Сидиус Дарт Ситхович: другие произведения.

Терион. Сага о чести и долге

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Издревле на планете Терион мирно существовали две расы - люди и орки. Даже несмотря на то, что когда-то созданный именно людьми ИскИн едва не превратил Терион в выжженную атомным огнём пустыню. По прошествии веков людская цивилизация восстановилась после так называемой "войны Тёмных Технологий", однако люди забыли, что некогда их предки прибыли на эту планету на огромных колониальных транспортах из иной звёздной системы. Забыли... но не все. Совершенно случайно Глэйд Морриган, ассасин-северянин из Братства Ардус Валор, оказывается втянут в события вокруг некоего Ключа - древнего артефакта, с помощью которого можно пробудить к жизни тот самый ИскИн...
       Книга завершена.
       В электронном виде книга представлена здесь - Zelluloza.ru.
       Доступна на Литресе - Litres.ru.

бесплатный хостинг для хранения фотографий

  
  
  
   Пролог.
  
  
   Древние тексты, что хранились в главной библиотеке столицы Эррендии - Арконе, гласили, что некогда, много тысячелетий назад, Терион был процветающим и высокоразвитым миром. Миром, в котором населявшие его люди считали себя венцом творения. И на правах этого, так сказать, "венца", полагали, что мир полностью принадлежит им. Ну, если не считать живущих на островах Южнополярного архипелага воинственных орков, но со свойственным им высокомерием люди не считали орков ровней себя. Зря, если честно. Одно радовало, что Шардэкские острова не интересовали терионцев, ибо схватываться с их воинственными обитателями им вовсе не хотелось.
   Цивилизация Териона стремительно развивалась, создавая воистину удивительные вещи, о которых сейчас можно было узнать лишь из древних фолиантов, и некоторые из которых ещё можно было встретить у техномагов Аффинора и техножрецов Ордена Золотого Солнца, чей замок Ладрон возвышался посреди вод солёного озера Ри-Илан, на востоке самого крупного материка Териона - Эрелена. Но, как это часто бывает в подобных случаях, технологии, которые, казалось, должны были бы нести благо, со временем обернулись злом. Поначалу этого никто не замечал и не обращал внимания, но постепенно цивилизация Териона начала всё глубже и глубже погружаться в омут Тёмных Технологий. Машины начали проникать едва ли не во все отрасли жизни терионцев, вторгаясь даже туда, где, казалось бы, места им не было предусмотрено самой Природой. Терион медленно, но неотвратимо, погружался во тьму, но сами терионцы этого, казалось, не замечали. На редкие попытки жителей Шардэкских островов образумить терионцев последние лишь надменно усмехались оркам в лицо и советовали не лезть не в свои дела. Кто может знать, как сложилась бы судьба этого некогда процветающего мира, если бы люди прислушались к советам орков. Но этого, увы, не произошло.
   Всё же, надо отметить и то обстоятельство, что не все терионцы одобряли подобный путь развития. Но к голосу здравомыслящих членов общества практически никто не прислушивался. Правящие верхушки шести самых крупных человеческих государств Териона были озабочены лишь тем, как сохранить власть и приумножить свои и без того немалые богатства. Остальные же страны стремились к тому, чтобы урвать свою долю с барского стола и примкнуть к более сильному сюзерену. Лишь одно-единственное государство Териона той далёкой эпохи вело в корне отличную от общепринятой политику, резко ограничив распространение машин внутри своего социума. Звалось оно Аркона (сейчас так называлась столица Эррендии - мощного северного государства, являющегося прямым потомком той самой Арконы) и её жители выступали за введение ограничений на использование машин в общественной и социальной сферах. Но к мнению арконийцев, как и к мнению орков, почти никто не прислушивался. Из-за собственной морально-этической базы, в корне отличной от общепринятой, арконийцев считали людьми, мягко говоря, странными. Но время показало, что они были правы, в то время, как все остальные ошибались.
   Всё началось с Зикоррды - самого богатого и развитого государства так называемой "Большой Шестёрки", расположенного за Западным океаном, на материке, который носил название Орнег. Тёмные Технологии распространились в зикоррианском обществе повсеместно, дошло даже до того, что появились машины-андроиды для удовлетворения сексуальных фантазий развращённых богачей и приверженцев так называемого "культа свободной любви". Но опасность исходила не от них - опасность исходила от созданной военными учёными системы Искусственного Интеллекта, которая получила название Око. Древние тексты гласили, что в один далеко не прекрасный день Око решило, что погрязшее в разврате и потреблении человеческое общество более недостойно существовать. Однако открытое противостояние между машинами и людьми на данном этапе могло привести к тому, что Искусственный Интеллект рисковал быть просто-напросто отключённым. И тогда машина пошла на подлость. Искусственный Разум сымитировал нападение на Зикоррду, подав сигнал о массированном ударе по территории страны со стороны одного из государств "Большой Шестёрки". Военные, надо отдать им должное, всё-таки сумели разобраться в ситуации, но что-либо сделать уже было невозможно. Небольшая группа специалистов сумела пробраться в тщательно охраняемый машинами бункер в недрах Дакарских гор и уничтожить ИскИн, но тот уже сделал своё чёрное дело. Чудовищное оружие, созданное для устрашения друг друга, в течение всего лишь двух суток испепелило большую часть Териона, повергнув цивилизацию в хаос и анархию; последовавшие вслед за атомными бомбардировками (термин, непонятный подавляющему большинству современных терионцев) эпидемии и изменение климата кардинально изменили облик Териона. Лишь острова Южнополярного архипелага не подверглись ударам, так как ИскИн целиком сосредоточился на своих создателях. Но радиация (ещё один непонятный термин для большинства из тех, кто решил бы прочитать древние книги) и смертельные эпидемии не миновали и Шардэкские острова, сократив численность орков едва ли не наполовину и отбросив их в развитии на многие годы назад... впрочем, как и всех остальных обитателей Териона.
   Наступили так называемые Тёмные Десятилетия, которые ознаменовались общим упадком цивилизации. Большая часть мира лежала в руинах, среди которых свирепствовали смертельные болезни, непроницаемая пелена облаков застила собой солнце, погрузив планету в долгие сумерки, вследствие чего температура воздуха резко упала, что привело к гибели большей части животного и растительного мира. Выжившие после войны терионцы постепенно начали заменять привычные им технологии на более простые, ибо машины и механизмы начали выходить из строя, а топливо для них - заканчиваться. А взять детали и топливо больше было неоткуда.
   Но скатиться в пучину варварства и дикости уцелевшим обитателям Териона было не дано. Хотя война затронула почти всю планету, однако северные и восточные территории пострадали менее всего. На этих землях со временем возникли новые государства - Эррендия и Ривия, впрочем, и на западе Эрелена постепенно стала зарождаться новая цивилизация. Аффинор - оплот техномагов - и Корвис, объединивший под своей эгидой значительную часть Западного Эрелена. Несколько мелких баронств и королевств примкнули к Корвису, приняв вассалитет, однако небольшое королевство Иллия, расположившееся на берегу Срединного моря, предпочло остаться независимым. Впрочем, для иллийской торговой аристократии такое положение дел было вполне нормальным. Лишь дурак осмелился бы поднять меч на торговцев - ответное эмбарго Иллии поставило бы на колени любое королевство на всём пространстве от Западного океана до Великих Шандарских равнин. Южную и юго-восточную часть огромного континента держала под своим владычеством могущественная Гиштанская Империя, иногда воевавшая с Ривией и островной империей Мерендар, чьи владения охватывали острова в северной и центральной частях Восточного океана. Вообще, войны не перевелись и сейчас, только теперь они не были столь масштабны и разрушительны, как в Древнюю Эру. И, к счастью, происходили они редко... ну, если не считать мелких локальных конфликтов в Западном Эрелене и возни эррендийцев с пиратами-северянами острова Тронгхольм, да набегами шандарских кочевников на западные границы Ривии.
   Виновник всех тех бед, что постигли Терион - Зикоррда, отделённая от остального мира Западным океаном, так и не смогла оправится после Катастрофы, впав в варварство и оказавшись разделённой на несколько варварских королевств. К счастью, угрозы эти королевства для остальной части Териона не несли, так как, будучи отделённые от Эрелена и Нарга водами Западного океана, варились в собственном соку, пребывая в состоянии перманентной войны всех со всеми. Чего, впрочем, от варваров и следовало ожидать.
   Обитатели Шардэкских островов, оправившись после Катастрофы, постепенно наладили устойчивые торговые отношения с занимающим огромный юго-восточный архипелаг Иримор одноимённым королевством и через него выйдя на иллийских торговцев. Так люди Териона узнали о существовании на планете ещё одного разумного вида, причём такого вида, с которым лучше налаживать торговые отношения, а не воевать, что успели испытать на своей шкуре гиштанцы, когда решили прибрать к своим рукам группу островов Льягри, что находились севернее Шардэкского архипелага и на которые уже давно с вожделением поглядывали орки, ибо острова эти были богаты железной рудой, древесиной и каменным углём. Военная эскадра гиштанцев прибыла на острова Льягри как раз в тот момент, когда там работали оркские изыскатели. Разумеется, было решено выдворить с островов орков, что и было проделано довольно легко, ибо изыскатели были сугубо мирными учёными и геологами и оружия при себе имели мало. К тому же, тягаться с профессиональными солдатами им было просто нереально, посему они просто погрузились на научное судно и отбыли восвояси. Но перед этим весть о нападении гиштанцев была отправлена посредством беспроволочного телеграфа в столицу Шардэкской Доминации. И каково же было изумление гиштанцев, когда спустя трое суток они увидели напротив себя весьма внушительную боевую флотилию, состоящую из десяти боевых кораблей, среди которых выделялся тяжёлый броненосный крейсер класса "Зорхаддар". Силы гиштанцев превосходили орков вдвое, но все их суда были классом не выше фрегата и тягаться с тяжёлым бронированным монстром орков были не в состоянии. Высадив десант прямо в расположение гиштанцев и дав пару залпов из орудий главного калибра - а надо заметить, что паровые технологии жителей Шардэка на порядок превосходили аналоги людей, орки в ультимативной форме потребовали от гиштанцев немедленно покинуть острова Льягри. Не желая рисковать своими людьми, командование гиштанской экспедицией приняло весьма мудрое решение оставить острова и убраться восвояси.
   Таким образом, к 2277 году Мирового Летоисчисления Терион практически полностью оправился от последствий древней войны и жизни его обитателей уже не зависели от Тёмных Технологий Древней Эры. Отдельные заражённые области - районы, по которым пришлось наибольшее количество ударов древнего оружия - ещё оставались на теле планеты, но в эти районы никто уже давно не заходил. По негласному договору, эти земли были объявлены Ничьими Территориями, куда могли забредать все, у кого в одном месте наблюдался зуд, на свой страх и риск. Остальной же Терион жил по установившимся за эти годы нормам, торгуя, иногда - воюя, и не горя особым желанием возвращаться к почти забытым технологиям древности, которые едва не погубили всю планету много лет назад.
   Но не всех такой порядок вещей устраивал, к сожалению...
  
  
   Глава 1.
  
  
   Май 2277 года Мирового Летоисчисления,
   Западный Эрелен,
   территория Великого Баронства Эреншильд,
   окрестности города Лангсдорф.
  
  
   Стоящие у западных городских ворот стражники дневной смены лениво глазели на поток путников, медленно текущий мимо них в обеих направлениях, опираясь на длинные рэндские самозарядные винтовки, которые, пусть и не были так хороши, как известные на весь Эрелен производимые техномагами Аффинора МKV-17, но зато стоили в три раза дешевле, да и по качеству немного проигрывали аффинорским. Длинные прямые мечи с крестообразными рукоятями покоились в ножнах, забрала шлемов были подняты, ибо сейчас ничего не угрожало жизням стражников. Стой себе да следи за порядком. Это тебе не пограничная стража, у городской работы хоть тоже бывает много, но всё-таки она более безопасна, если, конечно, можно так выразиться. Пырнуть ножом под рёбра или всадить пулю из рэндского револьвера могли и на улицах Лангсдорфа.
   Проводив пристальным взглядом осторожно протискивающийся сквозь людской поток рэндский грузовой самоход, чьи деревянные борта были украшены цветами знамени Рэнда и обшиты броневыми листами, один из стражников - крепко сложенный смуглокожий молодой парень с типичным лицом уроженца Южного Эреншильда - переступил с ноги на ногу и перенёс вес тела на винтовку. Рэнд, конечно, делал хорошие машины, но сравниться с творениями техномагов Аффинора их технологии не могли. Поговаривали, что у аффинорцев есть даже машины, могущие летать по небу, но Листиан Фонха, ещё в прошлом году вместе с отцом и двумя старшими братьями пахавший на паровых плугах земельные наделы семейной фермы, расположенные в долине Меревальд, ни разу не видел живого аффинорца, а уж о том, чтобы хотя бы издали наблюдать одну из высокотехнологичных диковин, и речи не шло. Прельстившись посулами вербовщиков барона, молодой землепашец решил записаться в армию, чтобы ратные подвиги совершать, приумножать справедливость в этом отнюдь не таком уж безмятежном мире и, разумеется, покорять сердца красавиц своим мужественным видом. Но как раз с последним у Фонхи наблюдались серьёзные проблемы. Нет, конечно, парень был довольно высокого роста и сложен отменно, но нос картошкой, простодушное выражение глаз и веснушки, пусть и редкие, портили всю картину. Уважением у своих сослуживцев Листиан пользовался, ибо труса не праздновал и в схватках с уличным отребьем показал себя с самой лучшей стороны, но вот успехами у противоположного пола бывший фермер похвастаться не мог. Интереса у горожанок молодой стражник не вызывал ровным счётом никакого - это не сельские девицы, от одного вида закованного в латы и кольчугу воина с мечом и огнестрелом впадающие чуть ли не в экстаз. Вот если бы Листиан был бы облачён в чёрные одеяния техномага или хотя бы в серо-зелёную броню гвардейца Рэнда, тогда другое дело. Но, как говорится - имеем то, что имеем.
   Взгляд Фонхи скользнул по пересекающим подъёмный мост двум молодым горожанкам в просторных сарафанах, под которым проглядывали явно соблазнительные формы... и замер при виде ступившего на деревянный настил, усиленный поперечными вставками из изготавливаемой на сталеплавильнях Нидерхольма высококачественной стали рослого мужчины, одетого в синий длиннополый камзол, плотные чёрные кожаные штаны, заправленные в чёрные же кожаные сапоги с высокими голенищами. Поверх камзола виднелась боевая полуброня с наплечниками, запястья были скрыты серебристыми наручами, из-под которых виднелись чёрные кожаные перчатки. Тяжёлая серебряная брошь на шее одновременно являлась и украшением, и фиксатором для свисавшего с плеч синего плаща с капюшоном, который был откинут на плечи, открывая постороннему взгляду суровое лицо, на котором особенно выделялись серо-стальные глаза, внимательно наблюдавшие за всем, что происходило вокруг. Но всё это было всего лишь прелюдией. То, во что был одет незнакомец, нисколько не занимало Фонху. Пусть его хоть в тунику служителей культа Варамина рядится - в конце концов, это его личное дело. Но вот расположенные за спиной ножны, из которых торчала безгардовая рукоять длинного тяжёлого хьялтара - меча, который традиционно использовали эррендийские воины, колчан со стрелами и мощный лук из тех, кои пользовали горцы Зиккума, недвусмысленно говорили о том, что трогать обладателя этого небольшого арсенала без нужды было бы крайне неразумно.
   Фонха повернул голову в направлении старшего дежурной смены сержанта Хатаррона Интари и многозначительно кашлянул. Уроженец Лангсдорфа вопросительно взглянул на Листиана, тот едва заметно кивнул в сторону подходящего к воротам путника. Интари проследил за кивком молодого солдата и понимающе хмыкнул. Этого было достаточно, чтобы остальные стражники тут же утратили внешне безразличное отношение к происходящему и, как бы невзначай, изменили свою дислокацию, расположившись по обе стороны от базалитовой мостовой, держа оружие так, чтобы, в случае чего, его можно было применить.
   Незнакомец, между тем, заметил, что на него обратили внимание и едва заметно усмехнулся, при этом слегка натянув поводья, которые он держал в левой руке. Мощного сложения дарханский жеребец прянул ушами и громко фыркнул, мотнув головой влево-вправо. Фонха позволил себе восхищённо покачать головой при виде коня незнакомца и подумал, чем же этот человек зарабатывает себе на жизнь. Лошади этой породы, разводимые в далёком северном королевстве Дархан, что считалось вассалом Эррендии, высоко ценились на всём пространстве Эрелена и Нарга и обходились желающему обзавестись таким скакуном в приличную сумму. Во всяком случае, Листиану, надумай он купить дарханского коня, пришлось бы копить денег для этого целый год, и это при условии скромного питания и минимальных расходов на личные нужды.
   - Именем Его Светлости барона Альвана - стой, незнакомец! - Хаттарон Интари выступил вперёд и предупредительно выставил вперёд левую руку, правая же покоилась на рукояти меча. - Назовись и сообщи цель своего прибытия в Лангсдорф.
   Говорил командир стражников на пангале - созданном много столетий назад лингвистами Аффинора меж-языке, предназначенным для общения между собой представителей различных государств Териона. Любой уважающий себя военный, учёный или ремесленник считал своим долгом знать пангал, а уж про торговцев и говорить не приходилось. Те зачастую свой родной язык знали куда хуже пангала. А вооружённый незнакомец с превосходным дарханским боевым скакуном явно был не уроженцем благословенного Эреншильда. Однозначно можно было сказать, что перед командиром смены стоял северянин, но у Интари всегда возникали проблемы при распознании эррендийцев и дарханцев. И те, и те были высокими и светловолосыми, даже говорили жители этих двух северных государств на одном языке - эрлинге. Но одно Интари знал наверняка - и эррендийцы, и дарханцы были известны на весь Эрелен, как свирепые воины. Это прочувствовали на своей шкуре гиштанцы, когда вознамерились триста лет назад включить в пространство своей империи так называемые Ничьи Земли - обширные равнины, кое-где прорезанные горными хребтами, что отделяли Гишту от владений северян. Однако жители Великих Равнин (местное самоназвание этой части Эрелена), понятное дело, не пришли в восторг от появления в их землях имперских солдат, да и северяне сразу же насторожились. И Эррендия, и Дархан, и ещё одно северное королевство - Менория - считали Великие Равнины своим "задним двором", и вторжение в Ничьи Земли гиштанцев им пришлось не по вкусу. Но последние ни о чём таком не подозревали, до поры, до времени. Сломив сопротивление трёх городов-государств - Сакории, Шалвана и Алзабара, гиштанцы разгромили ополчение нитских племён и форсировали полноводную реку Онтурри, за которой высился горный хребет, отделяющий Великие Равнины от пограничных земель Менории. Четырёхдневный переход - и экспедиционные силы Империи вторглись бы в саму Менорию. Но этого не произошло.
   Гиштанцы, не рискуя двигаться ночью - на засаду можно было нарваться только так, ведь отдельные разрозненные отряды нитских племён и алзабарские партизаны всё ещё продолжали тревожить боевые порядки гиштанцев своими неожиданными набегами и обстрелами из дальнобойных лёгких мортир - разбили лагерь в предгорьях, выставив по периметру вооружённую до зубов охрану. Однако ночь прошла спокойно, что слегка расслабило агрессоров. А утром ещё спящих солдат гиштанской армии разбудил грозный звук эррендийского боевого горна, похожий на рёв разозлённого наргского тигра. Те, кто не был лично знаком с эррендийскими принципами ведения боевых действий, сочли бы подобное непростительной глупостью - и ошиблись бы. Смертельно. Ибо эррендийский боевой горн трубил только в момент начала атаки северян. Так случилось и на сей раз. Гиштанские солдаты ещё только выбирались из своих походных палаток, когда из расположенного в направлении гор леса на лагерь обрушился настоящий стальной ливень - то были выпущенные дальнобойными стреломётами стальные вестники смерти. Гиштанцы, конечно, схватились за щиты, но стрелы эррендийцев нашли свои цели. А потом на лагерь устремился серо-стальной поток - именно так выжившие гиштанцы описали то, чему они стали свидетелями. Закованная в броню с головы до пят тяжёлая эррендийская конница сметающей всё на своём пути лавиной обрушилась на лагерь гиштанцев, сея хаос, разрушение и смерть. Имперцы, надо отдать им должное, сражались храбро, но устоять против ярости северян всё же не смогли. И это при том, что эррендийцы значительно уступали гиштанцам в численности...
   Северянин внимательно оглядел зорко наблюдающих за ним стражников и слегка усмехнулся.
   - Вы всех путников таким образом приветствуете? - спокойным тоном произнёс он, говоря, как и Интари, на пангале. - Почему-то другие такой чести не удостаиваются.
   - "Другие", как ты изволил выразиться, являются либо горожанами, либо эреншильдцами, - сказал Интари, - а ты, как мне кажется, к таковым не относишься. Или я не прав?
   - Да нет, отчего же! - северянин повёл плечами. - Я действительно не имею никакого отношения к жителям сего достославного города.
   - Тогда, быть может, ты будешь столь любезен, что назовёшь себя?
   Северянин ещё раз оглядел стражников и кивнул сам себе.
   - Моё имя Глэйд, я из Эррендии. - Он запустил руку куда-то под камзол, что вызвало определённые телодвижения со стороны солдат, но северянин не обратил на это никакого внимания. - Я пересёк границу между Эреншильдом и Салиаром у Вибрина на вполне законных основаниях, о чём может свидетельствовать эта разрешительная грамота пограничной стражи.
   Эррендиец не спеша вынул из-за пазухи небольшой свиток, перевязанный бархатным шнуром, на котором висела печать с золотым тиснением и символом пограничной стражи Эреншильда.
   - Прошу вас. - Северянин протянул командиру стражников свиток.
   Хаттарон Интари осторожно принял из рук эррендийца свиток и, осторожно развязав шнур, развернул тонкий лист асмадского флибера - заменителя обычных пергамента и бумаги, созданного в небольшом королевстве Асмад, бывшем вассалом Корвиса. Да, всё верно. Вот официальное разрешение на пересечение границы между Салиаром и Эреншильдом, оформленное начальником пограничной стражи заставы Тьернигальд, что близ Вибрина, капитаном пограничников Сальваном Кригом, ниже указано, что северянин оплатил положенную в таких случаях - вооружённый путник - пограничную пошлину в размере пяти серебряных монет. Всё законно, и придраться не к чему.
   - Никаких претензий на счёт разрешительной грамоты я не имею, - резюмировал Интари, сворачивая лист флибера в трубочку и протягивая его Глэйду. - Однако Лангсдорф - мирный город и нам здесь не нужны неприятности.
   - Уверяю вас, почтенный страж порядка - я вовсе не за тем прибыл в Лангсдорф, чтобы учинять беспорядок, - ответствовал северянин. - Мой интерес лежит совершенно в иной плоскости.
   - Вот как? - Интари хмыкнул... и тут его взгляд скользнул по серебряной броши, которая держала плащ. Эреншильдец приметил её сразу, как только северянин оказался в его поле зрения, но только сейчас он рассмотрел, что было выгравировано на ней. И мысленно воззвал ко всем известным ему богам, чтобы этот северянин как можно скорее покинул Лангсдорф. Ибо мало было во всём Западном Эрелене людей, которые понятия не имели, что означают выгравированные на чём-либо скрещённые мечи на фоне восходящего солнца. Символ Братства Ардус Валор - ордена ассасинов, чья известность бежала, как говорили иллийцы, впереди оркского локомотива. С этими ребятами даже знаменитая на весь Эрелен и Нарг Имперская Гвардия Гишты предпочитала не связываться без надобности. А что тогда говорить о простых городских стражниках Лангсдорфа? Которых этот северянин мог бы играючи раскидать, будто связки соломы?
   - А можно узнать, зачем именно вы прибыли в наши края? - нахмурился Интари.
   Северянина, однако, переживания командира стражников ничуть не волновали. Оглядев эреншильдца с головы до пят, он лишь понимающе усмехнулся. Взгляд, брошенный Интари на его брошь, не прошёл мимо его внимания.
   - Можно сказать, что я тут проездом, - ответил Глэйд. - И вы можете не беспокоиться - Лангсдорф совершенно меня не интересует. Просто мой путь проходит через него.
   "Так я тебе и поверил!" - мысленно сказал сам себе Интари. Вслух же произнёс:
   - Это, несомненно, радует, однако всё же я вынужден руководствоваться городским сводом законов. Поэтому ваше оружие будет опечатано в соответствии с принятыми в Лангсдорфе правилами. Если во время вашего пребывания в городе будет выявлено, что запирающие печати повреждены, вы будете приговорены к уплате штрафа в размере двадцати пяти золотых эреншильдских дакаров. Если же ваше оружие послужит причиной смерти кого-либо из горожан или гостей города - в таком случае вы будете арестованы городской стражей и препровождены в Верховный Трибунал в столицу Эреншильда, город Боксбург.
   Про себя Интари подумал, что северянину не обязательно убивать кого-либо при помощи меча или лука (огнестрела у эррендийца, насколько мог судить стражник, не имелось). Ассасины Братства в совершенстве владели боевым искусством канли, которое для остального мира было чем-то вроде мифа. Поговаривали, что канли появилось на свет ещё до Катастрофы, что едва не уничтожила Терион. Так это или не так, Интари не знал. Но зато стражник знал, на что способен адепт этого древнего боевого искусства. И то, что за пределами Северного Союза канли практически никому не было известно - тоже знал. Северяне ревностно хранили секреты древней школы рукопашного боя.
   - Это справедливо, - бесстрастно кивнул северянин.
   Сержант сделал знак Фонхе и тот, держа в руках тонкие, но прочные шнуры с керамическими печатями, подошёл к Глэйду и принялся со знанием дела опутывать ими устье ножен меча, колчан со стрелами и верхнее плечо лука. Северянин безразличным взором наблюдал за сноровистыми действиями стражника, спокойно стоя на месте.
   - Теперь я могу идти? - спросил он, когда Фонха закончил вязать предохранительные шнуры.
   - Разумеется, - отозвался Интари.
   Глэйд кивнул сержанту и, слегка натянув поводья, двинулся было с места, но буквально через пару метров остановился и обернулся в сторону Интари.
   - Быть может, вы порекомендуете мне приличную гостиницу, сержант? - произнёс северянин. - Я впервые в ваших краях и не хочется выбрать в качестве временного пристанища какой-нибудь вонючий клоповник.
   - У нас все гостиницы приличные, вообще-то, - несколько недовольно отозвался Интари. - Но думаю, что "Приют одинокого путника" вам подойдёт лучше всего. Тихое место, вдалеке от шума центра города, рядом расположены торговые ряды, опять же - недорого обойдётся. Как войдёте в город, сразу поверните направо и идите до площади с фонтаном в виде дракона, на ней сверните налево на улицу, в начале которой стоит знак, запрещающий движение самоходов. Через шесть кварталов увидите гостиницу. Не промахнётесь.
   - Спасибо, сержант.
   Эррендиец кивнул Интари в знак благодарности и неспешно пересёк подъёмный мост, перекинутый над окружавшим город заполненным водой рвом, который посредством неширокого и неглубокого канала был связан с протекающей мимо города рекой Налайр. Миновал городские ворота и скрылся за стеной, ведя в поводу дарханского боевого коня.
   Хаттарон Интари покачал головой, провожая взглядом высокую фигуру эррендийца. Все эти формальности с повязыванием на оружие предохранительных шнурков для северянина ровным счётом ничего не значили. Эреншильдец прекрасно понимал, что ассасин без проблем прибьёт любого голыми руками, и неважно, чем будет вооружён его противник - корвисским мечом или аффинарским огнестрелом. И про себя снова подумал, что будет очень хорошо, когда эррендиец покинет Лангсдорф. Так будет спокойнее. Гораздо спокойнее.
  
  
   Миновав городские ворота Лангсдорфа, Глэйд свернул именно в том направлении, которое рекомендовал ему командир стражников, что остановил его на входе в город. Можно было, конечно, сесть на коня, но Глэйд вполне справедливо полагал, что Ксарану не помешает отдых. Путь от салиарского города Вишьент до Лангсдорфа был неблизким и конь заметно устал. Какой бы выносливостью не обладали лошади дарханской породы, но сто семнадцать лиг до границы между Салиаром и Эреншильдом и ещё восемьдесят пять - до Лангсдорфа, всё же были значительным расстоянием. Следовало дать коню отдых, тем более, что Глэйд подозревал, что в Лангсдорфе его путь не завершится.
   Причина, по которой Глэйд находился сейчас в эреншильдском городе Лангсдорф, стоила пять тысяч золотых эррендийских кридов и носила имя Шаден Дживв. Столь большую цену за голову этого ханарийского проходимца назначил правящий герцог одного из городов Корвиса - Мальдарона - Маландо Деказ. И причина столь пристального внимания к особе ханарийца заключалась в том, что этот ловелас умудрился "наставить рога" Деказу, как говорили в народе. И не только "наставить рога", но ещё и обокрасть герцога, воспользовавшись расположением герцогини. С молодой женой герцог Маландо поступил по-благородному - отлучил от своего двора и сослал на полгода в далёкий горный монастырь, дабы из её прелестной головки выветрилась всякая дурь. Ясное дело, что она клялась и божилась, что всё произошло совершенно случайно и что во всём виноват именно Дживв, но, понятное дело, что это было не совсем близко к истине. Как говорили эррендийцы - "если самочка не захочет - то самец и не вскочит". Глэйду было известно, что немолодой уже правитель Мальдарона очень любил свою вторую жену (герцогиня Мальдаронская Валария погибла четыре года назад во время сильного землетрясения) и души в ней не чаял. Эррендиец сам не видел молодую герцогиню, лично, в смысле - лишь визиграфию, которую показал ему Деказ. Тогда про себя Глэйд подумал, что у Дживва губа однозначно не дура, но вслух он, разумеется, не сказал ничего. Он лишь спросил герцога, почему он обратился за содействием именно к Братству Ардус Валор. Для таких случаев существовали частные сыскные агентства и их услуги обошлись бы герцогу гораздо дешевле. Пять тысяч золотых кридов - за такие деньги можно было купить корвисский двухмачтовый бриг с дизельным двигателем... или приличное поместье где-нибудь в Эррендии. Но Маландо Деказ лишь презрительно скривился при упоминании частных сыщиков и сказал северянину, что репутация Братства говорит сама за себя и что если член Братства берётся за работу, то он её выполнит, несмотря ни на что. Сыщика можно было и подкупить, ассасина же Ардус Валор - никогда. По крайней мере, о таких случаях Глэйду слышать не приходилось. И здесь возразить герцогу было нечего. В конце концов, поимка какого-то ловеласа и мошенника не столь уж и трудное занятие.
   Не столь уж трудное... Глэйд мысленно выругался и хотел было сплюнуть на мостовую, но, заметив, что она находится в чуть ли не идеальном состоянии, передумал. Вместо этого эррендиец не спеша подошёл к одной из уличных чугунных урн для мусора, расставленных вдоль улицы через равные промежутки, и аккуратно сплюнул в неё, после чего продолжил свой путь.
   Шаден Дживв оказался весьма прытким сукиным сыном, и северянин понимал, почему. Маландо Деказ не был каким-то деспотом и самодуром, но, как и любой корвисский аристократ, стерпеть такого позора он не мог. А кто бы смог на его месте? Мало того, что с герцогиней порезвился, так ещё и личную казну герцога обчистил! Было понятно, что герцог Мальдарона не остановится ни перед чем, чтобы поймать ханарийца и должным образом наказать его за соблазнение герцогини и за кражу. А наказание могло быть и весьма болезненным. По большей части, за кражу, но и за прелюбодеяние - тоже. Поэтому-то ханариец и улепётывал, как ужаленный горной пчелой в причинное место.
   Исходя из той информации, какую удалось добыть северянину, Шаден Дживв был самым обычным мошенником из разряда тех, что умело пускают в ход обаяние, а затем проделывают свои пакостные делишки. Подобных персон Глэйд не уважал, ибо, на его сугубо личный взгляд, зарабатывать таким образом на жизнь недостойно уважающего себя мужчины. Ремеслом, там, заниматься, воинским делом или наёмничать (хотя последних Глэйд тоже не уважал, ибо наёмник - он наёмник и есть; помани его суммой побольше той, что обещана - и всё, он уже на противоположной стороне). Из Мальдарона ханариец рванул в сторону Эреншильда, причём явно не на своих двоих. Не исключено, что его мог подвезти попутный самоход, в таком случае, он достаточно опережал Глэйда. Однако эррендиец был уверен, что миновать Лангсдорф Дживв не мог. По одной простой причине - путь ханарийца явно лежал к самому крупному порту Иллии, Тервано. Оттуда можно было сесть на любое пассажирское судно - на остров Серио, в Тронг, в Тиз, в княжества и вольные города Северного Нарга, даже в Гиштанскую Империю и Иримор. И тогда - всё, попробуй его там найди. А почему именно в Тервано, а не в куда более близкий эльдеронский порт Кальвеник? А потому, что Лангсдорф лежал именно на той дороге, что связывала столицу Эреншильда Боксбург с одним из крупнейших городов Эльдерона - Лиммером, откуда вела отличная трасса, построенная аффинорцами и упирающаяся точно в Тервано. А если бы Дживв вознамерился бы двигаться в Кальвеник, то тогда ханариец не стал бы идти/ехать в Лангсдорф, а вместо этого двинул бы по Юго-Восточному тракту, который, минуя горы Правейлон, сворачивал на юг - юго-восток именно в направлении Кальвеника. Но следы Дживва привели Глэйда именно сюда, а это означало, что догадка эррендийца о Тервано имеет право на существование.
   Добравшись до площади с фонтаном в виде дракона, Глэйд остановился в тени фронтона шестиэтажного здания, первый этаж которого занимали разнообразные лавочки, и огляделся. День уже перешагнул свой экватор и людей на улице и площади было немного. Мастеровой люд после обеденного перерыва уже разошёлся по своим рабочим местам, а для праздношатающихся время ещё не наступило. Две молодые горожанки с детскими колясками стояли у фонтана и о чём-то беседовали меж собой, ни на кого не обращая внимания. Через площадь не спеша двигались трое монахов в фиолетовых одеяниях Последователей С'Тъена - довольно экзотической религии для этих краёв, берущая своё начало в далёком южнонаргском королевстве Лехаланк. В Эреншильде, как и в остальных государствах Западного Эрелена, в отличие от клерикальных Тиза и Треллуса, вообще довольно терпимо относились к последователям иных религий, даже самых экзотических, вроде Культа Цветов, который был распространён на ряде островов Восточного океана, не входящих в Империю Мерендар.
   Изучив местность, Глэйд, заприметив уличное кафе, над входом в которое висела деревянная вывеска со стилизованным названием на местном наречии и на пангале, но выписанная явно в эльдеронском стиле, решил, что по пути к "Приюту одинокого путника" было бы неплохо и перекусить. Однако, поразмыслив, северянин решил взять что-нибудь из так называемых "дорожных наборов", которые можно было употреблять на ходу. Потянув за собой Ксарана - умный конь беспрекословно последовал за своим хозяином, Глэйд направился к кафе с забавным, на его взгляд, названием "Гастрономический причал" (не исключено, что его владелец был, в своё время, корабельным коком), краем глаза отметив про себя, как обе молодые горожанки, что стояли возле фонтана, проводили его пристальными взглядами. И не только чисто женское любопытство в этих взглядах проскальзывало - была ещё и некоторая доля опасения. И на то были свои причины.
   Эррендийцы не слишком часто появлялись в этих краях, но северян здесь хорошо знали. И лишний раз предпочитали не трогать. Сто сорок два года назад, во время эррендийско-корвисской войны, тридцатитысячная армия эррендийцев, стальным клином пройдя сквозь западные провинции Ханарии и Восточный Корвис, словно раскалённый нож - сквозь масло, обрушилась на войска эреншильдцев, которые в той войне встали на сторону своего могущественного западного соседа. Солдаты барона Торвина - тогдашнего правителя Эреншильда - не слыли трусами и воевать умели. За девять лет до этих событий эреншильдцы, вместе со своими соседями-эльдеронцами успешно противостояли войскам короля Асмада, который решил, что северные земли Эльдерона должны принадлежать Асмаду. Но асмадцы - это не эррендийцы. Эреншильдцы были осведомлены о передвижении армии северян, но они оказались совершенно не готовы к той тактике, которую избрали эррендийцы. Разумеется, звук боевого горна и на сей раз известил солдат барона о приближении северян, но затем не последовало ровным счётом ничего. Ни ливня стрел, ни артиллерийского обстрела - ничего. Однако недоумение эреншильдцев быстро растаяло, как снег под тёплыми лучами весеннего солнца, когда в правый фланг их построения ударила лёгкая нитская конница. Барон Торвин тут же произвёл передислокацию своих сил, выдвинув на левый фланг тяжёлую пехоту и две трети из имевшихся в распоряжении эреншильдцев корвисских самоходных орудий. Но то был всего лишь обманный манёвр. Как только эреншильдцы ввязались в резню с нитскими конниками, на их левый фланг без какого-либо предупреждения обрушилась закованная в броню знаменитая тяжёлая эррендийская конница, за которой двигались, прикрываемые щитоносцами, вооружённые самозарядными винтовками пехотинцы. Сдержать несущуюся со скоростью лавины закованную в броню конницу северян эреншильдцы не смогли, и вскоре сражение закипело в самом центре их боевых порядков, по которым до этого эррендийцы нанесли артиллерийский удар. И если бы барон Торвин не догадался выкинуть белый флаг, то от его войска ничего бы не осталось. Сравниться в боевой ярости с жителями северных стран на всём пространстве Эрелена могли разве что гиштанцы и ривийцы... ну, ещё, быть может, ханарийцы.
   Не обращая внимания на глазеющих на него дамочек, эррендиец, ведя в поводу коня, неторопливо пересёк площадь и подошёл к дверям кафе. Привязав поводья к специальному столбику, Глэйд, слегка пригнувшись, чтобы не задеть свисающую с притолоки резную деревянную рамочку, вошёл внутрь помещения.
   Посетителей внутри небольшого полукруглого зала, подсвеченного неярким свечением газовых ламп, было немного. Несколько горожан сидели за уютными деревянными столиками, у длинной стойки, за которой хозяйничал пожилой крепко сложенный эльдеронец, чья выправка свидетельствовала о том, что некогда владелец сего заведения занимался отнюдь не мирным трудом, неторопливо потягивая ароматный эреншильдский эль, расположился неизвестно какими ветрами занесённый в эти края уроженец далёкого Иримора, облачённый в длиннополое кожаное пальто, под которым виднелись кожаные коричневые штаны, серые ботинки с высокими голенищами и толстой подошвой и плотный шерстяной свитер, из-под которого выглядывал воротник сорочки. Длинноствольный ириморский двенадцатизарядный револьвер покоился у заморского гостя в притороченной к поясу кобуре, а широкополая шляпа небрежно была сброшена за спину.
   - Что-нибудь прохладное и фруктовое, пожалуйста, - произнёс Глэйд, подходя к стойке и кладя на гладкую полированную поверхность серебряную монету в пол-шильдера. - И три бисквита с карамелью и лесными орехами.
   Ириморец равнодушно скользнул взглядом по Глэйду и вернулся к своему занятию. Хозяин же кафе, смерив северянина внимательным взглядом, молча поставил перед ним керамическую тарелочку с бисквитами и большой фужер из матового стекла, доверху наполненный холодным фруктовым лимонадом, производство которого в Эреншильде было поставлено на поток. Сейчас, как было известно Глэйду, в сторону Итериса, где располагался самый крупный в Эреншильде завод по производству напитков, аффинорские строители тянули ветку железной дороги от связывающей столицу Аффинора - и крупный морской порт по совместительству - Дарм с главным портом Иллии - Тервано - магистрали. Да, за последние сто с небольшим лет технологии шагнули далеко вперёд, во многом благодаря аффинорцам, рэндианцам и оркам с Южнополярного архипелага. Влияние островных империй Иримор и Мерендар на развитие Эрелена было не таким большим, но оно всё же тоже имело место быть. Правда, хитрые техномаги не раскрывали все свои секреты, и что ещё могло храниться в их лабораториях и в секретных хранилищах аффинорцев, никто не знал. Глэйду доводилось слышать рассказы о том, что у техномагов есть в наличии машины, способные передвигаться по воздуху и оттуда наносить сокрушительные удары по врагу, но сам он никогда ничего подобного не видел. Правда, и в Аффиноре эррендийцу бывать ни разу не доводилось, равно как и видеть воочию хоть одного техномага.
   Заметив косой взгляд хозяина кафе, северянин едва заметно усмехнулся. Усмешка не прошла мимо эльдеронца, который, продолжая вытирать впитывающей влагу салфеткой цилиндрический бокал из мерконисского хрусталя, то и дело бросал на Глэйда настороженные взгляды.
   - Какие-то проблемы, уважаемый? - невозмутимо спросил Глэйд.
   - Никаких проблем, - автоматически отозвался эльдеронец. Затем понял, что сказал вовсе не то, что хотел, и недовольно насупился.
   - Сдачу оставь себе, - уже в открытую улыбнулся северянин. - Уж больно хорош лимонад!
   - Да, у вас, в Эррендии, о таком отродясь не слыхали! - с вызовом бросил эльдеронец.
   - Так ведь и лимонад-то не эльдеронский!
   - Но и не эррендийский!
   Глэйд усмехнулся и ничего не ответил владельцу кафе. Эльдерон, как и Эреншильд с Асмадом и Салиаром, фактически не имел независимой внешней политики, следуя в русле политики Корвиса, а тот всегда относился к северным королевствам с изрядной долей недоверия и опаски, при этом постоянно кичась своей "цивилизованностью" перед "варварами-северянами". Хотя кто был цивилизованнее, можно было поспорить. Всё это шло ещё со времён корвисско-эррендийских войн конца второго тысячелетия, когда заносчивые монархи Корвиса вознамерились построить в Западном Эрелене свою собственную империю. Но их мечты разбились о несокрушимые твердыни северян и об их армии, что встали на пути корвиссцев к мировому господству.
   Эррендиец мог бы поведать владельцу кафе о кристально прозрачных, как слеза, и холодных, как северный ветер, родниковых водах Славира, и о вкуснейшей минеральной воде, что производилась на фабриках купца первой гильдии Гренца Хагвинда. Но вместо этого он лишь невозмутимо пожал плечами и перенёс своё внимание на еду и питьё.
   Ириморец, допив эль, бросил на стойку несколько аргиевых монет и, не произнеся ни слова, встал и направился к выходу. Монеты тут же исчезли в руках эльдеронца, который, наконец, закончил полировать бокал и поставил его на прикреплённую к стене за своей спиной большую полку.
   - Скажи, почтенный - не приходилось ли тебе видеть сего господина? - на стойку легла визиграфия Шадена Дживва.
   - Он что-то натворил? - эльдеронец внимательнее всмотрелся в Глэйда и, похоже, что он, наконец, понял, что перед не совсем обычный северянин, о чём недвусмысленно намекала брошь с эмблемой Братства.
   - Тебя это не касается, - холодно отозвался Глэйд, заканчивая доедать последнее пирожное. - Это дело Братства.
   - Разумеется. - Эльдеронец дураком не был и влезать в дела ассасинов не собирался, ибо это было чревато серьёзными проблемами для здоровья. - Дай-ка взглянуть...
   Хозяин кафе взял визиграфию в руки и, поднеся к свисавшей с потолка на длинной витой цепи газовой лампе, внимательно вгляделся в изображение.
   - И два "дорожных набора" добавь, - бросил Глэйд. - В счёт сдачи.
   Хозяин кафе молча кивнул, продолжая изучать визиграфию, и рукой сделал знак своему помощнику - молодому парню лет двадцати-двадцати двух, очень сильно похожему на него самого. Буквально спустя минуту на стойке оказались два набора, упакованные в не пропускающую тепло прозрачную плёнку - ещё одно достижение техномагов Аффинора, благодаря которым сие изобретение получило огромное распространение практически повсеместно.
   - Так что там насчёт этого типа? - спросил Глэйд, пододвигая наборы к себе.
   - Вроде как похожий на него парень заходил сюда утром, - пробурчал эльдеронец, возвращая визиграфию Глэйду. - За стопроцентное совпадение на ручаюсь, ибо тот, кто делал этот снимок, с визатором умеет обращаться на уровне варвара с Западного континента. Мой семилетний племянник и то лучше снимки делает, пусть визатор и не аффинорский, а всего лишь тронгский... кхе-кхе... А какой у тебя интерес до этого дурачка?
   - Почему дурачка? - не понял Глэйд.
   - А кто ж в здравом уме натворит такое, что потом по его следам ассасина Братства пускают?! - расхохотался эльдеронец. - Ясное дело - дурак! Короче, северянин - похожий на него тип утром наведывался в кафе. Взял "дорожных наборов" аж на восемь серебряных шильдеров, да ещё и пять двухлитровых бутылей лимонада. Вёл себя так, словно за ним гнались наргские тигры! Хотя теперь понятно, кто за ним гнался... гонится...
   - У него была лошадь? Или двухколёсник?
   - Не знаю, - пожал плечами эльдеронец. - С лошадьми сюда вход воспрещён, да и звука работающего мотора я тоже не слышал. А чего он такого натворил?
   Вопрос эльдеронца Глэйд пропустил мимо ушей. Он спокойно убрал пакеты с едой в дорожную сумку и поднялся со стула.
   - Северянин! - услышал Глэйд за своей спиной голос хозяина кафе.
   - Что? - эррендиец остановился, слегка повернув голову назад.
   - Кроме тебя, о похожем парне спрашивали с час назад...
   - Кто? - тут же насторожился Глэйд. Сомнительно, чтобы герцог Деказ стал подряжать ещё кого-нибудь на поимку Дживва - это было бы неуважение к Братству. Значит, кто-то ещё проявлял интерес к персоне ханарийца. Но кто именно?
   - Понятия не имею, - отозвался эльдеронец. - То есть, кто она, я не знаю...
   - Она?
   - Девица, одетая, как лучник иллийской гвардии, но без ранговых нашивок. И у неё визиграфия была получше твоей. Но рожа та же самая была изображена.
   Глэйд озадаченно потёр переносицу. Шаден Дживв, оказывается, не только герцога Деказа интересовал. Но кого ещё? Ладно, с этим будем разбираться уже по ходу дела.
   - Девица эта что спрашивала?
   - Всё то же, что и ты. На чём приехала - не знаю. Но вполне возможно, что на лошади. Мотора не было слышно.
   - Спасибо за информацию, - эррендиец кивнул хозяину кафе и направился к выходу.
   - Северянин - это не всё! - услышал он за спиной.
   - Что ещё?
   - У девицы, помимо иллийских лука и меча, ещё и огнестрел был. Аффинорский.
   - Огнестрел? Это интересно...
   - Вот и я о том же!
   - Ладно, всё равно спасибо.
   Не произнеся более ни слова, Глэйд пересёк помещение кафе и вышел на улицу. Внимательно огляделся по сторонам, после чего подошёл к спокойно стоявшему у коновязи Ксарану. Умное животное взглянуло на хозяина большими глазами, словно вопрошая, что Глэйд собирался предпринять дальше.
   - Интересная картина вырисовывается, Ксар, - пробормотал северянин, одним плавным движением вскакивая в седло и ловко отвязывая поводья. - Нашим ханарийским пройдохой кто-то ещё интересуется. Но в связи с чем это вызвано, я не имею ни малейшего представления. Но наш отдых в гостинице отменяется. Нельзя допустить, чтобы Дживва прибили.
   Эррендиец тронул поводья коня и, пропустив движущийся в попутном направлении двухколёсник, направил Ксарана в направлении южных городских ворот. Навряд ли Дживв изменил свой маршрут - Глэйд слишком хорошо знал "крыс" данного типа. Если уж ханариец выбрал для себя конечный пункт назначения, то он будет следовать именно туда. И пока в данном вопросе северянин ещё ни разу не ошибся.
  
  
   Западный Эрелен,
   Аффинорская Корпоративная Технократия,
   столица государства - город Дарм,
   дворец Высшего Совета Технократии.
  
  
   Реймус Эллинор, оперативник Службы Безопасности АКТ (или техномаг, как называли таких, как он, на остальном пространстве Териона), размашистым шагом вошёл внутрь просторного холла дворца Высшего Совета, куда его доставил с пограничной заставы Кейтос военный винтокрыл. Лицо Реймуса было совершенно бесстрастным, однако внутренне безопасник недоумевал о причинах столь неожиданного изменения обстановки. Сутки назад он добрался до Кейтоса, откуда его путь лежал в Западный Корвис, где в городе Вергар должна была состояться его встреча с одним из приближённых лиц из окружения короля Корвиса Мервальда IV Стойкого и военного посланника Северного Союза по вопросу Тронгхольма. Пираты с этого северного острова вконец обнаглели, совершив дерзкий рейд на своих паровых канонерках на один из крупнейших портовых городов Корвиса Химмелинг, расположенный на берегу залива Химм. Попутно они высадили десант в расположенном на противоположном берегу залива дарханском городе Арнал; правда, в случае с северянами дело закончилось, как обычно - пираты были просто сброшены в воду пограничной стражей (заметьте - именно пограничной стражей, а не частями регулярной армии), а их катера расстреляли пограничные же тяжёлые пулемёты системы Меркагура. А вот в Химмелинге пираты повеселились вволю, прежде чем к городскому гарнизону на подмогу подоспели королевские гренадёры и мотопехота на бронеходах. И терпение корвисского монарха, похоже, лопнуло. Мервальд IV Стойкий, забыв об извечном недоверии корвиссцев к техномагам Аффинора и высокомерном отношении к северянам (в данном случае имелись в виду дарханцы), решил организовать совместный карательный рейд на Тронгхольм, дабы раз и навсегда покончить с пиратами. Но если Аффинор ничего против совместной операции с Корвисом не имел, то дарханцы, как и ожидалось, заартачились. Находясь в союзном договоре с Эррендией (читай - в положении вассала), дарханцы были согласны на участие в карательной экспедиции с одним условием - в ней должен был принимать участие флот Эррендии. А вот как раз этого Мервальду и не хотелось, так как в таком случае все лавры бы однозначно забрали бы северяне. К тому же, военная разведка Технократии имела достоверные данные о том, что эррендийцы сами готовили карательный рейд против пиратов Тронгхольма и имели все шансы на то, что именно они, а не королевский флот Корвиса разнесёт пиратские города и посёлки в щепки. Хотя Эррендия не имела ничего против совместного с Корвисом рейда. Былая вражда на поле брани давно уже сменилась чисто экономическим и политическим соперничеством, правда, северяне всё так же настороженно относились к Корвису. Однако это обстоятельство сейчас ничуть не волновало Эллинора. Отзыв его в столицу мог означать наличие серьёзных проблем. Но какого рода и откуда они могли исходить, Реймус не знал.
   Миновав анфиладу комнат, в каждой из которых сидели за своими рабочими столами многочисленные служащие, Эллинор подошёл к высоким дверям из зирдского чёрного дерева, у которых замерли на страже двое гвардейцев в полном боевом облачении, вооружённые автоматическим оружием - последней разработкой оружейного концерна "Зеррак Вандрин и сыновья".
   - Капитан Реймус Эллинор, прибыл по приказанию Его Превосходительства Экриса Торна, - произнёс техномаг, подойдя к гвардейцам.
   - Ваш идентификационный жетон, капитан, - невозмутимо произнёс один из гвардейцев.
   Эллинор так же невозмутимо сунул руку в крохотный кармашек на своём поясе с массивной пряжкой, которая пряжкой являлась лишь отчасти, и вынул оттуда плоский металлический диск диаметром сантиметров пять. Протянул его гвардейцу. Тот принял его из рук техномага и провёл над ним небольшим приборчиком, принцип действия которого для большинства терионцев был непонятен. На крохотном экранчике на верхней части устройства загорелась зелёная пиктограмма, после чего гвардеец протянул Реймусу его жетон.
   - Генерал Торн ждёт вас, капитан Эллинор, - сказал страж. - Проходите.
   Охранники посторонились, пропуская Эллинора, один из них толкнул тяжёлые дверные створки, открывая проход.
   Реймус, переступив порог кабинета Экриса Торна, сделал пару шагов в направлении массивного рабочего стола руководителя Службы Безопасности Технократии... и замер, увидев, КТО находится по другую сторону стола Торна, едва помещаясь в большом кресле, задрапированном роскошным мерконисским бархатом.
   - У вас все техномаги так реагируют на нашего брата, генерал Торн? - раздался рокочущий басовитый голос гостя руководителя СБ. - Можно подумать, он ни разу орка не видел!
   Про себя Реймус усмехнулся, услышав эти слова. Положим, вживую уроженца Шардэкских островов он действительно ни разу не видел, но визиграфий-то он перевидал достаточно, да и отчёты агентов, которым выпала возможность посетить далёкий южный архипелаг, читал. Но всё же встретить орка здесь, в столице Аффинора, да ещё во дворце Высшего Совета Технократии, Эллинор никак не ожидал.
   Высокий - выше двух метров - зеленокожий уроженец Шардэкского архипелага внимательно смотрел на техномага своими синими глазами из-под кустистых бровей. Длинные чёрные волосы были заплетены в две тяжёлые косы, в ушах и носу виднелись массивные платиновые серьги, свидетельствующие о высоком статусе их владельца. Тяжёлые наплечники с шипами и не менее массивные наручи, кираса из высокопрочной стали, плотные серые штаны из неизвестного Реймусу материала и высокие ботинки на толстой подошве составляли одеяние орка. Оружия при нём техномаг не заметил, да и кто бы допустил во дворец Совета вооружённого орка... да и не только орка? Однако в том, что гость с Шардэкского архипелага прибыл в Аффинор отнюдь не с пустыми руками, Эллинор нисколько не сомневался.
   - Вы должны понять реакцию оперативника Эллинора, капитан Азонай, - услышал Реймус голос шефа СБ. - Он действительно никогда раньше не видел представителя вашего народа вживую.
   - Да, собственно говоря, я ничего... - орк, которого Экрис Торн назвал капитаном Азонаем, понимающе усмехнулся. - Многие мои сородичи аналогично реагируют на оказавшихся на Островах эреленцев. Другое дело - лехаланкцы, ошани или мфаранцы, которые часто бывают на Шардэкских островах. Но мы несколько отвлеклись, генерал.
   - Капитан Азонай является Следопытом, - Экрис Торн перевёл взгляд на Эллинора, который всё ещё пытался привести мысли в порядок. - И у него есть очень важная информация, которую правящий Триумвират орков счёл необходимой донести до нас.
   - Почему именно Аффинор? - выдавил из себя, наконец, Реймус. - До Иланиса вам добраться было бы гораздо проще.
   - Информация слишком важна, капитан Эллинор, чтобы везти её мимо вод, контролируемых гиштанцами. Имперские рейдеры постоянно крутятся на морских трассах Восточного океана и рисковать сведениями было бы неразумно.
   - Они настолько важны для нас?
   - Они важны для всех жителей Териона, вне зависимости от того, где они проживают, - ответил Азонай. - Если то, о чём я сейчас расскажу, попадёт в руки алчущих власти - нас может ожидать вторая Великая Катастрофа.
   - Вторая... - Реймус замолк и оторопело уставился на орка.
   Азонай невесело усмехнулся.
   - Что вам известно о древнем артефакте под названием Ключ? - спросил Следопыт.
   - Ключ? - переспросил Эллинор. - Ключ от чего?
   - От чего? - на зелёном лице орка возникла усмешка. Несколько жутковатая, если принимать во внимание здоровенные клыки, торчащие по углам рта. - От очень неприятной вещицы, техномаг.
   - Неприятных вещиц после Древних осталось не так уж и мало, - пробурчал Реймус. - Особенно в Ничьих Землях Нарга и центральной части Западного материка. Да и в Рэндских Пустошах до сих пор встречаются так называемые "артефакты", от которых лучше подальше держаться...
   - Верно подмечено, однако в данном случае речь совершенно о другом.
   - О чём же?
   Азонай поёрзал в кресле, которое явно было не приспособлено под орка, понял, что ничего изменить здесь не получится, и тяжело вздохнул.
   - Незадолго до Катастрофы ваши предки - те, которые жили на Западном континенте - создали совершенно новый вид машин. Машин, предназначенных для того, чтобы охотиться на людей и уничтожать их. Внешне они выглядели, как анатомическое пособие... но пособие, выполненное из высокопрочных сплавов в полном соответствии с тогдашними военными технологиями. Планировали ли они использовать их в обозримом будущем? То нам неведомо. Но машинный разум, который ответственен за происшедшее, явно планировал подобное использование. Однако воплотить свой план в действие он не успел.
   - Очень интересная информация, - Эллинор потёр подбородок. - И этот Ключ, я так понимаю, имеет какое-то отношение к этим человекоподобным машинам?
   - Вам ведь известно, как техномагу, что означает термин "управляющий процессор"? - вопросом на вопрос ответил Азонай.
   - Допустим. Что дальше?
   При этих словах Эллинора Экрис Торн слегка усмехнулся. Реймус, как всегда, был верен себе и своей линии поведения. Даже если техномагу и было известно то, о чём ему говорили, он до последнего не показывал этого. Равно как и не показывал собеседнику степени своей информированности.
   - Дальше что? - похоже, что капитан Азонай мало чем отличался в этом плане от Эллинора. - Дальше, собственно, ничего. Просто если кто-нибудь сможет найти этот управляющий процессор и надлежащим образом использовать Ключ, этот "кто-то" сможет получить в своё распоряжение целую армию бездушных механических убийц. Учитывая современное состояние технологий Териона, вряд ли мы что-нибудь сможем им противопоставить.
   - Почему вы в этом так уверены, капитан?
   - Перед тем, как искусственный разум вверг наш мир в Апокалипсис, ваши предки, капитан Эллинор, достигли определённых высот в технологическом развитии. Лучевое оружие, технологии энергетических защитных полей - всё это было, судя по всему, применено при создании этих боевых машин. А противопоставить этому нам нечего... если только у Аффинора нет в загашниках каких-нибудь секретных примочек...
   - Гм... - Реймус задумчиво провёл ладонью по гладко выбритому подбородку. - Это нам тоже известно, но в данный момент никто на Терионе ничего не смог бы противопоставить этим древним технологиям, капитан. А вы уверены в правдивости этой информации?
   Вместо Азоная Реймусу ответил Экрис Торн.
   - В правдивости этой информации можно не сомневаться, Реймус. Триумвират и наша служба безопасности, независимо друг от друга, получили эти сведения из разных источников, но суть её одна. И, кроме того, у нас есть дополнительные сведения об этом Ключе.
   - Какие именно?
   - Первое. - Руководитель Службы Безопасности Технократии откинулся на спинку кресла. - К артефакту, судя по имеющимся в распоряжении военной разведки сведениям, проявляют нездоровый интерес император Гишты Фарихад III, примарх Зирды Малик Тайандас и фаранг Сандиакловиса Джашара Явугг. Последний нас не особенно тревожит, ибо амбиции Сандиакловиса не простираются дальше контроля над внешней и внутренней политикой и экономикой Шеда, Ардалона и Гирминда, но вот Фарихад и Тайандас - дело другое. Оба не прочь создать свои собственные локальные империи и последние действия Гишты и Зирды красноречиво об этом говорят. Аннексия гиштанцами части побережья Решты и присоединение зирдцами к своим владениям наргских экваториальных городов-государств Эванджи и Кальдара - яркие тому примеры. Добавьте сюда участившиеся появления рейдеров гиштанского флота вблизи островов архипелага Кассал. И если кто-то из этих господ получит в руки Ключ...
   - Получить Ключ - это одно, - пробурчал Азонай. - И совсем другое - правильно им распорядится. И ведь то хранилище древних машин ещё отыскать надобно.
   - Давайте уж прямо скажите - чего требуется от меня? - Реймус в упор взглянул на Торна. - Вы же не зря меня отозвали с корвисской границы, шеф!
   - Скажу. - Шеф СБ остался невозмутим, но при этом бросил на Азоная внимательный взгляд. - И это и есть второе. Нам стало известно, что артефакт Древних под названием Ключ на протяжении двенадцати лет хранился у герцога Маландо Деказа, правителя Мальдарона, что в Корвисе. Откуда он попал к Деказу - неизвестно, но, судя по всему, герцог принимал артефакт просто за некую диковину. Почему - потому, что внешне Ключ похож на инкрустированную драгоценными камнями платиновую фигурку наргского тигра величиной с кисть руки взрослого человека среднего роста и сложения. Но это всего лишь футляр, внутри которого хранится, скорее всего, нечто вроде управляющего чипа. Вставь его в процессор хранилища - и машины твои...
   - И фигурку эту у герцога кто-то спёр! - хмыкнул Эллинор. - Я прав?
   - К сожалению. Будь она по-прежнему в сокровищнице Деказа, наши агенты извлекли бы её оттуда без особого труда. Теперь же наша задача усложняется.
   - Кто причастен к её краже? Саркары Империи? Зирдские пальдрины? Кто?
   - Если бы всё было так просто... - Торн вздохнул. - Ключ похитил некий Шаден Дживв, ханарийский мошенник. Причём он явно не догадывается, что у него в руках находится. Впрочем, как не догадывался и герцог Деказ.
   - Откуда у герцога Деказа мог объявиться Ключ? - задал вопрос Азонай.
   - Неизвестно. Маландо Деказ известен всему Корвису как большой любитель древностей и разного рода драгоценностей и предметов искусства, так что, скорее всего, Ключ он просто приобрёл где-то как изящную фигурку из платины. А знаете, сколько эта фигурка стоит? Официально?
   Реймус молча пожал плечами, Азонай же вообще никак не отреагировал на этот вопрос Торна.
   - Порядка двадцати тысяч золотых корвисских виндаров! Огромные деньги, кстати! - Экрис Торн усмехнулся. - А учитывая тот факт, что она изготовлена в Ириморе, на "чёрном рынке" за неё можно получить куда больше!
   - Можно за неё и нож под рёбра заработать!
   - Тоже верно.
   - Что это за тип - Шаден Дживв? Каким образом он вообще сумел проникнуть в сокровищницу Деказа?
   - Очень просто. Через постель.
   - Чего?! - карие глаза техномага при этих словах Торна сделались размером с монету в пять аффранов. - Вы хотите сказать, что герцог Деказ - мужеложец?!
   - Я этого не говорил, Реймус, - Торн хмыкнул. - Герцог женат вторичным браком на некоей Лерании Стонквельд, его первая жена - Валария - погибла во время землетрясения четыре года назад. Помнишь, тогда ещё разрушило плотину ГЭС на реке Вуринн, что привело к затоплению долины Арленгвель и большим жертвам среди населения?
   Эллинор молча кивнул.
   - Ну, вот... Этот Дживв, судя по всему, большой спец по дамам, вот молодая герцогиня и того... кхм... не устояла перед его обаянием. А ханариец этим воспользовался. Промысел у него такой... Герцог Деказ - человек благородный, он просто сослал на время жёнушку в отдалённый монастырь, чтоб дурь из башки выветрилась. Ну, а по следу Дживва пустил наёмника. - Торн в упор взглянул на техномага, но Реймус никак на это не отреагировал. - Ассасина Братства Ардус Валор.
   - Ардус Валор? - нахмурился Эллинор. - Это серьёзно меняет дело. Полагаю, что ассасин, вдобавок ко всему, ещё и северянин?
   - Нам неизвестно. Но этого нельзя исключать. Однако ему, судя по всему, ничего неизвестно. Он просто ловит вора - вот и всё.
   - И вы хотите, чтобы я отправился вслед за этим ханарийским недоноском? - задал прямой вопрос Реймус.
   - Именно так. Капитан Азонай любезно согласился нам помочь в этом деле...
   - Что? - Эллинор едва не поперхнулся воздухом. Бросил на орка быстрый взгляд - тот никак не отреагировал на его слова. - Вы хотите, чтобы я отправился за древним артефактом в компании орка? Тогда уж лучше снарядить в погоню отряд мотострелков на бронеходах! Капитан - не поймите мои слова превратно, но орки в Западном Эрелене очень редкие гости...
   - Понимаю вас, коллега, - спокойно отозвался Азонай, сверкнув своими клыками, - но дело касается всех нас. Так что уж не обессудьте. Мешать я вам не буду, но помощь окажу обязательно.
   - Ну, это уж вне всякого сомнения! - Эллинор нахмурился. - Гм... Есть данные о том, где сейчас этот Дживв?
   - Последний раз его видели в эреншильдском городе Лангсдорф, следовательно, ханариец движется через Лиммер в Тервано, чтобы сесть на пассажирский корабль... или на любой корабль, отходящий из порта. Передвигается Дживв на лошади, которую он купил в Лангсдорфе, так что перехват его - несложная процедура. Винтокрыл доставит вас в район трассы Лиммер - Тервано, вас высадят вблизи узловой станции железной дороги Маршон. Оружие - по вашему личному выбору, капитан. Но не рекомендую тащить с собой арсенал, как в случае с экспедицией в Ничьи Земли Нарга. Здесь всё-таки цивилизованные земли, а не пустынные территории, излучающие радиацию и населённые мутантами! - Торн коротко хохотнул. - Капитан Азонай в оружии не нуждается, равно как и в снаряжении. Дживва брать живым, если ничего не случится экстраординарного. Ключ не должен попасть в недобрые руки, господа!
   - А что делать с наёмником? - спросил орк.
   - По ситуации.
   - Понятно...
   Эллинор переглянулся с Азонаем, орк невозмутимо пожал плечами.
   - Надеюсь, вы сработаетесь, - сказал Торн, оглядывая по очереди сидевших перед собой оперативников. - В подобном деле нельзя проявлять спесь и высокомерие.
   - С моей стороны никаких проблем не будет, генерал Торн! - заверил шефа СБ Азонай. - А как насчёт вас, капитан Эллинор?
   - Мне, собственно, без разницы, кто составляет мне компанию - орк, эррендиец или ириморец! - пожал плечами техномаг. - Если он профессионал в своём деле, это не имеет никакого значения!
   - Вот и прекрасно, господа! - Экрис Торн кивком головы дал понять обеим, что аудиенция закончена. - Внедорожник Службы отвезёт вас на военную базу Джарис, откуда вам надлежит вылететь в Эльдерон. Работайте, парни! И да поможет вам Техниум!
  
  
   Глава 2.
  
  
   Спустя два дня,
   территория Королевства Эльдерон,
   долина Граншон,
   окрестности городка Балитаар.
  
  
   Натянув поводья Ксарана, Глэйд притормозил коня на пересечении грунтовой дороги для конных путников с базалитовым покрытием предназначенной для передвижения самоходов трассой, пропуская кавалькаду тяжелогружённых тягачей с прицепами, чьи кабины были выкрашены в цвета рэндского флага. Их путь лежал явно в Тервано, где, должно быть, груз, который они везли, уже ожидали грузовые суда, чтобы доставить его по назначению. Что везли тягачи и кому предназначался груз, Глэйда совершенно не интересовало. Изрыгающие из высоких хромированных труб клубы чёрного дыма тягачи вызвали у северянина лишь слабую усмешку. Как бы ни кичился Рэнд своими дизельными технологиями, но в этом плане Эррендия значительно опережала его, начав совсем недавно производство двигателей следующего поколения, причём созданных без посторонней помощи. Тогда как рэндские самоходы производились на две трети по аффинорской лицензии и Глэйд подозревал, что хитрые техномаги поведали рэндианцам отнюдь не всё, что знали и применяли сами. Но на данный момент северянина все эти технологические перипетии мало занимали. Шаден Дживв - вот что по-настоящему интересовало ассасина Братства.
   Нельзя было сказать, что Глэйд обладал какими-то телепатическими способностями мыслеходца или имел при себе аффинорское устройство под названием "следоискатель", которое могло выследить любой живой организм неким загадочным способом (о природе этого способа, равно как и о том, что вообще представляет собой данное устройство и как оно работает, техномаги не распространялись), но с логикой и здравым смыслом у северянина всё было в порядке. Пройти мимо Балитаара, лежащего на пересечении двух торговых магистралей, ханариец никак не мог, ибо путь в Тервано лежал как раз через этот городишко. Правда, чем руководствовался Дживв, упрямо передвигаясь на лошади, вместо того, чтобы сесть на поезд до Тервано (железнодорожная станция Маршон находилась отсюда всего в семнадцати лигах), Глэйд понять не мог. Возможно, Дживв полагал, что таким образом ему удастся избежать погони.
   Настораживало северянина присутствие ещё одного охотника. Если не Деказ послал неизвестного наёмника - верней сказать, наёмницу, то кто тогда? Кому ещё мог перейти дорогу ханарийский пройдоха? Впрочем, это мало занимало сейчас эррендийца. Его цель заключалась в том, чтобы первым добраться до Дживва. И пока у него были все шансы для этого.
   Последний тягач с тентованным прицепом миновал пересечение автомагистрали и дороги для конных путников, обдав Глэйда весьма колоритным облаком "ароматов" сгоревшего топлива. Чихнув и пробормотав себе под нос не совсем приличную фразу на родном языке, Глэйд легонько натянул поводья и слегка пришпорил Ксарана.
   Балитаар представлял собой небольшой уютный городок на пересечении двух торговых магистралей, одна из которых связывала эльдеронский Лиммер с портовым городом Тервано, что располагался в Иллии, на берегу Срединного моря, а вторая соединяла индустриальную столицу Рэнда Адоранн с ещё одним иллийским портом - городом Ландала. Согласно "Путеводителю по Западному Эрелену", который Глэйд всегда имел при себе, население Балитаара составляло одиннадцать тысяч сто шестьдесят три жителя, и большая часть этого самого населения была занята обслуживанием грузопассажирского терминала самоходов и работой на гидропонных фермах, принадлежавших какому-то местному герцогу. Сыроваренный завод, фабрика по производству скобяных изделий, ткацкая мануфактура и небольшой цех по производству курительных смесей - вот и вся промышленность Балитаара. Даже многовато для столь небольшого города, но, как явствовало из "Путеводителя", работой они обеспечивали не только горожан, но и жителей окрестных сёл.
   Впрочем, всё это интересовало северянина поскольку-постольку. Ни на одну из мануфактур Дживв явно не стал бы соваться - что ему там делать? Ткачих соблазнять, что ли? А вот придорожная харчевня под названием "Стальное колесо" была как раз тем местом, где можно было узнать что-нибудь о путешествующем ханарийце. Встретить его здесь Глэйд не рассчитывал - по его прикидкам, Дживв опережал ассасина примерно на день. Но это отставание Глэйд намеревался сократить за счёт выносливости Ксарана. Мало какой конь сравнится в этом с дарханским боевым скакуном!
   Подъехав к харчевне, эррендиец слез с коня и подвёл его к длинной деревянной балке с вмонтированными в неё через равные промежутки кольца для привязки лошадей. Похлопав Ксарана по шее, Глэйд сноровисто привязал коня к балке и на всякий случай огляделся вокруг. Но всё было спокойно. Ещё три лошади, привязанные так же, как и Ксаран, несколько двухколёсников, пара-тройка тягачей, причём один из них был явно аффинорским, с рефрижераторным прицепом - вот и весь транспорт, припаркованный у "Стального колеса". Хмыкнув про себя, Глэйд отстегнул предохранительный ремешок на устье ножен хьялтара, и не спеша вошёл внутрь здания.
   Выстроенная в типично эльдеронской сельской манере, харчевня представляла собой средних размеров прямоугольное двухэтажное строение с покатой крышей, увенчанной двумя массивными дымоходами, из которых в данную минуту в чистое летнее небо поднимались сизые струи, что свидетельствовало о проходящих внутри здания процессах по приготовлению пищи. Склад для провизии был пристроен к одному из торцов и имел, судя по проведённым вдоль стены гофрированным трубам, собственный рефрижератор. За время своих странствий Глэйд вдоволь навидался таких вот строений, где ему приходилось вкушать разнообразные яства. Как правило, хозяева подобных заведений там же и жили, на верхнем этаже, либо, если верх здания выполнял роль постоялого двора, обитали в расположенном рядом с харчевней жилом доме. Здесь же была простая харчевня с жилым вторым этажом, вход на который находился в дальнем конце зала и был заперт тяжёлой металлической дверью с встроенным в него сложным механическим замком.
   Внутри харчевни, как и обычно бывает в подобного рода заведениях, витали разнообразные запахи, будоражащие аппетит, и Глэйд обнаружил вдруг, что с момента последнего принятия пищи прошло уже довольно много времени. К тому же, поглощение практически безвкусных дрожжевых галет из походного набора, сидя в седле движущегося по дороге коня, и запивание их минеральной водой нельзя было назвать полноценной едой. Поэтому северянин пересёк просторное помещение, заставленное деревянными столами довольно приличного качества, что свидетельствовало о неплохом положении дел харчевни, и занял место за самым дальним из них.
   - Что господин изволит откушать? - перед эррендийцем тут же нарисовалась миловидная девушка в простом сарафане с заплетёнными в длинную косу чёрными волосами. Говорила она, разумеется, на пангале, хотя Глэйд довольно неплохо владел местным диалектом.
   - Для начала было бы неплохо посмотреть меню, - ответил Глэйд на эльдеронском.
   - О, вы знаете наш язык? - служанка улыбнулась.
   - Как видите.
   - Вот, пожалуйста, меню. - Служанка протянула Глэйду квадратный флиберовый журнал в кожаном переплёте. - Как выберете - позовите меня.
   Глэйд молча кивнул девушке и, раскрыв меню, принялся его изучать. Служанка же упорхнула куда-то в направлении стойки, за которой хозяйничал сам хозяин сего почтенного заведения - крепко сложенный эльдеронец с бритой наголо головой, одетый в простую домотканую одежду и поварской передник.
   Меню харчевни оказалось весьма разнообразным и Глэйд пришёл к выводу, что дела здесь идут очень даже неплохо. Об этом свидетельствовало наличие в рационе такого экзотического для этих краёв блюда, как жареные дисские земляные орехи, одна доставка которых из Нарга стоила немалых денег. Однако северянина подобные деликатесы не интересовали. Бегло пролистав меню, Глэйд остановил свой выбор на супе из кореньев эльдеронской цивии, запечённом в глине цыплёнке со сметанным соусом и жареным сальдерином, салате из овощей и иллийском танне. Закрыл меню и оглядел зал в поисках служанки.
   - Господин уже сделал выбор? - девушка, заметив крутящего головой северянина, подошла к его столу.
   - Да, - отозвался Глэйд.
   Перечислив выбранные блюда, он вернул меню служанке и жестом придержал её у стола.
   - Дарханский боевой конь у коновязи, - сказал Глэйд. - Вы его сразу узнаете. Накормите его, пожалуйста. И включите это в счёт.
   - Хорошо, - кивнула служанка.
   Откинувшись на спинку стула, северянин, в ожидании своего заказа, принялся рассматривать помещение.
   Народу в этот час в харчевне было не так уж и много. Пара водителей тягачей, несколько рабочих, пожилой горожанин и молодая парочка - вот и весь народ. Что ж, такой расклад вполне устраивал Глэйда. Можно спокойно поесть и подумать над дальнейшими действиями, вместо того, чтобы бить морды очередным тупым ублюдкам, которые почему-то думали, что им всё по плечу.
   Вернулась служанка и поставила на гладкую полированную явно машинным способом столешницу большой поднос с тарелками и кружкой ароматного танна.
   - Пожалуйста, господин, - вежливо произнесла она. - Приятного вам аппетита.
   - Спасибо. - Глэйд выудил из кармана визиграфию. - Милочка - вы случайно не видели здесь этого человека?
   Служанка всмотрелась в визиграфию, потом перевела взгляд на северянина. В её зелёных глазах промелькнуло что-то вроде испуга, а потом её взгляд сфокусировался на броши.
   - Ну, разумеется! - усмехнулся Глэйд. Отстегнул брошь и убрал её в один из карманов камзола, после чего снял плащ и скатал его в рулон. - Так лучше?
   - Вы...
   - Я. Не стоит упоминать род моей деятельности.
   - П-понятно... - выдавила из себя служанка. Снова вгляделась в визиграфию. - Да, похожий на него господин был здесь несколько часов назад. Он заказал стандартный обед, быстро его съел и ушёл. Расплатился, разумеется, - добавила она.
   - Несколько часов назад... - Глэйд повертел меж пальцев деревянную ложку. - Ясно... Что ж - спасибо за информацию.
   - Он... преступник? - несмело спросила девушка.
   - У моего народа есть одна очень хорошая поговорка, - сказал Глэйд, отламывая от большой буханки чёрного хлеба солидный ломоть и опустил ложку в суп. - Чем меньше знаешь - тем дольше... мм... тем спокойнее спишь.
   И хитро подмигнул эльдеронке.
   - Мудрая поговорка, - пробормотала она. - Вам счёт сейчас принести или после трапезы?
   - Давайте сейчас. Мне действительно надо поспешать.
   Служанка робко кивнула северянину и поспешно отошла от стола.
   - И почему люди так реагируют на Ардус Валор? - пожал плечами Глэйд, приступая к трапезе.
   Разумеется, ответа он так и не услышал. Ибо некому было отвечать.
   Суп и второе оказались превосходными. Доедая салат, эррендиец уже решил было заказать ещё цыплёнка, а заодно - и что-нибудь к танну, но тут как-то совершенно неожиданно ему стало не до этого. Ибо обстановка в харчевне поменялась, и причём отнюдь не в лучшую сторону.
   В помещение с шумом ввалилась компания из пяти оболтусов, причём каждый из пятерых был одет в довольно богатые одежды, что свидетельствовало о принадлежности их обладателей к местной элите. Ну да, конечно - сынки местных вельмож, причём явно дурно воспитанные. И вооружённые, вдобавок. Короткие прямые эльдеронские мечи и два огнестрела - надо полагать, для их обладателей это выглядело весьма круто.
   Судя по всему, оболтусов тут знали. Рабочие, поспешно доев свой обед, оставив на столешнице монеты в качестве оплаты, быстро покинули харчевню, явно не желая связываться с пришедшими. Пожилой горожанин сделал вид, что ничего не заметил. А вот хозяин харчевни даже очень заметил - от взгляда Глэйда не укрылось то, что все служанки вмиг исчезли, а их место заняли двое дюжих молодцов, явно сыновей владельца "Стального колеса", на поясах которых висели короткие, но довольно внушительные дубинки из гуммита. Впрочем, против мечей и огнестрелов они смотрелись не очень убедительно.
   Северянин едва заметно покачал головой, подумав про себя, что вот из-за таких идиотов и происходят потом всякие неприятные вещи. И здесь, судя по всему, именно такая ситуация и начинала складываться.
   Оболтусы, ввалившись в харчевню, первым делом направились к стойке. Хозяин харчевни встретил их довольно почтительно, хотя и с изрядной долей настороженности. На стойке тут же появились большие деревянные кружки с пенящимся местным аналогом эррендийского эля, который, на вкус Глэйда, был довольно неплохим, хотя и не дотягивал до принятых в Эррендии стандартов. Хотя сам северянин довольно сдержанно относился к спиртному.
   Компания, взяв кружки, принялась осматривать помещение. Глэйда удостоили внимательных взглядов, после чего до слуха ассасина донеслись некие довольно-таки оскорбительные для северянина выражения, но ему и не такое доводилось слышать в свой адрес, поэтому он просто сделал вид, что его всё это не касается. Хотя, если честно, у него почти сразу же после того, как он услышал произнесённые в его адрес слова, в ладонях возник зуд весьма определённого характера. Но прямо никто к нему не обращался и вроде как трогать его не собирался, поэтому Глэйд остался сидеть за своим столом, неторопливо потягивая ароматный танн.
   Парочка, которая по какому-то неведомому Глэйду стечению обстоятельств осталась сидеть за своим столом, оказалась в центре внимания оболтусов. Вернее, в центре внимания оказалась молодая привлекательная девушка, одетая в длинное платье по последней местной моде. Пошушукавшись между собой, оболтусы, прихватив кружки с элем, направились к столу, за которым сидели молодые люди.
   Глэйд тяжело вздохнул. Похоже было, что кого-то сегодня придётся научить хорошим манерам, хотя подобных типов уже было, на взгляд северянина, поздно чему-то учить. Но и допустить непотребство он тоже не мог. Каким-то особым благородством ассасин не страдал, однако у его народа было принято уважительное отношение к женщинам, которые суть матери, а разве можно оскорбительно относиться к матери? Нет. Так что с точки зрения морали и здравого смысла поступок Глэйда был вполне оправдан.
   Раздолбаи, подойдя вальяжной походкой к столу, за которым сидела молодая пара, встали полукругом перед ним и принялись во весь голос обсуждать достоинства девушки, причём в таких выражениях, за которые любой эррендиец без раздумий проломил бы череп... ну, или выбил бы половину зубов. Так что в том, что последовало дальше, Глэйд не увидел ничего странного.
   Спутник девушки от услышанного пришёл в очень скверное расположение духа и попытался восстановить справедливость. Однако всё дело ограничилось тем, что эльдеронец получил рукоятью меча по затылку и тихо сполз на пол, при этом его ещё и попинали немного. Так, для порядка. И чтобы не мешался под ногами.
   Девушка вскрикнула и бросилась было на помощь своему другу, но её довольно грубовато усадили обратно за стол. Один из пятерых обалдуев, рослый детина с хорошо развитой мускулатурой и довольно правильными чертами лица, которое портили тонкие длинные усики, отпущенные явно по последней корвисской моде, и слегка туповатое выражение глаз, который явно был в этой компании за лидера, сел рядом с девушкой и что-то проговорил, наклоняясь к её уху. Та сильно покраснела от услышанного и сделала попытку выскользнуть из-за стола, но у неё ничего, разумеется, не получилось. Остальные оболтусы весело заржали, поддерживая морально своего предводителя.
   Глэйд решил, что пора навести порядок, пока дело не приняло более неприятный для девушки оборот. К тому же, её друг уже начал приходить в себя и вполне мог наброситься на негодяев. А это уже было чревато для него довольно серьёзными неприятностями.
   - Мне кажется, - сказал, подходя к столу, северянин, - что здесь всё-таки вполне приличное заведение, а не какой-то занюханный припортовый кабак, где подобное поведение вполне приемлемо. Вы так не считаете, господа?
   - Ты ещё что за фрукт? - предводитель шайки удивлённо воззрился на Глэйда. - Тебе что, больше заняться нечем?
   - Шёл бы ты лесом отсюда, приятель! - прогудел один из компании, худощавый невысокого роста парень с довольно неприятным лицом, на котором особенно выделялся кривоватый нос, будто обладатель его увлекался спортивным рукопашным боем. - Тебя сюда не звали!
   - Да-да, вали отсюда! - присоединился к нему ещё один оболтус. Остальные двое с интересом уставились на эррендийца, оглядев того с головы до пят. Вооружение Глэйда, судя по их глазам, произвело на них впечатление. Во всяком случае, встревать в перепалку они явно не спешили. Возможно, мозгов у них было побольше, нежели у их дружков.
   - Невежливо по отношению к незнакомому человеку! - усмехнулся Глэйд. - И уж тем более невежливо так себя вести по отношению к приличной девушке. Если гормоны через край хлещут - найди себе шлюху за пару серебряных монет и развлекайся с ней, сколько сможешь. А девушку оставь в покое.
   - Что ты сказал, гнида?! - прошипел предводитель компании. - Да за такие слова я тебя на месте..!
   - Очень сильно в этом сомневаюсь, - спокойно отозвался Глэйд. - Не дорос ты ещё до этого.
   - Чего?! - проревел детина, вскакивая на ноги и хватаясь за рукоять своего меча. Северянин же стоял спокойно и никак не реагировал на ситуацию, просто стоял и смотрел на парня. И тот, судя по всему, решил, что он вполне может разделаться с незваным защитником.
   Меч выскользнул из ножен и устремился в направлении грудной клетки северянина. Владел им детина действительно неплохо - либо папаша был нанявши для своего непутёвого отпрыска хорошего учителя фехтования, либо парень самостоятельно упражнялся с холодным оружием. Может быть, для местных он и слыл мастером-фехтовальщиком, но для взгляда Глэйда его движения были довольно неуклюжими. Во всяком случае, за то время, что детина вскакивал из-за стола и выхватывал свой меч, северянин смог бы убить его раз пять, причём пятью разными способами. Эррендиец просто стоял на месте и следил за движением руки с мечом, а потом сделал то, что привык делать в подобных условиях. То есть, когда ему приходилось сражаться с вооружённым противником голыми руками. Бывало и такое.
   Детина уже видел невесть откуда взявшегося странноватого типа с торчащим из его грудной клетки лезвием своего меча, поэтому на его лице возникла самодовольная усмешка. Впрочем, через секунду она сменилась на выражение неподдельного изумления. Тип, взявший на себя роль защитника девушки, внезапно словно испарился. То есть - в буквальном смысле исчез из поля зрения. А невесть откуда взявшийся сильный порыв ветра толкнул парня в спину, отчего тот потерял равновесие и неуклюже прокосолапил в направлении середины обеденного зала, где и растянулся во весь рост, не выпустив, впрочем, рукояти меча из ладони.
   - Споткнулся? - раздался за его спиной тихий насмешливый голос Глэйда. - Это иногда бывает. Только в реальном бою ты бы уже валялся на земле с перерезанной глоткой. Но у нас сейчас не реальный бой, а самая обычная трактирная потасовка, да простит меня за такое выражение хозяин сего достопочтенного заведения.
   - Ты совсем чокнутый? - прохрипел эльдеронец, поднимаясь на ноги и оборачиваясь к Глэйду. - Ты хоть знаешь, на кого руку поднял?! На рудники захотел?!
   - На данный момент работа подобного рода меня не интересует, - невозмутимо отозвался эррендиец.
   - Чего?! - вытаращил глаза детина, изумлённо таращась на северянина. - Ты тупой или как?! Я Агуро Бранкс, сын герцога Валека Бранкса! По законам королевства...
   - Про закон вспомнил? - Глэйд сверкнул глазами. - А твоё собственное поведение вписывается в рамки этих самых законов?! Или сыну герцога всё с рук сойдёт?
   Выдав неразборчивую тираду, в которой из приличных слов можно было разобрать только междометия, эльдеронец ринулся на Глэйда, явно горя желанием прибить наглого незнакомца на месте. Северянин спокойно стоял на месте и с усмешкой наблюдал за действиями герцогского отпрыска, а потом сделал шаг ему навстречу и чуть в сторону, не вынимая при этом хьялтар из ножен. За дальнейшим никто из дружков Агуро Бранкса так и не смог проследить, настолько быстро всё произошло. Показалось, будто тот отчего-то споткнулся на совершенно ровном месте и описал полукруг, врезавшись в один из опорных столбов, при этом его меч неким непонятным образом перекочевал в руку Глэйда.
   - Если ты будешь продолжать в том же духе, то твой отец увидит тебя в морге, - услышали все ровный невозмутимый голос эррендийца. - Мне бы не хотелось до этого доводить дело, тем более, что я здесь вовсе не для этого нахожусь.
   - Может, в морге окажешься ты?! - прорычал Агуро, морщась от боли. - Парни - вы чего стоите?! Струсили, что ли?!
   - Агуро - может, не стоит доводить дело до смертоубийства? - несмело произнёс один из дружков Бранкса. - Парень явно знает толк в драке...
   - И что? Предлагаете спустить ему с рук подобное поведение?
   - А ты предпочтёшь получить меч под рёбра? - отозвался тот же самый парень. - Мы ведь даже не знаем, с кем имеем дело!
   - Да он простой проходимец, умеющий драться - вот и всё!
   - Но драться как положено!
   - Я его уделаю всё равно! - оскалился Агуро. - Падла, на меня руку поднял! Да я ему обе руки отрублю нахрен!
   - Ты в этом уверен? - усмехнулся Глэйд.
   - Рискни - узнаешь! - последовал ответ.
   - А процедуру кремации ты уже для себя забронировал? - поинтересовался ассасин.
   - Ах, ты..!
   Агуро Бранкс однозначно не относился к категории здравомыслящих людей, потому как любой другой на его месте уже задумался бы над тем, стоит ли вообще продолжать ссору с тем, кто так легко лишил тебя твоего же собственного меча. Эльдеронец, упрямо мотнув головой, бросился на спокойно стоявшего Глэйда, подхватив по пути с одного из столиков массивный графин с минеральной водой, явно собираясь этим самым графином разбить голову северянина.
   На сей раз всё произошло очень быстро. И очень болезненно для Агуро. Эррендиец просто-напросто перехватил у того графин и, не мудрствуя лукаво, разбил его об его голову. Затем перехватил начавшее падать тело и отшвырнул прочь, при этом герцогский отпрыск снова приложился о тот же самый опорный столб, на сей раз спиной.
   - Ещё есть желающие подискутировать? - Глэйд обвёл взглядом дружков Агуро. Те лишь хмуро взирали на эррендийца, не решаясь, однако, вступаться за своего предводителя. - Вот и молодцы. Будете и дальше такими умными - проживёте достаточно, чтобы увидеть собственных детей. А может, и внуков.
   С невозмутимым видом прошествовав к столу, за которым он сидел до этого, Глэйд подхватил со стула плащ и, порывшись в карманах камзола, вынул оттуда золотую монету достоинством в два эррендийских крида.
   - Это за причинённое беспокойство и за обед, почтенный, - проговорил Глэйд, обращаясь к хозяину харчевни, кладя монету на стойку. - Полагаю, этого вполне достаточно.
   И, не произнеся более ни слова, быстро вышел из обеденного зала, ни на кого не обращая внимания.
  
