Сидиус Дарт Ситхович: другие произведения.

Смертельное правосудие

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
  • Аннотация:
    Для того, чтобы остановить распространение опасного синтетического наркотика, детективу полиции мегагорода Новый Лос-Анджелес Кларку Бэйну придётся не только пойти на сотрудничество с подпольным торговцем оружием Виктором Хоганом и работорговцем из Диких Земель Одноглазым Клиффом, но и покинуть мегагород и отправиться в эти самые Дикие Земли...
       Обновление от 22.11.2021.
       В электронном виде книга представлена здесь - https://author.today/u/alexmetalloid/works/edit..


   Глава 1.
  
   "Либо человечество покончит с войной - либо война покончит с человечеством" (Джон Фитцджеральд Кеннеди)
  
   Краткий исторический обзор событий, послуживших причиной Третьей Мировой войны и последующего создания Земной Федерации Мегагородов.
  
   Вся история вида homo sapiens - это, фактически, летопись войн, которые регулярно и с завидным постоянством велись на третьей планете небольшой жёлтой звезды, расположенной на периферии Галактики. Воевали и по мелочам, и из-за более серьёзных вещей. И если мелкие конфликты, как правило, не выходили за пределы пары стран или небольшого региона какого-нибудь континента, то войны помасштабнее носили куда более разрушительный характер. И людские потери росли по мере развития технологий. Если в Первой Мировой войне общие потери воюющих сторон составили почти восемнадцать с половиной миллионов человек (убитыми, ранеными и пропавшими без вести), то во Второй Мировой число погибших - по разным оценкам - достигло пятидесяти пяти - семидесяти миллионов. А с созданием атомного оружия стало понятно, что в Третьей Мировой войне количество жертв будет в разы больше. И хотя вторая половина XX века прошла более-менее спокойно в планетарном масштабе, потрясения от распада СССР и Югославии можно было сравнить всё с той же Второй Мировой войной.
   Первая половина XXI века была отмечена ростом международного терроризма и активизацией экстремистских исламских движений, возникновением сомалийского морского пиратства и региональных конфликтов на Кавказе, востоке Украины, Ближнем Востоке, Аравийском полуострове и в Восточной Африке. Масла в огонь подлила так называемая вспышка коронавирусной инфекции в начале 2020-х годов, которая оказалась ничем иным, как попыткой установить тотальный контроль над населением. Сами того не осознавая, организаторы этой чудовищной акции, сравнимой с преступлениями фашистской Германии во время Второй Мировой войны, приблизили начало конца тогдашней цивилизации. Стало очевидно, что мир полным ходом движется к чему-то очень страшному, причём в глобальном масштабе.
   Первый звонок прозвучал в 2027 году, когда в Европе вспыхнули хорошо организованные вооружённые выступления против арабских и африканских переселенцев, которые слишком уж вольготно чувствовали себя на чужой земле, не желая интегрироваться в ту культуру, в которой они оказались волею судьбы. Политика толерантности потерпела полный крах в связи с тем, что во многих европейских странах к власти пришли националистически настроенные силы, а кое-где - и откровенно ультраправые. Беспорядки охватили Германию, Францию, Бельгию, Нидерланды, Италию, Австрию и Британию, и заставили ООН в спешном порядке собрать заседание Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, которые, собственно, ничего так и не смогли решить. Тем более, что антимигрантские выступления в Европе были поддержаны многими гражданами Евросоюза.
   К 2033 году в мире наметилась тенденция смены политических векторов. Пришедшие к власти во многих странах, включая Россию, Германию, Францию, США, Италию, Австрию и ряд других, национал-патриотические силы (кое-где и с ультраправым уклоном) провозгласили курс на реанимацию традиционных для человека ценностей, что не могло прийтись по вкусу тем, кто стоял у руля "мировой закулисы". К тому же, курс нового президента США Тайлера Гаррисона на восстановление былой экономической мощи Америки и укрепление отношений с Россией и Евросоюзом, а также идеи по реформированию ООН, ВОЗ и ВТО, явно шли вразрез с их планами, которые не сулили человечеству ничего хорошего.
   Второй звонок раздался в 2036 году, когда совершенно неожиданно разразился индийско-пакистанский конфликт, в котором воюющие стороны применили атомное оружие. Поводом для войны послужил очередной мятеж в Кашмире, в ходе которого на территорию штата были введены индийские войска. Пакистан в ответ на это усилил свою приграничную группировку и обвинил индийские власти в массовых репрессиях в отношении мусульманского населения Джамму и Кашмира. Индия, в свою очередь, обвинила Исламабад во вмешательстве в её внутренние дела, и привела все свои вооружённые силы в состояние повышенной готовности.
   Активная фаза конфликта началась после пограничного столкновения у Каргила. Пакистанские войска под предлогом защиты мусульманского населения Джамму и Кашмира, сломив сопротивление индийских пограничников, перешли демаркационную линию, которая здесь выполняла роль государственной границы между двумя странами, и начали продвигаться вглубь индийской территории. Самолёты пакистанских ВВС нанесли ряд ракетно-бомбовых ударов по позициям индийских войск, а корабли ВМС Пакистана выдвинулись в сторону индийского побережья.
   В сложившейся ситуации индийское командование не нашло ничего лучшего, как применить против наступающих пакистанских войск тактическое атомное оружие. В ответ Пакистан нанёс ядерные удары по Чандигарху, Амритсару, Биканеру и Удайпуру. Индийские ракеты, в свою очередь, превратили в выжженные термоядерным огнём руины Мултан, Файсалабад и Шиккарпур, а воздушный подрыв тридцатикилотонного ядерного заряда над Индийским океаном нанёс серьёзный ущерб пакистанским боевым кораблям.
   Ситуация грозила выйти из-под контроля, так как нельзя было исключать того, что союзный Пакистану Китай может вмешаться в конфликт, поддержав своего союзника. На экстренном заседании Совета Безопасности ООН послы Российской Директории, США и Евросоюза потребовали немедленного прекращения боевых действий, отвод войск на позиции, предшествующими началу военных действий, и деактивации ядерных арсеналов воюющих сторон, попутно пригрозив обеим странам крайне серьёзные последствия при игнорировании требований международного сообщества.
   Угроза санкций и военного вмешательства со стороны UNAF - вооружённых сил ООН, пришедших на смену миротворческим силам и имеющим гораздо большие полномочия - вынудила воюющие стороны прекратить боевые действия и сесть за стол переговоров. Конфликт, длившийся всего двенадцать дней, унёс жизни шести с половиной миллионов человек, в основном, то были жертвы атомных ракетных ударов. Впервые после Хиросимы и Нагасаки в боевых действиях было применено ядерное оружие, что повергло многих в состояние шока. Но как оказалось, то была всего лишь прелюдия.
   Реформы, задуманные обновлённой Организацией Объединённых Наций, пришлись не всем по вкусу. Китай, долгое время бывший мировой сборочной фабрикой и копировальным аппаратом, после того, как США и европейские страны стали возвращать свои производства на родину, впал в состояние экономической грогги. Стремительно начала расти безработица, население начало беднеть, Гонконг и Макао провозгласили независимость, объявив себя свободными городами-государствами, наконец избавился от китайского владычества Восточный Туркестан. Некоторые конспирологи заявили, что таким образом страны Западной Коалиции мстят китайцам за события начала 2020-х годов, но по вполне понятным причинам, даже если это было и так, то подтверждения этому никто не нашёл.
   Поправить своё шаткое положение Пекин решил за счёт так и не покорённого им Тайваня. Фактически независимое второе китайское государство являло собой пример успешной экономической модели, производя огромный ассортимент высококачественной продукции, несравнимой с тем ширпотребом, который до недавнего времени производился в КНР. И власти последней не нашли ничего лучшего, как начать вооружённую интервенцию против гордого свободолюбивого острова.
   Дальнейшие события, разыгравшиеся вокруг китайско-тайваньского конфликта, выглядели следующим образом:
   рано утром 7 июля 2048 года Китай наносит новую серию ракетно-бомбовых ударов по Тайваню и блокирует остров силами своих ВМС, одновременно предприняв неудачную попытку высадить на Тайвань парашютистов; поддержку Пекину в силовом решении вопроса выразили Северная Корея, Иран, Пакистан, Афганистан и Мьянма;
   ООН предъявляет Китаю ультиматум - немедленно прекратить боевые действия и вывести свои войска с Тайваня, никакой реакции на это не последовало;
   объединённая флотилия UNAF, США, Японии, Австралии и Филиппин выдвигается к Тайваню, однако Китай наносит по ней атомный удар, спуская, таким образом, курок. В ответ США и Австралия наносят ядерные удары по территории КНР; Китай и КНДР наносят ответный удар по целям на территории этих двух стран, заодно достаётся Японии;
   ООН, Россия, Индия, Палестинская Федерация1, Лига Арабских Государств и Евросоюз призывают воющие стороны немедленно прекратить обмен ядерными ударами и сесть за стол переговоров. Китай и КНДР на это никак не реагируют, в то время, как Тайвань, США и Австралия высказывают готовность к мирным переговорам;
   ядерными ударами обмениваются Пакистан и Индия, Иран и Палестинская Федерация, три китайских спутника, оказавшихся носителями ядерных боеголовок, наносят удары по Российской Директории, Евросоюзу, Северной Африке, Бразилии и Аргентине. В ответ Россия и Евросоюз осуществляют массированный запуск межконтинентальных баллистических ракет с атомными зарядами по Китаю, Пакистану, Ирану и Северной Корее. Начинается Третья Мировая война;
   обмен термоядерными ударами длится шесть часов, что приводит к гибели более трёх миллиардов человек. Разрушены многие крупные города и промышленные центры, уничтожение ряда атомных электростанций привело к радиоактивному заражению прилегающих к ним территорий, вызванные ядерными взрывами цунами обрушиваются на Индию, Индонезию, тихоокеанское побережье США, Мексику и Японию. Распыление китайскими военными вируса новой неизвестной болезни, вошедшей в историю под названием "девятидневная лихорадка", приводит к гибели ещё почти миллиарда человек, прежде чем учёные ООН находят способ борьбы с вирусом;
   в результате термоядерной войны и эпидемии "девятидневной лихорадки" человечество понесло огромные людские и материально-технические потери, воцарились хаос и анархия, однако ООН всё ещё продолжает функционировать и пытается найти выход из сложившейся ситуации. Но вспышка ещё одного неведомого доселе заболевания, получившего название "песочной чумы", полностью погружает мир в хаос и приводит к гибели ещё полутора миллиардов человек. Обширные территории планеты превращаются в мёртвые пустоши, уцелевшие жители городов массово бегут в сельские районы, однако эпидемия свирепствует и там. Остатки человечества вынуждены начать жестокую борьбу за выживание в мире, лишившимся всяких структур управления. Лишь отдельные группы учёных с поистине фанатичным упорством пытаются остановить хаос и спасти то, что осталось от вида homo;
   спустя четыреста лет после атомной войны цивилизация постепенно начинает возрождаться. Преемник ООН - Всемирный Совет - объявляет о проекте "Мегагород", согласно которому на руинах прежней цивилизации должны быть построены гигантские мегаполисы, объединённые в Земную Федерацию Мегагородов. На территории бывшей Баварии начато строительство главного мегагорода Земли - Терраполиса. Возрождаются технологии, происходит ряд серьёзных научных открытий в пищевой отрасли, энергетике и металлургии. Введён в действие новый календарь, в котором 2525 год Новой Эры принят за точку отчёта и назван Первым Годом Объединённой Эры Мегагородов;
   IV век ОЭМ - создание реактора холодного термоядерного синтеза приводит к появлению нового типа двигателей для космических кораблей. Освоены антигравитационные технологии, созданы генераторы искусственного поля тяготения, разработаны планы по терраформации Марса, Венеры и Ганимеда. Начинается эпоха пилотируемых межпланетных полётов. Земные корабли достигают Марса, Пояса астероидов, Меркурия, Юпитера и Сатурна;
   к 1570-м году ОЭМ на Земле существует восемьдесят мегагородов с общим населением более десяти миллиардов человек. Для защиты от многочисленных банд из Диких Земель каждый мегагород обнесён Периметром - гигантской защитной стеной высотой в пятьдесят и шириной в десять метров, оснащённой автоматическими системами обороны и постоянно патрулируемой солдатами Городской Гвардии. Население Диких Земель не учитывается, кроме тех территорий, что находятся под юрисдикцией мегагородов, однако Совет Федерации (преемник ООН и Всемирного Совета, фактически - общеземное правительство) полагает, что население Диких Земель может составлять порядка одного миллиарда;
   1577 год ОЭМ - наше время...
  
   1577 год Объединённой Эры Мегагородов,
   Северная Америка,
   мегагород Новый Лос-Анджелес,
   городской район Хесперия,
   квартал Вэлли-Лейк.
  
