Сидиус Дарт Ситхович: другие произведения.

Время героев

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Что может быть общего между детективом полиции Титана, оперативным агентом Космического Патруля Марсианского ТехноСоюза и экипажем грузового космолёта "Молчаливый Странник"? Ну, не считая того, что все они являются представителями вида homo? Практически ничего, скажете вы - и одновременно будете и правы, и неправы. Ведь именно им волею случая придётся столкнуться с самым чудовищным заговором в истории человеческой цивилизации...
       Книга завершена.
       В электронном виде книга представлена здесь - https://author.today/u/alexmetalloid/works/edit.

Хостинг картинок с прямыми ссылками

   Краткое описание событий, предшествовавших описываемому в данной книге временному периоду:
  
  
  
   2021-2027 гг. - период так называемого "Холодного Мира", противостояние русско-китайско-иранско-индийского блока и стран НАТО-ЕС.
   2028 г. - Третья Мировая война. Число жертв превысило два с половиной миллиарда. Разрушена большая часть инфраструктуры цивилизации, большинство крупнейших городов Европы, России, Китая, Японии и Северной Америки лежат в руинах. Коллапс мировой экономики.
   2031-2032 гг. - глобальная эпидемия "песочной чумы", убившей ещё полтора миллиарда населения Земли. Планета погружается в состояние неуправляемого хаоса. За глоток чистой воды и горсть пищи убивают без зазрения совести...
   2033 г. - русские учёные создают вакцину против "песочной чумы". Начинается массовая вакцинация выжившего населения.
   2036 г. - образование Российского Консорциума, власть в котором переходит к военно-технократической хунте.
   2037 г. - образование Североамериканской Федерации.
   2038 г. - Российский Консорциум и САФ заключают договор о мире и сотрудничестве. Начинается процесс возрождения планеты.
   2051 г. - создана первая обитаемая станция на Луне.
   2056 г. - международная экспедиция на космическом корабле "Юрий Гагарин" достигает Марса. Высадка отряда из пяти космонавтов на поверхность Красной планеты.
   2058 г. - кратковременное ухудшение в отношениях между Российским Консорциумом и Японо-Корейской Федерацией, вызванное несправедливым, по мнению Токио, налогообложением ввозимых в РК товаров из ЯКФ. Разногласия разрешены на прошедших в Южно-Сахалинске в сентябре того же года переговорах. Создание Дальневосточного Экономического Кластера.
   2063 г. - начало строительства второй лунной станции в кратере Тихо.
   2074 г. - Российский Консорциум и Североамериканская Федерация совместно создают принципиально новый тип ионного двигателя для космических аппаратов, позволяющий совершать взлёт и посадку на поверхность планетного тела.
   2088 г. - на Марсе начато строительство обитаемого поселения на плато Меридиан.
   2110 г. - высадка космонавтов на Церере.
   2129 г. - на Марсе, в кратере Индевор, обнаружены развалины искусственного сооружения инопланетного происхождения, возраст которых оценён примерно в шестьдесят тысяч лет. Изучение развалин позволило земным специалистам сделать вывод, что строители этого аванпоста могли быть антропоидными существами ростом около двух метров. Никаких технологических артефактов найдено не было.
   2133 г. - космический корабль "Нил Армстронг" с экипажем из двадцати двух космонавтов прибывает в систему Юпитера. Высадка землян на Каллисто.
   2140-е гг. - прорыв в космических и энергетических технологиях. Создан первый в мире "холодный" термоядерный реактор.
   2148 г. - русский инженер Алексей Фёдоров создаёт новый тип двигателя для космических кораблей - прямоточный термоядерный двигатель, позволяющий значительно сократить время космических перелётов. Новый двигатель получил официальное название прямоточный двигатель Фёдорова - ПДФ. Наступает так называемая "эра Открытого Пространства".
   2150-2170 гг. - посещение земными экспедициями спутниковых систем Сатурна, Урана и Нептуна, высадка на Весте, Палладе и Эвномии, открытие примитивных жизнеформ на Титане, в подповерхностных океанах Европы и Энцелада. Прорыв в нанотехнологиях, генной и биоинженерии, пищевой промышленности и медицине, антигравитационных и ЭМ-технологиях, создание силовых защитных экранов, обеспечивающих безопасность экипажей космических кораблей от радиационных вспышек. Начало Четвёртой Промышленной Революции. Первая в истории высадка человека на поверхность Меркурия (на теневой стороне). Облёт и дистанционное зондирование Венеры экспедицией космолёта "Фернан Магеллан". Начало создания земного военного космического флота и глобальной космической полиции - КосмоПола.
   2176 г. - объединение земных территориальных единиц и поселений Луны в единое государство - Земную Федерацию. Начато строительство столицы Федерации - города Терраполис.
   2185 г. - начало строительства на Меркурии первого купольного города.
   2209 г. - марсианские учёные изобретают новый способ дальней связи - квантовомеханический коммуникатор, способный передавать сообщения на любые расстояния без какой-либо временной задержки.
   2267 г. - колонии на Марсе, Меркурии и Ганимеде достигают уровня самодостаточного существования. Основан Фронт Независимости Марса, выступающий за постепенное предоставление колонии независимости от Земной Федерации.
   2274 г. - крупная техногенная катастрофа на Церере. При заходе на посадку в космопорту главного города Цереры - Ольберса - из-за неисправности в навигационном оборудовании потерпел крушение грузовой корабль "Боливия", вёзший с Марса технику и оборудование для строительства подземных коммуникационных туннелей. Частично была нарушена герметичность городского купола, крушение космолёта привело к гибели пяти тысяч семисот сорока шести человек.
   2291 г. - на Марсе дано начало проекту по терраформированию планеты. Руководство над ним взяла марсианская корпорация "Промышленные и Военные Технологии".
   2318 г. - на состоявшейся в столице Титана - Гюйгенсе - межпланетной конференции, в которой приняли участие представители Ганимеда, Титана, Тритона, Титании и Каллисто, достигнуто соглашение о создании Конфедерации Внешних Планет с административным центром в Гюйгенсе. Это событие вызвало крайне негативную реакцию официального Терраполиса, обвинившего внешние колонии в сепаратизме.
   2359 г. - завершена первая стадия терраформирования Марса.
   2366 г. - Марс официально объявил о выходе из-под контроля Земной Федерации и о создании нового государства - Марсианского ТехноСоюза. Предвидя негативную реакцию метрополии, на околопланетную орбиту выведены все имеющиеся в распоряжении марсиан двадцать шесть боевых космолётов собственного производства двух типов - эсминец и фрегат. Начало конфронтации между Марсом и Землёй.
   2367 г. - состоявшиеся в Луна-Сити переговоры между представителями Земной Федерации и Марсианского ТехноСоюза не привели к каким-либо результатам. Земля вводит торговое эмбарго в отношении Марса и приводит флот в состояние повышенной боеготовности; то же самое делают и марсиане. Объявлена мобилизация марсианских сил безопасности и народного ополчения, планета переходит на военное положение. КВП объявляет о поддержке действий Марса и присылает на планету несколько транспортов с вооружёнными добровольцами. Правительство ТехноСоюза прекращает все поставки на Землю и Луну продуктов марсианской промышленности, что негативно сказывается на экономике Федерации в силу технологического отставания метрополии от марсианской колонии. В районе Пояса Астероидов имели место быть несколько боевых столкновений между кораблями Федерации и ТехноСоюза. Повреждены три земных фрегата и марсианский эсминец; по счастью, обошлось лишь ранеными. Все корабли самостоятельно вернулись к местам своего базирования.
   2368 г. - ТехноФедерация Меркурия предлагает провести переговоры между Землёй и Марсом в своей столице - Порт-Лоуэлле. Председатель Совета ТехноСоюза Дмитрий Волков принимает предложение меркурианцев и в одностороннем порядке объявляет о снятии эмбарго на торговлю с Федерацией. Президент ЗФ Ульрих Ландеманн после некоторых колебаний соглашается на встречу с Волковым на Меркурии. В ходе трудных двухнедельных переговоров Земля признаёт независимость Марса и Меркурия и заявляет, что любые попытки насильственным путём добиться независимости лишь навредят человеческой расе. Марс и Меркурий заключают между собой соглашение о признании друг друга в качестве независимых государств и обмениваются послами как между Марсопортом и Порт-Лоуэллом, так и с Терраполисом. Создаётся Совет Безопасности Солнечной системы, куда входят по одному представителю от Земной Федерации, Марса, Меркурия, Цереры, Весты, Паллады, Гигеи, Ганимеда, Титана, Тритона и Титании.
   2384 г. - объявлено о создании Военно-Космического Флота и Космического Патруля Марсианского ТехноСоюза.
   2387 г. - ТехноФедерация заявляет о своих правах на Венеру. Меркурианцы начинают разработку амбициозного проекта по её терраформации.
   2397 г. - власти Тритона официально заявляют о своих правах на Плутон и его спутники - Харон, Стикс, Гидру, Никту и Кербер, а также на все планетные тела за орбитой Плутона. Земная Федерация, Марс и Меркурий никак на это не реагируют. В этом же году тритонский космолёт "Привилегия Солнечного Воина" совершает посадку на поверхность карликовой планеты в кратере Бёрни. На месте приземления корабля поднят официальный флаг Тритона.
   2418 г. - Конфедерация Внешних Планет распадается вследствие сепаратисткой деятельности Тритона, взявшего курс на колонизацию внешних районов Солнечной системы и создание собственного государства. Титан, Ганимед и Титания подтверждают взятые на себя сто лет назад обязательства и упраздняют Конфедерацию Внешних Планет, учреждая вместо неё Союз Внешних Миров, куда принимается - в качестве полноправного члена - Церера.
   2425 г. - леворадикальное правительство Земной Федерации своими действиями провоцирует рост напряжения в отношениях между Землёй и Марсом. На товары ТехноСоюза вводятся дополнительные налоги, устанавливаются квоты на экспорт с Марса и Меркурия продукции высокотехнологичного характера. Для граждан Марса и Меркурия усложняется процедура въезда на территорию Федерации. В ответ Марсопорт и Порт-Лоуэлл вводят аналогичные меры. СВМ встаёт на сторону Марса, Тритон провозглашает политику нейтралитета. Президент Федерации Луис Мараньяно обвиняет Марс и Меркурий в попытках установить монополию на продукты высоких технологий. Леворадикальные экстремисты из партии "Терра Фирма" совершают ряд провокационных выходок на Земле и Луне против учреждений Марса и Меркурия и их граждан. Во время взрыва бомбы в космопорту Нового Сингапура гибнут двадцать семь граждан ТехноСоюза. Председатель ТехноСовета Марса Джиро Нобунага требует срочного созыва Совета Безопасности, однако земляне саботируют работу СБ. Правительство Ганимеда прекращает поставки на Землю и Луну продукции сельскохозяйственных ферм.
   2426 г. - противостояние между Землёй и Марсом выливается в короткий военный конфликт в Поясе Астероидов. В сражении при Лютеции силы Федерации потерпели поражение от марсианской экспедиционной флотилии, потеряв в ходе боя тяжёлый крейсер "Шеллефтео", четыре крейсера класса "Уэльс", два эсминца и девять фрегатов; потери марсиан составили крейсер "Гиперборея", три фрегата проекта "Ацидалия", корабль-носитель "Михаил Трофимов" и четыре эсминца класса "Фобос". Попытка землян атаковать непосредственно Марс провалилась благодаря грамотным действиям марсианского космического контр-адмирала Любомира Цулева. В сентябре этого же года стороны, наконец, согласились провести переговоры на Титане, по итогам которых между Федерацией и ТехноСоюзом был заключён мирный договор и подписаны ряд важных соглашений в торгово-экономической сфере.
   2431 г. - создана Федерация Внешних Планет со столицей в Ласселе, Тритон. Пространство Солнечной системы за орбитой Нептуна объявлено сферой интересов ФВП.
   2438 - 2454 гг. - тихая "ползучая" экспансия Марса в Поясе Астероидов приводит к тому, что лишь Церера остаётся независимой планетарной властью; все прочие крупные астероиды (за исключением нескольких свободных торговых станций) переходят под юрисдикцию Марса. Земная Федерация по этому поводу ничего не предпринимает. Впрочем, для астеров (так стали себя называть жители Пояса) переход под протекторат Марса не явился катастрофой, учитывая уровень развития последнего и отношение к коренным обитателям Астероидов.
   2489 г. - исследовательский корабль Федерации Внешних Планет "Аристотель" в Провале Койпера, на удалении в пятьдесят семь астрономических единиц от Солнца, обнаружил неизвестную доселе планету класса "суперземля", с массой в пять с половиной земной, гравитацией, превосходящей стандартную на сто семьдесят девять процентов, температурой на поверхности минус сто восемьдесят градусов по Цельсию и плотной атмосферой из хлора и водорода, а также двумя крупными спутниками, сопоставимыми по своим размерам с Ио. "Аристотель" провёл облёт планеты и её спутников и осуществил сканирование их поверхностей, после чего вернулся на Тритон. Через пять месяцев власти Тритона официально объявили об открытии девятой планеты Солнечной системы и присвоили ей название Персефона.
   2517 г. - завершена вторая стадия терраформирования Марса. Атмосфера планеты становится пригодной для дыхания, гравитация из-за увеличения тяготеющих масс изменилась до значения 0,91 от земной. Население планеты превысило отметку в пять миллиардов шестьсот миллионов человек. Таким образом, Марс стал второй по численности населения планетой Солнечной системы после Земли с её четырнадцатью с половиной миллиардами, и первой по уровню технологического развития.
   2556 г. - наше время...
  
  
  
  
   Глава 1.
  
  
  
  
   12 апреля 2556 года,
   спутниковая система Сатурна,
   шестой спутник - Титан,
   главный город - Гюйгенс,
   Центральное Полицейское Управление.
  
  
  
  
   Ни для кого не было секретом, что на сельскохозяйственных фермах Ганимеда и Каллисто тамошние пищевые инженеры и биотехнологи могли сымитировать практически любой вкус практически любого блюда, производимого на Земле, Луне или Марсе. Вплоть до нежнейшего сливочного крема или изысканнейшего сорта кофе "Капе Аламид", чашка которого стоила, к примеру, на Титане сорок местных марок. Правда, чашка оригинального кофе этого сорта на Земле стоила от шестидесяти пяти солов, но здесь вам была не Земля, а самый крупный спутник Сатурна, известный также под названием Сатурн-VI. И здесь бы настоящий "Капе Аламид" стоил бы в несколько раз дороже, но никому на Титане и в голову бы не пришло везти сюда кофе из бывшей метрополии. Куда проще привезти со спутников Юпитера его дешёвый аналог, в котором кофе не было ни микрограмма. Или произвести его прямо на Титане, используя ганимедский концентрат. Только дрожжи, дрожжи и ещё раз дрожжи. В этом направлении биотехники Ганимеда и Каллисто достигли небывалых высот. Вы могли купить в Гюйгенсе, Ласселе или Гершеле бананы, варёные креветки или свежую говядину, при этом вы бы ни за что не отличили их от земных аналогов. Ни по внешнему виду, ни по вкусу. И приготовив ту же самую говядину, вы были бы уверены - не зная истинного положения дел, что едите настоящее мясо. И ошиблись бы на все сто процентов. Ибо всё, что производилось на пищевых фабриках двух крупнейших спутников Юпитера, изготавливалось из самых простых дрожжей - но с применением самых передовых технологий. Именно за счёт дрожжей человечество могло не опасаться голода, ибо прокормить тридцать миллиардов ртов одна лишь Земля была не в состоянии. Даже с помощью терраформированного Марса. А дрожжевые фермы Ганимеда и Каллисто с этим справлялись вполне успешно, так что, если только кому-нибудь не взбредёт в голову дикая идея уничтожить пищевые фабрики на лунах Юпитера, голод населению Солнечной системы не грозит. Хотя даже во время "горячего" противостояния Земли и Марса в первой половине прошлого века ни у кого из сторон даже и мысли не возникло о том, чтобы нанести удары по Ганимеду и Каллисто - к слову говоря, полностью независимым мирам, являющимися участниками Союза Внешних Миров. Умирать от голода никого не прельщало.
   Однако то, что ещё занимало добрую треть псевдофарфоровой кружки, украшенной стилизованным изображением какого-то фантастического животного и стоящей на блюдечке светло-зелёного цвета, в центре которого переливался всеми своими оттенками окольцованный водородный шар Сатурна, являлось самым настоящим земным кофе, выращенном на бразильских плантациях. Стограммовая баночка такого кофе здесь, на Титане, обошлась бы тому, кто сейчас задумчиво рассматривал кружку прищуренными серыми глазами, в его недельное жалованье, но благодаря тому, что кое-кто из коллег сидящего за большим рабочим столом-пультом имел земные корни и совсем недавно вернулся с планеты-прародины, где гостил во время отпуска у родителей, вышеупомянутому субъекту она не стоила ни шиллинга.
   Дункан Фрост, один из старших детективов криминального отдела полицейского управления Гюйгенса и коренной житель Титана, сделал маленький глоток кофе, причмокнул языком и взглянул в сторону встроенного в одну из стен своего рабочего кабинета окна, забранного тонким и при этом крайне прочным стеклом из глассиума и недовольно крякнул. Почему-то именно сегодня управляющая погодой в главном куполе самого большого спутника Сатурна компания решила "помыть" город, для чего и организовала проливной дождь. Пусть и летний ( "летний", разумеется, по меркам Земли и Марса, ведь здесь, под герметичным куполом из сверхпрочной прозрачной микростали, круглый год стояло "лето" с температурой плюс двадцать-двадцать два градуса по стандартной шкале Цельсия), но от этого легче не становилось. Особенно если он заставал тебя под открытым небом-куполом и без зонта или влагозащитной куртки с капюшоном.
   Сидя за столом, Фрост не мог видеть панораму городских улиц, но он прекрасно знал, как она сейчас выглядит, как если бы смотрел на эту самую панораму с высоту двенадцатого этажа здания ЦПУ. Мокрые тротуары со спешащими по своим делам прохожими, проносящиеся взад-вперёд наземные кары и ожидающие городского антигравитационного автобуса пассажиры под большим стеклопластиковым навесом у восточного угла здания управления. Вдали меж зданиями промелькнула и быстро скрылась серебристая сигара городского монорельса, прошелестевшая по поднятой на высоту десяти метров эстакаде магнитной дороги. А над крышами городских зданий в разных направлениях, но придерживаясь установленных службой контроля воздушного движения коридоров, двигались многочисленные частные аэрокары, полицейские коптеры и флайеры городских служб. В центральной части Гюйгенса купол достигал километра в высоту и полёты аэротранспорта здесь не возбранялись. Ближе же к границам города действовали ограничения на полёты воздушных машин.
   Глядя из окна, можно было вполне вообразить себе, что вокруг находится самый обычный город, укрытый пеленой дождя. Вообразить можно - но от этого ситуация не менялась ни на йоту. Стоило вам пересечь границу герметичного сверхпрочного купола, могущего выдержать прямое попадание тактической ракеты ТехноСоюза класса "Циркон-С", при условии, что на вас не будет защитного скафандрового комплекса - и вам останется жить две минуты плюс-минус несколько секунд, в зависимости от крепости вашего организма. Выжить вне купола в условиях азотно-метановой атмосферы, в которой на азот приходилось девяносто восемь и четыре десятых процента и в которой присутствовал смертельный для вида homo цианистый водород, и температуре минус сто восемьдесят градусов человеческое существо было не в состоянии.
   Одно время существовали планы по терраформингу Титана, которые, правда, так и остались лишь планами, теперь уже архивными. Наличие на самом крупном спутнике Сатурна собственной биосферы делало этот проект фактически неосуществимым, ибо никто не хотел брать на себя ответственность за уничтожение инопланетных форм жизни. Пусть даже и неразумных. Поэтому в данное время никто даже и не рассматривал подобные проекты.
   На данный момент Титан являлся столичным миром Союза Внешних Миров и занимал четвёртое - после Земли, Марса и Меркурия - место в Солнечной системе по уровню жизни и технологическому развитию. Население спутника составляло почти миллиард жителей, а если учитывать ещё и население Тефии, Дионы, Япета, Реи, Мимаса, научных станций Энцелада и торговых станций Фебы и Гипериона, то общее число обитателей Сатурнианской системы насчитывало один миллиард семьсот сорок два миллиона человек. На трёх больших лунах Сатурна - на собственно Титане, Япете и Дионе - располагались гарнизоны Боевого Космического Флота Союза, где были также расквартированы и подразделения Космической Пехоты. Собственно флот Сатурнианской системы был не слишком велик, но если включить сюда силы СВМ, базирующиеся на Каллисто, Обероне и Церере, получалась довольно неплохая формация, почти равная по численности Космическому Флоту ТехноФедерации. Да и по технической оснащённости флот Союза тоже мало в чём уступал меркурианскому.
   Фрост сделал ещё пару маленьких глотков и перевёл взгляд на трёхмерный дисплей мультихроматрона, висящий в воздухе на расстоянии нескольких сантиметров над поверхностью рабочего стола детектива. Лёгким касанием указательного пальца правой руки он активировал одну из висящих в трёхмерном поле голографических иконок, выводя на дисплей оперативную сводку Управления по Гюйгенсу и его спутнику - Флетчеру, чей меньшего размера купол можно было наблюдать с западной окраины города, за последние три дня.
   Происшествий было, собственно говоря, как обычно - в основном, мелкие кражи, "бытовуха" и драки в кантинах. Три случая угона личного транспорта - два наземных кара и флайер городского управления водопровода. Последний, правда, уже нашли - трое подвыпивших подростков от нечего делать решили покататься и для этого "приватизировали" подвернувшийся флайер коммунальщиков. Им удалось взлететь, но уже через двенадцать минут воздушная машина, благодаря неумелому управлению, свалилась прямёхонько в один из прудов Центрального парка Гюйгенса. А когда троица незадачливых угонщиков выбралась, наконец, из воды на берег, их уже ждали полицейские, вооружённые суггесторами и бластерами. Церемониться с ними никто из стражей закона не стал - всех троих просто оглушили из нейронных парализаторов, после чего забросили в патрульный коптер и доставили в здание ближайшего полицейского комиссариата.
   Фрост хмыкнул и слегка перелистал сводку. Так, драка в кантине "Сиреневое Облако", это в городском районе Аланис, трое пострадавших, один до сих пор в тяжёлом состоянии в одной из больниц Гюйгенса, арестовано шестнадцать человек, заведению причинён ущерб на сумму около семнадцати тысяч марок. Солидная, между прочим, сумма - двухкомнатная квартира в центре города стоила тысяч на пять меньше. К слову. Причина конфликта - неуважительное отношение к подруге некоего Соломона Филлипса. Оного субъекта детектив не знал, поэтому он просто пожал плечами и ещё раз перелистнул текст на три-экране мультихроматрона.
   Но и там ничего интересного для себя Фрост не увидел. Нахмурившись и недовольно покачав головой, титанец отпил ещё кофе и хотел уже запросить сводку по соседнему со столицей городу - Рэнделлу, но в это время входная дверь его кабинета плавно и бесшумно скользнула в сторону на магнитных направляющих, впуская из коридора высокого хорошо сложенного мужчину лет тридцати шести-тридцати восьми, одетого в простые демисезонные серые брюки из синтеплекса, такого цвета и из того же материала рубашку с короткими рукавами и кросс-туфли на меняющей свой рельеф подошве, держащий в руках электронный планшет. Бегло кивнув Фросту, он без приглашения преодолел расстояние между входной дверью и рабочим столом старшего детектива и с размаху плюхнулся на стоящий у противоположной от Фроста стороне стола металлопластовый стул. Такое обращение с собой стулу явно пришлось не по душе и он протестующе скрипнул под весом пришельца, но это было всё, что он мог сделать.
   Вошедший же с видом человека, только что выигравшего пять миллионов марок в Сатурнианской лотерее, положил планшет на поверхность стола и толкнул его от себя, направляя в сторону Фроста. Старший детектив на это никак не отреагировал, лишь вопросительно взглянул на визитёра.
   - Шеф - я сегодня видел Бимми, - безо всякого перехода произнёс напарник Фроста детектив Оскар Селенский, уроженец Земли, вот уже двенадцать лет как перебравшийся на Титан и поступивший на службу в полицию Гюйгенса. - И я даже с ним разговаривал.
   - Да ну? - Дункан Фрост сделал неопределённую мину. - И что же сказал тебе этот достойный сожаления господин?
   - Можешь как угодно относиться к оберонцу, но на сей раз информация, которой он решил поделиться с нами - не за спасибо, конечно, стоила тех денег, которые мне пришлось ему заплатить.
   - И что это за информация? - хмыкнул Фрост. - Бимми удалось переспать с Мисс Титан этого года?
   Реакцию Фроста на слова Селенского легко было объяснить. Бимми - Бенджамин Престор - был хорошо знаком полиции Титана (в первую очередь, полиции Гюйгенса) в качестве мелкого афериста, промышлявшего подделыванием лотерейных билетов и проездных на общественный транспорт, а также толканием всякой контрабандной хреноты. Большим умом сей гражданин не отличался, а потому однажды и попался в руки Фросту и Селенскому, которые задержали его во время облавы на контрабандистов в промышленном районе главного города Титана и СВМ. Помимо недалёкого ума Бимми отличался ещё и завидной трусостью, а потому, стоило лишь полицейским чуток надавить на него, он тут же согласился выполнять роль тайного осведомителя правоохранительных органов. Правда, Престор, в основном, крутился среди мелкой шушеры, хотя несколько раз ему удавалось навести полицию на след гораздо крупных дельцов. К примеру, именно по его наводке полиция Титана сумела выйти на пиратскую шайку, базировавшуюся на одном из дальних спутников Сатурна - Тарвосе, которая на протяжении нескольких лет умело скрывалась от блюстителей порядка, совершая налёты на корабли вольных торговцев. Но всё же даже это не повышало его рейтинг в глазах Фроста, считавшего Бимми простым придурковатым мошенником, место которого - в криокапсуле тюремного комплекса Эвра, расположенного в одноимённом поле дюн в экваториальной области спутника.
   - Ну, здесь ему что-то может светить лишь в одном случае - если он сделает себе полную пластику и станет косить под Фрица Фромберга! - усмехнулся Селенский. - Однако Бимми и правда сумел найти кое-что стоящее.
   - И что же это? - с недоверием в голосе поинтересовался Фрост.
   Вместо ответа Селенский указал Фросту на свой планшет кивком головы.
   - Вот.
   - Это планшет, Ос. Что я должен на нём найти? Порно? Стереоснимки голых знаменитостей? Или, быть может, видео столкновения двух комет где-то в Поясе Койпера?
   - Ты посмотри сначала, а потом зубоскальничай.
   Фрост невозмутимо пожал своими широкими плечами, но всё-таки подключил планшет Селенского к считывающему гнезду своего компьютера, что был встроен в стол. Пара движений пальцами левой руки - и на дисплее мультихроматрона возникло стереоизображение неизвестного титанцу субъекта лет примерно сорока-сорока пяти, самой примечательно чертой которого являлись коротко подстриженные по последней земной моде ярко-каштановые волосы и вставленная в правое ухо платиновая серьга в виде якоря морского судна. Насколько можно было судить по снимку, незнакомец был запечатлён камерой персонального коммуникатора или ручным мультимедийным комбайном в момент, когда он садился в вагон городского монорельса.
   - И что? - Фрост перевёл взгляд на Селенского. - Предполагается, что я должен знать этого парня?
   - Этого - нет, но ты должен прекрасно знать типа по имени Джулиан Хэкса.
   - А какое отношение этот хрен имеет к дионскому ублюдку?
   - Самое прямое, шеф. Это и есть Джулиан Хэкса собственной персоной.
   - В каком смысле?
   Дункан Фрост непонимающе уставился на своего напарника, после чего вновь обратил своё внимание на трёхмерный стереоснимок. Тип на экране мультихроматрона никак не мог быть Джулианом Хэксой, выходцем с Дионы, наркодилером, которого полиция Титана упустила два года назад, позволив тому улизнуть из Сатурнианской системы в неизвестном направлении. Скорее всего, дионец скрылся на одной из внутренних планет, где оперативники Союза не могли действовать за отсутствием соответствующих договоров. По крайней мере, это касалось Земли, Луны и Меркурия - на Марсе Хэксу, скорее всего, тоже запихнули бы в газовую камеру. И Фрост слишком хорошо знал этого ублюдка в лицо, чтобы принять во внимание тот факт, что хлыщ на снимке и есть Хэкса.
   Старший детектив полицейского управления Гюйгенса оторвал взор от трёхмерного снимка и требовательно воззрился на Селенского, недвусмысленно давая понять землянину, что ему нужны объяснения, какого хрена здесь происходит. И лучше будет, если это произойдёт как можно скорее.
  
  
  
  
   Пространство Солнечной системы,
   Пояс Астероидов,
   свободная торговая станция Метида,
   место расположения - астероид (9) Метида.
  
  
  
  
   Когда-то, в самом начале космической эры человечества, взлёт космического корабля с поверхности планеты - в тогдашнем случае, Земли - представлял из себя с точки зрения космонавтов современности сущее недоразумение. Во-первых, самостоятельно стоять на поверхности Земли корабль был не в состоянии, поскольку он являл собой лишь малую часть от того, что гордо именовалось космической ракетой, поэтому эту нелепую конструкцию помещали в установленную на стартовом столе стартовую же ферму-фиксатор, из которой, собственно, и происходил взлёт. Во-вторых, поскольку термоядерные и ионные двигатели в то время ещё не получили сколь-нибудь должного развития, а об антигравитации, реактивных антиакселераторах и компенсаторах инерции можно было прочитать разве что в фантастических романах или узреть воочию в фантастических фильмах, эти примитивные космические ракеты взлетали на прям-таки гремучей взрывоопасной смеси - топливом для них служили керосин и жидкий кислород. Достаточно было небольшой утечки - и весь стартовый комплекс в мгновенье ока мог превратиться в океан всепожирающего огня. И в-третьих, что было самое важное - космические корабли того времени обладали крайне несовершенными двигательными установками, не позволявшими достаточно быстро передвигаться в пределах Солнечной системы. Пилотируемые космопланы типа американских шаттлов и возрождённых российских "Буранов" были предназначены исключительно для орбитальных полётов; планировавшиеся до Третьей Мировой войны межпланетные пилотируемые миссии к Марсу заняли бы -в лучшем случае - три-четыре месяца, и то при условии благоприятного расположения планет на своих орбитах. О более дальних полётах в то время говорили лишь самые законченные оптимисты.
   Ионный двигатель Ортеги-Максимова, использовавший в качестве рабочего тела ксенон, позволил существенно сократить время полёта до Марса. Вместо долгих четырёх-шести месяцев дорога до Красной планеты занимала немногим более месяца, до Астероидов и Меркурия - около двух месяцев. Луна же вообще становилась благодаря двигателям ИДОМ пригородом Земли - каких-то десять часов на пассажирском шаттле. Однако внешние планеты всё же оставались довольно далёкими целями, до того же Юпитера корабль, оснащённый двигателем ИДОМ, мог долететь примерно за полтора года. Что, впрочем, не остановило землян от отправки к самой большой планете своей системы международной экспедиции.
   Ситуация изменилась, когда талантливый русский инженер Алексей Фёдоров явил миру своё гениальное изобретение - прямоточный термоядерный двигатель, работающий на энергии холодного синтеза. Взяв за основу работы своих предшественников - североамериканца Кристиана Спенсера и соотечественника Кирилла Ростоцкого, Фёдоров, используя работающий прототип ХТЯР К-200, создал на его основе двигатель для космолётов, использующий в качестве рабочего тела смесь дейтерий - гелий-3 и сверхпроводящие электроды из покрытого палладиевой плёнкой фуршинга для "возбуждения" ядерных превращений. Экспериментальный вариант прямоточного двигателя Фёдорова, получивший в качестве официального названия аббревиатуру ПДФ, был установлен на космическом корабле "Академик Королёв", который был выбран для ходовых испытаний. И полученные результаты превзошли все самые смелые ожидания космических кораблестроителей - "Королёв", используя двигатель лишь на самой малой тяге, составлявшей 0,012% от скорости света, достиг орбиты Луны всего лишь за три часа, развив невиданную до сего момента скорость в сто двадцать девять тысяч километров в час, или примерно тридцать шесть километров в секунду. При такой скорости оснащённый ПДФ космолёт достигал Марса всего за восемнадцать-двадцать стандартных земных суток, при этом положение планет на орбитах не играло никакой роли, так как прямоточный двигатель был способен направлять корабль по траектории светового луча.
   Однако находившегося на борту "Королёва" инженера это не удовлетворило. Да, время полёта к Марсу или Меркурию существенно сокращалось, причём в разы, но внешние области Солнечной системы даже при такой скорости оставались весьма труднодостижимыми. Даже при скорости 36 км/сек полёт до Юпитера занял бы долгие двести суток, а такой вариант Фёдорова не устраивал. От слова "совсем". Но изобретатель знал характеристики своего изобретения и поэтому рискнул пойти дальше, форсировав ХТЯР до гораздо более высоких параметров.
   Понятное дело, что в таких случаях всегда есть большой риск того, что испытываемое изобретение выйдет из строя или взорвётся, убив всех находящихся на борту корабля и разрушив сам космолёт. Но игра стоила свеч - ведь в случае успеха человечество словно бы пересаживалось с телеги на гиперзвуковой самолёт.
   Приняв решение, Фёдоров отдал команду на переход на тягу в десять процентов от световой скорости. Тридцать тысяч километров в секунду - ни один космический корабль до этого не разгонялся до такой умопомрачительной скорости.
   Однако двигатель вполне спокойно отреагировал на изменение параметров. "Королёв" без какого-либо вреда для себя и для своего экипажа набрал заданную управляющим компьютером скорость и взял курс на Марс. Вблизи которого и оказался ровно через час после решения Фёдорова дать более мощную тягу.
   Торможение несущегося на такой огромной скорости корабля не представляло сколь-нибудь серьёзной задачи для установленных на "Королёве" систем новейшей разработки - реактивных антиакселераторов и ионных гасителей инерции, которые без труда остановили идущий к Марсу космолёт на орбите Деймоса. Никто из находящихся на борту "Королёва" не пострадал при этом, ни одна из бортовых систем не получила каких-либо повреждений. Испытательный полёт на новом двигателе прошёл, таким образом, вполне успешно, о чём человечество было незамедлительно поставлено в известность.
   Так в истории человечества наступила Эра Открытого Пространства. Космолёты с установленными на них прямоточными термоядерными двигателями открыли виду homo дорогу к внешним планетам. Огромные космические расстояния перестали быть пугающе огромными и труднопреодолимыми. И, хотя сам Фёдоров рекомендовал использовать максимальное ускорение для ПДФ не превышающее пять процентов от скорости света, неделя пути от Земли до Плутона - ничто в сравнении с бесконечно долгими девятью годами, что потратил автоматический корабль "Новые Горизонты" в начале XXI века, запущенный к Плутону и объектам Пояса Койпера.
   Человеку в недорогой серой куртке из искусственной кожи и простых фрабкордовых штанах, из-под которых выглядывали популярные у космонавтов экипажей торговых кораблей ботинки известной марсианской компании-производителя обуви "Вальтер Беккенбауэр и Сыновья", сидящего за круглым столиком в расположенной на уровне центральной станции магнитоплана кантине со странным для Метиды - и вообще для Пояса - названием "Австралийский кенгуру" (как будто бы существовали другие кенгуру!), всё вышесказанное было так же хорошо известно, как и то, что его родной Меркурий является самой ближайшей к Солнцу планетой Системы. И ничего удивительного в том, что современные космические корабли могли разгоняться - в теории - даже до скорости в семьдесят пять процентов от световой, Пол Ханссен, капитан вольного торгового корабля "Молчаливый странник" меркурианского регистра, не видел. В эпоху высоких технологий никто на это даже и внимания не обращал, принимая сей факт, как должное.
   Мимо столика, оживлённо переговариваясь, прошли двое в форменной одежде "Интерстеллара" - земной мегакорпорации, контролировавшей, по самым последним оценкам Меркурианской Торговой Гильдии, до сорока процентов общего объёма грузовых перевозок в Системе. Ханссен проводил землян насмешливым взором и подумал, что как раз эти двое заслуживают уважения, даже несмотря на то, что являются главными конкурентами не только МТГ, но и всех вольных торговцев Солнечной системы. По крайней мере, эти двое добросовестно трудились вместо того, чтобы влачить жалкое убогое существование на государственное пособие и убивать своё время за просмотром бесконечных тупых видеосериалов, походами по магазинам в поисках какой-нибудь ненужной хрени (а просто чтоб было!) и перемалыванием косточек соседям по Системе - особенно марсианам, которых простые земляне из разряда "социально защищённых", как именовало их правительство Земной Федерации, недолюбливали и боялись. Недолюбливали - потому что жители Красной планеты воплотили-таки в реальность мечту первых колонистов ходить под небом Марса без скафандров и не бояться смертельной космической радиации, тяжёлым трудом многих поколений сделав мечту реальностью, чего половина населения Земли, живущая на пособие, понять не могла. Боялись - потому что знали, что Военно-Космический Флот Марсианского ТехноСоюза превосходит земные Военно-Космические Силы по всем параметрам и способен за несколько часов превратить Землю в выжженную термоядерными бомбами пустыню. Да и лидерство Марса в области высоких технологий тоже давало повод для подобных чувств. И вот этого Ханссен никак не мог понять. Что случилось с землянами, что послужило тем толчком, который превратил половину населения планеты-прародины в тунеядцев, открыто презирающих всяческий труд и предпочитающих просто прожигать свою жизнь за экранами стереовизоров, в бессмысленной беготне по магазинам, в алкоголе, наркотиках и беспорядочном сексе? Неужели правду говорили те, кто утверждал, что именно наиболее деятельная часть человечества покинула свою родную планету и расселилась по Солнечной системе, оставив на Земле толпу озлобленных неудачников?
   Как знать...
   Ханссен медленно покачал головой и неспешно допил разбавленный апельсиновым соком церерский виски популярной марки "Золотая шпора". На Церере умели делать хорошее пойло, умело комбинируя дрожжевые концентраты со своих сельскохозяйственных ферм и концентрированный ячменный солод с Паллады, производимый из выращиваемого в условиях низкой гравитации ячменя. Вкус у виски был просто бесподобным, по популярности "Шпора" проигрывала только "Синей куропатке" с Весты. Совсем чуть-чуть.
   Космонавты "Интерстеллара" миновали дверь кантины и почти сразу же через неё прошёл суперинтендант "Молчаливого странника" Карлос Монтойя, одетый в свой неизменный уник тёмно-синего цвета с торчащим из воротника слева от головы тонким усиком антенны КМ-коммуникатора. Как и всегда, смугловатое лицо землянина не выражало никаких эмоций, однако по слегка приподнятым уголкам губ суперинтенданта Ханссен понял, что тот нашёл для "Молчаливого странника" новый контракт на грузовые перевозки. Сейчас, когда "Интерстеллар" и марсианский "Комбайн" практически поделили меж собой рынок межпланетных грузовых перевозок, игрокам помельче навроде меркурианской МТГ или "Сатурнианских Грузовых Линий" с Титана приходилось из кожи вон лезть, чтобы обеспечить свои собственные корабли контрактами на перевозки. Поэтому, если Монтойя что-то нашёл, то этим следовало незамедлительно воспользоваться - даже если это будет груз косметики с Умбриэля для какой-нибудь земной компании.
   Суперинтендант "Странника" неторопливо приблизился к столику, за которым восседал капитан грузовоза, аккуратно отодвинул в сторону пластолитовый стул и уселся на него с видом Александра Македонского, только что покорившего Персию. Внимательно изучив встроенное в столешницу трёхмерное меню-пульт, Монтойя выбрал то, что его заинтересовало, и обратил, наконец, внимание на молча глядевшего на него Ханссена.
   - И что же скажет уважаемый господин суперинтендант? - с лёгкой усмешкой в голосе произнёс Ханссен, глядя на Монтойю, которого, казалось, ничего не волнует, кроме того факта, что в данную минуту он находится в главном зале кантины "Австралийский кенгуру". - Что-то нашлось или нам стоит попытать счастья на торговой станции Эоса?
   - Груз есть, - неторопливо произнёс Монтойя, внимательно наблюдая за тем, как к столику, за которым сидели космонавты, движется официантка в строгом фирменном одеянии, что свидетельствовало о том, что на торговой станции Метида с соблюдением норм морали и закона всё очень и очень серьёзно. Впрочем, учитывая тот факт, что владелец станции и её генеральный директор Малькольм Танненбаум являлся в недалёком прошлом марсианским космическим десантником, вышедшим по выслуге лет в отставку и решивший заняться предпринимательством, в этом не было ничего удивительного. Марсиане вообще слыли людьми суровыми и тех вольностей, которые царили на Земле и - отчасти - на Луне, на их родной планете просто не могло быть в силу воспитания и культуры. И, кстати, это тоже являлось поводом для того, чтобы земляне (по крайней мере, те из них, что сидели у государства на шее) называли марсиан расистами, фашистами и прочими не вполне лестными эпитетами. Впрочем, сами жители Красной планеты на это не обращали никакого внимания. Что с убогих взять, собственно говоря?
   - Ваш заказ, койо, - произнесла официантка на марсианском стандартном, на котором говорили все жители Пояса, добавив слово из астерского диалекта, означавшее вежливое обращение к кому-либо. Слегка раскосые глаза и смуглая кожа девушки говорили о том, что в её жилах течёт смесь из азиатской и креольской кровей, что для современного человечества было вполне нормальным явлением. Межнациональные браки среди жителей Системы были вполне обыденным делом, поэтому не стоило удивляться тому, что зачастую имя и фамилия человека нисколько не соответствовали его внешнему виду. - Приятного аппетита.
   - Я хотел бы сразу оплатить, фро, - отозвался Монтойя, вынимая из внутреннего кармана уника пластиковую ЭМ-карту ТехноБанка Марса. - Я здесь не задержусь.
   - Прямо в рейс с танцпола? - улыбнулась официантка.
   Суперинтендант "Странника" лишь молча кивнул головой и вставил в щель считывающего устройства, протянутого ему официанткой, ЭМ-карту. Вспыхнул небольшой полихордкристаллический дисплей, на котором появилась надпись, приветствующая клиента и заодно просящая ввести ПИН-код для идентификации владельца карты. Монтойя механически набрал на сенсорной клавиатуре ридера пять цифр кода, после чего устройство, тоненько пискнув, показало зелёное окошечко с надписью "Платёж завершён". Ещё раз кивнув официантке, землянин со спокойным выражением лица откинулся на жёсткую спину стула и взял в левую руку высокий и узкий фужер, внутри которого переливался всеми оттенками оранжевого свежевыжатый апельсиновый сок, который получали при выжимке церерских апельсинов, выращиваемых на плантациях в северном полушарии карликовой планеты, рядом с третьим по величине города Цереры - Фредериксхавном. Для придания плодам наиболее тонкого вкуса и для увеличения их размера на плантациях постоянно поддерживали гравитацию, не превышающую 0,45 от стандартной, для чего всем работникам приходилось во время смены носить на своих поясах индивидуальные генераторы псевдограва.
   - Так что тебе удалось заполучить, Карлос? - с нетерпением в голосе спросил Ханссен.
   - Терпение, мой друг, терпение, - с ноткой самодовольства в голосе отозвался суперинтендант. И для этого у него были все основания - Ханссен знал немногих суперинтендантов уровня Монтойи, могущих на пустом месте заполучить выгодный контракт. А уж увести парочку крайне денежных фрахтов у самого "Интерстеллара" и вовсе удавалось единицам. Но как бы то ни было, промышленное оборудование для плутонского горнорудного консорциума, которое должен был с Луны на Плутон доставить суперкарго "И-С", на далёкую ледяную планету повёз именно "Молчаливый странник". И всё благодаря Карлосу Монтойе. - Спешить стоит лишь тогда, когда тебе в корму дышит протонный шторм. Или когда тебя настигает пиратский корвет. А не тогда, когда груз завтра утром будет доставлен в ангар, где наш корабль находится.
   - Стоящее дело?
   - На триста пятьдесят тысяч меркурианских шиллингов.
   - Е... - Ханссен вовремя спохватился, вспомнив, что он всё-таки находится в общественном месте. - Неплохо так постарался, Карлос! Молодец!
   Монтойя скупо улыбнулся. Триста пятьдесят тысяч шиллингов ТехноФедерации были весьма серьёзной суммой (для сравнения - самый простенький грузовой космолёт класса "Свирель" можно было купить на той же Метиде за сто шестьдесят тысяч шиллингов, а обслуживание корабля в любом порту Пояса обходилось в одинаковую сумму, вне зависимости от того, где этот порт располагался - в восемь тысяч шиллингов, или в эквивалентную сумму в марсианских солах, если порт этот находился на подконтрольной ТехноСоюзу территории). А как раз сейчас деньги экипажу "Странника" были очень даже нужны - собственно, больше всего они были нужны инженеру-механику корабля Али Камилу, который затеял модернизацию генераторов силового щита с целью его усиления. А поскольку оная модернизация автоматически перевела бы щиты "Странника" в разряд военных, то легально купить всё необходимое для этого было крайне затруднительно. Однако у хитрожопого уроженца Маринера - города на Марсе, в долине Валлис Маринерис - имелись кое-какие связи среди нелегальных техников-астеров и он уже застолбил для "Странника" место в одном из доков (804) Испании. То обстоятельство, что данный регион Пояса находился под юрисдикцией Марса, Камила нисколько не волновало. Власти ТехноСоюза смотрели на подобные вещи сквозь пальцы, в отличие от властей Земной Федерации, но лишь до определённого момента. Всё же на космических трассах всё ещё встречались любители лёгкой наживы, и зачастую мощность щитов в противостоянии с пиратской посудиной играла далеко не второстепенную роль.
   - Оборудование для компании "Промышленные Углекислотные Системы", место назначения - Мантуров, Ариэль. В южном полушарии спутника очень большие запасы твёрдой углекислоты, и компания заказала на Меркурии соответствующее оборудование. Его доставил на Метиду транзитом грузовик, шедший на Ганимед, ну, а мне удалось перехватить груз у агента "Комбайна".
   - Ты утёр нос "Комбайну"? - недоверчиво переспросил Ханссен.
   - Плёвое дело, с таким-то олухом, как этот Войков! - махнул свободной рукой Монтойя. - Вылет завтра, в семнадцать-сорок пять по стандартному времени. Груз доставят с седьмого причала утром, о погрузке я уже договорился. Бригадир докеров мой знакомый, мы с ним вместе служили в земном флоте, на эсминце "Тегусигальпа". Потом он эмигрировал в Пояс, а я ушёл в Торговый Флот. Так что за погрузку мы заплатим всего лишь половину от обычной стоимости.
   - Дмитрий уже знает об этом? - спросил меркурианец, подразумевая навигатора "Странника" Дмитрия Колесникова.
   - Я сообщил ему о месте назначения, и он уже занялся прокладкой наиболее оптимального курса.
   Ханссен удовлетворённо кивнул своему суперинтенданту и перевёл взгляд на огромный обзорный стереоэкран, встроенный в стену как раз напротив того столика, за которым сидели космонавты. В эту минуту он показывал панораму окружающего астероид космического пространства и неторопливо подходящий к нему танкер-водовоз, доставивший на Метиду водяной лёд из колец одного из газовых гигантов. Камеры системы видеопоиска показывали вышедший навстречу космолёту лоцманский космокатер, который помогал навигатору танкера осуществить причальный манёвр.
   Подобные картины давно уже перестали занимать внимание Ханссена, поэтому меркурианец, отодвинув от себя пустой стакан из-под виски, обратил взор на Монтойю, который с видимым удовольствием потягивал апельсиновый сок и не обращал никакого внимания на происходящее вокруг. Суперинтендант "Странника" обладал ещё одним очень полезным качеством - он умел ненавязчиво собирать важную для своего экипажа информацию. А по последним астерским сводкам вблизи ведущих к Юпитеру космических коммерческих линий были замечены подозрительные корабли. Не исключено - пиратские. Как бы не старались марсианские ВКФ и Космический Патруль, но пиратство всё ещё являлось серьёзной угрозой для гражданских космических кораблей. Поэтому подобной информацией ни один здравомыслящий капитан не мог пренебречь.
  
  
  
  
   Пространство под контролем Марсианского ТехноСоюза,
   Марс,
   Южное полушарие,
   в двух с половиной градусах от экватора,
   кратер Скиапарелли,
   столица ТехноСоюза - Марсопорт,
   городской район Северная Поляна,
   штаб-квартира Космического Патруля.
  
  
  
  
   Послеполуденное солнце ярко светило в безоблачном марсианском небе, отражаясь в водной глади разбросанных по всему Марсопорту прудов и небольших озёр, которые весьма умело были встроены ландшафтными инженерами в городские районы. Со стороны Сабейского моря - искусственно созданного в восточной части равнины инженерами-терраформерами водоёма, размеры которого впятеро превосходили размеры Ладожского озера на Земле, а глубина достигала ста сорока метров - дул несильный прохладный ветерок, шевеливший листву на деревьях и поднимавший с мостовых и тротуаров облачка пыли. Сейчас в экваториальной области Марса стояло лето и температура воздуха в отдельные дни поднималась до плюс тридцати градусов по стандартной шкале Цельсия, что для более удалённого от Солнца, чем Земля, Марса являлось весьма хорошим показателем. Плотная азотно-кислородная атмосфера, имевшая пятипроцентное отличие от атмосферы Земли, позволяла поверхности планеты прогреваться достаточно для того, чтобы поддерживать необходимый для комфортного проживания температурный баланс, хотя зимы на Марсе были куда суровее земных. В северном полушарии, например, в районе Ацидалийской равнины, фиксировались морозы, достигавшие минус шестидесяти двух градусов; на северном же полюсе Марса пять лет назад была зарегистрирована рекордная для терраформированной Красной планеты отметка в минус восемьдесят шесть градусов Цельсия.
   Светло-синее аэротакси с эмблемой местной компании пассажирских перевозок аккуратно приземлилось на расположенную с западной стороны здания штаб-квартиры Космического Патруля посадочную площадку для летающих машин. В его правом борту открылась дверца, откуда наружу выбрался единственный пассажир аэра. Водитель его, уже получивший оплату за проезд, подождал, пока пассажир отойдёт на некоторое расстояние, после чего включил антигравитационный привод своего аэрокара и поднял машину в воздух. Через несколько секунд такси растворилось в общем потоке воздушных машин, движущихся над Марсопортом.
   Пассажир, а точнее, пассажирка - стройная молодая темнокожая женщина ростом чуть выше среднего, с аккуратно собранными в длинный "хвост" чёрными волосами, одетая в строгий деловой костюм из бифлекса, состоявший из двубортного пиджака с наклонными лацканами и двумя боковыми шлицами и свободного покроя брюк, огляделась по сторонам и, поправив закреплённую на правом ухе гарнитуру беспроводной связи, уверенным шагом направилась в сторону здания штаб-квартиры Патруля, слегка покачивая небольшим чёрным атташе-кейсом из искусственной кожи. Закреплённый на левом лацкане небольшой платиновый значок с эмблемой, представляющую из себя два скрещённых меча на фоне восходящего солнца, свидетельствовал о том, что его обладательница принадлежит к сотрудникам марсианской космической полиции, которую боялись до одури все преступники Солнечной системы. В отличие от земного КосмоПола, марсианские патрульные не заморачивались при проведении операций против пиратов, наркоторговцев и прочей криминальной шелупони. И в космос вышвыривали из шлюзов без скафандров, и сжигали турболазерами пиратские пинассы и грузовики контрабандистов, и дырявили ракетами купола, под которыми прятались всякие мерзавцы. Неотягощённые либерально-гуманистическими законами, которыми так гордились в Земной Федерации, марсиане не церемонились с теми, кто нарушал закон.
   Главный вход в здание штаб-квартиры Патруля представлял собой прямоугольный проём высотой четыре метра, по обе стороны от которого неподвижно замерли металлическими изваяниями два массивных страйдера, чьи орудийные стволы и роторные стабберы настороженно глядели на широкую площадь перед штаб-квартирой. Рядом с ними в полной боевой выкладке несли дежурство четверо штурмовиков Патруля, облачённые в чёрную фототропную боевую броню "панцирь", вооружённые марсианскими лазганами СТГ-80. Помимо этого небольшого подразделения, как хорошо было известно прибывшей на аэротакси, в случае возникновения чрезвычайной ситуации вход в здание штаб-квартиры Патруля мгновенно был бы перекрыт непроницаемым снаружи силовым полем с одновременным задействованием защитного протокола по императиву "Цитадель".
   Однако сейчас никто не собирался штурмовать одно из, пожалуй, самых неприступных зданий в Солнечной системе (объективности ради стоит сказать - третье по неприступности, после Башни ТехноСовета Марса и здания ТехноБанка), поэтому охрана вела себя вполне спокойно, лишь внимательно провожая взглядами входящих и выходящих. Предъявленный пассажиркой аэротакси идентификационный ЭМ-жетон был тщательнейшим образом проверен при помощи ручного считывающего устройства, после чего охранник, проводивший данную процедуру, вернул жетон его владелице и потерял к ней всяческий интерес.
   Пройдя через широкий дверной проём, широкий настолько, что сквозь него внутрь здания спокойно бы въехал штурмовой танк "центурион", молодая женщина очутилась в огромном вестибюле, откуда в разные стороны уходили широкие массивные лестницы, способные выдержать поступь боевых шагоходов, а в дальнем конце огромного помещения виднелись двери лифтовых кабин. Поскольку подниматься на сорок девятый этаж по лестнице было бы верхом глупости (если только вы не являлись адептом физических упражнений), посетительница благоразумно решила воспользоваться одним из скоростных лифтов.
   Здание штаб-квартиры Космического Патруля было строго структурировано и каждое подразделение имело в своём распоряжении столько пространства для нормального функционирования, сколько ему полагалось по роду деятельности. Тактический сектор Патруля занимал этажи с сорок пятого по пятьдесят второй, а на сорок девятом находился рабочий кабинет руководителя сектора полковника Константина фон Белова. И именно туда и держала свой путь посетительница.
   Сканеры, расположенные по всему зданию штаб-квартиры, положительно реагировали на идентификационный жетон, но иначе и быть не могло. Ведь содержащаяся на нём закодированная сложным шифром Вернама информация, считать которую без ключа было практически невозможно, уведомляла системы безопасности, что обладатель данного жетона является оперативным агентом Космического Патруля сотрудником тактического сектора капитаном Инарой Соколовой, имеющей полное право находится в любой части здания. Разве что доступ к командующему Патруля мог быть ей открыт только после получения специального подтверждающего кода.
   Сколько бы раз Соколова ни появлялась в рабочем кабинете своего непосредственного начальника, они постоянно видела фон Белова склонившегося над своим рабочим столом-пультом или глядящего в односторонний мультихроматрон. Вот и сейчас руководитель сектора тактических операций что-то просматривал на этом самом мультихроматроне, иногда сверяясь с данными, высвечивающимися в толще столешницы, которая представляла собой огромный дисплей на полихорд-кристаллах. При звуке открывающейся входной двери фон Белов лишь слегка повернул голову в ту сторону, но тем и ограничился.
   - Оперативный агент Соколова по вашему приказанию прибыла! - Инара, переступив порог кабинета, замерла по стойке "смирно", ожидая разрешения пройти к столу.
   - Капитан Соколова - добрый день, - произнёс чуть хрипловатым голосом фон Белов, переключая мультихроматрон в режим ожидания и жестом давая понять Инаре, что та может подойти ближе. - Присаживайтесь, прошу вас. Как долетели с Ганимеда?
   - Курьерские глиссеры быстры, но что касается удобств, то им даже до сплинтера далеко, - с лёгкой усмешкой произнесла Инара. - Конечно, семнадцать часов полёта от Ганимеда до Марса впечатляют, но как по мне, так лучше тридцать шесть часов на рейсовом корабле-экспрессе. Там хоть удобнее.
   - Вам прекрасно известно, что так просто мы не отправляем курьерские корабли за своими агентами, капитан Соколова, - спокойно отозвался фон Белов. - Агент Сигурдссон сможет завершить начатое вами на Ганимеде, как вы полагаете? По моему мнению, ему ещё недостаточно опыта в подобных делах, а вы как считаете?
   - Сигурдссон схватывает всё на лету, шеф. А в расследовании финансовых махинаций каллистианского филиала "Гидротехники Ацидалии" осталось лишь допросить парочку клерков и просмотреть финотчётность за последние четыре месяца. Не думаю, что это слишком уж сложно. К тому же Сато и Филиппов остались на Ганимеде, а это для Сигурдссона будет большим подспорьем.
   - Полагаю, что у Мендосы не останется никаких шансов и отвертеться ему не удастся, - проговорил фон Белов, покрутившись в своём кресле взад-вперёд. - Генеральный директор "Гидротехники" был очень недоволен, узнав, что выделяемые на реконструкцию гидротехнических сооружений сельскохозяйственного комплекса Чисти идут не только на проект, но и в карман исполнительного директора проекта. Мендосе светит двадцать лет каторги где-нибудь на Ниобе, но если он пойдёт на сотрудничество со следствием, срок ему, возможно, скостят лет на пять. Однако я вас вызвал на Марс не за этим. Финансовые махинации нечистоплотных предпринимателей и политиков - мелочь в сравнении с национальной безопасностью ТехноСоюза.
   - В смысле? - не поняла Соколова.
   Вместо ответа фон Белов пробежался пальцами по сенсоратуре, встроенной в столешницу, и вывел на мультихроматрон изображение большой зелёно-голубой планеты, в которой Инара без труда опознала Уран. Мысленно марсианка перебрала всё, что ей было известно о происходящем на самых дальних рубежах Союза Внешних Миров, однако ничего подозрительного там уже много лет не происходило. Ну, если не считать устроенной флотом СВМ и Патрулём охоты семь лет назад за бандой пиратов Филимона Крессига, соорудившей базу на одном из внешних спутников Урана - Сетебосе, и нападавшей оттуда на торговые корабли и пассажирские суда. А так - типичный "медвежий уголок" Системы, где ничего экстраординарного не происходило. Строились новые купольные города на всех крупных спутниках этого ледяного гиганта, велась разработка месторождений полезных ископаемых и добыча гелия-3 из атмосферы Урана - и всё. Что же, интересно, привлекло внимание Космического Патруля к этому тихому уголку?
   - Вы, вероятно, слышали о существовании в Земной Федерации концерна "Передовые Технологии Никонова-Нишизавы", - это не было вопросом, поэтому Соколова ничего не произнесла в ответ. - Штаб-квартира расположена в Новом Хабаровске, совладельцами являются Сергей Никонов и Иошинори Нишизава, основан в две тысячи четыреста сорок втором году Фёдором Никоновым, спустя двадцать четыре года после основания концерн купил - вернее, поглотил, спасая от банкротства - компанию из Ниигаты "Промышленные Системы Нишизавы". ПТНН занимается военными разработками и многое неизвестно широкой публике, так как концерн не афиширует свою деятельность, а его предприятия на Земле и Луне имеют статус закрытых военных анклавов, попасть куда простым смертным невозможно... если только вы не являетесь талантливым специалистом в таких сферах, как молектроника, термоядерная энергетика, роботостроение и военная металлургия. Не буду скрывать факт ведения нами слежки за деятельностью ПТНН, поскольку косвенно она подпадает под определение "потенциальная угроза безопасности Марса", но до сего момента ничего странного в деятельности концерна замечено не было.
   - До сего момента? - насторожилась Инара.
   - Четыре месяца назад на военном полигоне Лобнор земляне провели испытание новейшего оружия, после которого в военно-политических кругах ТехноСоюза и ТехноФедерации поднялась волна лёгкой паники. До того момента и мы, и меркурианцы справедливо считали, что в области передовых технологий наши планеты довольно далеко ушли в отрыв от Земли, но оказалось, что это не совсем так.
   - И что же такого интересного испытывали земляне?
   - Само собой разумеется, что скрыть факт испытаний от разведки Флота невозможно, учитывая тот факт, что Земля и Луна находятся под постоянным контролем наших спутников-шпионов и кораблей радиоэлектронной разведки, а орбитальная платформа "Свифт" на орбите Деймоса занимается исключительно наблюдением за пространством Земной Федерации. Поэтому известие о проводимых на полигоне Лобнор испытаниях сразу же достигло кабинетов Генштаба и Башни ТехноСовета.
   Руководитель тактического сектора Патруля произвёл некие манипуляции с сенсоратурой и вывел на экран мультихроматрона новое изображение, разделив экран на две части. В левой части всё так же висел зелёно-голубой шар Урана, а в правой возникло изображение некоей пустынной местности, над которой простиралось безоблачное небо, в котором ярко светило Солнце. Если бы не характерный для солончака цвет поверхности, эту местность легко можно было спутать с кратером Тихонравова на Марсе, в котором располагался четвёртый по величине город ТехноСоюза, имеющий такое же название, что и местность, в которой он располагался. На переднем плане виднелось большое строение из полибетонных блоков, явно построенное недавно и однозначно не предназначенное для длительного использования, а на заднем, на расстоянии примерно полутора километров от него располагалось некое устройство, живо напомнившее Соколовой телескоп-рефрактор с апертурой метра полтора, установленный почему-то параллельно поверхности, и соединённый многочисленными кабелями и толстыми гофрированными шлангами с небольшой энергетической установкой на колёсном шасси и чем-то, похожим на промышленный охладитель. Возле устройства возились военные и гражданские, производя непонятные для Инары манипуляции.
   Соколова хотела было спросить фон Белова, что всё это означает, но в этот момент картинка на экране изменилась. Устройство слегка повернулось, выцеливая строение, затем отчётливо сделалось видно, что внутри него начала генерироваться некая энергия. Снимающая всё это камера в этот момент переместилась выше своего первоначального положения, что позволило марсианке сделать вывод, что съёмка велась при помощи разведывательного мини-зонда класса "невидимка", оснащённого генератором поля преломления. Новейшая разработка марсианских учёных, и насколько было известно Соколовой, никто в Системе ничем подобным не располагал. И сверхсекретная, разумеется. Кому было положено по ранжиру знать о ней - те и знали. И Инара, как оперативный агент Космического Патруля, имела соответствующий допуск.
   Устройство выстрелило. Правда, со стороны не было заметно никаких эффектов - ни энергетического луча, ни вылетающего снаряда. Однако строение тут же исчезло в облаке пыли, а когда та рассеялась, взору Соколовой предстала груда развалин. Инара слегка приподняла левую бровь в удивлении - разумеется, подобных размеров строение турболазер или МД-орудие разнесли бы за пару выстрелов, но дело-то в том и заключалось, что ни турболазером, ни масс-драйверной пушкой это устройство быть не могло. Ни тому, ни другому не требовался внешний источник энергии или охладитель. Так что же это, во имя колец Сатурна, за агрегат такой?
   - То, что вы сейчас видели, агент Соколова, наши эксперты считают гравитудным излучателем, - произнёс фон Белов, внимательно наблюдая за реакцией Инары на продемонстрированный ей только что фильм. - Съёмка велась зондом-невидимкой, аппаратура которого в момент, так сказать, выстрела зафиксировала сильный всплеск гравитационного поля на дульном срезе или как там это прикажете называть этой штуки. Скачок до двадцати пяти "же".
   - Двадцать пять "же"? - недоверчиво переспросила Инара.
   - Точно так. Ни мы, ни ТехноФедерация не имеем в своём распоряжении подобные наработки, хотя в военно-исследовательском центре Маринера ведутся работы в рамках проекта "Молот Тора". Однако до практического воплощения результатов пока ещё далеко. А здесь мы имеем, судя по всему, функционирующий образец гравитационного оружия. И это весьма тревожит как ТехноСовет, так и Командование Флота.
   - Вы хотите, чтобы этим вопросом занялась я? - Соколова вопросительно взглянула на фон Белова.
   - Нет, - отрицательно покачал головой шеф тактического сектора Патруля. - Этим уже занимаются. Военная разведка и группа Нефёдова. Ваша задача будет заключаться совсем в другом.
   Изображение земного военного полигона сменилось изображением зелёно-голубого шара Урана. Соколова хмыкнула и подумала, что седьмую планету Солнечной системы ей показывают тут ой как не зря. Только вот какое отношение Уран мог иметь к Земной Федерации? За исключением научной станции на Джульетте, ведущей наблюдение и изучение ледяного гиганта, и торговых факторий "Интерстеллара" на Калибане и Паке, больше никаких подвластных Земле объектов в системе Урана не имелось. Или она чего-то не знала?
   - В последние несколько месяцев внимание военной разведки привлёк один из внешних спутников Урана - Сикоракса, - сказал фон Белов, и изображение ледяного гиганта сменилось на изображение неправильной формы довольно крупного для небесного тела его класса планетоида, лишённого, судя по высветившемся в левой части экрана данным, не только воздушной оболочки, но и поселений. - Четырежды в окрестностях Сикораксы замечали неопознанные корабли, но куда они направлялись и откуда держали путь - неизвестно. Проследить их не удалось ввиду того, что фиксировались их пролёты станциями слежения Оберона, а местные власти не располагают достаточным количеством боевых и патрульных судов, чтобы перекрыть всё пространство вокруг Урана. К Сикораксе посылали корабль-разведчик с Умбриэля, но он ничего на поверхности спутника не нашёл. Радиационный фон, ЭМ-излучения и тепловые сигнатуры мало чем отличались от обычных для данного района космоса, поэтому "Строптивый леопард" не стал высаживать на поверхность спутника космопехов, а просто дважды облетел Сикораксу.
   - И... мм... что?
   Соколова внимательно всмотрелась в изображение. Здесь явно крылся какой-то подвох, вот только Инара пока не могла понять, какой именно.
   - "Передовые Технологии Никонова-Нишизавы" имеют весьма серьёзную службу безопасности, в которой служат бывшие военные и полицейские, капитан. Мы пытались внедрить туда своих людей, но они были вынуждены, почувствовав угрозу разоблачения, свернуть операцию ещё на этапе предварительного собеседования. Руководитель кадровой службы СБ концерна Самнанг Самрин редкостный параноик и привык видеть опасность там, где её нет и в помине. Но именно поэтому нам так и не удалось внедрить в службу безопасности ПТНН своих людей. Однако, поскольку концерн значится в списке потенциально опасных для Марса организаций, наши агенты на Земле и Луне ведут наблюдение за его деятельностью.
   - Я так понимаю, им что-то удалось обнаружить?
   - Удалось. Вот только неясно, как к этому относится и с какой стороны следует ожидать подвоха.
   Фон Белов выдержал небольшую паузу.
   - Пять месяцев назад военной разведке стало известно о том, что концерн произвёл весьма серьёзные закупки оборудования для матричного белкового синтеза, катализаторы нуклонных реакций, центрифуги для выращивания биологического материала в условиях низкой гравитации и вакуумные автоклавы. Поставщиками были, в основном, земные компании из Европы и Северной Америки, однако вакуумные автоклавы и биоактивные реагенты были приобретены на Титане, у производителя под названием "Сатурнианские Биосистемы". Всё это было доставлено на один из складов ПТНН в Южно-Сахалинске, откуда грузовыми тендерами их доставили в небольшой коммерческий космопорт Накуру в Экваториальной Африке. Там всё это добро погрузили на два грузовых корабля частного регистра, после чего те покинули Землю и пространство Земной Федерации. "Свифт" сопровождал их до того момента, как оба когга вошли в Пояс, потом их на короткое время потеряли из виду. Снова их засекли уже на трассе Ганимед-Титан, с борта патрульного крейсера "Фарсида". Оставаясь вне зоны обнаружения радаров коггов, крейсер проследовал за космолётами до Сатурнианской системы, где зафиксировал их посадку в космопорту Гюйгенса на Титане. Однако экипажу "Фарсиды" пришлось оставить когги в покое, поскольку из района Альбиорикса - это один из внешних спутников Сатурна - поступил сигнал бедствия с транспортного корабля меркурианского регистра. Подозревая нападение пиратского рейдера, командир крейсера принял решение следовать в район нахождения грузовоза с Меркурия для оказания тому военной помощи. К нему присоединилось несколько боевых кораблей Союза и два полицейских фрегата местных законников, так что дальнейший путь коггов нам неизвестен. Технически.
   - Это как, простите? - не поняла Инара.
   - Два похожих корабля были замечены возвращавшимся с патрулирования дальних секторов Системы фрегатом "Скагеррак" неподалёку от Урана. Улавливаете? Шли они курсом, который вёл в сторону от крупных сателлитов планеты, но как раз в том направлении, где располагается Сикоракса. Можно, разумеется, допустить, что транспорты шли куда-нибудь к Нептуну или даже в Пояс Койпера, но логики в таком маршруте нет ни грамма. На данный момент Нептун расположен гораздо выше относительно местоположения Урана и наиболее оптимальный курс лежит как раз через орбиты Оберона и Титании; к Плутону или дальше в Пояс Койпера лучше всего идти мимо северного полюса Урана. Положение планет для современных космолётов не имеет значения, но ведь расход топлива никто не отменял. "Скагеррак" просканировал грузовозы, но ничего подозрительного не обнаружил, потому и не стал ничего в их адрес предпринимать. Он разминулся с ними на расстоянии семи тысяч километров и продолжил путь к месту своего базирования на Палладе.
   - И куда предполагается мне вылетать? - Соколова уже приняла как факт новое задание. - На Титан или Оберон?
   - Не думаю, что вы сможете что-то найти на Обероне, капитан. - Фон Белов протянул Инаре плоский тонкий прямоугольник золотистого цвета, на поверхности которого была выгравирована лазером эмблема Марсианских Пассажирских Линий - одной из двух компаний ТехноСоюза, занимающихся перевозками пассажиров и грузов по всей Солнечной системе и обладающей, пожалуй, лучшими пассажирскими лайнерами и быстроходными сплинтерами. - Вот билет на лайнер, вылетающий из Марсопорта через одиннадцать часов на Титан. Проводку по треку и карт-бланш оперативника свободной охоты я вам обеспечу. Отправляйтесь на Титан и постарайтесь узнать, зачем когги садились в Гюйгенсе и куда они могли оттуда направиться. Разузнайте побольше о компании "Сатурнианские Биосистемы", об их возможной связи с ПТНН и вообще с Федерацией. Всё это очень нехорошо пахнет, капитан. Если земляне куда-то повезли оборудование двойного назначения, значит, кто-то в Федерации что-то замышляет. Против кого, неважно. Солнечная система уже дважды стояла на пороге глобальной войны, в третий раз нам всем может уже не так повезти, как тогда. Президент Земной Федерации Болотников не производит впечатления маньяка и психопата с манией величия, но ведь вам, как и всем, хорошо известно, что бывают моменты, когда в структуре того или иного государства начинает зреть недовольство проводимым его лидером политическим курсом. Навскидку могу назвать три фигуры земного военно-политического истеблишмента, которые не слишком одобряют чересчур мягкую, по их мнению, политику президента и правительства по отношению к Марсу и Меркурию - это командующий Десантными Войсками Федерации генерал Джефферсон Кларк, спикер-председатель Конгресса Федерации Массимо Нолти и министр экономики Павел Лозинский. Поэтому, если ПТНН ведёт с подачи неких лиц игру за спиной законных властей Земли, то мы должны это выяснить и понять, зачем это всё происходит и несёт ли это какую-либо угрозу Марсу.
   - Понятно, шеф, - кивнула Соколова.
   - Прибудете в космопорт за два часа до отлёта лайнера, вас там встретит агент Феруччи. Он передаст вам планшет с подробными инструкциями и ключ от забронированного на ваше имя номера в гостинице "Кольца Сатурна" в центральном районе Гюйгенса. По прибытии на Титан действуйте осторожно и незаметно. Начните сразу же с космопорта и попробуйте выяснить, куда отправились интересующие нас когги и зачем они приземлялись в Гюйгенсе. Связь с Марсом держите по кодированному подканалу, его параметры будут на планшете данных. Это всё. Можете быть свободны. Располагайте имеющимся в вашем распоряжении личным временем, как вам заблагорассудится, но не забудьте явиться в космопорт за два часа до отлёта лайнера.
   Фон Белов кивком головы дал понять, что аудиенция окончена.
   Инара по-военному отсалютовала своему шефу и, поднявшись на ноги, двинулась к выходу из кабинета руководителя тактического сектора Патруля. Полученное ею задание выглядело не сказать чтоб уж слишком интересным, но некоторая интрига в нём всё-таки имелась. Что же такого задумали эти земляне и с какого боку тут приплетался один из могущественнейших промышленных концернов Федерации? И при чём тут Уран? Спрятать что-то, что нужно было держать подальше от любопытных глаз? Тогда уж лучше в Поясе Койпера это соорудить - на окраинах Системы пока было не столь многолюдно, поселения имелись, помимо Плутона и Харона, лишь на Хаумеа, Кваваре и Макемаке, да на Персефоне шло интенсивное строительство пяти новых купольных городов. Но девятая планета располагалась в Провале Койпера и в данном случае её можно было не принимать в расчёт. Среди же многочисленных карликовых планет, число которых было довольно велико - более сотни планетных тел разного размера, можно было спрятать что угодно. Космос велик и найти в его безбрежных просторах что-то небольшое, наподобие секретной базы/станции, было весьма непростой задачей. Особенно если те, кто находился на этой самой станции/базе, не горели желанием орать на всю Солнечную систему о своём присутствии на данном планетном теле.
   Но Инаре была хорошо известна древняя мудрость: кто ищет - тот всегда найдёт. Даже если этому усиленно препятствуют искомые.
  