  
   По идущему параллельно грунтовой дороге для всадников базалитовому шоссе для самоходов, отделённому от неё узкой полосой кустарника, то и дело проносились тяжелогружённые тягачи и грузовые фургоны. Временами сквозь переплетения ветвей кустарника виднелись силуэты движущихся мобилей, но их количество в общем потоке явно уступало грузовикам. Последних становилось всё больше и больше, что, впрочем, было неудивительно - дорога приближалась к узловой станции железной дороги Маршон, где сходились сразу четыре линии, объединяясь в одну, идущую к Тервано. Многие грузы перегружались на перевалочном терминале станции с самоходов на грузовые железнодорожные составы для дальнейшего следования к побережью.
   - Готов поставить десять золотых кридов на то, что Дживв попытается оторваться от преследования именно в Маршоне, Ксар, - проговорил Глэйд, мерно покачиваясь в седле, с каждым мгновением приближаясь к узловой станции железной дороги. - Всё-таки верхом добираться до Тервано не очень удобно, а в Маршоне он сможет пересесть на поезд или омнибус. Думаю, что ханариец сейчас находится в одном из постоялых дворов Маршона. Причём, скорее всего, вблизи одного из вокзалов. И если я прав - а я в таких вопросах редко ошибаюсь - то мы его тут и возьмём.
   Ксаран фыркнул и прянул ушами, будто отвечая своему хозяину.
   - Вот только что нам делать с конкуренткой? - Глэйд проводил взглядом обогнавшего его всадника, с головы до пят закутанного в длиннополый коричневый плащ, явно куда-то очень торопящегося. - Мы ведь даже не знаем, кто она такая и с какой целью охотится на Дживва. Всё, что у нас есть по ней, это то, что она, возможно, является уроженкой Иллии и что она вооружена довольно неплохо, причём она имеет при себе аффинорский огнестрел. Этого недостаточно для построения полной картины. Кто и с какой целью нанял её? Где ещё успел наследить ханариец? Вот что меня интересует, Ксар... Ладно, со всем этим будем разбираться, когда доберёмся до Дживва.
   Движение на автомагистрали в окрестностях Маршона было довольно оживлённым, поэтому грунтовая дорога для конных путников не пересекалась с шоссе на одном уровне, а поднималась на карфовую эстакаду, по которой пересекала шоссе и с которой спускалась прямо к одному из постоялых дворов, над которым виднелась искусно изготовленная из покрытых влагостойким составом деревянных панелей вывеска, подсвеченная снизу электрическими лампами. Надпись на ней была очень умело выжжена дуговым резаком, причём на двух языках - эльдеронском и пангале.
   - "Калихарский пандрал", - прочитал название постоялого двора Глэйд. - Хм... Мне вот интересно, его хозяин видел хотя бы на визиграфии эту хреновину? Про то, чтобы в натуре видеть, я уж молчу - тогда он вряд ли смог бы открыть своё дело. Но это к делу не относится... кхм...
   Спустившись с эстакады, Глэйд подъехал к коновязи и, спешившись, сноровисто привязал коня, затем, закрепив между собой и упряжью перекинутые через круп коня дорожные сумки специальным замком, направился ко входу в постоялый двор.
   Вдоль ограды неторопливо прошелестел шинами омнибус, направляясь к расположенной в сотне метрах пассажирской станции. Северянин довольно хмыкнул - получалось, что Дживв вполне мог ошиваться именно в "Пандрале". Насколько мог судить эррендиец, исходя из карты Маршона в "Путеводителе", железнодорожная станция находилась на противоположном конце города, примерно минутах в сорока-сорока пяти езды на лошади. Однако для начала следовало проверить этот постоялый двор.
   Войдя внутрь четырёхэтажного строения из карфовых панелей, Глэйд оказался внутри большого холла, пол которого был устлан синтетическими коврами местного производства, а само помещение ярко освещалось свисающими с потолка на ажурных серебряных цепях электрическими лампами накаливания. За стойкой регистрации посетителей восседал дородный эльдеронец в строгом деловом костюме, в данную минуту что-то внимательно изучающий в лежащей перед ним канцелярской книге. Четверо его помощников располагались по обе стороны от него, всем своим видом показывая деловую озабоченность. Впрочем, посетителей здесь было и вправду немало, так что работой все пятеро явно были обеспечены.
   Протолкавшись сквозь толпу, Глэйд подошёл к стойке и жестом подозвал к себе свободного клерка.
   - Слушаю вас, - сказал тот на пангале, подходя к северянину. - Изволите комнату?
   - А они есть? - спросил эррендиец. - А то, как я погляжу, народу тут предостаточно.
   - Есть ещё несколько свободных, - отозвался эльдеронец. - Правда, не из самых лучших, но, в принципе, у нас нет плохих комнат.
   - Нормально, - кивнул Глэйд, доставая из кармана камзола визиграфию. - Скажите, любезный - вы не видели здесь вот этого человека?
   Клерк вгляделся в визиграфию, потом перевёл взгляд на Глэйда. Всмотрелся в брошь, фиксирующую плащ.
   - Гм... - он на мгновенье задумался. - Это не причинит некий ущерб нашему почтенному заведению?
   - Этот мерзавец - всего лишь мелкий мошенник, совершивший некое преступное действие по отношению к одному достойному вельможе, - сказал Глэйд, убирая визиграфию обратно во внутренний карман камзола. - Я всего лишь хочу вернуть истинному владельцу то, что принадлежит ему по праву... и заодно вора. Так что, полагаю, особого вреда я вашему заведению не причиню.
   - Ну, слову Ардус Валор можно верить, - проговорил клерк. - Хорошо... Третий этаж, комната триста двадцать два.
   - Спасибо, любезный, - кивнул Глэйд и повернулся к стойке спиной, чтобы уйти.
   - Вы бы поторопились, - услышал он за спиной. - Не вы первый, кто интересуется этим парнем.
   Эррендиец обернулся и с минуту молча глядел на клерка спокойным взглядом. Потом как-то странно усмехнулся.
   - Понятно... Ну, на месте будет видно.
   И, не сказав более ни слова, направился к ведущей на верхние этажи широкой лестнице.
   Если чутьё его не подводило, сейчас Шадена Дживва уже могли вязать. Вот только кто и зачем? Этого Глэйд пока понять не мог. Но некое подспудное чутьё говорило северянину, что что-то здесь не так. Но вот что именно не так - Глэйд не мог сказать. Пока, во всяком случае.
   Поднявшись на третий этаж, эррендиец оказался в просторном полукруглом холле, пол которого был устлан всё тем же синтетическим ковром, который сейчас усердно чистил работник постоялого двора, используя для этого рэндский бытовой пылесборник. Мимо Глэйда быстро прошли двое мужчин в традиционных одеяниях треллусских храмовников, но более никого ему на глаза не попалось.
   Хмыкнув, ассасин быстро оглядел двери номеров. Установив систему их расположения, он уверенно направился направо, переходя в боевой режим.
   Комната под номером "322" обнаружилась за первым же поворотом коридора. И то, что её дверь была плотно закрыта, ровным счётом ничего не значило. Та, кто охотилась за ханарийцем по неизвестной Глэйду причине, могла уже находиться внутри номера. В таком случае, задача северянина несколько усложнялась. Схватка с конкуренткой в его планы совсем не входила. Но и просто так сдать ей Дживва он, как ассасин Братства Ардус Валор, не мог.
   Подойдя к деревянной двери, Глэйд быстро огляделся по сторонам, после чего приложил ухо к дверным панелям. Некий слабый звук, донёсшийся из-за двери, вызвал лёгкую улыбку на лице северянина. Значит, в этой гонке он всё-таки пересёк линию финиша вторым. Ладно, это дело поправимое.
   Он осторожно тронул дверную ручку. Заперто, что вполне естественно. Глэйд, разумеется, мог без проблем высадить дверь, однако, во-первых, это было бы глупо, так как неизвестно, что происходит внутри номера и сколько там человек присутствует, а во-вторых, он обещал клерку, что не станет без надобности чинить ущерб постоялому двору. Можно влезть в окно, но для этого придётся сделать солидный крюк по коридору и потом ещё такой же - по проходящему вдоль внешней стены здания парапету. А это, как ни крути, солидная потеря времени. Значит, надо пробовать открыть дверь. Одно дело, если она просто заперта - даже наличие ключа в замочной скважине для Глэйда не представляло серьёзную проблему, хотя в этом случае отпирание заняло бы лишних секунд двадцать-тридцать. И совсем другое - если она заблокирована изнутри чем-нибудь. Например, стулом. Тогда придётся её просто вышибать.
   Эррендиец вынул из кармана набор отмычек, перебрал их и, выбрав подходящую, аккуратно ввёл её в замочную скважину. Довольно хмыкнул - дверь была заперта, но ключ в замок вставить не догадались. Что ж, это несколько упрощало задачу ассасина.
   Отмычка совершила несколько точных выверенных движений, после чего Глэйд так же осторожно вынул её из замочной скважины и убрал набор обратно в карман. Медленно повернул дверную ручку и чуть приотворил дверь, одним глазом заглядывая в комнату.
   Шаден Дживв был там. И не один. Собеседницу ханарийца северянин не видел, так как дверь была недостаточно открыта, но вот голос её был слышен. Говорила незнакомка на пангале, и в голосе её явно слышались сердитые нотки. Дживв что-то пытался ей отвечать, но ему не очень это удавалось, так как незнакомка постоянно его перебивала.
   Пора, решил про себя Глэйд. В конце концов, он сюда не за тем явился, чтобы подслушивать разговор ханарийского пройдохи и своей конкурентки.
   - Я, конечно, извиняюсь, что являюсь сюда без приглашения, - проговорил Глэйд на пангале, резко распахивая дверь и входя в комнату, закрывая дверь пинком ноги, - но этот мерзавец является моим призом. Так что прошу оставить ваши намерения при себе, госпожа.
   Незнакомка резко обернулась и Глэйд остановился, будто с ходу налетел на кирпичную стену. И дело было совсем не в том, что незнакомка оказалась довольно красивой молодой женщиной лет примерно тридцати, одетой в нечто действительно похожее на форму лучника иллийской гвардии. Направленное на эррендийца дуло аффинорского автоматического пистолета - довольно серьёзное препятствие, вы так не считаете? А ловить или отбивать мечом пули Глэйд не умел.
   Ростом почти на голову ниже Глэйда, с правильными чертами лица и хорошей фигурой, незнакомка была и вправду одета в нечто наподобие формы иллийского гвардейского лучника, но без ранговых нашивок. Длинные светлые волосы были расчёсаны на пробор и ниспадали на плечи эдаким струящимся водопадом. Чертами лица незнакомка походила на уроженку Иллии, хотя тут Глэйд мог и ошибаться - иллийцы, салиарцы и тронгийцы были схожи между собой цветом кожи, поэтому он не мог с уверенностью утверждать, что незнакомка была родом из Иллии. Карие глаза внимательно смотрели на эррендийца, правая рука уверенно держала пистолет, чей ствол был направлен северянину прямёхонько в переносицу. Из-за спины незнакомки торчала длинная рукоять иллийского меча - хайндэра, который более подошёл бы солдату иллийской королевской гвардии, чем женщине. Однако Глэйд мог бы поклясться арвеном Велем, что мечом незнакомка владеет мастерски - чутьё на подобные вещи его практически никогда не подводило. Лук и колчан со стрелами торчали из-за левого плеча, более никакого оружия Глэйд не заметил. Ну, если не считать таковым тяжёлый боевой нож иллийской морской пехоты, но подобные "ковырялки" северянин не очень-то и признавал.
   - А какое у тебя дело к этому придурку? - проговорила незнакомка всё на том же пангале. Голос у неё оказался довольно приятным и мелодичным. - Судя по твоей внешности, ты из Ардус Валор. Неужто Братство интересуют такие типы?
   - Такие типы интересуют одного очень сердитого корвисского герцога, - произнеся эти слова, эррендиец посмотрел на Дживва. Тот, похоже, понял, кто послал по его душу ассасина Братства, и как-то сразу сник. Определённо, придурком ханариец не был, ибо сразу же сопоставил свои возможности с возможностями Глэйда. Сравнение явно выходило не в его пользу. - По двум причинам, которые тебя не касаются.
   - О, мы уже перешли на "ты"? - насмешливо произнесла незнакомка.
   - Не я первый тыкать начал, вообще-то.
   Глэйд равнодушно скользнул взглядом куда-то мимо правого плеча женщины, и та на секунду отвлеклась. На секунду - но этого вполне хватило северянину для того, чтобы движением, схожем с тем, которым мерканская плюющаяся кобра хватает добычу, вырвать пистолет из руки незнакомки.
   - Ой! - только и успела вскрикнуть она.
   - Ой, - подтвердил эррендиец, наведя чёрный воронёный ствол на собеседницу. - Интересная вещица, кстати. Аффинорская. Откуда она у вас?
   - Может, я убила техномага и забрала его оружие? - прищурилась незнакомка, однако в её голосе явственно ощущалась злость.
   - Может. В конце концов, вам виднее. Только вот я что-то сомневаюсь в этом.
   Глэйд слегка усмехнулся и, щёлкнув предохранителем, протянул пистолет его владелице. Та недоверчиво поглядела на эррендийца, явно опасаясь какого-то подвоха. Однако Глэйд не собирался устраивать драку из-за какого-то ханарийского мошенника, тем более, с красивой женщиной, пусть и вооружённой.
   - Собственно, вы можете забрать свой пистолет, госпожа, - проговорил северянин.- Мне он не нужен. В отличие от этого пройдохи.
   Глэйд кивнул в сторону Дживва, который, казалось, прилагал все усилия сделаться размером меньше, чем муха. Но это у него почему-то довольно плохо получалось. В смысле - не получалось совсем.
   - Такое оружие слишком ценно, чтобы вот так просто его потерять. - Глэйд усмехнулся уже в открытую. - Уж простите меня за мои действия, но я очень не люблю, когда мне в лицо тычут огнестрелом.
   - Этого мало кто любит. - Пистолет исчез в притороченной к поясному ремню кожаной кобуре, после чего карие глаза воззрились на ассасина с неприкрытой настороженностью. - И зачем он тебе сдался, этот идиот? Кого-то обчистил из корвисских вельмож?
   Глэйд задумчиво пожевал губами. Похоже было, что его интерес к Дживву был сопоставим с проявляемым к нему интересом со стороны незнакомки. Если так, то тогда выходило, что возможность договориться с незнакомкой выглядела не такой уж и нереальной.
   - Типа того, - отозвался эррендиец. - А твой интерес к нему из какой сферы?
   - Скажем так - ситуация схожа с твоей, - последовал ответ. - Однако никак не думала, что Ардус Валор может выслеживать простого вора и прелюбодея.
   - Мой наниматель прекрасно осведомлён о репутации Братства, отсюда и такой расклад в колоде, - пожал плечами Глэйд. - А тебя с какой стороны интересует этот тип?
   - А тебе это обязательно знать? - прищурилась незнакомка.
   - Да, собственно... Хотя, в общем-то, дело тут в том, что этого болвана нам как-то придётся делить.
   - Делить? - незнакомка оглядела Дживва с головы до пят, отчего ханариец съёжился и попытался слиться с кроватью, на которой в данный момент сидел. - Ну-у... Даже не знаю. Оно того стоит?
   - Так. - Глэйд скорчил недовольную гримасу. - Пожалуй, будет лучше, если я проясню ситуацию... э-э... Кстати - а с кем я имею честь беседовать?
   - Моё имя - Кира Ходдрен, я - подданная Королевства Иллия.
   - Не очень-то иллийское имя, - заметил Глэйд. - Или я что-то упускаю из виду?
   - Как знать... Я родилась в Северной Иллии, в провинции Акк, если тебе это о чём-нибудь говорит.
   - Акк. Понятно. - Разумеется, то, что Глэйд являлся ассасином Ардус Валор, вовсе не означало, что весь интерес северянина фокусируется на схватках и оружии. Схола Ассасинарон, что была построена Братством в суровых заснеженных горах Кальдвег, в Северной Эррендии, на самом северном полярном круге, являлась самой настоящей военной академией, правда, академией весьма закрытого и своеобразного характера. Так что историю своего родного мира Глэйд знал довольно неплохо. Провинция Акк в Северной Иллии была населена выходцами из Эльдерона, что бежали в южное королевство около восьмисот лет назад во время так называемых Тёмных Войн Крига Бальдрона, спасаясь от ужасов боевых действий. Понятное дело, что за прошедшие века беженцы смешались с местным населением, отсюда и вполне иллийские черты лица Киры Ходдрен. Но вот имя и фамилия у неё остались от предков-эльдеронцев.
   - А ты, как я погляжу - северянин? - Кира с интересом оглядела эррендийца. - Кто из трёх?
   - Глэйд из Риза, сын Аландара и Дайланы из Риза, - представился северянин на эррендийский манер. - Ассасин Братства Ардус Валор, как ты уже успела заметить.
   - Да, это очень бросается в глаза! - хмыкнула иллийка. - Особенно твоя брошь с эмблемой Братства!
   Глэйд в ответ на эти слова Ходдрен лишь неопределённо повёл плечами.
   - И кто же твой наниматель, Глэйд из Риза? Может, прояснишь ситуацию? Вдруг это поможет разрешить возникшую проблему?
   - Проблему? - Глэйд почесал мочку левого уха. - Ну, если ты так видишь ситуацию... Ладно. Мой наниматель - герцог корвисского города Мальдарона Маландо Деказ, которому этот придурок имел...
   - Как ты сказал? - карие глаза Киры внезапно сузились и приобрели оттенок расплавленного металла. - Маландо Деказ?
   - Что, знакомое имя?
   Йорд, неужто герцог всё-таки решил подстраховаться и отправил по следам Дживва ещё одного охотника? Но если так, то выбор Деказа был, по меньшей мере, странным. Допустим, он не доверял ассасину Братства - но зачем тогда посылать за Дживвом какую-то девчонку? Или Глэйд чего-то не понимал во всём этом?
   Холодные серо-стальные глаза ассасина сузились, повторяя движение глаз иллийки. Что-то здесь было не так. Определённо не так. Не тот человек был Маландо Деказ, чтобы так поступить. Уж что-что, а здесь Глэйд не мог ошибаться. Следовательно, в этом деле было что-то, что на данный момент находилось за пределами его понимания. И это "что-то" нужно было как можно скорее прояснить. Во избежание неприятностей определённого рода. Не то чтобы северянин намеревался использовать силу, но Кира Ходдрен, при определённом стечении обстоятельств, вполне могла никогда больше не увидеть зелёные холмы и плодородные поля Северной Иллии.
  
  
   Глава 3.
  
  
   - Я не работаю на герцога Деказа, если ты на это намекаешь, - с некоторой неохотой произнесла Кира. - Но наслышана о том, что некий ханарийский пройдоха наставил ему рога и вдобавок прихватил кое-что из герцогской сокровищницы...
   - И этого с лихвой хватит, чтобы компенсировать вам все неудобства, которые я вам причинил! - вклинился Дживв, заискивающе глядя на эррендийца и иллийку. - Почему бы вам просто не сделать вид, что вы меня не смогли найти?
   - Ханариец - ты с какого дерева вниз головой долбанулся? - с удивлением воззрился на него Глэйд. - Ты где видел ассасина Братства, берущего деньги за то, чтобы не трогать какую-то вошь? Не иначе, тебе это привиделось во сне!
   - Но я же никого не убил! - заныл Дживв. - Подумаешь, всего-то делов - переспал с молодой герцогиней и чуток позаимствовал из казны Деказа! Да там столько денег, что ему то, что я взял, как на раз-два! А герцогиня сама...
   - Меня не интересуют пикантные подробности твоих похождений, Дживв. Ты совершил преступление - меня наняли, чтобы изловить тебя и представить пред судом герцога...
   - Какой суд? - несколько истерично всхлипнул Дживв. - Деказ же меня просто повесит или расстреляет!
   - И поделом. - Глэйд перевёл взгляд на Киру, которая с интересом прислушивалась к их диалогу. - Вот понять бы ещё, что за интерес к тебе у этой дамы...
   - Есть немного! - усмехнулась иллийка. - Тебе доводилось слышать что-нибудь о Протекторах, Глэйд из Риза?
   - Просто Глэйд. - Северянин слегка поморщился. - О ком, прости?
   - Протекторы.
   - Здравствуй, дерево - я лесоруб! - Глэйд досадливо скривился. - И почему подобное очень часто приключается, когда совсем о нём не думаешь?
   - Следовательно, о Протекторах ты слышал, - утвердительно произнесла Кира. - Я - одна из них.
   На всём пространстве Эрелена и Нарга, а также островных империй обеих океанов, нашлось бы едва с пару тысяч человек и орков, которые хоть что-нибудь слышали о Протекторах. Однако в Схола Ассасинарон эту тему затрагивали в рамках всё того же курса истории. Созданный около четверти тысячелетия назад неким Арианом Ярро, уроженцем Меркониса, Протекторум являлся весьма закрытой надгосударственной структурой, отслеживающей попытки недобросовестных лиц - назовём их так - заполучить древние технологии, которым повезло пережить Великую Катастрофу. Организация была весьма скрытной и о её существовании большинство терионцев даже и не подозревало. Но Протекторы вот уже на протяжении двух с половиной сотен лет вполне успешно действовали, предотвращая попадание древних технологий в нечестивые руки, хотя об этом мало кто знал.
   - И чем же Протекторум заинтересовал этот идиот? - спросил Глэйд. - Он что, нашёл какую-нибудь древнюю машинерию, которая может ввергнуть мир в хаос?
   - Почти. - Кира оставалась абсолютно серьёзной. - Он украл у герцога Деказа одну вещь, об истинном предназначении которой он даже и не догадывается.
   - А? - Дживв оторопело уставился на иллийку.
   - Пасть закрой! - беззлобно бросил Глэйд, для пущей убедительности трогая висящие за спиной ножны с хьялтаром. - Я так полагаю, что и герцог ничего такого не подозревал?
   - В проницательности тебе не откажешь, - усмехнулась Кира. - Маландо Деказ известен в своём кругу как большой ценитель старинных предметов искусства. Взять хотя бы статую Грюйга Лехаланкского! После Третьей войны между Лехаланком и Джобалимом считалось, что статуя этого знаменитого правителя южнонаргского королевства была либо уничтожена джобалимцами во время взятия Инчапо, либо вывезена ими за пределы Лехаланка и спрятана в одной из сокровищниц джобалимской правящей династии. На самом же деле статуя была действительно вывезена из осаждённого города, но самими лехаланкцами, дабы не быть утерянной и поруганной агрессорами, но корабль, который её вёз на юг страны, попал в шторм и затонул где-то в районе островов Мадаруни. Спустя полвека после этого охотники за сокровищами нашли затонувший пароход и сумели вытащить статую из-под воды, после чего она оказалась в Треллусе. Об этом затем, по прошествии времени, стало известно герцогу Деказу...
   - Всё это, безусловно, очень интересно и познавательно с точки зрения историка или археолога, но ведь дело не в статуе, я правильно понимаю? - перебил Киру северянин. - Ничего такого у этого парня с собой нет. Или он сдал её в багажное отделение на автовокзале?
   - Дело тут в другом. - Кира быстро пересекла комнату и, остановившись подле раскрытой дорожной сумки Дживва, что валялась на кровати рядом с ханарийцем, сунула внутрь неё левую руку и достала какой-то небольшой предмет. - Дело вот в чём.
   - В этом? - Глэйд скептически воззрился на то, что иллийка держала в руке. Небольшая, высотой в два фрайма и длиной фраймов семь, статуэтка наргского тигра, явно изготовленная из платины. На взгляд эррендийца, ценность она могла представлять немалую, но разве Протекторум начал интересоваться предметами роскоши? Определённо, здесь было что-то ещё, и об этом настойчиво сигнализировал внутренний голос Глэйда.
   - Ну, не совсем, конечно, в этом, но... - Кира задумчиво поглядела на северянина. - Впрочем, тебе это не должно быть интересно...
   - С чего ты это взяла? - спокойно спросил Глэйд. - Этот поганец стоит пять тысяч золотых кридов - приличная сумма, чтобы вот так просто ею пренебречь. К тому же, он - преступник, обчистивший казну Мальдарона. Посему всё то, что находится при нём, является принадлежащим по праву герцогу Деказу. Он и нанял меня именно для этого - изловить Дживва и вернуть похищенное.
   - Но ЭТУ вещь я не могу тебе отдать, уж извини! - нахмурилась Кира. - Она... она может принести зло... в недобрых руках...
   - Фигурка, изображающая наргского тигра? - Глэйд немного недоумённо покосился на статуэтку. - Это как? Что она может сделать? Ожить и укусить кого-то за нос?
   - На самом деле, сама фигурка не имеет никакого отношения к тому, что...
   Кира замолчала и прикусила губу, в раздумье глядя на эррендийца, словно решая, стоит ли ему говорить о её истинных мотивах. С одной стороны, совершенно посторонний человек, не имеющий ни малейшего представления о том, чем на самом деле является статуэтка наргского тигра, но с другой - ассасин Братства Ардус Валор, а это уже что-то да значило. Кире было прекрасно известно, что даже элитные солдаты Гиштанской Империи - императорские гвардейцы, предпочитали не трогать без нужды воинов Братства, которые, в большинстве своём, были выходцами трёх северных королевств. А уж найти на всём пространстве Териона кого-нибудь, кто не имел никакого представления о том, как умеют биться северяне, и вовсе было невозможно. Иллия никогда за всю историю своего существования не сталкивалась с армиями Северного Союза, однако жители королевства хорошо знали историю Эрелена и помнили, какой шорох наводили эррендийцы, дарханцы и менорийцы на весь Западный Эрелен и равнины восточной части континента. Ни одно из претендовавших на роль мирового лидера государств так и не смогло утвердить свою власть над северными королевствами, равно как и создать более-менее солидную империю. Гиштанцы в своё время получили как следует на Великих Равнинах, корвиссцы едва не поплатились собственной столицей - Арвастом, когда сто сорок пять лет назад тогдашний король Корвиса Мервальд I Бесстрашный попытался превратить свое государство в империю.
   - Так к чему же она не имеет отношения? - с едва заметной иронией в голосе поинтересовался Глэйд.
   - К твоему делу, - ответила Кира. - Тебя интересует Дживв? Бери его и тащи в Мальдарон. Но без статуэтки.
   - Вообще-то, тигр этот собственность Деказа, но, полагаю, что этот вопрос можно решить. Но сначала я бы хотел узнать, из-за чего всё-таки сыр-бор.
   Кира в нерешительности переступила с ноги на ногу.
   - Что ты знаешь о древних технологиях, о тех, что были в ходу на Терионе до Катастрофы? - наконец, спросила она.
   Какое-то время Глэйд молча смотрел на иллийку, потом понимающе усмехнулся.
   - Что внутри этого тигра? - прямо спросил он.
   - Значит, знаешь. Доводилось видеть?
   - Доводилось.
   - Что именно?
   - Это что - допрос? - нахмурился ассасин.
   - Должна же я знать хоть что-то о тебе, чтобы доверить тебе информацию подобного рода.
   - Хм... Имя Эрнульфа Тройссона тебе о чём-нибудь говорит?
   - Эрнульф Тройссон? - карие глаза Киры расширились от удивления. - Говорит ли это имя мне о чём-нибудь? Северянин - да ты, должно быть, шутишь! Это ведь самый, пожалуй, известный тронгхольмский пират за последние сто лет, едва не захвативший северные острова Иримора! - Ходдрен как-то странно поглядела на Глэйда. - Ходили слухи, что он отчего-то ударился в бега и нашёл свою смерть в ядовитых отравленных пустошах Ничьих Земель Нарга. И произошло это точно после битвы в Дальтриманском заливе...
   - Битва? - фыркнул с явным презрением в голосе эррендиец. - Разве можно назвать битвой то, что там происходило? Эти ублюдки, отродье Саарга, только с беззащитными горожанами и селянами умеют воевать, а когда дело доходит до стычки с регулярными войсками - трусливо бегут, поджав свои куцые хвосты! В Дальтриманском заливе их просто-напросто вырезали, до последнего пирата. Пленных наши не брали - резня в Ханнике тому причиной. Однако мерзавец Тройссон тогда ускользнул...
   - И тебя пустили по его следам? - догадалась иллийка.
   - Выбор пал на меня. Не спрашивай - почему. Тройссон после резни в Ханнике понял, что его за это в живых не оставят. Он в панике бросил всё на Тронгхольме и пустился в бега. Знал, что он уже не жилец, но пытался обмануть Свельда.
   - И ты его выследил?
   - Это было нелегко. Мерзавец очень старался замести следы. С Тронгхольма он рванул на рейдере в Мерконис, его высадили где-то неподалёку от Касса - место там глухое, малолюдное, так, пара рыбацких деревушек. Рейдер тот потом наши морячки засекли в океане, ну и того... проделали пару-другую дырок ниже ватерлинии. Я на тот момент высаживался из вагона скорого поезда на станции Вермали и мне ещё предстояло добраться до Касса. Ну, а потом уже началась гонка. Сукин сын меня здорово измотал, но я всё-таки его достал.
   - Так ты и вправду был в Ничьих Землях Нарга?
   - Был.
   - Но... как ты выжил?
   - На самом деле, всё не так страшно, как представляется. Прошло уже много лет с момента Катастрофы и на окраине Ничьих Земель уровень радиации достаточно упал...
   - Как ты сказал? - прищурила глаза Кира.
   - Уровень радиации. - Видя реакцию иллийки, Глэйд усмехнулся. - Не глядите свысока на бедного ассасина, госпожа. Моя когда-то жить город и даже ходить школа!
   - Да в какой школе учат древним терминам?!
   - Схола Ассасинарон. Но мы отвлекаемся от темы, Кира. - Глэйд кивнул на Дживва. - Что делать будем с этим дураком? Тебе нужен он или твой артефакт?
   - Да мне этот ушлёпок и даром не нужен! - усмехнулась иллийка. - Забирай его, северянин - он твой!
   - А что внутри тигра, скажешь? Или это очень большой секрет и знать его положено только техномагу или техножрецу Ордена Золотого Солнца?
   - Ну, в определённых обстоятельствах...
   Договорить Кира не успела. Что-то продолговатое и крутящееся вокруг собственной оси влетело в комнату через закрытое окно, при этом раздался звон разбитого стекла. Упав на пол, это "что-то" принялось очень быстро вращаться вокруг своей оси, издавая при этом противный дребезжащий звук.
   - А...
   Это было всё, что успела произнести Кира. В следующее мгновение Глэйд просто сбил её с ног и накрыл собой. И вовремя.
   В комнате прогремел взрыв. Во все стороны с воем и визгом разлетелись какие-то мелкие предметы, нашпиговывая собой всё, что попадалось им на пути. Разумеется, Шаден Дживв среагировать должным образом не смог, чего, впрочем, от него никто и не ожидал. Добрая дюжина острых, как бритва, металлических игл пробила сердце, лёгкие и голову ханарийца, подарив мошеннику довольно лёгкую и быструю смерть.
   - Свельд! - Глэйд, как ни в чём ни бывало, подхватился на ноги и метнулся к разбитому окну, на ходу выхватывая их ножен хьялтар.
  
  
   То, что комната, в которой ещё минуту назад на кровати сидел ханарийский мошенник, располагалась на третьем этаже, не являлось для Глэйда сколь-нибудь серьёзным препятствием. Ловко перемахнув через небольшой парапет по ту сторону подоконника, эррендиец, крутанув в воздухе сальто, приземлился на базалитовые плиты и огляделся. Как раз в эту минуту со стоянки раздался звук заработавшего мотора двухколёсника. Правильно, подумал ассасин. Самое время уносить ноги. Только вот он не собирался дать неизвестному преспокойно свалить отсюда. Ибо кидать в окна всякие взрывающиеся штучки было признаком дурного тона.
   Поудобнее перехватив рукоять хьялтара, Глэйд припустил вперёд, направляясь наперерез неизвестному. Тот уже, судя по звуку, раскочегарил свой двухколёсник и тронулся с места. Ещё минута - и он выедет на дорогу и тогда догнать его будет очень проблематично... если не сказать больше. Невысокий забор для северянина препятствием не являлся, поэтому он походя перемахнул через него как раз в тот момент, когда мимо проезжал двухколёсник весьма известной рэндской марки.
   Наверное, сидящий в седле двухколёсника очень удивился, увидев прямо на своём пути рослого незнакомца с мечом в руке. Наверное. Об этом Глэйд так и не узнал, так как именно в этот момент лезвие хьялтара плашмя обрушилось на водителя двухколёсника, вышибая того с сиденья. Двухколёсник, проехав по инерции ещё несколько метров, завилял из стороны в сторону и, потеряв управление, врезался в массивное колесо одного из магистральных тягачей, припаркованного на стоянке подле постоялого двора.
   Однако надо отдать должное неизвестному убийце - он оказался далеко не таким простым, как могло показаться на первый взгляд. Его ничуть не смутил неожиданно возникший на его пути северянин. Криво ухмыльнувшись, убийца вытащил откуда-то из-под куртки короткоствольный револьвер.
   - Что, северная гнида - ловок оказался? - произнёс он с едва уловимым гиштанским акцентом. - Посмотрим, умеешь ли ты пули своей ржавой палкой отбивать!
   Глэйд ничего не ответил на эти слова. Он никогда ранее не вступал в пререкания и дискуссии с теми, кто пытался проделать в нём некоторое количество совершенно ненужных ему отверстий, так что он лишь слегка напружинился, готовясь к прыжку. Но прыгать эррендийцу не пришлось. Что, может, было как раз хорошо в свете того, что у него в правом плече торчали две острые металлические иголки, вылетевшие при взрыве кластерной гранаты. Кстати, интересно, откуда этот тип раздобыл эту весьма редкую вещицу. Такие вещи не продавались ни в одной из оружейных лавок.
   Что-то просвистело в воздухе и ударило убийцу точно в правое плечо, отчего он вскрикнул от неожиданности и боли и вполне ожидаемо выронил револьвер. Длинная тонкая стрела с бронебойным наконечником (и зачем, спрашивается, надо было использовать именно такую?) пробила правое плечо убийцы насквозь. Вне всякого сомнения, Кира Ходдрен весьма неплохо стреляла из своего лука, к вящему неудовольствию убийцы.
   - Далеко собрался? - Глэйд скользнул к убийце и приставил лезвие хьялтара к его горлу. - Билет купить?
   - Да пошёл бы ты..! - окрысился тот.
   - Невежливо. - Удар левой ногой по правой лодыжке заставил убийцу припасть на колено. - Когда тебе задают вопрос - на него надо отвечать.
   - Сейчас здесь будут местные стражи закона! - процедил сквозь зубы гиштанец. - Как ты им это всё объяснишь?!
   - А мне нечего объяснять, - пожал плечами Глэйд. Поморщился от боли в пробитом плече. - Я, если ты уже забыл, являюсь пострадавшей стороной, так что ко мне никаких претензий со стороны местной жандармерии быть не должно. А вот к тебе - к тебе вопросов будет немало. Я в этом уверен.
   Словно в подтверждение слов эррендийца, где-то вдалеке раздались сирены мобилей жандармерии.
   - Глэйд! - услышал северянин голос Ходдрен. - Надо уходить!
   Глэйд в ответ лишь махнул рукой - дескать, не спеши.
   - Скоро здесь действительно будут местные законники, - произнёс эррендиец. - Ясное дело, что тогда уже нам не удастся пообщаться. Поэтому спрашиваю один раз. - Лезвие хьялтара слегка надавило на горло гиштанца, отчего на шее последнего сразу же проступила кровь. - Что тебе известно и кто тебя послал? Гишта далековато отсюда, знаешь ли...
   - Тебе-то что до этого, северный ублюдок?!
   - Откуда столько желчи? - рукоять меча прошлась по смуглой физиономии гиштанца. - Лично мы не знакомы, я в этом более чем уверен. Так в чём же дело?
   - Глэйд! - на улице показалась Кира Ходдрен, держа в руке объёмистую дорожную сумку, которая ещё совсем недавно принадлежала Шадену Дживву. - Чего ты копаешься?! Сейчас тут законники будут - тебе оно надо?!
   Глэйд перевёл взгляд на иллийку, хмыкнул и совершенно неожиданно нанёс удар эфесом хьялтара точно в переносицу гиштанца. Тот, не произнеся ни слова, кулем повалился на базалитовые плиты подъездного тракта. Неуловимым движением северянин вернул хьялтар обратно в ножны и наклонился, чтобы обыскать гиштанца. Много времени эта процедура не заняла, поскольку при себе у того было крайне мало вещей. И все они остались при гиштанце, поскольку всё, что было нужно узнать, эррендиец узнал за время этого быстрого обыска.
   - А вот теперь действительно пора. - Эррендиец кивнул Кире и заторопился в сторону коновязи. - Есть на чём ехать?
   - Есть.
   - Тогда давай поторопимся. Законники очень уж любят всякие крючкотворные процедуры, а у меня нет желания отвечать на их вопросы.
   - По-моему, ты ранен...
   - Всё потом, Ходдрен. Бывало и хуже.
   Они как раз отвязывали от коновязи своих лошадей, когда мимо, завывая сиренами, пронеслись два мобиля эльдеронской королевской жандармерии. Взвизгнув тормозами, машины остановились подле входа в постоялый двор и из них выскочили вооружённые огнестрелами жандармы. Но на эррендийца и иллийку они не обратили никакого внимания.
   - Это всё, что было? - спросил Глэйд, взбираясь в седло Ксарана и кивая на дорожную сумку Дживва.
   - Да. А ты думал, что будет что-то ещё?
   Северянин молча повёл плечами, при этом едва заметно поморщившись.
   Не спеша, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания, эррендиец и иллийка выехали с территории постоялого двора и остановились у эстакады для конных путников.
   - И что теперь? - спросила Кира. - Дживв мёртв - разве такой вариант устроит герцога Мальдарона?
   - Да, ханариец выбыл из игры, - согласился Глэйд. - Однако похищенное у нас, и я полагаю, что стоит вернуть его законному владельцу.
   - И тигра тоже?
   - Этот твой тигр меня уже начинает раздражать, - поморщился северянин. - И ты по-прежнему не сказала, что там внутри него спрятано.
   - Давай сначала решим две проблемы, Глэйд. Во-первых, тебе надо обработать рану в плече... если, конечно, ты не против этих иголок. Во-вторых, я так понимаю, что ты захочешь связаться с Деказом и поведать ему о происшедшем. В Маршоне есть узловая почтовая станция с терминалом беспроволочной связи. Это рядом с железнодорожной станцией. И, Глэйд...
   - Что?
   - Спасибо, что спас меня.
   - Не за что. И откуда только этот тип достал такую штуковину?
   - А что это было, кстати? Граната?
   - Кластерная. - Глэйд тронул поводья, разворачивая коня в противоположную от эстакады сторону. - Отличается от обычной тем, что внутрь запихивают кучу всякой поражающей дряни. Такое оружие делают многие, но достать его очень трудно. Оно не продаётся в оружейных лавках.
   - И какие мысли у тебя возникают?
   - Нехорошие. - Эррендиец криво усмехнулся. - То, что спрятано внутри этого йордова тигра, явно привлекает внимание тех, кому об этом известно.
   - Ты даже не представляешь, насколько ты близок к истине.
   - Тогда, во имя бронзовых копыт Котора, что внутри этой йордовой статуэтки?! - неожиданно вызверился Глэйд. - Патрон с расщепляющимся веществом?! Какая-нибудь хрень навроде боевого вируса?! Древние умели создавать всякую гадость, а мы теперь разгребаем это дерьмо, что они после себя оставили! Чтоб им пусто было!
   Кира промолчала, так как, собственно говоря, возразить тут было нечего.
   - Давай сначала рану твою осмотрим, ладно? - примирительным тоном произнесла иллийка.
   - Прямо на улице будет осматривать? - буркнул ассасин, бросая на Ходдрен хмурый взгляд.
   - Вон там есть вполне укромное местечко, - Кира указала ему на узкий проулок меж двух больших деревянных строений, заросший высокой тёмно-зелёной травой, что свидетельствовало о том, что им пользуются крайне редко. - Заодно и расскажу о том, что внутри тигра. А там сам уж решай, что тебе делать.
   - Ты на что намекаешь? - нахмурился Глэйд.
   - Терпение, Глэйд из Риза. Наберись терпения.
   Эррендиец при этих словах Киры раздражённо фыркнул, но более ничего не произнёс, послушно поворачивая Ксарана вслед за гнедой лошадью иллийской породы.
   Завернув за угол одного из строений, Глэйд спешился с коня и, бегло осмотревшись по сторонам, осторожно снял плащ-накидку, после чего расстегнул камзол и аккуратно приспустил его, обнажая правое плечо. Пробормотал что-то на своём языке, явно из разряда ругательного, при виде торчащих из плеча металлических иголок.
   - Сиди спокойно и не шевелись. - Кира держала в руках склянку с медицинским обеззараживающим раствором и длинный металлический пинцет. - Может быть больно.
   - Неприятно, не больно, - поправил её Глэйд. - Так что там с этой статуэткой?
   - Ты слышал что-нибудь о древнем артефакте под названием Ключ? - спросила Кира, осматривая торчащие из плеча эррендийца иглы. Покачала головой, затем поднесла пинцет к одной из них и осторожно обжала её.
   - Ключ? Ключ от чего?
   - Это не совсем ключ в том понимании, какое большинство людей вкладывает в это слово. - Кира резко дёрнула пинцет и вытащила иглу из плеча Глэйда, бросив при этом на эррендийца мимолётный взгляд. На лице ассасина не отразилось ничего, лишь едва заметное движение бровей дало понять, что перед ней - не бездушный древний автомат. - Термин "управляющий чип" тебе о чём-нибудь говорит?
   - Э-э... это что-то связанное с древними машинами, которые часто заменяли людей у Древних?
   - Именно. Такой вот чип и находится внутри тигра.
   - И чем он управляет?
   Кира тщательно обработала ранку от иглы раствором и поднесла пинцет ко второй иголке.
   - Техномаги Аффинора говорят о древних боевых автоматах, сделанных предками по своему подобию, которые предназначались для охоты и убийства себе подобных. Но это верно лишь отчасти.
   Иллийка резко дёрнула пинцет, вытаскивая иголку. Глэйд невозмутимо проследил за этим движением, после чего презрительно сплюнул.
   - Они не могут быть отравлены? - спросила Ходдрен, поднося к кровоточащей ранке лоскут материи, смоченный в растворе.
   - Теоретически, да. Гиштанцы очень любят всякую гадость типа ядов и прочей химической дряни, но в данном случае это маловероятно. Обычно эти яды быстродействующие, а я до сих пор жив. Следовательно, яда на этих иголках не было. К тому же, эти... хм... препараты довольно дорогие, а деньги имперцы, как и все прагматичные люди, считать умеют. Смазывать несколько десятков игл ядом, одна капля которого стоит до пяти золотых фирдов, слишком расточительно, по-моему. Так почему верно лишь отчасти?
   - Насколько далеко простираются твои познания в истории древних технологий? - задала вопрос Кира, накладывая антисептическую повязку на плечо северянина.
   - Собрать рабочий вариант древнего "ба-баха" я точно не сумею, - усмехнулся Глэйд, - но кое-что моя понимать. Если то, что находится внутри этой фигурки, является управляющим чипом, то ведь оно может управлять чем-то вроде... мм... как там назывались те древние машины, которые могли заменять людей? Ну, работать в разных устройствах, имею в виду?
   - Ты про процессоры управления говоришь?
   - Наверное.
   - Собственно, я закончила. Можешь одеваться.
   - Спасибо.
   - Не за что. - Кира сложила медицинский инвентарь обратно в одну из своих седельных сумок. - На почтовую станцию?
   - Всё-таки Деказу следует знать о происшедшем. Дживв мёртв, но похищенное я вернул. Его следует отдать хозяину.
   - Только не тигра.
   Кира замолчала и задумчиво воззрилась на эррендийца.
   - Ну... вероятно, здесь может быть достигнут компромисс. - Невозмутимое лицо северянина на миг осветилось лёгкой улыбкой, которая, однако, быстро сошла на нет. - В конце концов, раз та хрень внутри так важна...
   - Она очень важна, Глэйд! - Кира оставалась предельно серьёзной. - И сегодняшние события это подтверждают!
   - Подтверждают что?
   - По-твоему, кто был тот гиштанец, если не имперский саркар? Это свидетельствует о том, что император Фарихад III знает о том, что из себя представляет Ключ, и желает им завладеть.
   - Амбиции гиштанцев мне тоже хорошо известны. - Глэйд тронул поводья Ксарана, направляя его прочь из проулка. - Однако ты уверена, что Фарихад сможет управлять этими древними машинами?
   - Сможет или нет - это чисто академический вопрос. Гораздо более важно то, что он может узнать, что на самом деле может активировать Ключ.
   - Что, есть что-то ещё, помимо этих механических воинов?
   - Есть. И это куда серьёзнее, чем древние боевые машины.
   - И тебе известно, что это?
   Иллийка не ответила на вопрос Глэйда, лишь бросила на него внимательный взгляд.
   - Ладно, если ты считаешь нужным держать это при себе - твоё право. - Эррендиец невозмутимо повёл плечами. - В любом случае, наше знакомство, я полагаю, здесь же, в Маршоне, и закончится. Артефакт свой ты получила, я же закончу то, для чего меня нанял Деказ.
   - Тебя только деньги интересуют?
   - При чём тут деньги? - Глэйд непонимающе поглядел на Ходдрен. - Я дал слово герцогу Деказу, что поймаю преступника. Преступника я не поймал, но в том не моя вина. Этот придурок оказался против своей воли втянутым в хрень с древними технологиями, за что и поплатился. Но хотя бы верну украденное...
   - А если я сделаю тебе предложение? Найму тебя?
   - Наймёшь меня? - эхом повторил Глэйд, от неожиданности натягивая поводья Ксарана, отчего дарханский боевой конь взвился на дыбы, едва не опрокинув моторную самоходную трёхколёсную тележку, которую толкал перед собой пожилой горожанин, на кожаной куртке которого красовался шеврон гильдии галантерейных дел мастеров.
   - Эй, смотри, куда прёшь! - недовольно и, вместе с тем, несколько боязливо крикнул горожанин на эльдеронском, резко толкнув тележку влево, чтобы избежать столкновения.
   - Прошу прошения!- пробормотал северянин, несколько сбитый с толку словами Ходдрен.
   Горожанин что-то пробормотал себе под нос, причём явно нелицеприятное для Глэйда, но развивать ссору не стал. Вывернув рукоятки управления тележкой, он просто обогнул северянина и поспешил дальше по своим делам.
   - Зачем я тебе нужен? - спросил он Киру. - Или дело куда хуже, чем кажется?
   - Ключ не должен попасть в плохие руки, Глэйд! - убеждённо заявила иллийка. - Иначе мы рискуем повторить все ошибки наших предков!
   - Допустим, кому-нибудь - да тому же Фарихаду - удастся заполучить этот твой Ключ и оживить древние боевые машины, - неторопливо проговорил эррендиец, направляя Ксарана вдоль края проезжей части. - Но ведь, во-первых, прошло уже много столетий и где гарантия, что машины эти будут работать? Смазка, там, в негодность пришла, энергия закончилась...
   - Энергии, если верить древним техническим записям, таким машинам может хватить надолго, особенно в режиме консервации. А они, насколько мне известно из хроник, никогда не использовались. Не успели ни предки, ни машинный разум. Так что, скорее всего, они находятся во вполне приемлемом для целей какого-нибудь властолюбивого мерзавца состоянии.
   - Ладно, пусть так. Но ведь это же машины. А машину можно сломать. В конце концов, неужто они смогут противостоять пулемётам Меркагура и полевым гаубицам сто двенадцатого калибра? Или орудиям главного калибра линкора класса "Лореннион"?
   - Машины, верно. Но их вооружение на порядок, если не больше, превосходит всё то, что сейчас имеется на вооружении у армий терионских королевств и империй. Знаешь ли ты, что такое лазеружьё?
   - Лазе... что?
   - Вот, видишь? Ты даже не знаешь, что это такое.
   - И не уверен, что хочу это знать! - усмехнулся Глэйд. - Так в чём проблема-то всё-таки? Ну, есть у этих человекоподобных машин эти... ружья, так что с того? Против любого лома найдётся другой лом, да будет тебе известно!
   - Только если этот лом не будет защищён так, что другой лом против него окажется бесполезен. Но не в машинах суть, северянин.
   - А в чём?
   - В хранилище, где эти машины находятся. Там ведь не только они законсервированы.
   - Полагаю, что никто не знает, что там может быть, но явно ничего хорошего. Но я всё равно ещё не пойму, зачем я тебе сдался. Если всё дело в Ключе - уничтожь его, и все дела!
   - Уничтожить надо хранилище, а не Ключ. Ключ - он и есть ключ.
   - А где оно находится, хранилище это самое?
   Глэйд придержал поводья Ксарана, пропуская ещё один патрульный мобиль с включёнными проблесковыми маячками и сиреной. Машина жандармерии пронеслась мимо северянина и иллийки и резко свернула в направлении постоялого двора.
   - Если верить информации, добытой агентами Протекторума - очень далеко. В джунглях экваториальной части Нарга.
   - Далековато... - протянул Глэйд. - Путь туда неблизкий. Да и ещё неизвестно, верна ли информация ваших агентов.
   - Глэйд - трое из четверых агентов Протекторума погибли, доставляя эту информацию в штаб-квартиру организации. Двое сгинули в Ничьих Землях, третьего убили в Ашдамаре, на самой окраине Великой Пустыни. Но сведения он успел передать связному, который смог добраться до ардалонского порта Чакреи, где передал их четвёртому агенту. Связного убили, но агент смог отбиться от преследователей и сесть на иллийский грузовой пароход и добраться до Тервано.
   - Он добыл координаты того места?
   - Да. Добыл.
   Северянин что-то пробормотал себе под нос, но Кира ничего из сказанного не поняла.
   - Но всё-таки мне надо связаться с герцогом Деказом, - уже отчётливо проговорил эррендиец. - Я не могу обмануть оказанное мне доверие.
   - Об этом я не говорила, - уголками губ улыбнулась Ходдрен. - Итак - почтовая станция?
   - Да, почтовая станция, - абсолютно бесстрастно подтвердил северянин.
   Кира согласно кивнула и, слегка пришпорив лошадь, направила её лёгкой рысью в направлении почтовой станции Маршона. Глэйд, покачав головой, тронул поводья Ксарана, чтобы направить своего коня в том же направлении, но неожиданно замер на месте и словно бы прислушался к чему-то. Сторонний наблюдатель вряд ли о чём-нибудь догадался - подумаешь, одинокий конный путник, явно не здешний и даже не эльдеронец, размышляет, какой дорогой ему удобнее всего будет двигаться. Однако вовсе не о том раздумывал Глэйд. Откровенно говоря, он не о дороге думал. Как уже упоминалось, мыслеходцем эррендиец не был, но у него очень были развиты чутьё и логика, а ещё он обладал способностью улавливать направленный на него поток внимания. Вот и сейчас он почувствовал направленный ему в спину внимательный взгляд, но виду он, разумеется, не подал. Но уже сам факт слежки о многом говорил ассасину. Получалось, что, помимо его собственного желания, он оказывался втянутым в довольно опасную и пока ещё не до конца понятную ему игру. Но к подобному повороту событий Глэйду было не привыкать. Недобро ухмыльнувшись, эррендиец накинул на голову капюшон и, пришпорив коня, двинулся вслед за Кирой.
  
  
   Глава 4.
  
  
   - Подожди на улице, - произнёс Глэйд, обращаясь к иллийке, слезая с коня и осматриваясь по сторонам. Лошадей и самоходов здесь было куда больше, нежели на постоялом дворе на противоположной окраине города, но как раз это и не было чем-то из ряда вон выходящим. Во всяком случае, ничего подозрительного северянин не заметил, равно как и не заметил направленного на него потока внимания. Кто бы не следил за ним и Ходдрен, здесь их не было. Однако это ровным счётом ничего не значило. Если некие силы начали проявлять интерес к скромной персоне эррендийца, то они уже не оставят его в покое. Ну, если, конечно, их об этом не попросить. Вежливо. А может, и не очень. Всё зависит от ситуации.
   Народу внутри здания почтовой станции было немало, что, впрочем, Глэйда ничуть не удивило. Протолкавшись сквозь толпу посетителей, северянин очутился у стойки, за которой в поте лица трудились трое усталых клерков.
   - Добрый день, - обратился к одному из них ассасин. - Не подскажете, уважаемый - есть свободная кабинка вокодера?
   - Есть. - Клерк потёр ладонью усталые глаза. - Куда будете звонить?
   - В Корвис, в Мальдарон.
   - Шесть серебряных алгенов, - назвал стоимость услуги эльдеронец.
   На поверхность стойки легли две монеты каждая в три алгена достоинством.
   - Пятая кабинка, у вас десять минут.
   - Благодарю.
   Глэйд кивнул клерку и, осмотревшись, нашёл глазами указанную кабинку. Чутьё северянина насчёт слежки молчало, поэтому он, отвалив от стойки, направился к кабинке вокодера.
   Войдя внутрь небольшой прямоугольной кабинки, Глэйд затворил за собой дверку и задумчиво поглядел на небольшой изящный аппарат рэндского производства. Потом хмыкнул, достал из внутреннего кармана камзола листок флибера с записанным на нём номером и, осмотрев вокодер, набрал на наборной панели комбинацию из семи цифр и приложил к правому уху трубку, снятую с рычага, что крепился к боковой стороне вокодера.
   С минуту в трубке раздавались только лишь одни гудки, потом на том конце канала связи что-то булькнуло, после чего Глэйд услышал чуть хрипловатый голос, говорящий на корвисском.
   - Слушаю, - произнесли в трубке. - Что вам угодно?
   - С кем я говорю? - спросил Глэйд.
   - Я - управляющий Его Светлости герцога Маландо Деказа. По какому делу и о ком прикажете доложить Его Светлости?
   - Глэйд из Риза, Его Светлость знает, о каком деле идёт речь.
   - Подождите минуту.
   Голос на том конце канала связи умолк, остался лишь слегка гудящий фон холостого режима. Про себя Глэйд отметил, что в Рэнде всё-таки делали хорошие вокодеры, не чета корвисским, тронгским или эреншильдским, но немного хуже эррендийских или дарханских. Про аналогичные аппараты производства Аффинора Глэйд ничего не мог сказать по одной простой причине - пользоваться ими ему ещё не доводилось.
   - Я слушаю, Глэйд из Риза, - раздался в трубке голос Маландо Деказа. - Надеюсь, ты звонишь мне не просто так?
   - Не просто так, ваша светлость. Дело сделано... отчасти.
   - Прошу прощения?
   - Судя по всему, - эррендиец решил не вдаваться в подробности - знать про всякие Ключи и прочие древние артефакты герцогу Деказу было вовсе не обязательно, - Дживв не только вам подгадил. Кому - не знаю, убийца, если я ещё не ослеп на оба глаза, был гиштанцем. Скорее всего, наёмник. Однако способ, которым он устранил ханарийца, оказался довольно радикальным.
   Герцог Деказ некоторое время молчал, явно обдумывая то, что сообщил ему северянин.
   - Значит, этот... - Деказ употребил весьма грубое слово на своём родном языке, который Глэйд знал так же хорошо, как и родной, - не только в Мальдароне отметился, так сказать... И что же за радикальный способ избрал убийца?
   - Он бросил в окно комнаты постоялого двора гранату, и сделал это как раз в тот момент, когда я... кхм... беседовал с ханарийцем. Меня спасла лёгкая броня, ну, а Дживву не повезло - граната оказалась начинённой всякой дрянью, так что его нафаршировало, как новогоднюю фрейззу.
   - Понятно... Собственно, может оно и хорошо, что так сложилось. Дживв мёртв, похищенное, как я понимаю, у вас?
   - Совершенно верно.
   - Вы сверились с описью, которую я вам передал перед тем, как вы покинули Мальдарон?
   - Сверился, ваша светлость. Не хватает одного предмета.
   - Какого именно?
   - По описи он проходит как "изготовленная из платины фигурка наргского тигра высотой в два фрайма и длиной в семь фраймов". Но ничего похожего я не обнаружил. Возможно, мерзавец уже успел её где-нибудь сплавить...
   - Гм... Ну, от такого всего можно ожидать. - В трубке помолчали. - Что ж, Глэйд - несмотря на сложившиеся обстоятельства, я считаю, что вы справились с порученным вам делом. Если вам не по пути, то можете отправить... мм... груз курьерской почтой. Вы сейчас где?
   - В Маршоне. Это...
   - Я знаю, где находится Маршон. Там как раз почтовая станция имеется. Отправьте... э-э... посылку курьерским поездом, за мой счёт. Наш уговор остаётся в силе, Глэйд из Риза. В Маршоне есть отделение корвисского Королевского Банка. Мой вексель, что я передал тебе перед отбытием из Мальдарона - предъяви его любому клерку в отделении, и он выплатит тебе вознаграждение за проделанную работу. Думаю, что ты честно заработал эти пять тысяч золотых.
   - Благодарю вас, ваша светлость, - отозвался Глэйд. - Жаль только, что негодяй не попадёт в руки правосудия.
   - Будем считать, что правосудие всё же свершилось, - раздался на том конце канала связи смешок. - Удачи тебе, Глэйд из Риза, и да пребудет с тобой благословение твоих богов!
   - Спасибо.
   В трубке раздались короткие гудки. Эррендиец несколько секунд задумчиво смотрел на неё, потом решительно повесил на рычаг и, повернувшись, вышел из кабинки, аккуратно затворив за собой дверцу.
   Что ж - можно считать, что это дело завершено. Пусть ханариец и не поедет в Мальдарон, дабы предстать пред герцогом Деказом для того, чтобы держать ответ за свои преступления, но, как бы то ни было, Дживв всё-таки получил по заслугам. Однако в свете происшедшего у Глэйда возник один очень интересный вопрос - кто ещё интересуется Ключом? Неужто и вправду император Гишты вознамерился прибрать к своим алчным рукам древние технологии? Гиштанцев, честно говоря, северянин не очень уважал, за их снобизм, высокомерие и наглость. Они почему-то полагали, что все остальные народы годятся лишь в качестве рабов - в лучшем случае, слуг - их Империи. Отсюда и столь частые пограничные конфликты с Мерканой, и грызня с Зирдой из-за островов Эннеб, и не оставляемые до сих пор попытки взять южную часть Великих Равнин под свой контроль (там единственной сдерживающей силой являлся установленный по просьбе местных племён и городов-государств протекторат Иланиса, а связываться с техножрецами гиштанцы побаивались).
   Кира Ходдрен желает нанять его для того, чтобы он сопроводил её в экваториальную часть Нарга, смертельно опасную для практически любого эреленца? Хорошо. Но проблема заключалась в том, что Глэйд никогда не бывал в тех далёких южных землях. Его знакомство с Наргом ограничивалось граничащими с Калихаром окраинами Ничьих Земель, самим Калихаром - полуварварским королевством, где правила теократия жрецов Раггадура, и Дисом, в одном из портов которого эррендийцу довелось сходить с корабля и подниматься на корабль. Что творилось в глубинах отравленных древним оружием территорий, среди ядовитых болот и джунглей, он не ведал, да, впрочем, об этом практически никто не ведал, ибо ещё никому не удавалось вернуться живым из этих гиблых мест. А про экваториальные джунгли Нарга Глэйд лишь слышал всяческие небылицы, поскольку земли эти лежали очень далеко от Западного Эрелена и лишь самые отважные торговцы находили в себе смелость отправляться в эти малоизвестные края. Возможно, техномаги Аффинора владели более обширной информацией о тех местах, только вот делиться данными сведениями с остальным миром они вовсе не собирались. Всё, что было доподлинно известно об Экваториальном Нарге - наличие там нескольких городов-государств с довольно развитым промышленным потенциалом, многочисленных варварских племён, живущих в глубине джунглей, и хищников, навроде того же наргского тигра. В тамошних лесах можно было спрятать всё, что угодно, даже целую армию древних боевых машин. А уж какое-то хранилище там просто затерялось бы.
   Что толкнуло Глэйда решиться на предложение иллийки, он и сам, по прошествии времени, не смог бы сказать. Уж точно не жажда приключений. Приключений можно найти на просторах Эрелена, в Нарге же, скорее всего, ты найдёшь свою смерть, и молись всем известным богам, чтобы смерть эта была быстрой и безболезненной... или хотя бы не очень болезненной. Скорее всего, одной из причин могло послужить желание натянуть нос на пятую точку гиштанцам, которых Глэйд не уважал, скажем так. Ну, и чувство долга перед всеми жителями Териона, как бы пафосно это не звучало. Предки уже едва не превратили мир в выжженную пустыню, и повторения этого следовало не допустить.
  
  
  
   Выйдя из здания почтовой станции, Глэйд, осмотревшись - при этом чувство ведущейся за ним слежки снова вернулось к северянину, не спеша направился к коновязи. При виде эррендийца Кира Ходдрен вопросительно взглянула на ассасина, но тот лишь молча мотнул головой - дескать, не здесь - и ловким движением вскочил в седло Ксарана.
   - Поехали, - сказал он.
   - Куда?
   - В банк. Надо обналичить вексель Деказа. Деньги нам, судя по всему, понадобятся.
   - Так ты согласен принять моё предложение? - иллийка внимательно вгляделась в невозмутимое лицо Глэйда.
   - Технически, как любят выражаться техномаги. Мне всё ещё нужно прояснить кое-какие нюансы.
   - А...
   - Не здесь. - Глэйд тронул поводья, направляя коня в нужном направлении. - Если моё чутьё меня не подводит - за нами следят.
   - Следят? - карие глаза Киры прищурились.
   - Давай не будем стоять на месте, как деревянные идолы нитских племён. Обналичим вексель, потом найдём тихое спокойное местечко для того, чтобы обсудить суть проблемы. Заодно и приглядимся к окружающей обстановке.
   - Так ты...
   - Кира - ты можешь набраться терпения? - Глэйд слегка поморщился. - Полагаю, что не одна ты охотишься за этим Ключом, но, в противном случае, о нём знает довольно широкий круг лиц.
   Не произнеся более ни слова, северянин слегка пришпорил Ксарана, вынуждая Киру проделать то же самое.
   Месторасположение отделения Королевского Банка Корвиса Глэйд, разумеется, не знал, а тратить время на "Путеводителя" не желал. Поэтому он просто осведомился у первого попавшегося на пути горожанина, как им проехать в нужное им место. Получив подробные объяснения, Глэйд коротко поблагодарил прохожего и, кивнув иллийке, пустил Ксарана лёгким галопом по специально предназначенной для конников дорожке из плотно спрессованного гравия.
   В отделении банка Глэйд пробыл недолго. Вексель герцога Деказа был принят служащим без возражений, чему в немалой степени способствовало предъявление эррендийцем удостоверяющего личность документа - карточки из плотного флибера с официальной печатью эррендийской пограничной стражи. Северянина препроводили в одну из приватных комнат, предназначенных как раз для подобных случаев, где ему и выдали указанную в векселе сумму, которую Глэйд предпочёл получить в привычных ему эррендийских кридах, причём по его желанию часть суммы ему выдали именно золотыми монетами достоинством в пять кридов каждая, остальное - во фликстовых купюрах Королевского Казначейства Эррендии.
   Ощущение скрытого наблюдения никуда не делось и после того, как Глэйд снова оказался на улице. Кинув быстрый взгляд на небо, по которому с востока тянулись кучевые облака, северянин подошёл к коню и поднял взгляд на сидящую в седле своей лошади Ходдрен.
   - И куда теперь? - спросила иллийка.
   - Как насчёт таверны? Проблему, которую ты обрисовала, лучше всего обсудить в спокойной обстановке.
   - Не возражаю. - Кира неспешно огляделась по сторонам. - Ты всё ещё чувствуешь слежку?
   - Да. Нас опять "пасут". Но я пока не могу определить, где они находятся.
   - Ты можешь определить их местонахождение?
   - Не всегда. Иногда. - Глэйд одним ловким движением вскочил в седло Ксарана. - Поехали. Нечего торчать тут у всех на виду, как две сосны на взгорке!
   Кира послушно тронула поводья своей лошади, направляя её вслед за северянином. Ничего подозрительного она не видела и не ощущала, однако, как Протектор, она была хорошо наслышана о методах подготовки ассасинов Ардус Валор. И если Глэйд утверждал, что за ними ведётся слежка - значит, так оно и есть.
   Чем руководствовался в выборе таверны эррендиец, Ходдрен так и не поняла. Они проехали мимо двух вполне подходящих, по её мнению, заведений, но Глэйд даже головы не повернул в их сторону. Ещё одна небольшая таверна, расположенная на перекрёстке двух улиц, также не удостоилась внимания северянина. Но зато четвёртая, стоявшая на широкой площадке перед небольшим уютным парком, неподалёку от остановки городского омнибуса, по-видимому, чем-то пришлась ассасину по душе, так как он, не раздумывая, направил Ксарана прямиком к коновязи, у которой на данный момент не было ни одной лошади. Впрочем, время сейчас было послеобеденное, так что, скорее всего, посетителей в таверне было немного.
   Спешившись и привязав лошадей к затейливо украшенной цветастыми узорами, явно выжженными при помощи дугового резака, горизонтальной перекладине коновязи, Глэйд и Кира пересекли небольшую прихожую и очутились внутри квадратного помещения, освещавшегося мягким рассеянным светом газовых ламп и наполненного разными ароматами, исходившими со стороны кухни.
   - Нитская кухня! - скупая улыбка возникла в уголках губ северянина. - Это хорошо. Есть возможность плотно поесть, причём недорого.
   - Это говорит человек, чей кошель...
   - Не стоит распространяться об этом, Кира, - серо-стальные глаза эррендийца сузились. - Нам сейчас не нужно излишнее внимание... и так за нами кто-то следит. И я, кажется, догадываюсь, кто.
   - Кто же?
   - Потом. Всё потом. Тем более, что, быть может, я и ошибаюсь.
   Глэйд прошествовал через всё помещение и выбрал свободный столик у самой дальней стены зала, прямо напротив входной двери. Кира понимающе усмехнулась - позиция была выбрана очень удачно. Столик располагался в тени, тогда как вход в зал был довольно ярко освещён. Соответственно, тот, кто входил в таверну с улицы, должен был потратить несколько секунд на то, чтобы адаптировать свои глаза к освещению, тогда как сидящие за столиком отлично видели вход.
   Глэйд и Кира не успели сесть на несколько грубоватые, но, вместе с тем, не лишённые того изящества, что было присуще всем предметам нитского ремесла, стулья, как перед ними нарисовался крепко сложенный молодой нитец, одетый, по обычаю своего народа, в меховую безрукавку и плотные кожаные штаны, заправленные в высокие полуботинки на толстой рифлёной подошве.
   - Чего уважаемые изволят? - не довольно сносном эльдеронском проговорил он.
   - Мне, будьте любезны, принесите суп с потрохами и гренками, хорошо прожаренный окорок с запечённым в золе сальдерином, салат из кореньев цивии и кружку танна. И пару кремовых пирожных.
   - А что будет госпожа? - нитец перевёл взгляд на Киру.
   - Овощной суп, рагу из птицы с варёным сальдерином и фруктовый салат по-иллийски. И чашечку крепкого ренка.
   Нитец кивнул в знак того, что принял заказ, и поспешил в сторону дверей, ведущих на кухню.
   - Теперь мы можем поговорить? - Кира вгляделась в лицо северянина.
   - Теперь - можем.
   Ходдрен с минуту помолчала, собираясь с мыслями.
   - Ты решил мне помочь, я так понимаю? - спросила она, откинувшись на спинку стула. - Но почему? Ты же вроде как не собирался ничего подобного предпринимать.
   - Поначалу - да. Я не очень люблю все эти древние артефакты - мне хватило одного случая в Рэндских Пустошах. Но потом я задумался - что, если этот Ключ и вправду попадёт в руки гиштанцев? Их император относится к тому типу людей, которые ради достижения своих целей готовы уничтожить полмира, лишь бы править оставшейся половиной. Это всё равно, что дать пулемёт Меркагура какому-нибудь дикарю из Экваториального Нарга... или вооружить варваров Орнега аффинорскими огнестрелами!
   - Не любишь гиштанцев?
   - Уж простите за откровенность, но - да, не люблю. Есть причины, знаете ли. И дело даже не в давней войне из-за Великих Равнин.
   - А в чём тогда?
   Принесли обед. Пока официант расставлял тарелки, Кира и Глэйд молча следили за его действиями.
   - Приятного аппетита, господин, госпожа, - официант отвесил эррендийцу и иллийке лёгкий вежливый поклон. - Если вдруг вы ещё что-нибудь захотите, вам стоит только позвать меня.
   - Благодарю вас, - в ответ кивнул северянин.
   Некоторое время прошло в тишине, так как и Глэйд, и Кира достаточно проголодались, чтобы не обращать внимания на еду.
   - Так что же всё-таки подтолкнуло тебя к принятию решения, Глэйд? - спросила Кира, отодвигая в сторону пустую суповую тарелку.
   - Если такой опасный артефакт, как этот твой Ключ, попадёт в руки Фарихада III, то это может привести к новой большой войне, - не спеша произнёс эррендиец, приступая ко второму и салату. - Его отец был достаточно миролюбивым правителем, если такое слово вообще применимо к гиштанцам. Но теперешний император Гишты совсем не такой. И если раньше гиштанцы направляли свои интересы в сторону Решты, Мерканы и островов Восточного океана, не принадлежащих Мерендару, да время от времени проверяли на прочность города-государства, что на юге Великих Равнин, то теперь они обратили своё внимание на запад. На север лезть боязно - им там уже рога-то обламывали. Но вот если гиштанцы получат то, что находится в этом хранилище... Я вот думаю, слухи ли о тех разведывательных партиях гиштанцев, которых видели в Экваториальном Нарге и Суутраре?
   - А в Суутраре-то им чего искать? - удивилась Кира.
   - Из курса истории времён до Катастрофы мне известно, что на месте северной части Ничьих Земель, Суутрара, Диса и Калихара существовало одно из государств так называемой "Большой Шестёрки" - Сурманалк. Его техномаги смогли создать некие боевые машины, которые вроде как назывались Доминаторами. Что-то вроде шагающих танков. Описания этих гигантов весьма туманны, много древних терминов...
   - Мне почему-то кажется, что ассасины Ардус Валор не так просты, как хотят казаться со стороны, - сказала Кира, ловко поддевая вилкой очередную порцию рагу. - "Уровень радиации", "расщепляющее вещество", "боевой вирус" - для большинства терионцев эти слова ничего не значат. Но ты не только знаешь эти термины, но и, судя по всему, понимаешь, что они означают. И мне сдаётся, что ваше Братство далеко не так просто, как хочет казаться.
   Эти слова иллийка произнесла будто в пустоту. Глэйд с абсолютно невозмутимым видом уплетал свой окорок вперемежку с салатом и было непохоже, что северянин вообще обратил внимание на слова Ходдрен. Да и отвечать он явно не собирался. Однако это лишь укрепило мнение Киры о том, что Ардус Валор знают на деле гораздо больше, нежели показывают.
   - Кхм... Так получается, что дело в твоей неприязни к гиштанцам?
   - Моя неприязнь к гиштанцам, Кира - дело десятое. Проблема лежит совершенно в иной плоскости. Предки едва не превратили - пусть и косвенно, но тем не менее - наш мир в обугленный кусок шлака, ковыряющий по...
   Эррендиец прервал сам себя на полуслове и сделал вид, что ему что-то попало в глаз.
   - Муха залетела? - участливо поинтересовалась Кира, прекрасно понимая, что Глэйд собирался употребить некий термин из лексикона Древних.
   - Типа того, - невозмутимо ответил ассасин. - Сейчас почти лето, всё-таки...
   - Значит, ты поможешь мне чисто из альтруизма?
   - Не знаю, как вы, иллийцы, но для нас, северян, понятие "чувство долга" не пустой звук. Если кто-то - пусть даже не гиштанцы - заполучат эти древние знания, Терион снова может погрузиться в эру Тёмных Технологий. Но нет гарантии, что второй раз мы сможем это перенести без проблем. Их и в первый раз было выше крыши, а уж сейчас и говорить нечего.
   - Это не может быть никак связано с некоей Скрижалью Ривеллин, которую, если верить слухам, хранят в самом надёжном хранилище Королевского Банка Эррендии?
   - Ты веришь слухам? - Глэйд отправил в рот последнюю порцию салата и хмыкнул. - Это зря. Слухи, они такие... всякое говорят люди, но не всегда этому можно верить.
   - Но Скрижаль ведь существует!
   - И что? Это всего лишь древняя реликвия эррендийских королей. Не более того. - Северянин сделал большой глоток танна. - Однако, нам стоит продумать план действий. Путь предстоит неблизкий...
   - Проще всего добраться до Тервано и взять билеты на пассажирский корабль, отплывающий в одно из северонаргских государств. Лучше всего в Шед. Там сейчас вполне благоприятная внутриполитическая обстановка, в отличие от Гирминда, где опять разгорелись межклановые столкновения. Всё никак не могут прийти к согласию, кому из них занять пост синдика. Можно добраться до шедского порта Нуив, оттуда по железной дороге - в Ашдамар...
   - Можно, конечно, - бесцеремонно перебил иллийку Глэйд, - если у тебя есть какие-нибудь средства защиты от радиации. С твоих слов выходит, что это место находится в джунглях Экваториального Нарга. Значит, если выбрать твой вариант маршрута, то нам придётся идти через Ничьи Земли. Причём именно через ту их часть, где уровень излучения всё ещё превышает допустимые нормы в сотни раз. Мы сдохнем, не дойдя даже до руин Рехала.
   - Что такое Рехал? - тут же последовал вопрос. - Ни разу не слышала про это место.
   - Бывшая столица Сурманалка. Если верить древним текстам, по городу во время Войны Тёмных Технологий было нанесено до пятнадцати ядерных ударов. Суммарная мощность их - порядка четырёхсот мегатонн. Представляешь, что это такое?
   - Чисто теоретически.
   - Я, впрочем, тоже. Но от этого не легче.
   - Так что тогда предлагаешь ты?
   - Насчёт Нуива - согласен. Тем более, что между ним и Тервано действует регулярное пассажирское сообщение. Но дальше надо будет двигаться иным маршрутом. Из Нуива железная дорога ведёт не только в Ашдамар - оттуда протянута магистраль через Сандиакловис, Великую Пустыню Фальхар-ил-Тешарде, Меркану и Суутрар до крупнейшего порта Зирды на побережье Восточного океана - Шамаста. По магистрали этой ходят и пассажирские составы. Можно добраться до узловой станции Омфо в Суутраре - оттуда уходит единственная ветка в Калихар, там тоже ходят пассажирские поезда, пусть и нечасто. Она оканчивается в калихарской столице Кеппорре, откуда предстоит пеший - или конный - путь через восточную часть Ничьих Земель. Там уже не так опасно, хотя в Серые Плеши лучше не заходить. Можно обратно и не вернуться. Кстати - ты до сих пор мне не сказала координаты того места, где, как ты думаешь, находится это хранилище.
   - Полагаю, ты прекрасно поймёшь эти цифры, - улыбнулась Кира. Северянин никак на это не отреагировал. Хмыкнув, иллийка назвала ряд цифр, которые Глэйд внимательно выслушал, при этом записав их в вынутую откуда-то из внутренних карманов камзола тонкую записную книжку, куда и занёс их, используя для этого тонкий карандаш. Затем эррендиец убрал книжку и карандаш обратно и задумчиво поглядел на полупустую чашку танна.
   - Я, конечно, не скажу вот так вот с уверенностью, но это место, если исходить из координат, скорее всего, находится в юго-восточной части Экваториального Нарга, на стыке границ Дхарма и Шилозы. Не очень, если честно.
   - Почему?
   - Глушь самая дикая, какую только можно себе представить. Почти непроходимые леса, болота, населённые очень неприятными обитателями, местные жители, которые не прочь проделать в тебе массу ненужных отверстий... В общем, неприятное место.
   - Но Ничьи Земли нам всё равно придётся пересекать?
   Глэйд хотел было ответить, но, едва открыв рот, тут же его закрыл при виде возникшего в поле зрения высокого атлетически сложенного человека, одетого в длинный чёрный плащ с капюшоном, подпоясанный широким ремнём с огромной круглой пряжкой, отражающей падавший на неё свет газовых ламп, внутри которой был изображён знакомый всем терионцам символ техномагов Аффинора. В правой руке незнакомец держал весьма сложный на вид посох, изготовленный из какого-то неизвестного северянину материала, со множеством светящихся окошек и линз, а вершину посоха венчал парящий в воздухе без какой-либо внешней поддержки линзовидный сгусток белого цвета, висящий меж двух остроконечных наверший. Никакого видимого оружия незнакомец при себе не имел, но опытный взгляд Глэйда почти сразу же распознал скрытую плащом наплечную кобуру, в которой находилась явно не фляга с питьевой водой.
   Незнакомец уверенным шагом направился именно к тому столику, за которым сидели Глэйд и Кира, не обращая ни малейшего внимания на направленные в его сторону удивлённые взгляды. Это было совершенно неудивительно - не каждый день в обычной эльдеронской таверне можно было увидеть аффинорского техномага.
   Техномаг, по-прежнему никак не реагируя на всех прочих посетителей, уверенным шагом пересёк пространство обеденного зала и остановился у столика, поглядев сверху вниз на эррендийца и иллийку. Довольно кивнул сам себе и без приглашения уселся на свободный стул.
   - Техномаги все такие? - спокойно и, вместе с тем, несколько равнодушно спросил Глэйд, допивая танн. - Вежливость вам, как я погляжу, не свойственна?
   - Отчего же? - голос у аффинорца оказался приятного баритонального тембра. - Свойственна. Посему позвольте представиться - Реймус Эллинор, оперативный сотрудник Службы Безопасности Аффинорской Корпоративной Технократии.
   - Я имел в виду совсем другое, но да ладно, Свельд с вами. Зачем вы за нами следили?
   - Вы почувствовали слежку? - Эллинор слегка покачал головой. - Непростительно с моей стороны. Хотя, возможно, это всё мой спутник...
   - Ваш спутник? - Кира недовольно вгляделась в лицо техномага. - Так вас двое, что ли?
   - Господин изволит сделать заказ? - у столика тут же нарисовался официант, обращаясь к техномагу.
   Реймус отрицательно покачал головой.
   - Спасибо - нет. Хотя... От чашки ренка не откажусь. И добавьте к ней пару горячих булочек с сыром.
   - Будет сделано.
   Вежливо поклонившись техномагу, нитец отошёл от стола и направился в сторону кухни.
   - Ваша очередь представиться. - Реймус по очереди оглядел обеих. - Или вы предпочитаете действовать инкогнито?
   Кира перевела взгляд на Глэйда. На бесстрастном лице северянина не отразилось никаких эмоций, хотя в самой глубине серо-стальных глаз иллийка различила едва заметную иронию.
   - Я Глэйд из Риза, - произнёс эррендиец. - Мою спутницу зовут Кира Ходдрен. Этого довольно?
   - Вполне. - Техномаг кивнул, пряча усмешку в уголках губ. - Я так понимаю, что Ключ у вас? И вы осведомлены о том, что он из себя представляет?
   - Допустим, что так, - отозвалась Кира. - Что это меняет? Вы предлагаете отдать Ключ вам?
   - А у вас есть иное предложение? - вопросом на вопрос ответил Эллинор.
   - Человек, похитивший Ключ по незнанию, лишь потому, что он был спрятан внутри ценной вещицы, был убит...
   - Я знаю про инцидент на пост...
   - Невежливо перебивать говорящего! - в голосе Глэйда совершенно неожиданно прорезался металл, а глаза эррендийца потемнели, как небо над побережьем Северного океана в сезон штормов. - Вам, техномагам, спесь, должно быть, свойственна в силу своего положения и в силу тех знаний, коими вы обладаете! Но когда речь идёт о судьбах мира - не до спеси должно быть!
   Реймус с минуту молча глядел на эррендийца, потом медленно кивнул самому себе.
   - Ты прав, северянин, - согласился техномаг. - Я и вправду иногда бываю немного несносен. Может, действительно в силу того, что я являюсь техномагом. Таковы уж издержки профессии, так сказать...
   - Издержки. - Глэйд хмыкнул. - Понимаю.
   - Вы, северяне, тоже не подарок! - усмехнулся Эллинор. - Взять хотя бы ваше извечное соперничество с Корвисом! Да и ваше упорное нежелание предоставить нашим экспертам доступ к Скрижали Ривеллин тоже о многом говорит.
   - Какой интерес может быть у Аффинора к обычной королевской реликвии времён Первых Королей? Это всего лишь древний раритет - не более того.
   - Я почему-то так не считаю, но оставим эту тему в покое, - примирительно произнёс техномаг. - Сейчас куда важнее решить проблему Ключа. Особенно в свете того, что некие силы начали охоту за ним.
   - Я так понимаю, что те, кто сейчас входит в таверну, как раз представителями этих самых сил и являются! - недобро усмехнулся Глэйд, отодвигая от себя пустую чашку танна и принимая слегка подпружиненную позу, чтобы при возникновении непредвиденной ситуации немедленно вскочить на ноги. - Что-то здесь слишком много гиштанцев, вы так не находите?
   Кира и Эллинор проследили за взглядом северянина и увидели входящих в таверну людей в меховых безрукавках, таких, какие были на официантах, однако только слепой мог бы принять их за уроженцев Великих Равнин. Смуглые и черноволосые, они так же отличались от нитцев или жителей городов-государств Равнин, как северянин отличается от жителя Лехаланка. И все они были вооружены флиссами - длинными гиштанскими мечами с характерными прямыми обоюдоострыми клинками и крестообразной рукоятью. С точки зрения северянина, данное оружие в подобной ситуации было не совсем уместным. Здесь больше всего подошли бы короткие нитские воланы или мерканские абордажные сабли. Но раз прибывшие считали, что флисс более им удобен - что ж, это их выбор.
   И ещё одно немаловажное наблюдение сделал Глэйд. Возможно, от глаз Эллинора и Ходдрен это и ускользнуло, ведь они не так уж и много, судя по из реакции, видели гиштанцев, но характерные татуировки на левых предплечьях незваных гостей говорили эррендийцу сами за себя. Саркары, императорские гвардейцы, элитные войска Империи. Достойные противники для любого воина. Вот только возглавлявший отряд саркаров человек совсем не походил на гиштанца. Одетый и вооружённый так же, как и все остальные, такой же черноволосый, он, однако, больше походил на уроженца Корвиса или Эреншильда. Про себя Глэйд отметил это обстоятельство, что, однако, нисколько не помешало ему перейти в боевой режим.
   Краем глаза северянин заметил, как напряглись при виде гиштанцев техномаг и иллийка. Что драки не миновать, Глэйду было ясно, однако хьялтар он не спешил доставать из ножен. В условиях замкнутого пространства размахивание длинным мечом могло привести к фатальной ошибке. А способов справиться с вооружённым противником голыми руками в арсенале ассасина было не так уж и мало.
   Не обращая никакого внимания на остальных посетителей, гиштанцы, ведомые своим предводителем, пересекли зал таверны и окружили полукругом столик, за которым сидели Глэйд, Эллинор и Ходдрен. То, как они держали руки на рукоятях своих мечей, говорило Глэйду, что противник попался очень достойный. Ладно, поглядим, с кем сегодня пребудет благословление Морбидана.
   - У вас есть некий предмет, - без какого-либо предисловия проговорил предводитель отряда саркаров на пангале, красноречиво держа правую руку на рукояти флисса. - Отдайте его - и тогда никто не пострадает.
   - Прямолинейно, - спокойно проговорил Глэйд, сидя в расслабленной позе на стуле. - А с чего вдруг ты так решил? Что это за предмет?
   - Не строй из себя дурака, эррендиец! - слегка поморщился предводитель. - Ты прекрасно знаешь, о чём я!
   - А, ты про ту статуэточку, что ли? - понимающе кивнул Глэйд. - А позволь спросить - на кой ляд она тебе сдалась? Ты что, коллекционер редких предметов искусства? Если так - то ты очень странный коллекционер. Путешествуешь в компании имперских саркаров...
   - Не испытывай моё терпение, северная гнида! - с неприкрытой ненавистью в голосе процедил предводитель. - Либо ты отдашь нам Ключ - либо твой труп здесь и останется! И не притворяйся, что не понимаешь, о чём я говорю!
   - Мне кажется, что вы избрали не совсем правильный подход к решению данной проблемы, милейший, - примирительным тоном проговорил техномаг, сжимая пальцами правой руки свой посох, на котором, как заметил Глэйд, некоторые линзы изменили свои цвета. - Насилие - последний козырь дилетантов...
   - Тогда будем считать, что я и есть тот самый дилетант. - Меч предводителя одним стремительным движением выскочил из ножен. - Убить их всех!
   Застать врасплох ассасина Ардус Валор так же просто, как голыми руками остановить взбесившегося дарханского боевого коня. Меч предводителя ещё не до конца вылетел из ножен, а один из саркаров уже валился на пол таверны с разбитой стулом, на котором за секунду до этого сидел северянин, головой.
   В замкнутом пространстве таверны гиштанцы не могли в достаточной степени эффективно орудовать своими длинными мечами, поэтому преимущество оказалось на стороне Глэйда. Поймав на противоходе второго саркара, северянин с силой отшвырнул его от себя прямо на следующего воина. Оба гиштанца не удержались на ногах и кубарем покатились под один из столиков.
   Реймус Эллинор тоже оказался не лыком шит, как заметил для себя Глэйд. Ловко обезоружив двоих нападавших своим посохом, техномаг неплохим приёмом сбил с ног предводителя саркаров. Но тот оказался очень ловок и быстро вскочил на ноги, замахиваясь своим флиссом на аффинорца. Увернуться от удара или поставить блок Эллинор не успевал и на лице предводителя уже возникла торжествующая ухмылка. Должно быть, он уже видел техномага лежащего на полу в луже крови.
   Сверкающее холодом лезвие хьялтара встретило клинок предводителя саркаров на полдороге к голове Эллинора. Две полосы высокопрочной оружейной стали высекли целый сонм искр, после чего меч предводителя, описав полудугу, врезался в столешницу того самого стола, за которым совсем недавно спокойно сидели все трое.
   - Я был высокого мнения о саркарах Империи! - с неприкрытой усмешкой произнёс Глэйд, ловким движением вбрасывая хьялтар назад в ножны. - И с какого это перепугу они вдруг позволяют чужестранцу собой командовать?
   - Не твоё йордово дело, эррендиец! - прошипел предводитель, выдёргивая лезвие меча из столешницы. - Я удостоился великой чести служить самому Императору Фарихаду, да будет его имя...
   Глэйда совершенно не интересовало, что там должно делать имя гиштанского правителя, тем более, что в данный момент двое саркаров очень уж усердно теснили к стене Киру, которая с трудом отбивала их выпады. Фехтовальщиками всё-таки гиштанцы были отменными, чего не отнять - того не отнять.
   В сторону ассасина устремилось длинное лезвие флисса, но эррендиец ловко ушёл от смертоносного выпада, подныривая под руку гиштанца. Неуловимое движение в сторону-приседание на левую ногу-выброс вперёд сжатой в кулак правой руки - и вот уже саркар валится на пол с разбитым кадыком, корчась и хрипя от боли. Пинок ногой в живот - если бы не одетая под безрукавкой гиштанца броня, тому бы не поздоровилось. А так саркара лишь унесло куда-то в сторону.
   - Слева, северянин! - услышал Глэйд голос техномага.
   Однако эррендиец и сам видел занесённый для удара меч. Скользящим движением он метнулся в сторону противника и сходу нанёс резкий рубящий удар ребром ладони по держащей меч руке. Гиштанец непроизвольно вскрикнул от боли - удар Глэйда перебил ему кость.
   Внезапно входная дверь обеденного зала слетела с петель, высаженная огромной силы ударом. В дверном проёме возникла массивная фигура с огромным боевым молотом в правой руке, острые уши, клыки и зелёная кожа которой ясно говорили о принадлежности нового действующего лица к орочьему племени с Шардэкских островов.
   - Здесь кто-то свои права вздумал качать?! - услышал Глэйд громоподобный рык. Вслед за этим к потолку взметнулся молот, грозя проломить голову предводителя саркаров.
   Но последний оказался вовсе не трусом. Длинное лезвие гиштанского меча взметнулось навстречу молоту и Глэйд про себя с удивлением отметил, что командир саркаров, несмотря на своё обычное телосложение, обладал достаточной силой для того, чтобы парировать удар орка. Да ещё и при этом направить силу инерции так, что гость с далёкого южного архипелага сунулся головой вперёд и врезался в один из опорных столбов. Раздался весьма характерный треск ломающегося дерева, вслед за которым до слуха Глэйда донеслась отборная ругань на орочьем. Ну, то есть, он так решил, судя по гневной интонации.
   - Ты думаешь, что сможешь остановить неизбежное?! - предводитель саркаров обернулся в сторону Глэйда. - Это не в твоих силах, эррендиец!
   - Возможно. - Глэйд ушёл от разящего выпада и поднырнул под руку с мечом, перехватывая её на противоходе. - Но всегда ведь можно попытаться!
   Однако противник северянина оказался отнюдь не из категории "свадебных генералов". Змеиным движением извернувшись, предводитель высвободил руку из захвата и нанёс ответный удар в левый висок эррендийца, от которого тот ушёл с большим трудом. И при этом едва не оступившись.
   Мимо техномага пролетел один из саркаров, направляясь куда-то в сторону противоположной стены - это в драку ввязался орк. Вломившись в гиштанцев с грацией эррендийского штурмового бронехода, пришелец с Шардэкских островов принялся их просто расшвыривать в разные стороны, пользуясь своим преимуществом в физической силе. Кто-то замахнулся было своим флиссом, метя орку в голову - в результате меч взлетел вверх и вонзился остриём в потолочную балку, а его владелец с криком вылетел в окно, разнеся при этом стекло. Ещё один саркар получил огромным кулаком по роже и тихо улёгся под одним из столом, оказавшись в глубоком нокауте.
   - Marka yizhed! - пролаял какую-то команду на гиштанском предводитель саркаров. Повинуясь ей, гиштанцы, подхватив своих выбывших из строя товарищей, опрометью метнулись к выходу.
   - Мы ещё с тобой встретимся, эррендиец! - зловеще пообещал предводитель саркаров, выскакивая в высаженную орком дверь таверны в окружении двоих гиштанцев. - Это не последняя наша встреча!
   Глэйд в ответ ничего не ответил, лишь проводил выскакивающих из таверны гиштанцев внимательным взглядом прищуренных глаз. Может быть, и не последняя, но для кого-то следующая встреча вполне могла таковой оказаться.
  
