рукоять "Карателя". Нет, не подумайте, что сирианец был каким-то там садистом - нет. Просто он был инквизитором с Шалмирейна, главной планеты системы Сириуса, или Диры, как называли свою звезду эти родственные терранцам ксеносы. И в том, что сирианцы люто ненавидели всех еретиков без разбору, не было ничего удивительного.
   (Наивно полагать, что ересь была распространена только на мирах расы homo. Некоторые инопланетные расы тоже не избежали этой заразы, и сирианцы - не исключение. Как в своё время терранцы были вынуждены бороться с последствиями Ереси Фармера, так и обитатели Шалмирейна в VI веке Имперской Эры столкнулись с последователями еретических учений, происходивших с пятой планеты Сириуса-Диры - Камасты. Разразилась жестокая война, в ходе которой флот еретиков-сирианцев подверг ядерным бомбардировкам планеты лоялистов - сам Шалмирейн и две планеты-колонии, Гууму (Сириус-VI) и Джеймек (Сириус-VII), убив почти семь миллиардов своих соотечественников. Еретики, которых возглавлял губернатор Камасты Хэдж Ридарта, надеялись таким способом устрашить лоялистов, но добились прямо противоположного результата - правительственный флот подошёл к Камасте и блокировал планету со всех направлений, после чего на Камасту было ретранслировано всего одно короткое сообщение, в котором всем жителям планеты, что ещё оставались верны центральному правительству, предлагалось в течении суток любыми способами покинуть планету. Таковых оказалось немного, но правительственные войска выждали ровно столько, сколько и давали, а затем боевые корабли, расположившиеся на парковочных орбитах, начали массированный ядерно-лазерный обстрел Камасты... Планета заново была заселена лишь спустя шесть веков. Теперь, надеюсь, ненависть сирианцев ко всяким еретикам и их прихлебателям стала более яснее...)
  
  
   До слуха Куана донёсся тихий голос одного из наёмников, говорившего на галапиджине. Он спрашивал своего напарника, всё ли правильно делает Уддус Гаталог, принимая приказы, исходящие от какого-то придурка в чёрной мантии с молниями и позолоченными черепами, и не пора ли этому самому придурку оторвать голову и засунуть в его задницу. Наёмнику отвечал слегка хрипловатый голос, который объяснял своему приятелю, что не им указывать Гаталогу, как и что тот должен делать. И если Фрильд не хочет, чтобы глип проделал с ним то, что он предлагал сделать со Стилом, то ему лучше заткнуться и не пороть всякую херню.
   Услыхав эти слова, сирианец позволил проявиться на своём лице ехидной ухмылке. Наёмники - это даже не регулярные войска еретиков, в среде которых имелась какая-никакая, а дисциплина. Среди наёмников дисциплина была не в почёте, что зачастую становилось для них очень большой проблемой. Зато для полиции, Патруля и Инквизиции это как раз не представляло большую проблему - сброд гораздо легче уничтожать.
   Бракинский меч с тихим шелестом развернулся в смертоносную стальную змею, готовую разить врага без каких-либо морально-этических колебаний. Собственно, таковых у любого оружия просто не могло быть, а вот у его владельца они могли наличествовать. Но только не у инквизитора с Шалмирейна. Наёмников Куан не любил так же, как и еретиков. По глубокому убеждению сирианца, наёмник априори не мог быть существом, вызывающим доверие. Никто не мог поручиться, что он не переметнётся к тем, кто предложит больше. Пример Гаратоля, чьё правительство понадеялось на помощь наёмников в борьбе с мятежниками, был известен всему Империуму. Наёмники поначалу действительно неплохо проредили ряды бунтовщиков, которые выступали против законного правительства, выступая за введение на планете республиканского типа правления, но затем лидеры мятежников, по-видимому, нашли возможность для того, чтобы заплатить наёмникам побольше той суммы, которую им предлагало правительство Гаратоля. Исправить ситуацию смогли лишь космодесантники XXIX Корпуса, которым было поручено наведение порядка на планете и восстановление законного правления имперского губернатора. На свой лад они её и исправили...
   Наёмники приближались, и лейтенант Диксон подал своим солдатам условный знак левой рукой. Куан, подав аналогичный знак своим помощникам, принял боевую позу и крепко стиснул в левой руке бракинский меч.
   Первыми в поле зрения команды зачистки появились здоровенный друш со стаббером и и не менее колоритный веск с Кастафора, облачённый в серо-стальной аугметический био-бронекостюм, из-под боевого шлема которого наружу торчали толстые чёрные, похожие на дреды, жгуты, являвшиеся на деле сенсорными отростками, с помощью которых эти представители вида терапсидов чувствовали большинство полей и излучений. В правой руке ксенос держал тяжёлый штурмовой двуствольный лазган "Креффа" арктурианского производства, левая же рука веска сжимала телескопическое копьё из моносплава, а с правого плеча бронекостюма грозно смотрела портативная импульсная пушка. Куану было хорошо известно, что эти звероподобные рептилии предпочитали более плотную атмосферу, насыщенную азотом, хотя они могли и дышать кислородной атмосферой без дополнительных приспособлений, пусть и недолго.
   Неожиданно веск резко остановился и поднял лазеружьё, будто что-то учуяв. Вполне вероятно - ведь боевой шлем наёмника с Кастафора был многофункциональным и позволял своему владельцу видеть мир практически во всех диапазонах, кроме, разве что, пси-зрения. Да и сенсорные отростки, свисающие с головы ксеноса, тоже не последнюю роль в восприятии окружающего мира играли. Он повернул голову к друшу и что-то произнёс на галапиджине, после чего второй наёмник тоже поднял своё грозное оружие, держа указательный палец верхней правой руки на спусковой скобе стаббера, готовый окатить коридор потоком смертоносных разрывных пуль, рвущих плоть на куски. И это было всё, что успели сделать наёмники Гаталога.
   Бракинский пластинчатый меч с лёгким металлическим звоном развернулся в разящую стальную змею, которая выметнулась из-за угла и устремилась к уроженцу Дроммолунга. Тот успел краем глаза заметить движение, но на большее его не хватило. Острое пластинчатое лезвие снесло ксеносу голову, которая покатилась по металлическому полу, гремя закреплённым на ней боевым визором. Из тела негуманоида хлынул поток густой красно-оранжевой крови, окативший собой всё окружающее пространство и забрызгав броню веска, который в ужасе отшатнулся от обезглавленного трупа. Стаббер выпал из рук друша и с грохотом упал на пол.
   - Все враги Империума должны сдохнуть! - громогласно объявил сирианец, совершая стремительное движение мечом, направляя его в сторону выходца с Кастафора. Веск, однако, оказался более проворным, нежели его напарник - он метнулся в сторону и присел, активируя раздвижной механизм копья, чтобы отразить выпад сирианца. Пластинчатое лезвие скользнуло по матово-чёрному копью ксеноса и сместилось вниз, метя тому по ногам. Но веск, ловко подпрыгнув, избежал удара, который неминуемо отсёк бы ему ноги, и в перекате сместился вправо, уходя с линии огня.
   Коридор прочертили энерголучи, разя наёмников, которые, надо отдать им должное, сумели-таки среагировать на изменение обстановки и некоторые из них открыли ответный огонь из бластеров, лазеружей и ЭМ-оружия. Что, впрочем, им не очень-то помогло, так как все солдаты Инквизиции были оснащены персональными защитными полями.
   Веск, метнувшись в сторону, чтобы уйти с линии обстрела, оказался буквально в полуметре от Су Куана. Сирианец тут же не преминул воспользоваться ситуацией и бросился на наёмника с явным намерением захватить того в плен для получения сведений о неизвестном псайкере. Рисковать собой, своими помощниками и солдатами инквизитор вовсе не собирался.
   Бракинский меч свернулся в тугой жгут; в следующее мгновение Куан провёл ловкую подсечку, сбивая веска с ног и вдобавок припечатывая ксеноса локтём в висок. Боевой шлем наёмника смягчил удар, однако дезориентировал веска, чем не преминул воспользоваться сирианец. Выбив из рук наёмника копьё и лазеружьё, инквизитор ловко стянул руки ксеноса самозатягивающимся пластиковым шнуром и ещё раз от души приложил веска головой об пол, отчего инопланетянин на некоторое время выбыл из строя.
   Синекожий регулианец, которому удалось избегнуть выстрелов, вопя что-то нечленораздельное, кинулся на одного из помощников Куана, Стефана Соболева, размахивая своим лазганом на манер дубины, намереваясь проломить меркурианцу голову. Инквизитор, однако, не стал стоять столбом в ожидании, когда приклад лазгана опустится на его голову, которую, в отличие от головы наёмника, защищал не боевой шлем, а тактический визор "Тень", проку от коего в данной ситуации было мало. Соболев резко припал на левое колено, одновременно разворачиваясь на согнутой правой ноге и сбивая с ног наёмника. Регулианец, на полном ходу споткнувшись о выставленную ногу инквизитора, грохнулся на пол, выронив своё оружие, которое Соболев тут же отфутболил в сторону. Затем меркурианец просто-напросто выпустил в грудь наёмника целый сноп лазерных зарядов из своего "Дреймака-400". Лёгкая броня, в которую был одет ксенос, не выдержала непрерывного воздействия энергии и дала слабину, в результате чего наёмник получил сразу три смертельных ранения в область грудной клетки.
   Стрельба стихла так же внезапно, как и началась. Кроме абордажной команды и инквизиторов, больше никого, кто мог бы стоять на своих ногах, в коридоре не было. Правда, один из терминаторов получил-таки довольно сильный удар по боевому шлему от одного из наёмников - здоровенного й'хана с Оршаде-VII - и сейчас медицинский специалист осматривал солдата на предмет сотрясения мозга, заставляя того выполнять различные тесты и водя перед лицом медицинским сканером.
   - Снимите с этого говноеда шлем! - распорядился Куан, кивая на лежащего на полу веска. - Надо допросить это ходячее недоразумение на предмет псайкера. Здесь не так уж и много еретиков, так что, вполне возможно, этот соко мог и видеть хаосита.
   Брекетт, почтительно кивнув сирианцу, подошёл к лежащему без движения наёмнику и, присев подле того на корточки, внимательно осмотрел довольно сложную систему креплений, посредством коих тот крепился к аугметической биоброне ксеноса, после чего осторожно отсоединил четыре тонких гибких шланга, по два с каждой стороны, и аккуратно снял шлем с головы инопланетянина, открывая взорам солдат и оперативников коричневатое лицо выходца с Кастафора, на котором самой выдающей чертой были плотно сжатые мандибулы, имеющие отдалённое сходство с мандибулами паука-листореза с Вандира. Без сомнения, наёмник находился без сознания, вырубленный ловким приёмом Куана.
   - Приведите это дерьмо в сознание! - распорядился сирианец, вынимая из набедренной кобуры бластер. - А то изображает тут, понимаешь, спящую красавицу, мать его так-растак! Я не намерен тратить на какого-то мерзавца своё драгоценное время!
  
  
   "Покайся! Ибо завтра ты умрёшь!"
   (Слова имперского инквизитора Александра Коробова , сказанные им во время ареста лидера еретической ячейки шаннитов Пьера Рамбуйе на Кворристоуне)
  
  
   Медик, который к тому моменту уже закончил осматривать пострадавшего в схватке солдата, подошёл к недвижно лежащему веску, на которого уже были наставлены стволы "Уничтожителей", и внимательно оглядел ксеноса. Хмыкнул и включил сканер, которым поводил туда-сюда над телом наёмника. Всмотрелся в небольшой полихордкристаллический дисплей и повернул голову к Куану.
   - Он просто в отключке, господин инквизитор, - сказал медик. - Вы здорово его приложили, но это не смертельно. Я сейчас приведу его в чувство.
   Сирианец кивнул - дескать, давай.
   Медик, спрятав сканер в притороченный к поясу футляр, порылся в своей сумке, что стояла подле него на полу коридора, и достал оттуда небольшой непрозрачный флакончик из серого пластика. Налив оттуда в аэратор какой-то резко пахнувшей жидкости, он вернул флакончик на место и, направив сопло-распылитель на морду веска, нажал на кнопку-плунжер.
   Су Куан невольно передёрнул плечами, уловив носом запах вытяжки из корня беовульфского гадючника. Это растение родом с планеты Беовульф, находящейся в пространстве фенрисийцев, было широко известно медикам в силу того, что в его корне содержались алкалоиды, по своим характеристикам близкие к гидроксиду аммония (нашатырному спирту), но во много раз сильнее. Чтобы привести любое разумное существо в чувство, достаточно было пары капель вытяжки из корня гадючника. Но некоторым видам РФЖ нужно было немного больше, чем пара капель. И вески как раз входили в это число.
   Наёмник с Кастафора издал какой-то хрюкающий звук (аналог человеческого чихания, к слову сказать), раздвинул свои мандибулы, демонстрируя скрытое за ними ротовое отверстие с острыми мелкими зубами, и пошевелился, открывая глаза. При виде нацеленных ему в голову лучемётов ксенос тут же замер, предусмотрительно держа свои руки подальше от себя, дабы ни у кого не возникло соблазна нажать на триггер.
   - Буду краток, соко, - произнёс Куан на галапиджине, присаживаясь на корточки подле веска и глядя на наёмника сузившимися глазами. - За сопротивление оперативникам Имперской Инквизиции я могу расстрелять тебя на этом самом месте, и тебе это хорошо известно. Однако руки пачкать о такое наёмное говно мне чего-то не хочется. Пусть власти Кастафора сами решают, что с тобой делать. А они, как я знаю, очень негативно относятся к тем из вашего племени, кто сотрудничает с хаоситами. Да и денгарийцы тоже не будут в восторге от твоего сотрудничества с еретиками. Ответишь мне на пару вопросов - и тебя сунут в криоген до передачи властям Федерации или полиции Кастафора. Или я сейчас дам отмашку солдатам и твоя тупая башка разлетится обугленными ошмётками в радиусе десятка метров по этому грёбаному коридору. А может, я переломаю тебе руки-ноги и оставлю задыхаться на этом месте. Выбирать тебе.
   - Что вы хотите знать? - прохрипел веск, испуганно глядя на сирианца. В том, что инквизитор вполне способен воплотить свои угрозы в жизнь, ксенос ничуть не сомневался. Милосердие не входило в стандартный набор сотрудника Имперской Инквизиции, и об этом знала вся Галактика.
   - Где Джефферсон Стил и Уддус Гаталог? - спросил Куан.
   - В последний раз я видел их в центральном отсеке станции, - ответил наёмник.
   - Они одни или при них есть охрана?
   - Двадцать десантников Серого Легиона и восемь наших парней. Но там ли они сейчас, я не знаю.
   - На станции есть спрятанный звездолёт? - Кволл наступил на левую ногу веска, отчего тот болезненно скривился и издал сдавленный звук, свидетельствующий о том, что наёмнику больно. Правда, инквизитору было на это глубоко насрать. - Если есть, то где он? Говори, мразь!
   - Тихо, Райнед, - Куан строго взглянул на алголианца, однако не сделал ничего, чтобы убрать закованную в броню ногу инквизитора с ноги наёмника. - Сбавь обороты.
   - Извини, шеф, - без тени сожаления в голосе отозвался Кволл, но ногу в тяжёлом бронированном сапоге с веска не убрал.
   - Итак - есть такой корабль на станции или нет? - сирианец переглянулся с Брекеттом и Соболевым.
   - Э-э...
   - Это неправильный ответ! - Кволл тут же с силой вдавил сапог в голень веска.
   - Есть... такой корабль! - выдавил из себя наёмник, посинев от боли.
   - Где? - спокойно осведомился Куан.
   - Уровень семнадцать, бывший склад запасных частей. Там у еретиков спрятан быстроходный джампер, по-моему... или катер с гиперприводом, точно сказать не могу. Сам не видел. Но он там точно есть.
   - Охрана?
   - Взвод десантников из Серого Легиона.
   - Тяжёлое вооружение?
   - Два стационарных факельных огнемёта и две плазменные пушки М-166. Может быть, молекулярный деструктор, но насчёт него не уверен.
   - Понятно... Диксон!
   - Господин инквизитор? - подле Куана тут же нарисовался командир абордажников.
   - Ноги в руки - и пулей на семнадцатый уровень! Охрану уничтожить, джампер захватить!
   - А псайкер?
   - А псайкером, Диксон, займёмся мы. - Куан строго взглянул на лейтенанта терминаторов. - Здесь, очень даже может быть, "Уничтожители" не помогут. Псайкера может выбить только другой псайкер. А среди ваших парней такового нет. Так что отставить разговоры и марш на семнадцатый уровень! Живо, живо!
   Диксон молча отсалютовал Куану и, повелительно махнув рукой своим солдатам, заторопился прочь по коридору.
   - А с этим что делать? - Кволл пнул лежащего на полу наёмника носком сапога. - Пристрелить, а, шеф?
   При этих словах инквизитора-алголианца глаза наёмника сделались похожими на монету достоинством в двадцать солари.
   - Заковать в шоковые наручники, надеть нейроподавитель и отконвоировать на челнок! - распорядился Куан. - Работай, Райнед!
   - Но шеф...
   - Это приказ, инквизитор Кволл! - нахмурился сирианец. - А приказы не обсуждают - их выполняют! К тому же, - тон Куана несколько смягчился, - ты не псайкер, Райнед. А скрывающийся на станции хаосит явно не к последним псайкерам относится. Так что давай, дуй на корабль. И эту падлу прихвати с собой. А с псайкером-еретиком мы втроём уж как-нибудь да справимся. Кстати - что тебе известно о псайкере?
   Этот вопрос адресовался наёмнику. Тот повертел головой, оглядывая инквизиторов, затем ответил:
   - Я видел его всего один раз. Какой-то странный тип, явно негуманоид, похож то ли на птицу, то ли на рептилию. Никогда прежде таких разумных не видел. Всё время ходит в длинном плаще-накидке и постоянно что-то бормочет себе под нос. Чокнутый, наверное.
   Инквизиторы переглянулись между собой. Веск-наёмник, который явно не был псайкером, вряд ли знал о том, что иногда среди разумных с врождёнными телепатическими или биотическими способностями попадались так называемые парии - существа, телепатические способности которых развились в деструктивном направлении. В общем количестве псайкеров их попадалось не так уж и много, в среднем - один на сто миллионов, но именно из-за своей непредсказуемости они представляли большую опасность для мирных граждан Империума и других галактических государств. Имперская Инквизиция тщательно контролировала данную проблему, но вы попробуйте найти парию среди триллионов населяющих Галактический Империум разумных. К тому же, большинство этих псайкеров находило убежище в Тёмных Мирах, где их разрушительные способности шли на службу Хаосу.
   - Херово, если честно! - проворчал сирианец. - Ну да фрайг с ним... Райнед - чего встал, будто тебя окатили из детермалайзера Рыкова? Давай, за работу!
   Алголианец недовольно нахмурился, но послушно достал из-под своего плаща шоковые наручники и тонкий обруч нейронного подавителя. Разрезав пластиковый шнур на запястьях веска, Кволл ловко защёлкнул наручники и активировал питание, после чего быстро надел на шею ксеноса обруч и слегка дотронулся до сенсора, включающего подавитель нейронных сигналов. Наёмник тут же безучастно уставился в некую точку на металлическом полу, никак не реагируя на происходящее.
   - Пшёл, скотина! - Кволл сильно толкнул веска в спину, беря наизготовку свой лазган. - Топай давай!
   - Будет дёргаться - пристрели, - дал напутствие товарищу Соболев.
   - Это с подавителем-то? - усмехнулся Кволл. - Навряд ли! Ладно, коллеги - удачи вам! И поосторожнее там!
   - Постараемся, - пообещал Куан.
   Райнед Кволл и пленный наёмник скрылись за поворотом коридора. Су Куан, нахмурившись, внимательно оглядел Соболева и Брекетта и покачал головой.
   - Похоже, нам предстоит иметь дело с парией, и не просто с парией, а с парией-хаоситом, да ещё и культистом Аманара, - проговорил сирианец. - А здесь никто ничего не может заранее прогнозировать. Помните того ублюдка на Давенанте?
   - Ещё бы не помнить! - поморщился Брекетт. - Гадёныш едва не выжег мозги группе захвата, и если бы не ты и Стефан, то ещё неизвестно, что получилось бы в итоге!
   - Тот паскудыш был человеком... ну хорошо, веганцем, - поправился Соболев, - а здесь у нас негуманоид. А вам прекрасно известно, что пси-потенциал негуманоидных рас выше, чем у гуманоидов. А тут ещё и хаосит.
   - Короче, у нас здесь уравнение со многими неизвестными! - усмехнулся Куан. - Ладно, если мы будем тут стоять, то мы ничего не добьёмся. Вперёд, осторожно, оружие держать наготове... хотя против псайкера оно вряд ли поможет...
   - Ну, на Давенанте тому уроду башку-то из стаббера отстрелили! - хмыкнул Брекетт. - Так что...
   - Тихо, Ли! - Куан неожиданно поднял вверх левую руку, призывая своих помощников к тишине. - Я что-то...
   Внезапно сирианец согнулся пополам, выронив из руки лазеружьё, и схватившись за голову. Из левой ноздри наружу стала сочиться струйка крови.
   - Шеф! - Соболев кинулся к инквизитору, но тот сумел самостоятельно выпрямиться и окинуть коридор злым взглядом.
   - Псайкер, сука еретическая! - прохрипел Куан, вытирая кровь тыльной стороной ладони. - Он нас нашёл!
   - Каким об... э, глупый вопрос! - Соболев прищурился, прислушиваясь к собственным ощущениям. - Но я ничего не чувствую, шеф!
   - Он закрылся пси-щитом, - сирианец уже пришёл в себя от неожиданной пси-атаки. - Но я сумел уловить пси-отголосок его сознания. И вам это не понравится, парни.
   - Псайкер-еретик уже не нравится, шеф! - усмехнулся Брекетт.
   - Да. Но этот псайкер - ретха. А ретха-пария - это всё равно, что пьяный водитель танка-тарана.
   - Ты уверен, шеф? - с недоверием в голосе вопросил Соболев. - Ретха?
   - Двигаем, коллеги! - Куан, поудобнее перехватив лазеружьё, решительно двинулся по коридору вперёд. - Я, кажется, засёк эту сволочь. Семь уровней ниже и примерно в двух с половиной километрах впереди нашей теперешней диспозиции.
   - Но ретха, шеф! Ты в этом точно уверен?
   - А что тут такого? - не понял сирианец. - Что, ретха не может быть еретиком?
   - Может. Но ретха и так не подарок, а уж псайкер с Арати - это вообще тушите свет. А псайкер-еретик - вообще дальше некуда.
   - Вот именно, - ответствовал Куан. - Так что подотрите сопли и держите все органы чувств настороже. И пси-защиту поставьте.
   - Брать живым засранца? - поинтересовался Брекетт.
   - Нихрена! - резко выпалил Куан. - Как только ретха окажется в зоне поражения - сжечь гада!
   Соболев при этих словах инквизитора злобно ощерился и многозначительно повёл стволом своего "Дреймака".
   Миновав несколько пересечений коридоров, инквизиторы очутились перед очередным лифтом, на этот раз - грузовым. Квадратная платформа, имевшая в поперечнике двенадцать метров, покоилась внутри огромной шахты, и она была практически пуста. Практически - потому что в её дальнем конце беспорядочной грудой были свалены какие-то пласталевые ящики.
   - Вниз? - Брекетт вопросительно взглянул на Куана.
   - Да. - Сирианец внимательно осмотрел ящики, после чего кивком головы указал на пульт управления. - Надо спуститься вниз и добраться до этого фрайгова хаосита.
   Брекетт согласно кивнул и нажал на сенсор. Где-то под платформой мерно загудели мощные электромоторы, и лифт пришёл в движение, заскользив вниз на толстых стальных канатах.
   Су Куан настороженно присушивался к раздающимся вокруг звукам, не забывая следить и за напряжённостью пси-поля. Но здесь пока всё было спокойно. Либо вражеский псайкер затаился и готовил очередную пакость, либо здесь всё было гораздо сложнее.
   Спустя несколько минут грузовая платформа замедлила своё продвижение, а затем и вовсе остановилась. Секция стены напротив инквизиторов плавно отошла в сторону, открывая проход в очередной коридор, тихий, полутёмный и пустой. По крайней мере, пока.
   - Вперёд? - Соболев, кинув взгляд на сирианца, крепче сжал лазеружьё.
   - Только осторожно, - ответил Куан, делая шаг вперёд, чтобы сойти с грузовой платформы.
   Металлическая бочка, до той поры тихо-мирно стоявшая метрах в десяти от дверей лифтовой шахты, внезапно сорвалась со своего места, словно ею выстрелили из катапульты, и понеслась прямо на сирианца. Однако инквизитор был наготове, ожидая какой-нибудь пакости от ретха, поэтому застать врасплох его не удалось. Уйдя с траектории полёта импровизированного снаряда, Куан перехватил бочку и перенаправил её в противоположную сторону. Ударившись об одну из стен коридора, бочка с грохотом свалилась на металлический пол, довольно сильно покорёженная.
   - Проявился, гадёныш! - оскалился Брекетт, сузившимися глазами глядя вглубь полутёмного коридора. - Он за нами следит, шеф!
   - Следит, - подтвердил сирианец, закидывая лазган за спину. В данной ситуации от оружия проку не было ровным счётом никакого. Пока, во всяком случае.
   - Но почему так примитивно? - удивился Соболев. - Для псайкера его уровня кидаться в нас бочками - это всё равно, что космодесантнику, вместо того, чтобы вести огонь по врагу из лазеружья, бросать в него камни!
   - Да, согласен, что это странно, - кивнул Куан, продвигаясь по коридору вперёд. - Но в случае с парией никогда не знаешь, чего следует ожидать. Может, он просто разминается.
   Брекетт что-то пробормотал себе под нос, явно не относящееся к разряду того, что следует говорить в приличном обществе.
   - Такую разминку... кхм... - передёрнул плечами Соболев. - Чую я, что здесь нас может ждать большой облом.
   - Дажж укуси тебя за нос! - сплюнул на металлический пол терранин. - Не каркай, Стефан!
   - Я просто констатирую факт, коллеги, - меркурианец почесал себя за левым ухом. - Нам надо держать ухо востро. Этот хаосит может преподнести неприятный сюрприз.
   - Контакт! - внезапно выкрикнул Куан, сдёргивая с пояса бракинский меч и бросаясь вперёд и влево, чтобы уйти с линии огня.
   Вовремя он это сделал, надо отметить. То место, где только что находился инквизитор, прочертили красные энерголучи, метившие явно в него.
   Куан, ловко извернувшись в прыжке, выбросил вперёд руку с пластинчатым мечом, который в очередной раз развернулся наподобие стальной змеи. Острое лезвие лишь едва коснулось толстой шеи какого-то наёмника-негуманоида, но этого оказалось достаточно для того, чтобы вспороть горло ксеноса. Наружу хлынула густая сиреневого цвета кровь, заставив троих подельников наёмника отшатнуться в сторону.
   Брекетт стремительно скользнул в направлении одного из остававшихся в строю наёмников - невысокого темнокожего мужчины, на левой щеке которого была вытатуирована девятиконечная звезда Хаоса. Ясное дело - уроженец одного из Тёмных Миров. Тот при виде инквизитора вскинул было свой лазган, но это было всё, что ему удалось сделать. Энерголуч "Дреймака" ударил точно в середину лба еретика, опрокинув того на пол.
   Двое уцелевших наёмников - диковатого вида грок с Лормида и худощавый гуманоид с Тайдити - попытались было обойти инквизиторов с флангов, что в тесноватом пространстве коридора орбитальной станции было сделать довольно затруднительно. Грока снял Куан, просто-напросто вспоров тому грудную клетку пластинчатым мечом (боевую броню уроженцы Лормида, как правило, не носили, делая ставку на свою немалую физическую силу и природную свирепость), а выходец с Тайдити получил лазерный заряд в голову и растянулся на металлическом полу неподалёку от наёмника-человека.
   - Движение! - выкрикнул вдруг Брекетт, бросаясь в сторону и вскидывая свой лазган, готовый открыть огонь по новому противнику.
   Но на сей раз в поле зрения инквизиторов показались не наёмники и не десантники еретиков. В коридор, в котором находились инквизиторы, медленно выплыл какой-то предмет, выглядевший, как идеальной формы пирамида высотой от основания до верхушки в один метр, удивительно глубокого чёрного цвета, настолько чёрного, что, казалось, ты смотришь в бездну, причём стоя на её краю, по всей поверхности которой вились причудливые символы, отдалённо напоминавшие иероглифические письмена, но если это и были иероглифы, то никому из инквизиторов они не были известны.
   - Что это за штука? - спросил Соболев, опасливо отступив на пару шагов назад и направив ствол своего "Дреймака" на непонятный предмет.
   - Думаю, что это что-то вроде дрона, - произнёс Куан, настороженно глядя на пирамиду. - Но что это такое конкретно, я не знаю.
   - Охранный кибер? - предположил меркурианец.
   Ответить Соболеву никто из его коллег не успел. "Пирамида" внезапно окуталась сполохами энергетических разрядов, и из её основания вдруг наружу заструилось нечто, похожее на багровый туман. Вот только этот "туман", в отличие от его природных собратьев, в течение считанных секунд собрался в плотный жгут, который с невероятной скоростью внезапно прянул по направлению к инквизитору-меркурианцу.
   - Стеф! - Куан бросился к своему помощнику, не не успел.
   "Туман", который таковым не являлся (но никто из инквизиторов об этом, разумеется, не знал), неожиданно распался на несколько струй, которые, будто потоки воды, окатили Соболева. Инквизитор закричал, причём так, словно с него заживо сдирали кожу.
   - Трон Терры! - Брекетт осенил себя знаком имперской аквилы и попытался было выхватить Соболева из-под потока непонятно чего.
   - Назад, Ли! - крикнул Куан, понявший, что спасти меркурианца им уже не удастся. - Эта хрень чрезвычайно опасна!
   И это было ещё мягко сказано. Буквально через несколько секунд от тела Соболева не осталось ничего - вернее сказать, ничего биологического. Одежда, лёгкая броня и оружие - всё это лежало на металлическом полу коридора, но тело инквизитора исчезло, словно его никогда и не было.
   - Во имя колец Камасты! - выдохнул Куан, хватая Брекетта за рукав и оттаскивая того прочь от переливающегося отвратительным оттенком странного марева. - Что это за херня такая?!
   - Эта гадость сожрала Стефана! - лицо Брекетта было серее того металла, из которого был сделан пол коридора. - Что происходит, шеф?!
   Ответить своему помощнику сирианец не успел, так как в ход событий внезапно вмешалась третья, доселе никому неизвестная, сила.
   Совершенно неожиданно, прямо перед инквизиторами из ниоткуда, сопровождаемый столбом призрачно-белого свечения, возникла высокая крепко сложенная фигура в странной боевой броне, однако без боевого шлема - вместо него голову незнакомца скрывал просторный чёрный капюшон, под которым не было видно не то что лица, там вообще ничего не было видно, держащая в левой руке длинный витой посох с навершием в виде перевёрнутого наконечника копья. Не обращая никакого внимания на двоих инквизиторов, незнакомец сделал шаг вперёд и выставил свой посох по направлению к непонятной субстанции, которая только что поглотила Соболева.
   - Какого фрайга тут вообще происходит?! - вызверился Брекетт, пытаясь вырваться из рук Куана, который догадался, что мешать неизвестному не стоит. Может выйти очень плохо.
   - Заткнись, Ли! - рявкнул сирианец.
   Пришелец, по-прежнему не обращая никакого внимания на офицеров Инквизиции, сделал ещё один шаг вперёд и резко перенацелил свой посох в сторону "пирамиды". Навершие неожиданно засветилось ярким зелёным светом, и от него по направлению к "пирамиде", чем бы на самом деле ни был этот странный объект, прянул узкий луч того же цвета.
   Луч коснулся корпуса объекта, и изменения в обстановке сразу же стали заметны, что называется, невооружённым глазом. "Пирамиду" окутал бледно-зелёный саван, который погасил энергетическую активность на его поверхности, отчего странный "туман" тут же осел на пол коридора, впрочем, без какого-либо вреда для последнего.
   Незнакомец поднял свой странный посох, который, как подумалось Куану, являлся какой-то разновидностью энергетического оружия, остриём к потолку и с силой ударил тупым концом по полу. Никаких видимых действий не последовало, только вот совершенно неожиданно позади "пирамиды" сформировалось нечто, отдалённо похожее на миниатюрную "чёрную дыру".
   - Нулевая сингулярность! - выдохнул Куан.
   По всей вероятности, "пирамида" и в самом деле была каким-то неизвестной конструкции боевым автоматом, так как она попыталась ускользнуть из поля притяжения сформировавшейся позади неё области нулевой сингулярности. Но не получилось - или же управляющий боевым модулем компьютер (или что там было вместо него) просто не успел оперативно среагировать на изменение обстановки. Буквально за пару секунд "пирамида" была втянута внутрь области нулевой сингулярности, где она и исчезла, на мгновение ярко сверкнув во вспышке квантового распада.
   Незнакомец удовлетворённо кивнул сам себе и повернул голову в капюшоне к инквизиторам, по-прежнему держа свой посох направленным остриём вверх. Просторный чёрный капюшон, материал которого, как казалось, поглощал все виды излучений, не позволял рассмотреть его лица, но Куану и Брекетту уже было понятно, что этот пришелец, неведомо как оказавшийся на заброшенной горнодобывающей станции на орбите Тирануса, является вовсе не тем, кому можно задавать вопросы. И уж тем более - пытаться захватить его для дальнейшего допроса. Во всяком случае, инквизиторы не сделали ни единого движения, которое незнакомец мог бы оценить, как враждебное, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   "Неосмотрительно так подставляться под Багровый Прилив, пусть даже это всего лишь его портативный вариант", - раздался в сознании Куана голос, в котором явственно слышалась неограниченная власть. - "Хотя вы, ясное дело, об этом знать не могли. Однако я всё же не ожидал, что дело примет столь серьёзный оборот. Наличие у еретиков действующего портативного варианта Потока сильно меняет дело. Придётся кое-что предпринять... А это вам в качестве, так сказать, компенсации за причинённые неудобства".
   Незнакомец вроде ничего и не делал, только вот абсолютно неожиданно для инквизиторов подле него материализовался высокий худощавый ксенос, внешне похожий на помесь птицы и динозавра, облачённый в боевую броню, державший в правой руке лазерный излучатель с притороченным к нижней части ствола длинным слегка загнутым боевым клинком, на лице которого застыло выражение крайнего изумления. До слуха Куана и Брекетта донёсся звук, похожий на тот, с которым воздух вырывается в вакуум сквозь пробоину в корпусе космического корабля. По всей видимости, пришелец использовал портативный масс-транспортировщик, хотя где именно он мог находиться у него, инквизиторы не видели.
   Незнакомец сделал едва уловимое движение левой рукой и ксенос тут же беззвучно рухнул на металлический пол коридора, выронив из враз ослабевших рук лазеружьё.
   "Получите вашего псайкера-хаосита", - с явной усмешкой в пси-голосе произнёс пришелец. - "Как вы и предполагали, он - ретха. По принятой в Империуме классификации, он - псайкер уровня "альфа-плюс". Подозреваю, что это - довольно неприятно, но он вряд ли сможет причинить вам проблемы, инквизиторы. Я блокировал его ментосферу, так что теперь он разве что своим лазганом вас сможет убить. Но не думаю, что вы ему это позволите".
   "Кто вы такой?" - в пси-диапазоне произнёс сирианец. - "Как вы здесь оказались и почему нам помогаете?"
   "Слишком много вопросов, инквизитор Куан", - отрезал незнакомец. - "В своё время вы получите на них ответы. Но не сейчас. Сейчас могу сказать лишь одно - ваши противники получили доступ к технологиям Потока, а это означает, что ваш мир находится в большой опасности".
   "Та херня, что убила инквизитора Соболева - это и есть ваш Поток?" - догадался сирианец.
   "Он не мой, инквизитор Куан", - недовольно произнёс пришелец. - "Но я, к моему глубокому сожалению, имею некоторое отношение к его созданию. Научную базу, так сказать, предоставил. А теперь - забирайте вашего псайкера и заканчивайте свои дела на этой станции".
   Незнакомец кивнул оперативникам Инквизиции головой, укрытой просторным чёрным капюшоном, и исчез, причём так, словно его просто выключили, как потолочную светопанель.
   - Что, во имя Трона Терры, это было, шеф? - оторопело спросил Брекетт, переводя взгляд с Куана на неподвижное тело псайкера Хаоса. - Откуда взялся этот тип в капюшоне? О каком Багровом Приливе он говорил? И что вообще здесь происходит?
   - Понятия не имею, Ли, - медленно произнёс сирианец, глядя то на ретха, то на то место, где ещё совсем недавно находился Стефан Соболев. - Но, сдаётся мне...
   Дзинь! В коридоре будто разбили большой стеклянный сосуд. Запахло озоном, воздух располосовали энергетические разряды, и перед ошеломлёнными инквизиторами возник Стефан Соболев. Целый и невредимый, если не считать того, что инквизитор-меркурианец был абсолютно голый. Что, впрочем, вполне объяснялось происшедшими ранее событиями.
   - А? - только и сказал Куан. Брекетт же снова осенил себя знаком аквилы и отступил на пару шагов назад, глядя на меркурианца широко раскрытыми глазами.
   - Что произошло, шеф? - непонимающе спросил Соболев. - Почему я без одежды и оружия? И что это за багровая гадость ко мне была устремившись? И что за ксенос валяется на полу?
   "Я всё же подумал, что будет невежливо не спасти вашего коллегу", - услышал Куан знакомый уже пси-голос. - "Думаю, это можно расценивать, как знак добрых намерений с моей стороны. Но особенно на мой счёт не обольщайтесь, инквизитор Куан. Я не собираюсь вам носы вытирать. Вы - я имею в виду Галактический Империум - сами в состоянии разобраться с возникшей проблемой. Тем более, что она находится в вашем мире, а не в Имматериуме. Только вот за ней придётся чуток побегать. Но ведь в этом и заключается ваша работа, господа инквизиторы, или я ошибаюсь?"
   - Мм... я потом тебе всё объясню, Стеф, - отозвался сирианец, жестом показывая Брекетту на недвижно лежавшего на полу псайкера. - Ли - прикончи эту мразь. Не знаю, что там с ним сделал тот тип, но таскать с собой вражеского псайкера уровня "альфа-плюс" я не собираюсь. Нам ещё Гаталога со Стилом брать. Стефан - одевайся. У нас не так уж и много времени. Еретики всё ещё могут улизнуть со станции.
   Брекетт, с лица которого всё ещё не сошло недоумённое выражение, молча поднял ствол своего лазгана и спокойно нажал на спуск. Красный луч термоядерной энергии, вырвавшийся из ствола "Дреймака", прошил голову псайкера-предателя, проделав в ней аккуратное отверстие и оставив ретха лежать на холодном металлическом полу. Кинув взгляд на Соболева, который точно с таким же недоумевающим лицом надевал на себя свою амуницию, терранин перевёл глаза на Су Куана.
   - Не смотрите на меня так, парни! - неожиданно расхохотался сирианец. - Я не больше вашего понимаю в происходящем! Но думаю, что те двое ублюдков, что пытаются избежать справедливого гнева имперского правосудия, смогут ответить хотя бы на некоторые вопросы. А это значит что?
   - Нехера сопли жевать, вот что это значит! - проворчал Соболев, поднимая с пола лазган и проверяя зарядную обойму. - Двигаемся, коллеги! Нельзя позволить Стилу и Гаталогу уйти!
  
  
   ГЛАВА 5.
  
  
   29 марта 4426 года Имперской Эры,
   территория, контролируемая Галактическим Империумом,
   Двадцать Девятый Сектор,
   система двойной звезды Бела Оргалис,
   пятая планета - Риза.
  
  
  
   С ничего не выражающим лицом имперский инквизитор Лаймон Стерн наблюдал, как двое полицейских, закованных в чёрную фототропную броню и вооружённых бластерами и суггесторами, вводят в допросную Михаила Горюнова, чьи руки и ноги были скованы шоковыми наручниками, а шею охватывал серый ошейник нейронного подавителя. Вздумай еретик брыкаться - у него ничего бы толкового не получилось. Только получил бы сильную головную боль, да вдобавок к ней - паралич нервов рук и ног от сработавших шоковых наручников. Да он это, судя по всему, прекрасно понимал, так как вёл себя вполне тихо, не давая повода стражам порядка использовать против него вызывающие неприятные ощущения приспособления.
   Полицейские пинками и толчками сопроводили арестованного культиста до стоящего в центре помещения жёсткого деревянного стула, крепко прикрученного к полу, и с силой усадили его на весьма неудобное сиденье. Один из стражей правопорядка ловко закрепил отходящий от ошейника тонкий сверхпрочный трос из поливолокна к вмонтированному в спинку стула маленькому ушку и отошёл в сторону. Его напарник, проверив наручники, присоединился к нему, и оба полицейских вопросительно взглянули на имперского инквизитора.
   - Вы свободны, господа, - обратился к полицейским Стерн. - Я вас позову, когда закончу с этим недостойным сожаления господином.
   Оба полицейских почтительно кивнули инквизитору и, синхронно развернувшись, направились к выходу. Пропустив их, тяжёлая бронированная дверь с тихим шелестом встала на своё место, отгородив допросную от остальной части здания полицейского управления Ризы.
   Стерн с некоторым любопытством оглядел Горюнова. Хаосит сидел смирно, явно не горя желанием испытать на своей шкуре гнев Имперской Инквизиции. А в том, что гнев этот очень быстро способен был отправить нечестивую еретическую душонку на скоропостижное рандеву с Проводником Душ, сомнений ни у кого не оставалось.
   - Какой тихий еретик, однако! - со злой ехидцей в голосе произнёс Зариен Бруд, стоявший за левым плечом Стерна. - Сидит, как ни в чём не повинная лесная бабочка-пыльница с Заратустры, падла паршивая! Прямо пример для смирения, атати райнупа айжекла!
   - Тихо Зар, - произнёс фарадеец, поднимаясь на ноги и делая шаг в сторону еретика. Горюнов тут же предпринял попытку уменьшиться в размере или сделаться ветошью, но, по понятным причинам, ни того, ни другого ему сделать не удалось. - Этот мерзавец и так уже чуть ли не ссытся от страха. Ведь так, Горюнов, а? - спросил Лаймон, несильно пнув хаосита в правое колено носком тяжёлого армейского ботинка. - Что, язык проглотил, мразь еретическая?
   - По-моему, шеф, он свой член проглотил, а не язык! - усмехнулся Бруд. - Слышь, еретик - ты что за химию такую принимаешь, что всю ночь со своей шлюшки не слезал? Просто интересно, так, для общего развития...
   - Зариен - это не имеет отношения к тому, что нас в действительности интересует, - подала голос Ленора Тайрос, стоявшая возле двери и державшая в руках дефган. Похоже было, что терранке хорошо были известны слова легендарного командующего Галактического Патруля инишири Гал-Шена Хироодана, которые гласили: "Ничто так не освежает память соко, как приставленный к его голове крупный калибр, способный превратить его в кровавую пыль". К дефгану эти слова относились в полной мере, ибо выпускаемые этим оружием разрывные микро-снаряды действительно разносили любое биологическое существо в кровавую пыль, о которой говорил Хироодан. - Нас интересует совершенно другое. А его похождения на амурном фронте пусть оставит себе на память.
   - Сдаётся мне, что память эта будет очень короткой! - хохотнул инквизитор-марсианин.
   - Коллеги - быть может, вы позволите мне провести допрос арестованного по обвинению в ереси и принадлежности к одному из культов Хаоса по принятой в нашей почтенной организации схеме? - недовольно нахмурился Стерн. - Здесь, вообще-то, полицейское управление, а не театр. Посему попрошу свои высказывания, не относящиеся к делу, придержать при себе.
   Кому другому всё происходящее могло показаться, по меньшей мере, несоблюдением субординации, но на самом же деле то был очень хитрый психологический приём, очень часто применяемый командой Стерна при допросах. Запутать арестованного, сбить его с толку - это зачастую срабатывало куда лучше членовредительства. Конечно, можно возразить, что в данную эпоху, когда существуют технологии ментального допроса, при которых сознание преступника просто-напросто выворачивается наизнанку, причём без какого-либо вреда для допрашиваемого, использовать столь архаичные методы дознания было немного странно. Но в том-то и дело, что использование глубокого зондирования не всегда было безопасно. Псайкера таким образом допрашивать было нельзя, по крайней мере, псайкера-ренегата, так как в данном случае он просто мог взбеситься, и примеры этому были. Также такой метод допроса не годился в отношении тех подозреваемых, которые могли обладать ценной информацией, а не годился потому, что в мозг таких персон могли внедрить пси-мину, которая могла сработать от любого слова или даже сочетания звуков. А Михаил Горюнов как раз относился к данной категории.
   - Как скажешь, шеф, - примирительно поднял обе руки ладонями к инквизитору Бруд.
   - Кхм... Итак, Горюнов - твои преступления против Галактического Империума доказаны и не нуждаются в дополнительных обсуждениях, - Стерн взглянул на еретика своим фирменным инквизиторским взглядом, от которого по коже хаосита вмиг пронеслась целая армия мурашек. - Финансовые махинации, торговые операции с планетами, поддерживающими еретиков, торговля запрещёнными технологиями, участие в еретическом культе Ордоши и склонение к ереси граждан Империума - гражданки, в данном случае, участие в сексуальных оргиях и склонение к половой связи лица, не достигшего возраста совершеннолетия - по совокупности, это гарантированная газовая камера или виселица. Однако, - инквизитор помолчал, давая Горюнову возможность пораскинуть мозгами, - даже для того урода, как ты, ещё не всё потеряно. Конечно, наивно надеяться, что ты отринешь прочь всё то, чем тебя накачал Хаос, но, по крайней мере, ты сможешь прожить остаток своей никчёмной жизни, работая на благо Империума. Согласись, что это куда лучше, нежели сдохнуть от газа или быть повешенным на эшафоте во дворе полицейского управления.
   - Гарантии? - наконец, подал голос хаосит.
   - Гарантии? - Стерн подался вперёд и навис над еретиком подобно заходящему на абордажную позицию над карго сарголийских контрабандистов крейсеру Патруля. - О каких гарантиях ты, хаоситская мразь, тут говоришь? Инквизиция не идёт на сделку с еретиками - она их беспощадно уничтожает. Ты всего лишь можешь отсрочить своё свидание с Проводником Душ... или ты предпочитаешь ему вашего хаоситского Вестника Смерти? Так, кажется, зовётся это ублюдочное создание, служащее Аманару?
   - Я не состою в культе этого придурочного садиста! - поморщился Горюнов. - Мне куда больше по вкусу, уж извините, трахаться, а не бошки всем отрывать!
   - Да уж! - хохотнул Бруд.
   - Понятно, - кивнул Стерн. - Лучше секс, чем смерть. Здесь тяжело не согласиться с тобой... но речь сейчас не о твоих пристрастиях. Речь сейчас о твоей вшивой шкуре. Ты изъявишь волю к сотрудничеству с Имперской Инквизицией или мне дать отмашку на то, чтобы эта вот миловидная девушка разнесла нафрелл твою сраную башку?
   При этих словах Лаймона инквизитор Тайрос тут же сделала пару шагов вперёд и, подняв внушающий уважение ствол дефгана, нацелила его точно в переносицу еретика. При этом указательный палец правой руки Леноры замер на спусковой скобе "Магнума-260".
   - Не бойся, Горюнов, - спокойно произнесла она, глядя на еретика так, словно перед ней было какое-то омерзительное инопланетное насекомое. - Ты даже ничего не успеешь почувствовать. Твои мозги и ошмётки черепушки просто разлетятся по этой комнате от попадания разрывного заряда. Неприятно, но зато мучиться не надо, как после ранения кугхранским цепным мечом.
   Горюнов враз побледнел и судорожно сглотнул подступившую к горлу вязкую горькую слюну.
  
  
  
   - Что, плохо? - с притворным сочувствием в голосе осведомился Стерн. - А ты думал, что будет хорошо?
   - Э-э... мм...
   - И это всё, что ты можешь сказать?
   - Но я всё ещё не знаю, чего именно вы от меня хотите, - опасливо произнёс Горюнов.
   - Информации, - тут же отозвался Стерн.
   - Какой именно?
   - Что такое Поток и Багровый Прилив? Почему именно этот файл ты передал своей любовнице? Это какой-то пароль или защита от чего-то? Типа "спасутся лишь избранные"?
   - Я не знаю, о чём вы говорите...
   - Неверный ответ! - Стерн наотмашь ударил Горюнова ладонью, отчего голова еретика дёрнулась в сторону, а из левой ноздри потекла тонкая струйка крови. - Баки можешь своей любовнице забивать, а не мне! Мне ты правду будешь говорить, хаоситская мразь!
   Ещё один удар по лицу Горюнова рассёк тому кожу на левой скуле. Еретик заскулил, как бездомная собака, снова потекла кровь. Фарадеец злобно оскалился и ещё ближе придвинулся к Горюнову.
   - Никому не дозволяется безнаказанно распространять ересь на мирах Галактического Империума, и тебе это прекрасно известно, мерзавец! Если вам нравится ваш бред - сидите на своих планетах и не суйте нос в наши дела! Хотя рано или поздно, но мы выжжем дотла ваши паршивые планетки! - внезапно Стерн ухватил ризианца указательным и средним пальцами правой руки за обе ноздри и с силой потянул на себя. - Или мне тебе ноздри вырвать, сука хаоситская?! А?! Что язык проглотил, тварь?! Отвечай имперскому инквизитору!
   Бруд и Тайрос при этом понимающе усмехнулись и переглянулись между собой. Безусловно, Лаймон вполне был способен сделать то, о чём он только что сообщил еретику, но сейчас, судя по всему, он просто пугал Горюнова. Но культист, понятное дело, об этом не мог знать.
   - Я... я...
   - Это не ответ!
   - Прекратите... мне больно...
   - А мне насрать на то, что тебе больно! Вы, хаоситы, тащитесь ведь от боли! Хотя постой - ты же ордошит! Тебе не боль нравится, а хер свой шлюхам всовывать! Отвечай, когда тебя офицер Инквизиции спрашивает!
   - На твоём месте, еретик, - подал голос Бруд, с равнодушным видом разглядывая Горюнова, - я бы начал отвечать. Иначе тебя отсюда реально могут вынести в пластиковых мешках, по частям, кстати.
   - Пусть он отпустит меня! - просипел Горюнов. - Как, по-вашему, мне можно нормально говорить, когда он мне почти ноздри выдрал?!
   - Но не выдрал же! - усмехнулась Ленора.
   - Я слушаю, - Стерн отпустил нос еретика и чуть отошёл назад, пристально глядя на Горюнова. - Только кратко, по существу и без присущего вашей братии дешёвого дебильного пафоса. Говори, еретик.
   Горюнов с минуту молча сидел на стуле, приходя в себя после не слишком-то деликатного обращения со своей персоной. Потом поднял на Стерна глаза, в которых явственно ощущался страх.
   - Вы вольны считать меня кем угодно, но у меня и вправду по отношению к Веронике есть чувства, - проговорил ризианец. - Да, мне было приятно её трахать, чего уж тут скрывать, но она мне нравилась и как человек. Она вовсе не развратная тупая потаскушка, пусть ей и нравилось то, чем мы занимались, а довольно умная девушка. Так что нет ничего удивительного в том, что я скинул на её планшет файл, который, как вы правильно заметили, является своеобразным ключом. Защитой, если можно так выразиться.
   - "Поток несёт Галактике Багровый Прилив, который очистит её от скверны" - это имеется в виду? - спросил Стерн.
   - Думаю, что да. Понимаете, я и сам не до конца уверен, но, по крайней мере, мне так объяснили.
   - Так что это такое - Поток и Багровый Прилив? - задал вопрос фарадеец.
   - Видите ли, здесь я могу ошибаться...
   - Мне пофиг, ошибаешься ли ты или нет. Что такое эти ваши Поток и Багровый Прилив? Это какое-то супероружие Хаоса? И кто такой Вокбин? Один из ваших хаоситских божков? Если так, то почему о нём практически ничего неизвестно и почему мы никогда не слышали о его культе?
   Горюнов снова замолчал. Стерн терпеливо ждал, когда еретик соберётся с мыслями и заговорит снова. Конечно, можно было и подтолкнуть Горюнова методом физического воздействия, но Стерна можно было назвать каким угодно, но отнюдь не нетерпеливым.
   - Для этого мне придётся ввести вас в суть вещей, за распространение которых Инквизиция может расстрелять на месте, - снова заговорил еретик. - Хотя, полагаю, что вы, как офицер Имперской Инквизиции, к подобным вещам относитесь гораздо спокойнее, так как вас интересует информация по вашему вопросу.
   - Допустим, - сказал Стерн, переглядываясь со своими помощниками. - Итак?
   - Вам всем известны имена четырёх Владык Хаоса - Шо-Шанна, Ордоши, Аманара и Тан. Полагаю, что для вас они - всего лишь плод больного воображения тех, кого вы зовёте еретиками...
   - А это не так, что ли? - с явным презрением в голосе произнёс Бруд.
   - Отнюдь. - Было похоже, что Горюнов пришёл в себя от всего, что с ним произошло за последнее время, коснувшись темы, столь горячо любимой всеми хаоситами. - Владыки Хаоса - это вполне реальные... мм... скажем так, существа, причём очень высокого интеллекта и... как бы это выразиться... довольно сложные для понимания...
   - А ты попытайся объяснить! - фыркнул марсианин. - Мы вроде как не тупые, так что может и получится у тебя что-нибудь!
   - Зариен, - строго произнёс Стерн.
   Бруд примирительно поднял обе руки, но взгляд, которым он одарил Горюнова, мог прожечь дыру в пластали.
   - Для начала - что вам известно о Хаосе? - задал вопрос Горюнов, оглядывая всех троих инквизиторов с оттенком лёгкого превосходства. Впрочем, ни на одного из офицеров Инквизиции это не произвело ровным счётом никакого впечатления.
   - То же, что и всем, - отозвался Стерн. - Хаос является официальным религиозным культом Тёмных Миров, пантеон состоит из четырёх так называемых Владык Хаоса, нечестивые имена коих ты только что упомянул. Кстати, о том, что эти Владыки есть не совсем плод больной фантазии еретиков, в Империуме догадываются. Те, кому это положено по долгу службы.
   - Вот как? - Горюнов явно был выбит из колеи этими словами инквизитора. - Ну, это можно было предполагать...
   - А тебе откуда известны такие подробности? - насторожилась вдруг Тайрос. - Или ты не простой культист? Сколько лет вообще ты состоишь в культе Ордоши и каких высот за это время ты достиг?
   При этом ствол дефгана, словно бы невзначай, качнулся из стороны в сторону, отчего еретик заметно побледнел и нервно сглотнул.
   - П-пять лет... - заикаясь, ответил Горюнов.
   - Твой ранг в иерархии культа? - жёстким голосом спросил Стерн.
   - Экклезиарх Мальдаронского Синода, - гордо произнёс Горюнов, поднимая голову и расправляя плечи, насколько это было возможно в его положении. Впрочем, хаосит тут же сдулся, будто проколотый воздушный шарик, так как Стерн снова придвинулся к нему и положил ладонь правой руки на торчавший из набедренной кобуры приклад бластера. - Ну, это титул такой в иерархии Ордена...
   - Ты, видать, оттрахал очень много шлюшек, раз получил это звание! - усмехнулся Бруд.
   - Да! - с неожиданной злобой в голосе выкрикнул еретик. - В отличие от вас, имперских импотентов, я знаю, что и как надо делать с женщинами! И поверьте, что это доставляло мне массу удовольствия!
   - Положим, мы тоже знаем, что и как надо делать с женщинами, - спокойно проговорил Лаймон, нанося удар по лицу хаосита раскрытой ладонью левой руки, отчего голова Горюнова дёрнулась на плечах, подобно соцветию кергеленского одуванчика под сильным порывом ветра. - Но мы это не выставляем напоказ и не афишируем свои похождения на этом фронте. В отличие от вас, долбанутых еретиков. Поэтому не стоит нам рассказывать о своих личных сексуальных подвигах, еретик...
   - Моё имя... - взбрыкнул было Горюнов, уязвлённый тем, что Стерн называл его не по имени, а именовал еретиком и хаоситом.
   - У предателя не может быть имени! - отрезал фарадеец. - Еретик не имеет право именоваться как-либо иначе! Так что хватит строить из себя героя дешёвого боевика, еретик! Говори, что тебе известно, или инквизитор Тайрос разнесёт твою тупую башку на части!
   Терранка хищно осклабилась и снова навела ствол дефгана на культиста.
   - Видать, не зря говорят, что инквизиторы не имеют чувств юмора, - пробормотал Горюнов, явно выбитый из колеи. - Ладно, ладно! - он примирительно поднял руки вверх, видя, что Стерн снова нахмурился и сделал шаг по направлению к нему. - Давайте обойдёмся без рукоприкладства!
   - Это зависит от твоего поведения, еретик, - ответил Лаймон.
   - Кхм... ну, ладно... Так вот - первым в наш мир прорвался, если можно так выразиться, Шо-Шанн, лидер Великой Четвёрки. Это произошло ещё в Доимперскую Эру, на Старой Терре. Потом пришли остальные трое.
   - Откуда пришли?
   - Из того места, которое служит им домом. Из Имматериума.
   - Имматериум? - Стерн переглянулся со своими коллегами. - Что ещё за хрень такая?
   - Иное пространство, - на лице Горюнова появилась улыбка превосходства, которая, впрочем, тут же сошла на нет, так как Ленора Тайрос подошла вплотную к культисту и приставила ствол дефгана к его голове.
   - Ещё раз увижу на твоей роже эту мерзкую ухмылку, хаосит - разнесу её нафрелл! - с отчётливой угрозой в голосе произнесла инквизитор. - Фрагоголовый ублюдок!
   - Как видишь, не все женщины поддаются твоим уловкам, еретик! - усмехнулся Стерн. - Однако, мы несколько отвлеклись. Продолжай. Имматериум - это что за явление такое? Гиперпространство, что ли?
   - Это не гиперпространство, - похоже, что Горюнов, наконец, понял, что, если он будет продолжать в том же ключе, его и впрямь вынесут отсюда в пластиковом мешке, а то и в нескольких. - Это именно иное измерение, если хотите - параллельный мир, живущий по законам многомерного пространства. Я точно не знаю, сколько там измерений, но говорят, что Имматериум содержит в себе более двадцати измерений. Здесь мои познания в этой области заканчиваются.
   - Это неудивительно, - хмыкнул Бруд. - Для этого нужно быть специалистом в области теории многомерного пространства.
   - Да. Так вот - Владыки обретаются в этом самом Имматериуме, но они могут создавать своих аватаров, чтобы являть свой лик своим последователям здесь. И они очень могущественные существа, впрочем, их нельзя назвать воплощением чистого зла. Если быть точным - они существа холодного интеллекта, вознамерившихся некогда провести эксперимент по созданию Абсолютного Хаоса. В их понимании. Но так как это могло привести к - по меньшей мере - гибели Мироздания, те из Высших, которые не разделяли их взгляды, наложили, так сказать, вето на эксперимент и изгнали их оттуда, где эти Высшие и обитают. Тогда четверо Владык создали Имматериум и перебрались туда, не оставляя попыток создать Чистый Хаос.
   - Ты говоришь, что Владык Хаоса - четверо. А кем тогда является некий субъект по имени Вокбин?
   Горюнов слегка нахмурился.
   - Вокбин - отдельный разговор, - произнёс ризианец. - Он, как бы это правильно выразиться, еретик среди них. Пятый Владыка Хаоса, но к нему это определение можно применить с большой натяжкой. Я читал в своё время Большую Книгу Хаоса, - при этих словах Стерн неодобрительно покачал головой, так как Горюнов упомянул "библию еретиков", как называли в Империуме данный трактат. Две тысячи триста сорок восемь страниц еретических бредней - в своё время инквизитор с Фарадея смог осилить лишь треть этой, с позволения сказать, "книги". Разумеется, имея на это официальную санкцию Инквизиции, так как за одно обладание этого трактата полагалась пожизненная каторга. - В ней говорилось, что этот самый Вокбин с самого начала весьма осторожно относился к самой идее этого эксперимента Высших, хотя и принял в нём участие. Но потом, если верить Книге, он понял, что ничем хорошим - с его точки зрения - это не кончится. Но было уже поздно. Его изгнали вместе с остальными, и ему пришлось последовать за ними в Имматериум. Но он как бы сам по себе, и к деятельности Четвёрки он имеет самое малое отношение. У него свои принципы и свои взгляды, зачастую отличные от принципов и взглядов Владык.
   - Более-менее понятно, - кивнул Стерн. - А теперь - что такое Поток и Багровый Прилив?
   - Это... - Горюнов замялся, размышляя, как бы помягче подать инквизиторам информацию, чтобы его не пристрелили на месте. - Скажем так - это некий аналог супероружия, созданного Владыкой Аманаром. Поток. Это устройство... мм... есть главное, могущее уничтожать целые звёздные системы, и множество портативных, которые работают по принципу молекулярного расщепителя. Это и есть Багровый Прилив. Облако наномашин, пожирающее любую органику, до которой только смогут дотянуться. Скажу сразу - я не знаю, где оно находиться. Я ведь принадлежу к культу Ордоши, а не к аманаритам. От этих придурков я всегда старался держаться подальше. От них только проблемы, а мне проблемы не нужны.
   - Ну да, тебе только бабы были нужны! - хмыкнул Бруд.
   - Лучше трахать девок, чем кому-то кишки выпускать и нанизывать отрезанные головы на шесты! - с вызовом ответил Горюнов.
   - С этим трудно не согласиться, - произнёс Стерн. Задумчиво посмотрел на культиста. - Это очень интересная информация... и слишком важная для Империума.
   Инквизитор переглянулся со своими напарниками, те молча кивнули в знак согласия. Вслух никто ничего не сказал, между инквизиторами произошёл быстрый пси-диалог, которого не-псайкер не мог услышать.
   - Шеф Декстер - это инквизитор Стерн, - произнёс Лаймон в микрофон своего комлинка. - Мы закончили допрос Горюнова. Он ваш. Мне нужно лишь, чтобы вы провели полное глубокое зондирование его сознания и передали его результаты в штаб-квартиру Инквизиции. Копию файла скиньте на мой личный компьютер.
   - Понял вас, господин инквизитор,- прозвучало в микронаушнике. - Что потом нам делать с этим еретиком? Передать его Инквизиции или судить по местным законам?
   - Можете применить к нему положения ризианского Уголовного Уложения.
   - Как пожелаете. И, господин Стерн...
   - Да?
   - У меня для вас послание с Терры. От Верховного Лорда-Инквизитора Хетта.
   - Что в нём?
   - Не могу вам этого сказать, так как оно содержит всего лишь одно, а именно - приказ как можно быстрее связаться с ним лично для получения неких указаний. Для этого вам надлежит вернуться на борт вашего корабля.
   - Благодарю вас, шеф Декстер. Я так и поступлю.
   - Не стоит благодарности, господин Стерн.
   Декстер отключился. Лаймон оглядел своих спутников и сделал им знак следовать за собой.
   - А со мной что будет? - услышали инквизиторы испуганный голос Горюнова.
   - С тобой? - Бруд обернулся и с явным отвращением посмотрел на хаосита. - Это решат местные власти, еретик. Ты нам уже не интересен. Ты всего лишь самый обычный сексуально озабоченный ублюдок, вставший на сторону Хаоса ради получения ещё больших удовольствий. Но могу заверить тебя - снисхождения от ризианской полиции тебе ждать не стоит. Еретиков, знаешь ли, нигде не любят.
   - Но вы же обещали! - взвыл культист.
   - Обещали? - Стерн, который уже отдал короткое распоряжение вошедшим в допросную полицейским, взглянул на Горюнова так, словно перед инквизитором был не арестованный еретик, а, по меньшей мере, болотный дьявол с Орегона. - Я тебе ничего не обещал, еретик. Всё, что мне было нужно, я узнал. К тому же, мне будут переданы данные глубокого зондирования твоего сознания. Чего ещё мне от тебя надо?
   - Но...
   - Ещё одно слово - и тебя вынесут отсюда в мешке для трупов! - угрожающе процедил фарадеец. - Не испытывай моё терпение, подонок. Оно у меня отнюдь не безграничное.
   И, не удостоив более культиста внимания, размашистым шагом вышел из допросной в коридор. Бруд и Тайрос, с явными усмешками на своих лицах, последовали за своим шефом.
  
