Сидиус Дарт Ситхович: другие произведения.

Стингер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    В этом мире СССР победил нацистскую Германию на год раньше; Германия не была разделена надвое, а в полном составе вошла в "советский блок"; И. В. Сталин оставался на посту Генсека/Президента Советского Союза до 1964 года и ушёл с него по состоянию здоровья; не было войны во Вьетнаме и афганского конфликта; не было никакой "перестройки" и развала Великой Державы; идеи социализма одержали верх над капитализмом, хотя и не без войны (Шестидесятиминутная война между СССР и США в 2019 году с использованием термоядерного оружия). С течением времени народы Земли объединились в единое государство, построенное на принципах меритократии, освоили Солнечную систему и вышли в галактическое пространство, вступив в контакт с представителями внеземного разума. Не всем, разумеется экспансия молодой расы пришлась по нраву... Вот уже на протяжении десяти лет Терранская Федерация ведёт тяжёлую изнурительную войну с Империей Водеска, и пока ни одна из сторон не может переломить её ход в свою пользу. Однако у земного командования созревает весьма дерзкий и амбициозный проект...
       Обновление от 15.10.2019.
       В электронном виде книга представлена здесь - https://author.today/u/alexmetalloid/works/edit.

Фотохостинг без рекламы

   ПРОЛОГ.
  
  
  
  
   Краткое изложение событий, произошедших в мире с 1941 года Эры-До-Объединения до настоящего момента:
  
   22 июня 1941 года - вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз. Начало Великой Отечественной войны.
   Июнь-октябрь 1941 года - не завершившая до конца на тот момент времени перевооружение Красная Армия, ведя тяжёлые оборонительные бои, вынуждена отступать под натиском немецкой армии. Однако к началу октября 1941 года продвижение нацистских войск и их союзников было полностью остановлено на линии Нарва-Псков-Дорогобуж-Брянск-Сумы-Белгород-Таганрог; на Кольском полуострове германско-финские войска вклинились на территорию СССР на 12-20 километров, а наступление финской армии на Карельском перешейке было остановлено на линии Приморск-Житково-Приозёрск; начало интенсивных позиционных боёв по всему советско-германскому фронту. Успешная эвакуация военно-морской базы Черноморского Флота из Севастополя в Новороссийск; активизация деятельности партизанских отрядов на всей временно оккупированной территории СССР, координируемая Главным штабом партизанского движения из Москвы. Развенчав миф о "полном уничтожении советской авиации", лётчики 1-й минно-торпедного авиаполка 8-й авиабригады ВВС Балтийского Флота совершают успешные бомбардировочные рейды на Берлин, Штеттин и Свинемюнде. На Тихом океане начинаются боевые действия между США и Японией.
   Декабрь 1941 года - попытка прорыва немецко-фашистских войск к столице Советского Союза полностью провалилась. В жестоких боях под Вязьмой германские войска и их союзники понесли огромные потери в живой силе и технике; первое применение против наступающих частей противника систем залпового артиллерийского огня, танков-таранов ИС-1Т и противотанковых штурмовиков Ил-2ШПТ.
   Первая половина 1942 года - Красная Армия завершила перевооружение, получив в своё распоряжение новейшие образцы вооружения и техники. На верфях Северодвинска спущен на воду первый советский авианосец "Илья Муромец". Началась подготовка к широкомасштабному контрнаступлению. Активизация действий английских войск в Северной Африке; разгром группировки Роммеля под Эль-Аламейном. Совместная армейская операция СССР и Великобритании в Иране с целью обеспечения безопасности южных рубежей Советского Союза и пресечения деятельности германских агентов на его территории.
   24 мая 1942 года - начало Рославльско-Гомельской наступательной операции, ознаменовавшей собой общее контрнаступление Красной Армии по всему фронту от Кольского полуострова до Азовского моря.
   Июль 1942 года - указом Генерального Секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина объявлено о реформировании Рабоче-Крестьянской Красной Армии в Советскую Армию с возвращением офицерских званий. Проведена полная унификация должностных званий.
   1942-1943 гг. - войска нацистской Германии и её союзники терпят одно поражение за другим в ходе стремительного наступления Советской Армии. Проведён ряд блистательных наступательных операций, в результате которых из войны на стороне Германии выведены Финляндия, Румыния и Венгрия; советские войска успешно продвигаются вглубь территории Норвегии, поддерживаемые отрядами норвежского Сопротивления и заново сформированными на территории СССР частями норвежской армии из числа норвежских военнослужащих, бежавших в СССР после поражения их страны в 1940 году; в районе Тронхейма происходит встреча советско-норвежских войск с частями британского экспедиционного корпуса бригадного генерала Томпсона, после чего обе стороны объединяют свои усилия, сосредотачиваясь на дальнейшем продвижении в направлении Осло. На Западном фронте начинается Нормандская десантная операция - высадка англо-американо-канадских войск в оккупированной нацистами Франции. Антифашистское восстание в Греции, поддержанное Советским Союзом, высадка в Греции частей советских Воздушно-Десантных Войск и подразделений морской пехоты Черноморского Флота; турецкие власти не оказывают никаких препон проходящим через черноморские проливы боевым кораблям ЧФ. После изгнания из страны немецко-фашистских войск в Афинах формируется просоветское правительство, провозгласившее курс на построение в Греции социализма.
   19 сентября 1943 года - на военно-испытательном полигоне под Семипалатинском СССР провёл первое в мире успешное испытание атомного взрывного устройства мощностью в 15 килотонн. Советский Союз становится первым на Земле обладателем атомного оружия. Некоторое советские военачальники, видя мощь нового оружия, обратились к И. Сталину с просьбой разрешить применение против немецких войск атомных бомб, однако советский лидер, указав на факт радиоактивного заражения местности после применение атомного оружия и о многочисленных жертвах среди мирного населения в случае использования Советской Армией атомных боезарядов, а также на то, что в этом случае советским войскам придётся наступать по заражённой территории, что заведомо недопустимо, отказывается использовать новое оружие в качестве наступательного, оставляя, правда, за СССР право использовать атомное оружие в оборонительных целях. В том же месяце эскадрилья советских дальних бомбардировщиков Ар-4 совершила успешный налёт на германский ядерный центр в Хайгерлохе, устранив, таким образом, атомную угрозу со стороны Германии.
   Осень 1943-весна 1944 гг. - союзные войска наносят фашистской Германии одно поражение за другим. Освобождение Восточной Европы от нацистов; на Западном фронте союзные армии выходят на границу Германии. Из войны на стороне Германии выведена Италия в ходе операции англо-американского командования; дуче Бенито Муссолини схвачен итальянскими партизанами при попытке к бегству и казнён в Милане. Созданные при непосредственной помощи СССР польская Армия Людова и Народно-освободительная армия Чехословакии принимают активное участие в боевых действиях против немецко-фашистских войск.
   5-11 февраля 1944 года - стихийное восстание жителей Праги против немецко-фашистских оккупантов. Чтобы спасти город и его население от уничтожения, советское командование предпринимает специальную операцию по деблокированию осаждённого города, в которой приняли участие 6-я танковая армия под командованием генерал-майора И. Зиберова, 5-я гвардейская армия генерал-полковника А. Жадова и 38-я армия под командованием генерала К. Москаленко, а также 2-я чехословацкая дивизия генерал-полковника М. Гашека и 4-й пехотный корпус Войска Польского. Одновременно с этим силами 1-го, 2-го и 4-го Украинских фронтов, при поддержке двух румынских, одной польской и одной чехословацкой армий, проводится Пражская наступательная операция.
   9 мая 1944 года - окончание Великой Отечественной войны. Во взятой штурмом советскими войсками неделю назад столице нацисткой Германии - Берлине - подписан Акт о полной и безоговорочной капитуляции Третьего Рейха. Глава фашистского режима Адольф Гитлер и его супруга Ева Браун, а также Иозеф Геббельс, Герман Геринг и Иоахим фон Риббентроп, захваченные спецназом ГРУ во время проведения секретной операции под кодовым названием "Меч правосудия", под усиленной охраной доставлены на военно-транспортном самолёте, сопровождаемом тремя эскадрильями истребителей, на территорию СССР и помещены в особо охраняемый сверхсекретный комплекс "Объект-Х". По итогам прошедшего в немецком городе Нюрнберг с 20 ноября 1944 года по 1 октября 1945 года судебного процесса над бывшими руководителями фашистской Германии все они (кроме получившей пожизненный срок Е. Браун) были признаны виновными в преступлениях против человечества и казнены через повешение в спортзале Нюрнбергской тюрьмы.
   17 июля-2 августа 1944 года - состоялась Потсдамская конференция лидеров "Большой Тройки", проходившая во дворце Цецилиенхоф, в городе-спутнике Берлина - Потсдаме. Состоялась после победы над гитлеровской Германией и в преддверии вступления СССР в войну с Японией для выработки послевоенной программы мира и безопасности в Европе и в мире в целом. По её результатам 1 августа 1945 года главы правительств СССР, США и Великобритании подписали Протокол и Сообщение о Берлинской конференции трёх держав. В начале августа документы Потсдамской конференции были направлены Франции с предложением присоединиться. Франция выразила принципиальное согласие. Решения Потсдамской конференции после их опубликования были поддержаны и другими государствами мира.
   9 августа 1944 года - верный своим союзническим обязательствам, Советский Союз объявляет войну императорской Японии. Боевые действия велись в период с 9 августа по 10 сентября и закончились полным разгромом японской Квантунской армии, освобождением от японских захватчиков Южного Сахалина, Курильских островов, Маньчжурии и Кореи; на Хоккайдо и Хонсю были высажены морские десанты Тихоокеанского Флота. 2 сентября 1944 года на борту советского линкора "Дальний Восток", находящегося на рейде Ниигаты, был подписан Акт о полной и безоговорочной капитуляции Японии во Второй Мировой войне. СССР возвращает себе Южный Сахалин и Курильские острова, а также включает в свой состав Маньчжурию и Ляодунский полуостров, Корея становится социалистической страной и присоединяется к формируемому социалистическому блоку.
   1944-1950 гг. - формирование двух противостоящих друг другу военно-политических блоков - советского и западного. Нарастание противоречий между двумя диаметрально противоположными друг другу системами - социализмом и капитализмом. Однако, несмотря на это, обстановка в Европе и в мире в целом остаётся стабильной, благодаря грамотной и взвешенной политике Советского Союза и его союзников, а также нежеланию Великобритании идти на поводу у США и обострять обстановку, чему в немалой степени способствует общественное мнение. Советский Союз стремительными темпами восстанавливает пострадавший в ходе Великой Отечественной войны промышленный потенциал.
   24 октября 1945 года - создана Организация Объединённых Наций.
   1948 год - по результатам прошедшего на территории Германии референдума немецкий народ принял решение о построении на территории своей страны социализма и о присоединении новой Единой Германии к формируемому блоку социалистических стран. Попытка США и Великобритании (последней в меньшей степени, так как лейбористское правительство не хотело обострять отношения с Москвой) разделить Германию на два государства провалилась. На политической карте мире появляется новое образование - Германская Демократическая Республика со столицей в Берлине.
   18 января 1949 года - по инициативе СССР и Румынии создан Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ), куда вошли все восточноевропейские социалистические страны, а также Монголия, Корейская Народно-Демократическая Республика, Турция, Иран и нейтральная Норвегия. Приоритетным направлением деятельности СЭВ было определено экономическое и научно-техническое сотрудничество стран - членов Союза, включавшее развитие взаимной торговли, организацию обмена хозяйственным опытом, оказание взаимной помощи сырьём, продовольствием, оборудованием, машинами и другими товарами. Также разрабатывались единые стандарты и нормы для стран-участниц. До 1969 года штаб располагался на улице Петровка, 14 в Москве, после - на Новом Арбате.
   4 апреля 1949 года - по инициативе США создан военно-политический блок НАТО, куда вошли, помимо США, Канады и Великобритании, Франция, страны Бенилюкса, Исландия, Дания, Италия и Португалия. Официальной целью новой организации являлось "укрепление стабильности и повышение благосостояния в Североатлантическом регионе", неофициальной же - противостояние растущему влиянию СССР на международной арене. Как заявил первый генеральный секретарь НАТО Исмэй Гастингс, цель создания НАТО: "...удерживать русских в стороне, американцев -- внутри, а немцев -- под".
   1950 год - социалистический переворот в Китае. К власти приходят коммунисты во главе с Мао Цзэдуном. Новая власть провозглашает Китайскую Народную Республику и официально подтверждает отказ от претензий Пекина на Маньчжурию и Ляодунский полуостров. Объявлен курс на укрепление отношений с Советским Союзом и странами социалистического блока.
   1951 год - в СССР официально введён пост Президента. Согласно принятым к Конституции поправкам, Генеральный Секретарь ЦК КПСС имеет право сочетать эти две должности.
   14 мая 1952 года - заключён Варшавский договор, документ, оформивший создание военного союза европейских социалистических государств при ведущей роли СССР - Организации Варшавского Договора (ОВД). Заключение договора явилось ответной мерой на создание блока НАТО в 1949 году. В Организацию вошли СССР, ГДР, Польша, Чехословакия, Венгрия, Финляндская Демократическая Республика, Румыния, Болгария, Югославия, Албания, Греция, Монголия, КНДР и Иран. В качестве наблюдателей в ОВД приглашены КНР, Турция, Сирия, Ливан, Австрия, Индия и Египет.
   4 октября 1957 года - в Советском Союзе произведён успешный запуск ракеты-носителя с первым в мире искусственным спутником Земли. Начало космической эры человечества.
   1960-е годы - всплеск народно-освободительной борьбы народов Африки против европейских колонизаторских режимов. Появление на политической карте мира новых государств, многие из которых решили пойти по пути строительства социалистического общества.
   12 апреля 1961 года - впервые в мире СССР осуществил успешный запуск пилотируемого космического корабля "Восток-1" с первым в мире космонавтом Ю. А. Гагариным на борту, который благополучно совершил облёт планеты по орбите. Начало эпохи пилотируемых космических полётов.
   1964 год - Президент СССР И. В. Сталин уходит в отставку с поста главы государства по состоянию здоровья. Новым главой государства по итогам прошедших в Центральном Комитете слушаний стал Пётр Миронович Машеров, до этого занимавший пост Первого Секретаря ЦК Компартии Белоруссии.
   1966 год - т. н. Кубинский кризис. Недовольные тем, что Куба становится форпостом влияния СССР в Западном полушарии, США организуют морскую и воздушную блокаду острова. Ситуация накаляется, имеют место боестолкновения между кубинскими и американскими военными. Обеспокоенный ситуацией, Советский Союз принимает решение об отправлении на Кубу международного военного контингента ОВД. В Вашингтоне заявляют, что любое появление вблизи территориальных вод США кораблей ОВД будет расценено как акт агрессии. СССР и США приводят в состояние повышенной готовности свои ядерные силы; главы Великобритании и Франции, обеспокоенные возможностью ядерного конфликта между двумя сверхдержавами, предлагают свои услуги в качестве посредников. СССР заявляет, что он согласен на переговоры, но бросать на произвол судьбы своего союзника не станет. Двадцать два военно-транспортных самолёта Ту-100, прорвав воздушную блокаду Кубы со стороны Мексики, доставили на Остров Свободы парашютно-десантный полк ВС СССР, который занял позиции близ Гаваны. К Кубе выдвинута сводная тактическая эскадра боевых кораблей ОВД, в состав которой вошли советские, немецкие, польские и финские суда, однако до цели она так и не дошла. 11 августа 1966 года состоялся телефонный разговор между главами СССР и США Петром Машеровым и Линдоном Джонсоном, по итогам которого противостоящие стороны договорились о нормализации ситуации и об установлении линии экстренной связи между Вашингтоном и Москвой на случай возникновения критической ситуации. В этом же году Франция принимает решение о выходе из блока НАТО.
   1967-1969 гг. - резкое обострение ситуации в Индокитае. Вспыхнувшая во Вьетнаме гражданская война между Севером и Югом приводит к вмешательству в события стран ОВД. Советские атомные подводные крейсера "Адмирал Трибуц" и "Сахалин" блокируют вьетнамское побережье, две авианосные группировки ТОФ, поддерживаемые боевыми кораблями Китая и КНДР, входят в территориальные воды Вьетнама. В международном аэропорту Ханоя приземляются военно-транспортные самолёты с войсками ОВД, начинается миротворческая операция "Пальмовая ветвь". Соединённые Штаты ограничиваются призывом к Советскому Союзу соблюдать нормы международного права, остальные страны-участники блока НАТО занимают позицию стороннего наблюдателя. По итогам операции "Пальмовая ветвь" конфликтующие стороны усаживаются за стол переговоров, в ходе которых ими принято решение о прекращении гражданской войны и о создании Федеративной Республики Вьетнам, ориентированной на соцлагерь.
   1970 год - советский пилотируемый космический корабль "Союз-7К-ЛОК" впервые в мире достигает Луны и осуществляет успешную посадку на её поверхность спускаемо-возвращаемого модуля с тремя космонавтами на борту - А. Леоновым, О. Макаровым и Н. Рукавишниковым; четвёртый член экипажа - В. Севостьянов - остался на борту основного корабля. Триумф советской науки и техники. СССР снова подтверждает свой статус сверхдержавы. В том же году объявлено, что Советский Союз начинает разработку марсианской пилотируемой программы и приглашает участвовать в ней все заинтересованные страны.
   1978 год - государственный переворот в Афганистане. Глава государства Мухаммед Дауд и члены его семьи убиты во время штурма президентского дворца Арг; власть в стране перешла в руки просоветской Народно-Демократической Партии Афганистана. Для СССР переворот хотя и явился неожиданным (по времени), но вполне ожидаемым. Новое правительство Афганистана провозгласило курс на строительство в стране социалистического общества с поправкой на местные традиции; в Кабул прибывают советские советники и эксперты для оказания помощи молодому режиму с целью недопущения обострения местной обстановки и чтобы, как выразился глава советской миссии А. Е. Никодимов, " не дать местным наломать дров". Спустя два года Афганистан становится членом СЭВ и получает статус наблюдателя в Организации Варшавского Договора.
   1980-1990-е годы - популярность социалистических идей в мире становится головной болью для капиталистических стран. Во Франции на выборах побеждают социалисты во главе с Франсуа Миттераном, который становится президентом. Новое французское правительство подтвердило, что страна не намерена возвращаться в НАТО, но планирует усилить сотрудничество с СЭВ, а в перспективе - получить статус наблюдателя при ОВД. Это заявление Миттерана вызвало настоящий шок в западном мире; в Лондоне и Вашингтоне заговорили о "предательстве Францией идеалов демократии и западных ценностей". В ответ на эти слова Ф. Миттеран заметил, что на первом месте для него стоит благополучие Франции и её народа и что это может быть достигнуто только в условиях стабильной Европы и всестороннего сотрудничества с передовыми странами, коими, вне всякого сомнения, являются страны СЭВ. В 1983 году Франция получает статус страны-наблюдателя при этой организации, два года спустя - статус наблюдателя при Организации Варшавского Договора. Эти события в корне меняют политическую ситуацию на Европейском континенте, да и в мире в целом. В этот же период происходит широкомасштабное расширение СЭВ и ОВД, в организации приняты такие страны, как Ливия, Ангола, Эфиопия, Ирак, Никарагуа, Мексика, Венесуэла, Иордания, Алжир и др. Войска ОВД участвуют в миротворческих миссиях в Анголе, Мозамбике, Сомали, Гвинее, Никарагуа и Камбодже. При содействии лидеров СЭВ осуществляются масштабные проекты по индустриализации социалистических стран Азии, Африки и Латинской Америки, вплоть до постройки там атомных электростанций.
   1985 год - высадка на поверхность Марса международной экспедиции из двенадцати космонавтов (СССР, ГДР, Чехословакия, Индия, Финляндия), доставленных туда первым в мире космическим кораблём с ионной силовой установкой "Академик Королёв". Советский Союз придаёт гласности свою космическую программу, согласно которой намечены полёты космолётов с ионными двигателями к Церере, Юпитеру и Сатурну. Франция, Великобритания, Япония, Канада, Австралия, Аргентина и ряд других несоциалистических стран изъявляют желание присоединиться к космической программе стран-участниц блока СЭВ.
   1991-1992 гг. - Исландский кризис. Началом ему послужил приход к власти партии "Левые - Зелёное Движение" во главе с Бьярни Халлгримссоном, которая выступала за выход Исландии из НАТО, построения "социально ориентированного общества" и укрепление связей с Советским Союзом и странами-участницами СЭВ, что способствовало бы экономическому росту страны, пребывавшей в упадке после поразившего мировую капиталистическую систему всеобщего кризиса 1988 года. Новое правительство Исландии заявило о намерении денонсировать договор с США о военной базе в Кеблавике и приняло декларацию о нейтралитете. Однако Вашингтон отказался идти на какие-либо уступки в этом вопросе, заявив, что срок договора об аренде территории под базу истекает в 2005 году и до этого момента ни о каких переговорах на эту тему не может идти и речи. В ответ на это Исландия заявила, что выходит из НАТО, следовательно, нахождение базы альянса на её территории будет приравнено к оккупации страны. Франция и Норвегия предложили свои услуги, как посредников, для разрешения кризисной ситуации, однако США отказались на какие бы то ни было переговоры на эту тему, даже несмотря на призывы официального Лондона не нагнетать обстановку вокруг острова.
   Тогда Рейкьявик обратился напрямую к Москве, призывая Советский Союз оказать давление на США с целью заставить тех принять требования законно избранного правительства Исландии. Президент СССР Андрей Николаевич Куликов, прекрасно понимая, к чему может привести вмешательство Советского Союза в кризис вокруг острова, согласился провести консультации со своим американским коллегой Джорджем Бушем. Однако, во-первых, переговоры между главами сверхдержав, состоявшиеся 9-11 сентября 1991 года в Лиссабоне, ни к чему так и не привели, а во-вторых, американцы отправили в Исландию корпус морской пехоты, фактически осуществив прямую военную интервенцию против маленькой страны. Не имеющей как таковой армии Исландии было не по силам противостоять агрессии со стороны США, однако на острове началось вооружённое сопротивление интервентам. В ответ на это авиация США нанесла ряд бомбовых ударов по крупнейшим городам Исландии, что привело к многочисленным жертвам среди мирного населения.
   СССР, Чехословакия, ГДР, Китай, Индия, Франция и Аргентина на экстренном заседании Совета Безопасности ООН потребовали от американского правительства немедленно прекратить агрессию против беззащитного государства и вывести с острова все свои войска. Однако представитель США в Совете Безопасности ООН наотрез отказался идти на какие-либо уступки международному сообществу, сославшись на необходимость обеспечить национальную безопасность США. Присутствовавший на слушаниях представитель Исландии в знак протеста против слов американского представителя покинул заседание, перед этим потребовав от международного сообщества вмешаться в ситуацию и защитить его страну и народ от наглой ничем не спровоцированной агрессии со стороны американских империалистов. Советский представитель в ООН Сергей Таланов предложил вынести рассмотрение проблемы в Международный Арбитражный Суд в Женеве, однако и это предложение по урегулированию конфликта было отвергнуто послом США в ООН Джеффри Олбрайтом.
   Не в силах противостоять агрессии более сильных США, правительство Исландии было вынуждено покинуть страну и обосноваться в Норвегии, откуда оно продолжало взывать к мировому сообществу с требованием прекратить агрессию по отношению к острову со стороны Соединённых Штатов. В самой же Исландии американцами было установлено военное управление, бригадный генерал Освальд Ливингстон был назначен военным губернатором Исландии.
   Оккупационные власти проводили по отношению к населению Исландии типичную колониальную политику, ограничив коренных жителей острова в их гражданских правах. Нередко американские военнослужащие совершали в отношении исландцев откровенно уголовные преступления. На все призывы стран-членов СЭВ прекратить противоречащую нормам международного права деятельность Соединённые Штаты отвечали неизменным отказом, ссылаясь на право на обеспечение собственной безопасности. Хотя каким именно образом не имеющая армии маленькая Исландия могла представлять угрозу для второй мировой сверхдержавы, было неясно.
   Исландская авантюра Вашингтона вызвала ропот даже в стане его самых верных союзников. Так, премьер-министр Канады Брайан Малруни, выступая по национальному телевидению с традиционной новогодней речью, посвятил довольно много времени кризису в Исландии, призвав Вашингтон прислушаться к мнению мирового сообщества; также канадский лидер отметил, что решение исландского кризиса невозможно без участия Советского Союза. А австралийский премьер-министр Пол Китинг, занявший этот пост 20 декабря 1991 года, в своём январском обращении к народу Австралии отметил, что политика, проводимая администрацией Белого Дома, не несёт в себе ничего конструктивного и в перспективе способна спровоцировать более масштабный, нежели исландский, кризис.
   К весне 1992 года в Исландии сложилось прямо-таки катастрофическое положение, страна оказалась на грани гуманитарной катастрофы. Правительство Исландии в изгнании обратилось ко всем здравомыслящим политикам мировых стран с просьбой оказать немедленную помощь исландскому народу, страдающему от американской оккупации. Откликнувшись на просьбу исландского правительства, СССР принимает решение направить в Исландию караван гражданских судов с продовольствием и медикаментами, о чём немедленно был извещён Белый Дом. Там высказали сомнение в целесообразности такой миссии и заявили, что американские оккупационные силы не могут гарантировать безопасность надлежащего уровня советским морякам.
   В сложившейся ситуации, видя, что доводы разума на Вашингтон не действуют, советское правительство принимает решение о военном сопровождении каравана силами 4-й и 6-й ударных авианосных группировок Северного Флота. Одновременно высшее военное командование ГДР принимает решение о выдвижении к берегам Исландии 2-й авианосной группировки Фольксмарине во главе с одним из двух имеющихся у Германии атомных авианосцев - "Вильгельмом Пиком".
   Ситуация стремительно развивается и постепенно выходит из-под контроля. Неизвестно, какие меры предприняло бы американское командование в сложившейся ситуации, если бы не события 22-24 апреля 1992 года, когда спикер Палаты Представителей США Томас Стивен Фоли обратился к конгрессменам и сенаторам с призывом объявить импичмент действующему президенту Соединённых Штатов Джорджу Бушу во избежание вполне вероятного военного конфликта с СССР из-за Исландии. Призыв спикера был поддержан большинством в обеих палатах американского Конгресса, в результате чего президент США Дж. Буш и вице-президент Д. Куэйл были вынуждены уйти в отставку, временно исполняющим обязанности президента был избран подавляющим большинством голосов Т. С. Фоли. Новый глава Белого Дома немедленно связался с советским президентом Куликовым и заверил его, что американские военные, находящиеся в Исландии, не станут чинить никаких препятствий гуманитарной миссии, и попросил вернуть в порты дислокации советские и германские боевые корабли. Москва и Берлин в ответ на эту просьбу Вашингтона заявили, что авианосные группировки Северного Флота и Фольксмарине не станут подходить к исландским территориальным водам, но на базы не вернутся до тех пор, пока не закончится гуманитарная операция, проводимая под эгидой СЭВ.
   1993-2007 гг. - Исландский кризис со всей чёткостью показал всему миру звериный оскал американского империализма. Социалистические идеи приобретают ещё более сильную притягательность для жителей стран Западного блока благодаря тем результатам, которые показывают Советский Союз и его союзники. Западный блок охватил самый серьёзный политический кризис за всю его историю, который, вкупе с экономическим кризисом 1998 года, нанёс серьёзный удар по капиталистическим странам. Приход к власти социалистически ориентированных политиков в Италии (Романо Проди), Испании (Хосе Сапатеро) и Парагвае (Мануэль Санчес) явился серьёзным ударом для США и - в меньшей степени - для Великобритании. В 1994 году в СЭВ и ОВД была принята Исландия, присоединившаяся к социалистическому блоку, в 1997 году Дания объявила о своём выходе из НАТО и о провозглашении нейтралитета, но в 2004 году, после победы на парламентских выборах социал-демократов, страна взяла курс на вхождение в СЭВ и ОВД. В том же году ориентированные на социализм силы приходят к власти в Панаме, Нигерии, Индонезии и на Филиппинах. Продолжает успешно развиваться космическая программа Советского Союза, в которой принимают участие многие мировые страны - тому подтверждением служат полёты к Церере, спутникам Юпитера и Титану и высадки на них, начало строительства поселений на Луне и Марсе.
   Август 2019 года - обостряющиеся с каждым годом противоречия между социалистической и капиталистической системами привели к "Шестидесятиминутной войне" между СССР и США, в которой стороны использовали ядерное оружие и боевые лазерные спутники. Погибло четыреста семьдесят миллионов человек, были разрушены десятки городов, но, если так можно выразиться, благодаря тому, что к тому периоду времени обе сверхдержавы имели в своём распоряжении "чистые" ядерные заряды, обошлось без радиоактивного заражения местности. Боевые действия начались 11 августа в 12 часов 40 минут по московскому времени и завершились в этот же день в 13 часов 40 минут. Следствием этого скоротечного конфликта явилась полная и безоговорочная капитуляция Соединённых Штатов Америки и утверждение мировой гегемонии Советского Союза. Человечество получает реальный шанс на построение общества социальной справедливости и равноправия.
   2020-2110 гг. - кардинальное изменение облика земной цивилизации. Прорыв в новых технологиях ("холодный" термоядерный синтез, антигравитация, молектроника, системы Ограниченного Искусственного Интеллекта и ВИ-системы и т. д.), развитие космической техники, успешное решение экологических, продовольственных и топливных проблем, перевод всей земной промышленности на термоядерную энергию.
   2128-2140 гг. - окончательное разрушение мировой капиталистической системы, которая не могла уже дальше конкурировать с социалистической. В противостоянии двух систем наконец поставлена точка.
   8 июля 2157 года - эта дата вошла в учебники по истории как дата создания единого человеческого государства - Земной Федерации, основанного на идеях социализма и меритократии. Единое всепланетное государство включило в себя также и колонии на Марсе, Луне, Церере, спутниках Юпитера и Сатурна.
   2231 год - земные учёные Михаэль Горовиц и Станислав Рыков создают генератор искривления пространства, другое его название - гиперпривод, позволяющий совершать межзвёздные перелёты. Перед землянами открывается дорога на просторы Галактики.
   2242 год - первый земной звездолёт "Енисей" совершает успешный гиперпространственный прыжок в систему звезды Альфа Центавра, где исследователями была обнаружена состоящая из семи планет планетная система, на второй из которых существовала высокоразвитая цивилизация родственных людям гуманоидов. Первый контакт землян с инопланетной расой.
   2250-2300 гг. - активное исследование ближайшего звёздного окружения Солнца приводит к контакту с ещё пятью инопланетными цивилизациями из систем Сириуса, Проциона, Эпсилон Эридана, 61 Лебедя и Глизе 581. В звёздных системах Эпсилон Индейца, Тау Кита, Сигма Дракона, Альтаир и 70 Змееносца основаны первые колонии землян за пределами Солнечной системы - Ньютон, Заратустра, Тетрахид, Новый Альбион и Локи. Начало межзвёздной экспансии человеческой расы.
   2300-2450 гг. - Земная Федерация продолжает колонизацию необитаемых планет, подходящих для жизни, у других звёзд и вступает в контакты с новыми инопланетными цивилизациями. Основаны колонии на планетах Фарадей, Кергелен, Новая Южная Джорджия и Кайдер. Контакты с обитателями Ригеля-VI, Фомальгаута-IV, Альтуреса и Денеба-XIV. Первый в истории человечества межзвёздный военный конфликт с Вегой-IV. Рост научно-технического и военного потенциала Земли.
   2507-2515 гг. - планета Земля официально получает самоназвание Терра, соответственно, Земная Федерация становится Терранской Федерацией. Начинается проникновение терранских экспедиций в Рукав Персея и во Внешний Рукав. Контакты с расами инишири с Инишира-VI, кжевов с Кзиннеттавы и алтазианцами с Алтаза-II. Боевые действия против краденов из системы Спика.
   2598 год - принятие нового терранского календаря, согласно которому 2600 год должен стать Нулевым Годом Объединённой Эры.
   I век Объединённой Эры - усиление влияния Терры в Рукаве Ориона и во Внешнем Рукаве; заключены военно-политические договора с Алголем-III, Анголом-II, Кзиннеттавой, Альбирео-VII и Иниширом-VI. Фарадей объявляет о своей независимости от Терры, однако сохраняет все связи с бывшей метрополией. Начинает формироваться новое галактическое государство - Фарадейский Союз, провозгласивший курс на ассоциацию с Терранской Федерацией.
   IV век О. Э. - широкомасштабный галактический кризис, получивший название Войны Мыслящих Машин. Созданный высокоразвитой расой с Тагорана-XII Искусственный Интеллект военного назначения счёл, что биологические формы жизни несовершенны и несут в себя семена хаоса, после чего принял решение "обезопасить" себя от скверны, устроив на планете термоядерный Армагеддон. Те из тагоранцев, кому посчастливилось уцелеть, бежали со своего родного мира на соседнюю планету, Тагоран-XI, надеясь там закрепиться и со временем вернуть назад отобранную машинами вотчину. Однако ИИ, захвативший контроль над планетой, её ресурсами и промышленными центрами (теми, что пережили глобальную ядерную войну), тоже не сидел сложа руки. В короткие сроки машинный разум создал огромную механическую армию, которая вырвалась в космическое пространство с целью искать и искоренять хаос. Тагоранцы, спасаясь от неминуемой гибели, были вынуждены бежать за пределы своей звёздной системы; армия машин последовала за ними. Итог столь небрежного отношения тагоранцев к проблеме Искусственного Интеллекта - почти двадцатилетняя война против армады мыслящих машин, которая завершилась разгромом флота ИИ и Экстерминатусом Тагорана-XII. Число жертв со стороны галактических цивилизаций превысило десятки миллиардов, сотни планет были опустошены безжалостной механической армией. На то, чтобы прийти в себя, галактическому сообществу понадобилось почти сто двадцать лет. С тех пор любые исследования в области Искусственного Интеллекта считались незаконными и подлежащими суровому наказанию.
   688 год О. Э. - терранский военный корабль - ударный крейсер "Атлас", вследствие попадания в гиперпространственный шторм, оказывается в неисследованном экспедициями Федерации регионе Галактики, в пространстве Рукава Щита-Центавра. Выйдя из гиперкосмоса в звёздной системе неизвестного терранцам коричневого карлика, экипаж "Атласа" оказался свидетелем космического сражения между группой неизвестных звездолётов. Справедливо рассудив, что соотношение 9:2 не является честным, командир крейсера капитан первого ранга Освальд Броневицкий принял решение вмешаться и попробовать урегулировать ситуацию мирным путём. Однако, как только чужие засекли терранский боевой корабль, по нему тут же открыли шквальный огонь лазерные орудия сразу трёх звездолётов. "Атласу" ничего не оставалось, кроме как принять бой с превосходящими силами неизвестного противника, однако терранцев поддержали те два других чужака. Совместными усилиями "Атлас" и корабли инопланетян (один из них был довольно серьёзно повреждён и имел признаки взрывной декомпрессии на некоторых палубах, но продолжал, тем не менее, вести бой) сумели уничтожить четыре вражеских судна; остальные, решив не испытывать судьбу, совершили гиперпрыжок. Именно так и началось многовековое противостояние Терры и Кассидора - родной планеты воинственной родственной людям расы водесканцев.
   VIII-XIII вв. О. Э. - появление терранцев в Рукаве Щита-Центавра, который Империя Водеска считала своей вотчиной, и заключение союзнического договора с противостоящими Кассидору негуманоидными цивилизациями виири с Дра-III и аштари с Синтари привело к череде военных конфликтов между Федерацией и Империей. Война 1328-1337 годов О. Э. закончилась разгромом имперских сил в битве при Элурине, после чего между Террой и Кассидором был заключён пакт о перемирии на неопределённое время. Стороны обязались не предпринимать никаких агрессивных действий по отношению друг к другу и к союзным им расам и не нарушать границы сфер контроля друг друга.
   Вторая половина Первого Тысячелетия Объединённой Эры - Терранская Федерация продолжает укреплять свои позиции на галактической арене, нередко выступая в роли третейского судьи во многочисленных инопланетных конфликтах. Под контролем Терры находится уже более пятнадцати миллионов систем, что делает Федерацию вторым по величине галактическим государством после Водесканской Империи.
   XXI век Объединённой Эры - наши дни...
  
  
  
  
   Глава 1.
  
  
   Начало мая 2012 года Объединённой Эры,
   галактика Млечный Путь,
   спиральный рукав Щита-Центавра,
   пограничное пространство между мирами
   Терранской Федерации и Империи Водеска,
   система красного карлика Шварцшильд,
   вторая планета - Конестога,
   в двенадцати километрах северо-восточнее каньона Моравия.
  
  
  
  
   Лёгкий вечерний ветерок, дувший со стороны каньона Моравия - огромного геологического образования, имевшего сходство с марсианским Валлис Маринерис, только вдвое длиннее и шире почти на пятьдесят километров, шевелил ветви высоких деревьев, чьи стволы светло-коричневого цвета были покрыты похожей на чешую рептилии корой. В листьях, формой своей похожих на неправильной формы ромб, время от времени мелькали какие-то летающие существа, отдалённо похожие на терранских птиц. Издавая резкие щёлкающие звуки, они перелетали с ветки на ветку, иногда затевая какую-то только им одним понятную чехарду.
   Вдоль цепи невысоких песчаных холмов, поросших высокой конусовидной травой густого салатового цвета, мерно колышущейся под то и дело налетающими порывами ветра, тянулась проложенная на невысоких опорах из альфабетона магнитная дорога, соединяющая два населённых пункта Конестоги - шахтёрский городок Эрдлинг и крупный промышленный центр Фиорентино, имеющий собственный грузовой космопорт, откуда совершали регулярные рейсы транспортные корабли, летающие на Прово Тиолис, Джульфу и Корво. Именно "совершали" - в прошедшем времени, никак не иначе - потому что сейчас планета Конестога, входившая в Терранскую Федерацию, вот уже год как находилась в состоянии оккупации войсками Водесканской Империи. И из космопорта Фиорентино теперь вылетали транспорты имперцев, вывозящие с Конестоги висмут, вольфрам, медь, германий и другие полезные ископаемые. Ресурсы захваченных ими планет водесканцы привыкли использовать для нужд своей промышленности, поэтому работа шахт, обогатительных фабрик и промышленных предприятий Конестоги не прекращалась ни на час. Не в обычаях имперцев было бросать ценные ресурсы.
   А в обычаях терранцев было ставить палки в колёса наглым и заносчивым уроженцам Кассидора, с которыми Терранская Федерация вот уже десять лет вела тяжёлую позиционную войну, девятую по счёту за всё то время, что прошло с тех пор, как исследовательские корабли терранцев проникли в Рукав Щита-Центавра. Две предпринятые атаки против материнской системы людей были отбиты Военно-Космическим Флотом Федерации, вторая - с большими потерями в сражении при Уране. Потеряв ряд пограничных систем, среди которых был и Шварцшильд, и уступив поначалу инициативу водесканцам, позволив тем оккупировать кластер Ванахейм и вклиниться в скопление Удора, Федерация сумела стабилизировать линию фронта при поддержке союзных сил Сириуса, Ригеля-VI, виири и алтазианцев, построив глубоко эшелонированную оборону в районе систем Холгор, Палдамар и Ньюфаундленд и сосредоточив там треть своих сил. Попытки водесканцев прорвать фронт терранцев ни к чему не привели, тем более, что рейд-эскадры Федерации постоянно тревожили южные границы Империи, вклиниваясь на её территорию и совершая набеги на имперские планеты.
   Высоко в небе пророкотал разведывательный коптер, совершающий патрулирование вдоль линии магнитной дороги - еле заметная с вершины холма тёмно-серая точка. Правда, если с поверхности коптер было еле-еле видно, то его экипажу всё было прекрасно видно благодаря высокочувствительной стереооптике, установленной на его борту. Завидь патруль что-нибудь, что, по его мнению, могло нести угрозу транспортной артерии, на ближайшую имперскую военную базу был бы послан сигнал тревоги и уже через минут двадцать вся местность вокруг подозрительной точки кишела бы солдатами.
   Коптер скрылся в направлении Фиорентино, и только тогда на вершине одного из холмов слабо шевельнулась трава. Как будто пробежал какой-то небольшой зверёк или порыв ветра прошелестел над верхушкой холма, взбудоражив растительность. На самом же деле волнение травы не имело никакого отношения ни к местной фауне, ни к местной погоде.
   Небольшой бугорок на краю плоской вершины холма внезапно, вопреки здравому смыслу и логике, шевельнулся и сдвинулся чуть в сторону, меняя своё местоположение. Обычно всякие неровности местности так себя не ведут, но дело-то в том и было, что то был никакой не бугорок.
   Из-под края противорадарной маскировочной накидки высунулось что-то вроде стереоскопического электронного монокуляра, оснащённого системой "антиснайпер". Монокуляр посновал туда-сюда, на несколько секунд задержался на восточном направлении, после чего снова исчез под маскировочным покрывалом.
   "Бугорок" снова изменил своё местоположение и вырос в размерах примерно на метр. Тот, кто так старательно изображал из себя деталь рельефа (и надо сказать, что он в этом весьма преуспел), присел на корточки, внимательно разглядывая местность вокруг.
   Висмутовое месторождение, расположенное в двадцати одном километре северо-западнее Эрдлинга, обладало очень внушительными запасами этого минерала и во времена Федерации снабжало этим стратегическим сырьём (висмут широко применялся в металлургии, ядерной промышленности, молектронике и медицине) половину Пограничного Сектора. Теперь же, после захвата Конестоги имперскими войсками, висмут, добываемый близ Эрдлинга, вывозился на грузовых звездолётах в миры водесканцев. Понятное дело, что застопорив на некоторое время поставки этого стратегического сырья, Федерация не нанесла бы сильного ущерба имперской экономике, но, как говорил полковник Космического Десанта Валерий Свекольников, герой битвы за Каспий, "из малого произрастает большее". Так и в случае с Конестогой.
   В структуре Главного Разведывательного Управления Военно-Космического Флота Терранской Федерации существовал отдел тактических операций, в ведении которого находилась диверсионная работа во вражеском тылу. Оперативники ОТО действовали как на захваченных водесканцами планетах Федерации, так и в тылу противника, сея хаос и беспорядок на мирах Империи. Официально они считались бойцами сил специального назначения, но то лишь официально, дабы ввести в заблуждение вражескую контрразведку. Каждый из таких бойцов стоил, по меньшей мере, десятка спецназовцев-космодесантников, владел всеми видами оружия - холодного, масс-драйверного и энергетического, мог выжить в одиночку практически в любых климатических условиях (терранцы и жители Кассидора являлись родственными друг другу расами и дышали одной и той же азотно-кислородной смесью, разве что в процентном отношении атмосферы Терры и Кассидора слегка отличались друг от друга; поэтому большинство колонизированных Федерацией и Империей планет были кислородными мирами), был способен управлять любым видом транспорта - от обычного велосипеда до космического корабля, владел, как минимум, двумя-тремя десятками языков, и т. д., и т. п. Ну, плюс к этому было весьма неплохо, если оперативник ещё и обладал псайкерскими способностями. И именно к данному типу военных и принадлежал капитан ГРУ Игорь Азаров, марсианин по происхождению, оперативный агент "свободной охоты" ОТО, находящийся на Конестоге с разведывательно-диверсионной миссией.
   Именно из-за висмута потеря Конестоги явилась существенным ударом по экономике Пограничного Сектора, вернее, той его части, что оставалась под контролем Федерации. Месторождения на Иссе, Лурибаре и Даскаре-VII были менее богатыми, чем конестогские, к тому же, Даскар-VII отличался крайне отвратительным климатом и работа добывающих предприятий там была весьма нелегка, да и вывозить оттуда обогащённую руду было не так просто из-за частых ураганов. Но на войне действует принцип "если не моё - то и ничьё", и вот именно поэтому капитан Азаров и оказался на захваченной противником планете.
   Два раза в неделю, по вторникам и субботам, примерно в районе 18.00-18.30 по стандартному терранскому времени (которое отличалось от местного примерно на два с половиной часа в сторону увеличения), из Эрдлинга в Фиорентино отправлялся грузовой поезд на магнитной подушке, загруженный контейнерами с висмутовой рудой, которые в космопорту перегружались на транспортные звездолёты для их дальнейшей отправки в пространство Империи. Разумеется, не все из этих транспортов долетали до мест назначения благодаря активной деятельности терранских торпедоносцев, но большинству транспортников всё-таки это удавалось. Однако можно было не только сбивать вражеские грузовозы.
   Неделю назад корабль-невидимка прибыл в систему Шварцшильд с военной базы, расположенной в шестидесяти парсеках отсюда, на третьей планете Гаммы Носорога - Анту, и, незамеченный системами слежения водесканцев, высадил в пустынном районе Конестоги "тактика" ГРУ. Проведя стандартный комплекс разведывательных мероприятий, капитан Азаров установил на линии магнитной дороги мощное взрывное устройство и занял позицию на вершине одного из холмов, выжидая нужного момента.
   Спросите - какой ущерб может нанести подрыв полотна магнитной дороги в масштабах целой космической Империи? Само собой разумеется, что небольшой, но дело ведь не только в этом. Вопящая на всю Галактику о неуязвимости своих миров Водесканская Империя получит очередной удар под, извините за грубое слово, жопу, жители захваченных Кассидором планет получат очередное подтверждение того обстоятельства, что имперцев не только нужно, но и можно лупить, да и население оккупированного мира почувствует, что на Терре о них не забыли. Ну, и на какое-то время поставки висмута с Конестоги будут нарушены - правда, на планете, богатой залежами этого минерала, существовало ещё несколько таких рудников. Но месторождение в Эрдлинге было самым крупным на Конестоге и нарушение его работы привело бы к некоторой заминке в имперской логистике. К тому же, одновременно с диверсией на магнитной дороге два терранских сверхсветовых ракетоносца должны были нанести удар по космопорту Фиорентино, чтобы создать ещё больше проблем для водесканцев и заодно прикрыть тем самым эвакуацию оперативника ОТО с планеты кораблём-разведчиком, который прятался в астероидном поясе Шварцшильда, укрытый от систем слежения водесканцев полем преломления.
   Закреплённый на левом запястье тактический мини-планшет издал предупредительный звук, который свидетельствовал о том, что установленный рядом с линией магнитной дороги фиксатор электромагнитного поля зафиксировал его скачкообразное увеличение, что свидетельствовало о приближении грузового магнитоплана. На скрытом за щитком тактического шлема лице Азарова появилось выражение злобного удовлетворения (а вы посидите на верхушке холма почти пять местных суток, которые длиннее терранских на два с половиной часа, изображая из себя кустик и питаясь при этом исключительно Е-рационом, запиваемым очищенной грунтовой водой, которую Азаров получал с помощью мини-артезианского насоса - интересно, какое у вас выражение появится на лице?), и марсианин быстро пробежался по сенсорному экрану, набирая команду активации заложенного на магнитной дороге взрывного устройства на основе бинарной смеси "Н-4". Двухсотграммовая бомбочка, начинённая этим веществом, была способна превратить в груду битого альфабетона и стекла здание в пять этажей высотой или уничтожить БРДМ Космического Десанта "Носорог". Что такой заряд мог сделать с опорами магнитной дороги, было понятно и без лишних объяснений.
   Со стороны Эрдлинга показался быстро движущийся поезд-автомат, управляемый бортовым ВИ - состоящий из головного и хвостового каплевидных тяговых вагонов с управляющими ВИ-процессорами и грузовыми отсеками, в которых могло перевозиться до тридцати тонн руды и девяти цилиндрических грузовых вагонов, которые, как знал Азаров, имели грузоподъёмность в девяносто тонн и наверняка были загружены под завязку. Если бы не заложенное "тактиком" взрывное устройство, поезд через тридцать две минуты прибыл бы на грузовой терминал магнитной дороги, расположенный по соседству с космопортом. Но как раз такого развития событий Азаров и не собирался допускать.
   Лёгкое касание сенсора на экране планшета привело в действие взрывное устройство, которое было закреплено меж двумя опорами магнитного полотна. Азаров почти физически видел, как внутри заряда от срабатывания электрозапала возникает фронт бегущей ударной, или детонационной, волны, возбуждающий заключённую в корпусе из высокопрочной микростали бинарную взвесь. На лице марсианина возникла ехидная и злорадная одновременно ухмылка, которая означала, что задание завершено, больше изображать деталь рельефа ему не нужно, и что вскорости здесь должен будет возникнуть разведчик, чтобы подобрать Азарова и доставить его на Анту.
   Взрыв получился весьма впечатляющим. Огненный столб от детонации "Н-4" взметнулся на высоту десятиэтажного дома, звуковая и ударная волны обрушились на окружающую местность. Опоры дороги смело, как картонные; здоровенный кусок магнитного монорельса оторвало от дороги и отшвырнуло от неё едва ли не на добрую сотню метров. Взрыв образовал в эпицентре воронку диаметром метров десять и глубиной, достаточной для того, чтобы в ней поместился четырёхэтажный дом.
   Несущийся на скорости под пять сотен километров в час грузовой поезд, пусть и управляемый ВИ, не мог мгновенно остановиться, поэтому и произошло то, что должно было произойти в подобной ситуации. Компьютер, разумеется, среагировал на внештатную ситуацию, но остановить поезд он никак не мог. Головной вагон вынесло с дороги, по инерции он пролетел по воздуху и врезался в обрез монорельса по другую сторону пролома. Корпус из прочной дюрастали смяло от удара, будто картонный; прогремел взрыв, разметавший куски корпуса в разные стороны. Остальные вагоны грузового магнитоплана слетели с дороги вслед за локомотивом и образовали на покрытой мелкой травой земле кучу малу, в которой то и дело проскакивали искры и из которой к небу поднимался сизоватый дымок.
   Азаров удовлетворённо качнул головой и нажал на сенсорном экране планшета ещё один сенсор. Встроенный в электронное устройство субволновой маячок, работающий в крайне узком и почти неподдающимся перехвату следящей аппаратурой водесканцев гипердиапазоне, тут же начал выдавать в подпространство навигационный код для корабля-разведчика, прячущегося в астероидном поясе этой системы. Подхватив с песчаной поверхности тактическую снайперскую МД-винтовку "Богомол", марсианин заспешил прочь от места диверсии, прекрасно понимая, что через - самое большее - полчаса местность вокруг холма будет кишеть имперскими солдатами и суровыми парнями из КАД - Имперской Службы Безопасности. От этих типов желательно было держаться как можно дальше, и капитан ГРУ Игорь Азаров именно так и собирался поступить.
  
