Сидиус Дарт Ситхович: другие произведения.

Космическая орда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    Полторы тысячи лет тому назад они наводили ужас на всю Галактику. Подобно космической чуме, они распространялись по космосу, захватывая планету за планетой и перестраивая их под свои нужды, а их обитатели (неважно - разумные или нет), если таковые попадались им на пути, просто перерабатывались в биомассу для их нужд. Остановить их удалось только Галактическому Империуму в апокалиптической схватке, в которой сгорели дотла сотни миров. Их родная планета была уничтожена циклонной торпедой, но ещё почти полсотни лет после этого Имперский Флот прочёсывал Галактику в поисках уцелевших ульев. И казалось, что они остались лишь в анналах истории и в архивных видеофайлах ксенологов. Но... спустя полторы сотни веков они вернулись, чтобы взять реванш у Империума за своё поражение и за почти полное истребление своей расы. Теперь они стали более умными и более смертоносными, а их ненависть ко всем разумным обитателям Галактики стала ещё глубже. Над всеми обитаемыми мирами нависла жуткая смертоносная тень, и, как и всегда в подобных случаях, первый удар готова принять на себя Имперская Инквизиция, чтобы защитить миры Империума и его союзников от чудовищной участи...
       Книга завершена.
       Это не ФАНФИК по вселенной Warhammer 40000, а самостоятельное произведение, хотя многие термины и идеи взяты именно оттуда..
       В электронном виде книга представлена здесь - Zelluloza.ru.

Загрузка файлов

   Глава 1.
  
  
   11 июня 4428 года Имперской Эры,
   территория, контролируемая Галактическим Империумом,
   Аттический Сектор,
   Шестой Пограничный Квадрант,
   в девяти парсеках от границы с Нейтральными Территориями,
   система красного карлика Тау Кузнеца,
   третья планета - Абаддон,
   компаунд-комплекс горнорудной компании
   "Космические минералы Кворристоуна",
   титановый рудник Эпсилон-4.
  
  
   Тяжёлый шахтёрский шестиколёсный грузовой вездеход, на бортах которого была выгравирована эмблема рудодобывающей компании с Кворристоуна - КМК, шумно вздохнув пневматическими тормозами, остановился в паре метров от штабеля пласталевых контейнеров с необработанной рудой, возле которых деловито суетились трое людей и двое инопланетян в рабочих комбинезонах с эмблемой КМК, при помощи дистанционно управляемых киб-погрузчиков готовивших к отправке на посадочную платформу атмосферных грузовиков очередную партию титановой руды. В левом борту вездехода медленно открылся внешний люк и наружу показался его водитель - синекожий уроженец Альфы Центавра-IV, больше известной под своим аборигенным названием - Серета, чью макушку венчала довольно оригинальная для его расы причёска в стиле неопанка. Его рабочий комбинезон имел более тёмный окрас, а на правом предплечье виднелся шеврон бригадира шахтёров. Кобура с иглопистолетом свободно болталась на правом бедре, а к поясному ремню в районе левого бока были приторочены ножны с тяжёлым десантным ножом "Исполнитель-22", рукоять которого была тёмной от частого использования. Но не по тому назначению, про которое вы могли бы подумать.
   - Здорово, парни! - прогудел центавриец на имперском стандартном, выходя из вездехода на грубую каменную поверхность проезжей части штольни, ширина которой была достаточной для того, чтобы по ней могли двигаться в две шеренги тяжёлые штурмовые бронетранспортёры "раптор". - Как вы тут поживаете? Смотрю, руды набрали туеву хучу, а?
   - Да пошёл ты со своей рудой, Йор! - огрызнулся один из шахтёров - дочерна загорелый человек с дистанционным пультом управления киб-погрузчиком, платиновые серьги в ушах которого и охватывающая довольно приличного формата шею платиновая же цепочка с висящей на ней небольшой табличкой с нанесёнными на ней причудливой вязью какими-то письменами выдавали уроженца далёкой Гании. - Совсем, что ли, этот твой Пьюджа спятил?! Куда он так гонит?! Или руководство какие-то особые премиальные пообещало, что ли?!
   Ганианец зло сплюнул и присовокупил к своим словам забористое ругательство на своём родном языке.
   - А что такое? - не понял Йор Тассел, бригадир двенадцатого участка титанового рудника Эпсилон-4, кидая на говорившего недоумённый взгляд. - Парень работает, как положено...
   - Как положено! - передразнил центаврийца ганианец, подгоняя погрузчик к вездеходу, чтобы опустить на его грузовую платформу первый контейнер с рудой. - Может, как наложено?! Этот мерасск нас тут буквально затрахал уже! Мы едва успеваем уложить очередную партию руды, как прибывает следующий хоппер с породой! Его что, дажж за жопу укусил, что ли?! Куда так гнать?! План решил перевыполнить, что ли?!
   - Ну, руководство КМК никогда не скрывало, что высокие показатели и перевыполнение норм добычи играют на руку репутации компании, да и работники от этого тоже выигрывают. В плане премиальных. - Тассел потёр ладонью лоб и усмехнулся. - Но и превращать наши шахты в подобие невольничьих рудников бараханских пиратов оно не позволит. Если Пьюджа взял слишком резвый старт, я поговорю с ним.
   - Я же тебе говорил, Али, - подал голос один из инопланетян - худощавый инсектоид с Вермини-VII, - что бригадир не станет потворствовать выкрутасам Пьюджи. Никому не выгодно, если мы тут свалимся с ног от усталости.
   Али Камил, перекинув дистанционник из правой руки в левую, неопределённо пожал плечами и внимательно взглянул на Тассела.
   - Я просто думал, что наш шеф будет ссылаться на план и на правила корпорации, - отозвался он. - Но раз так - думаю, Йор, что тебе нужно поговорить с Пьюджей. К твоему слову мерасск прислушается... особенно если ты пообещаешь завязать его длинные уши узлом на его шее.
   Йор Тассел при этих словах Камила хмыкнул и поправил висящую на правом бедре кобуру с иглопистолетом.
   - Только тебе лучше до него на "муле" добраться, шеф, - сказал похожий на прямоходящую крысу, только с менее резкими чертами лица, ксенос с Антигара. - Ирех сейчас километрах в десяти отсюда, в северной штольне, и метров на шестьсот ниже этого уровня. Похоже, что там очень богатый пласт титановой руды и Пьюджа собирается его до последних крох выработать. Али его предупредил, чтобы он не слишком форсировал комбайн, но ты же прекрасно знаешь мерасска. Если Пьюджа, как говорят терране, закусил удила, его сам шиист не остановит.
   - И напомни ему про меры безопасности, - подсказал роми, шевеля своими длинными усами-антеннами, которые росли из той части его продолговатой головы, которая у гуманоидов считалась лобной. - А то как бы не получилось, как тогда, в седьмом штреке. Жахнуло так, что комбайн аж подпрыгнул, и это несмотря на его массу! Метановый карман - это не брусок ффунгри. Хорошо, что мы все тогда в машине находились и нам ничего не угрожало...
   - Шойн! - кивнул центавриец.
   - Йор - когда ожидается очередной рудовоз? - спросил Найджел Торсон, чернокожий уроженец Эриду. - А то у нас уже немало сырья подготовлено для отправки на синхроорбиту...
   Тассел, уже занёсший одну ногу на ступеньку коротенького трапа, что вёл внутрь "мула", замер на месте. Потом, чуть помедлив, не спеша развернулся в сторону говорившего.
   - Шесть часов назад с орбиты ушёл грузовик на Дранен, - ответил центавриец. - И он успел пройти гиперворота до того момента, как сканеры комплекса отметили возмущение в гиперпространстве. Редкое, но вовсе не необычное явление. Гиперкосмос по-прежнему во многом остаётся для всех terra incognita, поэтому здесь что-либо сказать лично мне тяжело. Факт заключается в том, что, пока это возмущение не прекратиться, до Абаддона не сможет добраться ни один звездолёт.
   - А как долго это гадство будет длиться? - спросил Камил.
   - Я откуда знаю? - фыркнул Тассел. - Я же не астрофизик и не специалист по теории многомерного пространства! Природа гиперштормов до сих пор остаётся неизвестной. Они появляются и исчезают совершенно неожиданно, а все те данные, что удалось получить исследователям, мало что проясняют. Так что, пока шторм не прекратиться, до Абаддона не сможет добраться ни один звездолёт.
   - А окольными путями? - спросил инсектоид-роми.
   - Ближайшая к нам система - Радуга - расположена в семнадцати световых годах, Шег. Ни один уважающий себя капитан корабля не станет тащиться в рейсовом режиме такое расстояние, тратя понапрасну время и топливо. Поэтому нам придётся какое-то время подождать.
   Шег Брисса, инсектоид-роми с с Вермини-VII, флегматично пожал своими узкими плечами и шевельнул усами-антеннами.
   - Ладно, пойду, проведаю нашего активиста! - усмехнулся Тассел, поворачиваясь спиной к шахтёрам. - А вы продолжайте работать... И кстати - у вас через десять минут обеденный перерыв. Накиньте к его времени ещё двадцать минут, а то так упадёте здесь от перенапряжения.
   - О, спасибо, шеф! - расплылся в довольной улыбке Камил.
   - Двадцать минут - это, конечно, хорошо, - добавил Торсон, - но ты всё же скажи этому длинноухому идиоту, чтобы сбавил темп. Не забудь, ладно?
   - Не забуду, - пообещал центавриец.
   Вернувшись в кабину "мула", Тассел запустил двигатель вездехода и чуть резковато, чем надо было бы, тронул машину с места. И почти сразу же грязно выругался на своём языке, поскольку именно в этот момент из горловины ведущего вниз под углом в семь градусов туннеля выскочил очередной грузовой хоппер, управляемый киб-водителем. ВИ транспортника среагировал мгновенно, уходя от столкновения с вездеходом Тассела, но это вовсе не прибавило хорошего настроения бригадиру двенадцатого участка.
   - Твою мать! - выругался он уже на имперском стандарте. - Действительно, долбанулся Пьюджа, что ли? Ладно, я ему малость мозги вправлю-то, клянусь Троном Терры!
   По мере приближения к тому месту, где находился мерасск со своей машиной, до ушей Тассела начал доноситься гул работающей техники. Утробный звук разносился по проделанному проходчиком туннелю довольно далеко, напомнив центаврийцу гул, исходящий от стаи водяных мух, роящейся над тёплой поверхностью лесного озера где-нибудь в Элеврийских чащобах. А спустя пару минут глазам бригадира предстал и сам рудодобывающий комбайн, своим массивным корпусом перегородивший весь туннель. Пыль от дробящейся мощными силовыми резаками породы и густой пар от охладительных систем комбайна почти скрыли собой машину, подле которой, ожидая своей очереди на загрузку породой, стояло несколько автоматических хопперов, один из которых находился прямо под раздаточной мульдой транспортёра, что слегка выдвигалась из приземистого корпуса комбайна в кормовой части.
   Усмехнувшись, Тассел подогнал свой вездеход прямо к массивной машине и остановил "мула" рядом с задними левыми колёсами комбайна, которые в высоту достигали двух метров, а толщиной были почти с туловище среднестатистического гуманоида. Заглушив мотор, бригадир отстегнул предохранительные ремни и, поднявшись на ноги, двинулся в направлении выхода из вездехода.
   Так как окружающая комбайн среда не способствовала повышению здоровья, особенно - здоровья дыхательных путей, центавриец опустил на лицо защитный щиток респиратора и, включив подачу дыхательной смеси, зашагал к машине, одновременно вызывая по коммуникатору его оператора.
   - Босс - это ты? - спустя пару секунд откликнулся Ирех Пьюджа. - Извини, не заметил тебя...
   - Где ж ты мог меня заметить? - хохотнул Тассел, подходя к полуопущенному трапу добывающей машины. - Гонишь, как будто тебя сто дажжей за жопу укусили! Что за спешка, Ирех? Боишься, что твои премиальные уйдут на другой участок?
   - Босс - ты же знаешь, что я всегда радел о показателях нашей бригады, - обиженно прогудел в ответ мерасск. - Чем больше руды - тем больше премиальных. А что до меня... Блин, ты же знаешь, что у меня на родной планете семья и кредит за дом, а наши банковские проценты по ипотечному кредитованию - это не ваши имперские полтора процента. Вот я и стараюсь...
   - Трап опусти, - прервал Пьюджу Тассел. - А то задохнуться тут - как два пальца о дасфальт!
   - Да-да, счас, я мигом!
   Где-то за толстой бронированной обшивкой корпуса комбайна что-то басовито загудело, и держащие приподнятой тяжёлую аппарель пневматические поршни легко пошли вниз, опуская трап на неровную поверхность штрека. Входной люк плавно ушёл в сторону, вдвигаясь в борт машины, давая бригадиру возможность попасть внутрь.
   Тассел двинулся в сторону опустившегося трапа, но уже через пару шагов едва не упал, споткнувшись о большой кусок породы. Чертыхнувшись про себя, бригадир всё-таки сумел выровнять равновесие... и выдал длинную матерную тираду, поскольку мимо него, ловко объехав центаврийца по крутой дуге, проскользил на антигравитационной подушке грузовой хоппер, доверху набитый породой.
   - Ну, погоди, Пьюджа - доберусь я сейчас до тебя, чтоб тебе пусто было! - пробормотал Тассел, быстро, насколько это было возможно в условиях плохой видимости, пересекая пространство между вездеходом и комбайном. - Тоже мне, Руп Риффег выискался!
   Споткнувшись о край опущенного трапа комбайна, центавриец скрипнул зубами, но сдержал себя. Схватившись за покрытые толстым слоем пыли металлические поручни, Тассел сноровисто поднялся по короткому узкому трапу комбайна и спустя пару секунд очутился в шлюзовой камере машины. Трап за его спиной снова приподнялся над поверхностью штрека и замер в полуопущенном положении; из стены выдвинулась панель из микростали, перекрывшая доступ внутрь машины внешней среды.
   - Босс - ты на борту? - услышал Тассел в наушниках своего комлинка голос Пьюджи.
   - Угу, - буркнул центавриец, проходя по узкому короткому коридору, что вёл из шлюзовой камеры комбайна через весь его двадцатиметровый корпус в небольшой отсек управления, расположенный в передней части машины. - Кто ещё это может быть, по-твоему, а?
   - Ну... шиист его знает...
   - Пф-ф! - фыркнул Тассел, сноровисто огибая выступающий из стены кожух главной охлаждающей магистрали. - Глуши свою тарахтелку, Ирех. Один фраг некуда будет руду в ближайшее время переправлять!
   - Это почему? - не понял мерасск.
   - Гипершторм.
   - О?
   - О. В ближайшие несколько... хм... пусть будет часов, ни один корабль не сможет пройти гиперворота. Оттуда сообщают, что буря довольно сильная, порядка семи с половиной хаусдорфов.
   - А откуда она взялась?
   - Если бы я это знал, Ирех, - усмехнулся Тассел, ловко съезжая по перилам короткой лестницы, - то не ползал бы тут по подземельям и не подтирал бы жопы таким олухам, как вы, а руководил бы кафедрой астрофизики Таггарского Университета! Но увы - в астрофизике я соображаю столько же, сколько ты - в геометрии многомерного пространства, потому мне и приходится тут с вами возиться!
   - Только не говори, что тебе это не нравится! - Пьюджа издал характерный для своей расы звук, означающий смех.
   - А я и не говорю.
   Тассел пинком ноги распахнул тяжёлую бронированную дверь, ведущую в кабину комбайна, и вошёл внутрь, слегка пригнувшись, чтобы не удариться головой о закреплённый над входом кожух регенератора воздуха. Остановился за спинкой кресла оператора, над которой торчали длинные уши уроженца Вендина-IV.
   - Если данные верны, ты уже на семь и шестьдесят две сотые процента перевыполнил норму, Ирех, - проговорил бригадир, глядя на пульт управления комбайном, пытаясь разобрать выводящиеся на главный контрольный экран данные. - Это уже есть хорошо и премиальные светят нехилые, так что сбавь обороты, пока парни тебе рыло не начистили. С них пот уже в три реки течёт!
   - Дай хотя бы до восьми процентов дойти! - из-за спинки кресла показалось лицо лимонного цвета, с которого на центаврийца внимательно уставились оранжево-серые слегка раскосые глаза с овальными зрачками иссиня-чёрного цвета. - Совсем чуток осталось!
   - У парней сейчас обед, - безапелляционным тоном объявил Тассел, - так что тебе волей-неволей придётся заглушить комбайн. В противном случае, я ни за что не ручаюсь. Камил злой, как голодный уртал, да и остальные тоже не лучше.
   - Блин! - вырвалось у Пьюджи. Мерасск с явной неохотой протянул руку к панели управления, чтобы остановить механизмы комбайна...
   ... и словно это послужило неким спусковым крючком для того, что последовало затем. Буровое устройство комбайна, своими силовыми резаками сверлившее титаносодержащую породу, совершенно неожиданно очутилось словно бы в пустоте, нос тяжёлой рудной машины клюнул вниз, и в кабине тревожно заревел баззер, сигнализирующий об опасности. Тассел, не ожидавший ничего подобного, не устоял на ногах и больно ударился грудной клеткой о пульт управления, издав при этом каркающий звук. Однако надо отдать должное Пьюдже - мерасск среагировал мгновенно, включив реверсную тягу. Передние колёса комбайна, лишь слегка схватив пустоту по ту сторону бурового устройства, снова встали на твёрдую поверхность. Стих шум сервоприводов бурильной головки, индикаторы систем охлаждения встали на нули, свидетельствуя о том, что питание отключено. Целый ряд сенсоров на панели управления комбайном сыграл своеобразное световое шоу и потух. На затухающей ноте умолк двигатель машины, и в кабине комбайна наступила тишина, нарушаемая лишь тяжёлым дыханием водителя и невнятными звуками, издаваемые бригадиром Тасселом.
  
  
  
   - Что за хрень?! - просипел центавриец, снова принимая устойчивое вертикальное положение. - Это что, метановый карман, что ли?!
   - Не думаю, босс, - отозвался Пьюджа, внимательно изучая показания сканеров. - Газоанализатор ничего не показывает. Обычное содержание метана и углекислого газа, ничего подозрительного...
   - А там тогда что? - бригадир двенадцатого участка кивком головы указал на обзорный экран комбайна, который представлял собой средних размеров мультихроматрон на полихордовых кристаллах. - Озеро с минеральной водой, что ли?
   - А хрен его знает, что там! - раздался бодрый голос мерасска, в котором Тассел не уловил ни грамма тревоги. - Полость какая-то, но самое главное - это не метановый карман!
   - Гм... - Тассел внимательно изучил поступающие с газоанализатора данные. Ничего опасного, по крайней мере, пока - слегка повышенная концентрация метана, но в пределах безопасных значений, двуокись углерода, чуть-чуть хлора, ксенона и двуокиси азота. Но само наличие полого пространства в шахте заставляло настораживаться.
   - Вызываю Камила, - произнёс центавриец в микрофон своего комлинка. - Али - как слышишь меня?
   - Слышу тебя хорошо, босс, - пару секунд спустя отозвался ганианец, причём, судя по несколько невнятному голосу, в данный момент он был занят поглощением пищи. - Чего там у тебя? Вправил мозги длинноухому, или помочь тебе?
   В наушниках раздался звук, напоминающий смесь скрипа плохо смазанных дверных петель и шум спускаемой в унитаз воды - это рассмеялся крысоподобный аргаи. Камил, как обычно, держал свой комлинк включённым в режиме трансляции, так что слова бригадира услыхали все, кто находился подле ганианца.
   - Тут у нас кое-что странное обнаружилось, - не реагируя на слова Камила и смех Шуо, произнёс Тассел. - Так что давайте-ка сворачивайтесь и дуйте сюда. Может потребоваться ваша помощь.
   Тон, которым Тассел это произнёс, не оставлял сомнений в серьёзности происходящего, поэтому Камил счёл за благо заткнуться.
   - Уже идём, - деловито отозвался он. - Что с собой брать?
   - Фрайг его знает! - откликнулся бригадир. - Но определённо, здесь что-то есть!
   - Хм, - донеслось до Тассела. - Хотя бы скажи - брать нам плазменные резаки или нет?
   Рядовым шахтёрам, согласно правилам КМК, оружие не полагалось, а бригадирам и мастерам участков разрешалось иметь при себе ничего более мощного, чем иглопистолет, стреляющий тонкими лазерными лучами, похожими на иглы (отсюда и название), но плазменные резаки, предназначенные для работ в шахтах, вполне можно было использовать как оружие ближнего боя. Струя плазмы, способная с трёх метров срезать кусок горной породы, при попадании в тело человека или инопланетянина могла причинить весьма тяжёлые увечья, вплоть до смерти.
   - Да, возьмите на всякий случай, - сказал центавриец.
   - Шойн!
   В эфире коротко пискнуло и связь отключилась.
   - Что делать, бригадир? - Пьюджа всмотрелся в напряжённое лицо Тассела, который продолжал изучать поступающую со сканеров информацию. - Отвести комбайн назад или пусть пока перекрывает пролом буровой насадкой?
   - Пока стой на месте, Ирех, - распорядился Тассел. - Одному шиисту известно, что может скрываться в этом провале... если это и в самом деле провал в коре планеты.
   - А что ещё это может быть, по-твоему? - удивлённо спросил мерасск.
   Однако центавриец не удостоил его ответом, продолжая всматриваться в мониторы контрольных систем и дисплеи внешних сенсоров.
   Камил и остальные шахтёры прибыли к месту расположения бурового комбайна спустя семь минут, воспользовавшись имеющимся в их распоряжении вездеходом. Опасливо озираясь по сторонам и держа наготове плазменные резаки - космос всё же не был местом для романтических прогулок, как это часто показывалось в видеосериалах, и сдохнуть здесь можно было только так, шахтёры осторожно пересекли отделяющее их вездеход от комбайна пространство и гурьбой ввалились внутрь машины. Правда, дальше им предстояло двигаться цепочкой, так как тянущийся через весь комбайн коридор был слишком узким для того, чтобы по нему можно было идти хотя бы шеренгой по двое.
   - Так что тут у вас, а? - спросил Камил, входя в отсек управления и бросая настороженный взгляд на обзорный экран. - Это что такое, босс?
   - Сам посмотри, - Тассел отодвинулся в сторону, давая ганианцу возможность спокойно рассмотреть то, что показывалось камерами внешнего обзора на мультихроматроне комбайна.
   - Провал? - Камил всмотрелся в изображение. - Гм... Да, хреново. А почему нет никаких предупреждений о нём? Или орбитальное сканирование велось так, через жопу?
   - Как бы это не могло показаться странным на первый взгляд, но по данным орбитальной разведки здесь не должно быть никаких полостей, - ответил Пьюджа. - Ты ведь сам знаешь, Али, какие требования к безопасности выдвигает руководство КМК...
   - Тогда откуда вот это тут взялось? - задал резонный вопрос Али. - Или ты настолько усердно херачил тут породу, что обрушил кусок шахты, а, Ирех?
   - Али - не говори ерунду! - досадливо поморщился Павел Дубянский, оператор мобильного измельчителя породы, уроженец Кворристоуна. - Комбайн не в состоянии обрушить такое количество породы, если только это не известняк и не доломит. А здесь нет ни того, ни другого. Но... действительно, очень странно... А каковы размеры этого провала, вы не знаете?
   - Радара на комбайне нет, Павел, - отозвался Тассел, - а без него определить размер этой полости весьма затруднительно. То, что она велика, это ясно и так, но вот насколько?
   - Давайте отведём комбайн назад и глянем, так сказать, на месте, - предложил Шег Брисса. - Пройдём через технический туннель в буровой головке и посмотрим, что это за штука такая и с чем её едят.
   - Надеюсь, там не окажется ничего такого, что захочет съесть нас! - несколько неодобрительно проворчал Найджел Торсон.
   Йор Тассел с минуту в задумчивости переводил взгляд с экрана мультихроматрона на дисплеи сканеров, потом отстранённо провёл рукой по кобуре с иглопистолетом. Конечно, маловероятно, что здесь, на Абаддоне, может встретиться что-то опаснее зубоклюва, однако космос, как всем известно, ошибок не прощает. Центавриец с досадой подумал, что иглопистолетом что-то действительное опасное не очень-то и припугнёшь, разве что слегка осадишь - мощность у этого оружия была гораздо меньше, чем у бластера. Однако всё же это лучше, чем ничего, да и плазменные резаки у ребят тоже могут помочь, в случае чего.
   - На этой планете пока ничего опаснее зубоклюва мы не видели, - проговорил, наконец, бригадир, - а эту шелупонь одним пинком ноги можно от себя отшвырнуть. Но держать ухо востро всё-таки надобно. Хрен знает, что там может быть.
   - Все пойдём или как? - Пьюджа вопросительно посмотрел на бригадира.
   - Нет. Не все. - Суровый взгляд Тассела вмиг оборвал все готовящиеся слететь с языка мерасска возражения. - Кто-то должен будет остаться в комбайне и, если что, прикрыть нас.
   - Прикрыть чем? - не понял Пьюджа.
   - Буровой насадкой, балда! - резко выпалил Тассел. - Опустишь её, если что вдруг, мы проскочим через технический туннель, и как только мы окажемся снаружи, включишь аварийную продувку. Вряд ли кому покажется приемлемым поток горячего пара из системы охлаждения, хех!.. Ладно, пошли, что ли... Найджел - захвати переносной прожектор. Али?
   - Да, босс?
   - Забери у Найджела резак и соедини со своим чем-нибудь... лентой монтажной, там, или проволокой... короче, на твоё усмотрение...
   - Самопальный плазмаган? - усмехнулся ганианец. - Что ж - за неимением настоящего плазмагана или стаббера сойдёт и такая... хм... конструкция.
   Торсон протянул Камилу свой резак, а вместо него вынул из одного из шкафчиков, что были размещены по всему периметру кабины комбайна, большой чёрный прямоугольный переносной фотонный прожектор, широко применявшийся шахтёрами в процессе их работы. Надвинув на лицо дыхательную маску, эридуанец взял осветительный прибор в обе руки и перекинул его себе за спину, после чего кивком головы дал понять бригадиру, что готов выдвигаться.
   - Али - ты закончил? - центавриец перевёл взгляд на ганианца, который, отойдя в дальний угол кабины, возился с резаками, пытаясь соорудить из двух плазменных горелок нечто похожее на плазменную винтовку. Понятное дело, что получившаяся конструкция была по своим параметрам очень далека от стандартного имперского плазмагана, но даже такое импровизированное оружие было лучше, чем вообще ничего.
   - Да как тебе сказать, босс... - ганианец продемонстрировал Тасселу получившееся уродливое импровизированное оружие. - Типа, да.
   - Ну, всё лучше, чем палками отбиваться, если вдруг что. - Центавриец оглядел своих подчинённых. - Ладно, пошли наружу. Сидя в комбайне, мы ни хрена не узнаем... Ирех - открой внешний люк.
   Каждый горнопроходческий комбайн имел встроенный в буровую насадку технологический туннель, используя который, ремонтная бригада могла как осуществить ремонт самой головки, находясь внутри неё, так и пройти сквозь неё по ту сторону массивной насадки, которая при работе использовала до шестнадцати силовых резаков, которые резали практически любой тип горной породы, дробя её на более мелкие куски для последующей транспортировки. Разумеется, во время работы буровой головки проход сквозь неё был невозможен, но сейчас комбайн не работал. На высоте метра от поверхности штольни в огромной круглой плите из высоколегированной микростали проявился овальный люк полутораметрового диаметра, отъехавший в сторону, открывая вход в тот самый технологический туннель.
   - Камил - двигай вперёд! - распорядился Тассел, держа в правой руке свой иглопистолет, снятый с предохранителя. - Твоя хрень, если что, в два счёта сожжёт любую гадость!
   - Я вам что, космодесантник, э? - недовольно пробурчал ганианец, осторожно приближаясь ко входу в технологический туннель. - Да и что тут может быть? Скальный червь со Стовера? Это вряд ли. А вот чего я больше всего опасаюсь, так это того, что Пьюджа может запаниковать и запустить всю эту машинерию. Вот тогда никакой плазмаган не спасёт, клянусь кольцами Гании!
   - Мерасск, может, и простоват, как монета в два сола, - усмехнулся Брисса, - но он всё-таки не придурок, Али. Зачем так уничижительно о нём отзываться? Ты лучше следи за обстановкой.
   - В туннеле-то? - фыркнул Камил. Однако больше ничего не сказал. Осторожно, будто ожидая нападения неизвестного противника, ганианец поднялся по коротенькой металлической лесенке, выдвинувшейся из корпуса бурового устройства, и скрылся в жерле технологического туннеля.
   - Шег - пошёл! - кивнул Тассел, настороженно оглядываясь по сторонам. Но, кроме нависающей со всех сторон горной породы, глаза центаврийца ничего более не видели. - Я следующий, за мной - Найджел, Павел и Скорри! Ирех!
   - Да, босс? - тут же отозвался мерасск.
   - Мы входим в технологический туннель. Связь работает?
   - Да, сигнал устойчивый. Помех не наблюдаю.
   - Что на сканерах?
   - Чисто. Уровень метана не растёт, но без дыхательных масок я не рекомендую там находиться. Минут шесть вдыхания этой смеси - и обморок гарантирован.
   - Принял к сведению, - отозвался Тассел. - Если что - немедленно сообщай. И не вздумай включить бур, пока мы не окажемся по ту его сторону... э-э... то есть, по эту... ну, ты меня понял, короче...
   - Я что, дебил, по-вашему, что ли? - обиделся Пьюджа. - За кого вы меня все держите?
   - Это я просто так, предупреждаю.
   - Предупреждает он!
   В наушниках комлинка раздалось возмущённое фырканье, после чего связь отключилась.
  
  
   Пройдя по короткому технологическому туннелю, Йор Тассел очутился по ту сторону буровой насадки, спрыгнув на небольшую каменную площадку, край которой обрывался в пустоту, в которой царила кромешная тьма. Даже мощный переносной прожектор Торсона не мог дотянуться до противоположной стены провала. Судя по всему, полость, в которую едва не свалился проходческий комбайн Пьюджи, имела поистине колоссальные размеры.
   - Откуда она тут могла взяться, никак не пойму? - пробормотал Торсон, водя лучом прожектора из стороны в сторону. - Смотрите, луч даже не бросает тень на противоположную стену, а ведь фотонный прожектор на максимальной мощности бьёт на два километра. А тут - тут явно больше двух километров... два с половиной, как минимум...
   - Вверх посвети, - посоветовал эридуанцу Брисса.
   Торсон послушно перенаправил луч прожектора вверх, и все увидели, примерно на высоте семисот-семисот пятидесяти метров над головами, каменный свод этой огромной полости. Ничего примечательного там видно не было, так, самый обычный камень, вполне возможно, рудосодержащий.
   - Ну, хотя бы теперь мы знаем, что эта херня не тянется до самой поверхности! - усмехнулся Тассел. - А что внизу, давайте-ка глянем...
   - Парни - вы меня, на всякий случай, тросом привяжите к комбайну, - попросил Торсон. - А то как-то неспокойно вот так... там же фрайг знает какая глубина!
   - Скорри - давай трос! - распорядился Тассел.
   Аргаи сдёрнул закреплённый на его поясе тонкий и прочный трос из ферридиевых волокон и прикрепил один его конец к поясу Торсона, второй же крепко примотал к одному из выступов на передней части буровой насадки и зафиксировал мета-магнитным зажимом. Кивнул эридуанцу и встал слева от него, держа свой плазменный резак наготове.
   - Хм... - произнёс Торсон, светя вниз. - Нихера не видно! Это какая же тут глубина, а, парни?
   - Температура тут явно выше той, что в штольне, - с настороженностью в голосе произнёс Брисса, глядя на маленький полихордкристаллический монитор своего шахтного сканера. - На целых двенадцать градусов.
   - Оно и неудивительно, Шег, - отозвался Камил. - Мы ведь на глубине почти в семь километров, тут тепло же идёт из недр планеты. А провал этот, судя по всему, имеет очень большую глубину. Я не удивлюсь, если он спускается до поверхности Конрада - отсюда и повышенная температура.
   - А радиация? - настороженно поинтересовался Тассел.
   - Чисто, - ответил роми. - Слегка повышен фон, но это для подобных мест в пределах нормы.
   - Слушайте, парни, - подал голос Дубянский, - а ведь же можно вычислить размеры этого провала. У нас же в вездеходе есть ультразвуковой сканер - им же можно ведь определить размеры этой дыры?
   - Э, а ведь Павел дело говорит! - оживился Шуо. - И как это мы сразу не догадались?
   - Сгоняй за прибором, Павел, - сказал Тассел, разглядывая в свете луча фотонного прожектора уходящие вниз отвесные стены провала. Ничего особенного в них центавриец не видел - так, обычная порода, кое-где виднелись вкрапления сидерита, никаких следов искусственной обработки. Снизу поднимались клубы каких-то испарений, явно не полезных для дыхательных органов, однако в подземных выработках всегда присутствуют газы, характерные для шахт, поэтому Тассел не придал этому обстоятельству особого значения. По крайней мере, пока ничего угрожающего шахтёрам он не видел в этой огромной дыре.
   Вернулся Дубянский, держа в руках небольшой ультразвуковой сканер, который использовался для обнаружения пустот в горной породе. Поскольку ультразвук распространялся в любой среде на довольно большое расстояние (правда, здесь имела значение выходная мощность излучателя), Тассел с его помощью надеялся хотя бы приблизительно определить размеры этого странного провала.
   Настроив сканер, Дубянский осторожно подошёл к краю провала и выстрелил в его глубину ультразвуковым импульсом, при этом наблюдая за тем, что отражалось на небольшом мониторе прибора. Несколько секунд спустя на экранчике высветились ряды цифр и символов, при виде которых Дубянский недоумённо приподнял брови.
   - Павел? - насторожился Тассел - уж очень бригадиру не понравилась реакция кворристоунца на показания прибора.
   - Если сканер не врёт - а врать он не может, если только не сломан, но две смены назад мы его калибровали в мастерской, то глубина этой ямины почти восемнадцать километров, а противоположная стена отстоит от нас на семь километров! - отозвался Дубянский. - Это что же вы тут такое откопали, а, бригадир?
   Йор Тассел задумчиво поскрёб пальцами подбородок, но следующие слова кворристоунца повергли его если не в шок, то в замешательство уж точно.
   - И там, если верить данным сканера, что-то есть, - добавил шахтёр. - Некая структура, на самом дне полости. Она большая, почти три километра в высоту и в диаметре около шести. Нужно сканирование на предмет фиксирования признаков техногенной активности.
   - Э-э... это как прикажете понимать? - Камил недоумённо воззрился на Дубянского.
   - Как хотите - так и понимайте, - пожал плечами кворристоунец. - Похоже на город-улей, какие можно встретить на некоторых планетах хаоситов...
   - Уж не хочешь ли ты сказать, что на Абаддоне, глубоко под его поверхностью, хаоситы построили город-улей? - со скепсисом в голосе произнёс Шуо, с опаской, тем не менее, косясь на провал. - Они, конечно, долбанутые на всю голову, но на кой хрен им надо строить здесь подземный город? Объясните мне это, пожалуйста, а?
   - Логику хаоситов нормальный разумный не поймёт никогда, - хмыкнул в ответ Тассел, - но Скорри прав. Наверное...
   - Если это дело рук проклятых еретиков, тогда понятно, почему эту полость не обнаружили при орбитальном сканировании, - мрачно проговорил Камил, держа наготове своё импровизированное оружие. - Поставить поле преломления - хер чего засечёшь!
   - У нас нет ничего, что могло бы обнаружить техногенную активность там, внизу, - сказал Торсон, отодвигаясь от края провала. - Мы же ведь обычные шахтёры, а не военные и не Инквизиция. Но что-то мне очень не нравится вся эта херня. Может, закупорим это место и сообщим куда следует? В конце концов, есть Патруль, есть Инквизиция, а если дело примет совсем уж хреновый оборот, то Флот может и Экстерминатус провести. А, бригадир? Скажи Пьюдже...
   - Тихо, все! - внезапно рявкнул Скорри Шуо, повернув голову в сторону провала и навострив свои остроконечные уши, прислушиваясь к чему-то. - Я что-то слышу!
   - Где? - брякнул Камил.
   - В жопе! - в тон ему отозвался аргаи. - Там, в этом сраном провале!
   - А что ты слышишь, Скорри? - Тассел настороженно всмотрелся в поднимающиеся из неведомых глубин провала клубы испарений. Однако ничего подозрительного центавриец там не высмотрел. Но не доверять чуткому слуху ксеноса с Антигара у бригадира не было никаких оснований. Аргаи могли слышать звуки, недоступные для большинства гуманоидов, поэтому Тассел поудобнее перехватил свой иглопистолет и сделал знак Камилу, чтобы тот держался наготове.
   - Звук... не пойму только, что это за звук, - напряжённым голосом произнёс Шуо, всматриваясь, как и Тассел, в облака испарений. - Свист какой-то... или писк, не разберёшь... Но там точно что-то есть, босс...
   - Так, парни! - Тассел, наконец, принял решение. Это были, в конце концов, его подчинённые, а согласитесь, что в резюме будет очень плохо смотреться запись о том, что именно по твоей вине погибли разумные, поэтому бригадир решил, что разумнее всего будет отойти и закупорить проход комбайном. Пусть кто-нибудь или что-нибудь попробует пробиться сквозь двадцатитонную махину из микростали, пласткерамики и ферридия! Тут никак не обойтись без турболазеров, но их ещё надо сюда затащить. А пока неизвестные будут пытаться добраться до шахтёров, те уже успеют добраться до компаунд-комплекса и поднять тревогу. И пусть Абаддон из-за гиперпространственного шторма сейчас недоступен для звездолётов, но у КМК на планете имелись свои собственные солдаты из службы безопасности, так что сколько-то времени продержаться колонисты смогут. - Что бы здесь не находилось, лучше будет, если мы вернёмся назад, запечатаем штольню комбайном Пьюджи и на вездеходах доберёмся до купола. Поднимем шухер, а там, глядишь, и шторм утихнет - тогда можно будет вызвать помощь с базы Патруля на Радуге. Не рефлексируйте, говнокопы - прорвёмся!
   - Твои слова да Проводнику Душ в уши! - пробормотал Торсон, пятясь почему-то задом к буровой насадке комбайна-проходчика.
   - Ирех - ты меня слышишь? - Тассел включил свой комлинк.
   - Да, босс, слышу хорошо, - тут же отозвался Пьюджа. - Чего вы там нашли?
   - Мы отходим через буровую, будь готов по моей команде задраить технологический туннель и заблокировать штольню комбайном. Берём вездеходы - и мотаем отсюда нафрелл в купол. Здесь какая-то хрень творится, и будет лучше, если с ней станут разбираться военные, а не мы.
   - Какая хрень? - не понял мерасск.
   - Да я-то откуда знаю? - усмехнулся Тассел. - Мы даже толком рассмотреть тут ничего не можем, просто...
   - Аллах всемилостивейший и всемогущий! - раздался за спиной центаврийца полувскрик-полувсхлип Камила. - Что это за дерьмо такое, во имя Трона Терры?!
   Тассел резко обернулся, вскидывая правую руку с зажатым в ней иглопистолетом в направлении провала. И замер, не докончив движения, с отвисшей нижней челюстью, чувствуя, как его кожа покрывается холодным потом.
   Прямо напротив шахтёров в воздухе, плавно покачиваясь в клубах едкого дыма, шедшего откуда-то из таинственных глубин провала, висело нечто непонятное и при этом имевшее весьма зловещий вид. Больше всего эта хрень напомнила Тасселу медузу-капрала (вот уж воистину идиотское название!) из солёных тёплых морей Заратустры, только у этой "медузы" размер примерно вдвое превышал размер пассажирского атмосферника, а щупалец было только шесть, но зато каждое имело длину метров тридцать, как минимум, и оканчивалось чем-то навроде острого когтя двухметровой длины. Щупальца плавно колыхались под брюхом твари - или что это было на самом деле? - и было непонятно, осознаёт ли это создание присутствие шахтёров или же нет.
   - Вот же б..! - выругался Дубянский. - Что за гадость такая, а, босс?
   - Я почём знаю? - бросил Тассел, сжимая в руке оружие. Вряд ли иглопистолет мог причинить этой штуке хоть сколь-нибудь серьёзный урон, но всё-таки ощущение холодной ферридиевой рукоятки придавало уверенности. Конечно, было бы гораздо лучше, если бы вместо иглопистолета у Тассела сейчас был бы лазган или ручной стаббер, но с тем же успехом бригадир мог пожелать танк-таран или боевой шагоход КосмоДесанта класса "Титан". - Х...я какая-то!.. Ирех!
   - Что там у вас происходит? - услышал бригадир взволнованный голос Пьюджи.
   - Если б я знал! Тут какая-то хреновина поднялась из этого сраного провала и висит напротив комбайна!
   - Хреновина? Какая ещё хреновина?
   - Да откуда я знаю! - озлился Тассел, пятясь к буровой головке и не сводя глаз с неведомого нечто, всё так же висевшего в клубах поднимающегося снизу дыма. - Готовься запечатать туннель!
   - Шойн! - откликнулся Пьюджа.
   - Эй, а что вот это сейчас происходит?! - при виде проявляющегося в теле - или корпусе? - неведомой фиговины проёма выкрикнул Камил, едав не упав, споткнувшись о камень. Брисса вовремя успел подхватить ганианца обеими левыми руками и не дал ему упасть на неровный пол штольни.
   - Все назад! - заорал Тассел, вскидывая руку с иглопистолетом. - Назад, мать вашу!
   В образовавшемся в теле - или корпусе - проёме возникло нечто. При виде этой твари центавриец судорожно сглотнул и про себя перебрал весь божественный пантеон своего народа, подумав, а не переборщил ли он с выпивкой. Нет - перед сменой бригадир двенадцатого участка не пил даже слабоалкогольного меланжевого пива, а уж о чём-либо покрепче и речи быть не могло. Правила корпорации в этом отношении были весьма строги и нарушителя дисциплины ждало очень строгое наказание в виде лишения половины месячного жалованья и соответствующей записи в личном деле. Однако Тассел подумал, что было бы куда лучше, если бы он напился до чёртиков, чем видеть перед собой такую гадость.
   Больше всего неизвестное существо напоминало вставшего с какого-то перепугу на восемь суставчатых остроконечных конечностей покрытого панцирем червяка, только червяк этот был ростом с виири. Из верхней части туловища вырастали две длинные трёхпалые конечности, очевидно, служившие существу руками, защищёнными тем же панцирем, что покрывал всё тело твари, и четыре хлыстообразных щупальца, каждое из которых оканчивалось острым когтем, не исключено, что ядовитым. Но наиболее отвратительное зрелище представляла собой голова твари, торчащая из панциря - обрамлённая шестью хелицерами морда с двумя глубоко посаженными глазами и пастью, в которой можно было рассмотреть два ряда мелких острых зубов.
   Вид возникшего в проёме "медузы" существа настолько поразил Тассела, что центавриец даже не обратил в первые мгновения на то, что в своих длинных лапах - или руках - существо держало некий продолговатый предмет, очень и очень похожий на оружие. Правда, смущали какие-то наросты и шевелящиеся отростки, но в целом, это очень напоминало слагомёт, какие можно было встретить на менее развитых мирах Галактики. А когда обратил - было уже поздно.
   Существо издало довольно неприятный звук, словно по стеклу провели острым лезвием ножа, и резко вскинуло свои верхние конечности. Между четырёх стержней, которые находились в передней части непонятного предмета, что-то ярко сверкнуло, и оттуда с громким жужжанием вылетел какой-то чёрный шарообразный предмет.
   - Твою мать! - громко и раздельно произнёс Торсон, сдёргивая со спину прожектор и со всей силы запустив его в сторону существа. Точнее будет сказать - в сторону летящей непонятной хреновины.
   Ожидаемого по логике столкновения не случилось. Вместо этого летящий шарообразный предмет внезапно резко вспух, увеличившись в размерах чуть ли не втрое, и распался на множество мелких гудящих, как неисправный трансформатор, объектов, рассмотреть которые не представлялось возможным в данной ситуации. Они словно бы проглотили летящий в сторону существа прожектор, так, будто его никогда и не существовало. Исходящий от него свет был виден ещё секунды две от силы, потом он пропал. Рой непонятных объектов расширился в объёме и тут же сжался до прежнего размера, при этом от прожектора не осталось ни следа.
   - Назад, назад! - заорал Тассел, посылая в сторону существа несколько игольных зарядов. Однако попасть в него центаврийцу не удалось - существо неожиданно резко присело и прыгнуло вперёд, пролетев разделяющее "медузу" и штольню расстояние, приземлившись на все свои восемь ходильных конечностей. Одно из хлыстообразных щупалец выстрелило вперёд...
   - Вот же падла! - выдохнул Скорри Шуо, глядя на торчащий из его грудной клетки острый коготь - щупальце пробило аргаи навылет и теперь из раны густым потоком вытекала фиолетовая кровь ксеноса. Больше ничего шахтёр сказать не смог - резким движением существо приподняло Шуо над каменным полом и швырнуло в сторону провала.
   - Ах ты, сука! - Тассел трижды выстрелил из иглопистолета, метя в морду твари. Однако та с поразительной скоростью среагировала на это, втянув свою уродливую башку под панцирь. Лазерные разряды прошлись по панцирю, не причинив сколь-нибудь заметного урона существу, зато хлыстообразное щупальце едва не зацепило бригадира.
   - Все назад, назад! - центавриец пинком ноги задал правильное направление замешкавшемуся Дубянскому и ещё несколько раз выстрелил по твари. На сей раз та ловко увернулась от игольных лучей, и к ней присоединились ещё две такие же уродливые образины, перескочившие в штрек из "медузы".
   - Ирех - запирай, нахрен, туннель! - проорал Тассел в микрофон комлинка, впихивая в технологический проход Дубянского и ныряя туда сам в стиле прыгуна в воду с вышки. - Здесь какие-то инсектоиды, мать их так! Они убили Шуо!
   - ..! - раздалась в эфире отборная ругань на родном языке Пьюджи. - Да какого фрайга там у вам происходит?!
   - Если б я знал! - бригадир с облегчением выпустил воздух из лёгких сквозь сжатые зубы при виде того, как панель из высокопрочной микростали закрыла вход в технологический туннель. - Гони сообщение в купол!
   - А что мне им сказать?!
   - Что на нас в шахтах на двенадцатом участке, подуровень восемь, напал неизвестный противник, вот что, мать твою так-растак-переэтак! Мы понятия не имеем, откуда вся хрень взялась, но подозреваем, что она пришла из подповерхностной полости, что под корой Абаддона! Нужна связь с Радугой или с Асколом - там база Флота! Сюда нужно прислать Космический Десант!
   - А как нам пробиться через гипершторм? - просипел, вываливаясь из люка на противоположной стороне туннеля, Камил, по-прежнему державший в руках спаренные плазменные резаки. - Сигнал ведь не пройдёт через помехи!
   - Есть один способ, - хихикнули в наушниках, - но для этого нам надо добраться до купола, а мне - до трансрадио. Или вы думаете, что Ирех Пьюджа только и умеет, что по семь норм выдавать на-гора? Хе, а вот хер вам в жопу!
   - Ты знаешь, как послать сигнал о помощи? - недоверчиво переспросил Тассел, подумав, что он, скорее всего, довольно поверхностно знал оператора проходческого комбайна своей бригады.
   - Есть один способ, - повторил мерасск. - Мне его как-то на моей родной планете показал один сержант-связист, когда я служил в Космической Гвардии. Но для этого мне придётся вручную склепать три-усилитель гиперсигнала и микрофазный преобразователь матрицы Риччи. Так что не ждите от меня скорого результата...
   - Нам отсюда надо для начала выбраться, так-растак, - рявкнул Камил, - а уж потом решать, как и чем подавать сигнал о помощи! Босс?
   - Что? - Тассел на бегу оглянулся.
   - Надо закупорить комбайном штольню, чтоб эти суки не смогли прорваться этим путём наружу! Скажи Пьюдже...
   - Ирех - зафиксируй буровую головку в её теперешнем положении и заглуши все системы комбайна! - скороговоркой выпалил Тассел, подбегая к своему "мулу" и с размаху ударяя по клавише отпирания входного люка. От удара центавриец содрал кожу на кисти левой руки, но он не обратил на это никакого внимания. - И выведи из строя блок управления! Мы на "мулах" отсюда умотаем!
   - Вывести из строя блок управления? - переспросил Пьюджа.
   - Да, именно так! - вызверился Тассел. - Разбей, сожги, расплавь - неважно, как, но сделай так, чтобы ни одна паскуда не могла сдвинуть комбайн с места! И живо дуй к моему "мулу"!
   - Понял, босс! - откликнулся мерасск.
   - Али - поведёшь второй вездеход! - принялся отдавать распоряжения бригадир двенадцатого участка. - Шег, Павел - с Камилом, Найджел и Ирех - со мной! И поживее, шиист вас всех задери!
   Долго Пьюджу ждать не пришлось. Мерасск отлично знал свою машину и без особых проблем сделал так, что теперь оживить комбайн можно было только полной заменой всего блока управления. Хотя Тассел очень сильно сомневался, что именно этому комбайну придётся проводить данную процедуру. Неизвестные существа явно были настроены враждебно и, скорее всего, брошенный на произвол судьбы проходчик ждала незавидная участь.
   Едва лишь эта мысль промелькнула в мозгу центаврийца, как он резко вывернул руль в сторону и с силой вжал педаль тормоза в пол. Раздался противный визг пневматических тормозов, вездеход пошёл юзом и остановился, уперевшись носом в каменную стену.
   - Ты что, босс, совсем охерел?! - Торсон непонимающе взглянул на бригадира. - Что случилось?!
   - Мы же ничего не знаем об этих тварях, парни! - просипел Тассел, вскакивая с места водителя и опрометью бросаясь к встроенному в одну из стенок кабины шкафчику с аварийным снаряжением. - Надо перекрыть шахту пентащитом - пусть-ка повозятся, сволочи! Ирех - помоги!
   Прихватив комплект для аварийного перекрытия туннелей, который применялся шахтёрами при возникновении сопутствующих их профессии неприятностей, центавриец и мерасск споро установили генераторы пятислойного силового поля на противоположных стенах туннеля, после чего Тассел знаком приказал Пьюдже убираться в вездеход, а сам быстро провёл процедуру активации пентащита. Бледное голубоватое сияние перекрыло туннель, сделав невозможным дальнейшее продвижение кого бы то ни было в этом направлении. Конечно, космодесантники, инквизиторы или спецназ Патруля долго бы здесь не задержались, имея при себе диссемблеры и прерыватели поля, но Тассел очень надеялся, что у этих странных существ ничего подобного при себе не окажется.
   Вернувшись в кабину "мула", бригадир с явным неудовольствием обнаружил, что вездеход Камила стоит без движения, явно ожидая, когда Тассел продолжит путь. Бригадир уже открыл было рот, чтобы высказать о ганианце всё, что думает, но потом переменил своё решение.
   - Валим отсюда, Али! - вместо ругани произнёс он в микрофон коммуникатора. - Надеюсь, что пентащит хоть немного задержит этих уродов, если им удастся миновать комбайн!
   Вездеход ганианца сорвался со своего места, подпрыгивая и покачиваясь на неровностях. "Мул" Тассела, коротко взрыкнув турбинами, покатил вслед за ним.
  
  
  
   Глава 2.
  
  
  
   Приказ получен, взведён курок,
Никчемной жизни отмерен срок.
В перекрестье прицела я вижу врага,
В решающий миг не дрогнет рука!
  
   (Из песни группы HMKids "Vindicar Assassin")
  
  
  
   12 июня 4428 года Имперской Эры,
   территория, контролируемая Галактическим Империумом,
   Киммерийский Сектор,
   Четырнадцатый Квадрант,
   система звезды класса А3IVn - Касперус,
   шестая планета - Целлиния,
   Северо-Западный континент,
   промышленная агломерация Новодвинск,
   район узловой станции магнитоплана.
  
  
   Сидящий в соседнем с водительским кресле тяжёлого бронированного наземного джипа модели "тигр", выкрашенного в иссиня-чёрный цвет, имперский инквизитор Лаймон Стерн с неодобрением покосился на своего спутника, который занимал место водителя и который в данную минуту что-то рассматривал на плоском полихордкристаллическом мониторе своего переносного компьютера популярной в Империуме модели "Комета". Почему с неодобрением, может возникнуть вполне законный вопрос? А потому, что совсем недавно спутник Стерна, имперский инквизитор Ли Брекетт, уроженец Меркурия, в довольно резкой форме высказал своё недовольство тем, что оперативников Имперской Инквизиции превращают в обычных полицейских и что с делом, из-за которого группа Стерна очутилась за пол-Империума от Терры, вполне могли справиться местные блюстители закона. Или же, раз они так беспокоятся за успех данного мероприятия, можно было пригнать на Целлинию штурмбатальон Патруля. Но никак не инквизиторов.
   - Почему ты думаешь, что участие Инквизиции в расследовании этого дела отрицательно может сказаться на её имидже, Ли? - спросил сидящий на заднем сиденье "тигра" имперский инквизитор Ансел Шорак, выходец с далёкой Кзиннеттавы, с меланхоличным выражением своего тёмно-зелёного лица протирающий влажной салфеткой свой бластер. Зачем он делал, Шорак не смог бы объяснить даже самому себе. - Мы помогаем местной полиции, а это уже плюс к нашему имиджу. Тем самым Инквизиция даёт понять, что всегда готова прийти на помощь планетарным властям в их противостоянии с преступным миром.
   - Я, конечно, согласен с твоими словами, Ансел, - тут же отозвался Брекетт, косясь на молчащего Стерна, - но в данном случае это уже перебор. Ну с какого такого перепуга инквизиторы должны ловить какого-то сраного бутлегера? Это же обычная уголовщина, дело, максимум, для Патруля, но никак не для тех, кто стоит на страже мира и спокойствия в Империуме. Связь этого Долми с еретиками? Пф-ф! Это ещё надо доказать! Да и на кой хер он им сдался? Бухло в Тёмные Миры толкать контрабандой? Да у них же своего пойла хоть уссысь!
   - Детектив Шорр так не считает, - раздался в кабине "тигра" спокойный голос фарадейца. - Он полагает, что Натар Долми является законспирированным членом еретической ячейки, возможно, аманаритской, чьей задачей является дестабилизация ситуации на планете. Технически, с ним можно согласиться - ведь всего в двадцати трёх световых годах отсюда расположена система Каппадокия, которая пережила вторжение сил Хаоса в прошлом году. Еретики, разумеется, были разгромлены Имперским Флотом и вышвырнуты вон за пределы Империума, но с той поры власти близлежащих к Каппадокии планет склонны всюду видеть происки Тёмных Миров. А перестраховываться во всём, что касается хаоситов, планетарные власти очень любят, и не мне вам об этом рассказывать.
   - Только не надо напоминать про Тигону! - брезгливо скривился Брекетт. - Ловить шайку сутенёров - да какому дебилу вообще это пришло в голову?! Чтоб имперские инквизиторы гонялись по какому-то задрипанному курорту за шлюхами только потому лишь, что местному придурку-губернатору почудилось, будто те сутенёры были связаны с ордошитами и воровали девиц-тигонок для последующей их продажи в Тёмные Миры?! Да такого даже в самой тупой онтарианской комедии не увидишь! Это ж позор на весь Империум! Воровали девиц, как же! Да девицы эти самые сами с большим удовольствием трахались за деньги с туристами-инопланетянами! И кого тут было нам ловить, а?! Тех четырёх полудурков?! Тьфу, ересь!
   - Согласен, с Тигоной промашка вышла, - согласился с меркурианцем Стерн. - Однако если мы не будем реагировать на подобные сигналы, то в один отнюдь не прекрасный момент увидим на орбите вблизи Марса и Терры флот Хаоса.
   - Нельзя превращаться в одержимых хаоситами параноиков, шеф, - сказал Брекетт, тыча указательным пальцем левой руки в дисплей ноутбука. - Иначе в погоне за химерами мы рискуем просрать по-настоящему опасную ситуацию. Кто думал, что аманариты после удара по Шеффилду осмелятся сунуться на территорию Империума? А вот вам, нате - шестнадцать миллионов убитых на Аганье! А ведь от Каппадокии до Тёмных Миров почти три с половиной тысячи парсек! И где была разведка, где был Флот? А?
   - Ли - ошибиться может каждый, - проговорил Шорак, скомкав салфетку и сунув её в пепельницу-дезинтегратор, где та, ярко вспыхнув на секунду, распалась на кванты света. - Непогрешимых разумных в Галактике не существует априори, иначе тогда бы это был совсем иной мир. Мир, скажем так, уровня тех самых Древних, с которыми наш шеф столкнулся два года назад.
   По лицу Стерна пробежала мимолётная тень, и кжев счёл за благо замолчать. Напоминать фарадейцу о том, что два года назад в схватке с аманаритами и древними боевыми автоматами погибли его напарники Ленора Тайрос и Зариен Бруд, Шораку вовсе не улыбалось. Однако Стерн никак более не отреагировал на слова инквизитора-ксеноса.
   - Э-э... - Брекетт, который тоже принимал участие в той операции, в замешательстве потеребил правое ухо. - Ну, когда местные законники возьмут этого Долми в оборот, тогда и станет ясно, что тут за дела творятся. Вообще-то, если сказать честно, как-то даже странно, что какой-то хассианский пройдоха так далеко забрался от своего родного мира. Чего он не занимается своими грязными делишками в Неприсоединившихся Системах, а лезет сюда?
   - Здесь больше возможностей для... хм... бизнеса, чем на Наор Хассе, - ухмыльнулся Брекетт, закрывая браузер местной информационной сети и выключая компьютер. - Однако меня больше интересует, почему инквизитор Брекенридж так долго не выходит на связь. Это... настораживает, знаете ли.
   - Ли прав, шеф, - осторожно заметил Шорак, глядя сквозь тонированные стёкла джипа, имевшие одностороннюю прозрачность. - Если Брекенридж молчит, это, как правило, не к добру. И это вполне может означать, что в деле Долми не всё так просто и ясно, как может показаться на первый взгляд. Помнишь, чем всё закончилось на Моррисе-VI?
   - У тех, кто пережил гражданскую войну на Сидоне, развилась удивительная способность вычислять еретиков где бы то ни было, - с лёгкой усмешкой в голосе проговорил Брекетт. - Возможно, это какая-то форма мутации, что ли. Но Брекенридж ещё ни разу не ошиблась в определении еретиков. И на Моррисе-VI её чутьё сработало на все сто процентов.
   Стерн никак не отреагировал на слова своих коллег. Бросив взгляд сквозь лобовое стекло джипа, фарадеец задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и слегка пошевелился. Тем и ограничился.
   После событий на Арксе Лаймону Стерну пришлось практически заново формировать свою оперативную группу, от которой остался только Мико Кендалл, пилот штурмового корабля "Ятаган". Бывший напарник инквизитора Куана меркурианец Ли Брекетт сам выразил согласие присоединиться к фарадейцу, а Ансела Шорака включили в состав группы в результате кадровых манипуляций, переведя его на Терру из кзиннеттавского Бюро Инквизиции. А вот четвёртый оперативник...
   Имперский инквизитор Кассандра Брекенридж родилась и выросла на планете Сидон, расположенной на самой границе Дакийского Сектора, в двадцати одном парсеке от одного из важнейших промышленных миров Империума - Каледонии. Десять лет назад из-за инфильтрации сил Хаоса на планете вспыхнула жестокая гражданская война между сторонниками Тёмных Миров, коих, к сожалению, на Сидоне оказалось не так уж и мало (в основном, то были культисты Ордоши и Шо-Шанна, однако верховодили всем этим паноптикумом аманариты), и лояльными Империуму силами, которые возглавил губернатор планеты Мануэль Ортега. Неизвестно, что еретикам могло понадобиться на Сидоне, который был, по сути, сельскохозяйственным миром и особо важной роли не играл, но логику "дерьмократов-педерастов", как уничижительно называли жителей Тёмных Миров граждане Империума, нормальному разумному понять было невозможно. Скорее всего, что хаоситы просто-напросто вознамерились прибрать планету под своё чёрное крыло и таким вот нехитрым способом досадить Терре.
   Еретическая зараза, к сожалению, успела проникнуть и в ряды Сил Планетарной Обороны, так что силы воюющих сторон оказались примерно равны, однако на стороне лоялистов были решимость отстоять свой родной мир и лютая ненависть к еретикам. Объединившись с оставшимися верными присяге частями СПО, отряды народного ополчения повели довольно успешную борьбу с перешедшими на сторону еретиков частями сил обороны Сидона и предателями из числа гражданских.
   Возможно, что силы, лояльные Империуму, справились бы с хаоситским отребьем без серьёзных потерь среди мирного населения и больших разрушений планетарной инфраструктуры, но ведь хаоситы всегда остаются самими собой, поэтому в том, что в ходе боевых действий предатели нанесли по позициям лоялистов серию термоядерных ударов, не было ничего странного. С еретиков сталось бы и половину планеты превратить в пепелище, лишь бы сохранить под своей властью вторую половину. Но такой подход для лоялистов был неприемлем.
   На момент описываемых событий будущему имперскому инквизитору Кассандре Брекенридж едва исполнилось семнадцать лет. Она готовилась к поступлению в Технологический Университет Суртура - своего родного города, но вторжение сил Хаоса, вполне ожидаемо, спутало ей все карты. Отец Кассандры, Дэвид Брекенридж, инженер-электронщик завода по производству высокоточной техники, сразу же после начала вторжения одним из первых записался в самооборону и принял активное участие в защите своего города от еретиков. Отряды добровольцев и местный гарнизон СПО сдерживали натиск хаоситов до отхода самого последнего транспорта с гражданскими и именно поэтому не успели покинуть свои позиции до ядерного удара по Суртуру.
   Кассандра и её мать сумели спастись из города и добраться до хорошо укреплённого района, обустроенного остававшимися лояльными планетарному правительству войсками СПО в дельте реки Арайя. Но спустя три дня лагерь правительственных войск попал под ракетный обстрел еретиков, и будущий имперский инквизитор Брекенридж лишилась и матери. Впрочем, в тот день многие лишились своих родных и близких, что, по вполне понятной причине, прибавило уцелевшим после ракетной атаки ненависти к хаоситам.
   Бойкий характер Кассандры не позволил ей впасть в депрессию и замкнуться в своём горе. Девушка твёрдо решила отомстить еретикам за гибель своих родителей и записалась на курсы снайперов, где показала весьма впечатляющие результаты... на горе еретикам. И уже по прошествии полутора месяцев имя Чёрной Молнии - а именно такое прозвище дали хаоситы неизвестному снайперу-сидонцу, буквально выкашивающего их ряды - было известно всему Сидону, став, наряду с майором СПО Дмитрием Поповым, пилотом истребителя-перехватчика Сил Системной Обороны Тео ван Бергом и командиром бронетанковой роты "Сидонские дьяволы" Оскаром Нишизавой символом борьбы сидонцев с силами Хаоса.
   Постепенно правительственные войска стали одерживать верх в противостоянии с еретиками, чему способствовали несколько кинетических ударов с орбиты по местам дислокации хаоситов. К тому же с Каледонии и Тристана на Сидон прибыли Космические Десантники, мгновенно изменив ситуацию в пользу защитников Сидона. Оставшиеся хаоситы попытались было улизнуть с планеты, но сделать им этого не позволили. То есть, взлететь в космос их корабли взлетели, но дальше орбиты спутника Сидона им уйти не дали, расстреляв с дальней дистанции.
   Было бы странным, если бы после событий на Сидоне Чёрную Молнию не заметили бы в соответствующих структурах Империума. Правда, если быть до конца откровенным, то первым всё же успел Галактический Патруль, но Кассандра отдала предпочтение Имперской Инквизиции. Всё-таки Патруль был ориентирован на борьбу, в основном, с преступностью, а ловить всякую уголовную шушеру Кассандру отнюдь не прельщало. А вот выпускать кишки еретическому отребью ей было очень даже по нраву. Поэтому девушка с большим удовольствием приняла предложение агента-рекрута Инквизиции и таким вот нехитрым образом оказалась вдали от своей родной планеты, в академии Инквизиции на Дорсае, суровой скалистой планете в Армалийском Секторе. Дорсайская академия была известна своим крайне жестоким экзаменом по одиночному выживанию, который, согласно традиции, проводился на единственном спутнике Дорсая - Элеоноре, в условиях влажных тропических джунглей и пониженной гравитации. Разумеется, кадеты во время экзамена находились под постоянным наблюдением зондов, так как летальных случаев руководство академии старалось избегать всеми возможными способами, прекрасно понимая, что это негативно скажется на её репутации. Поэтому во время экзамена над Элеонорой постоянно находилось несколько боевых кораблей Инквизиции, оборудованных кольцевыми телепортерами для экстренной эвакуации наименее удачливых студентов.
   Однако Кассандры Брекенридж это утверждение никоим образом не касалось. Будучи выброшенной на гравипарашюте с борта десантного челнока над экваториальными джунглями Элеоноры, имея при себе лишь двухдневный запас воды и пищи и тяжёлый армейский нож, она сумела продержаться всё отведённое ей время для экзамена без посторонней помощи, пройдя от точки выброски двадцать километров по кишащим хищниками джунглям спутника и убив трёх красногривников, которые решили было разнообразить свой рацион. Забирал её с Элеоноры не телепортер, а самый обычный челнок. Её и ещё семерых кадетов. Остальных пришлось поднимать на орбиту при помощи масс-транспортёров.
   Однако учебой в академии на Дорсае дело не закончилось. Талантливого кадета, которая проявила недюжинную сноровку во время экзамена по одиночному выживанию и которая могла стать весьма способным сотрудником Имперской Инквизиции, после окончания учёбы на Дорсае зачислили в штат всемогущей имперской секретной службы в ранге младшего офицера-инквизитора, определив в помощники к довольно известному инквизитору виири Джассу Ришлеру. Тот сразу заметил потенциал Брекенридж и порекомендовал её кандидатуру в центр подготовки снайперов-ассасинов, что размещался на Давиде - крупном спутнике газового гиганта Голиаф, в далёкой системе двойного солнца Алеф. Условия на спутнике были, не в пример элеонорийским, куда более суровыми: удушливая плотная атмосфера из азота, метана и аргона, абсолютно непригодная для кислорододышащих форм жизни, давление, превышающее стандартное почти в двенадцать раз, высокая температура окружающей среды, агрессивная флора и фауна - как раз то, что было, на взгляд рядового обывателя, нужным для подготовки хладнокровных лицензированных убийц. И он бы ошибся. В центре занимались подготовкой профессиональный снайперов Инквизиции, а не гробили курсантов пачками на ядовитых равнинах и в этановых болотах Давида. Правда, лазать по ним курсантам всё равно приходилось.
   Благополучно окончив курсы подготовки снайперов, Кассандра Брекенридж вернулась в группу Ришлера уже полноценным офицером Инквизиции. Так что на тот момент, когда в отделе кадров Центрального Бюро Имперской Инквизиции на Терре, которое располагалось в пригороде Терраполиса, вдруг решили, что снайпер-ассасин будет неплохим подспорьем группе Стерна, сидонийка была уже достаточно известным оперативником, имевшая на своём счету не один десяток собственноручно застреленных еретиков...
   - Шеф - ты меня слышишь? - раздался вдруг в микронаушнике коммуникатора, закреплённого на правом ухе фарадейца, голос Брекенридж.
   - Слышу, Касси, - отозвался Стерн. - Что у тебя и где ты сама находишься?
   - Да я тут... недалеко... - в наушнике раздался короткий смешок сидонийки. - Наблюдаю за работой Долми.
   - Чем он занимается?
   - Чем ещё, по-твоему, может заниматься соко? - хмыкнула Брекенридж. - Бухло своё грузит в хопперы! Явно готовится его куда-то сплавить!
   Стерн переглянулся со своими напарниками, и те понимающе кивнули головами. Вообще-то, законы Империума не запрещали торговать спиртными напитками частным лицам, имевшим соответствующую лицензию планетарного торгового ведомства, но вот производить оную продукцию могли только предприятия госсектора, опять же, имеющие соответствующую лицензию. Однако то и дело находились ушлые разумные, пытающиеся обогатиться за счёт нелегального производства и торговли спиртным. Понятное дело, что то, что выходило у них в конце технологической цепочки, было весьма далёким по своим показателям от легальной продукции, а травить граждан Империума подобной гадостью никто не давал разрешения.
   - Сколько там преступников? - задал вопрос Шорак.
   - Долми и с ним ещё трое каких-то хмырей. Плюс ещё двенадцать рабочих и десять вооружённых охранников. Бластеры, лазганы старого образца... постойте-ка... да, у одного из охранников импульсная винтовка каладанского производства. Хопперов четыре, все - грузоподъёмностью до шести тонн. Серьёзно соко тут экипировались!
   - А местные где? - спросил Стерн.
   - Да тут, рядом сидят, наготове. Детектив Шорр притащил с собой аж два отряда полицейского спецназа, хотя, может быть, оно и...
   Брекенридж неожиданно замолчала, однако связь не отключила.
   - Касси? - насторожился фарадеец.
   - Погоди, шеф... тут ещё один типчик объявился... дай-ка мне его получше рассмотреть...
   - Что ещё за типчик?
   Ответа не последовало. И это заставило Стерна недовольно сдвинуть брови.
   Имперские инквизиторы всегда были известны своим независимым поведением и тем, что подчинялись они только вышестоящим офицерам своего ведомства, и больше никому. Правда, никому и в голову бы не пришло отдавать приказы имперскому инквизитору. Сотрудники этого ведомства зачастую имели довольно своеобразное чувство юмора и запросто могли применить своё табельное оружие по его прямому назначению. Однако среди инквизиторов попадались и такие, которые и своего собственного командира могли... мм... словом, могли с ним вступить в дискуссии, скажем так. И Кассандра Брекенридж как раз к такому типу и относилась. А ещё - и для Стерна это не было секретом - она явно благоволила к своему непосредственному начальнику, который, правда, хоть и не пытался её в этом разубедить, но и не делал никаких шагов ей навстречу. И на то была довольно веская причина. Но, с другой стороны, внимание сидонийки было приятно для Лаймона. Впрочем, для себя инквизитор-фарадеец рассудил, что не стоит гнать телегу впереди паровоза, как гласила древняя терранская поговорка.
   - Инквизитор Брекенридж? - строго произнёс он в микрофон комлинка.
   - Шеф - ты не мог бы чуток обождать? - донеслось в ответ. - Тип довольно странный в компании хассианца ошивается. Дай-ка я его поподробнее рассмотрю...
   Кассандра снова замолчала.
   - Что там происходит, хотел бы я знать? - пробормотал Брекетт, косясь на закреплённую в мета-магнитном зажиме лазерную винтовку "Дреймак-400". - Что-то меня это начинает напрягать, шеф.
   - Брекенридж? - тоном, не терпящим отлагательств, произнёс фарадеец в микрофон коммуникатора.
   - Да расслабься, шеф - здесь хаосит! - донеслось в ответ с явным удовольствием в голосе. - Чего ты нервничаешь?
   - Кто, интересно, нервничает? - буркнул Стерн. - С чего ты решила, что это еретик?
   - В тот день, когда я не смогу отличить хаосита от нормального гражданина, я лично суну тебе в руки рапорт об отставке! - таким же тоном произнесла Брекенридж. - А сейчас заткнись и не мешай!
   Брекетт, услышав эти слова сидонийки, обращённые к своего шефу, издал язвительный смешок, но вслух ничего не сказал. Здесь не он был главным, так что пусть последнее слово останется за Стерном.
   - Субординация и Кассандра Брекенридж, судя по всему, в своё время так и не встретились, - с лёгкой усмешкой в голосе прокомментировал слова сидонийки Стерн, оглядывая своих спутников. Брекетт состроил весьма прикольную гримасу, а Шорак, деликатно кашлянув, заметил, что профессионалам уровня Брекенридж можно многое простить. Хотя и здесь должны быть какие-то ограничители и рамки, не дозволяющие офицеру Инквизиции скатиться до неподобающего своему рангу уровня.
   - Однако, хаосит на Целлинии, - задумчиво произнёс Шорак. - Это... настораживает.
   - Да, это странно, - согласился Стерн. - Не иначе, решили ещё на одной планете заварушку устроить. Так... Брекенридж!
   - Чего? - довольно неласково отозвалась сидонийка.
   - Как выглядит этот хаосит?
   - Человек или представитель родственной нам расы, лет сорока, одет в обычную одежду рядового горожанина, вооружён бластером стандартного имперского образца Mk-32, на левой стороне шеи видна характерная для еретика татуировка, выдающая в субъекте адепта культа Аманара. Что ещё ты хочешь знать?
   - Ты его ведёшь?
   Вместо ответа в наушниках раздалось нечто среднее между возмущённым фырканьем и саркастическим смешком, хотя как Кассандра умела добиваться такого эффекта, Стерн никак не мог уразуметь.
   - Где местные законники?
   - Люди детектива Шорра на позициях, оцепили склад. Ждут команды. - В эфире наступила короткая пауза. - Еретик беседует с Долми, хассианец показывает ему какой-то сосуд. По всей вероятности, тут и вправду имеет место быть банальная нелегальная торговля спиртным. Вот уж странно... хотя лучше контрабанда в Тёмные Миры, чем инфильтрация сил Хаоса в один из миров Империума. Я снимаю еретика - один фрайг от него никакого толка не будет, а вот Долми следует взять живым. Прострелю ему колено, чтоб далеко не умотал... Шеф - дай команду Шорру, чтобы его люди были готовы через тридцать секунд после моей отмашки работать по цели. Я сниму хаосита и парочку охранников и взорву до кучи один хоппер, чтоб побольше шороху навести, тогда местные полицейские смогут спокойно работать.
   Стерн переглянулся с Брекеттом и Шораком, оба инквизитора молча кивнули в знак согласия со словами Брекенридж.
   - Принято, Касси, - проговорил Стерн в микрофон. - Работай.
   До инквизитора донёсся довольный смешок, после чего связь отключилась. Стерн же, недовольно покачав головой, принялся настраивать канал связи с местными законниками.
   - Забавно... да-с... - пробормотал Шорак, проверяя энергообойму своего бластера. - В Тёмных Мирах проблемы с бухлом или они всё-таки решили сунуть свой вшивый нос и сюда?
   - Нельзя ничего отбрасывать в сторону, когда речь идёт о еретиках, Ансел, - поучительным тоном отозвался Брекетт. - Ибо это есть... Кольца Сатурна! - вырвалось у инквизитора-меркурианца. - Она там что, решила устроить маленькую войнушку?! Эй, шеф - не пора ли вмешаться?
   Трое инквизиторов, как по команде, уставились в лобовое окно "тигра", глядя, как в паре кварталов от их местонахождения ввысь поднимается небольшое весёлое такое грибовидное облачко, очень похожее на последствия применения тактического атомного заряда. Однако Стерн готов был поклясться, что ничего подобного при себе Брекенридж не имела. Да и идиотский, согласитесь, поступок - применять в городской черте ядерное оружие. Это всё равно, что рубить заусенец на ногте кугхранским цепным мечом. Хотя... кто мог знать, что там сидонийка могла припрятать в своём арсенале? Стерн встречал много помешанных на оружии разумных, но то, в основном, были представители мужского пола. Но Кассандра Брекенридж могла любому из них дать сто очков вперёд.
  
  
  
   Вдалеке завыли полицейские сирены, над крышами домов промелькнули хищные стремительные силуэты патрульных коптеров. Местные законники, судя по всему, ничуть не были обескуражены "грибком", из чего следовал вывод, что это был не тактический боеприпас. Но что же, во имя Трона Терры, это могло быть?
   - Блин, ребята - извините меня, пожалуйста! - прорезался в эфире смущённый голос Брекенридж. - Я ж пули-то наугад брала, вот и перепутала, видимо, обычную с ульранитовой! Честное слово - я не нарочно! Хотела бронебойно-зажигательной по хопперу садануть, да вот оно как вышло!
   - От хопперов, понятное дело, мало что осталось? - спокойно вопросил фарадеец, на лице которого не дрогнул ни один мускул.
   - Ну... что-то осталось, но там одни обломки... Кто ж просил так неграмотно их ставить, друг за другом? А ульранитовая пуля - это ж почти тактический атомный микрозаряд!
   - А что с еретиком? - задал риторический вопрос Брекетт.
   - Пуля в затылок - мозги набекрень! - усмехнулась сидонийка.
   - Н-да, было бы глупо ожидать чего-то иного, - едва слышно пробормотал Стерн. - А что Долми? - добавил он уже более громким голосом.
   - Валяется на земле и воет! - снова усмехнулась в эфире инквизитор. - Ничего страшного: поставит себе искусственное колено - и будет опять бегать, как чокнутый!
   - Остальные? - Стерн сделал знак Брекетту, чтобы тот запустил двигатель "тигра".
   - Ну... сопутствующий ущерб... - по тону, которым это было произнесено, было очевидно, что как раз на этот сопутствующий ущерб Кассандре было глубоко начхать. - Соко должны понимать, что рано или поздно, но правосудие их настигнет. Так что я здесь им ничем помочь не могу. Извините, коллеги.
   Ансел Шорак издал какой-то странный звук, и Стерн повернул голову в сторону кжева. Инквизитор с Кзиннеттавы тихо смеялся, отвернув голову к дверце и деликатно прикрыв рот ладонью.
   - Хм... - фарадеец покосился на Брекетта. Меркурианец явно тоже был бы не прочь поржать над словами Кассандры, хотя что такого смешного они в них находили, Лаймон не мог понять. - Хорошо, Касси. Сворачивай позицию и присоединяйся к парням Шорра. Посмотрим, что за рыбку мы выудили из этого болота.
   - Kein problem, шеф! - бодро отозвалась Брекенридж.
   - Ну-ну... Ли - двигай вперёд. Не будем оставлять нашу ретивую коллегу без присмотра.
   Брекетт в ответ издал некий нечленораздельный звук, после чего отключил стояночный тормоз и плавно тронул тяжёлый джип с места.
   Подъехав к тому месту, где ещё совсем недавно находился довольно больших размеров склад, который, благодаря стараниям инквизитора Брекенридж, теперь выглядел довольно непрезентабельно, коллеги сидонийки разглядели с десяток патрульных полицейских бронемашин, вокруг которых деловито, хотя, на взгляд инквизиторов, несколько бестолково суетились местные стражи порядка. Над местом проведения полицейской операции, включив экраны парения, зависли четыре коптера, держа территорию под прицелом своих лучемётов и метателей ловчих сетей.
   Кассандру Брекенридж инквизиторы увидели стоящую возле одного из броневиков, рядом с высоким крепко сложенным бронзовокожим мужчиной с собранными в "конский хвост" длинными чёрными волосами, который был одет в гражданскую одежду, однако на левой стороне рубашки из местного хлопка виднелся опознавательный жетон сотрудника планетарной полиции. Цвет кожи и глаз, а также замысловатая татуировка, которая была заметна на правой стороне шеи, выдавала в детективе Шорре представителя родственной виду homo расы пельтов с планеты Коммал, что располагалась на территории Денгарийской Федерации, которого замысловатая причуда судьбы занесла на одну из имперских планет. Закинув на левое плечо снайперскую винтовку модели "миротворец", сидонийка о чём-то тихо переговаривалась с полицейским.
   Заметив своих напарников, Брекенридж кивнула детективу и повернулась в их сторону. Скользнула по, как и обычно, невозмутимому лицу Стерна, и по её губам пробежала лёгкая улыбка. Почему-то серьёзный вид фарадейца всегда её веселил, что не всегда нравилось Стерну.
   - Детектив Шорр. - Стерн лёгким кивком голову приветствовал полицейского. - Вижу, ваша работа значительно облегчилась благодаря стараниям инквизитора Брекенридж.
   - Да, и это, смею заметить, меня весьма удовлетворяет, - отозвался детектив. - Иногда допрашивать арестованных так муторно, особенно когда они начинают качать права и строить из себя оскорблённую невинность. Долми по-любому виновен - бутлегерство по законам Империума является уголовным преступлением, так что здесь ему всё одно не отвертеться. Правда, сейчас он несколько не в той форме, чтобы давать показания, - пельт взглянул в сторону одного из броневиков, рядом с которым на антигравитационных носилках лежал гуманоид-хассианец, лицо которого выражало одну огромную боль. Боль, которая исходила из простреленного колена. Собственно, то, что осталось от колена Долми, таковым можно было назвать с большой натяжкой. Брекенридж явно использовала для поражения данной цели разрывную пуля, а учитывая то, что калибр "миротворца" составлял 12,5 мм, последствия были очень и очень болезненными. Однако в данный момент простреленное колено хассианца было полностью скрыто под слоями медицинской повязки с анестезирующим слоем, который немного облегчал страдания бутлегера. - Но я могу и подождать.
   Детектив Шорр искоса взглянул на Кассандру Брекенридж, однако инквизитор сделала вид, что не заметила брошенного на неё взгляда. К подобному ей было не привыкать, но смотреть законами Империума не запрещалось. Впрочем, не запрещалось и не только смотреть, однако немного найдётся разумных, решивших приударить за имперским инквизитором.
   - Этому соко ещё повезло! - фыркнула сидонийка. - Обычно я беру на подобные мероприятия "крестоносца", там уже простреленным коленом он бы не отделался. Полноги нафрелл бы оторвало!
   На красивом лице Кассандры возникла прям-таки садистская усмешка.
   - Э-э... - в некотором замешательстве произнёс Шорр. - Господа инквизиторы, леди инквизитор - вы будете присутствовать при допросе Долми?
   - С его теперешним состоянием данная процедура представляется мне несколько... отложенной, детектив Шорр, - произнёс Стерн, поведя плечами. - Смысл? Хотя... надо всё-таки выяснить, с какой целью на Целлинии находился адепт культа Аманара. Это настораживает... да-с... Но подозреваемый вряд ли сможет давать показания в течение нескольких дней. Думаю, что нам нет смысла ждать, когда хассианец придёт в себя. Информацию, которую вы у него выудите, можно будет просто передать зашифрованным пакетом в ближайшее Бюро Инквизиции.
   - Думаю, что это не лишено логики, инквизитор Стерн, - согласился Шорр. - Осматривать место преступления вы, надо полагать, не станете? Благодаря действиям вашей коллеги тут и осматривать нечего... разве что трупы и обломки хопперов.
   - Единственное, что нам следует осмотреть, так это тело застреленного коллегой Брекенридж еретика, - осторожно вставил Шорак. - Быть может, это сможет хоть что-то разъяснить.
   - Осматривайте, - пожал плечами полицейский, делая жест рукой в сторону ещё одних антигравитационных носилок, которые, в отличие от тех, на которых лежал Долми, были полностью накрыты пластексным покрывалом, которое в том месте, где предполагалось наличие головы, было пропитано какой-то бурой субстанцией. - Правда, видок там не ахти, сами понимаете...
   Слева от себя Стерн услышал приглушённый смешок Брекенридж.
   - Нам не привыкать к подобным вещам, детектив Шорр, - сказал Брекетт, делая шаг вперёд. - Всего лишь ещё один дохлый еретик - что тут такого?
   Меркурианец, решительно шагнув в сторону носилок, протянул руку к покрывалу и откинул его верхнюю часть.
   - Ха, ублюдку здорово не повезло! - оскалился инквизитор.
   Это ещё мягко было сказано. Полголовы хаосита просто-напросто отсутствовало - Брекенридж явно не церемонилась с посланцем Тёмных Миров, зарядив снайперскую винтовку разрывной пулей. Последствия этого, как говорится, были видны невооружённым глазом.
   - Так-так... - Брекетт склонился над трупом застреленного Кассандрой еретика, не обращая ни малейшего внимания на его состояние. - Татуировка и впрямь аманаритская... Принадлежность этого ублюдка к какой-либо галактической расе можно определить лишь методом генетической экспертизы - по внешнему виду он может быть как с любой из планет, колонизированных терранцами, так и представителем какой-нибудь родственной нам расы. Детектив Шорр - это возможно?
   - Генетическая экспертиза? - переспросил полицейский. - Разумеется. Мы же не какая-нибудь Тасмания или Клементина! Думаю, что в течение двух дней мы сможем дать точный ответ по поводу его расовой принадлежности. Я распоряжусь, чтобы данные генетической экспертизы были приложены к отчёту, который будет переправлен в Бюро Инквизиции на Аганью.
   - Хорошо, - произнёс Стерн, глядя на труп еретика ничего не выражающим взглядом. - Этим вы окажете...
   Договорить фарадеец не успел. В наушниках коммуникационного устройства коротко прозвенел сигнал входящего вызова, вслед за которым до Лаймона донёсся голос пилота "Ятагана" Мико Кендалла, который в данное время находился на борту штурмового корабля Имперской Инквизиции, запаркованного в космическом порту Новодвинска.
   - Шеф - здесь Кендалл, - услыхал Стерн. - Вы всё ещё там?
   - Пока да, Мико, - отозвался фарадеец. - Но мы почти уже закончили. А что такое?
   - Поступило сообщение от директора Бюро на Бинту лорда-инквизитора Селенского. Пришло семь минут назад по закрытому субканалу.
   - Что в нём?
   - Понятия не имею. Послание зашифровано личным кодом директора Бюро, а у меня нет доступа к секретным ключам Инквизиции. Но, полагаю, что приглашение отобедать на Западной террасе гостиничного комплекса "Лазурный берег" в Бинту-Сити вряд ли будет шифроваться подобным образом. Думаю, что тебе лучше прибыть на борт "Ятагана" и самому во всём разобраться.
   - Принято, Мико. Мы прибудем в космопорт как можно скорее.
   Стерн отключил связь и оглядел своих притихших спутников, которые, благодаря включённой громкой связи, слышали всё, что говорил Кендалл.
   - Бинту - это вообще где? - спросил Шорак, пожимая плечами. - Ни разу не слышал о такой планете. И почему вдруг лорд-инквизитор Селенский связывается с тобой лично, шеф? Вы знакомы?
   - Во-первых, любой директор любого планетарного Бюро Имперской Инквизиции имеет полное право связаться с любым оперативником Инквизиции, который находится неподалёку от местоположения Бюро, - ответил Стерн, знаком приказывая Брекетту набросить покрывало на верхнюю часть трупа хаосита. - Это стандартный протокол Инквизиции, Мико. Иначе на согласование прибытия опергруппы на место происшествия может уйти некоторое время, а зачастую даже одного часа бывает достаточно для того, чтобы ситуация вышла из-под контроля. Во-вторых, Бинту находится сравнительно недалеко от Киммерийского Сектора, в Аттическом Секторе, а эти сектора Империума, как вам будет известно, граничат между собой. Ну, а в-третьих, лорд-инквизитор Мирослав Селенский действительно мой давний знакомый, сокурсник, даже так скажем. Мы вместе учились в Академии Терраполиса.
   - Это всё, конечно, интересно, - проговорила Брекенридж, устраивая своё оружие на сгибе локтя правой руки, - но мне очень это не нравится. Хуже подобных сообщений может быть только личный вызов от Верховного Лорда-Инквизитора.
   - В любом случае, мы обязаны отреагировать на послание с Бинту, - заключил Стерн. Взглянул на Шорра. - Детектив - как вы уже поняли, у нас возникло дело, связанное с нашей непосредственной деятельностью. Директора Бюро просто так не связываются с оперативниками Инквизиции и без причины не кодируют сообщение личным шифром.
   - Разумеется, господин инквизитор, - почтительно склонил голову полицейский. - Я лично прослежу, чтобы все необходимые файлы были как можно скорее пересланы на Аганью.
   - Буду вам очень признателен, детектив Шорр, - Стерн кивнул сыщику в ответ. Сделав знак своим напарникам, фарадеец быстрым шагом направился к стоящему неподалёку "тигру".
  