  
  
  
   Глава 2.
  
  
  
  
   Территория Союза Внешних Миров,
   спутниковая система Сатурна,
   шестой спутник - Титан,
   главный город - Гюйгенс,
   восточная часть,
   район Хадрамаут,
   квартал зоны развлечений.
  
  
  
  
   Дункан Фрост с недовольным выражением на лице снял с наголо бритой головы свою неизменную фетровую шляпу чёрного цвета, без которой его практически нельзя было увидеть вне его кабинета в здании Центрального Полицейского Управления Гюйгенса, и с подозрением оглядел её поверхность, словно ища птичье дерьмо, упавшее на неё сверху. Однако никакого дерьма на шляпе быть не могло по одной простой причине - внутри герметичных городских куполов отродясь не водилось никаких птиц и вообще ничего летающего крупнее обычных мух. По причине того, что птицы запросто могли разбиться о сверхпрочные стены из прозрачной микростали. Насекомые же - это другое дело. При всей той стерильности, что царила на борту космолётов, они всё же умудрялись попадать в купола.
   Титанец довольно хмыкнул и водрузил шляпу на её прежнее место, закрывая свою лысую макушку. То есть, от природы Фрост не был лысым, просто несколько лет назад детектив решил сделать обработку волосяных луковиц силовым излучателем, чтобы те больше не генерировали новые волосы. Обошлось не так уж и дёшево, но зато теперь Фросту не нужно было заботиться о причёске. Когда-то, в молодости, Дункан носил длинные - едва ли не до пояса - волосы, как дань увлечения "тяжёлой" музыкой, но сейчас его вполне устраивало их полное отсутствие. Хотя музыкальные пристрастия титанца не изменились за эти годы ни на йоту.
   Мысли Фроста вернулись к порученному им заданию. Шеф-комиссар полицейского управления Гюйгенса Казимир Борецкий, узнав о том, что на Титане вновь объявился Джулиан Хэкса, немедленно поручил это дело Фросту и Селенскому, которые имели очень большой зуб на дионского ублюдка. Именно благодаря Хэксе Фрост неделю провёл в центральном военном госпитале Гюйгенса, залечивая полученный во время погони за наркодилером бластерный ожог правого плеча - и лечивший его военный врач сказал, что детектив ещё хорошо отделался. Попади луч бластера на пару сантиметров ниже - пришлось бы пересаживать всю руку целиком, а придись выстрел на чуток выше - никакая медицина не спасла бы Фроста. Поэтому Дункан очень и очень хотел встретиться с Хэксой и потолковать с ним по душам, от чистого, так сказать, сердца.
   Поскольку местонахождение дионца местным законникам было неизвестно - и идиоту было понятно, что на Титан Хэкса мало что прибыл с фальшивой личностью, но и по фальшивым документам, Фрост и Селенский решили для начала посетить космопорт и просмотреть списки пассажиров, прибывших на Титан за последние четыре дня. Задача казалась непростой, учитывая, что в порту Гюйгенса ежедневно приземлялось множество пассажирских судов, связывающих самый крупный спутник Сатурна с соседними планетными телами и с другими мирами Солнечной системы. Однако если Хэкса прибыл на Титан на лайнере, дело существенно упрощалось. Маршруты пассажирских космолайнеров связывали Титан с Ганимедом, Титанией, Тритоном, Землёй, Марсом, Церерой, Меркурием и Плутоном, и прибывали они в Гюйгенс не каждый день. Лайнер из Терраполиса приземлился в космопорту как раз два дня назад, марсианский лайнер - вчера во второй половине дня, а сегодня на Титан прибыл лайнер с Ганимеда. Конечно, Хэкса мог воспользоваться и сплинтером, а они садились в Гюйгенсе куда как чаще космолайнеров, но на данный момент полицейские решили сосредоточиться на лайнерах.
   Однако или удача на сей раз была на стороне служителей закона, или Хэкса понадеялся на своё новое обличье, но след наркодилера полицейские обнаружили довольно быстро. Правда, нельзя было сказать, что это привело их в состояние удовлетворения. По весьма и весьма интересной причине.
   Всем хорошо известно, что при наличии большого количества денежных средств можно было сотворить над собой любую херь. Для Земли и Луны всякие фрики навроде бодимодификаторов, арт-скинеров и прочих придурков были в порядке вещей, но на внешних планетах, Марсе и Меркурии подобное считалось отклонением от нормы, потому таких идиотов там можно было пересчитать по пальцам. Да и смотрели на них простые граждане как на нечто непонятное и невразумительное. Другое дело - пластическая хирургия, что было вполне нормальным и пристойным явлением. Ведь бывало так, что у человека было что-то не в порядке с внешностью, а если есть возможность, то почему бы не привести себя в порядок? Тем более, что прошли давно те времена, когда пластикой занимались откровенные шарлатаны - сейчас такое просто бы не прокатило. Поэтому в том, что Хэкса сделал себе пластическую операцию, ни Фрост, ни Селенский не увидели ничего необычного. Необычность крылась в другом.
   Безусловно, дионец основательно подошёл к вопросу об изменении собственной личности. Судя по той фотографии, что имелась в распоряжении детективов, Хэкса удалил лишний жир из своего тела, перекрасил волосы, вставил в скелет дополнительные распорки, придавшие его фигуре несколько иные пропорции, нежели у предыдущей, так сказать, версии и полностью изменил лицо. Не исключено, что зубной рисунок тоже изменился, но здесь уже требовалась конкретная судебно-медицинская экспертиза, а для этого Хэксу необходимо было изловить и доставить на проспект Космонавтов. Чего, по вполне понятным причинам, ни Фрост, ни Селенский не собирались делать - доставлять, то есть, отчего участь наркодилера выглядела весьма и весьма печальной. Углеводородные моря Титана имели довольно приличную глубину, а обитающие на их дне донные падальщики имели обыкновение пожирать всё, что падало сверху, даже несмотря на то, что это могло не совсем подходить для них вследствие разности в обмене веществ. Впрочем, этим милым зверушкам на подобные нестыковки было глубоко наплевать.
   Однако, мы немного отвлеклись от сути загадки, разрешить которую детективы оказались не в состоянии. Пограничный инспектор - молодой расторопный лейтенант с простым и весьма распространённым в Системе именем Джон и типичной греческой фамилией Папандреу - на просьбу полицейских показать ему список прилетевших на лайнере "Ветер семи островов" с Земли без возражений предоставил Фросту и Селенскому доступ к базе данных. И через четыре минуты перед ними на полихордкристаллическом дисплее возникло искомое лицо.
   Согласно регистрационным данным, Джулиана Хэксу теперь звали Мануэль Кортес, уроженец Нового Буэнос-Айреса, прибыл на Титан по делам бизнеса. Вроде всё с виду в порядке... за одним единственным исключением. Все прибывающие на Титан пассажиры при прохождении таможенного и пограничного контроля при проверке документов и досмотре багажа подвергались сканированию сетчатки глаза (негласно, разумеется, однако ничего противозаконного в этом не было; всё делалось на основании действующих в Союзе Внешних Миров законов и правил). Так вот - по данным этого сканирования выходило, что на Титан действительно прибыл Мануэль Кортес, сорока четырёх лет от роду, живущий на Земле, в Аргентине, в агломерации Новый Буэнос-Айрес, занимающийся поставками промышленных опреснителей воды. Вполне веская причина для визита на самый большой спутник Сатурна, под поверхностью которого на глубине примерно в сто километров имелся глобальный солёный подповерхностный океан, имеющий собственную глубину порядка семидесяти-восьмидесяти километров и содержащий в большом количестве соли, содержащие натрий, калий и серу. Проведённое вблизи города Альцбург триста лет назад сверхглубокое бурение позволило получить доступ к образцам воды, исследование которой показало, что она содержит большое количество аммиака (порядка десяти процентов), который выполняет функцию антифриза, не позволяя подземному океану замёрзнуть и поддерживая температуру воды на уровне, достаточном для поддержания жизни. Однако крайне высокая солёность воды делала практически невозможным существование в подповерхностном океане каких-нибудь жизнеформ, разве что экстремофилов. А вот использовать эту воду для нужд жителей Титана было вполне реальным и очень нужным делом. Двести сорок шесть буровых станций, расположенных на поверхности спутника, как раз этим и занимались - поднимали солёную воду на поверхность, где она проходила через несколько циклов очистки и фильтрации, прежде чем попасть в городские системы водоснабжения.
   Но мы снова отвлеклись от сути расследования, проводимого детективами Фростом и Селенским. Вода для нужд жителей Титана - это, конечно, хорошо. А вот то, что по отпечатку сетчатки глаза Хэкса проходил как совершенно другой человек, да к тому же ещё и законопослушный, заставило обоих сыщиков недоумённо почесать затылки. И ведь было отчего.
   Разумеется, всякое бывало с людьми. Несчастные случаи и аварии случались, к большому сожалению, поэтому не являлась чем-то таким уж запредельным замена повреждённых или утерянных в результате оных частей тела. Благо, биотехнологии позволяли спокойно выращивать запасные части, так сказать, причём из родного для реципиента генетического материала. В том числе, те же глаза. Но здесь имелся небольшой нюанс, о который как раз и споткнулись полицейские.
   Дело в том, что человеку, лишившемуся по какой-либо причине собственных глаз, можно было без проблем пересадить искусственно выращенные глаза из его клеточного материала или вживить кибернетические имплантаты, хотя последняя процедура на Земле и Луне была по карману только высококвалифицированным специалистам и административным работникам; живущим на базовое государственное пособие такое было не по силам. А вот пересадить чужие глаза... Технически, конечно, это было возможно, но на практике упиралось в кучу проблем, как медицинско-технического, так и морально-этического характера. Можно было предположить, что операцию провёл нечистый на руку медик, но даже на Земле на такое отважился бы далеко не каждый.
   Следовательно, в данном случае имело место быть следующее: либо Хэкса нашёл на Земле или Луне не только хорошего пластического хирурга, не совсем чистого на руку (ибо операции по полной смене личности являлись на любой планете Системы незаконными, если только не проводились по программе защиты особо важных свидетелей), но и медика, согласившегося провести незаконную операцию - либо он пересадил себе биокибернетические имплантаты, что вообще было недоступно даже криминальным дельцам, так как подобные имплантаты относились к закрытым военным технологиям.
   Впрочем, оба детектива справедливо рассудили, что сейчас строить на зыбком метаносодержащем песке здание догадок и версий было бы крайне опрометчиво. Все ответы на возникшие перед законом вопросы Хэкса мог дать только лично. А для этого дионца требовалось обнаружить и обезвредить... то бишь, схватить. А там уже можно было и посмотреть.
   Поскольку никто из персонала пограничной службы космопорта не мог дать наводку на местонахождение Хэксы, Фросту с видимым неудовольствием пришлось согласиться на предложение Селенского встретиться с Бимми Престором и выведать у этого достойного самого глубокого сожаления господина, что известно оной персоне о Хэксе... и вообще. И именно это решение и привело к тому, что в данную минуту Дункан Фрост, старший детектив полиции Гюйгенса, сидел на довольно неудобном пластиковом стуле за столиком одного из уличных кафе в городском районе Хадрамаут, в квартале развлечений, недовольно разглядывая стоящий перед ним высокий фужер из псевдостекла, наполненный фруктовым соком, и ждал, когда же, наконец, его напарник соблаговолит появиться. Терпение отнюдь не входило в список достоинств титанца, и иногда это становилось причиной больших неприятностей. Не для Фроста - хотя свою долю крепких выражений от Борецкого он в таких случаях всегда получал.
   Из-за спины полицейского раздался мерный шелест катящихся по дасфальтовому покрытию проезжей части бронированных шин из силиколла, а спустя минуту прямо напротив столика, за которым сидел Фрост, тяжело вздохнув пневматическими тормозами, остановился чёрный наземный джип популярной в Системе марсианской модели "лэндрейдер". В передней правой дверце вниз опустилось бронированное стекло и на Дункана с водительского сиденья уставилось довольное лицо Оскара Селенского.
   - Шеф - хорош жопу просиживать! - жизнерадостно произнёс землянин. - Поехали Бимми вздрючим!
   - Ты нашёл этого недоноска? - Фрост допил сок и приложил к терминалу оплаты свою банковскую карту. Устройство, издав серию тональных писков, выбросило на свой крохотный полихордкристаллический дисплей информацию о том, что платёж принят. - Где он?
   - В "Солнечной короне", бисер метает перед шлюхами! - хохотнул Селенский, причём настолько громко, что в его сторону повернулись все, кто сидел в это время в кафе. Однако землянин не обратил на это абсолютно никакого внимания. - И ему чертовски везёт, хочешь верь, хочешь не верь!
   - Это бывает. - Фрост поднялся из-за стола, оправил шляпу и спокойно пересёк отделявшее его от "лэндрейдера" пространство. Юркнул в услужливо открытую ему Селенским дверь, уселся в пассажирское кресло и захлопнул дверь за собой. - Что в этом такого?
   - Ничего, но этот мудила играет в "Звёзды и кометы".
   - И что?
   - Двадцать из двадцати при ставках двенадцать к одному? Шесть раз подряд?
   - Два... О-о! - Фрост с интересом перевёл взгляд на своего напарника. - А это как?
   - Вот и мне хотелось бы узнать. При наивысшей ставке я сам видел, как чуваку шло десять из тридцати четыре за раз, но чтобы двадцать из двадцати! И шесть раз!
   - А что местные ухорезы?
   - Они уже трижды просканировали Бимми дистанционно, но похоже, что этот козёл играет честно, без запрещённых правилами заведения электронных хреновин и прочей лабуды. Но так просто они с него не слезут. Выигрыш, конечно, отдадут, но не приведи Дух Космоса у Бимми окажется при себе что-нибудь вроде выравнивателя ЭМ-поля или высокоуровневый полевой манипулятор...
   - Пиздец ему тогда! - однако тон, которым это было сказано, говорил о том, что Фросту глубоко плевать на то, что сделает в этом случае с оберонцем служба безопасности казино.
   - Вот и я про что говорю. А Бимми нужен нам целым и... э-э... живым.
   - Так что мешает нам его оттуда выдернуть, Ос?
   Селенский с некоторой долей опаски покосился на титанца.
   - Надеюсь, ты не... э-э... - землянин неопределённо пошевелил в воздухе пальцами.
   - Поехали, Ос, - кивнул напарнику Фрост. - А не то Бимми, собрав марки, сделает оттуда ноги, а у меня нет желания искать этого полудурка по всему Титану. И да - я не собираюсь устраивать в казино высадку на Эрос. Я просто выволоку оттуда оберонца за шкирку.
   - Надеюсь, что это так и есть, - с сомнением в голосе произнёс Селенский, аккуратно трогая джип с места.
   Казино "Солнечная корона" располагалось в примерно километре от того места, где Фроста нашёл Селенский, и уже через две с половиной минуты "лэндрейдер" подкатил к трёхэтажному зданию, имеющему вид купола и ярко освещённого установленными на некотором расстоянии от него фотонными прожекторами. Днём в этом районе Гюйгенса обычно было немноголюдно, но с окончанием рабочего дня народу здесь значительно прибавлялось. А сейчас как раз был вечер, да ещё и пятничный. И найти место для парковки поэтому было весьма проблематично, к тому же индикатор свободных мест на подземной стоянке казино горел красным цветом, сигнализируя о полном отсутствии на ней свободных мест. Казино "Солнечная корона" было весьма респектабельным местом, где можно было не только потратить свои денежки, но и вкусно поесть, послушать добротный джаз-рок в исполнении местного оркестра и посмотреть танцы. Именно танцы, а не то, о чём вы могли подумать. Это вам не какой-нибудь дешёвый шалман у границы купола Флетчера или низкопробное заведение в игорной зоне на Флоре.
   В другое время Селенский бы просто поискал где-нибудь поблизости свободное место для парковки, но сейчас оба детектива были на работе, поэтому землянин, не мудрствуя лукаво, подрулил прямо ко входу и резко затормозил, вызвав тем самым недовольное ворчание Фроста. К машине тут же подскочил следящий за порядком сотрудник службы безопасности казино, вооружённый станнером и принадлежащий к весьма респектабельной частной охранной компании "Бергер и Свиридов", широко известной во всей Сатурнианской системе, однако при виде едва ли не в нос сунутого полицейского ЭМ-идентификатора он сразу же потерял интерес к "лэндрейдеру". Если полицейский паркует свою машину с нарушением правил парковки - значит, на то есть веские причины. И лучше будет, если эти причины не пытаться оспорить.
   - Пошли, Ос, - произнёс Фрост, открывая дверцу со своей стороны и выбираясь наружу, придерживая левой рукой свою неизменную шляпу, а правой поправляя висевшую под пиджаком кобуру с бластером. - Интересно, однако, поглядеть, как это у Бимми так ловко получается.
   Селенский, активировав стояночный тормоз, с понимающей ухмылкой вылез из-за руля. "Поглядеть" у Фроста зачастую получалось очень и очень эффектно, поэтому землянин подозревал, что и случае с Бимми тоже будет на что посмотреть.
   Оберонца полицейские обнаружили на втором этаже "Солнечной короны", оседлавшим, так сказать, игровой терминал "Звёзды и кометы". Вокруг Престора толпилась толпа восторженных болельщиков, которые всегда были рады, если кому-нибудь удавалось натянуть казино нос на пятую точку. Трое угрюмых сотрудников службы безопасности стояли чуть поодаль и во все глаза пялились на дисплей ноутбука, который демонстрировал им графики, схемы и потоки данных. И судя по выражению их лиц, прищучить Бимми они пока были не в силах. Что означало одно из двух: либо Бимми просто охренительно везло - либо он использовал что-то такое, что следящие системы и программы казино были не в состоянии обнаружить.
   На большом полихордкристаллическом мониторе игрового автомата мимо крупной зелёной звезды прошелестела льдисто-голубая комета с ослепительным белым хвостом, уходя куда-то в космические дали, и толпа разочарованно выдохнула. Взять седьмой раз двадцать из двадцати при столь высоких для этой игры ставках у Бимми не получилось. Пока, во всяком случае. Однако комета, проходя мимо звезды на мониторе, всё-таки чиркнула своим хвостом её зелёный диск по самому краю, что вызвало одобрительные возгласы среди болельщиков. Выигрыш при таком раскладе был невелик, однако он всё-таки был, и болельщики, обступившие Бимми, принялись подбадривать оберонца.
   Фрост внимательно оглядел окружающую Бимми толпу. Обычная публика - клерки среднего звена, несколько высококвалифицированных рабочих, тип, выглядевший, как университетский преподаватель, двое в форме военного флота с ранговыми нашивками лейтенантов, и, разумеется, несколько девиц-любительниц хорошо провести время. Особенно если у того, с кем предполагается его проводить, имеется увесистый бумажник или банковская карта с приличным наполнением. Таковую породу лиц противоположного пола Фрост откровенно презирал, так как по своему статусу эти дамочки недалеко ушли от самых обычных проституток. Но не они сейчас его интересовали.
   Бимми, всецело поглощённый, как казалось со стороны, игровым процессом не забывал и о ближайшем своём окружении, которое состояло из двух весьма привлекательных девиц лет двадцати двух-двадцати пяти, одеяние которых больше показывало, чем скрывало, которые, по мнению детектива, очень уж показушно себя вели. Конечно, оберонец уже сорвал нехилый такой банк, который, по прикидкам Фроста, уже подошёл к отметке в десять тысяч марок (весьма солидная сумма, следует заметить!), и девицы явно горели желанием неплохо оторваться за счёт Престора, вот только Фрост не собирался позволить Престору просто так взять и уйти из казино.
   На левом краю монитора возникли сразу три кометы - иссиня-белая, фиолетовая с оранжевым хвостом и чёрная, за которой тянулся серебристый шлейф. Против воли титанец мысленно присвистнул - чёрная комета при прохождении строго по экватору звезды могла принести игроку платиновый джек-пот, но такие случаи за всю историю существования "Солнечной короны" можно было пересчитать по пальцам. Причём однорукого человека.
   Девицы по обе стороны от Бимми восторженно завизжали при виде комет и Фрост решил, что пора и честь знать. Сделав условный знак своему напарнику, полицейский принялся протискиваться к игровому автомату, придерживая одной рукой свою шляпу, а другой - пиджак, чтобы никто раньше времени не смог разглядеть под ним кобуру с бластером.
   Кто-то слева от Фроста возмущённо вскрикнул, когда детектив оттолкнул его со своего пути, но Дункан не обратил на это ровным счётом никакого внимания. Протолкавшись к самому игровому автомату, титанец сунулся за его заднюю панель, внимательно всё там осмотрел и, удовлетворённо хмыкнув, взялся правой рукой за толстый питающий кабель. Фрост резко дёрнул его на себя, прерывая подачу энергии на электронное игровое устройство.
   Чёрная комета, двигаясь по произвольной траектории, вошла в экваториальную зону светила, что вызвало восторженный вопль болельщиков оберонца. На лице Бимми возникла довольная ухмылка, но спустя секунду она исчезла, словно её унесло ураганом. Изображение на мониторе резко схлопнулось в точку и пропало. Остался только чёрный неработающий монитор.
   - Эй, какого... - вскинулся было Бимми, но тут же заткнулся, завидя направленный прямо ему в лицо ствол бластера. - Мм... Фрост?
   - Кино закончилось, Бимми, - спокойно и даже равнодушно проговорил полицейский. - Проектор сломался.
   - Что за дела, приятель? - к Фросту сунулся было какой-то крепкого сложения гражданин, одетый в простые серые брюки из недорогого пластекстиля и зеленоватую сорочку с замысловато украшенным воротником, в голове которого, судя по выражению его лица, двум мыслям одновременно было весьма сложно ужиться. Во всяком случае, будь в его голове чуть больше, чем одна, извилин, он не стал бы так смело переть на человека, вооружённого бластером. - Чего ты здесь раскомандовался?
   Фрост взглянул на подошедшего с таким выражением лица, с каким, наверное, глядят на человека, вошедшего в шлюзовую камеру городского купола в летней одежонке. Понимающе хмыкнул и сунул левую руку куда-то за отворот пиджака. Спустя секунду он буквально ткнул в нос типа полицейским ЭМ-жетоном.
   - Этого хватит, ке са? - спросил Фрост. - Или мне тебя рылом об этот грёбаный автомат приложить, чтобы дошло? - он оглядел толпу, сквозь которую уже проталкивались сотрудники службы безопасности казино. - Я детектив полиции Гюйгенса Дункан Фрост и я именем закона арестовываю этого гражданина по подозрению в мошенничестве и использовании запрещённых технических приспособлений. Всё выигранное им на данный момент возвращается в кассу заведения. А если у кого-то недостаточно мозгов для того, чтобы понять, что здесь происходит полицейская операция, я могу объяснить это по-другому. Си?
   Толпа при виде полицейского жетона замерла, как вкопанная. Никому не хотелось быть арестованным под горячую руку.
   - Топай, Бимми, - всё тем же спокойным голосом произнёс Фрост, кивком головы указав оберонцу на выход. - Фишки все оставь безопасникам. И шевелись, не то придётся тебя волоком тащить. А я не люблю лишний раз напрягаться.
   Бимми, понуро склонив голову, зашаркал к выходу из казино. Фрост, кивнув подошедшим местным амигос на подносик, на котором горой высились выигранные Престором фишки, двинулся следом за оберонцем, на ходу убирая бластер назад в кобуру. Ухмыляющийся Селенский, по дуге обойдя толпу, присоединился к Фросту, отчего настроение у Бимми сделалось ещё более мрачным и подавленным. Оберонец хоть и был недалёкого ума человеком, но прекрасно отдавал себе отчёт в том, что Фрост и его напарник не зря заявились в "Солнечную корону". И ничего хорошего для него этот визит не означал.
  
  
  
  
   Любой полицейский автомобиль, вне зависимости от того, на какой планете или спутнике Солнечной системы он находился, имел одно очень важное отличие от обычных транспортных средств. А именно - встроенные в борта и полы кандалы, которые при малейшей попытке освободиться генерировали довольно сильные электрические разряды. Да и блокировка задних дверей тоже не позволяла арестованному сбежать от блюстителей закона. Правда, попытаться сбежать мог только самый распоследний придурок. Внешние Планеты - это не Земля или Луна, здесь полиция не церемонилась со всяким отребьем. При задержании могли пристрелить, чтобы потом не канителиться, но так обычно поступали с опасными преступниками. А Бимми ни Фрост, ни Селенский таковым не считали. Придурком - да, но никак не опасным.
   Обе ноги Престора были прикованы к полу салона, а правая рука была крепко зафиксирована в дверных кандалах. Но Бимми и так не собирался дрыгаться и качать права. По своей натуре оберонец был всё-таки приличным трусом и, к тому же он хорошо знал суровый характер Фроста и не сомневался, что при малейшем взбрыкивании детектив может запросто выкинуть его в шлюз или утопить в одном из титанских морей. Поэтому он просто тихо сидел на заднем сиденье "лэндрейдера" и лишь испуганно озирался по сторонам, пытаясь понять, куда Фрост держит путь.
   Джип, выехав за пределы Хадрамаута, свернул на дорогу, ведущую к одной из пересекающих Гюйгенс транспортных эстакад, после чего поднялся на основной её уровень и покатил в западном направлении. Фрост никак не выделял машину из общего потока транспортных средств, спокойно катив по крайней правой полосе, но царившее в салоне "лэндрейдера" молчание начало действовать Бимми на нервы.
   - А куда мы вообще едем, а? - спросил оберонец, ёрзая на заднем сиденье.
   - Туда, - раздалось в ответ.
   - Куда - туда?
   - Бимми - я тебе не обязан объяснять, куда мы, нахер, едем, - сказал, не поворачивая головы, Фрост. - Ты не в том положении, чтобы задавать всякие идиотские вопросы.
   - Вопрос очень даже не идиотский...
   - Закрой свою пасть, оберонец, - беззлобно посоветовал Селенский. - Ты и так в говно по уши влез.
   - В какое ещё говно?
   - Мошенничество в казино - это, по-твоему, детская шалость?
   - Какое мошенничество?
   - Ты тут из себя долбоёба не строй, ладно? - хмыкнул Фрост, перестраиваясь на вторую полосу для обгона медленно едущего по первой полосе грузовичка городской коммунальной службы. - Такого расклада в "Звёздах и кометах" просто так не бывает. А тот факт, что тамошние койо ничего не нашли при сканировании, ещё ничего не значит.
   - А если мне просто везло?
   - Ага, а я вчера выиграл в Сатурнианскую лотерею сто миллионов и нашёл в окрестностях Эпиметия брошенный инопланетный космический крейсер!
   - С тебя станется! - фыркнул Бимми.
   - Мне тебе как зубы повыбивать - молотком или кулаком, ке са? - осведомился Фрост, не отрывая глаз от дороги. - Ишь, раскукарекался, говнорылый! Говорить будешь, когда я разрешу! Бича слагтеффальд!
   Престор послушно заткнулся. Он хорошо знал, что у титанца слова с делом обычно не расходились. А лишиться зубов столь варварским способом ему было однозначно неохота.
   "Лэндрейдер" миновал несколько городских районов и свернул направо, съезжая с эстакады вниз, в район города, который примыкал к западной стене купола и в котором не было ни единого жилого здания - одни склады, административные постройки и производственные комплексы, по большей части, автоматизированные. Людей в этой части Гюйгенса практически не было, зато то и дело навстречу джипу попадались разнокалиберные грузовики - как с живыми, так сказать, водителями, так и управляемые бортовыми интелматами. Низко, едва не задевая бронированным брюхом крыши зданий, пролетел полицейский коптер и, по всей видимости, не найдя ничего для себя интересного, скрылся в направлении Споттисвуда.
   - Это вы куда меня привезли? - забеспокоился Бимми, видя, как "лэндрейдер", обогнув автоматический комплекс по производству бытового пластика, направился прямо к видневшейся в километре от этого места стене купола, за которой, как хорошо знал оберонец, начиналась окружающая город пустыня, поверхность которой была покрыта смесью выпадающей из атмосферы спутника углеводородной пыли и ледяного песка, с температурой воздуха минус сто семьдесят градусов по стандартной шкале. Был ли здесь поблизости шлюз, Бимми не знал, но одна мысль о том, что его могут запросто впихнуть в шлюзовую камеру и выдуть наружу, вызвала у оберонца приступ паники. Весьма сильный.
   - Эй, ты чего это удумал, падла?! - Селенский, услышав странные звуки, исходящие из-за его спины и очень похожие на звуки рвоты, резко обернулся. - Блевануть захотел, курва неумытая?! Только попробуй - языком вылизывать салон будешь, свинорылое пугало!
   - Но-но-но! - Фрост резко надавил на педаль тормоза, отчего сила инерции бросила Бимми вперёд, на отделяющую заднюю часть салона от передней прозрачную противоударную перегородку из глассиума. А поскольку голова оберонца не была заключена в кандалы, Бимми довольно ощутимо приложился лбом о перегородку, отчего страх тут же сменился гневом. - Я те щас блевану, говнюк! Ишь чего удумал!
   - Вы куда меня, мать вашу, привезли?! - то ли Бимми решил, что ему уже нечего терять, то ли удар лбом о перегородку так на него подействовал - неизвестно. - Или для вас законы уже не существуют, верты поганые?!
   - О как запел, говнюк! - Фрост, рывком распахнув дверь со своей стороны, выскочил наружу и, открыв заднюю левую дверцу "лэндрейдера", схватил Бимми за собранные в "конский хвост" длинные волосы. - Оскар - отключи кандалы!
   Селенский протянул руку к приборной панели джипа и нажал сенсор, расположенный рядом с сенсором активации аварийного сигнала. Захваты разжались, освобождая Престора, и в ту же секунду Фрост резким движением вытащил оберонца из салона.
   - Эй, больно же, кабра! - просипел Бимми, попытавшись оттолкнуть титанца. За что тут же получил хороший пинок по яйцам. - У-у, сука, что ж ты делаешь-то?!
   - Больно? - Фрост ударил Бимми под левое колено, отчего тот едва не упал на дасфальт. Но детектив крепко держал оберонца за волосы, так что Бимми просто повис, словно подрубленный. - Да это разве больно, ё? Больно будет, когда я за тебя возьмусь по полной программе!
   - Если я не ошибаюсь, - проговорил Селенский, с равнодушным видом оглядываясь по сторонам, - здесь где-то должен быть шлюз. Технический, но его размер вполне подходит для того, чтобы этого мудака вышвырнуть за пределы купола.
   - С этим мы всегда успеем, Ос. - Фрост внимательно и с оттенком брезгливости оглядел Бимми с головы до ног, после чего выпустил его. Оберонец, скривившись от боли в области левого колена, не устоял на ногах и упал на четвереньки. - Я, правда, хотел этого говнюка утопить в море Кракена, да только для этого пришлось бы взять глайдер, а потом отчитываться перед шеф-комиссаром. Борецкому вряд ли понравится, если мы начнём использовать полицейские аппараты в качестве катафалков. - Титанец с отвращением глянул на Бимми, который не пытался принять нормальное положение, опасаясь, что его снова могут начать бить. - Поэтому сей достойный сожаления койо нам расскажет всё, что нас интересует, если он не хочет, чтобы мы сдали его охране казино. Ведь не хочешь же, Бимми?
   - Им ещё доказать надо, что я нечестно играл! - оскалился Престор. - А без улик ничего не докажешь, и тебе, верт поганый, это прекрасно известно!
   - Надо же, как ты осмелел! - усмехнулся Фрост, делая шаг по направлению к Бимми. Тот проворно и, вместе с тем, смешно отполз от полицейского, но не обратил при этом внимания, что движется в сторону "лэндрейдера". А когда понял, что перед ним находится препятствие, Фрост уже навис над ним, как марсианский полицейский крейсер нависает над пинассом работорговцев. - Что, крутым себя почувствовал?
   Титанец схватил Бимми за шиворот и резким движением вздёрнул того на ноги, отчего Бимми едва не выскочил из одежды. Грубо толкнув его на корпус машины, Фрост брезгливо поморщился и уже хотел было садануть оберонцу кулаком в живот, дабы тот исполнился уважения к стражам порядка, как вдруг нечто странное привлекло внимание детектива. Нечто в левом глазу Бимми, отразившее дневной свет, льющийся из-под купола.
   - Погоди-ка, а что это у тебя тут такое? - пробормотал Фрост, подходя вплотную к мошеннику. - Что за дела, э?
   - Шеф - ты что это делаешь? - забеспокоился Селенский при виде того, как старший детектив вцепился в морду оберонца и деловито принялся выковыривать тому левый глаз. Во всяком случае, со стороны это выглядело именно так. - За каким хером ты ему глаз выдавливаешь?!
   - Ничего я ему не выдавливаю, Ос. Ты лучше глянь, какая хреновина у нашего Бимми в глазу сидела.
   - А? - Селенский подошёл к Фросту и внимательно всмотрелся в нечто полупрозрачное в пальцах титанца, похожее на информационный накопитель из полихордового кристалла. - Это что ещё за фиговина такая?
   - Я, конечно, не ахти какой специалист, Ос, в подобных вещах, но сдаётся мне, что это есть не что иное, как нейроимплантат. И уже за одно это этого поганца можно отправить на каторгу куда-нибудь на Прометей, водяной лёд добывать. А то и на Ананке, силикаты выкапывать.
   - Даже так? Это настолько запрещённый инструментарий?
   - Если покопаться в Интерстаре, Ос, можно много чего раскопать. А поскольку преступники тоже стараются следовать веяниям времени, то и мы должны следить за последними техническими достижениями.
   Фрост повертел в пальцах странный предмет и посмотрел на Бимми. Под взглядом полицейского тот почувствовал себя крайне неуютно, однако детектив не стал каким-либо образом воздействовать на Престора. Он снова перевёл взгляд на имплантат и хмыкнул.
   - Если это то, о чём я думаю, - произнёс Фрост, задумчиво рассматривая кристаллическую фиговину, - то прямо отсюда Бимми можно отправить на тюремный транспорт или в криотюрьму. Но сначала он нам расскажет, кто и когда передал ему нейроимплантат, используемый военными и спецслужбами Федерации. Кстати, Ос, вот и причина, по которой этому хмырю так везло в казино.
   - То есть...
   - Это, если я не ошибаюсь, нейроимплантат "Нейровизион-4000", используемый в военных целях. Его использование гражданскими лицами по законам Федерации карается девятью годами тюрьмы, по законам Марса за его использование полагается двенадцать лет каторги. Суть в том, что это устройство применяется для отслеживания токов в проводящих магистралях и отслеживании электромагнитных импульсов. В принципе, устройство никакого военного назначения не имеет, но разработали его именно военные для техперсонала вооружённых сил Федерации. Однако в руках мошенников оно может послужить причиной его... э-э... незаконного использования. Обход защитных протоколов игровых автоматов, взлом брандмауэров банковских систем и тому подобные деликатности. Только вот ещё мне известно, что "Нейровизион-4000" весьма трудно раздобыть дельцам "чёрного рынка", даже на Земле.
   - И о чём это говорит? - насторожился Селенский.
   Фрост снова повертел устройство в пальцах, потом, усмехнувшись, сунул его в один из внутренних карманов пиджака. Глянул на оберонца, и под взглядом детектива Бимми захотелось сделаться меньше атома. Понятное дело, что человеческое существо не было приспособлено для столь кардинального изменения объёмов своего тела, так что оберонец как стоял перед полицейскими, так и остался стоять.
   - Это, - наставительным тоном произнёс Фрост, переведя взгляд на землянина, - говорит о том, что наш скудоумный пендехо имеет кое-какие связи...
   - Эй-эй, постойте! - по тому, как это было сказано, Бимми понял, что у него назревают крупные неприятности. - Никаких связей у меня нет, откуда? Эту штуку мне дал Хэкса в оплату оказанной для него услуги!
   - В смысле? - прищурился титанец.
   - В смысле, я помог ему найти хорошее место для встречи с Донованом Хоком. Вот он и расплатился со мной этим имплантатом.
   - У Хэксы денег нет, что ли? - удивился Селенский. - На бартер перешёл?
   - Я не в курсе его дел, если что, но вроде как на Земле ему хвост прижали тамошние законники. Вы же уже знаете, что он себя переделал, чтобы вам нос на жопу натягивать?
   - Знаем, - кивнул Фрост. - Но вот насчёт натягивания носа... натягивалка у него ещё не выросла, Бимми.
   - Хм... ну да, тебя хера лысого проведёшь, Фрост! Так вот - с Земли ему пришлось в срочном порядке уносить ноги обратно на Титан. Я не знаю, для чего именно он туда летал - уж точно не ради пластики, и поближе где можно было рыло переформатировать, хотя бы на Эвхариде - и что он там делал, помимо изменения внешности, но у него, судя по всему, имеются некие связи, причём в довольно серьёзных сферах. Иначе откуда бы он раздобыл эту штуковину?
   - Хэкса толкает дурь, так что ничего странного в этом я не вижу, - пожал плечами Фрост, переглядываясь с Селенским. - На Земле полно всяких засранцев. А кто такой этот Донован Хок?
   - Понятия не имею, - отозвался Бимми. - Знаю только, что он не с Титана. Прилетел сегодня с Ганимеда, но оттуда ли он, мне неизвестно. И какие у него дела с Хэксой, я тоже не в курсе.
   - Где они встречаются? - Фрост в упор взглянул на Бимми.
   - Мм... аллея Брауна, это во Флетчере. Ресторан "У Чена".
   Фрост и Селенский снова переглянулись. Флетчер являлся городом-спутником Гюйгенса и его купол располагался в девяти километрах от купола титанской столицы. Добраться туда можно было по проходящей в подповерхностном туннеле трассе для наземного транспорта или же воспользовавшись магнитопланом. В первом случае дорога могла занять от семи до десяти минут (имелось в виду время, необходимое для пересечения расстояния между границами городских куполов), во втором случае вам бы понадобилось всего лишь четыре минуты - именно за такой промежуток времени поезд проходил расстояние от центрального вокзала Гюйгенса до станции магнитной дороги на окраине центральной зоне Флетчера.
   - В котором часу? - спросил Селенский.
   - А сейчас сколько? - Бимми покосился на свой ручной инфор. - Ага, семь вечера... значит, у вас есть ровно час, чтобы добраться до Флетчера и сделать то, что вы собираетесь сделать.
   - Оскар...
   - Я знаю, где этот ресторан, шеф. Доберёмся за сорок минут. Только за руль сяду я.
   - Да не вопрос!
   - А со мной что будете делать? - опасливо поинтересовался оберонец.
   - А ты нам нахрен не нужен! - коротко хохотнул Фрост, обходя Престора слева и направляясь к "лэндрейдеру". - Имплантат мы у тебя конфискуем, но делу ход не дадим. Мараться ещё о такое дерьмо!.. В общем - исчезни, Бимми. Лучше вообще слиняй с Титана. Прокатись на Плутон или в Пояс... но чтобы я тебя здесь минимум месяц не видел. А не то я тебя живо оформлю на тюремный транспорт до Ананке. Смекаешь?
   - Э-э... да, я понял...
   - А раз понял - вали нахер отсюда. Пока я не передумал.
   Произнеся эти слова, Фрост открыл пассажирскую дверцу джипа и уселся в подстраивающееся под форму седока кожаное кресло со встроенной в него системой климат-контроля. Ухмыляющийся Селенский сел за руль и захлопнул за собой дверцу. Утробно загудел двигатель "лэндрейдера" и бронированный джип, плавно тронувшись с места, быстро набрал скорость и вскоре исчез за поворотом дороги, оставив Бенджамина Престора стоять посреди тротуара с разинутым от удивления ртом.
  
  
  
  
   Глава 3.
  
  
  
  
   Пространство Солнечной системы,
   Пояс Астероидов,
   свободная торговая станция Метида,
   место расположения - астероид (9) Метида.
  
  
  
  
   Над массивным контейнером из армированной пластали зависла гидравлическая лапа-манипулятор портального крана с закреплённым на её конце электромагнитным захватом, управляемая сидящим в комфортабельной кабине оператором. Подождав, пока водитель антигравитационного тягача стабилизирует положение своего транспорта для того, чтобы контейнер было удобно цеплять ЭМ-захватом, оператор крана ловким движением довернул манипулятор чуть влево и мастерски подцепил двадцатифутовый контейнер с находящимся внутри него промышленным оборудованием. Приподняв его на восемь метров над грузовой платформой, он подождал, пока грузовик отъедет в сторону, уступая место антигравитационной погрузочной платформе с "Молчаливого странника".
   Стоящий на постаменте водителя второй механик карго Тимофей Белов аккуратно подвёл платформу под контейнер и подождал, пока оператор крана опустит его, затем касанием пальца активировал сенсор, отвечающий за работу мета-магнитных захватов. На пульте управления платформой зажёгся зелёный огонёк, сигнализирующий о том, что контейнер надёжно закреплён, после чего Белов, показав оператору крана поднятый вверх большой палец правой руки, двинул транспортное средство к опущенной грузовой аппарели трюма "Молчаливого странника". Этот контейнер был последним из четырнадцати таких же двадцатифутовиков, которые транспортный корабль должен был доставить на один из спутников Урана - Ариэль.
   Как только платформа с закреплённым на ней контейнером скрылась в недрах космического корабля, тяжёлая грузовая аппарель пришла в движение, управляемая мощными электромоторами и гидравлическими приводными поршнями, запирая трюм космолёта. Оператор же портального крана, чья работа была уже оплачена, переключился на разгрузку только что прибывшего на Метиду транспортника с Гигеи.
   - Ну, последний контейнер в трюме, боссман, так что можем отдавать швартовы, - произнёс сидящий в своём кресле старший помощник капитана "Странника" гесперианец Фриц Лейбер. - Али докладывает, что все системы корабля функционируют штатно.
   - Что с топливом? - Ханссен проверил показания нескольких индикаторов и довольно кивнул сам себе.
   - Заправлены по самую макушку. Хватит, чтобы слетать отсюда на Квавар и обратно. Скажи спасибо Карлосу за контракт. "Углекислотные Системы" выплатили аванс в размере шестидесяти тысяч шиллингов, вот Камил и запасся термосмесью.
   - Хорошо. Что говорит навигатор?
   Дмитрий Колесников, жилистый каллистианец ростом выше среднего, сидевший в кресле перед навигационным пультом, с минуту вглядывался в висящий перед ним трёхмерный экран мультихроматрона, потом перевёл взгляд своих спокойных серых глаз на капитана карго.
   - Я проложил курс к Ариэлю мимо южного полюса Сатурна - это позволит нам сэкономить от девяти до тринадцати часов, в зависимости от того, сможем ли мы уклониться от протонного шторма, который должен пересечь орбиту Юпитера через восемнадцать часов. Нам он особенными неприятностями не грозит, так как он утратил свою силу, миновав орбиту Земли, однако всё же безопасностью пренебрегать не стоит. Радиационные щиты надо будет держать включёнными. Возможно максимальное сближение с кометой 9Р/Темпель при приближении к орбите Каллисто, но на изменении курса и скорости это никак не скажется. "Странник" пройдёт в девяти тысячах километрах от кометы, можно будет полюбоваться на неё в камеры видеопоиска. Расчётное время в пути до Ариэля - шестьдесят два часа плюс-минус три часа с минутами. Посадка в космопорту главного города спутника - Вояджера. Мантуров расположен в южном полушарии и собственного космопорта не имеет, их на Ариэле вообще-то три - Вояджер, Санкт-Галлен и Йошимура. От Вояджера до Мантурова четыреста сорок семь километров, мы выгрузим груз в порту, дальше его доставят до места назначения на грузовом магнитоплане по транспортному туннелю. Что ещё интересует, боссман?
   - В принципе, это всё, - усмехнулся Ханссен. - Что на каналах Патруля?
   - Ну, вроде как сводки не говорят о какой-либо подозрительной возне в районе Пояса и спутников Юпитера, - отозвался Колесников. - В прошлом месяце марсиане нехило так прошерстили окрестности Юпитера и провели детальное исследование внешней зоны Пояса, обращённой к нему. Три подозрительных пинасса и корвет без опознавательных знаков были взяты на абордаж, оказалось - пираты и работорговцы. Правда, слухи ходят, что на трассе Веста - Ганимед замечены странные космолёты без опознавательных знаков, но это всего лишь россказни экипажей грузовозов Федерации. А всем известно, что земляне - те ещё трусы. Они в любой тени склонны видеть пиратский корабль.
   - Иногда эти тени ими и оказывались, Дима, - отозвался второй пилот "Странника" Всеволод Петров. - Помнишь тот случай с "Пустынным орлом" Юджина Мориарти, когда ему пришлось рвать когти от (178) Белисаны? Там пират прятался в одном из кратеров, и если бы неподалёку не пролетал марсианский фрегат, неизвестно, смог бы Мориарти рассказать о произошедшем и вообще добраться до Паллады. Пират пошёл на перехват карго, но марсиане, получив сигнал бедствия, сумели быстро добраться до места действия и сжечь пиратскую посудину своими турболазерами. Так что лучше лишний раз подстраховаться, чем потом летать в космосе вокруг какого-нибудь камня с пробитой башкой и без скафандра.
   - Мне вот всегда было интересно, где они раздобывают оружие для своих корыт, - проговорил, ни к кому конкретно не обращаясь, старший помощник капитана "Странника". - Корабль - это понятно, купить космолёт сейчас так же легко, как автомобиль, ну, может, не так легко, но всё равно можно. Но где они пушки берут-то? Они же не продаются на каждом углу. Или продаются всё-таки, э?
   - Фриц - чем, по-твоему, занимаются на свободных торговых станциях типа Гекаты или Леды? - усмехнулся Ханссен, глядя, как в проекционном створе главного корабельного мультихроматрона загораются две зелёные полосы, проложенные в керамлитовом полу ангара, сигнализируя о том, что "Молчаливому страннику" даётся разрешение на вылет с Метиды, вот только это не означало немедленного старта. Окончательное "добро" должна была дать центральная диспетчерская служба станции, а она пока молчала, занимаясь проверками разрешительной документации и идентификационных кодов космолёта. - Это не Метида, здесь всем негласно заправляет ТехноСоюз, а марсиане на подобные вещи смотрят исключительно через призму прицела бластера. А вот Леда, Геката или Фини - это совсем иное. Полностью свободные торговые станции, к тому же в случае с Гекатой дело обстоит несколько иначе - там всем заправляют братья Чены, а вам всем должно быть известно, кто они такие.
   - Доминик Чен и Фрэнк Чен, бывшие члены гонконгской триады "Вошинво", решившие начать - с позволения своего босса, некоего Ли Хуйфэня - своё, так сказать, дело, - подал голос Колесников, продолжавший работать с навигационным компьютером. - Я читал про них в Интерстаре. Они покинули Землю и обосновались сначала на Фаине, но потом им оттуда пришлось в спешке уносить ноги, когда Патруль решил разобраться, что же за хрень там творится. Ноги удалось унести лишь нескольким десяткам членам триады, остальных марсиане без особых церемоний повыкидывали в шлюзовые камеры и перестреляли нахер. Сейчас на Фаине находится одна из баз марсианского Флота, а Чены осели на Гекате, благо этот астероид находится далеко от сферы интересов Марса. Считается, что довольно большой процент списанного вооружения в Федерации попадает не в плавильные печи, а в руки гонконгской мафии и иже с ними, после чего расползается по всей Системе. Вот тебе и ответ, Фриц, откуда берётся оружие на пиратских посудинах.
   - Да, но одно дело - переделанный под боевой корабль грузовик, и совсем другое - настоящий боевой космолёт! - возразил Лейбер, отвлёкшись на высветившееся на трёхмерном дисплее сообщение. - Их-то откуда они их берут? В прошлом году Патруль захватил пиратский ЭСМИНЕЦ! Вы только вдумайтесь в это - у пиратов откуда-то взялся эсминец!
   - Да, шума тогда было много, - согласился Колесников. - Списанный земной эсминец класса "Тобаго", невесть как попавший в руки к пиратской шайке Марчелло Пинчетти. По факту, корабль был списан по истечению его срока эксплуатации и должен был быть разобран на космических верфях в точке Лагранжа L2 системы Солнце-Земля, но он туда так и не прибыл. В Федерации, как водится, пожали плечами и списали всё на нечистоплотных чиновников, но это всё-таки военный корабль, чтоб их протонный шторм накрыл с головой! Распиздяйство высшего класса, скажу я вам! Это хорошо, что Марс не так смотрит на суть вещей, как Земля, и не позволяет всяким мудакам портить жизнь честным космонавтам, а так страшно даже представить, что могло бы получиться!
   - Ну да, в Федерации бардака - вагон и маленькая тележка! - усмехнулся Ханссен. - Однако, вот и стартовое окно дали... Так, парни - хорош языками молоть! Взлетаем! Всем заняться своим делом, не то оштрафую на половину месячного жалованья! У нас всего девять минут на то, чтобы освободить ВПТ, потом сюда танкер со льдом подойдёт! Работаем, работаем!
   Разрешение от диспетчерской службы станции было получено, а на подходе к Метиде уже нарисовался танкер-водовоз частной компании с Беллоны, везущий на Метиду шестьдесят тысяч тонн водяного льда, добытого в кольцах Сатурна. Требования безопасности запрещали одновременное нахождение двух космических кораблей на одной взлётно-посадочной траектории, поэтому "Страннику" нужно было малость поторопиться. Космос велик, спору нет, но посадочные коридоры никто не собирался растягивать до ширины в единиц эдак пять. А танкеру с Беллоны, чья длина составляла двести сорок восемь метров при ширине в девяносто два метра, места для маневрирования требовалось куда больше, чем девяностометровому карго класса "Люгер". Поэтому Ханссен так спешил покинуть окрестности астероида.
   "Молчаливый странник", включив стартовые антигравитационные ускорители, медленно поднялся над керамлитовым покрытием ангара, расположенного в недрах астероида, на глубине шестисот метров под каменной поверхностью Метиды, и начал движение к внешним воротам, огромные бронированные створки которых, изготовленные из высокопрочной легированной микростали, были распахнуты настежь, а от космического вакуума находящихся внутри ангара защищало силовое поле. По ту сторону энергетической мембраны отчётливо был виден лоцманский катер, похожий со стороны на дождевую каплю длиной шестнадцать метров. В его функцию входило показать пилоту грузовоза наиболее верную траекторию для выхода за пределы зоны действия микрогравитации астероида, которая составляла 0,015 от стандартной. Разумеется, на всех уровнях станции и в прилегающем к ней подповерхностном городе гравитация поддерживалась установками псевдограва на уровне привычной для человека, но на поверхность Метиды это не распространялось.
   Грузовой космолёт неторопливо - по меркам скоростей для космических кораблей, естественно - прошёл через силовые ворота ангара и очутился над поверхностью Метиды, которая представляла из себя типичную для Пояса картину: безжизненный серо-коричневый ландшафт, типичный для каменных астероидов класса S, прорезанный каньонами и впадинами и усеянный кратерами разного размера и глубины. Лоцманский катер, до этого момента паривший в паре сотен метров над Метидой, тут же включил навигационные огни и двинулся чуть в сторону от ВПТ, чтобы развести грузовой корабль вольных торговцев и танкер-водовоз с Беллоны.
   - Поправка к курсу четыре и семнадцать сотых, отклонение минус три, увеличить тягу на девять процентов, - произнёс Ханссен в микрофон закреплённой на его правом ухе гарнитуре коммуникационного устройства. - Установить в навикомпе реперные координаты сто сорок четыре-двадцать восемь-сто девяносто один, курс пятьдесят-двенадцать, скорость на два сотых процента световой. Расхождение с танкером не должно быть меньше шестидесяти.
   - Поправки приняты и вводятся в компьютер, - деловым тоном отозвался Лейбер.
   Ханссен взглянул на обзорный мультихроматрон, который показывал панораму окружающего астероид космоса посредством высокочувствительных камер бортовой системы видеопоиска. Ниже и правее "Странника" километров на восемь из другого расположенного в толще астероида ангара неспешно выходил грузовой корабль с опознавательными знаками Плутона, сопровождаемый таким же каплевидным космокатером лоцманской службы станции. Выше взлётно-посадочных траекторий виднелся сторожевой корабль местной службы безопасности, неподвижно висящий в пустоте.
   - Вижу танкер, движется синхронизированным курсом, - доложил Колесников. - Сева - отверни на полтора градуса, а то зацепим его траекторию.
   - Я уже отвернул, куда ещё-то? - проворчал Петров, вглядываясь в показания навикомпа.
   - Мы не цепляем его... а-а, шайссе! - Ханссен скрипнул зубами. - Он отклонился от курса, сверни, Фриц. У него отклонение от курса в пять градусов.
   - Устали, ребята! - понимающе усмехнулся пилот-меркурианец. - Лёд в кольцах Сатурна добывать не так-то просто. Малейшая ошибка - и ты там навсегда останешься в качестве частички кольца.
   - У меня двоюродный брат на таком же танкере служит, - подал голос Лейбер, следя за тем, как Петров уводит карго в сторону от пути следования танкера. - "Чистый Лёд", компания с Хильды, танкер "Фаренгейт". Они четыре месяца назад в кольцах Сатурна едва троих членов экипажа не потеряли, один из них был серьёзно ранен. Работа опасная, но платят хорошо.
   - Вода всем нужна в Поясе, да и Меркурий тоже в ней нуждается, несмотря на довольно приличные запасы водяного льда в полярных кратерах. - Ханссен с довольным видом откинулся на спинку своего кресла. "Молчаливый странник", разминувшись с танкером, вышел на курс, ведущий его за пределы Пояса, к внешним планетам. - А водяного льда в Системе дохрена и даже больше.
   - Эй, ходовая - а мне можно свои два шиллинга вставить? - раздался в динамиках внутренней связи голос главного инженера карго Али Камила. - Или нам, как простым работягам, это не дозволяется?
   - Ты же отлично знаешь, Али, что все члены экипажа имеют равные права во всём, что касается внутрикорабельных дел, - отозвался Ханссен. - Какие проблемы тебя гложут?
   - Мы доставим груз на Ариэль - а потом что? - задал вполне резонный вопрос марсианин. - Там можно раздобыть стоящий контракт, а?
   - На Ариэле не знаю, но мы можем попытаться на Титании или Обероне. Там хватает мелких фирм, которым не по карману цены, устанавливаемые "Интерстелларом" и "Комбайном". В крайнем случае, можем сгонять на Тритон - ФВП активно осваивает Пояс Койпера и Персефону и там можно будет найти неплохой контракт в ту сторону.
   - Пояс Койпера... Далековато, однако, - протянул Камил. - Мы дальше орбиты Нептуна пока ещё не ходили.
   - А что мешает? - хмыкнул Лейбер.
   - В принципе, ничто. Топлива у нас хватит, чтобы слетать с Метиды на Квавар и обратно или облететь Солнце по орбите Марса. Воды и провианта... хех, Карлос говорит, что мы можем год просидеть где-нибудь на Протее и ничего не делать, и жратвы нам хватит на всё это время. Первоклассные пищевые концентраты с Ганимеда, как он говорит.
   - Народ - давайте сперва доберёмся до Ариэля и сдадим груз получателю, - проговорил Петров, не отрываясь от управления космолётом, - а там и видно будет. Космос - он, знаете ли, штука сложная и до конца непонятная, всё может случится. Давайте пока сосредоточимся на текущем контракте, ладно?
   - Как-то пессимистично ты настроен, Всеволод, - усмехнулся Ханссен. - У нас хороший корабль, неплохо вооружённый - что нам может угрожать? Марс в последнее время нехило так прижал пиратов, космическая погода вроде как ничем гадким не угрожает, близко к Юпитеру подлетать не станем, протонный шторм будет уже не так силён, а через деление Кассини мы идти не собираемся - в наши планы ведь коллективное самоубийство не входит, так ведь? - сидящие в отсеке управления космонавты одобрительными кивками и усмешками встретили слова капитана. - А космос, как мне думается, ещё очень и очень долго будет оставаться таковым, как ты говоришь. Так что давайте-ка лучше сосредоточимся на полёте и не будем хернёй всякой страдать, ке са?
   Однако второго пилота "Молчаливого странника", соотечественника Ханссена, уроженца одного из меркурианских купольных городов - Леверье, слова капитана карго особенно не убедили. Он лишь молча покачал головой и полностью сосредоточился на управлении космолётом.
   Если бы только Петров знал, чем в итоге обернётся их рейс к Ариэлю, он бы, наверное, предпочёл бы остаться на Метиде навсегда или отправиться работать на меркурианские шахты. Но способностями к предвиденью будущего меркурианец не владел, поэтому он и не мог знать, во что выльется этот, в общем-то, самый обычный рейс вольного торгового корабля "Молчаливый странник".
  
  
  
  
   Территория Союза Внешних Миров,
   спутниковая система Сатурна,
   шестой спутник - Титан,
   город-спутник Гюйгенса - Флетчер.
  