  
  
  
   Пространство Терранской Федерации,
   Солнечная система,
   Терра,
   столица Федерации - Терраполис,
   штаб-квартира Главного Разведывательного Управления
   Военно-Космического Флота.
  
  
  
  
   Терраполис. Столица Терранской Федерации, средоточие её власти и могущества. Гигантский супермегаполис, занимающий территорию в тридцать тысяч квадратных километров и население которого составляло сорок два миллиона жителей, причём не все из них принадлежали к виду homo. Шесть гражданских космических портов и один военный, работающих как на дальний космос, так и на Солнечную систему; мегаузел магнитных дорог и наземных магистралей, точка, в которую сходились большинство воздушных линий планеты. Город был надёжно защищён от возможной атаки из космоса шестнадцатью батареями аэрокосмической обороны системы "Щит", над Терраполисом постоянно висел на синхроорбите космический крейсер, прикрывающий его из космоса. Месторасположение Президента, Правительства и Совета Депутатов Терранской Федерации, резиденция Генерального Штаба, Галактического Патруля и Космического Командования Федерации. Одним словом - место, которое по праву можно назвать "пупом Федерации".
   Когда-то, много столетий назад, на месте Терраполиса располагалась столица Советского Союза - Москва, и административное образование под названием Московская область. С течением времени и развитием технологий город и местность вокруг него менялись, как менялась сама структура терранской цивилизации. Ушли в прошлое политические партии и национальные государства, планета стала единым целым, равно как и населявшая её раса, человечество вышло сначала на просторы своей родной звёздной системы, а потом, после изобретения гиперпривода - и на галактические просторы. Время изменило и политическую систему терранского общества. Теперь всё решали личные качества отдельного индивидуума, а не то, из какой семьи он происходил и сколько солов было в его кошельке. В меритократическом обществе, коим сейчас и являлось терранское, на первом месте стояли ум и способности. Индивидуум мог происходить из самой обычной рабочей семьи - но если он проявлял склонность к определённым дисциплинам или просто отличался пытливым умом, у него были весьма высокие шансы на то, что его способности будут замечены и оценены по достоинству рекрутами Федеральной Кадровой Программы. Именно так в своё время специалисты из ФКП заметили определённые способности в молодом офицере Военно-Космического Флота Симе Сатрадесе, занимавшем на данный момент пост Президента Федерации.
   Как и много столетий назад, резиденцией главы государства являлся Московский Кремль, находящийся на том же самом месте, что и две тысячи лет назад. Разумеется, его модернизировали, чтобы здания соответствовали эре высоких технологий, и установили на его территории станцию силового щита, чтобы защитить президентский комплекс от атаки из космоса. Станция гиперпространственной связи обеспечивала связь с многочисленными планетами Федерации, а по-прежнему действующий Музей Московского Кремля привлекали ежегодно миллионы посетителей не только с планет Солнечной системы и расположенных за её пределами миров Федерации, но и туристов-инопланетян.
   Штаб-квартира Главного Разведывательного Управления ВКФ Федерации располагалась на западной окраине терранской столицы, занимая шестидесятиэтажное здание в форме геометрически правильного четырёхугольника неподалёку от одной из центральных магистралей Терраполиса - Рижского проспекта. Из окон штаб-квартиры легко можно было разглядеть опоясывающую весь мегаполис Кольцевую Автомобильную Дорогу - объездной путь для наземного транспорта, позволяющий миновать столицу и попасть на нужное направление. Дорога была проложена по поднятой над землёй альфабетонной эстакаде, возвышавшейся над почвой на десять метров, и имела восемь полос для движения в каждую сторону, причём три из них были предназначены исключительно для грузовиков, как управляемых живыми водителями, так и системами виртуального интеллекта. Параллельно ей, на расстоянии трёх километров, над землёй тянулась ещё одна такая же эстакада - вернее, целый комплекс из шести эстакад - Кольцевая Магнитная Дорога, служащая для пропуска через Столичный Район грузовых и пассажирских магнитопоездов без заезда в непосредственно Терраполис (хотя сама КМД была связана сетью соединительных линий с городскими магнитными дорогами).
   Большой бронированный аэроджип с опознавательными знаками Военно-Космического Флота, выпав из общего потока воздушного транспорта, движущегося над Терраполисом во всех направлениях по установленным службой контроля коридорам, по пологой дуге снизился в направлении здания ГРУ, которое в просторечии называли "коробочкой". У самой крыши пилот включил реверс-тягу антигравитационного двигателя и задействовал антиакселератор, чтобы снизить скорость, затем аккуратно выровнял машину и посадил её на край одной из четырёх посадочных площадок, расположенных на плоской крыше здания. В правом борту джипа открылась тяжёлая бронированная дверца, выпуская наружу невысокого роста - чуть ниже среднего - издали похожего на человека пассажира в форме Военно-Космического Флота, держащего в правой руке атташе-кейс с кодовым замком. Однако вблизи было хорошо видно, что кожа прибывшего имеет несвойственный жителям Терры светло-серый оттенок, уши вытянуты в длину и похожи на полусвернувшиеся трубочки, а глаза закрыты фильтрующим световой поток визором; в довершение картины, одного взгляда на четырёхпалые кисти рук офицера было достаточно, чтобы понять, что перед вами - представитель инопланетной расы.
   Эрдрин Дефелиц, майор ГРУ ВКФ Федерации, принадлежащий к гуманоидной расе делварианцев с пятой планеты Целады - Кестала, неторопливо прошёл через посадочную площадку и, подойдя к башенке антигравитационного лифта - таковых на крыше здания имелось ровно восемнадцать, коснулся указательным пальцем левой руки сенсора, отвечающего за вызов кабины. Спустя двадцать секунд над дверью вспыхнул зелёный транспарант, извещающий о том, что лифт прибыл. Дверные створки разошлись в стороны, открывая делварианцу проход; Дефелиц, не обращая никакого внимания на взлетевший аэроджип, что доставил его в Румянцево из военного космопорта Загорские Дали, шагнул внутрь прибывшей просторной кабины, рассчитанной на перевозку одновременно семи пассажиров, и нажал на панели управления сенсор, внутри которого, подсвеченная ярким жёлтым светодиодом, горела цифра "43" - именно на сорок третьем этаже здания ГРУ располагался кабинет её руководителя, коим в данное время являлся венерианец Золтан Кадар.
   Эрдрин Дефелиц прибыл на Терру с Асгарда, куда, в свою очередь, его доставил курьерский клипер Флота практически с передовой - из расположенной в контролируемой алтазианцами системы Сола Паэлис, с планеты Вардис, где союзные силы располагали довольно крупной базой и откуда было всего девять световых лет до ближайшей планеты Империи - Итеры. Теперь уже бывшей планеты Империи, ибо союзные войска Федерации и Алтазианской Лиги взяли её силами всего лишь трёх дивизий Космического Десанта Федерации и пяти мотопехотных полков Лиги стандартную терранскую неделю назад. И именно это событие и стало причиной вояжа военного разведчика на Терру.
   Идущая вот уже десять лет война между Федерацией и Империей Водеска находилась сейчас на той стадии, когда обе воюющие стороны находились в состоянии пата. Никто не мог предпринять что-нибудь из разряда того, что смогло бы переломить ход войны в ту или иную сторону. Две серьёзные атаки имперцев против Солнечной системы были отбиты терранцами, причём если первую удалось остановить ещё на подступах к Поясу Койпера, то вторую водесканцы спланировали более тщательно и, как следствие - крупное сражение на орбите Урана, в котором Флот Федерации понёс довольно ощутимые потери, хоть и сумел выбить эскадры Водеска за пределы Системы. Локальные успехи федеральных сил были не в счёт - они могли разве что изменить баланс сил на отдельных участках фронта, но ситуацию в глобальном масштабе они изменить не могли.
   Однако сейчас у Федерации появился шанс - причём реальный - переломить ход войны в свою пользу и показать, наконец, этим заносчивым водесканцам, что Галактика не только для них создана. И всё благодаря операции на Итере. Но для того, чтобы начать воплощать эту идею в жизнь, требовалась санкция Космического Командования и Президента Федерации. И вот за этим и прибыл в столицу Федерации майор ГРУ делварианец Эрдрин Дефелиц.
   Антигравитационный лифт доставил Дефелица на сорок третий этаж; дверцы кабины разошлись в разные стороны, вслед за ними разъехались и дверцы лифтовой шахты, открывая Дефелицу проход в просторный холл, пол которого был выложен плиткой из прессованного эльсинорского гранита и устлан роскошными сансифарскими коврами; один такой ковёр на родной планете Дефелица стоил как наземный кар представительского класса. Впрочем, Федерация могла себе позволить такую роскошь, даже несмотря на войну. Пошатнуть экономику Федерации Кассидору не удалось, основные промышленно-экономические её центры были надёжно защищены Флотом, и аналитики многих цивилизаций считали, что Терра способна без особых проблем выдержать ещё лет пятьдесят-восемьдесят военных действий. Другое дело, что терранское командование так долго ждать не собиралось.
   Рабочий кабинет начальника Главного Разведывательного Управления, впрочем, как и все кабинеты официальных гражданских и военных руководителей Федерации, выглядел весьма скромно. Большой прямоугольный рабочий стол-пульт со встроенным молектронным оборудованием, обзорное окно из поляризованного метастекла, в правом от стола углу - вращающаяся трёхмерная модель Галактики. Всю левую стену кабинета занимал встроенный шкаф с бумажными и электронными книгами, инфопланшетами, носителями информации и всевозможными справочниками; стилизованная под конец XIX века Э.Д.О. люстра с меняющими мощность светового потока в зависимости от уровня внешнего освещения гелиевыми лампами свисала с потолка на массивных стальных цепях, выкрашенных золотистой краской. Три меняющих свою форму кожаных кресла со встроенной в каждое из них системой терморегуляции и вентилирования стояли по другую сторону стола - больше никакой мебели в кабинете руководителя военной разведки Федерации не было.
   Золтан Кадар сидел за столом и был поглощён работой с документами и инфоносителями, которые лежали на поверхности стола. В её толще, представляющей из себя полихордкристаллический мультихроматрон, то и дело вспыхивали строки бланк-сообщений, мелькали сетки графиков и какие-то непонятные Дефелицу схемы. Впрочем, делварианец прилетел на столичный мир Федерации вовсе не затем, чтобы любоваться тем, как работает рабочий стол начальника ГРУ.
   - Товарищ генерал - разрешите доложить? - Дефелиц, войдя в кабинет, остановился в полуметре от входной двери, как того требовал Устав, и вскинул правую руку к голове в воинском приветствии.
   Генерал Золтан Кадар поднял голову от стола и внимательно взглянул на вошедшего в его кабинет офицера. Разумеется, он был поставлен в известность о визите майора Дефелица - в противном случае, делварианцу не удалось бы попасть сюда.
   - Майор Эрдрин Дефелиц, подразделение военной разведки в системе Сола Паэлис, военная база Вардис? - произнесённые на терранском стандартном слова не были вопросом - это была простая констатация факта.
   - Так точно, товарищ генерал! - браво отрапортовал делварианец.
   - Добрый день, товарищ майор. - Кадар жестом указал Дефелицу на стоящие по другую сторону стола кресла. - Проходите, прошу вас, присаживайтесь.
   - Спасибо.
   Дефелиц прошествовал к столу и уселся в одно из кресел. Свой атташе-кейс он поставил на пол рядом с креслом.
   - Как долетели с Асгарда? Надеюсь, никто вам не препятствовал по дороге?
   - Ну, имперцы ещё не настолько обнаглели, чтобы залетать так глубоко в пространство Федерации! - усмехнулся Дефелиц. - А вот по дороге с Вардиса на Асгард клиперу пришлось уходить от преследования водесканского рейдера. В системе Чойо-Маскан.
   - Надеюсь, всё обошлось?
   - Обошлось, товарищ генерал. Капитан клипера успешно оторвался от преследователя и совершил прыжок к Асгарду.
   - Это хорошо. Недавно прибыли, я так полагаю?
   - Так точно, товарищ генерал. Сегодня.
   - И сразу ко мне? - Кадар внимательно всмотрелся в светло-серое лицо инопланетянина. - Что-то связанное с Итерой, что миновало наше внимание?
   - Не совсем так, товарищ генерал. Но да, к Итере это имеет самое прямое отношение.
   - Вот как? - Кадар протянул руку куда-то в сторону и коснулся поверхности рабочего стола, переводя мультихроматрон в дежурный режим. Откинулся на спинку своего кресла. - Что ж - я вас внимательно слушаю. Если вы проделали столь длинный путь, значит, у вас есть что-то, что заслуживает внимания.
   Эрдрин Дефелиц поднял с пола атташе-кейс, открыл его и, покопавшись в его внутренностях, извлёк на свет футляр с кристаллодиском. Положил его на столешницу и слегка толкнул его, направляя в сторону Кадара.
   - Более подробная информация содержится на этом носителе, товарищ генерал, - произнёс делварианец, - а что касается общей сути вопроса - то вот она.
   К креслу, в котором сидел майор, бесшумно подкатила небольшая автоматическая тележка на шести резиновых колёсиках со стоящими на ней графином с сойжавой и несколькими стаканами из псевдостекла. Дефелиц взял графин, откупорил его и налил в один из стаканов янтарного цвета фруктовый напиток, производимый на четвёртой планете Арктура. Сделал небольшой глоток и перевёл взгляд на начальника ГРУ.
   - Итак - что у вас есть такого по Итере, чего нет у нас, майор Дефелиц? - Золтан Кадар вопросительно приподнял брови.
   - Ни для кого не является секретом, товарищ генерал, - начал делварианец, - что в ходе боевых действий против имперских сил мы широко применяем методы разведывательно-диверсионной работы и откровенный саботаж, который по своим параметрам недалеко ушёл от террористических атак. Но на войне, как говорится, все средства хороши. Однако все эти методы хороши только в одном случае - непосредственно перед наступлением наших войск.
   - Но вы не можете отрицать того факта, что диверсии во вражеском тылу имеют дестабилизирующий характер, - возразил Кадар, который пока ещё не очень понимал, что пытается объяснить ему Дефелиц. - Мы выводим из строя, к примеру, космические верфи, что влечёт за собой сбой в работе их судостроительной и судоремонтной промышленности. Как следствие - у нас появляется некоторая фора в действиях.
   - Это верно, но если мы не собираемся атаковать систему, в которой провели диверсию - в чём смысл таких мероприятий?
   - Интересная точка зрения, - хмыкнул Кадар. - Однако, подозреваю, что вы не за этим затеяли весь этот разговор, товарищ майор.
   - Совершенно верно, товарищ генерал, - кивнул делварианец. - Дело здесь вот в чём. Как, как вам кажется, союзное командование провело успешную десантную операцию на Итере столь малыми силами? Почему имперцы на этой планете не смогли оказать наших десантным войскам никакого мало-мальски серьёзного сопротивления?
   - В рапортах и докладах с Вардиса ничего не говорилось...
   - И неудивительно, товарищ генерал. Командование решило не придавать эту информацию субканалам, а приняло решение послать на Терру доверенное лицо. То бишь - меня.
   - Полагаю, не без причины?
   - Не без причины.
   Дефелиц сделал ещё глоток сойжавы, поставил стакан на тележку и поёрзал в кресле. Потёр тыльной стороной левой ладони затылок.
   - Командующий союзными войсками на Вардисе генерал-лейтенант Доусон поместил всю информацию об операции на Итере под гриф "два-эс", поэтому даже в Генштаб он ничего не стал сообщать. Об операции могли узнать водесканцы, и тогда Итеру пришлось бы брать обычным методом - штурмом крупными силами Флота и КосмоДесанта. А так обошлось теми силами, о которых я уже упоминал.
   - И каким же образом генерал-лейтенант Доусон сумел малыми силами захватить имперскую планету, позвольте узнать? - прищурился Кадар. - Раз он не поставил в известность Верховное Командование и Главкома, значит, это должно быть что-то очень и очень интересное. Я прав, товарищ майор?
   - Думаю, да, товарищ генерал.
   - Я вас слушаю, причём очень внимательно.
   Дефелиц допил сойжаву и поставил пустой стакан на тележку. Уселся поудобнее и положил руки на мягкие подлокотники кресла.
   - Собственно, инициатива по проведению данной операции принадлежала начальнику разведотдела командования Сола Паэлис полковнику Солу Шве. Именно он создал данный проект, который мы назвали "Стингер"...
   - "Стингер"? - Золтан Кадар наморщил лоб. - Если мне не изменяет память, на одном из языков Древней Земли - английском, кажется - это означает "жалящий" или что-то в таком духе. Так, э?
   - Совершенно верно, товарищ генерал. Идея подобного способа разрушать оборону имперских миров пришла в голову полковнику Шве совершенно случайно. Однажды при просмотре электронной библиотеки базы Вардис-Прайм он наткнулся на одну весьма любопытную книженцию, написанную ещё в докосмическую эру вашей цивилизации. В ней описывались вымышленные тем автором события - как ваша планета противостояла Сириусу.
   - Мы никогда не воевали с сирианцами, но в то время вряд ли кто-нибудь даже подозревал о том, что такая раса существует на самом деле. Однако, продолжайте, майор, я вас слушаю внимательно.
   - Книженция та называлась "Оса" - так, кажется, именуется какое-то терранское жалящее насекомое - и в ней описывалось, как земляне забрасывают на одну из сирианских планет диверсанта, подготовленного в рамках секретной военной программы. Используя свои навыки, он доводит местных вояк до белого каления, сеет хаос и смуту, а когда силы обороны той планеты впадают в состояние, когда начинаешь шарахаться от каждого шороха - тогда земляне наносят один-единственный удар по этой планете сирианцев и без особых проблем захватывают её. Вот Шве и подумал, прочитав эту книгу - а почему бы и нам не попробовать поступить подобным образом?
   - Постойте-погодите! - начальник Главного Разведуправления весь подался вперёд, вперив в Дефелица пронзительный взгляд. - Вы хотите сказать, что руководитель военной разведки Сола Паэлис на основании прочитанной древней приключенческой книги решил организовать некую операцию по... даже не знаю, как это назвать... словом, эта книга навела полковника Шве на идею проделать что-то в таком духе?
   - Так точно, товарищ генерал.
   - Ребята - а вы там, часом, грибочков никаких не кушаете, а? - вкрадчиво осведомился Кадар. - Или, быть может, вы там покуриваете "палочки вознесения"? Или ещё чем-нибудь пробавляетесь, а?
   - Товарищ генерал - зачем вы нас так обижаете? - с явной обидой в голосе проговорил делварианец. - За одно ведь наличие при себе любых наркотических веществ в действующих на линии фронта войсках полагается расстрел без суда и следствия. А с дисциплиной у нас, сами знаете, всё в порядке. Отдельные проявления раздолбайства не в счёт, но речь ведь сейчас не об этом.
   - Да? А о чём, простите? О том, что главный разведчик Сола Паэлис воодушевился древней беллетристикой и на её основании решил провернуть операцию по захвату имперской планеты? Знаете, от всего этого за десять светолет веет чистейшей авантюрой.
   - Но ведь Итеру-то мы ведь взяли, товарищ генерал!
   Эрдрин Дефелиц с видом захватившего всю систему Денеба Александра Македонского воззрился на начальника ГРУ.
   - Б... - Кадар вовремя спохватился. Лицу его ранга как-то не пристало употреблять крепкие выражения, особенно в присутствии подчинённых. Благо, Дефелиц, в силу своего не слишком сильного знания бранной лексики терранцев (в родном языке уроженца Кестала нецензурных выражений, эквивалентных терранским, попросту не было), ничего не понял, решив, вероятно, что Кадар просто поперхнулся воздухом. - Взяли... Вы хотите сказать, что взяли именно потому, что ваш главный разведчик, прочитав эту... "Осу"... решил поступить так, как было описано в книге?
   - Точно так, товарищ генерал.
   - С этого места подробнее, прошу.
   - Слушаюсь.
   Дефелиц налил себе ещё сойжавы и одним глотком опрокинул в себя содержимое стакана. Шумно перевёл дыхание.
   - Полковник Шве вполне справедливо решил, что ситуация, описываемая в той книге, имеет некоторое сходство с нашим теперешним положением. Мы уже десять лет воюем с Кассидором, но ничего путного за это время не достигли. Пат - вот что сейчас имеет место быть. Империя не может предпринять ничего из того, что угрожало бы центральным мирам Федерации или - упаси Дух Космоса! - что могло бы являть серьёзную угрозу Терре. Но и мы не можем ни атаковать непосредственно Кассидор - все аналитические программы дают вероятность в восемьдесят пять процентов, что битва за главную планету Империи приведёт к гибели двух третей нашего флота, а это есть недопустимо, ни предпринять широкомасштабное контрнаступление по всему фронту. Учитывая, что он протянулся на сотни парсек и одновременно следует атаковать порядка шести тысяч звёздных систем, это просто невыполнимо. По той же причине Империя не в состоянии предпринять массированное наступление на позиции войск Федерации и её союзников. Однако есть способ вывести из игры, по крайней мере, некоторое количество стратегически важных для водесканцев планет.
   - Заслав туда диверсантов?
   - Но не простых диверсантов, товарищ генерал, имейте это в виду.
   - Поясните.
   - Разумеется. Для осуществления своего замысла полковник Шве провёл очень тщательное моделирование ситуации на Стратеге базы Вардис-Прайм, загрузив в него все мыслимые и немыслимые варианты развития событий. Получив положительный результат, равный девяносто шести и семи десятым процента, Шве начал детальную разработку операции. Для этого он собрал досье всех военнослужащих Сола Паэлис и соседней системы - Венаро - и отобрал из них тех, кто отлично владел каким-нибудь водесканским диалектом, кто мог жить на какой-нибудь имперской планете до того, как Терра и Кассидор вцепились друг другу в глотки. Ну, знаете, дипломаты, торговцы и прочая публика...
   - Гм... становится интересно, если честно.
   - Мы знали, что вы поймёте, как только вникните в суть дела, товарищ генерал, - на лице Дефелица возникла довольная ухмылка.
   - Продолжайте, пожалуйста, товарищ майор.
   - Пришлось опять прибегнуть к помощи Стратега, так как, в противном случае, поиск подходящего кандидата затянулся бы на неопределённый срок, а командующий Доусон вполне справедливо опасался, что если мы затянем это дело, то водесканцы смогут заподозрить, что дело нечисто, и усилить оборону Итеры. Поэтому мы снова задействовали главный ОИИ базы, который выдал нам набор из сорока двух досье, чьи обладатели наиболее подходили для инфильтрации на вражескую территорию.
   - Но насколько я понимаю, на Итеру были отправлены не сорок два, а один оперативник, - Кадар выделил слово "один" особой интонацией. - И вы хотите сказать, что один-единственный полевой агент сумел повергнуть в хаос целую планету?
   - Так точно, товарищ генерал.
   - Интересно-интересно... И как же ему это удалось? И кстати - кто этот герой? Деяние такого масштаба однозначно тянет на Героя Федерации.
   - Капитан военной разведки Данияр Ильясов, товарищ генерал. Командующий Доусон уже подал ходатайство на предоставление ему звания Героя Федерации.
   - Хорошо. А можно спросить - каким именно образом ему это удалось? Один агент против всей планетарной системы безопасности и против всемогущей КАД - это, знаете ли, не реку вброд перейти.
   - Весь процесс подготовки агента занял два месяца, после чего он был успешно доставлен на Итеру. Скрытно, разумеется - мы использовали для этой цели сверхсветовой бомбардировщик. Агента высадили в малонаселённом районе планеты, снабдив всем необходимым для ведения разведывательной и подрывной деятельности. Результат его работы вам уже известен.
   - И каким именно способом он привёл оборону Итеры в столь плачевное состояние?
   - Это было не так уж и сложно, товарищ генерал. Вообще, в идеале процесс расшатывания вражеской обороны должен состоять из шести стадий, здесь же оказалось достаточно четырёх.
   - И что это за стадии, позвольте полюбопытствовать?
   - Конечно, товарищ генерал.
   Эрдрин Дефелиц снова наполнил стакан сойжавой и одним махом опустошил его. Поставил пустой стакан на тележку и довольно прищурился.
   - Сойжава - это что-то! - с неподдельным восхищением в голосе произнёс делварианец. - На Арктуре-IV воистину знают секрет, как из обычного фрукта сделать такой восхитительный напиток!
   Золтан Кадар скуповато улыбнулся, однако глаза начальника ГРУ оставались серьёзными.
   - Да, так о чём это я? - Дефелиц потёр лоб тыльной стороной ладони. - Ах да, стадии проведения операции...
   Делварианец пожевал губами, собираясь с мыслями.
   - Тщательно изучив всё, что выдал после анализа плана Стратег, и взвесив все детали, полковник Шве пришёл к выводу, что всю операцию по плану "Стингер" следует разделить на шесть этапов. Согласно первому из них, оперативник, прибыв на место действия, должен оценить внутриполитическую ситуацию на планете и сформировать оппозицию действующей планетарной власти. Реальная она будет или мифическая - роли не играет, важен сам факт её... гм... существования. На втором этапе нужно заставить власти действовать открыто, чтобы привлечь внимание общественности. Общественность тоже должна знать о наличии скрытой, мощной и уверенной в своих силах оппозиции. Третья стадия - это уже дело Флота. Проводится стремительная военная акция, показывающая, что Империя не в состоянии обезопасить свои планеты от ударов наших ракетоносцев и бомбардировщиков.
   - Да, это довольно грамотный подход, - вынужден был согласиться начальник ГРУ.
   - Да, полковник Шве и командующий Доусон пришли к такому же выводу, изучив выданные Стратегом рекомендации. На четвёртой стадии операции агент должен умело распространить среди обывателей самые дикие и невероятные слухи. Чтобы нанести удар по их морально-психологическому состоянию.
   - Это как раз и понятно! - усмехнулся Кадар. - Испуганный противник не способен здраво осмысливать ситуацию и адекватно реагировать на резкие изменения обстановки, ведь ему за каждым углом будут мерещиться диверсанты и ассасины!
   - Совершенно верно, товарищ генерал, - с довольным видом кивнул Дефелиц. - Далее, на пятом этапе агенту надлежит тем или иным способом подсунуть имперцам план - фальшивый, разумеется - по проведению военной акции либо на той планете, на которой он оперирует, либо в ближайшем её звёздном окружении. И завершающий, шестой этап операции - осуществление крупномасштабных диверсий на вверенной вниманию агента планете, но последний этап операции должен быть согласован с командованием, так как именно он предшествует полномасштабному вторжению.
   - Очень грамотно и очень логично, - кивнул Кадар, который был вынужден признать, что разработанный на Вардисе план по дестабилизации обстановки на планетах Водеска имеет полное право на принятие его на вооружение военной разведкой. - А какие этапы не были осуществлены на Итере?
   - Четвёртый и пятый, товарищ генерал. После третьей стадии местные власти впали в полный ступор, началась паника. Ещё бы - одиночный ракетоносец уничтожил за одну атаку сразу шесть космопортов! Ну, после этого агент осуществил несколько диверсионных мероприятий, в результате чего тамошние власти засуетились, как блохи на раскалённой сковороде. Так что нам оставалось только легонько щёлкнуть весь этот бардак, что мы и проделали весьма малыми силами и с минимальными потерями.
   - Так... Это хорошо, разумеется, но от меня вы что хотите?
   - Нужно запустить программу "Стингер" на уровне Федерации и начать подготовку агентов для дальнейшей их засылки на важнейшие миры Империи. Вы только представьте себе, что могут натворить, скажем, пятьдесят таких агентов, товарищ генерал! Да это же пострашнее будет, чем торпеда-выжигатель атмосферы!
   - Кто ещё знает о вашем проекте, майор Дефелиц?
   - Пока только вы.
   - Пока только я, - задумчиво повторил Кадар. Побарабанил кончиками пальцев по поверхности стола. - И вы хотите, чтобы я инициировал всё это и обратился к Президенту с просьбой санкционировать проект?
   - Товарищ генерал - война с Кассидором не может продолжаться вечно. Ресурсы Федерации велики, но они отнюдь не бесконечны. Рано или поздно, но кто-то где-то допустит фатальную ошибку, и хорошо, если это будут водесканцы. А если мы? Так почему бы нам не ударить по слабым местам Империи, тем более, что они всем нам хорошо известны?
   - Слабые места? - начальник ГРУ слегка улыбнулся. - Намекаете на их распущенность и эту... как её... толерантность, да?
   - Не забудьте добавить сюда их пиетет перед вышестоящими должностными лицами, раболепствие перед погонами и чинами и пронизывающие всю структуру их общества высокомерие и надменность по отношению ко всем не-водесканцам. Даже их самые ближайшие союзники - скеллиане, ишти и хассамарцы - недовольны тем, как Верховное Командование Империи к ним относится. Так почему бы нам не сыграть на слабостях Водеска, товарищ генерал, и не использовать их в своих целях?
   - В ваших словах, безусловно, есть смысл, товарищ майор, - неспешно проговорил Кадар. - Использование слабых мест противника - это во все времена применялось военными. Однако я должен идти с вашим проектом к Президенту не только с данными по Итере. Нужны более веские аргументы.
   - Они на диске, товарищ генерал, - Дефелиц кивнул на лежащий рядом с Кадаром футляр с инфоносителем. - Думаю, что они убедят товарища Президента в эффективности и огромных перспективах проекта.
   - Перспективы, конечно, интересные... - Кадар взглянул на футляр с кристаллодиском так, словно перед ним на столешнице лежал термоядерный фугас. - Тем более, что на последнем совещании Генерального Штаба Президент Сатрадес поставил перед командованием вопрос ребром - сколько ещё, по его словам, мы будем вошкаться с Империей? Так что есть вполне реальная перспектива, что его заинтересует ваш проект. А поскольку товарища Шве на Терре в данный момент нет, а ждать его мы не станем, вы будете выступать от имени командования Сола Паэлис и в качестве представителя военной разведки.
   - Мне - выступать перед Президентом? - Дефелиц ошеломлённо вытаращил глаза.
   - Вам. И мне. А что вы так волнуетесь, товарищ майор? Сим Сатрадес не какой-то там пират с Дэкон Тайидо - он вас не съест. Да, его высказывания зачастую резковаты, но он ведь всё-таки - глава Федерации, а не какой-то председатель муниципального комитета по ассенизации с Аргоса. Всё ему объясните так, как объяснили мне, порекомендуете, какие системы вами могут быть предложены в качестве тренировочной базы - или баз, если таковых нужно будет больше одной. Ведь у вас уже есть какие-то мысли на сей счёт?
   - Базы для подготовки? - Дефелиц снова принял нормальный вид. - Полковник Шве не думает, что баз нужно много. Достаточно одного крупного центра подготовки агентов, для чего можно использовать уже имеющиеся. Думаю, что...
  
  
  
  
   Глава 2.
  
  
  
  
   Галактика Млечный Путь,
   Рукав Персея,
   пространство Терранской Федерации,
   звёздная система Кануэша,
   четвёртая планета - Янраф,
   линейная база Военно-Космического Флота Федерации.
  
  
  
  
   С орбиты четвёртая планета Кануэша - двойной звезды спектрального класса B8 IVp MnHg - выглядела несколько необычно для глаз уроженца Терры, Марса или Венеры. Большую часть поверхности Янрафа - так называли свой мир аборигены, гуманоиды-сарти, чей уровень развития соответствовал уровню развития Терры середины XX века Э.Д.О. - занимал океан, континент на планете был один, но огромный, раза в три превосходивший своими размерами Евразию. В западном полушарии, в котором сейчас царило тёмное время суток, виднелся большой островной архипелаг, в котором выделялись два крупных острова, каждый размером с терранскую Суматру. Отчётливо были видны огни населённых пунктов, разбросанных по планете, а если задействовать видеопоисковую систему, то можно было рассмотреть снующие по Янрафу морские, воздушные и наземные транспортные средства. Собственных космических кораблей сарти пока ещё не имели, хотя уверенно двигались в данном направлении; все движущиеся в околопланетном пространстве аппараты принадлежали Федерации. Ровно посередине между Янрафом и единственным его спутником - планетоидом величиной примерно с Тритон, именуемый аборигенами Кайриш - в пространстве висел гигантский суперквадрик в виде двух пирамид, прикреплённых друг к другу своими основаниями - космическая станция Федерации Патрокл, являющаяся на тридцать процентов гражданской, и эта часть станции использовалась Даль-разведкой, Торговым и Пассажирским Флотами; остальные семьдесят процентов приходились на военные доки и отсеки, принадлежащие ВКФ Федерации. Пять пришвартованных к Патроклу ударных крейсеров класса "Советский Союз" и два тяжёлых крейсера "Титан" недвусмысленно давали понять, кто здесь играет первую, так сказать, скрипку. Обе полусферы были надёжно защищены башенными турболазерами и ракетными установками "Кларнет", а в военных ангарах станции дислоцировались восемь эскадрилий космических истребителей "Гладиатор". И, разумеется, генератор щита, достаточно мощного, чтобы выдержать атаку линкора.
   Курьерский тендер "Льеж", выскочивший из гиперсферы в трети единицы от Янрафа, на полной скорости сближался со станцией Патрокл, и сидящий в небольшом пассажирском отсеке в полном одиночестве капитан ГРУ Игорь Азаров слегка напрягся. Он, разумеется, не в первый раз летал на военных курьерских звездолётах, но привыкнуть к слегка сумасшедшей манере пилотирования их пилотов до сих пор не мог. Уже от того, как "Льеж" садился в военном космопорту на Анту, марсианина пробила лёгкая дрожь - и было отчего. Вместо плавного захода на посадочный курс тендер просто-напросто свалился на ВПП базы, лишь почти перед самой поверхностью включив тормозные бустеры и перенаправив энергию в линейных антигравах в противоположный вектор. Едва лишь Азаров очутился на борту тендера, как его пилот врубил антигравитационные ускорители на полную мощность, в результате чего звездолёт выстрелило из гравитационного поля Анту, как из рогатки. А затем "Льеж" совершил гиперпрыжок в систему Делавэр, где находились гиперпространственные ворота, облегчающие пилотам космических кораблей межзвёздную навигацию. Пройдя через гипортал, тендер оказался за много парсек от Делавэра, в системе Беллерофонт, откуда ушёл в прыжок к Янрафу.
   Была ли система Кануэша конечной точкой маршрута "Льежа", Азаров не знал. Как не знал и того, за каким хреном его спустя неделю после возвращения с Конестоги, не объясняя ровным счётом ничего, привезли в космопорт и вручили подписанное командующим базой на Анту генералом Флорианом Радулеску предписание прибыть в систему Кануэша на космическую станцию Патрокл. Что он должен был делать на этой самой станции и зачем его вообще туда отсылали, Азаров не понимал, так как никто ничего ему не стал разъяснять. Новое задание? Но Кануэша находилась в глубоком тылу и никаких боевых действий здесь сроду не велось. Впрочем, по здравому размышлению марсианин рассудил, что на станции, скорее всего, он получит ответы на возникшие у него вопросы.
   Тендер сбросил скорость в самую последнюю минуту, резко заложив влево и начав выполнение посадочного манёвра. Космическая станция выросла в размерах и заполняла собой весь обзорный экран. Пристыкованный к Патроклу ударный крейсер нависал над маленьким тендером подобно тому, как огромная скала в каньоне нависает над крохотным каноэ. Чуть в стороне виднелся отходящий от станции контейнеровоз распространённого в Федерации класса "Гумбольдт", могущий перевозить на внешней подвеске до восьмидесяти стандартных вакуум-плотных контейнеров, а в паре сотнях километрах от Патрокла сближался со станицей транспортный корабль с эмблемой фарадейской торговой компании.
   "Льеж" всё же не влетел внутрь дока на полном ходу - у пилотировавшего его пилота хватило соображения не делать слишком резких движений вблизи гражданской космостанции. Военные всё-таки были более привычны к манере пилотирования пилотов курьеров, чего нельзя было сказать о пилотах гражданских звездолётов.
   Тендер опустился на посадочную палубу дока, спружинив гидравлическими амортизаторами, отчего массивный двухсотсемидесятитонный корпус звездолёта слегка вздрогнул и покачнулся из стороны в сторону. В дверном проёме, отделявшем кабину пилотов от пассажирского отсека, возник один из космонавтов в чёрно-золотистой форме Флота.
   - Прибыли, товарищ капитан, - произнёс он с лёгким акцентом, по которому Азаров безошибочно узнал в пилоте бальдурианца. - Можно выходить.
   - Спасибо, старлей, - марсианин, подхватив с пола свою объёмистую дорожную сумку, отстегнул предохранительные ремни и поднялся на ноги. - Контейнер со снаряжением, пожалуйста, достаньте из грузового отсека.
   - Он уже в шлюзе. Можете его забрать.
   - Спасибо.
   Азаров кивнул пилоту и, не произнеся более ни слова, вышел из пассажирского отсека "Льежа".
   Ангар, в котором приземлился курьерский звездолёт, был одним из тех, что находились под юрисдикцией Флота Федерации. Сходя по короткому ребристому трапу, Азаров рассмотрел находящиеся здесь два корвета, разведывательный катер класса "Сура" и три сверхсветовых бомбардировщика "Викинг". Обычный набор кораблей для военного дока, и никаких странных звездолётов без опознавательных знаков, которые очень любили использовать правительственные спецслужбы и военная разведка. Но их отсутствие ровным счётом ни о чём ещё не говорило.
   Марсианин легонько толкнул антигравитационные носилки, на которых лежал длинный невысокий контейнер из пластали, закрытый на ладонный замок. За его спиной раздалось гудение сервоприводов, управляющих внешним люком тендера. Азаров поспешил отойти подальше от курьерского звездолёта, чтобы не попасть под воздушную струю, которая могла образоваться во время взлёта. Антигравитация - антигравитацией, но возмущение воздушной массы быстро движущемся сквозь неё массивным телом ещё никто не отменял.
   "Льеж" закрыл внешний люк, втянул в корпус трап и приподнялся над палубой дока. Под брюхом звездолёта вспыхнули красные предупредительные огни, трижды коротко взревела сирена, и тендер быстро заскользил в направлении закрытого односторонней силовой мембраной внешнего шлюза ангара. Проколов её своим тупоносым корпусом, "Льеж" очутился в космическом пространстве, после чего его пилоты сразу же врубили маршевый двигатель. За кормой курьерского корабля вырос ослепительный белый хвост термоядерного пламени и тендер начал разгоняться, уходя прочь от планеты. Куда он держал курс после отбытия со станции Патрокл и какова была его основная миссия, Азаров не знал, да его это, если честно, особо и не интересовало.
   - Сколько себя помню, - раздался за спиной марсианина спокойный голос, говорящий на терранском стандартном с едва заметным акцентом, - курьерские корабли всегда так летают. Приземлятся едва ли не на полном ходу, выкинут тебя наружу и тут же уходят в джамп-режим чуть ли не от поверхности планеты или от корпуса космической станции. Здесь ничего не меняется и, наверное, ничего и не изменится.
   Азаров медленно обернулся, придерживая подле себя носилки с контейнером, чтобы те не уплыли куда не нужно. Посмотрел на говорившего.
   В метре от спецназовца стоял среднего роста мужчина лет эдак сорока, если применить к нему терранское счисление - терранское потому, что, насколько мог судить Азаров, терранцем-то как раз заговоривший с марсианином незнакомец и не был. Оливкового цвета кожа и раскосые миндалевидные глаза с жёлтыми зрачками выдавали в нём уроженца Зейста - четвёртой планеты Арктура, родины известного на всю Галактику фруктового напитка под названием сойжава. Чёрная форма Космических Десантных Войск Федерации с погонами подполковника сидела на нём так, словно он в ней и родился.
   - У курьеров жёсткий график, товарищ подполковник, - осторожно произнёс Азаров, внимательно глядя на арктурианца. - Но их манера пилотирования, согласен - это что-то!
   - Да уж! - арктурианец хмыкнул и с интересом оглядел спецназовца. - Вы, как я полагаю, и есть капитан ГРУ Игорь Азаров, прибыли на станцию Патрокл с базы Анту? Так, э?
   - Так точно, - по-прежнему осторожно отозвался марсианин, не зная, как ему стоит реагировать на незнакомого ему десантного офицера. - Прибыть-то я прибыл, только вот мне так и не разъяснили, зачем меня сюда направили с Анту. Здесь вроде как тыл, причём глубокий, а я не силён в контрразведывательной работе.
   - Никто от вас и не требует выполнять обязанности контрразведчика, капитан Азаров, - отозвался арктурианец. - Кстати, позвольте представиться - подполковник Вен Монта, разведка Десантных Войск, заместитель руководителя проекта "Стингер".
   - Здравия желаю! - Азаров вытянулся в струнку и вскинул к голове правую руку в воинском приветствии.
   - Вольно, капитан, мы же с вами не на построении! - ободряюще кивнул ему Монта. - Значит, вам не сказали, зачем ваше командование решило вас отправить на Патрокл? Разумно, в плане сохранения секретности.
   - В плане сохранения секретности? - переспросил Азаров, в голове которого внезапно вспыхнул тревожный сигнал.
   - Никто не хочет, чтобы проект "Стингер" стал известен КАД, иначе какой тогда от него прок? - Монта изучающе посмотрел на марсианина, отчего Азаров почувствовал себя не в своей тарелке. - Кстати, именно проект и послужил причиной вашего визита на станцию Патрокл. Но здесь вы не задержитесь надолго, капитан. Сверхсветовой джампер ждёт вас в двенадцатом причальном доке. Прошу вас, следуйте за мной. По пути я вам всё подробно объясню, что это за проект, какое отношение к нему имеете вы и куда мы, в конце концов, направляемся.
  