   Летнее вечернее солнце клонилось к закатному горизонту, но погода, несмотря на время суток, стояла довольно жаркая, даже по меркам Нового Лос-Анджелеса. Высоко в начавшем темнеть небе мелькнул и пропал патрульный коптер, совершавший обычный облёт вверенной ему территории и передающий данные с установленных на его борту сканеров диспетчеру полицейского участка. Этот район мегагорода не считался криминогенным и не был настолько опасным, как, скажем, юго-восточная часть Эскондидо или Агура-Хиллз, где даже городская полиция не рисковала появиться не иначе как на бронемашинах и в полном боевом облачении, но терять бдительности не стоило и здесь.
   Сидящий за рулём чёрного наземного SUV-пикапа2 с закрытым грузовым отсеком популярной на Западном побережье детройтской марки "Denali Viking" сурового вида мужчина лет тридцати пяти в брюках из фрабкорда и в плотной спортивной майке из паристилового волокна с ленивым видом разглядывал идущих по тротуарам прохожих и проезжающие мимо наземные машины. В правой руке он держал баночку из металлизированного пластика с фруктовым лимонадом, которую он время от времени подносил ко рту. В левом ухе мужчины виднелась беспроводная гарнитура коммуникационного устройства, а на пассажирском сиденье лежал работающий в холостом режиме ноутбук. Время от времени он бросал неторопливые взгляды на его дисплей, но тем и ограничивался.
   Со стороны находящего буквально в нескольких метрах ресторана американской кухни "Республика"3 до обоняния Кларка Бэйна, детектива полиции Нового Лос-Анджелеса, доносились весьма возбуждающие аппетит запахи, заставляя давно не евшего полицейского недовольно хмуриться, а желудок - протестующе бурчать. На завтрак у него были лишь кофе и сладкая булочка, а пообедать благодаря стараниям своего непосредственного начальства в лице руководителя антинаркотического департамента Управления полиции Нового Лос-Анджелеса Декстера Галлахера ему так и не удалось. И сейчас он с нетерпением ожидал возвращения своего напарника детектива Оскара Нишизавы, который отправился в вышеупомянутый ресторан раздобыть чего-нибудь съестного.
   Современная полиция в корне отличалась от полиции старых времён, когда не существовало мегагородов и Земной Федерации. Сейчас, когда адвокатура и суды присяжных канули в Лету, а правозащитники занимались тем, что защищали законопослушных граждан, а не всяких отморозков и извращенцев, полиция обладала всеми полномочиями для того, чтобы на месте вынести приговор преступнику и тут же привести его в исполнение. За совсем уж мелкие провинности полагалось административное наказание в виде штрафов и общественно-полезных работ, более серьёзные преступления - воровство, разбой, к примеру - карались заключением в криотюрьме или каторгой в Поясе астероидов или на спутниках Юпитера, ну, а за совсем уж тяжкие преступления полагалась смертная казнь с приведением приговора в исполнение на месте. Но всё это вовсе не означало, что преступности не было, несмотря на поистине драконовские законы. Желающие вольготно жить за чужой счёт и на чужих бедах не перевелись и сейчас.
   Квартал Хесперии Вэлли-Лейк значился в полицейском реестре как "умеренно опасный район 2-й категории", что означало следующее: ходить ночью по улицам Вэлли-Лейк можно, но с определёнными оговорками. "Оговорки" включали в себя станнер, иглопистолет3 или шоковую дубинку - всё то, что было разрешено к владению гражданскими лицами. К чести для Вэлли-Лейк следовало сказать, что полиция не так уж и часто наведывалась в эту часть Хесперии, чему местные жители были даже рады. Ведь ни для кого не было секретом, что иногда появление полицейских патрулей означало небольшую такую локальную войну, в ходе которой имущество и жилой фонд непричастных к преступному сообществу гражданских лиц могло понести некоторый ущерб. Впрочем, в подобных случаях власти мегагорода всегда компенсировали ущерб и восстанавливали разрушенное за счёт городской казны.
   Из полученных от своего информатора, неприятного и скользкого типа по имени Келфорд Уоллис, сведений детективу Бэйну и его напарнику детективу Нишизаве стало известно о том, что в квартале Вэлли-Лейк, в одном из муниципальных жилых домов, расположенному по адресу Метеор Драйв, 21, осуществляется торговля запрещёнными законами Земной Федерации синтетическими наркотиками, конкретно - "сиреневой пудрой", которая, наряду с "райскими семечками" и "золотым порошком Митры", значилась в реестре как особо опасный синт-наркотик. За обладание даже граммом этого вещества светила каторга, а уж торговля "пудрой" могла привести и к куда более плачевным последствиям для торговца.
   Торговца оного звали Карл Сингх, но в базах данных полиции мегагорода на него ничего не было, что в немалой степени озадачило детективов. Разумеется, этот Сингх вполне мог прибыть в Новый Лос-Анджелес из какого-нибудь другого мегагорода, а равно как и с какой-нибудь опекаемой территории, но он мог попасть сюда и из Диких Земель. Несмотря на то, что их обитатели крайне неохотно шли на контакты с Федерацией, не существовало никаких запретов для того, чтобы житель Диких Земель мог переселиться в мегагород. Другое дело, что таковых было крайне мало - по крайней мере, Бэйн не знал ни одного человека, переселившегося в Новый Лос-Анджелес из Диких Земель. Жить по законам они не умели, а в мегагородах своих отморозков хватало, так что, может быть, оно и к лучшему, что обитатели Диких Земель не очень и стремились в мегагорода.
   Келфорда Уоллиса Бэйн терпел с большим трудом. Этот выходец из южных районов Нового Лос-Анджелеса давно был известен полиции, имея за собой несколько арестов и пару сроков в криогенной тюрьме Нью-Каяма за торговлю поддельными электронными проездными билетами и ограбление продуктового магазина в Чино, а осведомителем он стал примерно с год назад. Тогда Бэйн и Нишизава прищучили Уоллиса в Палм-Дезерт, где тот пытался сбыть крупную партию поддельных водительских удостоверений. За это полагалось полгода криотюрьмы, однако Уоллис, не желая больше ложиться в криокапсулу в Нью-Каяме, предложил Бэйну и Нишизаве услуги полицейского осведомителя. Правда, Кларк поначалу хотел просто двинуть Уоллиса рукояткой своего "джерико-541", после чего отправить его в Нью-Каяму, однако Нишизава остановил Бэйна, заявив, что даже от такого мудака, как Келфорд Уоллис, может быть больше проку, как от осведомителя, нежели просто как от замороженного куска мяса. Несмотря на свою небольшую роль в преступном сообществе Нового Лос-Анджелеса, Уоллис мог знать более значимых игроков на данном поле, поэтому его стоило оставить на свободе.
   Поразмыслив тогда несколько секунд, Бэйн нехотя согласился с доводами своего напарника. Правда, пару тумаков Уоллис тогда всё-таки получил, но это явно было мелочью по сравнению с шестью месяцами в "морозильнике". С той поры он исправно снабжал полицию информацией, большая часть которой, правда, касалась всякой мелкой шушеры.
   Примерно пару месяцев назад на улицах Нового Лос-Анджелеса стали находить тела умерших, смерть которых наступила явно от вызванного неким синтетическим наркотиком побочных эффектов. Анализы, проведённые в лаборатории Управления полиции, показали, что причиной смерти явилась "сиреневая пудра" - опасный синт-наркотик, происхождение которого, а равно как и его производитель, оставались для УПНЛА загадкой. По каналам ФБР4 также не удалось получить сколь-нибудь существенных результатов, кроме сведений о том, что полгода назад федералам удалось накрыть лабораторию по производству "пудры" неподалёку от Луанды. По поводу того, существовали ли подобные лаборатории на тихоокеанском побережье Северной Америки, федералы не могли сказать ничего определённого, что было для них достаточно странно - ведь спутники-наблюдатели, расположенные на геостационарных орбитах, могли разглядеть на поверхности планеты предмет размером с монету в пять сентисолов5. Впрочем, если очень хочется что-то спрятать, то сделать это не так уж и сложно. В мире хватало нелегальных торговцев и нечистых на руку военных интендантов; к тому же, как полагал Бэйн, существовала вполне высокая вероятность того, что искомая лаборатория могла располагаться во Внеземелье, где-нибудь на Церере, Каллисто или Япете. А здесь уже требовалась помощь Космического Патруля.
   Со стороны ресторана появился Оскар Нишизава, нёсший в руках два больших бумажных пакета с едой. При их виде Бэйн сглотнул слюну и поудобнее устроился в водительском кресле, предвкушая то ли поздний обед, то ли ранний ужин. Впрочем, его желудку на терминологию было, судя по его состоянию, совершенно наплевать.
   - Кушать подано! - провозгласил Нишизава, останавливаясь подле "Викинга". - Только что приготовлено! Свежачок!
   - Что ты взял, Ос? - поинтересовался Бэйн, принимая из рук своего напарника бумажный пакет, источающий умопомрачительный аромат свежеприготовленной еды, и заглядывая в него.
   - Жареный картофель со специями, курица-гриль, чёрный кофе со сливками и слоёные булочки с бананом.
   - Спасибо, напарник.
   - Бон аппетит, как говорится, шеф! - усмехнулся Нишизава, садясь в пассажирское кресло напротив Бэйна и открывая свой пакет с едой.
   Мимо пикапа проехал городской автобус, чьи борта были украшены рекламой компании, производящей бытовую технику. Тихо урча водородным двигателем, автобус подъехал к остановке и остановился, открыв двери, чтобы выпустить пассажиров.
   - А вон и Уоллис! - с набитым ртом произнёс Нишизава, кивая головой в сторону автобусной остановки. - Козёл драный! - беззлобно усмехнулся полицейский. - По сторонам озирается, очкует, э, Кларк?
   - У таких, как Уоллис, инстинкт труса, как мне кажется, - глубокомысленно изрёк Бэйн, расправляясь с курицей, - заложен в гены. Но посмотрим, что этот мудазвон нам сообщит.
   - Если начнёт уши лунной пылью посыпать, я самолично ему отобью яйца! - пообещал Нишизава. - А то привык на наши деньги по блядям бегать!
   Бэйн в ответ лишь криво усмехнулся и, прожевав последний кусок курицы, внимательно всмотрелся в подходящего к пикапу невысокого худощавого негра6 , одетого в прикид типичного гангста-рэпера, то и дело озирающегося по сторонам. Плохая игра, подумал детектив, так недолго и "перо" под рёбра получить в тёмном проулке.
   Впрочем, на последнее обстоятельство Бэйну было глубоко наплевать.
  
   1 В 2032 году Израиль, Палестина и Иордания объединились в единое государство, получившее официальное наименование Палестинская Федерация, со столицей в Иерусалиме.
   2 Акроним от слов "sport utility vehicle", "спортивно-утилитарный автомобиль", относящийся к внедорожникам, но использующийся, по преимуществу, в городской среде и на асфальтированных дорогах.
   3 Разрешённое для гражданских лиц оружие, стреляет тонкими короткими иглами из вольфрама.
   4 Является тем же, что и ФБР США нашего времени. Штаб-квартира расположена в Терраполисе.
   5 Денежной единицей Земной Федерации Мегагородов является сол=100 сентисолам.
   6 В этом обществе никто не сочтёт неприличным, если негра назовут негром, а гомосексуалиста - пидорасом. Времена толерантности и политкорректности давно канули в Лету, вместе с породившей их цивилизацией.
  
   Глава 2.
  