  
   - Значит, этот Поток - какое-то древнее супероружие, созданное Аманаром, который суть не что иное, как некое древнее и загадочное существо, проникшее в наш мир из какого-то Имматериума, который он и его, так сказать, подельники создали после своего изгнания из некоего мира, который был их первоначальной родиной? - Ленора Тайрос с изрядной долей скепсиса взглянула на Стерна, который, открыв дверцу в борту "Тигра", протискивался внутрь джипа. - А тебе не кажется, шеф, что этот еретик пытается нам всем запудрить мозги? Это всё может быть просто очередным еретическим бредом. Как сведения о неких пилонах в экваториальной области Корво или информация о так называемом Храме Хаоса в джунглях Амазонки?
   - Про пилоны Корво культисты Тан, схваченные при совместной операции Инквизиции и флотской разведки на Кархеддине, не лгали, Ленора, - отозвался фарадеец. - Их ведь потом обнаружила экспедиция инквизитора Ткачёва. И до сих пор их изучают, но пока без толку. Даже непонятно, что за материал применялся при их изготовлении, а про их предназначение я вообще молчу. Известно пока лишь, что они появились на планете примерно двенадцать тысяч лет назад, задолго до того, как наши предки вышли в космическое пространство.
   - Корво до прибытия первых колониальных транспортов из Системы вообще была необитаемой планетой, - добавил Бруд, протискиваясь мимо Леноры с её громоздким оружием к креслу водителя. - Она и сейчас является не слишком заселённой планетой. Двести сорок миллионов населения для планеты терранского типа - это довольно невысокое число.
   - Климат на Корво жарковат, - пояснил Стерн, садясь в соседнее с водительским кресло и принимаясь настраивать установленный в машине коммуникатор, чтобы вызвать пилота "Ятагана". - Две трети поверхности планеты покрывают кремниевые пустыни, открытая вода наличествует лишь на полюсах, среднегодовая температура - порядка плюс тридцати семи по стандартной имперской шкале. Это вам не Хатка или Сантанни, с их субтропическим климатом.
   - Но и не Эос или Турия, с их лютыми морозами и постоянными ледяными бурями! - хмыкнула Тайрос, усаживаясь позади своих коллег и положив дефган себе на колени. - Но зато с Амазонкой они просто пудрили мозги Инквизиции. Думали сбить со следа группу Хейнекена.
   - Что у них, само собой, не выгорело! - усмехнулся Лаймон.
   Быстро настроив коммуникатор на нужную частоту, инквизитор вызвал Мико Кендалла и осведомился у того, получал ли он какое-либо послание с Терры. Пилот штурмового корабля ответил утвердительно, добавив, что Верховный Лорд-Инквизитор желает как можно скорее переговорить со Стерном.
   Задумчиво почесав себя за левым ухом, Стерн сказал Кендаллу, что они уже направляются в космопорт и что пусть тот готовит звездолёт к немедленному вылету с Ризы. В том, что в этом возникнет необходимость сразу же после разговора с Хеттом, фарадеец ничуть не сомневался.
   Через пятьдесят минут джип подъехал к главным воротам мальдаронского космопорта, где Стерну пришлось продемонстрировать суровым охранникам, вооружённым лазеружьями, свой идентификационный ЭМ-жетон. Те, внимательно сверившись с записанной на жетоне информацией, вежливо разрешили инквизиторам проехать на территорию порта.
   Кендалл уже ждал группу Стерна. Едва лишь "Тигр" появился в пределах видимости пилотской кабины штурмовика, как на керамлитовое покрытие стартопосадочного поля начала опускаться десантная аппарель. Зариен Бруд на большой скорости провёл внедорожник мимо стоявшего неподалёку от "Ятагана" небольшого приземистого карго с опознавательными знаками Андора-V и, прогрохотав по опущенной аппарели, вкатил тяжёлую бронированную наземную машину в транспортный ангар звездолёта.
   - Мы на борту, Мико, - произнёс, отстёгивая ремни безопасности, Стерн и поднимаясь на ноги, неодобрительно глядя на Бруда - манера вождения инквизитора-марсианина была единственным, к чему Лаймон никак не мог привыкнуть. Сам фарадеец водил транспортные средства куда как аккуратнее и спокойнее, хотя пару раз Бруду и Тайрос пришлось-таки проблеваться. Ну, там ситуация не располагала к спокойной манере вождения/пилотирования. - Активируй коммуникатор и запускай предстартовую процедуру.
   - Понял, шеф, - отозвался пилот штурмового корабля Инквизиции Мико Кендалл, терранин из Нового Йоханнесбурга. - А куда вылетаем-то?
   - Понятия не имею, - отозвался Стерн. - Но, сдаётся мне, это мы скоро узнаем.
   Кендалл в ответ хмыкнул и отключился.
   - Что ж - поглядим, чего хочет от нас Лорд-Инквизитор, - проговорил фарадеец, выходя из джипа на металлический пол транспортного отсека. - Отчёт о событиях на Ризе я составил, пока мы ехали в порт, и отправил на один из мейнфреймов штаб-квартиры. Возможно, что Лорд-Инквизитор с ним уже ознакомился... хотя точно сказать я, разумеется, не могу. Скоро мы это узнаем...
   Выйдя из транспортного ангара, Лаймон прошествовал по короткому неширокому - впрочем, как и было принято на боевых и исследовательских звездолётах - коридору (это на пассажирских лайнерах по иным коридорам можно было спокойно проехать на "рапторе") и остановился перед закрытой дверью кабины межпалубного лифта. Постояв перед ней пару секунд с задумчивым выражением лица, инквизитор коснулся сенсора активации, и устройство пришло в движение. Стальные дверные створки метровой толщины, способные выдержать прямое попадание кумулятивного фугасного снаряда МТК-280, бесшумно разошлись в стороны, открывая проход в кабину, в которой без особых проблем могли разместиться четверо космодесантников-терминаторов.
   Войдя внутрь лифта, Стерн нажал на приводящий его в движение управляющий сенсор и встал посреди кабины, заложив руки за спину. Лицо фарадейца, по обыкновению, не выражало ровным счётом никаких эмоций, но глаза инквизитора были слегка прищурены, что выдавало напряжённую работу ума. Видение, которое посетило Стерна в доме Граубергов, и то, что рассказал арестованный культист, встревожило его не на шутку. Одно дело - противостоять ордам фанатиков из Тёмных Миров, которые ничем не отличались от остальных людей и инопланетян, кроме своего упоротого фанатизма и слепой и тупой веры в так называемое "всегалактическое торжество демократии и толерантности", и которых убить было не так уж сложно, и совсем другое - противостоять кому-то, о ком ты не имеешь достаточно подробного представления и кто может одним лишь усилием мысли превратить любую обитаемую планету в груду космического мусора. Здесь было важно не наломать дров. А уж про то, что в данном деле информация была нужна, как глоток чистого воздуха - и говорить не приходилось.
   Спустя несколько секунд кабина лифта, чуть покачнувшись, замерла на месте. Тяжёлые двери разошлись в стороны, выпуская инквизитора в главный коридор верхнего уровня штурмового корабля, на котором размещались каюты пилота "Ятагана" и инквизиторов, оборудованная по последнему слову техники полевая лаборатория с собственным атомным супермикроскопом известного марсианского производителя оптической техники "Зенит", кают-компания со встроенным пищевым синтезатором терранской фирмы "Макиавелли и Сыновья", бытовым рефрижератором и кофейным аппаратом, и которая использовалась как для приёма пищи и отдыха во время перелётов, так и для совещаний, и, разумеется, отсек управления звездолётом. Четыре башенных турболазера верхней полусферы можно упомянуть разве что в контексте, ибо во время боя ими управлял бортовой компьютер класса "Тактик-04", и, следовательно, присутствия биологических форм жизни в них не требовалось... ну, если только для ремонта и профилактики.
   - Я настроил коммуникатор на личный канал Верховного Лорда-Инквизитора, шеф, - сказал, повернувшись в своём консольном кресле, Мико Кендалл. Голову пилота охватывал ажурный обруч мыслеконтактора, на правом ухе виднелась гарнитура связного устройства, имевшего выход на субчастоты. - Открыть линию связи?
   - Да, Мико, будь любезен, - отозвался Стерн.
   Кендалл едва заметно кивнул инквизитору и, развернувшись к панели гиперпространственного коммуникационного устройства, быстро пробежал пальцами по сенсорной панели, набирая нужный код доя того, чтобы открыть канал связи. Секунду спустя над пультом вспыхнула тонкая зелёная световая нить, верхний конец которой был малиновым - это означало, что включён целый букет средств против перехвата и прослушивания плюс устройство для кодирования. Безопасностью в Инквизиции никогда не пренебрегали и, хотя осуществить перехват ведущейся по одному из секретных военных субканалов беседы было практически невозможно, таковой возможностью никто не собирался пренебрегать.
   Световая нить, повисев пару секунд в воздухе, развернулась в видеообъём, который протаял в глубину, явив Лаймону лицо Верховного Лорда-Инквизитора Галактического Империума Кандара Хетта. Внимательный взгляд веганца сфокусировался на Стерне, и инквизитор, невзирая на всё своё хладнокровие и невозмутимость, почувствовал себя несколько не в своей тарелке. Для того, кто ни разу не видел руководителя Имперской Инквизиции хотя бы по видео, могло сложиться впечатление, что перед ним - какой-нибудь высокопоставленный дипломат или добродушный учёный, в крайнем случае, один из технократов Марса. Однако внешний вид Хетта был обманчив. Это дружелюбное приветливое лицо принадлежало, пожалуй, самому жестокому и хитрому разумному в Галактике, которого не без оснований называли "цепным псом Терры", и это несмотря на его инопланетное происхождение - ведь Кандар Хетт был родом с Ланкивейла, восьмой планеты звезды Альфа Лиры, или Веги, как называли её терранцы (сами жители этой системы звали свою звезду Ланки), принадлежа к родственной терранцам расе ксеносов. Однако его верность Терре и Галактическому Империуму никогда не ставилась под сомнение ни Императором, ни Советом Высших Лордов Империума, ни технократами Марса. Хетт возглавлял Инквизицию вот уже двенадцать лет, пережив за это время пять покушений со стороны хаоситов из фракции приверженцев Аманара, и довольно неприглядную интригу, затеянную Торговой Федерацией Фергуса, которая вознамерилась протолкнуть на пост главы Имперской Инквизиции своего протеже - заместителя Верховного Комиссара, уроженца Фергуса Соломона Дрейка. В эту заваруху пришлось вмешаться лично Императору Александру XII Колдеру, который был вынужден пригрозить фергусианцам торговым эмбарго.
   - Ваше Превосходительство, - произнёс Стерн, вежливо склонив голову.
   - Инквизитор Стерн, - отозвался Хетт, кивая фарадейцу и глядя на него внимательными серыми глазами. - Я получил ваше сообщение о событиях на Ризе.
   - Я счёл своим долгом уведомить вас о том, что произошло при обыске в доме Граубергов, и о той информации, которую удалось получить от арестованного еретика. Полагаю, что показания Горюнова проливают свет на иерархию Хаоса, ведь до сего момента нам было почти ничего неизвестно о так называемых Владыках Хаоса.
   Кандар Хетт некоторое время молча глядел на Стерна, который терпеливо ждал, что ещё скажет руководитель Инквизиции и зачем, собственно, он понадобился Лорду-Инквизитору. Уж маловероятно, что Горюнов был тому причиной.
   - Вы прекрасно понимаете, инквизитор Стерн, - продолжил, наконец, Хетт, - что я не в состоянии просматривать отчёты каждого из оперативных сотрудников Инквизиции. Это просто физически нереально, учитывая количество наших сотрудников. Однако все сообщения и рапорты проходят через многоступенчатый эвристический фильтр, и если программа найдёт какие-либо общие слова, фразы, термины, то такие сообщения автоматически будут перенаправлены на специальный сервер, который находится под управлением одного из наших "Умников". Таким вот нехитрым образом, компьютер обнаружил в двух совершенно разных сообщениях, пришедших из разных звёздных систем, одинаковые ключевые слова. Одно сообщение поступило от вас инквизитор, другое - от вашего коллеги инквизитора Су Куана, из района газового гиганта Тиранус. Это в Аквилонском Пределе. При том, что ваша группа и группа инквизитора Куана выполняли совершенно разные задания, но в ходе оперативно-следственных мероприятий обе группы выявили несколько общих моментов.
   - То есть? - насторожился Стерн.
   - В вашу задачу входил арест некоего Михаила Горюнова, генерального директора ризианского филиала корпорации "Фолворт-Игнести", который подозревался в ереси и в принадлежности к одному из культов Хаоса. Подозрения эти подтвердились, еретик арестован и понесёт заслуженную кару. В задачу группы Куана входила зачистка старой горнодобывающей станции вблизи Тирануса от окопавшихся там еретиков-аманаритов и отряда наёмников печально известного Уддуса Гаталога с Вартумина. Станция зачищена, еретики уничтожены, вместе со своим лидером неким Джефферсоном Стилом, равно как и наёмники Гаталога. Сам же Гаталог схвачен и уже дал довольно интересные показания. Оказалось, что он довольно-таки неплохо был посвящён в еретические эмпиреи.
   Лорд-Инквизитор снова замолчал и выжидающе уставился на фарадейца.
   - Вы хотите сказать, Ваше Превосходительство, что моё задание и задание инквизитора Куана имеет некие общие моменты? - осторожно спросил Стерн.
   - Именно так, инквизитор Стерн.
   - Э-э... позволю высказать предположение - Поток и Вокбин?
   Лицо Верховного Лорда-Инквизитора не отразило ничего, однако в глубине серых глаз веганца промелькнуло удовлетворение тем, что Стерн догадался о совпадениях.
   - Вы совершенно правы, коллега. Группа Куана была атакована неизвестным боевым кибером, который применил против наших оперативников неизвестный тип оружия, по принципу действия схожего с боевыми наночастицами. Инквизитор Соболев был... - тут Хетт запнулся на полуслове, но через секунду продолжил, недовольно при этом нахмурившись, - был тяжело ранен, но от более неприятного развития событий группу Куана спасло вмешательство неизвестного ксеноса. По описанию, он удивительным образом похож на того неизвестного из вашего видения в доме Граубергов.
   - Э-э... полагаете, что это был тот самый Вокбин? - несколько удивлённо спросил фарадеец. - Или его аватар?
   - Равновероятно и то, и другое. И если этот Вокбин является пятым Владыкой Хаоса, который по непонятным причинам играет против остальных четверых, то, скажите мне, почему мы не должны это использовать?
   - Использовать? - Стерн переглянулся с Кендаллом, который при этих словах Верховного Лорда-Инквизитора лишь пожал плечами, как бы говоря - а я-то здесь что могу сказать? - Но каким образом? Если верно то, что нам стало известно, этот Вокбин может быть существом, весьма далёким от того, чтобы быть нами понятым.
   - Многое, встреченное Даль-разведкой и Инквизицией в космосе, имело полное право именоваться таковым, инквизитор Стерн. И что? Теперь это всё не является тайной и чем-то запредельным для Империума. Разве что Рой... да и то в этом направлении отмечены заметные сдвиги. Да будет вам известно, что последние исследования ксенологов Терранского Университета и научной команды ТехноСовета Марса проливают довольно много света на данный аспект. Немаловажное обстоятельство сыграл и тот факт, что Рой способствовал этим исследованиям, чтобы укрепить союзнические отношения с Империумом. Теперь структура, мотивационная психология и классификация особей Роя стали более понятными. Но я несколько отвлёкся. К нашей теперешней проблеме Рой не имеет отношения. Пока не имеет.
   Хетт глянул куда-то за пределы экрана, но тут же снова обратил своё внимание на Лаймона.
   - В общем, так, Стерн - вам и вашей группе надлежит немедленно вылететь с Ризы для встречи с командой инквизитора Куана. Координаты места встречи уже загружены в бортовой компьютер вашего "Ятагана". Ваши карт-бланш ОП и лицензия официального ассасина подтверждены лично мной. Также вам обеспечена полная проводка по треку. При возникновении ЧП-ситуации вы имеете полное право задействовать силы Флота и Космического Десанта. Впрочем, инквизитору Куану даны те же полномочия. Если ситуация станет слишком непредсказуемой, вам разрешено действовать автономно, на своё усмотрение. Работайте, коллега, и да хранит вас Дух Космоса!
   - Бластер всё-таки гораздо надёжнее охраняет, Ваше Превосходительство! - усмехнулся фарадеец.
   - Тоже верно, - на лице Хетта промелькнула лёгкая улыбка. - Связь держите по закрытому субканалу, для передачи бланк-сообщений используйте военные шифры. Вашему расследованию присвоен наивысший приоритет "А-плюс". Удачи, Стерн. За Империум!
   - За Империум! - эхом отозвался Лаймон.
   Хетт кивнул несколько сбитому с толку инквизитору и исчез из поля зрения камеры-передатчика. Виом некоторое время повисел над коммуникационным пультом, затем свернулся в точку и погас.
   - В какое дерьмо на этот раз мы вляпались, шеф? - невозмутимо поинтересовался Кендалл, покрутившись в своём кресле взад-вперёд и глядя на фарадейца.
   - Как обычно, Мико - в еретическое, - отозвался в том же духе Стерн. - Ты проверил навикомп?
   - А то! - усмехнулся пилот штурмовика. Впрочем, усмешка быстро сошла со смуглого лица терранца. - Только вот мне неизвестно место с такими координатами, шеф. Гляди-ка...
   Кендалл пробежал пальцами по сенсорной панели навигационного компьютера и вывел на экран тактического мультихроматрона набор цифр и букв.
   - Что скажешь? - прищурился Кендалл.
   Стерн внимательно всмотрелся в координаты.
   - Оно, может, тебе и неизвестно, но разве в базе данных таких координат нет? - спросил инквизитор.
   - В том-то и дело, что есть, но...
   - Но - что?
   - Это где-то в районе Левантского Рифта, но это всё, что я могу сказать. Точных координат нет.
   - То есть, как? - раздался от входной двери пилотской кабины "Ятагана" недоумённый голос Бруда.
   - То есть, так, - снова усмехнулся Кендалл. - Переданы только общие координаты... в смысле, начальные. Куда прикажете следовать в пределах Левантского Рифта? Там же расположены семнадцать звёздных систем - в какой из них Куан нас ожидает?
   - Возможно, точка встречи расположена вовсе не в звёздной системе, - высказала предположение Тайрос, входя в отсек управления вслед за Брудом. - Разве не может быть так?
   - Предполагается, что координаты, переданные Хеттом, являются именно координатами точки встречи с кораблём инквизитора? - Кендалл задумчиво потрогал свой неизменный тактический визор, выполненный в виде простых защитных очков. - Гм... Тогда, если ввести эти координаты в компьютер...
   Пилот штурмовика пробежался по сенсоратуре и над пультом управления развернулась трёхмерная карта, отобразившая какой-то регион космоса. Судя по изображению, точка эта располагалась вне какой-либо звёздной системы, а до ближайшей планетарной массы от неё было почти шестнадцать светолет.
   - Вот, собственно, где это место, - проговорил Кендалл, откидываясь на спинку своего кресла. - Южная оконечность Левантского Рифта, шестнадцать световых лет от системы Бетанкор. Тихое, Духом Космоса забытое место. Не думаю, что там так уж много кораблей ошиваться может.
   - Проложи курс до этого места, Мико, - распорядился Стерн, внимательно рассматривая голограмму. - Если инквизитор Куан назначил нам рандеву в этой тихой... хм... гавани, думаю, что у него есть на то очень веская причина.
   - Ты знаешь этого Куана? - задала вопрос Ленора.
   - Да, встречался с ним дважды, до того, как мне вас подбросили в напарники, - в голосе фарадейца проскользили насмешливые нотки. - Он сирианец, довольно жёсткий в своих действиях. Если вы слышали о событиях на Фортис Примарис и читали отчёт о зачистке Лиммара, то представляете себе, как именно работает инквизитор Куан.
   - О зачистке Лиммара я слышал, - кивнул Бруд. - На одном из континентов планеты свили своё проклятое гнездо культисты Тан, проникнув даже в местные властные структуры. Инквизитор Куан лично казнил двух губернаторов регионов, связи которых с еретиками были доказаны местной полицией и агентами Галактического Патруля, и выжег лагеря хаоситов орбитальной бомбардировкой. Если бы не это, вполне возможно, что десантные части еретиков просто-напросто высадились бы на те плацдармы, что были подготовлены для них местными еретиками. По крайней мере, это можно было предположить исходя из того факта, что в систему Лиммара сунулись было двадцать десантных кораблей хаоситского флота. Но, обнаружив там две эскадры Флота и один из Корпусов Космодесанта, а также соединение Патруля, решили не нарываться и тут же ушли обратно в гиперпрыжок.
   - Тогда ты представляешь себе, какими методами работает сирианец и что он вообще за птица, - на сей раз Стерн усмехнулся уже открыто. - Иногда такие методы идут на пользу, иногда - во вред. Здесь бывает сложно угадать... Мико - вылет через десять минут. Что-то мне подсказывает, что в этом деле с еретиками не будет всё просто.
   - А когда-нибудь оно так бывает? - философски пожал плечами Зариен. - Ведь имперская пропаганда никогда не подтвердит того факта, что в среде еретиков не так уж и мало умных военачальников. Вспомните хотя бы адмирала Дэвида Смита, который едва не отрезал у технократов Дархана часть их владений. Если бы не два имперских линейных флота и три Корпуса Десанта, ещё неизвестно, чем бы всё это закончилось.
   - Это специально делается, Зар, - откликнулась Ленора. - Простым обывателям незачем знать всё. Как говорится: меньше знаешь - крепче спишь.
   - Это уж точно! - коротко хохотнул инквизитор-марсианин. Протиснувшись мимо Тайрос, он с невозмутимым выражением лица, явно скопированным у Стерна, уселся в одно из кресел и принялся деловито застёгивать страховочные ремни.
  
  
   ГЛАВА 6.
  
  
   Спустя девять с половиной стандартных часов,
   пространство Галактического Империума,
   Левантский Рифт,
   в шестнадцати световых годах от системы Бетанкор.
  
  
   Следуя стандартной военной процедуре выхода из джамп-режима, "Ятаган" вышел в обычное пространство закапсулированный в саван полевой защиты и укутанный преломляющим полем, с настороженно глядящими в космос автоматическими турболазерными орудиями. Сканирующие системы штурмовика работали на полную мощность, непрерывно прощупывая своими невидимыми лучами и полями сферу с радиусом в треть светового года, передавая всю поступающую информацию бортовому компьютеру. Мико Кендалл, неподвижно сидящий в кресле пилота, молча глядел на бегущий по экрану тактического мультихроматрона цифробуквенный поток, время от времени делая какие-то корректировки.
   - Тут никого нет, - задумчиво проговорил Зариен Бруд, всматриваясь в блистер пилотской кабины, пытаясь что-то рассмотреть во мраке вечной космической ночи. - Опаздывает Куан что-то...
   - Вообще-то, Зар, он не на рейсовом лайнере летит, следовательно, он не обязан соблюдать принятые в Пассажирском Флоте графики и расписания, - спокойно отозвался инквизитор Стерн, сидящий справа от Кендалла. - Наберись терпения.
   Марсианин пожал плечами, но ничего не сказал в ответ.
   - Фиксируется открытие окна гиперперехода, - подал голос пилот штурмового корабля Инквизиции. - Расстояние - четыре и три десятых единицы, координаты сто сорок восемь-двадцать шесть-двести одиннадцать. Два звездолёта, идут на максимально возможной гиперскорости. Идентификация... гм... идентифицировать на данный момент нет возможности, оба корабля используют глушители гиперчастот. Не рекомендую снимать защиту и поле преломления, пока они не выйдут из гипера.
   - Вероятность того, что это могут быть еретики, ничтожно мала, - подала голос Ленора. - Так далеко от Тёмных Миров...
   - И тем не менее, Ленора - не стоит пренебрегать такой возможностью, - спокойно отозвался Стерн. - Известны случаи, когда рейдеры хаоситов были замечены на западных окраинах Денгарийской Федерации. Так что давай-ка лучше подождём.
   - Ты - босс, тебе виднее! - хмыкнула терранка.
   В кабине штурмовика воцарилось напряжённое молчание. Трое инквизиторов внимательно наблюдали за действиями пилота "Ятагана", который с совершенно спокойным лицом то и дело что-то набирал на сенсоратуре и переключал тумблеры и сенсоры на панели управления.
   - Есть контакт, - спустя полминуты отозвался Кендалл, фокусируя видеокамеры на некой точке пространства. - Даю картинку на главный экран.
   По трёхмерному видеоэкрану пробежала интерференционная волна, после чего в створе виома проявилось изображение двух космических кораблей, вышедших в данной точке пространства из джамп-режима. Впереди двигался крейсер Инквизиции класса "Оберон", который можно было легко узнать по характерному носу в виде двузубой вилки; чуть позади и немного выше штурмовика двигался боевой звездолёт - фрегат класса "Разящий", чьи борта украшала эмблема Космического Десанта. Оба звездолёта окружало характерное бледно-голубое сияние мультиэнергетического силового щита, что говорило о том, что капитаны обеих судов весьма ответственно подошли к полученному от инквизитора Куана поручению.
   - Снять защиту? - Кендалл перевёл взгляд на Стерна.
   - Пожалуй, это не будет опрометчиво с нашей стороны, - кивнул фарадеец. - Тем более, что это не хаоситы.
   - Ты в этом уверен, шеф? - Бруд хмуро глядел на экран мультихроматрона.
   - Ещё никому не удавалось спереть крейсер Инквизиции, Зар, - усмехнулся Стерн. - Да и КосмоДесант тоже не из тех, у кого можно так просто украсть звездолёт. Так что, думаю, опасения здесь излишни... Мико - открой канал связи.
   Кендалл молча кивнул инквизитору и протянул руку к панели коммуникатора. Набрав некую комбинацию, которая широкой, так сказать, общественности была неизвестна, пилот откинулся на спинку своего кресла и сделал приглашающий жест в направлении развернувшегося над пультом коммуникационного устройства видеообъёма.
   - Инквизитор Стерн, - произнёс появившийся в створе виома смуглокожий человек, чьё лицо "украшал" характерный от удара лазерной плетью шрам. - Рад видеть вас в добром здравии.
   - Инквизитор Куан. - Стерн вежливо склонил голову к левому плечу. - Приятно видеть, что вы благополучно завершили своё задание на Тиранусе.
   - Отчасти, коллега, лишь отчасти, - лицо сирианца на миг приобрело жестокое выражение; впрочем, секунду спустя оно исчезло с лица Куана. - Впрочем, обо всём давайте по порядку. Я жду вас и ваших коллег на борту "Доминатора".
   - Вы всегда используете для передвижения крейсер? - спросил Бруд, с интересом глядя на сирианца.
   - Имперский инквизитор имеет право реквизировать для своих нужд любой космический корабль, любого класса, - слегка нахмурившись, произнёс Куан. - А для зачистки от еретической погани какого-либо объекта именно крейсер подходит лучше всего. Особенно, если на его борту находится отряд терминаторов.
   - Понятно, - стушевался Бруд.
   - Садитесь на шестой причальной палубе, - произнёс Куан. - Я сам вас встречу.
   Голографический экран погас так внезапно, что Бруд и Тайрос подумали, что что-то случилось с коммуникатором. Однако Стерн совершенно спокойно отреагировал на это.
   - Инквизитор Куан - человек довольно суровый и с чувством юмора практически незнаком, - сказал фарадеец. - Поэтому не обращайте внимания на его... мм... манеру поведения.
   - У каждого свои дажжи в голове, - пожала плечами Ленора.
   - Именно так... Мико - начинай выполнение посадочного манёвра.
   - Есть, шеф.
   "Ятаган", убрав преломляющее поле, но по-прежнему держа щиты поднятыми, неспешно двинулся в сторону крейсера Инквизиции, который, выйдя из гиперперехода, неподвижно завис в пространстве, включив навигационные огни по периметру своего девятисотметрового корпуса. Фрегат КосмоДесанта, не заглушая двигателей, принялся барражировать вокруг крейсера, охраняя его от возможного нападения, хотя кто мог напасть на них в этом безлюдном уголке космоса, знал, наверное, лишь капитан фрегата.
   Инквизиторы молча смотрели, как вырастает в размерах клиновидный корпус боевого крейсера. Со стороны, надо признаться, военный звездолёт выглядел довольно впечатляюще - башни автоматических турболазерных орудий, закрытые броневыми створками порты ракетных установок и масс-драйверных пушек, отгороженные от смертоносного космического холода непроницаемыми для вакуума силовыми шлюзами ангарные палубы с запаркованными на них истребителями и штурмовиками. В кормовой части корабля виднелись шесть огромных цилиндрических труб - сопла главного двигателя "Доминатора", в данный момент деактивированного.
   Кендалл медленно подвёл штурмовик почти вплотную к борту крейсера и осторожно повёл его к одному из шлюзовых ворот, которые были подсвечены оранжевыми навигационными огнями. Пройдя сквозь силовое поле, пилот "Ятагана" провёл корабль внутрь ангара и аккуратно опустил его на свободное место, рядом с грозного вида бомбардировщиком "Молния".
   - Прибыли, шеф, - произнёс Кендалл, по очереди отключая те системы штурмовика, в которых на данный момент не было необходимости. - Вон тебя уже ждут. Аж четверо.
   Стерн глянул сквозь силиколловый блистер кабины в том направлении, в котором указывал Кендалл. Четверо суровых типов, все в чёрных инквизиторских плащах, под которыми угадывались бластеры, молча смотрели на садящийся штурмовик. Лаймон хмыкнул при виде этой картины, которая уж очень напомнила ему героев популярного сериала об оперативниках Инквизиции, который несколько лет назад транслировали по одному из терранских каналов. Правда, Куан и его помощники отнюдь не играли на публику, и фарадеец это прекрасно осознавал. Позеров среди инквизиторов не водилось.
   - Опусти аппарель, Мико, - проговорил Стерн, отстёгивая ремни безопасности и поднимаясь на ноги. - Зариен, Ленора - идите со мной. Проявим вежливость по отношению к нашим коллегам.
   Бруд и Тайрос, не произнеся ни слова, поднялись из своих кресел и молча направились вслед за своим патроном.
   Су Куан и его помощники обнаружились у самого края посадочной аппарели "Ятагана", терпеливо ожидая, когда Стерн и его оперативники выйдут наружу. Каким бы суровым не был сирианец, было очевидно, что вежливость была ему вполне присуща. Подниматься на борт без приглашения он не стал. Правда, Лаймон очень сильно сомневался, что это распространялось на все космические корабли и орбитальные станции. Уж точно не на станции и звездолёты еретиков.
   - Инквизитор Куан. - Стерн, спустившись с аппарели, подошёл к сирианцу и протянул ему руку, которую тот осторожно пожал. - Приветствую вас в этом секторе космоса.
   - И я вас приветствую, инквизитор Стерн, - отозвался сирианец. Кивнул в сторону своих помощников. - Позвольте представить моих сотрудников. Инквизитор Райнед Кволл, инквизитор Ли Брекетт, инквизитор Стефан Соболев.
   - Господа, - кивнул оперативникам Куана Стерн. - Это мои сотрудники, инквизитор Зариен Бруд, инквизитор Ленора Тайрос. Пилот Мико Кендалл находится за пультом управления "Ятагана".
   - Коллеги. - Куан церемонно кивнул помощникам Лаймона. Перевёл взор на фарадейца. - Будет ли мне позволено воспользоваться кают-компанией на борту вашего судна, коллега Стерн? Мне бы хотелось соблюсти некоторую приватность.
   - Разумеется, коллега Куан, - степенно кивнул Стерн. - Прошу вас.
   Слегка посторонившись, фарадеец сделал приглашающий жест в сторону аппарели штурмовика. Куан и его спутники, чуть помедлив, быстро поднялись на борт "Ятагана" по опущенному трапу и скрылись в его недрах, сопровождаемые Брудом и Тайрос. Лаймон, усмехнувшись про себя, спокойным шагом направился вслед за ними.
   Войдя в кают-компанию "Ятагана", инквизитор обнаружил своего коллегу устанавливающим на стенах отсека какие-то небольшие дисковидные предметы, причём по характеру их расположения Лаймону сделалось понятно, что они будут полностью перекрывать помещение... чем? Однако, повнимательнее присмотревшись к устройствам, Стерн опознал в них дисторс-генераторы, делающие невозможным практически любое прослушивание данного отсека.
   - Никогда не бывает лишним, вы так не находите, коллега? - спросил Куан, заметив реакцию фарадейца. - То, что я собираюсь здесь сказать, не предназначено для посторонних ушей.
   - Помилуйте, инквизитор Куан, - тут же подал голос Бруд, - кто же может нас здесь подслушать? Вокруг на пару парсеков нет ни одного космического корабля!
   - Вы в этом уверены, инквизитор Бруд? - Куан бросил короткий взгляд на марсианина. - Если наши сканеры не видят ни одного звездолёта - это вовсе не означает, что их здесь нет. А кто может поручиться, что на борту вражеского судна, укрытого преломляющим полем, не присутствует псайкер?
   - Но дисторсионное поле против псайкера бесполезно, - сказала Тайрос. - Оно ведь блокирует только акустические волны, но никак не пси-сигналы.
   - А кто вам сказал, что эти устройства все до единого есть дисторс-генераторы? - хитро прищурился сирианец. - Пара этих устройств таковыми вовсе не является.
   - Это вполне логично, коллега Куан, - неспешно кивнул Стерн. - Теперь, я полагаю, вы закончили? Мы можем приступить к беседе?
   - Полагаю, что да. - Су Куан, оглядев своих помощников, кивнул Стерну и уселся в одно из кресел, что стояли по периметру большого овального стола, расположенного в центре кают-компании. Кволл, Брекетт и Соболев остались стоять, причём с такими выражениями на своих лицах, вернее - с полном отсутствием такового, что невольно напомнили Стерну боевых сервиторов кугхров. Правда, воочию инквизитору ещё не доводилось видеть кугхранские машины, но и тех голоснимков, что имелись в распоряжение Инквизиции, было достаточно. И пусть техника техноварваров с Южной Галактической Периферии на фоне имперской выглядела грубо сработанными поделками, в эффективности этой самой техники имперцы имели возможность убедиться. На собственных шкурах, между прочим.
   - Тогда я вас слушаю, коллега Куан, - произнёс Стерн, садясь в кресло прямо напротив инквизитора-сирианца. - Я так понимаю, что в процессе наших расследований мы столкнулись с чем-то, что имеет, так сказать, некий общий знаменатель?
   - Если исходить из той информации, которую довёл до моего сведения Верховный Лорд-Инквизитор - то да, - ответил Куан. - Правда, вы, как я понимаю, столкнулись с этим при гораздо более тепличных обстоятельствах, нежели моя группа. Я прав?
   - Если вы про то, что мне был ретранслирован некий пси-пакет - тогда правы. Плюс показания арестованного нами на Ризе еретика. У вас же, как мне известно, события развивались несколько трагичнее. Ваш коллега, - фарадеец покосился на инквизитора Соболева, - получил ранения в ходе проводимой вами операции.
   - Ранения - это ещё мягко сказано! - усмехнулся Куан. Тоже посмотрел на меркурианца, который уже был поставлен в известность своим патроном, что именно с ним произошло на станции еретиков, и который отреагировал на это вполне спокойно - с минуту молча переваривал услышанное, а затем разразился очень длинной и очень нецензурной тирадой сразу на девяти инопланетных языках. - Вообще-то, инквизитор Соболев был убит.
   Сирианец замолчал и хитро взглянул на своего коллегу с Фарадея. Стерн же, секунд пятнадцать посоображав, правильно ли он расслышал Куана, а если правильно расслышал - то правильно ли понял, посмотрел на Соболева более пристальным взглядом.
   - Что? - усмехнулся Соболев. - Непривычно звучит, правда, коллега Стерн? Я и сам так подумал в первый раз, когда инквизитор Куан мне поведал о том, что там произошло, но ведь, в конце концов, я же жив. Не знаю, как это получилось, но я - это я. Медицинские и психотесты это подтвердили.
   - Не сомневаюсь в этом, коллега Соболев, - кивнул Лаймон. - И каким же образом это с вами произошло?
   - Об этом вам лучше расскажет мой непосредственный руководитель, - меркурианец кивнул в сторону Су Куана.
   Стерн неспешно повернул голову в сторону сирианца.
  
  
   - Странно, не так ли, слышать подобное? - усмехнулся Куан. - Но это факт, коллега Стерн. Мы своими глазами видели, как неизвестный боевой механизм уничтожил Стефана, полностью поглотив его тело. Это что-то вроде боевых наночастиц, но уничтожающих лишь органику. Неживая материя эту дрянь нисколько не заинтересовала.
   - А откуда она взялась, собственно? - задала вопрос Ленора.
   - Вы о чём именно говорите? - Куан вопросительно посмотрел на Тайрос.
   - Я про монолит. Несколько неудачно построила фразу...
   Терранка смущённо хихикнула, совсем не по-инквизиторски.
   - Полагаю, что еретики притащили это устройство с собой на станцию, - сказал Куан. - Иначе объяснить это я не берусь.
   - В свете сказанного вами, коллега Куан, - вставил свою реплику Бруд, - возникает следующий вопрос - а у этих имбецилов оно откуда взялось?
   - Это вполне резонный вопрос, коллега Бруд, но боюсь, что точного ответа на него я вам дать не могу, - спокойным голосом отозвался сирианец. - Хотя предполагаю, что оно им досталось от их таинственных покровителей, которые известны нам, как Владыки Хаоса. И которые, судя по всему, являются вполне реальными существами, правда, весьма далёкими от того, что мы понимаем под термином "разумное существо".
   - Это значит, что вы что-то выудили у Гаталога? - откинулся в своём кресле Стерн.
   - Выудил. - Су Куан хмыкнул. - Глип, как оказывается, уже довольно долгое время являлся адептом культа Аманара - отсюда и та жестокость, с которой действовали его боевики - и посвящён в некоторые тайны культа. На поверку, этот фрагоголовый оказался довольно трусливой тварью - вам ведь известно, что, в силу строения мозга глипов, против них нельзя использовать глубокое зондирование, так как оно просто-напросто может выжечь им мозг. Но стоило продемонстрировать, как шахтёрский мультилазер выжигает верхний слой эпидермиса, как Гаталог сделался удивительно сговорчивым соко.
   - Вы не на Гаталоге это демонстрировали, коллега? - усмехнулся Стерн.
   - Нет, мы взяли в плен ещё нескольких еретиков. На одном я это и продемонстрировал.
   - Понятно.
   - Разумеется, мы их всех просто выкинули в космос - на кой фрайг они нам сдались? Гаталога мы передали Патрулю - у них к нему свои счёты, к тому же, на Вартумине к нему тоже есть пара вопросов. Не все ведь глипы мудаки... н-да... Но мы слегка отвлеклись.
   Куан взял стоявший на столе графин с сойжавой, откупорил его и налил себе полный фужер фруктового напитка с четвёртой планеты Арктура. Осушив его наполовину, сирианец поставил фужер на поверхность стола и задумчиво провёл рукой по подбородку.
   - В общем, ситуация такова, коллеги, - произнёс инквизитор. - Владыки Хаоса существуют на самом деле и это не досужие выдумки имбецилов с Тёмных Миров. Это невообразимо древние и могущественные существа, фрайг знает сколько лет назад рассорившиеся со своими сородичами из-за попытки создать Абсолютный Хаос. Их изгнали из того... мм... мира, в котором они существовали изначально - Гаталог на сей счёт ничего толкового не сообщил, лишь то, что мир тот лежит вне плоскости нашей Метавселенной и является многомерным, и они были вынуждены создать для себя новый мир, который они назвали Имматериум. И именно оттуда они возобновили свои попытки по созданию Абсолютного Хаоса. Обнаружив, что для своих целей можно использовать низших существ, эти Владыки создали свои аватары и пропихнули их в наш мир, где, к сожалению, нашлось немало придурков, готовых служить невесть кому, лишь бы только дорваться до власти и воплотить в реальность свои больные фантазии.
   - То есть, получается, что Шо-Шанн, Ордоши, Аманар и Тан - реально существующие... кхм... личности? - задала вопрос Ленора.
   - Получается, что так, - кивнул в ответ Куан. - По причине того, что они суть существа многомерные, им в нашей реальности тяжело присутствовать, для того и созданы их аватары. Но есть ещё и пятый Владыка, который, как оказалось, личность весьма интересная...
   - Вокбин, - произнёс Стерн.
   - Вокбин, - подтвердил сирианец. - Пятый Владыка Хаоса, если так можно его назвать. Он практически не принимает участия в делах Великой Четвёрки, уж простите меня за употребление таких еретических эпитетов, просто иначе трудно будет понять суть проблемы. Если верить тому, что сказал Гаталог, Вокбин находится в оппозиции к Великой Четвёрке.
   - По причине? - слегка приподнял левую бровь Лаймон.
   - Насколько я смог понять из объяснений Гаталога, Владык этих самых первоначально было шестеро. Ну, вы понимаете - число "шесть" всегда считалось числом всяких тёмных сил. Но если всё верно понято, то шестой Владыка - некто Зукбаи - на пару с Вокбином понял, что действия их могут лишь создать дополнительные проблемы, и поэтому решил отойти от дел. Это, разумеется, вызвало недовольство в среде Владык, в результате чего этот самый Зукбаи был убит Аманаром. Как - не спрашивайте, я этого не знаю, как не знает и глип. Похоже, что Вокбин был дружен с этим самым Зукбаи, потому что после этого он почти прекратил свои контакты с Великой Четвёркой и заперся в своих владениях где-то в дебрях Имматериума. В деятельности лидеров Хаоса он не участвует, но есть косвенные свидетельства того, что время от времени он - или его немногочисленные адепты - подбрасывают Империуму кое-какие сведения о деятельности хаоситов.
   Су Куан сделал ещё пару глотков сойжавы, промочив горло.
   - Теперь о Потоке. Что вам известно об этой штуковине?
   - Ну, если верить той информации, что нам удалось получить у арестованного на Ризе еретика-ордошита, то это некое супероружие, созданное Аманаром, - сказал Стерн. - Что-то вроде боевых наночастиц, заключённых в носителе в форме пирамиды. И что вроде как именно Вокбин был одним из его разработчиков, если так можно выразиться.
   Куан хмыкнул и одним махом опрокинул в себя остатки сойжавы.
   - Понятно, - произнёс он. - Конечно, в случае с Хаосом всё может быть, но лично я склоняюсь к тому, что это всего лишь пропаганда еретиков с целью увеличить свою значимость в глазах остальных. А насчёт Потока... Насколько нам удалось выяснить из довольно пространных объяснений Гаталога, это некое древнее оружие, даже можно сказать - супероружие, созданное некоей древней цивилизацией, существовавшей миллионы лет назад и контролировавшейся этими самыми Владыками Хаоса. Поток был создан при участии Вокбина и Аманара, опять же со слов Гаталога, проверить которые невозможно, сами понимаете. Приходится принимать их на веру. Цивилизация эта, название которой Гаталог, ясное дело, не знает, планировалась Владыками Хаоса в качестве своего ударного отряда, скажем так, чтобы погрузить Галактику в, простите за тавтологию, хаос и продолжить свои эксперименты уже в реальном мире. Нашем мире. Но что-то пошло не так. Думаю, что именно из-за гибели Зукбаи. Гаталог сказал, что этот шестой Владыка понял, в конце концов, что затея с Абсолютным Хаосом может ударить и по тому миру, откуда пришли сами Древние. Порождённая экспериментом ударная волна способна прокатиться по всему Мирозданию, и никто не может поручиться, что оно выстоит. Но прислушаться к словами Зукбаи никто не стал. Аманар просто-напросто убил своего сородича, но Зукбаи удалось спрятать Поток от остальных Владык. Причём очень хорошо. Вокбин же после этого дистанцировался от Четвёрки, практически прекратив с ними всяческие контакты.
   - Всё это, конечно, очень интересно, коллега Куан, - сказал Стерн, - однако это, так сказать, лирика. А нас в данный момент интересует, так сказать, физика. Гаталогу известно о том, где может находиться этот самый Поток?
   - Технически.
   - Это как? - не понял фарадеец.
   - Точного места глип не знает, но ему известно, что разведка хаоситов проявляла очень пристальный интерес к району, который известен нашей Даль-разведке под названием Скопление Кшаффа. И вот здесь у нас начинаются определённые проблемы, господа инквизиторы и леди инквизитор.
   - Скопление Кшаффа? - Стерн переглянулся со своими помощниками. - Это название мне ни о чём не говорит, как астрономический объект, но если я не ошибаюсь, то "кшаффа" - это слово на языке кугхров. Следовательно, это скопление может находиться в пространстве техноварваров. И это действительно проблема.
   - У нас сейчас с кугхрами перемирие, - сказал Бруд, - но это вовсе не означает, что зеленокожие спокойно отнесутся к появлению в своём пространстве боевых кораблей Империума. А они точно спокойно не станут реагировать на наше появление в своём пространстве.
   - А если я вам сообщу, что в данном направлении Инквизиция продвинулась довольно далеко? - прищурился Куан.
   - Вот как? - Стерн с любопытством взглянул на своего коллегу с Сириуса-IV.
   - Сектор косморазведки вышел на контакт с соответствующей структурой вооружённых сил Кугхранской Империи, как результат - кугхры дали "добро" на пролёт наших кораблей через их пространство до Скопления Кшаффа. С одним условием...
   - Конечно, как же без этого! - усмехнулась Тайрос.
   - В конце концов, это их территория, так что они имеют полное право ставить условия, - пожал плечами Стерн. - И что же они хотят?
   - В системе Блак нас будет ждать военный корабль кугхров. На его борту находится офицер их военной разведки. Корабль отправится с нами.
   - Кугхры согласились на сотрудничество с Империумом? - Стерн провёл ладонью по подбородку. - Это что-то новенькое!
   - Зеленокожие очень хорошо осведомлены о хаоситах, тем более, что они сами имели несколько боестолкновений с рейдерами Тёмных Миров. К сожалению, точное местоположение планеты, на которой находится Поток, неизвестно, но скопление, о котором идёт речь, невелико - всего сорок шесть систем, так что мы сможем отправить в каждую из них проботов.
   - Но что они будут искать? - спросил Бруд.
   - Любой артефакт не-кугхранского происхождения. Техногенный, археологический - любой.
   - И когда мы его найдём... - Стерн выжидающе уставился на Куана.
   - Sanction Extremis, - пожал плечами инквизитор-сирианец. - Никто не станет рисковать безопасностью обитаемых планет ради изучения какого-то древнего устройства. Оружия у нас и так хватает. И позволить хаоситам заполучить Поток мы тоже не можем. Ибо вы прекрасно понимаете, чем это может быть чревато для всей Галактики.
   - Интересно, а еретикам известно об этом скоплении в пространстве кугхров? - задала вполне резонный вопрос Ленора. - Если да, то вполне возможно, что мы можем напороться на их рейдеры.
   Су Куан пожал плечами.
   - В таком случае, мы их уничтожим, - спокойно ответил он. - Или у вас есть другое предложение?
   - Да вроде бы нет, - усмехнулся Стерн. - Всё верно сказано.
   - Я прошу прощения, - встрял Бруд, - но у меня один вопрос к инквизитору Куану.
   - Я вас слушаю, коллега, - повернулся к марсианину Куан.
   - Кто приложил руку к, так сказать, спасению коллеги Соболева? Вокбин? Я правильно понимаю?
   - Совершенно верно, - кивнул Куан. - Как он это сделал, мы не знаем, но факт остаётся фактом. Пятый Владыка Хаоса по каким-то собственным разумениям решил сыграть в свою игру, хотя его целей никто, по понятным причинам, знать не может.
   - Меня напрягает лишь одно, - Ленора переглянулась со Стерном. - Если этот Вокбин так могущественен, то какого фрелла он сам не найдёт Поток и не уничтожит его? Или ему предпочтительнее, чтобы эту работу выполнили за него низшие существа? Допустим, что многомерному существу тяжело находиться в нашем мире, но ведь он же может создать свой аватар и управлять его действиями из своего Имматериума. Или я чего-то не понимаю?
   - Боюсь, инквизитор Тайрос, что мы все чего-то не понимаем, - вздохнул Су Куан. - Мы ведь имеем дело с существами, логику и мораль которых мы можем вовсе не понять. Поэтому мы должны быть готовы к любой неожиданности.
   - И именно поэтому вы притащили с собой фрегат КосмоДесанта? - хмыкнул Стерн.
   - Всегда приятно сознавать, что твою спину прикрывает куда большее количество стволов, чем имеется на борту одного крейсера Инквизиции, - спокойно отозвался сирианец. - Да и помощь кугхров будет тоже весьма кстати. Они хоть и техноварвары, но сражаться умеют. И их оружие, пусть и не столь совершенное, как имперское, тоже может очень эффективно уничтожать всякую нечисть.
   - С этим не поспоришь! - усмехнулся Стерн. - Значит, кугхры...
   - Возможно, придётся нелегко, ведь зеленокожие нам не склонны доверять, после четырёх войн с Империумом. Но, в конце концов, они из этого не делают секрета. Кугхры всегда отличались прямолинейностью, так что подвоха с их стороны нам ждать, я так думаю, не придётся.
   - Да, зелёненькие меньше всех в этой Галактике склонны к обману и обходным манёврам! - усмехнулся дотоле молчавший инквизитор Ли Брекетт. - Это они очень хорошо продемонстрировали во время войн с Империумом! Особенно во время последней войны, когда их штурмовые подразделения упрямо пёрли в лоб обороне на Тифоне Секундус!
   - Кугхры - это кугхры, - глубокомысленно изрёк Лаймон. - И очень хорошо, что они так же ненавидят хаоситов, как и мы все. Кугхр-еретик - это всё равно, что штурмовой шагоход КосмоДесанта с отказавшими тормозами!
   Остальные инквизиторы улыбками и кивками выразили своё согласие с этими словами фарадейца.
   - Что ж, раз мы определили нашу цель, думаю, что нам не стоит попусту тратить время, - произнёс, поднимаясь из кресла, инквизитор Куан. - Как раз его нам может и не хватить. Причём, как это зачастую бывает, катастрофически.
  
  
   Северо-Восточная Галактическая Периферия,
   Троянский Сектор,
   Пуританская Лига Эльсинора -
   ассоциированное с Галактическим Империумом государство,
   система двойной звезды Арминия,
   пятая планета - Новая Доминика,
   Юго-Западный континент,
   горная система Нидавеллир,
   анклав Экклезиархии,
   крепость-монастырь Ордена Милитант.
  