  
  
  
   - Сильно подозреваю, что я окажусь втянут во что-то, о чём мне, возможно, придётся очень сильно пожалеть, - пробормотал Азаров, толкнув вперёд антигравитационные носилки с лежащим на них контейнером. - А вся эта ваша секретность именно на это и намекает.
   - Идёт война, знаете ли, - усмехнулся арктурианец, направляясь в сторону кабин межуровневых лифтов. - И недооценивать возможности имперской безопасности мы не можем. Вы ведь наверняка наслышаны о КАД и о тех методах, которые там используют в отношении арестованных.
   - Ребята, скажем мягко, малоприятные, вернее, совсем неприятные, - согласно кивнул Азаров, выходя вслед за Монтой из ангара и направляясь к лифтовому холлу. - Имел неудовольствие с ними перехлестнуться на Мошире-V. Очень цеплючие, очень злые и очень преданы Империи. Фанатики, одним словом. Мне там, чтоб добраться до места посадки эвакуационного транспорта, пришлось пешком километров двадцать по заболоченному лесу шкандыбать, а потом уходить от преследования на угнанном автомобиле. То ещё говно оказалось, но мне всё-таки удалось запутать кадовцев, направив их по другой дороге. Так что про КАД мне прекрасно известно, товарищ подполковник.
   - Разумеется, - Вен Монта скупо улыбнулся. - Но никогда не лишним будет дополнительное напоминание об этих мерзавцах. К сожалению, некоторое количество агентов было нами потеряно именно из-за действий кадовцев.
   - Соко! - выругался Азаров на сирианском. - Ну, а от меня вы чего хотите, товарищ подполковник? Или это секретная информация?
   - Смотря какая информация, капитан, - Монта подошёл к панели управления лифтом и нажал на сенсор вызова. - Если о том, куда мы с вами отправимся с Патрокла - то нет. Система двойной звезды Перагус, в шестнадцати парсеках восточнее системы Сфинкс. Жёлтый сверхгигант класса Беты Дракона и жёлтый карлик класса вашего Солнца, с орбитальным периодом в тысячу семьсот сорок стандартных лет, есть собственная планетная система из четырёх газовых гигантов, каждый больше Юпитера. Первая планета не имеет спутников и представляет собой раскалённый шар - типичный "горячий юпитер" с температурой в две тысячи шестьсот сорок градусов Кельвина. Вторая - "горячий нептун". Тоже не имеет спутников. А вот третья и четвёртая планеты - уже совсем другое дело. Особенно четвёртая, которая носит название Деметриос. Имеет семь крупных спутников, два из которых по размерам сопоставимы с Террой и пригодны для жизни. Собственно, так оно и есть. И пусть они не служат домом для РФЖ, но обладают богатой флорой и фауной. Деметриос-5, или Монтсеррат, колонизирован Федерацией более шестисот лет назад, и именно он и служит конечной целью нашего полёта. В южном полушарии планеты расположена линейная база Флота, на которую мы сейчас и отправимся. База называется Вернадовка, занимает большую часть острова в Экваториальном океане. Деметриос-6, или Эссекибо, используется в качестве тренировочного полигона для космодесантников и спецназовцев, также на спутнике расположены комплексы по добыче бериллия, титана, марганца, цинка и ряда других минералов. Планетоид этот - довольно забавное место, имеет классификацию по шкале биологической опасности АА+.
   - Хм... - Азаров вошёл в прибывшую кабину антигравитационного лифта, в которой без труда разместилось бы отделение космодесантников-терминаторов в тяжёлой броне "Разрушитель". - АА+ - это же биологический ад! Как на Крокусе, чтоб его циклонная торпеда разнесла!
   - Бывали там? - понимающе кивнул Монта, нажимая на сенсор. Дверцы кабины сомкнулись, после чего лифт абсолютно бесшумно заскользил вниз.
   - Да, - поморщился Азаров - задание на Крокусе он не любил вспоминать. Оттуда он привёз пару шрамов на спине - "подарок" от красногривника, вздумавшего пообедать подвернувшимся под когти инопланетянином. - Довелось, знаете ли...
   - Понятно.
   Кабина лифта совершенно незаметно для её пассажиров остановилась, тяжёлые бронированные вакуум-плотные створки разошлись в стороны, открывая проход в широкий коридор, по которому в обеих направлениях двигались люди и инопланетяне в форме Военно-Космического Флота и разнообразные киберы.
   - Сюда, прошу вас, - Монта жестом указал Азарову направление.
   Сверхсветовой джампер класса "Сапсан" самой последней модификации стоял на металлической палубе посадочного дока в некотором отдалении от других кораблей, запаркованных здесь. Посадочный его трап был опущен, и возле него в неподвижной позе металлического истукана замер космодесантник в терминаторской броне, держащий в руках устрашающего вида марсианский штурмовой плазмаган НК-500. Одним выстрелом из такой "пушечки" можно было сжечь дотла легкобронированный наземный мобиль; о том, что может сотворить с живым существом заряд плазмы, выпущенный из "пятисотки", лучше было не думать. Неприятно такое представлять, знаете ли.
   При виде появившегося на посадочной палубе дока Вена Монты и спецназовца ГРУ космодесантник взял своё оружие на караул и деактивировал лицевой щиток боевого шлема, открывая взорам марсианина и арктурианца чёрное лицо уроженца Агни-IV, жаркой тропической планеты из звёздной системы Агни, находящейся в пяти с лишним тысячах парсеках от Терры, в Рукаве Персея.
   - Лейтенант - мы отбываем, - на ходу, поднимаясь по трапу джампера, произнёс Монта. - Капитан Азаров летит с нами на Монтсеррат.
   - Принято, - лаконично отозвался космодесантник и с интересом посмотрел на марсианина. - Добро пожаловать на борт, товарищ капитан.
   - Спасибо, лейтенант... мм...
   - Лейтенант Джозеф Тсонгване, - космодесантник приложил правую руку к боевому шлему.
   - Рад знакомству.
   Азаров приветливо кивнул космическому десантнику, тот ответил лёгким движением плеч - лёгким, насколько это могла позволить тяжёлая броня терминатора.
   Едва лишь марсианин и космодесантник переступили порог шлюзового отсека джампера, как внешний люк тут же начал втягиваться на место, влекомый мощными гидравлическими рычагами. Под потолком отсека вспыхнул красный предупредительный сигнал, показывающий, что начата процедура шлюзования и что выйти обратно нельзя. Где-то в недрах звездолёта раздался знакомый шелестящий звук включившихся стартовых антигравитационных линейных ускорителей.
   - Прошу вас, товарищи офицеры - пройдёмте в пассажирский отсек, - произнёс Вен Монта, делая приглашающий жест левой рукой. - Ценвел Руута хороший пилот, но ему бы управлять гоночным болидом, а не космическим кораблём. Впрочем, чего ещё ждать от бывшего пилота "Гладиатора"?
   Ни слова не говоря, Азаров проследовал за арктурианцем и спустя минуту очутился в небольшом пассажирском отсеке джампера, рассчитанного на одновременную перевозку двенадцати пассажиров. Причём в более-менее подходящей для этого одежде - лейтенанту Тсонгване в его боевой броне пришлось изрядно потрудиться, чтобы устроиться в одном из амортизационных кресел.
   В противоположном конце салона открылась ведущая в кабину пилотов дверца, пропуская высокого худощавого гуманоида в форме военного космонавта. Намётанный глаз Азарова сразу же распознал в пилоте джампера жителя Альфарда-XII; впрочем, инопланетяне, служащие в вооружённых силах Федерации, давно уже никого не удивляли.
   - Взлёт через полторы минуты, - на терранском стандартном произнёс альфардец. - Займите места по полётному расписанию. На Монтсеррате мы будем примерно через сорок минут. В принципе, можно протянуть "струну" прямо к Деметриосу, но лучше не рисковать, даже и на джампере. Гравитация планеты слишком мощная, можно потерять управление.
   - Слишком быстро не гоните, - усмехнулся Азаров, пристёгивая предохранительные ремни.
   Пилот джампера в ответ лишь коротко кивнул спецназовцу и исчез в кабине.
   - Так что там за дела с этим вашим проектом... "Стингер", так, кажется, вы его обозначили? - Азаров повернул голову в сторону Монты. - Монтсеррат имеет какое-то отношение к нему или просто так мы туда летим? Типа - очередная пересадочная станция?
   - Никакая это не пересадочная станция, - покачал головой арктурианец. - Это военная база, которая назначена главной базой проекта. На ней вы и ещё несколько десятков курсантов пройдёте необходимый курс обучения перед тем, как приступите к выполнению задания.
   - Курсантов? Какого задания? И почему так много разумных необходимо для этого?
   - Скажите, капитан - как, по-вашему мнению, можно нанести врагу максимально возможный урон? Только не начинайте про циклонные торпеды, термоядерные бомбы и выжигатели атмосферы. Давайте без них попробуйте объяснить. И без Экстерминатуса. Никто не даст "добро" на то, чтобы сжечь обитаемую планету с миллиардами жителей. Это не то, что сбросить торпеду-выжигатель на отравленный цианистым водородом Хоторн-VI или разнести циклонным зарядом безвоздушный спутник Гралла. Совсем не то.
   Пол под ногами Азарова слегка вздрогнул - джампер начал взлёт. В отсеке не было иллюминаторов или мультихроматронных экранов и ничего не было видно, однако спецназовец и так знал, что сейчас происходит.
   - Знаете, мне как-то ничего, кроме широкомасштабной десантной операции, на ум не приходит, - отозвался марсианин. - Пара точечных ударов с орбиты, затем высадка штурмовых подразделений. Либо перерезать космические трассы и тем самым нарушить снабжение миров Империи, как поступил командующий Четырнадцатым флотом контр-адмирал Хомич в скоплении Трезубец.
   - Всё это правильно, но скольких усилий с нашей стороны это стоило? Сколько солов потрачено на проведение подобных операций? Сколько кораблей и жизней потеряно? А война, тем не менее, всё продолжается.
   - Похоже, вы знаете что-то, чего не знаю я, - усмехнулся Азаров, откидываясь в амортизационном кресле. - А просветить меня нет желания?
   - Разумеется. Ведь именно вам - и ещё нескольким десяткам разумных - предстоит поставить Империю на колени. Именно благодаря вашим действиям мы пойдём в решительное наступление и заставим, наконец, этих наглых и заносчивых водесканцев капитулировать, установив тем самым мир в Галактике!
   Азаров задумчиво воззрился на подполковника разведки Десантных Войск.
   - Это, конечно, очень впечатляющая перспектива, только я пока никак не возьму в толк, каким именно способом я - мы - сможем это осуществить. Разве что вы выбросите нас на Кассидор, прямо на территорию Императорской Резиденции, где мы продырявим башку императору Сурлу-VI Сонтеру? Только это прямая дорога для посмертного присвоения звания Героя Федерации, а я ещё надеялся пожить малость. Но раз так нужно для того, чтобы эта проклятая война закончилась - что ж, вперёд и с песнями!
   - Мне нравится ваш патриотизм, пусть в вашем голосе и звучит издевательская нотка, - усмехнулся Монта, - но вы чересчур сгущаете краски, капитан. Мы не бросаем своих солдат на заведомую смерть, но то, что предстоит вам осуществить, будет схоже с высадкой на территорию Резиденции. А для начала - что вы можете мне сказать об этимологии слова "стингер"?
   - Э-э... - Азаров несколько растерялся от столь неожиданного вопроса. - Ну... мм... я, если честно, не филолог...
   Под потолком отсека вспыхнул жёлтый транспарант, предупреждающий пассажиров джампера о том, что его пилоты готовятся протянуть гиперпространственную "струну" до Перагуса. В отличие от обычных звездолётов, использующих для межзвёздных перелётов генераторы искривления пространства Горовица-Рыкова и гиперпространственные ворота, сверхсветовые корабли использовали так называемый "суперструнный" двигатель, который позволял обходиться без гипорталов и мог - при возникновении крайней необходимости - позволить кораблю совершить прыжок даже из гравитационного колодца. Впрочем, особого интереса у Азарова сие действие не вызывало. "Струна" - так "струна", что в этом необычного?
   - Я вас понимаю, - кивнул Монта. - Если мне не изменяет память, на одном из древних языков Терры это означает "жало" или что-то в таком роде.
   - Допустим. И что?
   - Вот, взгляните.
   Монта протянул Азарову инфопланшет, на небольшом полихордкристаллическом дисплее которого был виден какой-то текст.
   - Что это? - марсианин осторожно взял планшет в руки и взглянул на экран.
   - Вы просмотрите сначала, это довольно интересно, поверьте.
   Спецназовец скептически хмыкнул и, устроив планшет у себя на коленях как можно удобнее, принялся читать то, что было выведено на его дисплей арктурианцем.
   В первом сообщении говорилось о некоем чудике с Каледонии, которому ни с того, ни с сего втемяшилось встать посреди одной из центральных улиц третьего по величине города планеты - Мортабана - и орать "Вспышки! Жёлтые вспышки!" Собралась толпа зевак, уличное наземное движение было парализовано из-за этого на некоторое время. Нашлись идиоты, которые клялись, что и в самом деле видят в небесах что-то странное и зловещее. Чтобы восстановить нормальное движение транспорта, пришлось вмешаться полиции; правда, обошлось всё вполне мирными методами. По указанию каледонского правительства в воздух были подняты глайдеры-разведчики и космические перехватчики, обследовавшие территорию площадью в сто пятьдесят тысяч квадратных километров. Шутник же, заваривший всю эту кашу, благополучно скрылся.
   Азаров, хмыкнув, подёргал себя за левое ухо. Пока он никак не мог понять, в чём именно состоит задумка подполковника Монты. Однако данный файл содержал в себе ещё какие-то сообщения, поэтому марсианин ничего не сказал, а вместо этого продолжил чтение.
   Второе сообщение являлось самой обычной криминальной сводкой. Четверо преступников с Трациан Прайм - планета в системе Трациан, в Тирольском Секторе, улучшив момент, перелезли через тюремную стену (интересно, а охрана чем в это время занималась, подумал Азаров - смотрела футбол по стерео или резалась в регицид?), угнали наземный кар и проделали на нём около семисот километров, прежде чем служителям закона удалось схватить беглецов. При этом во время захвата двое полицейских получили серьёзные ранения, а один из сбежавших преступников был убит в перестрелке.
   И третье сообщение, на сей раз - из сводки дорожной полиции. Сансифар, планета в скоплении Медея, известная на всю Галактику своими великолепными коврами. Обычное дорожно-транспортное происшествие: трое погибших, один раненый, наземный мобиль всмятку от удара о дерево. Причина аварии, как сообщил полицейским единственный выживший - самая обыкновенная сансифарская лесная пчела. Водитель не справился с управлением, пытаясь отогнать от себя зудевшее перед лицом насекомое.
   - Не совсем понимаю, - протянул марсианин, кивая на планшет. - Причём тут все эти инциденты? Какое отношение они могут иметь к вашему проекту?
   - Ага, вам кажется, что эти происшествия просто выловлены из общей сводки криминальных новостей по Федерации? - усмехнулся Монта. - Но здесь вы очень сильно ошибаетесь, капитан.
   - Да ну? И почему же, позвольте узнать?
   - Возьмём первый случай. Каледонец этот, по сути, ничего ведь плохого не сделал. Ну, встал посреди улицы и начал нести околесицу - так что с того? Однако власти забегали, как блохи на раскалённой сковороде. И это учитывая то обстоятельство, что Каледония находится на расстоянии почти девятисот светолет от фронта и планета никогда не подвергалась атакам имперцев. Они подняли в воздух три эскадрильи глайдеров и два звена космических перехватчиков, а сколько это в человеко-часах и солах?
   - Хм... - Азаров задумчиво потёр ладонью подбородок и бросил взгляд на информационное табло, висевшее под потолком салона. Жёлтый транспарант сменился зелёным, что означало, что джампер ушёл в "струнный" прыжок, а затем он сменился синим, который означал, что звездолёт возвратился в обычное пространство в системе Перагус. - Мм... Ну... пожалуй, в этом что-то есть...
   - Вот, видите? - Монта довольно кивнул. - Всего лишь один придурок, всего лишь пара слов - а каледонские власти чуть ли не военное положение в системе вводить собирались!
   - Да уж... просто, но со вкусом...
   - И я о том же. Теперь - случай номер два. Четыре уголовника с Трациан Прайм улучшили момент и сбежали из тюрьмы, перепрыгнув через стену - кстати, местным полицейским чиновникам это уже аукнулось в виде прилетевших со столичной планеты Тирольского Сектора инспекторов министерства. Они выкинули какого-то бедолагу из его машины и пустились в бега. Их взяли, при этом одного из них застрелили в перестрелке, и двое полицейских были серьёзно ранены. Но взяли их когда, как вы думаете?
   - Либо машина сломалась, либо они попали в ДТП, либо ещё проще - топливо кончилось, - сказал Азаров.
   - Именно! - просиял арктурианец. - Они сумели проделать путь длиной почти в семьсот километров, прежде чем их окружили местные силы правопорядка. И знаете, сколько всего было задействовано блюстителей закона в этой операции?
   - Догадываюсь! - хмыкнул Азаров.
   - Восемь тысяч двести сорок полицейских гонялись за этим бравым квартетом по территории трёх областей Трациан Прайм, были задействованы двадцать патрульных коптеров и четыре полицейских глайдера, девять глиссеров патрулировали побережье Тиморского залива, - отчеканил Монта. - И всё лишь для того, чтобы изловить четвёрку улизнувших из каталажки уголовников. Как вам такое?
   - Впечатляет, да.
   - И, наконец - третье сообщение. Крошечное насекомое, в общем-то, безобидное - сансифарская лесная пчела никогда не станет первой нападать, но из-за него угробились трое здоровенных мужиков и был приведён в состояние полной негодности хороший автомобиль.
   - Я тоже как-то раз чуть не...
   - По сравнению с любым разумным пчела - ничто, единственное её оружие - крошечное жало длиной всего лишь в сантиметр. И вот это ничтожество гробит дорогостоящую технику и отправляет к Проводнику Душ троих человек. Вам не кажется, что такое насекомое смело можно сделать логотипом проекта?
   - Пчелу? - Азаров почему-то почувствовал себя идиотом. Вен Монта, возможно, понимал, о чём говорил, но марсианин пока не видел никакой логики в его словах.
   - А почему бы и нет? - арктурианец с довольным видом откинулся в амортизационном кресле. - Вот вам лично разве не доставит удовольствия как следует ужалить Империю? Чтоб, простите за прямоту, жопа волдырями покрылась?
   Азаров с минуту молча глядел на разведчика, потом неожиданно расхохотался во весь голос.
   - Что такого смешного я сказал? - в голосе Монты послышалась лёгкая обида.
   - Я, конечно, понимаю, что вы весьма осведомлённый и компетентный разумный, являетесь офицером разведки Десантных Войск и всё такое прочее, - Азаров покачал головой, - но мне всё же кажется, что у вас какое-то странное представление о предмете обсуждения.
   - Не соглашусь с вами, капитан Азаров. И у меня есть на то веская причина.
   - Озвучьте её.
   - Представьте себе, что такой вот подготовленный агент засылается на имперскую планету и начинает там подрывную деятельность. Сеет хаос, смуту и неразбериху. А мы тем временем будем готовить вторжение на планету. Конечно, агентам нужно будет постараться избежать клыков КАД, но мы никого не пошлём в гнездо дажжей без должной подготовки. Нам нужны не трупы, а дееспособные оперативники, наводящие бардак в имперском тылу. И когда планетарная оборона начнёт трещать по швам, вот тогда мы и нанесём удар. Как вам такое, а?
   - Безусловно, в этом есть здравое зерно, - вынужден был согласиться Азаров, - только вот я здесь с какого боку? Я - специалист по диверсионным операциям...
   - Вы сами только что ответили на свой вопрос, капитан. Специалист по диверсионным операциям - это как раз то, что нужно. Это во-первых. Вы являетесь офицером ГРУ, а это уже избавляет нас от многих этапов подготовки. Это во-вторых. Вы родились на Марсе в тысяча девятьсот семьдесят восьмом году, ваш отец занимал довольно высокую должность в структуре министерства иностранных дел, когда вам исполнилось шесть лет, он получил назначение на должность вице-консула Федерации на планете Герминор - это один из главных миров Империи. Там вы окончили школу при посольстве, где преподавался, в том числе, водесканский язык. Потом, когда отношения между Террой и Кассидором вошли в стадию "холодной войны", все дипломаты были эвакуированы в пространство Федерации. Закончив школу, вы решили связать свою дальнейшую жизнь с армией, заключили трёхгодичный контракт и были направлены на базу Флота на Арминии. Всякая шпионская хренотень вас всегда привлекала, поэтому вы не пошли в Десантные Войска, а выбрали флотский спецназ. В двадцать один год вы были удостоены медали "За отвагу", проявив себя с самой лучшей стороны во время нападения на Арминию мятежников-нубийцев. Принимали участие в высадке на Нубию в составе Тридцать Пятого Флота, там отличились в боях за столицу планеты - Норберт-Сити. Были ранены кассетной миной, месяц госпиталя на орбите Радуги. Когда началась война, вы находились на Тиранусе - спутнике газового гиганта Бальгерот. Удар имперцы нанесли неожиданно, но база продержалась две недели под постоянным огнём водесканских кораблей, а потом враг был вышвырнут из системы контрударом Двадцать Шестого Флота Федерации и Пятого КосмоФлота Сириуса. Вы в совершенстве владеете водесканским базовым, пусть и с герминорским акцентом, но этого скрыть уже не получится. Цвет кожи у вас почти такой же, как и у водесканцев с Герминора, следовательно, недостаточная смуглость не станет причиной для подозрений. Герминор - не Кассидор, там климат несколько прохладнее, чем на родной планете водесканцев. Конечно, кое-чему вас придётся обучить, в довесок к вашим способностям, но это всё ради общего блага. Но офицеры, подобные вам, для нас просто на вес гадолиния. Поэтому вас и выбрали одним из кандидатов на участие в проекте.
   - Так меня уже, так сказать, без меня женили, что ли? - усмехнулся марсианин.
   - Э-э... - Вен Монта явно не был силён в терранских поговорках и пословицах, однако разведчик быстро собрался с мыслями. - Но всё вышесказанное отнюдь не означает, что вы получите назначение и вас выкинут на какой-нибудь планете Империи с приказом навести там шухер. Определённую подготовку вам всё-таки придётся пройти. Дело для вас новое, не совсем то, к чему вы привыкли, поэтому придётся малость постажироваться.
   - Интересные перспективы вы тут обрисовали, товарищ подполковник. Либо грудь в крестах - либо голова в кустах. Но, с другой стороны, насолить КАД... У меня, знаете ли, с этим ублюдками старые счёты. Должок у них есть один неоплаченный, атати райнупа айжекла. За Мошир-V. А за четыре года проценты набежали - мама не горюй.
   - У вас представится возможность вернуть имперцам долг, капитан, - на лице Монты возникла зловещая ухмылка. - И получить с этого неплохие такие дивиденды.
   - При условии, что я останусь в живых. Но я готов попробовать.
   - Попробовать? - арктурианец покачал головой. - Не пробовать вы должны, а делать. "Пробовать" - это всё равно, что вывесить над местом высадки огромный такой плакат, чтобы все агенты КАД в радиусе пяти парсек видели, и написать на нём "Здесь высажен оперативник Федерации". Но это дело поправимое. Мы вас малость поднатаскаем.
   - Это звучит... гм... обнадёживающе, знаете ли.
   - Вы даже не представляете себе, насколько обнадёживающе.
   Азаров в ответ лишь хмыкнул и откинулся на спинку амортизационного кресла. Перспектива, конечно, была очень интересной, но и риск был огромен. В КАД шутить не умели, а вот калечить пленников - более чем. Мастеров заплечных дел у имперской безопасности хватало. Даже с избытком. Но если может представиться возможность число этих самых мастеров сильно сократить - почему бы и не попробовать?
   К тому же, за всё то время, что капитан Игорь Азаров действовал по ту сторону линии фронта, ещё ни одна имперская сволочь не сумела подобраться к марсианину даже на пушечный выстрел. А это уже кое о чём да говорило...
  
  
  
  
   Галактика Млечный Путь,
   Рукав Щита-Центавра,
   пространство Империи Водеска,
   субсектор Коранда,
   звёздная система Баррастер,
   четвёртая планета - Самилан,
   пригород главного города планеты Сат-Самара - Виресса,
   недалеко от моторной фабрики Рида.
  
  
  
  
   Небольшой элегантный зелёно-фиолетовый наземный автомобиль весьма популярной среди женской половины обладателей имперской водительской лицензии марки "атзария-теган", тихо урча полуторалитровым роксиновым мотором, съехал с шоссе, что соединяло пригород столицы Самилана - Сат-Самара - Вирессу с расположенным в тридцати пяти клипах на побережье залива Биравин портовым городом Калас, и покатил по неширокой дороге с потрескавшимся от времени покрытием из прессованной каменной крошки в направлении виднеющихся в полутора клипах от шоссе зданий комплекса моторной фабрики Рида. Прижался к обочине, пропуская два мощных тягача, каждый из которых тащил за собой огромный двадцатипятитонный полуприцеп, гружённый продукцией фабрики.
   Сидящая за рулём "тегана" весьма привлекательная молодая женщина, смуглая кожа которой выдавала в ней уроженку Самилана (вообще, водесканцы по природе своей были смуглокожими, так как их родная планета - Кассидор - обращалась вокруг горячей белой звезды спектрального класса A3Va с температурой поверхности в 8550 К; соответственно, природные условия на Кассидоре были весьма схожи с природными условиями субтропического пояса Терры или планет Федерации наподобие Хатки или Реюньона; Баррастер - звезда, вокруг которой вращался Самилан - также принадлежала к спектральному классу A3Va, но имела температуру поверхности в примерно 7880 К), проводила внимательным взглядом тяжёлые грузовики и медленно вывела автомобиль обратно на проезжую часть. Сюда, в окрестности моторной фабрики, где не было никаких жилых домов и где ни разу никто не замечал мобильные патрули ТАПИ, её привело отнюдь не праздное любопытство. И не свидание с поклонником.
   Если обратиться к общеимперской базе данных, которая содержала информацию о КАЖДОМ гражданине Водесканской Империи, то нам станут известны, как-то: имя, фамилия, рост, возраст, место рождения и место проживания/регистрации, род занятий, семейное положение и т. д. и т. п. оной особы. Информационный файл, который можно было найти в закрытой сети КТП, сообщил бы, что владелицу автомобиля "атзария-теган" седьмого года выпуска, зарегистрированного в дорожной полиции Сат-Самара, зовут Тионна Ласситер, двадцать восемь лет, проживает в городском районе Иджива, улица Текстильщиков, дом сто сорок восемь, квартира шестьдесят два, не замужем, работает старшим консультантом-аналитиком в дорожно-эксплуатационном департаменте мэрии Сат-Самара. Родилась в Восточном Самилане, в седьмом по величине городе планеты - Махауте, где окончила местный университет с платиновой медалью, после чего переехала в Сат-Самар, куда её направила ВИ-программа распределения молодых кадров.
   Но кое-чего в базе данных КТП быть не могло по причине того, что эти сведения требовали крайне высокой степени секретности и не подлежали публичному оглашению. Ведь если бы эта информация стала известна КАД, то фрейн Ласситер ждали бы очень серьёзные проблемы, возможно даже - несовместимые с нормальным для биологической формы жизни существованием.
   Тионну всегда отличало то, что называлось вольнодумством. В школе она высказывала сомнение в правильности той политики, которую проводило правительство Империи в отношении союзных Водеску рас, из-за чего директор школы, в которой училась юная Ласситер, вызвал к себе её родителей - приватно, чтобы об этом не узнали те, кто без зазрения совести мог отправить всю семью куда-нибудь на Солорус или Наури-XI - и попросил их объяснить девочке, что кадовцам абсолютно пофиг на возраст и что ребята из Имперской Безопасности не понимают шуток. Разумеется, родители тогда очень строго поговорили с Тионной, однако она всё-таки осталась при своём мнении. Девушка справедливо полагала, что проводимая Империей политика рано или поздно аукнется всем водесканцам, вне зависимости от того, на какой планете они проживают. И она в какой-то мере оказалась права - через четыре года началась война с Терранской Федерацией.
   Разумеется, официальная пропаганда Кассидора немедленно обвинила во всех мыслимых и немыслимых грехах Терру и принялась вколачивать в головы граждан Империи мысли о том, что война не продлится долго и что победоносная имперская армия скоро и камня на камне не оставит от этих "наглых техноварваров". Конечно, учитывая тот факт, что государственная пропаганда в Империи работала весьма настойчиво и что большинство водесканцев тупо верили в непогрешимость Императора Сурла-VI Сонтера и имперского правительства, это самое большинство твёрдо верило, что Водеск прав, а Терра - нет, что именно терранцы начали войну, нагло вторгнувшись в пространство Щита-Центавра, или Одамин, как называли в Империи эту часть Галактики, и что "наглые техноварвары" скоро будут перемолоты могучей имперской военной машиной. Но меньшинство, к которому принадлежала Тионна Ласситер, полагало совершенно иначе.
   Война с Террой наглядно показала, что право именно меньшинство. Пусть водесканцы и вышли в космос гораздо раньше терранцев, но последние являлись молодой и быстро развивающейся расой, их технологии стояли на одном уровне с технологиями Империи, а некоторые их разработки вообще не имели аналогов у водесканцев, а самое главное - несмотря на то, что общество терранцев было социально ориентированным и во главу угла ставило благополучие каждого индивидуума, терранцы умели воевать и не отличались мягкосердечностью к врагам. Конечно, ещё не было ни единого случая применения Экстерминатуса - так у терранцев назывался процесс уничтожения целой планеты - против населённого мира, но необитаемые планеты с вражескими гарнизонами уничтожались беспощадно. И на территорию Империи их корабли не лезли, а то, что Кассидор считал весь Рукав Щита-Центавра/Одамин своим задним двором, не могло быть поставлено в вину терранцам.
   КАД, понятное дело, очень тщательно следила за тем, чтобы у жителей Империи не возникло никаких крамольных мыслей, но невозможно полностью избавиться от инакомыслящих одной лишь пропагандой. Отдельные группы диссидентов существовали на многих мирах Империи, но меж собой они не были связаны, да и деятельность их сводилась лишь к распространению более-менее правдивой информации о войне с Федерацией в имперской информационной сети КАНО с фейковых серверов. Предпринимать что-то более серьёзное не представлялось возможным по причине того, что тягаться с Имперской Безопасностью им было не по силам.
   Однако группа инакомыслящих, действующая на Самилане, несколько отличалась от всех прочих диссидентских групп. С недавнего времени. Её руководители решили, что последние события, имевшие место быть в космическом пространстве, стоят того, чтобы перестать заниматься детской ерундой и начать более серьёзную работу по донесению до граждан Империи правдивой информации о положении дел.
   Спросите - а что такого случилось в последнее время в Галактике? На фронтах вроде как затишье, ни терранцы, ни имперцы не предпринимают сколь-нибудь серьёзных акций - во всяком случае, так утверждает официальная пропаганда. Но есть такой источник информации, как слухи, а остановить их распространение даже всесильной КАД не так-то просто. А слухи, быстро распространившиеся по всему имперскому субсектору Коранда, были очень и очень пугающие.
   Девять дней назад внезапно прервалась связь с одной из окраинных имперских планет, расположенной на самом краю Треллонского Сектора, в четырёхстах двадцати световых годах от Самилана - Шалмирейном. Гиперпространственные каналы связи работали исправно, никаких квантовых штормов зафиксировано не было, вспышек сверхновых отмечено тоже не было, однако Шалмирейн молчал. Будто он просто взял и исчез с лица Галактики.
   Но просто так планеты не исчезали. Поэтому с ближайшей к нему планеты - с Проба - к Шалмирейну выслали корабль-разведчик, в обязанности экипажа которого входило скрытно проникнуть в звёздную систему, используя поля преломления, и осторожно выяснить, что происходит в системе и на самой планете. По возможности, сделать снимки и видеозаписи, но это уже если ситуация будет позволять.
   Экипаж разведчика подошёл к поставленному перед ним заданию очень и очень ответственно, и для этого была весьма веская причина. Система белого карлика Эстрав, вокруг которого и обращался Шалмирейн, была, что называется, проста, как монета в два сентисола. Белый карлик спектрального класса DA4 с температурой поверхности в 15000 К, вокруг которого по эллиптическим орбитам обращалось пять планет, третья - Шалмирейн - являлась пригодной для обитания кислорододышащих форм жизни, хотя четвёртая тоже была жизнепригодна, но поселений на ней водесканцы почему-то не построили, но зато соорудили довольно крупную базу своего военного флота. На пять планет приходилось в сумме семь спутников, причём больше всего их - четыре - имела последняя, пятая, планета системы, являющаяся негостеприимным холодным миром с плотной азотной атмосферой и причудливыми жизнеформами, чей обмен веществ был основан на метане. Никаких астероидных и прочих поясов система Эстрав не имела, что серьёзно затрудняло разведывательную миссию. Впрочем, поля преломления куда лучше могли укрыть космический корабль от обнаружения, чем любой астероид.
   Имперский разведкорабль совершил гиперпрыжок от Проба к Шалмирейну, заранее активировав экран невидимости, и вышел из подпространства на самой окраине системы, вдали от космических коммерческих линий и планетных тел. Сразу же включились пассивные сканеры звездолёта, начав сбор информации о происходящем в системе Эстрав.
   Уже самые первые данные, полученные сканерами и обработанные бортовым ВИ, заставили экипаж разведчика испытать самый настоящий шок. Начать хотя бы с того, что четвёртая планета Эстрава выглядела почерневшей и обугленной, и никаких признаков имперской военной базы на её поверхности не наблюдалось. На орбите её спутника висело несколько десятков боевых кораблей, в которых экипаж разведчика без труда опознал военные звездолёты Федерации, из чего - а также из внешнего вида Эстрава-IV - следовало, что здесь имел место быть Экстерминатус с применением торпеды-выжигателя атмосферы. Ещё больше кораблей Федерации роилось вокруг самого Шалмирейна, имперских же судов не было видно от слова "вообще". Звездолёты Федерации, среди которых экипаж разведчика заметил также боевые корабли арктурианцев, центаврийцев и ригелиан, находились в постоянном движении, опоясывая имперский мир плотным ожерельем из титаниума и глассита. Некоторые из них ныряли в атмосферу планеты, другие же, наоборот, выскакивали из её объятий в спокойную черноту космического пространства. Многочисленные МЛА роились вокруг крупных кораблей, как стаи плодовых мушек во время цветения таллакаса. Над северным полюсом Шалмирейна экипаж разведкорабля заметил неподвижно замершие в пространстве четыре терранских крейсера канонерского типа - а заметив их, сильно занервничал. Эти боевые корабли способны были разнести вражеский звездолёт с дистанции в двадцать световых секунд, сами при этом оставаясь вне досягаемости орудий. И они были не одиноки - несколько формаций МЛА и четыре фрегата класса "Илья Муромец" прикрывали их от возможного нападения. И точно такая же картина наблюдалась в районе южного полюса Шалмирейна.
   В сложившейся ситуации не могло быть и речи о том, чтобы подойти как можно ближе к Шалмирейну. Собственно, и так уже было ясно, что планета успешно атакована и в данный момент оккупирована войсками Федерации. Мощные универсальные десантные корабли, способные за один раз перевезти до семи тысяч космических десантников с полной бронетанковой поддержкой, являлись хорошим подтверждением этой догадки, которая, собственно говоря, уже не являлась догадкой, а была устоявшимся фактом.
   Экипаж разведкорабля с Проба успел ещё разглядеть в сверхчувствительную оптику несколько тёмных пятен на поверхности Шалмирейна, которые явно были следами орбитальных термоядерных/кинетических ударов, прежде чем датчики имперского звездолёта выдали тревожную трель и выбросили на мониторы многочисленные предупреждения о том, что их местоположение зафиксировано боевыми судами Федерации и что корабль взят на прицел. Несколько секунд космонавты ошарашенно сидели в своих мидель-креслах, а потом принялись лихорадочно соображать, как им выпутаться из сложившейся ситуации.
   Считалось, что засечь укрытый преломляющим полем звездолёт крайне трудно, если вообще возможно. Конечно, существовало гравитационное искривление, вызываемое движущимся в космосе кораблём, но для этого нужно было точно знать, куда смотреть и что искать. Знать о том, что с Проба к Шалмирейну отправили разведчика, терранцы никак не могли, следовательно, у Федерации явно наличествовала какая-то неизвестная в Империи технология, для которой поле преломления не являлось преградой.
   Если рядовые солдаты и космонавты имперских вооружённых сил искренне считали, что технологии Водеска являются самыми передовыми в Галактике, о чём неустанно говорилось с экранов телестатов, и что Терра и её сателлиты сильно отстают от Кассидора в данном плане, то высшему офицерскому составу, чиновникам правительственной структуры рангом не ниже вице-министра и сотрудникам Имперской Безопасности истинное положение дел было хорошо знакомо. Да, водесканцы вышли в космическое пространство гораздо раньше терран, однако последние очень быстро сумел развить свои технологии и теперь вырвались вперёд по научно-техническому и военному потенциалу. И идущая вот уже десять лет война между двумя галактическими сверхдержавами была тому свидетельницей. И система Эстрав - тоже. Шалмирейн охранялся двумя космическими крепостями, но ни малейшего их следа разведчик обнаружить не сумел, что означало, что от них не осталось даже ржавого болтика. Поэтому имперские военные космонавты предпочли не усугублять ситуацию, а просто включили джамп-режим и ушли в прыжок к Пробу.
   А что же слухи, спросите вы? При чём здесь они? Да при том, при чём и всегда. Официально было объявлено, что Шалмирейн оставлен имперскими войсками по причине передислокации водесканцев в окраинных системах Треллонского Сектора, и на том всё и закончилось. Но неофициальная информация была куда серьёзнее, однако КАД сделала всё возможное, чтобы она не распространилась широко по мирам Империи. Однако слухи - это слухи; они как излучение - их распространение крайне трудно остановить, если вообще возможно.
   И именно слухи об истинном положении дел на Шалмирейне собирались обнародовать в КАНО диссиденты из группы Тарвеса Арна, в которую входила и Тионна Ласситер. И именно вблизи моторной фабрики Рида руководитель подпольной ячейки назначил Тионне встречу, чтобы передать ей материалы для распространения в сети КАНО. По крайней мере, девушка очень надеялась, что Арн всего лишь передаст ей материалы, а не станет снова навязываться в любовники. Тарвес Арн был, что и говорить, видным мужчиной, но Тионна никогда не рассматривала его в таком вот качестве. Да и если честно сказать, ей в данный момент как-то не хотелось завязывать каких бы то ни было романтических отношений.
   Зелёно-фиолетовый "теган" проехал ещё с полкилометра, виляя меж ямами, которые были разбросаны по проезжей части в невычислимом порядке, и всунулся в небольшой "карман", неизвестно для какой цели сооружённый здесь дорожниками. По этому подъездному пути к моторной фабрике отродясь не ходил общественный транспорт, автобусы, проезжающие по этой дороге, возили исключительно работников фабрики, и больше никого. И здесь они не останавливались, потому что здесь не было ничего из того, что могло бы привлечь внимание.
   Тионна выключила двигатель и осмотрелась по сторонам. Справа от неё громоздился пятиметровый забор из пласталевых панелей, поверху которого в три ряда была протянута колючая проволока; слева виднелся огромный пустырь, поросший высоким кустарником и остроконечной травой сине-зелёного цвета высотой почти в метр, в дальней части которого виднелось небольшое озеро с заболоченными берегами, поросшими сарсао. Вдоль дороги тянулись через равномерные промежутки обшарпанные фонарные столбы с криптоновыми светильниками, в данный момент - выключенными. И больше ничего интересного вокруг, если не считать двухэтажного здания контрольно-пропускного пункта на въезде на территорию моторной фабрики с перекрывающим проезд массивным стальным двойным шлагбаумом.
   Высоко в жёлтом небе промелькнул остроносый серый силуэт, вслед за чем до девушки донёсся раскатистый звук реактивного двигателя. Патруль. Атмосферный, хотя непонятно было, что он тут собирается высмотреть. Но после Шалмирейна и сожжения Фейтара имперские власти не могли себе позволить пренебрежительное отношение к проблеме национальной безопасности. Космические десантники Федерации и спецгруппы терран мерещились кадовцам едва ли не за каждым углом.
   Тионна с раздражением посмотрела на встроенные в приборную панель электронные часы. Арн задерживался вот уже на целых двадцать минут, и Ласситер это не нравилось. Что, если КАД вычислила их группу? Тогда в любой момент на дороге, ведущей к моторной фабрике, могут появиться приземистые чёрные броневики Имперской Безопасности, из которых полезут облачённые в чёрные же бронекостюмы оперативники.
   Со стороны шоссе послышался гулкий басовитый звук работающего мощного мотора, и Тионна понимающе усмехнулась. Тарвес, как и многие мужчины, питал слабость к мощным автомобилям, и возникший в зеркалах обзора задней полусферы синий тяжёлый внедорожник "локар-файарр" являлся как бы тому подтверждением. Впрочем, ничего сверхординарного в этом джипе не было - "файарры" уже несколько лет как не выпускались, и, соответственно, стоимость такого автомобиля была гораздо ниже первоначальной.
   Внедорожник, приблизившись к "карману", сбавил ход и подрулил чуть ли к заднему бамперу "тегана", отчего у Тионны слегка ёкнуло сердце. Однако ничего страшного не произошло. "Файарр", качнувшись на амортизаторах, замер буквально в паре сантиметров от корпуса "атзарии". Со стороны водителя открылась массивная дверца и наружу показался владелец внедорожника.
   Тарвес Арн, оглянувшись через плечо, быстро прошёл к "тегану" и, открыв дверцу со стороны правого борта, протиснулся в салон. Уселся в пассажирское кресло и с довольным видом взглянул на Ласситер.
   - Дэйк сработал на славу, Тин! - провозгласил Арн, протягивая девушке небольшой прямоугольный электронный носитель информации. - Не так-то просто это было, но он справился! Теперь эту информацию можно опубликовать в "Ярингане"! Только поаккуратней, пожалуйста!
   - КАД не просекла деятельность Силиса? - Ласситер осторожно взяла из руки Арна инфоноситель, причём сделала это с таким выражением лица, словно Тарвес передавал ей какую-то несусветную гадость. Вполне возможно, что такая реакция Тионны была вызвана откровенно пошлым выражением лица Арна, который, ничуть не скрывая этого, пялился на девушку, а пялиться там, если быть честным, было на что. Сегодня - как, впрочем, и всю эту неделю - стояла очень жаркая погода, поэтому Тионна была одета чисто по-летнему - элегантные флимсовые шорты, летние кросс-туфли со встроенной системой кондиционирования и тонкая светло-серая сорочка, которая лишь подчёркивала изящные и соблазнительные формы. Но, как уже было сказано выше, ничего интимного в отношении Арна девушка не собиралась испытывать и уж тем более не собиралась заниматься с ним сексом, чтобы там Тарвес не воображал.
   - Ну, он говорил, что действовал очень осторожно, с соблюдением всех необходимых протоколов безопасности и с задействованием сетевых фильтров, - пожал плечами руководитель подпольной ячейки. - К тому же, он не ломился тупо через все файерволы, а просто зашёл куда надо по паре ссылок, просмотрел сведения с закрытого сервера Флота, используя свою собственную хак-программу, произвёл компиляцию с помощью программы, скачанной из сети - и вот результат.
   - Через два дня всё это будет размещено в "Ярингане", - сказала Тионна, убирая инфоноситель в небольшой отсек для личных вещей, расположенный между сиденьями. - Как только это произойдёт, я свяжусь с тобой, Тар.
   - Хорошо. - Арн секунду помедлил, потом осторожно положил руку на бедро Тионны. - Тин - может быть, сходим сегодня в "Пакгауз", поужинаем и всё такое прочее? А?
   - Под всем таким прочем ты подразумеваешь секс? - прищурилась девушка.
   - Ну... а что такого?
   - Извини, Тар, но как раз это меня не интересует. Пока, по крайней мере. К тому же, мне предстоит много работы. Так что давай лучше сосредоточимся на текущем моменте.
   - Наверное, тебе виднее, - с явной ноткой разочарования в голосе произнёс Арн. - Что ж - быть может, когда мы завершим со всем этим, ты всё-таки найдёшь время для дружеского ужина.
   - Там будет видно, - отозвалась Ласситер, с явным нетерпением постукивая кончиками пальцев левой руки по рулю.
   - Да. Будет видно. Что ж - не буду больше тебе надоедать. А то это только во вред пойдёт... делу, да...
   Кивнув Тионне, Тарвес Арн открыл дверцу со своей стороны и вылез наружу, в послеполуденный зной. Спустя несколько секунд раздалось урчание мощного мотора внедорожника, "файарр" сдал назад и, развернувшись, покатил в сторону шоссе.
   Усмехнувшись и покачав головой, Тионна запустила двигатель "тегана" и, подождав, пока мимо неё проедет огромный грузовик с продукцией фабрики Рида, развернулась и покатила в том же направлении, что и Арн, чей джип уже исчез из виду. Работа предстояла, конечно, непростая, и здесь Тионна нисколько не лукавила. Действовать надо было осторожно - ведь в КАД дураков не держали. Сложить два и два и прибавить три безопасникам было очень просто, только вот после таких арифметических операций запросто можно было отправиться если не в газовую камеру с последующим перемещением бездыханного тела в пасть дезинтеграционной печи, то на одну из тюремных планет Империи.
   И ещё неизвестно, что лучше.
  
  
  
  
   Глава 3.
  
  
  
  
   Пространство Терранской Федерации,
   система двойной звезды Перагус,
   Эссекибо - шестой спутник газового гиганта Деметриос,
   южная субтропическая зона,
   тренировочный полигон Космического Десанта,
   в шестидесяти двух километрах южнее экватора.
  
  
  
