Вереснев Игорь: другие произведения.

Гостинцы к Рождеству

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   Гостинцы к Рождеству
   Машина сбавила скорость, перестроилась в правый ряд. Свернула в прореху между наваленными вдоль обочины сугробами. Впереди расстилалось бескрайнее снежное поле, рассечённое надвое узкой - двоим не разъехаться - полосой шоссейки. Вернее, край у этой простыни был - сизая туча, наползающая из-за горизонта. Туча была такая огромная, что напоминала горную цепь, пики которой уходили куда-то в стратосферу.
   - Где же они, твои дачи? - забеспокоился Сергей. - Что-то не заметно.
   - Почему не заметно? - Сашка ткнул пальцем в лобовое стекло. - Видишь лесок? Это оно и есть.
   В самом деле, вдали тянулась полоса, едва различимая на фоне тучи. И строения там какие-то были.
   - А говорил - не далеко! - попенял Сергей другу.
   - Какая тебе разница? Не пешком же.
   Резон в словах Сашки был. "Копейка" хоть дребезжала и подозрительно клацала двигателем, но шла ходко. Кажется, только что свернули с трассы, и сосновый лес был тонкой полоской у горизонта, а уже и к дачам, пристроившимся на опушке, подъехали. Сергей насчитал шесть двух- и трёхэтажных "избушек", аккуратных, ухоженных, будто с картинки сошедших. Дорога повернула вдоль кирпичного, чуть ли не трёхметрового забора, упёрлась в железные ворота.
   - Летом здесь красота, - Сашка надавил на клаксон, - лес, речка рядом. Зато зимой спокойнее, никто на мозги не давит. Хозяева наведываются редко, бомжи не шастают - от города далековато по сугробам.
   Створки медленно разошлись, пропуская машину.
   По ту сторону забора шоссейка превращалась в улицу между дачными участками. Какие там "участки"! Усадьбы в полгектара, каждая - с собственным кусочком леса. Впрочем, "копейка" по улице не поехала, свернул к домику у забора, одноэтажному, но такому же добротному, как всё здесь. Остановилась под навесом, рядом со светло-серым "ланосом".
   - Приехали! - сообщил очевидное Сашка. Первым выбрался наружу, открыл багажник, начал извлекать пузатые пакеты.
   Сергей тоже вылез. И замер в нерешительности - от сторожки шёл сурового вида дядька в наброшенной на плечи чёрной стёганой куртке. Впереди него бежал здоровенный тёмно-серый, с бурыми подпалинами пёс, помесь овчарки с двортерьером.
   - И кого это ты привёз?
   Сашка обернулся.
   - Привет, Андреич! Знакомьтесь: это Сергей, одноклассник мой бывший. Мы с ним семь лет не виделись, а тут еду, гляжу - а он стоит под светофором. Серёга, это сменщик мой, Пал Андреич. Ну а это - Рекс.
   Пёс подбежал к Сергею, обнюхал. Посмотрел вопросительно прямо в глаза. Во взгляде его так и читалось: "А ты что за фрукт? Не попробовать ли тебя на зуб?"
   - Не бойся, он умный, своих не кусает, - поспешил успокоить Сашка. И сменщику: - Андреич, тут такое дело - праздник на носу, а Серёге и встретить его не с кем. Не хорошо это, не правильно. Вот я его и пригласил. Всё равно в посёлке пусто.
   - Пусто, да не совсем, - дядька подошёл к неожиданному визитёру, смерил взглядом - точь-в-точь как Рекс перед этим, - протянул ладонь для рукопожатия. - Вэвэ звонил, грозился нагрянуть. Так что вы тут поаккуратней.
   Сашка крякнул раздосадованно, почесал затылок.
   - Может, передумает? Вон туча какая заходит, не иначе к метели. Андреич, не переживай, Серёга не какой-нибудь там! Он у нас педагог, школоту физике учит.
   - Педагог, значит? - взгляд Андреича задержался на мозолистой руке гостя. - Ну-ну. Ладно, поехал я. Рекса кормить не забывайте!
  
   Андреич уехал. А где-то через час - они как раз закончили сортировать содержимое привезённых пакетов: что в холодильник, что в шкаф на полки, - за воротами басовито просигналили. Сашка чертыхнулся, бросился к двери. Обернулся на ходу:
   - Серёга, ты пока без особой надобности на улицу не выходи, глаза хозяевам не мозоль. Не ровен час Вэвэ прискибётся по пьяни.
   Сергей кивнул. Попадаться на глаза кому бы то ни было, он не собирался. Понимал - на птичьих правах он в этом "райском уголке". Но всё лучше, чем сидеть одному в чужой, съемной квартире.
   Прошло ещё два часа. На улице стемнело окончательно, чёрная туча, что заволокла полнеба, ускорила наступление вечера, а затем и ночи. Сашка обошёл дозором подопечную территорию, накормил Рекса, собрал ужин. Собственно, они и отужинать успели. Неторопливо, сдабривая разговор стопочками водки, вспоминали школу, бывших одноклассников - девчонок в особенности. Потом Сашка рассказал о собственной, богатой на приключения жизни. Потребовал:
   - Ну а как у тебя дела? Помню, последний раз как мы с тобой виделись, ты, вроде, женатый был?
   - Вроде был...
   Говорить о собственных семейных неурядицах Сергею не хотелось. Это ведь придётся и о смене профессии рассказать, о том, что в школе он давно не работает, а шабашит со строителями. И обо всём прочем. Но и отмолчаться не получится - обидится друг.