   Опасливо озираясь по сторонам, Келфорд Уоллис приблизился к пикапу Бэйна и остановился у правого борта внедорожника. Нагнувшись к открытом окну, он изобразил некое подобие приветливой улыбки, однако у Нишизавы возникло непреодолимое желание хорошенько врезать стукачу кулаком в челюсть. Так, чтоб пару зубов выбить.
   Оскар покосился на своего напарника, однако на невозмутимом лице Бэйна не было заметно никаких эмоций. Лишь едва заметная ухмылка, но при её виде Нишизава почувствовал себя не слишком хорошо. Суровый характер лейтенанта полиции Нового Лос-Анджелеса Кларка Бэйна был очень хорошо известен коллегам детектива. Но что больше всего пугало всяких отморозков и негодяев, так это то, что Бэйн крайне редко выходил из себя. В девяносто девяти случаев из ста он с совершенно спокойным выражением лица мог учинить над подозреваемым или арестованным самую зверскую пытку, чтобы получить нужные ему сведения, и Нишизава не раз был свидетелем подобного. Правда, если честно, те, кто подвергался подобного рода "процедурам", этого вполне заслуживали, так что в подобном обращении со всякими мазафаками Оскар не видел ничего плохого. Подумаешь - пара зуботычин и отрезанных лазерным резаком ушей! Люди и без ушей прекрасно обходятся. А зубы новые вырастить любая стоматологическая клиника сможет за два-три сеанса нанотерапии.
   - Здорово, Келфорд, - Бэйн перевёл взгляд на осведомителя. - Садись в машину, нехрена торчать у всех на виду.
   - Ага, ага! - закивал Уоллис. Открыв заднюю правую дверцу пассажирского салона пикапа, он быстро нырнул внутрь и вольготно развалился на сиденье, похожем на средних размеров диван, обшитый синтекожей.
   - Эй, курва неумытая - ты чего это развалился в моей машине, как на диване у какой-нибудь мандавошки?! - тут же обернулся Кларк. - А ну сядь, как нормальный человек, а не как проститутка!
   Сказано это было лишь на слегка повышенных тонах, однако Уоллис от этих слов едва не подскочил, словно ужаленный.
   - Да я просто...
   - Просто только говно в сортире высирается! Давай, выкладывай, где там тот мазафака, который дурь толкает! Я не собираюсь тут сидеть и прохлаждаться, пялясь на твою гнусную рожу!
   - Ты всегда такой, а, Бэйн? - Уоллис скривился, словно проглотил целый лимон.
   - Только когда такого уёбка, как ты, вижу! - последовал весьма красочный ответ.
   - Тяжёлый ты человек, и все это знают...
   - А мне как-то похрен, что все это знают! Я не собираюсь миндальничать со всякими отбросами общества! Давай, говори уже, или мне прямо сейчас оформить тебя на тюремный транспорт до Юпитера?
   - А что я сделал такого, что ты меня хочешь отправить на эти сраные рудники на лунах этого сраного Юпитера?! - обиделся Уоллис. - Я даже ещё и говорить ничего не начал!
   - Ну, так говори. Какого хера мне тут баки забиваешь? Или нечего сказать, и ты мне, кусок говна, просто голову морочишь?
   - Есть что сказать, не кати на меня телегу, Бэйн. Типа зовут Карл Сингх, живёт в доме двадцать один на Метеор Драйв, квартира сто восемь, приторговывает всякой дрянью. В основном, героин и колумбийский кокаин, но и синтетикой не брезгует.
   - Откуда он берёт дурь? - поинтересовался Нишизава.
   - Откуда я знаю? - пожал плечами Уоллис. - Я с ним лично не знаком.
   - А тогда откуда знаешь, что он дурь толкает? - с подозрением в голосе спросил Бэйн.
   - Знакомец один говорил про этого Сингха. Он у него иногда покупает кое-что. Не наркоту, стимуляторы... э-э... мужские...
   - Этот Сингх и стимуляторами приторговывает? - прищурился лейтенант.
   - Вообще-то, это не возбраняется законом, ибо вещества подобного рода можно свободно купить в любом секс-шопе, - пожал плечами Нишизава. - Если только это не что-нибудь по типу "чёрного дракона".
   - "Чёрный дракон" не лицензирован федеральным Минздравом, так что его нельзя продавать, - пояснил Бэйн, лениво глядя на Уоллиса. - Там что-то непонятное в смысле побочных эффектов. Выпуск этого препарата остановлен до полного его тестирования в лабораториях Федерации. Но мы немного отвлеклись. Итак, этот Сингх толкает "сиреневую пудру". Откуда она у него, ты, как я понял, не знаешь?
   - Не знаю. Откуда мне знать?
   - Ну да, ну да... Что может нам там попасться, а, Уоллис? Этот хмырь вооружён?
   - Марк говорил, что Сингх всегда носит с собой KRISS. Возможно, у него есть ещё и автомат, но насчёт последнего не уверен.
   - Значит, надо быть готовыми к тому, что у него есть автомат, - задумчиво произнёс Бэйн. - Ну, к этому мы всегда готовы.
   - Что, с гранатомётом туда пойдёте? - попробовал пошутить Уоллис.
   - Не твоё собачье дело! - отрезал детектив. Хмыкнул и, сунув руку под рулевую колонку, достал с расположенной там полки чёрный кошелёк из синтекожи. Раскрыл его, покопался в его внутренностях, снова хмыкнул и извлёк наружу банкноту достоинством в двадцать солов, которую и протянул Уоллису. - Это тебе за сведения. Теперь вали отсюда.
   - Двадцать солов? - на чёрном лице осведомителя отразилось явное недовольство.
   - А ты сколько хотел? - хмыкнул Бэйн. - Двадцать солов - хорошие деньги, Уоллис. Хватит, чтобы прилично пожрать в хорошем ресторане и ещё останется сходить в кино и купить еды на ужин. Так что давай, шевели копытами.
   - Себе в убыток работаю! - пожаловался Уоллис. Однако то, с какой скоростью банкнота исчезла в одном из бесчисленных карманов безразмерных штанов стукача, говорило совершенно о другом. - Ладно, детективы - я пошёл!
   - Ага, вали, давай! - зевнул Бэйн, всем своим видом показывая, что он потерял всяческий интерес к Уоллису.
   - Думаешь, в квартире этого Сингха могут возникнуть проблемы? - задумчиво протянул Нишизава, наблюдая за тем, как Уоллис вразвалку идёт к автобусной остановке.
   - У меня есть дробовик, - невозмутимо отозвался Бэйн, заводя мотор своего пикапа.
   Насчёт дробовика Кларк нисколько не шутил. Вообще, любой сотрудник полиции Нового Лос-Анджелеса имел полное право выбирать, каким оружием ему пользоваться во время дежурств и рейдов. Штатным оружием являлся девятимиллиметровый автоматический пистолет "джерико-541" производства компании "Лос-Анджелесские Оружейные Системы", всё остальное любой сотрудник полиции мог выбирать из весьма обширного полицейского арсенала. А там было что выбирать.
   Фанатом оружия, как некоторые сотрудники полиции мегагорода, Бэйн не был, но кое-что у него в грузовом отсеке имелось для всяких экстренных случаев. Два штурмовых дробовика "Remington-Morris 2240" десятого калибра, которые за свою огромную убойную силу носили неофициальное название дефган, автомат "Bushmaster Mark.60" с коллиматорным прицелом и лазерным целеуказателем, ещё один автомат, но уже производства оружейной мануфактории "Кольт", пистолет-пулемёт "Chinook", которыми обычно вооружались бойцы штурмбатальонов, ручной пулемёт Браунинга, снайперская винтовка "Bushmaster Mark.44" и гранатомёт SH-15, стреляющий газовыми гранатами и являющийся оружием нелетального воздействия - всё это было аккуратно размещено в грузовом отсеке пикапа, вместе с бронированным кофром с гранатами нескольких типов.
   Дом, в котором проживал подозреваемый в торговле запрещёнными наркотическими веществами гражданин мегагорода Карл Сингх, принадлежал к категории муниципальных жилых строений. Эти пятидесятипятиэтажные башни были построены в Вэлли-Лейк семьдесят лет назад в рамках осуществлявшейся тогдашним президентом Нового Лос-Анджелеса Картером Стюартом программы реконструкции жилого фонда. Тогда по всей территории мегагорода были снесены сотни домов, чей эксплуатационный ресурс уже закончился, и на их месте были выстроены новые здания. В основном, жители этих домов принадлежали к рабочему классу или клеркам низшего звена, народ, в общем-то, законопослушный. Бывало в их среде всякое, но это "всякое", как правило, подпадало под административные статьи. Более серьёзные правонарушения случались там довольно редко. Во всяком случае, в Вэлли-Лейк.
   Бэйн провёл свой внедорожник по Кантри Клаб Драйв, после чего свернул налево, на Метеор Драйв, и, проехав по ней с полторы сотни метров, остановил машину напротив светло-серого жилого дома, облицованного недорогой, но прочной керамической плиткой. Планировку таких вот жилых башен Кларк знал хорошо - один подъезд, на каждом этаже - от шести до восьми квартир типичной для таких домов планировки, на подземном уровне - парковка для личного автотранспорта. Довольно часто на первых этажах располагались мелкие магазинчики, принадлежащие живущим здесь же владельцам, и дом "21" по Метеор Драйв не был исключением.
   Парковка наземного транспорта по всей длине Метеор Драйв была разрешена, однако Бэйн, тем не менее, прикрепил к лобовому стеклу своего "викинга" специальный стикер, который означал, что автомобиль, на который он наклеен, принадлежит сотруднику полиции при исполнении. Так оно надёжнее - нужно быть полностью отмороженным, чтобы покуситься на принадлежащий офицеру полиции автомобиль. Да и завести двигатель "викинга" Бэйна непосвящённому вряд ли удалось бы даже с тридцать третьей попытки.
   - Готов, напарник? - Бэйн вынул из замка зажигания ключ и убрал его в притороченный к поясному ремню маленький футляр из синтекожи.
   - Как бы да, - пожал плечами Нишизава.
   - Что будешь брать? - поинтересовался Кларк, открывая крышку грузового отсека.
   - Пожалуй, возьму "кольт", - Нишизава вынул из зажима автомат, производимой "Кольтом" специально для сил охраны правопорядка. - Должно хватить, если что.
   - По идее, да, - согласился Бэйн, извлекая из грузового отсека дробовик. - Ладно, пошли, глянем на этих мазафак. На рожон не лезть, если начнут возбухать - валим их нахер. Ясно?
   - Да чего уж тут непонятного?! - усмехнулся Нишизава. - Особенно, если у этого Сингха имеется KRISS! Так и без башки недолго остаться!
   Случайные прохожие опасливо посторонились, пропуская полицейских. Бэйн и Нишизава, держа оружие стволами вниз, пересекли разделявшее внедорожник и жилую башню пространство и вошли в просторный вестибюль, в западной части которого располагался небольшой магазинчик. Внимательно осмотревшись по сторонам, детективы двинулись к видневшимся в противоположной от входа стороне вестибюля лифтовым кабинам.
   Квартира за номером "108" располагалась на восемнадцатом этаже, куда полицейских подняла кабина лифта, двигавшаяся чуть быстрее черепахи. Понятное дело, что это не Голливуд и не Резеда, однако, на взгляд Бэйна, лифт в этом здании мог двигаться немного быстрее. Только вот его мнение по этому вопросу не имело никакого значения в проводимой властями мегагорода политике относительно жилого фонда.
   На этаже царила тишина, нарушаемая лишь приглушёнными звуками, доносящимися из квартир. Ничего подозрительного, но оба детектива были наготове. Это не скупщики краденого и не торговцы фальшивыми водительскими удостоверениями - наркодилеры народ суровый, могут и из гранатомёта пальнуть. Доводилось с подобным сталкиваться, к сожалению.
   Подойдя к двери с номерной табличкой "108", Бэйн и Нишизава замерли, прислушиваясь. Однако изнутри не доносилось ничего, что могло бы вызвать подозрения полицейских. Правда, это ровным счётом ничего не значило. Поэтому Кларк, постояв неподвижно секунд пять, поднял свой дробовик на уровень пояса и нажал на спусковой крючок.
   Десятый калибр - это не игрушка, двери выносит только так. Так получилось и сейчас - дверь из прессованного фиброволокна разлетелась на части, открывая проход в квартиру Сингха.
   - Полиция! - гаркнул Бэйн, вваливаясь внутрь и держа наготове своё грозное оружие. - Бросить оружие! Всем рылами в пол!
   Планировка этой квартиры ничем не отличалась от таких же, расположенных по всему зданию, жилых помещений. Небольшая прихожая, в которую выходили двери двух комнат и кухни, заканчивалась коротеньким тупиковым коридором, в конце которого располагались туалет и ванная комната, расположенные друг напротив друга. Из обеих жилых комнат можно было попасть на застеклённую лоджию, откуда открывался вид на расположенное неподалёку озеро Спринг-Вэлли.
   Следовать приказам Бэйна здесь явно были не намерены. Едва лишь Кларк очутился в прихожей, как со стороны одной из жилых комнат раздался оглушительный грохот. Стреляли из KRISS - двуствольного охотничьего дробовика, рассчитанного под патрон .375 Magnum; поскольку лицензию на охотничье оружие получить было куда проще, нежели на боевое, то KRISS и ему подобные ружья были широко распространены среди гражданского населения Нового Лос-Анджелеса в качестве средства самообороны, уступая лишь игольчатым пистолетам. Последствия попадания такой пули в человеческое тело были весьма плачевны, и оба детектива об этом были прекрасно осведомлены.
   Выпущенные из KRISS пули выбили из дверного косяка входной двери солидный кусок фиброволокна, однако и Бэйн, и Нишизава не пострадали. Тут же раздалось сердитое стаккато "кольта".
   - Я сказал - рылами в пол! - проревел Бэйн, делая несколько выстрелов из дробовика.
   Выполнять приказы Бэйна здесь явно никто не был настроен, о чём свидетельствовал новый залп из KRISS'а, которому вторил пистолет-пулемёт.
   - Ну надо же! - на лице Бэйна возникло странное выражение, очень хорошо знакомое его напарнику. Кларк, извернувшись, в прыжке выстрелил в глубину комнаты, откуда по детективам вели огонь. Не целясь, но в такой обстановке не попасть в цель мог только слепой.
   Выпущенная из дробовика пуля угодила точно в голову неряшливо одетого типа с пистолетом-пулемётом, превратив её в кровавое месиво. Наполовину обезглавленное тело повалилось на пол, заставив хозяина квартиры выронить из рук KRISS и скорчиться в приступе тошноты.
   - Если полиция приказывает лечь рылом в пол - то приказ этот надлежит выполнять! - Бэйн, скользнув в комнату, мощным пинком отфутболил охотничье ружьё в сторону окна и сбил с ног хозяина квартиры. - Сопротивление при аресте...
   - Движение справа! - выкрикнул вдруг Нишизава, разворачиваясь в сторону второй комнаты и нажимая на спусковую скобу автомата.
   Всё случившееся далее произошло очень быстро. Оскар успел выпустить очередь в дверной проём второй комнаты, в котором в поле зрения промелькнул какой-то массивный силуэт. Затем оттуда вырвался узкий рубиновый луч, ударивший Нишизаву прямо в голову.
   - Оскар! - Бэйн, едва не своротив плечом дверной косяк, кинулся в соседнюю комнату. Мимолётный взгляд на упавшего напарника сказал Кларку всё, что требовалось знать на такой случай. Выжить после бластерного выстрела в голову было невозможно, и лейтенант прекрасно это понимал. Но ещё можно схватить убийцу и своими руками сбросить его вниз... или свернуть ему шею. А потом можно и разобраться, откуда у него взялось армейское оружие, причём оружие, которым были вооружены только солдаты Космического Флота Федерации.
   Краем глаза Бэйн уловил некое движение и метнулся в сторону. Возможно, именно это и спасло его от второго выстрела из бластера. Рубиновый луч с шипением пронзил воздух над головой полицейского и вдребезги разнёс стоящую на стенной полке подставку трёхмерного глобуса. А затем до слуха детектива донёсся грохот ломаемой двери лоджии.
   - Какого дьявола?! - Бэйн, перехватив поудобнее "ремингтон-моррис", метнулся через комнату по направлению к лоджии, своротив по пути журнальный столик, на котором стояли какие-то бутылки и флаконы. Раздался звон бьющегося стекла, но Кларк не обратил на это ровным счётом никакого внимания.
   Дверь, ведущая на лоджию, была снесена с петель и валялась справа от проёма, разломанная на три части. Однако сама лоджия была пуста - а спрятаться там было решительно негде. Особенно такому жлобу, какого успел заметить Бэйн. Но куда же, в таком случае, он подевался, чёрт возьми?! Здесь восемнадцатый этаж - он что, просто взял и прыгнул вниз?
   - Что за чертовщина тут происходит?! - зло пробормотал Бэйн, держа дробовик наготове. - Куда делся этот ублюдок?!
   Недоумение детектива было легко понять. Спрыгнуть с восемнадцатого этажа без какого-либо урона для себя можно было только при одном условии - если ты имеешь при себе персональный антиграв. Но устройства данного класса, опять-таки, являлись устройствами военного уровня и не могли использоваться гражданскими лицами. Даже полицейские спецподразделения не имели в своём распоряжении ничего подобного, а тут всего лишь какой-то преступник.
   - Дерьмо! - Бэйн зло сплюнул и, проверив дробовик, вернулся в квартиру. Остановился возле тела Нишизавы и несколько секунд молча постоял подле него, потом достал из кармана носовой платок и аккуратно накрыл им лицо мертвеца. Включил закреплённый на левом запястье встроенный в ручной инфор коммуникатор.
   - Детектив Кларк Бэйн, идентификационный номер двадцать три-эф-кью-двести сорок восемь, вызываю патрульную группу в Хесперию, квартал Вэлли-Лейк, Метеор Драйв, 21-108, - произнёс он, хмуро глядя на тело убитого напарника. - Код "два-двенадцать", один преступник застрелен при оказании сопротивления, один арестован, ещё один сбежал, убив офицера полиции. Нужно перекрыть весь район - он не мог далеко уйти. Убийца полицейского вооружён армейским оружием, конкретно - бластером. При обнаружении соблюдать максимальную осторожность. По возможности - задержать живым, если же окажет сопротивление - пристрелить мразину. Потом с бластером разберёмся.
   - Принято, - отозвался голос полицейского диспетчера. - Машину службы коронера прислать?
   - Да, пришлите для транспортировки тела детектива Нишизавы.
   - Вас понял, лейтенант.
   Бэйн отключил коммуникатор и с выражением предельного отвращения взглянул на скорчившегося в противоположном от него углу комнаты хозяина квартиры, который глядел на полицейского широко раскрытыми от ужаса глазами. Зная законы мегагорода, Карл Сингх не рассчитывал на снисходительное к себе отношение - особенно со стороны такого офицера, как лейтенант Кларк Бэйн. Который, к тому же, только что потерял своего напарника.
  