  
   Заходящее за горизонт двойное жёлтое солнце Новой Доминики окрашивало небо в канареечные цвета, и в долинах меж горных хребтов Нидавеллира уже начинал стелиться мрак. Негромко пели начинавшие просыпаться ночные птицы, в струящейся вдоль горного шоссе реке можно было разглядеть, как плещется золотистая форель. На востоке уже начал всходить подсвеченный двойным светилом ущербный диск единственного спутника планеты - Ставроса, в южном полушарии которого можно было рассмотреть большое световое пятно - военную базу Космического Флота Лиги. Время от времени в небе над горами мелькали силуэты спешащих куда-то по своим делам аэрокаров и скиммеров, но они не привлекали ни малейшего внимания единственного пассажира небольшого наземного рейсового автобуса, что совершал последний за день рейс из находящегося у подножия гор городка Вармия в расположенный на высоте двух тысяч четырёхсот семидесяти семи метров над уровнем моря монастырь-крепость Ордена Милитант - военизированного формирования Лиги, формально подчиняющегося Экклезиархии и целиком и полностью состоящего из бойцов женского пола. И не надо смотреть на это со снисхождением. Мятежники болотистого мира Офелии и пытавшиеся основать базу на северных рубежах Лиги еретики из Тёмных Миров на своих шкурах ощутили боевую ярость Сестёр Милитант. Не зря аналитики Империума ставили их почти вровень с прославленным имперским Космическим Десантом. Ох, не зря.
   Автобус слегка подпрыгнул на неровности дороги, но затем его положение стабилизировалось. Его единственный пассажир - невысокого роста мужчина в строгой военной форме с ранговыми нашивками подполковника Десантных Сил Лиги - недовольно пробурчал что-то себе под нос, и бросил взгляд сквозь тонированное стекло салона, пытаясь определить в сгущающихся сумерках, как далеко они находились от крепости-монастыря Ордена Милитант, которая на всех картах значилась, как аббатство Святого Франческа. На деле же, в военных регистрах, крепость проходила под совсем другим наименованием - Лондер, и представляла собой именно крепость, а никак не аббатство. Крепость Ордена Милитант имела собственный генератор защитного поля, способный отразить орбитальную бомбардировку, батареи аэрокосмической обороны и две эскадрильи суборбитальных перехватчиков "Шмель". А если вдруг вражеский десант всё-таки высадится на поверхность планеты и начнёт наземную атаку Лондера, его были готовы встретить во всеоружии две с половиной тысячи Сестёр Милитант в полной боевой экипировке, вооружённые лазганами, плазменными винтовками, ручными лучемётами и прочими смертоносными "игрушками", поддержанные двумя танковыми ротами, состоящими целиком из танков типа "Карающий клинок". Ну, и в довесок ко всему - расположенные по периметру крепости реактивные артиллерийские установки "Тайфун", способные выжечь всё на площади в несколько квадратных километров.
   Разминувшись на повороте шоссе с небольшим фургоном, автобус выехал на довольно большую прямоугольную площадку с установленным на её дальнем краю остановочным павильоном и, тихо прошуршав резинопластовыми покрышками по мокрому от недавно прошедшего дождя асфальтобетону, подкатил к остановке и, тихо вздохнув пневматическими тормозами, остановился. Передняя дверь автобуса открылась, выпуская прибывшего, после чего водитель закрыл её и, мигнув на прощание фарами, отвалил от бордюра. Через несколько секунд машина исчезла за близким поворотом.
   Офицер зябко поёжился - на этой высоте и так было не тепло, а после недавнего дождя ещё сильнее похолодало. Он взглянул на закреплённый на левом запястье инфор и недовольно нахмурился, увидав, что индикатор температуры воздуха показывает всего лишь двенадцать градусов выше ноля. Офицер был выходцем с субтропического Бальфура, поэтому не было ничего удивительного в том, что он как можно плотнее закутался в плотную куртку из синтекожи и натянул едва ли не на самый лоб свою форменную фуражку. Пробормотав себе под нос что-то не совсем приличное, офицер, оглядевшись по сторонам, решительно зашагал по направлению к виднеющемуся в сотне метрах от остановки входу на территорию монастыря-крепости, который являл собой самый настоящий стационарный наземный бронированный боевой модуль, оснащённый двумя спаренными тяжелыми лучемётами "Василиск" и двумя тяжёлыми стабберами АМ-60.
   Его заметили сразу, как только он вышел из автобуса. Ибо как бы не обзывали Сестёр Милитант недоброжелатели, идиоток в Ордене не держали. На крыше модуля-проходной вспыхнул фотонный прожектор, направив на офицера яркий белый луч, а лучемёты и стабберы неспешно развернулись в боевое положение, взяв того на прицел. Вряд ли дежурный наряд мог ожидать какой-нибудь пакости от одинокого визитёра, но ведь визитёр этот мог запросто оказаться смертником-офелийцем или просто обиженным на всю Галактику психопатом. И если бы сканирующие системы выявили бы наличие у пришельца чего-нибудь посерьёзнее личного оружия, то его просто-напросто размазало бы в кровавую кашу по асфальтобетону.
   Однако ничего, кроме бластера, детекторы не обнаружили, а личный идентификатор прибывшего чётко показал, что визитёр является офицером, только не Десантных Сил, а флотской разведки, а форма десантника была надета им в целях маскировки. Офицеру даже показалось, что лучемёты и стабберы с разочарованием вернулись в первоначальное положение, и усмехнулся про себя. Жители миров Пуританской Лиги и так слыли в Галактике довольно скучными типами и жуткими моралистами, но это если вы ещё не видели Сестёр Милитант! Вот уж кто действительно мог утомить своими благочестивыми проповедями даже самого Экклезиарха Рамона IX! Однако не стоило полагать, что Орден Милитант был чисто монашеским. По большей части, это был именно военный Орден, а в состав Экклезиархии он был включён в качестве прикрытия. Настоящим же призванием Сестёр Милитант были даже не военные операции, как таковые - по большей части, Орден специализировался на секретных операциях и ликвидации неугодных Высшему Совету Лиги лиц и группировок.
   Офицер в форме десантника приблизился к проходной-модулю и остановился у наглухо закрытых дверей из армированной микростали, пробить которые можно было разве что из тяжёлой плазменной пушки... или из МД-орудия тяжёлого танка-тарана "Полководец". Он терпеливо огляделся по сторонам и, заметив крохотное оконце сканирующего устройства, вмонтированное в металлическую стену модуля рядом с дверью, приложил к нему вынутый из внутреннего кармана куртки идентификационный ЭМ-жетон.
   Сканер прошёлся по жетону лучами вверх-вниз, после чего на небольшой панели над ним вспыхнул зелёный сигнал, и где-то внутри стены тихо заурчали сервомоторы, приводя массивную, весом в две тонны, дверь в движение. Тяжёлая панель из микростали медленно поползла влево, открывая взору офицера-разведчика короткий узкий коридор, под потолком которого ясно были видны сопла-распылители, которые в случае возникновения чрезвычайной ситуации начали бы немедленно распылять в узком коридоре усыпляющий или парализующий газ.
   Пропустив визитёра внутрь, дверь за его спиной начала возвращаться в прежнее положение. Одновременно с этим в противоположном конце коридора стала открываться другая такая же дверь, за которой прибывший в Лондер офицер различил маячившие в ярком свете фотонных осветителей четыре фигуры в боевой броне "Иерофант", держащие в руках лазеружья. Причём стволы этих самых лазеружей смотрели прямо в коридор.
   Офицер почувствовал, как внутри него начинает закипать раздражение. Ну что за манеры у этих Сестёр Милитант?! Как-будто каждый, кто прибывает с визитом в их крепость в горах Нидавеллир, только и мечтает взорвать на её территории, как минимум, объёмный фугас! Однако он быстро подавил своё раздражение и, отобразив на лице самую радушную улыбку - что, впрочем, было не так уж и далеко от истины, быстро пересёк коридор и, переступив металлический порог, оказался перед четверыми закованными в броню Сёстрами. Одна из которых, между прочим, явно не принадлежала к виду homo, о чём красноречиво свидетельствовали удлинённый в затылочной части шлем и выгнутые в обратную сторону в коленных суставах длинные ноги, несомненно, оканчивающиеся острыми когтями, ибо эта Сестра была родом с Сурмалии, входящей в контролируемое Эльсинором пространство и населённой высокоразвитой гуманоидной расой церади.
   - Добрый вечер, дамы! - произнёс визитёр, ступая на асфальтобетон, который покрывал всю территорию крепости. - Наконец-то я до вас добрался!
   - Добрый вечер и вам, подполковник Мартинес, - отозвалась одна из Сестёр, ростом на полголовы выше разведчика. - Утомительная дорога, да?
   - Два с половиной часа на рейсовом коптере из Вальдбурга до Циммервиля, и ещё полтора часа - сюда на автобусе, - скривился Отто Мартинес, подполковник флотской разведки Пуританской Лиги. - И это без учёта девятнадцатичасового перелёта на Новую Доминику с Селесты. А на курьерском клипере с удобствами, сами знаете, не очень.
   - Сочувствую вам, - отозвалась Сестра, однако в её голосе подполковник Мартинес не заметил и тени сочувствия. - Мы получили сообщение с базы на Ставросе, что в Лондер прибудет представитель флотской разведки, однако это было всё, что нам сообщили.
   - И не без оснований, Сестра... - Мартинес сделал паузу, выжидательно глядя на бойца.
   Из-под боевого шлема раздался звук, очень похожий на смешок, после чего шлем этот самый сложился веером и убрался в бронированный воротник "Иерофанта". На офицера разведслужбы Флота Лиги глянуло смуглое лицо весьма привлекательной молодой женщины, которое несколько портил кривой шрам, тянущийся от правого виска к верхней губе, оставшийся явно после удара бракинским пластинчатым мечом. Убрать его с помощью пластической хирургии было парой пустяков, но Сестра Милитант не была бы Сестрой Милитант, если бы позволила себе такое. Фраза "шрамы украшают..." в полной мере относилась и к милитанткам.
   - Сержант Марселия Рихтер, господин подполковник! - браво отсалютовала Сестра, вскинув в приветствии свой лазган. - Добро пожаловать в Лондер!
   Отто Мартинес сдержанно кивнул в ответ на приветствие Сестры Рихтер.
   - Вас сопроводить до рабочего кабинета командора-прецептора Сомовой? - спросила сержант, перекидывая свой лазган с правой руки на левую. - Вы ведь, как я понимаю, здесь именно для этого, не так ли, господин подполковник?
   - Вы верно понимаете, сержант, - кивнул бальфурец. - Я здесь именно для того, чтобы повидать командора-прецептора Сомову.
   - Следуйте за мной, - произнесла сержант Рихтер, делая знак Сестре-церади, чтобы та заняла её место во главе караула. - Я сопровожу вас до её кабинета.
   - Почту за честь, - вежливо отозвался Мартинес.
   Сержант Рихтер в ответ на эти слова подполковника лишь коротко фыркнула и, сделав разведчику знак рукой, быстро и уверенно зашагала в направлении виднеющегося вдали массивного центрального здания крепости, выстроенного из альфабетонных блоков. Свой лазган милитантка перебросила через левое плечо, причём так, что его в любой момент можно было перевести в боевое положение.
   Отто Мартинес недовольно чертыхнулся, впрочем, про себя. Холодный вечерний горный воздух уже начал раздражать уроженца тёплого Бальфура, и подполковник не понимал, почему бы сержанту Рихтер просто не вызвать транспорт и спокойно доехать до центрального здания, вместо того, чтобы тащиться полтора километра по асфальтобетону. Хотя, быть может, ей это нравилось - вот так вот идти по мокрому от дождя альфабетону, чеканя шаг и прислушиваясь к тому, как гулко бухают по нему подошвы бронированных сапог. Честно признаться, со стороны это выглядело весьма и весьма эффектно, и Мартинес невольно залюбовался закованной в броню женской фигуркой. Что и говорить - зрелище и вправду притягивало взгляд.
   Сержант Рихтер шла по альфабетонным плитам с размеренностью боевого шагохода и Мартинес невольно подстроил свой шаг под поступь милитантки. Не хватало ещё ему опростоволоситься перед Сестрой Ордена! Вот смеху-то было бы!
   Через восемнадцать минут они подошли к парадному входу в центральное здание крепости-монастыря, к которому от проезжей части вела широкая лестница из остринусского серого гранита, по которой спокойно в ряд могли прошествовать три имперских шагохода класса "Уничтожитель", и ещё бы место осталось. Сержант Рихтер, коротко кивнув Мартинесу, быстро обменялась парой фраз со стоящими в карауле Сёстрами, точно так же облачёнными и вооружёнными, как и она сама, затем сделала приглашающий жест рукой и зашагала по ступеням к огромным дверям из полированного селестианского кедра, у которых в слегка подпружиненной позе недвижно замерли два боевых кибера модели "Гладиатор", чьи тяжёлые спаренные гатлинг-стабберы были направлены на лестницу. Мартинес невольно поёжился при виде киберов - во время военной кампании по зачистке Норфолка от остатков мятежников Офелии он своими глазами видел, как один такой "Гладиатор" разнёс подразделение противника огнём своих гатлинг-стабберов в кровавые клочья, в которых опознать человеческие останки можно было лишь с большим трудом.
   Однако роботы никак не отреагировали на подполковника разведки КосмоФлота Лиги. Присутствие рядом с ним сержанта Рихтер означало для их электронных мозгов, что данный субъект не является враждебным. Как стояли металлическими истуканами - так и остались стоять.
   Войдя в огромный холл, внутри которого можно было разместить целую танковую роту, Сестра Рихтер неожиданно остановилась и повернулась к Мартинесу. Подполковник тут же отобразил на лице вежливую заинтересованность.
   - На этом мои полномочия заканчиваются, господин подполковник, - отрапортовала сержант. - Дальнейший путь вы проделаете в сопровождении киб-адъютанта. Таково распоряжение командора-прецептора.
   Чётко отсалютовав Мартинесу, Сестра Рихтер развернулась на месте с точностью, которой бы позавидовал и кибер, и, чеканя шаг, двинулась обратно, в направлении КПП. Бальфурец с выражением любопытства на лице немного понаблюдал за тем, как Рихтер идёт по альфабетону, затем повернулся на звук работающего антигравитационного привода.
   - Подполковник Мартинес? - произнёс посредством встроенного транслятора парящий в воздухе на высоте головы человека среднего роста шарообразный кибер густого чёрного цвета, из верхней части корпуса которого торчали несколько разноразмерных антенн, а на лицевой стороне светился ровным зеленоватым свечением видеодатчик.
   - Да, это я, - подтвердил бальфурец, хотя он прекрасно понимал, что киберу нет нужды задавать подобный вопрос. Всё, что ему необходимо, кибер-адъютант получил, просканировав идентификационный жетон подполковника.
   - Следуйте за мной, - бесстрастно произнёс кибер. - Командор-прецептор Сомова ждёт вас в своём рабочем кабинете.
   Шарообразное устройство развернулось вокруг своей вертикальной оси и поплыло по воздуху через холл в направлении виднеющихся в его дальней части кабин антигравитационных лифтов. Офицер флотской разведки, пожав плечами, двинулся вслед за кибером.
   В сопровождении кибера Мартинес вошёл в одну из кабин и спокойно встал в её центре. Дверные створки сошлись, где-то над крышей кабины раздалось мерное гудение антигравов, и лифт неспешно тронулся вверх. Кибер безучастно парил в дальнем от подполковника углу кабины, не проявляя ни малейшего интереса к разведчику.
   Поднявшись на шестой этаж главного здания крепости, лифт остановился. Дверные створки разошлись в стороны, выпуская подполковника Мартинеса и киб-адъютанта в широкий коридор, пол которого был устелен роскошными коврами с Сансифара.
   - Следуйте за мной, подполковник, - повторил кибер, вылетая в коридор и направляясь куда-то в северное крыло здания.
   Придирчиво осмотрев себя, Мартинес двинулся вслед за кибером, который уже сворачивал за поворот коридора.
   Немногочисленные Сёстры, попадающиеся на пути следования Мартинеса, с любопытством оглядывались на подполковника, однако тем и ограничивались. Если флотский офицер прилетел в Лондер - значит, на то у него имеется причина.
   Кибер подлетел к ничем непримечательной двери из селестианского кедра и замер подле неё, паря на высоте человеческого роста. Подождав, пока Мартинес подойдёт ближе, он неслышно для подполковника обменялся электронными сигналами с охранными устройствами двери. Что-то загудело в глубине стены, и тяжёлые дверные створки медленно разошлись в разные стороны, открывая разведчику проход в рабочий кабинет командора-прецептора крепости-монастыря Лондер Маргариты Сомовой.
   - Подполковник Мартинес, - услышал бальфурец чуть хрипловатое контральто, переступая порог кабинета. - Приветствую вас на Новой Доминике. Как добрались?
   - Спасибо, неплохо, - отозвался Мартинес, вежливо склоняя голову к правому плечу, приветствуя командора-прецептора. - Рад видеть вас в добром здравии, командор-прецептор Сомова.
   - Прошу вас, присаживайтесь, - Сомова галантно указала рукой на стоявшие по другую сторону рабочего стола-пульта удобные кресла с изменяющейся геометрией. - Кофе, чай, сойжава?
   - Кофе, если можно.
   - Не вопрос. - Сомова пробежала пальцами левой руки по сенсорной панели, встроенной в поверхность рабочего стола, вызывая кибера обслуги, одновременно делая знак киб-адъютанту, чтобы тот покинул кабинет. Шарообразный кибер, не произнеся ни звука, развернулся в воздухе и полетел к выходу из кабинета.
   Пару минут Мартинес и Сомова просидели в молчании, занятые каждый своим делом. Собственно, делом была занята только командор-прецептор, то и дело что-то просматривая в толще столешницы, иногда набирая на сенсоратуре какие-то сообщения и отсылая их неведомым бальфурцу адресатам. Подполковник же с интересом оглядывался по сторонам, рассматривая висящие на стенах стереографии и стоящие по углам кабинета ростовые манекены, изображающие воинов различных инопланетных рас. В одну из стен был встроен огромный стереоэкран; с высокого потолка, украшенного довольно затейливой лепниной, на массивных золотых цепях свисали многорожковые люстры с фотонными лампочками. Широкие и высокие окна кабинета были занавешены тяжёлыми шёлковыми гардинами, и вдобавок к этому, их закрывали бронированные жалюзи. Мартинес был уверен на сто процентов, что окна кабинета командор-прецептора Сомовой были ещё и защищены силовыми щитами. Ни для кого не было секретом, что Сёстры Милитант немного помешаны на мерах безопасности, но, как показывала практика, это не было излишним.
   В кабинет вкатился трёхколёсный кибер, держащий в своих манипуляторах два овальных подноса, на которых Мартинес рассмотрел фарфоровые чашечки с ароматным бонаданским кофе и шоколадные бисквиты; также на каждом подносе стояло по графину с сойжавой. Подкатив к столу, кибер ловко расставил подносы перед Мартинесом и Сомовой, после чего, не произнеся не звука, выкатился за дверь.
   - Прошу вас, подполковник, - произнесла Сомова, беря с тарелочки пару бисквитов. - Мне прекрасно известно, как кормят на военных судах. Е-рацион, конечно, питателен и высококалориен, но предложите гурману его и подошву от ботинка - так ещё неизвестно, что тот выберет.
   - С этим трудно не согласиться! - усмехнулся разведчик, делая аккуратный глоток кофе. - Благодарю вас, командор-прецептор. Кофе просто великолепен.
   - "Золотой Компас" с Бонадана! - гордо произнесла Сомова. - Мой любимый сорт, кстати!
   - И не без оснований, смею заверить.
   Командор-прецептор довольно улыбнулась, однако улыбка быстро сошла с её лица. Переведя стол в дежурный режим, Сомова откинулась в своём конформном кресле и внимательно вгляделась в лицо Мартинеса, держа в правой руке чашечку с кофе.
   - Итак, подполковник - давайте оставим лирику и перейдём к насущным делам, - деловым тоном произнесла эльсинорка. - Вы не просто так ведь прилетели на Новую Доминику. Военная разведка - значит, дело пахнет неважно и где-то кто-то кому-то наступил на причинное место. Я права?
   - В принципе, да, - отозвался Мартинес, проглатывая бисквит и выцеживая ароматный кофе.
   - Опять мятежники Офелии воду мутят? - прищурилась Сомова.
   - Боюсь, командор Сомова, что на сей раз бунтовщики Офелии тут ни при чём, - ответил Мартинес, ставя пустую чашечку на поднос и поудобнее усаживаясь в своём кресле. - Дело гораздо серьёзнее.
   - Вот как? - на лицо Сомовой легла тень. - Очень интересно. И кто же сей возмутитель спокойствия?
   - Хаос.
   - Хаос? - командор-прецептор слегка опешила от сказанного подполковником военной разведки. - А он здесь с какого боку? Лига уже лет шестьдесят не имела никаких столкновений с еретиками Тёмных Миров. Неужто эти обиженные умом имбецилы снова решили заварить кашу на наших границах?
   - Если бы это было так просто, я бы вряд ли прилетел в Лондер, командор-прецептор. Флот вполне способен справиться с еретической проблемой, к тому же, на Альтене и Кассиусе находятся крепости Ордена, так что, в любом случае, поддержка Сестёр Милитант Флоту была бы обеспечена. Но увы - дело куда серьёзнее.
   - Империум? - прищурилась Сомова.
   Вместо ответа Отто Мартинес вынул из внутреннего кармана куртки небольшой овальный предмет и, слегка сдавив его края, положил его на поверхность рабочего стола. В центре его загорелся маленький зелёный огонёк, который быстро вытянулся в световую нить, развернувшуюся в трёхмерный видеообъём. Протаяв в глубину, он явил взору Сомовой какой-то предмет в виде идеальной формы иссиня-чёрной сферы размером с мяч для тенниса - по крайней мере, именно такое впечатление создалось у Сомовой. Но что это был за предмет, командор-прецептор сказать не могла, хотя ей и показалось, что она уже где-то его видела.
   - А что это такое, подполковник? - спросила она Мартинеса.
   - Вы слышали что-нибудь о Сфере Аманара? - вопросом на вопрос ответил бальфурец.
   - Сфера Аманара? - Сомова задумчиво провела ладонью по своим длинным волосам цвета воронова крыла и нахмурилась. - Дайте-ка припомнить...
   Мартинес терпеливо ждал. Командор-прецептор с весьма задумчивым видом глядела на три-проекцию, размеренно постукивая кончиками пальцев левой руки по поверхности своего рабочего стола-пульта.
   - Я слышала об этой штуковине, - медленно кивнула командор Сомова. - Она была найдена ксеноархеологической экспедицией примерно пятьсот лет назад где-то в районе Туманности Пелло, на какой-то необитаемой планете. Её выставили после изучения в Музее Ксеноархеологии на Эльсиноре... нет, на Селесте, вот! Кое-кто из учёных утверждал, что это - часть какого-то древнего устройства, о котором практически ничего неизвестно. И что неким непонятным образом этот артефакт имеет отношение к одному из так называемых Владык Хаоса. Так ведь, подполковник Мартинес?
   - Ваша осведомлённость о вещах, которые вовсе не обязательно знать Сёстрам Милитант, говорит о том, что Орден уделяет очень большое внимание образованию своих адептов, - вежливо улыбнулся бальфурец. - Вы совершенно верно представляете себе, о чём я говорю.
   - Рада это слышать, - без намёка на какую-нибудь эмоцию отозвалась командор-прецептор. - А при чём здесь этот артефакт, могу я узнать?
   - Разумеется.
   Мартинес выудил из внутреннего кармана куртки небольшой кристаллодиск и пустил его по столешнице в сторону Сомовой. Командор-прецептор ловко поймала носитель данных и, повертев его между пальцев, вставила в щель ридера, включив голоэкран в режим односторонней прозрачности.
   Подполковнику пришлось терпеливо просидеть в кресле почти пятнадцать минут, в течение которых командор-прецептор внимательно изучала содержащуюся на носителе информацию. Информация эта, по вполне понятным причинам, значилась как особо секретная, но ситуация со Сферой Аманара в данный момент не располагала к слишком уж большой зацикленности на секретах.
   Наконец, Сомова закончила просмотр содержимого кристаллодиска и, откинувшись на спинку своего кресла, отключила проектор, после чего перевела взгляд своих цепкий карих глаз на Мартинеса.
   - Вы хотите сказать, что Сфера Аманара, если верить словам тех, кто её изучал, является очень древним артефактом неизвестной инопланетной расы, который изготовлен из неизвестного нашей науке искусственного сплава и которому - я имею в виду артефакту - несколько миллионов лет? И её предназначение - управлять чем-то, о чём никто не имеет ни малейшего представления?
   - Ну, что-то вроде этого, - отозвался Мартинес.
   - А вы не находите, что это всё может быть просто домыслами и гипотезами? - прищурилась командор-прецептор. - Как в своё время получилось с находками, сделанными на шестой планете Корнелии? Шум тогда подняли чуть ли не на всю Лигу - дескать, найдены неопровержимые доказательства того, что планеты пуритан были впервые колонизированы ещё до Каспийского Бунта колониальными транспортами с Пинемюнда. Хотя потом были обнаружены архивные записи, из которых следовало, что первые колониальные корабли прибыли в систему Сол в конце Пятнадцатого века Имперской Эры из Солнечной Системы и с Новой Южной Джорджии. Может, и здесь та же самая картина наблюдается?
   - Возможно, хотя я так не думаю, - покачал головой Мартинес. - И вот почему. Данный артефакт три недели назад был похищен неизвестными из селестианского Музея Ксеноархеологии, при этом двое охранников музея были убиты, ещё пятеро получили ранения различной степени тяжести. Точно определить личности нападавших охрана музея не смогла, но мы имеем в своём распоряжении записи с камер наблюдения, которые проанализировали наши аналитики при помощи комп-систем. С точностью до девяносто семи и семи десятых процента они выдали результат - в налёте на Музей Ксеноархеологии Селесты принимал участие спецназ Десантных Войск Хаоса.
   - Вы в этом уверены, подполковник Мартинес? - Сомова подалась вперёд при этих словах бальфурца.
   - Ну, спутать солдат Тёмных Миров с космодесантниками Империума или с нашими космическими пехотинцами довольно сложно, знаете ли! - позволил себе лёгкую усмешку разведчик. - Едва лишь стало известно, что на Селесте побывали хаоситы, как КосмоПол встал на уши и объявил план "Перехват". Крейсер еретиков засекли на окраине системы Гефест, но он успел уйти в гипер до того, как туда прибыли патрульные корабли Космической Полиции. Зато другой корабль хаоситов - миноносец класса "Зловещий" - не успел, но захватить его космополовцы не смогли.
   - Всё-таки ушёл в прыжок?
   - Нет, не ушёл. Экипаж миноносца взорвал его вместе с собой и абордажной группой, высадившейся на звездолёт еретиков. Вопрос - что такого важного они могли знать, раз предпочли взорвать сами себя?
   - Ну, это же хаоситы, подполковник Мартинес! - усмехнулась командор-прецептор. - Их логику нормальный разумный понять вряд ли когда сможет. Но я поняла вашу мысль - похищенный артефакт находился на борту крейсера, а миноносец мог кого-то или что-то доставить на его борт. Но кого или что?
   - В том-то и дело, что это нам неизвестно. Однако не составило труда проследить гипертраекторию вражеского корабля. И вот тут начинается самое интересное...
   Мартинес замолчал и с любопытством посмотрел на Сомову.
   - К сожалению, я не псайкер, и я не могу прочесть ваши мысли, подполковник, - с плохо скрываемым сарказмом проговорила эльсинорка. - Поэтому было бы неплохо, если бы объяснили мне, что вам нужно от меня и куда полетел этот фреллов звездолёт этих фрелловых еретиков. И если он убрался в свою нечестивую систему Гидра Доминатус, то я, уж простите меня, не стану об этом сожалеть.
   - Если бы крейсер лёг на курс, ведущем к главной системе еретиков, это было бы не так... - Мартинес запнулся, подбирая подходящее слово, - ... не так сложно. Однако он взял курс на территории, находящиеся под контролем кугхров.
   - Под контролем кугхров? - эхом отозвалась Сомова. - А при чём здесь зеленокожие, простите?
   - Если б я это знал, то вряд ли я прилетел бы на Новую Доминику.
   - А что, на этой планете есть что-то, связанное с кугхрами? - удивилась командор-прецептор.
   - Вернее будет сказать - кто-то. Не связанный с кугхрами, но очень хорошо знающий их психологию, повадки и образ жизни.
   - Фрайг! - выругалась Сомова, поняв, к чему именно клонит Мартинес. - Но почему именно Лондер? Неужто в других обителях Ордена вы не могли найти специалистов по зеленокожим?
   - Возможно, что мог бы, - согласился бальфурец, - но дело в том, что, во-первых, Новая Доминика ближе всех к границам Лиги и отсюда не так уж и сложно добраться до территории кугхров, следуя по Ганианской Дуге, а во-вторых, Сестра Мелина Линдеманн не без оснований считается одним из ведущих специалистов по зеленокожим не только во всём Ордене Милитант, но, пожалуй, и во всей Лиге. Она родилась на столичной планете зеленокожих - Ксарде, где её родители служили в составе дипломатической миссии Лиги, и прожила там восемнадцать лет. Она очень хорошо знает обычаи и психологию техноварваров, к тому же, она является доктором ксенопсихологии и ксеноархеологии. И она отлично говорит на кугхри. Плюс - она превосходный боевой специалист, чья специализация как раз заключается в тайных операциях и ликвидации врагов Лиги и вообще всех нормальных разумных. Так что мой выбор, как видите, довольно очевиден.
   Сомова фыркнула в ответ на эти слова Мартинеса.
   - Очевиден... Мне, знаете ли, в свете всего сказанного вами тоже кое-что очевидно.
   - И что же вам очевидно, командор-прецептор? - вежливо поинтересовался Мартинес.
   - По-вашему, Империум об этом не знает совершенно? Агенты Инквизиции, как всем известно, на самом деле вездесущи. Вы можете поручиться, что о Сфере Аманара на Терре ничего не знают? Лично я - нет.
   - А к чему вы вдруг вспомнили Империум?
   - К тому. - Сомова нахмурилась. - Если о Сфере Аманара известно Имперской Инквизиции, логично предположить, что её агенты уже идут по следу хаоситской банды. А это обычно пахнет Экстерминатусом. Объяснять, что это такое, надеюсь, не надо? - Мартинес покачал головой и хмыкнул, но ничего не сказал. - Во-от. Никто не помешает инквизитору отдать приказ о проведении Sanction Extremis. Одна-единственная торпеда-выжигатель атмосферы - и вы получаете хорошо прожаренный бифштекс "а-ля планета". Или циклонный заряд - тогда вы получаете очень много всяческих астероидов и космического мусора... Но я слегка отвлеклась, подполковник Мартинес. Прошу меня извинить. Итак - вы хотите видеть Сестру Линдеманн?
   - Сделайте одолжение, - вежливо кивнул бальфурец.
   Командор-прецептор хмыкнула и дёрнула плечами, но всё же протянула руку к панели встроенного в рабочий стол коммуникатора.
   - Сестра Линдеманн? Вы ещё не отошли ко сну? Это Сомова.
   Пару секунд в динамиках раздавался только фоновый шум работающего устройства, затем до слуха Мартинеса донёсся весьма приятный женский голос.
   - Я собиралась это сделать через несколько минут, командор. У вас ко мне какое-то дело?
   - Да, есть немного. Вас не затруднит подняться в мой кабинет?
   - Хорошо, командор. Буду через пару минут.
   Сомова выключила связь и с прищуром взглянула на подполковника военной разведки Лиги.
   - Я, конечно, всё понимаю - военная разведка, национальная безопасность, все дела... Но вы не находите, что это не совсем прилично - следить за своими же? Орден Милитант ни разу не давал повода усомниться в преданности Лиге. Здесь так же ненавидят хаоситов, как и в любой нормальной звёздной системе. Или подобное для военной разведки в норме вещей?
   - Никто никогда не ставил под сомнение преданность Сестёр Ордена нашим идеалам, но когда речь заходит о национальной безопасности, то здесь не до соплей. Взгляните на Империум - если Инквизиция или Патруль заподозрит, что безопасности граждан Империума что-то угрожает, они без зазрения совести наплюют на гражданские свободы...
   - Но мы не Империум, если вы это заметили, подполковник! - несколько более резко, чем нужно было, заявила Сомова. Затем недовольно нахмурилась. - Ванг шиист! Вот не хотелось срываться, а пришлось. И за это надо вам сказать спасибо, подполковник Мартинес.
   - Э-э...
   - Ладно, проехали! - командор-прецептор раздражённо махнула рукой. - Просто мне никогда не нравились эти подковёрные игры. Но пусть будет так, как будет.
   Мартинес хотел было что-то сказать, но тут входные двери кабинета Сомовой разошлись в стороны, впуская в помещение шарообразного кибера и вслед за ним - Сестру Милитант, облачённую в броню "Иерофант", но без боевого шлема. Аккуратно подстриженные средней длины каштановые волосы были уложены в довольно замысловатую причёску, которая легко выдавала в Сестре Линдеманн уроженку Сильваны, на которой подобные причёски были одними из самых популярных. Внимательные зелёные глаза оглядели Сомову и Мартинеса, ненадолго задержавшись на бальфурце.
   - Госпожа командор - вы хотели меня видеть? - спросила Сестра Линдеманн.
   - Да, Мелина, - кивнула командор-прецептор. - Прошу, присаживайся.
   Линдеманн осторожно опустилась в одно из кресел по ту сторону рабочего стола Сомовой, ещё раз покосившись на Мартинеса.
   - Наш гость, подполковник разведки Флота Отто Мартинес, - представила разведчика эльсинорка. - Не стану ходить вокруг да около, Мелина - я вызвала тебя потому...
   - ... что у военной разведки возникла потребность в ком-то, кто разбирается в ксенопсихологии, и я полагаю, что дело может быть связано с кугхрами, - продолжила за Мартинеса Линдеманн. - Я не ошиблась?
   - Нет, не ошиблись, - Мартинес с интересом посмотрел на Сестру Линдеманн. - А вы, простите, часом не псайкер?
   - Часом псайкер, - холодно улыбнулась сильванианка. - Но вы можете успокоиться, подполковник Мартинес - я не умею читать мысли. Мои способности позволяют кидаться файерболами и проделывать дыры в стенах и дверях при помощи пирокинетики, но мысли я читать не умею. Но в том, что вам нужен кто-то, кто разбирается в кугхрах, ясно и без телепатии, раз меня вызвала командор Сомова. И раз здесь находитесь вы.
   - В проницательности вам не откажешь, Сестра, - усмехнулся Мартинес.
   - Одно непонятно - разве у вас нет своих ксенологов? Стоило ради меня лететь на Новую Доминику? Или у разведки при упоминании зеленокожих начинаются мышечные судороги?
   - Репутация Сестёр Милитант довольно хорошо известна даже в Империуме, посему я счёл за благо обратиться в аббатство Святого Франческа, Сестра Линдеманн, - спокойно отозвался Мартинес. - К тому же, по вполне определённым причинам, будет лучше, если в предстоящем деле примет участие кто-то не из военных. А наши ксенологи, к сожалению, в основном, являются гражданскими, а здесь нужен кто-то, кто обладает боевыми навыками. К тому же, Орден Милитант выполняет почти те же задачи, что и Имперская Инквизиция, поэтому и было принято решение обратиться к Сёстрам за помощью.
   - То есть? - нахмурилась Линдеманн. - Здесь замешана Имперская Инквизиция? А это не слишком ли, подполковник Мартинес? Противопоставлять Лигу Империуму?
   - Никто никого никому не противопоставляет. Вот интенсионал по данной проблеме, - Мартинес протянул Линдеманн небольшой кристаллодиск. - Здесь вся информация по нашему делу. Ознакомьтесь с ней, пожалуйста, прежде чем принимать какое-либо поспешное решение.
   - Я никогда не принимала поспешных решений, подполковник Мартинес, - холодно произнесла Линдеманн, принимая интенсионал и вставляя его в миниатюрный пси-проектор, который она выудила из небольшого футлярчика на поясе. Прикрепив крохотную каплю ридера к левому виску, она включила проектор и слегка прищурила глаза, хотя зачем это нужно было делать, Мартинес не понял, так как никаких визуальных образов устройство не транслировало, вся информация шла непосредственно в мозг.
   Спустя несколько секунд Сестра Линдеманн выключила проектор и отлепила от виска ридер. С невозмутимым выражением лица сильванианка аккуратно вставила каплю считывающего устройства в гнездо на корпусе проектора и убрала прибор обратно в футляр.
   - У меня один вопрос к вам обоим, - зелёные глаза оббежали Сомову и Мартинеса. - Если мне попадутся имперские инквизиторы - что мне с ними делать?
   - Ну уж точно не вступать с ними в бой! - усмехнулась Сомова. - Не хватало ещё из-за твоих действий получить на свои головы войну с Террой! Если уж твоя миссия будет раскрыта - действуй по своему усмотрению, Мелина. В конце концов, враг у всех нас один - еретики. Но постарайся не конфликтовать с представителями Инквизиции. С чувством юмора у них очевидные проблемы.
   - У меня тоже, - спокойно произнесла Линдеманн. Поднялась на ноги. - Я отправлюсь через четыре часа. Мне понадобится одноместный корабль... что-нибудь вроде "Валькирии". Также мне нужны полные астрографические данные по пространству кугхров и сведения о последней активности хаоситов.
   - Они будут вам предоставлены, Сестра, - откликнулся Мартинес.
   Линдеманн молча кивнула бальфурцу и перевела взгляд на командор-прецептора. Сомова едва заметно кивнула и Сестра Линдеманн так же молча поднялась из кресла и, не произнеся более ни слова, направилась к выходу из кабинета.
   - Очень суровая особа, - покачал головой Мартинес, глядя вслед сильванианке. - Впрочем, иного я от Сестры Ордена и не ожидал. Недаром вас боятся все еретики.
   - Ересь нужно искоренять всеми доступными способами, - назидательно произнесла командор-прецептор. - Даже если для этого потребуется сжечь парочку-другую планет. Галактика от этого станет только чище.
   Отто Мартинес молча взглянул на Сомову, но ничего не сказал в ответ на эти слова командор-прецептора крепости Лондер. В конце концов, эльсинорка была не так уж и неправа. Другое дело, что Сёстры Милитант были слишком уж щепетильны в подобных делах, даже по меркам пуритан. Хотя, как говорил один из легендарных имперских инквизиторов тренторианец Всеволод Сташевский, нельзя приготовить омлет, не используя бластер. И здесь разведчик было полностью солидарен с этими словами.
  
  
   ГЛАВА 7.
  
  
   Некоторое время спустя,
   пространство Кугхранской Империи,
   система Блак.
  
  
   На командном мостике "Доминатора" царила обычная для любого космического корабля - неважно, будь то военное или гражданское судно - обстановка. Операторы дежурной смены, сидящие в мидель-креслах за консолями своих пультов, деловито переговаривались друг с другом, при этом ни на секунду не отвлекаясь от дисплеев и контрольных экранов. Особняком среди всего персонала выделялся сидящий на небольшом постаменте в центре отсека навигатор крейсера - плотного телосложения ксенос-кафаринец с Кальдо Адифари, которого полукольцом окружали многочисленные пульты, а прямо перед навигатором висел в воздухе трёхмерный экран тактического мультихроматрона, отображающий мешанину из различных геометрических фигур, цифр и букв, совершенно непонятная для непосвящённого. Для непосвящённого - но не для космонавигатора.
   Сидящий в консольном кресле капитан крейсера Антонио Мазарини обернулся на раздавшийся за его спиной звук открывающейся входной двери, внимательно взглянув на вошедших в командный отсек крейсера пассажиров "Доминатора". Технически, доступ пассажирам на командный мостик любого звездолёта запрещался категорически, к тому же, по логике, на борту военного корабля - а крейсер Инквизиции таковым и считался - пассажирам просто неоткуда было взяться. Простым пассажирам. Но сотрудники Имперской Инквизиции имели свободный доступ практически на любой объект в пределах Империума... ну, разве что в Императорский Дворец они не могли войти без надлежащих проверок со стороны охранявших его солдат Кустодианской Гвардии.
   - Капитан Мазарини. - Лаймон Стерн вежливо кивнул офицеру-космонавту. - Есть какие-либо новости?
   - Пока нет, инквизитор Стерн, - отозвался командир крейсера Инквизиции. - Мы сканируем гиперпространство на пятнадцать риманов, но пока сканеры не фиксируют никакого движения. Если корабль кугхров и движется в систему Блак, то он находится вне пределов досягаемости детекторов гиперполя. Мы на всякий случай подняли щиты и привели в режим готовности турболазерные батареи, на "Торвальде Фергусе" сделали то же самое. Сами знаете, что от зеленокожих можно всего ожидать.
   - Да, кугхры явно не подарок! - усмехнулся стоящий слева от Стерна Зариен Бруд. - Нам явно придётся непросто во время этих... мм... переговоров. Надо будет запастись терпением и молить Проводника Душ, чтобы даровал нам как можно больше этого самого терпения. А то, как правило, когда дело доходит до общения с зеленокожими, то кулаки начинают чесаться.
   - Как раз этого и следует избегать, - лишённым каких-либо эмоций голосом произнёс Су Куан, бросая на Бруда косой взгляд. - Соблазн велик, я понимаю, но нужно держать себя в руках. Уроженцы Ксарда не самые приятные собеседники в этой галактике, но нужно помнить о том, что это они, а не мы - техноварвары. Поэтому советую держать свои эмоции при себе.
   Инквизитор-марсианин лишь передёрнул плечами и криво усмехнулся. Стерн же, зная норовистый характер своего помощника, настороженно покосился на Бруда, но ничего говорить не стал. В конце концов, дураком Зариен не был и хорошо понимал, когда можно бить морду, а когда - нет.
   - Внимание! - раздался голос одного из операторов. Неожиданно, как обычно бывает в подобных случаях, но, как бы это выразиться, неожиданно-ожидаемо. - Зафиксировано движение в гиперпространстве, примерное расстояние до нашего местоположения - девять и двадцать два сотых римана. Одиночный корабль, идёт на скорости в семь с половиной перельманов. Идентификация... минутку... есть данные. Это военный звездолёт кугхров, похоже, крейсер класса "Вердахойе". Ожидаемое время выхода в нормальное пространство - три минуты сорок секунд.
   Капитан Мазарини оглядел стоящих рядом с его консольным креслом инквизиторов.
   - Похоже, наконец-то прибыл посланник техноварваров, - с ноткой иронии в голосе произнёс он. - Любопытно будет взглянуть на кугхра. Никогда не видел их вживую. То есть, мёртвого тоже никогда не видел... э-э... ну, вы меня поняли, - несколько невпопад закончил Мазарини.
   Стерн высветил на своём лице некое подобие улыбки. Как и все остальные на борту "Доминатора" и на "Торвальде Фергусе", фарадеец ни разу не видел живого кугхра - только на стереофотографиях и в учебных пособиях во время своего обучения в академии Нового Хартума. Но историю взаимоотношений Империума и техноварваров с Южной Периферии знал хорошо, впрочем, как и любой мало-мальски образованный гражданин Империума.
   Впервые терранцы столкнулись с зеленокожими уроженцами планеты Ксард в середине XI века Имперской Эры, и произошло это в отдалённой терранской колонии Фарауэй. Планета, которую на тот момент всего лишь сорок два года как начали заселять, совершенно неожиданно подверглась ничем неспровоцированному нападению неизвестной дотоле инопланетной расы. Вышедшая из джамп-режима крупная эскадра ксеносов без предупреждения атаковала Фарауэй, практически сразу же уничтожив немногочисленные корабли Сил Системной Обороны и высадив десант на поверхность планеты. СПО, разумеется, вступили с противником в бой, но силы были слишком неравны, к тому же, сказывалось численное преимущество пришельцев. В двухдневной битве в окрестностях столицы Фарауэя - Моррисвиля - ксеносы разгромили отряды защитников планеты и начали высадку основных сил корпуса вторжения.
   Однако нескольким судам ССО всё-таки удалось прорваться сквозь кольцо орбитальной блокады, установленной чужими, и уйти в гиперпрыжок. Добравшись до ближайшего имперского мира, коим оказался индустриальный Моргенштерн, они сообщили властям о случившемся, чем поставили на уши весь Зефионский Квадрант. Появление неизвестного противника, довольно хорошо вооружённого и весьма агрессивного, привело имперские власти в этой части космоса в замешательство. Однако оно быстро прошло, и генерал-губернатор Зефиона Мортимер Дикинсон начал собирать карательную экспедицию к Фарауэю, чтобы отбить планету у агрессора и как следует проучить наглых ксеносов. Одновременно с этим на Терру ушло шифрованное сообщение с описанием ситуации и просьбой о поддержке.
   Спустя двенадцать дней после прибытия на Моргенштерн беглецов с Фарауэя орбитальное пространство индустриального мира покинули четыре эскадры ВКФ, совершившие гиперпереход в систему Леандр, в которой, собственно, и располагался Фарауэй. Каково же было удивление командования карательных сил имперцев, когда по выходе в нормальное пространство звездолёты напоролись на космические минные поля, которые причинили довольно изрядный ущерб имперским силам. К тому же, детонация термоядерных зарядов вызвала тревогу в рядах ксеносов, так что, когда корабли Империума подошли к планете, их уже ждали.
   Чужаки явно уступали имперцам в технологиях, поскольку ничего даже отдалённо похожего на дальнобойные турболазеры у них не оказалось, но это мало чем помогло кораблям Империума. Пришельцы оказались довольно хорошими воинами и явно не собирались так просто сдаваться. Их неказистые с виду, но вполне боеспособные звездолёты яростно бросились в бой, поливая имперские суда потоками смертоносной энергии и шквалом гиперзвуковых снарядов, совершенно игнорируя высокотехнологичную доктрину ВКФ - вести бой на расстоянии, как и приличествовало в космосе. Их юркие истребители, своей формой похожие на грубо обработанные куски горной породы неправильной формы, роились вокруг звездолётов Империума, как гаратольские медовые бабочки - вокруг плодов мешковидного дерева, несмотря на массированный огонь зенитных батарей и противодействие со стороны "Грифонов".
   Словом, схватка на орбите Фарауэя переросла в настоящую космическую битву. И поначалу чужие достигли в ней некоторого преимущества, оттеснив благодаря своим яростным контратакам корабли ВКФ к самому крупному спутнику планеты - Диксону. Однако командующий имперскими силами контр-адмирал Игорь Ковалёв сумел изменить ход сражения, совершив неожиданный манёвр, а именно - четыре имперских крейсера класса "Орион" совершили совершенно неожиданный для ксеносов микропрыжок практически в самую гущу вражеского флота, после чего открыли ураганный огонь из турболазеров и выпустили по ошеломлённому таким ходом противнику тучу высокоскоростных ракет с термоядерными зарядами.
   Воспользовавшись воцарившейся в рядах противника неразберихой, Ковалёв перестроил свои силы, выведя над плоскостью орбиты планеты канонерские корабли, которые повели по врагу огонь с дальних дистанций, прикрываемые миноносцами "Чёрный гром". К такому повороту событий противник явно был не готов, как следствие - тактическая инициатива перешла в руки имперцев. Выпустив в сторону вражеского флота киберов-смертников, которые нанесли серьёзный ущерб ксеносам, контр-адмирал двинул вперёд формацию тяжёлых десантных кораблей, что несли в своих трюмах подразделения Космического Десанта, танки-тараны и боевые шагоходы класса "Титан" - огромные машины уничтожения, практически неуязвимые для любой наземной военной техники.
   После двухнедельной кампании по освобождения Фарауэя планета была снова возвращена под контроль Империума, а чужие убрались восвояси, получив по заслугам. Имперцам удалось захватить некоторое количество пленных солдат и офицеров ксеносов, от которых и стало известно о существовании расы кугхров. Но никто тогда ещё не знал, что освобождение Фарауэя, который был атакован кугхрами только лишь потому, что имперцы слишком близко подобрались к границам их владений, было лишь началом Первой Имперско-Кугхранской войны, которая едва не опустошила весь Скифский Залив...
   - Крейсер зеленокожих выходит в обычное пространство, - доложил тот же самый оператор. - Расстояние - полторы световые секунды. Слишком близко, я бы сказал. Но это всё-таки кугхры... иного я от них и не ожидал.
   Мазарини хмыкнул в ответ на эти слова оператора и перевёл взгляд на экран главного мультихроматрона "Доминатора".
   Прибывший в систему Блак крейсер техноварваров более всего напомнил Стерну невообразимую мешанину углов, штырей, ломаных полусфер и прочих не совсем правильной формы геометрических фигур. Длиной около полутора километров, корабль кугхров был окружён мерцающим сиянием силового экрана, а за кормой звездолёта тянулся длинный "хвост" яркого синего пламени - выхлоп от фотонных двигателей судна ксеносов. Выскочив из гиперпространства, крейсер сразу же направился к неподвижно висящим в космосе имперским кораблям, двигаясь с грацией терранского бегемота.
   - Весьма... впечатляет, - с едва скрываемой иронией в голосе произнёс Бруд. - Большой корабль, ага...
   Стерн покосился на марсианина, но ничего не сказал.
   - С корабля кугхров транслируется передача на гиперчастоте восемь-три, - доложил сидящий за своим пультом оператор коммуникационного устройства. - Открываю канал входящего вызова.
   Над главным пультом управления вспыхнула зелёная световая нить, которая через пару секунд развернулась в видеообъём, который, протаяв в глубину, явил взорам тех, кто находился на ходовом мостике крейсера Инквизиции, рубку управления кугхранского крейсера, а на переднем плане - здоровенного зеленокожего ксеноса в серо-синей форме с чем-то, что должно было изображать ранговые нашивки. И форма эта сидела на ксеносе, как на корове - седло. Инопланетянин с серьёзным видом оглядел находящих по ту сторону экрана - относительно него, разумеется - имперцев, после чего коротко кивнул им и заговорил на имперском стандарте, правда, с довольно сильным акцентом. Впрочем, все те зеленокожие, которые владели имперским стандартным, говорили на нём с акцентом.
   - Моя есть капитана крейсер Кугхранской Империя Шорг Випар, - произнёс кугхр, настороженно глядя на имперцев. - Я управлять крейсером "Найдр Согга". Кто говорить со мной от лицо Галактический Империум?
   - Я офицер Имперской Инквизиции Лаймон Стерн, - произнёс Лаймон, выступая вперёд, чтобы попасть в фокус передающей камеры и вежливо кивая ксеносу, давая тому понять, что он здесь является главным действующим лицом со стороны Империума. - Мы прибыли в данный сектор пространства по согласованию с военными властями Кугхранской Империи для встречи с представителем ваших вооружённых сил.
   - Есть так, - утвердительно кивнул капитан кугхранского крейсера. - Капитана Зогг Гроттил из военная разведка Империи. Он будет с ваша работать в одна команда. Вам... э-э... вы готова принимать наша челнок?
   - Капитан Мазарини? - Стерн вопросительно взглянул на военного космонавта.
   - Четвёртая посадочная палуба готова принять челнок с представителем Кугхранской Империи, - отозвался капитан "Доминатора". - В соответствии с нормами дипломатического протокола его встретит почётный караул, который сопроводит офицера военной разведки капитана Гроттила в кают-компанию, где его будет ждать офицер Имперской Инквизиции Лаймон Стерн.
   - Принимается, - согласно кивнул капитан Випар. - Мы высылать челнок с наша представитель.
   Кугхр вежливо кивнул имперцам и отключился. Виом, повисев в воздухе ещё несколько секунд, свернулся в световую нить, которая, повисев в воздухе секунды три, втянулась в пульт и пропала из виду.
   - Что ж - давайте поглядим, что из себя представляет этот капитан Зогг Гроттил, - произнёс Стерн, оглядываясь вокруг. - Будем надеяться, что он не окажется твердолобым зеленокожим солдафоном с идиотскими представлениями об окружающем мире.
  
  
   Капитан военной разведки Кугхранской Империи Зогг Гроттил оказался именно таким, каким его инквизиторы и представляли. Здоровенный зеленокожий детина, ростом выше виири с Дра-III (и это при том, что средний рост уроженцев этой планеты составлял 2,30 - 2,40 метра), с огромной мускулатурой, явно способный вогнать любого разумного - может, разве что кроме того же виири - по уши в пол, облачённый вместо военной формы в грозного вида серую боевую броню, однако без шлема. На правом бедре ксеноса была закреплена кобура с тяжёлым крупнокалиберным масс-драйверным пистолетом, за спиной на ременной перевязи висел ручной стаббер, а с пояса свисал в ножнах цепной меч. Страшное оружие, которое резало плоть и кости на раз, оставляя после себя ужасные раны. При виде цепного меча техноварвара Стерн едва заметно скривился - вспомнил ликвидацию еретической ячейки шаннитов на Авроре, некоторые боевики которой были вооружены именно кугхранскими цепными мечами. Контрабанда, понятное дело, но тому, кому такой меч впивается в тело, от этого легче не становится.
   Кугхр, переступив порог кают-компании "Доминатора", внимательно огляделся по сторонам, затем сделал пару шагов вперёд и остановился. Взгляд его красноватых глаз сфокусировался на Стерне, который внимательно наблюдал за действиями инопланетянина.
   - Капитан Зогг Гроттил, военная разведка Боевого Флота Кугхранской Империи, - на удивление на отличном стандартном произнёс кугхр. Возможно, так он умел произносить только эту фразу, поскольку следующие его слова были сказаны с тем же знаменитым кугхранским акцентом. - Моя прибыть на ваша корабль по соглашовыванию... по согласительному... по соглашению с ваша руководство. Кто здесь есть имперский инквизитора Лаймон Стерн?
   Инквизиторы переглянулись между собой, тщательно пряча ухмылки, затем фарадеец чуть выступил вперёд и вежливо склонил голову к левому плечу.
   - Я - Лаймон Стерн, - представился он, глядя на ксеноса.
   Гроттил, смерив инквизитора внимательным взглядом с ног до головы, издал какой-то странный звук и церемонно взмахнул сжатой во внушительный кулак правой рукой.
   - Моя рада приветствовать представители Галактический Империум здеся! - объявил Гроттил, проходя к расположенному в центре отсека большому квадратному столу и пытаясь устроиться в одном из меняющих свою форму под телом сидящего кресел. Получилось это у него не очень - конформные кресла на крейсере Инквизиции были всё-таки рассчитаны на существ, более-менее схожих с терранцами своим строением, а кугхр был, хоть и антропоморфным разумным, но уж очень крупным. Тем не менее, зеленокожему удалось кое-как втиснуться в кресло, после чего кугхр оглядел присутствующих в кают-компании инквизиторов.
   - Ваша руководство сказать, чего вы ищете в пространство кугхров, - заявил Гроттил, пытаясь откинуться на спинку кресла. Получилось это у него не очень, поскольку, садясь в кресло это самое, инопланетянин забыл снять со своей широкой спины стаббер. Однако эта оплошность ничуть не смутила ксеноса. Сдёрнув тяжёлый ручник со своей спины, Гроттил спокойно прислонил его к креслу слева от себя и, поправив ножны с цепным мечом, снова оглядел представителей Инквизиции. - Вы искать какой-то древний штук, который может быть связан с Хаосом? Так? И этот штук может быть где-то в Скоплении Кшаффа? Так?
   - Примерно так, - осторожно отозвался Стерн.
   - А-га! - с расстановкой произнёс Гроттил. - Хаос. Это говно. Мой народ иметь несколько случаев столкновений с теми придурок, что вы зовёте еретик. Они просто конченный уроды! - широкое лицо Гроттила скривилось в гримасе отвращения. - Пищат о какое-то демократия, толерантной отношение к каким-то непонятный личности... Не, это есть херня! Кугхры не любить таких пи... э-э... брехун. Очень не любить. Но время от время они пролезать к нам и пытаться толкать свой тупой пропаганда. Мы, правда, их совсем не слушать - мы их немного делать ниже ростом. На целый башка. - Ксенос коротко хохотнул. - Но сейчас речь не об том.
   Гроттил замолчал и оглядел пустую столешницу с несколько разочарованным видом.
   - Быть может, наш уважаемый гость желает чего-нибудь? - спросил Стерн, переглядываясь с Куаном, который сидел слева от него. - Кофе, чай... хотя нет, чай вам противопоказан из-за вашего метаболизма... быть может, сойжавы хотите? Она подходит почти всем кислорододышащим формам разумной жизни.
   - Моя бы не отказаться от пуши, но моя так понимать, что пуши здеся нету, - несколько разочарованно произнёс кугхр. - Ладно, сойдёт и сойжава. Кофе я не очень хорошо принимать - у меня потом после него иж... изг... ну, короча, моя желудка после ваша кофе мало-мало болеть. А сойжава - хорошо. Вкусна!
   Стерн покосился на Ленору Тайрос, которая, кривовато усмехнувшись, встала из-за стола и, подойдя к стоящему у противоположной стены кают-компании небольшому изящному столику, взяла с него поднос с большим графином, внутри которого находилась янтарного цвета жидкость - самый, пожалуй, популярный фруктовый напиток в Галактике, производимый на Зейсте, четвёртой планете Арктура, из плодов фруктового дерева сойжа, который могли свободно употреблять почти все виды разумных существ, которые дышали кислородом. Вернувшись к столу, Тайрос молча поставила поднос на стол и уселась в своё кресло, наблюдая за зеленокожим техноварваром прищуренными глазами.
   - Да, сойжава хорошо, - кивнул Гроттил, выдёргивая из графина пробку и наливая себе полный фужер, который затем опрокинул в себя одним махом. - Но пуши лучше, да! Однако, спасиба. Перейдём к наши дела. Итак - ваша утверждает, что еретики искать что-та на наши территории? Что такое?
   - Если судить по той весьма скупой информации, которая имеется в нашем распоряжении, капитан, - произнёс Стерн, - то речь идёт о некоем древнем устройстве, возможно, оружии, которое создано давно исчезнувшей цивилизацией и которое способно уничтожать целые звёздные системы. По вполне понятным причинам, проверить её невозможно, но нельзя ничего исключать. Вы сами понимаете, что нельзя, чтобы что-то подобное попало в руки хаоситов. Поэтому мы и здесь.
   - Понимать, - кивнул Гроттил. - Конечно, немного странно видеть здесь хомо, но война давно кончаться, так что моя не видеть смысл перемалывать старый противоречий. Враг у наша общая, так что нада работать вмести. А?
   - Совершенно верно замечено, капитан Гроттил, и я весьма рад, что вы проявляете столь большое здравомыслие, - отозвался Стерн.
   - Хе, кугхр не настолько дурак, как иногда считает хомо! - усмехнулся Гроттил, оскалив в ухмылке свою пасть и демонстрируя собравшимся все свои пятьдесят шесть острых зубов, даже можно сказать, клыков. - Мой народ тоже кое-что понимать в иерархии Хаоса. Сказать по-честна, моя думать, что в предположений один наш учёный - о, эта очень умная кугхр с Кимнори - о Владыках Хаоса есть много-много рациональный зерно. Я и сам кое-что видеть на одной планета в система Глордавин. Странна, да. Непонятное дело. До сих пор непонятное.
   Кугхр передёрнул своими мощными плечами, снова взял со стола графин с сойжавой и, откупорив его, одним махом опрокинул его содержимое в свою глотку. Поставил опустевший графин на поднос и икнул, при этом кресло под зеленокожим ксеносом издало жалобный звук.
   - Моя просить прощения, - сконфуженно пробормотал Гроттил. - Просто сойжава очень вкусна, да!
   - Всё нормально, капитан, - на лице Стерна возникло некое подобие улыбки.
   - От так. - Гроттил слегка успокоился. - Хорошо, теперь вернёмся к наша проблема. У вас иметь координаты?
   - Очень приблизительные, - признался фарадеец. - Нам удалось отследить гипертраекторию крейсера хаоситов, из которой мы сделали вывод, что еретиков весьма интересует место, которое вы, кугхры, именуете Скопление Кшаффа.
   - Скопление Кшаффа? - на лице Гроттила возникло выражение, которое Лаймон охарактеризовал бы, как замешательство. - Кхм...
   - Какие-то проблемы, капитан Гроттил? - поинтересовался Су Куан.
   - Как сказать... - кугхр поскрёб затылок своей внушительной пятернёй. - Кшаффа... Нехороший место, странный. Мало колоний у нас тама, потому что есть несколько странных пропажа колониста.
   - Вот как? - насторожился Лаймон.
   - Вот так. - Со стороны могло показаться, что Гроттил издевается над инквизитором, но на самом деле то была просто манера вести разговор, да к тому же ещё и на чужом языке. - Исчезать пять наша колоний в этом сектор космоса. Никого нет.
   - То есть? - не понял Брекетт.
   - То и есть, - невесело усмехнулся кугхр. - Мэгдрадг - большая колония, ресурсная, были солдаты. Много гражданский. И что? Все пропали. Ничего. Никакого следа. Нет крови, нет следа борьба, нет разрушений - хотя нет, немного разрушений есть, но непонятно, откуда взялось это. И ещё вот это...
   Гроттил выудил откуда-то небольшой голопроектор и положил его на столешницу. Сдавив его края, кугхр кивнул на возникшую над проектором голограмму, которая изображала некую надпись, написанную явно на языке техноварваров Южной Периферии, о чём свидетельствовали характерные для письменности зеленокожих довольно сложные для воспроизведения иероглифы.
   - "Скаати-ль ак Аз",- прочитал Зариен Бруд надпись, едва лишь она проявилась в воздухе. - Судя по всему, надпись сделана чем-то вроде шахтёрского лазера на какой-то стене. Но что она может означать?
   - Хомо знать кугхри? - с интересом всмотрелся в марсианина зеленокожий ксенос.
   - Знать, - усмехнулся Бруд. - Но я не знаю, что такое "Аз". "Скаати-ль" означает "Да здравствует", "ак" - это что-то вроде "милорд", "господин", "владыка". Тогда, в принципе, можно предположить, что Аз - это имя. Чьё-то. И он, судя по всему, является для некоей части вашего общества весьма уважаемым субъектом.
   - Так есть, - в свою очередь, усмехнулся Гроттил. - Знать бы ещё, кто такая есть эта Аз.
   - А вы не догадываетесь? - спросила Ленора.
   - Как это возможно? - красноватые глаза Гроттила оглядели всех находящихся в кают-компании инквизиторов. - Такой кугхр не имеет место нахождения на Мэгдрадг. Мы всё проверить.
   - А почему вы не сделали такое допущение, что часть колонистов по некоей причине переметнулась на противоположную сторону? - задал вопрос Лаймон. - Скажем, впали в ересь?
   - Кто впал в ересь? Кугхр? - Гроттил посмотрел на фарадейца с таким видом, словно перед ним находился умственно-отсталый, которому вдруг срочно понадобилось объяснить первый закон термодинамики. - Я прошу простить, но ваше предположение есть эта самая ересь! За тысячи лет того, как мы есть быть, ни один кугхр не стал слуга Хаоса! Ни один! И не станет никогда! Понятна?!
   - А чего вы так взвились, капитан Гроттил? - спокойном тоном осведомился Куан.
   Некоторое время казалось, что зеленокожий ксенос сейчас вскочит со своего места и примется потрошить всех присутствующих своим цепным мечом, однако, к счастью, этого не произошло. Вместо этого Гроттил с брезгливым выражением на своём широскулом лице оглядел инквизиторов и покачал головой.
   - Вы, хомо, очень плохо знать моя народ, раз говорить такие слова, - произнёс кугхр. - Ни один кугхр никогда - запомнить эта слово - никогда, ни при каких условие не перейти на сторону еретиков! Если понадобится, мой народ бить эту мразь вместе с Империум! Но никак не по-иначному!
   - Это весьма приятные и лестные для нас слова, капитан Гроттил, особенно учитывая не очень светлую историю взаимоотношений наших империй, - сказал Стерн. - Но вы меня не совсем правильно поняли. Под термином "противоположная сторона" я не имел в виду Хаос. Вернее, не только его.
   - А кто ещё? - удивился Гроттил.
   - А вот это уже вам должно быть виднее. Вы, как офицер военной разведки Кугхранской Империи, должны знать, что происходит на контролируемых вами территориях.
   - А, вы иметь в виду всякие диссиденты-инсургенты? - понимающе усмехнулся ксенос. - Ну да, такое имеется. Два.
   - Что - два? - не понял Стерн. Всё-таки не совсем грамотное построение Гроттилом фраз на имперском основном иной раз ставило логический аппарат в тупик и заставляло как бы переводить с безграмотного основного на правильный имперский стандарт.
   - Ну, два диссидент. Есть сейчас два раса, которая думать, что она самая тута умная. - Лицо Гроттила скривилось в злобной гримасе. - Кугхра считать за говно, как будто сами есть пирог из ягод илда! Не знаю, слышать вы о такие раса, как м'шуу и сетани, но именно они есть возмутители спокойствие. Думать, что они самый крутой парень в этот кабак! Ха! Самый крутой парень здеся - это кугхр!
   Гроттил, ударив себя кулаком в грудь, при этом раздался такой звук, будто здесь ударили в огромный басовый барабан, гордо окинул взглядом присутствующих.
   - Они могут быть причастны к пропажам ваших колоний? - спросил Бруд.
   - Не знаю, - пожал плечами Гроттил. - М'шуу вряд ли могут на такое пойти - как вы говорите, кишка тонкая. А вот сетани мочь сотворить такое, хотя, опять же, какая им в этой смысла? Если Император об этом узнать - родной планета сетани плохо будет. Экстерминатус не только Империум умеет делать.
   - Насколько я разбираюсь во всей этой бодяге, которая зовётся Хаосом, - произнёс Стерн, - никого, кто носил бы подобное имя - Аз, там нет. Есть четыре Владыки Хаоса - Шо-Шанн, Тан, Ордоши и Аманар, есть ещё некто Вокбин, который, хоть и числится Владыкой, но к деятельности Великой Четвёрки, как их любят величать еретические отбросы, практически не имеет отношения. Возможно, мы чего-то не знаем?
   - Это вопрос. - Гроттил почесал своей огромной ручищей затылок, с которого свешивался толстый "конский хвост" - так большинство мужчины-кугхров предпочитали заплетать свои длинные жёсткие волосы. - Возможно. Но чего не знать, можно всегда узнать. Так, да?
   На грубоватом лице техноварвара возникла плутоватая ухмылка, и Лаймон тяжело вздохнул про себя. Несмотря на свою кажущуюся простоватость, кугхры отнюдь не были дураками и простофилями. И четыре войны с ними это хорошо показали. Инквизитор подумал, что просто здесь явно не будет. По всей видимости, им придётся не только искать в Скоплении Кшаффа этот самый Поток, но ещё и помогать кугхрам разбираться с пропажами их колонистов. И нельзя поручиться, что эти события не могут иметь, так сказать, общий знаменатель.
   - Так, да, - произнёс Гроттил. - Значит, мы лететь в Кшаффа и искать то, чего пока не знать?
   - Вроде того, - усмехнулся Су Куан.
   - Хорошо, - кивнул ксенос. - Моя вернуться на крейсер и лететь за ваша. Будем искать ваша Поток, а если получаться - то и наша колониста поискать можно. Хотя моя чтой-то думать, что это всё может быть взаимосвязана. Да, так есть.
   Стерн и Куан переглянулись между собой, и сирианец едва заметно нахмурился. Казалось бы, довольно простое дело - найти древнее супероружие - поворачивалось к инквизиторам совсем другой стороной. Пропажа нескольких колоний кугхров насторожила имперцев, поскольку это могло быть связано с Потоком. А могло и не быть.
   Так это или нет, узнать об этом можно было только в этом самом звёздном скоплении. Хотя лично Стерну казалось, что между этими двумя моментами нет никакой связи. Но именно это обстоятельство ещё больше тревожило инквизитора.
  