  
  
   Космопорт Новодвинска располагался в двадцати шести километрах восточнее агломерации, именуясь Новый Порт и специализируясь, в основном, на грузовых перевозках. Пассажирские корабли садились в другом порту, в Виллемстаде, находившемся в тридцати девяти километрах юго-западнее Новодвинска. В Новом Порту садились лишь пассажирские шаттлы, доставляющие рабочих и служащих из купольных городов спутника Целлинии - Эгона, да несколько рейсов из главного космопорта соседней с Целлинией планеты Файя, являющейся аграрным миром, снабжающим продовольствием свою промышленную компаньонку по звёздной системе. От агломерации к порту вела двенадцатирядная магистраль, по три полосы в каждом ряду которой были отведены под наземные грузовики. На всём своём протяжении она ни разу не пересекалась с какими-либо второстепенными автодорогами и линиями магнитоплана, проносясь над ними по транспортным эстакадам.
   "Тигр", ведомый Брекеттом, съехал по одному из ведущих к космопорту пандусов и подрулил к въездным воротам, над которыми ярко светилась трёхмерная цифра "5". Находившиеся в бронированной будке охранники, заслышав звук мотора подъезжающей машины, повернули в её сторону головы, затем один из них протянул руку к панели управления охранными системами. Из альфабетонной стены выдвинулся сканер, на передней панели которого требовательно загорелся красный огонёк. Брекетт остановил джип точно в метре от ворот и, высунув руку через опущенное окно, приложил к сканеру свой идентификационный ЭМ-жетон. Устройство издало серию тональных звуков и тревожный красный огонёк сменился на успокаивающий зелёный. Тяжёлая створка ворот, дрогнув, медленно поползла в сторону, открывая проход.
   - Мико - мы въезжаем на территорию порта, - произнёс Стерн в микрофон своего коммуникатора. - Опускай аппарель.
   - Понял, шеф, - отозвался пилот штурмовика.
   - Ты был когда-нибудь на этой Бинту? - спросила Кассандра.
   - Был. Три года назад. Не по делу, так просто. Селенский пригласил меня и мою тогдашнюю группу провести там неделю отпуска, которую нам всем тогда предоставили.
   - Это что, курорт, что ли?
   - Нет. Бинту - высокоразвитая аграрная планета, административный центр Шестого Пограничного Квадранта Аттического Сектора. Имеет огромное значение для той части имперского космоса, наряду с Астерой, Плуво Кадисом и Шайенном. Там постоянно находится линейное соединение Флота, на Бинту также, как на столичной планете квадранта, дислоцирована бригада Космического Десанта и расположено Бюро Инквизиции. Любой космический корабль, выходящий в системе из гиперсферы, подвергается самому придирчивому досмотру и не приведи Дух Космоса пограничники что-нибудь заподозрят. Сожгут и глазом не моргнут! Но отдохнуть там и правда есть где. Тот же "Лазурный берег", о котором упоминал Мико. Хорошее место... н-да...
   Стерн замолк и погрузился в какие-то одному ему ведомому раздумья. Брекенридж покачала головой, но ничего не сказала.
   Проехав с десяток километров по керамлитовой поверхности стартопосадочного поля, Брекетт резко вывернул руль и, миновав грузовой корабль, находящийся в данный момент под погрузкой (с четыре десятка киб-погрузчиков деловито сновали взад-вперёд по опущенным грузовым аппарелям, завозя в трюмы звездолёта массивные серые контейнеры), подкатил к стоящему в двухстах метрах от грузовика штурмовому корабля Имперской Инквизиции модели "Ятаган". Как только "тигр" показался в пределах видимости из пилотского отсека "Ятагана", в кормовой части корабля Инквизиции начала опускаться транспортная аппарель, по краям которой зажглись зелёные габаритные огни. Брекетт сбросил скорость, аккуратно подъехал к штурмовику и медленно провёл машину по пандусу, очутившись в транспортно-грузовом отсеке "Ятагана". Как только джип замер на металлическом полу отсека, из пола выдвинулись мета-магнитные зажимы, намертво зафиксировавшие колёса "тигра".
   - Мы на борту, Мико, - проговорил Стерн, отстёгивая ремни безопасности и открывая дверцу со своей стороны. - Подготовь запись сообщения лорда-инквизитора Селенского и начни расчёт гиперкурса до системы Бинту. Я буду в отсеке управления через минуту.
   - Шойн! - отозвался Кендалл.
   - Коллеги - прошу вас занять места согласно полётному расписанию. - Фарадеец покосился на Брекенридж. - Тебя это тоже касается, Кассандра. Обо всех изменениях я вас уведомлю, как только разберусь, в чём там дело.
   - Долго только не тяни резину, - сказала Брекенридж, вылезая из джипа. - А то с тебя станется поставить перед фактом тогда, когда корабль уже будет в космосе.
   Стерн в ответ на эти слова сидонийки лишь хмыкнул.
   Мико Кендалл, сидящий в пилотском кресле перед пультом управления, повернул голову на звук открывающейся входной двери в кабину штурмовика и кивнул Стерну, после чего указал ему на панель коммуникатора.
   - Всё готово, шеф, - произнёс Кендалл. - Введи свой личный код, тогда коммуникатор сможет воспроизвести сообщение с Бинту.
   Инквизитор молча подошёл к панели связного устройства, включил его и набрал на возникшей перед ним в воздухе трёхмерной сенсорной панели сложный шестнадцатизначный код. Над коммуникатором вспыхнула тонкая световая нить, которая развернулась в трёхмерный видеообъём, протаявший в глубину. Прямо перед Стерном возникло суровое лицо человека в мундире лорда-инквизитора, с закреплённой над правым ухом гарнитурой коммуникационного устройства.
   - Лаймон Стерн - мне известно о том, что ты в данный момент находишься на Целлинии с неким заданием, - без какого-либо предисловия произнёс Селенский. - Посему обращаюсь к тебе с персональной просьбой прибыть на Бинту для оказания помощи в расследовании некоей проблемы, с которой мы столкнулись в одной из пограничных систем. Точной информации, к сожалению, мы не располагаем, однако речь может идти о возможной ситуации по коду "тройное А". На данный момент известно, что прервалась связь с горнодобывающей колонией на планете Абаддон, на самой границе Шестого Пограничного Квадранта, расположенной всего лишь в девяти парсеках от внешней границы Империума. Дело осложняется ещё и тем, что в той части космоса в гиперсфере возникло квантовое возмущение, так что сейчас система Тау Кузнеца, в которой находится Абаддон, фактически отрезана от остального Империума. Сообщение, которое мы получили оттуда, сильно фрагментировано и из него крайне трудно понять, что же там происходит, но одно ясно - там творится какая-то хренота. Вторжение ли это сил Хаоса, нападение пиратов или боестолкновение с неизвестной ксенорасой - сказать невозможно. Сейчас на Бинту находится крейсер Инквизиции "Доминатор", командира которого вы хорошо знаете по одному из своих прошлых расследований. "Доминатор" находился в нашем секторе пространства в связи с профилактическими мероприятиями в системе Самилан - обеспечивал безопасность орбитальных верфей Самилана-VII при проведении ремонтных работ на охранных космических платформах. Это всего в семи парсеках от нас, поэтому я взял на себя смелость вызвать капитана Мазарини и сообщить ему о ситуации. Капитан любезно выразил готовность помочь нам в расследовании этого странного дела и в данный момент "Доминатор" находится на одном из орбитальных терминалов Бинту, где проходит соответствующие предстартовые процедуры. Лаймон - надеюсь, что ты сможешь уважить просьбу бывшего однокашника и поможешь нам разобраться со всем этим. Тебе ведь от Целлинии до Бинту лететь всего ничего, а я боюсь, что пока с Терры пришлют опергруппу, на Абаддоне, может статься, и спасать уже будет некого. Данное сообщение я скрепляю своим персонкодом и пересылаю на твой "Ятаган" зашифрованным пакетом. Конец связи.
   Суровое лицо лорда-инквизитора Селенского покрылось интерференционными волнами и исчезло из створа виома. Голографический экран мигнул и, свернувшись в световую нить, втянулся в коммуникатор и исчез.
   - Интересно, - протянул Кендалл, прищуренными глазами глядя на Стерна. - И что ты об этом думаешь, шеф?
   Фарадеец задумчиво потёр ладонью подбородок, на котором уже начала пробиваться свежая щетина.
   - Сложно что-либо сказать, исходя вот из таких данных, Мико, - отозвался инквизитор. - Ясно одно - там что-то происходит. Что-то... нехорошее. По пустякам Селенский не стал бы меня дёргать. А то, что на Бинту сейчас находится "Доминатор", является приятной неожиданностью. С капитаном Мазарини было в своё время очень приятно работать. Надеюсь, за эти два года он не изменился в худшую сторону.
   - Увидим, - лаконично произнёс Кендалл. - Но вот гипершторм - это серьёзно. Тау Кузнеца действительно труднодоступна сейчас, но я бы не стал говорить, что система полностью отрезана от остального космоса. Пробиться через квантовое возмущение можно, хотя это потребует серьёзных энергозатрат. Правда, для крейсера это не так проблематично, как было бы в случае, попробуй мы добраться до Абаддона на "Ятагане".
   - Посмотрим на месте, Мико. Рассчитай курс до Бинту и начинай предстартовую подготовку. Я сам внесу в бортжурнал запись об изменении полётного плана и пошлю сообщение в штаб-квартиру на Терру.
   - Хорошо, шеф, - кивнул Кендалл, поворачиваясь к пульту управления.
   Стерн некоторое время постоял рядом с пилотом штурмовика, глядя на его уверенные действия, затем молча кивнул сам себе и быстро вышел из кабины "Ятагана".
   Штурмовые корабли хотя и были оборудованы гипердрайвом, в плане удобств мало чем могли похвастаться. Они были предназначены для быстрой высадки штурмовых отрядов и зачистки вражеской территории, но никак не для длительных перелётов. Кабина пилота, десантный отсек, рассчитанный на перевозку двух взводов солдат-штурмовиков Инквизиции, грузовой трюм для боевой техники, машинное отделение и расположенный в самой нижней части корпуса отсек для реактивных бомб - вот и всё содержание. Именно поэтому, получив соответствующее разрешение от транспортного сектора Инквизиции, полтора года назад Стерн полностью переоборудовал свой "Ятаган" на орбитальных верфях Одина. Грузовой трюм и машинное отделение, равно как и кабина пилота, не претерпели существенных изменений, разве что теперь, вместе с "тигром" и "раптором", на грузовой палубе размещался штурмовой шагоход "Каратель" - эдакая миниатюрная версия тяжёлого шагохода "Палач"... миниатюрная, но от этого ничуть не смертоносная. А вот десантный отсек был полностью переделан и теперь на его месте располагался полноценный жилой модуль с отдельными каютами, которые были оборудованы всеми необходимыми для длительных полётов удобствами. Да, ещё стоит упомянуть про бомбовый отсек, который был расширен с тем, чтобы нести в своём чреве куда более серьёзное оружие, чем обычные реактивные бомбы. Шестнадцать зарядов "ультиматум-экстра" - термобарические бомбы, надёжно зафиксированные в мета-магнитных фиксаторах, одновременный подрыв коих способен был превратить в гигантский костёр довольно большой город. Спасения в этом рукотворном аду не было - пламя, возникающее в результате взрыва такой бомбы, достигало температуры в полторы тысячи градусов, плюс создаваемая взрывом вакуумная "подушка" мгновенно вытесняла собой воздух из любых укрытий, убивая чудовищным перепадом давления. Стерн пытался получить разрешение на атомную бомбу, но ему вполне доходчиво объяснили, что одно дело - термобарический заряд, и совсем другое - термоядерный. И того, чем располагал штурмовик фарадейца, было достаточно, чтобы уничтожить всё живое на территории площадью в пару тысяч квадратных километров.
   Войдя в свою каюту, инквизитор в задумчивости остановился на пороге. Помедлив несколько секунд, он решительным шагом прошёл к своему рабочему столу, в который был встроен интерком, и нажатием на сенсор включения активировал связное устройство, включив его в режим общей связи.
   - Говорит Стерн, - ровным голосом произнёс он. - Мы отбываем на Бинту для оказания содействия лорду-инквизитору Селенскому в расследовании происшествия на планете Абаддон. Потеряна связь с расположенной там шахтёрской колонией, плюс ко всему в гиперпространстве в районе системы Тау Кузнеца бушует гипершторм, что делает данный район космоса труднодоступным для звездолётов. Также из-за этого есть затруднения с межзвёздной связью. Однако кто-то на Абаддоне сумел пробиться в эфир и передать сообщение на базу Патруля на Радуге, откуда его ретранслировали в Бюро Инквизиции на Бинту. Сообщение сильно фрагментировано и разобрать из него, что именно там происходит, невозможно. Лорд-инквизитор Селенский предполагает ситуацию по коду "тройное А", и это может означать всё, что угодно - от вторжения сил Хаоса до вооружённого контакта с неизвестной инопланетной расой. Отсюда до Бинту хода всего часа четыре, от силы - шесть, благодаря гиперворотам, так что я принял решение отозваться на сигнал. К тому же не помочь своему старому товарищу по Академии было бы очень невежливым поступком. Я отправлю в штаб-квартиру на Терре соответствующий рапорт и сделаю необходимые записи в бортжурнале. Прошу вас, коллеги, должным образом подготовиться к рейду на Абаддон. Инквизитор Брекенридж - возможны действия по императиву "охотник", поэтому вам надлежит провести все необходимые приготовления. Инквизитор Брекетт - на вас возлагается обслуживание и подготовка тяжёлой техники, то есть, "раптора" и "Карателя". Инквизитор Шорак - проведите тактический анализ ситуации и попробуйте смоделировать возможные алгоритмы действий. Да, и ещё - на Бинту сейчас находится крейсер "Доминатор". Думаю, что никто из вас не откажется работать вместе с экипажем капитана Мазарини. Дополнительная информация - о происшедшем на Абаддоне известно на Радуге, где находится база Галактического Патруля, так что, возможно, работать будем вместе с ним. Это всё. Конец связи.
   Стерн коснулся сенсора отключения интеркома и развернулся, чтобы направиться в кабину ионного душа, но в этот момент за его спиной раздался тональный сигнал входящего вызова. Инквизитор недовольно сдвинул брови, но всё же протянул руку к панели связного устройства и включил его.
   - Что-то непонятно, Касси? - спросил он при виде возникшей в створе виома сидонийки.
   - Насчёт задания - всё понятно, шеф, - с серьёзным выражением лица отозвалась Брекенридж. - То есть, конечно, нихрена не понятно, но это как раз нормально. Я про другое хотела спросить...
   Кассандра замолчала и выжидающе уставилась на фарадейца.
   - Я, может, и псайкер, - усмехнулся Лаймон, - но отнюдь не телепат. В чём дело, Касси?
   - Мы долго пробудем на Бинту?
   - А что такое?
   - Я думала, что на Целлинии мы задержимся, самое малое, на пару суток. Присмотрела хороший ресторанчик на Третьей синхроорбитальной станции, думала пригласить тебя на ужин...
   - Пригласить меня на ужин? - эхом повторил Стерн.
   - Дажж укуси тебя за нос, Лаймон - неужто ты и впрямь такой тупой?! - всплеснула руками Кассандра. - Раз ты не можешь решиться пригласить меня на свидание, то я сама решила тебя пригласить! Или тебе претит заводить отношения с коллегой по работе?
   - Э... нет, я полагаю...
   - А раз так - то какого дерьмового рожна ты меня избегаешь? Или я не в твоём вкусе, фарадеец? А? Чего молчишь, словно проглотил говно с мёдом?!
   - Какое интересное сочетание! - усмехнулся Стерн. - И откуда только ты такого нахваталась?
   - Оттуда! - выпалила сидонийка. Прищурила глаза и неожиданно усмехнулась. - Нет, ты всё-таки редкостный болван, Стерн! Как оперативник ты, конечно, крут - натянул нос самому Аманару, уничтожил древнее супероружие, сжёг планету хаоситов, пусть и не лично, но тем не менее... но вот как мужик ты, извиняюсь, хуже некуда! Вот и сейчас ты стоишь и смотришь на меня, как... э-э... как там в древности на планете-прародине говорили? А, вот - как баран на новые ворота! Разве это нормально?
   - Не знаю, - пожал плечами фарадеец. - А ты как считаешь?
   - Блин, ты воистину неисправим! - фыркнула Кассандра. - Ну ничего - я из тебя человека сделаю! Короче, такое дело - не знаю, сколько мы пробудем на Бинту, но если получится, я затащу тебя в приличный ресторан и накормлю нормальной едой, а не тем дерьмом, которым ты себя пичкаешь! И даже не думай возражать!
   - Возражать? Ничуть не думал! - Стерна, похоже, происходящее явно забавляло. И Брекенридж это тоже поняла. Но не обиделась. Лучше пусть такая реакция, чем вообще никакой.
   - Я беру твои слова на заметку, шеф! - улыбнулась сидонийка. - И только попробуй отвертеться! Привяжу к тросу и выкину за борт, и придётся тебе вот в таком виде лететь до этого Абаддона!
   - Это очень серьёзная угроза, Кассандра, и я вовсе не намерен рисковать своим душевным и телесным здоровьем, - серьёзным голосом произнёс Стерн. - Но всё будет зависеть от того, что нам станет известно на Бинту. Договорились?
   - Это уже что-то, шеф! Прогрессируешь на глазах!
   Брекенридж хитро подмигнула фарадейцу, улыбнулась и отключила связь. Пустой виом повисел в воздухе над столешницей, затем свернулся в тонкую нить, втянулся в коммуникационный пульт и исчез.
   Стерн со свойственным ему невозмутимым выражением лица глянул на панель интеркома, потёр ладонью левое плечо и усмехнулся. Выключив связное устройство, инквизитор, всё ещё усмехаясь, направился в сторону кабины ионного душа.
  
  
  
   Глава 3.
  
  
  
   Спустя пять с половиной стандартных часов,
   Аттический Сектор,
   Шестой Пограничный Квадрант,
   звёздная система Бинту.
  
  
  
   С расстояния в два миллиона километров планета Бинту, являющаяся административным центром Шестого Пограничного Квадранта Аттического Сектора, выглядела как изумрудно-зелёно-жёлтый шар, вокруг которого вращался единственный спутник - планетоид размером с терранскую Луну, полностью лишённый атмосферы, на поверхности которого было построено несколько десятков купольных городов и военная база Имперского Флота. Кольцо из шестнадцати синхроорбитальных терминалов опоясывало планету стальным ожерельем, и от каждого терминала ежедневно отчаливали десятки межзвёздных транспортов, увозящих тысячи и тысячи тонн сельскохозяйственной продукции в миры Аттического Сектора. Отправлялась, конечно, и промышленная продукция, но её доля в межзвёздной торговле Бинту была куда меньшей, чем аграрная. Так что ничего удивительного в том, что планета охранялась ничуть не хуже, чем Имперский Банк, никто из инквизиторов, находившихся на борту "Ятагана", не видел. Продукция сельскохозяйственных концернов, фермерских хозяйств, агрофирм и небольших артелей с Бинту расходилась по доброй паре-тройке сотен миров Аттического Сектора; сама же планета входила в первую десятку ведущих аграрных миров Империума.
   То, что пограничный контроль в этой системе не был какой-то профанацией, инквизиторы убедились сразу же, как только штурмовик вышел из створа гиперпространственных ворот Бинту-17. Коммуникационное устройство "Ятагана" издало серию тональных звуков, после чего на развернувшемся над панелью коммуникатора трёхмерном экране возникли строки бланк-сообщения. Пилоту штурмовика надлежало передать на ближайший пограничный корабль идентификационные данные своего звездолёта, сообщить цель визита в систему Бинту и как долго он намерен здесь пробыть, переслать грузовую и пассажирскую ведомости и сообщить, имеет ли данное судно санитарный сертификат установленного имперскими властями образца.
   Мико Кендалл послушно выполнил всё, что от него потребовал компьютер пограничной службы. На несколько секунд на том конце канала комп-связи возникла заминка, связанная, судя по всему, с опознавательными кодами Инквизиции. Терранин уже подумал было, что сейчас ему передадут посадочные координаты и принесут свои извинения за то, что вынуждены были вмешаться в работу оперативников Имперской Инквизиции.
   И ошибся.
   Компьютер пограничного контроля безапелляционно сообщил, что без надлежащего санитарного сертификата штурмовой корабль Инквизиции не может осуществить посадку на поверхность планеты, а на замечание Кендалла, что они прибыли в систему Бинту по приглашению лорда-инквизитора Мирослава Селенского с целью получения информации, касающейся оперативной деятельности, ответил, что без вышеупомянутого сертификата на Бинту не сможет сесть даже личный крейсер Его Императорского Величества. Исключений здесь не делали ни для кого, поэтому прибывшему в систему штурмовому кораблю Инквизиции надлежит проследовать до пограничной станции С-9 для прохождения досмотра и обследования на предмет получения пилотом Кендаллом санитарного сертификата.
   Кендалл повернул голову в сторону Стерна, однако инквизитор молча сделал терранину знак подчиниться требованиям пограничной службы Бинту. Пилот "Ятагана" так же молча пожал плечами и снова повернулся к пульту управления.
   - А ребята здесь суровые служат! - усмехнулся Кендалл, указывая Стерну на монитор радара, на котором возникла быстро приближающаяся точка. Инквизитор всмотрелся в монитор, а спустя минуту что-то чёрное и стремительное пронеслось прямо перед носовой частью "Ятагана" и исчезло за краем нижней обзорной полусферы. Исчезло - чтобы спустя пару секунд возникнуть слева от штурмовика Инквизиции и недвусмысленно покачать стреловидным корпусом, демонстрируя закреплённые под брюхом пусковые пилоны с ракетами. Космический перехватчик "Гиена", используемый Космическими Пограничными Войсками Империума - страшная в бою машина, способная вывести из строя боевой звездолёт класса эсминца. Двадцать четыре тактические ракеты "шершень-С" со встроенными в боеголовки генераторами Д-поля, восемь тяжелотактных турболазеров, проектор гравитационной тени, блокирующий вход в гиперпространство в радиусе десяти световых секунд от перехватчика - словом, любой пилот трижды подумал бы, прежде чем начинать качать права перед имперскими пограничниками. К тому же уйти от "Гиены" в обычном пространстве тоже надо было постараться. Перехватчик был способен развивать скорость, равную 85% световой, причём набрать её он мог без особых для себя проблем всего лишь за двадцать секунд.
   Сейчас космический перехватчик вёл себя вполне мирно, но турболазеры правого борта были наведены на корабль Инквизиции, готовые при малейшем подозрении выплюнуть в пространство тераватты энергии. И его пилота ничуть не смущало то обстоятельство, что сопровождаемый им звездолёт передал опознавательные знаки Имперской Инквизиции. Всякое, знаете ли, бывает.
   Штурмовик Инквизиции, сопровождаемый "Гиеной", проследовал до указанного ему района звёздной системы, где в пустоте космического пространства недвижно - относительно наблюдателя, разумеется - висел идеальной формы тороид пограничной станции, рядом с которым находились два пограничных фрегата. Из пятидесяти двух стыковочных узлов свободны были только шесть или семь, что свидетельствовало о весьма плотном траффике в системе Бинту.
   Кендалл, следуя указаниям одного из диспетчеров станции С-9, сбросил скорость до суборбитальной, провёл штурмовик мимо отчаливающего огромного балкера-зерновоза с опознавательными знаками Центурии-Секундус, поднырнул под корпус станции и мастерски причалил к свободному терминалу. "Гиена", сделав красивую "петлю Майорова", мигнула на прощание габаритными огнями и растворилась в черноте космоса.
   Вопреки опасениям Стерна, процедура досмотра не заняла много времени. Суровые пограничники, запакованные в боевые вакуум-плотные бронекостюмы и вооружённые лазганами "Терминатор", сноровисто осмотрели боевой корабль Инквизиции, просканировали его на предмет возможного биологического загрязнения, выдали Кендаллу разрешение на дальнейший пролёт до Бинту и официальный электронный бланк санитарного сертификата, заверенный электронными подписью и печатью главного санитарного контролёра Бинту, вежливо попрощались с терранином и Стерном и отбыли восвояси.
   Пока "Ятаган" совершал перелёт от станции пограничников до самой планеты, Лаймон связался по кодированному субканалу с офисом лорда-инквизитора Селенского и запросил закрытый консорт-канал для личных переговоров. Сверив личный код инквизитора Стерна с хранящимися в местной базе данных идентификаторами сотрудников Инквизиции, ЦИК Бюро определил, что данное лицо имеет необходимые полномочия для того, чтобы требовать консорт-линию, после чего на панели коммуникационного устройства "Ятагана" зажёгся синий огонёк, свидетельствующий о том, что персональная линия связи, защищённая от всех мыслимых и немыслимых способов перехвата гиперсигнала, активирована. Стерн переглянулся с пилотом штурмовика, почесал лоб и резким щелчком по панели связного устройства активировал видеосвязь.
   Над панелью коммуникатора вспыхнула тонкая световая нить, которая развернулась в трёхмерный видеообъём, протаявший в глубину. Секунд пять внутри него клубился характерный для консорт-связи серый туман, потом изображение очистилось и в створе виома возникло лицо директора бинтуанского Бюро Имперской Инквизиции Мирослава Селенского.
   - Лаймон! - локианец отобразил самое натуральное радушие. - Рад тебя видеть, старый друг! Я очень надеялся, что у тебя найдётся время для меня и ты сможешь помочь нам разобраться в ситуации!
   - Разве я мог бросить в беде своего старого друга, Рос? - Стерн приветливо улыбнулся Селенскому. - Я тоже рад тебя видеть, хотя предпочёл бы, чтобы мы встретились в более спокойной обстановке. Мы войдём в атмосферу Бинту через сорок семь минут - где нам садиться?
   - Садиться? - Селенский покачал головой. - Увы, мой друг, но как раз на задушевные беседы у нас нет времени. Сообщение с Абаддона пришло одиннадцать часов назад и кто знает, что за это время могло там случиться? Твой пилот получит необходимые навигационные коды для стыковки с синхроорбитальным терминалом, где находится "Доминатор". Капитан Мазарини полчаса назад уведомил меня, что крейсер будет готов к прыжку к границе системы Тау Кузнеца через четыре часа, так что ты и твои оперативники сможете как следует разместиться на его борту. Я перешлю на твой инфор интенсионал по нашей проблеме, но там, как ты понимаешь, одни догадки, хотя...
   Лорд-инквизитор замолчал и нахмурился.
   - У тебя есть некие подозрения? - осведомился фарадеец.
   - Подозрения? - Селенский невесело усмехнулся. - На данный момент у меня даже нет предположений, что за дерьмо творится на этом Абаддоне, Лаймон! Информации кот наплакал, как говорят на Терре! Известно совсем мало, и это тревожит меня! Что, если это очередное вторжение хаоситов? Абаддон - пограничная шахтёрская колония, там вообще нет имперских войск! Да ещё и этот гипершторм... Думаю, что это просто паранойя, но некоторые у нас на Бинту полагают, что еретики научились создавать искусственные квантовые возмущения в гиперкосмосе. Об этом даже имперская наука не заикается, что же говорить о проклятых хаоситах? Но повторюсь - данных крайне мало. Из того, что нам известно - шахтёры при проходке нового штрека наткнулись на что-то непонятное в подземельях, вроде как их кто-то или что-то атаковало, есть жертвы. Проходчики закупорили штрек буровым комбайном и отступили в купол, однако спустя некоторое время купол тоже был атакован неизвестным... мм... противником. Впрочем, ты сам сможешь всё узнать из интенсионала и составить своё собственное мнение о ситуации. Я обобщил информацию и отправил доклад в офис Верховного Лорда-Инквизитора на Терру, так что там уже в курсе проблемы. Если это вторжение Хаоса - тогда нужно немедленно объявлять мобилизацию и вводить в Квадранте военное положение. Если это что-то иное - всё равно нужно объявлять военное положение и закрыть Тау Кузнеца на карантин, чтобы ксенозараза не вышла за пределы системы. Возможно, колонию придётся эвакуировать и провести на Абаддоне Экстерминатус. Возможно. Но повторюсь - информации очень мало. Поэтому мне и понадобилась помощь того, кого я хорошо знаю и кто способен найти иголку в стоге сена.
   - Ты слишком высокого обо мне мнения, Рос, - покачал головой Стерн.
   - После Аркса ты смеешь так низко о себе отзываться? - прищурился локианец. - Хотя, зная тебя, мне как раз неудивительно это слышать.
   Фарадеец молча пожал плечами.
   - Ладно, Лаймон - я надеюсь, что ты со своей дотошностью разберёшься с этой проблемой. Действуй так, как сочтёшь нужным. Свяжись с базой Патруля на Радуге - они готовы оказать всю возможную помощь Инквизиции. Патрульный крейсер "Джером Лассард" готов стартовать в любое время, как только ты сочтёшь нужным. Работай, Лаймон. Удачи... и будьте осторожны там, на этом Абаддоне.
   Директор Бюро Имперской Инквизиции кивнул Стерну и исчез из створа видеопередачи.
   - Провалиться мне в ядро Юпитера, шеф, но мне кажется, что на той планете творится какая-то херня! - проговорил Кендалл, вводя полученные им только что навигационные коды. - Никогда не любил подземелья! Там же всякая гадость может водиться! Как в тех пещерах на Горби, помнишь? Да по сравнению с теми тварями любой из космодесантников Хаоса покажется обычным забиякой из какой-нибудь припортовой кантины!
   - Да, на Горби было весело! - усмехнулся Стерн. - Особенно когда ты на полном ходу влетел в эти самые пещеры и обрушил вход в них!
   - Так откуда ж я мог знать, что там известняк? - пожал плечами терранин. - Зато тех монстриков я знатно придушил, хех!
   - И нас чуть не похоронил вместе с ними.
   Кендалл развёл руками - дескать, всякое бывает в работе пилота Имперской Инквизиции. Так что ты, шеф, особо не взыщи.
   Впрочем, Лаймон Стерн особо и не возражал против методов пилотирования Мико Кендалла. Не раз его стиль управления штурмовиком выручал инквизиторов в различных переделках. Так что здесь фарадеец предпочитал ничего не менять.
  
  
  
   Вообще-то, Бинту располагала семью синхроорбитальными терминалами, подвешенными над различными точками поверхности планеты, но именно терминал Орбита-4 выполнял своеобразную функцию космического щита для планетарной столицы - города Бинту-Сити. Огромная космическая станция в виде пирамиды со срезанной верхушкой, имевшая высоту в пять километров и длину стороны основания километров двенадцать, являлась, по сути своей, штаб-квартирой Сил Системной Обороны. Шесть автоматических боевых космических платформ "Молох" и четыре ударных крейсера проекта "Посейдон" перекрывали подходы к Орбите-4, хотя станция и сама могла за себя постоять. Причём весьма и весьма успешно.
   Крейсер Имперской Инквизиции "Доминатор" обнаружился пришвартованным к одному из внешних стыковочных доков станции. Девятисотметровый клиновидный боевой корабль был соединён со станцией целым сонмом шлангов, ферм и кабелей; несколько переходных туннелей, имеющих строгое прямоугольное сечение, сообщали разные уровни звездолёта с отсеками станции. Целый рой ремонтных дронов и автономных диагностических модулей кружил вокруг корпуса крейсера, выполняя каждый свою строго определённую функцию.
   "Ятаган", пользуясь кодами Имперской Инквизиции, беспрепятственно миновал защитную сферу станции, в которой любой подозрительный объект немедленно уничтожался активными средствами обороны, и, ведомый навигационным компьютером "Доминатора", сблизился с крейсером, после чего Кендалл завёл штурмовик в один из причальных ангаров звездолёта.
   Как и предполагал Стерн, капитан крейсера Антонио Мазарини весьма обрадовался при виде знакомых лиц. С инквизиторами Стерном и Брекеттом марсианин был знаком уже достаточно долго; инквизиторов Брекенридж и Шорака Мазарини знал гораздо меньше, но и их он тоже был рад видеть. Накоротко переговорив с оперативниками, капитан крейсера сообщил, что "Доминатор" будет готов к гиперпрыжку через четыре часа ровно. Быстрее, к сожалению, не получалось - ведь когда крейсер Инквизиции прибыл на Бинту, никто из его экипажа не знал о том, что произошло на Абаддоне.
   Слова капитана "Доминатора" о том, что крейсер сможет стартовать с орбиты только по прошествии четырёх часов, вызвали вполне прогнозируемую реакцию со стороны Кассандры Брекенридж. Справедливо решив, что, пока у них выдалось несколько часов до отбытия "Доминатора" из системы Бинту в систему Тау Кузнеца, ситуацию нужно использовать для личных целей (тем более, что Брекенридж сильно подозревала, что, во-первых, на Абаддоне сходить куда-нибудь, кроме шахт, им вряд ли удастся, а во-вторых, именно сейчас, на взгляд сидонийки, Стерн был наиболее уязвим для нападения), инквизитор Брекенридж связалась с центральным информаторием станции и выяснила местоположение самого лучшего на Орбите-4 ресторана. Разумеется, здесь, на военной космической станции, рестораны выглядели куда менее эффектно, нежели на курортах Хатки или Эдельвейса, однако "Орбитальная Корона", если верить полученным из информатория Орбиты-4 сведениям, являлось лучшим из подобных заведений на станции. Поэтому Кассандра, не откладывая дело в долгий ящик, включила встроенный в одну из стен её каюты интерком и набрала код подключения к интеркому фарадейца.
   Стерн ответил не сразу. Вполне возможно, инквизитор в данный момент был занят тем, что пытался понять, с чем или с кем им придётся столкнуться на Абаддоне, однако Брекенридж это мало волновало. Сидонийка придерживалась несколько иной точки зрения, а именно - вместо того, чтобы строить теории, нужно было лично прибыть на место и во всём разобраться, исходя из оперативно-тактической ситуации. Если потребуется эвакуировать колонию - эвакуируем. Если возникнет нужда в Экстерминатусе - проведём Экстерминатус. Делов-то! Но фарадеец считал иначе, поэтому Кассандре пришлось прождать почти минуту, прежде чем экран её интеркома загорелся и на нём возникло суровое лицо Стерна.
   - Касси, - произнёс инквизитор, глядя на Брекенридж своими пристальными серо-стальными глазами. - В чём дело?
   - Э-э... мм... - промямлила Брекенридж, в душе ругая себя самыми последними словами. Всё, что она хотела сказать Стерну, само собой куда-то подевалось с языка. Ибо когда на тебя смотрят вот так, без какого-либо выражения, тяжело что-либо сказать. - Ты это... тут, в общем, есть неплохое местечко, и я подумала... "Доминатор"-то всё равно ещё почти четыре часа проторчит на станции, а на Абаддоне, - тут Кассандра почувствовала, как к ней возвращается её прежнее настроение, и решила быстро воспользоваться моментом, - вряд ли нам удастся найти приличное место, чтобы пообедать в неформальной обстановке. В общем, здесь есть одно очень приличное место...
   - "Орбитальная Корона", - произнёс Стерн, глядя на сидонийку всё тем же взглядом.
   - А? - поначалу до Брекенридж не сразу дошло, что сказал инквизитор. - Э-э... ты что, знаешь это место?
   - Нет. Но было очевидно, что ты сделаешь попытку пригласить меня туда на... кхм... куда обычно дамы приглашают кавалеров.
   - Обычно как раз кавалеры приглашают дам, но здесь особый случай, - усмехнулась Кассандра. - Но, раз ты обо всём догадался - какой ответ вы дадите, сеньор?
   - А какой тебя устроит?
   - А ты с одного раза догадайся! - хохотнула Брекенридж.
   - Ну да, ну да... - Стерн провёл ладонью по подбородку. - Было бы глупо полагать... Через двадцать минут. Этого времени тебе хватит?
   - Хе, естественно!
   - Не задерживайся. Мне ещё нужно закончить ознакомление с материалами по этому Абаддону. Лететь невесть куда, не зная, что это за место, было бы, по меньшей мере, неразумно.
   Стерн кивнул Кассандре и отключил связь.
   - Неразумно... - пробормотала вполголоса Брекенридж. Разумеется, по-иному повести себя Стерн не мог. Ну да ладно, подумала сидонийка, главное, что дело сдвинулось, вроде как, с мёртвой точки. Это если, конечно, фарадеец не отмочит какой-нибудь номер. С него станется.
   Инквизитор фыркнула, усмехнулась и быстро подошла к встроенному в одну из стен своей каюты шкафу, в котором хранилась её одежда. Согласитесь, что идти в "Орбитальную Корону" в боевом костюме было бы не вполне нормально, проблема была только в том, что гражданских нарядов у Брекенридж было не так уж и много. И все они, скажем так, не вполне годились для того, чтобы наведаться в ресторан. Хотя... Тут на лице Кассандры возникла хитроватая ухмылка. Во имя Трона Терры - она ведь имперский инквизитор, а не какая-нибудь светская дурочка или любительница приключений определённого характера на свою... мм... в общем, на то место человеческого тела, на котором обычно сидят. А имперский инквизитор может с полным правом появиться где угодно в том, в чём сочтёт нужным на данный момент.
   Спустя ровно двадцать минут кабина-капсула антигравитационного пронизывающего лифта доставила Кассандру Брекенридж на тот уровень станции, на котором располагался ресторан "Орбитальная Корона". В довольно большом холле, который предварял собой собственно ресторанный зал, народу было не так уж и много, как того ожидала сидонийка. Возможно, это было связано с тем, что обеденное время по местному времени уже миновало, а время ужина ещё не наступило. Поэтому Брекенридж, особо не задерживаясь в холле "Орбитальной Короны", миновала его и бодрым шагом вошла в зал ресторана, едва слышно мурлыкая себе под нос незамысловатый мотивчик. Вслед ей повернулось несколько голов, принадлежащих мужскому полу, однако никому и в голову не пришло как-либо попытаться заговорить с Брекенридж. Одного взгляда на прикреплённую к левой стороне наряда сидонийки платиновую брошь было вполне достаточно, ибо разумного, который носит на своей одежде символ всемогущей Имперской Инквизиции, лучше без нужды не трогать. Во избежание, знаете ли. Да и висящая на правом бедре кобура с бластером тоже отнюдь не романтические настроения навевает.
   Зал ресторана был наполовину пуст или, если вы предпочитаете иное трактование, наполовину полон. Люди и ксеносы сидели за уютными гласситовыми столиками, тихо беседуя и вкушая разнообразные блюда местной кухни. На подвешенных к потолку огромных стереоэкранах показывали что-то вроде планетарных новостей, которые, впрочем, совсем не заинтересовали инквизитора Брекенридж. Прищурив глаза, она принялась высматривать в этом обширном помещении Лаймона Стерна.
   Инквизитор-фарадеец обнаружился не так уж и далеко от входа. Сидя за одним из многочисленных гласситовых столиков, Стерн неспешно цедил кофе из фарфоровой чашки с гербом Бинту, не обращая внимания на происходящее вокруг. В правой руке инквизитор держал электронный планшет и Кассандра могла бы поставить на кон всё своё месячное жалованье, что в данный момент Стерн просматривает информацию по Абаддону.
   Брекенридж покачала головой. Ну вот скажите на милость - на кой Хаос он притащил с собой этот фрагов планшет? Времени ему, что ли, не хватит при перелёте в эту систему? Впрочем, она уже давно отказалась мерить Стерна обычными мерками. Фарадеец принадлежал к тому подвиду офицеров Инквизиции, которые без раздумий сожгут планету во имя блага Империума - но и во имя того же блага Империума без раздумий пойдут на верную смерть. Для разумных навроде Лаймона Стерна слова "честь и долг" являлись вовсе не пустым звуком. А ещё ей иногда казалось, что Стерн родился вовсе не на Фарадее, а в одном из миров пуритан. Во всяком случае, Кассандра была твёрдо уверена в том, что, останься она с ним наедине совершенно обнажённой, единственное, чего ей стоило опасаться со стороны своего патрона - нудной нравоучительной лекции на тему того, как нужно вести себя офицеру Инквизиции.
   Решительно тряхнув головой, отчего её длинные светлые волосы пришли в состояние некоторого беспорядка, Брекенридж сделала пару шагов в направлении столика, за которым сидел фарадеец, и именно в этот момент Стерн поднял голову от планшета и взглянул в её направлении.
   Брекенридж работала с инквизитором Стерном вот уже почти год и за это время она успела повидать разные выражения его лица. Но вот такого, как сейчас, она не видела ещё ни разу. Ей захотелось рассмеяться, но совершенно неожиданно ей вдруг стало жалко этого сурового и, что уж там говорить, жестокого человека, человека, который два года назад отдал приказ об астероидной бомбардировке Шеффилда, одного из ключевых миров еретиков. Ибо выражение лица Стерна было настолько беспомощным и растерянным, что ехидные слова сами собой куда-то подевались с языка. Поэтому она просто приветливо кивнула своему шефу и молча пересекла разделявшее её и столик Стерна расстояние, после чего, подвинув к себе стул, уселась напротив инквизитора.
   - Шеф - у тебя сейчас нижняя челюсть в чашку с кофе упадёт! - всё же не сдержала усмешки Кассандра. - Ты меня что, впервые видишь?
   - Н-нет... то есть... э-э... - Стерн заморгал так, словно ему в глаза светил, по меньшей мере, полевой фотонный прожектор. - Просто я... ты... это...
   Внезапно лицо фарадейца сделалось жёстким и недовольным. Зло посмотрев на планшет, как будто тот чем-то провинился перед ним, Лаймон резко отодвинул его в сторону и откинулся на спинку своего стула, переведя взгляд на Брекенридж. И... совершенно неожиданно для сидонийки усмехнулся.
   - Если целью оного наряда было произвести на меня определённое впечатление, коллега Брекенридж, - своим обычным спокойным тоном произнёс инквизитор, - то вы этого, надо признать, добились. Очень... мм... впечатляюще. Хотя и необычно для подобных заведений.
   Мы уже упоминали, что с нарядами на такие вот случаи у инквизитора Брекенридж были довольно серьёзные затруднения, и не только сейчас. Кассандра не принадлежала к любительницам весёлого времяпрепровождения и никогда не посещала какие-либо торговые или увеселительные заведения без определённой цели. Собственно, последние она вообще предпочитала игнорировать, особенно после одного... инцидента на Тортуге, где какой-то местный фрагоголовый решил было, что она непременно должна составить ему компанию. Обошлось тогда без бластеров, но ведь руки тоже оружие хоть куда, и покруче любого бластера будут. Поэтому с нарядами у неё было не очень. Однако способностью к импровизации Проводник Душ её не обделил, отсюда и соответствующая реакция Стерна. Чёрный комбинезон из синтекса, элегантно облегающий, скажем прямо, роскошную фигурку девушки, игриво расстёгнутый в верхней своей части, и полусапожки из искусственной кожи на высоком каблуке придавали Кассандре Брекенридж довольно соблазнительный вид. А слегка растрёпанные волосы только усиливали этот эффект. Так что в том, что Стерн при виде сидонийки выпал в осадок, не было ничего удивительного.
   - Вечернего платья, знаешь ли, у меня нет, - тем же спокойным тоном отозвалась Кассандра. - Что пришло на ум - то и соорудила.
   - Признаться, весьма умело соорудила.
   Стерн снова усмехнулся и окинул Брекенридж оценивающим взором, от которого сидонийка неожиданно смутилась. Впрочем, Лаймон тут же принял своё обычное состояние, как бы потеряв интерес к Кассандре. Но то было ошибочное впечатление.
   - Если коллега Брекенридж позволит, - произнёс фарадеец ровным спокойным голосом, переводя своё внимание на встроенный в край столешницы мини-дисплей, который отображал актуальное на данный момент меню, - я бы хотел заказать для вас бульон с кусочками фриссы, жаркое по-бинтуански с кисло-сладким амавийским соусом и тонко нарезанными ломтиками каспийского кактуса-трезубца и кофе с медовыми пирожными.
   - Звучит соблазнительно, - улыбнулась девушка. - Заказывай. Только вот что это за фиговина такая - фрисса?
   - Местное водное существо, что-то вроде медузы, - пояснил Стерн, набирая на сенсоратуре заказ. - Не знаю, как его готовят, но действительно вкусно. Эдакое желе, имеющее вкус... рыбы, что ли... не знаю даже, как объяснить...
   - Попробую - скажу! - Кассандра подмигнула фарадейцу. - А ты всё-таки правильно поступил, шеф. А то бы я точно решила, что ты малость того... чокнутый.
   - Это почему ещё? - удивился Лаймон.
   - Почему? Да потому, что девушка, которой ты нравишься, хочет пригласить тебя на свидание, а ты всякий раз находишь причину для того, чтобы этого избежать. Это нормально, по-твоему?
   - Ну... наверное, мне просто надо было дать больше времени, Касси. В таких вопросах спешка до добра не доводит.
   - А до чего она, по-твоему, доводит?
   - А ты не догадываешься? - прищурился Стерн.
   - Мм... ну, пожалуй, тут ты прав. Но почему-то большинство мужчин думают как раз наоборот. Раз девушка красивая и обладает... кхм... определённым телосложением, то ни для чего иного, кроме как для роли секс-игрушки, она не подходит. Соко - они и в Магеллановых Облаках соко. Не раз и не два мне приходилось, - тут Кассандра зло усмехнулась, - в буквальном смысле бить морды слишком уж ретивым ухажёрам. Для них это, понятное дело, являлось огромным шоком. А когда я совала им под нос инквизиторскую инсигнию, шок у них переходил во вторую стадию. Прединфернальную.
   - Кто бы сомневался! Нападение на офицера Имперской Инквизиции - это же расстрел на месте!
   - Вот и я о том же.
   У стола возник киб-официант, держащий в своих суставчатых манипуляторах заказанные Стерном блюда. Ловко расставив их на матовой поверхности стола, сервитор приятным синтезированным голосом пожелал сидонийке приятного аппетита и, развернувшись на месте, двинулся прочь, используя для передвижения встроенный антигравитационный движитель.
   - Приятного аппетита, Касси, - произнёс Стерн, откидываясь на спинку стула и снова возвращаясь к своему планшету.
   Брекенридж с минуту молча смотрела на своего патрона, но тот словно забыл о её присутствии за этим столом. Недоумённо пошевелив бровями, сидонийка пожала плечами и принялась за бульон с кусочками фриссы.
   - А ты прав, - спустя некоторое время произнесла девушка, - это действительно вкусно. И эти вот кусочки этой... хреновины, они такие... словно тают на языке. Как они этого добиваются, интересно?
   - Повара зачастую способны сотворить настоящий шедевр кулинарии из откровенной гадости, - отозвался Стерн, по-прежнему глядя на дисплей планшета. - Например, на Байере мне доводилось пробовать... гм... жареные хвостики п'воу. На самом деле у п'воу нет никаких хвостиков, но у них есть кишки, как, впрочем, и у любого животного в этой Галактике. Кишки эти самые промывают в проточной холодной воде, выдерживают в винном уксусе, фаршируют рубленым мясом, приправляют перцем, шафраном, амавийским шалфеем - иначе эту дрянь просто невозможно жрать - и в течении двух с половиной часов медленно тушат на слабом огне, периодически добавляя в готовящееся блюдо всякие настоечки и соусы. Затем обжаривают в кипящем масле. И вот таким вот нехитрым способом получается очень вкусное блюдо, пользующееся у туристов-инопланетян огромной популярностью. В первозданном же виде это первостатейная гадость, жрать которую может разве что хаосит. Так что и в случае с этой медузой, думаю, имеет место быть такая же кулинарная хитрость.
   - Ну да, повара они такие - мастера придумывать всякие разные ухищрения! - кивнула Брекенридж. - Мне тоже доводилось пробовать довольно экзотические блюда, которые в сыром виде ничего, кроме отвращения, не вызывают. А вот скажи, Лаймон - как так получилось, что ты перебрался с Фарадея на Терру? Ведь твоя планета является столицей Шотландского Сектора и на ней находится одно из старейших за пределами Терры Бюро Имперской Инквизиции. Ты же мог остаться там, а вместо этого перебрался в метрополию. Нет, конечно, это логично, просто интересно, в связи с чем это было вызвано. Со мной всё понятно, а тебя как занесло на Терру?
   - Очень просто, Касси. Мой отец, Каллиус Стерн, служил в фарадейском Бюро в аналитическом отделе, в должности прогноз-консультанта, и именно он сыграл ведущую роль в раскрытии корпоративного заговора на Лорн Аргусе. Просчитав возможные варианты развития событий в свете усиливающегося противостояния между планетарным правительством и Большой Пятёркой - так на Лорне называлось объединение пяти крупнейших промышленных корпораций, отец пришёл к выводу, что корпорации готовятся захватить на Лорн Аргусе власть. Хаосом там не пахло, однако система Аргус-12 имела очень важное значение для Империума, поэтому нельзя было допустить, чтобы на планете началась гражданская война. Отец передал все свои расчёты по инстанции, в итоге, в дело вмешались Флот и Космический Десант и навели на Лорн Аргусе порядок. Покидать Фарадей, если честно, отец и не думал, но в штаб-квартире на Терре в тот момент освободилось место руководителя аналитического сектора. Прежний его руководитель, прогноз-консультант Дмитрий Кононов, ушёл в отставку по возрасту, ну и отцу предложили эту должность.
   - Да, только дурак откажется от назначения в штаб-квартиру в Терраполисе! - кивнула Кассандра, отодвигая от себя пустую суповую тарелку и принюхиваясь к жаркому. - Пахнет офигенно! А как твоя мама к этому отнеслась? Она же у тебя, вроде, ксенолог?
   - Ксенолог, - подтвердил Стерн, поднимая голову от дисплея планшета и впервые, пожалуй, за всё время пристально посмотрев на девушку. Брекенридж от неожиданности запнулась и едва не уронила на пол вилку с сочным кусочком мяса и ломтиком кактуса. - Но ксенологи и на Терре востребованы, а работы доктора ксенологии Морриган Стерн об эволюционном развитии таких рас, как Рой и а'казз, широко известны в профессиональном кругу.
   - Твоя мама изучала Рой? - округлила глаза сидонийка. Её реакцию вполне можно было понять. Немногие из граждан Империума могли похвастать тем, что им довелось побывать на одном из миров, принадлежащих этой загадочной инопланетной расе.
   - Она семь месяцев провела на главной планете Роя - Ашаре. Я тогда как раз заканчивал школу на Фарадее, ну и мама, используя свои каналы и то обстоятельство, что Рой очень высоко оценивал её работу, которая не только помогала нам лучше понять этих инсектоидов, но и улучшить взаимопонимание между Роем и Империумом, смогла организовать мне посещение Ашары.
   - Ты был на столичном мире Роя? - Кассандра даже забыла о том, что держит в руке вилку.
   - На самом деле, это очень интересно, - хмыкнул Стерн. - Рой загадочен и труднопостижим для всех галактических рас, но всё не так страшно, как может показаться на первый взгляд. Видишь ли, Рой...
   Полтора часа пролетели почти незаметно для инквизитора Брекенридж. Она никак не ожидала услышать от своего шефа столь занятное и интригующее повествование о самой таинственной цивилизации Галактики, и не только о ней. О том, что фарадеец был в своё время учеником Паскаля Глау, она, разумеется, знала, но вот о том, что знаменитый инквизитор погиб на Дакаре-V во время кампании по зачистке планеты от еретиков и что Стерн, воспользовавшись своим Правом Инквизитора, распорядился провести там Экстерминатус, услышала впервые. Сожжение Дакара-V, операция против наркосиндиката во всеми богами и демонами Космоса забытой звёздной системе где-то на севере Галактики, в Нейтральных Территориях, откуда дурь шла плотным потоком в миры Империума и Торговой Гильдии, где Стерну и его группе пришлось столкнуться с таинственным и древним ужасом по имени Валь-Галандор, о природе которого инквизитор не мог сказать ничего определённого, битва в Туманности Скарабея, где четыре крейсера Инквизиции и эскадра Галактического Патруля схлестнулись в смертельной схватке с флотом известного космического пирата с Жеторау-X Бараффа Скига, охота на лагримского работорговца Пассела Пифа в смертоносных джунглях Пертурабо... про Поток вообще не стоило упоминать, так как не было в Галактике инквизитора, который бы не знал об этом. Вполне возможно, что Лаймону нужен был некий внешний толчок, чтобы почувствовать себя в компании Брекенридж более раскованно. Вполне возможно.
   Но Стерн даже сейчас оставался верен своим принципам. Закончив рассказ о Пертурабо, фарадеец вынул из внутреннего кармана своего строгого покроя серого пиджака платёжную карту Имперского Банка и вставил её в щель считывающего устройства. Устройство издало короткий писк, после чего инквизитор что-то набрал на сенсорной панели, а затем вынул карту из устройства и убрал обратно.
   - Нам пора начинать готовиться к прыжку на Абаддон, - ровным голосом проговорил он, вставая из-за стола и протягивая руку Кассандре. Девушка не сразу сообразила, что фарадеец предлагает ей своё сопровождение. - Гипершторм - штука серьёзная, Касси. В таких условиях навигаторам требуется колоссальное сосредоточение и хрен знает сколько нервов. Идём.
   Брекенридж хотела было что-то сказать в ответ, но почему-то не нашла подходящих к случаю слов. Девушка, надо признать, была довольно остра на язык, но сейчас она просто не знала, что сказать. Поэтому она просто молча встала из-за стола и, взяв Стерна под руку, так же молча направилась в его сопровождении к выходу из "Орбитальной Короны".
   По пути к лифтам они перебросились несколькими малозначимыми фразами, в кабине же и вовсе молчали, не желая привлекать к себе остальных её пассажиров. Однако уже на входе на посадочную палубу, на которой находился их "Ятаган", Стерн совершенно неожиданно остановился и, оглядевшись по сторонам, резким движением привлёк девушку к себе и так же совершенно неожиданно для неё поцеловал её прямо в губы.
   - А... а... - только и нашла что произнести ошеломлённая Кассандра.
   - Я не стану ходить вокруг да около, Касси, - своим обычным спокойным тоном произнёс фарадеец. - Я очень признателен тебе за твоё отношение ко мне и хочу сказать тебе, что ты мне тоже нравишься. Причём достаточно сильно. Но я надеюсь, ты понимаешь, что сейчас у нас нет времени для каких-либо романтических выкрутасов.
   - Сейчас - возможно. - Брекенридж уже пришла в себя. - А потом?
   - А потом будем посмотреть.
   - А-га! - сидонийка хитро прищурилась. - А можно повторить?
   - Повторить что?
   - Вот то, что недавно ты сделал.
   - А, это вот?
   Было действительно похоже, что сегодняшний обед послужил неким катализатором для Лаймона. Он быстро привлёк к себе Кассандру и повторил всё то, что сделал минутой ранее, при этом его левая рука обхватила девушку за талию, а правая довольно ощутимо стиснула её пятую точку.
   - Ф-фу, задушишь ведь, фарадейский головорез! - с шумом выпустив сквозь сжатые зубы воздух, произнесла Брекенридж. - Вот уж чего не ожидала от тебя, так вот такого! Я-то думала, что ты всего лишь сухой и бесчувственный инквизитор, а ты, оказывается, очень милый и обходительный мужчина! Даже за задницу меня схватил!
   - Просто она у тебя... э-э...
   - Ну-ну? - прищурилась Кассандра.
   - Гм... соблазнительная... Так пойдёт?
   - Стерн - я тебя не узнаю! - Брекенридж игриво всплеснула руками. - Куда делся тот суровый инквизитор, готовый сжигать хаоситов пачками, а?
   - Никуда он не делся, Касси, - усмехнулся Стерн. - Только даже самый суровый имперский инквизитор имеет право на свою толику человеческого счастья. Или инопланетного, если инквизитор этот - ксенос. Так что перестаньте меня подкалывать, коллега Брекенридж, и давайте вернёмся к исполнению наших прямых обязанностей.
   - Мочить еретиков? Я с удовольствием!
   - Мм... сдаётся мне, что на этом Абаддоне не всё так просто, как нам бы хотелось, Касси. И мне что-то неспокойно.
   - Ай, нет ничего такого, чего нельзя было бы остановить разрывной пулей двадцатого калибра! Вон, даже тех древних парней, которые ту хрень изобрели... ну, Имматериум этот... можно того, пришибить. А уж какого-то ксеноса или еретика - и подавно!
   - Слова истинного инквизитора! - Стерн снова усмехнулся. - Ладно, давай всё-таки вернёмся к своим делам, Касси. Времени действительно маловато остаётся.
   - А романтические штучки? - прищурилась сидонийка.
   - А вот этот вопрос пока отложим. Но не в долгий ящик.
   - Ловлю на слове, шеф!
   Брекенридж игриво улыбнулась фарадейцу и, шлёпнув его по плечу, быстрым уверенным шагом направилась в направлении виднеющегося на некотором расстоянии от входа на палубу штурмового корабля Инквизиции. Причём направилась несколько фривольной походкой.
   Но в данный момент Лаймон Стерн не собирался никаким образом отчитывать Кассандру Брекенридж за несколько неподобающее рангу имперского инквизитора поведение. Напротив, он с большим удовольствием пронаблюдал, как сидонийка пересекает ангарную палубу. Покачав головой и усмехнувшись, фарадеец заторопился в том же направлении.
  
  
  
   Гипершторм. Вроде бы не настолько уж непонятное слово, однако это вовсе не тот шторм, который можно встретить на морских просторах. Если честно, то гипершторм ничего общего с обычным физическим миром не имеет, так как он рождается и умирает в гиперпространстве. И до сих пор природа этого явления не то чтобы не до конца изучена - она практически не изучена вообще. Предугадать, где и когда возникнет гипершторм, невозможно, но когда это явление имеет место быть, зачастую попасть в какую-нибудь звёздную систему становится если не невозможно, то довольно затруднительно. Ведь квантовое возмущение гиперсферы - а гипершторм именно таковым и является - делает работу гипердрайва и навигационных компьютеров крайне затруднительной. А у космических навигаторов прибавляется головной боли по поводу того, как всё-таки провести звездолёт сквозь возмущение в гиперпространстве.
   Во всяком случае, именно так подумалось Стерну при взгляде на вспотевшее лицо шеф-навигатора крейсера кафаринца Пайкана Зилу, который, не обращая внимание на то, что происходило вокруг него, сосредоточенно работал с навигационным компьютером "Доминатора", обложившись электронными планшетами данных и кристаллодисками с навигационной информацией. Пальцы навигатора быстро бегали по сенсорной панели, набирая различные команды и коды, но, судя по реакции кафаринца, пока ничего толкового сделать ему не удавалось.
   - Вообще, есть возможность того, что нам удастся пробиться к этому Абаддону? - спросила Кассандра Брекенридж, стоя чуть в стороне от своего шефа. На сей раз инквизитор с Сидона была облачена вполне официально, в полном соответствии с её рангом, а единственная деталь, которая несколько не подходила к чёрной инквизиторской форме, виднелась на её правом ухе и представляла собой микронаушник беспроводной гарнитуры карманного плеера, который Кассандра довольно часто брала с собой. Вот и сейчас Брекенридж, наблюдая за манипуляциями Зилу, едва заметно постукивала по металлическому полу ходового мостика крейсера правой ногой. Впрочем, к увлечению своего коллеги музыкой в стиле "прогрессивный индустриальный металл" Стерн относился с пониманием, так как данное музыкальное направление пользовалось огромной популярностью в Империуме, а марсианская группа из Эберсвальде "Deus Ex Machina" считалась по праву лидером этого течения в современной музыке. Которая, скорее всего, сейчас и звучала в микронаушнике.
   Брекенридж заметила направленный на неё строгий взгляд своего патрона, но ничуть не смутилась от этого. Она лишь кокетливо поправила гарнитуру и тряхнула головой, отчего её длинные светлые волосы, собранные в пышный "конский хвост", качнулись взад-вперёд.
   Едва заметно усмехнувшись, Стерн перевёл взгляд на Пайкана Зилу. Кафаринец явно был в не совсем хорошем настроении, что было хорошо заметно по его лицу. На голографическом мониторе, что был развёрнут перед ним, схемы, графики и формулы сменяли друг друга с довольно большой скоростью, и непосвящённым разумным было довольно сложно понять, что же, в конце концов, происходит на трёхмерном мониторе. Непосвящённым - но не псайкеру-когитатору, выпускнику одной из Академий Имперской Гильдии Навигаторов, чей мозг мог производить вычисления со скоростью армейского тактического компьютера. Спросите - а зачем вообще это нужно, когда любой космический корабль оснащён мощными компьютерными системами? Да просто для того, чтобы эти самые системы должным образом контролировать. Полагаться полностью на системы искусственного интеллекта было довольно опрометчиво, что показали в далёком прошлом гибель гигантской дипломатической космостанции "Адастра" (погибло более сорока тысяч людей и инопланетян) и постигшая Галифакс катастрофа из-за выхода из строя орбитальной защитной сети. Поэтому и было принято решение в рамках государственной программы развивать соответствующие способности у псионически одарённых индивидуумов.
   - Похоже, что шеф-навигатор Зилу находится в некотором затруднении, - шёпотом произнёс Брекетт, придвинувшись к Стерну. - Стандартные методы прокладки гиперкурса не работают, а иные методы требуют более длительной подготовки.
   - Откуда тебе это известно, Ли? - покосился Лаймон на меркурианца.
   - Да так... - Брекетт смущённо переминулся с ноги на ногу. - У меня младший брат служит навигатором на военном крейсере в Андаманском Поясе, рассказывал как-то про особенности космической навигации, так там есть...
   - Думаю, что способ пройти через квантовое возмущение всё-таки существует, - не дал Брекетту договорить шеф-навигатор "Доминатора", устало откидываясь на спинку своего мидель-кресла и отпихивая в сторону один из консольных пультов. - Но для этого нам потребуется совершить прыжок прямо к границе шторма.
   - Чем это может нам грозить? - тут же спросил старший помощник капитана Тобиас Феретти.
   - Собственно, если не заходить непосредственно в область возмущения, то ничем, - пожал плечами Зилу. - В гиперсфере нельзя проложить обходной маршрут потому, что его там просто не может быть. Гиперсфера - это совершенно иная область пространства, подчиняющаяся своим законам, имеющая куда больше измерений, нежели три. Поэтому мы подойдём к границе гипершторма и попробуем свернуть пространство внутри гиперпространства...
   - А это вообще возможно? - с сомнением в голосе произнёс Стерн. - И как это вообще можно осуществить?
   - Можно. Вдаваться в подробности не стану, иначе у вас просто голова кругом пойдёт от обилия математических терминов. Таким образом, мы сможем пройти через область квантового возмущения, сформировав туннель гиперперехода. Правда, есть один маленький нюанс...
   Кафаринец замолк и задумчиво воззрился на дисплей навигационного компьютера.
   - Какой именно нюанс, Пайк? - спросил Мазарини, внимательно вслушивающийся в то, что говорил его навигатор.
   - Открыть туннель гиперперехода в самом гиперпространстве - это не то же самое, что открыть его в обычном космосе. Для этого потребуется весьма значительно перераспределить энергопотоки внутри корабля и отключить все системы, которые не имеют отношения к гипердрайву.
   - Если надо - сделаем, - сказал Мазарини. - А что говорит навигатор "Лассарда"?
   - Его расчёты коррелируются с теми, что получены мною, - ответил Зилу. - Путём совмещения виртуальных матриц мы сможем синхронизировать гиперприводы обеих судов, чтобы одновременно свернуть пространство внутри гиперсферы и войти в туннель перехода с интервалом в четыре и четыреста сорок две тысячных секунды. Таким образом, мы сможем пройти область квантового возмущения, не прибегая к различным экзотическим способам наподобие формирования свуп-туннеля или воронки Римана.
   - Сколько времени это займёт? - деловым тоном осведомился командир крейсера.
   - Ну... учитывая тот факт, что мы находимся всего лишь в пяти световых годах от Тау Кузнеца и у меня практически всё готово, равно как и у коллеги Мещерякова, полагаю, что в течение пяти-семи минут мы сможем уйти в гиперпрыжок.
   - Тогда работаем, коллеги! - тем же тоном произнёс Мазарини. - Всем быть по местам! Включаем гипердрайв через шесть минут тридцать секунд! Синхронизировать работу навигационной системы "Доминатора" с соответствующей системой "Джерома Лассарда"!
   - Синхронизация начата! - отозвался Зилу.
   Лаймон Стерн, который в своё время на "отлично" сдал экзамен пилота, понимающе кивнул сам себе. Хотя фарадеец не проходил полноценное обучение навигаторскому ремеслу, он умел работать с гиперприводом и мог - при необходимости - совершить гиперпространственный прыжок. Правда, при наличии собственного пилота в этом не было необходимости. Пока не было. Но инквизитор, не умеющий пилотировать космолёт, был столь же редок, как не умеющий плавать аргалин.
   Ровно по прошествии вышеозначенного времени над пультом навигатора вспыхнул зелёный транспарант, означающий, что крейсер готов перейти на джамп-режим. Пайкан Зилу что-то пробормотал себе под нос, явно находясь в привычном для когитатора состоянии полутранса, и плавным движением активировал сенсор включения гиперпривода.
   Картина на экране главного тактического мультихроматрона тут же изменилась. Вместо вечной космической ночи с мириадами светящихся точек глазам предстало безликое серое марево гиперпространства, этого, как когда-то выразился один из древних космонавтов, "подвала Вселенной". Великое Ничто, Квантовое Море, Бесконечная Сфера - это лишь одни из эпитетов, которые были присвоены разными галактическими народами этому до сих пор малоизученному явлению, которое позволяло быстро и эффективно пересекать бескрайние галактические просторы.
   - Переход на джамп-режим осуществлён штатно, - доложил шеф-навигатор, принявший нормальное состояние, но по-прежнему не отрывающий взгляда от приборов. - Скорость чуть выше расчётной, но это как раз вполне допустимо. Данные с крейсера Патруля свидетельствуют о том, что у них тоже всё прошло нормально. Начинаю вторую стадию перехода, приступаю к формированию туннеля в подпространстве. Объявляю двухминутную готовность.
   Снова на командном мостике "Доминатора" воцарилась напряжённая рабочая тишина, нарушаемая лишь гулом работающей аппаратуры и редкими репликами операторов дежурной смены. Сидящий в своём консольном кресле командир крейсера Антонио Мазарини был всецело поглощён работой с капитанским пультом, и Стерн было решил, что присутствие инквизиторов на ходовом мостике звездолёта не является такой уж необходимой мерой. Да, любопытно, но всё же незачем мозолить глаза членам экипажа и отвлекать их своим присутствием от важной работы.
   - Формирование туннеля перехода закончено, - объявил шеф-навигатор крейсера, держа указательный палец правой руки у какого-то сенсора. - Активация через три... две... одну... запуск!
   На обзорных экранах не изменилось ровным счётом ничего, а вот дисплеи и индикаторы навигационного пульта сыграли очень красивое световое шоу. Впрочем, судя по реакции кафаринца, шоу это было незапланированным, однако Зилу, тем не менее, остался более-менее спокоен. Возможно, что-то и шло не так, но прямой угрозы кораблю и экипажу шеф-навигатор не видел.
   - "Джером Лассард" движется за нами строго в кильватере, держит безопасную дистанцию с отклонением в пять с половиной градусов, - доложил Феретти. - Все системы корабля функционируют в штатном режиме. До выхода в обычный космос остаётся около четырёх минут. Пайк - что у тебя?
   - Штатно, - коротко отозвался кафаринец. - Проходим гипершторм по его верхней кромке. Видимо, мои расчёты оказались слишком уж осторожными - энергии мы тратим не так уж и много. Но всё же лучше поддерживать текущий режим энергопотребления.
   - Принято, - отозвался со своего места Мазарини.
   - Где произойдёт выход в обычное пространство? - спросил Стерн.
   - В пределах системы Тау Кузнеца, примерно в шестнадцати единицах от Абаддона, - ответил Зилу. - Три с половиной часа хода - и мы будем вблизи планеты. Как только выйдем из джамп-режима, попытаемся связаться с колонией... если ещё есть с кем связываться.
   - Сплюньте лучше! - мрачно посоветовал Лаймон.
   Шеф-навигатор лишь хмуро усмехнулся в ответ на эти слова инквизитора.
   На висящем под потолком ходовой рубки "Доминатора" электронном табло вспыхнули нули, тошнотворное серое ничто гиперсферы сменилось успокаивающей чернотой космического пространства с видимой прямо по ходу крейсера небольшой красной звездой. И словно это послужило сигналом - по всему девятисотметровому корпусу боевого звездолёта Имперской Инквизиции одновременно взревели баззеры аварийного оповещения.
  
  
  
   Глава 4.
  
  
  
   - У нас внештатная ситуация на борту! - тут же среагировал Зилу. - Взрыв в двигательном отсеке! Сенсоры фиксируют очаг возгорания!
   - Машинная - рапорт на мостик! - рявкнул в микрофон интеркома Мазарини. - Немедленно! Что там у вас происходит?!
   - Произошёл взрыв одной из питающих шин гиперпривода, - услышали все находящиеся на мостике крейсера голос бортинженера "Доминатора" Северия Данилевского. - По всей видимости, не сработали предохранители. Имеются пострадавшие, но, хвала Духу Космоса, никто не погиб. Локальный очаг возгорания контролируется аварийной бригадой, никакой опасности для реакторов или главной двигательной установки нет. Один из генераторов получил повреждения, но не думаю, что здесь возникнут какие-либо проблемы. Мы сможем устранить все неполадки, пока вы будете разбираться с тем, что произошло на Абаддоне.
   - Вам нужна помощь, Северий? - спросил Мазарини.
   - Полагаю, что мы справимся своими силами, шеф, - отозвался бортинженер. - Мои парни достаточно квалифицированы в данных вопросах. Думаю, что часов девять-десять напряжённой работы - и всё заработает, как положено. Если, конечно, нас не будут отвлекать всякие нехорошие личности, вознамерившиеся проделать в корпусе крейсера пару сотен дырок.
   - Не могу ничего гарантировать, Северий! - усмехнулся Мазарини, косясь на инквизиторов. - Но думаю, что хотя бы при пролёте до Абаддона никто нам не будет мешать.
   - Надеюсь на это.
   Интерком издал шипящий звук холостого режима и отключился.
   - Теперь, когда мы всё-таки сумели миновать неприятное явление в гиперпространстве, а бортинженер Данилевский утверждает, что опасности для крейсера нет, - Стерн перевёл свой взгляд с мультихроматрона на капитана "Доминатора", - быть может, имеет смысл попытаться наладить связь с Абаддоном?
   - Да, вы правы, инквизитор Стерн, - согласно кивнул Мазарини. - "Джером Лассард" вышел из джамп-режима совсем без повреждений, а мы, хоть и понесли некоторый ущерб, но остаёмся по-прежнему в строю. Любая попытка атаковать нас ничего не принесёт противнику, только проблемы получит на свою... хм... задницу. А связь мы сможем попытаться установить прямо, так сказать, не сходя с места. Элрон?
   - Все системы дальней связи функционируют в штатном режиме, - отозвался главный инженер-связист крейсера уроженец Альфарда-XII Элрон Тиму. - Попробуем связаться с главным компаундом колонии. Если передатчик не повреждён и там до сих кто-то остаётся в живых, то не услышать нас они не смогут.
   Инженер-связист замолчал и повернулся в своём мидель-кресле к пульту главного коммуникатора крейсера, одновременно с этим давая знак своим подчинённым начать работу.
   - Теоретически - возможно, что даже с работающей аппаратурой нам не смогут ответить, - произнесла Кассандра Брекенридж, с задумчивым выражением лица глядя на экран тактического мультихроматрона. - Предположим, что станция гиперсвязи на Абаддоне функционирует, но у колонистов нет возможности ею воспользоваться в связи с противодействием... мм... неизвестного противника. Тогда они смогут, вероятно, нас услышать посредством, скажем, коммуникационного устройства какого-нибудь вездехода, но ответить вряд ли смогут. У подобных коммуникаторов недостаточно мощности для ретрансляции сигнала на большие расстояния. Технически всё, что они смогут выжать из такого устройства - от трёх до пяти единиц, и то до пяти с большим натягом.
   - Готовишься к худшему? - Стерн понимающе кивнул.
   - Тот, кто готовится к лучшему, очень часто получает в итоге большую кучу дерьма, - спокойно отозвалась сидонийка. - Кажется, так говорил кто-то из знаменитых инквизиторов прошлого. Поэтому мне кажется, что нам стоит...
   - Есть сигнал! - раздался вдруг голос одного из связистов, и головы всех находившихся на данный момент на ходовом мостике "Доминатора" повернулись в его сторону. - Очень слабый, даже с усилением. Видимо, у тех, кто его послал, очень слабый передатчик. Даю максимальное усиление. Только аудио, видеосигнала нет.
   Оператор что-то подрегулировал на своём пульте и до слуха находящихся в командном отсеке крейсера Инквизиции донёсся слабый голос, говорящий на имперском стандартном. Слышимость была такой, что создавалось впечатление, будто тот, кто говорит в коммуникационное устройство на той стороне канала связи, находится в каком-то хорошо экранированном подвале, хотя никакая экранировка не могла помешать гиперсигналу.
   - ... до сих пор... даже не знаем, есть ли... живой... - донеслось из динамиков главного корабельного коммуникатора. - Мы закрепил... но не знаем, как долго... ничего подобного... кто нас слышит...
   - Сигнал проходит, но он очень слабый, - произнёс оператор, продолжая работать со своим пультом. - Попробую усилить его.
   После нажатий на пару сенсоров и регулирования нескольких индикаторов сигнал было совсем пропал, но затем он появился вновь. Чуть более сильный, чем прежде, но этого всё равно было недостаточно для того, чтобы понять, что же всё-таки происходит на планете.
   - На связи крейсер Имперской Инквизиции "Доминатор", у микрофона оператор коммуникационного устройства лейтенант Фоссел, - произнёс оператор в микрофон. - Мы пытаемся установить свами связь, Абаддон. Подтвердите получение сигнала.
   Динамики выдали мешанину из треска, хрипа и писка, но более ничего не донеслось до ушей тех, кто находился у коммуникационной станции.
   - Или сигнал до них не доходит, или же они просто нас не слышат, - сказал оператор.
   - Ну, по крайней мере, там всё же есть кто-то живой, - хмыкнул Брекетт. - И это уже хорошо. Я так думаю...
   - Не прекращайте вызывать их, лейтенант, - распорядился Мазарини. - Мощность нашего коммуникатора вполне способна пробиться к ним даже на самом слабом комме, так что вызывайте компаунд.
   - Слушаюсь! - отозвался связист.
   - Капитан Мазарини - продолжайте движение к Абаддону, - сказал Стерн, переглянувшись со своими коллегами. - Скорость не снижать, поднять щиты, активировать системы автоматической обороны. Подготовить к высадке на планету четыре взвода солдат и подразделение терминаторов. Свяжитесь с капитаном Черновым и передайте ему, чтобы подготовил к высадке на Абаддон отряд космической пехоты Патруля. Бронеподдержка... гм... не думаю, что нам сразу стоит высаживать танки. Насколько мне известно, главный компаунд-комплекс расположен в сильно пересечённой местности, там от бронетехники толку будет мало. Если только шагоходы использовать... впрочем, давайте пока обойдёмся пехотой.
   - Можно прихватить с собой парочку "Стражей", - сказала Брекенридж. - Они как раз там будут к месту. Лёгкие, маневренные, неплохо защищённые...
   - Хорошо, "Стражей" можно использовать, - согласился фарадеец. - В конце концов, их тяжёлые лучемёты могут быть неплохим подспорьем. - Стерн огляделся по сторонам. - За работу, коллеги. У нас не так уж много времени осталось. Продолжайте поддерживать канал связи с колонией, лейтенант Тиму, быть может, на более близком расстоянии нам удастся услышать несколько больше, нежели теперь.
   - Слушаюсь, господин инквизитор! - по-военному чётко отозвался альфардец.
   - Коллеги - нам тоже предстоит подготовиться к высадке, - фарадеец внимательно оглядел своих оперативников. - На планете ситуация неясная, поэтому давайте всё ещё раз тщательно взвесим. Идёмте.
   Выйдя из отсека управления, инквизиторы молча прошествовали до лифтового холла, где дождались кабины пронизывающего лифта. Войдя в неё, Стерн, не глядя, ткнул пальцем в сенсор, задавая пункт назначения, затем по очереди оглядел свою команду.
   - Значит, так, - произнёс инквизитор, причём так, что охота возражать ему враз пропала у кого бы то ни было. - Мы понятия не имеем, с чем нам придётся столкнуться там, внизу, поэтому скажу сразу - никакой самодеятельности и никакого ненужного геройства. Мы не за этим прилетели на Абаддон. Наша задача - спасти жизни граждан Империума и выяснить, что здесь творится. Происки ли это хаоситов, ксеноинвазия или что-то ещё - не имеет значения. То есть, конечно, имеет, но это второстепенное. В конце концов, Экстерминатус всех равняет в правах, - Лаймон криво усмехнулся. - Итак. Поскольку ситуация на планете абсолютно неясна, полагаю, что вооружиться нам надлежит как следует. Бластеры берём все, это само собой разумеющееся. Далее.
   Стерн прочистил горло и вперил взгляд своих серо-стальных глаз в Ансела Шорака.
   - Ансел - экипируешься в "доспех" и возьмёшь дефган. В полевой ранец загрузишь два дополнительных магазина и пять тактических гранат. Оружие проверить от и до, то же самое касается и экзоскелета.
   - Шойн! - отсалютовал кжев.
   Взгляд инквизитора переместился на Брекетта.
   - Ли - на тебя возлагается обеспечение прикрытия и отхода. Это значит - огнемёт.
   Меркурианец лишь криво ухмыльнулся в ответ.
   - Касси - на сей раз используешь "крестоносца". Эта винтовка способна с одного выстрела свалить кугхра, так что здесь она будет даже очень кстати. Разумеется, оденешь "доспех". Всё проверь и перепроверь несколько раз.
   - Да, шеф, - кивнула сидонийка. -А ты что с собой возьмёшь?
   - Я? - на спокойном лице фарадейца вдруг возникла воистину дьявольская усмешка. - Да я так, скромненько... Всего лишь атомайзер.
   - Действительно, скромненько так! - хихикнула Брекенридж.
   Стерн в ответ лишь пожал плечами и отобразил некую гримасу, которую довольно трудно было как-нибудь классифицировать.
   - Всё, хватит трепаться! - нахмурился фарадеец. - Потом можно будет позубоскальничать, когда разберёмся с ситуацией на Абаддоне. Работаем, коллеги, работаем!
   Поднявшись на борт "Ятагана", Стерн направился было в сторону кабины, где находился пилот штурмовика Мико Кендалл, но неожиданно резко развернулся в противоположную сторону.
   - Касси! - окликнул он инквизитора Брекенридж.
   - Шеф? - Кассандра повернулась в сторону Стерна и внимательно, но вместе с тем и настороженно, всмотрелась в лицо фарадейца.
   - У меня будет одна просьба, Касси, - произнёс Лаймон, глядя на сидонийку в упор. Брекенридж мысленно поёжилась. Ну что за взгляд такой у Стерна? Только еретиков доводить до инфаркта!
   - Какая?
   - Не нужно строить из себя крутого инквизитора, Кассандра. Я хорошо знаю твои возможности и также знаю, что ты способна выкрутиться из любой ситуации. Но давай обойдёмся без излишнего геройства. Я... - Стерн неожиданно отвёл глаза в сторону и замолк, но быстро совладал с собой и продолжил, - если ещё и ты... это уже будет просто грандиозный перебор...
   - Постой-постой! - прищурилась Кассандра. - Забота о подчинённом - это понятно. Но только ли в этом дело?
   - А если не только?
   - Ванг шиист! - выругалась Брекенридж. - Теперь уже я не знаю, что сказать, Лаймон. Я понимаю, что ты нравишься мне, а я - тебе... наверное...
   - Что значит "наверное"? - притворно нахмурился Стерн.
   - Я просто неудачно выразилась, Лаймон. - Брекенридж внимательно вгляделась в лицо своего патрона, которое сейчас утратило свою привычную невозмутимость. - Но... я тебе настолько небезразлична?
   - Допустим.
   - "Допустим"! - передразнила Стерна Кассандра. - Однако... мне приятно такое слышать, шеф... Лаймон. Хорошо, я буду вести себя очень осторожно и не полезу в какую-нибудь фрагову дыру без твоего прямого приказа.
   - Даёшь слово? - прищурился фарадеец.
   - Даю, - совершенно серьёзным голосом ответила Брекенридж. - На рожон я не полезу, не переживай.
   - Это радует.
   Кивнув Брекенридж, Стерн резко развернулся на каблуках и быстро скрылся в направлении пилотской кабины. Кассандра же, постояв в коридоре ещё некоторое время, довольно улыбнулась и, хлопнув себя по бёдрам, развернулась в противоположном направлении и спустя пару секунд скрылась за поворотом коридора.
  
  
  
   В поле бокового обзора пилотской кабины "Ятагана" промелькнули массивные солидиумовые балки выходного створа шлюзовых ворот ангарной палубы "Доминатора", штурмовой корабль проколол силовую мембрану и очутился в космическом пространстве. Кендалл отвёл штурмовик от крейсера на расстояние, обеспечивающее безопасность при включении маршевого двигателя, дважды проверил показания лазерного дальномера и, покосившись на сидящего в соседнем кресле Лаймона Стерна, который был облачён в боевой операционный костюм высшей защиты "хамелеон" с убранным в воротник шлемом, переключил несколько тумблеров на панели управления штурмовиком и тронул сенсор активации термоядерного двигателя. За кормой штурмовика ярко вспыхнуло ослепительное белое пламя и корабль, получивший реактивный импульс от включившегося маршевого двигателя, устремился вперёд, к видневшейся впереди и чуть левее планете, до которой от теперешнего местоположения боевого судна Инквизиции и патрульного крейсера было около половины мегаметра. Три десантных челнока с "Доминатора" следовали за штурмовиком в строгом боевом построении, два десантолёта с "Джерома Лассарда" шли чуть правее, сопровождаемые звеном прикрытия, состоящем из трёх истребителей Патруля "Адская гончая". Оба боевых звездолёта заглушили свои главные двигатели и легли в дрейф на указанном выше расстоянии от Абаддона, закуклившись в силовые защитные сферы и изготовив к бою свои оружейные системы. "Доминатор", помимо прочего, выпустил несколько проботов, которые четыре минуты назад исчезли в мутной атмосфере Абаддона. Целью зондов-роботов являлось получение более детальной информации о положении дел на поверхности, так как сканирование с дальней дистанции не могло дать сколь-нибудь внятной картины. Компаунд-комплекс "Космических Минералов Кворристоуна" по-прежнему находился на своём месте, его энергостанция работала в штатном режиме, вокруг купола не фиксировалось ничего подозрительного, радиационный и температурный фоны были в пределах допустимого, по местным условиям. Поэтому Мазарини решил запустить к планете зонды, чтобы с помощью их видеокамер получить более детальную картинку.
   Планета медленно приближалась, вырастая в размерах. Над тем её районом, где располагался компаунд-комплекс, в данный момент бушевала довольно сильная буря, и сполохи молний были видны даже с орбиты. Кендалл, сверившись с показаниями сканеров "Ятагана", сказал, что скорость ветра над комплексом достигает тридцати метров в секунду и что придётся принять все необходимые меры предосторожности при выполнении посадочного манёвра. Гравитация на Абаддоне составляла сто тридцать четыре процента от стандартной, поэтому при использовании маршевого двигателя в данных условиях расход топлива возрос бы на пять процентов по сравнению с номиналом. А оно могло им ещё пригодиться, ведь что происходит на планете, до сих пор было неизвестно.
   - Есть данные от проботов, Мазарини? - произнёс Стерн в бусину микрофона коммуникатора, глядя на вырастающий в обзорном блистере шар планеты.
   - Пока нет, - отозвался капитан "Доминатора". - Они уже вошли в атмосферу и сейчас должны... Погодите минуту, Стерн. Что-то поступает с одного из проботов. Сейчас глянем, что там... э-э... а вот это что такое?
   - Что такое? - тут же насторожился фарадеец.
   - Момент... нет, ничего. Просто неровность местности. Приняли за другое.
   - Что с данными?
   - Получаем видео. На первый взгляд, никаких видимых повреждений купол компаунда не имеет. Видно неважно из-за сильного ливня, но пробоины в куполе были бы видны и так... Вот здесь усильте резкость, - произнёс Мазарини, обращаясь, по всей видимости, к одному из операторов дежурной смены. - Гм... Да нет, это всего лишь выход скальной породы... Стоп, а что вот...
   В динамиках внезапно раздался какой-то непонятный треск, затем ещё один и ещё, а вслед за этими непонятными звуками до слуха Стерна и Кендалла донёсся возбуждённый голос оператора контрольных систем.
   - Потеряна связь с проботом Три, причина не установлена! - скороговоркой зачастил оператор. - Пробот не отвечает на вызовы, никакой информации с его сканеров не поступает! Я не вижу его ни на одном из мониторов!
   - Отказ систем? - деловитым тоном задал вопрос Мазарини.
   - Не могу сказать точно, недостаточно данных. Возможно, пробот попал под разряд молнии, тогда можно объяснить...
   - Потеря связи с проботами Два и Четыре! - перебил говорившего другой оператор. - Есть видеосигнал с камер Второго! Ретранслирую картинку на главный тактический экран!
   - Какого шииста там происходит? - Кендалл встревоженно взглянул на Стерна.
   Фарадеец вместо ответа зашикал на пилота и жестом приказал ему заткнуться.
   - Мазарини - что там у вас происходит? - требовательно произнёс Лаймон. - Что с проботами?
   - Если б я знал! - отозвался командир крейсера. - Сами посмотрите на это!
   Над пультом управления штурмовика развернулся в воздухе трёхмерный экран мультихроматрона, на котором возникла странная картина. И Стерн, и Кендалл при виде её недоумённо переглянулись и почти одновременно пожали плечами, не зная, как реагировать на показанное камерами пробота.
   Зонд на момент передачи видеосигнала явно находился вблизи купола компаунд-комплекса, скользя над каменистой почвой, начисто лишённой какой-нибудь растительности. От поверхности планеты его отделяло метров двадцать, не более, а от стены купола - всего лишь метра три, судя по данным телеметрии. Пробот снизился ещё на пару метров и тут в поле зрения широкоугольных видеокамер сервитора возникло нечто большое и довольно неопределённых очертаний, явно находившееся на земле. От этого предмета, чем бы он ни был, по направлению к проботу устремилось нечто ярко-оранжевое, похожее на разряд плазмы. Оно угодило точно в объектив передающей камеры, и трансляция прекратилась.
   - Что это, шеф? - почему-то шёпотом спросил Кендалл, кивая на экран.
   - Я почём знаю? - пожал плечами фарадеец. - Однако... а это ещё что такое, во имя Трона Терры?!
   - Пробот Один вступил в бой с неизвестным противником! - все зонды данного типа, помимо стандартного поисково-исследовательского оборудования, были оснащены также и средствами активной обороны, и сейчас единственный уцелевший сервитор кружил над непонятным объектом, который весьма ловко уворачивался от шквала лазерных лучей, которыми поливал его зонд. Однако нанести какие-либо серьёзные повреждения неизвестной машине проботу не удавалось - либо броня его противника обладала очень высокой прочностью, либо её защищал мощный силовой щит. Трижды чужой аппарат едва не сбил зонд теми самыми ярко-оранжевыми сгустками, которые совсем недавно уничтожили зонд под вторым номером, и лишь то, что логик-компьютер пробота ожидал чего-то подобного, позволило сервитору избежать прямых попаданий.
   - Выводите его оттуда, Мазарини! - рявкнул Стерн. - А то и этого собьют!
   - Команду на отход, живо! - в том же духе отдал приказ капитан крейсера. - Полный анализ всех аудио- и видеофайлов! Прогнать всё через тактический анализатор! Феретти!
   Что ответил капитану "Доминатора" старший помощник, Стерн не услышал, поскольку "Ятаган" именно в эту минуту вошёл в верхние слои атмосферы. А спустя несколько секунд инквизитору стало совсем не до проботов.
   Что-то ярко-оранжевое вынеслось из недр атмосферы Абаддона и ударило прямо в переднюю полусферу штурмовика. Дурным голосом взревел баззер, часть индикаторов вспыхнула тревожной красной гаммой, шкала состояния защитного поля штурмовика просела сразу на несколько делений.
   - По кораблю нанесён удар неизвестным видом оружия! - напряжённым голосом произнёс Кендалл, поспешно цепляя на голову ажурную полудугу мыслеконтактора. - Мощность щита упала на семь процентов! Повреждений нет! Начинаю манёвр уклонения!
   - Что это было? - спросил Стерн.
   - Понятия не имею. Что-то вроде плазменного разряда, но весьма необычной конфигурации. Никогда такого не встречал.
   - Всю энергию на передние щиты! - приказал Лаймон. - Связь с остальными десантолётами!
   - Установлена.
   Кендалл кивнул Стерну на загоревшийся на коммуникационной панели зелёный транспарант.
   - Говорит Стерн, - инквизитор придвинул ко рту микрофон. - Только что по моему корабля был нанесён удар из неизвестного оружия...
   - Фиксирую пуск ракет с поверхности планеты! - перебил фарадейца чей-то взволнованный голос. - Девять быстроходных целей, приближаются на сверхзвуковой скорости!
   - Ну дела! - Кендалл грязно выругался на лагошском. - Что же за херня тут такая творится, а, шеф?
   - Думаю, что скоро мы всё узнаем, Мико, - спокойным тоном проговорил Стерн. - Активируй защитный барьер.
   - Шойн!
   "Ятаган" словно бы провалился влево и чуть вниз - это Кендалл бросил корабль в противоракетный манёвр, одновременно выпуская целое облако миниатюрных зондов-ловушек, предназначение коих заключалось в том, чтобы сбить ракеты со следа и активной постановкой помех не дать их блокам наведения захватить цель. Остальные корабли повторили действие пилота штурмовика.
   Но вопреки ожиданию, ни одна из выпущенных с поверхности Абаддона ракет ни на йоту не отклонилась от своего курса, продолжая идти каждая на сближение с выбранной ею целью.
   - Мне кажется, Мико, что мы чего-то не понимаем, - напряжённым голосом произнёс фарадеец, пристально глядя на монитор радара, на котором отметка летящей навстречу "Ятагану" ракеты с каждой секундой уменьшала расстояние между собой и штурмовым кораблём Инквизиции, при этом довольно странно маневрируя. - Обычные ракеты так себя не ведут.
   - Мне плевать, какие они! - оскалился терранин. - Но какие бы они ни были, против "паука" никакая ракета не выдюжит!
   Возможно, пилот "Ятагана" слишком уж патриотично относился к своему кораблю, но доля правды в его словах всё-таки была. Устройство, которое на самом деле именовалось субфазным лазерным осциллятором, при выбросе в космическое пространство генерировало лазерную сеть весьма сложной конфигурации, которая, к тому же постоянно меняла свои рисунок и частоту, так что миновать такую сеть было практически невозможно.
   Невозможно... но только не для этих странных "ракет", выпущенных с Абаддона по десантным судам. Непостижимым образом миновав лазерную ловушку, они продолжили своё сближение с кораблями имперцев.
  
  
  
   Мико Кендалл в замешательстве потёр тыльной стороной ладони внезапно вспотевший лоб и что-то пробормотал себе под нос, причём явно нецензурное. Пальцы пилота быстро пробежались по сенсорам, отчего штурмовик чуть вздрогнул и изменил курс.
   - Мико? - Стерн вопросительно взглянул на пилота.
   - Думай, как хочешь, но это не ракеты в обычном понимании этого термина, шеф, - сквозь стиснутые зубы проговорил Кендалл, включая перед глазами голографический визор. - Ракеты, которые известны нам, так не могут маневрировать. Это что-то другое.
   - Вопрос заключается в том, что... Эй, какого хрена ты творишь, Мико?!
   "Ятаган" являлся довольно-таки маневренным космолётом, но всё же он не был приспособлен для такого манёвра, который предпринял Кендалл, чтобы увернуться от ракеты, которая неуклонно неслась прямо в лоб штурмовику. Всё же это не истребитель "Грифон" и не тактический перехватчик "Звёздная фурия", могущие вытворять и не такие выкрутасы. Но тем не менее, терранину удалось сделать то, что он задумал.
   Поставить "на хвост" двухсотсемидесятитонный космолёт - задача не из лёгких, но и пилоты в Имперской Инквизиции служили отнюдь не простые. Их уровень подготовки на порядок превышал таковой у военных пилотов, про гражданских лучше вообще ничего не говорить. А Мико Кендалл в своё время прошёл "тест Хайдеманна" и сдал на "отлично" выпускной экзамен на стресс-пилотирование в астероидном поясе системы 208 Крота, при этом принимавший экзамен инструктор Академии после того, как штурмовик под управлением Кендалла приземлился на стартопосадочном поле, сказал, что такого чокнутого, как терранин, ещё поискать надо. Так что Мико, долго не раздумывая, отключил продольную устойчивость, переведя антигравитационный ускоритель в пассивный режим и резко дёрнул на себя джойстик управления, заваливая тяжёлый космолёт на хвост, при этом штурмовик продолжал лететь вперёд.
   - Очень интересно! - пробормотал Стерн, глядя, как в носовом блистере небо переворачивается с ног на голову, если можно так сказать. - Оно поможет?
   - Хер его знает, шеф! - прошипел Кендалл, чьё лицо окаменело от напряжения. - Эта х...ня щас мимо нас должна пройти!
   - Пройдёт?
   - Вот и узнаем, пройдёт или нет!
   - Что вы там вытворяете, "Ятаган"?! - раздался в динамике коммуникатора встревоженный голос командира "Доминатора". - Вы просто сбить эту ракету не можете?!
   - Если бы это была обычная ракета... - начал было Стерн.
   - Прошла, сука! - заорал Кендалл, заставив инквизитора вздрогнуть от неожиданности. - Прошла, чтоб её!
   Пилот снова резко двинул джойстик управления, ставя штурмовик в обычное полётное состояние, и бросил быстрый взгляд на монитор радара.
   - Да что же это за блядство такое?! - в сердцах воскликнул Кендалл. - Что это за ракеты такие, во имя Духа Космоса?!
   - Сбей её нафраг, - посоветовал Стерн, чуть пошевелившись в своём кресле. - Чего ты с ней возишься?
   - Ты наведись на эту хрень ещё! - зло выпалил терранин, придвигая к глазам стереоприцел и кладя левую руку на панель управления орудиями "Ятагана". - Она ж мечется, словно у неё в хвостовом оперении гнездо дажжей!
   - Переключи управление огнём на меня, - сказал Стерн, активируя запасную систему прицеливания. - Сосредоточься на пилотировании, не то вгонишь нас в поверхность Абаддона!
   - Валяй, пробуй!
   Кендалл отодвинул от себя прицел и сосредоточился на управлении штурмовиком.
   Совсем рядом с "Ятаганом" расцвёл цветок взрыва - одному из пилотов истребителей прикрытия удалось сбить-таки одну из ракет бортовой лазерной пушкой. Ударная волна слегка тряхнула космолёт, но Кендалл быстро восстановил прежнее положение.
   - Есть захват цели! - будничным тоном произнёс Стерн, словно он находился в обычном тренажёре. - Фиксирую правый передний турболазер! Отслеживание траектории... угол спрямления... открываю огонь!
   Воздух прочертили лазерные лучи правого носового орудия штурмовика, и ракета, несмотря на всю свою маневренность, не сумела увернуться от залпа. Ещё один взрыв прогремел в атмосфере планеты...
   - Как там у остальных дела обстоят, Мико? - осведомился Стерн, убирая от себя прицел и переводя взгляд на мониторы.
   - Все ракеты, как бы те не выёживались, сбиты, - отозвался пилот "Ятагана". - Но всё это очень странно шеф. С кем же мы имеем здесь дело? Это точно не хаоситы. У них просто-напросто нет таких технологий...
   - Каких именно, Мико? Ты можешь сказать, что это были за ракеты?
   - Точно не могу, ясное дело, но они не похожи на обычные ракеты. Обычные не могут маневрировать на запредельных углах и совершать столь резкие манёвры. Даже такие продвинутые ракеты, как "Молох" и "Циркон", не способны к подобным выкрутасам.
   - На что ты намекаешь, Мико? - насторожился Стерн.
   - Да ни на что, собственно, - пожал плечами пилот штурмовика. - Просто это очень похоже на технологии Роя...
   - А при чём здесь Рой? - удивился фарадеец. - Рой не является враждебной Империуму расой, между прочим.
   - А ты со стопроцентной уверенностью можешь утверждать, что хорошо понимаешь мотивационную психологию столь далёких от нас ксеносов, как Рой?
   - Со стопроцентной - нет, но Рой здесь точно ни при чём, Мико. Смысл им с нами воевать? Сферы интересов Империума и Роя строго разграничены в соответствиями с положениями Исского договора от две тысячи шестьсот сорок седьмого года. Нам просто не из-за чего друг с другом воевать.
   - Наверное, мне придётся поверить тебе на слово, шеф, - пожал плечами Кендалл, бросив на инквизитора скептический взгляд. - В конце концов, у тебя насчёт Роя больше данных, нежели у меня. Ведь твоя мать в своё время занималась изучением этой ксенорасы и даже некоторое время провела на главной планете Роя - Ашаре. Так что здесь...
   - Слава Духу Космоса! - внезапно ожило коммуникационное устройство "Ятагана". Говорили на имперском стандарте. - Мы уж и не думали, что кто-то нас услышит и уж тем более - прилетит спасать нас, идиотов!
   - Э-э... - Стерн несколько недоумённо приподнял левую бровь. - А кто вы?
   - Йор Тассел, бригадир двенадцатого участка титанового рудника Эпсилон-4, - раздалось в ответ из динамиков коммуникатора. - Мы здесь, в главном куполе. Нас четыреста сорок восемь выживших, правда, как долго это число будет таковым, зависит уже от вас. У вас достаточно средств, чтобы спалить этих ублюдков до единого?
   - Я имперский инквизитор Лаймон Стерн, - произнёс фарадеец в микрофон коммуникатора. - Мы прибыли на Абаддон по получении сообщения о том, что здесь что-то происходит. Обойдя квантовое возмущение в гиперсфере, мы вышли из джамп-режима и, сблизившись с планетой, выслали десантную группу.
   - Имперская Инквизиция? - в голосе говорившего проскользнули нотки растерянности. - То есть, вы - не спасательная экспедиция?
   - На орбите в данный момент находятся крейсер Инквизиции "Доминатор" и патрульный крейсер "Джером Лассард". Этого недостаточно для того, чтобы вывезти вас с планеты, бригадир Тассел?
   - Э-э... достаточно, но мы полагали, что прибудут корабли СПАС-службы...
   - СПАС-служба занимается спасением терпящих бедствие, здесь же имеет место быть боевой контакт с неизвестной ксенорасой, если мы всё правильно поняли, - ответил Лаймон. - Согласитесь, что спасатели здесь будут не совсем уместны.
   - Мм... возможно, - в голосе Тассела явно сквозило сомнение. - Мы видим ваши космолёты, инквизитор Стерн. Только... боюсь, что сесть в главном ангаре компаунда у вас не получится.
   - Почему?
   - Он частично разрушен, когда мы отходили оттуда вглубь купола. Мы сейчас держим оборону в энергостанции - это одно из самых защищённых мест компаунда. Но у нас почти нет тяжёлого оружия, только то, что мы смогли переделать из шахтёрского оборудования. И раненые есть, некоторым нужна срочная медпомощь...
   - Характер ран? - деловито осведомился инквизитор, знаком показывая Кендаллу, чтобы тот облетел купол компаунд-комплекса.
   - В основном, колото-режущие, есть несколько пострадавших от кислотных и термических ожогов. Именно их нужно эвакуировать в первую очередь.
   - Принято, бригадир Тассел. Сейчас мы совершаем облёт купола, проводим осмотр...
   - Да чего тут осматривать, инквизитор?! - раздражённо произнёс Тассел. - Тут какая-то херня шарится по всему куполу, на нас охотится - чего вы осматривать собираетесь?! Забирайте нас отсюда и сожгите тут всё нафрелл! Чего тянуть-то?!
   - Бригадир Тассел, - своим обычным спокойным тоном произнёс Стерн, косясь на усмехающегося Кендалла, - сжечь кого-нибудь всегда успеется. Но сначала нам нужно понять, что или кого мы сжигаем.
   - Да чего тут понимать?! - говоривший явно пребывал не в добром настроении, и ему однозначно было глубоко начхать, что он разговаривает с офицером всемогущей Имперской Инквизиции, при одном лишь упоминании которой начинали трястись поджилки у любого соко в Галактике. Возможно, у него они не тряслись потому, что он не являлся этим самым соко. - Вы что, не можете нас отсюда просто забрать, а потом закидать это место атомными бомбами или устроить этот ваш Экстерминатус?!
   - Вы же сами сказали, что главный ангар разрушен, - спокойно возразил Стерн. - Где же нам прикажете садиться?
   - Можно приземлиться рядом с пятым шлюзом, это на восточной стороне купола. Оттуда как раз недалеко до энергостанции и там вроде как чисто. Жуков нет.
   - Жуков? - переспросил Стерн, следя за тем, как Кендалл разворачивает штурмовик и направляет его в указанном Тасселом направлении.
   - Да хер их разберёшь, что они за дерьмо такое! По виду - типичные инсектоиды, очень агрессивные и чертовски смертоносные! Шкура или панцирь, или что там у них вместо кожи, очень крепкая, во всяком случае, мой иглопистолет против их... кхм... панциря кажется бесполезной лазерной указкой. Никогда прежде таких тварей не видел!
   - Откуда вообще они появились? - Стерн тронул Кендалла за плечо, кивком головы указывая ему на появившийся в поле зрения шлюз.
   - Не знаю, - услышал он в ответ. - Мы вели проходку новых туннелей в Эпсилон-4 и наткнулись на гигантскую полость, уходящую далеко в недра планеты. Понятия не имею, откуда она там появилась. Может, жуки эти её выкопали, может, ещё что. И там на дне что-то есть. Сканеры показали перед нападением этой гадости нечто вроде города-улья...
   - Стоп, что показали? - Стерн неожиданно изменился в лице и подался вперёд, да так, словно хотел залезть в коммуникационное устройство. Кендалл с удивлением взглянул на своего командира, но фарадеец не обратил на это ровным счётом никакого внимания.
   - Э-э... - Тассел слегка сбился с ритма повествования. - Ну... структуру сканеры показали на дне этой полости, размером три километра в высоту и шесть в ширину. По своей форме она весьма походила на город-улей еретиков, но откуда здесь, в глубинах Абаддона, может взяться город-улей еретиков, скажите на милость? А?
   - Так. - Серо-стальные глаза Стерна сделались жестокими и в их глубине вспыхнул какой-то огонёк. - Информация принята к сведению, бригадир Тассел. Мы садимся в указанной вами точке и продвигаемся к энергостанции, десантники эвакуируют выживших на звездолёты, затем боевая группа Инквизиции проведёт глубокую разведку с последующей зачисткой заражённой территории. Если потребуется, я воспользуюсь своим Правом Инквизитора и объявлю Экстерминатус.
   - Вот же блядь! - раздалось в динамиках. - Всё настолько серьёзно?
   - Молитесь всем демонам Космоса, бригадир Тассел, - зловещим голосом проговорил фарадеец, - чтобы я ошибался. В противном случае Абаддон покажется нам райским садом. Конец связи.
   Стерн резким движением руки вырубил связь и мрачно покосился на молча взиравшего на него пилота "Ятагана".
   - Пока я не увижу всё своими глазами, Мико, я никаких версий выдвигать не стану, - спокойно, но с какой-то тревожащей ноткой в голосе, сказал фарадеец, - но лучше будет, чтобы я ошибался. В противном случае... хотя этого просто не может быть. Не должно быть.
   - Звучит зловеще, - поёжился Кендалл. - Но я привык тебе верить, шеф, так что давай разберёмся с этой дрянью, а там посмотрим, жечь её или проводить Экстерминатус.
   Стерн в ответ на эти слова пилота штурмовика лишь криво усмехнулся и жестом дал понять терранину, чтобы тот вернулся к своим непосредственным обязанностям.
  
