Сидоренко Ирина Александровна: другие произведения.

н'Ундарун

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.88*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Позвольте нарисовать вам картину: огромный зал, ярко освещённый тысячами свечей. Изысканно одетые пары кружат в медленном вальсе. Но среди них нет наших героев... Они убежали от ярких огней в уединённую, залитую лунным светом мраморную беседку, увитую плющом. Рядом хрустально журчит фонтан, создавая ласкающий слух фон для серьёзного разговора. В этот вечер в воздухе кружится магия, и листья меняют свой цвет, не завися от времени года... В пианиста не стрелять - играет как умеет. Заранее прошу прощения за те ошибки, которые могут встречаться. Всё-таки, это моя первая крупная работа. Критика приветствуется.


С любовью и благодарностью посвящается

моей любимой музе.

Пролог

  
   Сегодняшний день мог решить всю её дальнейшую судьбу. Сегодня она наконец отправляется в Пансион Невест.
   Перед глазами встало ослепительное общество, приветствующее её: дорогие фраки юношей и красивые, яркие платья девушек, пышно убранные залы и великолепный оркестр, роскошный сад с множеством уединённых аллеек и мраморных скамей, горы закусок, изысканные вина... И, хотя она была не особой любительницей подобных сборищ, смена обстановки была необходима ей сейчас, как воздух.
   Ах, поскорее бы! Теперь для неё начнётся совсем новая жизнь, полная красок и, может быть, картины из прошлого наконец перестанут терзать её... и перестанут сниться кошмары...
   Летия отмахнулась от мрачных мыслей: не стоит оборачиваться назад! Ведь всё прояснилось, и нечего больше волноваться. Всё объяснилось просто и естественно, а пророчество... Это всего лишь сказка, чтобы пугать малышей.
   Но почему-то обычные доводы сейчас не действовали. Тревожные воспоминания мешали сосредоточиться на сборах.
   Летия откинула со лба тёмный локон; придётся прибегать к магии. Девушка встала в центр комнаты, и вокруг неё тут же образовался золотистый шар. В одной руке появилась тяжёлая книга в старинном потемневшем от времени переплёте, а в другой -- белый меч, казалось, выкованный из света. Летия резким отточенным движением вонзила меч в центр книги, и из лезвия вылетели четыре цепи, мгновенно опутавшие фолиант.
   Книга с мечом в центре развеялась, как дым. Золотой шар исчез. Девушка устало опустила руки. Теперь некоторое время воспоминания не будут возвращаться к ней.
   Летия вздохнула и принялась упаковывать вещи. Скоро отъезд.

Глава 1

Пиротехник

  
   Она вошла в зал -- и зажмурилась от яркого света. По периметру стояли высокие канделябры с огромным количеством свечей; пол был натёрт до блеска -- Летия мимоходом увидела своё отражение.
   Она была очень красива сегодня. Белое платье плотно облегало её; пышные тонкие кружева на рукавах и на подоле делали её похожей на воздушное пирожное с кремом. На лбу холодной каплей блестела прозрачная слеза из горного хрусталя, а с пояса свисала, теряясь в складках пышной юбки, небольшая изящная шкатулка на тонкой серебряной цепочке. Волосы, забранные наверх, придерживали две нити жемчуга, и только несколько тёмных локонов спадали на открытые плечи девушки, оттеняя белизну её кожи.
   Летия прошла вглубь зала, внимательно осматривая собравшееся общество. Всё, как она себе и представляла: разодетые юноши и девушки под музыку кружат по залу. Вокруг стоят длинные столы, ломящиеся от всевозможных закусок. В воздухе витает аромат праздника...
   Однако в разряженной в пух и прах толпе выделялся один юноша, столь непохожий на других, что девушка замерла в изумлении.
   Он был так же бледен, как и его рубашка. Резкие, заострённые черты лица казались высеченными из камня. Простота его одежды лишь подчёркивала изящество движений.
   Однако больше всего Летию поразил его взгляд: чёрные, глубокие, опасные глаза сверкали, как лезвия кинжала, проникая в глубину души, раскрывая самое сокровенное, угадывая мысли и желания.
   Он посмотрел ей в глаза столь прямо и открыто, что она испугалась. Но отвести взгляд не могла, очарованная его необычностью и в то же время -- простотой. Лицо его было бесстрастной маской, и только глаза жили своей жизнью.
   Маг. Сильный.
   -- Кто это? -- в изумлении спросила Летия, обращаясь к самой себе.
   -- Ах, душечка, не засматривайтесь на него, -- страшным шёпотом сообщила ей на ухо её соседка, кудрявая светловолосая балаболка. -- Это Мизраэль.
   Она округлила глаза, будто одно это имя должно было сказать Летии всё.
   -- Как? Вы не знаете?! -- вскричала она, но тут же понизила голос до того же зловещего шёпота, словно боясь быть услышанной. -- Он здесь уже давно. Лет пять. Понимаете, ему до сих пор не приглянулась ни одна из невест... Хотя все мы, поголовно все в него тайно влюблены, -- доверительно вещала новоприобретённая подруга, обводя женскую половину красноречивым взглядом. -- Он красив, высок, строен, загадочен, и, говорят, богат. Что и говорить -- привлекательная партия. Ах, только Вы не говорите никому, что я Вам здесь рассказала...
   Она продолжала болтать дальше, однако Летия её больше не слушала. Она внимательно следила за красивым, высоким, стройным, загадочным и, говорят, богатым юношей, в которого все были тайно влюблены.
   Он вдруг повернулся к девушке, уставившись на неё своими чёрными острыми глазами, и она стойко выдержала его колючий взгляд.
  
   Он удивлённо поднял бровь; в этой девушке что-то было. Что-то необычное. Какая-то загадка.
   Он подошёл к ней и, чуть склонившись в изящном поклоне, произнёс:
   -- Разрешите пригласить Вас.
   -- С удовольствием, -- девушка покраснела и улыбнулась, скрывая смущение.
   Он отметил, что она очень хороша собой, когда смятение играет на её щеках, заставляя губы приоткрываться в лёгкой улыбке.
  
   Он подал ей руку с таинственным выражением на лице; в ту же минуту весёлая полька, словно повинуясь этому жесту, сменилась медленным, неторопливым, спокойным вальсом. Музыка заскользила по залу, и Летия под руку с волнующим воображение незнакомцем плавно и непринуждённо влилась в поток танцующих пар.
   -- Разрешите представиться, -- произнёс он приятным глубоким голосом. -- Меня зовут Мизраэль Ольмер.
  
   -- Летия Арсин, -- она очаровательно улыбнулась ему в ответ.
   Мизраэль коротко кивнул -- и резко развернулся на каблуках, увлекая её за собой.
   Музыка продолжала звучать, но блестящее собрание вдруг исчезло, стены зала расступились -- и вот уже они танцуют одни посреди пустынной галереи.
   Девушка молчала -- это было неожиданно, даже учитывая тот факт, что она тоже была магом. Стоило отдать ей должное -- она была не робкого десятка.
   -- Вы -- сильный маг, не так ли? -- Летия застала его врасплох своим вопросом.
   -- Многие так считают, -- подтвердил он.
   -- А Вы? -- Летия настаивала, будто это было чрезвычайно важно для неё -- считал ли он себя сильным магом. -- Как Вы считаете?
   -- Я считаю, что лучше не считать, а действовать, -- недовольно произнёс Мизраэль, чуть помедлив.
   Вальс смолк, и он предложил девушке руку. Они молча пошли под сводами галереи; лёгкий вечерний ветерок приятно холодил кожу, а шуршание плюща, увивавшего колонны по обеим сторонам прохода, умиротворяло.
   Впереди раздался тихий плеск; журчал фонтан. Они присели на белую скамью у мраморной чаши, наполненной чистой прозрачной водой.
   -- Позвольте спросить, почему это Вас так интересует? -- Мизраэль протянул руку, срывая с ближайшей ветви резной листок плюща.
   -- Мне интересно было узнать Ваше мнение, -- Летия одарила его милой улыбкой.
   -- И Вы его узнали? -- рассмеялся Мизраэль.
   Он держал на открытой ладони зелёный лист, который постепенно менял свой цвет: жёлтый, красный, фиолетовый...
   -- Да, узнала, хотя оно было весьма... неожиданным, -- Летия сделала почти незаметный жест рукой, и лист вспыхнул ярким пламенем. -- Зачем Вы сорвали лист?
  
   Мизраэль внимательно взглянул на девушку, проверяя её возможности. Она была достаточно сильна, хотя его несколько удивил тот факт, что он не сразу смог определить уровень её силы. Она была странной, но не лишённой какой-то скрытой привлекательности, одновременно настораживающей и манящей. С этой девушкой хотелось говорить.
   -- Чтобы подчиниться закону времени, -- загадочно ответил юноша.
  
   Она представила себе, как листья меняют свой цвет осенью, исчезают зимой и вновь появляются весной.
   Девушка провела над листом рукой -- и огонь исчез.
   -- Но ведь законы времени можно обмануть, -- Летия, улыбнувшись, взмахом руки вернула лист на его место на лозе.
   -- Можно, -- согласился он. -- Но нужно ли?
   -- Да, нужно, если они касаются нашего мира, -- произнесла девушка.
   -- Почему? -- удивлённо спросил Мизраэль. -- Неужели Вы недовольны устройством нашего мира?
   -- А Вы? Вы разве довольны? -- негодующе сказала Летия. -- Наш мир несправедлив! Наше рождение определяет нашу судьбу. Флагманы правят, Чарующие бездельничают, Чтецы изучают, Трудовые работают... Только Умелые вольны выбирать. А для остальных всё предопределено. Желания магов не учитываются! И каждый считает честью для себя исполнить своё предназначение.
   -- Почему Вы так недовольны своим положением? -- юноша мягко улыбнулся.
   Её глаза сияли праведным гневом. Но она молчала.
   -- Вы -- очень необычная девушка, -- он склонился над её рукой. -- Полагаю, долго Вы здесь не задержитесь, -- он обвёл рукой вокруг, будто призывая девушку оглянуться.
   -- То же самое я могла бы сказать и о Вас, -- она в точности повторила его жест. -- Однако, похоже, Вы не собираетесь быстро уходить отсюда.
   -- Что ж, я ещё не нашёл подходящей невесты, -- Мизраэль усмехнулся.
   -- Неужели? -- девушка изобразила удивление. -- А Вы знаете, какой она должна быть?
   -- Да, знаю, -- ответил Мизраэль. -- Она должна быть похожа на Вас.
   -- Это комплимент?
   Он не ответил, но развернулся на каблуках и вокруг Летии тотчас засверкали ослепительные огни. Они вернулись в бальный зал. Юноша провёл девушку, не произнося ни слова, склонился в изящном поклоне и растворился в веселящейся толпе.
   Летия растерянно смотрела ему вслед.
   -- Ах, милая, о чём это Вы с ним так долго говорили? -- Летия от неожиданности вздрогнула; у неё за спиной стояла та самая девушка, которая рассказала ей о Мизраэле.
   -- О законах времени, -- многозначительно ответила Летия.
   -- Да, времени Вы с ним провели много, -- её собеседница согласилась скорее со своими собственными мыслями. -- Обычно он приглашает новеньких девушек только на один танец. С Вами же он провёл несколько!
   -- Обычно? -- переспросила Летия.
   -- Ах, ну конечно! -- она закивала. -- Вы же не знаете! Мизраэль обязательно приглашает всех новых девушек на вальс. Это своего рода традиция. Мы все уже здесь привыкли к этому.
   -- Интересно, -- Летия небрежно раскрыла веер. -- А есть здесь ещё подобные... м-м... традиции?
   -- Нет, -- ответила девушка, -- таких -- нет.
   Их разговор был прерван общими аплодисментами; бал подошёл к концу.
   -- Мы до сих пор не знакомы, -- вдруг рассмеялась Летия. -- Меня зовут Летия.
   -- Можете называть меня Сати, -- её собеседница улыбнулась в ответ. -- Идите за мной. Я провожу Вас, милая, в Вашу комнату.
  

***

  
   Она устала. Переезд, бал, новые впечатления -- всё это измотало её. Как приятно было наконец снять пышное платье и узкий корсет и прилечь на удобную мягкую кровать. Девушка даже не заметила, когда провалилась в сон. Ей снился ночной сад, наполненный таинственными тенями, и голос, глухо зовущий её...
   -- Летия... Летия! Проснитесь! Вставайте! Летия!
   Она открыла глаза. За окном было ещё совсем темно. Девушка беспокойно оглянулась.
   -- Что случилось?
   Рядом с её кроватью стояла её недавняя знакомая, Сати, в халате, наброшенном прямо на ночную рубашку, растрёпанная и перепуганная. Видимо, её тоже только что подняли с постели.
   -- Ах, дорогуша, Вы себе не представляете! -- вопила она, одновременно пытаясь пригладить волосы. -- Опять! Опять эти ужасы повторяются! И имя! Опять появилось его имя на стене! Ох, милая, до чего же всё это ужасно!
   Летия молча смотрела на Сати, пытаясь понять, о чём она говорит.
   -- Что произошло? -- растерянно переспросила она. -- Я решительно ничего не понимаю, Сати! Что за ужасы? Чьё имя? Какая ещё стена?
   -- Ах, Вы же ничего не знаете, -- Сати, увлечённая рассказом, совсем забыла о том, что нужно волноваться. -- Видите ли, милая Летия, кто-то -- и смотрители, эти бездельники, до сих пор ещё не выяснили, кто именно, -- устраивает бесшумные взрывы или что-то подобное. Он выбирает помещение -- и разносит его в щепки. Ещё несколько дней по комнате летают фейерверки, а потом ещё месяц стены светятся. И каждый раз на стене возле места происшествия появляется имя...
   Сати понизила голос до зловещего шёпота, вращая глазами.
   -- Какое имя? -- напомнила Летия, так как её подруга, похоже, погрузилась в собственные переживания и совсем забыла об объяснениях.
   -- Н'Ундарун!.. -- прошептала Сати загробным голосом.
   Девушка вздрогнула. Ах, вот в чём дело! Летия покачала головой в ответ на свои мысли. Ведь это же просто легенда! Н'Ундарун... Но неужели опять?
   -- Никто пока ещё не пострадал, -- продолжала объяснять Сати, -- но сколько уже пропало мебели, гобеленов и другой утвари! Некоторые вещи просто бесценны, их невозможно восстановить. Ох, уж эти новенькие! Всё вам нужно объяснять с самого начала, -- последние слова Сати пробормотала себе под нос, но с таким умыслом, чтобы Летия её услышала.
   Волнение начало возвращаться к Сати. Она вновь забегала по комнате, возмущённо размахивая руками и твердя что-то о "бестолковости нынешних смотрителей, не способных даже поймать этого нарушителя общественного порядка". Летия, не разделявшая суетности подруги, молча сидела на кровати, осмысливая новую информацию.
   "Итак, где-то здесь бродит шутник, решивший испортить праздник своими небольшими пиротехническими шалостями. И для этого он использует имя н'Ундарун... Что ж, а здесь даже веселее, чем я думала. Интересно, что будет дальше?"
   А ещё было бы интересно побывать там, увидеть всё своими глазами.
   Летия зажмурилась, мысленно формируя образ двойника. Рядом с ней воздух завибрировал и потеплел; дуновение лёгкого ветерка на коже с едва различимым запахом персика. Под веками мерцал свет -- белый, совсем слегка окрашенный в нежный кремовый оттенок. Девушка открыла глаза; двойник был невидим, но его силуэт немного мерцал и подрагивал, как воздух в пустыне.
   -- Сати, Вы знаете, где это произошло? -- неожиданно спросила она.
   -- Да, знаю, -- рассеянно ответила Сати, садясь в глубокое мягкое кресло. -- Это недалеко от бального зала, справа от главной лестницы.
   Летия закрыла глаза, отсылая двойника туда, куда указала Сати. Потеряться было трудно. В коридоре толпились девушки и юноши, почти все в халатах и лёгких пеньюарах, но в саму комнату никто не заходил.
   Двойник Летии, никем не замеченный, протиснулся в чуть приоткрытую дверь. Зрелище, открывшееся глазам девушки, ошеломляло.
   В помещении не осталось ничего целого. Обломки мебели на полу кое-где перемежались обгоревшими гардинами. Золотые и серебряные безделушки превратились в оплавленные куски металла. По комнате летали фейерверки всех вообразимых и невообразимых цветов и форм, с потолка сыпались искры разных размеров, а стены светились. Сати не преувеличивала, что, признаться, несколько удивило Летию.
   -- Хотите посмотреть? -- от неожиданности Летия подпрыгнула на кровати, возвращаясь к реальности.
   Чары развеялись. Девушка оглянулась. Сати выжидательно смотрела на неё.
   -- Нет, не сегодня, -- Летия улыбнулась и покачала головой. -- Думаю, там сейчас много любопытствующих.
   -- Вы совершенно правы, милая, -- Сати вздохнула. -- Давайте лучше сходим туда завтра. А сейчас я Вас оставлю. Вы, верно, очень устали с дороги. Столько новых впечатлений!.. Простите меня за вторжение.
   Сати поднялась с кресла и направилась к выходу.
   -- Сати, останьтесь, расскажите мне ещё о Ваших странных обычаях, -- попросила Летия. -- Я совсем не устала...
   -- Если Вы настаиваете... -- обрадовалась Сати, но тут же покачала головой. -- Ах, нет, нет, Вы должны хорошенько выспаться, иначе завтра Вы уснёте прямо за обедом!
   И Сати, довольная своей стойкостью и правильностью принятого ею решения, вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
   Однако спать совершенно не хотелось. Летия завернулась в тёплую шаль; ей необходимо было подышать свежим воздухом. Девушка закрыла глаза, восстанавливая в памяти картинку галереи, где она сегодня гуляла с Мизраэлем, вспоминая запах ветра, шуршание плюща, холод мраморной скамьи.
   Летия развернулась на каблуках -- и вдохнула ночную свежесть. Она села на мраморную скамью, наблюдая за острыми яркими звёздами на тёмном бархате неба.
   Приятно было сидеть вот так в одиночестве, ни о чём не думая и не вспоминая. Летия протянула руку и сорвала лист плюща; держа его на раскрытой ладони, превратила в жёлтый, красный, фиолетовый... Потом лист охватило пламя.
   -- Зачем Вы сорвали лист? -- неожиданно раздалось за её спиной.
   Она улыбнулась; огонь стих. Она вернула лист на место.
   -- Чтобы подчиниться закону времени, -- ответила она, не оборачиваясь. -- Зачем Вы это делаете, Мизраэль?
   Юноша подошёл и облокотился на мрамор фонтана.
   -- Итак, Вы видели? -- с улыбкой на губах начал он.
   -- Весьма занимательное зрелище, -- Летия поплотнее запахнула на груди шаль; ночная прохлада было весьма коварна.
   -- Я полагаю, Ваша новая подруга Вам рассказала? -- Мизраэль обвёл вокруг рукой, и холодный воздух стал тёплым. -- Вы заметили мои магические следы? Что Вы знаете об этом имени?
   -- Вы имеете в виду имя н'Ундарун? -- спокойно спросила девушка, хотя внутри у неё всё сжалось, словно её кошмар, от которого она пыталась всё это время сбежать, продолжался. -- Только то, что это всего лишь миф, сказка. Н'Ундарун... Это легенда о сильнейшем маге всех времён. Не известно, кто он... когда появится... где... уничтожит или спасёт... "Явится маг, равного которому не будет по силе, и разрушит старый порядок и создаст новый...", -- процитировала она.
   -- "... И никому не ведомо, будет ли то мужчина или женщина, взрослый или ребёнок, но приход его станет концом нашего мира и началом нового", -- подхватил Мизраэль. -- Но это не всё, что Вы знаете, не так ли? Вы почему-то тоже интересуетесь этим именем, -- это был не вопрос, а утверждение.
   Летия не ответила.
   -- Вам известно, что это будет молодая девушка... Вот почему я здесь, в Пансионе Невест. Ради неё.
   -- Но зачем она Вам? -- Летия смотрела на него широко раскрытыми глазами. -- Ведь не думаете же Вы, что сможете победить её? Пророчество гласит, что равной по силе ей не будет никого...
   -- Я думал, Вы считаете пророчество выдумкой, -- иронично усмехнулся Мизраэль.
  
   Он искал её, н'Ундарун. Он звал её. Он не знал, ни как она выглядит, ни где она появится, ни как они встретятся. Но он точно знал, кто она по своей сути, что встретиться им суждено, и что она -- его судьба.
   Девушке этого знать не надо. По крайней мере пока. Он и сам не понимал, почему открылся ей...
   -- Так эти пиротехнические чудеса -- всего лишь способ привлечь её внимание? -- задумчиво спросила Летия. -- Не думаете ли Вы, что одного имени на стене было бы достаточно?
   -- Я провожу Вас до Вашей комнаты, -- он предложил ей руку вместо ответа на вопрос, совсем как сегодня во время бала, и легко перенёс из ночной галереи.
  