   Глава 3.
  
   - Ты хозяин этого клоповника? - Бэйн смерил злобно-презрительным взглядом скорчившегося в углу Сингха, который старательно пытался сделаться меньше атома. Но человеческое существо не было способно к подобным трансформациям, поэтому Сингху не оставалось ничего иного, как вжиматься спиной в стену и опасливо глядеть на полицейского.
   - Д-да... - выдавил из себя насмерть перепуганный наркоторговец, косясь на дробовик. Законы он знал не хуже любого гражданина, и прекрасно понимал, что он вполне может выйти из своей квартиры и вперёд ногами, причём прямо в мусоросжигатель.
   - За убийство офицера полиции наказание одно - смерть. Ты это понимаешь, сучий выблядок?
   - Но я не убивал детектива! - взвизгнул Сингх.
   - А мне похер, убивал или нет. Убийство произошло в твоей квартире - значит, ты соучастник. А по законам Нового Лос-Анджелеса - всё равно, что убийца. И что мне мешает прямо сейчас снести тебе твою тупую башку?
   Грозное дуло "ремингтон-морриса" поднялось на уровень лица Сингха, заставив наркоторговца посереть от страха.
   - Я... я...
   - Бессвязный лепет! - поморщился Бэйн. - Какой мне от тебя прок? Да ещё и дурь толкаешь... ладно - героин, но тут "сиреневая пудра", а это уже синтетика, а за это - смертный приговор. Видишь, сколько существует причин грохнуть тебя на месте?
   Сингх окончательно потерял дар речи. Чувствуя, что ему сейчас просто-напросто снесут голову полицейским дробовиком, наркоторговец завыл, как бродячая собака, съёжившись в углу и став похожим на кучу выброшенного тряпья.
   Бэйн с выражением предельной брезгливости посмотрел на Сингха. По-хорошему, этого мерзавца стоило бы пристрелить, но у детектива имелись к хозяину этой квартиры два вопроса. Первый - откуда он брал дурь, которую продавал, а второй - что за жлоб застрелил его напарника из бластера, оружия, которое в свободном доступе вообще не циркулировало. Понятное дело - контрабандисты, все дела, но что это за контрабандисты такие, что имеют выход на интендантскую службу Космического Флота?
   - И почему такие куски говна, как ты, всегда хнычут и пытаются что-то из себя высрать? - Бэйн смачно сплюнул, отодвигая ногой труп застреленного им бандита. - Думаете, что мы все сплошь жалостливые и станем по головке таких мудаков, как ты, гладить? Очень ошибочное мнение!
   - Но я не убивал вашего напарника, офицер!
   - Вот заладил, как попугай! Да мне что с того, сучонок? В твоей квартире убит офицер полиции, к тому же, здесь организована торговля запрещёнными законом веществами! Так что я имею полное право казнить тебя на месте, что вполне согласуется с буквой закона! Но есть два момента, падла...
   Бэйн приблизился к сжавшемуся в комок в углу Сингху и присел рядом с ним на корточки, держа при этом свой дробовик так, что его ствол смотрел прямо в лицо наркоторговцу.
   - Что за ублюдок был у тебя в гостях, Сингх? Тот, что застрелил моего напарника? Кто он? Откуда у него армейское оружие? И не просто армейское, а бластер КосмоДесанта?
   - Я... я не знаю...
   - Слушай сюда, Сингх. - Ствол дробовика больно ткнулся наркоторговцу в челюсть, разбив в кровь нижнюю губу. - Здесь мы имеем дело с преступлением федерального уровня, и если тебя захотят забрать парни из Терраполиса, я ничем уже не смогу тебе помочь. А что с таким говном делают федералы - ты, полагаю, прекрасно знаешь. Убит офицер полиции мегагорода, убит из бластера - это пахнет дознанием на базе Тихо Браге, а военная полиция ещё менее щепетильна в таких делах, чем мы. Им ничего не стоит выбросить тебя в шлюз полицейского фрегата на поверхность Луны без скафандра или швырнуть в дезинтеграционную печь. Живым, между прочим. А то может случиться маленькая неприятность при перевозке тебя куда-нибудь на Ананке или Эвномию, и знаешь - какая?
   - Н-нет...
   - Совершенно случайно криосаркофаг, в котором твоя тушка будет находиться на борту тюремного транспорта, вдруг окажется выброшен в космическое пространство. Аварийная система пробудит тебя, но лишь для того, чтобы ты сдох от нехватки воздуха в ближайший час. Тебя никто не станет искать - какой дебил будет тратить время, ресурсы и мощности для того, чтобы найти какого-то ублюдка, который где-то порхает по Системе? Ты сдохнешь в полной тишине и одиночестве, а спустя месяцы или годы - тут уже всё зависит от небесной механики - саркофаг войдёт в поле притяжения Юпитера или Солнца и сгорит. Красивая смерть, ты так не находишь?
   Сингх в ужасе смотрел на Бэйна, не в силах произнести ни слова. Полиция мегагорода не отличалась добросердечностью по отношению к преступникам, но ещё меньшим сочувствием к ним обладали федералы и военные. К тому же, здесь и вправду пахло федеральным преступлением. Убийц полицейских нигде не гладили по головке.
   - А вообще - хера с тобой вообще возиться? - пожал плечами Бэйн. - Выкинуть тебя в окно - и всего делов! Шевелись, паскуда, чего разлёгся?!
   Лейтенант, не мудрствуя лукаво, схватил валявшегося на полу наркоторговца за воротник и, не обращая никакого внимания на раздавшиеся тут же дикие вопли, волоком потащил его в сторону двери лоджии.
   - Я всё скажу, всё скажу! - заорал Сингх, изо всех сил пытаясь за что-нибудь ухватиться. - Нельзя же вот так просто выкидывать людей из окон!
   - Людей - нельзя, тут ты прав, мазафака, - согласился Бэйн, распахивая дверь лоджии. - Но ты ведь не совсем человек. Ты - торговец дурью. Таких, как ты, "рапторами" давят, как тараканов - тапками. Так что хватит скулить, Сингх. Ты своё заработал.
   - Но я готов дать показания, детектив!
   - О? И какие же?
   Бэйн остановился на пороге лоджии и с выражением крайнего отвращения взглянул на хозяина злополучной квартиры.
   - Э-э... что знаю...
   - Похоже, ты знаешь недостаточно для того, чтобы я оставил тебя в живых, - презрительно скривился Бэйн. - Так что полетать тебе всё-таки придётся!
   - Бруно! - выкрикнул Сингх, отчаянно пытаясь освободиться из железной хватки полицейского.
   - Чего? - не понял Кларк, бросая быстрый взгляд через окно лоджии на улицу, где уже были слышны сирены патрульных броневиков.
   - Типа, который застрелил вашего напарника, зовут Бруно...
   - Так...
   - ... но я понятия не имею, откуда он взялся! - на одном выдохе закончил Сингх. - Его Регги притащил!
   - Что ещё за Регги?!
   - Приятель мой, которому ты башку отстрелил!
   - За дело, заметь!
   Бэйн задумчиво посмотрел на хозяина квартиры. Потом рывком поставил его на ноги, так, что хрустнули суставы.
   - Давай всё по полочкам разложим, пидорасина тупая, - абсолютно безэмоциональным голосом проговорил детектив. - Ублюдок, который застрелил моего напарника, был знакомым твоего дружка? Я правильно понял?
   - Типа того. Скорее, больше деловым партнёром, чем знакомым.
   - Что он вам толкал? "Пудру"? Оружие? Запрещённые технологии?
   Вошедшие через выбитую дверь полицейские, облачённые в лёгкие бронекостюмы и вооружённые пистолетами-пулемётами, с любопытством взглянули на Сингха, которого железной хваткой держал Бэйн. Детектив кивнул патрульным, указал на тело Нишизавы. Старший группы сделал знак своим людям, двое полицейских осторожно подняли с пола тело застреленного неизвестным преступником детектива и со всем возможным почтением вынесли его из квартиры Сингха.
   - Что делать с этой мразотой, сэр? - старший наряда вопросительно взглянул на Бэйна. - Вы уже зачитали ему приговор?
   - Пока нет, но здесь всё и так предельно ясно, сержант. Торговля запрещёнными наркотическими веществами, участие в убийстве офицера полиции - смертный приговор, без вариантов. Но это насекомое, кажется, что-то хочет мне сказать. А, насекомое?
   - Да-да, я скажу! Я скажу всё, что знаю! - затараторил Сингх.
   - Я слушаю. Тебе были заданы вопросы - ответа на них я пока ещё не получил.
   - Бруно... я не знаю, где Регги с ним познакомился. Я не знаю даже, откуда он. Но он странный, Бруно этот...
   - В смысле - странный?
   - Он всегда ходит в потёртом коричневом балахоне, а лицо закрывает капюшоном и носит поляризованные очки. Очень высокий, метра два, мускулатура, как у заправского культуриста. Я вот что думаю - он не из мегагорода.
   - Из Диких Земель? - Бэйн с интересом взглянул на Сингха.
   - Это всего лишь моё предположение, детектив. Я с этим Бруно почти не знался, все дела Регги вёл...
   - Какие именно дела?
   - Бруно привозил... "пудру" и героин. Немного, но для нормального оборота хватало. И цена вполне приемлемая...
   - Откуда он привозил дурь, твой дружок не говорил?
   - Регги пытался спрашивать, но этот жлоб ничего не говорил. Жутковатый он был, этот Бруно.
   - Хорошо, допустим, он действительно из Диких Земель. Оттуда иногда приезжают в мегагорода торговцы, нечасто, но приезжают. Но это не объясняет наличие у него бластера и то, каким образом он отсюда умотал. У что, антиграв при себе был, что ли? Он же выпрыгнул в окно!
   - Не знаю я, что там у него было, - проворчал Сингх. - Он нам ничего не объяснял и не рассказывал. Привёз товар - получил бабло - свалил нахрен.
   - Понятно...
   Бэйн задумчиво почесал нос и перевёл взгляд на старшего полицейского патруля.
   - Сержант - здесь всё обыскать, - распорядился он. - Провести полный спектрографический анализ, всё просканировать. Собрать все образцы для исследований, даже самые незначительные, потом всё передать в криминалистическую лабораторию. Пистолет-пулемёт баллистикам - пусть прогонят по своим каналам, может, на этом стволе ещё что висит, пусть его владельцу уже и похер на это. Нужно попытаться установить личность этого ублюдка, который застрелил Нишизаву. Даже если он и прибыл из Диких Земель, у него же должны быть при себе какие-то документы - иначе его никто в город не пропустит. И бластер... ладно, этим я сам займусь.
   - Да, сэр, - старший наряда кивнул Кларку. - А с этой курвой что делать?
   - Оформите его по сто шестьдесят восьмой статье и передайте "санта-клаусам"1. Через три дня из Дейтона2 вылетает очередной "морозильник" в систему Сатурна, кажется, пусть туда его и отправят. Станет выёживаться - пристрелите.
   - Хорошо, сэр.
   Не обращая больше никакого внимания на враз посеревшего Сингха, Кларк Бэйн размашистым шагом вышел из квартиры наркоторговца, оставив того на попечение полицейского патруля.
  