  
  
   Прикрываемый "Адскими гончими", штурмовик Инквизиции, сделав для профилактики круг над местом приземления, выпустив из брюха посадочные опоры, сел точно напротив шлюзовых ворот под номером "5". Мягко спружинили гидравлические амортизаторы, гася колебания от касания с грунтом, и тяжёлый космолёт замер на поверхности Абаддона, окутанный бледным сиянием мультиэнергетического силового щита. Рядом опустился на почву шаттл с патрульного крейсера, качнувшись на амортизаторах и включая мощный фотонный прожектор. Челноки с "Доминатора" сели строгим полукругом, опустив посадочные аппарели, по которым сразу же наружу устремились штурмовики Инквизиции и закованные в тяжёлую броню солдаты-терминаторы. Вслед за ними, грохоча по металлическим пандусам своими стальными ступнями, показались лёгкие шагоходы модели "Страж", чьи закреплённые на плечевых пилонах автоматические тяжёлые лучемёты сразу же принялись вращаться в разные стороны, выискивая противника.
   - Щит не снимать, будь готов стартовать по первому приказу, - произнёс Стерн, отстёгивая предохранительные ремни и поднимаясь на ноги. - Если надо - рванёшь на маршевом. Орудия держать прогретыми, стрелять по всему, что будет непохоже на... э-э... на всё, что тебе известно.
   - Твои слова меня немного пугают, - настороженно произнёс Кендалл, отключая антигравы. - Тебе что-то известно, шеф?
   - Пока это всего лишь беспочвенные подозрения, Мико, и лучше, чтобы они таковыми и оставались. Гляди в оба.
   Сказав это, инквизитор, не оборачиваясь, покинул кабину "Ятагана", оставив его пилота в состоянии недоумения.
   Трое инквизиторов, находившиеся в небольшом пассажирском отсеке позади пилотской кабины, вопросительно взглянули на возникшего в дверном проёме Стерна. Тот оглядел своих коллег и хмыкнул.
   - Думаю, что вы всё слышали, - проговорил он. - Вопросы?
   - Что ты подозреваешь, шеф? - спросил Шорак, настороженно глядя на фарадейца. - Ты догадываешься, что здесь произошло?
   - Я очень надеюсь, Ансел, что я ошибаюсь. Очень на это надеюсь. В противном случае...
   Стерн замолчал и неожиданно грязно выругался на инишири. Его коллеги с удивлением воззрились на фарадейца. Ясное дело, Стерн не был необуддистом и нередко позволял себе весьма колоритные выражения на разных языках, преимущественно на инишири и лагошском, но обычно это происходило в довольно серьёзных ситуациях. Сейчас же, по крайней мере, в данную минуту, инквизиторам ничто не угрожало, и то, что Стерн выдал столь непристойную тираду на языке жителей Инишира-VI, говорило о том, что он пребывает в некоем непонятном состоянии.
   - Короче! - Лаймон сердито встряхнул головой и снова оглядел своих напарников. - Высаживаемся, идём в энергоцентраль, забираем оттуда выживших, вывозим их на орбиту, а сами проводим подробную разведку. Придётся идти в ту шахту, где местные ребята откопали какую-то хрень. И откуда, судя по их словам, наружу полезли какие-то жуки...
   - Рой? - спросил Брекетт.
   - Дался вам всем этот Рой! - раздражённо бросил Лаймон. - Как что странное - так сразу Рой! Да, пусть он странные, эти ксеносы, но они не враги Империуму! Нет, здесь что-то иное... Ладно, хватит языками молоть! Десант уже на поверхности! Выдвигаемся!
   Брекетт, Шорак и Брекенридж, переглянувшись между собой, молча поднялись на ноги и двинулись в сторону внешнего шлюза штурмовика. Стерн, помедлив пару секунд, двинулся вслед за ними, на ходу проверяя коммуникатор своего "хамелеона".
   И солдаты Инквизиции, и космопехи Патруля отлично знали своё дело. Зона высадки была ярко освещена фотонными прожекторами, периметр охранялся "Стражами", а у входного шлюза полукругом выстроились закованные в боевую броню солдаты, нацелив своё оружие на шлюзовые ворота.
   - Всё готово, господин инквизитор, - к Стерну подбежал патрульный офицер, держащий в правой руке "Терминатора". - Ждём ваших приказов.
   - С кем имею честь? - осведомился фарадеец.
   - Капитан Дмитрий Аристидес, Галактический Патруль! - браво отсалютовал офицер. - Командир десантной группы с "Джерома Лассарда"!
   - Лаймон Стерн, Имперская Инквизиция, - кивнул фарадеец патрульному. - Итак, наша задача - проникнуть внутрь купола, дойти до энергостанции и вывести оттуда выживших. Среди них есть раненые, их нужно будет эвакуировать в первую очередь. С вами есть медики, капитан Аристидес?
   - Разумеется.
   - Хорошо. А то наших может не хватить. - Стерн оглядел солдат. - Я сейчас свяжусь с этим парнем, с Тасселом, и попрошу его открыть шлюз. Будьте наготове.
   - Шойн! - кивнул Аристидес.
   - Ли, Ансел - на фланги! - распорядился фарадеец. - Касси - выбери позицию с наилучшим обзором и возьми ворота шлюза на прицел! Мало ли что там может быть...
   - Принято! - кивнула Брекенридж, деловито оглядываясь по сторонам в поисках места, откуда можно было бы держать под прицелом "Крестоносца" шлюзовые ворота.
   - Бригадир Тассел - здесь инквизитор Стерн! - произнёс Лаймон в микрофон коммуникатора, который был встроен в его боевой шлем. - Вы меня слышите?
   - Слышу вас хорошо, инквизитор Стерн, - отозвался шахтёр. - Где вы сейчас?
   - У восточного шлюза номер пять, но он заперт. Вы можете его открыть изнутри?
   - Сейчас, дайте несколько секунд... Так, готово! Можете заходить. Только будьте осторожны - эти твари откуда угодно могут вам на голову свалиться. Вы, конечно, ребята с пушками, все дела, да только вот эти жуки грёбаные тоже не букашки безобидные, знаете ли!
   - Я вас понял, бригадир Тассел, - отозвался Стерн, делая знак Аристидесу и командиру штурмовиков лейтенанту Такеши Нагано начать выдвижение. - Мы будем осторожны. А позвольте спросить - вы приняли командование оставшимися в живых на основании чего? Просто для протокола, ничего личного.
   - Да пожалуйста! - динамики донесли короткий смешок. - Вообще-то, формально старшим по должности здесь является директор комплекса Радхар Рисс, но я когда-то служил в КСБР и поэтому директор Рисс назначил меня... гм... командующим, если так можно это назвать.
   - Понятно.
   Стерн перевёл взгляд на начавших движение к шлюзовым воротам солдатам, потом взглянул на Брекенридж. Сидонийка, устроившись на каком-то валуне с абсолютно плоской верхушкой, неотрывно глядела на открывающиеся бронированные створки через электронный стереоприцел своего "крестоносца", чья разрывная пуля с начинкой из обеднённого ульранита калибра 20,5 мм могла остановить даже кугхра в приступе боевой ярости. Заметив направленный на неё взгляд, она кивнула Стерну и, указав головой на открывающиеся ворота, подняла вверх большой палец левой руки, давая понять, что пока никакой опасности она не видит.
   Инквизитор хмыкнул и снова перевёл взгляд на раскрытые ворота шлюза, сдёрнув со спины атомайзер. Пока всё шло довольно неплохо, но в любой момент ситуация могла измениться, причём в худшую сторону.
   Солдаты, как Патруля, так и Инквизиции, между тем, в полном объёме демонстрировали своё умение. В раскрытые ворота одна за другой полетели сразу четыре шоковые гранаты, раздался возглас "Бойся!" и по две пары бойцов прижались к стене купола по обе стороны от проёма, держа наготове свои лазганы.
   По ту сторону шлюзовых ворот ярко вспыхнул выжигающий сетчатку свет, порождённый шоковыми гранатами, затем по слуховым нервам кугхранским цепным мечом резанул ультразвук. Защищённым боевыми бронекостюмами солдатам он не причинил каких-либо неудобств, а вот если бы по ту сторону ворот находился бы кто-нибудь без средств защиты, ему бы однозначно не поздоровилось бы.
   Как только ультразвуковая-световая какофония внутри шлюза стихла, в раскрытые ворота ловко проскочили две пары терминаторов, держа наготове свои роторные трёхствольные лучемёты. Вслед за ними, умело пользуясь затенёнными участками, внутрь проскользнули несколько космопехотинцев Патруля, держа наготове лазганы.
   - Вперёд! - коротко бросил Стерн своей группе, снимаясь с места и направляясь к воротам. - Держать интервал в полметра! Касси - смотри в оба! От детектора движения глаз не отводить!
   - Поняла, шеф! - откликнулась сидонийка.
   По ту сторону шлюзовых ворот не обнаружилось ничего необычного. Обычная шлюз-камера, довольно запылённая, причём никаких следов в этой пыли не было заметно.
   - Освещение! - услышал Стерн голос патрульного офицера. Повернув голову в том направлении, фарадеец увидел, как двое космических пехотинцев подбежали к вмонтированному в ферридиевую стену распределительному шкафчику. Один из солдат Патруля тут же взял окрестности на прицел своего "терминатора", в то время как второй, отперев дверцу шкафчика, быстро осмотрел его внутреннее устройство и резким движением включил рубильник, подавая питание на потолочные светопанели.
   - Похоже, что здесь никого не было очень давно, - заметил Аристидес, оглядываясь вокруг. - Тассел - вы нас слышите?
   - Слышу хорошо, - подтвердил шахтёр.
   - Вы, судя по всему, нечасто использовали этот шлюз, не так ли? Здесь очень много пыли, нетронутой...
   - Всё верно, - подтвердил Тассел. - Эти ворота, в основном, использовались для подвоза воды с артезианских скважин в двадцати километрах восточнее компаунда, последний раз караван автотанкеров приходил оттуда неделю назад. Воды в куполе хватит на три-четыре месяца, это с учётов технических потребностей. Потому всё здесь и кажется заброшенным.
   - Теперь понятно, - кивнул Стерн, хотя Тассел этого кивка, ясное дело, видеть не мог. - А вы можете нас как-то сориентировать, указать направление?
   - Разумеется, инквизитор Стерн. Энергостанция расположена на первом, самом нижнем, уровне компаунда, в его северной части. Вы сейчас находитесь в пятой шлюз-камере, пройдя её, поверните направо и двигайтесь по коридорам, которые будут освещены...
   - Освещены?
   - Да, именно освещены. Мы выключили в той части купола все энергосистемы, чтобы не расходовать энергию понапрасну, но сейчас начнём их подсвечивать. Так сказать, проложим вам маршрут, чтобы вы не заблудились в переплетении коридоров. Это всё-таки шахтёрский компаунд, - коротко хохотнул Тассел, - а не торговая станция, и заплутать тут можно только так.
   - Хорошо, можете начинать. Передовые группы десанта уже вошли внутрь.
   - Как прикажете.
   За пределами шлюзовой камеры начал разгораться белый свет, так хорошо знакомый тем, кто большую часть времени проводил на космических кораблях и станциях. Тусклый поначалу, через несколько секунд он заполнил собой всё пространство довольно широкого коридора, который уходил куда-то вглубь купола шахтёрской колонии "Космических Минералов Кворристоуна". В его лучах всё выглядело вполне мирно и пристойно, создавая уютную и спокойную атмосферу, и как бы говоря, что в этом месте нет ничего плохого и разумному нечего опасаться.
   Однако Лаймон Стерн за свою карьеру имперского инквизитора очень часто видел собственными глазами, как такая вот умиротворённость внезапно взрывалась бластерным и стабберным огнём, а тишину разрывали стоны раненых и крики умирающих. Поэтому вспыхнувшее освещение ни на йоту не притупило настороженности фарадейца. Покосившись на индикатор заряда атомайзера, инквизитор сделал своим напарникам условный знак и твёрдым шагом направился в сторону коридора.
  
  
  
   Глава 5.
  
  
  
   Любой, даже самый отмороженный на всю голову, соко трижды подумает, стоит ли нападать на столь хорошо экипированную и вооружённую десантную группу, которая в два счёта может перемолоть противника в кровавый фарш. Конечно, к еретикам это относилось поскольку-постольку, ибо придурков и фрагоголовых там хватало с избытком. Ни для кого в Галактике не являлось секретом, что солдаты Тёмных Миров зачастую идут в атаку, накачавшись боевыми стимуляторами, сиречь, наркотиками. И не чем-нибудь безобидным (если вообще наркотики могут быть таковыми) вроде "сиреневых лепестков" или "масла Афродиты", которыми любят баловаться экзальтированные отпрыски некоторых семейств Фенриса и Бальдура. Нет, здесь в ход шли такие, с позволения сказать, "препараты", за обладание одним-единственным граммом которых в Империуме можно было без проблем загреметь в газовую камеру. Суперконданин, "золотая пыль", "чёрный песок" - вот далеко не полный перечень этих "стимуляторов". Да, к КосмоДесанту Тёмных Миров это не относилось, так как эти элитные солдаты хаоситов участвовали в бою с более-менее трезвой головой и уж точно они обходились без наркотиков. Но и эти элитные солдаты Хаоса тоже были не без своих дажжей в голове.
   Если честно, то инквизитор Стерн предпочёл бы встретиться в самом тёмном закутке компаунд-комплекса с целой оравой вооружённых до зубов соко, чем с тем, что могло вылезти на поверхность. Сказать честно, инквизитор вовсе не был сделан из солидиума, титанита и микростали - это был самый обычный разумный, пусть и псайкер, но не лишённый всех тех чувств, которыми обладали существа из плоти и крови. И сейчас ему было несколько жутко. И не без причины. Ведь если догадка фарадейца верна, то вскоре им предстоит столкнуться лицом к лицу со смертельным врагом всех разумных этой Галактики, врагом, которого полторы тысячи лет назад Империум сумел победить в поистине апокалиптической схватке ценой миллионов жизней и сотен сожжённых планет.
   Однако пока всё шло довольно спокойно. Никто не нападал на десантников из-за угла, никто никому не пытался отгрызть голову или какую-нибудь иную часть тела. Медленно и осторожно десант продвигался вперёд, идя по коридорам компаунда, в которых по мере продвижения солдат зажигался свет - таким нехитрым способом бригадир Тассел указывал им путь к энергостанции.
   - Пока всё идёт довольно хорошо, - сказал по консорт-связи Шорак, двигающийся вдоль левой стены, держа наготове свой дефган. - И это немного беспокоит, шеф. Лучше прорываться сквозь огонь еретиков, чем вот так идти по этим коридорам и ожидать фраг знает чего.
   - Может, те, кто напал на шахтёров, увидели нас и испугались? - предположил Брекетт, настороженно косясь на боковой коридор, который они в данный момент пересекали.
   - Что-то мне в это совсем не верится! - усмехнулся шедший чуть впереди Стерна Дмитрий Аристидес, державший наготове своё лазеружьё. - Это если только здесь не замешаны еретики, во что мне, исходя из слов этого Тассела, не очень верится!
   - Боюсь, капитан Аристидес, что здесь всё гораздо...
   - Есть движение! - неожиданно-ожидаемо перебила Стерна Брекенридж, пристально всматривающаяся в дисплей переносного детектора движения, в который был встроен ещё и биосканер. - Сто сорок три метра впереди по ходу движения, множественные отметки, биосканер даёт отрицательный результат!
   - Всем стоп! - тут же приказал Стерн, вскидывая атомайзер и переводя сенсор режима огня в положение "автоматический". - Поставить пентащит, настроить его на проникающий режим, пять метров во все стороны! Огнемётчики - вперёд!
   Четверо космопехов Патруля, вооружённые огнемётами М-480, выдвинулись вперёд и заняли позиции в полутора метрах от перегородившего коридор пятислойного силового поля, имеющего одностороннюю проходимость. Позади них, изготовив к бою лучемёты, встали три терминатора, расположившись так, чтобы при ведении огня не задеть огнемётчиков.
   - Где противник, Касси? - спросил Стерн, неотрывно глядя через прицел своего оружия на ярко освещённый коридор по ту сторону пентащита, в котором пока никого не было видно.
   - Метрах в ста, - тут же откликнулась сидонийка.
   - В ста? - Аристидес всмотрелся в пустой коридор по ту сторону пентащита. - Но я почему-то никого не вижу.
   Стерн, нахмурясь, покосился на Кассандру. Коридор просматривался вперёд метров на сто, если не больше, однако в нём не было видно ни души.
   - Вы хотите сказать, что детектор барахлит, или что я - дура? - опасно-спокойным тоном осведомилась Брекенридж, не отрывая глаз от экрана сканера.
   - Я ничего не хочу сказать, госпожа инквизитор, однако вы же сами видите, что в коридоре никого нет, - пожал плечами патрульный офицер. - Может, детектор просто плохо настроен и ловит наши движения?
   Стерн с опаской поглядел на Кассандру. Сидонийка имела довольно спокойный уравновешенный характер, но она терпеть не могла, когда кто-то пытался усомниться в её квалификации. Однако надо отдать должное инквизитору Брекенридж - она никак не отреагировала на заведомо еретическое, по её мнению, высказывание Аристидеса.
   - Я лично проверила прибор перед высадкой на Абаддон дважды, капитан Аристидес, - сказала она. - Он в полном порядке и... Они уже в семидесяти метрах, между прочим.
   - Фраг! - Стерн опустил глаза вниз и всмотрелся в пол коридора. - Что у нас под ногами?
   - Что? - не понял Аристидес.
   - Тассел!
   - На связи! - отозвался центавриец. - Что там у вас?
   - Коридоры первого уровня имеют какие-либо подземные коммуникации?
   - Разумеется, имеют. Там проходят линии связи, трубы для...
   - Они передвигаются под полом! - рявкнул Лаймон, отступая на пару шагов назад. - Насколько глубоко расположены туннели, Тассел?
   - Э-э... метров десять-двенадцать от уровня...
   - Это за пределами действия пентащита! - Аристидес обернулся к Стерну. - Поле их не остановит!
   - Сорок метров дистанция! - выкрикнула Брекенридж. - Быстро сокращается!
   - Да что там у вас происходит? - недоумённо-обеспокоенно спросил Тассел.
   - Боевой контакт происходит! - отрезал Стерн, быстро оглядев место, где сейчас заняли позиции десантники. - Конец связи!
   Отрубив коммуникатор, инквизитор снова оглядел пол коридора и пару раз притопнул ногой.
   - Пласталь, - резюмировал он. - Выбить секции пола можно, если противник обладает достаточной физической силой, псайкерскими способностями или соответствующим оборудованием. Кассандра?
   - Двадцать шесть метров, шеф!
   - Сколько их?
   - Детектор движения фиксирует двенадцать движущихся объектов!
   - Да что же это за херня здесь творится?! - в сердцах произнёс Шорак, озираясь по сторонам.
   - Всем отойти на двадцать метров от щита! - скомандовал Стерн, поведя стволом атомайзера из стороны в сторону. Правда, он с трудом представлял себе, куда именно надо целиться, так как неизвестный противник мог вылезти в любом месте.
   - Надо перестроиться, шеф! - подал голос Брекетт. - Иначе нас могут просто смести!
   - Боевой клин! - тут же среагировал Стерн. - Живо, шиист вас задери!
   Десантники быстро перестроились в обозначенный Стерном ордер, немедленно ощетинившись стволами. Сам же инквизитор, оглядевшись по сторонам, неожиданно отошёл на несколько метров в сторону и замер там в виде статуи из металла.
   - Лаймон - что ты собираешься делать? - обеспокоенно произнесла Брекенридж, не обращая ни на кого внимания.
   - Отвлекать этих тварей! - бросил Стерн, включая персональный щит и поднимая атомайзер на уровень груди.
   - Каким это образом?
   - А ты догадайся!
   Кассандра в ответ возмущённо фыркнула, но промолчала, неотрывно следя за монитором детектора движения. Однако спустя несколько секунд сидонийка недоумённо встряхнула головой и потрясла прибор, словно не доверяя тому, что он ей демонстрировал.
   - Что там? - тут же среагировал Стерн.
   - Отметки остановились... и знаешь что, шеф?
   - Что? - насторожился Лаймон - уж очень ему не понравилась интонация, с каковой это было произнесено.
   - Они точно под нами!
   - Фраг! - с чувством произнёс Брекетт, опуская взгляд.
   Это было всё, что успел сделать инквизитор-меркурианец. В следующую секунду целая секция пола в метре от него провалилась вниз, увлекая за собой троих космопехов. Из-под пола тут же раздались звуки выстрелов, однако вскоре они сменились предсмертными воплями. Совершенно неожиданно из возникшей в полу дыры вверх ударил кровавый фонтан, будто там, внизу, включили гигантскую мясорубку.
   - Закрыть брешь в периметре! - заорал Аристидес, посылая в образовавшуюся дыру несколько лазерных импульсов.
   - Держать строй! - выкрикнул Стерн, сдёргивая с пояса кассетную гранату и, активировав детонатор большим пальцем левой руки, зашвыривая её в пролом.
   Того, что произошло далее, никто из десантников и инквизиторов не ожидал. Граната, исчезнув внутри дыры в полу на пару секунд, вылетела обратно, причём у всех создалось впечатление, что её оттуда вышвырнуло ЭМ-катапультой. Крутясь в воздухе вокруг своей оси, она полетела точно в направлении инквизитора Брекенридж.
   - Фраг! - вырвалось у Стерна. Не выпуская из правой руки атомайзер, левой фарадеец сорвал с пояса небольшой, сантиметров тридцати в длину, цилиндр, на одной из плоскостей которого виднелось несколько сенсоров. Нажатие на один из них привело к тому, что из торца цилиндра вырвалась гудящая, как трансформатор, переливающаяся серая лента, змеёй устремившаяся в направлении падающей гранаты.
   Бластер или лазган - это, конечно, очень хорошо, но иногда бывают моменты, когда их использование становится, скажем так, не совсем удобным. Если только вы не намерены применить их в качестве банальной дубины, раскроив череп своего противника. Поэтому в использовании оружия ближнего боя не было ничего необычного, причём каждый выбирал его на свой вкус и руководствуясь собственными предпочтениями. Не был исключением из этого правила и Лаймон Стерн. Вообще, инквизитор-фарадеец превосходно владел несколькими видами оружия ближнего боя, но силовая плеть была его излюбленным оружием. Цилиндрический энергоблок генерировал силовое поле особой модуляции, исходящее наружу в виде шестиметровой ленты, способной разрезать практически любой материал, за исключением разве что солидиума, микростали и титанита. Что такая плеть могла сделать с плотью, было понятно и дураку.
   Кассандра Брекенридж, при всех своих боевых достоинствах, псайкерскими способностями, к сожалению, не обладала - ну не каждому же дано таковым быть. Возможно, что она сумела бы расстрелять падающую на неё гранату, начинённую целым сонмом крохотных иголочек из вольфрама. Возможно. А возможно - нет. Проверять это Стерн не собирался. Тем более, что инквизитор с Фарадея как раз являлся тем самым псайкером.
   Для не обладающих псайкерскими способностями всё произошло очень быстро, так быстро, что глаз просто не сумел рассмотреть общей картины. Стерн сделал какое-то движение, ну, быть может, пару движений, взмахнул силовой плетью, и граната распалась в воздухе на несколько частей, никому не причинив вреда. Никакого взрыва не последовало. А затем смертоносное силовое поле жалящей змеёй устремилось прямёхонько в пролом.
   Судя по всему, удар, который нанёс вслепую Стерн, достиг цели, так как из-под пола до слуха донёсся пронзительный вопль, больше всего похожий на звук слегка разбалансированного кугхранского цепного меча. А затем наружу показалось нечто, чего никому из находящихся здесь разумных видеть ещё не доводилось.
  
  
  
   - Срань космическая! - выдохнул Брекетт, пятясь назад и выставив вперёд ствол своего факельного огнемёта. - Что же это за фраг?!
   Больше всего неизвестное существо напомнило десантникам странную и отвратительную помесь краба, паука и червя, только вот "помесь" эта была ростом с виири. Из верхней части туловища вырастали две длинные трёхпалые конечности, очевидно, служившие существу руками, защищёнными тем же панцирем, что покрывал всё тело твари, и четыре хлыстообразных щупальца, каждое из которых оканчивалось острым когтем, не исключено, что ядовитым. Но наиболее отвратительное зрелище представляла собой голова твари, торчащая из панциря - обрамлённая шестью хелицерами морда с двумя глубоко посаженными глазами и пастью, в которой можно было рассмотреть два ряда мелких острых зубов.
   Вслед за первым существом наружу из туннеля показались ещё две такие же твари. Повернув свои уродливые головы в сторону десантников, все три существа пристально, как показалось Стерну, всмотрелись в солдат.
   - Красавцы, ничего не скажешь! - услыхал фарадеец насмешливо-язвительный голос Брекенридж. Вслед за этим раздался выстрел из снайперской винтовки.
   Выпущенная из "крестоносца" разрывная пуля с начинкой из обеднённого ульранита калибра 20,5 мм разнесла уродливую башку одной из тварей, словно это была самая обычная стеклянная банка. Во все стороны брызнули какая-то серо-зелёная жидкость (скорее всего, то была кровь этого существа), куски черепной коробки и что-то оранжевое, скорее всего, ошмётки мозгового вещества. Тварь, неуклюже зашатавшись на своих восьми ходильных конечностях, завалилась набок и, дёрнув пару раз передними лапами в конвульсиях, затихла.
   И, словно это явилось сигналом, из-под пола в коридор полезли ещё существа.
   - Одного взять целым, остальных убить! - прозвучала команда Стерна.
   Пусть неизвестные существа и выглядели довольно угрожающе, но одним лишь внешним обликом солдат Инквизиции и космопехоту Патруля было не пронять. И не такое видали. Будь на месте десантников эспэошники, те, возможно, если и не запаниковали бы, то растерялись бы уж точно. Но здесь не было никого из Сил Планетарной Обороны - здесь были настоящие профессионалы... хотя и бойцов СПО тоже нельзя было назвать дилетантами.
   Шквал лазерного огня буквально разорвал второго ксеноса на кровавые брызги серо-зелёного цвета, а третий получил прямо в середину своей уродливой морды разрывную пулю "крестоносца". Ещё один превратился в мечущийся по коридору живой факел после того, как его накрыло потоком огня из огнемёта Брекетта. А чтобы это ходячее недоразумение не учинило здесь серьёзный пожар, Ансел Шорак просто-напросто разнёс его на куски короткой очередью своего дефгана.
   Атомайзер фарадейца превратил сразу двоих тварей в медленно оседающие на пол облачка коллоидной пыли, затем рядом с инквизитором на пол грузно шлёпнулось что-то массивное.
   - Образец заказывали? - услышал он в наушниках коммуникатора озорной голос Брекенридж.
   Стерн бросил быстрый взгляд на труп твари, у которой начисто отсутствовала нижняя половина морды, снесённая метким выстрелом "крестоносца", и коротко кивнул сидонийке, таким образом выражая ей свою благодарность. И в этот момент прямо перед инквизитором возник явно пребывающий отнюдь не в добром настроении инсектоид, чьи намерения были более чем прозрачными.
   Два щупальца, увенчанные острыми и, не исключено, ядовитыми когтями устремились вперёд, метя Стерну точно в грудь. Но подловить таким вот образом мастера рукопашного боя, каковым и являлся фарадеец, было очень трудно. Тем более, псайкера, владеющего искусством сверхтемпа.
   Психокинетический импульс отбросил щупальца назад, затем Стерн выхватил из притороченных к поясу ножен тяжёлый десантный нож и метнулся навстречу твари, забрасывая атомайзер за спину. Ещё одно щупальце попыталось сбить инквизитора с ног, но Стерн просто-напросто подпрыгнул и пропустил летящий живой кнут под собой, после чего, упав на оба колена, проехал по гладкому полу, выбрасывая вверх правую руку.
   Самозатачивающееся лезвие из легированной микростали, способное перерезать ферридиумовый трос толщиной в пять сантиметров, без труда вонзилось в нижнюю часть туловища твари, вспарывая хитиновый панцирь (во всяком случае, это очень напоминало хитин, только очень прочный и толстый), словно обычную бумагу. Наружу в потоке серо-зелёной крови вывалились какие-то гибкие шланги, возможно, кишки ксеноса, едва не попав на инквизитора, но тот в самую последнюю секунду сумел увернуться от этой гадости, откатившись в сторону, при этом ещё и изловчившись чиркнуть лезвием по одной из ходильных конечностей твари, перерезав сухожилия или что там у неё было вместо них.
   Существо издало пронзительный стрёкот, от которого у Стерна немедленно заныли уши, и попыталось достать своего обидчика двумя ходильными конечностями. Но фарадеец был начеку и поэтому удар инсектоида пришёлся в пустоту. Зато инквизитор не остался внакладе. Пружиной взвившись вверх, в прыжке Лаймон вспорол острым клинком грудную клетку твари, а затем едва уловимым движением отсёк две хелицеры и дуговым движением вогнал боевой нож точно в середину головы монстра аж по самую крестовину.
   Тварь замерла, по-видимому, соображая, что же это такое с ней произошло, а затем беззвучно завалилась набок, едва не придавив инквизитора. И тут же позади Лаймона раздался грозный стрёкот, внезапно сменившийся пронзительным шипением, когда факельная струя огнемёта Брекетта превратила ещё одного ксеноса в живой костёр.
   - Твою мать, Ли! - в сердцах вскричал Стерн, который почувствовал жар от огненной струи даже в бронекостюме. - Так ведь и поджарить нафраг недолго!
   - Извини, шеф! - без намёка на раскаяние отозвался меркурианец, подныривая под занесённые для удара две когтистые ноги-лапы инсектоида, которого тут же разнесло на куски огнём терминаторских лучемётов, и оказываясь у края провала. Направив туда ствол своего грозного оружия, Брекетт без колебаний нажал на спусковую скобу огнемёта, заливая потоком огня технический туннель. Если там и оставались ещё твари, то они вряд ли избежали участи быть поджаренными, словно в духовке.
   Фарадеец хмыкнул и огляделся. Бой, по существу, был окончен. На его глазах один из солдат-терминаторов длинной очередью своего трёхствольного лучемёта добил последнего остававшегося в строю инсектоида, который, судорожно скребя когтями по пласталевому полу, пытался добраться до патрульного офицера.
   - Ванг шиист! - услыхал Стерн голос Кассандры. - Ну и заварушка же получилась! Что же это за хрень такая тут ползает, а, шеф? Ты ведь подозреваешь что-то, ведь так?
   - Уже не подозреваю, Касси, - мрачным тоном произнёс фарадеец. - Хотя и понятия не имею, каким образом вот эти ублюдки здесь появились. Их просто не должно быть.
   - Почему это? - поинтересовался Аристидес.
   - Потому что официально считалось, что их истребили полторы тысячи лет назад. Выходит, что не до конца.
   - Постой-постой! - настороженно произнёс Брекетт. - Это ты сейчас о чём?
   - А ты о чём подумал, Ли? - усмехнулся Стерн.
   - Фраг! Но этого не может быть! Этого просто не должно быть!
   - Увы, мой друг, но похоже, что это как раз именно так.
   Кассандра Брекенридж понимающе хмыкнула.
   - Вы о чём? - Аристидес переводил взгляд с одного инквизитора на другого. Как офицер Галактического Патруля, он не имел доступа к информации уровня "два-эс" и не мог знать того, что знал Стерн. Правда, историю Империума знать ему никто не запрещал.
   - Инквизитор Стерн полагает, что эти милые жучки, которых мы тут покрошили в мелкий фарш, - спокойным тоном проговорила Брекенридж, - являются каким-то непостижимым образом избежавшими Экстерминатуса ворзидами. И мы только что уничтожили их небольшой отряд.
   - Ворзиды? - в голосе Аристидеса проскользнули скептические нотки. - А вы в этом уверены?
   - Капитан Аристидес - согласитесь, что информационные банки Имперской Инквизиции существенно отличаются от банков данных Галактического Патруля, - невозмутимо проговорил Стерн, покосившись на труп инсектоида, которому инквизитор Брекенридж отстрелила нижнюю часть морды. - Именно поэтому я смею утверждать, что мы здесь имеем дело именно с ворзидами. С видоизменившимися ворзидами, между прочим. Насколько я помню из архивных видеофайлов, они полторы тысячи лет назад выглядели несколько иначе.
   - Гм... - патрульный офицер перевёл взгляд с фарадейца на мёртвого ксеноса. - Ворзиды... С трудом верится...
   - Не вам одному, - пожал плечами Стерн.- Я тоже не в восторге от их появления, но факт, как говорится, имеет место быть. Однако для того, чтобы быть полностью уверенными в том, что это именно ворзиды, труп этой твари нужно доставить на Терру для детального изучения. Ксенологами.
   - Разумное решение, - согласился Аристидес.
   - Что у нас с потерями? - спросил фарадеец. - Кроме тех троих, что провалились под пол?
   - Кроме них, ещё один "двухсотый", - Аристидес рукой указал на неподвижно лежавшего у противоположной стены коридора штурмовика с неестественно вывернутой шеей, - и двое "трёхсотых", по счастью, легкораненые. Если эти твари - ворзиды, то мы сравнительно легко отделались.
   - Охренеть как легко! - фыркнула Кассандра, продолжавшая держать наготове свою снайперскую винтовку.
   - Вообще-то, он прав, Касси, - поддержал патрульного Стерн. - Если принять во внимание тот факт, что при освобождении Эсперансы Империум потерял сорок пять тысяч космодесантников и девятнадцать тысяч космопехотинцев Флота, а Семнадцатый Линейный флот лишился почти половины кораблей, то здесь мы и вправду обошлись минимальными потерями.
   - Поверю тебе на слово, шеф, - с сомнением в голосе произнесла сидонийка. - В конце концов, тебе об этих тварях известно чуть больше, чем мне.
   - Не так уж и больше, Касси... Капитан - раненых и погибшего отправьте на орбиту. С собой мы их брать не можем. Образец переправить на "Доминатор" для дальнейшей переправки на Терру.
   - А если и дальше мы будем нести потери - что, их тоже будем назад отправлять? - осведомился Шорак. - Их ведь одних не отправишь!
   - Значит, надо сделать так, чтобы потерь этих самых больше не было! - отрубил фарадеец. - Вперёд пойдут бойцы с тяжёлым вооружением! Лейтенант Талзак - перегруппируйте своих бойцов и выдвигайтесь вперёд! Стрелять по всему, что покажется в поле зрения!
   Инишири Экари Талзак, командир отряда терминаторов, молча кивнул в знак того, что приказ Стерна принят им к исполнению.
   - Остальным перегруппироваться! Ансел - ты со своим дефганом пойдёшь вместе с терминаторами! Добавишь, если что, огневой мощи!
   - Шойн! - отсалютовал кжев.
   - Ли - прикрываешь фланги! Капитан Аристидес - выделите моему коллеге троих огнемётчиков в помощь!
   - Слушаюсь, господин инквизитор! - отозвался патрульный офицер.
   - Касси - от меня ни на шаг! В ближнем бою, если вдруг что, твой "крестоносец" будет бесполезен!
   - Э-э... как скажешь, шеф, - с некоторой настороженностью в голосе произнесла Брекенридж, оглядевшись по сторонам. Однако никто никак не отреагировал на слова Стерна. Лишь капитан Аристидес с явным любопытством посмотрел на обоих инквизиторов, однако очень, надо сказать, благоразумно воздержался от каких бы то ни было комментариев. Влезать в дела Имперской Инквизиции - занятие бесперспективное и не сулящее ничего хорошего, кроме заряда бластера в голову или петли сервитора-палача. И обычно этого старались избежать. Ибо, как гласила древняя терранская поговорка, "Император простит тебя. Инквизиция -- никогда!"
  
  
  
   Больше никто не тревожил десантников, по крайней мере, детектор движения, что несла Брекенридж, не показывал никаких объектов, стремящихся на встречу с бойцами Инквизиции и Патруля. Однако Стерн нисколько не обманывался этим обстоятельством. Коллективный разум ворзидов, по крайней мере, прежних, интересовало только перемалывание биомассы для своих нужд и, так сказать, ворзид-формирование планет, чтобы расширять сферу своего контроля. Вцепившись в какой-нибудь мир, они прорастали там, как сорняки, выпалывать которые было очень и очень непросто. Во всяком случае, полторы тысячи лет назад для подобного "пропалывания" очень часто приходилось прибегать к Экстерминатусу. Так что фарадеец вполне справедливо полагал, что ситуация весьма и весьма далека от своего логического завершения.
   Кассандра Брекенридж, идущая чуть в стороне от Стерна, то и дело бросала на фарадейца настороженные взгляды, но то ли он этого не замечал, то ли замечал, но не обращал на это никакого внимания. Снайперскую винтовку сидонийка несла опущенной стволом к полу, что, впрочем, не означало, что она полностью расслабилась. В любой момент "крестоносец" мог выпустить из своего ствола реактивную пулю, разносящую всё на своём пути. Но пока в этом не было никакой необходимости.
   Перед глазами Стерна на лицевом щитке боевого шлема "хамелеона" вспыхнула пиктограмма, символизирующая включившийся консорт-канал связи. Хмыкнув про себя, инквизитор отдал мысленную команду встроенному в броню коммуникатору включить связь.
   - Я слушаю, Касси, - произнёс он.
   - Ты не находишь, что использовать своё служебное положение для достижения личных целей не совсем подобает офицеру Инквизиции? - осведомилась Кассандра. - К тому же я прекрасно могу сама за себя постоять, Лаймон.
   - Я знаю, что можешь, но здесь мы имеем дело с ворзидами. А это не тот противник, которого можно недооценивать. А что касается использования служебного положения... Это же для пользы дела, Касси.
   - Для какого дела?
   - Сейчас не время и не место для подобных разговоров, вообще-то.
   - Стерн - ты меня всё больше и больше интригуешь! - в голосе Брекенридж послышались игривые нотки.
   - Ага, только сначала выжить надо в этой заварухе! - проворчал фарадеец. - А вообще я, как имперский инквизитор, никому ничего не обязан объяснять. Я отчитываюсь только перед Верховным Лордом-Инквизитором и Императором. Всё. Мнение остальных не имеет значения... Что детектор показывает?
   - Э-э... - Кассандре понадобилось несколько секунд, чтобы вернуть себе прежний настрой. - Чисто. Ни одной сволочи в пределах его контрольной сферы.
   - Это как раз и настораживает.
   - Почему это?
   - Потому что ворзиды, по крайней мере, те, которые, как принято считать, были истреблены Империумом полторы тысячи лет назад, вслед за разведгруппой всегда посылали боевые особи.
   - А тогда что это за твари там были? - удивилась сидонийка. - Они разве не боевые особи, а? Мне почему-то так не показалось, знаешь ли!
   - Не знаю, Касси. Я, ясное дело, не спец по ворзидам, но разведчики у них раньше так не выглядели. Их можно было бластерами прикончить без особых затруднений. А эти существа... это наводит на очень нехорошие подозрения...
   - Эволюция?
   - Похоже на то.
   - Эй, парни - вы там живы ещё или как? - раздался вдруг в шлеме Стерна голос Тассела. - Инквизитор Стерн - ответьте бригадиру Тасселу!
   - Я вас слышу, Тассел, - отозвался фарадеец, отключая консорт-канал. - Мы только что имели боевой контакт с противником. Продолжаем продвижение в вашу сторону.
   - Боевой контакт? - в голосе центаврийца послышалась тревога. - Надеюсь, с вами всё в порядке?
   - Без потерь не обошлось, но теперь, по крайней мере, мы знаем, кто нам противостоит.
   - Фраг! - выругался Тассел. - Сидеть взаперти и ждать, когда до тебя доберутся и знать, что ради твоего спасения гибнут хорошие парни - это такая херня! А кто эти отродья Хаоса?
   - Если бы это были хаоситы, Тассел, - невесело усмехнулся Стерн, - это было бы не так страшно, как то, что мы обнаружили в ходе стычки.
   - Что вы хотите этим сказать? - насторожился Тассел.
   - Что вы знаете о ворзидах, бригадир Тассел? - вопросом на вопрос ответил инквизитор.
   - О ком, простите?
   - Ворзиды. Или вам не доводилось слышать это название?
   - Ворзиды? Но ведь их уничтожили полторы тысячи лет назад!
   - Выходит, что не до конца.
   - Вы, надеюсь, шутите, инквизитор Стерн?
   - Я что, похож на шутника? Это ворзиды, причём, судя по всему, изменившиеся за столь долгое время. И одному шиисту известно, что ещё в подземельях Абаддона может скрываться.
   - Дерьмо! - вырвалось у центаврийца. - Ну и ну!
   - Мы скоро, судя по всему, будем у вас, так что готовьтесь к эвакуации. Как далеко отсюда Эпсилон-4?
   - Эпсилон-4? - переспросил Тассел. - А зачем он вам понадобился?
   - Нужно глянуть, что там за фраг происходит.
   - Глянуть? Да чего там глядеть? Заберёте нас отсюда и проводите Экстерминатус! Ворзиды! Ха! Или вы хотите, чтобы эта зараза расползлась по Галактике, как вирус гаратольского гриппа?!
   - Не всё так просто, бригадир Тассел, как вам может показаться на первый взгляд. Нужно, чтобы...
   - Инквизитор Стерн - на связи капитан Мазарини! - вклинился вдруг в эфир голос командира "Доминатора", в котором явственно чувствовались тревожные нотки. - Десантная группа - ответьте "Доминатору"!
   - Здесь Стерн, - откликнулся фарадеец. - Что случилось, капитан Мазарини?
   - Хвала Проводнику Душ! - с облегчением отозвался Мазарини. - Вы всё ещё в куполе? Не начали эвакуацию?
   - У нас был боевой контакт с ворзидами и мы...
   - Боевой контакт с кем? - не понял командир крейсера.
   - С ворзидами. Это...
   - Я знаю, кто такие ворзиды, но вы в этом уверены? Их же, как принято считать, истребили полторы сотни веков назад!
   - К сожалению, похоже, что что-то тогда пропустили. Но вы совсем не удивлены этим фактом, капитан. Это значит, что вы заметили с орбиты какую-то гадость. Я прав?
   - Вы очень проницательный человек, инквизитор Стерн. И да, мы кое-что засекли с орбиты. Похоже, к куполу со стороны того самого рудника, откуда всё это и началось, движется нечто...
   Мазарини запнулся, явно затрудняясь объяснить, что же такое они заметили из космоса.
   - Нечто - что? - подтолкнул военного космонавта Стерн. - Машина, биомех - что именно?
   - Фраг его знает! - в сердцах произнёс марсианин. - Оно большое и движется не сказать, чтобы быстро, но при таком темпе оно будет у компаунд-комплекса примерно через три часа.
   - Видео есть?
   - Слишком большие помехи от атмосферных возмущений, картинка нечёткая. Но если желаете, я могу скинуть отфильтрованный снимок этой штуки на интерфейс вашего "хамелеона".
   - Давайте.
   Секунд пять в эфире царила тишина, нарушаемая лишь фоном холостого режима, затем на щитке шлема вспыхнула ещё одна пиктограмма. А ещё через две секунды внутри открывшегося видеоокна возникло изображение чего-то большого и непонятного.
   - Что это, Мазарини? - нахмурился Стерн. Картинка была очень расплывчатой и неясной, так что разобрать, что это такое там двигалось по поверхности Абаддона к компаунд-комплексу КМК, было довольно непросто. - Вы можете дать максимальное разрешение?
   - Плохо видно? - видеоокно покрылось волнами интерференции, затем изображение слегка прояснилось. Но всё равно не настолько, чтобы можно было понять, что же это такое. - Так лучше?
   - Как сказать... Ненамного.
   - Фраг! - в сердцах выругался Мазарини. - А если так?
   Изображение немного очистилось, и Стерн смог рассмотреть нечто довольно большое, размеренно двигающееся по поверхности Абаддона. Большое и шестиногое - пока это всё, что мог сказать инквизитор.
   - Всё равно плохо видно.
   В наушниках что-то неразборчиво пробормотали, затем изображение ещё пару раз мигнуло, сделавшись более отчётливым.
   - А теперь? - спросил Мазарини.
   - Да, так получше... - Стерн внимательно всмотрелся в изображение. - Хм... Похоже, это какая-то разновидность шагохода, возможно, биотитан. Были у ворзидов такие машины, если так можно назвать выведенное с помощью биоинженерии существо. Если и здесь мы имеем дело с чем-то подобным, то у нас действительно мало времени.
   - Чем эта тварь может быть опасна для нас? - вклинился в разговор Тассел.
   - Всем, - последовал ответ инквизитора. - Представьте биомеха размером с трёхэтажный дом, передвигающегося на шести конечностях, каждая из которых оканчивается полутораметровым когтем, способным пробивать легкобронированные машины, покрытого прочной термостойкой бронёй, против которой в самый раз использовать тяжёлые полевые турболазеры. Вооружение такого монстра - кислотное орудие, стреляющее потоками концентрированной кислоты, способной прожечь ферридий и фуршинг, метатели чего-то похожего на диски с заточенными едва ли не до молекулярной остроты краями, спринклеры, выстреливающие ядовитый газ, что-то наподобие VX-12, запрещённого Имперской Великой Конвенцией, и для полного комплекта - фосфексная катапульта. Знаете, что такое фосфекс? - Ответом фарадейцу была тишина. - Так окрестили эту дрянь имперские учёные, когда получили для исследования первые её образцы. Чисто ворзидское изобретение, едкая, ядовитая и жгучая смесь, крайне враждебная к любым жизнеформам. При контакте с воздухом эта гадость расползается эдакой бурлящей текучей дымкой, переливающейся жутковатым бело-зелёным огнём, который притягивается к любому движущемуся объекту. Это пламя способно поджигать металл и въедаться в живые ткани, причём его нельзя погасить. От слова "совсем". Даже вакуум бесполезен против него, по крайней мере, кратковременное, до тридцати секунд, воздействие оного фосфекс отлично переносит. Плоть, попавшая под выстрел фосфексной катапульты, сгорает за считанные секунды, даже костей не остаётся. Так что самый, на мой взгляд, лучший способ уничтожить биотитана - орбитальный удар или тактическая атомная боеголовка. Ну, или же упомянутый мною тяжёлый турболазер. А что там ворзиды могли придумать за полторы тысячи лет - я понятия не имею. Так что будет лучше, если мы просто вывезем выживших на крейсера и уничтожим биотитана орбитальным ударом.
   - Мне эта идея нравится! - оживился Тассел. - И чем быстрее вы это сделаете, тем будет лучше для всех!
   - Н-да... по-видимому, так будет и вправду лучше... но...
   Стерн замолчал и нахмурился, чего, правда, за лицевым щитком шлема никто не увидел.
   - Судя по всему, бригадир Тассел, мы уже не так далеко от энергостанции, - продолжил инквизитор. - Готовьтесь к эвакуации.
   - Да мы к ней давно готовы! - хмыкнул центавриец.
   - Это хорошо.
   Стерн опять замолчал. Однако у Кассандры почему-то возникло стойкое ощущение того, что для них далеко ещё не всё закончилось.
  
  
  
   Глава 6.
  
  
  
   Либо ворзидов в компаунд-комплексе больше не было, либо у них были свои, неведомые десантникам, планы, только больше никто не пытался воспрепятствовать сводному отряду продвигаться к энергостанции, внутри которой укрылись выжившие колонисты. Разумеется, это очень способствовало быстрому завершению эвакуации колонии, однако Стерн не обманывался насчёт противника. Из того, что ему было известно о ворзидах, ничто не сулило приемлемых для десанта вариантов. Но было бы непростительно не воспользоваться представившейся возможностью спокойно эвакуировать колонистов с планеты. А потом - потом мы будем посмотреть, как говаривал когда-то наставник Стерна инквизитор Паскаль Глау.
   По счастью, раненых оказалось не так уж и много. Самыми тяжёлыми немедленно занялись полевые медики, легкораненым же была оказана лишь самая необходимая помощь. Накоротко переговорив с директором компаунд-комплекса Радхаром Риссом, невысоким коренастым алтазианцем, и с бригадиром Йором Тасселом, Стерн и Аристидес установили порядок эвакуации, после чего инквизитор отвёл патрульного офицера и шахтёра в сторону.
   - Бригадир Тассел - что вы можете мне сообщить о руднике, на котором вы до всего этого работали и где ваши люди откопали ту хреноту? - задал прямой вопрос фарадеец.
   - Собираетесь отправиться туда на разведку? - понимающе хмыкнул синекожий уроженец Сереты. - А не проще ли просто сбросить на Эпсилон-4 термоядерный заряд? Ба-бах - и дело сделано!
   - "Ба-бах", как вы изволили выразиться, не получится, - возразил Стерн. - Как глубоко вы находились под поверхностью на момент обнаружения этого... мм... образования?
   - Семь километров.
   - Вот, видите? Слишком глубоко. Ни одна бомба не сможет настолько заглубиться под поверхность планеты... кроме, разумеется, циклонной торпеды, но пока речь о её применении не идёт. Заряд придётся доставить туда вручную, так сказать.
   - Вручную? - Тассел переглянулся с другим шахтёром, судя по табличке, висящей на опоясывающей шею платиновой цепочке, являющимся уроженцем Гании. - Тогда вам нужен будет проводник. Пусть вы и инквизитор, но шахты, знаете ли, не место для увеселительных прогулок. Я и Али вас сопроводим до этого места, инквизитор Стерн.
   - Никогда ещё не принимал участие в Экстерминатусе! - хищно оскалился ганианец.
   - Во-первых, это не Экстерминатус, господа, - суровым тоном произнёс фарадеец. - Во-вторых, ваше предложение, безусловно, хоть и очень патриотично, но лишено всякого здравого смысла.
   - Это ещё почему? - не понял Тассел.
   - Вы являетесь сугубо гражданскими лицами, господа, - пояснил Стерн, краем глаза косясь на подошедшую к ним Кассандру Брекенридж. Свою снайперскую винтовку сидонийка держала закинутой на правое плечо в стиле главного героя популярного в Империуме приключенческого видеосериала "Безжалостное правосудие" Константина Кэссиди, причём указательный палец правой руки находился на спусковой скобе "крестоносца". Как стреляет Кассандра навскидку, фарадейцу не раз доводилось видеть. - Я не имею права подвергать ваши жизни смертельной опасности. Мой непосредственный долг, как офицера Имперской Инквизиции, заключается в том, чтобы обеспечить вашу безопасность, а не в том, чтобы подставлять вас под фраг знает что.
   - Спасибо, конечно, за заботу, - отозвался Али Камил, - только что толку будет, если вы сгинете в шахтах? А? Я понимаю, что вы, инквизиторы - ребята до усрачки крутые, но подземелья не прощают даже крохотной ошибки. Шаг не в ту сторону, неверное движение - и, может статься, никто никогда вас уже не найдёт. Но решать вам, конечно. Кто мы такие, чтобы указывать, что делать, имперскому инквизитору?
   - Он прав, шеф, - боевой шлем "доспеха" Брекенридж сложился веером и втянулся в бронированный воротник экзоскелетного костюма. Стерн не без иронии отметил реакцию Аристидеса, Тассела и Камила на это зрелище, однако сама Брекенридж сделала вид, что ничего не заметила. - Если нас там закопают - Империуму от этого станет легче? Наша задача - докопаться до сути проблемы и сообщить о ней на Терру. А вовсе не сдохнуть где-нибудь в какой-нибудь глубокой расщелине.
   - Ваша коллега права, инквизитор Стерн, - проговорил Аристидес, с интересом глядя на сидонийку. - Информация о том, с чем мы здесь столкнулись, слишком важна для того, чтобы ею пренебрегать.
   - Это кто сказал, что я пренебрегаю? - сдвинул брови фарадеец. - Просто я как-то не привык привлекать к подобным мероприятиям необученных гражданских, пусть даже один из них и служил когда-то в центаврийских спецвойсках. А гражданские с бластерами зачастую начинают палить во все стороны, добавляя неразберихи.
   - Мы просто покажем вам дорогу и дадим советы, если вдруг что вам будет непонятно, - сказал Тассел, косясь на Кассандру. - Лезть вперёд вас в пекло мы не станем. Ну, если только совсем станет херово...
   Стерн в задумчивости пожевал губами и перевёл взгляд на Брекенридж. Кассандра пожала плечами и едва заметно улыбнулась.
   - И мы вовсе не какие-то там нервные типы, готовые палить по всему без разбору, - с обидчивой ноткой в голосе сказал Камил, недовольно глядя на Стерна. - Мы взрослые люди и умеем себя контролировать. Так что здесь можете не опасаться проблем. Проблемы там бегают, в шахтах Эпсилон-4.
   - Н-да, там точно проблемы бегают, чтоб их! - Лаймон потёр бронированной перчаткой "хамелеона" лоб - шлем инквизитора тоже был деактивирован. - Что ж, ваша помощь принимается, господа. Я свяжусь с крейсером и распоряжусь прислать сюда тактический заряд. Как только его доставят в купол, мы вылетаем на "Ятагане" к Эпсилону-4 и постараемся осложнить ворзидам жизнь... если то состояние, в котором они пребывают, можно так назвать.
   - А биотитан? - задал вопрос Аристидес.
   - Ему ещё почти два часа сюда топать, так что, думаю, что с ним в прямой контакт мы не вступим. Как только мы стартуем к руднику, где были обнаружены ворзиды, "Доминатор" нанесёт по биотитану залп из орудий главного калибра. Не думаю, что ему удастся это пережить.
   Йор Тассел в ответ лишь хмыкнул, но этим и ограничился. Спорить с офицером Имперской Инквизиции центавриец точно не горел желанием.
   - Продолжайте эвакуацию, капитан Аристидес, - распорядился Стерн. - Темп не снижать, помните о биотитане. Чем скорее мы отсюда уберёмся, тем будет лучше для всех нас.
   - Есть продолжать эвакуацию! - по-военному чётко откозырял Аристидес. Бросив ещё один любопытный взгляд на Брекенридж, офицер Патруля заспешил прочь.
   - Этот ваш рудник, откуда вся эта дрянь начала расползаться по Абаддону - как далеко отсюда расположен? - Стерн перевёл взгляд на Тассела и Камила. - Я об этом уже спрашивал, но ответа так и не получил. Подозреваю, что это неблизкое расстояние, только вот насколько оно неблизкое?
   - Четыреста сорок семь километров, - ответил Камил. - Но на космолёте мы туда доберёмся быстро.
   - Штреки там достаточно широки для того, чтобы передвигаться по ним на "рапторе"? Не на себе же тащить бомбу!
   - Вы знаете, что такое проходческий буровой комбайн? - вопросом на вопрос ответил Тассел. Стерн кивнул, подтверждая, что ему известно о подобной технике. - Тогда мне больше вам нечего добавить. Там, где комбайн проделал туннели, пройдёт даже штурмовой танк.
   - Превосходно. - Фарадеец переглянулся с Брекенридж, после чего сурово посмотрел на шахтёров. - Господа - прошу вас как следует подготовиться к вылазке. Ворзиды не станут спокойно на нас смотреть - они будут всеми способами пытаться нас уничтожить. Вооружитесь как следует и ждите дальнейших указаний.
   - Как прикажете, инквизитор, - кивнул Тассел. Сделав Камилу знак следовать за собой, центавриец направился куда-то в направлении стоящего в отдалении приземистого наземного грузовика.
   - Значит, нам придётся сунуть задницу в гнездо давенантских шершней, а, Лаймон? - Кассандра слегка подтолкнула фарадейца. - Почему бы просто не запустить в эти шахты кибера-смертника? К чему этот риск?
   Стерн взглянул на сидонийку с таким выражением на лице, словно он был преподавателем истории в Имперском Университете Терраполиса, а перед ним была нерадивая студентка, путающая даты и уверенная, что Сетанийская Кампания была инициирована ТехноГильдией Марса в отместку за отказ подписать торговое соглашение с Империумом.
   - Кибер может не дойти до цели, это раз. Кибер не сможет увидеть то, что сможем увидеть мы. Это два. И самое главное, это три - во всём, что касается ворзидов, нужно быть до конца уверенным, что ты добил последнего жука и их на планете больше нет. Имперский Флот взорвал Спурру полторы тысячи лет назад, но ведь этот улей откуда-то взялся, Касси. Откуда?
   - Да, здесь ты прав, - нехотя согласилась Брекенридж. - Однако ведь это чертовски опасное занятие, ты не находишь, шеф?
   - Но кто-то должен этим заниматься, - на спокойном невозмутимом лице фарадейца не дрогнул ни один мускул, и Кассандра в который уже раз поразилась невероятному хладнокровию этого человека. Конечно, среди инквизиторов попадались самые разные индивидуумы, и хладнокровных среди них хватало с избытком, но по её мнению, с этим пунктом у Стерна был явный перегиб. - Если мы выпустим этих тварей в Галактику, то получим новую войну. Оно нам надо?
   - Да уж хотелось бы обойтись без этого! - невесело усмехнулась сидонийка.
   - Вот то-то и оно... - Стерн огляделся. - Ладно, хватит трепаться... Капитан Мазарини - здесь Стерн.
   - Слушаю вас, господин инквизитор, - тут же отозвался командир крейсера - не иначе был подключён к "спруту".
   - Немедленно отправьте в компаунд-комплекс тактический ядерный заряд, самый большой, какой только найдёте. Мы отправляемся в Эпсилон-4, откуда всё это началось, и попробуем положить конец этому безобразию. Как только бомба прибудет, мы погрузим её в "Ятаган" и вылетим к руднику.
   - Вы уверены в том, что собираетесь сделать, Стерн? - осторожно спросил Мазарини.
   - А у вас есть другой вариант?
   - Ну, Экстерминатус...
   - Мазарини - если мы будем по каждому поводу устраивать Экстерминатус, то у нас скоро кончатся планеты! - усмехнулся Лаймон. - Так что давайте прекратим ненужные разговоры и приступим к делу. Нельзя дать ксенозаразе расползтись по космосу.
   - Как прикажете, господин инквизитор.
   - Да, именно так и прикажу. Образец доставлен на борт?
   - Так точно. Все меры предосторожности соблюдены, криокамера активирована, если вдруг что, мы быстро выбросим её за борт.
   - Хорошо. Работайте, командир Мазарини.
   - Принято.
   Связь отключилась.
   - Послушай, Лаймон, - снова подала голос Брекенридж, - а ты уверен, что этот ворзидский улей - единственный в Галактике, переживший Экстерминатус Спурры?
   - Нет, конечно. Учитывая невероятную приспособляемость этих тварей... Помнится мне из курса истории, что один из ульев ворзидов был обнаружен даже на ультра-холодном коричневом карлике Браге 448. Что они там делали и чем питались - известно одному шиисту.
   - Улей на звезде? - удивилась Кассандра.
   - На самом деле, ничего необычного в том не было. Коричневые карлики, относящиеся к так называемому "аммиачному" классу, являются очень холодными объектами с температурой поверхности... впрочем, сейчас это не имеет отношения к нашей проблеме. Абаддон - планета, а не сверххолодная звезда. И наша задача - уничтожить вражеский... кхм... объект.
   - Надеюсь, что на этом вся эта возня с реликтовыми врагами закончится и мы сможем вернуться к нормальной жизни, - Кассандра улыбнулась, однако фарадеец никак на это не отреагировал. - Да... хм... как всегда, суров и сдержан?
   - Касси - чего ты от меня хочешь? - в глубине серо-стальных глаз инквизитора вспыхнули злые искры. - Мы здесь можем все сдохнуть за просто так, и я не собираюсь играть во влюблённого инквизитора. Моя задача - разнести ворзидский улей к фраговым ебеням и покончить с этой проблемой, пока она ещё не разрослась до больших масштабов. Поэтому давай сосредоточимся на задании, а личные чувства оставим на потом... если это самое "потом" наступит.
   - В смысле? - не поняла сидонийка.
   - В смысле, что ворзиды - это самый страшный кошмар, который только можно себе представить. Так что дуй на "Ятаган" и помоги Кендаллу подготовить место для бомбы. С собой захвати Шорака и нескольких штурмовиков - незачем в одиночку шастать по куполу. Мало ли какая сволочь вылезет... Это приказ, инквизитор Брекенридж. Выполняйте.
   - Есть выполнять приказ! - Кассандра весело блеснула глазами. Толкнув фарадейца локтем в бок, девушка хитро ему подмигнула и, зарастив шлем, быстрым уверенным шагом направилась в сторону кжева, который о чём-то беседовал с лейтенантом Нагано.
   Проследив за сидонийкой, Стерн покачал головой и, в свою очередь, тоже активировал шлем "хамелеона". Но для того лишь, чтобы никто не увидел, как по его лицу расплывается довольная улыбка. В конце концов, ему было чертовски приятно, что такая очаровательная девушка, как Кассандра Брекенридж, обратила на него своё внимание. Причём очень пристальное.
   Ведь даже таким суровым разумным, как инквизиторы Галактического Империума, не было чуждо ничто человеческое... или нечеловеческое, но это уже зависело от того, к какому разумному виду этот самый инквизитор принадлежал.
  
  
  
   Мета-магнитные зажимы с тихим щелчком зафиксировались на трёхметровом цилиндрическом корпусе тактического ядерного заряда, размещённого в грузовом отсеке "раптора". На панели детонатора, встроенной в одну из граней устройства, успокаивающе зажёгся красный сенсор, сигнализирующий о том, что бомба неактивна. Брекенридж и Кендалл справедливо рассудили, что, раз в шахту придётся спускаться на бронемашине, то и незачем помещать бомбу в грузовой отсек штурмовика. О чём сидонийка и уведомила Стерна.
   Инквизитор-фарадеец ничего не сказал в ответ. Он лишь придирчиво осмотрел закреплённое в захватах взрывное устройство и удовлетворительно кивнул самому себе. Развернувшись на месте, Лаймон быстрым шагом вышел из броневика и направился в кабину управления "Ятагана".
   К тому моменту, как штурмовик Инквизиции покинул компаунд-комплекс КМК, эвакуация колонии была завершена полностью, а буря, бушевавшая над этим районом Абаддона, несколько утихомирилась. По крайней мере, ветер стих до приемлемых величин и уже не бил в корпус штурмовика так, словно банда взбесившихся кугхров. Мико Кендалл выразил своё удовлетворение погодными условиями и сказал, покосившись на сидящего в соседнем кресле инквизитора, что при таком раскладе до Эпсилона-4 они доберутся за несколько минут, если ничто не помешает.
   Вполне возможно, что некие сущности или же некая сила всё-таки присматривали/присматривала за делами, происходящими на физическом плане бытия нашей Галактики, так как точно после слов пилота штурмовика "Ятаган" содрогнулся от чего-то, похожего на удар в борт, после чего больше половины сенсоров на панели управления погасли совсем, а оставшиеся изменили своё свечение на зловещее красное, что говорило о том, что корабль находится в довольно тяжёлом положении.
   - Мико! - Стерн повернул голову в сторону пилота.
   - По нам нанесён ЭМ-удар, оценочная мощность порядка семисот гаусс, - скороговоркой произнёс Кендалл, работая с панелью управления со скоростью сервитора. - Щит пробит, половина систем в отрубе, антигравы пашут через раз, и мы теряем высоту. Я попробую спланировать к руднику, благо, до него уже не так далеко, но дальше идти придётся...
   "Ятаган" неожиданно вздрогнул так, словно в него на полном ходу врезался космический крейсер, дурным голосом взвыл баззер аварийной сигнализации. По всему корпусу штурмовика прошла крупная дрожь, где-то что-то оглушительно проскрежетало, часть индикаторов на пульте управления погасла окончательно.
   - Это вот что такое было? - недоумённо вопросил Кендалл, привставая в своём кресле и что-то пытаясь высмотреть по ту сторону обзорного иллюминатора кабины. - Что за фраг?
   - Нас опять задело? - не понял Стерн.
   - Задело? - терранин быстро просмотрел данные, всё ещё поступающие на главный тактический мультихроматрон с бортового логик-компьютера. - Задело?! Да нам жопу нафраг оторвало!
   - Что оторвало?
   - Корму, блядь! - выругался пилот, вцепившись в джойстик управления правой рукой, а левой пытаясь хоть что-то сделать с почти полностью потерявшим управление космолётом. - Треть корабля отвалилась, вот что! Мы потеряли машинный отсек! Не иначе, эта сука грёбаная, биотитан сраный, нас увидел, падла!
   - Кинетический или плазменный удар?
   - Кинетический, похоже. Будь это выстрел из плазменной пушки, нас бы уже нафрелл размазало бы по поверхности в кровавый фарш. Причём хорошо прожаренный.
   - Ты сможешь посадить штурмовик?
   - Управление почти отказало, но носовые газовые рули всё ещё функционируют, и антигравы ещё держатся. Резервные генераторы в носовой части ведь расположены, под палубой... - Кендалл ударом левого кулака активировал какой-то сенсор на панели управления. - Я запускаю протокол аварийной посадки. Сиди и не пищи, шеф. Мне сейчас не до ответов на твои вопросы.
   Выдвинувшиеся из кресла дополнительные страховочные ремни и опустившаяся с потолка аварийная дуга безопасности буквально впечатали Стерна в кресло. То же самое произошло и с теми, кто находился в пассажирском отсеке, а боевая техника была и так надёжно закреплена.
   - Угол падения растёт, переключение рулей контроля высоты не работает, - бормотал про себя Кендалл, лихорадочно пытаясь хоть как-то совладать с практически неуправляемым космолётом. - Если дойдёт до шестидесяти пяти - нам жопа. Полная. Сейчас сорок два и растёт, но можно попробовать изменить направление угла вращения...
   Стерн, повернув голову, с интересом вгляделся в терранина.
   - Ха, было бы чем изменять! - злобно ощерился Кендалл. - Ладно, держитесь, все!
   Насчёт "держитесь" терранин не шутил. Стерн только успел заметить, как мимо "Ятагана" что-то на огромной скорости промелькнуло, а в следующую секунду страшный удар сотряс космолёт, вернее, то, что от него осталось после атаки биотитана ворзидов. Штурмовик со всего размаху грохнулся на грунт, проскользил на брюхе несколько сотен метров, разбрасывая во все стороны куски обшивки, и замер, уткнувшись носовой частью во что-то большое и серое. Рассмотреть в подробностях, что же это было такое, мешал сильный дождь, начавшийся буквально минуту назад.
   - Сели! - выдохнул Кендалл, ладонью отирая вспотевшее лицо. - Вот же дерьмо какое!
   - Все целы? - спросил Стерн, пытаясь высвободиться из сковывающих его ремней и дуги безопасности. - Кассандра!
   - Да цела я, цела! - донеслось до фарадейца. - Все живы-здоровы, шеф! Брекетт, правда, при... кхм... посадке головой приложился о впередистоящее кресло, но вроде нормально всё. Ли - у тебя голова не болит?
   - Ничего у меня не болит! - сердито отозвался меркурианец. - Ну и зараза же! Биотитан?
   - Похоже, что он самый. - Стерну, наконец, удалось высвободиться из цепких объятий устройств безопасности и инквизитор нетвёрдо встал на ноги - всё-таки аварийное приземление, да ещё и на довольно приличной скорости, давало о себе знать. - Если бы не Мико, нас просто размазало бы по поверхности планеты.
   - Ты слишком высокого мнения о моих пилотских способностях, Стерн, - проворчал Кендалл, вырубая остававшиеся в строю системы космолёта, чтобы избежать внезапного возгорания - пожара только в сложившейся ситуации им ещё не хватало! - Я всего лишь сделал то, чему меня учили в Академии, всего делов-то...
   - Не скромничай, Мико, - откликнулся Шорак. - Если бы не твоё мастерство пилота, нас бы ещё на Нефране-VIII похоронили бы!
   - Вам виднее, инквизиторы, - пожал плечами Кендалл, отстёгивая предохранительные ремни. - Однако, дальше придётся идти своим, так сказать, ходом.
   - Вызови "Доминатор" и сообщи о возникшей проблеме. Пусть готовят эвакуационный транспорт.
   - Кендалл молча кивнул.
   - Как далеко от рудника мы долбанулись? - поинтересовалась Брекенридж.
   - Судя по показаниям картографического сканера - не очень далеко. Километров пятнадцать, и здесь есть дорога, что соединяет рудник с компаундом. Мы шлёпнулись примерно в трёхстах метрах от неё, едва не расквасив себе рожи о вон тот здоровенный валун, что впереди нас торчит.
   - Местность здесь довольно сильно пересечённая, - подал голос Йор Тассел. - Здесь и в нормальных условиях посадить летающую технику проблема, а уж в ливень да с оторванной кормовой частью - это вообще из разряда невероятного. Но по дороге можно спокойно доехать до рудника... если никто не будет препятствий нам чинить по пути.
   - Даже если и будут, - проговорил Стерн, переходя из кабины штурмовика в пассажирский отсек и внимательно вглядываясь в своих коллег и двоих шахтёров, - терпеть подобное хамство мы не станем. Выдвигаемся на "рапторе", "тигра" придётся оставить здесь. Я возьму "Карателя". Тассел - высота штолен позволяет оперировать внутри шахты на шагоходе?
   - Если у вас шагоход меньше трёх с половиной метров по высоте - тогда да, позволяет. Там до четырёх метров высота потолков, - ответил центавриец.
   - "Каратель" пройдёт, - резюмировал Стерн. Внимательно всмотрелся в Брекенридж, но лицо Кассандры было скрыто за лицевым щитком боевого шлема и видеть его выражение фарадеец не мог. Хмыкнул и пожал плечами. - Все точно в порядке?
   - Да в порядке, шеф, в порядке! - заверил Стерна Брекетт. - Хотя долбанулись мы знатно, ничего не скажешь. Если бы не Мико - лежать бы нам здесь трупами.
   - Я уже связался с Мазарини и сообщил ему о происшедшем, - в дверях пассажирского отсека возник Кендалл, державший под мышкой тактический шлем флотской пехоты. - Крейсер уже навёлся на биотитана и готовит ему очень неприятный сюрприз. Все эвакуированные благополучно прибыли на орбиту. Мазарини сказал, что ждёт только твоего сигнала, шеф, чтобы выслать на Абаддон эвакуационный транспорт.
   - Подождёт, - усмехнулся Стерн, беря курс на транспортный отсек штурмовика. - Мы здесь ещё не закончили. Пусть оторвётся на биотитане.
   - Чую я, что этой падле скоро придётся пожалеть о том, что её вообще произвели на этот свет, или как там вся эта херь у ворзидов появляется! - злобно оскалился Кендалл. - Пусть "Доминатор" поджарит эту мразь как следует!
   Стерн никак не отреагировал на столь эмоциональное высказывание пилота "Ятагана". Бросив ещё один внимательный взгляд на Кассандру Брекенридж, инквизитор молча вышел из пассажирского отсека.
  
  
  
   Выше облаков, выше облаков,
Прямо сейчас - время убивать! 
Единственный выход - умереть.

Бог говорил это наперекор совести,
Поэтому я кричу и целюсь огнем.
Число погибших растёт...
  
   (Из песни группы "Bullet For My Valentine" "Scream, Aim, Fire")
  
   Управлять боевым имперским шагоходом - это совсем не то, что управлять аналогичной боевой машиной кугхров, где пилоту только и нужно, что дёргать за рычаги управления, нажимать педали и манипулировать рукоятками управления орудиями и стабберами. Основное отличие любого шагохода Империума от своего кугхранского аналога заключалось в том, что имперский пилот управлял своей машиной посредством пси-вириала управления, что превращало шагоход в настоящую машину разрушения. Ведь скорость пси-реакций на несколько порядков превосходила таковую у моторики. И для того, чтобы управлять шагоходом, вовсе не нужно было быть псайкером.
   Взобравшись по вмонтированной в корпус "Карателя" металлической лесенке, Стерн втиснулся в небольшую кабину управления, где, разместившись в мидель-кресле, сразу же подключил боевой шлем своего бронекостюма через специальный разъём к бортовому пси-вириалу и запустил процедуру активации систем "Карателя". На внутренней поверхности лицевого щитка боевого шлема вспыхнули ряды данных, а перед мысленным взором фарадейца сформировалось виртуальное поле управления.
   - Лаймон - мы готовы выдвигаться, - раздался в наушниках шлема голос Брекенридж, - только вот "раптору" придётся чуток прыгнуть. Аппарель-то того, отвалилась вместе с кормовой частью...
   - Особо не разгоняйся, - строго проговорил Стерн, зная манеру вождения сидонийки. - Вперёд на самой малой скорости и съезжай только тогда, когда передняя пара колёс окажется в воздухе.
   - Ага, ясно! - по тону, каким это было произнесено, инквизитор понял, что Кассандра всё равно сделает по-своему. Покачав головой, но ничего не сказав при этом, фарадеец отдал мысленную команду логик-компьютеру шагохода на запуск протонного микрореактора.
   Откуда-то из-под пола пилотской кабины раздалось тихое мерное гудение, исходящее от включившегося микрореактора. Из нижней части спины "Карателя" ударили серые тугие струи воздушной продувки, заработали сервомоторы, развернувшие в боевое положение плечевые лазерные турели Мк-220; на предплечьях пришли в движение закреплённые там роторные стабберы "Браунинг-СМ 70", способные превратить в металлическую труху легкобронированный наземный вездеход. На "макушке", если такое определение можно было применить к крыше пилотской кабины шагохода, вспыхнул мощный фотонный прожектор, пришли в движение антенны сканеров.
   - Выдвигаюсь на позицию, - произнёс Стерн, подавая энергию на мощные трёхпалые ходильные конечности "Карателя". Резко взвыли мощные сервомоторы и восьмитонная боевая машина сделала первые шаги по металлической палубе транспортного отсека, направляясь к выходу.
   Обычно для подобных высадок использовалась десантная аппарель, но в данный момент она валялась где-то на скалистой поверхности Абаддона вместе с отвалившейся от штурмовика кормовой частью. Поэтому Стерн, подведя шагоход к краю того, что осталось от грузового отсека "Ятагана", слегка наклонил корпус машины и включил встроенные в ступни прыжковые ускорители.
   Две реактивные струи вырвались из-под массивных трёхпалых ступней, отрывая шагоход от металлической поверхности и посылая его вперёд, в дождливую туманную пелену. Включились гасители инерции, пришли в движение мощные гидравлические амортизаторы, каждый толщиной со средних габаритов гуманоида. "Каратель" подпрыгнул на несколько метров вверх и грузно опустился на каменистую поверхность в десяти метрах от штурмовика.
   Глянув в сторону упавшего космолёта, чей нос упирался в огромный валун неправильно формы, имевший высоту метров в двадцать пять-тридцать, Стерн увидел, как наружу из "Ятагана" выскочил бронетранспортёр. Естественно, следовать советам фарадейца Брекенридж и не думала. "Раптор", не сбавляя хода, вылетел из грузового отсека и, пролетев по воздуху несколько метров, с протестующим скрипом амортизаторов плюхнулся на грунт.
   - Сломаешь ведь так что-нибудь! - сердито произнёс Стерн, однако появившаяся на его лице улыбка явно шла вразрез с его тоном.
   - Починю! - задорно отозвалась сидонийка. "Раптор", резко затормозив, причём так, что тяжёлый броневик повело из стороны в сторону, замер в некотором отдалении от места крушения штурмовика.
   - Ну-ну. - Стерн сверился с показаниями сканеров. - Тассел - куда путь держать-то?
   - Дорогу видите? - задал встречный вопрос центавриец.
   - Дорогу? - инквизитор вывел на виртуальный экран карту местности. - Да, вижу. И куда по ней двигаться?
   - На юго-восток.
   - На юго-восток... Ага, есть! Начинаем движение! Щиты на максимум! Касси - стреляй по всему, что покажется подозрительным!
   - С огромным удовольствием!
   - Я иду первым, на...
   Договорить Стерн не успел. Где-то далеко от места падения космолёта ярко вспыхнуло, под ходильными конечностями "Карателя" вздрогнула почва, как при сильном землетрясении, в левом верхнем углу тактического экрана вспыхнули данные с сейсмографа, свидетельствующие о том, что сотрясение планетарной коры действительно имело место быть, причём довольно серьёзное - шесть и три десятых балла по стандартной имперской шкале Рихтера. Аудиодатчики, установленные на корпусе шагохода, зафиксировали быстро приближающуюся ударную волну.
   - "Доминатор" только что нанёс кинетический удар по биотитану! - с мстительно-довольной ноткой в голосе проговорил Кендалл. - Прямое попадание, мать его так! Кинетическая энергия от взрыва составила триста сорок килотонн! Эта сука, наверное, испарилась на месте!
   - Ударная волна будет здесь через двенадцать секунд, - уведомил Стерн, быстро пригибая шагоход к поверхности почвы, чтобы защитить машину от внешнего воздействия. Они находились в сильно пересечённой местности и, в принципе, ударная волна должна была пройти поверху, но в таком деле подстраховаться не мешало. - Приготовьтесь.
   Никто ничего ему не ответил.
   Рёв взбесившейся воздушной массы был настолько оглушительным, что Стерн был вынужден до предела уменьшить поле чувствительности акустических датчиков "Карателя". Ударная волна, как и предполагал фарадеец, прошла верхом, не причинив никаких повреждений шагоходу и бронетранспортёру. Что до "Ятагана", то ему уже было всё равно, даже пройдись она по нему.
   - Рапорт о повреждениях? - деловито бросил Стерн в эфир, поднимая шагоход во весь рост и запуская поддерживающие равновесие электротурбогироскопы.
   - Повреждений нет, все системы "раптора" функционируют в штатном режиме, - отозвалась Брекенридж. - Чего ты там говорил о дальнейшем движении?
   - Следуй за "Карателем", скорость уравняй с его скоростью. По пересечённой местности, к тому же, неизвестной, я не буду гнать, как гонщик, пойду со скоростью километров пятьдесят. Держи точно такую же скорость. Вперёд меня не соваться. Это приказ.
   - Но, шеф...
   - Это приказ, Касси! - сурово повторил Стерн. - И я не намерен заниматься спорами и вступать с тобой в дискуссии. Если потребуется обратиться к Уставу - я это сделаю, будь уверена. Сейчас не время для игр в "полицейских и бандитов".
   - Я поняла тебя, Лаймон, - спокойно отозвалась Брекенридж. - Буду следовать за тобой в кильватере и держать скорость, равную скорости "Карателя".
   - Умная девочка! - без намёка на эмоции проговорил фарадеец... если не считать возникшей на его губах улыбки. - Проверка... всё в норме. Начинаю движение. "Раптору" следовать за мной.
   - Принято, шеф, - услышал он в ответ.
   Шагоход, повинуясь управляющим командам инквизитора, развернулся в направлении рудника Эпсилон-4 и размеренно зашагал по грунтовой дороге, поверхность которой была плотно укатана грейдерами, держа скорость около пятидесяти километров в час. Вообще-то, крейсерская скорость у "Карателя" составляла восемьдесят километров в час, однако по пересечённой местности, да ещё и неизвестной, двигаться с подобной скоростью было неразумно. Даже и пятьдесят километров было слишком большой величиной, но это был оправданный риск. В конце концов, любое препятствие сканеры "Карателя" смогут засечь заранее и уведомить об этом своего пилота. А что до противника - для этого и существовали лазеры, огнемёты и стабберы, в придачу к которым полагался огромный цепной меч, закреплённый на правом "бедре" шагохода. Изготовленная из высокопрочной микростали цепь, приводимая в движение встроенным в рукоять протонным микрореактором и вращающаяся со скоростью девять тысяч оборотов в минуту, резала практически всё, за исключением разве что материалов, применяющихся в космическом кораблестроении. Так что любому врагу стоило трижды подумать, прежде чем очертя голову бросаться в атаку на "Карателя" Правда, к ворзидам понятие "думать" вряд ли можно было применить. То есть, думать-то они думали, но их мыслительные процессы были настолько чужды всем разумным обитателям Галактики, что ни о каком диалоге с ворзидами речи и быть не могло. Все подобные попытки в самом начале конфликта окончились ничем.
   Сказать честно, ни о каких переговорах с инсектоидами Стерн и не думал. Ворзиды являлись врагом по отношению ко всем разумным расам Млечного Пути, и долг фарадейца, как имперского инквизитора, заключался в том, чтобы этого самого врага полностью уничтожить. А для этого нужно было пробраться в шахты титанового рудника Эпсилон-4 и взорвать ядерный заряд, чтобы похоронить в недрах планеты то, что соорудили там ворзиды.
   Правда, где-то в глубине подсознания Стерна эдакой назойливой мухой сидела мысль о том, что что-то здесь всё же не так. Что было не так, инквизитор пока не понимал. Но именно эта мысль и заставляла его держать все свои боевые инстинкты во взведённом состоянии.
   Несмотря на то, что дорога, соединявшая компаунд-комплекс КМК с рудником Эпсилон-4, являлась грунтовой, её состояние указывало на то, что пути сообщения на Абаддоне поддерживались в рабочем состоянии и постоянно обновлялись/ремонтировались. Здесь грунт был укатан грейдерами чуть ли не до состояния дасфальта и "Каратель" размеренно шагал по дороге, держа скорость в районе сорока пяти-пятидесяти километров в час. Если и попадались какие-то выбоины и неровности, то широкие трёхпалые ступни боевой машины переступали их, даже не замечая.
   БТР следовал строго за шагоходом, держа дистанцию в двадцать метров. Щит "раптора" был включён на половину мощности, так как пока ничего угрожающего Кассандра не видела, а расходовать понапрасну энергию она не считала необходимым. Башенное спаренное орудие грозно смотрело в дождливый мрак, готовое в любой момент разрядиться шквалом энерголучей, рвущих на обугленные куски плоть и превращающих кости в торчащие из этих самых кусков огрызки. Тоже, естественно, обугленные. Сидонийке не было известно о ворзидах столько, сколько знал Стерн, но глупой Кассандру Брекенридж мог назвать только тот, кто не знал её. Она догадывалась, что в шахтах их может поджидать настоящий кошмар, а то, что пока никто не мешал им продвигаться вперёд, только всё больше настораживало инквизиторов.
   - Фраг! - неожиданно вырвалось у Брекенридж, и она резко надавила на педаль тормоза, отчего всех, находящихся в транспортёре, едва не перерезало пополам ремнями безопасности. - Какого шииста происходит?!
   Брекетт и Шорак, как по команде, уставились вперёд, глядя через трёхслойное бронированное стекло кабины броневика туда, куда указывал луч прожектора "раптора". И при виде неподвижно замершего метрах в десяти от БТРа "Карателя", ощетинившегося стволами и сжимающего в правом манипуляторе вынутый из мета-магнитного зажима цепной меч, все трое инквизиторов почувствовали, как по их спинам заструились холодные волны.
  
  
  
   - Чего он застыл? - почему-то шёпотом спросил Шорак, невольно приподнимаясь на ногах.
   - Шиист его знает! - так же шёпотом отозвалась Брекенридж, потихоньку пододвигая левую руку к консоли управления вооружением.
   - Э-э... шеф, ты чего это там? - Брекетт включил коммуникатор.
   Динамики коммуникационного устройства "раптора" донесли до ушей находящихся в кабине бронемашины лишь сухой шелест холостого режима.
   - Мне это очень не нравится, - медленно произнёс Шорак, прищурив глаза едва ли не до рези в глазницах. - Он явно что-то заметил. И молчит.
   Башенный турболазер БТРа крутанулся в разные стороны, выискивая цели, но на контрольных мониторах броневика ничего не было видно. Что привлекло внимание Стерна, пока оставалось неясным. Но явно что-то привлекло. Без причины фарадеец так бы странно себя не вёл.
   Откуда вынеслось нечто чёрное и обладающее довольно большим количеством когтистых конечностей, а именно - восемью, никто из инквизиторов понять не успел. Оно занесло над шагоходом сразу четыре конечности, оканчивающиеся огромными когтями, при этом встав на дыбы - рост его уступал высоте боевой машины. Где у этого существа находилась голова и была ли она у него вообще, инквизиторы не смогли рассмотреть. Да если честно, то они и не особо старались это сделать. Им вполне хватило разглядеть паукообразный облик этой омерзительной твари.
   Вполне возможно, для шагохода типа "Каратель" этот ворзид - а в том, что это была боевая особь ворзидов, никто не сомневался - мог являться достойным противником. И кто знает, что было бы, будь в пилотском мидель-кресле кто-то другой. Возможно, что нападение и удалось бы. Но именно сейчас в кресле пилота шагохода сидел тот, чьё фантастическое хладнокровие давно стало притчей во языцех в среде сотрудников Имперской Инквизиции; тот, чьи решительные и безжалостные действия на Аурос Империалис-IV не позволили разразиться на планете разрушительной гражданской войне; тот, кто собственноручно, на глазах у миллионов зрителей стереоэфира, казнил выстрелом из бластера в голову вступившего в сговор с хаоситами губернатора Меркодана Герберта Хайнца во время его ежегодного обращения к жителям планеты. И поэтому у напавшего на шагоход ворзида не было ни единого шанса. Пафосно сказано? А фраг его знает. Может, и так - так что с того?
   Встать на дыбы - это всё, что удалось сделать паукообразной твари. В следующую секунду прямо в её брюхо вонзился цепной меч, а голова буквально разлетелась под огнём левого роторного стаббера. Правый манипулятор боевой машины, повинуясь управляющей команде пилота, резко пошёл вверх со скоростью гидравлического поршня, разрезая бешено вращающейся цепью из высоколегированной микростали плоть существа. Наружу хлынула серо-зелёная жидкость - кровь ворзида - и вывалились отвратительно выглядевшие кишки и ещё какие-то внутренние органы. Пропоров по инерции половину туловища "паука", гудящее цепное лезвие выскочило наружу затем лишь, чтобы обрушиться на левый бок твари, начисто срезая конечности.
   Всё это заняло ровно столько времени, сколько требуется любому разумному, чтобы сделать пару глотков кофе или какого-либо другого напитка. Причём для тех, кто находился в кабине "раптора", всё происшедшее выглядело довольно стремительно и деталей они, естественно, разглядеть не сумели.
   Словно это послужило сигналом к дальнейшим действиям со стороны противника - со всех сторон к шагоходу устремилась отвратительная чёрная волна существ меньшего, нежели только что выпотрошенный "Карателем" ворзид, размера. Однако Стерн явно не горел желанием слишком уж близко знакомиться с боевыми особями ксеносов.
   Из ступней "Карателя" в землю ударили две ярко-жёлтые струи пламени - то сработали реактивные прыжковые ускорители, отрывая тяжёлую боевую машину от почвы. Тем ворзидам, что очутились под взмывшем в тёмное небо шагоходом, не повезло от слова "совсем" - реактивные струи просто-напросто сожгли их, но тем, кто поспешил занять их место, повезло немногим больше. Стерн включил экраны парения и ударил из факельного огнемёта, заливая всё пространство под собой потоками пирогеля, температура горения которого равнялась почти тысяче шестистам градусам по стандартной шкале. Под ходильными конечностями "Карателя" полыхнуло воистину адское пламя, выжигая всё, что оказалось в радиусе его действия. Выжить там было попросту невозможно, ибо, как говорил инквизитор Ерофей Трофимов во время подавления еретического бунта на Сантанни пару тысячелетий назад, "в аду шансов нет".
   Однако мелкие твари, перемещающиеся по земле, были не единственным, чем располагали ворзиды. Башенное орудие БТРа крутанулось влево, выцеливая захваченную системой наведения цель - что-то довольно крупное и летающее. Что это было и как оно выглядело, Кассандра не знала, да и не хотела знать, если честно. Лазерная спарка, наведённая компьютером, выплюнула в пространство сноп энерголучей и летающая тварь, пронзительно заверещав, рухнула вниз, прямо в устроенный фарадейцем весёлый костёр.
   - Спасибо, - услышала сидонийка спокойный голос Стерна. Судя по его интонации, вокруг не происходило ничего необычного, так, всего лишь рутинная работа имперского инквизитора. Собственно, так оно и было, если не считать ворзидов, которые, как считалось, были полностью истреблены Империумом. - Вроде больше никого не видно. Наверное, это было что-то вроде блокпоста. Хм, блокпост ворзидов...
   Произнеся эту фразу, Лаймон замолчал. О чём он думает в данную минуту, оставалось только догадываться.
   - Продолжаем движение, - спустя несколько секунд услышала Брекенридж. - Пока никого больше нет и мне почему-то кажется, что уже и не будет. До самой шахты.
   - Почему ты так думаешь? - поинтересовалась Кассандра.
   - Потому что мне очень подозрителен тот объект, что нашли шахтёры. Улей ворзидов - да, всё так, но только вот улей какого типа?
   - Это ты о чём, шеф? - не понял Брекетт.
   - У ворзидов ульи были двух типов. - Шагоход, отключив экраны парения, опустился по другую сторону устроенного им же самим костра и, как ни в чём не бывало, продолжил движение в сторону рудника. - Первый тип - это нечто вроде города-улья, только гораздо более серьёзных размеров, нежели тот, что обнаружили в шахтах. Второй тип - корабль-улей, и вот он-то как раз соответствует тем параметрам, что озвучили господа Тассел и Камил. И если это действительно корабль-улей, то мы никак не можем позволить дать ему покинуть Абаддон.
   - Это всего лишь один корабль, шеф, - возразил Шорак. - Сбить его, если взлетит - и всего делов-то!
   - Не всё так просто, как тебе кажется на первый взгляд, Ансел, - спокойно отозвался фарадеец. Затем в эфире наступила небольшая пауза - видимо, Стерн следил за тем, как Брекенридж аккуратно объезжает горящий участок поверхности. - Отталкиваясь от тех знаний о ворзидах, которые имеются в архивах ксенологов, военной разведки и Инквизиции, можно сказать, что каждым кораблём-ульем ворзидов управлял - так его назвали специалисты - прецептор, крупная особь довольно отвратного вида, во время войны две такие особи были захвачены флотским спецназом в системах Орегон и Сигма Ортенис. Своего рода командующий, или капитан корабля. Однозначно трудно сказать. Городом-ульем же управляет доминатор, но оная особь ни разу не была захвачена в плен. Надеюсь, понимаете, почему.
   - Почему? - переспросил Брекетт. - Изучение такого существа дало бы больше понимания сути ворзидов.
   - Единственная попытка взять живым доминатора была предпринята на захваченной ворзидами Фелиции космодесантниками XXXV Корпуса, которым на тот момент командовал Даниэль Криг, герой битвы за Валузию. Она обошлась в две с лишним тысячи десантников и двенадцать уничтоженных боевых кораблей, три из которых являлись тяжёлыми крейсерами КосмоДесанта класса "Кондор". Разъярённый гибелью своих бойцов и космонавтов, Криг отдал приказ о тотальной атомной бомбардировке Фелиции, тем более, что планета на тот момент уже была потеряна для Империума в качестве обитаемого мира. Эвакуировали, кого смогли, остальных уничтожили ворзиды.
   - А что насчёт флотов-ульев? - спросил Шорак. - Ведь были целые формации ворзидских звездолётов, или я чего-то не понимаю?
   - Самая крупная подобная формация была замечена имперскими силами в районе системы Аурига на шестой год войны с ксеносами. Двадцать шесть кораблей-ульев во главе с... даже не знаю, как это... этот объект можно назвать. Ему тогда дали название "системный разрушитель" из-за его габаритов. Здоровенная хренота длиной в двенадцать километров, шириной в семь и высотой в три - всего таких кораблей за всё время боевых действий было замечено восемь. Пять были уничтожены "Разрушителями миров" при помощи так называемой "кварковой пены", судьба остальных трёх так и осталась неизвестной.
   - Это хреново, - пробормотал кжев.
   - Возможно. Будем надеяться, что здесь не один из этих... мм... сверхлинкоров прячется.
   - Допустим, что один корабль-улей ворзидов каким-то образом сумел уцелеть, - задумчиво произнесла Кассандра Брекенридж, осторожно ведя бронетранспортёр вслед за размеренно шагавшим "Карателем". - Тогда каким образом они смогли всё это время оставаться незамеченными? Или ворзиды владеют технологией анабиоза?
   - Если и есть у них криотехнологии, то они абсолютно отличны от всего нам известного, - отозвался Стерн. - Хотя во время войны никто не находил чего-либо подобного.
   - Но это вовсе не означает, что таких технологий у инсектоидов не было, - резонно заметил Брекетт.
   - Не означает. Вообще, во всём, что касается ворзидов, до сих пор известно очень мало. Те крохи, что удалось добыть ксенологам при помощи наших военных и разведчиков, позволили лишь в общих чертах ознакомиться с их цивилизацией, если их общество можно так назвать.
   - Похоже, что нам удастся восполнить этот пробел! - мрачно усмехнулась Брекенридж.
   В ответ эфир донёс лишь короткий смешок Стерна, после чего в динамиках коммуникационного устройства воцарилась тишина, нарушаемая лишь фоновым гудением холостого режима.
   Остаток пути до рудника Эпсилон-4 прошёл без каких-либо происшествий. Вполне вероятно, что уничтоженная группа ворзидов была здесь единственной на поверхности, не считая уничтоженного орбитальным ударом биотитана и тех, кто осаждал купол компаунд-комплекса. Однако последние куда-то неожиданно подевались и это обстоятельство сильно беспокоило Стерна. Прежние ворзиды так не поступали, а это могло означать лишь одно - за прошедшие полторы тысячи лет инсектоиды стали гораздо умнее. Возможно.
   По местному времени уже наступило раннее утро и бушевавшая ночью буря пошла на убыль. В бледном свечении, льющемся из-за медленно рассеивающихся туч, показался рудник Эпсилон-4 - двадцатиэтажное трёхступенчатое строение, из вершины которого выступала толстая цилиндрическая несущая ферма, держащая на себе собственно горнодобывающую станцию с жилыми помещениями и посадочными платформами для атмосферных грузовиков. Внешне ничего подозрительного не было заметно, но Стерн, едва лишь только Эпсилон-4 показался в поле зрения, сразу же остановил шагоход и тот замер в слегка подпружиненной позе, явно ожидая какой-нибудь каверзы со стороны ворзидов.
  