   Он открыл рот, раздумывая, с чего начать... как вдруг входная дверь громко хлопнула.
   - Кого там... - Сашка вскочил, но и шага ступить не успел.
   В комнатушку, служившую охране и столовой, и гостиной, и кухней, ввалился здоровенный, под два метра ростом, бугай лет сорока. Толстопузый, морда красная, под расстёгнутой дублёнкой - белая майка и повязанный зачем-то на голую шею галстук. Сергей тоже невольно поднялся, ошеломлённый этим явлением.
   - Андреич, встречай гостей! Мы колядовать пришли! А, это ты, Сашок... Ну, мне пох!
   Сергей удивился было, с чего это пришелец говорит о себе во множественном числе. И тут заметил за его спиной худенькую остроносую девчонку.
   - Милка, прими шубу! Коляд-коляд-колядын, я у батька адын... мэне батька послал... шоб я бабла... - круглые, выпученные глаза пришельца остановились на Сергее. Он перестал притопывать. - А это кто такой?
   - Владимир Васильевич, это Серёга, мой друг, - засуетился Сашка.
   - Дру-у-уг? - пришелец осклабился. - Я думал, ты нормальный пацан... А ты этот, из Гондураса?
   - Владимир Васильевич!..
   - Шучу я, не понял? Чего стоишь? Угощай, я колядовал или где?!
   Сашка бросился к шкафу, схватил с полки два чистых стаканчика, снова подскочил к столу, взялся за бутылку...
   - Стоять! - рявкнул Вэвэ. Нетвёрдым шагом подошёл, отобрал бутылку, поднёс горлышко к носу. Скривился, посмотрел на этикетку. И выдал заключение: - Гавно пьёте! Милка, нашу подай!
   Оказывается, в руках у девушки была не только дублёнка хозяина, но и большой оранжевый пакет с ручками из бечёвки. Секунда, и на столе, рядом с початой "Хортицей", встал "Jameson".
   Вэвэ наливал сам. Девушке - полстаканчика, мужчинам - по полной. Пробовать ирландский виски Сергею прежде не доводилось. Сделал глоток и подивился - что ж в нём люди хорошего находят?
   Вэвэ опорожнил стопку досуха. Закусывать не захотел:
   - Ладно, не будем вам мешать, голуб... ки! - Отобрал у девушки пакет, протянул Сашке: - Держи, гостинцы тут тебе к Рождеству. Милка, шубу!
   В дверях развернулся, вспомнив:
   - Сашок, у тебя случаем эти... салюты нигде не завалялись?
   - Фейерверки? Нет, Владимир Васильевич, нету. Но если вам нужно, я мигом...
   - Что - пост бросишь? - Вэвэ погрозил пальцем: - Смотри мне! Ладно, с салютом проехали. Пошли, Милка!
  
   Однако фейерверк в эту ночь всё же состоялся. Сергей проснулся от непонятного грохота снаружи. Сначала подумал - отголосок сна. Но нет, Сашка уже был на ногах, таращился в окно. Снаружи явно что-то творилось: блеснул быстрый и яркий свет, через пару секунд загрохотало.
   - Что там? - удивлённо спросил Сергей.
   Приятель оглянулся:
   - И мне вот интересно. Пойду, гляну.
   Не было его минут пять. За это время ещё дважды сверкнуло и прогрохотало. Если бы не осознание, что сейчас зима, январь месяц, Сергей решил бы, что началась гроза.
   И как ни странно, он не ошибся. Сашка вернулся обескураженный.
   - Представляешь, там молнии и гром! Разве так бывает? Я ни разу не видел.
   Сергей тоже удивился. Читать о снеговых грозах ему доводилось, но...
   Неожиданно в дверь постучали. Парни переглянулись. Сашка крикнул в коридор:
   - Не заперто!
   Это оказалась давешняя остроносая девушка:
   - Мальчики, можно я у вас посижу? Я грозы очень боюсь!
   - А Владимир Васильевич как же?
   - Ему то что, храпит, хоть пушкой над ухом стреляй. А мне страшно одной. Дом большой, темно везде, тихо. А за окнами - такое! Ужас!
   - Ну... пожалуйста.
   Сашка подвинул гостье единственный в спальне стул. Прошёлся по комнате, очевидно, не зная, что делать дальше. Присел на свою койку. Сергей тоже не знал, как правильно поступить. Лежать как-то неприлично, вылезать неглиже из-под одеяла - тем более.
   За окном вновь сверкнуло. И громыхнуло - почти сразу и так громко, что стёкла зазвенели, а в вольере жалобно тявкнул Рекс. Девушка поёжилась. Спросила, ни к селу, ни к городу:
   - Я вам спать мешаю, да? Не сердитесь, пожалуйста. Я, правда, грозы боюсь.
   Сашка отмахнулся:
   - Поспишь, когда так грохочет. А тебя Мила зовут, правильно? Ты кем у Владимира Васильевича работаешь?
   - Я секретарь-референт. - И строго поправила: - Но зовут меня не Мила, а Людмила.
   - Извините.
   Сашка помолчал. Снова попытался поддержать разговор:
   - Наверное, у секретаря-референта зарплата хорошая?
   - Приличная. И бонусы регулярно.
   - А у нас от начальства премию не дождёшься.