  
   Огромный диск газового гиганта Деметриос, окрашенный в тёплые жёлто-оранжево-зелёные тона, медленно всплывал из-за западного горизонта шестого своего спутника, имеющего ретроградную модель орбитального движения, подсвеченный двойным светилом этой системы. По небу фиолетового цвета неторопливо плыли лёгкие перистые облачка, гонимые прохладным ветерком, дувшим со стороны Бриарского нагорья; гораздо ниже них виднелись какие-то летающие существа, парящие в воздушных потоках и не проявляющие никакого интереса к тому, что происходило на покрытой высокой и густой тёмно-зелёной остроконечной травой равнине, простирающейся от опушки густого леса, в котором преобладали странные на вид терранина высокие стройные деревья с веерообразными кронами и листьями неправильной четырёхугольной формы зелёно-оранжевого цвета, до самого горизонта, кое-где утыканной растущими в совершенном беспорядке куртинами серо-зелёного кустарника, своим внешним видом здорово напоминающий причёску панков - "ирокез". Откуда-то издалека доносился мерный шум текущей куда-то по своим делам реки, довольно крупной, если судить по раздававшемуся с той стороны звуку. Более же ничто не нарушало девственную тишину равнины. Если и были здесь какие-то звери, то на данный момент их не было ни видно, ни слышно.
   Из одного из скоплений "ирокезов" очень медленно и очень осторожно - буквально по миллиметру - вылезло нечто переливчатое, похожее на какую-то трубу толщиной примерно миллиметров двадцать. Выпроставшись из кустарника на сантиметров тридцать, это нечто замерло, словно прислушиваясь или принюхиваясь к чему-то. А может быть, оно присматривалось - трудно было сказать с точки зрения стороннего наблюдателя, так как эта "труба" постоянно меняла уровень прозрачности и контрастность. Но для сведущего разумного становилось очевидно, что здесь пряталось не местное животное, а нечто принадлежащее к миру высоких технологий. Причём военных. И желательно было бы держаться от этого проявления высоких технологий на недостижимом для него расстоянии.
   Окутанный маскировочным полем ствол тактической снайперской МД-винтовки "Богомол" калибром 16,5 мм медленно подвигался из стороны в сторону, словно выискивал цель. Однако на этой равнине не было ничего такого, что заинтересовало бы владельца этого грозного оружия, чьи пули из титан-вольфрамового сплава пробивали борт водесканского лёгкого танка "Цинрон" с дистанции в четыреста метров. По крайней мере, пока.
   Капитан спецназа ГРУ, оперативник Отдела Тактических Операций (ОТО) Игорь Азаров, засевший в зарослях "ирокеза", беззвучно пробормотал себе под нос какое-то витиеватое ругательство, после чего так же медленно втянул ствол "Богомола" назад, под прикрытие растительности. Ничего подозрительного в радиусе, по крайней мере, двух километров марсианин не заметил, но это вовсе не означало, что можно расслабиться и спокойным шагом продвигаться к контрольной точке, расположенной в пятнадцати километрах отсюда, на том берегу реки под названием Тихая. Тихая, хм... Азаров знал из отчётов Даль-разведчиков, что во время сезона дождей река эта самая превращалась в ревущий бурный поток, несущийся со скоростью восьмидесяти километров в час к побережья залива Босуэрт, являющийся частью Генуэзского моря, и сметающий всё на своём пути. Однако сейчас на Эссекибо - по крайней мере, в этой части спутника - стоял сухой сезон... но проклятому главианскому боевому сервитору было глубоко начхать, сухой сейчас сезон или мокрый. Но, тем не менее, поблизости сейчас царила тишина, не нарушаемая зловещим шелестом антиграв-привода сервитора-охотника "спрут", выслеживающего цель с маниакальным упорством сбрендившего психопата.
   Азаров глубоко вздохнул и, аккуратно положив винтовку на землю подле себя, порылся в стоящем слева от него походном рюкзаке. Вытащил оттуда тюбик с Е-рационом, вслед за которым последовал двухсотграммовый пластиковый цилиндр с витаминизированной питьевой водой. Собственно говоря, вода была самая обычная, добытая при помощи артезианского мини-насоса, в которую Азаров бросил растворимую таблетку витаминного концентрата. Отвернул крышечку с тюбика с полевым рационом и, поморщившись, выдавил на язык густую пасту светло-коричневого цвета, своим внешним видом напоминающая корейскую соевую пасту "твенджан". Правда, если сказать честно, Азаров с большим удовольствием съел бы сейчас этот самый "твенджан" вместо Е-рациона, но подобные продукты водились исключительно на военных базах и на корабельных кухнях военных звездолётов. А здесь, товарищ капитан, извольте довольствоваться тем, что вам, так сказать, интендантская служба послала.
   Марсианин проглотил порцию Е-рациона и запил добрым глотком питьевой воды. Убирая тюбик с полевым рационом в походный рюкзак, он внезапно замер, прислушиваясь, потом быстро упаковался, ликвидировал все следы своего пребывания в зарослях "ирокеза", активировал генератор маскировочного поля и, пригнувшись, лёгким быстрым шагом двинулся в сторону реки.
   Торопился Азаров не напрасно. Спустя примерно три минуты после того, как спецназовец покинул своё укрытие, из-за стены деревьев, стоящих на лесной опушке, неторопливо выплыл похожий с расстояния на некоего сухопутного осьминога чёрный боевой сервитор производства компании "Оружейные Системы Главии", принявшийся осматривать окрестности при помощи своих сканеров и детекторов. Свисающие из-под корпуса шесть манипуляторов свободно болтались в воздухе - сервитор висел в двух метрах над поверхностью, паря на антигравитационном моторе. Три манипулятора оканчивались лазганами Д-40 главианского производства, два других были снабжены тяжёлыми лучемётами, а шестой манипулятор фантазия конструкторов оснастила мощным роторным стаббером с ленточным механизмом подачи патронов. Куполообразную голову сервитора покрывали высокочувствительные сенсоры - датчики движения, акустические, сейсмические, радиационные, феромонные, термические, анализаторы воздушной среды, биосканер; имелись также встроенные гиперпространственный коммуникатор и генератор защитного поля. За счёт того, что голова сервитора могла вращаться вокруг своей оси на триста шестьдесят градусов, двух широкоугольных оптических датчиков "спруту" было вполне достаточно, чтобы держать местность под неустанным обзором.
   Сервитор достаточно быстро установил место, где некоторое время скрывался - в целях дать отдых своим ногам - спецназовец-"тактик", едва слышно пошумел встроенным в него процессором на полихордовых С-кристаллах, и, слабо колыша своими манипуляторами, передвинулся к "ирокезам". Сунулся в кустарник, покрутился там в разные стороны, потом с мрачной целеустремлённостью, которая была присуща всем без исключения боевым сервиторам данного типа, двинулся чуть в сторону от того направления, в котором некоторое время назад скрылся Азаров...
   Собственно, ничего особо интересного для себя в тренировочном процессе на военной базе Вернадовка марсианин не увидел. Его, как опытного специалиста по проведению в тылу противника разведывательно-диверсионных операций, руководители проекта "Стингер" Сол Шве и Вен Монта сразу исключили из числа тех, кому предстояло пройти обучение на полевых тренажёрах. Азаров и ещё с полтора десятка таких же, как он, бойцов спецподразделений, приступили к изучению таких дисциплин, как ксенопсихология, социопсихология, культурология, имперское право и проч., без знания которых успешная деятельность "стингера" попросту была бы невозможна. Но боевую составляющую никто никуда не собирался убирать, ибо вполне могла возникнуть ситуация, при которой агенту пришлось бы уходить от преследования ищеек КАД. И здесь так называемая "элитная группа" курсантов попала в очень цепкие и не очень дружелюбные руки инструктора по боевой подготовке сержанта Космических Десантных Войск виири Рэджа Буртисса. Среди курсантов "элитной группы" был лишь один в звании старшины Космического Десанта, все остальные являлись офицерами Военно-Космического Флота, КосмоДесанта и Главного Разведуправления. Однако сержанты Десантных Войск стояли несколько особнячком от остальных сержантов, и даже старшие офицеры-космодесантники, как поговаривали, ходили перед ними едва ли не на цыпочках.
   Буртисс оказался, на взгляд Азарова, порядочной сволочью и гонял курсантов, что называется, до седьмого пота. Но в Космическом Десанте по-другому и быть не могло. Одно дело - космическая пехота Флота, и совсем другое - Космический Десант, элитные войска Терранской Федерации. Там гоняли новобранцев по полной программе и даже сверх того, хотя для бойцов спецназа ГРУ подобное не было чем-то из ряда вон выходящим - в ГРУ тоже умели мордовать новобранцев. Но Рэдж Буртисс каждый раз находил всё новые и новые способы усложнить жизнь курсантам программы "Стингер", а когда один из них, старший лейтенант-сирианец из флотского спецназа заявил, что подобные тренировки для тех, кто будет вести подрывную деятельность в условиях городских кварталов, не имеют смысла, виири криво усмехнулся и ответил, что Джерот Кану ещё вспомнит добрым словом простого сержанта-космодеса, когда по его следам будут идти головорезы из Имперской Безопасности, норовящие разобрать того, кто причинил столько неприятностей имперским властям, на несоставные части.
   Эссекибо являлся последней стадией подготовки и, можно сказать, выпускным экзаменом для курсантов проекта "Стингер". Так как вполне вероятным казался тот факт, что кадовцы могли раскусить агента Федерации, а тогда уже время пошло бы на минуты. Уходить от преследования, очень может быть, пришлось бы чёрт знает через какие ебеня, поэтому Буртисс справедливо рассудил - а Шве и Монта его поддержали, что финальное испытание должно состояться именно на Эссекибо. Космический фрегат "Громовая Птица" доставил небольшой отряд курсантов, в число которых входил и Азаров, на шестой спутник Деметриоса, и выбросил их на антигравах на тренировочном полигоне КосмоДесанта, чью площадь можно было сопоставить с площадью такого региона Терры, как Белиз. А тренировочный полигон космодесов - это вам не городской парк, здесь можно и без руки-ноги остаться. Летальных случаев, разумеется, на таких полигонах не было ни разу зафиксировано, но тяжёлые увечья курсанты получали, и не сказать чтобы редко. Правда, учитывая современный уровень медицинских технологий Федерации, это не представлялось таким уж страшным делом, но всё-таки. А чтобы, как выразился сержант Буртисс, "вам, ребята, не было так скучно", вслед за курсантами следующий в кильватере фрегата десантный когг выбросил из своих трюмов целую свору главианских сервиторов-охотников, долженствующих изображать из себя кадовскую мерзость...
   Сканер феромонов "спрута" безошибочно определил направление, в котором скрылся марсианин, но дело заключалось в том, что обнаружить "тактика" ГРУ, если он сам того не хочет, являлось весьма сложной задачей даже для управляемой ВИ боевой машины. К тому же, сканер феромонов можно было обвести вокруг пальца, используя отвлекающие устройство маркеры, чем, кстати, Азаров сейчас и воспользовался. След, который взял сервитор, вёл вовсе не к спецназовцу, а совершенно в другую сторону.
   Перепрыгнув неширокую канаву, по дну которой струился прозрачный ручеёк, Азаров едва слышно прошипел сквозь зубы, неловко припав на левую ногу. Пошипел оттого, что через всю левую голень - до самого колена - тянулся шрам, оставшийся от нападения какого-то местного хищника, отдалённо похожего на терранскую пуму, который захотел поближе познакомиться со странным инопланетным существом. Правда, странное инопланетное существо знакомиться с хищником не пожелало, долбанув того по черепушке рукояткой бластера и полоснув тяжёлым боевым ножом по одной из лап, которая успела зацепить ногу странного инопланетного существа острыми, как бритва, когтями. Разумеется, марсианин, отпугнув зверя, тут же использовал быстрозаживляющую мазь, однако нога всё ещё болела и ныла, и Азаров подозревал, что зверюга своими когтями занесла в ткани какую-то местную заразу. Медицинский сканер ничего подозрительного не обнаружил, но, в конце концов, в Галактике существовало огромное количество разнообразной биологической шушеры и далеко не вся она она была занесена в медицинские банки данных. Однако пока царапина никак не сказывалась на состоянии спецназовца, поэтому решение этой проблемы Азаров отложил на потом.
   До контрольной точки, в которой марсианина ждал десантный когг, оставалось чуть более трёх километров и Игорь уже видел тёмно-синюю ленту реки, пересекающую равнину, когда какой-то едва слышный звук заставил спецназовца неподвижно замереть на месте. "Включив" все свои органы чувств, в том числе и экстрасенсорные, марсианин принялся всматриваться, вслушиваться и внюхиваться в окружающий его пейзаж..
   Азарову понадобилось секунд двадцать на то, чтобы проанализировать ситуацию, а когда он это сделал, на лице спецназовца возникла злобная ухмылка. Главианский сервитор всё-таки понял, что его обманули, и теперь взял уже настоящий след. Но контрольная точка была рядом, на том берегу Тихой... на том берегу реки, которая в этом месте имела ширину русла в сорок семь метров с небольшим и глубину в двенадцать метров. Разумеется, для тренированного бойца, коим и являлся Азаров, это не являлось серьёзным препятствием, однако марсианину нужно было преодолевать водную преграду вплавь, да ещё и тащить за собой снаряжение, в то время как "спрут" был сам по себе снаряжением. И оно само себя тащило. И передвигался он малость быстрее, нежели спецназовец.
   Однако Азаров так просто сдаваться не собирался. Какого шииста, в конце концов - до когга оставалось всего ничего, реку переплыть не проблема, а сервитор пусть катиться нахрен. А если будет слишком настойчив - ну, у Азарова при себе имелось одно весьма действенное средство под названием "Богомол".
   Марсианин специфической походкой двинулся в сторону реки, держа наготове футляр со снайперской винтовкой. Специфической - потому что со стороны движение Азарова выглядело довольно странно и, скажем даже, комично, но в том и заключалась суть подготовки "тактика". Таким чуть ломаным скользящим шагом Азаров был способен преодолеть без передышки километров пятьдесят, причём совершенно неважно, по какой местности он передвигался.
   Сервитора марсианин заметил тогда, когда уже почти был готов войти в речную воду. Чёрный боевой механизм возник чуть правее Азарова и метрах в четырёхстах от него. Покрутив во все стороны своей куполообразной головой, "спрут" локализовал местоположение Азарова и целеустремлённо двинулся в его сторону.
   - Ладно, механический ублюдок - мы ещё посмотрим, кто кого! - злобно прошипел марсианин, резко выдёргивая из футляра снайперскую винтовку. - Мы тоже кое-что могём, твою мать!
   Лёгким быстрым движением Азаров передёрнул затвор "Богомола", вгоняя в ствол винтовки пулю из титан-вольфрамового сплава калибра 16,5 мм, способную пробить лёгкий имперский танк класса "Цинрон", и навёл на сервитора. Тот приближался, изготовив к бою свои лазганы, и хотя стрелять на поражение сервитор не собирался, но было достаточно одного-единственного попадания энергетического разряда в зону радиусом полметра от марсианина, чтобы считать дело проваленным. Другое дело, что Азаров не собирался предоставлять боевой машине даже минимальной возможности для этого.
   До сервитора оставалось метров сто пятьдесят, когда снайперская винтовка издала тихий жужжащий звук и слегка дёрнулась в руках спецназовца. Титан-вольфрамовая пуля вылетела из ствола "Богомола" и на огромной скорости устремилась в направлении "спрута".
   Разумеется, боевая машина имеет гораздо большую скорость реакции, нежели живое существо, но и спецназовцы ГРУ тоже не пяткой сморкаются. По поверхности щита сервитора пробежали интерференционные волны, вызванные попаданием реактивной пули, и управляющий машиной ВИ охарактеризовал это, как летальный урон. "Спрут" неподвижно завис на месте, словно его заморозили жидким азотом, деактивировав все свои боевые системы.
   Азаров удовлетворённо хмыкнул и опустил винтовку. И понимающе кивнул при виде проявившегося в воздухе десантного когга, который выключил преломляющее поле и сейчас двигался в направлении спецназовца. Сие могло означать только одно - финальный экзамен марсианин успешно выдержал.
   Десантолёт пролетел над руслом реки и бесшумно опустился на галечный берег, выпустив из корпуса посадочные опоры. В борту корабля открылся люк, из-под которого опустился десантный пандус. На его верхней площадке возник сержант Рэдж Буртисс, на чешуйчатом серо-зелёном лице которого виднелось нечто вроде довольной улыбки. При её виде Азаров как-то зябко передёрнул плечами, так как не знал, каким образом ему реагировать на сие явление. За всё то время, что марсианин провёл на Монтсеррате, он ни разу не видел космодесантника-виири улыбающимся. Орущем на курсантов или суровым басом вдалбливающем им в головы наставления - это да, но никак не улыбающемся. И это явно не предвещало Азарову ничего хорошего.
   - Вы хорошо проявили себя, товарищ капитан, - своим рокочущим басом проговорил Буртисс, глядя на марсианина чёрно-серыми глазами с вертикальными зрачками с высоты десантного пандуса. - Данное испытание являлось финальным в вашей подготовке и показало, что у вас весьма высокие шансы благополучно выполнить задание и вернуться в пространство Федерации. В целом виде, так сказать... кхе-кхе... Поднимайтесь на борт, мы возвращаемся на Монтсеррат. Вся ваша группа успешно прошла финальное испытание, сегодня вы можете отдыхать. Завтра вас ждёт аудиенция у руководителя проекта полковника Шве, ну, а через два дня после этого вы подниметесь на борт торпедоносца, который доставит вас в пространство Империи. Скажу честно - я понятия не имею, куда вас доставят, да мне это и ни к чему знать. Моё дело - подготовить вас всех так, чтобы эти ублюдки из КАД прокляли тот день, когда ваши ноги ступят на планеты Империи. И вроде как мне это удалось.
   Рэдж Буртисс неожиданно подмигнул спецназовцу и кивком головы указал тому на открытый люк.
   - Занимайте место в десантом отсеке, товарищ капитан. Нам ещё вашу группу подбирать надо. И отдыхайте. В скором времени такое понятие, как отдых, будет для вас не совсем достижимым.
  
  
  
  
   Где-то в пространстве Водесканской Империи,
   спустя трое стандартных терранских суток.
  
  
  
  
   Сидящий в удобном амортизационном кресле перед трёхмерным монитором компьютера в небольшой каюте, расположенной на нижней палубе корабля-разведчик, капитан ГРУ Игорь Азаров внимательно взглянул на вошедшего в каюту космонавигатора корабля - невысокого худощавого кжева в чёрно-золотистой форме Военно-Космических Сил. Левую сторону лица ксеноса закрывал тактический визор с торчащей из него крохотной антенной беспроводной комп-связи, в руках военный космонавт держал инфопланшет в простом чёрном футляре из пластекса.
   - Мы только что вышли в обычное пространство, товарищ капитан, - проговорил кжев на галапиджине, протягивая марсианину инфопланшет. - Капитан Брекетт просит узнать, закончили ли вы просмотр данных, которые переслали на ваш компьютер.
   - Да, несколько минут назад, - кивнул кжеву Азаров. - А что на этом планшете?
   - Данные по месту назначения.
   - По месту назначения? - прищурился марсианин. - Очень интересно. Капитан Брекетт сообщает об этом мне перед самой высадкой? Забавный такой подход, вы не находите?
   - До высадки ещё часов двенадцать, - ровным спокойным голосом отозвался ксенос. - Мы вышли из гипера вблизи красного карлика, известного под водесканским названием Октар, отсюда до системы Баррастер ещё двадцать четыре парсека. Просто гиперсканер засёк три имперских боевых корабля, идущих параллельным гиперкурсом, вот Брекетт и решил подстраховаться. Пусть их системы дальнего обнаружения слабее наших, но бережёного, как говорите вы, хомо, Дух Космоса бережёт.
   - Оно так, - согласно кивнул Азаров. Посмотрел на планшет, который взял из рук навигатора. - Значит, система Баррастер? Знакомое название... Самилан?
   - Самилан, - подтвердил навигатор. - Бывали там прежде?
   - Нет, но наслышан из имперских новостей. Весьма развитой мир, один из промышленных центров Империи, не из главных, но второй категории. Значит, вот куда меня решили выбросить, э?
   Навигатор разведкорабля пожал в ответ своими узкими плечами, как бы говоря, что он не имеет никакого отношения к выбору планеты.
   - Что ж - почитаем, что там известно про этот Самилан. Интересно, чем был обусловлен...
   Рёв сирены боевой тревоги прервал марсианина на полуслове. Он и навигатор, как по команде, подняли головы к потолку каюты, откуда раздавался звук баззера.
   - Внимание - экипаж! - услышали они спокойный голос командира разведкорабля. - Говорит капитан! Только что сканеры засекли идущие наперехват четыре вражеских корабля, предположительно - внутрисистемные перехватчики класса "Идорган"! Ориентировочное время до контакта - около девяти минут! Мы выдали в субэфир опознавательные коды, которыми нас снабдили на Монтсеррате, но не факт, что это сработает! Всем занять места согласно боевому расписанию! Нам предстоит обойти газовый гигант, после чего мы включим гипердрайв, но за это время противник может успеть с нами сблизиться и считать нашу сигнатуру! Работаем, парни!
   - Вы свободны, лейтенант, - кивнул кжеву Азаров. - Я как-нибудь сам разберусь с данными по этому Самилану.
   Навигатор молча кивнул марсианину и, вскинув правую руку к голове в воинском салюте, быстро покинул каюту.
   Азаров мрачно усмехнулся. Внутрисистемные перехватчики имперцев "Идорган" были довольно скоростными и манёвренными космолётами, не оборудованными гиперприводом, но в нём они, собственно, и не нуждались. Эти машины предназначались исключительно для действий в пределах звёздных систем и в их задачу входили перехват и уничтожение вражеских звездолётов. Каждый такой перехватчик был вооружён двумя сдвоенными турболазерными орудиями, двумя пусковыми установками ракет класса "корабль-корабль" и самонаводящимися космическими минами "конел-9", а мощные двигатели "Ворстель-Хаддат" позволяли им развивать скорость до восьмидесяти пяти процентов от световой. Конечно, для крейсера, эсминца или фрегата эти юркие машины особой угрозы не представляли (хотя нервы попортить могли), а вот для кораблей меньших классов "Идорганы" являлись весьма неприятным противником. В том числе, и для разведкораблей класса "Спатиан".
   Впрочем, здесь Азаров мог лишь рассчитывать на мастерство экипажа разведчика, мощность генераторов защитного поля и бортовое вооружение. Помочь личным участием марсианин был в данной обстановке не в состоянии.
   Пожав плечами, Азаров положил на стол инфопланшет и, подключив его к компьютеру в режиме внешнего диска, принялся просматривать на три-дисплее имеющуюся в распоряжении военной разведки Федерации информацию по Самилану.
   Самилан, четвёртая планета системы Баррастер, расположенной в имперском субсекторе Коранда. Экваториальный радиус - семь тысяч триста шестьдесят два и четыре десятых километра, большая полуось орбиты - две с половиной единицы, сидерический период обращения - пятьсот семьдесят три стандартных терранских дня, продолжительность суток - двадцать девять терранских часов, гравитация выше стандартной на девять процентов, атмосфера состоит из кислородно-азотной смеси, с примесями аргона, водяного пара и углекислого газа, четыре континента, несколько островных архипелагов и пара-другая крупных островов; половину поверхности планеты занимают океаны. Население - около шести миллиардов, столица - Сат-Самар, шесть с половиной миллионов жителей, с пригородами - девять миллионов восемьсот восемьдесят тысяч. Крупный промышленный мир, основная продукция, производимая на Самилане - машины и оборудование, транспортные средства, телекоммуникационные устройства и компьютеры, также планета известна тем, что на ней наличествуют крупные залежи роксина - ископаемого сырья, из которого в Империи делают топливо для наземного и водного транспорта. Имеет два естественных спутника - Кайлак, размером вдвое меньше Ганимеда, на котором располагалась крупная база Имперского Флота, и Толас, сопоставимый по своим габаритам со спутником Сатурна Реей. Восемь синхроорбитальных терминалов, восемнадцать космопортов, из которых шесть работали исключительно на дальний космос. Четыре боевые орбитальные платформы класса "Кайнит", перекрывающие пространство вблизи Самилана.
   Снова взревела сирена, корпус разведчика чуть вздрогнул - пилоты звездолёта изменили курс, чтобы ввести в заблуждение имперцев. Азаров покачал головой и продолжил ознакомление с данными, которые были собраны терранской разведкой.
   Итак, Самилан. Субтропический мир, вполне могущий претендовать на звание курортной планеты, но этого статуса Самилану не позволял иметь его промышленный потенциал и важное положение на имперских космических коммерческих трассах. Через систему Баррастер проходили сразу пятнадцать космических линий, четыре из которых имели крайне важное значение для экономики Империи, поэтому в системе Баррастер постоянно находилось крупное соединение Флота. Существенный минус в работе агента, но, с другой стороны, военные - это военные, с ними иметь дела куда удобнее, чем с головорезами из КАД. И тем не менее, пять регионов планеты имели статус курортов общеимперского значения, что означало постоянный поток туристов со многих планет водесканцев и подвассальных им рас. Следовательно, пришлому разумному не так уж и тяжело затеряться на Самилане.
   Однако разведкорабль Федерации - не пассажирский лайнер, он не может сесть в космопорту имперской планеты. Следовательно, нужно выбрать подходящее место для высадки, желательно расположенное в безлюдной или малонаселённой местности. С этим, по логике вещей, проблем быть не должно - для планеты такого размера Самилан был не слишком густо заселён, хватало и совершенно безлюдных мест. А пробраться мимо имперских наблюдателей звездолёту, оснащённому мощными преломляющими полями, особого труда не составляло. Нужно было лишь оторваться от перехватчиков в системе Октар.
   Звездолёт неожиданно резко лёг на правый борт, оглушительно взвыла сирена. Азаров, предусмотрительно пристегнувшийся предохранительными ремнями сразу же, как только стало известно о вражеских перехватчиках, именно поэтому не вывалился из кресла. Правая рука марсианина стремительно метнулась к заскользившему было по столешнице планшету, ловя его и не позволяя упасть на металлический пол каюты.
   Понятно - пилоты перехватчиков, скорее всего, догадались, что корабль, неожиданно вывалившийся в обычный космос в сфере их ответственности, является не тем, за кого пытается себя выдать. Правда, судя по светившемуся в правом верхнем углу три-дисплея часам, "Спатиан" вот-вот должен был включить гипердрайв и уйти в прыжок к Самилану. Или в окрестности системы, по ту сторону гелиопаузы, чтобы избежать обнаружения имперскими комплексами слежения. Так что поводов для беспокойства Азаров не видел. В крайнем случае, разведкорабль выпустит по надоедливому противнику несколько ракет перед тем, как нырнуть в "подвал Вселенной".
   Встроенная в потолок небольшая панель-сигнализатор вспыхнула жёлтым светом, означающим, что генератор искривления пространства готовится открыть гиперокно, затем цвет сменился на зелёный. На часах три-дисплея вспыхнули цифры - 00:47:00, что означало, что разведчик в течение сорока семи минут будет находиться в гиперпространстве, чтобы сбить со следа противника и дать время Азарову выбрать наиболее подходящее место на поверхности Самилана для его высадки.
   Выбрать наиболее подходящее место... Вот здесь-то и начались проблемы, заставившие Азарова уткнуться в монитор и то и дело бормотать какие-то не совсем подходящие для употребления в приличном обществе фразы и слова.
   Разумеется, для планеты такого размера население в шесть миллиардов было не сказать чтобы слишком большим - к примеру, на похожей по габаритам и промышленному потенциалу планете Федерации Аскольд проживало одиннадцать с четвертью миллиарда, но на Самилане оно было сосредоточено довольно компактно, в то время, как на Аскольде оно было равномерно разбросано. И вот в этом компактном расположении и крылась определённая загвоздка.
   Согласитесь, что высаживать агента посреди городской агломерации или в районе крупного транспортного узла было бы, как минимум, неразумно. В таком месте крайне сложно устроить тайную базу или замаскированный опорный пункт. Но и выбирать в качестве места базирования совсем уж глухую глухомань тоже было бы глупо - подумайте, как агенту оттуда добираться до, скажем так, оперативного пространства.
   На всех четырёх континентах Самилана присутствовали как районы с крайне высокой плотностью населения - такие, как столичная агломерация Сат-Самар, промышленный мегаполис Балокар или курортный район Уллид, так и места, где на километры вокруг не было ни одной живой души. Именно такие районы как нельзя лучше подходили для того, чтобы устроить там хорошо замаскированную базу, но проблема была в том, что места эти были весьма удалены от мало-мальски проезжих дорог. А пешком переть через лесную чащобу или прыгать по горным склонам, как локианский каменный козёл, при более высокой, нежели стандартная, гравитации, конечно, можно, только даже самый тренированный "тактик" после такого, с позволения сказать, "забега" будет чувствовать себя, как выжатый лимон. А использовать транспорт нельзя - малейшее подозрение немедленно привлечёт к данному району пристальное внимание КАД. Чего, по вполне понятным причинам, допускать никак было нельзя.
   Покопавшись в картах планеты минут пятнадцать, Азаров принял решение окопаться где-нибудь поблизости от столичного региона. Поблизости, понятное дело, относительно - чтобы можно было добраться на наземном мобиле до Сат-Самара часа, скажем, за два-три. Теперь осталось выбрать более-менее подходящее место.
   Оставшееся до выхода разведкорабля в обычный космос время марсианин провёл в интенсивном поиске подходящего для обустройства схрона места. Но эта задача оказалась совсем не из лёгких. То место вроде было как вполне подходящим по требуемым параметрам, но находилось в такой глухомани, куда проще было подлететь на космическом корабле, чем идти пешком, ломая себе ноги; то вроде бы всё было ничего, но поблизости оказывалось какое-нибудь поселение или трасса; то одно, то другое, то третье...
   Но всё-таки к исходу сорок третьей минуты Азаров с довольным видом откинулся на спинку амортизационного кресла и потёр уставшие от напряжения глаза. Нужное место всё же было найдено.
   - Разрешите, товарищ капитан? - в дверях каюты снова возник навигатор разведкорабля Йорфал Тассемал.
   - Проходите, лейтенант. - Азаров покрутился в кресле взад-вперёд. - Как у нас обстоят дела?
   - Я бы сказал - хорошо, - на худощавом лице кжева возникла слабая улыбка. - Капитан Брекетт говорит, что нас никто не засёк. Был, правда, какой-то след в гиперсфере, но далеко и непохоже, что они нас видели. Гиперсканеры водесканцев менее совершенны, нежели наши, так что...
   Тассемал развёл руками.
   - Это был имперский звездолёт? - поинтересовался Азаров.
   - Судя по сигнатуре - да.
   - Ясно...
   - Вы уже определились с местом, которое хотели бы выбрать в качестве опорной, так сказать, базы на Самилане? - Тассемал с любопытством посмотрел на спецназовца.
   - Да, можете взглянуть, - марсианин кивком головы указал на стол с три-дисплеем.
   Кжев подошёл к столу и внимательно всмотрелся в выведенную на дисплей карту некоего участка поверхности Самилана. Поскрёб пальцем подбородок, кашлянул и слегка уменьшил масштаб проекции.
   - А где это? - спросил навигатор. - Такое впечатление, что вы в каких-то ебенях это место отыскали.
   - Никак нет, это на самой окраине столичного региона, в ста пятидесяти двух километрах от Картасски. Оттуда до Сат-Самара всего три с половиной часа по автомагистрали, или час на поезде-экспрессе.
   - Сто пятьдесят два километра? - Тассемал увеличил масштаб. - Хм... А как добираться до Картасски, вы продумали? Надеюсь, не пешком собираетесь ходить?
   - Нет, не пешком, - скупо улыбнулся Азаров. - В двадцати трёх километрах от точки есть небольшой посёлок, называется Дрэйз. Согласно данным Имперской Картографической Службы, его население составляет тысячу триста сорок два жителя, основное занятие - сельское хозяйство, также в посёлке имеется небольшой кожевенный заводик и фабрика по производству строительной арматуры. Дрэйз расположен на шоссе третьей категории, связывающее меж собой города Ретали и Каалген, через посёлок проходят автобусные маршруты, в том числе, и через Картасску. А двадцать три километра не такое уж и большое расстояние.
   - Да, но вам придётся идти по лесу, плюс - если я верно понял - спускаться со скалы. Ведь точка, облюбованная вами - это какая-то пещера?
   - Судя по всему, так оно и есть. Снимки не дают полной картины, но мне кажется, что в её восточной части есть ещё один выход. Если его как следует замаскировать, то получится неплохой аварийный шлюз.
   Марсианин снова отобразил на своём лице некое подобие улыбки.
   - Аварийный шлюз. - Лицо кжева осталось невозмутимым. - Понимаю. Значит, скала в лесу?
   - Если быть точным, то это небольшая скальная группа в лесном массиве Монтило, в самой глухой его части. Водесканцы не ходят по грибы-ягоды, это у них не принято. Они их покупают в магазинах. К тому же, лес Монтило имеет статус заповедной зоны, и вряд ли кто там будет бесцельно шариться. Если только влюблённые парочки... но в том месте даже на горном велосипеде не проехать. Только пешком.
   - Понятно, - кивнул Тассемал. - Как собираетесь высаживаться? Судя по карте, сесть там просто негде, а выжигать место в лесу... сами понимаете...
   - Зачем же выжигать? - усмехнулся Азаров. - У вас что, телепортера нет на борту?
   - Есть, почему же, - в свою очередь, усмехнулся навигатор разведкорабля. - Конечно, так оно куда безопаснее. Но высадку придётся производить под покровом ночи и закуклившись в поле преломления. Пусть сканеры имперцев менее совершенны наших, но всегда есть вероятность неприятности.
   - Оно так, - согласился Азаров. - У Брекетта уже есть идея, как нам пробраться к Самилану?
   - Есть. Мы уже вышли из джамп-режима в шести световых часах от Самилана, в его астероидном поясе, который раз в пять плотнее аналогичного пояса в вашей родной системе, дальше пойдём обычным ходом, на семидесяти процентах световой. Это почти девять часов хода в обычном пространстве, но капитан не рискнул выходить из гипера слишком близко к Самилану. Детекторы гравитации у имперцев не из говна сделаны, так что засечь выход корабля из джамп-режима не так уж и сложно. Можно скрыть сам корабль, но не окно выхода из подпространства. А здесь район необитаемый, космические трассы здесь не проходят, станций слежения нет. Выйдя здесь из прыжка, мы спокойно сможем дойти до Самилана под полями преломления. Приблизимся к планете, незаметно войдём в атмосферу, высадим вас в выбранной вами точке, ночью, разумеется, благо, тёмное время суток на Самилане длится тринадцать часов, хотя на то, чтобы помочь вам как следует обустроить опорный пункт, времени всё равно не хватит. Но что успеем - то сделаем. Но уходить придётся до рассвета.
   - Это понятно.
   Азаров подёргал себя за мочку уха.
   - Вы готовы, товарищ капитан? - Тассемал внимательно всмотрелся во внешне невозмутимое лицо "тактика" ГРУ.
   - А у меня есть выбор? - невесело рассмеялся марсианин.
   - Но это вроде как ваш профиль...
   - Йорфал - мой профиль означает, что я куда-то прилетаю, устраиваю ба-бах или ликвидирую какого-нибудь высокопоставленного имперского ублюдка. Здесь же совсем другое.
   - И вам это не нравится.
   - Не нравится. Но у меня есть счёт к соко из КАД, и здесь я собираюсь им неплохо так подосрать. А там уж и вы подоспеете. По крайней мере, я на это надеюсь.
   - А мы надеемся на то, что вы останетесь к тому моменту в живых.
   - Очень, бля, ободряющие слова перед высадкой на имперскую планету!
   Навигатор развёл руками - дескать, что поделать, такова уж ваша миссия, товарищ капитан Игорь Азаров. Идёт война, знаете ли.
   Да уж, про себя фыркнул марсианин. Война, будь она неладна. Но если его игры с кадовцами на Самилане помогут хоть немного приблизить её окончание, то дело того стоило. Однозначно - стоило.
  
  
  
  
   Глава 4.
  
  
  
  
   Галактика Млечный Путь,
   Рукав Щита-Центавра,
   пространство Империи Водеска,
   субсектор Коранда,
   звёздная система Баррастер,
   четвёртая планета - Самилан,
   лесной массив Монтило.
  
  
  
  
   К Самилану, точнее, к его приэкваториальной зоне, в которой, собственно, и располагался столичный регион, корабль-разведчик приблизился точно в тот момент, когда над этой частью планеты царила ночь. Капитан "Спатиана" решил не подвергать излишнему риску вверенный ему корабль и экипаж, а потому подошёл к планете из-под плоскости эклиптики, закутав звездолёт в поле преломления и задействовав генераторы помех, дабы осложнить имперцам обнаружение. К тому же, в данный момент в сторону Самилана двигалась довольно крупная комета, размеры которой можно было сопоставить с кометой 9Р/Темпеля, бороздящей просторы Солнечной Системы. Хвост кометы довольно успешно скрыл разведывательное судно от визуального обнаружения, а поскольку водесканцы не имели ни малейшего - судя по всему - понятия о том, что в системе Баррастер находится военный корабль Федерации, то искать его посредством активных и пассивных сканеров никто не собирался.
   Азаров молча стоял в небольшой ходовой рубке "Спатиана" и с любопытством смотрел на голографический экран главного корабельного мультихроматрона. Огромное пятно света, состоящее из отдельных световых пятнышек, обозначало Столичный Регион Самилана со столицей - Сат-Самаром - в центре. Его окружало с трёх сторон ожерелье разнокалиберных пятен, представлявших собой города и посёлки Региона, находящиеся в его внешней зоне. Крохотные точечки, движущиеся над световыми пятнами, являлись атмосферными и космическими кораблями, выполняющими грузовые и пассажирские рейсы; были ли среди этих аппаратов боевые суда Имперского Флота и корабли КАД, никому из находящихся на борту разведчика не было известно.
   - Примерно через двадцать минут мы окажемся над зоной высадки, - Клифф Брекетт, капитан корабля-разведчика, выходец с далёкого Ньютона, повернулся в своём консольном кресле и взглянул на марсианина. - Мои парни всё подготовили к высадке, группа техников готова приступить к наладке оборудования и к обустройству опорного пункта, но на всё про всё у нас будет всего десять с небольшим часов. Что успеем за это время сделать - сделаем. Но уходить нам надо будет примерно за час до рассвета, иначе мы рискуем навлечь на вашу голову серьёзные проблемы.
   Азаров молча кивнул капитану "Спатиана", продолжая глядеть на экран мультихроматрона. Самилан в его трёхмерном створе рос в размерах буквально на глазах, при этом все сканеры раннего обнаружения и предупреждения молчали, как в рот воды набравши. И это было неплохим знаком.
   Разведывательный корабль миновал низкие парковочные орбиты и значительно снизил скорость, маневрируя так, чтобы не врезаться в один из многочисленных космических кораблей, взлетающих с Самилана и садящихся на планету. Видеть его пилоты водесканских судов не могли из-за активированных преломляющих полей, поэтому пилотам "Спатиана" приходилось усиленно маневрировать во избежание столкновений.
   - Входим в верхние слои атмосферы, - услышал Азаров голос сидящего за своим пультом навигатора-кжева. - Четыре минуты сорок секунд до места назначения. Контроль сферы - девяносто процентов.
   "Контроль сферы - девяносто процентов" в переводе на понятный непосвящённым язык означал, что вблизи места, выбранного Азаровым в качестве опорного пункта, не происходит никакой активности, а та активность, которую фиксируют сканеры разведчика, происходит очень и очень далеко от места, которое на всех географических и топографических картах Самилана было обозначено "лесной массив Монтило". Несмотря на то, что массив этот самый располагался в Столичном Регионе, местность там была практически дикая и необитаемая. Статус заповедной зоны означал, что никаких лесозаготовок в Монтило не велось и не могло вестись, а собирать грибы-ягоды, как это по-прежнему делали представители вида homo и некоторых других рас - как гуманоидных, так и не совсем - на тех планетах, где они произрастают, у водесканцев было не принято. А хассамарцы, насколько было известно военной разведке Федерации, на Самилане не проживали.
   - Принято, - раздалось в ответ со стороны командирского пульта.
   "Спатиан" вошёл в тропосферу и Азаров подобрался, словно прыгун с вышки перед прыжком в воду. До выхода к точке высадки оставалось немногим более десяти минут, следовательно, марсианину следовало отправляться в ангар разведчика, где дожидалось выброски всё необходимое для "стингера" оборудование.
   - Думаю, Игорь Дмитриевич, вам пора, - Брекетт развернулся в своём кресле в сторону Азарова. - Мы скоро зависнем над выбранным вами местом. Садится не будем, чтобы не наследить, включим экраны парения. Энергии, конечно, потратим уйму, но иного выхода нет. Следы от посадочных опор любой патрульный коптер заметит, как с куста, поэтому придётся пошиковать. Отключим все второстепенные системы, так что всё пройдёт по плану.
   Азаров молча кивнул командиру "Спатиана", развернулся на месте, как новобранец на плацу по команде старшины, и уверенным шагом направился к выходу из отсека управления, провожаемый взглядами военных космонавтов. Почему-то в них марсианину почудился траурный отблеск, но Азаров сердито одёрнул сам себя. Не время и не место раскисать. Раскиснуть можно будет в камере застенков КАД, ожидая очередного визита к палачу, а до того момента нужно собраться и работать.
   Правда, Азаров очень надеялся, что всё то, что вбили за эти годы в него инструкторы тактического отдела и сержант-инструктор Рэдж Буртисс, поможет ему избежать столь негативного развития событий.
   Никем и ничем незамеченный, разведывательный звездолёт Федерации завис над тем местом в лесном массиве Монтило, которое выбрал марсианин, и включил экраны парения. Заработали все три телепортационные платформы "Спатиана", переправляя вниз оборудование и техников для его установки и наладки, оружие и полевой мини-лагерь. После некоторых пререканий Брекетт всё же позволил Азарову прихватить с собой на Самилан "последний аргумент солдата Федерации" - двадцатимегатонную термоядерную боеголовку "Гнев Чернобога". Взрыв такой "бомбочки" привёл бы к уничтожению всего в зоне радиусом пятнадцати километров, но марсианин справедливо рассудил, что лучше сгореть в термоядерном огне, чем попасть в руки к заплечных дел мастеров из Имперской Безопасности.
   Десять часов - срок вроде бы не такой уж и маленький (для примера - магнитоплан-экспресс за такое время преодолевает расстояние от Терраполиса до Верного), однако когда ты обустраиваешь замаскированный лагерь на вражеской планете, его катастрофически не хватает. Нужно ведь сделать так много: установить защитный периметр и генераторы маскировочного поля, пробурить артезианскую скважину, смонтировать портативный адронный реактор, разместить оборудование, необходимое для деятельности "стингера", и так далее, и тому подобное. Поэтому телепортеры "Спатиана" работали в режиме автомагистрали, переправляя туда-сюда техников и оборудование.
   Восточный горизонт как-то незаметно окрасился в молочно-белый цвет, что на Самилане означало наступление рассвета, и техники со "Спатиана" заметно занервничали. Объём работы был за прошедшее время выполнен ими почти на девяносто пять процентов, но оставалось ещё пять, а времени почти не было. Ещё час, от силы - и разведкораблю придётся в спешном порядке сворачивать свою деятельность в Монтило и уходить из системы Баррастер, оставив Азарова наедине с самим собой и планетой Империи.
   Но терранцы тем и отличались от многих галактических народов своим упорством, граничащим иной раз с непрошибаемым упрямством. Терранин никогда не бросит начатое, обязательно доведёт до конца, пусть даже над его головой будет висеть космический линкор с нацеленными на него турболазерами главного калибра. Так и здесь - начавшее светлеть небо Самилана лишь придало дополнительное ускорение техническому персоналу и помогавшему ему в меру своих способностей Азарову.
   Они успели. Уже можно было без использования внешних источников освещения рассмотреть местность вокруг скального массива, когда последний разъём был подключён и последняя энергетическая ячейка заняла своё законное место. Можно было с полной уверенностью сказать, что схрон для "стингера" готов к функционирования на все сто процентов.
   Марсианин посмотрел на столпившихся на небольшой - метров двадцать на пятнадцать - скальной площадке техников со "Спатиана", ожидавших активации телепортера, и почувствовал подкативший к горлу противный ком. Да, он не раз оставался один на вражеской территории, но в те моменты он всегда знал, что где-то неподалёку ожидает команды на эвакуацию десантный когг или сверхсветовой торпедоносец. Сейчас же, после отбытия разведчика, Азарову предстояло остаться один на один с безжалостной хорошо отлаженной машиной Имперской Безопасности. И эвакуационный корабль за ним уже не прилетит. Даже если марсианин успеет послать условный кодовый сигнал, должно будет пройти некоторое время, нужное звездолёту для того, чтобы прибыть к Самилану. А вот будет ли жив агент к тому времени - вопрос на засыпку.
   Сверху, из корпуса разведчика, упал бледный призрачный световой столб транспортного луча, заключивший группу техников в свои объятия. За секунду до того, как их подняли на борт "Спатиана", все шестеро военных космонавтов синхронно вскинули руки к головам в воинском приветствии. Азаров немедленно ответил тем же, сравнив происходящее с флотским похоронным обрядом. В следующую секунду марсианин мысленно обругал себя за подобные мысли. В самом деле - что за херня лезет в голову? Миссия ещё даже не началась, а в голове всякая дребедень. Негоже, негоже так себя вести в столь ответственный момент.
   Транспортный луч исчез, втянувшись в корпус звездолёта. Вдоль бортов "Спатиана" пробежали красные предупредительные огни, корабль покачался в воздухе, прощаясь с Азаровым, затем без всякого шума, включив антигравитационные ускорители, разведчик быстро двинулся прочь от наступающего утра. Пара секунд - и поля преломления скрыли от посторонних глаз боевой корабль Федерации.
   Азаров понятия не имел, засекли ли или же нет имперцы присутствие на Самилане подозрительного звездолёта, но его это дело уже не касалось. На такой случай у капитана Брекетта были чёткие инструкции, которые он и должен был воплотить в дело, если вдруг "Спатиан" будет обнаружен сканерами и радарами водесканцев. "Стингера" это уже не касалось ни с какого боку.
   Пожав плечами, Азаров вошёл внутрь пещеры, выбранной им в качестве опорного пункта, и лёгким касанием указательного пальца правой руки активировал маскировочное поле и защитный экран с пси-контуром, который оказывал на попавшее в его сферу живое существо крайне негативное психологическое воздействие. Правда, маловероятно, что кто-то из местных жителей забредёт в такую глухомань, но дикие звери же в лесу Монтило водились, а у марсианина не было никакого желания гоняться по всей пещере за какой-нибудь забредшей в его скромное обиталище живностью. Которая, к тому же, могла иметь острые клыки и когти.
   Непроницаемый силовой занавес надёжно отгородил агента Федерации от непрошенных гостей, и Азаров тяжело вздохнул. Ночь выдалась долгой, и ему не мешало бы отдохнуть, как следует выспаться. Знакомство с Самиланом можно было отложить на следующий день по местному календарю. За это время вряд ли с планетой что-нибудь могло произойти.
   А если бы и произошло, то Азаров бы нисколько не расстроился. При условии, что его вовремя отсюда заберут.
  
  
  
  
   Ручной инфор марсианина издал тихий мелодичный сигнал, после чего встроенный в него будильник бодро заиграл мелодию из репертуара популярной в Федерации фолк-метал-группы с Астрахани под названием "Полярные Совы". Трек с их последнего альбома "Звёздная тень", "Бей врага!" Энергичная и бодрая музыка мгновенно пробудила спецназовца ото сна, отчего он, неловко дёрнувшись, свалился с походной кушетки на каменный пол пещеры, застланный пластолитовыми панелями, и при этом довольно больно ударился головой. Пробормотав себе под нос нечто неприличное на инишири, марсианин, покряхтывая, поднялся на ноги и, подойдя к стоящей у изголовья кушетки небольшой овальной тумбочке из прессованных древесных волокон молочного дерева с Вейла-X, раздражённо нажал на сенсор на панели инфора. Музыка смолкла, и в пещере воцарилась тишина, нарушаемая лишь плавным шелестом кондиционера и тихим гудением адронного микрореактора, снабжающего базу энергией и питающего генераторы защитного и маскировочного полей, а также подающего питание на многочисленное оборудование, необходимое для успешной шпионско-подрывной деятельности.
   Азаров медленно оглядел своё теперешнее пристанище и невесело усмехнулся. Итак, он на имперской планете, один на десятки светолет вокруг, и полагаться теперь ему придётся на свои собственные силы и навыки. Что ж, к подобному Азарову было не привыкать. Только вот сроки его пребывания на Самилане были довольно неопределёнными... но здесь уже всё зависело от самого "стингера". Насколько быстро он сможет расшатать имперскую военную машину в этой части субсектора Коранда и довести её до такого состояния, что войскам Федерации будет достаточно лишь лёгкого щелчка для того, чтобы захватить систему Баррастер.
   В желудке у марсианина заурчало, и Азаров, потянувшись и почесав затылок, направился к стоящему у дальней стены пещеры полевому пищевому синтезатору. Подошёл к машине, внимательно осмотрел панель управления, проверил идущие к ней от распределителя энергии армированные кабели, хмыкнул, пробормотал очередное ругательство и принялся набирать на сенсорной клавиатуре меню.
   Суп с главианскими императорскими креветками и рисовыми клёцками, запечённая в духовке рыба-шипохвост с почти полностью покрытой водной поверхностью Эхо с гарниром из тушёных овощей под соусом "тартар", груда ароматных ванильных пончиков и кофе по-кворристоунски с двойными сливками - очень неплохой выбор. Вот только всё это было приготовлено пищевым синтезатором из дрожжевой массы, которая шла на производство знаменитого Е-рациона, поскольку обычных продуктов для столь длительной миссии понадобилось бы весьма изрядное количество. В конце концов, Азаров мог разжиться продуктами и на месте, а водесканская кухня не была чем-то таким уж гадким и неподходящим для терранина. Да и метаболизм представителей основной расы Империи мало чем отличался от метаболизма выходцев из Солнечной Системы. Если только не употреблять что-нибудь вроде соуса "кайзе" или содержащую масло растения тардиро крем-пасту "ватессор".
   Пищевой синтезатор, погудев и пошелестев пару минут, выдвинул из своего нутра металлический "язык"-поднос с едой. Азаров по очереди перенёс пластолитовые многоразовые тарелки на небольшой простенький металлический столик в паре метров от кушетки и, взгромоздившись на металлический же табуретик, принялся неторопливо трапезничать, заодно обдумывая свои дальнейшие действия.
   Сат-Самар от местоположения опорной базы марсианина располагался весьма далеко, в четырёхстах сорока километрах - или в семистах семидесяти клипах - от Монтило, однако в двадцати трёх километрах/сорока с небольшим клипах отсюда находился небольшой посёлок под названием Дрэйз, откуда можно было добраться до городка под названием Картасска, воспользовавшись местными пассажирскими автобусами. В самой же Картасске можно было пересесть на скоростной поезд, курсирующий через этот населённый пункт в Сат-Самар из Джиссивера - крупного промышленного центра, расположенного в соседнем со Столичным Регионом департаменте Иведор. Час езды - и ты уже в столице планеты. Либо же в Картасске можно было сесть на любой из проходящих через город транзитных рейсовых автобусов, идущих в Сат-Самар из Долвина, Мас-Канна, Крейга и Терсена. Однако этот вариант не нравился Азарову по одной простой причине - долго ехать. Да и местные ублюдки из Безопасности запросто могли устроить проверку документов, просто чтобы лишний раз показать простым водесканцам свою власть.
   Следовательно, вот решение проблемы - доползти пешком до Дрэйза, а это сорок клипов отсюда, и надо ещё принять во внимание местную гравитацию, которая на девять процентов превышала гравитацию Терры и - соответственно - на восемнадцать процентов гравитацию Марса, сесть там на автобус до Картасски, затем воспользоваться услугами местных железных дорог (в Империи вместо привычных терранцам поездов на магнитной подушке по-прежнему использовали обычный железнодорожный транспорт, только более скоростной). Гравитация - в принципе, Азаров большую часть жизни провёл в стандартном поле тяготения, которое поддерживалось на всех космических кораблях и космических базах/станциях Федерации, и гравитация Самилана была для "тактика" ГРУ не таким уж и существенным препятствием. В крайнем случае, можно ввести мышечный усилитель, чтобы не выглядеть потом так, словно бежал в сорокаградусную жару марафонскую дистанцию.
   Доев второе блюдо, марсианин неспешно отставил в сторону пустые тарелки и подвинул в себе кружку с ароматным кворристоунским кофе. Взяв в левую руку ванильный пончик (ха, ванильный!), он продолжил свои размышления.
   Итак, с маршрутом всё ясно. Более-менее. Деньги... здесь тоже проблем не возникало. Терранская разведка имела в своём распоряжении самые передовые технологии, к коим относилось и такое устройство, как дубликатор. Идеальное орудие фальшивомонетчика. Напечатанные на дубликаторе банкноты нельзя было отличить от настоящих, какой бы сканер вы не использовали. За одно только обладание подобным прибором отправляли в газовую камеру: подрыв финансовых устоев Федерации - это вам не улицу перейти на красный сигнал светофора. Правда, для начала Азарова снабдили довольно внушительной суммой в имперской валюте, чтобы не привлекать излишнего внимания к своей скромной персоне. НАСТОЯЩИМИ деньгами, а не отпечатанными на дубликаторе. Пятьсот тысяч скабов - за такую сумму можно было купить хороший такой домик где-нибудь в уютном пригороде Сат-Самара. Среднестатистический самиланец зарабатывал в месяц порядка двух-двух с половиной тысяч скабов, и это без вычета налогов, а цены на жильё и продукты питания на Самилане были не то чтобы низкими. По имеющимся у разведки Федерации данным, средняя водесканская семья с Самилана из четырёх человек могла рассчитывать иметь чистый месячный доход в размере примерно двухсот двадцати-двухсот семидесяти скабов. И это без учёта непредвиденных расходов.
   Подобное положение дел на Цол'Даше привело в 1929 году О. Э. к массовым протестам населения против политики, проводимой правительством "Единой Нации", которые едва не переросли в полномасштабную гражданскую войну. Цоллийцев от очень плачевных последствий (их цивилизация была довольно развитой и имела несколько колоний за пределами родной системы, плюс они располагали солидным арсеналом атомного оружия) спасло вмешательство Федерации, для которой система Даш имела весьма важное значение, позволяя контролировать почти четыре десятка космических коммерческих линий на известном на всю Галактику Калестонском Перекрёстке. Однако КАД очень внимательно следила за процессами, происходящими в водесканском обществе, и жестоко расправлялась с любыми проявлениями диссидентства и инакомыслия.
   Однако, мы несколько отвлеклись, подумал Азаров, доедая очередной пончик и делая солидный глоток кофе. Внутренние дела водесканских миров его особо не касались. Если основной массе населения Империи нравится ощущать себя аморфной толпой - что ж, это их проблемы. "Стингера" они особо не касались. А вот примеривание к себе новой личины очень даже касалось агента Федерации.
   В одном из контейнеров, что были переправлены в пещеру, служащую Азарову опорной базой, находилась целая костюмерная - примерно на тридцать персонажей. Предприниматели среднего звена, журналисты, военные, правительственные чиновники - все с соответствующими документами, изготовленными в пространстве Федерации после многочисленных проверок, изучений и экспертиз. Имеющихся в распоряжении военной разведки технологий было вполне достаточно для того, чтобы все эти удостоверения личности выдержали самую строгую проверку - самую строгую из полицейских проверок; проверок по линии КАД "стингеру" настоятельно рекомендовалось избегать. Втереть безопасникам очки было весьма опасным занятием и, скорее всего, бесперспективным.
   Доев пончики и допив кофе, марсианин загрузил всю грязную посуду в небольшую посудомоечную машину, после чего подошёл к установленному неподалёку от голографического проектора столу из прессованных волокон молочного дерева, на котором стоял полихордкристаллический монитор, подключённый к мощному персональному компьютеру на базе марсианского процессора "Титаниум-Квадро/400". Включив машину, Азаров подождал, пока осуществится загрузка операционной системы "Пересвет", используемой военными и спецслужбами Федерации, ввёл в открывшемся диалогом окне сложный пароль, состоящий из двадцати девяти символов, настроил файервол на полное блокирование могущей поступить извне по беспроводной сети информации и принялся изучать имеющиеся в его распоряжении досье.
   Для первого, так сказать, "выхода в свет", агенту было бы логичнее примерить на себя личину какого-нибудь захудалого водесканца, лучше всего, по мнению Азарова, какого-нибудь мелкого клерка, появление которого на автобусной станции Дрэйза не вызовет ни у кого подозрений. Марсианину было хорошо известно из изученного на Монтсеррате, что такие мелкие служащие зачастую отправляются исполнять переданные свыше поручения на личном транспорте или на общественном, при этом иногда - за свой счёт. Поэтому в том, если какой-нибудь мелкий клерк сядет в Дрэйзе на автобус до Картасски, ничего странного никто не увидит.
   Побарабанив пальцами по столешнице, Азаров пробормотал что-то себе под нос и принялся рыться в загруженную в компьютер базу данных, подыскивая для себя соответствующий образ.
   Образ должен был соответствовать реальной обстановке в данной части Столичного Региона. Служащий Министерства Рыбного Хозяйства явно будет нелепо смотреться в лесном краю, а вот мелкий чинуша из Министерства Лесного Хозяйства ни у кого не вызовет подозрений. Лесной массив Монтило являлся государственным заказником, так что нет ничего удивительного в том, что из столицы сюда отправили с инспекцией служащего Минлесхоза. Ну, а что до безлошадного - как уже говорилось выше, в Империи это было в пределах нормы.
   Азаров хмыкнул, открыл нужный ему файл и несколько минут внимательно вчитывался в личные карточки персоналиев. Потом в задумчивости почесал кончик носа, громко высморкался, сплюнул на пластолитовые панели и смачно выругался на языке жителей Ригеля-VI.
   Пеферод Блодбелл, сорок восемь лет по исчислению Самилана, сотрудник комитета по надзору за лесными ресурсами, постоянно проживает в Сат-Самаре, разведён, в возрасте двадцати девяти лет эмигрировал на Самилан с Герминора, так как единственное, что невозможно было скрыть - это именно герминорский акцент Азарова. Несмотря на то, что водесканцы, вне зависимости от планеты проживания, являлись единой нацией, как и терране, но произношение всё же отличалось. Точно так же, как, скажем, фарадейский вариант стандартного базового Федерации отличался от того варианта, которым пользовались жители Венцеслауса. В лес Монтило был направлен с целью расследовать возможную незаконную вырубку деревьев джойо - весьма ценной породы, сравнимой с красным деревом с Терры и с железным кедром с Давенанта. По законам Империи за подобное полагалась каторга с конфискацией имущества и немаленьким таким денежным штрафом, вот и отрядило Министерство своего сотрудника проверить, как обстоят дела в Монтило. Ну, а что, как говорится, на своих-двоих - так это норма для Империи. Ещё хорошо, что на дорожные расходы выделили сумму, достаточную для того, чтобы воспользоваться скоростным поездом до столицы.
   Марсианин некоторое время рассматривал медленно поворачивающуюся на дисплее трёхмерную модель головы Пеферода Блодбелла, потом снова выругался, но на сей раз уже на пяти языках. Ничего особенного для преображения в чиновника не требовалось, нужно было лишь ввести под кожу лица специальным инъектором вещество под названием "доракс-400" для придания своему лицу большего возраста, чем было на самом деле. Плюс нацепить на нос очки. С подбором же костюма проблем у Азарова не было. Разведка снабдила его такой костюмерной, которой хватило бы на актёрскую группу фильма со средним бюджетом. А вот внешний вид служащего Минлесхоза, на взгляд марсианина, явно тянул на вторую стадию дебильности. Но, как говорится - ешьте, что дают, товарищ капитан.
   Так, что ещё требуется для создания достоверного облика мелкого чиновника Минлесхоза Самилана? Портативный компьютер, кейс для документов, удостоверение личности, снабжённое электромагнитным штрих-кодом, проездные документы, выданные Министерством, деньги и надлежащий костюм. Всё это "добро" находилось в разных контейнерах, поэтому Азаров, задав через компьютер команду высокопрофессиональному и архисложному принтеру военной модификации на распечатку необходимых документов и изготовление карточки-идентификатора, встал из-за стола и направился в ту часть пещеры, где была оборудована костюмерная для "стингера".
   Разумеется, Пеферод Блодбелл вполне мог иметь склонность к авангардизму и даже немного быть панком, но в государственных структурах - неважно, на какой планете Галактики они располагались - подобное в рабочее время не приветствовалось. Следовательно, обшарпанный прикид здесь не прокатит. Нужен вполне добротный костюм, подобающий клерку, а не чёрная майка и потёртые джинсы. Сказать честно, в распоряжении Азарова имелось и то, и то, но сейчас чаша весов явно клонилась в сторону строгого делового костюма.
   Марсианин откинул крышку одного из контейнеров и, покопавшись в его внутренностях, извлёк наружу запакованный в прозрачный пластик костюм строгого серо-чёрного цвета - однобортный пиджак и брюки строгого покроя - из популярного в Империи материала под названием "джокастар". Потом извлёк на белый свет также запакованные в пластик недорогие туфли из бифорта, поставил их на пол и скептически оглядел предметы гардероба. Покачал головой и взглянул в сторону установленной у противоположной стены пещеры душевой кабины. Принять душ, конечно, было бы неплохо, но вид вышедшего из леса чистого чиновника сразу вызовет определённые подозрения. В лесу ведь помыться негде, разве только в ручье, поэтому Азаров, тяжело вздохнув, был вынужден отказаться от идеи принять душ. Это дело можно было отложить до Сат-Самара.
   Однако Пеферод Блодбелл - Пеферодом Блодбеллом, но эту личность Азаров собирался использовать только для того, чтобы без лишнего шума проникнуть в столицу Самилана для начала выполнения плана по дестабилизации обстановки на планете. Для последующих действий нужно было подобрать что-нибудь посолиднее мелкого чинуши из Министерства Лесного Хозяйства.
   А как же возможная проверка в дороге, спросите вы? Что, если вдруг автобус остановят для досмотра кадовцы? Ведь тогда наличие у скромного чиновника документов на другое имя автоматически в глазах оперативников Имперской Безопасности явится убедительной причиной для вынесения соответствующего приговора.
   Но Азаров вовсе не собирался постоянно сидеть в лесу Монтило. База, обустроенная для "стингера", должна была выполнять функцию именно базы, а не постоянного жилища. К тому же, каждый день не наездишься и не находишься на такие большие расстояния. Для нормального функционирования оперативнику требовалось обиталище если и не в самой столице, то в её окрестностях. При необходимости он даже мог купить в столице квартиру, пусть и в пригороде, но тем не менее. Благо, средств на это у Азарова хватало, а в крайнем случае, можно было прибегнуть к услугам дубликатора.
   Марсианин снова вернулся к компьютеру и принялся просматривать базу данных. Спустя две минуты он удовлетворённо хмыкнул и потёр ладони друг о друга.
   Собственно, для этого варианта Азарову не нужно было даже использовать какой бы то ни было грим. Морфид Гарт, тридцать четыре года, эмигрант с Герминора, на Самилане вот уже десять лет, работает в сфере компьютерных технологий в качестве хай-таггера. Холост, постоянно проживает в Столичном Регионе, на съёмных квартирах. Съёмная квартира - что ж, этот пункт "легенды" можно и изменить.
   Стало быть, решил для себя Азаров, решено. Пеферод Блодбелл по прибытии в Сат-Самар перестанет существовать, а на смену ему придёт Морфид Гарт. И вот тогда в столице и её окрестностях и начнётся настоящее веселье.
  