  
  
  
   Оскар Селенский аккуратно заехал на "лэндрейдере" в парковочный карман, примыкающий к тротуару, и заглушил двигатель. Перевёл взгляд на молча сидевшего в пассажирском кресле Фроста.
   - Приехали, - произнёс землянин, поправляя висевшую под курткой кобуру с бластером. - Вон тот ресторан.
   Фрост проследил за жестом руки своего напарника и, приподняв свою неизменную шляпу, почесал затылок. Водворил головной убор на место и что-то неразборчиво пробормотал себе под нос.
   - Шеф? - Селенский вопросительно посмотрел на титанца.
   - Такой мудак, как Хэкса, без оружия не ходит, - произнёс Фрост, вынимая из кобуры бластер и проверяя индикатор заряда энергообоймы. - А ресторан, судя по всему, пользуется популярностью. А, Ос? Ты ведь уже бывал здесь раньше, не так ли?
   - Мы иногда сюда заходили с Эрикой поужинать, и иногда приходилось заранее заказывать столик. Так что да, народу там может быть немало.
   - Гм... Кстати - как у тебя с Эрикой обстоят дела?
   - Не знаю, - Селенский отвернулся и сдвинул брови. - Она сейчас на Энцеладе, на станции Карсон, в южном полушарии. Трёхмесячный контракт... а там поглядим. По крайней мере, мы виделись перед отлётом "Гейзера" и ничего такого... впрочем, это к делу не относится, Дункан. У тебя в кармане, случаем, не завалялся станнер или суггестор?
   - Я похож на того, у кого может подобное в карманах обретаться? - усмехнулся Фрост.
   - Кто тебя знает... Будем надеяться, что этот говнюк, завидя нас, не примется палить во все стороны и не положит кучу ни в чём не повинных людей. Не то Борецкий нас с тобой за такое отправит охранять сортир на той же научной базе Карсон!
   - Думаю, ты был бы не против.
   Произнеся эти слова, Фрост открыл дверцу со своей стороны и вылез наружу, поправляя пиджак, чтобы никто не заметил случайно оружие. Селенский, усмехнувшись и покачав головой, последовал примеру своего шефа. Захлопнул за собой дверцу джипа и нажал сенсор на небольшом охранному брелоке, запирая машину.
   Ресторан "У Чена" действительно пользовался популярностью во Флетчере, и не напрасно. Норберт Чен, владелец этого весьма почтенного заведения, унаследовал его от своего отца, Гектора Чена, эмигранта с Луны, и продолжал соблюдать традиции кантонской кухни, радуя посетителей ресторана устрицами на пару, курицей с креветочной пастой и непременным атрибутом любой региональной кухни Китая - лапшой во всех её видах и проявлениях. В сочетании с уютной атмосферой и вполне умеренными ценами - семья из четырёх человек, имея в кармане десять марок, выползла бы из-за стола с полными животами - это привлекало посетителей не только из самого Флетчера и Гюйгенса, но и из близлежащих купольных городов. Разумеется, большая часть продуктов, шедшая на приготовление блюд, являлась сублимированными дрожжевыми концентратами с ферм Цереры, Ганимеда и Тефии, но устрицы и креветки Чену поставляли из местных рыбоводческих хозяйств, где выращивали земных моллюсков и некоторые виды промысловых рыб в условиях гравитации Титана, составлявшей тринадцать сотых от стандартной.
   - Тебе что-нибудь удалось узнать про этого Хока, с которым Хэкса собирается здесь встретиться? - спросил Фрост Селенского, переступая порог заведения и оказываясь в просторном холле, в центре которого весело журчал фонтан, льющийся в бассейн неправильной формы из пасти диковинного существа, которое, судя по национальной принадлежности хозяина ресторана, должно было являться традиционным китайским драконом. В противоположной от входа в главный зал ресторана части фонтана был сооружён небольшой водопадик, стекая по которому, вода из фонтана исчезала в миниатюрной пещерке, внутри которой размещался водосток. Возле одной из стен на четырёхногой подставке стоял большой полностью герметичный аквариум из прозрачного фуршинга с подведёнными к нему шлангами в защитной оплётке, наполненный жидкой почти бесцветной (всё же не до конца: жидкость в аквариуме имела-таки цвет - бледно-серый) этан-метановой смесью, на дне которого виднелись характерный для титанских углеводоёмов серо-коричневый грунт и сидящие на нём титанские моллюски-конусы из Моря Лигеи, дышащие водородом и выделяющими метан и питающиеся в естественных условиях проплывающими мимо мелкими рыбёшками и рачками, а также местным аналогом земного криля; в условиях искусственного углеводоёма пища моллюскам подавалась по специальным герметичным трубопроводам. Про себя Фрост подумал, что содержание такого аквариума обходилось недёшево - одна система жизнеобеспечения для титанских форм жизни стоила как однокомнатная квартира на окраине Гюйгенса, но, по всей видимости, Норберт Чен мог себе позволить содержать инопланетные живые организмы.
   - Да, но не так уж и много, - отозвался землянин, тоже рассматривающий гермоаквариум. - Человек с такими именем и фамилией действительно прилетел сегодня на Титан с Ганимеда на рейсовом лайнере и прошёл пограничный контроль. Где он сейчас, неизвестно. По данным пограничников, Донован Хок является сотрудником компании из Новоачинска "Сатурнианские Биосистемы", на Ганимед летал по делам фирмы.
   - Это всё?
   - Да, шеф. Это всё.
   - Гм...
   Фрост поправил и так хорошо сидевшую шляпу, провёл левой ладонью по аккуратно подстриженной бородке и покачал головой.
   - Борецкий как-то тоже хотел такой аквариум у входа в управление поставить, - произнёс он, рассматривая инопланетную живность, неподвижно сидящую на дне аквариума и шевелившую ловчими щупальцами в поисках пищи, - но когда узнал, сколько будет стоить система жизнеобеспечения и какой вообще геморрой ухаживать за местными обитателями, он бросил эту затею и поставил нормальный аквариум с земными и марсианскими рыбами. Тем ведь не надо ни водорода, ни жидких газов... Твоё мнение о Хоке, Оскар?
   - А? - Селенский оторвался от созерцания инопланетных моллюсков. - А-а... ну, думаю, что он просто клиент Хэксы, покупает у него дурь или что там ещё дионец толкает. Полагаю, что его тоже стоит взять в оборот. Вдруг потянем цепочку, а, шеф?
   - Я тоже так думаю, - согласился Фрост. - Ладно, давай-ка пройдём в ресторан, пока эти пендехос не прошли через двери и не увидели нас с тобой. Хок-то нас не знает и ему на нас чихать, а вот за Хэксу я не поручусь.
   - Я взял на себя смелость вызвать - так, на всякий случай - группу захвата...
   - Тот тёмно-синий минивэн с золотистой молнией на бортах? - титанец усмехнулся. - Группа Таланова, э?
   - Что-то имеешь против него? - прищурился Селенский.
   - Нет. Но они чересчур уж шумные. Помнишь, когда брали Дитриха Вюрца, какой шум они подняли?
   - У Вюрца стаббер при себе был - им что, надо было ему пальчиком погрозить и сказать "Бяка!"?
   - Но это не повод палить из гранатомёта.
   Землянин в ответ лишь развёл руками - дескать, ко мне-то какие претензии?
   Фрост пожал плечами и сделал Селенскому знак следовать за собой. Хэкса мог появиться в любой момент, а зная нрав наркодилера, титанцу не хотелось становиться причиной боевых действий в этом весьма почтенном заведении. Да и парни Таланова свою лепту бы внесли в процесс. Поэтому, зачем-то постучав ногтем указательного пальца левой руки по прозрачному фуршингу аквариума, полицейский уверенным шагом направился в главный зал ресторана.
   В отличие от холла, в самом зале не было никаких инопланетных диковинок. Прямоугольное помещение, уставленное полукруглыми столиками, было освещено мягким светом светодиодных ламп, искусно встроенных в потолок; над центральной частью зала на массивных цепях-растяжках была подвешена многорожковая люстра с плафонами "свеча на ветру". Вопреки ожиданиям Фроста, кроме традиционных бамбуковых полотнищ в углах зала, расписанных каллиграфическими китайскими иероглифами, больше ничего на национальную тему не наблюдалось.
   Чтобы не привлекать нежелательного внимания к своим персонам, оба полицейских выбрали свободный столик в самом дальнем углу зала, откуда им открывался прекрасный обзор, в то время, как они сами были полускрыты раскидистым цереусом высотой в три с половиной метра. Усевшись на удобные пластолитовые стулья с сиденьями, оборудованными устройствами памяти формы, они огляделись по сторонам, выискивая свободного официанта - "У Чена" посетителей обслуживали живые официанты, а не роботы, как на Земле, Луне и Меркурии. По правде говоря, и на Титане были заведения общепита либо полностью автоматизированные, либо автоматизированные частично, но здесь старые традиции блюли неукоснительно. Чему Фрост и Селенский были только рады. Маленькое, если честно сказать, удовольствие в общении с бездушным автоматом.
   Молодой официант в безупречной кремово-красной униформе с логотипом заведения на левом лацкане пиджака возник возле столика так неожиданно, что Селенский, внимательно изучавший высветившееся перед ним на трёхмерном экране меню, едва не подскочил от неожиданности, чем вызвал ироническую усмешку на лице своего патрона.
   - Добрый вечер, господа, - произнёс официант, держа наготове электронный планшет. - Вы уже выбрали что-нибудь из наших блюд? Быть может, я могу вам что-нибудь посоветовать?
   - Как бы... нет, спасибо, - спокойно отозвался Фрост, снимая с головы свою неизменную чёрную шляпу и кладя её на столешницу по правую руку от себя. - Мне, пожалуйста, суп с вонтонами, запечённые креветки с рисом и кисло-сладким соусом и вьетнамский ледяной кофе. Это всё.
   - Мм... и мне то же самое, только добавьте, пожалуйста, ещё ютяо, - попросил Селенский.
   - Оплата наличными или через терминал? - осведомился официант, сделав пометки в своём планшете при помощи сенсорного стила.
   - Терминал Сатурнианского Банка, - ответил Фрост. Селенский же просто молча кивнул в знак того, что и он оплатит заказ таким же способом.
   - Принято, господа, - кивнул официант, убирая планшет в футляр, притороченный к поясу. - Ваш заказ будет готов примерно через десять-двенадцать минут. Быть может, пока будете ожидать, вам чего-нибудь принести освежающего?
   - Ну... было бы неплохо выпить ганимедской минералки со льдом и свежезамороженными фруктами, - сказал Дункан. - А ты будешь что-нибудь, Ос?
   - Просто столовую воду со льдом, - проговорил землянин.
   - Сию минуту.
   Фрост проводил взглядом отходящего от столика официанта и с интересом посмотрел на цереус.
   - Какая здоровая хрень! - с ноткой искреннего восхищения в голосе произнёс он. - Видать, у этого Чена дела и впрямь хорошо идут. Аквариум в холле, земной цветок в зале...
   - Это кактус, шеф, - улыбнулся Селенский. - Цереус, и если я ещё не ослеп, цереус перуанский. Это не цветок, а... э-э... растение.
   - Это мне, в общем-то, известно, Оскар. Я хоть и не был на Земле, но земную ботанику немного знаю. А у тебя откуда такие познания в этой области?
   - Да просто мама любила дома держать всякие растения, а во дворе у нас рос вот такой цереус, только выше. Так что... так как-то...
   - Я вот немножко не понимаю тебя, напарник, - Фрост перевёл взгляд на землянина. - У тебя на Земле был дом, пусть и родительский, но всё же дом в этом... как его...
   - В Мачале, в Эквадоре. Это в Южной Америке, в экваториальной зоне планеты.
   - Во-во. Эквадор. - Фрост замолчал, наблюдая, как вернувшийся к их столику официант расставляет узкие и высокие бутыли из псевдостекла и неправильной формы фужеры. - И ты всё же решил променять этот свой тропический рай, где можно купаться в океане из обычной аш-два-о и ходить под открытым небом на планету, где население живёт под куполами, а выйти без скафандра за пределы городской черты означает смерть в ядовитой атмосфере. И я никак не могу понять, почему.
   - Ты не был ведь ни разу на Земле, Дункан?
   - Да как-то не доводилось. Да и не было, если честно сказать, желания. Церера, Марс, Веста, Тритон, Ганимед - там был, да. Но на Землю почему-то не тянет.
   - Это свойственно большинству внешников, как вас зовут... нас зовут, - поправился Селенский, - жители Федерации. У нас сформировались свои общества, в корне отличные от земного. Здесь лень, праздность и тунеядство ничего, кроме остракизма, не принесут - на Земле и, в меньшей степени, на Луне это является нормой. Там, где половина населения живёт на базовое государственное пособие и ничем не занято, кроме как бессмысленной беготнёй по магазинам, просмотром тупых "слезогонок" и боязнью того, что однажды на орбите зависнут крейсера ТехноСоюза, сложно ожидать чего-то нового. Да, среди землян много тех, кто честно трудится на благо общества, летает в космос и занимается тяжёлыми и опасными работами, но на Внешних Мирах таких почти сто процентов. Живущие здесь отвоёвывали для себя жизненное пространство в постоянных схватках с враждебным окружением. Ведь только на Титане и Персефоне есть плотная атмосфера, остальные колонизированные человечеством планеты - это или окутанные слабой воздушной оболочкой миры наподобие Ганимеда, Цереры и Харона, или лишённые какой бы то ни было атмосферы, как Оберон, Паллада или Япет. Этого те из землян, кто влачит тупое существование на государственное пособие, никогда не поймут.
   - Это их проблемы, Ос, - отмахнулся Фрост, делая глоток минеральной воды с Ганимеда и отправляя в рот полную ложку свежезамороженных фруктов. - Меня лично не удивит, если в один момент Марс действительно решит зачистить этот гадюшник. И именно потому меня и не тянет на Землю. Смотреть на убогих - вот уж велика честь! Хех!
   - Здесь с тобой не согласиться...
   Селенский неожиданно резко прервал сам себя и принял нечто подобное боевой стойке.
   - Оскар? - насторожился Фрост.
   - Хэкса прибыл, - почему-то шёпотом, словно опасаясь того, что дионский наркодилер может его услышать, проговорил Оскар. - Один вроде как.
   - Да?
   Фрост, используя разлапистый цереус в качестве укрытия, осторожно высунул голову и обратил своё внимание на вход в главный зал ресторана.
   Вне всякого сомнения, тип, возникший на входе в ресторанный зал, был именно Джулианом Хэксой, в своём теперешнем обличье. Одетый в тёмно-серую сорочку с затейливыми узорами, вышитыми на ней золотыми и серебряными нитями, фрабкордовый пиджак и свободного покроя брюки из синтеплекса, дионец выглядел как управляющий среднего звена, зашедший в ресторан перекусить после трудового дня. В правой руке Хэкса держал атташе-кейс из рифлёной искусственной кожи, запертый на кодовой замок, не исключено - дактилоскопический. На левом ухе дилера виднелась клипса устройства беспроводной связи, ничего похожего на оружие полицейские не заметили, хотя под пиджаком вполне хватило бы места для хотя бы иглопистолета.
   - Клиент на месте! - усмехнулся Фрост, довольно умело подражая герою популярного детективного видеосериала детективу Алистеру Хайнцу. - Ждём появления второго!
   - Таланову дать отмашку? - спросил Селенский.
   - Рановато ещё... хотя... давай, пусть будут готовы. Я не знаю, что из себя представляет Хок, но Хэкса запросто может начать палить прямо здесь. А этого нельзя допустить.
   - Шёр, - кивнул землянин.
   Фрост, подвинувшись на стуле так, чтобы цереус его полностью закрывал, принялся наблюдать за Хэксой, машинально поправив висящий под пиджаком бластер. Никто не мог предугадать действий дионца при обнаружении им в ресторанном зале полицейских, поэтому следовало быть готовыми ко всему.
   Между тем Хэкса прошествовал к противоположной от входа стене зала, в которой виднелись входы в отдельные кабинки. Те, кто не желал сидеть в общем зале на виду у всех, использовали их для приватных встреч самого разного толка. А то, что дионец явно не горел желанием обсуждать свои дела на виду у всех, было ясно и идиоту. Во всяком случае, педерастических наклонностей у Хэксы вроде как замечено не было.
   Селенский внимательно взглянул на своего патрона, однако титанец лишь отрицательно покачал головой и сделал некий непонятный жест пальцами левой руки. Что он означал, Оскар не понял, но на всякий случай решил на это никак не реагировать. У Фроста иногда бывали странные закидоны, непонятные для землянина. Впрочем, для уроженцев Федерации - для тех из них, кто просиживал свою жопу на поверхности - у внешников многое было непонятно. Особенно словечки из их диалекта.
   - А вот и второй клиент созрел! - хмыкнул землянин при виде появившегося в дверном проёме посетителя.
   Фрост с интересом посмотрел в ту же сторону, что и его напарник.
   Человек, нарисовавшийся в дверном проёме главного зала ресторана, явно принадлежал к тому типу людей, которые привыкли отдавать приказы, а не исполнять их. Хотя Дункан, который неплохо разбирался в типажах людских благодаря курсу прикладной психологии и физиогномики, сразу опознал в новоприбывшем среднего звена руководителя, причём того типа, которые, получив нагоняй от своего начальства, срывают недовольство и плохое настроение на своих подчинённых. Людей такой породы титанец не любил и относился к ним не сказать чтобы хорошо.
   Детектив сверился через специальный канал связи с центральным полицейским компьютером и тот высветил на пси-экране подтверждающую информацию. Согласно ей, посетитель значился в базе данных под именем Донована Хока, уроженца Плутона, эмигрировавшего на Титан восемь лет назад и работавшего в компании из Новоачинска "Сатурнианские Биосистемы" в должности старшего снабженца, что предполагало частые полёты на другие планеты Системы. Ни в чём противозаконном до сего дня Хок не был замечен, хотя это ещё ровным счётом ни о чём не говорило.
   - Объект подтверждён, - негромко произнёс Фрост.
   - Будем брать или пусть они сначала сделают то, ради чего сюда припёрлись?
   - Кхм... Давай подождём, Ос. С Хоком проблем может и не быть, но вот насчёт Хэксы я очень не уверен.
   - Оно так. - Селенский, поозиравшись по сторонам, вынул из кобуры бластер и проверил уровень заряда в энергообойме. - Нежелательно было бы тут всё разгромить. Борецкий будет недоволен.
   - Космический сортир охранять никто не хочет! - понимающе усмехнулся Фрост.
   Между тем Хок заметил высунувшегося из отдельной кабинки дионца и сдержанно кивнул тому. Хэкса же при виде Хока махнул ему рукой, давая тому понять, что ждёт его внутри.
   - Подождём две минуты с момента, как Хок войдёт внутрь - и начнём, - решил, наконец, Фрост. - Дай сигнал готовности группе захвата.
   - Шёр, боссман.
   Титанец сдвинул набок свою фетровую шляпу и вытащил из кобуры бластер. Проверил уровень энергии в зарядной обойме и сунул оружие назад. Взглянул на Селенского.
   - Ты готов, Ос?
   - Арестовать вонючего пендехо? - усмехнулся Селенский, упирая обе ладони в столешницу. - Да как два пальца обоссать!
   - Ты при посещении сортира мочишься на свои пальцы? - как ни в чём не бывало спросил Фрост. - Как это отвратительно!
   - Это всего лишь фигура речи, шеф!
   - Да? А я уж подумал...
   - Ты слишком много думаешь, Дункан.
   - Иногда это бывает полезно, знаешь ли... - титанец бросил взгляд на свой наручный инфор. - Ну всё, бля, время вышло! Пошли брать хренососа!
   - От это дело! - хищно оскалился Селенский. - Жаль только, пожрать не удалось!
   - А чего ты ожидал от своей работы, Ос?
   - Да ничего, собственно...
   - Тогда заткнись и пошли арестовывать Хэксу.
   Произнеся эти слова, Фрост тяжело поднялся на ноги и сделал подходящему к столику официанту знак, говорящий о том, что обед - или ужин, это уж с какой точки зрения посмотреть - отменяется. Кивнув Селенскому, детектив решительным шагом направился к приватной кабинке, за непрозрачной пластолитовой перегородкой которой совсем недавно скрылись Джулиан Хэкса и Донован Хок.
  
  
  
  
   Глава 4.
  
  
  
  
   Пластолитовая перегородка, перекрывающая вход в приватную кабинку, на взгляд Фроста, была несерьёзным препятствием для любого мало-мальски не обделённого силой человека. Её можно было просто высадить одним ударом ноги, но это было бы весьма грубо и не эстетично. Поэтому титанец, не мудрствуя лукаво, просто спокойно подошёл к ней и, взявшись за небольшую ручку, выполненную в виде дракона, резко дёрнул её на себя, открывая проход.
   Джулиан Хэкса и Донован Хок, судя по всему, только-только приступили к обсуждению своего дела, о чём свидетельствовал лежащий на столике небольшой пакетик из псевдослюды, наполненный чем-то, что было похоже на ржавую пыль. При виде распахнувшейся двери кабинки оба, как по команде, повернули головы и взглянули на тех, кто вдруг по одной только им ведомой причине решил вломиться в небольшое помещение.
   - Блядь! - вырвалось у Хэксы, едва только Фрост обозначился на пороге. Дионец, резко вскочив на ноги, выхватил из-под пиджака бластер и нацелил его точно в голову детектива.
   Возможно, Фрост сумел бы среагировать, как положено, чтобы уйти с траектории смертоносного луча. А возможно - нет. Но это так и осталось невыясненным, потому что вломившийся в кабинку Селенский, вмиг оценив ситуацию, заорал дурным голосом:
   - Не стреляй, идиот! Ты испортишь обои!
   Хэкса, вздрогнув от этого крика, перевёл непонимающий взгляд на полицейского. И этого оказалось достаточно для того, чтобы Фрост, сделав вперёд два размашистых шага, со всей силы врезал наркодилеру левым кулаком в челюсть. От удара Хэксу отбросило назад и он врезался в стену позади себя, отчего неловко сполз на пол, выронив из руки бластер.
   - Что за идиотская фраза, Ос? - как ни в чём не бывало поинтересовался титанец, глядя на лежащего без сознания на полу Хэксу. Потом медленно перевёл взгляд на замершего в позе замороженного жидким азотом Донована Хока. - Откуда ты её взял? Сам придумал?
   - Ты что, не смотрел "Бешеный Пёс и Большое Солнце Меркурия"? - удивился Селенский. - Шеф - Титан вроде как не на задворках цивилизации находится...
   - Ты же знаешь - я не люблю боевики, - отозвался Фрост. - Хотя я знаю этот фильм.
   В зале между тем раздался дробный топот тяжёлых армейских ботинок и возгласы "Всем оставаться на своих местах!" и "Это полицейская операция!". Фрост немного приоткрыл дверь, чтобы глянуть на то, что происходит в основном зале ресторана.
   Одетые в чёрные довольно устрашающего вида штурмовые бронекостюмы "центурион" спецназовцы из группы Таланова рысцой пробежали через ресторан, держа наготове свои масс-драйверные автоматы WK-80, и только что не гурьбой ввалились в приватный кабинет, едва не сбив с ног Селенского и чуть не опрокинув столик, за которым сидел полумёртвый от страха Хок.
   - Эй-эй, потише, парни! - недовольно прогудел Фрост, опасливо отодвигаясь в сторону, чтобы не быть затоптанным ретивыми штурмовиками. - Ситуация под контролем, вообще-то!
   - Дункан. - Вперёд выступил высокий крепко сложенный человек в штурмовой броне, с автоматом наперевес. - Привет.
   - И тебе хорошего дня, Тим. Как всегда, реагируем оперативно?
   - Как только Оскар дал отмашку по комму, мы тут же выступили, - отозвался командир группы захвата Тимофей Таланов. - Кого из этих стронзо вязать?
   - Вон того фагота, что на полу валяется в отрубе! - усмехнулся полицейский. - Это Хэкса. Этого типа пока кантуем аккуратно. Он пока что лишь подозреваемый.
   - Шёр! - кивнул Таланов, жестом указывая своим подопечным на лежащего на полу без сознания дионца.
   Спецназовцы особо с Хэксой не церемонились. Рывком подхватив его с пола, они вздёрнули его на ноги и один из полицейских со всей силы засадил наркодилеру под левую лопатку шприц-инъектор с приводящим в чувство гепоклосином. Этот специально созданный военными химиками СВМ препарат обладал очень полезным качеством почти мгновенно приводить в сознание, правда, с довольно неприятным побочным эффектом в виде сильной головной боли.
   Хэкса дёрнулся было в руках спецназовцев, приходя в себя под воздействием гепоклосина, однако автоматный ствол, больно ткнувшийся ему в нос, тут же свёл на нет все попытки дионца взбрыкнуть.
   - Будет дёргаться - огрейте его суггестором! - посоветовал своим подчинённым Таланов, с брезгливым выражением лица глядя на наркодилера. - Или мордой о дасфальт приложите как следует, чтоб не брыкался!
   - Пошли, падла! - один из спецназовцев сильно пнул Хэксу коленом в копчик. - Шевели ходулями! Давай-давай, поживее, чего сопли распустил?!
   Полицейские вывели арестованного дионца из кабинки, остальные последовали за ними, недвусмысленно держа автоматы наготове.
   - Донован Хок? - Фрост вперил в плутонца тяжёлый немигающий взгляд, отчего тот нервно икнул, сглотнул подступившую к горлу вязко-горьковатую слюну и заозирался по сторонам.
   - Э-э... я... да, это я, господин полицейский, - пробормотал Хок. - Чем могу вам помочь?
   - Помочь? - Фрост и Селенский переглянулись, в то время, как Таланов сунулся к столику и подхватил оттуда лежавший на нём пакет с ржавой пылью. - Ну, это с какой стороны посмотреть... Давай-ка, парень, поднимай свою жопу и прогуляйся с нами до Гюйгенса. У нас машина, пешком идти не придётся. В управлении и поговорим и глянем, есть ли от него тебя толк или тебя сразу можно на транспорт до Прометея запихнуть.
   - Я же ничего не сделал! - сразу же заныл Хок.
   - Не сделал, фагот долбаный?! - тут же окрысился Таланов. - А это что такое, знаешь, тупорылое чмо?!
   - Тим? - Фрост вопросительно глянул на командира группы захвата.
   - Знаешь, что в этом сраном пакетике, Дункан, а? - спецназовец потряс перед лицом Фроста псевдослюдяным пакетиком. - Это, блядь, "красная пыль"!
   - Ну, чего-то подобного я, если честно, ожидал, Тим, так что не стоит так нервничать. Ну, "красная пыль" - так что теперь, этого пендехо за член на крюке подвесить, что ли? Парень продал что-то Хэксе, тот расплатился с ним порошком, от которого хороший стояк и мозги набекрень, причём без побочных эффектов для организма, но всё равно "красная пыль" вещь незаконная, так что, согласно Уголовному Уложению Союза Внешних Миров, статья Двадцать Девять, пункт Пятый, Подпункт Второй, тебе светит до десяти лет каторги, Хок. Однако сотрудничество с полицией может серьёзно облегчить тебе жизнь. Решать тебе, но в Гюйгенс ехать тебе всё равно придётся.
   - Я не виноват, господин детектив! - зачастил плутонец. - Я всего лишь продал этому человеку немного мемокристаллов для его нового проекта, а он мне заплатил вот этим! - Хок кивком головы указал на пакет, который Таланов держал на вытянутой руке как можно дальше от себя, словно боялся испачкаться содержащимся внутри него наркотическим стимулятором.
   - Продал Хэксе что? - не понял Селенский.
   - Э-э...
   - Ос - давай обо всём побеседуем в управлении, - поморщился Фрост. - Мы и так уже достаточно испортили аппетит посетителям, так что давай потихоньку отсюда слиняем и пусть люди доедают свои ужины, ке са?
   - Эста бьен, боссман, - кивнул землянин. Жестом указал Хоку на выход. - Топай, парень. Ты арестован именем закона. Посему будь благоразумен и не выёживайся, ке са?
   - Да-да, я...
   - Пшёл давай! - Фрост довольно грубо толкнул Хока в спину, задавая плутонцу правильный вектор движения. - Разговорчивый слишком, как я посмотрю!
   Взяв из руки Таланова пакетик с порошком, Фрост без лишних церемоний засунул его себе во внутренний карман пиджака и, в который уже раз за сегодняшний вечер поправив свою неизменную шляпу, двинулся на выход. Хок, ведомый Селенским, засеменил вслед за титанцем; командир группы захвата, посмеиваясь за лицевым забралом боевого шлема "центуриона", зашагал за ними, держа автомат наготове.
   Хэксу к тому моменту, как Фрост, Селенский и Таланов с арестованным Хоком вышли на улицу, уже запихнули в минивэн, который стоял теперь прямо перед "лэндрейдером". Таланов, кивнув детективам, юркнул в открывшуюся в борту машины дверцу; на крыше минивэна зажглись "мигалки", взревела полицейская сирена и машина, сорвавшись с места, понеслась по улице.
   - Садись, - Фрост, открыв заднюю правую дверцу джипа, кивнул Хоку на сиденье. - Ноги вставь в фиксаторы на полу. Вот так, да. Руки давай сюда.
   Титанец сноровисто защёлкнул на запястьях Хока наручники и активировал парализующе-шоковый контур.
   - Сразу поясню, Хок - это шоково-парализующие полицейские фиксаторы, которые при попытке взбрыкнуть сразу же включат парализующий контур. Штука довольно неприятная, бьётся электрическим током и генерирует парализующий опорно-двигательную систему заряд. Так что, если не хочешь трястись в эпилептическом припадке, лучше сиди смирно и не дыши.
   - Как будто у меня есть выбор! - невесело усмехнулся Хок.
   - Нет, естественно. Потому и сиди смирно, ист кля?
   Хок лишь угрюмо кивнул в ответ.
   - Гут. - Фрост захлопнул дверцу и, обойдя машину, уселся за руль. - Ос - ты чего ждёшь, магнитоплан, что ли?
   - Я жду, когда ты угомонишься и перестанешь стращать парня! - усмехнулся Селенский, усаживаясь в пассажирское кресло. - Он, похоже, уже полные штаны от страха наложил!
   - Да? - Фрост принюхался. Вышло у него это настолько комично, что Селенский не выдержал и заржал во всё горло. - Эй, хорош ржать, как лошадь! Так и оглохнуть можно!
   - Извини, шеф.
   - То-то же.
   "Лэндрейдер", едва слышно зашелестев двигателем, тронулся с места и покатил в сторону границы городского купола, к ведущему в Гюйгенс транспортному подземному туннелю. Фрост, бросив взгляд в висящее под потолком салона зеркало заднего вида, довольно хмыкнул при виде спокойно сидящего на заднем сиденье "лэндрейдера" Донована Хока и покосился на Селенского. Землянин, скорчив свирепую рожу, забавно пошевелил губами, беззвучно произнеся что-то, скорее всего, ругательство и сделал в сторону Хока неприличный жест, что вызвало появление на лице титанца ехидной усмешки.
  
  
  
  
   Бросив на стол перед сидящим на простом металлопластовом стульчике Джулианом Хэксой пакет с "красной пылью", Дункан Фрост обошёл стол и, отодвинув такой же самый стул, уселся с противоположной стороны, вперив в дионца пристальный взгляд. Оскар Селенский, демонстративно держа в правой руке бластер, пристроился позади Хэксы, опёршись спиной о полибетонную стену комнаты для допросов. Висящая под потолком помещения широкоугольная стереокамера дважды мигнула зелёным индикатором, сигнализируя о том, что запись допроса началась.
   - Одного этого, - Фрост кивком головы указал на пакет с наркотиком, - достаточно для того, чтобы ты махал соленоидом на шахтах Ананке лет эдак двадцать. Добавим сюда то, что ты, сучонок, меня едва не прижёг бластером - и вот уже мы видим что? А?
   - Я ничего не вижу, - угрюмо проворчал Хэкса.
   - Не видишь? - усмехнулся детектив. - А я вот вижу. Шлюз воздушный, бля, вижу, из которого я тебя вышвыриваю пинком под зад прямо в воды моря Кракена!
   Хэкса - да и Селенский тоже - вздрогнул от резкого изменения голоса Фроста. Дионец опасливо взглянул на детектива, словно ожидая, что тот сейчас будет его бить. Однако Дункан вовсе не собирался устраивать рукоприкладство.
   - "Красная пыль" по закону считается наркотическим средством, согласно Уголовному Уложению Союза Внешних Миров, статья Двадцать Девять, пункт Пятый, Подпункт Второй. Плюс статья за распространение наркотических и психотропных веществ. Так что, как видишь, выбор у тебя невелик. То есть, его у тебя вообще нет, Хэкса.
   - А тогда о чём нам с тобой разговаривать, Фрост? - хмуро пробубнил наркодилер.
   Титанец, криво ухмыльнувшись, снял с головы свою неизменную шляпу, повертел её в руках и аккуратно водрузил на прежнее место. Уселся на краешек стола и внимательно посмотрел на дионца, причём с таким выражением лица, словно перед ним сидело нечто невообразимое и отвратительно-отталкивающее.
   - Во-первых, мне нужно знать, откуда ты берёшь дурь, - Фрост кивком головы указал на пакетик с "красной пылью". - Сам мастеришь или у кого берёшь на стороне? Во-вторых, какие у тебя дела с Хоком и что за фигню он тебе передал в обмен на "красную пыль"?
   - В Интерстаре поищи! - хмыкнул Хэкса.
   - Очень смешно.
   Удар тыльной стороной ладони заставил голову Хэксы дёрнуться в сторону, а Селенского довольно усмехнуться. Дионец, мотнув головой, злобно посмотрел на Фроста, но титанца пронять таким способом было невозможно.
   - Ты только и умеешь, что бить, как педик? - скривился Хэкса.
   - Это оскорбление, Хэкса.
   На сей раз Фрост засветил наркодилеру, что называется, от души. Удар кулаком под нижнюю челюсть опрокинул и самого дионца, и стул, на котором тот сидел. Подняться на ноги самостоятельно Хэкса не смог, поскольку этому сильно мешали стянутые пластиковым самозатягивающимся шнуром руки, поэтому Фрост, особо не церемонясь, поднял того с пола, при этом приложив грудиной о край столешницы, после чего, поставив на ножки стул, силой усадил наркоторговца на него.
   - Так нормально? - спокойно осведомился титанец.
   - Сучий верт! - Хэкса выплюнул изо рта кровавый сгусток. - На Земле за такое тебя выгнали бы из полиции в три шеи, падла легавая!
   - Возможно, но здесь не Земля, Хэкса. Здесь - Титан. Здесь с такими, как ты, не церемонятся. Это в Федерации с вашим братом цацкаются, как с малыми детьми - адвокаты, суды, трёхразовое питание, камера с сортиром, душевой кабиной, стереовизором и доступом в Интерстар. У нас же или вали нахер в "морозильник", или паши на каторге. Это если тебя не пристрелят сразу же или не выкинут в космос без скафандра. И никаких ублюдочных борцов за так называемые "права человека". А знаешь - почему? - Хэкса промолчал, решив, должно быть, не ухудшать своё и без того хреновое положение. - Потому что ты - преступник, толкаешь дурь, от которой дохнут люди. И прав у тебя не больше, чем у мухи, севшей на мой бутерброд. Хотя нет - у мухи всё же побольше прав будет. Чуть-чуть. Так что давай, кончай строить из себя крутого пацана, и отвечай на мои вопросы. Не то выбью, нахер, все зубы и ты будешь всю оставшуюся жизнь кашку овощную жрать.
   - Я себе импланты вставлю! - буркнул Хэкса.
   - Это где ты такую каторгу пожизненную видел, где таким мудакам, как ты, зубы искусственные вставляют?! - удивился Селенский. - Я о такой и не слыхал! А ты, шеф?
   Вместо ответа Фрост покачал головой и слегка придвинулся к Хэксе. Дионец, сообразив, что его сейчас, вполне возможно, снова будут бить, попытался отодвинуться от стола и от детектива, но лишь переместил центр тяжести в неправильную позицию относительно пола, в результате чего опрокинулся на него вместе со стулом.
   - Понравилось валяться? - Фрост с видимым неудовольствием слез со столешницы и снова придал Хэксе и стулу правильное положение в пространстве. - Моё терпение отнюдь не безграничное, Хэкса. Или говори по-хорошему, что за дела тут творятся, или пеняй на себя. Оскар - когда ожидается отправка очередной партии заключённых на рудники?
   - Тюремный транспорт "Месекет" вылетает из Гюйгенса через три дня, - отозвался землянин. - Везёт сто сорок шесть заключённых на Ананке, Прометей, Пасифе и Беренику. Можем забронировать для этого говнюка "морозильник".
   - Что скажешь, Хэкса? - Фрост ногой несильно пнул дионца в колено. - Хочешь на Беренику отправиться? Там можно неплохо так развлечься, добывая палладий. Нужное дело, поверь мне. Палладий - очень ценный и востребованный ресурс...
   - Ты мне сейчас лекцию на тему экономики читать будешь? - скривился Хэкса.
   - Если это поможет делу - да. Если нет - я тебе забронирую место на "Месекете". Так что решил, Хэкса?
   Дионец с минуту молча глядел куда-то в центр столешницы, потом перевёл взор на детектива.
   - Я так понимаю, что договориться с тобой не выйдет, Фрост?
   - Договориться? О чём?
   - Я говорю всё, что мне известно, а ты смягчаешь мне приговор...
   - Ты в своём уме, дионец?! - изумился Фрост; Селенский при этих словах наркоторговца возмущённо фыркнул. - Я же сказал, что здесь не Земля, здесь такие номера не прокатывают. Нашкодил - изволь отвечать по всей строгости закона Союза. И давай уже завершим тему. Или говоришь - или нет. Я с тобой играть в бирюльки не собираюсь. Пара нажатий на сенсоратуре - и место на "Месекете" тебе забронировано.
   - Тогда какой мне резон...
   Договорить Хэксе помешал сработавший встроенный в инфор Фроста коммуникатор.
   - Фрост слушает, - произнёс титанец, делая Хэксе знак заткнуться.
   - Фрост - это Гаррисон из криминалистической лаборатории, - услышал Дункан голос одного из экспертов-научников. - Ты не мог бы сейчас подойти сюда?
   - По поводу?
   - Это насчёт той штуки, которую Селенский нам принёс. Ну, которую вы нашли у Хэксы при задержании.
   - Ты о чём, Джеймс? - не понял Фрост.
   - Пакетик с кристаллической субстанцией... - Гаррисон, судя по его голосу, явно пребывал в растерянности. - Было бы неплохо, чтоб ты взглянул на это дерьмо сам.
   - Какой-то новый синт-наркотик? - нахмурился детектив.
   - Понятия не имею. Не исключено, что это сырьё для его производства, но... словом, не знаю. Понять бы ещё, что это и откуда взялось...
   Фрост нахмурился и бросил на дионца взгляд, который ничего хорошего наркодилеру не обещал. Потом кивнул Селенскому.
   - Мы идём. - Он выключил связь. - Пошли, Ос, глянем, что там ещё за дрянь они нашли. А ты, - палец титанца указал на Хэксу, - никуда отсюда не уходи.
   - А куда я отсюда уйду, юморист долбаный? - скривился наркодилер.
   - Хер тебя знает... Идём, напарник.
   Фрост слез со стола и, подойдя к встроенной в одну из стен сенсорной панели, отключил камеру, ведущую запись, после чего нажал на отпирающий массивную бронированную дверь сенсор. Тяжёлая металлическая плита бесшумно отъехала в сторону, открывая полицейским проход.
   Выйдя из допросной, Фрост запер за собой и Селенским дверь комнаты для допросов и активировал систему автоматического контроля ситуации. Не для того, чтобы арестованный не смог сбежать - это было невозможно в принципе, а для того, чтобы тот сидел спокойно и не пытался каким-либо образом навредить себе или помещению. При возникновении подобной ситуации встроенные в потолок сопла-распылители вмиг бы накачали комнату до самого верха усыпляющим газом, а размещённый над дверной панелью парализатор окатил бы всё пространство помещения потоком парализующих лучей. Для верности.
   Экспертные лаборатории управления размещались на третьем подземном уровне, и чтобы попасть туда, детективам пришлось пройти почти через весь этаж до шахты лифта, который пронизывал все уровни здания, в отличие от двух других лифтов, которые связывали меж собой лишь надземные этажи.
   В кабине, пока та спускалась вниз, оба полицейских молчали. Фрост думал о чём-то своём, задумчиво глядя куда-то в пространство, а Селенский тихонько напевал себе под нос мелодию из репертуара популярной на Внешних Планетах ганимедской индастриал-грув-метал-группы "Godspire", попутно пролистывая на своём планшете данные оперативной обстановки по Гюйгенсу и окрестностям.
   Выйдя из лифта, оба детектива прошли метров пять по ярко освещённому криптоновыми лампами коридору и упёрлись в прозрачную перегородку из бронепластика. Никакой охраны видно не было, но здесь она была и не нужна. Без соответствующего кода доступа войти в лаборатории было невозможно, а при несанкционированной попытке входа немедленно включились бы встроенные в потолок распылители, способные заполнить всё пространство между перегородкой и лифтом в течение пары секунд усыпляющим газом.
   Однако и у Фроста, и у Селенского соответствующий допуск имелся, поэтому Дункан просто приложил свой идентификационный ЭМ-жетон к окошечку сканера и подождал, пока распознающая программа убедится в правильности кода. Где-то в недрах стены что-то едва слышно щёлкнуло, раздался звук включившихся электромоторов - и перегородка медленно отъехала в сторону, убираясь в стену и открывая проход к лабораториям.
   Комната, в которой работал Джеймс Гаррисон, располагалась метрах в пятнадцати от перегородки и представляла собой кубическое помещение с размером сторон метра четыре, всё заставленное компьютерными терминалами, сканерами, анализаторами веществ и прочим научным оборудованием. Эксперт и трое его помощников склонились над анализатором, в который была помещена небольшая кучка кристаллов из найденного у Хэксы пакета, что, по словам Донована Хока, являлось неким сырьём для производства чего-то. Скорее всего, Хэкса собирался состряпать какую-то новую дурь, а иначе зачем ему это вещество? Не тарелки же мыть!
   Фрост, переступив порог лаборатории, деликатно кашлянул, привлекая к себе и Селенскому внимание поглощённых работой экспертов. Гаррисон, повернув голову в сторону входной двери, кивнул вошедшим и распрямился, издав при этом звук, похожий на кряхтенье.
   - И что ты собираешься нам показать, Джеймс? - Фрост подошёл к анализатору и взглянул на небольшой мультихроматрон, который демонстрировал результаты анализа образцов. Ничего не поняв в формулах и инфографиках, демонстрируемых на три-экране, детектив вопросительно взглянул на хозяина лаборатории. - Вас ист дас, Джеймс?
   - Одно могу сказать точно - это искусственно выращенные - или выведенные - кристаллы, - ответил Гаррисон. - Но убей меня протонный шторм, я понятия не имею, где это можно было изготовить.
   - Подробнее, пожалуйста. И без лишних эмоций.
   - Мм... Для начала - что ты знаешь про кристаллы вообще, Фрост?
   - Что я знаю про кристаллы? - эхом откликнулся титанец. Снял с головы шляпу, почесал затылок и снова водрузил свой неизменный головной убор на прежнее место. - Ну... они... это... там есть кристаллическая решётка... Шайссе, Джеймс - я полицейский, а не физик или минералог, нафига мне знать про кристаллы?
   - Тогда тебе придётся меня выслушать, так как иначе я не смогу тебе и Оскару нормально объяснить, почему у нас при виде этих кристаллов мозги в трубочку свернулись.
   - Валяй. - Фрост прислонился спиной к высокому шкафу со стеклянной дверцей, в котором находились какие-то непонятные на взгляд детектива колбочки, пробирочки и прочая научная фигня. - Раз тебе так будет проще. Только не слишком забивай нам с Оскаром головы научными терминами, а то и у нас мозги свернутся в трубочки.
   Гаррисон отобразил на своём бородатом лице слабое подобие улыбки, давая понять, что юмор детектива оценён им по достоинству.
   - Как всем известно, кристаллы - это твёрдые тела, в которых частицы, то есть, атомы и молекулы, расположены закономерно, образуя трёхмерно-периодическую пространственную укладку - кристаллическую решётку. В зависимости от пространственной симметрии, все кристаллические решётки подразделяются на семь кристаллических систем, а именно - на триклинную, моноклинную, ромбическую, тетрагональную, тригональную, гексагональную и кубическую. - Научник внимательно посмотрел на детективов, пытаясь понять, поняли ли они что-нибудь из им сказанного. - Более-менее понятно, а?
   - Кля, - отозвался Фрост. - Что-то подобное в школе преподавали.
   - Хорошо. Тогда идём дальше. Современное определение кристалла гласит, что материал может являться кристаллом, если он имеет преимущественно острую дифракционную картину. Кристалл имеет естественную внешнюю форму правильных симметричных многогранников, основанную на их внутренней структуре, вне зависимости от того, природный он или выращен искусственно. Но только не в данном случае.
   Гаррисон ткнул пальцем в мультихроматрон, изменяя изображение. Теперь вместо формул и графиков перед детективами возникло изображение некоей структуры, весьма похожей на геометрическую фигуру со множеством граней и углов. На взгляд Фроста, граней и углов этих было слишком много, но детектив не являлся специалистом в кристаллографии и с геометрией тоже особо не дружил, поэтому он предпочёл просто промолчать.
   - То, что мы видим на данном изображении, является, вне всякого сомнения, кристаллом, только в природе такие не встречаются. И все известные на сегодняшний день искусственные кристаллы строго следуют данному мною выше определению.
   - А что не так с этим кристаллом? - поинтересовался Селенский.
   - Он представляет собой идеальный... мм... тридцатичетырёхугольник, если так можно выразиться. То есть, это явно искусственная структура, но она не имеет ничего общего ни с одной из промышленных разработок.
   - И что? - не понял Фрост.
   - Хороший вопрос, детектив. Дело в том, что создавать искусственные кристаллы такой сложности нет никакого смысла. Вполне хватает имеющихся уже.
   - Может, это военная разработка? - предположил Селенский. - Но тогда возникает другой вопрос - откуда она могла взяться у Хэксы?
   - Ос - эти кристаллы ему Хок притараканил откуда-то, - снисходительно пояснил Фрост. - Или забыл уже?
   Землянин виновато пожал плечами.
   - Гм... Хок работает в "Биосистемах", они не имеют выхода на Министерство Обороны Союза. И они подобными разработками вроде как не должны заниматься. Да, Джеймс?
   - Это вообще не их профиль, - согласно кивнул Гаррисон. - Но откуда-то он же их взял?
   - Взял, да... - Фрост хмыкнул. - А ещё что-то есть странного в этих кристаллах?
   - Я тебе лучше это покажу, Фрост.
   Произнеся эти слова, Гаррисон протянул руку к лежащему на столике на маленьком пластиковом блюдце крохотному - не больше четырёх миллиметров в поперечнике - кристаллику. Положил его в приёмный лоток какого-то устройства и задвинул лоток назад.
   - Это голографический анализатор, - пояснил эксперт. - Даёт трёхмерную картинку исследуемого вещества. Но в случае с кристалликами этими... как там ты их назвал?
   - Мемокристаллы. И не я их так назвал, а Хок.
   - Да. Верно. Но... посмотрите сами, детективы. Это очень... кхм... интересно... если не сказать большего...
   Гаррисон, помедлив пару секунд, протянул палец к сенсору включения устройства.
   В воздухе над аппаратом развернулся трёхмерный видеообъём, протаял в глубину. Внутри него возникло переливчатое марево, которое секунды три спустя исчезло, явив взорам всех, кто находился в лаборатории, невероятно чёткую и реалистичную картину. Настолько реалистичную, что у Фроста создалось стойкое впечатление, что их всех только что телепортировали с Титана в какое-то другое место. И если бы не знание того факта, что телепортация живой материи оставалась пока что проблемой нерешаемой для учёных Системы, то так можно было вполне подумать.
   К далёкому горизонту (создавалось впечатление, что место, демонстрируемое на голограмме, находится на планете, в несколько раз превышающей размерами Землю), простираясь во все стороны, уходила освещённая лучами сразу трёх солнц пустынная равнина с почвой бело-голубого цвета, по поводу которой любой химик сказал бы, что она содержит большое количество хрома. Высоко в небе канареечного цвета неспешно плыли бледно-зелёные облачка, на фоне которых были хорошо видны парящие в вышине какие-то существа. Птицы то были или что иное - никто так и не понял.
   Собственно говоря, равнина не была совсем уж пустынной и безжизненной. Тут и там по ней были разбросаны маленькие группки высоких стройных деревьев с чешуйчатой корой шоколадного цвета и веерообразными кронами, с листьями, похожими на наконечники стрел, среди которых мелькали какие-то летающие существа, похожие на птиц.
   Под ногами Фроста что-то зашуршало, заставив титанца обратить взгляд в этом направлении. Из-под почвы, интенсивно работая передними когтистыми лапками, выползло небольшое - сантиметров пятнадцати в длину - юркое существо, похожее на ящерицу. Зыркнув на ошеломлённого детектива двумя парами глаз, прикрытых кожистыми веками, ящерица проворно побежала куда-то в сторону ближайшей рощицы и вскорости скрылась из виду.
   - Охренеть! - услыхал Дункан голос своего напарника, который был поражён увиденным не меньше него самого. - Это как вот это всё называется, а, Гаррисон?
   - Виртуальная симуляция с полным эйдосенсорным эффектом, - последовал ответ эксперта-научника. - Я впервые вижу такую технологию, если честно. С фантазией, конечно, у создателей этой симуляции дела обстоят просто превосходно. Пейзаж-то явно инопланетный и нашей звёздной системе он точно не принадлежит.
   - Ну, когда дело касается инопланетных миров, - отозвался один из помощников Гаррисона, - то здесь простор для фантазии просто огромен. Но сам факт существования таких вот кристаллов заставляет серьёзно задуматься.
   Гаррисон дотронулся до панели управления анализатором и выключил ВИР-симуляцию. Снова вокруг техников и полицейских возникли привычные стены технической лаборатории, чему лично Фрост был даже рад.
   - О чём именно задуматься? - поинтересовался детектив.
   - Ни для кого не является секретом, что ВИР-симуляторы существуют и пользуются довольно большой популярностью, особенно у любителей видеоигр. Однако программ, позволяющих полностью окунуться в вымышленный мир, не существует, поскольку с психологической точки зрения весьма велик риск того, что игрок может захотеть остаться в несуществующем мире. Даже на Земле с её либеральными законами такие вещи не поощряются, хотя не исключено, что подпольные дельцы могут соорудить подобную симуляцию. Однако здесь мы видим совсем уже новый уровень виртуальной реальности и я не могу поручиться за то, что мы тут не имеем дело с утечкой военных технологий.
   - Военных? - эхом повторили Фрост и Селенский, переглянувшись между собой.
   - Именно. Посудите сами. Сами кристаллы уже говорят сами за себя. Их форма и структура свидетельствуют, что они произведены на очень высокотехнологичном оборудовании и такое оборудование в обычных цехах не встретить, вообще-то. И их объём, я имею в виду объём, так сказать, жёсткого диска... Знаете, каков объём... мм... встроенной, так сказать, памяти у этого кристаллика? Пятьсот терабайт!
   Лаборант оглядел детективов восторженным взглядом, однако и Фрост, и Селенский глядели на него с видом сварщиков, которым пытаются объяснить основы квантовой механики.
   - Э-э... - он почесал мочку левого уха и переступил с ноги на ногу. - Похоже, что вам это ни о чём не говорит...
   - Почему же? - спокойно отозвался Фрост. - Пятьсот терабайт - это очень много. Согласен, ке са. Однако полихордовые кристаллы, применяемые в...
   - Вот! - лаборант радостно закивал головой. - В том-то всё и дело!
   - В чём именно? - не понял Дункан. - В полихордовых кристаллах?
   - Не то чтобы, но отчасти да, - несколько путанно высказался лабораторный техник. Фрост вспомнил его имя - Мирослав Гашек, пожалуй, один из лучших специалистов на Титане в области молектронных систем и программирования. - Вы ведь знаете, что полихордовые кристаллы, открытые в двадцатых годах Двадцать Второго Века Михаилом Филимоновым и Сергеем Красновым произвели настоящую революцию в информационных технологиях и...
   - Мирослав. - Гаррисон сделал предостерегающий жест, давая своему подчинённому понять, что не стоит углубляться в дебри Истории, а стоит сосредоточиться на текущем моменте. - Детективы и без этого прекрасно знают историю полихордовых кристаллов и повсеместно их используют, даже не задумываясь о ней. Сейчас нам нужно разобраться в том, что же это за кристаллы такие необычные и откуда этот тип мог их взять.
   - Мм... да, извини, босс. Увлёкся малость.
   Гашек провёл ладонью по волосам, смущённо кашлянул.
   - Тут ведь в чём закавыка? - ни к кому конкретно не обращаясь, произнёс он. - Вы пробовали когда-нибудь программировать обычный кристаллодиск, детектив Фрост?
   - Программировать диск? - эхом откликнулся Дункан. - А это как, прошу прощения? Это ведь не процессор, чтобы его можно было запрограммировать.
   - А вот в случае с этими кристаллами как раз наоборот. Может, именно поэтому их так и назвали - мемокристаллы. Они обладают способностью к программированию, то есть, каждый отдельный кристалл может содержать целую ВИР-программу, наподобие той, что вы видели только что. И не только программу, но и операционную систему. Фактически, по сути своей, такой кристалл можно смело назвать микропроцессором. Насколько мне известно, никто в Системе даже близко не подошёл к подобному.
   - То есть, как - никто в Системе? - Фрост и Селенский непонимающе переглянулись.
   - Кто у нас самый развитый в технологическом плане? - задал встречный вопрос Гашек. - Конечно же, Марс. За некоторые их изобретения учёные Земли и Луны душу дьяволу без раздумий продадут. Но даже марсианам такое пока не под силу. Таких процессоров просто нет.
   - По-моему, здесь вы ошибаетесь, Мирослав, - возразил Фрост. - А как же тогда устройства навроде микропроцессоров новейших штурмовых МД-винтовок космодесантников ТехноСоюза? Эти... как их там...
   - "АШ-28", - подсказал Селенский. - Их ещё называют "адский шторм". Эта винтовочка - по сути своей, высокоскорострельный ручной пулемёт - выплёвывает титан-вольфрамовую шрапнель диаметром три миллиметра со скоростью тысяча шестьсот метров в секунду в темпе тысячи ста пятидесяти выстрелов в минуту, которая производится микропроцессором KTR-4000 прямо в корпусе оружия из обоймы. Обойма эта представляет собой цельный брусок титан-вольфрамового сплава весом в тысячу двести граммов, из которой управляемый микропроцессором наносборщик формирует эту самую шрапнель. Это разве не пример?
   - Нет, - усмехнулся Гашек. - KTR-4000 какой размер имеет? Почти такой же, как и обычный гражданский процессор этого же класса. Не четыре миллиметра, как в данном случае.
   - И какой же вывод из всего сказанного следует? - прищурился Фрост.
   - Либо кто-то совершил прорыв в области микромолектронных систем, либо одно из двух.
   - В смысле?
   - Ксенотех.
   - Ксено-что? - не понял полицейский.
   - Технологический артефакт внесистемного происхождения. Конечно, быть может, что какой-то чересчур продвинутый "головастик" из Федерации мог такое придумать, но если брать во внимание общий уровень развития технологий Земли и Луны, мне лично это представляется маловероятным.
   - То есть, вы хотите сказать, что земляне где-то в космосе нашли инопланетную хреновину и используют её в своих шкурных целях, так, что ли?
   - Примерно это я и собирался сказать.
   Фрост и Селенский переглянулись между собой, после чего титанец скептически фыркнул и произнёс:
   - Вы, Мирослав, похоже, пересмотрели фантастические боевики.
   - Ну, я не стану отрицать, что этот жанр мне нравится, - пожал плечами Гашек, - однако факты, как говорится, вещь упрямая. На данный момент не существует такой технологии, которая могла бы позволить создать процессор на основе кристалла, да ещё и такого размера. И я, кстати, слежу за новостями в данной сфере, детектив Фрост. Так что вывод напрашивается сам собой, знаете ли.
   - Хм... - Дункан провёл рукой по шляпе. - Меня, если честно, больше всего интересует, как эту хрень могут использовать типы вроде Хэксы. Что на её основе можно соорудить?
   - О, здесь как раз всё очень просто, Фрост. Представьте, что мерзавец типа Хэксы создал на базе этих мемокристаллов ВИР-симулятор порнографического типа с полным эйдосенсорным эффектом. К чему это может привести, как вы думаете?
   - Я бы сказал, - ухмыльнулся Селенский, - да только это некультурно прозвучит.
   - Погоди, Ос. Это и вправду серьёзно. Эйдосенсорика иногда бывает не совсем полезна, я прав, Мирослав?
   - Совершенно верно, - с важным видом кивнул Гашек. - Всё зависит от физического и психологического состояния индивида. Варианты разнятся от лёгкого головокружения до энергоинформационного шока и фрустрации личности.
   - Кхм... - Фрост неопределённо повёл плечами. - Вот как?
   - Примерно так, - развёл руками Гашек.
   - Оскар - возвращайся к Хэксе и вытряси из дионца всё, что ему известно об этой дряни, - титанец кивнул на пакетик с мемокристаллами. - И кому он успел это сбыть. Будет упрямиться - надави как следует.
   - Не вопрос, шеф, - кивнул Селенский. - А ты чем займёшься?
   - А я возьму в оборот Хока. Хоть я и не верю в версию мастера Гашека, но ведь откуда-то же они взялись, кристаллы эти, которые мемо. А вот ксено они или даже совсем не ксено - с этим мы разберёмся.
   И, пробормотав себе под нос что-то вроде "ну, твари инопланетные - я вас всех имел!" (во всяком случае, именно так послышалось Селенскому), Фрост с решительным видом вышел из лаборатории, оставив научников в несколько озадаченном состоянии. Землянин, криво ухмыльнувшись, счёл за благо последовать вслед за своим патроном.
  
  
  
  
   Глава 5.
  
  
  
  
   Пространство Солнечной системы,
   внутри орбиты Урана,
   поверхность Урана-XVII - Сикораксы,
   южное полушарие,
   секретная военная инсталляция Беллтауэр.
  