  
  
   Глава 7.
  
  
  
   Однако время шло, но никто не собирался нападать на боевые машины Инквизиции. Стояла тишина, но тишина такого рода, какая обычно бывает перед сражением. В такие моменты даже кажется, что сам воздух звенит, словно натянутая тетива мощного балоджаарского лука, какие любили использовать горцы Семи Кланов до того, как находившиеся в плохом настроении после потери своих товарищей на Фелиции суровые парни из XXXV Корпуса КосмоДесанта нанесли "визит вежливости" на Балоджаар по просьбе местных колониальных властей и доходчиво объяснили аборигенам, что нехорошо нападать на имперские поселения и рудные станции. Правда, количество этих самых аборигенов несколько сократилось после визита криговцев, но с тех пор туземцы Балоджаара больше не тревожили колонистов, предпочтя торговые операции боевым действиям. Ведь за обвес и обсчёт никто не станет вызывать Космических Десантников, а иметь дело с полицией - это не то, что иметь дело с закованными в боевую броню солдатами, не понимающими шуток и при малейшем случае пускающих в ход бластеры, лазганы и стабберы.
   Лазерные турели "Карателя" крутанулись в разные стороны, однако стрелять пока что им было не в кого... или не во что. Шагоход, смешно переступив с ноги на ногу, качнулся, словно перебравший вонки глип, затем сделал несколько осторожных шагов по направлении к горнодобывающему комплексу, держа наготове своё оружие.
   Ничего не изменилось. За исключением разве того, что туч на небосклоне стало значительно меньше и над горизонтом появилось солнце Абаддона - красный карлик Тау Кузнеца, лучи коего отбросили на окна комплекса целый сонм бликов. Со стороны могло показаться, что станция функционирует в полном объёме, однако инквизиторы знали, что это не так.
   - Шеф - ты там ещё долго будешь стоять, как статуя Горацио Невилла? - усмехнулся Брекетт, глядя на неподвижный шагоход. - А то мне что-то есть уже захотелось!
   - Возьми упаковку Е-рациона и съешь её - кто тебе, собственно, мешает? - пришёл ответ инквизитора. - Я не собираюсь туда лезть сломя голову, Ли. Кстати, где вход в шахты, Тассел? Далеко отсюда?
   - В двух километрах, надо просто обойти комплекс с западной стороны, там будет дорога к шахтам, - ответил центавриец.
   - Хм...
   Шагоход, держа наготове огромный цепной меч, двинулся в указанном Тасселом направлении. "Раптор", коротко взрыкнув турбинами, медленно покатил за ним, следуя строго в кильватере.
   Внешне горнодобывающая станция выглядела вполне работоспособной и неповреждённой, однако со слов Тассела выходило, что ворзиды всё-таки успели наведаться туда, очевидно, в поисках биоматериала для своих нужд. Брекетт свирепо высморкался и произнёс довольно длинную и не подходящую для приличного общества фразу на инишири, чем вызвал короткий смешок со стороны Стерна. Но этим фарадеец и ограничился.
   До входа в шахты они добрались без каких-либо осложнений и Шорак уже начал было сомневаться, что ворзиды всё ещё находятся в этом месте. На это Стерн резонно возразил, что в таком случае не было никакой нужды устраивать блокпост. Кжев в ответ заявил, что это нельзя считать блокпостом и что даже еретики устраивают гораздо более серьёзные блокпосты. Брекенридж в ответ на слова Шорака сказала, что никто не может с полной уверенностью утверждать, что понимает мотивы действий ворзидов. Может, те особи были простыми смертниками, в задачу которых входило задержать продвижение врага ценой собственной жизни. А может, именно так и выглядела тактика ворзидов. Кто мог знать?
   Шорак ответил, что никто, но блокпост обычно предполагал обустройство какого-никакого, но укрепления, чтобы если и не сдержать, то хотя бы на время остановить неприятеля, пока к защитникам подойдёт подмога. Здесь же инсекты просто навалились толпой на шагоход, даже не пытаясь использовать местность, чтобы грамотно построить оборону или как там это у них называется.
   Дискуссию о тактике ксеносов прекратил Стерн, приказав спорщикам заткнуться. И причина столь резких слов фарадейца была уже отчётлива видна не только ему, но и тем, кто находился в БТРе.
   Со стороны вход в шахтные выработки ничем особым не отличался от тысяч таких же входов, что можно было встретить в Галактике. Полукруглый арочный вход-въезд, через который свободно бы прошёл имперский сверхтяжёлый штурмовой танк "Сокрушитель", выглядел вполне обычно, подсвеченный криптоновыми лампами, с уходящими внутрь шахты связками проводов и кабелей. Чуть в стороне спокойно стояли совершенно целые грузовые хопперы, которые должны были транспортировать руду из мест её добычи на сортировочные площадки, откуда её отправляли на атмосферные грузовозы. Большой металлический барабан с намотанным на него толстым кабелем был прислонён к скальной стене и зафиксирован противооткатным упором, вбитым в почву посредством пневматического молота. И никого, ни одной живой души вокруг. Впрочем, неживых душ тоже поблизости не наблюдалось.
   - Мне всё это очень не нравится, - услышали находящиеся в "рапторе" слегка напряжённый голос Стерна. - В этих туннелях очень легко нарваться на засаду. А уж что-что, а устраивать засады ворзиды были большие мастаки.
   - А ты посвети огнемётом! - усмехнулся Брекетт. - Может, увидишь кого, а заодно - и сожжёшь!
   Стерн в ответ на слова меркурианца пробормотал что-то, судя по тону, довольно неприличное, но открывать огонь из огнемёта не стал. Вместо этого он, включив прожектор и изготовив к бою цепной меч, осторожно стал продвигаться вперёд.
   - Держи дистанцию метров в пятнадцать, - услышала Брекенридж обращённые к ней слова фарадейца. - Здесь не так просторно, чтобы вовсю палить из турболазера. Да и обрушить туннель можно только так.
   - Постараюсь нас не закопать, шеф! - невесело усмехнулась Кассандра.
   - Да уж постарайся!
   Это было сказано таким тоном, что сидонийка невольно вздрогнула. Явно инквизитор, несмотря на всё своё хладнокровие, чувствовал себя не в своей тарелке. Хотя винить его за это было бы верхом глупости - в такой ситуации любой бы чувствовал себя подобным образом.
   "Раптор", тихо урча турбинами, вкатился под арочный свод и тоже включил передние фотонные фары, хотя в туннеле было довольно светло из-за по-прежнему работавших неоновых светопанелей. По неизвестной причине осветительные приборы всё ещё продолжали работать, хотя зачем они были нужны ворзидам, никто так и не понял.
   - Куда идти, Тассел? - спросил Стерн, обходя лежащий на боку хоппер.
   - Вперёд до второй развилки, потом поверните направо и двигайтесь вниз, - последовал ответ центаврийца. - Как увидите проходческий комбайн, останавливайтесь.
   Инквизитор ничего не сказал в ответ, но обе спаренные лазерные пушки "Карателя" тут же развернулись в боевое положение.
   До второй развилки они добрались без каких-либо происшествий, но перед тем, как ступить под очередной арочный свод, Стерн остановил шагоход и замер, сверяясь с данными сканеров. То же самое, с небольшим запозданием, сделала и Брекенридж, и высветившаяся на мониторах картина заставила сидонийку вытаращить глаза и тихо выругаться на лагошском.
   - Сколько же их тут?! - приглушённо выдохнул Брекетт, пялясь на экраны сканеров.
   - Дохрена и больше! - пришёл ответ Стерна. - Это же ворзиды, чего ещё вы ожидали?!
   "Каратель", развернув в боевое положение все свои оружейные системы, сделал пару шагов вперёд, левой ногой отпихнув в сторону хоппер, и вошёл в туннель, ведущий к тому месту, где шахтёры КМК обнаружили гнездо ворзидов. БТР, окутавшись силовым полем, двинулся вслед за шагоходом.
   Один древний писатель когда-то написал такую фразу: "Откройте ворота в Ад и посмотрите, что оттуда полезет". Трудно сказать, что могло полезть из Ада, но вот то, что выплеснулось навстречу шагоходу из глубин туннеля, вполне могло именоваться адовыми отродьями... хотя современная религия Империума, построенная на фундаменте науки и теологии, отрицала существование Ада в том понимании, какое в него вкладывали религиозные деятели Старой Терры ещё в Доатомную Эпоху. Во всяком случае, ничего, кроме отвращения и рвотного рефлекса эти твари вызвать не могли. Ну и вполне естественного желания покрошить всю эту нечисть лазерными импульсами на мелкие кусочки.
  
  
  
   Передние шеренги наступавших ворзидов составляли мелкие паукообразные твари, едва достающие обычному представителю вида homo до колена, очень похожие на песчаных пауков с Рустума-IV, овальное туловище которых покрывали острые шипы, скорее всего, ядовитые. Восемь членистых когтистых лап двигались достаточно проворно для того, чтобы создать проблему пешему бойцу, но для управляемого через пси-вириал боевого шагохода опасность могла представлять только общая численность этих тварей. Несясь вперёд с довольно приличной скоростью, они явно намеревались разорвать "Карателя" и его пилота на мелкие кусочки, а потом с тем же рвением приняться и за БТР. А то обстоятельство, что ни пилот шагохода, ни находящиеся в "рапторе" этого не желали, их нисколько не интересовало.
   Примерно метрах в ста от несущейся во весь опор отвратительной членистоногой братии Стерн разглядел с десяток особей, похожих по внешнему виду на тех ворзидов, что напали на шахтёров. Во всяком случае, их облик соответствовал тому описанию, что дали Тассел и Камил, а, как было известно фарадейцу из исторических архивов, примерно так выглядели боевые особи ворзидов, получившие название "рипперы". Насколько Лаймон знал, на одном из древних языков Старой Терры времён Разделённого Мира это означало "потрошители", и это определение вполне им подходило. Как именовались мелкие паразиты, Стерн не знал, да и не желал знать, если быть откровенным до конца.
   Проверять, как долго корпус "Карателя" сможет выдерживать воздействие яда, когтей и что там ещё было в арсенале этих тварей, фарадеец вовсе не собирался. Шагоход, окутавшись силовым полем, вскинул свой левый манипулятор, на запястье которого был установлен факельный огнемёт, и полоснул по наступавшим "паукам" струёй пирогеля. Передние ряды инсектоидов практически сразу испарились под раскалённой до 1600 градусов Цельсия огненной струёй, но следующие за ними быстро сориентировались в обстановке.
   - Блядские прыгучие сукины дети! - раздалось в эфире. Несколько ворзидов попытались было запрыгнуть на корпус шагохода, но они не учли того обстоятельства, что на "Карателе" был поднят щит. Ударившись о непроницаемую с внешней стороны силовую мембрану, паукообразные твари грохнулись прямо под ноги шагохода. Тут же раздался противный треск ломающихся хитиновых панцирей, во все стороны брызнула серо-зелёная кровь, перемешанная с внутренними органами. Правый манипулятор описал элегантную полудугу, разрезая тварей на куски цепным мечом, гудящее лезвие которого уже было довольно обильно покрыто ворзидской кровью и кусками плоти.
   - Потолок! - вдруг предостерегающе выкрикнул Брекетт, указывая рукой куда-то сквозь лобовое стекло "раптора".
   Но Брекенридж и сама видела стремительно передвигающихся спиной вниз по направлению к ним ворзидов. Это были какие-то новые особи, которых до сего момента инквизиторам не доводилось наблюдать. Чёрные продолговатые тела, покрытые самой настоящей природной бронёй, передвигались на своих восьми лапах по потолку так споро, как если бы это был пол. В подробностях рассмотреть их сидонийка не успела, заметила лишь длинные шипастые хвосты и узкие вытянутые морды, оканчивающиеся хелицерами, как у пауков.
   Лазерная турель, установленная на корпусе БТРа, стремительно развернулась в сторону несущихся по потолку ворзидов и выплюнула им навстречу поток разрушительных энерголучей. Две твари попали под лазерные импульсы и были сбиты с потолка туннеля, но остальные, ловко извернувшись, продолжили нестись в сторону "Карателя" и БТРа с инквизиторами и шахтёрами.
   Огнемёт шагохода изрыгнул очередную порцию пламени, которое испепелило наиболее ретивых "пауков", затем в действие пришли лазеры и стабберы, открывая огонь по бегущим по потолку ворзидам.
   Энергоимпульсы и реактивные микроснаряды разнесли ксеносов на серо-зелёные ошмётки, с потолка просыпался дождь из органики вперемешку с кровью ворзидов. Вся эта гадость тут же забрызгала несущуюся к "Карателю" паукообразную мелочь, но твари не обратили на это никакого внимания, всецело поглощённые тем, чтобы добраться до боевой машины и расправиться с ней и с её пилотом.
   Лазерная турель, расположенная на левом плече "Карателя", полоснула длинной очередью по бегущим в сторону шагохода "паукам", кроша их на мелкие кусочки. Но волна мелких тварей была словно бесконечной - "пауки" выныривали откуда-то из-за спин рипперов, которые пока не принимали никакого участия в драке (сражением это действо назвать было трудновато), и, обтекая собой более крупные особи, неслись вперёд, ведомые одним лишь инстинктом - настигнуть и разорвать. Правда, получалось у них это из лап вон плохо, а если быть точным, то не получалось совсем, благодаря оружейным комплексам "Карателя". Кого-то давили в кровавые лепёшки массивных ступоходы боевой машины, кого-то рвали на бесформенные куски органики реактивные пули стабберов, кого-то превращали в хорошо прожаренный бифштекс лазеры. Ну, а кого-то просто резало надвое огромным цепным мечом. Правда, всё это не мешало "паукам" нестись вперёд так, словно им всем прищемили дверью одно место. Причём довольно ощутимо.
   Понятное дело, что все мелкие твари являлись лишёнными разума безмозглыми убийцами, примитивный мозг которых знал только одну команду - убивать всех, кто не был похож на ворзидов. Рипперы, в отличие от мелочёвки, были куда более опасным противником, у которых, если судить по исследованиям имперских ксенобиологов полуторатысячелетней давности, имелся довольно развитый интеллект, правда, настолько далёкий от всего, что было известно, что ни о каком контакте речи даже и не шло. Однако в "армии" ворзидов, если этот термин можно применить к всепожирающим ордам этих инсектоидов, присутствовали и более сложные организмы, обладавшие ещё более высоким интеллектом, известные имперцам под названиями "принцепс" и "ликтор"; об уже упоминавшихся доминаторе и прецепторе в данный момент речи не шло. Принцепс ворзидов являлся чем-то вроде командира и во время боевых действий эта особь отдавала приказы рипперам и низшим особям, каким образом - до сих пор оставалось невыясненным. Считалось, по крайней мере, что передача команд осуществлялась на телепатическом уровне, но это была всего лишь одна из версий. Ликторы же обеспечивали охранение командных особей и были чем-то вроде "гвардейцев".
   Вполне возможно, что и здесь присутствовал один из уже упомянутых выше принцепсов, так как мелкая паукообразная нечисть внезапно отхлынула назад, освобождая дорогу для кого-то более опасного и умного. Но не для рипперов. Те тоже подались назад, явно не собираясь - пока - принимать участия в сражении.
   - Похоже, они решили кого-то посерьёзнее в дело включить! - хмыкнул Брекетт.
   Никто ничего не ответил меркурианцу. Не до этого было.
   Несколько секунд ничего не происходило. Затем сенсоры "Карателя" и "раптора" зафиксировали приближающееся сотрясение почвы. Не настолько сильное, чтобы принять его за сейсмическое явление, а вот для шагающей машины оно было в самый раз. Если бы у ворзидов были машины...
   Расталкивая рипперов чем-то вроде когтистых манипуляторов, вперёд протолкнулось нечто, отдалённо имеющее сходство с жуком-древоточцем с Тревора. Приземистое туловище, передвигающееся на шести конечностях, заканчивающихся острыми когтями (по-видимому, ворзиды испытывали ко всевозможным когтям прям-таки маниакальное влечение), увенчивалось странным наростом, очень похожим на некое орудие. Учитывая, что ворзид не мог априори нести на себе ничего техногенного, Стерн сразу же насторожился. И как оказалось - не зря.
   "Жук", миновав неподвижно стоявших рипперов, тоже остановился и, поводив тяжёлой уродливой головой, закованной в крепкий на вид панцирь, заметил неподвижно замерший шагоход Инквизиции. Стерн, безусловно, мог достать его лазерным импульсом или реактивной пулей, но инквизитор решил предоставить противнику сделать первый ход. В конце концов, "Карателя" защищал силовой щит, ворзида же ничего подобного не окружало. Во всяком случае, сканеры не показывали наличие каких-либо защитных приспособлений у этого "жука".
   И ход этот самый не замедлил себя ждать. Нарост на спине ворзида пришёл в движение, живо напомнив фарадейцу ствол стационарного орудия, он резко сократился, будто собирался выплюнуть в "Карателя" какую-нибудь гадость... и действительно, выплюнул. Жёлтый шар, гудя и плюясь раскалёнными искрами, вылетел из жерла этой "пушки" и, пролетев разделяющее ворзида и шагоход расстояние, ударил о силовой экран последнего, породив сильные вспышку и взрыв на поверхности силового поля.
   - Шеф - ты цел? - донёсся до Стерна напряжённый голос Брекенридж.
   - Цел, куда я денусь? - хмыкнул Стерн, косясь на вспыхнувшие в виртуальном поле управления мини-дисплеи сенсорных устройств. - Щит, правда, просел на шесть и сорок два сотых процента, но это не страшно... Это живая плазменная пушка, во как! Врезал по мне сгустком плазмы - надо бы ему вернуть любезность! - в голосе инквизитора внезапно прорезались стальные беспощадные нотки. - Но так, чтобы эта сволота больше не горела бы желанием плеваться в кого бы то ни было плазмой, атати райнупа айжекла!
   Находящиеся в БТРе через внешние микрофоны услыхали, как шагоход запускает свои турбины, чтобы двинуться вперёд. Лазерные турели на его плечах развернулись в сторону рипперов, а левый манипулятор сжался во внушительных размеров стальной кулак, способный одним ударом высадить дверь из микростали полуметровой толщины. Кисть же правого манипулятора крутанулась на сто восемьдесят градусов, так, что лезвие цепного меча теперь смотрело вниз. Цепь из высоколегированной микростали завращалась с огромной скоростью, готовая разрезать на части любого, кто попадётся под манипулятор боевой машины.
  
  
  
   - Что собирается делать этот ненормальный?! - выдохнул Камил, глядя в окно кабины бронетранспортёра. - На кой фраг он туда пошёл?! Пушки ему зачем даны?!
   Шорак цыкнул на ганианца, чтобы тот заткнулся. Потом вопросительно взглянул на Кассандру. Та пожала плечами и, отключив стояночный тормоз, слегка нажала на педаль акселератора.
   Бесспорно, и в эту эпоху найдутся те, кто знает древнюю терранскую поговорку о том, что опасно совать пальцы в электрическую розетку. Это верно так же, как и то, что опасно злить имперского инквизитора. По всей видимости, ворзидам было неизвестно ни первое, ни второе. Иначе бы они себя не вели подобным образом, то есть, совершенно по-хамски.
   "Каратель" грозно двинулся вперёд, и вот тут-то и ожили рипперы. Они рассыпались в цепь, растянувшись дугой, края которой были нацелены в шагоход. Такое поведение, безусловно, свидетельствовало о наличии у рипперов собственного разума и тактического мышления, что говорило об эволюции ворзидов.
   Разумеется, Стерн ожидал чего-то в подобном духе, так как левая турель тут же хищно повернулась в сторону нового противника. Двух рипперов тут же накрыло шквалом лазерного огня, разнеся их на обугленные куски плоти, ещё одного, стремительно прыгнувшего к шагоходу, поймал в прицел один из "Браунингов". Стаббер зашёлся в припадке автоматического огня, кроша своими реактивными пулями тело ворзида в мелкодисперсную пыль серо-зелёного цвета. Ещё одну тварь развалило напополам гудящее лезвие цепного меча. Но, как ни странно, верхняя половина туловища риппера, как ни в чём не бывало, продолжила ползти в направлении боевой машины.
   - Куда ползём, чего хотим? - раздалось в эфире. Массивный ступоход "Карателя" опустился прямо на то, что являлось головой риппера, плюща её в безобразное месиво плоти, костей и мозгового вещества.
   Ещё один риппер в прыжке попытался было настигнуть шагоход - не тут-то было. Левый манипулятор молниеносно вскинулся вверх, хватая тварь на лету и стискивая свои стальные пальцы на её горле... или на том, что считалось горлом ворзида. Едва заметное движение - и вот уже слышно предсмертное сипение ворзида, хруст ломающегося хитина и плеск льющейся из разорванного горла крови.
   "Каратель", отшвырнув обмякшее туловище противника, продолжил движение в направлении жука, и стреляющая плазмой тварь, по всей видимости, поняла, что сейчас её будут убивать. Причём очень жестоко. "Пушка" изрыгнула ещё один сгусток плазмы, который ударился о силовое поле, защищающее шагоход, не причинив тому сколь-нибудь заметного вреда, если не считать падения мощности щита ещё на восемь процентов, и это было всё, что успел предпринять ворзид.
   При своих довольно небольших для машины данного класса размеров - в сравнении с двадцатиметровым "Титаном" "Каратель" смотрелся эдаким гномиком - весил шагоход, тем не менее, восемь тонн и при столкновении с ним урон получился бы весьма впечатляющим. Особенно для биологического организма. Размозжив череп очередному рипперу, что пытался остановить боевую машину, "Каратель" на довольно большой скорости врезался в "жука".
   Возможно, что именно так сражались с ворзидами имперские воины полуторатысячелетней давности. Когда последним аргументом оставалась только рукопашная схватка, чтобы спасти гражданских/раненых/ценное оборудование и так далее. Сила гидравлических мускулов и мощь протонного микрореактора против острых когтей, яда и кислоты. Не всегда победителями выходили имперцы, но к сегодняшней ситуации это не относилось.
   Ворзид, несмотря на свои габариты, попытался вскинуться на дыбы, чтобы обрушиться на шагоход сверху. Зря он это попытался сделать - Стерн не собирался давать врагу ни малейшего преимущества. Сжатая в подобие тарана кисть левого манипулятора пошла вниз наподобие копра для забивки свай, обрушившись на ворзида с огромной силой. Хитиновый панцирь ксенотвари не выдержал чудовищного удара и треснул, наружу хлынул серо-зелёный кровавый поток. Ворзид издал скрежещущий звук, который, по-видимому, означал вопль, и попытался отмахнуться от "Карателя", как от назойливой мухи.
   - Чего размахался, паскудыш?! - злобно проворчал Стерн, вонзая цепной меч в туловище жука, вспарывая его хитин, как обычную бумагу. Одновременно с этим левая нога боевой машины сильно пнула ксеноса коленом, нанеся ещё некоторые увечья. - Стой спокойно, пока я тебя кончать буду!
   Оставшиеся в строю рипперы попытались было помешать чинимому со стороны инквизитора насилию над собратом, но здесь уже начеку была Брекенридж, которая несколькими точными выстрелами бортового турболазера угомонила слишком уж ретивых инсектоидов.
   - Спасибо! - раздалось из динамиков коммуникационного устройства.
   Гудящее лезвие цепного меча, пропоров приплюснутое туловище ворзида, высунулось из брюха ксеноса. Хлынул поток серо-зелёной крови, наружу вывалились внутренности, от которых шёл пар, причём явно источающий не аромат дорогих духов с Кергелена. Левый манипулятор "Карателя", всё ещё сжатый в кулак, ещё раз с силой врезал по верхней части туловища, ломая хитин, что явно не добавило ворзиду лишнего здоровья.
   - Он немного увлёкся, вы так не находите? - усмехнулся Брекетт.
   Стерн словно услышал слова меркурианца, потому как цепной меч резко выскочил из туши ворзида, а обе наплечные лазерные турели разрядились потоком энерголучей, которые вскрыли тушку ворзида с проворством консервного ножа, вскрывающего банку с полевым армейским рационом. Для порядка "Каратель" пару раз наподдал ещё и бронированным коленом туда, где у любого гуманоида находился подбородок, но это было уже излишне.
   Ворзид, несколько секунд неуклюже пошатавшись на своих лапах, рухнул на каменный пол туннеля, прямо в лужу собственной крови, что хлестала из распоротого цепным мечом брюха. Пару раз судорожно дёрнувшись, инсектоид неподвижно замер на каменной поверхности.
   "Каратель", угрожающе поводив всеми своими стволами, повернулся влево-вправо и замер в настороженной позе. Однако больше никакой непосредственной угрозы поблизости не наблюдалось.
   - Похоже, ворзиды закончились! - усмехнулась Кассандра, при этом настороженно глядя на контрольные экраны, которые, тем не менее, не показывали ничего подозрительного.
   - Э-э... прошу прощения, что вмешиваюсь, - подал голос Йор Тассел, - но по-моему, здесь чего-то не хватает...
   - Проходчика не хватает, мать его так! - выпалил Али Камил. - Это же то самое место, Йор!
   - Здесь вы оставили комбайн? - переспросил Стерн. Верхняя часть шагохода, где располагалась кабина пилота, повернулась на шарнире, чтобы пилот смог осмотреться по сторонам.
   - Именно здесь, - подтвердил ганианец. - Вот, этот выступ скальной породы в виде неправильной формы клина... видите, инквизитор Стерн?
   - Да, вижу. Здесь он и стоял?
   - Да. Мы именно в этом месте заблокировали штрек буровой насадкой и вывели из строя управление комбайном. Вон тот поворот коридора, впереди вас, за ним - та самая полость.
   - Ага...
   В эфире воцарилась тишина. Но ненадолго.
   - То есть, вы хотите сказать, что именно в этом самом месте вы оставили свой комбайн? - переспросил фарадеец. - Но тогда где же он, в таком случае?
   - Разобрали или сожрали! - хохотнул Брекетт.
   - Сожрали - это вряд ли, а вот разобрать комбайн для своих нужд жуки вполне могли, - серьёзно ответил Лаймон.
   - Да на кой им металлы-то понадобились? - удивился меркурианец. - У них же всё основано на биотехнологиях... или мы чего-то не знаем, шеф?
   - Мы многого не знаем о ворзидах, Ли. И тогда, и сейчас. Но если вспомнить события полуторатысячелетней давности, можно найти свидетельства того, что на захваченным ими планетах собиралось всё - от биоматериала до металлов и сплавов. Они даже воду из водоёмов выкачивали и выкапывали песок, как это было зафиксировано на Акадии и Циррусе-IX.
   - Песок-то им зачем? - непонимающе спросила Брекенридж.
   - Как - зачем? В нём ведь тоже содержатся различные вещества. В случае с Циррусом-IX это были натриевые пески. Однако, сейчас не время для исторических экскурсов. Нам нужно закончить то, для чего мы сюда пришли. Продолжаем движение.
   Шагоход, держа своё оружие наготове, двинулся вперёд, туда, где, по словам шахтёров, и находился тот самый злополучный провал в коре планеты, откуда всё это и началось. БТР, коротко взрыкнув турбинами, покатил вслед за ним.
   Провал в теле планеты открылся Стерну сразу, как только шагоход свернул за поворот туннеля. Огромное полое пространство, уходящее глубоко вниз, откуда кверху подымались густые испарения, скрывающие противоположный край полости. Инквизитор остановил "Карателя" метрах в двадцати от края полости, явно не горя желанием подходить к самому краю. В конце концов, в каком именно месте ты установишь ядерное взрывное устройство, не имело ровным счётом никакого значения.
   Повинуясь указаниям Стерна, Брекетт и Шорак, после того, как Брекенридж открыла внешний люк "раптора", вытолкали наружу антигравитационные носилки, на которых был закреплён заряд. Стерн, аккуратно подцепив их левым манипулятором, переместил носилки с лежащим на них пласталевым контейнером, внутри которого находился тактический термоядерный заряд мощностью в девяносто килотонн, в направлении провала и, сняв с них контейнер, установил его на каменный пол штрека, после чего лёгким толчком направил носилки в сторону БТРа.
   - Здесь и оставишь его? - спросила Брекенридж, наблюдая за действиями Стерна.
   - А какая разница, где он взорвётся? Это же ядерный заряд, а не обычная бомба. Тут место установки роли не...
   Инквизитор неожиданно замолчал, впрочем, замолчала и Кассандра, так как все, кто находился в туннеле, почувствовали некую вибрацию, которая, если они правильно определили направление, исходила из того самого провала в коре планеты.
   - Это что такое? - непонимающе спросил Тассел. - Очередная каверза со стороны ворзидов, а?
   - Я так не думаю, - напряжённым голосом произнёс Стерн, всматриваясь в возникающие в виртуальном поле управления мониторы с данными. - Это больше всего похоже на продувку двигателя перед запуском.
   - Ты полагаешь, что там находится... - начала было Брекенридж, но Стерн не дал сидонийке закончить фразу.
   - Я ничего не полагаю, Касси, - спокойным голосом, в котором, однако, ощущалась некая тревожная нотка, произнёс фарадеец, - я всего лишь констатирую факт. И если я прав, то нам надо как можно быстрее уносить отсюда ноги. Если корабль-улей взлетит в тот момент, когда мы ещё будем колупаться в этих туннелях, от нас ни мокрого, ни сухого места не останется.
   - Мне интересно вот что - а на чём они вообще летают, эти корабли-ульи? - пробормотал Камил, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Хороший вопрос. - В корпусе "Карателя" открылся внешний люк, вниз пошла телескопическая лесенка, и все, кто находился в БТРе, увидели спускающегося по ней Стерна. Брекенридж дёрнулась было к коммуникатору, но вовремя одёрнула сама себя, поняв, что от её вмешательства фарадеец уж точно не придёт в восторг. - Из того, что нам известно о ворзидах, можно сделать вывод, что их космические корабли являются на две трети органическими, остальное приходится на искусственные материалы и сплавы. Это я упрощённо объясняю, так как если искусственные материалы ещё поддаются идентификации, то органические до сих пор являются "тёмным лесом".
   Говоря это, инквизитор приблизился к контейнеру с бомбой и, наклонившись над одной из его сторон, принялся вводить команды в детонационное устройство.
   - К вопросу о топливе ворзидских звездолётов - никто не знает, на чём именно они летают. Никто никогда не захватывал корабль-улей в более-менее пригодном для детального изучения состоянии - флотские канониры предпочитали как следует продырявить корпус ворзидского космолёта перед тем, как высаживать туда штурмовые группы космопехоты. Особенно пристального внимания удостаивался двигательный отсек. Однако по результатам косвенных наблюдений можно сделать вывод, что двигатели ворзидских кораблей имеют характеристики, схожие с характеристиками газофазных ядерных двигателей, наподобие тех, что ставят на свои звездолёты сарголийцы.
   - А что это может означать для нас? - поинтересовался Шорак.
   - Температура выхлопа такого двигателя, по результатам дистанционных замеров, может достигать тридцати тысяч градусов по стандартной шкале, Ансел. Как ты думаешь, что может при этом с нами произойти?
   Шорак пробормотал что-то на своём языке, судя по всему, какое-то ругательство.
   - Может, тогда можно побыстрее закончить процедуру активации заряда? - внешне спокойным тоном произнесла Кассандра, что, однако, не смогло обмануть Стерна.
   - Каким образом ты себе это представляешь, Касси? - услышала она в ответ. - Я почти закончил ввод командного кода, теперь мне нужно включить приёмник внешнего сигнала. Как только корабль-улей начнёт взлетать, я взорву бомбу дистанционно и попытаюсь таким образом хотя бы повредить звездолёт противника...
   - Повредить?
   - Именно. - Стерн резким движением закрыл крышку панели наборного устройства и заспешил к шагоходу. - Нельзя уничтожить звездолёт больших габаритов внешним взрывом ядерного заряда, и это тебе должно быть хорошо известно. А вот нанести некоторый сопутствующий урон - это допустимо.
   - Шеф - это всё, конечно, хорошо, но не мог бы поторопиться? - обеспокоенным голосом проговорил Брекетт, глядя на контрольные мониторы. - Эта штука, похоже, вот-вот взлетит...
   - Да уже я, уже!
   Стерн чуть ли не бегом вернулся к "Карателю" и быстро вскарабкался внутрь шагохода по выдвижной лесенке. Внешний люк и трап пришли в движение практически одновременно, что говорило о том, что инквизитор очень серьёзно отнёсся к проблеме.
   - Валим отсюда! - донеслось из динамиков коммуникатора.
   Кассандре не нужно было повторять это дважды. Бронетранспортёр, взревев турбинами, развернулся едва ли не на месте, что говорило о мастерстве его водителя, и рванул прочь от провала, спеша удалится на безопасное расстояние. "Каратель", выпустив наружу две тугие воздушные струи газовой продувки, тронулся вслед за БТРом.
   Если кому-то может показаться, что вся эта затея была одним сплошным бредом, то это является его правом. И этот "кто-то", извините за тавтологию, будет неправ. С одной стороны, подрыв термоядерного заряда мощностью в 90 килотонн был способен превратить весь рудник в один огромный кратер (что стало бы с кораблём-ульем ворзидов - это уже другой вопрос; во всяком случае, Стерн был прав, говоря, что одной ядерной бомбой, взорванной снаружи, невозможно уничтожить достаточно крупный космический корабль). С другой, боевая техника Империума создавалась из сверхпрочных материалов, что позволяло тому же "Карателю" уцелеть в километре от эпицентра ядерного взрыва мощностью в 150 килотонн. Ну, а с третьей, никто не собирался ждать, пока бомба рванёт. С "Доминатора" уже выпустили МДК для того, чтобы подобрать инквизиторов с Абаддона, так как у Стерна всё было просчитано заранее.
   Заранее... за исключением того, что кораблю-улью ворзидов понадобится гораздо меньше времени для того, чтобы "раскочегарить" свою двигательную установку. "Раптор" и "Каратель" ещё не добрались до ведущего наружу штрека, как по стенам туннелей прошла сильная сейсмическая волна.
   - Похоже, что взорвать заряд не получится, шеф! - крикнул Брекетт, с опаской глядя по сторонам - инквизитор-меркурианец явно был обеспокоен возможностью обвала шахты от сотрясения. - Корабль-то того... улетает!
   - Сейчас главное самим отсюда выбраться! - услышали они голос Стерна. - Фраг с ним, с зарядом! Не вышло - так не вышло! Касси - прибавь ходу! Хрень вот-вот взлетит!
   - Да куда уж быстрее-то, в шахте?!
   - Ускориться было бы неплохо, - пробормотал Тассел, неотрывно глядя в боковое окно "раптора".
   Брекенридж при этих словах центаврийца лишь возмущённо фыркнула, но скорость всё-таки немного увеличила.
   - Инквизитор Стерн - мы фиксируем взлёт с поверхности Абаддона неизвестного космического корабля, - раздался в наушниках боевого шлема голос командира "Доминатора". - Вас визуально не наблюдаем, видим только на мониторе рентгеновского сканера. С вами всё в порядке?
   - Технически, - усмехнулся фарадеец. - Вы выслали десантный шлюп?
   - Он будет у вас через четыре минуты, так что вам лучше поспешить. Та штука, что взлетает из-под земли, запросто может обрушить всю шахту.
   - Это мы уже поняли, капитан Мазарини. Конец связи.
   - Поторопитесь.
   В виртуальном поле управления сенсор коммуникатора мигнул красным, сигнализируя об отключении канала гиперсвязи.
   Насчёт "поторопитесь" Мазарини не шутил. Шахтные туннели уже довольно ощутимо содрогались и никто не мог бы поручиться за то, что взлёт корабля-улья не обрушит штреки. И хотя они уже находились не так уж и далеко от выхода, опасность по-прежнему была велика.
   Стерн, сворачивая вслед за "раптором", бросил быстрый взгляд на экран заднего обзора. То, что он там увидел, заставило его грязно выругаться аж на пяти языках.
   - Касси! - рявкнул он в микрофон.
   - Чего?
   - Поддай газу! Шахта рушится внутрь планеты!
   - Что?.. О, Великая Галактика!
   По всей видимости, Брекенридж увидела на экране заднего обзора в кабине транспортёра то же самое, что и Стерн, а именно - быстро нагоняющую БТР и шагоход волну обрушения, низвергающую шахтные туннели в бездну. И волна эта самая быстро приближалась.
   БТР, взревев мощным мотором, рванул вперёд так, словно ему в заднюю часть ударила пусковая ЭМ-катапульта. "Каратель" припустил за ним на полной скорости, обгоняя неминуемую смерть буквально на пару секунд.
  
  
  
   Глава 8.
  
  
  
   Они успели разминуться с неминуемой гибелью буквально на считанные секунды. Едва лишь "Каратель" вслед за БТРом выскочил из-под арочного свода входа в шахту, как за его спиной во все стороны прянуло густое серо-коричневое облако пыли, песка и каменной крошки, скрывая собою окрестности.
   - Едва успели, мать его! - услышал Стерн злой голос Брекетта. - А хрень-то взлетела, ты только глянь, шеф!
   Стерн перевёл взгляд на обзорные мониторы "Карателя" и невесело усмехнулся.
   Огромный идеальной формы конус, километров десяти в длину - или высотой в десять километров, кому как нравится - уходил прочь от планеты на ослепительно-белом хвосте пламени, что явно говорило о наличии у корабля-улья некоего двигателя, природа которого, правда, оставалась неясной для инквизиторов. Внешне это выглядело, как выхлоп от ядерного двигателя, но Стерн почему-то очень сильно сомневался, что ворзиды использовали подобные устройства. Они вообще не использовали механические устройства, а следовательно, ядерным двигатель их корабля быть не мог в принципе.
   - Лаймон! - услыхал фарадеец голос Брекенридж в наушниках своего коммуникатора.
   - Что?
   - По-моему, шахта продолжает разрушаться!
   Инквизитор перевёл взгляд на экран заднего обзора и вполголоса выругался на лагошском.
   Процесс разрушения рудника, как оказалось, ещё не закончился. Вызванное взлётом огромного космического корабля ворзидов обрушение почвы распространилось далеко за его пределы, охватив и прилегающую территорию. Прямо на глазах фарадейца вход в рудник обрушился вниз, в продолжающий расширяться провал.
   - Инквизитор Стерн - это лейтенант Лосс! - раздалось в наушниках коммуникационного устройства. - Готовьтесь к подбору! Мы уже заходим на посадочную траекторию!
   Из-за близкорасположенной горной гряды вывернулся десантный шлюп, который стремительно ринулся вниз, на ходу опуская посадочную аппарель.
   - Касси - быстро вперёд! - тоном, не терпящим возражений, произнёс Стерн. - Заскочишь на ходу!
   - А ты? - в голосе сидонийки явственно сквозило беспокойство.
   - А я следом запрыгну. Давай-давай, поспеши. Тут становится очень небезопасно.
   - Это ещё мягко сказано... - пробормотала Брекенридж, но тем она и ограничилась.
   БТР, оглушительно взревев мощным двигателем, рванул вслед за буквально скребущим днищем каменистую поверхность десантолётом, чья посадочная аппарель только что не волочилась по земле. Из-под колёс "раптора" во все стороны брызнули камни и пыль и тяжёлая боевая машина, стукнувшись всё-таки передними колёсами о край десантной аппарели, заскочила в шлюп.
   Брекенридж, как только БТР оказался в безопасности внутри десантного отсека шлюпа, сразу же выскочила наружу и опрометью рванула к аппарели, не забыв, впрочем, пристегнуться страховочным фалом, чтобы не выпасть наружу. Выдвинувшиеся из металлической палубы отсека мета-магнитные захваты намертво зафиксировали "раптора", на что, впрочем, сидонийка не обратила ни малейшего внимания. Гораздо больше её занимало то, что происходило снаружи.
   Скорость обрушения планетарной породы заметно упала, но всё ещё представляла опасность для находившихся на поверхности в данном районе планеты. Вернее, для находившегося, так как "Каратель" Стерна всё ещё пытался нагнать десантолёт, чтобы оказаться в безопасности. Однако скорость шлюпа была несколько высоковата для шагохода.
   - Пилот - немедленно снизьте скорость до самого минимума! - ледяным тоном приказала Брекенридж. - "Каратель" не может нас догнать!
   - Да уже некуда просто сбавлять ход! - досадливо отозвался пилот шлюпа. - Ещё чуть-чуть - и мы просто свалимся вниз!
   - Скорость не сбавлять, пилот! - тут же откликнулся Стерн - очевидно, коммуникатор инквизитора работал в режиме автоматического выбора диапазона. - Сделайте круг на этой же высоте и просто подберите меня!
   - Понял вас, господин инквизитор!
   Кассандра глухо выругалась на лагошском и ухватилась обеими руками за предохранительный поручень, чтобы удержаться на ногах - настолько резкий вираж заложил пилотировавший шлюп лейтенант Лосс. МДК, только что не чиркнув правым бортом по горному склону, взмыл вверх и затем снова ухнул вниз, туда, где всё ещё продолжалось обрушение коры планеты.
   - Спокойнее, Лосс, спокойнее! - донёсся до Кассандры голос Стерна, в котором не было и намёка не то что на панику - даже на какую-либо эмоцию вообще. И сидонийка в который уже раз поразилась просто-таки фантастическому хладнокровию фарадейца. Право слово - иногда ей казалось, что у иного сервитора и то больше эмоций, чем у Стерна. - Не форсируйте антигравы! Идите спокойно, не превышайте допустимый крен шлюпа более чем на двенадцать градусов, не то свалитесь в неконтролируемое пике!
   - Я понял вас, господин инквизитор, но как, в таком случае, мне вас подобрать?
   - Стравите за борт трос - я зацеплюсь за него и вы меня просто поднимите. Тем более, что в десантном отсеке есть кому это проконтролировать.
   Показалось Брекенридж или нет, что в голосе Стерна промелькнула ирония - сейчас не время было это выяснять. Быстро оглядевшись по сторонам, Кассандра увидела намертво прикреплённую к палубе мощную лебёдку, предназначенную для затаскивания внутрь шлюпа неспособной к самостоятельному передвижению техники. Не раздумывая ни секунды, сидонийка ударом ладони активировала мотор и, схватившись за массивный крюк из микростали, потащила трос к открытому люку грузового отсека десантолёта.
   Ну, не совсем потащила - вручную тянуть прочный толстый трос из ферридиумовой проволоки, намотанный на массивный барабан, смогли бы разве что виири, кугхр или глип. Мощный электромотор принялся раскручивать барабан лебёдки в противоположном направлении, дело Кассандры же заключалось только в том, чтобы направлять трос, на конце которого был закреплён массивный крюк из микростали, матово блестевший в свете потолочных светопанелей.
   Крюк ушёл за край опущенной аппарели и тут сидонийка с некоторым запозданием сообразила, что крюк-то она тащила голыми руками, а вот с тросом такое проделывать было бы весьма неосмотрительно. Инквизитор бегло оглядела пространство отсека, но ничего хотя бы отдалённо похожего на рабочие перчатки, ей на глаза так и не попалось.
   - Вижу трос, - раздалось в гарнитуре коммуникатора. - Попробую подпрыгнуть и ухватиться за крюк.
   - Поторопись, шеф! - брякнула Кассандра.
   - Сам вижу! - несколько невпопад откликнулся Стерн.
   Скорость обрушения планетарной породы не изменилась и, возможно, именно это позволило фарадейцу не отвлекаться на разрушительный процесс, а сосредоточиться на том, чтобы подняться на борт десантолёта. Левый манипулятор "Карателя" ухватил крюк буксировочного троса и сжал его мёртвой хваткой.
   - Поднимайте меня! - услышали все голос Стерна.
   Барабан лебёдки завращался по часовой стрелке, поднимая шагоход. Через пару минут над нижним срезом десантной аппарели показался закреплённый на кабине фотонный прожектор, а ещё через несколько секунд "Каратель" очутился в отсеке МДК.
   - Я на борту, лейтенант! - произнёс Стерн, отключая бортовые системы шагохода. - Уходим отсюда!
   - Слушаюсь, господин инквизитор! - отозвался пилот шлюпа.
   В корпусе боевой машины открылся внешний люк, и на металлический пол отсека по короткому трапу спустился Стерн, на лице которого была хорошо заметна злость и досада.
   - Всё в порядке, Лаймон? - озабоченно поинтересовалась Брекенридж.
   - Нет, не в порядке! - раздражённо бросил инквизитор. - Корабль ворзидов сумел уйти с планеты - где теперь его искать прикажешь?
   - А разве "Доминатор" ничего не предпринимал против него?
   - Не знаю... Мазарини!
   - Да, инквизитор?
   - Где корабль-улей?
   - Э-э... сожалею, но нам не удалось его остановить. Он совершил гиперпрыжок, а перед этим сделал по нам пару залпов из чего-то, весьма похожего на турболазеры. Естественно, щиты пробить не смог, но это дало ему несколько секунд форы.
   - Отследить его гипертраекторию возможно?
   Стерн, сделав Кассандре знак следовать за ним, направился из грузового отсека.
   - Прошу прощения, инквизитор Стерн, но - нет. Это ведь не звездолёт Империума или какой-нибудь другой цивилизации и он в корне отличается от всего, что нам известно. Мы успели провести первичное сканирование корабля ворзидов...
   Мазарини замолчал, явно пребывая в замешательстве от того, что выявило быстрое зондирование корабля-улья.
   - Я слушаю вас, капитан, - подтолкнул его фарадеец, входя в десантный отсек МДК.
   - Понимаете, данные настолько необычны, что сложно вот так вот сходу что-либо сказать. Но уже ясно, что мы столкнулись с совершенно иным уровнем технологий, технологий, основанных на сплаве бионики и машинерии...
   - Вы записали данные?
   - Разумеется.
   - Рассчитайте прыжок в Солнечную Систему, капитан Мазарини. И подготовьте канал связи с офисом Верховного Лорда-Инквизитора, а заодно свяжитесь с руководителем кафедры ксенологии Имперского Университета и сообщите, что у Имперской Инквизиции есть для них работа. Возвращаемся на Терру.
   - Будет исполнено, инквизитор Стерн, - почтительно отозвался командир "Доминатора".
   - И ещё. Объявите "красный" уровень тревоги и транслируйте его на общем треке. Перешлите всё, что нам стало известно, в Марсопорт, в Генштаб Флота, и в штаб-квартиру Галактического Патруля в Гагарин. Пусть ищут этот фрагов корабль. Не может же он просто так затеряться в Галактике!
   - Не может-то не может, вот только где он вынырнет и что будет потом делать?
   - Вынырнет - узнаем. Я не сторонник беспочвенных теорий и гаданий на картах Таро, Мазарини. Придёт время - будем думать, что предпринять.
   - Вам виднее, инквизитор Стерн.
   Фарадеец, ничего не ответив военному космонавту, криво усмехнулся и, кивнув находящимся в десантном отсеке шлюпа, прошёл в пилотскую кабину, сделав знак следовавшей за ним по пятам Кассандре оставаться с остальными.
  
  
  
   Пространство Галактического Империума,
   Центральный Сектор,
   Солнечная Система,
   столичная планета Империума - Терра,
   Имперский Город - Терраполис,
   Восточный Пригородный Массив,
   город-спутник Сибелиус.
  
  
  
   Где-то на улице прозвучал резкий сигнал автоматического мусоровоза, который каждый день в одно и то же время объезжал улицы микрорайона Зелёный Лог, где располагались частные дома и где проживал имперский инквизитор Лаймон Стерн. К его появлению жители этой части Сибелиуса привыкли настолько, что не обращали ни малейшего внимания на юркий тёмно-синий серв-кар, который, следуя заложенной в его логик-компьютер программе, поддерживал чистоту на улицах Зелёного Лога. Равно как и не обращали внимания на иногда проезжающие по улицам района патрульные мобили городской полиции. Порядок нужно блюсти, и все это прекрасно знали.
   Лаймон Стерн, бросив в урну-дезинтегратор пустую обёртку от шоколадного батончика, равнодушно скользнул взглядом по мелькнувшему в окне кухни мусоровозу и перевёл глаза на настенный таймер. Глянул в кружку, проверяя, не осталось ли там ещё кофе. Обнаружив, что напитка там больше нет, инквизитор хмыкнул и сунул кружку под струю тёплой воды, после чего убрал её в сушильный шкаф, висящий над кухонной раковиной. Задумчиво потёр ладонью лоб, размышляя, стоит ли ему брать с собой бластер или оружие всё-таки лучше оставить дома, в бронированном шкафу-арсенале, запертом на кодированный замок и имеющем пять уровней защиты от взлома. После нескольких секунд взвешивания всё "за" и "против" Стерн пришёл к выводу, что вряд ли в Академгородке ему будет что-либо угрожать и что бластер под мышкой будет нелепо смотреться среди учёных и студентов. Вполне достаточно инквизиторской инсигнии.
   Ещё раз глянув на таймер, инквизитор недовольно сдвинул брови и взглянул на микродисплей наручного инфора. Обнаружив, что никаких уведомлений о пропущенных вызовах или непрочитанных сообщениях устройство не демонстрирует, Стерн подошёл к встроенному в одну из стен кухни интеркому, лёгким касанием пальца активировал голографическую панель и набрал двенадцатизначную комбинацию.
   Секунд десять полихордкристаллический экран устройства оставался пустым, показывая только серый фон холостого режима, затем на нём проявилось изображение. При виде фарадейца "изображение" сказало "Ой!" и попыталось быстренько натянуть на обнажённый торс лёгкую бежевую летнюю сорочку из кармулианского шёлка.
   - Не понимаю, зачем ты так спешишь! - усмехнулся Стерн при виде того, как роскошная грудь Кассандры Брекенридж скрывается под тонкой тканью, которая, впрочем, полностью скрыть рельефные очертания этой части тела сидонийки была не в состоянии. - Вид весьма впечатляющ, я бы сказал... да, кхм... Очень возбуждает, знаешь ли...
   - Да что ты говоришь? - прищурилась Брекенридж. - Пошловато, не считаешь, а, инквизитор Стерн?
   - Нет, не считаю. А вот то, что ты уже должна быть давно готова, считаю. Ты опаздываешь на сорок минут, Касси. А тебе ещё добираться до Академгородка...
   - Да, извини за опоздание, Лаймон, - впрочем, по голосу Кассандры не было заметно, что сам факт опоздания её вообще беспокоит хоть сколько-нибудь. - А насчёт добираться - метро, вообще-то, в Терраполисе работает отменно. Я буду на станции "Академгородок" минут через двадцать.
   - Тебе от дома до ближайшей станции пешком минут пятнадцать идти - или у тебя в кармане припрятан портативный масс-транспортировщик?
   - Лаймон - иди ты в задницу! - беззлобно произнесла Брекенридж. - Мне нужно было привести себя в порядок, между прочим. Это тебе проще: штаны нацепил - и вперёд.
   - Штаны тоже надо подобрать правильно...
   - Ага, со множеством карманов, чтоб по ним гранаты и ништяки всякие распихать! - усмехнулась девушка. - Ладно, не парься ты так, фарадеец! Дай мне полчаса, и я буду у выхода со станции метро! Только сам не опоздай, а то ещё запрёшься в пробку...
   - В воздухе пробок не бывает, - ответил Стерн, глядя на Кассандру прищуренными глазами. - Ладно, не буду, в таком случае, вас задерживать, коллега Брекенридж.
   - Ага, не задерживай! - снова усмехнулась сидонийка. - А то я, в отличие от тебя, штаны ещё не успела надеть!
   - Да?
   - Да. Но тебе не покажу. А то ещё, не приведи Проводник Душ, эрекция замучает.
   Весело расхохотавшись, Брекенридж отключила связь, оставив Стерна перед пустым коммуникационным экраном.
   Хмыкнув и покачав головой, фарадеец выключил интерком и, подхватив со столешницы инсигнию, сунул её в поясной футлярчик, после чего, придирчиво оглядев себя, направился к выходу из дома, по пути отдавая мысленную команду "домовому" на отключение всей техники и переводу энергосети в спящий режим. А заодно - и активировать систему безопасности.
   Мощный двигатель аэроджипа популярной на Терре модели "лэндрейдер" тихо заурчал, едва лишь инквизитор коснулся сенсора активации. На панели управления зажглись индикаторы, ожил небольшой полихордкристаллический монитор бортового компьютера. Защёлкнув ремень безопасности, Стерн отключил стояночный тормоз и нажал на сенсор, отпирающий ворота гаража, в котором и находился "лэндрейдер".
   Вообще-то, фарадеец, если того не требовала ситуация, не выставлял напоказ свою принадлежность к Инквизиции. Среди её сотрудников подобное было не принято. Да, разумеется, соседи Стерна знали, кем он является на самом деле, но они справедливо считали, что каждый работает или служит там, где его способности и таланты будут по достоинству оценены. Однако иногда это было необходимо, особенно тогда, когда нужно было быстро куда-нибудь добраться. Поэтому Лаймон включил специальный идентификатор, транслирующий код Инквизиции. Ни один патруль не станет останавливать такую машину без очень веских на то оснований.
   "Лэндрейдер" выехал на проезжую часть и тронулся в направлении центра Сибелиуса. Но Стерн совсем не собирался туда ехать. Ему просто нужно было достаточно свободное от растительности место, чтобы взлететь. Если откровенно, то ветки не являлись особой помехой "лэндрейдеру", но фарадейцу не хотелось причинять вред зелёным насаждениям. Да и не принято было подобное поведение на Терре.
   Миновав пару кварталов, Стерн нашёл, наконец, место, откуда можно было взлететь без какого-либо вреда для деревьев, что росли по обеим сторонам улицы. Включив антигравы, инквизитор поднял аэроджип в воздух и, сверившись с показаниями приборов, взял курс на Академгородок, который представлял собой самый настоящий город, раскинувшийся вокруг огромного комплекса Имперского Университета.
   Разумеется, контрольные приборы службы надзора за движением зафиксировали взлёт аэрокара, осуществлённый не по правилам дорожного движения, но сработавший автоответчик разрешил все возникшие у представителей закона вопроса. Если офицер Имперской Инквизиции нарушает правила дорожного движения - значит, у него на то имеются веские основания.
   "Лэндрейдер" аккуратно вклинился в поток воздушного транспорта, что двигался по самому нижнему воздушному коридору, и Стерн отключил автоматический контроль со стороны диспетчерской службы. Инквизитор торопился и посторонние помехи ему были совершенно не нужны.
   После событий на Абаддоне Флот, Патруль, СПО и Инквизиция были поставлены буквально на уши, но никаких следов корабля-улья ворзидов обнаружено не было. Он словно растворился в безбрежном океане Космоса, и технически, это было вполне возможно. Несмотря на то, что Империум существовал уже несколько тысячелетий, в Галактике всё ещё существовали районы, в которых никогда не были корабли Даль-разведки и о существовании которых на Терре могли и не подозревать. Поэтому вполне возможно, что звездолёт ворзидов просто-напросто прятался от имперцев где-нибудь в подобной области пространства, выжидая... а вот чего ксеносы выжидали, было непонятно. И от этого тревога у властей Империума однозначно зашкаливала. В открытый доступ ничего не просочилось, а все действия военных официальные власти связывали с возросшей активностью хаоситов.
   Джип пролетел над тянущейся с востока на запад эстакадной линией магнитной дороги, по которой в данную минуту двигался пассажирский состав, миновал излучину реки, сохранившей своё древнее название - Москва, и начал спуск вниз по пологой спирали, направляясь к уже видневшимся вдалеке зданиям Академгородка, среди которых выделялся огромный комплекс зданий Имперского Университета, утопающий в зелени раскинувшегося на площади в двадцать квадратных километров роскошного парка. Сверившись с данными бортового компьютера, Стерн слегка подкорректировал направление движение с тем, чтобы посадить "лэндрейдер" на посадочной площадке для аэротранспорта, расположенной у станции метро. Взглянул на наручный инфор и недовольно нахмурился. Что поделать - во все времена женщинам было свойственно опаздывать куда-либо, будь то деловая встреча или самое банальное свидание. Правда, в первом случае опоздание было не столь критичным, как во втором.
   Посадив "лэндрейдер" на свободную площадку, Лаймон огляделся вокруг. Обычное рабочее столпотворение народа, и не все из проходивших мимо принадлежали к человеческой расе. Впрочем, это было неудивительно, учитывая то обстоятельство, что Терра являлась столицей Галактического Империума и каждый день сюда прилетали тысячи звездолётов со всей Галактики. И не все они принадлежали к расам, входящим в Империум.
   Проводив взглядом двоих высоких лагошцев, облачённых в тёмно-синие одеяния Торговой Гильдии, фарадеец заметил выходящую из метро Кассандру Брекенридж. Сидонийка была одета в уже знакомую Стерну бежевую сорочку из кармулианского шёлка, две верхние пуговицы которой были расстёгнуты, но явно не для того, чтобы оказывать на мужчин определённое воздействие - стояла довольно жаркая погода даже для этого времени года и на индикаторе внешней температуры, что располагался на панели управления аэроджипом, светилась цифра "32" со знаком "+", и лёгкие сиреневого цвета брючки из всё того же материала, из-под низа которых виднелись летние туфли на конформной подошве. Небольшая светло-коричневая сумочка была небрежно перекинута через левое плечо, а глаза девушки закрывали солнцезащитные очки модной на Терре марки "Пьер д'Обюссон". Длинные светлые волосы Кассандра собрала в тугой "конский хвост", зафиксированный зажимом в виде кармулианского жука-шелкопряда - видимо, в знак благодарности за материал, из которого была сделана одежда Брекенридж. И в довершение ко всему, на правом ухе инквизитора виднелась маленькая чёрная гарнитура интеркома.
   Осмотревшись по сторонам, Брекенридж заметила "лэндрейдер" Стерна. Кивнув сама себе, девушка быстрым шагом направилась в сторону припаркованного аэрокара.
  
  
  
   - Давно тут сидишь? - Кассандра, открыв дверцу джипа со стороны пассажирского сиденья, плюхнулась в кожаное кресло, оборудованное собственной системой климат-контроля, и облегчённо вздохнула. - Офигеть, какая жара стоит на улице! Хорошо хоть в метро кондиционеры работают, как положено!
   - Синоптики обещают такую погоду до конца следующей недели, потом вроде как похолодает, - усмехнулся Стерн, включая поддерживающее поле и внимательно оглядывая сидонийку.
   - Чего? - Брекенридж вопросительно вскинула левую бровь.
   - Я бы сказал, что в этом наряде ты выглядишь чертовски сексуально, да вот боюсь, что ты меня неправильно поймёшь.
   Джип поднялся в воздух и, сделав круг над входом на станцию метро, взял курс на центральный комплекс Университета.
   - Вообще-то, ты уже это сказал, - отозвалась Кассандра, в глазах которой зажглись озорные искорки, - к тому же, ничего плохого в твоих словах я не нахожу. Даже ровно наоборот. Может быть, я специально так оделась, чтобы на тебя впечатление произвести. А заодно и поглядеть, есть ли в тебе хоть чуть-чуть человечности.
   - По-твоему, я что - бездушный робот, что ли? - в голосе Стерна проскользнула обида. - Просто я так привык себя вести. Я не выставляю напоказ свои чувства, Касси. Если я кого-то ненавижу - я его ненавижу, как положено. Если я к кому-то испытываю хорошие чувства - я испытываю их безо всяких охов-ахов и распускания соплей.
   - Какие чувства ты испытываешь по отношению ко мне, Стерн? - глядя на инквизитора в упор своими зелёными глазами, спросила Кассандра. - И только заикнись, что никаких не испытываешь - выкину нафраг из машины!
   - Сейчас не самое подходящее время для...
   - Не знаю, как для тебя, - стальным тоном отчеканила сидонийка, - но для меня даже самое то, разрази тебя нейтронная буря! Долго ты ещё будешь надо мной издеваться?!
   - Я вовсе над тобой не издеваюсь, Касси...
   - А вот я так не думаю! Тебе прекрасно известно, как я к тебе отношусь, но ты упрямо делаешь вид, что тебе глубоко пофиг! Тот поцелуй на орбитальной станции возле Бинту не в счёт - на большее тебя не хватило! Не думай, что я какая-то помешанная на сексе особа - нет его, и фраг с ним! У меня не зудит от его отсутствия! Но когда мужчина, который мне нравится... - тут Кассандра неожиданно осеклась и её глаза стали колючими и холодными, как снежный буран на Фрейе. - Нет, не так! Когда мужчина, в которого я имела неосторожность влюбиться, делает вид, что ему пофиг...
   - Что ты сейчас сказала? - руки Стерна, лежащие на полукольце руля, дрогнули, отчего "лэндрейдер" резко ушёл влево, едва не протаранив следовавший в попутном направлении какой-то аэрокар. Тот протестующе взвыл сиреной и метнулся прочь, словно воробей от ястреба.
   - Машину не урони, дурень! - появившаяся неожиданно злость так же неожиданно и схлынула на нет. - Ещё не хватало устроить аварию!
   Лаймон что-то пробормотал себе под нос, причём Брекенридж сумела различить сразу семь инопланетных ругательств, и довольно жёстко посадил аэроджип около восемнадцатиэтажного здания в виде идеальной формы прямоугольного параллелепипеда, в котором, собственно, и располагался Имперский Центр Ксенологии и Ксенобиологии. Жалобно скрипнули гидравлические амортизаторы, несколько индикаторов на приборной панели мигнули красным и погасли. Но фарадеец не обратил на это ровным счётом никакого внимания. Повернувшись к Брекенридж, он уставился на неё так, словно перед ним сидел самый последний еретик, которого надлежало немедленно расстрелять.
   - Что ты сейчас сказала, Касси? - требовательно повторил свой вопрос Стерн. - Такими словами не бросаются просто так. Или ты мне голову морочишь - или всё очень и очень серьёзно.
   - Не самое удобное место для подобных разговоров, но раз ты настаиваешь, Лаймон Стерн...
   - Да, я настаиваю. Нам предстоит чертовски опасная работа - охота на древний ужас, едва не поглотивший полторы тысячи лет назад Галактику, и мне нужно знать, что означают твои слова.
   - Если девушка говорит, что она влюбилась в мужчину - что это, по-твоему, дубовая башка, может означать? - улыбнулась Кассандра. - И я вовсе не морочу тебе голову, Лаймон. Я действительно люблю тебя.
   Стерн с минуту молча глядел на Брекенридж своим фирменным взглядом, но на сей раз это не возымело абсолютно никакого эффекта на инквизитора с Сидона. Затем фарадеец хмыкнул и покачал головой.
   - Херовый из меня романтик! - невесело усмехнулся он. - Действительно - хорошее место мы выбрали для столь серьёзного разговора!
   - Ну, инквизиторам, в силу их специфики, выбирать не приходится, разве не так?
   - Так-то оно так, но всё-таки... можно было и подождать...
   - Знаешь, мне уже надоело ждать, Лаймон! - хмыкнула Кассандра. - Я больше не собираюсь скрывать свои чувства. Надоело!
   - Надоело...
   Стерн перевёл взгляд на здание исследовательского центра и покачал головой.
   - Когда-нибудь это должно было произойти, - проговорил он своим обычным спокойным тоном. - В конце концов, не век же мне одному быть... А как ты вообще поняла, что... то есть, когда ты поняла, что испытываешь ко мне такие вот чувства?
   - После того, как ты получил заряд из бластера в плечо, закрыв меня собой во время той операции на Эрнандесе-IV, - ответила Кассандра. - Ты и до этого мне был симпатичен, а после того случая во мне что-то словно перевернулось. Ну, знаешь, как это бывает...
   - Знаю, - усмехнулся фарадеец. - Что ж - откровенность за откровенность...
   - Ну-ну! - тут же оживилась Брекенридж. Её зелёные глаза буквально впились в Стерна. - Я вся внимание!
   - Как интересно происходит объяснение в любви у имперских инквизиторов! - снова усмехнулся Лаймон. - Наверное, ты права начёт того, что со временем для подобных разговоров у нас и правда туговато... Но я несколько отвлёкся.
   - Вот-вот!
   - Ты мне стала симпатична почти сразу, как только начала работать со мной, но сначала это была всего лишь самая обычная рабочая, так сказать, симпатия. Ну знаешь, когда на коллегу можно положиться, и всё в таком роде. Потом я стал за собой замечать некоторые странности и понял, что ты мне нравишься не просто как хороший оперативник. Ну, а когда ты на Асгарде обозвала меня "завёрнутым интеллектуалом" и "самым страшным моралистом во всём Империуме", я понял, что эти слова были сказаны не просто так.
   - И именно после этого ты понял, что...
   Кассандра замолчала и выжидающе уставилась на Стерна.
   - Да, именно после этого твоего выпада я понял, что ты мне вовсе не безразлична, Кассандра Брекенридж...
   - А ещё говорят, что женская логика странна и непостижима! - усмехнулась сидонийка. - Мужская тоже бывает, знаете ли, ещё та!
   - Просто такие слова, да ещё и таким тоном, не говорят просто так.
   - Ну, наверное, тебе виднее, Лаймон...
   Брекенридж прищуренными глазами посмотрела на фарадейца и покачала головой.
   - Иногда мне кажется, что в вопросах межполовых отношений ты хуже самого радикального служителя Экклезиархии и самого упёртого пуританина с Эльсинора, - проговорила она. - Я ведь тебе уже рассказывала, что мне приходилось в буквальном смысле этого слова бить морды слишком уж ретивым ухажёрам, которые возомнили о себе невесть что. Но я даже и представить себе не могу, чтобы ты вот таким хамским образом повёл себя по отношению к девушке.
   - Есть такие кадры, - согласился Стерн. - Но это, как бы помягче выразиться... кфура апа-доса... вот как-то так...
   - Ничего себе - помягче выразился!
   Кассандра покачала головой, рассмеялась и вдруг, повинуясь какому-то внутреннему порыву, перегнулась через подлокотник своего кресла и, притянув голову Стерна к себе, крепко поцеловала фарадейца в губы. И минуты две оба инквизитора были заняты исключительно этим весьма приятным занятием.
   - Уф-ф! - Кассандра отстранилась от фарадейца и провела ладонью по вспотевшему лбу. - Всё-таки нам не стоит так уж слишком погружаться во всё это. Велик риск не удержаться.
   - Ну, в машине я точно не стану ничего такого делать! - Стерн коротко хохотнул. - Это, во-первых, не в моём стиле, а во-вторых, неудобно и неприлично.
   - Я и говорю - моралист! - улыбнулась Кассандра.
   - Есть определённые нормы приличия, Касси, которые должен соблюдать каждый уважающий себя гражданин Империума. Иначе мы рискуем превратиться в то, во что давно превратились еретики.
   - Оно так... но ведь ты был бы не против?
   Брекенридж хитро прищурилась.
   - Ну, я как бы не евнух, если ты об этом...
   - Да ну? На словах все герои, а как доходит до дела...
   - Мне прямо здесь продемонстрировать тот факт, что с этим у меня всё в порядке, Касси? - несколько раздражённо спросил Стерн. - И, кстати, мы теряем время, ведя этот разговор. Профессор Морриган Стерн ждёт нас у себя в рабочем кабинете.
   - Да... да, ты прав. Мы что-то слишком увлеклись.
   - Вот и я о том же.
   Стерн, кивнув сидонийке, открыл дверцу "лэндрейдера" со своей стороны и вылез наружу. Несколько смущённая Брекенридж последовала примеру своего патрона, поспешно выскочив из машины.
   - Прошу вас, коллега. - Стерн, подойдя к сидонийке, галантным жестом предложил ей взять его под руку. - Позвольте вас сопроводить.
   - Сама галантность! - улыбнулась Кассандра, беря фарадейца под руку. - Ведите, шеф, вы здесь лучше меня ориентируетесь!
   - Ещё раз выкнешь - получишь по заднице! - пригрозил Стерн, направляясь ко входу в здание.
   - Хех! - усмехнулась Брекенридж и, воспользовавшись моментом, игриво заехала своему спутнику локтем в бок.
   - Эй! - Стерн недовольно покосился на Кассандру и, в свою очередь, легонько ущипнул её за ягодицу.
   - Ого, какой вы, однако, проказник, инквизитор Стерн! - Кассандра подмигнула ему и улыбнулась. - Мне это нравится!
   - А что ещё тебе нравится?
   - Я тебе потом скажу. В более интимной обстановке. - Кассандра хмыкнула. - Если такая обстановка вообще когда-нибудь возникнет.
   - Посмотрим, Касси. Обещать ничего не могу, но ты же знаешь, что в нашей Галактике нет ничего невозможного.
   - Дажж укуси тебя за нос, Лаймон - я это запомню! И попробуй только отвертеться, когда придёт это самое время!
   - А я не стану отворачиваться. Хватит уже.
   Совершенно неожиданно Стерн обхватил Кассандру за талию и, притянув к себе, провёл языком по левому уху девушки. От неожиданности сидонийка едва не споткнулась на ровном месте, почувствовав, как где-то в глубинах её сознания заработал гигантский атомный мотор, а вдоль позвоночника бодро промаршировала целая армия приятных мурашек. Она взглянула на Стерна, но фарадеец уже снова был таким же, как и обычно. Приняв прежнее положение, инквизитор, кивнув своей спутнице, переступил порог здания Центра Ксенологии и уверенно зашагал к виднеющимся в дальнем конце обширного холла, пол которого был выстлан панелями из каспийского гранита, лифтовым кабинам.
  
  
  
   Рабочий кабинет профессора ксенологии Морриган Стерн, расположенный на самом последнем этаже здания центра, вполне мог располагаться в каком-нибудь учреждении Экклезиархии - настолько строгим и сугубо функциональным было его убранство. Строго в его центре размещался рабочий стол-пульт со встроенными логик-компьютером, три-проектором и коммуникатором, имеющим выход на гиперчастоты. В северном углу кабинета виднелась двухметровая стальная на вид колонна в виде идеального цилиндра, поверхность которого была испещрена иероглифическими надписями - как было известно Лаймону, этот артефакт был обнаружен одной из исследовательских групп Даль-разведки на безымянной планете в скоплении Огненной Медузы, на поверхности которой были найдены развалины огромных городов, чей возраст превышал возраст Башен-Близнецов Корво (для справки - Башни-Близнецы были найдены самой первой экспедицией Даль-разведки, посетившей Корво ещё тогда, когда планета была необитаемой; возраст этих строений высотой в один километр равнялся приблизительно шестидесяти тысячам лет и которые, судя по всему, являлись в своё время некими административными зданиями неизвестной цивилизации, исчезнувшей с лика Галактики примерно тогда, когда лагошцы вывели на орбиту своей планеты первый космолёт). Что это был за цилиндр и каково было его предназначение, до сих пор было неизвестно. Однако опасности он не представлял, иначе бы профессор Стерн не стала бы держать в своём кабинете нечто, могущее, как минимум, отправить её на преждевременную встречу с Проводником Душ. Предполагалось, что цилиндр этот являлся чем-то вроде религиозного символа неизвестной ксенорасы, хотя до сих пор никто ничего определённого сказать не мог.
   Всю восточную стену кабинета занимало огромное панорамное окно из метастекла, чью прозрачность можно было регулировать с помощью встроенного в рабочий стол компьютера. Из него открывался изумительный вид на раскинувшийся во все стороны огромный парк, среди зелени которого там и тут виднелись здания Университета, гармонично вписанные в ландшафт. Западная же стена кабинета представляла собой один огромный шкаф-стеллаж с книгами, электронными инфопланшетами и кристаллодисками. На гладкой северной стене кабинета висела большая стереокартина, изображающая какой-то инопланетный пейзаж, довольно суровый и мрачный, в котором Кассандра узнала лавовые поля Гровенора.
   - Какие посетители, однако! - услышала сидонийка голос хозяйки кабинета, и голос этот заставил девушку отвлечься от разглядывания обстановки.
   Морриган Стерн, сидящая до этого момента за своим рабочим столом и что-то просматривавшая на голографическом экране, при виде вошедших в её кабинет инквизиторов поднялась из-за стола и направилась в их сторону. Глядя на профессора, Кассандра сразу поняла, в кого Лаймон удался ростом. Морриган оказалась довольно высокой для женщины, никак не ниже ста восьмидесяти сантиметров, но это инквизитор с Сидона ещё не видела отца Лаймона, Каллиуса Стерна, чей рост превышал сто девяносто сантиметров. С довольно сурового лица на инквизиторов глядели пронзительные серо-стальные глаза, что ясно показывало, от кого Стерн унаследовал свой цвет глаз. И не только цвет, но и пронзительность и стальной блеск.
   - Здравствуй, мама, - Стерн, по-прежнему держа на сгибе правой руки руку Кассандры, приветливо кивнул Морриган. - Рад видеть тебя в добром здравии.
   - Здравствуй, сын. - Морриган подошла вплотную к инквизиторам и, не обращая внимания на Брекенридж, притянула голову Лаймона к себе и поцеловала сына в лоб. - Нашёл-таки время для того, чтобы мать навестить? Да и то по делу, э?
   - Такова работа инквизитора и тебе об этом прекрасно известно, мам, - усмехнулся Стерн, косясь на свою спутницу. Он-то прекрасно знал свою мать и знал, что инквизитор Брекенридж была ею замечена и оценена, но незаметно для сидонийки. - А сейчас в Галактике складывается такая ситуация, что, вполне возможно, ты меня можешь увидеть очень нескоро.
   - Да, ворзиды, чтоб им пусто было! - Морриган покачала головой и перевела свой взгляд на Кассандру. - Здравствуйте, молодая леди. Вы, должно быть, и есть инквизитор Кассандра Брекенридж?
   - Э-э... - Кассандра несколько растерялась, но быстро взяла себя в руки. - Да, госпожа Стерн, вы совершенно правы. Мы вместе с вашим сыном работаем в одной группе... коллеги, так сказать.
   - Работаете - это хорошо, - отозвалась профессор Стерн, - однако, как мне кажется, вас связывают не только деловые отношения. Или я ошибаюсь?
   - Ну... мы друзья... да... кхм...
   - Друзья. - Морриган Стерн по очереди оглядела обоих инквизиторов. - Понимаю. Что ж - лезть в чужие отношения я не буду, не имею, знаете ли, такой дурной привычки. Вы уже взрослые, сами во всём разберётесь. Однако, прошу вас, присаживайтесь. Что-нибудь желаете? Кофе, чай, сойжава?
   - От сойжавы я бы не отказалась, - проговорила Брекенридж, покосившись на Стерна.
   - А ты, Лаймон - будешь что-нибудь?
   - Спасибо, но я перекусил.
   - Как всегда, на скорую руку, - недовольно покачала головой Морриган. - Ладно, тебе виднее...
   - Но я тоже не отказался бы от сойжавы, - добавил инквизитор.
   Морриган Стерн понимающе кивнула и, вернувшись на своё место, что-то набрала на сенсорной панели, встроенной в столешницу. Поудобнее устроилась в своём кресле и окинула обоих инквизиторов внимательным взглядом.
   - Итак - как я понимаю, вы столкнулись на Абаддоне с неизвестной ксеноформой и пришли к выводу, что это были ворзиды, которые, как принято считать, были полностью истреблены Империумом полторы тысячи лет назад, - произнесла профессор-ксенолог. - Более того - вам удалось добыть образец, который был доставлен на Терру и подвергнут всестороннему изучению самыми компетентными специалистами, которых только можно найти в сфере изучения инопланетных форм жизни. Выводы, к которым они все пришли, причём независимо друг от друга, весьма неутешительны для всех нас.
   - Это и так ясно, - усмехнулся Стерн. - Вопрос только в том, как всё это могло произойти.
   - Технически, в том, что какой-то улей ворзидов мог уцелеть, нет ничего необычного. Эти ксеносы показали себя в плане приспособляемости к различным условиям с самой наилучшей стороны. Конечно, всё благодаря их уникальным биотехнологиям, которые по некоторым параметрам превосходят аналогичные технологии Империума. Если требуется, к примеру, захватить планету, атмосфера которой состоит, скажем, из водорода и аргона, ворзиды не станут заниматься преобразованием воздушной оболочки, а просто создадут особей, могущих дышать данной газовой смесью. Потом, конечно, они там всё переработают для своих нужд, но это уже другой вопрос.
   В кабинет, тихо урча мини-двигателем, вкатился киб-стюард, манипуляторы которого держали поднос с двумя фужерами из матового стекла и двумя бутылками, содержащими самый известный в Галактике фруктовый напиток с четвёртой планеты Арктура - Зейста. Он поставил поднос на поверхность рабочего стола и, развернувшись на месте, быстро выкатился за дверь.
   Морриган Стерн подождала, пока Лаймон нальёт Кассандре и себе сойжавы, потом включила три-экран. В воздухе над столешницей возникло объёмное изображение образца, доставленного крейсером Имперской Инквизиции "Доминатор" на Терру с Абаддона.
   - Вне всякого сомнения, захваченный вами на Абаддоне образец является самым настоящим ворзидом, - сказала Морриган, настраивая проектор так, чтобы можно было различить самые мелкие детали. Правда, Кассандру вполне бы устроило, если бы профессор этого не делала, но здесь не она была хозяйкой. - Это боевая особь, известная под названием "риппер". Слово это, как вам должно быть известно, происходит из древнетерранского языка времён Разделённого Мира и означает примерно "потрошитель". Это определение к рипперам подходит целиком и полностью. Однако я хочу отметить, что этот риппер, - Морриган выделила интонацией слово "этот", - отличается от тех особей, с которыми наши солдаты имели неудовольствие встретиться полторы тысячи лет назад. У рипперов того периода не было этих щупальцев и отсутствовали хелицеры на морде. Плюс ко всему, изучение мозга этого существа показало, что он изменился в пользу большей самостоятельности и индивидуальности. А это очень тревожный сигнал.
   - Почему вы так полагаете? - спросила Кассандра, делая небольшой глоток сойжавы.
   - Для начала, инквизитор Брекенридж - что вам вообще известно о ворзидах?
   - Ну... - Кассандра немного замешкалась, - если честно - немного. Только то, что рассказывал мне Лаймон... но этого вроде как хватило для того, чтобы понять природу врага.
   - Природу - возможно, но не саму суть ворзидов.
   Морриган Стерн нахмурилась и побарабанила кончиками пальцев по столешнице.
   - Дело в том, что у ворзидов не существует цивилизации в привычном нам смысле этого слова, инквизитор Брекенридж. Да, считается, что их родиной является планета Спурра, которую наш доблестный Флот превратил в поле астероидов, скинув на неё циклонную торпеду. Но, как вы понимаете, исследовать Спурру никто так и не исследовал, а причина этого, думаю, понятна всем в этой Галактике. Однако кое-какие данные всё-таки были в своё время получены при помощи мини-зондов и дальнего сканирования автоматическими кораблями-разведчиками. Это что касается планеты, если вам это интересно. Что же касается самих ворзидов...
   Морриган слегка повернула голову вправо и набрала на сенсоратуре некую комбинацию цифр и букв, после чего лёгким движением указательного пальца правой руки активировала сенсор, включивший новое изображение в створе три-проектора.
   Брекенридж с любопытством вгляделась в возникшую в воздухе голограмму, изображающую довольно крупную планету терранского типа, вокруг которой обращались по почти круговым орбитам два довольно крупных спутника, размерами примерно сопоставимые со спутником Урана Обероном, на котором располагалась одна из тренировочных баз Космического Десанта. Голограмма поворачивалась вокруг своей оси, как и полагалось любой нормальной планете, так что можно было легко рассмотреть пять крупных материков, занимавших большую часть поверхности Спурры. Открытых водных поверхностей на планете было не так уж и много, среди них особенно выделялись довольно обширные океаны в северном и западном полушариях.
   - Данные, полученные с помощью зондов, позволили узнать о составе атмосферы Спурры и об условиях на её поверхности, - проговорила Морриган Стерн, делая какие-то записи при помощи встроенной в столешницу сенсорной клавиатуры. - Спурра имела умеренный субтропический климат, температура на её поверхности колебалась от плюс семнадцати на полюсах до плюс тридцати семи на экваторе, гравитация превышала стандартную на двадцать семь процентов. Были локализованы двенадцать основных ульев и пять баз флота ворзидов, если таковое определение можно применить к скоплениям биокораблей. Спутники Спурры, один из которых имел слабую атмосферу из ксенона и криптона, являлись сугубо военными базами ворзидов, где базировались корабли-ульи и вблизи которых были пришвартованы на стационарных орбитах системные разрушители ксеносов. Понятное дело, что Флот не только от Спурры не оставил камня на камне, но и оба спутника разнёс на куски - вместе с суперлинкорами ворзидов. С тех пор там не был ни один имперский звездолёт, а может, и зря, что не был. Хотя кто мог выжить при Экстерминатусе, я не знаю.
   Морриган Стерн сделала пару переключений на сенсоратуре, и перед инквизиторами в воздухе возникло новое изображение. Но на сей раз то была не голограмма звёздной системы или планеты - голопроектор спроецировал в воздухе изображение какого-то весьма крупного существа, выглядевшего столь необычно, что у Лаймона невольно мелькнула мысль о том, что эта тварь была искусственно создана каким-то сумасшедшим генетиком - настолько странным было сочетание в существе черт сразу нескольких видов.
   - Великая Галактика - что это за ходячий ужас? - выдохнула Брекенридж, невольно отшатнувшись от стола при виде изображения.
   И было от чего.
   На просторах Галактики, безусловно, можно было повстречать разнообразных существ, как разумных, так и лишённых разума. И некоторые из них выглядели довольно отвратительно - достаточно взглянуть на... кхм... рожи таких ксеносов, как бекры, слиты или айнгири, чтобы потерять аппетит или попросту блевануть за углом, дабы соблюсти приличия. В самом деле, ну не виноват же бекр, что таким уродливым он уродился. Но, по крайней мере, ни бекр, ни слит не могли вызвать чувство, которое можно было сравнить со смесью отвращения, ужаса и ненависти. А существо, изображение которого сейчас висело в воздухе над столом профессора Стерн, именно такое чувство и вызывало.
   Десять когтистых суставчатых лап вполне могли принадлежать какому-нибудь представителю отряда членистоногих, однако туловище, которое они на себе несли, не принадлежало к данному виду. Больше всего оно напоминало покрытое прочной чешуйчатой кожей тело какой-то рептилии, оканчивающееся длинным толстым хвостом, увенчанным изогнутыми, на манер силовых сабель Ганианской Гвардии, не то шипами, не то когтями, не исключено, что ядовитыми. Две пары трёхпалых хватательных конечностей - язык не поворачивался назвать их руками - также имели довольно внушительных размеров когти. Но наиболее отвратительное впечатление производила голова твари - жуткая морда с хелицерами и торчащими из овальной формы пасти острыми клыками, со злобными глазами общим числом шесть, которые располагались друг над другом в шахматном порядке. Верхнюю часть этой уродливой головы венчали длинные не то усы, не то щупальца, не то хлысты. Разобрать их истинную природу, исходя из голопроекции, было довольно сложно.
   - Что это за хренота такая? - произнёс Стерн, невольно сглотнув при виде изображения. Было заметно, что даже его проняло при виде этой чудовищной твари.
   - Эта хренота, как вы изволили выразиться, является для ворзидов тем, чем для нас является, уж простите за такое сравнение, Император, - раздался позади инквизиторов голос, явно принадлежащий молодой женщине. - По крайней мере, так считает большинство ксенологов, и у меня нет причин не доверять их мнению. Особенно мнению таких блестящих специалистов, как профессор Морриган Стерн, профессор Олег Дёмичев из Новосибирского Университета и ведущий ксенолог Венерианского Университета в Гелиополисе профессор Себастиан Родригес.
   Оба инквизитора синхронно обернулись на звук голоса, доносящегося от входной двери, и внимательно взглянули на вошедшую в кабинет профессора Стерн высокую светловолосую молодую женщину, одетую в светло-серую юбку из синтекса, нижний край которой оставлял открытыми колени, и лёгкую летнюю блузку цвета маренго, которая лишь подчёркивала роскошный бюст. Глаза изумрудного оттенка внимательно оглядели офицеров Инквизиции, после чего гостья, приветливо кивнув Морриган Стерн, прошествовала к рабочему столу профессора и уселась в свободное кресло.
  
  
  
   Глава 9.
  
  
  
   Кассандра Брекенридж едва заметно нахмурилась, что не прошло мимо внимания Стерна, однако фарадеец не понимал, что вызвало такую реакцию коллеги. Конечно, девушка выглядела очень эффектно, ничего не скажешь. Про таких обычно говорят "секс-бомба", и в данном случае подобный эпитет был очень даже к месту. Длинные стройные ноги, роскошный бюст, полные чувственные губы, длинные волнистые светлые волосы - ну прям-таки красотка с обложки глянцевого журнала "Ночное небо Империума". Ради интереса и, так сказать, расширения кругозора, Лаймон имел удовольствие - а что вы думаете, раз инквизитор, то обязательно ханжа и евнух? - просмотреть несколько номеров этого издания. И ничего предосудительного он в том не видел. Возможно, запоздало подумал он, Кассандра решила, что гостья профессора отодвинет её на второй план, но во-первых, Лаймон не был легкомысленным типом и не бегал за каждой юбкой, а во-вторых, ему серьёзно нравилась инквизитор Брекенридж и менять свои предпочтения он никоим образом не собирался.
   - Добрый день, профессор, господин инквизитор и леди инквизитор, - вежливо поздоровалась гостья. - Прошу вас извинить меня за вторжение, но меня пригласила профессор Стерн, чтобы я смогла добавить толику информации по нашему общему врагу, которого, как было принято считать, Империум благополучно отксеноцидил. И да - позвольте представиться. Доктор ксенологии Имперского Университета Алиса Беланова.
   - Вы не одобряете действий Флота полторы тысячи лет назад? - слегка прищурил глаза Лаймон. Рядом с ним фыркнула Брекенридж, тем самым явно выказывая своё возмущение словами новоприбывшей.
   - На тот момент иного варианта действительно не было, - вполне спокойно отозвалась доктор Беланова. - Ворзиды несли прямую угрозу всем разумным расам Галактики, и Флоту ничего не оставалось, кроме как разнести Спурру в клочья. Но это привело к тому, что мы потеряли такой ценный материал для изучения. По крайней мере, так считалось до того момента, когда начались события на Абаддоне...
   - Доктор Беланова - тварей, подобных ворзидам, нельзя изучать, - холодным, как ночные ветра Локи, голосом произнёс фарадеец. - Их нужно уничтожить, пока они не уничтожили нас. Вообще не понимаю, как подобные идеи могут возникнуть у кого-либо в голове. Как вообще вы лично представляете изучение живого ворзида? Побеседовать с ним у вас вряд ли получилось бы - он вас просто-напросто разорвал бы на части, а потом пустил бы на биомассу. Для них мы все - люди, ксеносы - просто расходный биоматериал, который нужен им для своих собственных целей.
   - Если изучать хотите их - вот вам труп ворзида с Абаддона! - усмехнулась Кассандра. - Копайтесь в нём хоть до морковкина заговенья!
   - Мы изучаем полученный образец всеми возможными методами. - Беланова недовольно взглянула на сидонийку, но Брекенридж было абсолютно на это плевать. Что какая-то смазливая ксенолог для имперского инквизитора, перед которым ощущают себя мухами под башмаком даже секторальные лорды-губернаторы и примархи Экклезиархии! - А насчёт того, каким именно образом можно было бы наладить контакт с этими существами, мы с вами не будем говорить. Это чисто умозрительное и не имеет никакого отношения к сегодняшней ситуации.
   - Лаймон - доктор Беланова хочет всего лишь сказать, что специалисты нашего профиля хотели бы больше узнать о столь необычных существах, - вмешалась Морриган, - так что в её словах нет ничего предосудительного. Не стоит мерить нас, учёных, общепринятыми мерками.
   При упоминании имени Стерна Беланова округлила глаза и внимательно всмотрелась в невозмутимое лицо фарадейца.
   - Так вы и есть тот самый знаменитый инквизитор Стерн, который два года назад отдал приказ о бомбардировке Шеффилда и который казнил губернатора Меркодана прямо в студии стереовещания? - спросила ксенолог.
   - Интересно, откуда у вас такая информация? - подозрительно прищурилась Кассандра.
   - Вообще-то, в Интерстаре она в свободном доступе находится, причём на официальном сайте вашей организации, - пожала плечами Беланова. - А казнь губернатора Хайнца вообще в прямом эфире транслировалась на весь Арденнский квадрант. Слышала, что там все просто выпали в осадок, когда увидели, как имперский инквизитор хладнокровно пристрелил губернатора, перед этим предъявив ему обвинение в ереси.
   - Он был виновен в связях с Тёмными Мирами - что мне его, по головке за это стоило погладить? - сдвинул брови Стерн.
   - Вас никто и не обвиняет, инквизитор, - Беланова с явным интересом посмотрела на фарадейца, что не осталось незамеченным ни Брекенридж, ни Морриган Стерн. Но, если профессор всего лишь недовольно нахмурилась, то Кассандра только что бластер не выхватила. Благо, его и не было при сидонийке.
   - Обвинить имперского инквизитора в чём-либо могут лишь три инстанции, - голосом ледяным, как ночные снежные бури на Андорре-V, произнесла Брекенридж, сверля Беланову злым взглядом. - Император, Верховный Лорд-Инквизитор и служба внутренней безопасности Инквизиции. Вы явно не Император и уж точно не Верховный Лорд-Инквизитор Хетт, и я что-то не припоминаю вас среди офицеров СВБ. Так что я посоветую вам быть поосторожнее в выражениях.
   - Но я никоим образом не хотела кого-либо оскорбить или что-то ещё в этом духе, - пробормотала ксенолог, несколько растерявшаяся от такой отповеди сидонийки. - Я просто констатировала факт...
   - Прекрасно, - Кассандра, откинувшись на спинку своего кресла, скрестила на груди руки, придав своему лицу непроницаемое выражение. - Вот и констатируйте. А заодно и объясните нам, что за гадость вы нам тут демонстрируете. И для чего.
   - Для чего? - удивилась Беланова. - Как это - для чего? Вам ведь нужна информация о ворзидах?
   - Эта особь, что вы нам тут демонстрируете - ворзид? - Стерн строго взглянул на Брекенридж и сделал едва заметный жест пальцами, призывая сидонийку к спокойствию. Кассандра ответила таким же жестом, но при этом отобразив на своём лице неудовольствие.
   - Ворзид, - подтвердила ксенолог. - Я предполагаю с точностью до девяносто пяти процентов, что сия особь есть своего рода правитель. Я назвала его примархом, только попрошу не делать далеко идущих и поспешных выводов. Я никоим образом не оскорбляю этим уважаемых членов Экклезиархии, просто ведь надо как-то было назвать эту... это существо.
   - Откуда вообще вы узнали о его существовании? - спросил Стерн. - Насколько мне известно, ни о чём подобном Инквизиции неизвестно.
   - Известно, только эта информация хранится в секретных архивах, - сказала Морриган. -Так сказать, не для общего пользования.
   - Понятно, - кивнул Стерн. - Так что это за существо такое и почему его назвали примархом? У ворзидов есть собственная церковь?
   - Ирония ваша мне понятна, инквизитор Стерн, но она здесь не совсем уместна. О том, что у ворзидов существуют правящие, так сказать, особи, было известно всем в Империуме во времена войны. Разведка постаралась. Но если о таких особях, как доминатор и прецептор, было известно достаточно хорошо, то о примархах не было известно ничего вплоть до битвы за подвергшийся ворзид-формированию Данакиль. Ворзиды, обосновавшиеся на планете, истребили тех из данаки, кто не успел эвакуироваться, и успели построить на планете девять ульев, прежде чем на их хитиновые панцири обрушились сразу пять корпусов КосмоДесанта , остатки войск аборигенов и два линейных соединения Флота. И вот тогда-то при атаке одного из ульев ксеносов наши солдаты и обнаружили примарха. То есть, тогда они не знали, что это такое, но до того, как "Разрушители миров" обрушили на планету ливень термоядерных боеголовок, чтобы остановить контрнаступление ворзидов, военные ксенологи успели провести кое-какие тесты.
   - Откуда у вас подобная информация? - с подозрением в голосе спросил Стерн. - Такие сведения, как правило, находятся под грифом "два эс".
   Алиса Беланова с довольным видом улыбнулась и окинула обоих инквизиторов взглядом завоевателя, который только что покорил несколько звёздных систем, не заметив при этом, что Морриган Стерн недовольно нахмурилась. Профессор хорошо знала про эту не совсем положительную черту характера Белановой, и ей не очень нравилось то, как ксенолог себя ведёт перед имперскими инквизиторами. Но, зная сдержанный характер своего сына, Морриган надеялась, что для Белановой такое поведение обойдётся без последствий.
  