  
  
  
   Глава 5.
  
  
  
  
   Идти по лесу и в условиях привычной для себя гравитации - занятие не самое приятное, если только это не лес-парк на помешанном на ландшафтном дизайне Гровеноре, а когда сила тяготения превышает стандартную на девять процентов, а лес представляет собой самую настоящую чащу - это называется "тушите свет". Азаров не причислял себя к полку любителей собирать грибы-ягоды и не видел никакого удовольствия ползать по лесу, постоянно отмахиваясь от надоедливых мошек и комаров и стряхивая с головы прилипающую к ней паутину. Ему хватало всей этой живности во время своих заданий, причём комары-пауки с его родного Марса по сравнению с назойливыми медовыми муравьями с Бегунди или с мухами-тви с Циманора-VII казались вполне безобидными созданиями. Поэтому для того, чтобы не служить приманкой для всякой кусачей и жалящей шушеры, марсианин обрызгал себя с головы до ног репеллентом, отпугивающим насекомых, взвалил на спину походный рюкзак местного производства, взял в левую руку дорогой атташе-кейс из дифлина - водесканского аналога искусственной кожи, активировал маскировочное поле и охранную систему базы и пустился в долгий путь по утреннему лесу, держа курс на Дрэйз.
   Несмотря на то, что сейчас был самый разгар местного лета, в лесу стояла вполне приемлемая температура, не в последнюю очередь, благодаря густым кронам джойо и прочих деревьев, коих здесь, разумеется, хватало. Насекомые особенно не докучали, возможно, именно из-за репеллента, чему Азаров был несказанно рад. Переться по лесной чаще с поклажей да ещё при этом отмахиваться от надоедливой мошкары - последнее, чего желал бы сейчас агент Федерации.
   Изучив снимки массива Монтило, сделанные задолго до его прибытия на Самилан кораблём-разведчиком (или беспилотным зондом), Азаров более-менее представлял, что может ожидать его на пути через лесной массив. От скальной группы, где марсианин обустроил свою базу, можно было пройти как раз на шоссе, тянущееся через лес в сторону посёлка, где был весьма реальный шанс поймать попутный автомобиль и спокойно доехать до автобусной станции в Дрэйзе. Благо, по прямой от скал до дороги было всего-то ничего - двенадцать клипов. Но через густой лес, подлесок и всевозможные канавы и ямы.
   Временами до слуха марсианина доносились звуки, говорящие о том, что лес не пуст и что живность в нём присутствует. Но Азаров знал, из изученных им материалов, что на Самилане практически нет опасных для человека и вообще разумных видов животных. Разве что типи-тапи, но этот грациозный хищник, похожий отдалённо на обитающих в горах Харит на родной планете "стингера" марсианских горных пум, чьи предки - североамериканские пумы - были завезены на Марс после окончания процесса терраформации и благополучно там прижились, обитал далеко отсюда, в северных регионах Самилана. Здесь же самым крупным животным являлось травоядное под названием пуджил, которого, впрочем, стоило опасаться куда больше хищника. Эти крупные существа, самцы которых имели очень впечатляющие рога, в период гона были весьма опасны. Впрочем, пуджилы и в остальное время были опасны по причине скверного характера как у самцов, так и у самок. Однако на данный случай у марсианина имелось при себе вполне действенное средство, чтобы отпугнуть - в крайнем случае, серьёзно навредить здоровью - слишком уж неадекватного пуджила.
   В отличие от строгих законов Федерации относительно всего того, что касалось оружия (на большинстве планет Федерации под запретом для личного использования находилось всё мощнее игольных лазеров и МД-пистолетов; исключение делалось лишь для пограничных миров типа Салузы и Эльдорадо и для миров с агрессивной фауной наподобие Эрнандеса-IV и Солбурна), водесканские законы были более чем либеральны по отношению к владению оружием, что на взгляд терран выглядело слишком уж большим перебором. Достаточно было доказать, что у тебя в последний год не было арестов и что ты не псих, и ты получал на руки выданную полицейским управлением справку о том, что ты имеешь полное право на владение оружием - а дальше уже вопрос имеющейся у тебя наличности. Если у водесканца было достаточно денег, то он на вполне законных основаниях мог приобрести в личное владение даже пульсатор или автопушку.
   Криминальная обстановка на Самилане, согласно данным военной разведки, была вполне приемлемой, в отличие от, скажем, Вестарида или Хонсу-VIII, однако Азаров по здравому размышлению решил всё-таки не особо выделяться из общей массы населения Империи. Соответствующие документы были изготовлены по пути на Самилан, а в качестве личного оружия Азаров выбрал для себя 7,5-миллиметровый (по стандартам Федерации) полуавтоматический ЭМ-пистолет популярной в Империи модели "колгар-19". Сейчас это оружие находилось в кобуре под левой мышкой, а три запасные обоймы к нему лежали в рюкзаке. Там же покоилось и разрешение на пистолет.
   Несколько раз марсианину на пути попадались неглубокие, но заполненные мутноватой водой канавы, через которые приходилось перепрыгивать. Один раз Азаров едва не сорвался в зеленовато-синюю воду, чей странноватый цвет был обусловлен наличием в ней микроскопических водорослей, однако в последнюю секунду ему удалось ухватиться за толстую ветку какого-то лиственного дерева и тем самым спасти свою одежду от намокания.
   Постоянно сверяясь с загруженной в датапад картой местности, Азаров спустя четыре с половиной часа - всё-таки скорость передвижения по лесной местности отличалась от скорости передвижения по равнине или дороге - вышел на край леса, за которым виднелась тёмно-серая лента автодороги, что тянулась к Дрэйзу со стороны небольшого города Ассенталь. Присев в зарослях похожего на терранский можжевельник кустарника, Азаров принялся наблюдать за проносящимися по шоссе автомобилями.
   Так прошло минут сорок. Транспорта на этой третьестепенной дороге было не сказать чтобы слишком уж много - за всё время наблюдения мимо притаившегося в кустах Азарова проехало с два десятка частных легковушек, несколько лесовозов, пара больших грузовиков-рефрижераторов и автобус, по всей видимости, рейсовый. Была ли здесь где-нибудь поблизости его остановка, марсианин не знал, да сейчас она ему была не нужна. До Дрэйза он планировал добраться на попутке, а уже там пересесть на автобус.
   Наконец, марсианин решил, что сидеть в кустах и дальше является занятием глупым, критически оглядел свою одежду, на которую за время путешествия через лес успели налипнуть листочки и какой-то мелкий мусор, и поднялся на ноги. Убрав в дифлиновый кейс датапад, он, поозиравшись по сторонам, одним прыжком перескочил через отделявшую лес от проезжей части неглубокую канаву, дно которой было сухим, перелез через предохранительный барьер, отряхнулся, ещё раз огляделся и уверенно зашагал вдоль кромки дорожного полотна из тезурита в сторону Дрэйза.
   Воистину - закон подлости одинаково работает на любой планете Галактики. Когда Азарову не был нужен транспорт, на дороге, связывающей Ассенталь с Дрэйзом, царило вполне приличное движение; сейчас же "стингер" прошёл уже почти два с половиной клипа, изнывая от жары, но попутных машин ему не попалось ни одной. Лишь по встречной полосе в направлении Ассенталя прокатили обшарпанный минивэн, за рулём которого сидел типичный представитель сельской общины, и огромный тягач с полуприцепом, на бортах которого была изображена эмблема местного овощеводческого хозяйства.
   Азаров остановился у мекритового столба, к которому была прикреплена тремя ржавыми от времени и атмосферного воздействия болтами табличка с расстоянием, и стянул со спины рюкзак. Вздохнул, выдохнул, пошипел сквозь зубы и грязно выругался на водесканском. Покопался в карманах рюкзака, вынул пару одноразовых салфеток, промокнул ими мокрое от пота лицо, затем скомкал их и засунул обратно, после чего извлёк из рюкзака литровую пластиковую бутылку с витаминизированным напитком и, отвинтив крышечку, одним махом осушил треть содержимого.
   За спиной марсианина раздался звук, похожий на визг дерущихся в глубоком колодце кошек, который заставил спецназовца резко обернуться. Огромный допотопный лесовоз с газотурбинным двигателем - машины такого типа в Империи давно были сняты с производства, уступив место более современным и более экологически чистым роксиновым моторам - вылетел из-за поворота дороги, визжа тормозами. Длинный пятиосный полуприцеп, доверху гружёный брёвнами, при этом совершил небольшое отклонение от своего нормального положения, однако ничего опасного не произошло.
   Азаров при виде лесовоза довольно осклабился и властно вскинул правую руку, всем своим видом давая водителю этого раритета понять, что остановиться сейчас будет весьма разумным решением.
   Разумеется, в Галактике существовали миры навроде донельзя урбанизированного Урдеша или Аграрного Консорциума Моравела-IV, где занимающие положение граждане имели очень большой вес в обществе, но в Водесканской Империи подобное было возведено едва ли не в культ. Даже самый паршивенький чиновник мог в любой момент воспользоваться своим служебным положением для того, чтобы извлечь из ситуации выгоду для себя. А поскольку в данный момент Азаров и являлся таким чиновником, то грех было бы не воспользоваться ситуацией.
   Снова раздался противный визг тормозов лесовоза, оглушительно взвыли турбины, тягач окутался противно пахнущим сизым облаком выхлопа и остановился прямо напротив Азарова. В дверце с пассажирской стороны со скрипом опустилось стекло и на Азарова с любопытством уставилось слегка перепачканное грязью лицо водесканца, одетого, насколько мог разобрать марсианин, в рабочий комбинезон.
   - Хорошего дня! - приветствовал Азарова водесканец общепринятым в Империи приветствием. - Вас подвезти, фран?
   - Меня? - усмехнулся Азаров. - Меня-то подвезти, только сначала предъявите документы на машину, страховой полис, личные идентификационные жетоны, грузовые накладные и разрешение на перевозку леса. А потом уж и подвезёте.
   - Прошу прощения, фран? - водесканец удивлённо вытаращился на Азарова.
   - Пеферод Блодбелл, Министерство Лесного Хозяйства, - Азаров сунул под нос водесканцу свой идентификатор. - Проверяю законность лесозаготовок в Монтило. Лес имеет статус заповедника и все вырубки в нём строго контролируются Министерством. Вырубка же джойо и вовсе запрещена, а наказание за это - пятнадцать лет каторги на Иммариде с конфискацией имущества и штрафом в миллион скабов. Документы, живо!
   - Сей момент, фран Блодбелл, сей момент! - засуетился водесканец. - Лонкс - давай свой идентификатор! Поживей, чего заснул! Проверка!
   Азаров мысленно усмехнулся. Пока всё шло так, как и должно было идти.
   - Так-так, - с важным видом произнёс "стингер", просматривая персональные идентификаторы водесканцев посредством встроенного в датапад сканера. - Значит, Лонкс Брешив и Коро Эсперет, так?
   - Да-да, фран Блодбелл, именно так! - закивал головой водесканец, который, по всей видимости, и являлся Коро Эсперетом. - Это мы, да, так есть!
   - Кхм... Согласно грузовым накладным, вы загрузились в Фомбинасе, - если честно, Азаров понятия не имел, где находится населённый пункт с таким смешным названием и чем именно там занимаются, да его это, по большей степени, и не интересовало. - Следуете на мебельную фабрику в Дипайле?
   - Совершенно верно, фран Блодбелл.
   - Машина ваша принадлежит компании "Кутц и сыновья", частный грузоперевозчик из Терсена, запись в Имперском Регистре... бу-бу-бу... впрочем, это можно опустить. Согласно всё тем же грузовым накладным, в Дипайль вы везёте месканд, для мебельного производства. Это так?
   - Истинно так, фран Блодбелл!
   - А-га... - Азаров хмыкнул. - Месканд? Точно не джойо?
   - Фран Блодбелл - зачем вы нас так обижаете? Мы не дураки и не связываемся с нелегалами. Всё чинно-законно, месканд, вырубленный лесорубами из артели Писта Вирина. Разрешение на лесозаготовки они в вашем Министерстве и получили в прошлом году, разрешение выдано на три года. Вот, его копия, прилагаемая к транспортным накладным.
   - Гм... да, всё верно. Артель Писта Вирина действительно числится в Реестре. - Азаров взглянул в сторону прицепа, доверху гружёного тёмно-коричневыми брёвнами. Это действительно были не стволы деревьев джойо - дабы не попасть впросак, марсианин изучил сведения по флоре Самилана и знал, что древесина этой ценной породы деревьев, охраняемых государством, имеет насыщенный золотисто-оранжевый цвет. - Месканд, да, всё верно... Сколько квенов может брать за раз ваш прицеп?
   Квен - имперская мера измерения веса, равная терранской тонне с четвертью. Надобно заметить, что в Галактике встречались куда более экзотические меры длины, веса и времени - особенно у негуманоидов, так что в случае с водесканскими единицами измерения Азарову, можно сказать, ещё повезло.
   - Ну... допускается небольшое отклонение... - начал было Эсперет, но Азаров остановил его властным жестом.
   - Прицеп марки "Дипасколь", пятиосный, с цельнометаллической платформой, с усиленными стойками из кирита, по спецификации может перевозить восемнадцать квенов груза. - Азаров внимательно взглянул на водесканца, который заметно занервничал. - Имеет встроенный измеритель веса, который может проверить любое должностное лицо, как-то, сотрудник дорожной полиции или же чиновник Минлесхоза. А, фран Эсперет?
   - Видите ли, фран Блодбелл, весомер наш... ну... того... сломался...
   - Это как так?
   - Да на прошлой неделе при погрузке какой-то тупой мулькс долбанул его манипулятором, а новый только заказали. Пока ещё его не привезли, но вы же знаете, как у нас почта работает. А на курьерскую доставку босс не захотел раскошеливаться, вот и ездим без прибора.
   - И вас до сих пор дорожная полиция не тормозила? - удивился Азаров.
   - Ну, так документы на груз-то в порядке, - над плечом Эсперета возникла лохматая грязная голова второго водесканца - Лонкс Брешив, водитель тягача-лесовоза. - Груз закреплён по всем правилам, документы в порядке, правила не нарушаем - какие к нам могут быть претензии?
   - Претензии может вам предъявить транспортный контроль, за перевес. Честно - на сколько больше вы сейчас везёте? Чисто между нами. А, Эсперет?
   Водесканец несколько секунд помялся, переглянулся с напарником, потом тихо произнёс:
   - Квена на два, фран Блодбелл... или около того...
   - Квена на два! - передразнил водесканца Азаров. - Это мульксам будете втирать, когда они высадятся на Самилане, да храни нас Император от этого! Как минимум, квенов пять, а то и все семь! Или я вашего брата не знаю, а, Брешив?
   Водитель лесовоза поскрёб засаленными пальцами в своей немытой шевелюре, пожал плечами и потупил взгляд.
   - Скажите спасибо, что мне глубоко насрать на то, с каким перевесом вы едете, - проговорил Азаров, возвращая Эсперету документы. - Я не вильт, мне главное, что вы не везёте джойо и не принимаете участие в нелегальных вырубках. А проблемы с транспортным контролем меня не касаются. Это уже ваши личные проблемы.
   - Мы не ездим через Шонбло, - отозвался Брешив, забираясь обратно на своё место. - Там как раз транспортный контроль постоянно ошивается. Мы через Дрэйз и Гумбу ходим, там если кто и остановит, так только полиция. А вильты тоже кушать хотят!
   - Кушать все хотят, - наставительно проговорил Азаров. Кивнул Эсперету. - Подвиньтесь. Добросите меня до Дрэйза, а там уж я автобусом до Картасски... а то задолбал уже этот ваш лес!
   - Ползаете по нему, да? - понимающе ухмыльнулся Эсперет, двигаясь на просторном дифлиновом сиденье, давая место Азарову и его поклаже.
   - Ползаю, чтоб его! - сплюнул в открытое окно марсианин. - В Министерстве всё боятся, что какой-нибудь ушлый гукч начнёт джойо вырубать, вот, меня послали. Как обычно - своим ходом, хорошо ещё дорожные выдали.
   - Сколько мы здесь работаем, но ни разу не слыхали, чтоб кто-то стволы джойо валил, - покачал головой Брешив, запуская турбины.
   Газотурбинный двигатель дважды громко чихнул, затем внутри него что-то со скрежетом провернулось, из двух выхлопных труб, торчащих по бокам кабины, вылетели густые клубы серого дыма, после чего тягач медленно тронулся с места и покатил в сторону Дрэйза, набирая скорость.
   - Давно в лесу бродите, фран Блодбелл? - поинтересовался Эсперет, косясь на Азарова.
   - Третий день. Одни концентраты жру да водой с витаминами запиваю. Да и помыться негде - не в ручье же споласкиваться!
   - Да, каждая работа имеет свои плюсы и минусы! - сочувственно произнёс Брешив.
   - Оно так. А вы почему до сих пор на этом говне ездите? Это ж вообще раритет!
   - Шеф сказал, что в этом году и до нас очередь дойдёт, - пояснил Эсперет. - Он развивает компанию, взял кредит. Говорит, что осенью четыре новых "витрана" купит. Один, стало быть, нам отдаст.
   - А-а...
   - Вы, наверное, фран Блодбелл, и новостей за эти три дня толком и не слышали, да? - поинтересовался Брешив, ведя тяжело гружённый лесовоз по шоссе.
   - Думаете, в лесу хорошо сигнал принимается? - усмехнулся Азаров. - Хорошо ещё, что датапад работал, а так...
   Марсианин разочарованно махнул рукой.
   - Ну, наверное, вы не так много и потеряли, - пожал плечами Эсперет. - В новостях говорили, что вроде как в системе мульксский звездолёт засекли, но вы же знаете этих военных! Они и соврать могут без проблем, только чтоб лишние скабы у правительства выпросить!
   - Вражеский корабль? - с интересом переспросил Азаров.
   - Да вроде как. Одиночный, но вы же знаете этих мульксов! Прилетит такой вот кораблик, скинет на нас какую-нибудь гадость - и всё, хана Самилану! А вояки наши только и умеют, что щёки надувать и грозить Федерации своим хреном, который чуть больше щепки!
   Оба водесканца заржали в голос, из чего у Азарова сложилось впечатление, что эти двое работяг весьма невысокого мнения о собственных вооружённых силах.
   - Смело и рискованно, вы не находите? - спросил он. - А ну как если я на вас в КАД настучу?
   - На стукача вы явно не тянете, - отозвался Брешив, прижимаясь к обочине, чтобы пропустить движущийся по встречной полосе тягач с тремя прицепами элеваторного типа. - Типа патриот, э? Или у вас оклад в вашем Министерстве позволяет вам каждый год ездить на Кадафирские острова и трахать там шикарных сучек?
   - Хе, если бы так! Мне едва хватает нормально пожрать и пару раз в год сходить в театр или в ксенопарк! Это мой босс блядищ меняет, как носки!
   - Э, да все эти спитнаки одним дерьмом мазаны! - махнул рукой Эсперет. - Сами катаются, как кусок шатты в масле, а простые работяги живут от зарплаты до зарплаты! Твенк улсак!
   Услышав одно из самых гнусных ругательств на водесканском, Азаров про себя усмехнулся. Стало быть, не так всё однозначно в имперском обществе. Однако бдительность сохранять нужно в любом случае.
   - Говорят, военный налог со следующего месяца ещё на два процента собираются поднять, - проворчал Брешив, внимательно следя за дорогой, которая в этой местности начинала петлять, как сумасшедший заяц. - Всё им мало! Навоеваться никак не могут! Шалмирейн с Фейтаром просрали, а всё туда же - воевать! Доиграемся, что мульксы в один далеко не прекрасный для нас момент пришлют к Самилану свой сверхсветовой бомбардировщик с этой... как там её... а, Коро?
   - Бомба, которая сжигает воздух? - неуверенно произнёс Эсперет. - Не знаю, Лонкс... мульксы же не звери, чтоб обитаемую планету сжечь вместе со всеми жителями! Вон, про Шалмирейн говорят, они просто пару раз с орбиты долбанули по военным объектам, и то масс-драйверами, а потом высадили десант. Думаю, ты сгущаешь краски.
   - У них тоже нервы, должно быть, не из кирита сделаны, Коро, - тем же самым тоном произнёс водитель лесовоза. - Впрочем, кто может знать, что в башке у военных сидит? Они у всех рас одинаковые...
   Азаров бросил взгляд в окно дверцы тягача, за которым в эту минуту всё так же виднелся лес Монтило. С каждым пройденным оршем они всё дальше и дальше удалялись от замаскированной базы агента Федерации, и это не могло не радовать марсианина. У водесканцев, как, впрочем, и у всех разумных, с соображалкой было всё в порядке. Сложить, если что, два и два и помножить на два им было не так уж и сложно.
  
  
  
  
   Пыхтя газотурбинным движком и повизгивая тормозами, допотопный лесовоз въехал, наконец, в Дрэйз и неспешно подрулил к автобусной станции, которая в этом небольшом посёлке представляла из себя простое одноэтажное строение из панелей похожего на альфабетон материала. Как раз в данную минуту от накрытого деревянной крышей перрончика медленно, задним ходом, пятясь, как прячущийся в свою нору кармулианский землерой, отходил большой двухэтажный автобус, негромко урча роксиновым мотором. Сквозь тонированные стёкла было невозможно разглядеть, сколько пассажиров находится внутри автобуса, да это, собственно, Азарова и не интересовало.
   - Остановите здесь! - распорядился он властным тоном, указывая рукой на стоящий рядом со зданием автостанции киоск, в котором торговали прохладительными напитками, горячими булочками и прочей снедью. - Долгой жизни! - произнёс Азаров, распахивая дверцу тягача и вываливаясь наружу вместе со своей поклажей.
   - Долгой жизни, фран Блодбелл! - подобострастно кивнули оба водесканца.
   Азаров проводил пыхтящий лесовоз долгим пристальным взглядом и провёл ладонью по подбородку. Что ж, первый блин не вышел, так сказать, комом - ни Эсперет, ни Брешив ни в чём не заподозрили марсианина и не опознали в нём того самого "мулькса", как обидно водесканцы называли терран. Впрочем, теперь, как истинному водесканцу с Герминора, Азарову не стоило обижаться на сие обидное прозвище.
   Поудобнее устроив за спиной рюкзак, Азаров неспешной походкой двинулся к зданию автобусной станции, внимательно глядя по сторонам. Ничего подозрительного заметно не было, но марсианин не расслаблялся. Вражеская территория - это всегда вражеская территория, неважно, на каком основании ты на ней находишься.
   Билетная касса автобусной станции Дрэйза располагалась внутри здания, в дальнем углу небольшого, но вполне приличного, хотя и слегка запылённого, зала ожидания. Несколько водесканцев коротали на неудобных пластиковых скамейках время, остававшееся до прибытия нужных им автобусов. На вошедшего в здание станции Азарова никто из них не обратил никакого внимания. Просто ещё один пассажир - и всё.
   За перегородкой из прозрачного материала, похожего на плексиглас, сидел немолодой водесканец, разглядывающий что-то на мониторе компьютера. При звуке шагов он поднял голову и вопросительно взглянул на Азарова.
   - Хорошего дня! - обратился к кассиру Азаров, используя общепринятую в Империи форму приветствия. - Не подскажете, во сколько ближайший автобус до Картасски?
   - Ближайший? - кассир снова вернулся к созерцанию монитора, при этом его пальцы забегали по сенсорной клавиатуре. - Через двадцать три минуты плюс-минус минут пять, двести шестьдесят восьмой номер из Гуирэна. Стоянка в Дрэйзе - четыре минуты. Будете брать билет?
   - Конечно.
   - С вас четырнадцать скабов сорок гоффов.
   Азаров положил в лоток для денег две десятискабовые банкноты, подождал, пока кассир отсчитает сдачу и распечатает билет, забрал его и деньги из лотка и, оглянувшись, прошествовал к свободной скамье. Сел на неудобное пластиковое сиденье, пристроил рядом рюкзак и с видом уставшего служащего откинулся на жёсткую пластиковую спинку.
   Автобус за номером двести шестьдесят восемь, обслуживающий маршрут Гуирэн-Картасска, выкатился из-за поворота улицы спустя ровно двадцать четыре минуты, и шурша массивными ребинговыми шинами, подкатил к перрону автобусной станции, выпуская из выхлопной трубы сероватый дымок. Тяжело вздохнули пневматические тормоза, автобус слегка коснулся передним бампером металлического отбойника и замер. В его передней части открылась дверь, выпустив наружу троих пассажиров.
   Азаров, скорчив недовольную мину, подхватил с пола рюкзак и заторопился к выходу. Четыре минуты - не четыре часа, надо и поспешать.
   Вблизи отчётливо можно было увидеть, что автобус прожил уже долгую и трудную жизнь перевозчика пассажиров. На взгляд Азарова, этому транспортному средству было, как минимум, лет тридцать. Срок солидный, хотя на том же Марсе вполне благополучно бегали автобусы известной марсианской марки "Гленторан", некоторым из них было уже за полвека - но они всё ещё обслуживали маршруты, соединяющие Марсопорт с Леоновым, Абнеттом, Коринфом и Новой Астраханью. Правда, те "Глентораны" поддерживались в идеальном состоянии Министерством Автомобильного Транспорта Марса по причине того, что эта марка автобусов являлась визитной карточкой планеты. А автобус, который сейчас стоял у перрона автостанции Дрэйза, отличался от самого захудалого "Гленторана", как отличается корвет от ударного крейсера "Советский Союз". Облупившаяся кое-где краска, ржавчина на колёсных арках, вмятина в районе горловины топливного бака - всё это говорило о том, что этот автобус прожил долгую и весьма насыщенную жизнь. И жизнь эта самая была к нему не слишком-то и милосердна.
   Салон "будж-таджастера" - именно так называлась эта марка автобусов - тоже, судя по всему, знавал лучшие времена. Обшитые дифлином сиденья кое-где были поцарапаны и порезаны, пол, застланный синтетическим ковровым покрытием, явно давно не видел мойщика. Вдобавок ко всему, в автобусе стоял едва уловимый, но всё-таки ощущаемый, запах роксина и таволна - смазочного вещества, аналога терранских моторных масел. Кондиционер работал в меру своих возможностей, однако было похоже, что ему было не под силу вытянуть всю машинную вонь из салона. Спасибо хоть, что внутри автобуса стояла гораздо более прохладная температура, чем снаружи.
   Глянув на указанный на билете номер, Азаров, неся в правой руке рюкзак и идя по узкому проходу между рядами сидений на манер мантеллианского песчаного краба, то есть, боком, прокосолапил в заднюю часть салона и, найдя место под номером "37", с облегчением опустил свою пятую точку на дифлиновое сиденье. Рюкзак марсианин поставил на пол рядом с собой, втайне надеясь, что место по соседству никто не займёт.
   Пассажиров в автобусе было не так уж и много. Рассчитанный на шестьдесят пассажиров салон был заполнен едва ли на треть. Водитель, невысокого роста водесканец лет пятидесяти, одетый во вполне приличную униформу сотрудника местной автобусной компании, сидел за пультом управления автобусом, со скучающим видом рассматривая проезжающие мимо автостанции автомобили. На вошедших в салон пассажиров - вернее, единственного пассажира, коим и был Азаров - он не обратил никакого внимания.
   Под потолком салона загорелся зелёный транспарант, означающий, что пришло время отправления. Тяжело вздохнули гидравлические поршни, втягивая входную дверь внутрь салона. Водитель тронул большим пальцем правой руки сенсор запуска двигателя, и спустя пару секунд где-то под полом салона тихо заурчал мощный мотор. Раздался слабый звук отходящих тормозных колодок, автобус дёрнулся, отходя от перрона. Где-то что-то звякнуло и задребезжало, но где и что это было, Азаров так и не понял.
   Выкатившись от перрона на дорогу, автобус развернулся, издал предупредительный гудок и покатил в сторону выезда из посёлка, направляясь к Картасске. Азаров откинулся на спинку кресла и, прикрыв глаза, принялся обдумывать следующий этап.
   Как таковой, в Империи не существовало сколь-нибудь организованной оппозиции. Да, существовали разрозненные группы диссидентов, но их возня была настолько мелкой, что даже КАД не обращала на них сколь-нибудь серьёзного внимания. Ну, пишут всякое в КАНО - так называлась имперская информационная сеть, так толку-то от этой писанины? Ни пользы, ни вреда. А вот если бы появилась реальная оппозиционная группировка - вот тогда бы кадовцы быстро бы объяснили этим ребятам, что в Империи такие номера не прокатывают.
   Как говорили Азарову Рэдж Буртисс и Вен Монта, неважно, какая оппозиция будет создана "стингером" - реальная или фиктивная. Главное, чтобы власти об этой оппозиции знали и дёргались бы постоянно при одном её упоминании. Поэтому первым действием Азарова должно было стать создание именно такой "оппозиции".
   Поразмыслив, марсианин решил изменить эту ситуацию на Самилане и основать Кассидорит Индесендаг Риксенор Дирактег - Водесканскую Партию Свободы и Равноправия. Он назначил себя, ничтоже сумняшеся, генеральным секретарём, казначеем, политическим руководителем и единственным членом новоиспечённой политической структуры, усмехнулся про себя и подумал, что очень скоро КИРД заявит о себе во весь голос. И вряд ли это придётся по вкусу Безопасности. Впрочем, это уже были проблемы кадовской мерзости.
   В шести клипах от Дрэйза автобус остановился перед закрытым железнодорожным переездом - в этом месте шоссе пересекала магистральная линия железной дороги Абби-Вэйл-Картасска. На любой из планет Федерации подобное пересечение было бы двухуровневым, но в Империи меньше всего думали об удобстве для простых граждан. Обложить новыми налогами и усложнить процедуру подачи документов - это да, а вот чтобы удобнее стало гражданам в какой-нибудь сфере - хрен вам с маслом. У здравомыслящих водесканцев это ничего, кроме зубовного скрежета, не вызывало, но большинство жителей Империи вполне благополучно проглатывали льющиеся с экранов телестатов и с мониторов персональных компьютеров и датападов официальные новости, в которых постоянно твердилось, что идёт война и что простые граждане Империи должны как можно крепче сплотиться вокруг правительства и Императора в это нелёгкое для Водеска время. Традиционно во всех бедах Империи обвинялась Федерация, провозглашались воинственные лозунги типа "До победного конца!" и прославлялась имперская армия. Словом, всё, как обычно.
   Со стороны левого борта показался поезд - длинный грузовой состав, состоящий из преимущественно топливных цистерн, среди которых затесалось несколько полувагонов, гружёных лесом, и парочка сельскохозяйственных балкеров. Всё это хозяйство тащил за собой огромный - метров тридцать в длину - сине-коричневый сдвоенный электровоз. Состав на довольно приличной скорости прогромыхал через железнодорожный переезд и скрылся за поворотом.
   Шлагбаумы по обе стороны переезда поднялись, открывая дорогу, и автобус продолжил свой путь. Азаров огляделся по сторонам, но никто из пассажиров не проявил никакого интереса к его скромной персоне. Поскольку такое положение дел его вполне устраивало, марсианин откинулся на спинку кресла и принялся обдумывать свои дальнейшие действия.
  
  
  
  
   Глава 6.
  
  
  
  
   Картасска даже по меркам Самилана был небольшим городом, в котором проживало всего-то шестьдесят пять тысяч жителей. Однако располагался он на пересечении нескольких автомагистралей и железнодорожных линий, поэтому со стратегической точки зрения он являлся весьма важным населённым пунктом. Если бы Федерация начала вторжение на Самилан, скорее всего, по транспортному узлу был бы нанесён орбитальный удар - термоядерный или кинетический. Но пока боевые эскадры терран не собирались атаковывать планету.
   Урча двигателем, автобус пересёк объездную дорогу, которая полукольцом опоясывала Картасску, и въехал в предместья, застроенные типичными для таких районов имперских городов одно- и двухэтажными коттеджами из панелей, в которых проживали водесканцы среднего класса, относящиеся к категории высокооплачиваемых рабочих специальностей и клерков звена не ниже среднего. Водесканцы победнее проживали в многоэтажных домах, расположенных ближе к центральной части городов; совсем уж богатые представители имперского общества селились вообще за пределами городской черты, в закрытых охраняемых частными охранными службами посёлках. Как раз неподалёку от Картасски Азаров заметил из окна автобуса такой вот посёлочек, окружённый высокой стеной из металлических панелей, поверху которой были установлены сигнализаторы, датчики движения и прочая хренотень подобного рода. Внутрь вели единственные ворота, охраняемые несколькими вооружёнными автоматическим оружием охранниками в пятнистой униформе, а стоящий чуть поодаль от ворот тяжёлый бронированный внедорожник с эмблемой какой-то частной охранной фирмы довершал картину.
   Автобусный вокзал в Картасске располагался отдельно от железнодорожного, поэтому Азаров, покинув автобус, пересёк перрон и, пройдя через здание автовокзала, очутился на улице, под палящими лучами Баррастера. Чтобы добраться до железнодорожной станции, марсианину нужно было сесть на городской автобус и проехать с пару километров. Ничего необычного в таком расположении не было - на планетах Федерации подобное тоже было нормальным явлением.
   Остановка городского автобуса располагалась в паре сотен метров от автовокзала; марсианин, подождав, пока на предназначенном для пешеходов светофоре загорится зелёный сигнал, быстро пересёк широкую четырёхполосную проезжую часть и, подойдя к небольшому крытому остановочному павильону, могущему вместить в себя от силы человек десять, с облегчением присел на жёсткую деревянную скамейку. На улице было довольно жарко, а одежда "стингера" меньше всего подходила для такой погоды. Правда, и подозрений они ни у кого не вызывала. Так, всего лишь обычный имперский чиновник низшего звена следует куда-то по своим делам.
   Никакого электронного информационного табло на остановке не было, поэтому Азаров, чтобы узнать, на каком именно автобусе ему лучше всего доехать до железнодорожного вокзала, обратился к собравшимся на остановке водесканцам. Строгого вида пожилая фрейн пояснила ему, что все автобусы и элесины, останавливающиеся на этой остановке, проходят мимо железнодорожного вокзала Картасски, поэтому он может смело садиться на любой из них.
   Азаров поблагодарил водесканку за предоставленную ему информацию, и как раз в это время к остановке, тихо гудя электрическим двигателем, подкатил тот самый элесин - электрический вид общественного транспорта, аналога которому в Федерации не существовало. Элесин внешне походил на большой трёхосный автобус, только работал его двигатель не на роксине, а на электричестве, получая его посредством находящихся на крыше двух массивных токосъёмников, скользящих по натянутым над проезжей частью проводами. Вообще, по части общественного транспорта Империя несколько отличалась от Федерации - здесь не было магнитотрамваев и городского монорельса, пассажирские перевозки внутри городов осуществляли автобусы, элесины, такси, метро (кстати, больше всего похожее на подземный трамвай, только не магнитный, а электрический) и городские электропоезда.
   Войдя в просторный салон элесина, Азаров огляделся в поисках свободного кресла, не увидел оного и, тяжело вздохнув, примостился на центральной площадке элесина. Приложил ЭМ-билет к окошку ридера; устройство несколько секунд попищало и потрещало, затем на небольшом экранчике загорелась надпись, свидетельствующая о том, что с баланса проездного билета снято семьдесят гоффов - столько стоил проезд в общественном транспорте Картасски. А следует заметить, что единого фиксированного тарифа, как это было принято на планетах Федерации, в Империи не существовало. Каждый муниципалитет устанавливал свои цены на проезд, и в столицах планет они, как правило, были гораздо выше, чем в периферийных городах.
   Раздался звук, похожий на шелест трущихся друг о друга полосок наждачной бумаги, двери элесина закрылись, и транспорт начал отъезжать от остановки. Откуда-то сверху до марсианина дошёл едва уловимый поток прохладного воздуха - было жарко и в салоне работал кондиционер, создавая внутри элесина приятную прохладу.
   Пассажиры транспортного средства занимались кто чем - смотрели в окна, читали электронные газеты и книги, пялились в датапады. Неподалёку от Азарова симпатичная молодая водесканка развлекала сидящего у неё на коленях ребёнка лет пяти, который капризничал, по всей видимости, не желая сидеть у матери на коленях.
   Электронный голос объявил, что элесин подъезжает к железнодорожному вокзалу Картасски. Азаров подхватил с пола рюкзак и приготовился выходить. У него, разумеется, возникло стойкое желание прилепить первую листовку с текстом от имени КИРД, но он благоразумно решил не делать этого в салоне элесина. Народу в транспорте было много и вполне вероятно, что кто-нибудь мог заметить то, как некто прилепил какой-то листок бумаги на стенку салона. Поэтому Азаров решил пока повременить с началом первой фазы своей деятельности на Самилане. Вот здание железнодорожного вокзала - это уже совсем другое дело. Народ там постоянно находится в движении, так что там для подобного у него будет куда больше пространства для манёвра.
   Войдя внутрь здания вокзала, Азаров направился прямиком к билетным кассам, что располагались в дальней части большого прямоугольной формы зала. Проходя мимо информационного киоска, марсианин, изловчившись, пришлёпнул на одну из его стенок листовку, отпечатанную на плотной бумаге под названием "фликс", обратная сторона которой была покрыта особым синтетическим клеем, обладающим одним очень интересным свойством - если попытаться отодрать листовку, используя обычную тёплую воду, клей лишь глубже въестся в поверхность и тогда уже листовку будет вовсе невозможно отодрать.
   Не обращая более никакого внимания на инфокиоск, Азаров подошёл к одной из билетных касс, к которой выстроилась небольшая очередь, так как остальные пять окошек были закрыты. Поозиравшись по сторонам, марсианин несколько удивился, не увидев ничего, что хотя бы отдалённо напоминало кассу-автомат, и подумал, что имперцам было бы неплохо позаимствовать подобное у терран. Ведь это так удобно: не надо стоять в длинных очередях, просто подходишь к кассе-терминалу, выбираешь пункт назначения, вставляешь в считыватель карту оплаты - и всё, билет у вас на руках. Однако, как понял Азаров, в Империи предпочитали не облегчать жизнь простым гражданам, а наоборот - усложнять её.
   Азаров уже почти приблизился к окошечку кассы, за которым восседала средних лет водесканка с лицом, больше всего подошедшем бы какой-нибудь терранской лошади или фарадейскому гелитропу, когда за его спиной раздался звук, живо напомнивший "стингеру" звук сирены в учебке, на девятой планете Эпсилон Стикса. Марсианин с интересом оглянулся, так как звук этот исходил откуда-то из месторасположения информационного киоска. И его лицо приобрело довольное выражение при виде открывшейся его глазам картины.
   Дородный водесканец лет примерно пятидесяти стоял рядом с инфокиоском и громко призывал служителей закона, тыча трясущимся от возмущения пальцем в ту стенку киоска, на которую Азаров пару минут назад налепил свою первую листовку с текстом, обличающем власти Империи и призывающем покончить с бессмысленной войной, перемалывающей ресурсы - как материальные, так и людские - Водеска. Понятно, подумал про себя марсианин, обычный чокнутый ура-патриотишка, готовый идти до победного конца. Вот только конец этот совершенно мог быть не похож на тот, который виделся этому скудоумному.
   - Что там такое происходит? - спросила Азарова кассир, когда марсианин наклонился к окошечку. - Чего этот идиот так орёт?
   - Наверное, что-то увидел, - пожал плечами Азаров. - Один билет до Сат-Самара на ближайший поезд, пожалуйста.
   - Вам на экспресс или на обычный?
   - Мм... а когда ближайший экспресс до столицы?
   - Скоростной из Джиссивера прибывает через пять минут, билет в эконом-класс стоит семьдесят девять скабов. Пассажирский из Ветана - через полчаса, стоимость проезда пятьдесят четыре скаба, но это медленнее на два с половиной часа.
   Пять минут - вряд ли за это время местные служители закона успеют предпринять что-нибудь существенное. И уж тем более, этого времени не хватит головорезам из КАД, чтобы примчаться на вокзал, оцепить тут всё и начать потрошить пассажиров и их багаж.
   - Нет, давайте на экспресс, - покачал головой Азаров. - А в люксе есть места?
   Дородный всё ещё продолжал возмущаться, правда, уже не так громко, поскольку около него уже нарисовались двое вокзальных полицейских, с некоторой долей недоумения рассматривающие приклеенную к инфокиоску листовку. Про себя Азаров пожелал им удачи в попытке сдёрнуть её и усмехнулся, подумав, что спокойная жизнь на Самилане - по крайней мере, в Столичном Регионе - отныне закончилась.
   - Один момент... Нет, к сожалению, все места заняты. Есть три места в первый класс, будете брать? Билет стоит сто двадцать скабов.
   - Давайте, - кивнул Азаров.
   - Наличные, карта?
   - Наличные.
   Хотя у Азарова имелась при себе изготовленная специалистами военной разведки электронная платёжная карта Имперского Банка, светить ею "стингер" пока не собирался. Хватит и наличных средств, а там ситуация покажет. Наличность тяжело отследить, а вот банковскую карту очень даже просто.
   Кассир молча приняла деньги, пробежалась пальцами по сенсорной клавиатуре и спустя полминуты протянула Азарову прямоугольный билет, отпечатанный на пластике.
   - Третий перрон, стоянка экспресса - две минуты.
   - Спасибо.
   Азаров взял проездной билет и, кинув взгляд в сторону инфокиоска, у которого уже собралась приличная толпа, направился к выходу на перроны, усмехаясь про себя. Начало положено, а дальше будет видно.
  