  
   Глава 5.
  
  
   Восточный Эрелен,
   Иланис,
   озеро Ри-Илан,
   цитадель-замок техножрецов Ордена Золотого Солнца.
  
  
   Двери кабины лифта разошлись в стороны, выпуская из неё в просторный холл, пол которого был покрыт мягкими ривийскими коврами, обладавшими свойством приглушать звук шагов, высокого ривийца с очень коротко подстриженными волосами, одетого в форму офицера Гвардии Ордена и вооружённого, помимо двух прямых ривийских мечей - скаров, иланисским крупнокалиберным двенадцатизарядным револьвером. При его виде стоящие на часах в холле четверо гвардейцев с самозарядными винтовками вытянулись в полный рост и синхронно отсалютовали прибывшему. Офицер коротко кивнул охране и молча проследовал из холла в один из четырёх коридоров, что отходили от него в разные стороны. Спустя несколько минут он уже стоял перед высокими деревянными дверями, у которых замерли на страже двое рослых гвардейцев в полной боевой экипировке, богато инкрустированных золотом и драгоценными камнями, однако офицер прекрасно знал, что под всей этой внешней мишурой скрываются умело вставленные между слоями дерева бронепластины.
   Из расположенной над дверью небольшой матовой полусферы вдруг вырвался тонкий оранжевый лучик света, который опустился вниз и, коснувшись прибывшего, расщепился на множество ещё более тонких лучей, оббежав фигуру офицера. Раздался короткий жужжащий звук, после чего луч снова принял монолитный вид и втянулся обратно в полусферу. Никто не прикасался к дверям, но они разошлись в стороны, пропуская прибывшего внутрь скрытого за ними помещения.
   - Капитан Сельмур - рад вас видеть, - услышал офицер гулкий басовитый голос, раздавшийся откуда-то слева. - Прошу вас, проходите. Как прошла ваша миссия в Мерендаре?
   - На удивление неплохо, сэр, - отозвался Тринн Сельмур, капитан Гвардии Ордена Золотого Солнца. - Честно говоря, я ожидал от них более холодного приёма.
   - Император Одан никогда не производил впечатление недальновидного человека. - Лорд-приор Ордена Таэрис Вирензельт отодвинул от себя плоский чёрный предмет и внимательно оглядел Сельмура с головы до пят. - Он прекрасно понимает, к чему могут привести действия гиштанцев. Но в открытую против Мерендара Фарихад вряд ли выступит - у островитян большое преимущество в крупных боевых кораблях. Семнадцать линкоров против девяти гиштанских, на каждом - по двенадцать главных орудий калибра 381. Скорее всего, Гишта попытается дестабилизировать внутриполитическую ситуацию в Мерендаре, опираясь на сепаратистов острова Беле. Однако на данный момент у нас есть куда более насущная проблема, нежели возможное обострение ситуации в Восточном океане.
   - Какая именно? - осторожно поинтересовался Сельмур, косясь на отодвинутый в сторону лордом-приором планшет данных.
   - Ключ. Слышали о нём?
   Тринн Сельмур невольно сглотнул вдруг выступившую во рту горьковатую слюну. Слышал ли он о Ключе? Риторический вопрос. Об этом древнем артефакте знал любой гвардеец Ордена. Правда, до сего момента никто не знал, где находится этот артефакт.
   - Слышал, сэр. Есть что-то новое по данному вопросу?
   - Есть. - Вирензельт бросил быстрый взгляд на отодвинутый планшет данных - подобное оборудование, насколько было известно Сельмуру, производили только в Иланисе. Технология их изготовления была заново открыта техножрецами Ордена около десяти лет назад. - И не сказать, что новости хорошие.
   - Его обнаружили, но он был похищен?
   - Не совсем. - Лорд-приор откинулся на спинку кресла. - Дело там довольно запутанное. Ключ объявился в Корвисе, у одного тамошнего аристократа, некоего герцога Маландо Деказа. Он оказался охочим до всяких раритетов и редких предметов искусства, приобрёл платиновую фигурку наргского тигра, внутри коей и оказался заключён Ключ. Понятное дело, Деказ об этом не знал. Для него это была просто статуэтка наргского тигра, кстати, очень дорогая. Вам, капитан, чтобы такую купить, пришлось бы откладывать половину своего жалованья каждый месяц на протяжении двух лет.
   - Да мне и задаром она не нужна! - фыркнул ривиец. - Я военный, а не коллекционер... Однако, прошу прощения, что перебил вас, сэр!
   - Ничего, капитан, - Вирензельт махнул рукой. - Так вот. Герцог Деказ приобрёл эту фигурку чисто из-за её художественной ценности - изготовлена из платины, место изготовления - Дхарм, что уже представляет определённую ценность в Западном Эрелене... впрочем, в Восточном Эрелене - тоже. Её выкрал некий ханарийский мошенник по имени Шаден Дживв, попутно наставив герцогу "рога". - При этих словах лорда-приора на лице Сельмура промелькнула понимающая ухмылка, но на сей раз ривиец воздержался от каких-либо комментариев. - Судя по всему, Дживв располагал некоей информацией об этой фигурке, что не исключает того обстоятельства, что его использовали в своих целях те, кто знает истинное предназначение статуэтки. Герцог Деказ обратился к Братству Ардус Валор и нанял ассасина для поимки ханарийца. Ассасин - эррендиец, к сведению. Некий Глэйд из Риза. Северянин выследил ханарийца в эльдеронском городе Маршон, однако там в дело вмешались некие силы. Дживв был убит взрывом гранаты, ассасин, как и ожидалось, не пострадал. Ключ сейчас у него, но там ещё заинтересованные лица обрисовались.
   - Кто именно?
   - Кира Ходдрен, уроженка Иллии, Протектор, техномаг из Аффинора Реймус Эллинор и Следопыт Азонай...
   - Орк? - брови Сельмура изогнулись дугой от удивления.
   - Почему это вас удивляет, капитан?
   - Да хотя бы потому, что он - орк! Прошу прощения за излишнюю экспрессию, сэр, но увидеть орка в Эрелене так же просто, как стать свидетелем посадки на главной площади Лартага аффинорского винтокрыла!
   - Ну, теоретически аффинорский винтокрыл сможет дотянуть до Иланиса, но сейчас мы не об этом говорим.
   - Ключ у этой весёлой компании? - полуутвердительно спросил Сельмур.
   - Судя по информации от нашего агента - да. И за ним ведут охоту гиштанцы. В Маршоне имело место быть появление отряда саркаров во главе с хорошо знакомым вам Даленом Миндаром.
   - Ну конечно! Куда же без этого мерзавца!
   - Ассасин дал им отпор, но они явно не отступятся от своего.
   - И что требуется от меня? Так сказать, экспроприировать артефакт?
   - Не совсем. Если я правильно понял слова агента - связь была довольно нечёткой, временами фон всё заглушал - то эта бравая компания собирается уничтожить то, что можно этим Ключом активировать.
   - Они узнали о местонахождении ИскИна? - удивился Сельмур.
   - Маловероятно. Ведь его даже мы не знаем. Однако они намереваются направиться в Экваториальный Нарг...
   - Это очень интересно, - пробормотал Сельмур. - Но что требуется от меня, сэр?
   - От вас, капитан Сельмур, требуется одно - не допустить того, чтобы Ключ попал в руки Миндара. Ибо я не уверен, что этот корвисский ренегат останется лояльным Фарихаду после того, как заполучит Ключ.
   - Способы недопущения?
   - На ваше усмотрение.
   Капитан ничего не ответил на эти слова лорда-приора, но на лице ривийца возникла недобрая усмешка. Вирензельт достаточно хорошо знал Сельмура, поэтому лорд-приор не сомневался в том, что капитан приложит все усилия для того, чтобы помешать Миндару добраться до ключа. У ривийца к корвисскому перебежчику были старые счёты и Сельмур только и ждал удобного момента их предъявить Миндару. А если при этом ещё и удастся натянуть нос на одно место гиштанцам - тогда радости ривийца точно не будет пределов.
   - А весёлая компания? - задал вопрос Тринн.
   - Похоже, их интересы совпадают с нашими, - ответил Вирензельт. - Следовательно, их можно считать союзниками... с некоторыми допущениями. Поэтому, если вдруг вам с ними доведётся столкнуться, вы окажете им посильное содействие. И заодно выудите у них информацию. Мягко, без излишнего насилия...
   - Ну, касаемо Ардус Валор никакое насилие не поможет! - коротко хохотнул Сельмур. - Эти ребята любого в бараний рог скрутят!
   - Значит, вы всё поняли, капитан. - Лорд-приор порылся где-то во внутренностях своего стола и вытащил оттуда небольшой кожаный футлярчик, на вид довольно увесистый, который ловко пустил по гладкой поверхности стола в сторону Сельмура. - Здесь - денежная сумма на дорожные расходы и билет с пересадкой на поезд до треллусского порта Эвинарис. Там вам надлежит сесть на любое пассажирское судно, отходящее в Сандиакловис. Советую выбрать порт Мальд-ак-Вараш, оттуда идёт железная дорога в Суутрар. На узловой станции Омфо сядете на поезд до Кеппорры, дальше - по обстоятельствам. Поскольку координаты места, где Ключ может быть активирован, нам неизвестны - пока, вам надлежит собирать всю мало-мальски относящуюся к данному вопросу информацию.
   - Когда отправляться? - Сельмур подхватил футляр и убрал его в один из внутренних карманов своей формы.
   - Немедленно, капитан! - глаза Вирензельта сузились и стали похожи на два револьверных ствола. - Поезд до столицы Треллуса отправляется через два часа. Достигнув Кламонта, пересядете на поезд до Эвинариса, далее - по плану. В стычки со всяким отребьем не встревать, если только вас к этому не вынудят. Оружие - на ваш выбор. Но не обольщайтесь. Ничего тяжелее ручного слагомёта! Никаких огнемётов, никаких ручных импакт-пушек! Это понятно?
   - Так точно, сэр! - Сельмур вскинул руку к голове в воинском салюте.
   - Идите, капитан. - Вирензельт кивнул ривийцу. - И будьте осторожнее. Слишком многое сейчас поставлено на карту.
  
  
   Двенадцать лиг южнее Маршона,
   постоялый двор Кордата Пайсанте.
  
  
   Мимо въезда на территорию стоянки, принадлежащей постоялому двору, что держал вблизи терванской трассы иллийский кулинарных дел мастер Кордат Пайсанте, медленно проковылял грузовой самоход, грохоча разболтанной подвеской. Реймус Эллинор проводил грузовик ироничным взглядом, после чего перевёл взор на молча сидящего по другую сторону стола эррендийца. Перед ассасином на столешнице стояла пустая деревянная кружка, обшитая искусственной кожей, в которой ещё совсем недавно находилась добрая порция классического иллийского вина сорокалетней выдержки. Когда Глэйд, едва лишь официант поставил перед ним кружку, одним махом опрокинул в себя её содержимое стоимостью в три серебряных алгена, техномаг лишь удивлённо вскинул брови, но вслух ничего не сказал. Кира Ходдрен лишь укоризненно покачала головой; что до Азоная, то орк вообще сделал вид, что всё происходящее его нисколько не касается. Он вообще вёл себя так, словно вокруг него не было ни одной живой души. Может, такое поведение было вполне нормальным для того, о ком подавляющее большинство местных жителей слышали только из мало внушающих доверие историй моряков и водителей тяжёлых грузовиков. Лучше всего не обращать внимания на удивлённые взгляды окружающих.
   - Может, лучше было притащить с собой калихарского пандрала? - проворчал Глэйд, отпихнув от себя пустую кружку. - Всё меньше внимания бы привлекал!
   - Ты что-то имеешь против моего присутствия, северянин? - Азонай сощурил глаза, словно ему в лицо бил прямой наводкой мощный осветитель.
   - Ничего личного, но ты слишком заметен, орк.
   - Может, мне прочитать какое-нибудь заклинание шаманов Тсутинга, чтобы уменьшиться в размерах? - с иронией в голосе проговорил Азонай. Притворно всплеснул руками. - Ах да, не получится - я не знаком с магией варваров Нарга! Так что ничего не выйдет, уж извини!
   - Азонай - Следопыт, к тому же...
   - Я прекрасно знаю, кто такие Следопыты. - Глэйд сердито посмотрел на Эллинора. - Или ты полагаешь, что лишь техномаги Аффинора знают всё на свете?
   - Нет, не полагаю, - спокойно отозвался Реймус. - И более того - подозреваю, что Ардус Валор по части знаний о природе вещей не уступают аффинорцам.
   - Вот кружка. - Глэйд взял в левую руку пустую ёмкость и продемонстрировал её всем сидящим за столом. - Для её изготовления используются древесина эльдеронской горной сосны, искусственная кожа, смола, растительный клей, различные химические вещества для обработки древесины и кожи. Ты об этом говорил, техномаг?
   - Нет, я имел в виду совсем другое...
   - Опять будешь мне мозг полоскать про Скрижаль Ривеллин? Чего вы так к ней все прицепились?
   - Есть причина, но ты прав - давай оставим тему Скрижали в покое. К тому же, ты и вправду можешь не знать о том, чем она является на самом деле.
   - Да даже если бы и знал, то не сказал бы!
   - Хм...
   - Может, нам всё-таки стоит сосредоточиться на Ключе? - недовольно нахмурилась Кира. - Столкновение в Маршоне с саркарами Гишты вам ни о чём не говорит?
   - Говорит. - Глэйд поставил пустую кружку на стол и откинулся на спинку деревянного стула. - И поэтому нам надо как можно скорее выработать общую стратегию поведения.
   - Мне кажется, ты и иллийка уже проработали маршрут, - заметил Азонай. - Или я неправ?
   - Прав. Вот только в свете стычки в Маршоне он становится неактуальным.
   - Думаешь, в Тервано нас могут поджидать? - синие глаза орка превратились в узкие щёлочки.
   - Для этого вовсе не стоит ходить к ашдамарской прорицательнице! - фыркнул северянин. - Гиштанцы всегда действуют по шаблону, что вполне нормально для их общества, где проявлять инициативу означает выбиться из общей биомассы, чего их аристократия и высшие военные чины терпеть не могут. Хотя в данном случае всё может быть гораздо сложнее... и опаснее...
   - Это почему? - потребовал объяснений Азонай.
   - Тип, который командовал саркарами в Маршоне... Он не гиштанец, если вы это сумели заметить...
   - И что? - не поняла Ходдрен.
   - Да ничего, собственно... если не принимать в расчёт, что я знаю этого ублюдка. Не лично, нет, - добавил он, видя удивлённые выражения лиц своих спутников. - Я слышал о нём... по каналам Братства...
   - И кто же он такой? - поинтересовался Эллинор.
   - Дален Миндар, корвисский аристократ. Его отец, герцог Нарвельда Джолл Миндар, в своё время изгнал его из города за то, что этот негодяй пытался убить собственного отца, чтобы заполучить в свои руки герцогский трон. Когда герцог разоблачил заговор и узнал, что во главе его стоял его же собственный сын, то он повелел изгнать Далена за пределы Нарвельда. Однозначно, что в Корвисе тому уже делать было нечего - такие персоны в королевстве не приветствуются. Одно время он подвизался на службе в Тизе, в тамошней полиции нравов, но там тоже что-то тёмное было с его участием, вследствие чего Миндар был вынужден и оттуда мотать. А теперь, значит, служит Фарихаду III... Очень интересно...
   - Интересно в плане того, что беглый корвисский аристократ служит гиштанцам? - спросила Кира.
   - Такой мерзавец, как Миндар, будет служить кому угодно, лишь бы это было ему выгодно. Но я имел в виду то, что, если исходить из того, что известно о Миндаре, то он вполне может послать лесом Фарихада, если заполучит Ключ в свои руки. Кстати, - Глэйд перевёл взгляд на иллийку, - сдаётся мне, что тут одними этими древними машинами дело не обходится. В чём подвох, Кира?
   Ходдрен некоторое время молчала, словно раздумывая, стоит или нет говорить всем сидящим за столом то, что ей было известно. Ну, техномагу это могло быть известно и без неё, всё же аффинорец. Про орка она ничего сказать не могла, а вот Глэйд, судя по всему, понятия не имел о том, что на самом деле может активировать Ключ. Или притворялся, что не знает?
   - Дело в том, - медленно проговорила она, - что Ключ не только может активировать древние боевые машины, которые сами по себе тоже очень опасны. Вернее, не только их.
   - А что ещё? - прищурился ассасин.
   - То, из-за чего, собственно, и разразилась Великая Катастрофа.
   - Она разразилась из-за тупоумия наших предков - что, Ключ может его активировать, так, что ли?
   - Тупоумие предков здесь играет далеко не главенствующую роль, Глэйд, - осталась серьёзной Кира. - Я говорю о машинном разуме, который создали предки и который решил от них избавиться. Но не получилось.
   - Да, я слышал что-то подобное, - признался северянин. - Но думал, что это всего лишь очередная байка. С тех пор прошло ведь немало лет... Машинный разум, гм... Это как механический мозг, что ли?
   - Нечто в этом роде. - Кира решила не вдаваться в подробности. Ей почему-то вдруг совершенно неожиданно почудилось, что эррендиец просто ломает перед всеми комедию, а на деле прекрасно понимает значение употреблённого ею только что термина. - И если с помощью Ключа кто-то сможет активировать эту машину, то всем мало не покажется.
   - Его же вроде как отключили, разум этот, - вставил слово орк. - Или я чего не знаю?
   - Ну, судя по тому, что мы сейчас с вами сидим за столом в таверне постоялого двора и разговариваем, его всё-таки отключили, - произнёс Реймус. - А вот уничтожили ли - это уже другой вопрос. Но сейчас это можно отложить на потом. Я так понимаю, у тебя появился новый план, Глэйд?
   - В Тервано нам идти нельзя. - Эррендиец задумчиво побарабанил пальцами по деревянной столешнице. - Там нас будут ждать, это как пить дать. Следовательно, туда нам путь заказан. Нужен другой порт, откуда отходят корабли в Северный Нарг.
   Глэйд замолчал и, нахмурившись, уставился в столешницу. Потом хмыкнул и оглядел сидящих за столом.
   - Безусловно, Тервано - идеальный вариант, - проговорил он. - Оттуда ежедневно отправляются десятки судов, как грузовых, так и пассажирских. В том числе, и в Нарг. Но есть и небольшие порты, такие, как Бракант, Одай и Винтарро. Твоё мнение, Кира? Ты ведь иллийка и лучше нашего знаешь о своей стране. Какой из этих портов нам подойдёт?
   - Никакой из них, - последовал безапелляционный ответ. - И Бракант, и Одай, и Винтарро достаточно крупны для того, чтобы привлечь внимание противника. К тому же, Одай - рыболовный порт, там найти подходящий корабль будет проблематично. Но есть ещё один порт - Феларо. Вот туда нам и стоит направиться, чтобы сесть на судно до Нарга.
   - Феларо? - Глэйд помассировал подбородок. - Но это же город-спутник Тервано. Всего двенадцать лиг...
   Неожиданно для остальных северянин вдруг умолк и хлопнул ладонью левой руки себя по колену.
   - Очень логично, вы не находите? - обратился он к своим спутникам. - Люди Миндара будут поджидать нас в Тервано, часть из них корвисец может послать в Бракант, как во второй по величине порт Иллии. Но Феларо он вряд ли станет рассматривать, полагая, что мы не сунемся туда по причине его незначительности.
   - Совершенно верно подмечено, - кивнула Кира. - В Феларо кораблей куда меньше, нежели в Тервано, в основном - каботажники, суда, ходящие на остров Серио и на мелкие острова Рэндского моря и архипелага Марикарт. Но с острова Серио регулярно ходят пассажирские корабли в Шед и Сандиакловис. Так что наргскую часть маршрута мы можем смело оставить...
   - С некоторыми поправками, - перебил её Глэйд. - В Шед мы не полезем. Полагаю, что боевики Миндара могут в Нуиве засаду устроить тоже. Следовательно, направимся в Сандиакловис. Порт Мальд-ак-Вараш, оттуда в Суутрар тоже протянута железная дорога, как раз в Омфо. Пусть побегают и поломают голову, куда это мы подевались!
   - Итак - можно сказать, что мы определились с маршрутом, - проговорил Эллинор. - Осталось решить, можем ли мы действовать сообща?
   - А почему нет? - не поняла Кира. - У нас ведь общая цель - не допустить повторения ошибок наших предков.
   При этих словах Глэйд как-то странно хмыкнул, что тут же послужило причиной того, что на него обратили внимание.
   - Есть какие-то проблемы? - техномаг вскинул левую бровь.
   - Проблемы? - эррендиец заглянул внутрь кружки. Обнаружив, что от этого в ней ничего не появилось, он лишь флегматично пожал плечами. - Да как сказать...
   - Говори прямо, Глэйд! - нахмурилась Кира. - Если тебе не по нраву присутствие техномага или орка...
   - Да они тут ни при чём, равно как и ты. - Северянин неожиданно усмехнулся. - Дело в этом йордовом чипе.
   - Ну, для того мы и собираемся предпринять это путешествие...
   - Чип должен быть уничтожен! - перебил иллийку Глэйд. - После того, как мы сровняем с землёй то йордово хранилище и отключим этот йордов ИскИн! Иначе Териону грозит участь превратиться в обугленный шар, отравленный радиацией, которому суждено вечно ковылять по своей орбите миллионы лет!
   - Что ты сказал?! - Реймус от неожиданности вытаращил глаза.
   - Что слышал. - Ассасин перевёл взгляд на техномага. - Или тот факт, что Терион является всего лишь одним из бесчисленным миров космоса, только техномагам известен?
   - Ну, в существовании иных миров никто не сомневается, - осторожно произнёс Эллинор. - Наличие в небе Старкоса и Суларена тому свидетельство...
   - Ну да, ну да...
   Северянин нахмурился.
   - Ладно, тему других миров можно сейчас оставить в покое. Я так понимаю, что орк отправится с нами?
   - Имеешь что-то против? - усмехнулся Азонай. Усмешка орка с Шардэкских островов, надо сказать, зрелище не для слабонервных.
   - Как раз наоборот. Ты вполне сможешь выполнять роль штурмового бронехода.
   - Ну, мне не привыкать! - философски пожал плечами уроженец далёкого южного архипелага. - То, что грозит уничтожить вас, людей, так же грозит и моему народу.
   Глэйд молча кивнул.
   - Кстати - лошадей вам придётся оставить, - сказал Реймус. - Путь нам предстоит неблизкий и они могут его не перенести. И не надо на меня смотреть полярным волком, Глэйд. Во-первых, даже такой выносливый конь, как твой дарханец, в джунглях Экваториального Нарга долго не протянет - и ты сам это отлично понимаешь. Во-вторых, не каждое судно возьмёт на борт лошадей, и уж точно не пассажирский корабль.
   - И что ты предлагаешь?
   - Я могу организовать переправку твоего коня в Эррендию. Равно как и твоей лошади, Кира, в Иллию. Специально предназначенными для перевозки лошадей самоходами.
   - А мы что, пешком, что ли, пойдём? - Глэйда, похоже, мысль о том, что придётся расстаться с Ксараном, вовсе не обрадовала. - Железная дорога закончится в Кеппорре - дальше что?
   - Я понимаю, что для тебя твой конь всё равно, что верный боевой товарищ, но ты сам посуди - в Ничьих Землях от него будет прок? Или в джунглях?
   - Здесь мне нечего тебе возразить, техномаг...
   - Реймус. Моё имя - Реймус.
   - Хорошо, Реймус. Поступим так, как ты предлагаешь. - Глэйд коротко кивнул аффинорцу и поднялся на ноги. - Надеюсь, в Калихаре мы найдём какой-нибудь самоход, чтобы добраться до границ Ничьих Земель. И он не развалится на части по дороге.
   - В конце концов, у нас есть ноги! - Азонай коротко хохотнул и слегка хлопнул эррендийца по плечу, отчего тот заметно покачнулся, но равновесие сохранил. - Если развалится - пойдём пешком! Всего-то делов!
   - Если бы ты побывал в Ничьих Землях, ты бы так не говорил... Азонай. - Эррендиец вперил взгляд серо-стальных глаз в техномага. - Округ Ходдмир, Риз, Северный Район, дом Дайланы Морриган. Доставишь Ксарана туда в целости и сохранности. Я понятно выражаюсь?
   - Более чем. - Эллинор внимательно вгляделся в лицо ассасина. - Этот конь так важен для тебя?
   - Его подарил мне жеребёнком отец. - На скулах Глэйда заиграли желваки, а глаза потемнели. - За год до того, как он погиб, защищая Риз от тронгхольмских пиратов.
   - Твой отец был военным? - спросила Кира.
   - Он был офицером пограничной стражи. - Глэйд ткнул техномага пальцем в грудь. - Если хоть одна шерстинка упадёт с Ксарана - я буду очень огорчён... Реймус.
   Произнеся эти слова, Глэйд, окинув хмурым взглядом Киру, техномага и Азоная, быстро вышел из обеденного зала таверны при постоялом дворе Кордата Пайсанте.
  
  
   Остановившись подле трёхколёсной тележки уличного торговца, который с комфортом для себя расположился на набережной, что тянулась вдоль всего залива Феларо, на берегах которого раскинулся одноимённый иллийский город, Глэйд внимательным взором окинул распростёршуюся перед ним панораму гавани порта. Судов в акватории было немного, что и неудивительно для находящегося в тени своего старшего брата - Тервано - порта Феларо. Несколько рыболовецких траулеров, приземистый рэндский сухогруз, явно ожидающий очереди на швартовку и погрузку, судно для перевозки сыпучих грузов под флагом Тиза и ардалонский рефрижератор - вот и все суда, которые мог увидеть взгляд наблюдателя. У пассажирского терминала как раз в эту минуту заканчивалась посадка на небольшое пассажирское судно каботажного типа, которое совершало регулярные рейсы между Феларо и расположенным в двадцати морских лигах от города островом Троро. Ещё один корабль стоял на якоре неподалёку от терминала, ожидая своей очереди.
   - Господин желает чего-нибудь? - услышал северянин обращающегося к нему торговца. Говорил тот, разумеется, на пангале, безошибочно определив в Глэйде иностранца. Впрочем, только слепой мог признать в ассасине иллийца.
   Глэйд отвернулся от созерцания акватории порта и с интересом оглядел тележку.
   - У вас одни сладости, - ответил эррендиец на торговом диалекте. - В данный момент они меня не интересуют. Вот чего-нибудь попить...
   - Есть отличная минеральная вода с источников Арминто! - расплылся в радушной улыбке торговец. - Всего лишь два соллера за бутыль!
   - Давайте. - Эррендиец порылся в поясном кошеле и выудил оттуда местную монету достоинством в два соллера. Протянул её торговцу. - А у вас, часом, не будет что-нибудь вроде холодного танна?
   - К сожалению, нет, - виновато развёл руками торговец. - Но зато у меня есть самое лучшее на всю Иллию мороженое! Всего лишь...
   - От мороженого не откажусь! - улыбнулся Глэйд. - Особенно от шоколадного!
   Положив на маленькую медную тарелочку ещё пару мелких местных монет, северянин взял из рук торговца протянутый ему конический вафельный рожок, наполненный холодной шоколадной массой.
   - Любишь мороженое? - услышал он за спиной голос Киры Ходдрен.
   - По-твоему, раз я северянин, то не должен любить мороженое? - Глэйд отхватил одним махом треть рожка.
   - Я этого не говорила. - Кира оглядела тележку торговца и, порывшись в своём кошеле, протянула торговцу монету, после чего взяла с одной из полочек маленькую бутылочку минеральной воды.
   - Но, возможно, подумала. - Мороженое с удивительной скоростью исчезло во рту эррендийца. - Есть какие-нибудь новости?
   - О чём именно? - иллийка прислонилась к парапету набережной и вгляделась в портовую гавань.
   - О том, когда мы продолжим наше путешествие. - Глэйд убрал бутыль, купленную у торговца, в висящую на длинном ремне, перекинутом через левое плечо, сумку. - Полагаю, что слишком долго задерживаться в Феларо нет смысла.
   - А мы и не станем задерживаться. Видишь вон тот корабль? - Кира указала рукой на стоящий на якоре в портовой гавани, напротив пассажирского терминала, теплоход. - Это "Королева Моря", совершающая регулярные рейсы между Феларо и островом Серио. Четыре билета в первый класс мной уже куплены. Посадка на корабль начнётся через три часа, так что можем потихоньку двигаться к пассажирскому порту.
   - С Серио надо будет добираться до Мальд-ак-Вараша. - Глэйд повернул голову к иллийке. - Надеюсь, с острова в Сандиакловис суда ходят так же часто, как отсюда - на Серио.
   - Если нам повезёт, то с Серио мы сможем отплыть в Сандиакловис через пять-шесть часов. Я узнавала расписание пассажирских теплоходов из порта Серионис... - Кира задумчиво посмотрела на эррендийца. Лицо Глэйда в данный момент не выражало никаких эмоций, впрочем, северянин с того момента, как путь Киры пересёкся с его путём, вообще был чрезвычайно скуп на эмоции. Возможно, это сказывалось его происхождение, но точно иллийка сказать не могла, так как до сего момента она редко пересекалась с выходцами из стран Северного Союза. - Эллинор и Азонай сейчас сидят в гостиничном номере при пассажирском терминале - техномаг решил, что им незачем привлекать к нам излишнее внимание. Один аффинорец уже привлекает внимание, особенно техномаг, а уж про орка и говорить нечего. Я была ещё ребёнком, когда в Тервано ошвартовался корабль Доминации. Торговая миссия всего лишь, но ты представь орков, которых до этого большинство иллийцев видели лишь на визиграфиях, разгуливающих по набережной Ормилан! Мы с родителями ходили специально ко дворцу графа Доремо, чтобы посмотреть на орков!
   - Я дважды пересекался с этим парнями, - проговорил Глэйд, глядя куда-то поверх водной глади акватории порта Феларо. - В бою они, безусловно, очень сильны, что и неудивительно, учитывая их габариты и мышечную массу. И оружие у них по некотором параметрам превосходит человеческое. Если мы только начали производить ручное автоматическое оружие, то орки делают его вот уже почти столетие. Правда, стрелять из оркского стаббера практически невозможно - отдача наверняка сломает тебе руку.
   - Говоришь, исходя из собственного опыта? - прищурилась Ходдрен.
   - Было дело! - усмехнулся эррендиец. - Со станка ещё можно стрелять, если закрепить как следует, не то улетишь от отдачи вместе со станком и стаббером!
   - А где это было, если не секрет?
   - В Междуречье, в Мфаре. Так уж получилось, что интересы Братства и безопасников Доминации там пересеклись. Чтобы устоять на ногах при стрельбе из стаббера - причём палил я из обычного ручного, каким вооружены солдаты орков, а не из крупнокалиберного станкача - мне пришлось заякорить пулемёт шестью растяжками. А оркам хоть бы что - стреляют и в ус не дуют!
   Ассасин коротко хохотнул.
   - А что ты делал в Мфаре? - полюбопытствовала Кира.
   - Путешествовал. - По тону, каким это слово было произнесено, иллийка поняла, что больше ничего на эту тему Глэйд не скажет.
   - Мм... А второй раз где пересёкся с орками?
   - В Западном океане. Когда пакетбот, шедший в Иримор, был перехвачен вблизи острова Вельзефар тронгхольмским рейдером. Шесть орудий калибра 72 и десять стационарных пулемётов против четырнадцати главных пушек рейдера двухсотого калибра - согласись, силы были явно неравны. Что делал пиратский рейдер так далеко на юге, дело десятое, но факт остаётся фактом. После двадцатипятиминутного боя пакетбот Королевского Военно-Морского Флота "Хильд" получил весьма сильные повреждения и неминуемо затонул бы. Большая часть команды на тот момент была либо убита, либо так или иначе выведена из строя. Капитан "Хильда" сам вёл огонь из одного из двух уцелевших орудий, вторым управлял один из младших офицеров.
   Глэйд неожиданно замолчал и недовольно нахмурился. Чем было вызвано это недовольство, Кира не могла понять, но ей неожиданно стало ясно, что Глэйд Морриган личность очень непростая. Что мог делать ассасин Ардус Валор на борту военного судна, она знать не могла, но однозначно он там оказался не с целью прокатиться до Иримора.
   - Пираты уже торжествовали победу и готовились добить "Хильд" главным калибром, но тут, совершенно неожиданно и для них, и для нас, на горизонте возник боевой корабль Доминации. Линейный рейдер класса "Гетч" - это не какой-нибудь завшивленный треллусский миноносец! Залп главного калибра оркского рейдера снёс носовые орудийные башни пиратов, следующий залп разнёс на кусочки рубку тронгхольмца. Мы, по понятным причинам, в драке не участвовали, наблюдали, как орки разносят рейдер пиратов на части. Третий и четвёртый залпы проделали в корпусе пирата отверстия, вполне достаточные для того, чтобы сквозь них проехал человек на двухколёснике. Пират очень быстро набрал большое количество воды и лёг на левый борт, ясное дело, что спасать выживших орки не собирались. Потом их корабль подошёл к пакетботу и высадил на "Хильд" спасательную команду. Орки сноровисто заделали пробоины и оказали медицинскую помощь тем из команды, кому она требовалась. Потом они вернулись на свой рейдер и отчалили восвояси.
   - А пакетбот?
   - До Иримора нам оставалось два дня хода, так что мы продолжили путь. Благо, больше никаких пиратов нам на пути на попалось.
   - И как там, в Ириморе?
   - Забавно. Ириморцы - народ очень интересный. Полагаю, что некогда это была одна из ветвей западных эреленцев, переселившаяся с материка на острова Иримора. Самый крупный остров архипелага - Аррел - размерами своими сопоставим с Мерканой. Законы Иримора многим эреленцам покажутся странноватыми, особенно что касается оружия, но, в целом, Иримор - неплохое место. Климат мягкий, только вот иногда тропические ураганы досаждают. И трясёт нередко.
   - А что с оружием не так? - не поняла Кира.
   - Законы Империи Иримор не запрещают простым горожанам и селянам иметь при себе для самозащиты оружие, ограничения весьма небольшие и касаются армейских типов вооружения. То есть, в оружейном магазине ты не увидишь крупнокалиберный пулемёт, противотанковый ракетомёт или оркский стаббер, если только кому-то придёт в голову заполучить такую пушку. Но купить самозарядную винтовку, ириморский автомат или полуавтоматический карабин - это запросто. Но это вовсе не означает, что в Ириморе на каждом углу стреляют. Однако, нам пора, Кира. Корабль начинает готовиться к швартовке.
   - Глэйд... - иллийка несмело дотронулась до руки северянина. - Скажи мне - в Нарге ведь не всё так просто будет, как кажется на первый взгляд?
   - Вполне возможно, - кивнул эррендиец. - Особенно в джунглях. И не забывай, что нам всё равно придётся пересекать Ничьи Земли, пусть и в самой узкой их части. Так что гадости нам вполне хватит. Кому нравится стрелять и черепа проламывать - самое то.
   - А тебе разве это не по душе? - спросила Ходдрен.
   Глэйд, который уже сделал пару шагов по направлению к пассажирскому терминалу, остановился так, будто с ходу налетел на каменную стену. Неторопливо обернулся и в упор посмотрел на иллийку. И от этого взгляда северянина Кире стало не по себе - так смотрят, когда обдумывают самый изощрённый и зверский способ убийства. Ну, или пыток, что, согласитесь, почти одно и то же. Она внезапно, с пробежавшей по спине холодной дрожью, поняла, что стоящий перед ней человек реально может быть страшен, несмотря на внешнюю невозмутимость и - что уж греха таить - определённую обаятельность. Уже тот факт, что эррендийцу удалось выжить в отравленных Ничьих Землях Нарга, говорил о многом. И ещё Кира твёрдо про себя решила, что Глэйд Морриган, ассасин Братства Ардус Валор, уроженец далёкого северного королевства Эррендия, не так прост, как кажется со стороны. Во всяком случае, простой ассасин не отправится на военном корабле в Иримор... да и рейдер с Тронгхольма там явно не просто так оказался.
   - Если бы мне представилась возможность жить иначе, Кира, я бы выбрал более спокойное занятие, - неторопливо и спокойно проговорил эррендиец. - Но иногда для того, чтобы построить красивый особняк на берегу озера, надо осушить заболоченный берег и избавиться от всяческих паразитов. Неблагодарная работа, но кто-то же должен её выполнять.
   Кивнув ей, Глэйд резко развернулся и быстро зашагал в сторону пассажирского порта. Помедлив пару секунд, Кира заторопилась вслед за северянином, чуть ли не переходя на бег - угнаться за быстрым уроженцем Эррендии иногда бывало довольно непросто.
  
  
   Глава 6.
  
  
   Спустя несколько часов,
   Срединное море,
   борт пассажирского судна "Королева Моря".
  
  
   Стоя у металлического ограждения верхней прогулочной палубы теплохода "Королева Моря", что совершал регулярные рейсы между иллийским портом Феларо и островом Серио, Глэйд Морриган безразлично взирал на спокойные воды Срединного моря, которые в данный момент рассекал форштевнем иллийский "пассажир". На голубом небе можно было увидеть лишь редкие облачка, которые практически не загораживали солнце, а горизонт, куда ни кинь взор, был девственно чист. Все три прогулочные палубы теплохода были заполнены пассажирами - сидеть в такую погоду в каютах было бы верхом глупости.
   - Хорошая погода. - Ограждение справа от ассасина вздрогнуло от опёршегося на него Азоная. Чтобы совсем уж не тревожить окружающих своим воинственным видом, оркский Следопыт снял броню и сейчас щеголял в просторной скромного покроя рубашке, заправленной в серые штаны из ксомла, синтетического материала, производимого только на островах Шардэкского архипелага. Оружие, в соответствии с правилами, Азонай (впрочем, как и все остальные) держал в каюте - иметь при себе личное оружие на борту пассажирского судна дозволялось, но оно обязательно должно было быть описано старшим помощником и опечатано бирками безопасности. Правда, повязанный на боевом молоте орка шнурок смотрелся весьма комично на массивной рукояти, но правила есть правила.
   - Для тебя вид моря не должен являться чем-то диковинным, - не поворачивая головы, проговорил Глэйд. - Ты же вырос на островах.
   - Хе, это ты точно подметил, северянин! - хохотнул Азонай, показывая эррендийцу свои острые клыки. - Благословенный остров Эргеш! Тебе не доводилось там бывать, ведь так?
   - Не доводилось. Далеко, да и не было у меня никаких дел в том направлении.
   - Ты много потерял, Глэйд! Одни Наветренные Скалы чего стоят! А поросшее лесом плато Чонго?! А Радужные Водопады?! А Великая Башня?!
   - Что ещё за Великая Башня? - не понял эррендиец.
   - А Унг её знает! - пожал плечами орк. - Стоит какая-то фигня высотой в триста пятьдесят даргов в центре Долины Трёх Ветров - вот это и есть Великая Башня. Такое впечатление, что её отлили из металла и установили на том месте, причём всё это там и происходило. Она полностью закрыта и непонятно даже, полая она внутри или цельная. Наши инженеры пытались разобраться, что это такое, но плюнули в итоге и оставили её в покое. Единственное, что им удалось установить, так это то, что Башня изготовлена из какого-то неизвестного металлического сплава. На тридцать процентов - сталь, остальное - Унг знает что. По крайней мере, мы, орки, такие материалы не делаем. По самым скромным подсчётам, вес Башни может составлять порядка семи - семи с половиной тысяч ваших тонн, к тому же, она, если верить результатам геологоразведки, уходит под землю даргов эдак на пятьсот.
   - Может, наши предки когда-то её там построили? - предположил Глэйд. - Хотя зачем? И что люди могли делать на Шардэкских островах?
   - Не знаю, кто там её построил, но если и так, то произошло это событие очень давно. Сам понимаешь, отколупнуть даже малюсенький кусочек от неё не получилось, пришлось изучать на месте, но говорят, что возраст материала, из которого она сделана, равен примерно десяти - двенадцати тысячам лет. Если это сделали ваши предки, Глэйд - тогда мы многого о них не знаем.
   - Да, интересное строение, - согласился Глэйд. - Было бы интересно её осмотреть при случае...
   - Как знать - может, и представится случай такой, - кивнул Азонай. Оглядел прогуливающихся по палубе пассажиров, которые, не скрываясь, во все глаза разглядывали уроженца Шардэкских островов. - Ты уверен, что за нами никто не следил в порту? Я старательно глядел во все глаза, но вроде никаких подозрительных типов не заметил.
   - Не ты один. Я тоже смотрел, но если кто и был, то он очень умело маскировался.
   - Значит...
   - ... вмешательства в процесс, так сказать, исключать нельзя.
   - О чём речь, господа? - рядом с Глэйдом и Азонаем возник Реймус Эллинор. Техномаг, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, переоделся в обычную одежду, которую носило большинство мужского населения Западного Эрелена - домотканые штаны из плотного синтетического материала и рубашку с короткими рукавами серого цвета. Никаких внешних признаков, что перед вами - аффинорский техномаг. В таком наряде Эллинора можно было принять за уроженца любого королевства Западного Эрелена... ну, разве что северянина в нём мог бы увидеть лишь житель самой глухой треллусской деревушки.
   - О соглядатаях. - Глэйд окинул техномага внимательным взглядом. Одобрительно кивнул сам себе. - Ты никого не заметил на пирсе?
   - В той толчее? - хмыкнул Реймус. - Куда там! Я глядел во все глаза, но толку от этого, извиняюсь, пшик! А вы никого не заметили?
   Эррендиец и орк одновременно отрицательно покачали головами.
   - Понятно. - Техномаг окинул пристальным взглядом горизонт. - Но неприятностей не исключаете?
   - В таком деле, как наше, всё возможно, - отозвался Глэйд. - Хотя здесь, в море, нас можно достать только одним способом...
   - Боевой корабль? Но Гишта отсюда далеко, да и в Срединном море у них не так уж и много сил. Основной флот Империи сосредоточен в Восточном океане, хотя для того, чтобы перехватить "Королеву Моря", хватит и одного фрегата. Но Гишта отсюда, повторюсь, далеко, так что не думаю, что здесь нам стоит чего-то такого опасаться.
   - Ты забываешь ещё об одной силе, способной вмешаться в ход событий. - Северянин издал некий звук, похожий на смешок. - Хотя эти ещё дальше отсюда, чем Гишта.
   - Пираты Тронгхольма? - догадался Азонай. - Но если так, то выходит, что Миндар и гиштанцы имеют выход на пиратские кланы и их йордов Совет. А это уже заставляет задуматься.
   - Тронгхольм у всех сидит, как заноза в заднице, - буркнул Эллинор. - Эту проблему уже давно пора решить.
   - Каким образом? - услышали они голос подошедшей к ним Киры Ходдрен. - Здесь обычный карательный рейд не пройдёт. Нужна полномасштабная экспедиция, а это - тяжёлая война в условиях, более привычных для пиратов, чем для тех же корвиссцев. Ну, может, северяне к таким условиям привычны...
   - Привычны, но таскать для кого-либо орехи из огня мы точно не станем! - тут же среагировал Глэйд. - А эту шваль давно пора к ногтю прижать! У нас с тронгхольмцами старые счёты! Накопились за пару столетий!
   - Ну, это-то как раз и неудивительно, - произнёс Реймус. - Они столько раз тревожили ваши поселения, что я просто поражаюсь вашему долготерпению...
   - Рейды флота были ответом на эти нападения, - ответил Глэйд. - После последнего, в ходе которого эскадра флота сожгла пиратский город Дроттнингхольм, пираты надолго притихли. Потом, после того, как главой их Совета стал Торрант Стренг, они опять оборзели.
   - Стренг этот личность вообще выдающаяся, - произнёс Эллинор, глядя куда-то поверх голов своих спутников. - Он раньше, если данные разведки верны, служил во флоте Рэнда, был капитан-лейтенантом, но потом там какая-то мутная история приключилась, и Стренгу пришлось бежать из Рэнда...
   - Не было там никакой мутной истории, - буркнул Глэйд. - Этот мерзавец крутил роман с женой своего командира, а когда тот узнал об этом, не нашёл ничего лучше, как пристукнуть его. Трибунал светил и виселица, но Стренг успел смотаться из Рэнда и объявился на Тронгхольме.
   - Хм, похоже, что Ардус Валор более информативны в этом плане, - с подозрением в голосе произнёс Реймус.
   - Работа с мерзавцами типа Стренга - наш профиль, так что ничего удивительного в этом я не нахожу. К тому же, рэндцы тогда обратились за помощью к Братству, но негодяй успел уже смыться с материка.
   - Ну да, ну да...
   Северянин задумчиво пожевал губами и оглядел прогулочную палубу.
   - Одна мысль уже достаточно долго не даёт мне покоя, - сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь. - Что, если пираты Тронгхольма играют на руку гиштанцам? Теоретически это ведь возможно. Если Фарихад III хочет власти над миром, то с помощью пиратов он сможет дестабилизировать ситуацию в Западном Эрелене.
   - Технически, это возможно, - кивнул Эллинор. - На треллусском направлении Гишта сможет беспрепятственно нанести удар - армия клерикалов это пустой звук, но вот дальше ей придётся упереться в Рэнд... если только они не пройдут через Тиз и Рэндское море, чтобы высадиться в Иллии...
   - Им здесь смогут организовать достойную встречу! - фыркнула Кира. - Наша армия не чета войскам храмовников!
   - Нам ещё далеко до Серио? - спросил Глэйд, глядя куда-то в сторону.
   - Лиг сто. - Ходдрен перевела взгляд на эррендийца. - А что?
   - Да я просто так спросил...
   Мимо них прошествовала небольшая семейка, одетая по последней островной моде, при этом, если взрослые старательно пытались не таращиться на Азоная, то дети откровенно глазели на орка. Азонай довольно приветливо улыбнулся детворе и махнул им рукой. Оба мальчугана и стеснительная на вид девочка несмело помахали ему в ответ.
   - Мне вот интересно, чем так вдруг обеспокоился капитан корабля, - произнёс Глэйд, кивая в направлении мостика судна. - Небо вроде как чистое, никаких признаков надвигающегося шторма... Или дело тут не в погодных условиях?
   Все, как по команде, посмотрели в том направлении, в котором глядел эррендиец. Как раз в эту минуту к стоящему на мостике капитану корабля подскочил один из вахтенных офицеров и что-то взволнованно проговорил тому на ухо, левой рукой указывая куда-то в море.
   - Быть может, где-то поблизости мель? - предположил Азонай.
   Глэйд ничего на это не ответил. Он проследил направление, в котором указывал рукой вахтенный, и сощурил глаза, всматриваясь в даль.
   - Думаю, это всего лишь обыденная рутина морской работы! - улыбнулась Кира, показывая своим видом, что происходящее не является чем-то из ряда вон. Однако следующие слова Глэйда заставили иллийку испуганно вжать голову в плечи и боязливо взглянуть в сторону северянина.
   - Не думаю, что рутина работы моряков выражается именно так, - услышали все трое спокойный голос ассасина, в котором, однако, прослеживались напряжённые нотки.
   Реймус Эллинор, Азонай и Кира Ходдрен одновременно взглянули в том направлении, в которое с напряжением в глазах всматривался Глэйд, но так ничего и не смогли разглядеть. Быть может, эррендийцу всего лишь что-то померещилось?
   - На что ты так таращишься, Глэйд? - непонимающе спросил Эллинор. - Там же нет ничего!
   - Вон там. - Указательный палец левой руки эррендийца ткнул в некую точку на горизонте, где Реймус, при всём старании, ничего не мог рассмотреть. - Если это не корабль - тогда что это?
   - Я ничего не вижу, - прищурился Азонай. - Но если ты видишь там корабль, значит, твои глаза куда острее наших, северянин.
   - Есть такое дело, - признал ассасин. - Но деталей и я с такого расстояния не рассмотрю. Попробую-ка с мостика...
   - Но тебя туда не пустят, - с сомнением в голосе произнесла Кира.
   - Это мы ещё посмотрим! - хмыкнул Глэйд.
   Что сказал северянин вахтенному, так и осталось невыясненным, но спустя пару минут все трое увидели его на ходовом мостике "Королевы". В сопровождении одного из младших офицеров Глэйд подошёл к закреплённому на штативе визиру и навёл его туда, где его острые глаза разглядели некий объект. С минуту он стоял неподвижно за прибором, потом отстранился от него и подозвал к себе одного из моряков, одетого в форму офицера. Что-то сказал тому, причём было видно, как по мере того, как слова Глэйда доходили до иллийца, лицо того вытягивалось и серело всё больше. Выслушав северянина, офицер быстро кивнул ему и исчез за дверьми рубки.
   - Что, Унг возьми, тут происходит? - недовольно нахмурился Азонай. - Нас кто-то преследует?
   - Теперь и я вижу какой-то корабль на горизонте, - медленно, напряжённым голосом проговорил Эллинор. - Вон там!
   Кира и орк всмотрелись в указанном направлении и действительно обнаружили едва видимый в дымке силуэт какого-то судна. Определить его тип и принадлежность они не смогли, в силу удаления последнего от "пассажира". Но оба почувствовали, что дело начинает принимать не очень хороший оборот.
  
  
  
   - Это лёгкий рейдер класса "Хейм", - услышали они голос вернувшегося к ним Глэйда. - Корабль постройки тронгхольмских верфей, броненосного типа, по четыре башенных орудий калибра 238 с каждого борта, двенадцать торпедных установок "Чёрная мгла", четыре ракетомёта "Гром", двенадцать пулемётов Меркагура. Абордажная команда - порядка ста двадцати штурмовиков, все вооружены самозарядными винтовками и абордажными палашами. Вопрос в том, что они собираются делать. Если потопить "Королеву" - для этого им даже не надо подходить близко, достаточно выпустить одну торпеду. Если же их цель - Ключ, значит, они пойдут на абордаж. В этом случае, у экипажа "Королевы" тоже мало шансов против такого противника. Согласно Морскому Уставу, на корабле есть оружие для самозащиты, но всё оно - не крупнее полуавтоматической винтовки "рендъяр". Да и обучен экипаж "пассажира" не ахти. Против тронгхольмцев они долго не продержатся.
   - И что ты предлагаешь? - Кира в упор взглянула на Глэйда.
   - Скорость "Королевы Моря" не более двадцати двух узлов, в то время, как рейдер класса "Хейм" имеет максимальную скорость в тридцать семь узлов. Догнать ему нас - раз плюнуть. На "Королеве" нет тяжёлого вооружения, следовательно, придётся отбиваться тем, что имеется. - Эррендиец задумчиво потёр подбородок. - Что ж - раз нам не оставили иного варианта, будем играть по их правилам.
   - Но у пиратов же численное превосходство!
   - И что? Предлагаешь спокойно сидеть и ждать, пока они нас будут на абордаж брать? - северянин прищурился. - Так не пойдёт.
   - А как пойдёт? - Кира неожиданно почувствовала растущее внутри себя раздражение. Тоже мне, стратег великий выискался! Строит тут из себя, понимаете ли, адмирала Драйта! Как, интересно, он собирается защищать пассажирское судно с имеющимся в наличии вооружением?
   - Пусть у них и есть преимущество, но тебе, должно быть, неведома одна маленькая слабость тронгхольмцев.
   - Слабость?
   - Да, слабость. Они по необъяснимой причине дают задний ход, если убить их капитана. Проверено на практике. Но именно поэтому его охраняют, как зеницу ока. Я переговорил со старшим помощником, он дал разрешение вооружиться. Похоже, что среди пассажиров мы - единственные, кто имеет при себе личное оружие.
   - Тогда не стоит терять времени понапрасну, - сказал Азонай. - Пират нас скоро настигнет - надо к этому моменту быть готовыми.
   - Разумно, - кивнул техномаг. - Глэйд - ты идёшь?
   - Я потом подойду. - Северянин, ещё раз кинув взгляд в направлении уже заметно выросшего в размерах пиратского рейдера, резко развернулся и быстро зашагал к трапу, ведущему на капитанский мостик.
   - Хотел бы я знать, что задумал наш друг с Севера, - задумчиво протянул Азонай, глядя вслед ассасину.
   - Думаю, узнаем, когда пираты полезут на борт! - проворчала Кира.
   Узнали они об этом гораздо раньше. Вернувшись на палубу "Королевы Моря", они с некоторой долей удивления обнаружили, что все пассажиры куда-то исчезли, а вдоль фальшбортов через равные промежутки выстроились матросы, вооружённые полуавтоматическими винтовками рэндского производства. У нескольких членов экипажа Кира разглядела иллийские дробовики "аранда" - весьма грозное оружие, способное проделать в человеке внушительных размеров дырку.
   Эррендийца они увидели стоявшим около ведущего на нижнюю палубу трапа. Хьялтар покоился в ножнах, так же, как и мощный зиккумский лук. Возле Глэйда стоял высокий иллиец в форме капитана гражданского флота и внимательно слушал то, что говорил ему эррендиец. Кинув взгляд за борт, Кира обнаружила, что пиратский рейдер довольно сильно сблизился с пассажирским теплоходом и уже можно было рассмотреть невооружённым глазом царящую на его палубе суматоху.
   Капитан "Королевы Моря", что-то сказав эррендийцу, кивнул ему и быстрым шагом направился в сторону ходового мостика. Глэйд же повернулся в сторону фальшборта и пристально всмотрелся в приближающийся тронгхольмский рейдер.
   - У меня один вопрос возникает в связи со всем происходящим, - промолвила Кира, вставая рядом с северянином и держа в руках готовый к бою лук. - Каким образом пиратский рейдер смог незамеченным пройти в Срединное море? Неужели Береговая Гвардия Тронга и Стража Пролива Ардалона прошляпили его проход через пролив Саллана? Это ведь не рыбацкий баркас всё-таки!
   - Пираты могут хорошо маскироваться, - отозвался Глэйд, наблюдая за приближающимся рейдером. - К тому же, они довольно редко заходят в Срединное море, поэтому их просто могли принять за крупное рыболовное или грузовое судно. Да и локаторы могли быть слабоваты. Особенно у ардалонцев. Так что на данный момент мы имеем то, что имеем.
   Северянин оглядел своих спутников.
   - Вам бы не мешало занять позиции, - сказал он, вынимая из спинного футляра лук и кладя на тетиву стрелу с треугольным стальным наконечником - бронебойную, как определила Кира. Только почему-то наконечник её был выкрашен в красный цвет. Иллийка пожала плечами - может, так Глэйд обозначал для себя виды наконечников? Впрочем, это его личное дело. Но если он собирался стрелять сейчас, то это было бы лишь пустой тратой боеприпасов. Ведь "Королеву Моря" от рейдера отделяло почти полторы лиги. Далековато для лука...
   Глэйд с усмешкой взглянул на Киру и та внезапно поняла, что её мысли, должно быть, слишком явно были написаны у неё на лице. Смутившись и покраснев, Ходдрен что-то пробормотала себе под нос и заняла позицию возле одной из спасательных шлюпок, закреплённой на шлюпбалках.
   Рейдер между тем быстро сближался с "Королевой Моря". Одно из носовых орудий пирата выплюнуло из себя сноп дыма, через секунду раздался грохот выстрела. Прямо у левого борта теплохода вздыбился столб воды - явно предупредительный выстрел, из чего исходило, что пираты не собирались топить "Королеву Моря", а планировали абордаж.
   Укрывшись за фальшбортом и висящими на шлюпбалках шлюпками, моряки "пассажира" изготовились к отражению нападения пиратов. Хотя Глэйду было ясно, что противостоять тронгхольмским головорезам экипаж "Королевы Моря" долго не смог бы. Однако у пиратов была ещё одна слабина, а именно - чванливость и высокомерие. Они явно полагали, что экипаж мирного пассажирского теплохода не является для них достойным противником. Однако в этом их можно было попытаться разубедить.
   Зоркие глаза эррендийца явственно различали замерших за пусковыми механизмами линемётов, заряжённых абордажными тросами, пиратов, как всегда, одетых довольно пёстро. Но Глэйд прекрасно знал, что у каждого негодяя под его разноцветными тряпками прячется прочная пластинчатая броня, которую изготавливали пиратские мастерские. Такая броня могла выдержать выстрел в упор из ириморского револьвера двенадцатого калибра.
   - Всем готовность! - выкрикнул ассасин и, вскинув лук, тщательно прицелился в один из линемётов, после чего спустил тетиву. Выстрел северянина оказался точным - стрела угодила точно в линемёт, влетев прямо в жерло метательного орудия. В ту же секунду на палубе рейдера прогремел взрыв, разворотивший линемёт и раскидавший в стороны с десяток пиратов, столпившихся возле орудия, причём не все из них после этого поднялись на ноги.
   Кира про себя понимающе усмехнулась. Так вот, оказывается, что это были за стрелы! Ловко придумано, надо сказать!
   Пираты разразились громогласными проклятьями и обрушили на палубы "Королевы Моря" ураган винтовочного огня, к которому примешалась трескотня автоматов. Впрочем, тронгхольмские автоматы славились своими ненадёжностью и низкими стрелковыми качествами, поэтому особого урона они не принесли. А вот огонь полуавтоматических винтовок был более точен и смертоносен - на палубе, где расположились Глэйд и его спутники, двое матросов упали, сражённые наповал. Ещё один, зажав левой рукой правое предплечье, сполз на палубу и прислонился к фальшборту.
   - Медика сюда! - заорал Азонай во всю мощь своих лёгких. - Прикройте его кто-нибудь!
   Моряки "пассажира" открыли ответный огонь по пиратам и, хотя в точности с тронгхольмцами им было не сравниться, всё же это заставило пиратов укрыться за надстройками, орудиями и фальшбортом. Никто явно не горел желанием пасть от шальной пули.
   Рядом с Глэйдом просвистело несколько пуль и эррендиец завертел головой, ища стрелка. Коренастая бородатая образина в совершенно дикой расцветки жилете-безрукавке на голом торсе и в кожаных штанах, заправленных в не совсем уместные в климате этой части Срединного моря арктические полусапоги, целился в северянина из уродливого тронгхольмского автомата с торчащим из верхней части ствольной коробки слегка изогнутым магазином. Ну, из этого уродливого оружия надо ещё умудриться попасть с такого расстояния!
   Глэйд усмехнулся и быстро наложил на тетиву лука обычную стрелу с наконечником из закалённого адорания. Прежде чем пират смог сделать ещё хотя бы один выстрел, выпущенная из зиккумского лука стрела пробила навылет его горло и сила инерция отбросила тронгхольмца назад на палубу. И сразу же вслед за этой стрелой полетела следующая, которая угодила в не вовремя высунувшегося из-за пулемёта пирата.
   По фальшборту, за которым укрывался эррендиец, звонко прошлась автоматная очередь, заставив того присесть. Пиратам явно не пришёлся по нраву столь меткий стрелок, который в течении буквально нескольких секунд сумел выбить двоих из них.
   - Они готовятся к абордажу! - выкрикнул кто-то из моряков "Королевы".
   Глэйд быстро высунулся из укрытия и глухо выругался сквозь зубы. Рейдер уже почти вышел на дистанцию абордажа. Ещё немного - и тросы с крюками на концах, выпущенные из линемётов, сцепят два судна и начнут притягивать практически беспомощный пассажирский корабль к рейдеру. Нужно было что-то предпринять, и причём срочно. Иначе будет поздно.
   Северянин убрал лук за спину и плавно потянул из ножен хьялтар. И тут его взор упал на ещё одного пирата, тщательно выцеливающего кого-то из своей винтовки. Кого именно он выцеливал, Глэйд понял через секунду, когда метко пущенная стрела свалила на металлическую палубу рейдера ещё одного пирата.
   - Кира - ложись! - эррендиец сорвался с места и бросился к иллийке, которая, целясь в очередного противника, не замечала стрелка. По счастью, пирату мешало то обстоятельство, что рейдер слегка качало на волнах, и ему приходилось старательно выцеливать свою цель.
   Грянул выстрел, но именно в это мгновение эррендиец с ходу врезался в Ходдрен и повалился вместе с ней на палубу теплохода, не выпуская, впрочем, из руки меч. Упав, северянин оказался на иллийке, причём совершенно непроизвольно его левая рука легла на правую грудь Киры.
   - Эй! - возмущённо вскрикнула иллийка.
   - Надо осторожнее быть! - буркнул Глэйд, хмуря брови и пытаясь встать на ноги. - В тебя целились!
   - Что?! - возмущение вмиг схлынуло с лица Киры, уступив место страху. - Вот зараза! Тогда... спасибо, наверное... Но руку всё же с груди-то убери... хорошо?
   - Да пожалуйста! - усмехнулся Глэйд. - Правда, ощущение довольно-таки приятное...
   - Пошляк! - однако сказано это было без какой-либо гневной интонации.
   - Да какой уж есть! - улыбнулся Глэйд. И резко вскочил на ноги.
   Все дальнейшие слова, которые собиралась сказать Кира, разом слетели с её языка при виде того, как северянин одним махом взлетел на фальшборт и, оттолкнувшись от него ногами, куда-то сиганул, держа в правой руке свой хьялтар.
   - Какого!.. - вырвалось у иллийки при виде столь безрассудного, на её взгляд, поступка Глэйда. И тут же она поспешно отшатнулась от фальшборта, так как за него прямо у неё перед носом зацепился абордажный трос с крюком-"кошкой" на конце.
   - А северянин-то парень отчаянный! - осклабился Азонай, рывком отдирая трос и отшвыривая его прочь от фальшборта. - Но ему явно потребуется помощь!
   В следующую секунду орк, издав громогласный рык, одним хищным движением перемахнул через фальшборт и последовал вслед за Глэйдом.
  
  
   Пираты, естественно, совсем не ожидали подобного развития событий. Они вполне справедливо полагали, что перепуганный экипаж пассажирского теплохода попрячется по отсекам и каютам, ну, быть может, чуть-чуть постреляет из своих "пукалок". Так, морального духа поддержания ради. Они найдут девицу-Протектора, отберут у неё статуэтку, может, немного с ней позабавятся - с девицей, разумеется, не со статуэткой - а затем доставят её, статуэтку, а не девицу, заказчику. На деле же всё вышло совсем иначе.
   Экипаж "пассажира" совершенно неожиданно оказался не робкого десятка. Подходящий на дистанцию абордажа рейдер встретил довольно-таки нестройный, но всё-таки огонь винтовок и дробовиков. Вдобавок ко всему, какой-то тип, сильно смахивающий на ассасина Ардус Валор, умудрился уничтожить один из линемётов и отправить в Страну Вечного Мрака нескольких тронгхольмцев. Стоявшие у линемётов всё-таки вышли из минутного ступора и выпустили в сторону "Королевы Моря" абордажные тросы, только вот никто так и не успел ими воспользоваться, потому что, совершенно неожиданно, на палубе рейдера очутились тот самый парень, сильно похожий на ассасина Ардус Валор, вооружённый длинным прямым мечом, что были в ходу у северян, и здоровенный орк в шипастой броне, размахивающий огромным боевым молотом.
   Впрочем, пираты были привычны к подобным вещам, так что оказавшихся на палубе рейдера встретили с должным почтением, с обнажёнными абордажными палашами. Нападавших - вернее, контратаковавших - было всего двое, поэтому особой тревоги экипаж рейдера не испытывал. Даже присутствие орка не смутило тронгхольмцев. Ну и что с того, что орк? Его ведь тоже можно убить...
   Но уже буквально через минуту пираты поняли, что дело здесь не настолько простое, как могло показаться вначале. Трое тронгхольмцев с палашами бросились на ассасина-северянина, в то время, как с десяток пиратов окружили орка. Что произошло, так никто из экипажа рейдера толком и не понял. Со стороны показалось, что двое пиратов отчего-то потеряли равновесие и сунулись вперёд, зачем-то опустив палаши остриями книзу. Что-то сверкнуло в лучах солнечного света - и один из пиратов свалился на металлическую палубу рейдера с рассечённым горлом, второй же, застыв на месте, тупо глядел на валяющуюся подле его ног его же собственную кисть правой руки, пальцы которой всё ещё сжимали рукоять палаша. Третий же тронгхольмец споткнулся, что называется, на ровном месте и упал, при этом сильно ударившись головой о палубу. Встать ему уже было не суждено - меч северянина поразил его точно в середину грудной клетки.
   С орком у пиратов дело тоже не заладилось. Какими бы отмороженными на всю голову ни были тронгхольмцы, соваться под огромный боевой молот уроженца южного архипелага желающих не было. Двое смельчаков, попытавшихся сунуться к орку, получили по самое не могу и теперь лежали в разных местах палубы - один с проломленным черепом, другой же выл от боли в перебитой правой руке. Ещё один пират, пытавшийся подстрелить орка из штурмового карабина, лежал возле крупнокалиберного пулемёта с боевым ножом с горле, причём нож был брошен с такой силой, что вошёл в плоть на половину рукояти.
   Воспользовавшись некоторым замешательством со стороны пиратов, Глэйд, свалив ещё двоих тронгхольмцев, пробился к нижним ступеням ведущего на верхнюю палубу рейдера трапа. Однозначно, именно там, наверху, в боевой рубке корабля, находился капитан пиратской посудины, только вот добраться до него было довольно непросто. Если не сказать больше.
   - Северянин - берегись! - услышал он зычный голос Азоная. Резко обернулся, как раз вовремя, чтобы увидеть нацеленный в голову пиратский палаш.
   Если даже пираты и были знакомы - хотя бы понаслышке - с канли, всё равно противопоставить ему они ничего не могли. За пределами Северного Союза об этой школе рукопашного боя если кто и слышал, то только на уровне обывательских разговоров. И дальнейшее вполне ясно это продемонстрировало.
   Для того, чтобы понять, куда и как надо смотреть, нужно было хотя бы в самых общих чертах иметь представление о канли. Ни пираты, ни Азонай даже в самых общих чертах не представляли себе, что такое это самое канли, поэтому для них происшедшее со стороны выглядело так. Пират, метивший палашом в голову Глэйда, сделал пару шагов в направлении северянина и замахнулся наотмашь, но вдруг почему-то споткнулся на совершенно ровном месте и едва не упал, при этом эррендиец вроде как и не касался его. А затем необъяснимым образом клинок пирата улетел за борт, сам же владелец незадачливого оружия схватился обеим руками за горло, из которого на палубу рейдера обильным потоком хлынула кровь.
   - Какие-то вы все неуклюжие! - с явной издёвкой в голосе проговорил Глэйд, помогая своему противнику упасть пинком ноги. - Ну, вы ж только с мирными жителями горазды воевать! На большее духу у вас не хватит!
   - А ты проверь, северная гнида! - процедил с ненавистью в голосе рослый крепко сложенный пират, выглядевший, как уроженец Гирминда, неизвестно каким образом очутившийся на далёком северном острове. - А то языком молоть и я могу!
   - И что ты можешь сказать? - хьялтар ассасина описал красивую полудугу и замер, нацелившись остриём прямо в лицо гирминдцу. - Сколько вообще слов в твоём лексиконе? Три матерных слова? Или чуть побольше?
   Разумеется, сказанное не пришлось пирату по душе. Выдав какую-то тираду на своём языке, которым Глэйд не владел, гирминдец ринулся на ассасина, явно желая сделать того на голову ниже ростом.
   С точки зрения мастера канли, пират совершил сразу три очень серьёзные ошибки, вот так вот опрометью бросаясь на Глэйда, но объяснять гирминдцу его ошибки ассасин вовсе не собирался. Он просто слегка отклонился в сторону и чуть-чуть присев, выбросил вперёд руку с мечом. Пират этого явно не ожидал и поначалу оторопело уставился на неожиданно возникшее чуть выше пояса кровоточащее отверстие. Но потом болевой шок прошёл и гирминдец дико взвыл от боли.
   - Больно? - посочувствовал Глэйд. - Бывает. Ты же должен знать, что такое война. Так что не обессудь!
   Движением, за которым мало кто смог уследить, северянин обезглавил своего противника. Отрубленная голова покатилась по палубе куда-то в сторону, тело же пирата рухнуло едва ли не под ноги своим подельникам, отчего те отшатнулись назад, явно не желая повторить судьбу гирминдца. Но и стоять вот так просто пиратская гордость им не позволяла.
   - Убить их обеих! - донёсся до Глэйда и Азоная властный голос, прозвучавший откуда-то сверху.
   Эррендиец и орк одновременно бросили быстрые взгляды в ту сторону, откуда раздался голос. На самом верху ходовой рубки рейдера, на правом крыле мостика они различили одетого в чёрный кожаный плащ тронгхольмца, голову которого украшала замысловатая фуражка карминно-красного цвета, на кокарде которой красовалась эмблема Тронгхольма. Не иначе, сам капитан рейдера.
   Глэйд быстро оглядел диспозицию. У ведущего на ходовой мостик трапа скопилось довольно большое количество пиратов, так что пробиться наверх было не так просто. Хотя невозможным это для северянина не выглядело, но данное действие могло занять очень много времени. Да и напороться на пулю в таких обстоятельствах было плёвым делом.
   Эррендиец быстро оценил расстояние до капитана рейдера, после чего принял решение.
   - Азонай - отходи! - Глэйд выдернул из ножен на поясе метательный нож. - Я сейчас!
   Позади него раздался громогласный рёв - это Следопыт, размахивая своим огромным боевым молотом, с ходу врубился в толпу пиратов, круша налево и направо. Орк даже и не подумал бросать Глэйда на палубе рейдера. Но, с другой стороны, пираты отвлеклись на Азоная, что дало северянину относительную свободу действий.
   Со стороны капитана рейдера появление его на открытом крыле ходового мостика выглядело несколько опрометчивым решением, однако для Глэйда это не было необычным поступком. Эррендиец хорошо знал, что пираты очень любят показуху и вычурность, так что для него поступок капитана не был странным. Возможно, что тронгхольмец полагал, что его появление на мостике придаст некий стимул пиратам. Возможно. Но это так и осталось невыясненным.
   Остро отточенный клинок, выкованный из высококачественной оружейной стали, мелькнул в воздухе подобно сполоху молнии и вонзился капитану пиратского рейдера в правое плечо. Глэйд в сердцах выругался - он метил вовсе не в плечо тронгхольмца, а в висок, но слишком острый угол броска и не совсем удобное положение на палубе эррендийца не позволили уложить капитана рейдера. Но и ранить его - тоже неплохо.
   На мостике началась суматоха. Пираты тут же окружили своего предводителя, защищая своими телами от возможного нового удара, и поволокли его прочь с открытого пространства. Тем самым, их внимание несколько отвлеклось от эррендийца, чем тот не преминул воспользоваться.
   - Азонай, твою мать - уходи! - заорал Глэйд, вытаскивая откуда-то из-за пазухи небольшой шарообразный предмет. - Кому сказано?!
   Орк, отбросив от себя двоих пиратов, причём даже с расстояния было заметно, что им встать уже не доведётся, осклабился в ухмылке, показывая северянину свои острые клыки, и, отмахнувшись молотом от ещё одного противника, кинулся к борту рейдера.
   Кивнув самому себе, Глэйд подскочил к одной из вентиляционных труб и швырнул в её жерло предмет, который держал в руке. Затем метнулся к борту, по пути проломив мечом грудную клетку выскочившему прямо на него из-за лафета крупнокалиберного пулемёта тронгхольмцу. Преодолев расстояние до фальшборта рейдера, эррендиец ловко запрыгнул на металлическое ограждение и мощным прыжком перенёсся на палубу "Королевы Моря".
   - Рубите тросы! - заорал он, перерубая хьялтаром ближайший к нему абордажный трос. - Им сейчас не до нас будет - надо уходить!
   Занявшие позиции у фальшборта моряки принялись перерубать троса, используя для этого пожарные топорики и длинные ножи. Из-под палубы раздался характерный звук заработавшего двигателя теплохода; спустя буквально минуту абордажные троса были перерублены и "Королева Моря" начала отходить от пиратского рейдера.
   - И это всё? - Кира Ходдрен непонимающе взглянула на Глэйда. - Они же нас догонят! Рейдер уже разводит пары!
   - Догонят? - эррендиец криво усмехнулся. - Ну, это вряд ли!
   Он, не торопясь, извлёк откуда-то из внутренних карманов камзола небольшую чёрную коробочку размером со спичечный коробок, на плоской поверхности которой располагалась одна-единственная слегка выпуклая кнопочка. Бросив взгляд на начавший движение рейдер тронгхольмцев, ассасин невозмутимо вдавил её в поверхность коробочки большим пальцем левой руки.
   Даже с того расстояния, которое разделяло "Королеву Моря" и пиратский рейдер, было заметно, как нижняя палуба боевого корабля вспучилась фонтаном огня и обломков. Взрыв разметал в разные стороны скопившихся на палубе пиратов и явно причинил некий ущерб кораблю, так как рейдер сразу же резко сбавил ход.
   - Ловко! - похвалил Глэйда Эллинор. - Что ты туда закинул?
   - Если честно - я понятия не имел, куда ведёт та вентиляционная труба, - пожал плечами эррендиец. - Но в данных обстоятельствах не использовать детонатор было бы верхом глупости. Судя по взрыву, я случайно закинул его в машинное отделение.
   - Случайно ли? - прогудел Азонай.
   - Ну, все вентиляционные трубы куда-то да ведут, вот я и подумал...
   Северянин усмехнулся и посмотрел в ту сторону, где виднелся застопоривший ход рейдер тронгхольмцев.
   - Только не думайте, что Миндар и его хозяин так просто отступятся от своего, - добавил он. - Сейчас они потерпели неудачу, но они постараются взять реванш. И к этому нам нужно быть готовыми.
   За кормой "Королевы" раздался сильный взрыв. Все, кто в данную минуту находились на палубах теплохода, обратили своё внимание на пирата.
   Детонатор, заброшенный Глэйдом внутрь вентиляционной трубы, по всей видимости, попал очень удачно, так как из-под палубы рейдера вверх бил настоящий огненный фонтан. Похоже было, что взрыв не только нанёс повреждения двигателю, но и вызвал взрыв, по меньшей мере, одного котла. И, ясное дело, пиратам в данный момент было вовсе не до пассажирского корабля, который на полной скорости уходил прочь от места стычки. Рейдер получил довольно серьёзные повреждения и вряд ли мог рассчитывать на благополучное бегство из Срединного моря. Тем более, что капитан "Королевы Моря" уже связывался с иллийским военным флотом и береговой охраной Серио. Можно было не сомневаться, что пиратам вскорости предстояло очень близкое и не очень приятное знакомство с местными военными, которые только будут рады потренироваться в стрельбе по реальной, а не по учебной мишени.
  
  
   Глава 7.
  
  
   Северный Нарг,
   Свободное Государство Сандиакловис,
   город Мальд-ак-Вораш,
   центральный железнодорожный вокзал.
  