   С мрачным выражением на своём лице детектив полицейского управления Нового Лос-Анджелеса Кларк Бэйн припарковал свой внедорожник на подземной парковке управления и направился к расположенным в северной части подземного паркинга кабинам скоростного лифта. Встреченные им по пути коллеги коротко кивали Кларку, но заговаривать с ним не решались. Уж слишком неприветливым было лицо лейтенанта, а все знали, что когда у Бэйна такое выражение лица, то лучше его не трогать. В лучшем случае будете посланы очень далеко и весьма неприятным маршрутом.
   Расследование обстоятельств гибели Оскара Нишизавы не принесло до сих пор сколь-нибудь ощутимых результатов. Таинственный Бруно как сквозь землю провалился. Как вошёл в мегагород - так и вышел из него. Никаких попыток нарушений Периметра зафиксировано не было, а среди тех, кто по тем или иным причинам покинул пределы Нового Лос-Анджелеса за последние восемь дней, не было никого, кто был бы схож по описанию с убийцей полицейского. Рейды в прилегающих к мегагороду сельскохозяйственных коммунах тоже не дали никаких результатов, равно как и проверки списков пассажиров, вылетевших за это время из аэропорта Барстоу.
   По поводу бластера, из которого застрелили Нишизаву, тоже не удалось узнать что-либо конкретного. Федералы не слишком охотно делились информацией с полицией мегагородов, поэтому ничего, кроме того, что в последнее время никаких происшествий с армейским оружием на складах Вооружённых Сил Федерации не происходило, Бэйну и его коллегам узнать не удалось. Осведомители с "чёрного рынка" тоже не смогли узнать ничего конкретного по поводу оружия - выходило, что проще встретить на улицах Нового Лос-Анджелеса пришельца откуда-нибудь с Арктура, нежели преступника, вооружённого бластером. Образно говоря, разумеется.
   Декстер Галлахер, непосредственный начальник Бэйна, после событий в Вэлли-Лейк предоставил было детективу недельный отпуск, однако Кларк отказался от него. Отдав дань уважения своему погибшему напарнику, Бэйн посетил церемонию кремации и выразил сочувствие родителям Нишизавы, пообещав им сделать с его стороны всё возможное, чтобы найти убийцу. А затем он снова погрузился в работу, полностью проигнорировав распоряжение Галлахера насчёт отпуска. Зная, что принудить Бэйна к чему-либо практически невозможно, начальник антинаркотического департамента УПНЛА махнул на ситуацию рукой, здраво рассудив, что хорошие полицейские, такие, как Кларк Бэйн, нужны Управлению всегда.
   Фактически, дело Карла Сингха было закрыто, так как последний был признан виновным в торговле наркотическими веществами и получил за это соответствующий срок, который отправился отбывать на один из спутников Сатурна - Гиперион, где добывали бериллий и водяной лёд. Он ещё хорошо отделался - Бэйн имел все основания пристрелить его на месте, а так придётся ему лет двадцать махать соленоидным отбойным молотком в шахте очень далеко от Земли. И не факт, что он сумеет оттуда вернуться. Внеземелье всё ещё оставалось местом, полным опасностей для человека, так что там могло произойти всё, что угодно.
   Келфорд Уоллис куда-то пропал, и, несмотря на все попытки Бэйна узнать, куда подевался этот крысёныш, в поле зрения полиции осведомитель так и не объявился. Не исключено, конечно, что он, узнав об убийстве Нишизавы, просто перепугался до усрачки и залёг на дно, но с равной долей вероятности он уже мог валяться с дырой в боку где-нибудь в канализации. Впрочем, особо о его судьбе Бэйн не горевал.
   По поводу личности таинственного Бруно Бэйн всё больше склонялся к выводу, что поставщик Сингха мог быть связан с Дикими Землями и более того - сам оттуда происходить. Правда, это не объясняло, каким образом этот тип раздобыл себе в качестве личного оружия бластер. Чисто теоретически, конечно, существовала вероятность того, что мог существовать какой-нибудь чересчур уж толковый оружейник, могущий смастерить энергетическое оружие, хотя для этого нужно было знать ряд дисциплин, которые вряд ли преподавались в учебных заведениях Диких Земель, и иметь доступ к материалам стратегического значения. Но бластер был, Бэйн видел его собственными глазами, как и то, что неизвестный просто выпрыгнул в окно квартиры Сингха, расположенной на восемнадцатом этаже жилой башни. А значит, кроме бластера, он ещё имел при себе и антиграв, и это уже было странно вдвойне.
   Впрочем, по здравому размышлению, Кларк решил положить данную проблему, как говорится, под сукно. Придёт время - и он сумеет узнать всё, что касалось этого таинственного Бруно и того, каким образом в его руках оказались запрещённые технологии и как вообще он смог пробраться в мегагород и незамеченным выйти из него. А пока стоит сосредоточиться на неотложных делах, которых у полиции Нового Лос-Анджелеса, к сожалению, хватало.
   Звонок встроенного в рабочий стол Бэйна интеркома раздался в тот момент, когда детектив просматривал очередную криминальную сводку на трёхмерном видеоэкране, висящем в воздухе над поверхностью стола и генерируемым встроенным в стол три-проектором. Бросив быстрый взгляд на небольшой полихордкристаллический экран связного устройства, детектив вздохнул, почесал затылок и свернул виом, который, превратившись в тонкую световую нить, втянулся в поверхность рабочего стола и погас.
   - Слушаю, шеф, - произнёс Кларк, включая изображение.
   - Свободен, лейтенант? - руководитель антинаркотического департамента УПНЛА Декстер Галлахер внимательно вгляделся в лицо Бэйна, словно ища там что-то, ведомое только ему одному. Не найдя "этого", Галлахер едва заметно кивнул сам себе.
   - В принципе, да. Просматриваю сводку по Управлению...
   - Сводку. Понимаю. Нашёл что?
   - Если вы о деле Нишизавы, шеф - то пока глухо. Такое впечатление, что этот ублюдок не только умеет летать, но и сквозь стены проходить может. Ибо после Метеор Драйв никто его не видел.
   - Да, согласен, что в этом деле очень много непонятного, Кларк, - тяжело вздохнул Галлахер. - К сожалению, поиски этого мерзавца пока ни к чему не привели. Однако я звоню не за этим.
   - Я слушаю, шеф, - с ноткой настороженности в голосе произнёс Бэйн.
   - Зайди в мой кабинет, Кларк. Есть дело.
   Экран интеркома мигнул и погас. Бэйн несколько секунд задумчиво глядел на устройство связи, затем пожал плечами и, встав из-за стола, точным движением отправил в дезинтеграционную урну пустой пластиковый стаканчик из-под кофе.
   В коридорах полицейского управления мегагорода царила обычная рабочая суета. Взад-вперёд сновали полицейские и канцелярские сотрудники, время от времени мимо Бэйна с сосредоточенными лицами, видными сквозь незакрытые щитками прорези боевых шлемов, проскакивали вооружённые бойцы штурмбатальонов в полном облачении. Новый Лос-Анджелес жил по своим законам, которые иногда - гораздо чаще, чем того хотелось бы Бэйну - нарушались, что требовало вмешательства правоохранительных органов.
   Рабочий кабинет руководителя антинаркотического департамента Управления располагался на сорок третьем этаже шестидесятидевятиэтажного здания, расположенного в исторической части мегагорода, на Саут-Мэйн-стрит. Здесь по-прежнему было много строений в стиле первой половины XXI века до ОЭМ, хотя Бэйн прекрасно знал, что все эти здания построены уже после того, как началось строительство мегагородов и материалы для их постройки были использованы самые современные. На тот момент, так как сейчас уже никто не использовал в строительстве силитон и ластинг3.
   Подниматься на один этаж на лифте Бэйн считал дурным тоном, а потому он спокойно прошествовал по довольно широкой межэтажной лестнице, по которой спокойно могли пройти, выстроившись в шеренгу, шесть космических десантников в полном боевом облачении, и, поднявшись на сорок третий этаж, прошёл по довольно сложной системе коридоров до кабинета своего непосредственного начальника. Остановившись перед закрытой дверью, Бэйн вежливо выждал пару секунд, а затем несколько раз постучал в дверь, которая была наполовину изготовлена из непрозрачного глассиума.
   - Входите! - услышал он голос Галлахера.
   - Вы хотели меня видеть, шеф? - Бэйн, войдя в кабинет Галлахера, остановился в метре от входа.
   - Да, Кларк. Проходи, присаживайся.
   Бэйн, едва только вошёл в кабинет начальника антинаркотического департамента Управления, сразу увидел посетителя, находившегося в помещении, но Декстер Галлахер, когда нужно, умеет привлекать внимание. Поэтому поначалу детектив и не обратил никакого внимания на посетителя. Теперь же, когда его внимание слегка расслабилось и перестало концентрироваться на начальнике департамента, он покосился на человека, сидящего в соседнем кресле.
   Посетителем Галлахера оказалась весьма привлекательная молодая женщина лет тридцати пяти, одетая в простые тёмно-синие джинсы из псевдотекстиля и такого же цвета блузку, две верхние пуговицы которой были расстёгнуты. В левом ухе виднелась закреплённая на нём гарнитура беспроводной связи, а к поясному ремню была пристёгнута кобура с автоматическим пистолетом "магнум-1128", из чего Бэйн сделал вывод, что посетитель принадлежит к числу офицеров полиции мегагорода, так как никого иного с оружием в здание просто-напросто не пропустили бы.
   - Детектив, - произнесла она, вежливо кивая Бэйну.
   - Мэм, - Кларк поднёс указательный и средний палец правой руки к козырьку воображаемой фуражки, не зная толком, как ему приветствовать незнакомку и решив, что некое подобие воинского приветствия вполне сойдёт.
   - Есть новости по Гонсалесу, - произнёс Галлахер, откидываясь на спинку своего кресла и изучающе глядя на лейтенанта. - Его взяли в Буэна-Парке, в отеле "Уиндэм".
   - Кто отличился?
   - Гуриев и Штальмайер4.
   - Хорошая новость. А по делу Нишизавы есть что-нибудь?
   - Ничего. - Галлахер тяжело вздохнул. - Мы перешерстили все пункты пропуска на Периметре - никого с такими приметами там не фиксировали. Городская коммунальная служба тоже не заметила никаких нарушений в своём хозяйстве, хотя это ещё ни о чём не говорит. Эта мразь вполне могла уйти через канализацию, а в таком случае мы просто ищем ветер в поле. По Барстоу тоже тишина. Никто подозрительный туда не прилетал и не вылетал оттуда. Так что мистика прям какая-то.
   - Мистика - не мистика, но искать надо, - угрюмо проворчал Бэйн, косясь на посетительницу.
   - А я и не говорю, что мы прекратим поиски, Кларк. Убит офицер полиции - а такое нельзя спускать на тормозах. Эту сволочь мы рано или поздно, но отыщем, уж будь в этом уверен. Кстати - Маккалистер дал наводку на лабораторию по обработке колумбийского героина в районе Сан-Диего, вроде как там замешан Косой Хуан. Нет желания туда сгонять?
   - Сан-Диего? - Бэйн задумчиво прикусил губу.
   - Ну. И напарника нового заодно обкатаешь.
   - На... - Бэйн медленно перевёл взгляд на незнакомку. - Э-э...
   - Правильно мыслишь, лейтенант! - одобрительно кивнул Галлахер. - Сержант Кассандра Фуллер, твой новый напарник с сегодняшнего дня. Надеюсь, мне не придётся принимать более официальные меры по её назначению на должность?
   - Мм... а у меня есть выбор?
   - Как сказать. Или работа с новым напарником - или месячный отпуск. С содержанием, не беспокойся, я ж не сволочь какая-то. Но месяц сидеть и ничего не делать - это уж сто процентов не по тебе. Ты уже через два дня на стену полезешь, как Человек-Паук.
   - Хороший выбор, да уж! - усмехнулся Бэйн. - Значит, Сан-Диего?
   - Сан-Диего.
   - Гм... - Бэйн неспешно потёр подбородок, поросший двухдневной щетиной. - Поддержка предполагается?
   - На твой выбор. Только без фанатизма, пожалуйста.
   - Что, мне туда без SWAT лезть, что ли? - Бэйн сделал возмущённое лицо.
   - Спецназ я туда...
   Договорить Галлахеру не дал раздавшийся сигнал входящего вызова, прозвучавший из встроенного в его стол интеркома. Шеф антинаркотического департамента несколько недоумённо взглянул на связное устройство, затем нажал на сенсор активации канала связи. Над поверхностью стола вспыхнула тонкая световая нить, развернувшаяся в объёмный три-экран, откуда на находящихся в кабинете Галлахера глянуло лицо шерифа Нового Лос-Анджелеса Спенсера Митчелла.
   - Декстер - у нас ситуация по коду "три-один", - без обиняков произнёс главный полицейский мегагорода. - Нужна помощь твоего отдела.
   - "Три-один"? Сэр - при всём уважении, при чём здесь мои люди? Мы не занимаемся ситуациями с заложниками, это несколько не наш профиль...
   - Знаю, но там, похоже, мы имеем дело с донельзя обдолбанным парнем. Причём обдолбанным синтетикой. И ведёт себя он настолько неадекватно, что наши парни просто не знают, что им делать. Если они начнут штурм, а у этого утырка есть при себе взрывное устройство... - Митчелл красноречиво развёл руками, - Президент мне оторвёт голову и засунет в мою же задницу. Ведь безопасность граждан мегагорода для него всегда была на первом месте.
   - Мм... то есть вы предлагаете послать на место происшествия кого-нибудь из моих людей, кто знает, как вести себя с такими типами?
   - Рад, что ты меня понимаешь, Декстер, - однако, несмотря на слова, лицо Митчелла нисколько не изменилось. - Я знаю, что у тебя найдётся пара-тройка отъявленных головорезов, которые смогут без особых потерь для гражданских разрулить сложившуюся ситуацию.
   - У меня есть такие сотрудники, - ухмыльнулся Галлахер, взглянув на Бэйна. Однако детектив никак на это не отреагировал.
   - Очень хорошо. Тогда работайте. Полный интенсионал5 по данной ситуации я сейчас перешлю на твой комп. Удачи.
   Шериф мегагорода кивнул Галлахеру и исчез из створа виома, который превратился в тонкую световую нить и погас, втянувшись в поверхность стола.
  