  
  
  
   - ... говорят, что состояние вполне стабильное, но ты же знаешь, что это всё благодаря курсу зеторакса, - говорила с экрана мультихроматрона женщина лет пятидесяти двух-пятидесяти пяти с усталым грустным лицом, на котором особенно выделялись пронзительные серые глаза. Длинные каштанового цвета волосы были заплетены на затылке в замысловатую причёску. - А он у нас заканчивается на следующей неделе, и денег на его продление у нас больше нет, Яна. Ты же знаешь, что бесплатное лечение предоставляется только два раза в год, а папа свой лимит уже исчерпал.
   - Сколько нужно на платный курс? - Яна фон Рихтер, шеф службы безопасности секретной военной базы Земной Федерации в системе Урана, которая располагалась на одной из внешних лун этого ледяного гиганта - Сикораксе, перевела взгляд с мультихроматрона на один из мониторов системы наблюдения, который в данный момент показывал подходящий к Сикораксе транспортный корабль, сопровождаемый штурмовиком класса "Трезубец". Грузовое судно двигалось точно в створ шлюзовых ворот девятого причального дока, следуя указаниям диспетчерской службы базы - во избежание ненужного внимания со стороны военных ФВП на базе Беллтауэр не использовали лоцманские катера. Снова вернулась к мультихроматрону. - И что говорит доктор Трофимов? Зеторакс вообще помогает или это всего лишь очередное выманивание денег у доверчивой биомассы?
   Каролина фон Рихтер на экране покачала головой, и Яна не поняла - то ли мать осуждает её слова, то ли сокрушается по поводу сложившейся на Земле ситуации с медициной. Впрочем, так было не только в медицине. Прародина человеческой расы превратилась в настоящую помойку, откуда вырваться нормальному человеку можно было только в одном направлении - в космос. Но похоже, что и здесь земляне опоздали. В пространстве Солнечной системы сейчас властвовал ТехноСоюз Марса, которому в рот глядели технократы Меркурия, переделывающие Венеру для того, чтобы люди могли там жить так же свободно под открытым небом, как на Земле и на Марсе, а внешние планеты проводили свою политику, вроде бы и независимую от Марсопорта, но все на Земле и Луне знали - стоит Марсу сказать пару слов, и внешние миры тут же встанут по стойке "смирно", прекратив поставки на Землю и Луну гелия-3, продукции сельскохозяйственных ферм Ганимеда, Каллисто, Цереры и Реи и нужных промышленности Федерации редких металлов и сплавов...
   В этом плане Яне, можно сказать, крупно повезло. Родившаяся в гигантском мегаполисе Новый Шанхай, дочь Каролины и Клауса фон Рихтер, блестяще окончив среднюю школу, получила право на бесплатное образование в высшем учебном заведении. Отец и мать Яны хотели, чтобы дочь пошла по их стопам и посвятила себя ландшафтному дизайну, однако Яна вовсе не собиралась создавать для богатых придурков мини-саванны и мини-джунгли. Поскольку даже с её показателями было весьма тяжело попасть в какой-либо из земных или лунных университетов, Яна выбрала для дальнейшего обучения одну из военных академий, а конкретно - академию Флота в Новом Екатеринбурге. Разумеется, родители не были в восторге от того, что их единственный ребёнок решил связать свою дальнейшую жизнь с вооружёнными силами, но по здравому размышлению они всё же решили, что в сложившейся ситуации это самое лучшее решение. Характер Яны не предполагал сидение на государственном пособии, которое фактически означало узаконенное тунеядство; работа же на промышленном предприятии - даже на административной должности - означала серость и однообразие, а здесь у Яны был реальный шанс приобщиться к той части рода homo, что покоряла космическое пространство, ежедневно рискуя собственными жизнями во благо человечества.
   Способную курсантку факультета систем безопасности заметили. На третьем году обучения Яна получила предложение от командования космической базы Сабатон, что располагалась в Поясе Астероидов вблизи астероида (25) Фокея - одного из немногочисленных тел Пояса, находящегося под юрисдикцией Земной Федерации (согласно договору между Землёй и Марсом от 2453 года), на прохождение практики. Само собой разумеется, что Яна не раздумывала над этим предложением. Прибыв в военный космопорт Новый Баскунчак, фон Рихтер поднялась на борт корвета "Бургас", который должен был доставить её и ещё одиннадцать курсантов из других академий на базу Сабатон.
   Окончив с дипломом первой степени академию Флота, Яна фон Рихтер получила своё первое назначение именно на Сабатон, где она заняла должность второго заместителя шефа службы безопасности космобазы. Вопреки сложившемуся стереотипу, что жизнь на подобных космических базах скучна и однородна, работы у безопасников хватало. То сцепятся меж собой подвыпившие пилоты и космопехи, то какой-нибудь молодой лейтенантик решит, что ему сам Дух Космоса ровня, то прилетит на базу с продовольствием астерский когг и не в меру патриотичные вояки начнут задирать его экипаж. Вот тогда-то подопечным фон Рихтер и приходилось вмешиваться в ход событий.
   Но год назад в её карьере наметился некоторый переломный момент. К тому времени Яна уже дослужилась до должности заместителя шефа СБ базы и её непосредственный начальник полковник Рикардо Оулсон недвусмысленно давал ей понять, что ей светит не просто повышение, а самостоятельная должность. Ценными кадрами никто в Системе не разбрасывался, а капитан Яна фон Рихтер как раз к таковым и относилась. Поэтому пришедшая из штаб-квартиры Космического Командования Федерации шифрограмма, гласящая, что капитан Яна фон Рихтер приказом по структурному подразделению Флота назначается шефом службы безопасности на военную базу Сикоракса и получает внеочередное повышение в звании до майора, привела молодую землянку в восторженное состояние. Хотя, знай она, что из себя представляет база на Сикораксе и чем именно там занимаются, она бы лучше перевелась на интендантскую базу в Северной Австралии, в Пайн-Крик...
   - Зеторакс действительно замедляет рост раковых клеток, но не излечивает полностью, - проговорила Каролина фон Рихтер. - И на полный платный курс у нас просто нет денег. Ты же знаешь, что наша компания сейчас переживает далеко не лучшие времена. Эти бабуины из "Ландшафта Вэй Линя" подмяли под себя весь рынок ландшафтного дизайна на Побережье, уже четыре фирмы обанкротились, "Блейз и Чунь" в их числе. Нам едва хватило средств на выплату зарплаты нашим сотрудникам и на погашение кредита, так что сумма в двадцать пять тысяч солов для нас сейчас является неподъёмной...
   - Двадцать пять тысяч солов, - задумчиво повторила Яна, глядя на изображение матери на экране мультихроматрона. - Да, сумма великовата, признаю... Но думаю, что это дело поправимое.
   - Яна, я не...
   - Мама - неужели ты думаешь, что я стану спокойно смотреть, как отец умирает от того, что наше долбаное государство не в состоянии обеспечить достойное медицинское обслуживание своим гражданам? Ладно, одно дело - биомасса, живущая на госпособие и способная только жрать да гадить, и совсем другое - честно трудящиеся на благо общества граждане. Так что открой свой терминал и введи код подтверждения проведения платежа.
   - Доченька! - Каролина судорожно сглотнула.
   - Всё в порядке, мама. Я всего лишь...
   На рабочем пульте фон Рихтер вспыхнул сенсор активации внутреннего коммуникационного канала, привлекая внимание шефа службы безопасности Беллтауэра.
   - Мм... - Яна взглянула на приватное окно в главном проекционном створе мультихроматрона, которое показало, что денежные средства поступили на счёт её матери. - Мам, я перевела тебе деньги для папы. Держи меня в курсе дел. Передавай папе мои самые наилучшие пожелания. И извини, пожалуйста, но у меня здесь, похоже, срочный вызов. Работа такая...
   Яна виновато улыбнулась изображению матери на экране мультихроматрона.
   - Всё в порядке, доченька! - на глазах Каролины фон Рихтер выступили слёзы. - Я обязательно ему передам! Всё-всё передам!
   - Люблю вас! - Яна приложила указательный и средний пальцы правой руки к губам и коснулась затем экрана мультихроматрона. - Держитесь и не раскисайте! Доктор Трофимов - отличный специалист, и если есть шанс помочь папе, то он его использует. Будь в этом уверена - и всё будет хорошо!
   - Яночка, я... - Каролина фон Рихтер замахала руками от переизбытка чувств. - Мы тоже тебя очень любим, доченька! И мы так хотим тебя увидеть на Земле!
   Яна потёрла внезапно защипавшие глаза - от усталости, должно быть - и решительно мотнула головой.
   - Не сейчас, мам. Извини. Очень много работы. К тому же, я довольно далеко от пространства Федерации нахожусь, на... кхм... в общем, далеко.
   - Секреты военных, будь они неладны! - Каролина шмыгнула носом и кивнула дочери из глубины проекционного створа. - Ты там поосторожнее будь, Яна!
   - Я стараюсь, мама. Честно.
   Каролина фон Рихтер молча кивнула в знак того, что слова дочери ею приняты к сведению, послала Яне воздушный поцелуй и отключилась.
   С минуту Яна молча глядела на пустой экран мультихроматрона, потом решительно тряхнула головой, отгоняя прочь невесёлые мысли о семье и дотронулась кончиком указательного пальца левой руки до сенсора активации канала внутренней связи.
   - Я слушаю, Барт, - произнесла она, обращаясь к возникшему в проекционном створе мужчине в форме Военно-Космических Сил Земли с шевронами капитана, чьё лицо украшала аккуратно подстриженная бородка в испанском стиле, делающая её обладателя чем-то похожим на конкистадора времён Писарро и Кортеса. Собственно, капитан ВКС Бартоломео Диас имел в своей родословной испанские, в том числе, корни, хотя родился он в месте, не имеющем никакого отношения к испанской культуре - в Антананариву. - Что случилось?
   Диас, прежде чем заговорить, внимательно оглядел своего шефа, ничуть не скрывая своего восхищения Яной. Фон Рихтер прекрасно знала, что она нравится Диасу, но не в её характере было устраивать служебные романы, поэтому все поползновения Барта так и оставались нереализованными. Что, по вполне понятным причинам, не доставляло тому хорошего настроения. Но надо отдать Диасу должное - никаких выкрутасов он себе не позволял. Отчасти потому, что знал - фон Рихтер не станет долго раздумывать, стоит или нет нажимать на спусковую скобу бластера.
   - Прошу прощения, что отвлекаю от дел, боссман, - Диас использовал речевой оборот, имевший повсеместное хождение на внешних планетах, - но только что наши диспетчеры получили сообщение с Кертеди о том, что там открывают гипортал к Урану.
   - И что? Опять грузовоз из альтурийского пространства?
   - Хех! - усмехнулся Диас. - Бери выше!
   - В смысле? - не поняла Яна.
   - Прибывает крейсер с самого Альтуреса!
   - С Аль... А-а... а какого чёрта ему здесь надо?
   - С Кертеди уведомили, что на Сикораксу прибывает имперский военный атташе некто Дел Конварион. Прибывает для встречи с послом Эйно и командующим Климовым.
   - И когда он...
   Закончить фразу Яна не успела. Где-то под потолком её рабочего кабинета трижды взревел баззер боевой тревоги, затем серия тональных гудков дала всем понять, что это никакая не боевая тревога. По крайней мере, в данный момент на Беллтауэр никто не нападал. Просто система безопасности базы оповещала об открытии в десяти тысячах километрах от Сикораксы окна гиперпространственного перехода, соединившего Солнечную систему с системой Кертеди, находящуюся в пространстве, контролируемом Империей Альтуреса и удалённой от Урана на две тысячи триста шестьдесят парсек.
   Яна фон Рихтер недовольно поморщилась. Историю секретных контактов группы земных военных и политиков с эмиссарами инопланетной цивилизации она - по долгу своей службы - хорошо знала, но, вопреки царившему на Сикораксе мнению, что контакт с Альтуресом пойдёт человечеству во благо, считала всё это, по меньшей мере, подозрительным. А чтобы всем сделалось понятным, о чём вообще идёт речь и при чём здесь какие-то инопланетяне, мы сделаем небольшое, так сказать, лирическое отступление.
   Двенадцать лет назад земной военный корабль - лёгкий крейсер "Венеция" - в ходе преследования пиратского рейдера очутился в глухом уголке Системы, на окраине Пояса Койпера, вне сферы юрисдикции ФВП. Никаких обитаемых планетных тел здесь отродясь не было, поэтому, обнаружив вблизи необитаемого планетоида Холле, известного ещё астрономам Старой Земли под обозначением (225088) 2007 OR10, неопознанный космический корабль, экипаж "Венеции" сразу же заподозрил в нём того самого пирата. Выдав в эфир требование немедленно заглушить двигатели, деактивировать реактор и лечь в дрейф, крейсер врубил ускорение и устремился на перехват неизвестного космолёта.
   Однако, вопреки ожиданиям военных, неизвестное судно не стало предпринимать никаких действий. Вообще никаких. Оно просто неподвижно висело в пространстве и будто бы ожидало, когда боевой космолёт землян подойдёт к нему на расстояние, достаточное... для чего?
   Военные, вне зависимости от их принадлежности к той или иной космической державе Системы, дураками не были. Всем прекрасно было известно, что пираты те ещё мастера на подобные уловки. Хотя атаковать боевой корабль - для этого либо нужно быть совсем уж отмороженным, либо иметь за спиной реальный боевой космолёт, а не переделанный под боевое судно когг. Поэтому "Венеция" приближалась к чужому кораблю хоть и на скорости перехвата, но с поднятыми щитами и наведёнными на цель турболазерами и ракетными катапультами. Вздумай экипаж неизвестного корабля выкинуть какой-нибудь фортель - в этой точке пространства его история и закончилась бы.
   Капитан земного крейсера, заподозрив неладное, распорядился навести на неопознанный корабль высокочувствительные датчики системы видеопоиска. Аппаратура "Венеции" послушно отыскала нужный объект и спроецировала его изображение на экран главного корабельного мультихроматрона. И когда это произошло, на командном мостике земного военного корабля воцарилось ошеломлённое молчание.
   Идеальный клин длиной в тысячу двести пятьдесят метров серо-серебристого цвета с тремя коническими раструбами в задней - кормовой - части, которые не могли быть ничем иным, кроме как соплами маршевого двигателя, с надстройкой в виде русской буквы "П", расположенной ближе к центральной части корпуса - вот что предстало взорам землян. Сканеры не фиксировали ничего похожего на нацеленные на "Венецию" орудия или ЭМ-катапульты, но это ещё ни о чём не говорило. Турболазерные батареи земного крейсера тоже до определённого момента были не видны тем же пиратам, но когда приходило время, бронированные орудийные люки втягивались в корпус космолёта, открывая смертоносные стволы тяжелотактных лазерных пушек. Возможно, и здесь наблюдалось нечто подобное.
   Чужой корабль - а в том, что это был именно чужой корабль, никто на борту крейсера уже не сомневался - не предпринимал никаких враждебных действий, поэтому капитан "Венеции" чуточку осмелел и приказал подойти ближе к инопланетному судну. И словно там именно этого и ожидали. Вдоль всего длинного остроносого корпуса корабля побежали яркие штрихпунктирные линии зелёного и оранжевого цвета, сигнализируя о чём-то, но о чём именно, для землян было неясно. На всякий случай крейсер лёг в дрейф и приготовился к отражению агрессивных действий со стороны ксеносов, переведя половину резервной энергии на щиты левого борта.
   Чужак не стал стрелять по земному космолёту. Вместо этого откуда-то из-под него показался небольшой аппарат, своими очертаниями похожий на хищную птицу, который, включив двигатель, неторопливо двинулся к "Венеции".
   Нападение? Непохоже. Командир крейсера капитан второго ранга Педро де ла Роса приказал орудийным расчётам быть наготове, но без его прямого приказа не предпринимать никаких действий по отношению к челноку - или чем там этот аппарат являлся на самом деле?
   Чужой космический аппарат приблизился к "Венеции" на смехотворное по космическим меркам расстояние в пять километров и остановился. Внешне вроде как ничего не происходило, но совершенно неожиданно для всех находившихся на ходовом мостике в центре отсека сформировалось серое туманное облако, которое спустя пару секунд протаяло в глубину , образовав нечто вроде голографического трёхмерного экрана.
   Неизвестно, чего именно ожидали увидеть военные, но вид белокожего гуманоида, внешне ничем, кроме замысловатых лицевых татуировок, не отличающегося от человека, ввёл их в лёгкий ступор. Лёгкий ступор сменился тяжёлым, когда инопланетянин обратился к ним на довольно приличном земном стандартном, пусть и с заметным акцентом.
   В процессе начавшихся переговоров выяснилось, что земной крейсер наткнулся в пространстве на боевой корабль Альтурийской Империи, который случайно оказался в пределах Солнечной системы из-за поломки гиперпривода. Что это такое, земляне знали, несмотря на отсутствие у человеческих кораблей подобных девайсов, но именно по этой причине ничем не могли помочь чужакам. Впрочем, инопланетянин по ту сторону коммуникационного экрана, отрекомендовавшийся старшим помощником командира крейсера "Исендал" Эдусом Демингом, заверил землян, что с неисправностью они справятся сами. Пока же ремонтники занимаются искривляющим пространство двигателем, альтурийцы хотели бы подняться на борт земного крейсера и провести, согласно принятым в их цивилизации правилам, процедуру прямого контакта.
   Де ла Роса, внимательно выслушав Деминга, вполне справедливо поинтересовался, откуда представитель инопланетной цивилизации так хорошо знает земной язык. Эдус Деминг, слегка стушевавшись, пояснил, что о существовании в этой периферийной звёздной системе развитой цивилизации в Империи давно знали и имперские корабли-разведчики несколько раз посещали пространство людей и, соответственно, вели записи и съёмки. Чисто в научных целях, тут же поспешил заверить инопланетянин, так как Империя Альтуреса не строила никаких враждебных планов по отношению к Земле.
   Разумеется, контакт, как таковой, состоялся - и был немедленно засекречен правительством Федерации. Ни Марс, ни Меркурий, ни Титан, ни Тритон об этом так и не узнали. Все дальнейшие контакты с альтурийцами происходили в глухих уголках Пояса Койпера, куда не залетали вообще никакие космолёты - ни военные, ни гражданские. Земля явно не собиралась ни с кем делиться инопланетными технологиями, которые могли дать ей преимущество в мирном - пока - противостоянии с Марсом.
   При содействии альтурийцев в Поясе Койпера, на Ильмарэ - спутнике карликовой планеты Варда - была построена станция Трайдент, а на Сикораксе - одной из внешних лун Урана - база Беллтауэр. Оба объекта имели статус сверхзасекреченных и любое упоминание о них без ведома соответствующих инстанций Федерации могло привести к очень большим проблемам. Оба охранялись по категории ООС, и легче было проникнуть в хранилище Федерального Казначейства, чем на Ильмарэ или Сикораксу.
   Официально станция Трайдент служила в качестве пограничной станции, на которую время от времени прилетали звездолёты альтурийцев и на которой происходила выгрузка того, что по соглашению поставлялось Земле из Империи, а потом уже это перегружали на когги и отсылали на Сикораксу, а то и сразу на Землю или Луну; также Ильмарэ использовалась как ремонтная станция для имперских звездолётов. А вот Сикоракса использовалась в качестве научно-исследовательской базы, хотя Яна фон Рихтер никак не могла взять в толк, зачем тогда здесь торчит эта белобрысая стерва Кандира Эйно. По логике вещей, её место было как раз на Ильмарэ, а не здесь - но альтурийский посол сидела именно на Сикораксе. И никому ничего не объясняла.
   Вот именно имперский посол и стал тем фактором, который повлиял на мнение Яны относительно чужаков. Эйно вела себя по отношению к представителям рода homo откровенно пренебрежительно и при всяком удобном случае давала тем понять, что они и в подмётки не годятся альтурийцам. Правда, следует заметить, что подавляющее большинство персонала базы едва ли не с благоговейным восторгом прислушивалось к словам Эйно, однако были и такие, кто настороженно относился к ксеносам. Пусть эти альтурийцы и были родственной людям расой, но они, во-первых, происходили из другой звёздной системы и стояли на гораздо более высокой ступени развития, а во-вторых, в отличие от принятой в Федерации демократической формы правления или марсианской авторитарной технократии, в Империи правила военная аристократия. А это означало, что альтурийцы были отнюдь не мягкотелыми и умели воевать. И маловероятно, что они присоединяли к своей Империи другие миры одним лишь добрым словом...
   - По-моему, он уже прибыл, Барт! - усмехнулась Яна, переводя взгляд со своего заместителя на другой экран, который показывал панораму окружающего спутник космического пространства.
   В чернильно-чёрной тьме космоса протаяло бело-голубое "окно", не имеющее чёткой формы, из которого во все стороны прянули тонкие синеватые "струи" - выплески квантовой энергии подпространственного перехода. Спустя несколько секунд оттуда в обычный космос вывалился длинный клиновидный космический корабль, в котором Яна без труда опознала ударный имперский крейсер. Но крейсер был не один - вслед за ним из гиперпространства вышел ещё один корабль, похожий на соединённые друг с другом коротким толстым переходным туннелем два параллелепипеда, причём один из них был короче другого почти вполовину. Корабля такого типа Яне ещё видеть не доводилось, поэтому она лишь недовольно хмыкнула и посмотрела на Диаса, который, скорее всего, видел то же самое.
   - Что это за летающая хренота, а, Барт? - сварливым голосом произнесла она.
   - Ни малейшего понятия! - Диас на экране мультихроматрона пожал плечами. - На боевой корабль не очень-то похоже... Транспорт?
   - Если да - то что он везёт? - Яна пробормотала себе под нос что-то, что Диас не смог разобрать. - Ладно, не спускай с него глаз. За этими альтурийцами следить надо в четыре глаза.
   - Не доверяешь им, э? - понимающе кивнул Барт.
   - Если и так - что это меняет? - прищурилась Яна.
   - Да, собственно, ничего. - Диас снова пожал плечами. - Не ты одна так к ним относишься, боссман.
   - Ты?..
   - Я тебе ничего не говорил.
   - Понятно... - Яна с прищуром взглянула на своего зама. - Хорошо, я иду в ангар... какой, кстати? Посол уже изъявила пожелание?
   - Шаттл с крейсера сядет в восьмом ангаре. Там уже всё готово.
   - Кто это так резво распорядился? - нахмурилась фон Рихтер. - Я же не отдавала ещё никакого приказа...
   - Юсуф расстарался, - буркнул Диас. - Как только эта белобрысая сказала, что прибывает представитель Империи, этот идиот сразу же забегал, как в жопу ужаленный.
   - Салех думает, что он здесь главный? И наше с тобой мнение уже ничего для него не значит?
   Диас молча развёл руками и состроил свирепую гримасу в ответ на эти слова фон Рихтер.
   Юсуф Салех, третий человек в иерархии СБ Беллтауэра, служил на Сикораксе вот уже почти два с половиной года и его отношения с фон Рихтер и Диасом можно было назвать какими угодно, но только не тёплыми. Этот уроженец агломерации Маскат, что располагалась на Аравийском полуострове, всем своим поведением выражал полное одобрение действиям альтурийцев, даже тогда, когда его непосредственные командиры высказывали осторожные сомнения по этому поводу. Салех твёрдо считал, что всё происходящее сможет помочь Земле подняться над Марсом, Меркурием и внешними планетами и вернёт всё к своим истокам. Что марсиане, меркурианцы, астеры и внешники придерживаются совершенно иного мнения, его абсолютно не волновало.
   - Значит, Эйно нашла себе ручного попугайчика? - невесело усмехнулась Яна. - Не удивлюсь, если Салех точит на неё свой прибор. Хотя, скорее всего, дело тут в самом обычном национализме. Но это не даёт Юсуфу повода распоряжаться на Беллтауэре поверх наших с тобой голов, Барт.
   - Не даёт, верно, - согласился Диас. - А белобрысой только и надо, чтобы кто-то смотрел ей в рот... или в какую другую часть тела, хе-хе!
   - Барт - без пошлостей, пожалуйста, - поморщилась Яна. - К тому же, я не думаю, что Эйно может заинтересовать какой-то варвар, как она нас называет.
   - Если очень хочется... - Диас осёкся, завидя раздражение на лице фон Рихтер. - Всё-всё, боссман, я больше не буду. Мне пойти с тобой?
   - Я так понимаю, Юсуф будет там?
   - Ну, надо же ксеносам жопу полизать!
   - Барт - меня уже начинает тошнить от твоих слов.
   - А что такого я сказал? Думаешь, тебе одной всё это не нравится?
   - Ты тоже что-то подозреваешь?
   - Знаешь, когда кто-то называет тебя прямым текстом варваром, это уже наводит на мысль, что здесь что-то не так. А эта белобрысая стерва ведёт себя так, словно Альтурес уже всю Солнечную систему контролирует.
   - Ага, Марс ему так и позволит! - усмехнулась Яна.
   - Шеф - марсиане, конечно, весьма продвинуты в технологиях, но у них нет звездолётов...
   - Барт - я согласна, что по уровню развития альтурийцы нас превосходят, но не так уж и намного. Чего у нас нет из того, что есть у них? Гипердвигателя, деформаторов пространственной метрики, торпеды-выжигателя атмосферы, боевых наночастиц...чего ещё? Это круто, не спорю, но когда по тебе палят с дистанции в половину световой минуты рельсовые пушки марсианского тяжёлого крейсера проекта "Андрей Первозванный", выпуская титан-вольфрамовые болванки со скоростью в восемьдесят процентов от световой, это вызывает уважение. Допустим, Империя решит вторгнуться в Систему - что мы получим в итоге? Войну с ТехноСоюзом. А уж воевать марсиане умеют, поверь мне на слово.
   - Да в этом никто и не сомневается, только вот... - Диас замялся. Бросил взгляд куда-то за пределы экрана. - Впрочем, мы только время теряем, шеф. Челнок с крейсера уже вылетел. Он приземлится в ангаре через несколько минут.
   - Хорошо, я иду. Выдвигайся и ты. Боюсь, если Юсуф начнёт выёживаться, я не смогу удержаться от соблазна пристрелить этого сукина сына.
   - Если что - я тебе помогу! - на лице Диаса возникла садистская ухмылка. - Два бластера всё лучше, чем один!
   Фон Рихтер покачала головой, но ничего не сказала в ответ на эти слова своего заместителя. Протянув руку к панели мультихроматрона, она выключила связь. Критически оглядела себя, хмыкнула и, пробормотав себе под нос какое-то забористое ругательство, поправила висящую на правом бедре кобуру с бластером. Вид оружия придал ей уверенность, поэтому фон Рихтер, расправив плечи, решительно тряхнула головой и зашагала к выходу в коридор.
   Разумеется, её опасения насчёт Салеха полностью оправдались. Стоя чуть поодаль от альтурийского посла, оманец с гордым видом самого распоследнего холуя, допущенного к барскому столу, взирал на опускающуюся на металлический пол причальной палубы посадочную аппарель имперского шаттла. На подошедших фон Рихтер и Диаса он не обратил ни малейшего внимания, как, впрочем, и посол Эйно. Но если от альтурийки этого, в принципе, следовало ожидать, то в отношении своих непосредственных командиров Салех проявлял самое обычное непочтение с нарушением буквы Устава Вооружённых Сил Федерации. Впрочем, Яна, отметив этот факт про себя, не стала прилюдно выяснять отношения с Юсуфом. Поганец своё получит, но попозже. Сейчас же стоит выяснить, что за херню затеяли инопланетяне. И что это за второй корабль прибыл к Сикораксе в сопровождении боевого звездолёта.
   - Шеф фон Рихтер, - Кандира Эйно повернула к Яне своё лицо, украшенное характерными лицевыми татуировками, которые, как Яне уже было известно, означали принадлежность к одному из Домов Империи, конкретно - к Дому Эйно, владевшему шестью звёздными системами. Говорила ксенос, разумеется, на альтурийском, однако Яна за время службы на Сикораксе довольно неплохо поднаторела в изучении языка чужих и могла свободно общаться на имперском базовом (язык альтурийцев, как и язык людей, тоже имел в своём составе разные диалекты, только их количество составляло несколько десятков, в отличие от четырёх у вида homo). - Вы опоздали. Это нехорошо.
   - У меня полно дел, посол, - холодно отозвалась фон Рихтер, смерив Салеха презрительным взглядом. Тот было подбоченился, но вид подходящего к нему Бартоломео Диаса, чьё лицо выглядело рожей профессионального киллера из кинобоевика, заставил оманца проглотить просившиеся на язык ехидные слова. - Безопасность данного объекта относится к категории важных вещей и я не могу пренебрегать ею.
   - Ваше рвение в этом вопросе весьма похвально, шеф фон Рихтер, и я это ценю. Однако сейчас есть дела поважнее.
   - Что может быть важнее безопасности девяти тысяч человек и шестисот ваших соплеменников? - резонно вопросила Яна. - Если что-то случится, вас ваше начальство тоже, надо думать, по головке не погладит.
   Эйно ничего не сказала в ответ на это замечание фон Рихтер, но брошенный ею на землянку взгляд недвусмысленно давал понять, что ей глубоко наплевать на то, что может случиться с девятью тысячами землян.
   - Корвет "Триполитания" готов к вылету? - холодно спросила альтурийка.
   - Согласно вашему предписанию, - точно таким же тоном ответила фон Рихтер, выдержав пронзительный взгляд инопланетянки. Пусть не думает, что все на базе Беллтауэр прыгают от счастья, получая её приказы. - Капитан Токанава ждёт дальнейших указаний, корвет находится на низкой парковочной орбите.
   Юсуф при этих словах своего шефа недовольно насупился и бросил мимолётный взгляд на Эйно, значения которого Яна не сумела разобрать. Хер его знает - может, Салех и правда с ней трахается? Кто может знать, какие мысли роятся внутри черепной коробки ксеноса? Презрение - презрением, но, быть может, посол Эйно не прочь разнообразить свою половую жизнь за счёт представителя родственной расы?
   От этой мысли Яне неожиданно сделалось дурно и она с большим трудом подавила подступившую к горлу тошноту, едва не блеванув на палубу при мысли о том, что Салех, может быть, спит с инопланетянкой. Диас встревоженно посмотрел на своего шефа, не понимая причины такого состояния фон Рихтер, но Яна сделала успокаивающий жест рукой и невозмутимо посмотрела на имперского посла.
   - Это хорошо. - Эйно, если и заметила что, то не подала виду. Понятно - какое ей дело до состояния какого-то варвара? - Вы передали ему моё распоряжение по поводу криооборудования? Оно должно быть в полной исправности.
   - "Триполитания" - сравнительно новый космолёт, он введён в строй всего лишь девять лет назад. Там всё исправно функционирует, посол Эйно.
   - Это хорошо, потому что, в противном случае, за жизни ваших космонавтов я не дам и вшивого фадра.
   - То есть? - фон Рихтер и Диас встревоженно переглянулись; Салех же принял весьма важный вид, словно он знал, о чём идёт речь. Возможно, что оманец и вправду знал.
   - Объект "Аид" на планетоиде, который вы называете Меритсегер, - Яна с видимым удовольствием отметила тот факт, что альтурийка с большим трудом произнесла название этой карликовой планеты, расположенной на дальнем краю Пояса Койпера, - согласно рапорту командира Даррста, полностью готов к приёму первой партии заключённых. Именно их ваш корвет должен будет переправить с базы Беллтауэр. Двадцать три криокапсулы будут перегружены с имперского тюремного транспорта "Данакар", после чего он отправится дальше, на одну из тюремных планет Империи...
   - Что вы хотите переправить на Меритсегер? - Яна не поверила своим ушам.
   - Шеф - объект "Аид", который строился в Поясе Койпера с помощью имперцев, - счёл нужным встрять Салех, - является тюрьмой особо строгого режима. Чтобы продемонстрировать нашу добрую волю нашим инопланетным друзьям...
   - Добрую волю? - глаза фон Рихтер превратились в два лазерных прицела. - Это теперь так называется? Значит, эти сраные политиканы за нашими спинами дали согласие на то, чтобы в нашей системе была построена тюрьма для инопланетных преступников, о природе которых мы не имеем ни малейшего представления? Зашибись, мать вашу так! И ты об этом знал, Юсуф?
   - Ну, кто-то же должен выполнять роль посредника...
   - Посредника? - зло усмехнулась Яна. - Теперь это так называется?
   - Э-э... это ты о чём? - Салех смутился и малость покраснел. - Посол Эйно нуждается в тех, кому можно доверять, а ты и Барт не слишком-то склонны уважать наших инопланетных друзей...
   - Ходо ве нам мелкек шармута! - грязно выругалась фон Рихтер на арабском, которого Эйно, по вполне понятным причинам, знать не могла. Сплюнула в направлении Салеха. - Доверять, мать твою! Доверять! Вы решили превратить нашу систему в тюрьму для инопланетных отбросов, посол? Что ещё вы придумаете, э? У вас мало своих тюремных миров, что ли?
   - Шеф фон Рихтер - ваш тон недопустим... - начала было Эйно, но Яна не позволила альтурийке оставить за собой последнее слово.
   - Мне плевать, допустим он или нет, но я ни о чём подобном не была поставлена в известность. И как руководитель службы безопасности Беллтауэра я вынуждена сделать соответствующий запрос своему непосредственному командованию. Здесь пока ещё вы не командуете полностью, посол. И мы пока ещё не являемся колонией Альтуреса.
   - Пока - это вы верно заметили, шеф фон Рихтер, - в синих глазах инопланетянки мелькнули злобные нотки. - И уж будьте уверены - таким, как вы, там не найдётся достойного места.
   - Это мы ещё посмотрим, посол, - Яна выделила это слово особой интонацией. - Земля, знаете ли, не единственная сила в этой звёздной системе. Есть ещё Марс, а он куда более крепкий орешек. И с ним вам придётся ох как непросто. Тамошние ребята шуток не понимают и стреляют без предупреждения. Возьмите это на заметку, посол.
   И, сделав знак Диасу следовать за собой, Яна фон Рихтер резко развернулась на месте и решительно зашагала к выходу из ангара. Пусть этот ублюдочный Юсуф вошкается с этой инопланетной сучкой - принимать участие в их грязных делишках Яна не намеревалась. Как, впрочем, и Диас, судя по выражению лица уроженца Мадагаскара.
   Значит, ставить в известность командование незачем. Всё, судя по всему, уже давно решено. В обмен на инопланетные технологии земные военные и политики - те из них, кто принадлежит к ультрареакционным кругам - готовы сапоги имперцам лизать. Но, по меньшей мере, Яна знала двоих обладателей высоких воинских званий в иерархии Флота и Десантных Войск, которые тоже с тревогой следили за развитием событий на Сикораксе и Ильмарэ.
   Вот с ними-то и стоит попытаться связаться, пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля землян.
  
  
  
  
   Глава 6.
  
  
  
  
   Территория Союза Внешних Миров,
   спутниковая система Сатурна,
   шестой спутник - Титан,
   главный город - Гюйгенс,
   центральное полицейское управление.
  
  
  
  
   Сидящий на самом обычном дешёвом стульчике из металлопласта Донован Хок опасливо уставился на вошедшего в допросную детектива Фроста. Дураком плутонец не был и прекрасно сознавал своё теперешнее отнюдь не радужное положение. Торговля наркотиками во все времена считалась весьма тяжёлым преступлением, хуже неё были только работорговля и нелегальный экспорт запрещённых технологий. И законы внешних планет в этих сферах были весьма далеки от гуманизма. За это могли просто выбросить из шлюза без скафандра, а сам корабль сжечь турболазерами. Земные блюстители закона такими радикальными методами, разумеется, не пользовались, но и по головке за такое тоже не гладили.
   Фрост, войдя в допросную, закрыл за собой тяжёлую бронированную дверь, могущую выдержать прямое попадание из штурмового ручного гранатомёта "Торнадо", и встал напротив Хока, рассматривая плутонца с таким видом, словно перед ним был не подозреваемый в незаконном обороте наркотических веществ и запрещённых технологий, а представитель внеземной цивилизации, причём весьма необычного вида. Поправил и без того идеально сидевшую на его голове шляпу, отодвинул в сторону стоящий с противоположной стороны стола такой же металлопластовый стульчик и опустился на него, издав при этом какой-то неопределённый звук.
   - Интересные повороты иногда делает жизнь, - философски заметил титанец. - Работает себе некий парень во вполне респектабельной фирме, занимается биоинженерией, в свободное от работы время любит потусить в барах и потрахаться со шлюшками - это вполне нормальное явление, на мой взгляд. Но вот потом он вдруг связывается с очень нехорошими личностями, от которых вреда больше, чем пользы, и попадает в поле зрения правоохранительных органов. И знаешь, что эти самые органы ему инкриминируют?
   - Н-нет, - выдавил из себя Хок.
   - Он не знает! - усмехнулся Фрост. - Гм... Это бывает, согласен. Однако незнание закона не освобождает от ответственности за совершённые противоправные действия.
   - Но я же не совершил ничего противозаконного! - только что не взвыл Хок.
   - Да? - на лице полицейского отобразилась степень крайнего удивления. - Так это, по-твоему, я притащил сюда "красную пыль" и хрен пойми какие кристаллы? Хок - ты меня что, за дурака держишь?
   - Нет, но разве обладание "красной пылью" запрещено законом? - плутонец попытался взять ситуацию под свой контроль. Разумеется, ничего у него из этого не получилось.
   - На Земле - не знаю, но у нас запрещено. И я повторюсь - согласно Уголовному Уложению Союза Внешних Миров, статья Двадцать Девять, пункт Пятый, Подпункт Второй, тебе светит до десяти лет каторги, Хок. Поэтому будет лучше для тебя, если ты чистосердечно во всём признаешься.
   - В чём? - было похоже, что первоначальный испуг у Хока прошёл, однако плутонец, судя по всему, был достаточно умён, чтобы не провоцировать детектива на негатив. - Ну, взял я у этого типа "красную пыль", так ведь не для продажи же! Чисто для себя... ну, надо было...
   - Что, точишь прибор на какую-нибудь сексуальную шмару, э? - хитро прищурился Фрост. - Понимаю, понимаю. Все мы люди, всем нам свойственно... кхм... тем или иным способом доставлять себе... гм... удовольствия. Только вот есть же вполне легальные стимуляторы сексуальной активности, зачем же прибегать к услугам сомнительных личностей навроде Хэксы? Или жаба душит платить за легальную фигню, а, Хок?
   - Да не в этом дело, детектив. Просто легальные, как вы выразились, стимуляторы не дают того эффекта, который даёт "красная пыль".
   - А, вот в чём дело!
   Фрост понимающе усмехнулся и даже приветливо кивнул Хоку, отчего у плутонца сложилось впечатление, что всё не так уж и плохо. Возможно даже, что его отпустят, не причинив никакого ущерба свободе его личности. Но в этом вопросе Хок был совершенно неправ.
   Дункан внезапно резко переменился в лице и, сделав неуловимое движение в сторону плутонца, молниеносным жестом ухватил того за отворот рубахи.
   - Мне глубоко насрать на то, для чего именно ты собирался использовать эту дрянь, Хок! - прошипел Фрост. - И мне также насрать на то, как ты развлекаешься в свободное от работы время и сколько сучек ты трахаешь в день! Факт заключается в том, что у тебя найдено при задержании запрещённое наркотическое вещество, обладание которым карается по закону десятью годами каторги! А учитывая тот факт, что ты передал Хэксе мемокристаллы, от которых за световой год несёт военными технологиями, тебе светит ещё и нелегальная торговля запрещёнными технологиями, а это ещё плюс двадцать лет к сроку, в лучшем случае!
   - А в х-худшем? - выдавил из себя Хок.
   - В худшем? - Фрост усмехнулся при виде едва не обосравшегося от страха арестованного и подумал про себя, что не стоит слишком уж перегибать палку. Иначе вместо адекватного подозреваемого можно получить пускающего слюни и бормочущего невразумительный бред субъекта. - Ну, есть воздушные шлюзы... но в твоём случае, скорее всего, дело закончится газовой камерой.
   - Я не хочу в газовую камеру! - несколько даже обиженно произнёс Хок.
   - Это понятно, что не хочешь. - Фрост уселся на край стола. - А раз не хочешь, тогда выкладывай всё, что тебе известно. И забудь ты про эту сраную "красную пыль"! Меня больше интересуют эти самые кристаллы. Откуда они у тебя? Ведь "Биосистемы" не занимаются разработками информационных технологий и не имеют в своём распоряжении ничего подобного. Так кто тебе поставил эти кристаллы и для чего ты решил ими воспользоваться в целях бартера?
   Хок с минуту молча сидел на своём стуле, глядя куда-то мимо Фроста. Собирался с мыслями, скорее всего. Потом поднял голову и посмотрел на титанца.
   - Есть у меня один приятель, зовут Кристиан Шелдон, - несколько неохотно проговорил Хок, сведя брови в одну линию. - Мы вместе работаем в "Биосистемах", иногда вместе отдыхаем...
   - Групповуха, что ли? - усмехнулся Фрост.
   - А тебе что, завидно? - попробовал было хорохориться Хок.
   Фрост на это лишь скривился и наотмашь заехал плутонцу открытой стороной ладони по физиономии. От удара из левой ноздри Хока потекла тонкая струйка крови, отчего полицейский брезгливо сморщился.
   - Стол не испачкай своей кровятиной, курва неумытая! - проворчал Дункан, вытаскивая из стоящего на противоположном конце столешницы намертво прикрученного к ней небольшого прямоугольного ящичка одноразовое бумажное полотенце и бросая его перед Хоком. - Вытрись, нахрен!
   Хок, послушно подобрав со столешницы бумажное полотенце, вытер струящуюся из носа кровь и, скомкав его, зашвырнул в стоящий чуть поодаль от стола утилизатор. Салфетка, угодив в приёмную дезинтеграционную камеру, коротко вспыхнула ярко-красным светом и распалась на атомы.
   - Будешь строить из себя крутого - окажешься в больнице, - спокойным тоном пообещал Фрост. - Здесь тебе не балаган, а полицейский комиссариат, между прочим. Так что прекрати ёрничать и отвечай на задаваемые мною вопросы чётко и по существу. И тогда никто не пострадает.
   - А по морде обязательно лупить было? - просипел Хок с обиженным выражением лица.
   - Не выёживайся - и никто не будет тебя бить. Итак - кто, откуда, зачем? И учти, Хок - у тебя одна попытка. Потом я выбью тебе все твои зубы, переломаю тебе рёбра и отправлю в тюремный госпиталь, откуда тебя прямым рейсом передислоцируют куда-нибудь на Ананке. Время пошло.
   - Мы действительно иногда с Крисом устраивали вечеринки в стиле "секс-фантазии", и там участников было куда больше двух или четырёх. Один раз он принёс пакетик с "красной пылью" и раздал всем, кто тогда с нами был - так всю ночь все еб...
   - Хок - ещё раз повторяю, - с угрозой в голосе произнёс Фрост, - меня не интересуют подробности ваших похотливых похождений. Мне нужна информация о мемокристаллах, об этом твоём дружке-шухеристе и о том, откуда этот поганец их раздобыл. Ведь это он тебе приволок эти самые мемокристаллы, чтоб ты обменял их на очередную порцию "пыли", ке са?
   - Мм... да, это его рук дело, - помедлив пару секунд, согласно кивнул Хок. - Он говорил, что это какое-то новейшее открытие в области инфокристаллов, но мне, собственно, было пофиг...
   - Ага, главное, кому бы свой стручок всунуть! - хохотнул Фрост. Покачал головой. - Да меня, собственно говоря, это и не волнует, как я уже тебе говорил. И давай не отвлекаться от темы, Хок. Меня это уже начинает нервировать.
   - Да-да! - энергично закивал головой плутонец. - Я расскажу всё, что знаю... но я правда мало знаю, детектив.
   - Ну, я уж как-нибудь сам разберусь, мало или нет. Давай, выкладывай, хватит уже мне мозг полоскать. Моё терпение небезграничное.
   - Да-да! - снова закивал Хок. - Кристиан, он... у него есть какой-то приятель, которого я никогда не видел и я не знаю, где его искать. Имя только знаю - Дмитрий, и что он вроде как из военных. Вроде служит в земном флоте, кем и на какой должности - ни малейшего понятия. Крис говорил, что этот Дмитрий на какой-то военной базе секретной служит, где именно - сам не знает. Так вот этот Дмитрий и привёз ему как-то пакетик таких вот кристаллов. То ли это какая-то секретная разработка, то ли что ещё - не знаю. Честно.
   - Возможно, что я тебе и верю, Хок, - задумчиво произнёс Фрост, подозрения которого о причастности к этому делу военных стали формироваться в нечто более весомое, нежели простая догадка. - Значит, этот парень, Дмитрий, привёз откуда-то нечто, что весьма смахивает на секретные военные разработки, и отдал твоему дружку. Что, просто так взял и отдал? По доброте душевной?
   - Ну... не совсем так. Ему тоже нужна была "красная пыль". L'amour toujours, военные тоже от этого не застрахованы. Видать, не хотел в грязь лицом ударить перед своей пассией... Кто она, я тоже не знаю, - поспешил заверить Фроста Хок. - Вот он и расплатился этими кристалликами. Сказал, что на их основе можно такую виртуальную херь запилить, что будет просто полный улёт!
   - Понятно, - Фрост сдвинул набок свою шляпу. - Где найти этого Дмитрия, ты, понятное дело, не знаешь. Это факт, скорее всего. А вот где найти этого твоего дружка-шухериста, ты, надо полагать, знаешь, эс ту?
   - Да-да, знаю, конечно! - Хок так энергично закивал, что Фрост всерьёз забеспокоился за сохранность головы Хока. - Район Уоллис, улица Джованни Кассини, дом сто сорок пять, квартира семнадцать.
   - Он может быть дома?
   - Не знаю. Я могу ему позвонить...
   - Я тебе сейчас позвоню! - Фрост сунул Хоку под нос увесистый кулак, отчего плутонец сразу же заткнулся. - Уоллис, значит... Конвой! - неожиданно гаркнул детектив, так, что у Хока едва не заложило уши.
   Разумеется, допросная была полностью изолирована от внешней среды, но для того, чтобы вызвать конвой для сопровождения арестованного, Дункану не было нужды орать во всю мощь своих лёгких. Полицейский просто-напросто включил свой ручной инфор в режиме коммуникационного устройства, а гаркнул он просто так, для порядка. И чтобы припугнуть Хока.
   Бронированная дверь, ведущая в комнату, отъехала в сторону, пропуская в помещение двоих облачённых в полевое обмундирование полицейских, вооружённых суггесторами и лазганами. Переступив порог допросной, они остановились в метре от стола и вопросительно взглянули на Фроста.
   - Этого хмыря сопроводить в камеру предварительного задержания, - распорядился Дункан, кивая на Хока. - Пока будем считать его задержанным в качестве свидетеля первой категории. Только не обосрись от радости, Хок - дальнейшее будет зависеть от того, что скажет твой дружок. Или от того, что мы найдём в его берлоге... Увести!
   Конвойные, не особо церемонясь с плутонцем, толчками в спину вывели его в коридор и грузно затопали в направлении той части управления, где находился блок с камерами предварительного задержания.
   - Ос - это Дункан, - Фрост поднёс ко рту инфор, снова включив коммуникатор. - Ты закончил с Хэксой?
   - Почти, - отозвался Селенский, чья миниатюрная трёхмерная проекция возникла над панелью инфора титанца. - А ты как?
   - Есть зацепка. Надо проверить.
   - Прямо сейчас?
   - Экстаменте. Встретимся в паркинге.
   - Оружие?
   - Стандартное. Не думаю, что там может быть что-то из ряда вон выходящее. Если же вдруг что пойдёт не так - мы всегда сможем отступить и вызвать спецназ.
   - Комо семпре, боссман! - бодро отсалютовал землянин, выключая связь.
   Фрост покачал головой, но вслух ничего не сказал. Если же вдруг что пойдёт не так - да что, во имя колец Сатурна, может случиться в квартире гедониста-контрабандиста? Разве что в шкафу детективы найдут набор всяких игрушек для извращенцев. Но это уж они как-нибудь переживут.
   Но если бы Фрост знал, какие механизмы уже приведены в действие в связи с этими загадочными мемокристаллами, то он бы захватил с собой на улицу Кассини не только отряд полицейского спецназа, но роту-другую космических пехотинцев. С бронетехникой. Однако способностями к предвиденью Фрост не обладал, поэтому и ограничился одним лишь своим напарником.
  
  
  
  
   Тихо зашипели пневматические тормоза, и "лэндрейдер" плавно остановился у уличного киоска-автомата, продающего прохладительные напитки. Сидящий за рулём Селенский плавным движением зафиксировал рукоять стояночного тормоза и неторопливым поворотом пускового ключа заглушил двигатель. Под капотом джипа тихо вздохнула атомная турбина, снижая свои обороты, и спустя несколько секунд мощный мотор производства "Меридиан Атомикс" затих. В салоне джипа воцарилась гнетущая тишина.
   - И каковы наши действия, шеф? - землянин внимательно вгляделся в лицо Фроста, по сравнению с которым лицо иной статуи было куда выразительнее. - Поднимаемся в квартиру этого мудака, обыскиваем её, если он дома - задаём ему несколько вежливых вопросов? Так, ке са?
   - Не знаю, - спокойно отозвался Дункан, глядя сквозь стекло пассажирской дверцы. - Наверное. А что ты от меня хочешь, Ос? Чтобы я устроил здесь стрельбу?
   - Да я бы рад совсем без неё обойтись! - несколько нервно усмехнулся Селенский. - Мало радости от того, что тебя может бластером прижечь!
   - Что верно - то верно. - Фрост вынул из висевшей под пиджаком кобуры бластер, проверил уровень энергии в энергообойме, удовлетворённо кивнул сам себе и убрал оружие обратно под одежду. - Но я не думаю, что этот тип устроит нам с тобой весёлую жизнь. Кто он, в конце концов? Так, всего лишь мелкий пиздёныш, любящий весело проводить время в компании шлюшек и пробавляющийся мелкой контрабандой. Хотя в случае с этими кристаллами... не знаю, насколько тут мелко или нет... Впрочем, на месте разберёмся. Пошли, напарник. И генератор щита прицепи. Мало ли что...
   Фрост закрепил на своём поясном ремне слегка выпуклый диск генератора персонального защитного поля, вылез наружу и огляделся по сторонам. Покачал головой и с усмешкой взглянул на Селенского.
   - Похоже, парковаться под запрещающими знаками тебе нравится до усрачки, Ос, - заметил он, жестом указывая Селенскому на стоящий позади "лэндрейдера" знак, запрещающий стоянку транспортных средств с табличкой, указывающей направление зоны его действия и её протяжённость.
   - Ну, если ты хочешь прогуляться метров триста и упустить гадёныша, то я согласен переставить машину, - пожал плечами землянин, заканчивая крепить свой генератор щита на поясном ремне.
   - Не привередничай, - поморщился Фрост. - Пошли, хватит языками чесать.
   Селенский, хмыкнув себе под нос, наклеил на лобовое стекло "лэндрейдера" полицейский стикер, означающий, что данное транспортное средство принадлежит находящимся на задании сотрудникам полиции и что его не стоит тащить на штрафстоянку. Критично оглядев дело рук своих, он решил, что стикер наклеен по всем правилам, после чего, удовлетворённо потирая ладони, поспешил за направившемся ко входу в один из подъездов дома номер сто сорок пять по улице Джованни Кассини Дунканом Фростом.
   Район Уоллес считался одним из респектабельных районов Гюйгенса и был застроен, в основном, типовыми пяти- и семиэтажными жилыми домами из ферробетонных панелей. Улица Кассини располагалась в центре района, вдали от основных транспортных магистралей города, что означало куда больше покоя для проживающих здесь граждан, чем, скажем, для тех, кто проживал на проспекте Героев-Космонавтов или на бульваре Добровольского. Неширокие тротуары, вымощенные альфабетонной плиткой, были вычищены едва ли не до блеска коммунальщиками и в их покрытие можно было смотреться, как в зеркало. Расположенные через равномерные промежутки высокие туи популярного на Титане сорта Thuja piramidalis с формой кроны в виде правильной пирамиды (отсюда и название этого сорта) гармонично вписывались в городской пейзаж, а расставленные в, казалось бы, полном беспорядке скамейки, на которых прогуливающиеся горожане могли отдохнуть, идеально сочетались с окружающей обстановкой.
   Дом номер сто сорок пять, в котором проживал Кристиан Шелдон, являлся типичным жилым домом проекта "9-А". Имея семь этажей в высоту, он состоял из трёх подъездов, каждый из которых насчитывал двадцать одну квартиру и имел расположенный по центральному сечению подъезда лифтовую шахту, внутри которой находилась четырёхместная грузопассажирская кабина. На каждом этаже располагалось три квартиры весьма просторной, если судить по конфигурации дома, планировки. С лестничной клетки последнего, седьмого, этажа на крышу вела лестница технического обслуживания, по которой - чисто теоретически - можно было улизнуть, только вот смысла в этом Фрост и Селенский не видели. Перескочить на крышу соседнего дома - ну, если у вас за плечами была подготовка бойца спецназа Космической Пехоты или вы ранее служили в марсианском КосмоДесанте, тогда ещё можно было попытаться попробовать. Но не в случае типичного офисного сотрудника, да к тому же и пробавляющегося "красной пылью" и беспорядочными половыми связями. Однако оба детектива были согласны, что ухо надо держать востро в любом случае.
   Квартира номер семнадцать, как было понятно из планировки жилого дома, находилась на шестом этаже и располагалась явно по центру его. То есть, по всему выходило, что апартаменты Шелдона состояли из трёх жилых комнат и кухни, плюс санузел. Роскошно для одного человека, но если принимать во внимание образ жизни дружка Хока, то вполне логично.
   Лифтом полицейские пользоваться не стали. Во-первых, случиться может всякое и Шелдон может внезапно куда-то уйти, причём пешком, в то время, как Фрост и Селенский станут подниматься на лифте. Во-вторых, техника иногда ломается, причём в самый неподходящий для этого момент. Поэтому детективы решили, ничтоже сумняшеся, подняться на шестой этаж по лестнице. И ногам польза, и Шелдона, если что, не упустят. А обогнать спускающуюся вниз кабину тихоходного домашнего лифта труда тренированным полицейским не составит.
   До шестого этажа Фрост и Селенский добрались без каких-либо происшествий. Один раз при подъёме по лестнице они услыхали, как где-то наверху хлопнула дверца кабины лифта, но произошло это на пятом этаже, поэтому, хоть детективы поначалу и насторожились, но всё-таки по здравому размышлению пришли к заключению, что Шелдон слишком туповат для подобных игр.
   В нескольких ступеньках от лестничной площадки шестого этажа Фрост остановился и, сделав условный знак Селенскому, вытащил бластер из кобуры. Каким бы идиотом не оказался этот Шелдон, и в руках дурака любое оружие может оказаться опасным. Смертельно опасным.
   Селенский, повинуясь жесту своего шефа, тоже вынул свой бластер и занял позицию справа от титанца, сняв оружие с предохранителя и изготовившись к возможному боевому контакту.
   Дункан жестом дал понять Селенскому, что первым на этаж вступит он, активировал силовой щит и жестом отдал Селенскому команду сделать то же самое. Землянин послушно включил защитное поле и ответным жестом дал понять Фросту, что готов.
   Лестница выходила на небольшую квадратную площадку перед лифтом, откуда начинался короткий - метра два - коридор, ведущий на собственно этаж. Аккуратный прямоугольный холл, в дальнем углу - деревянная кадка с каким-то земным растением, в котором более искушённый в таких вопросах Селенский легко опознал декоративный Ficus carica, или инжир; ведущие в квартиры двери из дюрастали с декорированными под готику номерами были заперты. Ни единого звука не нарушало царившую в коридоре тишину, но каким-то шестым чувством Фрост ощущал, что здесь что-то неладно. Нет, титанец не был псайкером, коих в последнее время среди представителей вида homo появилось не так уж и мало - мутация то была или логическое продолжение человеческого вида, никто так пока и не разобрался, однако, как и у многих полицейских, у него было развито чувство опасности. Вот и сейчас в голове Дункана словно зажёгся красный сигнал тревоги.
   - Боссман? - тихо произнёс Селенский, которому передалось состояние его шефа - ещё одно свойство, имеющее место быть у полицейских, неважно, с какой планеты Системы они были родом.
   Вместо ответа Фрост условным знаком приказал своему напарнику прижаться к той стене, которая вела непосредственно к двери квартиры Шелдона; сам же двинулся вдоль противоположной стены, изготовив бластер к бою. Селенский последовал его примеру и на всякий случай проверил состояние персонального защитного поля. Индикатор на диске-генераторе показывал полный заряд, и это подействовало на землянина успокаивающе. Но не настолько, чтобы позволить шапкозакидательскому настроению овладеть собой.
   Фрост, между тем, медленно двигаясь вдоль стены холла и держа наготове бластер, приблизился к двери квартиры номер семнадцать и на несколько секунд замер в неподвижности, только что не принюхиваясь. Ан нет - Селенский отчётливо различил, как его патрон несколько раз сильно втянул в себя воздух, словно некий живой газоанализатор. Землянин было усмехнулся, но потом одёрнул сам себя и напомнил себе, что его щит может защитить своего владельца лишь от бластера и игольчатых лазеров; против лазгана или лучемёта он был не то чтобы совсем бесполезен, но малоэффективен. Всё же это был не силовой щит армейской модификации, а обычный полицейский, который любой лазган пробивал с трёх-четырёх выстрелов, а лучемёт - и вообще с первого. Но, с другой стороны, обычно преступники были вооружены либо бластерами, либо игольчатыми лазерами, либо масс-драйверным оружием, против которого и предназначались щиты полицейской модификации.
   Повинуясь жесту Фроста, Селенский приблизился к двери квартиры Шелдона и осторожно ткнул в неё кончиком ствола своего бластера. Дверная панель слегка сдвинулась со своего места, и титанец тут же оказался по другую сторону дверного проёма, держа бластер наизготовку. Селенский вопросительно взглянул на него, Фрост пожал плечами и скорчил зверскую рожу. Осторожно заглянул в образовавшуюся щель, готовый в любую секунду либо отпрянуть назад, либо открыть огонь из бластера.
   Однако ничего непредвиденного не произошло. Не выскакивали в коридор толпы вооружённых до зубов ассасинов, не бил из глубины прихожей ручной пулемёт, не летели гранаты. Ничто не нарушало царящую вокруг тишину - и, однако, Фрост готов был поспорить на сотню марок, что здесь что-то было не так.
   Впрочем, приоткрытая дверь квартиры подозреваемого в контрабанде запрещённых технологий уже сама по себе является весьма и весьма подозрительным явлением и означает, что Шелдон, вполне вероятно, пребывает в состоянии, весьма далёком от нормального. И это уже наводило на мысль, что здесь не всё так чисто и понятно, как казалось ещё десять минут назад.
   Фрост движением бровей осведомился у Селенского, готов ли тот вломиться в квартиру подозреваемого. Землянин выпятил нижнюю челюсть, пожевал губами и кивком головы выразил согласие с предложением Фроста.
   Старший детектив осторожно расширил дверной проём, слегка толкнув входную дверь стволом своего бластера. Ничего не произошло, однако это совсем не расслабило Фроста. В той крысиной норе, где повязали Санджара Сингха, тоже поначалу было всё тихо и мирно, а потом вдруг откуда ни возьмись застрекотал пулемёт и зашипели лазерные лучи. Поэтому Фросту даже в голову не пришло вломиться в квартиру Шелдона наподобие марсианского танка-тарана "гладиатор". Так недолго и бластерный луч в голову схлопотать.
   Титанец аккуратно, едва не по миллиметру, отодвинул дверную панель так, чтобы образовался проём, достаточный для того, чтобы в него мог протиснуться человек его комплекции, после чего, всё так же держа пространство перед собой под прицелом бластера марсианской модели "скорпион", сдвинулся с места. Осторожно, будто ступая по усеянному противопехотными минами полю, Фрост переступил порог прихожей и замер у стены, пригнувшись, прямо под сенсорным выключателем потолочных светопанелей. Селенский, держа обеими руками свой "восемьсот восьмой", тоже марсианского производства, буквально перетёк через порог и замер в слегка подпружиненной позе у двери, ведущей в санузел.
   Фрост стволом бластера указал своему напарнику на гостиную, дверь в которую тоже была приоткрыта. Вообще, в этой квартире ВСЕ двери были приоткрыты либо распахнуты настежь, за исключением ведущей в санузел. По всей вероятности, помещение с унитазом и ванной или не привлекло особого внимания тех, кто здесь побывал, или уже было детально ими обследовано, но там они - кем бы ни было эти самые "они" - ничего не обнаружили.
   В квартире царила мёртвая тишина. Ни единый звук не нарушал её, лишь через открытое окно на кухне с улицы доносились типичные звуки большого города. Фрост, помедлив пару секунд, кивком головы приказал Селенскому затворить входную дверь и осторожно продвигаться в направлении гостиной.
   Выстланный панелями из спрессованной древесной крошки пол коридора был не то чтобы идеально чист, но особой грязи полицейские не заметили. Вероятно, Шелдон не отличался безалаберностью в отношении своего жилища и поддерживал в нём порядок и чистоту. Ну конечно, усмехнулся про себя Дункан, ведь он же сюда приводил своих шлюшек, а какая девица захочет раздвигать ноги в свинарнике? Селенский заметил изменение лица своего шефа и вопросительно приподнял левую бровь, но титанец жестом дал понять напарнику, что ничего существенного не происходит.
   Перед дверью, ведущей в гостиную, полицейские помедлили несколько секунд. Фрост тщательно осмотрел дверной косяк и пол на предмет наличия неприятных сюрпризов, как-то - растяжек, мин-ловушек, скрытых парализаторов, но ничего в таком духе не обнаружил. Пожал плечами и, выпрямившись во все свои сто восемьдесят семь сантиметров, решительно толкнул дверь, ведущую в гостиную.
   - Блядские ёжики! - вырвалось у титанца при виде представшей его глазам картины. - И кто мне скажет, какого хера тут вообще творится, а, мать вашу через тын и дерьмовое корыто?!
   Селенский, всё ещё держа свой "восемьсот восьмой" наготове, протиснулся мимо вставшего посреди прохода Фроста и с интересом оглядел представшую его взору картину.
   - Похоже, что Шелдон кому-то нагадил в тапочки, - произнёс землянин, глядя на лежащий на оббитом пластексом диване труп хозяина квартиры. - А ты как думаешь, шеф?
   Фрост покосился на своего напарника и внезапно выдал такую матерную тираду, что даже у видавшего виды Селенского уши едва не свернулись в трубочку.
   Впрочем, понять Дункана было несложно. Что оба детектива надеялись здесь найти? Самого обычного любителя гедонистических удовольствий, приторговывающего - на досуге, должно быть - нелегальными технологиями, которого им ничего не стоило арестовать. А что вместо этого они находят? Правильно - труп. Причём с дыркой в башке от выстрела из явно снайперской винтовки, причём не простой, а типа рейлгана. Если бы стреляли из обычной МД-винтовки, то всё вокруг было бы забрызгано кровью и мозгами; выстрел же из рейлгана сродни тому, как если бы череп проткнули стальной иглой на скорости порядка 10 Маха. При таком воздействии кровь и мозги просто не успевают выплеснуться из раны, но потом всё же вытекают, о чём и свидетельствовала красно-коричневая лужица на полу.
   Фрост чисто рефлекторно сделал Селенскому знак уйти с возможной линии огня - диван, на котором находился убитый, располагался как раз напротив открытого окна, через которое, очевидно, и был произведён выстрел. И тут же в голове старшего детектива возникла весьма интересная мысль, от которой ему внезапно сделалось нехорошо, а вдоль позвоночника противно пробежался холодок.
   Дом за номером сто сорок пять по улице Джованни Кассини являлся семиэтажным, как и все дома по эту сторону улицы в данном квартале, но дома на противоположной стороне имели высоту в пять этажей. Разумеется, хорошему снайперу без разницы, откуда стрелять, но всё дело заключалось в том, что угол входа пули, убившей Шелдона - насколько мог судить Фрост, был характерен для выстрела с высоты, немного превосходящей ту, на которой находилась квартира несчастного гедониста. Разумеется, современные снайперские комплексы позволяли уничтожать противника довольно с большого расстояния, но для этого использовались высокотехнологичные мини-БПЛА военного образца, микрозонды-разведчики и прочая молектронная шелуха. А ещё Шелдона могли грохнуть с помощью ударного беспилотника, хотя, разрази его протонная буря, Фрост никак не мог взять в толк, как и кто сумел протащить в городской купол такое оборудование в обход всех мыслимых и немыслимых правил и законов. Вернее - кто умудрился протащить нечто подобное через таможенный контроль в космопорту.
   Лёгкий шорох за спинами полицейских заставил их насторожиться, а затем они оба, как детали одного механизма, стремительно развернулись в сторону источника звука, наводя на него бластеры. Навели - и обнаружили, что в их сторону глядит ствол точно такого же "скорпиона", что был сейчас в руке Фроста. Только на корпусе этого бластера, в отличие от оружия старшего детектива, виднелась хорошо знакомая всей Солнечной системе эмблема - два скрещённых меча на фоне восходящего солнца. Символ Космического Патруля Марсианского ТехноСоюза. И точно такая же эмблема виднелась на тактическом визоре, закрывающем глаза молодой весьма привлекательной особы в строгом деловом костюме светло-серого цвета, которая спокойно стояла напротив двух полицейских с Титана и целилась в них из своего бластера.
  