Глава 2

Значение Имени

  
   -- Вам известно, что каждый маг черпает силу из своего имени, -- Мизраэль начал говорить таким тоном, будто читал лекцию. -- Более того, имя определяет также характер и даже привычки мага. У меня есть отрывок древнего манускрипта...
   Юноша протянул Летии старый пергамент, исписанный мелкими старинными буквами.
  
   Мизраэль не понимал, почему ему так отчаянно хочется объяснить этой девушке, зачем он устраивал погромы и запугивал обитателей Пансиона именем н'Ундарун. Но в ней было что-то настолько притягательное, что не довериться ей было невозможно. И вот, сразу после лёгкого завтрака он нашёл её, чтобы показать, что ему удалось найти за время длительных поисков.
  

ИМЯ МАГА

   Между именем мага, его силой, поведением и судьбой существует прочная связь. Ведь имя - не просто набор букв или звуков, это настоящее "Я" мага. И очень важно, чтобы маг понимал соответствие своему имени, которое становится неотъемлемой частью своего хозяина. Даже весьма просвещённый и сильный маг, выбирая имя своему ребёнку, старается, чтобы оно было не красивым или созвучным фамильному имени, но чтобы имя отвечало сути силы мага. Именно поэтому обычно дети-маги получают своё Первое Имя только спустя год после рождения, когда начинают проявляться магические привычки и особенности ребёнка.
  
   Значение Имени
   С давних времён новорожденному магу давали имя, прежде всего обращая внимание на то, что оно означает. Случается, что маги не соответствуют своему имени. Это можно объяснить наличием у такого мага скрытого имени, которое называется Первым Именем, ибо оно даёт истинную магическую силу. Некоторые маги предпочитают скрывать своё настоящее имя, однако это под силу только истинно сильным магам, так как рано или поздно суть Имени всё же проявится.
   Некоторые незаурядные маги выбирали себе несколько имён, из каждого черпая магическую силу. Это редчайшее явление в магической среде было зафиксировано лишь трижды - и каждый раз это были выдающиеся маги, получившие Дар Первых Имён при рождении и обладавшие исключительными магическими способностями. В таких случаях маг может сам выбрать себе имя, определяя тем самым источник своей силы.
  
   Тайное и явное
   Загадочную, необъяснимую связь между именем, магической силой и судьбой заметили ещё в древние времена. Долгое время новорожденным магам давали два имени. Первым Именем нарекали спустя год после рождения и держали его в секрете, дабы уберечь ребёнка-мага от дурных намерений со стороны врагов. Второе Имя было повседневным, рабочим. Нередко ребёнок-маг сам не знал своего Первого Имени вплоть до совершеннолетия. В наше время случается, что родители, приверженные старинным традициям, дают ребёнку Второе Имя, сходное по звучанию с Первым. Однако истинное значение имеет только Первое Имя.
   Важно, чтобы маг знал своё Первое Имя, ибо, если он считает своим именем другое, то может лишиться магической силы. Некоторые маги смогли сформировать новую силу, используя Второе Имя. Это возможно, так как в формировании силы мага участвует не только Первое Имя, но и то, которое ребёнок-маг слышит тысячекратно, изо дня в день. Однако формирование новой силы подразумевает либо огромные способности мага, либо потерю силы, имеющей связь с Первым Именем. В последнем случае, Второе Имя может стать Первым.
   Называя мага, мы изменяем его суть -- так, словно определяем категорию его силы. Его принадлежность этому миру. И самое главное -- его предназначение.
   Но Имя мага не изменяет его сути механически -- только смысл, вложение в Имя воли мага способны на такое превращение.
  
   Касты магического сообщества
   Каждому известно, что любой маг относится к одной из четырёх групп - Чарующие, Чтецы, Флагманы или Трудовые. Однако далеко не все знают о том, что именно Первое Имя мага обычно определяет группу, к которой он будет относиться. Имена, имеющие связь с чувствами, обычно определяют хозяина как Чарующего. Их круг заклинаний связан с силой чувств. Исключения из этой группы составляют такие чувства, как жалость и участие. Эти чувства наряду с именами, принадлежащими к сфере интеллекта, определяют касту Чтецов. Соответственно, их сила - это сила разума. Боевые (воинственные) имена часто даются детям, которые впоследствии становятся Флагманами, их сила связана с силой власти, а касту Трудовых представляют маги, чьи Первые Имена связаны с материальными ценностями. Магическая сила Трудовых - власть над материальным миром.
   Соответственно, если Первое Имя мага относится к нескольким группам, то и маг может принадлежать к нескольким кастам и, как последствие, обладать большей силой. Однако это явление очень редкое, так как требует от мага подчинения магическим законам нескольких каст.
   Некоторые маги, невероятно сильные от рождения, могут принадлежать к так называемой группе Умелых, которая объединяет в себе все четыре основные группы. Эта каста также определяется Первым Именем.
   Каста мага также определяет сферу его занятий. Так, Чарующие принадлежат к элите, Чтецы - к учёным и целителям, Флагманы - правителям, а Трудовые - к купечеству. Умелые вольны самостоятельно выбирать сферу своих занятий, для них ограничений в этом вопросе не существует. Однако ...
  
   -- Манускрипт не закончен, -- Летия протянула листок юноше.
   -- Продолжение нам не понадобится. Итак, к примеру, имя "Мизраэль" происходит от слова "жалость", а, значит, определяет меня как Чтеца, -- продолжал Мизраэль объяснения. -- А Ваше имя, Летия?
   -- Моё имя означает силу доверия, -- послушно ответила Летия. -- Я -- Чарующая. Только я не совсем понимаю, к чему это всё?
   -- Я подозревал, что Вы принадлежите к этой касте, -- кивнул Мизраэль. -- А нам важно знать это затем, что имя "н'Ундарун", кому бы оно не принадлежало, тоже имеет своё значение.
   Мизраэль вытащил откуда-то старую потрёпанную колоду карт. На колени девушки упали четыре карты разных Стихий -- Вода, Земля, Воздух и Огонь. Летия посмотрела на юношу. Он вертел в руках ещё одну карту.
   -- Н'Ундарун... И что же оно значит, это имя? -- с интересом спросила девушка.
   -- Оно означает скрытую, таинственную, ошеломляющую и обманчивую силу, силу неизбежности объединения всех Стихий, -- ответил Мизраэль, окидывая девушку каким-то странным взглядом. -- Н'Ундарун -- Умелая. Её имя означает Пустоту.
   И Мизраэль повернул карту так, чтоб Летия могла её увидеть.
   Пустая.
   -- Вот, -- Мизраэль прервал размышления Летии, протянув ей ещё один манускрипт, который на вид был ещё старше первого. -- Это мне едва удалось достать. Да и то -- с боем.
   Летия заинтересованно разглядывала текст. Его было немного -- но это явно было только начало. По краям рукопись обгорела, и, стоило к ним прикоснуться, как они тут же начали осыпаться. Кое-где текст прерывался выжженными пятнами, поэтому читать было сложно, но девушка, увлечённая содержанием, почти не замечала этого.
  

Пустой

  
   Эта легенда переходила из уст в уста многие века, но никогда она не бывала записанной. И вот, услышав эту историю от своего отца восемнадцать лет назад, я только сейчас решил записать её, дабы дети мои, коих у меня двенадцать, могли узнать, каковы были деяния их предков, и дабы могли они гордиться своими корнями.
   Было то ещё во времена Третьего Круга, когда было на свете всяких тварей полным-полно, и никто не знал их всех по названиям и не мог от всех защитить себя.
   И было тогда ещё магов много -- сильных магов, могущих такое, чего теперешним и в голову не придёт. И среди них особо выделялись Пустые.
   Те могли всё, но не делали ничего -- ни для себя, ни для других. Неизвестно, зачем пришли они в тот Круг. Ничего от них злого никто не видел, но и добра они не делали. Затем и прозвали их Пустыми -- от них проку, что от пустоты было. Нет их -- и нет, а есть, так и не знает никто.
   Жили они поодиночке, в диких пустошах, чтобы не мешали им, ибо места для них везде мало было, где другие маги были. Не видел их никто, да и встречи с ними не искали. Сильнейшими они были, и никто не смел тревожить их, ибо в гневе были они страшны и беспощадны.
   Да случилось так, что забрёл один путник к Пустому, да по случайности забрёл. Как случилось то, неведомо осталось, а кто был тот путник -- про то портрет наследственный ведает, ибо был то предок наш. Да не просто предок, а именно бабка моя родная ровно в двадцати поколениях назад.
   Но не разгневался Пустой на бабку, как положено ему было по наречению его, но оставил её у себя быть, сколько пожелает. Больно понравилась она ему. А бабка моя красавица была да умная, и осталась у Пустого почти хозяйкой. И всё бы ...
  
   На этом месте манускрипт обрывался, как и предыдущий, заканчиваясь обожженным краем. Летия молча смотрела на текст.
   Так вот кто такая н'Ундарун. Она -- Пустая. Не разрушает и не созидает. Не хаос и не порядок. Не чёрная и не белая. Не зло -- но и не добро. Пустота.
   Да, это действительно была ценная информация -- Летия слышала об этом впервые. Однако проблема заключалась в том, что даже это нисколько не приближало к пониманию того, что должно случиться. Да и должно ли что-то произойти вообще?
   -- Ну что ж, на сегодня достаточно, -- Мизраэль аккуратно спрятал тонкую обгоревшую бумагу. -- Мне нужно Вас ненадолго оставить. Но если я буду Вам нужен -- зовите.
   Он протянул Летии серебряный колокольчик, такой крошечный и хрупкий, что девушка взяла его двумя пальцами, боясь раздавить.
   Мизраэль растаял в воздухе, оставляя за собой длинный нежно-лиловый магический след с мерцающими фиолетовыми искрами.
   -- Какой интересный оттенок, -- прошептала Летия сама себе, осторожно пряча колокольчик в шкатулку, висевшую на поясе. -- Надо будет ему сказать.
   Девушка встала; пришло время прогуляться к Росу.
  

***

  
   -- Это всё очень интересно, но зачем ты мне это рассказываешь? -- раскачивался на стуле заросший чёрной колючей бородой тощий мужчина.
   -- Но это может быть ответом, который мы так долго искали! -- нетерпеливо пояснила Летия. -- Неужели ты не понимаешь, Рос? Если это я...
   -- Мне кажется, мы уже давно договорились, что это не ты, -- устало отмахнулся Рос. -- Ну сколько можно упираться?
   -- Рос, всё продолжается, -- Летия опустилась рядом с ним на стул. -- Мне ничего не удаётся забыть. И... я боюсь. Боюсь, что мы ошиблись. Боюсь, что всё может стать как раньше.
   Она закрыла лицо руками.
   -- Ну-ну, ладно тебе, -- Рос предпринял неуклюжую попытку потрепать девушку по плечу, промахнулся и чуть не упал со стула.
   -- Рос, ну сколько раз мы уже пробовали? -- голос Летии теперь звучал яростно. -- Ведь всё ясно: я не могу всё время оставаться Чарующей! Я становлюсь другой, и ничего с этим не могу поделать. Но... то влияние... предчувствия... сны... Эти вспышки силы... Рос, мне всё это не кажется хорошей затеей. Может, не стоило этого делать?
   -- Стоило, Летия, стоило, -- Рос уверенно потряс своей гривой. -- Если был хоть один маленький, хоть крохотный, хоть какой-нибудь шанс -- стоило.
   -- Но как это всё объяснить? -- почти выкрикнула Летия. -- Ведь я же не дотягиваю до того своего уровня даже наполовину! Я слишком слабая! Как же это может быть? Только не надо мне опять твоих теорий о раздвоении личности!
   -- Не знаю, -- Рос опустил голову на руки с видом человека, не спавшего уже целую вечность.
   -- Рос, неужели ты опять?.. -- девушка укоризненно посмотрела на него. -- Ну сколько раз тебе говорить, чтобы ты этой гадостью не злоупотреблял? По крайней мере без меня!
   Летия звонко хлопнула в ладоши; от её рук расходились бледно-зелёные круги.
   -- Ой, ну не надо, -- простонал Рос, когда один из кругов коснулся его. -- Как я не люблю эти твои Восстанавливающие чары!
   -- Зато потом чувствуешь себя как огурчик, -- не поддавалась Летия. -- Это всё потому, что ты, как и все, просто следуешь своему предназначению... -- девушка запнулась, заметив выражение лица Роса. -- Ладно, мне пора.
   Заклинание рассыпалось на отдельные искры, и девушка поднялась.
   -- Как-нибудь на днях ещё загляну, -- пообещала она. -- Когда узнаю ещё что-нибудь интересное.
   -- Летия, -- Рос внезапно подошёл к ней и наклонился так низко, будто хотел обнять. -- Ты... это... поосторожней с этим твоим информатором, -- он улыбнулся. -- И ещё. Спасибо.
  

***

  
   -- Прекрасно! Вот и Вы! -- Сати подбежала к Летии, комкая в руках кружевной платочек. -- Нам пора! Идёмте, я Вас представлю!
   -- Представите? Кому? -- спросила Летия, продолжая думать о своём.
   -- Ах, ну как же! -- всплеснула руками Сати. -- Ведь сегодня представление новых невест! Вы просто обязаны на нём быть!
   -- Представление новых невест? -- недоуменно переспросила Летия.
   -- Ну да! Ведь Вас почти никто не знает, -- Сати схватила девушку за руку и повела за собой.
   Дверь в зал распахнулась -- и Летия застыла на пороге.
   Помещение было заполнено, как и вчера во время бала. И все повернулись посмотреть на вошедших.
   -- Дамы и господа! -- провозгласила Сати. -- Позвольте представить Вам новую невесту Летию Арсин.
   Зал взорвался аплодисментами. Летия состроила гримасу. Бездельники! Бездельники, тупо следующие своей предопределённой судьбе... Слишком ленивые для того, чтобы что-то изменить, и слишком глупые, чтобы это понять.
   Следующие два часа Сати представляла Летии юношей и девушек. Они были настолько однообразны в своих пышных нарядах, что девушка уже не только не запоминала имён, но и сбилась со счёта. Девушки приветливо улыбались, юноши восхищённо целовали ей руку. Летии казалось, что она успела перезнакомиться со всеми, кто находился в зале, уже раза по два.
   И, тем не менее, в зале были не все.
   -- Сати, а где Мизраэль? -- спросила Летия в перерыве между знакомством с чрезвычайно толстощёкой девицей и юношей в странном буро-зелёном фраке, будто сшитом из старого мешка, с ужасающими галунами.
   -- О, милая, Мизраэль никогда не приходит на представление невест, -- Сати прикрылась пышным белым веером. -- Он всегда знакомится с новенькими на балах.
   -- Он выделяется среди остальных юношей, не так ли? -- Летия подумала, что понимает его: эта толпа наводила на неё тоску.
   -- Вы всерьёз заинтересовались им, правда, моя дорогая? -- задорно спросила Сати. -- Что ж, значит, и Вы не будете исключением из здешнего женского общества. Я возьму Вас с собой на Малый чай, исключительно для девушек. Говоря откровенно, там только и разговоров, что о Мизраэле, особенно в последнее время.
   -- А сам Мизраэль об этом догадывается? -- рассмеялась Летия.
   -- Думаю, даже если так, то его это не особенно волнует, -- грустно сказала Сати.
   -- Но, если Мизраэль сейчас не здесь, тогда где же он? -- спросила Летия, улыбаясь очередному кавалеру.
   -- Никто не знает, -- Сати с сожалением покачала головой. -- Он нашёл какой-то способ выходить из Пансиона, и каждый день пропадает на несколько часов. Смотрители никак не могут его поймать -- и ужасно злятся. Может быть, они бы и закрыли глаза на эти выходки, расскажи он им о своей лазейке. А так за ним постоянно приставляют кого-нибудь следить, хотя что толку -- он всё равно внезапно исчезает, а потом так же внезапно появляется.
   -- И он никому не рассказывает об этом?
   -- Нет, -- Сати пожала плечами. -- Он вообще почти ничего не рассказывает. В основном слушает.
   Странно.
   -- Вчера он был довольно словоохотлив, -- возразила Летия.
   -- Вчера он был с Вами. Вы -- вообще удивительный случай, -- Сати уставилась на Летию широко раскрытыми глазами. -- Могу только сказать, что Вы здесь ненадолго.
   -- То же самое вчера мне сказал Мизраэль, -- весело рассмеялась Летия.
   -- Правда? -- удивилась её подруга. -- Обычно он не склонен засыпать девушек комплиментами. О, сейчас начнётся бал!
   Представление наконец закончилось, но теперь зазвучала музыка, и Летию сразу же пригласили танцевать.
   Отбоя от желающих пригласить её не было, так что уже через несколько танцев девушка так устала, что попросила Сати увести её куда-нибудь.
   -- Милая, может быть, Вы голодны? -- громко спросила Сати, увлекая девушку за собой к уютному столику в углу зала.
   -- Спасибо Вам огромное! -- признательно произнесла Летия, присаживаясь на мягкий стул. -- Я уже ног под собой не чувствую.
   -- Ну что Вы, дорогая Летия, не стоит благодарности, пустяки, -- Сати подмигнула ей с видом заговорщицы. -- На самом деле, Вы чрезвычайно популярны, так что остерегайтесь соперниц.
   -- Соперниц? -- Летия удивлённо повернулась к подруге.
   -- О да, -- закивала Сати. -- У нас здесь такое бывает! Через неделю назначен Малый чай. Там Вы всё поймёте. А завтра я, пожалуй, покажу Вам наши замечательные сады.
   -- Почему завтра? -- Летия выпрямилась. -- Давайте лучше сегодня. Ведь ещё совсем не поздно!
   -- Если Вы не устали... -- начала было Сати, но Летия уже поднялась. -- Ах, ну если Вы настаиваете...
   И Сати, взяв Летию под руку, вывела её из зала.
  

Глава 3

ПолуПустая

  
  
   -- Мизраэль, раскройте мне Ваш секрет: как Вы выходите из Пансиона?
   Этот вопрос мучил Летию всю ночь.
   -- Но, если я Вам всё расскажу, какой же это будет секрет? -- улыбнулся Мизраэль.
   -- Тогда хотя бы расскажите, где Вы были, -- попросила Летия.
  
   Рассказать или промолчать?
   Странно, раньше таких сомнений у него никогда не возникало.
   -- Я искал... -- он слегка замялся, -- продолжение.
   -- Продолжение? -- с интересом спросила девушка. -- Чего? Не того ли манускрипта о Пустом?
   -- Увы, продолжения того манускрипта нет. Он сгорел, -- Мизраэль вздохнул. -- Нет, я имел в виду продолжение нашей вчерашней беседы.
  
   Неужели он узнал что-то ещё? Сердце Летии неистово забилось.
   -- Ничего стоящего внимания, -- коротко сообщил Мизраэль. -- Вот, можете прочесть.
   На её колени опустился лист, очевидно, вырванный из какой-то книги. Летия мгновенно углубилась в чтение.
  
   Пустые -- особая категория магов. Обладают огромной силой, однако редко ею пользуются. Были распространены во времена Второго и Третьего Кругов. В войнах не участвовали.
   Победить Пустого чрезвычайно сложно. Эти маги обычно не используют свою силу через применение заклинаний, как остальное магическое сообщество. В основе их чар лежат не магические формулы, но желания.
   По натуре чаще всего индифферентны. Существуют, однако, свидетельства, что их суть способна изменяться в зависимости от обстоятельств.
   Несмотря на то, что только у этих магов есть возможность серьёзно повлиять на изменение времени, пространства, реальности или смысла, обычно Пустые не испытывают интереса к обыденной жизни, поэтому стараются сбежать от суеты. Однако, если Пустой одержим какой-либо идеей, ничто не может помешать ему в её осуществлении. В некоторых документах встречаются ссылки на то, что Пустые даже имели возможность воскрешать из мёртвых.
   В наше время встречаются чрезвычайно редко, но чаще всего они являются "спящими", или так называемыми полуПустыми. Такие маги обычно проживают тихую и спокойную жизнь, поэтому фактически Пустые не появлялись уже три Круга.
   Как известно, каста мага определяется преобладающим числом элементалей, единиц стихий, которое впоследствии отображает Первое имя мага. У Флагманов господствующей стихией является Воздух, у Чарующих -- Вода, у Чтецов -- Огонь, а у Рабочих -- Земля. У касты Умелых, как и у Пустых, число элементарных частиц стихий равное, то есть Пустой может принадлежать только к касте Умелых.
   Так как сила Пустого -- набор элементалей -- передаётся в наследство, полуПустой получает тот же равный набор единиц стихий. У полуПустых некоторые элементали могут быть подавлены другими, поэтому эти маги могут относиться к одной из четырёх каст, кроме Умелых. Однако подавленные элементали являются нестабильными, "спящими", и сильное потрясение может "разбудить" их, что, теоретически, превращает полуПустого в Пустого. Впрочем, письменных свидетельств, что полуПустой становился Пустым, до сих пор не существует.
   Живут в основном по одиночке. Предназначение не выяснено.
  