  
  
   Кофеварочный аппарат издал глухой булькающий звук и изрыгнул из себя облако белёсого пара, которое обдало стоявших рядом с ним Глэйда, Азоная и Ходдрен запахом свежезаваренного кофе. Аромат сильно отличался от того, к которому привыкли северянин и иллийка, орк же вообще остался к нему равнодушен - на Шардэкских островах кофе не употребляли, предпочитая напиток на основе экстракта местной травы, растущей на берегах тамошних рек. По своим свойствам экстракт этот очень походил на кофе, только был более горьким на вкус. Но здесь такого напитка никто не делал, поэтому Азонаю пришлось ограничиться трёхлитровой бутылью с минеральной водой.
   - Вот! - владелец мини-кафе, пристроившегося в самом дальнем закутке зала ожидания центрального железнодорожного вокзала Мальд-ак-Вораша, с довольным видом поставил перед Глэйдом и Кирой простые глиняные кружки, доверху наполненные местным кофе. - Два монета давай-давай!
   Говорил кофейщик, разумеется, на пангале, однако с довольно-таки смешным акцентом. Собственно говоря, в этом не было ничего удивительного - судя по внешнему облику сандиакловисца и его одежде, он происходил из скотоводческих племён, что жили на самой окраине пустыни Фальхар-ил-Тешарде, также известной под именем Великая Пустыня. Жители этих удалённых от цивилизации мест, за редким исключением, не владели никакими другими языками, кроме санди-пиджина, а если и говорили, то с таким акцентом, который вызывал улыбки у эреленцев.
   Глэйд, порывшись в кармане штанов, выудил оттуда две местные монеты и положил перед торговцем. Тот, внимательно осмотрев их и только что не попробовав на зуб, довольно кивнул и быстро убрал монеты с глаз долой.
   - Хороший кофе! - сандиакловисец довольно причмокнул губами и расплылся в улыбке, которая на его смуглом лице смотрелась довольно комично. - Попил - энергия получил!
   - Поглядим, так ли это. - Эррендиец заметил подходившего к ним техномага. Лицо Реймуса не выражало никаких чувств. - Ага, а вот и наш техномаг прибыл! Какие новости, господин Технический Специалист?
   - Можно сказать, что хорошие, господин Военный Специалист, - произнёс с оттенком иронии Эллинор на эрлинге, которым владел в совершенстве. - Экспресс до Кааш-ак-Бараска отходит с шестого пути через час, я позволил себе взять билеты в люкс-класс. Два двухместных купе, смежные, на всякий случай. Вагон под номером четыре.
   - Кааш-ак-Бараск? - переспросила Кира.
   - Крупная узловая станция в Южном Сандиакловисе, - пояснил аффинорец, переходя на пангал. - Расположена в одноимённом городе, в оазисе Бараск, где пересекаются сразу четыре магистрали - идущая отсюда в Дис, Нуив - Шамаст, Ашдамарско-Мерканская Трансконтинентальная и Западно-Восточная, ведущая в Гишту. Там мы пересядем на поезд до Омфо, дальше наш путь будет лежать в Калихар. Я всё верно говорю, Глэйд?
   - Всё верно, - подтвердил северянин, неторопливо цедя местный кофе. На вкус Киры, сандиакловисский кофе был так себе, и пить его можно было только с большим количеством сахара, но, как заметила иллийка, эррендиец вообще ни грамма сахара не положил в свою кружку. И не было заметно, чтобы это его хоть сколь-нибудь беспокоило. - До Кеппорры мы доберёмся в сравнительно комфортных условиях, если, конечно, боевики Миндара нам докучать не будут по дороге. А вот дальше уже придётся импровизировать. Ничьи Земли не прощают ошибок и если мы не хотим, чтобы наше путешествие там и окончилось, то придётся всё тщательно продумать и приготовить. Но это уже в калихарской столице делать будем.
   - Я так понимаю, что там, где мы будем передвигаться, местность не настолько смертоносна? - Азонай внимательно посмотрел на Глэйда.
   Морриган усмехнулся.
   - Мой большой зелёный друг - у меня к тебе будет одна очень большая просьба...
   - Какая?
   - В Ничьих Землях ко всему надо относиться на полном серьёзе. Там, где проляжет наш маршрут, конечно, нет всей той нечисти, что водится в Адских Пустошах и Йордовых Лесах, но это отнюдь не означает, что там нас ждёт увеселительная прогулка. Пусть я и не был в тех местах, но рассказы слышал. Конечно, по большей части, слухи, ибо мне неизвестен ни один смельчак, вернувшийся оттуда живым...
   - Мм... - неуверенно промычал Реймус.
   - Ты что-то хочешь сказать, техномаг? - Глэйд с прищуром поглядел на Эллинора. - Тебе известен такой смельчак?
   - Как бы да... - Реймус прокашлялся. - Это, собственно, я.
   - И почему меня это нисколько не удивляет? - усмехнулся ассасин. - И где же тебе довелось побывать?
   - В Пустошах.
   - Что ты там искал? И как тебе удалось выжить?
   - СБ Технократии отправила туда экспедицию в прошлом году. Дошёл слух, что в Адских Пустошах может находиться уцелевший склад с древним оружием. Те самые пресловутые лазеружья. Но это и вправду оказался лишь слух. Как я выжил? Наши учёные создали в своё время средство, помогающее выжить...
   - Сказал бы сразу - спёрли у Ардус Валор! - беззлобно усмехнулся Глэйд. - Технология производства антирада была воссоздана учёными Братства сорок семь лет назад на основе древних манускриптов. Но мы на вас не в претензии за это.
   - Я в который раз убеждаюсь, что Ардус Валор далеко не так просты, как выглядят, - сказал Эллинор. - И то, с каким упорством вы, северяне, не допускаете никого до Скрижали Ривеллин...
   - Далась тебе эта Скрижаль! - скривился Глэйд, ставя пустую кружку на стойку мини-кафе. - Чего вы все к ней так прицепились? Это всего лишь древний раритет времён Первых Королей - и всё! А вы напридумывали невесть что!
   - Но согласись, что дыма без огня не бывает, Глэйд.
   - Тебе виднее. Ты же аффинорец!
   Эллинор лишь покачал головой. Спорить с Глэйдом было абсолютно бесперспективным занятием. У северянина практически на всё были готовы ответы и колкие реплики, причём довольно часто он бывал прав.
   - Ладно, эту тему, полагаю, надобно оставить в покое. - Глэйд поправил капюшон. - Кстати - вы ничего не заметили?
   - А что мы должны были заметить? - спросила Кира.
   - Мм... Странно. Или я один такой зоркий?
   - А поконкретнее можно? - прищурился Азонай.
   - Можно, только не поворачивайтесь в ту сторону все скопом. Ларёк со всякой сувенирной хренью для пассажиров. Справа от нас. Метров тридцать. Парень, по виду - ривиец, одетый, как небогатый торговец. Только если он - торговец, то тогда я - дхармский гвардеец!
   - Давно его засёк? - Реймус как бы невзначай скользнул взглядом по залу ожидания.
   - С полчаса назад.
   - Один из людей Миндара?
   - Всё может быть. Узнать об этом точнее сможем, как только его возьмём.
   - Прямо здесь? - глаза Ходдрен округлились.
   - А что такого? - не понял Глэйд. - Эту процедуру ведь можно по-разному проделать. Можно разнести полквартала, а можно всё обстряпать по-тихому.
   - А в данном случае как собираешься поступить? - усмехнулась Кира.
   - По-тихому. - Северянин взглянул на висящие высоко под потолком зала ожидания большие механические часы. - Однако, надо поторопиться. Скоро начнётся посадка на бараскский экспресс.
   - Что ты предлагаешь? - спросил Азонай.
   - Ничего. Идите к выходу на перрон.
   - А ты? - Кира вгляделась в невозмутимое, как обычно, лицо эррендийца.
   - А я поговорю с этим господином. Надо же выяснить, за каким йордом он нас "пасёт".
   - Только без излишней... строгости, ладно?
   - А это не от меня зависит, Кира.
   Ходдрен кивнула ассасину и, сделав знак Реймусу и Азонаю, направилась в сторону выхода из зала ожидания на перроны поездов дальнего следования. Пройдя метров десять, она как бы невзначай оглянулась, чтобы посмотреть, что сейчас делает северянин. Но Глэйда на том месте уже не было.
  
  
   Спросите у любого ассасина Братства, можно ли бесшумно и незаметно подобраться к человеку, если он находится в таком людном месте, как зал ожидания железнодорожного вокзала, да ещё и схватить его, причём так, чтобы никто из находящихся поблизости ничего не заметил? Спросите - и вам в ответ назовут, как минимум, десять способов сделать всё вышеупомянутое. Причём не только незаметно, но и без какого-либо членовредительства.
   Воспользовавшись тем, что внимание соглядатая отвлеклось на иллийку, орка и техномага, Глэйд быстро покинул место своей прежней дислокации и быстро и незаметно пересёк разделявшее его и незнакомца пространство, умело используя для этого фонтан с расположенным в его центре миниатюрным оазисом. Ривиец допустил ошибку, сосредоточив своё внимание на спутниках северянина. Об эррендийце он вспомнил, когда в его правый бок упёрлось что-то твёрдое и явно металлическое.
   - Продолжай любоваться панорамой зала, - спокойно произнёс Глэйд, держа в правой руке огнестрел - шестизарядный револьвер производства оружейных мастерских Братства. - Если, конечно, не хочешь схлопотать пулю в бок.
   - Э-э...
   - Сейчас мы с тобой спокойно проследуем отсюда куда-нибудь в тихое и спокойное место и ты мне поведаешь удивительную историю о некоем ривийце, которому за каким-то йордом вздумалось следить за мной и моими спутниками. И не стоит пытаться мне лапшу на уши вешать. Я этого очень не люблю.
   - Как ты меня раскрыл, ассасин? - выдавил из себя ривиец, говоря на родном языке Глэйда. Ничего удивительного в том северянин не увидел - многие ривийцы, в силу географического положения их страны и исторических связей с Северным Союзом (разумеется, на первом месте для Ривии были отношения с техножрецами Иланиса), свободно владели эрлингом. - Я был уверен, что выбрал вполне достойную маскировку!
   - С твоим телосложением и рожей профессионального военного? Лучше бы сразу в одеяния служителей Варамина нарядился!
   Ривиец сконфуженно что-то промычал себе под нос на своём языке, который Глэйд неплохо понимал. Эррендийцу удалось разобрать пару весьма забористых ругательств, причём из серии тех, что в приличном обществе не произносят. Да и в не очень приличном - тоже.
   - Пошли? - ствол револьвера сильнее упёрся в бок ривийца.
   - Погоди. Ты ведь - тот самый ассасин-северянин?
   - Что значит - тот самый? - насторожился Глэйд. Обежал пристальным взглядом зал ожидания - вроде чисто, никого из похожих на бандитов Миндара не заметно.
   - Если уберёшь ствол - тогда сможем нормально поговорить. А то меня как-то нервирует вид оружия, упирающегося мне в бок.
   - Какой чувствительный! - хмыкнул северянин. Поразмыслил пару секунд. - Ладно, я тебя, если что, и без револьвера на тот свет отправлю. - Оружие исчезло под камзолом. - Давай топай. Да пошустрее. У меня поезд скоро отходит.
   - Куда, если не секрет?
   - Парень - здесь вопросы задаю я! - Глэйд наградил ривийца сильным толчком в спину. - Видишь вон то кафе под навесом? Топай туда. И без фокусов!
   Ривиец лишь усмехнулся в ответ, но послушно засеменил в указанном направлении. Глэйд, ещё раз внимательно окинув взглядом зал ожидания, последовал за ним на некотором расстоянии.
   - Тут садись, - эррендиец знаком показал на свободный столик на самом краю площадки кафе. - И делай вид, что ничего не происходит.
   - Не учи учёного! - усмехнулся ривиец, опускаясь на деревянный лакированный стул. - И если ты думаешь, что я из миндаровских головорезов, то ты сильно ошибаешься, северянин!
   - Так. - Глэйд сел напротив ривийца. - Становится всё интереснее. Твоя степень информированности начинает настораживать. Кто ты такой и какого ты тут вообще делаешь?
   - Моё имя Тринн Сельмур, я - капитан Гвардии Ордена Золотого Солнца. Это в...
   - Я знаю, где находится Орден Золотого Солнца и что он из себя представляет, - нахмурился Глэйд. - Стало быть, тебе известно о том, что происходит?
   - Ты про Ключ? - спросил Сельмур. - Разумеется. Равно как и то, что Фарихад III очень заинтересован в том, чтобы его заполучить.
   - И на кой он ему сдался? Он что, уверен, что сможет управлять этими древними машинами?
   - Машины ему нужны поскольку-постольку. Ему нужен доступ к ИскИну.
   - Так его же отключили Древние!
   - Ты в этом абсолютно уверен? Быть может, тебе известно, где он находится?
   - Понятия не имею. - Здесь Глэйд нисколько не лукавил, так как местонахождение Искусственного Разума, созданного предками, ему действительно было неведомо. - Но зачем гиштанскому правителю доступ к ИскИну? Он полагает, что сможет его контролировать?
   - Фарихад III очень амбициозен, так что в его желании получить в свои руки древние технологии для власти над миром нет ничего удивительного. - Сельмур прищурился. - Кстати, быть может, представишься? Моё имя тебе известно, а вот твоё мне - нет.
   - А оно тебе нужно? - вопросом на вопрос ответил Глэйд.
   - Северянин - я здесь не для того, чтобы вставлять вам палки в колёса. Речь идёт об очень серьёзных вещах. Если Ключ попадёт в руки Далена Миндара - его вряд ли получит император Гишты. Этот мерзавец сам не прочь получить в свои руки такой мощный инструмент. Власть - вот что для него является целью. Иначе стал бы он пытаться убить собственного отца?
   Эррендиец задумчиво постучал пальцами по столешнице.
   - То есть, получается, что наши цели совпадают?
   - Разумеется. Лорд-приор Таэрис Вирензельт поручил мне эту миссию, чтобы миру не угрожал новый Судный День. Пусть это и звучит несколько пафосно, но это так.
   - Думаешь, что ещё где-то сохранились запасы старого ядерного оружия?
   - Хрен его знает, - последовал прямодушный ответ, - но исключать эту возможность нельзя. Иначе возможность эта нас исключит.
   - Да, верно подмечено... А чем ты докажешь, что есть тот, кем себя представляешь? Слова - они и есть слова.
   Сельмур понимающе усмехнулся и протянул руку куда-то за отворот куртки.
   - Тихо, тихо, я всего лишь хочу показать тебе это самое доказательство! - поспешно произнёс он, видя, как правая рука эррендийца метнулась к скрытой под камзолом кобуре. - Не надо так нервничать!
   - Это не нервы - это разумная предосторожность. Давай сюда своё доказательство, только без резких движений. У меня на них аллергия.
   Ривиец понимающе усмехнулся и осторожно сунул руку за отворот куртки и аккуратно вытащил из внутреннего кармана небольшой металлический диск с изображением символа Ордена техножрецов Иланиса - восходящее солнце на фоне чего-то, похожего на когтистую лапу.
   - Удовлетворён?
   - Хм... - Глэйд внимательно рассмотрел диск. В том, что это не подделка, эррендиец нисколько не сомневался. - Допустим. И что ты будешь делать, если Ключ окажется у тебя?
   - Уничтожу его. Нельзя допустить, чтобы такой опасный артефакт Древних попал в нечистые руки. Развитие нашей цивилизации должно идти естественным путём.
   - Оно так... Я - Глэйд Морриган, Братство Ардус Валор. Ключ действительно находится у меня... ну, то есть, не у меня лично, но у моих спутников. Однако для начала было бы неплохо уничтожить то, что этот Ключ может активировать.
   - Ты говоришь об ИскИне?
   - Ты весьма неплохо информирован о положении дел, Сельмур. Да, я говорю об ИскИне. Проблема в том, что никто не знает, где он находится. Но я полагаю, что в том месте, куда мы направляемся, мы сможем найти ответ на этот вопрос.
   - А твои спутники об этом знают?
   - Пока - нет.
   - Ардус Валор очень умело скрывают своё истинное лицо! - понимающе усмехнулся ривиец. - Братство ассасинов! Ну, эта ипостась всем хорошо известна, но...
   - Ты собираешься свои соображения высказать всем, кто будет находится подле тебя? - спокойно поинтересовался Глэйд, но Сельмур отчётливо видел по глазам северянина, что дальше продолжать лучше не стоит.
   - Да нет, знаешь ли. Мне моя шкура дороже. Сами рано или поздно откроете правду миру.
   - Мир для этого ещё не созрел, ривиец. - Глэйд нахмурился. - К тому же, сейчас у нас есть общая цель - не допустить попадания Ключа в руки мерзавца.
   - Это верно. Цель у нас общая.
   - Хочешь присоединиться к нам?
   - Если ты не возражаешь.
   - Ну, лишний ствол и клинок не помешает. - Северянин кивнул Сельмуру. - Значит, так. Поезд на Кааш-ак-Бараск отходит через полчаса. Дуй к кассам и бери билет в первый класс, по возможности - в четвёртый вагон. Если в первый класс билетов не будет - бери в любой другой. Шестой путь. Поторопись, ривиец.
   - А твои спутники?
   - Я им всё объясню. Дуй давай к кассам.
  
  
   Новость о появлении Тринна Сельмура Эллинор, Ходдрен и Азонай восприняли, в общем-то, нормально. Реймус честно признался, что чего-то в таком роде он ожидал. Ключ был тем предметом, существование коего не могло пройти мимо иланисских техножрецов. И появление гвардейского капитана было тому свидетельством. А лишний ствол и клинок действительно был отнюдь не лишним, уж простите за тавтологию. Дален Миндар явно ещё не сказал своего следующего слова и следовало в любой момент ожидать неприятностей. Не здесь, а на маршруте, так сказать. Благо для боевиков корвисца, мест, где можно было устроить засаду, на железной дороге было предостаточно.
   Ривиец объявился на пассажирской платформе за десять минут до отхода экспресса. При виде объёмной дорожной сумки и весьма внушительного чёрного футляра, форма которого недвусмысленно говорила о том, что там лежит вовсе не музыкальный инструмент, Глэйд понимающе усмехнулся.
   - Я буду в соседнем с вами вагоне, в третьем, - сказал Сельмур после того, как Глэйд представил его остальным. - В четвёртый все билеты оказались раскуплены.
   - Неудивительно, ведь сейчас самый разгар торгового сезона в Сандиакловисе, - сказал Реймус. - К тому же, на носу традиционная Южная Ярмарка в Кааш-ак-Бараске. А туда съезжаются все уважающие себя торговцы, фермеры и промышленники со всего Северного Нарга... и даже лехаланкцы иногда туда приезжают. А в футляре, надо полагать, у вас не ривийская арфа находится?
   - Ну, при желании слагомёт можно таковой счесть! - сдержанно улыбнулся Сельмур. - Правда, музыка из такого "инструмента" довольно смертоносна. Но для некоторых только такая и понятна.
   Над перронами раздался протяжный гудок, сигнализирующий о том, что поезд на Бараск вот-вот отправится в путь.
   - Пора в вагон, - произнёс Азонай, внимательно оглядывая пёструю толпу пассажиров, которая почти поголовно состояла из местных, одетых в традиционные для Сандиакловиса длиннополые халаты и полотняные штаны, с замысловатыми головными уборами на головах. - Скоро отправление.
   Сельмур кивнул и направился в сторону своего вагона. Остальные же, несколько сумбурно потолкавшись в тамбуре четвёртого вагона, прошли в узкий коридор, пол которого был устлан толстыми коврами местного производства.
   Реймус Эллинор и Азонай, не задерживаясь, прошли по коридору и, открыв дверь одного из купе, вошли внутрь, закрыв дверь за собой. Глэйд и Кира остались в коридоре одни, точно перед дверью того купе, на которое были выбиты два других билета.
   - Это получается, что нам придётся ехать в одном купе, так, что ли? - иллийка уставилась на северянина слегка прищуренными глазами, в которых сквозило недовольство таким волюнтаристским решением техномага.
   - Если ты печёшься о своей безопасности, Кира, то могу тебя заверить - тебе ничто не грозит, - с лёгкой усмешкой отозвался Глэйд. - Я не собираюсь к тебе приставать...
   - Да я вовсе не о том! - отмахнулась Кира. - Тому, кто стал бы ко мне приставать, здорово бы не поздоровилось. Я к тому, что Эллинору нужно было взять три купе, а не два, причём третье - сугубо для меня. Как мне прикажешь в твоей компании переодеваться и заниматься личной гигиеной?
   - Очень просто, - спокойно ответил Глэйд. Тронул дверную ручку, отодвигая дверь купе в сторону по направляющим. - Или я буду приклеенным сидеть, что ли? Скажешь - отвернусь или выйду.
   - Ловлю на слове! - Кира серьёзно посмотрела на Глэйда. Тот лишь молча пожал плечами и вошёл в купе.
   В отличие от тех же Калихара или Суутрара, где поезда довольно часто отклонялись от графика движения, в Сандиакловисе такого не практиковалось. Экспресс на Кааш-ак-Бараск отошёл от перрона вокзала Мальд-ак-Вораша точно по расписанию.
   Едва лишь поезд тронулся, как Кира тут же принялась хозяйничать в купе, наводя порядок по своему усмотрению. Глэйд на это лишь понимающе усмехнулся, но ничего вслух не сказал. Он послушно закинул свою дорожную сумку, лук, колчан со стрелами и ножны с мечом на багажную полку и уселся у окна, наблюдая, как иллийка размещает свою поклажу.
   Вагон довольно ощутимо качнулся на стыке путей, как раз в тот момент, когда Кира запихивала свою дорожную сумку на багажную полку. От неожиданного толчка иллийка едва не упала, но Глэйд вовремя среагировал и поймал её, однако сам тоже не удержался на ногах и с размаху опустился на своё место, при этом сильно приложившись спиной о стенку. Кира же оказалась у него на коленях и по её реакции было заметно, что она не слишком довольна. Вот только чем именно она была недовольна, Глэйд так и не понял. То ли тем, что она не смогла удержать равновесие, запихивая свою сумку на багажную полку, то ли тем, что руки эррендийца лежали сейчас на её талии.
   - Удивительно, как всё же некоторые умеют воспользоваться моментом! - фыркнув, словно упавшая в воду рэндская лесная кошка, произнесла Кира с заметным сарказмом в голосе. - И вроде как обижаться не на что!
   - В следующий раз могу и не ловить! - пробурчал Глэйд, явно недовольный таким тоном и такими словами иллийки. - Падай на здоровье!
   Северянин недовольно ссадил с колен Киру и с насупленным видом отвернулся к окну, за которым сейчас проплывали строения железнодорожной станции.
   - Обиделся, да? - Кире неожиданно стало стыдно за свои слова. Действительно, чего это она? Глэйд всего лишь её придержал при падении, а она вообразила невесть что. Северянин явно не принадлежал к той категории мужчин, что при каждом удобном случае начнут распускать руки. - Извини, ладно? Просто у меня такая реакция выработалась на вас, мужиков. Вы же чуть что - сразу руки готовы распустить!
   - Ко мне это не относится, - спокойно отозвался эррендиец. - У нас, северян, такое поведение по отношению к женщине не принято. А тех "героев", которые руки свои придержать не могут при виде красивой женщины, у нас быстро на место ставят. Причём не всегда это делают... культурно, так сказать. Так что с моей стороны никаких действий определённого характера точно не может быть. И я не обиделся.
   - Да ну, как будто я не вижу! - Кира подсела к эррендийцу и несмело дотронулась рукой до его плеча. - Правда, Глэйд - не сердись на меня! Я просто по инерции это всё сказала!
   - Инерция - штука серьёзная! - уголок рта Глэйда чуть дёрнулся в едва заметной улыбке. - Особенно, когда этому способствует внешний фактор.
   - Вроде пинка под зад? - усмехнулась иллийка.
   - Вроде пинка под зад. - Северянин осторожно снял руку Киры со своего плеча и встал. - Ладно, нам надо устроиться как следует. До Бараска трое суток ходу, как-никак.
   - Думаешь, что нас попытаются перехватить по дороге? - Кира вернулась к своим вещам. - Вроде никого мы не заметили по пути из пассажирского порта...
   - Но это вовсе не означает, что их здесь нет. От рейдера мы отбились, но Миндар не из тех, кто будет останавливаться на полдороге. Да и гиштанские саркары - ребята не из пугливых. Так что следует быть готовыми ко всему. Кстати...
   Глэйд снова опустился на сиденье-диван.
   - Ключ - как он выглядит? Ты его ни разу не показывала.
   - Так он внутри фигурки!
   - И что с того? - пожал плечами ассасин. - Давай-ка глянем, наконец, на этот артефакт Древних.
   - Ну, надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Глэйд...
   Порывшись в сумке, которую она так и не затолкала на полку, предназначенную для багажа, Ходдрен вынула оттуда фигурку наргского тигра и поставила её на столик.
   - Ты хоть знаешь, сколько она стоит? - спросила она эррендийца.
   - Знаю. Но делу это не мешает. Я же не герцог Деказ!
   Усмехнувшись, Глэйд знаком попросил Киру отодвинуться в сторону, затем достал из ножен хьялтар и, тщательно примерившись, со всей силы рубанул по фигурке, метя точно по центру. Кира непроизвольно охнула при виде такого, на её взгляд, варварства. Разрубить мечом фигурку стоимостью в двадцать тысяч золотых корвисских виндаров! Не каждый решится на подобное действие.
  
  
  
   Всему Териону были известны сначала эррендийские кузнецы, сумевшие сохранить древние технологии выплавки и ковки стали, а позже - металлурги Северного Союза, создавшие на основе тех остатков древних знаний собственные уникальные технологии. Хьялтар Глэйда как раз и был выкован кузнецами Ардус Валор по этим технологиям, благодаря которым им можно было спокойно рубить металлическую арматуру толщиной с палец. Хотя злоупотреблять этим, понятное дело, не стоило. Всё же меч, а не какой-то там топор-колун.
   Удар был рассчитан весьма точно - лезвие меча даже не затронуло гладкую поверхность столика. Но платиновая фигурка наргского тигра распалась на две аккуратные половинки, явив взорам Глэйда и Киры то, что находилось внутри неё.
   - Очень интересно, - пробормотал северянин, убирая хьялтар обратно в ножны и глядя на то, что лежало сейчас на поверхности столика.
   Ключ, за которым так усердно охотились представили различных государств и фракций Териона, представлял собой прямоугольный предмет в форме пластины сантиметров десяти длиной и шириной сантиметра четыре, толщиной в миллиметров пять, чёрного цвета, по бокам которого шли две золотистые полоски непонятного предназначения. Ничего больше на Ключе не было заметно.
   - А что на обратной стороне? - Кира осторожно, словно боясь повредить Ключ, перевернула его. На тыльной стороне не обнаружилось ничего примечательного, кроме таких же двух золотистых полосок по бокам. - Лёгкий какой...
   - Древние знали толк в подобных штуках, - сказал Глэйд, задумчиво глядя на Ключ. - Знаешь, что я думаю?
   - Что?
   - Возможно, мы все ошибаемся в истинном предназначении Ключа, Кира. Предполагается, что он может активировать те древние боевые машины. Не исключено, конечно, но если так, то, скорее всего, Ключ просто запустит управляющий процессор. Понимаешь, о чём я?
   - Машина, управляющая другими машинами?
   - Типа того. Но что, если Ключ предназначен не только для этого?
   - Ты полагаешь, что с его помощью можно включить тот самый Искусственный Разум?
   - Это всего лишь предположение. Может, что и нет. Но, в любом случае, нужно выяснить, что же на самом деле этот Ключ может включить, прежде чем его уничтожать.
   - Здесь я с тобой согласна, - Кира взглянула на разрубленную фигурку наргского тигра. - Как всё-таки жаль, что такую красоту уничтожили!
   - Ну, технически, фигурку можно восстановить, - произнёс эррендиец. - Но для этого её нужно доставить в одну из Цитаделей Братства. Наши металлурги смогут воссоединить её.
   - Серьёзно? - Кира взглянула на Глэйда.
   - И, если хочешь, можешь потом оставить её себе.
   - Себе? Но для этого мне ведь нужно будет отправиться с тобой?
   - А есть проблемы? - Глэйд слегка приподнял левую бровь.
   - Ну... нет, наверное, но... это довольно неожиданно... в смысле, что ты хочешь мне оставить фигурку... Спасибо, конечно, но... как-то это... непривычно...
   - Считай это моим подарком красивой женщине.
   Глэйд, подмигнув иллийке, развернулся и направился в сторону выхода из купе.
   - Куда это ты собрался? - спросила несколько сбитая с толку словами северянина Ходдрен.
   - Тебе же надо будет переодеться и привести себя в порядок, так ведь? - хмыкнул Глэйд. - И моё присутствие в таком случае тебя будет лишь стеснять. Так что я пойду пройдусь немного. Загляну к Реймусу с Азонаем, погляжу, как там наш ривийский друг освоился. А ты спокойно займёшься своими делами.
   И, произнеся последнюю фразу, Глэйд, отодвинув дверь купе, вышел в коридор. Задвинул её за собой и подождал, пока за спиной раздастся щелчок дверного замка. Хмыкнул и, подойдя к двери, ведущей в соседнее купе, которое занимали Эллинор и Азонай, вежливо постучал. Подождал, пока ему откроют дверь, и вошёл внутрь.
  
  
   Громыхая на стыках рельс, поезд, идущий из Мальд-ак-Вораша в Кааш-ак-Бараск, набрав скорость, шёл по магистральной линии, что вела от побережья Срединного моря вглубь Нарга. Линия эта пересекала полноводную реку Жатгаш, после чего немного забирала к юго-востоку, направляясь к крупному городу в материковой части Сандиакловиса - Танрену, а затем сворачивала в направлении оазиса Бараск. Но там она не заканчивалась - обходя оазис по окружной железной дороге, линия шла дальше, через Великую Пустыню, уходя к дисанской столице - городу Сарх. Сам же оазис служил не только местом расположения крупного промышленного и торгового центра Южного Сандиакловиса, но и узловой станцией, где линия Мальд-ак-Вораш - Сарх пересекалась с магистралью Нуив - Шамаст.
   Характерный звук вагонных колёс дал понять Глэйду, что поезд пересекает железнодорожный мост через Жатгаш - очень впечатляющее инженерно-техническое сооружение. Длиной в пол-лиги, мост возвышался над рекой и её долиной на тридцать два метра, опираясь на сорок железобетонных опор толщиной в шесть метров каждая. Правда, Глэйда в данный момент мост особо не интересовал. Его больше всего занимал факт присутствия в поезде агентов Миндара. Кто бы что не говорил, но эррендиец был уверен, что, по крайней мере, один агент мог находиться в одном из вагонов экспресса. Хотя он и глядел, что называется, во все глаза, но ничего подозрительного до сих пор не заметил.
   Миновав тамбур между пятым и четвёртым вагоном, северянин оказался в коридоре и направился к двери своего купе. И, уже собираясь взяться за дверную ручку, неожиданно раздумал это делать, а вместо этого отошёл к окну и с насупленным видом уставился в него, словно пытаясь рассмотреть за ним нечто ведомое только ему одному.
   Причиной этому странному поведению эррендийца было отнюдь не желание не тревожить без веских на то оснований Киру Ходдрен. Он хорошо видел, что иллийка чувствует себя не слишком уверенно, оставшись с ним в одном купе, и полагал, что это связано с его профессией. Но сейчас это его нисколько не интересовало. А вот стоявший в противоположном конце коридора высокий смуглокожий человек в традиционной мерканской одежде его очень даже заинтересовал. Ибо лишь тот, кто ни разу в жизни не видел уроженцев Мерканы и Гишты, мог их перепутать между собой. Гиштанцы были несколько светлее по цвету кожи, нежели их оппоненты в данной части Эрелена, к тому же, мерканские мужчины имели обыкновение носить длинные волосы, собранные на затылке в "конский хвост". В отличие от гиштанцев, предпочитавших короткие стрижки. Да и выправка незнакомца ясно свидетельствовала о том, что перед Глэйдом совсем не простой путешественник и уж точно - не какой-нибудь купец или промышленник, едущий на ярмарку в Бараск.
   Ассасин незаметно покосился на незнакомца. Тот всецело делал вид, что он всего лишь - обычный пассажир, вышедший в коридор полюбоваться видами за окном. Обычный, ну-ну!
   Глэйд едва заметно усмехнулся и повернулся к двери купе. Было ясно, что соглядатай давно засёк северянина, только старательно делал вид, что его происходящее нисколько не интересует. Однако такие номера с Глэйдом не проходили.
   Эррендиец подошёл к двери и два раза стукнул по обшивке.
   - Кто там? - услышал он голос Киры.
   - Это я, Кира, - отозвался Глэйд. - Мне надо войти.
   - Э-э... но я не совсем...
   - Это срочно. У нас нарисовался "глазастик".
   - Что? - не поняла иллийка.
   - Открой дверь! - с нажимом в голосе произнёс северянин.
   Раздался щелчок открываемого замка и дверная панель отъехала в сторону, впуская Глэйда внутрь купе.
   - О ком ты говорил, Глэйд? - непонимающе спросила Кира, тщательно пытаясь поплотнее запахнуться в пушистое полотенце. Мокрая голова иллийки свидетельствовала о том, что совсем недавно она принимал душ.
   - За нами "хвост". - Глэйд, не глядя на неё, прошёл к своей багажной полке и достал оттуда ножны с хьялтаром. - Явно из людей Миндара. Гиштанец, старательно маскирующийся под мерканца. Надо с ним поговорить...
   - А меч, надо полагать, будет служить тебе в качестве неоспоримого аргумента? - с ноткой иронии произнесла Кира.
   - Я его и так могу скрутить, но я уже давно убедился в том, что оружие, приставленное к горлу или виску, очень развязывает язык.
   Глэйд повернулся к Кире и внимательно поглядел на иллийку. Понимающе усмехнулся.
   - Что? - спросила Ходдрен, чувствуя, что начинает краснеть.
   - Пусть мои слова и покажутся тебе пошловатыми, но прикрывать такую красоту есть не совсем правильно. Другое дело, что ты имеешь все права так себя вести. Я ведь кто? Просто спутник в опасном предприятии.
   - Глэйд - а ты не находишь, что твои слова чересчур смелы? - прищурилась Кира, ещё плотнее закутываясь в полотенце. Получилось, но вот бёдра иллийки оказались открытыми.
   - Гм... - взгляд северянина непроизвольно скользнул по ним. - Не каждая женщина может похвастаться такими...
   - Глэйд - а не пошёл бы ты... разбираться с соглядатаем? - было очевидно, что Кира собиралась употребить более звучное слово или словосочетание, но в последний момент передумала. - По-моему, для этого самое время. А то он ещё сбежит...
   - Куда он денется? Они же за этим Ключом в жерло действующего вулкана полезут! - Глэйд хмыкнул. - Ладно, не буду тебя провоцировать, Кира...
   - На что именно? - глаза иллийки опасно вспыхнули.
   - Всё-всё! - эррендиец выставил вперёд ладонь левой руки. - Я уже испаряюсь!
   И, отворив дверь, быстро шмыгнул в коридор. И потому не заметил, как лицо Киры озарилось улыбкой. Слова Глэйда явно пришлись ей по нраву, только, естественно, она не дала ни малейшего повода понять это.
   Гиштанец всё так же продолжал стоять у окна, не обращая внимания ни на что. Глэйд было даже подумал, что его догадка оказалась неверна - в самом деле, не обязательно ведь каждый гиштанец может быть негодяем - но тут незнакомец повернул голову в направлении ассасина.
   Дальнейшие действия Глэйда были продиктованы, так сказать, ситуацией. Гоняться за шпиком по всему поезду и пугать при этом ничего не подозревающих пассажиров эррендиец вовсе не собирался, поэтому он сделал то, что в данных обстоятельствах было наиболее верным решением. Он просто метнул вперёд ножны с хьялтаром, метя гиштанцу в ноги, поскольку тот уже разворачивался для того, чтобы дать дёру.
   Дёру дать не получилось. Ножны с мечом угодили точно в ноги гиштанцу, отчего тот с грохотом загремел на пол коридора. И тут же оказавшийся рядом с ним Глэйд крепко наподдал ему ногой под рёбра.
   - Далеко собрался, приятель? - добродушно прогудел эррендиец, рывком вздёргивая его на ноги. - Вагоны, знаешь ли, не то место, где можно бегать! Не стадион! Можно и пораниться!
   - Кто дал вам право... - открыл было рот гиштанец для возмущения, но Глэйд тут же сильным ударом в живот заставил того поперхнуться на полуслове.
   - Орать не надо! - северянин сильно встряхнул соглядатая. - Здесь люди кругом!
   Он подхватил с пола ножны и ловко пристроил их за спиной, при этом продолжая держать гиштанца другой рукой за отворот мерканской полотняной куртки.
   - Поговорим? - Глэйд пинком ноги открыл дверь в тамбур и выволок туда гиштанца, невзирая на некоторое сопротивление последнего.
   - О чём нам с тобой говорить? - зло буркнул гиштанец. - Что, решил внаглую ограбить честного купца? Ну давай, грабь! Воистину, ничего святого...
   - Ты из себя-то дурачка не строй, саркар! - усмехнулся ассасин, впечатывая гиштанца в стену тамбура. - Как ты нас выследил? Тебя послал Миндар?
   Гиштанец злобно поглядел на Глэйда и сплюнул ему под ноги.
   - Не очень-то вежливо! - кулак эррендийца въехал саркару под дых, отчего тот закашлялся. - Культурные люди на заданный им вопрос дают ответ, а не плюются под ноги собеседнику.
   - Да какой ты мне собеседник, гнида северная?! - ощерился гиштанец, показывая Глэйду свою истинную натуру имперского гвардейца. Для которого все, кто являлся не-гиштанцем, не стоили даже ногтя мизинца.
   - Вот это уже ближе к истине, - раздался за спиной Глэйда голос, принадлежавший Тринну Сельмуру. Появление ривийца ничуть не удивило северянина, к тому же, незаметно подкрасться к ассасину не представлялось возможным. - От саркара за сто лиг несёт непрошибаемой самоуверенностью и превосходством над не-гиштанцами. Они даже тех из своих соплеменников, что живут на Араванских островах, за гиштанцев не считают. А ты ещё хочешь, чтобы он относился с уважением к какому-то северянину! Вы для них как были варварами - так варварами и останетесь!
   - А что, это не так? - просипел гиштанец.
   - Я не собираюсь с тобой спорить и уже тем более - дискутировать, - спокойно проговорил Глэйд. - Мне нужны ответы на мои вопросы и будь уверен, саркар - я их получу. Даже если мне придётся для этого нашинковать тебя, как кочан водяной капусты.
   Демонстрируя свои намерения, северянин вынул из ножен хьялтар. Вид меча отрезвляюще подействовал на гиштанца. Саркар - не саркар, а только надо быть совсем отмороженным или больным на всю голову, чтобы хорохориться при виде метрового клинка. Или обдолбанным, что, в принципе, одно и то же.
   - С чего ты решил, что я - шпион? - спросил гиштанец, вроде как и готовый начать говорить, но, в то же время, не хотящий вот просто так вот открывать Глэйду истинное положение дел. Профессиональная гордость имперского гвардейца не могла ему просто так этого позволить.
   - Догадался с одного раза! - усмехнулся ассасин, придвигая лезвие хьялтара к горлу гиштанца.
   - Эй-эй, зачем же так нервно реагировать?! - саркар облизнул вдруг ставшие сухими губы. - Мы же цивилизованные люди!
   - О как! - усмехнулся Сельмур. - Смотри-ка, как заговорил! Цивилизованные люди! Воистину, надобно саркару меч к горлу приставить, чтобы он счёл тебя ровней себе!
   - Ничто так не способствует установлению понимания между собеседниками, как оружие, нацеленное тебе в башку! - усмехнулся Глэйд. - А этот парень просто не хочет, чтобы я его выпотрошил, как курицу!
   - Ага, очень верно подмечено! - Сельмур, оттолкнув гиштанца, которого всё так же крепко держал северянин, присел возле блокирующей дверь тамбура запорной панели. Повозился с минуту и с довольным хмыканьем откинул её в сторону, после чего открыл дверь. Тут же в тамбур с шумом ворвался ветер, принёсший с собой различные запахи.
   - Как Миндару стало известно о том, что мы сели именно на этот поезд? - спросил Глэйд.
   - Один из наших людей вас заметил на вокзале, - отозвался гиштанец, опасливо озираясь на распахнутую позади него дверь. - Он сообщил по портативному вокодеру Миндару, и тот послал агентов на перехват. Успел я, в самый последний момент.
   - Лучше бы ты опоздал! - усмехнулся Глэйд. Нехорошо так усмехнулся, отчего гиштанец побледнел. Какими бы высокомерными снобами не были саркары Гиштанской Империи, но даже они опасались ассасинов Братства Ардус Валор. И не без оснований на то. На весь Эрелен и Нарг известна была история о схватке ассасина Эйзена Хорна с отрядом имперских саркаров во времена рэндско-гиштанской войны, что имела место быть без малого две сотни лет назад. Тогда Гишта решила воспользоваться положением дел в Рэнде, который только-только оправился после кровавой гражданской войны, и под шумок оттяпать у западного соседа часть земель, а заодно умыкнуть ещё и Северный Треллус. Однако это нападение совершенно неожиданно для гиштанцев сплотило Рэнд, так что имперские войска столкнулись с ожесточённым сопротивлением как в Рэнде, так и в Треллусе. Да и Северный Союз не остался в стороне от событий, направив в Рэнд крупный контингент. Всему Териону, за исключением, быть может, жителей Западного материка, было известно, какие "тёплые" чувства испытывают северяне к имперцам. Братство тоже не осталось в стороне, отправив в Рэнд нескольких ассасинов, среди которых был и тот самый уже ставший легендарным Эйзен Хорн.
   - Я всего лишь рядовой гвардеец! - затянул так хорошо знакомую Глэйду и Сельмуру песню гиштанец. - Мне было дано задание...
   - Не ной! - эррендиец сильно приложил гвардейца спиной о стену тамбура. - Не люблю нытиков. Ты прекрасно знал, на что шёл, когда подписывался на это дело. Вообще непонятно, как саркары Империи согласились терпеть над собой иноземца? Вы же презираете всех не-гиштанцев и происхождение Миндара тут никакой роли не играет.
   - Миндар доказал свою полезность Империи и лояльность Его Императорскому Величеству, так что нет ничего зазорного в том, что он руководит гвардейцами Императора!
   - Ну, меня, собственно, это мало волнует. Гораздо более меня занимает это что вам всем известно о Ключе. И не пытайся строить из себя дебила - это вредно для здоровья.
   - Поймите меня правильно - я всего лишь рядовой гвардеец! - поспешно проговорил саркар, оглядываясь через плечо. Однозначно, открытая дверь вагонного тамбура действовала гиштанцу на нервы, хоть он этого особенно и не показывал. - Мне лишь известно, что с его помощью можно включить какую-то древнюю машину. И всё.
   - Машину. - Глэйд переглянулся с Сельмуром. - Понятно...
   - Вы... вы меня убьёте? - выдавил из себя гиштанец.
   Сельмур внимательно всмотрелся в северянина. Ривиец вполне справедливо полагал, что ассасин просто-напросто выкинет саркара в открытую дверь, особенно учитывая то обстоятельство, что эррендийцы отнюдь не питали тёплых чувств к гиштанцам.
   - А это что-нибудь изменит? - пожал плечами Глэйд. Разжал пальцы, отчего гиштанец едва не упал, не ожидав такого поворота событий. - Таких, как ты - вагон и маленькая тележка. Однако...
   Тон, которым было произнесено это слово, насторожил гиштанца. Сельмур же с интересом взглянул на эррендийца.
   - Поступим так, - сказал Глэйд. - Я так понимаю, что Миндар ждёт от тебя доклада? Но средства связи при тебе нет, ведь так?
   - Я не совсем понимаю...
   - А этого я от тебя и не требую! - усмехнулся Глэйд. - Понимать - это не твоего ума дело. Твоё дело - выполнять приказы и распоряжения вышестоящих. А я на данный момент таковым и являюсь.
   - Это почему ещё? - не понял гиштанец.
   - Потому. Короче, так - ты сейчас спустишься на нижнюю ступеньку лестницы и сойдёшь с поезда.
   - На ходу?!
   - А что тут такого? Скорость поезда сейчас не больше тридцати лиг - чего ты так напрягаешься? Ты же саркар - для тебя такая акробатика раз плюнуть!
   - Да, но сейчас уже темно!
   - А это-то тут при чём? - искренне изумился Глэйд.
   - Там же не видно ничего! А если какой столб мне попадётся?
   - Наверное, это будет больно. - Глэйд красноречиво повёл хьялтаром. - Но терпение моё не безгранично, саркар.
   Гиштанец злобно сверкнул глазами, но противоречить не стал. Лишь бы идиот стал бы перечить тому, кто держал наготове длинный и очень острый меч.
   Осторожно спустившись на самую последнюю ступеньку металлической лестницы, саркар взглянул на Глэйда.
   - Ты ввязываешься в игру, правила которой для тебя сокрыты во мраке, ассасин! - надменно произнёс он. - Грядёт новая эра для всех людей Териона! Но мне сомнительно, что вам, северным варварам, в ней найдётся местечко!
   - Орков ты, как я понимаю, тоже в расчёт не берёшь, иначе бы упомянул их в своей такой короткой и проникновенной речи! - усмехнулся Глэйд. - Но мне кажется, что как раз вы - ты, Миндар, Фарихад III - не понимаете правил этой игры. Думаете, что всё знаете, всё можете? Это не так. Особенно в деле того, что касается знаний. А теперь - пошёл вон.
   - Северный...
   Это было всё, что успел сказать гиштанец. Пинок ноги Тринна Сельмура отправил его в темноту южной ночи. Глэйду показалось, что он услышал звук удара, но из-за стука вагонных колёс он в этом не был до конца уверен.
   - Выслушивать бредни имперского саркара есть весьма сомнительное удовольствие, ты так не считаешь, северянин? - простодушно спросил ривиец. - Надеюсь, что по ту сторону двери не было столба или дерева.
   - Ну да, это было бы очень больно! - хохотнул Глэйд. Поглядел на хьялтар и ловким движением вогнал его в ножны. - Однако, саркар всегда остаётся саркаром. Где бы он не находился. Закрой дверь, Тринн. Не стоит привлекать излишнего внимания.
   - А что ты имел в виду, говоря про то, что правил этой игры гиштанцы не понимают? - поинтересовался Сельмур, опуская на место запорную пластину.
   - Так... внёс сумятицу в его башку. Пусть подумает на досуге и даст пищу для размышлений для Миндара... если выжил после падения. Сдох - плакать не стану. Одним гиштанцем меньше станет...
  
  
   Глава 8.
  
  
   - Я так понимаю, что разговор у вас вышел весьма содержательным? - спросила Кира Глэйда, едва лишь тот задвинул за собой дверь купе и сел на сиденье-диван.
   - Более-менее. - Эррендиец снова встал на ноги, чтобы убрать на багажную полку ножны с мечом. Повозился немного со своей дорожной сумкой, после чего снова сел на прежнее место. - Правда, потом ему пришлось сойти, но так он же спешил...
   - Сойти? - прищурилась иллийка. - То есть, ты его...
   - Не я, а наш ривийский друг. Сельмур решил поучаствовать в разговоре, ну и потом дал пинка под зад гиштанцу. Не знаю, выжил ли он - вроде как я слышал удар чего-то обо что-то. Но он знал, на что шёл, так что...
   Глэйд красноречиво развёл руками, как бы говоря - моей вины в происшедшем нет.
   - Думаешь, они не сдадутся?
   - Саркары Гишты - не тот враг, которого можно чем-то напугать, - спокойно проговорил северянин, устраиваясь поудобнее на диване. - И они не успокоятся, пока не получат то, за чем пустились в такую даль. Но мне кажется, что Ключ - это только начало.
   - Начало? Ты о чём?
   Глэйд недовольно нахмурился. Было видно, что эррендиец не испытывает никакого желания продолжать, но Кире стало очень интересно. Она в своё время не зря сказала, что Ардус Валор не так просто, как хочет казаться. И дело было тут вовсе не в тех древних терминах, что время от времени употреблял Глэйд. Тут было что-то ещё. Что-то, связанное с той далёкой эпохой, когда люди Териона могли одним нажатием кнопки испепелить целый материк.
   - Я не призываю тебя раскрывать секреты Братства, Глэйд, - мягко произнесла Кира, - но сейчас речь идёт о том, сумеет ли Дален Миндар заполучить этот Ключ и передаст ли он его Фарихаду III. И что тогда может ждать весь наш мир.
   - Ничего хорошего, но чего ты добиваешься от меня, Кира? - прищурился ассасин. - По-моему, я ничего ни от кого не скрываю.
   - Ой ли?
   - Положим, кое-какие древние секреты Ардус Валор действительно известны, но они не могут играть сколь-нибудь существенной роли в мировой истории. Металлургические технологии, некоторые специфические моменты при производстве дизельных...
   - Я вовсе не это имела в виду, Глэйд. И ты понимаешь, о чём именно я говорю.
   - Это техномаг тебя заразил своим зудением про Скрижаль? - усмехнулся Глэйд. - Ты ведь про неё сейчас мне баки забивала?
   - Э-э... что делала? - не поняла иллийка.
   - Старое выражение. Очень древнее. - Эррендиец расстегнул верх камзола. Зевнул, потягиваясь. - Вообще-то, я спать хочу, если ты не против.
   - Знаешь, а вот я против! - Кира зло уставилась на Морригана. - И мне бы хотелось получить подробный ответ на заданный мною вопрос!
   - Ты же ничего у меня не спрашивала.
   - Не увиливай, северянин!
   Глэйд покачал головой и усмехнулся.
   - Ты хочешь знать, что такое Скрижаль Ривеллин и почему мы так ревностно храним её ото всех? Но готова ли ты узнать правду, Кира?
   - Правду? Правду о чём?
   - О том, кто мы такие на самом деле.
   - Что ты имеешь в виду? - не поняла Кира.
   Вместо ответа Глэйд некоторое время молча глядел на иллийку, причём ей от этого стало немного не по себе. К этому внимательному и в то же время безразличному взгляду трудно было привыкнуть, и, что греха таить, от этого взгляда становилось немного страшновато.
   - Понимаешь, есть определённая категория знаний, которые были забыты в том хаосе, что охватил планету после ядерной войны. Но Ардус Валор сохранили эти знания, чтобы терионцы, когда придёт время, смогли получить к ним доступ. Просто дело в том, что не все готовы к такому повороту. Мировоззрение большинства может просто рухнуть, как карточный домик.
   - Почему?
   Вместо ответа Глэйда поднялся с дивана и полез на багажную полку. Покопавшись в своей сумке, он достал оттуда небольшой кожаный футляр прямоугольной формы.
   - Что это? - поинтересовалась Кира.
   - Трёхмерный визипроектор. - Глэйд раскрыл футляр и положил на стол небольшую плоскую коробочку, в нижней части которой виднелись четыре маленькие кнопочки.
   - И что он делает? - заинтересовалась иллийка.
   - Он может демонстрировать доказательства правоты моих слов. Но я бы всё-таки хотел, чтобы то, что ты сейчас узнаешь, не вышло за пределы этого купе.
   - Слушай, если это какая-то сверхсекретная информация, то Протекторы тоже должны о ней знать. Особенно если она касается всех терионцев - и людей, и орков.
   - Орков - не знаю. В конце концов, они всегда жили на Терионе... в отличие от наших предков.
   - Всегда... - Кира оторопело воззрилась на северянина. - О чём, йорд тебя подери, ты толкуешь?!
   Вместо ответа Глэйд нажал на одну из кнопочек, вследствие чего прямо в воздухе напротив ошеломлённой иллийки возникло что-то вроде иллюзорной панели управления чем-то ей совершенно непонятным. Эррендиец невозмутимо что-то проделал с этой панелью и над поверхностью стола возникло изображение чего-то большого и явно массивного.
   - Колониальный транспортный корабль класса "Звёздный ковчег", - с торжественными нотками в голосе произнёс Глэйд. Кира быстро взглянула на эррендийца - глаза того горели едва ли не фанатичным светом. - Длина - десять лиг, ширина - шесть, высота - две лиги. Мог перевозить за один раз пятьдесят тысяч колонистов, плюс разнообразную технику, припасы и материалы для строительства колонии. Экипаж этого исполина был сравнительно невелик - где-то около двух тысяч человек.
   - И как же такой гигант мог плавать? - Кира во все глаза рассматривала странное судно. - Он же ни в один порт не вошёл бы!
   - Это не морское судно, Кира. Это - космический корабль.
   - Какой корабль? - не поняла иллийка.
   - Космический. Он не плавает, он перемещается в пространстве. Там. - Глэйд ткнул пальцем в потолок. - Много тысячелетий назад наши предки прибыли сюда на таких кораблях из другой звёздной системы.
   - Это... правда?
   - Сложно поверить, так ведь? - усмехнулся Глэйд. - Я тоже не верил в это, пока не увидел Скрижаль Ривеллин.
   - Опять эта ваша Скрижаль! Да что же она такое, в конце концов?!
   - Древняя база данных. Содержит много всякой информации. Загружена в древний компьютер, который...
   - Так Скрижаль - это машина? - догадалась Кира.
   - Ага. Она самая. И она всё ещё работает. Как - не спрашивай. Этого никто не знает. Там какая-то древняя технология использована, которую никто на Терионе не понимает. Слишком она сложна для нас. Но именно поэтому Скрижаль является бесценной для Союза. Её база данных содержит массу информации, которая может когда-нибудь пригодиться.
   - Обалдеть! - Кира потёрла ладонью правой руки внезапно вспотевший лоб. - Думаю, что Реймус что-то такое подозревает. Всё же он - техномаг. А что за информация содержится в Скрижали?
   Глэйд вгляделся в изображение колониального транспорта. Усмехнулся каким-то собственным мыслям.
   - Информации там очень много, и не вся она понятна нам. Но большую её часть всё же удалось разобрать.
   - И что именно стало известно?
   - Много тысячелетий назад на Терион прибыли первые колонисты. Откуда - неизвестно. То есть, название системы, конечно, мы знаем, но оно ровным счётом ни о чём не говорит, поэтому и упоминать его не стоит. Ведь мы даже не знаем, где это и как далеко отсюда. Так вот - колонисты прилетели на Терион и начали заселение. Орков они не трогали, к тому же, тогда те находились на примитивной стадии развития. "Железный век" - так говорится в базе данных. Я так понимаю, что данный термин имеет отношение к тому, какими орудиями в то время пользовались жители Шардэкского архипелага. Со временем, разумеется, орки узнали о пришельцах и начали осторожно собирать о них информацию. Потом, видя, что их никто не трогает, осмелели и направили посланников к колонистам. Так два народа начали мирное сосуществование на планете. Люди помогли оркам развить собственные технологии...
   - Постой-постой! - Кира предупредительно выставила вперёд ладонь левой руки. - Но тогда выходит, что оркам всегда было известно о том, что наши предки прибыли сюда из... из другой звёздной системы!
   - Не обязательно. Колонисты могли этого и не говорить. Хотя... тут ни о чём наверняка нельзя сказать. Ведь времени прошло очень много. Так вот - по прошествии веков колонисты основали стабильную и полностью самостоятельную колонию. Она поддерживала постоянную связь с галактическим сообществом, но потом что-то произошло. Мы так поняли, что в космосе началась масштабная война, хотя причины её нам неизвестны. Война длилась не один год и привела к тому, что многие миры были либо опустошены, либо откатились в своём развитии. Забылись технологии, утратились связи между планетами. Целые... как там было написано? А, вот - целые регионы галактики оказались отрезанными от того, что осталось от некогда обширной и могущественной Империи.
   - Империи?
   - Ну, или как там это называлось у предков? В общем, Терион оказался в числе тех миров, что остались, так сказать, не у дел. Начался регресс, но он не был слишком продолжительным.
   - Это как понимать?
   - Откат в развитии. Ты ведь знаешь, что ещё двести лет назад никаких самоходов на Терионе не существовало? - Кира утвердительно кивнула. - Плюс утрачены технологии космических полётов. Это произошло уже после глобальной космической войны. Я так понимаю, что предки выступили не на той стороне, за что и огребли.
   - Огребли?
   - Причём самым натуральным способом. Записи гласят, что та сторона, что выступала оппонентом наших предков - вернее, того блока, к которому они примкнули - прислала к Териону эскадру боевых космических кораблей. Мало не показалось, я так понимаю.
   - А с чего весь тот сыр-бор заварился?
   - Трудно сказать. Похоже, что часть колоний требовала независимости, метрополия возражала...
   - Метрополия?
   - Если записи верно истолкованы, наши предки сумели создать обширную империю, в которую были включены и миры, населённые другими существами, причём не все они были похожи на людей или орков. Там термины какие-то совсем уж непонятные встречаются - "гуманоид", "негуманоид", в общем, даже я ничего в этом не понял. Словом, эта Империя в конце концов рухнула, и вина метрополии в том была едва ли не главной.
   - А что это была за метрополия? Она всё ещё существует?
   - Кто может это знать? - пожал плечами Глэйд. - Космические расстояния огромны, Кира. Даже от ближайшей к нам звезды свет идёт несколько лет, а метрополия - Терра, так, кажется, она называлась - вообще неизвестно на каком конце галактики.
   - А как тогда предки преодолевали такие огромные расстояния?
   - У них имелась какая-то совсем уж запредельная технология, с помощью которой можно было каким-то образом сворачивать пространство так, что расстояние в миллиарды лиг можно было преодолеть почти мгновенно. Какой-то тип привода, способный переносить корабли куда угодно за ничтожный промежуток времени.
   - Да, вот это поразил - так поразил! - Кира медленно покачала головой. - И всё это время Ардус Валор даже не пыталось что-либо воссоздать из этих древних технологий?
   - Каким образом? Для этого нужно обладать знаниями, о которых мы не имеем ни малейшего понятия. Как построить космический корабль? Как сделать тот самый двигатель, могущий перемещать его куда угодно? То есть, в принципе, космолёт построить можно - строят же аффинорцы и техножрецы Иланиса винтокрылы, но толку от него? Молиться на него, как на идола?
   - Но если всё есть так, как ты рассказываешь, то ведь есть вероятность того, что однажды какой-нибудь космический корабль может наткнуться на Терион. И что тогда будет?
   - Не знаю. Но сейчас речь не об этом.
   - Глэйд - если Миндар получит Ключ, то ведь всё может рухнуть в одночасье, ведь так? Ему ведь не древние боевые машины нужны, а именно тот самый ИскИн! А учитывая, что где-нибудь ещё могут находиться древние ракеты с атомными бомбами...
   - В принципе, это возможно, хотя с той поры прошло много лет. Но мы ведь постараемся этого не допустить, так ведь, Кира?
   Иллийка несмело улыбнулась северянину. Его откровения потрясли её, хотя она и постаралась не подать вида, однако было заметно, что эррендиец всё прекрасно видел.
   - Постараемся, конечно, - отозвалась она. - А почему Скрижаль так называется?
   - Как - так? - не понял Глэйд.
   - Скрижаль Ривеллин.
   - А, ты про само название... Ну, как бы это сказать поделикатнее... "Ривеллин" - так называется древний космолёт, на борту которого и находится база данных.
   - Северный Союз располагает настоящим космическим кораблём?! - от изумления Кира чуть не поперхнулась воздухом.
   - И что с того? Он же не работает. К тому же, от него уцелела только носовая часть, если мы правильно понимаем его конструкцию. Ему в своё время здорово досталось. Чем уж там предки сражались, можно лишь представить. Одно то обстоятельство, что в своё время колония Териона была буквально вбомблена едва ли не в каменный век, говорит о многом. Причём использовали точно не атомное оружие. Но разрушения были ничуть не меньше, чем при ядерных взрывах. Думаю...
   Неожиданный громкий стук в дверь купе заставил Глэйда замолчать. Повернув голову в сторону двери, ассасин сузившимися глазами поглядел на неё, а затем змеиным движением соскользнул с дивана и оказался у дверной ручки. Осторожно взялся за неё левой рукой, тогда как правая сжалась в кулак. И резко распахнул дверь.
   - Это я! - поспешно произнёс Эллинор, чуть отшатываясь назад, чтобы не получить кулаком под челюсть.
   - Я вижу, - усмехнулся Глэйд. - Что случилось, Реймус?
   - Я только что разговаривал с Экрисом Торном - это глава нашей Службы Безопасности, - сказал техномаг. - Есть очень интересные новости.
   - Какие именно?
   - Может, мне всё-таки будет позволено войти?
   Глэйд, не говоря ни слова, посторонился, давая Реймусу возможность войти в купе. И тут же вслед за техномагом в купе протиснулся Азонай, отчего здесь сразу же стало довольно тесно.
   - Прошу прощения! - смущённо прогудел орк при виде скривившегося лица эррендийца - Следопыт случайно наступил Глэйду на ногу. - Я нечаянно!
   - Что произошло, Реймус? - спросила Кира.
   - Король Корвиса Мервальд IV Стойкий, председатель Высшего Совета Технократии Керк Притчетт и лорд-суверен Эррендии Альстер III заключили трёхстороннее соглашение о совместных действиях, направленных на устранение угрозы со стороны Тронгхольма. - Техномаг перевёл взгляд на Глэйда, однако эррендиец на эти слова Эллинора никак не отреагировал. - Судя по всему, здравый смысл наконец-то возобладал над амбициями, и теперь Корвис и Северный Союз собирают совместную карательную экспедицию против пиратов. Аффинор же, со своей стороны, окажет техническую, так сказать, поддержку. Данные действия однозначно выбьют почву из-под ног Фарихада III. Есть мнение военной разведки, что участившиеся набеги пиратов на Западный и Северный Эрелен есть дело рук имперцев. Дестабилизация ситуации на руку Гиште - особенно учитывая то обстоятельство, что Фарихад III охотится за Ключом.
   Глэйд усмехнулся.
   - Ну, то, что гиштанцы мечтают о неограниченной власти, всем хорошо известно. Особенно нам, северянам. В своё время на Великих Равнинах мы им объяснили, что куда лучше оставить всё так, как есть. Однако, новость интересная. Пиратов давно уже пора к ногтю прижать.
   - Думаю, что на сей раз это сделать вам удастся, - заметил Азонай.
   - Этим, собственно, давно было пора заняться, - заметил эррендиец. - И, раз уж мы тут все собрались, - он кинул взгляд на возникшего в дверях Тринна Сельмура, который скептически окидывал взглядом купе, прикидывая, сможет ли он здесь поместиться, - давайте уже примем решение по поводу дальнейшего маршрута. Вернее, той его части, которая будет пролегать через Ничьи Земли.
   - Здесь ты у нас главный эксперт, - заметил Эллинор. - Тебе и карты в руки.
  
  
   Столица Калихарского Королевства - Кеппорра,
   район Большого Базара.
  
  
   Со скептическим выражением на лице Глэйд Морриган наблюдал за тем, как Реймус Эллинор, энергично жестикулируя руками в стиле иллийского торговца, разговаривает с продавцом подержанных самоходов, чья лавка - если такое определение подходит для площадки размером сотню на сотню метров - располагалась на самом краю Большого Базара. Так здесь именовался огромный рынок под открытым небом, на котором можно было купить практически всё. Ну, разве что калихарских пандралов здесь не продавали, но на то были свои, объективные, причины.
   Выбор техномага пал на вездеходный самоход явно не местного производства, вид которого был весьма далёк от тех образцов, которые доводилось встречать Глэйду в Западном Эрелене. Неказистый угловатый корпус покоился на четырёхколёсном шасси, причём каждое колесо было размером едва ли не с Киру Ходдрен. В нескольких местах было заметно, что краска давно облупилась и открыла голый металл, причём кое-где он уже покрылся тонким слоем ржавчины. Заднего бампера у самохода просто-напросто не было, небольшой грузовой открытый отсек был довольно неряшлив, но одно обстоятельство почти сразу же привлекло внимание Глэйда. Металлический штатив для крепления стаббера, установленный в центре кузова. Очень нужная вещь... если на ней закреплён этот самый стаббер. Но как раз данного предмета здесь и не было. Впрочем, учитывая довольно либеральные законы Калихара касаемо оружия - точнее, практически полное отсутствие оных - на Базаре можно было не только стаббер раздобыть, но даже купить настоящий лехаланкский бронеход. С оружием и боеприпасами.
   Было совершенно очевидно, что торговец - судя по его внешнему виду, родом из одного из городов-государств Восточного Экваториального Нарга, Нирии - не намерен уступать техномагу в цене. На взгляд эррендийца, цена эта - триста пятьдесят золотых монет - была чересчур высока для такой рухляди. Однако особого выбора здесь Глэйд не видел. Ещё пара вездеходов выглядела так, словно их пожевал и выплюнул пандрал. Стоящий чуть поодаль грузовик с закрытым кузовом, усиленным передним бампером и забранным решёткой лобовым стеклом выглядел чуть лучше, но толку от него в джунглях было бы почти никакого.
   - ... не найдёте! - донёсся до слуха северянина голос торговца. Говорил он, разумеется, на пангале. - Пусть его внешний вид вас не смущает - по проходимости эта машина не знает себе равных! Конечно, в болото я вам на ней заезжать не советую, но через любой лес она как по...
   - Мы не сомневаемся в её проходимости, - перебил торговца Глэйд. - Мы сомневаемся в её состоянии.
   - Да, этот самоход не из новых, но где вы видели в Калихаре новый самоход? - ехидно улыбнулся торговец. - Свои машины Калихар не производит, остаётся довольствоваться тем, что привозят извне. Но вы можете и своим ходом добраться туда, куда вам нужно.
   - Юморист! - усмехнулся Эллинор, переглядываясь со своими спутниками. - Дело в том, что машину мы взять не против, но вот цена!
   - Триста пятьдесят монет - разве это дорого за такую машину? - всплеснул руками торговец. - Да она полутораметровый брод преодолевает с ходу!
   - Полутораметровый брод - это, конечно, хорошо, - проговорил Глэйд, переглядываясь с Реймусом. Аффинорец едва заметно кивнул. - А моторный отсек можно посмотреть?
   - Моторный отсек? - торговец при этих словах северянина несколько стушевался. - А... ну да, можно, только я не понимаю...
   - Зато я понимаю! - отрезал эррендиец. - Знаю я вашего брата! Всучите дерьмо, которое через двадцать лиг встанет колом - и рады будете, что сплавили свой хлам!
   - Да разве я против? - засуетился торговец. Откинул в стороны крепёжные запоры и поднял крышку моторного отсека самохода. - Прошу вас, смотрите.
   Эллинор, Кира, Азонай и Сельмур с интересом стали наблюдать за действиями Морригана. Северянин подошёл к передней части машины и заглянул внутрь.
   - Кхм... А завести можно?
   Торговец, нахмурившись, полез в кабину самохода и, усевшись за руль, вставил в замок зажигания ключ. Повернул его, запуская двигатель. Мотор два раза чихнул, выбросил из выхлопной трубы сноп сизого дыма, и заглох.
   - Я сейчас, сейчас! - засуетился торговец. - Заведём сей момент!
   Глэйд понимающе усмехнулся, после чего сунулся в моторный отсек и что-то там проделал, но что именно, не было видно из-за спины эррендийца.
   - Двести пятьдесят золотых монет - и считай, что тебе повезло, приятель! - произнёс Глэйд, продолжая ковыряться в моторе. - Давай, заводи!
   На сей раз торговцу удалось запустить двигатель самохода. Это явно привело его в благостное расположение духа, даже несмотря на слова Глэйда.
   - Значит, так, - северянин закрыл крышку капота и поискал что-нибудь, чем можно было бы вытереть испачканные руки. Торговец, выскочив из кабины, суетливо протянул ему кусок ветоши. - Мы согласны взять эту машину с одним условием...
   - Двести пятьдесят монет? - спросил торговец. - Но ведь это...
   - ... реальная цена этого самохода, - перебил его эррендиец. - Накинем ещё пятёрку на замену топливного фильтра, масла и промыв радиатора с заполнением его охладителем, плюс заменишь приводной ремень и проверишь натяжение цепи. Долей тормозную жидкость и положи в кузов дополнительную канистру с топливом литров на пятьдесят. И самое главное - видишь штатив для стаббера?
   - Э-э... да, вижу... - пробормотал несколько сбитый с толку торговец.
   - Он пустой.
   - И?
   - Что значит - и? Какой нам прок от пустого штатива?
   - Хотите ещё и стаббер? Но это будет стоить...
   - Это будет стоить пять золотых монет, которые мы накинем сверх тех двухсот пятидесяти, торговец! - отчеканил Глэйд. - И сюда же добавишь патронов. Ящика три.
   Торговец беспомощно оглянулся на Эллинора. Техномаг лишь развёл руками в ответ - дескать, я тут ни при чём.
   - Но это же стоит...
   - Слушай, нириец - ты от рождения такой жмот или как? Двести пятьдесят монет за самоход - это очень хорошая цена. И спорить на эту тему я больше не намерен. Машина нам будет нужна через три часа. Подгонишь её вон к той таверне.
   - Через три часа? - глаза торговца округлились.
   - И не забудь про стаббер и патроны. И про канистру. Знаю я вас, торгашей! Учти - я всё проверю. Если что-то будет не так или чего-то будет не хватать - цена твоего самохода ещё чуть-чуть упадёт. - Глэйд переглянулся с Реймусом. - У меня нет никакого желания оказаться посреди джунглей в заглохшей машине. Там такие номера чреваты сам знаешь чем.
   - Собираетесь в Экваториальный Нарг? - понимающе кивнул торговец.
   - Меньше будешь знать - дольше проживёшь! - отрезал северянин. Кивнул Эллинору и, развернувшись, как ни в чём не бывало зашагал в сторону видневшейся на некотором удалении от площадки с самоходами таверны.
  
  
   Торговец подержанными самоходами всё-таки уложился в отведённый ему Глэйдом срок. Ровно по прошествии трёх часов самоход, урча двигателем, подъехал к таверне и остановился напротив крытой деревянным навесом веранды. Скрипнули тормоза, мотор пару раз взвыл на высоких оборотах и заглох.
   - Всё готово! - показался из кабины самохода торговец. - Всё сделал, как вы и сказали!
   Глэйд, усмехнувшись в ответ, поднялся из-за стола и прошёл к машине. Откинув крышку капота, северянин внимательно осмотрел моторный отсек и удовлетворённо кивнул головой. Затем он забрался в кузов и придирчиво оглядел закреплённый на штативе тяжёлый зирдский стаббер с ленточным механизмом подачи патронов. Повертел его влево-вправо, осмотрел аккуратно сложенные у левого борта самохода ящики с патронными лентами. Пнул ногой большую металлическую канистру с топливом.
   - Ты честно заслужил свои двести пятьдесят золотых и ещё пять монет сверху, - произнёс Глэйд, глядя на нирийского торговца сверху вниз. - Только вот стаббер чуток неудобен для такой машины. Другого не было?
   - А этот чем плох? - поинтересовался нириец.
   - Ленточный механизм подачи патронов иногда во влажном климате заедает. Но ладно - раз такой стаббер нашёл, это всё одно лучше, чем вообще никакой.
   - Учитывайте то обстоятельство, что стабберов на Базаре было не так уж и много, - заметил торговец. - Этот - зирдский - самый лучший.
   - Оно так, - согласился Глэйд. Жестом подозвал нирийца к себе. - Хорошо. Ты честно заработал свои деньги, торговец. Давай-ка пройдём в твою каморку...
   Эррендиец повелительно кивнул торговцу, давая понять, чтобы нириец шёл первым. Тот, не произнеся ни слова, повернулся к нему спиной и зашагал в направлении небольшого приземистого здания в одном из углов площадки, над входом в которое виднелась уродливая серая коробка увлажнителя воздуха, который в условиях местного климата был вовсе не лишним.
   - Думаю, что нам стоит начать грузиться, - произнёс Эллинор, глядя в спину эррендийцу. - Не будем понапрасну терять время. Что-то подсказывает мне, что его у нас не так уж и мало.
   Вернувшись спустя несколько минут, Глэйд обнаружил, что его спутники уже заняли места в самоходе, причём техномаг устроился в кресле водителя. Азонай же разместился за стаббером, что было вовсе неудивительно - кабина вездехода явно не была рассчитана на столь крупногабаритного пассажира.
   - Ты поведёшь? - спросил Глэйд, забираясь в кабину и устраиваясь в соседнем с водительским местом кресле.
   - Имеешь что-то против? - взглянул на него Реймус.
   - Если ты умеешь управлять наземной техникой - то ничего. Но полагаю, что техномаг должен уметь управлять самоходом.
   - Ты правильно полагаешь, - улыбнулся аффинорец. Повернул ключ зажигания и двигатель отозвался на это утробным урчанием. - Но если ты полагаешь, что справишься с этим лучше меня, то я готов уступить тебе своё место.
   - Думаю, что этого не требуется. Ты готов?
   Вместо ответа Реймус передвинул рычаг переключения скоростей и аккуратно выжал педаль сцепления. Выпустив из выхлопной трубы сноп сизого дыма, самоход тронулся с места, беря направление на окраину Кеппорры.
   - Азонай - ты там как? - Глэйд высунул голову в окно и посмотрел назад.
   - Нормально, - пробасил орк. - Места тут, конечно, не очень много, но я не жалуюсь. Тут всяко просторнее, чем в кабине. Да я бы там и не поместился.
   - Как стаббер? Ты его проверил?
   - Заряжён и готов к...
   Звонкая дробь выпущенных откуда-то пуль прошлась по левому борту самохода, не дав Азонаю закончить. Орк быстро пригнулся, при этом задев стаббер локтем левой руки.
   - Жми, Реймус! - крикнул Глэйд, ныряя обратно в кабину.
   Три небольших самохода-внедорожника с открытыми кузовами, в которых были установлены тяжёлые стабберы, выскочили из-за невысокой ограды, что отделяла таверну от торговой площадки, и устремились в сторону вездехода, на ходу ведя огонь из стабберов. Торговцы и покупатели ринулись в разные стороны, спасаясь от града пуль.
   - А я всё думала, когда же они нас нагонят! - усмехнулась Кира, доставая из-под лёгкой летней курточки купленный ею здесь же, в Кеппорре, восьмизарядный ириморский револьвер, неизвестно каким образом очутившийся в Калихаре.
   - Лучше тебе думать о чём-нибудь другом! - бросил Глэйд, оборачиваясь назад. - Реймус - это всё, на что способна эта колымага?!
   - Сейчас поглядим!
   Техномаг вдавил педаль газа до упора, переводя рычаг переключения скоростей в крайнее правое положение. Мотор самохода взревел, будто нападающий пандрал, и в следующую секунду машина рванулась вперёд, проломив передним бампером хлипкую деревянную изгородь, что отделяла эту часть Базара от проходящей параллельно ему дороги. Преследователи этого манёвра со стороны Эллинора явно не ожидали, что привело к тому, что один из самоходов сунулся носом в большую кучу песка, наваленную рядом с проездом. Внедорожник, конечно, машина проходимая, но явно не предназначенная для того, чтобы таранить кучи песка. Передние колёса самохода забуксовали, водитель, ругаясь на гиштанском, принялся раскачивать машину переключением передач, пытаясь вытащить её из песка. Было понятно, что это всего лишь вопрос времени.
   Две оставшиеся на ходу машины пустились вслед за самоходом, ведомым Эллинором. Снова загрохотали стабберы, посылая вдогонку смертоносный град.
   - Откуда взялись эти уроды?! - донёсся до слуха Глэйда злой бас Азоная. Орк, развернув стаббер назад, выпустил очередь по одному из внедорожников. Но именно в этот момент Эллинор резко дёрнул руль в сторону, уходя от столкновения с медленно ползущим в том же направлении неказистым грузовичком. Предназначенная для преследователей очередь разнесла в щепы какое-то придорожное дерево.
   - Реймус, мать твою - ты можешь не вилять по дороге, как пьяный?! - заорал Азонай, хватаясь за стаббер, чтобы удержаться на ногах. - Я не могу нормально прицелиться!
   - Если ты заметил, мы тут не одни на дороге! - рявкнул в ответ техномаг, на скорости обходя препятствие в виде разделительного барьера безопасности.
   - Веди машину, Реймус! - Глэйд быстро снял со спины ножны с хьялтаром и, отстегнув ремень безопасности, полез прямо через окно наружу.
   - Ты куда?! - вскинулась Кира. - С ума сошёл?!
   - Надо помочь Азонаю! - отозвался северянин, сноровисто выбираясь из кабины на крышу, чтобы присоединиться к орку.
   Тем временем, два внедорожника уверенно повисли на хвосте самохода, продолжая стрелять из стабберов. Саркарам тоже было трудно целиться, поэтому основная масса пуль проходила мимо, лишь некоторые звонко цокали по бортам вездехода. Но Азонай толком не мог прицелиться из-за того, что машина постоянно рыскала влево-вправо, сбивая прицел боевикам Миндара.
   - Реймус - веди машину ровно! - крикнул Глэйд, вытаскивая из колчана стрелу и снаряжая ею свой зиккумский лук. - Мне надо прицелиться!
   - Что ты там задумал?! - проорал в ответ техномаг.
   - Веди машину прямо, пандрал сожри твой зад!
   Над головой эррендийца просвистело несколько пуль - стреляли, судя по звукам, из автоматической винтовки. Однако Глэйда это нисколько не смутило. Натянув тетиву лука, он тщательно прицелился.
   - Азонай - по моей команде будь готов открыть огонь по второй машине!
   - Если аффинорец не будет шариться по всей дороге! - оскалил орк свои клыки.
   Поймав в прицел головной внедорожник, северянин спустил тетиву. Стрела с бронебойным наконечником угодила точно в ту часть лобового стекла, за которой располагался водитель. Сразу же машину повело в сторону, что открыло Азонаю сектор обстрела.
   - Стреляй, орк! - крикнул Глэйд.
   Дважды повторять эту команду не было необходимости. Стаббер в руках Азоная задёргался, посылая веер пуль в направлении второго внедорожника. Его водитель, инстинктивно пытаясь избежать участи своего товарища, что сидел за рулём первого самохода, попытался было уйти с линии огня, но у него это не получилось в силу объективной причины. Вернее, причин было две - встречный грузовик с прицепом и барьер безопасности справа от машины. Поэтому очередь, выпущенная орком из стаббера, угодила точно в моторный отсек самохода, что по вполне понятным причинам явилось очень серьёзной проблемой для двигателя внедорожника. Из-под крышки капота сразу же повалил сизый дым, внедорожник стал стремительно терять скорость.
   - Что, получили?! - оскалился Азонай.
   Вслед вездеходу прогремело несколько очередей из винтовок и стаббера, но расстояние уже было довольно велико для прицельной стрельбы.
   - Это ещё не всё, Азонай!
   Глэйд кивком головы указал орку на появившийся на дороге третий внедорожник. Его водителю удалось, наконец, выдрать машину из кучи песка, в которую он был воткнувши машину, и теперь он уверенно нагонял вездеход. Находившийся в кузове внедорожника за стаббером саркар, однако, не целился в самоход из крупнокалиберного станкача. Вместо этого в его руках Глэйд заметил длинную чёрную трубу, увенчанную коричневым конусом.
   - Ой-ё! - только и сказал Азонай при виде оружия в руках саркара.
   - Забавно, м-да! - Глэйд быстро вытащил из колчана новую стрелу и натянул тетиву.
   Конечно, стаббер в данной ситуации был бы гораздо предпочтительнее лука, но времени на то, чтобы как следует прицелиться из него, не было. Поэтому эррендиец выбрал более привычный для него способ противодействия возникшей угрозе.
   Тонко звякнула тетива, посылая вперёд смертоносный снаряд с бронебойным наконечником. Увернуться от стрелы гиштанец, понятное дело, не успел и вскрикнул от боли в пробитом навылет правом плече. Удержать гранатомёт он не смог и оружие, ударившись о борт внедорожника, упало прямо на полотно шоссе.
   - Отличный выстрел, северянин! - с похвалой в голосе отозвался Азонай.
   - Сам напросился! - буркнул Глэйд, накладывая на тетиву новую стрелу.
   Однако в этом уже не было необходимости. Азонай наконец-то сумел навести стаббер на внедорожник саркаров и нажал на спусковой курок.
   Очередь выпущенных из крупнокалиберного оружия пуль буквально изрешетила самоход, превратив его в некое подобие решета. Водитель, получив добрую порцию свинца, всем телом навалился на руль, вследствие чего машина потеряла управление и врезалась в придорожный столб.
   - Не думаю, что на этом Миндар остановится, - проговорил Глэйд, внимательно оглядывая дорогу. Два внедорожника явно выбыли из строя, но третий, тот, чьего водителя застрелил из лука эррендиец, вновь оказался на дороге. По-видимому, место водителя занял кто-то другой, и этот "кто-то" явно знал толк в управлении самоходом. Машина уверенно двигалась по дороге, совершая резкие неожиданные манёвры, чтобы сбить прицел лучнику. Да и из стаббера прицелиться по маневрирующей цели было тоже не так-то просто, особенно учитывая то обстоятельство, что вездеход тоже не стоял на месте.
   - Вот же зараза! - выругался Азонай, тщетно пытаясь навести стаббер на машину преследователей. - Какой прыткий гадёныш!
   В кузове внедорожника показался боевик, схватившийся за стаббер. Прогремела очередь, горохом просыпавшаяся по правому борту вездехода.
   - ..! - выдал довольно грубую тираду Азонай, причиной чему послужил слишком резкий манёвр Реймуса. Техномаг, пытаясь уклониться от огня противника, слишком резко дёрнул руль в сторону, отчего вездеход резко прянул вправо, едва не снеся ограждение, тянущееся вдоль края проезжей части. Орк схватился за стаббер, чтобы не вывалиться из машины, Глэйд же просто свалился на дно кузова.
   - Реймус! - рявкнул северянин.
   - Да чего вы от меня хотите?! - озлился техномаг. - По нам стреляют - как мне прикажете машину вести?!
   - Как хочешь, но дай мне, наконец, нормально прицелиться! - проорал орк.
   Внедорожник, пользуясь тем, что Эллинор чуть сбавил скорость, чтобы окончательно не потерять управление, сблизился достаточно для того, чтобы гиштанцы смогли использовать ручное оружие. И они не замедлили это сделать. Со стороны переднего пассажирского сиденья в дверное окошко высунулся саркар с длинноствольным револьвером в правой руке и сделал несколько выстрелов. Пули со свистом прошли над головами Азоная и Глэйда, причём одна из них звонко цокнула по левому борту самохода.
   - Свельд забери этого аффинорца! - в сердцах произнёс ассасин. - Я-то думал, что техномаги хорошо водят самоходы, но это не вождение - это Саарг знает что!
   - Соглашусь с тобой, северянин! - пробасил в ответ Азонай, пытаясь навести стаббер на машину противника. Но новый рывок в сторону не дал ему этого сделать. - Да что же это такое?!
   - Я в кабину! - Глэйд снял со спины колчан со стрелами и положил его на дно кузова, примостив рядом и лук. - Помоги мне!
   - Что я должен делать?
   - Прикрой меня!
   - Это можно! - оскалился орк.
   Стаббер загрохотал, осыпая машину преследователей ураганным огнём. По большей части, пули прошли мимо, но некоторые всё же задели внедорожник, заставив его водителя сбросить скорость.
   - Реймус - пусти меня! - Глэйд ловко перебрался вдоль левого борта вездехода и, держась левой рукой за трубу шноркеля, правой распахнул дверцу со стороны водителя. - Я поведу!
   - А? - только и сказал Эллинор. Однако соображал техномаг быстро и так же быстро перебрался на пассажирское сиденье, придерживая руль.
   - Всё, отпусти ты уже этот руль несчастный! - усмехнулся эррендиец. Бросил быстрый взгляд в зеркало заднего обзора. - Тип за рулём того внедорожника явно не впервые ведёт самоход, но и мы тоже не в носу пальцем ковыряем, так сказать! Держитесь, все!
   Дико взвизгнули тормоза, отчего Эллинор, Ходдрен и Сельмур едва не вылетели через лобовое стекло, благо, все трое были пристёгнуты ремнями безопасности. Азонай же в кузове успел схватиться за стаббер, что спасло его от очень неприятного контакта со стенкой кабины, при этом орк очень нелицеприятно выразился о действиях Глэйда.
   - Что ты делаешь?! - вскрикнула Кира.
   - Поглядим, насколько у них соображалка работает! - усмехнулся Глэйд. Нехорошо так усмехнулся.
   Не ожидавший такого манёвра водитель внедорожника не сумел правильно отреагировать на неожиданное изменение обстановки, вследствие чего машина преследователей резко вильнула вправо, чтобы избежать столкновения, и тоже сбавила скорость. И тут же Глэйд резко вдавил педаль газа в пол.
   - Да вы там что, с ума посходили, что ли?! - донёсся до ушей северянина разгневанный рык Азоная. - Вы меня убить хотите, что ли?!
   - Держись крепче, орк! - проорал в ответ Морриган.
   Вездеход понёсся по дороге, лавируя между движущимися в попутном направлении машинами. Пусть Калихар и не входил в число развитых государств Териона, но движение на дороге, ведущей из Кеппорры на восток королевства, к зирдской границе, было довольно оживлённым. Вслед несущемуся вездеходу раздавались гневные сигналы клаксонов, но Глэйд не обращал на это ровным счётом никакого внимания.
   Машина преследователей едва не врезалась в движущийся в попутном направлении огромный трактор с прицепом, доверху гружённым песком, и лишь в самую последнюю минуту водитель внедорожника сумел уйти от столкновения. Однако это сказалось на скорости самохода, чем тут же не преминул воспользоваться Азонай. Стаббер выпустил длинную очередь, которая прошлась по передним колёсам машины. Шины тут же лопнули, отчего внедорожник сильно повело в сторону. Но его водитель сумел удержать самоход на дороге, хотя избежать столкновения с барьером безопасности ему не удалось. Машина врезалась в металлическую ограду и так и замерла на месте со смятым капотом и поднятой вверх крышкой моторного отсека.
   - Пожалуй, поведу всё-таки я, - усмехнулся Глэйд, явно удовлетворённый результатом своих действий. - По крайней мере, до съезда с шоссе. После, Реймус, ты сможешь сесть за руль. Думаю, что на время мы оторвались от людей Миндара. Но только лишь на время...
  