  
  
  
   - Очень интересная картина, бля, вырисовывается! - криво усмехнулся Фрост, медленно опуская своё оружие вниз и кивком головы приказывая Селенскому поступить точно так же. - Хотелось бы узнать, какого хера здесь делает оперативник Патруля? Это территория Союза Внешних Миров, вообще-то, а она пока ещё не является сферой интересов Марса! И даже агентам Патруля здесь не разрешается таскать за собой свою карманную артиллерию!
   - Вообще-то, агент Патруля, находясь на задании, имеет право брать с собой всё, что ему заблагорассудится, - в тон Фросту отозвалась марсианка, опуская своё оружие стволом вниз. - А я здесь на задании.
   - Да?
   - Да.
   - А по какому праву вы вообще здесь находитесь, мадам? - вмешался Селенский. - Здесь Титан, не Марс, кстати. И не Паллада с Вестой.
   - Оскар прав, мадам, - поддержал своего напарника Дункан. - Даже оперативник Патруля должен иметь разрешение от министерства внутренних дел Союза на проведение расследования...
   - Это вас устроит?
   Марсианка осторожно, чтобы не спровоцировать детективов на резкие рефлекторные действия, запустила руку в левый карман своего пиджака и достала оттуда небольшой датапад. Тронула указательным пальцем левой руки какой-то сенсор на его дисплее и повернула устройство экраном к полицейским.
   Фрост и Селенский молча уставились на датапад, на маленьком экране которого высветился текст, гласящий, что оперативный агент Космического Патруля Марсианского ТехноСоюза капитан Инара Соколова находится на Титане согласно достигнутой между командованием Патруля и Министерством Внутренних Дел Союза Внешних Планет договорённости. Электронная подпись замминистра внутренних дел Союза Норберта Штальмайера подтверждала факт выдачи оного разрешения.
   - Ну... - Дункан, сдвинув свою неизменную шляпу набок, убрал бластер в кобуру и знаком предложил напарнику сделать то же самое. - Если так, то оно, конечно... но было бы неплохо узнать, что вы здесь делаете, капитан Соколова. В этой квартире, я имею в виду.
   - А представиться вам религия ваша не позволяет? - усмехнулась Соколова, убирая своё оружие.
   - Я атеист, - проворчал Фрост. - А насчёт представиться... Дункан Фрост, Оскар Селенский, полиция Гюйгенса.
   - Криминалы?
   - Что, простите? - не понял титанец.
   - Криминальный отдел, говорю?
   - А, да.
   - А здесь вы что делаете?
   Фрост с недоумевающим выражением на лице воззрился на марсианку.
   - Я что-то не то сказала? - не поняла Инара.
   - Вообще-то, капитан, этот вопрос я должен вам задать, а не наоборот, - прогудел детектив, недовольно скривившись. - Или марсиане уже всю Систему считают своим задним двором, эс ту мал? И если быть до конца откровенным - именно я и мой напарник находимся здесь по праву. А вот насчёт вас - знаете, здесь как бы место преступления и мы здесь для того, чтобы его расследовать.
   - Забавно, детектив Фрост, я как бы здесь тоже не городскими видами наслаждаюсь, - отозвалась Соколова. - И я на Титан прибыла с целью расследовать одно весьма непонятное дело, которое может в равной степени касаться Марса и Титана. И даже Земли.
   - Да ну? - Фрост, оглянувшись, привалился спиной к стоящему у стены высокому и узкому бельевому шкафу. - Кстати, Ос - вызывай труповозку. Этому парню здесь уже не место.
   Селенский молча кивнул в ответ на эти слова своего шефа и, отвернувшись к окну, что-то забубнил в коммуникатор.
   - Так, - от того, каким тоном Фрост произнёс это слово, температура в комнате словно упала до отрицательных величин, причём весьма больших, схожих с температурой на поверхности Тритона или Персефоны. Соколова даже исподтишка дохнула, чтобы удостовериться, что температура окружающего её воздуха не изменилась. - Значит, этот хмырь, - он кивнул в сторону мертвеца, - на самом деле замешан в чём-то таком, за что убивают без раздумий? Контрабанда военных технологий, промышленный шпионаж - что?
   - Сложно сказать, - медленно произнесла Инара, решая, стоит ли говорить местным законникам о приведших её в систему Сатурна причинах. Она и сама ещё пока во всём не разобралась до конца, но, с другой стороны, эти ребята здесь тоже не просто так оказались. А если интересы Патруля и полиции Титана неким странным образом могут совпасть? Лучше уж иметь за спиной надёжный тыл, чем глядящих на неё с подозрением местных полицейских. - Дело весьма странное и запутанное, и пока никто ничего толком не понимает, но...
   Соколова сделала паузу и внимательно всмотрелась в спокойное лицо титанца.
   - Я не псайкер, если что, - хмыкнул Фрост, - мысли читать не умею. Так что вы или договаривайте, что хотите сказать, или валите на все, так сказать, четыре стороны, мазава, эс ту?
   - Вежливо, ничего не скажу! - усмехнулась Инара. - Вы всегда так разговариваете с женщинами, детектив Фрост?
   - Если женщина таскает с собой бластер Патруля - да. Мне не нравится, когда всемогущий Патруль суёт нос не в свои дела. Потом после вас приходится слишком много дерьма убирать.
   - Ну, не сказала бы, что слишком уж много. Но я здесь не за тем, чтобы с вами спорить, детектив.
   - Труповозка уже выехала, боссман, - вклинился Селенский, поворачиваясь к Фросту и Соколовой. - Группа Шевалье тоже едет.
   - Хорошо. - Фрост посмотрел на мертвеца, потом перевёл взгляд на напарника. Селенский пожал плечами и движением бровей как бы сказал титанцу, что не стоит обострять ситуацию. Дункан недовольно пожевал губами, но тем лишь и выразил своё неудовольствие фактом присутствия на месте преступления агента Патруля. - Раз уж так получилось, что этот говнюк оказался объектом интереса правоохранительных органов сразу двух планет, тогда, полагаю, нам не стоит друг от друга носы воротить. Тем более, что здесь и вправду хрен пойми что происходит.
   - Что вам известно об убитом, детективы? - Инара по очереди оглядела полицейских.
   - Не так уж и много, если сказать откровенно, - ответил Фрост. - Звать Кристиан Шелдон, работал в компании "Сатурнианские Биосистемы". В поле зрения полиции попал буквально пару часов назад в связи с делом о возможной контрабанде запрещённых технологий. Мы хотели его арестовать и допросить, но кто-то успел нас опередить. Причём так, что мне это не нравится. Очень-очень не нравится.
   - Что снайпер его грохнул? - понимающе прищурилась Инара.
   - Тоже заметили? Хотя если бы агент Патруля прозевал этот факт, моё мнение о марсианах изменилось бы в худшую сторону. Только вот снайпер ли?
   - В смысле? - не поняла марсианка.
   - Снайпер, конечно, мог иметь место, но мне лично кажется, что здесь использовали боевой беспилотник. Дома на этой стороне улицы выше тех, что на противоположной. Для снайпера, конечно, не проблема, но нужно все варианты рассматривать.
   - Беспилотник... - Соколова нахмурилась. - Тогда дело может оказаться куда более серьёзным... А как вообще этот бедолага оказался в поле зрения полиции Гюйгенса?
   - Да хрен тут один, мазафака, объявился, - пояснил Фрост с кривоватой усмешкой. - Мы его как-то чуть не взяли, да только он нас оставил с носом и меня ещё чуток прижёг до полного комплекта. А теперь снова возник на Титане, ну и мы его и повязали. А при обыске у него нашли "красную пыль" и пакетик со странными кристаллами, от которых за пятьдесят единиц пахнет военными разработками.
   - Так, стоп! - Инара решительно замотала головой. - Ничего не понятно! При чём тут какой-то мазафака, наркотик, используемый для секс-оргий, и какие-то кристаллы? Вы вообще связно умеете объясняться, детектив Фрост?
   - А что тут непонятного? - удивился титанец. - Этот тип, который валяется тут с дыркой в черепушке, по имеющейся у нас информации связан с торговлей - незаконной, разумеется - этим кристаллами...
   - Детектив Фрост - я ни черта не понимаю из всего того, о чём вы тут толкуете, - заявила Соколова, - но мне хотелось бы узнать, с какой именно стороны какие-то торговцы дурью и мелкие служащие занимающейся разработками биосистем компании могут иметь отношение к моему расследованию. Посему я бы просила вас в дальнейшем чётко излагать свои мысли. Вы, разумеется, понимаете, о чём толкуете, но я ни в зуб ногой.
   Фрост и Селенский переглянулись, землянин пожал плечами, как бы говоря - ты здесь босс, тебе и решать.
   - Я не думаю, что наркоторговец имеет отношение к вашему расследованию, капитан Соколова, чего бы оно не касалось, но вот кристаллы эти... Шелдона убили явно из-за них, а это значит, что они не так просты, как может показаться на первый взгляд. Это какие-то программируемые кристаллики, с помощью которых можно создавать виртуальные миры с полным эйдосенсорным эффектом. Вы понимаете, что произойдёт, если они попадут в руки дельцов "чёрного рынка"?
   - Виртуальный наркотик? - Соколова нахмурилась. - Это что-то новое, но я, если честно, не такого ожидала.
   - А чего именно?
   - Давайте так, Фрост. Вы мне в общих чертах, но попонятнее, рассказываете, что тут за херь творится, а я вам - тоже в общих чертах - рассказываю, что меня привело на Титан. Доверие за доверие, ке са? В конце концов, мы делаем общее дело, и неважно, кто к какой организации принадлежит.
   - Оно, конечно, так...
   Дункан пожевал губами, снова посмотрел на Селенского. Поправил шляпу, возвращая её на прежнее место.
   - Если вкратце - есть один мазафака, Джулиан Хэкса, наркодилер с Дионы. Мы его в своё время упустили, гадёныш меня малость прижёг бластером и смотался на Землю. Потом вернулся на Титан, по-видимому, для того, чтобы взяться за старое. Гадёныш сделал себе пластическую операцию, но мы его всё равно вычислили. Благодаря тщательной работе моего напарника. - Фрост бросил взгляд на Селенского, землянин ответил ему пожатием плеч. - В процессе задержания мы узнали, что некто Донован Хок, сотрудник компании "Сатурнианские Биосистемы", совершил с Хэксой бартерную сделку, передав дионцу неизвестный вид кристаллов, получив взамен "красную пыль". Для тех целей, о которых вы так нелестно отозвались.
   - Можно подумать, вы цели эти приветствуете! - ухмыльнулась Соколова. - Зная ваши законы, мне так не кажется!
   - У нас за "дурь", случается, и из шлюза вышвыривают, - вставил своё слово Селенский. - Не думаю, что вы, марсиане, в этом от нас отличаетесь.
   - Вышвыриваем, - спокойно подтвердила Инара. - Но мы отвлеклись от темы. Итак, вы взяли наркодилера и его... мм... поставщика-клиента, который передал ему эти кристаллы. Что это за кристаллы и откуда они взялись у этого Хока?
   - Хок говорил, что вот этот пи... э-э... гадёныш, - поправился Фрост, кивком головы указывая на труп, - получил их от какого-то своего дружка, а тот служит на земном флоте. То ли какая-то база, то ли какая-то военная космостанция - как раз это мы и собирались узнать у Шелдона. Хок только имя того парня знал - Дмитрий, но по таким параметрам искать кого-то - всё равно, что искать отдельную песчинку на берегу океана.
   - Ну, теперь-то вы уже ничего у него не узнаете, - хмыкнула Соколова, покосившись на мертвеца. - Если только спиритический сеанс провести, хех!
   - Проводите, если хотите, - пожал плечами Фрост.
   - Я пошутила, детектив, - лицо марсианки снова стало серьёзным. - Дело действительно очень странное. С какого такого перепуга этот военный-землянин притащил на Титан какие-то непонятные кристаллы? Или тоже пробавлялся "красной пылью"?
   - Хок сказал, что у этого типа тоже были какие-то амурные дела и он в обмен на "пыль" и притащил на Титан эти кристаллы. И именно поэтому мы сделали вывод, что эти кристаллы могут являться какой-то новой военной разработкой.
   - Именно поэтому?
   - Мы провели экспертизу этих кристаллов в лаборатории управления. Это какой-то новый, абсолютно неизвестный до сего момента, вид носителей информации, которые могут быть запрограммированы. Они могут быть использованы, как я уже говорил, для создания ВИР-наркотика. А этого допустить нельзя.
   - Гм...
   Соколова сдвинула брови и задумалась.
   - А вас что привело на Титан, капитан Соколова? - поинтересовался Селенский. - Что, на Марсе тоже кто-то "красной пылью" балуется?
   Оперативник Космического Патруля подняла голову и оглядела детективов. Посмотрела на убитого, слегка поморщилась.
   - Дело тут не в "красной пыли", детективы, - отозвалась она. - Боюсь, что дело тут куда серьёзнее, а эти ваши кристаллы являются всего лишь побочным, так сказать, явлением. Хотя и это тоже следует проверить, ибо никому не нужна новая, да ещё и виртуальная, дурь. А кстати - почему бы нам не обыскать квартиру? Быть может, мы здесь найдём что-нибудь интересное?
   - Собственно, мы так и собирались поступить, - пожал плечами Фрост, - но тут вмешались вы со своим бластером. Но мы всё ещё не услышали от вас, за каким хреном вы прилетели на Титан.
   - Можем совместить разговор с обыском, - предложила Инара. - Если вас это, конечно, устроит.
   - Не имею возражений, - кивнул Фрост. - Не думаю, что хозяин этой квартиры будет уж очень возражать против того, что мы тут пошаримся немного.
   Соколова едва заметно улыбнулась, давая понять, что юмор сыщика оценён ею по достоинству. Кивнув полицейским, марсианка подошла к стоящему у одной из стен комнаты рабочему столу со встроенным в него процессором и полихордкристаллическим дисплеем и, выдвигая по очереди ящики, принялась рыться в них.
  
  
  
  
   Глава 7.
  
  
  
  
   - Собственно, а что мы хотим здесь найти, шеф? - поинтересовался Селенский, скрываясь в спальне - голос землянина раздался уже оттуда. - Кристаллы или что-то необычное?
   - Да, мне бы тоже хотелось узнать! - поддержала сыщика капитан Соколова.
   - Кристаллы в первую очередь, - откликнулся Фрост, принимаясь за бельевой шкаф. - Ну, и всё остальное, что покажется вам странным. И что будет похоже на секретные военные разработки. И надо будет проверить персонкомп этого парня. Он мог хранить там важную информацию и переписку в почтовом клиенте.
   - Я посмотрю его компьютер, - кивнула марсианка.
   - Да? - Фрост даже не обернулся на эти слова Соколовой. - Ладно, валяйте.
   - Боссман - пачка стимулирующих таблеток считается за улику? - раздался из спальни голос Селенского, перемежаемый грохотом отодвигаемых шкафчиков и ящичков.
   - Нет.
   Из спальни раздалось недовольное ворчание землянина, вызвавшее на лице Фроста слабую улыбку. Однако титанец тут же снова сделался серьёзным и принялся деловито ворошить висящую на силовых вешалках одежду.
   Кристиан Шелдон явно принадлежал к той категории мужского пола, которые стараются не пропустить ни одной мало-мальски смазливой девицы. Во всяком случае, именно такое впечатление сложилось у Фроста при осмотре бельевого шкафа, к которому детектив несколько минут назад стоял прислонившись спиной. Ибо одежду таких расцветок и фасонов носили только те, кто искал приключений определённого характера на свой детородный орган. Дункан брезгливо ощупал висящие в силовых зажимах сорочки, куртки и брюки, но ничего интересного в их карманах не обнаружил. Впрочем, ничего иного детектив и не ожидал. Только полный идиот станет что-нибудь хранить в карманах одежды. Был ли таковым убитый, Фрост не знал, да и не хотел знать, если честно. Людей такого сорта детектив не любил и предпочитал держаться от них подальше. Однако в силу специфики своей работы ему так или иначе приходилось иметь с ними дела. К глубокому сожалению Фроста.
   - Так вы молча будете в компе ковыряться или всё же расскажете, что вас привело на нашу тихую планету? - поинтересовался Фрост, закрывая дверцы бельевого шкафа и оглядываясь по сторонам. - Или мы сами должны догадаться?
   - Да пока в этом деле много чего непонятного, но для того Патруль и проводит расследование, - туманно ответила Соколова, сидя перед монитором персонального компьютера Шелдона.
   - Понятнее от ваших слов нам не стало, - донёсся из соседней комнаты голос Селенского.
   - Ты нашёл что-нибудь, Ос? - спросил Фрост, подходя к большому комоду из материала, весьма похожего на красное дерево. Разумеется, то была всего лишь имитация из прессованных панелей - вряд ли Шелдон имел достаточно средств для того, чтобы привезти с Земли на Титан настоящий комод из красного дерева, но имитация, надо отдать должное, весьма высокого уровня.
   - Пока ничего интересного... - последовала пауза. - Шеф - здесь видеорекордер валяется, глянуть?
   - Если тебе так уж не терпится посмотреть на всякие гадости, ты можешь это сделать в свободное от работы время, - проворчал Фрост, досадливо поморщившись. - Или ты полагаешь, что там может быть что-нибудь путное?
   - Ну, не знаю. Вряд ли, конечно, кто-то снял момент убийства...
   - Вот и я о том. Ищи улики, Ос.
   - Легче найти свежий апельсин на Майде, чем улики в квартире этого тонто, - хмыкнул землянин. - Если он что где и прятал, то, скорее всего, у себя на работе. Те же кристаллы, допустим. Кто будет копаться в ящиках стола коллеги?
   - На работе? - Фрост выдвинул верхний ящик комода и задумчиво уставился в его содержимое. - Гм... А это мысль, между прочим... Что скажете, капитан Соколова?
   - Очень даже может быть, - помолчав секунд пять, произнесла марсианка. - Это стоит проверить... тем более, что вот, посмотрите сюда...
   Оперативник Патруля ткнула пальцем во что-то на дисплее и жестом подозвала Фроста к рабочему столу.
   - Что вы там нашли? - в гостиной показался Селенский, державший в руках рекордер.
   - Этот тип использовал почтовый клиент "Новелла", причём версии трёхгодичной давности, - сказала Соколова. - Простенький клиент, старый, но вполне надёжный, не то что "Громовой лис" от земной TKN, может работать с любым почтовым ящиком. Шелдон использовал электронную почтовую службу "Пингвин", что неудивительно - на внешних мирах она довольно популярна. И вот что я смогла найти. Смотрите, детективы.
   Инара отодвинулась от стола, давая возможность Фросту и Селенскому самим ознакомиться с электронной корреспонденцией Кристиана Шелдона.
   Селенский предусмотрительно отодвинулся в сторону, давая возможность Фросту увидеть то, что появилось на полихордкристаллическом дисплее.
   - Тэк-с... - титанец внимательно всмотрелся в дисплей, слегка прищурив при этом глаза. - Письма, ага... От шмар каких-то, но это как раз неудивительно, учитывая разгульный образ жизни этого пиздёныша... так, пара напоминаний от банка - а о чём они? Ну ка, дайте посмотреть...
   - Пожалуйста, - подвинулась Инара.
   Фрост, коснувшись пальцем сенсора, открыл письма, пришедшие на электронный почтовый адрес Шелдона от Сатурнианского Банка, однако ничего криминального он там не увидел. Первое письмо было простым напоминанием о том, что новая банковская карточка на имя хозяина электронной почты уже готова и забрать её можно в отделении банка на улице Циолковского, а второе письмо гласило, что гражданин Союза Внешних Миров Кристиан Шелдон может обналичить имеющиеся у него облигации в любое удобное для него время и в любом отделении банка.
   - Ос - тебе что-нибудь попадалось похожее на эти облигации? - Фрост перевёл взгляд на Селенского.
   - Нет. Поискать?
   - Мм... Думаю, что не стоит. Мы здесь не за этим... так, а вот это уже интересно...
   Фрост снова коснулся сенсора и открыл ещё одно письмо, подписанное неким "Суггестивным Братом". При виде столь странного имени Селенский и Соколова одновременно удивлённо вскинули брови, но промолчали, давая титанцу возможность просмотреть текст сообщения без комментариев со стороны.
   Текст этот гласил: "Привет, дружище. Спасибо тебе за тот пакетик с полс вермелл - это было просто улётно по полной программе! Теперь Микаэла ни о ком другом и не думает, только обо мне. Однако пока вынужден залечь на дно - какая-то курва что-то заподозрила, и наши безопасники утроили контроль. Пока придётся обойтись без новых "стекляшек". Хорошенько припрячь те, что у тебя ещё остались. Желательно, не у себя дома. Найди место понадёжнее. Будем надеяться, что эта сучка фон Рихтер скоро угомонится и перестанет толочь дерьмо в ступе. Не отвечай на это письмо - возможно, почта просматривается. Как только ситуация устаканится - я дам знать, что всё зашибись. До связи, чувак".
   - А вот это уже интересно, - протянул Фрост. - От этого Дмитрия письмецо, как думаешь, Ос?
   - Возможно. А откуда оно было отправлено?
   - В том-то и дело, что обратного, так сказать, адреса и нет, - отозвалась Соколова.
   - Это как понять? - удивился Фрост. - Если сообщение по имелу откуда-то было отправлено, то в адресной строке должен стоять адрес отправителя, плюс должна присутствовать ссылка на электронную почтовую службу, "Пингвин", скажем, или "Солнет". Без адреса - разве такое возможно?
   - Возможно, - кивнула оперативник Патруля. - Если этот тип, который имеет... имел общие дела с покойным, является военным, то для него не составит особого труда воспользоваться чем-нибудь вроде виртуального почтового домена, не существующего на самом деле. Вот здесь, видите - @drop.info? Могу поставить на кон своё месячное жалованье, что этот адрес есть сущая фикция. Домен .info является открытым доменом верхнего уровня и любое физическое или юридическое лицо имеет право на нём зарегистрироваться. И искать кого-нибудь по таким параметрам - всё равно, что ловить пылинку между орбитами Урана и Плутона. А учитывая современный уровень развития информационных технологий, разместить свой почтовый ящик можно на любом сервере.
   - Этот адрес можно проверить на предмет сервера, с которого он был отправлен? - Фрост кивком головы указал на дисплей.
   - Гм...
   Инара с задумчивым видом взглянула на дисплей персонкомпа, пожевала губами, после чего, нажав на некую комбинацию на сенсорной панели, вывела на экран окно диспетчера задач.
   - Если знать некоторые коды доступа, то проверить можно, - с лёгкой усмешкой произнесла Соколова. - Операционная система ведь здесь, на этой машине, "Снежный леопард", а она разработана марсианской компанией "Инфотех", и поэтому, имея в своём распоряжении кое-какие коды, я могу попробовать определить сервер. Всё же я офицер Патруля, как-никак.
   - Вот поэтому официальные структуры Союза и не используют "Снежного леопарда"! - хохотнул Селенский. - Не успеешь набрать на сенсоратуре слово "хрен", как об этом уже будут знать в Марсопорте!
   - Оно так, но мне кажется, что это пиратка, - сказал Фрост, глядя на монитор. - "Леопарда", конечно, можно купить в магазине, но лицензия стоит двести марок, а это довольно солидная сумма. Проще скачать со Старторрента или с Торрентовой Бухты, или купить лицензионную операционку "Айсринг"... хотя и её пиратские версии можно оттуда же скачать... Но это нас сейчас не интересует. Капитан - что по серверу? Вы уже задали команду на поиск?
   - Да, подождите несколько секунд...
   Мерцание курсора в окне диспетчера задач тем временем сменилось на ряд цифр и букв, которые сложились в одну-единственную строку, прочитав которую, Соколова издала какой-то невнятный звук, больше всего напомнивший Фросту и Селенскому едкий смешок.
   - Вот уж чего-чего, а такого я не ожидала, если честно! - марсианка покачала головой. - Вы знаете, какой сервер использовался для передачи этого послания?
   - Да уж просветите нас, будьте так добры, - проговорил титанец, в глазах которого проявился холодный блеск.
   - Не кипятитесь, детектив, - хмыкнула Инара. - Я ничего от вас не собираюсь скрывать. Просто я никак не ожидала, что какие-то озабоченные типы могут использовать для переписки с такими же фриками почтовый сервер министерства обороны Земной Федерации.
   - Неужели? - Фрост и Селенский переглянулись меж собой. - А что это означает?
   - Что? - Соколова покачала головой. - Означает, что дружок убитого явно не простой гражданский, а военный, только непонятно, где он служит. В системе Сатурна ведь нет никаких объектов, принадлежащих Земле?
   - Разумеется, нет, - с ноткой недовольства в голосе отозвался Дункан. - Мы же независимое государство, а не земной доминион. У Федерации здесь даже торговых станций нет. В системе Урана есть, но это личное дело местных властей, хотя присутствие землян на территории Союза вызывает недовольство у многих политиков на Титане и Ганимеде. Значит, военный сервер? Это как-то связано с вашим расследованием?
   На улице послышался звук полицейской сирены. Селенский, подойдя к окну, отодвинул занавеску и взглянул вниз.
   - Шеф - труповозка приехала, - проговорил землянин. - И группа Шевалье приползла.
   - Пусть, - кивнул Фрост. - Сдаётся мне, что нам придётся отправиться в офис "Биотехнологий"... а кстати, где он расположен?
   - Улица Лигейская, деловой центр "Эйкон", - подсказал Селенский.
   - Вот как? Хорошо, тогда собираемся. А по дороге туда капитан Соколова любезно расскажет нам, какой такой интерес у Марса к каким-то, как вы изволили выразиться, озабоченным. Что-то мне подсказывает, что дело тут очень и очень странное.
   - Вы совершенно правильно подметили, детектив Фрост, - с серьёзным видом кивнула Инара, выключая персонкомп и вставая на ноги. - Похоже, что кто-то в военно-политических кругах Федерации решил вспомнить старые методы, которыми в своё время действовал так называемый Западный Блок. Только они забыли, что сейчас на дворе не двадцать первый век и что Марс уже не колония Земли, а самостоятельное и самодостаточное государство, опережающее по развитию Федерацию.
   - Может, потому они и бесятся, что вы их превосходите? - хмыкнул Селенский.
   - Вполне возможно.
   - Едете с нами, капитан? - спросил Фрост, оглядывая квартиру. Было понятно, что здесь ничего путного найти не получится. Каким бы легкомысленным по жизни не был убитый, но ему, похоже, хватило ума последовать совету своего дружка и перепрятать представляющие серьёзную улику кристаллы в другом, более надёжном, месте.
   Хотя в свете всего происходящего Дункан не был уверен, что офис компании "Сатурнианские Биотехнологии" является именно таким местом.
  
  
  
  
   Обмолвившись несколькими фразами с прибывшими медиками из бюро судебно-медицинской экспертизы и с оперативниками из следственной группы старшего детектива Жерара Шевалье, Фрост и Селенский вместе с оперативником Космического Патруля спустились на лифте вниз и, выйдя из здания, прошли к стоящему на том же самом месте "лэндрейдеру". Инара при виде марсианского внедорожника слегка приподняла левую бровь, но ничего не сказала. В конце концов, марсианские транспортные средства - как наземные, так и воздушные - были куда лучше своих земных аналогов и ничего удивительного в том, что местные полицейские раскатывают на марсианском джипе, она не увидела.
   За руль на сей раз сел Фрост, Селенский, не спрашивая ни у кого разрешения, распахнул правую заднюю дверцу джипа и плюхнулся на заднее сиденье. Вроде как ничего странного в этом не было, однако Фрост прекрасно понимал, что доверять капитану Инаре Соколовой его напарник не собирался. Патруль - Патрулём, но пусть жители внешних планет и относились к марсианам гораздо адекватнее, нежели земляне, всё же безоглядно доверять им никто не собирался. Марс - не Земля, сунешь палец - отхватит руку целиком.
   - Пристегнитесь, пожалуйста, - произнёс Фрост, обращаясь к Соколовой, заводя двигатель "лэндрейдера". - Не знаю, как на Марсе, а у нас за не пристёгнутый ремень безопасности дорожная полиция штрафует.
   - У нас тоже, так что не волнуйтесь на сей счёт, - отозвалась Инара, усаживаясь в пассажирское кресло и вгоняя фиксатор в замок. - А разве вы не при исполнении? В данном случае можно сделать скидку.
   - Скидка - это хорошо, - Фрост аккуратно тронул машину с места и покатил в сторону проспекта Покорителей Космоса, - только иногда бывает нелишним пристегнуться. Мало ли что может произойти...
   - Ну да, ну да.
   - Мы вроде как договорились, что вы нам объясните, какого хрена здесь вообще творится, агент Соколова, - донёсся с заднего сиденья голос Селенского. - Но пока мы ничего от вас не услышали.
   - Да, договорились. И я собираюсь сдержать данное вам слово.
   - Слушаем.
   Марсианка покосилась на Фроста, поёрзала на сиденье, словно устраивалась поудобнее. Бросила взгляд в полуоткрытое окно.
   - Несколько месяцев назад разведке ТехноСоюза стало известно, что земляне провели испытание нового вида оружия на одном из своих полигонов. Лобнор, это на территории Китая. Если бы это было что-нибудь обычное, факт проведения испытания был бы просто зафиксирован и положен на полку, однако в том и дело, что оружие, испытанное землянами, пока что не существует ни у нас, ни у ТехноФедерации. Точнее, мы ведём работы в этом направлении, но пока ещё до создания прототипа далеко. В этом направлении это всё, что вам требуется знать. Вся остальная информация под грифом "совершенно секретно". Извините, ребята.
   Джип неспешно вырулил на широкий проспект и медленно покатил в восточном направлении, держась второй полосы - первая предназначалась для общественного транспорта. Движение в это время суток было довольно оживлённое и Фрост внимательно следил за дорожной обстановкой, двигаясь без использования спецсигналов. Без особой на то нужды детектив не хотел привлекать внимания. Без особой на то нужды - а ещё и потому, что дело это было весьма странным и пахло от него за полсотни единиц откровенным дерьмом.
   - Значит, земляне вас опередили в некоей области военных технологий? - спросил Фрост, обгоняя медленно ползущего вдоль бордюра автоматического уборщика - выкрашенный в бело-голубые цвета городской коммунальной службы грузовичок на ВИ-управлении с объёмистой цистерной для сбора мусора и с ёмкостью увлажнителя.
   - Скажем так - сей факт имеет косвенное отношение к нашему расследованию, - отозвалась Соколова, с интересом разглядывая мелькающую за окном джипа панораму городских кварталов Гюйгенса. На Марсе купольные города уже ушли в прошлое, а если верить меркурианцам, то лет эдак через сорок-пятьдесят и на Венере можно будет спокойно ходить под открытым небом, не боясь быть раздавленным огромным давлением и сваренным заживо в кипящем аду венерианской атмосферы. Правда, уже сейчас на поверхности планеты находилось двенадцать научных баз под куполами, благо условия на поверхности Венеры смягчались едва ли не ежегодно (на данный момент давление и температура на поверхности второй от Солнца планете Системы равнялись 3,38 атмосферам и плюс семидесяти двум по Цельсию, а содержание кислорода в венерианской атмосфере уже достигло девяти процентов). На Титане же, впрочем, как и на всех внешних планетах, люди жили под герметичными куполами, надёжно защищающие своих обитателей от смертельного холода и непригодных для дыхания воздушных оболочек... хотя зачастую этих самых оболочек попросту не существовало.
   - Вот как?
   - Что вам известно о концерне ПТНН, детективы?
   Марсианка с любопытством взглянула на Фроста, потом оглянулась через плечо на Селенского.
   - Это который "Передовые Технологии Никонова-Нишизавы"? Есть такая контора на Земле, - кивнул Дункан. - Одна из ведущих корпораций Федерации - и одна из самых закрытых. О ней очень мало информации можно найти в Интерстаре, а их официальный сайт просто посмешище какое-то. И мне кажется, что это отнюдь неспроста.
   - Не только вам так кажется. ПТНН подозревается в причастности к данному испытанию, но это не главное.
   - А что главное? - спросил Селенский.
   - "Передовые Технологии" явно имеют какое-то отношение к некоей секретной базе Федерации где-то в системе Урана. Знакомо такое название - Сикоракса?
   - Сикоракса? - Фрост притормозил, чтобы пропустить выезжающий из боковой улочки кар; его водитель в знак благодарности поднял правую руку открытой ладонью направленной в сторону детектива. - Если меня не подводит память, это шестой по величине спутник Урана, удалён от него более чем на двенадцать миллионов километров, не имеет атмосферы и поселений. Или нет?
   - По крайней мере, одно поселение - вернее, база - там, судя по всему, имеется. И не исключено, что там ведутся какие-то секретные разработки.
   - С ведома правительства Федерации или какая-то группа больных на голову политиков и военных решила поиграть в Наполеона и Гитлера?
   - Скорее второе, детектив. Земля прекрасно осознаёт своё техническое отставание от Марса и Меркурия и понимает, что наш флот способен, если что, превратить их голубой шарик в... кхм... не совсем голубой. Второго Луиса Мараньяно и второй "Терра Фирмы" мы не потерпим. Так вот. Возвращаясь к "Передовым Технологиям" - ими были закуплены на Титане, у "Сатурнианских Биосистем", вакуумные автоклавы и биоактивные реагенты. Вместе с другим оборудованием всё это было доставлено на один из складов ПТНН в Южно-Сахалинске, откуда грузовыми тендерами их доставили в небольшой коммерческий космопорт Накуру в Экваториальной Африке. Там всё это добро погрузили на два грузовых корабля частного регистра, после чего те покинули Землю и пространство Земной Федерации. Их вели наши системы слежения, потом потеряли. Однако два похожих корабля были замечены возвращавшимся с патрулирования дальних секторов Системы фрегатом "Скагеррак" неподалёку от Урана. Улавливаете?
   - Технически.
   - Технически! - усмехнулась Инара. - Ладно, пусть будет технически... Так вот - "Скагеррак" их просканировал, но не обнаружил ничего подозрительного. Задерживать когги он не стал, а дальнейший их след был потерян. Однако мы почти уверены, что они летели на Сикораксу.
   - Почему? - задал вопрос Селенский.
   - Это логически следует из их курса. Лететь таким образом в Пояс Койпера или на Плутон невыгодно с точки зрения расхода топлива, а до Сикораксы от той точки, где их заметил патрульный космолёт, всего ничего.
   - И вы думаете, что ПТНН, "Биосистемы" и мемокристаллы суть явления одного порядка?
   - Предположим, что на базе на Сикораксе ведутся некие сверхсекретные разработки чего-то, что может возвысить Землю над всеми мирами Системы. Кристаллы эти ваши могут быть новейшей разработкой в области если и не полноценного Искусственного Интеллекта, но весьма продвинутого ВИ. А кто-то, у кого руки слишком загребущие и у кого недержание в интимном плане, решил просто срубить деньжат, подсунув обычным уголовникам секретную технологию. И тем самым он подставил проект. Потому этого вашего Шелдона и грохнули.
   - Наши эксперты сумели просканировать такой кристаллик - и знаете, что мы увидели?
   - Что? - в глазах Соколовой вспыхнул неподдельный интерес. - Хотя в общих чертах я уже представляю, исходя из ваших объяснений.
   - Нет-нет, там всё было чинно-прилично! - усмехнулся Фрост, сворачивая на улицу Лигейскую, названную так в честь второго по величине углеводородного моря Титана - Лигеи, на которой, собственно, и находился деловой центр "Эйкон", служащий пристанищем для нескольких десятков компаний самого разного размера и рода деятельности. - Обычная ВИР-симуляция, правда, с превосходным эйдосенсорным эффектом. Какой-то инопланетный пейзаж, причём внесистемный. Когда нам это продемонстрировали, я было подумал, что меня каким-то образом туда перенесли, на ту планету - настолько правдоподобным был эффект от симуляции. Наши спецы даже высказали предположение о том, что эти кристаллики имеют какое-то отношение к ксенотеху, но я так и не понял, на основании чего они так решили. Там было что-то про... э-э... геометрию, в общем, но я мало что понял из тех объяснений.
   - О чём вы сейчас только что сказали? - Соколова непонимающе посмотрела на титанца. - Что ещё за ксенотех?
   - Ну, знаете... - Фрост забавно пошевелил пальцами в воздухе, изобразив нечто непонятное. - Инопланетяне, все дела...
   - Вы серьёзно считаете, что к появлению этих мемокристаллов причастны некие силы внесистемного происхождения? Инопланетяне?
   - Не я это сказал, а наши "головастики". Вернее, один из них. Парень любит фильмы про пришельцев, так что я его с этой стороны понимаю. Но это вовсе не означает, что я готов эту версию рассматривать на полном серьёзе. Да, есть кое-какие несоответствия, есть так называемый "инцидент при Пасифе", хотя там всё очень непонятно и не факт, что экипаж того водовоза с (21) Лютеции действительно видел что-то, что могло быть космическим кораблём чужеродного происхождения. Так что здесь, я бы сказал - пятьдесят на пятьдесят... Однако, мы уже прибыли. Вот и "Эйкон".
   Деловой центр "Эйкон" располагался чуть в стороне от проезжей части и занимал территорию площадью восемнадцать тысяч квадратных километров, вытянувшись на сорок шесть этажей ввысь. На плоской крыше здания располагалась посадочная площадка для аэрокаров, для наземного транспорта предназначались большая открытая стоянка перед зданием и четырёхэтажный подземный паркинг под самим деловым центром. Насколько было известно детективам, "Эйкон" являлся местом базирования примерно восьмидесяти компаний, начиная от мелкой фирмы "Минеральная вода братьев Вендлингер", занимающейся производством и доставкой минеральной воды (кстати, очень и очень неплохой), и заканчивая крупным провайдером мобильной связи и кабельного Интерстара "Титанские Телекоммуникационные Системы" - ТТКС, чей офис занимал этажи с тридцать пятого по тридцать седьмой.
   "Сатурнианские Биосистемы" можно было смело назвать представителем компании второй категории, коих в "Эйконе" было порядка двадцати. Офис компании размещался на десятом этаже и занимал где-то в районе четырёхсот пятидесяти квадратных метров, состоя из двенадцати кабинетов, в которых работали сто восемь человек административного персонала; производственный же комплекс компании располагался в юго-западной части купола, в промышленном районе Шлоссберг.
   Дункан припарковал "лэндрейдер" в дальнем от главного входа в деловой центр секторе стоянки, втиснув массивный марсианский внедорожник между элегантным светло-синим "шевроле-рондо" и грубоватым ганимедским грузопассажирским пикапом "штальманн-400". Выпроставшись наружу, детектив оглядел здание "Эйкона" внимательным пристальным взглядом, потом оглянулся на своих спутников.
   - Где тип наподобие Шелдона может хранить хрень типа мемокристаллов? - ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил Фрост, направляясь к главному входу в деловой центр и поправляя на ходу висящую под пиджаком кобуру с бластером. - Если в столе - то это очень и очень опрометчиво. Или у него там есть депозитный сейф?
   - Это в офисе-то? - с сомнением отозвался Селенский. - Не думаю, что там вообще такие штуки есть. Это же не банк и не почтовое отделение.
   - Скажите, детективы - а у вас есть ордер на обыск рабочего места Шелдона? - поинтересовалась Соколова, пристраиваясь рядом с полицейскими. - Или на Титане это правило не работает?
   - Конечно, не работает! - усмехнулся Фрост, обходя неказистый "турмион-эпсилон". - Это на Земле или на Луне полицейские без ордера даже, извините, посрать не могут сходить, а у нас всё очень просто, капитан! Вычислили-приехали-выбыли пару дверей и сотню зубов-пристрелили с десяток пендехо-закрыли дело! Так и здесь - никакого ордера... вашу ж теорию!
   Последнее вырвалось у Фроста непроизвольно, от неожиданности. Резко присев за уже упоминавшийся "турмион", титанец закрыл голову руками, чтобы прикрыть её от падающих с высоты десятого этажа обломков. Селенский, ухватив Соколову за руку, утянул оперативника Патруля под прикрытие тёмно-вишнёвого минивэна на антигравитационной подушке и притиснул её к борту автомобиля.
   Посетители делового центра и просто прохожие, идущие по своим делам мимо "Эйкона", бросились врассыпную, спасаясь от падающих с сорокаметровой высоты обломков и осколков глассиума. Несколько человек упали, очевидно, задетые кусками полибетона и стеклом. Стоящие поблизости от здания автомобили тоже получили свою порцию повреждений от падающего сверху мусора.
   Взрыв, прогремевший на десятом этаже делового центра "Эйкон", разворотил несколько помещений, выбил половину окон на этаже и снёс добрый участок стены. Пожара не произошло благодаря противопожарной системе "Эйкона", но спасти тех, кто по несчастливому стечению обстоятельств оказался в это время на десятом этаже здания, она была не в состоянии. А в том, что жертвы имеются, полицейские и оперативник Патруля нисколько не сомневались. Навскидку Фрост прикинул, что там могло взорваться что-нибудь вроде объёмной смеси "зет-7" или бинарной взрывчатки "ромашка"... вот только кто мог заложить в офисное здание армейское взрывчатое вещество?
   Однако дело становилось всё более и более странным и пахнуть начинало очень неприятно. Те, кто пошёл на такое преступление, явно были людьми решительными и безжалостными, и им, судя по всему, было что скрывать. А это означало, что противник у детективов был ох какой непростой.
   Но тем и интересна работа полицейского.
  
  
  
  
   - Какого хрена тут творится, шеф? - услыхал Фрост голос Селенского. - Это что, бля - война, мать её так-растак-переэтак?!
   - Спокойно, Ос! Вас не задело?
   - Нет. А тебя?
   - Чисто. Однако что это за херь творится, а?
   - Они взорвали офис "Биосистем"?
   - Похоже на то. Только кто такие эти самые "они"?
   - Хороший, чёрт возьми, вопрос! - Инара Соколова уже стояла около минивэна и глядела на здание делового центра с сердитым выражением на лице. - Что тут у вас вообще происходит?
   - Оскар - код два-один-два! - не отвечая оперативнику Патруля, бросил Фрост. - Вызови спасателей, медиков и наших! И двигаем туда - может, кто ещё там есть живой!
   - Комо семпре! - откликнулся землянин, включая свой инфор в режиме коммуникатора и выводя его на канал экстренных служб Гюйгенса.
   - Капитан Соколова - вы с нами? - Фрост оглянулся на марсианку.
   - Разумеется. Дело-то вон как повернулось...
   - Жопой оно повернулось, вот как!
   Грубо выругавшись, титанец бегом устремился ко входу в здание делового центра, лавируя меж валяющимися тут и там обломками и покорёженными автомобилями. Пострадавшим уже пытались оказать посильную помощь случайные прохожие и те из посетителей "Эйкона", что не успели до взрыва войти в здание.
   Оказавшись у самых дверей делового центра, Фрост услышал раздающиеся со всех сторон сирены. Экстренные службы сработали, как всегда, оперативно - детектив, прежде чем миновать высокие раздвижные двери из глассиума, увидел выскочившие на площадь перед "Эйконом" две кареты "скорой помощи". Толкнув одну из глассиумовых створок ногой, отчего та отъехала в сторону, Дункан очутился в просторном вестибюле, заполненным в панике бегущими к выходу посетителями делового центра и сотрудниками расположенных в здании компаний.
   К титанцу подскочил один из охранников "Эйкона", одетый в тёмно-синюю униформу частной охранной фирмы "Бертольди и Тикконен", держащий в правой руке станнер, который в сложившейся обстановке уж точно ничем не мог никому помочь. Он попытался было остановить детектива, но Фрост просто отпихнул его в сторону, на ходу вытаскивая свой ЭМ-идентификатор с логотипом полицейского управления.
   - Полиция! - рявкнул Фрост. - Что за бардак тут у вас творится?! Не можете обеспечить порядок?!
   - У нас тут... чрезвычайная ситуация... - выдавил из себя охранник - молодой парень лет двадцати пяти, для которого событие подобной категории явно было внове. Собственно, деловые центры не взрывают каждый день, так что его можно было понять.
   - Да я как-то догадываюсь! - усмехнулся Фрост. Остановился, оглянулся на подоспевших к нему Селенского и Соколову. - Сколько вас здесь?
   - Пятеро именно в вестибюле, - ответил охранник.
   - На десятом этаже есть кто из ваших?
   - На десятом? - охранник непонимающе уставился на Дункана.
   - Похоже, вы не поняли, что тут произошло? - усмехнулся Селенский.
   - Думаете, что мы тут тупые такие, ке са? - обиделся охранник. - Как-то догадались, мать вашу, что взорвалось что-то на десятом этаже! Там у нас четверо сотрудников было, обход совершали по плану - Константин Конев, Эрик фон Бёрк, Гуннар Гудмудссон и Ли Вэй. После взрыва мы никак не можем с ними связаться, так что, быть может, их уже и нет в живых.
   - Всё возможно, - повёл плечами Фрост. - Сейчас ваша задача - предотвратить пан... Эй, какого хрена?!
   Детектив едва успел отскочить в сторону, а иначе тучный мужчина в строгом деловом костюме, который был перепачкан пылью и кровью, которая струилась по его лицу из ссадины на лбу, снёс бы его всем своим весом.
   - Нужна помощь! - прохрипел он, хватаясь за Фроста, как утопающий хватается за спасательный круг. - Там много раненых! Десятый этаж... взрыв... Грегор и Саманта... они мертвы! Великий Космос - они все мертвы!
   - Успокойтесь, чёрт вас дери! - Фрост сильно встряхнул мужчину, приводя того в более-менее вменяемое состояние. Бросил взгляд на охранника. - Наведите порядок, пока все эти люди здесь друга друга не передавили!
   Охранник быстро кивнул Дункану и, поднеся к лицу коммуникатор, что-то быстро затараторил в него, быстрым шагом направившись к дверям, явно намереваясь организовать упорядоченный выход людей из здания делового центра. Надо заметить, что это было весьма верным решением. Напуганные люди способны на необдуманные поступки в приступе паники, а чем такое может обернуться, Фрост хорошо помнил по аварии на химическом заводе в Стальной Балке.
   Титанец строго взглянул на тучного мужчину, который всё ещё стоял рядом с полицейскими и оперативником Патруля, но уже не цеплялся за Дункана.
   - Вот, возьмите, - Фрост протянул ему бумажную салфетку. - У вас ссадина на лбу, кровь вытрите.
   - Да-да, спасибо! - мужчина трясущимися руками взял салфетку из руки детектива и приложил её к ссадине. - Вы из СПАС-службы, да?
   - Полиция Гюйгенса, - ответил Фрост. - Спасатели уже в пути. Вы с десятого этажа, так?
   - Да... да, я финансовый консультант "Биосистем"... моё имя...
   - Стоп! - Фрост воздел указательный палец правой руки к потолку. - Вы работаете в "Сатурнианских Биосистемах"? Я правильно вас понял?
   - Да-да, совершенно правильно! - закивал мужчина. - Я финансовый...
   - Это я уже слышал, уважаемый, - перебил его полицейский. - Вы были в офисе в момент ЧП или как? Хотя нет, вы, скорее всего, вышли из офиса, в противном случае, вас бы уже не было в живых. Так ведь?
   - Я... - мужчина с шумом перевёл дух. - Да... так есть... Я вышел в коридор, то есть, я хотел пойти в кафе на четвёртом этаже, успел дойти до лифта... почти... как вдруг за моей спиной громыхнуло... Дым, пыль, меня сшибло ударной волной... или воздушной? - он прокашлялся и снова приложил салфетку ко лбу. - Я бросился назад, думал, что помощь потребуется, но...
   - Взрыв произошёл в вашем офисе, ке са? Я правильно понимаю?
   - Аббастанза. Там всё разнесло к чертям собачьим! Внутренние перегородки просто снесло, словно их и не было никогда! Всё разрушено, и не только наш офис, там ещё несколько помещений пострадали!
   - Вы смогли проникнуть в помещение? - задала вопрос Инара.
   - Нет, - удручённо покачал головой мужчина. - Там всё в дыму, всё завалено обломками... хорошо, хоть пожар не возник. Не думаю, что кто-нибудь мог там уцелеть. Ведь рвануло-то прямо в офисе. Великий Космос! Это что же такое творится здесь, а?
   - Мы как раз это и собираемся выяснить, койо...
   - Филипп Логинов, я финансовый консультант...
   - Мы это уже слышали. Про консультанта. - Фрост переглянулся со своими спутниками. - Вы говорите, что вышли из офиса и направились в кафе, находящееся на четвёртом этаже здания, так?
   - Аббастанза.
   - Так. Кто-нибудь подозрительный заходил в ваш офис перед тем, как вы оттуда вышли? Посыльный, курьер, просто разносчик пиццы?
   - Мм... да нет, вроде как... Может, кто и заходил, но моё рабочее место находится... находилось в дальней части офиса, поэтому точно не могу сказать. Двери несколько раз открывались и закрывались, но кто входил и были ли это посторонние, я не могу вам сказать.
   - Понятно, - хмыкнул Фрост. Кивнул своим спутникам. - Идём наверх. По лестнице. Лифты, скорее всего, отключены по аварийному протоколу.
   - Десятый этаж... - протянул Селенский.
   - И что? Пузо уже успел наесть на кабинетной работе, ке са?
   - На себя посмотри! - беззлобно отозвался землянин.
   - Ладно, хватит молоть языками попусту. - Фрост кивком головы указал сотруднику "Биосистем" на появившихся в вестибюле "Эйкона" медиков и спасателей. - А вот и по вашу душу ребята прибыли. Идите к ним, вам помогут.
   Логинов молча кивнул детективу и зашаркал к ближайшей группе спасателей.
   - Эй, койо! - Фрост, поозиравшись по сторонам, повелительным жестом подозвал к себе торопящегося куда-то охранника делового центра, который, услышав окрик детектива, с недоумённым видом остановился в метре от титанца. - На десятый этаж как лучше всего подняться без лифта?
   - По лестнице... а вы кто?
   - Полиция Гюйгенса. - Фрост сунул охраннику под нос свой ЭМ-жетон. - Как попасть на десятый этаж по лестнице без риска оказаться заблокированным?
   - Ну... если так, то вам лучше воспользоваться технической лестницей, она тянется через все этажи. Вход вон там, - охранник левой рукой указал куда-то в сторону небольшого фонтана, виднеющегося в южной части вестибюля. - Небольшая неприметная дверца из пластали, стилизованная под дерево. Но она закрыта на кодовый замок... срань космическая! - неожиданно выругался охранник. - Держите!
   Вынув что-то из притороченного к поясному ремню футляра, он протянул это "что-то" Фросту. "Что-то" оказалось небольшим, пять на три сантиметра, матово-серым прямоугольником толщиной миллиметра три, по поверхности которого змеились тонкие золотистые струны.
   - Это электронный ключ, берите. Откроете им дверь на техническую лестницу. Он вам сейчас нужнее, чем мне.
   - Данки. - Фрост взял протянутый ему электронный ключ. - Пошли, - кивнул он своим спутникам.
   Пробившись через людскую реку и обойдя фонтан, детективы и агент Патруля очутились перед наглухо закрытой дверью, слева от которой в стене виднелась узкая щель считывающего устройства. Фрост, не раздумывая, вставил в неё отданный ему охранником ключ.
   Внутри стены что-то щёлкнуло и дверная панель отошла в сторону, открывая проход на полутёмную и узкую лестницу, ведущую на верхние этажи "Эйкона". Здесь горело только аварийное освещение, что, впрочем, было свойственно всем подобным лестницам на любой планете Солнечной системы.
   - Вперёд и без лишнего шума! - Фрост вынул из кобуры бластер и проверил заряд; то же самое сделал и Селенский. Соколова, помедлив несколько секунд, тоже вытащила своё оружие. Мало ли что может встретиться им по пути наверх.
   Через три минуты все трое стояли на узкой площадке на уровне десятого этажа, причём Селенский и Соколова выжидающе глядели на Фроста, который почему-то не спешил открывать ведущую на десятый этаж дверь. И вовсе не струящийся через промежуток между дверью и полом сероватый дымок был тому причиной. Здесь было что-то иное, чему даже сам Дункан не мог подобрать более-менее нормального объяснения.
  
  
  
  
   Глава 8.
  
  
  
  
   - Боссман - ты чего резину тянешь? - не понял Селенский, держа свой бластер наизготовку. - Что за дела?
   - Не знаю, Ос, - медленно произнёс Фрост. - Но что-то тут не так.
   - Конечно, не так! - фыркнул землянин. - Какие-то пендехо взорвали целый этаж "Эйкона", если ты ещё этого не заметил! Вот что не так!
   - Не в этом дело, Ос, - поморщился титанец. - Взорвали, конечно, это нехорошо, но тут не всё так просто. Сам подумай - судя по характеру повреждений, если верить словам свидетеля и тому, что мы видели собственными глазами, применили что-то вроде "зет-7" или "ромашки", а это уже военные технологии. И здесь совершенно точно могу сказать, что ни первое, ни второе, нельзя раздобыть нигде. Даже на Земле. Следовательно...
   - Шеф - мне не нравятся твои слова, клянусь лунами Урана, - пробормотал Селенский, переглядываясь с Соколовой. - Ты полагаешь, что здесь замешаны те таинственные парни с той таинственной земной базы на Сикораксе? Но это уже тянет на заговор, между прочим.
   - Вот поэтому мне всё это и не нравится. - Фрост хмуро оглядел дверь, ведущую на десятый этаж. Покачал головой и осторожно взялся за дверную ручку. Знаком показал Селенскому и Соколовой быть наготове и медленно стал открывать дверь.
   Однако ничего неприятного не случилось. Ну, если не считать едкого дыма и висевшего в воздухе противного запаха от сгоревших материалов.
   Фрост, держа наготове бластер, медленно протиснулся в дверной проём и прислонился к стене, всматриваясь и вслушиваясь в серый туман, заполнявший собой всё пространство. Где-то слышалось искрение обнажившейся в результате взрыва проводки, в одном из кабинетов всё ещё продолжала работать оргтехника, но никаких подозрительных звуков до слуха детектива не доносилось. И всё же было что-то неуловимое, что заставляло Дункана держаться настороже. Что именно - он и сам себе не мог объяснить.
   - Мы идём или так и будем стоять? - Соколова слегка толкнула полицейского локтем в бок. - Я лично ничего не чувствую.
   - Вы псайкер, агент Соколова? - Фрост взглянул на марсианку с высоты своего роста.
   - Нет, а при чём тут псайкер я или не псайкер?
   - В данном случае тогда ни при чём. Вот если бы вы были...
   - Тихо! - Селенский, протиснувшись в коридор, замер с бластером наизготовку. - Вы не слышали?
   - Что? - насторожился Фрост.
   - Звук... тихий такой... словно металлом о металл задели...
   - Где? - бластер титанца уставился в дымный полумрак.
   - Не уверен, но кажется, что он исходил оттуда...
   Селенский свободной левой рукой указал направление, и Дункан прищурил глаза, стараясь хоть что-нибудь рассмотреть в туманной дымке, заполнявшей весь этаж. Однако ничего не увидел и не услышал.
   - Там ведь офис "Биосистем" расположен? - полуутвердительно произнесла Инара, тоже держа своё оружие наготове.
   - Судя по всему, да. Может, раненые... хотя при таком взрыве и эпицентр там находился...
   - Вот, опять! - прошипел Селенский, опускаясь на корточки и выставляя оружие вперёд.
   - Э, теперь и я слышал! - насторожился Фрост.
   - Я тоже! - прошептала Соколова. - Это точно со стороны офиса СБС шло!
   - Щиты активировать, вперёд и медленно, со всеми предосторожностями! - прошипел Дункан. - Если мои опасения верны...
   Договаривать титанец не стал. Хотя кого опасался встретить Фрост на разрушенном взрывом этаже "Эйкона", Селенский и Соколова так и не поняли.
   Держа бластер наготове и прижимаясь к стене, Дункан медленно двинулся по заваленному всевозможным хламом коридору, вслушиваясь и всматриваясь в туманную дымку. Звук больше не повторялся, однако бдительности полицейский не терял. Если здесь кто-то шарится после взрыва, то вполне вероятно, что он к этому самому взрыву имеет самое непосредственное отношение.
   Миновав несколько пустых кабинетов, детективы и агент Патруля оказались перед разрушенным офисом "Сатурнианских Биосистем". Соколова при виде разрушений понимающе хмыкнула - здесь явно не обошлось без армейской взрывчатки, хотя кто и как сумел протащить её через таможню, марсианка не могла понять. Это не наркотики, которые ещё можно спрятать в багаже - во всех космопортах Союза были установлены детекторы взрывчатых веществ и химические анализаторы, начинающие истошно орать даже при малейшем подозрении на наличие хотя бы одного грамма гектосанила. Но факт оставался фактом - офис "Биосистем" был уничтожен чем-то, что очень сильно походило на объёмную взрывчатку.
   Странный звук, который первым услышал Селенский, раздался снова, но теперь он уже был гораздо ближе. Примерно метрах в пятнадцати впереди и чуть правее, там, где ещё недавно располагался офис "Биосистем". Явно кто-то что-то пытался найти либо же проверял, насколько хорошо взрыв уничтожил то, что планировалось уничтожить.
   Фрост вскинул вверх сжатую в кулак левую руку и замер на месте, сжимая бластер в правой руке и пристально всматриваясь в пространство перед собой. Звук снова повторился, и на лице старшего детектива возникло выражение злорадного удовлетворения.
   - Полиция! - неожиданно гаркнул Дункан, бросаясь вперёд и ногой отпихивая в сторону искорёженный взрывом стол. - Бросить оружие! Никому не двигаться!
   Обычно в подобных случаях реакция следовала одна из двух: либо пендехос в панике бросали наземь оружие и замирали на месте так, словно их окатили струёй жидкого азота - либо начинали палить без разбору (правда, второй вариант был для них весьма и весьма чреват). Однако в данном случае реакция на властный окрик Фроста последовала совсем не такая, на какую рассчитывал старший детектив полицейского управления столицы Титана.
   Примерно секунд десять на этаже, в том месте, где ещё совсем недавно располагался офис компании "Сатурнианские Биосистемы", стояла мёртвая тишина, в которой, однако, Дункану послышался слабый звук, словно кто-то что-то от чего-то отцеплял. Затем раздалось царапанье чего-то металлического о что-то неметаллическое, вслед за чем откуда-то из недр разрушенного взрывом офиса вылетело нечто матово-серое цилиндрической формы и крутящееся в воздухе вокруг своей оси.
   - Какого...
   Больше ничего произнести Фрост не успел. Цилиндрик пролетел метров десять и с глухим металлическим звуком упал на полибетонный пол.
   Ни Фрост, ни Селенский никогда не служили в регулярной армии, но это вовсе не означает, что полицейские не знают, что надо делать в подобных ситуациях. Оба сыщики бросились на пол, закрывая глаза, но не выпуская оружия из рук; то же самое сделала и Соколова.
   Ярчайшая вспышка свечей эдак в четыре миллиона осветила разрушенный офис, рассеивая дымный полумрак, делая очертания предметов резкими и чёткими. Не закрой плотно все трое глаза, зрение восстановилось бы лишь через сорок-шестьдесят секунд, а это в условиях боестолкновения фактически означало смертный приговор.
   - Световая граната! - изумлённо выдохнул Селенский. - Это что, армейское подразделение?
   Понять землянина было можно. Световые/светошумовые гранаты не обретались в свободном доступе, так как эти боеприпасы предназначались для полиции и специальных подразделений вооружённых сил. Поэтому здесь полицейские имели дело либо с каким-то спецподразделением, либо с весьма хорошо оснащёнными нелегалами. И, если честно, во второй вариант Фросту почему-то не слишком верилось.
   Приподнявшись на одно колено, Дункан выпустил в дымный полумрак несколько бластерных зарядов, но попасть в такой обстановке во что-либо было крайне непростым делом. Правда, титанец особо на это и не надеялся, а вот пугнуть неизвестного противника выстрелы вполне могли. Ну, или хотя бы заставить принять меры предосторожности.
   Грозный рокот, раздавшийся вслед за выстрелами из бластера, нельзя было ни с чем спутать. Штурмган - тяжёлый стаббер, предназначенный для взлома вражеской обороны и без особых проблем могущий превратить в решето легкобронированный армейский наземный транспортёр. В случае попадания таких "штучек" в человеческое тело последствия были бы весьма печальными для того, кто оказался бы под огнём штурмгана.
   - Да что за мерда здесь происходит?! - разозлился Селенский. - Световая граната, теперь - штурмган! Что дальше, мать вашу?! Автопушка или турболазер?!
   - Турболазер это уже перебор, Ос! - прокряхтел Фрост, перебегая к опрокинутому столу в метре от себя и выпуская в ту сторону, откуда прилетела очередь из штурмгана, ещё несколько бластерных зарядов.
   В туманной дымке что-то слабо сверкнуло голубоватым светом - явный признак сработавшего персонального защитного поля, что говорило о том, что на сей раз выстрелы не прошли мимо цели. Хотя нанёс ли детектив хоть какой-нибудь урон неизвестному противнику, было неясно.
   - Движение справа! - выкрикнула Инара, открывая огонь в том направлении.
   В туманной дымке в той стороне, которую обозначила Соколова огнём своего бластера, возникли два неясных силуэта, выглядевшие весьма и весьма грозно. И эти силуэты что-то держали в руках. Что-то массивное и явно не сулящее ничего хорошего всем троим законникам.
   Выстрелы марсианки попали точно в цель, однако никакого вреда неизвестным боевикам не принесли. Их включённые щиты отразили бластерные выстрелы, а затем оба они подняли своё оружие и навели его на оперативника Патруля.
   - Во имя Большой Галактики! - выдохнул титанец, разглядев закованных в тяжёлую штурмовую броню боевиков и их устрашающее оружие. Сорвавшись с места, он бросился вперёд и буквально снёс с ног Инару, которая слегка замешкалась, пытаясь выбрать наилучшую позицию для обороны. Не сделай он этого, марсианке очень сильно не поздоровилось бы.
   Две ручные автопушки производства земной компании ОСК в руках неизвестных боевиков зашлись в приступе злобного кашля, посылая вперёд микроснаряды, начинённые множеством крохотных поражающих элементов из вольфрама, способных превратить любое живое существо в мясной фарш. Вряд ли эти двое смогли бы удержать тяжёлое оружие в руках, если бы не встроенные в броню мускульные усилители и гасители инерции.
   Снаряды разнесли в клочья стену позади сыщиков и превратили уцелевшую офисную технику в изрешечённые металлопластиковые тумбы. Селенский выпустил в противников несколько зарядов, но энерголучи не причинили никакого ущерба силовым полям. Да даже и попади они непосредственно в броню боевиков, то никакого урона они бы не причинили. Если Дункан ещё не ослеп, на неизвестных была тяжёлая штурмовая броня "катафракт", которую пробить ручным оружием было крайне проблематично. Боевики даже не обратили внимания на бластерный огонь, просто один из них развернулся в ту сторону, где находился землянин, и направил туда ствол своего "Вулкана".
   - Оскар! - выкрикнул Фрост, открывая беспорядочный огонь по противнику, чтобы сбить прицел. Бластер Инары присоединился к "скорпиону" титанца.
   Однако боевик не обратил ровным счётом никакого внимания на бластерные заряды. Включённый щит армейской модификации и "катафракт" позволяли ему так себя вести.
   Очередь микроснарядов превратила остатки стены позади Селенского в груду полибетона, кусков стальной арматуры и мусора. Землянин, отчаянно матерясь, откатился в сторону, надеясь укрыться за массивным кулером для питьевой воды, который, как ни странно, выглядел вполне целым и функциональным. Но боевик следил за действиями детектива и ствол его автопушки описал плавную полудугу, выцеливая землянина.
   - Селофа са хау! - выругался Фрост, подхватываясь с заваленного мусором пола. Он прекрасно понимал, что щит его напарника не выдержит очереди из "Вулкана", а это означало, что старший детектив может вскорости оказаться без напарника.
   Боевик уже выжимал спусковую скобу автопушки, когда в него на полном ходу врезался Дункан. Броня - бронёй, но не создали ещё такую броню, которая бы могла противостоять подобным воздействиям. Не удержавшись на ногах от столкновения, боевик с грохотом покатился по полу, выронив из рук своё грозное оружие. Впрочем, поднимать автопушку Фрост и не собирался - из такого оружия без экзоскелетного каркаса или боевой брони стрелять без риска выдернуть руку из плечевого сустава было невозможно. Он просто отпихнул тяжёлое оружие в сторону правой ногой и кинулся к упавшему боевику.
   Спас титанца включённый щит, не то лежать бы ему на заваленном обломками и мусором полу с простреленной головой. Выпущенный из лазгана энергозаряд ударил точно на уровне головы сыщика, но никакого вреда не причинил, так как силовое поле отразило выстрел. Фрост же, крутанувшись на месте, выстрелил в ответ. В дымном полумраке вспыхнуло защитное поле, означавшее, что титанец не промахнулся, вот только это было всё, чего ему удалось добиться.
   Раздавшееся в следующую секунду стаккато ручного стаббера заставило служителей закона снова броситься на пол, избегая гибельного огня. Высокоскоростные пули изрешетили всё, что ещё оставалось в более-менее сносном виде, разнесли в клочья кулер с питьевой водой и превратили в груду мусора остатки информационного терминала. Две светошумовые гранаты, брошенные неизвестными боевиками, на некоторое время превратили сыщиков и агента Патруля в полуслепых и оглохших инвалидов, однако, несмотря на понесённый его глазами урон, Фрост всё-таки успел заметить сквозь слёзы, как с десяток облачённых в тяжёлую штурмовую броню земных частей специального назначения фигур сноровисто выскакивают через разбитое окно. Собственно, в способе бегства/эвакуации не было ничего странного, если не считать того факта, что офис "Сатурнианских Биосистем" располагался на десятом этаже. Конечно, у боевиков должны были быть встроенные в бронекостюмы антигравы, но, в таком случае, внизу их должен был кто-то поджидать. Кто-то с транспортом.
   А вот каким образом десять вооружённых до зубов типов в тяжёлой боевой броне собирались покинуть купол Гюйгенса, выезды из которого уже наверняка были перекрыты усиленными нарядами полиции и национальными гвардейцами, Фросту было невдомёк. Не станут же они с боем прорываться в космопорт, расположенный в пятнадцати километрах от столицы Титана и на глубине двухсот двадцати метров под поверхностью спутника! Если только... если только корабль не ожидает их у самого купола, снаружи. Тогда они вполне могли незаметно добраться до одного из технических шлюзов и воспользоваться им для выхода за пределы купола, благо "катафракты" были приспособлены и к условиям Внеземелья.
   Однако здесь уже начинало пахнуть ну очень даже неприятно. Автопушки, "катафракты", стабберы - Фросту не была известна ни одна преступная группировка, могущая позволить себе такое снаряжение. Пираты - но в пространстве Сатурна пиратские корабли в последний раз были замечены аж три года назад. Случай, про который упоминал Соколовой претор Космического Патруля, к пиратству не имел никакого отношения - самая обычная авария космолёта, вызванная попаданием в его корпус блуждающего метеорита, который бортовые системы умудрились проморгать.
   А появление на Титане оперативника с Марса говорило Дункану, что дело может повернуться к ним весьма и весьма неожиданной стороной. И что вся их возня с Хэксой и таинственными мемокристаллами по сравнению с ним покажется самой обычной полицейской рутиной.
  
  
  
  
   - Сучьи потроха! - донёсся до ушей Фроста голос Селенского. Донёсся словно сквозь толщу воды или песка, что, впрочем, было неудивительно после взрыва двух светошумовых гранат. - Это что же за блядство тут такое творится, а?! Боевая броня, автопушки - шеф, кто эти парни, э?!
   - Я, можно подумать, знаю, кто они! - просипел Фрост, подхватываясь на ноги и устремляясь к тому, что ещё совсем недавно считалось оконным проёмом. - Они мне как-то об этом забыли, мать их так, сообщить, Ос!
   - Коллеги, - раздался за спиной Фроста спокойный голос Соколовой, - кажется, ваши опасения насчёт того, что тот хрен хранил здесь эти кристаллы, были небеспочвенными. Правда, сейчас здесь ничего нет, что означает, что эти типы хорошо знали, что искать и где.
   Фрост резко затормозил, остановившись в паре метров от окна. В самом деле - не прыгать же ему вслед за боевиками! У него и антиграва-то с собой не было.
   - Что вы нашли, капитан?
   - Смотрите сами.
   Соколова кивком головы указала титанцу на выдвинутые и сброшенные на пол ящики столов и встроенных в стены шкафов.
   - Гм... - Фрост нахмурился. Посмотрел на бластер, который он по-прежнему держал в правой руке. - Либо нашли - либо нет... хотя постойте-ка, а что это такое валяется?
   Детектив сделал пару шагов в сторону одного из столов и нагнулся, подбирая что-то с пола. Селенский и Соколова, заинтересованные, подошли к нему и внимательно взглянули на то, что только что Дункан поднял с пола.
   - Похоже на пакетик из псевдослюды, - пробормотал Селенский, всматриваясь в находку. - Наверное, в нём хранили эти чёртовы кристаллы.
   - Наверное.
   Фрост, покрутив пакетик в пальцах, хмыкнул и сунул его в один из внутренних карманов своего пиджака.
   - Отнесём "головастикам" - может, что удастся из этого пакетика извлечь. Хотя что тут извлекать... Ос!
   - Шеф? - землянин подобрался.
   - Ты объявил тревогу? Надо ведь план "Перехват" вводить. А то что это за херня у нас творится? По городу боевики шныряют в бронекостюмах - когда такое видано было, э?
   - Уже, - кивнул Селенский. - Только вот что мне интересно - эти пендехос куда подевались? Их, выходит, внизу ждали?
   Фрост некоторое время помолчал, вслушиваясь в раздающиеся отовсюду звуки сирен машин полиции, "скорой помощи" и пожарной службы. Потом перевёл взгляд на своего напарника.
   - Любой купольный город, неважно, на какой планете Системы он расположен, является замкнутой экосистемой, безопасность которой обеспечивается многоступенчатой системой защиты. Попасть в любой купол несложно, но это можно осуществить лишь через транспортные туннели, соединяющие купола меж собой, либо же попав внутрь из космического порта. Однако на всех въездах установлены многочисленные сканеры, детекторы и датчики, предназначения некоторых из них даже полиции неведомо. Да, есть ещё технические шлюзы, но там уровень контроля вообще запредельный. Иначе любой идиот - не обязательно террорист - запросто сможет устроить взрывную декомпрессию.
   - Но тогда как эти наёмники - или кто они там на самом деле - попали в город? - прищурилась Инара.
   - Фро Соколова - вам, как офицеру Патруля, стыдно должно быть за такой вопрос, - покачал головой Дункан, направляясь к выходу из помещения и знаком приказывая Селенскому следовать за собой. - Всегда найдётся какой-нибудь филло де пута, которому плевать на всё, кроме своих сучих потребностей и своего сучьего кошелька. Такой мазафака мать родную продаст за пятьсот марок, но не потому, что не любит её, а потому, что это просто факин бизнес, чтоб его!
   - И вы хотите сказать, что у вас на примете есть такой... мазафака? - марсианка сделалась весьма и весьма серьёзной. Впрочем, и до этого на лице оперативника Космического Патруля не было заметно никаких признаков веселья.
   - Да есть тут один пендехо, - поморщился Фрост, и при виде гримасы на лице своего патрона Селенский грязно выругался про себя. Землянин уже понял, кого имел в виду Дункан, и это понимание не прибавило ему хорошего настроения. - Та ещё сампа. Но, похоже, что нам придётся его навестить, ибо он как раз может быть в курсе подобных делишек.
   - Что вы имеете в виду?
   Фрост пинком ноги отбросил в сторону обломки стены, продвигаясь в направлении лестницы, по которой они сюда поднялись.
   - Их называют вентканальными крысами, - сказал титанец, выходя на лестничный пролёт и начиная спускаться вниз. - Название пошло с космической станции Стелларис, вам она должна быть хорошо известна. - Соколова молча кивнула в ответ, давая понять Фросту, что о станции Стелларис она наслышана. - Главный пояс, расположена в девяти тысячах километрах от (410) Хлориды, до недавнего времени являлась независимой торговой станцией со всеми вытекающими отсюда последствиями, пока Марс не прибрал её к рукам восемь лет назад. Типы, которые получили такое прозвище, занимались там тем, что гоняли контрабанду по вентиляционным шахтам станции, чтобы избежать встреч с тамошними безопасниками. В Гюйгенсе, понятное дело, нет ничего похожего на вентиляционные каналы, но название прижилось, так что по-иному их и не называют.
   На лестничной площадке четвёртого этажа полицейские и оперативник Патруля встретили поднимавшихся наверх коллег Фроста и Селенского, и несколько минут ушли на разъяснения ситуации и на обмен мнениями. Прибывшие полицейские после этого продолжили свой путь, детективы же и офицер Патруля двинулись дальше.
   - Его зовут Айзек Иверсен, - продолжил Дункан. - Если верить слухам, на Стелларисе он был одной из лучших крыс. Потом, когда на станцию прилетели четыре крейсера Патруля со своими штурмовиками, Иверсен вдруг резко вспомнил, что там ему больше делать нечего, потому он сел на попутный космолёт до Титана. Не знаю, почему этот мазафака решил выбрать нашу планету, но он её выбрал, это есть факт. Хотя, если честно, этот хрен не так уж и досаждал властям. Так, привлекали пару раз за незаконный ввоз на Титан запрещённых технологий и представителей ксенофауны, но это всё.
   - Ксенофауна? - Соколова с интересом всмотрелась в спокойное лицо старшего детектива. - Это что он сюда притащил? С инопланетной живностью в Системе вроде как не так чтоб и богато было...
   - Хе, вы, должно быть, не видели ни разу энцеладских донных скарабеев или рыб-торпед из океана Европы! - усмехнулся Фрост, плечом толкая дверь, ведущую в вестибюль "Эйкона". - На "чёрном" рынке они стоят бешеных денег, я уже не говорю о специальных аквариумах для таких существ. Я, если честно, мало во всём этом разбираюсь, к тому же, моей месячной зарплаты хватит если только на циркуляционный насос для подачи жидкости для такого аквариума, но даже для жизнеформ с Энцелада или Европы, несмотря на то, что в тамошних океанах присутствует растворённый в воде кислород, требуются особые условия содержания. Обычная вода, которую мы используем для аквариумов с привычными нам гуппиями и прочей фигнёй, их просто-напросто убьёт.
   - Вы сказали, что этого Иверсена привлекали за контрабанду. Почему же он до сих пор на свободе?
   - Понимаете, капитан, законы Союза несколько иначе смотрят на подобные вещи, - пожал плечами титанец. - Это ваши фрегаты и крейсера сжигают когги контрабандистов по всей Солнечной системе, мы же несколько по-другому на всё это реагируем. Если дело не касается провоза чего-то по-настоящему опасного - оружие, взрывчатка, боевые роботы, дело ограничивается штрафом и мелкой отсидкой. А Иверсен был уличён в попытке незаконного ввоза электронных компонентов двойного назначения, ещё он пытался по заказу одного местного придурка протащить через таможню тех самых донных скарабеев с Энцелада. Касаемо ксенофауны у нас законы весьма строги, вся инопланетная живность находится под охраной.
   - То есть, вы его просто оштрафовали и посадили на пару месяцев?
   - А вы бы его расстреляли, что ли?
   - Нет, но он бы сел надолго. Впрочем, я не лезу в чужой монастырь со своим уставом, детектив Фрост. Ваши правила - это ваши правила.
   - Вот это очень правильно, капитан.
   Детективы и оперативник Патруля прошли вестибюль делового центра, по которому деловито сновали туда и сюда полицейские, медики и спасатели, и вышли наружу, на площадь перед зданием.
   - И где вы собираетесь искать эту вашу вентканальную крысу? - поинтересовалась Соколова, идя вслед за Фростом и Селенским в сторону "лэндрейдера".
   - Да есть одно место, мы его называем Гирканские Трущобы, - отозвался Дункан, открывая дверцу джипа со стороны водителя и садясь в кресло; снял с головы свою неизменную шляпу и аккуратно пристроил её на приборной панели автомобиля. - Типы, подобные Иверсену, там любят ошиваться. Можно сказать, что это один из злачных районов Гюйгенса. Район Гиркания, то ещё местечко. Впрочем, сами всё увидите через некоторое время.
  