   Дальше следовали определения других терминов, редко встречающихся в современной магической речи, и Летия не стала читать дальше.
   В общих чертах, это действительно уже было ей известно, однако было несколько интересных моментов.
   -- Мизраэль, а кто такие полуПустые? -- с интересом спросила Летия, перечитывая отрывок из текста.
   -- ПолуПустые? -- Мизраэль задумчиво огляделся вокруг. -- Насколько мне известно, это маги, которые имеют большую силу от рождения, однако часто не умеют ею пользоваться. Поэтому эта магия скрыта в них, пока что-нибудь не пробудит её. В сущности, это те же Пустые, только не осознавшие себя -- и своей силы.
   Летия изумлённо молчала: теперь всё стало на свои места.
   -- Мизраэль, н'Ундарун -- полуПустая! -- прошептала она. -- Именно поэтому её никто не может найти. Она ещё не осознала себя!
  
   Мизраэль нахмурился. Возможно, Летия права. По крайней мере, это объясняет долгие безрезультатные поиски.
   -- Мизраэль, Вы ошиблись! -- девушка опять перечитала отрывок. -- Это очень интересная информация. Смотрите.
   Она указала на второй и третий абзацы.
  
   ... По натуре чаще всего индифферентны. Существуют, однако, свидетельства, что их суть способна изменяться в зависимости от обстоятельств.
   Несмотря на то, что только у этих магов есть возможность серьёзно повлиять на изменение времени, пространства или реальности, обычно Пустые не испытывают интереса к обыденной жизни, поэтому стараются сбежать от суеты. Однако, если Пустой одержим какой-либо идеей, ничто не может помешать ему в её осуществлении. В некоторых документах встречаются ссылки на то, что Пустые даже имели возможность воскрешать из мёртвых. ...
  
   -- Как Вы думаете, что это значит? -- спросила она.
   -- Летия, кажется, Вы нашли ключ к пониманию сути Пустых, -- Мизраэль не мог поверить собственным глазам. -- А, значит, и ключ к знанию того, как победить его!
   Столько времени было потрачено -- и вот она, разгадка!
   -- Мне пора, -- Мизраэль резко поднялся с места. -- Благодарю Вас, Летия.
   Он повернулся, чтобы уходить.
   -- Мизраэль, погодите! -- Летия тоже поднялась со скамьи. -- Я пойду с Вами.
  

***

  
   Почему он согласился? Эта девушка заставляла его действовать против его же собственных правил! Он знаком с ней всего три дня -- а уже рассказал ей больше, чем людям, с которыми знаком почти всю свою жизнь...
  
   Они шли по длинному коридору, ведущему в самое дальнее крыло Пансиона. По обеим его сторонам располагались двери.
   -- Видите ли, весь фокус в том, что надзиратели допустили маленькую брешь в своей магической формуле, -- пояснял Мизраэль. -- Выбраться из Пансиона без специального разрешения возможно только одним способом: в определённое время суток нужно запустить небольшой боевой шар в самое слабое место магической защиты, в месте перехода между зданиями Пансиона...
   -- Боевой? -- удивилась Летия. -- Но ведь Вы же не Флагман! Как Вам удастся создать боевой шар?
   -- Летия, у меня был замечательный учитель -- и ближайший друг... -- грустно сказал Мизраэль. -- Но сейчас это не важно. Таких возможностей за день представляется две: в полночь -- и в полдень, когда наступает время перехода и магия старых чар на время ослабевает.
   Он остановился перед самой обычной на вид каменной стеной. В ней не было ничего примечательного -- даже висевшая на ней картина была всего лишь жалкой попыткой украсить пустынный коридор.
   Мизраэль взял девушку за руку.
   Большие часы вдалеке пробили полдень. В руках у юноши горел боевой шар.
   Каменная кладка напротив начала подрагивать, словно воздух в знойный день. Шар стремительно полетел в самый центр стены. Как только он коснулся мерцающей поверхности, в ней образовался небольшой проём. Мизраэль с Летией быстро нырнули в него -- и стена за ними сомкнулась.
   Они стояли посреди пустой комнаты, погружённой в полумрак.
   -- Где мы? -- спросила девушка, оглядываясь по сторонам.
   Помещение было обито тёмной бордовой тканью с золотыми тиснениями. Посредине стояло тяжёлое глубокое кресло, а в нём сидел...
   -- Это мой личный предсказатель, Ломер, -- Мизраэль представил Летии старца, дремлющего в глубине кресла. -- Вернее, раньше он был нашим семейным предсказателем... пока существовала семья.
   Старец открыл глаза.
   -- А, здравствуй, мой мальчик, -- его голос был похож на скрип старой двери. -- У тебя есть вопросы? Опять о том манускрипте? Сегодня ты привёл с собой эту девушку, о которой говорил мне вчера?
   Вопросы сыпались один за другим -- хотя Летии почудилось, что это были вовсе не вопросы. У Ломера была странная снисходительная манера говорить так, будто он знает всё.
   -- Ломер, это Летия Арсин, -- Мизраэль коротко кивнул.
   -- Летия, -- глаза старца на мгновение блеснули; он впервые показался удивлённым. -- Теперь всё ясно. Мизраэль...
   Юноша понял его без слов и склонился над Ломером так низко, что Летия не могла расслышать ни слова.
   Мгновение -- и Мизраэль выпрямился.
   -- Понятно. Спасибо тебе, Ломер.
   Он оглянулся на девушку -- и быстрым шагом вышел из комнаты. Она поспешила за ним.
  

***

  
   -- Что он сказал? -- с нетерпеливым интересом спросила Летия.
   Мизраэль стоял спиной к ней, разглядывая резные листья плюща. Летия сидела на своём обычном месте -- на скамье перед фонтаном.
   -- "Продолжение существует".
   -- Продолжение? Чего? -- в недоумении спросила Летия.
   -- Продолжение того манускрипта, который я Вам показывал. О Пустом.
   Он обернулся. Его глаза горели.
   -- Мы пойдём искать его? -- неуверенно предположила Летия.
   -- О, нет! -- Мизраэль быстро приблизился к девушке. -- Вы не можете пойти со мной. Это слишком опасно. Достать его будет чрезвычайно сложно.
   -- Однако Вам нужна моя помощь! И я хочу Вам помочь, -- возразила девушка.
   -- Я не сомневаюсь в Ваших способностях и в Вашей решимости, -- Мизраэль покачал головой. -- Однако мне не хотелось бы, чтобы Вы пострадали. Поверьте, это будет вовсе не увеселительная прогулка.
   -- Мизраэль, расскажите мне, как Вам удалось достать первую часть рукописи, -- Летия внимательно смотрела на Мизраэля.
   Он молчал, будто не слышал её вопроса вовсе.
   -- Мизраэль, -- позвала Летия. -- Вы сказали, что она досталась Вам "с боем". Что это значит?
   -- Это значит, что мне пришлось применить магическую силу, чтобы достать её, -- юноша недовольно нахмурился, однако продолжал рассказывать дальше. -- В то время я ещё не знал и половину того, что знаю сейчас. Мне было известно одно -- что н'Ундарун -- Пустая. Поэтому я искал любые крупицы знаний -- сведения, свидетельства, определения -- что угодно. Однажды Ломер сказал мне, что я знаком с человеком, который обладает ценнейшей рукописью о Пустых... Этим человеком оказался мой близкий друг, с которым мы были дружны с детства. Он знал о том, что я ищу все сведения, касающиеся Пустых, однако умолчал об этом тексте. Это была его семейная реликвия -- и его семейная тайна, и именно она стала причиной нашей... ссоры. Я добыл манускрипт, добыл в драке... но при этом потерял друга. Считая, что остальные страницы погибли в пламени, я не пытался их найти -- и вот теперь понимаю, что ошибся. Он опять скрыл их от меня.
   Мизраэль замолчал, погружённый в свои мысли.
   Девушка вздохнула. Итак, его близкий друг владел рукописью о Пустых. Но он скрыл это от Мизраэля, так как хотел сохранить в тайне... Что? И почему? Что такого было в том манускрипте, что он хотел это скрыть?
   Летия задумчиво провела рукой по поверхности мраморной скамьи. В современном магическом обществе Пустые являются чем-то вроде нежелательного воспоминания. А это может значить только одно: друг Мизраэля состоял в родственных отношениях с Пустым.
   -- Мизраэль, Ваш друг... у него в родословной были Пустые? -- спросила она.
   -- Насколько мне известно, нет, -- Мизраэль отрицательно покачал головой. -- Он из очень уважаемой семьи, а Вы ведь знаете, что родство с Пустым не предвещает ничего хорошего... Таких людей боятся... Их избегают.
   -- Видите ли, именно это я имею в виду! Если в роду был Пустой, значит, маг опасен... -- медленно сказала Летия и тяжело вздохнула. -- Ну да ладно. Я вот что хочу сказать. Вероятно, Вам известно не всё. В том манускрипте говорилось о его предке-путешественнике... Возможно, он скрывал рукопись потому, что она изобличала его родственную связь с этим самым Пустым.
   -- Родственную?.. -- Мизраэль растерянно смотрел на девушку. -- Однако... хотя... Хм, возможно... Вы правы... В любом случае, необходимо найти продолжение рукописи как можно быстрее...
   -- Да, и я помогу Вам, -- с готовностью произнесла Летия.
   -- Но... -- Мизраэль всё ещё был неуверен.
   -- Я хочу Вам помочь, -- твёрдо заявила она.
   -- Ну что ж, если Вы настаиваете, -- юноша скрестил руки на груди. -- Однако Вы должны помнить, что это будет весьма опасная авантюра.
   -- Великолепно! -- воскликнула Летия. -- Немного опасности не помешает. А то в Пансионе слишком уж скучно!
  
   Мизраэль внимательно посмотрел на девушку. Она широко улыбалась, а на её щеках играли маленькие ямочки. Она была удивительно хороша, и юноша вдруг подумал, что такую девушку он мог бы выбрать для себя в качестве Невесты... если бы не...
   -- Мизраэль, у меня есть один вопрос.
   Он знал, что Летия хотела спросить, и всё же произнёс:
   -- Какой?
   Возможно, пришло уже время рассказать ей...
   -- Зачем Вы ищете н'Ундарун?
  
   Он молча смотрел в сторону. Девушка легко коснулась его руки.
   -- Я ей предназначен.
   Девушка озадаченно молчала. Предназначен? Это значит...
   -- Что значит "предназначен"? -- спросила Летия, не глядя ему в глаза.
   -- Она должна стать моей Невестой.
   Почему его ответ так огорчает её? Его голос был холодным и чужим.
   -- Вы в этом уверены? -- странным образом она знала его ответ заранее.
   -- Нет, не до конца, -- Мизраэль откинулся на спинку стула. -- Но разве есть другие предположения, что это может значить?
   Она покачала головой, складывая руки на груди.
   -- Откуда Вы знаете об этом?
   -- Ломер... ещё в детстве он предсказал мне это, -- объяснил Мизраэль. -- Я был ещё слишком мал, и не помню этого пророчества полностью. Мои родители говорили, что записали его дословно, однако где этот манускрипт, мне неизвестно.
   -- Вы пытались его найти?
   -- Пытался, -- юноша отвернулся, посмотрев куда-то вдаль. -- Как видите, не удалось.
   Значит, н'Ундарун станет его Невестой... Невеста-Пустая...
   -- Погодите, -- Летии в голову внезапно пришла одна мысль. -- Н'Ундарун -- Пустая, не так ли? Однако в таком случае она не смогла бы попасть в Пансион... Тогда что же здесь делаете Вы?
   Почему он решил, что его Невеста будет именно в Пансионе? Почему ей это не пришло в голову раньше?..
   -- Дело в том, что, когда я сюда попал, я ещё не знал о том, что она -- Пустая, -- Мизраэль хмуро усмехнулся. -- А выйти отсюда можно только одним способом...
   -- Найти Невесту, -- закончила Летия за него.
   -- Совершенно верно, -- юноша сделал неопределённый жест. -- К тому же, в моём пророчестве сказано, что она меня найдёт сама. Мне же нужно лишь привлечь её внимание.
   Летия понимающе кивнула.
  

Глава 4

Дуэль

  
   Летия вошла в комнату -- и попала в самый разгар ожесточённого спора. Мизраэль стоял напротив напыщенного розовощёкого юноши в парадной одежде, настолько яркой, что он слегка походил на попугая.
   -- Что ж, похоже, Вам не по силам сразиться с настоящим Флагманом, -- презрительно сощурился юноша.
   Флагман. Маг.
   -- Кто это? -- прошептала Летия на ухо Сати, стоящей неподалёку и внимательно следящей за ходом словесной перепалки.
   -- Это Вайль, -- ответила Сати, тоже шёпотом. -- Один из самых известных магов страны. Флагман. И вечный противник Мизраэля.
   Летия смотрела на двух юношей. Один -- бледный, во всём чёрном, раздражённо осматривал толпу, сгрудившуюся вокруг. Второй надменно взирал на соперника.
   -- Не по силам? -- Мизраэль зло уставился на собеседника. -- Могу ли я считать это официальным вызовом?
   -- Дуэль? -- усмехнулся тот, кого Сати назвала Вайлем. -- Если Вы настаиваете...
   Он протянул Мизраэлю руку. Вокруг рукопожатия заплясали языки пламени. Магическое соглашение было заключено.
   -- В полночь, в Малом Зале. Свидетели по желанию, не больше двух, -- заключил Вайль и высокомерно удалился.
  
   Чёрт! Флагман... И как только его угораздило?!
   Мизраэль шагал по коридору, напряжённо обдумывая варианты.
   Продержаться в прямой стычке с Флагманом, даже не обладающим большой силой, для Чтеца было довольно сложно. Разные категории силы. К тому же у Вайля большой опыт боевых действий. И высокий уровень силы. Кому, как не ему, об этом знать!.. А чем всё закончилось в прошлый раз... лучше об этом даже не вспоминать!
   Хотя... была одна возможность. Слияние Сил.
   Мизраэль не использовал раньше это заклинание, поэтому не знал точно, как оно должно действовать. Однако в общих чертах он изучил его магическую формулу -- сила одного мага сливается с силой другого, достигая невероятного уровня. При этом магия вытягивает из первого мага все силы, чтобы отдать их второму. Эта магическая формула часто использовалась во время Великих Войн Второго Круга, когда нужно было увеличить на короткое время силу воина. Чаще всего ценой жизни его жены. Наверное, именно поэтому заклинание осуществлялось столь странным образом...
   Оно было слишком опасно в случае потери контроля... Или неверного расчёта... Оно может стоить магу жизни... Но противник был Флагманом. А он не может проиграть этому самоуверенному наглецу... Не должен!
  

***

  
   -- Вам не стоит идти на эту дуэль. Мизраэль?
   Юноша молча разглядывал её, хмуря тонкие брови. Глаза сверкали сомнением. Он будто взвешивал её силу: выдержит ли она испытание, что он ей готовит?
   Складка на лбу стала глубже; он решился. Юноша быстро шагнул к Летии и притянул её к себе с силой, неожиданной в его худощавом теле. Он помедлил ещё секунду, и к решимости примешалось что-то ещё -- её горячее дыхание, матово поблескивающие зубы, мягкость кожи. Губы -- нежные, манящие -- опалили его обволакивающим, робким коварством.
   Почему раньше он не замечал её привлекательности? Предстоящая опасность показалась ему несущественной, как и сложность магической формулы, которую он собирался сейчас произвести, и только где-то совсем далеко старинные часы отмеряли огромными стрелками оставшееся время.
   Её тихий вздох вернул его к действительности. Он притянул её к себе, и вокруг них тотчас вспыхнуло голубое мерцание и, закружившись в безумном хороводе искр, заключило их в облако пламени. Он целовал её яростно, жадно, будто понимая, что, как только закончится дикая пляска синих молний его заклинания, он вынужден будет её отпустить. Это острое сожаление делало поцелуй ещё ярче, сладостнее, а магию вокруг -- сильнее. Он отдавался захватившему его чувству полностью, ощущая под объёмными складками её белого платья живое, трепещущее тело, отвечающее на каждое его прикосновение покорной безропотной дрожью.
   Однако внезапно что-то оттолкнуло его от неё, желая разорвать чары, кружащиеся вокруг них в воздухе. В упорядоченный хаос его мыслей ворвалось какое-то новое чувство. Вина острым осколком резко вклинилась в его тщательно продуманные планы, разбивая их вдребезги, делая прежние цели недостижимыми, да и ненужными.
   Зачем ему эта дуэль?.. Победа... поражение...
   Она смотрела на него глазами, полными изумления -- и чего-то ещё. Может ли это быть?..
   Он оглянулся, ожидая увидеть красные огоньки, разрывающие магическую формулу, но синие искры уже пропали. Магическая связь была установлена, и порвать её теперь можно было только обратным действием.
   Дьявол!
   Он попытался приблизиться к ней, чтобы немедленно исправить ошибку, которая могла стоить ей жизни.
   Однако часы вдалеке пробили полночь; прозвучал последний удар. Связанный магическим обещанием, юноша в отчаянии отстранился.
   Нет! Только не это! Невозможно...
   Не хватило времени, чтобы разрушить чары. Он чувствовал, что растворяется, перемещаясь из одной комнаты в другую. Ответ на вызов, скрепленный магией, не давал возможности не явиться на дуэль.
   Очертания окружающих предметов растаяли. Мизраэль стоял посреди Малого Зала, освещённого одним-единственным канделябром.
   Без маски.
   Он щёлкнул пальцами -- из тьмы по углам комнаты потянулись быстрые чёрные нити, сплетаясь в маску на его лице. Ещё один щелчок -- и на его плечи опустился тяжёлый чёрный плащ, сотканный из мрака. Белая рубашка медленно превратилась в чёрную. На боку появилась шпага -- скорее как дополнение к традиционному дуэльному костюму, чем реальное оружие.
   Мизраэль закрыл глаза, прислушиваясь к новой силе, жаждущей вырваться наружу. Неужели эта магическая формула настолько сильна?! Он попытался собрать в ладони небольшой шарик света, не формируя заклинание вслух. Вспышка получилась такой яркой, что ослепила его. Юноша беззвучно выругался, изумлённо рассматривая свою ладонь. Да ведь он не способен контролировать такую огромную силу!
   Чёрт!
   Эти чары, должно быть, усиливают полученные от другого мага способности, расширяют их...
   За его спиной бесшумно материализовался его противник -- розовощёкий, в пышном выходном костюме, пёстрой маске и настроенный весьма решительно. За спиной маячили два его вечных спутника.
   -- Брах, Цефер, -- Мизраэль холодно кивнул свидетелям противника.
   О свидетелях он совсем забыл. Эти двое тоже были Флагманами, только более слабыми. Прихлебатели.
   Зачем Вайль взял их с собой? Неужели он так боится остаться наедине с Мизраэлем? Боится того, что произошло между ними почти пять лет назад? Боится правды?
   Мизраэль чувствовал, как в полутьме светятся его пальцы; огромная сила будоражила кровь.
   -- Вайль, Вам лучше отказаться от дуэли, -- спокойно сообщил он.
   -- Отказаться? Мне? -- Вайль побледнел от гнева. -- Это ещё почему?
   -- Это совет, -- Мизраэль чуть отвернулся, будто собираясь уйти. -- Или, может, стоит хотя бы немного отложить её.
   -- Что?! -- воскликнул Вайль. -- Если Вы думаете, что я попадусь на эту уловку, то Вы ошибаетесь! Дуэль состоится здесь и сейчас, а иначе завтра весь Пансион узнает, что Вы -- трус, который умеет только болтать!
   -- Прекрасно! Если Вы настаиваете... -- Мизраэль бесстрастно пожал плечами.
   Вот болван! Он же убьёт его! Или Летию... Как же контролировать столько магии сразу?
   У Вайля в руках засветился огненный шар -- типичное оружие Флагманов. Мизраэль выставил перед собой руку, пытаясь создать как можно более слабый Щит.
   Однако первый круг Щита получился настолько мощным, что соперника Мизраэля вместе с его свидетелями отшвырнуло к дальней стене.
   От Мизраэля расходились уже более слабые концентрические круги.
   -- Дьявол, что это было? -- Вайль с изумлением поднялся; шар в его руках рассыпался на тысячу мельчайших осколков.
   За его спиной шевельнулся Брах; Цефер лежал, не двигаясь.
   Мизраэль ужаснулся. Неужели мёртв? И всего-то Щит!
   Тем временем Вайль успел прийти в себя.
   -- Вы не только трус, но ещё и мошенник! -- вскричал он. -- Вы начали атаку без предупреждения!
   -- Какая это атака, болван! -- мрачно проговорил Мизраэль. -- Это был Щит!
   -- У Щита нет такого действия! -- голос Вайля сорвался почти на визг. -- Вам меня не одурачить! Защищайтесь!
   В Мизраэля полетела синяя молния; он увернулся.
   Применять Щит опять было опасно. Нужно придумать какое-то слабое заклинание, чтобы просто вывести противника из строя -- и закончить дуэль одним ударом.
   Ещё одна молния просвистела у Мизраэля над ухом. Теперь он едва успел отскочить в сторону, чтобы его не задело.
   Времени было мало. Однако в памяти, словно нарочно, всплывали только сильные магические формулы.
   В грудь юноши вдруг ударилась одна из молний, сбив его с ног. Вторая скользнула по щеке. По всему телу пробежали голубоватые искры.
   Вайль чуть изменил свойство оружия -- теперь молнии отбивались от стен, поэтому уворачиваться приходилось в два раза быстрее. Именно одна из таких молний попала в Мизраэля -- ослабевшая после удара о стену.
   Мизраэль приложил руку к груди, останавливая кровь, а второй рукой остановил мечущиеся молнии. Удивительно быстро и легко, почти не задумываясь...
   Теперь он знал, что нужно делать. Юноша вскинул руку, нацелившись не на противника, а чуть в сторону. По залу прокатился грохот -- огромная огненная стена смела всё на своём пути.
   Вокруг не уцелело почти ничего. По всему залу кружились маленькие смерчики пламени -- отголосок заклинания. Из угла в угол тянулась борозда, оставленная основным ударом.
   Мизраэль стоял над бессознательным, но живым противником. Дуэль была окончена.
  