  
  
  
   Уютно расположившись в мягком кресле вагона первого класса, Азаров откинул спинку немного назад, придавая креслу полулежащее положение, и облегчённо вздохнул. Путь от пещеры в лесу Монтило до Картасски изрядно его утомил, и большую часть вины за это марсианин возлагал на жару. Здесь же, в вагоне экспресса, работал кондиционер, нагнетая в салоне приятную прохладу. Двое стюардов сновали взад-вперёд, предлагая пассажирам прохладительные напитки, травяной чай из листьев бегодола (на редкость отвратительное пойло, на взгляд представителя вида homo; впрочем, бегодоловый чай был популярен только на Самилане, водесканцы с других планет Империи тоже были не в восторге от него, поэтому Азаров ничем не рисковал, отказавшись от этого напитка) и несколько сортов местного аналога терранского кофе, который здесь носил название тэнш. Вкус, разумеется, этого напитка не имел ничего общего с ароматом настоящего терранского, бальдурианского или суртурского кофе, но, по крайней мере, тэнш можно было пить, не боясь после первого же глотка от души блевануть.
   Висящий под потолком телестат довольно старой модели показывал какой-то туповатый боевичок, который, к слову сказать, никто особо и не смотрел. Марсианину было достаточно двух минут просмотра, чтобы у него выработался стойкий рвотный рефлекс по отношению к происходящему на экране. Здоровенный детина с тупой мордой лица, облачённый в нечто, что должно было обозначать тяжёлую штурмовую броню имперской Мобильной Пехоты, вооружённый какой-то здоровенной приблудой - что это было за оружие, Азаров не разобрал, да и не было у него такого желания - с подствольным импульсником, с лёгкостью крошил в капусту каких-то оборванцев с древними лазганами и совсем уж примитивными слагомётами; по всей видимости, то были солдаты Федерации, как их любила представлять имперская пропаганда. Конечно, и в Федерации снимали подобные фильмы, но они хотя бы смотрелись эффектно из-за очень качественных спецэффектов, да и водесканцы в этих фильмах не были представлены тупым сбродом. Напротив, их показывали, как достойного уважения противника... правда, то касалось лишь спецподразделений Мобильной Пехоты и элитных отрядов Сангтар Эссиматура Деритари - СЭД, штурмовая пехота Имперского Флота, что-то похожее на терминаторские отряды Космического Десанта. Хотя, откровенно говоря, Азаров и это не смотрел. Хотя бы по причине того, что он за время своей службы повидал и тех, и других, и даже третьих, а про кадовцев он и говорить не желал.
   Один из стюардов подкатил и к Азарову со своей гремящей плохо сбалансированными колёсами тележкой и поинтересовался, желает ли фран чего-нибудь. "Фран", внимательно оглядев содержимое тележки, остановил свой выбор на чашке тэнша и двух небольших пирожных с шоколадными крошками и взбитыми сливками. Подумав немного, Азаров присовокупил к этому бутылочку холодной минеральной воды, которая стояла рядом с пышущей жаром кофеваркой... то есть, тэншоваркой. За всё это марсианину пришлось выложить семь скабов с мелочью - в Империи питание в транспорте дальнего следования не входило в стоимость билета, здесь всё уже зависело от кошелька пассажира. Дикость, конечно, для того, кто привык пользоваться благами, что предоставлялись гражданам Федерации, но здесь не Федерация, так что пришлось немного раскошелиться. Не подыхать же с голоду, в конце концов!
   Поставив чашку с тэншем и тарелочку с пирожными на выдвижную полочку, встроенную во впереди расположенное кресло, а бутылку с минералкой засунув в небольшой карман чуть ниже полочки, Азаров принялся неторопливо цедить местный аналог кофе, внимательно прислушиваясь к тому, о чём говорили пассажиры.
   Любое общество, каким бы авторитарным оно не было, всегда будет иметь внутри себя тех, кто по каким-либо причинам имеет мнение, отличное от мнения правительства и большинства. И никакая спецслужба, пусть даже раз в десять страшнее КАД, не сможет заткнуть им рот. Ну, или - по меньшей мере - перестать думать неформально. Разумеется, подавляющее большинство водесканцев не сомневались в правильности проводимой правительством Империи политики, но, между нами говоря, это самое большинство умело думать разве что о том, как урвать какую-нибудь ненужную хренотень на пятничной распродаже в каком-нибудь супермаркете или нажраться на очередном пикничке. Но тех, кто умеет всё-таки думать мозгами, а не жопой, тоже хватало. Хотя и не настолько, чтобы держать власти в постоянном напряжении.
   Слева от Азарова в точно таких же креслах расположились двое средних лет самиланцев, вполголоса что-то оживлённо обсуждающих меж собой. Марсианин слегка напряг слух, заодно поудобнее повернувшись, чтобы слышать то, о чём говорят аборигены. И уже спустя минуту он понимающе усмехнулся, впрочем, незаметно для беседующей парочки. Хотя что тут было скрывать? Мало ли что могло вызвать усмешку на усталом лице какого-то мелкого клерка. Но осторожность не помешает, особенно на планете, где полным-полно соко из КАД.
   Насколько он понял из разговора, эти самиланцы являлись какими-то предпринимателями среднего звена в сфере логистики и сейчас возвращались с некоей деловой конференции из Джиссивера. Там обсуждались вопросы снабжения отдалённых департаментов - стантов, как назывались административные единицы Империи на водесканском - Самилана в свете недавнего повышения акциза на топливо и дополнительного налогообложения частного бизнеса. Если крупные игроки на этой арене, затянув потуже пояса, всё же продолжали свою деятельность, то фирмы поменьше встали перед сложным выбором. Чтобы им продолжать нормально функционировать, владельцам этих компаний нужно было идти на радикальные меры, как-то: понижение/замораживание заработной платы сотрудников, отмена всех льгот и надбавок, и даже сокращение штатов. Само собой разумеется, что это влекло определённые проблемы для компаний поменьше, так как сокращение штатов влияло на производительность и - соответственно - прибыли. Поэтому подавляющее большинство владельцев небольших транспортных компаний были этим обстоятельством очень и очень недовольны.
   Азаров мысленно усмехнулся. Подобное следовало взять на заметку, как ещё один полезный материал для КИРД. Конечно, было бы не совсем прилично подставлять ничего не ведающих предпринимателей под удар тяжёлого молота Имперской Безопасности, но, в конце концов, это были водесканцы, представители враждебной Федерации расы. А на войне, как говорится, все средства хороши.
   За окном вагона с приличной скоростью мелькал пейзаж здешнего региона планеты. Поля, засеянные каким-то местным злаком, с работающей на них сельскохозяйственной техникой; посёлки и небольшие полустанки, через которые экспресс пролетал, не снижая скорости; иногда по второму пути проносился встречный поезд, наполняя всё пространство грохотом и стуком. Это заставляло Азарова недовольно морщиться - в отличие от практически бесшумных магнитопланов, поезда на имперских мирах производили немалое количество шума. Один раз экспресс пересёк по довольно красивому мосту широкую реку - Винро, являющуюся судоходной; Азарову даже удалось, несмотря на скорость поезда, увидеть идущее по реке большое судно класса "река-море".
   На висящем под потолком над выходом из вагона информационном табло загорелась надпись, оповещающая пассажиров о том, что через двадцать минут экспресс прибывает в Сат-Самар. Это заставило марсианина несколько встрепенуться, ведь ему нужно было где-то обосноваться в столице. И сменить личность. Пеферод Блодбелл вскорости должен был исчезнуть, а на сцене должен был возникнуть Морфид Гарт. Преуспевающий компьютерщик, хай-таггер с Герминора, уже десять лет живущий на Самилане. Только одна деталь выбивалась из этого ряда - у Морфида Гарта не было собственного жилья. И именно этот пункт Азаров и собирался изменить.
   Азаров включил свой датапад и, войдя в имперскую информационную сеть КАНО, открыл сайты риэлтерских контор Сат-Самара. Как и в Федерации, в Империи ведущие агентства по продаже недвижимости располагались в верхних строчках сайтов, но Азарову эти агентства были противопоказаны. Существовали и более мелкие, но от этого работающие ничуть не хуже, конторы, где можно было купить квартиру или дом даже по более низкой цене, чем у лидеров. Там, как правило, не задавали лишних вопросов и не мурыжили клиента всякими ненужными бумажками.
   Спустя несколько минут марсианин довольно хмыкнул и пошевелил пальцами левой руки, глядя на монитор датапада, на котором был открыт сайт риэлтерского агентства под названием "Недвижимость Сила Саверина". Располагалось оно, если верить информации из КАНО, в пригороде Сат-Самара, который назывался Вендан, на улице Семи Островов, и в его базе данных Азаров нашёл несколько заинтересовавших его вариантов. Теперь оставалось лишь добраться до столицы и посетить это самое агентство. Ну, и попутно немного пошутить.
  
  
  
  
   Грохоча колёсами на стыках рельс, экспресс из Джиссивера вкатился на центральный железнодорожный вокзал Сат-Самара, вынырнув из полуторакилометрового туннеля, проложенного под городскими кварталами. Пассажиры, шаркая ногами и таща за собой дорожные сумки, чемоданы и баулы, торопливо двинулись к выходу, создав небольшой затор в дверях салона, что вели в тамбур. Воспользовавшись тем, что никто не обращал ровным счётом никакого внимания на одинокого усталого клерка, Азаров выудил из рюкзака листовку (расположение видеокамер в салоне марсианин изучил, едва лишь оказался в вагоне, используя для этой цели весьма хитроумное устройство, встроенное в его датапад) и ловко прилепил её на одно из окон. Усмехаясь про себя, он неспешно двинулся к выходу, заранее представляя себе реакцию поездной бригады на листовку.
   На выходе из салона Азаров заметил небольшую дверь из прессованного пластика, ведущую в туалет. Поскольку позади него никого не было, а впередиидущие пассажиры не обращали никакого внимания на то, что творилось за их спинами, марсианин, вытащив из рюкзака ещё одну листовку, быстро открыл дверь и прилепил прокламацию прямо на её обратную сторону, которая как раз смотрела на унитаз. "Да потеряет покой, всяк сюда входящий!" - пронеслось в голове у него. Криво усмехнувшись, он быстрым шагом спустился по коротенькой металлической лестнице на перрон и, оглянувшись по сторонам, двинулся в ту сторону, куда указывала мерцающая зелёная стрелка с надписью "Выход в город".
   Первым делом, сойдя с поезда, Азаров направился в вокзальный туалет. По двум причинам - нет, даже по трём: облегчиться, ввести под кожу инъекцию, убирающую следы воздействия "доракса-400", и прилепить ещё одну листовку. Здесь, на центральном железнодорожном вокзале Сат-Самара, сотрудник комитета по надзору за лесными ресурсами Пеферод Блодбелл должен был исчезнуть, чтобы уступить место хай-таггеру Морфиду Гарту. Приведя себя в надлежащий вид и прилепив листовку с антиправительственным текстом на внутреннюю сторону дверцы одной из туалетных кабин, марсианин, ухмыляясь про себя, покинул санитарную зону.
   Стоящие по обе стороны от турникетного терминала входа-выхода полицейские не обратили на марсианина ровным счётом никакого внимания. Всего лишь самый обычный пассажир, ничего не нарушающий - а такая персона явно не стоит излишнего внимания. Что ж, такой точке зрения Азаров был только рад. Ибо через некоторое время на вокзале начнётся некоторая суматоха, и в этот момент ему будет гораздо более предпочтительнее находиться как можно дальше отсюда.
   До Вендана от центрального железнодорожного вокзала Сат-Самара можно было добраться несколькими способами, как-то: автобусом, элесином, такси, метро или городской электричкой. Правда, последний способ не привлекал Азарова, так как в скором времени железнодорожный транспорт столицы Самилана ожидали некоторые потрясения, принимать участия в которых у марсианина не было ни малейшего желания. Автобус или элесин тоже не представлялись слишком уж удобным транспортом для поездки на такое расстояние - центральный железнодорожный вокзал от Вендана отделяло расстояние в двадцать шесть клипов, и прямых маршрутов отсюда до пригорода не было. Автобусом нужно было сделать три пересадки, элесином - аж целых пять; местное метро почему-то не особенно привлекало "стингера". Оставалось такси, однако Азаров недовольным взглядом отметил длиннющую очередь желающих воспользоваться услугами данного вида общественного транспорта. По его подсчётам ему предстояло провести в этой очереди, как минимум, полчаса, а за это время листовки вполне могли обнаружить. А тогда покинуть пределы привокзальной площади стало бы довольно непростой задачей.
   Однако всегда можно схитрить. Что сейчас, собственно, Азаров и собирался предпринять. Ибо одна из главных заповедей любого разведчика или диверсанта гласила: "Если на твоём пути возникает препятствие, которое тяжело или же вовсе невозможно обойти, стоит проявить хитрость".
   Привокзальная площадь представляла собой огромное четырёхугольное пространство, от которого отходило в разные стороны несколько улиц разной ширины и интенсивности транспортного потока. В восточном направлении уходил широкий проспект, имевший восемь полос для движения наземного транспорта и просторные тротуары для пешеходов с проложенными по их краям дорожками для гироскутеров, моноциклов и гравискейтов, с весьма оживлённым движением в данное время. Точно такой же проспект тянулся в западном направлении, и, как уже знал марсианин, это была одна из основных магистралей Сат-Самара - проспект Империи, пронзающая весь огромный мегаполис насквозь, подобно стреле или копью, кому какие аналогии придут в голову. Несколько мелких улочек вливались в площадь подобно ручейкам, впадающим в полноводную реку, и как раз из одной такой улочки показался неспешно катящийся в сторону вокзала небольшой наземный автомобиль с логотипом одной из местных таксомоторных компаний. Как раз то, что нужно, криво усмехнулся Азаров.
   Марсианин быстрым шагом пересёк отделяющее его от края проезжей части пространство, оказавшись в полусотне оршей от очереди, и вскинул правую руку во властном жесте, подражая сотруднику местной дорожной полиции - ТАПИ. Очередь позади марсианина недовольно зашуршала, но тем дело и ограничилось. В конце концов, каждый изворачивается так, как может.
   Таксомотор, вздохнув пневматическими тормозами, остановился точно напротив Азарова, качнувшись на своих амортизаторах. В открытом окне со стороны пассажира возникло смуглое бородатое лицо, интенсивно что-то пережёвывающее во рту. Скорее всего, лутаджи - популярный на Самилане продукт, чем-то похожий на хатканский жевательный табак.
   - Слушаю вас, - произнёс таксист.
   - Подбросите до Вендана? - спросил Азаров, наклоняясь к машине.
   - Вендан? - на лице таксиста возникло непонятное "стингеру" выражение. - Хм... Вендан, значит... Далековато будет, однако...
   - Что, расстояние - это проблема для вас? - усмехнулся Азаров.
   - Приезжий, э? - понимающе кивнул таксист. - С другой планеты прибыли? Тогда понятно.
   - Понятно - что?
   - Я могу вас до Вендана довезти, но это встанет вам в полторы сотни скабов. И деньги вперёд.
   - Во сколько? - изумился Азаров. Марсианину были известны - примерные - расценки на услуги такси, но сто пятьдесят скабов за то, чтобы доставить пассажира в один из столичных пригородов - это было уж слишком. Или этот таксист просто решил деньжат срубить с туриста-инопланетянина? Или же в учебном центре чего-то не знали про Сат-Самар и его окружение?
   - Слушайте, я всего лишь простой таксист, а не космический пехотинец, а Вендан в последнее время имеет вполне оправданную дурную репутацию, - покачал головой самиланец. - Клиентов там нормальных не так уж и много, а нарваться на какого-нибудь мулькса там можно только так. С тех пор, как девять лет назад закрыли сталеплавильный комбинат, много нормальных людей оттуда уехало, а их место заняли всякие отбросы. Не работают, живут на пособия... - таксист прервал словоизвержение и снова внимательно оглядел Азарова. - А вам туда зачем?
   - Есть дела, знаете ли. Я с Герминора, ищу жильё, а там, как я слышал, есть неплохая контора...
   - "Недвижимость Сила Саверина"? - усмехнулся таксист. - Есть такое дело... Ладно, садитесь. Но деньги вперёд, иначе езжайте на метро.
   - Вот. - Азаров протянул таксисту две стоскабовые купюры. - Сдачи не надо.
   - О, это дело стоящее! - довольно осклабился таксист.
   Марсианин закинул рюкзак на заднее сиденье автомобиля, сам уселся рядом с водителем. Пристегнул ремень безопасности и поудобнее устроился на сиденье.
   Удостоверившись в том, что пассажир пристегнулся в соответствии с принятыми на Самилане правилами дорожного движения, таксист, включив поворотник, отчалил от края тротуара и, провожаемый недовольно-злыми взглядами стоящих в очереди, покатил в восточном направлении, влившись в общий поток разнокалиберных наземных машин.
   Азаров откинулся на спинку пассажирского кресла и задумчиво воззрился на мелькающую за окном панораму городских улиц. Стало быть, Вендан не такое уж и райское местечко, и там следует держать ушки на макушке. Если этот пригород Сат-Самара хотя бы процентов на тридцать похож на печально знаменитые Саравакские Трущобы на Лестере, то "колгар-19", который лежал в том же самом рюкзаке, что и листовки, может показаться детской пукалкой. По крайней мере, полицейские патрули в Трущобы если и совались, то только на "мастиффах", оснащённых тяжёлыми лучемётами, и группами по три-четыре броневика. И с обязательной воздушной поддержкой в виде звена тяжёлых штурмовых коптеров. Но пока более тяжёлого вооружения при себе марсианин не имел.
   Таксомотор миновал огромную транспортную развязку, ловко проскользнул мимо массивного длинного трейлера ( на негодующий гудок последнего таксист никак не отреагировал, лишь бросил быстрый взгляд на экран заднего обзора), и понёсся по поднятой над поверхностью земли на высоту двенадцати метров восьмиполосной скоростной эстакаде. Азаров вывел на экран своего датапада карту Сат-Самара, нашёл нужную ему дорогу и хмыкнул про себя. По всему выходило, что сейчас такси двигалось по скоростной эстакаде Бриэшив, которая тянулась над несколькими городскими кварталами, пересекала разделяющую город на две неравные части судоходную - для речных судов и кораблей класса "река-море" - реку Винро, уже виденную разведчиком, и соединялась над Эрмистонским шоссе со скоростной эстакадой Нидзальв. Пятнадцать минут быстрой езды по ней - и можно было съезжать на улицу Тэна Виссивера, ведущую к Вендану. Произведя несложный подсчёт, марсианин сделал вывод, что ему придётся провести в такси примерно сорок-сорок пять минут.
   Таксисты, на какой бы планете Галактике вам не довелось воспользоваться услугами этого вида транспорта (и неважно, наземный ли это автомобиль, как на Самилане или Терре, аэротакси на Марсе или Новой Южной Джорджии, или запряжённая в пару иокрегов четырёхколёсная повозка с Тэун Дасни), почти везде одинаковы. Нет, встречаются, конечно, и молчаливые типы, но большинство их весьма охотно идут на разговор с пассажирами. Во-первых, это помогает скрасить не такие уж и лёгкие часы работы, во-вторых, в процессе разговора могут возникнуть новые полезные знакомства, ну, а в-третьих, это может быть и элементом местной культуры общения, как на Альбирео-VII, Тибанне или Сантанни. И водитель таксомотора, везущий Азарова в Вендан, оказался как раз из таких словоохотливых представителей племени таксистов.
   Особо, понятное дело, Азаров не пускался в откровения, сказал лишь, что работает на Самилане, эмигрировав сюда с Герминора после того, как десять лет назад флот Федерации провёл атаку против этого имперского мира, подвергнув его бомбардировке, да и фронт тогда слишком близко подобрался к системе, в которой располагался Герминор, из-за чего возникла серьёзная угроза штурма планеты терранцами. Здесь же, на Самилане, было сравнительно спокойно, мульксы так далеко в пространство Империи не забредали (ага, как же, держи карман шире! Пропаганда Кассидора работала неплохо, но это не спасло Истангаль и Керш от налётов торпедоносцев Федерации, а ведь эти планеты находились глубоко во внутренних районах владений водесканцев), так что здесь можно было спокойно заниматься своим делом. А теперь, поскольку финансы позволяли, можно было и обзавестись собственным жильём. А агентство по продаже недвижимости Сила Саверина было выбрано по той простой причине, что, во-первых, там можно было найти вполне пристойный вариант и по приемлемой цене, а во-вторых, там не нужно было заполнять кучу ненужных формуляров и сдавать анализы крови/кала/мочи.
   При этих словах Азарова таксист понимающе усмехнулся и заметил, в свою очередь, что эта сраная война делает из людей идиотов и что пользу от неё имеют лишь промышленные воротилы и торгаши, постоянно взвинчивающие цены на товары и услуги. Конечно, мульксам следовало преподать урок, но это можно было сделать и дипломатическими методами, а не напрягая всю экономику Империи. Тем более, что было похоже, что на фронтах не всё так гладко идёт, как пытается представить правительство Кассидора. Таксист спросил Азарова, слышал ли тот что-нибудь про Шалмирейн, на что разведчик осторожно ответил, что нет, не слышал. А что там такого интересного могло произойти?
   Таксист, грязно выругавшись, пояснил "переселенцу с Герминора", что, похоже, правительство решило немного - тут он употребил весьма грязное ругательство на водесканском, которое в терранском базовом имело аналог, известный как "трахать мозги" - и что не все дураки. И что есть те, кто пытается донести до рядовых граждан Империи правду о войне. А правда заключалась в том, что имперские армия и флот вовсе не так уж и сильны, как представляла официальная пропаганда, и что мульксы располагают куда более продвинутыми технологиями, нежели на самом деле.
   Азаров при этих словах самиланца сделал для себя мысленную заметку узнать побольше о возможной группе диссидентов, действующих на Самилане. Для "стингера" существование реальной оппозиции правящему в Империи режиму могло очень даже пойти на пользу. Каким именно образом - это уже другое дело.
   Улица Тэна Виссивера, ведущая в Вендан, носила своё название в честь какого-то местного высокопоставленного товарища, который некогда сделал что-то хорошее то ли конкретно для Сат-Самара, то ли для всего Самилана. В подробности этого дела Азаров вникать не стал, так как оно его совсем не интересовало. Четырёхполосная магистраль стекала со скоростной эстакады, спускалась на уровень поверхности и прямой линией уходила через огромное травянистое поле к виднеющимся вдали жилым кварталам пригорода самиланской столицы.
   Откровенно говоря, ничего откровенно бандитского на улицах Вендана Азаров не заметил. Разнокалиберный наземный транспорт, прохожие на тротуарах, автобусы и элесины - словом, ничего похожего на Лестер. Однако это вовсе не означало, что следует расслабляться.
   Такси миновало несколько перекрёстков, пересекло большую пятиугольной формы площадь с огромным фонтаном в центре, проехало по короткому туннелю, проложенному под железной дорогой, и очутилось на неширокой улице, застроенной однотипными пятиэтажными панельными домами. Как пояснил таксист, эта улица являлась одной из основных в Вендане, именовалась бульваром Чиссела Крунна (о Чисселе Крунне Азарову доводилось слышать - этот придурковатый имперский военачальник прославился тем, что лет эдак четыреста назад умудрился, имея подавляющее численное превосходство над экспедиционными силами аштари, просрать целую звёздную систему, однако имперская пропаганда представила это позорное отступление, как наигеройский поступок), и именно здесь и находилось агентство недвижимого имущества Сила Саверина. Вышеупомянутое заведение занимало половину первого этажа не такого уж и маленького здания, что говорило о том, что дела у этого самого Сила Саверина идут весьма успешно. А если бы у кого-то возникло вдруг желание пошуровать внутри, как раз для таких целей у входа в агентство стояли, вполне правдиво изображая из себя эдаких отмороженных головорезов, двое высоких крепко сложенных охранников, недвусмысленно выставив напоказ мощные полуавтоматические дробовики, способные с одного выстрела разнести к чертям собачьим голову.
   Расплатившись с таксистом, марсианин, забрав свои вещи из салона и, оглядываясь по сторонам, неспешно направился ко входу в агентство. За его спиной раздался звук отъезжающего автомобиля, но разведчик не обратил на это ровным счётом никакого внимания.
   Охранники окинули Азарова суровыми настороженными взглядами, однако, не завидя ничего подозрительного, не стали чинить ему никаких препон. Один из головорезов бросил быстрый взгляд на какой-то небольшой прибор, закреплённый у него на левом запястье, из чего Азаров сделал вывод, что охранник был оснащён каким-то типом сканирующего устройства. Вполне возможно, сканер определил наличие у марсианина пистолета, однако это не вступало в противоречие с законами Самилана в той их части, что касались ношения оружия.
   Пройдя через раздвижные двери из прозрачного бронесплава, Азаров очутился в просторном вестибюле, пол которого был выложен плиткой из псевдомрамора. Природный мрамор в Империи добывался, да, но его стоимость была по карману разве что высшим чиновникам планетарных властей и аристократам. Однако и псевдомрамор тоже смотрелся весьма и весьма неплохо. Отделанные пласталью стены хорошо гармонировали с полом, а удачно подобранное освещение в виде встроенных в потолок светопанелей с газовыми лампами придавало вестибюлю домашний уют.
   У противоположной стены помещения за большим рабочим столом сидела средних лет водесканка, по всей видимости, выполнявшая здесь роль секретаря-администратора. Она сосредоточенно работала, что-то вводя в рабочий компьютер, и не сразу обратила внимания на посетителя. Азарову пришлось деликатно кашлянуть, чтобы привлечь к своей скромной персоне внимание.
   - Да-да, я вас слушаю! - администратор оторвалась от своего занятия и взглянула на марсианина. - Вы что-то хотите, фран?
   - Хорошего дня! - на водесканский манер отозвался Азаров. - Меня интересует наличие у вас приличных квартир на продажу. Хотелось бы, знаете ли, жильём обзавестись. А ваше агентство имеет вполне приличную репутацию, да и не накручиваете вы вроде как, в отличие от "Брокса и Гунутри" или "Элитных квартир Фарихида".
   - Вижу, вы неплохо изучили данную сферу, фран, прежде чем пришли в наше агентство! - понимающе усмехнулась администратор, окидывая оценивающим взглядом мускулистую фигуру Азарова. - Итак, ищете жильё? Это хорошо. Сейчас посмотрим, кто из наших специалистов свободен и сможет вас принять...
   - Много клиентов, э?
   - Да, в последнее время на рынке недвижимости Самилана наблюдается значительное оживление. Много новостроек, и много переселенцев с пограничных планет. Бегут от ужасов войны, знаете ли.
   При этих словах Азаров мысленно хмыкнул. "Ужасы войны" - это было явно сказано для красного словца, ибо войска Федерации никогда не позволяли себе излишнюю жестокость по отношению к противнику. Конечно, без жертв среди гражданских на войне никак, но количество погибших во время атак имперцев было в разы больше.
   - Понятно, - отозвался "стингер".
   - Так... ага, вот, Ирдол Свег сейчас свободен, это кабинет под номером семь. Прямо по коридору и направо, вторая дверь за углом.
   - Спасибо, - кивнул администратору Азаров, поудобнее устраивая рюкзак за своей спиной.
   Посетителей в агентстве в этот час было не так уж чтобы много, но, насколько мог видеть Азаров, все кабинеты сотрудников "Недвижимости Сила Саверина" были заняты, что говорило о том, что агентство это пользуется популярностью в Столичном Регионе.
   Кабинет под номером "7" обнаружился точно в том месте, в котором его присутствие было озвучено администратором агентства. Над входной дверью горел зелёный сигнал, означающий, что сейчас свободно и можно войти.
   Азаров вежливо постучал в дверную панель, затем повернул ручку, открывая дверь.
   - Фран Свег? - спросил марсианин.
   Сидящий за рабочим столом немолодой уже водесканец, одетый в строгий деловой костюм светло-серого цвета, на правом ухе которого виднелась гарнитура беспроводной связи, поднял голову в направлении двери и с любопытством взглянул на вошедшего.
   - Да, я вас слушаю, - отозвался хозяин кабинета. - Вы по делу?
   - Совершенно верно. Ищу подходящее жильё, так что...
   - О, новым клиентам я завсегда рад! - оживился риелтор. - Проходите, прошу вас, присаживайтесь! Желаете чего-нибудь выпить? Тэнш, фруктовый сок, минеральный коктейль?
   - От сока не откажусь, - согласно кивнул Азаров, садясь в предложенное ему кресло по ту сторону стола риелтора.
   - Пожалуйста. - Свег налил в длинный непрозрачный фужер янтарного цвета жидкость - фруктовый сок местной весьма популярной марки "Блендавон". - Прошу вас, угощайтесь.
   - Спасибо.
   Азаров одним махом опорожнил содержимое фужера и, отставив в сторону пустой сосуд, откинулся на спинку кресла с довольным выражением на лице.
   - Итак, я вас слушаю, фран...
   - Морфид Гарт, к вашим услугам, фран Свег. Если у вас есть какие-либо проблемы с компьютерами - вам лишь стоит сказать об этом мне.
   Марсианин многозначительно воздел к потолку указательный палец левой руки и заговорщицки подмигнул Свегу.
   - Подвизаетесь в компьютерной сфере? - понимающе кивнул Свег. - Понятно... Ищете, значит, жильё? А какое именно?
   - Приемлемое по цене и не запущенное, желательно - в приличном районе. Надоело уже арендовать квартиры, да и цены на аренду в последнее время оставляют желать лучшего.
   - Да, арендаторы взвинтили цены, и всё благодаря этой долбаной войне, - сочувственно произнёс риелтор. - Раза в два-три подняли цены, ведь с пограничных планет довольно много переселенцев прибыло в последние три месяца... да-а... Так, хорошо - давайте обсудим вашу проблему, фран Гарт.
   - Да, пора бы уже! - хмыкнул Азаров.
   - Итак - какая именно недвижимость вас интересует? Элитная, я так понимаю, отпадает?
   - Ну, если только сортир в ней купить...
   - Ясно.
   - Фран Свег - давайте рассмотрим варианты по однокомнатным квартирам где-нибудь в пригороде. Скажем, Родбред, или Тензин. Есть там что-нибудь на данный момент?
   - Так, давайте глянем...
   Свег пробежался пальцами по сенсорной клавиатуре своего рабочего компьютера, выводя на монитор базу данных по тому объекту недвижимости, который был интересен клиенту.
   - Стало быть, Родбред или Тензин...
   Сорок минут спустя Азаров уже выходил из агентства недвижимости Сила Саверина с довольным выражением на лице и с ключами в кармане от однокомнатной меблированной квартиры в довольно неплохом районе Сат-Самара, который назывался Родбред, и являлся одним из столичных пригородов с вполне приличной репутацией. Добраться оттуда до центральных районов города можно было на метро, к тому же, оттуда в столицу вело несколько скоростных магистралей. Самым главным преимуществом, на взгляд Азарова, было то обстоятельство, что дом, в котором он приобрёл жильё, располагался на тихой окраинной улочке пригорода, откуда, в случае чего, можно было рвануть через примыкающий к Родбреду лесной массив Шонес, если вдруг что пойдёт не так. А пойти могло, этого нельзя было забывать. КАД даром хлеб не ела.
   Из Вендана в Родбред можно было попасть либо на такси, либо на метро, с тремя пересадками, как подсказал Азарову его датапад. Но поймать здесь такси было не так и просто, как уже понял марсианин, а до ближайшей станции метро ему предстояло пройти около трети клипа. Поразмыслив, он решил воспользоваться услугами подземного общественного транспорта; к тому же, метро Сат-Самара пока ещё оставалось для разведчика terra incognita, и это упущение стоило ликвидировать.
   До входа на станцию метро оставалось совсем немного, и Азаров уже видел яркую вывеску над спуском вниз, когда до его слуха донёсся приглушённый женский крик. Крик доносился с небольшой автостоянки, что примыкала к какому-то торговому центру. Вслед за криком до слуха "стингера" долетело злобное бормотание, которое явно ничего хорошего той, что попыталась привлечь внимание к своему бедственному положению, явно не сулило.
   Покачав головой, марсианин, замешкавшись буквально на секунду, свернул с тротуара и быстро зашагал на источник звука. Не то чтобы происходящее его касалось, но оставлять кого бы то ни было в беде было не в привычках уроженца далёкого отсюда Марса.
  
  
  
  
   Глава 7.
  
  
  
  
   Кричали откуда-то из-за большого уродливого фургона, выкрашенного явно без какого-либо понятия о вкусе. Во всяком случае, Азаров не стал бы красить подобное транспортное средство в насыщенный болотный цвет. Впрочем, судя по внешнему виду автомобиля, тот, кто на нём ездил, был самым натуральным бонвонгом. Грязь на корпусе, царапины и вмятины, а что творилось в салоне, Азарову и знать не хотелось. Подобных нерях марсианин повидал немало, и не все они принадлежали к человеческой расе. Однако сейчас внешнее и внутреннее состояние этой помойки на колёсах совершенно не интересовало разведчика.
   Обогнув фургон со стороны моторного отсека, Азаров стал свидетелем весьма неприглядной картины. Двое здоровенных жлобов, ростом с марсианина, одетые в какое-то несуразное тряпьё, тащили в сторону сине-серого микроавтобуса, место которому было уж точно не на дороге, а на свалке металлолома, молодую весьма привлекательную женщину, одетую в строгого покроя костюм - светло-серые брюки и такого же цвета пиджак, из-под которого выглядывала фиолетовая летняя сорочка. Пытаясь вырваться из рук негодяев, женщина брыкалась и дёргалась, чем привела свой наряд в весьма растрёпанное состояние, но двум мудилам до этого не было никакого дела. То, чем они собирались заняться внутри своей груды металлолома, не предполагало слишком уж большого количества одежды на теле несчастной жертвы.
   Азаров скрипнул зубами. Подобных представителей мужского пола марсианин вполне справедливо не считал за разумных существ, а посему не видел ничего предосудительного в том, чтобы выбить им зубы, переломать рёбра и продырявить тупые черепушки. И то он считал, что это ещё довольно лёгкое наказание за их поступок.
   - Эй, кустявы, - Азаров употребил одно из грязных водесканских ругательств, произносить которое в приличном обществе считалось проявлением крайне дурного воспитания, - какого дерьмового рожна тут происходит? Вам что, больше заняться нечем?
   Оба жлоба, как по команде, остановились, не выпуская, однако, из своих грязных лап свою жертву, и уставились на Азарова с туповатым выражением на своих рожах. Впрочем, иной реакции от подобных соко марсианин и не ждал.
   - Ползи своей дорогой, травоед! - угрожающе процедил один из мерзавцев, который был чуть ниже ростом своего подельника, но шире в плечах и массивнее. - Не лезь не в своё дело, не то мы и тебя оприходуем!
   - Только тебя мы не станем долбить - мы ж не пидоры, хех! - заржал второй мудила. - Мы тебя просто малость попинаем ногами, вот и всё! Давай-давай, вали отсюда к мульксовым чертям!
   - Ума палата, да? - прищурился Азаров. Про себя он уже определил основную цель - того из мерзавцев, что был ниже ростом своего подельника. Судя по тому, как он держал в правой руке нож с коротким чуть изогнутым лезвием, он был весьма искушён в уличных драках и холодным оружием владел неплохо, вот только псайкеру совершенно без разницы, чем там искусно владеет противник. Против психокинетического воздействия годился только психокинетический барьер, который мог сгенерировать другой псайкер. А эти двое уж точно не имели никаких пси-способностей, в этом Азаров был абсолютно уверен. Да и вообще - псайкеров среди водесканцев было очень и очень мало, и почти все они служили в вооружённых силах и в спецслужбах. - Это вы лучше отпустите девушку и валите отсюда на все четыре стороны, пока ещё есть на чём валить.
   - Герой, что ли? - непонимающе вылупился на Азарова вооружённый ножом громила. - Так мы это, того, твоё геройство можем на ноль помножить, кустява сраная!
   - Помогите, прошу вас! - выдохнула девушка, за что тут же получила весьма болезненный тычок под рёбра, который заставил её вскрикнуть.
   - Бить даму невежливо, между прочим, - голосом, в котором явственно слышались угрожающие нотки, произнёс марсианин.
   - Блядь, Скрибла - разберись ты уже с этой кустявой! - раздражённо выпалил жлоб с ножом, который, судя по манере держаться, был здесь на первых ролях. - Я этой шалашовке всунуть хочу по самое не могу!
   - Не спеши, Корфаг - вдвоём её драть будем! - осклабился тот, кого назвали Скриблой. - Я только этого травоеда малость пощекочу, чтоб не пищал тут под ногами!
   - Давай, мочи его к шатту!
   Скрибла отпустил девушку и сделал пару осторожных шажков в сторону Азарова, доставая из-за пояса бельнар - церемониальное оружие аштари, неведомо каким образом попавшее на Самилан, да ещё и в руки бандита. Эти клинки из высокопрочной стали являлись одним из почитаемых символов на Синтари и вывезти их с планеты было практически невозможно, хотя контрабандисты и предлагали охотникам за сокровищами огромные деньги за единственный экземпляр бельнара. Но желающих сложить свою голову под силовым мечом палача или быть выброшенными в космос рядом со звездой, вокруг которой обращалась планета аштари, не находилось. Единственное объяснение тому, как бельнар мог очутиться на Самилане - военный трофей, доставшийся какому-нибудь бойцу Мобильной Пехоты во время одной из военных кампаний против аштари, который позже могли продать/потерять/украсть.
   Азаров кривовато усмехнулся, и вдоль его правой кисти проскользило призрачное голубоватое свечение - признак пробуждающейся внутренней пси-энергии. Вряд ли этот тупоумный бандит, держащий бельнар на манер разделочного ножа (уже за одно это любой аштари мог убить святотатца), знал, что это могло означать. Впрочем, сейчас марсианин как раз и собирался ему это доходчиво разъяснить.
   Психокинетический импульс, сгенерированный "стингером", приподнял негодяя на полтора метра над поверхностью стоянки и отшвырнул в сторону, направив точно на большой цилиндрический мусорный бак. Скрибла врезался в него и оба они покатились по земле, причём гораздо больше шума издавал именно бандит, матерясь так, что уши сворачивались в трубочку.
   - Брось нож, падла! - Азаров перевёл взгляд на Корфага. - Тебе же лучше будет!
   - Вонючий сенс! - оскалился тот. - Это мы ещё посмотрим, кто кого!
   - Да что тут смотреть-то? - пожал плечами Азаров.
   Невидимая псионическая "рука" сжала вдруг горло самиланца на манер манипулятора погрузочного робота, вмиг перекрыв доступ воздуха в лёгкие. Корфагу внезапно стало не до девушки, над которой он и его подельник планировали жестоко надругаться - протолкнуть бы в лёгкие хотя бы пару граммов кислорода.
   Кривая злобная усмешка исказила черты лица марсианина, после чего он от души заехал психокинетикой в живот мерзавца. Корфага скрутило в три погибели и самиланец рухнул на колени, выронив нож и судорожно скребя ногтями по тезуритовому покрытию.
   - Дерьмосран вонючий! - раздалось за спиной Азарова одновременно с предупреждающим возгласом девушки, которая широко распахнутыми глазами следила за происходящим на стоянке.
   На сей раз Азаров не стал использовать свои псионические возможности. Он просто встретил несущегося на него на манер бешеного носорога Скриблу эффектной серией "грудь-живот-голова", отчего самиланец сразу же потерял всяческий интерес не только к прелестям девушки, но и ко всему происходящему, балансируя на самой грани сознания. Азаров помог негодяю провалиться в черноту беспамятства, как следует приложив того головой о капот микроавтобуса.
   - Вы в порядке, фрейн? - Азаров походя врезал корчившемуся от боли на тезурите Корфагу ногой по голове, вырубая и его. - Эти кустявы вам ничего не успели сделать?
   - Слава Космосу, нет! - девушка во все глаза смотрела на марсианина, не решив для себя, по всей видимости, как ей себя стоит вести с неожиданным спасителем. - Эти двое уродов лишь схватили меня и потащили к своей колымаге, намереваясь... - тут она запнулась и с явным усилием подавила рвотный рефлекс. - Даже не знаю, как вас и благодарить, фран! Если бы не вы, эти двое меня бы...
   Тошнота опять подкатила к горлу девушки и она отчаянно замотала головой, прогоняя рвоту прочь.
   - Да, говнюки, к сожалению, встречаются, - покачал головой Азаров. - Ваши вещи все при вас?
   - Я просто шла из магазина, вон моя машина, - девушка указала на стоящий в десятке метрах от места происшествия небольшой автомобильчик зелёно-фиолетового цвета. - Я работаю в дорожно-эксплуатационном департаменте мэрии и здесь оказалась по работе, нужно было забрать пакет документов из дорожно-строительного управления Ганвера Плисса. Заехала в магазин, чтобы снять немного наличности из банкомата, вышла - а тут эти! - её передёрнуло от отвращения. - Вот же уроды! Видать, не дают им, вот и решили поймать кого-нибудь для реализации своих грязных сексуальных фантазий!
   - Кустявы! - сплюнул Азаров. - Ну, теперь им придётся некоторое время поваляться и подумать над своим скотским поведением, если им есть, чем думать, конечно...
   - А вы их того... не... э-э...
   - Если бы я их убил, фрейн, они бы не шевелились, как мучные черви с Иггдрасиля, - усмехнулся Азаров. - Полежат малость, потом встанут. Но если мы тут с вами ещё пробудем какое-то время, то, клянусь Великой Галактикой, мне и вправду придётся им бошки-то пооткручивать.
   - Да-да, вы правы, давайте уже отсюда уходить! - засуетилась девушка, оглядываясь по сторонам. Однако если кто и видел происшедшее, то он явно не собирался во всё это вмешиваться. - А то вильты ещё появятся и начнут свои глупые вопросы задавать!
   - Я вас провожу до вашей машины? - предложил Азаров.
   - Если вам не в тягость...
   - Разумеется, нет. И вам будет спокойней, и мне.
   До "атзарии" оба они дошли без каких-либо происшествий. Отперев дверцу со стороны водителя, девушка снова посмотрела на марсианина.
   - Мм... Спасибо вам ещё раз, - произнесла она. - Всё-таки есть ещё в наше время настоящие мужчины... и... меня зовут Тионна. Тионна Ласситер.
   - Иг... - чуть было не брякнул Азаров, но, к счастью, вовремя опомнился. - Морфид. Морфид Гарт, к вашим услугам, фрейн Тионна.
   - Может, не стоит так уж всё официально обставлять? - на смуглом лице самиланки возникла озорная улыбка. - А то прямо как на приёме у мэра, честное слово! Фрейн, фран - аж зубы сводить начинает от всей этой официальности!
   - Вам виднее, Тионна, - пожал плечами марсианин.
   - Тебя подвезти? - Тионна перешла на "ты" и взглянула на Азарова снизу вверх, сидя за рулём своего автомобильчика. - Садись, фран Морфид. Куда тебя закинуть?
   - Родбред, улица Линейная. Тебе по пути?
   - Мм... Не то чтобы совсем уж по пути, но я живу в Идживе, так что могу и через Родбред проехать. Во всяком случае, за то, что спас меня от этих уродов, это меньшее из того, что я могу для тебя сделать.
   Пожав плечами, Азаров обошёл маленький автомобильчик и, открыв заднюю правую дверцу, закинул свои кейс и рюкзак на заднее сиденье, после чего сел рядом с Тионной. Пристегнул ремень безопасности и задумчиво почесал подбородок.
   - Поехали? - он посмотрел на самиланку.
   - Да, пора уже отсюда сваливать. А то вон, гляди, один из этих ублюдков уже шевелиться начал...
   Произнеся эти слова, Тионна как-то странно дёрнула плечами и тронула свою машину с места. Прежде чем Азаров смог каким-либо образом отреагировать, "теган" ловко проехался по ноге Корфага, который вроде как пришёл в себя от нанесённых ему марсианином увечий. Раздался противный характерный треск ломающихся костей, стоянка огласилась отборной матерщиной и диким воем негодяя, чью правую ногу только что переехал автомобиль Тионны.
   - Так ему и надо, уроду! - мстительно оскалилась девушка, демонстрируя великолепные ровные белые зубы. - Будет знать, как руки свои сраные распускать!
   - Гм...
   - Не одобряешь, да? - Тионна гневно сверкнула глазами.
   - Ну, не то чтобы не одобряю... просто парой оршей левее - и его мозги пришлось бы ложечкой с тезурита собирать.
   Тионна несколько ошарашенно посмотрела на Азарова, который сидел с абсолютно невозмутимым выражением лица.
   - А тебе что, уже доводилось убивать, а? - осторожно спросила она. - Ты вообще чем на жизнь зарабатываешь? Судя по твоему произношению, ты не с Самилана... Что?
   Последний вопрос вырвался у неё при виде возникшей на лице Азарова кривоватой усмешки.
   - Слишком много вопросов, Тионна.
   - А это разве плохо?
   - С какой стороны посмотреть...
   - Хм...
   Автомобиль выехал из квартала, где располагалось агентство Сила Саверина, свернул направо и покатил по неширокой улице, которая, как было известно Азарову из загруженной в его датапад карты Сат-Самара и Столичного Региона, пронзала весь Вендан и выходила на Восточную Объездную дорогу, откуда можно без помех попасть в Родбред.
   - Так кто же ты всё-таки такой, Морфид Гарт? - Тионна бросила на Азарова оценивающий взгляд, ведя свой автомобильчик по улице. - Говнюков этих ты знатно отделал, и мне что-то подсказывает, что им ещё повезло. Мне просто интересно, если что...
   - Я хай-таггер, информационные технологии, программное обеспечение, всё такое... - пожал плечами марсианин, глядя в лобовое окно "тегана". - А насчёт того, как я этих кустяв отделал... просто хорошая физическая форма и занятия рукопашным боем. Вот и всё.
   - Да, я тоже подумываю записаться на курсы самообороны, - кивнула Тионна. - Полезно, особенно в наше время. А ты откуда сам, Морфид?
   - С Герминора. Уже десять лет как здесь обретаюсь. Сначала по съёмным квартирам, теперь вот, решил собственной обзавестись. А то арендаторы вконец оборзели, прикрываясь войной. Лучше уж платить за своё собственное жильё, чем отдавать свои деньги какому-нибудь уроду.
   - Да, некоторые на войне неплохой капитал сумели сколотить! - по лицу Тионны промелькнула тень раздражения. - За наш счёт, чтоб их!
   - Не любишь таких, э?
   - А за что я должна их любить? За то, что цены постоянно растут, правительство всё крепче и крепче закручивает гайки, а мерзавцы из Безопасности звереют с каждым днём? Эта война выгодна лишь правящей верхушке и воротилам военно-промышленного комплекса, остальным же она приносит только проблемы.
   - В том числе и тебе? - усмехнулся Азаров.
   - Напрямую нет, конечно, но ведь цены растут, а зарплаты почему-то нет. Вот ты - хай-таггер, тебе хватает на жизнь? Хотя, ведь ты же квартиру купил себе...
   - Будем считать, что мне повезло. А твоя работа в мэрии разве плохо оплачивается? - спросил Азаров, переводя разговор в несколько иное русло. - Да и как госслужащая, ты ведь должна иметь какие-то привилегии.
   - Ну, есть немного. Но я не сплю с боссом, так что привилегий этих хватает не так чтобы очень...
   - А босс, наверное, был бы не прочь? - усмехнулся марсианин.
   - Не знаю. Она вроде бы не лесбиянка...
   Тионна покосилась на Азарова и неожиданно прыснула со смеху. Улыбнулся и марсианин.
   Дальнейший путь прошёл за ничего не значащими разговорами, благодаря чему Азаров даже не заметил, как они добрались до Родбреда. Ещё минут десять ушло на поиски нужной ему улицы, после чего Тионна остановила свой автомобиль напротив аккуратного четырёхэтажного дома, имевшего три подъезда, ярко освещённых дуговыми лампами.
   - Похоже, это здесь, - Азаров отстегнул ремень безопасности и взглянул на самиланку. - Что ж - спасибо, что подвезла.
   - Я же говорила уже, что это самое меньшее, что я могу сделать в знак благодарности, - повела плечами девушка. - А домик ничего себе так... удачно ты выбрал...
   - Случайно получилось.
   - Случайность - это закономерность, Морфид. - Тионна помолчала. - У тебя есть комм?
   Вместо привычных терранцам инфоров в Империи использовались устройства, именуемые коммами - эдакий своеобразный гибрид коммуникационного устройства, датапада и навигационного планшета. По сравнению с инфорами они были не столь компактны, но функции свои выполняли хорошо.
   - Ты видела человека без комма? - хмыкнул Азаров. - Если только на каком-нибудь Моравине... Есть, ясное дело.
   - Запиши номер моего комма в базу данных.
   - Э-э...
   - Ого, какая странная реакция! - удивилась Тионна. - Девушка просит, чтобы парень записал её номер комма, а он недоумевает! Это герминорская традиция такая, что ли? Или я чего-то не понимаю?
   - Я немного старомоден в вопросах взаимоотношений полов, - скромно ответил марсианин.
   - А, так вот в чём дело! Ну... в этом есть определённый стиль. Кто другой уже меня в постель бы тащил, оправдывая это причитающейся за спасение прекрасной фрейн наградой, а ты ведёшь себя более чем пристойно. Мне это нравится, Морфид Гарт. И ты мне тоже... ничего так.
   - Ты тоже... довольно красивая девушка... - выдавил из себя Азаров, который совершенно не ожидал такого поворота.
   - Тогда записывай номер. - Тионна подождала, пока Азаров вытащит из кейса свой комм, затем продиктовала ему девятизначный номер своего личного канала связи. - Записал? Теперь набери, пусть отразится в моём комме.
   Азаров, пожав плечами, поступил так, как его просили. Спустя секунду после активации сенсора вызова лежащий в предназначенном для него гнезде в передней панели "тегана" комм Тионны издал мелодичную переливчатую трель.
   - Готово, - сказала самиланка. - Ладно, не буду больше тебя задерживать, Морфид. Как решишь меня увидеть - звони. Думаю, что я смогу найти время для того, чтобы встретиться со столь благородным франом в каком-нибудь приличном месте... если только фран этот самый этого захочет. А?
   Азаров некоторое время молча смотрел на девушку, потом - неожиданно даже для самого себя - расплылся в улыбке. А что в этом плохого, в конце концов? Тионна Ласситер могла послужить "стингеру" источником информации, а если дело зайдёт слишком далеко в определённом плане, то и здесь марсианин не видел ничего предосудительного. В конце концов, терране и водесканцы являлись родственными расами, и всё-такое-прочее в данном случае не было чем-то неправильным. Хотя именно об этом "прочем" Азаров сейчас и не думал. Ему завтра предстоял очень интересный день, и он не собирался менять свои планы. А дальше - дальше будет видно.
   - Дня три я буду очень занят, Тионна, но потом я тебе позвоню. Раз уж так всё получилось, думаю, что нам стоит получше познакомиться. В этом ведь нет ничего противоестественного, не так ли?
   - Только если ты меня не будешь пытаться трахнуть уже на первом свидании!
   - На этот счёт можешь быть спокойна. Я не из таких.
   - Тогда - до встречи, Морфид?
   - До встречи, Тионна.
   Девушка мило улыбнулась Азарову и протянула ему свою руку, которую марсианин осторожно пожал. После чего вылез из машины, забрал свои вещи и, аккуратно закрыв за собою дверцы, постоял на краю тротуара, провожая взглядом зелёно-фиолетовый автомобильчик до тех пор, пока тот не скрылся за поворотом. Затем, покачав головой, он с решительным видом направился к своему новому пристанищу.
  