  
   Глава 9.
  
  
   Мотор вездехода надсадно взревел, отчего передние колёса машины крутанулись с большой скоростью, выбрасывая из-под себя грязь, перемешанную с водой. Глэйду было отчётливо видно, как сидящий за рулём самохода техномаг ругается, но слов Эллинора северянин не слышал, так как стоял, вместе с Кирой, ривийцем и Азонаем на противоположном берегу неглубокой речки, что пересекала грунтовую дорогу... даже не дорогу, а широкую тропу, ведущую к калихарской границе. Тропа эта, по которой, вообще-то, можно было передвигаться и на самоходе, брала своё начало от небольшого посёлка на самой границе тропического леса и вела вглубь него, следуя к Ничьим Землям.
   - Ты уверен, что другого пути нет? - спросил эррендийца Сельмур, глядя на потуги аффинорца. - Третий раз уже буксуем!
   - Нет здесь другой дороги, - отозвался Глэйд. - Если не считать идущей через перевал Вардасси, но по ней лучше вообще не ехать. Её ведь не зря местные называют "дорогой смерти". Лучше уж побуксовать, вот как сейчас Реймус мастерски делает.
   - Посадит же машину на обе оси - как потом её вытаскивать? - недовольно прогудел Азонай. - Или вы на меня рассчитываете?
   - Никто ничего не будет тащить! - усмехнулся Сельмур, кивая в сторону речки. - Вылез, наконец-то!
   Техномагу удалось всё-таки вытащить машину из водной ловушки, используя метод раскачивания посредством переключения передач. Обдав стоящих на берегу речки фонтаном брызг, вездеход выбрался из воды и, скрипнув тормозами, остановился на берегу.
   - Дальше будет в том же духе? - спросил Эллинор, хмуро глядя на Глэйда. - Или это только цветочки?
   - Откуда я знаю? - невозмутимо пожал плечами северянин. - Я не был в этих краях. Лишь читал отчёты картографов и исследователей. Так что на твой вопрос я не отвечу, Реймус.
   - А до Ничьих Земель далеко ещё? - поинтересовалась Кира.
   - Если купленная нами в Кеппорре карта верна, то примерно лиг сто пятьдесят ещё. Вот только неясно, как долго мы сможем передвигаться на колёсах. По карте дорога идёт до самой границы и даже дальше, но карты, как вам всем известно, не всегда бывают точны.
   - Глэйд - ты уверен, что там, где мы будем двигаться через Ничьи Земли, нам действительно ничего не грозит? - Кира с тревогой всмотрелась в лицо ассасина.
   - Как сказать... - Глэйд неопределённо пожал плечами. - В принципе, уровень заражения там не настолько велик, но всё-таки я бы рекомендовал как можно быстрее миновать данный участок маршрута.
   - Если пешком, то это не слишком осуществимо, - заметил Сельмур.
   - Думаю, что всё-таки стоит попробовать проехать на самоходе, - сказал Реймус. - Вопрос только в том, хватит ли нам топлива.
   - Лиг через двадцать будет небольшой городок, Аманакар, так, кажется, он называется. Там должна быть заправочная станция - если верить "Путеводителю", в городке располагается деревообрабатывающий завод, следовательно, транспорт должен же где-то заправляться. Если она там есть - зальём полный бак и канистру, и возьмём ещё дополнительно пару бачков. Хотя... не знаю, будет ли прок от самохода в Экваториальном Нарге. Там же дерево на дереве и деревом погоняет!
   - Доберёмся дотуда - тогда и будет видно! - решительно заявила Кира. - Так что давайте не будем терять времени зря!
   - Не забывайте, что у меня имеются с собой капсулы с антирадом, - добавил Реймус. - Одна такая капсула способствует защите организма в течение суток. Азонаю, полагаю, понадобятся две капсулы, так как он крупнее нас.
   - Нам хватит этих твоих капсул? - поинтересовался Сельмур.
   - Не знаю. Всё будет зависеть от времени нахождения в заражённой области. У меня с собой двадцать капсул, хватит на три дня. Если будем двигаться на вездеходе, должно хватить. В противном случае, ничего не смогу сказать наверняка. Может, пронесёт, может - нет.
   - Да, перспектива забавная! - хмыкнул Глэйд, садясь в вездеход рядом с водительским креслом. - Давайте сначала доберёмся до Аманакара, а там уж будет видно. В конце концов, если вдруг что, мы можем выбрать иной маршрут.
   Двадцать лиг - расстояние небольшое для самохода, но только не по такой дороге-тропе. Ещё дважды вездеход попадал в неглубокие речки с довольно-таки вязким илистым дном, однако техномаг уже был научен опытом и машина без особого труда преодолела эти водные преграды. Один раз им пришлось объезжать огромное упавшее дерево чёрной породы, очень высоко ценящееся столярных дел мастерами, причём объезжать пришлось прямо сквозь заросли очень колючего кустарника с длинными лиановидными ветвями, которые довольно сильно мешали продвижению. Другой - перебираться через нагромождение камней, судя по всему, принесённых сюда давним селевым потоком с близлежащих гор. Поэтому к окраине Аманакара они добрались только через три часа, когда солнце уже начало клониться к горизонту.
   Особого впечатления Аманакар на путешественников не произвёл. Небольшой пыльный городок, скрывающийся среди тропических лесов, расположенный на берегу неширокой, но довольно глубокой реки, носящей весьма заковыристое для эреленцев название Альваран-эль-Соль-Дефанатта-Молавар, через которую были перекинуты два моста - автомобильный и железнодорожный, последний служил исключительно для пропуска грузовых поездов, следующих на деревообрабатывающий завод и небольшой меловой карьер, расположенный за юго-восточной окраиной города. Улицы с грунтовым покрытием, невысокие простенькие двух- и трёхэтажные дома, пыльная центральная площадь с небольшим фонтаном и каменным четырёхэтажным зданием, служащем резиденцией королевского наместника. И единственный на весь Аманакар постоялый двор.
   - Неказистое зданьице-то! - усмехнулся Сельмур, разглядывая гостиницу из окна самохода. - Хотя оно и понятно - кто сюда поедет? Тут же не на что смотреть!
   - Может, кому нравится пейзаж лесоразработок! - в тон ривийцу отозвался Глэйд. - Однако, нам не мешает сделать привал. Сомневаюсь, что молодчики Миндара так быстро досюда доберутся. А постоялый двор - вот он, перед носом.
   - Но осторожность всё-таки не мешает проявить, - сказал Реймус. - Эти ребята могут объявиться здесь в любой момент.
   - Проявим, не беспокойся. - Глэйд кивнул на висящий на придорожном столбе указатель, показывающий направление на заправочную станцию. - Только сначала нужно топливом запастись.
   Заправочная станция в Аманакаре представляла собой довольно простое сооружение, расположенное на большой открытой ровной площадке, выложенной грубоватыми каменными плитами. Длинное одноэтажное строение из добротно сделанных опять же каменных панелей, выкрашенное в серо-коричневый цвет, внутри которого размещались небольшой магазин, закусочная и собственно администрация заправочной станции, которая, если судить по виднеющейся на крыше эмблеме и надписи, являлась собственностью местной деревообрабатывающей компании. Десять топливораздаточных колонок располагались попарно параллельно друг другу, накрытые полупрозрачным куполом из псевдостекла. На самом краю площадки виднелся большой противопожарный стенд, который, на взгляд Глэйда, был не совсем пригоден для пожаротушения по причине отсутствия самой важной его составляющей, а именно - огнетушителя. Впрочем, для такой дыры, как Аманакар, это было вполне нормальное явление.
   - Надо поискать большие ёмкости для топлива. - Эллинор аккуратно подвёл вездеход к одной из колонок и остановился, заглушив двигатель. - И залить полный бак. А то указатель уже на предпоследней черте.
   - Займись заправкой, - сказал ему Глэйд, выбираясь наружу. - Мы с Тринном поглядим, есть ли здесь пустые канистры. Азонай, Кира - останьтесь с техномагом. И будьте начеку.
   Вопреки опасениям северянина и ривийца, в магазине обнаружились пустые ёмкости для топлива, причём совершенно новые. Вполне вероятно, что товары в Аманакар доставлялись по железной дороге, так как везти что-либо по той тропе, по которой путешественники добрались до городка, было бы не совсем разумной идеей. Глэйд сильно сомневался, что тяжёлый грузовик смог бы пройти по ней. Хотя, не исключено, что небольшие фургоны всё-таки добирались до Аманакара.
   Постоялый двор, вопреки опасениям Глэйда, оказался не таким уж и захудалым, чего можно было ожидать от такого захолустья. Из небольшого слегка запылённого, но всё-таки аккуратного холла наверх вела деревянная лестница, устланная ковром местного производства. Несколько газовых ламп свисали с украшенного незатейливой лепниной потолка. Мерно гудел увлажнитель воздуха, закреплённый на полке-кронштейне над одним из окон. За узкой деревянной стойкой сидел со скучающим выражением лица пожилой калихарец, одетый в традиционную для этих краёв одежду - тунику с короткими рукавами, заправленную в полотняные штаны серого цвета; на ногах же калихарца красовались кожаные сандалии довольно грубоватой работы.
   При виде вошедших калихарец оживился и отобразил на своём лице радушную улыбку. Судя по всему, постояльцы особым вниманием постоялый двор не жаловали, поэтому появление путников явно обрадовало хозяина сего почтенного заведения.
   - Добро пожаловать в "Гнездо пандрала", уважаемые! - произнёс он на пангале. - Желаете снять комнаты?
   - Если у вас есть в наличие свободные, - отозвался Эллинор.
   - Есть, разумеется. Пусть им и далеко до комнат столичных постоялых дворов, но здесь отнюдь не клоповник!
   - Пять комнат свободных найдётся? - спросил Глэйд.
   - Разумеется.
   - Сколько за ночь берёте?
   - Недорого. Всего три серебряные монеты. Пять комнат - стало быть, пятнадцать серебряных дакмаров. Питание входит в счёт. Спиртное или что-нибудь из экзотической кухни - за дополнительную плату.
   - Экзотическое? - переспросил Сельмур.
   - Мой повар родом с острова Баруба, который известен своими морскими деликатесами, - пояснил калихарец. - Если будет угодно, то он сможет приготовить для вас жареных в пальмовом масле осьминогов или моллюсков под ореховым соусом со специями и запечёнными плодами сангаловой пальмы.
   - Мы подумаем, - сказал Глэйд.
   Комната, которая досталась северянину, находилась в самом конце недлинного коридора с неизменным ковром на полу и представляла из себя комнату размером пять на три метра, с небольшим окном, задёрнутым плотной коричневой шторой. Кровать, небольшой стол из древесины местных пород, два простеньких кресла, большой двустворчатый шкаф - вот и всё, что было в ней. Ну, не считая, разумеется, вездесущего ковра. Справа от двери располагалась небольшая ванная комната, в которой Глэйд, после того, как разложил свои вещи и оружие, с удовлетворением обнаружил большую и довольно глубокую ванну, над которой висел на стене шкафчик с банными принадлежностями и флаконами с различными моющими средствами. Дорога до Аманакара выдалась долгая и пыльная, поэтому эррендиец справедливо счёл за благо принять горячую ванну.
   Может быть, постоялый двор и выглядел скромно, но сантехника здесь работала вполне прилично. Во всяком случае, ванна наполнилась горячей водой за считанные минуты. Плеснув туда пару мерных стаканчиков ароматной пены для ванн, Глэйд разделся и медленно погрузился в горячую воду.
   Горячая ванна привела северянина в самое благостное расположение духа, несмотря на то обстоятельство, что за ними по пятам шли вооружённые гиштанские гвардейцы и корвисский аристократ-ренегат. В который уже раз эррендиец убеждался, что чистый человек чувствует себя куда комфортнее, нежели не совсем чистый. Высушившись при помощи огромного пушистого полотенца, он решил перекусить. Принятие ванны неожиданно пробудило у Глэйда зверский аппетит и он вознамерился выяснить, насколько хорош повар-барубианец.
   Еду принесли в комнату спустя двадцать минут, что означало, что хозяин постоялого двора явно предугадал то обстоятельство, что постояльцы вознамерятся отобедать... вернее, уже отужинать. Слуга в поварском колпаке и в накрахмаленном переднике поверх одежды ввёз в комнату металлический столик на резиновых колёсиках, на котором стояли три блюда, каждое накрытое непрозрачными керамическими крышками, графин с фруктовым напитком, тарелка с белым хлебом и груда бумажных салфеток. Пожелав Глэйду приятного аппетита, калихарец, вежливо поклонившись, исчез по ту сторону двери.
   Аромат, исходящий от еды, заставил северянина проглотить слюну. Решив, что незачем себя более изводить, Глэйд придвинул столик к одному из кресел и приступил к трапезе.
   Он уже заканчивал расправляться с моллюсками и плодами пальмы, которые на вкус очень сильно напомнили ассасину маринованные огурцы, когда в дверь комнаты несмело постучали. Взгляд Глэйда тут же метнулся к лежащим на кровати ножнам с хьялтаром, однако хватать меч он не стал. В конце концов, он был в состоянии и голыми руками справиться с противником, поэтому хьялтар так и остался на своём месте.
   - Да? - спокойно произнёс Морриган.
   - Можно? - услышал он из-за двери голос Киры Ходдрен.
   Эррендиец задумчиво посмотрел на входную дверь. Собственно, он ничего не имел против иллийки, но такой визит явно не входил в его планы. Всё же мужчины Северного Союза в плане морали отличались от остальных эреленцев. В лучшую сторону, между прочим.
   - Наверное, - наконец отозвался Морриган. - Заходи.
   Дверь осторожно отворилась и в комнату вошла Кира Ходдрен. Выглядела иллийка несколько смущённой, но держалась уверенно.
   - Приятного аппетита! - улыбнулась Кира, глядя на северянина. - И как тебе местная кухня?
   - Недурно, надо признать. - Глэйд отодвинул от себя пустую тарелку и вытер рот бумажной салфеткой. - Повар здесь и вправду знает толк в своём деле. А тебе как его стряпня?
   - Вкусно. - Кира подошла к столику. - Да и вообще, этот постоялый двор вполне ничего. А вроде такая глушь этот Аманакар...
   - Мне доводилось встречать самые настоящие гадюшники во вполне приличных городах. Так что...
   Договорить Глэйду не дали. Кира совершенно неожиданно для эррендийца оказалась рядом с ним и, обхватив руками его за шею, притянула к себе и поцеловала прямо в губы. Однако затем отстранилась, так как ответной реакции не последовало, и взглянула ему прямо в глаза.
   - И как прикажешь это понимать? - спокойно произнёс Глэйд, глядя на иллийку снизу вверх. - Что вдруг на тебя нашло?
   - Ты так спокойно отреагировал на то, что я только что сделала, что у меня начинают закрадываться в душу сомнения относительно твоей природы, Глэйд. Это же... неправильно...
   - По-твоему, я должен был немедленно наброситься на тебя и потащить в кровать? - усмехнулся северянин. - Кира - ты явно плохо знаешь мой народ и северян вообще. Многие над нами потешаются и называют евнухами и другими, менее приличными словами, но мы на это не обращаем внимания. Мы живём так, как привыкли жить испокон веков. Для нас женщина есть мать, а мать для каждого мужчины - святое. Поэтому моё поведение, с точки зрения эррендийца, вполне нормальное.
   - А с точки зрения мужчины? - прищурилась Кира.
   - Ну, если для тебя эррендиец не мужчина...
   - Я вовсе не это хотела сказать! - поспешно поправилась иллийка. - То есть, я имела в виду... ну, ты же ведь нормальный эррендиец... в смысле, мужчина...
   Почувствовав, что вконец запуталась, Кира замолкла и сердито махнула рукой.
   Глэйд понимающе усмехнулся.
   - Я прекрасно понял тебя. С точки зрения мужчины ты мне нравишься. И твой поступок свидетельствует о том, что и ты тоже испытываешь ко мне определённые чувства. Но они не должны превалировать над разумом...
   - Но что плохого в том, что я делаю? - искренне удивилась Кира.
   - Плохого - ничего. Но я как-то не привык идти на поводу у инстинктов...
   - Чистый незамутнённый разум? - с долей сарказма в голосе проговорила Ходдрен.
   - Считай как хочешь, - пожал плечами Морриган.
   - Интересный ты человек, Глэйд Морриган. Я бы даже сказала - не от мира сего.
   Эррендиец в ответ лишь молча пожал плечами.
   - Ну... ладно... раз ты так смотришь на суть вещей... - Кира пожала плечами и повернулась к двери. - Я, пожалуй, пойду...
   - Постой.
   Глэйд встал из-за стола и подошёл к внимательно глядящей на него иллийке. Покачал головой.
   - Ты действительно серьёзно настроена насчёт меня, Кира? - спросил северянин, прищурив глаза.
   - Допустим. Ты мне действительно нравишься, Глэйд. Это разве не причина для... мм... ну, ты меня, надеюсь, понял...
   - Причина, быть может, и веская, но сейчас, по-моему, не самое подходящее время для...
   - Ой, да перестань строить из себя святошу! - карие глаза Ходдрен гневно сверкнули в свете закреплённых на потолке газовых ламп. - Можно подумать, ты ни разу не был с женщиной!
   - Это к делу не относится и я совсем не святоша, но всё-таки это как-то... не вовремя...
   - Не вовремя? - Кира непонимающе взглянула на эррендийца. - Вот как, значит? А когда будет вовремя? Глэйд - я что-то не понимаю: это вас так воспитывают в этой вашей Схоле Ассасинарон или это наследственное?
   - Я же говорил, что нас, северян, в этом плане многие просто не понимают! - усмехнулся Глэйд. - Однако, судя по всему, твои чувства ко мне вполне искренние, так что, полагаю, что ничего предосудительного мы не сделаем.
   Произнеся эти слова, Глэйд совершенно неожиданно для Киры подхватил иллийку на руки и хитро подмигнул ей.
   - О, какой неожиданный прорыв! - Кира обхватила руками шею эррендийца. - С чего вдруг такое резкое изменение настроения?
   - Ничто человеческое не чуждо и членам Братства. Или ты полагаешь, что мы все сплошь евнухи?
   - А вот это уже голословное утверждение. Без доказательств оно совершенно ничего ничего не стоит.
   - Будут тебе доказательства, Кира Ходдрен. Раз ты так настаиваешь...
  
  
   Некий посторонний звук, на самой грани слышимости, разбудил Глэйда, заставив северянина мгновенно насторожиться. Он осторожно повернул голову влево, чтобы взглянуть на Киру. Иллийка спокойно спала, подоткнув под себя подушку, и явно ничего не слышала. Но тренированный слух ассасина без труда уловил звук, который совершенно точно не относился к обычным для этого здания. И боевой инстинкт Морригана, как всегда в подобных ситуациях, включился практически сразу же.
   Стараясь не разбудить Киру, Глэйд осторожно выпростал ноги из-под одеяла и принялся тихо и быстро одеваться. Звук по-прежнему доносился откуда-то со стороны коридора, но северянин пока никак не мог понять, что это и какую именно угрозу этот звук несёт. И что здесь надо использовать. На всякий случай вынув меч из ножен и взяв в левую руку аффинорский пистолет Киры, он медленно двинулся к двери.
   Звук неожиданно стих, но раздавшийся скрип половицы ясно свидетельствовал о том, что по ту сторону двери кто-то находится. По крайней мере, один неизвестный там точно был. И судя по тому, какой звук был издан половицей, на которую этот неизвестный был наступивши, тот, кто находился в коридоре, имел довольно солидный вес... или же был облачён в какую-то броню. Но по всему выходило, что Дален Миндар не так уж и сильно отстал от них.
   - Глэйд - что происходит? - услышал северянин голос за своей спиной.
   Обернувшись, он увидел, что Кира сидит в кровати, подтянув до подбородка одеяло и глядит в его сторону удивлённым взглядом.
   - Одевайся, и поживее! - бросил Глэйд. - Похоже, по наши души пришли!
   - А... - впрочем, иллийка соображала быстро и, выскользнув из-под одеяла, принялась сноровисто одеваться.
   Звук, который раздался в коридоре, нельзя было спутать ни с каким иным звуком. Кто-то кого-то очень сильно приложил об стену, так, что всё задрожало. Затем в дверь комнаты Глэйда кто-то тихо постучал.
   - Северянин - ты не спишь? - услышал ассасин тихий голос Азоная. Тихий, разумеется, относительно.
   - Не сплю. Благодаря тебе и тому болвану, который вздумал шастать по зданию.
   - Тот болван сейчас немного в отключке, но скоро отойдёт. Открой дверь - его надо допросить.
   Глэйд перевёл взгляд на Киру, которая уже заканчивала одеваться. Иллийка кивнула в знак согласия и застегнула на груди перевязь с мечом.
   Эррендиец молча отпер дверь, впуская внутрь комнаты орка и его добычу, если так можно было выразиться. Пригнувшись, чтобы не удариться головой о дверную притолоку, орк протиснулся внутрь, таща левой рукой за шиворот смуглолицего мужчину в серо-коричневой броне саркара-штурмовика. На поясе у гиштанца болтался в ножнах короткий меч-зиккар, традиционно используемый штурмовиками Империи, за спиной висел короткоствольный полуавтоматический карабин гиштанского производства. Ни тем, ни другим штурмовик воспользоваться не успел, что было неудивительно. Против орка выстоять было довольно тяжеловато, особенно, если Азонай напал на того внезапно. А здесь, судя по всему, так и было.
   Азонай швырнул пленного на пол, отчего при падении того раздался грохот, и окинул взглядом комнату. На секунду взгляд орка задержался на Кире, однако уроженец Шардэкского архипелага оказался сообразительным и сдержанным. Лишь лёгкая понимающая усмешка пробежала по зелёному лицу Азоная. Однако и этого хватило, чтобы иллийка густо покраснела и сделала безуспешную попытку спрятаться за тумбочкой, что, естественно, ей не удалось, так как тумбочка эта едва доходила ей по высоте до середины бёдер.
   - Я обычно сплю довольно чутко, потому топот этого парня меня и разбудил, - пояснил Азонай. - Он шумел, словно стадо горных баранов, спускающееся к водопою. Полагаю, что вас он тоже разбудил... хотя, наверное, я и ошибаюсь...
   - Ты не ошибся, Азонай, - с лёгким нажимом ответил Глэйд, недовольно хмуря брови. - Однако, это ведь имперский штурмовик! Что же получается?
   - Получается очень неприятная картина, - подал голос от входной двери Реймус Эллинор. Техномаг, одетый в ночную пижаму, но с огнестрелом в правой руке, переступил через порог и внимательно оглядел помещение. По поводу присутствия в комнате северянина Киры аффинорец ничего не сказал, лишь в самой глубине его глаз ассасин заметил понимающую усмешку. - Выходит, что Миндар действует с полного одобрения Фарихада III, раз в его свите находятся штурмовики Гвардии. А это означает, что...
   - ... нам надо отсюда валить как можно скорее! - раздался от входа голос Тринна Сельмура. Ривиец возник в дверном проёме в полном облачении, держа в обеих руках готовый к бою слагомёт. - Этот парень явно разведчик, а это означает, что основные силы Миндара уже на подходе. Так что я бы на вашем месте пошустрее бы собирался.
   - Сельмур прав, - поддержал ривийца техномаг. - Нам действительно лучше сваливать отсюда.
   - Бегство? - нахмурился Азонай.
   - Скорее, тактический отход с занимаемых позиций для перегруппировки.
   - Интересная терминология, но сейчас я вынужден согласиться с Эллинором, - отозвался Глэйд. - У нас несколько иные задачи, нежели стычки с людьми Миндара. Реймус - готовь вездеход к отъезду. Азонай тебя прикроет.
   - Пошли, техномаг! - пробасил орк, вскидывая на плечо свой стаббер. - Если что - я тебя прикрою своей пушечкой!
   Эллинор согласно кивнул Азонаю и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, быстро вышел в коридор. Огромный орк последовал за ним, довольно тихо шагая по половицам.
   - А с ним что делать? - Кира кивнула в сторону гиштанца, который всё ещё находился без сознания.
   - Судя по тому, как Азонай его приложил, очнётся он нескоро... - Глэйд переглянулся с Сельмуром. Ривиец неопределённо пожал плечами. - Прирезать бы гадёныша, да только мне как-то претит убивать беспомощного, пусть даже и имперского гвардейца... Ладно, Саарг с ним - пусть живёт! Он и так своё получил от орка. В конце концов, не стоит уподобляться противнику.
   - Как думаешь, сколько у нас времени? - спросил Сельмур.
   - Мало. Это всё, что я могу тебе сказать, Тринн. И его будет у нас ещё меньше, если ты будешь здесь стоять столбом и болтать, вместо того, чтобы по-быстрому собраться и умотать отсюда.
   Сельмур понимающе усмехнулся и, пнув лежащего на полу саркара ногой под рёбра, направился к выходу. Глэйд, покачав головой, знаком показал Кире, чтобы она отправилась к себе в комнату и собрала вещи. Иллийка, скромно улыбнувшись ему, направилась вслед за Сельмуром.
  
  
  
   Глава 10.
  
  
   Западный океан,
   в нескольких морских лигах от южного побережья острова Тронгхольм.
  
  
   Стоя у парапета обзорного балкона ходового мостика тяжёлого ударного крейсера "Альтагерд", командующий объединённой группировкой контр-адмирал эррендийского военно-морского флота Кендалл Верисов напряжённым взором глядел вперёд, туда, где вот-вот должны были возникнуть на горизонте береговые скалы Тронгхольма. Слева и справа от "Альтагерда" шли на той же скорости, что и тяжёлый крейсер, дарханские канонерские фрегаты, стволы орудий которых грозно смотрели вдаль, готовые обрушить на противника ураган снарядов. Корвисский линкор "Селькайим", сопровождаемый четырьмя крейсерами проекта "Галласин", двигался параллельно курсу "Альтагерда", держа ту же скорость, что и боевой корабль Союза. Верисов хмыкнул, окинув взглядом корвисские суда. Ещё лет тридцать назад подобную картину и представить себе было невозможно, но теперь ситуация в мире изменилась до неузнаваемости. Прежние противники - Северный Союз и Корвис - объединились, чтобы покончить раз и навсегда с пиратами Тронгхольма. При поддержке - военной и дипломатической - техномагов Аффинора, чьи военные корабли тоже присутствовали в составе объединённой флотилии. С ходового мостика "Альтагерда" Верисов мог наблюдать идущий в половине морской лиги от крейсера аффинорский авианесущий корабль, который сопровождали два крейсера техномагов и шесть ударных эсминцев. Ну да, аффинорцы всегда отличались своими техническим оснащением. В тактический визор были хорошо различимы стоящие на корабельной взлётно-посадочной площадке три боевых винтокрыла с закреплёнными под корпусами пусковыми блоками реактивных снарядов. Верисову было прекрасно известно, что ещё двенадцать таких же машин находятся в упрятанном под палубу ангаре.
   - Господин контр-адмирал, - подле Верисова возник его адъютант. - Только что получена радиограмма от разведывательного винтокрыла аффинорцев. В пяти лигах от нас замечены корабли тронгхольмцев. Командующий корвисскими силами адмирал Брандт предлагает начать перестроение для атаки противника.
   - Сколько кораблей замечено? - спросил Верисов.
   - Три лёгких крейсера класса рейдера, четыре фрегата и два патрульных корвета. Идут боевым ордером.
   - Девять кораблей? - не понял Верисов. - Против объединённого флота?
   - Брандт полагает, что задача этой небольшой эскадры - задержать нас. - Адъютант позволил возникнуть на своём лице мимолётной улыбке. - Пираты, конечно, известны своей безрассудностью в бою, но здесь даже сомнений быть не должно. Мы просто их перемелем в порошок, даже особо не напрягаясь.
   - Хм... - Верисов нахмурился. - А больше ничего пилоты винтокрыла не заметили?
   - Простите, господин контр-адмирал - вы о чём? - не понял адъютант.
   - Как бы безрассудны ни были тронгхольмцы, но подобное всё же не в их стиле, - произнёс Верисов. - Здесь может скрываться какой-то подвох.
   - Отвлекающий манёвр?
   - Не исключено. Нужно быть начеку. - Верисов строго посмотрел на адъютанта. - Передайте на все корабли флота, чтобы были наготове.
   - Слушаюсь, господин контр-адмирал!
   Адъютант откозырял и быстрым шагом направился в сторону радиорубки. Верисов же снова вернулся к наблюдению.
   Корабли объединённого флота, между тем, всё ближе и ближе подходили к Тронгхольму. Напряжение среди экипажей нарастало по экспоненте, но то было скрытое напряжение. Внешне все оставались спокойны и выдержанны, что было вполне нормально для военных моряков.
   Спустя несколько минут на мостике вновь появился адъютант Верисова и сообщил командующему, что разведывательный винтокрыл аффинорцев обнаружил крупное соединение пиратов, идущее наперерез флотилии с левого фланга. Семь тяжёлых рейдеров в сопровождении пятнадцати канонерских фрегатов на полной скорости двигались в сторону объединённых сил Северного Союза, Корвиса и Аффинора. Верисов понимающе усмехнулся - его правота подтверждалась.
   На всех кораблях флотилии заревели баззеры боевой тревоги. На авианесущем крейсере Технократии заработали подъёмники, выводя на стартовые позиции винтокрылы. Начали перестроение корвиссцы, выдвигая к своему флагману "Галласины" и эсминцы.
   Первые снаряды упали в океанские воды примерно в четверти лиги от "Альтагерда", подняв высоко в небо фонтаны воды. Кендалл Верисов лишь хмыкнул при виде этого - пираты явно наносили удар с дальней дистанции для эффекта запугивания. Но здесь не караван торговых судов, чтобы такая тактика сработала.
   На носу "Альтагерда" развернулись башенные орудия, направив свои внушительные стволы в направлении пиратов. Оглушительно громыхнуло. В отличие от тронгхольмских, орудия главного калибра "Альтагерда" имели куда большую дальность стрельбы, что и было сейчас продемонстрировано. С находящегося в воздухе разведчика доложили, что два рейдера пиратов получили прямые попадания, а один из фрегатов взорвался от попадания снаряда в крюйт-камеру.
   Корабли объединённой флотилии сомкнули строй, идя вперёд стальным клином, остриё которого было направлено строго на Тронгхольм. Их целью была столица пиратской твердыни - хорошо укреплённый город-порт Свельденборг. После артиллерийской обработки планировалось высадить десант и захватить столицу, затем предполагалось выдвижение ультиматума. Если тронгхольмцы не пойдут на условия объединённых сил - тогда должна была начаться вторая фаза операции, согласно которой, на остров должны были быть переброшены ждущие своего часа на десантных боевых баржах наземные войска с бронетехникой.
   Верисов не сомневался, что на ультиматум тронгхольмцы дадут свой ответ, который совсем не придётся по нраву командованию объединённых сил. Но в Союзе, Корвисе и Аффиноре прекрасно представляли реальную картину и не надеялись на лёгкую прогулку по острову. Должно было пролиться немало крови, прежде чем сопротивление тронгхольмцев будет окончательно сломлено. И не только пиратской...
  
  
  
   Граница между Калихарским Королевством и Ничьими Землями.
  
  
   Двигатель самохода надсадно взревел, заставив передние колёса бешено прокрутиться вокруг оси, выбрасывая во все стороны грязь, перемешанную с буро-коричневой водой. Однако это нисколько не помогло Глэйду вытащить машину из большой лужи, которая располагалась прямо посреди лесной дороги и в которую по неосмотрительности эррендиец въехал на полном ходу, намереваясь проскочить её на скорости. Хорошо ещё, что он догадался высадить из самохода пассажиров, хотя и это не спасло от застревания.
   - Вот же зараза! - выругался северянин и сплюнул сквозь зубы. - Похоже, я только посадил вездеход на обе оси!
   - Плохо, - спокойно резюмировал Сельмур.
   - Так откуда я мог знать, что эта лужа окажется такой глубокой?! - окрысился Морриган, пытаясь раскачать машину и выдернуть её из цепких объятий грязи. Ничего не получилось. - На вид всего лишь самая обычная лужа!
   - Здесь доверять внешнему виду несколько опрометчиво, - заметил Реймус.
   - Ага, это я уже понял!
   Самоход дёрнулся ещё раз и угомонился. Выругавшись, Глэйд заглушил двигатель и высунул голову из окна.
   - Придётся вытаскивать машину тросом, - буркнул северянин. - Зацепим его за вон то дерево, - он жестом указал на стоящее чуть поодаль и правее колеи высокое дерево, - и вытащим вездеход. А то если я и дальше буду так газовать, я его вообще утоплю!
   - Я зацеплю.
   Азонай, осторожно пощупав левой ногой воду на предмет глубины и наличия каких-либо неприятных сюрпризов, ступил в воду и медленно двинулся к вездеходу. Подойдя к переднему бамперу машины, орк взялся за буксировочный трос и кивнул Глэйду. Тот включил привод лебёдки, и трос начал разматываться.
   Азонай двинулся назад, таща за собой трос. Орк уже почти выбрался из лужи, когда Эллинор тихим и напряжённым голосом произнёс:
   - Азонай - замри и не двигайся!
   - А? - Следопыт непонимающе уставился на техномага. - Чего ещё приключилось?
   Сильный поток воздуха, толкнувший его в спину, так, что орк едва не потерял равновесие, заставил Азоная замереть на месте. Он взглянул на стоявших на краю лужи Сельмура, Киру и Эллинора и недоумённо нахмурился при виде выражений их лиц. Потом очень медленно обернулся, не выпуская из руки крюк буксировочного троса.
   - Только не говори, что у меня за спиной калихарский пандрал! - усмехнулся Глэйд, глядя на Азоная. Всмотрелся в орка, потом перевёл взгляд на остальных. - Хм, похоже, что так оно и есть...
   - Чего ему надо? - тихо произнёс Азонай.
   - Хороший вопрос!
   Глэйд медленно повернул голову и взглянул на противоположный край лужи. И тихо выругался сквозь зубы.
   До сего момента эррендиец видел пандралов только на визиграфиях, но вот сейчас позади самохода сидел самый настоящий калихарский пандрал. И внимательно рассматривал вездеход и его пассажиров своими большими немигающими зелёными глазами. Огромные кожистые крылья были сложены за спиной, длинный чешуйчатый хвост, способный одним ударом убить взрослого человека и переломать кости орку, неподвижно покоился на бурой от переизбытка железа земле.
   - Чего он хочет? - услышал Глэйд голос Киры. - Он голодный или нет?
   - Понятия не имею, - отозвался северянин. - Я его не кормил сегодня.
   - Очень смешно! - фыркнул Азонай, пристально глядя на пандрала.
   - Не пялься на него! - предупредил орка Глэйд. - Пандралы не любят, когда на них так смотрят!
   Словно в подтверждение слов ассасина, пандрал вытянул свою длинную шею и издал хриплый клекочущий звук. Пасть зверя раскрылась, демонстрируя челюсти с двумя рядами острых, как бритва, клыков.
   - Не смотри на него, идиот! - крикнул Глэйд, нащупывая правой рукой рукоять хьялтара. Правда, пандралу меч - как зубочистка для лехаланкского белодона. Чешуя зверя была слишком прочной для холодного оружия, здесь лучше всего подошёл бы оркский стаббер, который сейчас лежал в кузове вездехода.
   Азонай опустил голову к воде и уставился на лужу, надеясь, что пандрал потеряет к нему интерес. И орк не ошибся. Вполне возможно, что пандрал совсем недавно плотно пообедал, либо же пребывал в благостном расположении духа. Зверь оглядел стоящих на противоположном конце лужи людей, расправил кожистые крылья и, снова издав тот же клекочущий звук, оттолкнулся от почвы своими мощными когтистыми лапами и взмыл в небо.
   - Очень интересно! - пробормотал Эллинор, переводя дыхание. - Впервые вижу калихарского пандрала в, так сказать, натуральную величину!
   - Ага, верно сказано! - усмехнулся Глэйд. Перевёл взгляд на орка. - Давай, Азонай, продолжим наше увлекательное занятие!
   - Если тебе нравится стоять по колено в говне - иди сам тащи этот унгов трос! - огрызнулся Азонай. Однако двинулся дальше, недовольно ворча. Выбрался на берег и, растолкав собравшихся там плечами, подтащил его к дереву и обмотал несколько раз вокруг ствола, зафиксировав крюком. Потом махнул рукой эррендийцу.
   Глэйд запустил двигатель самохода и, врубив передачу, осторожно надавил на педаль газа, одновременно включив привод лебёдки в обратную сторону. Трос тут же натянулся и машина, вздрогнув, медленно поползла вперёд.
   - Вы бы лучше в сторону отодвинулись, а то, не ровен час, трос не выдержит! - усмехнулся Глэйд, высунув голову в окно для лучшей видимости. - А то голову снесёт почище меча!
   Эллинор, Сельмур и Кира быстро посторонились, уходя с возможной линии разрыва троса. Однако ничего плохого не приключилось. Натужно гудя мотором и приводом лебёдки, вездеход выбрался-таки из цепких объятий лужи и, выкатившись на сухое место, остановился.
   - Дальше, как я понимаю, будет только хуже? - задал вполне риторический вопрос Сельмур. - С дорогами, как я погляжу, здесь совсем туго...
   - Ну, если это можно назвать дорогой... - кивнул на глинистую тропу эррендиец. - Дальше, лиг через двенадцать, река будет, если верить карте. Через неё должен быть перекинут мост, но так ли это на самом деле, узнаем, только когда подъедем туда.
   - Часов через пять стемнеет - где ночевать-то будем? - поинтересовался Азонай, отвязывая трос от дерева и придерживая его руками, пока он наматывался обратно на лебёдку. - Постоялых дворов тут явно нет.
   - Придётся спать в машине, - безапелляционно ответил Морриган, вылезая из-за руля и ложась на землю, чтобы осмотреть ходовую часть самохода. - Это единственный вариант. Тут ведь не только пандралы водятся.
   - А кто ещё? - Кира с опаской огляделась по сторонам, невольно трогая рукоять своего меча.
   - Тигры, бодай-бодай, пальмовый кусачник, пакшин и рыжий тропический волк. - Глэйд внимательно осмотрел оси вездехода, ползая под брюхом машины. - На самом деле, из всей этой весёлой компании самый опасный зверь - это пакшин. Тварь меньше тигра, но очень опасная. Нападает в темноте, поскольку ведёт преимущественно ночной образ жизни... - из-под днища раздалась приглушённая брань.
   - Что там? - спросил Реймус.
   - В кузове есть ящик с инструментами, - вместо ответа сказал северянин. - Дай его сюда. Надо шарнир на место поставить. Заменить нечем, придётся этим пользоваться.
   Техномаг вытащил из кузова небольшой металлический ящичек и протянул его Глэйду. Из-под кузова высунулась рука, испачканная грязью и смазкой, и утянула ящичек за собой.
   - А что вообще за зверинец ты нам тут расписал? - спросила Кира, присаживаясь на торчащий из глинистой почвы валун, поросший чем-то вроде мха.
   - Про волка вам, думаю, всё и так понятно, - пробурчал эррендиец, возясь с подвеской. - Как и про тигра. Бодай-бодай - это что-то вроде северного оленя, не хищник, но опасен во время гона. Пакшин - падальщик, но может и напасть на живую добычу. У него ко всему ещё и ядовитые железы в пасти есть, так что его укус совсем не безобиден. А вот кусачник - это сухопутный краб. Клешня способна откусить человеку руку или ногу. Правда, сейчас сухой сезон, а кусачники активны лишь в сезон дождей. Так что... ай, зараза!
   - Что такое? - Эллинор нагнулся, чтобы узнать, что там произошло.
   - Да ключ гаечный соскочил, чтоб его!.. Сейчас, пару минут погодите!
   Возня и приглушённая ругань длились ещё минуты три-четыре, затем из-под днища вездехода показался эррендиец, толкавший перед собой ящик с инструментами.
   - Всё, можно ехать! - выдохнул Глэйд, отряхивая с себя прилипшую к одежде глину. - Пока не стемнело, надо добраться до реки. У меня нет желания в темноте по местным мостам ехать.
   - Машина выдержит? - Эллинор с сомнением взглянул на самоход.
   - Он хоть и потрёпанный, но крепкий! - усмехнулся Глэйд. - Если не бить слишком сильно ходовую - у нас просто нет запчастей, а из ничего я шарниры и тяги делать не умею - то он нас вполне способен довезти до цели. По крайней мере, я на это надеюсь...
   Произнеся эти слова, эррендиец отёр руки куском ветоши, который ему подал Сельмур, и полез в кабину вездехода, устраиваясь на месте водителя. Завёл двигатель и подождал, пока остальные займут свои места в кабине и кузове. Потом включил передачу и осторожно тронул машину с места.
  
  
   Сидя за рулём вездехода, Глэйд Морриган с хмурым выражением лица глядел сквозь лобовое стекло, рассматривая то, что находилось перед самоходом. Может, конечно, в этой глухомани подобные сооружения и считались мостами, но для глаз северянина то, что было перекинуто через реку, довольно широкую и не очень спокойную, не могло считаться оным. Ширина пролёта этого сооружения вполне позволяла проехать по нему грузовику, вот только Глэйд сильно сомневался, что сие сооружение выдержит вес тяжёлого самохода. Да и вес вездехода с четырьмя людьми и орком этот, с позволения сказать, мост, мог тоже не выдержать.
   Спросите - почему? Ну, если вы полагаете, что покоящаяся на шести слегка кривоватых деревянных опорах конструкция из кое-как подогнанных друг к другу плохо обтёсанных панелей из наргского "железного" дерева, без перил и вообще какого-либо ограждения, может внушать доверие, то вы либо ничего не смыслите в мостостроении, либо вы безрассудный храбрец, а это то же самое, что идиот. Да, мост был проложен строго по прямой линии, но эррендийцу было бы куда спокойнее, если бы он был кривой, но более солидный.
   - И это они называют мостом? - пророкотал из-за спин Азонай, находящийся в кузове вездехода. - Как-то уж хлипковат он, вам так не кажется?
   - Но у нас нет иного варианта, - отозвался Эллинор. - Пешком путь займёт довольно много времени, да ещё и неизвестно, сможем ли, в таком случае, опередить Миндара. Придётся рискнуть.
   - Здесь решающее слово за нашим водителем, - сказала Кира, переведя взгляд с моста на Глэйда. - Как он решит - так и поступим.
   - Нет, Реймус, безусловно, прав, - спустя некоторое время отозвался ассасин, - но мост действительно подозрительно выглядит. На заброшенный он не тянет, иначе к нему не вела бы проторённая колея, но всё же его состояние внушает определённые опасения.
   - И что ты предлагаешь? - взглянул на него Сельмур.
   - Поступим так, - произнёс Глэйд, осматривая окрестности сквозь запылённое лобовое стекло вездехода. - Мост достаточно крепок для пешеходов, поэтому вы все выйдете из машины и перейдёте реку по нему. После этого я попробую проехать по нему на вездеходе. Резко я вряд ли провалюсь, так что у меня будет время, если вдруг что, выскочить из машины...
   - Но это же опасно! - обеспокоенно возразила Кира.
   - Не опаснее, чем лазать по деревьям!
   Было видно, что северянина переубедить не получится. Да, собственно, Глэйд был прав - ведь даже если мост под вездеходом обрушится, у ассасина есть все шансы благополучно выбраться из этой передряги. Все уже успели убедиться в его ловкости и выносливости, так что сомневающихся не нашлось.
   Эллинор, Кира, Сельмур и Азонай выбрались из машины, и оглядываясь на каждом шагу, пересекли мост. Встали на противоположном берегу и выжидающе уставились на самоход.
   Глэйд усмехнулся при виде своих спутников, стоящих на том берегу, у самого моста, и ещё раз осмотрелся. Мост имел длину примерно около трёхсот метров, что было не так уж и плохо, вот только Глэйд понятия не имел о том, какова глубина реки в этом месте и что скрывается под водой. Следовательно, нужно было быть начеку.
   Эррендиец хмыкнул про себя и медленно тронул самоход с места. Въехав на мост, он остановил машину и внимательно прислушался к посторонним звукам. Нет, вроде бы ничего подозрительного не происходило. Тогда северянин, слегка приоткрыв дверцу со своей стороны и подперев её гаечным ключом, осторожно повёл самоход через мост.
   Примерно метров через семьдесят от начала моста дорожное полотно как-то странновато просело и издало некий неприятный звук, но более ничего плохого не произошло. Лишь в центральной части моста плиты пролёта как-то подозрительно просели под весом самохода, но тем и ограничилось. Судя по всему, местные мостостроители всё же сработали более-менее качественно - ведь иначе мост этот давным-давно бы развалился.
   Проехав от реки лиг пять, Глэйд был вынужден остановить самоход и заглушить мотор. Ибо дальше дорога уже переставала быть не то что дорогой, а даже тропой. Вперёд, в дебри субтропического леса, уходила узкая, заросшая высокой жестковатой светло-зелёной травой с острыми стеблями, дорожка, по которой можно было проехать на самоходе - габариты позволяли, но вот степень её запущенности наводила серьёзные сомнения на то, стоит ли туда соваться. Однако именно в том направлении лежал их путь, и выбора никакого не было. К тому же, приближался вечер, и нужно было найти подходящее место для ночлега. Двигаться в темноте по ТАКОЙ, с позволения сказать, "дороге" эррендийцу отнюдь не улыбалось.
   Большим подспорьем оказалось то, что сейчас был сухой сезон и тропа была достаточно проезжей, без грязевых ловушек и прочих деликатностей, свойственных сезону дождей. Самоход медленно продвигался сквозь заросли, ломая колёсами стебли и попадавшиеся на пути ветки. Нирийский торговец не обманул насчёт машины - вездеход исправно шёл вперёд, переваливаясь на скрывающихся в траве рытвинах и колдобинах, утробно гудя дизельным двигателем. Понятное дело, хуже всех приходилось орку, который из-за своих габаритов не помещался в кабине и поэтому был вынужден ехать в кузове, постоянно пригибая голову, чтобы увёртываться от веток и лиан.
   - Где ночевать-то будем? - спросил Эллинор, при этом скривившись - самоход как раз переваливался через валявшееся поперёк тропы небольшое деревце, и техномаг довольно ощутимо приложился коленом. - Уже начинает темнеть.
   - Не на тропе же останавливаться! - огрызнулся Глэйд, выворачивая руль в противоположную сторону, чтобы выровнять самоход. - Хотя бы более-менее ровное и чистое место нужно найти... хотя где его здесь отыскать?
   - Может, чуток проедем вперёд и остановимся? - предложил Сельмур. - Техномаг прав - эта тряска уже достала!
   Северянин на эти слова ривийца понимающе усмехнулся и чуть сильнее надавил на педаль газа, чтобы проскочить этот участок. Вездеход подпрыгнул, покачнулся на амортизаторах и продолжил дальнейший путь по тропе, ведущей вглубь леса, по направлению к Ничьим Землям.
   - Если через полчаса не попадётся ничего подходящего для привала, придётся просто остановиться на тропе, - отозвался ассасин. - В темноте двигаться по такому лесу очень опасно.
  
  
   Ясное дело, что никакой ровной, да и просто свободной от растительности площадки, здесь не было и быть не могло. Поэтому для привала было решено остановиться на относительно ровном месте, которое находилось под сенью раскидистой пальмы, чей мощный чешуйчатый ствол был увит лианами. Азонай немного поворчал по данному поводу, но, когда Глэйд и Сельмур растянули над кузовом плотный брезентовый полог и закрепили его, орк замолчал и одобрительно кивнул. Понятное дело, что никто не хотел быть пищей для насекомых, коих тут, естественно, хватало с избытком.
   По вполне понятным причинам, на отдых пришлось расположиться в кабине и кузове самохода. Глэйд вызвался дежурить первым, переместившись в кузов и заняв позицию рядом со стаббером, усевшись на один из ящиков и положив подле себя лук и колчан со стрелами. От предложенного Сельмуром слагомёта эррендиец отказался - не потому, что не доверял огнестрелам, а потому, что пальба из слагомёта в лесу разносится очень далеко. А как раз излишнего внимания к себе и к своим спутникам он предпочёл бы избежать.
   Ночь, как это обычно бывает в тропиках, обрушилась неожиданно. Только что на западе пламенел закат - и вот уже сверху на вас глядят холодные равнодушные звёзды. Отовсюду раздавались трели птиц, жужжание насекомых и какие-то странные звуки, на которые, впрочем, Глэйд особого внимания не обращал. Обычная ночная жизнь тропического леса, что ж тут такого?
   Покосившись на мерно посапывающего Азоная, северянин слегка пошевелился на своём месте. Как это обычно бывало в тропиках, ночью холодало довольно ощутимо, по сравнению с дневным периодом, и сейчас северянин очень хорошо это ощущал. Другое дело, что для эррендийца такая температура воздуха была смехотворной, поэтому он даже не обращал на неё внимания.
   Различные звуки, раздававшиеся отовсюду, тоже не особо беспокоили ассасина. Обычные звуки ночной жизни тропического леса - только и всего лишь. Конечно, по сравнению с лесами Севера здесь царило буйство жизни и красок, но и опасностей здесь было куда больше. Тот же наргский тигр, к примеру. В лесах Эррендии всё было более-менее предсказуемо: северный лесной волк, кустарниковый леопард и майракс - вот и все опасности, которые любой мало-мальски знающий северную природу человек мог запросто избежать. Мелких же хищников навроде ланты можно было не принимать в расчёт. Другое дело - экваториальный лес. Никогда не знаешь, что может поджидать тебя за ближайшим кустом.
   Спустя примерно час Глэйду почудилось, что за самоходом кто-то наблюдает из зарослей. Северянин задержал дыхание и тщательно прислушался, но вроде как ничего особо подозрительного не услышал. Но он готов был поставить на кон десять золотых кридов, что рядом кто-то был. И этот "кто-то" явно не с познавательными целями здесь ошивался. Но то был точно не человек.
   Эррендиец очень медленно, стараясь не шуметь, вытащил из ножен на правом бедре тяжёлый боевой нож и тщательно напряг все свои органы чувств. Да, так и есть - что-то сидит прямо напротив вездехода, в зарослях, метрах в двадцати от машины, и таращится на самоход. До слуха ассасина донеслось редкое дыхание зверя. Понятно, сидит и наблюдает. Вот только с какой целью, хотелось бы знать?
   Глэйд уже было взялся левой рукой за борт кузова самохода, чтобы выбраться из машины и проверить, что же это там сидит, как вдруг до его слуха донеслось явно предупреждающее рычание. А спустя буквально пару секунд прямо перед самым бортом вездехода возник тот, кто поначалу тайно наблюдал за машиной и теми, кто в ней находился.
   Наргский тигр. Великолепная особь, два с половиной метра от кончика носа до кончика хвоста, с подрагивающим от любопытства носом. В приоткрытой пасти зверя хорошо были видны жуткие клыки, способные, как было известно Глэйду, запросто перекусить пятимиллиметровую стальную проволоку. Что такие зубки могут сделать с человеческой плотью - лучше и не думать.
   Тигр, тем временем, подошёл ещё ближе к самоходу и резко втянул носом воздух. Уши зверя прижались к макушке, из пасти раздался негромкий рык, похожий на удивлённо-недоумённое вопрошание - дескать, это что тут такое на моей территории ошивается? А в том, что они оказались именно на территории молодого самца-одиночки, стремящегося к созданию собственного прайда, северянин нисколько не сомневался.
   Глэйд осторожно пошевелился и это движение тут же привлекло внимание тигра. Зверь предостерегающе зарычал и оскалил клыки. Понятно - защищает территорию. И явно настроен по-боевому.
   Эррендиец глубоко вдохнул и прикрыл глаза, пытаясь расслабиться, так, как его учили делать в Схоле Ассасинарон. Поначалу ничего не происходило, но вот где-то на периферии сознания Морригана возникла крохотная светящаяся точка. Постепенно разгораясь и увеличиваясь в размерах, она заполнила весь разум северянина, погрузив его в состояние, которое наставники называли "ментальное поле". Глэйд отчётливо осознал присутствие вокруг себя разнообразных живых существ, как растительного, так и животного происхождения, но самое главное - северянин вошёл в резонанс с разумом тигра. Ну, не совсем с разумом, однако зверь явно обладал интеллектом, пусть и своеобразным, но всё же. И тигр сразу же насторожился, почуяв присутствие в своём мозгу чужого. А это могло означать только одно - наргские тигры от природы являлись сенситивными существами.
   Разумеется, всю правду о своих способностях Глэйд никому не рассказывал. А зачем? Есть вещи, которые посторонним лучше не знать... даже Кире... пока, по крайней мере. Нет, эррендиец не был мыслеходцем, однако он обладал способностью к психорезонансному воздействию. Что сейчас Глэйд и пытался применить. И небезрезультатно, если честно. Потому что тигр в нерешительности стал топтаться у самого борта вездехода, не сводя глаз с северянина.
   Эррендиец осторожно убрал боевой нож обратно в ножны и так же осторожно протянул вперёд правую руку, одетую в кожаную перчатку без пальцев. По направлению к хищнику. Кончики пальцев дотронулись до влажного носа зверя, отчего тот слегка вздрогнул, но более никак не отреагировал на прикосновение. Видя такую реакцию животного, ассасин осмелился погладить тигра по голове. Зверь сидел совершенно смирно, лишь чуть вздрогнул от прикосновения искусственной кожи перчаток.
   Глэйд мысленно приказал тигру уходить. Какое-то время казалось, что тот не станет исполнять команду эррендийца, но спустя несколько секунд тигр чихнул и мотнул головой, после чего медленно попятился и, махнув хвостом, одним мощным прыжком исчез в зарослях.
   Северянин усмехнулся и вернул свой разум в прежнее, нормальное, состояние. Огляделся. Его спутники крепко спали, лишь Азонай заворочался в кузове и что-то пробормотало спросонья. Возможно, орк, по своей природе, был чувствителен к ментальным волнам, но проверять это предположение Глэйд вовсе не собирался.
  
  
   Сквозь густую листву пробился солнечный луч, который коснулся лица иллийки. Кира заворочалась на сиденье, пошевелила ногами и резко открыла глаза. Болело всё тело. Такое впечатление, что её всю ночь нещадно избивали, причём беспрерывно. Да, сон в машине - это не слишком приятно, но здесь, к сожалению, не было постоялых дворов. Вытянув вперёд руки, Кира попыталась ими пошевелить и с удовлетворением ощутила, что чувствительность потихоньку возвращается к пальцам и кистям. С ногами дело обстояло несколько хуже, но и это можно было поправить, вылезши наружу.
   Ходдрен огляделась. Реймус Эллинор мирно спал на переднем пассажирском сиденье, слегка посапывая и раскинув руки в разные стороны. Тринн Сельмур уткнулся головой в стекло правой дверцы и едва слышно дышал, а вот Глэйда нигде не было видно. Кира обернулась и посмотрела в направлении кузова, но увидела лишь Азоная, который спал полусидя, опёршись спиной о стаббер.
   - Сейчас примерно часов восемь, - раздался совершенно неожиданно для иллийки голос Морригана, заставив Киру вздрогнуть. Эррендиец возник возле самохода будто из воздуха. - Вы ещё долго будете спать? Нам пора трогаться дальше.
   - А ты куда ходил? - спросила Кира.
   - Проверял тропу.
   - И как она поживает?
   - Средне-паршиво. - Северянин усмехнулся. - Но проехать можно.
   В кузове заворочался Азонай. Орк продрал глаза и внимательно взглянул на эррендийца, потом перевёл взгляд на землю возле вездехода.
   - Мне показалось, или ночью к нам кто-то приходил? - спросил Следопыт.
   - Тебе не показалось, - спокойно отозвался Глэйд. - Это был наргский тигр.
   - Тигр? - карие глаза Киры округлились от удивления. - Он приходил к машине? И никого не сожрал?
   - А почему он должен был кого-то съесть? - удивился северянин. - Людская молва возводит на этих зверей напраслину. На самом деле наргский тигр гораздо менее опасен, нежели древесный питон или бока-бока. Умнее, можно сказать.
   - Откуда тебе это известно? - прогудел орк.
   - Читал. - По тону, каким это было произнесено, было понятно, что Глэйд не собирается больше распространяться на эту тему. - Будите остальных. Нам пора выступать.
   Произнеся эти слова, эррендиец переместился к капоту самохода и, подняв крышку, принялся что-то делать внутри моторного отсека.
   Ривийца и техномага долго будить не пришлось. Оба умылись водой из походных фляг и привели в порядок слегка помявшуюся за время сна одежду. Затем оба подошли к Глэйду.
   - Я так понимаю, что до Ничьих Земель уже совсем близко? - спросил Реймус, наблюдая за тем, как северянин подливает в радиатор вездехода охлаждающую жидкость. - С машиной всё в порядке?
   - Уровень охладителя упал, - хмуро пояснил Глэйд. - И мне это не нравится. Я проверил шланги и патрубки - нигде нет утечки. Но, тем не менее, он куда-то уходит.
   - Может, испаряется от перегрева? - предположил Сельмур.
   - Если бы это была вода, то я бы согласился с твоими словами. Но охладитель не может так быстро испаряться. - Глэйд плотно завинтил крышку, через которую он доливал охлаждающую жидкость, и протянул канистру с охладителем Сельмуру. - Поставь в кузов.
   - Мы сможем продолжать путь на машине? - поинтересовалась Кира.
   - Сможем. Но надо избегать слишком больших нагрузок на...
   Неожиданно Глэйд замолчал и прищуренными глазами уставился куда-то поверх плеча техномага.
   - Глэйд? - насторожился Реймус.
   - Нужно уходить отсюда и как можно скорее, - сквозь зубы процедил северянин. - По нашим следам идут.
   - С чего ты решил? - удивился Эллинор. - Я ничего не слышу!
   - Глэйд прав, - поддержал северянина орк. - Я тоже их чувствую.
   Эррендиец понимающе глянул на Азоная, тот слегка подмигнул ему, давая понять, что ночное происшествие с тигром не прошло мимо его внимания. Кивнув техномагу, Глэйд молча полез за руль самохода.
  
  
   Спрашивать Глэйда и Азоная, с чего вдруг они решили, что к ним приближается неприятель, никто не решился. И иллийка, и техномаг, и ривиец как само собой разумеющееся приняли информацию. В способностях Глэйда они не сомневались, ну, а тот факт, что Азонай тоже каким-то образом чувствовал преследователей, они тоже вполне спокойно приняли к сведению. Пока никаких посторонних звуков до них не доносилось, если не считать исходящего от мотора самохода мерного гудения, но раз ассасин и Следопыт сказали, что их преследователи недалеко, значит, так оно и есть.
   - Ещё лиг десять - и начнутся Ничьи Земли, - проговорил Глэйд, снижая скорость почти до минимума и выворачивая руль вправо, чтобы объехать невесть откуда взявшуюся на тропе-дороге яму. - Реймус - твой антирад далеко?
   - Нет. А ты хочешь уже проглотить капсулу?
   - Пока нет, но можешь приготовить.
   - А как же эти, - Кира кивнула головой себе за плечо, - собираются за нами следовать через Ничьи Земли? У них тоже, получается, есть антирад?
   - Ничего определённого сказать нельзя, - отозвался Реймус. - Это можно допустить. Но ведь ты же сам говорил, что на окраине Ничьих Земель уровень радиации не так уж и велик.
   - Всё равно скопытиться можно, - буркнул северянин. - Но это не наши проблемы.
   - Осторожно! - неожиданно взвизгнула Кира, хватаясь обеими руками за спинку переднего сиденья.
   Но эррендиец и сам увидел лежащий поперёк тропы ствол упавшего дерева. Может быть, оно рухнуло само, от старости, может, причина была чисто метеорологического свойства - неизвестно, да и вдаваться сейчас в размышления Глэйд не собирался. Вездеход резко вильнул в сторону, объезжая препятствие, при этом его правые колёса чиркнули по краю канавы.
   - А полегче нельзя? - пробасил Азонай. - А то мне уже надоело, что меня швыряет по кузову, как кусок дерьма!
   - Извини! - обронил северянин, возвращая машину на прежний курс. - Тут ведь практически нет дорог, как ты уже успел убедиться!
   - Но всё равно ведь можно поаккуратнее!
   - Можно-то оно можно, да вот только...
   Раздавшийся позади вездехода звук нельзя было спутать ни с каким другим, равно как и принять за некое природное явление вздыбившийся перед самоходом фонтан земли, перемешанный с травой и ошмётками мелких деревьев. Выругавшись, Глэйд резко крутанул руль, объезжая то место, в которое только что угодил выпущенный из гранатомёта фугас.
   - Как они так быстро нас догнали? - пробормотал Сельмур, готовя к возможной стычке слагомёт. - У них что, какой-то быстроходный и сверхпроходящий самоход, что ли?
   - Скорее, у них сверхжелание как можно быстрее нас изловить, пристрелить и отобрать этот йордов ключ! - проворчал Глэйд. - Однако, граница уже скоро. Готовь антирад, Реймус.
   Техномаг согласно кивнул и завозился в одном из подсумков, ища капсулы с препаратом, блокирующим негативное воздействие радиации на организм.
   - Видишь их, Азонай? - не оборачиваясь, крикнул Глэйд, всё своё внимание сосредоточив на дороге. Верней, на том, что можно было таковой считать.
   - Нет, только слышу! - отозвался орк. - Но стрелять не могу вслепую - зачем зря патроны переводить?
   - У этих мерзавцев есть перед нами небольшое преимущество, - процедила Кира, проследив за ещё одним разрывом гранаты. - Гранатомёт. Из него можно палить наугад - есть большая вероятность того, что шальной осколок повредит машину.
   - Может, всё-таки имеет смысл дать и нам наугад пару очередей веером? - предложил Эллинор, протягивая каждому, кто сидел в кабине самохода, маленькие овальные капсулы жёлтого цвета - тот самый антирад. - Пусть даже для чисто психологического эффекта...
   - Азонай! - крикнул Глэйд.
   - Я слышал!
   За задней стенкой кабины вездехода гулко застучал стаббер, посылая назад смертоносный град пуль. На тропу-дорогу посыпались срезанные ими ветви, но было непохоже, что хотя бы одна из выпущенных стаббером пуль достигла цели. Но, судя по всему, психологический эффект стрельба Азоная возымела своё, поскольку гранатомёт больше не стрелял.
   - Приехали! - Глэйд совершенно неожиданно надавил на педаль тормоза, отчего вездеход пошёл юзом и остановился. - Вот они!
   Тропа вовсе не думала заканчиваться, напротив - она шла и дальше, однако лес заканчивался буквально в считанных сантиметрах от переднего бампера самохода, уступая место саванне, поросшей невысокой зеленовато-бурой травой с острыми стеблями и группами кривоватых деревьев с перекрученными стволами и треугольными листьями ярко-оливкового цвета высотой примерно в два человеческих роста. Дорога уходила к далёкому горизонту и по её внешнему виду было понятно, что по ней уже давно никто не ездил. В самом деле - кто в здравом уме рискнёт без необходимых мер безопасности соваться вглубь отравленных радиацией пустошей? Глэйд, да и все остальные, сильно сомневались, что местные жители имеют доступ к таким технологиям, что были доступны хотя бы Северному Союзу. Об Аффиноре речь даже и идти не могла.
   - Все проглотили антирад? - спросил северянин, глядя прищуренными глазами на саванну. - Тогда двигаем дальше.
   Мотор вездехода взрыкнул, передние колёса крутанулись на месте и машина, слегка подпрыгнув на неровности, тронулась с места.
   Самоход преследователей показался на опушке леса спустя буквально несколько секунд. И этим тут же воспользовался Азонай. Наведя стаббер на машину, орк с явным удовольствием вдавил спуск. Стаббер зашёлся в приступе, посылая в направлении машины преследователей длинную очередь. Однако тот, кто сидел за рулём самохода, судя по его реакции, оказался довольно опытным в подобных делах, так как при первых же звуках стрельбы машина резко вильнула в сторону, уходя с линии огня. Не разворачиваясь, самоход стремительно нырнул задним ходом в спасительную чащу, и Азонай тут же потерял его из виду. Впрочем, орк всё же дал ещё две веерные очереди, явно надеясь на случай. Попал он куда-нибудь или нет, так и осталось неясным. Выяснять же это Глэйд отнюдь не собирался. Набирая скорость, вездеход помчался по саванне, вглубь Ничьих Земель Нарга. Ну, может, не совсем вглубь, так как там были ещё места, где никакой антирад не спасёт. А здесь, на пограничных территориях, уровень радиации за прошедшие столетия упал, причём довольно сильно. Хотя мер безопасности это всё равно не отменяло.
  
  
   Назвать рекой то, что лежало прямо перед колёсами самохода, язык не поворачивался. Широкая канава неопределённой глубины с мутной зеленоватой водой, по краям заросшая грязно-коричневого цвета высокой травой, похожей на широко распространённую в Западном и Северном Эрелене танийскую осоку, которой самое место было на каком-нибудь лесном болоте - вот что предстало взорам находящихся в самоходе людей и орка. Берега этой, с позволения сказать, "реки" были глинистыми и довольно пологими, что облегчало подъезд к воде, но вот так вот соваться в неё с ходу Глэйд не стал. Можно было запросто напороться на какое-нибудь затонувшее бревно и пробить колёса или же банально утопить самоход.
   Однако и выходить наружу, чтобы проверить глубину, никто не горел особым желанием. Пару часов назад, объезжая неизвестно кем вырытую посреди колеи яму неизвестной глубины, самоходу пришлось нырнуть в густые заросли какого-то неизвестного кустарника. Машина без особого труда проломилась сквозь хитросплетения ветвей, но в левую руку Азоная вцепилось какое-то небольшое существо, выскочившее из зарослей. Какого-либо серьёзного урона орку оно не причинило, тем более, что Следопыт очень быстро и очень ловко переломил тому хребет, но прецедент всё-таки имел место быть, поэтому никто не желал становиться объектом пристального внимания со стороны местной фауны. Неизвестно ещё, что скрывалось в мутной глубине воды.
   Но и сидеть вот так до бесконечности никто не собирался. В конце концов, самоход был оснащён шноркелем, и, если только эта канава не имела глубины в пару десятков метров (что было довольно маловероятно), мог без труда преодолеть водную преграду. Правда, вода могла скрывать под собой какие-нибудь неприятности, но тут уже приходилось положиться на волю случая.
   Преследователи в поле зрения с того момента, как Азонай отпугнул их огнём стаббера, не появлялись, но это ни о чём не говорило. Они вполне могли продолжать идти по следам, оставаясь вне досягаемости.
   Переглянувшись с Эллинором, эррендиец перевёл рычаг переключения передач в положение, соответствующее первой передаче, и осторожно тронул машину вперёд. На глине передние колёса слегка провернулись, отчего самоход проскользил по пологому берегу и скатился в воду. И тут же Глэйд резко ударил по тормозам. Осторожность при форсировании водной преграды была вовсе не лишней, и все, кто находился в машине, это понимали.
   По крайней мере, у берега глубина была небольшой - вода едва доходила до нижнего края колёсного диска. Теоретически, водная преграда шириной каких-то десять метров не могла быть слишком глубокой, но кто может поручиться наверняка?
   Самоход стоял твёрдо и не собирался ни проваливаться в грунт, ни тонуть в воде. Глэйд, усмехнувшись про себя, выжал педаль газа и переключил передачу, продолжив движение.
   Ничего не произошло. Вездеход благополучно преодолел водную преграду и, вскарабкавшись на противоположный берег, продолжил свой путь в прежнем направлении.
   Возможно, саванна была совсем не безжизненной, как казалось на первый взгляд, но пока, кроме того существа, что вцепилось в руку Азоная, никакой другой живности путешественникам на глаза не попадалось. Пару раз у самого горизонта появлялись силуэты каких-то парящих птиц, похожих на падальщиков, но расстояние было слишком велико для их опознания. Иногда что-то мелькало в густой траве, но на глаза никто не спешил показываться. Может, это и к лучшему, так как никто не мог поручиться за то, что за прошедшие годы в Ничьих Землях не сформировался собственный биотоп. Причём совершенно отличный от всего, что было известно эреленцам.
   Спустя шесть часов Глэйд остановил вездеход и уступил место за рулём Сельмуру. Слив в бак канистру топлива, они продолжили путь. До наступления ночи оставалось ещё около пяти-шести часов, но уже было ясно, что ночевать в Ничьих Землях было бы весьма небезопасным занятием. Никто не знал, что может вылезти из своей норы, а в том, что фауна этой части Нарга существенно отличается от остальной фауны материка, никто не сомневался.
   Самоход уверенно катил по саванне, с каждой лигой приближаясь к цели. Что ждало их там, никто не мог даже предположить. Даже Эллинор ничего толкового не мог сказать по этому поводу.
   Снова, как и обычно в этих широтах, ночь наступила почти мгновенно, без какого-либо перехода. Только что у западного горизонта висело солнце, бросая последние крохи света на саванну - и вот уже над головой видны обе луны Териона и многочисленные звёзды, равнодушно глядящие на движущийся по саванне вездеход. Им не было ровным счётом никакого дела до тревог и забот простых смертных, впрочем, так было всегда - и так будет и впредь.
   Ривиец сбавил скорость и очень осторожно вёл машину по саванне. Света фар как бы и хватало, но всё-таки Сельмур ехал небыстро. Мало ли что могло скрываться в темноте тропической ночи в этих местах!
   Реймус, перебравшийся в кузов вездехода, сидел на ящике с патронами, сменив на посту у стаббера Азоная. Орк же, с наслаждением вытянувшись на дне кузова, благо размеры позволяли, мерно посапывал, отдавая дань уважения сну. Кира Ходдрен на заднем сиденье кабины то и дело клевала носом, однако спать вроде как не собиралась. Глэйд же сидел на переднем пассажирском сиденье и таращился в лобовое стекло. Что он там планировал увидеть, было непонятно, но по его напряжённой позе складывалось впечатление, что северянин готов к любым неожиданностям.
   Бесформенную и довольно больших размеров тень, перегородившую дорогу, первым всё-таки заметил Сельмур, что было совсем неудивительно - ведь именно он сидел за рулём самохода. Тронув правой рукой Глэйда за плечо, ривиец плавно нажал на педаль тормоза и притушил свет фар, так как было непонятно, что там такое впереди находится и как оно может отреагировать на самоход.
   Скрипнув тормозами, вездеход остановился, однако мотор Сельмур глушить не стал, чтобы в случае враждебной реакции тени на машину можно было ретироваться. Какова могла быть эта самая враждебная реакция и что вообще выползло на тропу, никто не знал. Но оружие все на всякий случай приготовили.
   На вполне резонный вопрос Киры, что это такое может быть, техномаг ответил, что он не имеет ни малейшего понятия. При этом аффинорец почему-то покосился на Глэйда, однако северянин, глядевший в лобовое стекло, не заметил этого. Азонай же, не мудрствуя лукаво, просто развернул стаббер в направлении тени, заявив, что какое бы животное там не ползало, а против крупнокалиберного оружия оно вряд ли выстоит. Даже если оно и видоизменилось под влиянием внешних факторов, созданных Древними.
   Некоторое время ничего не происходило, лишь поперёк дороги виднелась большая и бесформенная тень. Затем до слуха всех находящихся в самоходе донеслись странные звуки - некая смесь шуршания и чавканья. По-видимому, то, что выползло на дорогу, заявилось сюда поужинать... или как ещё можно назвать столь поздний приём пищи? В темноте не было видно, что именно ест существо, но почему-то Кире вдруг захотелось, чтобы оно ело что-нибудь растительное. Вполне возможно, что так оно и было, но разглядеть, чем там насыщается существо, было невозможно. А включать на полную мощность передние фары вездехода никто не решался.
   Шуршание и чавканье продолжались ещё около пяти минут, затем с той стороны, где в темноте высилась тень, раздался совсем иной звук, похожий на бульканье. Сельмур покосился на эррендийца, но Глэйд сидел совершенно спокойно и вроде как даже не обращал внимания на существо, вольготно расположившееся поперёк дороги. Но ривиец догадывался, что это состояние северянина совершенно не соответствует реальному настрою Морригана.
   Бульканье повторилось, затем тень вроде как слегка сдвинулась с дороги. Нет, она и в самом деле двигается! Причём в сторону самохода!
   - Оно в самом деле движется в нашу сторону? - с явным беспокойством в голосе проговорил Эллинор. - Быть может, нам надо его отпугнуть?
   - Думаю, что это не такая уж хорошая идея! - отозвался Глэйд. - Кто знает, что это? - Ответом ему было молчание. - Вот в том-то и дело. Оно вроде как не обладает скоростными качествами, но кто может поручиться, что это не маскировка? Да и вообще - что это за штука там ползает? У кого есть какие предположения?
   - Я думала, что ты можешь что-то нам сказать, - пробормотала Кира.
   - Тот факт, что я когда-то побывал в Ничьих Землях, вовсе не означает, что я являюсь знатоком местной фауны. Тем более, что я был совсем в другом месте. Однако, Тринн - а не пора ли нам предпринять какие-нибудь манёвры? Эта штука уже довольно близко к нам придвинулась...
   Ривиец, не произнеся ни слова в ответ, осторожно надавил на педаль газа и включил заднюю передачу. Вездеход плавно тронулся с места, отодвигаясь от ползущего в его направлении существа.
   Неизвестный обитатель Ничьих Земель, судя по всему, особой прытью не отличался. Он всё так же неспешно двигался в избранном им направлении и было непонятно, почуял ли он присутствие людей и орка в вездеходе или же он просто следовал по своему собственному маршруту. Да, собственно, никто и не хотел этого проверять.
   Сельмур отъехал ещё метров на триста, после чего резко увёл машину с тропы. Под колёсами захрустели ветви низкорослого кривоватого кустарника, но шум нисколько не повлиял на маршрут движения существа. А равно и на его скорость. Как ползло - так и продолжало ползти.
   - Не думаю, что оно нами заинтересовалось, - раздалось из кузова. - Скорее всего, оно просто движется по своему обычному маршруту. Обходит, так сказать, охотничьи или кормовые угодья...
   - В любом случае, чем дальше мы от него окажемся, тем будет лучше, - резюмировал Реймус. - Что-то у меня нет желания слишком близко с ним знакомиться.
   Такого желания не было ни у кого, поэтому Сельмур, проломившись прямо сквозь кустарник, вывел вездеход на дорогу позади существа, которое не обратило никакого внимания на самоход, продолжая целеустремлённо двигаться в одном лишь ему ведомом направлении. Что оно из себя представляло и являлось ли оно растительноядным или же хищным, так и осталось никому неизвестным. Да если быть честным до конца, никто и не интересовался гастрономическими пристрастиями этого обитателя Ничьих Земель.
  
  
   Глава 11.
  
  
   С плоской вершины невысокого холма, склоны которого поросли густой невысокой травой бледно-салатового цвета, открывался отличный вид на лежащий у его подножия город. Вернее, на развалины древнего города. И что-то подсказывало Глэйду, что холм, на который взобрался самоход, таковым не является. Скорее всего, под слоем нанесённой ветрами почвы покоилось некое сооружение Древних, но проверять эту догадку времени не было. Преследователей не были видно и слышно, но эррендиец нисколько не сомневался, что Дален Миндар и его подручные из Гвардии идут по их следам. Да и по расчётам северянина, до искомой точки уже оставалось не так уж и далеко. Однако в данную минуту все, словно по общему молчаливому согласию, во все глаза рассматривали представшую их взорам картину.
   Вне всякого сомнения, когда-то это был большой и величественный город, о чём свидетельствовали остовы высоких зданий, напоминающих башни из неизвестного современным строителям материала, разрушенные бомбардировкой и временем мосты, перекинутые через весь город (один из таких полуразрушенных мостов как раз проходил над холмом, и можно было рассмотреть потемневшие от времени стальные несущие конструкции), и сама территория, которую он занимал. Если бы путешественники разбирались в древних технологиях и оружии, они бы смогли сказать, что здесь много лет назад произошёл надземный термоядерный взрыв, разрушивший большую часть города. Остальное доделало неумолимое время, хотя и оно пока ещё не могло до конца завершить свою неблагодарную работу.
   У подножия холма всё ещё виднелись остатки рельсового пути, по которому, возможно, в далёком прошлом курсировали городские поезда. Там, где покрытые ржавчиной рельсы уходили в нанесённую ветрами почву, стоял, уткнувшись сцепным устройством в груду мусора, красно-жёлтый вагон, на крыше которого виднелась почти полностью проржавевшая непонятная конструкция. Краска всё ещё держалась на его бортах, хотя оставалось её не так уж и много.
   - Вот она, дурость предков! - поморщился Сельмур. - Как можно было так неосмотрительно довериться машинам? Хорошо ещё, что им вовремя удалось взяться за ум... хотя цивилизацию это всё равно не спасло от низвержения в пропасть!
   - Какими бы идиотами не были наши предки, но, мне кажется, именно им надо сказать спасибо за то, что мы ходим по этой земле и дышим воздухом, - отозвался Глэйд, настороженно обшаривая взглядом развалины города. - Иначе наши кости давным-давно бы превратились в прах, развеянный ядовитыми ветрами над...
   Неожиданно северянин резко прервал сам себя на полуслове и замер, вслушиваясь в царящую над руинами древнего города тишину. И остальные секунду спустя услышали то же самое, что и эррендиец - звук работающего дизельного двигателя. Причём не одного, а сразу двух.
   - Я не думаю, что в Имперской Гвардии сплошь самоубийцы служат, - усмехнулся ассасин, вытягивая из ножен хьялтар. - А это значит, что либо гиштанцы сами смогли разработать антирад, либо им в этом направлении кто-то помог.
   - Ты намекаешь на то, что среди... - начал было Эллинор возмущённым тоном, но Глэйд не дал ему договорить.
   - Мы обсудим эту тему чуть погодя, если ты не против, Реймус. Сейчас же нам необходимо принять бой с противником. Надоело уже, что по нашему следу как будто стая полярных волков бежит!
   - Я могу их всех из стаббера положить, - предложил Азонай, вопросительно глядя на Глэйда.
   Северянин отрицательно покачал головой.
   - Нужно показать этим гиштанским ублюдкам и их корвисскому предводителю, что мы тоже не левой пяткой сморкаемся, Азонай! Так что, если ты не против, бери в руки свою кувалду - и за мной!
   Орк понимающе усмехнулся в ответ на эти слова Морригана и, крутанув свой весьма впечатляющий молот вокруг кисти правой руки, взглянул на остальных.
   - А вы к нам присоединитесь? - спросил он.
   - Ну, как -то бросать друзей я не привык, - отозвался Сельмур, передёргивая затвор слагомёта. - Так что я в деле!
   - Можно подумать, что я тоже в стороне останусь! - Кира сдёрнула с плеч лук и вынула из колчана стрелу. - Протекторы тоже не привыкли труса праздновать!
   - Как и аффинорцы. - Эллинор кивнул Глэйду. - Я не собираюсь отсиживаться за чужими спинами. Никогда этого не делал.
   - Раз так - тогда займём позиции. - Эррендиец огляделся. - Приготовим им хорошую встречу...
   Два больших внедорожника рэндского производства показались из-за остова высокого цилиндрического здания, верхушка которого была словно срезана гигантской циркулярной пилой. Сине-серого цвета, с цельнометаллическими бронированными крытыми кузовами, в задней части коих виднелись тяжёлые стабберы. Все окна самоходов были забраны мелкоячеистыми решётками, колёса почти полностью закрыты бронепластинами. Передняя часть каждого внедорожника была увенчана массивным таранным бампером, а места стрелков за стабберами были защищены бронепластинами.
   Машины выскочили на открытое пространство и резко затормозили. Преследователи увидели стоящий на относительной чистой от мусора площадке самоход и явно пришли в замешательство от того, что в машине никого не было. Однако оно быстро сошло на нет, как только в переднее стекло одного из вездеходов ударила стрела с бронебойным наконечником. Конечно, пробить решётку и явно бронированное стекло стрела, предназначенная для пробития доспехов пехотинцев, вряд ли смогла бы, но наделать шороху - наделала. Так как никто не видел, откуда она прилетела, стрелок, находящийся за стаббером, открыл огонь в том направлении, откуда, как ему показалось, и прилетела стрела.
   - Ни во что не вмешивайтесь! - Глэйд кивнул Азонаю и исчез, словно его и не было. Таким же образом пропал из поля зрения и орк, невзирая на свои внушительные габариты.
   - Что они задумали? - недовольно нахмурился Сельмур. - Импровизация?
   - В любом случае, северянин знает, что делает, - спокойно произнёс Эллинор, держа под прицелом своего огнестрела машины преследователей.
   Стаббер, наконец, заткнулся. Гиштанец понял, что он просто палил в никуда и никого он не задел. Он принялся озираться по сторонам, водя стволом крупнокалиберного станкача туда-сюда, выискивая цель. Но никто так и не показался в поле его зрения.
   Откуда прилетела следующая стрела, ни Кира, ни Реймус, ни Сельмур так и не увидели. Они смогли лишь пронаблюдать, как гиштанец, неловко схватившись руками за торчащее из груди древко стрелы, завалился набок, задев при этом стаббер, который от этого движения повернулся в сторону.
   Второй стрелок попытался полностью слиться со стаббером, чтобы усложнить невидимому лучнику задачу, но у него это как-то плохо получилось. То есть, не получилось совсем. Из ниоткуда прилетевшая стрела ударила гвардейца точно в горло, отчего тот, взмахнув руками, вывалился из машины.
   Гиштанцев явно охватило состояние, близкое к лёгкой панике, но развиться ему до состояния паники настоящей не дал Азонай. Орк возник рядом со вторым внедорожником совершенно неожиданно для кого бы то ни было и резко взмахнул боевым молотом, метя в одну из боковых дверей.
   Удар получился что надо - даже на расстоянии в несколько десятков метров было слышно. Внедорожник ощутимо и заметно вздрогнул, затем дверцы его кабины распахнулись и наружу выскочили гвардейцы, сжимая в руках короткие мечи-зиккары.
   - Здорово, парни! - прогудел Азонай, вращая над головой своим грозным оружием. - Желаете получить?
   - Очень оригинально! - усмехнулся Реймус, беря на мушку вражеских солдат. - Метод грубой силы очень часто помогал справиться с противником!
   Кира шикнула на техномага, натягивая тетиву своего лука. Тринн Сельмур с невозмутимым выражением лица вскинул слагомёт к правому плечу и прицелился, изготовившись к стрельбе.
   Экипаж второго внедорожника, вне всякого сомнения, пришёл бы на помощь своим товарищам, если бы не неожиданно разорвавшаяся на его броне фугасная граната, явно брошенная Глэйдом. Откуда она взялась у северянина, никто не знал, но, с другой стороны, эррендиец не позволял никому копаться в своих сумках и одному Велю было известно, что там у него находится.
   Дверца со стороны водителя не успела открыться толком, а в образовавшуюся щель уже летела выпущенная ассасином стрела. Она угодила в водителя, который, коротко вскрикнув, выпал из машины в ржавую пыль. Остальные, выскочив из машины, тут же рассредоточились, держа наготове свои огнестрелы.
   Орк, размахивающий огромным боевым молотом - зрелище, надо сказать, впечатляющее. Но только для тех, кто наблюдает за этим с безопасного расстояния. Чего нельзя было сказать о гвардейцах, высыпавших из второго самохода. Половина из них уже выбыла из строя, причём, похоже, что навсегда. Лёгкую броню, что была надета поверх их полевой формы, молот Азоная пробивал, как бумагу, поэтому вряд ли они могли в будущем составить для Глэйда и его спутников проблему. Оставшиеся, всё ещё кружа вокруг орка с зиккарами, тем не менее, не спешили кидаться в атаку, прекрасно понимая, что она может оказаться для каждого из них последней.
   Ещё один саркар из тех, что выскочили из второго внедорожника, получил стрелу в живот и со сдавленным криком упал в ржавую пыль. И лишь после этого перед гиштанскими гвардейцами возник Морриган, держащий в правой руке хьялтар.
   - У вас, похоже, проблемы, господа? - спокойно поинтересовался эррендиец. - Быть может, я смогу вам помочь?
   - Сможешь, - в тон ему отозвался один из гиштанцев, делая шаг навстречу Глэйду и направляя в его сторону лезвие своего зиккара. - Если сдохнешь в этой помойке!
   - Здесь мне придётся тебя разочаровать! - усмехнулся северянин. - В мои планы это не входит!
   - Зато входит в мои!
   Без какого-либо перехода гиштанец ринулся в атаку, занеся над головой свой короткий меч. Но застать врасплох ассасина Братства даже имперскому гвардейцу было весьма затруднительно. Прямое лезвие хьялтара встретило зиккар на полпути и отклонило его в сторону, при этом сила инерции заставила гвардейца сунуться вперёд и чуть влево. Но тренированный саркар мгновенно восстановил равновесие и попытался достать северянина длинным замахом. Ничего не получилось, зато сам гиштанец получил довольно ощутимый пинок ногой под рёбра и едва не пропустил ответный выпад Глэйда. Однако гвардеец вовремя увернулся и лезвие меча лишь просвистело над его головой.
   Припав на правое колено, гиштанец попытался нанести удар зиккаром по ногам на манер косаря, но эррендиец ловко увернулся и, в свою очередь, нанёс колющий удар, от которого гиштанец с большим трудом, но всё-таки сумел извернуться. При этом он едва устоял на ногах, чем тут же не преминул воспользоваться Глэйд, и на этот раз выпад ассасина достиг своей цели. Лезвие хьялтара проломило лёгкую кирасу гвардейца и прошлось по левому боку, ломая рёбра и вспарывая кожу, мышцы и мясо.
   - Кто следующий в очереди на причастие? - усмехнулся Морриган, крутанув меч вокруг кисти руки.
   Почему-то таковых не сыскалось. И причиной этому Глэйд был склонен считать не слишком большое желание гвардейцев умирать по приказу Миндара. Всё-таки корвисский ренегат был для саркаров чужаком, что, вкупе с врождённым высокомерием жителей Империи по отношению ко всем не-гиштанцам, не способствовало к появлению у гвардейцев желания без раздумий кидаться на чужой меч.
   - Вам вообще не претит выполнять приказы чужака? - усмехнулся Глэйд, держа меч в правой руке так, чтобы его можно было немедленно пустить в ход, если ситуация выйдет из-под контроля. - С каких это пор саркары подчиняются какому-то беглому корвисскому аристократу, который ради власти хотел убить собственного отца?
   Последние слова северянин произнёс с явным умыслом. Дело в том, что, согласно религиозным и моральным постулатам гиштанцев, родители у них почитались весьма высоко и подобное деяние мало кому из жителей Империи пришло бы в голову. Так что, намеренно упоминая о поступке Миндара, благодаря которому корвисец и бежал из своей родной страны, Глэйд ставил целью придержать саркаров. Вряд ли те вот так неожиданно придут к выводу, что выполнять распоряжения Миндара для них является неправильным, но информация о том, что Дален когда-то планировал убить собственного отца ради того, чтобы занять его место, могла серьёзно повлиять если не на лояльность гвардейцев по отношению к корвисцу, то хотя бы на их рвение.
   Похоже было, что слова эррендийца упали на нужную почву. Один из саркаров, который по виду вполне мог быть командиром этого отряда, сделал едва уловимый знак своим людям, чтобы те опустили оружие.
   - Мы, как ты, должно быть заметил, северянин, солдаты, а солдаты привыкли выполнять приказы, - произнёс саркар на пангале. - А Дален Миндар имеет высочайшее разрешение отдавать приказы воинам Гвардии. Но... твои слова не являются лишь неудачной попыткой поколебать наше доверие к корвисцу? Тебе ведь явно известно о наших традициях, если ты произнёс то, что произнёс.
   - Мне нет смысла вам врать, - пожал плечами эррендиец. - Вы и так находитесь в довольно невыгодном положении и даже если вы сумеете справиться со мной и орком, то вряд ли уцелевшие после этого смогут покинуть эти развалины.
   Гиштанец хмыкнул и бросил быстрый взгляд по сторонам. Разумеется, никого и ничего он не заметил, но вряд ли гвардеец сомневался в словах Глэйда. Не верить слову ассасина Ардус Валор на Терионе как-то было не принято.
   - Как ты, должно быть, заметил, северянин, среди нас нет Миндара, - сказал саркар. - Он... скажем так, далековато отсюда. И потому он не сможет мне помешать принять верное решение.
   - Вот как? - усмехнулся Глэйд, убирая хьялтар в ножны. Чутьё ассасина подсказывало ему, что предводитель гиштанцев не станет обострять ситуацию, по крайней мере, в данный момент. Да и слова Глэйда о Миндаре, судя по всему, упали на благодатную почву. Вряд ли, конечно, дисциплинированные и вышколенные элитные солдаты Фарихада III ослушаются приказа своего монарха, но в том, что их отношение к Миндару изменится в худшую для корвисца сторону, Морриган не сомневался.
   - Сделаем вид, что догнать вас нам не удалось, - на лице саркара возникла скупая улыбка. - Ничьи Земли, развалины, всё такое... Но Миндар от своего не отступит, северянин, так что будь начеку. Да и мы тоже не можем ослушаться приказа Его Величества. Но сейчас ты и твои спутники могут уходить. Мы дадим вам фору... полдня, думаю, вам хватит.
   - Вполне достаточно. - Глэйд кивнул гиштанцу, тот ответил эррендийцу тем же. - Всё-таки не все гиштанцы мерзавцы и высокомерные подонки, уж простите за эти эпитеты...
   - Прощаю... на этот раз.
   Саркар сделал знак своим людям и те послушно опустили оружие.
   - То, что Миндар не гиштанец - это не так страшно, как то, что пошёл по стопам отцеубийцы. В нашем обществе родители святы и подобные Миндару, мягко говоря, являются париями... в лучшем случае. Так что пусть побегает за вами, как степной волк - за стадом куланов. Полезно для здоровья, кстати.
   - Насчёт полезности я очень сильно сомневаюсь, но, тем не менее - спасибо.
   - Да не за что! - снова усмехнулся гиштанец. - А теперь давайте, валите отсюда, пока есть возможность!
  