***

  
   Юноша материализовался на том же месте, где исчез -- хмурый, сосредоточенный, напряжённый. Он бросил цепкий взгляд вокруг. Летия лежала в трёх шагах от него. У Мизраэля потемнело в глазах: неужели он истратил сил больше, чем у неё было?
   Она была бледна и холодна, как лёд. Мизраэль осторожно подхватил её на руки. Взбегая по белой лестнице, ведущей в его комнату, он думал лишь о том, чтобы успеть.
   Юноша заботливо уложил её на свою кровать. Одним нетерпеливым жестом развязав плащ, тяжело упавший на пол и тут же растворившийся, он склонился над девушкой. Она приоткрыла глаза.
   Мизраэль стиснул зубы: он знал, что нужно сделать, и он не колебался ни минуты, но... Хватит ли у неё самой сил?
   Медлить больше было нельзя. Он сорвал с лица маску и наклонился к ней так низко, что она видела только полные заботы и теплоты глаза.
   -- Поцелуй меня, -- тихо попросил он.
   Она потянулась к нему, и он мгновенно вызвал чары. Вокруг запорхали яркие синие бабочки. Он чувствовал, как слабость наполняет его, лишая сил, но только теснее прижал свои губы к её, отдаваясь этой слабости, снимая все барьеры на её пути, пуская её внутрь себя.
   Магия вокруг растаяла; Летия вздрогнула. Мизраэль медленно, тяжело выпрямился. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.
   Юноша вздрогнул. Рубашка превратилась в белую. В том месте, куда его ударила молния противника, стремительно расползалось кровавое пятно; рана на скуле кровоточила.
   -- Простите меня, -- хриплым голосом пробормотал Мизраэль и, пошатываясь, направился к двери. -- Прошу, уходите. Никто не должен Вас здесь видеть.
   Она молчала, не выказывая ни удивления, ни страха. Её взгляд светился грустью. Мизраэль судорожно вздохнул, как-то неуклюже качнулся, будто хотел опереться о дверь, и повалился на пол.
  

***

  
   Он пришёл в себя почти сразу. Странное чувство разливалось по его телу. Острая боль в ранах утихала, сменяясь жгучим теплом и приятной слабостью. Облегчением.
   Мизраэль чуть приоткрыл глаза. Он лежал на кровати, Летия сидела рядом с ним и легко касалась тонких прямых ран на его груди. Светящиеся золотые лучи лились из кончиков её пальцев; раны на глазах затягивались. На коже оставались лишь тонкие, едва заметные полоски шрамов.
   Он открыл глаза чуть шире, изумлённый её мастерством. Такие магические формулы были под силу только самым искусным Чтецам. Он сам едва справлялся с ними, да и то они почти полностью лишали его сил. Летия же делала это без видимых усилий -- только сосредоточенно сдвинула брови и плотно сжала губы.
   Девушка быстро взглянула на него, будто почувствовав, что он за ней наблюдает. Лёгкий взмах руки в его сторону, короткое глубокое "Спи!" -- и он почувствовал, как тёплая тяжесть расползается по телу, мысли затуманиваются, краски вокруг тускнеют... Последним, что промелькнуло в его голове, была далёкая мысль о том, что Сонные чары так не действуют. Так быстро. Так эффективно. Так естественно...
  

***

  
   Юноша проснулся так резко, будто кто-то толкнул его. Комнату заливал солнечный свет: штора на окне была аккуратно приподнята.
   Он попытался понять, что произошло. Последнее, что он помнил -- это как Летия лечила его... но это должен был быть сон. Она не могла, у неё бы не получилось! Это слишком сильная магия для неё... да и не категория силы Чарующих.
   Мизраэль откинул одеяло; по его груди бежали белые, едва различимые шрамы. Он изумлённо провёл по ним рукой. Неужели она?..
   Юноша вскочил на ноги; необходимо было её найти. Он решительно шагнул к выходу, но, как только он коснулся холодного металла ручки, дверь осторожно открылась.
   Летия стояла на пороге, держа в руках поднос с дымящимся чайником, парой чашек и вазой с воздушным печеньем.
   Она укоризненно посмотрела на него.
   -- Зачем Вы встали, Мизраэль? -- тихо спросила она. -- Вы ещё слишком слабы.
   -- Нет, я здоров... благодаря Вам, -- последние слова он произнёс шёпотом, будто боялся, что она испугается и убежит.
   -- Я всего лишь... ускорила заживление, -- она скромно пожала плечами, проходя мимо него в комнату и ставя поднос на низкий столик у кровати.
   Летия обернулась. Мизраэль молча смотрел на неё. Со страхом.
   -- Это ты? Кто ты? -- проговорил он, болезненно хмурясь, будто этот вопрос доставлял ему страдания; она опять была в белом и, стоя в лучах солнечного света, ослепляла.
   Девушка слегка побледнела.
   -- Рано, -- тихо ответила она. -- Слишком рано. -- Летия, не поднимая глаз, пошла к выходу. -- Выздоравливайте. Вам нужен покой.
   Она подняла голову, посмотрев ему прямо в глаза, и чуть приоткрыла рот, словно собиралась что-то добавить. Но передумала, развернулась и быстро вышла из комнаты.
   Дверь за ней бесшумно закрылась. Мизраэль бессильно рухнул на кровать.
   Двойное дно. Вот угораздило.
   Скверно.
  

Глава 5

Н'Ундарун

  
   Она очень сильная.
   Может быть, она -- н'Ундарун?
   Нет, совершенно невозможно! Н'Ундарун -- Пустая, а Летия не может быть Пустой. А её имя, её Первое имя означает силу доверия...
   И... она слишком светлая...
   Он нахмурился.
   Неоспорим только один факт: она чрезвычайно сильная. Намного сильнее, чем он думал. Вероятно, сильнее его.
   Нужно найти её.
  

***

  
   -- Почему Вы меня избегаете? -- спросил Мизраэль.
   -- Простите, -- Летия не смотрела ему в глаза, -- я вынуждена оставить Вас...
   Она отвернулась и быстро зашагала прочь.
   -- Н'Ундарун! -- имя прозвучало, как удар хлыста.
   Летия резко остановилась.
   -- Мне нужно поговорить с Вами... Летия, -- тихо, но отчётливо произнёс Мизраэль.
   Девушка вздрогнула. Медленно повернувшись, она внимательно посмотрела ему в глаза.
   -- Не здесь, -- так же тихо ответила она.
   Они оказались в саду, около мраморной скамьи у белого фонтана.
   Летия села, сохраняя молчание и не отрывая глаз от Мизраэля.
   -- Вы избегаете меня, -- повторил юноша.
   Она легко вздохнула и отвернулась, не отвечая.
   Вокруг было тихо; ни один лист не дрожал под дыханием ветра. Только журчание фонтана тонким кружевом звуков наполняло окружающий сад.
   Летия опустила кончики пальцев в холодную воду. Её тёмные локоны струились по обнажённым плечам, а кожа будто светилась в темноте.
   Она была очаровательна. Такая светлая, мягкая, нежная, доверчивая... Сила доверия... её сила...
   Мизраэль тряхнул головой, словно пытаясь отогнать свои мысли. Он сделал несколько шагов и присел рядом с ней.
   -- Летия! -- позвал он.
   Девушка чуть повернула голову; её тёмные глаза были полны печальной покорности.
   -- Летия, Вы -- не она, -- он взял её руку.
   Её кожа была холодной. При его прикосновении она вздрогнула, но не повернулась к нему.
   -- Летия, расскажите мне всё, -- мягко попросил он.
   Она тяжело вздохнула, будто решаясь на что-то.
   -- Ну что ж, -- она криво усмехнулась, -- я расскажу Вам свою сказку... С детства я не была сильным магом. Однако иногда, после очень сильных потрясений, у меня случались... приступы, во время которых моя сила многократно увеличивалась. Первым таким событием стала для меня смерть матери. Её убили -- банально, бессмысленно и жестоко, потому что она была втянута в какие-то интриги. Её убили, потому что она выполняла своё предназначение. И не смогла себя защитить. Наёмные убийцы... Я... была не в себе и... нет!
   Она неожиданно резко поднялась со скамьи и, сверкая глазами, повернулась к Мизраэлю. Ей вдруг захотелось рассказать ему всё -- все свои сомнения, страхи, переживания. Рассказать ему всю правду.
   -- Нет, сколько меня ни пытались убедить в обратном, но я знаю, что была в себе, -- яростно продолжила она. -- Я была в себе настолько, что помню каждую минуту. Моя сила, впервые вспыхнувшая тогда огромной мощью... просто смела все преграды на своём пути. Я нашла дом, где скрывались убийцы моей матери, и разрушила его. Их похоронило под завалами. Я тоже была внутри. Меня даже не зацепило, -- она смотрела ему в глаза пронизывающим взглядом. -- Мне было три года.
   Он вздрогнул. Три? Она сказала три?
   -- После этого вспышки продолжались -- редко, но они неизменно повторялись. После них меня мучили странные сны... предчувствия... Мои близкие отдалились от меня... Я начала понимать устройство этого мира -- и ненавидеть его. Я даже пыталась найти способ изменить его. Мои родные боялись меня, потому что не могли меня понять. Они следуют своему предназначению. А я... я другая. Мои вспышки необъяснимы и...
   Она оборвала себя на полуслове и медленно сделала несколько шагов в сторону от скамьи.
   Поднялся лёгкий ветерок.
   -- Я не знаю, кто я. Единственное, что мне известно -- во время этих вспышек я становлюсь чрезвычайно сильной, -- её глаза загорелись, в них полыхнуло яростное пламя; складывалось впечатление, что она светится изнутри, подавляя этим светом окружающую её тьму. -- И меня охватывает такое волнение... трепет... восторг... В это время я понимаю, что всё в моих силах, и никто не может меня остановить. Я ощущаю власть над всем живущим, я знаю, что могу изменить установленный порядок...
   Она внезапно замолчала и поникла.
   Повисла долгая пауза. Было слышно шелест ветра в листьях плюща.
   Мизраэль подошёл к ней.
   -- Летия, Вы не можете быть ею, -- успокаивающе сказал он. -- Н'Ундарун -- Пустая. Вы не можете быть Пустой.
   Она послушно кивнула.
   Да, она не может быть Пустой. У неё в роду никогда не было Пустых. Ведь не зря же он просмотрел всю её родословную...
   -- Но я боюсь, -- прошептала она. -- Что, если мы ошибаемся?
   -- Нет, это невозможно, -- уверенно произнёс юноша. -- Ведь Летия -- Ваше Первое имя, не так ли?
   -- Да, -- Летия кивнула.
   -- И Вам не давали другого?
   Она покачала головой, начиная понимать, куда он клонит.
   -- Маг черпает свою силу из Первого имени, -- пробормотала она и улыбнулась.
   Он взял её за руки и заглянул в глаза.
   -- Простите меня, Летия, -- тихо попросил он. -- Простите меня, пожалуйста, за то, что я напугал Вас. Я не пытался оттолкнуть Вас от себя. Я испугался... я испугался, что слишком сильно привязался к Вам, так и не узнав Вас, Вашей тайны... Вы простите меня?
   В её глазах отражался мягкий свет звёзд. Нежная кожа матово отражала молочно-белое сияние луны. Губы были слегка приоткрыты.
   Он не смог сдержать восхищённого вздоха. Такая светлая, мягкая, нежная...
   Он очень медленно притянул её к себе. Она дрожала.
   Успокоить, защитить, оградить от всего...
   Ему хотелось вновь ощутить её поцелуй. Его губы помнили прикосновение её уст, и это воспоминание волновало кровь.
  
   Он держал её в объятиях, и страх отступал, оставляя только смятение. Он мог защитить её от всего мира; одно его прикосновение заставляло её думать только о нём. На его лице лежала тень, и только глаза сияли загадочным блеском.
   Долгий, нежный, чувственный поцелуй горячим потоком ощущений захватил обоих.
   У неё закружилась голова, подкосились ноги, и он легко подхватил её на руки. На его лицо упал отблеск ночного светила.
   Тонкий свежий шрам виднелся на его скуле. Она провела пальцем по его щеке; он ласково улыбнулся.
   -- Я бы истёк кровью, если бы не Вы, -- прошептал он ей на ухо.
   Она обвила его шею руками.
   Белая скамья была холодной, и она теснее прижалась к нему.
   Он обвёл рукой вокруг, вызывая к жизни магическую формулу. Стало теплее. Лёгкий ветерок нежно потрепал её по щеке.
   Она благодарно коснулась его руки.
   -- А как же н'Ундарун?
   -- Я не верю в пророчество, Летия, -- серьёзно произнёс Мизраэль. -- Завтра я попытаюсь найти хоть что-то о нём.
   Она кивнула и легко коснулась его пальцев.
   -- Можно? -- тихо спросила она.
   Вместо ответа он слегка улыбнулся и раскрыл ладонь. Она накрыла её своей.
   Девушка погрузилась в мягкий солнечный свет -- казалось, его можно было потрогать, подержать в руках, собрать в ладони, как воду, и напиться им... Она протянула руку, и в её пальцах оказалась золотая чаша, наполненная этим ярким светом. Летия осторожно спрятала чашу в складках платья.
   А свет менялся. Теперь это было лунное сияние -- дорожка на воде, звонкая и серебристая, бегущая вперёд без остановки, не знающая усталости, далёкая, но осязаемая. Летия схватила тонкую лунную нить и чуть потянула; нить легко поддалась. Вскоре в руках у девушки был уже целый клубок, и она добавила его к чаше, наполненной солнечным светом.
   Тем временем свет становился закатно-алым. Красные блики играли на листве, наполняя её всеми оттенками бордового, красного и пунцового... Девушка потянулась -- и в её пальцах оказалась маленькая веточка, настолько наполненная красным светом, что, казалось, она излучала его. Летия бережно убрала веточку с листьями к кубку и клубку -- и подняла глаза, чтобы осмотреть меняющуюся картину.
   Теперь вокруг девушки клубилась темнота, настолько плотная, что казалась осязаемой. Летия материализовала в руке светящийся тонкий кинжал. Его лезвие мгновенно начало впитывать в себя мрак -- и с последним глотком тьмы превратилось в чёрное.
   Она вынырнула из магической формулы.
   -- Спасибо, -- шепнула Летия ему на ухо.
   Он лишь улыбнулся.
   Пожалуй, это была единственная сложная магическая формула, доступная всем кастам -- и одновременно невозможная для воспроизведения одним магом. Сбор символов Стихий. Спокойствие. Сила. Согласие. Стойкость.
   Она, положив голову ему на плечо, закрыла глаза.
   Было тепло; она чувствовала его сильные руки. Успокоенная, она незаметно для себя сменила чарующую летнюю ночь в объятиях Мизраэля на мир снов, полный необъяснимых таинственно-чудесных видений...
  

***

  
   Летия не могла поверить своим глазам: Мизраэль сидел за столиком напротив незнакомой девушки, и внимательно слушал её оживлённый рассказ. Напротив ослепительно красивой девушки с огромной копной волос цвета соломы, сияющими голубыми глазами и в тёмно-зелёном платье, которое ей очень шло.
   Он вдруг поднял голову -- и посмотрел прямо на Летию. Она вздрогнула, развернулась и поспешно вышла из зала.
   Девушка шла, не видя ничего перед собой. Ноги сами вынесли её к белой мраморной лестнице, ведущей в комнату Мизраэля.
   Девушка медленно поднялась по ступеням и остановилась возле скамьи перед дверью.
   Зачем она пришла сюда? Что это за девушка, с которой разговаривал Мизраэль? Почему...
   Сзади вдруг раздались торопливые шаги, прервавшие мысли девушки. Она обернулась.
   На последней ступени, задыхаясь от быстрого подъёма, стоял Мизраэль.
   -- Летия! Вы так поспешно ушли, я не успел Вас представить...
  
   Он запнулся, поддаваясь внезапно нахлынувшему смятению. Летия неуловимо изменилась -- он чувствовал это. Девушка была в красном. Она вся словно светилась изнутри, вокруг неё образовалось сияющее облако -- её кожа лучилась, волосы будто были сотканы из света, а глаза горели.
   -- Мизраэль? -- её тон был ледяным. -- Она очень привлекательна, не правда ли?
  
   Она смотрела ему прямо в глаза.
   -- Привлекательна? -- задумчиво спросил Мизраэль. -- Возможно. Летия, мне кажется, я нашёл её.
   -- Кого? -- переспросила Летия в замешательстве.
   -- Н'Ундарун.
   -- Н'Ундарун? -- девушка недоверчиво уставилась на него.
   -- Да! Это, несомненно, она, -- юноша был возбуждён до предела. -- Она мне сама только что всё рассказала. Её зовут Ренет. Она приехала только сегодня утром. Её раньше не хотели принимать в Пансион, так как у неё в семье был полуПустой -- её родной дядя. Поэтому она считается потенциальной полуПустой! Летия, Вы понимаете? Мы нашли её!
   -- Да. Вы нашли её, Мизраэль, -- Летия грустно усмехнулась.
   Она повернулась, чтобы уйти. Лицо Мизраэля резко изменилось. Он понял.
   -- Летия, нет! -- он мягко взял девушку за руку, останавливая её. -- Не уходите. Только Вы...
   Что он мог сказать, чтобы остановить её? Нужных слов не было.
   Он потянулся к ней и легко коснулся её губ, успокаивая её.
   -- Я не верю в пророчество, Летия, -- прошептал он. -- Не уходите. Подождите меня в комнате. Я должен вернуться к Ренет.
   Он смотрел ей в глаза -- и она верила. Почему-то верила.
  