   Девушка хмыкнула снисходительно, смерила взглядом его, потом Сергея.
   - Кто на что учился. У референта работа ответственная, требующая высокой квалификации. А вы - Сашок и Серёга, я правильно запомнила имена?
   Сашка помедлил, кивнул неуверенно. И для Сергея кивок этот последней каплей стало. Не снисходительный тон незваной гостьи, не то, что поучала мужиков, на десять лет себя старших, словно пацанчиков, не прозвища, а то, что друг принимал всё это безропотно. В холуи себя, что ли, записал?
   Не стесняясь больше, он сел, свесил голые ноги на пол. Чётко, с расстановкой выдал:
   - Александр и Сергей, к вашему сведению. И мне вопрос можно? Какие именно высококвалифицированные услуги вы собираетесь боссу в рождественскую ночь оказывать?
   В комнате было слишком темно, чтобы разглядеть, покраснела девушка или нет, услышав прозрачный намёк. Сергею хотелось, чтобы покраснела.
   Людмила медленно поднялась со стула. Бросила холодно и резко:
   - Все, какие потребуются. А вы что, надеетесь составить конкуренцию? Не получится, не тот у вас "профиль". Спасибо за гостеприимство! - и шагнула к двери, не обращая внимания на новый раскат грома.
   До Сашки наконец дошло. Он вскочил, бросился к Сергею:
   - Ты чего?! Совсем сдурел?! А ну ложись и спи! - толкнул в грудь, заставив опрокинуться. Обернулся к девушке: - Людмила, вы на него внимания не обращайте! Слабый он на голову. Чуток выпил, и развезло.
   Девушка презрительно фыркнула:
   - Я и вижу! - громко хлопнув дверью, выскочила из комнаты.
   Сашка побежал следом.
   Вернулся он минут через пять, весь залепленный снегом. С порога укоризненно попенял:
   - Серёга, ты вроде умный, а дурак дураком. Чего ты до девки прицепился? Тебе не одинаково, чем она бабло зарабатывает? Не понимаешь, что ли, где мы, и где она? Вот звякнет Вэвэ моему шефу в контору, меня враз пинком под зад отсюда вышибут. Думаешь, легко это место получить было? - Уже миролюбиво добавил: - Обошлось вроде. Пообещала, что жаловаться не будет, даже позволила проводить себя до дому.
   Сергею и самому было неловко за глупую выходку. И что это на него нашло? Верно говорят, водка - зло. А если с виски мешать - зло вдвойне.
   - Хочешь, извинюсь перед ней? - предложил. - Завтра.
   - Нет уж, лучше помалкивай. С хозяевами я сам общаться буду. - И уже укладываясь спать, вздохнул мечтательно: - А девка красивая. Будь я на месте Вэвэ, тоже такую секретаршу мимо не пропустил бы...
  
   Утром Сергей проснулся от зычного голоса друга:
   - Подъём! Как там, у Пушкина? "Вечор, ты помнишь, вьюга злилась, а нынче..."
   А нынче - с синего-синего неба светило солнце, выпавший за ночь снег был таким белым, что резало в глазах. И морозец стоял настоящий, рождественский.
   - Я боялся, дорогу заметёт, - объяснял Сашка, отпирая ворота, - но ничего, обошлось. Только вдоль забора сугробы почистим. Проштрафился ночью - теперь будешь пахать у меня.
   Едва створки разошлись, Сергей убедился - попахать и в самом деле придётся. Утренняя гимнастика, так сказать. Часика на два. Или на три.
   - Ну, чего ждём? За работу! - скомандовал Сашка и вонзил лопату в перегородивший дорогу сугроб.
   Рекс на призыв откликнулся первым. Радостно тявкнул, прыгнул на самую верхушку сугроба, утонул в нём по грудь, рванул вперёд, разбрасывая в стороны снежные гейзеры... И вдруг словно застрял. Зарычал, шерсть на загривке поднялась дыбом.
   - Ты что там увидел? - удивлённо окликнул его Сашка.
   Пёс будто ждал этого вопроса. Попятился, развернулся на месте, стремглав кинулся назад в ворота и дальше - за сторожку. Кто его собачьи мысли поймёт? Блажит. Может себе позволить. Ему пьяную болтовню отрабатывать не надо.
   Снег был лёгким, как пух. Слишком лёгким - не хотел держаться на лопате, взлетал искрящимися султанчиками при каждом броске. Звонко скрипел под ногами. Потому другой то ли скрип, то ли хруст Сергей услышал, лишь когда дошёл до чистого асфальта. И тут же увидел, как сыплется снег с ветвей старого тополя. А ветра нет...
   - Осторожней! - крикнул, сам не понимаю, чего испугался.
   Сашка, орудующий лопатой вдоль другой обочины, оглянулся, успел заметить движение, проворно отскочил назад... Вовремя! Хрустнув пистолетным выстрелом, тополь рухнул поперёк дороги, подпрыгнул от удара. Ствол переломился в двух места, толстенная нижняя ветвь отлетела в сторону, хлестнула по асфальту у самых ног Сергея.
   - Ау! - Сашка схватился за лицо. - Блииин!..
   - Что?!
   - Да щепка! Поцарапала наверное. Жжётся... - он зачерпнул снег, приложил к щеке. - Какого фига оно упало?!
   Сергей подошёл к исковерканному дереву, потрогал свежий излом.
   - Сухое, потому и упало. Давно спилить нужно было.