  
  
   Кассандра Брекенридж с опаской взглянула на своего патрона. Она хорошо знала, что фарадеец способен, не меняя выражения лица, на месте пристрелить любого, кто будет им заподозрен в чём-либо преступном. Были, знаете ли, прецеденты. Однако Стерн остался абсолютно индифферентным к тому, что доктор Беланова только что произнесла. Вполне возможно, что за давностью лет эти сведения перестали быть совершенно секретными и перешли в разряд просто секретных.
   - Эти сведения уже не являются совсекретными, инквизитор Стерн, - подтвердила догадку Кассандры ксенолог. - Ведь прошло уже полторы тысячи лет и срок давности на неразглашение давно уже снят. По крайней мере, это касается архивов военной разведки и Флота. Как с этим дела обстоят у вас, мне неведомо. Всё же Инквизиция является очень уж закрытой структурой.
   - Наша задача - безопасность всех граждан Империума, доктор, и здесь все методы хороши.
   - Даже Экстерминатус?
   - Особенно Экстерминатус.
   Глаза Стерна опасно блеснули и ксенолог поняла, что в дальнейшем ключе лучше не продолжать.
   - Вам виднее, - примирительным тоном произнесла она. - Всё же вы - имперский инквизитор, а не я... Давайте лучше вернёмся к примарху ворзидов.
   - Не слишком уместное название, - сказала Брекенридж, - но фрайг с ним. Мы вас слушаем, доктор Беланова.
   Ксенолог поправила причёску и слегка пошевелилась в кресле, при этом тонкая ткань блузки обтянула её бюст ну слишком уж откровенно. Брекенридж с подозрением покосилась на фарадейца, однако Лаймон совершенно не обратил никакого внимания на столь уж наглое демонстрирование телесных достоинств доктора Белановой. Как сидел, глядя на голограмму, так и остался сидеть. Однако от внимательного взгляда Кассандры не укрылось едва заметное раздражённое движение желваков на скулах инквизитора и то, как недовольно сдвинула брови Морриган Стерн.
   - Как всем вам должно быть известно, населённая негуманоидами-данаки планета Данакиль подверглась атаке ворзидов на третий год войны, - произнесла Беланова, формируя перед собой виртуальное поле управления голопроектором. - Десять кораблей-ульев и два системных разрушителя ксеносов вышли из гиперпространства вблизи орбиты планеты и нанесли по Данакилю плазменно-кинетические удары, после чего начали высадку наземных войск. Немногочисленные силы системной обороны данаки не смогли остановить противника, к тому же, они понесли большие потери в сражении с рейдерами ворзидов - или как правильно называть небольшие биокорабли инсектоидов, которые они применяли для операций внутри звёздных систем и для высадки десанта?
   - Можно и так их называть, - пожал плечами Стерн. - Во всяком случае, их применение как раз укладывается в эту концепцию.
   - Спасибо за пояснение, - кивнула Беланова. - Так вот, продолжу. После того, как космические силы данаки были разбиты ворзидами, аборигены попытались остановить их наземные войска. Но очень сложно воевать с противником, который просто-напросто закидывает тебя волнами "пушечного мяса" в виде карнифексов и крашеров, которые вообще не заботятся о своей безопасности. Их главная цель - расчистить путь рипперам и биотитанам, что на Данакиле они с успехом и проделали. Воевать с таким противником, как ворзиды, у данаки не получилось, в итоге, их оборона была смята и ворзиды начали выполнять свою основную задачу - сбор биомассы и преобразование планеты по своим лекалам. Правительство аборигенов приняло решение об эвакуации оставшегося населения, при этом военные данаки провели несколько контратак против ворзидов с использованием ядерного оружия. Но это лишь замедлило темпы сбора биомассы, а на процессе преобразования планеты почти не сказалось.
   - Ближе к делу, - проворчала Брекенридж.
   - Да, извините, я немного увлеклась.
   Изображение ворзидского "примарха" слегка повернулось и замерло, обращённое к инквизиторам под углом градусов примерно в сорок.
   - Итак, данаки всё-таки удалось спасти некоторую часть своего народа, вывезя их с планеты на различных космических кораблях, а остатки их флота покинули систему и отошли на перегруппировку в соседнюю систему, необитаемую. Оттуда командование данаки связалось с ближайшей имперской военной базой и запросило помощи. Поначалу им отказали, так как база та находилась в системе О'Нилл, откуда осуществлялось координирование действий имперских войск в системах Проксима-72 и Бальцерс, где шли бои с ворзидами, но когда данаки объяснили ситуацию, командование на Назии приняло решение о посыле к Данакилю двух эскадр и послало сообщение на Ольвию, где располагалось секторальное командование. Там, проанализировав ситуацию, приняли решение послать на Данакиль пять корпусов Космического Десанта и два линейных флота. Причина этого заключалась в том, что система, в которой располагался Данакиль - аборигены называли её Решта - располагала двадцатью семью комплексами гиперворот, что, как вы понимаете, могло окончиться весьма плачевно. Ворзиды научились неплохо разбираться в наших технологиях и они запросто могли использовать гиперворота в своих целях.
   Доктор Беланова замолчала и, протянув руку к стоящему на столе графину с сойжавой, налила себе полный фужер. Поднеся его ко рту, она опустошила его на треть, после чего поставила фужер подле себя.
   - Когда наши войска высадились на Данакиль, то обнаружилось, что ворзиды успели построить на планете девять ульев. Учитывая то, что эти существа обладали огромным количеством рабочих особей и производили любые нужные материалы буквально из ничего, это не было чем-то таким из ряда вон выходящим явлением. Но орбитальная разведка показала, что в районе самого большого улья, который ворзиды построили строго на экваторе, наблюдается наиболее высокая концентрация, так сказать, наземных сил ксеносов.
   - Охраняли, стало быть, место, где располагался, так сказать, главный управляющий центр, - хмыкнула Кассандра.
   - Именно так, инквизитор Брекенридж, - подтвердила Беланова. - Ведь известно, что ворзиды суть коллективный разум... был, по крайней мере, в то время. И именно особь, которую мы окрестили примархом, управляла всеми ульями ворзидов в пределах планеты.
   - Существует теория, которая принадлежит Алисе, - подала голос профессор Стерн, - что у ворзидов существовала особь, которая могла управлять ВСЕЙ их цивилизацией, и находилась она на Спурре. Проверить это, по вполне понятным причинам, невозможно, но теория эта не лишена логики.
   - Своего рода гранд-примарх, - кивнула Беланова.
   - Охренеть! - усмехнулся Лаймон.
   Ксенолог несколько удивлённо посмотрела на фарадейца, однако тот ничего не добавил к этому возгласу.
   - Хм... Да, так вот. Исходя из высокой концентрации ворзидов в том районе планеты, было решено атаковать данный улей, чтобы выяснить, что там происходит. Командовавший операцией по освобождению Данакиля от ворзидов имперский гранд-адмирал Сувардени направил в тот район десантный корпус, тяжёлую технику и несколько боевых кораблей для оказания воздушно-космической поддержки. Преодолев сопротивление разрозненных отрядов атмосферных боевых биоаппаратов противника, имперские войска высадились в указанном районе...
   Беланова неожиданно запнулась и в поисках поддержки посмотрела на Морриган Стерн.
   - Противодействие со стороны ворзидов было столь велико, что командующий корпусом Космических Десантников приказал нанести несколько ядерных ударов по противнику, после чего бросил в сражение "Титанов" и "Лендлордов", которые сумели буквально проломить линию обороны ксеносов и дать возможность космическим десантникам высадиться вблизи улья и проникнуть внутрь него. Потери, разумеется, были очень велики, но цель была достигнута - улей и находившийся там примарх ворзидов были захвачены.
   - То есть, вы хотите сказать, что это существо удалось взять в плен и изучить? - Стерн и Брекенридж переглянулись между собой, при этом в глазах обоих инквизиторов промелькнуло удивление. Об этом ни Лаймон, ни Кассандра не знали ровным счётом ничего, что говорило о высшей степени секретности. - И куда же его потом дели?
   - Никуда его потом не дели, - грустно вздохнула Беланова. - Военные ксенологи успели провести лишь несколько тестов, а потом ворзиды сбросили на ту местность крупный метеорит, уничтожив и улей, и всё остальное в радиусе сорока километров от улья. Тем самым они подтвердили тот факт, что это существо имело очень большое значение для ворзидов...
   - И они с такой лёгкостью разнесли его на атомы? - хмыкнула Кассандра.
   - Мотивационная психология ворзидов неизвестна никому в этой Галактике, инквизитор Брекенридж, - отозвалась ксенолог. - Возможно, они решили уничтожить примарха потому, что он у них был не единственным. Возможно, они не хотели, чтобы такая важная особь попала в руки врага. Возможно, что мы чего-то не знаем. Это же ворзиды, в конце концов. Кто может с уверенностью сказать, что они там себе думали. Но факт остаётся фактом - они уничтожили улей и своего примарха, только чтобы они не достались имперским военным.
   - Но хоть что-то же удалось узнать? - спросил Стерн. - Те тесты - что они продемонстрировали?
   Алиса Беланова понимающе улыбнулась и коснулась пальцами левой руки нескольких сенсоров на поверхности рабочего стола профессора Стерн.
  
  
  
   - Что это? - с подозрением в голосе поинтересовалась Брекенридж, когда в воздухе возникли какие-то схемы, графики и диаграммы.
   - Информация, которую удалось получить исследовательским командам до того момента, как их оттуда эвакуировали, а само месторасположение улья превратилось в пар.
   Кассандра Брекенридж со скептическим выражением лица всмотрелась в проекцию.
   - Это всё, безусловно, очень интересно, но меня смущает эта вот ваша фраза "мотивационная психология". Мы говорим о существах, которые обладают коллективным разумом, которыми управляют особи наподобие доминаторов и примархов и единственным предназначением которых является поглощение биомассы и преобразование планетарных биосфер под нужды их цивилизации... если таковая вообще существует. - Сидонийка хмыкнула. - Знаете, вам, научникам, свойственно иногда преувеличивать, и иной раз вы такие, с позволения сказать, перлы выдаёте, что не знаешь, что делать - то ли ругаться, то ли смеяться, то ли просто пристрелить кого-то из вас. Вот и эта ваша мотивационная психология ворзидов - это всё равно, по-моему, что рассуждать о мотивационной психологии амёбы.
   Беланова в некотором замешательстве посмотрела на Брекенридж.
   - Это что ещё за мотивационная психология такая? - непонимающе переспросила она.
   - А вы разве не знаете? - пожала плечами Кассандра. - Вам не доводилось слышать о докторе ксенопсихологии Андрее Колесникове и его труде "Мотивационная психология, как она есть"?
   - А, вы про это? - понимающе кивнула головой ксенолог. - Да, я знакома с работами доктора Колесникова и могу сказать, что кое-что из его постулатов является весьма спорным.
   - Это ещё мягко сказано! - фыркнула Брекенридж. - Однако я вас отвлекла... доктор Беланова.
   - Ничего страшного, - приветливо улыбнулась Алиса, на что ни один из инквизиторов никак не отреагировал. Это несколько выбило девушку из колеи, однако она довольно быстро справилась с небольшим замешательством. - Кхм... Так вот. Что удалось установить при проведении тех тестов, на которое у военных хватило времени?
   Голографическое изображение слегка повернулось, но это никак не помогло инквизиторам вникнуть в суть висящих в воздухе графиков и диаграмм.
   - Ну, во-первых, стало очевидным то обстоятельство, что на каждой планете ворзидов - ну, то есть на тех планетах, что были ими захвачены и подвергнуты ворзид-формации - имелось по одному примарху, который являлся псайкером с огромным потенциалом, что позволяло ему очень эффективно управлять всеми ульями планеты, отдавая приказы и распоряжения доминаторам. Теоретически было просчитано возможное пси-поле, которое генерировал примарх для управления ульями и которое могло охватывать всю планету. Подчеркну - теоретически. Ведь практически никому не удалось этого доказать. По вполне понятным причинам.
   - А что во-вторых? - задал вопрос Стерн, который внимательно слушал Беланову.
   - Во-вторых? - ксенолог сделала ещё пару глотков сойжавы. - Во-вторых, косвенно были сделаны выводы, что, как вы выразились, профессор Стерн, на Спурре могла существовать особь, которую можно было назвать гранд-примархом. Если она существовала на самом деле, то эта особь была самым мощным псайкером, которого только можно было себе представить. Этого ворзида можно было бы сравнить с... мм... скажем, сотней псайкеров уровня "альфа-плюс". Только представьте себе возможности такого существа!
   В глазах Белановой светился неприкрытый восторг, и Стерн невольно поёжился, впрочем, сделал это про себя. Подобный тип научников и политиков был довольно хорошо известен фарадейцу. Достаточно было вспомнить губернатора планеты Пракрити Горацио Спарсена, который опрометчиво решил, что с пиратами-анджити с Клаавара можно договориться (итог - анджити разграбили и разрушили Пракрити, в ответ имперский Флот подверг Клаавар атомной бомбардировке, сильно сократив численность этой расы), или печально известного руководителя департамента ксенологии имперского МИДа Дэвида Мейсона, чьи ошибочные выводы едва не стоили Торговой Гильдии Лагоша всех северных территорий гильдийцев во время их вооружённого противостояния с техноварварами-хелками. Голову незадачливого дипломата хелки прислали в криокапсуле на флагман блокирующей эскадры лагошцев, что лишний раз подтвердило ошибочность его теорий. Правда, сам он этого уже не узнал. Поэтому фарадеец ничуть не разделял восторгов Белановой по поводу этой гипотетической особи ворзидов. Подобное существо, по его глубокому убеждению, следовало не изучать, а превратить в облако пара посредством термоядерного взрыва.
   - Представить можно, но не более того, - отозвался инквизитор. - Флот поступил правильно, разнеся Спурру на кусочки. Нам хватает проблем с Тёмными Мирами.
   - Да-да, возможно, вы и правы, инквизитор Стерн, - Беланова окинула фарадейца оценивающим взглядом, что не укрылось от внимательных глаз Брекенридж. Однако сидонийка ограничилась лишь тем, что презрительно скривила губы и выругалась про себя на инишири. - Однако, согласитесь, что ворзиды - удивительные существа.
   - В чём проявляется их удивительность? - фыркнула Кассандра. - В их умении уничтожать биосферы планет и перерабатывать всё в биомассу? Спасибо, не надо нам такого умения!
   - Политика Галактического Империума весьма прозрачна по отношению к цивилизациям, несущим угрозу гражданам Империума, доктор Беланова, - ровным невозмутимым голосом произнёс Стерн. - Нельзя допустить, чтобы миллионы граждан Империума были превращены в пар или в некую дерьмоподобную субстанцию. Именно для этого и существуют Флот, Космический Десант и Инквизиция. А если кому-то из учёной братии нравится изучать всякую херь - да на здоровье. Мы даже можем предоставить вам материал для изучения. Только ради Трона Терры, делайте это в абсолютно герметичных помещениях, закрытых силовыми полями и анизотропными вакуумными экранами. И под усиленной охраной до зубов вооружённых солдат и боевых сервиторов. Так меньше шансов, что херь вырвется наружу.
   Сбоку от Стерна раздался одобрительный смешок - таким образом Брекенридж выражала своё согласие со словами фарадейца.
   - Это верно, однако вы не можете не отрицать их феноменальную способность к приспосабливаемости к внешним условиям, - сказала Беланова. - Равно как и их удивительные технологии терраформинга.
   - Уничтожать разумное население и превращать планеты в хрен знает что - это, по-вашему, удивительно? - нахмурился Стерн.
   - Нет, это как раз не удивительно. Удивительны их биотехнологии. Очень жаль, что практически ничего из них не было изучено нашими специалистами.
   - Мне кажется, Алиса, - вставила слово профессор Стерн, - что технологии ворзидов относятся к той категории, каковую лучше оставить в покое. Примеры, увы, есть.
   - Если вы говорите об араннианцах, то здесь не согласиться с вами я не могу. Однако они сами были виноваты, сунув свой нос в технологии, которые были для них запредельными...
   - Позволю себе с вами не согласиться, доктор Беланова, - перебил ксенолога Лаймон. - Аранна является довольно развитой планетой, а технологии, которые араннианцы нашли на Лингаре, являлись технологиями двойного назначения. На тот момент все пять правительств Аранны находились в состоянии "холодной войны" и получение доступа к передовым ксенотехнологиям давало серьёзные преимущества тому, кто их первым заполучит и раскусит. И если бы не вмешательство СЭКОНа, Аранну могли бы ждать очень серьёзные проблемы. Вплоть до взаимного уничтожения, ибо количество атомных боеголовок у араннианцев для этого как раз и подходило.
   - Собственно, мы очень сильно отвлеклись, - спокойно произнесла Морриган Стерн, и возможные возражения, готовые вот-вот сорваться с губ Белановой, испарились, как тает снег под тёплыми лучами весеннего солнца. Однозначно профессор обладала огромным авторитетом у своих сотрудников и коллег, а то, каким именно тоном были произнесены эти слова, заставило Кассандру покоситься на Стерна. - Лаймон - я прошу тебя менее резко реагировать на слова доктора Белановой. В своей области она один из самых лучших специалистов, а вам, я думаю, понадобится эксперт по ворзидам. Так что я могу вам порекомендовать доктора Беланову в качестве независимого гражданского эксперта.
   - Ой, как здорово! - Алиса только что в ладоши не захлопала от восторга. - Я всегда хотела принять участие в какой-нибудь подобной операции...
   - Доктор Беланова, - фарадеец поднял руку, и в кабинете Морриган Стерн наступила гробовая тишина. - Я ценю ваше рвение оказать посильную помощь Имперской Инквизиции в этом непростом деле, однако, во-первых, привлечение гражданского эксперта к оперативному мероприятию Инквизиции является довольно непростым делом, а во-вторых, подобные мероприятия для гражданских экспертов чреваты одной очень неприятной процедурой...
   - А какой, простите? - Беланова сделала невинные глаза.
   - Кремация... если вообще будет что кремировать. - Тон инквизитора не изменился. - На Дамаре, к примеру, мы даже не нашли гражданских экспертов, пришлось прекратить поиски и начать орбитальную бомбардировку. Далее. Решения о привлечении к делу гражданских экспертов принимает офис Верховного Лорда-Инквизитора, куда я отправлю официальный запрос. Когда ответ будет получен, с вами свяжутся по официальным каналам и уведомят о принятом решении.
   - Как это мило с вашей стороны, господин инквизитор! - улыбнулась Беланова, причём сделала это так, что у Брекенридж возникло непреодолимое желание запустить в ксенолога чем-нибудь увесистым. - Разрешите мне сообщить вам номер моего личного инфора?
   Сказано это было столь кокетливым тоном, что Морриган Стерн досадливо поморщилась, а Кассандра Брекенридж опасно сузила глаза, при этом её правая рука скользнула к бедру, но кобуры с бластером там не обнаружилось. К сожалению. А может, и к счастью. Ибо сидонийка вполне могла в порыве гнева пристрелить Беланову, а тогда пришлось бы объяснять суровым парням из СВБ мотивы своего поступка.
   - А на кой фраг он мне сдался? - пожал плечами Стерн. - Или вы полагаете, что Инквизиция не в состоянии найти номер личного инфора или домашнего видеофона любого гражданина Империума? С вами свяжутся, как я уже говорил. Не я. Мне ваш номер не нужен. Не я принимаю решения такого уровня.
   - Э-э... - было похоже, что Беланова не такого ответа ожидала от Стерна. Правда, инквизитору было глубоко на это наплевать. - Ну, раз у вас так принято...
   - У нас принято именно так, доктор Беланова, - едва сдерживаясь, чтобы не врезать нагловатой дамочке по физиономии, произнесла Кассандра. - Если в офисе Верховного Лорда-Инквизитора одобрят вашу кандидатуру, вам об этом сообщат по официальным каналам Имперской Инквизиции. Вас ведь ещё надо проверить на возможное отношение к еретическим культам и на благонадёжность.
   - А это ещё зачем? - изумилась Беланова. - Я законопослушная гражданка Империума...
   - Таковы правила, и не я их установила. - Брекенридж перевела взгляд на профессора Стерн. - Надеюсь, вы не будете возражать, профессор?
   - Я не влезаю в дела Инквизиции, даром что мой муж руководит аналитическим отделом данной организации, - на лице Морриган возникла понимающая усмешка. От неё не укрылась реакция Брекенридж, и было заметно, что профессора это довольно-таки позабавило. - Здесь командуете вы, инквизиторы.
   Брекенридж с победоносным видом, словно только что она в одиночку взяла штурмом неприступную (по крайней мере, йеши так считали до определённого момента времени) цитадель Фарсигур на Индакриде-III, взглянула на Беланову. Та же, в свою очередь, сделала вид, что ничего необычного не произошло.
  
  
  
   - Думаю, что на этом нам стоит остановиться, - проговорил Лаймон, поднимаясь на ноги и делая едва заметный условный знак Кассандре. - Рад был увидеть тебя в добром здравии, мама. И ты уж извини, если что было не так.
   Морриган Стерн понимающе усмехнулась.
   - Тебе не за что передо мной извиняться, сын, - произнесла она. - Я тоже рада была тебя снова увидеть. Почаще бы ты к нам с отцом заглядывал... хотя его ты как раз можешь видеть гораздо чаще, чем меня.
   - Такова уж специфика моей работы, мам! - на лице фарадейца проявилась слабая улыбка.
   - Да знаю я, знаю. - Морриган несколько секунд молча глядела на обоих инквизиторов, потом перевела взгляд на Алису Беланову. - Алиса - на всякий случай подготовь всё необходимое для возможного участия в расследовании. Имперская Инквизиция ждать не любит.
   - О, мне это прекрасно известно, профессор! - Беланова лучезарно улыбнулась, но от этой улыбки Брекенридж почему-то стало тошно. - Я буду готова!
   Ксенолог оглядела инквизиторов, задержав взор на Лаймоне. Однако фарадеец на это никак не отреагировал, глядя на Беланову своим фирменным взглядом. И это заставило её поторопиться покинуть кабинет Морриган Стерн. Пробормотав какую-то непонятную фразу, она поспешно поднялась из-за стола и, едва не споткнувшись о ножку кресла, направилась к выходу из кабинета профессора.
   - Пожалуй, пойдём и мы, - Лаймон тоже поднялся на ноги и взглянул на Кассандру. - Нам тоже надо приготовиться, ведь в отличие от доктора Белановой, нам по-любому придётся куда-то вылетать.
   - Это верно! - рассмеялась Морриган. Посмотрела на сидонийку. - Инквизитор Брекенридж - вы не будете возражать, если я немного задержу вашего шефа? На пару слов?
   - Как я могу возражать, профессор? - пожала плечами Кассандра. - Он ведь ваш сын и ваши семейные дела меня совершенно не касаются. Я подожду за дверью. Рада была с вами познакомиться, профессор Стерн.
   - Взаимно, Кассандра. Надеюсь вас увидеть снова.
   Брекенридж с некоторым удивлением посмотрела на Морриган, потом перевела взор на Лаймона. Инквизитор едва заметным кивком головы приказал Кассандре выйти из кабинета. Снова пожав плечами, сидонийка молча повернулась и уверенной походкой покинула кабинет.
   - Хорошая девочка, - произнесла Морриган, как только за инквизитором Брекенридж закрылась дверь. - Ты ей явно симпатичен, Лаймон.
   - Мне об этом известно, мама, - своим обычным тоном произнёс инквизитор.
   - Вот как? - Морриган внимательно всмотрелась в непроницаемое лицо сына. - И что ты на это скажешь?
   - Скажу, что она мне тоже небезразлична.
   - Ну, наконец-то! - с явным облегчением произнесла Морриган. - А то я уже начала думать, что ты до старости останешься холостяком!
   - Это было ошибочное мнение, - губы Лаймона тронуло слабое подобие улыбки. - Просто не находилось... кхм... нужной кандидатуры.
   - Вот как? Что ж - хотя бы и по мужской линии стоит ожидать чего-то более серьёзного в нашей семье. Не одной же Лианне, так сказать, радовать нас внуками.
   - Об этом ещё пока рано говорить, мама...
   - Об этом говорить никогда не рано и никогда не поздно! - отрезала Морриган. Улыбнулась, глядя на всё такое же невозмутимое лицо сына. - Поразительный контроль над эмоциями! Отцовские гены, помноженные на фраг знает что! Но это правильно, Лаймон. Инквизитор не должен быть тютей и не должен слюни пускать по любому поводу. Он должен нести смерть всем врагам Империума... да, полагаю, что это ты делаешь с большим удовольствием.
   Лаймон молча пожал плечами, как бы говоря - работа у меня такая.
   - Собственно, я вот что хочу тебе сказать, сын, - Морриган задумчиво поглядела на работающий в холостом режиме виом, потом протянула руку к сенсоратуре и выключила три-проекцию. - Ты присматривай за своей девушкой, если вдруг доктор Беланова получит разрешение от твоей организации на участие в вашем деле.
   - В каком смысле? - не понял Лаймон.
   - В смысле, что я ничего плохого про Алису сказать не хочу, но она, к сожалению, относится к числу тех особей женского пола, которые выискивают для себя выгодного жениха. А инквизитор Брекенридж, если я ещё не ослепла на оба глаза, к таковым не относится. И она вполне может отреагировать на поползновения Алисы надлежащим образом. Ты понимаешь, о чём я?
   - Понимаю, - кивнул Лаймон.
   - Хорошо, - Морриган кивнула в ответ. - Надеюсь, что всё обойдётся. Насчёт же ворзидов - думаю, что эту проблему тоже удастся решить.
   - Мы постараемся.
   - Да уж. Будь осторожен, сын.
   - Не могу ничего обещать, мама. - Лаймон повёл плечами. - Уж как сложится ситуация...
   - Надо, чтобы она сложилась как нужно.
   - Мы постараемся...
   Кассандра Брекенридж ждала своего шефа за дверью кабинета профессора Стерн. И по её лицу фарадеец не сказал бы, что она пребывает в хорошем настроении. К счастью, причина такового здесь отсутствовала, и этому обстоятельству Стерн был рад. Зная характер своей коллеги, инквизитор всерьёз опасался того, что придётся писать рапорты для парней из СВБ, у которых с чувством юмора было ещё хуже, чем у инквизиторов.
   - Всё хорошо, Касси? - спросил он, подходя к сидонийке.
   - А что? - вопросом на вопрос ответила девушка.
   - Да так... просто твоя реакция на эту девицу немного напрягает.
   - Да она же вылитая... - Брекенридж осеклась и сердито тряхнула головой. - Вот фраг!
   - Мне хорошо известна подобная порода, Касси, - спокойно произнёс инквизитор, делая знак сидонийке следовать за собой. - Такие, как доктор Беланова, ищут для себя выгодную пару, зачастую плюя на свои морально-этические принципы. Для таких важны только положение в обществе и количество солов в кошельке. Замуж выходят по расчёту - это что за жизнь такая, а? Иногда, конечно, и у них проклёвывается любовь, но это единичные случаи. Куда чаще они разводятся со своими супругами, потому что на горизонте событий возник более успешный... хм... гражданин. Так что тебе не стоит беспокоиться по поводу этой девицы, Касси. Длинные ноги и большая грудь ещё не делают девушку привлекательной для меня.
   - Да ты что? - прищурилась Брекенридж. - Неужели? Но у меня ведь как раз всё это имеется в наличии...
   - У тебя ещё есть ум, Касси. Ум, благородство, честность и порядочность. А у Белановой есть только ум. Ты есть хочешь? - без какого-либо перехода спросил Стерн.
   - Э-э... - Кассандре понадобилось несколько секунд, чтобы переключиться на сказанное фарадейцем. - Да, в общем-то. Я последний раз в аэропорту наскоро перекусила, чтоб не опоздать, так что не отказалась бы. Тем более, это нельзя было назвать полноценной едой - чашка кофе, кстати, довольно паршивого на вкус, и пара дохлых бутербродов с лососем. Есть идеи?
   - В Терраполисе есть много отличных ресторанов, но один мне нравится больше всего. Тебе доводилось слышать о "Седьмом небе"?
   - Мм... пожалуй, что нет. Но ты не забывай, что я, в отличие от тебя, живу не в столице, а в Новой Калькутте, и меня как-то особо не интересовали рестораны Терраполиса. А что это за ресторан такой особенный?
   - Особенного в нём то, что он находится на высоте трёхсот тридцати метров над уровнем моря и располагается в древней башне, которая когда-то, во времена Старой Терры, являлась коммуникационным центром. Её восстановили, когда строили Терраполис. Сейчас башня является архитектурным памятником имперского значения и не несёт каких-либо технологических функций. Гиперсигналу не важно, на какой высоте находится передающий узел.
   - Интересно. - Брекенридж внимательно посмотрела на Стерна. - Хорошо, я согласна. А что потом?
   - В смысле? - фарадеец приподнял левую бровь.
   - Лаймон - ты не хуже меня знаешь, что после таких вот посиделок обычно происходит то самое. Я-то, понятное дело, ничего против не имею, но и принуждать тебя не хочу.
   - Посмотрим потом, ладно? - Стерн усмехнулся. - Боишься, что эта штучка меня может перехватить?
   - Ха, у неё нет ни единого шанса! - кровожадно оскалилась сидонийка. - Или я не имперский инквизитор? Да пусть меня маринуют, как хотят, наши безопасники, но я сумею им доказать, что Алиса Беланова - скрытая ордошитка!
   - Даже так?
   - Даже так, инквизитор Стерн. Я не позволю какой-то смазливой сучке клеиться к мужчине, который мне нравится. Учти это. И сам будь осторожен - такие мерзавки очень ловко умеют завлекать мужиков в свои сети. Потом фраг выберешься!
   - У меня есть бластер, - невозмутимо отозвался Стерн.
   Кассандра некоторое время молча глядела на своего патрона, потом оглушительно расхохоталась.
   - Чего такого смешного я сказал? - не понял Стерн.
   - Я думала, что я одна такая чокнутая, а оказывается, ты ещё более долбанутый, нежели я! Пристрелить девицу, которая полезла к тебе в штаны - это же просто супер! До такого же додуматься ещё надо!
   - Какая-то странная у тебя реакция на мои слова, Касси, - пожал плечами инквизитор. - Бластером можно припугнуть, а не только пристрелить.
   - Ну да. Припугнуть. - Брекенридж ухмыльнулась. - Ладно, где этот твой ресторан? Я и правда есть хочу, как нашт.
   - Отсюда до него минут двадцать лёту.
   - Чего так долго?
   - Касси - правил движения воздушного транспорта должны придерживаться все. Даже офицеры Инквизиции, если только это не чрезвычайная ситуация.
   - Я есть хочу - это и есть чрезвычайная ситуация! - сидонийка сделала страшные глаза.
   - Да?
   - Да! Или ты позволишь девушке умереть от голода?
   - Да, похоже, что это и есть та самая чрезвычайная ситуация! - усмехнулся Лаймон. - Похоже, придётся мне злоупотребить своим служебным положением!
   - Лаймон - ты прелесть! - Кассандра притянула инквизитора к себе и, не обращая никакого внимания на окружающих, поцеловала фарадейца в губы. - Настоящий кавалер!
   - Ну... я это... помогаю тебе не умереть с голоду, как бы...
   - Стоя на месте? - прищурилась девушка.
   - Касси - хватит надо мной подтрунивать! - нахмурился Стерн. - Идём. Я, кстати, тоже не прочь перекусить. А в "Седьмом небе" готовят очень хорошо.
   - Это надо проверить, - с притворной серьёзностью заявила Брекенридж. - Нельзя такое на веру принимать.
   Лаймон покачал головой и шутливо шлёпнул девушку по её упругой "пятой точке". Кассандра в ответ так же игриво толкнула инквизитора локтем в бок и указала глазами на руку Стерна. Фарадеец вежливо склонил голову к левому плечу и отставил в сторону локоть правой руки, приглашая Брекенридж следовать за ним. Девушка, улыбнувшись ему, взяла его под руку и кивком головы указала на лифт. Скорчив смешную гримасу, Стерн послушно направился в указанном направлении.
  
  
  
   Глава 10.
  
  
  
   Однажды планета сгорит,
Однажды в пламени,
Однажды страх вернётся,
Всё напрасно.
Чувствуешь, что надежда тает?
Понимаешь это?
Чувствуешь её исход?
Конец.
   (Из песни группы Metallica "Hardwired")
  
  
  
  
   "Злоупотребление служебным положением" позволило Стерну сократить путь до "Седьмого неба" с двадцати минут до семи. Включённый автоматический идентификатор, выдающий опознавательный код Имперской Инквизиции, сразу исключил "лэндрейдер" из поля внимания транспортной полиции. Поэтому никто не препятствовал Стерну следовать в нужном направлении с явным превышением скорости и с некоторым отклонением от правил движения для аэротранспорта.
   Разумеется, Брекенридж видела башню ресторана, бывшую некогда центром информвещания, не единожды, но она даже и не подозревала, что в ней расположен ресторан. Живя в расположенной на берегу Бенгальского залива Новой Калькутте, в столице Империума она бывала нечасто, только когда того требовали обстоятельства. Для таких целей у Брекенридж была предоставленная Инквизицией квартира в тихом районе города, далеко от его центральной части. Такие квартиры предоставлялись сотрудникам Инквизиции по их желанию, так как в эпоху высоких технологий попасть в Терраполис из любой части Терры можно было без каких-либо проблем. Достаточно было лишь сесть на пассажирский стратосферник или магнитоплан: два-три часа полёта или несколько часов в скоростном магнитном поезде - и ты в столице Галактического Империума.
   "Лэндрейдер", сделав круг над башней, бывшей некогда Останкинским телецентром (о чём свидетельствовал расположенный на её нижних уровнях музей информационных технологий), плавно опустился на посадочное поле для аэрокаров, припарковавшись рядом с таким же аэроджипом. Отключив все бортовые системы, Стерн отстегнул предохранительные ремни и взглянул на Брекенридж.
   - Прибыли, - сказал он.
   - Я это и сама вижу! - усмехнулась сидонийка. - Ты, наверное, место уже заранее заказал? В такие заведения, как правило, вот так просто не попасть. Или я не права?
   - Не совсем. - Инквизитор выбрался из машины и подождал, пока его коллега не сделает то же самое. - Обычно здесь на выходные нужно столик заказывать, а сегодня у нас середина рабочей недели, к тому же, сейчас только два часа дня. Не думаю, что ресторан, имеющий шесть уровней, будет забит под завязку.
   - Тебе виднее, в конце концов, - Кассандра взяла фарадейца под руку. - Ты же у нас столичный житель, не то что я, провинциалка.
   - Ну, Новую Калькутту назвать провинцией не совсем правильно, но тебе виднее, - в тон ей откликнулся Стерн.
   - Да ну тебя! - хихикнула Брекенридж, слегка толкнув Лаймона локтем в бок. - Давай уже, веди в этот свой ресторан! Есть хочу!
   Стерн отобразил на своём лице слабую улыбку и решительно зашагал ко входу в башню.
   - Лаймон - а что там по поводу нового корабля для нашей команды? - спросила Брекенридж, идя шаг в шаг с фарадейцем. - Ты вроде как что-то собирался по этому поводу предпринять?
   - Уже предпринято, - отозвался Стерн. - Мико сейчас тестирует штурмовик класса "Гепард" на камчатском полигоне, думаю, к завтрашнему утру он его уже протестирует полностью. Хорошая машинка, скажу я тебе.
   - "Гепард"? - Кассандра с интересом взглянула на своего шефа. - Вот уж постарался, так постарался! Это же первоклассный штурмовик! Он даже лучше "Ятагана"!
   - Быстрее, мощнее, вооружённее, комфортнее. - Стерн усмехнулся. - Воевать тоже надо с удобствами... хотя мне вполне хватит портативного ионизатора и пары рулонов туалетной бумаги. Или большого листа заратустранского папоротника.
   - Твоя аскетичность мне хорошо известна, - улыбнулась девушка.
   - Я ж не альтуриец! - усмехнулся Лаймон. - Почему они проиграли обе войны с нами? Да потому, что их солдаты без походного сортира, мобильной душевой и трёхразового горячего питания воевать не могут. А солдаты Империума и на подножном корме и проточной воде, прошедшей минимальную санобработку, могут протянуть не одну неделю. Проверено, знаешь ли, не одной битвой... Военная аристократия, ха! Вертели мы их на одном органе!
   - Фи, какой вы пошляк, однако, шеф! - Кассандра толкнула Стерна локтем в бок.
   - А чего я сказал?
   Инквизиторы, миновав довольно просторный холл первого уровня башни, очутились перед рядом кабин скоростного антигравитационного лифта. Фарадеец нажал на сенсорной панели значок вызова и выжидающе уставился на плотно сомкнутые двери.
   Кабина прибыла спустя несколько секунд. Стерн и Брекенридж, переглянувшись, шагнули внутрь, пропустив вперёд себя двоих лагошцев в форме Торговой Гильдии и невысокого человека в строгом деловом костюме, который был всецело поглощён созерцанием дисплея своего переносного компьютера.
   На высоту трёхсот тридцати метров над уровнем города лифт вознёс посетителей ресторана за пятнадцать секунд. Дверные створки разошлись в стороны, выпуская пассажиров в полукруглый вестибюль первого уровня ресторана, пол которого был устлан роскошными коврами ручной работы с Сансифара. Информационная стойка, расположенная перед входом в зал, отображала наличие свободных мест, что несказанно обрадовало Брекенридж, в желудке которой уже завелись какие-то злые червячки, которые очень настойчиво требовали какой-нибудь еды. Пусть даже самой паршивой, навроде той, которой кормили транзитных пассажиров на космической станции где-нибудь в Нейтральных Мирах.
   - А тут мило, - проговорила сидонийка, переступая порог зала и осматриваясь по сторонам. - Тихо, чинно, и народу не так много. Надеюсь, что и кормят тут так же.
   - Меню тебя порадует, - отозвался Стерн, проходя к облюбованному им столику, который располагался у огромного - во всю стену - панорамного окна, откуда открывался поразительной красоты вид на столицу Империума. Усадив свою спутницу, инквизитор обошёл столик и уселся с противоположной его стороны. Так, что тут у нас?
   Несколькими нажатиями на сенсоры фарадеец вызвал три-проекцию меню и внимательно принялся его изучать. Потом хмыкнул и перевёл взгляд на Кассандру.
   - Что-то не так? - девушка слегка изогнула правую бровь.
   - Существует двадцать шесть вариантов традиционного обеденного меню, - сказал Стерн, глядя на Кассандру. - Глянь сама. Выбери что-нибудь, что тебе больше всего подойдёт.
   - А ты?
   - А я уже выбрал.
   Брекенридж хмыкнула и укрупнила строки меню, чтобы получше разобраться в кулинарных хитросплетениях Терраполиса. Стерн же что-то быстро набрал на сенсорной панели, встроенной в столешницу, и с довольным видом откинулся на спинку конформного кресла.
   - Вот! - победоносно произнесла Кассандра спустя пару минут. - Номер восемнадцать! Обожаю салат из королевских креветок по-фиджийски и блины с чёрной икрой!
   - Хороший выбор! - улыбнулся фарадеец.
   - А что заказал ты? - поинтересовалась Брекенридж.
   - Стандартный обед...
   Закончить фразу Стерн не успел. Портативный коммуникатор, который каждый инквизитор всегда носил с собой, издал мелодичный сигнал, сигнализируя об открытии канала связи, полностью защищённого от прослушивания и перехвата.
   - Как всегда - на самом интересном месте, да, шеф? - невесело усмехнулась Брекенридж.
   Стерн слегка приподнял указательный палец левой руки, призывая Кассандру к молчанию, и, вытащив из поясного футлярчика небольшую беспроводную гарнитуру, нацепил её на правое ухо, лёгким касанием пальца активируя канал связи.
  
  
  
   Секунды три ничего не происходило, лишь слышался сухой шелест фона холостого режима. Затем в наушнике что-то слабо щёлкнуло и перед мысленным взором Стерна возникло лицо Верховного Лорда-Инквизитора Кандара Хетта. Руководитель Имперской Инквизиции использовал для связи со своим оперативником абсолютно закрытый и сверхзащищённый канал пси-связи, что говорило о крайней степени секретности и важности данного вызова. И обычно ничего хорошего такие вызовы в себе не несли. А в данной ситуации - тем более.
   "Прошу прощения за то, что отрываю вас от отдыха, инквизитор Стерн", - произнёс в пси-диапазоне Хетт, - "однако ситуация требует вашего непосредственного участия в данном деле. Вас и вашей группы. Это весьма срочно".
   "Что случилось, Ваше Превосходительство?" - осведомился Стерн, краем глаза косясь на замершую по ту сторону стола Кассандру Брекенридж.
   "Ситуация по коду ААА", - ответил Хетт. - "Вторжение враждебной ксенорасы".
   "Ворзиды?"
   "Именно, инквизитор Стерн. Ворзиды".
   "А подробности известны?"
   "Именно поэтому я и связываюсь с вами по пси-каналу. Преждевременно ставить на уши весь Империум и союзников, сея панику. Соответствующие меры уже предприняты".
   Кандар Хетт сделал паузу, давая время Стерну подготовить себя для приёма столь важной и столь пугающей информации.
   "Двадцать девять стандартных имперских часов назад мы получили сообщение с планеты Фелиция. По шифрованному военному суб-каналу. Сообщение гласило, что планета подверглась ничем не спровоцированной атаке со стороны неизвестной ксенорасы, и Силы Планетарной Обороны Фелиции вместе с Силами Системной Обороны вступили в бой. Планета подверглась кинетической и плазменной бомбардировке, разрушены многие города, количество погибших и раненых уже превысило сорок пять миллионов, но самое главное - противник высадил десант".
   "Это точно ворзиды?"
   "Вне всякого сомнения. С Фелиции переданы стереоснимки и видеозаписи. Но не это главное".
   "А что же?"
   "Главное это то, какими силами ворзиды атаковали Фелицию".
   "Мне что-то уже нехорошо, Ваше Превосходительство".
   "Три корабля-улья и линейный системный разрушитель. Никто не имеет ни малейшего понятия, откуда всё это взялось и почему именно Фелиция была выбрана ворзидами в качестве цели, но местные СПО и ССО несут тяжёлые потери. Наземные войска фелицианцев совершенно не готовы к той тактике, что применяют ксеносы. Десантные отряды ворзидов упорно прут в одном направлении, выжигая всё на своём пути, не щадя никого из мирного населения. Они используют биотитанов, новые модификации крашеров и ещё какие-то доселе неизвестные нам боевые особи, похожие на карнифексов, но обладающие, судя по всему, собственным интеллектом. Ситуация на Фелиции сейчас крайне тяжёлая. Эскадры ССО изо всех сил сдерживают корабли-ульи и разрушитель, находясь под постоянным прессингом со стороны ворзидских истребителей, рейдеров и тяжёлых флайеров, наземные же войска пытаются остановить десант, одновременно проводя масштабную эвакуацию мирного населения. С баз на Хайберниане, Людвиге-XIII и Тангароа к Фелиции выдвинулись линейные соединения Флота, ожидаемое время прибытия - примерно через семь часов".
   "Но что ворзидам нужно на Фелиции? Откуда взялось сразу три корабля-улья и линейный системный разрушитель - это отдельный вопрос".
   "Именно. Сейчас самое главное - понять, за каким фрагом они заявились на Фелицию. Некоторые из наших "головастиков" полагают, что на планете могло остаться что-то от той особи, которую пытались захватить когда-то космодесантники Даниэля Крига, но это мне кажется притянутым за уши. Здесь должно быть что-то другое".
   "Другое?"
   "Да, другое. И я хочу, чтобы именно вы попытались выяснить, чем это может быть".
   Стерн при этих словах Хетта слегка нахмурился, что не ускользнуло от внимания Верховного Лорда-Инквизитора.
   "Стерн - именно вы столкнулись с ворзидами на Абаддоне, и вы имеете представление о том, что вас может ждать на Фелиции. Возможно, вы, как уже знающий, что там происходит, сможете взглянуть на события под нужным углом зрения. К тому же, я даю разрешение на участие доктора Белановой в расследовании. Специалистов по ворзидам не так уж и много в наше время, согласитесь. Она будет ждать вас на стартопосадочном поле для атмосферных машин. Однако полного доступа к информации доктор Беланова не получит. Ограничимся формулой "привлечённый гражданский специалист".
   "Как прикажете, Ваше Превосходительство".
   "Где сейчас члены вашей группы, инквизитор Стерн?"
   "Инквизитор Брекенридж здесь, в Терраполисе", - ответил Стерн, не указывая подробностей. В принципе, заводить романтические отношения с коллегой по работе в Инквизиции не считалось чем-то таким уж постыдным, но фарадеец решил не говорить Верховному Лорду-Инквизитору всей правды. - "Инквизитор Брекетт испросил увольнительную для того, чтобы навестить свою семью в Солнечном Пике, а инквизитор Шорак находится в Ярославле, в архивах Администратума, пытаясь найти какие-нибудь старинные свидетельства о возможном проявлении ворзидов в период после Экстерминатуса Спурры и нашими днями. Пилот Кендалл тестирует новый корабль на Камчатке".
   "Свяжитесь с инквизитором Шораком и вылетайте на Камчатку. Воспользуйтесь стратосферником Инквизиции. Инквизитора Брекетта заберёте с Меркурия, ему также пошлите сообщение по кодированному каналу. Крейсер "Доминатор" с этого момента считается приписанным к вашей группе и его командир капитан Антонио Мазарини полностью переходит под ваше руководство. Карт-бланш ОП согласно императиву "экстремум" я подтверждаю, равно как и проводку по треку и лицензию Официо Ассассинорум. Работайте, инквизитор Стерн. Связь со штаб-квартирой поддерживать только по специальному пси-каналу, его код я вышлю вам в шифрованном пси-пакете. Удачи".
   Пси-голос Кандара Хетта исчез из пси-эфира, оставив после себя лишь холостой фон. Но затем пропал и он.
   - Что случилось, Лаймон? - Кассандра выжидающе глядела на Стерна. Сидонийка прекрасно поняла, что её патрон вёл с кем-то беседу по пси-связи, и сейчас она терпеливо ожидала, что скажет фарадеец.
   - Сообщение от Верховного Лорда-Инквизитора, - спокойно проговорил Стерн, вынимая из бумажника банковскую карту и вставляя её в щель ридера, чтобы произвести оплату. - Наши друзья объявились.
   - Вот как?
   - Три корабля-улья и линейный системный разрушитель атаковали Фелицию. Не спрашивай меня, откуда взялось такое количество кораблей ворзидов и что им надо на Фелиции. Местные войска несут тяжёлые потери, им на помощь идут три соединения Флота. Забираем Ансела и вылетаем на стратосфернике на Камчатку. Оттуда перемещаемся на "Доминатор" и забираем Ли с Меркурия, потом прыгаем к Фелиции. Доктор Беланова летит с нами.
   - Фраг! - с чувством произнесла Брекенридж.
   - Без рефлексий, Касси. Это всего лишь приглашённый гражданский специалист с ограниченным доступом к информации. И она меня не интересует.
   - Но ты её интересуешь!
   - Тема закрыта, - тоном, не терпящим возражений, сказал Стерн. - Меня не волнует, кто или что её интересует. Станет вести себя неподобающим образом - отправится обратно на Терру на пассажирском лайнере. За свой счёт.
   - Ну... это вполне подходит, - улыбнулась сидонийка.
   - Ворзидам явно что-то нужно на Фелиции... - Стерн умолк на некоторое время, ожидая, пока официант поставит на стол два герметичных термопакета с едой - в определённых случаях в "Седьмом небе" можно было заказать еду на вынос. Кивком головы поблагодарил работника ресторана и снова перевёл взор на Брекенридж. - И нам нужно понять, что именно.
   - Там что-то осталось с тех времён, когда планета была ими захвачена?
   - Возможно. Но вот что?
   Стерн поднялся на ноги и взял оба термопакета. Пожал плечами.
   - Это может быть всё, что угодно. Пока не прилетим на Фелицию - не узнаем. Идём, Касси. Времени у нас мало. Никто не знает, что хотят откопать на Фелиции эти твари и чем это может обернуться для Империума. Но будем надеяться, что Экстерминатус мы всё-таки успеем применить.
   Брекенридж невесело усмехнулась в ответ на эти слова инквизитора и, бегло оглядев полупустой зал ресторана, заторопилась за своим шефом, который быстрым шагом двинулся в направлении выхода.
  
  
  
   Небольшой курьерский стратосферный глиссер ожидал инквизиторов на стартопосадочном поле главной базы Имперской Инквизиции, что располагалась в окрестностях Терраполиса, находясь в полной готовности к вылету, с работающими бортовыми системами. Стерн и Брекенридж решили не ждать Шорака, пока тот доберётся на пригородном поезде из Ярославля, а забрать инквизитора-кжева прямо из аэропорта, поскольку время сейчас было весьма дефицитным ресурсом. Связавшись с Шораком, Стерн передал своему коллеге необходимые инструкции, после чего быстро заскочил к себе домой и так же быстро собрал всё необходимое. Аналогичную процедуру проделала и Брекенридж, которую домой забросил уже не "лэндрейдер" Стерна, а бронированный пинасс Инквизиции, подхвативший обоих инквизиторов прямо от дома фарадейца.
   Пинасс приземлился чуть ли не у самого трапа глиссера, выпустил из своего нутра пассажиров и стремительно стартовал, растворившись в ясном небе с прямо-таки пугающей быстротой. Впрочем, для курьерских машин это было в пределах нормы.
   Инквизиторы направились к опущенному трапу курьерского глиссера, у нижней кромки которого терпеливо переминалась с ноги на ногу доктор Алиса Беланова. При виде ксенолога Кассандра Брекенридж презрительно скривилась и покосилась на своего шефа, но лицо Стерна не выражало никаких эмоций. Впрочем, фарадеец вообще не смотрел в сторону ксенолога, погружённый в одному ему ведомые размышления.
   Ничего особо вызывающего в наряде Белановой вроде бы и не было - обычное платье из крилекса, чуть выше колен, обтягивающее фигуру ксенолога, но в том-то и дело, что обтягивающее. Даже слишком, по мнению сидонийки. К сожалению для Брекенридж, это не являлось уголовным преступлением и даже не относилось к преступлениям против морали, в противном случае, Беланова уже давно была бы арестована. В голове Кассандры неожиданно промелькнула совсем идиотская мысль, а носит ли доктор ксенологии трусики, и от этого девушку едва не стошнило на керамлитовое покрытие посадочного поля.
   - Касси - с тобой всё в порядке? - Стерн повернул голову к сидонийке и с беспокойством всмотрелся в её лицо. - Что случилось?
   - Всё нормально, шеф, - отмахнулась Брекенридж. - Жара, наверное, так действует. Что-то мне нехорошо...
   - Не хватало ещё тепловой удар словить. - Стерн подхватил девушку под руку и заторопился к трапу глиссера. - Сейчас сядем в машину и всё пройдёт. Там ведь куда прохладнее, чем на улице.
   - Да... Да, спасибо, Лаймон.
   Стерн слегка улыбнулся ей и чуть прибавил шагу.
   При приближении инквизиторов доктор Беланова приветливо улыбнулась, однако Стерн никак на это не отреагировал, а что касается Брекенридж, то сидонийка вообще сделала вид, что не заметила ксенолога.
   - Доктор Беланова - вы ознакомлены с условиями сотрудничества с Имперской Инквизицией? - на ходу спросил Лаймон, поднимаясь по трапу глиссера.
   - Э-э... - судя по её реакции, Беланова никак не ожидала подобного обращения. - Да, меня уведомили об ограниченном доступе...
   - Прекрасно. Занимайте место в салоне. Мы вылетаем немедленно.
   - Так скоро? - Беланова подхватила две довольно объёмистые дорожные сумки и заторопилась вслед за офицерами Инквизиции. - Что случилось?
   - Мы подберём нашего коллегу, подхватим с Камчатки пилота вместе с кораблём и переместимся на крейсер Инквизиции. Затем заберём ещё одного оперативника с Меркурия и прыгнем в систему Фелиция.
   - Там что-то происходит?
   - Вторжение ворзидов там происходит. Три корабля-улья и линейный системный разрушитель атаковали планету и высадили десант на поверхность. Сейчас там идут тяжёлые бои. Только не спрашивайте меня, откуда взялось столько ворзидов. На Абаддоне был всего лишь один корабль-улей, а здесь их аж три. И разрушитель.
   - Это плохо? - сочувственно спросила ксенолог.
   - Нет, фраг, хорошо! - раздражённо бросила Кассандра, кладя свою дорожную сумку в багажный отсек глиссера и проходя к амортизационному креслу. - Сорок пять миллионов убитых только среди мирного населения! Местные силы обороны несут потери и ещё неизвестно, продержаться ли они до подхода имперских войск!
   - Но что ворзидам нужно на Фелиции?
   - На этот вопрос никто сейчас не может дать ответа, - отозвался Стерн, устраиваясь в кресле по соседству с Брекенридж и бросая на Беланову внимательный взгляд, который, впрочем, ничего такого не означал. - Возможно, это всего лишь проявление их мотивационной психологии.
   - Как бы иронично вы к этому ни относились, инквизитор Стерн, вы не можете не признавать, что ворзиды являются высокоорганизованными разумными существами и у них просто обязана наличествовать эта самая мотивационная психология, - улыбнулась в ответ Беланова. - Без мотивационной психологии разумное существо не может существовать. Ведь всеми его поступками движет именно мотив.
   - Я с этим и не спорю, доктор, только вот какой именно мотив заставил ворзидов припереться на Фелицию? Им там что-то определённо нужно - но что?
   В этот момент пассажирский отсек глиссера наполнился лёгким свистом включившихся антигравов и небольшой толчок дал понять, что машина взмыла в воздух.
   - Думаю, что мы сможем это понять, когда окажемся на Фелиции, - отозвалась Беланова.
   - Надеюсь, эти жуки не успеют сожрать планету до сего момента! - проворчала Брекенридж, отворачивая голову к обзорному иллюминатору.
   Стерн ничего не сказал в ответ на эти слова сидонийки.
   Глиссер, взлетев со стартопосадочного поля, сразу же резко набрал высоту, поднявшись над стандартными линиями гражданского аэротранспорта, и взял курс на север, направляясь к Ярославлю. Этот древний город был известен не только своими архитектурными памятниками и промышленными предприятиями, но ещё и тем, что там располагался архивный комплекс Администратума, который занимал территорию размером с небольшой город. И в который отправился Ансел Шорак в надежде найти в архивах какие-нибудь упоминания о необычных происшествиях и странных явлениях на территории Империума за последние полторы тысячи лет.
   Глиссер пролетел над магистральной линией магнитной дороги, что связывала Терраполис с крупным городом на севере континента, расположенным на побережье Северного океана, и начал снижение, следуя к аэропорту Ярославля, в котором на его борт и должен был подняться кжев. С момента взлёта прошло всего лишь пятнадцать минут, но и расстояние между имперской столицей и Ярославлем было всего-то немногим меньше трёхсот километров - ничто для высокоскоростного курьерского стратосферника.
   Инквизитор Шорак ожидал прибытия курьерского глиссера в зале ожидания аэропорта, находясь среди обычных пассажиров, ждущих посадки на свои рейсы. Получив кодовое сообщение от Стерна, кжев, прихватив с собой свою дорожную сумку, направился к одному из служебных выходов, возле которого несли дежурство сотрудники транспортной полиции, вооружённые иглокарабинами. Предъявленная Шораком инквизиторская инсигния сняла все возникшие было вопросы, и офицер Инквизиции был беспрепятственно пропущен на лётное поле аэропорта.
   Глиссер приземлился всего лишь в двадцати метрах от здания аэровокзала. Процедура посадки не заняла много времени, затем курьер снова поднялся в воздух и начал набирать высоту для выхода на суборбитальную параболическую траекторию, которая спустя пятьдесят минут должна была привести его на посадочное поле военного полигона Долиновка, где Мико Кендалл тестировал новый корабль группы Стерна. "Доминатор" же ожидал распоряжений на околотерранской орбите, будучи пришвартованным к одному из военных синхроорбитальных терминалов.
   В пассажирском отсеке курьерского стратосферника после взлёта из аэропорта Ярославля воцарилась тишина, которую никто из инквизиторов не собирался нарушать. Лаймон Стерн спокойно сидел в своём кресле и что-то внимательно просматривал на мониторе своего переносного компьютера. Тем же самым занималась и Кассандра Брекенридж, только она, помимо просмотра данных, слушала ещё и музыку, отзвуки которой доносились до пассажиров глиссера из динамиков её ноутбука. Ансел Шорак просто молча сидел в кресле и смотрел в иллюминатор, за которым были видны медленно плывущие в юго-западном направлении облака.
   Алиса Беланова, которая в подобной обстановке оказалась, судя по всему, впервые, поначалу некоторое время ёрзала в своём кресле, пытаясь привлечь к себе внимание. Какое-то время на неё никто не обращал внимания, но затем Брекенридж, которой это, по всей видимости, надоело, встала на ноги и прошла в багажный отсек, откуда вернулась с бластером в кобуре. Сидонийка уселась в своё кресло, вынула оружие и весьма красноречиво проверила уровень энергии в зарядной обойме. Ни Стерн, ни Шорак не обратили на это никакого внимания, и это заставило Беланову прекратить возню.
   Глиссер поднялся на высоту девяносто километров, разминулся на встречном курсе с пассажирским трассером, и снова окунулся в атмосферу, снижая скорость и заходя на посадку на военный стартодром Долиновка, откуда до испытательного полигона было восемнадцать километров. Впрочем, и сам стартодром являлся частью испытательного полигона, служа местом базирования воздушной и космической техники.
   Инквизиторы и ксенолог едва успели спуститься по трапу курьера, как тот стал тут же втягиваться внутрь корпуса. Под днищем глиссера вспыхнули яркие предупредительные красные огни, оглушительно взревел баззер, и курьерский стратоплан, приподнявшись над керамлитовым покрытием ВПП, включил рейсовый режим, рванувшись ввысь практически с места, растворившись в ночном небе Камчатки буквально за считанные секунды. Четверых его пассажиров едва не сбила с ног тугая воздушная волна, однако они всё-таки устояли на своих двоих.
   Устояли - чтобы быть едва не сбитыми с ног новым воздушным потоком, обрушившимся на них уже сверху подобно гидравлическому молоту. Откуда-то раздался характерный свист антигравитационных ускорителей и из усеянного бесчисленными звёздами ночного неба прямо на лётное поле стартодрома свалился чёрно-серебристый космолёт явно не гражданского назначения, о чём ясно свидетельствовали ракетные установки и турболазеры, симметрично расположенные на и под корпусом корабля.
   - Что это? - несколько испуганно вопросила Беланова при виде довольно грозных очертаний космического корабля, на бортах которого были вытравлены символы Имперской Инквизиции.
   - Штурмовой корабль класса "Гепард", - отозвался Стерн, делая знак Брекенридж и Шораку следовать за собой. - Наш прежний корабль был уничтожен на Абаддоне биотитаном ворзидов, поэтому пришлось взять вот этот. Поднимайтесь на борт, доктор. У нас нет времени на пустопорожние разговоры.
   Ксенолог с некоторой долей опасения посмотрела на инквизитора. И было похоже, что до неё начало доходить, что с этим человеком стоит вести себя очень и очень осторожно. Во всяком случае, провоцировать его явно не стоило. Это могло привести к весьма неприятным последствиям.
   Насколько она была близка к истине, Алиса Беланова даже не могла себе представить.
  
  
  
   - Значит, Анселу ничего определённого не удалось почерпнуть из архивов Администратума, - задумчиво проговорил Ли Брекетт, глядя на медленно поворачивающую над проекционным створом трёхмерную карту системы Фелиция. - Жаль. Придётся исходить из того, что мы уже имеем. А имеем мы, прошу прощения, ноль целых ноль десятых.
   Лаймон Стерн с хмурым видом оглядел своих коллег, которые расположились вокруг рабочего стола-пульта, что размещался в конференц-зале "Доминатора". Сам же крейсер после отбытия с Меркурия совершил гиперпространственный переход и сейчас находился в нескольких световых годах от Фелиции, готовясь к последнему гиперпрыжку. Капитан Мазарини вполне логично решил не использовать гиперворота Фелиции, которые, как вполне можно было ожидать, могли быть захвачены ворзидами либо же уничтожены, а идти к системе своим ходом. Так было гораздо надёжнее и безопаснее.
   - Откуда взялось столько ворзидов, хотелось бы мне знать? - проворчала Кассандра Брекенридж, рассматривая проекцию. - Они явно не с Абаддона туда прибыли. Да ещё и разрушитель... Сдаётся мне, что кое-кто в военной разведке сопли жевал, а не выполнял свою работу. Иначе как можно было прозевать ещё два корабля-улья и линейный системный разрушитель?
   - Это, конечно, вполне серьёзное обвинение, Касси, - отозвался Стерн, - но я не думаю, что кто-нибудь вообще мог предположить, что ворзиды сумели уцелеть после Экстерминатуса. Флот разнёс на кусочки Спурру и сжёг несколько сотен заражённых ксеносами планет. Некоторые из них удалось снова вернуть к жизни, некоторые до сих пор являются выжженными до шлака мирами. Сложно было представить, что кто-то мог уцелеть. Из-за того, что было маленькое подозрение, что ворзиды основали колонию в верхних слоях атмосферы газового гиганта Тромсё в системе 144 Окуня, планета была превращена в белый карлик при помощи инициатора ядерной реакции. Флот действовал скрупулёзно, так что трудно было представить, что кто-то мог уцелеть.
   - Но всё же эти ворзиды каким-то образом умудрились выжить, - сказал Мико Кендалл, рассматривая голографическую проекцию, которая отображала происходящее в системе Фелиция. - Быть может, здесь не обошлось без тех сил, которые мы зовём богами Хаоса? Те Древние-ренегаты? А, шеф?
   - Камешек в огород Аманара? - усмехнулся фарадеец. - Не лишено оснований, но у нас нет никаких доказательств, что Хаос причастен к появлению ворзидов.
   - Ну, напрямую спросить столь далёкое от всего, что мы можем понять, существо довольно затруднительно, - поддержала пилота Брекенридж, - однако это может объяснить, где всё это время уцелевшие ворзиды находились. В этом самом... как его... Имматериуме...
   - Возможно. - Стерн задумчиво посмотрел на висящий под потолком отсека таймер, на котором шёл обратный отчёт времени, остающегося до последнего гиперпрыжка. - Это действительно многое бы объяснило. Однако у нас нет ничего на эту тему.
   - Неудивительно! - фыркнул Брекетт.
   - Десять секунд до прыжка, - зачем-то сказал Кендалл, хотя все и так видели, сколько осталось времени до включения гипердрайва. - Надеюсь, что на выходе мы не угодим в плохо пахнущую кучу.
   - Мазарини тоже на это надеется, - произнёс Стерн, не отрывая глаз от таймера.
   Цифры на висящих под потолком конференц-зала часах сменились нулями, и крейсер совершил гиперпрыжок. Длился он всего несколько секунд, затем боевой звездолёт Инквизиции снова оказался в обычном евклидовом пространстве. И как только это произошло, девятисотметровый корпус крейсера содрогнулся от серии сильных ударов, а на всех его палубах взревели баззеры боевой тревоги.
   - Фраг! - с чувством произнёс Шорак. - Похоже, мы угодили прямо в гнездо дажжей!
   - В космосе идёт бой? - Кендалл оглядел инквизиторов.
   - Возможно, командование местных ССО решило предпринять ещё одну контратаку, чтобы отбить у ворзидов свой мир, - предположил Стерн. - Думаю, мы сейчас об этом узнаем.
   Фарадеец оказался прав. Несколько секунд спустя в проекционном створе вспыхнула тонкая световая нить, развернувшаяся в виом, откуда на инквизиторов воззрилось озабоченное лицо командира "Доминатора" Антонио Мазарини.
   - Мы только что вышли в обычное пространство в шести световых минутах от Фелиции и тут же попали под обстрел звена тяжёлых флайеров ворзидов, - без какого-либо предисловия произнёс военный космонавт. - Вам ведь прекрасно известно, что гиперсканер может отследить положение дел в подпространстве, но никак не наоборот. Мы вышли чуть ли не в эпицентре драки между фелицианцами и ворзидами. Командующий местными ССО космический контр-адмирал второго ранга Малиновский, судя по всему, пытается уничтожить линейный системный разрушитель. Опрометчиво, смею заверить. Против такого корабля выходить стоит хотя бы с парой "Разрушителей миров", прикрываемых десятком тяжёлых крейсеров.
   - Дурацкая затея, - проворчал Стерн. - Вы можете включить канал связи с флагманом ССО?
   - Разумеется.
   - Организуйте, будьте добры, пока фелицианцы не потеряли половину своего флота.
   Мазарини кивнул и исчез из проекционного створа.
   - Для того, что нам предстоит сделать, нужна поддержка ССО Фелиции и наземных войск, - пояснил Лаймон в ответ на немой вопрос своих коллег, - а если их флот разнесут на молекулы, толку от них будет немного.
   - А что нам предстоит сделать? - тут же поинтересовалась Брекенридж.
   Ответить сидонийке Стерн не успел, так как именно в эту секунду в створе виома возникло лицо человека в мундире космического контр-адмирала, изуродованное шрамом от бластерного ожога.
   - Я командующий Силами Системной Обороны Фелиции контр-адмирал второго ранга Владимир Малиновский, - представился офицер. - С кем имею честь вести беседу?
   - Лаймон Стерн, оперативный сотрудник Имперской Инквизиции, - спокойно проговорил фарадеец, украдкой любуясь реакцией Малиновского на эти слова. - Требую немедленно прекратить атаку на системный разрушитель ворзидов.
   Однако контр-адмирал Малиновский нисколько не впечатлился от того, что в систему Фелиция прибыли имперские инквизиторы. Судя по всему, командующий ССО Фелиции являлся именно настоящим боевым офицером, а не кабинетным выскочкой, как довелось наблюдать Стерну в своё время на Асколе и Ромулусе. И его совершенно не волновало то обстоятельство, что в систему Фелиции прибыли агенты всемогущей Имперской Инквизиции.
   - Требуете? - в глазах Малиновского промелькнуло едва скрываемое раздражение. - А позвольте спросить - по какому праву требуете? Тот факт, что вы являетесь офицером Инквизиции, ещё не даёт вам право отдавать здесь приказы. Или я уже смещён со своей должности и арестован для последующего препровождения на Терру?
   - Никоим образом, контр-адмирал Малиновский, - спокойно произнёс Стерн, глядя прямо в виом. - Однако какой толк будет от ваших кораблей, если разрушитель разнесёт их в космическую пыль? Мне они нужны в более дееспособном виде.
   - Вот как? - сдвинул седоватые брови военный космонавт. - В дееспособном. Понимаю. А ваши полномочия можно узнать, господин Стерн?
   - Разумеется, - губы фарадейца тронула слабая улыбка. - Активируйте консорт-канал.
   Произнеся эти слова, Стерн вставил в щель ридера, что был встроен в торец стола-пульта, ЭМ-жетон и нажал на несколько сенсоров. После этого он выжидающе уставился на фелицианца.
   Секунд тридцать ничего не происходило, затем на суровом лице контр-адмирала ССО возникло озадаченное выражение, которое вскоре сменилось на почтительность.
   - Я вас внимательно слушаю, господин Стерн, - с почтением в голосе произнёс Малиновский.
   - Для начала - немедленно отзовите все корабли, участвующие в атаке на разрушитель ворзидов, - распорядился фарадеец. - Эта атака не принесёт вам никаких результатов, кроме множественных потерь. Системный разрушитель ворзидов слишком хорошо защищён и несёт на себе огромное количество самого разнообразного вооружения. Мне же ваши корабли нужны для определённой цели.
   - Для какой именно? - насторожился Малиновский.
   - Нам нужно выяснить, для чего ворзиды так упрямо лезут на вашу планету, причём именно в один из её районов, - пояснил инквизитор. - Это очень и очень подозрительно, контр-адмирал, вы не находите?
   - Да, мы задавались этим вопросом, господин Стерн, - кивнул Малиновский. - Но так и не пришли к сколь-нибудь нормальным выводам. Логически рассуждая, здесь не может быть ничего такого, что могло бы заинтересовать ворзидов. Да и сам факт их существования - поначалу большинство отказывалось верить в это, полагая, что наш мир атаковали неизвестные ксеносы из-за пределов Империума. Однако это всё-таки ворзиды и им что-то надо на Фелиции. Осталось понять, что именно.
   - У нас есть кое-какие мысли на сей счёт, но их лучше обсуждать в спокойной обстановке. Прекратите атаку на разрушитель и отведите свои корабли на перегруппировку. Передайте приказ - всем кораблям ССО совершить микропрыжок в район спутника Фелиции и занять там позиции в ожидании моего дальнейшего приказа. Подготовьте эскадрильи истребителей и торпедоносцев для нанесения ударов по блокирующим Фелицию рейдерам и группам МЛА противника, снарядите бомбардировщики для ударов по десантным силам ворзидов. Мне нужна полная картина происходящего как в космосе, так и на самой планете. Локализуйте точное местоположение всех трёх ульев и передайте эти данные командирам канонерских крейсеров. Пусть они займут удобные для ведения огня по врагу позиции и ждут моего приказа. Подготовьте данные разведчиков - мне нужно знать, где сейчас находятся наземные силы противника, в каком количестве и чем они занимаются на планете. Как только перегруппировка сил ССО будет завершена, я снова свяжусь с вами по консорт-каналу.
   - Слушаюсь, господин инквизитор, - с почтением в голосе произнёс фелицианский контр-адмирал.
  
  
  
   Глава 11.
  
  
  
   - Что у тебя на уме, шеф? - Брекетт внимательно посмотрел на своего патрона.
   - Есть мысль... - Стерн задумчиво посмотрел на голограмму, отображающую положение дел в космическом пространстве. - Но об этом чуть позже, коллеги. Давайте проследим, как командование ССО будет отводить свои корабли из зоны боевых действий.
   Командующий Силами Системной Обороны Фелиции космический контр-адмирал Малиновский явно знал свои обязанности и свои возможности. Получив приказ об отступлении, боевые суда фелицианцев поодиночке и небольшими группами начали выходить из схватки с МЛА противника, которые самоотверженно, если такое слово можно применить к ворзидам, защищали огромный системный разрушитель, чья длина составляла - без малого - девять километров. Активируя свои гиперприводы, звездолёты перебазировались к Фелиции, в район её единственного спутника - Борисфена. Таким образом, ворзидский линкор, занявший позицию вблизи соседней с Фелицией планеты - окутанного плотной азотно-хлорной атмосферой каменного шара размером с Марс, получал передышку, хотя была ли она нужна этому монстру, которого ССО даже толком не поцарапали, инквизиторы не знали. Также они не знали, где в данный момент находятся корабли-ульи противника, однако этим как раз сейчас весьма активно занимались поисково-следящие системы "Доминатора".
   Из того, что было известно Стерну о линкорах инсектоидов, следовало, что разрушители не были способны к быстрому перемещению в гиперпространстве, равно как были неспособны и быстро уйти в джамп-режим. Дело в том, что роль навигатора на кораблях ворзидов выполняло живое существо, известное имперским учёным под названием "дабар". Это слово из языка ворзидов - да-да, не удивляйтесь, у этих странных созданий имелся собственный язык, который, впрочем, был крайне прост и не отличался сколь-нибудь сложными лингвистическими конструкциями, как, например, язык лагошцев. В самом деле, зачем расе телепатов вербальный язык? Но он, тем не менее, существовал. Зачем он нужен был ворзидам, никто не знал.
   Однако вернёмся к нашим ба... к нашему дабару. Неизвестно, каким образом биоинженеры ворзидов - а в том, что подобные особи у них существовали, не сомневался никто - сумели вывести живое существо, способное мысленным усилием управлять гиперприводом своих кораблей, однако факт оставался фактом. Дабары, представлявшие собой шар органики диаметром в пять метров, который был весь утыкан сенсорными рожками и щупальцами, располагавшиеся внутри большой сферической полости в самой середине корабля ворзидов, заполненной лимфатической жидкостью, были способны управлять гипердрайвом ворзидов - вуйтой - посредством пси-импульсов и своей уникальной способностью к глубокому эф-анализу. Сканируя своим мозгом космическое пространство и гиперсферу, дабар определял наиболее безопасный маршрут для звездолёта ворзидов, после чего отдавал пси-команду вуйте на сворачивание пространства. Вуйта, являющаяся, по сути своей, биомеханизмом, получив такой сигнал от дабара, начинала тут же генерировать субквантовые поля особой частоты, необходимые для того, чтобы сформировать окно гиперперехода. Когда мощность субквантовых полей достигала нужной величины, вуйта формировала это самое окно, в которое и прыгал корабль.
   Так как и дабар, и вуйта являлись бионическими устройствами, им требовалось время на то, чтобы перейти в, так сказать, рабочее состояние. И именно это обстоятельство полторы тысячи лет назад значительно облегчило работу имперских пилотов. Но вот как обстояло дело сейчас, Стерн не знал. Вполне возможно, что за прошедшие столетия ворзиды сумели усовершенствовать и навигаторов, и гипердрайвы. Проверить это можно было только на практике.
   - "Доминатор" только что совершил микропрыжок к Борисфену, - сказал Брекетт, глядя на информационный дисплей. - Мы сейчас находимся в ста семидесяти километрах от поверхности спутника.
   - Капитан Мазарини - какова ситуация? - задал вопрос фарадеец, обращаясь к коммуникационному створу.
   Несколько секунд внутри виома клубилась серая муть холостого режима, потом она рассеялась, уступая место голографическому изображению. Изображение это, облачённое в чёрную форму офицера Инквизиции, потёрло кончик своего носа и кинуло взгляд куда-то за пределы экрана.
   - Я бы не сказал, что ситуация очень уж удачно складывается для фелицианцев, - отозвался капитан крейсера, - однако и безнадёжной я её не стал бы называть.
   - Конкретнее, пожалуйста.
   - Да, разумеется. - Мазарини скосил глаза куда-то влево и вниз, потом снова почтил своим внимание передающую камеру. - Корабли ССО благополучно совершили переход к Борисфену и сейчас занимают позиции вокруг спутника, готовясь к блокаде Фелиции. Роящиеся вокруг планеты рейдеры и МЛА противника начали сближение с кораблями Малиновского.
   - Это плохо, - нахмурился Брекетт.
   - Почему же? - Стерн повёл плечами. - Наоборот, это как раз не так уж и плохо.
   - Почему это? - удивился меркурианец.
   - Потому что это позволит нам спокойно спуститься на планету и сделать то, зачем мы сюда вообще прибыли, - пояснил Стерн. - Капитан Мазарини - откройте консорт-канал с командованием ССО и оставайтесь на связи.
   - Хорошо, господин инквизитор, - отозвался марсианин.
   Несколько секунд в конференц-зале стояла тишина, нарушаемая лишь звуками работающей аппаратуры. Затем рядом с проекцией Мазарини развернулся ещё один виом, внутри которого нарисовался командующий Силами Системной Обороны Фелиции.
   - Наши корабли занимают позиции вблизи спутника планеты, господин Стерн, - проговорил контр-адмирал, глядя на инквизитора. - Ракетные корветы выдвинулись вперёд и готовы открыть огонь по вражеским МЛА, которые сближаются с нами на крейсерских скоростях. Местоположение всех трёх кораблей-ульев локализовано, сейчас наводчики-когитаторы на канонерских крейсерах перепроверяют данные с сенсоров и наводят турболазеры на вражеские звездолёты. А теперь мне хотелось бы услышать от вас, в какое дерьмо вы нас хотите втянуть. А дерьмом тут явно пахнет, иначе бы инквизиторы не прилетели бы в эту систему. У вас ведь чутьё на подобные... мм... нюансы.
   Контр-адмирал Малиновский замолчал и вперил в фарадейца буравящий взгляд.
   - Во-первых, ни в какое дерьмо мы вас впутывать не собираемся, господин контр-адмирал, - вежливо и спокойно произнёс Стерн, глядя на фелицианца. - Мы всего лишь хотим осуществить разведывательную миссию, чтобы понять, почему именно ваша планета подверглась атаке со стороны воскресших ворзидов. Во-вторых, вам незачем беспокоиться о том, что мы можем привлечь для этого ваших людей - у нас достаточно десантных сил, чтобы обойтись без посторонней помощи. И в-третьих, я сделаю вид, что не слышал ваших довольно непочтительных слов в адрес офицеров Инквизиции. Наши полномочия вам прекрасно известны, равно как и то, что любое чинимое имперским инквизиторам противодействие будет однозначно расценено, как государственная измена. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. И я вас не запугиваю, господин Малиновский. Я просто констатирую факт.
   - Как на Меркодане? - прищурился командующий ССО.
   - Там всё было иначе. Если бы вы подозревались в связях с Тёмными Мирами, вы уже были бы мертвы.
   - Не сомневаюсь в этом! - хохотнул фелицианец. - Ну да ладно - мы немного отвлеклись от темы. Однако мне очень интересно узнать, что именно вы задумали. Ситуация и вправду дерьмовая, да ещё и вы тут объявились. Без обид, инквизитор Стерн.
   - Принято, - абсолютно безразличным тоном отозвался фарадеец. - К тому же, я и так собирался поставить вас в известность относительно того, что мы собираемся предпринять.
   - Я весь внимание, - тут же насторожился Малиновский.
   - Для вас ведь не будет секретом то, чем сейчас занимаются ворзиды, господин контр-адмирал? - задал вопрос Лаймон.
   - Нет, хотя всё равно я никак не могу взять в толк, за каким шиистом они с таким упрямством движутся в тот район планеты. Что там может такого находиться важного? Они движутся как лавина, сметая всё на своём пути. Биоматериал они, конечно, подбирают, но не в, так сказать, промышленных масштабах. Такое впечатление, что их интересует нечто совершенно иное.
   - И вот что именно их интересует, мы и хотим узнать, господин контр-адмирал. И именно поэтому я и моя группа спустимся на Фелицию, в заражённую зону, и попытаемся выяснить, чего на самом деле хотят ворзиды.
   Космический контр-адмирал Малиновский какое-то время молча смотрел на имперского инквизитора, пытаясь понять, правильно ли он всё расслышал и не бредит ли Стерн, сказав то, что сказал. Однако лицо фарадейца оставалось абсолютно спокойным, словно речь шла о банальном визите вежливости к губернатору планеты.
  
  
  
   - Довольно интересный способ самоубийства, - таким же спокойным тоном отозвался Малиновский. - Вы хотя бы представляете себе, какой ад там творится?
   - В общих чертах.
   - В общих чертах! - возмущённо фыркнул фелицианец. - В общих чертах!
   Стерн спокойно глядел на космического контр-адмирала, как бы давая тому понять, что всё уже решено и обсуждению не подлежит. И Малиновский это понял.
   - Ладно, если вам жить надоело, то это ваше право выбирать тот способ, каким вы хотите покинуть этот мир, - проговорил фелицианец. - Хотя мне очень не хотелось бы потом писать рапорты и объяснительные вашему ведомству. Но вы решили - и я здесь не могу ничего изменить. Мои полномочия не настолько высоки, чтобы отменить распоряжение имперского инквизитора. Однако меня интересует вот что - что вы предполагаете там обнаружить?
   Ответить Малиновскому Стерн не успел. Рядом с двумя видеообъёмами в воздухе совершенно неожиданно вспыхнула ещё одна световая нить, которая тут же развернулась в виом, в котором проявилось лицо Верховного Лорда-Инквизитора Галактического Империума Кандара Хетта. Лицо это выглядело крайне официально и сурово, и у Лаймона сразу как-то неприятно засосало под ложечкой.
   - Господа офицеры - прошу минуту внимания, - без предисловий произнёс Хетт. - Только что Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами Галактического Империума Его Императорское Величество Александр XII Колдер специальным императорским указом ввёл на всей территории Империума чрезвычайное положение и объявил полную мобилизацию Сил Планетарной Обороны, Военно-Космического Флота и Космического Десанта. Звёздные системы Ортега, Рокан, Плуво и Олдувай подверглись нападению агрессивных ксеносов, предположительно - ворзидов. Сейчас там идут тяжёлые бои, обитаемые планеты в этих системах подвергаются ударам из космоса, высажены десантные силы. Посему ваша миссия на Фелиции, инквизитор Стерн, получает приоритетный статус. Любое противодействие, встреченное вами на пути, подлежит немедленному устранению всеми возможными средствами в соответствии с законом о чрезвычайном положении. Выясните во что бы то ни стало, что этим тварям нужно на Фелиции. Используйте все доступные вам методы для достижения цели. Любое должностное лицо Администратума или офицер Сил Планетарной Обороны, чинящее вам препоны, подлежит немедленному расстрелу на месте, как лицо, способствующее врагу. - Хетт оглядел притихших инквизиторов и закончил: - Действуйте, инквизитор Стерн, и да пребудет с вами благословение Верховного Примарха! За Империум!
   - За Империум! - эхом отозвался Стерн.
   Верховный Лорд-Инквизитор ободряюще кивнул фарадейцу и исчез из поля зрения передающей камеры. Виом ещё несколько секунд работал в холостом режиме, потом превратился в световую нить и погас.
   - Твою мать! - раздельно и на весь конференц-зал произнёс Брекетт. - Вот это удар под дых! И как прикажете это понимать, атати райнупа айжекла?! Мы их что, не отксеноцидили, что ли, а?!
   - Выходит, что не до конца отксеноцидели, Ли! - усмехнулся Ансел Шорак. - И теперь они, судя по всему, хотят отксеноцидить тех, кто их до конца неотксеноцидил!
   - Тихо, коллеги! - предостерегающе поднял вверх ладонь правой руки Стерн. - Давайте не будем пороть всякую чепуху, а сосредоточимся на выполнении нашего задания. Помочь в тех системах мы никому ничем не поможем, а здесь у нас есть реальный шанс здорово насолить жукам.
   - Значит, ворзиды где-то скрывались всё это время, - помрачнел Мазарини. - Вопрос - где именно?
   - Думаю, что со временем мы это узнаем, но сейчас нам нужно сосредоточиться на текущем моменте. Командующий Малиновский - что вы можете сказать о том месте, к которому, предположительно, так упорно рвутся ворзиды? Там вообще что находится?
   - Собственно, там нет ничего такого, что могло бы заинтересовать жуков, - пожал плечами Малиновский. - Обычное место в экваториальной части континента, крупных городов там нет, только небольшие посёлки и городки. Есть, правда, медный рудник, но я лично сомневаюсь в том, что ворзидам нужна медь. Это всё, что я могу сказать о той местности. Ну, есть ещё две большие реки, Веллингтон и Нулан, но не думаю, что они туда прутся на водопой.
   - Покажите мне, пожалуйста, карту того района, - попросил Стерн.
   - Без проблем.
   Контр-адмирал исчез из проекционного створа, а его место заняла трёхмерная карта, отображающая интересующий инквизиторов участок на поверхности Фелиции, куда так упорно рвались ксеносы.
   - Гм... - Стерн задумчиво воззрился на голограмму и молчал минуты три, рассматривая карту под всеми возможными углами. - Я, конечно, не берусь утверждать, что я прав на все сто, и эта версия может быть ошибочной, но мне хотелось бы поднять старые архивные материалы времён оккупации Фелиции ворзидами полторы тысячи лет назад. Что здесь было тогда?
   - Вы о чём? - было заметно, что слова Стерна сильно обеспокоили Мазарини.
   - Во время войны с жуками полторы тысячи лет назад на Фелиции была предпринята попытка захватить живым доминатора ворзидов, управляющего городом-ульем. Нашим "головастикам" вздумалось заполучить его для изучения, вот только ни фрага из этого не вышло. Положили кучу КосмоДесантников, а потом скинули на планету фрагову тучу ядерных боеголовок. Но почему не предположить, что на планете что-то осталось с тех времён?
   - Что именно? - услышали все голос Малиновского. - Сгнивший труп этого самого доминатора, что ли?
   - Нет, - вполне серьёзно отозвался фарадеец. - От доминатора ничего не могло остаться после атомной бомбардировки, а вот кое-что другое ворзиды вполне могли спрятать на планете.
   - Что именно? - насторожился Малиновский.
   - Вам ведь известно предполагаемое направление движение орды ксеносов, господин контр-адмирал? - задал встречный вопрос Стерн.
   - Примерное - да. - На карте возникла красная стрелка, указывающая путь, по которому следовала орда ворзидов. - Вот сюда они направляются.
   - Хм... - инквизитор с минуту разглядывал голограмму, потом медленно обвёл взглядом своих коллег. - Возможно, что они просто хотят найти приемлемое место для постройки города-улья, а они их строили, как нам известно, в тех точках, где планетарная кора наименее тонкая - так им было проще получать энергию из недр планеты. Однако размеры вот этой долины вызывают у меня опасения.
   Стерн указал на большую долину меж двух довольно крупных рек, которые в том месте причудливо изгибались, держа, тем не менее, каждая своё направление. Более полноводный Нулан нёс свои воды к Коралловому морю, Веллингтон же, напротив, беря начало в болотах лесного массива Ричмонд, впадал в самую крупную реку планеты - Арделл.
   - Из-за чего? - не поняла Брекенридж.
   - Что, если допустить, что там закопан - или спрятан, как вам будет удобнее - базовый системный разрушитель? Ведь три таких суперлинкора ворзидов бесследно исчезли во время войны и никто так и не сумел обнаружить хотя бы малюсенький след. Почему бы не предположить, что на Фелиции в то время мог находиться один из них? Тем более, что тогда его видели в соседней системе - Лендикс. Он вполне мог прибыть сюда для оказания помощи здешним жукам.
   - Из вашего допущения следует, что ворзидам, атаковавшим Фелицию, известно об этом и они хотят заполучить предполагаемый разрушитель?
   - Наверное, так это и следует понимать, господин контр-адмирал. Быть может, я и ошибаюсь, но нужно всё проверить на месте. К тому же, с нами сюда прибыла специалист-ксенолог, которая как раз изучала жуков и много про них знает. Её помощь и советы в этом деле могут сослужить хорошую службу всем нам.
   - Вам, конечно, виднее, - с сомнением в голосе произнёс Малиновский. - Но как вы собираетесь туда попасть? Там же всё кишит ворзидами!
   - Не всё, - слегка усмехнулся фарадеец. - До самой долины они ещё не добрались.
   - Но они скоро её достигнут, если их скорость передвижения не изменится.
   - И тем не менее, господин контр-адмирал. Мы спустимся на планету на "Гепарде" и попробуем провести разведку в районе долины. Штурмовик послужит нам воздушным прикрытием - поверьте, его бортового вооружения вполне хватит, чтобы превратить в адский костёр небольшой город.
   Карта исчезла из створа виома, уступив место озабоченному лицу командующего ССО.
   - Я, конечно, не сомневаюсь в вашем техническом оснащении, инквизитор Стерн, но будет ли это оправданным риском? Ведь там ворзидов просто тьма тьмущая! Если на вас нападут - а это, скорее всего, и произойдёт, то шансов у вас будет, извините, как у нурока, попавшего в логово нашта.
   - Посмотрим, - уклончиво отозвался Стерн. - Во всяком случае, так просто им нас не одолеть. Пусть даже они и видоизменились за это время, но они всё равно остались теми же уродливыми жуками, которых один раз мы уже наказали за их действия. Накажем и теперь, загнав их обратно в ту чёрную дыру, из которой они вылезли.
  