***

  
   Ей не хотелось ждать Мизраэля в комнате; она опустилась на белую скамью.
   Из окна напротив струился яркий солнечный свет. Он падал на складки платья, образовывая причудливые кружевные узоры на красной атласной ткани.
   Странные ощущения будоражили её кровь. Она была взвинчена и возбуждена. Голова слегка кружилась. Её охватило неспокойное, лихорадочное желание действовать -- и действовать немедленно.
   Девушка вскочила. Она не будет ждать Мизраэля. Они собирались найти продолжение рукописи -- она его найдёт. Без его помощи.
   Летия беспокойно огляделась. Опасно идти так -- ведь Мизраэль говорил ей, что достать манускрипт будет очень тяжело.
   Она тряхнула головой, отгоняя тревогу, и энергично сбежала по лестнице. Она знала, как выбраться из Пансиона. И время было подходящее -- часы начинали бить полдень.
   Девушку охватил странный задор. Это так волновало... и захватывало. Она вспомнила, что не умеет создавать боевые шары, только когда добралась до нужной стены. Однако как только она подумала об этом, в её руке неожиданно вспыхнул свет. Она опустила глаза. В её ладони горел шар Флагманов...
   Она тихо пробиралась по аллее, стараясь не шуметь. Возле входа в особняк не обнаружилось сколько-нибудь серьёзных охранных формул, что само по себе было очень странно.
   Летия беспрепятственно проникла в дом. Она почему-то точно знала, куда нужно идти -- словно невидимая рука вела её за собой. Точно так же она нашла этот дом -- полагаясь то ли на удачу, то ли на случай, то ли на магию.
   За поворотом открылся огромный зал, из которого вело множество дверей -- но только одна охранялась. В дальнем конце в креслах сидели два мага-Флагмана. Она направилась к ним неслышным шагом.
   Странно. Как это ей удалось определить их касту? Раньше такого не бывало...
   Девушка отмахнулась; все мысли -- потом. А сейчас -- пора действовать. Было бы неплохо Сонные чары...
   Однако не успела Летия и рта раскрыть, как оба Флагмана обмякли в своих креслах. Удивительно! Девушке начинал нравиться такой подъём силы. Такого сильного всплеска она не испытывала уже очень давно -- однако сейчас это её совершенно не беспокоило.
   Зато теперь понятно, почему заклинания, предназначенные для охраны, она просто проигнорировала.
   Дверь распахнулась перед ней при одной только мысли.
   Перед её взором предстала небольшая комната, похожая на кабинет или домашнюю библиотеку. Вдоль стен тянулись полки от пола до потолка, забитые книгами в старинных переплётах, а в противоположном конце комнаты стоял маленький приземистый столик.
   Пустой, но окружённый Охранным Щитом.
   Летия прошла по мягкому ковру, устилавшему пол кабинета. В душе нарастало волнующее чувство, что она приближается к заветной цели.
   Защитная магия была настолько сильна, что воздух вокруг Щита вибрировал, однако девушка ступила внутрь, даже не вздрогнув.
   Как только она прошла сквозь чары, на столике возникла рукопись -- обгоревшая по краям, без первой страницы...
   Та самая рукопись, за которой она пришла.
   Летия радостно схватила рукопись и улыбнулась; ликование переполняло её.
   За спиной вдруг послышались поспешные шаги, и девушку окрикнул странный высокий голос:
   -- Что Вы здесь делаете?
   Летия медленно обернулась. На пороге комнаты стоял светловолосый мужчина, смутно напомнивший ей кого-то. Он зло сощурился; в одной руке загорелся боевой шар.
   Значит, Флагман. Почему-то это только развеселило Летию.
   Шар разлетелся отдельными искрами в трёх шагах от неё. Она улыбнулась.
   Маг изумлённо уставился на неё. В его глазах отчётливо читался страх.
   Кто она? Откуда у неё такая сила? Она усыпила двух его лучших магов так быстро, что они даже не успели подняться с места... Она прошла сквозь Охранный Щит, не разрушив его... Она безо всякого видимого усилия разбила его боевой шар...
   Девушка сделала один шаг по направлению к нему. Улыбка -- торжествующая и уверенная -- по-прежнему играла на её губах.
   Он одновременно с ней сделал шаг назад, к двери. Она не должна выйти из этого дома, с рукописью в руках... она вообще не должна выйти отсюда!
   Однако он был достаточно умён и не настолько глуп, чтобы сражаться с ней в одиночку. Несколько искр вылетели из комнаты. Он вызвал помощь.
   Она чувствовала, что в ней бурлит сила. Она улыбалась. На душе было так легко и весело, словно она собралась на лёгкую прогулку.
   Тем не менее, её уже окружили со всех сторон. Раз-два-три... восемь, и все Флагманы. Пятеро из них соединили руки, по которым тотчас побежали оранжевые искры.
   Девушка чуть прикрыла глаза. Ох, и весело сейчас будет! От неё волнами начала расходиться такая мощь, что её противники едва держались на ногах.
   Всё решилось быстро. Лёгкий взмах ресниц -- и боевых магов разбросало в разные стороны, как тряпичные куклы. Их защитные и боевые заклинания повисли в воздухе искрящимися облачками воспоминаний.
   Она немного разочарованно вздохнула. Неужели это всё, на что они были способны?
   Девушка беспрепятственно вышла из дома. Ей хотелось сделать ещё что-то, использовать кипящую в ней силу.
   Однако... как ей это удалось? Летия замедлила шаг. Возбуждение начало стремительно покидать её. Она внезапно осознала всю невозможность происшедшего: она, Чарующая, одним взглядом разбросала по всей комнате восьмерых сильных Флагманов. Она безо всяких усилий прошла мощнейшие защитные чары. Она разбила боевые магические формулы одной только мыслью. Она держит сейчас в руках ту рукопись, которую Мизраэль так долго искал...
   Что же произошло? Что вызвало эту вспышку? Что за потрясение...
   Перед глазами Летии мгновенно возникла картина: Мизраэль внимательно слушает красивую девушку за столиком...
   В девушке с новой силой забурлила яростная мощь. Летия болезненно усмехнулась, пытаясь обуздать вспышку: это не предвещало ничего хорошего. Если даже столь безобидная сцена вызвала у неё такой небывалый прилив силы... а что, если Мизраэль... Нет, это совершенно невозможно! Ведь он же сказал, что...
   Ох, нет...
   Летия остановилась. Она шла, не глядя перед собой, погружённая в свои размышления и совершенно не замечая ничего вокруг. А теперь она стояла посреди чащи, не имея ни малейшего представления, где находится. К тому же, недавнее лихорадочное возбуждение покинуло её, лишив и большей части магической силы, и девушка едва переставляла ноги, не говоря уже о том, чтобы переноситься в Пансион.
   Она присела на поваленное бревно на небольшой лесной полянке, положив рукопись себе на колени. Ей необходимо было время, чтобы восстановить силы и спокойствие, а тем временем можно прочитать рукопись...
   Состояние манускрипта было ужасным. Весь в подпалинах, он явно сильно пострадал от огня. Часть текста было совершенно невозможно прочитать, окончание каждой страницы отсутствовало вообще.
   Летия осторожно взяла верхний лист.
   Ветерок тихонько трепал её тёмные волосы.
  

Глава 6

Друг

  
   Она сидела на поляне, обессиленная и подавленная. Она была права. Родство между другом Мизраэля и Пустым действительно было.
   И однако совсем не это так ошеломило девушку. Этот Пустой... он был необычайным. Отличался от таких же, как он. Отличался, потому что любил.
   А ведь Пустые считались индифферентными, не принимающими чью-либо сторону, не беспокоящимися ни о ком, кроме себя!..
   Летия обхватила голову руками.
   Итак, она нашла доказательство того, что обстоятельства изменяют суть Пустого. В данном случае это была любовь. Родительская любовь. Она не знала, могут ли ещё какие-нибудь условия изменять предназначение Пустых, но и одного этого было пока достаточно.
   Пора было возвращаться. Это очень полезные сведения, и Мизраэль вряд ли об этом знает.
   Перемещение потребовало от неё затраты большого количества сил, и ей пришлось присесть на скамью возле комнаты, чтобы немного прийти в себя.
   Похоже, её не было совсем недолго, потому что через несколько минут показался Мизраэль.
   -- О, Вы меня дождались! -- юноша мягко опустился рядом с ней на скамью. -- Почему Вы здесь, а не в комнате?
   Девушка была бледна и дрожала, от её кожи веяло холодом. Тут он заметил рукопись в её руках.
   -- Летия, что это? -- встревожено проговорил юноша, прикасаясь к её руке. -- Что произошло?
   -- У меня была ещё одна вспышка, -- с трудом выговорила девушка.
   -- Ещё одна вспышка? -- переспросил Мизраэль.
   -- Да, вспышка силы, но чрезвычайно мощная, -- прошептала Летия, пряча глаза. -- Я достала рукопись.
   -- Рукопись? Мою рукопись? Продолжение?.. -- он изумлённо посмотрел на манускрипт в её руках. -- Но, Летия, это же так...
   -- Опасно? Да, я знаю, -- медленно кивнула она. -- Там было... несколько Флагманов.
   -- Сколько?
   -- Восемь, -- теперь её было едва слышно.
   -- Восемь?! -- он положил руки ей на плечи. -- Летия! Вы не пострадали? С Вами... всё хорошо?
   -- Да, не волнуйтесь, -- она попыталась высвободиться из его рук -- и из-под потока заботливых вопросов. -- А вот... с ними...
   -- Что Вы сделали с ними? -- восхищённо поинтересовался Мизраэль.
   -- Я... не знаю точно, по-моему... разбросала по комнате...
   -- Разбросали по комнате? -- он весело рассмеялся. -- Восемь Флагманов? Летия, это невозможно! Для Сцепки необходимо всего пятеро, и тогда их невозможно победить в одиночку...
   Он внезапно запнулся, заметив выражение её лица.
   -- Вы разбили Сцепку Флагманов?.. -- в благоговейном ужасе прошептал юноша.
   Она попыталась улыбнуться, но вместо улыбки получилась болезненная гримаса.
   Мизраэль вспомнил, как он сам одним только Щитом отбросил трёх Флагманов к стене.
   -- В этом мире Чарующая не может разбить Сцепку Флагманов, не так ли? -- горько проговорила девушка. -- Я не обладаю достаточной силой для этого. А что, если уравнять силы всех магов, Мизраэль? Что, если магические формулы будут не нужны? Что, если всё будет возможно?
   -- Если бы всё было возможно... -- прошептал Мизраэль. -- Но ведь это не так. Невозможно сделать то, чего не понимаешь... Летия! -- юноша вдруг вскинул голову. -- Как Вы нашли дом Вайля?
   -- Чей дом? -- недоуменно переспросила девушка. -- Вайля?
   В памяти вдруг всплыло лицо Флагмана, окликнувшего её от двери в том особняке. Так вот кого он ей напомнил!
   -- Вайль! -- прошептала Летия. -- Это он был Вашим другом! Это его манускрипт -- и его тайна... Мизраэль, это был он? Причина Вашей дуэли -- эта рукопись?
   Юноша отвернулся. Девушка подошла к нему и мягко коснулась его руки.
   Мизраэль посмотрел на неё.
   -- Да, Летия, это он был моим самым близким другом, -- его лицо было бесстрастно, но голос слегка подрагивал. -- Вайль скрыл от меня рукопись. И когда я намекнул ему об этом, он... Мы повздорили. А как всё закончилось -- Вы знаете.
   -- А друг-учитель, Флагман, который научил Вас магической формуле боевого шара? Это тоже он?
   Юноша присел на кровать и устало опустил голову на руки.
   -- Вот рукопись, -- Летия твёрдой рукой подала ему обгоревшие листки.
   Мизраэль поднял голову и улыбнулся.
   -- Благодарю Вас, -- тихо произнёс он.
  

***

  
   ... хорошо было, если бы не случилось в то время войны. Семья наша, всегда очень многочисленная, разделилась. И брат пошёл против брата, как часто то на войнах случается. ...
  
   Мизраэль пропустил несколько листов, обгоревших настолько, что невозможно было разобрать ни слова, пропустил пространное описание ужасов войны, перелистывая страницы, состоящие из сплошного кровавого месива.
  
   ... И все дети родителей её истреблены были то ли врагом, то ли сами между собою согласия не найдя, да только осталась бабка моя одна из всей семьи живая - она да ещё её брат старший, славившийся жестокостью своей и приверженностью взглядам чистоты магического сообщества. И вот случилось так, что прознал он о том, что сестра его живёт у Пустого, и не побоялся прийти и вызвать его на честный бой.
   Поняла тогда бабка моя, что последний её родственник уничтожен будет тем, кого она тогда уже любимым звала, ибо полюбила она мага-Пустого, а он её полюбил. И просила она, чтоб не ходил возлюбленный её против брата драться, и согласился он, отвергнув предложение на честный бой.
   Тогда разгласил брат её по всей округе, что Пустой, живущий там, труслив, и боится один на один против мага выйти. Да вот только всё равно ему не поверили, и Пустого продолжали бояться.
   И вот пришла брату в голову коварная мысль, что Пустой выйдет защищать честь любимой своей. Да так и получилось, когда брат собственную сестру свою начал поносить, рассказывая, как она, незамужняя, с мужчиной живёт.
   Не сдержал своего обещания любимый её, и вышел, чтобы защитить честь наречённой жены своей. Но не успел он к бою подготовиться, как напал на него брат любимой, знавший, что не победить ему Пустого в честном бою. Напал на него подло и коварно, Адским Пламенем опалив магу кожу. И упал Пустой, не в силах подняться, и почти повержен он был, да только жена его, увидев схватку мужа своего с братом, выбежала из...
  
   Дальше конец страницы был опален так, что рассыпался в руках Мизраэля, как только он до него дотронулся. Юноша потянулся за следующим листом.
  
   ... долго горевал над утратой своей. Брат же забрал сына его, похитив у отца родного, и воспитал сам. Искал Пустой мальчика, да только так найти и не смог, не сумев оправиться от потери любимой - да от ран и ожогов, полученных от брата её.
   А брат тем временем сына сестры своей, погибшей от его руки, против отца настроил, предсказав ему, что предназначение его - отца убить да за смерть матери отомстить. И, когда исполнилось ему всего пятнадцать лет, нашёл сын отца своего, живущего отшельником на пустоши.
   Пытался вразумить его отец, рассказать, от чьей руки мать его погибла, да не слушал сын голоса крови. Был ему дядя роднее отца, а слова роднее матери, и вызвал он отца на смертельный бой, как ранее дядя его.
   И понял отец, что не по силам сыну тягаться с ним, и что не сможет победить его пятнадцатилетний юнец, и отказался поэтому с сыном биться. Да только горячая кровь молодая, бурлившая в жилах сына, не дала ему принять отказ отца. И сказал сын отцу, что заставит его сражаться, а коли Пустой всё же отвергнет его вызов, он убьёт его, как беспородного, отомстив за смерть матери.
   И встал тогда отец, и молвил к сыну такие слова: "Убийством ты не решишь ничего, и за мать свою не отомстишь, а только прольёшь кровь свою, ибо течёт в тебе моя кровь. Но коли не можешь ты уйти - бей молнией в грудь, а не убивай со спины, ибо негоже так сыну Пустого, коварно и подло...
  
   Летия наблюдала, как Мизраэль перевернул ещё одну страницу, конец которой так же обгорел, как и у предыдущей. Он становился всё мрачнее, прочитывая манускрипт.
   Девушка встала. Ей внезапно захотелось уйти отсюда, выйти на воздух, но она не могла переноситься сейчас. Она помнила, как пройти в сад, хотя редко ходила туда, чаще пользуясь магическими формулами перемещения.
   Она вновь взглянула на Мизраэля. Он найдёт её, когда дочитает.
   Летия медленно сошла вниз по лестнице, направляясь к саду кратчайшим известным ей путём.
   Она помнила, что там дальше, в этом манускрипте. Она выучила его почти наизусть.
  
   ...расставил отец руки, и сын, заслеплённый увещеваниями дяди своего, ударил синей трескучей молнией в грудь отца.
   Да только не принесло это ему облегчения, а только стыд и печаль, что родного отца он собственноручно убил, да не в честном бою, а потому что сам отец позволил ему.
   И спустились тогда с небес ангелы смерти, забирая тело отца, и среди ангелов была и мать его. И вздрогнул сын, когда на плечо ему опустилась прозрачная рука, и глубокий голос рассказал ему правду о смерти её.
   Тогда начал он оплакивать убийство отца своего, и понял, что любил его отец и, не желая убивать его, так и разрешил сыну своему непутёвому самосуд вершить.
   И решил он дядю своего спросить, зачем он сыну на отца наговорил, и пустился в обратный путь. Да к тому времени, как добрался до дома своего, почил его дядя в могиле, наказанный ангелами смерти за коварство и жестокость свою.
   Вот, дети мои, правдивая легенда из истории семьи нашей. Чтите память её, и помните, что любовь способна изменить традиции, и не поддавайтесь уговорам злых языков, наговаривающих на кровь вашу родную.
  
   На этом манускрипт заканчивался. Мизраэль вздохнул и поднял глаза. Летии не было рядом с ним.
   Юноша обеспокоенно оглянулся. Наверное, она ушла, пока он читал. Но ему необходимо было найти её.
   Он закрыл глаза, ища её магические следы. Однако он ничего так и не почувствовал. Неужели она так измотана, что даже не может воспользоваться формулой перемещения?
   Он взмахнул рукой. Если она носит при себе колокольчик, что он ей дал, то услышит его зов. И тогда он сможет легко её отыскать.
  
   Летия шла по очередному длинному коридору, который должен был вывести её к одной из малых парадных комнат, а оттуда -- к выходу из здания Пансиона и в сад. Мрачные стены наполняли её таким унынием, что девушка с трудом сдерживала вздох отчаяния.
   Несмотря на все слова Мизраэля она никак не могла избавиться от навязчивой картинки перед глазами: Мизраэль и красивая девушка напротив... Ренет? Кажется, именно так он её назвал. При одной мысли об этом у девушки внутри всё вспыхивало, она заливалась краской, и ей хотелось немедленно что-нибудь разбить. В ней просыпалась бурлящая сила, которой требовался выход, но девушка понимала, что она и так слишком ослабла. Она пыталась успокоиться, однако ей это плохо удавалось. Летия понимала, что это глупо, но ничего не могла с собой поделать.
   Она закрыла глаза, вспоминая прошедший вечер, и улыбнулась своим мыслям. Она видела блеск его глаз, а губы хранили воспоминание о его поцелуях...
   Девушка остановилась. Погружённая в свои мысли, она пропустила нужный поворот, и теперь оказалась в другом крыле Пансиона. Пришлось разворачиваться и идти назад.
   Она свернула за угол, чтобы срезать дорогу. Прямо навстречу ей неслось нечто совершенно воздушное -- светлое платье, мелкие завитушки светлых волос, горящие глаза, раскинутые руки...
   Через минуту Летия оказалась в объятиях Сати. Подруга выпустила задыхающуюся девушку и, схватив её за руку, потащила за собой.
   Объяснений не последовало, и Летия попыталась вырваться из крепкой хватки подруги, но Сати не только не обратила на это никакого внимания, но даже и не подумала остановиться.
  