  
   Если и существовало сколь-нибудь удалённое от цивилизации местечко, подобное Скоплению Кшаффа, которое располагалось практически на самой восточной границе Кугхранской Империи, то инквизитору Стерну таковое было неизвестно. Состоящее, в основном, из звёзд спектральных классов K и G, скопление это насчитывало сорок шесть звёздных систем, поэтому исследовать его на предмет наличия каких-либо странных артефактов было не так уж и сложно. "Доминатор", вынырнув из джамп-режима в полутора парсеках от границы скопления, тут же выпустил целую свору проботов, которые, ярко сверкнув в темноте космической ночи своими термоядерными микродвигателями, устремились каждый к введённый в их навигационные компьютеры цели.
   Капитан военной разведки зеленокожих Зогг Гроттил, который сразу же после того, как крейсер Инквизиции, десантный фрегат и боевой звездолёт кугхров вышли в обычный космос, снова прибыл на "Доминатор" для обеспечения наиболее тесного взаимодействия между силовыми структурами двух империй, объяснил инквизиторам и капитану крейсера, что Скопление Кшаффа довольно бедно разумными формами жизни и таковых здесь имеется всего лишь шесть, причём две цивилизации - гуманоиды с пятой планеты Вараш Танзольт и инсектоидная раса с Ори - уже овладели атомной энергией и были готовы к запуску первых орбитальных кораблей. Три другие цивилизации считались кугхрами варварами, которые пока не продвинулись дальше паровых технологий, а шестая разумная раса скопления находилась на феодальной стадии развития и интереса для зеленокожих уроженцев Ксарда не представляла, чего нельзя было сказать об их планете, богатой залежами полезных ископаемых. Ещё следовало упомянуть шестнадцать заселённых кугхрами систем, которые, в большинстве своём, являлись ресурсными, что предполагало наличие там крупных воинских контингентов. Шестнадцать - но недавно их было двадцать одна. Пять исчезнувших колоний, которые, по словам Гроттила, являлись самыми молодыми из колонизированных кугхрами миров в этой части космоса, не имели сколь-нибудь значительных гарнизонов; возможно, именно это и привлекло к ним внимание неизвестного противника.
   Стерна информация о пропаже колонистов-кугхров почему-то встревожила, что было заметно по его реакции на слова Гроттила. Однако инквизитор никому ничего не стал объяснять, чем вызвал недовольное выражение на лице Су Куана. Сирианец подумал, что его коллега что-то скрывает от остальных офицеров Инквизиции, но вслух не стал ничего говорить. В конце концов, если Стерн сочтёт нужным рассказать о том, что его беспокоит, то он так и поступит.
   (Беспокойство Лаймона Стерна имело под собой определённые основания. Возможно, Куан этого не знал, но девять лет назад Патруль проводил расследование загадочного исчезновения небольшой колонии на шестом спутнике газового гиганта Гильгамеш, что располагался в системе тройной звезды Мантис, в Пятьдесят Пятом Секторе. Двадцать шесть тысяч двести переселенцев с аграрного мира Целлиния, решившие попытать счастья на новом месте - они исчезли так, словно их никогда и не было на поверхности Спаркса. Два патрульных фрегата прибыли в систему Мантис по вызову экипажа прилетевшего на Спаркс грузового звездолёта с Венцеслауса, который привёз в колонию партию сельскохозяйственной техники и экипаж которого обнаружил, что все колонисты куда-то исчезли, не оставив после себя никаких следов. Расследование, проведённое Патрулём, так и не смогло установить причину исчезновения колонии. Никаких следов сражения не было найдено, более того - непохоже было, чтобы вообще имело место что-то вроде боевого контакта. Конечно, сто шестьдесят полицейских вряд ли могли оказать серьёзное сопротивление, но наивно полагать, что они бы просто сидели сложа руки и смотрели, как неизвестный враг делает своё чёрное дело. Однако факт оставался фактом - все поселенцы бесследно исчезли, не оставив следователям ничего, что могло бы дать наводку на то, кто несёт за это ответственность. Понятное дело, что подозрение сразу же пало на хаоситов, но если бы это было так, то навряд ли еретики отказали бы себе в удовольствии пострелять по беззащитным гражданским. И за прошедшие с той поры девять лет ни Патруль, ни Инквизиция так и не добились сколь-нибудь серьёзного прогресса в расследовании этого странного дела.)
   Между тем прошло уже почти три часа и от посланных на разведку проботов уже должны были начать поступать первые данные. Но пока экраны сканирующих устройств оставались чисты, ну, то есть, чисты относительно. Пространство ведь не было пустым от разного рода излучений, но от зондов пока ничего не поступало.
   В ожидании данных от проботов между инквизитором Брудом и капитаном Гроттилом завязалась дискуссия на тему возможного присутствия в Скоплении Кшаффа еретиков из Тёмных Миров. Кугхр, не отметая такую возможность, всё-таки выразил сомнение в причастности культистов Хаоса к исчезновению колонистов, так как хаоситы однозначно бы оставили после себя следы в виде трупов и разрушенных строений, здесь же, кроме загадочной надписи на кугхри, обнаруженной на Мэгдрадге, не было ничего. Зариен высказал предположение, что, раз надпись сделана на языке зеленокожих ксеносов, то её явно оставил какой-то кугхр. Гроттил, с подозрением оглядев инквизитора с высоты своего роста, осведомился, на что тот намекает. Марсианин, пожав плечами, ответил, что он ни на что не намекает, но надпись говорит сама за себя. Если её сделал кто-то из поселенцев, то он вполне мог понимать, что он пишет и кто такой этот таинственный Аз. Кугхр, помолчав с минуту, осторожно признал, что в словах Бруда есть зерно истины, но всё-таки здесь не могли быть замешаны еретики. Ибо представить своего сородича, верящего во весь тот бред, в который верили хаоситы, Гроттил не мог при всём желании. А вот если здесь была замешана некая сила, каким-то образом связанная с тем типом, про которого говорил инквизитор Стерн, тогда дело принимало совсем другой оборот. Тогда всё можно было списать на пси-обработку, хотя это и не проливало свет на то, куда же делись несколько сотен тысяч колонистов-кугхров.
   Бруд хотел было сказать своему собеседнику, что здесь можно высказать несколько версий, но тут неожиданно - впрочем, это ещё как сказать - ожили сканеры, принимая потоки данных от посланных в скопление проботов. Сидящие в своих мидель-креслах операторы тут же принялись скармливать эти данные главному корабельному компьютеру, который, обработав их и проанализировав, тут же вывел на экран главного мультихроматрона обобщённые данные о результатах сканирования систем скопления.
   Бегло оглядев поток данных, капитан Мазарини издал некий недовольный результатами звук, после чего протянул руку к сенсору увеличения масштаба. И, словно он по ошибке нажал не на тот сенсор, совершенно неожиданно - в полном смысле этого слова - включился гиперсканер, выдавая в открывшееся отдельное видеоокно поток данных, свидетельствующих о том, что он засёк движущийся в гиперпространстве космический корабль, который вот-вот должен был выйти в нормальный космос где-то неподалёку от границ скопления.
   - Очень интересно, - пробормотал Стерн, с интересом глядя на поступающую с гиперсканера информацию. - Можно определить, кто это...
   Договорить инквизитор не успел. На ходовом мостике, а равно и по всему крейсеру, истошно взревела аварийная сирена, предупреждая о возможности столкновения с неопознанным судном, вынырнувшем из джамп-режима уж очень близко к "Доминатору". Автоматически включились маневровые двигатели, уводя звездолёт с траектории возможного столкновения. На видеоэкранах внешнего обзора промелькнуло что-то небольшое и очень быстрое, судя по тому, как оно миновало крейсер Инквизиции, фрегат КосмоДесанта и боевое судно кугхров, стремительно удаляясь в направлении Скопления Кшаффа.
   - Идентификацию, живо! - рявкнул Мазарини. - Что это за корабль?!
   - Одну секунду, капитан! - отозвался со своего места один из операторов, чьи пальцы мелькали по сенсоратуре с поразительной быстротой. - Идёт обработка информации! Так... есть первичные данные... Э-э... Какого фрайга?!
   Оператор развернулся в своём мидель-кресле и с недоумевающим выражением лица уставился на капитана "Доминатора".
   - Лейтенант? - нахмурился Мазарини.
   - Данные показывают, что сигнатура вышедшего из гиперперехода звездолёта полностью совпадает с сигнатурой сверхскоростного штурмовика модели "Праведный гнев", - медленно проговорил оператор. - Но откуда он здесь взялся и какое отношение имеет ко всему происходящему?
   - Это что есть такое? - Гроттил переводил взгляд с одного инквизитора на другого и на капитана Мазарини. - Какая такая штурмовик тута шляться? Хомо играть в свои непонятки, э? Наша так не договариваться!
   - Погодите с преждевременными выводами, капитан Гроттил, - спокойно произнёс Стерн. - Одиночный штурмовик пуритан ещё ни о чём не говорит. Возможно, пилот его просто сбился с курса. Знаете, так иногда бывает с неопытными...
   - Вы мне тута мозга не полоскать! - красные глаза кугхра гневно блеснули в ярком свете потолочных светопанелей. - Или хомо думать, что эта территория есть проходная двор?! Тогда хомо очень сильна ошибается! Очень-очень сильна!
   - Я бы не стал делать столь поспешных выводов на основании лишь того, что один-единственный штурмовик пуритан каким-то образом оказался в пространстве кугхров, - Стерна, казалось, было абсолютно невозможно вывести из равновесия. - Я уже сказал, что пилот его мог допустить ошибку в расчётах и вывести свой корабль совсем не там, где планировал. Это разве считается преступлением?
   - Эта нет, но эта ещё нада доказать, - упрямо возразил Гроттил. - Летает тута всякая, понимаешь! И разве пуритане не есть ваша?
   - Не есть, - спокойно сказал фарадеец. - Пуританская Лига входит в Империум на правах свободно ассоциированного государства, но наши законы на них не распространяются, равно как и юрисдикция. Мы не можем им указывать, что делать и куда лететь.
   - Эта плоха! - с явным раздражением в голосе произнёс Гроттил. - Ну, ладна, может быть, всё не так и плоха. Но нада узнать, куда лететь эта ваша пуританин. И какого хрена ему тута нада. Да?
   - Действительно, это следует прояснить, - вмешалась Ленора Тайрос. - Ещё не хватало, чтобы действия пуритан спровоцировали напряжённость в отношениях между нашими империями. Капитан Мазарини - возможно проследить его курс?
   - Сейчас поглядим, - капитан "Доминатора" вгляделся в один из трёхмерных мониторов, которые висели в воздухе перед его консольным креслом. - Теоретически, траекторию его движения можно отследить, хотя здесь и имеются определённые сложности, связанные с навигацией и ориентацией в гиперпространстве. Он явно не собирался здесь выходить из джамп-режима, о чём свидетельствует его скорость, вероятно, он и вправду ошибся в расчётах. Такое иногда случается, особенно с неопытными пилотами...
   - Вы можете проследить за его курс или нет? - раздражённо перебил Мазарини Гроттил. - Куда эта штурмовик лететь?
   - Лейтенант Хаксли? - Мазарини повернулся к оператору, который засёк пуританский боевой корабль в момент выхода его из гиперперехода. - Вы можете отследить траекторию штурмовика Лиги?
   - Теоретически, - отозвался Хаксли, продолжая работать со своим пультом и даже не повернувшись в сторону капитанского кресла. Впрочем, на военных кораблях на такое никто не обращал внимания, ведь зачастую речь здесь шла о секундах, которые вполне могли стоить жизни всему экипажу. - Он движется на очень большой скорости, и судя по всему, даже не думает её снижать. Возможно, он готовится снова перейти на джамп-режим, поняв, что допустил ошибку...
   Неожиданно Хаксли замолчал и напряжённо всмотрелся в мониторы.
   - Штурмовик Пуританской Лиги только что перешёл на гиперскорость, - доложил оператор. - Пытаюсь экстраполировать его курс, но это довольно затруднительно сделать, поскольку он движется почти по верхней кромке параболы Леонидова. Попробую методом косвенного три-анализа...
   Космонавт снова замолк и углубился в работу со своим оборудованием. Но уже через полминуты он издал довольный смешок и развернулся в своём кресле к центральному пульту управления.
   - Если я ничего не напутал в расчётах - а вероятность этого практически равна нулю - и верно проанализировал потоки данных, то штурмовик держит курс точно на систему, известную нам под кодом 1125-MXW-9055-LGJ. Местное название - Мэгдрадг.
   Лейтенант Хаксли замолк и выжидательно уставился на Мазарини, ожидая распоряжений от командира крейсера Имперской Инквизиции.
  
  
   ГЛАВА 8.
  
  
   - Моя требовать объяснений! - гневно вскричал Зогг Гроттил, при этом правая рука кугхра словно невзначай опустилась на рукоять цепного меча. - Что за блядинство тута происходить?! Пуритан двигаться пряма на Мэгдрадг - какого фрайга он тама забыть?! Инквизитора - ты чего заткнуться, словно проглотил гнилой швубб?!
   Кугхр вперился своими красными глазами в Стерна, словно они были лазерными излучателями и могли превратить инквизитора в обугленный кусок мяса. Однако фарадейца было ой как непросто вывести из состояния равновесия, о чём уже было сказано выше.
   - Разумеется, что подобное поведение пилота штурмовика Лиги наводит на подозрения, - спокойно произнёс имперский инквизитор. - Вполне возможно, что наши расследования неким образом пересеклись, и пуританам тоже стало что-то известно о Потоке. Но утверждать это наверняка сейчас нельзя. У нас недостаточно информации.
   - Информации? - прищурился Гроттил. - Ой, хомо, тебе не нада играть в такие игры! С ваша всё ясна - мы сотрудничать. Но с пуритане мы ни о чём таковом не договариваться. Эта штурмовик нада перехватывать. Срочна.
   - И каким образом вы это собираетесь сделать? - хмыкнул Бруд. - Корабль пуритан ведь уже совершил прыжок и перехватить его в данный момент мы не можем.
   - А и не нада в данный момента его перехватить, - в свою очередь, усмехнулся кугхр. - Нада лететь к Мэгдрадг и выяснять, какого...
   - Есть движение в гиперпространстве! - перебил ксеноса лейтенант Хаксли. - Неопознанный корабль движется вглубь скопления, траектория отслеживается с точностью до сотого знака. Попробую выяснить, чей это корабль. Далеко довольно находится, и глубоко в гиперсфере...
   - Только не говорить, что эта тоже лететь на Мэгдрадг! - зло фыркнул Гроттил. - У вас тута, похожа, регулярные линии проложена через наша космос! А наша и не знать об эта! Хех!
   - Лейтенант Хаксли - вам удалось установить принадлежность или тип второго корабля? - проигнорировав Гроттила, спросил Стерн.
   - К сожалению, нет, господин инквизитор, - ответствовал оператор. - Он идёт слишком быстро и довольно далеко от нас. Сканеры видят лишь, так сказать, корму звездолёта. Я не могу его идентифицировать, равно как и определить точный курс. Но он однозначно следует в Скопление Кшаффа.
   - Вот! - провозгласил Гроттил. - Чего и требовалось доказать!
   Стерн, по-прежнему игнорируя кугхра, взглянул на Мазарини.
   - Следовать за пуританским штурмовиком? - полуутвердительно произнёс военный космонавт.
   - Мы сможем опередить его и первыми достичь системы Мэгдрадга? - задал вопрос инквизитор-фарадеец.
   - Сложный вопрос, - Мазарини провёл рукой по редеющим волосам. - Его скорость гораздо выше скорости крейсера, к тому же, у него есть небольшая фора. Но можно попробовать.
   Мазарини развернулся в своём консольном кресле к главному пульту управления и принялся сосредоточенно вводить какие-то команды.
   - Полагаю, что наше присутствие здесь более не представляется необходимым, - произнёс, переглядываясь со Стерном, Куан. - Быть может, нам лучше заняться подготовкой к высадке на планету? И, быть может, наш зеленокожий друг будет настолько любезен, что сообщит нам более подробную информацию об этом Мэгдрадге? Там можно обойтись без дыхательных масок? Нужны какие-то дополнительные средства защиты?
   - Моя может ваша сказать, - буркнул Гроттил. - Не нада тама ничего надевать. Воздух пригодный, чтобы дышать. Толька климат паршивая. Часто идёт дождь, ветер сильная дуть много раз. Короче - говно погода.
   - Значит, зонтики надо брать в обязательном порядке? - сострил Бруд.
   Однако кугхр юмора марсианина не понял. Хмуро оглядев инквизитора с ног до головы, инопланетянин что-то пробурчал себе под нос на своём языке, причём до слуха Зариена донеслись несколько отборных ругательств на языке техноварваров.
   - Если второй корабль, идущий в скопление, является боевым судном еретиков, - проговорил, направляясь к выходу из командного отсека "Доминатора", Лаймон Стерн, - то нам нужно как следует подготовиться к этому. Нельзя недооценивать противника. К тому же, исчезновение колонистов предполагает вмешательство некой третьей силы, о которой мы не имеем ни малейшего представления. Посему давайте не будем тратить время на пустопорожние разговоры и пререкания, а займёмся подготовкой к высадке на этот самый Мэгдрадг. Капитан Гроттил - мне нужно, чтобы вы обеспечили нам поддержку силами ваших десантников. Лишние стволы там явно не помешают.
   - Ваша уже иметь какая-то план? - кугхр тут же сделался само внимание.
   - Да, есть такое дело! - слегка усмехнулся инквизитор. - Действовать без плана - это всё равно, что голым лезть в гнездо дажжей. Толку, извиняюсь, пшик, зато искусают так, что потом мать родная тебя не узнает.
   - Что есть такое эта ваша дажжа? - не понял Гроттил.
   - Противная и кусачая хрень с Дра-III. Но к нашему делу это не относится. Идёмте, коллеги, капитан. Вы останетесь на "Доминаторе" и отсюда будете координировать все наши действия. Капитан Мазарини - как скоро мы совершим прыжок к Мэгдрадгу?
   - Через четыре минуты, инквизитор Стерн.
   - Общее подлётное время?
   Мазарини немного помолчал, сверяясь с данными, которые поступали на главный пульт управления.
   - Три часа сорок две минуты. Быстрее, к сожалению, не получится. "Доминатор" - не штурмовик, быстро не может передвигаться в обычном пространстве. "Праведный гнев" быстрее нас, но вопрос, как точно его пилот рассчитал гипертраекторию. Мы же выйдем в обычный космос как можно ближе к планете и сразу ляжем на посадочную траекторию.
   - Садиться на планету не будем, - отозвался Стерн. - Крейсера и фрегат останутся на орбите, чтобы, если что, прикрыть нас сверху. На Мэгдрадг пойдём на "Ятаганах", десантники пусть используют свои "Ястребы" для высадки. Пусть возьмут несколько "рапторов" и пару лёгких танков, ну, ещё парочку шагоходов тоже нелишне будет прихватить. Кто знает, что нас там может ожидать?
  
  
   С расстояния в шестьсот тысяч километров планета, которую кугхры именовали столь неудобоваримым для произношения на имперском стандарте названием - Мэгдрадг, выглядела довольно непритязательно. Коричнево-жёлтый шар, с ледниками на обеих полюсах и скудными водоёмами в экваториальной области, окутанный шлейфами разнокалиберных облаков, очень сильно напоминал Марс до его колонизации и последующего терраформирования. Отсюда, из космического пространства, хорошо были видны четыре мощные пылевые бури, катящиеся по западному полушарию планеты в разных широтах. По наводке Гроттила видеопоисковые камеры без особого труда нашли на поверхности Мэгдрадга поселение колонистов - довольно крупный город, укрытый от причуд местной погоды прозрачным куполом из похожего на метастекло материала, только по прочности сравнимый с прозрачной микросталью. От купола в пяти направлениях отходили хорошо укатанные грунтовые дороги (Гроттил пояснил инквизиторам, что на самом деле то был не грунт, а особый материал - ферент, который кугхры использовали для того, чтобы строить дороги, и который по своим качествам был схож с дасфальтом), тянущиеся, как пояснил разведчик техноварваров, к удалённым шахтам, где зеленокожие уроженцы Ксарда добывали вольфрам, олово, марганец и титан. В обычное время, как сказал Гроттил, движение на этих дорогах было довольно оживлённое, но сейчас ни одно транспортное средство не двигалось к куполу или прочь от него. Посадочное поле для атмосферных и космических аппаратов находилось внутри купола, но и небо вокруг колонии было пусто. Собственно, иного ожидать и не приходилось, ведь все колонисты бесследно исчезли.
   Накоротко переговорив по коммуникатору с капитаном "Доминатора", Стерн сообщил своим спутникам, что никаких признаков присутствия в системе штурмовика Лиги не фиксируется. Вполне возможно, что его пилот не имел достаточно подробных координат и навигация для него в этой части Галактики являлась делом непростым. Откровенно говоря, проблемы пуританского военного космонавта мало волновали фарадейца, хотя Лаймон и не сбрасывал со счетов этот таинственный "Праведный гнев". Он, как, впрочем, и остальные инквизиторы, хорошо знали, что эти штурмовики состояли на вооружении не только Боевого КосмоФлота Пуританской Лиги, но и Ордена Милитант, а это уже было не совсем приятно. Фанатично преданные идеалам пуритан, Сёстры Милитант являли собой весьма внушительную силу, с которой приходилось считаться даже Космическому Десанту Империума. Но что мог делать пуританин так далеко от своих миров - этого Стерн не знал, и это обстоятельство серьёзно беспокоило фарадейца. Впрочем, сия проблема была на данный момент второстепенной, и её решение Лаймон отложил на потом.
   "Ятаган" и четыре десантных "Ястреба" с "Торвальда Фергуса", миновав парковочные орбиты, начали спуск в атмосферу Мэгдрадга, используя для этого манёвра баллистическую траекторию. За пультом управления штурмовым кораблём Инквизиции сидел сам Стерн, а в мастерстве пилотов десантолётов сомневаться не приходилось. Чуть в стороне от имперских кораблей двигался неуклюжий с виду челнок с кугхранского крейсера, своим внешним видом напомнивший Стерну и его спутникам грубо обтёсанный пень какого-то дерева, с выступами в передней и кормовой частях. Право слово, корабли техноварваров не отличались конструкторскими изысками, но имперцы прекрасно знали, что уродский облик звездолётов кугхров обманчив, в чём уже четырежды убеждались военные Империума. Неважно, как выглядит навешивающий тебе тумаков корабль - когда твоё судно разлетается на куски под ударами сверхскоростных снарядов и залпов плазменных орудий, внешний вид вражеского звездолёта уже не играет абсолютно никакой роли.
   Ни штурмовика Лиги, ни неизвестного звездолёта, который гиперсканеры "Доминатора" засекли у границы звёздного скопления, не было заметно. Но, тем не менее, все шедшие к Мэгдрадгу суда были закапсулированы силовыми полями, а их боевые системы работали в автоматическом режиме, отслеживая возможные враждебные объекты. Но таковых пока не наблюдалось.
   Небо над куполом колонии было относительно чистым, по местным меркам, разумеется. Правда, с юго-запада к городу двигался довольно серьёзный облачный фронт, внутри которого то и дело мелькали сполохи молний, размеры которых наводили на серьёзные размышления. Однако пять имперских судов и челнок кугхров должны были достичь купола гораздо раньше шторма.
   "Ятаган", снизившись до высоты в сто пятьдесят метров от поверхности Мэгдрадга, ловко пролетел меж исполинских каменных башен, авторство коих принадлежало местной природе, и лёг на посадочную траекторию, следуя точно к куполу. "Ястребы" КосмоДесанта и челнок кугхров следовали строго в кильватере штурмовика Инквизиции, синхронно повторяя все манёвры его пилота.
   Подлетев к куполу, Стерн сбросил скорость и включил режим парения, подвесив "Ятаган" в трёхстах метрах от прозрачной стены, за которой можно было рассмотреть городские кварталы, совершенно пустые и безжизненные. Включив режим активного сканирования, фарадеец принялся внимательно всматриваться в мониторы, ища малейший признак какой-нибудь посторонней активности.
   Однако всё было тихо и чисто. Никто не стрелял по штурмовику и его сопровождению, никто не пытался как-либо воздействовать на разумы тех, кто находился на борту кораблей. Ли Брекетт, будучи телепатом, уверенно заявил, что внутри купола нет ни одного живого существа, равно как и в радиусе десяти километров от него. На большее расстояние способности инквизитора не распространялись.
   - И чего теперь? - раздался позади Стерна голос Зогга Гроттила. - Инквизитора - ты будешь садиться или как?
   - Не спешите, капитан, - отозвался Стерн, внимательно просматривая показания детекторов. - Торопиться на собственную кремацию никто не хочет.
   - Так тута нету же никого! - фыркнул кугхр. - Чего твоя боятся?
   - Моя боятся, что из-за какого-нибудь угла вылезет какая-нибудь хрень и сожрёт всех нас! - огрызнулся Стерн. - Вы можете проявить больше терпения, капитан?
   - Моя может! - кугхр растянул своё лицо в широкой улыбке. - Но твоя слишком медлит. Нада быстрее.
   - А куда торопиться? - пожала плечами Ленора Тайрос. - Колония пуста, спасать некого. А нарваться на луч бластера или стабберную пулю всегда успеется.
   - Оно так, - согласился Гроттил. Кугхр замолк и принялся пристально наблюдать за действиями Стерна.
   Инквизитор-фарадеец не торопился. Купол пуст, но это вовсе не означает, что где-нибудь не прячется какая-нибудь гадость, и не обязательно - органического происхождения. Слишком хорошо знал инквизитор, что в подобных ситуациях можно ожидать всякой гадости. Как, к примеру, на Дарвине, где группе Стерна пришлось столкнуться с боевыми роботами хаоситов. Неизвестно, как бы там повернулось дело, если бы не привычка Леноры таскать с собой дефган. Потому-то Лаймон и не спешил.
   Наконец, инквизитор решил, что непосредственной угрозы не наблюдается, и, отключив экраны парения, плавно тронул штурвал "Ятагана", направляя тяжёлую машину в сторону шлюзового канала, служившего для летающих машин колонистов, чьи размеры вполне позволяли небольшим космическим аппаратам пролететь внутрь купола. Штурмовик, медленно тронувшись с места, аккуратно подлетел к куполу и, зависнув на несколько секунд перед шлюзом, проскочил внутрь купола. Следом за ним подобным образом поступили пилоты "Ястребов" и кугхранского шаттла.
   Посадочное поле для атмосферных и космических машин здесь располагалось довольно далеко от внешней границы купола, едва ли не в самом центре города. С точки зрения инквизиторов, это было не вполне логично, размещать космопорт в черте города, но, с другой стороны, колония кугхров на Мэгдрадге являлась ресурсной и город под куполом, по сути своей, представлял собой огромный компаунд-комплекс, с многочисленными промышленными предприятиями и расположенными в северной части жилыми кварталами. Но никто и ничто не нарушало мертвенной тишины, что плотным саваном окутывала купол. Ни единого движения не наблюдалось под проносящимися над индустриальными комплексами колонии кораблями. Улицы и технические проезды были усеяны брошенной техникой самого разного предназначения, но ни одного живого колониста не было видно. Впрочем, и мёртвых - тоже.
   Пролетев над многочисленными транспортными эстакадами, что связывали космопорт с промзонами купола, "Ятаган" плавно повернул вправо и спустя полминуты уже выпускал свои посадочные опоры, готовясь сесть на похожий на альфабетон материал посадочного поля. "Ястребы" КосмоДесанта и челнок кугхров в точности повторили действия штурмового корабля Инквизиции.
   - И что теперя? - Гроттил перевёл взгляд на Стерна, который всё с тем же невозмутимым выражением лица отключал те системы штурмовика, в которых не было необходимости в данный момент. - Идём искать следы всякая?
   - Следы чего? - инквизитор покосился на кугхра с едва заметной иронией, которую ксенос не сумел заметить.
   - Ну... эта ваша Поток. И нада же узнать, куда вся колониста пропала. Разве не за тем мы вся сюда прилететь?
   - За тем, капитан Гроттил, за тем... - Стерн оглядел своих спутников. - Коллеги - я сожалею, но нам придётся разделиться. Это не обсуждается. Кто-то должен остаться на борту штурмовика и в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств прикрыть нас с воздуха. К тому же, нельзя оставлять корабль без присмотра. Кто знает, что тут шляется...
   - И кто же останется? - нахмурясь, спросил Зариен Бруд.
   - Ты-то пойдёшь, не переживай! - усмехнулся фарадеец. - Останутся Ленора и Соболев. Это не обсуждается, коллеги, - предупредительно поднял вверх указательный палец правой руки инквизитор. - Ленора - передай дефган Зариену. На тебя возлагается координация наших действий и контроль обстановки.
   - Хорошо, шеф, - без энтузиазма кивнула Тайрос, но если она и осталась недовольна решением Стерна, то никак этого не показала. Дисциплина в рядах Имперской Инквизиции была ещё та.
   - Коллега Соболев - на вас возлагается управление боевыми системами "Ятагана". Действуйте по ситуации.
   Инквизитор-меркурианец молча кивнул в знак того, что приказ Стерна принят им к исполнению.
   - Десантный капитан Шолмайн и десантный лейтенант кугхров Тракасс обеспечат нам наземную поддержку силами своих десантников, - продолжил Лаймон. - Наша первоочередная цель - поиски Потока, однако также не следует и забывать о том, что нам нужно также выяснить, что произошло с колонией кугхров на этой планете. Нельзя просто так отбросить в сторону исчезновение нескольких тысяч колонистов лишь потому, что они не принадлежат к Галактическому Империуму. Это такие же разумные существа, как терране, сирианцы или алголианцы, поэтому наша задача состоит ещё и в том, чтобы помочь им. Если, конечно, мы не опоздали.
   - Правильный слова говорит хомо, - довольно произнёс Гроттил. - Наша народа когда-то враждовать, многа-многа, но хватит друг друге рожи бить. Нада общий враг бить, а не заниматься всякая херня. Хомо помочь кугхр - кугхр помочь хомо. Да, так есть.
   И в подтверждение своих слов зеленокожий ксенос церемонно приложил свою огромную ладонь к закрытой броневыми пластинами доспеха широкой мускулистой груди.
   - Тогда за работу, господа!
   Штурмовой корабль Инквизиции нёс в своём десантном отсеке тяжёлый штурмовой бронетранспортёр модели "леопард", которые выпускались специализирующемся на военной технике и системах оружия марсианским концерном TGS. Это была мощная двенадцатитонная машина на колёсном ходу, оснащённая термоядерным мотором "Волга-212", генератором защитного поля, активной системой противоатомной защиты "Нова-80" и аппаратурой маскировки. Бортовое вооружение "леопарда" состояло из башенного автоматического турболазера К-200, шести роторных лучемётов на выносных пилонах, по три с каждого борта, которые выполняли функции противопехотного оружия, ракетной установки "Свирель-М" и туннельного мелта-бура, с помощью которого можно было проделывать проходы в разного рода завалах и растительности. БТР мог принять на борт шестнадцать космодесантников в полной боевой экипировке и передвигаться по ровной местности на своих шести двухметрового диаметра колёсах со скоростью сто двадцать километров в час. Корпус из усиленной микростали позволял, вкупе со средствами защиты, выдержать прямое попадание стационарного плазменного орудия К-550 и уцелеть в километре от эпицентра атомного взрыва, а система замкнутой циркуляции воздуха позволяла находящимся в БТРе выжить при любой неблагоприятной среде снаружи.
   "Леопард" скатился по транспортно-десантной аппарели штурмовика и, проехав сотню метров, остановился, ожидая, когда к нему присоединятся три "раптора" с космодесантниками и довольно грозного вида кугхранский гусеничный броневик - или танк, так вот сходу трудно было определить тип этой машины, похожий на установленный на гусеничное шасси большой четырёхугольный стальной короб. При виде боевой наземной машины ксеносов Стерн недовольно поморщился - скорость гусеничной машины явно уступала скорости "леопарда" и "рапторов", однако вслух ничего не сказал. Как бы то ни было, а скорость явно была единственным недостатком боевой машины кугхров, о чём ясно свидетельствовали торчащие во все стороны стволы тяжёлых стабберов, закреплённые на штативах на крыше броневика, и внушительный ствол масс-драйверного орудия, калибром никак не меньше 130 мм.
   - Куда двигаем, коллега? - спросил сидящий за пультом управления Куан.
   - Полагаю, что перво-наперво нам стоит навестить местную мэрию или как там подобное учреждение наши зеленокожие друзья называют, - откликнулся фарадеец. - Капитан Гроттил - у вас есть сведения насчёт местонахождения подобного учреждения?
   - Управление колониальное, так это называться у наша народ, - проговорил зеленокожий ксенос, который находился внутри кугхранского броневика - если отсеки "Ятагана" ещё были более-менее по своим габаритам подходящими для инопланетянина, то в БТРе Гроттил бы просто-напросто не поместился бы. Или поместился бы, но в три погибели. Поэтому кугхр предпочёл перебраться в машину своих сородичей, а связь с инквизиторами держать через коммуникатор. - Эта нада езжать на север, до большая транспортная развязка, потом подниматься на неё и езжать на восток. Моя показать.
   Бронемашина ксеносов, издав серию пугающих громких звуков, похожих на раздражённое рычание тетисского леопарда, тронулась с места и покатила прочь с территории космопорта, выпустив из выхлопной трубы шлейф сизого дыма - техноварвары с Южной Периферии использовали в своей наземной технике газотурбинные двигатели, а атмосферные летательные аппараты кугхров приводились в движение антигравитационными моторами. Использовать ядерную энергию зеленокожие ксеносы отказывались наотрез - они слишком хорошо помнили, как их далёкие предки едва не превратили Ксард в выжженную атомным огнём пустыню. Отсюда и полное отсутствие у кугхров атомного оружия, что, впрочем, не означало, что зеленокожие обитатели Ксарда не имеют в своём арсенале оружия массового поражения.
  
  
   Царившая под куполом мертвенная тишина давила на нервную систему, рисуя помимо воли прячущихся в зданиях неизвестных врагов, готовящихся атаковать небольшой конвой. Но сканеры и детекторы уверенно показывали, что поблизости нет ни одного живого существа, а равно как и каких-либо боевых механизмов. Однако это совсем не означало, что можно расслабиться и пить кофе, так что стволы орудий, стабберов и лучемётов настороженно следили за окружающей местностью.
   Бронемашина кугхров неспешно, громыхая стальными гусеничными траками, поднялась по пандусу на одну из эстакад и, гудя газотурбинным двигателем, покатила по ней в восточном направлении. "Леопард" и "рапторы" космодесантников пристроились в кильватере угловатой боевой машины ксеносов и уравняли свою скорость с её скоростью. Стерн с некоторым удивлением отметил, что скорость этого броневика не так уж и мала - БТР Инквизиции двигался по проезжей части эстакады со скоростью порядка шестидесяти километров в час, что означало, что машина кугхров не так уж и тихоходна, как могло показаться на первый взгляд.
   То тут, то там на проезжей части попадались брошенные транспортные средства, причём некоторые из них несли на своих корпусах следы от попаданий определённо энергозарядов. Гроттил вышел на связь и заявил, что характер повреждений на корпусах наземных машин показывает тот факт, что здесь имело место быть нападение на колонию, с чем, собственно, никто из инквизиторов спорить и не собирался. Вот только кто напал на колонию, так и оставалось непонятным. Впрочем, кугхры явно горели желанием это узнать, и упрекать их в этом их желании никто из инквизиторов не собирался. В конце концов, это ведь была их колония.
   Сидящий справа от Лаймона Су Куан вполне резонно заметил, что отсутствие трупов на улицах наводит на очень нехорошие мысли и заставляет нервничать. Если кто-то атаковал колонию кугхров на этой планете, то зачем они забрали с собой и мертвецов? Даже еретики никогда не поступали подобным образом. В ответ на эти слова сирианца Стерн, помедлив немного, ответил, что здесь ещё рано делать какие-либо выводы. Не утащили же неизвестные нападавшие тела только затем лишь, чтобы сожрать их на досуге!
   Зариен Бруд при этих словах своего шефа хмыкнул и немедленно напомнил о туземцах Ванахейма, которые никогда не упускали возможности отобедать убитым врагом. Правда, на Мэгдрадге их априори не могло быть по одной простой причине - коренные обитатели этой имперской планеты, расположенной в Кластере Медуза, не дошли в своём развитии даже до порохового оружия, ведя межклановые разборки при помощи мечей, копий и луков. В начале колонизации Ванахейма гетанури - так называли себя эти воинственные гуманоиды - несколько раз пытались попробовать, так сказать, на вкус прилетевших на эту планету переселенцев с Формозы, Ахернара-IV и Ольстера, однако штурмовики Галактического Патруля очень быстро и доходчиво объяснили варварам, что колонисты весьма невкусные и вообще есть их крайне вредно для здоровья. Так что, возможно, здесь могло быть что-то в таком роде.
   Су Куан немедленно возразил, что никто ни разу не слышал о подобной расе, хотя тут же допустил, что в словах инквизитора-марсианина есть резон. Правда, проверить это можно было лишь тогда, когда в руки инквизиторов попадут хоть какие-нибудь доказательства.
   Бруд хотел было что-то ответить сирианцу, но неожиданно "леопард" резко затормозил, да так, что все его пассажиры едва не повылетали из своих кресел прямо через бронированное лобовое стекло, и у них бы это получилось, не будь они пристёгнуты ремнями безопасности.
   - Трон Терры! - выдохнул Райнед Кволл, которому ремни безопасности перетянули живот, отчего инквизитор-алголианец едва не сблевал. - В чём дело, Стерн?!
   Однако Лаймон не спешил отвечать. Замерев в водительском кресле в напружиненной позе, фарадеец пристально всматривался во что-то снаружи, что привлекло его внимание. Что это было, никто пока не понимал, ибо перед БТРом не было ничего, кроме брошенных на проезжей части эстакады наземных машин.
   - Вы тама чего остановилися? - донёсся по коммуникатору голос Зогга Гроттила. - Ваша что-то найти?
   - Пока не могу сказать ничего определённого, - медленно проговорил Стерн, продолжая вглядываться сквозь бронестекло кабины "леопарда". - Однако что-то есть странное в этом месте...
   Неожиданно инквизитор отстегнул предохранительные ремни и, проверив энергообойму своего бластера, поднялся на ноги.
   - Зар - прикроешь меня, - распорядился Стерн. - Су - садись за руль. Двигатель не глушить, щит не снимать. Стрелять при малейшем подозрительном движении.
   - Э-э... - Куан непонимающе взглянул на Лаймона.
   - Там что-то есть. Что-то непонятное. Прямо на проезжей части. Пятно какое-то. Его надо осмотреть. Мы выйдем наружу и оглядимся. Ли?
   - Никаких признаков присутствия кого-либо или чего-либо, - тут же откликнулся псайкер-телепат. - Здесь никого нет в радиусе действия моих способностей.
   - Тем не менее - не расслабляться. Здесь явно что-то произошло, и нужно выяснить, что же именно. Иначе может статься, что нам неожиданно станет не до поисков Потока.
   Кивнув Бруду, Стерн быстро вышел из кабины БТРа. Марсианин, немного замешкавшись, последовал за своим патроном.
   Выйдя наружу, оба инквизитора первым делом внимательно огляделись по сторонам, держа оружие наготове. Не заметив ничего подозрительного или угрожающего, Стерн двинулся вперёд, туда, где он заметил то, что привлекло его внимание. Бруд, держа массивный дефган наготове, последовал за фарадейцем, держа дистанцию в метр, чтобы иметь, в случае чего, пространство для манёвра.
   - И чего ваша тута найти? - на проезжей части эстакады нарисовалась массивная фигура капитана Гроттила, облачённая в серо-коричневый бронескафандр - Стерн настоял, чтобы все высадившиеся в куполе облачились в боевую броню - и держащая в руках массивный стаббер. - Моя ничего не видеть!
   - Вам не кажется странным вот это пятно? - инквизитор присел на корточки подле более тёмного, чем остальное покрытие проезжей части, участка дороги и осторожно провёл рукой по нему. - Что это такое? Его форма... довольно странная, вы не находите?
   Гроттил навис над инквизитором и вгляделся в пятно с высоты своего роста.
   - Ozorakk unga! - выругался ксенос на своём языке. - Странная форма есть - не видеть твоя, а, инквизитора?
   - Не видеть что? - не понял Стерн.
   - Место это когда-то лежать тело моя сородич! - Гроттил огляделся по сторонам, держа стаббер наготове, явно горя желанием порешить кого-нибудь прямо на этом месте. - Твоя совсем слепой, да? Тута кугхра лежать когда-то!
   - Мм... действительно, - Бруд всмотрелся в пятно через лицевой щиток боевого шлема боевого костюма "хамелеон", не забывая, впрочем, об осторожности. - Но как это понимать? Если здесь лежал кугхр - то куда он делся? Его что, молекулярным расщепителем бабахнули?
   - Тогда бы не было этого странного пятна, - отозвался Стерн, продолжая сидеть на корточках. - Тут словно отпечаток от тела, которое спалил атомный взрыв, а тень от него выжгло световым потоком. Но почему тогда вокруг всё целое?
   - Потому что тута никто не взрывала атомная бомба! - рявкнул Гроттил. - Что непонятна?
   - Не стоит так горячиться, капитан, - спокойно произнёс Стерн, медленно поднимаясь на ноги и оглядываясь по сторонам. - Конечно, здесь никто не применял ядерное оружие, но ведь что-то испарило этого несчастного. Надо понять, что именно. И кто несёт за это ответственность.
   - И как эта планируется сделать? - с ехидцей в голосе вопросил Гроттил. - Кого твоя спрашивать будет? Воздух? Или, быть может, сама эстакада?
   - Найдём кого, не переживай ты так, Зогг! - усмехнулся Бруд, баюкая на сгибе правой руки дефган.
   - И где искать? - кугхр демонстративно повертел головой по сторонам.
   Стерн, недовольно взглянув на Зариена, хотел было в приказном порядке прекратить этот балаган, как вдруг ожил встроенный в его боевой шлем коммуникатор.
   - Стерн, - услышал фарадеец голос Брекетта, - я что-то уловил в пси-диапазоне. Что-то очень слабое, примерно в трёх километрах впереди нас. Точно определить не могу, возможно, неизвестный использует гаситель пси-поля, но утечка всё-таки есть. Может, гаситель слабый или ещё что, фрайг знает.
   - Объект движется или стационарен? - спросил Лаймон.
   - Движется. Но это точно не кибер и не автомат. Это живое существо, но я не могу с уверенностью определить его расовую принадлежность.
   - Хотя бы это гуманоид?
   - Не имею ни малейшего понятия. При таком уровне сигнала это невозможно определить.
   - А что даёт биосканер? - задал вопрос Бруд.
   - Очень слабый отклик, - сказал Брекетт. - Явно включён подавитель или помехопостановщик. Но можно сказать с уверенностью - объект движется, причём движется в ту же сторону, что и мы.
   Стерн, Бруд и Гроттил переглянулись между собой.
   - Может, эта та падла, что причастен к исчезновение колониста? - с плохо скрываемой яростью в голосе произнёс кугхр. - Тогда нада догнать эта и схватить! И допросить как положена!
   - В ваших словах, капитан, есть рациональное зерно, - неспешно отозвался Стерн. - Но давайте всё же будем действовать более осмотрительно. Оружие, из которого был убит этот бедолага, - инквизитор кивнул на пятно на дорожном полотне, - неизвестно, поэтому напрасно рисковать не стоит.
   - Рисковать не будем! - усмехнулся Гроттил. - Будем живой брать эта говно! Допросим, а потом башка отстрелим! Да!
   - Давайте сначала его догоним, а потом будем решать, что делать.
   Вместо ответа кугхр издал грозный рык и, махнув стаббером, быстро зашагал к своему танку. Стерн и Бруд, пожав плечами, повернулись и направились к "леопарду".
   - Наши действия, господин инквизитор? - в эфир пробился командир отряда десантников с "Торвальда Фергуса" капитан центавриец Ардес Шолмайн. - Следуем за танком кугхров?
   - Да, следуем за ним, - отозвался, забираясь внутрь БТРа, Стерн. - Гроттил прав - ту штуку, чем бы или кем бы она ни была, нужно перехватить. Следуем в прежнем построении.
   - Принято, - лаконично ответил космодесантник и отключился.
   При виде вошедшего в кабину БТРа фарадейца Куан молча полез из кресла водителя, уступая Стерну место за рулём боевой машины. Инквизитор, не произнеся ни слова, уселся в кресло водителя и, защёлкнув предохранительные ремни, отключил стояночный тормоз, после чего тронул боевую машину Инквизиции с места, направляя её вслед за кугхранским броневиком. "Рапторы" космодесантников, коротко взрыкнув мощными турбинами, покатили вслед за БТРом инквизиторов.
  
  
   Чёрный ворон - вестник смерти,
Жертву ждет в полночный час.
Чёрный ворон - вестник смерти,
У могилы встретит вас!
   (Из песни группы "Коррозия Металла" "Фантом")
  
   Вне всякого сомнения, объект, который преследовала сводная десантная группа, явно был техногенного происхождения, ибо двигался он довольно споро для биологического существа. Можно было, конечно, возразить, что лесной ягуар с Волверстона и лонер с Эстеллы на коротких дистанциях запросто могут дать фору тому же кугхранскому танку, но на Мэгдрадге им просто неоткуда было взяться. К тому же, радар давал пусть слабую, но всё-таки отметку, анализ которой показал, что движущийся объект имеет явно искусственное происхождение.
   Имперские бронемашины и танк кугхров целеустремлённо продвигались по пересекающим весь купол эстакадам, медленно, но неотвратимо настигая неизвестную машину. Тот, кто ею управлял, похоже, не замечал того обстоятельства, что за ним ведётся охота, продолжая движение в восточном направлении.
   На одном из очередных съездов с эстакады кугхры и имперцы натолкнулись на особенно крупное скопление разбитых транспортных средств, которые перегородили всю проезжую часть. На их корпусах отчётливо были заметны следы от попаданий из энергетического оружия, но трупов колонистов не было и здесь. И это уже начинало нервировать инквизиторов. Про зеленокожих ксеносов и говорить даже не стоило - было понятно, что любого, причастного к исчезновению (читай - к гибели) колонистов кугхры просто-напросто распустят на лоскуты.
   - Нападение, судя по всему, было внезапным, судя по тому, что все дороги в куполе забиты машинами, - сказал, глядя сквозь бронированные стёкла кабины БТРа, Кволл. - Неизвестный противник неожиданно объявился внутри купола и нанёс удар. Вот только как ему это удалось? Кугхры навряд ли стали бы просто сидеть и ждать, пока вражеские десантолёты - или что там было на самом деле - пройдут через шлюз и высадят солдат.
   - А если допустить, что неизвестные не проникали в купол на кораблях? - предположил Бруд.
   - То есть? - спросил, не поворачивая головы, Стерн.
   - Что, если они использовали масс-транспортировщик и телепортировали свои войска прямо с борта корабля? - сказал марсианин. - Ведь мы же иногда высаживаем десантные части и спецназ подобным образом, так почему другие этого не могут сделать?
   - Другие - это кто? - осведомился Су Куан.
   - Ну... не знаю, - пожал плечами марсианин. - Я бы предположил, что это были еретики, но мне неизвестно ни одного случая использования ими телепортеров.
   - Это потому, что у этих придурков их просто-напросто нет! - усмехнулся Брекетт. - Они пытались построить масс-транспортировщик, но у них ни фрайга не получилось. Нет у них толковых специалистов в этой области. Так что...
   Инквизитор-терранин развёл руками. И, словно это послужило неким знаком или сигналом, впереди, оттуда, где виднелся кугхранский танк, раздались звуки стабберной стрельбы.
   - Наша атакована! - проревел эфир голосом Зогга Гроттила. - Какие-то непонятные штуковина материализоваться прямо перед наша и стрелять из какая-то синяя хрень! Наша открывать ответная огонь!
   - Что за?...
   Больше ничего сказать Лаймон не успел, так как неожиданно прямо перед "леопардом", словно из воздуха, возникли три явно металлические фигуры, каждая из которых имела левую трёхпалую конечность с длинными гибкими, судя по внешнему виду, суставчатыми пальцами, а вместо правой руки - или что там на деле было у этой штуковины - виднелись неизвестные массивные излучатели, в правую сторону которых были вставлены три излучающие беловатое свечение цилиндра, возможно, энергообоймы. Выступающая из плеч голова с плоской черепной коробкой - впрочем, уже было ясно, что это совсем не живые существа, а боевые автоматы совершенно неизвестной конструкции. И что самое гадкое было в их облике, так это то, что их внешний облик очень напоминал огромных пресмыкающихся.
   Головной робот - или как там эта штуковина называлась на самом деле - повернул голову в сторону БТРа и всмотрелся в боевую машину Инквизиции пристальным взглядом своих видеорецепторов. Затем он плавным и быстрым движением поднял правый манипулятор-излучатель и нацелил его на БТР.
   - Это плохо! - пробормотал Стерн, резко выворачивая руль в сторону, в результате чего тяжёлая машина буквально снесла с ног - вернее, с хвоста, так как ног у кибера не было - один из чужих автоматов. Сервитор негодующе загудел, отлетая от удара в сторону, в результате чего предназначавшийся "леопарду" выстрел ушёл в сторону и угодил в третьего кибера. Корпус змееподобного сервитора окутался призрачным сиянием, но внешне никаких повреждений от попадания синего энерголуча не получил.
   - Откуда они взялись? - ошарашенно вглядываясь в бронестекло кабины, вопросил Брекетт. Ясное дело, что ответа инквизитор с Меркурия так и не получил.
   "Рапторы" КосмоДесанта открыли шквальный огонь из своих турболазеров, метя во вражеских сервиторов, но те окутались силовыми полями и принялись довольно ловко уворачиваться от лазерных лучей, используя для этого свои "хвосты", одновременно с этим ведя огонь по бронемашинам из своих излучателей. Правда, пока защитные экраны и броня справлялись с потоками неизвестной энергии. Танк кугхров тоже не стоял без дела - оттуда доносились звуки орудийной стрельбы и грозный стрёкот стабберов.
   Одному из "рапторов" удалось, наконец, ослабить защиту одного из киберов, чем его экипаж тут же не преминул воспользоваться. В корпусе транспортёра открылась дверца и оттуда выглянул космодесантник с гранатомётом в руках. Грохнул выстрел, и выпущенный с очень близкой дистанции реактивный бронебойный фугас снёс верхнюю часть боевой машины. То, что от неё осталось, рухнуло на поверхность дороги, искря и дёргаясь в механических конвульсиях.
   Но оставшиеся два автомата всё ещё оставались боеспособными и не прекращали вести огонь по бронемашинам имперцев. Один из броневиков десантников, сорвавшись с места, буквально протаранил вражеского кибера, в стороны полетели обломки автомата - тот не выдержал таранного удара восьмитонной машины, разлетевшись на куски.
   - А они, оказывается, не так уж и страшны! - усмехнулся Бруд, глядя на то, как оставшегося сервитора усиленно поливают лазерным огнём сразу четыре боевые машины. - Вот только откуда, мать их так, они взялись тут?!
   Ответа на свой вопрос инквизитор с Марса, разумеется, не получил.
   Третий кибер попытался было улизнуть из-под массированного обстрела, но у него это не получилось. То есть - совсем. Лучи разрушительной энергии пробили его защиту, превратив автомат в разлетающиеся во все стороны обломки.
   - Капитан Мазарини - рапорт об орбитальной обстановке! - бросил в микрофон гарнитуры коммуникатора, что была закреплена на правом ухе, Стерн.
   - Обстановка спокойная, а что у вас там происходит? - раздался взволнованный голос командира "Доминатора". - Наши сканеры показывают, что вы ведёте с кем-то бой в куполе колонии.
   - Неизвестные боевые киберы материализовались прямо на нашем пути на одной из транспортных эстакад, - пояснил Стерн, направляя "леопарда" к танку ксеносов, который к этому моменту расправился с последним механизмом и теперь стоял в грозной неподвижности посреди дороги, угрожающе вертя орудийной башней с установленным в ней 130-мм масс-драйверным орудием. - На данный момент бой окончен, противник уничтожен. С нашей стороны потерь нет.
   - По всей вероятности, эти механизмы генерировали какие-то помехи, так как мы не могли к вам пробиться ни по одному каналу. Даже гиперсвязь не работала. Откуда они вообще там взялись? Это точно не спятившие кугхранские боевые сервиторы?
   - Исключено, - покачал головой Стерн, хотя этого его жеста Мазарини не мог видеть - разговор шёл по аудиоканалу. - Я видел изображения сервиторов кугхров на снимках - это точно не они. Змееподобные автоматы с торсом гуманоида, вооружённые неизвестным типом лучевого оружия. И появились они на эстакаде так, словно были в эту точку телепортированы.
   - Масс-транспортировка? - в голосе Мазарини просквозили нотки беспокойства. - Я немедленно просканирую всю звёздную систему на предмет наличия в ней не присущих обычному пространству аномалий. Возможно, некий звездолёт скрывается где-то здесь под преломляющим полем. А кроме этих автоматов, вы больше ничего не обнаружили?
   - Нет, - отозвался Лаймон. Инквизитор решил, что пока не стоит говорить о таинственной наземной машине и о странных пятнах на проезжей части эстакады. - А вы?
   - К сожалению, сканеры ничего не показывают, господин Стерн. Крейсер еретиков всё ещё где-то шляется, пуританский штурмовик также не фиксируется нигде. Возможно...
   Мазарини вдруг замолчал, но связь не прервал. Стерну было слышно, как капитан крейсера Инквизиции о чём-то переговаривается с офицерами дежурной смены. До слуха инквизитора донеслись обрывки фраз и слова "гиперсканер", "приближается" и "еретик".
   - Господин инквизитор - только что гиперсканеры засекли движущийся в подпространстве звездолёт, идентифицированный, как крейсер еретиков класса "Контемптор", - доложил Мазарини. - Расчётное время прибытия в систему Мэгдрадга - около сорока семи минут.
   - Явились, значит! - хмыкнул фарадеец. - Что ж - на ловца, как говорится, и зверь. Капитан Мазарини - вы знаете, что нужно делать.
   - Можете не сомневаться! - в голосе военного космонавта инквизитор отчётливо различил нотки зловещего удовлетворения. - Встретим, как дорогих гостей!
   - Я и не сомневаюсь, капитан. Следите за ситуацией, сообщайте обо всех изменениях обстановки.
   - Непременно, господин Стерн.
   - Конец связи. - Лаймон отключил коммуникатор и оглядел своих спутников.
   - С крейсера не видели ту наземную машину, которую засекли мы? - непонимающе повёл плечами Бруд. - Или это из-за тех помех?
   - Скорее всего, из-за действия маскировочной аппаратуры чужака, - пояснил Куан. - Та машина ведь маскировку включила... а кстати, где она сейчас? Кто-нибудь может сказать?
   - Моя может, - раздался в динамиках коммуникационного устройства злой голос Зогга Гроттила. - Этот машина сейчас подъезжать к большая комплекс по производство химические веществ. Это на восток отсюдова, километров шесть. Наша показать ваша дорога. Drov chogom!
   Последнюю фразу Гроттил произнёс на своём родном языке, и, хотя фарадеец не владел языком техноварваров с Ксарда, смысл сказанного был понятен.
   Взревев газотурбинным мотором, кугхранский танк рванулся вперёд, грохоча гусеницами по дорожному полотну. Пожав плечами, Лаймон Стерн слегка надавил правой ногой на педаль акселератора, и тяжёлый броневик, глухо взревев мощным двигателем, тронулся с места, набирая скорость и устремляясь вслед за боевой машиной ксеносов.
  
  
   ГЛАВА 9.
  
  
   Химический комбинат, о котором говорил Гроттил, оказался довольно большим комплексом, занимающем большую территорию, примерно в пять-шесть городских кварталов обычного имперского города. Несколько прямоугольных корпусов из сталебетона, три сферических сооружения, все связанные между собой надземными переходами, две посадочные площадки для атмосферных грузовых аппаратов, большая транспортная зона, в которой были видны несколько десятков наземных химических трак-танкеров, и десятиэтажное административное строение - и всё это было обнесено по периметру четырнадцатиметровым металлическим забором, поверху которого была протянута колючая проволока и установлены видеокамеры системы безопасности. Ведущие внутрь промзоны ворота были открыты ровно настолько, чтобы пропустить через себя небольшую наземную машину.
   - Что нужно, мне интересно, этому типу на химкомбинате? - внимательно глядя сквозь бронестекло кабины "леопарда", произнёс Райнед Кволл. - Он что, химик, мать его? Серной кислоты ему не хватает?
   - Химик-еретик! - усмехнулся Бруд.
   - Положим, коллеги, мы подозреваем, что этот парень - не еретик, а пуританин, - отозвался Стерн, ведя БТР вслед за танком кугхров, который уже начал спускаться по одному из многочисленных пандусов, что вели с эстакады. - Что, правда, тоже не объясняет, за каким шиистом он сюда припёрся.
   - Пуритане те ещё жуки! - хмыкнул Су Куан, с деловитым видом проверяя энергообойму своего бластера. - Вроде как союзники, но такие, за которыми глаз да глаз нужен. Помните, как четыреста лет назад они сцепились с ганианцами? Еле-еле их по углам развели!
   - Ганианцы сами были виноваты, - вступился за пуритан Брекетт. - Зачем нужно было обострять ситуацию вокруг системы Эпсилон-48? Всё можно было уладить мирно, а Гания вместо дипломатов прислала туда боевые эскадры. Вот эльсинорцы и ответили... соответствующим образом.
   - Ай, по-моему, обе стороны виноваты в той свалке! - махнул рукой Бруд. - Ганианцы тоже не подарок со своими понятиями! А пуританам надо иногда шире смотреть на вещи, а не трактовать всё только лишь в соответствии с их постулатами!
   - Так, парни - давайте-ка заткнёмся, - тоном, не терпящим возражений, произнёс Стерн, - и вернёмся к нашему заданию. Тем более, что сканеры уже засекли неизвестного. Вернее, его транспорт.
   - И где он? - Куан всмотрелся в мониторы следящих систем "леопарда".
   - Вот он, - Стерн указал пальцем на крохотную точку в верхнем левом углу небольшого полихордкристаллического дисплея, который показывал данные, получаемые масс-детектором. - Стоит возле большого административного здания - ведь вон то десятиэтажное строение и есть административное здание, а, Гроттил?
   - Твоя правильна говорить, инквизитор, - откликнулся кугхр. - В эта здание находилось управление завода. Твоя знать, чей там машинка торчать?
   - Мм... - фарадеец всмотрелся в один из дисплеев, что показывал поступающую с масс-детектора информацию. - Есть анализ данных с масс-сканера... Так... структура материала... это опустим... кхм... сигнатура... есть сигнатура... Очень интересно...
   - Интересно - что? - в голосе ксеноса промелькнули нетерпеливые нотки.
   - Если я не ошибся и верно расшифровал данные масс-детектора, то машина, которая стоит возле здания заводоуправления, является броневездеходом модели "Мантикора", а машины данного типа состоят исключительно на вооружении Ордена Милитант.
   Остальные инквизиторы, как по команде, воззрились на Стерна, словно ожидая подтверждения этих слов. Фарадеец лишь пожал плечами и кивком головы указал на монитор масс-детектора, как бы говоря, что все доказательства сейчас выведены на него.
   - Орден Милитант! - протянул Бруд. - Это может быть... проблема...
   - Какого рода? - тут же отозвался Гроттил. - Кто такая есть эта Орден Милитант? Не слышать о такая ни один раз!
   - Это военизированная структура в иерархии вооружённые сил пуритан, - спокойно объяснил Стерн. - Своего рода аналог Имперской Инквизиции, с поправкой на то, что все без исключения члены этого Ордена принадлежат к женскому полу.
   - А есть и такая у вас, хомо? - в голосе кугхра явственно чувствовался интерес. И это было вполне объяснимо - женщины расы Гроттила не занимались подобной работой, выполняя сугубо домашние дела. Ну, там, быть научным сотрудником или исследователем, или управленцем - это ещё куда ни шло. Но никак не воином.
   - Как видите, есть. И лучше будет, если их не злить. Сёстры Милитант отличаются довольно повышенным чувством долга перед своими планетами и перед Пуританской Лигой. Порой нам проще понять какого-нибудь ксеноса, чем этих... кхм... фанатичек.
   - Эта Сёстры есть фанатики? - вопрос, заданный Гроттилом, прозвучал как утверждение.
   - Не все, но большинство. Поэтому давайте соблюдать осторожность и не провоцировать Сестру Милитант на необдуманные действия, которое могут серьёзно сказаться на нашем здоровье. Ей не составит труда взорвать у нас перед носом ядерный фугас, при этом сама Сестра запросто может телепортироваться на свой корабль. Они, простите, могут быть фанатичками, но не самоубийцами.
   - Хе! - донеслось до инквизиторов, но более никаких иных комментариев от Гроттила они не услышали.
   - Наши действия, коллега? - Су Куан внимательно вгляделся в по-прежнему невозмутимое лицо Стерна.
   - Действия? - эхом откликнулся Стерн. - Нам всего-то нужно выяснить, что здесь делает Сестра Милитант и при этом не разозлить её. Ну, а потом вернуться к нашей основной задаче.
   - А искать наша колониста будем? - тут же спросил Гроттил.
   - А мы их сможем найти? - вопросом на вопрос ответил Бруд. - Про пятно вы уже забыли?
   - Пятно то есть не факт, что что-то быть здеся, - без промедления отозвался кугхр. - Да, что-то есть быть, но что? Если здеся стреляли из какой-то излучатель - то что такая за излучатель, которая пятна после своя оставлять?
   - Быть может, какой-то водитель просто вышел помочиться? - предположил марсианин и подмигнул Стерну, который с явным неодобрением смотрел на своего помощника. Острый на язык, Зариен Бруд частенько вызывал у своих собеседников отнюдь не положительные эмоции. Иногда эмоции эти перехлёстывали через край, и тогда уже приходилось вмешиваться Стерну.
   - Кугхр есть высокоразвитая существо и не ходить ссать на дорога! - тут же отреагировал на столь нелестное предположение о природе пятна зеленокожий ксенос. - Для этого у наша существовать сортира! Ну... быть может, когда очень хотеться... Но это пятно имеет другая природа! Да!
   - Я просто пошутил, капитан Гроттил, - с усмешкой на губах проговорил Бруд. - Конечно же, я так не думаю на самом деле. Но согласитесь, что всё выглядит уж очень странно и, я бы даже сказал, пугающе.
   - Инквизитора бояться неизвестный враг? - в голосе кугхра явственно послышалась ирония. - Эта странна слышать для моя!
   - Инквизитора тоже живая и может бояться! - проворчал Зариен, сердито нахмурив брови. Однако Стерн сделал своему помощнику условный знак, и марсианин не стал развивать полемику с Гроттилом. - Впрочем, страх присущ любому живому существу...
   - Моя признавать такая факт, - важно согласился Гроттил. - Но, как вы, хомо, говорить, если переливать из пустое в... э-э... другое пустое, то нихера не добиваться. Потому моя предлагает езжать дальше и брать в оборота эта ваша Сестра.
   - Это Сестра Милитант, вообще-то, - встрял Куан.
   - Да пускай хоть брата! - захохотал Гроттил, отчего динамики коммуникатора завибрировали от басовитого смеха инопланетянина. - Типа крутая не могу? Давай поглядим, кто есть тута самая крутая разумная!
   Сирианец покачал головой и посмотрел на Стерна. Однако Лаймон всё так же оставался невозмутим, лишь серо-стальные глаза инквизитора слегка помутнели. Возможно, что Гроттил в силу присущей представителям его расы прямолинейности и полагал, что способен заставить кого угодно либо сотрудничать, либо бежать, однако кугхр явно до сего момента никогда не встречался с Сёстрами Милитант. А слова Стерна о том, что Сестра Милитант запросто может взорвать у него под носом атомную бомбу, имели под собой вполне реальную основу.
   - Нельзя недооценивать наших коллег из Лиги, капитан Гроттил, - назидательно проговорил инквизитор. - Они могут быть кем угодно, но не дурочками. Таковых в Ордене Милитант не держат. Поэтому постарайтесь ничем не провоцировать представителя Пуританской Лиги. Для всех нас так будет лучше.
   Из динамиков донеслось неразборчивое бормотание, но этим всё и ограничилось. Похоже, что Зогг Гроттил всё-таки принял слова фарадейца к своему сведению.
   - Кхм... - Лаймон некоторое время молча глядел сквозь бронированное стекло кабины БТРа. - Всё же давайте проявим больше уважения к Сестре Милитант. Это и к вам относится, капитан Гроттил.
   - Ежели эта ваша Сестра не будет тычет в моя бластер - не вижу проблема, - отозвался инопланетянин. - В противная случая моя ничего не может гарантировать.
   - Полагаю, что этого вполне достаточно, - хмыкнул Стерн.
   - Однако, что всё-таки привлекло внимание пуритан к этой колонии кугхров? - задумчиво проговорил Брекетт. - Насколько известно, Эльсинор и Ксард практически не контактируют - пуритан практически ничего не привлекает на Южной Периферии, к тому же, их планеты расположены довольно далеко от владений кугхров, а те, в свою очередь, традиционно относятся ко всем представителям нашего вида с недоверием... впрочем, они ко всем гуманоидам так относятся. А тут не просто какой-то пуританин - тут аж целая Сестра Милитант!
   - Если те зелёненькие в танке решат, что она угрожает их интересам, то она будет не совсем целая! - усмехнулся Зариен Бруд.
   - Надеюсь, что до этого не дойдёт, - отозвался Стерн, сворачивая вслед за танком ксеносов. И почти сразу же выдал отборную матерную тираду аж на шести инопланетных языках, так как "леопард" едва не въехал своим таранным бампером в неожиданно остановившуюся боевую машину кугхров.
  