   - Да летом вроде зелёный стоял. Неужели замёрз? Или в него молния ударила?
   - От молнии ожог был бы.
   - Ладно, не важно. Работы нам добавилось, вот это мне понятно. Хорошо, что бензопила есть.
   Развернулся и пошёл к воротам. Вслед за ним, словно привязанный к унтам, зазмеился позёмок. Сергей ещё раз удивился - ветра нет, а позёмок есть.
  
   Вэвэ выбрался на свет божий, когда солнце давно миновало зенит, и тени от сосен расчертили снег синими полосами. Сергей как раз заканчивал чистить поселковую улочку, когда услышал зычное:
   - Милка, хватит в постели валяться! Глянь, красота какая! Выходи, в снежки поиграем, бабу слепим!
   Он грузно скатился с крыльца, зачерпнул обеими руками снег, начал растирать плечи, толстую, как у быка, шею. На этот раз дублёнки на нём не было. Как и галстука. Унты, спортивные штаны, голый торс. Такой себе остепенившийся, набравший вес и авторитет качок. Смешным и нелепым сегодня он не казался.
   Людмила выглянула из дверей. Постояла, зябко кутаясь в шубку, спустилась к хозяину. Сейчас, при свете дня, Сергей наконец-то смог её рассмотреть. Прав Сашка, не секретарша, а модель. Разве что росточком невелика.
   Вэвэ тем временем слепил снежок и - бац! Сергей слишком поздно увидел, что метит тот вовсе не в столб, не в торчащую неподалёку абрикосину - в него! Не успел уклониться и заработал прямёхонько в лоб. Снежная пороша залепила глаза, Сергей уронил лопату, принялся поспешно оттирать лицо. Повезло, что снег рыхлый, пушистый, - не больно.
   Едва протёр глаза, как второй снежок угодил - в живот. А Вэвэ командовал:
   - Милка, кого ждёшь? Фигач по нему!
   Но у девушки снежок не получился, рассыпался на лету.
   - Варежки сними, когда лепишь! Да подойди ближе, а то не докинешь. - И уже Сергею: - А ты на месте стой, не вертись, гондурасец!
   Изображать из себя мишень не хотелось. Но если послать Вэвэ подальше и уйти - у Сашки неприятности точно будут. Оставалось взять лопату наперевес и защищаться - а-ля "хоккейный вратарь".
   Людмила меж тем послушно стащила варежки, подошла к кованой калитке. Наклонилась, зачерпнула пригоршню снега... И взвизгнула, схватилась за руку, судорожно отдирая что-то.
   - Что там такое? - шагнул к ней хозяин.
   - Не знаю! Руку жжёт! Больно!
   Она присела, прижимая раненую ладонь к груди и тихонько подвывая.
   - Дай! - Вэвэ взял девушку за руку. Взревел: - Сашок, мать твою, какого у меня на участке стекло битое валяется?!
   Оторопевший Сашка выскочил из-за сторожки, растерянно почесал затылок.
   - Не может такого быть, Владимир Вас...
   - Убрать немедля! Аптечка у тебя есть? Тащи!
   Вэвэ увёл плачущую Людмилу в дом, Сашка с аптечкой побежал следом. На ходу бросил Сергею:
   - Ну ты глянь там, обо что она укололась.
   Сергей вошёл во двор, наклонился, рассматривая бороздку в снегу, недолепленный катыш. Потом присел. Стекла видно не было. Ни стекла, ничего другого постороннего. Исключительно снег.
   Он хотел зачерпнуть это дело лопатой, да и забросить от греха подальше, как вдруг что-то шевельнулось. Микрохолмик снега рассыпался? Похоже было именно на это. Но тут шевельнулось снова - в том самом месте.
   Сергей осторожно поддел невидимый предмет рукавицей. Замер, стараясь разглядеть. Ничего кроме снега. Рыхлого, распадающегося на отдельные снежинки.
   Одна из них шевелилась.
   Накануне вечером, раскладывая свой нехитрый скарб по полочкам, он случайно наткнулся на лупу. Тогда удивился - зачем она охранникам? Теперь лупа оказывалась как нельзя кстати. Придерживая снежинки второй перчаткой, чтобы не рассыпались, Сергей поспешил в сторожку.
   Сашка вернулся минут через десять.
   - Ну что там было, нашёл? Блин, у неё вся ладонь красная и в точечках, будто иголкой кололи.
   - А ты посмотри, - Сергей протянул другу лупу.
   Посмотреть было на что. На первый взгляд - обыкновенная снежинка-дендрит, довольно крупная, почти сантиметр в поперечнике. Но только на первый! Два её лучика были отломаны полностью, три значительно укоротились. Лишь один уцелел в первозданном виде. Его веточки-отростки не были спаяны монолитно. Скорее, это походило не на один кристалл, а на целое семейство пластинок и иголок, соединённых друг с другом чем-то похожим на шарниры. И отростки-иголки продолжали двигаться!
   Сашка охнул.
   - Это что за жук?!
   - Не жук, снежинка такая странная.
   - Да брось ты, оно же живое, и не тает! Откуда эта гадость взялась? Ужалила девку... А если оно ядовитое?
   - Покажи-ка свою щёку, - Сергей отобрал назад лупу, поднёс к лицу приятеля. Так и есть, на щеке - звёздочка из шести тёмных точек. - Там, у дерева, тебя тоже она цапнула.