Глава 7

Малый чай

  
   -- Ах, Летия, я Вас едва нашла! -- Сати буквально тянула девушку за руку. -- Ну пойдёмте же скорее!
   -- Сати, куда Вы меня ведёте? -- спросила Летия с лёгким раздражением в голосе.
   -- Но Вы же не могли забыть о Малом чае! -- в ужасе воскликнула Сати, остановившись и уставившись на подругу широко раскрытыми глазами.
   -- Ну, конечно, нет! -- Летия ласково улыбнулась.
   Неужели сейчас придётся несколько часов кряду выслушивать девичье щебетание?! Она бы лучше провела это время с Мизраэлем, пытаясь найти ответ...
   Мизраэль... Летия удручённо покачала головой: опять перед глазами стояла та сцена...
   Сати толкнула тяжёлую дверь.
   Небольшая комната была заставлена маленькими столиками, за которыми сидели девушки в пышных платьях. Такого количества рюшей и оборок Летия ещё не видела...
   И вот здесь ей придётся провести следующие несколько часов?!
   Они с Сати сели за отдельный столик. Летия положила обе руки на стол и прошептала магическую формулу. Нежно-розовая скатерть со множеством милых узоров и рюшей -- совершенно жуткая, по мнению девушки, медленно превратилась в простую белую.
   Сати вздрогнула, неодобрительно покосившись на строгую белую скатерть, но промолчала.
   -- Летия, не кажется ли Вам это странным? -- неожиданно спросила она.
   -- Что именно? -- Летия подняла глаза и рассеянно посмотрела на подругу.
   -- Ну как же! -- Сати покачала головой. -- Ведь с тех пор, как Вы приехали, моя дорогая, погромы прекратились... И на стенах больше не появляется это имя...
   -- Вы имеете в виду н'Ундарун? -- Летия слегка пожала плечами.
   Она улыбнулась и подумала о Мизраэле -- о том Мизраэле, которого она впервые увидела в Пансионе. Который устраивал взрывы и приглашал на вальс всех новых девушек. В которого были влюблены все барышни Пансиона. О таинственном и незнакомом Мизраэле.
   Сзади вдруг раздался громкий смех. Летия повернулась, с любопытством прислушиваясь.
   -- Ах, Вы совершенно правы, дорогуша! -- кричала какая-то девица в ярком жёлтом платье, до ужаса похожая на огромную неуклюжую канарейку. -- Он такой таинственный! Такой строгий!
   -- Да! -- поддержала её подруга в светло-зелёном наряде. -- А ещё он красив и, я слышала, очень богат!
   Летия нахмурилась. Где-то она уже слышала точно такое же определение... Неужели они говорят о Мизраэле?
   -- Вот, милая моя, теперь Вы понимаете, что я имела в виду, когда говорила о Малом чае? -- спросила Сати, обращаясь к Летии. -- Все мы без ума от Мизраэля... Стоит этим девушкам узнать, сколько времени Вы провели с ним вместе на балу, отбоя от расспросов не будет!
   Сати залилась беззаботным смехом.
   Летия усмехнулась. Стоит этим девушкам узнать, сколько, помимо бала, они с Мизраэлем проводят времени вместе, то попытка подружиться с кем-либо ещё, кроме Сати, будет совершенно лишённой здравого смысла.
   -- Ах, да, Летия, позвольте представить Вам Ренет Окром, -- весело прощебетала Сати, замечая за соседним столиком светловолосую девушку.
   Летия вздрогнула. Ренет? Это же... она! Н'Ундарун!
   -- Да, это я, -- девушка приятно улыбнулась, поворачиваясь к Летии. -- Я много о Вас слышала, Летия.
   -- Да, и я о Вас, -- Летия взяла себя в руки.
   -- Мы с Вами похожи, не правда ли? -- всё так же мило улыбаясь, сказала новая знакомая.
   Летия внимательно посмотрела на белокурую девушку.
   Она была действительно красива. Тонкая, хрупкая, с правильными чертами лица, огромными тёмно-серыми наивными глазами, задорным маленьким носиком и пухлыми розовыми губками -- такой себе ангел во плоти, которого невозможно в чём-либо подозревать.
   Летия вздохнула.
   -- Похожи? Чем же?
   -- О, я слышала, Вы тоже здесь недавно, -- Ренет улыбнулась Сати, и Летия мысленно побранила подругу за излишнюю болтливость.
   -- Да, верно, -- нехотя согласилась девушка. -- У меня были определённые... трудности... Я полагаю, и у Вас тоже?
   -- Вы совершенно правы! -- восторжённо воскликнула Ренет. -- Дело в том, что я, -- она понизила голос до шёпота, -- я -- полуПустая. Поэтому естественно, что мне пришлось воспользоваться связями отца, чтобы попасть в Пансион...
   Летия склонила голову. Меньше всего Ренет напоминала н'Ундарун.
   Хотя... что-то в ней настораживало. Что-то настолько скрытое, неявное, что Летии показалось вначале просто предубеждением.
   Что-то в голосе... какая-то невероятная уверенность в себе... в своих силах. То, с какой лёгкостью она рассказала совершенно незнакомому человеку о том, что она полуПустая. Только человек, убеждённый в своём превосходстве над другими, может так просто открыться первому встречному.
   -- Ренет, Вы Умелая? -- внезапно спросила она, изумив девушку своим вопросом.
   Летия нахмурилась. Пора избавляться от привычки так ошеломлять собеседников своими вопросами.
   -- Да, но откуда Вам это известно? -- Ренет смотрела на Летию невинными серыми глазами.
   -- Предположила, -- пробормотала Летия и улыбнулась.
   Теперь она поняла, что её так смущало в этой девушке.
   ПолуПустые обычно принадлежат к одной из четырёх категорий. Ренет же была Умелой. А, значит, на шаг ближе к тому, чтобы быть Пустой. На шаг ближе к н'Ундарун.
   -- Мы с Вами действительно похожи, -- прошептала Ренет, пользуясь тем, что Сати отвернулась. -- Вы тоже, как и я, обладаете скрытой силой. Я это чувствую.
   Летия уставилась на девушку широко раскрытыми глазами. Откуда она?..
   -- Я с самого детства ловила на себе испуганные взгляды, -- продолжала Ренет. -- Хотите взглянуть?
   Девушка протянула Летии руку.
   -- Я Вам верю, -- сказала она. -- А Вы мне?
   Летия посмотрела на руку девушки. Она ей верит? Ну что ж...
   Её будто окунули с головой в холодную воду, когда она прикоснулась к руке Ренет. Летия оказалась в незнакомом дворике, усаженном разнообразными яркими цветами. На аккуратной зелёной лужайке резвились детишки, весело тузя друг друга и отчаянно хохоча.
   Летия оглянулась. Маленькая светловолосая девочка, в которой угадывалась совсем юная Ренет, сидела в уголке у кирпичной стены и жадно наблюдала за играми однолеток. Казалось, она никак не могла на что-то решиться.
   Наконец она глубоко вздохнула, поднялась, отряхнула светлое платьице и твёрдым шагом направилась в сторону смеющихся детей. Однако не успела она подойти к ним, как крохотная девчушка, заметив её приближение, оглушительно завизжала. Орава детей мгновенно обернулась на крик и, проследив указанное грязным пальцем малышки направление, отступила назад.
   Повисла пауза. Было слышно, как стрекочут кузнечики, цепляясь за высокую траву на клумбах.
   -- Не подходи к нам! -- выпалил один из мальчишек, по всей видимости, самый смелый. -- Нам всё о тебе рассказали! Ты -- чудовище! Не подходи!
   Светловолосая девочка испуганно отступила. Осмелевшие дети начали перешёптываться и показывать на неё пальцами. То и дело слышалось слово "чудовище".
   Маленькая Ренет нахмурилась и сконфуженно потупилась.
   -- Уходи! -- потребовала малышка, увидевшая её первой. -- Ты не будешь с нами играть! Чудовище!
   Несколько мальчишек выступили вперёд и вытянули руки. У каждого на ладони загорелся крохотный огненный шар.
   -- Уходи! -- прокричал тот самый храбрый мальчишка.
   Он швырнул в маленькую Ренет шар, и тот разбился о кирпичную стену у самого уха девочки. Дети засмеялись. Ещё один мальчик бросил в неё огненным шаром, попав ей в ногу. Девочка закричала от боли и обиды, пытаясь закрыться руками от насмешек.
   В воздухе прожужжало ещё несколько шаров, отскочивших от слабенького щита, созданного Ренет.
   Однако шаров было всё больше, и защитные чары понемногу ослабевали. Вот один шар прошёл сквозь магическую формулу, зацепив подол платья девочки, второй просвистел у самого плеча...
   Летия вздрогнула и вынырнула из воспоминания Ренет. Ей было достаточно того, что она увидела. Она не хотела смотреть, как огненные шары дальше взрываются, опаляя нежную детскую кожу.
   У Ренет на глазах блестели слёзы от вновь пережитых боли и унижения. В глазах её светилась такая тоска и отчаяние, что Летия против воли почувствовала сочувствие и приязнь. Симпатия к этой почти незнакомой девушке была так сильна, будто они были сёстрами. Она прекрасно понимала, через что ей пришлось пройти: ведь её так же не понимали, как и Летию, так же боялись, она была так же лишена друзей -- и детства...
   Поддавшись этому неожиданному порыву, смеси сочувствия и понимания, Летия обняла Ренет за плечи и погладила по голове.
   -- Вот такое у меня было детство, -- грустно улыбнулась девушка.
   Глаза Летии вспыхнули; как это несправедливо! Ренет ничего не сделала, и только потому, что её дядя был полуПустым, она была лишена всех радостей детских лет!
   Девушка огромным усилием воли подавила начинающую вновь бурлить силу. В последнее время вспышки силы случаются всё чаще, она уже еле их сдерживает.
   Ренет вдруг вскинула голову.
   -- Что случилось? -- спросила она. Её глаза испуганно заблестели. -- Вам нехорошо, Летия?
   -- Нет, что Вы, всё в порядке, -- Летия улыбнулась, пытаясь скрыть замешательство. -- Не волнуйтесь.
   Неужели Ренет настолько сильна, что даже способна улавливать колебания силы? В любом случае, нужно быть осторожнее, постоянно держать себя в руках.
   -- Так о чём Вы говорили с Мизраэлем? -- девушка поспешила перевести разговор на другую тему.
   -- О, он такой очаровательный! -- защебетала Ренет. -- Он расспрашивал меня о моих родственниках. Я ему рассказала, что я полуПустая... Знаете, Летия, для меня это крайне необычно. Я никогда не рассказываю незнакомым людям об этом. Однако Вы с Мизраэлем исключение! -- рассмеялась девушка. -- Он был так мил, что я совершенно непроизвольно открыла ему всю правду! А Вы... от Вас невозможно что-то скрывать! Так и тянет рассказать о себе абсолютно всё!
   Летия улыбнулась. Это была одна из её магических особенностей -- её силы. Доверие. Люди, с которыми она разговаривала, мгновенно начинали доверять ей, рассказывая секреты, которые не открыли бы обычным знакомым. Девушка привыкла к тому, что с раннего детства ей доверяли взрослые тайны. То, чем люди не делились ни с кем, они без сомнений рассказывали ей. Она была кладезем всевозможных тайн.
   Ренет продолжала беззаботно болтать, рассказывая невероятные истории своей жизни. Летия почти не слушала. Она так устала за этот день! Столько переживаний, столько эмоций, столько событий!
   Она устала от чужих секретов. Ей хотелось хоть раз в жизни доверить кому-нибудь свои тайны, рассказать о себе. Однако её предназначение было слушать. Иногда советовать -- но всегда говорить о ком-то другом.
   Почему она должна следовать своему предназначению? Неужели она сама не сможет выбрать для себя путь? Решить, что она хочет делать? Где и с кем быть? Кого слушать, а кому рассказывать?
  

***

  
   -- Итак, что Вы думаете о ней, дорогуша? -- Сати прихлебнула из крохотной чашечки.
   -- О ней? -- недоуменно переспросила Летия, продолжая размышлять о своём.
   -- О Ренет, -- уточнила Сати, кивая в сторону девушки, весело смеющейся с новоприобретёнными подругами. -- Она такая милая, Вы не находите? Достойная конкуренция!
   -- Достойная конкуренция? -- снова переспросила Летия, не совсем улавливая ход мыслей подруги.
   -- Ах, ну конечно! -- Сати всплеснула руками, едва не перевернув столик. -- Мизраэль болтал с ней сегодня несколько часов кряду!
   Летия рассеянно вздохнула; значит, её не было достаточно долго. И пока она доставала манускрипт буквально с риском для жизни...
   -- Да, она очень мила, -- Летия склонила голову набок. -- И очень красива. Думаю, отбоя от поклонников у неё не будет.
   Сати рассмеялась.
   -- Вы совершенно правы, дорогая. Такое очаровательное создание найдёт себе Жениха очень быстро!
   Летия задумчиво нахмурилась, вспоминая, как Ренет с Мизраэлем разговаривали сегодня утром. И вновь мощная волна захватила её, закружив в водовороте неудержимой силы. Девушка чувствовала, как покалывают кончики пальцев, призывая к действию, как энергия разливается по жилам, требуя немедленного выхода.
   За соседним столиком недоуменно замолчала Ренет, мельком оглядываясь на девушку
   Летия с трудом успокоила себя -- и не замедлила отругать за излишнюю эмоциональность. Одна лишь мысль о Мизраэле -- и она уже едва сдерживается! Что же случится, когда Мизраэль будет проводить вместе с Ренет гораздо больше времени? А это не вызывало сомнений, ведь он захочет убедиться в правильности своей догадки и попытаться не допустить превращения Ренет в н'Ундарун.
   Мизраэль... Интересно, он уже дочитал манускрипт до конца?
  

***

  
   Вдруг, словно в ответ на её мысли, зазвенел крохотный серебряный колокольчик -- подарок Мизраэля.
   Он её звал.
   -- Извините, дорогая, я вынуждена Вас оставить, -- сказала она Сати, выходя из комнаты.
   Девушка закрыла глаза и сосредоточилась на Мизраэле. Мгновением позже он взял её за руку -- развернулся на каблуках, и вот они возле белой скамьи у фонтана.
   -- Где Вы были? -- поинтересовался Мизраэль.
   -- На Малом чае, -- Летия уселась на белую скамью. -- Я познакомилась с Ренет.
   -- Ну и как она Вам? -- осведомился юноша, присаживаясь рядом с Летией.
   -- Меня сегодня все об этом спрашивают, -- улыбнулась девушка. -- Она очень мила. Мы с ней очень похожи...
   Грустная лёгкая усмешка осветила лицо девушки; она вспомнила сцену во дворике, где дети забрасывали маленькую Ренет крохотными ещё огненными шарами.
   -- Мы обе пострадали от условностей предназначения, -- продолжила Летия. -- Я потеряла мать... она не имела друзей... Мы обе были лишены детства. Мне это так знакомо...
   Она задумчиво смотрела в воду, по которой концентрическими кругами расходились падающие брызги фонтана.
   -- Летия, мне бы хотелось узнать Ваше мнение о Ренет не как о девушке, -- усмехнулся Мизраэль, складывая руки на груди. -- Мне интересно, что Вы считаете о ней, как о возможной н'Ундарун?
   -- Я считаю, что это возможно, -- неопределённо махнула рукой Летия. -- Она действительно Умелая... и полуПустая -- она сама мне об этом сказала.
   -- Естественно она Вам сказала, Летия, -- Мизраэль пожал плечами. -- Ведь Ваша сила -- доверие...
   Девушка вскинула голову.
   -- Вы знаете? -- изумлённо спросила она.
   Он кивнул.
   -- Именно поэтому я хотел, чтобы Вы поговорили с ней, -- объяснил он. -- Вам она рассказала бы намного больше, чем мне.
   -- Но... как давно Вам это известно? -- спросила Летия, не отрывая от него глаз.
   -- Вы мне сами сказали, что Ваше имя означает силу доверия, -- юноша стоял к ней спиной, но девушке казалось, что он улыбается. -- Мне оставалось только сопоставить Ваши слова и те чувства, которые Вы мне внушили при первой же встрече.
   Он повернулся и посмотрел ей в глаза.
   -- Дело в том, что я обычно чрезвычайно неразговорчив, -- Мизраэль говорил медленно и уверенно; казалось, он только сейчас до конца понял всю глубину её магии. -- Однако, как только Вы заговорили со мной, мне захотелось немедленно рассказать Вам о моих поисках. Вначале я не мог понять, откуда эти ощущения, однако значение Вашего Имени объяснило мне всё.
   Летия сидела на скамье, оглушённая подобными откровениями. Никто и никогда раньше не пытался понять её силу -- окружающие просто принимали её такой, какой она была.
   Однако Мизраэль понял. Настоящий Чтец.
   -- Вот видите, это правда, ведь я совсем не собирался рассказывать Вам об этом, -- рассмеялся Мизраэль. -- Вы действительно очень необычная, Летия.
   Сев рядом с ней, он заглянул ей в глаза. Он больше не смеялся.
   -- Никто из известных мне магов не использует свою силу прямо, -- произнёс он так тихо, будто боялся, что эти слова её испугают. -- Магические формулы помогают им создавать определённые чары. Однако Вы извлекаете из своего Имени его подлинное значение. Когда я понял это, я был изумлён. Я попытался найти источник Ваших способностей. Провёл целое расследование. Ломер помог мне. И я нашёл. Вы -- Архимаг, Летия.
   Девушка вскинула голову. Архимаг?
   -- Архимаг? Что это значит? -- спросила она, непонимающе покачав головой.
   -- Архимаги -- это маги, которые используют свою силу прямо, без использования магических формул, -- Мизраэль прикрыл глаза и покачал головой. -- Правда, в таком случае способности мага крайне ограничены, так как определяются исключительно Первым Именем. Так маги применяли свои возможности ещё на первых Кругах. С тех пор были разработаны специальные магические формулы, которыми мы пользуемся сейчас. Так вот Вам, -- он открыл глаза и уставился на Летию так, словно видел её впервые, -- Вам удаётся использовать и магию своего Имени, и магические формулы. Вот чем объясняется то, что даже мне с трудом удалось определить Ваш уровень силы. Он нестабилен, и основывается на эмоциях, владеющих Вами в данный момент. Именно поэтому у Вас случаются необъяснимые вспышки силы.
   Летия не могла поверить своим ушам. Невероятно! Они с Росом пытались найти причину этих вспышек несколько лет -- а Мизраэлю удалось сделать это всего за месяц!
   Она улыбнулась. Архимаг? Пусть так. Если это объясняет её нестабильную силу... если это означает, что она не н'Ундарун...
   -- Я знаю, что Вы не собирались мне рассказывать, -- тихо произнесла она, -- но всё же хорошо, что рассказали.
   Она благодарно взглянула ему в глаза.
   -- Что ж, так тому и быть, -- юноша рассмеялся. -- Теперь Вы меня полностью рассекретили! У меня больше не осталось тайн, которые можно от Вас скрывать. Теперь Вы быстро потеряете ко мне интерес...
   -- Не смейтесь так, Мизраэль! -- негодующе воскликнула девушка.
   -- А я и не смеюсь, -- он подвинулся ближе. -- Что я могу сделать, чтобы Вы оставались рядом?..
   Он обхватил её за талию одной рукой и притянул к себе. Второй рукой он приподнял её подбородок и заглянул в глаза.
   Девушка легонько вздохнула; по её телу пробежала дрожь.
   Его лицо было так близко, что она видела только глаза -- чёрный, острый, пронзительный взгляд.
   Он усмехнулся.
   -- Ах, Летия, -- тихо пробормотал он, не сводя глаз с её губ. -- Если бы не пророчество... -- он насмешливо поднял одну бровь. -- Если бы я не был предназначен ей...
   -- Что? -- Летия от неожиданности поперхнулась словами. -- Мизраэль, Вы совершенно невыносимы!
   Она оттолкнула его руки и вскочила со скамьи.
   Юноша рассмеялся, пытаясь вновь заключить девушку в объятия.
   -- Летия, Вы же знаете, что это всего-навсего шутка, -- уговаривал он её. -- Я не верю в пророчество! Ну полно Вам ревновать!
   -- Да я ни капельки не ревную, -- холодно бросила она, хотя внутри у неё всё кипело. -- Пророчество!
   Она фыркнула и, крутанувшись на каблуках, вызвала чары перемещения.
  

Глава 8

Ревность

  
   Ревность? Вот ещё!
   Девушка решительно шагала по коридору. Она чувствовала, как воздух вокруг неё дрожит от напряжения.
   Она была в ярости.
   Предназначен? Глупости!
   Она не верила этому пророчеству ни минуты. Разве Мизраэль сам не способен решить этого?!
   Внутри у неё всё закипало от ярости. Немыслимо! Это пророчество...
   Неужели Мизраэль последует этой условности -- своему предназначению?!
   Она чувствовала, как сила бурлит в ней. Возле стены у неё в руке загорелся боевой шар -- как и в прошлый раз, она едва успела подумать об этом.
   Чёрт!
   Она совершенно забыла о времени. До полуночи оставалось ещё долгих два часа, и Летия не находила себе места.
   Девушка в бессильной ярости швырнула в стену боевым шаром -- в стороны по поверхности магической формулы расходились синеватые концентрические круги.
   Делать нечего. Придётся ждать.
   Девушка начала беспокойно ходить по коридору: от стенки к стенке.
   Ей необходимо было успокоиться. Сходить к Росу. Рассказать всё, что она узнала. Что она не может быть ею. И что она появилась.
   Летия вздохнула. Это безусловно была хорошая новость, но... её так расстроили последние слова Мизраэля. Пусть шутка, и всё же... доля правды в этом была.
   Нет! Что-то с этим пророчеством не так -- она чувствовала это. Нужно узнать все детали, услышать всё своими ушами.
   Девушка резко остановилась и, улыбнувшись, подняла голову. Она знала, куда нужно идти.
   Часы вдалеке начали бить полночь. Летия исчезла в стенном проёме.
  

***

  
   Старик не спал.
   -- Летия, не так ли? -- Ломер покивал головой. -- Знаю, зачем Вы пришли. Ах, девочка моя, так ли Вам нужно это пророчество?
   Летия опешила. Она ничего ещё не успела сказать, и такая догадливость старика поразила её.
   -- Вы ведь понимаете, что я ничего не смогу Вам объяснить? -- Ломер деловито приосанился. -- Только само пророчество...
   Он подал ей знак, и девушка склонилась над седым предсказателем.
   -- Он предназначен Ей, -- прошептал Ломер с полузакрытыми глазами. -- Она придёт и найдёт его Сама. Никто не сможет чинить Ей препятствий. И только он, предназначенный Ей самой судьбой, сможет понять Её, и тогда наш мир будет спасён, ибо во имя блага мира существующего...
   -- Летия!
   Девушка вскинула голову и резко обернулась.
   Мизраэль? Как он её нашел?!
   -- Что Вы здесь делаете? -- его голос прозвучал глухо, словно он едва сдерживал ярость.
   -- Я лишь хотела услышать пророчество, -- девушка начала виновато оправдываться.
   -- Пророчество? -- удивился Мизраэль. -- Но ведь я рассказал Вам его!
   -- Мне кажется, мы упустили что-то чрезвычайно важное, -- девушка склонила голову набок, вздохнула и сложила руки на груди. -- Я хотела выслушать пророчество из первых уст.
   Летия обернулась к предсказателю.
   Ломер спал, положив голову на сплетённые пальцы рук.
   -- Он очень стар и быстро утомляется, -- Мизраэль взял Летию за руку. -- Идёмте.
   -- А как же пророчество? -- девушка растерянно смотрела на спящего старика.
   -- Если Вам действительно необходимо услышать его, сделаете это в другой раз, -- юноша перенёс их обратно в Пансион. -- Сейчас не время.
  

***

  
   Девушка ходила по комнате. Её мучили сомнения.
   Это пророчество...
   Ах, как невовремя появился Мизраэль!
   Девушка злилась на него. Не мог он подождать всего одну минуту!
   Летия упала в кресло. Ещё немного, и она полностью бы услышала пророчество Ломера, и тогда...
   Впрочем, что тогда, она не знала. Было ли что-нибудь в том пророчестве? Что-то, чего она ещё не знает? А если да, то что?
   Что значит предназначен Ей?!
   Он предназначен Ей... только он, предназначенный Ей самой судьбой, сможет понять Её, и тогда наш мир будет спасён, ибо во имя блага мира существующего...
   Что же произойдёт?!
   Проклятие!
   Если бы она знала, что будет дальше...
   Если бы она знала, кто...
   Действительно ли Ренет -- н'Ундарун? Она действительно очень похожа на неё.
   Во-первых, Ренет -- Умелая. Во-вторых -- потомственная полуПустая. В-третьих -- Летии пришлось скрипя сердце признать это -- ей действительно нравится Мизраэль. Как, собственно, и всем девушкам в Пансионе...
   Однако, даже если они с Мизраэлем действительно найдут неоспоримые доказательства того, что Ренет -- это она... этого всё равно недостаточно. Необходимо ещё найти способ, как победить её.
   Девушка напрягла память. Какая-то мысль не давала ей покоя.
  
   ... По натуре чаще всего индифферентны. Существуют, однако, свидетельства, что их суть способна изменяться в зависимости от обстоятельств. ...
  
   Кажется, Мизраэль говорил, что это ключ к тому, как победить Пустого. Однако... чем это может помочь? Как изменить её суть?
   Летия задохнулась от внезапной догадки. Только не...
   Только не Мизраэль.
   Нет.
   Невозможно.
   И всё же, именно на это указывали все факты. Тот полусгоревший манускрипт...
  
   ...Тогда начал он оплакивать убийство отца своего, и понял, что любил его отец и, не желая убивать его, так и разрешил сыну своему непутёвому самосуд вершить.
   ...
   Вот, дети мои, правдивая легенда из истории семьи нашей. Чтите память её, и помните, что любовь способна изменить традиции...
  