  
  
  
   Тэншоварочный аппарат издал серию тональных звуков, информируя Азарова о том, что местный аналог кофе приготовлен и ожидает, чтобы его налили в чашку. Марсианин оторвался от изучения схемы месторасположения торговых и деловых центров и крытых рынков Сат-Самара, встал из-за стола и подошёл к стоящему на небольшом передвижном столике аппарату. Взял полупрозрачный кувшин из термостойкого стекла, принюхался к исходящему из него запаху и вздохнул, вспомнив аромат свежесваренного бальдурианского кофе. Конечно, тэнш не был каким-то уж совсем дерьмовым напитком, навроде пули-пути с Эктабара или моравийского холодного чая из листьев двенадцатилепесткового болотника с тмином и молоком, но всё-таки до привычного для жителя Солнечной Системы кофе он не дотягивал.
   Налив в небольшую кружку из чего-то, что отдалённо походило на фарфор, местного "кофе", Азаров положил туда ложку сахара, вернее, его местного аналога, задумчиво помешал ложечкой в кружечке и, подойдя к приоткрытому окну, уселся на пластолитовый подоконник и принялся наблюдать за улицей, неторопливо потягивая тэнш и раздумывая над своими дальнейшими действиями.
   Квартира, приобретённая им вчера, оказалась очень даже приличной, с мебелью, посудой и бытовой техникой, расположенной на третьем этаже четырёхэтажного 36-квартирного дома, находящегося на тихой улице под названием Линейная, которая располагалась практически на самой окраине этого пригорода столицы Самилана. Прямо напротив дома, в котором обосновался Азаров, находился небольшой универсальный магазин одной из местных сетей; за ним виднелись частные коттеджи, занимавшие две небольшие улочки, а сразу за ними начинался ухоженный парк, бывший местом прогулок местных жителей. Сейчас, впрочем, он был практически пуст, если не считать молодых мам с маленькими детьми и пожилых самиланцев, выгуливающих там своих домашних питомцев или просто прогуливающихся либо сидящих на скамейках. А за парком виднелся тот самый лесной массив Шонес, пройдя сквозь который, можно было оказаться на автомобильной дороге местного значения, связывающей Сат-Самар и небольшой фермерский городок Гойрип, удалённый от столицы планеты на сорок один клип.
   Сегодня Азаров планировал начать первую стадию своей деятельности на Самилане, немного подпортив благочинный облик планетарной столицы листовками с антиправительственными воззваниями от имени Водесканской Партии Свободы - КИРД. Родбреду эта честь не грозила, поскольку заниматься подобными делами в месте своей дислокации Азаров вовсе не собирался, ибо не был дураком, а вот Сат-Самар являлся для "стингера" крайне лакомой мишенью.
   Неторопливо потягивая тэнш и следя за окружающей обстановкой, марсианин раздумывал, каким именно способом ему лучше всего добраться до города. Ближайшая остановка общественного транспорта находилась в километре от Линейной, на бульваре Веледана Брома, однако оттуда можно было добраться только до пересадочного узла в районе проспекта Губернаторов. Впрочем, там можно было спуститься в метро, на Девятую линию, и доехать по ней до площади Героев Империи, которая находилась фактически в центре столицы.
   Для начала Азаров решил взять с собой два пакета листовок, перевязанных специальными шнурами, в которые были встроены миниатюрные "проволочные" дезинтеграторы. При малейшем подозрении на возможность обыска было достаточно просто коснуться такого шнура в любом месте - и ни одна сволочь из КАД ничего бы не увидела в небольшом походном рюкзаке марсианина, окромя бутылочки с питьевой водой, пары батончиков из прессованного шоколада с фруктовым желе, персонального датапада и футляра с личными документами, в число коих входили идентификационная ЭМ-карточка, водительская лицензия, опять-таки на такой же самой ЭМ-карте, и сертификат собственника жилья, который подтверждал право Морфида Гарта на легальное пребывание на Самилане. В вопросах миграции имперское законодательство было весьма строгим, и нелегала могли ожидать весьма серьёзные неприятности. Особенно в условиях военного времени.
   Вчерашнее происшествие на парковке у торгового центра в Вендане позабавило Азарова. Мудаков, распускающих свои "грабли" по отношению к женщинам, марсианин никогда не терпел, и его вчерашние действия это лишний раз доказали. Да и Тионна Ласситер могла оказаться весьма интересным приобретением - в том смысле, что, как понял из её слов Азаров, она была не слишком высокого мнения о проводимой властями Империи политике, как внутренней, так и внешней. Конечно, вовлекать её в свою деятельность марсианин не спешил, но, если бы вдруг Тионна оказалась вовлечённой в деятельность какой-нибудь диссидентской ячейки, то этим было бы грех не воспользоваться.
   Но этот вопрос разведчик решил отложить до более подходящего времени. Что же касается встречи с девушкой - здесь пока что ещё он ничего не решил. Приключений на определённую часть своего тела Азаров не искал, так как подобные глупости ни один мало-мальски здравомыслящий разведчик/диверсант не мог себе позволить. Уж лучше тогда сразу явиться в одно из отделений КАД и заявить открытым текстом, что являешься агентом Федерации, засланным на территорию противника.
   Тэнш в кружке закончился, и Азаров без особого сожаления поставил её в раковину. Неплохо, но до настоящего кофе тэншу было, как говорится, как до Туманности Андромеды раком.
   Открыв холодную воду, марсианин ополоснул кружку, вылив в раковину остатки напитка, затем более сильной струёй воды смыл противно выглядевшие коричневатые потёки в сливное отверстие, после чего водворил кружку в сушилку и принялся одеваться.
   Прогноз погоды сообщал о том, что сегодня и в ближайшие три-четыре дня погода в столице будет стоять жаркая - порядка плюс тридцати двух-тридцати четырёх по стандартной шкале (по стандартной, разумеется, терранской), поэтому марсианин, не мудрствуя лукаво, облачился в летнюю майку-безрукавку приятного зелёного цвета и бежевые бриджи, чьей отличительной чертой было множество карманов самого разного размера. Из обуви были выбраны летние кросс-туфли на конформной подошве и со встроенной системой климат-контроля, застёгивающиеся на самозатягивающиеся полоски. Одевать что-либо более плотное в такую жару было бы верхом идиотизма.
   Оглядев себя в висящее на стене прихожей большое зеркало, Азаров счёл, что выглядит вполне прилично и ничем не выделяется из общей массы местного населения. Произношение, да, герминорский акцент спрятать было невозможно, но особой роли это не играло. Перемещение населения внутри Империи никакими законами не возбранялось, если только вы не были инопланетянином. Расистами и ксенофобами водесканцы не слыли, но не-водесканцу получить разрешение на проживание на имперских планетах было довольно непросто. И количество конечностей, наличие/отсутствие шерсти/чешуи в данном случае не имело никакого значения.
   Покончив с экипировкой, Азаров взял пистолет и с задумчивым выражением на лице уставился на оружие. Нет, разумеется, по имперским законам никто не запрещал ему брать с собой оружие, но в данной ситуации "колгар" не имел никакой смысловой нагрузки. Поэтому Азаров положил пистолет в бронированный футляр, который запер на кодовый замок и задвинул глубоко в недра стенного шкафа.
   Народу на улице было немного - всё-таки сейчас был самый обычный рабочий день, и большинство самиланцев находилось на своих рабочих местах. Да и жара не способствовала праздному шатанию по городским улицам и площадям. К тому же, данный квартал располагался фактически на окраине Родбреда, так что в почти полном отсутствии пешеходов не было ничего удивительного.
   Азаров бодрым шагом дошёл до того места, где к Линейной под углом в девяносто градусов примыкала другая улица, зовущаяся почему-то Ручейной, хотя никаких ручьёв или речек в окрестностях точно не было. Впрочем, названия улиц не всегда соответствовали топонимике, так что Азаров не обратил на это ровным счётом никакого внимания.
   Остановка общественного транспорта на бульваре Веледана Брома, названного в честь какого-то имперского военачальника, о деяниях которого Азарову не было ничего известно, являлась конечной для пяти автобусных маршрутов и двух маршрутов элесина. Как раз в данную минуту один из этих громоздких электрических "бегемотов" и стоял у остановочного павильона, ожидая своего времени по расписанию, чтобы отправиться на маршрут. Несколько пассажиров уже находились в его салоне, наслаждаясь той прохладой, что нагнетал кондиционер.
   Азаров тщательно сверился со схемой маршрутов, что висела внутри павильона, закрытая прочным стеклом - частично для того, чтобы защитить схему от пыли и атмосферного воздействия, частично для защиты от вандалов. Придурков хватало везде, так что Самилан в этом плане не был каким-то исключением. По ней выходило, что стоящий на остановке элесин обслуживал маршрут под номером "89" и курсировал между бульваром Брома и спортивным комплексом "Штара", а длина маршрута этого самого составляла восемнадцать клипов. Поразмыслив немного, марсианин решил воспользоваться именно этим маршрутом, чтобы доехать до пересадочного узла на проспекте Губернаторов. Благо, отсюда до него было девять клипов - ровно половина протяжённости восемьдесят девятого маршрута.
   Войдя в салон элесина, Азаров приложил ЭМ-билет к считывающему устройству, которое осуществило снятие денежных средств за проезд, после чего занял одно из свободных мест. Бросил взгляд через тонированное стекло и, достав датапад, углубился в изучение местной общественной компьютерной сети.
   Поездка ничем примечательным Азарову не запомнилась. Пассажиры входили и выходили, элесин бодро катил по городским улицам, шурша ребинговыми шинами и негромко урча электромотором. В одном месте транспорту пришлось малость подзадержаться из-за небольшого ДТП на пересечении двух улиц, но минуты через три элесин продолжил свой путь по городским магистралям.
   Проспект Губернаторов оказался широкой магистралью с четырьмя полосами для движения в каждом направлении, тянущийся, согласно электронному путеводителю, до Четвёртого Радиального Транспортного Коридора Сат-Самара. Элесин восемьдесят девятого маршрута бодро выкатился на проспект из вливающейся в него улицы и сразу же занял полосу движения, предназначенную для общественного транспорта.
   Азаров ещё раз сверился с загруженной в датапад картой самиланской столицы и довольно хмыкнул. По всему выходило, что пересадочный узел находился всего в двух остановках от того места, где элесин выехал на проспект, так что следовало готовиться к высадке... мм... то есть, к выходу из пассажирского транспорта. Прибыв на пересадочный узел, нужно было спуститься вниз, на расположенную на глубине семидесяти метров станцию местного метрополитена, принадлежащую к Девятой линии, соединяющую центральный железнодорожный вокзал самиланской столицы с крупным районом города, носящим название Самар-Гевенд. Двадцать три минуты - и вот вы уже в центральных кварталах самиланской столицы.
   Элесин, шурша ребинговыми шинами, подкатил к большой крытой прозрачным углепластиком площадке, на которой могли сразу находиться три элесина или пять автобусов, и которая была запружена пассажирами по самое не могу. Азаров, протолкавшись через толпу, очутился перед ведущей вниз широкой лестницей, по которой мог спокойно проехать танк-таран "Мастифф". Изловчившись, марсианин пришлёпнул одну листовку прямо на рекламный стенд, при этом криво усмехнувшись. Скоро кто-нибудь увидит её, прочитает текст, и тогда дело сдвинется с мёртвой точки.
   Длинный эскалатор, который начинался через несколько метров, привёл марсианина на станцию подземки, заполненной народом. Несколько полицейских в обычной полевой форме, вооружённые суггесторами и шоковыми дубинками, прохаживались взад-вперёд, наблюдая за царящей на станции суматохой. Расположенные под потолком видеокамеры просматривали всё пространство станции, не оставляя места для того, чтобы можно было что-то втайне сделать. Однако вряд ли в туалетах, встроенных в стены, имелись таковые, так как существовали всё же нормы приличия, а Империя не являлась полностью тоталитарным обществом, как Вендорская Лига; посему Азаров справедливо полагал, что уборную можно использовать для своих целей.
   В ожидании нужного поезда марсианину удалось расклеить несколько листовок как в самом туалете, так и на станции, умудрившись не попасть в поле зрения полицейских и видеокамер. И, когда из жерла транспортного туннеля показался длинный состав метро, из одного из туалетов выбежал какой-то самиланец, громко призывая на помощь полицейских и тыча пальцем внутрь.
   Азаров довольно кивнул сам себе. Листовки начали приносить свои плоды и марсианин был уверен, что вскорости местные власти начнут копошиться, как иггдрасильские мучные черви. Для начала это было очень даже неплохо.
   Входя в один из вагонов, Азаров заметил спешащих к туалету, который он совсем недавно почтил своим присутствием, четверых суровых полицейских, которые разительно отличались от следящих за порядком на станции метро своих собратьев. Облачённые в серую броню и вооружённые бластерами, они явно принадлежали к местной патрульной службе, а это могло означать только одно - его деятельность уже заметили, ибо ничем иным Азаров не мог объяснить факт столь быстрого прибытия на станцию мобильного патруля.
   Приятно, когда твою деятельность могут оценить по достоинству, подумал про себя Азаров, делая шаг с платформы в вагон прибывшего электропоезда самиланского метрополитена. Только в данном случае от благодарных ценителей лучше держаться как можно дальше.
  
  
  
  
   Глава 8.
  
  
  
  
   За последующие четыре часа Азарову удалось избавиться практически от всех взятых с собой листовок. Проявляя иной раз чудеса изворотливости, ему удалось расклеить антиправительственные воззвания в самых разных местах столицы Самилана, среди которых были уличное кафе (вернее, его входная дверь), какое-то административное здание и довольно крупный крытый рынок на бульваре Мобильной Пехоты, где число листовок уменьшилось аж на два десятка. Сирен, конечно, слышно в округе не было, но Азаров был более чем уверен, что местные служители порядка уже начали исходить желчью, что, вроде бы как, подтверждалось возросшим количеством патрульных автомобилей на городских улицах. Что ж - для "стингера" это было равносильно вручению ему благодарственной грамоты.
   Особенно запомнилась марсианину листовка под номером "сто двадцать семь". Обычное дело - уличная пробка, вызванная дорожно-транспортным происшествием, любопытные прохожие, глазеющих на последствия этого самого дорожно-транспортного происшествия, злые водители пострадавших транспортных средств и равнодушные к их проблемам дорожные полицейские. Как говорили на Марсе, "дело житейское" - один ехал по главной дороге, другой выруливал из прилегающего переулка и то ли не заметил первого, то ли просто решил проскочить. Естественно, не успел/не сумел, что и вызвало к жизни то, что сейчас и происходило.
   Пользуясь тем, что всё внимание прохожих, а равно - и дорожных полицейских - было приковано к автомобилям и их владельцам, которые с недовольными мордами лиц выслушивали разъяснения сурового патрульного, который, судя по всему, разъяснял им, кто здесь прав, а кто - нет, Азаров, изловчившись, прилепил листовку с антиправительственным текстом прямо на витрину какого-то магазина, судя по всему, торговавшему электроникой и электротехникой, после чего, с абсолютно спокойным и невозмутимым выражением лица, присоединился к небольшой группе зевак, которые наблюдали за развитием ситуации вокруг участников ДТП.
   То, чего вполне справедливо ожидал марсианин, случилось примерно через две минуты после того, как он закончил своё неблаговидное дело. Позади столпившихся зевак, которые явно никуда не торопились, если не считать единственного среди них разумного - но он-то как раз и не являлся представителем населяющего эту планету разумного вида - раздался полный возмущения вопль, заставивший всех - и зевак, и участников ДТП, и дорожных полицейских - обернуться в недоумении. Лишь Азаров обернулся на этот вопль с едва заметным выражением удовольствия, которое, впрочем, быстро сменилось на точно такое же выражение, как и на лицах окружающих.
   Средних лет самиланец с бритой наголо головой, стоя у витрины магазина электротехники, с возмущённым видом тыкал пальцем в неё, от волнения заикаясь, что придавало его болтовне забавный привкус. В другое время, возможно, Азаров бы посмеялся над этим олухом, но сейчас подобная реакция показалась бы весьма подозрительной. Поэтому он, как и все остальные, переключившие своё внимание на Лысого, глядели на происходящее действо с выражением недоумённого внимания.
   - В-вы только п-посмотрите, ч-что они т-тут с-себя п-позволяют! - возмущённо заикаясь, проговорил Лысый, тыча в витрину указательным пальцем. - Они т-тут ч-что, с-совсем с ума п-посходили?!
   Привлечённые воплями, люди сгрудились около Лысого и стали с интересом и некоторой долей недоумения рассматривать злополучную витрину, пытаясь понять, чем вызвано всё это действо. В их числе был и Азаров, который протолкался поближе к магазину, чтобы быть в первых рядах.
   - Это что-то новое! - услышал марсианин голос слева от себя; говорил молодой самиланец, одетый почти так же, как и разведчик. - Никогда прежде такого не видел!
   - Мой брат видел сегодня похожие листовки на продуктовом рынке Вельмар, - подал голос другой самиланец, постарше первого. - Там полиция всё оцепила, потрошили всех без разбору. Брат целый час там проторчал, пока его не выпустили. Ещё и безопасники прискакали...
   - Этим только дай повод! - угрюмо процедил кто-то из толпы.
   - К-как, к-как т-такое могло прийти им в голову?! - продолжал, между тем, возмущаться первооткрыватель листовки. - Б-больные, что ли?!
   Азаров решил, что ситуацию нужно немного подправить и скорректировать её в нужном направлении. Протолкавшись сквозь первый ряд зевак, марсианин остановился прямо напротив дела рук своих и громко, так, чтобы все его слышали, принялся читать отпечатанный на высокоскоростном лазерном принтере текст воззвания.
   - "Война приносит выгоду лишь власть предержащим и тем, кто имеет от неё дивиденды", - прочитал он. - "Простые же граждане Империи не имеют ничего, кроме постоянно растущих цен и новых налогов. Сыны и дочери Водеска гибнут во имя интересов правящей клики и мегакорпораций, защищая их шкурные интересы. Неужели вы всё ещё считаете, что эта идиотская война способна принести пользу нашему народу? Нет! Лишь кровь, страдания и разрушения - вот что она нам приносит! Шалмирейн, Фейтар и Ландросса тому подтверждение! Положим ей конец, во имя Справедливости и Мира! Те же, кто совершил преступления против собственного народа, рано или поздно понесут справедливое возмездие! От имени Кассидорит Индесендаг Риксенор Дирактег, боевая ячейка Самилана!".. Вот, значит, как...
   - Их там, в этом м-магазине, п-посадить м-мало за т-такое! - взвыл Лысый. - Они там что, совсем с-сбрендили?!
   - Э, нет, уважаемый, - вперёд протиснулся какой-то самиланец, явно более сообразительный, нежели Лысый, - это вовсе не так просто, как вам кажется.
   - Это почему? - потребовал ответа первооткрыватель листовки.
   - А потому, что псих нацарапал бы это от руки и совсем в другом месте. А здесь, смотрите - отпечатано явно на принтере, причём не из простых, текст чёткий, листовка наклеена весьма умело... да и сама бумага... никогда прежде такой не видал... Держу пари, что здесь действует целая организация...
   - Здесь так и написано - Водесканская Партия Свободы и Равноправия! - возбуждённо произнёс кто-то из толпы.
   - Первый раз о такой слышу! - донеслось до Азарова.
   - Первый, да не последний...
   - Н-но к-кто-то же д-должен со всем этим разобраться! - обиженно проскулил Лысый.
   - Что тут у вас происходит?! - раздвигая толпу руками, к витрине подошли дорожные полицейские, которые уже закончили "разбор полётов" на месте аварии. - Что здесь за сборище, а?!
   - В-вот, посмотрите! - Лысый с торжествующим видом ткнул пальцем в листовку, привлекая к ней внимание полицейских.
   По мере того, как оба блюстителя закона вчитывались в текст воззвания, их глаза становились всё более и более похожими на параболические антенны радаров дальнего действия, а рожи приобретали цвет пережаренных куливо. Закончив чтение, оба легавых, как по команде, уставились на собравшихся вокруг витрины зевак.
   - Кто это сделал, а?! - грозно рявкнул один из них, старший по званию - насколько было видно Азарову, он носил шевроны лейтенанта, в то время, как его напарник щеголял шевронами старшего ефрейтора. - Какая сволочь здесь это прилепила?!
   Люди зашушукались меж собой, но тем дело и ограничилось. Никто не видел, как и когда сие вопиющее безобразие, полностью противоречащее всем имперским законам и уложениям, появилось на этой злополучной витрине.
   - Кустявы! - проревел полицейский. - Где, мать вашу так, были ваши глаза?!
   Люди притихли, будто и в самом деле пытались вспомнить, где же, мать их так, были их глаза.
   - Кто это гадство первым заметил? - продолжал драть глотку легавый.
   - Я! - Лысый выступил вперёд с таким выражением на роже, будто ожидал от полицейских, как минимум, большого и вкусного мороженого.
   - Тогда ты должен был видеть, кто это сюда прилепил!
   - Я... я не видел, фран полицейский... Была-а а-авария... я-я смотрел на-а-а...
   - Пшёл вон! - рявкнул блюститель закона. Лысого после такой реакции словно ветром сдуло. - Она что, листовка эта сраная, сама сюда приклеилась, что ли?!
   - Может быть, в магазине вам что-нибудь подскажут? - решил посоветовать Азаров.
   - Я и без тебя знаю, что мне надо делать! - гаркнул легавый и, распахнув дверь магазина, во весь голос стал требовать его владельца или, на худой конец, управляющего.
   На улицу выскочил насмерть перепуганный самиланец средних лет, одетый в тонкую белую сорочку и лёгкие летние брюки, и принялся тупо таращиться на листовку, намертво приклеенную к витрине.
   - Откуда это здесь взялось?! - грозно вопросил служитель порядка.
   - Я... я понятию не имею, фран офицер! - испуганно залепетал самиланец - судя по всему, управляющий магазином. - Она... она снаружи, фран офицер, а мы... мы внутри... Заверяю вас, что мы к этому не имеем никакого отношения!
   - Да неужели?! - окрысился полицейский.
   - Да-да! Это... это возмутительно! Такая гадость тут написана! И чем какому-то проходимцу приглянулась наша витрина, ума не приложу!
   - Немедленно снять!
   - Да-да, сию секунду...
   Управляющий попытался было поддеть листовку ногтями, чтобы отодрать её от витрины. При виде этого Азаров незаметно усмехнулся. Попытка, она, конечно, не пытка, только вот ковырять эту листовку самиланец мог до морковкина заговенья. Нанесённый на обратную сторону особый синтетический клей намертво приклеивал обработанный им предмет к любой поверхности... ну, практически к любой, за исключением разве что титаниума и глассита. Так что самиланцу можно было лишь пожелать удачи в его нелёгком начинании.
   Видя, что вручную никак не получается отодрать хотя бы кусочек, управляющий, кинув на полицейских умоляющий взгляд, скрылся в магазине, но вскоре вернулся оттуда с острым ножом, предназначенным для резки бумаги. На сей раз он преуспел куда больше, оторвав три крохотных кусочка от углов листовки.
   - Кипятка, идиот! - заорал полицейский, выходя из себя. - Принеси кипятка и отмочи!
   Взмокший от страха управляющий магазином, бормоча себе под нос что-то неудобоваримое, снова скрылся внутри вверенной его заботам торговой точки. А Азаров про себя решил, что здесь ему больше делать нечего.
   Потолкавшись в окрестностях минут двадцать и уменьшив количество листовок ещё на полтора десятка, марсианин всё-таки решил вернуться к тому самому магазину электротехники. Уж очень ему было интересно, какое решение примет управляющий этого заведения.
   Народу у злополучной витрины по-прежнему толпилось немало. Некоторые недоумённо глядели на ожесточённо спорящих управляющего магазином и дорожного полицейского, пытаясь разобраться, что могло здесь такого случиться, что потребовалось вмешательство дорожной полиции; другие же ошалело таращились на текст антиправительственного воззвания. Азаров при виде последнего понимающе усмехнулся. Каким-то невероятным образом управляющему магазином удалось с помощью кипятка удалить фликс с поверхности витрины, однако текст воззвания никуда не делся. Напротив - под воздействием горячей воды буквы воззвания отчётливо отпечатались на стекле, впитавшись в саму его структуру. Здесь уже ничего не могло помочь, кроме как замены витрины, это Азаров знал наверняка. И именно сейчас об этом столь горячо спорили управляющий и полицейский.
   - Да мы только в прошлом месяце заменили эту мульксову витрину! - орал управляющий. - Мы не "Видим Нор", для нас пять тысяч скабов - сумма приличная!
   - Да мне глубоко похер, сколько стоила эта ваша витрина! - взъярился полицейский. - Не хотите менять витрину - заколотите её нахрен досками!
   - Заколотить?! - управляющий аж задохнулся от возмущения. - И как тогда, по-вашему, мы будем выглядеть, а?! Как какой-нибудь занюханный шалман на самой окраине Империи?!
   - Плевать мне на то, как вы будете выглядеть! Это антиправительственная пропаганда, а значит - ПРЕ-СТУ-ПЛЕ-НИЕ!!! Усёк, разрази тебя нейтронная буря?!
   Азаров, ещё раз усмехнувшись про себя, не спеша отвалил от места действия и неторопливой походкой двинулся в направлении остановки городского транспорта. В рюкзаке "стингера" ещё оставалось некоторое количество листовок, и марсианин твёрдо был намерен от них избавиться, добавив ещё, так сказать, масла в огонь.
  
  
  
  
   Сидя перед включённым телестатом, по которому демонстрировали какой-то очередной ура-патриотический боевик весьма отвратного качества - как по содержанию, так и по качеству съёмки, и неспешно цедя местный аналог кофе, Азаров размышлял о том, стоит ли ему предпринять новую эскападу с листовками или же лучше погодить, подождать, так сказать, ответных действий властей. Вне всякого сомнения, городские власти получили весьма ощутимый пинок под зад, и вся заслуга в этом принадлежала именно "стингеру". Конечно, это было не совсем то, к чему привык Азаров, но любые действия, способные принести в стан врага раздор и неразбериху, идут только на благо Федерации.
   Разумеется, в новостных программах никто и словом не обмолвился о листовках, из чего Азаров сделал вывод, что власти наложили запрет на освещение данной темы в новостях. Ничего не было выложено и в местном аналоге Интерстара, что ещё больше укрепило марсианина во мнении, что цензурная машина включена на полную катушку. Поэтому особо расстраиваться по поводу того, что никто не обмолвился и словом о происходящем, он не стал.
   Назавтра - так как уже было довольно поздно для ночных прогулок, а в том, что улицы будут патрулироваться усиленными нарядами полиции, Азаров не сомневался, а посему и не было смысла рисковать своей головой - им была запланирована поездка в портовый город Калас, который располагался в тридцати пяти клипах от Сат-Самара, на берегу залива Биравин, являясь, по сути своей, аванпостом столицы на побережье Танесбронского океана и её главными морскими воротами. Ограничиваться одной лишь столицей он отнюдь не собирался, к тому же, заодно можно было провести и небольшую разведку. Вряд ли Флоту было неизвестно про этот населённый пункт, но лишние сведения никогда не будут излишними.
   Выключив телестат, который теперь демонстрировал матч по футболу (здесь, правда, этот аналог популярного в Солнечной Системе вида спорта назывался иначе) между двумя командами местной высшей лиги, Азаров неспешно принял душ и завалился спать, установив время активации будильника в стоящих на компьютерном столе электронных часах на шесть тридцать утра. На всякий пожарный случай, пистолет он положил под подушку, хотя сам считал маловероятной возможность того, что его каким-то образом могли проследить. Слишком мало времени он ещё провёл на Самилане, чтобы его портрет украшал собой полицейские участки планеты.
   Лёжа в кровати, Азаров составил для себя план своих дальнейших действий. После поездки в Калас следовало бы посетить базу в лесу Монтило для того, чтобы отправить детальный отчёт на Монтсеррат. И вот как раз Тионна Ласситер была бы здесь очень кстати. Ведь девушка располагала личным автомобилем, а Азаров пока не собирался покупать ничего из этого ряда. На крайний случай, можно было взять авто в аренду, под другим именем, чтобы сбить, если что, со следа головорезов КАД. Поэтому для себя марсианин пометил связаться с Тионной после своего вояжа в Калас и пригласить её на ужин. В конце концов, плох тот разведчик, который избегает пользоваться местными, так сказать, ресурсами.
   Ночь прошла относительно спокойно. Никто и ничто не потревожило покой Азарова, лишь где-то примерно в районе трёх часов по местному времени какой-то придурок решил устроить тест-драйв своего автомобиля. Минуты три через полуоткрытое окно доносился рёв мощного мотора, потом звук этот прокатился по всему кварталу и затих где-то вдали. Пробормотав себе под нос витиеватое ругательство на инишири и пожелав этому дебилу встретить на своём пути столб или патруль дорожной полиции, Азаров перевернулся на другой бок и снова погрузился в спокойный сон без сновидений.
   Ровно в семь тридцать утра по местному времени Азаров уже стоял на остановке общественного транспорта, ожидая прибытия автобуса или элесина. Можно было, конечно, просто вызвать такси и спокойно доехать до центрального железнодорожного вокзала, но Азаров просто не хотел привлекать к своей персоне лишнего внимания. Можно, конечно, возразить, что он и так уже изрядно отметился на Самилане своим визитом в агентство недвижимости Сила Саверина, однако у местных властей пока не было никаких оснований связывать Морфида Гарта с событиями прошедшего дня. А для покупки билетов на поезд или автобус не требовались никакие удостоверения личности. На аэробус или пассажирский космический корабль требовались, но Азаров и не собирался пользоваться данными видами пассажирского транспорта. Для передвижений в пределах Столичного Региона вполне хватало наземных видов транспорта.
   На сей раз марсианин решил всё-таки взять с собой пистолет - просто так, на всякий случай. Как мы уже ранее упоминали, имперские законы не запрещали простым гражданам иметь личное оружие, поэтому ничего странного в том, что при фране Гарте присутствует пистолет, никто не увидел бы. Документы на оружие прошли бы любую, самую строгую, экспертизу, так что Азаров решил-таки вооружиться для поездки в Калас. Мало ли что...
   На сей раз до пересадочной станции Азаров ехал на автобусе сорок шестого маршрута, который, скорее всего, по причине того, что сегодня был официальный выходной день, был почти пуст в столь ранний час. Да и городские улицы в это время тоже не могли похвастать слишком уж большим количеством прохожих и машин.
   Без особых проблем Азаров добрался до пересадочной станции и уже собирался спуститься в метро, чтобы доехать до железнодорожного вокзала, когда его взгляд упал на стоящих у ведущих к станции подземки эскалаторов полицейских, среди которых отчётливо наблюдалось несколько угрюмых типов в однобортных серых костюмах - и это несмотря на жару. Они расположились как бы особняком от патрульных, но при их виде марсианин почувствовал, как в его желудке начинается некий неприятный процесс, а вдоль позвоночника бодро промаршировала целая армия мурашек.
   Однако, столь быстрой реакции на свои действия Азаров не ожидал. Всего один день усердной работы - а ублюдки из Имперской Безопасности уже забегали, как блохи на раскалённой сковороде. И только ли в его деятельности тут было дело, или он просто подтолкнул ход событий в ту сторону, которая была ну очень неприятна водесканцам?
   Впрочем, рассуждения - рассуждениями, но в сложившейся ситуации нужно было искать другой способ добраться до центрального железнодорожного вокзала. Если бы не груз прокламаций в дорожной сумке (её вчера марсианин купил по вполне приемлемой цене в одном из галантерейных магазинов), небрежно перекинутой через плечо, можно было бы проследовать первоначальным курсом, благо, документы у Азарова были в полном порядке. Сейчас же путь на станцию метрополитена был для него закрыт, а рисковать своей шкурой марсианин не горел желанием.
   Оглядевшись по сторонам, Азаров заметил несколько припаркованных на специально выделенной для них площадке такси. Их водители со скучающим видом сидели каждый в своей машине, ожидая, когда найдётся кто-нибудь, кому понадобятся их услуги.
   - Свободен? - Азаров поравнялся с одним из автомобилей - большим седаном класса "полулюкс", чей водитель с весьма заинтересованным выражением лица пялился в свой датапад, на экране которого показывался какой-то видеосюжет явно порнографического содержания.
   При звуке раздавшегося над самым его ухом голоса таксист едва не подавился воздухом и чуть не выронил датапад на пол.
   - Э-э... кхм... да, а вам куда? - спросил таксист.
   - Центральный вокзал.
   - Какой именно?
   - Что? - несколько секунд Азаров пытался понять, что от него хочет таксист, но потом он сообразил, что самиланец имеет в виду, на какой именно центральный вокзал хочет попасть клиент - железнодорожный или автобусный. - А-а, железнодорожный...
   - Садитесь, - таксист убрал датапад в вещевой ящичек, стукнул кулаком по закреплённому на приборной панели счётчику и нажал на сенсор запуска двигателя. - За посадку два скаба.
   - А за высадку? - хмыкнул Азаров, садясь рядом с водителем.
   - За высадку ничего не надо платить, - в ответ хмыкнул таксист. - Опаздываем или время терпит?
   - Терпит.
   - Понятно.
   Такси неспешно отъехало от тротуара, пропустило движущийся в попутном направлении рейсовый автобус, чуть дёрнулось по непонятной причине и двинулось в сторону основной части самиланской столицы.
   - Куда в такую рань, если не секрет? - спросил таксист, бросив на спокойно сидевшего Азарова любопытный взгляд.
   - В Калас, - помедлив, отозвался Азаров. Таксисты везде одинаковы, вне зависимости, на какой планете вас подвозят до нужного вам места.
   - По работе или как?
   - По работе, чтоб её!
   - Да, даже в выходной день не дают людям покоя! - сочувственно произнёс таксист, покачав головой. - Чем занимаетесь, если не секрет?
   - Да какой секрет! - усмехнулся Азаров. - Компьютерные технологии и всё, что связано с ними. У клиента сервер полетел по причине рукожопости его программистов, вот, приходится ехать к нему.
   - Да, рукожопых хватает, к сожалению, - поддакнул таксист, проскакивая какой-то перекрёсток чуть ли не на красный сигнал светофора. Азаров даже поозирался по сторонам, ища начавший преследование нарушителя патрульного кара, но всё было чинно-спокойно. Ни одной машины ТАПИ поблизости не наблюдалось. - Был у нас один механик - не знаю, как он вообще умудрился сертификат получить. Такой был тупой! Запросто мог перепутать антифриз с омывашкой!
   - Это как так?
   - А хер его знает! Он и мне один раз залил в радиатор жидкость для мытья лобового стекла - я чуть на жаре движок не спалил! Ох и выматерил я тогда этого кустяву! Ну, сейчас он у нас уже не работает... к счастью...
   Азаров понимающе хмыкнул, хотя, если сказать честно, марсианина мало волновало, кто что кому залил в какой-то радиатор.
   - А вы вчерашние новости не смотрели? - спросил таксист, притормаживая, чтобы пропустить выезжающий из остановочного кармана элесин; тот в благодарность мигнул задними поворотниками в режиме аварийного сигнала.
   - Нет, не до них было, - ответил Азаров. - Приехал домой поздно, да и устал вчера, если честно. А что такое? Что-то краем уха слышал в метро, но так толком и не понял, про что там говорили.
   - Да весь город вчера был обклеен листовками с антиправительственными воззваниями! - таксист от избытка чувств шлёпнул себя по правому колену. - Да что там - я сам видел одну такую бумаженцию на входе в супермаркет на Долвинском шоссе!
   - Серьёзно?
   - Что, я похож на шутника? - обиделся таксист. - И это вовсе не бред какого-то полоумного шутника, это я вам точно скажу. Чтобы столько прокламаций расклеить, одного человека мало. Тут точно целая организация действует. Да, впрочем, в листовках так и было указано прямым текстом - Водесканская Партия Свободы и Равноправия!
   - Во-во, что-то похожее я и слышал в метро! Не придал, правда, значения этому... А что же власти?
   Значит, всё-таки в новостях о листовочках было сказано. Скорее всего, Азаров просто пропустил тот выпуск новостей, в котором об этом говорилось, а больше власти не стали углубляться в эту тему, чтобы ещё больше не растравить воображение обывателей.
   - О, видели бы вы, какой вчера шухер поднялся в городе! - оскалился таксист. - Вся эта сраная шушера из Безопасности из своих вонючих нор повылезала и вместе с полицией слонялась по центру, как в жопу укушенная! Возле вокзала, кстати, едва ли не всех потрошили!
   - Ну, если дело касается... а вы, однако, так спокойно такими словами отзываетесь о властях...
   - Да все они кустявы! - таксист смачно плюнул в открытое окно. - Только и умеют, что повышать налоги, придумывать новые запреты и ограничения да запугивать нас терранской угрозой! Большинство, конечно, всё это проглатывает под прикрытием пропаганды и лозунгов войны до победного конца - но не все же дебилы, в конце концов!
   - Смело вы, однако, обо всём этом говорите, - произнёс Азаров, с интересом глядя на таксиста.
   - Да просто уже за...ало всё это дело конкретно! - снова сплюнул самиланец. - Ещё два месяца назад наша контора платила двадцать процентов от выручки в госказну - а сейчас, бля, уже тридцать пять! Это как прикажете понимать? А моя зарплата-то от этого в лучшую сторону не меняется! А цены ведь тоже не стоят на месте! Так что если уж вам так хочется, можете звонить кустявам - пусть приедут, я и им то же самое выскажу!
   - С КАД такие штучки не проходят, - предостерёг таксиста Азаров.
   Вместо нормального ответа самиланец выдал отборную матерную тираду и опять сплюнул в окно.
   - Да, война эта уже реально в печёнках сидит, - осторожно произнёс марсианин. - Мне вот тоже приходится крутиться, как заведённому, чтобы заработать нормальные деньги, и это я ещё без семьи...
   - Вот и я о чём говорю, - согласился таксист.
   К тому моменту, как такси остановилось на стоянке напротив главного входа в здание центрального железнодорожного вокзала Сат-Самара, Азаров для себя уяснил, что в водесканском обществе всё же имело место быть неплохое такое недовольство войной. Тот же таксист - а ведь он здорово рисковал, высказывая такое Азарову. Возможно, внешний вид "стингера" не выдавал в нём ура-патриота, который немедленно стал бы орать на всю систему Баррастер, призывая полицию - возможно, так как разумные подобного типа везде были одинаковы и их не так уж и сложно можно было вычленить из общей массы. И вчерашние листовки неплохо так показали рядовым самиланцам, что и на их планете есть те, кто чихать хотел на власти. А как известно, если рядом с вами есть хотя бы один смельчак, то и вы перестанете праздновать труса.
   И такое положение дел вполне устраивало Азарова. Надавить ещё - и народ станет меньше оглядываться на "пиджаки" из КАД, но станет задавать больше неудобных для властей вопросов. А это запросто может привести к тому, что в водесканском обществе возникнет раскол между ура-патриотическими придурками и здравомыслящими гражданами.
   А уж терранская разведка найдёт способ использовать это для своей выгоды. Можете в этом не сомневаться.
  