  
  
  
   В отличие от Дункана Фроста, Инара Соколова не раз бывала на Земле - по долгу службы, разумеется, так как для простого посещения планеты-прародины у марсианки не было никакого повода. Отдохнуть под открытым воздухом можно было и на Марсе, на курортах Маадима или Эриданийского моря, причём с гораздо более высоким уровнем комфорта и обслуживания, не опасаясь, что какой-нибудь ушлый воришка стырит твои личные вещи. Огромные мегаполисы планеты-прародины вызывали у марсианки стойкое чувство отвращения по причине наличия там слишком большого количество человекоподобных паразитов, влачащих своё жалкое примитивное существование на выделенный государством базовый минимум и не озабоченных ничем, кроме получения примитивных удовольствий. И что такое трущобы, Инара тоже знала не понаслышке.
   Четыре года назад, расследуя дело о торговле "живым товаром" (речь шла о работорговце-сутенёре с Луны по имени Декстер О'Рейли, который вербовал для "работы по контракту" молодых девушек из таких вот "социально защищённых" семей, а по факту вывозил их в бордели как на самой Земле, так и на Луну и Астероиды), Инаре "посчастливилось" побывать в одном из земных мегаполисов, расположенных в Западном полушарии планеты-прародины человечества. Двенадцатимиллионный Медельин, находящейся на территории когда-то независимого государства Колумбия, бывшее сейчас одним из департаментов Земной Федерации. В эпоху Разделённого Мира это был один из самых криминогенных городов Земли, да и сейчас обстановка в городе была далека от спокойной. В богатых районах и населённых работающим средним классом секторах города ситуация была вполне благополучной, но в тех районах города - коммунах, как их здесь называли по старинке, где жили "социально защищённые", она оставалась крайне сложной. В Двадцать Пятой коммуне, куда Соколова с группой штурмовиков Патруля проникла с целью ареста доверенного лица О'Рейли некоего Рауфа ат-Тани, её, отделившуюся от основного отряда, едва не ограбила, изнасиловала и убила (причём вовсе не обязательно в таком порядке) компания местных отморозков. Понятное дело, что такие вещи с патрульными не проходят, и эти несчастные скудоумные болваны остались в итоге лежать на грязной мостовой какого-то заплёванного переулка с переломанными костями - и им ещё фантастически повезло. Так вот - именно в Двадцать Пятой коммуне Инара и поняла значение термина "трущобы". Грязные, замусоренные и заплёванные улицы, обшарпанные дома из полибетонных панелей с потрескавшейся псевдогипсовой штукатуркой, скрипящие и чихающие при каждом запуске двигателя наземные автомобили, каковые в любом марсианском городе давно бы выбросили в металлолом, и такие же обшарпанные и облезлые обитатели - вот что такое трущобы.
   Здесь же, в Гюйгенсе, место, которое Дункан Фрост именовал трущобами, трущобы эти самые выглядели, как самый обычный деловой район где-нибудь в Линфилде или Проскурово. Аккуратные трёх-, пяти- и семиэтажные здания из полибетона, длинные складские строения с куполообразными крышами из псевдостекла, припаркованные там и сям наземные автомобили вполне респектабельного вида - это вовсе не было похоже на трущобы. Однако Соколова понимала, что местные законники лучше неё разбираются в здешних реалиях, и если Фрост назвал это место Гирканскими Трущобами, значит, титанец имел в виду то, что и имел в виду.
   - С виду вполне себе так респектабельно, - произнёс Фрост, выворачивая руль влево и объезжая тронувшийся от бордюра маленький фургончик тёмно-синего цвета с логотипом местной конторы по доставке продуктов питания на дом, не обращая никакого внимания на протестующий визг клаксона, - но это только с виду. Приличные люди здесь, как правило, не селятся, если только в лужу жопой не сели. Ну, там, с работой проблемы, а за жильё платить надо, а денег маловато - тогда продают квартиру где-нибудь на Покорителей Космоса или бульваре Кеплера и переезжают в Гирканские Трущобы. В основном, здесь всякая фальта селится, которая на свободе только до определённого момента. Ну, ещё шлюхи здесь обретаются, но не те, которые на улице торчат по углам - это на Земле так принято, мне Оскар рассказывал, а у нас такого нет, а вполне респектабельные, которые работают на съёмных квартирах или в салонах разных, которые прикрываются вполне легальными вывесками...
   - Отношение к данной проблеме на Внешних Планетах на Марсе хорошо известно, - хмыкнула Инара. - Только здесь проституция является легальным видом предпринимательства и шлюхи исправно платят налоги в госказну. У них даже, кажется, собственный профсоюз есть, э?
   - Есть. А что в этом плохого? Работник, неважно, как именно он зарабатывает себе на жизнь, должен быть защищён трудовым законодательством. Плюс там всякие ништяки, типа бесплатной медицины и всего такого прочего... На Марсе и Меркурии всё это дело не разрешено, но от этого ведь представительницы древнейшей профессии у вас не перевелись?
   - Не перевелись, - согласилась Соколова. - Но всё же это как-то... нехорошо. Женщина, торгующая своим телом за деньги...
   - Видите ли, агент Соколова, - Фрост свернул направо, продолжая движение по узкой и слегка грязноватой улочке (хотя, по сравнению с аналогичными улочками в трущобах земных мегаполисов, эта выглядела почти как эталон чистоты), - вне всякого сомнения, торговля человеческим телом есть нехорошее занятие, и я вполне понимаю законников Марса. Однако, если посмотреть на это дело с другой стороны, что мы видим?
   - И что же мы видим? - усмехнулась марсианка.
   - А видим мы самый обычный бизнес, - в тон Инаре усмехнулся Дункан. - Все мы не без греха, и если у мужика есть проблемы с сексом, почему бы ему не оттянуться как следует, сняв на пару часов какую-нибудь талитану? И ему хорошо, и девчонка заработает полсотни марок. Все довольны, все при своём. Конечно, никакой работорговли мы не потерпим, и владельцы всех этих "массажных салонов" и "агентств психологических услуг" об этом прекрасно знают. За одно только подозрение в работорговле всех отправят без раздумий куда-нибудь на Ананке или на (1173) Анхис, поэтому здесь всё чинно-спокойно. Кто хочет еб... э-э... словом, пёхаться за бабки - пёхается. Одни делают это потому, что нужны деньги, другие просто любят... процесс. Попадаются среди них внешне приличные особы, но им просто нравится, когда их дерут во все, простите за примитив, дыры. И деньги для них особо и не важны. Вот, видите? - титанец ткнул пальцем в сторону небольшого двухэтажного строения в форме немного неправильного четырёхугольника. - "Карминовая Жужелица", официально числится в реестре в качестве агентства по оказанию психологической помощи населению, на деле же это первосортный бордель с высококлассными талитанами. Час стоит там сто-сто двадцать марок, но оно того стоит.
   - Проверяли сами? - прищурилась марсианка.
   - Нет, один из моих коллег там бывал несколько раз. У него были проблемы в личной жизни, надо же парню было как-то расслабиться? Потом, конечно, он перестал по талитанам шляться, нашёл хорошую девчонку, женился, сейчас у них трое детишек... Послушайте, капитан Соколова - только не говорите мне, что вы ханжа и моралистка. Я, знаете ли, таких людей не очень уважаю.
   - Да мне, собственно, нет разницы, кто с кем, где и как, - пожала плечами оперативник Патруля. - Это личное дело каждого. Но как женщина, я не одобряю это занятие... противно, знаете ли...
   - Большинству действительно противно раздвигать ноги перед всякими типами с деньгами, но есть ведь, как я уже говорил, разные ситуации. Взять, к примеру, одну девчонку с улицы Цветочной - мы как-то выезжали туда по вызову, её клиент избил за то, что в жопу не захотела ему давать. - При этих словах детектива Соколова поморщилась, будто проглотила целый лимон, но ничего не сказала. - Того мудака мы, ясное дело, арестовали и запихнули за причинение телесных повреждений в криогенную тюрьму на дюнном поле Эвра, девица прошла курс терапии. Её история проста, как монета в один шиллинг. Родилась на Тефии, в Ливингстоне, училась в местном институте, мамаша развелась с отцом и привела в дом спустя какое-то время какого-то урода, который стал к девчонке приставать. Однажды он её едва не изнасиловал, но ей удалось двинуть ему по его тупой черепушке какой-то кухонной утварью, после чего она быстро собрала вещи и улетела на Титан с ближайшим рейсовым сплинтером. Череп тому мазафаке она не проломила, но в больницу он явно загремел. И поделом.
   - Мразь! - произнесла, словно выплюнула, марсианка.
   - Это точно! - ощерился Фрост. - Девчонка прилетела, значит, на Титан, и решила продолжить учёбу уже здесь, в Гюйгенсе. Образование-то у нас бесплатное, но ведь за жильё надо же платить, да и жрать чего-то надо, а это тоже стоит денег. А устроиться на работу без диплома сложновато, знаете ли. И не все хотят мыть посуду в каком-нибудь общепитовском заведении или драить сортиры в офисном центре. Вот она и подалась в труженицы горизонтального, так сказать, плана. Особых навыков ведь здесь не нужно, а лицом и фигурой она вполне вышла, так что... Хватало и на оплату аренды квартиры - правда, она там жила, а клиентов принимала в салоне на Цветочной, и на еду, и на шмотки там всякие разные, и себя развлечь - ходила на хоккей, на автодром, в кино. Медицина у нас хорошая, быстро её на ноги поставила...
   - И вы с ней спали, - снова усмехнулась Соколова.
   - Было дело, - нисколько не смутившись, ответил Фрост, делая очередной поворот и выворачивая на неширокий бульвар, по обе стороны которого располагались невзрачные однотипные трёхэтажные домишки, выкрашенные в разные цвета и построенные из панелей из прессованной полибетонной крошки. - А что такого? Девчонка очень хорошенькая, тем более, я, в некотором роде, её обидчика наказал, вот она и решила таким образом меня отблагодарить, и заметьте, бесплатно, а я, знаете ли, живой человек и... впрочем, мы уже приехали. Пора навестить Иверсена. Ос?
   - Я готов, - на лице Селенского возникла ядовитая усмешка.
   Дункан, кивнув напарнику, ловко припарковал "лэндрейдер" между здоровенным минивэном ганимедского производства и видавшим виды седаном местной марки, выключил двигатель и внимательно огляделся.
   - Так, похоже, Иверсен на месте, - произнёс титанец, указывая Соколовой на стоящий на противоположной стороне улицы угловатый внедорожник "ланкастер". - Это его аппарат вон там стоит. А вот его дом, - Фрост ткнул указательным пальцем левой руки в светло-коричневый трёхэтажный дом, напротив которого и припарковался полицейский джип. - Второй этаж, квартира четырнадцать, это во втором подъезде. Насколько я знаю этого пендехо, он сейчас либо спит, либо рубится в какую-нибудь стрелялку наподобие "Галактического спецназа", либо прыгает на какой-нибудь талитане. Впрочем, мы вскорости узнаем, чем на самом деле занимается этот сучонок. Идёмте.
   Взяв с приборной панели свою шляпу, Фрост с невозмутимым видом нахлобучил её на голову, проверил, на месте ли его ЭМ-жетон офицера полиции, и с решительным видом двинулся к входной двери подъезда дома, в котором проживал Айзек Иверсен.
  
  
  
  
   Глава 9.
  
  
  
  
   Вне всякого сомнения, дом, в котором проживал уроженец Каллисто Айзек Иверсен, известный местным полицейским в качестве вентканальной крысы, на Земле считался бы домом для представителей работающего среднего класса. Серо-зелёный трёхэтажный дом, с аккуратными застеклёнными псевдостеклом лоджиями, с миниатюрными газончиками перед подъездами - если это здесь называли трущобами, Соколова не отказалась бы от проживания в таких вот "трущобах". Интересно, подумала марсианка, что сказал бы Фрост, увидев настоящие трущобы земных мегаполисов?
   Титанца, судя по всему, подобные мысли не одолевали. Сказал - трущобы, значит - трущобы. И неважно, что по земным меркам весь этот район выглядит респектабельно. Те, в кого здесь не стреляли из стаббера, могут думать что угодно. Дункан же, равно как и его напарник, хорошо знали, на что можно напороться в Гиркании. Оба с настороженным видом вошли в подъезд и, прикрывая друг друга, начали подниматься по неширокой лестнице, впрочем, её ширины вполне хватало для того, чтобы спокойно тащить по ней бытовой рефрижератор. Холодильник, то бишь, как говорили в старину.
   Поднявшись на второй этаж, Фрост быстро огляделся по сторонам, хотя на небольшой лестничной площадке этажа не было на что, собственно, смотреть. Пол, выложенный плиткой из прессованной полибетонной крошки, стены, окрашенные в спокойный умиротворяющий жёлто-зелёный цвет, встроенные в потолок светопанели - вот и всё. И двери трёх квартир.
   Дверь с номером "14" сразу же привлекла внимание полицейских. Фрост, вынув из скрытой под пиджаком кобуры бластер, внимательно осмотрел её, поводил носом из стороны в сторону, будто принюхиваясь, провёл ладонью над гладкой полированной дюрапластовой поверхностью, потом сделал некий знак своему напарнику, суть которого Соколова не поняла. Селенский же, сразу поняв, чего от него требует старший детектив, вынул своё оружие и занял позицию прямо напротив двери, припав на левое колено и направив ствол "восемьсот восьмого" на вход в квартиру Иверсена.
   Честно говоря, Инара ожидала, что Фрост просто-напросто возьмёт да и высадит дверь, ведущую в квартиру подозреваемого - или кем там его считали детективы, ударом ноги или просто протаранив её всем своим телом. А надо заметить, что Фрост отнюдь не был хлюпиком. При росте в сто восемьдесят семь сантиметров титанец обладал ещё и довольно внушительной мускулатурой. Не обладатель титула "Мистер Вселенная" известный земной бодибилдер с Тринидада Эрик Невилл, конечно, но вполне даже впечатляет, как отметила про себя марсианка. Поэтому, когда старший детектив просто подошёл к дверному косяку, держа наготове оружие, и легонько коснулся большим пальцем левой руки кнопки дверного звонка, Соколова даже слегка удивилась. Впрочем, внешне это никак не отразилось на её лице.
   По ту сторону двери из лёгкого, но довольно прочного дюрапласта, раздалась мелодичная трель дверного звонка. Фрост, продержав палец на кнопке ещё секунд пять, прекратил звонить в дверь квартиры Иверсена и выжидающе уставился на неё.
   Некоторое время ничего не происходило, но затем по ту сторону двери раздались неторопливые шаги. Щёлкнул дверной замок, дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы в неё можно было просунуть ствол бластера. Что, надо заметить, незамедлительно и проделал Дункан, буквально втолкнув дуло своего оружия в нос хозяина квартиры.
   - Твою мать через тын и дерьмовое корыто! - раздалось из-за чуть приоткрытой двери. - Это что ещё за локо ку-ваха?! Вы совсем с ума съехали, что ли?!
   - Пасть закрой, укулека! - прорычал Фрост. - Полиция Гюйгенса! Открывай, нахрен, дверь!
   - Полиция? - Иверсен издал какой-то странный хрюкающий звук.
   - Полиция, полиция! - усмехнулся Дункан. - Шевелись, падла, чего застыл на месте?! Не видишь, к тебе стражи порядка пожаловали!
   - Ты всегда был порядочной сукой, Фрост! - с обидой в голосе пробормотал Иверсен, отпирая дверь в свои апартаменты, одновременно с этим опасливо отодвигаясь в сторону. Прохиндей хорошо знал характер старшего детектива и понимал, что за подобные слова Фрост запросто может заехать ему в челюсть. А каков удар у старшего детектива полиции Гюйгенса, Иверсен знал не понаслышке.
   - А ты всегда был ходячим куском говна! - парировал Дункан, вваливаясь в квартиру Иверсена на манер танка-тарана. - Таскал всякое шайссе в купол, пользуясь техническими туннелями! Просто поразительно, как вы, вентканальные крысы, умудряетесь в живых оставаться после таких эскапад!
   - Надо уметь, Фрост! - скривился Иверсен. Окинул взглядом вошедших в коридор Селенского и Соколову; при виде марсианки в его глазах возник противный сальный отблеск. - О, в вашем полку прибавление, а, Фрост? В паровозик любите играть?
   - Как ты ещё жив, с таким-то, бля, языком? - усмехнулся Фрост, нанося Иверсену удар в живот сжатой в кулак левой рукой, отчего тот согнулся пополам и судорожно принялся хватать ртом воздух. - Ты этим напоминаешь мне Бориса Краснова, которому пришлось морду за непочтительные слова отрихтовать! И тебе тоже так сделать, э?
   - А что уже, и пошутить нельзя?
   - Так - нельзя. - Фрост толкнул Иверсена, так, что каллистианец не удержался на ногах и, пролетев несколько метров спиной вперёд, со всего маху врезался в дверь кухни. Разумеется, она не сумела остановить его движение, поэтому Иверсен влетел на кухню и ударился спиной о стоящий посреди помещения стол. - Надо знать рамки, Айзек.
   - Рамки, рамки... - пробормотал Иверсен, пытаясь подняться с пола и шипя от боли в ушибленной спине. - Вечно вы, верты сраные, грабли свои распускаете по поводу и без оного!
   - Повод ты сам только что дал, Айзек, - ухмыльнулся Фрост, входя на кухню и кивком головы указывая каллистианцу на стул. - Оскорбил девушку, оскорбил нас...
   - Чем я вас оскорбил, твою душу в рот?! - окрысился Иверсен.
   - Но-но, ты тут не очень-то из себя Клиффа Ривера изображай! - надвинулся на него Селенский. - А то я быстро тебя вежливости научу, пити-пити! Усёк, э?!
   - Всё-всё, я больше не буду! - примирительно выставил вперёд обе ладони хозяин квартиры. - Давайте уже выясним, какого хера вам тут надо?
   Фрост усмехнулся, огляделся по сторонам и, подтянув к себе ещё один стул, уселся на него, небрежно поигрывая бластером, что, по вполне понятной причине, заставило Иверсена занервничать.
   - Сегодня кто-то взорвал целый этаж делового центра "Эйкон", - произнёс титанец, внимательно следя за выражением лица Иверсена. - Погибли люди. Ты об этом ничего не слышал?
   - Взорвали... - на лице хозяина квартиры возникло выражение недоумения пополам со страхом. - "Эйкон"? Но... но зачем, во имя Большой Галактики?
   - Зачем - это не твоего сраного ума дело! - сказал, как отрубил, Дункан. - Меня больше интересует вопрос - кто это мог сделать? Не знаешь, часом, э?
   - Я? Знаю? - казалось, что эти вроде бы невинные вопросы Фроста привели Иверсена в состояние, близкое к паническому ужасу. - Ты что мне пытаешься пришить, Фрост?! Я никогда ни с какими террористами не связывался и не собираюсь! За терроризм на месте стреляют, ёкерный бабай!
   - Потому и спрашиваю, - хмыкнул титанец.
   - Бля, Фрост - я простой контрабандист, а не террорист! - на лбу Иверсена проступила испарина. И было отчего. Террористов на любой планете Системы без лишних расспросов ставили к стенке, так что Фросту ничто не мешало пустить Иверсену бластерный заряд в голову. - Я к этому не имею ни малейшего отношения, поверь!
   - Да я знаю, что ты самая обычная вентканальная крыса, и максимум, на что тебя может хватить - это протащить в купол донных скарабеев с Энцелада! - усмехнулся Фрост. - Но тебе известны всякие нелегальные ходы в город, следовательно, к тебе кто-то мог обратиться с просьбой провести в Гюйгенс группу боевиков. Было дело, Айзек?
   - Боевиков? - каллистианец затравленно переводил взгляд с Фроста на Селенского и Соколову, причём насчёт третьего участника опергруппы сомнений у Иверсена уже не оставалось, так как марсианка слишком уж недвусмысленно держала на виду свой бластер с выгравированной на его корпусе эмблемой Космического Патруля - двумя скрещёнными мечами на фоне восходящего солнца. И неизвестно ещё, кого больше боялся каллистианец - двоих местных детективов или оперативника с Марса. - Никаких боевиков я никуда не проводил! Мамой клянусь!
   - Мамой он клянётся! - проворчал Фрост, сделав Селенскому некий условный знак, значения которого Соколова не поняла. Землянин, понимающе усмехнувшись, сделал два шага по направлению к Иверсену и без какого-либо предупреждения выбил из-под того стул. Раздался грохот падающего предмета мебели, перемежаемый отборной матерщиной упавшего на пол хозяина квартиры. - Ты, падла, за сотню марок и мать родную готов продать! Так что не надо мне баки забивать, Айзек! Я могу допустить, что ты не знал о том, кого проводишь в купол, но ты ведь вполне мог, используя свои каналы для провоза контрабанды, провести их в город! Или я не прав?
   - Зачем же, нахер, на пол меня надо было ронять?! - Иверсен, кряхтя, как девяностолетний старец, поднялся на ноги, опасливо косясь на ухмыляющегося Селенского. Подобрал отлетевший в сторону стул и уселся на него. - Вы мне не шейте террористическую деятельность! Я ни с какими дебилами не желаю иметь ничего общего!
   - Кого ты провёл в город, сучий выблядок?! - неожиданно взревел Фрост, вскакивая на ноги и нависая над Иверсеном с бластером в руке. Селенский и Соколова от неожиданности аж подпрыгнули. - Говори или, клянусь кольцами Сатурна, я тебе все твои зубы выбью к ебеням собачьим!
   - Я понятия не имел, кто они такие! - заскулил каллистианец, пытаясь сделаться атомом. Естественно, это у него не получилось. - Сайрус сказал, что есть непыльная работёнка, за которою можно нехило так бабла срубить, вот я и подписался! Всего-то делов - провести в купол несколько парней, которым нужно было незаметно попасть в город, а за это Сайрус мне аж пять "кусков" отвалил! Я действительно не знал, кто они такие!
   - Я же говорил - продажная скотина! - усмехнулся Фрост, убирая бластер в кобуру. Взглянул на Иверсена с презрением. - Пять тысяч, э? Неплохие деньги, скажу я вам! Значит, столько теперь стоит провести в купол боевую группу, экипированную в штурмовую броню земного спецназа, да, Айзек?
   - Что?
   - Через плечо и в Тваштар! - огрызнулся титанец. - А ты, гадёныш, значит, ничего не заметил, когда эту банду в город вёл?
   - Броню? Не, не видел. Честно, Фрост! Они, правда, с собой какие-то контейнеры на антиграв-поплавках тащили - может, в них оно и было всё?
   - Контейнеры? Гм... Видимо, да. Откуда они пришли и как ко всему этому может быть причастен Крамер?
   - Я не знаю, честно! Сайрус сам со мной связался и предложил работу! Да если б я знал, кто эти типы, хрена лысого я бы на это подписался!
   - Кто такой этот Сайрус Крамер? - задала вопрос Инара.
   - Местный мини-босс, - усмехнулся Фрост. - Такие, как Айзек, у него на подхвате. Мы давно хотим этого пиздёныша прищучить, да он, паскуда, всё время сухим из воды выходил. За то, что он содержит несколько "массажных салонов", - Дункан указательным и средним пальцами обеих рук отобразил в воздухе виртуальные кавычки, - его не привлечёшь, тут всё законно, налоги он, гад, платит исправно, правонарушения в его заведениях, если такие возникают, быстро пресекаются его наёмниками, но мы подозревали, что Крамер не только салоны содержит. Но на контрабанде мы его не могли подловить - слишком уж он хитёр и изворотлив. А вот сейчас мы его и прищучим. Терроризм - это вам не донных скарабеев в купол протаскивать... Айзек - где сейчас Сайрус? Хотя постой - сначала скажи, как ты провёл этих типов в Гюйгенс?
   - Через технический шлюз на юго-восточной окраине, - с готовностью отозвался Иверсен. - Тот, который под номером шестнадцать-дробь-три. Там ещё недалеко от него склады находятся, ну, вы знаете...
   - Какие, бля, склады?! - Фрост навис над Иверсеном. - Я что, каждую дыру в городе знать обязан?! Какие склады, Айзек?!
   - Эти... "Металлоизделия Фараимо", вы ведь знаете...
   - Есть такое дело, - кивнул старший детектив. Взглянул на Селенского. - Ос - дай проводку по треку, пусть направят туда группы спецназа с тяжёлым вооружением и перекроют весь район.
   - Комо семпре, шеф! - энергично кивнул в ответ землянин, активируя свой инфор и переводя его в режим комлинка.
   Фрост сдвинул брови и задумался. Гюйгенс был построен в северном полушарии Титана, на равнине Поритрин, так что местность вблизи города была вполне пригодна для посадки космического корабля, который мог доставить на самый крупный спутник Сатурна отряд штурмовиков. Однако, в таком случае, космолёт должен был иметь на борту генератор поля преломления, а следовательно, быть военным судном. Технологии преломляющих полей для боевых космолётов имелись в распоряжении всех государств Системы, но в данном случае Фросту ничего, кроме земного космолёта, на ум не приходило.
   Значит, Федерация... Интересно, что за пакость задумали земляне и зачем им понадобилось посылать на Титан спецназ? Из-за мемокристаллов? Утечка с секретной базы на Сикораксе? Если так, то чем именно там занимаются? Неужто и вправду мы имеем дело с ксенотехом?
   - Блин! - с чувством произнёс титанец. - Значит, корабль всё-таки... и военный, вдобавок, иначе бы его тогда засекли радары... Айзек - где сейчас Крамер?
   - У себя... наверное...
   - У себя... - Дункан задумчиво провёл рукой по подбородку. - Хм... Оскар - ты уже сообщил о шлюзе?
   - Так точно, боссман. Туда уже выехали три группы контртеррора с полной бронеподдержкой в сопровождении пяти тяжёлых коптеров. Весь район, примыкающий к складам Эм-Эф, объявлен зоной проведения контртеррористической операции, шеф-комиссар подключил к делу военных. Сейчас район столицы патрулируют четыре фрегата БКФ, с базы Левенгук к нам движется крейсер "Энцелад" в сопровождении пяти эсминцев. Космопорт закрыт, все рейсы отменены. С согласия президента Союза мэр Гюйгенса Шарафутдинов ввёл в городе военное положение, улицы патрулируются усиленными нарядами Национальной Гвардии и армейскими подразделениями. Околопланетное пространство тоже закрыто, все гражданские рейсы переведены на космопорты Дионы и Япета. Если у них не военный корабль, то вряд ли им удастся улизнуть.
   - Они незамеченными высадились на Титане у самого столичного купола - как, по-твоему, они сюда на бревне прилетели, э? - Фрост скорчил свирепую гримасу. - Так-то вот, Ос... Айзек - ты арестован. Статья Четырнадцать Уголовного Уложения, пособничество террористической организации. Так что...
   - Но я ни в чём ни виноват! - взвыл Иверсен.
   - Не перебивай меня, мазафака! - нахмурился Фрост. - Всё будет зависеть от того, что мы найдём и что расскажет Крамер. Пока так. Но своё ты всё равно получишь, не ссы. Такое блядство никто на тормозах не спустит, это факт. Ос - вызови сюда наряд, надо сдать этот кусок говна перед тем, как выезжать за Сайрусом. И ещё, Оскар...
   Фрост на несколько секунд задумался, барабаня по столешнице кухонного стола.
   - Крамер живёт на улице Герберта, в шести кварталах отсюда, в семиэтажном доме возле продуктового магазина "Клевер". Вполне возможно, учитывая любовь этого пити-пити к красивой жизни, он сейчас трахает какую-нибудь талитану, но ситуация такая, что нужно быть готовыми ко всему. Так что давай, вызови туда группу контртеррора и пусть захватят с собой парочку варкастеров.
   - Варкастеров? - Селенский ошарашенно уставился на Фроста. - Боссман - а ты не переигрываешь, часом?
   - В "Эйконе" уже переиграли, рванув целый этаж. Так что я всего лишь следую ситуации.
   - А что такое варкастер? - с любопытством поинтересовалась Соколова.
   - Увидите скоро, - ухмыльнулся Фрост. - Против нас, похоже, играют не совсем по правилам - ну, и мы не станем правил придерживаться. Ос - пусть оцепят район дома, где Крамер живёт, но пока пусть всё сделают тихо. Варкастеры пусть доставят туда в транспортных контейнерах - незачем людей прежде времени пугать.
   Титанец перевёл взгляд на Иверсена, и у каллистианца возникло стойкое желание просочиться куда-нибудь... да хотя бы в канализацию. Но уменьшить размеры собственного тела Иверсен не умел, поэтому единственное, что оставалось вентканальной крысе - это ждать вызванного в его квартиру полицейского наряда.
  
  
  
  
   - Я всё же не понимаю, - произнёс Селенский, сидящий на заднем сиденье "лэндрейдера", который спокойно катил по двухполосной улице в Гирканских Трущобах, носящей название старинного земного писателя-фантаста, - на кой хрен кому-то понадобилось заваривать такую сложную кашу. Или на этой Сикораксе на самом деле занимаются какой-то хренью, имеющей отношение к инопланетянам? А, агент Соколова?
   - Мне известно не больше вашего, детективы, - отозвалась Инара, сидящая в пассажирском кресле в передней части джипа. - Но это вполне возможно. Земляне, знаете ли, не упустят шанса подосрать ТехноСоюзу и его союзникам, поэтому рассматривать надо все варианты.
   - Инопланетяне! - Селенский покачал головой. - Охренеть!
   - Ну, положим, это ещё надо доказать.
   "Лэндрейдер" остановился перед регулируемым пешеходным переходом, подождал, пока на светофоре загорится зелёный сигнал, затем неспешно двинулся дальше. Завернул за угол продовольственного супермаркета, над входом в который горела бело-голубым светом надпись "Клевер" и изображение цветка, в честь которого и был назван магазин, миновал большую наземную стоянку для автомобилей и медленно подъехал к сине-оранжевому семиэтажному дому, возле которого была оборудована небольшая гостевая парковка, почти пустая в данное время.
   - Мы можем ожидать вооружённого сопротивления от этого вашего... Крамера? - спросила Соколова, открывая дверцу со своей стороны. - Или всё пройдёт тихо-спокойно?
   - Не знаю, - пожал плечами Фрост, вылезая из внедорожника. - Крамер та ещё сволочь, может и стрельбу открыть. Но учитывая его образ жизни... - на лице старшего детектива возникла ехидная ухмылочка, - думаю, что мы возьмём его тихо и без лишнего шума... ну, может, талитану слегка пристукнем, чтоб не орала слишком громко.
   - Вы способны ударить женщину? - Соколова с интересом посмотрела на титанца.
   - Способен. Я вообще много на что способен, капитан Соколова. Я отнюдь не святой. Работа такая, знаете ли.
   Марсианка фыркнула, но вслух ничего не сказала. Работа... работа полицейского с Титана несколько отличалась от работы агента Космического Патруля, но в одном они были схожи - оба охраняли закон и порядок.
   До слуха Инары донёсся тихий шелест атомного мотора, затем из-за угла жилого дома показался небольшой автобус с наглухо тонированными окнами, на крыше которого были установлены полицейские "мигалки". Вслед за ним показался огромный чёрный тягач с забранными мелкой металлической сеткой окнами, тащивший за собой длинную платформу с двумя находящимися в транспортном положении полицейскими шагоходами - варкастеры модели "гончая".
   - А это не перебор? - поморщилась Инара. - Вот это и есть ваши варкастеры? Шагоходы?
   - В столице введено военное положение, чего вы ожидали? - пожал плечами Фрост. - А здесь у нас важный подозреваемый. Так что никакого перебора, капитан.
   Автобус со спецгруппой и тягач с варкастерами спокойно миновали жилой дом и свернули за противоположный угол, не выказывая никакого интереса к объекту. Никто не собирался в открытую устанавливать здесь полицейский кордон и выгружать прямо посреди улицы боевые шагоходы.
   Заперев "лэндрейдер", полицейские и агент Патруля быстро пересекли отделяющее джип от входа в жилой дом пространство и пересекли дверной порог. Миновав небольшой аккуратный вестибюль, стены которого, правда, были слегка облезлыми, все трое втиснулись в небольшую кабину лифта, которую вызвал Селенский.
   - Если придётся стрелять - только по ногам! - предупредил Фрост, доставая бластер, при этом едва не заехав Соколовой локтем по носу, что вызвало недовольное ворчание марсианки. - Крамер нужен мне живым!
   - Я постараюсь, шеф! - ухмыльнулся Селенский.
   - Постарается он! - притворно-сердито нахмурился Дункан. - Смотри у меня, Оскар! Не то сортиры будешь в космопорту охранять!
   Селенский скорчил зверскую рожу, но вслух ничего не сказал.
   Лифт поднял детективов и оперативника Патруля на пятый этаж дома; все трое, держа оружие наготове, покинули тесную кабину и очутились в полутёмном коридоре без окон, с потолка которого тускло светили осветительные панели. Покрывающие пол ковры из искусственного волокна явно нуждались в хорошей стирке, если не замене на новые, но для Гирканских Трущоб подобное положение вещей было вполне обыденным явлением. Фрост и Селенский не обратили на окружающую их обстановку абсолютно никакого внимания; что до Соколовой, то ей тоже было безразлично состояние коридора.
   - Это здесь, - негромко произнёс Фрост, стволом бластера указывая на светло-серую дверь, на которой была закреплена стилизованная под серебряную табличка с номером квартиры. - Оскар...
   Селенский, поудобнее перехватив своё оружие, осторожно подобрался к двери квартиры и, приложив к ней левое ухо, вслушался в происходящее в ней. Нахмурился, пожал плечами и посмотрел на Фроста.
   - Тихо, э? - титанец приблизился к своему напарнику. - Странно... впрочем, здесь двери поплотнее, чем в тех халупах... Ладно, тогда поступим так...
   Сунув бластер за поясной ремень, Фрост достал откуда-то связку отмычек, внимательно изучил её и, выбрав одну из них, осторожно вставил в замочную скважину нижнего замка. Подвигал её взад-вперёд, довольно хмыкнул, после чего вынул её и вставил в верхнюю замочную скважину.
   - Очень просто! - довольно ослабился титанец, пряча отмычки и вытаскивая из-за поясного ремня бластер. Кивнул Селенскому; землянин, кивнув в ответ, осторожно толкнул ногой дверь, ведущую в квартиру Крамера.
   Пока дверь в квартиру была закрыта, ни единого звука не доносилось до ушей полицейских и оперативника Патруля. Теперь же, едва Селенский чуток приотворил её, стали слышны звуки определённо интимного характера - протяжные стоны, сопение и скрип пружин. Фрост скорчил издевательскую мину и, кивнув своим спутникам, с решительным видом переступил порог.
   Инара брезгливо поморщилась при виде представшей её глазам картины, в то время, как оба детектива, переглянувшись меж собой, понимающе усмехнулись.
   - Сайрус - девка сейчас упадёт от твоего напора! - хмыкнул Дункан, толкая Селенского локтем в бок. Землянин заржал, хотя что такого смешного сказал старший детектив, Соколова не поняла. Впрочем, раз землянин считал, что его патрон сказал нечто смешное, значит, так оно и было. В конце концов, не она была напарником Фроста, а Селенский. - Хорош её долбить! Да и было б чем, хех!
   Занятый удовлетворением своих половых потребностей, Крамер не услышал, как в его квартиру, открыв дверь отмычкой, вошли полицейские и агент Патруля, но голос Фроста, насколько бы он не был увлечён действием, не услышать было невозможно. Дёрнувшись так, словно ему в голый зад вонзили оголённый электрический кабель с напряжением вольт эдак пятьсот, Крамер свалился с кровати на покрытый стилизованной под мрамор плиткой из прессованного древесного волокна и при этом ударился головой о стоявшую рядом тумбочку. Девица, которую он сношал, испуганно вскрикнула, перевернулась на спину и, уставившись на непрошеных гостей глазами, в которых вперемешку с похотью плескался страх, натянула на своё вполне соблазнительное тело простыню.
   - Ба, кого я вижу! - осклабился Дункан. - Эльза! А ты что здесь делаешь? Удовлетворяешь этого худосочного пендехо? Он хоть вообще смог найти... кхм... куда засовывать надо?
   Селенский заржал, Соколова же недовольно нахмурилась. Возможно, происходящее для детективов было обычным делом, но марсианке всё это не нравилось.
   - Ты сам, бля, верт поганый, толком не знаешь, куда стручок надо вставлять! - злобно пробормотал Крамер, поднимаясь с пола и пытаясь прикрыться поднятой с него рубашкой. - Ты вообще какого...
   - Закрой пасть, мазафака! - Фрост ударом ноги отправил хозяина квартиры к противоположной стене. - Ты, сучонок, знаешь, с кем связался? Нет? С террористами ты связался, пендехо! Ты не слышал про то, что сегодня взорвали деловой центр "Эйкон"? Хотя куда тебе - ты же эту талитану трахаешь во все дыры!
   Старший детектив перевёл взгляд на шлюху.
   - А ты вали отсюда, не то и тебя за пособничество террористам оформлю! - гаркнул он.
   Девица, взвизгнув, скатилась с кровати, схватила в охапку свою одежду и опрометью бросилась к двери. Селенский проводил её насмешливым взглядом и многозначительно кашлянул. Потом взглянул на недовольно нахмурившуюся Инару и посерьёзнел.
   - Вы вообще о чём это базарите? - Крамер непонимающе уставился на полицейских и агента Патруля. - Какие, нахер, террористы?!
   - Квадратные! - усмехнулся Дункан. - Которых ты и твой тупорылый дружок провели в купол через технический шлюз номер шестнадцать-дробь-три! А? Знакомое название?
   - Я... но мы... откуда мы могли знать, кто эти парни на самом деле?! - взвыл Крамер. Не без оснований так взвыл. Участие в террористической деятельности - смертная казнь, без вариантов. И хотя ни Иверсен, ни сам Крамер не принимали участия в уничтожении офиса СБК, властям ничего не стоило подвести их под расстрельную статью. - Мы всего лишь провели в город нескольких типов, которые нам хорошо заплатили...
   - Заплатили! - Фрост наотмашь ударил Крамера ладонью по лицу, отчего тот не устоял на ногах и свалился на кровать. - Бля, да прикройся уже, мазафака! Не видишь - с нами девушка! Ей долго ещё на твой хер смотреть?!
   - Пусть полюбуется настоящим членом, а не тем, что...
   Больше ничего сказать Крамеру не удалось. Соколова, растолкав детективов в стороны, подошла к хозяину квартиры и, смерив его с головы до ног презрительным взглядом, как следует приложила его мордой о своё левое колено.
   - Слушай сюда, сучий потрох! - прошипела марсианка, уткнув тому под подбородок ствол своего бластера. - Ты спасибо скажи, что эти ребята с тобой так вежливо обходятся! Ты провёл в купол боевую группу, которая осуществила террористическую атаку против граждан Союза и его имущества! Погибли люди, ты понял, мразь - ЛЮДИ! А ты, говнюк, на этом ещё гешефт делаешь?! Да тебя пристрелить мало за это, гнида!
   - Ты ещё кто такая?! - просипел Крамер, одновременно пытаясь одеться и просочиться сквозь матрац. Само собой, это у него не получилось.
   - Космический Патруль! - Инара сунула ему под нос свой идентификатор. - И у меня, в отличие от этих вежливых койо, вежливости нет ни вот столько! - марсианка показала, насколько она не верит Крамеру. - Посему в твоих же сучьих интересах нам всё рассказать! Без утайки, понятно?! Не то живым из своей берлоги ты, мразь, не выйдешь! Это, как я надеюсь, тебе понятно, мазафака?!
   Фрост и Селенский ошарашенно переглянулись. Конечно, они знали, что оперативники Космического Патруля весьма сурово относились к различного рода пендехос, но от Инары Соколовой подобного они не ожидали.
  
  
  
  
   - Ты её лучше не зли! - усмехнувшись, произнёс Фрост, незаметно для всех толкая Селенского локтем в бок. - Капитан Соколова - одна из самых известных оперативников Патруля, на её счету не один десяток таких уродов, как ты, так что лучше заткнись и колись давай! Понял? А нет, не так - затыкаться не надо, а то как же ты будешь говорить?
   На сей раз титанец уже в открытую ткнул Селенского в бок, отчего землянин заржал, как жеребец.
   - П-Патруль? - заикаясь, выдавил из себя Крамер. Похоже было, что вмешательство могущественной силовой структуры Марсианского ТехноСоюза в планы титанского жулика из Гюйгенса не входило. - А Марс-то что тут забыл?! Это же...
   - ... Титан и он является независимой планетарной властью, - с усмешкой в голосе произнесла Инара, надавливая стволом бластера на кожу под подбородком Крамера и держа при этом палец на спуске, отчего тот взмок, словно только что пробежал весь Гюйгенс от одной стены купола до другой. И взмок не зря - бластерный луч, который по факту являлся лучом термоядерной энергии непрерывного действия, выбивал мозги не хуже выпущенной из МД-пистолета реактивной пули. - Но расследование, которое мы проводим совместно с полицией Гюйгенса, касается ВСЕЙ Солнечной системы, говнюк! Ты меня понял?!
   - Э-э... д-да... п-понял... фро капитан... но я тут ни при чём!
   - А кто при чём? - Соколова с такой силой вдавила ствол бластера в подбородок Крамера, что тот едва не подавился собственным языком. - А, мазафака?
   - Я... я не знаю...
   - Так не пойдёт, Сайрус, - печально покачал головой Фрост. - Все в Гюйгенсе знают, что, если кому-нибудь надо протащить в купол какую-нибудь херь или снять хорошую талитану, то лучшего специалиста по этому вопросу не найти. Поэтому не забивай нам баки, а лучше спокойно расскажи, кто, откуда и зачем. А мы, исходя из сказанного тобой, решим, какую меру наказания для тебя избрать.
   - Фрост, я...
   - Достал уже! - титанец наотмашь ударил Крамера по лицу рукоятью бластера, разбив мерзавцу нос. Хлынула кровь, заставив Соколову брезгливо отстраниться от Крамера, но не из-за вида крови, а чтобы не испачкать одежду. - Хватит из себя святого строить, Сайрус! Здесь все знают, что ты самый настоящий кусок дерьма! Так что давай по-честному, без экивоков!
   - Ч-что в-вы от м-меня хотите? - выдавил из себя Крамер, глядя на детективов и оперативника Патруля испуганными глазами и пытаясь вытереть струящуюся из разбитого ударом Дункана носа кровь.
   - Утрись, бля! - Селенский с брезгливой миной протянул негодяю одноразовый платок. - Запачкаешь тут всё своей кровью, сучонок!
   Крамер взял из руки землянина ароматизированный бумажный платок и старательно промокнул разбитый нос, утирая кровь.
   - Кого ты, сука, в купол провёл?! - заорал Фрост, причём настолько неожиданно, что Селенский и Соколова аж подпрыгнули. Крамер, поперхнувшись соплями и едва не проглотив одноразовый платок, сноровисто забрался на кровать с ногами и испуганно уставился на старшего детектива с таким выражением лица, словно перед ним сейчас стоял не Фрост, а, как минимум, оживший тираннозавр. - Какая падла тебе заплатила за то, чтобы ты, кусок говна, воняющий протухшей кончей, протащил на своём горбу вооружённых боевиков?!
   - Н-никто... я н-не з-знал... - попытался снова завести свою пластинку Крамер.
   - Тити лысого ты не знал! - Дункан свирепо надвинулся на Крамера, отчего тот заполз ещё глубже на кровать - или дальше, кому как видится. - Знал, гнида, ещё как знал! Бабла решил срубить по-лёгкому, а что при этом люди невинные погибнуть могли - и погибли, ти скопами ин бока! - тебе было глубоко пупухи! Нет, да?! Да, мазафака, и не пытайся меня переубедить! Бабки глаза застили тебе, гнида болотная! Сучий пидор! Утопить бы тебя в море Лигеи, да шеф-комиссар мне хрен открутит за то, что я использую полицейский глайдер в качестве катафалка! Так что давай, колись, мразь! А я послушаю!
   Скорчив многозначительную гримасу, Фрост опустился в стоящее напротив кровати кресло и, закинув ногу за ногу, воззрился на Крамера с видом официального палача.
   - Мм... - Крамер помотал головой, посмотрел по сторонам. - Я никогда до того момента не видел этого типа... ну, который меня подрядил на это...
   - Кто тебя подрядил на то, чтобы ты проволок в купол группу террористов? - спокойным тоном осведомился Фрост. Но спокойствие это, как хорошо знал Селенский, было глубоко обманчивым.
   - Он представился Норбертом Смитом, и я более чем уверен, что это не настоящее его имя, Фрост. Здоровенный такой детина, под два метра ростом - короче, типичный головорез с Леды или бывший спецназовец. С ним ещё один хрен был, но того я плохо запомнил. Он всё время старался держаться в тени, причём в буквальном смысле этого слова. Имени второго не знаю, при мне этот Смит его никак не называл. Он сказал, что им и ещё нескольким нужно незаметно проникнуть в городской купол, типа, контрабанда. Да, при них были контейнеры, но мне откуда было знать, что там внутри находилось, а?
   - Какие контейнеры?
   - Большие такие... э-э... на четверть тонны нагрузки рассчитанные, на антигравитационных поплавках... похоже, армейской модификации, и похоже, земного производства. "Сингамас", вроде как. Не знаю. Я не разбираюсь в марках контейнеров...
   - Ага, конечно! Ты больше разбираешься в их содержимом и в конвертации этого самого содержимого в марки, пиздёныш недотраханный! Ладно, дальше давай!
   - Похоже, что во время обучения в полицейской академии тебе в голову закачали энциклопедию матерных слов! - усмехнулся Крамер - и тут же об этом пожалел, потому как Фрост запустил в него стоявший до сего момента на небольшом столике из псевдостекла небольшой, но довольно увесистый графин, наполовину полный - или наполовину пустой, смотря с какой точки зрения вы будете на это смотреть. Крамеру удалось от него увернуться, и графин, миновав голову мошенника, ударился о стену и упал на прессованные плитки напольного покрытия, при этом не разбившись. Но пробка при этом вылетела из горлышка и содержимое графина растеклось по полу, наполнив комнату запахом витаминизированного коктейля.
   - Тебя, гондон, не касается, что мне там в голову загрузили! - свирепо прорычал Дункан, многозначительно наставляя бластер на Крамера. - По делу пасть разевай, а свои тупые высказывания оставь при себе! Ке са?
   - Ладно, ладно, чего завёлся?! - испуганно протараторил Крамер, с опаской глядя на ствол бластера. - Я потом, правда, когда увидел всех этих типов, подумал, что уж очень они для контрабандистов из Пояса крутовато выглядят, но, в конце концов, контрабандисты тоже ведь разными бывают...
   - На спецназовцев похожи были? - уточнила Инара.
   - Да вроде как. Может, и они самые. Все молчаливые такие, словно говна в рот набрали, и словно из качалки только что выползли. Одеты все были в одинаковые уники, но не военные, это точно. Гражданские, модель "квентус", такие на Меркурии делают. Хорошие уники, да... так есть...
   - Про уники ты потом будешь думать, когда соленоидом долбить породу на Ананке будешь! - оскалился Фрост. - Как они проникли в купол?
   - Ты же сам сказал, что вам известно со слов...
   - Перефразирую вопрос, мазафака - как они проникли в технический туннель? Чтобы войти в него так, чтобы не заорала аварийная сигнализация, с той стороны должен быть установлен передвижной гермошлюз, достаточно большой для того, чтобы через него можно было протащить контейнеры. Так?
   - Ну... да...
   - Ты видел шлюз? - прищурился Селенский.
   - Шлюз? Э-э... да, видел. Обычная вакуум-плотная камера из армаплекса, такие здесь чуть ли не на каждом углу валяются. А вот что по ту сторону было, я не знаю. Но они входили в переходник без защитных костюмов. Может, там у них транспорт вакуум-плотный был...
   - Или корабль, - задумчиво проговорила Соколова, рассматривая Крамера с видом готовящегося препарировать диковинный образчик инопланетной фауны ксенобиолога. - Если это действительно спецназ Федерации - вряд ли они прибыли на Титан на рейсовом лайнере.
   - Корабль? - Фрост пожевал губами. - М-да... укрытый преломляющим полем, чтобы радары станций слежения его не заметили... Это вполне укладывается, мать его так, в общую картину... ага... Корабль видел, падла?! - неожиданно гаркнул он, снова перепугав Крамера.
   - Боссман - хватит его пугать! - усмехнулся Селенский. - А то обоссытся ещё от страха!
   - Мне похрен, обоссытся он или обосрётся! - фыркнул в ответ Дункан. - Если с той стороны шлюза было некое наполненное пригодным для дыхания воздухом - значит, там было некое транспортное средство. Так, Сайрус?
   - Я откуда знаю? - пожал плечами мошенник. - Я ж его не видел. Темно было по ту сторону... ну, за внешней дверью. Не знаю, что они там сделали - то ли свет выключили, то ли какие глушилки поставили...
   - Обычное светопоглощающее поле, чтобы случайно не выдать своё местоположение патрульному коггу, - произнесла Соколова. - Ваши люди ведь патрулируют территорию за пределами города, примыкающую к куполу, Фрост?
   - Разумеется. Облёты совершаются регулярно. Но мы уже проверили данные с патрульных машин - никто ничего не видел. Это вполне согласуется с вашей версией про военный космолёт, укрытый полями преломления. Но тогда получается, что...
   - Давайте об этом потом поговорим, детектив. - Инара сердито взглянула на Крамера. - Вы провели этих типов в купол - что было потом?
   - Потом? - Крамер повёл плечами. - Мы провели их по техническому туннелю к складам "Металлоизделий Фараимо", потом они погрузились в два больших грузовика и уехали. Иверсен тоже умотал, а я позвонил Эльзе и пригласил её к себе. Хотел, понимаешь, с горячей девчонкой нехило так оттянуться, Фрост. Отдохнуть, понимаешь...
   - Сейчас тебе долгий отдых предстоит, паскудыш! - усмехнулся титанец. Нехорошо так усмехнулся. - Пожизненная каторга тебе предстоит, и я уж позабочусь о том, чтобы она располагалась на самом занюханном астероиде Пояса, куда даже транспорты со жратвой прилетают раз в несколько месяцев! И где вместо живых охранников - боевые роботы-терминаторы, мать их в дышло! Оскар - зови сюда парней, пусть это говно упакуют к чертям собачьим!
   - Но приговор...
   - Какой тебе приговор ещё? Здесь Титан, не Земля. Здесь нет ни адвокатов, ни судов - здесь я и судья, и, бля, палач грёбаный, усёк, стервец?! Впрочем, тебе это всё прекрасно известно, Сайрус - ты же родился на Титане...
   - Лучше бы я родился на Земле! - угрюмо усмехнулся Крамер, исподлобья глядя на полицейских и оперативника Патруля. - Там, по крайней мере, законники не таки злобные твари, как здесь!
   - Ага, то-то там дерьма развелось - мама не горюй! - хмыкнул Дункан. Взглянул на своего напарника, но Селенский никак не отреагировал на это замечание титанца. Да и что он, собственно, мог ему сказать? - Оскар - звони Паулю, пусть тащит...
   Раздавшийся где-то по ту сторону окна квартиры Крамера раскат грома заставил Фроста замолчать и с недоумением прислушаться. Никаких раскатом грома, а равно - и никакой грозы - под герметичным городским куполом быть не могло. Дождь - да, но никак не гроза. А если это не гроза, то...
  
  
  
  
   Глава 10.
  