  
   - А сейчас что не так, фрайг подери?! - раздражённо воскликнул Бруд, который при резком торможении ударился левым локтем о приборную панель, и сейчас усиленно тёр ушибленное место.
   - Похоже, мы прибыли! - хмыкнул Куан.
   И действительно, танк кугхров без движения стоял прямо напротив здания заводоуправления, при этом в его задней части была опущена десантная аппарель, по которой в эту минуту наружу быстро выбегали облачённые в боевые бронескафандры солдаты ксеносов, вооружённые весьма впечатляющего вида ручными стабберами. Башня танка была повёрнута влево под углом градусов эдак в тридцать, а сам ствол орудия смотрел точно по прямой линии, явно держа под прицелом "Мантикору".
   - Эй, мы так не договаривались! - вырвалось у Брекетта при виде бегущих к зданию кугхров. - Стерн!
   - Капитан Гроттил - какого шииста вы вытворяете?! - рявкнул в микрофон коммуникатора Стерн, активируя стояночный тормоз "леопарда". - Я же вас просил воздержаться от неадекватных действий!
   - А наша не делать никакой неадекватики! - донёсся до инквизиторов насмешливый голос Гроттила. - Наша всего-то брать здание в кольцо и не давать эта ваша Сестра сбежать! Эта есть право наша!
   - С ним трудно не согласиться, шеф, - негромко проговорил Бруд. - Всё-таки Мэгдрадг - планета кугхров, и они здесь вольны вести себя так, как это принято у них. К тому же, никто сюда не звал пуритан.
   - На Эпсилон Грача-VII такая же Сестра Милитант привела в действие термоядерное взрывное устройство, чтобы уничтожить логово аманаритов, и это невзирая на то, что три роты космодесантников уже готовились к высадке из своих "Ястребов". Инквизитор Глау в самый последний момент успел отдать им команду рвать когти, используя маршевые двигатели в качестве ракетных бустеров, иначе от них бы там остались только элементарные частицы. Да и от нас с Глау - тоже. Так что и здесь никто не может поручиться, что мы не имеем дело с такой же фанатичкой... Капитан Гроттил - помните, что я вам говорил по поводу Ордена Милитант. Ни в коем разе нельзя допустить неверного истолкования ею наших действий. Иначе весь купол в мгновение ока может превратиться в кипящий котёл ядерного огня.
   - Моя понимать, - отозвался кугхр. - Никто не будет эта ваша Сестра как-то бить или иной способа вредить. Если она сама не будет такого делать. Да, так есть.
   Издав довольно зловещий смешок, Гроттил отключился.
   - Нам лучше поторопиться, - проговорил Стерн, выбираясь из водительского кресла, - пока наши зеленокожие друзья не натворили дел. А то потом можем и не успеть пальчик убрать с кнопки детонации.
   - Вот же дерьмо! - Су Куан сморщился так, будто проглотил целый лимон. - И надо же всему этому приключиться в моё дежурство!
   Услышав эту фразу из популярного на Терре приключенческого сериала о бравых галактических патрульных, Стерн хмыкнул, но вслух ничего не сказал.
   К чести зеленокожих, ломиться всей толпой в здание заводоуправления они не стали. Вместо этого десантники кугхров довольно грамотно блокировали главный вход, взяв его на прицел своих стабберов. Танк, довольно удачно сманеврировав, заблокировал "Мантикоре" возможные траектории отхода, хотя какой в этом был смысл, никто из инквизиторов не понял. Без водителя ведь броневик никуда не мог уехать. Или мог? Впрочем, подобное в планы инквизитора не входило.
   Держа своё оружие наготове, инквизиторы осторожно вошли в просторный вестибюль и огляделись по сторонам. И здесь было так же пусто и тихо. Даже никаких подозрительных пятен нигде не было видно.
   - Есть данные с биосканера? - вполголоса, словно Сестра Милитант могла его услышать, спросил, обращаясь к Бруду, Стерн, настороженно всматриваясь в царивший в помещении полумрак сквозь визор боевого шлема.
   - Один биологический объект, расстояние - сто шестьдесят два метра, комплекс сигналов человеческий, - так же вполголоса отозвался марсианин, настороженно глядя на дисплей биосканера, словно оттуда вот-вот должен был вылезти до зубов вооружённый хаосит. - Сигнал неподвижен и хорошо фиксируется. Думаю, что она нас не заметила... по крайней мере, хочется на это надеяться.
   - Вперёд, тихо и осторожно, оружие держать наготове, но без команды не стрелять! Зариен - давай вперёд!
   Лаймон, проверив уровень энергии в зарядной обойме своего бластера, медленно двинулся вслед за своим коллегой. Куан и Брекетт, изготовив свои лазеружья, последовали за фарадейцем, прикрывая его и Бруда от возможного нападения. Гроттил, четверо космодесантников с "Торвальда Фергуса" и три десантника-кугхра, стараясь шуметь как можно меньше, двинулись следом.
   Сестра Милитант была обнаружена инквизиторами в большом четырёхугольном помещении, сплошь заставленном серверными шкафами и этажерками, на полках которых виднелись футляры с информационными носителями. Облачённая в серо-синюю боевую броню с закреплённом в спинном мета-магнитном захвате лазганом и с бластером в набедренной кобуре, стройная фигура склонилась над одной из компьютерных консолей и что-то внимательно просматривала на жидкокристаллическом дисплее. Казалось, что она не заметила вошедших в информарий инквизиторов и солдат, всецело поглощённая просмотром данных, что шли по дисплею сплошным потоком. Но, стоило Стерну приблизиться к консоли на несколько метров, как пуританка, не поворачивая головы и не отвлекаясь от своего, без сомнения, увлекательного занятия, произнесла на чистом имперском стандарте:
   - По-моему, этого расстояния вполне достаточно, инквизитор. Я тут как бы работаю и мне вовсе не улыбается слушать над своим ухом ваше раздражённое сопенье.
   Лаймон остановился в паре метров от Сестры Милитант и с интересом уставился на закованную в броню спину пуританки.
   - Замаскированные детекторы? - усмехнулся фарадеец. - Мы ни одного не смогли засечь.
   - По-вашему, я должна была повсюду указатели развесить для обозначения мест их установки? - транслятор шлема донёс короткий саркастический смешок. - Мне вовсе не нужно, чтобы кто-нибудь мешался у меня под ногами.
   - Вообще-та, эта территория есть принадлежать Кугхранская Империя, - пророкотал Зогг Гроттил, подходя к Стерну и глядя на пуританку настороженным взглядом. - И ваша действие тута не имеет никакая юридическая сила. Ваша находиться здеся незаконно.
   - А на инквизиторов это что, уже не распространяется? - усмехнулась пуританка, распрямляясь во весь свой рост и глядя на имперцев и кугхров сквозь лицевой щиток своего боевого шлема. - Это ведь и не их территория тоже, между прочим.
   - Инквизитора здеся по договорённость с наша правительства, - заявил Гроттил, демонстративно поведя стволом своего стаббера. - И не нада здеся своя права качать. Между наша правительства и ваша нету никакая договорённость, так что ваша тута незаконно находиться. Так есть.
   Широкоскулое зелёное лицо ксеноса расплылось в довольной ухмылке - Гроттил явно был доволен своими словами. Однако на Сестру Милитант это не произвело ровным счётом никакого эффекта.
   - Мне тяжело не согласиться с вашими словами, не-знаю-кто-вы-и-как-вас-зовут, - произнесла она, обращаясь к кугхру, - однако здесь я нахожусь в связи с очень серьёзными обстоятельствами. Которые могут принести вред не только моему народу, но и вашему, а равно и Империуму.
   - И что же это за обстоятельства? - Стерн слегка пошевелился.
   - Ну... как бы вам... - начала было пуританка, но неожиданно её прервал Зариен Бруд, который, следя за Сестрой Милитант, не забывал при этом поглядывать и на монитор биосканера, который был сопряжён с детектором движения.
   - Есть движение, метров сто сорок-сто пятьдесят, на этом же уровне, - напряжённым тоном произнёс марсианин, следя за высвечивающимися на дисплее показаниями. - Двенадцать объектов, сигнатура не определяется. Непохоже, что это - биологические объекты...
   - Боевая тревога! - тут же среагировал фарадеец, сдёргивая со спины "Дреймак-400". - Всем занять позиции в укрытиях! Оружие к бою, щиты на максимум! Сестра - к вам это тоже относится! Никаких возражений! - тут же рявкнул инквизитор при виде дёрнувшейся милитантки. - Хотите сдохнуть - ваше право! Но вы здесь не имеете никаких прав, и капитан Гроттил абсолютно прав!
   - Во, здорово! - восхитилась пуританка. - Ещё недавно резали друг друга, а теперь сотрудничаете!
   - Двигай в укрытие, дурная хомо! - взревел Гроттил, замахиваясь на милитантку прикладом своего стаббера. - Тута чужая автомата бродить и делать из разумная пятна на дорожная покрытие! Твоя...
   - Гроттил.
   Стерн произнёс это спокойно и даже не повышая голоса, однако кугхр сразу же замолк и отступил на шаг назад. Сестра Милитант с интересом посмотрела на имперского инквизитора, явно впечатлённая увиденным. Осадить зеленокожего техноварвара вот так, без повышения голоса и тыканья ему в морду ствола лазгана, явно было дано не каждому. Она тоже почувствовала сквозившую в голосе Стерна властность и уверенность в себе и подумала про себя, что с имперскими инквизиторами надо держать ухо востро.
   - Сестра... а можно узнать ваше имя, а то как-то неудобно вот так официально к вам обращаться? - Стерн решительно двинулся в сторону одного из серверных шкафов, который он наметил для себя в качестве укрытия.
   - Мм... Мелина Линдеманн, к вашим услугам, инквизитор...
   - Имперский инквизитор Лаймон Стерн, - официально представился фарадеец, поудобнее перехватывая лазеружьё. Краем глаза он заметил, как укрывшийся за другим серверным шкафом Куан вытащил из кобуры свой бластер, который поместил в левую руку, а в правой инквизитор-сирианец стиснул рукоять бракинского пластинчатого меча. - Мои коллеги - инквизиторы Зариен Бруд, Су Куан, Ли Брекетт и Райнед Кволл. Инквизиторы Ленора Тайрос и Стефан Соболев находятся на борту "Ятагана". Капитан военной разведки кугхров Зогг Гроттил...
   Неожиданно стены здания задрожали, а по полу прошла крупная дрожь. Кое-где полопались плафоны потолочных светопанелей, пара секций потолка метрах в десяти от укрывшихся за серверными шкафами инквизиторов и десантников рухнула вниз.
   - Что за дерьмо?! - удивился Кволл, крутя головой по сторонам.
   - Соболев - какого фрелла у вас там творится?! - рявкнул в микрофон коммуникатора Стерн. - Рапорт, немедленно!
   - Вынуждены покинуть купол и вступить в бой с неизвестным противником, - раздалось из встроенных в боевой шлем динамиков, откуда, вперемежку со словами, доносились и иные звуки, а именно - мерное гудение антигравитационных ускорителей и выстрелы бортовых турболазеров. - Неопознанные летательные аппараты, числом порядка двенадцати, неожиданно материализовались внутри купола и без какого-либо предупреждения атаковали нас. Нас спасло только то, что мы все держали щиты поднятыми. В данный момент... ах ты, сука, ты что ж это творишь, гнида недотраханная?!
   - Соболев!
   - Виноват, не сдержал эмоций. - Однако в голосе инквизитора с Меркурия не было и тени раскаяния. - Один из этих кораблей едва не протаранил нас, но мне удалось уйти с его траектории. Я не знаю, кто они и откуда появились. Такое впечатление, что их просто телепортировали по масс-каналу внутрь купола. Пытаемся увести их прочь от купола...
   - Противник на подходе! - услышал Лаймон предупредительный возглас Бруда. - Готовность!
   - Попытайтесь сбить один из кораблей и захватить его и его экипаж, - бросил в эфир Стерн, беря на прицел своего лазгана дверной проём, откуда предполагалось появление неизвестного противника. - У нас тут тоже... гости незваные объявились...
   - Что вообще творится на этой планете, хотел бы я знать? - пробормотал Соболев. - Не нравится мне всё это... о-о!
   - Что такое? - встревожился Стерн.
   - Потом, шеф. Тут у нас шухер конкретный пошёл... В сторону сваливай, в сторону!
   В эфире раздался громкий треск, сменившийся отборной матерщиной на кугхри, затем по ушам фарадейца больно ударил звук взрыва. На этом связь прервалась.
   - Во имя...
   Это было всё, что успел произнести инквизитор. Синий энерголуч неизвестной природы ударил в соседний с ним серверный шкаф, превратив тот в беспорядочную обугленную мешанину проводов, металла и пласткерамики.
   - Ложись! - сбив с ног растерянно глядевшую на останки серверного шкафа милитантку, Лаймон вскинул лазган и выпустил в сторону двери несколько зарядов. - Беглый огонь!
   Воздух прорезали энерголучи лазеружей и бластеров, засвистели стабберные пули. Однако для возникших в дверном проёме змееподобных автоматов это, казалось, не представляло какого-либо неприятного фактора. Окутавшись призрачным сиянием силовых щитов, инопланетные роботы с целеустремлённостью, присущей только боевым сервиторам, двинулись вперёд, совершенно не обращая внимания на стрельбу. Даже разрывные реактивные болты, выпущенные из дефгана, не замедлили их продвижение.
   - Гранатами - огонь! - отдал команду Стерн, выхватывая из зажима на поясе кассетную гранату и, активировав детонатор одним щелчком пальца, запулил её в сторону наступающих киберов.
   - Кто они такие, шиист бы их побрал?! - ошалело спросила Линдеманн, припавшая на левое колено рядом с инквизитором и ведущая огонь из своего лазгана по вражеским машинам. - Откуда они пришли?!
   - Без понятия, Сестра Линдеманн! - отозвался Стерн. - Вот дерьмо! Гранаты их не берут!
   Действительно - разлетевшиеся веером смертоносных поражающих элементов из титан-вольфрамового сплава, гранаты не причинили сколь-нибудь заметного вреда чужеродным механизмам. Зато несколько серверных шкафов и компьютерных консолей сделались похожими на решето.
   - Инквизитора - кончай техника портить! - услышал фарадеец недовольный голос Гроттила. - Твоя не видеть, что ли - граната не брать эта хрень! Нада подавляющая огонь делать!
   - Делаем подавляющий огонь! - усмехнувшись, бросил на командной частоте Стерн.
   Если бы в помещении серверной были бы сейчас живые солдаты, пусть и с включёнными щитами, им бы точно пришлось несладко, попав под настоящий ливень из энерголучей и стабберных пуль. Змееподобные же автоматы, казалось, вообще не заметили того обстоятельства, что по ним ведут интенсивный огонь. Как продвигались вперёд - так и продвигались, методично поливая пространство перед собой синими энерголучами.
   - Вот же дерьмо! - услыхал Стерн злой голос Зариена Бруда. Бросив взгляд туда, где находился инквизитор-марсианин, Лаймон увидел, что Бруд изо всех сил пытается что-то сделать с дефганом. Судя по всему, один из синих энерголучей угодил в "Магнум-260" и нанёс некий вред его сложному механизму. - Заклинило, чтоб его! Сучий потрох! Это ж надо, мать его!
   Стерн хмыкнул, но тут же вмиг посерел лицом, чего, правда, под шлемом видно не было - один из змееподобных киберов, заметив Бруда, воюющего с повреждённым дефганом, изменил траекторию своего движения и направился прямо на марсианина, на ходу перенацеливая на него свой излучатель.
   - Зар - берегись! - Стерн сорвался с места, совершенно не обращая внимания на стрельбу вокруг себя, открывая бешеный огонь из лазеружья. - Слева!
   Бруд завертелся на месте, одновременно пытаясь понять, что происходит, и реанимировать ручную пушку. Но было уже поздно.
   Первый выстрел излучателя чужого кибера ударил в защитное поле, отчего то пошло волнами и стало похожим на переливающуюся энергозанавесь, которые часто можно было встретить в различных кантинах, разбросанных по Галактике. Марсианин глухо выругался и, похоже, наконец-то привёл дефган в боевое состояние. Но второй луч, без труда пробив ослабленное силовое поле, ударил точно в середину грудной клетки инквизитора.
   - Зариен! - заорал Стерн, на бегу пытаясь расстрелять змееподобную машину.
   - Блядская мышь! - успел выдохнуть удивлённый Бруд, прежде чем его тело, окутавшись призрачным голубоватым сиянием, растаяло в воздухе, будто сахар в горячем кофе. Массивный дефган, потеряв под собой опору, с лязгом упал на покрытой керамической плиткой пол серверной.
  
  
   - Святая Терра! - выдохнул потрясённый Брекетт, глядя на то место, где ещё совсем недавно находился Зариен Бруд. - Что же за дерьмо тут происходит?!
   - Аргх-х! - звук, который исторгла из себя глотка Лаймона, не мог исходить из человеческого горла. Закидывая на ходу в спинной захват лазган, инквизитор бросился прямо на кибера, который уже переводил своё оружие на новую цель.
   Но на этот раз не успел уже чужой механизм. Инквизитор-фарадеец выбросил вперёд правую руку со слегка растопыренными пальцами, и с кончиков их сорвались синие энергетические разряды, похожие на ветвящиеся молнии. Устремившись к роботу, они вонзились в силовое поле, окружавшее чужой механизм, и щит кибера не выдержал бешеного напора псионической энергии. Заискрив, поле исчезло; пару секунд спустя вторая очередь молний опутала кибера с головы до кончика его змеевидного хвоста. Тот замер на месте, при этом его правый манипулятор-излучатель медленно опустился книзу стволом, однако функционировать не перестал. Третий энергетический выпад разъярённого инквизитора окончательно добил кибера, проделав в его голове рваное обугленное отверстие там, где у гуманоида находился лоб. Из дыры в металлическом черепе повалил сноп искр и чужой сервитор, неуклюже дёрнувшись, завалился на левый бок с лязгом и грохотом. Его хвост конвульсивно дёрнулся и замер, а видеодатчики, вспыхнув красноватым светом, погасли навсегда.
   - Инквизитор! - услышал Стерн крик Сестры Милитант. - Сзади!
   Фарадеец резко развернулся на месте - и вовремя. Ещё один робот подобрался едва ли не вплотную к Лаймону, но, вопреки ожиданиям, открывать огонь из своего излучателя не стал. Вместо этого на его левом запястье ожил длинный слегка изогнутый боевой клинок, распрямляясь, будто пружина и целя инквизитору прямо в горло. Но Стерн ловко увернулся от выпада робота и, применив свои способности психокинетика, с видимым усилием приподнял тяжёлый механизм над керамическим полом и отправил его в полёт, метя прямиком в ещё одного такого же робота. Кибер, неуклюже размахивая боевым клинком, врезался в своего собрата, при этом раздался такой звук, словно уронили ведро с болтами и гайками.
   - Кугхра - мочи сервитора! - раздался справа от Стерна оглушительный рёв. Инквизитор повернул голову в ту сторону как раз за тем, чтобы увидеть, как Зогг Гроттил, выхватывая из ножен цепной меч, бросается в атаку на ближайшего к нему робота. - За Империя! За Инквизиция!
   Инквизиторы и космодесантники прекратили стрельбу, опасаясь задеть ринувшихся в бешеную контратаку техноварваров. Потрясая цепными мечами и топорами, кугхры набросились на чужие автоматы с яростью берсеркеров.
   Однако оставшиеся в строю киберы предпочли не усугублять для себя положение. Двое из них, правда, не успели среагировать на неожиданное изменение обстановки и были буквально разрезаны на куски рассвирепевшими кугхрами, но остальные просто исчезли. Похоже, что они и вправду использовали портативные телепортеры для перемещения в пространстве. Куда они направились - было ведомо лишь им одним.
   Но оставались ещё два механизма, которые были сбиты с ног... точнее, с хвостов психокинетическим импульсом Стерна. Один их них, тот, в которого врезался отброшенный инквизитором сородич, как раз в данную минуту поднимался с пола, тогда как второй кибер, недовольно жужжа, валялся на полу, тщетно пытаясь принять вертикальное положение. Видимо, психокинетический импульс что-то повредил в его корпусе и кибер никак не мог подняться с пола.
   Выхватив из рук какого-то кугхра огромный цепной топор, Стерн кинулся на механизм, который уже изготавливал к стрельбе своё оружие. Но на сей раз живое существо оказалось быстрее машины. Внутри массивной рукояти кугхранского цепного топора глухо заурчал сервомотор, придавая надетой на лезвие цепи из высокопрочного ферросплава вращательный момент. Держа топор обеими руками - не кугхр всё-таки! - инквизитор подскочил к киберу и с силой обрушил на того гудящее смертоносное лезвие. Цепь издала противный визжащий звук, во все стороны полетели искры, когда тяжёлое лезвие вонзилось в черепную коробку автомата. Кибер попытался дёрнуться, но Стерн не позволил ему этого сделать, с силой надавив на рукоять кугхранского оружия, ещё глубже погружая гудящее лезвие в металлическую голову машины. Издав пронзительный электронный вопль, от которого у всех немедленно заложило уши и заныли зубы, сервитор опрокинулся на бок, прихватив с собой цепной топор, который всё ещё продолжал злобно гудеть.
   - Ни...я себе! - вырвалось у Брекетта. - Вот это да!
   Стерн, между тем выпустив из рук кугхранское оружие, стремительно развернулся к последнему оставшемуся на поле боя киберу, который явно был повреждён при столкновении с только что уничтоженным фарадейцем собратом. С пальцем обеих рук инквизитора снова сорвались синие ветвящиеся молнии, опутавшие корпус автомата и заставив того затрястись, будто в эпилептическом припадке. Молнии били в робота секунд десять, после чего Стерн, сорвав со спины лазган, резким движением приставил его ствол к левому видеодатчику робота и со зверским выражением лица нажал на спусковую скобу. Лазерный луч пробил линзу видеосенсора и вонзился в электронный мозг чужого кибера, вмиг превратив грозную боевую машину в груду бесполезного и безвредного металлолома.
   - А раньше он так не мог? - спросила, ни к кому конкретно не обращаясь, Сестра Линдеманн.
   - Боевая ярость не может быть просто так включена, - тут же отозвался Су Куан, настороженно оглядываясь по сторонам, держа наготове бластер и бракинский меч. - Это же не боевой автомат, а живое существо. Для этого нужен серьёзный внешний раздражитель. К сожалению, таковым послужила гибель нашего коллеги, да будет Звёздный Мост гладким под его ногами!
   Произнеся эти слова, сирианец, а вслед за ним Стерн, Кволл, Брекетт и космодесантники опустились на правое колено, отдавая дань памяти павшему инквизитору Зариену Бруду. Зогг Гроттил и сопровождавшие его кугхры, помедлив пару секунд, выпрямились во весь рост и, слитно ударив себя в грудь сжатыми в кулаки левыми руками, проревели какую-то длинную фразу на своём языке, после чего вскинули вверх стабберы и дали очередь в потолок, изрядно попортив его при этом.
   Сестра Линдеманн покачала головой. Да, вот же угораздило её влипнуть в такую переделку! Имперцы сотрудничают с кугхрами... или наоборот... но какая, собственно, разница? Сам факт того, что когда-то непримиримые враги, резавшие друг другу глотки и сжигавшие планеты друг друга в ходе четырёх кровопролитных межзвёздных войн, вместе сражаются против какой-то механической дряни, невесть откуда взявшейся на этой планете зеленокожих, уже был из ряда вон выходящим событием. Это что же должно было случиться, чтобы кугхры объединились не просто с имперцами, а с легендарной Имперской Инквизицией? Мелину вдруг передёрнуло. Ванг шиист - а ведь она могла запросто попасть этим киберам на прицел! И если бы не инквизиторы и кугхранские солдаты, то на месте того погибшего инквизитора вполне могла быть и она сама!
   От этой неуютной мысли сильванианке сделалось довольно неуютно, а вдоль её позвоночника бодро промаршировала целая армия мурашек. Мотнув головой, она перевела взгляд на Стерна, который сейчас стоял над поверженными киберами, внимательно рассматривая их прищуренными глазами. Внешне инквизитор выглядел вполне нормально, только сжатые кулаки и то и дело раздувающиеся ноздри выдавали его состояние.
   - Эту дрянь немедленно переправить на "Доминатор"! - распорядился Стерн, покосившись на подошедшего к нему Куана. - Нужно изучить этих киберов и понять, что это и откуда оно тут взялось!
   - Это верное решение, но ты не забыл, что там, наверху, сейчас тоже драка идёт? - отозвался сирианец. - Быть может, стоит связаться с нашими пилотами?
   Пару секунд Лаймон хмуро смотрел на коллегу, затем, скривившись, будто от зубной боли, пси-импульсом активировал встроенный в боевой шлем коммуникатор.
   - Соболев - рапорт! - резко бросил в микрофон фарадеец.
   - Всё в порядке, шеф! - бодро отрапортовал меркурианец. - Все три летающие хреновины сбиты! С нашей стороны потерь нет! А вы как там? У вас всё в порядке?
   - Были атакованы неизвестными боевыми автоматами, - отрывисто бросил Стерн. - Инквизитор Бруд погиб в бою.
   - Что?! - раздался в эфире вскрик Тайрос.
   - Два обезвреженных кибера захвачены и будут доставлены на "Доминатор", - всё тем же тоном продолжил инквизитор, знаком отдав приказ десантникам с "Торвальда Фергуса" заняться чужими роботами. К ним присоединились несколько солдат ксеносов, получивших соответствующее распоряжение от Гроттила. - Нужно понять, что это за хрень и откуда она тут появилась. Подгоните один из ДШК КосмоДесанта к химкомбинату, мехов нужно погрузить на борт и переправить на орбиту. Они вроде как деактивированы, даже выведены из строя, но на всякий случай распорядитесь о том, чтобы они постоянно находились под прицелом тяжёлых газомётов.
   - Приказ понял, шеф, - глухим голосом отозвался Соболев. Известие о гибели Бруда его тоже потрясло.
   - Работаем, коллеги. - Стерн отключил связь и взглянул на то место, где ещё совсем недавно находился Зариен Бруд. Покачал головой, после чего перевёл взор на Сестру Милитант.
   - Я не имею к происшедшему ни малейшего отношения! - на одном дыхании выпалила Мелина, внезапно вспотев. Сильванианка прекрасно осознавала, что имперский инквизитор вполне может пристрелить её на месте, мотивируя это обеспечением безопасности граждан Империума. И будет абсолютно прав. Она находилась на Мэгдрадге нелегально и тут уже весёлые зеленокожие ксеносы запросто могли сделать её на целую голову короче. "Вот же зараза!" - подумалось Мелине. - "Это ж надо так опростоволоситься, оказавшись меж двух огней, и ещё неизвестно, какой из них страшнее!" Кугхры что? Обычные ксеносы, да к тому же - техноварвары. С ними договориться было, в принципе, возможно. Договориться с имперскими инквизиторами было невозможно в принципе. Она вдруг невесело усмехнулась про себя, подумав, что те, кто называет Сестёр Милитант фанатичками, весьма далеки от истины, так как настоящие фанатики сейчас стояли перед ней, держа в руках свои бластеры и лазганы и буравя сильванианку пристальными взглядами. Правда, за лицевыми щитками боевых шлемов она не могла видеть этого, но чтобы это понять, не нужно было обладать сенситивными способностями.
   - Итак, Сестра Линдеманн, - боевой шлем Стерна неожиданно сложился веером и втянулся в бронированный воротник бронекостюма - "хамелеон", одна из последних разработок марсианских оружейников из концерна "Токарев-Тамминен", открывая глазам Линдеманн спокойное лицо с пронзительными серо-стальными глазами. - Мне нужно знать, какого дерьмового рожна вы делаете на Мэгдрадге и что вы здесь ищете? Учтите - я не намерен играть в разного рода угадайки. Надеюсь, вы понимаете, почему.
   - Думаю, что я вас понимаю, инквизитор Стерн, - медленно произнесла Мелина. Боевой шлем "Иерофанта", в свою очередь, сложился точно так же, как и шлем "хамелеона", явив взорам инквизиторов лицо довольно симпатичной молодой женщины, чьи волосы были уложены в весьма замысловатую причёску. Зелёные глаза внимательно смотрели на Стерна, и в их глубине можно было различить весёлые искорки. Впрочем, лицо Сестры Милитант было вполне серьёзным и насупленным. Ей явно не пришлось по душе то, как с ней обращались имперские инквизиторы. Но Мелина прекрасно понимала, что качать перед ними права не просто опасно, а смертельно опасно. Поэтому сильванианка отобразила на своём лице самое натуральное радушие и приветливо улыбнулась фарадейцу. - И что же именно вас интересует, господин инквизитор?
   - У вас две минуты на объяснение своего присутствия на Мэгдрадге. - Стерн никак на это не отреагировал. Взгляд инквизитора живо напомнил Мелине взгляд сильванианской прыгающей гадюки перед тем, как напасть на добычу и сожрать её. И от этого милитантку пробрал озноб. Она вдруг отчётливо поняла, что это помещение вполне может стать её могилой.
   - Я нахожусь здесь в связи с расследованием одного странного дела, - осторожно проговорила Линдеманн, настороженно следя за инквизиторами. - Почти месяц назад на Музей Ксеноархеологии на Селесте было совершено нападение, в результате которого был похищен некий артефакт, возможно, имеющий важное значение и, без сомнения, весьма древний. При нападении были убиты несколько охранников, сам же артефакт был, к сожалению, благополучно вывезен за пределы не только Селесты, но и Пуританской Лиги. Расследование выявило причастность к этому противоправному акту хаоситов, поскольку в нападении на музей принимали участие силы специальных операций Десантных Войск Тёмных Миров.
   Левая бровь Стерна слегка изогнулась, но инквизитор не проронил ни слова, всё так же молча глядя на Сестру Милитант. Мелина сглотнула вдруг подступивший к горлу ком и зябко передёрнула плечами. Этот Лаймон Стерн больше всего напоминал ей боевого кибера - такое же отсутствие эмоций, как и у автомата. И ещё этот пронизывающий до мозга тяжёлый ледяной взгляд... Великий Космос - а может, этот тип до того напичкан аугметикой, что больше является киборгом, чем живым человеком? Кто их знает, инквизиторов этих...
   - Хм... - Линдеманн собралась было продолжить, но тут слово взял молчавший доселе инквизитор - высокий крепкого сложения смуглокожий мужчина, чьё лицо "украшал" шрам от удара лазерной плетью.
   - Что это за артефакт, о котором идёт речь, Сестра Линдеманн? - чуть хрипловатым голосом произнёс инквизитор. Сирианец, если Мелина правильно идентифицировала его имя. - И почему хаоситы там воспылали к нему интересом?
   - Понятия не имею, - пожала плечами сильванианка. - Может, дело в его названии?
   - А как он называется? - лишённым каких-либо интонаций голосом полюбопытствовал Стерн.
   - Сфера Аманара. Вам это о чём-нибудь говорит?
   Инквизиторы переглянулись между собой, затем спокойное лицо Стерна, совершенно неожиданно для Линдеманн, приобрело несколько удивлённое выражение.
  
  
   - Как вы сказали? - переспросил инквизитор. - Сфера Аманара? Это что за артефакт такой, интересно?
   - А вам о нём ничего неизвестно? - невинно поинтересовалась Мелина.
   - Впервые слышу о такой хреноте, - невозмутимо отозвался фарадеец. - А вы сами имеете представление, что это за штука такая?
   - Ну, если верить тому, что говорит наша военная разведка, то эта хренота является частью чего-то гораздо более сложного. Иными словами - Сфера Аманара является - возможно - чем-то вроде большой батарейки.
   - Батарейки для чего?
   - Да откуда мне-то знать?! - возмутилась Мелина, которой уже порядком надоела вся эта канитель. Подумаешь, инквизиторы! Мы тоже, вообще-то, не вилкой суп едим! - Вам, думается мне, известно куда больше о том, для чего может служить эта хрень, зачем хаоситы летят на планету кугхров и почему этот артефакт носит имя одного из Владык Хаоса!
   - Лаймон, - спокойно, однако с явственно читавшейся в голосе ноткой настороженности, произнёс инквизитор Куан, - ты не проводишь параллелей между Потоком и Сферой?
   - Погоди минуту, Су. Дай подумать.
   Серо-стальные глаза Стерна заволокло какой-то пеленой, и Линдеманн с любопытством вгляделась в лицо имперца. Этот инквизитор с Сириуса упомянул какой-то Поток - не этим ли обусловлено пребывание на Мэгдрадге боевой команды Инквизиции и Космических Десантников? А кугхры выполняют роль внешней охраны и гида? В конце концов, в этом деле очень много неизвестных, и ещё неясно, с какого конца надо подходить к решению данной задачи.
   - Так, - произнёс Стерн таким тоном, что Мелина вдруг боязливо оглянулась, ища стоящую напротив неё расстрельную команду. - Значит, получается, что ваше присутствие на Мэгдрадге связано неким образом с пропажей этого артефакта? Я это понял, Сестра Линдеманн. Но вот чего я не понял - это почему вы здесь оказались. Вы решили, что еретики приползут сюда? Но с какой целью?
   Линдеманн немного замялась, размышляя, говорить инквизитору то, что было известно ей, или нет. Возможно, имперцы объявились на Мэгдрадге тоже по этой причине, но здесь сильванианка ничего не могла сказать наверняка.
   - Видите ли, дело в том, что эта планета не всегда была планетой кугхров, - сказала Мелина, всё ещё настороженно глядя на Стерна. - Сейчас она называется Мэгдрадг, но примерно две с половиной тысячи лет назад она называлась совсем иначе. Вам о чём-нибудь говорит такое название, как Наджаф?
   - Наджаф? - Стерн переглянулся со своими коллегами. Куан и Кволл безразлично пожали плечами, что, впрочем, было неудивительно - оба инквизитора не принадлежали к расе homo и не могли знать всех перипетий человеческой истории. Зато Ли Брекетт при этом названии понимающе кивнул фарадейцу. - Допустим. И что?
   - Значит, вам известно о Ганианской Гражданской войне и о том, что флот лоялистов сжёг Наджаф, как один из оплотов зульфикарианцев?
   - Известно. Но я не вижу связи между древней гражданской войной, бушевавшей две с половиной тысячи лет назад в Ганианском Эмирате, и современным положением Мэгдрадга.
   - Сейчас увидите.
   Что должен был увидеть Стерн, так и осталось за кадром. По крайней мере, пока.
   - Инквизитор Стерн - на связи капитан Мазарини! - громыхнуло во встроенных в боевой шлем "хамелеона" динамиках. - Ответьте капитану Мазарини, инквизитор Стерн!
   - Стерн на связи! - тут же отреагировал Лаймон.
   - Только что в двух мегаметрах от Мэгдрадга из джамп-режима вышел крейсер еретиков класса "Контемптор", - доложил Мазарини. - Или его командир совсем не разбирается в механике гиперперехода, или он дебил. Вполне возможно, что второе - это же хаоситы. Сейчас крейсер усиленно тормозит, мы фиксируем работу тормозных гондол и реверс-ход главного двигателя. Возможно, что они всё-таки долбанутся о планету, примерно в сорока километрах от купола.
   - Прогноз последствий?
   - Ну, если они заглушат реакторы, то ничего страшного не произойдёт. Раздолбают своё корыто, это как пить дать, но выжившие однозначно будут. А вот если они не успеют заглушить реакторы...
   Мазарини замолчал, но Лаймон отчётливо слышал, как командир "Доминатора" с кем-то переговаривается.
   - Если крейсер еретиков грохнется на Мэгдрадг с не заглушёнными реакторами, то вероятность термоядерного взрыва крайне велика, особенно учитывая конструктивные особенности реакторов производства Тёмных Миров. Оценочная мощность взрыва, может составить порядка двухсот сорока мегатонн, что приведёт к уничтожению всего в радиусе ста сорока километров. Всё же это не имперский крейсер, так что выводы делайте сами.
   - Перехватить его возможно?
   - Он на противоположной стороне планеты, - последовал ответ. - Даже если рванём туда на полной скорости, рискуя пережечь главные цепи, мы всё равно не успеем выйти на траекторию перехвата и включить тракционный луч. К тому же, "Доминатор" - боевой крейсер, а не заградитель. У нас нет таких мощных проекторов Т-луча, как на заградителях. Так что остаётся только ждать.
   - А наша крейсер не успеть? - вклинился в разговор Зогг Гроттил.
   - Даже если и успеет - каким образом вы собираетесь остановить "Контемптор"? - поинтересовался Мазарини. - У вас есть проекторы Т-луча?
   - Не-а, нету! - жизнерадостно отозвался кугхр.
   - Тогда о чём вообще здесь говорить?
   Стерн, нахмурившись, провёл рукой по подбородку. Было похоже, что нужно принимать какое-то решение, и принимать быстро. Но, прежде чем инквизитор сумел что-либо надумать, в динамиках коммуникационного устройства раздался возбуждённый голос какого-то оператора дежурной смены секции управления "Доминатора".
   - Крейсер еретиков только что выпустил наружу шаттл, идентифицированный, как десантный челнок типа "Вихрь"! - доложил оператор. - Шаттл вошёл в атмосферу в районе большого каньона в ста десяти километрах восточнее купола! Крейсер резко изменил курс и... Ванг шиист! Он совершил прыжок! Почти с верхней границы атмосферы!
   - Что ещё взять с еретиков? - пожал плечами Кволл. - У них с головой не всё в порядке постоянно. Я не удивлюсь, если крейсер не выдержит такой нагрузки. Гравитационное поле Мэгдрадга имеет величину чуть большую, чем стандартное, так что динамический удар по гиперприводу должен получиться довольно серьёзным.
   - Как забавно получается! - Стерн окинул Сестру Линдеманн насмешливым взглядом. - Такое ощущение, что кто-то разместил в Интерстаре объявление о собрании на этой планете. Орден Милитант, неизвестные киберы, еретики...
   - Вы забыли упомянуть себя и кугхров, - вставила Мелина.
   - Мы здесь находимся на законных основаниях, Сестра Линдеманн, - холодно отозвался Стерн. - В отличие от вас. Однако, вы не докончили своё повествование. Какое отношение к тому, что сейчас происходит на Мэгдрадге, имеет та давняя гражданская война?
   - Зульфикарианцы хотели использовать против лоялистов некий инопланетный артефакт, который они нашли на Наджафе в бытность его планетой в составе Эмирата. Они обнаружили его во время строительства своей базы в этом полушарии планеты, где сейчас находится купол кугхранской колонии. Но у них ничего не получилось. То ли они не успели и лоялисты разнесли их на молекулы, то ли они просто не поняли, как надо обращаться с этой штуковиной...
   - С какой штуковиной? - спросил Куан.
   - Вы, кажется, называете этот артефакт Потоком. Судя по имеющейся у нас информации, Сфера Аманара может являться либо неким ключом к этому устройству, либо важной его деталью. Аккумулятором, скажем так. Потому-то еретики и рванули после нападения на музей на Селесте именно сюда. Но им здесь грозит полный облом.
   Произнеся последнюю фразу, Сестра Линдеманн ехидно усмехнулась.
   - Артефакта здесь нет? - догадался Стерн.
   - А вы неглупый человек, инквизитор Стерн, - с ноткой уважения в голосе произнесла Мелина. - Да, похоже, что его здесь нет.
   - Как именно вы это установили?
   - Видите ли, артефакт этот был во время орбитальной бомбардировки Наджафа погребён под слоем породы, что явилось следствием тектонических сдвигов, последовавших после ядерных и кинетических ударов с орбиты. Около трёх лет назад кугхры его откопали, но они так и не поняли, что это. Нечто пирамидальное и большое, размером примерно с десантный челнок "Эгида". Они поместили артефакт в купол, в один из ангаров космопорта. Думаю, хотели его более детально изучить. Но не получилось.
   - Его вывозить с Мэгдрадг? - спросил Гроттил. - Ваша знать, кто это быть? Моя понимать, что ваша ковыряться в наша компьютерная сеть?
   - На самом деле, ваши компьютерные сети весьма примитивны, по нашим понятиям, - произнесла Мелина. - Разобраться в них хорошему программисту несложно. Не примите только это как упрёк и не обижайтесь.
   - Каждая имеет то, что может иметь, - философски изрёк Гроттил. - Однака, давайте быстра закругляться. Челнок еретика сюды лететь - нада готовить им тёплый приём!
   И в подтверждение своих намерений кугхр многозначительно повёл стволом своего стаббера.
  
  
   ГЛАВА 10.
  
  
   - Время у нас ещё есть, - спокойно сказал Стерн, мельком взглянув на зеленокожего ксеноса. - Так что давайте добьём уже тему артефакта. Сестра Линдеманн - что вам стало известно из местной информационной сети?
   - На самом деле, немного. Артефакт пытались исследовать, но ничего не получилось. Похоже, что он технологически превосходит возможности кугхров. С ним провозились некоторое время, не получили никаких результатов, после чего решили переправить его на Ксард. Но не успели.
   - На колонию напали, - продолжил Стерн.
   - Судя по всему - да. Вполне возможно, что именно артефакт спровоцировал это нападение. Причём напавшие на колонию - а я думаю, что это были такие же механоиды, как и те, которые тут нас едва не прибили - возникли неожиданно. Скорее всего, телепортировались. Но кто они и откуда пришли - я не знаю.
   - А артефакт они тоже умыкнули? - спросил Брекетт.
   Мелина Линдеманн покачала головой.
   - В этом деле вообще столько неизвестных, что по сравнению с ним уравнение Зайцева - простое уравнение из школьной программы. Артефакт исчез практически сразу после атаки, но механоиды ли его уволокли или кто другой, неизвестно.
   - Так. - Стерн сердито сдвинул брови. - Понятно, что нам ничего не понятно. Мэгдрадг оказался бывшей ганианской колонией, Поток нашли кугхры, но изучить его не сумели, потом на колонию зелёных напали некие боевые автоматы, которые тут всех пожгли, крейсер еретиков, который, предположительно, был задействован силами Хаоса в налёте на Музей Ксеноархеологии на Селесте, заявился сюда с деталью от Потока, но еретики ещё не знают о том, что Поток исчез с планеты, причём никто не знает, кто именно его уволок и куда. - Инквизитор неожиданно фыркнул, будто сильванианский лесной лошак. - Такого бреда, с позволения сказать, я не слышал с момента расследования деятельности шаннитов на Циркарпусе и о связи с еретиками планетарного губернатора Дирка Барбадена. Пф-ф!
   Инквизитор раздражённо сплюнул на покрытый плиткой пол серверной. Потом снова перевёл взгляд на милитантку.
   - Сестра Линдеманн - вам придётся задержаться на Мэгдрадге до окончания проведения здесь спецоперации Имперской Инквизиции и военной разведки Кугхранской Империи, - безапелляционно заявил фарадеец. - До этого момента какие-либо вылеты с планеты запрещены. Надеюсь, что вы понимаете причину наложения карантина.
   - Я вовсе не в восторге от этого, инквизитор Стерн, но причину я понимаю. Можете на меня рассчитывать.
   - Это правильное решение, Сестра, - кивнул Лаймон. Перевёл взгляд на Гроттила. - Челнок еретиков приближается, капитан. Нужно организовать для его пассажиров достойную встречу.
   - Дело не стать за это! - свирепо оскалился ксенос. - Моя готов!
   - Су - свяжись с пилотами и распорядись, чтобы они укрылись где-нибудь поблизости от комбината. Не стоит раньше времени давать хаоситам знать о том, что мы здесь находимся.
   Сирианец молча кивнул в знак того, что распоряжение Стерна принято им к исполнению.
   - Полагаю, что нам стоит укрыться, дабы еретики нас не засекли раньше времени. - Стерн огляделся вокруг. - Устроим этим недоумкам засаду внизу. Идёмте.
   К тому моменту, как челнок хаоситов приблизился к территории химического комплекса и начал заходить на посадку, имперцы и кугхры уже находились в засаде, расположившись в вестибюле административного здания. Было совершенно очевидно, что именно оно и является целью еретиков. Судя по всему, им тоже нужна была информация о Потоке и они знали, где ею можно разжиться.
   Рёв двигателя десантного шаттла возник первым; затем, из-за высокой башни какой-то установки, вывернулся и сам корабль - шестидесятиметровой длины десантолёт, выкрашенный в жёлто-фиолетовый цвет. Отвратительное сочетание, если честно, но у хаоситов всё было не так, как у нормальных разумных. Вот, спрашивается, зачем надо им идти на главном двигателе? Ради того, чтобы показать, какие они крутые? В гравитационном поле любой двигатель расходует гораздо больше топлива, нежели в условиях космического пространства, поэтому логичнее всего использовать для атмосферных полётов антигравы. Но имперцы давно уже перестали мерить обитателей Тёмных Миров по общепринятым лекалам. Ибо это было бесполезно.
   - Не предпринимать ничего до момента их входа в здание! - выдал в эфир приказ Стерн, притаившийся за большой деревянной кадкой с каким-то неизвестным ему растением, похожим на пальму с листьями в виде неправильной формы треугольника. Будто кто-то специально обрезал края листьев садовыми ножницами. Хотя, вполне может быть, что они таковыми были от природы. - Пусть войдут внутрь, тогда они потеряют преимущество в манёвре!
   - Вы собираетесь их всех перестрелять или возьмёте парочку в плен? - спросила примостившаяся рядом с инквизитором Сестра Линдеманн, нацелившая на входную дверь свой лазган.
   - Как получится, - отозвался Стерн. - Вам не хуже меня известно, что допрашивать еретика - задача не для слабого в психологическом плане.
   - Ну да, те ещё придурки!
   Тем временем челнок, подвывая двигателем, подлетел к административному зданию и, выпустив из корпуса посадочные опоры, грузно опустился в паре десятков метров от входа в административное здание химического комбината. Вниз пошла тяжёлая десантная аппарель.
   - Готовность! - бросил в эфир Стерн, покосившись на находящуюся рядом милитантку. Однако Линдеманн этого не заметила, так как всё её внимание было поглощено входной дверью, на которую она смотрела через электронный стереоприцел своего лазеружья.
   Посадочная аппарель "Эгиды", коснувшись ферентового покрытия, замерла, однако, вопреки ожиданиям, никто не появился из открытого люка десантного судна. Это одновременно удивило и насторожило инквизиторов. Разумеется, еретики зачастую действовали довольно безрассудно, но к солдатам Тёмных Миров это относилось поскольку-постольку. Особенно к КосмоДесанту Хаоса. Правда, эта "Эгида" не несла на своих бортах отличительных знаков Десантных Войск еретиков, но она вообще не несла на своих бортах никаких опознавательных знаков.
   Краем глаза Стерн уловил некое движение и недовольно покосился в ту сторону. Но это всего лишь Сестра Линдеманн поудобнее прижала приклад своего лазеружья к правому плечу, чтобы лучше целиться в противника. Который, впрочем, почему-то отнюдь не торопился выходить из шаттла.
  
  
   Время шло, но из челнока по-прежнему никто не торопился выходить или выбегать. Инквизиторы начали переглядываться между собой, не понимая причин этой задержки. По всем канонам, еретики уже должны были, как минимум, входить в административное здание, но они всё ещё сидели внутри своего корабля.
   - Не понимаю, чего они там выжидают! - раздражённо бросил Куан, прищуренными глазами наблюдая за челноком, что маячил по ту сторону входных дверей вестибюля. - Они уже давно должны быть здесь! Что за дела творятся на этой планете?!
   Стерн хотел что-то сказать сирианцу, судя по тому, что его голова слегка повернулась в сторону Куана, но раздавшийся в динамиках боевого шлема фарадейца голос Мазарини не дал ему этого сделать.
   - Зафиксирован выход из гиперпространства в непосредственной близости от Мэгдрадга неопознанного высокоскоростного звездолёта малого класса, идентификации не поддаётся, - услышал инквизитор голос командира "Доминатора". - Могу сказать лишь то, что этот корабль, судя по всему, является аналогом наших сверхсветовых бомбардировщиков, так как он выскочил из джамп-режима буквально у границы атмосферы планеты. Примерно через восемьдесят секунд он будет в районе купола, так что вы там не очень-то расслабляйтесь.
   - Расслабишься тут! - буркнул Стерн, усаживаясь на корточки и по-прежнему держа в руках лазеружьё. - Ещё кто-нибудь пожалует сюда, мне интересно?
   - Понятия не имею, - откликнулся Мазарини, не понявший, что этот вопрос инквизитор адресовал скорее самому себе, чем военному космонавту. - По крайней мере, гиперсканеры больше ничего не видят. Собственно, этот корабль, что сейчас падает в район купола кугхров, мы увидели только тогда, когда он вышел из гиперкосмоса. Вам ведь прекрасно известно, что сверхсветовой корабль движется в гипере куда быстрее, чем обычный звездолёт...
   В этот момент раздавшийся за стенами здания звук дал понять всем, кто находился в засаде, что сейчас не самое лучшее время для разговоров.
   - Конец связи! - резко обрубил Стерн, отдавая мысленную команду на отключение гиперканала. И вовремя, надо заметить. Потому как события, что разыгрались по ту сторону дверей вестибюля административного здания химкомбината, явились полной неожиданностью для имперцев, кугхров и пуританки.
   Из-за высокой башни той же самой установки, из-за которой несколько минут назад вылетел челнок хаоситов, появился ещё один корабль. Внешне он был очень похож на растопырившую в полёте крылья летучую мышь-клювоноса с Грейсона, из-под которых торчали короткие спаренные стволы турболазерных пушек. Сходство с клювоносом усиливала и кабина, под острой носовой частью которой на шарнирах виднелись роторные стабберы, или весьма похожее на них оружие. Два массивных сопла виднелись в кормовой части аппарата, однако, в отличие от пилотов "Эгиды", пилоты неизвестного судна использовали для полёта в атмосфере Мэгдрадга антигравы. И ещё одно обстоятельство было сразу же подмечено всеми, кто находился в вестибюле административного здания, а именно - неизвестный корабль был окутан призрачным сиянием силового щита.
   Было очевидно, что появления ещё одного действующего лица еретики не ожидали. Но и открывать огонь по неизвестному судну они не спешили, возможно, думая, что это - один из своих. И это была очень большая ошибка со стороны экипажа челнока.
   Прибывший корабль, на большой скорости подлетев к зданию административного управления, резко врубил антиакселераторы, отчего снаружи поднялась небольшая пылевая буря. И почти сразу же снаружи раздались характерные звуки лазерной стрельбы, а пылевое облако прорезали яркие малиновые энерголучи.
   - Я вообще уже отказываюсь что-либо понимать! - усмехнулся Стерн, меняя позу и становясь на левое колено, но продолжая держать входную дверь под прицелом своего "Дреймака". - А эти-то кто такие и откуда они вообще взялись? Уж точно не кугхры!
   - Внутренние разборки еретиков? - высказала предположение Линдеманн.
   - Не исключено, конечно, но я что-то не слышал о каких-либо трениях в среде хаоситов в последнее время, - отозвался фарадеец. - Хотя, быть может, мы чего-то не знаем...
   Тем временем, на "Эгиде" поняли, что если они так и будут сидеть сиднем, то их просто-напросто разнесут на куски. За стенами здания раздался басовитый звук включившегося ядерного двигателя - еретики нисколько не озаботились тем, что старт с поверхности планеты на главной тяге принесёт очевидный ущерб окружающей обстановке.
   - Вот же грёбаные уроды! - в сердцах выдохнул Брекетт. - Так ведь и сжечь здесь всё нафраг можно же!
   Шаттл с "Контемптора", огрызаясь огнём из своих турболазерных пушек, попытался было взлететь, однако новоприбывшие явно не собирались позволить ему это сделать, целя в кормовую часть "Эгиды" ,намереваясь вывести из строя генераторы и двигатель. "Летучая мышь" разрядилась целым ураганом лазерного огня, и в какой-то момент щит челнока еретиков не выдержал. Те, кто находился внутри "летучей мыши", тут же воспользовались ситуацией и без промедления влепили точно в район двигательной секции "Эгиды" заряд ионной пушки. Корпус шаттла окутался голубоватыми ветвящимися сполохами, после чего его двигатель, издав дикий вой, оглушительно чихнул и вырубился. "Эгида" плюхнулась на брюхо, нанеся своим корпусом довольно значительный урон ферентовому покрытию.
   - Хомо делать, что хотеть на наша планета! - ухмыльнулся Гроттил, но в красных глазах кугхра отчётливо была видно злость. - Пряма какая-то проходная двор! Кто хотеть - тот и прилетать!
   - Они не имеют никакого отношения к Империуму, Гроттил, - отозвался Стерн, бросая настороженный взгляд на зеленокожего инопланетянина. - Это еретики и...
   - Моя знать, кто они такая! - отмахнулся от инквизитора кугхр. - Но моя не нравится, когда один из мира мой народ используют чужаки для своих разборок!
   Стерн невозмутимо пожал плечами - дескать, а я что могу здесь сделать? - и снова вернулся к наблюдению за разыгрывающемся по ту сторону дверей спектаклем. Хотя спектаклем ли?
   Повреждённый челнок хаоситов грохнулся на землю практически на том же самом месте, и сейчас к нему, держа наготове неизвестные инквизиторам массивные чёрные излучатели с ребристыми кожухами, короткими перебежками двигались закованные в коричнево-серую боевую броню солдаты, появившиеся из приземлившейся поодаль "летучей мыши". Умело передвигаясь по открытой местности, они быстро добрались до челнока еретиков и очень грамотно окружили десантный люк "Эгиды".
   - А вот это уже становится очень интересно! - пробормотала Линдеманн, опуская ствол своего лазгана к полу. - Похоже, что кто-то что-то не поделил! А, инквизитор Стерн?
   Однако фарадеец ничего не ответил Сестре Милитант, внимательно следя за развернувшимся по ту сторону дверей вестибюля действом.
   Солдаты в коричнево-серой броне действовали быстро и профессионально. Двое из них, прикрываемые своими товарищами, быстро добрались до задраенной десантной аппарели "Эгиды" и что-то протянули по периметру люка. Затем, так же быстро, они ретировались обратно и укрылись за полусожжённым наземным каром, после чего один из них подал некий знак, вскинув вверх большой палец правой руки. Четырёхпалой руки, надо заметить, что означало, что, по крайней мере, один из этих солдат - инопланетянин.
   Кто нажал кнопку на пульте детонатора, никто не заметил. Да и не был это, собственно, детонатор, как таковой. Вообще-то, вскрыть запертый космический корабль отнюдь не так просто, учитывая сверхпрочность материалов, применяемых при их строительстве, но челнок - это всё-таки не боевой крейсер, способный вести бой даже в звёздной короне. Здесь такая сверхпрочность ни к чему. Десантироваться на звезду никто не собирается, вполне достаточно защиты от повышенных гравитации и давления и экстремальных планетарных сред. Поэтому, при наличие таких, скажем так, приспособлений, как детонационный шнур W-47 или бронебойный бласт-заряд "кувалда"(для гражданских судов), или ЭМ-пробойника К-14, это не представляется такой уж неразрешимой проблемой. А в данном случае было использовано как раз что-то вроде К-14, только на порядок мощнее имперского аналога.
   Периметр десантного люка "Эгиды" засверкал "огнями Святого Эльма", где-то внутри корпуса что-то громыхнуло, раздался раздражающий зубы и нервы скрежет, и тяжёлая плита из высокопрочной микростали с грохотом рухнула на ферентовое покрытие, раздробив изрядный кусок и открыв солдатам в коричнево-серой броне дорогу внутрь шаттла. Чем тут же не преминули воспользоваться неизвестные десантники, стремительно ринувшись внутрь "Эгиды".
   - Очень интересно! - усмехнулся Стерн. - Только вот кто эти ребята, хотелось бы мне знать?
   - Среди хаоситов нет ведь единства, как нам известно? - полуутвердительно спросила Мелина, посмотрев на инквизитора. - Или я чего-то путаю?
   - Нет, вы правы, Сестра Линдеманн, единства среди еретиков нет, хотя Тёмные Миры и управляются общим правительством, что сидит в системе Гидра Доминатус, на Ахероне. Однако среди культистов нет единого мнения по поводу того, кого же из так называемых Владык...
   - Инквизитора - я, конечно, извиняться, но не стоит ли нам туды ходить? - перебил фарадейца Гроттил, на лице которого явственно читалось нетерпение хоть кому-то начистить рыло, чтобы отыграться за гибель колонии своих сородичей. - Эта десантника сейчас занята - хорошая момента напасть и разобраться нахер!
   - А я поддерживая предложение капитана Гроттила! - Су Куан азартно подмигнул своему коллеге с Фарадея. - В конце концов, не всё же нам всякую шваль выслеживать - надо и пострелять малость! А, Лаймон?
   Стерн пару секунд молча глядел на оба космоплана, потом едва слышно выругался на инишири.
   - Работаем только по еретикам! - отрывисто бросил инквизитор, поудобнее перехватывая лазган. - Парней в коричневой броне не трогать, если только они сами не станут дёргаться! Сестра Линдеманн - идёте с нами! От меня ни на шаг! Мне совсем не улыбается объясняться по поводу вашей безвременной кончины перед дипломатами Лиги!
   - Qwalla snug waahha! - проревел Гроттил на своём языке. Остальные зеленокожие, как один, повторили боевой клич кугхров. - Korra kolla!
   Стерн криво ухмыльнулся, но боевой шлем инквизитора скрыл ото всех эту ухмылку. Махнув рукой с лазеружьём, фарадеец уверенно направился к выходу из здания.
   Если кто и находился внутри "летучей мыши" - а пилоты этого корабля вряд ли принимали участие в абордаже хаоситского челнока, то никакого противодействия объединённому отряду имперских инквизиторов, Космических Десантников и кугхров, плюс одна Сестра Милитант, они не оказали. С одной стороны, это было очень даже неплохо, так как не приходилось отвлекаться на посторонние раздражители, с другой же, так как никто не представлял, кто эти неизвестные и какие цели они преследуют, все чувствовали себя довольно неуютно, ежесекундно ожидая лазерного заряда или реактивной пули в спину. Но, судя по всему, пилоты неизвестного штурмовика не причисляли сводный отряд к вражеским воинским формированиям, так что никакого противодействия оказано так и не было.
   Лаймон Стерн, держа наготове свой лазган, уже ступил было на опущенную - вернее, на выдранную - аппарель "Эгиды", как вдруг наверху трапа возникла высокая массивная фигура в коричнево-серой боевой броне, державшая в правой руке неизвестного класса излучатель с ребристым кожухом. Оглядев замерших на месте имперцев и кугхров, десантник на некоторое время замер, очевидно, сообщая по команде о возникшей проблеме, после чего сделал едва уловимый знак левой рукой.
   - Приглашает! - хмыкнул Кволл, настороженно глядя на солдата.
   - Было бы невежливо не воспользоваться этим приглашением! - в тон алголианцу откликнулся Стерн.
   Однако, судя по всему, сегодняшний день явно был настроен преподносить сюрприз за сюрпризом. Не успел Лаймон сделать и пары шагов по посадочной аппарели "Эгиды", как за его спиной раздался звук, похожий на гудение трансформатора, и в корпус челнока еретиков, чуть повыше верхней кромки входного люка, ударил уже знакомый имперцам и кугхрам синий энергетический луч.
   - Рассредоточиться! - рявкнул Стерн, бросаясь в сторону, уходя с линии огня и прихватывая с собой Сестру Линдеманн.
   Дюжина змееподобных роботов возникла из ниоткуда в метрах в двадцати от сбитой ионным импульсом "Эгиды" и сходу вступила в бой с имперцами и кугхрами. Те, быстро рассредоточившись и найдя себе всевозможные укрытия, открыли ответный огонь из лазганов и стабберов.
   - Откуда взялись эти механоиды? - сквозь зубы процедила Мелина, выцеливая своим лазеружьём одного из киберов. Узкий зелёный энерголуч ударил точно в центр корпуса кибера, однако того защищало силовое поле, которое отразило выстрел из лазеружья без какого-либо вреда для автомата. Робот слегка повернулся всем корпусом, явно пытаясь определить, откуда был произведён выстрел, а потом не торопясь поднял правую руку-манипулятор, на которой был смонтирован не излучатель, а нечто, весьма напоминающее ручную импульсную пушку.
   - Ложись! - заорал Стерн, кидаясь к милитантке, на бегу ведя огонь из своего "Дреймака", чтобы сбить механоиду прицел. Он успел в прыжке сбить Линдеманн с ног, и как раз вовремя - там, где только что находилась голова сильванианки, пролетел оранжевый энергетический сгусток, который сбил с ног выскочившего из недр челнока солдата в коричнево-серой броне. Тот не удержался на ногах и отлетел обратно, при этом раздался грохот, будто уронили ведро с болтами.
  