   И, похоже, не только традиции.
   Значит, суть Пустого изменилась из-за родительской любви. Возможно ли, что её можно остановить...
   Но ведь...
   Ведь...
   Летия лихорадочно искала изъян в своём предположении. Деталь, которую она упустила. Доказательство обратного. Что угодно...
   Однако всё было ясно. Если она полюбит, её суть изменится, и тогда она не обретёт полную силу. И пророчество не сбудется.
   А если их с Мизраэлем предположение верно, и Ренет -- это она, тогда...
   Тогда именно Мизраэль должен быть тем, кто остановит её.
   Ведь и в пророчестве так говорится?..
   Девушка резко выпрямилась. Ей в голову пришла неожиданная мысль. Она нетерпеливо нашла серебряный колокольчик в пышных складках платья и быстро позвонила.
   Он появился сразу же. Просто оказался рядом с ней -- и посмотрел в её глаза с молчаливым вопросом во взгляде.
   -- Мизраэль, есть ли хоть какая-нибудь вероятность того, что в пророчестве речь идёт не о Вас? -- спросила Летия с отчаянием в голосе.
   -- Нет, -- юноша уверенно покачал головой, -- такой вероятности нет. В конце пророчества Ломер назвал моё имя.
   Девушка ошеломлённо уставилась на него.
   Чего ещё он ей не рассказал? Как много он от неё скрывает? Намеренно ли это -- или он просто-напросто не думал, что такой факт может её заинтересовать?
   Она молчала. В напряжённой тишине не было слышно ни звука -- только где-то вдалеке били старинные часы.
   -- Вы что-то знаете? -- спросил Мизраэль, будто читая её мысли.
   Девушка открыла рот, словно собираясь сказать что-то важное, но потом передумала, отрицательно покачала головой и отвернулась.
   Он не спросил опять. Просто растворился в темноте.
   Летия скорчила гримасу. Она знала, что должна была немедленно рассказать Мизраэлю о своём открытии, но...
   Она не смогла.
   Какая-то неведомая, но совершенно непреодолимая сила заставила её замолчать, скрыть от него свои догадки. Сила, которой подчинились голос разума и чувство справедливости. Сила, которой она не могла дать названия. Сила... надежды?
   Да, надежды на то, что она ошибается. Что Ломер ошибается. Что пророчество ошибается...
   Она встала, прошлась по комнате -- и снова села. Закрыла лицо руками. Сжала костяшки пальцев так, что они побелели.
   Какое-то странное чувство наполняло её до самых кончиков пальцев. Неопределённое смешение острой ярости и не менее острой печали. Это ощущение сдавливало горло -- и высушивало глаза. От него делалось тяжело дышать, гудела голова, а по телу пробегала такая крупная дрожь, что её невозможно было сдерживать. Оно накрывало её с головой -- и оставляло после себя пустоту. Так прибой, набегая на берег, смывает с него мелкую гальку, оставляя песок девственно гладким.
   Это всё было лишено смысла. Она не может ему рассказать. Не может рассказать, что он должен быть с ней. Ни сейчас -- ни потом. Пусть даже ради спасения мира. Ради сохранения их способа жизни. Ради оберегания магического предназначения. В конце-концов, она ненавидела и этот мир, и способ жизни, и предназначения...
   Зачем это всё?
   Она помотала головой.
   Нет, это уже слишком.
   Девушка попыталась снова уговорить себя, что это неразумно. Убедить, что она не должна скрывать столь важную информацию. Каждая деталь могла иметь огромное значение, а такая деталь -- и подавно.
   Это важно. Очень важно...
   Однако ничего не помогало.
   Летия знала, что это крайне глупо. Отдавала себе отчёт в том, что это чрезвычайно эгоистично.
   И всё же ничего не могла с собой поделать.
   На неё вновь -- волна за волной -- накатывали лихорадочная ярость, грусть, переходящая в подавляющее уныние, возбуждённое смятение, взволнованность... Ей никак не удавалось обуздать свои чувства -- или хотя бы понять их, отделить одно от другого, и они беспорядочным вихрем сметали все мысли и доводы разума.
   И оставляли за собой только тревожную, взволнованную, бессмысленную, но такую сладостно-бездумную надежду.
  

***

  
   -- Ревность! Дело совсем не в этом! -- Летия взволнованно расхаживала по комнате.
   Она успела пересказать Росу её вчерашний разговор с Мизраэлем, и теперь возмущённо пыталась объяснить своё негодование.
   -- Не в этом? -- задумчиво переспросил Рос.
   -- Конечно же, нет! -- девушка состроила ему гримасу. -- Ты же знаешь моё мнение: каждый маг должен сам выбирать свою судьбу, а не подчиняться своему предназначению!
   При этих словах девушка поморщилась и отвернулась от собеседника. Она рассказала ему не всё. Далеко не всё.
   Она умолчала о своих вчерашних догадках, так смутивших и расстроивших её.
   И теперь она ходила по комнате, безуспешно пытаясь убедить саму себя в безосновательности этих предположений.
   -- А ведь он прав, -- всё так же спокойно заметил Рос.
   Девушка ошеломлённо замерла. Услышать подобное утверждение из чужих уст оказалось куда реалистичнее, чем все доказательства обратного, которыми она сама себя убеждала последние несколько часов.
   Она медленно опустилась на стул и закрыла лицо руками. Её плечи резко опустились -- девушка едва сдерживалась. Рос продолжал раскачиваться на стуле, внимательно наблюдая за ней.
   Несколько минут прошло в молчании. Наконец Летия подняла на Роса несчастные глаза.
   -- Что же мне делать, Рос? -- прошептала девушка.
   -- Ты должна ему верить, -- так же тихо ответил Рос.
   Он мягко потрепал её по плечу, и этот грубый жест странным образом успокоил девушку. Она мягко улыбнулась.
   -- Должна верить, -- повторила Летия, словно пытаясь запомнить слова Роса.
   Она решительно поднялась.
   -- Рос, ты сделаешь то, о чём я тебя просила? -- Летия направилась к выходу.
   -- Я постараюсь, Летия, -- кивнул Рос. -- Кстати, у меня к тебе тоже небольшая просьба...
   Девушка обернулась от двери, заглянула в его слезящиеся глаза, коротко кивнула и звонко хлопнула в ладоши.
   Он поморщился. Восстанавливающие чары осели на его одежде крохотными зелёными кристалликами. Он тряхнул головой, сбрасывая с густой чёрной шевелюры яркие изумрудные искры магической формулы, и Летия усмехнулась.
   Он прав. Она должна верить.
   Она будет верить.
   И она наконец расскажет Мизраэлю о своих догадках.

Глава 9

Боевые маги

  
   -- Что происходит? -- Летия с тревогой смотрела на Мизраэля.
   Он возвышался над ней стройным чёрным силуэтом, одетый просто, но безупречно -- как всегда.
   -- Вставайте, Летия, быстрее! -- поторопил он девушку. -- Одевайтесь!
   Она соскользнула с кровати и прошептала магическую формулу. На ней мгновенно появилось платье нежного кремового оттенка. На поясе, как обычно, висела маленькая шкатулка на тонкой цепочке и серебряный колокольчик Мизраэля.
   Юноша неодобрительно взглянул на наряд девушки.
   -- На Вашем месте я предпочёл бы что-нибудь менее заметное, -- покачал головой он.
   Платье Летии медленно приобрело глубокий тёмно-фиолетовый оттенок, став почти чёрным. Теперь девушка сливалась с темнотой.
   -- Идите за мной, -- тихо приказал юноша.
   Она последовала за ним, не задавая вопросов.
   Она ему верила. Ведь так?
   Они в молчании спустились по лестнице, прошли один коридор, затем второй, свернули на залитую лунным светом террасу и, пройдя ещё несколько шагов, остановились в тени плюща.
   Мизраэль знаком приказал Летии подойти поближе -- и девушка очутилась в его объятиях.
   Она осторожно выглянула из-за густых ветвей.
   В саду творилось нечто невообразимое. Под деревьями стояли маги в белых одеждах. Их было так много, что казалось, будто на лужайке разлилось молочно-белое море.
   Боевые маги. Отборный отряд, состоящий из самых сильных Флагманов. Их цвет белый, а девиз -- справедливость. Очень сильны. Чрезвычайно опасны.
   Летия судорожно вдохнула прохладный ночной воздух. Так вот почему Мизраэль не воспользовался формулой перемещения, чтобы добраться сюда! Так много магов вокруг... они бы заметили их чары.
   Несколько смотрителей стояли в центре открытой лужайки, окружённые со всех сторон боевыми магами. Из пяти точек вокруг них вверх, в тёмное ночное небо вырывался кристально чистый белый свет. Лучи скрещивались между собой, отражённые невидимыми зеркалами. В местах пересечений то и дело вспыхивали ослепительно яркие искры.
   Напротив каждого смотрителя образовалось небольшое облачко света.
   -- Что это? -- прошептала Летия в благоговейном ужасе.
   -- Это редчайшие чары, -- тихо ответил Мизраэль. -- Формула Истины. Вам не доводилось ещё видеть этого заклинания?
   Девушка молча покачала головой.
   -- Эти лучи, -- продолжил Мизраэль, указывая рукой на пентакль, -- источник кристальной чистоты, настоящей Истины. Сейчас смотрителям начнут задавать вопросы. Если кто-нибудь из них будет лгать -- облако света перед ним затуманится.
   Летия смотрела на чары широко раскрытыми глазами. Ничего более ослепительного она никогда в жизни не видела.
   -- Мизраэль, что здесь происходит? -- тревожно спросила девушка. -- Что здесь делают все эти боевые маги?
   -- Они ищут её, -- проговорил Мизраэль, напряжённо вглядываясь в белую толпу магов. -- Они в открытую допрашивают смотрителей... Значит, им известно, что н'Ундарун в Пансионе. Но вряд ли им известно, что она в этой его части. Иначе они подняли и допросили бы всех.
   Летия вздрогнула. Все здания Пансиона были объединены между собой магическими формулами смотрителей. Количественно Пансионов было пять, качественно -- один; здания соединялись между собой для создания возможности перехода от одного к другому без пересечения территориальных границ. Таким образом, все пять зданий были совмещены в один Пансион.
   Если белые маги не знают, в какой части Пансиона находится н'Ундарун, они вначале допросят смотрителей, чтобы не поднимать лишней шумихи.
   -- Как Вы думаете, смотрителям что-то известно? -- Летия с интересом следила за чарами Истины.
   Свет оставался безукоризненно белым; его чистота не была потревожена ни малейшей тенью.
   Значит, они не лгали.
   -- Нет, -- Мизраэль покачал головой, и девушка облегчённо вздохнула. -- Если бы им было что-то известно, смотрители сами бы известили боевых магов. Думаю, они и сами это понимают, -- продолжал Мизраэль, наблюдая, как смотрителей по одному выпускают из светящегося пентакля. -- Это лишь официальная профилактическая проверка -- и ничего более.
   Девушка успокоилась. Если смотрители ничего не знают, они ничего не смогут рассказать магам. А те, в свою очередь, не заподозрят Ренет...
   Летия внезапно поймала себя на мысли о том, что она беспокоится за Ренет. Боится, чтобы она не попала в руки к боевым магам.
   Их репутация была хорошо известна. Жертва не могла вырваться из их рук -- они зажимали её в железные тиски правосудия и правопорядка, не давая возможности свободно вздохнуть. И даже если осуждённый оказывался невиновным -- боевые маги были беспощадны, оставаясь безразличными к искалеченной ими судьбе мага.
   -- Но откуда им известно о том, что н'Ундарун в Пансионе? -- озадаченно спросила Летия. -- И вообще о том, что предсказание о н'Ундарун -- не просто легенда, сказка для малышей?
   -- Поверьте, Летия, -- пробормотал Мизраэль, -- у них есть свои осведомители -- и нам лучше не знать об этом. Этой стороны их магии лучше не касаться. Она слишком опасна. Это чревато неприятностями... С боевыми магами лучше вообще не связываться. Они сильны и организованны. И справедливы до жестокости. Если сейчас нас заметят...
   Мизраэль выразительно взглянул на девушку, и она почувствовала, как по её телу пробежала крупная дрожь.
   Внезапно, словно прочитав мысли Мизраэля, один из боевых магов отделился от общей массы и пошёл прямо в их сторону.
   Девушка подавила панический вскрик.
   Мизраэль мгновенно оценил ситуацию и закрыл девушку собой, прижав её к пышно разросшемуся плющу. Боевой маг прошёл на расстоянии вытянутой руки от них -- однако ничего не заметил.
   Девушка облегчённо вздохнула и мысленно поблагодарила Мизраэля за то, что он изменил цвет её платья, которое дало ей возможность полностью слиться с окружающей тьмой.
   -- Они слишком полагаются на своё магическое чутьё, -- прошептал Мизраэль на ухо девушке. -- Если бы ему пришло в голову хотя бы предположить, что наблюдатели не воспользуются чарами... нам бы сейчас не сдобровать.
   Маг неспешно удалился -- однако юноша не спешил отпускать девушку. Он всё так же прижимал её к увитой лианами стене, и она видела, как в лунном свете блестят его пронзительные глаза.
   Он ещё немного приблизился к ней.
   -- Мизраэль! -- укоризненно прошептала Летия.
   Здесь не время и не место...
   Но его дыхание было таким горячим, а губы такими настойчивыми, что она не могла противиться. Её голова кружилась, а колени подгибались, и она была уверена, что, если бы Мизраэль не прижимал её к стене, она бы упала.
   Яркая вспышка мысли прорезала затуманенное сознание.
   -- Погодите, -- прошептала девушка, высвобождаясь из его объятий. -- Нам нужно найти способ обезвредить н'Ундарун раньше них. Раньше, чем они доберутся до неё.
   Мизраэль молча кивнул.
   -- Идёмте, -- тихо сказал он и повёл девушку обратно.
   Когда они повернули за угол, он обхватил девушку за талию, и они в мгновение ока оказались у фонтана.
   Летия молчаливо присела на белый мрамор.
   Она сказала "обезвредить"?
   Она так просто предположила, что нет способа уберечь Ренет от самого превращения в н'Ундарун?
   Девушка покачала головой в ответ на свои мысли. В сложный клубок её чувств примешалось нечто очень похожее на отчаяние.
   Неужели такого способа действительно нет? Ведь можно как-то защитить её от новой боли! Пусть её предназначение -- стать ею, но... если есть способ помочь Ренет, они обязаны его найти!..
   Она посмотрела на Мизраэля. Он молча рассматривал блеклые звёзды.
   Только теперь девушка заметила странные перемены в окружающем мире. Журчание воды и шелест листьев плюща казались какими-то странно глухими -- словно все звуки были кем-то приглушены. Звёзды светили немного тускло -- как сквозь белесую пелену. Луна превратилась в бледно-жёлтую и уже почти не давала света.
   Всё стало неживым, нереальным. Девушке почудилось, что даже скамья на ощупь была мертвенно холодной.
   -- Это боевые маги, -- сказал Мизраэль в мёртвую пустоту аллеи, словно читая мысли девушки. -- Это их чары. Они оцепили Пансион своими магическими формулами -- в дополнение к формулам смотрителей. Они не изменяют мир -- но будто приглушают его.
   Летия тихо прикоснулась к воде в фонтане. Она была холодной, но неестественно... сухой?
   -- Мизраэль, а теперь это безопасно... выбираться из Пансиона? -- спросила она.
   -- Безопасно? Не думаю, -- уголок рта юноши дёрнулся в странной усмешке куда-то вниз. -- Однако это всё же возможно.
   -- Мизраэль... -- жалобно произнесла девушка.
   -- Да, Летия, -- юноша понимающе кивнул, и она вновь не смогла отделаться от ощущения, что он читает её мысли. -- Мы должны помочь ей.
   Она знала. Она понимала.
   Она помнила о данном самой себе обещании.
   -- Мизраэль... -- девушка повернулась к нему, -- я должна Вам сказать. Я знаю, чем победить н'Ундарун.
   Юноша молча смотрел на неё.
   Сердце Летии сжалось. В её душе боролись сочувствие к Ренет и жажда помочь ей -- и совершенно непреодолимое желание быть вместе с Мизраэлем. Она гордо вскинула голову.
   -- Любовью, -- твёрдо сказала девушка. -- Её можно победить любовью.
   -- Да, Летия, -- спокойно произнёс он голосом, от которого сердце девушки тревожно забилось. -- Я знаю.
   Она вздрогнула, ожидая любой реакции -- кроме этой.
   Юноша поднялся со скамьи.
   -- Но как же... -- растерянно пробормотала Летия.
   -- Не волнуйтесь, -- Мизраэль остановил девушку на полуслове. -- Я ведь уже говорил Вам, что не верю в пророчество, -- тихо добавил он.
   И просто улыбнулся.
  

***

  
   Больше между ней и Мизраэлем не было сказано ни слова. Он молча проводил девушку до её комнаты, так же молча поклонился и исчез.
   Как всегда таинственный. Загадочный.
   Как всегда привлекательный.
   А сейчас она работала, безуспешно пытаясь отогнать мысли о Мизраэле.
   Работала...
   Работа?
   Он говорил, что не верит в пророчество -- и она ему верила.
   Работа.
   Она вспоминала тексты манускриптов, восстанавливала их перед мысленным взором, прочитывала раз за разом.
   Снова и снова.
   Искала.
   Пыталась понять.
   Ждала озарения...
   Да, работа её увлекла.
   Ей казалось, что она вот-вот ухватит несущуюся впереди мысль, и всё встанет на свои места. Она поймёт, правда ли, что Ренет -- она. Найдёт способ с ней бороться. Узнает, как её остановить.
   Уже почти знала. Почти поняла.
   Неожиданно разболелась голова, но останавливаться не хотелось.
   Слишком интересно. Захватывающе. Волнующе.
   Ей хотелось вновь и вновь вызывать из закоулков памяти уже столько раз прочитанные строки, снова их перечитывать, обрабатывать, мысленно отшлифовывать, ища в них новые предположения, новые догадки, новый смысл...
   Строки у неё в голове плясали; от усталости кружилась голова; в ушах стоял то нарастающий, то спадающий звон.
   Боль всё усиливалась; она ядовитой змеёй проползла по мыслям, оставляя свои следы: раздражение и усталость.
   Всё, достаточно.
   Она так вымоталась. День был долгим...
   Летия легла.
   Однако, как девушка ни старалась, она не могла уснуть: мозг, переполненный информацией, отказывался отдыхать.
   Она положила руку на голову раскрытой ладонью.
   Рука была тяжёлой, будто налитой свинцом. Её собственная рука, она вдавливала голову в подушку.
   Странно, но вовсе не это мешало девушке уснуть.
   Прямо в окно светила неестественно яркая звезда.
   Она раздражённо закрыла глаза и перевернулась на бок.
   Однако свет растекался по комнате, проникая под веки, и, казалось, сливался с пульсирующей болью в голове. Тексты манускриптов обрывками кружились в памяти, складываясь в чрезвычайно сложный, прекрасный, похожий на магические формулы, но совершенно бессмысленный узор.
   Явится маг... Ренет? Кто же ещё?
   ... невероятно сильные от рождения... только у этих магов есть возможность серьёзно повлиять на изменение времени, пространства, реальности или смысла... имели возможность воскрешать из мёртвых...
   ... не используют свою силу через применение заклинаний... не магические формулы, но желания... у них какая-то особая сила. Знает ли об этом Ренет?
   ... обладают огромной силой... редко ею пользуются... только не в этом случае...
   ... разрушит старый порядок... создаст новый... приход его станет концом... концом... но с другой стороны... не сможет чинить Ей препятствий... любовь способна изменить традиции... мир будет спасён... но как?! Как Мизраэлю удастся спасти мир?..
   Явится маг... и найдёт его Сама... он предназначен Ей...
   Летия застонала. Ей хотелось избавиться от этого навязчивого света, будившего в ней воспоминания.
   Маленький незнакомый дворик. Светловолосая девочка в углу.
   Дети смеются; смеются и кричат ей вслед: "Чудовище!"
   ... рано или поздно суть Имени всё же проявится... настоящее "Я" мага... наверное, всё же поздно. Будет уже поздно.
   ... важно, чтобы маг понимал соответствие своему имени... если маг считает своим именем другое, то может лишиться магической силы... значит, она, кто бы она ни была, всё-таки знает о своём настоящем Имени... осознаёт свою настоящую силу... и собирается подчиниться своему предназначению?..
   ... формирование новой силы... число элементарных частиц стихий равное... их суть способна изменяться... если Пустой одержим какой-либо идеей, ничто не может помешать ему в её осуществлении... предназначение не выяснено... да, но она всё уже знает. Она поняла, что хочет сделать. И должна... узнать? Узнать, как это делается?
   Жестокий смех продолжал звучать в ушах так остро и громко, словно дети находились совсем рядом. Казалось, достаточно просто протянуть руку...
   И эта девочка... кто она была? То ли Ренет, то ли она сама -- Летия уже не понимала. В полудрёме всё слилось воедино, и девушка уже не осознавала, где заканчиваются детские насмешки -- и начинаются её собственные, тоже детские, обиды.
   Обиды на мать. Почему она её бросила? Какое имела право умереть? Зачем повиновалась своему предназначению?
   Обиды на тех, кто её убил. Неужели они не понимали, как ей будет тяжело? Без матери? Совсем одной, такой маленькой? Беззащитной?
   Обиды на весь мир. На весь этот погрязший в лени и глупости мир, попросту следующий своему предназначению, на никогда не изменяющийся мир...
   Резким кивком девушка задёрнула тяжёлые шторы на окнах, и неестественный, мёртвый свет звезды, разворошивший все эти тяжёлые мысли, исчез.
   А вместе со светом исчезли наконец и невнятные обрывки текстов, смешивающиеся в непонятные формулы -- почти настоящие чары -- и насмешливые, хотя всё ещё боязливые крики детей, и размытые видения из её прошлого -- из пугающих её снов.