  
  
  
   - Это что ещё за фигня? - озадаченно произнёс Селенский, воззрившись на полуоткрытое окно комнаты. - Это что вот сейчас такое было? А, шеф?
   - Или что-то где-то взорвалось, или служба метеоконтроля решила поменять обычную программу, - невозмутимо отозвался Фрост, переглядываясь с Соколовой. Перевёл взгляд на Крамера. - И если это не метеоконтроль, Сайрус, то молись всем богам, которых только сумеешь вспомнить. Потому что тогда тебе пиздец.
   - Почему это? - изумился Крамер.
   - Если то, что мы сейчас услыхали, есть взрыв, как ты думаешь, кусок говна, что с тобой надлежит сделать? Ты провёл в город группу террористов, которые взорвали "Эйкон", а что теперь они взорвали?
   - Надеюсь, не сам купол, - мрачно буркнул Селенский.
   Кто знает, какие законы Вселенной действуют в нашем мире и как они срабатывают. Во всяком случае, едва землянин произнёс эту фразу, как на левом запястье Фроста включился инфор, переходя в режим комлинка.
   - Фрост на связи, - отозвался старший детектив, активируя крохотный трёхмерный голоэкран.
   - Фрост - где вы сейчас находитесь? - в створе проекционного окна возникло миниатюрное изображение шеф-комиссара Борецкого.
   - В квартире подозреваемого в пособничестве террористам, шеф!
   - Что за гнида?
   - Сайрус Крамер.
   - Крамер? Эта паскуда связалась с террористами? - Борецкий возмущённо фыркнул. - В каком плане, Фрост?
   - Этот пендехо подписался за деньги провести в купол группу неизвестных с оружием, бронёй и снаряжением, которые взорвали деловой центр "Эйкон", шеф. Иверсен, который Айзек, сдал его с потрохами от страха. Каллистианец уже арестован и должен находиться на пути в управление.
   - Да, мне об этом сообщили, - кивнул Борецкий. - Иверсен своё получит, можете не сомневаться. А что до Крамера...
   Шеф-комиссар, видимый в створе трёхмерного видеоэкрана, на несколько секунд задумался. Видя реакцию главного полицейского Гюйгенса, Крамер аж перестал дышать.
   - Дункан - в районе складов "Металлоизделий Фараимо" произошёл мощный взрыв, в районе технического шлюза номер шестнадцать-дробь-три. Те, кого ты характеризуешь, как террористов, сумели отбиться от севших им на хвост контртерроргрупп и армейского спецназа и ушли, взорвав мощный гектосаниловый заряд. По меньшей мере, мощность его в районе пятисот-шестисот килограмм. Технический шлюз уничтожен, но декомпрессии удалось избежать. Сейчас там работают СПАС-команды, весь район оцеплен армейскими подразделениями...
   - Они собираются рвать с Титана, шеф! - Селенский, ничтоже сумняшеся, перебил Борецкого. - И если у них по ту сторону купола есть космолёт военного класса, то у них может получиться!
   - Космолёт военного класса? - шеф-комиссар недоумённо взглянул на обоих детективов. - Но откуда он у них может взяться?
   - Шеф-комиссар, - вмешалась в разговор Инара, - если я права, то в этом деле могут быть замешаны военные Земли с секретной базы Федерации в системе Урана. Тогда всё становится объяснимым.
   - А Земля-то тут с какого боку? - удивился Борецкий.
   - А вам разве не передали ещё результаты лабораторных исследований тех кристаллов, что мы изъяли у Хэксы? - задал вопрос Фрост.
   - Передать-то передали, да вот только... Вы всерьёз думаете, что земляне где-то нашли что-то внесистемное и пользуются этим в своих корыстных целях?
   - А тогда зачем на Титан прилетел оперативник ТехноСоюза? - вопросом на вопрос ответил Фрост. - Патруль не стал бы присылать сюда своего агента из-за какого-то паршивого наркодилера, шеф.
   - Оно так... - Борецкий помолчал. - Хорошо. За Крамером уже прибыли?
   - Группа Шеридана уже на подходе, шеф.
   - Ва бене. Крамера передать Шеридану, пусть отдаст его исполнителям. С такой гнидой никто не станет возиться.
   За спиной старшего детектива не своим голосом взвыл Крамер, ибо шеф-комиссар центрального полицейского управления столицы Титана только что огласил мерзавцу смертный приговор. Исполнители - суть официальные полицейские палачи; церемониться с виновным в террористической деятельности никто в Системе не собирался. Виселица или газовая камера в данном случае были самым гуманным способом казни, ну, или расстрельный взвод со стабберами - а ведь могли и просто выкинуть в космос. Так что Фрост нисколько не пугал Крамера, говоря, что тот попал по полной программе - он просто доходчиво разъяснил перспективы. И перспективы эти для мошенника выглядели очень и очень хреново.
   - Дерьмо! - раздалось вдруг над ухом старшего детектива. Вслед за этим восклицанием над левым плечом титанца прошипел бластерный заряд, угодивший точно между лопаток пытавшегося убежать Крамера. - Поганец сбежать надумал, мазафака! Ну, зато исполнителям работу облегчил!
   - Идиот. - Фрост равнодушно посмотрел на лежащего на полу Крамера, меж лопаток которого зияло обугленное отверстие, оставшееся от бластерного выстрела. - Видать, совсем от страха ум потерял, мазафака. Ладно, одним говнюком меньше стало... но что же нам теперь делать? Если эти боевики собираются улететь с Титана на космическом корабле, то каким образом мы сможем им помешать?
   - Э-э... - Селенский убрал бластер обратно в кобуру и почесал правое ухо. - Можно запросить помощь у Флота, но эти ублюдки успеют смотаться ещё до того, как мы доберёмся до Левенгука. Где их потом искать?
   - Коллеги - мне кажется, что в данном вопросе я смогу оказать вам помощь, - донёсся до ушей полицейских голос Соколовой.
   - Это каким же образом, позвольте узнать? - с любопытством поинтересовался Дункан. - Вы же вроде как на Титан прибыли на пассажирском корабле, или я чего-то не знаю?
   - Всё верно, но никто не станет отправлять на другую планету оперативника Патруля без должной поддержки. В порту Гюйгенса сейчас находится грузовой космолёт марсианского регистра, это когг, "Ацидалийский каштан" называется. Если мы поторопимся и доберёмся до него, то сможем воспользоваться находящимся в его грузовом трюме патрульным высокоскоростным катером.
   - А пилотировать его кто будет?
   - Я, если вы не против.
   - Вы умеете пилотировать космический корабль, капитан Соколова? - с некоторым недоверием в голосе поинтересовался Фрост.
   - Детектив - я офицер Космического Патруля, оперативный агент, к тому же, а все без исключения оперативники имеют пилотский сертификат. Без него никак нельзя. А патрульный катер не такая уж и безобидная машинка. Два спаренных турболазера, два МД-орудия, торпедная установка и шесть тяжёлых башенных лучемётов - вполне хватит для наших целей.
   - Катер разве может вести равный бой со, скажем, фрегатом?
   - Обычный - нет, но это же катер Патруля. Он и с крейсером можем сражаться, только этого лучше, разумеется, избегать. А у этих мерзавцев вряд ли здесь крейсер имеется. Максимум, корвет. Ну, или эсминец, но это тоже маловероятно.
   - Мы теряем время, - предостерегающе произнёс Селенский.
   - Да, - кивнул Фрост. - Вот, кстати, и Пауль со своими головорезами. Так что пора нам спешить.
   Прибывшим в квартиру Крамера оперативникам только и оставалось, что выслушать краткие пояснения Фроста по поводу убитого; обменявшись напоследок со старшим группы несколькими фразами, Фрост, кивнув Селенскому и Соколовой, быстро направился к выходу. Времени действительно было в обрез - террористы могли быть уже в воздухе, уходя от справедливого возмездия за свои действия.
   Космический порт Гюйгенса располагался в пятнадцати километрах от городского купола и на глубине в двести двадцать метров под поверхностью спутника. Занимая территорию в сто пятьдесят квадратных километров, космопорт был оборудован сложной системой дублирующих друг друга силовых шлюзов, которые не позволяли ядовитой атмосфере Титана просочиться внутрь стартопосадочных доков. Всё сложное хозяйство порта располагалось тут же, на одном уровне с доками, а пассажирский вокзал размещался на сто десять метров выше, занимая площадь в семьдесят тысяч квадратных метров и имея четыре уровня. Оттуда к посадочным платформам вели скоростные антигравитационные лифты. Грузовые склады же располагались отдельно от космопорта, в полукилометре от него, представляя собой сложный автоматизированный комплекс с минимумом рабочего персонала.
   Когг класса "Астра" марсианского регистра под названием "Ацидалийский каштан" занимал стартопосадочную платформу под номером Семнадцать и внешне выглядел самым обычным грузовым межпланетным судном. Ничто не выдавало в нём принадлежащий Космическому Патрулю корабль, но так и должно было быть на самом деле. Предназначенный для выполнения секретных операций космолёт не должен был ничем выдать своего истинного предназначения. И Фрост более чем был уверен, что обшивка когга скрывает от посторонних глаз много чего интересного. Во всяком случае, пиратской посудине при встрече с этим кораблём пришлось бы очень и очень несладко.
   Полицейский ЭМ-жетон Фроста никак не подействовал на охрану космопорта, которая целиком состояла из космических пехотинцев, однако идентификатор Космического Патруля оказал на охрану ровно противоположное действие. Двое дюжих космопехов в тяжёлой броне, вооружённые лазганами, не произнеся ни слова, пропустили сыщиков и марсианку на территорию порта и даже вызвали электрокар портовой службы, чтобы облегчить им путь до нужной посадочной платформы.
   Внешне когг класса "Астра" весьма сильно напоминал увеличенную во много раз настольную звуковую колонку известной титанской фирмы-производителя компьютеров, мониторов и сопутствующего оборудования RAFT, с корпусом глубокого обсидианового цвета. В кормовой надстройке, где, собственно, и размещался отсек управления, а также жилые каюты членов экипажа, ярко горели иллюминаторы, а в носовой части когга и на корме мерцали габаритные огни, как того требовали правила безопасности любого космического порта. Трап был втянут, все люки задраены. Словом, всё, как обычно.
   Однако стоило лишь Соколовой показаться в поле зрения наблюдателей, находившихся, вне всякого сомнения, в рубке космолёта, и набрать некую команду на своём инфоре, как обстановка вокруг начала меняться. В обшивке когга возникла тонкая щель, которая начала быстро увеличиваться в размерах, пока не превратилась в открывающийся шлюз. Оттуда наружу медленно выдвинулась металлическая квадратная платформа, на которой покоился закреплённый в мета-магнитных захватах каплевидный космический катер точно такого же цвета, что и его носитель, имевший в длину метров двадцать (четвёртую часть из которой занимал двигатель и термоядерный микрореактор) и двенадцать - в ширину; высота же этого космического корабля втрое превышала высоту "лэндрейдера". И если бы не видневшиеся на его корпусе выступы орудийных башен, ничто не выдавало бы в этом небольшом кораблике грозный патрульный космокатер, могущий доставить массу проблем даже боевому кораблю класса крейсера.
   - За мной, коллеги, - не терпящим возражений тоном произнесла Инара, направляясь к опущенному мощными гидравлическими рычагами до уровня посадочной площадки платформе с закреплённым на ней катером. Часть края платформы превратилась в пандус, по которому сноровисто поднялась агент Патруля. Поравнявшись с катером, марсианка дотронулась до небольшой встроенной в его корпус сенсорной панели, закрытой вакуум-плотной крышкой из сверхпрочного глассиума. Слева от крышки загорелась тонкая зелёная световая полоска, после чего крышка эта самая быстро, плавно и без каких-либо спецэффектов отъехала в сторону, убравшись куда-то в корпус катера.
   Соколова, не обращая ни на кого внимания, набрала на сенсорной панели некий код, который, по всей вероятности, давал его обладателю возможность подняться на борт катера. Панель продемонстрировала полицейским небольшое световое представление, затем крышка снова выдвинулась из ниши и плотно запечатала наборное устройство. А в метре справа от этого места в корпусе катера в движение пришла металлическая секция, по размерам своим как раз подходящая для внешнего люка.
   - Прошу на борт, - Инара, отодвинув в сторону слегка опешившего от такой демонстрации технологий Марса Селенского, быстро поднялась по коротенькому трапу и скрылась внутри катера. - Не стойте так, словно вас жидким азотом окатили, поднимайтесь в кабину. У нас мало времени. Те сукины дети, должно быть, уже выходят на высокую орбиту над Титаном. Оттуда они могут уйти куда угодно, но ставлю десять против одного, что они рванут к Урану.
   - Сикоракса? - понимающе кивнул Фрост.
   - Возможно. А возможно, что и нет. Занимайте места, детективы. Это катер Патруля, его не надо долго раскочегаривать. Это вам не какая-нибудь земная мусорная баржа.
   Кабина патрульного катера оказалась довольно тесной, что, впрочем, было неудивительно для космолётов подобного класса. Места здесь было чуть больше, чем в кабине космического истребителя "Молния", и при передвижении приходилось пригибать голову, чтобы не удариться о закреплённые на потолке приборы и мониторы и не повредить их хрупкое содержимое. Четыре амортизационных кресла, способных подстраивать свою форму под очертания тела сидящего в них, были расположены в два ряда, перед каждым находился пульт. Полукруглый обзорный блистер из глассиума был соединён оптоволоконным кабелем с бортовым компьютером, который мог выводить на блистер нужную пилоту информацию. Джойстик управления располагался на правом подлокотнике пилотского кресла, что обеспечивало катеру превосходную управляемость; блок управления бортовым вооружением был встроен в левый подлокотник, а с потолка свисал электронный стереоприцел со встроенной системой контроля полёта.
   - В обычных ситуациях экипаж катера состоит из четырёх оперативников, плюс полувзвод штурмовиков в десантном отсеке, - проговорила Соколова, устраиваясь в кресле пилота и начиная реактивацию бортовых систем катера, - но сейчас у нас нет времени на то, чтобы ждать, пока они перейдут сюда из когга. Будем действовать сами, когг стартует вслед за нами. Пристегнитесь.
   - Космическое пространство закрыто для полётов, - осторожно произнёс Фрост, защёлкивая предохранительные ремни и включая автоматику своего кресла. Активировались встроенные в кресло гасители инерции и антиакселераторы, чтобы снизить отрицательные эффекты при экстремальном пилотировании. Псевдограв - псевдогравом, но когда боевой космолёт маневрирует с ускорениями порядка сорока "же", лучше подстраховаться посредством автоматики.
   - Но не для оперативника Космического Патруля, - усмехнулась марсианка.
   Протянув руку к лежащей на пульте управления каплевидной гарнитуре беспроводной связи, она сноровисто нацепила её на левое ухо и лёгким касанием пальца активировала её, нажав на сенсор. Из нижней части приборчика выдвинулся тонкий гибкий усик с крохотной бусинкой микрофона на конце.
   - Диспетчерская служба - это борт сорок восемь-дробь триста четырнадцать-ка-эс-е-семьсот восемь, регистр Марса, прошу разрешения на взлёт! - произнесла Инара.
   - Борт сорок восемь-дробь триста четырнадцать-ка-эс-е-семьсот восемь, во взлёте отказано! - донеслось до всех находящихся в рубке катера из динамиков коммуникатора. - Космическое пространство Сатурнианской системы закрыто для полётов всех без исключения кораблей до особого распоряжения!
   - На меня это не распространяется, - усмехнулась Соколова. Вынув из футлярчика, что висел у неё на поясном ремне, идентификационный ЭМ-жетон, она положила его на считывающий диск и включила передачу содержащейся на нём информации. - Так лучше, диспетчерская?
   - Э-э... - на том конце канала связи возникло некоторое замешательство, вызванное получением авторизационных кодов Космического Патруля. - Да, это отменяет все запрещающие императивы. Вы можете стартовать. Следуйте коридором двадцать семь-дробь одиннадцать-эс-вэ. Надо полагать, вопросов лучше не задавать?
   - Вы правильно полагаете, диспетчерская! - на лице Соколовой возникла зловещая ухмылка. - Когг "Ацидалийский каштан" взлетает следом за мной. Та же самая траектория. Как поняли, ке са?
   - Аллес кля. Взлёт через тридцать секунд. Открываем силовой шлюз.
   Динамики издали какой-то непонятный звук, а затем смолкли.
   - Вы пристегнулись? - Инара оглядела сыщиков. Удовлетворённо кивнула при виде смирно сидящих в креслах Фроста и Селенского. - Молодцы.
   - Если катер будет пробит турболазером или какой-нибудь иной дрянью, - осторожно осведомился Селенский, - какие у нас шансы выжить, капитан?
   - Это стандартный ударно-штурмовой патрульный катер Космического Патруля класса "Берсеркер", - отозвалась марсианка, быстро пробегая по сенсорной клавиатуре и активируя системы катера одну за другой. - Сравним с перехватчиком ТехноСоюза класса "Звёздный гром", оснащён форсированным термоядерным двигателем "Гакс Ревайвл", модель Пять, с улучшенной версией микрореактора "Ультра-Сорок Пять". Полное экранирование в радиусе пятидесяти метров, щит способен выдержать до десяти прямых попаданий турболазерной пушки земного крейсера класса "Тикондерога". Максимальное ускорение - девяносто процентов от скорости света... так, погодите-ка, нам дают стартовое окно. Вывожу катер со стартовой платформы. Даю ускорение в семьдесят процентов от номинала.
   Что такое "семьдесят процентов от номинала", ни Фрост, ни Селенский не знали, что и понятно - они же были полицейскими, а не пилотами. В данном случае Соколова имела в виду, что катер будет взлетать со скоростью в две трети от максимально допустимой при взлёте, что правилами безопасности космических портов не возбранялось.
   Космокатер приподнялся над стартовой платформой на пятьдесят сантиметров, на пару секунд завис над ней, затем развернулся на девяносто градусов и рванул вверх, в направлении подсвеченного зелёными навигационными огнями стартового туннеля, достаточно широкого, чтобы по нему смог пролететь суперкарго. В обзорном блистере мелькнули серые стены шахты, а затем космический корабль очутился в небе Титана.
   - Хмм... - вырвалось у Фроста, когда детектив взглянул на быстро удаляющийся огромный городской купол из прозрачной микростали. Подобным образом ему ещё не доводилось покидать Гюйгенс. - Есть какие-нибудь данные с радара?
   - Пока ничего, - услышал он ответ оперативника Патруля. - Но погодите расстраиваться. Если эти ребята действительно имеют отношение к земному флоту, то их корабль явно оборудован маскировочной системой. Мне нужно время, чтобы просеять данные и отбросить в сторону фоновые шумы.
   - Так что там насчёт повреждений? - было очевидно, что этот вопрос не даёт покоя Селенскому. Впрочем, землянина можно было понять. Одно дело - лететь куда-то на обычном пассажирском космолёте, и совсем другое - на боевом корабле, который, вполне возможно, может подвергнуться атаке со стороны неприятеля. И которая может причинить фатальный ущерб данному боевому кораблю, а следовательно, и тем, кто находится на его борту.
   - Корпус катера, как, впрочем, и все корпуса космических кораблей, изготовлен из титаниума и усилен фуршингом и керамитом, поэтому пробить его не так-то просто, как может показаться вам по видеобоевикам. К тому же, у нас есть силовой щит. Да и не станем мы просто так висеть в космосе, изображая из себя мишень. Поэтому вам не о чем беспокоиться, господа полицейские. Вряд ли у этих типов есть тяжёлый крейсер или линкор, максимум - эсминец. А с эсминцем мы уж как-нибудь да справимся. Можете в этом вопросе мне доверять.
   Фрост и Селенский переглянулись, титанец флегматично пожал плечами и состроил непонятную гримасу. В конце концов, оперативник Патруля обязан знать, что и как он должен делать, а иначе какой тогда от него прок?
  
  
  
  
   Вне всякого сомнения, космос велик даже в пределах одной звёздной системы. Конечно, в галактическом масштабе те же сто пятьдесят миллионов километров, что отделяют Землю от Солнца - всё равно, что пять миллиметров, но мы сейчас говорим не о расстояниях в пределах Млечного Пути. Расстояние от центра Солнечной системы до орбиты Плутона составляет почти шесть миллиардов километров, или тридцать девять с половиной единицы, и найти в этой огромной космической черноте космолёт, особенно при условии, что его экипаж того не желает - задача не из простых. Поэтому Фрост вполне резонно, со своей точки зрения человека, не имеющего никакого отношения к космическим полётам - полёты в качестве пассажира на рейсовых кораблях не в счёт, поинтересовался у Соколовой, каким образом она собирается найти корабль террористов... или кем они там на самом деле являлись.
   Марсианка, не отрываясь от пульта управления катером, пояснила старшему детективу, что любое движущееся в пространстве тело создаёт гравитационное возмущение. При этом неважно, в каком пространстве оно движется - это может быть как городская улица, так и космос. А такие весьма нужные в таком деле приборы, как гравитационные радары и детекторы поля тяготения, как раз для таких целей и созданы. И в данный момент гравитационный детектор катера обшаривал космос в радиусе двадцати световых секунд от Титана в поисках невидимого источника гравитационного возмущения. Но пока ничего интересного он не наблюдал.
   Фрост повёл плечами, как бы говоря, что здесь он ничем не может помочь, и оглянулся на молча сидящего в кресле позади себя Селенского. Землянин, для которого космические полёты также не выходили за рамки пассажирских лайнеров и сплинтеров, с огромным интересом глядел в обзорный блистер кабины "Берсеркера", который сейчас двигался прочь от Титана, как бы лёжа на левом боку под углом градусов эдак в двадцать пять-тридцать. Ниже катера и чуть правее его виднелся поднимающийся в пространство патрульный когг, идущий примерно с той же скоростью, что и "Берсеркер".
   - Ничего не видно, - пробормотала Инара, внимательно следя за поступающими на тактический мультихроматрон данными. - Или у них весьма продвинутый корабль, или они уже успели уйти достаточно далеко от Титана...
   - А нельзя увеличить радиус действия ваших приборов, капитан? - осведомился Дункан. - Может, их космолёт более быстроходный, чем вы думаете?
   - Может быть, может быть...
   Соколова что-то сделала с настройками сканера, что именно, полицейские так и не поняли. Покачала головой.
   - Я не вижу поблизости никого, кроме "Каштана" и трёх ваших эсминцев на высокой парковочной орбите. Нет, четырёх... нет, постойте-ка... Там ещё что-то... в трети световой секунды от спутника... нет, вот опять...
   - Что происходит, капитан? - требовательно вопросил Фрост, которому всё происходящее уже начало надоедать. Он наивно полагал, что катер Патруля быстро догонит корабль террористов и выпустит ему в корму торпеду с ядерной боеголовкой, однако было похоже, что у оперативника ТехноСоюза возникли сложности с локализацией вражеского космолёта. Странно, особенно учитывая высокий уровень марсианских технологий.
   - Такое ощущение, что у них какие-то неполадки с маскировкой, незначительные, но это позволяет видеть... скажем так... штрихпунктирную линию их движения. Они проявляются на пару секунд и снова исчезают. А может быть, это какая-то новая система маскировки... но не думала, что земляне могут располагать столь продвинутой технологией. Хотя, если они снюхались с ксеносами...
   - Вы всерьёз в это верите, капитан? - Селенский с любопытством глядел на оперативника Патруля.
   - Допускаются все возможные версии, - холодно отозвалась Соколова. - В том числе, и инопланетное вмешательство. Но об этом позже поговорим. Сейчас же мы попробуем догнать этот корабль. Посидите тихо и не мешайте мне.
   - Интересно, как это... - начал было Селенский, но Фрост сделал своему напарнику знак замолчать, и землянин послушно умолк.
   Катер изменил курс, что явственно было видно из того, как изменился вид космического пространства по ту сторону блистера пилотской кабины. Титан ушёл вниз и в сторону, и теперь в поле обзора хорошо был виден опоясанный кольцами водородный шар Сатурна, чуть ниже центра экрана тактического мультихроматрона виднелся ещё один обитаемый спутник планеты - Рея. Синие и зелёные точки, отображаемые мультихроматроном, обозначали движущиеся в космосе корабли военных и сил правопорядка, но красной точки, которая бы обозначала вражеское судно, Фрост не заметил. Что это могло значить, старший детектив не знал, но подозревал, что ничего хорошего это не несло.
   Некоторые приборы на пульте управления "Берсеркером" изменили свой цвет, но что это означало, полицейские не знали. Знала Соколова, но марсианка, занятая управлением катера, не обратила никакого внимания на сыщиков, которые с интересом и некоторой тревогой следили за происходящим.
   Шар Сатурна и диск Реи несколько увеличились в размерах, что свидетельствовало о том, что патрульный корабль увеличил тягу маршевого двигателя. Катер явно двигался к Сатурну, но ни Фрост, ни Селенский не видели ничего, что могло привлечь внимание оперативника Патруля. Радар вроде как ничего подозрительного не показывал, но это с точки зрения малоискушённых в таких делах планетарных полицейских. По всей видимости, капитан Соколова всё-таки что-то заметила в той стороне, потому-то и направила свой небольшой корабль ко второй по величине планете Солнечной системы.
   - Скажите, коллега, - обратился к марсианке Фрост, слегка выделив интонацией слово "коллега", - вы не могли бы нам объяснить, что вы сейчас делаете? Всё, что мы сейчас видим, это то, как катер приближается к Сатурну. Но корабля террористов мы не видим. Допускаю, что мы дилетанты во всём, что касается космонавигации, но разве вы видите ту лоханку, которая нам нужна?
   - Та лоханка, как вы уничижительно отзываетесь об этом космолёте - если, конечно, данные со сканеров верны и я ничего не путаю - однозначно является весьма продвинутым кораблём, и движется он точно к кольцам Сатурна. Не знаю, сможем ли мы его догнать, так как у него уже есть фора, к тому же, это поле... но надо попытаться. Если Федерация замыслила какую-то гадость, это дело нужно прекратить в самом зародыше. Иначе всю Систему ждут очень большие неприятности.
   - И вы сможете его догнать? Вы его всё-таки видите или что?
   Инара внимательно оглядела пульт управления.
   - Я вижу следовое, так сказать, излучение, так как они укрыты маскировочным полем неизвестной мне природы. Приходится отслеживать то, что удаётся засечь. Но вот его курс... даже при всё при том я понять не могу, почему они движутся именно в том направлении.
   - А куда они движутся? - не понял титанец.
   - К кольцам Сатурна.
   - И что тут такого?
   - Ну, если не считать того, что кольца Сатурна есть ни что иное, как скопление водяного льда с примесями силикатной пыли, а промежутки меж ними вовсе не полые, то ничего. - Инара снова проверила поступающие со сканеров данные. - И если курсограф не врёт, то этот корабль идёт прямиком к щели Кассини.
   Фрост, впрочем, как и Селенский, был весьма далёк от всего, что было связано с космонавигацией и космическими полётами вообще, но даже ему было понятно - впрочем, как и всем жителям Сатурнианской системы, что означают слова Соколовой.
   - Но с какой целью? - задал вопрос старший детектив. - Ведь щель Кассини только по названию щель, фактически это такое же кольцо, как, скажем, кольцо С, только тоньше, но от этого ведь ничего не меняется. Там тоже есть частицы льда, и полёт через щель Кассини чреват весьма неприятными последствиями.
   - У вас все полицейские имеют столь обширные познания в астрономии? - не меняя тона, проговорила Соколова, однако Фросту в её голосе почудилась скрытая насмешка.
   - Спросите любого жителя спутников Сатурна - получите такой же ответ, - холодно отозвался Дункан. - Здесь не Земля, где большинство даже про свою планету нихера не знают. Здесь народ гораздо образованнее.
   Марсианка с недоумением посмотрела на Фроста.
   - Я никоим образом не собиралась задевать ваше самолюбие или как-нибудь оскорбить, - спокойным тоном произнесла оперативник Патруля. - И сравнивать вас с землянами я тоже не собиралась. Однако, корабль всё равно движется к кольцам, и логики в его курсе я не вижу ни на вот столько.
   Соколова показала посредством большого и указательного пальцев правой руки, на сколько именно она не видит логики в действиях экипажа неизвестного космолёта.
   - Разве нельзя пройти через деление Кассини, используя щиты на полной мощности? - спросил Селенский. - Ведь частицы льда, из которых состоят кольца, имеют максимум несколько сантиметров в диаметре, ну, может, несколько метров, но это не так уж часто встречается. А защитное поле любого военного космолёта способно без труда отразить попадание метеорита размером с половину футбольного поля.
   - Всё верно, но всё зависит от плотности частиц в кольцах. Деление Кассини менее насыщено частицами, но всё же не пустое совсем. К тому же, то, что вы говорили, верно для корабля классом фрегата и выше. Корабль меньшего класса может получить серьёзные повреждения при таком столкновении. Но этот космолёт очень нестабилен... в смысле, я его с трудом вижу. След очень слабый...
   - И вы пойдёте за ним в щель? - насторожился Фрост.
   - Катер Патруля способен вести бой вблизи солнечной короны, а вы, наверное, знаете, какие там температуры. Его щиты способны выдержать таранный удар пиратского когга... кстати, один момент...
   Марсианка поднесла к губам микрофон коммуникатора и что-то быстро и неразборчиво проговорила в него. Потом вернула гарнитуру на место и снова сосредоточилась на управлении.
   Фрост взглянул на экраны заднего обзора. Когг, следующий за космокатером, изменил свой курс и теперь двигался в направлении северного полюса Сатурна, увеличивая скорость.
   - Когг попробует перехватить корабль этих мерзавцев на той стороне планеты, - пояснила Инара в ответ на немой вопрос титанца. - У патрульных кораблей двигатели не совсем стандартные, раза в три-четыре мощнее даже двигателей военных судов. "Меридиан Атомикс" ведь не только для наземных машин движки мастерит...
   Катер Патруля продолжал двигаться всё тем же курсом, и как Соколова видела уходящий от Титана корабль террористов, детективы не понимали. Во всяком случае, экран обычного радара ничего в направлении деления Кассини не показывал. А показания других детекторов для сыщиков были самой настоящей абракадаброй.
   По правому борту "Берсеркера" промелькнула Рея - пятый по счёту спутник Сатурна, ледяной шар диаметром в тысячу пятьсот двадцать семь километров, имеющий собственную, весьма слабую, систему тонких колец; население Реи на данный момент составляло сто девяносто миллионов человек, главным городом являлся Симонстад. С этого расстояния отчётливо были видны огни нескольких куполов на ледяной - в основном - поверхности спутника и тонкое центральное кольцо. Никаких космических кораблей поблизости не наблюдалось - запрет на полёты продолжал действовать. А нарушать его никто не собирался, так как лишаться пилотской лицензии никто не хотел.
  
  
  
  
   Огромный шар Сатурна заполнял собою больше половины обзора на всех экранах катера и в обзорном блистере кабины пилота. Отражающийся от него свет падал на стенки кабины, погружённой в полутьму, наполняя её каким-то потусторонним свечением. Соколова перевела все бортовые системы в боевой режим, что подразумевало отключение ненужных в данный момент блоков и систем и перевод освещения в дежурный режим. Обычная для военных и патрульных кораблей процедура, но для Фроста и Селенского все действия марсианки были в новинку. Им ведь до этого момента не доводилось летать на военных космолётах или на корабля Космического Патруля.
   Отсюда, с расстояния в более чем один миллион километров, щель Кассини представлялась чёрной пустой щелью, вкраплённой в кольца газового гиганта, через которое можно было без особого труда провести космический корабль, ведь ширина её составляла пять тысяч километров. Однако любой первоклассник с лун Сатурна объяснит вам, что на самом деле пролететь через деление Кассини без риска получить серьёзные повреждения практически невозможно, если только вы не располагаете космолётом военного класса с мощными щитами, так как щель эта отнюдь не пустая и является своеобразным кольцом, сходным по составу с кольцом С. Из-за близости к Мимасу и сильного орбитального резонанса внутренней части щели плотность частиц щели не являлась постоянной; вдобавок, эти оба фактора влияли и на собственные орбиты частиц щели.
   Разумеется, Фросту, как коренному обитателю Сатурнианской системы, всё это было известно, а Селенский узнал всё это благодаря своему патрону и местной информационной ветке Интерстара. И хотя оба детектива имели весьма смутное представление о космонавигации и космоплавании, но даже они недоумённо размышляли, чем руководствовался экипаж корабля террористов, идя к щели Кассини. К тому же, как явствовало из лаконичных переговоров военных и данных радара, в данный момент к делению на полной скорости двигались восемь военных кораблей сатурнианского флота и патрульный крейсер, который явно неспроста оказался близ шестой планеты Системы.
   Космокатер Патруля на большой скорости прошёл мимо движущегося к кольцам с приличной скоростью эсминца Союза класса "Лаплас", обошёл его слева и продолжил своё движение к кольцам, выцеливая едва видимую на мониторах сканеров цель. Из-за слабого сигнала трудно было определить, что за корабль пытается уйти прочь из системы Сатурна, но Соколова, используя на полную мощность высокотехнологичную аппаратуру своего кораблика, сделала вывод, что им может противостоять тяжёлый рейдер земного флота класса "Гибралтар". Весьма серьёзный космолёт, один из самых продвинутых, что имелись в распоряжении Земли. И кораблю такого класса вполне по силам пройти сквозь щель Кассини без особых последствий для себя.
   Селенский поинтересовался, сможет ли катер Патруля перехватить рейдер землян, а если сможет, то будет ли по силам вести с этим космолётом бой на равных условиях. Инара, помолчав несколько секунд, пожала плечами и сказала, что - чисто теоретически - катер класса "Берсеркер" может вести бой даже с основным крейсером марсианского флота класса "Георгий Победоносец". Но - чисто теоретически. Даже при всех имеющихся в его распоряжении технических наворотах катер всё же оставался катером. А вот рейдер "Гибралтар" был уже противником куда более приемлемым, хотя Соколова и не преминула заявить, что щиты катера не протянут долго против прямого обстрела главного калибра рейдера. Но она и не собиралась изображать из себя неподвижную мишень.
   На курсографическом дисплее вспыхнули цифры, показывающие расстояние, оставшееся до щели Кассини - в данный момент оно составляло четыреста семьдесят семь тысяч двести километров. Местоположение военных кораблей Сатурна и крейсера Патруля было хорошо видно на экране мультихроматрона, в то время, как предполагаемый рейдер земного флота оставался практически невидимым, отслеживаемый аппаратурой "Берсеркера" лишь по остаточным следам.
   Поскольку собственная гравитация Сатурна не так уж и отличалась от стандартной земной (1,065g, если быть точным), то маневрирование в непосредственной близости от газового гиганта не представляло из себя какую уж слишком сложную задачу для любого мало-мальски опытного пилота. А в том, что капитан Соколова была квалифицированным пилотом, детективы нисколько не сомневались. Патруль, знаете ли.
   - Если верить тем данным, которые мы всё-таки получаем, - слегка напряжённым голосом произнесла Соколова, всё так же внимательно следящая за показаниями сканеров, - то их корабль продолжает идти тем же самым курсом. Если их скорость не изменится, то через восемь минут они войдут в деление.
   - А мы сможем их перехватить? - поинтересовался Фрост.
   - У нас разница в угловых скоростях более чем в два раза, так что сложно сказать. Но можно попытаться пройти сверху, над кольцами - это даст нам небольшой выигрыш по времени.
   - Сколько?
   - Не больше восьмидесяти секунд, но в условиях космического боя это до хрена много! - усмехнулась марсианка. - К тому же, нам не придётся уворачиваться от кусков льда при проходе через деление. Пусть они уворачиваются, чтоб их!
   На некоторое время в кабине катера наступила тишина, нарушаемая лишь звуками работающей бортовой аппаратуры да мерным гудением ядерного двигателя. В обзорном блистере хорошо было видно, что корабль меняет курс, поднимаясь над плоскостью колец, чтобы попытаться перехватить рейдер на выходе из деления Кассини.
   Фрост и Селенский ни разу до сего момента не видел с такого ракурса ни сам Сатурн, ни его кольца, поэтому оба сыщика молча сидели в своих креслах и во все глаза пялились в обзорный блистер. С этого расстояния шар планеты загораживал собою большую часть поля визуального обзора, а кольца выглядели колоссальной стеной километровой высоты, состоящей из мириадов ледяных глыб; кое-где на поверхности колец виднелись ледяные горы довольно большой высоты. В левом верхнем углу поля обзора можно было различить космическую станцию "Индевор", персонал которой занимался изучением атмосферы Сатурна и происходящих в его недрах процессов. В отличие от имеющего собственную биосферу Юпитера, Сатурн - впрочем, как и Уран с Нептуном - в этом плане был ничем не примечателен. Зато процессы, происходящие в его атмосфере и в глубинных слоях планеты, по-прежнему интересовали учёных.
   Катер практически мгновенно миновал кольца и оказался над ними, поднявшись над их поверхностью на пятьдесят километров. Отсюда очень хорошо была видна их структура, состоящая из бесчисленного количества ледяных глыб, служащих источником воды для Пояса, Меркурия, некоторых внешних планет и космических станций. Радар катера показывал присутствие в радиусе трети световой секунды от его теперешнего местоположения нескольких танкеров, занятых добычей водяного льда из колец, но они нисколько не интересовали Соколову и детективов.
   - Есть контакт! - напряжённым голосом произнесла марсианка, подкорректировав курс катера. - Они только что прошли щель Кассини и сейчас следуют в направлении... э-э... Атласа?
   - А что они там забыли? - удивился Селенский. - Этот спутник необитаем и вообще ничем примечательным, кроме своей формы, не знаменит.
   - Возможно, они хотят таким образом сбить нас со следа, что, беря во внимание их маскировочное устройство, вполне реально. Пройдя орбиту Атласа, они смогут... так, погодите-ка малость...
   Соколова углубилась в дебри непонятных детективам вычислений, прибегнув к помощи бортового ВИ. Фрост и Селенский молча наблюдали за беготнёй цифр, букв и символов с формулами на мониторе главного мультихроматрона, примерно представляя для себя, что сейчас делает агент Патруля. Примерно - ключевое слово.
   - Вычисления дают три варианта траектории его движения, и все они идут за пределы орбиты Сатурна, - наконец произнесла марсианка. - Думаю, что они попытаются уйти от преследования, использовав Атлас в качестве прикрытия, чиркнут по верхнему краю атмосферы Сатурна и уйдут во внешний космос. У них преимущество в скорости, даже перед нами, так что не могу вам обещать, что мы его догоним. Да и зачем нам его догонять?
   - То есть? - не понял Фрост.
   - По-вашему, втроём можно взять на абордаж рейдер?
   - А группа захвата на когге?
   - А вы не хотите узнать, куда этот рейдер летит? - вопросом на вопрос ответила Соколова. - Понимаю, что те, кто на нём находится, совершили преступление против граждан Союза, но если я всё верно понимаю, дело касается ВСЕХ жителей Системы. В какие такие игры играют земляне? Что это может значить для Титана, для Марса, для Меркурия? Что, если эти игры способны уничтожить сам вид homo?
   - Ну, это, конечно, всё меняет... но вы сможете проследить за рейдером? Если он быстрее вашего катера, то мы можем его потерять...
   - Значит, надо сделать так, чтобы этого не произошло! - сказала, как отрезала, Инара.
   И, не произнеся более ни слова, оперативник Патруля отвернулась к пульту управления, давая понять, что больше на эту тему она не собирается рассуждать.
  
  
  
  
   Глава 11.
  
  
  
  
   По большей части, Соколова оказалась права насчёт того, как поведёт себя пилот земного космолёта. Миновав похожий на летающую тарелку спутник Сатурна, рейдер устремился прямо к газовому гиганту, явно наращивая скорость. Со стороны складывалось впечатление, что пилот намеренно ведёт корабль к Сатурну, чтобы окунуться в его водородную атмосферу. Чисто с технической точки зрения в этом не было никакой необходимости, так как современные космические корабли не зависели от таких моментов, как гравитационные манёвры и эллиптические орбиты. Единственное более-менее правдоподобное объяснение такому поведению - попытка сбить преследователей со следа. Хотя магнитное поле Сатурна и уступало магнитному полю Юпитера, которое могло забить помехами сканирующие системы космолёта, тем не менее, его излучение могло сыграть на руку пилоту рейдера.
   Более медлительные суда Сатурнианского флота остались далеко за кормой, однако катер Соколовой продолжал висеть у рейдера на хвосте, хотя и чуток подотстал от него. Крейсер же и когг легли на курс перехвата, который выводил их на другую сторону планеты и куда мог вылететь после всех своих манёвров рейдер. Чисто с технической точки зрения, "Берсеркер" мог спокойно окунуться в атмосферу Сатурна на глубину до восьмисот километров, но Соколова справедливо полагала, что рейдеру нет нужды так глубоко нырять в атмосферу газового гиганта.
   Катер на большой скорости сближался с Сатурном, в атмосфере которого - в её верхних слоях - уже исчез земной космолёт. И если визуально его не было практически видно и до этого, то сейчас даже высокочувствительные сканеры "Берсеркера" едва-едва "видели" рейдер, который двигался в атмосфере Сатурна на удалении в двести километров от её верхней кромки. Его скорость процентов на двадцать превосходила скорость патрульного космолёта, однако Соколова пояснила тихо сидевшим в своих креслах детективам, что это ровным счётом ничего не значило. Рейдер мог быть и быстроходнее "Берсеркера", но дальнобойные турболазеры сводили на нет это преимущество.
   Правда, пока бортовое вооружение "Берсеркера" было неактивно, что и понятно - распылить на атомы всегда успеется, а вот взять в плен/арестовать и допросить мерзавцев было как раз в духе Фроста и Селенского. Но для этого рейдер было ещё нужно догнать, чем в данный момент Инара и занималась.
   Патрульный катер вошёл в верхние слои сатурнианской атмосферы, и корабль тут же окутало бледно-зелёное туманное покрывало, содержащее в себе, в основном, водород. Сразу же дала о себе знать турбулентность, отчего космоплан начало болтать, как известное дурно пахнущее вещество в проруби, однако гасители инерции и прочая автоматика "Берсеркера" быстро навели порядок, так что Фрост и Селенский не успели толком даже протошниться.
   - А движок у него-то того... куда мощнее, чем я ожидала... - процедила сквозь стиснутые зубы Соколова. - И если я правильно всё поняла, они сейчас выходят из атмосферы чуть восточнее северного полюса Сатурна и ложатся на курс, ведущий во внешнюю часть Солнечной системы. И если они хотят поиграть в догонялки - что ж, я принимаю их правила игры.
   - Они нас видят, интересно было бы знать? - осторожно осведомился Селенский.
   - Вполне допускаю, но у них сейчас, скорее всего, другая задача, хотя наверняка я сказать ничего не могу. Они могут и попытаться нас атаковать, но "Берсеркер" - не карго с Цереры. Если они нас атакуют, то они об этом очень сильно пожалеют.
   Фрост, услышав эти слова оперативника с Марса, хмыкнул, но вслух ничего не сказал. В конце концов, Космический Патруль располагал самыми современными - наряду с флотом ТехноСоюза - космическими кораблями, так что Соколова вполне могла быть уверена в собственных словах. Однако, подумал про себя титанец, иногда и палка может выстрелить, так что лучше быть готовыми ко всему.
   Патрульный космоплан выскочил из атмосферы Сатурна примерно в семистах километрах западнее северного полюса планеты, после чего тут же изменил курс, нацелившись на тот район Солнечной системы, в котором располагался один из двух ледяных гигантов - Уран. Поскольку курс рейдера лежал в том же направлении, было логично направиться именно туда.
   Поразмыслив немного, Соколова, посовещавшись с Фростом и Селенским (хотя офицер Космического Патруля вовсе не обязан был прислушиваться к мнению планетарных полицейских), решила отменить режим "ставим на уши всю Систему", ограничившись крейсером Патруля и коггом спецназа, чьи возможности несколько превосходили возможности кораблей сатурнианского флота. В конце концов, для того, чтобы взять на абордаж вражеский космолёт, не нужно было прибегать к услугам всего флота СВМ. Достаточно было крейсера Патруля с отрядом приписанных к нему штурмовиков. И "Ацидалийского каштана".
   Технически, на то, чтобы преодолеть разделяющее Сатурн и Уран расстояние, обычному космолёту, движущемуся в пространстве со стандартной для большинства космических кораблей скоростью в десять процентов от световой, требовалось тринадцать-четырнадцать часов; если же разогнаться чуток быстрее, время, проведённое в полёте, можно было сократить до восьми-девяти часов. Однако военные космолёты летали гораздо быстрее своих гражданских собратьев, что существенно сокращало время полёта часов эдак до семи. О чём не преминула сообщить детективам Инара Соколова, по-прежнему сидевшая в пилотском кресле космокатера Патруля и направляя его к далёкому Урану.
   Из тех скупых данных, что поступали на сканеры космоплана, следовало, что земной рейдер двигался к седьмой планете Системы со скоростью в четверть от световой, что давало ему неплохую фору и подлётное время около пяти с половиной часов. Это могло означать, что у землян имелись в своём распоряжении гораздо более продвинутые двигатели, чем считалось до этого. И не факт, что это было всё, на что был способен рейдер. В то же время скорость катера была ограничена двадцатью процентами скорости света, поскольку более мощный двигатель в корабль такого размера впихнуть было попросту невозможно. Если только, как пошутила Соколова, не прицепить его на внешней подвеске.
   Да и следить за рейдером было довольно трудно из-за его системы маскировки. То ли она работала именно таким способом, то ли с генераторами маскировочного поля было что-то не так, но именно поэтому следить за космолётом землян было очень и очень непросто. Он то и дело пропадал из поля зрения детекторов, заставляя марсианку едва слышно ругаться сквозь зубы и в очередной раз перенастраивать сканеры, а когда появлялся, то создавалось впечатление, что в пространстве впереди катера Патруля движется какая-то штрихпунктирная линия, а не космический корабль. Единственным, что давало утешение, было то, что курс этой "линии" не менялся и вёл именно в ту точку пространства, в которой находился в данный момент своего орбитального периода спутник Урана, именуемый Сикораксой. Внешние спутники этого ледяного гиганта были необитаемы, что позволяло соорудить там всё, что угодно. И причём без ведома правительства Уранианской системы.
   Патрульный катер миновал орбиты Титана и Гипериона, и сейчас приближался к Япету со стороны южного полушария восьмого спутника Сатурна. Даже невооружённым глазом можно было заметить пятна света, источником которых были купольные города; самое большое из них находилось южнее тянущейся по экватору Стены Япета километрах в семидесяти и принадлежало главному городу Япета - Павлову. Севернее Павлова, если применить бортовые видеопоисковые системы, можно было рассмотреть пронзающую Стену линию скоростной трассы магнитоплана, заключённую внутри туннеля из сверхпрочной микростали, армированной титаниумом, связывающей главный город Япета и второй по величине населённый пункт спутника - Торренс-Сити. Как и вблизи Титана, космическое пространство возле Япета было пустым, лишь над северным полюсом спутника висели три боевых космолёта СВМ класса эсминца, осуществляющие мониторинг прилегающего к Япету космоса.
   - Если идти на такой скорости, то мы минуем орбиту Форньота через двадцать одну минуту с небольшим, - сказала, повернув голову к Фросту, который всё так же молча сидел в кресле второго пилота катера, Соколова. - Рейдер, правда, сделает это раньше нас, но здесь я уже ничего поделать не могу. Допустимая скорость для катера этого типа, которую можно развить без риска расплавить микрореактор, составляет двадцать процентов от световой, а это меньше скорости рейдера. О чём я сейчас реально жалею, так это о том, что мне не удалось посадить ему на корпус трейсер. Конечно, его могли и обнаружить, но всё же это лучше, чем вообще ничего. Ке са?
   - Что толку сейчас об этом сожалеть, капитан? - пожал плечами титанец. - Пока мы можем его видеть, у нас есть шанс за ними проследовать до того места, откуда они вылезли. А там будет видно.
   - Да? - прищурилась Инара. - А как вы вообще себе представляете дальнейшие наши действия? Вы, видно, рассчитываете, что мы пойдём на штурм базы Федерации на том спутнике Урана? А вы представляете себе последствия такого шага, детектив Фрост?
   - Ну... а что в этом такого? - не понял Дункан.
   - Что в этом такого? - усмехнулась марсианка. - Да, собственно, ничего, если не считать, естественно, того, что Земля спустит на нас всех своих собак. Нападение на пусть и секретную и пусть нелегальную, но ЗЕМНУЮ военную инсталляцию однозначно явится поводом к войне между Федерацией и ТехноСоюзом.
   - Эта их... инсталляция находится на территории Союза Внешних Миров - это как объяснить с данной точки зрения? - недовольно нахмурился полицейский. - Мы с напарником в курсе, что в системе Урана у землян есть научная станция на Джульетте, которая ведёт изучение Урана, и торговые фактории "Интерстеллара" на Калибане и Паке - но это и всё. Правительство Союза никогда не давало - и не даст - согласия на строительство военной базы Федерации в контролируемом им пространстве...
   - Однако Марсу вы разрешили построить две военные базы на Каллисто и Церере, - усмехнулась Соколова.
   - Это совсем другое, коллега. Присутствие марсианского флота близ Ганимеда способствует безопасности дрожжевых ферм на спутниках Юпитера, а не мне вам говорить, какое значение для всей Системы имеют дрожжевые заводы и фабрики Юпитерианской системы. И Церера в этот же разряд входит. Поэтому давайте не будем мешать яичницу и говно, ист кля?
   - Шёр, - на манер "внешника" отозвалась Соколова, примирительно выставляя вперёд обе ладони. - Здесь мне вам возразить нечего.
   - Меня больше всего интересует, что сейчас происходит в окружающем нас пространстве, - подал голос Селенский, пытающийся самостоятельно прочитать показания приборов, которые были для него чем-то сродни китайским иероглифам. - О политике можно и потом будет поговорить, если время выдастся.
   - Так, давайте посмотрим... о-о!
   - Мне это ваше "о-о" не очень нравится, капитан, - насторожился Фрост при виде вмиг посерьезневшей марсианки, которая принялась сосредоточенно переключать мониторы и набирать на сенсорной клавиатуре какие-то команды. - В чём дело, можете объяснить?
   - Я не вижу рейдер, - спокойно произнесла Соколова, продолжая свои непонятные детективам манипуляции с приборами. - Он исчез с экранов.
   - В смысле? - не понял Фрост.
   - В смысле, мать его так, что ни один сканер катера его не видит! - раздражённо бросила Инара, продолжая свои манипуляции с пультом управления. - То ли они полностью закапсулировались, то ли я чего-то не понимаю. И это меня раздражает. Причём сильно.
   - Я вас вполне понимаю, коллега, - на губах Дункана возникла слабая улыбка. - Когда что-то мешает расследованию, это раздражает... да...
   Соколова бросила на титанца пристальный взгляд, однако, по всей видимости, ничего криминального в словах полицейского марсианка не нашла. Пробормотав нечто, весьма похожее на ругательство, она снова вернулась к своему занятию.
  
  
  
  
   Обнаружить пропавший со сканеров земной военный корабль не удалось ни через пять минут, ни через пятнадцать. Такое впечатление, что его, как говорили на Земле, "корова языком слизала". Соколова перепробовала все мыслимые комбинации скан-программ, но ни одна не принесла сколь-нибудь существенного результата. Рейдера просто нигде не было. От слова "совсем". Технически, как раздражённо пояснила марсианка на вопрос Фроста, какого хрена тут творится, это было несложно сделать - если на борту космолёта имелся генератор маскировочного поля. А такой генератор, судя по всему, у землян как раз и имелся. Да и более скоростной движок тоже давал им приличную фору. Так что, судя по всему, рейдеру удалось оторваться от преследования и благополучно уйти к Урану.
   Пока Инара молча раздумывала, что же теперь должно предпринять, исходя из сложившейся ситуации, оба сыщика тихо сидели в своих креслах, стараясь не мешать более сведущей в подобных делах оперативнице Патруля. Да, им обоим доводилось действовать за пределами Титана, но не в открытом космосе, а на других спутниках Сатурна, пару раз - в Поясе, когда служебные дела привели их на Гигею, Академию и Чески Крумлов; доводилось им бывать и на галилеевых спутниках Юпитера. Однако открытый космос не являлся сферой их деятельности по одной простой причине - планетарные полицейские в этой области не имели ни должных навыков, ни должных полномочий. Всё, что происходило неправомочного в космическом пространстве Союза Внешних Миров, подпадало под юрисдикцию Космического Арбитража - пространственной полиции СВМ, базирующейся всё в том же Гюйгенсе и имеющей базу собственных космолётов неподалёку от купола Северин. Планетарные полицейские в дела Арбитров не лезли, лишь иногда их интересы пересекались, и тогда обе стороны сотрудничали во благо порядка и закона. Поэтому и Фрост, и Селенский терпеливо ожидали, какое же, в конце концов, решение примет марсианка.
   - Значит, так, - произнесла Инара злым голосом, не глядя на детективов, - поступим вот как. Раз этот сраный рейдер исчез из сферы досягаемости наших сканеров, придётся идти к Сикораксе. Я свяжусь с Марсопортом и сформирую запрос в офис командующего на предмет привлечения к расследованию военных Союза. В конце концов, это же ваша территория, так что проявим уважение к союзнику.
   Фрост понимающе усмехнулся. Сказать честно, если того требовали обстоятельства, Марс мог действовать в обход всех мыслимых межпланетных правовых актов - и никто бы и слова не сказал, так как ссориться с единственной сверхдержавой Системы никто не хотел. Однако посылать свои боевые суда в пространство Союза без хотя бы уведомления его правительства означало вызвать пусть и тихое, но всё-таки недовольство действиями Марсопорта со стороны Титана. Не говоря уж о том, что, поскольку Союз изначально был основан на конфедеративных началах, и Ганимед, и Церера, и Титания имели право на принятие полностью самостоятельных решений по ряду вопросов, в основном, это касалось внутренней безопасности. Поэтому в действиях Соколовой весьма чётко прослеживалась логика.
   О чём говорила Соколова со своим руководством, сыщики так и не узнали, поскольку марсианка, ничтоже сумняшеся, задействовала дисторсионное поле, полностью поглощающее звук, так что полицейские просто молча сидели и смотрели, как Соколова беседует посредством квантовомеханического коммуникатора с каким-то офицером Патруля. Судя по всему, офицер этот занимал весьма высокое положение в военно-полицейской иерархии ТехноСоюза; впрочем, ни Фрост, ни Селенский не так уж хорошо разбирались в марсианской табели о рангах, чтобы судить наверняка. Поэтому они, переглянувшись меж собой, по молчаливому обоюдному согласию решили просто ждать дальнейшего развития событий.
   - Значит, так, ребята, - проговорила Соколова, закончив беседу с Марсопортом и отключив дисторсионное поле, разворачиваясь в своём кресле лицом к детективам. - Марс даёт "добро" на рейд к Сикораксе. Высшему Совету очень не нравится вся эта бодяга, затеянная землянами. С баз в Астероидах будут выдвинуты четыре ударно-тактические группы Военно-Космического Флота, наше военное руководство свяжется с Титанией и запросит поддержку со стороны Флота Обороны Урана. Мы же, пока корабли ВКФ будут идти к Сикораксе, двинемся в ту сторону и проведём небольшую рекогносцировку. Нужно ведь понять, с чем именно мы имеем дело.
   - В связи с чем такой крутой поворот? - насторожился Дункан.
   - В связи вот с этим.
   Соколова снова повернулась к пульту управления катером и что-то там нажала. Это её действие активировало трёхмерный голографический экран мультихроматрона, на котором возникла панорама какого-то участка космического пространства, в центре которого виднелась непонятная бело-голубая клякса с тянущимися во все стороны синими "нитями", имеющими явно энергетическую природу. Что это было такое и какое отношение оно имело к Сикораксе и вообще к расследованию таинственной деятельности землян на спутнике Урана, Фрост и Селенский не имели ни малейшего представления.
   - Это снято высокочувствительными видеокамерами обсерватории на Плутоне и передано на Марс по сверхзащищённому каналу, - пояснила Соколова. - Явление имело место быть примерно в шестнадцати единицах от Персефоны, глубоко в Поясе Койпера.
   - А что это? - спокойно осведомился титанец.
   - Вы любите смотреть фантастические фильмы? - этот вопрос Инары поставил обоих детективов в состояние недоумённого замешательства и на несколько секунд выбил их из привычной колеи.
   - Э-э... - Фрост переглянулся с Селенским, потом несколько озадаченно пожал плечами. - Ну... я смотрел серию про события Ереси Хоруса, пару фильмов про Ультрамаринов, "Возвращение Примарха" - кстати, реально суперский фильм, Владимир Майский там прямо раскрыл весь свой талант актёра жанра "сайенс-фикш". Робаута Жиллимана он сыграл просто великолепно. Да и Джессика Хиллебранд в роли Иврэйн тоже хороша. "Горизонт-58" тоже неплохой фильм, "Мираж"... а почему вы спрашиваете об этом? Причём тут наше дело?
   - Вот эта штука, - Соколова ткнула пальцем в трёхмерный экран мультихроматрона, - вам ничего не напоминает?
   - А должна? - прищурился титанец.
   - Фрост - ну вы же смотрели много фильмов по Вархаммеру! Неужели вам ничего это не напоминает?
   - Мм... хотите сказать, что это может быть... да перестаньте, что за чепуха! Нет у нас таких технологий, даже у Марса нет, про Землю я уж вообще молчу! Если только...
   - Если только?
   - Блин, ну это же не может быть правдой... или всё-таки может?
   - Шеф - ты думаешь, что к появлению вот этой фигни могут быть причастны инопланетяне? - осторожно спросил Селенский.
   - В фильмах по вселенной Вархаммера нет гиперпрыжков, там варп-пространство для этого есть, а оно не имеет ничего общего с гиперпространством, Ос. А вот такое показано - причём много раз, - Фрост ткнул пальцем в голографический экран мультихроматрона, - в фильмах про пилотов "Чёрного эскадрона".
   - Вы и это смотрели? - удивилась Соколова.
   - А что? - пожал плечами сыщик. - Хорошая серия, про межзвёздные войны, ксеносов, всё такое... Это окно гиперпространственного перехода? - неожиданно спросил Фрост, кивком головы указывая на мультихроматрон.
   - Догадались? - усмехнулась марсианка. - Да, полезно смотреть иногда, как видите. По всей вероятности, это и есть след выхода чужого корабля из гиперпространства, поскольку никто в Системе ещё не подошёл к созданию работающего прототипа.
   - Даже Марс? - прищурился Селенский.
   Соколова несколько секунд молча глядела на землянина, потом издала какой-то непонятный звук.
   - Знаете, практика в этом вопросе весьма далека от теории... Эй, только эта секретная информация! - спохватилась Соколова, строго поглядев на детективов. - Я вам ничего такого не говорила, понятно?! Пискните только кому-нибудь...
   - ... и Марс отправит нас на самый удалённый астероид, типа Ментора, где мы будет копать реголит или долбить вольфрамовую руду всю оставшуюся жизнь! - хохотнул Фрост. Однако буквально через секунду старший детектив посерьезнел. - Что ж, раз Марс идёт по этому пути, то я могу ему только пожелать удачи. Такое открытие принесёт огромную пользу для человечества, если только вот эти вот, - он ткнул пальцем в голоэкран, - не сделают нам какую-нибудь гадость.
   - Так для этого мы и летим на...
   Неожиданно Соколова прервала сама себя на полуслове и с выражением тревоги уставилась на один из мониторов.
   - Что такое? - в свою очередь, насторожился Фрост. Подобрался и Селенский. - Что вы там такое увидели?
   - Если это не сигнал бедствия, то что это, по-вашему?
   Инара протянула руку к пульту управления и с помощью какого-то сенсора усилила исходящий из динамиков звук так, чтобы все, кто находился в кабине космокатера, могли его слышать.
   Какими бы далёкими от всего, что было связано с космическими полётами, не были Фрост и Селенский, не узнать этот сигнал, состоящий из чередующейся серии "три точки-три тире-три точки", было невозможно. Если, конечно, вы не являлись одним из тех землян, которые именовались "социально-защищёнными" и которых не заботило ничего, кроме получения примитивных удовольствий от своей тупой жизни. Однако оба сыщика тут же отметили одну весьма тревожную деталь - сигнал этот явно транслировался автоматом, так как, в противном случае, они бы услышали голос какого-нибудь космонавта. А автоматическая трансляция кодового сигнала SOS могла означать только одно - выживших на борту космолёта не осталось.
   И вот именно это обстоятельство не на шутку обеспокоило полицейских. Конечно, корабль мог получить серьёзные повреждения в результате столкновения с блуждающим астероидом или метеоритом или попасть в космический шторм, но это было весьма маловероятно. Служба контроля космического пространства на всех мирах Системы работала чётко, отслеживая орбиты всех мало-мальски опасных объектов, поэтому столкновение такого рода было весьма маловероятным, хотя и не невозможным. Но даже в таком случае на борту корабля должны были остаться выжившие. А если сигнал бедствия транслирует автомат - значит, дела на борту этого космолёта обстоят не так уж и хорошо, как того хотелось бы.
   Либо корабль подвергся атаке пиратов, что было наиболее подходящей версией для того, чтобы объяснить отсутствие выживших. Но и здесь получалась нестыковочка - за последние три года в этом районе не было зафиксировано ни одного случая нападения пиратов на гражданские суда; конечно, это мог быть и какой-нибудь залётный пират, что было не так уж и невозможно.
   В любом случае, патрульный катер обязан был отреагировать на полученный сигнал бедствия. Это был неписаный закон, которому следовали космонавты, и пролететь мимо терпящего бедствия космического корабля означало быть навсегда занесёнными в "чёрный список" и стать парией для всей Системы. Сегодня ты спасёшь десяток-другой жизней, завтра спасут тебя и твой экипаж. Поэтому Соколова, не раздумывая ни секунды, изменила курс патрульного космоплана и направила его в ту точку пространства, откуда исходил сигнал бедствия, транслируемый автоматом.
  
  
  
  
   Ни Фрост, ни Селенский не выразили какого-либо возмущения действиями офицера Патруля. Оказать помощь терпящему бедствие кораблю являлось неписанным законом для всех космонавтов, так что они лишь поудобнее уселись в своих креслах и стали наблюдать за дальнейшим развитием событий.
   Сделав соответствующую запись в бортовом электронном журнале и сообщив на Марс о причине изменения курса, Соколова произвела некие манипуляции с пультом управления. И хотя по ту сторону обзорного блистера ровным счётом ничего не изменилось - Уран был ещё далеко для того, чтобы его можно было различить невооружённым глазом, а разглядеть Сикораксу и вовсе не представлялось возможным ввиду небольших размеров этого спутника - для стороннего наблюдателя, полихордкристаллический дисплей курсографа чётко показывал, что курс космоплана изменился. Теперь катер двигался не в сторону собственно Урана, а в сторону его орбиты, причём той её части, что находилась по отношению к Сатурну в северо-восточной части верхней полусферы. Именно оттуда и поступил транслируемый автоматом сигнал бедствия.
   Даже сейчас, в эпоху современных технологий космических полётов, нередки были случаи, когда что-то во время космического полёта шло не так. Протечка контура реактора, неисправность в работе генераторов, взрывная декомпрессия (здесь могло быть причиной несколько факторов и мы сейчас не будем на них заострять внимание), протонный шторм, столкновение с метеоритом - космос всё-таки до сих пор оставался враждебен всему живому, и в любой момент он мог об этом напомнить хрупким существам из плоти и крови. Вот и здесь могло быть что-нибудь в этом духе.
   Когг и крейсер Патруля тоже, судя по изменению их траектории движения, зафиксировали сигнал бедствия, и теперь оба корабля спешили вслед за катером Соколовой. Их возможности в плане оказания помощи терпящему бедствие космолёту - особенно у крейсера - были куда большими, чем у космокатера. Если на борту терпящего бедствие корабля оказались бы всё же выжившие, то медицинский отсек крейсера мог предоставить им самые передовые медицинские технологии, какие только имелись в распоряжении технократов Марса.
   Сверившись с показаниями квантовомеханического дальномера - КМД, Соколова сообщила Фросту и Селенскому, что подающий сигнал SOS корабль находится от них на удалении в семьсот миллионов километров в направлении на северо-запад, что могло означать одно из двух: либо этот корабль двигался в центральные районы Солнечной системы, когда произошло то, что произошло - либо он совершал рейс к одному из внешних миров. Дункан поинтересовался, возможно ли, используя аппаратуру катера, определить тип и принадлежность космолёта, на что Инара, чуть поморщившись, ответила, что дальномер такие вещи определять не умеет, а видеопоисковые камеры на таком расстоянии бессильны что-либо разглядеть. А автоматический идентификатор пока не подавал никаких признаков жизни, и вот это обстоятельство серьёзно беспокоило марсианку. Любой космический корабль имел автоматическую систему распознавания, которая работала независимо от бортовой энергосистемы, имея собственный источник энергии, и если она не подавала никаких сигналов, то это могло означать, что её вывели из строя намеренно. А в таком случае версия нападения пиратов становилась куда более вероятной.
   Селенский поинтересовался, как скоро они приблизятся к терпящему бедствие космолёту. Соколова, поколдовав с бортовым компьютером, сказала, что если они будут идти прежним курсом и с прежней скоростью, то доберутся до места назначения примерно за три часа сорок минут. Не так уж и быстро, когда речь идёт об оказании помощи терпящему бедствие кораблю, но, если данные сканеров и радара не врали, катер, когг и Крейсер Патруля были единственными судами в радиусе, как минимум, десяти единиц. В том районе Системы, где недвижно висел в пространстве неизвестный космолёт, не проходили коммерческие линии, и что здесь мог делать транспортный корабль (если, конечно, это был транспортный корабль), оставалось непонятным. Соколова на всякий случай провела небольшую триангуляцию возможных маршрутов корабля, но ничего особо путного из этого не вышло. С равновероятной степенью он мог как следовать из Пояса Астероидов к внешним планетам, так и лететь откуда-нибудь с Плутона или Пояса Койпера на Меркурий или в тот же Пояс.
   Чуть поразмыслив, Инара решила-таки придать немного дополнительного ускорения катеру, увеличив тягу маршевого двигателя на восемь процентов. Это давало пусть небольшой, но всё-таки выигрыш во времени, а в ситуации, подобной этой, каждая минута могла оказаться бесценной.
   Сидеть в бездействии в тесной кабине боевого космоплана было довольно муторно, поэтому Селенский от нечего делать принялся разглядывать всевозможные приборы и дисплеи, пытаясь понять, что для чего здесь предназначено. Не достигнув сколь-нибудь существенных успехов, землянин пробурчал под нос что-то не совсем приличное, после чего с недовольным видом откинулся на спинку своего кресла.
   Космоплан продолжал пожирать пространство, с каждой минутой приближаясь к месту нахождения терпящего бедствие корабля. За ним, на расстоянии примерно в одну сотую единицы, следовали когг с отрядом штурмовиков и патрульный крейсер, отчётливо наблюдаемые на радаре.
   - Постойте-ка минуту... а это ещё что такое? - при этих словах Соколовой Фрост и Селенский вмиг насторожились и уставились на главный мультихроматрон. - Так-так-так...
   Пальцы Инары шустро забегали по сенсорной клавиатуре, подстраивая бортовую аппаратуру катера так, чтобы получить наиболее чёткую картину происходящего.
   - Что-то не так, коллега? - осторожно осведомился Фрост, наблюдая за действиями офицера Патруля.
   - Пока не знаю, - с некоторой заминкой отозвалась марсианка. - Но КМД показывает ещё один корабль неподалёку от первого.
   - Пират? - насторожился Селенский.
   - Пока не знаю. С такого расстояния нельзя что-либо понять. Но он только что появился вблизи транслирующего сигнал бедствия корабля. Возможно, какой-то грузовик... хм... попробую с ним установить связь...
   Соколова быстро принялась настраивать коммуникационное устройство с тем, чтобы попытаться связаться с появившемся рядом с терпящим бедствие космолётом неизвестным судном. И её попытки принесли желаемый результат. Несколько секунд спустя на голографическом экране мультихроматрона возникло окно дальней связи, которое протаяло в глубину и, обретя объём и чёткость, отобразило панораму рубки какого-то космического корабля с человеком в форме Торгового Флота на переднем плане.
   - Говорит капитан торгового корабля "Молчаливый странник" меркурианского регистра Пол Ханссен, - произнёс космонавт, глядя прямо в объектив передающей видеокамеры. - Мы видим вас на мониторе нашего дальномера. Назовите себя.
   - Капитан Ханссен - я офицер Космического Патруля Марсианского ТехноСоюза капитан Инара Соколова, - с лёгкой усмешкой ответила марсианка, явно забавляясь реакцией Ханссена на свои слова. - Нахожусь на борту патрульного катера с офицерами полиции Титана, меня сопровождают крейсер и когг специальных операций Патруля. Следуем на сигнал бедствия, полученный нами при преследовании космолёта террористов.
   - Э-э... - на лице Ханссена отобразилось явное недоумение и растерянность. Не каждый день встречаешь в космосе сразу три корабля Космического Патруля. - Террористы? А что, собственно, случилось?
   - Случилось, - сказала, как отрезала, марсианка. - Вы сейчас рядом с терпящим бедствие кораблём? Видите его?
   - Мм... да, мы всего в километре от него, офицер.
   - Он сильно повреждён?
   - Я вообще не вижу никаких внешних повреждений, и сканеры не показывают наличия признаков взрывной декомпрессии. Но дело не в этом.
   - А в чём?
   - Смотрите сами. Переключаю картинку на камеры внешнего обзора.
   Лицо капитана "Молчаливого странника" исчезло с голоэкрана, а вместо него перед сидящими в кабине космокатера людьми повисло трёхмерное изображение космического корабля, который передавал сигнал бедствия. И при виде его лицо Соколовой приобрело выражение крайнего недоумения.
  
  
  
  
   Глава 12.
  
  
  
  
   - Я, конечно, не такой уж большой знаток классов космических кораблей, - произнёс Фрост, глядя на экран мультихроматрона, - но разве это не военное судно?
   - Не нужно быть знатоком классов космолётов для того, чтобы опознать боевой корабль, - ворчливо произнесла Соколова. - Турболазеры и торпедные батареи от постороннего взгляда тяжело спрятать, знаете ли. Если только это не корабль, предназначенный для спецопераций. А то, что здесь перед нами висит, явно принадлежит к боевому космолёту класса корвета, тип "Гонолулу", а корабли такого типа стоят на вооружении земного флота. Тот факт, что он здесь просто так вот висит, весьма настораживает, хотя от несчастных случаев и аварий не застрахован никто. Даже военные корабли Марса.
   - А что он тут, интересно, делает? - с подозрением в голосе спросил Селенский. - Здесь ведь не пространство Федерации, и военному кораблю Земли тут попросту нечего делать.
   - Знаешь, Ос, меня сейчас это беспокоит меньше всего, - отозвался Фрост, прищуренными глазами глядя на голографический экран. - Военный корабль подал сигнал бедствия, сигнал транслирует автомат - тебе это не кажется странным?
   - Кажется, но тем не менее... Хм, а что здесь, кстати, делает торговец? Тоже случайно оказался?
   Связь всё это время оставалась включённой, поэтому капитан "Молчаливого странника" всё прекрасно слышал. Равно как и видел. Лицо меркурианца чуть помрачнело, однако голос Ханссена остался спокойным.
   - Мы следуем с грузом промышленного оборудования с Метиды на Ариэль, - ответил он, обращаясь к Соколовой, и полицейские молча проглотили этот факт. В конце концов, Космический Патруль обладал куда большим весом, нежели планетарная полиция. - Перехватили сигнал бедствия, прибыли сюда, потом вас увидели на радаре. - Меркурианец помолчал. - Мне всё это не слишком нравится, знаете ли. Военное судно землян болтается в пространстве Союза с включённым сигналом бедствия, который, судя по всему, передаёт автомат, а это как-то странно выглядит, знаете ли. Корпус не повреждён, но корабль выглядит так, словно на борту никого нет, хотя наши сканеры фиксируют работу бортовых генераторов, а это значит, что внутри циркулирует энергия. В общем, мы ничего не понимаем.
   - Это понятно, - отозвалась Соколова. - Мы будем на месте через примерно час сорок - час сорок пять. Не предпринимайте попыток высадиться на земной космолёт. Мы не знаем, что именно происходит внутри. Нельзя исключать возможность эпидемии.
   - Эпидемии? - лицо Ханссена приобрело недоумённое выражение. - Какой эпидемии? Мы же в открытом космосе, за много единиц от Марса и Земли, откуда здесь может взяться вирус?
   - Кроме Земли и Марса, жизненные формы также присутствуют на Европе, Титане, Энцеладе и Персефоне, - спокойно откликнулся Фрост. - И хотя не доказано, что болезнетворные микроорганизмы инопланетного происхождения опасны для людей в силу того, что метаболизм всей этой живности отличен от привычного для нас, но всё ведь бывает в первый раз. И сказать честно, мы понятия не имеем, как можно противостоять подобной дряни. Так что давайте не будем играть в героев, а просто подождём, пока мы не подлетим к вам, и тогда мы вместе сможем обсудить стратегию дальнейших действий. У вас есть шаттлы на борту или что-нибудь вроде них?
   - Разумеется, есть. Каждый грузовой корабль имеет на борту несколько спасательных шлюпок, которые можно использовать и в качестве челноков, но на "Страннике" имеются также два шаттла класса "Дельта". Мы используем их в качестве суборбитальных челноков, когда находимся на орбите какой-нибудь крупной планеты.
   - Шаттлы класса "Дельта" - хорошие машинки, - кивнула Соколова. - Крепкие и надёжные, впрочем, как и многое, сделанное на Меркурии. Держите их в готовности, на всякий случай. На корвет не суйтесь - я не очень верю во все эти россказни про инопланетные вирусы, могущие навредить человеку, ведь обмен веществ у известных нам ксеноформ отличается от обмена веществ у нас, но что-то там всё-таки имело место быть.
   - Да, собственно, теперь, когда сюда летит Патруль, нам туда лезть совсем не резон! - усмехнулся Ханссен.
   Соколова молча кивнула меркурианцу и выключила коммуникатор.
   - Итак, что же мы имеем в сухом остатке? - марсианка оглядела полицейских с Титана пристальным внимательным взглядом. - Какие у вас есть идеи на сей счёт, господа детективы?
   Фрост и Селенский переглянулись, землянин молча пожал плечами и состроил неопределённую мину.
   - Ну-у... - протянул Фрост, переводя взгляд на экран мультихроматрона, - это, собственно, ваша прерогатива, коллега. Вы больше нашего соображаете в космических делах. Мы-то всё больше по поверхностям планет специализируемся. Хотя согласен, что вот так вот запросто вламываться туда было бы весьма опрометчивым решением.
   - Рада слышать, что вы со мной согласны. Но мне всё-таки хотелось бы услышать ваше мнение, раз уж мы с вами сидим в одной, так сказать, лодке.
   Фрост некоторое время молча смотрел на экран мультихроматрона, потом перевёл взгляд на блистер кабины катера.
   - Ни один здравомыслящий полицейский не станет соваться напролом в подобное место, - медленно проговорил титанец. - Велика вероятность получить бластерный заряд в голову или подхватить какую-нибудь заразу, как в данном случае. Сказать честно, ещё не было отмечено ни одного случая заболевания людей каким-нибудь инопланетным вирусом, но, как я уже говорил, всё может случиться впервые. Нужно будет просканировать это корыто всеми возможными способами, ведь у вас же есть какие-то хитроумные сканеры на борту вашего катера?
   - Что вы подразумеваете под этими словами? У меня тут обычный набор сканеров, нет ничего сверхординарного.
   - Но это же катер Патруля!
   - По-вашему, если это патрульный космоплан, то он должен быть напичкан какими-то супер-пупер-сканерами? - усмехнулась Инара. - Кроме того, что радиус действия детекторов выше, чем даже у военных сканеров, больше никаких особых примочек у них нет. И я уже давно сканирую этот корабль, но пока без особых результатов. Кроме того, что на борту корвета есть воздух и нет повреждений корпуса, я больше ничего сказать не могу.
   - Хм... Но ведь всё-таки там что-то произошло? Не может вот так просто военный корабль подавать сигнал бедствия, для этого нужно, чтобы там произошло что-то из ряда вон выходящее. Там же ребят с оружием по самое не балуй, вообще-то. А сигнал подаёт автомат... Странно всё это, если не сказать больше.
   - Пираты вряд ли могли напасть на них, - вставил своё слово Селенский. - Всё-таки военный корабль, все дела... И у меня уже мурашки по спине от всего этого.
   - Если честно - мне тоже не по себе, - призналась Соколова. - Слишком уж всё это очень необычно выглядит. Но на то мы и Патруль, чтобы быть готовыми к такому повороту событий.
   - То есть? - Фрост с некоторой долей интереса взглянул на Инару.
   - Бластер иногда бывает не совсем к месту, но здесь кое-что есть помощнее бластера, - марсианка подмигнула старшему детективу. - У нас ещё почти полтора часа полёта до той точки пространства, где висит земной корвет, так что, думаю, будет лучше, если мы кое-чем разживёмся из корабельного арсенала. А то наши бластеры могут показаться не слишком мощным оружием в данном случае... если вы понимаете, что я имею в виду.
  