  
   Судя по всему, выстрел никак не отразился на солдате, поскольку он довольно резво вскочил на ноги и бросился в укрытие, избрав в качестве оного шлюзовой отсек "Эгиды". Оттуда сразу же в наступающих роботов полетели фиолетовые энергоразряды, похожие на миниатюрные шаровые молнии. Очередь таких "молний" перечеркнула одного из механоидов, перегрузив тому щит. Защитное поле покрылось интерференционными волнами, и этим не преминул воспользоваться второй чужак. Высокая фигура в коричнево-серой броне, отступив на пару шагов, вскинула своё оружие и открыла огонь по надвигающимся киберам.
   - Какая хорошая пушечка у этого типа! - услышал Стерн насмешливый голос Мелины Линдеманн.
   Сразу четыре "молнии" угодили в корпус робота. Собственно, перегрузить щит энергетическим оружием не так уж и сложно, только нужно иметь при себе для этой цели крупный, так сказать, калибр. Бластер тоже может перегрузить щит, но согласитесь, вряд ли кто-либо будет стоять и ждать, пока его защитное поле перегрузят ручным оружием. Вот лучемёт или импульсник - это другое дело. Там и мощности куда выше. Но оружие, из которого стрелял неизвестный десантник, не являлось ни тем, ни другим. Оно больше походило на высоковольтный радольский пульсатор, по крайней мере, принципом своего действия. Угодив в механоида, заряды произвели на него такое же действие, как удар тяжёлой металлической арматуриной по голове живого существа. Кибер зашатался, по инерции проскользил ещё несколько метров в сторону "Эгиды", после чего с грохотом рухнул на ферентовые плиты.
   Оставшиеся в строю роботы замешкались. По всей вероятности, их управляющие процессоры пришли к выводу, что дальнейшие попытки помешать сводному отряду и десантникам с "летучей мыши" ни к чему хорошему для них не приведут. А может, ими управляли простейшие линейные боевые программы. Но, как бы то ни было, либо процессоры киберов всё же пришли к выводу, что у них есть шанс одержать верх, либо их боевые программы просто-напросто дали команду на дальнейшие действия - сервиторы, помедлив ровно столько, сколько обычному разумному требовалось, чтобы сделать три вдоха, снова двинулись вперёд, возобновив огонь из своих излучателей.
   - Какие настырные, однако, машинки! - услышал Стерн насмешливый голос Сестры Линдеманн.
   Инквизитор повернул голову в сторону сильванианки. Сестра Милитант, держа в левой руке какой-то яйцевидный предмет, большим пальцем надавила на что-то в его верхней части и, сильно размахнувшись, швырнула "яйцо" в сторону змееподобных автоматов.
   "Яйцо", пролетев по воздуху, с металлическим лязгом шлёпнулось прямо между двумя роботами, которые, словно ими управляла одна программа, синхронно повернули головы и посмотрели, что это там такое упало между ними. И это было всё, что они успели предпринять.
   ЭМ-импульс, сгенерированный электромагнитной гранатой, вывел из строя не только тех киберов, что находились непосредственно рядом с упавшей гранатой, но и трёх других, что находились ближе всех к упавшему "яйцу". К сожалению, ЭМ-граната, имевшаяся в распоряжении Линдеманн, была довольно слабенькая, с радиусом поражения всего лишь метра четыре. Так что те из сервиторов, что находились дальше от гранаты, не пострадали от импульса и продолжили наступление.
   Из люка хаоситского челнока выбежали ещё четыре солдата в коричнево-серой броне, на ходу ведя огонь из своих пульсаторов. Один из десантников попал под уже знакомый инквизиторам синий луч и, успев напоследок пальнуть по врагу, растаял в воздухе, как тает кусок сахара в горячем чае.
   - Дерьмо! - выдохнул Стерн. Левая рука инквизитора слегка пошевелила пальцами, но этого оказалось достаточно для того, чтобы один из киберов поднялся в воздух метров на десять затем лишь, чтобы быть с силой приложенным о корпус "Эгиды". Соскользнув вниз, он так и остался лежать на ферентовом покрытии безобидным куском металла.
   - А ещё можно и вот так! - усмехнулась Мелина, выбрасывая вперёд правую руку.
   С кончиков пальцев сильванианки сорвался яркий жёлтый огненный шар, который угодил в робота, который слишком близко подобрался к челноку еретиков. Пробить силовое поле файербол, понятно, не пробил, но озадачить электронный мозг сервитора сумел. Чем не преминул воспользоваться Стерн, окатив боевой автомат потоком энергетических молний. На сей раз защитное поле не выдержало напора бионической энергии и, пару раз мигнув, исчезло. И тут же в голову кибера один за другим врезались ещё два файербола, разнеся её на куски. Обезглавленное тело автомата, покачнувшись на "хвосте", грохнулось наземь с уже знакомым металлическим лязгом.
   - Пирокинетик? - инквизитор хмыкнул и метнул пучок молний в ещё одного робота. Силовое поле, окружавшее того, заискрило, но удар выдержало.
   - Эта неправильно! - раздался над ухом Стерна знакомый рык.
   Зогг Гроттил, поднявшись во весь свой немаленький рост, поднял свой массивный стаббер и дал длинную очередь, посылая стальной ураган веером. Разрывные болты прошлись стальной метлой по силовым щитам, и у одного из механоидов защита не выдержала напора. Поле, мигнув, исчезло, чем тут же не преминул воспользоваться один из десантников-кугхров. Вскинув к плечу ракетную установку, внешне похожую на толстую трубу с закреплённым на её носу прицелом, ракетчик, что-то проворчав себе под нос, нажал на торчащую под стволом пусковую скобу.
   Из ракетницы, волоча за собой чёрный дымный хвост, по направлению к автомату вынеслась ракета, ударившая робота точно в середину корпуса, туда, где у любого гуманоида находилась грудная клетка. Оглушительно прогрохотало, во все стороны полетели обломки сервитора.
   - Gabba! - ликующе заорал кугхр, потрясая ракетомётом. В следующую секунду сразу два синих энерголуча перечеркнули массивную фигуру ксеноса, превратив её в исчезающего в воздухе призрака.
   - Waahha! - бешено взревел Гроттил при виде этого зрелища и, отбросив стаббер в сторону, выхватил из ножен цепной меч. - Warra! Warra!
   Кугхры, все как один, подхватили клич капитана-разведчика и повыхватывали своё оружие ближнего боя. Их лужёные глотки слитно проревели нечто весьма грозное, затем техноварвары, потрясая цепными мечами и цепными топорами, ринулись на роботов.
   Без сомнения, кугхры в рукопашной могли запросто смять любого противника, даже механического. Потому, видать, процессоры механоидов - или же что-то вроде центрального компьютера, расположенного неизвестно где - приняли единственно верное в данной ситуации решение, а именно - отступление. Правда, двоих сервиторов рассвирепевшие кугхры всё-таки разделали на рагу, но остальные, включив свои персональные телепортеры, благополучно испарились с места событий.
   - Мне как-то уже это начинает надоедать! - сквозь зубы бросил Стерн, всё ещё держа своё лазеружьё наготове и глядя на десантников в коричнево-серой броне. - Они появляются, как чёртик из табакерки, чтоб их! Откуда они приходят и кто они такие, мы до сих пор не знаем. Быть может, на крейсере сумеют что-нибудь выудить из тех мехов, что нам удалось захватить...
   - Если инквизитор не возражает, то, возможно, я смог бы попытаться объяснить, что здесь происходит, - раздался вдруг басовитый голос с подрыкивающими интонациями, говорящий на галапиджине. - Вы пытаетесь найти Поток и остановить Багровый Прилив, а эти убогие притащились на планету кугхров с модулем управления Потоком, не зная, что его здесь нет. Думаю, что мы сможем помочь вам в вашем стремлении спасти Галактику от глобального Экстерминатуса и триумфа Аманара, который давно уже спит и видит себя единственным Владыкой Хаоса.
   Стерн и Куан, переглянувшись между собой, синхронно повернулись в сторону говорившего. И это их общее движение произвело на Мелину большое впечатление. Она лишний раз поняла, что инквизиторов Галактического Империума лучше не причислять к числу своих врагов. Разумные, которые поступали именно таким вот недальновидным способом, обычно долго не жили.
  
  
   Высокий десантник, также продолжая держать наготове свой излучатель, сделал шаг вперёд. Его боевой шлем по вполне знакомой схеме сложился веером и втянулся в бронированный воротник бронекостюма, открывая взорам имперцев, кугхров и пуританки бледно-серое лицо рептилоида с шестой планеты Бол Рииш. Внимательные чёрные глаза ксеноса поочерёдно оглядели инквизиторов, солдат Кугхранской Империи и Сестру Милитант, затем он, кивнув своим бойцам, небрежным движением закинул пульсатор в спинной держатель.
   - Кто вы такой и какого фрайга делаете на планете, входящей в Империю кугхров? - задал прямой вопрос Стерн, который, в отличие от инопланетянина, своё оружие никуда не торопился убирать. Равно как и другие инквизиторы и кугхры. Сестра Линдеманн же, справедливо полагая, что на этом празднике жизни она точно является пятым колесом в телеге, отступила за спину фарадейца, однако тоже не спешила убирать куда-либо своё лазеружьё.
   - Я могу, разумеется, назвать вам своё имя, инквизитор, - прогудел хаккор, - но оно ровным счётом вам ничего не скажет. Так не всё ли вам равно, как меня зовут?
   - Интересный подход к делу! - усмехнулся Лаймон. - Что ж - если вы не хотите представляться, то это ваше право. Однако мне хотелось бы знать, какую фракцию вы представляете. Раз ваш штурмовик атаковал челнок хаоситов, следовательно, вы не являетесь сторонником еретиков. Наёмники?
   - Не совсем, - покачал головой хаккор.
   - То есть как - не совсем? - нахмурился Стерн.
   - Так - не совсем, - отозвался ксенос.
   Фарадеец несколько секунд молча глядел на рептилоида, затем многозначительно пошевелил лазганом. Но сказать ничего не успел, поскольку встроенная в его боевой шлем коммуникационная гарнитура ожила голосом командира "Доминатора".
   - Мне крайне неприятно отрывать вас от ваших важных дел, инквизитор Стерн, - услышал Лаймон голос Антонио Мазарини, - но только что вблизи Мэгдрадга объявился "Контемптор". Они выскочили из микропрыжка и сейчас движутся прямиком к вам. Предполагаю попытку нанесения по куполу удара с воздуха. Я уже отдал приказ идти на перехват крейсера еретиков, но "Доминатор" и "Торвальд Фергус" довольно далековато от точки выхода находились, так что, вероятно, мы не успеем перехватить вражеский звездолёт. Рекомендую вам немедленную эвакуацию. У этих ублюдков хватит ума долбануть по куполу термоядерной боеголовкой!
   - Получается, они поняли, что здесь им ничего не светит? - ухмыльнулся Стерн.
   - Я не знаю, что они там поняли своими гнилыми мозгами, но я бы на вашем месте не задерживался в куполе. Расчётное время подлёта "Контемптора" - четырнадцать минут, но если он выпустит ракету с ядерной боеголовкой, это время очень сильно сократится.
   - Принято, капитан Мазарини, - отозвался Стерн. - Начинаем процедуру эвакуации.
   - Мы постараемся перехватить крейсер хаоситов, но, как я уже говорил, мы слишком далеко от него. Так что вы там не теряйте времени даром.
   Мазарини отключился.
   - Все всё слышали? - Стерн оглядел своих коллег.
   - Я уже вызвал штурмовик и десантные челноки, - сказал Брекетт. Меркурианец посмотрел на Гроттила. - Капитан - вызывайте свой шаттл. Нужно отсюда убираться.
   - Что случится? - осведомился зеленокожий инопланетянин.
   - Крейсер еретиков выскочил из микропрыжка и идёт в район купола, - бросил Стерн, оглядываясь на раздавшийся звук работающего антиграва - "Ятаган", вывернувшись из-за уже хорошо знакомой башни, быстро заходил на посадку, на ходу выпуская из своего корпуса посадочные опоры. Вслед за ним попарно следовали "Ястребы" Космического Десанта. - Нужно убираться отсюда, пока эти дебилы не скинули на нас атомную бомбу.
   - Эта плоха! - скривился Гроттил. Повернувшись к кугхру, за спиной которого виднелся полевой коммуникатор, разведчик отрывисто пролаял какую-то фразу на своём языке. Связист тут же поднёс ко рту микрофон и что-то быстро затараторил в него.
   Имперский инквизитор оглянулся на хаккора, который внимательно наблюдал за всем происходящим.
   - Вы всё слышали? - спросил фарадеец.
   - Да. Но они опоздают в любом случае.
   - Кто - они? - не понял Лаймон.
   - Аманариты. Ведь Сфера уже у нас.
   - Сфера? - тут же насторожилась Линдеманн.
   - Так, давайте потом разберёмся, что у кого есть! - недовольно бросил Стерн. - Сестра Линдеманн - где ваш корабль?
   - Я спрятала "Праведный гнев" за одним из ангаров... или что это за строение на самом деле, - ответила Мелина, - это вон там, в паре кварталов отсюда. - Сильванианка рукой указала в южном направлении. - Большое четырёхугольное здание, внутрь я не заглядывала...
   Инквизитор властным жестом прервал Сестру Милитант и оглянулся на своих коллег.
   - Уходим, господа, - твёрдо сказал фарадеец. - С еретиками в пятнашки играть себе дороже, это всем известно. Если командир крейсера решит выпустить ядерный заряд - он его выпустит, уж поверьте мне на слово. Так что давайте-ка не тормозить. - Он снова перевёл взгляд на милитантку. - Сестра Линдеманн - взлетев, вы должны будете проложить курс на сближение с крейсером Имперской Инквизиции для последующей посадки на одной из ангарных палуб.
   - Это с чего вдруг? - насторожилась Мелина.
   - Приказ командующего офицера Инквизиции! - отрезал Стерн. - А чтобы у вас не возникло желания поиграть с канонирами "Доминатора" в полицейских и пиратов, я полечу на вашем штурмовике вместе с вами. Надеюсь, вы не станете предпринимать против меня никаких противоправных действий?
   - Я что, похожа на самоубийцу? - возмущённо фыркнула Линдеманн. - Вот же фрайг! И угораздило меня во всё это ввязаться! Да гори этот грёбаный артефакт синим пламенем!
   - А может, его и вправду сжечь, а, шеф? - спросил Кволл, обращаясь к фарадейцу.
   - Для начала его надо забрать у этих суровых ребят, - кивок в сторону хаккора и его солдат, которые уже собрались на опущенной аппарели "Эгиды", - а мне что-то сильно кажется, что они так просто его нам не отдадут.
   Зогг Гроттил что-то зло пробурчал себе под нос, однако это было всё, что позволил себе кугхр.
   - Ладно, потом разберёмся! - Стерн махнул рукой. - Уходим отсюда!.. Сестра Линдеманн - давайте к "Мантикоре"!
   - Чего раскомандовались? - насупилась Линдеманн. - Я не гражданка Империума и не офицер Инквизиции, так что...
   Толчок в спину не дал милитантке закончить сердитую тираду. Мелина вскинулась было, но при виде мрачного лица Стерна передумала продолжать. А ну как действительно возьмёт да и пристрелит? И что потом кому докажешь?
   - Мы с вами не летим, - заявил хаккор, причём его тон не оставлял в этом никаких сомнений. - Каждый должен заниматься своим делом, инквизитор. Сфера без Потока - ничто, так, простой электронный прибор. Но для всех будет лучше, если мы доставим её тому, кто сможет о ней как следует позаботиться... И ещё, - добавил инопланетянин через пару секунд, - запомните это название - Аркс. Завершите то, что вы начали. О Сфере мы позаботимся.
   Ксенос совершенно неожиданно подмигнул инквизитору и, махнув своим солдатам, быстро направился к "летучей мыши", которая всё то время, что вокруг челнока еретиков происходили некоторые события, оставалась абсолютно индифферентной по отношению к ним.
   Лаймон проводил чужих десантников задумчивым взглядом, после чего резко развернулся и заторопился за Сестрой Милитант, которая уже успела удалиться от лежащей на брюхе "Эгиды" на порядочное расстояние.
   - Ты что-нибудь понимаешь, Лаймон? - раздался в гарнитуре коммуникатора голос Куана. - Кто эти типы и какого хера они забрали с собой этот сраный артефакт? И почему вообще мы позволяем им спокойно уйти?
   - Во-первых, Су, скоро это место может превратиться в шар атомного огня, - спокойно отозвался Стерн, без особого труда нагоняя Линдеманн, - и затевать драку в подобных обстоятельствах было бы очень неразумно. А во-вторых, если эти типы те, о ком я подумал... Ещё неизвестно, кто улетел бы отсюда на своих двоих, а кто - в пластиковых мешках для трупов.
   - А о ком ты подумал? - поинтересовался сирианец, который уже вбегал по опущенной аппарели "Ятагана" внутрь штурмовика.
   - А ты не догадываешься?
   В ответ в динамиках раздался саркастический смешок.
   - Вот и я о том же, Су...
   - Значит, и у этого хрена есть свои адепты... правда, похоже, что они не очень-то уважают остальную еретическую братию. Право же, есть за что.
   Стерн хотел было ответить сирианцу, но тут в динамиках снова раздался голос Мазарини. И на сей раз военный космонавт был не на шутку встревожен.
   - Стерн - "Контемптор" только что выпустил два высокоскоростных объекта, идентифицированные, как тактические ракеты SWAN-17 с моноблочными термоядерными боеголовками, оценочная мощность каждой - восемь мегатонн. Расчётное время до удара - четыре минуты двадцать секунд. Вам стоит поторопиться, во имя Большой Галактики!
   - Уже взлетаем! - Стерн буквально втолкнул сильванианку в броневездеход, чем вызвал гневное восклицание, но на это инквизитор не обратил ни малейшего внимания. - Где сам крейсер?
   - Уходит против направления вращения планеты, и мы не можем его догнать. Думаю, что он вот-вот совершит прыжок.
   - Не выходя из гравитационного поля?
   - Это же еретики, чего вы от них хотите?
   - Да, собственно, ничего... Конец связи.
   Стерн плюхнулся в соседнее с водительским кресло и защёлкнул предохранительные ремни. Повернул голову в сторону сильванианки.
   - Чего сидим, кого ждём? - осведомился он. - "Мантикора" не имеет встроенной противоядерной защиты, да и толку от неё при шестнадцати мегатоннах? Ходу, Сестра, ходу! Нам ещё до вашей шхуны надо добраться за это время!
   - Доберёмся, чего вы так распсиховались? - буркнула Линдеманн, запуская двигатель вездехода и почти одновременно с этим надавливая правой ногой в тяжёлом десантном полуботинке на педаль акселератора, отключая стояночный блокиратор.
   "Мантикора", взревев мощным девятимегаваттным мотором, рванулась с места, словно выпущенный из пращи камень. Сила инерции бросила Стерна на спинку кресла, но инквизитор ничего не сказал по поводу манеры вождения Мелины. Сейчас это не имело ровным счётом никакого значения - ведь часы в сознании каждого, кто ещё находился под куполом, бесстрастно вели обратный отчёт.
  
  
   Судя по всему, милитантка укрыла свой штурмовик довольно далеко от административного здания химического комплекса, а её слова "в паре кварталов отсюда" значили отнюдь не то, что она имела в виду. "Мантикора" миновала уже три блока зданий, а штурмовика всё ещё не было видно.
   - Где этот ваш фрагов корабль? - зло спросил Стерн, то и дело поглядывая на встроенный в левую бронеперчатку инфор. - У нас времени всего ничего!
   - Да вот же он! - жизнерадостно сообщила Линдеманн, резко выворачивая руль броневика, так, что Стерн довольно ощутимо приложился головой о боковое окно кабины. Благо, боевой шлем смягчил последствия удара, но всё равно в голове у инквизитора слегка загудело, будто где-то рядом забили в свои басовые барабаны аборигены Эстевеса.
   - Нельзя ли чуток полегче? - проворчал Стерн, бросая взгляд сквозь бронированные стёкла кабины вездехода. Как раз в этот момент "Мантикора" вывернулась из-за угла очень большого прямоугольного строения, по виду и вправду похожего на ангар, и Лаймон увидел стоящий на четырёх коротких посадочных опорах пуританский штурмовик.
   - Сами же орёте, что времени мало! - огрызнулась Линдеманн, нажимая какой-то сенсор на панели броневика. Судя по всему, это был сенсор дистанционного управления десантной аппарелью, поскольку в кормовой части "Праведного гнева" возникло некое движение, а спустя несколько секунд на землю, раздробив несколько ферентовых плит, с грохотом упала тяжёлая транспортная аппарель, достаточно широкая для того, чтобы по ней мог проехать БТР класса "леопард".
   - Мало, но это не повод для членовредительства!
   Сестра Линдеманн лишь фыркнула на эти слова инквизитора и буквально впихнула "Мантикору" внутрь транспортного отсека штурмового корабля. Аппарель за кормой вездехода начала быстро подниматься и вскоре встала на место, плотно запечатав ангар.
   - За мной, Стерн! - бросила на ходу Мелина, выбегая из кабины бронемашины. Хмыкнув, инквизитор последовал за сильванианкой.
   - Стерн - какого шииста вы там копаетесь?! - неожиданно громыхнул во встроенных в шлем динамиках голос Мазарини. - До удара осталось всего восемьдесят секунд! Вы там что, заснули, что ли?!
   - Мы уже готовимся взлетать, - с ноткой раздражения в голосе отозвался инквизитор. - Я на борту корабля Пуританской Лиги, который пилотирует Сестра Милитант. Готовьтесь принять нас на борт.
   - Получение приказа подтверждаю, но, во имя Трона Терры, поспешите! Ракеты уже совсем близко!
   - Не волнуйтесь слишком сильно, Мазарини. Нервные клетки не восстанавливаются, и вам это прекрасно известно.
   - Да я лучше подвергну себя аугметации, нежели допущу гибель инквизитора во время своей вахты!
   - Этого не произойдёт, если только Сестра Линдеманн будет менее расторопна. Конец связи, капитан.
   - Поторопитесь!
   Мазарини отключился.
   Стерн кривовато усмехнулся и с ходу плюхнулся в соседнее с пилотским кресло; в вышеупомянутом же уже сидела, затянутая предохранительными ремнями, Мелина Линдеманн и сосредоточенно работала с пультом управления "Праведного гнева".
   - Мне не хотелось бы вам надоедать... - начал было Стерн, но милитантка не дала ему договорить.
   - Так и не надоедайте! - огрызнулась Линдеманн. - Взлёт через пятнадцать секунд!
   Фарадеец хмыкнул и бросил взгляд на свой инфор. Светящиеся на маленьком полихордкристаллическом дисплее цифры не прибавили Лаймону хорошего настроения.
   - Ракеты поразят купол через...
   - Я знаю, сколько у нас времени до удара, инквизитор. Прошу вас, не капайте мне на мозг.
   "Твою мать!" - в сердцах мысленно выругался фарадеец. Однако почти сразу же после этой мысленной фразы пульт управления штурмовиком сыграл очень красивую цветовую гамму, а где-то под металлическим полом раздался успокаивающий свистящий звук - то заработали линейные антигравитационные ускорители, означавшие, что "Праведный гнев" вот-вот поднимется в воздух и устремится прочь из купола, который вот-вот должен был превратиться в огромный оплавленный кратер. Проверять, выдержит ли материал купола подрыв двух восьмимегатонных боеголовок, у Стерна не было ни малейшего желания.
   Пуританский штурмовик поднялся над ферентовыми плитами и неспешно развернулся в сторону шлюза. Линдеманн нажала несколько сенсоров на пульте и плавно тронула джойстик управления.
   - А вы волновались! - усмехнулась сильванианка.
   Стерн покосился на инфор. До удара оставалось чуть больше сорока секунд.
   - Вы всегда поступаете вот так, с таким наплевательским отношением к своей жизни? - осведомился инквизитор.
   - Не вижу причин для паники, инквизитор, - вполне спокойно отозвалась Мелина. - Мы уже в воздухе и вот-вот покинем купол.
   - Тридцать секунд до удара! - динамики шлема "хамелеона" буквально взорвались. - Она что, совсем ё...я, эта ваша Сестра Милитант?! Вы же не успеете уйти из зоны поражения! Ракеты вот-вот долбанут по куполу!
   - Мы проходим внешний шлюз, капитан, - поморщился Стерн - уж слишком сильно по его слуховым нервам ударил ор Мазарини.
   - Внешний, внутренний - какая, на...й, разница?! - продолжал неистовствовать командир "Доминатора". - Она или тормоз, или больная на всю голову, эта ваша Сестра Милитант!
   - Мазарини - следите за лексик... - тут в носовом блистере Стерн увидел две быстро приближающиеся к куполу чёрные точки. - Вот же блядь!
   - Вы чего это материтесь? - удивлённо взглянула на инквизитора Линдеманн.
   - Это, по-вашему, что такое?! - Лаймон ткнул пальцем в иллюминатор.
   Мелина проследила за его взглядом и издала какой-то нечленораздельный звук.
   - Ракеты! - пальцы сильванианки быстро забегали по сенсоратуре. - Вот же дерьмо! Очень неприятно!
   - ..! - фраза, вырвавшаяся из уст инквизитора, обычно не подлежала употреблению в приличном обществе, но ведь и Стерн - не сервитор. - Неприятно?! Да от нас сейчас только пар останется!
   - Ни разу так близко не видела ядерные ракеты, - как ни в чём ни бывало, сообщила Линдеманн, резко заваливая штурмовик на левый бок, чтобы разминуться с ракетами. Пара секунд - и две длинные тёмно-зелёные сигары пронеслись мимо пуританского боевого звездолёта на сверхзвуковой скорости, направляясь к куполу кугхранской колонии. - А интересно - купол выдержит или его разнесёт?
   - Разнесёт нас, если вы будете так безответственно относится к ситуации!
   - Да чего вы разнервничались, инквизитор Стерн? - Мелина пожала плечами. - Однако, удар через десять секунд... Врубаю ракетный разгон!
   Стерн хотел было что-то сказать, причём явно неприятное для милитантки, но не успел произнести ни звука. Неожиданно навалившаяся на него перегрузка сдавила грудь мощными тисками.
   "Праведный гнев" рванулся ввысь на столбе ядерного пламени, буквально за две секунды набрав изрядную скорость. Стерн почувствовал, как к его горлу подкатывает тугой противный комок и судорожно сглотнул, чтобы не блевануть, уже почти готовый убрать шлем. Хорош инквизитор, которого тошнит от ускорения! Смех, да и только!
   - С вами всё в порядке, инквизитор? - с некоторой тревогой в голосе спросила Линдеманн, поворачивая голову в сторону фарадейца. Мало кому из разумных в этой Галактике хотелось стать причиной проблем у имперского инквизитора, пусть даже и такого характера.
   - Почти! - просипел Лаймон, убирая всё-таки шлем в бронированный воротник. Тошнота вроде как отпустила, но кто может поручиться, что эта ненормальная пуританка не выкинет ещё какой-нибудь фортель?
   - Извините, но у нас и вправду не было времени на нормальный взлёт, - без какой-либо тени раскаяния в голосе проговорила Мелина. Бросила взгляд на экран заднего обзора. - Да-а, впечатляет!
   Стерн проследил за взглядом Сестры Милитант и зло сплюнул на металлический пол пилотского отсека штурмовика.
   - Эй, это вам не портовый кабак где-нибудь на Хорлеггоре! - возмущённо выпалила Линдеманн. - Чего плюётесь? Сейчас возьмёте мокрую тряпку и будете здесь всё вытирать!
   Инквизитор лишь хмыкнул в ответ и задумчиво провёл ладонью по подбородку, глядя на вздымающийся в атмосферу Мэгдрадга "гриб" термоядерного взрыва. Судя по поступающим со сканеров данных, купол кугхранской колонии не выдержал попадания двух боеголовок, и сейчас на его месте бушевало море атомного огня.
   - Капитан Мазарини - вы видите картинку? - спросил Стерн, не отвечая на слова сильванианки.
   - Да, видим, - услышал он утвердительный ответ командира крейсера Инквизиции. - По поступающим данным, купол колонии уничтожен, равно как и всё в радиусе пятнадцати километров. Хотя, собственно, купол и так был пустой, так что, по крайней мере, обошлось без жертв.
   - А где крейсер хаоситов сейчас? Он уже совершил прыжок?
   - Он сейчас в двадцати тысячах километрах от планеты и, думаю, что он вот-вот...
   Неожиданно Мазарини замолчал, но связь не прервал. Очевидно, некое событие потребовало максимального внимания к себе со стороны военного космонавта.
   - Мазарини? - настороженно произнёс Лаймон.
   - Что происходит? - в свою очередь, насторожилась Линдеманн.
   - Понятия не имею... Капитан Мазарини?
   - Придурки - придурками, а уйти в джамп-режим они всё же умудрились! - раздался насмешливый голос командира "Доминатора". - Я думал, что они...
   Что дальше говорил Мазарини, Стерн не расслышал. Не потому, что со связью вдруг начали происходить какие-то нелады. Нет. Просто одна часть фарадейца осознавала себя сидящей в кресле, что располагалось в пилотской кабине принадлежащего Ордену Милитант штурмовика Пуританской Лиги типа "Праведный гнев", который на столбе атомного пламени рвался в космическое пространство сквозь атмосферу Мэгдрадга, в то время как другая его часть видела перед собой совершенно другую картину.
   Инквизитор совершенно неожиданно для себя оказался в незнакомом ему месте, причём как это произошло, он так и не понял. Вроде как только что он сидел в кабине штурмовика - и вот он уже стоит на плоской и гладкой, как лысина его наставника, инквизитора Паскаля Глау, вершине высокого холма с абсолютно отвесными склонами, которые уходили вниз, в практически непроницаемую для зрения туманную пелену серо-синего цвета. На вершине этого холма - а может, то и не холм был вовсе? - не росло ни единого кустика, ни единой травинки. Только несколько чёрных, как смола, камней идеальной сферической формы - а может, то были вовсе и не камни? - нарушали окружавший инквизитора пейзаж. Больше ничего на этой плоской вершине не было.
   Почесав ногтём правую скулу, Стерн скептически хмыкнул. "Хамелеон" по-прежнему был надет на нём, и бластер с лазганом всё так же находились на своих местах, правда, шлем был убран в бронированный воротник, но это было в пределах допустимых отклонений. Тяжёлые десантные бронированные полуботинки со встроенными в подошвы мономолекулярными лезвиями тоже были на своих местах. И всё же что-то не давало Стерну покоя. Что-то в этом странном месте было не так. Но что, Лаймон пока не понимал.
   Инквизитор внимательно огляделся по сторонам, попытавшись оценить ситуацию, в которой он весьма неожиданно оказался, а заодно и понять, где же он всё-таки очутился. И каким образом.
   Однако рассмотреть что-либо мешал то ли туман всё того же серо-синего цвета, то ли что-то другое. Сказать, что этот туман был очень густым, Стерн бы не сказал, но, во всяком случае, очертания предметов окружающей обстановки и расстояния до них он очень умело скрадывал. Вот, например, маячившее прямо напротив холма, примерно на расстоянии километров эдак десяти, некое массивное сооружение - что это было, Лаймон не мог с уверенностью сказать. Своей формой оно напоминало самую обычную имперскую форстанцию, какие можно встретить на любой новооткрытой планете, но что это было на самом деле, оставалось неясным. И там, внизу, у подножия холма - что там было? Вроде как твёрдая поверхность, но асфальтовые болота имперской тюремной планеты Сигма-Приорис тоже кажутся издалека твёрдыми. А небо...
   Стерн издал невнятный звук и повёл закованными в броню плечами. Небо в этом месте выглядело очень странно, если не сказать больше. Судя по всему, где-то высоко за плотной пеленой туч - если, конечно, это были тучи - светило солнце этого в высшей степени странного мира, так как мутная серая пелена явно была подсвечена каким-то источником света, но рассмотреть его не представлялось возможным. И из этих "туч" вниз, почти к невидимой под слоем "тумана" поверхности, спускались странные лоскуты, или что это было на самом деле. Некоторые из них имели чёткие геометрические формы, копируя такие фигуры, как треугольник, цилиндр и конус; другие же больше всего походили на грязные рваные занавеси, каковые часто можно было увидеть на входе в какую-нибудь завшивленную кантину в мирах Зет-сектора Западной Галактической Периферии. Что это было и какие функции они в себе несли, фарадеец не мог даже предположить. И ещё одно интересное обстоятельство отметил Стерн - окружающее его пространство творило странноватые штуки с его восприятием. Ему то казалось, что он впаян в некую вязкую субстанцию, наподобие муравья в куске янтаря, но потом это ощущение проходило и Лаймон ощущал себя крохотной букашкой, замершей на титанической отвесной стене, у которой не было видно ни конца, ни края. То краем - нет, не зрения - сознания инквизитор смутно видел, а может быть, ощущал на некоем тонком уровне какие-то колоссальные структуры, воздвигшиеся по сторонам. А сверху по-прежнему нависало странное серое небо с геометрическими фигурами и "полотнищами".
   - Забавное ощущение, не правда ли? - внезапно услышал Стерн чей-то голос, раздавшийся по правую сторону. Говорили на имперском стандарте, без какого-либо акцента. - Впрочем, вы, существа, скованные рамками трёхмерного пространства, не способны увидеть и оценить пространство с гораздо большим числом измерений. Вот вы, к примеру, можете сказать, что в данный момент вы видите?
   Лаймон не спеша повернул голову в ту сторону, откуда доносился голос. В паре шагов от него стоял высокий мужчина, одетый в просторный чёрный плащ с откинутым на плечи капюшоном, и плащ этот самый был накинут на то, что, по всей видимости, являлось неким аналогом бронекостюма. Оружия незнакомец при себе не имел, если не считать таковым длинный витой посох с навершием в виде перевёрнутого наконечника копья. Лицо незнакомца было весьма странным - с одной стороны, это было самое обычное человеческое лицо (или лицо ксеноса, принадлежащего к родственной людям расе), слегка смугловатое, с внимательными карими глазами, в которых явственно читался недюжинный интеллект, обрамлённое аккуратно подстриженными чёрными, как смоль, волосами; с другой, что-то неуловимое в этом лице заставляло подозревать, что сей субъект является гораздо более сложным существом, чем казалось визуально.
   - Вершину холма, туманную равнину и небо со странными... мм... образованиями, - спокойно отозвался инквизитор, с интересом рассматривая незнакомца. - А что видите вы сами, господин Вокбин?
  
  
   ГЛАВА 11.
  
  
   Незнакомец пристально всмотрелся в спокойное лицо инквизитора, потом понимающе усмехнулся.
   - Вы весьма проницательны, инквизитор Стерн, - проговорил он. - Как вы догадались, кто я такой?
   - Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто вы такой, - сказал Стерн, прищуренными глазами глядя на незнакомца. - Весь вот этот антураж... это ведь Имматериум, верно? Оказаться я здесь мог только по вашему желанию, ведь простому смертному путь сюда заказан. Хотя бы из-за физических констант этого... мм... места.
   - Да, для существа, рождённого в трёх измерениях, визит в Имматериум, как минимум, мог завершиться энергоинформационным шоком. Но вам не о чем беспокоиться - вашу психосферу окружает защитная оболочка, внутри которой поддерживается приемлемая для вас среда. Ведь и психоматрица ваша тоже трёхмерна, м-да... А что касается того, что вижу я... Видите вон то сооружение?
   - Нечто, напоминающее форстанцию? Да, вижу.
   - Это моё обиталище. Кстати - как вы оцениваете расстояние до него от этого места?
   Стерн снова всмотрелся в туманную даль.
   - Километров десять... по крайней мере, мне так представляется...
   - Десять... - Вокбин издал короткий смешок. - Здесь вы угадали, но вот относительно меры длины дали маху. Причём довольно сильно.
   - Насколько сильно?
   - Намного. Десять световых лет.
   - Десять световых... - Стерн почесал себя за правым ухом. - Очень интересно. Но я так полагаю, что для передвижения вам вовсе не нужен звездолёт или масс-транспортировщик?
   - Вы абсолютно правильно полагаете, Лаймон Стерн, - Вокбин снова издал короткий смешок. - Для существа моего порядка нет ничего проще, как оперировать многомерным пространством. Достаточно всего лишь сформировать туннель варп-перехода - и всего-то делов!
   - А для чего вы удостоили меня столь сомнительной чести лицезреть одного из Владык Хаоса, коим вы являетесь?
   - А вы не догадываетесь?
   Стерн хмыкнул и ещё раз огляделся.
   - Допустим. А вот этот холм - это тоже что-то совсем иное, нежели кажется на первый взгляд?
   - Как вам сказать... А вам это действительно интересно?
   - Как вам сказать... - в тон Вокбину отозвался фарадеец. - Не то чтобы очень, но ведь не каждый день оказываешься в многомерном пространстве...
   - Это действительно холм, только состоит он не из привычных вам субстанций. Но объяснение их природы не даст вам ничего, кроме головной боли. Оно вам надо?
   - Пожалуй, что нет. В конце концов, я ведь не физик и не математик.
   - Вот и хорошо.
   Вокбин медленно прошёлся по гладкой вершине холма взад-вперёд, заложив руки за спину и временами бросая на имперского инквизитора пристальные взгляды, будто изучая Стерна. Тот же, спокойно стоя на месте, также внимательно следил за передвижениями того, кого считали одним из Владык Хаоса. Лаймон сильно подозревал, что и сейчас он имеет дело не с самим Вокбином, а с его аватаром, хотя здесь нельзя было быть ни в чём уверенным до конца.
   - Я не стану ни проповедовать вам о своих принципах, ни пытаться склонить вас на свою сторону, - произнесло многомерное существо. - В отличие от тех, кто мнит себя Владыками Хаоса, я меньше всего склонен к демагогии и промыванию мозгов своих адептов, которых, если честно сказать, у меня вполне хватает, но по сравнению со сторонниками идей Аманара или Ордоши, их немного. Но для моих нужд их вполне достаточно.
   - На Мэгдрадге ваши... э-э... адепты вмешались в ход событий? - понимающе усмехнулся фарадеец.
   - Именно так, - подтвердил Вокбин, продолжая курсировать от одного края вершины холма к другому. - Я предвидел появление клодов, поэтому счёл за благо вмешаться. Знаете, кто это такие?
   - Клоды?
   - Ага.
   - Впервые слышу. Но подозреваю, что таким термином обзываются те змееподобные автоматы.
   - Примерно двести миллионов ваших лет назад в системе звезды, которая известна вам сейчас под названием Гамма Дикобраза, существовала высокоразвитая цивилизация змееподобных гуманоидов, которые сами себя называли клоды. Высокоразвитые, агрессивные и высокомерные - готовые аманариты, как вы считаете? - Вокбин взглянул на Стерна, однако инквизитор ничего не сказал, продолжая внимательно следить за Владыкой. - Гм... Так вот - их цивилизация была полностью поглощена Аманаром, чьи планы уже тогда виделись не слишком радужными для всех нас. Ордоши на это было глубоко наплевать - её заботило лишь то, чтобы её адепты предавались своим развращённым утехам, сливая свою тёмную пси-энергию в её анклав в Имматериуме; Шо-Шанн всегда глядел Аманару в рот, так что с этой стороны всё путём, как вы, люди, любите говорить, а Тан... Тан всегда была трусливой стервой и Аманару стоило лишь чуток на неё надавить, как она слилась. Я понятно изъясняюсь?
   - И да, и нет, - ответил Стерн. - Но продолжайте, я вас внимательно слушаю.
   - Аманар всегда стоял чуток в стороне от остальных Владык, ибо он считал себя чуть ли не избранным для того, чтобы создать Абсолютный Хаос. Он без колебаний уничтожит остальных, только чтобы возвыситься самому и стать единоличным Владыкой Хаоса. Но я не могу этого допустить...
   - ... потому что тогда может начаться война богов и уничтожить всё Мироздание? - прищурился фарадеец.
   Вокбин, наконец, прекратил курсировать от одного края вершины холма к другому и остановился, заложив руки за спину. Его карие глаза внимательно всмотрелись в лицо имперца, потом на его суровом лице возникла понимающая улыбка.
   - Дураком вас назвать может только истинный дурак, Стерн, - проговорил Вокбин. - Да, именно так. Вы не совсем точно понимаете суть, но, в основном, вы правы. Только мы никакие не боги, нет. Мы - всего лишь существа холодного расчётливого интеллекта, созданные теми, кого мы называем Великими Архитекторами. Вот там вообще полный мрак, даже мы сами не можем полностью понять природу этих существ. Но я немного отвлёкся.
   Вокбин снова принялся расхаживать по вершине холма, заложив руки за спину.
   - Аманар хочет уничтожить или полностью подчинить себе остальных, тогда у него будут полностью развязаны руки. Шо-Шанна и Тан он, скорее всего, уничтожит, Ордоши вполне может сделать своей... как бы это выразиться попонятнее...
   - Шлюхой, - подсказал Стерн без намёка на улыбку.
   - Да, аналогия более-менее точна, - также без тени улыбки ответил Вокбин, продолжая ходить взад-вперёд. - Мы ведь отнюдь не трансвеститы, как бы между прочим. Пусть мы и многомерны, но всё-таки понятие пола у нас тоже имеется. Так что...
   Владыка Хаоса неожиданно прервал сам себя и, остановившись, в упор взглянул на Стерна.
   - Моим адептам удалось перехватить модуль управления Потоком, но всё отнюдь не закончилось, инквизитор, - произнёс Вокбин. - Аманар вполне способен создать второй модуль, а учитывая тот факт, что Поток всё ещё не обезврежен, угроза никуда не делась. Поэтому вы не должны останавливаться на достигнутом.
   - А я и не собирался, - спокойно отозвался Лаймон.
   - Я в этом нисколько не сомневался, - хмыкнул Вокбин. - От имперского инквизитора трудно ожидать чего-то иного.
   - Что это за планета - Аркс? О ней упомянул один из ваших адептов на Мэгдрадге.
   - Когда-то это была одна из основных планет клодов, но после того, как они ополчили на себя едва ли не все развитые цивилизации той части Галактики, он был подвергнут, выражаясь вашими терминами, Экстерминатусу. Как и весь их вид. Сейчас это мёртвая планета, обращающаяся вокруг умирающей белой звезды в западной части этой галактической системы. Покопаетесь в астрографических базах данных - найдёте её. Не думаю, что для вас это будет представлять проблему, инквизитор Стерн.
   - Зачем эти автоматы утащили эту хрень именно туда? Что там может находиться такого важного?
   - База киберов Аманара находится именно там, и именно эти устройства уничтожили колонию кугхров на Мэгдрадге. Только потому лишь, что тем не повезло оказаться на планете, где некогда был спрятан Поток. Я не могу сказать точно, что может находиться на этом Арксе, но полагаю, что это нечто, могущее иметь связь с Аманаром. Возможно, портал, ведущий в его часть Имматериума.
   - Вы что, друг от друга отгородились, что ли? - хмыкнул Стерн.
   - Каждый из нас владеет своей частью Имматериума, и, в принципе, попасть в другую не так уж и сложно. Это я обособился, чтобы у адептов моих противников не было желания строить против меня пакости и посылать сюда своих нукеров. Нет у меня, знаете ли, желания превращать свои владения в поле боя, а ваши ядерное оружие, деформаторы пространства и циклонные торпеды - детские игрушки против методов, которые мы можем использовать друг против друга. И ещё одно обстоятельство вам следует учесть, инквизитор...
   - Какое? - настороженно поинтересовался Стерн.
   - Прямо воздействовать на ваш мир мы не можем, ибо об этом сразу же станет известно... скажем так, службе безопасности Архитекторов. А это очень неприятно для нас, ибо в их арсенале полно всяких штуковин, могущих нас уничтожить. Про ваш трёхмерный мир я вообще молчу. Поэтому Владыки и действуют опосредованно в вашем мире, через своих адептов, которые сеют хаос на ваших территориях. Так что у вас есть некоторое преимущество... но вы можете его потерять, если будете ковырять пальцем в жопе. - Видя промелькнувшее на лице фарадейца изумление, Вокбин слегка усмехнулся. - Общайся вы, скажем, с Шо-Шанном, вы бы просто не выдержали его менторского тона. Владыки вас, простых смертных, не считают за равных себе, и, чисто технически, я их понимаю.
   - А вы, значит, не такой?
   - Не совсем. Всех нас создали Архитекторы, так что, в некотором роде, мы все равны друг перед другом. Просто одни живут в трёх измерениях, а другие - в гораздо большем их количестве. К примеру, моя часть Имматериума насчитывает сто шестнадцать измерений, и, кстати говоря, нам пора заканчивать. Полевая защита, которая вас окружает, начинает истончаться, и если она пропадёт, то одним имперским инквизитором станет меньше. Собственно, от этого мало что изменится, но именно вам известно о Потоке, так что допустить этого исхода событий я не могу. Поэтому полагаю, что нашу аудиенцию стоит считать завершённой. Не беспокойтесь - переход обратно, в ваше тело, пройдёт безболезненно. Уж я об этом позабочусь.
   Вокбин кивнул Стерну и слегка пошевелил правой рукой, но вдруг, словно бы что-то вспомнив, опустил её.
   - Чуть не забыл. Стоит вас предупредить об одном обстоятельстве, которое можете встретить на Арксе. У Аманара есть один фанатичный последователь, некий Бертран Дженкинс. Предводитель аманаритской ветви тех, кого вы зовёте еретиками. Его логово находится на планете под названием Шеффилд, это вам информация на заметку. Он свято верит в то, что, когда его повелитель создаст Абсолютный Хаос, то ему будет дарована власть над трёхмерным миром. Обычный властолюбивый сукин сын, к тому же, убийца и половой извращенец. Но в руках у этого ублюдка есть одно устройство - Скипетр Хаоса. Оно способно через варп-портал аккумулировать энергию Имматериума и выбросить её в ваш мир. Это, как минимум, приведёт к коллапсу части вашей Галактики и вызовет колоссальные гравитонные бури и ещё невесть что.
   - Почему вы думаете, что этот хаосит объявится на этом Арксе? - задал вопрос Стерн. - И что такое варп-портал? Своего рода гиперворота?
   - Предположение. Дженкинс алчет власти и ради её достижения может пойти на всё. Я же говорил - он маньяк. А насчёт варп-портала - вы сами ответили на свой вопрос, Стерн. А теперь - ваше время здесь истекло. Удачи вам в вашем нелёгком деле.
   Инквизитор при этих словах Вокбина лишь саркастически усмехнулся. В следующее мгновение перед глазами фарадейца что-то неярко вспыхнуло, в голове раздалось лёгкое жужжание, словно вокруг Стерна закружился рой цветочных мух с Андалора, фигура Вокбина окуталась слоем плотного тумана, и спустя секунду Стерн осознал себя сидящим в пилотской кабине пуританского штурмовика, который уже вышел за пределы атмосферы Мэгдрадга и лёг на курс сближения с крейсером Имперской Инквизиции, пока ещё невидимым обычным глазом.
  
  
   - ... минут, - донёсся до слуха Стерна голос Мелины Линдеманн, что-то говорившей ему. - А вы рефлексировали по этому поводу, господин имперский инквизитор. У "Праведного гнева" вполне приличная скорость, чтобы... эй, да вы меня, похоже, совсем не слушаете!
   - Который сейчас час? - Стерн взглянул на встроенный в его левую бронеперчатку инфор. - Хм, всего-то пятнадцать секунд в реальном мире... Атати райнупа айжекла!
   Линдеманн непонимающе уставилась на фарадейца. Имперский инквизитор, игнорирующий простого не-гражданина Империума - да и простого гражданина Империума - вещь нередкая, а вот имперский инквизитор, бормочущий какую-то чушь и матерящийся при этом на инишири - вещь не то чтобы редкая, но довольно нетипичная.
   - Это вы про что сейчас говорите? - не поняла сильванианка.
   Однако Стерн даже не удостоил Сестру Милитант мимолётного взгляда. Включив встроенный в "хамелеон" коммуникатор, он вызвал командира "Доминатора".
   - Капитан Мазарини - здесь инквизитор Стерн, - отрывисто произнёс фарадеец в микрофон. - Подготовьте консорт-канал связи с Верховным Лордом-Инквизитором и подключите навигаторов к поиску системы на западе Галактики, ключевая фраза - "умирающий белый карлик". Думаю, что таких систем там не так уж и много. Это всё.
   - Э-э... - в голосе Мазарини послышалось недоумение и небольшая растерянность. - Понял вас, господин инквизитор. Штурмовик Лиги может заходить на посадку на Двенадцатую причальную палубу. Конец связи.
   - Конец связи, - эхом откликнулся Стерн, отключая коммуникатор и откидываясь на спинку кресла.
   - С вами всё в порядке, Стерн? - осторожно спросила Мелина, внимательно глядя на инквизитора.
   - Это не имеет отношения к происходящему, - спокойно произнёс Лаймон, не поворачивая головы в сторону пуританки. - Однако, в связи с изменившимися обстоятельствами, вам придётся задержаться на "Доминаторе" до момента окончания операции. Официальное сообщение будет отправлено на Новую Доминику по шифрованному суб-каналу, в нём будет содержаться подробный отчёт о произошедшем.
   - Это что значит - я арестована? - нахмурилась Мелина.
   - У вас со слухом всё в порядке? - недовольно осведомился Стерн. - Я же только что всё вам объяснил.
   - Это вы считаете объяснением? - усмехнулась сильванианка.
   - Вам этого недостаточно?
   - Конечно, нет! За каким фрайгом вы потащите меня невесть куда? Сфера благополучно просрана, отряд наёмников не уничтожен, крейсер хаоситов упустили... Хороша Инквизиция, ничего не скажешь!
   - Сестра Линдеманн - вам не хуже меня известно, что существует информация и Информация, - менторским тоном произнёс Стерн. - Вы не являетесь гражданкой Галактического Империума де-факто, не принадлежите к силовым структурам Империума - так почему вы полагаете, что я стану делиться с вами секретной информацией?
   - Потому что мы с вами делаем одно дело и потому ещё, что враг у нас один! - безапелляционно ответила девушка.
   Некоторое время Стерн молча глядел прямо в зелёные глаза Сестры Линдеманн, на лице которой застыло упрямое выражение, потом кривовато усмехнулся.
   - С этим, конечно, трудно не согласиться, но вы не являетесь офицером Имперской Инквизиции. Именно поэтому...
   - Именно поэтому вы фактически арестовываете меня? - Линдеманн аж привстала от возмущения, благо, милитантка предусмотрительно переключила управление штурмовиком на киб-пилота. - И именно поэтому вы отдали Сферу Аманара невесть кому вместо того, чтобы вернуть её законным владельцам?
   - Законный, если вы изволите так выражаться, владелец этого устройства - Аманар. Вы хотите ему вернуть эту штуку?
   - При чём тут Аманар? Я имею в виду Музей Ксеноархеологии на Селесте!
   Стерн хмыкнул.
   - Подобные, так сказать, артефакты следует либо хранить в закрытых военных архивах, либо уничтожать. Нас, в своё время, тому научила история с так называемым Чёрным Обелиском, который экспедиция ксеноархеологов с Альбирео-VII обнаружила на одной из планет системы Гаммы Викинга году где-то в три тысячи сто двадцатом. Точную дату не помню. Та планета, пятая по счёту в системе, некогда была обитаемой, но примерно тогда, когда наши предки заканчивали терраформировать Марс, там что-то произошло. Война, скорее всего, поскольку во многих местах на планете радиация достаточно сильна, что характерно для применения зарядов с начинкой из урана-235 или плутония-239. Однако Обелиск был обнаружен целым и невредимым посреди одного из крупных городов в северном полушарии планеты. Город был сожжён дотла - по оценочным прикидкам, по нему раз двенадцать саданули, как минимум, пятнадцатимегатонными боевыми блоками. Но Обелиск был совершенно целым и даже не фонил. Альбирейцы решили, что это какой-то древний артефакт исчезнувшей цивилизации и они не нашли ничего лучшего, как выковырять его из почвы и притащить на Гровенор. Обелиск поместили в исследовательский центр на окраине планетарной столицы...
   Стерн на мгновение прервался, бросив взгляд на проплывающий по правому борту "Праведного гнева" фрегат Космического Десанта.
   - В общем, не знаю, что там "головастики" начудили, только этот самый Чёрный Обелиск внезапно решил проснуться и осуществить выброс некоей энергии, которая превратила в пар несколько городских кварталов. Число жертв превысило семнадцать тысяч, материальный ущерб... впрочем, это неважно. После происшествия на Гровенор прибыла оперативная группа Инквизиции, которой удалось установить, что Чёрный Обелиск является неким устройством Хаоса, так как на нём был обнаружен символ Аманара. После этого Обелиск был заключён в силовое поле и помещён в автоматическую капсулу, которую выбросили с борта военного звездолёта, направив в сторону звезды Гровенора. Два эсминца сопровождали её, готовые, в случае чего, расстрелять её из своих ракетных катапульт, но капсула благополучно, так сказать, дошла до солнца и сгорела в его фотосфере. Был зафиксирован некий выброс энергии, но он произошёл уже почти под конец и не причинил никакого вреда ни звезде, ни планете, ни системе в целом. С той поры все подозрительные артефакты, найденные на территории Империума, немедленно уничтожаются. Все - без исключения. Сферу Аманара ждало то же самое. Никто не станет рисковать и тащить на обитаемую планету артефакт, несущий на себе печать Хаоса.
   Инквизитор замолчал и перевёл взгляд в носовой иллюминатор штурмовика, по ту сторону которого уже виднелся девятисотметровый клиновидный корпус "Доминатора", ощетинившийся турболазерными башнями и портами ракетомётов. "Праведный гнев" слегка подкорректировал свой курс и, ведомый автопилотом, немного клюнул носом, нацеливаясь на закрытый силовой мембраной шлюз ангарной палубы номер Двенадцать.
   - Полагаю, что вам что-то известно о том, куда увезли тот артефакт... Поток, так, кажется, вы его называете? - прищурилась Линдеманн. - И вы планируете отправиться именно туда и уничтожить артефакт, а заодно и тех, кто может быть причастен к Хаосу?
   - Именно так, - ответил Лаймон.
   - Но разве вам не нужны хорошие бойцы?
   - Нужны. Но одна Сестра Милитант здесь точно погоды не сделает.
   - А боевой корабль кугхров, значит, сделает? - усмехнулась Мелина.
   - Забавное сравнение! - усмехнулся Стерн, но почти сразу же посерьёзнел. - Хорошо, Сестра Линдеманн. Я сделаю официальный запрос в штаб-квартиру Инквизиции. Если оттуда дадут согласие на ваше участие в операции - добро пожаловать. Если нет - вы сядете в свой штурмовик и вылетите на Новую Доминику.
   - Идёт! - тут же среагировала Мелина.
   - Как быстро некоторые разумные соглашаются сунуть свою дурную голову в петлю! - покачал головой фарадеец. - Как будто от этого лучше станет!
   - У меня не дурная голова! - тут же отреагировала Линдеманн. - К тому же, вы - воин, разве не можете понять другого воина?
   - Воин? - Стерн несколько озадаченно почесал правый висок. - Вообще-то, в первую очередь я - своего рода космический полицейский, если так можно выразиться. Воины вот они, - кивок в сторону "Торвальда Фергуса". - Мы же, как сказал однажды Михаил Новиков из "Военного обозрения" - подтяжки Императора. Конечно, мы все умеем сражаться, но в первую очередь, мы занимаемся расследованиями преступлений против граждан Империума. А если при этом приходится кому-нибудь начистить рыло - ну, это всегда пожалуйста. К тому же, мы ещё не отомстили этим проклятым еретикам за смерть нашего товарища.
   - Мне жаль, что ваш коллега погиб там, внизу, - вздохнула Линдеманн, поворачиваясь к пульту управления штурмовиком и отключая кибер-пилота, беря управление на себя. - Думаю, что такая возможность вам ещё представится.
   - Я в этом не сомневаюсь.
   Стерн, отстегнув предохранительные ремни, поднялся на ноги и, не произнеся более ни слова, покинул пилотскую кабину "Праведного гнева", который уже проходил сквозь силовую мембрану Двенадцатого причального ангара крейсера Имперской Инквизиции.
  