   1 Так между собой полицейские называют сотрудников, обслуживающих криогенное оборудование.
   2 Ближайший к Новому Лос-Анджелесу космопорт, принадлежит мегагороду Хьюстон.
   3 Силитон - бетон, армированный кремниевыми вставками. Ластинг - особо прочная разновидность бетона.
   4 В эпоху свободного передвижения никто не видел ничего необычного в том, что в том же Новом Лос-Анджелесе проживали граждане с нетипичными для данной местности фамилиями, так же, как никто, скажем, в Новосибирске или Новом Багдаде не удивлялся фамилиям Джонсон или Буйе.
   5 Здесь: предельно сжатый особым алгоритмом инфофайл, содержащий все необходимые сведения по какой-либо проблеме или вопросу.
  
   Глава 4.
  
   Декстер Галлахер несколько секунд молча глядел на столешницу, потом медленно повернул голову в сторону Кларка Бэйна.
   - Я согласен, что это несколько не наш профиль, - произнёс он, - но если ты хочешь оспорить приказ шерифа - вперёд, действуй. К тому же, если тот урод действительно обдолбанный, то это уже относится к нашей компетенции. Так что, Кларк, полагаю, что вам пора.
   - Вы не сказали, куда нам предстоит выезжать, шеф, - абсолютно спокойным тоном произнёс Бэйн. - Или я сам должен угадать место?
   - Да нет, зачем же? Всё есть в пересланном Митчеллом интенсионале... Так... так-так... значит, вот оно что, коллеги. Санта-Моника, бульвар Уилшир, отделение Калифорнийского Банка на пересечении с Линкольн Корт. Неизвестный, вооружённый полуавтоматическим пистолетом и автоматом, вошёл в помещение филиала банка и, угрожая взорвать имеющуюся - якобы - при нём бомбу, захватил всех, кто на данный момент там находился - и посетителей, и служащих - в заложники.
   - Чего требует этот мудазвон? - спросил Бэйн.
   - Пятьдесят миллионов солов наличными, ещё столько же - в слитках платины, серебра и гадолиния. Также он требует полностью заправленный автобус и свободный проезд до аэропорта Барстоу, где его должен будет ждать трансконтинентальный суборбитальный самолёт.
   - Нихера себе! - покачал головой Бэйн. - А он не сказал, куда собрался линять отсюда? На Тимор или, может быть, на Шри-Ланку?
   - Ты только со стула не упади, - усмехнулся Галлахер. - Обмудок потребовал свободный транспортный коридор до Байконура и билет до Порт-Лоуэлла.
   - Он собрался на Меркурий? - удивился Бэйн. - А что он там забыл?
   - А хрен его знает, Кларк. Похоже, что парня глючит не по-детски. Может, он вообразил, что на Меркурии есть отличные пляжи?
   - Ага, на солнечной стороне! Загар отпадный! Так можно загореть, что уже и не придётся больше загорать!
   - Да. - Галлахер строго посмотрел на Бэйна. - В общем, Кларк - разберись с этим делом. Я позвоню Менендесу и предупрежу его о том, что ты прибудешь на место происшествия.
   - Хорошо, шеф, - кивнул Бэйн. - Постараюсь разобраться со всем этим.
   - Только прошу тебя - не разноси здание по кирпичику! - поморщился Галлахер. - Мне хватило Оквуда, знаешь ли! У меня нет ни малейшего желания снова выслушивать недовольство в наш адрес со стороны директора департамента общественной безопасности!
   - Разносить не стану, но насчёт обдолбыша ничего не могу гарантировать. Если у него там действительно бомба - я его там же и закопаю.
   - Только если у него бомба, Кларк. - Галлахер сделал серьёзное лицо. - Свободны, детективы. Вас ждёт неотложное дело, так что поторопитесь.
   - Детектив Фуллер. - Бэйн поднялся на ноги и кивком головы приказал Кассандре Фуллер следовать за собой. - Поспешим, пока тот придурок не выкинул какой-нибудь фортель. Взрывное устройство - это очень и очень серьёзно.
   - Уже приходилось с подобным сталкиваться? - поинтересовалась Фуллер.
   - Было дело, три года назад, в Вудкресте. Накрыли лабораторию, где готовили "чут"1 - так там один придурок имел при себе самодельное взрывное устройство. Кассетного типа бомба, начинённая всякой пакостью - ну, знаете, гвозди, там, кусочки металла, всякая прочая херня.
   - Он его взорвал?
   - У меня из левого плеча, левой руки и левого бедра сорок семь осколков вытащили, - усмехнулся Бэйн. - Швырнул эту пакость в нас и активировал детонатор. Взрывом ранило ещё пятерых полицейских. Оскар потом его пристрелил, да...
   Бэйн неожиданно остановился и внимательно взглянул на Фуллер.
   - Значит, так, сержант, - деловым тоном произнёс Кларк. - Вас определили мне напарником - значит, нам нужно сразу договориться о том, как вы должны себя вести.
   - Да? - несколько настороженно произнесла Кассандра.
   - Во-первых, старший здесь я, и вы должны неукоснительно выполнять мои приказы и распоряжения. Я не прячусь за чужие спины, так что вам не придётся выполнять "чёрную" работу и подтирать за мной. Работаем в паре, каждый прикрывает другого. Во-вторых, категорически не рекомендую лезть на рожон. Мазафаки есть мазафаки - им ничего не стоит пустить вам в голову пулю или иглу2. В-третьих... гм... собственно, это всё, что я хотел сказать. Касаемо канцелярской работы - всё делаем поровну. Я не самодур и не деспот, хотя скажу честно - со мной бывает иногда сложновато. Характер у меня такой, ничего не поделаешь.
   - Что ж - я уважаю честных людей, - отозвалась Фуллер, - а вы, судя по услышанному мной, как раз из таких. Думаю, что проблем у нас не возникнет.
   - Надеюсь на это. И ещё. Раз уж мы напарники, прошу обращаться на "ты". Я терпеть не могу всего этого официоза. Одно дело - шеф Галлахер или шериф Нового Лос-Анджелеса, и совсем другое - детективы, особенно работающие в паре. Надеюсь, у вас нет предубеждения какого-либо? Не исповедуете ли какую-нибудь экзотическую религию типа буддислама или чего-то в таком роде?
   - Принадлежность к неософам2-1 в этот список входит? - прищурилась Кассандра.
   - Неософы? - Бэйн пожал плечами и сделал Фуллер знак следовать за собой. - Это приемлемо.
   - А... прошу прощения, вы... ты, - поправилась Кассандра, - атеист или как?
   - Собственно, определённых предпочтений в этом плане у меня нет, но вот взгляды и идеи технокосмонитов3 мне вполне так ничего себе. В конце концов, любая цивилизация должна развиваться, стагнация - это верный путь к гибели.
   - Технокосмы сейчас на подъёме, - заметила Кассандра, идя вслед за Бэйном к лифту. - Особенно в свете экспедиций к Плутону и в Пояс Койпера и астроархеологических находок на Марсе, Титане и Ганимеде. Где-то есть кто-то, кто куда как развитее нас, и некоторых это пугает.
   - Ну, пока ещё на нас никто оттуда не напал, - хмыкнул Бэйн, входя в кабину лифта, - а если и нападут, то мы ещё поглядим, кто кого. Сейчас это не относится к делу. Что у тебя со стрельбой, Фуллер?
   - Можно и по имени ко мне обращаться. Я за это не пошлю лесом.
   - Ага. Так что со стрелковой подготовкой?
   - Девяносто три процента.
   - Девяносто три? - Бэйн с уважением взглянул на Фуллер. - Неплохо, неплохо. У меня девяносто ровно, так что ты даже лучше меня стреляешь. Это хорошо. Рукопашный бой?
   - Панантукан4. А ты что?
   - Крав-мага5. Чёрный пояс.
   - Крав-мага? - Фуллер удивлённо вскинула брови. - Почти легендарное древнее боевое искусство, ему где-то учат?
   - Учат, - усмехнулся Бэйн. - Есть один тренер в Камарило, он обучался крав-мага на Ближнем Востоке, в Иерусалиме, у самого Ури Шалита. - Видя непонимание на лице Фуллер, Кларк пояснил: - Это один из самых лучших рукопашников, каких только можно встретить в Федерации. Вот он меня и обучал этому боевому искусству. А так - школы крав-мага есть ещё в Карачи, Новом Мельбурне, Риме и Танзания-Сити.
   - Чёрный пояс... ты реально можешь убить человека одним ударом?
   - Без проблем. Крав-мага именно на это и ориентирован. Мастер Нельсон вполне может считаться американским Шалитом... однако, мы уже на подземном уровне. У тебя с собой только "магнум"?
   - Да, а что?
   - Да просто спросил. Если что - у меня в машине есть чем вооружиться.
   - Арсенал? - прищурилась Кассандра.
   - Когда в тебя палят из ручного гранатомёта, а у тебя - только пистолет, это несправедливо. Поэтому у меня всегда есть чем ответить мудазвонам, желающим превратить меня в фарш.
   - Ну... логично, по-своему...
   При виде внедорожника Бэйна Фуллер восхищённо цокнула языком и показала Кларку поднятый вверх большой палец правой руки.
   - Нравятся большие машины? - понимающе усмехнулся Бэйн, садясь за руль и запуская двигатель.
   - У моего отца точно такой же пикап, только тёмно-синий. Он часто всех нас возил на рыбалку на озеро Каситас.
   - Сама откуда будешь? - поинтересовался Бэйн, выводя машину из подземного паркинга Управления.
   - Беверли-Хиллс. А ты?
   - О, я поскромнее, Бейкерсфилд.
   - Ну, почему же поскромнее? Тоже вполне респектабельный район.
   - С Беверли-Хиллс не сравнить всё-таки.
   До места происшествия добрались сравнительно быстро. Бэйн, как и подобало офицеру полиции, следующему на срочный вызов, включил встроенные в решётку радиатора проблесковые маячки и сирену, что позволило ему значительно сократить время, необходимое для того, чтобы доехать до бульвара Уилшир. Выехав с Саут-Мэйн-стрит на Первую Вест-стрит, Бэйн промчался по ней до пересечения со скоростной магистралью Пасадена - Сан-Педро, с которой свернул на скоростную трассу Бойл-Хейтс - Санта-Моника. Промчавшись по ней едва ли не со скоростью магнитоплана6, внедорожник Бэйна съехал с транспортной эстакады на бульвар Линкольна и спустя несколько минут остановился перед полицейским переносным барьером из пластали, за которым маячил полицейский броневик и с полдюжины автоматчиков из штурмбатальона.
   - Ты всегда так ездишь? - Фуллер тяжело выдохнула и принялась отстёгивать ремень безопасности.
   - Так - это как? - хмыкнул Бэйн, выбираясь из-за руля.
   - Так... как самоубийца...
   - А, ты про тот рефрижератор, который с Сентинел-авеню вырулил на трассу? - Бэйн пожал плечами. - Так он сам виноват, какого хера он полез на мою полосу? Что мне оставалось, в него влетать, что ли?
   Бэйн возмущённо фыркнул и, обойдя свой пикап, остановился возле его задней части.
   - Вооружайся, - произнёс он, открывая багажный отсек "викинга". - Одним пистолетом особо не повоюешь.
   - Гм...
   Кассандра с интересом оглядела находящееся в багажном отсеке пикапа оружие и остановила выбор на "Чинуке". Этот пистолет-пулемёт, производимый "Оружейными Мастерскими Детройта" и используемый полицейскими штурмбатальонами и спецподразделениями Городской Гвардии, при относительно небольшом калибре 4,6х30 мм отличался высокой пробивной способностью, чему в немалой степени способствовали используемые в нём пули с наконечником из армированного вольфрамом титанита. К тому же, для женщины это оружие было гораздо удобнее автомата, не говоря уже о дробовике или ручном пулемёте.
   - Хороший выбор, - одобрительно кивнул Бэйн. Вытащив из грузового отсека "ремингтон-моррис", Кларк закрепил на голове тактический визор армейского образца и сделал знак Фуллер следовать за собой.
   Стоящие по ту сторону барьера полицейские штурмовики подозрительно воззрились на подошедших детективов, однако предъявленный Бэйном ЭМ-жетон сотрудника УПНЛА снял все подозрения.
   - Кто здесь старший? - обратился Бэйн к одному из штурмовиков.
   - Детектив Торнтон, сэр, - ответил штурмовик. - Вон он, возле мобильного штаба. С датападом.
   Бэйн проследил за жестом штурмовика и увидел стоящего у большого чёрного автобуса с эмблемой полиции мегагорода рослого крепко сложенного темнокожего человека в гражданской одежде, больше похожего на уличного хулигана, чем на офицера полиции, о чём-то оживлённо беседующим с командиром штурмовиков.
   - Торнтон, стало быть, - пробормотал Бэйн, минуя барьерное ограждение.
   - Знаешь его? - спросила Фуллер.
   - Так... - Кларк неопределённо покрутил пальцами в воздухе. - Он из местного бюро, я с ним пару раз пересекался при проведении расследований. Это у него прикид такой, а так мужик нормальный. Хотя из бывших ральеро7.
   - Ну, это ещё не повод считать, что все ральеро - сплошь бандиты и отморозки.
   - Не повод.
   При виде подходивших детективов Торнтон сделал знак командиру штурмовиков, и оба замолчали, выжидающе уставившись на Бэйна и Фуллер.
   - Нельсон, - вежливо кивнул Бэйн, подойдя к полицейскому. - Как жизнь?
   - Была бы совсем ничего, если бы не такие придурки, - Торнтон кивком головы указал на расположенное на углу бульвара Уилшир и Линкольн Корт двенадцатиэтажное здание, на первом этаже которого располагалось отделение Калифорнийского Банка. - Привет, Кларк. Как сам?
   - Нормально.
   - Это твой новый напарник? - Торнтон с интересом взглянул на Фуллер.
   - Детектив сержант8 Кассандра Фуллер. Сегодня мне её шеф в напарники определил.
   - Сержант, - Торнтон вежливо кивнул Кассандре; та в ответ тоже так же кивнула. - Стало быть, Галлахер вас сюда направил?
   Бэйн в ответ молча пожал плечами - дескать, сам видишь.
   - Так... ну, общая ситуация тебе уже, я надеюсь, известна. Если есть вопросы, спрашивай. Кстати, это лейтенант Джетт Льюис, командир штурмбатальона бюро Санта-Моники.
   - Лейтенант, - Бэйн кивнул командиру штурмовиков. - Итак - что вы оба можете добавить по нашей общей проблеме? И почему вы полагаете, что этот гадёныш обдолбался?
   - Потому что он несёт махровый бред, вот почему! - фыркнул Торнтон. - Пятьдесят миллионов наличными и столько же в слитках драгметаллов, автобус и суборбитальный самолёт - никто не станет такое требовать в здравом уме, Кларк. Вспомни тех ублюдков из "Революционной Армии Калифорнии"9, когда они захватили заложников в ресторане в Мишн-Вьехо - что они потребовали у властей? Автобус для беспрепятственного проезда за пределы мегагорода. Никаких дебильных требований они не выставляли. Ну, кроме своего обычного радикального бреда. А этот чувак - явный торчок. Мне, собственно, этот факт похрен, но вас это может заинтересовать. Особенно если это "сиреневая пудра".
   - Эта гадость вот где уже у меня сидит! - Бэйн жестом показал, где именно. - Откуда она берётся, так и не установили. Но рано или поздно мы прижучим этих мазафак... Так, Нельсон - что по объекту? Кто он вообще?
   - Он не прячет лицо, так что по камерам внутреннего наблюдения мы получили его портрет и пробили по базе данных. Некий Мирослав Хорницкий, ранее не привлекался полицией. Проживает в Санта-Монике, два с половиной месяца как безработный, получает государственное пособие в качестве зарегистрированного службой занятности. Вооружён полуавтоматическим пистолетом "колибри" и автоматом ZX-37, есть ли у него при себе бомба - мы не знаем. Сканирование с расстояния ничего не показало, разведдрон-сапёр тоже ничего не обнаружил при облёте. Возможно, бомба и есть, но мне кажется, что он нам просто уши лунной пылью посыпает. Но, тем не менее, приказ о штурме я пока не отдаю. Если он не блефует...
   Торнтон скорчил гримасу.
   - Понятно, - Бэйн посмотрел на вход в отделение банка, перед которым были установлены бронещиты, за которыми в данное время находились полицейские штурмовики в полном боевом облачении. Несколько патрульных машин перекрывали все подходы к зданию, в воздухе над бульваром, поддерживаемый экраном парения, висел полицейский коптер. - С ним вообще велись переговоры?
   - Переговоры? - Торнтон хмыкнул. - Ну, как бы да. Но толку от них... Он пригрозил взорвать бомбу, если мы пойдём на штурм. Ребята Льюиса тут всё проверили, есть возможность скрытного проникновения в помещение через городскую канализацию. Но пока шеф Менендес не даёт "добро" на силовое решение проблемы.
   - Требования этого болвана вы, разумеется, не собираетесь выполнять? - полуутвердительно произнесла Кассандра.
   - Нет, конечно, что за вопрос? Ещё чего не хватало!
   - Но он об этом не знает, ясен пень... - Бэйн задумчиво потёр подбородок. - Интересно... это открывает некую возможность решить дело мирным путём.
   - Ты хочешь пойти туда в качестве переговорщика? - догадался Торнтон.
   - А что в этом такого? - хмыкнул Кларк. - Чувак обдолбанный, ему всякую пургу можно нести в уши. Сделаю вид, что я прислан городскими властями, а Кассандра будет меня сопровождать как офицер полиции. А на месте решим, что предпринять.
   - Но он потребует сдать оружие, - возразил командир штурмовиков.
   - Разве для того, чтобы обезвредить преступника, обязательно нужно иметь при себе пистолет? - хитро прищурился Бэйн.
   - Нет, но это риск. Что может ему взбрести в голову под действием наркотика?
   - А вот и посмотрим, коллеги.
  