  
  
  
   Понятное дело, что на любом военном или патрульном космолёте имелся корабельный арсенал, служащий весомым подспорьем в различных нештатных ситуациях, поэтому ни Фрост, ни Селенский особо не удивились при виде размещённого в мета-магнитных держателях оружия, многие образцы которого они видели лишь на страницах посвящённых оружию этому самому справочников и сайтов Интерстара. Другое дело, что оба полицейских до сего момента в своих мероприятиях никогда не использовали ничего тяжелее лазгана, поэтому они сейчас пребывали в серьёзном раздумье, что же именно им выбрать для того, чтобы как следует вооружиться перед высадкой на корвет.
   - Не знаете, что лучше всего выбрать? - Соколова понимающе усмехнулась. - Я так понимаю, что вам ни разу ещё не доводилось высаживаться на вражеский космолёт?
   - Ну, если не считать того случая, когда нам пришлось на Академии вламываться на карго Тоявы Хашимото, - пожал плечами Фрост, - то нет. И его корабль стоял в порту, а не болтался в космосе, как дерьмо в проруби.
   - И поэтому, должно быть, вы полагаете, что оружие посерьёзнее бластера сможет пробить обшивку, да?
   - Не знаем. А так есть?
   - Ну, если вы сумеете приволочь на борт этого корвета турболазер, то вы точно проделаете в обшивке дыру, это вне сомнения. Но здесь, как вы можете видеть, нет турболазера. Лично я бы посоветовала вам вооружиться вот этой хреновиной, - марсианка указала на висящий на стене в магнитном держателе массивный ствол, внушающий уважение и трепет. - Штурмовой МД-пулемёт "Вулкан", идеальное оружие для случаев, когда вас не хотят куда-то впускать или же вам требуется превратить кого-нибудь в фарш. Очень помогает при штурме укреплённых мест. Или вот это вот, к примеру...
   Соколова указала на висящую в зажиме штурмовую винтовку, которая мало чем отличалась от "Вулкана".
   - АШ-28, известна также под неофициальным названием "адский шторм". Стандартная штурмовая винтовка, принятая на вооружение армией и спецподразделениями Марса. Незаменима при штурме ограниченных пространств и защите узких проходов.
   - А это что такое? - Селенский кивком головы указал на нечто, очень похожее на сильно увеличенный бластер, висящее в зажиме повыше "адского шторма".
   - Это? - Соколова усмехнулась. - Скажем так - идеальное оружие для того, чтобы захватить некое место, не оставив при этом никого из врагов в живых.
   - Это как? - не понял землянин.
   - Плазмаган, по сути своей является ручной версией плазменной пушки. Ведёт огонь плазменными импульсами, что такой импульс делает с человеческой плотью, думаю, не мне вам объяснять.
   - Суровые вы, однако, там, в Патруле! - хмыкнул Фрост, равнодушно оглядев плазмаган. Было очевидно, что грозное оружие не произвело на титанца сколь-нибудь должного впечатления. - И вот из такой штуки можно, стало быть, стрелять на борту космического корабля?
   - Ну, мощности плазмагана явно недостаточно для того, чтобы проделать дыру в титаниумовом корпусе, а вот поубавить у врага прыти вполне хватит. А поскольку мы не знаем, с чем именно нам придётся столкнуться на корвете, то полагаю, что вооружиться следует поосновательнее.
   - Можно мне плазмаган? - тут же спросил Селенский.
   - А вы умеете с ним обращаться? - прищурилась Соколова.
   - Ну... а чего там уметь? Активировал энергоблок - и жми на триггер. Всего делов-то, ничего сложного...
   - Это вам так кажется, хотя, собственно, плазмаган недалеко ушёл от привычного вам бластера... - Соколова пару секунд помолчала. - Ладно, берите, что хотите, всё равно перед высадкой я проведу для вас короткий инструктаж по выбранным вами стволам. Щиты у вас есть? - оба полицейских молча кивнули в знак подтверждения. - Хорошо. Бластеры ваши будут подспорьем, если что. Выбирайте оружие, а я вернусь в кабину.
   Фрост и Селенский проводили взглядами офицера Космического Патруля, затем снова повернулись к шкафу с оружием.
   - Ты как хочешь, боссман, а я всё же возьму эту херню! - Селенский хищно оскалился и вытащил из зажимов плазмаган. - Всегда хотел иметь здоровенную приблуду, чтоб всякое шайссе прижигать! А на этом корвете, чую жопой, дело более чем тёмное!
   - Ну, чтобы такое утверждать, не надо быть псайкером! - усмехнулся Фрост, продолжая рассматривать "витрину". - Только вот насколько оно тёмное, Ос?
   - Попадём на корабль - увидим!
   Титанец покачал головой, ещё раз окинул взглядом оружейный шкаф и осторожно высвободил из мета-магнитных зажимов "адский шторм".
   - Мои запросы немного скромнее твоих, Ос, - снова усмехнулся Дункан. - С меня хватит и марсианского автомата.
   До цели оставалось около двадцати минут хода, и уже можно было рассмотреть при помощи видеопоисковых камер неподвижно висящие в пространстве космолёты. Но если земной корвет, несмотря на то, что его бортовые навигационные огни всё ещё горели, выглядел довольно угрюмо (может, это чувство было свойственно всем военных кораблям, кто знает?), то торговое судно с Меркурия смотрелось вполне обыденно. От корвета "Молчаливый странник" отделяло чуть более километра, что по меркам космоса являлось сущим пустяком, меньше самой паршивой мелочи. Если бы кто-нибудь на корвете был бы в состоянии выстрелить из турболазера по торговому космолёту, то вряд ли экипаж "Странника" сумел бы это пережить. Но судя по текущей ситуации, на борту земного военного корабля не было в данный момент никого, кто мог бы осуществить что-то подобное. Или же они были не в состоянии осуществить это.
   Космокатер, пилотируемый Соколовой, осторожно приблизился к неподвижно висящему в пространстве земному боевому космолёту. Когг с группой штурмовиков и патрульный крейсер пока ещё находились на некотором расстоянии, и их прибытие ожидалось в течении ближайшего часа.
   Чтобы попусту не висеть около корвета, Соколова решила облететь земной корабль, чтобы как можно более подробно осмотреть его корпус. Нельзя было исключать того обстоятельства, что какие-то незначительные повреждения могли укрыться от глаз экипажа "Молчаливого странника", а в сложившейся ситуации любая информация могла иметь весьма важное значение. От всей этой картины за пару единиц несло чем-то неприятным и странным, а как раз такое положение дел, когда ничего не понятно и неясно, как следует поступить, нервировало офицера Патруля.
   Задействовав все бортовые прожекторы и сканирующие системы, Инара медленно облетела корвет по кругу, всё больше и больше при этом хмурясь. Никаких видимых повреждений корпус космолёта не имел, энергетическая установка его продолжала, судя по получаемым данным, работать и снабжать корабль энергией, двигатели не несли никаких видимых повреждений, а внутренние поломки сканирование выявить не могло. Но внутренние поломки и повреждения - это одно, а вот то, что биосканер упорно отказывался видеть на борту корвета живых, очень сильно настораживало. Ведь просто так экипаж не покидает корабль, для этого нужны весьма веские причины. А пока никто таковых нигде не наблюдал. В самом же деле, не пиратов ведь испугались военные космонавты.
   - Что же могло там произойти? - задумчиво проговорил Селенский, рассматривая корвет через бронированные иллюминаторы кабины катера. - Мне как-то сомнительно, чтобы экипаж бросил свой корабль на произвол судьбы без веской на то причины. Тем более, экипаж военного корабля.
   - И именно по этой причине вы позаимствовали из арсенала плазмаган? - усмехнулась Инара.
   - Знаете, все эти россказни о пришельцах в свете происходящего уже не кажутся такими уж бредовыми, - абсолютно серьёзным тоном ответил полицейский. - Да и мне лично слабо верится в том, что в нашей Галактике с её более чем двумястами миллиардами звёзд существует только одна звёздная система с разумной расой. Так что возможно всё. Вот только на какого хера мы кому-то сдались?
   - Причин может быть много, Ос, - отозвался Фрост, тоже внимательно разглядывающий недвижно висящий в космосе корвет. - От самых прозаичных до самых невероятных. Но для того мы и здесь, чтобы во всём этом разобраться. Я так понимаю, - обратился он к Соколовой, - что мы подождём прибытия штурмовиков? В одиночку туда лезть как бы не совсем логично...
   - Да, поддержка тяжеловооружённых бойцов в бронекостюмах будет совсем нелишней, - кивнула марсианка. - Тем более...
   - Эй, а что это такое показывает ваш биосканер? - внезапно оживился Селенский, тыча пальцем в один из мониторов. - Какое-то, мать его так, движение на борту корвета? Капитан Соколова - я ведь верно прочитал данные с монитора?
   - Что? - Соколова обратила своё внимание на биосканер. - Движение? Хм... да, что-то есть... может, выживший?
   - Для таких случаев ваш катер оборудован системой стыковки? - спросил Фрост.
   - Системой стыковки оборудован любой космический корабль, детектив Фрост, - пояснила Соколова. - Однако, это меняет дело. Если на борту есть выжившие, то наша первоочередная задача состоит в том, чтобы помочь экипажу. Капитан Ханссен - вы меня слышите?
   - Слышу отчётливо, - спустя пару секунд откликнулся Ханссен.
   - Мы только что засекли сигнал с борта земного корабля. Возможно, что это выжившие. Я начинаю процедуру аварийного шлюзования. Если вы можете оказать нам поддержку, советую раскочегаривать шаттл. Нельзя исключить вероятность того, что тем людям нужна помощь, а нас только трое.
   - Я вышлю нескольких членов своего экипажа вам в помощь. Шаттл будет готов к вылету через десять минут.
   - Отлично, - кивнула Инара. - За это время мы успеем состыковаться с корветом и провести разведку. Мы причалим в районе аварийного шлюза с правого борта, вы воспользуйтесь аналогичным по левому. План-схему корвета класса "Гонолулу" я скину на ваш бортовой компьютер, если вы соизволите включить канал передачи данных.
   - Конечно, капитан Соколова, я сейчас же переключу связь в режим приёма-передачи данных. - Последовала секундная заминка. - Готово. Можете передавать.
   - Ловите.
   Соколова набрала какую-то комбинацию на сенсорной клавиатуре и дотронулась большим пальцем правой руки до сенсора "ввод". В левом нижнем углу мультихроматрона возникла строка состояния передачи данных, внутри которой проявилась зелёная полоска, показывающая состояние процесса передачи.
   - Есть, - донёсся из динамиков коммуникатора голос меркурианца. - Схема получена.
   - Тогда готовьте спасательную группу и до встречи на борту корвета.
   - Уже начинаем.
   Огонёк на панели связи мигнул и погас, сигнализируя об отключении канала связи.
   - Джентльмены, - Соколова обернулась к сыщикам, - нам предстоит высадиться на терпящий бедствие космический корабль, а поскольку опыта в таких делах у вас нет никакого, вы будете всецело слушаться меня. Никакого самоуправства, прошу вас. Космос такого не прощает. Малейшая ошибка может убить не только нас, но и экипаж торговца.
   - По-вашему, мы похожи на идиотов, ке са? - нахмурился Фрост. - Если я вижу что-то непонятное, я не тяну туда свои пальцы и не пытаюсь это включить или сделать что-то похожее. Так что можете не волноваться, коллега. Я и мой напарник не станем маяться дурью и строить из себя крутых макаи. Будем следовать за вами и во всём слушаться вас.
   - Рада это слышать. - Соколова в который уже раз повернулась к пульту управления космопланом. - А теперь позвольте мне сосредоточиться на процедуре стыковки. Это не слишком просто сделать, если другой корабль вам в этом не содействует.
  
  
  
  
   В том, что состыковаться с космическим кораблём, который никак не хочет помочь в этом, не так-то и просто, Фрост и Селенский убедились, так сказать, на наглядном примере. Патрульный катер неспешно облетел корвет по кругу, обшаривая его корпус мощными носовыми фотонными прожекторами, затем на самой малой тяге начал приближаться к аварийному шлюзу, расположенному по правому борту космолёта, в районе, как пояснила детективам Соколова, третьей палубы и между сто вторым и сто седьмым шпангоутами. Разумеется, гермоворота шлюза были наглухо задраены, однако на то он и аварийный, чтобы его можно было вскрыть при помощи специального аварийного протокола.
   Соколова, производя загадочные для сыщиков манипуляции с пультом управления, пояснила Фросту и Селенскому, что шлюзовой переходник, которым оснащён данный космоплан, является по своему назначению абордажным и предназначен для высадки на вражеские корабли штурмовиков. Если не было возможности пристыковать переходник непосредственно к шлюзу, его крепили на корпусе космолёта, а дальше в дело шёл молекулярный деструктор, которому было абсолютно безразлично, что испарять - псевдобетонную стену или высокопрочный титаниум. Однако в случае с корветом использовать тяжёлое оружие не было нужды - Патруль прекрасно знал аварийные коды земного флота, откуда именно, Соколова не сказала, но это было и так понятно, что марсианская разведка не пальцем в носу ковыряла.
   Космоплан медленно сблизился с земным военным кораблём и начал процедуру стыковки. На все попытки Соколовой и Ханссена вызвать кого-либо на связь корвет отвечал угрюмой тишиной, однако детектор движения всё так же показывал что-то движущееся внутри корабля. Разумеется, этому можно было найти вполне простое объяснение в виде отказавшей системы внешней связи, но всё равно Фрост и Селенский - да и Соколова, наверное - чувствовали себя несколько не в своей тарелке.
   Один из обзорных видеоэкранов показывал в данный момент времени процедуру стыковки. Из корпуса катера выдвинулся короткий, квадратный в сечении, переходной туннель длиной метров пять, внешне выглядевший так, словно был сделан из гофрированного металла, но то было ошибочное впечатление. На самом деле материал, из которого был сделан переходник, был абсолютно тождественен тому материалу, из которого был сделан и корпус космоплана. Преодолев разделявшее катер от корвета расстояние, переходник коснулся корпуса земного корабля и тут же зафиксировался на нём посредством мета-магнитных замков. Несколько секунд - и на панели управления загорелся зелёный огонёк, подтверждающий, что процедура стыковки успешно завершена.
   - Капитан Ханссен - мы состыковались с корветом, - произнесла Соколова в микрофон коммуникатора. - Готовимся к высадке. Как ваши успехи?
   - Шаттл с тремя членами экипажа уже вылетел, стыковка с корветом ожидается примерно через пять минут, - услышали все находящиеся в кабине катера голос меркурианца. - На борту находятся инженер-механик Али Камил, бортовой врач Семён Ефремов и второй пилот Серхио Мендоса.
   - Вы не смогли установить связь с тем, что там шастает? - Соколова быстро перевела ряд сенсоров в положение, которое, по всей видимости, означало нейтральное или что-то в таком роде.
   - Никто не отвечает ни на один из наших запросов. Либо у них проблемы со связью, либо мы чего-то не понимаем.
   - Скорее, как мне кажется, второе! - проворчал Селенский, поднимаясь с кресла и беря обеими руками плазмаган.
   - У нас тот же самый результат. - Марсианка внимательно взглянула на напарника Фроста и чуть поморщилась при виде плазмагана в его руках, но вслух ничего не сказала. - Рекомендуйте вашим людям соблюдать максимальную осторожность. Они вооружены?
   - Согласно стандартному протоколу, - последовал ответ капитана "Молчаливого странника". - Бластеры и станнеры.
   (Небольшое пояснение. Межпланетное соглашение от 8 февраля 2248 года разрешает экипажам торговых и прочих невоенных космолётов иметь для своей защиты ручное оружие, как правило, это бластеры и станнеры - нейронные парализаторы нелетального действия).
   - Хорошо. Будем, конечно, надеяться, что они не понадобятся, однако я бы советовала, если что, использовать станнеры. Вопросов много, а ответов на них нет. А мне нужны ответы, капитан Ханссен.
   - Я уже отдал соответствующие распоряжения. Парни постараются не стрелять на поражение, если вдруг что. Но гарантировать что-либо, сами понимаете, я не могу. Мы - простые космонавты, а не военные и не патрульные.
   - Ну, как получится - так получится, хрен с ним! - усмехнулась Инара. - Ладно, Ханссен - мы выдвигаемся. Не спускайте глаз с этого корыта. Если что - сразу сообщайте.
   - Принято, - лаконично отозвался космонавт.
   - Вы готовы? - Соколова окинула внимательным взглядом полицейских с Титана.
   - Настолько, насколько это вообще возможно, - усмехнувшись, отозвался Фрост.
   - Понятно... Детектив Селенский - вы всё-таки решили взять плазмаган?
   - Ну... пушка мощная, если что - сожжёт только так!
   - Ага, только учтите, что внутри любого космического корабля есть много всяких взрывоопасных хреновин, так что не палите куда ни попадя.
   - Я постараюсь.
   - А вы, Фрост, стало быть, выбрали "адский шторм"?
   - На Марсе умеют делать хорошее оружие, за что надо сказать спасибо концерну "Калашников". Он в своё время сделал правильный выбор, перебазировавшись на вашу планету. Как по мне, так автомат куда более удобен плазмагана. Тот сожжёт и не заметит, а автоматом можно всего лишь коленную чашечку прострелить.
   Соколова в ответ на эти слова титанца лишь понимающе усмехнулась.
   - Что ж - раз вы готовы, то и я тоже готова. Идёмте. Подождите меня у шлюза - мне надо немного переодеться.
   "Немного переодеться" в понимании Соколовой оказалось штурмовой бронёй Патруля, которая превратила весьма привлекательную молодую женщину в некое подобие боевого робота. Чёрная фототропная броня с выгравированным на правом плече символом Космического Патруля выглядела довольно устрашающе, а вакуум-плотный боевой шлем со светящимися зловещим красноватым светом визором ещё больше добавлял мрачности. В руках марсианка держала штурмовой марсианский лазган СТГ-80, а на правом бедре была закреплена кобура с бластером. К поясу бронекостюма были пристёгнуты несколько гранат, назначение которых ни Фросту, ни Селенскому было неизвестно. Однако полицейские справедливо про себя решили, что, раз офицер Патруля берёт с собой гранаты, значит, ими можно пользоваться внутри космического корабля без риска устроить в его корпусе вентиляцию.
   - Вы готовы к выходу, коллеги? - Соколова прошествовала к внутреннему шлюзу, гудя сервоприводами брони.
   - Технически, - усмехнулся Фрост, поправляя свою неизменную шляпу и поудобнее перехватывая автомат.
   - Технически. - Соколова коснулась небольшой панели в стене рядом с панелью управления шлюзом. - Это хорошо. Но будет ещё лучше, если вы возьмёте вот это.
   Марсианка отодвинула панель в сторону, открывая вид на небольшой шкафчик, встроенный в стену, и достала оттуда два устройства, похожие на реквизит для съёмок фильма в стиле "пост-апокалипсис". Чёрные матово блестящие корпуса по бокам были оснащены чем-то вроде больших хоккейных шайб, слева и справа от которых торчали стержни с закреплёнными на них визорами-монокулярами. Судя по конструкции этих устройств, они предназначались для того, чтобы закрывать нижнюю половину лица того, кто носил их.
   - Держите, - Соколова протянула устройства сыщикам. - Это марсианские респираторы Н-15, со встроенными регенераторами воздуха, биофильтрами и монокулярными стереовизорами. В вакууме они особо не помогут вам, но с их помощью можно выжить в неблагоприятной для дыхания среде. А мы ведь не знаем, что там, - она кивнула в сторону шлюза, - может нам встретиться. Так что берите, надевайте.
   Фрост и Селенский, переглянувшись, почти синхронно пожали плечами и, взяв из рук Соколовой респираторы, послушно натянули их на лица, сразу сделавшись похожими на персонажей фантастического боевика.
   - Так, давайте теперь откроем шлюз. Оружие я вас попросила бы держать наготове. Мало ли что там может быть...
   Закованным в броню пальцем марсианка дотронулась до сенсора, отпирающего внутренний шлюз. На небольшой панели управления загорелась зелёная полоска, где-то что-то мерно загудело, приводя в движение массивную плиту, перекрывающую доступ в шлюзовой туннель.
   Фрост и Селенский подняли своё оружие, нацелив его на шлюз, при этом Дункан слегка отступил в сторону, чтобы избежать воздействия плазменного заряда. На левом боку корпуса автомата загорелся зелёный сенсор, означающий, что оружие снято с предохранителя и готово к стрельбе.
   Однако ничего угрожающего по ту сторону шлюзовой двери не оказалось. Всего лишь ярко освещённый потолочными светопанелями короткий туннель, упирающийся в бронированный аварийный шлюз корвета. И разумеется, внутри коридора не было ни души.
   - Что показывает ваш детектор движения, капитан? - спросил Фрост, глядя, как Соколова осторожно проходит через шлюз и останавливается у ещё одной панели управления. - То, что ползает по корвету, всё ещё видно на сканере?
   - Это может показаться странным, но встроенный детектор движения ничего на данный момент не показывает, - услышали полицейские бормотание Инары. - Датчик перемещения бронекостюма ничем не отличается от установленного на катере, следовательно, технически он не должен терять движущийся объект из виду. Но факт, как говорится, есть и я не могу его объяснить. Так что будьте начеку, пожалуйста.
   - А мы и так начеку, - отозвался титанец.
   Соколова молча кивнула в ответ и, повернувшись к панели управления, принялась вводить посредством сенсорной клавиатуры некий многозначный код.
   Медленно, словно нехотя, внешние створки аварийного шлюза начали расходиться, открывая проход в шлюзовую камеру корвета. Под потолком переходного тамбура зажёгся зелёный сигнал, свидетельствующий о том, что внутри космолёта наличествует пригодный для дыхания воздух.
   - Значит, корпус не пробит, - задумчиво произнесла Соколова, беря наизготовку свой лазган. - Собственно, это мы и так знали... но что же здесь всё-таки произошло?
   - Полагаю, скоро мы это узнаем! - усмехнулся Фрост.
   - Ханссен - как обстоят ваши дела? - спросила Инара, осторожно переступая порог шлюза.
   - Шаттл Камила причалил к аварийному шлюзу с противоположного от вас борта, - ответил капитан "Молчаливого странника". - Используйте канал Семнадцать-дробь-четыре для связи с ними.
   - Хорошо, переключаю... Инженер Камил - это капитан Соколова, Космический Патруль Марса. Вы меня слышите?
   - Да, слышу вас хорошо, - раздался в наушниках коммуникационных устройств голос инженера-механика торгового корабля. - Мы заканчиваем стыковку и сейчас начинаем подводить к аварийному шлюзу тамбур переходника. А что у вас?
   - Мы на борту корвета. Пока ничего подозрительного, воздух внутри есть. Сейчас будем открывать внутреннюю дверь шлюзовой камеры.
   - Держите нас в курсе событий.
   - Постараемся.
   Соколова отключила связь и подошла к панели, управляющей внутренней дверью аварийного шлюза. Несколько секунд внимательно рассматривала её, затем быстро набрала на сенсоратуре код отпирания двери.
   Тяжёлые бронированные створки разошлись в стороны, давая возможность для прохода непосредственно на палубы военного космолёта. Настороженно оглядываясь по сторонам, патрульный офицер, держа наготове лазган, неспешно переступила порог внутреннего шлюза и замерла в неподвижности, едва ли не принюхиваясь.
  
  
  
  
   Фрост и Селенский, держа своё оружие наготове, осторожно переступили порог и встали по обе стороны от марсианки, вслушиваясь и всматриваясь в окружающее их пространство земного военного космического корабля. Однако ничего страшного не происходило. Не материализовывались из ниоткуда злобные инопланетяне, вооружённые до зубов, не выскакивали из-за углов и поворотов коридоров космические пираты. Корабль был пуст и на его палубах царила тишина, нарушаемая лишь звуками продолжающей работать бортовой аппаратуры. Потолочные светопанели всё так же освещали коридоры и отсеки, создавая впечатление, что экипаж просто-напросто отлучился на обед.
   - И что теперь? - Фрост, держа автомат наготове, внимательно взглянул на закованную в броню марсианку.
   - Правильнее было бы спросить - куда теперь, детектив! - усмехнулась Соколова. - По логике вещей, нам следовало бы разделиться, но нас всего трое, так что пусть парни со "Странника" идут в машинное отделение, а мы с вами двинем в отсек управления. Погодите-ка... Инженер Камил - как продвигаются ваши дела?
   - Я бы сказал, довольно неплохо, - раздался в гарнитурах коммуникаторов спокойный голос космонавта с торгового корабля. - Мы уже на борту корвета, думаем, куда нам двигаться теперь.
   - Полагаю, что, раз вы являетесь инженером-механиком, то вам стоит направиться в машинное отделение, - сказала Соколова. - А мы двинем в рубку. Думаю, что эти два места как раз именно то, что следует обыскать.
   - Звучит логично, - отозвался Камил. - Оставайтесь на связи. Мало ли что...
   - Принято.
   Соколова, пожав плечами, сделала Фросту и Селенскому знак следовать за собой. Переглянувшись, полицейские двинулись вслед за агентом Космического Патруля в недра земного военного корабля.
   Что - или кого - засёк детектор движения, так и оставалось пока непонятным. Ни единой живой души не попалось им на пути следования. Впрочем, мёртвых душ тоже не попадалось, что само по себе было неплохим знаком.
   Однако, как когда-то говорил старший детектив полиции Гюйгенса Симеон Палетти, наставник молодого тогда ещё Фроста, всё хорошее когда-нибудь да заканчивается. Поэтому ни Фрост, ни Селенский, подспудно ожидавшие чего-то такого, нисколько не удивились, когда, свернув за угол очередного корабельного коридора, они наткнулись на лежащего на металлическом полу человека в форме земных Военно-Космических Сил, сжимающего в окоченевших пальцах правой руки бесполезный теперь уже бластер. Бесполезный потому, что оружие это самое не спасло бедолаге жизнь, поскольку состояние тела красноречиво свидетельствовало о том, что живым этот парень не может быть по определению. Во всяком случае, ни Фрост, ни Селенский, ни - вполне вероятно - Соколова не видели ещё людей, которые бы просто теряли сознание от того, что им разорвали грудную клетку. Но и оружие, способное сделать такое, никому из них троих не было знакомо.
   - Какого... - Селенский запнулся на полуслове и с недоумением уставился на мертвеца, положив указательный палец правой руки на триггер плазмагана. - Что за хрень здесь происходит, а?
   - Очень интересно, - пробормотал Фрост, присаживаясь подле трупа на корточки и внимательно его оглядывая. - Парню не просто проломили грудную клетку - ему вырвали сердце. Правда, где оно, я не вижу. Съели?
   - Это шутка такая? - Соколова покосилась на титанца.
   - Почему же шутка? Парню вырвали сердце - цель? Для чего это было проделано? Какой-то псих возомнил себя колдуном из фэнтезийных фильмов и решил устроить тут шабаш? Лично мне как-то слабо в это верится. А вот если здесь действительно имеет место присутствие внеземной... э-э... формы жизни - я имею в виду, из-за пределов Системы - тогда всего можно ожидать.
   - Вы хотите сказать, что земной военный корабль перевозил каких-то ксеносов, которые вдруг взбесились и перебили весь экипаж? - недоверчиво переспросила Соколова.
   - А у вас есть иное объяснение произошедшему?
   - Ну... нет... Но это как-то...
   - Тихо! - Селенский неожиданно сдвинулся чуть в сторону и поднял ствол своего оружия, нацелив его куда-то вглубь уходящего в центральные отсеки корабля коридора. - Вы ничего не слышали?
   - Что мы должны были услышать, Ос? - насторожился Фрост, весь обращаясь в слух.
   - Звук... будто металлом о металл задели...
   - Я ничего не слышала, - откликнулась Соколова. - Хотя старший детектив тут уж слишком...
   - Вот, опять! - землянин бесцеремонно перебил офицера Патруля. - Теперь-то вы должны были слышать!
   - Да, я слышал это, - подтвердил Фрост, беря наизготовку автомат. - Метров двадцать, я думаю...
   - Может, выкурить его оттуда? - Селенский оглянулся на своих спутников, недвусмысленно покачав плазмаганом.
   - Стреляя из плазмагана, вы рискуете его - кто бы там ни прятался - хорошенько так прожарить. Может, имеет смысл глянуть, кто там скрывается?
   - Позвать его, что ли? - усмехнулся Фрост. - А ваш датчик движения что-нибудь показывает?
   - Мм... Да, есть движение... одиночная цель, метров двадцать в том направлении...
   Закованный в броню указательный палец левой руки ткнул в ту сторону, куда сейчас смотрели стволы оружия.
   - Один как бы и не противник, - заметил Фрост, переключая АШ-28 в режим одиночного огня. - Так что имеет смысл попробовать его окликнуть.
   - Да? - Соколова с сомнением посмотрела на полицейского. - Хм... Может, вы и правы, но советую всё-таки оружие держать наготове.
   - Это само собой.
   - Эй, там! - громко произнесла Соколова, усилив голос аппаратурой боевого шлема. - Мы вас видим! Выходите, мы не причиним вам вреда!
   Некоторое время в коридоре стояла тишина, нарушаемая лишь звуками работающих бортовых систем, но потом где-то за поворотом коридора послышался слабый звук, будто кто-то коснулся металлической стены коридора чем-то стальным.
   - Назовите себя! - послышался голос, в котором явственно чувствовались требовательные нотки.
   - Оперативный агент Космического Патруля Марсианского ТехноСоюза капитан Инара Соколова! - громко произнесла Инара, держа - так, на всякий случай - коридор на прицеле своего лазгана. - Со мной двое полицейских с Титана, Дункан Фрост и Оскар Селенский! Мы вам ничего не сделаем, мы прибыли сюда, откликнувшись на ваш сигнал бедствия!
   Снова в коридоре воцарилась тишина, но спустя несколько секунд из-за поворота коридора осторожно показался человек в форме земного военного флота, держащий в руках лазган. Внимательнее всмотревшись в него, Соколова различила на его форменной куртке шевроны старшего корабельного медика.
   Опасливо ступая по металлическому полу коридора, космонавт медленно приблизился к марсианке и детективам с Титана, всё ещё держа своё оружие наготове. Подойдя к ним, он внимательно их оглядел, после чего, почесав затылок слегка кривоватым указательным пальцем левой руки, опустил ствол лазерной винтовки к полу.
   - Прошу прощения, мэм... господа, - слегка сконфуженно проговорил космонавт. - Я... просто это... мы уже не думали, что кто-нибудь откликнется на сигнал...
   - Мы? - Фрост выделил интонацией это слово.
   - Нас примерно двадцать уцелевших, мы закрепились в корабельном арсенале, а он достаточно защищён, чтобы в него можно было вот просто так прорваться. - Землянин ещё раз оглядел стоящих перед ним. - Ах да... прошу прощения... Старший лейтенант Фредерик Торсон, старший корабельный медик корвета "Триполитания". Следовали с Сикораксы на Меритсегер...
   - Куда-куда вы следовали? - переспросила Соколова.
   - На Меритсегер, - повторил Торсон. - Это карликовая планета в...
   - Я знаю, что такое Меритсегер, - перебила космонавта Соколова. - Но я не знаю, за каким дьяволом вы туда летели. Что за интерес у земного военного флота к планетоиду на задворках Системы? К тому же, Пояс Койпера - это территория Федерации Внешних Планет, а Тритону явно не понравится то, что военные корабли Земли летают в его пространстве, как у себя дома. Как вы всё это можете объяснить?
   - Я могу это объяснить! - со внезапной яростью в голосе произнёс Торсон, отчего Фрост и Селенский сразу же наставили на него своё оружие. - Я знаю, что, мать их так, здесь происходит! Наше грёбаное командование, мать его так, нас просто подставило! Подставило, чтоб им пусто было!
   - Подставило под что? - спросил Фрост.
   - Вы знаете, что перевозил корвет? - несколько нервически произнёс Торсон. - Ах да, вы же ещё не были, наверное, во втором грузовом трюме и не видели, что туда эти пидоры с Сикораксы запихнули!
   - А что они туда запихнули? - насторожилась Соколова.
   - Двадцать три криогенные капсулы! - произнёс, будто выплюнул, Торсон. - Двадцать три долбаные криогенные капсулы, содержащие инопланетные отбросы!
   - Прошу прощения? - левая бровь Фроста изогнулась дугой при этих словах военного космонавта.
   - Да вы не знаете! - в голосе землянина явственно проступили нотки истерики, что не очень-то понравилось Фросту. Человек в таком настроении, как правило, редко бывает склонен совершать обдуманные поступки. - Вы же ни хрена не знаете о том, что, мать его так, творится в космосе!
   - А просветить нас на сей счёт никак нельзя? - участливо осведомился Селенский, баюкая своё внушающее уважение оружие на сгибе руки.
   - Просветить? - Торсон окинул всех троих взглядом, в котором отчётливо читались злость и негодование. - О, да! О том, чем занимаются эти мандоголовые ублюдки, должна узнать вся Система! И я это сделаю, клянусь лунами Юпитера! Об этом узнают все!
   - По-моему, этот парень немного не в себе, - пробормотал Селенский, переглядываясь с Фростом и Соколовой.
   Титанец сделал своему напарнику знак, чтобы тот замолчал.
   - Что здесь происходит, Торсон? О каких таких инопланетянах ты тут толкуешь?
   - О каких? - на лице корабельного медика возникла кривая усмешка. - О, вы ведь ничего о них не знаете! Но это можно исправить, знаете ли. Хотя про тех ублюдков, которых мы везли на Меритсегер, я ничего конкретного не могу сказать. Хотя, раз все они были помещены в криостаз, можно предположить, что они не совсем законопослушные граждане Империи...
   - Ни черта не понимаю! - сердито тряхнула головой Соколова. - Торсон - вы можете привести свои мысли в порядок и как следует объяснить нам, какого дерьмового рожна тут происходит?!
   - Да. Могу. Во всяком случае, я постараюсь вам доходчиво объяснить то, что известно мне...
   Говорил Торсон около пятнадцати минут, и всё это время Соколова, Фрост и Селенский молча слушали землянина, лишь изредка задавая ему вопросы. Информацией медик корвета в полном объёме, разумеется, не владел, но то, что было ему известно, заставило всех троих если и не впасть в ступор, то сильно призадуматься.
  
  
  
  
   Глава 13.
  
  
  
  
  
   После того, как Торсон закончил свой рассказ, в коридоре на некоторое время воцарилась гнетущая тишина.
   - Вот как, стало быть! - задумчиво протянул Фрост. - Весьма интересно, надо полагать!
   - И как давно вся эта херня уже творится? - спросила Соколова, буравя Торсона глазами.
   - Лет десять, - последовал ответ.
   - Десять лет? - марсианка переглянулась с полицейскими. - Однако!.. И эти... альтурийцы, стало быть, хотят использовать нашу систему в качестве своего рода космической тюрьмы?
   - Они, если я правильно понимаю, хотят нас включить в состав своей Империи, вот только я очень сомневаюсь в их истинных мотивах. Столь высокомерные сукины дети, как альтурийцы, не могут так вот просто проявлять благодушие. Так что не всё так просто, как может показаться на первый взгляд.
   - Вот как? - Фрост хмыкнул. - Понятно... А что вы скажете насчёт вот этого?
   Титанец отступил на шаг в сторону, давая возможность Торсону разглядеть мертвеца.
   Военный космонавт с минуту смотрел на мёртвое тело, потом сокрушённо покачал головой.
   - Поль Деррик, третий механик, - пояснил он. - Он отправился проверить дорогу до отсека управления... Проверил, стало быть...
   - Но что за тварь могла такое сотворить с человеком? - недоумённо спросила Соколова. - Они что, эти ваши... альтурийцы, динозавров тут перевозят, что ли? Что-то типа велоцерапторов, э?
   - Вы даже не представляете себе, насколько вы близки в своих подозрениях к истине! - несколько истерично брякнул Торсон. - Это... это существо... знаете, глупо думать, что разумные существа имеют сходство с нами...
   - Это справедливо, - согласился Фрост. - И вы видели это существо своими глазами?
   Торсон передёрнул плечами, словно его окатило волной холодного воздуха.
   - Их вырвалось всего пятеро из двадцати трёх, - сказал космонавт. - Остальные всё ещё находятся в криокапсулах... Вы, наверное, захотите на это взглянуть, чтобы самим составить мнение обо всём?
   - Где эти капсулы? - тоном, не предвещающим ничего хорошего для тех, кто в этих самых капсулах находился, осведомилась Соколова.
   - Во втором грузовом трюме, их устанавливали техники с базы Беллтауэр, это и есть база на Сикораксе. А имперцы присматривали и давали советы. Идёмте, я вам покажу...
   - Сперва нужно поставить в известность вольных, - сказал Фрост. - Если они наткнутся на... э-э... чужаков, они могут впасть в панику и растеряться. Коллега, - он перевёл взгляд на марсианку, - вы можете связаться с группой Камила?
   - А кто это? - с подозрением в голосе спросил Торсон.
   - Собственно, именно эти ребята вас и обнаружили, висящими в этой точке системы, - пояснила Соколова. - Торговый корабль меркурианского регистра...
   - Торговцы? - Торсон хмыкнул. - Ну... пусть будут торговцы... главное, что не с Земли...
   - Думаете, что, в противном случае, вас бы просто разнесли на атомы? - понимающе усмехнулся Селенский.
   - Вы сомневаетесь в намерениях наших военных? - скривился Торсон.
   - Нет, - буркнул Фрост. - Ведите уже в трюм, или мы тут будем стоять до морковкина заговенья?
   - Да-да, идёмте...
   Торсон, постоянно озираясь по сторонам и держа наготове свой лазган, двинулся куда-то в направлении левого борта корвета, ведя агента Патруля и полицейских с Титана, по всей вероятности, к межпалубному лифту или трапу. Воспользовавшись некоторым затишьем, Соколова связалась с группой Камила и сообщила - вкратце - инженеру-механику с торгового космолёта то, что им поведал Торсон. Естественно, новость о том, что по кораблю бродят несколько хрен пойми чего, не обрадовала вольных торговцев, однако Камил уверил офицера Патруля, что в случае встречи с неизвестной формой жизни лишних вопросов они задавать не станут. То есть они вообще не станут задавать никаких вопросов - они просто пристрелят то, что будет выглядеть не как человек.
   - Торсон - вы собирались нам рассказать о той фигне, что вырвалась из криокапсул, - проговорил Фрост, когда они подошли к ведущему на нижние палубы корвета трапу. - Ведь мы должны же иметь хоть какое-то представление о том, с чем нам предстоит иметь дело. Не каждый ведь день нам приходиться ловить... кхм... инопланетных преступников.
   - С точки зрения здравого смысла, детектив Фрост, - откликнулся Торсон, который более-менее пришёл в себя, - мы все друг для друга являемся инопланетянами. Я - землянин, агент Соколова - марсианка, вы - титанцы...
   - Я родился на Земле, вообще-то, - встрял Селенский, - но уже давно живу на Титане, так что, наверное, меня с полным правом можно считать жителем Сатурнианской системы.
   - О чём я и говорю. Но к делу. Я не знаю, почему именно эти пять капсул отключились. Может, дело в неисправности контрольных приборов, может, эта рептилоидная тварь всё так спланировала. Факт заключается в том, что мы имеем на борту корвета пятерых крайне опасных ксеносов, которые в столь малом количестве сумели уничтожить почти весь экипаж "Триполитании", а это, знаете ли, сто восемьдесят пять человек. С нами, с уцелевшими, сто восемьдесят пять.
   - Ящерица эта у них за предводителя, что ли?
   - Минуточку...
   Торсон, держа лазган наготове, осторожно выглянул из-за угла, но Фрост, взглянув на Соколову, понял, что здесь их не поджидает никакая хренота.
   - Можем идти, всё спокойно... Да, рептилия эта у них за главного, как я понял. Похоже, что она знает двоих сукиных сынов, двое других просто примкнули к ним.
   - Как эта тварь выглядит?
   - Вы видели когда-нибудь динозавров? В фильмах, я имею в виду?
   - Допустим.
   - Знаете, что такое велоцераптор?
   - Допустим.
   - Хм... тогда представьте себе двухметрового ящера с мускулатурой профессионального бодибилдера, с когтями, способными располосовать керамиплас, и с клыками, могущими без труда перекусить ствол лазгана... Представили?
   - Да, жутковатое зрелище, должно быть! - усмехнулся Селенский. - Но у нас есть плазмаган, и я не думаю, что эта ксенохерь сумеет пережить попадание в неё плазменного заряда. А остальные кто?
   - Двое - гуманоиды, но ростом выше человека и гораздо более крепкого сложения. Четвёртый ксенос - что-то вроде прямоходящей белки, только без хвоста, и тоже с когтистыми пальцами, пятый же... ну, хрен его знает... что-то вроде разумного насекомого...
   - Наивно полагать, что разумные жизнеформы должны быть ограничены сугубо антропоморфными видами, - хмыкнула Соколова. - Это было бы... мм... как бы это сказать...
   - Нелогично? - предположил Фрост.
   - Типа того... ай, стоп! Есть движение впереди!
   Торсон, ушедший чуть вперёд, при этих словах марсианки тут же развернулся и буквально за секунду очутился позади Селенского. Тот, понимающе усмехнувшись, жестом показал военному космонавту, чтобы тот занял позицию позади него и чуть правее, чтобы, если что, не путаться под ногами, и изготовил к бою своё мощное оружие. Плазмагану без разницы, какого ты роста и какую броню носишь: если ты не имеешь при себе генератор персонального силового щита - заряд плазмы, разогретый до чудовищных температур, без проблем отправит тебя по ту сторону Вселенной. Пусть хоть трёхметрового роста будет и сложением, как два культуриста - без щита любой разумный, попавший под выстрел плазмагана, не жилец. Поэтому настрой Селенского вполне можно было понять. Землянин не строил из себя мегакрутого супергероя - он просто знал, на что способно его оружие.
   - Как далеко? - осведомился Фрост, держа автомат стволом вниз.
   - Метров пятнадцать, но приближается.
   - Один?
   - Три объекта, детектив.
   - Даже так?
   Титанец, криво усмехнувшись, переключил АШ-28 в режим ведения автоматического огня и, прислонившись правым плечом к переборке, поднял оружие на уровень глаз, беря в перекрестье прицела уходящий куда-то в направлении кормовой части корвета коридор.
   - Всё-таки будет интересно глянуть на инопланетное чудо-юдо! - произнёс он, делая знак Соколовой встать слева от него. - И, если честно, то я всегда подозревал, что примерно в таком ключе состоится первое знакомство человечества с Большой Галактикой. А кто считает иначе... ну, тому я могу только посочувствовать...
   Инара в ответ на эти слова Фроста лишь повела плечами и молча заняла позицию в той точке коридора, на которую ей указал Фрост.
  
  
  
  
  
   Долго ждать им не пришлось. Вскоре до их ушей раздались тяжёлые шаги, словно по коридору двигалось стадо слонов, а через несколько секунд из-за поворота осторожно, держа наготове явно позаимствованный у какого-то убитого им космонавта лазган, показался чужак, при виде которого брови Фроста поползли вверх, и если бы не присущая человеческой анатомии черта, то они запросто бы слетели у титанца со лба. И было, надо признать, от чего.
   Разумеется, Дункану не единожды доводилось видеть представителей инопланетной фауны, но одно дело моллюск-конус из Моря Лигеи - и совсем другое неведомое доселе разумное существо, подобного которому Фросту видеть ещё не доводилось. Ну, разве что в фантастических фильмах.
   Высокий - выше двух метров - и довольно худой инопланетянин был одет, если так можно было выразиться, во множество ремней, которые охватывали его костлявое насекомоподобное тело. В тонких четырёхпалых руках, число которых резко отличалось от привычных людям - а было их ровно четыре, он держал лазган стандартного земного образца, и по тому, как он его держал, Дункан сделал вывод, что оружие этому существу вовсе даже не чужое. Настороженно озираясь по сторонам, ксенос медленно поворачивал свою уродливую голову, которая вызывала у Фроста самый настоящий рвотный рефлекс. Ибо просто так, без каких-либо чувств, глядеть на эту башку, которая являла собой невероятную помесь голов гуманоида, рептилии и насекомого, было невозможно.
   Вслед за первым показался второй инопланетянин, и при его виде титанец едва сдержался, чтобы не расхохотаться во весь голос. А как бы поступили вы, будь вы на месте старшего детектива, если бы увидели самую настоящую прямоходящую белку, только без хвоста и с мордой лица, слегка похожей на лицо гуманоида? Правда, "белка" эта самая держала в руках - или лапах? - точно такой же лазган, что и насекомовидный инопланетянин, но всё-таки это существо смотрелось довольно забавно.
   Третий участник этой маленькой банды вышел из-за угла размашистым шагом, явно не обращая внимания на то, что поблизости может быть устроена засада или что-нибудь вроде этого. Вполне возможно, что он, ввиду своих внушительных габаритов, не опасался ничего из этого разряда. В самом деле - здоровенный жлоб с бритой наголо головой (или, быть может, то была просто анатомическая деталь ксеноса?) под два метра ростом, с внушающими уважение мускулами, нёсший в каждой из своих рук по лазгану, мог с полным правом считать, что опасаться ему нечего. Только вот зря всё-таки он так считал.
   Судя по всему, Селенский явно не испытывал никаких угрызений совести по поводу того, чтобы прикончить инопланетного негодяя, коим, вне всякого сомнения, этот чужак, вкупе со своими подельниками, и являлся. Разумеется, внешний облик инопланетян удивил полицейского, но не настолько, чтобы забыть о том, что у него на руках находится оружие, могущее одним выстрелом спалить наземный мобиль.
   Плазмаган издал резкий шипящий звук, выплёвывая из своего ствола разогретый до огромных температур сгусток плазмы. Заряд пролетел отделяющее стрелка от цели расстояние буквально за пару ударов сердца и угодил гуманоиду прямо в середину грудной клетки.
   Разумеется, положительно сказаться на здоровье инопланетянина сие никак не могло. Сгусток плазмы пробил тело чужака, проделав в его грудине обугленное отверстие размером с теннисный мяч.
   Лазган выпал из враз ослабевших рук чужака и, гремя по металлическому полу, откатился к стене коридора. Однако реакция его подельников оказалась точно такой, как и ожидалось. Рассредоточившись, насколько это было возможно в столь ограниченном пространстве, и постаравшись сделать из себя менее заметные мишени, остальные двое инопланетян открыли ответный огонь. Всё пространство тут же наполнилось трассами лазерного огня, дымом и запахом окалины.
   В щит Фроста врезались сразу два энергетических заряда, отчего силовое поле тут же покрылось интерференционными сполохами. Титанец вполголоса выругался и, тщательно прицелившись из АШ-28, выпустил длинную очередь из автомата в похожего на белку пришельца.
   Титан-вольфрамовая шрапнель, разогнанная до тысячи шестисот метров в секунду, в мгновение ока преодолела расстояние до чужака и поразила его прямо в голову, что, по вполне понятным причинам, не могло понравиться ксеносу. Во все стороны брызнули кровь, осколки черепа и ошмётки мозгового вещества, ибо незащищённый ничем череп - пусть даже и инопланетный - ничего не мог противопоставить мощной марсианской штурмовой винтовке.
   Остался один насекомоподобный пришелец, но он, как оказалось, был не так уж прост, как двое его подельников. Издав резкий стрекочущий звук, от которого у Фроста и Селенского с Торсоном, чьи уши не были защищены акустическими фильтрами боевого шлема, сразу же начались проблемы со слухом, чужак выбросил вперёд худую левую нижнюю руку, которая окуталась призрачным голубоватым свечением - признак активировавшегося псионического поля. Для всех, кто находился в коридоре корвета, это не было каким-то уж совсем неведомым явлением, хотя среди присутствующих не было ни одного псайкера. Однако здесь присутствовал псайкер-инопланетянин, а его возможности никому не были известны.
   Коридор пронизали ветвящиеся энергетические разряды, весьма похожие на молнии, заставив людей броситься в разные стороны, чтобы избежать уж слишком близкого знакомства с неведомой пси-энергией. Ведь никто не знал, что могут сотворить такие "молнии" с человеческим существом.
   Упавший на металлический пол коридора Фрост пробормотал про себя какое-то ругательство при виде того, как пси-разряд прошёлся по кромке силового поля, вызвав к жизни многоцветную радугу. "Радуга" такая означала, что щит испытывает серьёзные перегрузки от падающего на него потока энергии, и старший детектив вовсе не был склонен экспериментировать над собой подобным образом. Щит мог выдержать - а мог и нет. Поэтому Дункан предпринял то, что в подобных обстоятельствах и нужно было предпринять.
   Резко подхватившись с пола, титанец, держа обеими руками автомат, сорвался с места, будто участник соревнований по лёгкой атлетике на Сатурнианских Олимпийских Играх. Ещё одна псионическая молния угодила в его щит, но вреда ему не причинила.
   Слишком поздно насекомоподобный инопланетянин понял, что он допустил серьёзную ошибку. Времени на то, чтобы хоть как-то исправить ситуацию, у него уже не оставалось.
   Подобно потерявшему управление магнитоплану, Фрост врезался в чужака. Сила столкновения была так велика, что ксеноса отбросило спиной на металлическую переборку, отчего раздался какой-то довольно неприятный хруст. Инопланетянин издал резкий шипящий звук, странно дёрнулся всем телом и сделал попытку выстрелить в Дункана из лазгана. Однако титанец был начеку и не позволил тому осуществить задуманное. Автоматная очередь прошила уродливую голову чужака, отчего тот рухнул на пол коридора, выпустив из рук лазган.
   - И вы не сумели справиться с этими вот кретинами? - Фрост презрительно посмотрел на Торсона. - Воистину - вы, земляне, превратились в каких-то идиотов и слабаков! Вы не могли этих уродов завалить, что ли? У вас было оружие - как же так получилось, что эти пятеро сумели перебить едва ли не весь экипаж?
   - Вам, блядь, легко говорить! - Торсон метнул на Фроста злой взгляд. - Вы-то знаете, с моих слов, с чем приходится иметь дело, мать вашу так! А мы не знали! Этот херов инсектоид завалил пару десятков наших своими псионическими молниями, вообще-то! А та рептилия просто-напросто голыми руками убивала всех, до кого могла дотянуться! Не знаю, псайкер он или нет, но силой его природа, чтоб ей пусто было, точно не обидела!
   - Гм... - Фрост переглянулся со своими спутниками. - Ладно, я понял. Вас застали врасплох... хотя всё равно не понимаю... Ну да ладно. Капитан Соколова - что там у Камила? Они в порядке?
   - Минуту... Да, они уже добрались до машинного отделения. Сообщают, что никого по пути не встретили, сейчас приступают к осмотру.
   - Пусть держатся настороже. Те двое ублюдков ещё ползают по кораблю... хотя, если мы двинем туда, где находятся криокапсулы, ставлю пятьсот марок, что они последуют за нами, чтобы спасти своих подельников. А мы ведь собираемся выкинуть за борт всю эту инопланетную хреноту, ведь так, коллега?
   - Ну, тащить этих тварей на Марс, чтобы изучать, в здравом уме никто не станет! - усмехнулась Соколова. - Не хватало ещё по всей планете инопланетных преступников отлавливать! Так что да, давайте выбросим всю эту мразоту за борт! Торсон - надеюсь, это сделать несложно?
   - Ну... в принципе, можно отсек, в котором капсулы находятся, разгерметизировать, - пожал плечами космонавт. - В конце концов, это всего лишь самый обычный грузовой трюм, имеющий внешний люк, так что достаточно будет отсоединить все капсулы от систем жизнеобеспечения и отдать захваты, а декомпрессия всё сделает за нас. Правда, придётся повозиться, всё-таки капсул-то восемнадцать, а нас всего четверо. А пока парни доберутся туда из арсенала...
   - Да, рисковать нельзя, - согласно кивнул Фрост. - Хрен его знает, какие ещё твари запакованы в криостаз. Может, эта ваша рептилия по сравнению с ними покажется безобидной зверушкой.
   - Две капсулы точно содержат что-то очень большое, - подтвердил Торсон. - Во всяком случае, они чересчур велики даже для гуманоидов ростом с баскетболистов и строением тела, как у профессиональных бодибилдеров. Если честно, мне даже думать не хочется, что там может находиться.
   - Ну и мерзавцы же в вашем правительстве сидят! - брезгливо поморщился Селенский, что, впрочем, за дыхательной маской не было заметно. - Ради того, чтобы получить преимущество над всей Системой, пошли на сговор с чужаками!
   - Марс это так не оставит, можете не сомневаться! - произнесла Инара. - Если понадобится, мы выскоблим до скального основания и Сикораксу, и Меритсегер!
   - Думаю, что вы не будете в одиночестве! - хмыкнул Фрост. - Союз Внешних Миров и Федерация Внешних Планет не станут спокойно смотреть на то, что творится в их пространстве!
   - Но это означает войну с Землёй! - несмело брякнул Торсон.
   - А кто первым всё это начал? - в тоне Соколовой явственно проступили раздражительные нотки. - Так что нечего строить из себя невинных овечек!
   Торсон что-то пробурчал себе под нос, однако противоречить офицеру Патруля землянин не осмелился.
   Ведущий в грузовой трюм лифт оказался не так уж и далеко от места стычки с вырвавшимися на свободу чужаками. Не встретив более никого на своём пути, агент Патруля, полицейские с Титана и земной военный космонавт втиснулись в кабину; Торсон, протянув руку к сенсорной панели управления, привёл кабину лифта в движение.
   Грузовой трюм "Триполитании" встретил их тишиной, нарушаемой лишь тихим шумом работающей аппаратуры. Как только они вышли из кабины межпалубного лифта, в трюме загорелось освещение, позволяя осмотреть помещение.
   - Стало быть, вот так вот? - Соколова внимательно оглядела трюм. - Очень интересно... Все эти капсулы подключены к единому источнику питания, я правильно понимаю?
   - Совершенно верно, - кивнул Торсон. - Вон тот квадратный металлический шкаф - это и есть генератор, или что это на самом деле, который и поддерживает работоспособность всей этой системы. Технология не наша, поэтому ничего конкретного сказать на сей счёт не могу. Но полагаю, что если перерезать все эти кабели, - космонавт указал на змеящиеся по полу армированные кабели, - то все существа, находящиеся внутри стазисных капсул, будут убиты. А потом можно будет запустить процедуру аварийной декомпрессии.
   - Эти кабели выглядят достаточно защищёнными, чтобы их можно было расстрелять, - задумчиво проговорил Селенский. - Хотя... плазмаган, думаю, справится с этой задачей. А, боссман?
   Он вопросительно взглянул на Фроста.
   - Здесь командует Патруль, - титанец кивнул в сторону Соколовой. - Я здесь тебе ничего не могу сказать, Оскар.
   - Как бы мы все тут имеем право голоса, Фрост, - отозвалась Соколова. - А в том, что всё это дело нужно завершить, у меня нет ни малейшего сомнения. Но я бы посоветовала вам, детектив Селенский, стрелять по вон тому шкафу, а не по кабелям. Если там расположен питающий капсулы энергией генератор, то мы сможем одним выстрелом...
   Луч, выпущенный из лазгана и угодивший в потолок прямо над головой марсианки, заставил её замолчать и резко обернуться в том направлении, откуда прилетел смертоносный заряд. Впрочем, как и всех остальных.
   В дверном проёме, что вёл в грузовой трюм из расположенного по ту сторону переборки коридора, стоял, держа в мощных когтистых руках-лапах лазерное ружьё, здоровенный ксенос, похожий, как и говорил Торсон, на динозавра. Из-за его спины выглядывал какой-то тщедушный гуманоид с кожей цвета молока, перемешанного с морковным соком, тоже вооружённый лазганом. По сравнению с рептилоидом он смотрелся весьма посредственно, однако здесь дело имели с инопланетянами, о природе которых никто не имел никакого представления.
   - А вот и босс припёрся! - ухмыльнулся Фрост.
   Ксенос, угрожающе поведя стволом лазгана, что-то прорычал, но никто, естественно, ничего из сказанного им не понял. Однако тут и не надо было ничего понимать.
   Внезапно тщедушный гуманоид, выскочив из-за спины своего куда более массивного подельника, подпрыгнул высоко в воздух, едва не впечатавшись при этом в потолок, после чего он, приземлившись на свои костлявые колени, упёр левую руку в металлический пол грузового отсека.
   - Это ещё что за...
   Это было всё, что смог выговорить Фрост до того, как силовая волна неизвестного происхождения, сгенерированная тщедушным гуманоидом, прянула во все стороны, сбивая людей с ног.
   Рептилоид, оскалив в злобной усмешке свои острые, как у акулы, клыки, держа лазган наперевес, однако не открывая огня, бросился к Фросту, решив, по всей видимости, что титанец тут за командира. Разумеется, инопланетянин ошибался, однако легче от этого Дункану явно не становилось.
   При виде злобной морды здоровенного громилы, который мог и голыми руками превратить любого человека в фарш, Фрост глухо выругался сквозь зубы и откатился как можно дальше с траектории движения чужака. Селенский, которого психокинетический выпад худощавого гуманоида отбросил к выходу из трюма, в данный момент ничем не мог помочь своему патрону, и его плазмаган был временно, так сказать, недоступен. А тяжёлое оружие сейчас было бы весьма кстати.
   Что-то промелькнуло мимо лица лежащего на боку на металлическом полу трюма старшего детектива, и Фрост непроизвольно сморгнул. Однако то оказался Торсон, который, видя плачевное положение, в котором оказался титанец, бросился тому на выручку.
   Расстояние не позволяло сделать выстрел из лазгана, поэтому космонавт, не мудрствуя лукаво, просто перехватил своё оружие за ствол на манер дубинки и с размаху обрушил его на голову инопланетянина.
   Раздался звук, похожий на тот, с каким металл ударяется о плотное и прочное дерево. Торсон с удивлением посмотрел на слегка погнувшийся от удара о прочный череп рептилоида лазган, грязно выругался и, отбросив бесполезное уже оружие в сторону, бросился на чужака с голыми руками.
   Инопланетянин, злобно зашипев, извернулся так, как это умеют делать представители отряда пресмыкающихся, ловко поставив блок на пути Торсона. Космонавт, натолкнувшись на защиту, отлетел в сторону, но, прежде чем ему удалось подняться на ноги, чужак схватил его своими мощными руками и поднял высоко над своей головой.
   - Твою мать! - выдохнул Фрост, вскидывая автомат. Но опоздал.
   Инопланетянин, издав резкий неприятный звук, со всей силы опустил тело Торсона вниз, ударив его о своё колено. Раздался звук, похожий на треск ломающейся сухой ветки, затем ксенос с отвращением отбросил мёртвое тело военного космонавта в сторону.
   - Ах ты, сука инопланетная! - услышал Дункан от дверного проёма.
   Выстрел из плазмагана превратил голову рептилоида в обугленную головешку; второй заряд плазмы сжёг гуманоида-псайкера. Затем сразу два огненных сгустка превратили питающее энергией стазис-капсулы инопланетное устройство в кусок обугленного металла.
   - Виноват, боссман, не успел! - Селенский, слегка прихрамывая, переступил порог грузового трюма, кинув сожалеющий взгляд на тело Торсона. - Если бы не этот доходяга, я бы эту сволочь инопланетную прижёг бы ещё раньше!
   - Как есть - так есть, Ос, - тяжело вздохнул Фрост. - Торсон поступил так, как на его месте поступил бы любой солдат. Он заслуживает почестей. Но об этом мы позаботимся потом. Сейчас же нам надо навести тут порядок...
   - ... а потом вычистить Сикораксу и Меритсегер! - злым голосом добавила Соколова. - Эти чёртовы пришельцы ещё пожалеют, что наша скромная система попалась им на глаза! Очень сильно пожалеют!
   Фрост и Селенский переглянулись меж собой, и у обоих полицейских промелькнула одна и та же мысль. Мысль о том, что злить ТехноСоюз мог только имбецил... или тот, кто понятия не имел о том, как могут сражаться марсиане. Те, кто упорным трудом многих поколений превратил некогда безжизненную и почти лишённую атмосферы планету в пригодный для комфортного проживания мир, кто с оружием в руках отстоял свою независимость в противостоянии с бывшей метрополией и распространил своё влияние на половину Системы, явно не собирались пасовать перед какими-то чужаками, всё преимущество которых заключалось в том, что они имели межзвёздные космические корабли, могущие перемещаться в гиперпространстве. И, несмотря на всю трагичность ситуации, на лицах детективов почти одновременно возникли зловещие улыбки.
   - Чего это вы улыбаетесь? - не поняла Инара. - Что смешного вы увидели?
   - Ставлю всё своё годовое жалованье, что Марсу не составит труда выпнуть этих ксеносов из Солнечной системы! - произнёс Фрост, поведя стволом автомата из стороны в сторону. - И я уже готов купить билет в первый ряд, чтобы полюбоваться на это!
   - В первый ряд? - Соколова хмыкнула. - А вы и так уже в первом ряду, детектив Фрост!
   - В смысле?
   - В смысле, что вам всё одно лететь с нами на Сикораксу. Корвет мы зачистим, потом переберёмся на крейсер, эвакуируем уцелевших землян, затем двинем к Урану. Я уже составила рапорт для Марсопорта, так что, когда мы прибудем к этому спутнику Урана, мы будем в куда более существенном числе, нежели теперь.
   - А с чего вы это вдруг так решили? - прищурился Дункан. - Мы же не военные Марса и вообще не военные!
   - Но территория Уранианской системы-то ваша, разве нет? К тому же, налицо совершаемое против граждан Союза преступление со стороны группы радикальных военных Земной Федерации. Не думаю, что ваше руководство откажется урвать кусочек от пирога славы.
   - Оно-то не откажется... - Фрост прервал сам себя. - Да, а мы будем вынуждены сунуть голову в осиное гнездо, ведь так?
   - А когда-нибудь бывает совсем легко? - усмехнулась Соколова.
   - Разве только в фильмах...
   Фрост перевёл взгляд на Селенского, землянин в ответ отобразил на лице непередаваемую гримасу и многозначительно повёл стволом плазмагана.
   - Нужно выкинуть всю эту хреноту за борт, - произнёс титанец, указывая кивком головы на стазисные капсулы. - И забрать бедолагу Торсона с собой - похороним его позже по общепринятому обряду. Найдём выживших, эвакуируем их отсюда, а корвет взорвём - мало ли что тут ещё может быть. А уж потом наведаемся на Сикораксу. Но мне по-любому будет нужно уведомить шефа-комиссара Борецкого, капитан Соколова. В конце концов, он - моё непосредственное начальство, а вовсе не претор Космического Патруля.
   - А я разве вам запрещаю это делать?
   - А я этого и не говорил. - Фрост огляделся по сторонам. - Так, где тут, по-вашему, должен быть пульт активации режима аварийной декомпрессии? Ну, там, на случай пожара который?
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"