  
   Имперский инквизитор Лаймон Стерн с выражением крайнего неудовольствия на лице стоял подле навигационного терминала и наблюдал за тем, как шеф-навигатор "Доминатора" кафаринец Пайкан Зилу сосредоточенно перелистывает навигационные файлы, пытаясь отыскать звёздную систему по тем данным, что сообщил ему фарадеец. Хотя это было слишком громко сказано - данные. Зилу, как только Стерн сообщил ему параметры поиска, криво усмехнулся и сказал, что он - космический навигатор, а не гадалка на картах, и по таким параметрам искать этот Аркс можно довольно долго. Хотя надо отдать кафаринцу должное - ему удалось отыскать сорок одну звёздную систему, которые подходили под нужные параметры. Однако это всё равно было очень большое количество систем и обыскать их все силами одного крейсера не представлялось возможным. Но и ждать помощи хотя бы с ближайшей военной базы или ближайшего бюро Инквизиции тоже было тратой времени. Поэтому Стерн и был столь недоволен действиями Зилу, хотя шеф-навигатор и так делал всё возможное.
   - Это всё, что я могу сделать по таким данным, инквизитор Стерн, - сдался, наконец, кафаринец. - Западная Периферия - это не Кластер Омикрон, там сотни тысяч звёздных систем. Как среди них найти нужную вам? Умирающая белая звезда-карлик - вот вам, пожалуйста, сорок одна система. Я могу, чисто теоретически, уменьшить число до тридцати двух, отбросив девять систем, но всё равно это слишком много. Силами одного корабля поиск займёт очень много времени. Если бы вы могли сообщить какие-нибудь дополнительные сведения, это, возможно, сильно облегчило бы мне работу и сузило зону поисков.
   - Мне жаль, шеф-навигатор, но это всё, что я могу вам сообщить, - пожал плечами Стерн. - Если бы я обладал дополнительной информацией, разве я бы вам её не сообщил?
   Пайкан Зилу раздражённо хмыкнул в ответ на эти слова инквизитора.
   - Что ж, в таком случае, думаю, что это всё, что я...
   - Метан, - неожиданно произнёс Стерн - и сам удивился тому, что сказал.
   - Простите - что вы сказали?
   Зилу недоумённо обернулся к инквизитору.
   - Э-э... - фарадеец выглядел несколько растерянным, будто это не он произнёс слово "метан". - Ну... метан...а что?
   - А что это означает и к чему ты это сказал? - спросил Су Куан, который стоял в паре шагов от фарадейца.
   - Понятия не имею, - пожал плечами Стерн. - Но раз я это сказал, значит, это что-то да значит.
   - Метан... - Мелина Линдеманн, которая скромно стояла позади группы инквизиторов, провела ладонью по подбородку. - В этом есть смысл, вы не находите, инквизиторы?
   - Метан - это газ... - начал было Брекетт, но сильванианка не дала инквизитору с Меркурия закончить.
   - Я знаю, что такое метан, и не стоит надо мной насмехаться, инквизитор Брекетт, - насупилась милитантка. - То, что я не принадлежу к вашей конторе, вовсе не означает, что я какая-то тупая девица с окраинной планеты. Если инквизитор Стерн упомянул метан, значит, это имеет смысл.
   - Метановая атмосфера? - Стерн задумчиво взглянул на Линдеманн. - Это не лишено смысла, м-да... Возможно, я просто упустил из виду сие обстоятельство. Метановая атмосфера: шеф-навигатор - вы можете использовать новые данные?
   - Метановая атмосфера? - Зилу побарабанил пальцами по сенсорной клавиатуре. - Да, это существенно сужает зону поисков... Одну минуту...
   Кафаринец быстро ввёл нужные параметры в навикомп и принялся ожидать результатов. Вычислитель на квантовых микроблоках погудел несколько секунд, по полихордкристаллическому монитору бодро, словно рустумские древесные муравьи, пробежали ряды цифробуквенных обозначений, после чего на дисплее возникли пять строк, понять которые мог только тот, кто имел какое-либо отношение к космической навигации.
   - По вашим данным компьютер обнаружил пять звёздных систем, в которых имеются планеты с метановой атмосферой, - произнёс Зилу. - Разброс по расстоянию, правда, весьма велик - порядка четырёхсот сорока шести парсек, но пять систем - уже не сорок одна. Можно отправить туда проботов, и если где-нибудь будут найдены хоть какие-то признаки техногенной активности или просто древние развалины, то тогда можно начать прочёсывание этих миров. Наших сил, вкупе с фрегатом КосмоДесанта и крейсером кугхров, для этого вполне хватит.
   - Хватит-то оно хватит, - с сомнением в голосе произнёс Кволл, - но сколько это займёт времени? И разве ничего нет по названию? Аркс - кто дал такое имя планете? Шеф-навигатор - а база данных Даль-разведки вам ничего не выдаёт? Ведь в её реестре чего только нет!
   - Может, эта планета и есть в реестре Даль-разведки, но под совершенно другим названием, - произнёс Зилу. - В таком случае, шансы найти этот ваш Аркс, чтоб его Хаос поглотил, равны нулю.
   - Может, вы ещё что-нибудь вспомните, Стерн? - Линдеманн внимательно всмотрелась в слегка напряжённое лицо фарадейца, словно инквизитор и вправду пытался выудить из недр собственной памяти что-то ещё, но пока безрезультатно.
   Лаймон перевёл недовольный взгляд на Мелину и вдруг, совершенно неожиданно для сильванианки, усмехнулся.
   "А вы, оказывается, не так уж и просты, Сестра Линдеманн!" - в пси-диапазоне произнёс Стерн. - "Пирокинетик, как же! Что ж вы скрыли тот факт, что являетесь сенсом? Ай-ай-ай, как нехорошо!"
   "Предпочитаю держать это в секрете", - в тон ему отозвалась Сестра Милитант. - "Всегда полезно иметь лишний козырь в колоде!"
   "Это правильно, только вот копаться в моей голове я вам никакого права не давал".
   "Так ведь иначе вы бы не вытащили на поверхность то, что на этом Арксе метановая атмосфера. Кстати, а кто вам это записал на подкорку?"
   "Записал - что?"
   "То, что там метан есть".
   "Это вам знать не обязательно. Считайте, что я это вспомнил".
   "Ага, так я вам и поверила!" - в пси-диапазоне усмехнулась Линдеманн. - "Ну да ладно, давайте не будем ссориться. В конце концов, мы с вами делаем общее дело. Я попробую слегка усилить нейронную активность, чтобы подстегнуть отдел памяти - авось что-нибудь да выплывет на поверхность".
   Стерн хмыкнул и прислушался к внутренним ощущениям. Внутри его черепной коробки словно бы подул лёгкий ветерок, а кору головного мозга будто погладили мягкие пальчики. Инквизитор наморщил лоб, имитируя усиленную работу памяти, чтобы не фиксировать внимание остальных на сильванианке.
   - Две луны, - наконец, выдавил он из себя. - У Аркса две луны, шеф-навигатор Зилу.
   - Две луны? - кафаринец понимающе кивнул. - Это уже кое-что!
   Навигатор снова повернулся к своему пульту и сосредоточенно принялся вводить новые данные в навигационный компьютер. На сей раз долго ждать не пришлось. Вычислитель, погудев две секунды, выбросил на дисплей набор цифр и букв, которые обозначали координаты какой-то звёздной системы в трёхмерной сетке координат.
   - Есть контакт! - довольно осклабился Зилу. - Система белого карлика 5499-BGG-0674-LIE, расположена в Эпсилон-секторе Западной Галактической Периферии, в двадцати девяти парсеках от Верента. Поверхностно обследована крейсером Даль-разведки "Михаил Ломоносов" в три тысячи триста шестьдесят пятом году. Центральное светило системы - белый карлик спектрального класса DZ7, с массой порядка ноля и семидесяти семи стандартных и радиусом в восемь тысячных стандартного радиуса, температура поверхности - около четырёх тысяч трёхсот градусов Кельвина. Имеет планетную систему, состоящую из шести планет терранского типа. Третья планета как раз подходит под ваши данные, инквизитор. Экваториальный радиус - пять тысяч четыреста сорок восемь километров, гравитация - ноль девяносто один от стандартной, атмосфера состоит, в основном, из метана, с примесями хлора, аргона и двуокиси углерода, на поверхности присутствуют озёра и моря из жидкого аммиака. Температура на поверхности варьируется от от минус восьмидесяти до минус девяносто шести градусов по стандартной шкале. Исследовательские проботы обнаружили на поверхности планеты развалины городов и примитивную биосферу, чей обмен веществ построен на метане. Планета, получившая от Даль-разведчиков только цифробуквенное наименование, обладает достаточно развитой системой колец и двумя довольно крупными спутниками, классов соответственно М2 и М6.
   Навигатор крейсера замолчал и огляделся вокруг себя.
   - Минус девяносто шесть по стандарту... - задумчиво пробормотал Куан. - Бодрящий такой сибирский морозец!
   - Что это за планета такая - Верент? - задала вопрос Ленора Тайрос, глядя на дисплей навигационного компьютера. - Никогда о такой не слышала!
   - Это вполне логично, госпожа инквизитор, - отозвался Зилу. - Верент расположен на Западной Периферии, на космической коммерческой линии Мен-Литар - Колло - Шарасск. Окраинные миры, неподконтрольные Империуму и вообще кому бы то ни было. Варятся в собственном соку, Мен-Литар, к примеру, на протяжение последних ста тридцати лет успел побывать в составе Экарийской Империи - Империя, ха! Двадцать три системы, тридцать девять обитаемых планет - достаточно двух линейных флотов, чтобы разнести там всё нафраг! А также планете довелось почувствовать на себе все "прелести" от вхождения в Лигу Пяти Миров и Салузианскую Федерацию. А уж про Верент и говорить не хочется. Не знаю, имеют ли там свои ячейки еретики, но у тамошних аборигенов в ходу очень странные сексуальные практики. Возвращаясь же к нашей проблеме - система, в которой находится этот ваш Аркс, расположена в стороне от космических трасс и не представляет для кого бы то ни было интереса. Ни одна из планет не имеет пригодной для дыхания атмосферы, первая вообще представляет из себя выжженную излучением звезды бесплодную пустыню, без намёка на воздушную оболочку, вторая - почти как ваша Венера до терраформации, только ещё суровее, четвёртая окружена плотной хлорной атмосферой и над её поверхностью регулярно проносятся ураганы, а две внешние планеты являются холодными мирами с разреженными атмосферами из аммиака, азота и аргона. Вот так.
   Произнеся это, шеф-навигатор "Доминатора" замолчал и выжидательно уставился на Стерна. Всем присутствующим возле навигационного терминала было ясно, что окончательное решение по этому вопросу будет принимать именно он.
   Фарадеец несколько секунд молча глядел на монитор навикомпа, потом кивнул капитану крейсера, который скромно стоял чуть в стороне от группы инквизиторов.
   - Сколько времени займёт перелёт в данный регион космоса, капитан Мазарини? - спросил инквизитор.
   - Придётся пересечь почти всю Галактику по широтному ходу, - задумчиво проговорил военный космонавт, - что, в общем-то, не проблема. Нужно будет только сделать дозаправку на одной из баз Флота или Инквизиции. Шеф-навигатор - займитесь прокладкой оптимального курса.
   - Предварительный расчёт даёт шестидневный перелёт, плюс-минус шесть часов, - тут же отозвался кафаринец. - Быстрее не получится, это вам не сверхсветовой джампер. И так шесть дней - это самый оптимальный прогноз. В утешение, смею вас заверить, что и еретики не смогут раньше нас добраться до этого Аркса. С их несовершенным навигационным оборудованием... - Зилу издал короткий смешок. - Думаю, что мы будем там раньше "Контемптора". А если вдруг они объявятся там раньше нас...
   Шеф-навигатор крейсера Инквизиции многозначительно хмыкнул.
   - Хорошо, - без тени эмоций произнёс Стерн. Оглядел своих спутников, ненадолго задержал взгляд на Сестре Линдеманн, которая почему-то от этого стушевалась. - Начинаем немедленно, шеф-навигатор... Капитан Мазарини - я буду в конференц-зале крейсера. Особое совещание офицеров Инквизиции. Проследите, пожалуйста, чтобы никто не мешал нам.
   - Я отдам соответствующие распоряжения корабельной службе безопасности, - понимающе кивнул Мазарини, - и распоряжусь, чтобы в конференц-зале были установлены дисторс-генераторы и звукоподавители. Что-нибудь ещё?
   - Ещё? - фарадеец прищурил глаза. - Мм... Проследите, чтобы штурмовик Сестры Линдеманн получил всю необходимую техническую помощь. Она отправится с нами, дабы соблюсти необходимый режим секретности. И ещё - распорядитесь, пожалуйста, насчёт обеда. А то после всех этих побегушек-пострелюшек жрать очень хочется.
  
  
   Имперский инквизитор Су Куан, заложив руки за спину, с недовольным видом прохаживался вдоль встроенного в одну из стен конференц-зала, расположенного в недрах "Доминатора", на одном из его средних уровней, огромного полихордкристаллического экрана мультихроматрона, сердито сдвинув брови и что-то едва слышно бормоча себе под нос. Остальные инквизиторы и Сестра Милитант Мелина Линдеманн, сидящие за не менее огромным столом-пультом, что располагался в центре конференц-зала, внимательно следили за сирианцем. Парящие над поверхностью стола, которая представляла из себя один большой полихордкристаллический дисплей, антигравитационные подносы с едой и напитками на данный момент были наполовину пусты, а в дальней части зала замерли четыре киб-официанта. Закреплённые под потолком два цилиндрических генератора дисторсионного поля успокаивающе мигали зелёными индикаторами, а установленный у входной двери акустический подавитель утробно гудел, генерируя гасящее звуки поле.
   Наконец, сирианец прекратил своё хождение взад-вперёд и остановился точно посредине экрана. Прищуренными глазами Куан оглядел своих коллег, потом перевёл взгляд на Сестру Линдеманн. Хмыкнул и сфокусировал взор на Лаймоне Стерне.
   - И всё-таки я не понимаю, почему вдруг мы столь слепо верим какому-то... фреллнику, о котором даже толком ничего не знаем, - проговорил сирианец. - Кто может поручиться, что он не преследует свои собственные цели? Стравить нас с Аманаром и убрать таким образом своего конкурента - разве это не логично? Что, если на этом Арксе нас ждёт ловушка?
   - Исключать такое развитие событий я не стану, - спокойно отозвался Стерн, - но лично я думаю, что это маловероятно. Заметь, Су - я не отбрасываю твою версию, но не думаю, что Вокбин посылает нас на верную смерть. Существу такого уровня развития ничего не стоит самостоятельно вывести из игры своих оппонентов, но раз он решил прибегнуть к помощи простых разумных, значит, там, - Стерн ткнул указательным пальцем левой руки в потолок, - в Высших Сферах, где обитают эти самые Архитекторы, существуют некие законы и правила, которые Владыки Хаоса не могут переступать. И пока мы не получим доказательств обратного, давайте будем исходить из того, что имеем.
   - Тебе виднее, Лаймон, - усмехнулся Куан. - Ты же, в конце концов, единственный из нас, кто умудрился побывать, так сказать, в гостях у этого парня.
   - Но не в своём теле, как ты понимаешь, Су.
   - Это не играет роли. В своём ли или в виде пси-проекции... Ладно, фрайг с этим Вокбином! Наша задача сейчас заключается в том, чтобы вывести из строя или уничтожить Поток и - при случае - ликвидировать того аманарита, о котором говорил Вокбин. Потому мы и летим на Западную Периферию.
   - А почему не отправить к Шеффилду бомбардировщик с циклонным зарядом? - непонимающе спросила Тайрос. - Подобная планета вполне заслуживает того, чтобы её подвергли Экстерминатусу!
   - На данный момент Империум и Тёмные Миры не находятся в состоянии войны, и я не собираюсь становится тем разумным, который её развяжет, к тому же, не имея на то никаких прав, - холодно отозвался фарадеец. - К тому же, я не думаю, что Верховный Лорд-Инквизитор будет в восторге от того, что я спровоцирую эту самую войну. Собственно, во время разговора с ним Хетт об этом недвусмысленно дал понять. Хотя соблазн, конечно, велик...
   Стерн замолк и задумчиво уставился на экран мультихроматрона, который в данную минуту демонстрировал панораму какого-то участка космоса. Куан, который не понял, на что так внимательно смотрит Стерн, на всякий случай отошёл в сторону, при этом бросив на экран внимательный взгляд. Однако там не было ничего такого, что могло бы привлечь внимание сирианца.
   - Если этот Дженкинс тоже охотится за Потоком - неважно, самостоятельно или же с подачи своего босса, то он вполне может последовать на Аркс, - медленно произнёс Стерн. - Я не исключаю, что действовать он будет осторожно - ведь предводители еретиков могут быть кем угодно, только не дебилами. Пример Мануэля Риваса тому подтверждение. Значит, на Арксе нас, вполне возможно, ожидает отнюдь не лёгкая прогулка, да ещё учитывая противодействие клодов-механоидов и неблагоприятную для нас атмосферу планеты. Но если нам каким-нибудь образом удастся вывести лидера аманаритов из равновесия, тогда нам будет гораздо легче действовать. Взбешённый противник зачастую совершает массу ошибок, а это нам будет только на руку.
   - И что ты предлагаешь, шеф? - с интересом спросил Брекетт.
   - Отвлекаться нам не след, но ведь мы же не одни в Инквизиции служим! - усмехнулся Лаймон. - К тому же, шеф-навигатор Зилу уже проложил курс и "Доминатор" уйдёт в джамп-режим уже через... - фарадеец бросил на свой инфор быстрый взгляд, - через семь минут с небольшим. Мазарини решил проследовать до базы Флота на Мортарионе, где планирует дозаправиться топливом, водой и припасами, затем крейсер уйдёт в прыжок в направлении скопления Тау-61. А уже оттуда мы прыгнем в пространство Западной Периферии.
   - Это явно не то, что вы задумали, инквизитор Стерн, - подала голос Мелина, до этого момента тихо сидевшая у самого края стола и старавшаяся не мешать инквизиторам. Рассказ Стерна о его "визите" в Имматериум она восприняла с изрядной долей скепсиса, хотя она догадывалась, что сведения об Арксе фарадеец получил явно не из одного из имперских информариумов. Вполне возможно, что в данном случае имела место быть наведённая пси-передача от некоего лица, псайкера, к тому же. - Быть может, вы посвятите нас в свои планы? Или факт моего присутствия на борту крейсера Инквизиции делает это не совсем желательным?
   - Как вы сами сказали, Сестра Линдеманн - враг у нас общий и мы делаем одно дело, - спокойно ответил фарадеец. - Уже сам факт вашего присутствия здесь, в этом конференц-зале, должен показать вам, что вы допущены к гораздо большему объёму информации, чем могли себе представить. А что до того, что я задумал... Ленора - нам ведь известно местоположение звёздной системы, в которой расположен Шеффилд?
   - Нам известно местоположение каждой системы еретиков, - с мрачным удовлетворением отозвалась Тайрос. - И им это тоже известно. И это хорошо.
   Бросив на Линдеманн недовольный взгляд (от Стерна это не ускользнуло, но фарадеец предпочёл никак на это не реагировать; вообще, с момента появления Сестры Милитант на борту "Доминатора" Ленора выглядела весьма недовольной этим обстоятельством, хотя, видит Проводник Душ, инквизитор не давал никакого повода для подобного поведения; впрочем, Тайрос, как и подобает образцовому офицеру Имперской Инквизиции, держала себя в руках и никаких враждебных действий по отношению к сильванианке не предпринимала), Тайрос пробежала пальцами по встроенной в поверхность стола сенсорной панели, выводя на экран мультихроматрона карту звёздного неба.
   - Пространство Тёмных Миров, Л-сектор, система двойной звезды Пенсакола, пересечение космических коммерческих линий Ахерон-Джаспар и Линфорд-Хилл-Горан. - Тайрос слегка подрегулировала изображение, дав небольшое увеличение. Отчётливо стали видны оба светила системы - небольшая жёлтая звезда и вращающийся вокруг неё красный карлик, разделённые небольшим, по космическим меркам, расстоянием, и пять планет, вращающихся по своим орбитам. - Две звезды, жёлтый карлик спектрального класса GV и красный карлик класса MV, разделены расстоянием в шесть десятых астрономической единицы, имеют пять планетных тел и внешний пояс астероидов. Четвёртая планета системы - Шеффилд, единственный кислородный мир в системе, колонизирован после Ереси Фармера беженцами с Ливингстона и Гленторана, вошёл в состав Тёмных Миров где-то в начале Тридцать Третьего века Имперской Эры. На данный момент население планеты насчитывает почти девять миллиардов жителей, статус Шеффилда - индустриальный мир А-класса, имеет важное значение для вооружённых сил Хаоса, так как на планете располагаются крупные оружейные заводы и предприятия тяжёлого машиностроения, выпускающие шагоходы классов "Потрошитель", "Тёмный всадник" и "Чёрная смерть", танки-тараны, лэндрейдеры и прочие забавные машинки. Без сомнения, уничтожение Шеффилда серьёзно скажется на военной машине еретиков и нанесёт удар по культу Аманара, однако прямой удар по планете хаоситов однозначно будет означать объявление войны, и здесь мне приходится признать правоту шефа Стерна. Но, как я понимаю, ты что-то задумал, ведь так, Лаймон?
   Тайрос отобразила на своём лице некую гримасу.
   - Можно сказать и так, - усмехнулся инквизитор. - В открытую бомбить Шеффилд - значит, объявить еретикам войну. В принципе, Империум сейчас силён, как никогда, и вполне способен разнести еретическую шушеру на атомы, но! Жизнь каждого имперского солдата бесценна, и мы не вправе распоряжаться ими по своему усмотрению. Однако, дамы и господа, планеты уничтожаются не только бомбардировщиками и ракетоносцами. Есть и другие способы... Ленора - укрупни, пожалуйста, тот сектор системы Пенсакола, в котором расположен астероидный пояс...
   Тайрос, понимающе хмыкнув, послушно прошлась по сенсоратуре, настраивая изображение.
   - Обратите внимание, коллеги, вот на какое обстоятельство, - произнёс Стерн, подходя к экрану мультихроматрона и беря в руки лазерную указку. - Как и во многих подобных поясах, траектории движения некоторых астероидов выходят далеко за пределы пояса. Факт, как говорится, общеизвестный...
   - Ты хочешь сбросить на Шеффилд астероид! - усмехнулся Куан.
   - Это может представлять проблему? - приподнял левую бровь фарадеец.
   - Технически - нет, - покачал головой уроженец Шалмирейна. - Достаточно скрытно - для того и существуют спецназ и поле преломления - доставить на выбранный астероид гравитонный двигатель и простейшую навигационную систему, заэкранировать его, запустить, предварительно введя в навикомп координаты планеты-цели - и получаем Экстерминатус. В зависимости от размеров каменюки - большой или оху... э-э... очень большой. Можно даже достичь эффекта циклонного заряда, но здесь уже возникают определённые сложности касаемо размеров устанавливаемого двигателя. Чем крупнее астероид - тем, соответственно, мощнее двигатель нужно использовать. Что самое интересное, подобное мероприятие запросто сойдёт за космическую катастрофу. Можно до хрипоты обвинять Империум в том, что лично Верховный Лорд-Инквизитор отфутболил этот астероид, но доказать что-либо, как правило, невозможно. Как бы кто ни старался.
   - А прецеденты были? - поинтересовалась Линдеманн.
   Куан многозначительно почесал правую бровь и бросил на Стерна вопросительный взгляд. Лаймон состроил неопределённую гримасу и глазами дал понять сирианцу, что здесь ничем помочь ему не может. Вопрошают тебя - вот ты и отвечай.
   Инквизитор-сирианец недовольно проворчал что-то себе под нос на своём родном языке и перевёл взгляд на Линдеманн.
   - Допустим, - произнёс он. - В деле очищения Галактики от еретической скверны хорошо любые методы, Сестра Линдеманн.
   - Значит, катастрофы на Ринн Далонд и Лумисе - дело рук Инквизиции?
   Су Куан многозначительно повёл головой из стороны в сторону.
   - Ладно, оставим это в покое, - сказала сильванианка, примирительно выставляя вперёд обе ладони. - В конце концов, хороший еретик - мёртвый еретик.
   - В точку, Сестра Линдеманн! - осклабился сирианец.
   - Однако, вернёмся к нашему вопросу, - Стерн снова повернулся к мультихроматрону и с минуту всматривался в экран. Потом на лице инквизитора возникла садистская ухмылочка, и он ткнул пальцем в некую точку на этом самом экране.
   - Вот! - довольным тоном произнёс он. - Полагаю, что для наших целей этот камень вполне подойдёт! Ленора...
   Терранка тут же забегала пальцами по сенсоратуре, выводя на экран информацию о выбранном Стерном камне. Хмыкнула, почесала кончик носа и парой нажатий на сенсорные клавиши заключила найденные сведения в аккуратную рамочку.
   - Астероид класса кентавров, имеет собственный номер в местной классификации - 458-KI-096-MQ-478-DT, размер его составляет восемь с половиной на три и шестнадцать сотых на пять и два десятых километра, по оценке местных исследователей, он почти на девяносто два процента состоит из силикатов. - Тайрос слегка увеличила масштаб изображения, и неровная поверхность астероида несколько приблизилась к наблюдателям. - Астероид этот довольно близко подходит к Шеффилду, так что, особенно учитывая тот факт, что в данный момент 458-KI уже достиг перигелия по отношению к Шеффилду, его вполне можно использовать для наших целей. Таким образом, его можно подтолкнуть так, чтобы он упал точно на планету. При массе объекта, равной одной и пятидесяти трём сотым на десять в пятнадцатой степени килограммам, результат столкновения астероида с планетой будет катастрофическим. Гарантированно, что в течение, как минимум, лет пятнадцати-двадцати еретикам будет не до нас.
   - А сколько времени потребуется на то, чтобы всё это осуществить? - задала вопрос Линдеманн. - Вряд ли это займёт пару часов, даже несмотря на всё могущество Империума.
   - Здесь вы совершенно правы, Сестра Линдеманн, - Тайрос не удостоила милитантку даже беглого взгляда, продолжая работать с мультихроматроном. - На то, чтобы собрать всё необходимое, подготовить джампер, доставить в систему Пенсакола гравитонный двигатель, смонтировать его и задать координаты, может понадобиться от двадцати четырёх до семидесяти часов, плюс порядка двадцати часов непрерывной работы монтажников и навигаторов. Ближайшая к этой части космоса имперская военная база расположена на Рампа Рэпидс, но это более двух тысяч двухсот парсек от границы Тёмных Миров. Учитывая, что "Контемптор" идёт в систему Аркса полным ходом, времени у нас может не хватить. Полагаю, что и этот отморозок Дженкинс тоже где-то в пути.
   - Значит, Экстерминатус отменяется? - прищурилась сильванианка.
   Ленора Тайрос медленно повернула голову в направлении Сестры Линдеманн и на её симпатичном лице возникло столь кровожадное выражение, что Мелина невольно передёрнула плечами.
   - Хрен им - отменяется! - зло выпалила инквизитор. - Есть ещё один способ, как скинуть эту каменюку на Шеффилд. Более быстрый и не менее скрытный... только вот хватит ли твоих полномочий, шеф, на данный вариант Sanction Extremis?
   - Полномочий на это у меня хватит, но я буду обязан доложить Верховному Лорду-Инквизитору, Ленора, - отозвался Стерн. - Гравибуксировка - весьма опасное и сложное мероприятие. И сверхсекретное. Если оно будет раскрыто - война неизбежна. Вообще, насколько мне известно, за всё время существования Империума подобный способ Экстерминатуса применялся раз шесть или семь. Успешно и никто ни о чём не догадался. Предполагали, но без физических доказательств кто поверит подобным россказням?
   - А о чём вообще, простите, идёт речь? - Линдеманн непонимающе переводила взгляд с одного инквизитора на другого.
   Стерн и Тайрос переглянулись, и Ленора недовольно повела носом - дескать, ты предложил, ты и объясняй. Фарадеец пожал плечами и перевёл взгляд на сильванианку.
   - В арсенале Империума имеется одно устройство, - медленно начал он, - которое именуется гравитационным якорем. Принцип его действия очень прост, но, вместе с тем, весьма смертоносен. Устройство скрытно доставляется на планету-цель, устанавливается в каком-нибудь безлюдном и труднодоступном месте, его настраивают соответствующим образом, после чего оно может притягивать к себе космические объекты размером до пятнадцати километров в поперечнике с расстояния в сорок астрономических единиц. Никто ни о чём не догадывается, пока не становится слишком поздно. Просто прилетает большой камень и разносит всё к известной матери. Проблема в том, что если вдруг якорь будет случайно обнаружен, то тогда у нас возникнут очень большие проблемы. Правда, такого ни разу не происходило, но всё ведь бывает впервые.
   - Джампер с Рампа Рэпидс сможет доставить гравитационный якорь на Шеффилд уже через восемь часов, вместе с командой техников и отрядом спецназа для прикрытия, - сказал Куан. - Часов пять на монтаж и настройку, затем гравитационный луч наводится на 458-KI - и привет, приехали! Астероид сейчас находится всего лишь в девяти с небольшим миллионах километрах от Шеффилда, двигаясь в пространстве со средней скоростью двадцать четыре километра в секунду. Гравиякорь может скорректировать эту скорость в сторону её увеличения, скажем, до тридцати пяти километров в секунду, что вполне можно объяснить захватом планетарным гравитационным полем, и через трое стандартных имперских суток планету ждёт пи... э-э... в общем, большие проблемы, после чего аманаритам будет уже ни до чего, кроме собственного выживания после глобальной катастрофы. Учитывая габариты астероида 458-KI, думаю, что сила удара составит - в пересчёте на единицы измерения мощности термоядерного взрыва - порядка девяносто тератонн. Вдумайтесь в эту величину, дамы и господа - ДЕВЯНОСТО ТЕРАТОНН!
   - Экстерминатус! - на лице Ли Брекетта возникла злобная ухмылка. - Получите - распишитесь!
   - Я, конечно, понимаю - еретики, все дела, - Мелина Линдеманн зябко передёрнула плечами, - но ведь на Шеффилде проживают миллионы разумных. Или здесь вступает в действие принцип "A la guerre comme a la guerre"?
   - Сестра Линдеманн - во время Зондской кампании в тридцать шестом веке, когда войска Хаоса вторглись в Зондский Сектор, штурмовики еретиков вырезали население четырёх колоний во Фрилендской Впадине. Три колонии homo и колонию инишири. Двести двадцать миллионов разумных были убиты лишь потому, что принадлежали к Империуму, - лицо инквизитора с Меркурия было похоже на вырезанную из камня маску. - Когда одна из колоний - Зеедорф - была отбита Космическим Десантом, от того, что предстало глазам солдат и офицеров, волосы встали дыбом, а в головах у всех было только одно - убивать еретиков до последнего ублюдка. Ибо такие зверства просто не укладывались в мозгу любого нормального жителя Галактики. Бешеные твари!
   Брекетт яростно выругался на лагошском и сплюнул на металлический пол конференц-зала, который был, впрочем, полностью покрыт сансифарскими коврами, и каждый такой ковёр стоил небольшое состояние. Однако в данный момент меркурианцу было на это глубоко наплевать.
   - После того, как еретиков выбили из Фрилендской Впадины, а Двадцать Седьмой Флот снял осаду Фриленда и Ботафого, восемь планет хаоситов были подвергнуты Экстерминатусу, причём три из них разнесли на куски циклонными торпедами. Остальные просто выжгли дотла. Именно после этого события, которое вошло в анналы галактической истории, как Сожжение Беллерофонтского Квадранта, Ахерон значительно поубавил свою воинственность. Конечно, локальные стычки с еретиками происходят регулярно, но подобных вторжений не было уже давно. Так что, думаю, что мы всего лишь наносим по врагу превентивный удар, Сестра Линдеманн.
   Мелина хмыкнула, но возражать Брекетту не отважилась. В конце концов, кому, как ни имперским инквизиторам, лучше знать хаоситов и то, на что они способны.
   - Так. - Стерн произнёс это с такой интонацией, что всем, кто находился в конференц-зале, стало понятно - решение принято. - Нужно немедленно связаться по спецканалу со штаб-квартирой на Терре и запросить санкцию Верховного Лорда-Инквизитора на проведение Sanction Extremis. Коллеги, Сестра Линдеманн - прошу вас, отправляйтесь по выделенным вам каютам и готовьтесь к десантной миссии на Аркс. Не думаю, что там нас ожидает лёгкая прогулка.
   Стерн оглядел присутствующих, ожидая возражений или вопросов. Но никто ничего не сказал. Лишь Ленора Тайрос как-то странно посмотрела на фарадейца, однако и она промолчала.
   Но в коридоре, когда Стерн уже почти дошёл до одного из многочисленных пронизывающих антигравитационных лифтов, терранка всё-таки нагнала его и, схватив за левый локоть, резко развернула его к себе.
   - Что такое? - Стерн несколько удивлённо взглянул на Ленору.
   - Обязательно было тащить за собой эту девицу из Ордена Милитант? - тихо, но довольно сердито прошипела Тайрос. - Мало того, что она не является гражданкой Империума, так она ещё и принадлежит к этим фанатичкам!
   - Чего ты взъелась, Ленора? - пожал плечами фарадеец. - Она тоже имеет некоторое отношение к нашей проблеме, к тому же отпускать её сейчас, когда проводится секретная операция Инквизиции, было бы не совсем разумно.
   - Мне не нравится, когда вокруг тебя начинают ошиваться всякие... девицы! - безапелляционным тоном заявила Тайрос. Судя по едва заметной паузе, терранка собиралась употребить совсем другое слово, гораздо более грубое, однако в последнюю секунду передумала. - Нечего им здесь делать! А то, стоит только увидеть имперского инквизитора, как тут же начинают выставлять себя напоказ! Тьфу, аж тошно становится!
   - Сестра Линдеманн не сделала ни одного жеста, который мог бы быть истолкован подобным образом, - отозвался Стерн. В этот момент за его спиной раздался сигнал, возвещающий о прибытии кабины, и дверные створки разошлись в стороны. Покосившись на какого-то подошедшего космонавта, который явно намеревался войти в кабину, инквизитор сделал едва заметный знак, давая тому понять, что не собирается входить в лифт. Космонавт, бегло оглядев инквизиторов, быстро прошмыгнул мимо них в кабину, после чего створки сошлись и над притолокой вспыхнул красный сигнал, сигнализирующий о том, что кабина занята.
   - Ага, как та стерва на Эхо! - хмыкнула Тайрос. - Сначала всё было тихо-мирно, а потом она чуть ли не в штаны к тебе залезла!
   - Ленора - ты не находишь, что это несколько чересчур? - недовольно нахмурился Стерн. - К тому же, Сестра Линдеманн не давала никакого повода для подобных подозрений.
   - Ещё бы она дала повод! - фыркнула Тайрос. - Пусть только попробует!
   - Вот уж чего-чего, а подобного я точно не потерплю, Ленора! - решительно заявил Стерн, строго глядя на терранку. - Ты прекрасно знаешь, что моё отношение к тебе не изменится ни при каких обстоятельствах. Так что не вижу смысла вообще обсуждать данную тему.
   - Смотри у меня, инквизитор Стерн! - Тайрос шутливо погрозила Лаймону пальцем и, удостоверившись, что поблизости никого нет, быстро поцеловала фарадейца в левую щёку. Хихикнув, терранка быстро прошмыгнула в прибывшую свободную кабину и, проказливо показав Стерну язык, нажала сенсор запирания кабины.
   Фарадеец постоял около дверей лифтовой шахты ещё с полминуты, потом, криво усмехнувшись, пробормотал что-то непонятное себе под нос, после чего решительно перешагнул порог и вошёл в прибывшую кабину. В ближайшее время предстояло очень много работы, и инквизитор не собирался отвлекаться ни на какие посторонние темы. И уж тем более он не собирался отвлекаться на всякую романтическую ерунду. Сейчас для этого, согласитесь, было не самое подходящее время.
  
  
   ГЛАВА 12.
  
  
   Западная Галактическая Периферия,
   Эпсилон-сектор,
   система белого карлика 5499-BGG-0674-LIE.
  
  
   Сигнал интеркома застал имперского инквизитора Лаймона Стерна в санблоке, занятого личной гигиеной - склонившись над небольшой овальной раковиной из нержавеющего полисплава, фарадеец тщательно чистил зубы содержащей наночастицы зубной пастой, время от времени ополаскивая ротовую полость скупой струйкой воды, что неспешна текла из водопроводного крана. Как и на всех космических кораблях, не относящихся к категории круизных лайнеров, вода на "Доминаторе" являлась рециркуляционной, проходя постоянный цикл био- и наноочистки. Конечно, сравнивать её вкус со вкусом чистейшей родниковой воды из предгорий Высоких Фалагост на Каспии или с той питьевой водой, что подавалась в города и посёлки Терры, было бы несколько некорректно, но всё-таки это не была какая-то техническая гадость, что циркулировала в водопроводной системе звездолётов даскири, или отдающая химическими реагентами жидкость на космических кораблях тасманийских торговцев. Это была, пусть и рециркулированная, но всё-таки вода.
   Быстро прополоскав рот водой, Стерн аккуратно положил зубную щётку на краешек раковины и неспешно прошествовал через всю каюту к встроенному в одну из стен терминалу корабельного интеркома. Набрав на сенсорной панели код доступа в корабельную сеть, инквизитор вопросительно воззрился на возникшего на небольшом полихордкристаллическом экране старшего помощника капитана "Доминатора" Тобиаса Феретти.
   - Господин инквизитор - прошу прощения за то, что потревожил вас в столь ранний час, - извиняющимся тоном проговорил космонавт, - но только что "Доминатор" вышел из джамп-режима на границе системы 5499-BGG-0674-LIE. В данный момент ведётся активное сканирование во всех возможных диапазонах, но уже есть первоначальные результаты.
   - Обнадёживающие или не очень? - прищурился фарадеец.
   - Как вам сказать... - на лице Феретти возникла гримаса неопределённого характера. - "Контемптор" торчит на геосинхронной орбите над северным полюсом большего спутника, и похоже, что еретики всерьёз полагают, что тот факт, что их местоположение скрыто кольцом планеты, делает их невидимыми для наших сенсоров. - Военный космонавт злорадно хохотнул. - Болваны фрагоголовые! Селектиновый масс-детектор способен кого и что угодно найти, пусть хоть за планетой прячься! Да... кхм... Однако неясно, выслали ли они на планету десант или же они пока только сканируют поверхность, ища то, что нужно найти и нам.
   - А мы это место ещё не нашли? - спросил Стерн.
   - Пока нет, но уже есть обнадёживающие результаты. Что-то определённо фонит в электромагнитном спектре неподалёку от экватора, в южном полушарии планеты. Сигнал, правда, слабый, но Фосс сейчас пропускает его через анализатор. Думаю, что через минут пять-семь результаты будут...
   Феретти неожиданно замолчал и отвернулся куда-то в сторону от передающей камеры. Стерн слегка приподнял брови, но вслух ничего не произнёс. Очевидно, что до старшего помощника Мазарини дошла какая-то новая информация, с которой он счёл своим долгом немедленно ознакомиться.
   - Прошу прощения, господин инквизитор, - произнёс космонавт, снова обращая своё лицо к камере интеркома, - но возникла некая ситуация, требующая моего непосредственного вмешательства. Если вы проявите чуточку терпения, то я тотчас же вас оповещу о том, что происходит.
   - Я подожду, Феретти, - кивнул Стерн в ответ.
   Старший помощник капитана исчез из поля зрения камеры, и некоторое время перед фарадейцем маячил только фон холостого режима. Но по прошествии примерно двадцати секунд экран интеркома снова ожил и на инквизитора уставилось напряжённое лицо Феретти.
   - Гиперсканер зафиксировал приближающийся в подпространстве звездолёт, - объявил космонавт. - Пока мы не можем его идентифицировать, но он идёт на максимально возможной для какого бы то ни было корабля гиперскорости и скоро должен выйти в обычный космос. Думаю, что это ещё один звездолёт хаоситов, так как ни один нормальный капитан не станет так издеваться над гиперприводом. Сенсоры дают предварительную...
   Неожиданно "Доминатор" сильно тряхнуло, по переборкам крейсера прокатилась волнообразная дрожь, в каюте фарадейца замигало освещение. Секунду спустя по всему девятисотметровому корпусу крейсера Имперской Инквизиции взревели баззеры боевой тревоги.
   - Старший помощник Феретти? - Стерн требовательно уставился на экран интеркома.
   - Боевая тревога! - вместо ответа Феретти динамики системы аварийного оповещения взревели голосом капитана "Доминатора". - Крейсер подвергся атаке только что вышедшего из джамп-режима боевого корабля еретиков, идентифицированный, как тяжёлый крейсер класса "Минотавр"! По "Доминатору" был нанесён удар ракетой с термоядерной боеголовкой, оценочная мощность боевой части - шесть мегатонн! Повреждений нет, щит функционирует в полном объёме! Активирована система активной обороны! Всем членам экипажа занять места согласно боевому расписанию! Инквизитор Стерн - требуется ваше присутствие на капитанском мостике!
   Мазарини отключился.
   Несколько секунд Стерн и Феретти молча глядели друг на друга, затем инквизитор, коротко кивнув старшему помощнику, отключил интерком и, пройдя к встроенному в стену шкафу, принялся быстро одеваться.
   На выходе из своей каюты Лаймон чуть ли не нос к носу столкнулся с Ленорой Тайрос. Терранка в самый последний момент умудрилась изменить траекторию своего движения и только благодаря этому ей удалось не снести своего патрона с ног.
   - Что происходит, Лаймон? - встревоженно спросила она. - На нас напали - но как такое возможно?
   - Гиперсканеры есть не только у нас, но и у хаоситов, - спокойно произнёс Стерн, запирая за собой дверь и делая Тайрос знак следовать за собой. - Так что не вижу ничего странного в происходящем. А вот то, что еретики накинулись на нас сразу же после выхода из джамп-режима... Я, кажется, догадываюсь, кто находится на этом корабле, Ленора.
   - Дженкинс? - понимающе прищурилась терранка.
   - Он самый. После того, что произошло на Шеффилде, он, чую, голыми руками готов порвать на куски любого имперца... только хрен они что сумеют доказать. 458-KI рухнул прямо на то место, где был размещён гравитационный якорь, так что там даже облачка пара от него не осталось. Однако, давай поспешим в рубку. Еретики точно не угомонятся, пока нас на атомы не разнесут.
   - Разносилка не выросла! - зло фыркнула Ленора, пристраиваясь рядом со Стерном.
   Задуманный фарадейцем план по астероидной бомбардировке Шеффилда был осуществлён всего лишь в течение четырёх стандартных имперских суток. Джампер с группой инженеров и спецназовцев доставил гравитационный якорь с военной базы на Рампа Рэпидс на Шеффилд, где его быстро смонтировали и установили в одном из безлюдных и труднодоступных горных районов на Юго-Восточном континенте, после чего всё так же незамеченными имперцы свалили прочь с планеты. Когда еретики заметили, что траектория движения 458-KI-096-MQ-478-DT резко изменилась и огромная глыба камня несётся прямиком на Шеффилд, времени что-либо изменить у них уже не оставалось. Восьми-с-половиной километровый астероид рухнул в районе горного хребта Ламмердорф, вызвав глобальную катастрофу. Территория радиусом в две тысячи километров от эпицентра падения астероида превратилась в бесплодную выжженную пустыню; по всему Шеффилду прокатилась волна мощных землетрясений, а чудовищные цунами смели с лица планеты большинство приморских городов. Количество жертв исчислялось десятками миллионов, были разрушены десятки городов и сотни меньших по размеру населённых пунктов; планетарная экономика была ввергнута в состояние коллапса. Скорее всего, вследствие удара изменилось и направление оси вращения планеты, но проверить это имперские учёные, по вполне понятным причинам, не могли...
   Пока Стерн и Тайрос добирались до ближайшей кабины пронизывающего лифта, корпус крейсера ещё трижды сотрясала мелкая дрожь - по-видимому, "Минотавр" от души лупил по кораблю Инквизиции из всех стволов. Однако на рабочем настрое экипажа "Доминатора" это никак не отразилось. Все знали, что им надлежит делать, и делали это так, как было вбито в них бесчисленными тренировками и учениями.
   - Зело злые еретики! - усмехнулась Тайрос, входя в прибывшую кабину лифта вслед за Стерном. - Я, конечно, их прекрасно понимаю, но нисколько не сочувствую этим придуркам!
   - Там, наверное, было очень интересно! - хмыкнул Лаймон.
   - А то ж!
   На выходе из кабины лифта инквизиторы едва удержались на ногах от мощного сотрясения корпуса. В коридоре замигало освещение, металлический пол заходил ходуном, причём так, что все, кто находился на ногах - правда, в данный момент таковых было только двое - едва не грохнулись на этот самый пол.
   - А они не на шутку разошлись! - нахмурился Стерн, подавая Леноре руку, чтобы та смогла на неё опереться. - Так они весь крейсер разнесут!
   - Это мы ещё посмотрим, кто кого разнесёт! - ощерилась терранка.
   Ходовой мостик крейсера встретил инквизиторов деловой атмосферой и абсолютным спокойствием. Работали за своими пультами операторы дежурной смены, перемигивались огоньками и тихо гудели многочисленные приборы, огромный трёхмерный экран главного тактического мультихроматрона показывал картину окружающего крейсер Инквизиции пространства. Словом, в рубке "Доминатора" царила самая обычная рабочая атмосфера, и даже факт нападения на корабль Инквизиции крейсера хаоситов никак на неё не повлиял.
   Антонио Мазарини, сидящий в своём консольном капитанском кресле, с дугой мыслеконтактора на голове, заметив вошедших в рубку инквизиторов, развернулся в их сторону и, кивнув в сторону мультихроматрона, произнёс:
   - На данный момент по нашему кораблю нанесено пять термоядерных ударов, суммарная мощность которых - двадцать восемь мегатонн. Щит просел на восемь процентов, но серьёзных повреждений нам пока удаётся избегать. Корабль хаоситов в данный момент заходит на второй круг, мы ведём его прицельными комплексами турболазерных батарей. Похоже, их капитан решил навязать нам ближний бой. Посмотрим, что из этого получится.
   Мазарини бросил быстрый взгляд на один из боковых мониторов, что громоздились вокруг его кресла, и потёр пальцами подбородок.
   - Сейчас этих идиотов ожидает неприятный сюрприз! - осклабился капитан "Доминатора". - "Торвальд Фергус" и "Найдр Согга" выходят из гиперпространства. У нас, таким образом, намечается преимущество.
   - Не совсем так, командир, - тут же отозвался Пайкан Зилу, сидящий за своим пультом и пристально наблюдавший за бегущими по монитору строками. - "Контемптор" снялся с орбиты и на полном ходу движется в нашу сторону. Похоже, хаоситы твёрдо намерены не позволить нам добраться до Потока.
   Мазарини перевёл взгляд на один из вспомогательных мониторов, затем недовольно поджал губы. Демонстрируемая ему картинка явно не прибавила командиру "Доминатора" хорошего настроения. Однако вслух он ничего не сказал. Опытный капитан звездолёта, да к тому же ещё и крейсера Имперской Инквизиции, никогда не позволял эмоциям вырваться на поверхность. Особенно во время космического боя, когда зачастую считанные секунды решали исход схватки и, соответственно, отвлекаться на какие-то рефлексии означало заведомый проигрыш.
  
  
   Появление новых действующих лиц явно явилось неожиданностью для командира крейсера еретиков, однако на решимости хаоситов разнести крейсер Инквизиции на куски это никоим образом не отразилось. В направлении "Доминатора" откуда-то из тьмы космического пространства снова устремились ракеты и протянулись лазерные трассы. Но на сей раз крейсер Инквизиции не стал молчать. Космос прочертили противоракеты и лазерные заряды орудий бортовой системы ПРО, дальнобойные турболазеры выплюнули в черноту космической ночи разрушительные заряды энергии, устремившиеся туда, где сенсоры крейсера видели вражеский звездолёт.
   Фрегат Космического Десанта, выйдя из гиперпространства, сразу же занял место справа от "Доминатора", крейсер кугхров же поначалу бодро рванул в сторону еретиков, но потом, видимо, его капитан передумал, и "Найдр Согга", описав несколько кривоватую полупетлю, пристроился слева от корабля Инквизиции и чуть выше. Вполне вероятно, что здесь не обошлось без советов Зогга Гроттила. Во всяком случае, кугхры довольно быстро подавили свой порыв очертя голову броситься в самую гущу боя, что было для зеленокожих гуманоидов довольно необычно.
   Старший помощник Феретти, сверившись с поступающими на его рабочий терминал данными, объявил, что "Контемптор", который снялся с орбиты вблизи второго спутника Аркса, только что совершил микропрыжок в направлении имперского крейсера. Мазарини тут же отреагировал на эти слова своего помощника, распорядившись усилить мощность силового экрана. И вовремя, следует заметить. В космосе точно по курсу движения "Доминатора" возникло бледно-синее свечение открывающегося окна гиперперехода и прямо перед крейсером Инквизиции возник вражеский звездолёт. "Контемптор" сходу произвёл лазерный залп из носовых турболазеров и выпустил несколько ракет, явно надеясь на эффект неожиданности.
   Неожиданности не получилось. Правда, расстояние, с которого нанёс свой выпад крейсер хаоситов, было довольно небольшим, поэтому одна ракета всё-таки прорвалась сквозь энерголучи орудий ПРО и взорвалась, ударившись о носовой дефлектор. По ту сторону обшивки полыхнуло пламя термоядерного взрыва, "Доминатор" снова затрясло мелкой дрожью.
   - Щит просел на три процента, суммарная мощность на данный момент равняется восьмидесяти двум процентам! - доложил один из операторов, лихорадочно работая с пультом, за которым он сидел в своём мидель-кресле. - Рекомендую отключить третьестепенные системы с палубы Двадцать Пять по палубу Сорок Семь, чтобы перераспределить энергопотоки для восстановления мощности защитного поля!
   - Они из кожи вон лезут, только бы не дать нам пройти к Арксу! - усмехнулся появившийся на командном мостике крейсера Су Куан. - Значит, мы на верном пути, коллеги!
   - И путь этот весьма неудобен, - хмыкнул Стерн, глядя на экран главного тактического мультихроматрона. - Препятствия на нём обозначились. И это они ещё не выпустили перехватчики и истребители.
   В этот момент "Контемптор", произведя ещё один залп из своих турболазеров, резко отвалил в сторону, врубив ускорение. Крейсер Инквизиции проводил корабль хаоситов шквалом лазерного огня, ему вторил военный корабль кугхров. "Торвальд Фергус" же, не отвечая на огонь противника, закутанный в "саван" полевой защиты, миновал место драки и устремился к планете, которая находилась далеко от данного участка пространства и визуально ещё не была видна.
   - Куда это он? - не поняла Тайрос.
   - Космический Десант заточен, в основном, для сражений на поверхности планетных тел, так что капитан фрегата получил вполне чёткую задачу - прорваться к планете и захватить плацдарм для нашей последующей высадки, - отозвался Стерн, внимательно глядя на трёхмерный экран, который отображал панораму космического пространства. - А мы уже потом подойдём...
   По ту сторону корпуса крейсера снова ярко полыхнуло, но на сей раз причиной вспышки послужила выпущенная одним из бортовых АПРК противоракета, поразившая вражеский снаряд с атомным боевым блоком. А где-то левее и ниже плоскости движения "Доминатора" вспухли два ядовито-белых "цветка" термоядерных взрывов, в течение считанных секунд остывших под воздействием вакуума и обжигающего холода космического пространства.
   - "Минотавр" получил пару подарочков! - криво усмехнулся Феретти, кивая на мультихроматрон. - Не всё же им по нам лупить!
   - Но это не нанесло им сколь-нибудь серьёзного вреда, - покачал головой капитан "Доминатора". - Щиты у тяжёлых крейсеров этого класса достаточно мощные, чтобы выдержать даже обстрел основных турболазеров имперского тяжёлого крейсера "Преторианец". Но ведь, кроме турболазеров, есть ещё и масс-драйверники...
   Мазарини замолк и многозначительно посмотрел на Феретти. Старший помощник капитана "Доминатора" понимающе усмехнулся и, протянув руку в сторону коммуникационного пульта, придвинул к своему рту каплю микрофона, что-то быстро произнеся в неё. Потом откинулся на спинку своего мидель-кресла и довольно кивнул Мазарини и инквизиторам.
   "Доминатор", как и любой другой имперский военный корабль (кроме, разве что, курьерских клиперов и сверхсветовых джамперов), был, помимо стандартных турболазерных батарей, оснащён несколькими масс-драйверными орудийными комплексами "Матадор", могущими вести огонь снарядами любого типа - от простой вольфрамовой болванки весом в двадцать пять килограммов до ядерного снаряда "Скорпион". ЭМ-поле разгоняло снаряд в стволе орудия до скорости в пять процентов от световой, при этом кинетическая ударная сила даже простой болванки равнялась сорока трём килотоннам, что было достаточно для уничтожения города с полумиллионным населением. Однако против крейсера такие болваночки были, собственно говоря, бесполезны - материал корпуса, рассчитанный на то, чтобы вести бой в звёздной короне, такой снаряд даже не поцарапает. Конечно, кинетическая энергия была способна причинить некоторые "неудобства", но и только. Однако ведь было наивно полагать, что в арсенале "Доминатора" не было ничего более солидного. Например, снаряда с дезинтегрирующей боевой частью... или кое-чего посерьёзнее...
   - Пожалуй, нам стоит начать подготовку к высадке, - произнёс Стерн, окидывая взглядом Тайрос и Куана. - Атмосфера типа IV-3 - это требует дополнительных мер предосторожности. Нужны "заскоки" боевой модификации, вакуум-плотная наземная техника. А тактику боя в пространстве оставим тем, кто в этом разбирается лучше нас. Идёмте, коллеги. Капитан Мазарини - распорядитесь насчёт того, чтобы штурмовик Пуританской Лиги и "Ятаган" были готовы к вылету через сорок пять минут.
   - Как прикажете, господин инквизитор, - почтительно склонил голову капитан "Доминатора".
   Невзирая на ведущийся по нему огонь со стороны двух крейсеров еретиков, "Доминатор", огрызаясь ответным огнём турболазерных батарей и ракетами, продолжал целеустремлённо двигаться вперёд, к Арксу. Большим подспорьем для крейсера Инквизиции оказалась оказываемая ему поддержка со стороны боевого корабля кугхров. Поначалу державшийся неподалёку от "Доминатора" и поддерживающий его своими турболазерами и масс-драйверными орудиями, "Найдр Согга" при виде приближающегося со стороны Аркса "Контемптора" сорвался с места и устремился навстречу звездолёту хаоситов, открыв бешеный огонь из носовых лазерных батарей и выпустив в пространство тучу ракет. Часть из них орудия ПРО "Контемптора" сбили, но остальные преодолели заградительный огонь и ударили в щит крейсера.
   Безусловно, даже массированный одномоментный удар не был способен сразу вывести из строя генераторы дефлекторного поля, которые были, к тому же, укрыты в недрах крейсера Тёмных Миров, однако ослабить щиты он ослабил. Не успели сдетонировать все попавшие в щит ракеты, как крейсер кугхров произвёл массированный залп из турболазеров правого борта, окатив "Контемптор" тераваттами энергии. Затем из чрева кугхранского звездолёта, будто рой рассерженных дажжей, вылетели истребители зеленокожих, устремившиеся к противнику.
   Со стороны это могло показаться чистой воды самоубийством, однако пилоты кугхранских МЛА самоубийцами вовсе не были. Похожие на гигантские дождевые капли, истребители кугхров (в этом плане зеленокожие явно продвинулись вперёд, изменив не только дизайн своих МЛА, но и их начинку), шедшие поначалу вроде бы в беспорядочном построении типа "рой", совершенно неожиданно не только для еретиков, но и для имперцев рассыпались на несколько упорядоченных формаций, которые, разлетевшись в разные стороны, чтобы сбить прицел канонирам "Контемптора", тут же устремились к звездолёту хаоситов с разных сторон.
   Разумеется, там ожидали чего-то подобного, но в то же время оказались готовы к появлению на сцене такого неудобного, с тактической точки зрения, противника, коим всегда считались кугхры. Зеленокожие уроженцы Южной Периферии не были самоубийцами, но уж если они в кого вцеплялись, то отцепить их от себя было довольно трудной задачей.
   Две небольшие формации истребителей кугхров совершенно неожиданно для экипажа "Контемптора", выскочили из-под нижней полусферы и окатили потоками энерголучей кормовую часть крейсера, метя в район двигательной секции. Разумеется, было бы наивно полагать, что лазерные орудия истребителей смогут нанести сколь-нибудь серьёзный урон щитам крейсера хаоситов, однако для любого нормального капитана ЛЮБАЯ угроза извне по отношению к его кораблю являлась угрозой первостепенной важности и на неё нужно было незамедлительно реагировать. Командир "Контемптора", судя по его реакции, был далеко не дурак - пространство вокруг звездолёта еретиков накрыла густая сеть лазерных лучей орудий противоистребительной обороны. Два истребителя техноварваров, чьи пилоты оказались менее расторопными, напоролись на красные трассы, их щиты покрылись интерференционными волнами и, не выдержав нагрузки, лопнули, как перезрелый плод сойжа. В пространстве ярко полыхнули две вспышки, тут же остыв под воздействием смертельного космического холода. Остальные же машины кугхров, окатив "Контемптор" ещё одним лазерным ливнем, который, впрочем, так же не принёс существенного урона крейсеру, отвалили в сторону, решив не искушать судьбу.
  
  
   В пилотской кабине "Ятагана" Стерн, как обычно, занял место второго пилота, пристегнувшись предохранительными ремнями и надев на голову ажурную дугу мыслеконтактора. Штатный пилот штурмовика Мико Кендалл уже сидел в своём кресле, с такой же дугой эмкана на голове, облачённый в лёгкий пилотский костюм, обеспечивающий своему владельцу до семи минут жизни в условиях космического вакуума. Терранин молча проследил за тем, как инквизитор занимает своё место и пристёгивается ремнями безопасности, потом глянул на один из мониторов, закреплённых под потолком рубки, который показывал панораму десантного отсека "Ятагана". Хмыкнул и что-то тронул на пульте управления.
   - Вылет через минуту, шеф, - доложил Кендалл. - Взлетать будем с включённым камуфляжем - нехрена еретикам за нами тащиться и палить из орудий нам в зад. Даю первую предупреждающую.
   По всему штурмовику раздался оглушительный рёв баззера боевой тревоги.
   - Что с пуританкой? - Кендалл, не глядя на Стерна, пробежался пальцами по целому ряду сенсоров на главном пульте "Ятагана", отчего тот весело сыграл богатую цветовую гамму и издал несколько громких звуков. В воздухе вспыхнула красная световая нить, развернувшаяся в трёхмерный видеообъём, обзорные иллюминаторы штурмовика закрыли массивные боевые бронеставни, способные выдержать прямое попадание турболазера.
   - Поведёшь на радарном? - кивнув на упавшие ставни, спросил Стерн.
   - Так всё равно там не на что смотреть! - хмыкнул Кендалл. - Космос, еретики - я такого навидался уже достаточно!.. Сорок секунд до старта!
   - "Праведный гнев" стартует после нас и тоже закапсулируется экраном невидимости, - ответил фарадеец. - Сестра Линдеманн полностью согласна, что нам не стоит привлекать внимание противника. Пусть еретики считают, что мы хотим подойти к Арксу на крейсере.
   - И это будет большой ошибкой с их стороны! - на смуглом лице пилота штурмовика возникла садистская ухмылочка. - Двадцать секунд до старта. Даю вторую предупреждающую.
   На сей раз баззер взревел дважды. Ряд индикаторов на пульте управления изменили свой цвет с красного или оранжевого на зелёный или синий, отсек управления наполнился тихим гудением антигравов. Кендалл быстро что-то проделал с небольшим выдвижным пультом слева от себя и, подмигнув Стерну, положил руки на полукольцо штурвала.
   - Сейчас взлетим, шеф! - бодро произнёс терранин.
   Стерн молча глядел на проделываемые Кендаллом манипуляции, и пилот "Ятагана" несколько поумерил свой пыл. Неразборчиво что-то пробормотав себе под нос, Кендалл бросил взгляд на один из мониторов.
   - Щиты подняты, поле преломления активировано. - Пауза. - Бортовое вооружение активировано, перехожу на радарное и пси-зрение. - Лёгкое покашливание. - Три, два, один... Старт!
   На глаза Кендалла опустился визор-проектор, такое же устройство было и на голове Стерна. Тайрос, Куан, Кволл, Брекетт и отряд солдат-терминаторов Инквизиции, находящиеся в десантном отсеке "Ятагана", получали всю визуальную информацию посредством трансляции с видеокамер внешнего обзора на тактический мультихроматрон, установленный в уже упомянутом десантном отсеке штурмовика.
   Промелькнули в боковом поле зрения массивные солидиумовые несущие балки, штурмовик проколол силовую мембрану, что защищала ангарную палубу от космического вакуума и очутился в пространстве, полностью невидимый для любых детекторов, как "Доминатора", так и хаоситов. Однако "Праведный гнев" отчётливо наблюдался на мониторе гравитационного радара, настроенного на соответствующую частоту - в противном случае существовал огромный риск столкновения двух кораблей, скрытых полями невидимости.
   Обзорный видеоэкран неожиданно перечеркнула яркая белая полоса, появление которой вызвало у Кендалла прям-таки детский восторг. Стерн же, завидя это довольно интересное явление, прореагировал на выстрел со свойственным ему хладнокровием. Хотя мало кто мог остаться настолько равнодушным к залпу орудия "Аид" - мощной корабельной пушки, ведущей огонь высокотемпературным расплавом урана, вольфрама и титана, собранного в бронебойный конус и удерживаемого мощным ЭМ-полем, которое разгоняло этот "снаряд" до огромной скорости, равной 75% от световой. Цель уничтожалась огромной кинетической энергией и чудовищными температурами, которые можно было сравнить со звёздными. Щиты заряды "Аида" снимали на раз-два, разве только защитные экраны имперских линкоров и боевых станций "Карающее око" могли выдержать продолжительный обстрел этих орудий.
   На "Контемпторе" и "Минотавре" сообразили, что дело запахло жареным, и попытались уйти из-под обстрела. На деле это удалось сделать лишь первому. Тяжёлый крейсер аманаритов-шеффилдцев оказался прямо на пути разогнанной до чудовищной скорости высокотемпературной струи, которая ударила точно в середину огромного боевого корабля Хаоса. Силовое поле звездолёта покрылось интерференционными волнами и пару раз мигнуло, но всё-таки выстояло. Ответный выпад тяжёлого крейсера еретиков заставил Мазарини слегка скорректировать курс "Доминатора", после чего "Аид" выстрелил три раза подряд. И последний выстрел пробил-таки щит "Минотавра". На внешней обшивке вражеского звездолёта ярко полыхнуло пламя взрыва, дефлекторный экран мигнул и исчез, будто кто-то где-то в недрах "Минотавра" повернул выключатель. Сенсоры "Ятагана" зафиксировали три мощных взрыва в районе двигательной секции крейсера еретиков - судя по всему, генераторы защитного поля не выдержали перегрузки и взорвались. Этим обстоятельством не замедлили воспользоваться канониры "Аида".
   От корпуса "Доминатора" в космическое пространство протянулся узкий луч интенсивного белого цвета, внутри которого можно было заметить некую пульсацию. Преодолев отделяющее "Доминатор" от тяжёлого крейсера хаоситов пространство, луч ударил прямёхонько в район одной из ангарных палуб "Минотавра". Но ещё перед этим по всей длине тяжёлого крейсера аманаритов, которая равнялась тысяче трёмстам сорока метрам, вспухло несколько огненных шаров - это выпущенные масс-драйверными орудиями кугхранского крейсера снаряды угодили в цель, нанеся немаленький урон вражескому судну. Но эффект от попадания снаряда "Аида" оказался куда более эффективным. Высокотемпературный расплав трёх металлов ударил прямо в корпус "Минотавра" всего лишь в нескольких метрах от шлюза, пробил обшивку и взорвался внутри звездолёта.
   - Похоже, что сейчас им уже не до нас! - усмехнулся Кендалл, внося несколько поправок в навикомп "Ятагана". - Впрочем, проблемы еретиков нас не касаются. До Аркса двадцать четыре минуты хода, нужно следить за курсом. Две звезды-карлика создают несколько неравномерный гравитационный фон в этой системе, так что время от времени придётся вносить поправки в курсограф.
   - Ты здесь босс, - спокойно отозвался Стерн, глядя на проецирующееся на экран визор-проектора изображение того, что происходило в пространстве.
   Длинный корпус тяжёлого крейсера аманаритов сотрясла серия мощных взрывов - по-видимому, удар снаряда "Аида" вызвал цепную реакцию внутри судна. В нескольких местах через возникшие в корпусе корабля пробоины наружу вырвались языки пламени, почти мгновенно погасшие под воздействием космического вакуума. Звездолёт как-то странно дёрнулся в сторону - по всей видимости, взрывы нанесли повреждения системам управления двигателями и навигационному оборудованию. Было видно, что его экипаж изо всех сил старается удержать корабль под контролем, но в планы канониров "Доминатора" это не входило.
   Ещё один выстрел "Аида" угодил точно в кормовую часть "Минотавра", и этого тяжёлый крейсер Хаоса выдержать не смог. Снаряд из жидкого расплава пробил корпус из сверхпрочного солидиума в районе двигательной секции и поразил главный двигатель "Минотавра". В черноте вечной космической ночи тут же расцвёл ядовитый бутон термоядерного взрыва, который, впрочем, под воздействием вакуума быстро остыл и исчез, оставив после себя разлетающееся во все стороны облако обломков.
   - Вот и сказочке конец! - злорадно усмехнулся Кендалл, в очередной раз внося корректировку в навикомп. - А то выискались тут, понимаешь, герои!
   - У нас ещё остался "Контемптор", - напомнил Стерн пилоту штурмовика.
   - И что с того? - пожал плечами терранин. - Пусть держится подальше, не то и его нафрелл разнесём!
   Инквизитор невозмутимо пожал плечами и, слегка усмехнувшись, перевёл своё внимание на экран визор-проектора, на котором уже виднелась третья планета этой всеми Духами Космоса забытой звёздной системы. Духами Космоса - возможно, но отнюдь не Имперской Инквизицией и не еретиками. А если верить словам Вокбина, то на этой заброшенной планете с ядовитой атмосферой инквизиторов ожидал ещё один враг - древние боевые автоматы, всё, что осталось от некогда совращённой Аманаром цивилизации ксеносов.
   Впрочем, уж к чему-чему, а к новым врагам имперским инквизиторам было не привыкать.
  