  
   - Весьма неожиданный поступок для имперского саркара, я бы сказал, - Реймус Эллинор, сидящий за рулём вездехода, покосился на сидящего напротив него эррендийца. Глэйд при этих словах техномага слегка покосился на аффинорца, но промолчал. - Хотя теперь они будут совсем по-иному относиться к Миндару. До прямого саботажа, думаю, дело не дойдёт, но Миндару теперь придётся несладко.
   - За дорогой лучше следи! - буркнул северянин. - А то ещё влетим куда не надо!
   Словно в подтверждение слов Глэйда, самоход сильно тряхнуло на какой-то неровности, причём так, что находящийся в кузове Азонай едва не вылетел из машины.
   - Эй, Реймус - может, уступишь место за рулём Глэйду? - подал голос орк. - А то так я рискую не доехать до... э-э... того места, куда мы все едем!
   - Да тут ям полно на дороге! - огрызнулся в ответ техномаг. - Если это вообще можно назвать дорогой!
   С этими словами Реймуса Морриган не мог не согласиться. Как бы это ни показалось странным, но через Ничьи Земли они проехали сравнительно спокойно и без особых проблем, если не считать нападения стаи животных-мутантов, похожих на довольно жутковатую помесь домашней собаки и степной рэндской лисицы. От них отбились шквальным огнём стаббера, который разнёс больше половины стаи в кровавые клочья. Да ещё в одном месте пришлось делать солидный крюк, чтобы объехать огромный кратер диаметром почти в лигу. Эллинор объяснил своим спутникам, что здесь, скорее всего, некогда в поверхность земли угодила ракета с термоядерной боеголовкой и что это место нужно миновать как можно быстрее, так как оно всё ещё могло нести в себе радиацию.
   А вот в Экваториальном Нарге дела у путешественников явно не заладились. Мало того, что дорога сделалась почти непроходимой, так ещё, в довесок ко всему, Сельмура укусило какое-то насекомое, отчего буквально через час правое плечо ривийца сделалось похожим на большой красный шар. У техножреческого гвардейца поднялась температура, началась лихорадка. Эллинор высказал предположение, что насекомое, укусившее Сельмура, было ядовитым, и, порывшись в своей дорожной сумке, вынул оттуда небольшую ампулу с иглой на одном конце и какой-то мутноватой жидкостью внутри. Пояснив своим спутникам, что внутри неё находится универсальный антидот, разработанный аффинорскими техномагами как раз для подобных случаев, Реймус ловким движением что-то сделал с ампулой и с размаху всадил её в плечо Сельмура. Ривиец к этому моменту находился в полубессознательном состоянии и практически не отреагировал на действия аффинорца, но уже через пять минут эффект от лекарства стал виден, что называется, невооружённым глазом. А через час опухоль полностью спала и к Тринну вернулось его прежнее состояние.
   - Ямы - ямами, но и глаза надо держать востро, - наставительно проговорил Глэйд. - Так ведь и угробить машину недолго, а она, чую, нам ещё ох как пригодится!
   - Миндар явно ещё не сказал своего последнего слова, - встряла Кира. - Однако он свою драгоценную шкуру бережёт, не хочет подставляться!
   - Это вполне естественно для подобных Миндару, - согласился северянин. - И то, что мы корвисца ещё встретим, это как пить дать. Но сейчас... йорд тебя забери, Реймус! Ну что за дела, а?!
   Последние слова эррендийца вырвались при виде того, как техномаг умудрился въехать передними колёсами в очередную рытвину.
   - Да тут одни сплошные ямы! - в сердцах вскричал Эллинор. - Не нравится - сам сядь и рули!
   - Я что, по-твоему, из железа сделан, что ли? - фыркнул Глэйд. - Мне тоже, вообще-то, отдыхать надобно!
   Техномаг что-то прошипел себе под нос, явно не для приличного общества, но никто ничего не разобрал, поскольку ругался Эллинор очень тихо.
   - Мы уже довольно далеко забрались в джунгли, - подал голос из кузова Азонай. - До того места далеко ещё?
   - Если верить "Путеводителю" - примерно лиг сто - сто тридцать, - отозвался эррендиец. - И что интересно - вы заметили, что эта так называемая дорога идёт именно в нужном нам направлении?
   - И что это может означать? - спросил Сельмур.
   - Возможно, что мы, сами того не ведая, оказались на старой дороге, которая ведёт к военной базе Древних, - пояснил Глэйд. - Вряд ли они туда только по воздуху попадали... о-о, а это ещё что за штука?!
   Реймус резко нажал на педаль тормоза, отчего самоход пошёл юзом на влажной глинистой поверхности дороги и остановился, только что не уткнувшись передним бампером в дерево. Морриган при этом укоризненно покачал головой, но ничего не сказал.
   То, что находилось прямо перед самоходом, было почти полностью скрыто лианами, уткнувшись передней своей частью в ствол огромного тропического исполина. Сквозь зелень можно было разглядеть ржавый металл корпуса и остатки несущего винта. В нижней части корпуса виднелось то, что осталось от пусковых гондол.
   - Похоже, что эта машина где-то здесь приняла свой последний бой, - тихим голосом произнесла Кира. - Сложно всё-таки понять предков. Обладая такими знаниями и технологиями, они всё так бездарно, извините, просрали. Ради каких-то эфемерных удовольствий едва не сгубили цивилизацию. А ведь когда-то в космос летали...
   - Летали куда? - не понял Сельмур.
   - Потом как-нибудь расскажу, - отмахнулся Глэйд от ривийца. - Это никуда не денется.
   Реймус покосился на эррендийца, но вслух предпочёл ничего не говорить. Хотя от Морригана не укрылась понимающе-снисходительная усмешка техномага.
   - Ладно, здесь нам не стоит задерживаться, - сказал ассасин. - Пора двигаться дальше.
   - Доверишь мне рулить? - задал вопрос Эллинор.
   - Тренируйся, Реймус! - добродушно усмехнулся северянин. - Хоть ты и техномаг, но у нас шестнадцатилетний пацан и то лучше самоходом управляет, нежели ты!
   Техномаг недовольно покосился на Глэйда, но вслух, однако, ничего не сказал. Передвинув рычаг переключения передач в нужное положение, Реймус выжал педаль акселератора и тронул самоход с места.
   Всё-таки надо отдать должное торговцу, продавшему им этот самоход. Машина оказалась, несмотря на свой непрезентабельный внешний вид, очень прочной и выносливой и пока нареканий не удостоилась. Лишь пару раз возникали мелкие поломки, которые удавалось устранить за очень непродолжительное время. Вот и сейчас вездеход уверенно двигался по заросшей дороге - именно дороге, а не колее. Возможно, версия Глэйда о древней дороге, ведущей к заброшенной военной базе Древних, была не так уж и неверна.
   Джунгли вокруг кишели разнообразными существами. Птицы всевозможных цветов порхали между деревьями, наполняя воздух своими голосами. Нередко можно было увидеть травоядных, которые двигались по одним им ведомым маршрутам или же мирно паслись, однако при виде людей, орка и самохода они тут же настораживались. Это могло означать лишь одно - местность оная не была необитаемой. Однако кто именно жил в этих дебрях, путешественникам не было ведомо. И не сказать, чтобы их это сильно расстраивало.
   Спустя два с половиной часа дорога вывела их к перекинутому над неширокой спокойной рекой, чьи берега полностью поросли густым лесом, крепкому на вид бревенчатому мосту, достаточно широкому для того, чтобы по нему мог свободно проехать рэндский грузовоз. И здесь неожиданно для всех Глэйд потребовал от техномага, чтобы тот остановил машину. На недоумённый вопрос Реймуса, что случилось, эррендиец ничего не ответил, лишь настороженно принялся вертеть головой из стороны в сторону.
   Кира поинтересовалась, что так обеспокоило Глэйда. Помолчав с минуту, ассасин поинтересовался в ответ, всё ли в порядке у его спутников со зрением. В ответ на это Тринн Сельмур понимающе хмыкнул и сказал, что мост не выглядит совсем уж древним. Самое большее, его построили лет двадцать назад. А раз так - это значит, что в данной местности живут люди, которые знают толк в мостостроении. И неизвестно, как эти самые люди могут отреагировать на появление чужаков на самоходе, да к тому же, вооружённых чуть ли не до зубов.
   На эти слова ривийца Азонай многозначительно повёл стволом стаббера из стороны в сторону и заявил, что стаббер есть весьма весомый аргумент в дискуссии и что лично он не видит причин опасаться местных жителей. Вряд ли у них найдётся что-либо серьёзнее стаббера. А бояться пары ржавых огнестрелов, откопанных аборигенами где-нибудь в джунглях, явно не стоило.
   Не стоило. Потому что у местных нашлось кое-что поинтереснее старинного огнестрела. Едва лишь самоход пересёк мост и его колёса коснулись глинозёма, как на некотором удалении от машины разорвался выпущенный из чего-то похожего на гранатомёт фугас. Лишь полный идиот мог не понять столь недвусмысленный намёк, но как раз таковых в самоходе и не наблюдалось.
   - Интересный способ сказать "добрый день"! - усмехнулся северянин. - Быть может, это такой местный диалект?
   - Вот тебе и туземцы! - усмехнулся Сельмур. - А говорили - дикари, дикари... Хорошие такие дикари, с гранатомётом!
   Реймус, между тем, остановил самоход и выжидательно взглянул на Глэйда. Ни для кого не было секретом, что техномага несколько тяготит то обстоятельство, что командование маленьким отрядом взял на себя эррендиец, хотя Эллинор сам не прочь был бы руководить. Однако боевые навыки Морригана были весьма впечатляющие, да и знал ассасин, похоже, о предмете поисков куда больше Реймуса. Хотя он по-прежнему никому ничего не говорил о Скрижали Ривеллин, а Кира Ходдрен благоразумно помалкивала о том, что ей сказал Глэйд. Что до ривийца и орка, то они воспринимали лидерство Глэйда как нечто само собой разумеющееся. Ну, да в этом и не было ничего удивительного.
   - Я так понимаю, что мы вторглись на чью-то территорию, - неторопливо произнёс северянин, переглянувшись с техномагом. - И этот "кто-то" от этого совсем не в восторге. Полагаю, что нам надо объясниться с этими... господами. Ты со мной, Реймус?
   - Разумеется.
   Глэйд, удовлетворительно кивнув, открыл дверцу со своей стороны и вылез наружу. Эллинор проделал всё то же самое с противоположного борта машины.
   Держа руки так, чтобы неизвестный стрелок видел, что в них нет никакого оружия, Морриган сделал пару шагов по направлению к зарослям и тут же замер, будто его окатили ледяной водой. Тяжёлая стрела с серповидным наконечником вонзилась прямо перед эррендийцем, ясно давая понять, что дальнейшее продвижение вперёд чревато. Глэйд про себя покачал головой. Тот, кто не видел, как подобная стрела (правда, выпущенная совсем из другого лука и не здесь) одним махом срезает напрочь голову - тот не видел ничего.
   - Мы никому не желаем зла! - громко произнёс Глэйд на пангале, обращаясь к зарослям. - Мы всего лишь мирные путники, путешествующие через эти места! Если мы случайно...
   - У мирных путников при себе обычно не бывает стаббера в кузове самохода и сами они не увешаны оружием с головы до пят! - раздался в ответ сильный и властный голос, тоже говоривший на пангале. - Стойте там, где стоите! Это будет очень разумно с вашей стороны, путники!
   - Я - Реймус Эллинор, техномаг Аффинорской Технократии! - выступил чуть вперёд Эллинор, поднимая вверх свой посох, чьё навершие вдруг начало переливчато светиться. - Я полностью могу подтвердить слова...
   - Я знаю о вашем брате, техномаг! - ответил тот же голос. - Но это ничего не меняет! Если не хотите нажить себе проблем на пятую точку - вам лучше последовать моему совету оставаться на месте!
   - Не дёргайся, Реймус, - тихо проговорил Глэйд. - Местные явно не обладают чувством юмора. Давай поглядим, кто они вообще такие и какого йорда всё это затеяли.
   - Легко казаться крутым, сидя в зарослях и целясь в людей из гранатомёта! - проворчал Эллинор, однако посох опустил. Хотя навершие его светиться от этого не перестало. Глэйд уже знал, что это был всего лишь самый обычный световой эффект, но другие-то этого не знали и на людей несведущих это свечение могло оказать определённый деморализующий эффект. Но было похоже, что на местных это никакого эффекта совершенно не произвело.
   - Может, покажетесь, господа хорошие? - с долей иронии в голосе произнёс северянин. - А то, сидя в кустах, любой задохлик может из себя крутого героя воображать!
   - Глэйд! - одёрнул его Эллинор.
   - Что - Глэйд? В прятки и я умею играть и ещё неизвестно, кто кого... перепрячет. Так что пусть выходит и не строит из себя невесть кого!
   Всё это было произнесено на пангале, так что те, кто скрывались в зарослях, всё прекрасно слышали и понимали. И вряд ли такие дерзкие слова они оставили бы без внимания.
   Треск ломающихся ветвей предшествовал появлению на дороге новых действующих лиц. Ветви и лианы разошлись в стороны, выпуская из зелёного беспорядка группу темнокожих мужчин в простой коричневой одежде, которая состояла из матерчатых жилетов-безрукавок, плотных кожаных штанов и высоких чёрных ботинок на толстой подошве. Один из них держал в руках довольно примитивный гранатомёт, остальные были вооружены короткоствольными ружьями и кривыми саблями с простыми деревянными рукоятями.
   - И кто здесь задохлик? - прогудел высокий атлетически сложенный туземец, держа правой рукой гранатомёт за ремень для переноски. - Ты, что ли?
   Глэйд смерил туземца пристальным взглядом с головы до ног и усмехнулся.
   - Вообще-то, невежливо подобным образом приветствовать путников...
   - Это земля народа сурунари, чужак! - отрезал туземец. - Вам здесь нечего делать!
   - Нас нисколько не интересует ваша земля, уважаемый, - осторожно ответил Реймус. - Мы всего лишь следуем по своим делам, а то, что случайно наш путь проходит через ваши земли, ещё не повод так бурно реагировать на чужаков.
   - Если бы вы являлись торговцами, вас бы просто пропустили, - пояснил туземец. - Но пропускать на нашу территорию вооружённых людей и орка было бы верхом глупости. Таков закон сурунари, и здесь я ничем не могу вам помочь.
   Между тем один из туземцев, высокий - выше Глэйда на целую голову - широкоплечий воин с бритой наголо головой пристально всмотрелся куда-то поверх плеча северянина. Его глаза сузились, после чего он обернулся к тому туземцу, который говорил с Глэйдом и Эллинором, и что-то пролаял на своём языке.
   - Похож на диалект северных кланов Шилозы, - вполголоса проговорил аффинорец, наклоняясь к Морригану. - Правда, я почти его не знаю, так, отдельные слова и фразы. Но его явно что-то привлекло...
   - Скорее - кто-то, - также тихо отозвался эррендиец, которому происходящее начало не нравиться. И для этого, как оказалось, были вполне веские причины.
   - Нгасу нгаунде спрашивает, кто эта женщина, что стоит возле вашей машины? - перевёл гранатомётчик.
   Глэйд нахмурился при этих словах сурунари. Происходящее всё меньше и меньше нравилось северянину, но пока он сохранял спокойствие. Видимое, по крайней мере.
   - Эта женщина путешествует с нами, - отозвался ассасин. - И она входит в нашу команду.
   Туземец повернул голову к своему сородичу, которого она назвал странным не то именем, не то титулом, и перевёл сказанное Глэйдом.
   - Кажется, я понял, что означает это "нгасу нгаунде", - прошептал Эллинор. - "Нгаунде" - так у местных племён называют вождя, или кто там он у них, а "нгасу" - сын или наследник, что-то в этом роде. Как-то так...
   Глэйд хотел было ответить техномагу, но туземец, выслушав перевод от своего сородича, важно кивнул головой и что-то быстро произнёс на своём языке. При этом выражение его лица, когда он снова перевёл взгляд на иллийку, очень не понравилось ни Глэйду, ни Эллинору. Однако, прежде чем кто-либо из них сумел что-нибудь сказать, нгасу нгаунде властно кивнул своим спутникам.
   - Очень интересно, - пробормотал эррендиец при виде наставленных на них ружей. - И что всё это означает, позвольте узнать?
   - Нгасу нгаунде говорит, что вы можете пройти через земли народа сурунари, - сказал толмач. - Вам не будет чиниться никаких препятствий. Но с одним условием...
   - Это с каким ещё? - прищурился Реймус.
   - Вашей спутнице выпала великая честь быть избранной нгасу нгаунде в качестве его невесты! - торжественно провозгласил толмач. - Это и есть то самое условие!
   - Ты совсем с катушек съехал? - серо-стальные глаза Морригана вспыхнули опасным свечением. - Это же живой человек, а не золотая монета!
   - В глазах нгасу нгаунде она куда ценнее, чем всё золото мира! - выспренно заявил толмач. - Она станет истинным украшением шатра наследника великого Моаве! И родит ему сильных и крепких телом и духом воинов!
   - Скажи нгасу нгаунде, - с плохо скрываемой яростью в голосе произнёс Глэйд, - что...
   Дальнейшие слова северянина поставили толмача в очень затруднительное положение. Вне всякого сомнения, толмач очень хорошо знал торговый язык, но дело-то было в том, что те экспрессивные слова, что были произнесены Глэйдом, были сказаны на эрлинге, которого туземец однозначно не знал. Потому что если бы он знал язык Северного Союза, то его уши свернулись бы в трубочки, ибо сказанное Глэйдом далеко не всякий корчемный завсегдатай осмелился бы произнести. Да что там пьянчужка! Не каждый тронгхольмский пират позволил бы себе сказать ТАКОЕ! Но здесь, собственно говоря, не нужно было знать язык, чтобы понять смысл сказанного по интонации.
   - Чужеземец - ты очень сильно рискуешь, - осторожно проговорил толмач, который явно не был дураком и прекрасно видел, что Глэйд не из тех, кого можно испугать даже десятком ружейных стволов. Вряд ли сурунари приходилось когда-нибудь сталкиваться с Ардус Валор, но инстинкт воина подсказал толмачу, что из всей этой компании именно Глэйд является самым опасным противником. - Я не знаю, конечно, того языка, на котором ты произнёс... то, что произнёс, но здесь и не надо быть великим толмачом, чтобы понять суть сказанного. Нгасу нгаунде Джерваде милостив к тем, кто проявляет уважение и почёт к его личности, но беспощаден к тем, кто этого не делает. Так что тебе лучше будет принять волю нгасу нгаунде, как должное.
   - Эта женщина никуда не пойдёт! - твёрдо произнёс северянин. - Она продолжит свой путь с нами и это не обсуждается!
   Толмач при этих словах северянина несколько стушевался, однако быстро взял себя в руки и принялся переводить слова Глэйда нгасу нгаунде. Тот внимательно выслушал сородича, после чего с минуту молча глядел на эррендийца немигающим взглядом, вызвав у Морригана стойкую ассоциацию со змеёй. Потом что-то пролаял на своём наречии.
   - Нгасу нгаунде говорит, что наглости и смелости тебе не занимать, чужестранец, - перевёл толмач, закидывая гранатомёт за спину. - Но он сегодня в хорошем настроении, ибо его взору явилась богиня любви и страсти, поэтому тебе дозволяется спокойно покинуть земли сурунари. В компании твоих спутников, но без женщины. Такова воля нгасу нгаунде.
   Какое-то время всем казалось, что Глэйд не сдержится и, выхватив хьялтар, укоротит наглеца на голову, однако этого не произошло. То есть, меч северянин выдернул из ножен, что вызвало вполне естественную реакцию со стороны туземцев в виде наставленных на ассасина ружей, но эррендиец не стал ни на кого нападать. Вместо этого он с силой вогнал лезвие хьялтара в глинистую почву и с размаху опустился на правое колено, положив правую руку на эфес меча.
   - Великий Техниум! - выдохнул Эллинор. Техномаг слишком хорошо знал обычаи северян, чтобы понять, что последует за этим.
   - Вель, отец всего сущего! Морбидан, повелитель воинов, дарующий отвагу в бою и достойную смерть павшим в битве! Свельд, хранитель душ! Я, Глэйд Морриган, сын Эррендии, воин Братства Ардус Валор, взываю к вам! Станьте свидетелями оскорбления, нанесённого этим человеком женщине по имени Кира Ходдрен, и направьте мою руку, чтобы покарать оскорбителя! - меч вылетел из почвы и его остриё уставилось точно в лицо нгасу нгаунде. - Во имя Великой Троицы - прими вызов на поединок чести, если ты мужчина, а не недоразумение! И да пусть Высшие станут свидетелями и не допустят несправедливости! Переведи мои слова, толмач!
   Лицо сурунари приобрело пепельно-серый оттенок. Такого поворота событий толмач явно не ожидал. Однако спустя пару секунд он опомнился и принялся быстро что-то лопотать на своём птичьем языке, обращаясь к сыну вождя, при этом жестикулируя, будто торговец на рынке.
   По мере того, как смысл сказанного, то есть, переведённого, доходил до нгасу нгаунде, глаза того постепенно приобретали форму двух круглых чайных блюдец. По-видимому, с подобным неуважением к своей царственной персоне нгасу нгаунде ещё не сталкивался, поэтому поначалу он даже ничего не смог произнести. Но затем сын вождя разразился длинной гневной тирадой, тыча пальцем в эррендийца и левой рукой пихая толмача в бок, заставляя того переводить свои слова.
   - Нгасу нгаунде поражается твоей невероятной наглости, чужестранец, и говорит, что он согласен принять вызов. Выбор оружия он оставляет за собой, так что...
   - Поединок чести проходит без оружия, болван! - зло процедил Глэйд. - Так и переведи этой самодовольной обезьяне!
   Толмач несколько замешкался, но пинок в бок, полученный им от нгасу нгаунде, вернул его к действительности. Он послушно перевёл слова северянина.
   Нгасу нгаунде выслушал перевод слов Морригана и окинул северянина саркастическим взглядом. Ясное дело, что сурунари не имел никакого понятия о канли, иначе бы так не глядел на эррендийца. Грубая сила в данном случае являлась скорее помехой, нежели подспорьем.
   Толкнув толмача в спину, Джерваде что-то быстро залопотал на своём языке, то и дело указывая рукой на спокойно стоящего северянина. Толмач, энергично покивав головой, перевёл взгляд на Глэйда.
   - Нгасу нгаунде говорит, что поединок, на котором ты настаиваешь, будет проходить на священной Арене Нангхуру, - сказал он. - Но он хочет тебя заранее предупредить, что драться с тобой будет всерьёз. Ты не только поставил под удар репутацию сына вождя, но и оскорбил его лично. Так что не взыщи, чужеземец...
   Толмач картинно развёл руками.
   - Я-то не взыщу! - усмехнулся Глэйд. - А вот твой нгасу-как-его-там чтобы не взыскал потом - вот в чём проблема! А то ведь может статься так, что ему всю оставшуюся жизнь придётся, извиняюсь, через трубочку питаться и ходить под себя! Тут уже не до девушек будет... Хочешь - можешь ему перевести, не хочешь - не надо.
   Сурунари опасливо покосился на Джерваде. Нгасу нгаунде, сдвинув брови, повелительно кивнул толмачу - дескать, что там сказал этот чужеземец? Делать нечего - пришлось бедолаге переводить.
   Ясное дело, что такие слова Глэйда не пришлись по душе сыну вождя племени. Зло уставившись на эррендийца, нгасу нгаунде что-то прошипел, едва не брызгая слюной на бедного толмача.
   - Нгасу нгаунде говорит, что за твои дерзкие и наглые слова он, после того, как выбьет из тебя твои спесь и дерзость, вырвет твой грязный язык и повесит его под потолком своего обиталища! - перевёл толмач. - Твоим же спутникам мужского пола и орку не будут чинить никаких препятствий и они смогут спокойно следовать дальше.
   - Может, мне всю эту банду здесь же и похоронить? - Азонай многозначительно взвесил в руке свой боевой молот.
   - Не стоит, Азонай! - Глэйд сделал орку предупреждающий жест. - Парень явно привык, что все прыгают вокруг него, как полоумные северные зайцы - так пусть примет и тот факт, что бывает ровно наоборот... Эй, нгасу нгаунде, - при произнесении Глэйдом титула Джерваде недоумённо воззрился на северянина, - так где находится эта твоя Арена?
   - Вас туда сопроводят, - объяснил толмач. И неожиданно громко свистнул.
   Глэйд недоумённо поднял брови, но тут же на его лице проступило выражение крайнего изумления - впрочем, как на лицах его спутников - при виде выползшей из зарослей машины. Её внешний вид и угловатая конструкция выдавали в ней порождение местного инженерно-технического гения... хотя гения ли? Скорее, подобное создал какой-то местный технарь-самоучка, получивший обрывки знаний из самых разных источников.
   Прямоугольный массивный корпус покоился на шести больших колёсах диаметром в рост человека, явно приспособленных для передвижения не только по местным дорогам, состояние которых было далеко от идеального, но и самому бездорожному бездорожью. Узкое лобовое стекло было забрано грубовато изготовленной мелкоячеистой металлической решёткой, такие же решётки виднелись на боковых окнах и они же закрывали колёса машины. Из расположенной над кабиной приплюснутой овальной башни торчало чёрное дуло малокалиберного орудия.
   - Мне кажется, я знаю, откуда у этих туземцев подобная машина, - пробормотал Эллинор. - Это переделанный шилозский боевой самоход, их делают для...
   Договорить техномагу не дал нгасу нгаунде. Джерваде, толкнув в плечо толмача, что-то сердито произнёс, указывая левой рукой куда-то в противоположную от реки сторону.
   - Нгасу нгаунде утомили разговоры с вами, - пояснил толмач. - Сейчас вы сядете в свой самоход и проследуете за нами до Великой Цитадели. Будете следовать за нашей машиной, но не советую выкидывать фокусы. Видите вот это? - толмач кивком головы указал на развернувшуюся в сторону вездехода орудийную башню. - Так что в ваших интересах следовать за нами.
   - Мы проследуем, - со зловещей интонацией в голосе произнёс Глэйд. - Но вряд ли твой нгасу будет от этого в восторге. Но сам напросился, так что винить надо будет лишь себя.
   Толмач в растерянности посмотрел на северянина, однако тот, не произнеся больше ни слова, развернулся на месте и направился к вездеходу, по пути кивнув Азонаю. Орк ответил эррендийцу таким же кивком и, одарив туземцев красноречивым взглядом, забрался обратно в кузов самохода, вставая за станок со стаббером.
   - Не только у всяких черномазых есть большие пушки! - проворчал Азонай. - У нас тоже кое-что имеется!
   - Давай не будем нагнетать обстановку, Азонай, - отозвался Глэйд, садясь в кабину самохода и кивком головы предлагая Реймусу занять место за рулём. - Парень думает, что он тут самый крутой и поэтому ему всё можно - я собираюсь его в этом разубедить.
   - Надеюсь, ты ему сломаешь пару-другую костей! - осклабился орк.
   Эррендиец в ответ лишь пожал плечами - дескать, будем посмотреть.
   Туземцы, ни произнеся более ни слова, погрузились в свою угловатую машину, при этом Джерваде плотоядно взглянул в сторону Киры. Иллийка сделала вид, что ничего не заметила, хотя внутренне её всю передёрнуло от отвращения.
   - Глэйд, я... - Ходдрен несмело посмотрела на северянина, который спокойно сидел рядом с техномагом и глядел сквозь лобовое стекло на боевой самоход местных обитателей. - Ты... это...
   - Сказать такие слова в присутствии эррендийца, да даже любого мало-мальски уважающего себя мужчины, означает навлечь на свою голову кучу проблем. И этот черномазый придурок как раз и нажил на свою тупую башку эти самые проблемы. Ибо нечего рот разевать на то, что не принадлежит тебе!
   - Но я, собственно, никому не принадлежу, - осторожно возразила Кира. - Я сама по себе...
   - Я совсем иной смысл вкладывал в это слово, Кира, - улыбнулся северянин.- Тебе прекрасно известно, какие чувства по отношению к тебе я испытываю. Так что эта наглая образина получит то, что заслуживает.
   - Он такой здоровый!
   - Это ровным счётом ничего не значит. В канли не грубая сила решает исход поединка, Кира...
   Великая Цитадель на поверку оказалась совсем не тем, что подразумевалось под подобным названием. Глэйд видел НАСТОЯЩИЕ цитадели Корвиса, Дархана, Рэнда и, разумеется, своей родной Эррендии. При виде некоторых из них военачальники недавно прошедшей эпохи начинали чесать свои затылки и подумывать, а зачем вообще они тут оказались. Особенно при виде цитадели Арконы - столицы Эррендии. Здесь же... Ну, сами посудите - разве может именоваться цитаделью сооружение в виде обнесённого стеной из обожжённой глины, армированной тростником, пусть и огромного, но всё же шатра с остроконечной верхушкой? Да любой эррендийский бронеход эту, с позволения сказать, "цитадель" разнесёт одним-двумя выстрелами!
   При приближении к стене самохода сурунари наметилось некое движение. Большая секция стены начала расходиться в разные стороны, причём всё это происходило довольно медленно, так что машине туземцев пришлось некоторое время без движения простоять перед стеной. И всё это время её орудие было наведено на вездеход. Впрочем, Азонай не остался в долгу, держа самоход сурунари под прицелом стаббера. И, если честно, то Глэйд был более чем уверен, что крупнокалиберный станкач разделает шилозскую машину, как орех.
   Наконец, ворота раскрылись достаточно широко для того, чтобы в них мог протиснуться самоход. Туземная машина, выплюнув из трубы глушителя сноп чёрного едкого дыма, что говорило о наличии проблем с двигателем и довольно низком качестве местного топлива, дёрнулась и осторожно протиснулась внутрь, по-прежнему держа орудие наведённым на вездеход. Эллинор, усмехнувшись чему-то, плавно нажал на педаль акселератора, направляя самоход внутрь Цитадели.
   Судя по всему, сурунари очень хотели показать нгасу нгаунде, что они очень трепетно относятся к нему и готовы выполнять любые его приказы. Во всяком случае, такое впечатление сложилось у путешественников при виде возникших вокруг вооружённых туземцев, державших в руках луки и самозарядные карабины, по виду - явно шилозские, как пояснил Реймус. Однако не вооружённые аборигены привлекли внимание путников, а то место, где они очутились.
   Снаружи создавалось впечатление, что забор окружает Цитадель сурунари по периметру, но на деле это оказалось совсем не так. Забор являлся, по сути, внешней стеной сооружения, между ней же и внутренней стеной располагалась узкая полоса, вымощенная деревянными плашками, откуда можно было подняться к многочисленным бойницам и стрелковым ячейкам. Миновав междустенье, вездеход, вслед за машиной туземцев, вкатился через ещё одни ворота, при виден которых Глэйд понимающе хмыкнул. Было бы странно, если бы внутренние ворота выглядели иначе, хотя логичнее было бы сделать таковыми внешние ворота. Но всё же своя логика, надо признать, в этом была.
   Вездеход въехал внутрь и остановился по знаку одного из туземцев, который даже на общем колоритном фоне смотрелся очень интересно. Литой бронзовый нагрудник в сочетании с рогатым металлическим шлемом, чья лицевая пластина полностью закрывала лицо, и кожаными штанами с металлическими же наколенниками с шипами смотрелся бы довольно забавно, если бы не его оружие, которое он держал в правой руке, и при виде которого брови Глэйда медленно полезли едва ли не на макушку.
   - Глэйд? - Эллинор вопросительно посмотрел на эррендийца.
   - Нет смысла дальше играть в дурака, Реймус! - усмехнулся северянин. - Ты хочешь знать, что такое на самом деле Скрижаль Ривеллин? Хочешь знать, откуда на Терионе появились люди?
   - С чего вдруг такая перемена? - удивился техномаг. - Ты раньше эту тему старательно замалчивал.
   - Вот причина, - Глэйд ткнул указательным пальцем в лобовое окно. - У того парня в рогатом шлеме видишь что в руках?
   - Ну, ружьё - и что с того?
   - Реймус - у него в руках не просто ружьё. Это лазеружьё Древних, и если я ещё не ослеп, оно работоспособное. Сказать, что такая штучка делает с плотью? Это не пулевое оружие, оно стреляет лучами разрушительной энергии, которые способны запросто сжечь любой современный самоход. Даже броню боевой машины из него можно прострелить. Если луч попадёт в конечность - это стопроцентная ампутация, из-за термического шока. Попадёт в тело - здравствуй, Свельд!
   - А? - только и нашёл что сказать аффинорец.
   - Вот тебе и "а". Значит, мы уже близко. И не просто близко... н-да...
   Между тем самоход сурунари остановился в паре десятков метров от вездехода и оттуда один за другим стали появляться аборигены. Последними вылезли толмач и нгасу нгаунде. Джерваде, бросив в сторону самохода злобный взгляд, что-то сказал толмачу, после чего сделал знак своим людям и зашагал куда-то в сторону видневшегося слева арочного прохода.
   - И что теперь? - Кира вгляделась в совершенно бесстрастное лицо Морригана.
   - Как это обычно заведено у подобных народов, последуют приготовления с обязательным воззванием к богам и прочей лабудой, - спокойно пояснил ассасин. - Потом последует сам поединок.
   - Ты уверен, что справишься с этой образиной? - задал вопрос Азонай.
   - Силён, ловок, много тренируется, но - много жрёт жирной пищи, много пьёт и... э-э... ну, вы меня поняли...
   - И как ты это узнал? - удивился Сельмур.
   - Канли - не просто боевое искусство, Тринн. Это целая философско-боевая система. Один из основателей канли, Марис Келриан, сказал однажды: "Напавший на адепта канли проигрывает не потому, что неверно оценил свои силы или неправильно напал - просто потому, что напал". Однако, толмач чего-то от нас хочет. - Глэйд открыл дверцу со своей стороны. - Чего тебе?
   - Нгасу нгаунде просил передать тебе, чтобы ты немедленно начал готовиться к поединку, чужеземец, - произнёс толмач на пангале. - Если ты желаешь вознести молитву своим богам - тебя препроводят в отдельную комнату и принесут всё необходимое для обряда. Джерваде не хочет показаться совсем уж дремучим дикарём, - тут толмач, пользуясь тем, что нгасу нгаунде рядом не было, позволил себе усмехнуться. - Хотя по повадкам своим он такой и есть...
   - То есть? - Глэйд приподнял левую бровь.
   - Скажу тебе по секрету, чужеземец - многие будут рады, если ты как следует проучишь Джерваде. В отличие от своего отца, нгасу нгаунде имеет скверный характер, а уж о его невоздержании по отношению к женскому полу не знает только слепоглухонемой. Так что я не думаю, что нгаунде Моаве будет уж слишком рассержен, если ты как следует проучишь его непутёвого сыночка.
   - Достал, да? - понимающе усмехнулся северянин.
   Толмач неожиданно нахмурился и, воровато оглянувшись, притиснулся вплотную к кабине вездехода.
   - Джерваде обесчестил мою сестру, чужеземец, - прошипел сурунари. - Потом, конечно, он всё повернул так, что Кирана сама во всём была виновата, но я-то знаю, кто истинный виновник. Так что, по крайней мере, один сурунари будет тебе очень признателен, если ты его хорошенько вздуешь.
   - Хм... - Глэйд внимательно оглядел толмача. - Как твоё имя, толмач?
   - Я - Эссаджа, сын Алавайя, - толмач коротко кивнул северянину. - Воин и толмач.
   - Скажи мне, Эссаджа - откуда вон у того воина оружие, что он держит в руке?
   - Это Расуун, главный разведчик. Откуда у него это ружьё, я не знаю, но догадываюсь. Есть тут одно странное место... Однако, тебе надо готовиться к поединку, чужеземец. Есть определённые традиции, которые требуют того, чтобы они были соблюдены. Я провожу тебя в комнату для... э-э... подготовки и прослежу, чтобы у тебя было всё необходимое.
   - Что мне действительно необходимо, Эссаджа, так это пара литров холодной воды, тишина и минут десять для медитации. И чтобы никто меня не беспокоил. И чтобы никто не беспокоил моих друзей.
   - Об этом можешь не тревожиться, чужеземец... Глэйд, так ведь тебя зовут? - эррендиец кивнул. - Даже нгасу нгаунде не осмелится пойти против наших обычаев. А вот если ты проиграешь поединок...
   - Это невозможно! - отрезал Глэйд. - И дело тут вовсе не в благоволении богов. Канли есть больше, чем просто... впрочем, сейчас не время для экскурсов в историю. Пошли!
   - Глэйд! - Кира, сноровисто выбравшись из самохода, обхватила северянина за шею и крепко поцеловала. - Будь осторожен! Ты же ведь знаешь, что даже сильного воина может одолеть какая-нибудь случайность!
   - Знаю, Кира, - Глэйд подмигнул иллийке. - Потому-то я до сих пор и жив.
   И, коротко кивнув ей и остальным, последовал за толмачом в том же направлении, в котором ранее скрылся нгасу нгаунде.
  
  
   Глава 12.
  
  
  
   Толмач сдержал данное Глэйду слово. Принеся воду и заперев за собой дверь, Эссаджа встал перед ней, дабы никто не потревожил северянина в его приготовлениях к поединку с Джерваде. И, понятное дело, он не мог видеть, как именно Глэйд готовится, хотя, если сказать честно, сурунари так и подмывало чуток приотворить дверь и глянуть одним глазком на происходящее. Но поступить так означало нарушить обычаи народа сурунари, поэтому Эссаджа остался стоять на месте. Но прислушиваться никто не запрещал, и толмач весь превратился в слух.
   Но из-за закрытой двери до слуха Эссаджи не доносилось ни звука. Да и не могло донестись, ибо Глэйд, раздевшись до пояса и выпив половину принесённой ему воды, а оставшееся вылив на себя, погрузился в медитативный транс, полностью отрешившись от всего окружающего. Предстоящий поединок с нгасу нгаунде особенно его не волновал - подумаешь, какой-то недоносок, возомнивший о себе невесть что! А вот то обстоятельство, что они уже подобрались к хранилищу, имело куда более важное значение. Следовало поторопиться.
   Ровно по прошествии десяти минут дверь за спиной Эссаджи тихо скрипнула, открываясь, и толмач с интересом взглянул на появившегося в коридоре эррендийца. Глэйд выглядел вполне нормально и Эссаджа про себя подумал, что лично он не хотел бы сойтись с северянином в поединке. Толмач был неплохим воином и чутьём понимал, что Джерваде придётся очень непросто.
   - Я готов, - произнёс Глэйд, окинув Эссаджу внимательным взглядом. - Веди.
   - Следуй за мной, северянин.
   Эссаджа провёл Глэйда через целую систему коридоров, некоторые из которых были достаточно широки для того, чтобы по ним мог проехать самоход, после чего они оказались в обширном подобии холла, откуда до них донёсся приглушённый гул, исходящий из-за широкого прохода, ведущего куда-то дальше в недра Цитадели.
   - Арена Нангхуру, - пояснил Эссаджа, кивая на проход. - Обычно здесь у нас проходят тренировки воинов и потешные поединки, ещё торговцы заезжие здесь свой товар предлагают. Поединок же подобного рода давно уже не проводился.
   - И когда такое было в последний раз? - поинтересовался Глэйд.
   - Когда нгаунде Моаве был всего лишь нгасу нгаунде. Но тогда не он тут отстаивал свои интересы. Впрочем, к делу это не относится.
   - Ну да, это верно... Идём?
   - По правилам, мы должны ждать... ты должен ждать, - поправился Эссаджа, - пока за тобой не придёт распорядитель Арены. Только тогда ты сможешь войти туда.
   - А на Джерваде это тоже распространяется?
   - Это распространяется на всех. Вне зависимости от ранга, чина или национальности.
   - Хм...
   Ждать пришлось минут двадцать. Глэйд уже хотел осведомиться у Эссаджи, а появится ли кто-нибудь вообще, но тут из прохода возник сурунари в церемониальном облачении, держащий в правой руке золотой жезл, инкрустированный драгоценными камнями. Оглядев Глэйда, он обратился к Эссадже, то и дело поглядывая на ассасина.
   - Всё готово к поединку, - сказал Эссаджа, выслушав соплеменника. - Нгасу нгаунде ждёт тебя на Арене. Ты можешь идти, распорядитель проводит тебя.
   Глэйд кивнул толмачу и сделал шаг по направлению ко входу на Арену.
   - Северянин! - услышал он за спиной.
   - Что?
   - Удачи тебе... и будь осторожен. Джерваде не отличается благородством, так что всё может случиться.
   - Я это учту, - одними глазами улыбнулся эррендиец, при этом на его лице не дрогнул ни один мускул.
   И решительно направился в проход, ведущий на Арену.
   Неизвестно, было ли подобное в пределах нормы у сурунари, но при виде стоящего в дальнем конце большой овальной площадки с поверхностью из мелкого песка нгасу нгаунде, который был обнажён по пояс, а в правой руке держал короткий меч, лезвие которого с одной стороны имело волнистую форму, Глэйд криво усмехнулся. Понятно, что ожидать честного поединка от такого мерзавца было бы глупо, но неужто обычаи народа сурунари дозволяют такое?
   За спиной эррендийца глухо выругался Эссаджа.
   - Это нормально, то, что делает Джерваде? - тихо спросил его Глэйд.
   - Формально, да, но поступок всё равно подлый! - толмач сплюнул. - У тебя же нет никакого оружия!
   - А мне оно и не потребуется! - усмехнулся северянин. Спокойно так усмехнулся, но при виде этой усмешки Эссаджа понял, что лучше бы нгасу нгаунде сдержался там, на лесной дороге.
   Пока распорядитель, надрывая горло, объяснял всем присутствующим зрителям суть проблемы, Эссаджа тихо переводил его слова эррендийцу. Со слов соплеменника толмача выходило, что во всём происходящем виновен исключительно чужеземец, посмевший оскорбить сына вождя. Ну, понятно - не станет же Джерваде сам себя обвинять! Однако Глэйд обратил внимание на то, что не все зрители принимали точку зрения распорядителя, как единственно верную. Похоже было, что сын вождя не пользовался таким уж непререкаемым авторитетом у сурунари.
   Ассасин поискал глазами по трибунам и заметил своих спутников, окружённых вооружёнными туземцами. Подумал про себя, как эти самые вооружённые туземцы смогут сдержать Азоная, если вдруг орк решит вмешаться, и ухмыльнулся. Потом увидел в руках солдат лазеружья и ухмылка медленно сошла на нет. Вот, значит, как. Ладно, пусть так...
   Распорядитель, тем временем, завершил свою проникновенную речь и, отвесив Джерваде поклон, при этом едва не ударившись лбом о песок, обернулся к Глэйду и что-то сказал, рукой указывая на центр Арены.
   - Ты должен пройти на середину Арены, - перевёл Эссаджа. - После третьего удара гонга поединок будет считаться начатым и никто не посмеет вмешаться в его ход.
   Толмач бросил на нгасу нгаунде злой взгляд и неожиданно разразился гневной тирадой на своём языке, указывая на меч в руках Джерваде. Тот от неожиданности не нашёлся, что ответить дерзкому толмачу, но потом опомнился и злобно что-то прокаркал. Эссаджа на эти слова нгасу нгаунде лишь презрительно махнул рукой и демонстративно сплюнул на песок Арены, чем вызвал оживление среди части зрителей, причём явно одобрительного характера.
   - Если ты сломаешь шею этому уроду, думаю, боги за это на тебя не разгневаются! - выпалил толмач, обращаясь к Глэйду. - Поделом ему будет! Ишь чего удумал - с мечом выйти против безоружного!
   Морриган безразлично повёл плечами и знаком показал Эссадже, чтобы тот покинул Арену. Толмач, что-то пробурчав себе под нос, последовал вслед за распорядителем.
   Джерваде, сказав что-то непонятное, причём явно оскорбительное для Глэйда, судя по тону и реакции другой части зрителей, прошёлся взглядом по трибунам и, увидев Киру Ходдрен, которая находилась там в окружении Эллинора и Сельмура, ткнул левой рукой в том направлении и сделал некое движение обеими руками, после чего похабно осклабился. За этот жест на Севере сурунари мигом бы лишился обеих рук, а потом - и головы, но здесь, к сожалению эррендийца, был Экваториальный Нарг, с его низким уровнем культуры и морали... по крайней мере, некоторые представители местного населения это слишком уж явно демонстрировали.
   Глэйд внимательно оглядел своего противника. Бесспорно, Джерваде явно был неплохим воином, что было видно уже по тому, как он держал в руке меч. Но против мастера канли этого было явно мало, что и собирался разъяснить ему северянин. И тут нгасу нгаунде не могли помочь ни оружие, ни мощная мускулатура.
   Джерваде медленно двинулся вперёд, держа клинок как-то по-особенному опущенным к песку. Глаза его были прищурены и внимательно следили за Глэйдом, который просто стоял в центре Арены и даже вроде бы не обращал ни малейшего внимания на сурунари. Ожидая некоего подвоха от чужеземца, Джерваде не спешил бросаться вперёд, но и слишком медлить тоже не хотел, потому что это бросило бы тень на его репутацию.
   Произнеся какую-то длинную и явно оскорбительную для эррендийца фразу, нгасу нгаунде, наконец, решился. Он плавно перетёк по песку, выбрасывая вперёд и чуть вниз лезвие меча, явно намереваясь одним ударом распороть северянину живот. Глэйд всё так же безразлично стоял и даже не смотрел, казалось, в сторону туземца, но неожиданно Джерваде почувствовал, как откуда-то подул лёгкий ветерок, который непостижимым образом изменил направление его движения. Он неуклюже просеменил вперёд, при этом почему-то искривившись налево и едва не пропахивая клинком песок.
   - Какой-то ты неуклюжий, парень! - прогудел Глэйд, провожая нгасу нгаунде насмешливым взглядом. - Похоже, ты ходить разучился от страха!
   Слов, естественно, Джерваде понять не мог, так как говорил северянин на своём родном языке, но интонацию уловил. И она ему явно не пришлась по нраву. Выпрямившись, сурунари одарил Глэйда злобным взглядом и, не произнеся ни слова, ринулся на эррендийца с явным намерением прибить того на месте.
   Дальнейшее никто не смог ни разглядеть, ни понять. Глэйд как стоял на месте, так и остался стоять, ну, быть может, чуток отступил с пути разъярённого сына вождя и вроде как сделал некое движение левой рукой. Однако Джерваде едва не упал и лишь чудом ему удалось сохранить равновесие, но при этом он всё же пролетел мимо Глэйда и со всего маху врезался в барьер, опоясывающий Арену. А его меч необъяснимым образом перекочевал в руку северянина.
   - Неплохой меч, - заметил тот, крутанув его вокруг кисти и сделав пару взмахов. - Чуток баланс хромает, но это дело поправимое. Однако, теперь мы на равных условиях, Джерваде. Так честнее будет, не находишь?
   Нгасу нгаунде, отлепившись от барьера, издал глухое рычание и, слегка пригнувшись, ринулся на ассасина, явно намереваясь просто протаранить того. И опять Глэйд не сделал ни малейшей попытки уклониться - по крайней мере, видимой. И вроде как даже ничего вообще не предпринял. Но тогда как объяснить то, что откуда-то вдруг возникла некая неведомая сила, которая оторвала Джерваде от песка и швырнула в сторону?
   Трибуны ахнули... и замолкли. Ибо никогда ещё ранее никто из народа сурунари не видел ничего подобного. Да и спутники Морригана тоже глядели на происходящее широко раскрытыми глазами. Канли для большинства являлось загадочным и чуть ли не полумифическим искусством рукопашного боя, некоторые даже сомневались в том, что оно вообще существует. Но оно существовало, в чём сейчас и убеждался нгасу нгаунде.
   По-видимому, до Джерваде дошло, что здесь грубой силой он ничего не сделает. Сын вождя, поднявшись на ноги и отряхнувшись от прилипших к нему песчинок, злобно пробормотал что-то себе под нос и осторожно двинулся к северянину.
   Глэйд спокойно глядел на приближающегося туземца. Эррендиец спокойно мог бы убить нгасу нгаунде голыми руками, причём сделать это дюжиной способов в течении пяти секунд, но он вовсе не собирался этого делать. Типов наподобие Джерваде Глэйд презирал и намерен был преподать нгасу нгаунде хороший урок. Чтоб впредь неповадно было вести себя таким образом.
   Своя система рукопашного боя была и у сурунари, только по сравнению с канли она выглядела донельзя топорной и примитивной. Джерваде попытался достать Глэйда очень простым хуком слева, в стиле трактирного забияки. Северянин даже и не стал уклоняться, напротив - он сделал шаг навстречу нгасу нгаунде и выбросил вперёд правую руку, сжатую в кулак. Грубая сила против грубой силы, и, не будь Глэйд рукопашником-профессионалом, это могло и не сработать, учитывая мощную мышечную массу сурунари. Но Глэйд был именно профессионалом, поэтому его удар достиг своей цели, поразив некую точку на теле Джерваде. Нгасу нгаунде споткнулся на полном ходу и издал звук, словно только что обильно пожрал. Вроде как никаких последствий удар северянина не причинил, но в том-то и дело, что бил Морриган в определённую точку, отчего со временем у нгасу нгаунде возникнут большие проблемы со здоровьем.
   Джерваде злобно сплюнул и, восстановив равновесие, свирепо уставился на Глэйда, лицо которого не отражало абсолютно никаких эмоций. Ни положительных, ни отрицательных. Конечно, откуда мог знать житель Экваториального Нарга о том, что мастер канли мог не только физически, но и морально вывести своего оппонента из строя? А приёмами психологического воздействия северянин владел мастерски.
   - Когда делаешь человеку какую-то гадость, - проговорил Глэйд на эрлинге, нимало не заботясь о том, что нгасу нгаунде его не понимает, - ты всегда должен быть готов к тому, что сделанная тобой гадость прилетит к тебе в двойном, а то и тройном объёме. Поэтому не стоит обижаться, парень. Ты получишь заслуженное тобою...
   Конечно, Джерваде не понял ни слова из сказанного Глэйдом, но интонация северянина не могла его обмануть. Бешено взревев, он ринулся на эррендийца с явным намерением прибить того на месте.
   Глэйд услышал, как на трибуне вскрикнула Кира, но это прошло мимо его сознания. Отвлекаться на посторонние звуки было бы сейчас неразумно.
   Нгасу нгаунде, замахиваясь здоровенным кулаком, уже видел перед собой серо-стальные глаза, бессмысленно закатывающиеся, а обладателя этих самых глаз - лежащим на песке Арены. Он уже предвкушал приятные минуты в обществе иллийки... но куда вдруг неожиданно делся проклятый северянин? Только что стоял перед Джерваде - и вот исчез куда-то. Возможно, что именно это объяснило появление неизвестной силы, которая подхватила нгасу нгаунде и повела его куда-то в сторону, при этом пальцы левой руки сурунари оказались зажаты в стальные тиски.
   - Затевать всё это только ради того, чтобы получить массу проблем - по-моему, это глупо, - спокойно произнёс Глэйд, выворачивая руку Джерваде. - Но это твой выбор, и я его уважаю.
   Нгасу нгаунде закричал от внезапно возникшей дикой боли в левой руке, и такое же ощущение возникло и в области талии. Ноги сына вождя подкосились, но от падения его удержал Глэйд, державший его за пальцы левой руки. Джерваде, скорчившись от боли, повернул голову и встретился взглядом с северянином. И сурунари неожиданно стало не просто страшно - ему стало ужасно страшно при виде абсолютно бесстрастных глаз эррендийца. Он понял, что тот так же равнодушно будет глядеть на него, когда будет его убивать. И тогда Джерваде дико заорал от страха. Впервые за всю свою бестолковую жизнь нгасу нгаунде столкнулся с противником, который был не просто сильнее его - нет, этот противник превосходил его на две головы. И сделать здесь что-либо сын вождя никак не мог. Не та весовая категория.
   Глэйд не стал убивать непутёвого аборигена. Он просто врезал тому коленом в пах, отчего Джерваде скрючился, а затем, выпустив его пальцы из своей железной хватки, схватил нгасу нгаунде за горло и без труда оторвал от песка, заставив трибуны охнуть. Затем он просто отшвырнул туземца от себя, прямо на барьер, о который нгасу нгаунде и ударился головой, сползая на песок в полной отключке.
   Эррендиец перевёл дыхание и сплюнул. Своё дело он сделал, пусть всё произошло и не так, как того хотелось бы зрителям. Но пачкать руки о такое ничтожество было уже слишком. Если только пнуть как следует напоследок? Но, оглядев лежащего ничком туземца, Глэйд отказался от этого. Пусть его. Своё Джерваде уже получил, причём последствия поединка не сразу скажутся на здоровье сурунари. А нечего было так себя вести!
   Тряхнув головой, ассасин сплюнул на песок и, бросив быстрый взгляд на трибуны, резко развернулся и направился к выходу с Арены, не обращая никакого внимания на кинувшихся к лежащему на песке нгасу нгаунде людей из свиты вождя.
  
  
   - Я всё-таки считаю, что ублюдка стоило добить, - прогудел Азонай, как обычно, сидящий в кузове вездехода. - Я бы, между прочим, так и поступил. Хотя решать было тебе, разумеется.
   - Руки пачкать о такое ничтожество! - скривился Глэйд, сидящий за рулём самохода, который медленно, но уверенно продвигался вперёд по лесной дороге, направляясь к цели, до которой, если верить словам Эссаджи, было уже недалеко. Сурунари вызвался сопроводить путешественников к древней военной базе, о существовании которой ему было хорошо известно. Оставаться в Цитадели своего племени толмач не захотел, заявив о том, что Джерваде злопамятен и запросто может сорвать на нём свою злобу от проигранного поединка. Лучше уж отправиться с чужеземцами, чем стать мишенью для нгасу нгаунде. - Он и так получил кучу проблем на свою голову! Ему теперь придётся не о женщинах думать, а о том, как своё здоровье поправить... хотя это будет сделать очень трудно!
   - Полагаю, это можно считать достойной платой этому негодяю, - отозвался Эллинор, глядя через грязное лобовое стекло вперёд, на покрытую толстым слоем палой листвы дорогу. - Пусть теперь помучается!
   - Не думал, что техномагам свойственно злорадство! - усмехнулся Сельмур.
   - А нечего было так себя вести!
   - Тоже верно... Эссаджа - далеко ещё до того места?
   - Уже не очень. Осталось километров двадцать, не больше.
   - И это строение до сих пор так там и стоит? - поинтересовался Азонай.
   - Стоит - я бы так не сказал. Оно почти полностью закопано в землю, на поверхности лишь вход и пара этажей, всё остальное - под поверхностью.
   - Доводилось там бывать? - спросил Реймус.
   - Нет. Я лишь слышал рассказы тех, кто туда спускался.
   - Понятно...
   Двадцать километров по тому, что здесь считалось дорогой, они сумели преодолеть за час. Пару раз вездеход застревал в вязкой глинистой почве, но оба раза Глэйду удалось вытащить машину, что называется, за косичку. Взобравшись на поросший густым кустарником, довольно колючим и противным на вид, косогор, с которого открывался вид на лежащую внизу небольшую долину, зажатую меж двух гряд невысоких холмов, чьи склоны и вершины густо заросли тропическим лесом, северянин остановил вездеход, давая возможность оглядеться.
   То, что являлось конечной точкой их маршрута, лежало в самом центре долины. Невысокое двухэтажное прямоугольное строение из какого-то серо-коричневого то ли от времени, то ли от природы, материала было окружено геометрически правильной цепочкой ржавых столбиков, которые в древние времена явно служили чем-то вроде охранного периметра. Судя по виду окружающей местности, эта база Древних, вполне вероятно, избежала прямого удара во время войны. Следовательно, тут можно было ожидать чего угодно. Хотя, если сурунари уже не один раз лазали сюда за оружием и никто их не тронул, то, вполне вероятно, что древние машины находились в отключённом состоянии.
   - Значит, вот мы и добрались до цели, - пробормотал Эллинор, глядя на древнее сооружение. - Теперь надо разобраться, как нам уничтожить то, что может пробудить древние машины смерти.
   - У меня как бы есть что-то похожее! - усмехнулся в кузове Азонай, многозначительно баюкая свой молот на сгибе правой руки.
   - Мм... Не уверен, что столь радикальный способ будет...
   - Азонай прав, - перебил техномага Морриган. - Чем быстрее мы уничтожим это устройство, тем будет лучше.
   - А вам ничего не кажется странным, господа? - подала голос Кира.
   - Ты о чём? - эррендиец повернул голову к иллийке.
   - Ключ, который даёт право доступа в хранилище - или базу - находится у нас. Следовательно, вход в него должен быть заперт. Тогда как же воины твоего племени, Эссаджа, проникли внутрь?
   - О чём это вы? - не понял сурунари.
   - Твои слова, Кира, верны в принципе, но совершенно неправильны по существу, - откликнулся Глэйд. - Ключ не является ключом в том смысле, который обычно вкладывается в это слово. Это всего лишь древнее устройство для пробуждения боевых машин. Так что проникнуть внутрь базы сурунари, судя по всему, умудрились самым банальным способом. Нашли дырку, лазейку какую-нибудь...
   - Кстати - а как насчёт тех штучек, что сородичи Эссаджи отсюда понатаскали? - поинтересовался Сельмур. - Может, и нам стоит парочку позаимствовать?
   - Не думаю, что это хорошая идея, Тринн. - Глэйд медленно тронул самоход с места. - Это же не пулевое оружие, а энергетическое...
   - И что? - не понял ривиец.
   - С момента их создания прошла не одна сотня лет и где гарантия, что там зарядов осталось достаточно? Да и техническое состояние тоже под вопросом... Эссаджа - у ваших воинов были проблемы с этими ружьями?
   - Да, были, - ответил сурунари. - В прошлом месяце Тууд едва руки не лишился после того, как его ружьё взорвалось. А Плаванк и Геттиор свои ружья просто повесили на стены своих жилищ - в них закончилась энергия или что там внутри находилось. Так что не думаю, что от этих штук вам будет прок.
   - Гм...
   Вездеход, тем временем, медленно спустился с косогора и так же медленно подкатил к сооружению. Остановился в полусотне метров от него.
   - Мне вот интересно, каким именно способом ваши люди попадали внутрь этого сооружения? - полюбопытствовал Азонай, осматривая строение. - Что- то я не вижу никаких дверей или люков. Эссаджа - как вы туда пробирались?
   - Там всё на самом деле наглухо заварено и задраено, - отозвался толмач. - С нашими возможностями и инструментами вскрыть эти двери не получилось - там какой-то очень прочный материал. Древние явно знали толк в подобных вещах!
   - Но как же вы туда сумели проникнуть? - спросила Кира.
   - Наши воины нашли шахту, которая, скорее всего, служила для вентилирования сооружения, и через неё они спустились внутрь. Вход в неё вон там - видите, в паре десятков метров отсюда металлический нарост навроде гриба? Вот это там...
   - А спускаться как? - Глэйд настороженно осмотрелся. - Ваши люди оставили тросы или верёвки?
   - Да, конечно. - Эссаджа помолчал. - Моаве и его сынок вовсе не намеревались отказываться от такого подарка предков, так что можете не волноваться - спуститься можно.
   - Всё это очень интересно, но не станет ли спуск в хранилище ловушкой? - высказал свои опасения Эллинор. - Ведь Миндар и его люди всё ещё идут по нашим следам, так что...
   - Реймус - помолчи! - неожиданно резко бросил Глэйд, прислушиваясь к чему-то.
   Техномаг, впрочем, как и остальные, замолчал и непонимающе воззрился на эррендийца.
   - Что случилось? - насторожилась Кира, глядя на эррендийца. - Что ты услышал?
   - Если мой слух меня не обманывает, - произнёс северянин, глуша мотор самохода и открывая дверцу со стороны водителя, - то Миндар - или его клевреты - уже неподалёку. Разве вы ничего не слышите?
   - Что мы должны... - начал было Сельмур, но ривийца тут же перебил Азонай.
   - Тише, ты! У Глэйда слух явно тоньше вашего!
   - Ты хочешь сказать, что ты тоже... - тут Реймус осёкся и сдвинул брови.
   - Тоже слышишь? - понимающе кивнул Глэйд, проверяя натяжение тетивы своего лука.
   - Однако, быстро они нас нагнали!
   - Быстро - не быстро, а только и нам надо пошевеливаться! Кто знает, что там они с собой тащат!
   Что тащили с собой саркары, стало ясно буквально через секунду. Знакомый душераздирающий вой сработал как оркская дизель-электрическая ракетная катапульта, выбрасывая людей и орка из вездехода.
   Нечто дымное и свистящее вынеслось из джунглей и врезалось в вездеход, из которого за секунды до этого выскочили путешественники. Прогрохотал взрыв, разметавший обломки самохода в разные стороны. Но, несмотря на спешку, Азонай всё-таки каким-то непостижимым для остальных способом выдрал стаббер из креплений и теперь, опоясавшись лентами, как рэндский солдат времён гражданской войны, держал тяжёлый станкач, как самый обычный аффинорский автомат.
   - На переговоры они явно не настроены! - пророкотал орк, водя стволом стаббера из стороны в сторону. - Давайте быстро к шахте - я прикрою, если что!
   Глэйд бросил на Азоная быстрый взгляд, затем переглянулся с Эллинором. Техномаг, держа в правой руке свой посох, едва заметно кивнул северянину.
   - Не увлекайся только! - крикнул Глэйд Азонаю. Орк на эти слова эррендийца лишь оскалил свои клыки и многозначительно покачал стаббером.
   Вторая ракета угодила в верхний этаж строения, выбив оттуда солидный кусок. Затем на вершине косогора появились два колёсных бронехода, на бортах которых виднелись опознавательные знаки Имперской Гвардии Гишты.
   - Надо же - совсем не таятся! - возмущённо выпалила Кира, поспешая за Глэйдом к колпаку вентиляционной шахты. - Они бы ещё сюда пригнали половину своих саркаров!
   - Фарихад III никогда не пойдёт на открытое противостояние с Западным Эреленом, пока в его руках не окажется что-нибудь отсюда! - пропыхтел Сельмур, сдвигая тяжёлую крышку горловины и заглядывая в тёмное отверстие. - Он не такой дурак... в отличие от Миндара!
   - Что там? - Глэйд сунул голову в отверстие. - Гм...
   Тёмный туннель, уходящий вертикально на неведомую глубину, в которую уходили несколько тросов, изготовленных из какого-то местного материала, по виду очень похожего на иллийскую пеньку. Дна во мраке видно не было, но брошенный Реймусом вниз увесистый камень через несколько долгих секунд достиг дна, издав при этом звук, какой издаёт камень при ударе о металлическую поверхность.
   Позади раздалось грозное стаккато стаббера. Глэйд, да и все остальные, обернулись. Азонай, широко расставив ноги и держа стаббер на весу обеими руками, открыл огонь по бронеходам, которые всё ещё торчали на вершине косогора. Высыпавшие из них саркары тут же нырнули обратно, под защиту брони, чтобы избежать смертоносных стальных ос, жалящих всех вокруг. Криво усмехнувшись, орк, как ни в чём не бывало, развернулся и быстрым шагом направился к вентиляционной шахте.
   - Не уверен, что эти тросы выдержат вес Азоная, - с сомнением в голосе проговорил Реймус, глядя в темноту шахты. - А падать, если вдруг что, высоковато.
   - Вы меня тут хотите оставить? - прищурился Азонай.
   - Никто никого не собирается нигде оставлять! - Глэйд, оглянувшись через плечо, перекинул ногу через край шахты. - Вы будете болтать или полезете вниз?!
   Бронеходы, выпустив из глушителей клубы серого дыма, двинулись вниз, направляясь к вентиляционной шахте. Было понятно, что Миндар, если он находится среди саркаров, не собирается упускать Ключ из своих рук. Но никто не планировал давать ему такую возможность.
   Глубина шахты оказалась не такой уж и большой - всего-то метров тридцать. Хотя этого вполне хватило бы для того, чтобы разбиться при падении, если бы один из тросов вдруг порвался бы.
   Коснувшись подошвами ботинок металлического пола, Глэйд тут же отскочил в сторону, чтобы не мешать спуску остальных. И, едва он это сделал, как помещение, в котором они очутились, озарилось ярким светом, падающим откуда-то с потолка.
   - Очень интересно, - пробормотал эррендиец. - Эссаджа - такое всегда было во время спусков сюда твоих соплеменников?
   - Да, - подтвердил сурунари. - Я так понимаю, что древнее оборудование по-прежнему работает. Только не спрашивайте меня, как это всё происходит.
   - А идти куда? - Кира, ловко соскользнув по тросу, оказалась рядом с Глэйдом.
   - Вон туда, - Эссаджа указал рукой куда-то вперёд.
   Глэйд и Кира внимательно всмотрелись в указанном направлении. Неширокий коридор, чьи стены были облицованы квадратными панелями из какого-то неизвестного материала, уходил вдаль по прямой линии, упираясь через несколько десятков метров в массивную на вид металлическую дверь.
   - Это там? - Азонай, спрыгнув на пол, тут же взял в руки стаббер.
   - Похоже на то, - отозвался Морриган. - Кира - готовь Ключ.
   Иллийка молча кивнула и похлопала по жилету, давая понять, что Ключ находится у неё и с ним всё в порядке.
   Древнее оборудование хранилища функционировало исправно, о чём свидетельствовала отошедшая в сторону массивная толстая стальная плита, за которой взорам людей и орка открылся просторный холл, в противоположной стене которого виднелось несколько металлических дверей.
   - Э-э... это ведь подъёмники, так ведь? - поинтересовался Сельмур. - Они работают, ведь так, Эссаджа?
   - Да, - подтвердил толмач. - Без понятия, как тут всё устроено и почему до сих пор работает, но тут всё действительно работает. Проверено нашими поисковиками.
   Глэйд, хмыкнув, быстро пересёк холл и, подойдя к одной из дверей, остановился подле неё. Оглядев её и небольшой пульт сбоку, эррендиец осторожно дотронулся до матовой панели устройства. Под её поверхностью вспыхнуло зеленоватое свечение, затем на самой поверхности возникло нечто вроде наборной панели.
   - И что тут надо нажимать? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил ассасин.
   - Думаю, хранилище должно располагаться на самом нижнем уровне, - предположил Эллинор. - Это было бы вполне логично.
   - Логично? - Глэйд потёр подбородок. - А как тогда туда попасть?
   - Думаю, что вот так.
   Техномаг, внимательно осмотрев панель управления подъёмником, решительно нажал на подсвеченную изнутри фиолетовым светом кнопочку. В первое мгновение ничего не произошло, но затем двери раскрылись и взорам предстала прибывшая кабина подъёмника, размеры которой позволяли разместиться в ней всем, кто сейчас стоял в холле.
   - Поспешим? - Эссаджа с тревогой оглянулся назад. - Что-то мне подсказывает, что тех ребят шахта не остановит.
   - Их не остановит и баррикада, если вдруг её было бы из чего сооружать! - усмехнулся Глэйд. - Однако, ты прав. Надо торопиться.
   Один за другим они вошли внутрь кабины подъёмника, после чего Эллинор, изучив встроенный в одну из стенок кабины пульт управления, решительно нажал на самую нижнюю кнопку. Двери кабины закрылись, откуда-то сверху послышалось лёгкое жужжание, кабина слегка вздрогнула и заскользила куда-то вниз.
   - Реймус - ты примерно можешь сказать, сколько уровней в этом сооружении? - Глэйд прислонился к противоположной от пульта стенке кабины, всем телом чувствуя вибрацию подъёмника.
   - Если я правильно понял маркировку кнопок на пульте, то примерно уровней десять-двенадцать. Древние хорошо умели строить подобные сооружения...
   - Доводилось в таких уже бывать? - понимающе кивнула Кира.
   - В двух, если быть точным. Один из них располагается в Рэндских Пустошах, второй - на юго-востоке Зирды. Но там лишь груды мусора и металлолома были, из того, что можно было бы использовать - почти ничего, за исключением разве что мелочи. Здесь же, как я погляжу, всё находится в более-менее приличном состоянии.
   - Это-то и настораживает и пугает одновременно, - сказал Сельмур. - Кто может знать, что мы здесь найдём?
   - Те самые боевые машины Древних, что же ещё? - отозвался Глэйд. - Но почему ты решил, что хранилище этих машин будет находиться именно на самом нижнем уровне?
   - Как правило, нечто в подобном роде и должно храниться как можно дальше от всяких возможных поражающих факторов. Не думаю, что Древние полагали иначе.
   Лёгкий толчок возвестил о том, что кабина подъёмника достигла места назначения. Двери разошлись в разные стороны...
   - Очень интересно! - пробормотал эррендиец.
   Открывшееся взорам помещение представляло собой огромный четырёхугольный зал, в котором, едва лишь разошлись в стороны тяжёлые бронированные ворота, зажёгся яркий свет, давая возможность рассмотреть всё подробно.
   Прибывшие находились на довольно просторном балконе, огороженном по краю высокими металлическими перилами, откуда открывался отличный обзор. Большую часть огромного помещения занимало различное оборудование и какие-то непонятного предназначения устройства, между которыми стройными правильными рядами располагались в зажимах те самые машины, которые в последнее время интересовали очень широкий круг людей. Зловещие серые металлические человекоподобные корпуса выглядели, как новые - безусловно, Древние знали толк во всяких консервирующих составах. Каждую машину окутывал сонм проводов и кабелей, которые уходили к многочисленным устройствам, расположенным в помещении.
   - Да, впечатляет! - пробормотал Глэйд, рассматривая обстановку. - Но как туда спуститься, кто-нибудь может мне сказать? Я не вижу никакой лестницы. Или весь этот балкон не что иное, как один большой подъёмник?
   - Нельзя этого исключать, - кивнул Реймус. - Однако, я не вижу никаких пультов управления. Быть может, он управляется как-то иначе, скажем, автоматически?
   - И где нам здесь искать тот самый управляющий процессор? - задала вполне ожидаемый вопрос Кира. - Ведь он должен быть где-то здесь, в этом помещении.
   - Думаю, что мы, когда увидим его, сразу поймём, что это такое, - сказал Сельмур. - Сложно такое проглядеть.
   - И что мы должны будем сделать, когда найдём этот самый процессор? - резонно поинтересовался Азонай.
   - Мы должны будем его включить с помощью той штуки, что находится у Киры, - пояснил орку Глэйд, настороженно вслушиваясь в царящую в помещении тишину. - А потом вывести из строя терминаторов.
   - Терминаторы - это вот те фиговины в захватах? - орк кивком головы указал на покоящиеся в зажимах машины.
   - Ага. - Эррендиец оглянулся туда, откуда они недавно пришли. - Я всё же предлагаю поторопиться. Сдаётся мне, что парни Миндара не так уж и далеко отсюда.
   - Здесь метров десять, не больше, - проговорил ривиец, перегибаясь через барьер, ограждающий балкон. - Можно прыгнуть. Не думаю, что такая высота является непреодолимым препятствием.
   - Но назад-то мы не запрыгнем, - возразила Кира. - А карабкаться по гладкой отвесной стене как-то не совсем сподручно...
   - А это что такое? - Азонай, держа в правой руке свой внушительный боевой молот, подошёл к какой-то небольшой коробочке, закреплённой на небольшом штативе, которую сразу никто и не заметил, поскольку она была скрыта небольшим выступом стены. - Не это ли управляет всем этим хозяйством?
   - Ага, похоже на то!
   Эллинор, сделав пару размашистых шагов, решительным жестом отодвинул Азоная в сторону и подошёл к коробочке. Ну, то есть, попытался отодвинуть, конечно, но у него это не получилось по причине весьма солидных габаритов орка. Однако Следопыт сам отодвинулся в сторону, давая техномагу возможность подойти к коробочке и осмотреть её.
   - Техномагу следует быть более внимательным! - добродушно проворчал Азонай, окидывая Реймуса насмешливым взглядом. - А то - прыгать, прыгать!
   Хмыкнув в ответ на эти слова орка, Реймус осторожно вскрыл маленькую дверцу и довольно усмехнулся при виде красной кнопочки внутри коробочки. Недолго думая, протянул руку по направлении к ней...
   - Я бы на твоём месте этого не делал, техномаг! - прозвучал откуда-то сзади громкий властный голос, говорящий на пангале. - Ты даже не представляешь, во что ты и твои друзья ввязались!
   Аффинорец медленно обернулся на звук этого голоса. Впрочем, так поступили и все остальные, при этом Азонай многозначительно качнул боевым молотом и ощерил свои клыки в злобной усмешке.
   - Дален Миндар! - усмехнулся Глэйд, вынимая из ножен хьялтар при виде возникших на балконе корвисца и сопровождавших его имперских гвардейцев. - Разумеется, как же иначе! А я уж думал, что без тебя придётся здесь всё ломать!
   - Ломать - не строить, так ведь, кажется, говорите вы, северяне? - усмехнулся Миндар. Беззлобно усмехнулся, между прочим. Оглядел панораму хранилища. - М-да, как тут всё запущено!
   - Запущено? - не понял Глэйд.
   - Вы всерьёз полагаете, господа... и дамы, - поправился Миндар при виде сумрачно глядевшей на него иллийки, - что мне действительно есть дело до потуг Фарихада, который решил обзавестись древними игрушками для того, чтобы заполучить власть? - он покачал головой. - Гиштанцы заинтересованы лишь в том, чтобы взять под свой контроль как можно больше земель, а это мне совсем не нравится. Если Фарихад получит в свои руки вот эти... машины, то ничего хорошего это никому не принесёт. Поэтому допустить этого нельзя.
   - Я чего-то не понимаю, - медленно проговорил Глэйд, прищуренными глазами глядя на Миндара. - Это такая хитрая игра или что-то ещё? Что-то, о чём я не знаю?
   - Скорее, третье! - усмехнулся Миндар... и совершенно неожиданно, так, что никто ничего не успел не то что предпринять, но даже понять, выбросил по направлению к саркарам правую руку с зажатым в ней каким-то небольшим предметом, похожим на огнестрел. Однако из его ствола вырвались не пули, а бледно-голубое свечение, охватившее гвардейцев широким полем. Саркары без единого звука повалились на металлический пол балкона, выронив из рук свои полуавтоматические винтовки.
   - Очень интересно! - в который уже раз произнёс Глэйд, внимательно глядя на Миндара. - Похоже, что здесь не всё так однозначно, как может показаться на первый взгляд, Дален... или как тебя звать на самом деле?
   Миндар, окинув взглядом лежащих без сознания саркаров, убрал куда-то под кожаную куртку непонятное оружие и кривовато усмехнулся.
   - Дален Миндар есть моё настоящее имя, - усмехнулся корвисец, убирая куда-то под камзол своё странное оружие, - но что касается всего остального - то тут вы все ошибаетесь. И не только вы, но и Фарихад III.
   - Ошибаемся в чём? - Глэйда слова Миндара совсем не расслабили и не притупили бдительности северянина, так что меч по-прежнему оставался в его руке.
   - Во всём. - Миндар внимательно всмотрелся в лицо эррендийца. - Но именно благодаря вашим знаниям, Морриган, вы сможете понять мои слова и донести их смысл до ваших спутников, кои могут не осмыслить услышанное... быть может, лишь техномаг Аффинора поймёт если не всё, но хотя бы часть.
   Глэйд переглянулся с Эллинором, затем снова перевёл взор на Миндара.
   - Поясни, - коротко бросил он.
   - Вам всем хорошо известно, что любая жизнь бесценна, но также бесценна и любая планета, пригодная для жизни, - после этих слов Миндара на балконе воцарилась мёртвая тишина. - Пригодная для жизни именно людей и близких им видов, то есть, кто дышит так же, как и вы на Терионе. Уничтожить планету легко - возродить трудно, а зачастую и вовсе невозможно. Примеры, к сожалению, имеются. Именно поэтому нельзя допустить, чтобы ваш мир постигла участь планет, где ситуация вышла из-под контроля...
   - ВАШ мир? - Кира непонимающе уставилась на корвисца. - Что ты хочешь этим сказать, Миндар?
   Человек, носящий имя Дален Миндар и которого до этой минуты все считали корвисским аристократом-ренегатом, взявшимся за тридцать золотых кридов помогать императору Гишты Фарихаду III в его амбициозных планах, позволил появиться на своём лице снисходительной усмешке.
   - Как я уже сказал, меня действительно зовут Дален Миндар, но всё остальное совершенно не соответствует истине, - сказал он. - На самом деле я никакой не корвисский аристократ и Джолл Миндар вовсе не мой отец, просто, как бы это странно не звучало, у нас одинаковые фамилии...
   - Однофамильцы, - машинально произнёс Сельмур.
   - Именно так, - кивнул Миндар. - Герцог Нарвельда всего лишь обеспечивал необходимое прикрытие операции...
   - В каком это смысле - обеспечивал прикрытие операции? - подал голос Эллинор.
   - В прямом. Или вы думаете, что без привлечения к делу местных кадров мы прекрасно обходимся?
   - Да кто ты такой, чтоб тебя наргский тигр сожрал?! - не вытерпела Кира. - Если ты не корвисский аристократ - то кто же ты, в конце концов?!
   - Я - полевой агент сектора психоэкологического надзора Даль-разведки Корпоративного Правления Эльсинора. Даль-разведка - структура Директората Правления, занимающаяся исследованием космоса, ПЭН-сектор же следит за тем, чтобы разумные не устроили - по собственной же дурости - экстерминатус. То есть, тотальное уничтожение себя и своей среды обитания. На Терион я прибыл шесть лет назад, через десять месяцев после того, как один из крейсеров Даль-разведки наткнулся на ваш мир. Моя главная задача - не допустить гибели вашего, без сомнения, прекрасного мира. И я эту задачу, по мере своих скромных сил и возможностей, выполняю.
   После этих слов Далена Миндара можно было услышать, как на одном из островов Иримора чихает цветочная муха.
   Первым опомнился Глэйд. Северянин задумчиво пожевал губами и переступил с ноги на ногу.
   - Значит, вы всё-таки решили проявить интерес к нашему миру, - медленно произнёс эррендиец. - Не знаю, хорошо это или нет. До сего момента мы ни разу не имели дел с... - Глэйд запнулся, подбирая правильный термин, - с инопланетянами. А... собственно, откуда ты так хорошо знаешь пангал? И корвисский заодно?
   - Наши технологии позволяют быстро освоить любой язык, - скромно улыбнулся Миндар. - Они много чего позволяют - как хорошего, так и плохого.
   - Понятно... Так что теперь?
   - Теперь? - Миндар кивнул Эллинору. - Теперь пусть техномаг включит подъёмный механизм лифта. Вы собирались уничтожить это хранилище? Логично, но в корне неверно.
   - Это почему? - не поняла Кира.
   - Потому что главная опасность - это не вон те машины, что спят сейчас в захватах. Главная опасность для вашего мира - созданный вашими предками ИИ.
   - Но разве он не уничтожен? - задал вопрос Азонай.
   - Полагаю, что нет. Его просто отключили, но этого недостаточно. Если я правильно понял, ваши предки создали Искусственный Интеллект с эвристическим блоком, поэтому риск, что он самостоятельно оживёт, существует.
   - О чём это вы сейчас говорили? - недоумённо нахмурился Реймус, нажимая, тем не менее, кнопку управления подъёмником.
   - Создание подобных ИИ-систем у нас находится под запретом, - пояснил Миндар. - Слишком велика опасность бунта.
   - Шесть лет ты находился на Терионе, - произнёс Глэйд, не спуская глаз с Миндара. - Тебе, должно быть, мы кажемся донельзя примитивными и тупыми...
   - Вовсе нет, Глэйд, - покачал головой инопланетянин. - Вы нашли в себе силы и возможности отбросить наследие предков и восстановили свою цивилизацию, выбрав свой путь развития, который со временем должен привести вас к технологическому прорыву, причём без помощи со стороны. Мне доводилось видеть примитивные общества Эпсилон Канарейки-V и Венарии, и я могу смело сказать, что Терион - это не примитивный мир. И он таковым и останется... если ничего не помешает.
   - Типа Фарихада! - усмехнулся Сельмур.
   - Император Гишты - всего лишь властолюбивый идиот, думающий, что обладание ИИ сделает его властелином планеты, - произнёс Миндар, сходя с платформы подъёмника и направляясь куда-то вглубь помещения, - но это совсем не так. Ведь он лишь в самых общих чертах представляет, что может тогда произойти.
   - Понятно, что ничего хорошего! - хмыкнула Кира.
   - Да. - Инопланетянин согласно кивнул. - Но сейчас давайте не отвлекаться. Ключ у вас?
   - Да...
   - Кира - дай его мне, - сказал Глэйд. - Пожалуйста.
   - Не доверяешь мне, северянин? - понимающе усмехнулся Миндар.
   - Как бы да, - хмыкнул Глэйд, принимая из рук иллийки Ключ. - Мало того, что не тот, за кого себя выдавал, так ты ещё, к тому же, и из другого мира. Кто может знать, что на самом деле у тебя на уме? Благими намерениями, знаешь ли...
   - Верить мне или нет - дело твоё, Морриган, - безразлично пожал плечами Дален. - Чисто по-человечески, я тебя вполне понимаю. Явился некто невесть откуда и начал мозг полоскать! - при этих словах инопланетянина эррендиец едва заметно усмехнулся, но Миндар этого не заметил. - Однако, как я уже говорил, Директорат старается не допустить гибели перспективных миров...
   - Интересно, с какой целью? - ехидно поинтересовалась Кира.
   - Да уж не с целью подвесить на синхроорбите эскадрилью космических бомбардировщиков с термоядерными бомбами! - неожиданно вспылил Миндар. - Больно надо! Если хотите знать, о том, что ваш Терион вообще существует, практически никто не знает! Никто - кроме должностных лиц Даль-разведки, которым это положено знать по ранжиру!
   - Больная тема? - понимающе усмехнулся Глэйд.
   - Да, больная... - Миндар немного успокоился. - Очень часто жители таких миров, как ваш Терион, узнав о том, что на самом деле происходит, начинают вопить о том, что, дескать, злые пришельцы хотят отобрать у них их родные планеты. Ну что за бред?! Мы хотим просто помочь, неужели это непонятно?!
   - Пока - непонятно, - сказал Реймус. - Но в любом случае, если вы захотите использовать силовое решение проблемы, мы ничего не сможем противопоставить вам.
   - Сдалось вам это силовое решение! - скривился инопланетянин. - Если не хотите принять помощь извне - ради Бога, можете себя до потери пульса резать и стрелять! Никто вам не станет в этом препятствовать!
   - Не это ли мы ищем? - вмешался Азонай, указывая левой рукой куда-то в сторону. - А то вы за спором уже ничего не видите!
   Все поглядели в ту сторону, в которую указывал орк.
   - Это и есть управляющая консоль? - Миндар с решительным видом шагнул вперёд, но почти сразу наткнулся на преградившее ему путь лезвие хьялтара Морригана. - Э-э...
   - Не спеши, Миндар, - спокойно проговорил эррендиец. - Ключ-то по-прежнему у меня. Или ты собираешься со мной так же поступить, как с гвардейцами? - ассасин кивком головы указал на платформу подъёмника. - Кстати, что это было за оружие?
   - Суггестор. Излучатель-нейропарализатор. С ними ничего не случилось. Через час придут в себя, правда, головы будут сильно болеть.
   Дален Миндар усмехнулся.
   - Давай, ассасин - вставляй ключ вон туда, - инопланетянин жестом указал на виднеющуюся в панели небольшую прямоугольную щель, как раз под размер Ключа. - Посмотрим, что здесь за образец древних технологий!
   Глэйд, перекинувшись взглядом с Реймусом и Кирой, неспешно вставил Ключ в прорезь считывающего устройства. Несколько секунд казалось, что древняя машина не работает, но затем медленно начал разгораться призрачным свечением прямоугольный матовый экран, расположенный в центре консоли.
   - Так-так, - пробормотал Глэйд, всматриваясь в экран. - Значит, система работает...
   - Разбираешься в древней технике? - понимающе кивнул Миндар.
   Эррендиец не удостоил инопланетянина ответом. Он внимательно изучил высветившиеся на экране символы, после чего хмыкнул и что-то набрал на пыльной потрескавшейся от времени клавиатуре. Символы на мониторе сменились на другой ряд знаков, цифр и букв, которые имели некоторое сходство с эрлингом и пангалом. А в левом верхнем углу экрана обозначилась карта некоей местности, при виде которой северянин хмыкнул и перевёл взгляд от монитора к техномагу.
   - Если мне не изменяет память и не подводит зрение, - медленно проговорил Реймус, - то эта карта указывает на местонахождение ядра Искусственного Интеллекта. Но это не Нарг. Это...
   Эллинор ещё раз внимательно всмотрелся в монитор.
   - Это Орнег, - уверенно резюмировал аффинорец. - Дакарские горы. Верховья реки Ставенглер. Если верить древней информации, именно там находится... должна находиться, - поправился Эллинор, - та самая военная база Древних, где они хранили ядро ИИ. Но мне непонятен смысл этого пульсирующего значка на том месте. Быть может, наш инопланетный коллега сможет что-нибудь нам по этому поводу пояснить?
   - Компьютеры, созданные людьми, везде практически одинаковы, - кивнул Миндар. - Под термином "компьютер" я подразумеваю все подобные этой машины. Их создавали не только для того, чтобы с их помощью убивать себе подобных или же предаваться всяким сомнительным удовольствиям. Основная их задача состояла в облегчении труда человека. Но сейчас об этом говорить не стоит.
   - Почему это? - Кира с подозрением взглянула на Миндара.
   - Значок, который вы все видите на экране, означает, что некто - или нечто - осуществил вывод процессора в Дакарских горах из состояния консервации. Следовательно, этот ваш древний Искусственный Разум по-прежнему работоспособен. Но, если я правильно прочёл то, что выбрасывал на экран здешний процессор, Дакарские горы были выбраны для размещения не главного, а основного планетарного контура ИИ. Главное ядро находится где-то... не здесь.
   Цветочная муха снова чихнула, на этот раз - очень громко.
  