   - Ах ты ж...
   Сашка не договорил, бросился к кладовке. Вернулся с молотком, и прежде, чем Сергей успел что-то предпринять - хрясь! - по рукавице, на которой конвульсивно подёргивался дендрит.
   - Стой! - Поздно. На рукавице не осталось ничего. Лишь мокрое пятнышко. - Видишь?! Она всё-таки была изо льда! Ты разрушил кристаллическую структуру центрального шестиугольника, и вода тут же перешла из твёрдого состояния в жидкое. Мы могли такое научное открытие сделать...
   - Туда ему и дорога! Снежных жуков мне только и не хватало на дежурстве.
  
   В начале января день короткий. Недавно полдень был, а вот и солнце село, и вновь ночь приближается. Сашка ходил хмурый. "Снежный жук" оказался самой малой неприятностью, выпавшей на праздничный рождественский день. Во-первых, у "копейки" сдох аккумулятор: вчера работал замечательно, а за ночь умудрился разрядиться в ноль. Во-вторых, Рекс пропал. Минуту назад носился по посёлку, лаял невесть на что, как оглашенный, и вдруг - нет его. На зов не откликается, жрать не идёт. И в-третьих, Вэвэ приспичило париться, пришлось топить баню. Так что когда приятели наконец-то сели ужинать, настроение к застольным беседам не располагало.
   Наверное, поэтому они услышали слабый вскрик.
   - Людмила кричит? - Сергей вопросительно посмотрел на друга.
   - Ага. Вэвэ развлекается, - отмахнулся тот. - У богатых свои причуды. Не обращай внимания. Сейчас дохамаем, фонари возьмём, и собаку искать...
   Он не договорил - крик повторился. Отчаянный, полный ужаса. И в нём ясно слышалось - "Помогите!"
   Сергей вскочил из-за стола.
   - Не вмешивайся! А то мы и виноватыми окажемся, - попытался остановить его Сашка. Но Сергей уже натягивал ботинки, хватал с вешалки куртку...
   Добежали они одновременно - Сашка и бегал лучше, и где именно стоит баня Вэвэ знал, потому догнал друга без труда. И оба едва не налетели на ползущую по дорожке девушку. Вернее, она не столько ползла, сколько извивалась, корчилась от боли. Банная простыня развязалась, лежала рядом комком, а ноги чуть ли не до самых ягодиц, руки по локоть были залеплены снегом.
   - Ты что?! - охнул Сашка. Подскочил, подхватил на руки... и не удержал, выронил: - Блииин!
   А Сергей осознал внезапно - ноги и руки девушки облепил не обычный снег - живые дендриты! Десятки, а может и сотни.
   Сообразил, что делать, он мгновенно. Натянул рукавицы - благо, из карманов не вытащил после дневной снегоуборки - осторожно поднял уже почти и не стонущую девушку. Скомандовал другу:
   - В баню!
   Решение было единственно верным. До строжки бежать через пол посёлка, а дверь предбанника - в пяти метрах. Но и этих пяти оказалось достаточно, чтобы несколько дендритов перепрыгнули на рукава его куртки, а один сумел забраться в рукавицу. Сергей стиснул зубы от невыносимо жгучей боли, когда тот запустил лучики-жала под кожу.
   Он понёс Людмилу прямиком в парилку, уложил на полок. Здесь было жарко невыносимо, ледяные кристаллики дендритов не могли не растаять при такой температуре. Но не таяли... И отрываться от кожи не желали, ломались, но продолжали цепляться.
   - Да блин же! - Сашка в сердцах выхватил из тазика замоченный веник, стеганул по бедру потерявшей сознание девушки. Ещё раз, ещё! Ледяная пыль брызнула в стороны, Сергей отшатнулся инстинктивно, защищая глаза. И сообразил - не жжёт!
   - Сашка, они в воде растворяются! - закричал радостно. Зачерпнул ковшиком воду из кадки, плеснул на руку Людмиле. Точно!
   Спустя пять минут от дендритов не было и следа. Людмилу вынесли в предбанник, замотали в простыни, уложили на лавку. Она дышала мелко и часто, ноги и руки конвульсивно вздрагивали, смотреть, во что они превратились, было жутко... И только тогда Сергей спохватился:
   - А этот Вэвэ где? Он ведь тоже парился?
   Сашка озадаченно посмотрел на него. Охнул.
   - Мы ж её на улице нашли, голую. Значит, Вэвэ в снегу купаться побежал, а она следом. Блииин...
   Он бросился к двери, передумал, вернулся в парилку, вооружился ковшом с водой и веником, и лишь затем вышел наружу. Сергей поспешил за ним.
   Вэвэ они нашли быстро. Тот и десяти шагов от порога бани не сделал - нырнул в огромный пушистый сугроб, расплескав его своей тушей... Да там и остался.
   - Владимир Васильевич? - Сашка присел рядом, осторожно тронул за руку. - Владимир Васильевич, вам плохо?!
   Толстяк не шевелился. Тогда и Сергей подошёл. Снял перчатку, ткнул пальцами в синюшно-белое тело. Холодное и твёрдое, как деревяшка. Ни одного дендрита на нём не было.
   - Он мёртвый. Насквозь промёрз.
   Сашка вытаращил округлившиеся от ужаса глаза.
   - Ты соображаешь, что говоришь?! Это же Вэвэ! Если с ним что случится, меня живьём закопают! И тебя в придачу! - Схватил тело за руки: - Помоги!