  
   Впечатлённый гибелью "Минотавра", капитан "Контемптора" предпочёл не рисковать и вывел свой крейсер из зоны досягаемости орудий "Доминатора" и крейсера кугхров, убравшись едва ли не на самый край звёздной системы. Впрочем, преследовать его и затевать новую свару никто и не собирался. Целью небольшого отряда была третья планета этой системы, возле которой уже находился на орбите фрегат Космического Десанта, ведущий активное сканирование лежащего под его брюхом покрытого аммиачными льдами и снегом холодного замёрзшего шара.
   - Получены данные с "Торвальда Фергуса", - произнёс Кендалл, который при пролёте орбиты дальнего спутника Аркса - сильно кратерированного безвоздушного планетоида размером в полтора раза больше терранской Луны - снял преломляющее поле и поднял боевые ставни. - Пока никаких признаков техногенной активности внизу не фиксируется, однако в районе сорокового градуса южной широты сенсоры засекли шаттл еретиков. Думаю, что это тот урод с Шеффилда... Дженкинс, кажется, его фамилия...
   - Полагаю, что там и находится то, что является нашей конечной целью, Мико, - отозвался Стерн, стаскивая с головы визор и убирая его в специальную нишу в пульте. - Другого объяснения их присутствию там не может быть. Там просто нечего делать.
   - Ну, может, они любят экстремальный туризм? - ухмыльнулся Кендалл, сверяясь с данными на одном из мониторов.
   - Ага, кататься на лыжах по аммиачному снегу при температуре минус девяносто по стандарту! - фыркнул Стерн.
   - Ну, это ж еретики, а они всем там чокнутые...
   - Следи за курсом, Кендалл, - строго оборвал его инквизитор. - Мы приближаемся к Арксу.
   Пилот "Ятагана" недовольно покосился на Стерна, но более никак не проявил своего неудовольствия тем, что инквизитор не желает присоединиться к его юмору.
   Штурмовик, миновав дальний спутник Аркса, приблизился к планетарным кольцам, которые по своих габаритам более уместно смотрелись бы вокруг какого-нибудь газового гиганта типа Сатурна, нежели вокруг планеты терранского типа. Кендалл, внимательно просмотрев поступающие сплошным потоком со сканеров данные, заявил, что пролететь сквозь промежуток между внешним и внутренним кольцом не составит особого труда, поскольку его ширина в полтора раза была больше Деления Кассини. Внеся необходимые поправки в навигационный компьютер, Кендалл осуществил некоторые манипуляции с двигательной установкой штурмовика и довольно потёр ладони друг о друга.
   - Двенадцать минут до посадки, - доложил он Стерну. - Нужно только определиться с точкой приземления. Или мы садимся вдалеке от места посадки шаттла Дженкинса, но тогда идём пешком или едем на БТРе - или мы опускаем свою жопу точно в той же самой точке, где сели еретики, но при этом разносим их челнок на молекулы. Решать тебе, шеф.
   Стерн задумчиво посмотрел на монитор курсографа.
   - Хм... - инквизитор медленно провёл ладонью по подбородку. - Насколько далеко от того места ты собираешься посадить "Ятаган"?
   - Ну, учитывая сложность рельефа в данном районе планеты, я бы постарался сесть как можно ближе к объекту, но ближе, чем в шести километрах, всё равно не получится. Поэтому я предлагаю просто атаковать еретиков и разнести нафрелл их шаттл. Один хрен их же в расход пускать - так какая разница, когда мы это сделаем?
   - Было бы более логичнее привлечь для этого дела космодесантников с "Фергуса", Мико. Или ты сам хочешь сровнять их челнок с землёй?
   Ответить инквизитору пилот штурмовика не успел. Коммуникационный пульт издал тональный сигнал входящего вызова, затем над его панелью вспыхнула тонкая световая нить, развернувшаяся в трёхмерный видеообъём, откуда на Стерна и Кендалла воззрилось желтокожее лицо, принадлежащее гуманоиду с Альфарда-XII.
   - Инквизитор Стерн - я десантный командир майор КосмоДесанта Уррис Трайм, - на имперском стандартном произнёс инопланетянин. - Мы закончили сканирование планеты и провели сравнительный анализ полученных результатов.
   - И каковы же выводы? - поинтересовался Лаймон.
   - Интересные.
   - А поподробнее?
   - Извольте, - альфардец важно кивнул инквизитору. - Сканирование района Аркса на сорока градусах южной широты выявило наличие в этом месте некоего искусственного сооружения, на примерно девяносто процентов заглублённого в почву. Эргометр даёт устойчивую энергосигнатуру, характерную для работающего плазменного реактора. Полагаю, что интересующие вас лица находятся внутри сооружения, о чём ясно свидетельствует биосканер.
   - А что насчёт шаттла?
   - За исключением одной биосигнатуры - пуст. Полагаю, что это пилот. Рвануть его? - Трайм прищурился. - Мы навели на него три турболазерные батареи, так что только скажите.
   - Мм... думаю, что не стоит этого делать, - осторожно проговорил Стерн. - Пусть еретики думают, что мы проявляем крайнюю осторожность. К тому же, планета доживает свои последние часы...
   - Экстерминатус? - понимающе кивнул десантный офицер.
   - Согласитесь, что нельзя оставлять такое устройство, как Поток, в целом виде. Оно слишком опасно для такого. Его даже для изучения нельзя оставлять. Его нужно уничтожить. Вместе с еретиками, что там сейчас ошиваются.
   - Тогда что вам мешает отдать приказ о бомбардировке Аркса немедленно? - не понял Трайм. - Одна циклонная торпеда - и от планеты останутся лишь разлетающиеся во все стороны обломки.
   - Мы должны быть абсолютно уверены в том, что Поток находится именно на этой планете, майор Трайм. В противном случае, мы вернёмся к тому, с чего и начинали. Только у еретиков может появиться небольшое преимущество. А вот этого мы как раз допустить никак не можем.
   - Ну... вам, очевидно, виднее, господин инквизитор, - с сомнением в голосе произнёс космический десантник.
   - Продолжайте наблюдение, майор, - распорядился Стерн. - И обеспечьте орбитальное прикрытие для "Ятагана".
   - Слушаюсь, господин инквизитор!
   Майор-десантник браво откозырял и исчез из створа видеопередачи.
   - Захожу на посадку? - Кендалл посмотрел на инквизитора, чьё лицо в настоящий момент выражало крайнюю степень задумчивости. - Шеф?
   - А? - очнулся Лаймон. - А, да-да...
   - Что - да-да? - нахмурился Кендалл. - Мы садимся сразу там, где я предлагал, или я разношу этот кусок говна, что торчит у сооружения, на мелкие лоскуты, и потом всё равно садимся?
   - А где ты предлагал садиться? - Стерн перевёл взгляд на пилота штурмовика.
   Пару секунд казалось, что Кендалл ответит на это какой-нибудь колкостью, или же не ответит вовсе, но потом терранин всё-таки произнёс вполне миролюбивым тоном:
   - В шести километрах от точки приложения вектора силы, в небольшом распадке между двумя грядами невысоких холмов, покрытых аммиачным снегом. Если я правильно понял, сейчас на Арксе зима, а распадок этот - не что иное, как замёрзшая река из жидкого аммиака. Или широкий ручей, уж точно не знаю. Я смогу посадить "Ятаган" скрытно, благо, там сейчас сильная снежная буря бушует. И температура там - такой бодрящий сибирский морозец! - Кендалл коротко хохотнул. - Минус сто два по стандартной шкале! Замёрзнуть можно только так! Да ещё и задохнуться, если вдруг разгерметизация ЗСК случится!
   - А как нам добираться до цели? - недоумённо спросил инквизитор. - Пешком, что ли? Там хоть рельеф этой твоей... реки-ручья ровный?
   - Более-менее, - ответил терранин, косясь на один из мониторов. - Топографический сканер даёт перепад высот на данной траектории движения не более двух-шести метров. Сугробы замёрзшие, наверное.
   - Глубину этого русла можно определить?
   - Минуту...
   Кендалл полностью повернулся к монитору топографического сканера и тщательно всмотрелся на бегущие по полихордкристаллическому экрану строки. Хмыкнул и почесал мочку левого уха.
   - Три с половиной метра. Можно погрузиться по самый порог шлюзовой камеры. Я не уверен, что лёд выдержит вес космоплана - это всё-таки не шельф Моддин. Но ничего страшного, думаю, не случится. В крайнем случае, будете десантироваться в это болото. На вас ведь всё равно будут "заскоки", так что какая разница...
   - Хороша разница! - возмущённо фыркнул Стерн. - Одно дело - высаживаться на твёрдую и сухую поверхность, и совсем другое - прыгать в жидкий аммиак! Нет, Мико - так не пойдёт!
   - А как пойдёт? - усмехнулся пилот "Ятагана".
   - Издеваешься? - хмыкнул Стерн. Со стороны манера пилота штурмовика могла показаться стороннему наблюдателю довольно хамовитой и не очень подходящей для общения с офицером Инквизиции, однако Лаймон хорошо знал Кендалла и не обращал внимания на его закидоны. Пилотом терранин был отменным, а такого уровня пилоту простительна некоторая вольность в общении и даже небольшая грубость. Небольшая, но не более того.
   - Вовсе нет, - отозвался Мико. - Просто тебе не кажется, что выбирать нам особо не из чего?
   - Это верно, но ведь вовсе не обязательно заставлять нас прыгать в аммиачный ручей, или что там подо льдом... К тому же, если верить данным метеорологического сканера, сюда движется снежный шторм с довольно приличной силой ветра. Мне бы не хотелось гулять по поверхности Аркса в таких условиях.
   - Шторм? - Кендалл внимательно всмотрелся в один из мониторов. - Гм... Да, верно. Идёт ещё одна буря, и идёт сюда. Ветер... тэк-с... атати райнупа айжекла... до сорока четырёх метров в секунду...и будет в районе предполагаемой базы противника примерно через два часа. Это нехорошо. Но провалиться мне в подлёдный океан Тетиса-IV, если там есть ещё хотя бы одно мало-мальски пригодное для посадки место! Разве только...
   Терранин замолчал и уставился на экран топографического сканера. Через полминуты он покосился на инквизитора, но ничего не сказал, а снова обратил своё внимание на экран.
   Лаймон Стерн терпеливо ждал. Он давно уже привык к манере поведения Мико Кендалла и не обращал внимания на его причуды, пускай даже они иногда носили довольно грубоватый характер, если не сказать большего. Но пилоты такого уровня, как терранин, на дороге не валяются, потому-то инквизитор и оставлял всё это без последствий. Но в то же время Мико - и сам Стерн, разумеется - прекрасно знал, что существует некий предел, переступать за который ему не стоит. Имперская Инквизиция - это не Даль-разведка, здесь выговором можно и не отделаться.
  
  
   Глава 13.
  
  
  
   - Вот, думаю, это тебе подойдёт, - оторвавшись от бегущих по экрану дан-ных, произнёс, наконец, Кендалл. - Вдвое ближе и там можно посадить корабль... с некоторой натяжкой, но можно.
   - Точка на склоне холма? - несколько обеспокоенно вопросил Стерн, вглядываясь в экран топографического сканера.
   - Не совсем. Вот здесь вот, видишь? - Кендалл ткнул пальцем в монитор. - Судя по данным, здесь река уходит в небольшое ущелье, ширины которого вполне достаточно для того, чтобы посадить там "Ятаган". К тому же, ущелье находится несколько ниже уровня поверхности, так что, полагаю, засечь нас там будет не так-то просто.
   - А как добраться до места?
   - Смотри сюда, шеф, - Кендалл провёл пальцем вдоль тонкой синей линии, что тянулась через весь монитор. - Река или ручей, уж один шиист разберёт, что это такое на самом деле, течёт всего лишь в километре от сооружения ксеносов. Учитывая погодные условия в данном районе, не думаю, что вас смогут увидеть в момент передвижения. Ну там, сенсоры разные - это да, но ведь и мы не пальцем в жопе ковыряем, уж извините за прямоту.
   Стерн в ответ на эти слова пилота лишь ухмыльнулся.
   - Идти километр в такую погоду - думается, это не слишком хороший вариант, - резюмировал инквизитор. - Велика вероятность того, что можно по пути проморгать какую-нибудь гадость типа трещины во льду или занесённого аммиачным снегом провала. Вот еретикам-то радости будет!
   - Тогда какого хрена тебе не нравится моё предложение высадиться прямо у сооружения? - разозлился Кендалл. - То далеко, то ям под снегом боишься - реши уж, наконец, как тебе лучше поступить!
   - Похоже, о таком понятии, как субординация, ты слыхом не слыхивал.
   - Ага! - фыркнул терранин. - Когда его раздавали, я оказался в очереди самым последним! Так что уж не обессудьте, господин инквизитор - не досталось мне его!
   - Это не причина для подобного поведения, Мико, - глаза Стерна опасно блеснули, и Кендалл понял, что он уже явно перегибает палку.
   - Ладно, не злись, шеф, - примирительным тоном проговорил пилот штурмовика. - Я же просто пошутил.
   - Несколько плосковато. Но да ладно - оставим эту тему. Рвануть шаттл, говоришь...
   Инквизитор задумчиво взглянул сквозь обзорный блистер, за которым не было видно ничего, кроме голубоватой мути снежного шторма. Ещё раз окинул взглядом мониторы и недовольно покачал головой.
   - Сделаем вот как, Мико, - принял, наконец, решение Стерн. - Подлетим к сооружению и сядем возле челнока хаоситов. Тихо, незаметно. Пилот там один, так что убрать его не составит труда. Пусть даже корабль и закрыт наглухо.
   - Это как так - не составит? - не понял Кендалл. - Незаметно подобраться к кораблю можно, но как незаметно для пилота можно отпереть внешний люк? Даже если обойтись без взрывчатки - он же всё равно увидит, что кто-то взломал электронику шлюза. А ручным оружием пробить ни корпус, ни смотровые блистеры не получится.
   - Видать, ты не всё знаешь о компьютерных программах Инквизиции! - хмыкнул Стерн.
   - Просветишь? - тут же оживился Кендалл.
   - За курсом следи! - отрезал Лаймон. - Посадишь "Ятаган" на минимальном расстоянии от челнока еретиков! И передай Сестре Линдеманн, чтобы в точности выполняла все твои указания по маневрированию!
   - Ладно, ладно, не надо так бурно реагировать на мои слова! - Кендалл примирительно выставил вперёд обе ладони. - Больно нужны мне ваши инквизиторские тайны!
   - То-то же! - довольно осклабился фарадеец. Подобные словесные пикировки с Кендаллом давно стали привычными для инквизитора, и в этом он не находил ничего крамольного. - Рули давай!
   - Давать... - Кендалл осёкся, поняв, что перегибать палку явно не стоит. Поэтому терранин просто-напросто повернулся к пульту управления.
   - Садись как можно ближе к шаттлу еретиков, Мико, - серьёзным тоном произнёс Стерн, поднимаясь из кресла. - Щит не снимать, преломляющее поле включать не надо, но активируй систему нанокамуфляжа. Турболазеры перевести в автоматический режим и включить автораспознавание "свой-чужой". Мы активируем маячки в скафандрах, так что нас аппаратура будет видеть. - Хлопнул пилота по плечу. - Работай, Мико.
   Кендалл молча кивнул инквизитору, продолжая работать с пультом управления.
   Стерн вышел из пилотской кабины и, пройдя по короткому коридору, что отделял её от десантного отсека, указательным пальцем левой руки дотронулся до отпирающего бронированную взрывоустойчивую дверь сенсора. Где-то в толще солидиумовых стен загудели мощные электромоторы, толстая бронированная панель слегка дрогнула и поехала в сторону, открывая проход в десантный отсек.
   Находившиеся в десантном отсеке "Ятагана" инквизиторы и солдаты-терминаторы внимательно всмотрелись в, как и всегда, невозмутимое лицо Стерна. Инквизитор-фарадеец, оглядев отсек, едва заметно кивнул сам себе и перевёл взгляд на Ленору Тайрос.
   - Нужно, чтобы ты приготовила свой ноутбук, Ленора, - проговорил Стерн. - Запакуй его в вакуум-плотный кофр с дистанционной сенсорной клавиатурой и настрой "Взломщика". Надеюсь, у тебя установлена версия 12.4.128?
   - Обижаешь, шеф! - поморщилась Тайрос. - Версия 12.4.123 устарела уже четыре месяца как, так что пользоваться ею можно разве что в мирах Западной Периферии или на планетах "неприсоединившихся". Конечно, у меня есть последний вариант "Взломщика".
   - Мико посадит штурмовик около шаттла хаоситов, мы вскроем внешний люк и захватим корабль. Старший лейтенант Манихин - готовьте своих людей к захвату. Пилота челнока взять живым, усыпить нейропарализатором и переправить на "Доминатор" для дальнейшего допроса. Тяжёлое оружие применять только при непосредственной угрозе жизни.
   - Есть! - по-военному чётко отозвался командир отделения терминаторов.
   - Что ж - тогда давайте готовиться к завершающему этапу операции.
   Лаймон, резким движением перекинув лазеружьё в боевое положение, загерметизировал свой ЗСК и, сделав условный знак своим напарникам и солдатам Манихина, двинулся в сторону внешнего люка "Ятагана".
  
  
   Погода снаружи к тому моменту, как "Ятаган" с включённой системой маскировки опустился на аммиачный снег в паре десятков метров от челнока еретиков, испортилась окончательно. Снег, сыпавший и без того густой пеленой, повалил ещё сильнее, усилился ветер, который теперь не просто сбивал с ног - он грозил буквально сдуть любого с поверхности. Даже терминатора Инквизиции в тяжёлой штурмовой броне "Инферно" и облачённых в не менее тяжёлые защитные скафандровые комплексы оперативников Инквизиции. Поэтому, чтобы не вести ещё и схватку с местной природой, Стерн распорядился протянуть несколько прочных тросов между штурмовиком и челноком еретиков и закрепить их мета-магнитами. Прицепившись к тросам с помощью мидель-захватов, инквизиторы и солдаты-терминаторы медленно продвигались к цели, преодолевая ураганный ветер и пытаясь хоть что-то рассмотреть вокруг себя. Однако визуально рассмотреть что-либо не представлялось возможным, приходилось полагаться на сенсоры скафандровых комплексов.
   Несмотря на то, что от севшего штурмового корабля Инквизиции до челнока с "Контемптора" было всего двадцать три метра, пройти это небольшое расстояние оказалось довольно непросто. Мощные порывы ветра буквально сносили с ног, грозя унести в непроглядную снежную муть и навсегда похоронить разумное существо в какой-нибудь занесённой аммиачным снегом расселине. Каждый шаг давался с неимоверным трудом, так как приходилось преодолевать сильное сопротивление воздушной массы. Мидель-захваты напряжённо гудели, однако пока надёжно держали десантную группу на ногах.
   Шедший впереди солдат внезапно споткнулся, наткнувшись на что-то, что было занесено аммиачным снегом. Он едва не упал, но в самую последнюю секунду сумел всё-таки сохранить равновесие. Идущий вслед за ним Райнед Кволл мгновенно среагировал, выбросив вперёд левую руку и применив психокинетический захват, помог солдату это самое равновесие удержать.
   - Что такое? - строго спросил Стерн, видевший всё это на лицевом щитке шлема ЗСК посредством радарного визора. - Что случилось?
   - Здесь что-то есть под снегом, господин инквизитор, - отозвался едва не упавший солдат, стволом своего роторного лучемёта осторожно тыча в глубокий слой синеватого аммиачного снега. - Может, это что-то важное?
   Стерн, осторожно перебирая руками вдоль своего троса, передвигая мидель-захват, приблизился к тому месту, где под снегом было скрыто нечто, и тщательно всмотрелся в него. Однако из-за толстого слоя снега рассмотреть что-либо инквизитору не представлялось возможным.
   - Похоже, тут что-то вроде кабеля или троса, - произнёс десантник, продолжая ковырять стволом своего оружия аммиачный снег. - Интересно, насколько далеко он тянется?
   - Хм...
   Лаймон, осторожно присев на корточки, насколько это позволял ЗСК, разгрёб голубоватую снежную массу и осмотрел то, что открылось его взору.
   - Да, похоже на питающий кабель, - согласился фарадеец. - Тянется куда-то на север... но мы не станем проверять, куда он идёт. Даже если в том направлении и имеется какая-то энергоподстанция, то ей недолго осталось работать. Двигаемся дальше.
   Превозмогая ветер и непрекращающийся снегопад, десантники двинулись дальше и уже через несколько минут буквально упёрлись лицевыми щитками своих шлемов в серый корпус хаоситского челнока. Идущий впереди солдат тут же предостерегающе вскинул левую руку, правда, в него тут же едва не врезался идущий следом Су Куан. Сирианец что-то недовольно пробормотал себе под нос и замер с поднятым лазганом наизготовку.
   - Чисто! - спустя пару секунд произнёс он.
   Стерн, подозвав к себе Ленору, коротко объяснил ей, в чём заключается её задача. Терранка, выслушав своего патрона, молча кивнула и, на ходу доставая из футляра ноутбук, упакованный в вакуум-плотный чехол, быстро, насколько это позволял снежный покров, двинулась в сторону внешнего люка челнока.
   Разумеется, для разумного, не знакомого с компьютерными протоколами СПО, Патруля, КосмоДесанта, Флота или Инквизиции может показаться нелепой сама мысль незаметно вскрыть внешний люк космического корабля, причём не имеет значения, какого класса. И тут он допустит большую ошибку. Понятно, что никто не рекламировал данное программное обеспечение, но оно существовало и было весьма эффективным. Соответствующие программы всех вышеупомянутых структур Империума различались между собой, и не все они могли вскрыть внешний люк какого-нибудь инопланетного звездолёта (кроме, естественно, программ Инквизиции и военной разведки, которые без труда могли раздобыть образец любой сетевой архитектуры ксеносов), но принцип действия у них был один. В данном случае, установленный на переносном компьютере Тайрос "Взломщик-12.4.128" действовал как самая обычная электронная отмычка, только весьма продвинутая. Инквизитор подключила свой ноутбук к компьютерной системе челнока еретиков посредством дистанционного маршрутизатора (тоже, кстати, встроенного в компьютер) и, активировав пару программ-"теней", чтобы замаскировать вторжение в сеть, быстро вычислила нужные ей файлы, после чего ей оставалось только сделать пару нажатий на сенсорные клавиши панели дистанционного набора команд.
   На полихордкристаллическом дисплее вспыхнули и погасли несколько таблиц, бодро промаршировали столбцы цифр, букв и каких-то символов, после чего в самом центре монитора возникло стилизованное изображение розы ветров. Ленора довольно хмыкнула и нажала на сенсор ввода команд.
   Где-то внутри толстого высокопрочного корпуса из солидиума громко за-жужжали мощные сервомоторы, приводящие в движение пластину внешнего люка двухметровой толщины. Само собой разумеется, что на контрольных экранах в рубке шаттла это никак не отобразилось. Сидящий в своём мидель-кресле пилот-еретик пребывал в полной уверенности, что он находится в безопасности за прочной обшивкой своего корабля. Но это было совсем не так.
   - Он ваш, мальчики! - недобро усмехнулась Тайрос, кивая терминаторам. Закованные в вакуум-плотную боевую броню солдаты, разбившись на тактические "тройки", бесшумно растворились в недрах челнока. Инквизиторы же остались снаружи, оцепив пространство вокруг входа в шаттл и взяв шлюз на прицел своих лазганов.
   Долго ждать им не пришлось. Не прошло и десяти минут, как из шлюзовой камеры челнока показались трое солдат, толкающих впереди себя стволами своих лучемётов одетого в пилотский скафандр гуманоида. Висящая на поясе кобура от бластера была пуста - естественный процесс при аресте.
   Терминаторы тычками и пинками направили пилота-еретика в сторону молча наблюдавших за происходящим инквизиторов. Тот послушно двинулся в указанном ему столь грубым способом направлении и остановился в метре от Стерна, завидя предостерегающий жест фарадейца, сделанный стволом лазгана.
   - Я - имперский инквизитор Лаймон Стерн, - голосом, лишённым какой-либо интонации, произнёс инквизитор. - Именем Галактического Империума ты арестован по обвинению в ереси и принадлежности к фракции Хаоса. Назови имя и звание.
   - П-пилот я... - заикаясь, выдавил из себя насмерть перепуганный хаосит. Очевидно, что принадлежность к фракции аманаритов вовсе не означала, что адепт этого Владыки Хаоса должен быть маньяком-садистом и при аресте нагло смеяться в лицо властям. Нет, понятно, что таких отморозков в среде аманаритов хватало за глаза, но были среди культистов и такие, как этот насмерть перепуганный пилот. Вполне вероятно, что он решил, что ему сейчас разобьют лицевой щиток и оставят задыхаться на лютом холоде в ядовитой атмосфере Аркса.
   - Ну понятно же, что не суперинтендант! - усмехнулся Брекетт, разглядывая пленного еретика с таким видом, с каким смотрит, наверное, энтомолог на доселе неизвестное науке инопланетное насекомое. - А имя у тебя есть? И звание какое-нибудь? Или ты просто еретик, умеющий пилотировать космолёт?
   - Я-а-а... лейтенант Эзра Томлинсон! - наконец, выдавил из себя хаосит.
   - Ага, вот это уже лучше! - довольно хмыкнул Стерн. - Ты с "Контемптора" или с той лоханки, которую мы разнесли на молекулы?
   - Я пилот челнока...
   Еретик замолк и затравленно огляделся.
   - В этом ни у кого из нас нет сомнений, - тон Стерна сделался таким же ледяным, как и окружающая природа. - Было бы странно обнаружить в пилотском кресле, скажем, простого солдата или водителя бронетранспортёра. Что ты делаешь на этой планете?
   - Я прилетел сюда...
   Судя по всему, еретик находился в состоянии грогги, иначе ничем иным объяснить его незаконченные фразы было нельзя. Впрочем, инквизиторам на это было глубоко начхать. Никто из них в здравом уме и не подумал бы беспокоиться о психическом состоянии какого-то хаосита. Тем более, что все они были, в той или иной степени, долбанутыми.
   - Было бы странно, если бы ты пришёл сюда пешком, - заявил фарадеец. - Но цель ведь какая-то должна была быть?
   - Я не знаю, господин инквизитор. Мне было приказано доставить на эту планету группу специалистов и солдат, а также Его Превосходительство Лорда-Канцлера Ордена Аманара господина Бертрана Дженкинса. Здесь есть какое-то древнее ксеносооружение... возможно, относящееся к археотеху. Не знаю точно. Я ведь простой пилот, а не учёный...
   - Сколько всего еретиков находится внизу, в этом сооружении?
   - Девять техников, три взвода десантников и сам Лорд-Канцлер.
   - Так. - Стерн задумчиво посмотрел в ту сторону, где радарное зрение отчётливо показывало наглухо запечатанный - пока наглухо запечатанный - вход в древнее сооружение, выстроенное много тысяч лет назад клодами. - Очень интересно... Этого увести на штурмовик и погрузить в стазис! - распорядился инквизитор, делая повелительный жест рукой, обращённый к солдатам Инквизиции. - Незачем ему путаться у нас под ногами!
   Терминаторы, подталкивая пленного пилота стволами лучемётов, повели его в сторону "Ятагана" и вскоре скрылись из виду, пропав в голубоватой снежной круговерти. Стерн же, несколько секунд поразмышляв, похоже, принял какое-то решение.
   - Если сюда прибыли техники, значит, Дженкинс намерен попытаться завладеть Потоком и, не приведи Создатель, включить его. Следовательно, нужно торопиться.
   - А механоиды? - задал вполне резонный вопрос Куан.
   - Если их нет до сих пор, возможно, они находятся в деактивированном состоянии,- ответил Стерн. - Либо Дженкинс знает, что мы здесь, и готовит нам "тёплый" приём. В любом случае, стоя на месте, мы ничего не узнаем.
   - Тогда что вам мешает продолжить движение? - встряла в разговор Сестра Линдеманн. - А то время-то не стоит на месте, знаете ли!
   - Здесь вы правы, Сестра Линдеманн. - Стерн проверил уровень заряда в энергообойме "Дреймака". - Двигаемся дальше!
   Ветер усилился ещё больше, однако теперь десантную группу Инквизиции от его порывов до определённой степени защищал корпус хаоситского челнока. Это, конечно, не означало, что идти можно было свободно, поэтому от тросов никто и не думал отказываться. Лишняя страховка никогда не бывает бесполезной.
   Через десять минут, что было довольно большим временем для подобного расстояния, но отнюдь не большим для такой погоды, десантники оказались у металлической на вид стены, в которой виднелся неправильной формы входной люк. Слева от него располагалась укрытая бронеколпаком панель управления с одной-единственной синей кнопкой, похожей на шляпку гриба. Она так и просилась нажать на неё, но по личному опыту Лаймон очень хорошо представлял последствия таких вот скоропалительных решений.
   Ли Брекетт, пользуясь мультисканером, тщательно проверил пульт и пространство вокруг него на предмет наличия каких-либо скрытых неприятностей, однако ничего подозрительного прибор не обнаружил. Инквизитор-меркурианец коротко кивнул Стерну, давая понять, что тот может со спокойной совестью нажимать на кнопку управления входной дверью ксеносооружения.
   Лаймон, переглянувшись со своими спутниками, хмыкнув, решительно откинул защитный колпак и с размаху ударил по клавише отпирания входного люка. Где-то внутри стены что-то глухо заурчало, раздался тихий шелест и тяжёлая бронированная панель медленно поползла в сторону, открывая вход в сооружение.
   Все стволы тут же нацелились на открывающийся дверной проём, готовые при малейшем подозрительном движении выплюнуть потоки смертоносных энерголучей. Однако, вопреки опасениям, никто не открывал огонь по группе высадки и никто не пытался им противодействовать. И непонятно было, радоваться ли этому обстоятельству или нет. Не исключено, что еретики были осведомлены о том, что по их следу идёт штурмовой отряд Инквизиции, и готовили ему тёплый приём в недрах древней базы ксеносов.
   Мелина Линдеманн вполне резонно поинтересовалась, каким образом они будут выбираться наружу, если вдруг внешний люк будет заблокирован. Ответил ей десантный лейтенант, сказав, что для подобных целей и существуют такие штуки, как W-47 или "кувалда". Так что опасаться того, что их здесь заблокируют, явно не стоит.
   Смущало лишь одно обстоятельство - никого в пределах зоны досягаемости сканеров не наблюдалось. Если честно, то все ожидали, как минимум, противодействия со стороны хотя бы хозяев этого строения - механоидов-клодов. Но никто не пытался оказать хотя бы минимального противодействия штурмовому отряду, и это очень беспокоило Стерна. Не сказать, что фарадеец был так уж охоч до схваток с врагом, просто такая тишина означала, что еретики находятся в одном определённом помещении этого сооружения. И дураку понятно, что именно они там делают.
   Поразмыслив пару секунд, Стерн отдал команду возобновить продвижение в недра базы, держа оружие наготове, а щиты - активированными. Противодействия со стороны автоматических систем обороны никто не исключал, поэтому нужно было держать ухо востро.
   Брекетт, всё так же неотрывно следящий за данными, которые выдавал на дисплей мультисканер, спустя метров десять заявил, что, если он не ошибся, то двадцатью уровнями ниже и примерно в полукилометре от их теперешнего местоположения фиксируется присутствие биологических объектов, числом до ста шести, сигнатура большинства из них соответствует человеческой, лишь трое идентифицируются встроенным в мультисканер биодетектором, как центавриец, селасси и кжев. И находятся все они в каком-то очень большом помещении, излучающем приличный энергетический фон.
  
  
   Обновление от 16.12.2017.
   - Кажется, я догадываюсь, что это за помещение! - угрюмо произнёс Стерн, останавливаясь перед поворотом коридора и осторожно выглядывая из-за него, держа наготове лазеружьё. - А это значит, что нам нужно торопиться!
   - А возможная засада, шеф? - спросила Ленора.
   - Если до сих пор никто так и не удосужился проявить к нам внимание, то навряд ли они проявят его прямо сейчас. Хотя ничего нельзя исключать. Но я думаю, что мельтешение этих киберов под ногами не входило в планы Дженкинса. Кто знает, как поведут себя механоиды, когда еретики будут шариться по этой базе. Так что давайте не будем ослаблять внимание. Вперёд, и осторожно.
   Какими были клоды до того, как их поглотил Хаос, разумеется, никто не мог знать. Но почему-то Лаймону казалось, что эти ксеносы были довольно скучны и унылы. Во всяком случае, именно такое впечатление создалось у инквизитора при виде серых однообразных металлических стен, единственным украшением которых являлись светло-коричневые заклёпки неправильной шестиугольной формы. И больше ничего. Словно эстетическое чувство было этим ксеносам совсем несвойственно.
   Как бы там ни было, а до дверей лифтовой кабины десантный отряд с "Доминатора" добрался без происшествий. Никто на них не нападал, никто не пытался организовать огневое противодействие. Вполне возможно, что фарадеец был не так уж и неправ в своих предположениях.
   Однако здесь Стерн снова остановился, задумчиво воззрившись на дверную панель неправильной формы, всю поверхность которой покрывал довольно сложный узор в виде изломанных шестиугольников. Инквизитор явно не собирался лезть наобум в гнездо неизвестно кого и подставлять себя и своих спутников под бластеры. Но и тянуть время до бесконечности тоже было опасно - ведь еретики, вполне возможно, уже подобрались очень близко к тому, чтобы запустить это древнее оружие. Тогда уже просто будет поздно.
   Наконец, решение было принято. Решительным движением закованной в бронеперчатку левой рукой фарадеец надавил на слегка выпирающий из стены синий нарост - клапан открытия двери лифтовой кабины. Откуда-то сверху ударили две тугие воздушные струи, пронёсшиеся над головами десантников, над дверной плитой вспыхнул толстый световой шнур всё того же синего цвета, и тяжёлая плита, будто нехотя, поползла вверх, открывая проход в кабину лифта, вернее, на платформу, на которой свободно могли бы разместиться два лёгких патрульных марсианских шагохода "Страж".
   - Капитан Мазарини - вы меня слышите? - произнёс Стерн в микрофон коммуникатора, что был встроен в ЗСК, Впрочем, это был чисто риторический вопрос - гиперсвязи были чужды какие-либо помехи, субпространственные волны без проблем проходили сквозь любые препятствия, и прервать гиперпередачу можно было только посредством создания ассиметричной гиперсферы, которая поглощала любые посланные гиперсообщения. Даже линейные прерыватели гиперполя, установленные на имперских крейсерах-заградителях, не могли нарушить работу гиперсвязи, лишь немного исказить её.
   - Я вас слышу, инквизитор Стерн, - отозвался военный космонавт. - И слышу хорошо. Чего не могу сказать о визуальном контакте - буря внизу препятствует работе сканеров, а ЭМ-флуктуации забивают практически все диапазоны. Действенен в данной ситуации лишь радар. Что там у вас? Я не ошибусь, если предположу, что вы сумели войти внутрь этого сооружения Хаоса?
   - Не ошибётесь, - на лице Стерна промелькнула слабая улыбка. - Мы действительно внутри строения и готовимся спускать вниз, туда, где находится то, за чем мы сюда и прилетели.
   - Поосторожнее там, - услышал Лаймон. - Мне вовсе не улыбается составлять отчёт о гибели целой оперативной группы Инквизиции и отчитываться перед парнями из ОВБ.
   - Вам не придётся этого делать, капитан Мазарини, - спокойно отозвался Стерн. - Это не входит в мои планы, знаете ли.
   В наушниках раздался какой-то невнятный звук, но более ничего инквизитор не услышал. На лицевом щитке боевого шлема, в верхнем левом углу, вспыхнула и погасла иконка отключения связи.
   Стерн невозмутимо пожал плечами и, окинув пристальным взглядом платформу лифта, сделал шаг вперёд и встал на её краю. Снова огляделся по сторонам.
   - Держит, - произнёс он таким тоном, словно ожидал, что под его весом лифт рухнет в глубину шахты. - Выдвигаемся!
   - А куда именно? - спросила Линдеманн, опасливо озираясь по сторонам. - Мне как-то неспокойно на душе, знаете ли. Как-то уж всё очень гладко идёт, вы так не считаете?
   - Считаю, - отозвался фарадеец. - Однако в том и заключается задумка еретиков. Они стараются притупить нашу бдительность, но этот номер у них не пройдёт. Дженкинс и его прихвостни явно собираются прибрать к своим рукам Поток и использовать его для своих гнусных целей. Значит, внизу нас ждут. И это ясно и без эф-прогнозов. Поэтому давайте не будем рассуждать, что и как может быть, а подготовимся к боевому контакту. Потом будет уже не до этого.
   Совету Стерна все последовали очень быстро и практически одновременно. Платформа ощетинилась стволами роторных лучемётов и лазеружей.
   По всей вероятности, лифт здесь управлялся какой-то автоматикой, поскольку никакого намёка ни на пульт управления, ни на соответствующую панель не было и в помине. Однако, как только последний десантник ступил на платформу, в воздухе над ней, на высоте примерно трёх человеческих ростов, загорелся синий транспарант, внутри которого можно было разглядеть незнакомые символы - возможно, то была письменность клодов. Они быстро пробежали слева направо, после чего транспарант свернулся в синюю же точку и погас, но сразу же после этого над головами десантников вспыхнул сине-зелёный огонёк. И тут же платформа лифта дрогнула и медленно начала опускаться вниз.
   Спуск на глубину порядка ста метров занял немногим более четырёх минут. Платформа явно была оборудована антигравитационным приводом, поскольку ни тросов, ни зубчатой передачи никто не заметил. Но было очевидно, что механизмы древней базы чужаков находятся в отнюдь не лучшем состоянии, что явствовало из скорости платформы и раздававшихся откуда-то из-под днища резких неприятных звуков.
   И снова штурмовой отряд ждали тишина и пустота. Никого так и не было обнаружено в довольно просторном лифтовом холле - ни киберов, ни автоматических пушек и турелей, ни живых солдат. Однако всем было ясно, что такое положение дел не будет продолжаться до бесконечности.
   "Бесконечность" закончилась очень быстро, даже быстрее, чем ожидалось. Не успели десантники добраться до первой же развилки коридоров, которые были похожи один на другой, как две капли воды, как по ним тут же открыли шквальный огонь автоматические лазерные турели, явно привезённые сюда хаоситами. И если бы не включённые щиты, то штурмовому отряду точно бы не поздоровилось. А так всё обошлось, лишь двое терминаторов получили лёгкую контузию от разрывов энергозарядов на поверхности своих защитных полей.
   Однако для того, чтобы остановить продвижение терминаторов Инквизиции, одних автоматических турелей было явно недостаточно. Пусть даже турели эти самые и были закрыты силовыми полями. Перегрузить щит не являлось такой уж неодолимой проблемой, и солдаты Инквизиции это сейчас хорошо продемонстрировали массированным огнём своих роторных лучемётов.
   Преодолев таким нехитрым способом первую линию обороны хаоситов, инквизиторы и терминаторы продолжили свой путь к цели. И уже через двадцать метров оказались под плотным огнём укрывшихся в засаде еретиков. Коридор располосовали лазерные трассы, гулко загрохотал тяжёлый стаббер, установленный на штативе и защищённый небольшим переносным бронередутом. И вот это оружие было куда посерьёзнее лазганов, так как разогнанные ЭМ-полем до высоких скоростей микроснаряды обладали довольно большой кинетической энергией и могли довольно быстро перегрузить щит, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Очередь разрывных пуль прошлась по боевому скафандру Сестры Линдеманн, перегружая силовой щит и сбивая её с ног кинетическим импульсом. Куан и Стерн тут же выпустили в сторону редута несколько зарядов из своих "Дреймаков", но без толку. Поднятый щит и броня отразили энерголучи, зато очередь стабберных пуль заставила обоих инквизиторов броситься за угол. Декомпрессия их ЗСК отнюдь не входила в их планы.
   Один из солдат Инквизиции, оттолкнув сильванианку в сторону, метнул в направлении бронередута две кассетные гранаты. Пролетев поверх силового поля, они упали куда-то за спину стрелка со стаббером и взорвались, окатив и редут, и стаббер, и еретика потоком шрапнели.
   Бронебойная шрапнель пробила скафандр стрелка, отчего тот рухнул на пол и забился в конвульсиях, задыхаясь в непригодной для дыхания метановой атмосфере. Стаббер тут же заткнулся, чем не преминули воспользоваться штурмовики. Вперёд полетели ещё несколько гранат, коридор заволокло дымом, с противным визгом по солдатам хаоситов прошлась шрапнель.
   - Подавляющий огонь! - рявкнул Стерн, посылая вперёд целый сноп лазерных лучей. Ещё один солдат-еретик упал на пол с повреждённым скафандром, но, в отличие от стрелка из стаббера, дёргался он недолго. С пробитым лицевым щитком в атмосфере Аркса долго не протянуть.
   - Шеф! - Ленора, с размаху врезавшись в Стерна, буквально снесла инквизитора с ног. И вовремя - как раз именно в этот миг на том уровне, где за секунду до этого находилась голова фарадейца, прошипел раскалённый почти до звёздных температур сгусток плазмы, выпущенный из плазменной винтовки. Второго выстрела еретик сделать не успел - длинная очередь лазерных импульсов перечеркнула его скафандр, вызвав сбой в работе генератора щита. Следующая очередь энергозарядов превратила голову в шлеме в обугленное месиво из костей, плоти и мозгов.
   - Спасибо, Тайрос! - Стерн, подхватив с пола свой лазган, стремительно вскочил на ноги и, выпустив вперёд пару очередей, метнулся вперёд. Походя сбив с ног последнего оставшегося на ногах солдата Хаоса, которого спокойно расстрелял Куан, инквизитор быстро оказался перед наглухо задраенной бронированной дверью, слева от которой горел оранжевый огонёк, светившийся в глубине запирающего устройства.
   - Они закрылись, Лаймон! - прогудел Куан, подходя к фарадейцу. - Мне это не нравится!
   - Это не нравится никому. - Стерн кивком головы указал Леноре на запорное устройство. - Ленора...
   Терранка кивнула в ответ и быстро подошла к двери, закидывая лазган за спину и активируя свой переносной компьютер. Однако у самого запорного устройства инквизитор вдруг задумчиво замерла и с недоумённым видом взглянула на бегущие по дисплею символы.
   - Вряд ли здесь наши программы будут полезны, шеф, - произнесла терранка. - Протоколов клодов в базах Инквизиции нет по одной простой причине - о существовании этих ксеносов никто не догадывался до последнего момента. Поэтому мой комп здесь бессилен. Придётся открывать грубой силой.
   - Ну, грубой - так грубой! - усмехнулся Стерн.
   По знаку инквизитора все подались назад, освобождая ему место. Лаймон, внимательно рассмотрев запорную панель, поднял свой лазган и, нажав на спуск, выпустил короткую очередь лазерных импульсов. Разряды энергии разнесли запорную панель и проделали в стене небольшой кратер, внутри которого заискрили разорванные лазерными лучами провода и платы. Где-то в стене что-то глухо заурчало, массивная плита входного люка слегка дрогнула и как бы неохотно поползла в сторону.
   В образовавшуюся щель тут же полетели кассетные гранаты - никто из десанта не горел желанием лезть туда наобум, подставляясь под лазганы еретиков.
   По ту сторону двери прогремели взрывы, раздались какие-то непонятные звуки, очень похожие на звуки падающих на пол тел в скафандрах. Двое терминаторов, выпустив вперёд целый сноп энерголучей, стремительно пересекли порог и разбежались в разные стороны, сбивая возможный прицел противника.
   - Именем Имперской Инквизиции - приказываю прекратить противоправную деятельность! - произнёс Стерн, переступая порог и оказываясь в огромном зале правильной сферической формы, потолок которого терялся в слабом свете криптоновых ламп, расставленных по периметру помещения. В центре же был виден помещённый в глубокую яму артефакт правильной пирамидальной формы, к которому тянулись кабели от установленных вокруг него устройств - видимо, это и был тот самый Поток, вокруг которого и развернулась вся эта катавасия.
   - Инквизиторская мразь! - вперёд выступил высокий еретик в боевом бронескафандре, сжимая в руках массивный ручной стаббер. - Ты заявляешься сюда и смеешь приказывать мне?! Мне, тому, кого сам Великий Владыка Аманар избрал для святой миссии очищения Галактики от имперской скверны?! Ты здесь сдохнешь, ты и твои клевреты!
   - Очень в этом сильно сомневаюсь, - спокойно отозвался фарадеец, не делая даже попытки поднять свой "Дреймак". - Я так понимаю, что ты и есть тот придурок с Шеффилда... Дженкинс, так?
   - За то, что вы сотворили с моей планетой, мы сожжём сотни ваших миров! - выкрикнул хаосит. - Вы будете гореть и корчиться...
   - Да заткнись ты уже! - раздражённо бросил Су Куан, делая шаг вперёд и слегка пошевелив пальцам левой руки. - Сдохнешь ты, урод!
   Сгенерированный инквизитор с Шалмирейна психокинетический импульс раскидал в стороны охрану Дженкинса, а самого предводителя аманаритов хорошо приложило об один из генераторов. Однако еретик не потерял сознания, быстро придя в себя. Перекатившись в сторону, он дотронулся до какого-то устройства, что висело у него на поясе, и что-то там нажал.
   - Вам всё равно не уйти отсюда живыми! - злобно прохрипел Дженкинс. - Эта база станет вашей могилой, проклятые лоялисты!
   - Это мы ещё посмотрим, - спокойно произнёс Стерн, с подозрением глядя в дальний конец зала, где можно было различить довольно внушительных размеров ворота. Которые как раз именно в этот момент пришли в движение. - Но даже если это и так, то ты этого уже не увидишь.
   Дженкинс, поняв, что сейчас у него возникнут очень серьёзные проблемы со здоровьем, попытался перехватить стаббер с тем, чтобы выстрелить в инквизитора, но ничего так и не успел сделать. Психокинетический импульс подхватил хаосита с пола и со всей силы ударил его об одну из граней генератора, причём удар пришёлся именно на лицевой щиток шлема. Разбиться он не разбился, но по нему тут же зазмеились трещины, а в условиях здешней атмосферы это было очень вредно для здоровья.
   Предводитель аманаритов захрипел и попытался было что-то сделать, путём повышения давления внутри шлема вытеснить ядовитый воздух Аркса наружу. Может, ему бы это и удалось, если бы не угодивший в него массивный металлический контейнер, превративший его голову в кровавое месиво. Предводитель аманаритов рухнул не металлический пол, будто подрубленное под корень дерево, выронив из рук стаббер.
   - Движение! - выкрикнул вдруг Брекетт, разворачиваясь в направлении одного из боковых коридоров, в темноте которого что-то двигалось. И двигалось вполне целеустремлённо.
   - Возьмите нас с собой! - заорал вдруг один из еретиков, из тех, что ещё оставались в живых - судя по всему, то был техник. - Эти проклятые механические твари уничтожат всех нас без разбора! Вы убили Дженкинса, а именно он сдерживал их своим контрольным пультом! А он был настроен на его биоритмы!
   - С какого перепуга мы должны тащить за собой ораву хаоситов? - резонно вопросил Стерн, поведя стволом лазеружья. - Пусть вас тут и похоронят! Хотя...
   - Мы сдаёмся! - говорящий отбросил в сторону свой бластер и поднял вверх руки. - Только не бросайте нас здесь!
   - Шеф? - Ленора перевела взгляд на фарадейца.
   - Фраг! - выругался инквизитор. Оглядел притихших еретиков, коих оставалось в строю человек десять, не более того. - И куда вас тащить прикажете?
   - Лаймон - нам нужно пошевеливаться! - Куан тронул Стерна за локоть. - Мехи уже на подходе!
   - Старший лейтенант Манихин - арестовать этих еретиков и препроводить на "Ятаган"! - распорядился Стерн. - При малейшем подозрительном движении стрелять на поражение!
   - Так точно! - откозырял командир терминаторов, жестом отдавая команду своим подчинённым. Тут же пятеро солдат взяли уцелевших хаоситов под прицел своих лучемётов, окружив их со всех сторон.
   - Отходим! - приказал Стерн, активируя канал связи с "Доминатором". - Капитан Мазарини!
   - На связи! - тут же отозвался командир крейсера Инквизиции. По всей видимости, он держал гиперканал постоянно включённым, чтобы быть готовым, в случае чего, предпринять решительные меры по спасению штурмового отряда.
   - Мы отходим к челноку! - отрывисто бросил в микрофон Стерн, сдёргивая с поясного зажима гранату и швыряя её в тёмный коридор, в котором уже явственно проступили очертания хорошо знакомых инквизитору змееподобных автоматов. - Дженкинс мёртв, но у него был при себе пульт контроля клодов-механоидов, настроенный на его биокод, а они наступают! Готовьте циклонный заряд! Как только "Ятаган" взлетит, выпускайте торпеду!
   - Принято! - отозвался Мазарини. - Если потребуется орбитальный удар - только скажите!
   - Поверьте, капитан - вы узнаете это самым первым! - без тени улыбки в голосе отозвался Стерн.
   Инквизитор отключил связь и бросил быстрый взгляд в коридор. Оттуда почти сразу же, словно это послужило сигналом, вылетел синий энергетический луч, больше похожий на свёрнутую в тугой жгут световую нить. Он ударил в стену, отчего та покрылась рябью и враз потускнела.
   - Отходим, отходим! - заорал Куан, открывая шквальный огонь из своего лазеружья.
   Однако для механоидов, судя по их реакции, ливень лазерных лучей оказался чем-то сродни весёлому летнему дождичку. Не обратив никакого внимания на энергозаряды, которые любое биологическое существо просто-напросто бы превратили в хорошо прожаренный бифштекс, змееподобные киберы продолжили своё монотонное движение вперёд, время от времени посылая в сторону отступающих десантников смертоносные синие лучи, испаряющие любую биологическую субстанцию. К счастью, десантники довольно далеко успели удалиться от обширного пространства зала с Потоком, и выстрелы мехов не причиняли им какого-либо вреда.
   Мелина Линдеманн, двигавшаяся чуть в стороне от Райнеда Кволла, неожиданно споткнулась едва ли не на ровном месте и судорожно схватилась за горло. Стерн с беспокойством взглянул в сторону сильванианки, с тем же беспокойством в её сторону посмотрела Ленора Тайрос.
   - Простите, что отвлекаю, но мне кажется, что мой скафандр повреждён! - с заметной хрипотцой в голосе проговорила сильванианка.
   - Ремкомплект, быстро! - рявкнул Стерн, бросая в сторону наступающих киберов последнюю гранату. - Прикройте!
   Один из терминаторов подбежал к Сестре Милитант и точными уверенными движениями быстро приладил на повреждённое место её бронескафандра - видимо, очередь стабберных пуль всё же повредила его, так как индикатор контроля давления показывал падение уровня кислородно-азотной смеси внутри скафандра милитантки - вакуумную заплатку, которая тут же плотно прихватила повреждённое место, блокировав отток воздуха наружу.
   - Они продолжают наступать! - Тайрос метнула назад сразу две гранаты и выпустила длинную очередь лазерных импульсов. - Так они скоро...
   Откуда прилетела микроракета, ударившая Тайрос точно в спину, между лопаток, никто так и не понял. Прогремел взрыв, который отбросил терранку к противоположной стене.
   - Ленора! - Стерн бросился к Тайрос, но достаточно было одного взгляда, чтобы понять - терранке уже нельзя ничем помочь. Бронебойный заряд пробил защиту скафандра и нашпиговал инквизитора осколками, причём так, что уже никакая, даже самая продвинутая, медицина была не в силах помочь Тайрос.
   - Нужно уходить, шеф! - Брекетт схватил Стерна за плечо. - Здесь они нас запросто перебьют!
   - Забрать тело инквизитора Тайрос! - отрывисто бросил фарадеец, выпуская длинную очередь в сторону киберов. В той стороне, куда ушли лучи лазеружья, ярко полыхнуло, затем раздался взрыв - по всей видимости, заряды, выпущенные Стерном, пробили защиту одного из сервиторов. - Капитан Мазарини!
   - Здесь! - тут же раздался в шлеме ЗСК голос командира "Доминатора".
   - Запускайте процедуру обратного отчёта! Мы уже недалеко от выхода!
   - У вас там всё нормально?
   - Несём потери! - коротко ответил Стерн, не имея на данный момент никакого желания что-либо кому-нибудь объяснять. - Готовьтесь принять нас на борт!
   - Готовы давно!
   Стерн лишь молча кивнул сам себе и отключил связь.
   Наружу они вывалились в полном беспорядке, но больше потерь штурмовой отряд не понёс. Им удалось оторваться от преследовавших их механоидов, приостановив их продвижение шквалом лазерного огня и гранатами, и теперь десантники со всех ног неслись к штурмовому кораблю. Никто не мог поручиться, что механоиды не настигнут их на самом пороге.
   Стерн пересёк порог шлюзового отсека "Ятагана" самым последним. Лица инквизитора за лицевым щитком шлема не было видно, и это было очень хорошо, так как сейчас оно было весьма далёким от его обычной невозмутимости. Смерть Леноры Тайрос явилась полной неожиданностью и более того - событие сие повергло фарадейца в состояние, близкое к шоковому. Хотя он не показывал своих чувств, нельзя было сказать, что Ленора была ему безразлична. Скорее даже ровно наоборот. Во всей этой ситуации удовольствие Стерну доставляло лишь то, что планы еретиков-аманаритов обрушить на головы мирных обитателей Галактики древнее оружие оказались сорванными. Пусть Поток пока ещё и находился внутри древней военной базы клодов, но минуты его были сочтены. Как только штурмовик поднимется в воздух, "Доминатор" выпустит по Арксу циклонную торпеду, которая разнесёт планету в мелкое крошево.
   - Мы на борту, капитан! - бросил инквизитор в микрофон встроенного в шлем коммуникатора. - Открывайте огонь!
   - Но вы ещё не взлетели...
   - Выпускайте эту грёбаную торпеду! - взревел фарадеец. - У нас времени туева хуча до того момента, как она ударит в планетарную массу!
   - Э-э... хорошо, господин инквизитор...
   - Мико! - Стерн переключил канал.
   - Да, шеф? - послышался осторожный голос пилота "Ятагана".
   - Взлетай нахрен! Сейчас Мазарини долбанёт циклонной торпедой!
   - А... вот фраг!
   Стерн выпустил воздух сквозь стиснутые зубы и, не снимая герметизацию шлема, направился в кабину штурмовика.
   "Ятаган" разминулся с выпущенной с борта "Доминатора" циклонной торпедой на высоте тридцати шести километров над поверхностью Аркса. Двенадцатиметровая иссиня-чёрная металлическая сигара пронеслась мимо штурмовика, несомая вперёд термоядерным мотором, падая на планету строго вертикально. Со стороны её полёт выглядел довольно эффектно - будто на поверхность из космоса несётся увенчанная чёрной точкой ослепительно-белая молния. Вот только у гипотетического наблюдателя не было бы времени поделиться с кем-либо своим наблюдением, так как планета, на которую падала вот такая "молния", была обречена на смерть.
   На расстоянии одного километра от поверхности включился сверхмощный мелта-бур, посылая перед стремительно несущейся торпедой поток разогретой до звёздных температур плазмы. Он достиг коры Аркса спустя несколько секунд и практически мгновенно проделал в ней туннель, уходящий в недра обречённого мира. Ещё пять секунд - и торпеда исчезла из поля зрения наблюдателя.
   - Мико - ударная волна нас не зацепит? - озабоченно спросил Стерн, стоя над плечом пилота.
   - Мы идём противоходом, против вращения планеты, так что теоретически не должно, - отозвался Кендалл, не отрываясь от пульта управления штурмовиком. - Щиты на максимуме, если же вдруг что - успеем уйти в микропрыжок.
   - Работай, пилот! - инквизитор, наконец, подняв гермозабрало шлема, уселся в соседнее кресло, не отрывая взора от поверхности Аркса.
   Со стороны могло показаться, что планета как-то неожиданно и резко вспухла, увеличившись в диаметре. Но на самом деле это было не так. Проникший в недра Аркса циклонный заряд взорвался, породив чудовищную волну термоядерной энергии, которая дестабилизировала планетарную кору и инициировала цепную реакцию в ядре планеты. По Арксу прокатились чудовищные сейсмические волны, ломая поверхность планеты, а затем не выдержало энергетической нагрузки и само ядро. В пространстве полыхнуло ослепительное пламя взрыва, который разнёс Аркс на космический мусор, сформировав новое астероидное поле.
   - Захожу на посадочный курс, шеф, - произнёс Кендалл, бросая на своего патрона настороженный взгляд. - Посадка в ангаре "Доминатора" через семь минут. Распоряжения какие-нибудь будут?
   - Распоряжения? - Стерн некоторое время глядел в пространство ничего не видящим взором, затем перевёл взгляд на терранина. - Насчёт тебя - нет. Всё, как обычно, послеполётный осмотр, все дела... А что касается меня... - инквизитор совершенно неожиданно усмехнулся, - то это тебя не касается, Мико. Сам знаешь, что в дела офицера инквизиции безопаснее всего не вникать.
   Кендалл понимающе хмыкнул. Он был хоть и пилотом Инквизиции, но в число её оперативников не входил. И ничего плохого в том уроженец Нового Йоханнесбурга не видел. Чтобы решать проблемы определённого характера, на то и существовали такие разумные, как Лаймон Стерн и Су Куан. А то, что по пятам за ними всегда следовала Костлявая - ну, такая уж работа у оперативных сотрудников Имперской Инквизиции.
   И, честно говоря, оказаться на месте Стерна Мико Кендалл, пилот штурмового корабля Имперской Инквизиции "Ятаган", не согласился бы и за миллиард золотых имперских солов. Наверное...
  
  
  

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) О.Обская "Безупречная невеста, или Страшный сон проректора"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"