  
  
   Для того, чтобы избежать боестолкновений с малыми кораблями ворзидов, которые чуть ли не роились вокруг Фелиции (что уже наводило на мысль о том, что дело тут нечисто), Мико Кендалл решил использовать старую флотскую уловку, известную ещё со времён Первой Имперско-Альтурийской войны и именовавшуюся "подбитый корабль". Для этого терранин после того, как штурмовик покинул ангарную палубу "Доминатора", направился не к экваториальной зоне Фелиции, а взял курс на район северного тропика, чтобы не дать ворзидам возможности понять, куда на самом деле летит этот имперский корабль.
   Разумеется, "Гепард" был замечен звеном МЛА ксеносов, которые тут же устремились на перехват штурмовика Инквизиции. Пять странного вида космопланов, чьи корпуса напоминали своей формой дождевые капли, до того момента барражирующие на границе стратосферы, врубили форсаж и стремительно нарисовались впереди идущего к планете "Гепарда". Однако Кендалл этого как раз и ждал. Довольно хмыкнув и покосившись на молчаливо сидящего в соседнем кресле Стерна, терранин пробормотал какую-то весьма далёкую от приличной фразу и произвёл некие манипуляции с пультом управления, после чего чуть-чуть сдвинул вправо рулевой джойстик.
   Штурмовик провалился вниз и вправо, пропуская над собой звено ворзидских перехватчиков, или чем на самом деле были эти аппараты. Однако надо отдать им должное - проскочив мимо боевого корабля Инквизиции, ворзидские перехватчики довольно шустро развернулись и устремились вдогонку, открыв при этом огонь из бортового вооружения. Заряды плазмы прошли чуть выше штурмовика, при этом два из них угодили-таки в защитное поле, но вреда при этом не причинили. Правда, ворзидам об этом знать не полагалось.
   С левого борта "Гепарда" возник фонтанирующий столб, свидетельствующий о том, что штурмовик получил попадание и выведен из строя. На самом деле этот "столб" был самой обычной воздушной продувкой, в которую Кендалл добавил немного мусора и металлолома, предусмотрительно захваченного с собой из мусорных накопителей крейсера. Как правило, вражеские пилоты чаще всего покупались на этот незамысловатый трюк, ибо срабатывал, так сказать, условный рефлекс - если от космоплана отваливаются какие-то запчасти и наружу бьёт воздушная струя, то это явно не свидетельствует о том, что с кораблём всё в порядке. Конечно, существовала высокая степень вероятности, что вражеский пилот захочет добить повреждённый корабль, но как показывала практика, ворзиды как раз этим и не отличались. Видимо, сказывалось наличие коллективного разума у этих ксеносов, и это было очень даже хорошо. Ведь в противном случае Кендаллу пришлось бы прекратить притворяться и всерьёз заняться перехватчиками жуков.
   Но этого не произошло. Звено неприятельских машин, по всей видимости, удовлетворившись тем, что от имперского космоплана отлетают какие-то куски, оставило его в покое и устремилось туда, где находились корабли ССО.
   - Тупые ублюдки! - со злорадством в голосе произнёс пилот "Гепарда", сваливая штурмовик в неуправляемое пикирование, чтобы ещё больше укрепить уверенность ксеносов в том, что им удалось сбить имперский боевой корабль. - Решили, что сбили нас!
   - Коллективный разум имеет массу недостатков, - услышали инквизиторы чуть сдавленный голос Алисы Белановой, которая явно была непривычна к подобным виражам, несмотря на работающие защитные системы "Гепарда" - пикирование всё равно ощущалось, а учитывая манеру пилотирования Кендалла, тем более. - Хотя и преимущества у него тоже есть, что нельзя отрицать.
   - И какие же это преимущества? - недовольным тоном осведомилась Брекенридж.
   - Быстрое принятие решений, умение подстраиваться под изменение ситуации...
   - Всем подобным, причём в большей степени, обладают существа, имеющие, так сказать, свои мозги, а то, что вы считаете преимуществом ворзидов, больше смахивает на управляющую программу. Пойди туда, убей того, захвати такую-то территорию... Это некорректное сравнение, доктор.
   - Возможно, - согласилась ксенолог. - Однако их способности к приспосабливаемости вы не можете сбрасывать со счетов. Ворзиды могут обитать практически в любой среде, разве что на звёздах они не могут обитать. Браге 448 не в счёт, так как это ультра-холодный коричневый карлик. Много вы знаете существ, могущих вот так вот запросто приспособиться к различным условиям?
   - Йеши, броксары, укары, косокани - это кого навскидку могу назвать. На звёздах они, конечно, жить не могут, но те же йеши прекрасно чувствуют себя не только в родной метановой атмосфере, но и в воздушных оболочках иного состава. Они даже могут некоторое время дышать азотно-кислородной смесью.
   - Йеши являются небиологической формой жизни, по сути они - живые кристаллы размером с обычного гуманоида, - последовал ответ. - Их физические процессы в корне отличны от всего известного нам, а учитывая их физиологию, они и в вакууме себя прекрасно чувствуют. По крайне мере, час без вреда для себя йеши преспокойно может провести в открытом космосе без каких-либо защитных приспособлений. Косокани тоже являются сходной с йеши формой жизни, что же до двух других - спектр их приспосабливаемости крайне невелик. Но не согласиться с вами сложно, инквизитор Брекенридж. И не только потому, что вы являетесь офицером Инквизиции.
   - Вот, видите? - довольно произнесла сидонийка.
   - Йеши, по крайней мере, не пытаются переработать тебя в биомассу, - пробормотал Стерн, глядя, как Кендалл начинает выводить "Гепарда" из пикирования. Штурмовик, пробив слой кучевых облаков, летел в данный момент вдоль русла широкой реки, которая, если верить поступающим с топографического сканера данным, являлась Нуланом. Место назначения было подсвечено на голографической карте зелёным пунктиром, и именно туда и держал курс космоплан Инквизиции.
   - Ну да, здесь они гораздо культурнее, - отозвалась Беланова.
   Фарадеец ничего больше не сказал. Он внимательно наблюдал за действиями Кендалла, который уже вывел штурмовик из пикирования и, включив поле преломления, повёл тяжёлую боевую машину в направлении междуречья, куда так упорно стремились ворзиды.
   Однако уже на подлёте, когда "Гепард" снизился достаточно низко для того, чтобы можно было рассмотреть панораму местности невооружённым глазом, Стерну бросилась в глаза одна очень настораживающая странность. А именно - полное отсутствие ворзидов в данном районе планеты. Нет, разумеется, поскольку основные силы десанта ксеносов ещё находились на подходе, то здесь их и не могло быть в изрядных количествах, но вот отсутствие авангарда как-то настораживало. По всем канонам воинского искусства плацдарм, если таковой планировалось захватить, захватывался ударной группой и затем укреплялся для того, чтобы отразить попытки отбить его и удержать до подхода основных сил. Здесь же такового не наблюдалось, и это вызывало определённое беспокойство у инквизитора. Конечно, может быть, тактика инсектоидов не предполагала подобного, но чутьё Лаймона говорило, что здесь что-то не так. Но что именно - пока сказать было трудно.
   "Гепард" на небольшой высоте пролетел над небольшим посёлком, на улицах которого можно было рассмотреть спокойно двигающихся по своим делам фелицианцев и редкие наземные машины. Судя по возвышающейся над посёлком цилиндрической башне зернового элеватора, здесь занимались сельскохозяйственной деятельностью, о чём свидетельствовали и стоящие в очереди на разгрузку грузовики, кузова которых были наполнены каким-то коричневым местным зерном. На посадочном поле для воздушных машин, которое располагалось на территории элеватора, одиноко возвышался атмосферный лихтер-зерновоз, но возле него никакой активности не наблюдалось.
   Космоплан уже было миновал посёлок, но тут Стерн, резко развернувшись в кресле, отчего Кендалл несколько недоумённо взглянул на своего патрона, отрывисто приказал терранину:
   - Назад, Мико. Возвращаемся.
   - Куда? - не понял Кендалл.
   - В посёлок. Посадишь штурмовик где-нибудь в укромном месте и укроешь его полем невидимости... хотя оно ведь сейчас и так включено. Щит не снимать, быть в полной готовности к экстренной эвакуации. Мы же пойдём на разведку.
   - На разведку? - Кендалл непонимающе глядел на фарадейца. - А что ты собираешься там найти? Это же обычный фермерский посёлок, шеф!
   - Обычный фермерский посёлок, Мико, и здесь ты прав, - сказал Стерн, наблюдая за тем, как терранин плавно разворачивает космоплан, направляя его к северной окраине посёлка, где штурмовик можно было укрыть в глубокой балке, дно которой было скрыто зарослями какого-то невысокого кустарника. - Но тебя не смущает то обстоятельство, что его жители спокойно занимаются своими делами в то время, как планета атакована и по всей Фелиции объявлено чрезвычайное положение? И разве они не в курсе, что в их сторону движется орда ксеносов?
   - А ведь точно! - хлопнул себя по лбу пилот "Гепарда". - Они должны были либо эвакуироваться, либо... нет, их, скорее всего, эвакуировали бы. Тут точно что-то не так, шеф. И мне это не нравится.
   - Но что не так? Им никто не сообщил о вторжении? Но этого не могло быть по одной простой причине - сообщение передавалось на всех частотах и по всей Фелиции. Не услышать его они просто не могли.
   - Значит, дело тут в чём-то ином. Но в чём?
   - Это хороший вопрос, Мико.
   Стерн замолк и с озабоченным видом посмотрел на проплывающий слева по борту посёлок, жители которого спокойно занимались своими обыденными делами в то время, как они должны были находиться, как минимум, за пару тысяч километров отсюда. Что-то во всём этом было не так, но инквизитор всё ещё не понимал, что именно. А раз он не понимал, что здесь происходит, то этот вопрос следовало прояснить как можно скорее, пока досюда ещё не добрались ксеносы.
  
  
  
   Кендалл посадил "Гепарда" прямо в густых зарослях похожего на перистый папоротник кустарника, который скрыть космоплан полностью от посторонних взгляд не мог, но этого и не требовалось. Преломляющее поле справлялось с этой задачей превосходно и использовать особенности местности для того, чтобы замаскировать штурмовик, не требовалось. Другое дело - сесть в безлюдном месте, да ещё в таком, где существовал очень низкий процент вероятности того, что какой-нибудь случайный прохожий наткнётся на замаскированный корабль. Особенно учитывая сложившуюся на планете обстановку.
   - Передвигаться только с включённой системой маскировки, - предупредил Стерн, проверяя уровень заряда энергообоймы своего бластера. - Тяжёлое оружие не брать - разве что ты, Касси, свою снайперку прихвати. Мало ли что...
   Брекенридж молча кивнула.
   - Доктор, - повернулся фарадеец к Белановой, - от нас ни на шаг. Что бы вы там интересного для себя не увидели. Здесь творится что-то странное, и вы нам нужны живой для того, чтобы это понять. Я ясно выражаюсь?
   - О, более чем, инквизитор Стерн! - ксенолог кокетливо улыбнулась, но Стерн на это никак не отреагировал.
   - Оружие я вам не даю, - продолжил инквизитор. - Гражданский с бластером в руке вызывает у меня несварение желудка. Берите своё полевое оборудование - и вперёд.
   - А мы пешком пойдём? - спросила Беланова.
   - Пешком, - Стерн несколько удивлённо взглянул на ксенолога. - А вы что-то имеете против?
   - Я просто спросила.
   - Ясно. - Инквизитор оглядел своих коллег. - Ансел - я же сказал тяжёлое вооружение не брать! Или мне повторить это на кжеви?
   - Я просто подумал... - пожал плечами Шорак, не докончив фразу. С сожалением взглянув на массивный дефган, инквизитор с Кзиннеттавы вернул грозное оружие в держатель.
   - Наша задача - разузнать, что за фраг тут творится, а не разносить посёлок вдребезги. Разнести его мы всегда успеем, вон, Мико только дай возможность пострелять... Выходим. Максимальная осторожность, нанокамуфляж держать включённым, щиты на половину мощности пока что. Мико - опускай аппарель.
   - Вы там поосторожнее, - проворчал пилот штурмовика, сидящий в кабине "Гепарда". - У меня какое-то нехорошее предчувствие относительно всего этого.
   - Не у тебя одного, Мико, - проворчал Стерн, ступая на опущенную десантную аппарель и отдавая мысленную команду зарастить боевой шлем.
   Конечно, густой, но невысокий кустарник не мог полностью скрыть от посторонних глаз космический штурмовик, но инквизиторы справедливо полагали, что вряд ли кто будет здесь болтаться без дела и натыкаться на спрятанные корабли Инквизиции. Разумеется, существовала вероятность того, что какая-нибудь влюблённая парочка, ищущая место для романтического уединения, может залезть в это довольно глухое место, но для таких случаев на борту "Гепарда" имелся генератор преломляющего поля. Напоминать Мико о том, что маскировку необходимо активировать, Лаймон не стал - Кендалл служил с фарадейцем не первый год и прекрасно знал, что и когда ему надлежит делать.
   Отойдя от космоплана на десяток метров, Стерн оглянулся и удовлетворённо хмыкнул. "Гепард" был абсолютно невидим среди растительности и обнаружить его сейчас можно было, только натолкнувшись на его корпус.
   Инквизиторы, углубившись в заросли кустарника, двинулись в сторону посёлка, но уже через минуту Стерн остро пожалел о том, что взял с собой гражданское лицо. Алиса Беланова на поверку оказалась очень уж неуклюжей особой. Впрочем, иного от неё никто и не ожидал. Каким бы превосходным не был гражданский специалист, он всё равно остаётся гражданским специалистом, не приспособленным к выполнению секретных разведмиссий. Бывали, конечно, исключения из правила, но они встречались слишком уж нечасто. К тому же, боевой костюм Белановой никто и не собирался давать - туриста, желающего немного понырять на каком-нибудь водном курорте, и то обучают какое-то время пользоваться довольно простыми средствами для погружения под воду, а здесь речь шла о высокотехнологичном боевом бронекостюме с системой пси-подключения и прочими премудростями.
   Поначалу ксенолог никак не могла взять в толк, как надо правильно передвигаться с включённой системой маскировки, благодаря которой любой, её использующий, становился фактически невидимым из-за специального активного голокамуфляжа, которое не только особым образом преломляло падающий на него солнечный свет, но и подстраивало окраску бронекостюма под цвета окружающей местности. Никто не смог бы увидеть разумного с такой маскировочной системой, даже пройди он в метре от него в самый солнечный полдень, если только не имел при себе гравитационный сканер, фиксирующий возмущения поля тяготения. Беланова то и дело сбивалась с пути, теряя из виду своих спутников, так как пользоваться гравитационным визором необученному гражданскому лицу было довольно непросто. Один раз она даже умудрилась врезаться в Брекетта и сбить меркурианца с ног, в результате чего все узнали от Брекетта немало новых и интересных слов. После этого Стерн, которому вся эта ситуация уже начала надоедать, приказал Шораку привязать Беланову тросом к своему бронекостюму и вести её за собой.
   До окраины посёлка добрались без каких-либо происшествий. Ничего угрожающего по-прежнему не наблюдалось, но это не было поводом для расслабления. Тихий и спокойный населённый пункт фактически в зоне боевых действий как-то не вписывался в общепринятую картину. Но никто пока не мог понять, что именно здесь не так.
   Периферийные улочки посёлка в этот час были почти пусты, лишь редкие наземные машины нарушали тишину окраины. Прохожих практически не было видно, что было и неудивительно - посёлок был небольшим и всё его трудоспособное население должно было в этот час находиться при делах.
   - Пока не вижу ничего подозрительного, - сказала Брекенридж, разглядывая в электронный стереобинокль уходящую вглубь посёлка улицу с тротуарами из пластбетона и дорожным дасфальтовым покрытием. - Обычный фермерский посёлок... только мне почему-то как-то не по себе. И я не могу объяснить это.
   - Субъективное ощущение опасности? - понимающе кивнула Беланова.
   - А? А, да. Что-то в этом роде. Но здесь нет никаких ворзидов, - сидонийка передёрнула плечами, - однако меня не покидает стойкое ощущение, что тут что-то не так. Причём весьма.
   - Надо бы разжиться информацией, - Ансел Шорак многозначительно кашлянул, покосившись при этом на фарадейца.
   - Да, информации нам как раз и не хватает... - Стерн задумчиво оглядел пустую улицу. - Местного, что ли, в оборот взять?
   - Логически рассуждая, у местных жителей не должно быть какого-либо предубеждения против Инквизиции, - сказала Брекенридж, - если только в этом медвежьем углу не пустил корни какой-нибудь культ Хаоса. Хотя ничего подозрительного я не вижу. Но, с другой стороны, еретики всё-таки не поголовные идиоты и вряд ли они станут вывешивать плакаты с символами своего культа.
   - Хорошо, - кивнул фарадеец, - давайте с кем-нибудь поговорим.
   - Найти бы ещё этого "кого-нибудь"! - усмехнулся Брекетт, оглядывая пустую улицу.
   - Сидя на месте, этого не добьёшься, Ли. Движемся вперёд, к центру. Маскировку не снимать, щиты держать включёнными. Док - не отставайте.
   - Сложно это сделать, когда тебя тащат на буксире, - съязвила Беланова.
   Стерн в ответ не сказал ничего.
   Используя в качестве укрытий тянущиеся вдоль проезжей части улицы местные кусты, инквизиторы преодолели около полукилометра, приблизившись к перекрёстку, на котором эту улицу под прямым углом пересекала другая, менее широкая. И по ней в данную минуту двигался наземный грузовик, в открытом кузове которого находились какие-то цилиндрические контейнеры, поставленные на попа и перетянутые страховочными тросами. В кабине находились двое - водитель и, скорее всего, сопровождающий. Куда двигался грузовик, инквизиторы не знали, но их это и не интересовало. Гораздо больше их интересовали находящиеся в кабине.
   - На ловца и зверь бежит! - довольно произнёс Стерн, деактивируя маскировку и выходя на проезжую часть с бластером в руке. Так, на всякий случай. Мало ли что может произойти...
  
  
  
   Глава 12.
  
  
  
  
   Всегда прямо, отсюда никто не выйдет живым.
Движение только прямо, ни налево, ни направо.
Всегда вперед, отсюда никто не выйдет живым.
Движение только прямо, только прямо, только прямо
В скором поезде.

(Из песни группы Eisbrecher "D-Zug")
  
  
  
   Однако того, что последовало затем, никто из инквизиторов не ожидал. Со стороны кабины грузовика, едва лишь находящиеся в ней заметили вышедшего на проезжую часть улицы человека с бластером в руке и облачённого в боевой бронекостюм с эмблемой Имперской Инквизиции, раздалась длинная очередь - стреляли из стаббера. Если бы не включённый щит, инквизитору могло бы не поздоровиться - пробить броню пули стаббера вряд ли бы смогли, но причинить контузию или лёгкие ушибы/травмы они были в состоянии.
   - Что за фраг?! - просипел Стерн, бросаясь в перекате на дасфальт и открывая ответный огонь из бластера, целясь чуть выше голов сидящих в кабине грузовика. Инквизиторам нужна была информация, а мертвецы вряд ли что смогли бы рассказать о происходящем в поселении. Бластер - не иглопистолет, выстрел из него убивает ничуть не хуже пули снайпера в голову. - Живьём брать, живьём!
   По грузовику ударили ещё три бластера, дырявя кабину и борта машины. Стаббер заткнулся - то ли стрелок сообразил, что дело может завершиться для него весьма плачевно, то ли один из зарядов вывел его из строя. Проверять, так это или нет, Стерн не стал.
   Фарадеец сорвался с места и, используя дриблинг-режим, оказался рядом с остановившимся грузовиком. Резким рыком распахнув дверцу со стороны пассажира - стреляли из стаббера именно оттуда, Лаймон ткнул стволом бластера прямо под подбородок сидящего на пассажирском сиденье невысокого щуплого мужчины средних лет, одетого в самый обычный рабочий комбинезон, какие можно встретить на любой планете Империума. Единственным отличием, которое не очень вязалось с этой одеждой, был автоматический ручной стаббер каледонского производства, который валялся на полу кабины. Почему он там валялся, стало ясно, когда Стерн увидел обожжённую бластерным выстрелом правую руку фелицианца.
   Дальнейшая реакция человека заставила инквизитора недоумённо приподнять брови. Конечно, Лаймону неоднократно доводилось видеть обдолбанных и обкуренных боевиков, которые продолжали сражаться даже будучи очень и очень сильно ранеными. Однако раны бывают разные, и бластерный ожог был не из тех, которые можно было спокойно перетерпеть. Но к данному случаю это не относилось.
   Горожанин спокойно, как ни в чём не бывало, вцепился в руку инквизитора, держащую бластер, и попытался вывернуть её в противоположную сторону, при этом данное действо он проделал раненой, обожжённой, рукой! Конечно, можно было накачаться наркотиками и стимуляторами под самые брови, но Стерну почему-то в это не очень верилось. Нет, тут было что-то совершенно иное.
   Водитель грузовика, видя вцепившегося в его спутника инквизитора, попытался было ударить Стерна самым банальным ножом с широким лезвием, но ему помешал подскочивший к машине Брекетт. Меркурианец резко распахнул дверцу со стороны водителя и изо всей силы ударил того кулаком прямо в правый глаз.
   Однажды Стерн видел, как подобным ударом Брекетт убил еретика, но здесь этот номер почему-то не прошёл. Да, голова водителя дёрнулась и приложилась затылком о подголовник кресла, да, из глазницы потекла кровь - но это, казалось, ничуть не обеспокоило водителя. Вцепившись Брекетту в горло, он вывалился из кабины прямо на меркурианца и повалил инквизитора на дасфальт, воспользовавшись секундным замешательством последнего.
   - Что за блядинство тут творится?! - тяжёлый бронированный ботинок Шорака со всего размаха обрушился на шею водителя, ломая позвонки. Брекетт, воспользовавшись вмешательством кжева, сбросил с себя труп фелицианца и вскочил на ноги, шипя при этом, как рассерженный фастал. - Они что, под завязку наркотой обдолбались, что ли?!
   Стерн ничего не ответил кжеву. В настоящий момент он был несколько занят борьбой с пассажиром грузовика.
   Ударом сжатой в кулак левой руки в височную область инквизитор несколько ошеломил горожанина, после чего, не особо церемонясь, выкинул того на дасфальт, при этом от души врезав ещё и ногой под зад. Фелицианец, неуклюже взмахнув руками, грохнулся на мостовую, и тут же оказался придавлен тяжёлым бронированным ботинком к этой самой мостовой, а в затылок ему упёрся ствол снайперской винтовки Брекенридж.
   - Какого фрага тут происходит?! - вызверился фарадеец, от души пиная незадачливого стрелка ногой под рёбра. - Нападение на...
   Стерн неожиданно оборвал сам себя и озадаченно уставился на горожанина. Не потому, что инквизитор вдруг решил не распинаться о каре за нападение на сотрудника Имперской Инквизиции, а потому, что он увидел глаза этого типа. Абсолютно пустые и не выражающие ровным счётом ничего. Словно перед Стерном было не живое существо, а бездушный автомат. Но такого, по логике вещей, быть не могло и должно было быть.
   -Здесь происходит какая-то хренотень, - пробормотал инквизитор, оглядывая стрелка. Нет, с виду ничего странного - обычный горожанин, одетый в обычный рабочий комбинезон, только вооружённый стаббером. И ещё эти пустые, не выражающие никаких эмоций глаза.
   - Зомби, что ли? - буркнул Брекетт, подходя к пленнику. Оглядел его с ног до головы. - Что с ним делать будем, шеф? За нападение на офицера Инквизиции полагается, вообще-то, расстрел на месте.
   - Нам нужно выяснить, что здесь происходит, Ли, - отозвался Стерн. - Но его состояние вызывает у меня вполне резонные опасения, что он нам ничего не скажет. Зомби, говоришь? В принципе, любого разумного можно до такой степени накачать наркотиками, что он не только в зомби - в овощ превратится.
   - Я могу сделать экспресс-анализ крови, - подала голос Беланова, стоявшая чуть позади Брекенридж и глядевшая на всю эту картину широко распахнутыми глазами. - Если с ним что-то не так, то мы сможем это установить.
   - Давайте, док, - кивнул Стерн, не прекращая держать горожанина под прицелом своего бластера. Впрочем, "крестоносец" сидонийки представлял для стрелка куда большую угрозу - одна-единственная пуля была способна без труда превратить его голову в кровавое месиво из мозгов и костей.
   Беланова вынула из своего походного рюкзака шприц-инъектор и осторожно приблизилась к лежащему на дасфальте фелицианцу. Присела подле него на корточки и резким движением приставила головку инъектора к левому плечу. Человек даже не дёрнулся и не сделал ни малейшей попытки увернуться от процедуры взятия образца крови, что, впрочем, было не так-то просто сделать, учитывая, что на его спине, чуть пониже шеи, покоилась обутая в бронированный ботинок нога Стерна, а в затылок упирался ствол снайперской винтовки.
   - Так, дайте мне две минуты - и я смогу сказать вам, в порядке у него кровь или же нет, - проговорила Беланова.
   Ксенолог подсоединила шприц к портативному анализатору и впрыснула в него взятую у фелицианца кровь. Аппарат тихонько загудел, начиная анализ образца.
   - Ансел - глянь, что они там перевозили, - Стерн кивнул головой на кузов грузовика. - Может, это хоть что-нибудь да прояснит.
   Шорак молча кивнул фарадейцу и, подойдя к кузову, ухватился обеими руками за его борта. Подтянувшись, кжев лёгким движением запрыгнул внутрь и принялся изучать контейнеры. Потолкавшись возле пары из них, инквизитор сунулся к третьему и внимательно оглядел его со всех сторон.
   - Шеф - тебе это не понравится, - секунду спустя произнёс он.
   - Мне это давно перестало нравиться, Ансел. Что такого ты там обнаружил?
   - Двенадцать цилиндров, изготовлены из микростали, все подключены к криогенному переносному оборудованию, установленному в задней части кузова, в защищённом боксе. Вся эта машинерия работает, что свидетельствует о том, что они что-то куда-то перевозили в этих контейнерах.
   - Они простые фермеры, откуда у них могло взяться криогенное оборудование? - недоумённо спросила Брекенридж. - Или я чего-то не понимаю в сельскохозяйственной деятельности?
   - Криогеника используется фермерами на разных планетах для разных целей, Касси, - отозвался Стерн, - и ничего криминального в этом нет. Но если они перевозили какие-то ценные материалы, зачем тогда стрелять по нам?
   - Может, они таким образом пшеницу свою защищали? - фыркнул Брекетт.
   - Ансел - ты можешь открыть один контейнер? - не обратив на реплику меркурианца никакого внимания, осведомился Стерн.
   - Нужно время, - кжев склонился над облюбованным им контейнером, который доходил ему до подбородка. - Так просто криоконтейнер нельзя отключить - можно повредить или уничтожить его содержимое. Это займёт время, но не думаю, что большое. Оборудование здесь производства "Индустрии Криотек" с Фарадея, а оно достаточно простое в обслуживании и управлении, поскольку широко применяется в гражданской сфере. А вы меня пока прикройте. Мало ли ещё какие малахольные здесь объявятся.
   - Ли - прикрой грузовик! - приказал Стерн. Взглянул на Кассандру. - Поставь это недоразумение на ноги и надень ему на руки шоковые наручники. Странный он какой-то, и мне это не нравится.
   - Да, поведение его весьма подозрительно, - согласилась Кассандра, защёлкивая на запястьях фелицианца шоковые наручники. - Надеюсь, что мы вскорости разберёмся, откуда тут ветер дует.
   - Надеюсь и я, - Стерн взглянул в сторону Белановой. - Док - результаты анализа есть?
   - Да, уже готово, - отозвалась Алиса.
   - И что?
   - Ничего необычного. Кровь как кровь, третья группа, резус-фактор положительный. Никаких посторонних примесей или чужеродного клеточного материала не наблюдается. Это самый обычный представитель вида homo, если не принимать в расчёт его странное поведение.
   - Может, на Фелиции среди фермеров принято палить из стабберов по незнакомцам? - съязвила Брекенридж, внимательно наблюдавшая за горожанином. Тот по-прежнему никак не реагировал на инквизиторов и, казалось, что он вообще не понимает, что происходит вокруг.
   Стерну очень захотелось провести детальное исследование мозга фермера, но к сожалению, томографа при себе инквизиторы не имели. Везти же пленника в местное медучреждение в свете неадекватного поведения этих двоих фарадеец не хотел. Никто не мог поручиться, что для того, чтобы попасть к томографу, им не придётся туда пробиваться с боем.
   - Не думаю, что это так, - ответил Стерн. - Фелиция - лояльный мир, здесь никогда не регистрировались культы Хаоса и антиимперские элементы. Но поведение этих двоих очень и очень странное.
   - Шеф - у меня получилось! - донёсся до инквизиторов довольный голос Шорака. - Я переключил один из контейнеров в автономный режим, так что можно его открыть!
   - Точно содержимому не будет нанесён вред? - осведомился Стерн.
   - В автономном режиме содержимое криокапсулы может находиться до тридцати шести часов, - последовал ответ.
   - Хорошо, открывай.
   Продолжая поглядывать на пленника, Стерн приблизился к грузовику и встал прямо напротив находящегося в его кузове Шорака. Инквизитор-кжев, проделав какие-то манипуляции с выбранным им контейнером, набрал на сенсорной панели управления некую команду, после чего крышка контейнера с глухим звуком поднялась и замерла под углом в девяносто градусов по отношению к корпусу.
   - Так, и что у нас з...
   Шорак неожиданно запнулся на полуслове и Стерн отчётливо увидел, как тёмно-зелёное лицо кжева приобрело ещё более тёмный оттенок - таким именно образом выражалась бледность у уроженцев Кзиннеттавы. Инквизитор судорожно сглотнул и слегка отодвинулся от контейнера.
   - Ансел? - тут же насторожился Стерн.
   - Ай! - услышал он неожиданный испуганный возглас Брекенридж. Пленник, который по всем канонам должен был смирно стоять и ни во что не вмешиваться, внезапно сорвался со своего места и ринулся к грузовику с явным намерением помешать инквизиторам проводить досмотр груза. Непонятно, каким именно образом он собирался это сделать, учитывая тот факт, что его руки были скованны шоковыми наручниками. Впрочем, как раз руками пленник вроде и не собирался пользоваться - вообще было непонятно, что и как он собирается делать.
   - Что за?.. - Стерн от неожиданности даже отшатнулся от кузова, но потом инквизитор опомнился и вскинул вперёд руку с зажатым в ней бластером. Раздался характерный звук выстрела и фелицианец рухнул замертво на дасфальт с прожжённой лучом бластера дырой на месте левого глаза. - Во имя Большой Галактики! Он что, реально свихнувшийся, что ли?!
   - Шеф?
   - Что? - Стерн поднял сердитое лицо на Шорака.
   - Думаю, тебе стоит на это взглянуть.
   - Что такого ты там увидел, Ансел?
   Фарадеец, убрав бластер в кобуру, ухватился руками за край борта и, резко оттолкнувшись от дасфальтового покрытия, заскочил в кузов...
   - Атати райнупа айжекла! - невольно вырвалось у него при виде того, что находилось в контейнере. - Что это за хренота такая, Ансел?!
   - Вот и я о том же подумал! - криво усмехнулся Шорак, глядя на содержимое криокапсулы.
  
  
  
   Никаких сельскохозяйственных культур, требующих режима глубокой заморозки, или биоматериала, нужного для фермерских нужд, в криогенном контейнере не было. Вместо них внутри контейнера, внутренняя часть которого представлял из себя цилиндрический стакан из высокопрочной микростали, помещённый во внешний корпус из того же материала, с вакуумной прослойкой между ними, в состоянии "замороженный кусок дерьма" находилось некое похожее на гусеницу существо с чёрной чешуйчатой кожей, с узкой вытянутой головой, оканчивающейся шестью острыми выступами, плотно сжатыми - возможно, то была пасть существа, находящаяся в данный момент в закрытом состоянии. На глаз длина туловища этого создания достигала примерно сантиметров пятнадцати-двадцати, имела шесть суставчатых конечностей, напоминающих лапы паука, и оканчивалась узким и острым хвостом. Каких-нибудь особых деталей заметно не было, если не считать некоего подобия венца вокруг головы.
   - Значит, они перевозили вот это, чем бы оно не являлось, - задумчиво произнёс Стерн, рассматривая странное существо. - Не исключено, конечно, что это всего лишь какое-то местное - или не местное - животное, которое разводят в гастрономических целях, но мне так почему-то не кажется. Тогда бы они в нас не стреляли.
   - Это может быть связано с вторжением? - спросил Шорак, несколько нервно теребя рукоять своего бластера. Инквизитор, в конце концов, не киборг и нервы иногда, знаете ли, и у него могут шалить. Особенно когда видишь вот такое гадство.
   - Ворзид? - фарадеец всмотрелся в непонятное создание. - Думаешь, это их рук... э-э... лап дело? Но при чём здесь местные? Ворзиды не сотрудничают с иными разумными формами - они их пускают на биоматериал.
   - Это верно, но ведь откуда-то это взялось? - Шорак кивнул на контейнер.
   - Ну да, ну да... - Стерн озадаченно почесал затылок. - И что нам с этим делать теперь?
   - Хороший вопрос.
   Фарадеец нахмурился и огляделся. Улицы по-прежнему были пусты, но теперь это обстоятельство начало тревожить инквизитора. Ситуация становилась всё более и более угрожающей. Если это проделки ворзидов...
   - Док - во время Ворзидской войны что-нибудь подобное встречалось? - обратился он к Белановой. - Эти существа - что это такое?
   - Существа? - переспросила ксенолог.
   - Небольшие твари, похожие на чешуйчатых гусениц.
   - А взглянуть можно?
   - Залезайте сюда.
   Стерн подал Белановой руку и резким рывком втащил её в кузов. Жестом указал на раскрытый контейнер.
   - Гм... - Алиса всмотрелась в "гусеницу". - Не знаю, ни о чём подобном никто не сообщал в то время. Я даже отдалённо не могу представить, что это такое и чем бы оно могло быть. Если это ворзидская технология - то для чего она нужна?
   Стерн молча глядел на контейнер, но по выражению его лица ничего нельзя было понять.
   - Шеф - что со всем этим делать будем? - Шорак кивком головы указал на стоящие в кузове контейнеры. - Взорвать их или забрать один для изучения?
   - Взорвать? Взорвать, конечно, можно. Но и изучить эту штуку тоже не мешало бы. Только вот не таскать же за собой криоконтейнер!
   - Зачем эту дрянь изучать, шеф? -поморщилась Брекенридж. - Если это ворзидская хреновина - лучше всё здесь сжечь к фрагу! А то ещё неизвестно, что эта дрянь делает. Может, это какой-нибудь паразит!
   - Что ты сейчас сказала? - Стерн настолько резко повернулся в сторону Кассандры, что Беланова от испуга едва не вывалилась из кузова грузовика. Если бы не Шорак, ухвативший терранку за руку, то так бы и произошло. - Паразит?
   - Ну... э-э... - Кассандра несколько опешила от такой реакции Стерна. - Паразит я сказала. А что такое?
   - Паразит...
   Инквизитор ещё раз взглянул на существо в контейнере и медленно перевёл взор на мёртвого стрелка.
   - Мне не нравится вот это твоё выражение лица, шеф, - проговорил Брекетт, внимательно наблюдая за Стерном. - Ты что-то понял?
   - Пока нет, но собираюсь это сделать.
   Фарадеец спрыгнул на дасфальт и, подойдя к мертвецу, присел подле него на корточки и вытащил из притороченных к поясной части бронекостюма тяжёлый десантный боевой нож.
   - Не знаю, где это может тут находиться, но полагаю, что недалеко от головы, - пробормотал инквизитор.
   - Что ты собираешься делать, шеф? - недоумённо спросила Кассандра, глядя за тем, как Стерн аккуратно переворачивает мертвеца на живот и так же аккуратно принимается разрезать комбинезон от шеи по направлению к пояснице.
   - Собираюсь посмотреть, нет ли чего интересного внутри этого парня, - невозмутимо отозвался инквизитор.
   Дальнейшие действия фарадейца заставили Брекетта и Шорака удивлённо приподнять брови, Кассандру Брекенридж досадливо-брезгливо сморщиться, а доктора Беланову судорожно сглотнуть подступивший к горлу тошнотворный комок и отвернуться.
   Стерн, аккуратно орудуя десантным ножом наподобие хирургического скальпеля, благо лезвие было заточено до молекулярной остроты, медленно разрезал кожу на спине фелицианца вдоль позвоночника от основания черепа до поясницы, вследствие чего на дасфальт обильно потекла кровь. Впрочем, на это инквизитор не обратил никакого внимания - так, просто досадный побочный эффект. Однако, чтобы не испачкаться, Стерн изменил своё положение относительно мертвеца. Вытер клинок об одежду фелицианца и убрал его назад в ножны.
   - Док - у вас есть какие-нибудь зажимы, пинцеты там разные, крючки Фарабефа? - обратился Стерн к Белановой.
   - Что, простите? - переспросила Алиса.
   - Инструменты хирургические у вас есть? Вы же ксенолог, должны кого-нибудь препарировать или что-нибудь в этом роде.
   - Э-э... - Беланова, стараясь не смотреть на разрезанную спину мертвеца, принялась копаться в своём рюкзаке. - Это подойдёт?
   Она протянула инквизитору пару приспособлений, напоминающих фиксационные крючья Пламмера.
   - Да, наверное...
   Стерн очень осторожно закрепил крючья на краях разреза и медленно потянул их в разные стороны, раздвигая кожу и обнажая позвоночник. При виде того, что предстало его взору, фарадеец хмыкнул и посмотрел на своих спутников.
   - И что вы на это скажете, коллеги?
   - Что это означает, во имя Большой Галактики? - вытаращил глаза Брекетт.
   - Это очень хороший вопрос, Ли, только, боюсь, что ответа я на него дать не могу. А вы, доктор?
   - Оно закрепилось на позвоночнике этого несчастного, - пробормотала Беланова, заставив себя взглянуть на обнажившийся позвоночник фелицианца. - Очень странно... Ни о чём подобном ни разу не упоминалось.
   Существо, напоминающее гусеницу с паучьими лапами, сидящее на верхней части позвоночника фермера, никак не реагировало на действия Стерна, что могло свидетельствовать либо о его нефункциональности, либо о маскировке. Поэтому Кассандра, повинуясь жесту своего патрона, приблизилась к мертвецу и взяла тварь в прицел своего "крестоносца", даже не принимая в расчёт то обстоятельство, что выстрел из снайперской винтовки просто-напросто разнёс бы "гусеницу" в кровавую пыль.
   - Если это существо является паразитом и проникает в организм разумного, устраиваясь на верхней части позвоночника - что это может означать? - спросил Стерн, обращаясь к Белановой. - Док - вы же ксенолог, не я. Есть какие-нибудь идеи на сей счёт?
   - Ну... мм... я бы провела некоторые параллели с паразитирующими на ландалианских гупперах игольчатыми червями, но в случае с разумным существами я даже не знаю...
   - Это может быть своего рода симбиозом?
   - Естественным? - Беланова, проглотив подступивший к горлу ком, всмотрелась в существо. - Маловероятно. По крайней мере, ни о чём таком я никогда не слышала.
   - Значит, обитатели этого посёлка заражены паразитами ворзидов - это можно так охарактеризовать?
   - Ну, у нас нет доказательств этому, но если это так, то это очень и очень плохо.
   - Эти жуки настолько проэволюционировали, что стали изготавливать вот такие фиговины? - хмыкнул Шорак.
   - Скорее, выращивать...
   Стерн сплюнул на дасфальт и задумчиво оглядел угнездившееся на позвоночнике бедолаги-фермера существо.
   - Так, - произнёс инквизитор, приняв, по всей видимости, некое решение. - Этот грузовик ехал откуда-то куда-то и вёз эту дрянь в криоконтейнерах. Следовательно, паразитов...
   - Мозгоправ, - неожиданно вырвалось у Брекетта.
   - Что? - Лаймон непонимающе уставился на меркурианца.
   - Мозгоправ, говорю, - повторил Брекетт. - Думаю, что эти паразиты, проникая в тело носителя, захватывают над ним контроль и подчиняют его если и не своей воле, в наличии которой пока нельзя сомневаться, но воле разума улья. Или не так? А, доктор?
   - Теоретически возможны оба варианта, - согласилась Беланова.
   - Даже так? - Стерн пожевал губами. - Тогда тем более нам стоит двинуться туда, откуда приехал этот грузовик.
   - Но мы не знаем, откуда именно он приехал, - возразил Шорак.
   - А что мешает нам это узнать? - усмехнулась Брекенридж, красноречиво поведя стволом "крестоносца".
   - Вот именно! - поддержал сидонийку Брекетт.
   - Полагаю, что в том месте может находиться источник распространения всей этой гадости, - заключил фарадеец, приняв, наконец, решение. - И если городок захвачен ворзидами - нам нужно во чтобы то ни стало разузнать, каким именно образом жуки сумели просочиться сюда, что за рассадник паразитов они здесь соорудили и что, мать их так, им здесь вообще надо!
   - Тогда чего мы ждём? - Брекетт оглядел своих коллег.
   - Ансел - убери трупы! - распорядился Стерн. - Ли - проверь грузовик! Касси - установи на криооборудовании взрывчатку и подключи дистанционный детонатор! Док - полезайте в кузов!.. Да, и заберите свои зажимы. Спасибо, кстати.
   Стерн аккуратно вытер хирургические приспособления об одежду фелицианца и кивнул кжеву, давая понять, чтобы тот приступал к, так сказать, уборке. Шорак кивнул в ответ и, достав из своего походного ранца флакон с нанораствором, подтащил к стрелку труп водителя и снял с флакона колпачок. Минут через пять уже ничто не будет напоминать случайному прохожему - если таковые здесь ещё имелись - о том, что ещё совсем недавно здесь, на дасфальте, лежали два трупа.
  
  
  
   Улица, по которой приехал грузовик с криоконтейнерами, явно вела куда-то за пределы посёлка. Во всяком случае, после того, как машина, в которой ехали инквизиторы и ксенолог, свернула за поворот, они увидели уходящее вдаль дорожное полотно, пересекающее неширокий ручей по небольшому мостику, за которым по обе стороны проезжей части виднелись какие-то явно промышленного предназначения строения - то ли склады, то ли цеха. Однако никакой активности ни в них самих, ни вокруг них не наблюдалось. Прохожих на улице не было совсем, что, в принципе, для промзоны не было каким-то уж очень странным явлением, да и движение тоже не отличалось высокой интенсивностью. По пути им попались лишь две наземные легковушки, водители которых не обратили ни малейшего внимания на грузовик.
   - Если ворзиды захватили контроль над жителями этого посёлка, - произнёс сидящий за рулём грузовика Ли Брекетт, провожая настороженным взглядом серо-коричневый легковой фургончик на воздушной подушке, - то им здесь однозначно что-то понадобилось. И это вряд ли будет зерновой элеватор или дрожжевая ферма.
   - Значит, здесь что-то осталось от тех ворзидов, Ли, - отозвался Стерн, сидящий на пассажирском сиденье, - и теперешние жуки это хотят заполучить. Вопрос только в том, что это такое.
   - Могу навскидку предложить два варианта, и они оба очень сильно воняют.
   - Да? И что же это за варианты?
   - Базовый системный разрушитель и примарх.
   - Оп-па! - Стерн даже присвистнул. - И на основании чего ты пришёл к таким выводам?
   - Это явно должно быть что-то очень важное для жуков, иначе зачем им вся эта канитель? Они не собирают толком биомассу, а ломятся сюда охреневшей толпой. Даже два ядерных удара возле Карпентера и Сан-Диего их не остановили, а ведь там сожгли фрагову тучу ворзидов. Бомбардировщики постоянно наносят удары по орде, но ксеносы, как ополоумевшие, тупо прут именно сюда. Зачем, мать их так? А?
   Меркурианец кулаком ударил по рулю, что ясно говорило о том, что нервы у инквизитора напряжены до предела. Ну, в конце концов, в сложившихся обстоятельствах это было неудивительно. Это только в кинобоевиках невозмутимые и прямолинейные герои раскидывают толпы врагов, не получая при этом ни царапины, а в данной ситуации царапинами отделаться не получилось бы. Скорее всего, при провале миссии никто никогда не увидел бы инквизиторов и доктора Беланову не то что живыми - никто никогда не увидел бы даже кусочка их тел.
   - Логично, мать их так! - сквозь зубы процедил Стерн. - Значит, нам остаётся принять в качестве рабочей гипотезы... куса туе-ола хата монихаз!
   Это гнусное ругательство на языке инишири непроизвольно вырвалось у фарадейца при виде выскочившего откуда-то на дорогу небольшого пикапа, в кузове которого был установлен тяжёлый стаббер армейского образца. И стаббер этот начал поворачиваться в сторону грузовика.
   - Жми на педаль, Ли! - рявкнул Лаймон, высовываясь из окна кабины едва ли не по пояс и выбрасывая вперёд руку с бластером. - Касси!
   - Я вижу, вижу! - раздалось из кузова.
   Из ствола бластера в сторону пикапа устремились красные энерголучи, метя в кабину, и почти одновременно с этим раздался приглушённый звук выстрела из "крестоносца". Реактивная пуля калибра 20,5 мм с начинкой из обеднённого ульранита разнесла в кровавые брызги голову находящегося за стаббером человека, отчего тот вполне ожидаемо свалился на дасфальт, не успев сделать ни одного выстрела.
   Дико выругавшись сразу на нескольких языках, Брекетт резко крутанул руль влево, отчего Стерн едва не вывалился наружу, а те, кто находился в кузове, попадали на металлический пол.
   - Твою мать, Ли! - заорал Шорак, приложившийся плечом об один из криоконтейнеров. - Какого фрага ты вытворяешь?!
   Пикапов оказалось не один, а два, и со стороны второго, который выскочил на дорогу откуда-то из придорожных кустов, тут же ударил тяжёлый лучемёт, посылая свои заряды в то место, где ещё совсем недавно был грузовик. Но реакция Брекетта спасла инквизиторов от серьёзных проблем.
   Снова выстрелила снайперская винтовка, и лобовое стекло второго пикапа разлетелось веером осколков, а внутреннюю стенку кабины забрызгало хлынувшей из пробитого реактивной пулей черепа кровью и мозговой жидкостью. Потерявшая управление машина, задев правым передним крылом первый пикап, от столкновения вильнула в сторону и, врезавшись в стену одного из пакгаузов, замерла с задранным к небу капотом. В недрах моторного отсека что-то щёлкнуло, наружу посыпались искры, а затем из-под разбитой крышки капота повалил сизоватый дымок.
   - Что за хрень тут творится, мать вашу?! - процедил Брекетт, выправляя грузовик и продолжая движение. - Фермеры со стабберами и лучемётами - это не странно ли, э? Что ещё нам встретится по пути? Танк-таран или шагоход класса "Титан"?
   - Думаю, что сейчас нам на пути встретится вот это, - злым голосом пробормотал Стерн, активируя шлем бронекостюма и стволом бластера тыча в лобовое стекло.
   - Как интересно! - усмехнулся меркурианец. - Выходит, что мы на правильном пути, а, шеф?
   - Оно так, безусловно, но это означает, что отряды СПО, находящиеся в данном районе, тоже подверглись заражению этими твоими мозгоё... тьфу ты!.. мозгоправами, - проворчал Стерн, зло глядя сквозь лобовое стекло кабины грузовика на выскочивший из-за забора, огораживающего территорию одного из пакгаузов, боевой шагоход "Кобра", чья кабина при виде движущегося по дороге грузовика хищно повернулась на шарнирной платформе, выискивая цель.
   - У нас нет щита - он же нас разнесёт на кусочки!
   - Значит, сделай так, чтоб не разнёс!
   Брекетт раздражённо взглянул на фарадейца, но спорить со своим шефом не решился. Тем более, в такой момент.
  
  
  
   Вполне возможно, что сидящий в кресле пилота шагохода эспэошник был неплохим пилотом, вот только и Брекетт не вчера стал имперским инквизитором. Меркурианец резко вывернул руль в сторону, уводя грузовик из сектора обстрела спаренных тяжёлых лучемётов, расположенных под кабиной "Кобры", и машина левыми колёсами чиркнула по обочине, подняв облако пыли и песка, после чего метнулась к забору, метя точно в стык между двумя пласталевыми панелями.
   - Ли! - дурным голосом взвыл фарадеец.
   - Не ори под руку! - рявкнул Брекетт, до упора вдавливая педаль акселератора в пол кабины.
   Носовая часть грузовика изо всей силы ударила в то место, где две секции забора прилегали друг к другу, при этом из кузова раздалась площадная брань на родном языке Ансела Шорака. Но Брекетт не обратил на это никакого внимания, всецело поглощённый задуманным им самим планом.
   То ли место было выбрано чересчур удачно, то ли здесь забор был чуток слабоват, то ли просто его панели не выдержали удара отнюдь не лёгкой машины - во всяком случае, грузовик, проломив всем корпусом преграду, очутился на территории чего-то, что очень напоминало базу, где хранились сельхозпродукты. Именно напоминало, так как сейчас вся территория буквально кишела вооружёнными разномастным оружием людьми, некоторые из них носили форму СПО и были вооружены стандартными имперскими лазганами.
   Поступок меркурианца явно выбил у всей этой пёстрой компании почву из-под ног, что могло свидетельствовать о неспособности контролируемых мозгоправами индивидуумов принимать нетривиальные решения и подстраиваться под быстрое изменение окружающей обстановки. Правда, на способности убивать это, собственно, особо не сказывалось.
   Пилот "Кобры", потеряв из виду сумасшедший грузовик, начал разворачивать шагающую машину, ища цель и не подозревая при этом, что кое-кто уже выбрал шагоход в качестве своей цели.
   "Крестоносец", издав негромкий шипящий звук, характерный для МД-оружия, выплюнул из себя бронебойную реактивную пулю с наконечником из усиленной микростали. Такая пуля была способна пробить даже отменно защищённый смотровой триплекс штурмового танка, здесь же, как говорится, цель была гораздо крупнее.
   Реактивная пуля, стремительно преодолев разделяющее грузовик и шагоход расстояние, ударила прямо в обзорный триплекс кабины точно туда, где располагалось место пилота. Бронированное стекло не выдержало мощного удара и разлетелось веером сверкающих в дневном свете осколков, а пилот, чьи кровь и мозги забрызгали собой всю кабину, бессильно обмяк в кресле. Боевая машина, пошатавшись на месте, будто перебравший вонки глип, неуклюже завалилась на правый борт и рухнула прямо на припаркованные по эту сторону ограды наземные машины, превратив их в груду искорёженного металла и пластика. В недрах шагохода раздалось несколько глухих ударов, после чего "Кобра" взорвалась, раскидав свои горящие обломки в радиусе добрых двадцати метров.
   - Все наружу! - рявкнул Стерн, пинком ноги открывая дверцу кабины со своей стороны и кубарем вываливаясь на мостовую, чтобы сделать себя менее заметной мишенью для вражеских стрелков.
   Однако на первых порах никто по ним стрелял, поскольку те, кого не убило и не покалечило при взрыве шагохода, были слишком изумлены творящимся на территории базы беспределом. Это могло свидетельствовать о том, что захватившие контроль над телами несчастных фелицианцев ворзидские живые устройства не обладали собственным интеллектом и не могли самостоятельно принимать решения, а вместо этого получали команды из некоего центра управления. Вот только где находился этот самый центр, пока было непонятно.
   Над головой фарадейца прошипел раскалённый заряд, выпущенный из плазмагана, и инквизитор, в прыжке уйдя в перекат, резко выбросил вперёд левую руку, генерируя психокинетическое поле, которое сбило с ног и солдата в форме СПО с плазмаганом, и троих людей в рабочих комбинезонах, с которыми не слишком-то вязались ручные стабберы и лазган устаревшей модели. Двоих просто сбило с ног и унесло в сторону, а вот эспэошника и третьего фермера от души приложило о стоящий чуть поодаль какой-то громоздкий сельскохозяйственный агрегат. С очень и очень плохими для них последствиями. Солдат, ударившись о корпус машины, сполз наземь в неестественной позе, что свидетельствовало о сломанном позвоночнике, а вот фермеру повезло куда меньше. Сгенерированный Стерном психокинетический импульс насадил бедолагу на торчащий из машины острый штырь, как рыбу на гарпун. Фелицианец пару раз конвульсивно дёрнулся, изо рта его хлынула кровь, и фермер затих, выронив из рук стаббер.
   И словно это послужило неким спусковым крючком. Находившиеся на территории базы открыли шквальный огонь по инквизиторам из бластеров, стабберов и лазганов, и лишь то обстоятельство, что последние были защищены боевой бронёй и персональными щитами, спасло их от очень и очень неприятных последствий, даже несмотря на не слишком точную стрельбу. Но противников всё же было довольно много, а как известно, даже посредственные солдаты способны одолеть воинов поопытнее благодаря численному перевесу.
   Алису Беланову инквизиторы просто-напросто, образно говоря, задвинули на задний план, так как даже несмотря на то, что ксенолога оснастили генератором щита, она не являлась специалистом в военном деле, поэтому Стерн приказал Анселу Шораку постоянно находиться при ксенологе и прикрывать её. Всё-таки она знала о ворзидах куда больше всех инквизиторов, вместе взятых, и её знания могли помочь им в дальнейшем.
   - Их слишком много, шеф! - выкрикнул Брекетт, метким выстрелом из бластера опрокидывая навзничь солдата в форме СПО, который слишком уж близко подобрался к грузовику. - Если они сообразят использовать гранаты - нам кранты!
   - Похоже, что мы попали по адресу, Ли! - отозвался фарадеец, двумя точными выстрелами снижая количество противников ровно на две единицы. Конечно, то были простые фермеры и солдаты СПО, но сейчас они находились под чужим контролем и инквизитор не знал, можно ли будет вернуть их в лоно общества. К тому же, когда по тебе ведут огонь, как-то становится недосуг разбираться, кем были ранее все эти разумные. - Здесь явно что-то находится!
   - Чтобы туда пробраться, надо будет перебить всех этих болванов! - Кассандра Брекенридж разнесла выстрелом из "крестоносца" чью-то голову и быстро сменила позицию, переместившись к задней части грузовика. - А их тут и вправду слишком много!
   - Шеф - нужна помощь Мико! - подал голос Шорак. - Иначе нас либо сомнут числом, либо нам придётся уносить отсюда ноги!
   - Либо они взорвут всё здесь к кугхровой бабушке, поняв, что им не выкрутиться! - Брекетт, высунувшись из-за правого переднего крыла машины, вынудил нескольких "обработанных" залечь где попало, чтобы не попасть под бластерный огонь.
   - Фраг! - ещё одного солдата в форме местных сил самообороны сбил с ног психокинетический импульс. - Давай пеленг, Ли!
   Над головой Стерна просвистело несколько стабберных пуль и инквизитор пригнулся, чтобы не изображать из себя мишень. Ответным огнём фарадеец угомонил ещё троих, но находящихся под контролем ворзидских мозгоправов было ещё слишком много.
   - У них газомёт! - услышал вдруг Лаймон возглас Брекенридж.
   Инквизитор бросил взгляд в сторону одного из пакгаузов. Как раз именно в эту секунду его тяжёлые металлические ворота разъехались в стороны, выпуская наружу антигравитационную боевую платформу с установленным на ней газомётом. Фарадеец глухо выругался себе под нос - дело принимало хреновый оборот. Газомёт - это вам не стандартный армейский факельный огнемёт, это раскалённая до температуры в тысячу двести градусов струя газа, сжигающая всё на своём пути и плавящая металл. Даже персональное защитное поле здесь не спасало, так как щит, попав под выстрел газомёта, долго бы не продержался. Это всё-таки персональное защитное поле, а не мощный щит космического крейсера.
   Платформа, управляемая человеком в форме офицера СПО, выплыла из пакгауза и начала неторопливо разворачиваться в сторону грузовика, за которым укрылись инквизиторы и ксенолог. Кассандра дважды выстрелила из своей снайперской винтовки в надежде вывести из строя водителя, но платформа оказалась защищена силовым экраном, который остановил реактивные пули. Ребристый ствол газомёта, опутанный охлаждающими трубками из высокопрочного полисплава, внутри которых циркулировал криогенный охладитель, начал неторопливо поворачиваться в сторону грузовика, и до слуха инквизиторов донёсся зловещий гул включившегося инсинератора. Ещё несколько секунд - и что-либо предпринимать будет уже поздно.
   Неожиданно водитель платформы, выполнявший одновременно и функции стрелка-наводчика газомёта, замер на своём месте с отвисшей челюстью и лицо его при этом приобрело нездоровый оттенок. И это было всё, что он успел сделать.
   Откуда-то сзади и сверху раздался звук, похожий на звук работающей циркулярной пилы, только усиленный раз эдак в пятьдесят. Поток разрывных реактивных микроснарядов, выпущенный из двух масс-драйверных 30-мм орудий, закреплённых на шарнирах под носовой частью "Гепарда", превратил платформу и газомёт в облако разлетающихся во все стороны обломков, его пилота - в кровавую воздушно-капельную взвесь, а стену пакгауза - в решето. Две выпущенные штурмовиком ракеты "пилигрим" довершили уничтожение здания, которое, получив столь сокрушительный нокаут, тяжело и словно нехотя осело на землю, подняв облако пыли.
  
  
  
   Глава 13.
  
  
  
   - Ложись! - заорал Стерн, слишком хорошо понимая, что сейчас будет делать Кендалл.
   Пилот "Гепарда", судя по всему, не задумывался о моральной стороне стоящей перед инквизиторами проблемы. Все, кто находился на территории базы и имел при себе оружие, но не имел опознавательных знаков Имперской Инквизиции, автоматически зачислялись Кендаллом в разряд врагов Империума. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Быть может, всех этих несчастных ещё можно было спасти и безопасно извлечь из них мозгоправов. А быть может, попытка извлечения ворзидских созданий из их тел не привела бы ни к чему хорошему. Возможно. Но Кендалл в данный момент об этом точно не думал. Инквизиторам, пилотом корабля которых он являлся, угрожала опасность - и терранин действовал в данной ситуации так, как привык.
   Поток разрывных микроснарядов буквально перепахал территорию базы, не оставив в живых никого. Уцелеть в таких обстоятельствах было бы проблематично и с генератором персонального защитного поля, а как раз подобных устройств у нападавших при себе и не было. На всякий случай превратив в искорёженные куски металла и пластика те из наземных каров, что пережили взрыв шагохода, штурмовик, выпустив посадочные опоры, грузно опустился в нескольких метрах от позиций инквизиторов.
   - Я смотрю, на сотрудничество с местными особо рассчитывать не приходится? - услыхал Стерн спокойный голос пилота "Гепарда" в гарнитуре коммуникационного устройства.
   - Как видишь, Мико! - усмехнулся фарадеец.
   - И какая муха их, интересно, укусила?
   - Ворзидская, - проворчал Брекетт, поднимаясь на ноги и внимательно осматривая место действия. - Причём довольно мерзкая и гадкая на вид.
   - Вот как? - в голосе Кендалла просквозило явное любопытство.
   - Здесь имеет место биологическое заражение, - произнёс Стерн, деактивируя шлем, но не отключая защитное поле. - Все эти люди были носителями неких существ, явно созданных ворзидами для контроля других видов разумной жизни. Это свидетельствует о том, что мы на правильном пути, коллеги.
   - Только вот Мико этот "правильный путь" разнёс к кугхровой бабушке! - усмехнулась Брекенридж.
   - Не думаю, что это так, Касси, - отозвался Стерн, оглядываясь по сторонам. - То, что эти твари здесь прячут, не будет находиться на виду. Понять бы ещё, что это такое...
   - Поймём, когда увидим! - услышал фарадеец голос Шорака.
   - Да.
   Стерн, по-прежнему держа наготове свой "Дреймак", внимательно осмотрел довольно потрёпанную территорию базы. Остановил взгляд на стоящем в некотором отдалении от остальных небольшом пакгаузе.
   - Что в том здании? - инквизитор ткнул стволом лазгана в том направлении.
   - Наверное, склад какой-то, - произнёс Брекетт, глядя в ту сторону. - Но он почему-то выглядит куда более новым, чем другие строе...
   Меркурианец неожиданно замолчал и вопросительно посмотрел на Стерна.
   - Тоже заметил? - одобрительно кивнул Лаймон.
   - Похоже, его построили совсем недавно, - настороженно проговорил Брекетт, не сводя глаз с пакгауза. - И это может означать только одно - что бы мы не искали, оно находится там.
   - А ты не находишь, Ли, что для базового системного разрушителя или примарха это строение чересчур мало? - поинтересовался Шорак.
   - Для входа туда, где одно из этих двух находится - нет, - усмехнулся меркурианец.
   - Точно так, - кивнул Стерн. Оглядел своих спутников. - Придётся идти туда. Доктор Беланова - вы уверены, что готовы к тому, что нас там может встретить?
   - А что там ещё может быть хуже того, что мы уже повстречали? - с содроганием оглядывая лежащие там и тут разорванные, в луже крови, трупы, спросила ксенолог.
   - Думаю, что доктору лучше будет следить за происходящим по видео, находясь на борту "Гепарда", - предложила Брекенридж. - Если на нас там попрут как следует, у нас не будет времени отвлекаться на гражданское лицо. А попрут однозначно.
   - Предложение инквизитора Брекенридж не лишено смысла, - согласился Стерн. - Доктор - отправляйтесь на корабль и следите за всем происходящем по видео. Мы будет передавать вам информацию в режиме реального времени. Будете нас консультировать дистанционно, ежели что.
   - Хорошо, - отозвалась Беланова.
   - Надеюсь, никому ничего дополнительно объяснять не надо? - фарадеец зарастил шлем "хамелеона".
   - Да чего тут объяснять-то? - усмехнулся Брекетт. - Идём туда, находим, что тут спрятали жуки, взрываем это нафраг и сматываемся отсюда!
   - Если бы так было легко...- пробормотал Шорак, глядя в направлении пакгауза.
   - В нашей работе никогда такого не бывает, Ансел. Так что давайте выдвигаться. Ли - сгоняй на корабль и возьми плавающую камеру. Если мы увидим что-то, что не будет поддаваться нашему разумению, свяжемся с доктором Белановой и попросим разъяснений.
   Брекетт молча кивнул и быстрым шагом направился в сторону штурмовика. Алиса Беланова последовала следом за инквизитором.
   - Быть может, нам взять с собой что-нибудь посерьёзнее лазганов? - осведомился Шорак. - Я не думаю, что то, что находится там, не будут серьёзно охранять.
   - С тяжёлым вооружением соваться под землю? - Стерн с сомнением пожевал губами, чего под лицевым щитком шлема видно не было. - Важно иметь пространство для манёвра, Ансел. Огнемёт или тот же гранатомёт хороши, но в замкнутом пространстве они могут нам только помешать. К тому же, если что-то пойдёт не так, они нас не спасут.
   - Тоже верно, - согласился кжев.
   Вернулся Брекетт, толкая перед собой видеокамеру, встроенную в бронированный корпус и водружённую на небольшую антигравитационную платформу.
   - Готовы? - Стерн оглядел своих спутников.
   Вместо ответа Брекенридж красноречиво повела стволом снайперской винтовки, Шорак выругался на своём родном языке, а Брекетт просто пожал плечами, как бы говоря, что вопрос фарадейца был чисто риторическим и ответа на него вовсе не обязательно давать.
   - Тогда вперёд. Мико?
   - Здесь!
   - Следи за обстановкой по датчикам. Если что увидишь вдруг подозрительного - сразу дай знать.
   - Понял тебя, шеф. Правда, сейчас сканеры ничего не видят. Поблизости, если верить их показаниям, нет ничего, что могло бы представлять для нас интерес.
   - Это ровным счётом ничего не означает. Ворзиды вполне могут использовать что-то вроде наших преломляющих полей.
   - Это-то и настораживает. Конец связи.
   - Конец связи, - откликнулся Стерн. Снова огляделся по сторонам. - Вперёд, короткими перебежками! По сторонам смотреть, быть готовыми открыть огонь!
   Стараясь, по мере возможности, не наступать в лужи крови и обходить разорванные масс-драйверными орудиями "Гепарда" тела, инквизиторы осторожно приблизились к пакгаузу и взяли ведущую внутрь него дверь на прицел, расположившись полукругом. Никто больше им не пытался помешать, но все прекрасно понимали, что то, с чем они столкнулись наверху, может оказаться просто безобидной шуткой по сравнению с тем, что могло ожидать их внизу.
   Стерн осторожно приблизился ко входу в пакгауз и замер рядом с плотно закрытой дверью, держа лазган наготове и внимательно вслушиваясь в окружающее. Затем он очень осторожно дотронулся рукой в бронированной перчатке до двери из пластали и слегка толкнул её, отчего та плавно и беззвучно отъехала по направляющим шинам на несколько сантиметров, открывая проход внутрь пакгауза.
   Ничего не произошло. Однако это вовсе не означало, что внутри никого нет и можно смело туда входить.
   Стерн знаком приказал Брекетту бросить в открытый дверной проём светошумовую гранату, одновременно делая знак включить акустическую защиту "хамелеонов". Инквизитор с Меркурия, осторожно подойдя к двери, сдёрнул с пояса ребристый шарик и, активировав детонатор, зашвырнул гранату внутрь пакгауза.
   - Бойся! - выкрикнул фарадеец на тактической частоте.
   По ту сторону двери ярко полыхнула выжигающая сетчатку глаза вспышка, одновременно с которой по слуховым нервам острейшей бритвой резанул низкочастотный инфразвук, который запросто свалил бы с ног инквизиторов, не включи они акустические фильтры боевых шлемов. Если по ту сторону двери и находился кто-нибудь, то сейчас он, вне всякого сомнения, валялся на полу и корчился от боли, не представляя для инквизиторов сколь-нибудь серьёзной опасности.
   Выждав для верности пару секунд, Стерн пинком ноги отбросил дверную панель в сторону и в перекате ввалился внутрь пакгауза, уходя с вероятной линии огня. Ведь всегда оставалась возможность присутствия в штурмуемом помещении кого-то, кто имел при себе средства защиты и для кого светошумовая граната была сродни чем-то запущенному в лист микростали камушку.
   Но ничего не происходило. Никто не стрелял в оперативника Имперской Инквизиции и никто не пытался отгрызть ему голову или иную часть тела. Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь доносящимся издалека звуком работающих антигравов "Гепарда".
   - Здесь вообще есть какой-нибудь источник света? - услышал Лаймон бормотание Шорака. Затем что-то легонько щёлкнуло, и в помещении вспыхнул неяркий жёлтый свет, позволяя инквизиторам увидеть внутреннюю панораму пакгауза.
   - Прошу прощения? - Брекетт непонимающе огляделся. - И вы хотите сказать, что вот эту фиговину эти типы пытались от нас защитить?
   - А что это? - задала вполне резонный вопрос Брекенридж, с подозрением глядя на то, что располагалось точно в середине небольшого, но совершенно пустого пространства. Кроме этой непонятной штуки, в пакгаузе больше ничего не было.
  
  
  
   Точно в середине пустого пространства, подвешенный между четырьмя тонкими металлическими шестами на круглых в сечении тросах из какого-то неизвестного инквизиторам волокна, висел некий предмет шестиугольной формы неприятного оливкового оттенка, грани которого источали из себя ещё более неприятно режущий глаза ядовито-зелёный свет. И если бы кто сейчас сказал Стерну, что эта штука имеет искусственное происхождение, инквизитор с Фарадея рассмеялся бы ему прямо в лицу и обозвал бы слепым.
   И был бы абсолютно прав.
   Больше всего этот "шестиугольник" напоминал кожистый футбольный мяч, которому какой-то шутник придал такую необычную форму. Висел он на тросах-растяжках из какого-то волокна, причём было заметно, что эти тросы крепятся к "шестиугольнику" при помощи присосок-липучек. Внутри - и это хорошо было видно при более близком осмотре - что-то светилось тусклым зеленоватым светом, хотя что это было, оставалось пока неясным.
   Стерн жестом приказал Брекетту подойти к непонятному предмету поближе и просканировать его. Меркурианец опасливо приблизился к "шестиугольнику" и, наставив на него свой мультисканер, развернул в воздухе трёхмерный дисплей, чтобы остальные могли видеть поступающие со сканера данные.
   - Странная штука, - пробормотала Брекенридж, не сводя с "шестиугольника" прищуренных глаз и держа наготове "крестоносца". - Такое ощущение, что она живая. И мне, если честно, не по себе как-то.
   - И очень правильно, что не по себе, - усмехнулся Брекетт, возясь с настройками сканера. - Эта штука и впрямь живая, хотя я не знаю, разумна она или это всего лишь ещё один образчик ворзидской биотехнологии.
   - Что показывает сканер? - Стерн всмотрелся в бегущие по три-дисплею строки букв, символов и цифр.
   - Он показывает очень интересную картину, которую я пока не могу полностью разобрать, - отозвался меркурианец. - Но данные получаются очень и очень необычные.
   - Именно?
   - Да.
   - А поконкретнее можно?
   Меркурианец фыркнул и неожиданно выругался на кугхри.
   - Пожалуйста, раз вам конкретика нужна... Эта хренота внутри имеет полость, которая заполнена какой-то жидкостью, по своей структуре похожей на лимфатическую, но для чего она нужна, я пока не могу сказать. Внутри этой жидкости видны некие органы, назначение которых мне также непонятно. То, что мы принимаем за тросы, на деле, скорее всего, является частью организма, с помощью коих он крепится к штангам. ЭМ-регистратор фиксирует электромагнитную активность, но какого именно рода, я не...
   Договорить Брекетт не успел. Абсолютно неожиданно для всех, кто находился внутри пакгауза, свет вдруг погас, однако спустя пару секунд зажёгся вновь. Но обстановка вокруг инквизиторов была уже совершенно иной.
   - Это что такое тут творится? - удивлённо пробормотал Шорак, озираясь по сторонам и держа свой лазган наготове. - Это наведённая галлюцинация или нас и вправду куда-то переместили?
   - Переместили? - Стерн тоже принялся оглядываться, пытаясь сообразить, что происходит. - Посредством чего?
   Помещение, в котором сейчас находились инквизиторы, не имело ничего общего с пакгаузом. Оно больше всего походило на неправильной формы пещеру, освещённую тусклым светом, исходящим из каких-то полукруглых светящихся объектов, непонятно каким образом подвешенных в пространстве. Позади инквизиторов высилась серо-коричневая каменная стена явно естественного происхождения, в которой не было видно ничего даже отдалённо похожего на вход, а спереди до их слуха доносился какой-то гул, живо напомнивший Стерну гудение медовых мушек с Кармули.
   - Прошу прощения? - несколько не к месту пробормотал Брекетт, оторопело глядя на экран сканера, который сейчас, естественно, ничего не показывал, так как не было ничего перед ним, что можно было бы просканировать. - Это что такое, а?
   - Если это не телепортация - то тогда это галлюцинация с полным эйдосенсорным эффектом, - заявила Брекенридж, на всякий случай поведя стволом снайперской винтовки по сторонам, описав полукруг.
   - Хочешь сказать, что то, что мы видели только что, является масс-транспортировщиком ворзидов?
   - А как ты объяснишь вот это всё? - сидонийка обвела рукой вокруг.
   - Да погодите вы со своими объяснениями! - Шорак настороженно вгляделся в полумрак. - Там вот что такое гудит, как вы думаете?
   - Интересный вопрос, - пробормотал Стерн. - Двигаем вперёд?
   - Назад-то один фраг дороги нет! - фыркнул Брекетт.
   - Ну да... Щиты на максимум, стрелять во всё, что непохоже на нас! Потом разберёмся, кто и откуда! Активировать маскировку! Мико!
   Однако на тактической частоте царила полная тишина, хотя такого просто не могло быть. Гиперсигнал можно было заглушить только при наличии гиперпрерывателя, только вот не должно вроде бы его быть у ворзидов. Или ситуация настолько отличается от ожидаемой, что никакие, даже самые дикие, теории не могут быть приняты к рассмотрению без наличия неопровержимых доказательств?
   - Он нас не слышит? - удивился Брекетт. - Как такое возможно? Это же гиперпередатчик!
   - А мы сейчас на Фелиции вообще? - вопрос, который задала Кассандра Брекенридж, заставил остальных инквизиторов замереть на месте. Некоторое время вокруг царила мёртвая тишина, нарушаемая лишь доносящимся издалека гулом непонятной природы, потом Стерн решительно помотал головой.
   - Не, ну это уж совсем! Допустим, та штука и есть живой масс-транспортировщик - почему она сразу нас должна была куда-то закинуть за пределы Фелиции? У наших телепортационных устройств максимальный радиус действия составляет две трети единицы, а на таком расстоянии от Фелиции нет пригодных для обитания планет. Логичнее будет предположить, что эта штука перемесила нас куда-то в пределах планеты, и более того - в пределах данной зоны.
   - Под землю, похоже, - пробормотал Шорак, осторожно продвигаясь вперёд и водя стволом "Дреймака" из стороны в сторону.
   - Странно всё это... - Стерн перенастроил коммуникатор и снова попытался вызвать пилота "Гепарда", но уже по другому каналу.
   Ответ пришёл почти сразу - вполне возможно, что та частота, на которой фарадеец пытался связаться с кораблём, была по каким-то неизвестным причинам блокирована.
   - ...вас хорошо! - раздалось в наушниках боевого шлема. - Где вы сейчас находитесь? Я не вижу вас в том здании!
   В голосе Кендалла сквозило неподдельное беспокойство, и Стерн вполне понимал чувства пилота штурмовика.
   - Мы... где-то, - отозвался Стерн, понимая, что такой ответ вряд ли удовлетворит Кендалла и снимет беспокойство терранина. - Что показывают сканеры, Мико?
   - Да в том-то и дело, что ничего. Куда вы подевались?
   - Хороший вопрос! - усмехнулся фарадеец. - Попробуй расширить поле сканирования и посмотри, что это даст. Я не знаю, где мы, но судя по окружающей нас обстановке, это где-то под поверхностью планеты.
   - Под поверхностью? - удивился Кендалл. - Гм... Хорошо, сейчас произведу перенастройку детекторов... минуту, шеф...
   Некоторое время в эфире слышался лишь звук холостого режима, потом до ушей Стерна долетел слегка удивлённый голос пилота.
   - Не знаю, как у вас это получилось, но сканер показывает, что в данный момент вы находитесь на глубине в тысячу семьсот сорок семь метров и примерно в шести километрах от места приземления. Как вы туда попали?
   - Хороший вопрос! - усмехнулся фарадеец, идя вслед за Шораком. - В том пакгаузе, в который мы вошли, была какая-то непонятная штука. Кассандра считает, что это ворзидский аналог масс-транспортировщика.
   - Живой телепортатор? Однако! А как вы оттуда выбираться собираетесь?
   - Погоди пока с этим, Мико. Здесь есть что-то, с чем надо разобраться. Думаю, что те типы как раз и охраняли вход туда, куда так рвутся жуки на поверхности. Кстати, как там ситуация? Есть данные с "Доминатора"?
   - Есть. И они не очень-то утешают.
   - А поточнее?
   - Ворзиды нанесли удар по позициям сил СПО южнее Кралендейка и прорвали фронт, теперь их передовые отряды всего лишь в трёхстах километрах отсюда. Никто не может понять, почему они напрямую не ударили по этому району планеты, а вместо этого высадили наземные силы и двигаются по поверхности. С другой стороны, логику негуманоидов иногда очень тяжело бывает понять. Особенно таких, как ворзиды.
   - А что в космосе?
   - Линейный системный разрушитель и два корабля-улья отошли к границам системы, но корабли ССО и линейное соединение контр-адмирала Мефрида постоянно подвергаются набегам групп МЛА и обстреливаются кораблями малого класса. Третий корабль-улей десять минут назад был уничтожен двумя автоматическими брандерами с кварковыми зарядами, но боюсь, что второй раз такой номер не пройдёт. Брандеры, которые отправили к другому улью, попали под перекрёстный огонь двух заградителей ворзидов и взорвались, не причинив улью никакого вреда..
   - Понятно, - Стерн помолчал. - Ладно, Мико, я понял ситуацию. Сигнал как, устойчивый?
   - Да, разумеется, - несколько удивлённо произнёс Кендалл. - Или ты подозреваешь, что у этих тварей могут быть прерыватели гиперсигнала?
   - Кто их знает? Попробуй включить видео, мы попытаемся транслировать картинку. Пусть доктор Беланова следит за изображением - я очень подозреваю, что её консультация будет очень кстати.
   - Момент. - В эфире ненадолго замолчали. - Пробуйте.
   - Подключаю микрокамеру своего шлема... Есть что-нибудь?
   - Да, достаточно чёткое изображение. Вижу пещеру и тянущийся куда-то вперёд туннель. А что это за звук там слышится? Как будто огромный рой медовых мушек с Кармули неподалёку от вас роится!
   - Вот это мы и собираемся выяснить, Мико.
   - Осторожнее там! - предупредил терранин.
   - Постараемся, Мико. Держи видеоканал открытым. Где док?
   - Здесь, рядом со мной.
   - Шойн. Мы подходим к концу туннеля. Видно свечение, но непонятно, что его вызывает. Гул нарастает...
   - Что-то мне не нравится всё это, шеф, - отозвался Кендалл.
   - Нам всем это не нравится, но нам надо же отсюда как-то выбираться. Я сильно сомневаюсь, что эта херня нас обратно перебросит. Мы попробуем...
   - Святая Терра! - услышал вдруг Стерн потрясённый полувыдох-полувсхлип Шорака, который первым достиг горловины туннеля. - Вы только посмотрите на это!
   - Что там у вас происходит? - забеспокоился Кендалл.
   - Погоди, Мико, я уже почти у...
   Стерн остановился рядом с замершим в оцепенении кжевом и медленно обвёл взглядом открывшуюся ему картину, давая возможность Кендаллу и Белановой оценить ситуацию. И несмотря на всё его хладнокровие, инквизитор почувствовал, как по его спине пробежал мерзкий холодок, а волосы на скрытой боевым шлемом голове встают дыбом. Рука с лазганом сама собой начала подниматься, как будто это оружие было способно уничтожить то, что предстало взорам инквизиторов.
   - ... вашу ж мать! - грязно выругался Кендалл. - Кто-нибудь объяснит мне, ради всех Духов Космоса, что здесь вообще происходит?! И что это за хренота там, внизу, находится?!
   - Меня это тоже интересует, Мико, - к Стерну вернулось его обычное состояние. - Похоже, это именно то, что нужно высадившимся на Фелицию жукам. Думаю, что это и есть тот самый базовый системный разрушитель ворзидов.
  
  
  
   Открывшаяся взорам инквизиторов картина вполне могла быть кадром из какого-нибудь фильма ужасов на тематику злобных тварей из глубин космоса. Огромных размеров пещера - вот что предстало глазам оперативников, причём не просто огромная, а колоссальная. Её противоположной стены с того места, где находились инквизиторы, видно не было, что говорило о колоссальных размерах этой подземной полости.
   Однако то, что находилось в пещере, видно было довольно неплохо, благодаря большому количеству подвешенных в воздухе уже знакомых светящихся полусфер. Огромный космический корабль, своим очертаниями больше всего напоминавший гигантского кальмара, покоился на восьми суставчатых опорах, толщина каждой из которых превышала ширину штурмового корабля класса "Гепард", опоясанный ожерельем из каких-то труб и шлангов, по которым, судя по всему, внутрь разрушителя поступало всё необходимое для его реконсервации после полуторатысячелетнего пребывания под планетарной корой Фелиции. Шум же, который привлёк внимание инквизиторов, издавало множество рабочих особей ворзидов, которые деловито сновали вокруг биокорабля, вбегая и выбегая в него и из него по опущенным чёрным глянцевитым пандусам, числом ровно двенадцать. Боевые же особи несли дежурство у входов, а больше никаких ворзидов не было видно. Хотя не исключено, что кто-то из более разумных форм инсектоидов находился внутри гигантского биокорабля.
   - Даже не знаю, что и сказать! - усмехнулся Стерн при виде этой картины. - Я могу понять, что за полторы тысячи лет системный разрушитель вполне мог сохраниться, особенно в герметичном помещении, но эти-то откуда тут взялись?
   - Команда? - предположила Брекенридж.
   - Команда? - фарадеец хмыкнул. - Тогда они все находились в анабиозе... или как это у жуков называется.
   - Полторы тысячи лет? - недоверчиво переспросил Шорак.
   - Ансел - имперские технологии криостаза позволяют находиться в таком состоянии достаточно долго, поэтому, я думаю, лучше исходить из того, что у ворзидов могут быть аналогичные технологии.
   - Технологии - технологиями, но с этим что делать-то будем, шеф? - задал вполне резонный вопрос Брекетт.
   - Для начала нам надо подумать, как отсюда выбраться, а уж потом решим, что делать со всем этим. Хотя, если честно, как уничтожить такую махину, не превратив огромную территорию в непригодную для жизни пустыню, я не знаю. В своё время даже подрыв термоядерных боеголовок суммарной мощностью сорок гигатонн не причинил сколь-нибудь серьёзного урона такому монстру в системе Медуза, так что не знаю, чем мы будем разносить это гадство в пыль.
   - Шеф, - Шорак указал стволом своего лазгана куда-то влево, - а что вон там такое? Не туннель ли это какой?
   Стерн послушно глянул в том направлении, в котором указывал инквизитор-кжев, и некоторое время молча всматривался в тусклый сумеречный свет, озарявший гигантскую пещеру.
   - Похоже на туннель, - произнёс инквизитор спустя несколько секунд. - И вроде как идёт на подъём. Вот только как туда пробраться? Там же полным-полно ворзидов!
   - Но это рабочие особи, - возразил Брекетт.
   - Это не имеет ровным счётом никакого значения, - услышали инквизиторы голос Алисы Белановой, - поскольку любой ворзид тут же отреагирует соответствующим образом на не принадлежащее улью существо. Они не только визуально и телепатически опознают друг друга, но ещё используют и феромоны. Так что пройти незамеченными вам не удастся.
   - Нам по-любому не удастся пройти незамеченными! - Кассандра Брекенридж резко развернулась в противоположную сторону и дважды выстрелила, не целясь, из "крестоносца". - Нас обнаружили!
   Реактивные пули калибра 20,5 мм с начинкой из обеднённого ульранита, выпущенные из ствола снайперской винтовки с начальной скоростью тысяча двести метров в секунду, разнесли уродливую башку возникшей позади инквизиторов твари на разлетающиеся во все стороны ошмётки. Однако позади ворзида маячили ещё несколько инсектоидов, и их намерения были более чем прозрачны.
   - Подавляющий огонь! - выкрикнул Стерн, переводя свой лазган в автоматический режим. Примеру фарадейца последовали Брекетт и Шорак.
   - Что там у вас происходит? - раздался в шлеме Лаймона недоумевающий голос Кендалла.
   - Не сейчас, Мико! - рявкнул инквизитор, ведя огонь по ворзидам.
   Три лазгана, переключённые в автоматический режим, принялись полосовать смертоносными лучами энергии туннель, безошибочно находя цели в столь замкнутом пространстве. Судя по всему, инквизиторы не заметили очень узкий проход, который выходил в основной туннель под углом градусов примерно двадцать, но куда он вёл, было непонятно. По крайней мере, уходил этот ход в планетарную породу, однако соваться туда Стерн не рискнул бы. В столь узком пространстве было очень легко попасть в западню, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Несколько секунд спустя всё было окончено. Изуродованные лазерными импульсами уродливые тела ворзидов валялись на каменном полу, и пока никто не спешил сюда, чтобы разобраться в причине переполоха. И именно это обстоятельство сильно тревожило Стерна.
   - Вам не кажется странным то, что никто больше сюда не спешит нас, так сказать, поприветствовать? - несколько нервозно усмехнулся фарадеец. - Мы тут довольно-таки пошумели, и что - никто этого не слышал?
   - Так это же хорошо, что никто не слышал! - хохотнул Брекетт. - Нам тут только жуков не хватало!
   - Не теряйте бдительности, - услыхали инквизиторы голос Белановой. - То, что больше никто на вас не набрасывается, ровным счётом ничего не значит. Ворзиды могут просто выжидать удобного момента либо же готовить для вас западню.
   - Западню? - переспросил Стерн.
   - Да, именно так - западню. Не стоит переоценивать преимущества коллективного разума в такой ситуации, инквизитор Стерн. Мозг доминатора улья имеет сходство с системой типа ОИ, поэтому вам стоит подготовиться к следующей волне.
   - К следующей волне? Мы что, попали внутрь какой-то видеоигры, что ли? - усмехнулся Ансел Шорак.
   Кассандра Брекенридж издала возмущённое фырканье, что было очень хорошо слышно в эфире, но Стерн предостерегающе поднял левую руку и сидонийка замолчала, внимательно глядя на него.
   - Нам нужно выбираться отсюда, и поскорее, - проговорил фарадеец, переводя взгляд на гигантский биокорабль. - Телепортационный луч не сможет поднять нас с такой глубины, следовательно, нужно подняться повыше. А единственный выход - это тот туннель.
   - Но там же полно жуков!
   - Да, ворзидов там много, Касси. Но иного выхода я не вижу.
   - Шеф - они нас просто-напросто сомнут числом, - высказал своё опасение Брекетт. - У нас нет при себе тяжёлого оружия, а три лазгана и снайперка против такой оравы всё равно, что рогатка против линкора.
   - Но босс прав, - поддержал Стерна Шорак. - Масс-транспортировщик отсюда нас забрать не сможет. Слишком глубоко. Велика вероятность сбоя. Нам нужно подняться хотя бы на отметку в полкилометра.
   - Это будет не так-то просто сделать.
   - Никто и не спорит.
   Стерн ещё раз окинул взглядом панораму огромной подземной полости.
   - Если действовать осторожно, думаю, что у нас может получиться, - негромко произнёс фарадеец. - По крайней мере, я на это надеюсь.
   - Осторожно? - Брекетт возмущённо фыркнул. - И каким образом?
   - Есть одна идея... - Стерн оглядел своих подчинённых. - Туннель, по которому прошли те ворзиды, которых мы сожгли.
   Меркурианец издал какой-то нечленораздельный звук и несколько нервозно шевельнул стволом своего лазгана. Шорак и Брекенридж не произнесли ни слова, но было очевидно, что идею фарадейца они тоже не совсем одобряют.
  
  
  
   - Лезть туда? Шеф - ты в своём уме? Там же тесно! Если что пойдёт не так, у нас просто не будет места для манёвра!
   - Я готов выслушать любое разумное предложение, Ли, - спокойно проговорил Стерн, глядя на меркурианца. - К тому же вы, вероятно, не заметили, что этот ход идёт в сторону от полости и имеет явный уклон кверху.
   - Думаешь, что он ведёт на поверхность? - засомневалась Брекенридж. - Но тогда откуда там взялись ворзиды?
   - Не знаю, - честно ответил Стерн. - Но так ли уж это важно? Нам надо успеть выбраться отсюда до того момента, как сюда подойдут основные силы ворзидов. Вот тогда у нас точно будет куча проблем.
   - Ты меня не убедил, но ты здесь главный, - проворчал Брекетт, снова активируя шлем своего "хамелеона". - Раз решили идти - так давайте двигаться. Нехрена на месте стоять и ждать новых гадостей.
   - А никто и не стоит, Ли.
   Туннель, по которому пришлось продвигаться инквизиторам, явно был выдолблен в планетарной породе, однако способ, которым это было проделано, так и остался непонятным. Да, ворзиды не использовали технику в привычном для всех рас Галактики смысле, но ведь как-то же они должны были его проделать в отнюдь не мягкой породе? Брекенридж высказала предположение, что ворзиды использовали что-нибудь вроде скальных сверлильщиков с Флеминга, на что Стерн пробурчал в ответ что-то невразумительное. Было похоже, что фарадеец не собирался обсуждать способ прокладки туннеля. И по-своему он был прав.
   Однако чем дальше инквизиторы продвигались по туннелю, тем больше у них возникало вопросов касаемо способа его прокладки. Его стены и пол были настолько гладкими, что невольно напрашивался вывод об использовании ворзидами плазменных буров и силовых резаков, которых у них, собственно, быть не могло. Но ведь как-то же жуки проделали в твёрдой планетарной породе этот туннель? И если не механизмами, то не использовали ли они что-то вроде того, о чём говорила Кассандра?
   Туннель действительно поднимался кверху, о чём явственно свидетельствовал наклон его пола, и по-прежнему никто из ворзидов не попадался на пути. Однако позади инквизиторов в какой-то момент появился и уверенно утвердился в пространстве некий звук, природа которого была неясна, но который вроде как медленно приближался.
   - Я один это слышу? - Стерн неожиданно остановился и внимательно всмотрелся в темноту туннеля, попеременно меняя режимы видения своего боевого шлема. Однако ничего не было видно ни в одном из диапазонов.
   - Что ты слышишь? - спросила Брекенридж.
   - Звук... словно множество мышей движутся по нашему следу...
   - Мышей? - Кассандра недоумевающе переглянулась с Брекеттом и Шораком. - Откуда здесь мыши, шеф, ты что, перегрелся, что ли?
   - Нет, вы прислушайтесь лучше. Неужели вы не слышите?
   - Э-э... постойте, и правда какой-то странный звук, - пробормотал Брекетт спустя пару секунд. - Как будто и вправду кто-то скребётся... но откуда тут могут взяться грызуны? Так далеко от поверхности?
   - Я тоже слышу этот звук, - насторожился Шорак. - Но что это может быть?
   - И я, - произнесла Кассандра, тоже, наконец, услышавшая какое-то царапанье. - Может, это какие-нибудь характерные для недр звуки?
   - А ворзидами это не может быть? - настороженно глядя в темноту и держа наготове лазган, спросил Брекетт.
   - Кто знает? - пожал плечами Стерн. - Но если бы это были ворзиды, то они бы уже...
   Неожиданно фарадеец замолчал и пристально всмотрелся в темноту туннеля.
   - Вам не кажется, что туннель исчезает? - напряжённым голосом произнёс Лаймон. - Или у меня что-то с видеодатчиками шлема?
   - Если это так, то это что-то вроде компьютерного вируса, потому что я тоже вижу это, - отозвался спустя секунду Шорак. - И если это природное явление, то это не страшно, хотя нам надо немедленно уходить, пока нас не раздавило породой. Если же это ворзидская технология...
   - Уходим! Быстро! - Стерн, как и всегда, соображал быстро, равно как и принимал решения. - Естественным этот процесс быть не может!
   - Туннель исчезает, ребята! - выкрикнула Брекенридж. - Он тает, как мороженое!
   - Вперёд, живо, живо! - Стерн подтолкнул замешкавшегося Брекетта. - Бегом!
   Создавалось такое ощущение, что в этом узком проходе заработал бульдозер наоборот. Именно так это выглядело со стороны - туннель исчезал так, словно его сворачивали, причём непонятным образом. Словно где-то кто-то включил некую программу, которая принялась старательно свёртывать планетарную породу, воздвигая на месте прохода сплошную стену.
   - Как это вообще возможно? - просипела Брекенридж, держась позади Стерна. - Они что, могут управлять веществом на таком уровне?
   - Вряд ли, - бросил фарадеец, топая бронированными ботинками по каменному полу. - Здесь что-то другое... какая-то неизвестная нам технология проделывания туннелей, причём я не вижу никаких механизмов или живых существ.
   - Они нас однозначно обнаружили! - выдохнул Шорак.
   - Факт, - согласился Стерн. И совершенно неожиданно инквизитор споткнулся обо что-то, что ускользнуло от его внимания. Скорее всего, то был кусок породы или небольшой булыжник. Он попытался выправить положение, но сила инерции была слишком велика, поэтому его бросило вперёд, на каменную стену. От удара Стерн потерял равновесие и упал.
   - Не время разлёживаться, шеф! - Кассандра, заскрипев зубами, сумела поднять фарадейца на ноги, несмотря на разницу в весе. - Это, чем бы оно ни было, приближается!
   - Но всё-таки не так быстро! - отозвался Брекетт. - Но поспешить всё же нам стоит, если мы не хотим, чтобы нас расплющило в блин породой!
   Стерн ничего не сказал в ответ на все эти слова. Бросив взгляд через плечо, туда, где неведомая сила воздвигала на месте туннеля сплошной камень, фарадеец махнул рукой своим товарищам, призывая их поторопиться.
   Эта странная гонка с неумолимо приближающейся смертью, казалось, длилась вечность, но на самом деле с того момента, как неизвестная сила принялась делать своё чёрное дело, прошло всего лишь двенадцать минут. За это время инквизиторы успели подняться на довольно приличное расстояние и уже можно было попытаться связаться с "Доминатором" и запросить активацию канала масс-транспортировки.
   Что, собственно, Стерн и сделал. Ждать и продолжать дальнейшее движение было чересчур рискованно - скорость сворачивания туннеля явно возросла, а силы у инквизиторов были отнюдь не бесконечными. К тому же, никто не мог быть уверенным, что скорость не вырастет ещё больше.
   - Вызываю "Доминатор"! - бросил Лаймон в микрофон встроенного в шлем коммуникатора. - Здесь Стерн! Требую немедленной эвакуации!
   - Здесь Мазарини! - услышал он голос военного космонавта. - Наши сканеры вас засекли! Вы в девятистах двадцати семи метрах под поверхностью планеты!
   - Мазарини - мы в подпочвенном туннеле, который за нашими спинами буквально врастает в скалу! По-видимому, это какая-то технология ворзидов, неизвестная нам! Включайте масс-транспортировщик!
   - Но расстояние всё ещё далеко от оптимального! Есть вероятность сбоя системы!
   - Мы не можем больше ждать, Мазарини! Придётся рискнуть! Скорость сворачивания туннеля явно растёт! Думаю, что это дело рук... лап главного ворзида, который сидит на разрушителе!
   - Сидит на чём? - не понял марсианин.
   - Здесь, под поверхностью, почти на двухкилометровой глубине, в гигантской пещере, спрятан базовый системный разрушитель ворзидов! И он находится в стадии реконсервации! Здесь тысячи рабочих особей и это только то, что мы видели собственными глазами! Поднимайте нас транспортным лучом, пока нас не раздавило нафраг!
   - Э-э... как прикажете, инквизитор...
   Связь с крейсером прервалась. Были слышны лишь тяжёлое дыхание оперативников да похожий на шорох тысяч мышиных лапок звук свёртываемой породы. И шорох этот становился всё ближе и ближе.
   - Мазарини! - рявкнул в микрофон фарадеец, снова едва не споткнувшись на бегу и лишь чудом сумев удержать равновесие.
   - Координаты зафиксированы и удерживаются, - донёсся на субчастоте спокойный голос командира крейсера Инквизиции, в котором, тем не менее, сквозили нотки обеспокоенности. - Введена поправка "два-альфа-четыре-три". Активирую транспортный луч. Фаза сверхчастоты стабильна на шестьдесят четыре процента. Инквизитор Стерн...
   - Если я прибуду на крейсер без ноги, это поправимо! - сквозь зубы выцедил Лаймон. - Приживите мне новую конечность... да подымайте нас уже, чтоб...
   Всё поле зрения инквизитора внезапно заполнило яркое белое свечение и он, потеряв от неожиданности равновесие, с грохотом свалился на металлический пол телепортационного отсека "Доминатора". Рядом с точно таким же грохотом материализовались остальные члены его отряда, причём Ансел Шорак свалился прямо на Стерна, не добавив хорошего настроения фарадейцу.
   - ... вас дажжи до смерти искусали! - закончил свою гневную тираду Стерн.
   - Транспортировка завершена удачно, потерь среди личного состава нет! - услышал он бодрый голос оператора масс-транспортировщика. - Подтверждаю стопроцентную целостность объектов!
   - Объектов, хех! - фыркнул Стерн, отталкивая в сторону кжева и пытаясь подняться на ноги. - Мазарини! Где вы?
   - Я здесь, инквизитор.
   Командир "Доминатора" возник рядом с фарадейцем так, словно его самого сюда телепортировали.
   - А, вот вы где! - Стерну удалось, наконец, сфокусировать своё зрение на военном космонавте. - Докладывайте!
   - Собственно, докладывать особо нечего, - проговорил Мазарини, помогая Стерну подняться на ноги. - Как только мы засекли ваши идентификаторы, мы немедленно начали готовить телепорт для вашей эвакуации с планеты. Поднимать вас с такой глубины под планетарной корой было...
   Чем именно было, Мазарини так и не успел пояснить. В отсеке масс-транспортировщика неожиданно взревел баззер боевой тревоги, чьи звуки разнеслись по всему девятисотметровому звездолёту.
   - Что на этот раз? - поморщился Брекетт. - Опять какая-нибудь ворзидская гадость?
  