   Нести Вэвэ было тяжело даже вдвоём. В дверях предбанника Сергей споткнулся, не удержал, выронил ношу. "Бум!" - ноги толстяка деревянно стукнулись об пол.
   - Осторожно! Клади его на лавку!
   - Ему и на полу не плохо.
   Сашка хотел возразить, передумал, опустил хозяина на пол, бросился шарить по карманам висящей на вешалке одежды:
   - Где ж его телефон? В скорую надо звонить, срочно!
   Как назло, телефона при себе ни у кого не оказалось. Обескураженный, Сашка развёл руками, посмотрел на друга:
   - Придётся в сторожку идти. Ладно, ты с ними побудь, а я побежал.
   - А дендриты?
   - Кто?
   - Снежинки эти. Если нападут?
   - Да ну, я же не голый! Замотаю лицо полотенцем и - бегом! Не догонят.
   - Угу... - Сергей спохватился, когда дверь хлопнула: - Воды хоть возьми!
   Пока набрал ковш, выскочил наружу, Сашка был уже далеко, нёсся во всю прыть по улице. А в следующий миг Сергей узнал, каково это, когда кровь стынет в жилах.
   Над крыльцом трёхэтажного особняка Вэвэ горел фонарь. Второй - у калитки. Третий - над входом в баню. Большая часть двора тонула во мраке. Потому Сергей увидел ЭТО, лишь когда оно перевалило через забор, на освещённую улицу. Искрящийся в свете фонарей смерч из тысяч - десятков тысяч?! - ледяных кристаллов. Он двигался вполне целенаправленно - вдогонку за убегающим человеком. И гораздо быстрее, чем тот. Только что их разделяло двадцать метров, а уже - десять, пять...
   - Сашка! - заорал Сергей. И тут же увидел - не все дендриты улетели. Снег вокруг баньки внезапно заструился позёмком, облако приподнялось над сугробами, словно кобра, готовая к броску. И целилась эта "кобра" прямиком в него.
   Он опередил её на доли секунды. В захлопнувшуюся дверь ударило, заскрежетало, заскребло крохотными коготками. Сергей задвинул засов... и сообразил вдруг: лавка, куда они уложили девушку, - пуста!
   Испугаться как следует он не успел. Дверь в парилку приоткрылась, оттуда выглянуло испуганное лицо:
   - Сергей, я здесь! Идите сюда!
   Людмила куталась в простыню, но на голых руках следы укусы видны были очень хорошо. Кожа будто усохла, превратившись в пергамент.
   - Как ты... вы себя чувствуете?
   - Руки и ноги болят, и голова кружится. Но это ничего, пройдёт, правда? А где Александр?
   - Он в строжку побежал, звонить. Скорую вызвать... и вообще.
   Сергей старался не думать о ледяном смерче. Нельзя о таком думать, нельзя! Сашка сильный, спортивный, он обязательно добежит.
   Девушка опустилась на полок. Сергей помедлил, тоже присел - с противоположного края. Снял куртку. Подумал, что всё равно упарится. Но возвращаться в предбанник не хотелось.
   - Владимир Васильевич... он умер, да? - тихо спросила девушка.
   Сергей только плечом дёрнул.
   - Зачем он в снег полез? И меня заставлял. А я холод не люблю! Он и в доме вечно окна открывает, "проветривать", а я мёрзну. Когда эти штуки меня за ноги схватили, я так испугалась! Меня в детстве пчела как-то ужалила. Но это больнее...
   Жара в парилке спадала. Слишком уж быстро! Понятно, что дров в печь никто не подкидывает, но тем не менее... Пришлось выскочить в предбанник, принести одежду Людмилы. А потом помочь ей одеться - то ли обожженные, то ли обмороженные руки девушки плохо слушались. И ноги едва держали. Когда они вновь сели на полок, то отодвигаться друг от друга не стали.
   - Сергей, у вас часы есть?
   - А?
   - Скорой от города сюда самое большее, полчаса ехать. Ваш друг, он ведь вызвал скорую? Как вы думаете, полчаса прошло?
   Полчаса прошло наверняка. Куда больше, чем полчаса. Но Сергей промолчал. Девушка, не дождавшись ответа, нахохлилась.
   - И почему я телефон в доме оставила? Всё Владимир Васильевич - не бери, говорит, в баню! Мол, в самый неподходящий момент кто-то позвонит... Но за нами ведь всё равно приедут? Нас найдут и спасут, правильно? Рано или поздно!
   Или поздно... Сергей задрал голову, прислушиваясь к шороху на крыше. Знакомое царапание ледяных коготков. Когда-то в юности он мечтал заняться наукой, сделать открытие. Позже, повзрослев, постарался выбросить эти глупости из головы. А когда почти получилось - нате вам, мечта осуществляется. Сделал-таки открытие, нашёл дендритов. Вернее, это они его пытаются "сделать"...
   - Людмила, извините за то, что я вас вчера обидел, - попросил неожиданно для самого себя. - Глупо получилось.
   Девушка взглянула на него. Улыбнулась кисло.
   - На правду не обижаются. Те самые услуги тоже оказывать приходилось... А я ведь школу с золотой медалью, иняз с красным дипломом окончила. И что дальше? В школе преподавать, копейки считать? У меня богатеньких родителей нет, самой зарабатывать приходится. Вот и заработала... - и всхлипнула.