  
  
  
   Народу в очереди к билетным кассам на центральном железнодорожном вокзале Сат-Самара было не так уж и мало, даже несмотря на выходной день. Возможно, дело было в том, что в пяти клипах от Каласа располагался небольшой курортный посёлок под названием Эвинс, являющийся излюбленным местом отдыха жителей Сат-Самара и известный на весь Столичный Регион - и не только - своими роскошными пляжами. Линия железной дороги проходила вблизи окраины Эвинса, откуда до пляжа регулярно ходили рейсовые автобусы, а если кто желал пройтись пешком, в его распоряжении имелась пешеходная дорожка длиной в три четверти клипа, проходящая через довольно живописный лес. Поэтому Азаров, пробормотав себе под нос что-то из разряда того, что в приличном обществе не принято употреблять, пристроился в хвост очереди, тянущейся к билетным кассам. Благо, их работало несколько, так что марсианин надеялся, что долго ему в очереди не придётся стоять.
   Поглядывая по сторонам с определённой долей настороженности, Азаров с некоторым удовлетворением отметил, что очередь движется довольно споро, так что, скорее всего, ему не так уж и долго придётся торчать на виду у всех. И поблизости вроде как не наблюдалось никаких кустяв, что радовало.
   До окошка ближайшей кассы, по ту сторону которого маячила молоденькая девушка-кассир, оставался всего лишь один пассажир - самиланец примерно того же возраста, что и Азаров, жена и дети которого стояли чуть поодаль от очереди, когда внезапно откуда-то сбоку в очередь вклинился, подобно танку-тарану, какой-то тип в явно недешёвом костюме строгого серого цвета, похожий на живую карикатуру на министра пищевой промышленности. Бесцеремонно оттолкнув стоящего перед Азаровым самиланца, он протиснул свою тушу к кассе и потребовал билет до Каласа в вагоне класса "люкс".
   - Эй, это что ещё за фортели такие вы вытворяете?! - возмущённо воскликнул самиланец, сделав попытку восстановить справедливость. - Вы что, на пожар торопитесь, что ли?! Влом в очередь встать, как все?!
   - Закрой пасть, понял?! - Свинорылый отвернулся от окошка кассы и презрительно взглянул на самиланца. - С тебя не убудет, если лишних тридцать секунд простоишь!
   - Да как вы...
   - Я сказал, падла - закрой пасть! - Свинорылый сунул под нос бедолаге впрессованную в пластик светло-зелёную карточку, при виде которой самиланец вмиг заткнулся, а у Азарова от неожиданности округлились глаза. - Проблем на свою жопу решил поискать?!
   - Мм... э-э... - только и сумел выдавить из себя перепуганный самиланец.
   - Вот и молодец!
   Свинорылый презрительно смерил незадачливого пассажира взглядом с ног до головы и, выдернув билет на поезд из рук ошарашенно наблюдавшей за этой сценкой кассирши, с важным видом прошествовал к турникетам, за которыми начинался ведущий к перронам вокзала длинный ярко освещённый туннель с вымощенным пластолитовыми плитами полом и облицованными псевдомрамором стенами.
   Азаров задумчиво подёргал себя за мочку левого уха. Свинорылое хамло оказался - ни много ни мало - сотрудником КАД, так что в том, что стоящий перед Азаровым самиланец не стал обострять конфликт, не было ничего удивительного. А вот что привлекло внимание марсианина, так это то, что на впрессованном в пластик удостоверении сотрудника Имперской Безопасности не было и намёка на фотографию или какие-нибудь иные опознавательные символы, по которым можно было опознать владельца данного документа. В том, собственно, не было ничего удивительного - ведь КАД являлась крайне закрытой структурой, и даже её сотрудники зачастую не знали тех, кто работал в одном с ними здании, но, скажем, на пару этажей ниже-выше. Ну, если служба безопасности Империи остаётся секретной даже для своих агентов, то чужим агентам это только на руку.
   Всё ещё не отошедший от шока самиланец взял, наконец, билеты на поезд и отвалил в сторону, направившись к стоящей чуть поодаль семье, которая оторопело взирала на происходящее. Хмыкнув про себя, Азаров подошёл к окошку и пригнулся, чтобы его лицо попало в поле зрения кассира.
   - Один билет до Каласа, пожалуйста, - произнёс он. - Если есть места, то в люксе.
   Куда ехал Свинорылый, Азаров, ясное дело, не имел ни малейшего понятия, но билет до Каласа в вагоне класса "люкс" стоил всего на пятнадцать скабов дороже, чем билет до Эвинса, так что можно было в данном случае наплевать на перерасход наличности. Тем более, что проблема недостатка денег Азарову уж точно не грозила.
   Взяв билет, марсианин отошёл от кассы и двинулся в сторону туннеля, ведущего на перроны вокзала. Поезд до Каласа отправлялся с двенадцатого пути и через десять минут, поэтому стоило поспешать.
   Как оказалось, Азарову повезло взять билет на поезд-экспресс, идущий в Калас всего с двумя остановками по пути, в Самар-Куте и Ширасе, тогда как обычные поезда до портового города делали остановки на каждой станции и платформе на всём протяжении маршрута. И даже, можно сказать, повезло дважды, так как в составе экспресса имелся только один вагон класса "люкс", а это значило, что Свинорылого он точно не упустит. Сложно, знаете ли, не заметить такую тушу, находясь с нею в одном вагоне.
   Сунув под сканер, что был встроен в турникет, загораживающий проход на перрон, свой билет, Азаров подождал, пока сканирующее устройство проверит его билет и разрешит выход на перрон. Внутри турникета что-то зажужжало, на панели сканера замигали разноцветные огоньки, после чего маленький шлагбаум, перегораживающий проход, поднялся чуть выше головы, давая возможность выйти на перрон.
   Вагон-люкс Азаров обнаружил в самой середине состава, насчитывающего двенадцать вагонов насыщенного бирюзового цвета, каждый из которых был украшен логотипом Самиланских Железных Дорог. Оглядевшись по сторонам, Азаров усмехнулся себе под нос и, ухватившись за поручень, поднялся в вагон.
   Внутреннее убранство вагона люксового класса мало чем отличалось от подобных вагонов магнитопланов, курсировавших по магистралям планет Федерации. Стены салона были оббиты декоративными панелями из какого-то материала, имитирующего дерево джойо, пол был устлан синтетическим ковровым покрытием, потолок через равные промежутки украшали стилизованные под старину светопанели. Удобные дифлиновые кресла со встроенными в них системами климат-контроля и могущие подстраивать свою форму под контуры тела сидящего в них пассажира были размещены с равными промежутками меж собой и почти все они были заполнены пассажирами.
   Азаров покосился на свой билет, на котором был отпечатан номер его места, и поискал глазами кресло, предназначенное продающей билеты на поезда программой для него. И, отыскав его глазами, криво ухмыльнулся при виде сидящей в соседнем кресле туши.
   Разумеется, подстроиться под форму тела Свинорылого автоматика кресла, как бы ни старалась, не могла, так как сей вызывающий сожаление фран обладал воистину "геройскими" габаритами и никакое конформное кресло не смогло бы подстроиться под такую тушу. Впрочем, последняя не обращала ровно никакого внимания на это незначительное неудобство, читая что-то на дисплее своего датапада.
   Азаров со спокойным выражением лица прошествовал по салону и, ещё раз бросив взгляд на свой билет, протиснулся мимо Свинорылого и грузно опустился в кресло напротив. Огляделся по сторонам и с довольным видом откинулся на спинку.
   - И куда все эти люди едут в такую рань? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Азаров. - Выходной день, раннее утро - что, хотят застолбить местечко получше на пляже, э?
   Свинорылый покосился на Азарова, но промолчал.
   - Вот потому-то наше общество и катится в жопу, - тяжело вздохнул марсианин, доставая из дорожной сумки датапад и нажимая на сенсор активации. - Никого не волнует ничто, кроме сиюминутных удовольствий.
   - Это вы на что намекаете? - подал голос Свинорылый, голос, в котором ясно читались подозрительно-угрожающие нотки.
   - На то, что бездельников и лентяем сейчас развелось - хоть жопой ешь! - заявил Азаров, бросая на офицера КАД быстрый взгляд поверх датапада. - Накосячат - а ты за них разгребай всё это дерьмо! Вот как в моём случае, к примеру - один имбецил, который почему-то счёл себя гениальным программистом, сунулся туда, куда ему доступ должен был быть запрещён под страхом расстрела, а в итоге что я имею? А имею я то, что, вместо того, чтобы проспать часиков эдак до десяти, выпить крепкого тэнша, посидеть в Сети, прогуляться по парку и, вернувшись домой, порубиться пару часов в какую-нибудь стрелялку, я должен переться к клиенту и восстанавливать его сервер, который обрушил какой-то мулькс. Вот что я, мать их так, имею.
   - Вы программист? - поинтересовался Свинорылый.
   - Ага. Вроде как.
   - Вроде как! - не сказал - хрюкнул кадовец. - Понятно...
   - Да уж куда более! - повёл плечами Азаров.
   Свинорылый молча кивнул на эти слова марсианина и отвернулся к окну, всем своим видом давая понять, что более его ничего не интересует.
   Азаров про себя усмехнулся и с озабоченным видом уткнулся в дисплей своего датапада, создавая вид напряжённой работы. Впрочем, он действительно работал - просматривал файлы, касающиеся Каласа и его окрестностей.
   Равновероятно в данном случае, что Свинорылый ехал в портовый город по долгу службы либо же он возвращался домой. Второй вариант был вполне вероятен, так как на электричке можно было доехать от Сат-Самара до Каласа всего за час, а если вам повезло успеть на экспресс, то и за сорок пять минут. Подобное было не такой уж редкой вещью на планетах Федерации, поэтому Азаров вполне логично сделал вывод, что и на мирах водесканцев такое тоже может практиковаться. В конце концов, кроме того, что терранцы и водесканцы происходили с разных планет Галактики, в целом, эти два разумных вида мало чем отличались друг от друга. В том числе, и в социальном плане. За некоторыми исключениями.
   Со стороны головного вагона поезда раздался протяжный сигнал, обозначающий отправление, раздался звук закрываемых входных дверей и поезд медленно тронулся, отваливая от перрона центрального железнодорожного вокзала самиланской столицы. Азаров оторвался от своего датапада и взглянул в окно, как раз в тот момент, когда экспресс въезжал на длинный мост, тянущийся над одной из основных магистралей Сат-Самара - проспекта Империи, проезжая часть которого, несмотря на ранний час, уже была довольно плотно заполнена наземными транспортными средствами. Миновав сие инженерное сооружение, электропоезд втянулся в длинный туннель, который начинался сразу же за мостом и проходил под пятью городскими кварталами, после чего железная дорога выныривала на поверхность неподалёку от Дворца Правосудия - помпезного и, на взгляд Азарова, весьма уродливого пирамидального здания высотой в семьдесят этажей. Дальше уже она шла мимо многочисленных городских кварталов, пересекала по эстакадам две крупные промышленные зоны планетарной столицы, а затем, миновав кольцевую автодорогу, уходила в направлении побережья.
   Где-то в недрах вагона работал кондиционер, нагнетая в салон приятную прохладу. Висящие под потолком экраны телестатов показывали какую-то передачу из жизни поваров, причём не вполне нормальных - во всяком случае, именно такое впечатление создалось у Азарова после беглого просмотра данного "шедевра" местных телевизионных дел мастеров. Двое детин примерно одного с марсианином возраста с выражениями профессиональных имбецилов на лоснящихся от грима и осознания собственной важности рожах описывали зрителям процесс приготовления какого-то местного блюда из рыбы, название которого на слух выглядело довольно грубым и неприятным, потрясая при этом - зачем, Азаров так и не понял - столовыми приборами. По его мнению, смотреть такую хрень могли только конченые идиоты или пациенты психиатрической лечебницы. Впрочем, и это Азаров вынужден был отметить с изрядной долей сожаления, к данной категории относился практически весь имперский политический и военный истеблишмент. Такие военачальники, как космический контр-адмирал Пэнт Гурхан, который здраво оценил ситуацию во время сражения за систему Арбидон и отдал приказ о капитуляции, или политики типа губернатора водесканской колонии на Зото Самскуде, который не стал строить из себя героя-смертника, а просто сдал планету без боя (а выбора у него не было - командующий ударной группировкой Федерации космический адмирал Иссик Гатери недвусмысленно дал понять, что в случае отрицательного ответа Зото Самскуда будет подвергнута орбитальной бомбардировке), были редкостью в имперском обществе. В основном, они были похожи на объявленного в Империи героем адмирала Ренда Сактоци, который упёрся рогом, что стоило имперцам огромных потерь в живой силе, технике и кораблях после того, как защищаемый Сактоци военный анклав на Нефарии был подвергнут Экстерминатусу. Провозглашаемый этими дебилами лозунг "Война до победного конца!" мог привести всю расу водесканцев к очень печальному концу. Разумеется, всё это были непроверенные слухи, но в армии и на Флоте шептались о том, что некоторые высокопоставленные военные в Ставке на полном серьёзе предлагали объявить Империи Sanction Extremis. Другое дело, что терране никогда ещё не опускались до ксеноцида... но ведь всё когда-нибудь бывает в первый раз...
   Экспресс набрал довольно приличную скорость и мерный перестук колёс стал оказывать на Азарова убаюкивающее воздействие. Сердито тряхнув головой, он был вынужден остановить проходящего мимо стюарда - в скоростных поездах все вагоны класса "люкс" обслуживались по высшему разряду - и попросить у того чашку крепкого свежезаваренного тэнша. Конечно, это был вовсе не крепкий бальдурианский кофе, но хоть что-то. К тому же, Азаров не хотел упускать из виду Свинорылого - ведь удостоверение офицера КАД дорогого стоило. С такой фиговиной перед "стингером" запросто могли открыться самые закрытые дотоле двери. Поэтому Азаров и решил сыграть, как говорили бывалые игроки в регицид, между клеток игрового поля.
  
  
  
  
   Глава 9.
  
  
  
  
   Грохоча колёсами на стыках рельс, электропоезд-экспресс Сат-Самар - Калас вкатился на железнодорожную станцию Самар-Кута - города-спутника самиланской столицы. По сравнению с центральным вокзалом планетарной столицы станция Самар-Кута выглядела куда менее помпезно и величественно, однако на количестве стоящих на её путях вагонах это никоим образом не сказывалось. В тот момент, когда экспресс подкатывал к перрону, на соседнем пути возник длинный пассажирский состав, движущийся в сторону Сат-Самара. Азаров, окинув поезд внимательным взглядом, заметил на вагонах таблички с обозначением маршрута, которые гласили, что на станцию прибыл поезд дальнего следования из Велестера, крупного города, расположенного за три с лишним тысячи клипов от Столичного Региона.
   Тяжело вздохнули пневматические тормоза, вагон покачнулся на амортизаторах и замер. До слуха находящихся в салоне пассажиров донёсся звук открывающихся дверей; несколько человек поднялись со своих мест и двинулись к выходу.
   Свинорылый не обратил ровным счётом никакого внимания на то, что происходило в салоне и на перроне. Он спокойно сидел в своём кресле и всё так же что-то просматривал на экране своего датапада. Интересно было бы взглянуть на его устройство, подумал Азаров, косясь на датапад кадовца. Там однозначно было что почитать, в этом марсианин был уверен.
   В салон вагона-"люкса" вошли четверо пассажиров, занявшие свои места. Никто не обратил на них сколь-нибудь значимого внимания. Подумаешь - всего лишь очередные пассажиры, едущие куда-то по своим делам.
   Со стороны головного вагона раздался протяжный гудок, сигнализирующий о том, что экспресс вот-вот начнёт движение дальше по маршруту. Снова раздался звук механизмов, управляющих дверьми.
   Поезд дёрнулся, отчего Азаров, расслабленно сидящий в своём кресле, не удержал датапад в руках и выронил его на покрытый ковровым покрытием пол вагона. Глухо выругавшись, он поднял устройство и внимательно его осмотрел.
   - Вот же хрень! - пробормотал он. - И зачем так резко дёргаться с места?
   Свинорылый никак не отреагировал на эти слова марсианина. Оно и понятно - не пристало офицеру всемогущей Имперской Безопасности вести разговоры с каким-то попутчиком. Вот если бы дело происходило в застенках КАД - тогда другое дело. Только вот Азаров как-то не слишком торопился в сие заведение.
   Остановка в Ширасе также ничем примечательным не запомнилась, если не считать того, что никто не вышел на этой станции из вагона люксового класса. Простояв на станции этого небольшого городка четыре минуты, электропоезд продолжил свой путь к Каласу.
   Свинорылый с момента отправления от перрона станции Самар-Кут не нашёл ничего лучше, как откинуться на спинку своего кресла и задремать, при этом издавая похрапывающие звуки наподобие заратустранской степной свиньи-пересмешника. Во сне он ещё больше напоминал Азарову борова, и у марсианина руки чесались заткнуть его пасть чем-нибудь вроде местного аналога апельсина.
   Электропоезд миновал арочный мост, перекинутый над восьмиполосной автомагистралью, и именно в этот момент дверь, ведущая в соседний вагон, с металлическим лязгом ударилась о стенку. В проёме возникли двое плечистых типов в форме транспортной полиции, сопровождаемые тройкой суровых угрюмых ублюдков в штатском. Агенты КАД, к эф-прогнозисту не ходи.
   - Дорожный контроль! - громко, на весь вагон, провозгласил один из полицейских, зачем-то при этом кладя руку на притороченную к его поясному ремню кобуру с игольчатым лазпистолетом. - Приготовить документы и билеты!
   Азаров выругался про себя и покосился на Свинорылого. Однако офицер КАД по-прежнему храпел, как ни в чём ни бывало, то есть - хоть всех Проводников Душ выноси, и разведчик решил - была не была. Активировать проволочные дезинтеграторы, встроенные в перехватывающие пачки листовок шнуры, всегда успеется, а просто так пасовать перед этими ряжеными ублюдками Азарову не хотелось.
   Бросив ещё один пристальный взгляд на храпящего соко из Имперской Безопасности, Азаров быстро и ловко вскрыл технический лючок, предназначенный для обслуживания проходящих вдоль стены вагона кабелей и энерговодов, и запихал туда свою дорожную сумку, после чего вернул люк на место. Критически окинул дело рук своих и довольно усмехнулся. Пусть теперь проверяют его хоть до морковкина заговенья!
   Полицейские, сопровождаемые мрачнорожими агентами Безопасности, принялись методично и с явным знанием дела проверять билеты и удостоверяющие личности пассажиров документы. В отличие от миров Терранской Федерации, где наличия при себе документов не требовалось (идентифицировать гражданина можно было при помощи водительского удостоверения либо же обратившись к медицинской базе данных), на планетах Водесканской Империи иметь при себе документ, удостоверяющий личность, было нормальным делом. Поэтому Азаров, скривившись при виде кадовских ублюдков, словно проглотил целый лимон, достал из дифлинового портмоне проездной билет и идентификационную ЭМ-карточку, после чего, придав своему лицу выражение недовольной усталости, вперил взгляд в окно.
   Проверяющие своё дело знали, и Азаров мысленно возблагодарил Духа Космоса за то, что ему удалось вовремя запихнуть свою дорожную сумку в технический туннель. Благо, отсутствие у него багажа не могло вызвать подозрений, так как, помимо Азарова, ещё несколько пассажиров ехали в Калас налегке, имея при себе лишь небольшие дорожные ридикюли, и некоторые из них уже благополучно прошли контроль. А Свинорылый - так тот вообще ехал без какого-либо багажа и даже малюсенького ридикюля он при себе не имел. Впрочем, вздумай офицер КАД ехать в поезде абсолютно голым, с его-то "корочкой" это было бы вполне естественным явлением.
   Представив себе подобную картину, Азаров скривился от отвращения, но тут же придал своему лицу самое что ни на есть безразличное выражение, поскольку банда проверяющих уже приблизилась к нему и к по-прежнему храпящему Свинорылому.
   Один из полицейских, повыше ростом и пошире в плечах, нежели его напарник, ткнул в плечо Свинорылого, одновременно с этим переглядываясь с напарником. Тот криво усмехнулся и состроил некую гримасу, которая должна была, по всей вероятности, олицетворять собой понимание ситуации. Вышло это у него, если честно, не очень, то есть, не вышло совсем.
   Свинорылый издал некий странный звук, живо напомнивший Азарову рыгание нажравшегося лютерианского степного зауропода, разлепил веки и осоловело уставился на стоящих подле него полицейских.
   - А? Что такое? - непонимающе спросил он.
   - Дорожный контроль! - сурово надулся полицейский. - Ваши билет и документы!
   - А-а, дорожный контроль...
   Криво усмехнувшись, Свинорылый сунул свои толстые, как сардельки, пальцы во внутренний карман своего безразмерного пиджака, откуда извлёк на свет божий своё впрессованное в пластик удостоверение офицера КАД.
   Одного взгляда на светло-зелёную карточку было достаточно для того, чтобы троица агентов вытянулась по стойке "смирно", а оба легавых ошарашенно уставились на удостоверение безопасника так, словно увидели перед собой Президента Федерации. Или водесканского Императора, кому как удобнее.
   - Мы не знали, господин майор, простите, господин майор! - затараторил один из полицейских, словно заводной болванчик. - Приказ, господин майор! Дорожный контроль, господин майор!
   - Да-да, я понимаю! - со снисходительной ухмылкой произнёс Свинорылый, окидывая притихший вагон покровительственным взглядом - дескать, знай, кто есть кто. - Вы всего лишь выполняете свою работу, понимаю. Безопасность Империи превыше всего!
   - Так точно, господин майор! - гаркнул полицейский.
   - Можете быть свободны, - по-барски махнул рукой кадовец.
   Оба легавых тут же переключили своё внимание на Азарова. Тот, не произнеся ни слова, протянул свои билет и удостоверение личности, подспудно готовясь к неприятностям и размышляя про себя, как ему теперь, в случае чего, достать пистолет.
   Однако контролёры в лице транспортных полицейских и агентов КАД, отягощённые присутствием высокопоставленного начальства в лице майора Свинорылого, лишь бегло просмотрели вышеупомянутые документы, которые по прошествии нескольких секунд заняли свои прежние места. Прошаркав по салону и проверив ещё нескольких пассажиров, бравая компания стражей порядка вывалилась в соседний вагон, явно желая очутиться как можно дальше от глаз начальства.
   - Кого они пытаются найти тут? - пробормотал Азаров, вроде тихо, но так, чтобы Свинорылый его услышал. - Агентов Федерации, что ли? Это в местном-то поезде? Хм...
   - Вы, наверное, судите о предмете на основании досужих слухов, - незамедлительно отозвался Свинорылый. - Что в корне неправильно.
   - Знаете, я стараюсь держаться от всего этого как можно дальше, - проворчал Азаров. - Этими вопросами должны заниматься профессионалы, а не такие дилетанты, как я. Как говорят мульксы - каждому своё.
   - Вот и правильно мыслите, - одобрительно кивнул Свинорылый. - Так и продолжайте.
   Азаров молча кивнул кадовцу в ответ, а про себя подумал, что было бы весьма неплохо выкинуть эту жирную тушу из вагона на полном ходу, чтобы Свинорылый впечатался в какой-нибудь придорожный столб. Но такой возможности, к сожалению, у марсианина сейчас не было. Так что приходилось мириться - до определённого момента - с соседством ублюдка из Имперской Безопасности.
  
  
  
  
   Совершенно неожиданно, примерно минут через пять-шесть после того, как проверяющие покинули вагон-люкс, весь поезд дёрнулся так, будто кто-то где-то натянул до предела очень прочную цепь, тормозя электричку. Противно завизжали тормозные колодки, под потолком загорелись красные огни аварийной сигнализации. В этот момент электропоезд двигался по идущему пологой дугой повороту железной дороги, с левой стороны от которой виднелся небольшой лес, относящийся к категории смешанных, хотя на Самилане хвойные породы деревьев были весьма отличны от тех, что росли на Марсе и Терре.
   - Что происходит? - услышал Азаров испуганный голос какого-то пассажира. - Что случилось?
   Свинорылый, совершенно неожиданно для человека его комплекции, сноровисто выскочил из кресла и, выхватывая на ходу пистолет из-под своего безразмерного пиджака, бросился к выходу из вагона. Хлопнула дверь.
   Азаров, заинтригованный таким развитием событий, встал и, открыв окно, высунулся из него едва ли не по пояс. Где-то в районе предпоследнего вагона с криками, потрясая в воздухе оружием, неслись полицейские и агенты КАД, за которыми во всю прыть - насколько это было возможно при его комплекции - поспешал Свинорылый. Он зачем-то пару раз даже пальнул в воздух, к счастью, ни в кого не попав.
   Пассажиры, высунувшись в открытые окна вагонов, на все голоса оживлённо обсуждали происходящее. Азаров, поозиравшись по сторонам, окликнул какого-то самиланца, который, высунувшись из окна соседнего вагона, пытался что-то высмотреть вдали.
   - Эй, а что случилось? - спросил его Азаров.
   - Да какой-то парень дёрнул стоп-кран и рванул так, что аж пятки засверкали, едва завидев проверку! - отозвался самиланец. - Я от неожиданности чуть на пол не свалился!
   - О как! А чего дёрнул-то?
   - А хрен его знает! - пожал плечами самиланец. - Как только увидел полицейских и кадовцев, так сразу дал дёру! Преступник, наверное...
   - Пожалуй, - кивнул Азаров. - Если б за мной охотилась КАД, я бы тоже улепётывал, как последняя кустява!
   - Кто б не улепётывал! - согласился его собеседник.
   Поезд простоял без движения минут пятнадцать, однако так и осталось неясным, поймали того типа или же ему удалось ускользнуть. Со стороны головного вагона раздался длинный протяжный гудок, состав дёрнулся и начал медленно набирать скорость.
   Открылась дверь, ведущая в тамбур, и в вагон ввалился Свинорылый. На мерзкой роже безопасника столь отчётливо читались досада и злость, что Азаров с большим трудом удержал себя от того, чтобы во весь голос не расхохотаться при виде удручённого кадовца.
   - Что, не поймали? - участливо вопросил марсианин.
   Свинорылый, плюхнувшись в своё кресло, отёр потное лицо огромным носовым платком, после чего скомкал его и засунул куда-то в недра своего безразмерного пиджака. Туда же отправился и чёрный автоматический пистолет.
   - А тебе какое дело? - просипел кадовец, смерив Азарова злобным взглядом.
   - Да я так просто спросил, - пожал плечами тот.
   - Ну тогда заткнись и не суй свой нос куда не следует! - последовал ответ.
   Свинорылый откинулся на спинку кресла и всем своим видом дал Азарову понять, что для того будет лучше последовать совету безопасника. Впрочем, Азаров и не собирался провоцировать кадовца. У него на его счёт были совсем другие планы.
   Грохоча стальными колёсами, электропоезд вкатился, наконец, на железнодорожную станцию Каласа и, проехав ещё несколько сотен оршей, остановился у перрона. Пассажиры, число коих заметно поредело после остановки в Эвинсе, двинулись к выходу из вагонов.
   Азаров, сделав вид, что возится со своей обувью, выждал момент, когда на него никто уже не мог обратить внимания, и вытащил из технического туннельчика свою дорожную сумку. Воровато оглядевшись по сторонам, он подхватился на ноги и заторопился к выходу, чтобы не упустить из виду Свинорылого.
   Опасаться, что кадовец его заметит, мог только самый настоящий дилетант. Вся походка, весь внешний вид майора Имперской Безопасности говорил о том, что все прочие - просто пыль под его ногами, недостойная даже мимолётного внимания. Такие типы, как Свинорылый, не допускали даже самой малюсенькой мысли о том, что за ними кто-то может следить или наблюдать. Но предосторожности ради Азаров всё-таки держался от кадовца на некотором расстоянии. Бережёного, как говорили на Терре и Марсе, сам Дух Космоса бережёт. Благо, потерять из виду такую тушу надо было умудриться.
   Свинорылый, не глядя по сторонам, прошествовал к стоянке такси, где втиснулся в один из каров, надо заметить - не без труда. Машина, явно принадлежащая к новому типу наземного транспорта с энергетическими силовыми ячейками, отъехала от края тротуара и покатила куда-то в направлении центральной части города.
   Азаров, не мешкая, быстро проследовал до ближайшего таксомотора и, плюхнувшись на заднее сиденье, коротко бросил водителю:
   - Поехали.
   - Куда? - обернулся таксист.
   - Не помню точно адреса, но дорогу знаю. Один раз там только был. Но ничего, найдём!
   Такое объяснение вполне удовлетворило таксиста. Включив счётчик и запустив двигатель, он тронул автомобиль с места, плавно встраиваясь в транспортный поток, катящий мимо железнодорожного вокзала.
   Казалось бы, чего проще сказать водителю: "Следуйте за вон той машиной!" Но у водесканцев, впрочем, как и у всех разумных, с наблюдательностью и соображением проблем не имелось. Сложить два и два и умножить на два им было вполне по силам. А в свете начавшейся вокруг листовок шумихи существовала вероятность того, что ублюдки из КАД могут начать потрошить и таксистов. А тогда...
   "Ты не подвозил никого с утреннего поезда из столицы?"
   "Подвозил".
   "Кого?"
   "Парень такой... лет тридцати пяти... прилично одет, с сумкой..."
   "Странное в нём что-нибудь заметил?"
   "Да нет, ничего такого. Вежливый, и чаевые неплохие оставил. Единственное - акцент инопланетный... вроде как герминорский..."
   А именно такого поворота дела Азаров как раз и старался избежать. До поры до времени.
   Поэтому он ограничивался тем, что давал водителю короткие указания типа "Вот сейчас сверните сюда, налево" или "По-моему, вон после того магазина на углу направо". Понятное дело, что никаких подозрений подобные слова вызвать не могли - человек давно не был в Каласе и, что вполне естественно, подзабыл, где находится то место, в которое ему требуется попасть. Не каждый, знаете ли, может похвастаться отменной памятью. Азаров мог, но таксисту-самиланцу этого знать вовсе не обязательно.
   Такси, в котором ехал Свинорылый, свернуло на широкую улицу, которая, если верить навигатору, встроенному в датапад Азарова, являлась одной из главных улиц Каласа. Проехав по ней около полутора клипов, такси остановилось подле двенадцатиэтажного жилого дома, стоящего в некотором отдалении от проезжей части; от улицы в его сторону вёл неширокий проезд. Впрочем, как заметил марсианин, вся эта часть улицы была застроена точно такими же двенадцатиэтажными зданиями, причём все они были выкрашены в однотонный жёлтый цвет, что создавало впечатление нахождения не на городской улице, а в некоей психиатрической лечебнице.
   Кадовец, выйдя из машины, вразвалку направился ко входу в расположенный в пристройке к жилому дому небольшой продовольственный магазинчик; Азаров же, дав таксисту ещё проехать вперёд с пару сотен оршей, попросил того остановиться возле точно такого же дома.
   - По-моему, здесь, - произнёс он. - Хорошая память - не последнее дело, да, дружище?
   - Да-да. С вас семь скабов.
   Азаров протянул таксисту десятискабовую купюру и сказал, что сдачу тот может оставить себе.
   Выйдя из машины, марсианин, оглядевшись по сторонам, двинулся было в сторону стоящего чуть поодаль дома, но, пройдя пару шагов, резко изменил направление движения и уверенно зашагал в сторону того здания, в котором исчез Свинорылый.
   В просторном фойе на довольно уютных дифлиновых диванчиках сидело несколько человек, по всей видимости, ожидавшие кого-то из числа жильцов. Не обращая на них никакого внимания, Азаров прошествовал к свободному диванчику, который стоял чуть особняком от остальных, и уселся на него, напустив на себя расслабленно-скучающий вид, словно ему тут была назначена встреча.
   Минуту спустя появился Свинорылый, несущий в левой руке пластиковый пакет с продуктами. Ни на кого и на что не обращая внимания, кадовец прошествовал к открытой кабине лифта. Закрылись створки, кабина пришла в движение. Световое табло, вмонтированное в стену, помигало номерами этажей, задержалось на цифре "9", затем отсчитало этажи обратно до первого.
   Азаров со скучающим видом посидел так ещё минут пять, затем зевнул, потянулся и, встав на ноги, неспешно направился к выходу. Выйдя на улицу, он прошёл пару кварталов в сторону, противоположной той, откуда он приехал в эту часть Каласа, затем, найдя уютное место около киоска-автомата, продающего прохладительные напитки, вытащил свой датапад и принялся рыться в местной сети, выискивая номер администратора дома, в котором проживал Свинорылый. Найдя нужное, марсианин активировал встроенный в датапад режим коммуникатора и набрал девятизначный номер.
   - Алло. Около получаса назад я должен был встретиться у вас в фойе с одним человеком. К сожалению, я опаздываю. Вдруг он ещё там? Вы не могли бы передать ему, что я буду там с минуты на минуту?
   - Хорошо. Как его фамилия? Он наш жилец?
   - Да, он наш жилец. Но вот фамилия напрочь вылетела из головы. Крупный такой, я бы даже сказал - чересчур крупный... н-да... Живёт на девятом этаже. Майор... майор... ох уж этот проклятый склероз!
   - Майор Синитра, - подсказал управляющий.
   - Во-во, Синитра! - обрадовался Азаров. - И как это я мог запамятовать?!
   - Подождите, я посмотрю, ждёт ли он. - Спустя минуту на дисплее датапада снова возник управляющий. - Увы, но его уже нет. По-видимому, не дождался. Я позвонил ему в квартиру, но он не отвечает. Может быть, вы хотите, чтобы я что-нибудь передал ему?
   - Благодарю вас, в этом нет нужды. Долгой жизни.
   - Долгой жизни.
   Итак, Свинорылого дома не оказалось. Как вошёл - так и вышел, если только не утонул в ванной. Что ж - глупо не воспользоваться такой возможностью.
   Перед тем, как отойти от киоска-автомата, Азаров прилепил к одной из его стенок листовку с текстом, усмехнулся и быстро зашагал в обратном направлении.
   Войдя в фойе здания, в котором проживал майор Синитра, марсианин сразу же двинулся к лифтам. Но не успел он коснуться сенсора вызова кабины, как за его спиной послышались торопливые грузные шаги. Свинорылый. Майор шёл к лифтам, не замечая - пока - Азарова и казалось, не замечал ничего вокруг, погружённый в собственные думы. Азаров, выругавшись про себя, второпях нажал на сенсор и проскользнул в первую попавшуюся кабину. Нажав на кнопку пятого этажа, он прислонился к стенке кабины и покачал головой.
   По соседней шахте прошелестела кабина со Свинорылым. Чертыхаясь, Азаров спустился на первый этаж и покинул здание. Что ж - этот вопрос ему предстояло решить малость позднее.
  
  
  
  
   К вечеру, раскрасив блёклый Калас листовками и воззваниями (последние создавались при помощи псевдомелка, который имел одно очень интересное свойство - въедаться в любую поверхность так, что сделанную псевдомелком надпись хрен отмоешь), Азаров вернулся к месту обитания Свинорылого-Синитры. Уж очень не хотелось разведчику упускать возможность разжиться кадовской "корочкой", а заодно и, так сказать, подосрать местной безопасности. Он выкинул остаток псевдомелка в какой-то водосток, "добил" листовки, расклеив их в каком-то торговом центре, благополучно слиняв оттуда, и около семи вечера по местному времени прибыл к высотке, в которой проживал майор КАД.
   На сей раз в фойе здания не было ни одного посетителя, ожидающего кого-либо. Не обратив на администратора, сидящего за небольшой конторкой и уткнувшего нос в дисплей компьютера, ровным счётом никакого внимания, Азаров уверенным шагом пересёк фойе и подошёл к кабинам лифтов. Нажав на панели управления сенсор с цифрой "9", он вошёл в прибывшую кабину и прислонился к задней её стенке. Слегка вздрогнув, кабина пришла в движение и начала подъём на девятый этаж.
   На расположенных через равные промежутки квартирных дверях не было никаких номеров, однако на каждой двери была закреплена табличка с фамилией проживающего в данной квартире франа/фрейн. Подобное положение вещей для миров Империи было вполне обыденным явлением, хотя Азарову всё же привычнее были номера на дверях квартир. Но, как говорится, в чужой монастырь нехера лезть со своим уставом.
   Искомая квартира, на двери которой была прикреплена табличка с именем и фамилией Свинорылого - "П. Синитра" - обнаружилась в левом крыле девятого этажа, на самом краю. Азаров воровато огляделся по сторонам и вслушался в издаваемые домом шумы, но, не уловив ничего для себя угрожающего, хмыкнул, пожал плечами и с решительным видом надавил на сенсор дверного звонка.
   Однако ничего не произошло. Никто не открыл дверь, никто не выглянул в коридор полюбопытствовать, что здесь происходит. Что ж - на этот случай у марсианина был приготовлен сценарий номер два.
   Азаров вынул из кармана летних брюк маленький продолговатый предмет, что-то нажал на его поверхности, отчего на торце предмета зажёгся оранжевый огонёк, и поднёс его к дверному замку. ЭМ-отмычка - вообще-то, обладание ею на планетах Федерации являлось незаконным и влекло за собой уголовное преследование, но к данному случаю это не относилось. Генерируемое встроенным в устройство микро-ЭМ-генератором индуцированное электромагнитное поле было способно открыть любой замок - как механический, так и электронный. В данном случае отмычка имела дело с электронным замком, и Азарову пришлось провозиться с дверью, ведущей в квартиру Синитры, чуть дольше, чем следовало, но всё-таки дверной замок не смог устоять перед высокими технологиями Федерации.
   Быстро прошмыгнув внутрь небольшой прихожей, Азаров закрыл за собой дверь и, прислонившись к ней спиной, принялся вслушиваться в окружающее его пространство всеми своими чувствами, держа в правой руке пистолет. Однако, судя по всему, в квартире никого не было. Что ж - тем лучше для майора Имперской Безопасности.
   Из прихожей Азаров прошёл в одну из двух комнат, ту, что была больше размерами и выполняла, судя по обстановке, роль гостиной. Внутри большого шкафа-стенки точно по центру, в специальной нише, стоял довольно дорогой - по местным меркам - телестат, напротив которого находился шикарный диван с обивкой из натуральной кожи. Сейф из нержавеющей стали в углу, стол в центре гостиной, стилизованный под огромный кристалл фирдира с девятого спутника газового гиганта Кандибал, что в окраинной имперской системе Раваста, пара кресел, обтянутых всё той же натуральной кожей, два высоких торшера по углам, стилизованные под старину - словом, вся обстановка квартиры говорила о том, что её хозяин отнюдь не бедствует.
   Впрочем, до обстановки квартиры Свинорылого Азарову не было ровным счётом никакого дела. Ему нужно было то, за чем, собственно, он сюда и заявился - удостоверение сотрудника КАД. А где, как не в сейфе, Свинорылый мог хранить подобный документ? То, что сейф был заперт на сложный кодовый замок, марсианина совершенно не волновало. Имеющаяся при нём ЭМ-отмычка могла открыть практически любой замок, если только это не был сложный электронный замок с кодированием выше пятого уровня.
   Минуты три Азаров, закусив губу, колдовал над приборчиком, время от времени бормоча себе под нос ругательства на доброй дюжине инопланетных языков, но вот внутри толстой дверцы сейфа что-то едва слышно щёлкнуло, раздался слабый зуммер и дверца чуть приоткрылась.
   Азаров, довольный своей работой, пробормотал что-то себе под нос, убрал отмычку и принялся изучать содержимое сейфа Свинорылого.
   Пачка распечатанных на принтере листов, бластер стандартного армейского образца и три запасных энергоблока к нему, две ЭМ-карты, назначение которых было марсианину неизвестно, небольшой металлический ящичек - возможно, шкатулка для хранения наличности, штук двадцать папок, явно досье на неких персон, и, наконец, то, ради чего Азаров, собственно, и проник сюда - ЭМ-жетон сотрудника Имперской Безопасности.
   Азаров взял жетон и сунул его в свою дорожную сумку, подумал немного и отправил туда же папки с досье и отпечатанные на принтере листы. Закрыв дверцу сейфа, он уже собрался уходить прочь из квартиры Свинорылого, как вдруг некий шум, раздавшийся со стороны входной двери, заставил марсианина насторожиться.
   Было похоже, что Свинорылый заявился в свою квартиру оттуда, куда он ходил. Плохо, но не настолько. Азаров, криво усмехнувшись, вытащил из сумки пистолет, снял его с предохранителя и, встав у одного из торшеров, приготовился к появлению хозяина квартиры.
   Послышался звук открываемой входной двери, вслед за которым до ушей Азарова донеслись довольный голос Свинорылого и жеманный женский смех. Понятно - Свинорылый привёл домой проститутку, ибо, сказать по правде, Азаров очень сомневался, чтобы какая-либо уважающая себя особа противоположного пола по доброй воле пошла бы на свидание с таким уродом, как кадовец. А шлюхе всё равно, кто ей платит. Может быть, он и ошибался, но это его в данный момент нисколько не волновало.
   Из коридора донеслись звуки какой-то возни, сопровождаемые женским смехом, затем в гостиную ввалился Свинорылый, таща за руку ярко размалёванную косметикой девицу. Азаров усмехнулся - его догадка насчёт проститутки подтвердилась. Впрочем, сейчас это не имело ровным счётом никакого значения.
   - Привет, кустява! - произнёс марсианин, держа правую руку с пистолетом на уровне бедра.
   Свинорылый, увидев перед собой вооружённого визитёра, замер на месте. Заткнулась и шлюха, во все глаза пялясь на марсианина.
   - Ты?! - выпучил зенки кадовец. - Какого хера ты тут делаешь?! Что всё это означает?!
   - Да так, на огонёк решил заглянуть! - хмыкнул Азаров, не сводя глаз с майора.
   - На огонёк?! - рыкнул он. - Да ты хоть соображаешь, в чью квартиру ты залез?!
   - А то!
   - А... стоп, в каком смысле?! Ты что, знаешь, кто я такой?!
   - Естественно. Ты - зажравшаяся кадовская крыса, палач и убийца. Снял шлюху, чтоб всунуть ей свою сардельку, ибо в здравом уме ни одна нормальная женщина не станет с тобой трахаться - кстати, фрейн, вам сегодня очень сильно не повезло.
   - П-почему? - выдавила та.
   - Потому что сегодня этот урод сдохнет, а свидетели мне не нужны.
   Дальнейшее произошло буквально в течение нескольких секунд.
   Свинорылый, опровергая устоявшееся мнение, что все жирнюги суть трусы, выхватил из-под своего пиджака большой автоматический пистолет довольно устрашающего вида, продемонстрировав похвальную для разумного его комплекции скорость, однако опередить Азарова ему, по вполне понятным причинам, не удалось. Марсианин действовал куда быстрее. Свинорылый ещё только поднимал ствол своего оружия, а Азаров уже давил на спуск "колгара". ЭМ-оружие имело одно очень ценное преимущество перед более примитивными слагомётами - оно стреляло практически бесшумно, что в данной ситуации было весьма немаловажно.
   Пуля калибра 7,5 мм, изготовленная из высокопрочной оружейной стали, угодила точно в левый глаз кадовца, что, по вполне понятным причинам, не пришлось Свинорылому по душе. Впрочем, подумать об этом кадовец вряд ли успел. Не произнеся ни звука, майор грузно свалился на покрытый искусственным псевдодеревянным покрытием пол, выронив при падении пистолет.
   Шлюха успела лишь раскрыть рот и издать какой-то короткий писк. Пистолет в руке Азарова описал смертоносную полудугу и выплюнул из своего ствола ещё одну пулю, которая пробила незадачливой путане голову. Неуклюже пошатнувшись, девица шмякнулась на пол подле своего не менее невезучего клиента.
   Азаров замер в слегка подпружиненной позе, внимательно вслушиваясь в царящие вокруг него шумы. Однако вокруг всё было тихо. Никто не спешил на помощь господину майору, никто не орал благим матом, зовя полицию. Происшедшее в квартире Свинорылого не стало достоянием широкой публики, хотя - Азаров в этом не сомневался - рано или поздно, но кто-нибудь обнаружит тела убитых. И вот тогда местные безопасники поднимут такой шухер, что будет лучше на какое-то время прикинуться ветошью и не отсвечивать.
   Азаров, убрав пистолет в сумку, повернулся, чтобы уйти, как вдруг, повинуясь некоему порыву, сунулся к принтеру Свинорылого. Порывшись в его настройках, он быстро набрал текст посредством сенсорной клавиатуры и, выдернув лист бумаги из принтера, пришпилил его к мёртвой туше кадовца посредством найденной в шкафу иголки.
   Текст, набранный Азаровым, гласил: "Пенкарол Синитра - первый в длинном списке. Возмездие ждёт каждого, кто по-прежнему ратует за войну до победного конца. От имени боевой ячейки КИРД - Даффас Комол, полевой командир Девятого сектора".
   Отпечатанная таким образом листовка добавит, так сказать, масла в огонь. Когда труп Свинорылого обнаружат, у кадовцев будет над чем поломать голову. Учитывая то обстоятельство, что просчёты подобного рода так просто с рук местным безопасникам не сойдут, Азаров на полном серьёзе надеялся, что убийство одного из офицеров КАД, совершённое - якобы - местной подпольной организацией, столь нагло заявившей о себе в эти дни, заставит самиланские структуры безопасности начать совершать необдуманные действия. А это как раз то, чего и добивается "стингер" - расшатать военно-политическую машину имперской планеты для того, чтобы войска Федерации смогли её захватить малой, так сказать, кровью.
   Однако, как любили говорить на Давенанте, "пора и честь знать". Рано или поздно, но тело майора Свинорылого... то есть, Пенкарола Синитры, обнаружат, и в этот момент Азаров должен будет находится как можно дальше от Каласа. В идеале, конечно, лучше бы это была одна из планет Федерации, но этот пункт пока был неосуществим. Поэтому марсианин, аккуратно заперев дверь квартиры незадачливого майора, торопливо, но без излишней спешки, чтобы не вызвать ни у кого подозрений, спустился на лифте в фойе здания и вышел на улицу. Ловить такси он не стал, вместо этого он сел на идущий в сторону вокзала автобус и благополучно покинул этот район Каласа. По прикидкам, в распоряжении Азарова было, максимум, часа три, потом в городе должен был начаться серьёзный такой шухер. Но к этому моменту "стингер" уже должен был находиться вне поля зрения местных властей.
  
  
  
  
   Обновление от 15.10.2019.
   Глава 10.
  
  
  
   Чего-то похожего, если сказать откровенно, Азаров и ожидал. Включив наутро телестат на новостном канале, он не услышал ровным счётом ничего о событиях вчерашнего дня в Каласе. Ни об убитом майоре КАД, ни о расклеенных по всему городу листовках и написанных на стенах зданий воззваний антиправительственного характера. Однако, как уже понял Азаров, власти просто не хотели нагнетать обстановку вокруг столь неожиданным образом заявившей о себе наглой группе диссидентов, решившихся даже на такой немыслимый шаг, как убийство офицера Имперской Безопасности.
   Сидя перед включённым телестатом, Азаров размышлял о дальнейших своих шагах. Вне всякого сомнения, ему следовало посетить обустроенную им тайную базу в лесу Монтило и послать сообщение на Монтсеррат. Ещё в школе агентов ему говорили, что если "стингер" не выходит на связь с базой в течение двух недель, то его зачисляют в список пропавших без вести. А Азаров как-то не очень торопился попасть в такой список. Да и об удостоверении офицера КАД тоже следовало доложить.
   Посему, не мудрствуя лукаво, марсианин принял решение сегодня же отправиться в Монтило. Но воспользоваться общественным транспортом в сложившейся ситуации было бы не слишком разумным решением, посему Азаров, поколебавшись ровно столько, сколько нужно было для того, чтобы соблюсти некоторые приличия, набрал на сенсоратуре своего комма номер, который продиктовала ему Тионна Ласситер.
   Секунд двадцать в микродинамиках комма слышался только монотонный зуммер холостого режима, потом над устройством связи развернулся трёхмерный видеообъём, внутри которого возникло слегка недоумённое лицо самиланки.
   - Доброе утро, Тионна, - вежливо поздоровался Азаров. - Надеюсь, я не отрываю тебя ни от чего сверхважного?
   Несколько секунд девушка молча смотрела на марсианина, потом приветливо ему улыбнулась.
   - Привет, Морфид, - отозвалась она. - Решил позвонить?
   - Собственно, я как бы обещал... и мне нужна твоя помощь.
   - Помощь? - казалось, эти слова Азарова немного удивили Ласситер. - А... что у тебя случилось?
   - Собственно, ничего такого, просто мне нужна помощь в решении... мм... транспортного вопроса...
   - Забавный способ пригласить девушку на свидание, однако! - рассмеялась Тионна.
   - Ну, свидание, оно так... но мне и правда нужно, чтобы ты меня отвезла в Дрэйз.
   - В Дрэйз?
   - Да, в Дрэйз.
   - Но сегодня же выходной, Морфид.
   - Не у всех.
   - А автобусом не подойдёт? Нет, я не отказываюсь, просто я как-то по-другому представляла себе свидание.
   - Ну, если так... - Азаров пожал плечами. - Можешь считать это приглашением на свидание. Оригинально, согласен, но и мне и правда нужно сегодня попасть в Дрэйз.
   - Гм...
   Тионна на несколько секунд задумалась, потом внимательно всмотрелась в Азарова из створа видеопередачи.
   - Надеюсь, что ты не маньяк-извращенец и я вернусь домой в целости и сохранности, - усмехнувшись, произнесла самиланка. - Ладно-ладно, - поспешила добавить она, видя, что лицо Азарова помрачнело, - я просто пошутила. Неудачно. Где встретимся?
   - Перекрёсток бульвара Шонкари и улицы Двенадцатого Флота. Часа, скажем... через два.
   - Через два? Хорошо. Но учти, что до Дрэйза нам придётся ехать почти семь часов. А обратно тебя тоже отвезти?
   - Ну, если тебе не в тягость...
   Азаров пожал своими широкими плечами.
   - Собственно, у меня недельный отпуск, так что... - Тионна прищурилась. - Так что вполне могу провести его в таком вот плане. А что у тебя за дела в Дрэйзе?
   - Да как бы по работе...
   - А-а, клиент опять в лужу сел?
   - Типа того.
   - Хорошо.
   - За роксин я плачу, - заявил Азаров. - И не спорь, - поспешил добавить он при виде слегка нахмурившегося лица девушки. - Ещё не хватало за твой счёт всё это проворачивать!
   - Мм... ладно, договорились, - согласно кивнула Тионна. - А это точно по работе, Мор? Никакого второго смысла?
   - Никакого, могу тебя полностью заверить.
   - Я могла бы тебя, разумеется, спросить, почему ты не хочешь воспользоваться услугами общественного транспорта... вернее, уже спрашивала... но так даже интереснее. Обычно меня приглашали на свидания в какой-нибудь ресторан или ночной клуб с явным сексуальным подтекстом, а тут совсем другой подход... но мне даже нравится. Оригинально, скажу прямо!
   - Может быть, - пожал плечами марсианин.
   - Хорошо. Через два часа на пересечении Шонкари и Двенадцатого Флота. Там есть магазин бытовой техники, ты его сразу увидишь, при нём имеется парковка. Я припаркуюсь на ней.
   - Договорились. Постараюсь не опаздывать.
   - До встречи, Мор, - Тионна несколько секунд всматривалась в лицо Азарова, потом неожиданно прыснула со смеху.
   - Что такое? - не понял Азаров.
   - Всё-таки ты такой... такой забавный!
   Азаров молча пожал плечами.
   - Ладно, не буду больше тебя смущать, Мор! Увидимся!
   Тионна приветливо кивнула марсианину и исчезла из проекционного поля комма.
   Азаров выключил комм и пробормотал себе под нос нечто непонятное, потом усмехнулся и покачал головой. Почему-то ему вдруг стало совестно за то, что он решил втянуть в это дело Тионну Ласситер. Пусть она и принадлежала к враждебной Федерации расе, но всё-таки какой-то зубастый червячок, невесть откуда взявшийся только что в сознании разведчика, имел место быть. Хотя, собственно, ничего крамольного в том, что он попросил Тионну подвезти его до Дрэйза, вроде как и не было.
   Место, которое Азаров выбрал для встречи с Тионной, находилось довольно далеко от Родбреда, однако, воспользовавшись услугами столичного метро, марсианин добрался до пересечения бульвара Шонкари и улицы Двенадцатого Флота всего за сорок минут, с учётом использования городского автобуса в качестве подвозного транспорта. Магазин бытовой техники, о котором говорила девушка, он нашёл практически сразу, как только очутился в районе перекрёстка. Бегло осмотревшись по сторонам, Азаров не заметил ничего подозрительного, если не считать таковым патрульный мобиль, но сидящим в нём полицейским не было никакого дела до одинокого прохожего, который, судя по всему, кого-то ожидал в этом месте.
   Если в новостях и не было ничего особенного сказано о КИРД в дополнение к тому, что уже было сообщено обывателям, то количество патрулей на улицах Сат-Самара и его пригородов красноречиво говорило о том, что власти на полном серьёзе отнеслись к появлению на Самилане столь наглой подпольной структуры. То и дело на глаза ехавшему в автобусе Азарову попадались автомобили, остановленные полицейскими и подвергаемыми тщательному досмотру - в одном месте он даже увидел, как несколько блюстителей закона потрошат минивэн, владелец которого в полной растерянности стоял подле машины, явно не понимая, чем вызвано столь бурное проявление внимания со стороны полиции к его скромному автомобилю. "Стингеру" такое, понятное дело, было как бальзам на душу, ведь именно за этим его сюда и забросили.
   Однако самого Азарова возня представителей закона ничем - пока - не коснулась. И это было весьма и весьма знаковым явлением - значит, имперцы пока ещё не догадались о том, что вся эта возня является делом рук одного-единственного разумного. Собственно говоря, так и было задумано военным командованием федеральных сил. В противном случае, вся эта идея полковника Шве не стоила и выеденного яйца.
  
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует.

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"