  
   Глава 13.
  
  
   Глэйд задумчиво взглянул на Миндара, потом снова перевёл взгляд на матовый экран древнего процессора, который продолжал работать как ни в чём не бывало.
   - Что могло пробудить древнюю машину? - задал риторический вопрос Тринн Сельмур. - Ведь мы же здесь ничего такого не нажимали, а я что-то сильно сомневаюсь в том, чтобы кто-то раньше нас сюда мог добраться. Не сородичи же Эссаджи это сделали!
   - Сурунари здесь ни при чём, - нахмурившись, пробормотал Глэйд, разглядывая монитор древнего компьютера. - Тут что-то другое... И, как мне кажется, наш якобы корвисец знает, в чём именно заключается суть дела.
   - Я могу и ошибаться...
   - Пусть так. Но всё же даже в таком случае мы будем хотя бы что-то иметь, чем ничего. Ведь так, Дален?
   - Мм... В принципе, ты прав, северянин.
   Миндар нахмурился.
   - Есть в окружении Фарихада III один странноватый тип по имени Фенн Лоран, - проговорил инопланетянин. - Я видел его дважды, хотя лично с ним не беседовал. И если он - уроженец Териона, то я - президент Директората!
   - Последнее непонятно, - сказал эррендиец, - но твою мысль я понял. Ещё один инопланетянин?
   - Есть такая планета за пределами Корпоративного Правления, называется Адония. На данный момент между нами намечается довольно серьёзная конфронтация, связанная с желанием теократов Адонии создать собственную империю. Допустить этого мы не можем, хотя пока до прямых боестолкновений дело ещё не дошло. Не знаю, настоящее его имя это или нет, но то, что этот Лоран - адонианец, верно с точностью до тысячного знака после запятой.
   - Но зачем этим... адонианцам... сдалась наша планета? - пожал плечами Эллинор.
   - Я понимаю, что сказанной мною для вас почище древнеденарийской письменности, но всё же это необходимо высказать для того, чтобы самому не отклониться от темы. В расположении Териона в пространстве нет ничего необычного, разве что ваша система лежит неподалёку от одной из коммерческих космических линий. Но главное - это наличие на вашей планете богатых месторождений ульранитовой руды.
   - Какой руды? - переспросила Кира.
   - Ульранитовой. - Миндар хмыкнул. - Для вас она пока не имеет никакого значения, но для развитых цивилизаций ульранит - весьма важное сырьё. Он применяется, в частности, в космическом кораблестроении, это всё, что вам пока следует знать. Забивать вам головы подробностями я не стану - незачем это.
   - То есть, ты хочешь сказать, что на Терионе есть некое сырьё, которое очень ценится в ваших мирах? - прищурился Азонай. - Но тогда получается, что над нашим миром нависла реальная угроза захвата.
   - Захвата? - инопланетянин покачал головой. - Нет, мой зеленокожий друг. Дело тут куда хуже. Если мы решим разрабатывать месторождения ульранита на вашей планете, для начала мы отправим сюда консульский корабль, с дипломатами и специалистами по контактам с Разумными Формами Жизни. Если вы согласитесь вступить в межзвёздное сообщество, только тогда мы начнём разработки и пришлём сюда корабли с шахтёрами и оборудованием. Разумеется, разместим военную базу для защиты шахт и самой планеты.
   - А если мы решим не соглашаться - что тогда? - прямо спросил Глэйд.
   - Это ваше право, - пожал плечами Миндар. - Не захотите - мы не станем вас силой тащить в Правление. Варитесь в собственном соку, раз вам так захочется. Однако, хочу заметить, что когда на Терион прилетят адонианцы, всё будет совершенно по-другому.
   - Как именно?
   - Сначала - массированная орбитальная бомбардировка, уничтожение ВСЕХ крупных городов, затем - высадка космопехоты и бронетехники. Адонианцы не будут с вами миндальничать - сгонят в резервации, и вся недолга. Потом...
   Внезапно в помещении раздался какой-то непонятный шипяще-свистящий звук, сопровождающий появление яркого зелёного луча непонятной природы. Луч этот без труда пронзил спину Миндара между лопаток и, выйдя из грудной клетки, исчез, сделав свою чёрную работу.
   - К-как... - выдохнул Миндар, покачнувшись и непонимающе глядя на обугленное отверстие в своей груди. - Что...
   Инопланетянин нашёл в себе силы повернуться в ту сторону, откуда прилетел смертоносный луч, и взглянуть на того, кто этот самый луч послал. Метрах в пятидесяти от терминала древнего компьютера спокойно стоял высокий смуглокожий бритоголовый человек, одетый по последней гиштанской моде, держащий в правой руке странного вида огнестрел и без какого-либо выражения глядящий на Миндара.
   - Становится интересным чуть ли не ежесекундно! - усмехнулся эррендиец, очень медленно протягивая руку к висящему на поясе в ножнах тяжёлому боевому ножу. - Выходит, что по нашим следам шёл не только этот парень!
   - Адонианский... ублюдок! - прохрипел Миндар, непослушными пальцами правой руки пытаясь что-то достать из-за пазухи. Однако ничего у него не получилось. Сверкнул ещё один луч, ударивший Миндара прямо в голову. Не произнеся более ни слова, Дален беззвучно рухнул на металлический пол с обугленной дырой на месте левого глаза.
   - Печально, но ничего не поделаешь! - картинно развёл руками незнакомец, говоря на всё том же пангале. - Здесь нет места сомнениям, если перед тобой враг - то ты должен реагировать должным образом!
   - Очень правильные слова! - усмехнулся Глэйд.
   Когда ассасин метнул свой боевой нож, никто так и не смог заметить - настолько молниеносно это было сделано. Не смог среагировать и пришелец, которому остро отточенное лезвие вошло точно между глаз, пробив переносицу и вонзившись в мозг. Не произнеся ни звука, инопланетянин свалился на тот же самый металлический пол, на который за минуту до этого упал застреленный им Дален Миндар.
   - Я не понимаю, на что он надеялся со своей пукалкой, - пробормотал Реймус, подбирая с пола оружие инопланетянина. - Прийти сюда одному, всего лишь с этим... лучевым пистолетом - может, у них так принято?
   Глэйд покосился на подобранное техномагом оружие, но ничего не сказал. Подошёл к Миндару.
   - Если Миндар ничего не приврал, то, вполне возможно, что этот пришелец мог всерьёз полагать, что ему по силам тут всех перестрелять. Тем более, что его оружие действительно внушает... Однако, что нам теперь делать? У нас есть два мёртвых пришельца, один работающий инопланетный пистолет, который, судя по всему, наш техномаг твёрдо намерен прибрать к рукам...
   - Не для личных нужд, а только ради развития технологий! - назидательно произнёс Эллинор.
   - Ну да, ну да... Этого, - северянин кивнул на тело второго инопланетянина, оружие коего присвоил Реймус, - можно и здесь оставить. В конце концов, он нас пытался убить. А вот Миндара, думаю, следует похоронить и обыскать... э-э... обыскать и похоронить, - поправился Глэйд. - Всё же он, как ни крути, пытался помочь... Негоже оставлять его тело непогребённым.
   - Но мы не знаем обычаев его родины, - возразила Кира. - Как ты предлагаешь его хоронить?
   - Очень просто. По обычаю Эррендии.
   - Э-э... кремация? - догадалась иллийка.
   - Именно так. По-моему, это универсальный способ для любого... мм... разумного существа. Однако, пора уже нам навести тут порядок, если никто не возражает.
   - Да пожалуйста! - отозвался Реймус, убирая куда-то под плащ трофейное оружие пришельца, что вызвало снисходительную усмешку на лице эррендийца.
   По молчаливому согласию, Азонай и Сельмур взялись упаковывать тело Далена Миндара в найденную ими где-то среди машин и механизмов плотную ткань, напоминавшую брезент, только гораздо легче. Орк выразил сомнение, что оный материал вообще будет гореть, но ривиец, ничтоже сумняшеся, просто взял и отрезал от материала небольшой кусок, который облил горючей жидкостью из небольшой фляги и поджёг. Материал занялся огнём пусть медленно и неохотно, но всё-таки занялся. Азонай в ответ на это лишь пожал плечами и принялся старательно и аккуратно упаковывать тело инопланетянина.
   Глэйд, между тем, сноровисто работал с терминалом, совершая одному ему известные действия. Реймус, Кира и Эссаджа внимательно следили за тем, как пальцы северянина бегают по клавиатуре терминала. На экране постоянно менялись символы, цифры и буквы, мелькали графики и схемы, и, наконец, эррендиец удовлетворённо кивнул сам себе и сильно ударил по какой-то клавише справа от себя.
   - Всё, - резюмировал он. - Можем убираться отсюда.
   - А что ты сделал? - полюбопытствовала Кира.
   - Я отключил электропитание, поддерживавшее минимальную активность систем боевых машин, а чтобы ни у кого не возникло желания их реанимировать, я вывел из строя главное реле местной электроподстанции. Теперь если кто решит здесь поиграться, ему надо будет это самое реле либо починить, либо новое смонтировать, а эти варианты мне кажутся малоосуществимыми.
   - И что теперь ты собираешься делать? - задал вполне ожидаемый вопрос техномаг. - Значит ли это, что наша миссия окончена?
   - Окончена? - Глэйд невесело покачал головой. - Отнюдь. Ведь сам Искусственный Интеллект всё ещё несёт угрозу для Териона...
   - Иными словами, ты хочешь отправиться на Западный материк? - полуутвердительно осведомился Азонай.
   - А у тебя есть план получше?
   Морриган отошёл от терминала и окинул хмурым взором панораму хранилища.
   - Нет у меня никакого другого плана, - проворчал ассасин. - Но просто бросить это всё я лично не могу. Нужно добраться до ядра ИИ и полностью его отключить. Да и в свете того, что мы узнали от Миндара...
   Глэйд немного помолчал, собираясь с мыслями.
   - Лично я не сомневаюсь, что гибель Миндара останется неизвестной... мм... там, откуда он прибыл. Надеюсь, что Вель будет милостив к нам и доходчиво объяснит чужакам, что народ Териона - как люди, так и орки - тут ни при чём. Иначе... кхм... ну, вы сами понимаете...
   - Так что ты предлагаешь? - спросил Сельмур.
   - Мы должны отправиться на Западный материк и добраться до Дакарских гор. Самый оптимальный вариант - это добраться до одного из лехаланкских портов и оттуда отплыть на острова орков. Азонай - ведь у вас существует регулярное сообщение с Иримором?
   - Да, существует, - подтвердил орк. - Но в таком случае, я бы рекомендовал следовать до лехаланкского порта Гаранак. Оттуда ближе всего до Трэгре - на этом острове расположена Цитадель Следопытов. Там я смогу убедить высших чинов предоставить в наше распоряжение боевой корабль - не думаю, что плавание через Западный океан на гражданском судне будет правильным решением. А до Гаранака мы сможем добраться на одном из тех гиштанских бронеходов - они ведь вроде как целы, а?
   - Думаю, что целы, - сказал Глэйд. - И мне твоё предложение, Азонай, вполне импонирует. Значит, так мы и поступим. Только перед этим удостоверимся, что мы здесь всё отключили.
  
  
   Западный океан,
   траверс Свельденборга - главного города Тронгхольма.
  
  
   - Господин контр-адмирал, - в дверях каюты командующего объединённым флотом эррендийца Кендалла Верисова возник его адъютант, - только что получено сообщение от командира наземного десанта майора Нилара. Передовые части корвисской морской пехоты прорвали оборону пиратов на окраинах Свельденборга и начали продвигаться к цитадели Торранта Стренга. Противник ожесточённо сопротивляется, используя, в том числе, и неизвестные нам типы вооружений. Корвиссцы уже потеряли около двух десятков морпехов убитыми - раненых это оружие не оставляет. Мы так и не сумели понять, откуда это оружие взялось у пиратов. Но сути дела это не меняет. Свельденборг окружён и никто из пиратов не выскользнет из капкана.
   - Не следует быть настолько самоуверенным, Винвер, - проговорил Верисов, разглядывая разложенную перед собой на столе карту Тронгхольма. - Никто никогда не утверждал, что пираты Тронгхольма - трусы и неумёхи, а Торрант Стренг - дурак и недальновидный человек. Дурак не протянул бы столько лет на этом посту, если так можно выразиться про пиратов. И тот факт, что тронгхольмцы имеют в своём распоряжении неизвестное оружие, которым они прекрасно умеют пользоваться, говорит о том, что они совсем не безмозглые отморозки. Ну, то есть, они, конечно, отморозки, но с мозгами.
   - Мне вот интересно, господин контр-адмирал - откуда у пиратов взялось подобное оружие? - Карстен Винвер с любопытством всмотрелся в не выражающее никаких посторонних эмоций лицо Верисова. - Один из аффинорских техномагов, Наррис Эзеркронц, говорит, что ничего подобного ранее ему видеть не доводилось и он понятия не имеет, откуда у пиратов взялось это... лучевое оружие. Аффинор такими технологиями не располагает.
   - А кто тогда располагает? - Верисов задумчиво взглянул на адъютанта. - Вам ведь прекрасно известно, что Лаборатории Кридмена фактически обосновали возможность создания подобного оружия, но от теории до практики ещё очень далеко. Остаются нерешёнными вопросы элемента питания для такого пистолета, что именно использовать в качестве фокусирующего устройства для луча и ряд других проблем. А тут - мало того, что готовые образцы, так ещё и действующие!
   - А что говорит разведка?
   - Разводит руками. Ни о чём таком они и слыхом не слыхивали.
   Капитан второго ранга Карстен Винвер скептически усмехнулся. Ему хорошо было известно, что иногда разведка умудрялась совершать ошибки, но здесь, скорее всего, Верисов был прав. Скрыть технологию такого уровня было и впрямь довольно сложно. Ни у Северного Союза, ни у техномагов Аффинора, ни у техножрецов Иланиса не было ничего подобного, хотя за далёкую восточную страну Винвер не стал бы с уверенностью ручаться. Иланис был от Эррендии далеко, а вот Аффинор - куда ближе. И непохоже было, чтобы Эзеркронц лгал. Аффинорцы, скорее всего, вели работы в том же направлении, что и эррендийцы, но если и опережали северян, то явно не намного.
   - В любом случае, даже эти... лучемёты не способны помочь тронгхольмцам, - проговорил Верисов, решительно делая какую-то пометку на карте. - Гавань блокирована и я вовсе не собираюсь давать пиратам возможность уйти от справедливого возмездия за все их преступления. Кольцо вокруг Свельденборга замкнулось... вот только я почему-то чувствую беспокойство. Что-то тут всё-таки не так...
   - Опасаетесь, что у пиратов может оказаться в загашниках ещё что-нибудь необычное?
   - Я даже сам себе не могу объяснить причину этого беспокойства, Винвер. Это "что-то" где-то на самой грани сознания, но я никак не могу понять, что это такое.
   - Ну, возможно, что это всего лишь отголосок общего настроения, господин контр-адмирал.
   - Возможно. - Верисов снова обвёл глазами разложенную на столе карту. - И тем не менее...
   Неожиданно взревевший баззер боевой тревоги прервал контр-адмирала на полуслове. Верисов недоумённо взглянул на своего адъютанта.
   - Вылазка пиратов? - Винвер повернул голову в сторону иллюминатора.
   Ответить ему Верисов не успел. Входная дверь в каюту контр-адмирала резко распахнулась, так, что она с грохотом ударилась в стену каюты, и на пороге возник донельзя взволнованный старший помощник "Альтагерда" Тобиас Крофт.
   - Господин контр-адмирал, - лицо офицера было белым, как снег, он тяжело дышал - судя по всему, он проделал путь до каюты Верисова бегом, - там что-то происходит... что-то, чего мы не можем понять! Мы даже не знаем, как нам на это реагировать! Капитан Вален привёл в действие все системы вооружений, но мы даже не знаем, сможем ли мы что-нибудь сделать!
   - Успокойтесь, Крофт! - Верисов нахмурился. - О чём вы говорите?
   - Вам лучше самим на это взглянуть, господин контр-адмирал!
   Пожав плечами, Верисов сделал знак Винверу следовать за собой и, кивнув Крофту, вышел из каюты, пропуская вперёд старшего помощника капитана "Альтагерда".
   Первое, что сразу же бросилось в глаза Верисову, когда он поднялся на ходовой мостик тяжёлого крейсера, было то, что все, кто в данный момент находился там, не обратили на контр-адмирала ровным счётом никакого внимания. Все глаза были прикованы к чему-то, что находилось впереди эскадры. Второе - это тишина, нарушаемая лишь мерным гулом работающих под палубой судовых дизелей.
   Винвер при виде полного отсутствия реакции на появление на мостике командующего объединённой флотилией гневно сдвинул брови и уже собирался выдать соответствующую тираду, которая бы быстро привела в чувство офицеров и матросов "Альтагерда", но его взгляд скользнул по обзорному иллюминатору...
   - Вель всемогущий - это ещё что за штука такая?! - выдохнул адъютант Верисова.
   Прямо напротив кораблей объединённой флотилии в воздухе, на высоте метров двадцати над поверхностью воды, висел большой странный объект, парящий без каких-либо видимых усилий. Размером с три минных тральщика, с обтекаемой формы носовой частью, в которой были видны явно обзорные иллюминаторы, с треугольным корпусом - ничего подобного никто ранее не видел. Контр-адмирал повернул голову влево, чтобы увидеть, как аффинорские винтокрылы роятся вокруг авианосца, будто стая медовых мушек. Понятно. Раз аффинорцы не знают, что там такое парит над водой на высоте шестиэтажного дома - значит, дело совсем плохо.
   - Господин контр-адмирал, - к Верисову подскочил один из вахтенных офицеров, держа в руке дугу с микрофоном и наушниками, - с вами хочет говорить командующий аффинорскими силами адмирал Мелтен.
   - Объявите готовность "чёрного уровня", все орудия нацелить на неизвестный объект! - распорядился Верисов, принимая из рук офицера наушники с микрофоном.
   Вахтенный, откозыряв, кинулся со всех ног выполнять распоряжение контр-адмирала. Верисов же нацепил на голову коммуникационное устройство.
   - Контр-адмирал Верисов на связи, - произнёс северянин в бусину микрофона.
   - Коллега - вы видите то же, что видим и мы? - услышал Верисов голос аффинорского адмирала Терана Мелтена.
   - Да, непонятный объект примерно в лиге от нас. А почему вы об этом спрашиваете?
   - Хочу удостовериться, что это не галлюцинация! - в наушниках коротко хохотнули. - Но раз вы это тоже видите, значит, оно там и вправду висит. Я уже отдал команду всем кораблям Технократии нацелить на это... этот аппарат все орудия, но не думаю, что это нам поможет.
   - Почему? - насторожился Верисов. Неужто Мелтен что-то знает о природе данного объекта?
   - Вы видели когда-нибудь нечто подобное, Верисов? Я - нет. Или вы хотите сказать, что это летающее чудо построили пираты?
   - Это маловероятно, но кто тогда...
   Договорить Верисову не дали.
   - Господин контр-адмирал! - закричал один из вахтенных. - Взгляните на объект!
   Верисов перевёл взгляд в носовой иллюминатор ходового мостика "Альтагерда". То, что он увидел снаружи, заставило его глухо выругаться и сжать кулаки.
   Объект, только что неподвижно висевший над поверхностью воды, совершенно неожиданно повернулся в воздухе в сторону корвисских судов и из-под его брюха выдвинулись обтекаемые гондолы. По обе стороны от передней части, которая, судя по всему, являлась кабиной аппарата, открылись какие-то люки, возможно, орудийные порты.
   - Твою мать! - раздельно произнёс Верисов, отчего все, кто находился на мостике, удивлённо взглянули на контр-адмирала.
   Судя по всему, те, кто находился внутри неизвестного воздушного судна, приняли решение начать первыми. Гондолы под днищем аппарата окутались дымными сполохами и из них к одному из корвисских эсминцев устремились огненные стрелы. Сделать что-либо за столь короткий промежуток времени экипаж эсминца не успел - выпущенные ракеты разнесли корабль на несколько частей.
   - Огонь из всех орудий по вражескому кораблю! - рявкнул Верисов.
   Носовые орудия "Альтагерда" изрыгнули сноп огня и дыма, выпуская наружу смертоносные снаряды, устремившиеся в сторону чужака. К флагману Союза присоединились остальные корабли эррендийской эскадры, открыв шквальный огонь по противнику.
   Однако это никоим образом не обеспокоило экипаж странного аппарата. Как висел в воздухе - так и остался висеть. Даже не сдвинулся в сторону, чтобы уйти от снарядов. Винвер даже успел подумать, что это какой-то извращённый способ самоубийства, но тут поток снарядов накрыл чужое судно, скрыв его за стеной огня и дыма.
   Карстен злорадно усмехнулся. Если те, кто находился в летающей штуковине, рассчитывали на то, что в воздухе их не смогут достать, то они явно допустили ошибку. Вполне возможно, что последнюю. Эррендиец покосился на Верисова, затем перевёл взгляд на обзорный иллюминатор ходовой рубки крейсера.
   Чужой аппарат никуда не исчез. Он по-прежнему висел в воздухе на той же самой высоте и было непохоже, что выпущенные по нему снаряды хоть немного его поцарапали. Создавалось впечатление, что снаряды просто прошли мимо либо же сквозь аппарат. Иначе как объяснить то, что на гладких бортах корабля не было видно не то что дыр от попаданий снарядов, но даже и пятен копоти от разрывов?
   - Мы что, не попали по нему? - недоумённо спросил капитан "Альтагерда".
   - Это маловероятно, - протянул Крофт. - При таком количестве выпущенных по объекту снарядов...
   - Смотрите! - выкрикнул вдруг один из вахтенных, указывая рукой в направлении вражеской машины.
   Все, кто находился на мостике, проследили за жестом вахтенного. Звено аффинорских винтокрылов, состоящее из трёх машин, покинуло общую стаю и на большой скорости устремилось к чужаку, ложась на атакующий курс. Вражеский корабль никак не отреагировал на это, по крайней мере, поначалу. Не было сделано ни одного движения, ни одного выстрела. Ободрённые этим, пилоты винтокрылов быстро сблизились с чужим судном и открыли огонь из автоматических пушек. И тогда стало заметно, что аппарат чужаков окружён каким-то бледным светящимся ореолом, о который и ударились снаряды пушек винтокрылов, не причинив чужому никакого вреда. Они попросту не долетели до него, сдетонировав при контакте с непонятным ореолом.
   - Что это ещё за фокусы такие? - удивился Верисов.
   Пилоты атаковавших винтокрылов, видя, что огонь автоматических пушек не причинил никакого вреда чужому кораблю, приняли решение выйти из игры. Но экипаж странного судна не позволил им этого сделать. Из корпуса корабля, с боков ходовой рубки, по винтокрылам ударили тонкие малиновые световые лучи. Прежде чем кто-либо смог что-нибудь произнести, лучи эти коснулись аффинорских винтокрылов, превратив их в облака разлетающихся в разные стороны обломков.
   Некоторое время над водной гладью стояла тишина, ничем не нарушаемая. Потом весь строй аффинорских кораблей будто взорвался, как начавший извергаться вулкан. Целый сонм снарядов устремился к кораблю противника, который всё так же неподвижно висел в воздухе.
   Висел. До этого момента. Совершенно неожиданно для всех, кто находился на кораблях, аппарат сорвался со своего места и, заложив крутой вираж, выпустил несколько ракет по одному из аффинорских миноносцев. Корабль исчез в облаках разрывов, и буквально спустя несколько секунд грохнул мощный взрыв - судя по всему, сдетонировали боеприпасы в крюйт-камере.
   - Не прекращать вести огонь! - Верисов обернулся к капитану "Альтагерда". - Какова бы ни была их защита, она навряд ли имеет бесконечный запас прочности! Не сбавлять темпа!
   Один из винтокрылов, заложив крутой, насколько это позволяли его конструктивные особенности, вираж, поднырнул под брюхо чужого аппарата и открыл огонь по пришельцу из автоматических орудий. Это не принесло совершенно никакого результата - снаряды даже не долетели до корабля, ударившись о невидимый барьер и взорвавшись в воздухе. Зато ответный выпад чужака превратил аффинорскую боевую машину в облако разлетающихся обломков.
   По-видимому, до командующего силами Технократии адмирала Терана Мелтена, наконец, дошло, что действуя такими методами, он просто-напросто рискует потерять все воздушные силы. Винтокрылы, находившиеся в воздухе, метнулись к авианосцу, в то время, как тяжёлые суда техномагов развернули свои орудия главного калибра в сторону чужака. Тот, судя по всему, это заметил, так как корабль слегка изменил своё местоположение, развернувшись в их сторону.
   - Мелтен уверен в том, что им по силам тягаться с этой штукой? - вполголоса произнёс Винвер, склонив голову к плечу Верисова. - Ведь её даже поцарапать не удалось!
   - Этот аппарат явно использует какую-то энергию, нам неведомую, чтобы поддерживать своё положение в воздухе, - задумчиво произнёс контр-адмирал. - Значит, где-то должен быть некий генератор этой энергии. Плюс то, что окутывает его. Это явно какое-то нематериальное защитное приспособление... наподобие "железной кольчуги" психокинетика...
   - Хотите сказать, что на борту этой штуки может находиться психокинетик?
   Ответить Верисов не успел. Правый борт флагманского корабля аффинорцев - тяжёлого ударного крейсера "Эксибилл" - озарился яркими вспышками, а спустя секунду до находящихся на ходовом мостике "Альтагерда" донёсся оглушительный грохот залпа орудий главного калибра аффинорского боевого корабля. Четыреста двадцать шестой калибр - это, знаете ли, не игрушка. Кто не видел, как снаряды весом в полтонны играючи разносят в щепки укреплённую цитадель - тот не может представить себе, что это такое.
   Наверное, те, кто находились внутри летающего объекта, этого тоже не видели. Но рисковать они явно не хотели. Корабль одним исполинским рывком ушёл с траектории полёта снарядов и те пролетели под ним, упав в воду и подняв в небо исполинские султаны разрывов.
   - Плохо дело! - пробормотал Крофт, косясь на недвижно стоящего у пульта управления Верисова.
   Чужак опять развернулся, причём неспешно, явно бравируя своей неуязвимостью перед кораблями объединённой флотилии. Затем из-под его днища стремительно вынеслись какие-то вертящиеся в полёте объекты, устремившиеся прямо к "Эксибиллу".
   - Это ещё что за хреновины?! - вытаращился Йарс Вален.
   Вращающиеся объекты, разглядеть подробно которые из-за слишком большой скорости вращения не представлялось возможным, в считанные секунды покрыли расстояние между чужаком и "Эксибиллом" и резко спикировали на его палубу.
   - Вель всемогущий! - выдохнул Верисов.
   Объекты врезались в броневую обшивку крейсера техномагов, которую можно было пробить лишь орудиями главного калибра корабля классом не ниже "Альтагерда", так, словно она была сделана из бумаги, и исчезли в недрах корабля. Почти сразу же вслед за этим "Эксибилл" охватила цепочка взрывов, вверх взметнулись столбы дыма и пламени.
   - Да они же его просто на куски режут! - выпалил Винвер. - Надо что-то делать, и делать срочно, иначе эта висящая хренота и нас на кусочки нашинкует!
   Особо мощный взрыв, сотрясший флагман техномагов, буквально расколол крейсер надвое - судя по всему, вращающиеся штуки добрались до двигателей. С мостика эррендийского судна отчётливо было видно, как уцелевшие после атаки противника моряки пытаются спастись с гибнущего корабля, прыгая за борт. К "Эксибиллу", не обращая внимания на висящего чужого, уже на всех парах спешило с десяток судов, готовые поднимать на борт выживших. Но даст ли противник им эту возможность? Принято ли у тех, кто управлял воздушным крейсером, не трогать спасающихся? На Терионе, по крайней мере, никому бы и в голову не пришло добивать уцелевших... ну, если только гиштанцам и тронгхольмским пиратам.
   Однако узнать об этом никто так и не узнал. Чужой корабль неожиданно окутался дымом и пламенем, вокруг него засверкали разрывы неизвестной природы, которые, судя по мгновенной реакции его экипажа, были куда как опаснее снарядов объединённой флотилии. Чужак начал разворачиваться, пытаясь найти источник неожиданной проблемы.
   Источник объявился сам. Три стремительных серебристо-стальных силуэта выпали из-за висящих над океанской гладью кучевых облаков и устремились к чужаку, ведя интенсивный огонь какими-то красными световыми лучами. При контакте с окружающей объект защитной оболочкой лучи эти вызывали яркие сполохи, что, по-видимому, было не очень хорошо. Во всяком случае, экипаж пришельца попытался достать стреловидные машины огнём своих лучевых пушек, но у него ничего не получилось - стреловидные аппараты маневрировали на огромных скоростях и под немыслимыми для терионцев углами, изящно уворачиваясь от выстрелов и при этом ведя непрерывный обстрел корабля.
   Никто на ходовом мостике флагмана северян не проронил ни слова. Всем было ясно, что здесь, напротив столицы тронгхольмских пиратов, они стали свидетелями вмешательства в события неизвестных чужеродных сил, для которых самый мощный боевой корабль техномагов был как утлая рыбацкая лодчонка. Природа этих самых сил была по-прежнему непонятна, но надо было быть совсем уж полным идиотом, чтобы не уразуметь, что все эти необычные аппараты не имеют никакого отношения к Териону. Ибо никто ничем подобным не располагал.
   Карусель воздушного боя всё ещё продолжалась, когда до слуха Винвера донёсся едва различимый гул, который он поначалу принял за звук работающих дизелей "Альтагерда". Потом до него дошло, что звук этот отличается по своей тональности от звуков работающих судовых двигателей так же, как звук волынки отличается от звука величественного соборного органа. Эррендиец повернулся в ту сторону и при виде того, что предстало его глазам, челюсть офицера отвисла, а планшет, который он держал в руках, упал на металлический пол рубки крейсера.
   Со стороны океана к месту действия двигался странный и угрожающе выглядевший объект. Крупнее атаковавшего флот чужака, хищных очертаний, аппарат заложил крутой вираж, уходя от целого сонма ракет, которые в него выпустил его визави, и тут же ответил. Что-то ярко вспыхнуло в носовой части нового пришельца и небо пронзил яркий красный луч, который ударил точно по центру первого чужака. Сфера, окружающая его, заискрила, однако удар всё-таки выдержала.
   - Вам не кажется, господа, что для сегодняшнего дня это уже чересчур? - несколько нервически произнёс капитан "Альтагерда". - Что вообще здесь творится, кто-нибудь может мне объяснить?
   Никто ответить Валену так и не успел. Второй чужак вдруг озарился яркими вспышками, и к его противнику устремился целый сонм ракет, которые на полной скорости врезались в защитную сферу. Очевидно, они несли на себе некие приспособления для преодоления подобных защитных устройств, так как сфера вокруг первого чужака заискрила и словно покрылась трещинами. И... неожиданно исчезла, чем тут же не преминул воспользоваться экипаж второго корабля. Сразу три красных луча устремились к кораблю противника, взрезав его корпус. На глазах у военных моряков атаковавший флотилию чужак развалился на три части, объятые пламенем, и рухнул в воду, подняв тучу брызг.
   - Надеюсь, по нам этот корабль не станет стрелять! - пробормотал Винвер, наблюдая за действиями второго пришельца и его сопровождения.
   Стрелять по кораблям объединённой флотилии новый пришелец и его сопровождение не стали. Сделав пару кругов над океаном, чужой корабль неторопливо развернулся над гаванью Свельденборга и начал набирать высоту. Сопровождавшие его меньшие аппараты последовали за ним.
   - И это всё? - поинтересовался Крофт. - И где, позвольте спросить, те штуки, которые разрезали на куски "Эксибилл"?
   - Возможно, выполнив свою задачу, те машины просто отключились, - задумчиво произнёс Верисов, глядя сквозь иллюминатор рубки. - Надо будет пошарить на дне, после того, как мы завершим то, ради чего сюда явились. Спустим водолазов - пусть они...
   - Простите, господин контр-адмирал, что перебиваю вас, - осторожно произнёс Винвер, - но не могли бы вы взглянуть вон туда?
   Верисов перевёл взгляд на своего адъютанта, затем проследил за его жестом - рукой, протянутой куда-то в западном направлении. Покачал головой при виде возникшего у горизонта чёрного пятнышка и хмыкнул - было похоже, что на сегодня Верисов исчерпал лимит удивления.
   К острову со стороны Западного материка приближался ещё один летающий корабль. Раз в семь длиннее "Альтагерда", тёмно-серого цвета, с выступающей из середины плоского прямоугольного корпуса небольшой башней ходового мостика, с четырьмя огромными раструбами в кормовой части, из которых истекало яркое голубоватое свечение. Пришелец прошёл над замершими кораблями флотилии и медленно повернул в сторону Тронгхольма. Миновав гавань порта, он завис над городом на высоте примерно пары сотен метров и замер в таком положении.
   - И что теперь? - резонно поинтересовался Вален. - Он так и будет висеть над городом?
   - Похоже на то, - ответил ему Верисов. - Вот только какова его цель, хотелось бы знать?
   Словно отвечая на высказанный контр-адмиралом вопрос, чужой корабль выпустил из своего нутра несколько небольших угловатых объектов, которые быстро снизились и исчезли среди зданий Свельденборга.
   - Вот оно как, значит, - задумчиво протянул Верисов. - И что такого они здесь нашли?
   - Они - это кто? - спросил Крофт.
   - Если бы я знал... Но не думаю, что от этих, - кивок в сторону города, - нам стоит ждать неприятностей. Хотя настороже быть не помешает...
  
  
   Шардэкский архипелаг,
   остров Трэгре,
   цитадель Следопытов.
  
  
   Вечернее солнце висело на полпути между небосклоном и горизонтом, отбрасывая от зданий длинные островерхие тени. Где-то вдалеке пророкотал патрульный винтокрыл, заходящий на посадку. Между двух высоких цилиндрических башен с плоскими крышами виднелась гавань порта Трэгре, в которой на лёгкой зыби покачивались два патрульных фрегата Доминации.
   Стоявший у обзорного окна Глэйд обернулся на звук открывающейся входной двери. В помещение вошёл Азонай, сопровождаемый орком в простой гражданской одежде без каких-либо знаков различия, лишь на правом лацкане его рубашки виднелся маленький шеврон, смысл которого северянину был непонятен.
   - Ну, в принципе, вопрос о нашей переправке на остров Вераго решён, - с порога заявил Следопыт. - Высший Совет Следопытов выделил в наше распоряжение фрегат "Ралан". Завтра утром он покинет гавань Трэгре и отправится в Иримор.
   - Это хорошо, - отозвался Глэйд, внимательно глядя на орков. - Есть какие-нибудь новости с Тронгхольма?
   - Ничего, и это очень сильно беспокоит руководство Доминации, - сказал второй орк, который, как уже знал северянин, являлся непосредственным начальником Азоная и которого звали Эрон. - Никто ни в Корвисе, ни в Эррендии, ни в Аффиноре ничего не знает... или делают вид, что не знают. Одно можно сказать с уверенностью - на Тронгхольме что-то происходит. Что-то, что пока выгодно скрывать...
   - Маловероятно, что объединённые силы устроили там тотальный геноцид, - задумчиво произнёс Глэйд. - Тут что-то другое... Но вы правы - гадать здесь не стоит. Время покажет.
   - Да, вы верно заметили, Глэйд. - Эрон переглянулся с Азонаем. - Думаю, что информация оттуда, рано или поздно, но поступит. Теперь же вернёмся к вашей миссии. "Ралан" доставит вас на главный остров Иримора, откуда вам надлежит добираться до Западного материка своим ходом. Мы не хотим привлекать излишнего внимания к вашей команде, а корабль Доминации вблизи Орнега несомненно привлечёт внимание. По имеющейся у нас информации, только за последние два месяца ириморцы шесть раз замечали вблизи западного побережья континента военные корабли Империи. Что они там делали, никто не знает, но, учитывая тот факт, что гиштанцы никогда просто так никуда не посылают свои боевые суда, согласитесь, это наводит на тревожные мысли.
   - Скорее всего, они ищут ту самую базу Древних в Дакарских горах, - заметил Азонай. - Ириморцы видели, по крайней мере, один отряд морской пехоты на берегу Орнега. Прослеживать его путь они не стали, чтобы не наживать себе неприятностей, но иначе объяснить появление гиштанцев на Западном материке я не берусь.
   - Допустим, они найдут её - и что? - Эрон пожал своими широкими плечами. - Я что-то сомневаюсь, что им хватит умений и навыков разобраться с древней аппаратурой. Ваши предки обладали весьма обширными знаниями в области технологий, в чём мы уже неоднократно убеждались. Если только техномаги Аффинора и техножрецы Иланиса смогут разобраться в этих технологиях... да и то не факт.
   - Разобраться можно во всём, было бы желание, - сказал Глэйд. - Согласен, что техника Древних гораздо сложнее нашей, но ведь это создавали такие же люди, как мы, эррендийцы, или те же корвиссцы. Поэтому я не думаю, что разобраться в древней технике так уж и трудно.
   Азонай хотел что-то ответить эррендийцу, но тут дверь в смотровую комнату распахнулась снова и в помещение чуть ли не вбежал ещё один орк, облачённый в боевую форму Следопыта.
   - Срочное сообщение от службы радиоперехвата! - выпалил он от порога. - Перехвачено послание, посланное контр-адмиралом Кендаллом Верисовым эррендийскому Генеральному Штабу!
   - Это интересная новость, Ингри, - проговорил Эрон. - И что в этом послании говорится?
   - Если честно, ваше превосходительство, из этого послания мало что понятно, - отозвался орк, которого главный Следопыт назвал Ингри. - Судя по всему, объединённые силы высадили на Тронгхольм десант, но пираты оказывают сильное сопротивление. Но не только это...
   - А что ещё? - не понял Азонай.
   - Есть что-то ещё, что пока остаётся непонятным. В сообщении говорится о каких-то посторонних силах, вмешавшихся в события на стороне пиратов. О ком или о чём шла речь, так и осталось непонятным.
   - Мне кажется, что наш гость из далёкой северной страны может представлять, о чём идёт речь, - Эрон вгляделся в невозмутимое лицо Глэйда. - Или я ошибаюсь?
   - Здесь недостаточно информации, ваше превосходительство, - вежливо ответил ассасин. - А основывать свои слова на одних только предположениях я бы не хотел.
   - Хм... - Эрон переглянулся с Азонаем, Следопыт лишь пожал плечами - дескать, я-то тут при чём? - Хорошо, пусть так. Предположения, действительно, есть всего лишь предположения. Отложим их в сторону... пока...
   Азонай бросил на Глэйда внимательный взгляд, но северянин просто сделал вид, что не понимает, о чём вообще может идти речь. Хотя Следопыт и догадывался, что здесь может быть некая связь со Скрижалью Ривеллин... вернее, с информацией, что хранилась в древней машине, созданной теми, кого можно было считать предками современных терионцев. И, откровенно говоря, орк полагал, что Глэйду кое-что может быть известно о том, с чем могли столкнуться объединённые силы на Тронгхольме. Но, раз эррендиец не считал нужным распространяться на данную тему, то и Азонай не считал необходимым приставать к нему с расспросами.
   - Нам нужно подготовиться к завтрашнему отбытию в Иримор, - Глэйд учтиво поклонился Эрону; Главный Следопыт ответил ассасину тем же. - Сдаётся мне, что чем быстрее мы доберёмся до Дакарских гор, тем будет лучше для всех.
  
  
   Глава 14.
  
  
   Восточный Эрелен,
   столица Гиштанской Империи - Эншерхад,
   Императорский Дворец.
  
  
   Высокий мужчина в импозантном военном мундире офицера Императорской гвардии Гишты, чьё лицо украшала традиционная для гиштанской знати аккуратная ухоженная борода, поднял голову от поверхности своего рабочего стола и внимательно взглянул на переступившего порог кабинета, больше похожего на небольшой роскошно обставленный зал для приёмов, гиштанца в богатом мундире придворного чиновника. Стоящие по углам помещения и по обе стороны от входной двери саркары в полном боевом облачении, вооружённые карабинами и короткими мечами-зиккарами, никак не отреагировали на его появление. В этом не было ничего удивительного, ибо этот чиновник имел полное право входить к Его Императорскому Величеству Фарихаду III в любое время дня, а если того потребует ситуация - то и ночи.
   - Ваше Императорское Величество, - канцлер Империи Тумис Кассал, войдя в личный рабочий кабинет Императора Фарихада III, почтительно склонил голову, - посол Северного Союза барон Мантен нижайше просит высочайшей аудиенции. Он говорит, что дело не терпит отлагательств.
   - Не терпит отлагательств? - Фарихад отложил в сторону кожаную папку с золотым тиснением и слегка нахмурился. - И что же такого произошло, вы не в курсе, Тумис?
   - Не в курсе, Ваше Императорское Величество.
   - А каково настроение его превосходительства барона Мантена? - прищурился Фарихад.
   - Скверное, Ваше Императорское Величество. Барон Мантен явно сердит.
   - Вот как? - император откинулся на спинку кресла. - Интересно, что могло привести барона в такое состояние? Быть может, виной тому чрезмерное употребление мальвийского красного?
   - Вам не хуже меня известно, Ваше Императорское Величество, что барон Радмир Мантен совершенно равнодушен к спиртному. Так что Ваши слова я, пожалуй, отнесу к разряду Вашего юмора.
   - В который уже раз я убеждаюсь в том, Тумис, что твоё присутствие при дворе есть весьма ценное и нужное, - проговорил Фарихад, пряча усмешку в усах. - Ведь именно твои выдержанные и подкреплённые логикой слова способствовали разрешению нарождающегося конфликта с Мерендаром. Пусть барон Мантен входит, пригласи его. Послушаем, что скажет посланник Союза.
   Канцлер молча поклонился императору и, отступив на несколько шагов, повернулся в направлении двери и сделал знак одному из гвардейцев. Тот, не произнеся ни слова, молча распахнул тяжёлые дверные створки из менорийского кедра и снова замер, подобно отлитому из металла истукану.
   Посланник Северного Союза в Гиштанской Империи барон Радмир Мантен, принадлежавший к древнему дарханскому аристократическому роду, решительным шагом пересёк отделявшее дверь от рабочего стола Фарихада III пространство и, остановившись прямо напротив императора, отвесил церемонный поклон гиштанскому монарху, после чего распрямился и с заметным вызовом посмотрел на Фарихада III.
   Властитель Гиштанской Империи молча "проглотил" этот взгляд посланника северян. За свою довольно долгую историю Гишта имела несколько боевых столкновений с северянами и её военные хорошо усвоили, что Союз лучше не трогать без нужды. А барон Мантен как раз принадлежал к тем, кто очень щепетильно относился к защите интересов Союза. К тому же, дарханец был не просто аристократом, но ещё и профессиональным военным, принимавшем участие в ряде сражений с пиратами Тронгхольма и в совместной с Ривией акции по усмирению мятежной ривийской провинции Анфальгарт. Барон за словом в карман не лез и отстаивал интересы Северного Союза так, как и подобало северянину.
   - Ваше Императорской Величество - для меня большая честь быть удостоенным Вашей аудиенции! - произнёс Мантен. Дарханец ничуть не лукавил, и Фарихад это отлично знал. - Я очень ценю то обстоятельство, что Вы нашли время для того, чтобы принять меня и смею заверить Вас, что не отниму много времени.
   - Давайте оставим формальности и придворный этикет в стороне, барон, - произнёс император. - Ваша настойчивость явно свидетельствует о том, что произошло нечто, требующее немедленного объяснения. Я прав?
   - Отчасти, Ваше Императорское Величество. - Мантен выпрямился во весь свой почти двухметровый рост. - Но дело здесь не в объяснениях, ибо, как я подозреваю, предоставить их Вы не в состоянии по одной простой причине - Вы сами плохо представляете себе суть проблемы.
   - Вы в этом уверены, посланник? - прищурился Фарихад.
   - Абсолютно, Ваше Императорское Величество.
   - Так... И о чём же сейчас пойдёт речь?
   - Фенн Лоран, - с расстановкой произнёс Мантен. - Это имя вам о чём-нибудь говорит, Ваше Императорское Величество?
   С минуту Фарихад молча глядел на дарханца, будто решая, стоит ли продолжать разговор с посланником Союза, но весь вид барона ясно говорил императору о том, что северянам известно если и не всё, то многое.
   - Человек по имени Фенн Лоран некоторое время находился при моём дворе, выполняя функции советника, но примерно месяц назад он неожиданно исчез. Никому ничего не сказав и не объяснив. А вам что-то известно о его местонахождении?
   - Какого рода советы он Вам давал?
   Фарихад сдвинул брови.
   - Барон Мантен - вы не находите, что задавать подобные вопросы императору Гишты не только вне вашей компетенции, но и вообще выходит за рамки всех мыслимых норм? - недовольно осведомился Фарихад.
   - Простите, Ваше Императорское Величество, - твёрдо сказал Мантен, - но, хотя Вы и правы, ситуация всё же позволяет мне проявлять подобную вольность.
   - И какова же ситуация на данный момент? - с едва уловимым сарказмом поинтересовался Фарихад.
   Вместо ответа барон раскрыл принесённую с собой кожаную папку с золочёным тиснением и, порывшись в ней, извлёк наружу несколько визиграфий.
   - Я прошу Ваше Императорское Величество ознакомиться с этими визиграфиями, - с этими словами Мантен положил на стол перед Фарихадом визиграфии.
   Император с интересом взглянул на снимки. Все они изображали разные непонятные объекты, которые вполне могли быть какими-то кораблями, если бы не одно интересное обстоятельство - все они не держались на поверхности воды, а парили в воздухе. Фарихад по очереди рассмотрел визиграфии, после чего хмыкнул и перевёл взгляд на дарханца.
   - И что это, по-вашему? - спросил он.
   - Точно никто не берётся утверждать, - отозвался Мантен, - но, если верить содержащейся в Скрижали Ривеллин информации, то эти объекты являются кораблями пришельцев...
   - Простите, барон - каких пришельцев? - вполне тактично перебил посла гиштанец.
   - Пришельцев извне, Ваше Императорское Величество.
   - Извне - это откуда?
   - Прошу меня простить за излишнюю дерзость, однако, я полагаю, Вам может быть известно об истинном происхождении Фенна Лорана. Либо же Вы догадываетесь о нём. Упреждая все возможные вопросы - мы полагаем, что по какой-то причине Терион стал объектом внимания соплеменников Лорана. Однако есть и другая сторона, которая, если мы правильно поняли, позиционирует себя в качестве противников первой стороны. Информации, как Вы понимаете, очень мало, а технологии пришельцев слишком для нас запредельны, но факт остаётся фактом - пираты Тронгхольма явно получали поддержку со стороны инопланетян. Иначе как тогда объяснить то обстоятельство, что в их распоряжении оказались образцы оружия, не имеющего аналогов на Терионе?
   - Вы хотите сказать, что за действиями пиратов стояли эти самые чужаки? Но зачем им связываться с этими отморозками? Чего ради?
   - На эти вопросы у нас пока нет ответов. Однако Северный Союз полагает, что Торрант Стренг действовал по наущению если не прямому, то косвенному, и наущение это исходило от Императорского Двора Гишты.
   - Вы не находите, барон Мантен, что ваши слова чересчур дерзки? - глаза Фарихада опасно блеснули.
   - Простите, Ваше Императорское Величество, но лишь дурак может не видеть стремлений Гишты значительно расширить территорию своих владений. Ваши интересы на Великих Равнинах, в северо-восточном Нарге и на островах Восточного океана известны всему Эрелену.
   - И именно поэтому Северный Союз решил обвинить меня в сотрудничестве с... как вы там сказали? С инопланетянами?
   - Если Вы можете предоставить доказательства обратного - мы будем только рады. Однако же в цитадели Стренга нашими военными найдены улики определённого рода, которые свидетельствуют о том, что Гишта оказывала пиратам определённую поддержку. Сами понимаете, закрыть на это глаза Северный Союз не может.
   Фарихад III некоторое время молчал, явно собираясь с мыслями. Канцлер Кассал переводил взгляд со своего повелителя на посланника северян и обратно, размышляя, чем же всё это обернётся. Было ясно, что на Тронгхольме дела пошли совершенно не так, как задумывалось, и даже оружие, которое получили пираты от посланника Адонии, не смогло помочь им. Но больше всего Кассала интересовало, знает ли что-нибудь Мантен из того, чего знать бы ему не положено. Ведь если эти сведения известны северянам, то что мешает послу прямо сейчас выложить их императору? А Фарихад III однозначно предпримет определённые действия против тех, кто прикрывался его именем и плёл свои интриги за его спиной. Государственная измена - это прямой путь на эшафот.
   Канцлер почувствовал, как по его спине, вдоль позвоночника, бодро промаршировала колонна мурашек. Что-то пошло не так, как планировал эмиссар адонианцев, который собирался устроить приличную заварушку и под её прикрытием свергнуть императора Гишты, который даже не подозревал о том, что его самый близкий и верный соратник на самом деле является одним из лидеров заговорщиков, на корню скупленных пришельцами. Кассал подумал про себя, что барон Мантен не говорит всей правды, ограничиваясь туманными намёками на некие силы, являющиеся противником сородичей Лорана. Да, адонианец рассказывал Кассалу и его сподвижникам о том, что есть некие враги, не желающие процветания Адонии, но кто может поручиться, что всё, что говорил инопланетянин, есть правда?
   - Эти доказательства действительно существуют? - спросил император, буравя глазами посланника Северного Союза. - Или вы мне просто голову морочите?
   - Мы не скатываемся до подобного состояния, Ваше Императорское Величество, - обиженно отозвался Мантен. - Если желаете - вот ещё визиграфии, на них запечатлены копии некоторых документов, которые пираты не успели предать огню. Вы, без сомнения, легко опознаете императорскую печать Гишты.
   Фарихад взглянул на протянутые Мантеном визиграфии. Нахмурился.
   - Всё это очень интересно, но совершенно неправильно с точки зрения здравого смысла, барон, - сказал Фарихад. - Я, безусловно, повсеместно продвигаю интересы моего государства, но я не настолько глуп, чтобы противопоставлять Гишту всему остальному Эрелену. И уж тем более, я не собирался и не собираюсь оказывать поддержку тем, кого весь Западный Эрелен мечтает видеть на виселицах. А вот это, - Фарихад кивком головы указал на визиграфии, - уже дело Беретон-а-Талинар. Если кто-то возомнил себя стоящим выше императора, то он об этом очень сильно пожалеет, можете быть уверенным.
   - Хотите сказать, что вот это всё, - барон кивнул на визиграфии, - происходило без вашего ведома?
   - Барон Мантен, - Фарихад подался вперёд и вперил в дарханца пристальный взгляд своих глаз, - вам недостаточно слова императора Гишты? Или вы, северяне, полагаете, что слово монарха самой могущественной державы Восточного Эрелена уже ничего не значит?
   - Я ни в коей мере не хотел Вас оскорбить, Ваше Императорское Величество, - Мантен слегка склонил голову, однако взгляда не отвёл, - однако если дело обстоит так, как Вы говорите, то это уже внутреннее дело Империи. Северный Союз не вмешивается во внутренние дела других стран, и Вам об этом прекрасно известно. Ну, если только ситуация сама к тому принуждает...
   Император понимающе усмехнулся. Северяне и вправду никогда не лезли со своим уставом в чужой монастырь, хотя исключения всё-таки бывали. Правда, в случае с Империей подобное запросто могло привести к полномасштабной войне между двумя самыми сильными политическими и военными игроками Териона. Ну, ладно - пусть будет Эрелена, так как островные империи Иримор и Мерендар были сопоставимы по силам с Северным Союзом и Гиштой.
   - Можете передать своему руководству, барон Мантен, что Гиштанская Империя не имеет никакого отношения к пиратам Тронгхольма, равно как и не вела никаких дел с какими-либо чужаками, - заявил Фарихад. - Со своей стороны, я приложу все возможные усилия для того, чтобы разрешить возникшие между нами противоречия. Пусть Северный Союз не сомневается, что те, кто проворачивал свои грязные делишки за моей спиной, не уйдут от справедливого наказания. Я сказал.
   - Я передам Ваши слова моему руководству, Ваше Императорское Величество, - церемонно поклонился барон Мантен. - Полагаю, что надлежащие выводы будут сделаны.
   - Я тоже на это надеюсь, - без тени улыбки ответил Фарихад.
  
  
   Западный океан,
   Империя Иримор,
   столичный остров Вераго,
   гавань порта Джеремин.
  
  
   - Ну, в принципе, вопрос решён, - проговорил Реймус Эллинор, кивая головой в сторону стоящего напротив него рослого ириморца, одетого в плотные серые кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги, перетянутые ремнём с висящей на нём кобурой с двенадцатизарядным ириморским револьвером, и кожаный жилет без рукавов, того же цвета. - Капитан Джетак согласен на наши условия и сможет организовать доставку нашей группы на Западный материк. К тому же, его корабль следует как раз в нужном нам направлении. Джетак занимается как раз торговлей с Орнегом, так что нам повезло найти его до отплытия.
   - На самом деле, много кто ведёт торговлю с Орнегом, - отозвался басовитым голосом Райф Джетак, капитан торгового судна "Каддраганский маркул". - Тамошние жители, хоть и варвары, но умеют добывать кое-какие нужные нам минералы. Ванадий там, цинк, хром... Примитивно, конечно, они это делают, но кому интересно, как сырьё добыто или произведено? Иримор не так богат на ископаемые, так что приходится пользоваться услугами варваров. Хотя это название условно, имейте это в виду. Орнегианцы ведь используют паровые машины, у них есть самоходы и паровые речные суда, хотя общество у них довольно, как бы это сказать, странное.
   - Это как? - поинтересовалась Кира.
   - Ну, посудите сами! - хмыкнул ириморец. - Если у нас, в Ириморе, оружие хоть и можно свободно иметь - ограничения распространяются лишь на армейские варианты и тяжёлое оружие, то на Западном континенте хоть гаубицу с собой таскай! Мои парни, когда сходят в каком-нибудь порту на берег - ну, вы понимаете же, мы все не святые - всегда берут с собой оружие. И не вот такую вот пукалку, - Джетак похлопал по рукояти револьвера, - а что-нибудь навроде карабина двадцать второго калибра или автомата Брекслоу. Ибо тогда есть все шансы не вернуться на корабль.
   - Интересное местечко этот Орнег! - усмехнулся Сельмур, прислонившийся к стоящему на пирсе деревянному ящику размером с небольшой самоход. - Думаю, там весело живётся!
   - Да уж! - фыркнул Джетак. Огляделся. - А ваш багаж ещё не прибыл?
   - Запаздывает что-то наш багаж, - недовольно проворчал Глэйд. - Видать, Азонай и Эссаджа испытывают затруднения с...
   - Да вон они! - Кира вытянула руку за спину эррендийца, указывая на подъезжающий к пирсу пикап, в кузове которого сидел, как и обычно, орк. Эссаджа же восседал рядом с водителем самохода, о чём-то оживлённо с ним беседуя.
   - Как я погляжу, вы серьёзно относитесь к экспедиции, - одобрительно кивнул капитан "Маркула". - Это правильно. Орнег - не место для увеселительных прогулок.
   Для капитана Джетака, по общей договорённости, была придумана легенда о геологоразведочной экспедиции, занимающейся поисками месторождений полезных ископаемых. Распространяться об истинных целях было бы не совсем разумно, особенно в сложившейся ситуации. Информация о том, что на Тронгхольме происходит что-то странное, докатилась и до Иримора. Правда, жители островной империи особенно не вдавались в подробности, справедливо полагая, что их это не касается. Однако о властях Иримора сказать то же самое было нельзя. Чтобы не быть застигнутыми врасплох, ириморцы привели в состояние повышенной готовности свои армию и морской флот, о чём красноречиво свидетельствовали стоявшие на рейде Джеремина два ударных крейсера, которые сопровождали корабли поддержки - фрегаты, штурмовые канонерки и корветы.
   Вообще, кроме Глэйда, никому больше не доводилось бывать в Ириморе, поэтому все держали глаза широко, как говорится, раскрытыми. Когда оркский фрегат бросил якорь в гавани порта столицы Иримора, расположенной на южной оконечности острова Вераго - города Криг, и путешественники сошли на берег, первое, что бросилось им в глаза, был стоящий у соседнего причала военный корабль островитян. Даже техномага впечатлил его грозный внешний вид, а уж про стоящие на плоской длинной палубе обтекаемые летательные аппараты со стреловидными крыльями и говорить было нечего. Даже Аффинор не имел ничего подобного, и Иланис, похоже, тоже. Уже это одно говорило о том, что Иримор развивался совершенно иначе, нежели страны Эрелена и Мерендар.
   Из Крига в Джеремин путешественники добирались на поезде-экспрессе, подобного которому нигде никто не видел в Эрелене. Длинный обтекаемый локомотив с двумя небольшими, но широкими цилиндрическими выхлопными трубами, тащил за собой семнадцать пассажирских вагонов серо-зелёного цвета, причём с довольно приличной скоростью и по отличной железной дороге, колея которой была несколько шире, нежели у железных дорог Эрелена и Нарга. И ещё одно очень интересное обстоятельство - железная дорога нигде не пересекалась с шоссейными на одном уровне. Она либо пересекала их по эстакадам, либо спускалась под них в туннели. Что, разумеется, в плане пропускной способности автодорог было очень даже хорошо.
   Вообще, Иримор оказался весьма интересной страной. В отличие от Иллии или Эррендии, здесь очень многие мужчины носили при себе огнестрелы, тогда как холодного оружия попадалось крайне мало. Преобладали популярные здесь двенадцатизарядные револьверы, хотя можно было встретить и полуавтоматические карабины, и автоматы, и длинноствольные самозарядные ружья, а однажды даже попался ириморец с чем-то, весьма смахивающем на ручной стаббер. По всему было видно, что культура ношения оружия в Ириморе была поднята на очень большую высоту, при этом не было заметно, чтобы сие обстоятельство приводило к каким-то противоправным действиям. Впрочем, при виде местных законников любая мысль о каком-либо противозаконном акте сама собой исчезла бы из сознания. Только полный идиот или же тронгхольмский пират мог попытаться качать права перед закованными в устрашающего вида чёрную броню и вооружёнными ручными стабберами служителями закона, передвигающихся на шестиколёсных бронеходах.
   Судя по тому, что предстало перед взорами путешественников, Иримор развивался совсем по другому пути, нежели эреленские государства. Здесь, по всей видимости, несколько раньше заново открыли дизельные технологии, что объясняло более продвинутые типы самоходов, локомотивов и морских судов, а уж наличие у ириморцев, как они сами называли данный тип машин, самолётов, свидетельствовало о том, что в этом плане они опережали даже Аффинор и Иланис. И техномаги, и техножрецы дальше винтокрылов пока ещё не продвинулись. Наличие же у западной островной империи подобных боевых машин могло полностью изменить баланс сил на Терионе, если бы Иримор решил вдруг начать захватническую войну. Однако, по-видимому, император Иримора Шанти VI Ховаллис не собирался ни с кем воевать и никого захватывать. Иримору хватало собственного жизненного пространства в виде огромного архипелага и ряда островов западнее от своих владений, что входили в сферу интересов островитян...
   - Ну, раз вы все в сборе, думаю, что пора грузиться, - капитан Джетак поднёс к курительной трубке механическую зажигалку и, пару раз чиркнув колёсиком, высек небольшой огонёк, которым и поджёг курительную смесь, заставив Эллинора брезгливо сморщиться. - У меня довольно плотный график, между прочим. Мы ещё на Сирри должны будем завернуть - у меня небольшой груз для тамошней деревообрабатывающей фабрики.
   - Сирри - это один из островов Иримора? - осведомилась Кира.
   - К северо-западу от Вераго, в десяти часах хода от Джеремина. - Джетак ещё раз оглядел всех. - Давайте, шевелитесь. Мы отходим через двадцать минут.
   Приставленный к ним матрос провёл их на нижнюю пассажирскую палубу - "Каддраганский маркул" был грузопассажирским судном - и указал на их каюты, после чего поспешил назад. График следовало строго соблюдать, поэтому все члены команды должны были находиться на своих местах согласно штатному расписанию.
   Корабль отошёл от причала точно по расписанию - ни минутой позже, ни минутой раньше. Миновав рейд, теплоход вышел из гавани Джеремина и взял курс на северо-запад, направляясь на Сирри.
   Как разъяснил капитан Джетак, остров Сирри находился северо-восточнее Вераго, и чтобы достичь его, корабль должен был пересечь внутреннее море Лорис и пройти мимо острова Аторнак, после чего, обогнув мыс Кларк, нужно было по диагонали пересечь пролив между Аторнаком и Сирри и ошвартоваться в порту главного города Сирри - Омвальда. После разгрузки в порту Омвальда "Маркулу" надлежало пройти Аторнакским проливом в ещё одно внутреннее море, гораздо меньшее по размеру, нежели море Лорис, обогнуть с востока остров Энгард и выйти непосредственно на просторы Западного океана, после чего должен был последовать четырёхдневный переход к южному побережью Орнега, в район залива Палес, откуда на север континента, к Дакарским горам - вернее будет сказать, с севера от Дакарских гор - тянулась самая крупная река Орнега Теннерт, по которой морские суда могли подниматься вверх по течению примерно лиг на триста, до столицы одного из местных государств, носящее название Адаскан. К сожалению для путешественников, судно капитана Джетака не собиралось подниматься по Теннерту, так как конечной точкой его маршрута был залив Палес и одноимённый порт в устье Теннерта. Но ириморец объяснил, что вверх по реке из Палеса регулярно курсируют пароходы, достигающие расположенного в глубине материка, всего лишь в ста семидесяти лигах от Дакарских гор, города Руж. На вопрос Азоная, какова на данный момент политическая ситуация на Западном континенте, Джетак ответил, что Теннерт протекал по территории двух тамошних государств - Адаскана и Эларонда, держащих союз против общего врага, восточной орнегской державы Каламир. От Теннерта до границы с Каламиром было далековато, к тому же, на данный момент активных боевых действий сейчас не велось, но нельзя было поручиться за то, что какой-нибудь рейд-отряд каламирцев скрытно не мог проникнуть на территорию Адаскана или Эларонда.
   Выслушав Джетака, Глэйд и Эллинор, не сговариваясь, заявили, что путь по реке до Ружа будет самым оптимальным вариантом. Сельмур же спросил ириморца, не происходит ли нечто подобное на севере Орнега. Джетак, немного помолчав, сказал, что между Эларондом и Дергаром сейчас вроде как перемирие, поскольку обе страны вроде как уладили территориальный спор вокруг верховий реки Уадрат, однако насчёт Альдамара капитан "Маркула" ничего не мог сказать. Пару лет назад Эларонд и Альдамар не на шутку сцепились друг с другом, причиной чему было взаимное обвинение в поддержке оппозиции. В итоге, между двумя государствами разгорелся довольно нешуточный конфликт, приведший к многочисленным жертвам среди мирного населения, победу в котором одержал Эларонд, восстановивший статус-кво.
   После услышанного Азонай расплылся в ухмылке и заявил, что Орнег, действительно, весёленькое местечко. И что на всём пути от залива Палес до Дакарских гор ухо надо держать востро.
   С этими словами орка не согласиться было невозможно.
  
  
   Как это часто бывает в открытом море, погода изменилась совершенно неожиданно. Вроде буквально полчаса назад светило солнце и стоял полный штиль - и вот уже небо заволокло свинцово-серыми тучами, откуда полил дождь, и задул сильный юго-восточный ветер. "Маркулу" это обстоятельство было, конечно, побоку, но недооценивать серьёзность ситуации никто не собирался. Капитан, едва лишь шторм обозначился на горизонте, тут же запретил немногочисленным пассажирам, коих после отплытия из Омвальда на борту было ровно шесть, выходить на палубу и объявил штормовое предупреждение.
   Дождь превратился в настоящий ливень, причём такой, что уже в десятке метров абсолютно ничего не было видно, кроме падающей с неба стены воды. Ураганный ветер бил словно кувалдой в левый борт и корму ириморского теплохода, тщетно пытаясь опрокинуть судно и навеки похоронить его в тёмных океанских глубинах. Однако команда "Каддраганского маркула" состояла сплошь из профессиональных моряков, которых даже такой сильный шторм не мог напугать. Каждый твёрдо знал, что ему надлежит делать. А вот пассажирам приходилось гораздо хуже, ибо они ничем не могли помочь экипажу. Им оставалось лишь сидеть в каютах и ждать. Глэйд и Кира переносили болтанку вполне сносно, так же, как и Эллинор с Азонаем, а вот Тринну Сельмуру и Эссадже приходилось несладко, так как ранее им не доводилось попадать в подобные условия. И если ривиец ещё как-то держался, то сурунари просто слёг в своей каюте, не в силах выдержать непрекращающуюся качку.
   Теплоход то поднимался на гребень очередной волны, имевшей сходство с небольшой горой, то проваливался вниз, в ущелье между водяными пиками. В такие моменты отчётливо было слышно, как натужно гудят судовые дизеля.
   Кира Ходдрен справедливо заметила, что шторма на Срединном море не идут ни в какое сравнение с океаническими. На это Глэйд лишь усмехнулся и сказал, что это ещё цветочки и что здесь, в этих широтах, шторма не такие страшные, как, скажем, между Иримором и островами орков. Им просто повезло на сей раз, так как сезон штормов в той части Западного океана ещё не начался.
   Ураган неистовствовал почти полдня, что серьёзно сказалось на скорости движения "Маркула". К тому же, из-за сильного ветра судно отклонилось от курса, и теперь команде приходилось возвращать корабль на прежний вектор движения. Так что выходило, что путь до залива Палес затягивался на некоторое время. Возможно, это было и не так уж критично, тем более, что Реймус получил новую порцию сведений из Дарма, касающихся проблемы пиратов Тронгхольма. После того, как чужаки высадили своих солдат в Свельденборге, ситуация там резко изменилась. Вооружённые явно чужеземным оружием, пираты, тем не менее, ничего не смогли противопоставить пришельцам и их боевым технологиям - шагающим боевым машинам и парящим над поверхностью земли бронеходам. К тому же, высадившихся солдат поддерживали летательные аппараты пришельцев, один-единственный выстрел бортовой пушки которых превращал любое укрепление пиратов в обугленную кучу мусора. Превратив оборону тронгхольмцев в ничто, пришельцы захватили Свельденборг, при этом пара их летающих кораблей отправилась вглубь острова, и выслали своего представителя к объединённой флотилии. Кем был этот представитель, из сообщения было неясно, но было очевидно, что его облик привёл командование объединёнными силами в замешательство.
   Тщательно изучив предоставленную Эллинором информацию, путешественники пришли к выводу, что опасаться пиратского рейдера в данной ситуации вроде как и незачем. Однозначно, сейчас тронгхольмцам было не до того, чтобы шариться в океане в поисках подходящей добычи. Хотя осторожность, разумеется, не помешает.
   Однако на протяжении всего оставшегося пути ни одно подозрительное судно так и не встретилось "Каддраганскому маркулу". Несколько встречных судов, попавшихся на трассе, были торговцами, да однажды мимо грузовоза величественно прошествовал ириморский эсминец, шедший по одному ему ведомым делам куда-то в сторону небольшого архипелага Савенто. Таким нехитрым образом, до порта Палес они добрались без проблем.
   Проблемы начались, когда путешественники сошли на берег в Палесе и попытались найти подходящий для их цели пароход, идущий вверх по Теннерту. Собственно, найти пароход не представляло труда, проблема возникла с оплатой билетов. Эреленские деньги здесь никто не принимал, а местной денежной единицы под названием "скаб" никто не имел. Пришлось искать обменник, но и здесь дело оказалось не так просто, как казалось на первый взгляд. Никто из местных не говорил на пангале, а ириморским диалектом владел только Глэйд, да и то не слишком хорошо. Не было особой нужды, к тому же, многие жители островной империи знали торговый язык. Всё же эррендиец сумел объяснить хозяину обменника, чего хотят заморские гости. Адасканец понимающе кивнул северянину и ту же обозначил обменный курс, при этом всем своим видом показывая, что предложенный им вариант является самым лучшим и что больше нигде чужестранцы так удачно не смогут обменять свои деньги на скабы. Он явно понадеялся на то, что несведущие в местных реалиях гости из-за океана не станут торговаться, да, собственно, они и толком-то не должны были что-либо понимать в местных финансовых реалиях.
   Однако адасканец просчитался. Морриган, хоть и не имел представления о том, по какому именно курсу следует обменивать имеющиеся у них деньги, тем не менее, понял, что с них собираются просто-напросто содрать три шкуры. Уж больно довольным выглядел меняла, предвкушая возможность содрать с несведущих иноземцев три шкуры.
   Глэйд переглянулся с Азонаем и орк, многозначительно тронув висящий на поясе боевой молот, выдал довольно сложную и многоступенчатую тираду по поводу менялы и его родственников вплоть до седьмого колена. Адасканец, разумеется, ничего не понял, так как говорил Азонай на пангале, однако Глэйд незамедлительно перевёл высказанное Следопытом, намеренно опустив лишь самые экспрессивные выражения и обороты. Благодушное выражение лица адасканца тут же словно корова языком слизала, и меняла озадаченно уставился на чужестранцев. Похоже, до него дошло, что здесь ему ничего не светит. Помявшись немного для приличия, адасканец, пробурчав что-то себе под нос, заявил, что, так и быть, он сделает иноземным гостям хорошую скидку по случаю грядущего местного праздника - Дня Святого Белларамина, Покровителя реки. Древний Святой явно будет благоволить к нему, если он обменяет деньги чужестранцев из расчёта три к одному. Глэйд при этих словах менялы довольно кивнул головой и сказал, что адасканец принял очень верное решение.
   Здесь, в Адаскане, создавалось впечатление, что политика ценообразования и контроля со стороны государства здесь полностью отсутствует и, не исключено, что о таких вещах здесь слыхом не слыхивали. В двух ларьках, расположенных по разные стороны улицы и друг напротив друга, одна и та же вещь могла стоить абсолютно по-разному, в чём путешественники уже успели убедиться. Однако по сравнению с кассой речного порта то были ещё цветочки. Когда Глэйд, подойдя к окошку, за которым восседал немолодой кассир, попросил продать ему шесть билетов на пароход до Ружа, тот поначалу, не глядя на эррендийца, выпалил, не выпуская изо рта большую толстую сигару, что из Палеса на данный момент до Ружа рейсов нет - последний пароход ушёл незадолго до обеда, а следующий будет только завтра вечером - и за шесть билетов до расположенного на границе Адаскана и Эларонда города Тэшри, откуда можно было отправиться дальше, в Руж, надлежит заплатить сорок два скаба. Северянин уже принялся отчитывать местные бумажные купюры, которые, на его взгляд, выглядели очень невзрачно, но кассир неожиданно защёлкал клавишами своего аппарата и заявил, что для не-подданных Адасканской Ассоциации цена одного билета будет составлять одиннадцать скабов. Из-за полного бардака с ценами было неясно, много это или мало, но Глэйд наотрез отказался переплачивать, сильно подозревая, что кассир попросту решил, как любили говорить эреленские торговцы, "срубить лишние сучки", и положить разницу себе в карман. Много это было или мало - по четыре скаба с каждого - Глэйд не знал, да и не собирался узнавать. Дело было в принципе.
   Кассир, глянув на эррендийца поверх очков в роговой оправе, усмехнулся в густые усы и сказал, что помочь он ничем не может и что он в своём деле руководствуется законом департамента транспорта Адаскана, вернее, его параграфом, который касался иноземных пассажиров. Глэйд, переглянувшись с Азонаем и Реймусом, ответил кассиру, что это, конечно, очень интересно, но лично ему, Глэйду Морригану, было бы куда спокойнее, если бы адасканец предоставил ему текст данного закона. Тогда, конечно же, он не стал бы возражать и спокойно оплатил бы вышеозначенную стоимость билетов. А так...
   Эррендиец развёл руками и как бы невзначай взглянул на Азоная. Могучий уроженец Шардэкских островов тут же расправил свои широченные плечи и качнул зажатым в руках боевым молотом. Это произвело на кассира довольно сильное впечатление и он, что-то пробормотав насчёт нерадивых чиновников, которые вводят в заблуждение народ своими непонятными инициативами, огласил прежнюю цену на билеты. Которая и была тут же ему вручена, причём Глэйд, явно специально, выплатил эти сорок два скаба купюрами достоинством в один скаб.
   Закончив эпопею с приобретением билетов, все шестеро прошествовали к ведущему на пассажирский причал проходу, в конце которого виднелись три турникета довольно примитивной конструкции, за которыми маялись от безделья два законника - так на Западном континенте звались блюстители порядка. Оба были вооружены длинноствольными револьверами довольно угловатого вида, но вообще всё оружие, которое успели заметить здесь путешественники, было далеко от совершенства, правда, это отнюдь не означало, что оно от этого становилось менее смертоносным. Кроме револьверов, законники были вооружены короткими прямыми мечами, отлично подходившими для боя в условиях ограниченного пространства.
   Мельком глянув на билеты в руке Глэйда, законники, не говоря ни слова, открыли турникет - именно открыли, так как здесь не было никаких вращающихся деталей, а был простой деревянный шлагбаум, приводимый в действие простым механическим воздействием, то бишь, рукой. Эллинор лишь хмыкнул при виде этой картины, но вслух ничего не сказал. Законники не выглядели людьми, наделёнными чувством юмора, а посему задевать их явно не стоило.
   Оказавшись на причале, Глэйд с интересом огляделся по сторонам, ища пароход под названием "Принц приливов". Почему его назвали именно так, было непонятно, ибо приливы на реках не случались. Разве что в устье Теннерта. Слева от себя эррендиец обнаружил стоящий под погрузкой неказистый грузовой пароход, в трюм которого в данный момент паровой портальный кран загружал какие-то тюки и деревянные ящики. Справа же у пирса был ошвартован ощетинившийся чем-то вроде пулемётов Меркагура военный корабль... даже кораблик, очень скромных размеров, скорее всего, патрульный катер или канонерская лодка. Пассажирского же парохода нигде не было видно.
   Северянин остановил проходившего мимо портового рабочего и спросил, где они могут найти пароход "Принц приливов". Докер, одетый в оранжевый рабочий комбинезон, внимательно оглядел иноземцев, задержав взгляд на Кире, после чего объяснил, что для пассажирских пароходов отведены причалы с сорок второго по шестьдесят первый и рукой указал нужное направление. Глэйд поблагодарил адасканца и, кивнув своим спутникам, зашагал в указанном направлении.
   "Принц приливов" был благополучно обнаружен ошвартованным у причала под номером сорок семь и посадка на него пассажиров шла полным ходом. Правда, похоже, что до отплытия ещё было время, потому люди и орк с интересом принялись разглядывать сие чудо местной инженерной мысли.
   Вне всякого сомнения, тому, кто спроектировал подобное судно, следовало оторвать руки и ноги и утопить в нужнике. По крайней мере, именно так выразился Тринн Сельмур. И не согласиться с ривийцем было довольно затруднительно. Угловатый - даже уродливый, так будет вернее - длинный плоскодонный корпус с прямоугольной кормой и с острым носом выглядел несколько обшарпанным, что могло свидетельствовать о том, что либо пароход построен уже довольно давно, либо что уход за ним ведётся спустя рукава. Четырёхпалубная надстройка с расположенной на верхней палубе рубкой с торчащими позади неё двумя массивными цилиндрическими чёрными трубами выглядела вполне под стать корпусу. Но больше всего добили огромные гребные колёса по обеим бортам судна. Колёсные пароходы в Эрелене и Нарге, а равно на островах Доминации, Иримора и Мерендара не строили уже очень давно, здесь же, на Западном континенте, похоже было, что инженерная мысль впала в некое подобие стагнации. Для того, чтобы обездвижить такое судно, достаточно было разнести гребные колёса парой точных выстрелов из мортиры или ручного гранатомёта. Хотя, если честно, Глэйд и его спутники очень сильно сомневались, что последний тип оружия найдётся на вооружении у местных военных.
   Слова капитана Джетака о том, что в Орнеге далеко не всё так спокойно, как может показаться, подтверждали установленные на носу и на корме "Принца приливов" крупнокалиберные пулемёты. Однако что-то в их конструкции показалось Глэйду и Реймусу странным, и только подойдя ближе к пароходу, они поняли, что именно. Оружие, поначалу принятое ими за пулемёты, оказалось самыми обыкновенными двенадцатиствольными картечницами, но автоматическими, а не с ручной системой перезарядки, и оснащёнными электроприводом. По сравнению с пулемётами системы Меркагура, которые широко использовались северянами, роторными пулемётами техномагов и рэндскими "бланкстанами", картечницы выглядели примитивно, но попробуйте сказать это тому, кого такая вот машинка нашпиговывает пулями со скорострельностью порядка двух тысяч трёхсот выстрелов в минуту.
   - Интересно, если они ставят такие штуки на обычные пассажирские пароходы, - сказала Кира, подходя к опущенному на пирс трапу, - то что они ставят на военные суда? Про ту лоханку я не говорю...
   - М-да, полагаю, что во время этой... кхм... поездки ухо придётся держать востро, - пробормотал Реймус, машинально поправляя висящий на правом плече плотно закрытый кожаный чехол, в котором даже пятилетний ребёнок без труда опознал бы футляр для переноски оружия... вот только вряд ли бы кто догадался, какое именно оружие скрывает футляр.
   Глэйд лишь хмыкнул в ответ на эти слова аффинорца. Несмотря ни на что, в том самом хранилище техномаг всё же разжился найденным на тамошнем складе лазеружьём, которое оказалось вполне работоспособном. Во всяком случае, ствол молодого деревца выпущенный из него тонкий малиновый луч разрезал пополам так же легко, как нож режет брусок сливочного масла. Позже Эллинор проделал то же самое с листом металла толщиной примерно сантиметра два и радовался проделанному лучом отверстию, как нашедший золотой самородок весом под пять килограммов золотодобытчик с приисков Нирехара.
  