   Сергей удивлённо взглянул на неё. Заговорил, чтобы хоть как-то отвлечь:
   - Надо же, иняз с красным дипломом! А для меня английский всегда камнем преткновения был. Я из-за него в аспирантуру после физмата не поступил. Работать пошёл, думал годик-другой подучу. А оно не так вышло. Жена, семья, деньги нужны... А! - махнул рукой.
   - Так ты физик?! - встрепенулась девушка. Не заметила, что перескочила в обращении на "ты". А Сергей только рад этому был. - И ты можешь объяснить, что это за штуки? Откуда они взялись?
   - Понятия не имею. Неизвестное науке явление. Я их дендритами называю, потому что они на снежинки похожи. Из ледяных кристаллов состоят.
   - Ледяные? Почему они тогда в баню лезут? Здесь же тепло, они растают!
   - Не обязательно. Лёд - интересное вещество. Насколько я помню, известно пятнадцать различных его кристаллических структур. А неизвестно? Видимо, у дендритов температура плавления достаточно высокая, чтобы использовать тепловую энергию для подзарядки своих аккумуляторов или что там у них. Баня - это тепло. И люди - тепло. Кушать они сюда прилетели, так сказать.
   Он мысленно ругнул себя за последнюю фразу. Руки у девушки и в самом деле выглядели обглоданными.
   Людмила поёжилась, придвинулась ещё ближе.
   - Серёжа, а если... никто не придёт на помощь? Что мы будем делать?
   - Подождём до утра. В бане тепло, не замёрзнем. И вода в бочке - от дендритов отбиваться. Они в воде растворяются, это уже проверено.
   - А потом?
   - Потом видно будет. Утро вечера мудренее.
   И, решившись, обнял девушку. Она не возражала.
  
   Сергей уверен был, что не заснёт до утра. Какой сон, когда за дверью лежит труп, а над головой скребутся крохотные убийцы? Но тёплая, влажная темнота бани убаюкивала. И мягкий девичий бок под рукой. Сам не заметил, как поплыл, покачиваясь на волнах. Дальше... дальше... дальше...
   - Сергей!
   Его тряхнули так, что едва с полка не свалился.
   - А? Что?!
   - Смотри!
   Сначала он услышал - шуршание сделалось громче и ближе. Как будто дендриты скреблись во внутренностях пузатой чугунной печи. Но ведь это невозможно!
   А затем Сергей опустил глаза ниже. И понял - возможно! Из приоткрытой дверцы поддувала один за другим выкатывались еле различимые в темноте ледяные "жуки". Гуще, гуще...
   Людмила тоненько взвыла. И сонная одурь прошла.
   - Ах вы ж гады!
   Кадка стояла у самой печи, и главным теперь было не дать дендритам отрезать себя от оружия. Сергей вскочил на полок, дотянулся - вот напасть, ковшик в предбаннике остался! Зачерпнул воду рукой... пальцы скользнули по ледяной корке! Баня выстыла напрочь.
   Нет, шалишь, корочка тонкая. Сергей пробил её кулаком, зачерпнул воду, плеснул вниз, на поддувало, на пол вокруг печи. Попал.
   Но дендриты сыпали сплошным потоком, точно мешок прорвался. Тут же разбегались по углам, некоторые взлетали, норовя атаковать. Если отрежут от двери...
   - Серёжа, бежим скорее! - Людмила тоже поняла нерадостную диспозицию. - Они нас съедят!
   - Уходи, я следом. Задержу их немного. До дома дойти сможешь?
   - Да. Только к дому не надо! Там джип возле ворот стоит, мы уедем!
   Правильно! Сергей словно воочию увидел огромного чёрного монстра. Вчера Вэвэ так спешил Рождество встретить, что машину в гараж не загнал, бросил у ворот. Ночная метель джип изрядно замела, Сашке чистить пришлось. Другу такую ответственную работу он не доверил, понятное дело. Но как бы то ни было, сейчас джип был полностью свободен от снежного плена, и предложение девушки казалось вполне логичным. Как он сам не додумался?
   - Запасные ключи в бардачке, я знаю, - Людмила приоткрыла дверь, готовая выскользнуть в предбанник. - И водить я умею. Эти дендриты, они же нас не догонят, да?
   - Да! Беги уже!
   Стайка "жуков" юркнула между ног у девушки. Людмила вскрикнула, неуклюже кинулась прочь. Сергей ухватил бочку обеими руками, поднатужился, наклонил. И от души плеснул на ледяных налётчиков.
   Десятка два расплавились сразу же, столько же лишились части крылышек-лапок, запрыгали блохами, плюхаясь назад на мокрый пол и подтаивая ещё сильнее.
   Однако собратья их и не думали отступать.
   - Нате ещё!
   Где-то на периферии сознания тенькнуло запоздало - идея с джипом не так уж и хороша. Что-то они упустили. Он упустил... Но соображать, что именно, было некогда. Очередная порция сыпанула из поддувала, и пол начал покрываться ледяной корочкой. Выстуживают... Сергей вновь плеснул из бочки.