  
  
   Глава 14.
  
  
  
   - Мостик вызывает капитана! - раздался встревоженный голос старшего помощника "Доминатора" Тобиаса Феретти. - Капитан - ответьте мостику управления!
   - Я слушаю, Тобиас, - отозвался Мазарини. - Что там у вас происходит?
   - Похоже, на планете что-то происходит, капитан. Как раз в том районе, откуда мы эвакуировали инквизиторов.
   - А подробнее?
   - Будет лучше, если вы прибудете в отсек управления, капитан.
   - Хорошо, мы уже идём. - Мазарини посмотрел на Стерна. - Инквизитор?
   - Не надо быть эф-аналитиком, чтобы понять, что происходит! - усмехнулся фарадеец. - Похоже, разрушитель ворзидов решил улизнуть отсюда.
   - Улизнуть? - Мазарини нахмурился. - Это плохо. Однако, стоя здесь, мы ничего толком не узнаем. Идёмте в рубку, господа инквизиторы, леди инквизитор.
   Картина, которая открылась инквизиторам на обзорных экранах командного мостика "Доминатора", потрясала своим величием и своей разрушительной мощью. Причём именно разрушительная мощь была главной составляющей всего этого действа, и довольно тупой.
   Огромный биокорабль ворзидов поднимался в космос из глубин Фелиции, проламывая планетарную кору и порождая тем самым сейсмическую волну, катящуюся в разные стороны. Фермерский городок, вблизи которого был спрятан разрушитель, был полностью уничтожен грандиозным обвалом, когда биокорабль, проломив кору планеты, начал подниматься в космос, поднимая в атмосфере Фелиции волну турбулентности. МЛА ворзидов, как только первые тонны породы начали рушиться в образовывающийся пролом, немедленно прекратили активные действия против боевых кораблей Империума и сосредоточились точно по курсу движения разрушителя, явно намереваясь обеспечить ему прикрытие, хотя о каком прикрытии в данном случае могла идти речь, никто толком не понимал. Огромный звездолёт ксеносов явно не нуждался в прикрытии, как таковом, ибо он в одиночку мог уничтожить целую эскадру и превратить цветущую обитаемую планету в мёртвую пустыню, лишённую какой бы то ни было жизни.
   Командующий имперской эскадрой контр-адмирал веганец Вендор Мефрид сразу же понял, чем может обернуться для кораблей Империума появление системного разрушителя ворзидов, и начал немедленное перестроение своих сил. Корабли ССО и имперские суда в организованном порядке начали отход к спутнику Фелиции, чтобы использовать его в качестве укрытия, благо, никакого огневого противодействия ворзиды им не оказывали, полностью поглощённые обеспечением безопасности своего сверхлинкора. Хотя нужна ли она была ему, с такими-то габаритами и огневой мощью?
   - Зачем они так стремятся защитить разрушитель? - Брекенридж взглянула на Стерна, который с непроницаемым выражением лица стоял рядом с консолью навигатора и молча следил за тем, как поднимается в пространство исполинский звездолёт. - Он и сам способен всех нас в труху перемолоть, смысл его защищать?
   - Смысл есть в одном случае, Касси, - тут же отозвался инквизитор, не сводя глаз с уже виднеющегося на обзорном экране разрушителя. - Если на его борту находится нечто такое, что имеет для жуков первостепенное значение. То, ради защиты которого они пойдут даже на смерть.
   - Примарх?
   - Возможно, хотя лично я так не думаю. Примарх - это, конечно, важный элемент цивилизации ворзидов, но ведь не примарх же воспроизводит все эти гадости, которые бегают и ползают. Он ими всего лишь управляет.
   - Ты что хочешь этим сказать? - округлила глаза сидонийка.
   - Инквизитор Стерн прав, - услышала Кассандра голос Алисы Белановой, которая тоже находилась на мостике крейсера Имперской Инквизиции. - Подобной особи во время той войны никто ни разу не встречал и даже упоминания о ней нет, но имперские учёные на полном серьёзе утверждают, что у ворзидов должно быть что-то вроде королевы. Или короля, тут не до конца ещё разобрались. Ну, как у муравьёв. В конце концов, они ведь тоже насекомые.
   - Во имя Трона Терры! - Брекенридж едва не подавилась воздухом. - А что ещё может быть у этих тварей, что мы ещё не знаем?
   - Понятия не имею, - последовал обескураживающий ответ ксенолога. - Сами понимаете, что все исследования этого вида ксеносов производились косвенными методами, а то, что удалось добыть военным во время войны, никак не проливало свет на данный вопрос.
   - Очень интересно, - процедил Стерн, глядя на обзорный экран. - И остановить эту махину мы, как я понимаю, не в состоянии, а, Мазарини?
   - У нас нет линкора, да и смог бы он уничтожить разрушитель - ещё тот вопрос, - отозвался командир "Доминатора". - "Карающее око" смогло бы без особых проблем превратить это безобразие в облако разлетающихся во все стороны обломков, но ближайшая база Флота, имеющая при себе боевую космостанцию, находится в двухстах сорока парсеках от Фелиции, в системе Аскольд. Сюда она никак не успеет прибыть вовремя.
   - Что делает командование ССО?! - неожиданно вскричал Феретти. - Они что, с ума посходили, что ли?!
   Стерн и остальные одновременно взглянули на обзорный экран. И почти одновременно выругались при виде открывшейся картины.
   Неизвестно, о чём думал командующий тем, что осталось от Сил Системной Обороны Фелиции, но его решение иначе, как глупым, назвать было нельзя. От формации кораблей ССО отделилась небольшая группа судов, которая на полной скорости устремилась на перехват базового системного разрушителя.
   - Канал связи с командованием ССО! - рявкнул Мазарини. - Немедленно, шиист вас всех задери!
   Оператор-связист бросился выполнять распоряжение капитана крейсера, и через пару секунд в воздухе развернулся виом, в котором проявилось лицо контр-адмирала Малиновского.
   - Какого фрага вы вытворяете, контр-адмирал? - вскинулся Мазарини. - Отзовите немедленно свои корабли! Это же чистой воды самоубийство!
   Со стороны могло показаться странным, что командир имперского крейсера отдаёт приказы командующему Силами Системной Обороны, но командир крейсера Имперской Инквизиции имел несколько более широкие полномочия, чем командир боевого звездолёта Космического Флота. Так что в том, что Мазарини так себя повёл, не было ничего необычного. Другое дело, что Малиновский явно не горел желанием слушать то, что советовал ему марсианин.
   - Сейчас разрушитель уязвим для массированной атаки, капитан Мазарини! - отозвался фелицианец. - Он пробыл полторы тысячи лет под поверхностью планеты и может быть с ослабленными, а то и вовсе отключёнными, защитными системами! Нельзя упускать такой шанс нанести этим тварям значительный урон!
   - Это очень опрометчивое решение, контр-адмирал, - подал голос Стерн. - Отзовите корабли, пока не поздно. Даже в таком состоянии разрушитель способен превратить их в пар.
   - Это мы ещё посмотрим, кто кого в пар превратит! - осклабился Малиновский.
   Виом мигнул, свернулся в световую нить и погас.
   - Глупое решение, - прокомментировал Стерн, наблюдая за развёртывающейся в пространстве сценой.
   - Нужно их хотя бы поддержать огнём с дальних дистанций! - Брекенридж обернулась к Мазарини. - Иначе их всех попросту сожгут!
   - Связь с командующим! - рявкнул марсианин. - Немедленно!
   Оператор-связист сноровисто пробежал пальцами по сенсоратуре, открывая канал связи с флагманом имперской эскадры тяжёлым крейсером "Виллем ван Вогт". Над коммуникационной панелью развернулся виом, протаявший в глубину, откуда на Мазарини и инквизиторов воззрилось смуглое спокойное лицо командующего имперской эскадрой Вендора Мефрида.
   - Как я погляжу, местное командование настроено весьма воинственно, и я их понимаю, - без предисловий произнёс контр-адмирал Мефрид, оглядывая находящихся перед видеокамерой разумных. - Они едва не потеряли свой мир, причём второй раз, и мотивы их поступка мне ясны. Однако против такого колосса, как базовый системный разрушитель ворзидов, сложно выстоять даже тяжёлому крейсеру класса "Георгий Победоносец". Я уже дал приказ канонерским крейсерам "Тёмная звезда", "Шандор Ленц" и "Сивенна" оказать огневую поддержку фелицианцам, но вряд ли даже одновременный огонь канонерок по разрушителю сможет его хоть как-то остановить.
   - Хотя бы МЛА противника сможете притормозить, - проворчал Брекетт, глядя на обзорный экран, на котором уже отчётливо был виден огромный звездолёт ксеносов, выходящий из атмосферы Фелиции.
  
  
  
   - Это слабое утешение, но хоть что-то, - пробормотал Мазарини. - Оставайтесь на связи, контр-адмирал.
   - Шойн! - кивнул веганец и исчез из проекционного створа.
   Космическое пространство прорезали лучи энергии, устремившиеся в направлении ворзидских МЛА и судов более крупного размера, которые при виде движущихся к разрушителю кораблей ССО немедленно изменили своё положение в пространстве и двинулись на перехват. Два небольших звездолёта тут же напоролись на лучи имперских турболазеров и разлетелись на части, но остальные, совершив настолько синхронный манёвр, что со стороны могло показаться, будто ими управляет один пилот, поднырнули под залп канонерок и продолжили движение.
   - Разрушитель ворзидов в зоне поражения! - раздался в отсеке управления "Доминатора" голос одного из операторов. - Корабли ССО открывают огонь!
   - Б..! - вырвалось у Стерна при виде разворачивающейся в околопланетном пространстве драмы.
   Фелицианцы разделили отправленные на перехват разрушителя ксеносов корабли с таким расчётом, чтобы полностью исключить использование им гипердрайва, так как сверхлинкор ворзидов ещё не вышел из гравитационного колодца и если бы на его месте был бы корабль другого класса, то не исключено, что фелицианцам удалось бы его остановить. Но здесь был совсем иной случай.
   Идущие навстречу кораблям ССО два судна ворзидов, похожие на сильно перекрученные раковины каких-то исполинских моллюсков, открыли огонь по фелицианцам, выпустив в космос довольно большое количество неких объектов, по своим параметрам схожими с противокорабельными ракетами. Звездолёты ССО тут же начали выполнение манёвров уклонения, но похоже, что именно этого и добивались ворзиды, подталкивая противника к разрушителю, который уже вышел в район средних парковочных орбит.
   Часть кораблей фелицианцев при виде разрушителя немедленно открыла огонь с дальней дистанции, применив турболазеры и ракетные катапульты. Однако заряды и ракеты, не долетев до сверхлинкора ворзидов, по необъяснимой причине изменили свои траектории и либо рассеялись в пространстве, либо взорвались, когда сработали системы самоликвидации ракет. А затем сверхлинкор нанёс ответный удар.
   Со стороны это больше всего походило на расширяющуюся во все стороны ударную волну от взрыва в космосе, имеющую почему-то глубокий фиолетовый оттенок. Скорость её распространения была явно меньше световой, но и этого было достаточно, чтобы настичь звездолёты ССО за небольшой промежуток времени, а потом и хорошенько прошерстить околопланетное пространство.
   С запозданием, но всё-таки командующий Силами Системной Обороны Фелиции понял свою ошибку. Корабли стали разворачиваться и врубать форсаж, стремясь уйти от непонятной волны, которая однозначно ничего хорошего им не несла. Но не всем это удалось.
   В отличие от командующего ССО, имперский контр-адмирал действовал куда более оперативно. Как только разрушитель нанёс ответный удар, имперские корабли и крейсер Инквизиции сразу же поднялись выше над фронтом прохождения волны, чтобы избежать тяжёлых последствий. Которые, кстати, уже проявлялись.
   Те из кораблей ССО, которым не удалось вовремя убраться с пути прохождения ударной волны или чем там это было на самом деле, в считанные секунды были превращены в разлетающиеся во все стороны куски искорёженного металла. Детекторы "Доминатора" зафиксировали мощную гравитационную аномалию, однако это не было похоже на выстрел гравитудного разрядника. Вернее, не совсем похоже.
   - Разрушитель ворзидов набирает скорость! - доложил один из операторов. - Он готовится к переходу на сверхсвет! Малые корабли противника идут на сближение с ульями!
   - Держаться в строю! - распорядился Мазарини. - Никаких мер противодействия разрушителю не оказывать! Один фраг задержать его мы не сможем!
   Похоже, точно такого же мнения придерживался и контр-адмирал Мефрид. Имперские боевые суда выдвинулись вперёд, пытаясь защитить корабли фелицианцев, в то время, как канонерские крейсера перенесли свой огонь на сверхлинкор ворзидов, пытаясь хоть какой-то ущерб ему нанести до того, как исполинский звездолёт уйдёт в подпространство. Но Стерн, наблюдающий за происходящим из командного отсека "Доминатора", не был уверен, что им удалось хотя бы поцарапать биокорабль ксеносов. Защита базового системного разрушителя без особого труда отразила залпы канонерских крейсеров, после чего исполин, не реагируя на "комариные укусы" имперцев, врубил ускорение и через несколько секунд исчез в гиперпространстве. Вслед за ним туда же устремились оба улья и линейный системный разрушитель, которые к этому моменту успели принять внутрь себя большинство из МЛА. Те же малые суда ворзидов, что не успели этого сделать, были благополучно сожжены имперцами с дальних дистанций.
   - Девять фрегатов и три эсминца плюс лёгкий крейсер - это того стоило? - пожал плечами Брекетт. - Разрушитель всё равно ушёл, но хотя бы Фелицию не придётся заново отбивать у жуков. Хотя по мне лучше было бы отбивать, так как куда ворзиды отсюда умотали и зачем - одному Хаосу известно.
   - Однозначно их целью было вытащить отсюда разрушитель, - отозвался Мазарини. - Значит, там что-то было такое, что имеет для ворзидов большое значение.
   - Примарх? - предположила Брекенридж.
   - Возможно. Или та херь, о которой говорила доктор Беланова. Но здесь можно гадать и спорить до умопомрачения - всё равно ничего путного мы сейчас не сможем установить.
   Стерн, нахмурившись, посмотрел на обзорный экран, потом перевёл взгляд на Мазарини.
   - Капитан - я полагаю, что нам стоит присоединиться к эскадре контр-адмирала Мефрида, - произнёс инквизитор. - То место, откуда стартовал разрушитель, стоит обследовать на предмет оставленных ворзидами "сюрпризов". Да и доктору Белановой будет чем заняться.
   - Вы здесь распоряжаетесь, господин инквизитор, - Мазарини повёл плечами. - Я всего лишь обеспечиваю...
   - Капитан - прошу прощения, - подал вдруг голос сидевший за своим пультом оператор-связист, - но мы только что получили зашифрованное сообщение с Терры. Из штаб-квартиры Инквизиции.
   - Вот как? - Мазарини в некотором недоумении взглянул на космонавта. - И что же там говорится? Вы прогнали его через дешифратор?
   - Извините, но сообщение закодировано кодом Инквизиции, к которому у меня нет доступа. Единственное, что я могу сказать - это то, что оно адресовано инквизитору Стерну.
   - Мне? - Стерн пожал плечами. - Гм... Позвольте-ка на минутку...
   Оператор чуть отодвинулся от пульта, давая возможность инквизитору просмотреть сообщение, и при этом даже отвернулся в сторону, понимая, что не вся информация может являться доступной для тех, кто не носит при себе инсигнию имперского инквизитора, пусть даже он и является членом экипажа корабля Инквизиции. Однако Стерн не стал закрывать собой экран коммуникационного устройства и даже не включил шифратор. Поднеся к сканирующему устройству свой ЭМ-жетон, фарадеец подождал, пока сканер определит его полномочия, и затем вывел на трёхмерный экран текст сообщения.
   - Очень интересно, - пробормотал инквизитор, просматривая текст.
   - Что там такого интересного ты увидел? - спросила Брекенридж, которая не могла прочитать сообщение по одной простой причине - спина Стерна полностью закрывала ей обзор.
   - Интересного - ничего. Это послание от Верховного Лорда-Инквизитора.
   - И что в нём содержится? - насторожилась Кассандра.
   - Как тебе сказать...
   - Да говори уж, как есть.
   - Имперские силы вынуждены были оставить систему Олдувай, не выдержав натиска ворзидов, однако рейд-группы Флота постоянно тревожат жуков, атакуя их корабли и контролируемые территории на Олдувае-IV. Ситуация на планете очень сложная, однако местные СПО и имперские войска, расквартированные там, ведут оборонительные бои с противником. В системах Рокан, Ортега и Плуво ситуация лучше, но ненамного.
   - Это как? - поинтересовался Феретти.
   - Ворзиды высадились и там, однако на Ортеге СПО сумели блокировать зону высадки и сейчас жуки вынуждены обороняться. Командующий имперской блокирующей эскадрой контр-адмирал Лозинцев очень грамотно расположил свои корабли и ворзидам остаётся там лишь колотиться своими хитиновыми бошками об стену. Разрушителя там у них нет, но есть два корабля, схожих по параметрам с нашими тяжёлыми крейсерами, но и они не могут сколь-нибудь серьёзных действий предпринять.
   - Хорошая новость, - одобрительно кивнул Мазарини.
   - Также Верховный Лорд-Инквизитор ждёт от меня отчёта о событиях на Фелиции, - Стерн многозначительно оглядел своих коллег. - Так что, капитан Мазарини - на некоторое время я вас оставлю. Мне нужно подготовить рапорт для Хетта и запросить дополнительные инструкции в свете произошедших здесь событий.
   - Я свяжусь с контр-адмиралом Мефридом и запрошу у него позицию для "Доминатора", - отозвался Мазарини. - Думаю, что военные захотят отправить вниз, туда, где находился биолинкор ворзидов, разведгруппы и своих техников, так что придётся приглядывать за ними, чтобы они ненароком не влезли туда, куда не следует. Вы ведь знаете всю эту научную братию. Влезут куда-нибудь, как на Омикрон Павлина-V, а потом орут "Спасите! Помогите!"
   - Это они умеют, что верно - то верно, - скупо улыбнулся Стерн. - Работайте, капитан. Не буду вам мешать.
   Кивнув марсианину, инквизитор резко развернулся и быстрым шагом покинул командный отсек крейсера, знаком приказав остальным оперативникам оставаться на мостике "Доминатора".
  
  
  
   Мазарини оказался прав на все сто процентов. Едва лишь имперские суда заняли позиции в околопланетном пространстве, как к Фелиции устремились четыре челнока, сопровождаемые звеном истребителей прикрытия, держа курс точно в ту точку на поверхности планеты, где ещё совсем недавно находился скрытый миллионами тонн грунта базовый системный разрушитель ворзидов. Хотя что там можно было изучать, Стерн понять не мог. Огромная яма глубиной в три километра и диаметров километров в двенадцать - разве что какие-то следы ксенотеха можно было найти, да и то малозначимые. Но если и существовал в этой галактике хотя бы один учёный, который бы просто прошёл мимо этой дыры, то такой не был известен инквизитору.
   Понятное дело, что научники придерживались прямо противоположного подхода к данной проблеме. Из приземлившихся на безопасном расстоянии от края провала челноков - никто не исключал вероятности сейсмических толчков - была извлечена целая куча оборудования и расставлена вокруг провала. Внутрь были запущены десятки зондов, которые принялись исследовать гигантскую воронку на предмет различных аномалий и передавать потоки данных и видеофайлы на переносные терминалы. Над местностью на высоте семи километров завис в атмосфере боевой крейсер, прикрывая высадившихся на планету техников и исследователей. Наземное прикрытие взяли на себя космические пехотинцы с "Омикрона" и "Гидеона Райкера", соорудившие вокруг полевого лагеря боевой периметр с автоматическими лучемётами и плазменными пушками, чтобы обезопасить исследователей от возможных опасностей этого места. Хотя какие опасности могли быть в кратере, никто не мог сказать.
   Имперским инквизиторам здесь явно нечего было делать. Ворзиды с Фелиции убрались, никого после себя не оставив, поэтому исследователям ничего не угрожало. Кто другой такое занятие - сидеть и просто наблюдать за копошением научников - нашёл бы вполне нормальным, но Лаймона Стерна такая перспектива не слишком-то прельщала. Однако приказы вышестоящего руководства в Имперской Инквизиции не обсуждались - их выполняли, пусть даже они и ничего интересного не несли.
   Понятное дело, что исследователи всех рас и всех времён были всегда одинаковы в одном - найти приключений на свою "пятую точку", причём даже там, где сделать это довольно затруднительно. Уже через девять часов после начала исследовательских работ один из вездеходов едва не свалился в провал и лишь сноровка его водителя помогла избежать тяжёлых последствий. Ещё одна группа исследователей, спустившаяся в провал, наткнулась на метановый карман - пришлось посылать туда спасательный модуль.
   Однако на третий день сидения на орбите Фелиции ситуация несколько изменилась. И весьма вовремя, надо сказать, ибо Стерну уже начало надоедать утирать носы исследователям.
   Инквизитор находился в одной из корабельных столовых, где занимался тем, что вдумчиво поглощал обед, когда его личный инфор издал тональный сигнал входящего вызова. Фарадеец отложил в сторону вилку, на которую был насажен хорошо прожаренный кусок дрожжевого мяса, и дотронулся до активирующего сенсора.
   - Инквизитор Стерн, - над устройством развернулся миниатюрный виом, внутри которого возникло изображение старшего помощника "Доминатора" Тобиаса Феретти, - мы только что получили кодированное сообщение с Терры. Из штаб-квартиры Инквизиции.
   - Что за сообщение? - насторожился Лаймон.
   - Запечатано личным кодом Верховного Лорда-Инквизитора и адресовано лично вам. Переслать его на ваш инфор или переадресовать в вашу каюту?
   - Если оно запечатано личным кодом Кандара Хетта, будет лучше, если вы перешлёте его в мою каюту, старший помощник Феретти.
   - Как прикажете, инквизитор.
   Виом втянулся в инфор и исчез.
   Стерн с задумчивым видом посмотрел на тарелку с дрожжевым мясом и овощным пюре и с сожалением отодвинул её в сторону. Однако секунду спустя он справедливо рассудил, что несколько минут не сделают в этом деле погоды. Сообщение, скорее всего, содержит информацию о каком-нибудь очередной ворзидской гадости, а этого "добра" в последнее время хватало с избытком. Поэтому инквизитор с невозмутимым выражением лица принялся доедать свой обед.
   Покончив с трапезой, Стерн аккуратно составил пустую посуду на пластиковый поднос и прошествовал к столу для использованной посуды, куда и поставил поднос. После этого фарадеец неспешной поступью двинулся в направлении выхода из столовой, где и столкнулся нос к носу с доктором Белановой. Ну, почти столкнулся, так как в самый последний момент реакция инквизитора сработала, как положено, и Стерн ловко увильнул в сторону, не то он бы просто снёс с ног ксенолога.
   - Ой, простите, пожалуйста, инквизитор Стерн! - Беланова сделала вид, что страшно смущена этим обстоятельством, хотя фарадеец прекрасно видел, что эта небольшая авария была явно подстроена ею, причём очень удачно, так как нигде поблизости Кассандры Брекенридж не наблюдалось. - Я задумалась и вас не заметила!
   Беланова лучезарно улыбнулась, явно намереваясь вызвать такую же ответную реакцию со стороны Стерна, однако инквизитор глядел на неё так, как смотрит ксенобиолог на какую-нибудь невиданную доселе инопланетную форму жизни.
   - Вам стоит проявлять больше осторожности, доктор Беланова, - ровным спокойным тоном проговорил фарадеец. - Космический корабль - место не совсем безопасное для легкомысленного времяпровождения.
   - Это я уже поняла! - кокетливо отозвалась ксенолог.
   - Это хорошо. Однако я хочу заметить следующее - вы чересчур озабочены тем, чтобы затащить меня в свои сети. Должен вас огорчить, доктор - у вас ничего не получится. Во-первых, я не свободен, а я не из тех мужчин, что готовы пускать слюни при виде любой большегрудой красотки, а во-вторых, вы меня не интересуете. От слова "совсем". Вы не в моём вкусе. Так что извините и позвольте пройти, пожалуйста. У меня имеется срочное дело.
   Вежливо кивнув Белановой, лицо которое выглядело так, будто перед ней только что глип доказал одну из теорем Вендлингера, Стерн аккуратно протиснулся мимо оторопевшей терранки и уверенным шагом направился в направлении лифтовых кабин.
   Сценка у дверей столовой немного позабавила фарадейца, однако он с большим неудовольствием подумал, что такие личности, как Алиса Беланова, являются весьма неустойчивой постоянной и обладают потенциальной опасностью для безопасности Империума в том плане, что в силу своих невысоких моральных качеств являются отличными кандидатами в рекруты хаоситских культов. Однако в данный момент не это являлось основным в списке инквизитора, поэтому он спокойно подождал, пока прибудет кабина пронизывающего лифта, после чего направился в свою каюту, которая была расположена на одной из жилых палуб крейсера.
   Стоящий на столе небольшой коммуникатор марсианского производства был, разумеется, выключен, поэтому сначала Стерн активировал его питание, а затем вставил в особый игольный разъём свой личный идентификатор, который позволял инквизитору получать доступ к зашифрованной информации и кодированным сообщениям. На панели устройства связи загорелся зелёный огонёк, сигнализирующий, что идентификация пользователя была успешно проведена и Стерну предоставлен доступ к секретным каналам Имперской Инквизиции.
   Фарадеец с довольным видом убрал идентификатор в маленький футлярчик, притороченный к поясу, и активировал воспроизводящий кристалл коммуникатора. В воздухе над устройством тут же вспыхнула тонкая световая нить красного цвета, развернувшаяся в видеообъём, в котором возник текст, причём не на имперском стандарте, а на языке обитателей Фомальгаута-IV, который был хорошо знаком инквизитору. Хотя, если быть откровенным, во всей Солнечной Системе едва ли набралась бы тысяча человек, могущих без ошибки читать иероглифы фомальгаутян, которые по своей сложности превосходили иероглифы менкалинан и альфардцев. Но как раз имперский инквизитор Лаймон Стерн к таковым и относился.
   Минут шесть Стерн занимался именно тем, что внимательно вчитывался в иероглифы, потом с понимающим выражением лица выключил коммуникатор и задумчиво посмотрел на стену каюты. Хмыкнул и что-то пробормотал неразборчивое на каком-то инопланетном языке.
   Послание, подписанное Верховным Лордом-Инквизитором Галактического Империума Кандаром Хеттом, содержало довольно интересную информацию, которая, правда, к ворзидам не имела никакого отношения. Согласно официальному предписанию, которое было зашифровано среди фомальгаутских иероглифов, имперскому инквизитору Лаймону Стерну и его оперативной группе надлежало покинуть систему Фелиции и отправиться в Зеландский Сектор, в звёздную систему Торондир, на планету Дакота, где надлежало проверить поступивший от местного губернатора Бориса Нурминена сигнал о возможном проникновении на Дакоту последователей Хаоса. Новость эта, по понятной причине, не обрадовала инквизитора, так как сейчас перед Империумом стояла куда более серьёзная задача - ликвидация вторжения ворзидов. А если тут ещё и Хаос поднял голову...
   Внезапно Стерн замер и прищурившимися глазами уставился на коммуникационное устройство. Губернатор Дакоты полагает, что его планета подверглась скрытой инвазии хаоситов? Этого нельзя исключать. Но вот что интересно - не причастен ли кто-нибудь из Высших-ренегатов к появлению ворзидов? Тот же Аманар, к примеру, который, если принимать во внимание сказанные пару лет назад Стерну слова, исходившие от Вокбина, Высшего-ренегата, который отказался участвовать в затеянном Аманаром? У него вполне могло хватить и ресурсов, и возможностей для того, чтобы полторы тысячи лет назад спасти какого-нибудь ворзидского примарха и переправить его в Имматериум для того, чтобы использовать этих ксеносов для дестабилизации обстановки в Галактике, а потом воспользоваться ситуацией и нанести удар по охваченным войной мирам Империума и его союзников. Так что в этом свете просьба о помощи с Дакоты не выглядела таким уж сильно мешающим делу фактором.
   Лаймон понимающе кивнул сам себе и, протянув руку к панели коммуникационного устройства, включил канал общей связи, вызывая всех своих помощников. В самом деле - здесь, на Фелиции, теперь прекрасно обойдутся и без него, а если уж так припрёт нужда в инквизиторе, то оперативную группу всегда можно будет вызвать. Хотя бы с той же Амавии, на которой располагалось ближайшее к Фелиции отделение Инквизиции. Раз губернатор Дакоты так уж просит о содействии, то не стоит оставлять его один на один с возможным вторжением сил еретиков.
  
  
  
   Территория, контролируемая Галактическим Империумом,
   Зеландский Сектор,
   система Торондир,
   четвёртая планета - Дакота.
  
  
  
   С расстояния в двенадцать с половиной тысяч километров Дакота смотрелась из космического пространства эдаким изумрудно-синим шаром, окутанным бело-серым покрывалом из облаков. "Гепард", покинув ангар крейсера Инквизиции, который остался на геосинхронной орбите, расположившись над главным городом планеты - Ренарусом, приближался к Дакоте со стороны северной полусферы, держа курс строго на главный космопорт, при этом посадочная траектория штурмового корабля Инквизиции была проложена так, чтобы инквизиторы смогли увидеть одно из геологических чудес планеты - гигантские по площадям своих поверхностей столовые горы Калабрийского нагорья, которые специальным указом местного правительства были объявлены национальным достоянием планеты и которым был присвоен статус национального имперского заповедника со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ежегодно миллионы туристов со всего Империума - и не только Империума - посещали Дакоту затем лишь, чтобы полюбоваться этими геологическими образованиями и посетить их, для чего на вершинах всех столовых гор нагорья были обустроены специальные зоны для туристов, построенные с таким расчётом, чтобы не оказывать негативного воздействия на местные флору и фауну, которые очень сильно отличались от основных флоры и фауны Дакоты.
   Сидящий в мидель-кресле десантного отсека штурмовика Лаймон Стерн покосился на Кассандру Брекенридж, которая с абсолютно спокойным и даже равнодушным выражением лица рассматривала что-то на дисплее своего ноутбука, изредка издавая какие-то нечленораздельные звуки и иногда постукивая кончиками пальцев по подлокотнику своего кресла. Стерн знал, что сидонийка изучает все материалы, касающиеся положения дел на Дакоте, а также информацию, касающуюся ныне действующего губернатора планеты Бориса Нурминена.
   Действующий губернатор Дакоты Борис Нурминен по своему происхождению не являлся уроженцем Дакоты, хотя в этом факте никто из инквизиторов не видел ничего необычного. Для Империума подобное было вполне нормальным явлением. Родился Нурминен в семье инженера по энергетическим установкам и ведущего кардиохирурга столицы Заратустры, однако в выпускном классе он был замечен рекрутами ППК, как следствие - Борис по окончании школы получил направление в одно из многочисленных учебных заведений Администратума там же, на Заратустре, которое и окончил в должное время, получив назначение на Дакоту, которая на тот момент очень нуждалась в квалифицированных управленческих кадрах после Луизианского мятежа. Планета была захвачена мятежниками, которые, сами того не подозревая, действовали в интересах Ахерона, которому была выгодна дестабилизация обстановки в этой части Зеландского Сектора, и понесла серьёзный урон от действий войск Луизианской Лиги. Высшее руководство Дакоты было убито мятежниками, так что после того, как система Торондир была возвращена под контроль Империума, перед планетой встал вопрос дефицита кадров.
   Разумеется, Нурминен не сразу стал губернатором Дакоты. Поначалу он занял пост главы департамента коммунальных служб, где проявил себя с самой лучшей стороны, показав свои весьма впечатляющие организаторские способности. Столица планеты Ренарус и её окрестности сильно пострадали во время боевых действий и многие жители лишились крова, была нарушена работа систем энерго- и водоснабжения. Такая проблема наблюдалась по всей планете, но столичный регион пострадал больше всех, что и неудивительно - именно в окрестностях Ренаруса мятежники создали свою базу. Временный руководитель департамента с трудом справлялся с теми проблемами, что встали перед коммунальщиками, однако Нурминен довольно быстро смог наладить процесс восстановительных работ и в кратчайшие сроки обеспечить всех нуждающихся временным жильём, пока гражданские и военные строители заново отстраивали разрушенные в ходе боевых действий жилые кварталы Ренаруса и его пригородов.
   Уверенные и решительные действия Нурминена не остались незамеченными военным комендантом Дакоты генерал-полковником Стефаном Томилиным. После того, как мирная жизнь на планете вернулась в своё привычное русло, Нурминену предложили занять пост губернатора. Молодой политик долго не раздумывал, к тому же, Планетарная Ассамблея практически единогласно одобрила его кандидатуру. Сформировав команду управленцев, новый губернатор приступил к исполнению своих обязанностей.
   Однако, хотя Планетарная Ассамблея почти единодушно утвердила Бориса Нурминена на посту губернатора, нашлись и те, кто выступил против. Среди противников губернатора особенно выделялся Дом Феруччи, который делал ставку на своего протеже Оливера Фукуяму. Правда, со временем Феруччи вроде как смирились с решением Ассамблеи, однако их представитель в Ассамблее Вальтер Феруччи постоянно находился в оппозиции к губернатору и то и дело пытался вставить ему палки в колёса. Получалось это не всегда, но иногда получалось.
   Поэтому на послание от Нурминена в Имперской Инквизиции отреагировали поначалу весьма настороженно, так как всё это очень сильно смахивало на попытку сведения счетов. Подобные вещи случались нередко в среде Малых Домов Империума, но если всё это не выходило за рамки имперских законов, ни Патруль, ни Инквизиция в это не вмешивались. Другое дело, когда между Домами начиналась маленькая такая войнушка, как та, что разразилась двадцать лет назад на Эндуране, что привело к вмешательству Флота и Космического Десанта. Однако Борис Нурминен настаивал на том, что Дом Феруччи связан с Ахероном, а игнорировать подобное Инквизиция не могла. Пусть даже губернатор и возводил, как говаривали в старину на Терре, тень на плетень, такую информацию стоило проверить. Ибо не реагирование на подобное могло привести к потери имперского мира и захвату его силами Хаоса.
   Всесторонне изучив аспекты проблемы, в штаб-квартире Имперской Инквизиции приняли решение послать на Дакоту оперативную группу, которая во всём бы разобралась. По непонятным Стерну причинам выбор пал именно на его группу, и это несмотря на то, что Фелицию от Дакоты отделяли три тысячи шестьсот сорок два парсека и гораздо удобнее было бы отправить туда кого-нибудь из Бюро Инквизиции на Камаре. Но Кандар Хетт распорядился именно так, значит, у Верховного Лорда-Инквизитора были на то свои резоны.
   Так как согласно плану оперативники должны были прибыть на Дакоту инкогнито, для Стерна и Брекенридж была изобретена легенда, согласно которой оба инквизитора должны были играть на устраиваемом губернатором Нурминеном приёме по случаю десятилетней годовщины освобождения Дакоты от мятежников Луизианской Лиги роль независимых торговцев с Ардросса. Так им было гораздо проще раствориться среди гостей губернатора, коих должно было прибыть на празднества около полутора тысяч разумных, и, толкаясь среди приглашённых во дворце губернатора, потихоньку разобраться, что же именно происходит на Дакоте и не пытается ли Нурминен руками Инквизиции убрать своего недруга с политической арены Дакоты. А если агенты Хаоса просочились на планету, целью инквизиторов было их раскрытие и последующая ликвидация.
   - Ты уверена, что то, что ты приобрела в магазине на орбитальной станции вблизи Антиллуса, будет смотреться на приёме у губернатора Дакоты? - спросил Стерн, не поворачивая головы. - Мы не должны особо выделяться среди гостей губернатора, но и быть одними из многочисленных гостей мы тоже не должны.
   - Не переживай, Лаймон, - улыбнулась Брекенридж, не отрываясь от ноутбука, - тебе понравится. Было очень сложно такой фасон найти - ты же знаешь, я особо за модой не слежу, но тем не менее, мне это удалось. Однако, то же самое я могу сказать и про тебя. Надеюсь, ты не заявишься на приём к этому типу в форме офицера Инквизиции.
   - Разумеется, нет! - усмехнулся фарадеец. - Буду одет, как говорится, просто, но со вкусом. Выделяться не буду, но и незамеченным тоже не останусь.
   - Это не будет что-то вроде костюма каспийского вольного торговца с кугхранским цепным мечом на поясе? - фыркнула сидонийка.
   - Не будет, - заверил её Стерн. - Тебе должно будет понравиться.
   - Поглядим.
   Кассандра с прищуром взглянула на своего шефа, который снова уткнулся в иллюминатор и потерял всяческий интерес к разговору. Девушка усмехнулась и подумав, что купленное ею платье на орбитальной станции у Антиллуса вряд ли оставит кого-нибудь равнодушным, открыла очередной текстовой инфофайл в своём ноутбуке.
  
  
  
   Глава 15.
  
  
  
   Территория, контролируемая Галактическим Империумом,
   Зеландский Сектор,
   система Торондир,
   четвёртая планета - Дакота,
   столица планеты - Ренарус,
   дворец губернатора Бориса Нурминена.
  
  
  
   Имперский инквизитор Лаймон Стерн с весьма недовольным выражением лица прохаживался взад-вперёд вдоль металлического ограждения, которое отгораживало тротуар от площадки для наземных такси напротив одного из четырёх выходов из здания космовокзала Сент-Винсент - одного из трёх космопортов Ренаруса. То и дело фарадеец бросал суровые взгляды на свой инфор, однако от этого положение дел не менялось. Кассандра Брекенридж, которая должна была появиться на стоянке такси пятнадцать минут назад, всё ещё находилась где-то то ли внутри "Гепарда", то ли в недрах здания космовокзала. Впрочем, ничего удивительно в том не было, ибо во все времена трудно было ожидать от девушки прибытия в нужное место точно по расписанию, скажем так.
   - Приятель - так мы едем или как? - услыхал Стерн недовольный голос таксиста, чей тёмно-синий наземный кар с эмблемой городской службы такси стоял у края тротуара. - Пятнадцать минут уже тут торчим! За простой ведь мне денег не платят!
   Стерн криво усмехнулся в ответ на эти слова таксиста, прекрасно зная, что в отсутствие клиентов любой таксист на любой планете Империума получает по фиксированному тарифу семьдесят процентов от стандартной оплаты своих услуг, но вслух говорить ничего не стал. В конце концов, в том, что этот дакотец явно хочет, чтобы ему добавили сверх тарифа за ожидание, не было ничего противозаконного.
   - Десять солов сверх тарифа, приятель! - прогудел фарадеец, бросая на таксиста тяжёлый взгляд, как и пристало уверенному в себе независимому торговцу с Ардросса. Тому очень даже способствовал чёрный, как смола, костюм инквизитора - кожаная куртка со свисающей с плеч серебристой бахромой, брюки из синтекожи, заправленные в тяжёлые десантные полуботинки на толстой подошве, тёмно-синяя рубашка, украшенная позолотой в классическом неоимперском стиле, и висящий в набедренной кобуре тяжёлый бластер М-37 производства "Оружейных Систем Фенриса".
   - Да я, собственно, никуда и не тороплюсь! - тут же изменил своё настроение таксист. - Один фраг на Восточном шоссе сейчас пробки! Лучше чуток обождать...
   Стерн властным жестом дал понять таксисту, что у него нет никакого желания обсуждать с дакотцем транспортные особенности планеты, и тот послушно заткнулся. Как и подобало таксисту, дакотец хорошо разбирался в разумных и прекрасно видел, что этот тип способен голыми руками кого угодно скрутить в бараний рог. Независимые торговцы - они такие, с ними предпочитают не связываться даже рейдеры хаоситов и пиратские шайки, промышляющие разбоем на окраинах Империума и за его пределами. Ну разве что самого захудалого независимого могли взять на абордаж... да и то не факт, что выгорело бы.
   Неподалёку с характерным для антигравов свистом приземлилось аэротакси, выпустившее из своего нутра двоих высоких лагошцев в одеяниях Торговой Гильдии. Водитель, вышедший наружу, помог ксеносам достать из багажного отделения дорожные сумки, после чего, получив плату, вежливо кивнул лагошцам и скрылся в кабине аэра. Включились антигравитационные ускорители и аэротакси, поднявшись над дасфальтовым покрытием стоянки, рвануло ввысь, исчезнув вскорости из виду.
   Стерн, проводив взглядом взлетевший аэрокар, что-то пробормотал себе под нос, явно связанное с пунктуальностью инквизитора Брекенридж, и бросил уже по-настоящему злой взгляд на свой инфор...
   - Вы куда-то торопитесь, господин инквизитор? - услышал вдруг фарадеец за своей спиной насмешливый голос Кассандры. - Сдаётся мне, что вы так горите желанием узреть всё это сборище тупоумных ублюдков на приёме у этого задохлика, что готовы меня под трибунал Инквизиции отдать за опоздание?
   Стерн резко повернулся на голос.
   - Вообще-то...
   - О-о! - Брекенридж подошла вплотную к фарадейцу и дотронулась до его отвисшей едва ли не до груди нижней челюсти. - И что же мне прикажете делать, если ваша челюсть отвалится и, упав, затеряется где-нибудь на этом тротуаре? А, инквизитор Стерн?
   - А-а... э-э... мм...
   Это было всё, что сумел произнести при виде коллеги Лаймон Стерн. И было отчего потерять дар речи.
   Конечно, фарадеец хорошо понимал, что Кассандра Брекенридж является очень красивой девушкой, но стоящая перед ним сногсшибательная красавица имела весьма поверхностное отношение к офицеру Имперской Инквизиции. Длинное тёмное платье с открытым верхом, украшенное замысловатым серебристым орнаментом, плотно облегало роскошную фигуру сидонийки, заставляя сердце биться со скоростью экспресса, а кровь струиться по жилам быстрее скорости света. Длинные светлые волосы Кассандры были тщательно расчёсаны и уложены в причёску, которая сделала бы честь любому женскому парикмахеру, струясь по полуобнажённой спине до самой талии. Картину довершали отлично сделанный макияж, платиновые серьги с телосскими рубинами и иридиевое кольцо на безымянном пальце правой руки. И никто бы сейчас не смог узнать в стоящей перед Стерном фантастической красавице безжалостного снайпера-инквизитора, на чьём счету числилась не одна сотня уничтоженных врагов Империума.
   - Независимому торговцу с Ардроссы Дэйну ван Райку должна соответствовать его спутница, вы так не находите, инквизитор Стерн? - тихо произнесла Брекенридж, с улыбкой глядя на замершего фарадейца. - Или я всё-таки немного переборщила, а?
   - Не-не-не! - с видом полного идиота закивал головой Стерн. - Аб... аб... мм... это... оно...
   - Вообще-то, ко мне более применимо местоимение "она"! - улыбка Кассандры стала ещё шире и ещё ослепительней при виде явно впавшего в некое подобие транса фарадейца. - Эй, Лаймон - хватит придуриваться! Это уже не смешно, право слово!
   - Не смешно, - отозвался немного пришедший в себя Стерн. - Но что прикажешь делать?
   - Ничего. Просто смотри.
   - Так в том-то и дело! - усмехнулся фарадеец. Оглядел Кассандру с головы до ног. - М-да... А не слишком ли это вызывающе, Касси?
   - Что именно? - Брекенридж недовольно-недоумевающе сдвинула брови. - Мой наряд? А как, по-твоему, должна выглядеть спутница преуспевающего независимого торговца с Ардроссы? Быть одетой в мешковатый комбинезон космодромного техника, щеголять спутанной шевелюрой, немытой фраг знает сколько дней, и постоянно таскать с собой универсальный ремонтный ключ?
   - Я этого не говорил...
   - Тогда какого фрага ты недоволен? - нахмурилась Кассандра. - Сам вырядился, как на приём к лорду-губернатору сектора, а мне, значит, в лохмотья рядиться, так, что ли, по-твоему?
   - Касси...
   - Что - Касси? - Брекенридж отпихнула фарадейца в сторону и подошла к такси. - Я же не только ради этого фрагова приёма так вырядилась!
   - Я-а... фраг! - Стерн в последнюю секунду ухватил сидонийку за локоть. - Прости, я об этом как-то не подумал...
   - А ты вообще думать умеешь? - Брекенридж развернулась к нему и внимательно вгляделась в растерянное лицо инквизитора. Потом неожиданно усмехнулась и, не обращая никакого внимания на находящихся поблизости разумных, притянула Стерна к себе и поцеловала прямо в губы, с удовольствием отметив про себя, что фарадеец не остался к этому действу равнодушен.
   - Прогрессируем на глазах? - Кассандра слегка отстранилась от Стерна, однако её руки по-прежнему лежали на плечах инквизитора. - Или это наряд мой на тебя так подействовал?
   - Ну, я же всё-таки здоровый...
   - Не знаю! - резко отрубила сидонийка, впрочем, руки её всё так же оставались лежать на плечах Стерна. - По тебе я этого не сказала бы! Словно тебе в своё время удалили всё, что отвечает за чувства и провели химиотерапию, чтобы у тебя не... кхм... ну, ты меня понял...
   Стерн неожиданно почувствовал, как на лбу выступила обильная испарина, а в горле сильно пересохло. Он попытался что-то сказать в ответ, но вместо нормальных звуков его голосовые связки сумели выдать что-то вроде полувсхлипа-полувздоха.
   - Это ошибочное мнение, - наконец сумел произнести фарадеец. - И тебе об этом прекрасно известно, Касси.
   - Да? - прищурилась девушка. - Допустим. Но всё-таки тебе стоит быть более раскрепощённым.
   - Ты хочешь, чтобы я вступил с тобой в интимную связь прямо на столе в кают-компании "Гепарда"?
   - Не, ну это уже пошловато! Хотя... если на корабле, кроме нас, больше никого не будет...
   - Кассандра!
   - Всё-всё, молчу! Это действительно пошло. Другое дело - в каюте...
   - Нас ждёт губернатор Нурминен. - Стерн подхватил Брекенридж под локоть и едва ли не силой усадил в пассажирский салон такси. - Не стоит опаздывать и давать повод составить о нас нелестное мнение.
   - Да кого оно волнует, мнение это! - фыркнула Кассандра, устраиваясь поудобнее на сиденье и расправляя платье так, чтобы избежать появления на нём ненужных складок. - Что может сказать об оперативниках Инквизиции какой-то планетарный чинуша, пусть даже он является губернатором этого запылённого шарика? Да ничего, ровным счётом ничего!
   - Ну, гражданские знают о деятельности нашей конторы, в основном, по видеобоевикам. - Стерн взглянул на водителя. - Любезный - будьте добры, доставьте нас в резиденцию губернатора Нурминена. Мы слегка опаздываем, так что вот вам ещё десятка за то, чтобы мы прибыли туда вовремя.
   - Хе! - таксист издал довольный звук, сноровисто убирая купюру во внутренний карман рубашки. - До дворца губернатора можно добраться несколькими путями, но мы поедем через Северную эстакаду - так будет быстрее и меньше шансов угодить в пробку! К тому же, там почти не бывает патрулей дорожной полиции, так что можно чуток и притопить!
   - Только в пределах разумного, - строго произнёс Стерн, откидываясь на спинку сиденья и бросая на Кассандру Брекенридж настороженный взгляд.
   - Это само собой, приятель! - усмехнулся таксист, запуская двигатель своего кара.
  
  
  
   Резиденция губернатора Дакоты располагалась в весьма живописном месте, которое называлось Кронфилд-Парк. Расположенная в стороне от опоясывающей столицу кольцевой объездной дороги, которая делилась на четыре сектора - ровно по количеству частей света, резиденция, по сути своей, являлась ландшафтным парком, разбитым явно высококлассными ландшафтными дизайнерами. Территория площадью в пятьдесят шесть квадратных километров имела статус официального владения Администратума с соответствующими протоколами безопасности и охранялась бойцами Кустодианской Гвардии, в чьи обязанности входила не только охрана Императорского Дворца на Терре, но и обеспечение безопасности всех объектов Администратума.
   Такси, миновав охраняемый въезд на территорию резиденции, на котором суровые парни в броне Кустодианской Гвардии тщательно проверили документы Стерна и Брекенридж, согласно коим независимый торговец с Ардроссы Дэйн ван Райк и его спутница Кассандра Кортано имели официальное приглашение от губернатора Дакоты Бориса Нурминена и на основании его имели полное право на посещение Кронфилд-Парка. Не найдя в документах ничего крамольного (и в этом не было ничего странного, учитывая, какая именно контора их изготовила), гвардейцы разрешили въезд на территорию резиденции.
   Согласно разработанной легенде, Дэйн ван Райк являлся давним деловым партнёром губернатора Нурминена и старинным приятелем, с которым тогда ещё даже не губернатор познакомился на Заратустре. Позиционируя себя в качестве независимого торговца, Дэйн ван Райк принадлежал, на самом деле, к одной из влиятельнейших семей торговой аристократии Ардроссы, которая, к тому же, имела значительное влияние на политику, проводимую планетарным правительством. Ардросса не являлась миром Галактического Империума, входя в Корпоративный Сектор, в котором она, благодаря своим торговцам, занимала одно из лидирующих мест, находясь далеко не на последних ролях. Миры корпоратов традиционно соблюдали нейтралитет в противостоянии Империума и планет Хаоса, хотя в Имперской Инквизиции хорошо знали, что Корпоративный Триумвират втихую содействовал Терре в её борьбе с Тёмными Мирами. Конечно, и здесь были планеты, втихую поддерживавшие хаоситов, но это было связано, скорее всего, не с тем, что их население и правящие круги разделяли постулаты еретиков, а с тем, что Тёмные Миры были куда ближе имперских планет и с них можно было поиметь неплохие дивиденды в виде корпоративных шиллингов.
   Такси остановилось у парадного входа во дворец губернатора, через который свободно мог бы проехать танк-таран. Стерн, протянув водителю плату за проезд, вылез наружу и помог выйти Кассандре, которая с независимым и слегка надменным видом вылезла из салона такси и огляделась по сторонам.
   - Это резиденция губернатора? - сидонийка окинула оценивающим взглядом большое двухэтажное строение, которое своими габаритами сильно напоминало ангар для лёгкой космической техники, нежели жилой дом. - Очень интересно. Тебе не кажется, что оно чересчур уж большое и вызывающе роскошное? Не замешан ли этот Нурминен в каких-нибудь тёмных делишках?
   - Аудиторы проверяли губернатора три года назад по подозрению в связях с корпорацией "Силовые Установки Обервальде" на предмет ангажированности и коррупционных схем, но ничего не нашли. А как работают ребята из Министерства Финансов, не мне тебе рассказывать.
   - Хех, вице-губернатор Сивенны предпочёл пустить себе в лоб бластерный заряд, только бы избежать огласки своих тёмных делишек с денгарийцами! - усмехнулась Брекенридж, беря Стерна под руку. - Так что, наверное, ты прав - чист этот Нурминен. Но есть вероятность того, что кто-то из его окружения не настолько чист.
   - Это нам и надлежит проверить, Касси.
   Поднявшись по широкой лестнице из мрамора, добываемого здесь же, на Дакоте, инквизиторы миновали роскошные двустворчатые двери из андаманского "чёрного" дерева и оказались в просторном холле, в котором свободно бы разместились несколько сотен космодесантников в полном боевом облачении. Тут же рядом с ними нарисовался одетый в позолоченную ливрею мажордом, словно его именно в эту точку телепортировали.
   - Добрый день, господин и госпожа, - хорошо поставленным голосом произнёс он, окидывая прибывших внимательным взглядом и лёгким касанием активируя сенсорный экран своего ноутбука. - Как прикажете о вас доложить?
   - Дэйн ван Райк и Кассандра Кортано с Ардроссы, - несколько высокомерно отозвался Стерн, полностью соответствуя образу независимого торговца. - Мы прибыли сюда по личному приглашению губернатора Дакоты.
   - Да, ваши имена значатся в списках приглашённых гостей, - спустя несколько секунд подтвердил мажордом. - Однако в данный момент губернатор занят - он беседует с представителями Торговой Гильдии Лагоша, так что вам придётся обождать, пока он не освободится.
   - Ничего страшного, любезный! - отмахнулся Стерн. - Старина Борис всегда найдёт время для того, чтобы встретиться со своим старинным приятелем с Ардроссы! А пока я и моя спутница хотели бы немного отдохнуть. Путь с Ардроссы сюда неблизкий, к тому же, пришлось преодолевать квантовый шторм, так что было бы неплохо прошвырнуться здесь и там, выпить чего-нибудь. И пожрать.
   - Понимаю, - ничуть не смутившись от прямолинейности гостя, отозвался мажордом. Независимые торговцы, как имперские, так и из других частей Галактики, были известны своим эксцентричным поведением, и на их "закидоны" всегда смотрели сквозь пальцы, если только эти самые "закидоны" не вступали в противоречие с законами Империума. - Сейчас в главном зале как раз подают второй обед, так что вы сможете отведать там всё, что только возжелаете. Я сообщу губернатору Нурминену о вашем прибытии. За сим позвольте откланяться.
   Мажордом церемонно поклонился Стерну и Брекенридж и с важным видом двинулся куда-то по своим делам.
   - Меня всегда тошнило от всего этого, - взяв Стерна под руку и склонив голову к его плечу, тихо произнесла Кассандра, слегка пихая фарадейца локтем в бок, чтобы тот не стоял столбом, а двигался в сторону главного зала. - "Позвольте откланяться", "не угодно ли вам отведать сойжавы с медовыми пряниками"... тьфу, мерзость!
   - Почему вдруг мерзость? - не понял инквизитор, направляясь в указанную мажордомом сторону. - Согласен, медовые пряники и сойжава сочетаются так же, как отварная бальдурианская салака, вымоченная в меду и приправленная брусникой и ягодами ротил - с терранским холодным борщом, но всё же...
   - Лаймон - я говорю не о кулинарных извращениях! - прошипела Кассандра. - Ведомо ли вам, о могущественный инквизитор, что в подобной среде процветают извращения совсем иного рода? Иногда мне кажется, что они все принадлежат к культу Ордоши и их, как еретиков, надлежит расстрелять или повесить!
   - Ты про разнузданность в сексе, что ли? - Стерн насмешливо фыркнул. - Ну, на примере гедонистов с Такоды Прайм и с Белта не стоит всех под одну гребёнку ровнять. Хотя в чём-то ты права.
   Кассандра лишь возмущённо фыркнула в ответ, но вслух ничего не произнесла.
   Главный зал по своим габаритам можно было сравнить с ангарной палубой боевого звездолёта класса фрегата или эсминца, настолько большим было помещение. Ярко освещённое множеством изящных люстр с фотонными лампочками, что свисали с украшенного затейливой лепниной белоснежного потолка, до которого от пола было метров семь, не меньше, оно было чуть ли не отказа заполнено людьми и инопланетянами в различных нарядах, причём некоторые из них были крайне строгими, едва ли не пуританскими, другие же, напротив, были, на взгляд Стерна, слишком уж откровенны. Впрочем, это обстоятельство инквизитора не касалось.
   - И как тут сделать так, чтобы тебе дали что-нибудь вкусное? - пробормотала Кассандра, оглядываясь по сторонам. - А, шеф?
   - Сейчас попробуем разобраться... Эй, любезный! Нельзя вас на... э-э... н-да...
   Одетый в ливрею официанта служащий проскочило мимо фарадейца и сидонийки, даже не удостоив их вниманием. Может быть, это было сделано в силу того, что на правой руке официанта возвышался серебряный поднос с яствами, которые явно кто-то ожидал. Вот почему, по всей видимости, он и не обратил на новоприбывших никакого внимания.
   - Господин и госпожа желают чего-нибудь? - рядом с инквизиторами вырос рослый темнокожий человек в такой же ливрее официанта, однако его выправка говорила о том, что он является сотрудником службы безопасности, выполняющим на этом приёме роль официанта. Да и под его фирменной курткой явно что-то находилось не относящееся к поварскому делу. Скорее всего, иглопистолет, решил Стерн, так как для бластера это "что-то" было маловато.
   - А что вы можете предложить? - вопросом на вопрос ответил Лаймон.
   - Сейчас время второго обеда, поэтому осмелюсь предложить вам суп из креветок по-дакотски, жаркое луай-луай с печёным картофелем и зелёным горошком, тушёные овощи с асконским перцем, сырные тосты, пирожные со сливочным кремом и - на выбор - двенадцать сортов кофе, сойжава, дакотское виски, пятнадцать сортов вина и некоторое количество иных напитков.
   - Вот всё, что вы перечислили до пойла - тащите сюда, - распорядился Стерн, чем вызвал некоторое удивление на лице официанта-безопасника. Впрочем, наряд независимого торговца говорил сам за себя, поэтому удивлялся дакотец недолго. - Из напитков что пожелаете?
   - Касси? - Стерн вопросительно взглянул на Брекенридж.
   - У вас есть кергеленское красное вино урожая двенадцатого года? - спросила Кассандра, обращаясь к официанту-безопаснику.
   - Разумеется, госпожа.
   - Тогда будьте любезны бутылочку.
   - Как изволите. А что будет господин?
   Стерн усмехнулся и посмотрел на Брекенридж. Кассандра сделала вид, что не замечает насмешливого взгляда фарадейца.
   - Сойжаву, - сказал инквизитор.
   - Будет исполнено.
   Официант вежливо поклонился и быстро растворился среди гостей и обслуги.
   - Вино? - Стерн с интересом взглянул на Кассандру.
   - А что? - сидонийка повела плечами. - По-твоему, если я инквизитор, то не могу пропустить бокал-другой хорошего вина? Не будь занудой, шеф! Расслабься, наконец! Это же вечеринка!
   - Вечеринка... хм...
   Тон, каким это было произнесено, заставил Брекенридж насторожиться. Проследив за направлением взгляда фарадейца, она лишь тяжело вздохнула и подумала, что ничего в этом мире не меняется со временем.
  
  
  
   Вполне возможно, что разумный, принадлежащий, судя по всему, к тому же виду, что и Стерн и Брекенридж, по праву считался среди местных представительниц прекрасного пола неотразимым кавалером. Однако надменный вид его говорил сидонийке сам за себя. Самовлюблённый наглый тип, не привыкший к отказам. Но внешне на лице Брекенридж не отразилось никаких чувств. Она просто спокойно стояла и смотрела на подходящего к инквизиторам человека.
   Стерн пристальным взглядом окинул подходившего мужчину. Ростом почти с инквизитора, хорошо сложен, суровое мужественное лицо, на которое так падки некоторые представительницы прекрасного пола, одет в серые брюки из фрабкорда и лёгкую синтексовую рубашку, на ногах - лакированные остроносые туфли с позолоченными пряжками. Причёска в стиле популярного актёра боевиков Клода Юнкерса довершала общую картину, равно как и довольно дорогой ручной инфор известной фарадейской фирмы. Инквизитор мысленно усмехнулся, но внешне лицо Стерна было абсолютно бесстрастным и невозмутимым.
   - Большой плюс таких вот приёмов - это возможность полюбоваться на красивых женщин и - если повезёт - познакомиться с одной из них, - хорошо поставленным голосом произнёс, подходя к Стерну и Брекенридж, мужчина, окидывая сидонийку плотоядным взглядом. Кассандра про себя поморщилась, но внешне никак на это не отреагировала. Покосилась на Стерна, однако на лице фарадейца не отображалось никаких эмоций. Впрочем, как обычно. - Рад приветствовать вас на приёме в честь нашего доходяги, леди-простите-не знаю-как-вас-зовут...
   Говоривший умолк и выжидающе уставился на Кассандру, при этом его глаза то и дело возвращались к высокой груди сидонийки, задерживаясь на ней довольно долго. Впрочем, ничего удивительного в том Стерн не находил, ибо эта часть тела Брекенридж была очень и очень привлекательной.
   - В приличном обществе мужчина первым представляется даме, - голосом, холодным, как арктические льды Борнхольма, отозвалась Брекенридж. - И приличный мужчина не пялится так откровенно на женскую грудь. Вы мне там дыру скоро просверлите своими глазами.
   - О, простите, ради Проводника Душ! - рассмеялся мужчина. - Но от ваших прелестей невозможно оторвать глаз! А то, что не представился - виноват, но это ваша ослепительная красота так на меня подействовала. Хасимир Феруччи, к вашим услугам.
   - Здесь так принято - подваливать к несвободной девушке и пытаться её закадрить? - усмехнулся Стерн, который, по всей видимости, решил, что пора и вмешаться, пока дело не зашло слишком далеко. Слишком далеко - в том плане, что Брекенридж запросто могла вырубить этого донжуана одним ударом ребра ладони. И хорошо ещё, если не насовсем. - Если вы успели заметить, любезный, она со мной. И вам бы стоило чуток остыть, если не желаете нажить на свою голову кучу проблем.
   - Да? - Хасимир Феруччи перевёл взгляд на фарадейца. Увиденное его явно впечатлило. - Хм... Но я ведь ничего непристойного не сделал.
   - Если бы сделал - ты бы лежал здесь с дыркой в башке!
   - Да? А у вас принято так оскорбительно обращаться к собеседнику?
   - Если собеседник болван, то да.
   - Да кто ты такой, чтобы так вести себя по отношению ко мне? - вскинулся Феруччи.
   - Дэйн ван Райк, независимый торговец с Ардроссы. Это моя спутница, Кассандра Кортано.
   - Какое сексуальное имя! - Феруччи тут же перевёл своё внимание на сидонийку, которой вся эта ситуация уже начала надоедать. - Оно идеально вам подходит! Однако, ваш спутник, кажется, начинает злиться...
   - Злиться? - Брекенридж покосилась на Стерна. - О нет! Это не злость. Это всего лишь досада. Когда он злится, он обычно держит в руке бластер или лазган. И стреляет в голову.
   - Иного от независимого торговца ожидать не стоит! - фыркнул дакотец. - Вы, парни, по бластерам и всяким другим штучкам - большие мастера!
   - Только когда всякие дебилы начинают строить из себя бессмертных.
   Феруччи открыл было рот, чтобы сказать что-то в том же духе, но встретил спокойный взгляд инквизитора и запнулся, не издав ни звука. Похоже, что этот ловелас не был дураком и прекрасно понимал, что в случае с независимым торговцем перегибать палку не стоит. Знай, конечно, дакотец, кто на самом деле перед ним стоит, он бы сейчас приходил в себя на противоположной стороне планеты, но инквизиторы были на Дакоте инкогнито. Но хватало и этого. За независимыми торговцами в Галактике закрепилась не совсем хорошая репутация - все знали, что никто не запретит независимому прострелить чью-нибудь тупую башку. Как правило, за дело.
   - Однако, так нагло по отношению к представителю Дома Феруччи ещё никто не позволял себя вести, - пробормотал Хасимир, по-прежнему бросая на Кассандру весьма недвусмысленные взгляды. - Ты хотя бы знаешь, кто я такой?
   - Хасимир Феруччи, единственный сын главы Дома Вальтера Феруччи, члена Планетарной Ассамблеи Дакоты, находящегося в оппозиции к действующему губернатору Дакоты Борису Нурминену. Предполагается, что я должен этим обстоятельством проникнуться по самое не могу? Ну извини, нихера не выйдет. Мне как-то параллельно, кто пытается клеить мою девушку. Пристрелю любого соко на месте. Вот этим самым бластером.
   Произнеся эти слова, Стерн красноречиво похлопал ладонью по набедренной кобуре, в которой покоился фенрисианский М-37.
   - Я думал, что независимые торговцы всегда во всём ищут выгоду! - усмехнулся Феруччи, продолжая облизывать глазами Кассандру.
   - То есть? - не понял Стерн.
   - Ну, вы же всегда ищете пути для преумножения вашего капитала, для чего используете любую возможность...
   - Вы это о чём? - Стерн с подозрением взглянул на Феруччи.
   - А вы не понимаете?
   - Представьте себе - нет.
   - Что плохого в том, если мне понравилась ваша спутница и я был бы не прочь провести с ней несколько часов наедине? Разумеется, я щедро вознагражу вас за то удовольствие, которое мне это доставит, так что...
   - Мужик - ты совсем долбанутый? - глаза фарадейца сделались похожими на две большие суповые тарелки - настолько инквизитор был ошарашен такой фантастической наглостью. - Ты соображаешь, какую херню ты сейчас несёшь?
   - Почему же херню? Это нормальный деловой подход. В конце концов, в этом мире всё продаётся и всё покупается, разве не так?
   - Б..! - выругался Стерн, бросив быстрый взгляд на Брекенридж. Сидонийка, казалось, впала в состояние, сходное с анабиозом, услышав то, что произнёс Хасимир Феруччи. - Я что, мать твою так-растак, сутенёр, что ли?! Да за такие слова я тебя вот на этом самом месте живьём закопаю, курва неумытая! Это моя девушка, дебил, а не какая-то дешёвая портовая шлюха!
   - Тем она и интереснее! - усмехнулся Феруччи. - Ты только посмотри, сколько в ней секса и страсти!
   Дальнейшее можно было предугадать с точностью до ста двух процентов, зная характер Кассандры Брекенридж. Прежде чем Стерн успел как-либо отреагировать, инквизитор с Сидона сделала два быстрых шага вперёд и изо всей силы врезала Феруччи точно в район солнечного сплетения. Разумеется, била Брекенридж не в полную силу, ибо Стерн своими глазами видел на синхроорбитальной станции Салласты-IX, как подобным ударом сидонийка убила космодесантника Хаоса. Иначе бы для Феруччи всё закончилось бы крайне плачевно.
   - Если у тебя уровень тестостерона запредельный и у тебя постоянно стоит - думаю, тебе стоит купить себе личную шлюху, урод! - прошипела Кассандра, красивое лицо которой исказила гримаса ярости. - Ещё раз услышу что-либо подобное в свой адрес - разнесу нафраг твою тупую башку! Ты меня понял, гондон?!
   - Женщины с Ардроссы весьма воинственны и независимы, и это неоспоримый факт, - раздался за спинами инквизиторов спокойный уверенный голос, явно принадлежащий разумному, привыкшему отдавать приказы и распоряжения. - Поэтому я бы не советовал тебе, Хасимир, перегибать палку. Иначе эта прелестная леди эту самую... кхм... "палку" тебе просто оторвёт. А это, я уверен, очень больно.
   Стерн и Брекенридж медленно обернулись на голос, потеряв всякий интерес к пытающемуся ухватить хотя бы толику воздуха Феруччи. Как заметил намётанным глазом фарадеец, ничего страшного с тем не случилось - ну, позадыхается с минуту, потом отойдёт. Если бы сам Лаймон взялся за этого кретина, то сейчас на полу лежал бы труп. А так...
   Подошедший к инквизиторам человек лет тридцати пяти-тридцати семи был одет в чёрный полувоенный костюм, какие были довольно популярны среди служащих Администратума, любивших подчёркивать подобным образом свои патриотизм и верность идеалам Империума. Конечно, ни для кого не секрет, что были среди них и такие, кто в подобных одеяниях вставали перед расстрельной командой или всходили на эшафот, но сейчас это к делу не относилось. Сопровождали чиновника Администратума двое телохранителей в боевой броне "доспех" с пристёгнутыми к правым бёдрам кобурам с бластерами, а над правым плечом каждого маячил ствол штурмового лазгана. Лица телохранителей были скрыты лицевыми щитками их шлемов, но Стерн прекрасно знал, что в данный момент оба охранника внимательно следят за обстановкой и в любой момент готовы применить оружие по своему прямому назначению.
   Фарадеец всмотрелся в спокойное лицо губернатора Дакоты Бориса Нурминена, отметив про себя тот факт, что с таким хладнокровием заратустранец вполне мог бы быть одним из коллег Стерна. Но в своё время рекруты из ППК путём сложных психологических и прочих тестов определили, что данный индивид лучше всего послужит Империуму на управленческом поле, и сейчас перед Стерном стоял не его коллега-инквизитор, а губернатор Дакоты. Губернатор возможной мятежной планеты, следует заметить. Именно для этого инквизиторы и прилетели сюда, чтобы провести расследование и внимательно выслушать губернатора, чтобы решить, стоит ли ситуация того, чтобы сюда заявилась эскадра Флота и какой-нибудь Корпус Космического Десанта, чтобы огнём и мечом выжечь еретическую мразь, или же дело могло ограничиться прибытием карательного отряда Имперской Инквизиции.
   - Не стоит провоцировать господина ван Райка, Хасимир, - всё тем же тоном произнёс Нурминен, с брезгливостью глядя на подтирающего сопли аристократа из Дома, который находился в оппозиции к планетарным властям. - Он не отличается долготерпением и ему случалось убивать разумных за куда меньшие проступки. А то, что ты выкинул - это вообще ни в какие ворота не лезет.
   - Но я... - сумел, наконец, произнести Феруччи.
   - Или ты сейчас же прекратишь вести себя как последний идиот - или я прикажу охране вывести тебя из здания, - в глазах Нурминена зажглись опасные огоньки, из чего Стерн и Брекенридж сделали выводы, что губернатор Дакоты отнюдь не так прост, как могло бы показаться на первый взгляд. Планету он явно держал в ежовых рукавицах, обеспечивая имперские закон и порядок и не позволяя еретической заразе проникнуть в дакотское общество. - Иначе для тебя это приключение может окончиться весьма и весьма плачевно.
   Хасимир Феруччи, скрипнув зубами так, что слышно было, наверное, в соседней звёздной системе, смерил Стерна ненавидящим взглядом, сплюнул на мраморные плиты пола и, снова с головы до ног оглядев Брекенридж, нагло щёлкнул языком и, подмигнув сидонийке, отчего ту едва не вырвало, резко развернулся на каблуках и, чеканя шаг, растворился в притихшей толпе.
  
  
  
   - Надеюсь, этот маленький инцидент не отразится на впечатлении от приёма, господин ван Райк? - Борис Нурминен слегка поклонился Стерну и перевёл взор на молча следившую за ним Кассандру Брекенридж. - Госпожа Кортано - моё почтение. Прошу извинить за столь наглое поведение этого фрагоголового, но у Хасимира Феруччи подобное в пределах нормы. Так уж повелось...
   Губернатор Нурминен развёл руками, как бы говоря, что здесь его власти явно недостаточно. У Лаймона, разумеется, было совершенно иное мнение, но высказывать вслух его он не стал. Не за тем он и инквизитор Брекенридж сюда прилетели.
   - Губернатор Нурминен, - Стерн вежливым кивком головы поприветствовал губернатора Дакоты. - Рад видеть вас в добром здравии.
   Кассандра просто молча слегка присела, изображая нечто вроде реверанса. Получилось это у сидонийки не ахти как, но легенду это нисколько не разрушало, ибо и в реальности спутницы независимых торговцев могли выглядеть, как модели с обложки "Форнакса", а на деле одним ударом могли вырубить здоровенного громилу. Кстати, настоящая Кассандра Кортано ( Дэйн ван Райк и Кассандра Кортано являлись вполне реальными личностями, и Борис Нурминен действительно был знаком с ардроссианцем) являлась мастером по рукопашному бою, так что она тоже без проблем бы угомонила Хасимира Феруччи.
   Теперешнее местонахождение ван Райка Инквизиции было неизвестно, однако если верить агентурным сведениям, ардроссианца в последний раз видели где-то в районе звёздной системы Хайвинд. А это, как ни крути, почти девять тысяч светолет от Дакоты, да и к тому же, маловероятно, что ван Райку вдруг втемяшится в голову прилететь сюда, чтобы повидать Нурминена. Да и с точки зрения законности в связях губернатора Дакоты и независимого торговца с Ардроссы не было ничего криминального - обычные деловые отношения, к тому же, не столь частые.
   - Прошу вас, проходите, присоединяйтесь к гостям, - Нурминен сделал жест рукой, приглашая инквизиторов присоединиться к галдящему обществу аристократов, сотрудников Администратума и местных предпринимателей, среди которых сиротливо виднелось несколько военных и независимых торговцев, явно чувствующих себя не в своей тарелке. - Я смогу уделить вам несколько минут чуть погодя. Сейчас у меня очень важная встреча с представителями Торговой Гильдии Лагоша, которая имеет весьма важное значение для Дакоты, так что, надеюсь, вы меня извините.
   - Разумеется, губернатор Нурминен, - вежливо кивнул Стерн, переглядываясь с Брекенридж. - Мы пока пошатаемся по залу, перекусим малость.
   - Хорошо, - Нурминен вернул кивок и, сделав знак своим охранникам, двинулся куда-то вглубь зала.
   - И что теперь? - Кассандра посмотрела на своего патрона. - Что всё это значит?
   - Пока ничего это не значит, Касси, - спокойно отозвался Стерн, беря свою спутницу под руку и оглядываясь по сторонам. - Однако, где же наша еда и напитки?
   Брекенридж тоже огляделась и в нескольких метрах от них заметила того самого официанта-безопасника, который вызвался их обслужить. Придерживая подле себя антигравитационный поднос, он с усмешкой смотрел на инквизиторов и в его взгляде Стерн прочитал одобрение. Он явно был свидетелем сцены между ними и Хасимиром Феруччи и, по всей видимости, считал, что аристократ-недоумок ещё легко отделался.
   - По-моему, вот она, - сидонийка толкнула своего патрона в бок, привлекая его внимание.
   - О, в самом деле! - усмехнулся Стерн. - Эй, любезный - не будете ли вы столь любезны указать нам какое-нибудь свободное место, где мы смогли бы спокойно отобедать?
   - Прошу за мной, - официант степенно кивнул инквизиторам, направляясь куда-то чуть в сторону от центральной части зала.
   Стерн и Брекенридж, переглянувшись между собой, двинулись вслед за официантом, при этом сидонийка слегка толкнула фарадейца локтем в бок. Лаймон недоумённо покосился на Брекенридж и девушка состроила довольно забавную гримасу.
   Хасимира Феруччи нигде видно не было, однако Стерн не обольщался насчёт этого идиота. Было видно, так сказать, невооружённым глазом, что этот сосредоточенный на плотских удовольствиях любитель "красивой жизни" ещё не сказал своего последнего слова. Впрочем, к возможному столкновению инквизитор был готов. Тому ли, кто удостоился чести - сомнительной, впрочем - побывать в Имматериуме, опасаться какого-то придурочного недоумка, чей мозг давно уже перекочевал совершенно в иную часть тела? К тому же, существовала вполне высокая вероятность, что этот тип мог принадлежать к ячейке ордошитов, скрытно действующей на Дакоте, а это уже являлось прямой прерогативой Имперской Инквизиции. Однако Стерн пока не собирался спешить с выводами.
   Официант провёл инквизиторов к одному из свободных столиков, что были расположены в западной части зала и, аккуратно расставив содержимое подноса по столешнице, вежливо кивнул Стерну и Брекенридж, после чего с важным видом оставил инквизиторов наедине.
   - Наконец-то можно спокойно поесть! - облегчённо выдохнула Кассандра, опускаясь в удобное кресло с функцией подстройки под очертания тела сидящего в нём. - А то после знакомства с тем фрагоголовым у меня пробудился зверский аппетит!
   - Это боевое возбуждение, - отозвался Стерн, опускаясь в кресло по другую сторону стола и придвигая к себе тарелку с креветочным супом, от которой исходил густой аромат и в которой плавали довольно крупные варёные креветки из южного океана Дакоты. - Советую тебе успокоиться и сосредоточиться на миссии.
   - По-моему, всё и так ясно, - отозвалась Кассандра, принимаясь за суп. - Этот придурок явно принадлежит к ордошитской ячейке и его надлежит арестовать сообразно имперским законам. А потом казнить, как хаосита.
   - А если ты ошибаешься и этот Феруччи просто имеет склонность трахать всё, что движется?
   - Ну... такое тоже может быть, - согласилась сидонийка, продолжая с большим аппетитом уплетать суп из креветок. - У нас в школе был один такой, в старших классах. Только ко мне он не лез - руку берёг.
   - В смысле? - прищурился Стерн.
   - Он как-то попытался меня за грудь полапать, так я ему руку-то и того... малость поломала. Чтобы не тянул её куда не следует.
   - Это весьма настораживает. Мне, наверное, следует быть поосторожнее со своими руками...
   - О, как раз твои руки я сама готова положить куда только захочу! - Брекенридж игриво улыбнулась фарадейцу. - Была бы только возможность!
   - Даже так?
   - Даже так. А то мы так состариться можем, прежде чем ты... кхм... дашь рукам волю.
   - А ты была бы не против? - прищурился фарадеец.
   - Я бы даже всецело тебе в этом содействовала! Причём всеми возможными способами!
   Стерн от этих слов едва не подавился супом, что вызвало предсказуемую реакцию со стороны Кассандры. Девушка весело рассмеялась, глядя на покрасневшего инквизитора, но быстро угомонилась, не желая обидеть фарадейца.
   - И что такого смешного я сказала? - спросила Кассандра, с прищуром глядя на отирающего лицо салфеткой Стерна.
   - Меня не надо провоцировать, Касси. Я прекрасно знаю, что надо делать в подобных ситуациях...
   - Да? Но я зато не знаю. А ты бы не хотел меня просветить на этот счёт?
   - Прямо здесь?
   - Зачем же здесь? Можем после приёма у этого задохлика. В моей или твоей каюте - на выбор.
   - Кассандра!
   - Что я такого сказала? Сколько ещё мне ждать от тебя проявления инициативы, Лаймон? Или ты недостаточно уверен в моих чувствах к тебе?
   - В чувствах твоих уверен я, только вот мы сейчас...
   - Одно другому не помеха! - безапелляционно заявила Брекенридж, отодвигая от себя пустую суповую тарелку и приглядываясь к жаркому с печёным картофелем. - Если мы чуток уделим время для себя, не думаю, что Галактика от этого перестанет вращаться.
   - Оно так, - согласился Стерн, с некоторой опаской глядя на сидонийку. Кассандра приветливо улыбнулась фарадейцу, но тут же улыбка сошла с её лица, заставив Лаймона насторожиться.
   - Губернатор, похоже, закончил с лагошцами, - тихо произнесла Брекенридж, глядя на подходившего к их столу Бориса Нурминена. - Теперь, возможно, мы сможем, наконец, узнать, какого дерьмового рожна он затеял всю эту канитель с вызовом на Дакоту опергруппы Инквизиции.
   - Думаю, что именно за этим он сюда и направляется, отозвался Стерн, промокая салфеткой губы и отодвигая от себя пустую суповую тарелку. - Надеюсь, это не испортит нам аппетит.
  
  
  
   Глава 16.
  
  
  
   Губернатор Дакоты Борис Нурминен возник у столика, за которым сидели офицеры Имперской Инквизиции, один, без телохранителей. Однако намётанный глаз Стерна сразу заметил небольшую выпуклость под френчем, которая вполне могла являться иглопистолетом или бластером скрытого ношения, а несколько более толстый, чем должно было бы быть, поясной ремень явно скрывал внутри себя генератор персонального защитного поля. На правом ухе Нурминена была закреплена гарнитура коммуникационного устройства, а в левой руке губернатор держал инфопланшет с точащей из него мини-антенной встроенного в него модема, обеспечивающего выход в Интерстар в любой точке, находящейся в зоне действия коммуникационного сателлита.
   - Ещё раз прошу простить меня за вынужденное отсутствие, - произнёс, садясь за стол, Нурминен, - но эти переговоры очень важны для нашей планеты. Мы уже три года пытаемся привлечь лагошских инвесторов, но до сего момента у нас ничего не получалось.
   - А что изменилось теперь? - спросил Стерн.
   - Мне удалось убедить правительство в необходимости создания более благоприятных условий для Торговой Гильдии, нежели те, что предлагались первоначально. Разумеется, всё в строгом соответствии с Имперской Торговой Хартией.
   - Было б странно, если бы Хартия была обойдена! - усмехнулся Стерн, и при виде этой усмешки Борис Нурминен почувствовал, как по его спине пробежал холодок. Несоблюдение Имперской Торговой Хартии могло плохо окончиться для рискнувшей пойти на такой шаг планеты. - Однако мы ведь не за этим прибыли на Дакоту, губернатор.
   - Не за этим, - согласился Нурминен. - Дело гораздо серьёзнее.
   - Вы подозреваете инфильтрацию сил Хаоса, - сказала Брекенридж, переглядываясь со Стерном. - На чём же вы основываете свои подозрения?
   - Вы прямо здесь хотите об этом поговорить? - прищурился Нурминен.
   - Ставлю десять солов, что в ваш планшет встроен генератор дисторс-поля, - усмехнулся Стерн, кивая на электронное устройство, лежащее на столешнице. - Это вполне обычная практика, так что, скорее всего, я угадал.
   - Угадали, - без тени улыбки отозвался Нурминен. - И он сейчас включён.
   Губернатор Дакоты придвинул к себе планшет и искоса посмотрел на его дисплей.
   - Хорошо, будь по-вашему, - проговорил он. - Спорить с агентами Имперской Инквизиции мне как-то не улыбается. Ваша репутация говорит сама за себя.
   - Ну уж прям-таки! - скупо улыбнулся фарадеец.
   - Я говорю о репутации вашей конторы в целом, инквизитор Стерн. - Нурминен слегка нахмурился и огляделся по сторонам. - Хорошо. Догадываюсь, что вы не собираетесь выслушивать пространные россказни и вдаваться в мои подозрения...
   - Как раз вдаваться в подозрения это и есть наша прямая работа, губернатор Нурминен, - проговорил Стерн. - За тем мы и прибыли на Дакоту.
   - Да. Именно за этим вы и прилетели на нашу планету. К большому моему сожалению.
   - Вы не любите Инквизицию? - улыбнулась Брекенридж. Однако Нурминена эта улыбка обмануть явно не могла. За улыбкой этой скрывались воистину иезуитские ум и характер офицера секретной службы Империума. Малейшее подозрение в антигосударственной деятельности могло стоить не только занимаемой должности, но и жизни, поэтому Нурминен никак не отреагировал на улыбку Брекенридж.
   - Имперская Инквизиция выполняет нужную для всех народов Империума задачу, но её методы зачастую бывают слишком уж... суровыми. Примеров много, но сейчас мы не об этом, инквизитор Брекенридж. Если у вас есть сомнения в моей лояльности Терре, я всегда готов пройти проверку на психонометре.
   - В вашей лояльности Трону никто не сомневается, губернатор Нурминен, - отозвался Стерн. - Мы сомневаемся в ваших мотивах.
   - Прошу прощения? - Нурминен непонимающе взглянул на инквизитора.
   - Вы подозреваете, что на вашу планету могли проникнуть агенты Хаоса, и именно поэтому вы вызвали сюда оперативную группу Имперской Инквизиции, - проговорила Брекенридж. - Это правильно. Но пытаться использовать офицеров Инквизиции для сведения счетов со своими противниками в лице Дома Феруччи или кто там ещё не согласен с проводимой вами политикой - это явный перебор.
   - С чего вы вдруг решили, что я пытаюсь вас использовать для устранения своих политических конкурентов? - удивился Нурминен. - Не стану скрывать факт того, что Дома Феруччи и Макмиллан являются моими, скажем так, оппонентами, но сейчас вовсе не времена Тёмных Войн, чтобы подобным образом пытаться убрать своих политических конкурентов со сцены. И мои подозрения, по крайней мере, в отношении Дома Феруччи, имеют под собой некоторую, скажем так, основу.
   - Учитывая половую несдержанность Хасимира Феруччи, - сухо произнесла Кассандра, откидываясь на спинку кресла, - это неудивительно. Он прям-таки чистый ордошит!
   - Мне тоже приходила на ум эта мысль, - согласился Нурминен. - Тем более, что Хасимир некоторое время провёл вне Империума, на Тулоне. Это на Западной Периферии, если что, так что мои подозрения не лишены оснований.
   - Тулон? - Брекенридж вопросительно взглянула на Стерна.
   Фарадеец невозмутимо пожал плечами, как бы говоря, что он вовсе не обязан знать каждую обитаемую планету в Галактике.
   - Система Аймар, четвёртая планета - Тулон, - пояснил губернатор. - Богатый аграрный мир, соблюдает нейтралитет, но близость к Тёмным Мирам накладывает свой отпечаток. Культисты Хаоса и им подобные чувствуют себя на Тулоне вполне комфортно, вдали от карающей десницы Инквизиции, и я это говорю не ради красного словца. Так есть.
   - А что Хасимир Феруччи делал на Тулоне? - поинтересовался Лаймон.
   - Дом Феруччи является одним из производителей вин на Дакоте и импортирует сырьё для их производства с нескольких планет. Не знаю, как они вышли на поставщиков с Тулона, но оттуда Дом Феруччи получает ягоды твила, из которых производится знаменитая на весь Империум марка "Сиреневый закат". Да-да, именно Дом Феруччи является производителем этого сорта вина, которое пользуется большой популярностью в центральных мирах Империума.
   - Мы этого не знали, - произнёс Стерн, впрочем, по его тону было ясно, что инквизитору глубоко наплевать на то, кто и из чего производит это вино. - Так Хасимир Феруччи летал на Тулон для деловых переговоров?
   - И это тоже, - скупо улыбнулся Нурминен. - Но, думается мне, что его основной целью было посещение Сверкающего Шпиля. А переговоры с поставщиками - дело второго плана.
   - Посещение чего? - не понял фарадеец.
   - Вы ни разу не слыхали о Сверкающем Шпиле Тулона? - Нурминена, казалось, слова инквизитора немного озадачили. - Правда?
   - Губернатор Нурминен - по-вашему, я должен знать каждый шалман в этой галактике? - прищурился фарадеец.
   - Нет, но это заведение весьма широко... кхм... впрочем, ладно. Однако в подобных заведениях весьма высока вероятность того, что агенты еретиков сидят там и ждут новых аколитов. Ведь у большинства тех, кто посещает подобные заведения, мозг, извините за выражение, на кончике члена расположен.
   - Так этот Шпиль - простой бордель? - лицо Кассандры Брекенридж приобрело брезгливое выражение.
   - Бордель, но не простой. Он известен на всей Западной Периферии своими ценами и высококлассным... мм... персоналом, так сказать...
   - Шлюхи экстра-класса? - усмехнулся Стерн. - Понятно. И Хасимир Феруччи, стало быть, там частый гость?
   - Понимаете, инквизиторы, - Нурминен слегка замешкался - было очевидно, что заратустранец не привык выносить грязное бельё на всеобщее обозрение, - невоздержанное отношение младшего Феруччи к противоположному полу давно уже стало притчей во языцех на Дакоте...
   - Младшего Феруччи? - переспросил Стерн, ничуть не смутившись того факта, что он перебил губернатора планеты. Но имперский инквизитор мог прямо на месте казнить лорда-губернатора любого имперского Сектора, поэтому ничего предосудительного в том, что он перебил Нурминена, фарадеец не увидел.
   - Вальтер Феруччи является отцом троих детей - Микеланджело, Карины и Хасимира. Карина Феруччи в политике не принимает никакого участия, более того - её даже нет на Дакоте. Четыре года назад она вышла замуж за офицера Флота и сейчас проживает на Беллерофонте, это в Троянском Секторе. Микеланджело Феруччи является президентом Торгово-Промышленной Палаты Дакоты и, в отличие от своего фрагоголового братишки, ведёт вполне пристойную жизнь. Женат, двое детей, супруга - кардиохирург Центра сердечно-сосудистых заболеваний в Ренарусе. Словом, вполне приличный гражданин Империума. А вот Хасимир...
   Губернатор недовольно сдвинул брови и покачал головой.
   - Два года назад в отношении Хасимира Феруччи было заведено уголовное дело по статье "Сексуальная связь с лицом, не достигшим восемнадцати лет". Девушке было семнадцать и Феруччи-младший с ней развлекался целых четыре месяца, пока об этом не узнала её семья. А учитывая тот факт, что отец пострадавшей является одним из трёх влиятельных торговых князей Дакоты и вхож в окружение лорда-губернатора Зеландского Сектора, дело и вовсе принимало очень серьёзный оборот.
   - Кто именно отец пострадавшей? - задал вопрос Стерн.
   - Владимир Неверов. Понимаете, инквизиторы - я всеми силами пытаюсь сделать так, чтобы жители Дакоты могли свободно пользоваться всеми благами имперской цивилизации и чувствовать себя под защитой законов Империума. Может, я ещё далёк от этого, но после Луизианского Мятежа жизнь на планете вошла в обычную колею. И я не позволю какому-то фрагоголовому придурку похерить всё то, чего мне удалось достичь за эти несколько лет.
   Стерн понимающе хмыкнул. Судя по всему, этого Неверова Нурминену удалось убедить не вмешивать в дело лорда-губернатора Сектора, в противном случае, заратустранец сейчас бы не сидел перед имперскими инквизиторами. Законы Галактического Империума на сей счёт были весьма суровы. Если глава планетарного правительства не может справиться с ситуацией на вверенной ему планете - он не может находиться на занимаемой должности. Обратись Владимир Неверов в офис лорда-губернатора Калечера, вероятнее всего, на Дакоту прибыли бы следователи Патруля, а Нурминен был бы отстранён от своей должности и на Дакоте было бы введено военное управление. Однако, судя по всему, губернатору удалось неким образом уладить конфликт. Каким - это было любопытно выяснить.
  