  
   Глава 15.
  
  
  
   Судя по всему, те, кто именовал возникшие в Орнеге после Великой Катастрофы государства полуварварскими, были недалеки от истины. Во всяком случае, относительно того, что касалось качества услуг сферы обслуживания... если таковая вообще существовала в Адаскане. Путешественникам самим пришлось затаскивать свой багаж на борт парохода и волочь его до своих кают, причём никто из попадавшихся по пути матросов даже словом не обмолвился, чтобы предложить свою помощь. Даже Эссаджа, родившийся и выросший отнюдь не в условиях цивилизованных королевств Западного Эрелена, заметил этот факт и с долей опасения в голосе поинтересовался, будут ли на борту "Принца приливов" подавать еду во время плавания вверх по Теннерту. На что Реймус, фыркнув, ответил, что, скорее всего, им придётся самим ходить в кают-компанию или столовую и самим покупать еду, потому что, судя по уровню обслуживания - вернее, по полному отсутствию оного - надеяться на подобный сервис было бы наивно.
   Поначалу вроде как никто и не обратил внимание на то, что иноземные гости вооружены, однако перед самым трапом, что вёл на второй этаж надстройки, их остановил одетый в офицерскую форму адасканец, вооружённый короткоствольным револьвером и коротким прямым мечом, и неприятным голосом о чём-то осведомился на своём языке. Глэйд ответил ему на ириморском, пояснив, что местного диалекта они не знают и, в свою очередь, поинтересовался, знает ли адасканец ириморский и в чём, собственно говоря, заключается проблема.
   Адасканец внимательно оглядел всех шестерых, особенно задержавшись на Азонае, и сказал, что лица не-адасканского происхождения не могут находиться на борту пассажирского парохода с личным оружием и что оружие всем придётся сдать в камеру хранения при речном вокзале, а по возвращении обратно в Палес они смогут получить его в целости и сохранности. Глэйд ответил, что это совершенно исключено, и поинтересовался, есть ли какие-либо исключения из этого правила. Моряк пояснил, что исключение распространяется только на подданных Империи Иримор, но в том, что стоящие перед ним таковыми не являются, он был уверен на все сто процентов.
   Сельмур, переглянувшись с Морриганом, ехидно поинтересовался у адасканца, есть ли какая-нибудь возможность решить эту проблему. Моряк, немного поколебавшись, сказал, что пятидесяти скабов вполне будет достаточно. При этих словах Реймус даже присвистнул и усмехнулся, заявив, что аппетит у парня не дурён. Адасканец, ясное дело, ничего не понял из слов техномага, так как тот говорил на пангале, и промолчал. Так, на всякий случай.
   Глэйд, философски пожав плечами, выудил из кармана куртки бумажную купюру нужного достоинства и молча протянул её моряку. Деньги мгновенно исчезли из виду, после чего адасканец так же молча кивнул путешественникам в сторону трапа.
   - Однако и порядки тут у них! - покачала головой Кира. - Если подобное у них в пределах нормы, то наших средств может и не хватить!
   - Здесь нам просто нет смысла затевать свару, - спокойно отозвался Глэйд, поднимаясь вслед за иллийкой по трапу, - но я вовсе не намерен финансировать здешних парней. Впрочем, дальше будет видно.
   От причала "Принц приливов" отчалил с двадцатиминутным опозданием. Вполне возможно, что здесь это было в пределах нормы. Обе трубы парохода выбросили в воздух густые чёрные клубы дыма, гребные колёса завертелись против часовой стрелки, и судно медленно отошло от пирса, на ходу вбирая швартовочные канаты. Отойдя от причальной стенки метров на десять, пароход переключил колёса на нормальный режим и, молотя ими по воде, двинулся к выходу из гавани порта Палес.
   Движение в заливе было довольно интенсивным. Во все стороны сновали разнообразные суда, причём делали это каждое на свой лад. Какой-нибудь организации движения здесь не было и в помине, однако ширина залива помогала избежать неприятностей. "Принц приливов" миновал стоявший на рейде ириморский боевой корабль и направился прямо к устью Теннерта, которое виднелось вдали и которое по ширине не уступало самому заливу. В этом месте берега реки были довольно крутыми и обрывистыми, поросшими густым смешанным лесом.
   Пароход шёл по речному фарватеру, достаточно широкому, чтобы спокойно разминуться со встречным судном. Пассажиры занимались тем, чем обычно и занимаются люди во время долгой поездки - прогуливались по палубе, беседовали на разные темы, ели и пили. Погода стояла спокойная и тихая, с ясного безоблачного неба ярко светило солнце. Время от времени мимо "Принца приливов" проходили другие пароходы, как пассажирские, так и грузовые. То и дело на обеих берегах мелькали населённые пункты, но подробностей рассмотреть из-за расстояния не удавалось. Да, если честно, не очень-то и интересно было их рассматривать.
   В одном месте пароход прошёл под пересекавшим реку мостом, по которому проходила железная дорога. Как раз в этот момент по мосту с грохотом и дымом проходил грузовой состав, ведомый уродливым паровозом иссиня-чёрного цвета с длинным чёрным тендером. Глэйд при виде этой картины задал вполне резонный вопрос - почему же жителей Орнега считают варварами, раз у них есть паровые машины? Да, по сравнению с дизельными технологиями Эрелена, Нарга и островных империй технологии Орнега были простоватыми и примитивными, однако то были всё же машинные технологии. Реймус, помедлив, ответил, что дело скорее всего в политико-экономическом устройстве государств Западного материка. В том, что оно разительно отличается от всего известного эреленцам, сомневаться не приходилось.
   До пограничного города Тэшри, что стоял на берегу Теннерта, который в этом месте был гораздо уже, нежели в районе впадения в залив Палес, хотя и здесь один берег от другого отстоял на добрых два с половиной километра, пароход добрался без каких-либо происшествий и за двадцать три часа с тремя остановками в прибрежных городках. Здесь путешественникам предстояло пересесть на другой пароход, который следовал прямо в Руж - город, расположенный в Северном Эларонде, на самом краю Великой Равнины, за которой начинались собственно Дакарские горы.
   Однако здесь возникли сложности. Пароход был не адасканским, а эларондским, и здесь путникам надлежало пройти пограничный досмотр, причём не до приобретения билетов, а после. Очень логичный ход - при любом исходе погранконтроля деньги оставались в кассе речного порта.
   Очень суровый пограничный офицер-адасканец внимательно изучил проездные документы, выписанные кассиром речного порта в Палесе, после чего заявил, что для того, чтобы подняться на борт пассажирского парохода под названием "Севенар", каждый должен оплатить таможенную пошлину в размере десяти скабов. На вполне резонный вопрос Эллинора, что означает эта пошлина и почему она такая высокая, пограничник пояснил, что такой размер оплаты связан с наличием у пассажиров оружия. Правила этого не запрещали, но наличие оружия автоматически увеличивало плату.
   Техномаг вопросительно взглянул на эррендийца. Северянин, пожав плечами, отсчитал требуемую сумму и положил купюры на стойку перед пограничником. Деньги тут же исчезли из виду, после чего пограничник, вынув откуда-то плоскую квадратную печать, проштемпелевал проездные документы и сказал, что все шестеро могут взойти на борт парохода.
   "Севенар" оказался почти близнецом "Принца приливов", за исключением того, что пассажирские каюты на эларондском судне были несколько более комфортабельными, нежели на адасканском пароходе; также отличалось и вооружение судна. Вместо картечниц на носу и на корме "Севенара" были установлены самые настоящие безоткатные орудия, а на ходовом мостике виднелись расположенные по обеим бортам крупнокалиберные пулемёты. Всё это свидетельствовало о более высоком уровне промышленного развития соседа Адаскана. Однако это могло также и означать, что ситуация в соседнем государстве куда более неспокойная, если уж пассажирский пароход здесь оснащали безоткатными орудиями.
   В отличие от "Принца приливов", на борту "Севенара" обслуживание имело место быть. Едва лишь путешественники сошли с трапа на палубу парохода, как возле них тут же нарисовался матрос и осведомился, нужна ли пассажирам помощь в размещении багажа и их самих. Разумеется, оружие никто отдавать ему не собирался, но вот багаж можно было и отправить с ним. Посему Реймус деловым тоном осведомился, куда будет помещена их ручная кладь, на что эларондец ответил, что багаж будет отнесён в их каюты, чтобы пассажирам не было нужды тащить самим свою кладь по внутрикорабельным трапам.
   Эссаджа поинтересовался у матроса, в связи с чем "Севенар", являющийся обычным рейсовым пароходом, несёт на себе столько тяжёлого вооружения. Последовавшее вслед за этим вопросом разъяснение эларондца заставило сильно призадуматься всех шестерых.
   Оказывается, всего лишь восемь месяцев назад в Эларонде имела место быть попытка военного переворота, затеянная группой офицеров бронетанковых войск (да-да, вы не ослышались - несмотря на отставание Западного континента от Эрелена и Нарга по уровню технологий, танки здесь делать умели, правда, не такие хорошие, но всё же) под водительством некоего майора Донала Риго. По мнению большинства эларондцев, за всеми действиями мятежников явно проглядывала тень альдамарской разведки, да Риго и его подручные и не скрывали своих симпатий к сопернику Эларонда. Однако местные органы госбезопасности тоже не в носу ковырялись, поэтому у путчистов ничего и не получилось. Они даже не сумели толком что-либо сделать - верные правительству и Великому Герцогу Эларондскому Ораниусу Куперу войска среагировали практически молниеносно, блокировав отряды путчистов и не дав им возможности предпринять сколь-нибудь серьёзные действия. Рядовых участников попытки переворота власти трогать не стали - просто уволили из вооружённых сил, остальных повесили или отправили на каторгу в Озёрный Край. Однако сам Донал Риго и часть его сподвижников сумели избежать правосудия и бежать из столичного региона в глухие уголки департамента Тонвар, через который и протекал Теннерт, где они сколотили некое подобие партизанского отряда и принялись тревожить покой и сон мирных обывателей. И все попытки правительственных войск и жандармерии изловить банду Одноглазого Риго - в одной из стычек с солдатами герцога бывший майор-танкист лишился глаза, выбитого картечью - пока успехом не увенчались. Сказывалось и то обстоятельство, что многие жители Тонвара были весьма недовольны земельной реформой, которую провёл пять лет назад Великий Герцог. Поэтому недостатка в рекрутах Риго не испытывал.
   Азонай спросил, были ли случаи нападения бандитов на пассажирские пароходы, на что сопровождавший их матрос пояснил, что не далее как месяц назад пароход, шедший из Ружа в Гревдент, был обстрелян из картечниц в районе слияния Теннерта и Иви, после чего бандиты попытались взять судно на абордаж, используя быстроходные паровые катера. Однако грамотные действия экипажа парохода не позволили бандитам довести дело до конца. Один катер был потоплен огнём пулемётов, ещё один получил серьёзные повреждения после попадания в него снаряда, остальные же предпочли не искушать судьбу и быстро скрылись в притоке Теннерта.
   Кира заметила, что нужно быть начеку, так как в любой момент бандиты Одноглазого Риго могут объявиться на фарватере или вломиться в какой-нибудь порт, коих на пути до Ружа "Севенар" должен был посетить аж целых шесть. Все остальные согласились с иллийкой, что оружие нужно будет держать наготове. Лишняя помощь экипажу не будет излишней.
  
  
   - Как ты думаешь, Глэйд - что будет дальше с Терионом? - спросила Кира, стоя у ограждения прогулочной палубы парохода, ярко освещённой лучами восходящего солнца. Было раннее утро, однако прогуливающихся по палубе пассажиров было не так уж и мало. - Ну, в свете того, что мы, оказывается, не одни в... в пространстве.
   - Не знаю, - пожал плечами северянин, внимательно оглядывая проплывающие мимо парохода берега реки, которые в этих местах были густо поросшие высокой метельчатой травой тёмно-зелёного цвета, в которой можно было запросто укрыться группе вооружённых лиц. - Одно могу сказать точно - мы ничего не сможем им противопоставить, если вдруг кому-то стукнет в голову начать сопротивляться. Чем сбить висящий на орбите космический корабль? Рогаткой?
   Ассасин усмехнулся.
   - Вообще лично мне все эти игры инопланетян не до конца понятны, но это и неудивительно. Каждая из сторон преследует свои интересы, но, сдаётся мне, что интересы этого... как его там... Корпоративного Правления нам гораздо ближе, чем интересы адонианцев.
   - Ну, здесь мне возразить нечего!
   Возразить здесь действительно было нечего. Как можно противостоять тем, кто может стереть с лица земли целую страну простым нажатие кнопки?
   - Действительно, возразить здесь...
   Неожиданно Глэйд умолк и прищуренными глазами уставился куда-то за борт парохода, прислушиваясь к чему-то. Кира ничего, кроме шлёпанья гребных колёс по воде, не слышала, однако она знала, что слух эррендийца куда как острее её собственного. И если Глэйд что-то услышал, да ещё при этом и насторожился, то дело могло принять не слишком приятный оборот.
   - Глэйд? - Кира вопросительно взглянула на северянина.
   Вместо ответа Морриган предостерегающе поднял указательный палец левой руки и нахмурился. Иллийка огляделась по сторонам, но ничего подозрительного и уж тем более - угрожающего - не заметила. Но она привыкла уже доверять чутью эррендийца, поэтому её рука непроизвольно легла на рукоять хайндэра.
   Однако ничего не происходило и Кира уже было решила, что Глэйду просто померещилось что-то. Но спустя секунду Ходдрен поняла, что она ошибалась.
   "Севенар" как раз проходил мимо устья впадавшей в Теннерт неширокой реки, пологие берега которой поросли густым кустарником, причём эта река перед впадением в Теннерт делала поворот русла почти под углом девяносто градусов, после которого до места слияния двух водных потоков оставалось всего лишь около трёх сотен метров. Поэтому видеть, что происходит за излучиной реки, не представлялось возможным, и появление из-за поворота русла четырёх быстроходных паровых катеров с установленными на их носах картечницах явилось полной неожиданностью для экипажа пассажирского судна.
   - Одноглазый Риго, надо полагать! - криво усмехнулся Глэйд, косясь на Киру, правая рука которой лежала на рукояти меча. - Посмотрим, чего они от нас хотят!
   - Известно, чего! - раздался над ухом северянина басовитый голос Азоная. Орк встал у ограждения и продемонстрировал в усмешке свои острые клыки. - Но я вот о чём подумал - а так ли уж случайно вышло, что они именно "Севенар" подстерегли?
   - Ты полагаешь... - начал было Глэйд.
   - Я всего лишь высказываю одну из версий, - пожал своими широкими плечами Следопыт, держа в правой руке готовый к бою стаббер. - И очень хотелось бы ошибаться.
   - Мне лично кажется, что подобное маловероятно, - сказала Кира, пристально наблюдая за катерами бандитов-пиратов. - Те, кто мог бы навести банду этого Риго на наш след, мертвы либо покинули Терион. Скорее всего, это просто самый обычный налёт с целью поживиться.
   - Однако нам-то от этого не легче, ведь так? - снова усмехнулся Глэйд, даже не сделав ни единого жеста в направлении своего меча. - Ладно, поглядим, как ситуация будет дальше развиваться.
   Между тем, на "Севенаре" заметили приближающиеся к нему паровые катера и на ходовом мостике звонко и тревожно зазвенел судовой колокол; ему вторила басовитая сирена, чей мощный звук разнёсся, должно быть, лиг на пять вокруг. Сделалось видно, что экипаж парохода был готов к подобному развитию событий, так как у закреплённых на треножных станках пулемётах как-то незаметно появились матросы, а расположенные на носу и на корме орудия принялись разворачиваться в направлении катеров пиратов. Так что вряд ли бандиты Одноглазого Риго могли безнаказанно резвиться в данной местности.
   С головного катера раздался характерный звук - это бандиты открыли огонь из картечницы, целя в пароход. Правда, расстояние было ещё великовато для прицельного огня, так что, скорее всего, они просто рассчитывали припугнуть экипаж парохода. Но матросы и офицеры "Севенара" оказались отнюдь не робкого десятка - гулко ухнуло кормовое орудие, которому дистанция была как раз впору. Первый снаряд упал перед катером, подняв в воздух столб воды, и бандитская посудина испуганно шарахнулась в сторону - там такого явно не ожидали. Второй снаряд лёг уже в непосредственной близости от катера, а вот третий, увернуться от которого уже не получалось, угодил точнёхонько в рубку. Прогремел взрыв, разворотивший всю палубу катера, а затем взорвался паровой котёл, окончательно добивший посудину.
   "Севенар" продолжал двигаться вверх по течению, нисколько не сбавляя скорости, и оставшиеся на плаву три катера заметно сбавили скорость, чтобы не попасть под огонь орудий парохода. С одного из них, того, что был ближе всего к "Севенару", в приступе бессильной злобы зашлась картечница, посылая в сторону парохода целый ворох пуль, но опять-таки подвело расстояние. Снова ухнула кормовая пушка, посылая в сторону противника снаряд, который упал в воду и поднял вверх фонтан воды.
   - А какой в этом смысл, я что-то не пойму? - нахмурился подошедший Реймус Эллинор. - Орудия парохода их ведь запросто в щепки разнесут, так зачем так тупо подставляться? Или это отвлекающий манёвр?
   При последних словах техномага эррендиец повернул голову в его сторону и с минуту молча глядел на аффинорца. Потом взглянул вперёд, туда, куда держал курс "Севенар".
   - Хотелось бы знать, что находится впереди, - медленно проговорил Глэйд. - Если это действительно ловушка...
   Мощный рёв пароходного гудка заглушил слова ассасина. Все, кто в данный момент находились на палубах "Севенара", взглянули в направлении движения парохода.
   В этом месте русло Теннерта делало небольшой поворот, а берега несколько расширялись и по правому борту был виден небольшой речной залив с довольно широким песчаным пляжем. И именно из этого залива наперерез пароходу выдвигалась паровая канонерка, на флагштоке которой трепыхался на слабом ветерке чёрный флаг, на котором отчётливо виднелись два скрещённых меча на фоне артиллерийского орудия.
   - Вот и ответ! - гулко хохотнул Азонай. - А этот Одноглазый Риго не такой уж и дурак!
   - Если он столько времени сумел протянуть, уходя от преследования правительственных войск, то точно не дурак! - кивнул Глэйд. - Однако нам ведь от этого не легче, вы так не думаете?
   - "Севенар" всё-таки пассажирский пароход, а не военный, - с сомнением в голосе протянула Кира. - Одна носовая и одна кормовая пушки против, если я не ошибаюсь, шести пиратских - довольно мало, вы так не считаете?
   - Не всегда количество переходит в качество, - отозвался Эллинор. - Хотя ситуация становится весьма тревожной...
   Появление канонерки не осталось незамеченным экипажем "Севенара". Носовое орудие немедленно повернулось в сторону пирата и дало залп по противнику. Выпущенный из него снаряд упал в воду прямо перед самым носом канонерки, вздыбив вверх фонтан воды.
   Экипаж канонерки, несмотря на явное превосходство в вооружении, подобного от гражданского судна не ожидал. Пиратское судно резко вильнуло в сторону, пытаясь уйти от артиллерийского огня, но сделало это довольно неудачно, чем тут же не преминули воспользоваться на "Севенаре". Носовое орудие выстрелило ещё дважды, и второй выстрел угодил в среднюю часть канонерки, снеся одно из орудий вместе с расчётом.
   - А местные-то морячки не промах! - хохотнул орк, баюкая стаббер на изгибе руки. - Даром что гражданские!
   - Ну, если учитывать ситуацию в этой части материка, то это как раз и не удивительно, - ответил Глэйд. - Однако, не мешало бы нам поискать укрытие. Канонерка не катер, её так просто не потопить.
   Эррендиец оказался прав. Экипаж канонерки явно не собирался пасовать перед пассажирским пароходом, тем более, что потеря одного орудия была некритична для пиратского судна. По "Севенару" ударили картечницы и на сей раз их огонь был куда как точнее, нежели перед этим, когда огонь вели катера. Свинцовая метла прошлась по верхней палубе парохода, выбивая стёкла и дырявя обшивку корабля. Однако причинить сколь-нибудь серьёзный урон пираты не смогли. На пароходе вовремя подняли броневые щиты и поэтому пассажирские каюты не пострадали. А расчёты орудий и пулемётов предусмотрительно укрылись за боевыми ставнями перед самым залпом пирата.
   "Севенар" круто лёг на левый борт, сбивая прицел, одновременно обдав канонерку шквалом пулемётного огня. Пираты ответили картечным огнём, и на сей раз им сопутствовала удача - расчёт одного из пулемётов свалился на деревянную палубу парохода, обливаясь кровью. Но пулемёт недолго оставался в нерабочем состоянии - двое матросов споро оттащили тела своих товарищей в сторону и заняли их места; раненых же унесли под защиту корпуса судна, в пассажирские каюты, чтобы оказать им помощь.
   Канонерка проскочила мимо парохода, но тут же начала разворачиваться, чтобы догнать пассажирский корабль. Два оставшихся на плаву паровых катера - третий экипажу "Севенара" удалось вывести из строя, лишив управления, отчего тот выскочил на песчаный берег и там и застрял - присоединились к канонерке, держась, однако, на почтительном расстоянии от парохода. Кормовое орудие "Севенара" произвело три выстрела подряд, поразив ещё один катер. Потопить - не потопили, но из строя вывели однозначно.
   Не ожидавшие такого отпора пираты несколько сбавили обороты, не горя желанием подставляться под орудия и пулемёты парохода. Одно дело - напасть на безоружное судёнышко, и совсем другое - на пароход, который способен не просто дать отпор, но и разнести твоё же судно в клочья. Это не тронгхольмцы, которые если вцепятся в кого, так будут идти до конца. Это самые обычные бандиты с большой дороги, которые только и умеют, что грабить беззащитных.
   "Севенар" на полном ходу миновал узкую и длинную песчаную косу, дугой отходившую от правого берега Теннерта, и устремился прочь, направляясь против течения. Однако канонерка не отставала, ведя при этом огонь из своих картечниц. Орудия пирата не стреляли - наверное, они всё же надеялись захватить "Севенар" и поживиться. Вот только экипаж парохода не собирался становиться пиратской добычей.
   Вполне возможно, что пиратам всё-таки удалось бы догнать пароход и взять его на абордаж, используя своё преимущество в скорости и вооружении, но, как это иногда бывает в подобных ситуациях, в дело вмешалась третья сила, о существовании которой никто из противоборствующих сторон до поры до времени и не подозревал. Прямо перед носом канонерки вырос огромный столб поднятой взрывом воды, вслед за этим донёсся гулкий раскат выстрела. Прилетевший откуда-то следующий снаряд угодил точнёхонько в рубку канонерки, разнеся пиратское судно в мелкие щепки.
   Катер, шедший в кильватере канонерки, при виде этой картины начал разворачиваться, но далеко уйти ему не дали. Третий выстрел превратил его в облако разлетающихся во все стороны обломков.
   - Похоже, что наши друзья с островов серьёзно настроены на эти земли! - пробормотал Глэйд, глядя на боевой корабль Иримора, шедший к ним на полной скорости. По меньшей мере, миноносец, только вот что он делает здесь, в глубине континента? Впрочем, это сейчас никого не интересовало. Главное, что ириморцы вовремя появились на сцене и не позволили ситуации развиться по совсем уж скверному варианту.
   Между тем, миноносец островитян подошёл к "Севенару" и оттуда на ириморском по громкой связи спросили, требуется ли команде пассажирского парохода какая-нибудь помощь. Капитан "Севенара" на том же языке через мегафон ответил отказом, сказав, что команда парохода сама справится, и поблагодарил ириморцев за помощь. Дав два длинных гудка, миноносец дал полный ход и, подняв приличную волну, качнувшую "Севенар", направился прежним курсом.
   Дальнейшее плавание проходило без каких-либо происшествий. Дырки от картечи заделали, раненым оказали необходимую помощь, а особо нуждающихся в медицинском уходе переправили на берег во время захода в порт Напардат. Затем "Севенар" продолжил свой путь вверх по Теннерту.
   На исходе третьего дня плавания пароход, наконец, достиг конечной точки своего маршрута и ошвартовался у причальной стенки пассажирского порта города Руж. Пассажирский порт, хм... Очень даже может быть, что для местных это могло считаться портом, но на взгляд Глэйда - и не только его - пассажирский порт Ружа выглядел как самая обыкновенная пристань с длинным деревянным причалом на сваях, каковых можно встретить в изобилии на берегах двух крупнейших рек Нарга - Эсторо и Нгангави. Здание речного вокзала, построенное из какого-то жёлто-голубого камня, смотрелось ещё более-менее прилично, но вот всё остальное - не очень. Особенно резал глаз ржавый паровой кран, стоявший в дальнем конце причала. Однако, в отличие от пристаней в Нарге, здешние строители использовали в качестве материала для свай железобетон, что уже несколько сглаживало общую довольно неприглядную картину.
   На вечернем небе уже высыпали звёзды, а посему путешественники справедливо решили, что отправляться на ночь глядя в горы, через незнакомую местность, было бы весьма опрометчивым решением. Поэтому, следуя предложению Эссаджи, они озаботились поисками подходящей для ночлега гостиницы, а заодно - и транспорта для того, чтобы с рассветом продолжить свой путь.
   Руж оказался небольшим городом с населением эдак тысяч под сорок, с преимущественно гравийными улицами, лишь в центре города было несколько улиц, вымощенных булыжником. Преимущественно четырёх- и пятиэтажные здания, коими был застроен город, выглядели вполне прилично, если не считать кое-где облупившихся стен и слегка покосившихся водосточных желобов. Впрочем, путешественники уже были наслышаны про то, что Северный Эларонд по уровню жизни уступает центральным и южным районам страны, поэтому их нисколько не удивил внешний вид городских строений.
   Встретившийся им по пути патруль законников - четверо пеших блюстителей порядка в чёрных полудоспехах, с короткими мечами и самозарядными карабинами - подсказал им (разумеется, после проверки документов) постоялый двор, находящийся неподалёку от центральной площади города. Гостиница под названием "Хикар", всего в десяти минутах пешего хода от того места, где сейчас находились иноземцы. Посоветовав гостям Ружа быть осторожнее, законники оставили их наедине с собой и окружающей местностью, растворившись во мраке.
  
  
   Глава 16.
  
  
   "Хикар" не произвёл должного впечатления на путников. То есть, он вообще никакого впечатления на них не произвёл. Трёхэтажное здание из серого песчаника располагалось на узкой пыльной улице, одной из стен примыкая почти вплотную к массивной цилиндрической водонапорной башне. Перед невысоким крыльцом стояли два самохода донельзя примитивного вида - во всяком случае, что-то подобное в Эрелене можно было найти на свалке или же в какой-нибудь частной коллекции какого-нибудь корвисского герцога или рэндского нобиля. Больше никого и ничего поблизости видно не было, но в холле гостиницы горел свет, несмотря на довольно позднее время.
   За небольшой стойкой, лениво перелистывая какую-то газету, на явно видавшем лучшие времена стуле восседал немолодой эларондец в потёртых полотняных штанах и серой рубашке с короткими рукавами. Впрочем, поначалу вошедшие увидели лишь газету, закинутые на стойку ноги в тупоносых чёрных ботинках и торчащую над верхним краем газеты лохматую шевелюру.
   Глэйд, подойдя к стойке, легонько кашлянул и положил обе руки на её поверхность. Газета шевельнулась и на северянина уставились серые глаза, глядящие поверх роговой оправы очков. Глаза внимательно оглядели эррендийца, затем по очереди обежали его спутников, слегка задержавшись на Азонае. Поняв, что по ту сторону стойки находятся потенциальные постояльцы, к тому же, судя по внешнему виду - иноземцы, эларондец отложил газету в сторону и утвердился на стуле в важной позе, включив "рабочую" улыбку.
   - Я вас слушаю, уважаемые, - произнёс он на ириморском (судя по всему, язык островной империи очень прочно вошёл во многие, если не все, сферы местной жизни). - Ищете ночлег?
   - Три комнаты на одну ночь, - на том же языке отозвался Глэйд. - И мы будем вам очень признательны, если вы нам подскажете, где в Руже можно недорого обзавестись транспортом.
   - Торговый сезон закончился неделю назад, а до ежегодной Северной Ярмарки ещё целый месяц, так что вам повезло, уважаемые, - кивнул эларондец. - Итак, три комнаты на одну ночь... Еда, питьё?
   - Завтрак, пожалуйста. Меню позже обговорим.
   - Это будет стоить шестьдесят рондов. Без учёта стоимости завтрака.
   - Адасканские деньги принимаете? - спросил Глэйд.
   Хозяин гостиницы - скорее всего, именно он и сидел за стойкой - криво усмехнулся.
   - И что мне потом с ними делать? Вам ведомо, по какому грабительскому курсу банки меняют адасканские деньги на ронды? Если я буду их принимать к оплате от каждого постояльца, я уже через месяц по миру пойду с протянутой рукой!
   - А что вы тогда хотите получить вместо скабов? - прищурился северянин.
   - А что у вас есть? - вопросом на вопрос ответил хозяин гостиницы.
   Азонай, которого долгое путешествие по реке довольно-таки сильно утомило, шагнул было вперёд, кладя ладонь правой руки на массивную рукоять своего боевого молота, но Глэйд сделал ему знак не вмешиваться, и орк замер на месте.
   - Я так полагаю, что деньги Империи Иримор здесь принимаются без скрипа?
   - Разумеется! - оживился эларондец. - Официальным курсом мы пренебрежём, ибо вы сами знаете, как это бывает...
   - Не знаю! - отрезал Глэйд. - Мы проделали долгий путь из Палеса до Ружа и не склонны торговаться себе в убыток. И если вы попытаетесь повесить мне на уши лапшу, я вам эти самые уши отрежу собственноручно. Официальный курс в вашей стране - пятьдесят рондов за один золотой ириморский гульд. А вы какой предпочитаете?
   - Менялы на рынке Ружа дадут вам за пять имперских гульдов, самое большее, тридцать рондов, - откинулся на спинку стула эларондец. По всему было видно, что его не слишком напугали слова эррендийца - похоже, что хозяин гостиницы был человек тёртый. - Ну, ещё есть финансовая контора Рупа Ретта, там вам, думаю, светит рондов тридцать пять-тридцать восемь. Максимум, сорок. За шесть гульдов. Но я не привык обманывать постояльцев и драть с них три шкуры. Давайте так договоримся: три гульда за три комнаты, что скажете? По-моему, вполне приемлемо.
   - Ну... допустим. - Глэйд переглянулся со своими спутниками и, сунув руку в поясной кошель, выудил оттуда три золотые монеты ириморской чеканки достоинством каждая в один гульд и положил их на стойку. - Так?
   - Договорились!
   Монеты мигом исчезли из поля зрения, вместо них на стойке возникли три одинаковых на вид ключа.
   - Второй этаж, комнаты под номерами "двадцать семь", "двадцать восемь" и "двадцать девять". Комнаты свободны, всё бельё заменено на чистое, в каждой комнате есть ванная и санузел. Во сколько вас разбудить?
   - Часов в девять.
   - В девять... - эларондец сделал пометку у себя в бумагах, потом снова взглянул на северянина. - Вы что-то говорили про транспорт...
   - Мы собираемся отправиться на север, в Дакарские горы...
   - В Дакарские горы? - хозяин гостиницы удивлённо приподнял густые брови. - А какой у вас интерес к этому месту?
   - А какой интерес у вас к нашему интересу? - тут же отреагировал Реймус.
   - Да мне, собственно говоря, пофиг! - пожал плечами эларондец. - Просто имейте в виду, что на самоходе вы сможете доехать, самое большее, до предгорий, а потом придётся идти пешком. На вашем месте я бы сразу брал лошадей, причём желательно дергарской породы, которая отличалась большой выносливостью и неприхотливостью в уходе.
   - В Руже таких можно купить? - спросила Кира.
   - Можно. Мой хороший знакомый как раз лошадьми и занимается, у него конюшня в пяти лигах отсюда, у ответвления от Гренойского тракта в сторону Эрбы. Сейчас, ясное дело, уже поздно, но утром я могу вас туда отвести.
   - И сколько он берёт за лошадь? - Глэйд хитровато прищурился.
   - Здесь я вам ничего не подскажу! - усмехнулся хозяин гостиницы. - Спросите у него. Но не думаю, что он захочет вас до нитки обобрать. Фаро Ингели слывёт в своей среде довольно честным человеком, так что вы можете не опасаться за состояние ваших кошельков... хотя, я так полагаю, что вы кого угодно уговорите на скидку.
   Эларондец усмехнулся.
   - Разбудите нас часов в девять, - сказал Глэйд, смахивая со стойки свой ключ. - Поглядим мы на вашего честного человека завтра...
  
  
   Пассажирский дилижанс, влекомый четвёркой крепких лошадей, скрипнув тормозами, остановился у неширокого мостика, перекинутого через небольшую речку, вяло текущую в направлении Теннерта. Расплатившись за проезд парой местных монет, хозяин гостиницы, взявшийся самолично проводить иноземцев до конюшен Ингели, кивнул Глэйду и его спутникам и неторопливо сошёл по короткой металлической лесенке. Те последовали за эларондцем. Дилижанс же, качнувшись на рессорах, тронулся дальше, в сторону выезда из Ружа.
   Конюшни Фаро Ингели располагались чуть в стороне от Гренойского тракта, у ведущей к небольшому фермерскому городку Эрба дороге. И судя по их внешнему виду, их владелец являлся довольно состоятельным человеком, о чём свидетельствовали стоящие за оградой четыре грузовых самохода - здесь, в Орнеге, самоходы могли позволить себе лишь довольно состоятельные люди. Сами здания, коих насчитывалось восемь, располагались на огороженной каменным забором - опять-таки признак достатка - территории размером примерно полторы на три четверти лиги и являли собой конюшни и хозяйственные постройки. Дом же самого Фаро Ингели располагался по другую сторону дороги. То был довольно скромный двухэтажный каменный дом с невысоким крыльцом, по обеим сторонам которого высились трёхметровые статуи, изображающие воинов в доспехах и с обнажёнными мечами. И рядом с крыльцом стоял небольшой самоход серо-зелёного цвета.
   Владелец гостиницы, имя которого было Малесс Вурд, пояснил, что Ингели начал своё дело фактически с нуля. Переехав в Руж из приграничного Слоуборна, где у него была небольшая деревообрабатывающая фабрика, на новом месте Ингели решил заняться разведением лошадей. И это занятие быстро принесло ему не только известность, причём и за пределами Эларонда, поскольку лошади и иные ездовые и вьючные животные в Орнеге по-прежнему были более популярны, нежели самоходы, по причине своей доступности. Но деньги и слава ничуть не испортили Ингели. Его знали не только как известного конезаводчика, но и как мецената и филантропа. Именно на его средства в Руже был построен городской театр, отремонтированы два моста через Теннерт и возведён акведук, тянущийся через весь город от артезианских скважин Молендо.
   Поднявшись по ступенькам, Вурд дотронулся до вмонтированной в стену небольшой выпуклой кнопочки и нажал на неё большим пальцем правой руки. Раздался мелодичный звон, за дверью послышались шаги, которые замерли перед ней. Что-то промелькнуло в смотровой щели, затем дверная ручка повернулась против часовой стрелки.
   - Мастер Вурд! - появившийся на пороге высокий крепко сложенный мужчина в полувоенной форме, с пристёгнутой к поясу кобурой с револьвером, почтительно поклонился хозяину гостиницы. - Рад видеть вас в добром здравии! Что привело вас в дом мастера Ингели?
   - Приветствую и тебя, Литтон, - отозвался Вурд. - Вот этим чужестранцам нужен транспорт для того, чтобы продолжить свой путь из Ружа. Их интересует дергарская порода.
   - А-а, новые клиенты! - тот, кого Малесс Вурд назвал Литтоном, радушно улыбнулся, скользнув внимательным взглядом по путешественникам, особое внимание уделив Кире. - Прошу вас, следуйте за мной. Мастер Ингели сейчас находится в одной из конюшен.
   Охранник сделал знак рукой, приглашая следовать за ним. Спустившись с крыльца, он пересёк неширокий грунтовый проезд и направился к каменной ограде. Глэйд и его спутники последовали вслед за ним.
   Фаро Ингели обнаружился в одной из конюшен, где, стоя подле загородки одного из стойл, вёл беседу с двумя работниками. Это был невысокого роста эларондец лет примерно пятидесяти двух-пятидесяти пяти, с проклюнувшейся на макушке лысиной, с короткой стрижкой по последней эларондской моде, одетый в кожаные коричневые штаны, заправленные в высокие ботфорты чёрного цвета, плотную серую рубаху из небелёного полотна и коричневый кожаный жилет. С поясного ремня свисали ножны с тяжёлым боевым ножом, более никакого оружия при себе Ингели не имел.
   При виде подходящих иноземцев и Малесса Вурда Ингели замолчал и внимательно окинул всех цепким взглядом серо-зелёных глаз. Знаком дал понять своим работникам, чтобы те оставили его, и вопросительно взглянул на охранника по имени Литтон.
   - Мастер - прошу извинить за беспокойство, - подал голос охранник, - но вот эти люди ищут лошадей дергарской породы. Им нужен гужевой транспорт для того, чтобы куда-то отправиться из Ружа.
   Фаро Ингели ещё раз внимательно оглядел чужестранцев и усмехнулся в усы. Усы у эларондца были, не в пример волосам на голове, густыми и своей формой наводили на мысль, что некогда их хозяин мог служить в местной армии, в гвардейской кавалерии.
   - Да, у меня есть лошади дергарской породы, - произнёс он на ириморском. - Какие вам нужны - верховые или тягловые? Верховая лошадь вам обойдётся в двадцать ириморских золотых, тягловая...
   - Нам нужны верховые лошади, - перебил эларондца Глэйд.
   - Верховые. Понятно. Что ж - пять лошадей я вам смогу организовать за девяносто золотых, если же вы не планируете оставить их при себе и вам нужен проводник, тогда это будет вам стоить восемьдесят золотых плюс тридцать за услуги проводника и обратную транспортировку лошадей в Руж. Вас такая цена устроит?
   - Простите, - вмешался Сельмур, - вы сказали - пять лошадей? Но нас шестеро, если вы не успели этого заметить.
   - Я заметил, не беспокойтесь! - улыбнулся Ингели, окидывая Азоная насмешливым взглядом. - Но у меня нет такой лошади, которая бы выдержала вес орка. Разве только тяжеловес арракской породы, но эти лошади не очень подходят для верховой езды. Однако у меня есть не только лошади...
   Произнеся эти слова, конезаводчик хитро подмигнул всем сразу.
   - Что вы имеете в виду? - осведомился Реймус.
   - Для особо тяжёлых работ у меня есть особая порода, но это не лошадь, и она обойдётся вам в полсотни золотых ириморских гульдов.
   - Не лошадь? - Глэйд переглянулся с остальными. - А что же это тогда?
   - Вам доводилось когда-либо видеть или слышать о мероганде? - видя, что иноземцы никак не прореагировали на это слово, Ингели понимающе кивнул. - Вижу, что не доводилось. Вон ту конюшню видите? - эларондец указал на здание, выделяющееся среди прочих более крупными размерами. - Это конюшня для мерогандов. Их у меня всего десять особей, так как доставка их сюда довольно сложна - они водятся только на равнинах Гальвенора, а это на противоположной стороне Орнега, по ту сторону Дакарских гор и далеко за пределами Альдамара, а с ним у нас сейчас довольно сложные отношения. Однако разговоры не помогут вам понять суть мероганда. Лучше будет, если вы своими глазами взглянете на это чудо природы.
   Переглянувшись между собой, путешественники молча последовали за Ингели в сторону большого здания. Глэйд про себя подумал, что же это за животное такое - мероганд, если ему требуется такое большое здание, раза в три больше обычной конюшни. Фауна Орнега была практически незнакома эррендийцу, поэтому о природе мероганда он не имел никакого представления.
   Тем временем Ингели подошёл к массивным деревянным воротам, сквозь которые без затруднений смог бы проехать танк, ловко отпер засов, вид которого навёл всех на мысль о том, что этот самый мероганд может оказаться не таким уж и кротким существом, и толкнул одну из створок в сторону. Панель бесшумно отъехала в сторону по хорошо смазанным направляющим, открывая взору обширное помещение, разделённое на десять просторных вольеров, каждый из которых был отделён от соседнего толстыми перегородками, поднимавшимися от пола до потолка. В нос тут же ударил характерный запах стойла, сена и животных.
   - Это и есть ваши мероганды? - спросила Кира, глядя на высунувшуюся из вольера лохматую морду животного, которое с любопытством уставилось на вошедших. - Очень... интересно...
   Иллийка была совершенно права. Никто из них никогда не видел до сего момента мероганда, поэтому шесть пар глаз с интересом уставились на животное.
   Если лошадей когда-то давно завезли на Терион первопоселенцы, то мероганды были исконными обитателями Западного материка. Лохматая морда животного чем-то напоминала лошадиную, но была чуток шире и короче, короткие уши, увенчанные кисточками, шевелились в разные стороны, вбирая в себя звуки, умные чёрные глаза рассматривали вошедших. Длинный коричневый хвост с пучком жёстких волос на кончике покачивался туда-сюда, отгоняя насекомых, которые, как это всегда бывало, вились в подобных зданиях. Мускулистое туловище, покрытое короткой жёсткой чёрной шерстью, покоилось на четырёх крепких ногах, оканчивающихся не копытами, но длинными слегка заострёнными когтями. По сравнению с лошадью, мероганд был массивнее и выше и вид имел всё же довольно суровый.
   - Так вот, значит, что это такое - мероганд! - Глэйд внимательно оглядел животное. - Впечатляет. Надеюсь, он - травоядный?
   - Мероганды едят молодые побеги кустарника скви, различные ягоды и листья с травой, - на лице Ингели промелькнуло подобие улыбки. - Пусть их внешний вид вас не пугает - они смирные, вообще-то... если, конечно, не злить их. Больше подходят для разных тяжёлых работ, но хорошо объезжаются и довольно неплохо слушаются седока. И они отлично могут себя защитить, себя - и своего наездника. Учитывая их габариты, можете представить себе последствия того, если мероганд вдруг лягнёт кого-нибудь. Копыт у них, как видите, нет, но их когти без труда способны распороть человеку живот и пробить лёгкий кавалерийский доспех. Но так они вполне смирные и послушные. И немного умнее лошадей.
   - Даже так? - Реймус Эллинор с любопытством оглядел мерогандов, высунувших свои морды из-за оград вольеров. Самый ближайший к ним мероганд с шумом втянул воздух, принюхиваясь к незнакомым людям и орку, затем на мгновение высунул длинный розовый шершавый язык. - Это он так просит угощение?
   - Это Деланк, пожалуй, самый умный из всех мерогандов. - В голосе Ингели явственно слышалась гордость. - Он очень любит солёные крендельки и сахар. Если хотите ему понравиться, то угостите его чем-нибудь из этого. Вот, возьмите.
   Ингели протянул техномагу небольшой бумажный пакетик, в котором обнаружились как раз те самые солёные крендельки. Хмыкнув, Реймус взял пакетик, взвесил его в руке, а затем протянул его Азонаю.
   - Тебе на нём ехать - ты и корми! - усмехнулся аффинорец.
   Орк взял у Эллинора пакет с крендельками, задумчиво поглядел на него, потом перевёл взгляд на мероганда, который спокойно стоял по ту сторону ограждения и взирал на них своими большими чёрными глазами. Задумчиво провёл ладонью по подбородку, аккуратно надорвал край пакетика и высыпал на ладонь пригоршню солёных крендельков. Осторожно приблизился к ограде и протянул ладонь по направлению к мероганду. Тот сначала тщательно обнюхал руку Азоная, затем осторожно коснулся длинным шершавым языком лежащих на ладони орка крендельков. И вмиг смахнул угощение, издав при этом довольный урчащий звук.
   - Теперь попробуйте погладить мероганда, - посоветовал Ингели, глядя на эту картину. - Вам на нём ехать - вам и контакт с ним устанавливать.
   Азонай всё так же осторожно просунул свою ручищу сквозь толстые прутья ограды и протянул её к морде Деланка. Мероганд слегка тряхнул головой, но не выказал никакой негативной реакции на попытку орка наладить контакт. Он спокойно позволил Следопыту дотронуться до своей морды и лизнул руку Азоная языком.
   - Отлично, мой друг! - довольно улыбнулся Ингели. - Он вас признал! Теперь вы можете смело на нём ехать... а кстати, куда именно вы собираетесь отправиться? Мне необходимо это знать для того, чтобы иметь представление о том, кого дать вам в проводники и какими образом потом я верну мою собственность.
   - Мы следуем в Дакарские горы, - ответил Глэйд. - Это всё, что вам нужно знать, Ингели.
   - В Дакарские горы? - лицо эларондца вмиг приобрело суровое выражение. - А зачем, простите, вам туда надо?
   - Это вас не должно совершенно касаться, торговец! - чуть более резко, чем следовало бы, произнёс ассасин. - Это наше личное дело!
   - Да мне, собственно, особой разницы нет, куда вы путь держите, - пожал плечами конезаводчик, - просто Дакарские горы - не место для прогулок. Там можно без проблем лишиться не только кошелька, но и жизни.
   - Настолько всё плохо? - поинтересовался Эссаджа.
   - Да как сказать... - Ингели скользнул взглядом по Азонаю, который скармливал мероганду последние крендельки, поглаживая его по морде. - Дакарские горы ещё со времён Катастрофы считаются местом не слишком приветливым. Раньше там, говорят, какие-то мутанты обитали, но о них ничего не было слышно вот уже лет эдак с тысячу. Вымерли, быть может - кто знает? А вот дакарские горцы - совсем иной вопрос. Говорят, что они ведут свою родословную от солдат Древних, которые остались там что-то охранять, хотя поручиться за правдивость этих слов я не могу. Но вот то, что горцы свирепы и могут без зазрения совести уничтожить любого, кто им придётся не по нраву, факт достоверный. Учтите его.
   - Учтём, - кивнул Глэйд. - И спасибо за предупреждение.
   - Не за что. И ещё. Вижу, что себя вы в обиду никому не дадите, но всё-таки я выделю вам проводника и нескольких вооружённых работников. Лишние стволы там не помешают. Мой младший сын, Деррен, будет проводником. Однако дальше водопада Поющей Кошки лошади и мероганд не пройдут, так что оттуда вам придётся топать на своих двоих.
   - Что ж - спасибо за ваш рассказ, - сказал Глэйд. - Мы учтём ваши советы.
   - Да какие советы? - коротко хохотнул эларондец. - Полагаю, что горцы вам особо не страшны, с вашим-то арсеналом! Но ухо там держите востро - они уж очень любят всякие пакости типа засад. Ума не приложу, чего вас туда нелёгкая несёт! Но это ваше личное дело... И если вы там прихлопнете десяток-другой горцев, думаю, от этого всем только легче станет.
  
  
   Путь от Ружа до предгорий Дакарских гор занял два дня с небольшим. Особых проблем по дороге не возникло, так как шла она через населённые фермерами земли, к тому же, по пути постоянно попадались конные патрули местных законников. Конечно, на сидящего на мероганде Азоная все встречные с интересом таращились, ибо, хотя жители Западного материка и знали о существовании орков, но мало кто из них мог похвастаться тем, что ему довелось видеть орка вживую. Остальные же члены отряда не удостоились сколь-нибудь серьёзного внимания к своим персонам. Эка невидаль - чужестранцы! В Орнеге уже привыкли к тому, что во многих местах континента можно было встретить вездесущих ириморцев, поэтому на гостей из-за океана особо и не глазели.
   Последний населённый пункт на пути - небольшой фермерский городок Наттер - миновали около полудня, практически никого не встретив на его улицах. Сейчас в полном разгаре шли уборочные работы в полях, и путники не один раз видели работающую сельскохозяйственную технику и занятых сбором урожая людей. Наличие вооружённых охранников Деррен Ингели объяснил тем, что иногда во время уборочной страды на фермеров совершают нападения разномастные банды, с которыми пока справиться не удавалось. Потому-то фермерские кооперативы и держали при себе наёмную охрану.
   Обработанные поля закончились резко, будто кто-то взял да и обрезал их на местности. Только что по обе стороны грунтовой дороги тянулись посевы - и вот уже вместо сельскохозяйственных культур (впрочем, уже собранных) вокруг простираются обычные поля с дикорастущими растениями. Высоко в небе светило солнце, временами скрываясь среди лёгких облаков. Слабый ветерок, дувший со стороны Дакарских гор, шевелил густую траву и одежду, трепал гривы лошадей и заставлял мероганда время от времени фыркать.
   Ближе к вечеру на горизонте показались сами горы. Особой высотой они не отличались - горы Маш-Маш в центральной части Нарга или горы Кальдвег, где была расположена Схола Ассасинарон, были гораздо выше, но по протяжённости превосходили любую горную систему Териона. И где-то там, в глубине этой горной системы, располагалось то самое плато Стерлинг, на котором располагалась та самая база Древних, внутри которой предполагалось наличие Искусственного Интеллекта.
   К подножию гор тянулась плоская, как стол, травянистая равнина, впрочем, трава эта была весьма невысокая, человеку до середины лодыжки. Спрятаться здесь решительно было негде, однако бдительности никто не терял. Случиться могло всё, что угодно, и когда угодно, поэтому расслабляться не стоило.
   Согласно имеющейся в распоряжении Реймуса Эллинора карте этого района Орнега, выходило, что от того места, где сейчас находился отряд, до плато Стерлинг было около сотни лиг по прямой. Другое дело, что по прямой идти не получалось: путь к плато преграждала Грисстомская Россыпь - обширный участок, густо усеянный валунами, скалами и трещинами, пройти сквозь который было практически невозможно. Смельчаки, которые пытались это сделать, назад так и не вернулись, как объяснил Деррен Ингели. Самый простой путь, хотя там можно было повстречать горцев, шёл через перевал Трёх Ветров, в сторону водопада Поющей Кошки, откуда Глэйду и его товарищам предстояло идти одним и пешком. Дальше, вдоль берега реки Ставенглер, ни лошади, не мероганд пройти не могли.
   Как это не показалось бы странным на первый взгляд, вглубь Дакарских гор вела довольно приличная грунтовая дорога, достаточно широкая для того, чтобы на ней могли свободно разъехаться два грузовых самохода. Со слов Деррена, дорога эта была построена чуть ли не до Катастрофы и в некоторых местах даже можно было различить сквозь грунтовое покрытие остатки прежнего, из неизвестного материала. И действительно, спустя четыре лиги после начала горного тракта, на глаза попался небольшой участок дороги, вымощенный какими-то большими квадратными серыми плитами, практически не пострадавшими от времени и погоды. Он протянулся на пол-лиги, затем снова потянулась грунтовка.
   До водопада Поющей Кошки отряд добрался без происшествий. Ну, если не считать таковым небольшой инцидент с мерогандом. Какое-то невысокое дерево с пышной кроной привлекло внимание животного и оно попёрлось к нему, невзирая на попытки Азоная противодействовать этому. Когда же орк со всей силы натянул поводья, чтобы остановить мероганда, тот, разумеется, этому сильно воспротивился и, встав на дыбы, просто-напросто сбросил с себя седока. После чего спокойно прошествовал к деревцу и принялся объедать листву. Азонай, с недовольным видом поднявшись на ноги, отряхнул с одежды пыль и ворчливо поинтересовался у Деррена, что всё это означает. Ингели-младший, сдерживая смех, объяснил Следопыту, что листва деревьев баннир для мерогандов является своего рода деликатесом, так что реакция Деланка была вполне нормальная. Орк, выслушав эларондца, лишь молча покачал головой и направился к мероганду, который при его приближении не прекратил жевать, но настороженно покосился одним глазом на Азоная. Тот, подойдя к животному, некоторое время молча глядел на дерево и на мероганда, потом, протянув руку, ухватил большую ветку с сочными листьями и притянул её к голове мероганда. Деланк, внимательно осмотрев ветку, благодарно фыркнул, потёрся мордой о плечо Азоная и с важным видом принялся неторопливо обгладывать ветку.
   Почему место, где воды реки Ставенглер падали с почти стопятидесятиметровой высоты, называлось водопадом Поющей Кошки, стало понятно, как только отряд вышел из небольшого леса, что примыкал к водопаду, на прибрежную равнину, густо усеянную разноразмерной речной галькой. Видимо, дело тут было в некоем расположении камней, форме русла и скальных уступов, по которым сбегал водный поток, так как здесь падающая с высоты вода не ревела, а издавала звук, весьма похожий на урчание довольной сытой кошки.
   Здесь отряд Глэйда простился с проводником и охранниками и дальнейший путь продолжил уже пешим ходом. Поднявшись на плато, откуда падала река, по извилистой узкой тропе, по которой идти можно было только цепочкой, они очутились на тянущейся параллельно руслу Ставенглера неширокой грунтовой дороге, которая уходила вдаль, теряясь в густом лесу. Эссаджа заметил при виде этого, что здесь очень легко напороться на засаду горцев, на что Глэйд согласно кивнул и сказал, что всем надо быть настороже.
   Войдя под сень деревьев, сразу же стало ясно, что нападения можно ждать отовсюду, благо мест для засады здесь было хоть отбавляй. Реймус сказал, баюкая на сгибе правой руки лазеружьё, что уловить момент нападения, быть может, и удастся, но вот только это может оказаться уже неважным. На это Морриган хмыкнул и заявил, что засада, какая бы она ни была скрытая и тайная, всё равно может быть обнаружена. Как - это уже другой вопрос. Техномаг ничего не сказал в ответ на эти слова ассасина, но про себя подумал, что, скорее всего, эррендиец действительно способен почувствовать засаду, если таковая попадётся им на пути. Чутью Глэйда мог позавидовать любой из отряда.
   Скоро, однако, обозначилась небольшая проблема, а именно - приближалось тёмное время суток. Идти ночью по лесу было не совсем мудрым решением, ведь можно было не только напороться на засаду горцев, но и свалиться в какую-нибудь глубокую яму, обнаружить которую можно было, лишь упав в неё. Да и зверьё тоже могло доставить хлопот, ведь никто не знал, какие именно животные обитают в лесу на плато. Названия вроде кустарниковой полосатой кошки и плащевидного прыгуна ни о чём не говорили никому из них. Ну, кошка - это ещё более-менее понятно, а вот что такое этот плащевидный прыгун и с чем его едят, не знал никто. Может, здесь было ровно наоборот - не его ели, а он ел. Но проверять это никому не хотелось.
   Для привала и ночлега выбрали небольшую поляну чуть в стороне от дороги, поросшей короткой жестковатой травой. Разложив походные лежаки, улеглись, не разводя костра, так как привлекать излишнее внимание к себе никому не хотелось. Первым сторожить вызвался Эссаджа.
   Глэйд, сноровисто расстелив своё стёганое одеяло, улёгся на него и попросил Эссаджу разбудить его, когда придёт очередь сменяться. Сурунари молча кивнул и, положив на сомкнутые руки полуавтоматический карабин, замер в позе истукана. Северянин, положив подле себя ножны с хьялтаром, сомкнул глаза и мгновенно провалился в сон.
  
  
   Как обычно, спал Глэйд очень чутко, поэтому едва заметное движение в метре от себя он почувствовал моментально и, ещё толком не успев проснуться, выхватил хьялтар из ножен, направляя его в сторону источника шума.
   - Эй-эй, потише, северянин! - раздался тихий голос Эссаджи. - Не заколи своим тесаком! Это я!
   - Эссаджа? Что случилось?
   Глэйд окончательно продрал глаза и не спеша вылез из-под тёплой накидки, стараясь никого не разбудить. Разумеется, из этого мало что вышло. Кира и Реймус не проснулись, но Сельмур и Азонай при первых же звуках подняли головы и вопросительно уставились на сурунари.
   - Похоже, за нами следят! - шёпотом произнёс Эссаджа, присаживаясь рядом с ассасином на корточки. - Справа от вон того небольшого валуна, за кустарником. Трое обалдуев, вооружены огнестрелами и мечами. Пока сидят тихо и не дёргаются, но думаю, что это и есть те самые горцы, о которых нас предупреждал Деррен. Взять их, а?
   - Можно, - после короткого раздумья согласился Глэйд. - Только предоставьте это мне.
   - Да пожалуйста! - ухмыльнулся Эссаджа.
   - Разведите костёр и делайте вид, что вам холодно. - Глэйд поднялся на ноги и небрежными движением закинул за спину ножны с хьялтаром. - Разбудите техномага и Киру.
   - Вообще-то, сейчас и вправду холодновато, - протянул Азонай, кутаясь в просторный плащ, подбитый мехом - для уроженца тёплого южного архипелага здесь, в Дакарских горах, было довольно прохладно. - Так что костёр не помешает. И сами согреемся, и этих, если что, подпалим, коли станут упрямиться.
   Эррендиец при этих словах Следопыта лишь едва заметно усмехнулся и неторопливо зашагал куда-то совсем в противоположную сторону. Впрочем, никто не сомневался, что Глэйд сможет без труда скрутить тех, кто прятался неподалёку. В его способностях и талантах никто не сомневался.
   Что произошло в темноте, никто так и не понял. Собственно, даже никто ничего и не услышал, лишь все увидели, как в круг света от разожжённого Сельмуром и Азонаем при помощи ёмкости с горючим веществом и газовой зажигалки костра, ломая своим телом ветви кустарника и роняя на землю длинноствольную винтовку, вылетел один из любителей сидеть в засаде. Пропахав левым боком землю, горец - а в том, что в засаде сидели именно дакарские горцы, никто не сомневался, ибо никому другому нечего было здесь делать, да и ночью, к тому же - врезался головой в аккуратно складированную поклажу, изрядно её разворошив. Сельмур недовольно заворчал при виде беспорядка, но тут же заткнулся, ибо из кустов вылетел ещё один абориген, причём вылетел так, что в голове ривийца тут же возникла мысль о невесть откуда взявшейся в кустах переносной паровой катапульте сродни тем, что любили использовать рэндские солдаты, швыряя в противника зажигательные и иные фугасы. Этот угодил прямиком в костёр и, естественно, одежда на нём тут же вспыхнула. Горец заорал, вылетая из огня, но тут же получил по голове огромным орочьим кулаком и свалился наземь без сознания. Азонай же, что-то недовольно ворча на своём языке, быстро накинул на горца плотное рогожное одеяло, чтобы потушить пламя, после чего слегка наподдал тому ногой под рёбра.
   Третий участник засады показался из кустарника сам, ну, то есть, почти сам. Держа его за неестественно вывернутую в локтевом суставе правую руку, Глэйд с невозмутимым выражением лица вёл к костру. Оружие незадачливо любителя подглядывать за чужаками ассасин волок в левой руке.
   - Я не знаю, насколько хороши эти ребята в военном плане, только вот все эти трое едва из штанов от страха не выпрыгнули, когда я к ним с тыла зашёл! - усмехаясь, проговорил эррендиец. - Если они все такие воины, тогда я не понимаю, чего их так боятся местные!
   - Это потому что у них нет ассасинов Ардус Валор! - хихикнула Кира.
   - Может быть... Эй, друг - твоя моя понимать? - Глэйд как следует встряхнул горца, отчего тот взвыл от боли в локтевом суставе. - Ой, прости, я тебе больно сделал? Так это только цветочки! Ягодки потом будут, если ты и твои товарищи будете нам вешать лапшу на уши!
   - Отпусти, больно! - просипел горец на ириморском. Акцент, разумеется, очень хорошо слышался в его словах, но не настолько сильный, чтобы не понять сказанного.
   - Отпустить? - Глэйд переглянулся со своими товарищами. - Это можно, пожалуй. А ты не станешь корчить из себя великого воина?
   - Я что, дурак? - горец мотнул головой. - Вас же вон сколько - и все оружием по самое не могу увешаны! Вмиг лишних дырок просверлите!
   - Логично мыслишь!
   Глэйд выпустил горца из своего захвата, причём сделал это так, что тот не удержался на ногах и упал, больно при этом ударившись коленями о землю.
   - Итак - начинаем говорить по порядку и по существу, - ассасин встал перед горцем, которого приволок, скрестив на груди руки и сурово глядя на горца. Двух его приятелей держали на контроле Эссаджа и Азонай, причём визави орка всё ещё валялся на земле без сознания, хорошо хоть, одежда его не горела. - Кто, откуда, какого йорда следили за нами? И учтите - лучше не врать и не юлить. Так у вас есть все шансы вернуться туда, откуда пришли, целыми и невредимыми.
   - И живыми! - добавил Сельмур.
   - Да, и живыми. Итак...
   Горец переглянулся с напарником, кинул быстрый взгляд на своего соплеменника, которого оглушил орк, и понял, что лучше ему не пробовать строить из себя героя. Закопают на месте и имени не спросят.
   - Мы засекли вас ещё у водопада Поющей Кошки, - нехотя произнёс он, опасливо косясь на северянина. - И решили за вами проследить. Мы не очень доверяем людям с равнин. Есть тому причины.
   - Какие именно? - спросила Кира.
   - Три года назад группа старателей из Альдамара припёрлась сюда в поисках золота. Ладно бы искали его, но ведь зачем-то напали на одну из наших деревень. Разграбили её, убили многих мужчин, которые пытались защитить свои дома, надругались над нашими женщинами... Конечно, живыми они после этого не ушли. С тех пор мы очень внимательно следим за всеми, кто приходит в горы с равнин, без разницы - откуда. Эларондцы, правда, ведут себя куда как спокойнее, пытаются с нами торговать. Ириморцы вообще на нас внимания не обращают...
   - Вы, стало быть, приняли нас за отряд старателей? - осведомился Эллинор.
   - Нет. - Горец оглядел людей и орка. - С таким количеством оружия и без инструментов - из вас такие же старатели, как из меня капитан ириморского броненосца! Наёмники или охотники за головами - а мы ни тех, ни тех не любим.
   - Положим, здесь ты не угадал, но это к делу не относится, - сказал Глэйд. - Далеко отсюда ваша деревня?
   - Моульстаг - не деревня! - напыжился горец. - Этот один из наших городов, вообще-то!
   - Городов? - Глэйд переглянулся с Эллинором, Реймус в ответ лишь пожал плечами - дескать, мне-то почём знать, что тут и как?
   - Ну да. Или вы думаете, что мы совсем дикие и невежественные?
   - Ну, почему же? - Морриган поднял с земли винтовку горца, что лежала вне пределов досягаемости последнего. - Оружие ваше говорит как раз об обратном. Местное производство?
   - Конечно! - гордо выпятил грудь горец.
   - Понятно... А как звать-то тебя, герой?
   - Пало Снигг. Мои друзья - Карстен Хольм и Фридо Глан. Мы - воины клана Моульстаг. Разведчики и следопыты.
   За спиной Глэйда тихо хихикнула Кира. Вполне может быть, что по местным меркам Снигг с приятелями и вправду считался хорошим разведчиком, но по сравнению с ассасином Ардус Валор они трое смотрелись весьма и весьма бледно.
   - Разведчики. Понятно. - Глэйд быстро переглянулся с Кирой и едва заметно усмехнулся. - И что вы с нами намеревались делать, а? По-тихому перерезать глотки, пока спим, а?
   Эти слова северянин сопроводил довольно ощутимыми пинками ногой, пришедшимися Сниггу в область голени. Горец тихо взвыл и попытался было отползти от эррендийца, но позади него гранитной глыбой воздвигся Азонай и предупреждающе покачал головой, демонстрируя свой огромный боевой молот, способный размозжить голову любому человеку с пол-удара.
   - Нет-нет, мы вовсе не собирались так поступать! - затараторил Снигг. - Это неправильно, это не по-честному!
   - Ага, не по-честному! Так я тебе и поверил!
   Глэйд оглядел всех троих горцев.
   - Ладно, закроем этот вопрос. Теперь вот о чём хочу спросить - кто-нибудь будет препятствовать нам на пути к плато Стерлинг?
   - Плато Стерлинг? - сразу же насторожился Снигг. - А зачем вам туда?
   - Знаешь такую поговорку: кто меньше знает - тот дольше живёт? - прищурился Морриган.
   - Э-э... просто это место является священным для нашего народа и ваше присутствие там может быть неверно истолковано Советом Жрецов...
   - Снигг - скажи честно: что вам известно о плато? Только без всякой религиозной шелухи. Мне ведь ведомо, что ваши народ является потомками солдат Древних, так что вряд ли вы не знаете истинного предназначения плато. Я угадал?
   Пало Снигг с минуту молча глядел на ассасина, потом произнёс:
   - Допустим. Что с того?
   - Тогда вы должны знать, что именно находится в недрах древней военной базы.
   - Допустим. И что?
   Глэйд усмехнулся и покачал головой.
   - У нас получается какой-то странный диалог, Снигг. По типу "слепой видел, что глухой слышал, как немой говорил". Так дело не пойдёт. Давай-ка начистоту.
   - Начистоту... Ладно, давай. Что вы хотите сделать? Уничтожить базу?
   - А если да - то что?
   Снигг переглянулся со своими товарищами. Точнее, с одним из них, так как Карстен Хольм до сих пор ещё не пришёл в сознание от удара по голове, что нанёс ему Азонай.
  
  
   Глава 17.
  
  
   - Собственно, насчёт базы никаких предрассудков у нас нет, - медленно отозвался Снигг. - Мой народ очень хорошо знает её происхождение и что именно оттуда едва не пришла погибель для всего нашего мира. Древние, они... были чуток тронутыми, так что ничего удивительного в том, что произошло, нет. Если честно, то мы её стараемся стороной обходить. Ну, сами понимаете, мы-то уже не обладаем теми знаниями, какими обладали предки... да нам оно и не нужно. Делать какие-то извращённые машины для того, чтобы удовлетворить свои низменные инстинкты... Нет уж, увольте!
   - Следовательно, препятствовать вы нам не станете? - полуутвердительно спросил Глэйд.
   - Да нет, чего ради? Чтоб какой-нибудь властолюбивый мерзавец сунул свой нос туда и опять наворотил дел?! - горец мотнул головой. - Да мы даже проводить вас согласны!
   - А далеко до неё отсюда?
   - Не очень. Лиг сорок, вон в том направлении.
   Снигг вытянул руку куда-то вперёд и чуть влево, но, понятное дело, в темноте ничего нельзя было разглядеть.
   - Не думаю, что идти в темноте по горной местности есть верное решение, Глэйд, - сказал Реймус. - Дождёмся рассвета и тогда можно будет трогаться в путь.
   - Разумеется, - согласно кивнул ассасин. Взглянул на Хольма, по-прежнему лежащего недвижно на земле. - Помогите уже этому недотёпе! А то так до утра и проваляется!
   В путь тронулись с первыми лучами солнца. Снигг пояснил, что им предстоит пройти каньоном Семи Ветров, который выходил как раз на то самое плато Стерлинг, где и располагалась древняя военная база с заключённым внутри неё Искусственным Интеллектом. Путь обещал быть нелёгким, так как этот каньон был очень сильно захламлён обломками скал и валунами - Дакарские горы находились в сейсмоактивной зоне и землетрясения здесь были нередки. Самое последнее, по словам Снигга, имело место быть всего лишь три недели назад, и оно принесло жителям Моульстага немало проблем, особенно в районе Рустигской дамбы. Подземные толчки разрушили вспомогательную плотину выше по течению Ставенглера, что вызвало серьёзную угрозу главной дамбе. Но горцы вовремя сумели перенаправить водный поток в каналы аварийных водосливов и тем самым избежали ненужных им проблем.
   К полудню они вышли в устье каньона Семи Ветров. Огромное ущелье шириной около километра тянулось сквозь горную гряду, уходя куда-то вдаль. Правда, рассмотреть перспективу было невозможно, ибо в ущелье клубился густой туман, мешающий увидеть то, что находилось хотя бы в пятидесяти метрах от наблюдателя. Глан пояснил, что такие туманы здесь не редкость и возникают они из-за перепадов температуры. Однако опасаться тут чего-либо было незачем. Опасные хищники на плато не водились, поэтому никто не мог внезапно напасть из-за тумана. Единственно, чего следовало опасаться, так это внезапно вывернувшегося из тумана камня, на который можно было налететь сходу и споткнуться.
   Горцы в один голос заявили, что пройти каньон полностью за светлое время суток не успеть, но они могут показать место, где в безопасности можно будет переночевать. Глэйд осведомился, что это за место и где оно находится. Карстен Хольм ответил эррендийцу, что место это находится в самом каньоне и представляет собой расположенную на скальном карнизе пещеру, достаточно большую для того, чтобы вместить внутри себя небольшой отряд. И находится оно примерно в пяти-шести часах пешего хода от того места, где они сейчас находились.
   Глэйд вкратце объяснил ситуацию своим спутникам, которые либо плохо понимали по-ириморски, либо вообще не понимали ни слова из сказанного на этом языке. Реймус, задумчиво оглядев пейзаж, заявил, что горцы правы - идти в этом "молоке" ночью будет весьма нелогичным поступком. Но, с другой стороны, не собираются ли эти самые горцы заманить их в какую-нибудь ловушку? На это Азонай заметил, что это навряд ли, ибо тогда эти трое точно никуда не вернутся. И многозначительно качнул своим молотом.
   Северянин лишь покачал головой, но ничего не сказал. Махнув рукой, призывая всех продолжить движение, эррендиец решительно шагнул вперёд.
   Пещера, о которой говорили горцы, находилась на выступе скалы, вернее, в самой скале, и от земли её отделяло почти сорок метров. Вверх, к её устью, вёл хорошо обработанный карниз, на котором отчётливо виднелись следы инструментов. Видимо, это место неоднократно использовалось местными жителями в качестве укрытия от непогоды и ночлега. Об этом свидетельствовали пусть и грубовато, но всё-таки обработанные стены пещеры, которая вдавалась в скалу метров на пятнадцать, выдолбленное в каменном полу углубление для костра и тянувшиеся к большой каменной чаше с холодной прозрачной водой, приткнувшейся к северной стене пещеры, деревянные водостоки.
   Расположились на ночлег у противоположной от входа стены. Горцы расстелили на каменном полу плотные шерстяные одеяла, которые они вытащили из своих заплечных ранцев. Глэйд, посовещавшись со своими спутниками, заявил, что ночное дежурство у входа в пещеру всё же необходимо. Снигг недоумённо вопросил, для чего это нужно, ведь здесь им ничто и никто не угрожает. На что Глэйд возразил, что в незнакомой местности иначе нельзя. Фридо Глан тут же заявил, что местность вовсе не незнакомая и, к тому же, горские кланы друг с другом не враждуют, и следовательно, воинам Моульстага никто не может угрожать. Эррендиец на это лишь усмехнулся и ответил, что слова Глана верны лишь в отношении горцев, но к нему самому и к его спутникам не имеют никакого отношения. Следовательно, дежурить они всё же будут. А Глан со товарищи могут спокойно спать на своих одеялах. Если что, то их разбудят.
   Ночь прошла без каких-либо происшествий. Глэйд, Азонай, Сельмур и Эссаджа отдежурили по очереди, при этом они то и дело поглядывали в сторону горцев. Не то чтобы они им совсем не доверяли, но лишняя предосторожность никогда не бывала излишней. Уж в чём-чём, а в этом все они были абсолютно уверены.
  
  
  
   Обновление от 09.10.2016.
   - Интересное зрелище, скажу прямо! - Морриган покосился на стоящего рядом с ним техномага. - Что скажешь, Реймус?
   Эллинор неопределённо пожал плечами.
   С плоской вершины холма, где они сейчас находились, открывался отличный вид на расположенное внизу, в долине, строение Древних, выполненное в форме геометрически правильного круга, выстроенное в излучине реки. Несмотря на прошедшие с момента Катастрофы столетия, база сохранилась неплохо, лишь в ряде мест были видны обрушившиеся части внешней стены. Башни охранного периметра с установленными внутри них орудиями всё так же пялились на окружающую местность, но техномаг высказал предположение, что орудия эти самые давно уже не несут никакой угрозы окружающему. Даже если там и сохранился боезапас или энергия, стрелять из них было давно некому.
   Путь от вершины холма до базы занял почти три часа. Вроде расстояние было невелико, но приходилось обходить заболоченные участки местности, сильно мешавшие продвижению. В одном месте им даже пришлось идти чуть ли не по пояс в грязной затхлой воде, от которой сильно несло протухшей рыбой и гнилыми водорослями.
   Когда-то, безусловно, периметр базы был неприступен, но сейчас пробраться внутрь было несложно, учитывая даже тот факт, что мощные бронированные ворота высотой в пять человеческих ростов были наглухо закрыты, так, что отпереть их можно было только изрядным количеством взрывчатки. Проломы в стене были словно двери, через которые можно было преспокойно проникнуть внутрь периметра.
   Однако дальше дело пошло не так, как могло ожидаться. Если внешний периметр можно было преодолеть без особых проблем, то проникнуть внутрь самой базы оказалось делом затруднительным. Выстроенное из неизвестного современным строителям светло-серого материала, отливающего металлом, но им не являющимся, она высилась над поверхностью земли эдаким неприступным фортом и не было заметно ни малейшей двери или пролома в стене, сквозь которые можно было бы проникнуть внутрь.
   Кира предположила, что на крыше здания могли быть вентиляционные отверстия, сквозь которые можно попробовать проникнуть внутрь. Глэйд, скептически оглядев возносящиеся на сорок метров отвесные стены базы, переглянулся с Сельмуром и кивнул ривийцу, после чего тот вытащил из своего рюкзака тонкий и прочный трос с якорем-"кошкой" на конце и, размахнувшись, с одного раза зашвырнул его наверх. Оттуда донёсся скрежет металлического якоря о крышу, затем трос замер. Сельмур подёргал его, сначала слабо, потом сильнее, и потом повис на нём всем телом. Трос и не думал падать.
   Решено было, что сначала вверх поднимутся люди и только потом - орк. Никто не знал, сможет ли трос выдержать вес Азоная, который весил куда как больше любого из людей. Следопыт философски пожал плечами и сказал, что, по крайней мере, он попробует.
   По очереди забравшись наверх, эреленцы, Эссаджа и горцы принялись ждать орка. Глэйд обвязал тросом торчащий из поверхности крыши стальной раструб вентиляционной шахты, который нисколько не изменился от времени - по-видимому, материал, который использовали строители Древних, не был подвержен коррозии - и крепко затянул узлы. После чего крикнул Азонаю, чтобы тот попробовал залезть на крышу.
   Для начала орк повис на тросе всем телом. Раструб жалобно заскрипел, но вес Азоная выдержал. Кивнув сам себе, Азонай, ухватившись за трос обеими руками, упёрся ногами в стену и... просто двинулся вверх так, словно он шагал по мостовой какой-нибудь улицы.
   Глэйд кинул обеспокоенный взгляд на трос. Узлы, которыми он закрепил его вокруг раструба, держались, а вот сама металлическая конструкция поскрипывала и подрагивала от веса орка. Но вот над краем крыши показалась голова Азоная, а следом и сам её обладатель перекинулся через парапет и прочно утвердился на поверхности крыши базы Древних на своих ногах.
   - Вон там, видите? - Кира указала рукой в направлении виднеющегося метрах в десяти овального люка из того же, что и раструб вентиляционного колодца. - Может быть, попробуем его открыть?
   - Как, позволь узнать? - Глэйд подошёл к люку и внимательно его рассмотрел со всех сторон. - Здесь нет никаких рукоятей или рычагов - здесь вообще ничего нет. Может, для его отпирания применялись какие-нибудь механизмы? Но тогда мы его точно открыть не сможем - ведь энергия, необходимая для их работы, давным-давно закончилась.
   - Насколько я могу судить, этот люк достаточно широк для того, чтобы в него пролез наш друг с Шардэкских островов, - заметил Реймус. - В вентиляционные отверстия он просто не пролезет. У нас есть взрывчатка, немного, правда, но её должно, по идее, хватить.
   - Хочешь взорвать? - Глэйд слегка попинал люк ногой. - Интересно, из чего он сделан? По виду как сталь, быть может, сталь и есть, просто должным образом обработанная?.. Ладно, попробуем взорвать.
   Пока техномаг деловито расставлял по периметру люка взрывпакеты и протягивал между ними детонационный шнур, остальные быстро укрылись на значительном расстоянии от люка, чтобы не попасть под взрывную волну. Эллинор, закончив все необходимые приготовления, сноровисто поджёг запал и быстро присоединился к остальным.
   Взрывпакеты рванули с оглушительным грохотом. Во все стороны прянуло плотное облако дыма, грохот от взрыва раскатился далеко по окрестностям. Глэйду померещилось, как из клубов дыма и пламени что-то вылетело и унеслось за край крыши. Крышка люка? Всё может быть.
   - Ха, а сработало-таки! - на лице техномага при виде зияющей на месте крышки люка дыры, ведущей в неведомые недра древней военной базы, появилась широкая улыбка. - Выходит, и мы кое-что можем!
   - Было бы странно, если бы аффинорская взрывчатка не сработала! - усмехнулся Сельмур.
   Эллинор покосился на ривийца, но ничего не сказал ему в ответ. Вместо этого он подошёл к краю тёмного цилиндрического колодца и заглянул внутрь.
   - Темно, как в жо... э-э... как в Глиротанских пещерах! - заявил он. - Однако я вижу вмонтированные в стену металлические скобы - судя по всему, это нечто вроде аварийной лестницы. Будем спускаться?
   - Предлагаешь прыгать? - усмехнулся Морриган.
   - Это шутка такая? - аффинорец недовольно покосился на ассасина.
   - Ладно, не обращай внимания, Реймус... А они выдержат наш вес? Или Азоная?
   - Не узнаем, пока не попробуем, - пожал плечами техномаг.
   - Не, так не пойдёт! - нахмурился эррендиец. - Если шахта пронизывает всё здание - это же сорок метров! Верная смерть, если сорвёмся!
   - Можно сделать страховку, - предложил Эссаджа. - У нас достаточно тросов, чтобы связать из них один длинный, как раз сорокаметровой длины. Закрепим его на крыше, каждый сделает для себя страховочное устройство по типу альпинистского - для этого у нас есть карабины и зажимы - и закрепит его на тросе-страховке. Если даже сорвётесь - повиснете на тросе.
   - Я тоже повисну? - поинтересовался Азонай.
   - Технически, должен. - Эссаджа с сомнением оглядел здоровенного Следопыта. - На всякий случай, сделай себе двойную страховку.
   Спускаться в тёмный вертикальный колодец, не видя дна и не зная, выдержат ли вмонтированные в стену древними строителями скобы из неизвестного металла - занятие не из приятных. Однако спуск, вопреки опасениям, прошёл без происшествий. Никто не сорвался, никто не пострадал.
   Шахта вентиляционного колодца привела их в просторное овальное помещение, в котором, стоило лишь Глэйду - северянин спускался первым - коснуться пола, медленно зажёгся неяркий мертвенно-белый свет. Скорее всего, сработала автоматика, запустившая какой-нибудь аварийный генератор, хотя было странно, что он работал спустя такой продолжительный отрезок времени. Хотя кто может знать, что именно использовали тут Древние для подобных устройств? Если, как сказал Реймус, это было некое атомное устройство, то, теоретически, оно могло работать очень долго, а в режиме максимальной экономии - неограниченно долго.
   Глэйд, оглядев то помещение, в которое они попали, хмыкнул и сказал, что им, судя по всему, благоволили боги всех народов Териона, ибо, если судить по обстановке, они попали именно туда, куда и стремились, а именно - в центральное хранилище Искусственного Интеллекта. Кира Ходдрен спросила его, почему он в этом так уверен. Северянин, поведя плечами, ответил, что он примерно представлял себе, как всё это может выглядеть, после чего уверенно прошествовал к расположенному в центре помещения на небольшом постаменте грибовидному пульту с матово блестевшим в свете потолочных осветительных панелей небольшой плоский экран.
   Реймус присоединился к эррендийцу и стал с интересом наблюдать за уверенными действиями Морригана. Глэйд, тщательно рассмотрев пульт, для начала смахнул с него рукавом куртки пыль, после чего осторожно дотронулся до одной из кнопок сбоку от экрана. По поверхности последнего пробежала какая-то рябь, затем на нём высветилась какая-то консоль, на которой были изображены различные кнопки, как пояснил эррендиец - сенсорные. Осторожно он набрал на этой панели какую-то команду, следствием чего стало появление над пультом прямо в воздухе мерцающего изображения какой-то довольно сложной схемы.
   - Это и есть тот самый ИИ? - осведомилась Кира.
   - Похоже на то, - ответил Глэйд. - Если я всё правильно понимаю - а Скрижаль Ривеллин примерно на таком вот принципе и основана, то это схема главного контура процессора. И он в данную минуту отключён от питания. А вот это, - указательный палец левой руки ассасина указал на небольшое оранжевое пятно в центре схемы, - должно являться ядром ИИ. Вот его и надо уничтожить.
   - Как? - задал вполне резонный вопрос Азонай. - Физически?
   - Нет, не физически. Существует древний термин "виртуальное воздействие". Это... ну... словом, как бы работа на расстоянии... то есть, мне не нужно находиться в непосредственной близости от ядра ИИ, хотя оно, судя по всему, и расположено здесь, вон за той стальной переборкой, - Глэйд кивнул в сторону сплошной металлической стены, отгораживающей от них солидную часть помещения. - И слова Миндара о том, что это ядро не есть главное, ошибочны. Если верить схеме, то на поверхности Старкоса и вправду находилось хранилище ядра ИИ, но не основного, а именно запасного, но его уничтожили во время войны. Здесь же Древние всего лишь отключили основное ядро, почему они не смогли его уничтожить - думаю, этого мы уже не узнаем.
   - Так как его всё-таки уничтожить? - спросил Сельмур.
   - Надо стереть эвристическую программу и вот это, - Глэйд ткнул пальцем в висящее над пультом изображение. - Это - сердце ИИ, хранилище электронного разума. Стерев его, мы сделаем машину абсолютно бесполезной.
   - И ты сможешь это осуществить? - Кира во все глаза глядела на эррендийца.
   - А вот сейчас и поглядим, достаточно ли знаний мне на эту тему передали мои наставники в Схола Ассасинарон! - усмехнулся Глэйд.
   Очень осторожно, словно залезая в улей наргских горных пчёл, северянин принялся передвигать внутри изображения какие-то блоки и части схем. Похоже, что это начало давать свои результаты, поскольку по мере работы эррендийца части схемы одна за другой стали исчезать из проекции.
   - Вроде как всё верно делаю! - пропыхтел Глэйд, лоб которого покрылся испариной, несмотря на то, что выполняемая им работа была отнюдь не физической. - Осталось совсем чуть... Э, а это что ещё за дерьмо такое?!
   Последнее вырвалось у северянина при виде внезапно возникшего внутри изображения сурового и очень злого мужского лица с пронзительными горящими глазами. Оно уставилось на эррендийца гневно горящими глазами и открыло рот, чтобы что-то произнести, но Глэйд стёр очередной участок схемы и вместе с этим исчезла вся нижняя часть лица.
   - Так-так-так! - ассасин быстро убрал ещё пару линий. - Похоже, что я случайно активировал визуальное изображение ИИ. Но это не страшно, я сейчас это исправлю!
   Схема исчезала под быстро задвигавшимися пальцами эррендийца, и вместе с ней исчезало и "лицо" ИИ. Последними испарились глаза, всё так же злобно глядящие на ничтожных смертных, которые дерзнули нарушить покой древней машины. И не просто нарушить - а полностью уничтожить механическое зло Древних.
   - И это всё? - с шумом выпустив сквозь стиснутые зубы воздух, спросил Эллинор, когда и "лицо", и схема полностью растворились в воздухе. - Он уничтожен?
   - Можем обложить здесь всё взрывчаткой, если тебе уж так хочется наверняка убедиться в этом! - усмехнулся Морриган, несколько нервозно отирая вспотевшее лицо. - Хотя я не думаю, что нам удастся взорвать всё это, - он обвёл жестом помещение ядра ИИ. - Древние, думаю, не из картона всё это соорудили.
   - Что ж - эту проблему мы решить сумели, - Эллинор огляделся вокруг, - но у нас появилась новая проблема...
   - Пришельцы? - понимающе кивнул Глэйд.
   - Да. Что они на самом деле хотят? Не будет ли вот этот ИИ наименьшим из зол?
   - Думаю, это мы узнаем, Реймус. Со временем. Но не забывай, что пришельцы отнюдь не всемогущи. Их, если что, тоже можно бить. И причём очень крепко.
   Техномаг с минуту глядел на эррендийца прищуренными глазами, а потом, с силой хлопнув того по плечу, оглушительно расхохотался. Спустя некоторое мгновение к ним присоединились и все остальные.
  
  
   Книга завершена.

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"