   Потом пришлось проделать эту операцию в третий и в четвёртый раз. То ли инстинкт самосохранения у дендритов отсутствовал, то ли жажда тепла и энергии пересиливала, но они продолжали сыпать и сыпать. С одной стороны это было хорошо - он действительно сумел задержать их. Но с другой... Большинство дендритов гибло, но те, кому удалось просочиться, карабкались на полок, где сидел Сергей, самые проворные пытались взлетать и атаковать сверху. А единственной защитой была вода. Уже почти ледяная. Рукавицы промокли насквозь, куртка, брюки тоже намокли, в ботинках чавкало, и пальцы сводило от холода. Сколько времени длилось сражение? Пять минут? Больше? В любом случае Люда успела добежать до машины и завести её, развернуть.
   Опять тревожно тенькнуло. Сергей отмахнулся: глупости, джип - хорошая идея. Лишь бы девчонка не упала по дороге.
   Задерживаться в бане дольше становилось опасно, вода плескалась уже на самом донышке кадки.
   - Получи фашист гранату!
   Сергей что было силы пнул её ногой в сторону входа, "проплавляя" себе путь к отступлению. И не дожидаясь, пока враг выморозит мокрую дорожку, метнулся прочь из парилки, сквозь предбанник, наружу.
   Джип стоял на том самом месте, где Сергей видел его днём. Тёмный, молчаливый. Словно никто и не собирался его заводить...
   Не собирался или не смог?! У Сашкиной "копейки" аккумулятор "сам собой" разрядился за одну ночь. Аккумулятор - источник энергии.
   - Люда! - заорал Сергей.
   И тут же ощутил, как что-то коснулось мокрой штанины. Позёмок струился следом за ним из распахнутой двери бани. Второй начинал ссыпаться с крыши.
   Расстояние до ворот не многим больше, чем до крыльца дома. Но если бежать туда, то путь к дому дендриты отрежут. А мёртвая машина - слишком слабая защита. Никакая защита!
   - Люда! Уходи оттуда!
   Темно, не разобрать, есть ли кто в салоне. А если она и там, то не факт что жива...
   Сергей рванул к дому.
   Снежная кобра поднялась на дыбы. Нет, это была не кобра, дракон! Высосанная из банной печи энергия добавила дендритам и силы, и скорости. Но всё же Сергей успел - тех секунд, пока два позёмка сливались воедино, ему хватило, чтоб оббежать дом, взлететь на крыльцо...
   - Серёжа!
   В последний миг он оглянулся. Люда сидела в машине, смотрела на него...
   Потом одна из "голов" дракона упала на неё сверху. И Сергей захлопнуть за собой дверь.
   Он опустился на пол, стараясь унять колотящееся от бега и ужаса сердце. Не думать, не думать, что творится сейчас снаружи, у джипа. Он всё равно ничем не помог бы. Хорошо, хоть сам спасся. Эх, Сашка дурак! Не к сторожке бежать нужно было, сюда. Здесь ведь тоже телефон есть. Целых три телефона, по крайней мере! Осталось их найти и позвонить.
   Первый он нашёл сразу - на тумбочке в коридоре. Скорее всего, аппарат принадлежал Вэвэ, так как и цветом и размером весьма напоминал хозяйский джип.
   Телефон был выключен. Сергей потискал кнопки и так, и эдак - безрезультатно. Да что за напасть? Ладно, поищем городской.
   За городским пришлось подняться на второй этаж. Пока Сергей обшаривал комнаты, мокрая штанина успела задубеть, пальцы ног потеряли чувствительность. Обморозиться не хватало...
   Стационарный телефон стоял, как ему и положено, на письменном столе в кабинете. Новенький, дорогой, с беспроводной трубкой, сенсорным дисплеем. Он тоже был выключен. И включаться не желал.
   Сергей повертел трубку в руках. Открыл крышку, извлёк аккумулятор. Источник энергии... Но как же так?!
   Он знал ответ. "...он и в доме вечно окна открывает..." Разумеется! Не может в доме, - в этом доме! - быть так холодно. Если его не вымораживают.
   За спиной тихо зашуршало. Сергей обернулся.
   "Голова дракона" втягивалась в открытую дверь кабинета. Поднялась к потолку, растеклась, готовая атаковать.
   - Нет, - просипел Сергей, - не надо...
   Ясное дело, дендриты его не послушали.
  
   Лежать в глубокой норе, вырытой под наваленным за сторожкой сугробом, было мягко и тепло. Ничем не хуже, чем на подстилке в вольере. И куда безопаснее. Снаружи давно начался день, светило солнце, всё выглядело спокойным, обыденным. Но чутьё подсказывало - это ловушка, враг по-прежнему здесь. Враг, какого не напугаешь лаем и оскалом зубов, не укусишь. Слишком сильный, чтобы вступать с ним в драку, и слишком быстрый, чтобы пытаться убежать. Враг, от которого можно только спрятаться. Чутьё не подводило Рекса ни разу. Чутьё говорило - затаись и жди!
   За забором громко просигналил автомобиль. Затем - снова, долго и требовательно. Но человек в чёрной куртке с надписью "ОХРАНА" на спине, что лежал в пяти шагах от сторожки, не шевельнулся. Зато ожил снег, собравшийся вокруг его головы. Сдвинулся, заструился, закружился искрящимся вихрем. Легко перепрыгнул через ворота. Ведь там появился ещё один источник тёплой энергии. Опасной, но совершенно необходимой, чтобы оторваться от негостеприимной, переполненной смертоносной жидкостью поверхности планеты. И рой вернётся туда, где на самой границе атмосферы и космоса живут ледяные скитальцы, занесённые в этот мир хвостатой кометой.
   Серебристое облако спешило домой, к своим собратьям.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"