   1 От английского словосочетания "chew and hang out" - "жуй и торчи", наркотик в виде жевательной резинки.
   2 Имеется в виду метательная игла, используемая в иглопистолетах.
   2-1 Неософия - религия, возникшая в 328 году ОЭМ на основе науки и теософии.
   3 Технокосмониты - религиозное течение, возникшее в 823 году ОЭМ, основанное больше на науке, чем на религии. Технокосмониты верят в Галактический Дух и Проводника Душ и считают верным постулат о том, что космос буквально кишит разумными видами. Тому подтверждением являются археологические находки, сделанные на ряде планет Солнечной Системы. Также технокосмониты выступают за развитие науки и техники.
   4 Прикладной элемент филиппинского боевого искусства арнис, ударная техника руками.
   5 Разработанная до Третьей Мировой войны в Израиле военная система рукопашного боя, делающая акцент на быстрой нейтрализации угрозы жизни.
   6 Поезд на магнитной подушке.
   7 Уличные рэперы, представители одной из субкультур данной эпохи.
   8 Здесь: сотрудник полиции, занимающийся расследованием различных преступлений, не звание.
   9 Леворадикальная военизированная группировка, действующая на Тихоокеанском побережье Северной Америки, выступает за создание Свободного Калифорнийского Государства на принципах анархо-коммунизма. В настоящее время группировка понесла серьёзный урон от действий как полиции мегагородов Тихоокеанского побережья, так и от проведённых против РАК операций федеральными силами, однако всё ещё сохраняет боеспособность.
  
   Обновление от 22.11.2021.
   Глава 5.
  