  
  
   Борис Нурминен понимающе усмехнулся при виде выражения лица Стерна. Губернатор Дакоты явно не был дураком и вполне адекватно оценивал ситуацию.
   - Вы, очевидно, думаете, каким образом мне удалось удержать Неверова от обращения к лорду-губернатору Сектора, - произнёс Нурминен. - Очень просто. Есть, знаете ли, некоторые способы, правда, для этого нужно иметь сеть собственных осведомителей. Законы Империума это ведь не запрещают, не так ли, инквизитор Стерн?
   - Не запрещают, губернатор Нурминен, - ответствовал фарадеец. - И что же вы откопали такого на Неверова?
   - В принципе, это не является нарушением имперских законов, - пояснил губернатор, - просто в позапрошлом году Неверов, используя полученную им от третьего лица инсайдерскую информацию, весьма умело сыграл на торговом аукционе на Мейере и обошёл "Комбайн" и "Фолворт-Игнести" в схватке за контракт на торговые операции с двумя довольно перспективными системами Лигурийской Впадины - Сильваной и Драмменом. Об этом никто не узнал и все считали, что аукцион прошёл в обычном ключе, но я намекнул Неверову, что если он будет и дальше гнуть свою линию, то информация об этом уйдёт в главные офисы "Комбайна" и "Фолворт-Игнести". Не стану отрицать, что это отнюдь не прибавило мне баллов с его стороны, но иначе я не мог поступить. Военное правление на Дакоте ни к чему хорошему бы не привело.
   - Позволю себе с этим не согласиться, губернатор Нурминен, но это ваше право. Глава планетарной администрации волен поступать так, как считает нужным для того, чтобы вверенная ему планета процветала. Однако, вернёмся к нашим... хм... делам. Вы сообщили Неверову о том, что владеете информацией о инсайдерстве, и что сделал он?
   - Ничего. Он сделал вид, что не понимает меня, но сказал, что обращение к лорду-губернатору Калечеру может лишь навредить Дакоте, а посему он не будет выносить сор из избы. К тому же, Вальтер Феруччи после этой выходки Хасимира был взбешён не на шутку. Я думал, он просто-напросто прибьёт этого непутёвого, но обошлось полугодовой ссылкой на Минерву, а там не особенно разгуляешься. Купольные города, атмосфера из хлора и аммиака, словом - убогое место. Там добывают ряд весьма ценных минералов, вот Феруччи-старший и решил, что его непутёвому сынку не помешает там проветриться. Но, как вы можете видеть, ему это не слишком-то и помогло.
   - Что поделать! - усмехнулась Брекенридж. - Не все понимают тонкие намёки!
   - Не думаю, что Вальтер Феруччи на что-то намекал, отправляя Хасимира на Минерву, - слегка поморщился Нурминен. Заметил, что Стерн внимательно за ним наблюдает, но никак на это не отреагировал. - Он вовсе не деспот и не изверг, чтобы убить собственного сына, хотя, думаю, если бы кто-нибудь вдруг - хотя бы на дуэли - пришиб Хасимира, он бы не слишком расстроился.
   - Печально, но такое бывает, - заметил Стерн.
   - К сожалению. Однако, я полагаю...
   Что полагал губернатор Нурминен, так и осталось невыясненным, поскольку раздавшийся откуда-то из центральной части зала шум отвлёк его внимание и внимание имперских инквизиторов от беседы.
   Шум исходил от одного из дальних столиков. Насколько мог рассмотреть со своего места Стерн, шумел какой-то хлыщ в серых фрабкордовых брюках и летней рубашке из синтекса, причём находился оный субъект явно в состоянии алкогольного опьянения. Двое каких-то господ в строгих деловых костюмах пытались утихомирить буяна, но у них это как-то плохо получалось. То есть, не получалось совсем.
   - Мне кажется или это на самом деле ваш Хасимир Феруччи? - Кассандра пристально всмотрелась в том направлении. - Похоже, ему неймётся.
   - Видимо, он всё никак не успокоится после... мм... того инцидента, - без тени улыбки произнёс Нурминен. - Ну, я его предупреждал...
   - Если вы позволите, губернатор Нурминен, - произнёс Стерн, поднимаясь из-за стола и делая Брекенридж едва заметный условный знак, - мы попробуем уладить это дело как можно более мирно. Без насилия. Всё же как-никак, здесь не совсем подходящее для мордобития место, вы так не находите?
   Нурминен некоторое время молча глядел на инквизитора, затем медленно кивнул, выражая тем самым своё согласие со словами фарадейца.
   - Что ж - попробуйте, - без какой-либо эмоции произнёс губернатор. - Быть может, вам больше повезёт.
   Стерн с каким-то странным выражением лица, которого Кассандра понять не сумела, взглянул на Нурминена, но ничего не произнёс. Кивнув сидонийке, инквизитор двинулся в том направлении, откуда до них доносился шум скандала.
   - Что ты задумал, Лаймон? - тихо произнесла Кассандра, беря Стерна под руку и наклоняясь к его уху. - Тебя явно что-то тревожит. Что именно?
   - Пока это всего лишь пустые подозрения и я не могу их взять и с ходу озвучить, Касси, - отозвался фарадеец. - Давай сначала разберёмся с этим дебоширом. Негоже так себя вести в приличном обществе.
   Брекенридж фыркнула при этих словах инквизитора, сразу представив себе, каким именно образом Стерн будет урезонивать Феруччи. Ей бы не хотелось оказаться на его месте, потому что здесь вряд ли обошлось бы без членовредительства.
   Судя по всему, Хасимир Феруччи, получив отпор от инквизиторов, решил, что жизнь уж слишком к нему несправедлива, а посему решил исправить это изрядной порцией горячительного. Что именно он пил, инквизиторы не знали, но явно не сойжаву. От сойжавы так не пучит, как сказал Стерн.
   При приближении к месту конфликта до инквизиторов донёсся голос Феруччи, в котором явственно слышались злобные нотки. Да и услышанные ими слова были весьма далеки от тех, которые обычно можно услышать на таких вот мероприятиях. Двое солидных господ, осторожно держа Хасимира под руки, тщетно упрашивали дебошира прекратить, однако их слова на Феруччи никак не действовали. Аристократ продолжал слабые попытки вырваться, сопровождая их отборной бранью сразу на пяти языках, не обращая никакого внимания на присутствующих.
   - Мне кажется, что это уже явный перебор, господин Феруччи, - подходя к Хасимиру, спокойным тоном произнёс Стерн. - Будет лучше, если вы пойдёте и проспитесь как следует, вместо того, чтобы...
   - Торговец... ик! - Феруччи с большим трудом сфокусировал свои расползающиеся, словно лурибарские мучные черви, глаза. - Тебе-то какого фрага... ик!.. тут надо?! Шёл бы ты лесом... и полем, ха-ха-ха!
   Дакотец сделал попытку вырваться из держащих его рук, однако, хотя оба господина и держали Феруччи весьма осторожно, чтобы, не приведи Проводник Душ, чего-нибудь не сломать аристократу, ему это не удалось.
   - Хасимир - будет лучше, если вы прекратите буянить и покинете дворец губернатора, - попытался вразумить его один из них. - Вашему отцу не понравится, если вдруг с вами приключится какая-нибудь неприятность.
   - Не-приятность?! - Феруччи мотнул головой и сплюнул на пол. - Единственная, мать вашу неприятность - это моё нахождение... ик!.. на этом паршивом приёме! Наш доблестный губернатор только и делает, что... ик!.. мелет языком, как помелом, а толку от этого?! Хер!
   - Вы не одобряете действий Бориса Нурминена? - прищурился Стерн.
   - Т-тебе-то что за дело, торгаш?! - осклабился Феруччи. - Вы все одним говном вымазаны! Вас лишь собственная прибыль заботит... ик! На всё же остальное вам насрать! Хочешь, я скажу тебе, что ты будешь делать после этого приёма?
   - Ну? - левая бровь фарадейца изогнулась наподобие ганианской штурмовой сабли.
   - Ты нажрёшься, перетрёшь со своим другом-задохликом, а потом будешь трахать свою сучку всю ночь! - Феруччи нагло расхохотался Стерну прямо в лицо, обрызгав инквизитора своей слюной. Стерн слегка поморщился, вынимая из кармана своей куртки носовой платок и тщательно отирая им лицо, но более никак не реагируя на слова Феруччи. - Вот чем ты будешь заниматься, Дэйн ван Райк! И я тебе по-настоящему завидую, чтоб в твоей жопе завелись дажжи!
   Хасимир перевёл взгляд своих осоловелых глаз на Кассандру, которую при этом передёрнуло, и пошловато причмокнул губами.
   - Охренеть какая цыпочка! - произнёс аристократ. - Я с неё весь день не слезал бы, клянусь мудями Духа Космоса! Она бы у меня узнала, что такое настоящий муж...
   Договорить Феруччи не сумел. Стальные пальцы стиснули его горло, грозя раздавить гортань, перекрыв доступ воздуха в лёгкие.
   - За такие слова я с тебя живого кожу сдеру, паскуда! - прошипел Стерн, буравя Феруччи злобным взглядом. - Если ты нажрался, как глип, то хотя бы изволь за своим языком следить, мразь болотная! А то я его быстро вокруг твоей шеи морским узлом завяжу!
   - Хр-р... аргх... кха-кха... - это было всё, что сумел выдавить из себя Хасимир. На большее его усилий просто не могло хватить.
   - Ты сейчас же попросишь прощения у леди и после этого покинешь это помещение, - голосом, холодным, как ночной северный ветер на Снежной, произнёс фарадеец. - В противном случае, ты всё равно покинешь это помещение, но только в пластиковом мешке для трупа. Я понятно изъясняюсь, Хасимир Феруччи?
   Стерн слегка ослабил свою хватку, чтобы аристократ смог хотя бы что-то произнести.
   - Кха-кха... ...ный колобок! - вырвалось у дакотца. Почему именно "колобок" и какие ассоциации возникли у него в мозгу, Стерн сказать не мог. - Да ты на кого руку свою поднял, падла?!
   Феруччи попытался было ударить инквизитора. Честно говоря, он и в трезвом состоянии вряд ли смог бы что-нибудь путное сделать, а уж в подпитии - и подавно. Стерну не составило особого труда сбить Феруччи с ног и провести против него болевой приём, выгибая правую руку аристократа под довольно опасным углом. Ещё чуть-чуть - и вмешательство хирурга-травматолога было бы неминуемо.
   - Одно небольшое движение - и ты не то что дрочить не сможешь, ты даже чайную ложечку без посторонней помощи держать будешь не в состоянии! - прошипел фарадеец, которого вся эта ситуация уже начала серьёзно доставать. - Ты меня понял, фрагоголовый болван?!
   - Б..! Б..! - выдавил из себя Феруччи, а затем аристократ разразился площадной бранью сразу на семи инопланетных языках, демонстрируя великолепное знание нецензурщины. - Я тебя понял, гондон! Тебе .., ты это понял, говнюк?! Ты на кого свои грабли поднял, а?!
   - На тебя, мудила, - последовал спокойный ответ. - А что, нельзя, что ли?
   Феруччи едва не задохнулся от охватившей всё его существо злобы, на что инквизитор не обратил никакого внимания. Краем глаза Лаймон видел готовых вмешаться охранников, однако пока они не приближались к месту инцидента. Скорее всего, они просто ждали, что предпримет независимый торговец Дэйн ван Райк дальше.
   Однако вопреки ожиданию, Феруччи не стал лезть, как было принято говорить, "в бутылку". Не совсем трезвым взглядом оглядев Стерна и Брекенридж, дакотец в очередной раз икнул, оттолкнул одного из державших его гостей губернатора и попытался выпрямиться. Это ему, как ни странно, удалось.
   - Я не знаю, как там у вас на Ардроссе принято, - процедил Хасимир, буравя фарадейца злобным взглядом, - но у нас на Дакоте принято решать подобные вопросы определённым способом.
   Стерн хмыкнул, прекрасно понимая, куда клонит Феруччи. Дуэль. Подобное было не то чтобы широко распространённым явлением в Империуме, но и не столь редким. Разумеется, в рабочей среде ни о каких дуэлях речи и быть не могло - там просто-напросто набили бы морду, однако в аристократической тусовке это не было из ряда вон выходящим явлением. Как правило, дуэль проводилась до первого серьёзного ранения одного из участников, а смертельные исходы поединков были крайне редки.
   - Я понимаю, к чему вы клоните, Хасимир Феруччи, - отозвался инквизитор, - но боюсь, вы не совсем понимаете последствия такого поступка.
   - Да? Это почему же?
   - Потому что я вас просто-напросто убью, вот почему.
   - Ну, это мы ещё посмотрим, - пробормотал Феруччи. Огляделся по сторонам, явно наслаждаясь произведённым эффектом. - Иногда и прутиком можно шею перешибить... Буду ждать вас через полчаса на северной террасе дворца. Обсудим детали. Без свидетелей. Надеюсь... ик!.. вы придёте. Было бы глупо с вашей стороны меня разочаровывать.
   Сделав пару неуверенных шагов, Хасимир Феруччи едва не упал, споткнувшись об одного из охранников резиденции губернатора, но быстро сумел восстановить равновесие. Оттолкнув стража, аристократ заплетающейся походкой направился к выходу из зала, едва не своротив по пути один из столиков, за которым сидела пожилая чета в компании со средних лет уроженцем Кальдо Адифари. Не обратив на это никакого внимания, Феруччи просеменил к дверям и скрылся из виду, при этом нарочито громко хлопнув левой створкой.
  
  
  
   Убедить губернатора Нурминена не вмешиваться в это дело стоило большого труда. Прекрасно зная, кем на самом деле являются "Дэйн ван Райк" и "Кассандра Кортано", Нурминен явно не желал, чтобы с ними что-нибудь случилось из ряда вон выходящее. Однако Стерн заверил губернатора, что убивать Феруччи он не станет. Если дело дойдёт до открытого противостояния, Хасимиру грозило разве что членовредительство. Правда, членовредительство тоже разное бывает, но об этом Стерн не стал упоминать.
   Хасимира Феруччи инквизиторы обнаружили в указанном месте, стоящим у парапета, за которым открывался вид на раскинувшийся вокруг резиденции губернатора огромный парк. К большому удивлению Стерна и Брекенридж, аристократ выглядел абсолютно трезвым и вполне даже довольным собой. В принципе, протрезветь можно было и с помощью специальных таблеток, а вот чем был вызван довольный вид Феруччи, было неясно. Не предстоящей же дуэли радовался дакотец? Хотя за время своей службы в Имперской Инквизиции Стерн и не таких чудиков успел повидать.
   При звуке шагов Феруччи спокойно повернул голову и взглянул на подходивших к нему инквизиторов совершенно спокойными глазами. На лице аристократа не было заметно никаких следов прежней развязности и наглости - всего лишь обычный молодой мужчина привлекательной наружности, ожидающий прихода гостей.
   - Хасимир Феруччи? - Стерн внимательно вгляделся в лицо аристократа.
   - Как видите, инквизитор, - отозвался Феруччи, позволив себе лёгкую улыбку. - Да, мне известно, кто вы такие на самом деле. Мне неизвестны только ваши имена, но думаю, что это не столь уж и важно. Главное, что на Дакоту всё же прибыли сотрудники Инквизиции. Теперь можно ввести вас в курс дела.
   - В курс какого дела? - не понял Стерн.
   - Вы же не думаете, что я настолько глуп, чтобы устраивать дуэли и прочую фигню? - усмехнулся Феруччи. - Кстати, будь вы настоящим независимым торговцем, вы бы всё равно смогли меня спокойно уделать. Я хорошо знаю этих ребят и особых иллюзий на свой счёт не испытываю. И прошу простить меня за моё поведение, но иначе мне бы вряд ли получилось вытащить вас из-под носа нашего губернатора. А так - никаких подозрений.
   - Губернатор Нурминен подозревается в связях с еретическим подпольем? - деловито осведомилась Кассандра. Стерн позволил себе усмехнуться - для сидонийки ровным счётом ничего не значило занимаемое подозреваемым положение в имперском обществе. Если бы Феруччи дал на этот вопрос утвердительный ответ, Нурминену точно не поздоровилось бы.
   - Хвала Проводнику Душ - нет! - рассмеялся Феруччи. - Наш губернатор действительно печётся о благе Дакоты и здесь мне нечего возразить. Но вот его слепая вера в некоторых представителей планетарной администрации меня настораживает.
   - Что вообще происходит? - недовольно нахмурился Лаймон. - К чему весь этот цирк, Феруччи?
   - Для начала мне хотелось бы прояснить ситуацию, господин инквизитор, леди инквизитор. - И куда только делся недавний пошляк и дебошир? - Весь этот цирк, который я затеял там, - Феруччи кивнул в сторону дворца, - служил лишь прикрытием для разговора тет-а-тет. Нашему задохлику не стоит знать того, что сейчас узнаете вы. К тому же, я активировал дисторс-генератор, так что никто посторонний нас не сможет подслушать. Не хотелось бы, знаете, чтобы о том, что я вам стану рассказывать, услышали те, кому этого знать не нужно.
   - Вы полевой агент Инквизиции? - понимающе прищурился Стерн.
   - Не совсем. Я гражданский осведомитель.
   - Гражданский осведомитель? - Стерн переглянулся с Кассандрой. - Понятно. И как давно вы сотрудничаете с Имперской Инквизицией, господин Феруччи?
   - Со времени моей вынужденной ссылки на Минерву, - усмехнулся аристократ. - Понимаете, я согласен, что свалял дурака с той девицей, но она сама была не прочь. А мне всегда нравилось женское общество... без обид, леди инквизитор. Какой бы соблазнительной особой вы бы не являлись, к вам я и на сто парсек не подойду. Мне моя шкура дороже. К тому же, всё то, что я там вытворял, была чистой воды постановка.
   - Это я уже поняла, - холодным тоном отозвалась Брекенридж.
   - Да... Так вот. Глупо подставившись под родительский гнев из-за этой глупой интрижки, я оказался на Минерве. Хреновая планета, если честно сказать! - Хасимир зябко передёрнул плечами. - Ядовитая атмосфера, паршивый климат - и одни шахтёры! Только и делают, что возятся под землёй! Я никоим образом не принижаю их труд, поверьте, но как собеседники или партнёры по игре они - полный провал!
   - Любите играть? - без какого-либо намёка поинтересовался фарадеец.
   - По малому. Я не игроман, знаете ли, но не порубиться в пятого "Инквизитора Марнеуса" или во все части "Звёздных войн" считаю ересью. За приставкой, подключённой к стереовизору и ВИР-проектору. А вы сами играете?
   - Э-э... - Стерн понял, что Феруччи имеет в виду компьютерные, а не азартные игры. - Когда есть время, но мои предпочтения лежат в сфере гоночных игр и стратегий.
   - Вот как? - Феруччи с интересом посмотрел на инквизитора. - Играли в "Завоевание Галактики?"
   - Играл. Стало быть, на Минерве вам не с кем было играть на приставке в паре, да?
   - Да-да, именно так, инквизитор... может быть, всё-таки представитесь? А то как-то неудобно получается...
   - Лаймон Стерн, это моя коллега Кассандра Брекенридж.
   Хасимир Феруччи оглядел офицеров Инквизиции, но ни на ком конкретно не стал задерживать взгляд. Возможно, он и вправду был известным на Дакоте ловеласом, но играть в амурные игры с имперским инквизитором было себе дороже.
   - Рад знакомству. Надеюсь, что ваше появление на Дакоте сможет помочь нашей планете избежать печальной участи.
   - О какой именно участи вы говорите, господин Феруччи?
   - Давайте обо всём по порядку. Присядем.
   Хасимир жестом указал на стоящие на террасе удобные стулья из пласткерамики, приглашая инквизиторов присесть.
   - Когда отец сослал меня на Минерву, поначалу я был очень зол на него. Ну, в самом деле - что здесь такого? Моника сама хотела, чтоб её трах... э-э... в общем, она сама была не прочь, а мне за это отдуваться? И что с того, что её папаша - Владимир Неверов? Впрочем, ладно... Меня отправили на Минерву, чтобы я некоторое время провёл в одиночестве и поразмышлял над своим поведением. Отец думал, что шахтёрская колония, да и ещё и расположенная на планете с ядовитой атмосферой - хорошее место для того, чтобы переоценить своё поведение. Может, оно и так, но мне от этого не было легче, уж поверьте. Хотя... была там одна особа, которая... впрочем, это не имеет отношения к делу.
   Феруччи огляделся по сторонам в поисках посторонних, которые могли бы увидеть аристократа в компании двух инквизиторов, но никого не обнаружил.
   - Однажды, когда я находился в одном местном питейном заведении, ко мне подсел некий очень вежливый и культурный господин. Не-человек, не знаю, к какой расе он принадлежит. До того момента я таких ксеносов не видал. Он поздоровался со мной и испросил разрешения присесть за столик, за которым я сидел в одиночестве. Тара в тот вечер была занята на работе, а я находился в каком-то странном состоянии, размышляя о том, что, вероятно, отец был в какой-то мере прав. Только потом я догадался, что этот Шикван Молсо был псайкером, но это, собственно, не то, о чём я бы хотел рассказать.
   - А что вы хотели нам рассказать?
   - Когда я понял, кто такой этот тип, было уже поздно давать обратный ход. С вашими парнями такое не прокатывает. К тому же, Молсо очень доходчиво объяснил мне, что такое Хаос и еретические культы. Поверьте, мне совсем не улыбалось, чтобы какие-то чокнутые уроды заявились на Дакоту и принялись всё переворачивать с ног на голову.
   - И вы приняли предложение вербовщика, - резюмировала Брекенридж.
   - По-вашему, если мне нравится проводить время в компании красивых женщин, то ни на что путное я не гожусь? - нахмурился Феруччи. - Вы ошибаетесь, инквизитор Брекенридж. Мне прекрасно ясно, что если Дакоту приберёт под своё чёрное крыло какой-нибудь из хаоситских культов, то планету ничего хорошего не ждёт. Флот и КосмоДесант быстро на свой лад наведут порядок, только потом восстанавливаться долго... если ещё будет что восстанавливать.
   - Экстерминатус никто не отменял, - заметил Стерн, - но против населённых планет он применялся крайне редко.
   - Шеффилд, надо полагать, пришельцы из Магеллановых Облаков разнесли? - прищурился Феруччи. Разумеется, отвечать ему никто из инквизиторов не собирался. - Впрочем, это не моё дело. Тем более, что эта была планета еретиков...
   - Хасимир Феруччи - что вы хотите нам сообщить? - недовольным тоном произнёс Лаймон. - У вас есть доказательства, что губернатор Борис Нурминен является членом культа Хаоса?
   - Хвала Императору - нет! - воскликнул аристократ. - Я вовсе не Нурминена имел в виду!
   - А кого же? - вкрадчиво осведомился фарадеец.
   - Вы только не подумайте ничего плохого, инквизиторы, но тот, кого я подозреваю в... в противоправной деятельности... это тот самый Владимир Неверов. Теперь можете обвинять меня в стремлении отомстить тому, кто поднял хай после того, как я переспал с Моникой, из-за чего отец сослал меня на Минерву. И будете неправы.
   Стерн и Брекенридж переглянулись между собой, и на лице сидонийки промелькнуло выражение, которое могло означать "вот оно что!" Однако Стерн почему-то сомневался, что всё так уж просто. Даже гражданский осведомитель Инквизиции прекрасно знает, что инквизиторы никогда не сунутся в чьи-либо личные разборки. Исключений не делалось ни для кого.
  
  
  
   Глава 17.
  
  
  
   - Понимаю, как это выглядит со стороны, - усмехнулся Феруччи, - но это так. Я не пытаюсь руками офицеров Инквизиции отомстить Неверову - я просто хочу спасти свою планету от фрайг знает чего.
   - Всё настолько расплывчато? - понимающе кивнул Лаймон.
   - Не настолько, но...
   Феруччи помолчал, словно собираясь с мыслями.
   - Здесь есть два варианта: либо Нурминен ничего не видит и не замечает странностей в поведении самого богатого и влиятельного из торговых князей Дакоты - либо он находится под контролем Неверова и работает на врагов Империума. И я не преувеличиваю.
   - О каких странностях идёт речь? - насторожилась Кассандра.
   - Два с половиной года назад Неверов вернулся на Дакоту после посещения Нестора и именно тогда мне начало казаться странным его поведение. Не то чтобы откровенно подозрительное, но странности такого рода, что просто взять и закрыть на них глаза было бы верхом безрассудства.
   - Подробнее, пожалуйста, - тут же потребовал Стерн.
   - Да, разумеется... Вам, должно быть, известно, что Нестор является высокотехнологическим миром, расположенным в системе Андор, и сотрудничество с ним является большим благом для Дакоты. Однако ни для кого не является секретом, что полторы тысячи лет тому назад Нестор пережил весьма тяжёлые времена из-за того, что находился недалеко от системы, откуда именно в то время началась экспансия ворзидов. Планета была атакована ксеносами, однако самоотверженные действия Флота и Космического Десанта не позволили жукам высадиться на Несторе, хотя планета и подверглась сильному орбитальному обстрелу.
   - Я что-то не пойму - а при чём здесь ворзиды? - Брекенридж непонимающе взглянула на Стерна, который спокойно и пристально смотрел на Феруччи. - Мы же вроде как расследуем возможное проникновение сил Хаоса на Дакоту... или я чего-то не понимаю?
   Феруччи криво усмехнулся.
   - Два момента, инквизиторы. Первый - на кой фраг Дакоте сдался центр по изучению психосвязи и всего, что связано с этим феноменом? Второе - куда на целых две недели исчез Неверов во время своего пребывания на Несторе? Он объяснил, что летал на Дроммолунг - зачем? Дроммолунг - родная планета друшей, что ему там могло понадобиться?
   - Ну, возможно, он хотел заключить какой-нибудь торговый договор...
   - Инквизитор Стерн - что может быть интересного на планете ксеносов, на которой даже дышать без респиратора невозможно? Не спорю, друши являются развитой расой, но Дакота вроде как имеет нескольких весьма неплохих торговых партнёров... впрочем, не знаю. Но факт его исчезновения с Нестора на две недели налицо. Куда он летал?
   - А у вас есть какие-то предположения? - прищурилась Кассандра.
   - Есть. Только не знаю, примете ли вы их всерьёз.
   - А вы попытайтесь.
   Хасимир Феруччи фыркнул и снова огляделся по сторонам.
   - Я полагаю, что Неверов летал вовсе не на Дроммолунг. Он летал на Спурру... вернее, на то, что от неё осталось.
   Инквизиторы переглянулись между собой, затем Брекенридж, придав своему лицу выражением крайнего неудовольствия, произнесла:
   - Похоже, вы явно чего-то перебрали, Феруччи. С чего вы решили, что Неверов летал в астероидное поле Спурры? Что там можно найти? Там же одни булыжники летают!
   - Не знаю, что там на самом деле летает, - пробурчал Феруччи, - но пусть меня поразит прямо на этом месте метеорит, если я не прав. И я могу вам доказать обоснованность своих обвинений.
   - Мы слушаем, - произнёс Стерн.
   - Пусть это может показаться вам на первый взгляд абсурдом, но мне кажется, что Моника Неверова тоже имеет какое-то отношение ко всему происходящему. Её папаша явно отводит ей какую-то роль в том, что у него на уме.
   - А девица эта тут при чём? - не поняла Кассандра.
   - Понимаете... - Феруччи помялся, не зная, стоит ли говорить инквизиторам столь пикантные подробности, но потом всё же решил, что стоит. Иначе Стерн и Брекенридж просто решат, что он пудрит им мозги. - Я, конечно, не ханжа, но тогда, когда Моника затащила меня к себе в постель - да-да, не удивляйтесь, именно так всё и было, не я первым проявил инициативу - и начала свои сексуальные игры, я подумал: откуда у семнадцатилетней девчонки такие обширные познания в этой области? Конечно, может быть, что она просто насмотрелась порно в Интерстаре или начиталась примитивных бабских книжонок про всякие амурные приключения. Ну знаете, типа тупых бредней писательниц навроде Оливии Аманде или Вероники Зеленцовой. Я, конечно, был не против таких... мм... занятий, но согласитесь, это довольно странно, когда один из партнёров может заниматься сексом не то чтобы несколько часов без перерыва - целый день. Причём настолько развратно, что меня поначалу это даже напугало...
   - Но потом вам понравилось, - фыркнула Брекенридж.
   - Я должен этого стыдиться? - Феруччи пожал плечами. - Моника хотела, чтобы её буквально драли во все...
   - Избавьте нас от подробностей, Феруччи! - резко бросил Стерн. - У нас нет ни малейшего желания выслушивать такое!
   - Говори за себя! - усмехнулась Брекенридж, произнеся эту фразу на языке виири, которым Феруччи навряд ли владел. В конце концов, у него ведь не было наставника родом с Дра-III.
   Стерн сердито посмотрел на сидонийку, но вслух ничего не сказал.
   - Воля ваша, - пожал плечами Феруччи, несколько озадаченно взглянув на Брекенридж, не поняв, разумеется, того, что только что произнесла инквизитор. - Так вот, о чём это я? А, да... Пусть это и было здорово, но сперва я даже растерялся. Инициатива полностью исходила от Моники и она фактически меня в тот первый раз почти изнасиловала. К тому же, на тот момент она была уже не невинной девушкой, если вы понимаете, о чём я. А это уже пахнет культом Ордоши, а мне как-то не улыбалось быть обвинённым в ереси и принадлежности к хаоситам. После той первой встречи я аккуратно навёл о ней и её семейке справки, пользуясь помощью одного знакомого, однако ничего подозрительного за Неверовыми не значилось. Ну я и рассудил: если Моника хочет таких отношений - почему бы и нет? А сверхвысокая сексуальная активность - здесь всё оказалось очень даже просто. Белтианские стимуляторы. "Икс-турбо", слышали про такой? - Стерн молча глядел на дакотца, ничего не произнося в ответ, и Феруччи счёл за благо свернуть данную тему. - В общем, остальное вам уже известно.
   - Если здесь не пахнет Хаосом, то при чём тогда тут ворзиды? - Брекенридж переглянулась со своим шефом. - Они-то с какого боку тут припёка?
   - Понятное дело, что до таких, как я, не доводится определённая информация, однако кое-что стало известно и на Дакоте. Про пси-контроль ворзидов, или как это правильно называть?
   - Мозгоправ, - произнесла Брекенридж.
   - Что, простите? - не понял осведомитель.
   - Мозгоправ, - повторила сидонийка. - Мерзкие паразитарные твари, которые засовываются в голову жертвы, вследствие чего она становится ворзидской марионеткой. Обнаружены на Фелиции. Так что нельзя исключать, что и на вашей планете объявились эти твари.
   - Если это так, то тогда становится понятным, зачем Неверов летал в бывшую систему ворзидов! - выпалил Феруччи.
   - Не спешите с выводами, - предостерёг его Стерн. - Ведь никаких доказательств этому у вас, понятное дело, нет.
   - Нет, но...
   - А без доказательств выдвигать подобные обвинения никто не станет. Это может повергнуть планету в хаос и привести к массовым беспорядкам. Как раз именно такое положение дел и выгодно ворзидам.
   - Вы даже не представляете себе, насколько это им выгодно, - раздался за спинами инквизиторов голос, принадлежащий разумному, который явно привык отдавать приказы. - Правда, это понимание умрёт вместе с вами, но здесь уже ничего изменить нельзя.
  
  
  
   Лаймон Стерн неторопливо переглянулся с Кассандрой Брекенридж и так же неторопливо обернулся, чтобы посмотреть на того, кто только что произнёс эти слова. Пока просто посмотреть.
   На краю террасы, окружённый вооружёнными до зубов охранниками в тяжёлой штурмовой броне, стояли двое, и один из них был совершенно незнаком инквизиторам. Второй же, судя по его внешнему виду, и был тем самым Владимиром Неверовым, самым богатым и влиятельным торговцем с Дакоты. Ибо не было среди независимых торговцев ни одного, кто не гнушался пусканием пыли в глаза, нарочито демонстрируя свою принадлежность к данному типу разумных. Ну, если честно, то исключения бывали, но их можно было в расчёт не принимать.
   - Меня всегда раздражало, когда люди не понимали самых очевидных вещей, - процедил Неверов, рассматривая инквизиторов и осведомителя холодными глазами, в которых не было и намёка на какие-нибудь чувства. - Это всегда приводило к непониманию и насилию. Надеюсь, в этот раз подобного удастся избежать.
   - Владимир Неверов? - Стерн взглянул на торговца. - Стало быть, вы за всем этим стоите?
   - За чем именно? - прищурился дакотец.
   - Я подозревал нечто подобное, но думал, что это всего лишь плод моего воображения. Не может разумный быть настолько тупым, чтобы пойти добровольно на союз с теми, для кого все мы - всего лишь расходный биоматериал для своих целей. Конечно, если только этот разумный не является игрушкой в лапах Хаоса.
   - Очень интересно! - усмехнулся Неверов. - И на чём же основывается это ваше утверждение?
   - На том поганом амулете, что висит у вас на шее, господин Неверов, - невозмутимо ответил фарадеец.
   Торговец несколько озадаченно скосил глаза в указанном инквизитором направлении, потом усмехнулся и неодобрительно покачал головой. И было непонятно, к кому это неодобрение относится - к имперским инквизиторам или же к нему самому.
   - Вот вы ведь носите при себе инквизиторскую инсигнию - так почему же я не имею права носить символ того, кто даровал мне богатство, власть и влияние? - пожал плечами Неверов. - По-моему, я имею на это полное право, вы так не находите?
   - Стало быть, вот откуда ветер дует! - понимающе усмехнулась Брекенридж. - Аманаритское отродье, оказывается, наш торгаш!
   - Фи, как же вы грубо выражаетесь, инквизитор Брекенридж! - на губах Неверова возникла улыбка, причём такая, что Кассандру от неё передёрнуло, словно она проглотила целый лимон. - Такая красивая женщина - и такие грубые слова говорите!
   - Предпочитаю не говорить, а вышибать мозги таким тварям, как ты! - глаза сидонийки превратились в две узкие щёлочки.
   - Ваше право, - снова пожал плечами торговец. - Я вот лично предпочитаю не говорить, а просто трахать таких красоток. Согласитесь, это гораздо приятнее, нежели то, что вы предлагаете.
   Глаза Неверова жадно оббежали фигуру Брекенридж, отчего Кассандру едва не вырвало. Девушка перевела взгляд на своего шефа и с изумлением увидела, что Стерн глядит на Неверова едва ли не с детским восторгом.
   - Шеф - с тобой всё в порядке? - она толкнула фарадейца локтем в бок, думая, что это позволит инквизитору проникнуться серьёзностью происходящего. Однако этого совсем не требовалось. Стерн отлично понимал, что происходит на террасе губернаторского дворца, и несмотря на то, что его противники всерьёз полагали, что держат ситуацию под контролем, всё было ровно наоборот. И даже Кассандра не догадывалась, что на уме у фарадейца.
   - Что? - Лаймон перевёл взгляд с Неверова на Брекенридж и довольно осклабился в некоем подобии улыбки. - Ты думаешь, что у этой мрази действительно всё под контролем? Касси - ты глубоко заблуждаешься. Равно как и эта хаоситская тварь. Под контролем как раз всё у меня.
   Стерн снова повернулся к Неверову и на его губах возникла хорошо знакомая сидонийке сатанинская ухмылочка, означавшая, что вскорости кто-то станет очень даже нездоровым разумным. А точнее - мёртвым.
   - То есть? - не понял Неверов. - Что вы хотите этим сказать, инквизитор?
   - С момента нашего прибытия на Дакоту мне постоянно казалось, что здесь что-то не так. Поначалу я решил, что ваш недотёпа-губернатор руками Инквизиции хочет разделаться со своими политическими оппонентами, что тоже полная чушь, так как ни один имперский инквизитор не станет ничего предпринимать против кого-либо без веских на то оснований. Мы же, в конце концов, не Теневая Милиция Клойстера! Однако по здравому рассуждению и после того, как я всё проанализировал, а господин Феруччи своими словами лишь это подтвердил, я понял, что дело куда сложнее и серьёзнее, чем местные внутриполитические дрязги.
   Стерн, не обращая никакого внимания на охранников Неверова, прошёлся взад-вперёд, заложив руки за спину, изредка бросая настороженные взгляды на спутника торговца - невысокого худощавого мужчину, который с равной степенью вероятности мог быть как принадлежащим к виду homo, так и относящимся к родственной людям ксенорасе. Что-то в спутнике дакотца настораживало инквизитора, но вот что именно, понять было почему-то сложно. Для себя Стерн решил, что этот странный тип - "ручной" псайкер Неверова, которого дакотец приволок во дворец губернатора для того, чтобы, если дело пойдёт не так, обеспечить себе преимущество. Пока спутник Неверова ничего не предпринимал, но это ровным счётом ничего не означало. Псайкер в любой момент мог нанести удар, и предугадать это было невозможно.
   - Хасимир Феруччи, - Стерн указал кивком головы на представителя соперничающего с губернатором Дома. - Невинная жертва обстоятельств. Термин "медовая ловушка" вам знаком? - прищурился инквизитор. - Вижу, что знаком. Используя свою дочь, вы...
   - Постойте, инквизитор Стерн! - воскликнул Феруччи. - Что вы подразумеваете под своими словами? Разве Неверов...
   - Теперь я вас перебью, в свою очередь, Хасимир, - улыбнулся фарадеец, однако от этой улыбки Феруччи едва не сделалось дурно. Стерн редко улыбался, но когда он это делал, хорошо тому, в чей адрес была направлена улыбка, не становилось. - Владимир Неверов - не просто перебежчик-предатель, переметнувшийся в логово хаоситов ради власти и богатства, нет. Он в тысячу раз хуже. Когда его труп вскроют наши эксперты, многое прояснится, но пока я лишь могу предположить, что внутри нашего весёлого друга сидит инопланетная тварь, которая управляет его разумом и поведением. Ведь летали же вы зачем-то на Спурру, а, Неверов? Отрицать не стоит - Феруччи высказал предположение, что вы туда летали.
   - И лишь на словах этого озабоченного болвана вы делаете такой вывод? - усмехнулся Неверов. - Вы меня разочаровываете, господин инквизитор. Я был до сего момента высокого мнения об оперативниках Имперской Инквизиции.
   - Ваше мнение никоим образом не претерпит изменения, господин ренегат. Не знаю, ведомо ли Аманару, что пространство, прилегающее к бывшей родине ворзидов радиусом в десять световых лет, находится под контролем боевой патрульной космической станции, но в озвученное Феруччи время был засечён неопознанный звездолёт, вошедший в запретную зону. Со станции на перехват предположительно вашего корабля была отправлена эскадрилья перехватчиков "Гиена", но спустя три минуты корабль был потерян системами станции. Тогда сделали вывод, что к Спурре сунулся какой-нибудь фрагоголовый искатель сокровищ и его корабль не сумел уклониться от астероида. Ошибочный вывод, надо полагать. Вероятно, ваши покровители с Ахерона снабдили вас какой-то технологией маскировки, могущей укрыть корабль от сенсоров дальнего действия. Это вопрос второго плана, ответ на который мы тоже получим, можете не сомневаться. Меня больше всего интересует, что вы искали на бывшей планете ворзидов? Лабораторию по клонированию? Стазис-капсулу с примархом жуков?
   - Очень интересно у вас получается, инквизитор, - внешне безразлично отозвался Неверов, но его глаза, в которых абсолютно неприкрыто пылали злоба и ненависть, говорили совершенно обратное. - Продолжайте, прошу вас.
   - А нечего продолжать, - пожал плечами Стерн, незаметно для остальных делая Кассандре условный знак приготовиться. - Вы продались Хаосу, Неверов, стали еретиком и предателем Империума. Понятно, что вас просто подловили на вашем желании иметь всё и сразу, а ведь хорошо известно, что адепты Хаоса очень умело пользуются слабостями таких, как вы и вам подобные. Амулет адепта культа Аманара об этом говорит лучше любого слова. Тщеславие, жадность, высокомерие - эти ваши слабости вербовщики использовали на полную катушку. Ваша дочь была подвергнута пси-обработке ордошитами, отсюда её разнузданное поведение, но вам на это глубоко насрать. Она для вас всего лишь инструмент на пути к власти над - а вот над кем, интересно?
   Неверов молча смотрел на фарадейца и было отчётливо видно, что торговец едва сдерживается.
   - Затащив Хасимира Феруччи в сексуальные сети культа Ордоши с помощью Моники, вы рассчитывали таким нехитрым способом совершить на Дакоте переворот и поставить во главе планеты своего ставленника, привязанного к вам определёнными нитями. Хаоситы получили бы неплохой плацдарм, что получили бы от этого ворзиды, я не знаю. Их логику понять почти невозможно. Но с ними мы разберёмся. Потом. А сейчас надо разобраться с ублюдком, который ради личной выгоды...
   - Хватит! - неожиданно для всех рявкнул Неверов. - Мне надоело слушать твои бредни, господин инквизитор Стерн! Ваше время уже прошло - грядёт время новой силы, которая навсегда изменит облик Галактики! Иллес!
   Как бы не был готов к такому повороту событий Стерн, но всё-таки выпад псайкера Хаоса он пропустил. Скорее всего потому, что псайкер нанёс удар слишком уж неожиданно, вдобавок он использовал приём, известный под названием "пси-копьё". Разряд псионической энергии, похожий - если бы его можно было увидеть невооружённым глазом - на золотистое копьё, ударил прямо в голову фарадейца, который на долю секунды запоздал с постановкой отражающего пси-экрана. Перед глазами Стерна полыхнуло ослепительное чёрное пламя, по сознанию словно ударили кугхранским силовым молотом, и инквизитор свалился на пол террасы, лишившись сознания, успев, правда, перед отключкой увидеть злобную ухмылку на лице еретика.
  
  
  
   "Бип-бип!" "Бип-бип!"
   Сознание вернулось к Лаймону Стерну внезапно, словно кто-то где-то повернул некий выключатель. В голове гудело, словно кто-то поместил туда неисправный трансформатор, в горле першило и вообще хотелось проблеваться. Вдобавок ко всему, в глаза инквизитору словно насыпали мелкозернистого песка вперемешку с толчёным кварцевым стеклом - именно такое ощущение испытал фарадеец при попытке разлепить веки. Да ещё и этот странный звук, будто рядом с инквизитором работал какой-то аппарат.
   Всё же Стерну удалось открыть глаза и первое, что увидел имперский инквизитор - склонившийся над ним незнакомец с чем-то вроде полевого медицинского сканера в правой руке. Никакого оружия при себе он не имел, равно как и отличительных знаков, поэтому Стерн не смог определить, к какой службе принадлежит этот человек.
   - Спокойно, инквизитор, сейчас вам станет малость получше, - произнёс незнакомец, проводя над головой Стерна прибором. - У вас пси-шок от ментального удара большой мощности.
   - Где Неверов? - прохрипел фарадеец и сам поразился, насколько искажённо звучит его собственный голос. Видимо, псайкер-хаосит оказался отнюдь не из последних, раз его удар отправил инквизитора в пси-нокаут.
   - Ушёл ваш Неверов! - усмехнулся незнакомец, убирая куда-то сканер. - Вместе со своим ручным псайкером!
   - Кассандра...
   - Мне жаль, инквизитор, но вашу напарницу они забрали с собой. Как они отсюда улизнули - непонятно. Разве что при помощи масс-транспортировщика...
   - Дерьмо! - Стерн попытался подняться на ноги. С третьей попытки ему это удалось и инквизитор, пошатываясь, утвердился в вертикальном положении. - А вы-то кто такой?
   Фарадеец огляделся по сторонам. Хасимир Феруччи сидел, прислонившись спиной к мраморному ограждению террасы, и терпеливо сносил чинимые над его разбитой головой операции, которые проводил человек в белых одеяниях медика. Второй медик стоял рядом, держа наготове шприц-инъектор и тюбик с наномазью. Двое в форме Галактического Патруля о чём-то негромко беседовали с губернатором Дакоты, на чьём лице застыло выражение негодующего непонимания. Ещё четверо патрульных рыскали со своими приборами по всей террасе, изредка переговариваясь между собой. Двое сотрудников планетарной полиции опрашивали троих работников дворца, хотя что те могли знать о том, что здесь произошло, Лаймон не понимал.
   - Имперский инквизитор Савелий Моховой, - представился незнакомец. - Дакотское бюро. Я прибыл сюда так скоро, как смог, после получения сообщения о том, что во дворце губернатора Нурминена совершено нападение на офицеров Имперской Инквизиции. Кронфилд-Парк оцеплен солдатами Инквизиции, воздушное пространство над резиденцией закрыто для пролётов всех без исключения воздушных и космических средств, четыре фрегата Инквизиции барражируют над планетой. Ваши оперативники уже здесь и, если честно, этих ребят стоило большого труда удержать от того, чтобы они не пристрелили Нурминена прямо здесь.
   - А он-то здесь при чём? - не понял Стерн, взглянув в направлении одного из входов на террасу, через который из здания резиденции губернатора с решительным видом прошли Ансел Шорак и Ли Брекетт, держащие в руках лазганы, а в довесок к ним за спиной меркурианца висел дефган. Заметив своего непосредственного начальника, инквизиторы, как по команде, двинулись в его сторону.
   - Пока ни при чём, - услышал Стерн голос Брекетта, - но это пока. Во всяком случае, наши эксперты собираются проверить его на предмет наличия "плато обработки". Хорошо бы, конечно, чтобы его не было, но в свете всего произошедшего я не очень на это надеюсь.
   - Где Кассандра? - повторил вопрос Стерн, буравя своих напарников свирепым взглядом.
   - Не имеем ни малейшего понятия, шеф, - откликнулся кжев. - Неверов и его ручной гадёныш умотали отсюда, как - неясно. Либо использовали телепортатор, либо мы чего-то не догоняем. И Кассандру они с собой прихватили. Для чего - фраг знает.
   - В качестве заложника? - предположил Моховой.
   - Заложника? - Брекетт издал саркастический смешок. - Это инквизитора-то? Сомневаюсь, если честно, коллега Моховой. Это же расстрел на месте, без вариантов. Или у этого Неверова настолько мозги промыты Хаосом, что он решил, что ему это сойдёт с рук?
   Стерн перевёл взгляд на беседующих с Нурминеном патрульных и, издав какой-то непонятный звук, с решительным видом направился в ту сторону, положив ладонь правой руки на торчащую из кобуры рукоять бластера. Брекетт, Шорак и Моховой, переглянувшись между собой, сочли за благо последовать вслед за фарадейцем, ибо невооружённым глазом было видно состояние инквизитора. Он мог запросто пристрелить Нурминена, хотя это вряд ли помогло бы в решении вопроса о местонахождении Кассандры Брекенридж.
   Оба офицера Патруля при приближении имперского инквизитора отодвинулись в стороны, явно не желая оказаться между молотом и наковальней. И правильно поступили.
   - Постарайся меня убедить в том, что ты не имеешь никакого отношения к Неверову и что ты - не хаосит! - голосом, в котором явственно слышались стальные нотки, произнёс Стерн, подходя к Нурминену. - В противном случае, живым ты с этой террасы не уйдёшь! Но перед смертью я вытрясу всё из твоей башки, что тебе известно о делишках этого мерзкого выродка!
   - Заверяю вас, инквизитор Стерн, что я не имею никакого отношения к действиям Неверова! - поспешно произнёс Нурминен, которого вид взбешённого инквизитора напугал сильнее, нежели если бы здесь и сейчас из воздуха материализовался взвод кугхранских космодесантников с цепными мечами и силовыми молотами. - Я не имею никакого отношения к еретическим культам!
   - Тогда какого дерьмового рожна ты позволил этому ублюдку вести свою деятельность на вверенной тебе Императором планете? - рыкнул Стерн, слегка перекрывая доступ кислорода в лёгкие Нурминена психокинетическим импульсом. - Ты должен был при первом подозрении в ереси отдать приказ об аресте этого урода!
   - Я... я...
   - Что - я?! - Стерн всё-таки держал себя в руках, иначе губернатору бы не поздоровилось. - Вопрос о служебном несоответствии будет решать комиссия Администратума, я туда не суюсь. Но если тебе что-нибудь известно о тайных норах Неверова - лучше будет тебе о них рассказать. Похищен офицер Имперской Инквизиции - ты понимаешь, к чему это может привести?
   - Я не совсем понимаю...
   - Я могу немедленно отдать приказ о проведении Экстерминатуса, болван тупоголовый! - прорвало Стерна. Было очевидно, что инквизитор едва сдерживается, чтобы не пристрелить губернатора прямо здесь. И его нимало не волновало, виновен ли Нурминен или всего лишь проявил халатность. - Где этот ублюдок может скрываться?! У него есть что-нибудь вроде джампера?! Как вообще он мог уйти незамеченным?!
   - Шеф... - Брекетт осторожно дотронулся до правого плеча Стерна. - Ты это... того... не перегибай... кхм...
   - Атати райнупа айжекла! - выругался фарадеец. - Заберите это дерьмо отсюда и проверьте на предмет "плато обработки", а заодно проведите глубокое зондирование! Результаты немедленно мне по закрытому субканалу! Работайте, коллега Моховой!
   Дакотский инквизитор повелительным жестом подозвал двоих солдат в боевой броне, вооружённых стандартными лазганами Инквизиции, которые, подойдя к губернатору, молча встали по обеим сторонам от него и недвусмысленно повели стволами "Дреймаков".
   - Вы совершаете ошибку на мой счёт, инквизитор Стерн, - попробовал что-либо изменить в сложившейся ситуации Нурминен. - Я не имею никакого...
   - Если я ошибаюсь на ваш счёт, губернатор, - холодным тоном проговорил Стерн, буравя Нурминена злым взглядом, - вы получите официальное извинение за печатью Верховного Лорда-Инквизитора. Если же нет - не обессудьте. Увести его! - распорядился он, делая повелительный жест охранявшим Нурминена солдатам.
   - Инквизитор Стерн... - вдруг донёсся до ушей Лаймона негромкий голос откуда-то со стороны. Инквизитор огляделся и увидел, что Хасимир Феруччи, которому уже оказали первую медпомощь, внимательно глядит на него, явно намереваясь что-то сказать.
   - В чём дело, Феруччи? - буркнул Стерн, подходя к по-прежнему сидящему на полу дакотцу. - Вы что-то хотите мне сообщить?
   - Мне кажется, что я догадываюсь, куда мог слинять Неверов, - ответил тот. - Вероятность этого - пятьдесят на пятьдесят.
   - И куда же? - насторожился фарадеец.
   - Вы слышали что-нибудь о Жемчужных островах? Хотя вряд ли - вы же с Терры...
   - Я действительно ничего не слышал прежде об этих ваших Жемчужных островах. Что это такое, где они находятся и какое отношение они могут иметь к Неверову?
   Инквизитор навис над сидящим Феруччи так, как нависает патрульный крейсер над фрегатом мальванских бутлегеров, готовясь телепортировать туда абордажную группу. Но на Хасимира это особого впечатления не произвело.
  
  
  
   - В Зеландском Секторе Жемчужные острова широко известны, инквизитор Стерн, - произнёс Феруччи, делая неумелую попытку подняться на ноги. Помедлив пару секунд, Лаймон всё же решил вмешаться в этот процесс, чтобы ускорить получение объяснений. Хасимир благодарно кивнул фарадейцу и, прислонившись спиной к парапету, провёл левой ладонью по лицу, будто смахивая с него налипшую паутину. - Очень широко.
   - Курорт? - спросил инквизитор.
   - Да. Весьма респектабельный, смею заверить. Очень многие ВИП-персоны Дакоты имеют там недвижимость, и Неверов входит в это число.
   - И вы, конечно, знаете, где у этого мерзавца бунгало или что там? - прищурился Брекетт. Нехорошо так прищурился.
   - Знаю. Но попасть туда будет очень непросто.
   - Даже офицерам Имперской Инквизиции?
   Феруччи как-то жалостливо посмотрел на Стерна.
   - Неверову принадлежит целый остров, инквизитор Стерн. Называется он Парсер, площадь его составляет четыреста сорок квадратных километров, расположен на мелководье центральной части архипелага. Глубина там не позволяет оперировать на подводной лодке...
   - У нас есть штурмовик, нахера мне подлодка? - проворчал Стерн. - Подлетим к этому острову, выжжем нафраг периметр и высадим отряд терминаторов. Заберём Кассандру и прикончим хаосита... В чём дело, мать вашу так?! - озлился фарадеец при виде того, как Феруччи покачал головой. - Что ещё не так?
   - Ваш план хорош для атаки обычного логова еретиков, инквизитор, но дело в том, что остров Парсер - не настолько простой остров, как может показаться на первый взгляд.
   - Поясните.
   - Дело в том, что Неверов, используя предоставленные ему привилегии, воспользовался ими, так сказать, на полную катушку. Это, кстати, надо будет проверить...
   - Проверим. Что там не так с островом?
   - О, там много чего не так! - усмехнулся Феруччи. - От генератора силового экрана военного образца до лазерных орудий ПВО. И всё на вполне законных основаниях.
   - На законных основаниях? - Брекетт и Шорак переглянулись, а затем, как по команде, уставились на Стерна, ожидая, что скажет фарадеец. Однако Лаймон лишь слегка покачал головой и неодобрительно сдвинул брови.
   - Сдаётся мне, что связь губернатора Нурминена и Владимира Неверова куда как интересна, - произнёс инквизитор таким тоном, что по коже Феруччи пробежала целая толпа мурашек. - Что ж - думаю, что инквизитор Моховой сумеет прояснить эту часть проблемы. Мы же сосредоточимся на острове Парсер. Как далеко он расположен от Ренаруса?
   - Три часа лёта на низковысотном глиссере. Но системы ПВО...
   - Ли - немедленно собирай штурмовую команду! - тоном, не терпящим возражений, произнёс Стерн. - Три полные обоймы терминаторов в тяжёлой штурмовой броне "Крукс Терминатус", вооружение - ручные рейлганы, дефганы и напалмовые огнемёты, также мне потребуются две полные роты бронеподдержки, лучше всего использовать штурмовые шагоходы Инквизиции "Сокрушитель". Обеспечить полную воздушную и космическую блокаду данного района планеты. Чтобы ни одна муха не смогла взлететь! Сжигать всё, что пошевелится, и топить всё, что будет пытаться уйти по воде! Подготовить для высадки штурмовых сил десантное судно! Передать соответствующий приказ за моей личной подписью капитану Мазарини! Где Кендалл?
   - Здесь! - раздался в гарнитуре коммуникационного устройства голос пилота "Гепарда".
   - Готовься нас подобрать из Кронфилд-Парка. Садись где удобно - мне абсолютно наплевать, какой ущерб будет причинён этой помойке посадкой штурмовика. Выступаем через полтора часа.
   - Э-э... понял, шеф, - отозвался терранин.
   - Феруччи - кто выполняет обязанности губернатора при условии, что губернатор Нурминен не может эти обязанности выполнять?
   - Вице-губернатор Андрей Соколов.
   - Ансел - найти и доставить сюда! НЕМЕДЛЕННО!
   Шорак, бегло отсалютовав Стерну, со всех ног бросился прочь с террасы. Кжев очень хорошо знал своего шефа и прекрасно понимал, что в теперешнем своём состоянии фарадеец способен наломать дров. Хотя Шорак тоже был бы не прочь увидеть Неверова валяющегося где-нибудь с дыркой от бластерного заряда во лбу.
   Стерн, заложив руки за спину, прошёлся взад-вперёд по террасе вдоль ограждения, ни на кого не обращая внимания. Затем резко остановился и вперил пронзительный взгляд в Хасимира Феруччи.
   - Вы сказали, что остров Парсер оборудован генератором силового щита, - проговорил Лаймон. - Априори это невозможно. Ни одно частное лицо, будь оно хоть трижды торговым боссом, никогда и нигде в Империуме не получит разрешение на строительство в своих владениях станции защитного поля военного образца. Одно дело - силовые поля купольного типа, служащие для удержания атмосферы, и совсем другое - щит, способный защищать от обстрела. А Неверов, получается, построил на своём острове такой генератор. Это уже является нарушением имперских законов, и мне очень интересно, кто давал ему разрешение на подобное устройство.
   - Я могу вам дать ответ на этот вопрос, господин инквизитор, прямо сейчас, - раздался откуда-то из-за спины Брекетта слегка дрожащий от внутреннего напряжения чей-то голос. - Если вы соизволите меня выслушать.
   - Кто вы такой? - Стерн пристально вгляделся в весьма взволнованное лицо мужчины в строгом деловом костюме, позади которого маячил Ансел Шорак. - Вице-губернатор Соколов?
   - Так точно! - по-военному ответил вице-губернатор Дакоты.
   - Ага. Значит, вам ведомо о том, что на острове Парсер находится военное оборудование, которое там не имеет никакого права находиться. Так?
   - Так, но не совсем так.
   Вице-губернатор Соколов оглядел находящихся на террасе офицеров Инквизиции, немного задержав взгляд на Феруччи. Представитель одного из влиятельнейших семейств Дакоты на это никак не отреагировал. Похоже было, что присутствие инквизиторов Феруччи считал неким эквивалентом личного щита, полагая, что своего осведомителя Инквизиция не бросит на произвол судьбы. И в некоторой степени он был прав. В некоторой.
   - Поясните, - тоном, не терпящим возражений, потребовал Стерн, буравя вице-губернатора взглядом.
   - Согласно поданным в офис губернатора документам, на острове Парсер была построена установка, генерирующая силовое поле для защиты острова от природных стихий, что, учитывая широтное расположение Парсера, вполне обоснованно. Никто не увидел в том ничего необычного, господа.
   - Вот как? Гм... А кто занимался строительством, если не секрет?
   - Никакого секрета в этом нет, инквизитор Стерн. Станцию силового экрана на Парсере строила компания с Мориса-VII, имеющая соответствующую лицензию, надлежащим образом оформленную на Терре. Ведь только там можно получить сертификат на подобного рода деятельность.
   - Название компании? - требовательно спросил фарадеец.
   - "Защитные Системы Гейт-Хашимото".
   - Мико - ты всё слышал?
   - Да, шеф. Что мне надлежит сделать?
   - Передать Мазарини, чтобы он послал запрос в Бюро Инквизиции на Тетис с целью инициации проверки деятельности указанной компании. Необходимо выслать на Морис-VII следователей и проверить, всё ли законно с деятельностью этой компании.
   - Уже работаю, шеф.
   - Хорошо. - Стерн покачнулся с пятки на носок и издал некий нечленораздельный звук, который никто из находящихся рядом с ним не смог классифицировать. - Возможно, здесь мы имеем дело с обычным подлогом, господа. Документы были предоставлены от лица одной компании, а строила генератор совсем другая, и не исключено, совсем даже не-имперская. Но проверить необходимо.
   - Никто с этим не спорит, - отозвался Соколов.
   - Хорошо, - повторил Стерн. - Здесь, пожалуй, наше присутствие уже не требуется. Коллега Моховой позаботиться здесь обо всём. Ведь так, коллега?
   - Разумеется, - нехорошо усмехнулся дакотский инквизитор.
   - А мы сосредоточимся на подготовке визита на остров Парсер. Я почему-то уверен, что там будет довольно весело.
  
  
  
   Глава 18.
  
  
  
   Судя по обилию разнокалиберных моторных лодок, пасущихся на мелководье центральной акватории Жемчужных островов, эти воды были богаты рыбой, так как из кабины идущего на предельно низкой высоте штурмового корабля Имперской Инквизиции были отчётливо видны находящиеся на палубах рыбаки, сидящие на стульях или стоящие у бортов с удочками в руках. Лодки побольше медленно двигались по определённым траекториям, буксируя за собой различной величины тралы, что выдавало их принадлежность к рыболовецким артелям - законы Империума не разрешали простым рыболовам использовать сети, тралы и тому подобные приспособления, дабы не поощрять браконьерство, которое наказывалось весьма и весьма строго. И все, кто находился на судёнышках, при звуках работающих антигравитационных ускорителей поднимали головы к небу и испуганными взглядами провожали летящие едва ли не над поверхностью воды штурмовики, чьи борта несли на себе символ Имперской Инквизиции. Появление боевых кораблей всемогущей имперской спецслужбы означало лишь одно - у кого-то в данном районе планеты возникли серьёзные проблемы. И будет лучше, если к этому моменту близлежащие воды будут безлюдны, так как методы Инквизиции были слишком хорошо известны всей Галактике.
   Восемь тяжёлых штурмовиков "Гепард", прикрываемые четырьмя звеньями "Гиен", двигались на предельно малой высоте, какую только можно было достичь для космических кораблей этого класса. Делалось это для того, чтобы избежать радарного обнаружения, хотя Лаймон Стерн подозревал, что для того, чтобы обнаружить штурмовики, не обязательно прибегать к помощи аппаратных средств. Ручной псайкер-пария Неверова мог их засечь и без радаров и эргометров. И даже включённые пси-отражатели здесь могли оказаться бесполезными.
   Когда расстояние до острова Парсер сократилось до десяти километров, "Гепарды" разделились на две группы. Первая, в которую входил и штурмовик Стерна, продолжила следовать прежним курсом, прикрываемая двумя звеньями перехватчиков, вторая же группа сменила курс и двинулась в обход Парсера, чтобы атаковать остров со стороны двух небольших необитаемых островков, которые представляли собой торчащие из воды каменные "пальцы" высотой в пару сотен метров, поросшие короткой тёмно-зелёной травой и низкорослым кустарником с колючими ветвями. Как раз с той стороны побережье Парсера являло собой дикий каменистый пляж, где не было, к тому же, никаких сторожевых постов и не было похоже, что туда вообще наведывались какие-либо патрули. Правда, это особого преимущества штурмовым подразделениям не давало, учитывая, с кем они имели дело, но в создавшейся ситуации нужно было использовать любой способ получить это самое преимущество.
   Сидящий в кресле пилота Мико Кендалл, сверившись с показаниями приборов, повернул голову к Стерну и сообщил, что аппаратура постановки помех работает в штатном режиме. Сканеры системы ПВО острова навряд ли смогли бы обнаружить приближающиеся к Парсеру штурмовики, но распространялось ли это на псайкера, никто не мог сказать. Наверное, что не распространялось. Пси-поле практически не было подвержено влиянию оборудования данного типа, поэтому всем, кто находился на борту боевых кораблей Инквизиции, оставалось лишь уповать на волю Его Величества Случая.
   Остров Парсер показался в поле зрения настолько неожиданно, что Стерн даже поинтересовался у Кендалла, нет ли тут какой пилотской хитрости. На это терранин лишь хитро усмехнулся и неопределённо покрутил в воздухе пальцами левой руки, в то время, как пальцы правой лежали на джойстике управления. По всей видимости, Кендалл использовал одну из многочисленных уловок военных пилотов, позволявших незаметно подойти к цели. Фарадеец считал себя довольно неплохим пилотом, однако честно признавал, что до Кендалла ему ох как далеко.
   "Гепард" ещё немного снизился, так, что толкаемая им перед собой воздушная волна рассекла воду наподобие ледокольной насадки морского судна. Поднятая ввысь водяная пыль практически скрыла под собой боевой корабль и со стороны могло показаться, что к острову несётся разгневанный морской владыка. Впрочем, учитывая настроение Стерна, это было не так уж и далеко от истины.
   План, предложенный Стерном, был прост, как монета в два сентисола. Штурмовые корабли Инквизиции должны были подлететь к острову с двух разных сторон и высадить десантные отряды, которым надлежало начать немедленное выдвижение к особняку Неверова, подавляя любые очаги сопротивления. Правда, кто собирался оказывать это самое сопротивление, было непонятно, так как личная охрана торгового босса вряд ли могла оказать сколь-нибудь существенное противодействие терминаторам Инквизиции. Пятьдесят охранников, пусть и хорошо обученных и неплохо вооружённых, не шли ни в какое сравнение с профессиональными солдатами Инквизиции, закованными в тактическую боевую броню и вооружёнными тяжёлым оружием. Другой вопрос, если они вдруг окажутся "обработаны" на ментальном уровне - но именно у Имперской Инквизиции были в арсенале самые действенные методы борьбы с подобными противниками. Проникнув в имение Неверова, инквизиторы должны были отыскать Кассандру Брекенридж, а владельца сего поместья - ну, тут уже всё зависело от того, в каком именно состоянии инквизиторы найдут свою коллегу... или не найдут вовсе. Откровенно говоря, Стерн не собирался оставлять Неверова в живых ни при каких обстоятельствах. Но об этом инквизитор-фарадеец никому не говорил.
   Подняв целую тучу водяных брызг и взбудоражив идеально белый песок небольшого пляжа, пустынного в данный момент, Кендалл лихо посадил штурмовик прямо на песчаную почву. В другое время, вполне возможно, инквизиторы с удовольствием бы посидели на чистом бархатном песочке, наслаждаясь тишиной и покоем, но сейчас им было не до этого.
   Вниз грузно пошла тяжёлая десантная аппарель, выпуская наружу закованных в тяжёлую штурмовую броню "Крукс Терминатус" солдат-терминаторов, вооружённых рейлганами. Штурмовики немедленно рассредоточились по пляжу, взяв под контроль все мало-мальски опасные направления, откуда враг мог атаковать, а из недр десантного отсека "Гепарда" уже доносилось грозного гудение турбин штурмового шагохода "Сокрушитель", чьё название совпадало с названием штурмового же танка и который был предназначен для выполнения аналогичных задач, то есть - проламывание вражеской обороны. Для этой цели шагоход был вооружён тяжелотактным спаренным турболазером, четырьмя лучемётами "Коракс-120", двумя рейлганами и факельным огнемётом М-240. Генератор силового поля обеспечивал полное экранирование в радиусе пяти метров и его мощности хватало для того, чтобы выдержать трёхминутный обстрел полевого турболазера стандартной армейской модификации. Уже один такой шагоход мог натворить дел, а здесь и сейчас их присутствовало аж целых четыре штуки. И столько таких же машин сейчас высаживалось на противоположной стороне острова.
   - Подвесить штурмовик над островом, высота не более пятидесяти метров! - отрывисто бросил в микрофон коммуникатора Стерн, включая питание своего рейлгана и оглядываясь по сторонам. - Уничтожать все подозрительные объекты! Никто не должен покинуть остров, Мико! Это понятно?!
   - Понятно-то оно понятно, а ну как эти соко поволокут за собой Кассандру? - резонно заметил пилот "Гепарда". - Что тогда делать?
   - Тебе сканеры на кой фраг даны? - проворчал фарадеец, знаком показывая Брекетту и Шораку, чтобы те заняли позиции по бокам от него. - Проверь на предмет трансляции персонкода Брекенридж - и тогда действуй! Навряд ли эти ублюдки поймут, где у Касси находится идентификатор!
   - Будем надеяться, что так оно и есть, - с сомнением в голосе проговорил Кендалл и отключился.
   Стерн что-то неразборчиво пробормотал себе под нос и, поудобнее перехватив рейлган, отдал команду начать движение.
   Синхронно загудели турбины шагоходов и тяжёлые восьмитонные боевые машины, отдалённо напоминающие древних динозавров с Терры, двинулись вглубь острова, безжалостно вломившись в декоративный кустарник, который отгораживал пляж от рукотворных "джунглей", которые были ну очень уж рукотворными. Впрочем, никто из высадившихся на Парсере инквизиторов и штурмовиков не намеревался любоваться местными достопримечательностями. Они сюда прибыли с совершенно иной целью, которая ничего хорошего обитателям этого "райского уголка" не несла.
  
  
  
   Первый очаг сопротивления, если это так можно было назвать, штурмовики встретили в километре от пляжа, на самой границе рукотворного тропического леса. Наземный джип с четырьмя вооружёнными охранниками - не самый неудобный противник для профессиональных солдат Инквизиции, но даже самый никудышный стрелок может вполне поднять тревогу. Что, собственно, и произошло.
   Понятное дело, что охрана острова была проинструктирована самим его владельцем, так что в том, что по едва миновавшим искусственные заросли терминаторам был немедленно открыт огонь, ничего противоестественного не было. Правда, лазган против брони "Крукс Терминатус" - всё равно, что рогатка против слона, но за неимением тяжёлого вооружения патрульные применили то оружие, которым были на данный момент вооружены. Конечно, штурмовики сочли это чистой воды оскорблением, и их можно было понять. Вот только объяснить это патрулю они не успели. Вывернувшийся из псевдо-джунглей один из шагоходов немедленно открыл огонь на поражение из обеих своих рейлганов, превратив патрульную машину в искорёженную груду металлолома, а незадачливых патрульных - в органическое месиво, в котором опознать человеческие останки можно было лишь путём ДНК-анализа.
   Однако дело было сделано - тревогу патрульные всё-таки успели поднять. По всему острову разнёсся протяжный вой сирены, на который, впрочем, никто из штурмовиков не обратил сколь-нибудь серьёзного внимания. Подумаешь, всего лишь досадная помеха на пути!
   На противоположной стороне Парсера что-то оглушительно прогрохотало, заставив инквизиторов переглянуться меж собой. Там явно кто-то что-то взорвал, причём это "что-то" однозначно было очень взрывоопасным. Однако командир второй команды штурмовиков капитан Эрикссон имел полное право действовать по собственному усмотрению, поэтому Стерн решил оставить это происшествие без внимания. Мало ли что там могло взорваться у хаоситов! Главное, чтобы при этом не пострадала инквизитор Брекенридж.
   Второй очаг сопротивления встретился штурмовой команде Стерна у поворота хорошо укатанной гравийной дороги, которая вела вглубь острова, причём явно к поместью Неверова. Дорога была почти в идеальном состоянии, и присмотревшись к дорожному покрытию повнимательнее, фарадеец понял, почему. Дорожное покрытие состояло из гранулированного псевдогравия, искусственного материала, очень популярного у ландшафтных дизайнеров, прочного и влагостойкого. Лаймон хмыкнул и подумал про себя, что Неверов, должно быть, потратил на обустройство Парсера не один миллион империалов. Впрочем, как раз на это инквизитору было глубоко наплевать.
   Два легкобронированных броневика на антигравитационной тяге выскочили из-за поворота дороги и с ходу открыли огонь из спаренных лучемётов. Обе машины прикрывали защитные поля, так что с ходу уничтожить их не получилось. Штурмовики рассредоточились по краям дороги и открыли ответный огонь, включив свои персональные щиты. А где-то рядом уже трещали тяжёлые ступоходы "Сокрушителей", против которых у охраны острова не было никаких шансов.
   Бронемашины охраны, завидя приближающиеся шагоходы, попытались было отступить, но штурмовым отрядам был дан чёткий приказ - никого в плен не брать. Все, кто находились на острове, были объявлены еретиками и врагами Империума и, как следствие, подлежали немедленной ликвидации. А приказы в Имперской Инквизиции не обсуждались. Они просто выполнялись, нравилось это кому-либо или нет.
   Позади броневиков на дорогу рухнуло срезанное выстрелом рейлгана высокое разлапистое дерево, полностью перегородив проезд. Не успевший должным образом среагировать на резкое изменение обстановки водитель вместо того, чтобы затормозить, наоборот, прибавил газу, норовя перескочить возникшее вдруг перед его машиной препятствие. Одно только обстоятельство он не учёл - броневик на антигравитационной тяге не являлся полноценной воздушной машиной и не мог летать. А для того, чтобы преодолеть препятствие в виде поваленного дерева, нужно было сидеть за пультом управления, по меньшей мере, "Носорога".
   Естественно, что ничего у него не получилось. Броневик просто-напросто врезался в поваленное снарядом рейлгана дерево, ударился о ствол передним бампером, подскочил в воздух, зацепился днищем за ветви и перевернулся, с грохотом завалившись на крышу. Внутри машины что-то затрещало, наружу повалил едкий дым, после чего броневик взорвался, разметав свои обломки в радиусе добрых полусотни метров.
   Второму броневику охраны повезло немногим больше, но всё же недостаточно для того, чтобы благополучно ускользнуть. Поваленное выстрелом рейлгана дерево он сумел объехать, но увернуться от выстрела турболазера одного из шагоходов ему не удалось. Прогремел ещё один взрыв, с точно такими же последствиями, как и в первом случае.
   Между тем, если на этой стороне острова Парсер дело ограничилось лишь двумя - пока - стычками с местной "гвардией", то на другой стороне острова, судя по доносящимся оттуда звукам, шёл настоящий бой. На недоумённый вопрос Брекетта, могли ли солдаты личной охраны Неверова организовать подобное сопротивление, Стерн лишь пожал плечами и ответил, что дело здесь, вполне возможно, не только в охране острова.
   Зря, наверное, фарадеец это сказал. Штурмовики едва успели преодолеть поваленное дерево и оставить позади себя обломки броневиков, как из-за того же поворота дороги появилось новое действующее лицо. И при его виде Стерн глухо выругался про себя, одновременно с этим переведя питание генератора щита на полную мощность. Хотя даже это вряд ли бы спасло его, начни новоприбывший стрелять с ходу. Однако он этого делать не стал, а вместо этого остановился прямо посреди проезжей части и с видом абсолютного превосходства повёл туда-сюда сдвоенными стволами своих турболазеров.
   Боевой шагоход Тёмных Миров класса "Молох" был довольно серьёзной боевой машиной и справиться с ним имеющимися в распоряжении инквизиторов силами представлялось задачей хоть и выполнимой, но довольно тяжёлой. Уступая размерами и вооружением имперскому шагоходу класса "Титан", аналогом которого, собственно, "Молох" и являлся, он, тем не менее, одним залпом своих турболазеров и МД-орудий мог просто-напросто смести с лица штурмовой отряд Имперской Инквизиции. Правда, это при условии, что все штурмовики будут спокойно стоять и ждать подобного поворота событий. Чего, разумеется, от них нельзя было ожидать.
   Однако совершенно неожиданно для всех - и для штурмовиков, и для инквизиторов, и для пилота "Молоха" - в дело вмешалась третья сила. Откуда-то из-за спины шагохода раздался шипящий звук, характерный для ручной ракетной установки, и в корпус "Молоха" вонзилось нечто, тянувшее за собой длинный шлейф дыма и пламени. Точно в районе "поясницы" боевой машины полыхнул взрыв, и хотя сколь-нибудь серьёзных повреждений "Молоху" это не причинило, но всё же вынудило пилота шагохода обратить своё внимание на нового врага.
   Пока тяжёлая боевая машина разворачивалась вокруг своей оси, в её корпус врезалась ещё одна ракета. Щит "Молоха" почему-то был не активирован, и Стерн про себя подумал, что, скорее всего, он даже не работает. Вполне возможно, что Неверов раздобыл шагоход в таком уже состоянии. Впрочем, инквизитору на это было глубоко наплевать. Гораздо более его интересовал вопрос, кто палит по "Молоху" из ПТРК. И он, кажется, догадывался, кто именно.
   Ещё две ракеты практически друг за другом врезались в корпус "Молоха", и сделалось очевидным, что боевая машина обречена. Внутри исполинского корпуса что-то гулко ухнуло, наружу повалил едкий сизый дым. Впрочем, оператора ПТРК это не остановило. Ещё одна ракета врезалась точно в кабину пилота, вследствие чего шагоход пошатнулся и, постояв несколько секунд, качаясь, будто подрубленное дерево, рухнул на землю. Прогремевший вслед за этим взрыв окончательно добил боевую машину, разворотив машинный отсек.
   - Что-то слишком долго, дажж укуси тебя за нос! - услыхал фарадеец недовольный голос Кассандры Брекенридж. Вслед за этим его глазам предстала и сама инквизитор - с ПТРК "Шмель" в обеих руках, одетая в испачканный рабочий комбинезон, по всей видимости, до этого принадлежавший кому-то из технического персонала, обслуживающего поместье независимого торговца. Что случилось с его прежним обладателем, Стерна, да и остальных инквизиторов, ничуть не волновало. Самое главное - Брекенридж жива, цела и, судя по всему, здорова. И очень-очень сердита.
   - Мы торопились, - скупо улыбнулся Стерн при виде сидонийки.
   - Оно и видно!
   Брекенридж сердито фыркнула и, бросив быстрый взгляд на лежащий на боку шагоход, резко развернулась на месте и направилась в том направлении, откуда, судя по всему, она и пришла.
   - Куда это она? - не понял Ансел Шорак.
   Ответить кжеву Стерн не успел. Где-то за поворотом заработал довольно мощный, судя по звуку, мотор и вскоре глазам штурмовиков предстал приземистый наземный джип на четырёх массивных колёсах, выкатившийся навстречу отряду Стерна.
   - Эти уроды были настолько любезны, - проворчала, вылезая из-за руля, Кассандра, - что предоставили в моё распоряжение эту хрень на колёсах. Ну, предварительно я там нескольких положила-то, но и поделом. Нападение на имперского инквизитора - это смертная казнь, без вариантов.
   - Где Неверов? - спросил Стерн, подходя к машине.
   - Да здесь эта падла! - Брекенридж с чувством стукнула кулаком по задней дверце. - Думаю, ещё живой, атати райнупа айжекла!
   - Что ты с ним сделала? - с интересом произнёс фарадеец, поднимая тяжёлую панель и всматриваясь в грузовое отделение джипа. - О-о, Святая Терра! Это, надо думать, было больно!
   - Этот ублюдок свой сраный член хотел в меня засунуть, ну вот я ему яйца и отбила-то за это! - оскалилась Брекенридж. - Тоже мне, герой-любовник выискался! Еретик проклятый!
   - Он жив вообще? - Стерн осторожно прикоснулся к шее дакотца, пытаясь нащупать биение пульса. Пульс был. Но очень слабый. - Неслабо ты его отделала! Ты ему, похоже, не только яйца, но и всё остальное отбила за компанию!
   - Я вообще хотела его пристрелить нафраг, но потом подумала, что ты будешь недоволен! - Кассандра повела плечами. - Думаю, что теперь весь этот гадюшник можно разнести к чертям собачьим! Неверова ты заполучил...
   - Не думаю, что в таком состоянии он годится для проведения допроса, - с сомнением в голосе пробормотал фарадеец, глядя на зверски избитого спейсера. - Хотя для глубокого зондирования главное мозг, а его, надеюсь, ты ему не отбила.
   - Без понятия! - равнодушно откликнулась сидонийка.
   - Гм... Что ж - полагаю, что операцию можно заканчивать. Ансел - свяжись с "Доминатором" и передай капитану Мазарини приказ: как только мы покинем Парсер - нанести по острову орбитальный удар орудиями главного калибра.
   - Выполняю, шеф! - отозвался Шорак.
   - Лаймон...
   - Что? - Стерн с интересом посмотрел на Брекенридж.
   - Если ты сегодня, фраг тебя дери, не проявишь, наконец, инициативу - я пошлю тебя куда подальше и подам рапорт на отставку! - прошипела девушка, вплотную подступая к фарадейцу и едва не касаясь кончиком своего носа носа Стерна. - Задолбал уже!
   - Но глубокое зондирование...
   - Подождёт твоё зондирование! - безапелляционно заявила Брекенридж. - Никуда оно не денется! А если так уж невтерпёж - пусть Брекетт этим займётся!
   - Гм... - Стерн покосился на стоящих в отдалении Брекетта и Шорака. - Думаю, что Ли будет только рад поработать...
   - Через два часа в моей каюте на "Доминаторе"! - строго произнесла Брекенридж, слегка заехав кулачком в грудь фарадейцу. - И смотри у меня, чтоб без опозданий! И отключи все свои фраговы коммуникаторы и инфоры, не то, клянусь Императором, я их тебе в одно место запихну!
   - Приму к сведению, - скупо улыбнулся Стерн.
   Кассандра Брекенридж, довольно кивнув, отодвинула инквизитора в сторону и принялась вытаскивать Неверова из багажного отсека джипа. Причём делала это она так, словно вытаскивала не бессознательное тело, принадлежащее живому - пока что - разумному, а мешок с мусором.
   Собственно, учитывая "заслуги" Неверова перед Имперской Инквизицией, так оно и было.
  
  
  
   Обновление от 26.09.2018.
   Лаймон Стерн, с шумом выпустив воздух из своих лёгких, мотнул головой и, приподнявшись на локтях, огляделся по сторонам. Потолочные светопанели были наполовину затемнены, отчего в каюте царил такой интимный полумрак. Кассандры Брекенридж нигде не было видно, однако из-за неплотно закрытой дверцы душевой кабины доносились какие-то малопонятные инквизитору звуки.
   Фарадеец ещё раз мотнул головой и скосил глаза вниз, туда, где нижнюю часть его тела прикрывало лёгкое стёганое одеяло. Усмехнулся и покосился на дверь душевой, откуда как раз именно в этот момент появилась Кассандра, закутанная в большое пушистое полотенце.
   - Господин инквизитор угомонился? - спросила она, при этом в глазах Брекенридж отчётливо виднелись весёлые искорки. - Больше не будете меня мучить?
   - А хочешь? - прищурился Стерн.
   - Кто бы мог подумать, что такой строгий и серьёзный господин может быть таким страстным и неугомонным! - Кассандра присела на край кровати и быстро сунула руку под одеяло, отчего Стерн издал шипящий звук. - Зачем шипишь? Опять меня хочешь?
   - С чего ты так решила? - хмыкнул фарадеец.
   - Да под одеялом что-то уж больно твёрдое нашлось! - усмехнулась Кассандра. - Собственно, я не против...
   Раздавшийся сигнал включившегося коммуникационного устройства заставил девушку недовольно сморщиться и бросить сердитый взгляд на панель коммуникатора. Руку она при этом из-под одеяла неохотно убрала, чем вызвала понимающую улыбку на лице инквизитора.
   - Тебя, наверное, - проговорила Брекенридж, кивая на коммуникационную панель. - Подойдёшь?
   - Попробую.
   Фарадеец, обернув вокруг себя одеяло, чем вызвал насмешливое фырканье Кассандры, поднялся на ноги и подошёл к пульту связного устройства. Включил экран и выжидающе уставился в него.
   На встроенном в стену полихордкристаллическом экране возникло озабоченное лицо Ли Брекетта. Инквизитор с Меркурия внимательным взглядом окинул своего патрона, но благоразумно промолчал. Видневшуюся на заднем плане Кассандру Брекенридж, чьё одеяние на данный момент состояло из банного полотенца, Брекетт благоразумно "не заметил".
   - Шеф - ты не занят? - спросил меркурианец.
   - В данный момент - нет, - усмехнулся Стерн. - А что такое?
   - Тут такое дело... - Брекетт замялся, явно пребывая в состоянии растерянности. - В общем, мы завершили обработку данных, полученных при глубоком зондировании мозга Неверова... и там это... странное дело, понимаешь...
   - То есть? - вскинул левую бровь инквизитор.
   - Никакого мозгоправа в этом фрагоголовом нет, но электроэнцефалограмма его мозга показывает, что он был "обработан". Во всяком случае, "плато обработки" ясно видно на мониторе.
   - Подразумевается, что его могли обработать?.. - Стерн сделал паузу и вопросительно взглянул на Брекетта.
   - Могли.
   - Ворзиды?
   - Ну, учитывая тот факт, что Неверов всё-таки летал в систему ворзидов, этого нельзя исключать.
   - Но Спурра уничтожена, Ли! Её Флот разнёс на куски полторы тысячи лет назад!
   - Это верно...
   Брекетт умолк и недовольно нахмурился.
   - В чём дел, Ли? - недовольно нахмурился Стерн, делая незаметный знак Кассандре, чтобы та вышла из поля зрения камеры и занялась приведением себя в порядок. Сидонийка, пожав плечами, поднялась на ноги и, подойдя к встроенному в одну из стен каюты шкафу, принялась сосредоточенно там копаться.
   - Понимаешь, здесь очень странные дела творятся, шеф. Неверов на самом деле летал в систему Урш-Нарр, но это всё, что удалось выудить из его сознания. Такое чувство, что либо информацию просто-напросто стёрли, либо заблокировали так, что даже глубокое зондирование не может её выудить.
   - Очень интересно, - пробормотал Стерн. - А как сейчас состояние Неверова?
   - Хреновое. Его перевели в военный госпиталь при базе Флота и подключили к аппарату поддержания жизнедеятельности. Уж больно крепко его Кассандра отделала.
   - Пусть скажет спасибо, что ему вообще череп не проломила! - фыркнула Брекенридж, которая уже переоделась в форменную одежду офицера Инквизиции и теперь стояла за спиной Стерна. - Тоже мне, мудак выискался!
   - Может, оно и к лучшему было бы! - фыркнул Брекетт. - Да собственно, фраг с ним, с этим еретиком! Что дальше-то делать будет, шеф?
   - А что ты предлагаешь? - вопросом на вопрос ответил фарадеец.
   - Последние военные сводки гласят, что ворзиды свернули наступление везде, где они только появились. Никто ничего не понимает, но многие в командовании Флота считают, что жуки, по всей видимости, получили некий сигнал, который заставил их свернуть наступление и отойти куда-то. Куда - ведомо только им самим. Однако по данным разведки, скорее всего, силы ворзидов ушли к тому, что осталось от Спурры...
   - Они вернулись на Спурру? - нахмурилась Брекенридж. - Но чего ради? Что там такого может быть важного для них?
   - Портал, инквизитор Брекенридж. Портал, благодаря которому стала возможна инвазия.
   Коммуникационный экран неожиданно потух, будто его мгновенно отключили от питания. На панели связного устройства вспыхнули и погасли огоньки, свидетельствуя о том, что коммуникатор отключился.
   Стерн и Брекенридж, переглянувшись между собой, неспешно обернулись на раздавшийся словно из ниоткуда звук голоса, и воззрились на неожиданно возникшего в каюте сидонийки высокого незнакомца, внешне похожего на терранина или представителя родственной уроженцам Терры расы. Лицо незнакомца было весьма странным - с одной стороны, это было самое обычное человеческое лицо (или лицо ксеноса, принадлежащего к родственной людям расе), слегка смугловатое, с внимательными карими глазами, в которых явственно читался недюжинный интеллект, обрамлённое аккуратно подстриженными чёрными, как смоль, волосами; с другой, что-то неуловимое в этом лице заставляло подозревать, что сей субъект является гораздо более сложным существом, чем казалось визуально.
   - Мне кажется, или я вас уже где-то видел? - прищурился Стерн. Разумеется, возникшего из ниоткуда незнакомца инквизитор опознал сразу - в памяти тут же всплыло посещение им два года назад очень интересного места, которое называлось Имматериум, и встреча с одним из Древних, зовущегося Вокбином.
   - Полагаю, что года эдак два ваших назад, в месте, которое именуется Имматериум, - последовал спокойный ответ. - Инквизитор Лаймон Стерн - вы не представите меня своей коллеге?
   - Касси - это тот самый Вокбин, о котором я тебе рассказывал некоторое время назад, - произнёс Стерн, кивая Брекенридж. - Древний-ренегат, который рассорился с Аманаром и его бандой и помог нам тогда с Багровым Приливом.
   - Добрый день, господин Вокбин, - осторожно произнесла сидонийка, косясь на своего шефа. - Надо полагать, моя личность вам известна.
   - Разумеется, - подтвердил Вокбин. - Впрочем, я как бы не совсем Вокбин. Вернее, я - его аватар. Самому Древнему в вашем мире четырёх измерений довольно сложно находиться, да и вам самим контакт с ним вышел бы боком. Он ведь суть существо многомерное, и разговор с ним окончился бы для вас энергоинформационным шоком.
   - То есть, выходит, я тогда тоже с аватаром беседу вёл? - понимающе кивнул Стерн.
   - Конечно. В противном случае, мы бы сейчас с вами не разговаривали.
   Фарадеец хмыкнул и переглянулся с Кассандрой.
   - Понятно. А сейчас что вас привело в наши... мм... маломерные края, господин аватар Вокбина?
   Если до Древнего и дошёл юмор инквизитора, то он ничем этого не показал. Аватар Вокбина заложил руки за спину и прошёлся взад-вперёд, не глядя на инквизиторов. Впрочем, ему и не надо было на них смотреть. Способности Вокбина лежали далеко за гранью понимания Стерна и Брекенридж, и даже самый сильный псайкер Галактики ничего не смог бы противопоставить этому существу, появившемуся на свет ещё тогда, когда не было НИЧЕГО. Ничего, кроме таинственной Нулевой Сингулярности, о которой вот уже пару тысяч лет ходили самые невероятные слухи и россказни. Но если и существовал в природе её осколок, который, как говорили, невесть когда принял форму кусочка камня, то пока ещё никому не удавалось его найти. А ведь, если верить легендам, того, кто сумел бы найти этот самый осколок и остаться при этом в живых и при здравом рассудке, ждали могущество и власть, сопоставимые с могуществом Владык Хаоса. Но это в теории.
   - Аманар совсем заигрался в Большого Босса, а это чревато серьёзными проблемами для Мироздания, - произнёс, наконец, Вокбин. - Совсем недавно он прибрал к своим рукам владения Шо-Шанна, усилив и без того свою огромную мощь, и теперь его влияние в Тёмных Мирах стало ещё больше. Я не исключаю того, что вскорости Ахерон решится на крупную военную авантюру. Уже сейчас Тёмные Миры наращивают свою и без того немалую военную мощь, но вам это должно быть известно и без моих подсказок.
   - Нам известно о военных приготовлениях Ахерона, - кивнул Стерн. - Но какое это имеет отношение к ворзидам?
   - Не самое прямое, скажу откровенно, однако я так понимаю, что Аманар хочет использовать этих жуков для дестабилизации ситуации в Галактике. Пока вы будете разбираться с ворзидами, Ахерон двинет свои эскадры на Империум, Торговую Гильдию и на Независимые Системы. Со всеми вытекающими последствиями.
   - Аманар и ворзиды связаны между собой? - полуутвердительно спросила Брекенридж.
   - После того, как стало ясно, что ворзиды не смогут одолеть Империум и его союзников, Аманар спрятал несколько кораблей-ульев и гранд-примарха Спурры - да-да, такая особь действительно существует - в своих владениях в Имматериуме. Собственно, агрессия ворзидов против Галактики - это его рук дело. Аманар всегда предпочитал действовать с минимальной угрозой для себя любимого, перекладывая основную работу на "шестёрок".
   - Зачем ему всё это? - спросил Стерн. - Погрузить всю Галактику в хаос и нанести удар, когда этого никто не ждёт?
   - Примерно так, - кивнул Вокбин.
   - И сейчас он решил вернуться к уже апробированной тактике? - Кассандра переглянулась с фарадейцем.
   - Похоже на то. Но он не учёл одного - корабля-улья на Абаддоне. Тот корабль был, судя по всему, повреждён во время войны и сел на планету для того, чтобы починиться... или укрыться от имперских эскадр. Неважно. Факт, что Аманар не учёл этот корабль-улей, как и то, что на Абаддон прибыли шахтёры с Кворристоуна и начали разработки месторождений. Они наткнулись на корабль-улей, дальше вам всё прекрасно известно.
   - Да уж! - фыркнул Стерн. - Этого он не просчитал! Выходит, что вы, Древние, не так уж и всемогущи!
   - Никто в этой Вселенной не совершенен, инквизитор Стерн. В том числе, и мы. Вообще, как мне кажется, абсолютно совершенных существ просто нет. Даже в Высших Сферах.
   - Верно подмечено. Ну, а здесь вы для чего... мм... материализовались? Предупредить или решили вмешаться в дела простых смертных?
   - Скажем так - я могу сделать кое-какие движения, которые помогут вам устранить угрозу со стороны ворзидов. С Тёмными Мирами вы сами способны разобраться.
   - Каким образом вы собираетесь нам помочь? - задала вопрос Брекенридж.
   - Флот, если можно его так назвать, ворзидов в данный момент находится в своей бывшей родной системе, но проблема в том, что я заблокировал портал перехода в Имматериум. Уйти они теперь не могут. У вас есть время, чтобы направить к Спурре эскадры Флота и разнести корабли жуков на молекулы. Тем самым вы нанесёте удар и по Аманару. А потом можете приниматься за Тёмные Миры - эту проблему вам давно пора решить.
   - Это может привести к крупномасштабной межзвёздной войне, - с сомнением в голосе произнёс фарадеец.
   - Это ваши проблемы, - отмахнулся Вокбин. - Меня это не касается. Водить вас за ручку я не подписывался. Мне хватает своих проблем... впрочем, вас они не касаются. Портал будет закрыт... ещё достаточно длительное время. Вы успеете прислать к обломкам Спурры флот и уничтожить корабли-ульи.
   - А гранд-примарх? - спросила Кассандра.
   - Он вне вашей досягаемости, в Имматериуме, но здесь оставьте решение этого вопроса мне. У меня свои методы, знаете ли.
   Аватар Вокбина усмехнулся. И... исчез, оставив после себя запах озона и ещё что-то неуловимое, но однозначно чуждое этому миру. Что-то, что принадлежало Имматериуму.
   - У меня почему-то создаётся стойкое ощущение, что все наши действия просчитаны на сотни ходов вперёд этими... кем они там являются... - покачал головой Стерн. - Такое чувство, что мы словно марионетки в древнем театре кукол. Нас водят, нам говорят, что и когда надлежит делать... но так не может продолжаться вечно. Рано или поздно нити рвутся и куклы начинают жить самостоятельно.
   - Неожиданные слова, - Кассандра с интересом посмотрела на Стерна. - Откуда такая пессимистическая философия, а, Лаймон?
   - Это не пессимизм - это наблюдение, - Стерн задумчиво провёл рукой по гладко выбритому подбородку. - Хотя, возможно, я не прав. А может, и наоборот.
   - И что же теперь делать, в свете всего того, что нам стало известно?
   - Затевать военную кампанию в Тёмных Мирах не входит в компетенцию Инквизиции, Касси, но мы сможем представить свои рекомендации Верховному Лорду-Инквизитору. А он, в свою очередь, сможет представить Императору и Генеральному Штабу своё обоснование вероятной военной кампании. Но вот что мы сможем сделать прямо сейчас...
   Фарадеец замолчал и задумчиво пожевал губами.
   - Что именно, Лаймон? - осторожно спросила Брекенридж.
   - Прямо сейчас мы можем связаться с командованием имперскими силами в секторе и обрисовать общую картину. Воспользуемся своими полномочиями инквизиторов для того, чтобы мобилизовать эскадры для удара по Спурре. Пока этот... портал закрыт, но мы не знаем, как долго Вокбин сможет его удерживать. Жуки сейчас сидят там, как тараканы под суповой тарелкой - самое время их как следует поджарить.
   - А Ахерон?
   - Настолько далеко мои полномочия не распространяются, Касси! - усмехнулся Стерн.
   - Ну да... А что насчёт нас?
   - А что насчёт нас? - эхом откликнулся фарадеец.
   - Мне кажется, нам пора или узаконить свои чувства, или просто разойтись в разные стороны, шеф. Так не может продолжаться вечно.
   - Идёт война, вообще-то...
   - Это не отговорка, Лаймон. Война ещё даже толком не началась.
   - Но она может начаться, если Терра решит перейти в наступление против Ахерона. Я согласен, что вопрос Тёмных Миров надо решать - ведь это тянется уже много столетий, но полномасштабная война способна сильно изменить Галактику. Хотя...
   Стерн с прищуром взглянул на сидонийку.
   - Браки, заключённые во время войны, отличаются особой прочностью. Особенно если оба партнёра принадлежат к Имперской Инквизиции. Думаю, что на Дакоте найдётся кому оформить всё это.
   - Ты делаешь мне предложение, инквизитор Лаймон Стерн? - Кассандра опёрлась спиной о стену каюты.
   - Ну... пожалуй, что да. В противном случае, я сильно рискую своим здоровьем. По всей видимости.
   - Ты даже не представляешь себе, насколько ты прав, шеф! - рассмеялась Кассандра. - Ибо я действительно намеревалась запулить в тебя чем-нибудь тяжёлым. В голову. Чтобы у тебя, наконец, мозги встали в нужное положение. Но ты, похоже, и без этого принял правильное решение.
   - Что ж - похоже, что я спас себя от серьёзных физических увечий, - без тени улыбки произнёс Стерн, однако в его глазах явственно читалось веселье. - Чего нельзя сказать о ворзидах.
   - Давай пока не будем про эту мерзость. Не думаю, что пара часов задержки так уж сильно повлияет на ситуацию в Галактике.
   - Технически...
   - Стерн!
   - А? - Лаймон удивлённо посмотрел на Брекенридж. - А, да, действительно... Опять я в своём репертуаре, да?
   - Я почему-то очень сильно сомневаюсь, что этот твой репертуар когда-нибудь вообще изменится, шеф. Ты воистину неисправим.
   - Я - имперский инквизитор, и я должен быть беспощаден ко всем врагам Империума, - назидательным тоном проговорил фарадеец. - Но ты права - пара часов не сделает погоды.
   - Наконец-то ты поумнел! - фыркнула Брекенридж.
   - Никогда не поздно.
   - Ага, верно подмечено! - Кассандра подошла вплотную к фарадейцу и, закинув руки ему за шею, с хитрым прищуром посмотрела ему в глаза. - Только учти - переключать рули на реверс уже поздно! Решение ведь принято!
   - Когда я менял свои решения, Касси? - хмыкнул Стерн.
   - Ну... никогда.
   - И сейчас не собираюсь.
   - Тогда пошли, быть может? Кстати - наше пребывание на Дакоте завершено или как?
   - Не думаю, - покачал головой фарадеец. - Мы ещё не до конца разобрались в мотивах действий губернатора. Если он был под ментальным воздействием - это одно, но если он переметнулся в лагерь противника - это уже совсем другое. Поэтому я предлагаю после того, как мы закончим с личными делами, наведаться в местное бюро Инквизиции и допросить Нурминена. А там будет видно. Если на планете есть еретическая ячейка, наш долг, как офицеров Имперской Инквизиции, выявить её и уничтожить. Нельзя допустить расползания ереси по всему Зеландскому Сектору.
   - Да, похоже, что работы у нас никогда не убавится! - притворно вздохнула Брекенридж, беря Стерна под руку и лёгким пинком направляя его к двери каюты.
   - Можно подумать, тебя это расстраивает!
   - Расстраивает? Да ты что! Тогда у нас работы просто не станет!
   - Работа для имперского инквизитора будет всегда, Касси. Такая уж у нас служба...
   - Да, это ты верно просигналил.
   Кассандра Брекенридж, покачав головой, усмехнулась, взглянула на Стерна и с решительным видом направилась по коридору в сторону ближайшей кабины антигравитационного лифта. Враги - врагами, но сейчас личные дела двоих имперских инквизиторов были куда важнее.
  
  
  
   Книга завершена.

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) В.Лесневская "Вторая жена Командира. Наследник"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"