   - Рискованно, но вполне осуществимо и оправдано, - признал Торнтон. - Подожди, я свяжусь с шефом и обрисую ему ситуацию.
   Полицейский кивнул Бэйну и Фуллер и скрылся в штабном автобусе.
   - Это что, мы туда пойдём, я правильно поняла? - Кассандра внимательно всмотрелась в невозмутимое лицо Кларка.
   - А что не так? - не понял Бэйн. - Кому-то ведь надо туда идти.
   - А ты умеешь вести переговоры в подобных ситуациях?
   - А что там уметь? Главное - мудаку лапши побольше на уши навешать, - усмехнулся Бэйн. - Но не волнуйся, - добавил он, видя ошарашенное выражение лица Фуллер, - я проходил курсы переговорщиков.
   - И приходилось применять на практике?
   - Однако, какой бойкий напарник мне достался! - снова усмехнулся Бэйн. - Нет, не приходилось. Вот сейчас и посмотрим, чему я научился на этих курсах. Правда, придётся оставить "Чинук", но пистолет возьми.
   - Он потребует его сдать, - предупредила Кассандра.
   - А руки-ноги нам с тобой зачем даны?
   Вернулся детектив Торнтон.
   - Ну, собственно, у нас всё готово. Шеф Менендес не возражает, ребята из штурмбатальона вас прикроют. Единственное, о чём просит Менендес - не устраивать там войну. Заложников нужно освободить без жертв, сами понимаете, это в интересах Управления.
   - А то я не знаю!
   - Ну, тогда вперёд. Мы вас прикроем.
   Бэйн пожевал губами.
   - Если этот пиздёныш начнёт выёживаться - валите его нахер. Снайперы, надеюсь, на позициях?
   - На позициях. Пять спецов.
   - Это хорошо. Пошли, напарник.
   - Я вас провожу, - сказал Льюис. - Идёмте.
   Вслед за командиром штурмовиков Бэйн и Фуллер вышли из мобильного штаба и двинулись в сторону той части здания, в которой располагалось отделение банка. Дойдя до бронещитов, за которыми заняли позиции штурмовики, оба детектива остановились.
   - Льюис - с этим гондоном есть связь? Надо дать ему знать, что прибыли переговорщики.
   - Сейчас попробуем.
   - Так, - Бэйн отстегнул от правого бедра кобуру с пистолетом и протянул его и дробовик одному из штурмовиков. - Подержи это пока у себя, приятель. А то этот кусок говна сразу поймёт, несмотря на то, что под кайфом, что я никакой не переговорщик от муниципальных властей, а коп.
   - Да, сэр.
   - Ты готова, Касси? - Бэйн перевёл взгляд на Фуллер.
   - Готова.
   - Отлично... Льюис - что там со связью с этим говнюком?
   - Удалось дозвониться, - командир штурмовиков протянул детективу комлинк. - Поговорите с ним?
   - Поговорю. И сейчас, и потом.
   Криво ухмыльнувшись, Кларк взял из рук Льюиса комлинк и вставил в правое ухо наушник микрогарнитуры с тонкой полудугой, на конце которой была закреплена бусинка микрофона.
   - Проверка связи, проверка связи, - размеренно произнёс Бэйн. - Как меня слышно?
   - Оу, слышно хорошо, - раздался в наушнике - и в динамике комлинка, который Бэйн перевёл в режим трансляции - голос. - Кто со мной говорит?
   - Господин Хорницкий, я полагаю?
   - Да-да, всё верно, - нетерпеливо произнёс тот же голос. - А ты кто такой?
   - Кларк Бэйн, представитель комитета городского правительства по вопросам безопасности. Мне поручили провести с вами переговоры с целью освобождения заложников. Но для этого мне нужно с вами встретиться лично.
   - Лично? Зачем? - в голосе Хорницкого проявились подозрительные нотки. - Переговорить можно и по комму.
   - Можно, - согласился Бэйн, - но личные переговоры гораздо лучше. Особенно по столь щекотливому делу. Президент Коллинз серьёзно озабочен сложившейся ситуацией и поэтому поручил мне лично во всём разобраться и сделать так, чтобы все заложники были спасены. Любыми доступными методами.
   - Стоп-стоп-стоп! Что означает это твоё "любыми доступными методами"?
   - Не стану от вас скрывать, что полиция планирует провести силовую операцию, однако я указал им, что в таком случае могут пострадать заложники...
   - И правильно сделал, что указал! - из комлинка раздался противный смешок. - У меня здесь динитронафталиновая1 бомба, между прочим! Бум! - и всем пиздец!
   - Как раз такого развития событий мы и не хотим, господин Хорницкий, - Бэйн брезгливо поморщился и отвернул от лица микрофон, чтобы Хорницкий не слышал, как он сплёвывает на дасфальт. - И именно поэтому мне и поручено провести с вами переговоры.
   - А что насчёт моих требований? - в голосе Хорницкого послышались капризные нотки. - Если их проигнорируют, я взорву бомбу!
   - Для этого меня сюда и прислали, - терпеливо повторил Бэйн, однако выражение лица полицейского ясно показывало его истинное настроение. - Давайте не будем совершать необдуманных поступков, от которых могут пострадать ни в чём не повинные граждане.
   - Ага, давай! - хохотнул Хорницкий. - Только не пытайся меня надуть, Кларк Бэйн! А не то - ба-бах, и всё!
   - Никто никого не станет надувать, господин Хорницкий. Только вы должны понять, что городские власти не могут в одночасье раздобыть требуемое вами. Наличные - это одно дело, а вот что касается слитков драгметаллов - боюсь, здесь всё не так просто. Нужен запрос в Федеральный Банк, а это займёт определённое время. Вы же знаете, что федералы так просто не выдадут такое количество.
   - Меня это не трахает, Бэйн. Это ваши проблемы.
   - И мы стараемся их решить. Так что - вы впустите меня для приватных переговоров?
   - Мм... ладно, можешь заходить. Но без оружия чтоб!
   - Я муниципальный служащий, откуда у меня может быть оружие? - изобразил натуральное изумление Бэйн. - Но я не один - со мной моя помощница, которая будет вести запись нашей беседы для официального протокола.
   - Что? Это ещё нахера нужно?
   - Увы, это стандартная практика для государственных структур, господин Хорницкий.
   - Блядь!.. Ладно, пусть идёт. Но чтоб никакого оружия! Иначе - ба-бах, и всё!
   - Разумеется. Мы идём ко входу в отделение банка.
   - Открою, как только подойдёте к двери. Я не дурак и прекрасно знаю, что здесь полно полицейских снайперов. Учти, Бэйн - малейший фортель...
   - Я уже говорил вам, что я не собираюсь подвергать опасности жизни заложников. Да и вашу тоже. Мы все - граждане Нового Лос-Анджелеса, и в мою задачу входит недопущение причинения кому-либо вреда.
   - О, это здорово звучит! - в комлинке снова хохотнули. - Ладно, чеши сюда со своей помощницей! Хорошенькая хоть? Дрючишь её?
   - Это к делу не относится, - сурово ответил Кларк.
   - Да мне, в общем, похуй... Идите.
   Связь отключилась.
   - И что скажете, детектив? - Льюис вопросительно взглянул на Бэйна.
   - То, что он под кайфом, понятно и так, - снова сплюнул Бэйн. - Но бомбы у него никакой нет.
   - С чего вы это решили?
   - Льюис - вы же слышали этого уёбка. Динитронафталиновая бомба - да за кого он нас держит? Или он думает, что в полицейских академиях не преподают ничего, кроме как общих дисциплин?
   - Динитронафталин... а, простите, что это такое?
   - Льюис - вы же штурмовик, вам же должны были в академии преподавать курс по взрывотехнике!
   - Я не сапёр, если вы об этом. Курс преподавали, да, но...
   Льюис наморщил лоб.
   - Хм... поправьте меня, если я ошибаюсь, по-моему, это взрывчатое вещество сейчас не используется. Устарело?
   - Именно. Динитронафталин, тротил, гексоген - всё это давно устарело и не идёт ни в какое сравнение с торлитом, волюм-зарядами и "дыроколом"2. Так что здесь он взял вас на понт.
   - Он не говорил, какая именно у него там бомба, - недовольно прогудел командир штурмовиков. - Сказал лишь, что она у него есть.
   - Я вам претензии не предъявляю, коллега. Просто иногда нужно знать вещи, не совсем относящиеся к делу. Тогда всякие говнюки не смогут вас водить за нос. Впрочем, оставим эту тему. Касси - отдай лейтенанту Льюису пистолет. Помощница чиновника городского правительства с пистолетом - нонсенс.
   - Да он обдолбанный, Кларк! Что он заметит? Скажи, если что, что мне оружие положено для вот именно таких ситуаций! Может, ты и крутой коп, но я ещё до такого ранга не доросла!
   - Мм... ладно, пусть будет по-твоему... Льюис - мы идём.
   - Осторожно там.
   - Мы постараемся.
   Бэйн осторожно вышел из-за бронещита и медленно, держа руки на виду, двинулся ко входу в отделение банка. Окружившие вход штурмовики напряглись при виде возникшего по ту сторону дверей вооружённого автоматом человека, но Бэйн жестом приказал им расслабиться.
   Подойдя ко входу в отделение банка, Бэйн и Фуллер остановились перед дверью из высокопрочного глассита и стали ждать дальнейших действий со стороны Хорницкого. Тот, подойдя к двери со своей стороны, с подозрением оглядел обоих детективов, задержал взгляд на Фуллер, после чего усмехнулся и принялся открывать запертую дверь, причём запертую им самим с помощью троса-блокиратора. Повозившись с запорным устройством с минуту, Хорницкий открыл дверь и посторонился, пропуская в помещение Бэйна и Фуллер, при этом он весьма красноречиво повёл стволом автомата в сторону полицейских.
   - Я ни за что не поверю, Бэйн, что ты не трахаешь свою помощницу! - с ехидной ухмылкой на роже проговорил Хорницкий. - И я тебя вполне понимаю! Сам бы трахал с удовольствием!
   - Трахалка у тебя ещё не выросла! - усмехнулся Бэйн. - Но я здесь не за тем, чтобы твои пошлые банальности выслушивать. Где заложники?
   - Здесь они, не ссы, - хмыкнул Хорницкий, стволом автомата приглашая детективов следовать за собой. Но тут его взгляд упал на притороченную к правому бедру Фуллер кобуру с "магнумом". - Эй, а это что такое, мать вашу?! Я же сказал - никакого оружия!
   - По новым правилам безопасности помощники должностных лиц обязаны иметь при себе табельное оружие, - невозмутимо отозвался Бэйн. Брехня и чушь полная, разумеется, и любой здравомыслящий человек немедленно потребовал бы от Кларка предъявить ему соответствующий правовой акт3. Но дело в том и заключалось, что Хорницкий пребывал в навеянном наркотическим дурманом собственном мирке, а это означало, что в таком состоянии ему можно было вливать в уши любую чушь. Ну, почти любую, если быть точным. - Так что извини - таковы правила.
   - Пусть отдаст пистолет! - ствол автомата угрожающе нацелился Фуллер прямо в лицо. - Иначе ей придётся уйти!
   - Отдай ему пистолет, Касси, а то он обосрётся.
   Фуллер, пожав плечами, с невозмутимым видом вынула пистолет из кобуры и протянула его Хорницкому.
   - Смотри, не урони, - насмешливо сказала она. - Штука тяжёлая-то.
   - Пфф! - фыркнул тот. - Не бойся, цыпочка, не уроню! Я отнюдь не слабак!
   - Да уж, это верно, - произнёс Бэйн. - Захватить в заложники гражданских и угрожать взорвать бомбу - это не каждому дано.
   - А то! - Хорницкий гордо выпятил грудь.
   - Гм... Значит, ты хочешь получить пятьдесят миллионов наличными, пятьдесят миллионов - слитками драгметаллов, заправленный автобус, свободный проезд до Барстоу и трансконтинентальный самолёт до Байконура?
   - Да, это мои требования.
   - И нахера тебе столько денег, а? Что ты собираешься с ними делать? Виллу на Меркурии строить будешь? С пляжем?
   - А это уже не твоего ума дело, Бэйн. Ты приплёлся сюда переговоры вести? Вот и веди. Кстати - что по моим требованиям?
   - Сначала я должен увидеть заложников.
   - Да, заложники... Идём, я вам всё покажу. Идите впереди меня и помните, что у меня есть автомат.
   На лице Бэйна возникла едва заметная ухмылка. Автомат ли, ручной пулемёт или бластер - для бойца крав-мага это ровным счётом не имело никакого значения. Достаточно выждать появления нужного момента - и противник будет обездвижен, и, скорее всего, убит. Но обдолбанному псевдо-террористу об этом знать было необязательно.
   Заложники оказались в главном операционном зале, лежащими лицами в пол и с заведёнными за голову руками. Быстро оглядев помещение, Бэйн произвёл нехитрый подсчёт и установил, что здесь находятся тридцать девять человек разных возрастов, из которых восемь являлись служащими банка. Люди неподвижно лежали на полу, не делая ни малейшей попытки что-либо предпринять, что, впрочем, и неудивительно - мало кто решиться выступить безоружным против вооружённого автоматическим оружием отморозка.
   - Они что, всё это время так и лежат? - Бэйн перевёл взгляд на стоявшего позади него и Фуллер горе-террориста.
   - Ну да. А чё? - хмыкнул тот. - Не, если кому поссать надо, я разрешаю. Не мочится же под себя! Я что - зверь какой, что ли?
   При звуках голосов некоторые из заложников слегка повернули головы, чтобы видеть происходящее. Появление в отделении банка новых действующих лиц могло означать, что их мучениям может вскорости прийти конец. И они даже не подозревали, насколько скоро.
   - Что ж - все заложники целы и невредимы, - заключил Бэйн. - Это плюс к твоей карме, уёбок. Но лишь маленький такой плюсик. Вот такой.
   Указательным и большим пальцами левой руки Кларк показал Хорницкому, насколько этот плюсик мал.
   - Не понял, - прищурился Хорницкий. - Это что ещё за дела?
   - Во-первых, никто не собирается выполнять твои идиотские требования, кусок говна, - спокойно заговорил Бэйн, заложив руки за спину и со спокойно-нагловатым видом принявшись прохаживаться взад-вперёд, совершенно не обращая внимания на автомат в руках Хорницкого. - Во-вторых, ты совершил акт терроризма, а взятие заложников трактуется по законам Нового Лос-Анджелеса, а равно и Федерации, именно так. Наказание за это - смерть. Причём на месте. В-третьих - мне нужно знать, где ты берёшь "дурь". Ты скажешь мне это, потому что тебе придётся это сказать. Так или иначе. И в-четвёртых, курва - я офицер полиции, а никакой не переговорщик. Мы не ведём переговоров с террористами - мы их просто стреляем на месте.
   И, прежде чем ошарашенный этими словами Хорницкий смог что-либо предпринять, Бэйн, резко развернувшись, нанёс рубящий удар ребром ладони по горлу горе-террориста, на несколько секунд парализовав дыхание, после чего неуловимым для глаз движением вырвал у того из рук автомат. Прогремел одиночный выстрел, и Хорницкий свалился на пол, завыв - способность дышать к нему к этому моменту вернулась - от жуткой боли в простреленном правом колене.
   - Всем спокойно! - раздался под сводами помещения голос детектива. - Я офицер полиции мегагорода, преступник обезврежен! Прошу всех посетителей подняться на ноги и спокойно проследовать к выходу на улицу, там вас встретят сотрудники полиции и парамедики. Сотрудники банка остаются на месте для дачи показаний следственной группе. - Бэйн повернулся к Фуллер. - Касси - проводи людей к выходу и пригласи сюда ребят Торнтона. Нужно здесь всё, как бы то ни было, осмотреть.
   Он взглянул на корчащегося на полу Хорницкого.
   - Больно? - спросил Кларк. - Наверное, да. Колено прострелить - это не палец порезать. Но ты ещё должен мне сказать спасибо, что я всего лишь сухожилия повредил. Вот если бы в коленную чашечку шмальнул - ты бы сейчас, быть может, и подох уже от болевого шока. А может, и нет - ты же обдолбанный.
   - Сука легавая! - простонал, корчась на полу, Хорницкий.
   - Фу, как грубо! - Бэйн отвесил горе-террористу пинок под рёбра. - Откуда "дурь" берёшь, гадёныш?
   - Пошёл в жопу!
   - О, ты даже представить себе не можешь, сколько раз из-за таких, как ты, мне оттуда приходилось вылезать! - жизнерадостно осклабился Бэйн. - Ладно, не хочешь по-хорошему сказать - не говори. Пойдём трудными путём.
   Детектив запустил руку куда-то под куртку, покопался в её внутренних карманах и извлёк оттуда на белый свет небольшой предмет серого цвета.
   - Смотри, что у меня завалялось в карманах - мини-отвёртка! - сообщил он Хорницкому. - Хорошая вещь, я бы даже сказал - незаменимая. Ею не только винтики можно откручивать и простые дверные замки открывать, а и ещё кое-что делать. Ну-ка, а если мы так попробуем?
   Присев на корточки, Бэйн ввёл отвёртку в оставленную автоматной пулей рану чуть ниже коленной чашечки и слегка надавил на неё, при этом ещё и прокрутив отвёртку внутри.
   Хорницкий взвыл от дикой боли и попытался было ухватить руку Кларка. Не вышло, лишь получил кулаком в пах.
   - Где ты взял "дурь", скотина?! - прошипел Бэйн. - Учти - моё терпение крайне невелико. Я всё равно узнаю, откуда у тебя наркота, но тебе от этого легче не станет. Так что советую говорить сейчас.
   - У-у... верт4 поганый!.. У-у!.. В Сан-Диего, блядь, торгуют "дурью", в Сан-Диего!
   - Кто дилер?
   - У-у... мексиканец один, Хуан вроде зовут его... блядь, больно-то как!
   - Косой Хуан? - задумчиво протянул Бэйн. - Хм... точно он? Сам лично продал тебе шмурдяк?
   - Нет! Нет, мать твою! В районе Сауткрест... в Сауткресте есть его дилеры... там они толкают наркоту...
   - И "сиреневую пудру" тоже?
   - Да!
   - Понятно.
   Бэйн вынул отвёртку из раны и задумчиво посмотрел на лежащего на полу преступника.
   - Закончил, э? - услышал он позади себя голос Торнтона.
   - Можно сказать и так. - Кларк поднялся на ноги. - Кто будет оглашать вердикт? Здесь как бы не моя юрисдикция, Нельсон...
   - Но ты разрешил проблему, Кларк. Впрочем, решать тебе.
   - Гм...
   Бэйн перевёл взгляд на валяющегося на полу Хорницкого.
   - Мирослав Хорницкий - ты обвиняешься в попытке ограбления банка, захвате заложников, причинении угрозы жизни и здоровью граждан мегагорода, покушении на угрозу теракта, причинении вреда частной собственности, сопротивлению полиции, содействию в распространении запрещённых наркотических средств и употреблении оных, незаконном владении оружием, - перечислил Бэйн перечень совершённых Хорницким нарушений закона. - Как офицер полиции при исполнении, я уведомляю тебя о том, что вышеперечисленные мной преступления являются особо тяжёлыми и влекут за собой смертный приговор. Поскольку твоё нынешнее состояние не позволяет транспортировать тебя в офис официального экзекьютора, приговор будет приведён в исполнение на месте. Труп после казни будет сожжён в дезинтеграционной печи. Запись приговора осуществлена на мой личный инфор и может быть предоставлена соответствующим контрольным органам по их первому требованию5. Приговор зачитан мною, детективом Управления полиции Нового Лос-Анджелеса лейтенантом Кларком Бэйном, сегодня, восемнадцатого июня тысяча шестьсот седьмого года ОЭМ.
   Произнеся эти слова, Бэйн кивнул Торнтону. Тот пожал плечами и, вынув из кобуры пистолет, выстрелил Хорницкому в голову.
   - Похоже, тебе предстоит прокатиться в Сан-Диего, - хмыкнул Торнтон, убирая оружие назад в кобуру. - Косой Хуан, да? Этот пиздёныш давно уже сидит у нас, как кость в горле, да только прищучить его никак не удаётся. Выходит сухим из воды. Легальный у него, видите ли, бизнес! Еду мексиканскую готовит!
   - Своеобразная, мать его так, у него еда получается! - усмехнулся Бэйн.
  
   1 Технический продукт нитрования нафталина, бризантное взрывчатое вещество, на момент описываемых событий давно устаревшее.
   2 Заряд направленного действия, предназначенный для вскрытия дверей.
   3 Для прямой демократии это совершенно обыденное явление.
   4 Сленговая кличка сотрудников полиции.
   5 Все оглашения приговоров сотрудниками полиции фиксируются на личные инфоры и передаются по беспроводной связи в хранилище данных. Делается это для архивации.
  
  
  
  
   Продолжение следует.

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"