Глава 10

Отрицание

  
   Ренет. В чём кроется её сила? Летия так до сих пор и не спросила, что означает её Имя.
   Девушка вышла из комнаты. Нужно немедленно это выяснить -- ведь любая деталь может иметь значение!
   Она нашла Ренет в одной из малых парадных зал. Девушка была очаровательна в светло-зелёном платье -- того же оттенка, что и её магические следы. Она весело смеялась в окружении кавалеров -- Летия мимоходом отметила, что она действительно очень популярна, и усмехнулась. Если бы все они знали, кем Ренет может быть на самом деле...
   -- Ренет, вот Вы где! -- мягко сказала она, подходя к девушке. -- А я Вас повсюду ищу!
   -- Неужели? -- Ренет посмотрела на неё своими выразительными глазами. -- И зачем же я Вам понадобилась?
   -- У меня есть к Вам вопрос, -- Летия очаровательно улыбнулась юноше, сидевшему ближе всего к Ренет. -- Вы позволите украсть её у Вас на несколько минут?
   Она схватила девушку под руку и увела из комнаты.
   -- Не хотите прогуляться со мной по саду? -- спросила Летия, резко перемещаясь.
   Они прошлись по тенистой аллейке. Солнце стояло высоко, а в тени было прохладно и легко дышалось. Лёгкий ветерок освежал, а цветы благоухали так, что кружилась голова.
   Под одним из розовых кустов стояла небольшая уютная скамья, и девушки опустились на неё.
   -- Вы сказали, у Вас есть ко мне вопрос, -- Ренет откинулась на спинку и, дотянувшись до ближайшей розы, чарами срезала её с ветки.
   -- Да, есть, -- согласилась Летия, склоняя голову набок. -- Я уже давно хотела у Вас спросить... что означает Ваше Имя?
   Она молчала.
   Шлейф светло-зелёных магических следов вокруг Ренет не вспыхнул яркими изумрудными искрами от изумления; не потемнел от страха; не побледнел от ярости.
   Она не вздрогнула. И не испугалась. Только уставилась на Летию так, словно девушка спросила её о количестве лепестков у цветка, который она вертела в руках. Какое-то странное выражение промелькнуло в её глазах -- но тут же исчезло.
   Не такой девушка представляла себе реакцию Ренет.
   Слишком спокойная. Слишком весёлая. И совсем не удивлённая -- будто она ожидала услышать нечто подобное.
   -- Как странно, -- наконец рассмеялась она, -- Мизраэль задал мне тот же вопрос сегодня утром!
   -- Что? -- Летии показалось, что она ослышалась.
   -- Да-да, -- жизнерадостно подтвердила Ренет. -- Складывается впечатление, что Вы с ним сговариваетесь -- или мыслите одинаково. А может, у вас двоих есть какой-то секрет? Может быть, Вы не всё мне рассказываете, дорогая моя? -- подмигнула девушка.
   Летия подняла брови. Ну уж не сговариваются -- это точно.
   -- Ах, милая, Вы со мной согласитесь, -- игриво улыбнулась Ренет, -- что Мизраэль умеет удивлять, не правда ли?
   Она весело смеялась. Летия озадаченно наблюдала за веселящейся девушкой. Что-то странное было в её смехе. Он был такой беззаботный, легкомысленный, беспечный... и в то же время поразительно уверенный. Будто она всё знала -- и теперь её забавляло изумление Летии. Словно она уже давно понимала что-то важное... скрытое от посторонних глаз -- и явное только для неё одной. Что-то... предназначение? Возможно, именно в этом кроется то странное выражение глаз, которое Летия порой замечала у неё?
   И ещё в этом смехе было предчувствие. Летия нахмурилась. Предчувствие чего?
   -- Как Вам известно, я -- Умелая, -- наконец пробормотала Ренет, вытирая слёзы кружевным платочком и глубоко вздыхая, чтобы восстановить дыхание. -- А моё Имя... означает силу отрицания.
  

***

  
   Ренет.
   Отрицание.
   Что?!
   Летия не могла поверить своим ушам. Сила отрицания?!
   Отрицание добра и зла. Отрицание созидания и разрушения. Отсутствие. Ничто. Пустота.
   Это она.
   Девушка была ошеломлена только что сделанным открытием. Ренет -- н'Ундарун!
   Это правда!
   Может ли такое быть, что она ещё не поняла? Не осознала, что она?.. Она?!
   Нет, это совершенно невозможно! Если Ренет понимает, какое Имя -- её настоящее, значит, она приняла его. И свою силу. И свою участь.
   А в том, что Ренет понимает своё Имя, Летия не сомневалась.
  
   Важно, чтобы маг знал своё Первое Имя, ибо, если он считает своим именем другое, то может лишиться магической силы.
  
   К тому же, она слишком уверена в себе. Слишком беспечна. Только очень сильный маг может позволить себе такую беспечность -- маг, который не боится ничего.
   Ей теперь стал понятен смех Ренет -- она предчувствовала реакцию Летии на значение своего Имени. Она знает, что Летия ищет её, так же, как и Мизраэль.
   Теперь всё стало на свои места. И этот смех, и выражение глаз, и уверенная беспечность, с которой Ренет говорила. Она понимает свою силу -- и своё предназначение.
   Летия вскинула голову, будто вспомнив что-то. Она сама остановилась, не захотев смотреть, что произошло с маленькой Ренет дальше. Теперь она об этом жалела. Возможно, девочка не дала себя в обиду -- и именно в этом кроется причина её уверенности в своих силах.
   В любом случае, Летии необходимо было поделиться своими мыслями с Мизраэлем. Она не была уверена, что он поддержит её. Но стоило рассказать ему о сделанных выводах.
   Нет, нельзя так сразу рассказывать ему обо всём. Необходимо сначала узнать, что он сам думает по поводу Ренет. Что он думает о её Имени. И только потом высказать свои размышления.
  

***

  
   У фонтана не было холодно. Мизраэль опять создал вокруг магическую формулу тёплого воздуха.
   -- Вас что-то беспокоит, Летия, -- серьёзно сказал он. -- Расскажите мне.
   Девушка вскинула голову. Он тепло улыбнулся ей.
   -- Что ж, в таком случае позвольте сказать, что Ренет действительно чрезвычайно похожа на неё, -- медленно произнесла Летия, закрывая глаза и откидываясь на спинку скамьи.
   -- Вы тоже заметили, не правда ли? -- Мизраэль сел рядом с ней.
   Она внимательно посмотрела ему в глаза. Они взволнованно блестели.
   Да, он увидел в этой девушке то же, что и она. Уверенность, которая могла быть только у Умелой. Только у мага, осознающего свои способности. У чрезвычайно сильного мага.
   Девушка поделилась своими подозрениями с Мизраэлем. Юноша внимательно следил за ходом размышлений Летии -- казалось даже, что Мизраэль сам направлял их, хотя он и не проронил ни слова. Однако в глазах его светилось понимание и согласие, и девушка продолжала говорить.
   -- И что Вы думаете по этому поводу? -- наконец спросила она.
   -- То же, что и Вы, -- Мизраэль встал со скамьи и медленно прошёл несколько шагов. -- Что она ещё не полностью обрела свою силу, но уже знает о том, что должна её получить.
   Они немного помолчали.
   -- А что Вы думаете по поводу её Имени? -- вырвалось у Летии.
   -- Итак, Вы всё-таки спросили у неё, да? -- Мизраэль внимательно смотрел на девушку. -- Сила отрицания... Весьма любопытно.
   Летия кивнула.
   -- Значит, это всё же она? -- спросила девушка, стараясь, чтобы её голос не дрожал.
   -- Да, скорее всего, -- юноша неопределённо пожал плечами. -- Безусловно, кое-какие сомнения у меня ещё есть, однако... мне кажется, наши доказательства неоспоримы. Мы её нашли.
  

***

  
   Итак, это Ренет.
   Летия опустилась в изящное кресло с изогнутыми ножками и провела пальцами по лбу.
   В комнате царил полумрак, и девушка не стала включать свет. Ей необходимо было сосредоточиться. Вспомнить. Понять.
   Ей было неспокойно, всё время казалось, что она не о том думает. Пока они с Мизраэлем решали, действительно ли Ренет -- н'Ундарун, у девушки в голове вертелась только одна мысль.
   Она не о том думает.
   Она должна была что-то сделать.
   Что?
   Что-то узнать. Что-то очень важное.
   Осознание этого кружилось вокруг неё в воздухе, но Летия никак не могла понять, что же это. Как только девушка добиралась в своих размышлениях до этой точки, дальше ничего просто не приходило в голову.
   О чём она забыла?
   Н'Ундарун? Ренет?
   Нет, это всё не то!
   Летия встряхнула волосами. Нужно вернуться к началу.
   Ренет -- н'Ундарун.
   Хорошо, что они об этом знают. Однако, скорее всего, её неосторожный вопрос выдал девушку с головой. Теперь она всё знает. Ренет знает о них с Мизраэлем. По крайней мере то, что они ищут её. Что они её нашли.
   Ренет. Она знает о своей силе -- и о своём призвании.
   Но как много она знает? Знает ли она о том, что её можно остановить? Знает ли она о Мизраэле? О пророчестве?
   Летия вскинула голову. Она внезапно поняла, что её беспокоило всё это время.
   Не Ренет.
   Не то, что она -- н'Ундарун.
   Девушку тревожило пророчество. Ей всё ещё казалось, что они с Мизраэлем упустили что-то важное... какую-то деталь.
   Может ли такое быть, что в пророчестве указывается способ, как победить её?
   Летия ещё раз вызвала в памяти строки пророчества, которые ей удалось услышать, пока Мизраэль не отвлёк её.
   Он предназначен Ей... Наверное, Мизраэль не ошибается по поводу этой части пророчества. Она придёт и найдёт его Сама... Здесь нет ничего неясного. Никто не сможет чинить Ей препятствий... Ну что ж, об этом говорится и в самом пророчестве о приходе н'Ундарун. И только он, предназначенный Ей самой судьбой, сможет понять её... Девушка тяжело вздохнула. К сожалению, это тоже было понятно. И хотя Мизраэль говорил, что не верит пророчеству...
   Нет! Она решительно отогнала даже призрак подобных мыслей. Сейчас для этого не время!
   ... и тогда наш мир будет спасён, ибо во имя блага мира существующего... что? Что?! Что произойдёт?
   Летия медленно встала, терзаемая мучительными сомнениями. Скоро полдень.
   Она немедленно пойдёт к Ломеру -- пусть он ей всё расскажет!
  

***

  
   -- Он предназначен Ей, -- Ломер говорил напряжённо. -- Она придёт и найдёт его Сама. Никто не сможет чинить Ей препятствий. И только он, предназначенный Ей самой судьбой, сможет понять Её, и тогда наш мир будет спасён, ибо во имя блага мира существующего он пожертвует своей жизнью. Ибо сила его -- жалость, а Имя ему -- Мизраэль.
   Летия выпрямилась, в ужасе уставившись на предсказателя.
   Он грустно смотрел на неё -- в ответном взгляде читалось гораздо больше, чем он хотел ей сказать.
   -- Я не рассказывал об этом Мизраэлю, -- виновато произнёс он. -- Я побоялся, что страх заглушит в нём все остальные чувства. Но теперь я всё вижу отчётливо. Ничто не сможет изменить его решимости. Теперь я не страшусь за его выбор.
   Девушка молчала. Как он может так спокойно говорить об этом? Ведь на кону стоит жизнь Мизраэля!
   Она прекратит это безумие.
   Летия оказалась у фонтана. Ей необходимо было найти Мизраэля.
   В складках платья прятался его колокольчик. Воздух вокруг девушки наполнился серебристым звоном -- и почти сразу же рядом с ней оказался Мизраэль.
   Юноша смотрел на неё, и его глаза были наполнены такой тоской, что Летия с трудом сдерживалась, чтобы не броситься к нему.
   -- Я была у Ломера, -- тихо сказала она, и в её голосе слышались слёзы. -- Я слышала пророчество.
   -- Я знаю, -- ответил Мизраэль. -- Я уже всё понял.
   Она вздрогнула.
   -- Вот что значит "предназначен", -- прошептала Летия. -- Это жертвоприношение, а Вы -- жертва.
   Он молчал, словно вовсе не слышал её слов.
   -- Мизраэль, Вы должны бежать. Если боевые маги узнают об этом...
   Он нервно рассмеялся.
   -- Летия, это неважно, -- тихо произнёс он.
   -- Неважно?! -- она не могла поверить своим ушам. -- Конечно же, это важно, Мизраэль! Вас принесут ей в жертву, неужели Вы не понимаете?
  
   Он понимал. Понимал больше, чем она думала, и больше, чем сам хотел. Однако он понимал ещё и то, что Летия слишком сильно привязалась к нему. Она должна свыкнуться с мыслью о его неизбежной участи. И чем быстрее, тем лучше.
   И он должен с этой мыслью свыкнуться. Ведь и он слишком сильно привязался к ней...
   -- Неужели Вы действительно... -- она запнулась, словно не могла выговорить это слово.
   -- Да, Летия, -- он грустно кивнул, -- я пожертвую своей жизнью.
   Она в отчаянии покачала головой.
   -- Вы -- единственная, кому я могу доверять, -- его голос звучал печально, но твёрдо, словно он уже всё решил. -- Единственная, кто знает обо мне так много. И Вы должны понимать, что победить н'Ундарун можно только одним способом. И этот способ -- я.
   Он говорил долго. Мягкими, нежными, ласковыми словами он пытался убедить её в том, в чём и сам был не уверен.
   В том, что она должна смириться. Что она должна понять. Что она должна забыть.
  

Глава 11

Предчувствие

  
   Летия вскочила от ужаса.
   Н'Ундарун! Она здесь!
   Девушка вытерла рукавом ночной рубашки холодный пот со лба. Вещий сон. Они бывали у неё столь редко, что игнорировать их было невозможно. Но этот...
   Девушку вновь окатило волной ледяного ужаса, когда она вспомнила свой сон.
   Всё вокруг пылало. Языки пламени лизнули щёки Летии -- и даже сквозь сон она почувствовала невыносимую боль.
   Маги в белых одеждах беспорядочными группами посылали в девушку с развевающимися волосами -- чёрный силуэт на фоне горящего неба -- шар за шаром, молнию за молнией. У неё за спиной трепетали два крыла. Одно белое. Второе чёрное.
   Н'Ундарун... Это без сомнения была она.
   Она стояла неподвижно, не замечая ни трескучих молний, ни боевых шаров. Они не причиняли ей никакого вреда. Казалось, что она находится в другом пространственном измерении -- магические формулы пролетали мимо, сквозь неё.
   Она посмотрела на противников и едва подавила зевок. Казалось, она ждала. Чего?
   Н'Ундарун усмехнулась и чуть повела головой. Вокруг неё начал подрагивать воздух, то и дело озаряясь яркими разноцветными искрами.
   Боевых магов разбросало в разные стороны. Яркие вихри водили весёлые хороводы.
   Она весело рассмеялась. Её это забавляло! Она игралась своими силами, с каждой минутой понимая и контролируя их всё лучше.
   За её спиной неожиданно выросла тень -- и, похоже, позвала её.
   Н'Ундарун задрожала. Воздух вокруг неё будто покрылся мерцающими каплями. Её щит истончался на глазах.
   Она повернулась и что-то закричала. Рядом взорвался один из боевых шаров, и Летия мельком увидела лицо того, кто звал её.
   Мизраэль.
   Он... сделал свой выбор. Он пойдёт туда, чтобы...
   Летия застонала, открывая глаза, избавляясь от оков сна.
   Нельзя допустить, чтобы это произошло! Нельзя позволить Мизраэлю идти к ней. Он не должен пожертвовать своей жизнью -- ни в коем случае! Потому что...
   Потому что...
   Летия помотала головой.
   Потому что так не должно быть -- она точно это знала.
   Девушка начинала потихоньку приходить в себя. Теперь, когда она обдумала приснившееся ещё раз, сон уже не казался столь реальным. Однако где-то в глубине сознания билась тревожная мысль: увиденное ею -- не просто ночной кошмар.
   Страх, испытанный во сне, был слишком реален. Жар огня опалил ей кожу. В ушах ещё стоял свет молний, проносящихся мимо, и треск пожаров.
   Девушка дотронулась до щеки там, где её лизнул огонь; кожа болела, словно обожжённая пламенем из её сна.
   Ренет... н'Ундарун...
   Мизраэль...
   Это так несправедливо!
   Почему именно Мизраэль должен... должен...
   Почему?!
   Летия задрожала -- теперь уже от гнева. Она чувствовала, как в ней начинает бурлить сила, но в этот раз девушка даже не попыталась сдержать её.
   Зачем?
   Пусть рвётся на свободу. Пусть... возможно, её сила найдёт выход -- поможет ей узнать, как не допустить ошибки Мизраэля.
  

***

  
   -- Мизраэль, со мной что-то происходит, -- встревоженно проговорила девушка.
   -- Что случилось? -- юноша не сводил с неё обеспокоенного взгляда.
   -- Эти вспышки... я почти не могу их контролировать. Они случаются всё чаще, -- поделилась Летия своими переживаниями. -- Только за последний день их было четыре!
   Он непонимающе смотрел на неё. Казалось, его взгляд раздражённо говорил: я ведь уже объяснил, откуда они берутся!
   Девушка, отворачиваясь, покачала головой.
   Он не понимал. Это нужно было испытать на себе, чтобы понять.
   Что-то происходит. Летия не знала пока, что именно, но была уверена, что всё далеко не так хорошо, как уверял Мизраэль.
   Она чувствовала в себе перемены -- и эти перемены пугали её. Более того, теперь вспышки случались всё чаще -- и не зависели от какой-то определённой причины. Ни от эмоций, ни от её желаний. Они возникали сами по себе, и Летия, боясь их, всё больше попадала под их влияние.
   Вспышки перестали быть просто мощными. Теперь она теряла себя. Девушка не помнила, что происходит в то время, пока она находится под действием высвободившейся силы. Она помнила только свои ощущения -- невероятной мощи, всесилия, всемогущества... и желания изменить этот мир. Избавить от предназначений...
   Летия тряхнула головой, пытаясь отогнать навязчивые мысли. Нет, она верит Мизраэлю. А он сказал, что всё в порядке. Вряд ли что-то действительно происходит. К тому же, прямых доказательств у неё нет. Возможно, ничего такого не было -- а её воображение лишь сыграло с ней злую шутку. Возможно, он прав -- стоит поменьше думать об этом, и всё это пройдёт само по себе.
   Она кивнула собственным мыслям. Да, не стоит понапрасну беспокоиться -- и тратить драгоценное время. В конце-концов, у неё есть более насущные проблемы. Боевые маги. Мизраэль. Она.
   Однако мысли всё равно вертелись только вокруг этих вспышек силы.
   Так тому и быть.
   Девушка решительно поднялась. Пора было выяснить, что с ней происходит.
   Она выставила руки перед собой. В руках мгновенно оказалась тяжёлая книга в старом переплёте.
   Летия уверенным жестом открыла её.
   -- Что Вы делаете? -- неожиданный вопрос.
  
   -- А Вы разве не знаете? -- голос Летии звучал как-то неестественно, будто сквозь плотную ткань.
  
   Девушка удивилась; это были простейшие чары. Очень странно, что Мизраэль не знал о них.
   Впрочем, эти магические формулы были собственностью Чарующих. Возможно, он не слышал о них -- или же просто не узнал...
   Эти чары были первыми, которые она усвоила. Они часто выручали её... Их магическая формула была сродни чарам Забвения, но проще. Если воспоминания приходилось опутывать цепями, чтобы они не вырывались, то здесь достаточно было просто читать книгу.
   Книгу её жизни.
   Девушка пробежала глазами по знакомым строкам: вот она знакомится на Малом чае с Ренет... на следующей странице -- узнаёт о том, что это она... дальше -- боевые маги... а потом...
   Нет, слишком далеко, нужно вернуться назад на половину страницы...
   Но что это?..
   Глаза её уткнулись в последнюю строку.
   На шероховатой странице стояло всего одно слово.
   Любовь.
   Летия ошеломлённо распахнула глаза.
   Слабость горячей волной разлилась по её телу.
   Чёрт, передержала! Она совсем забыла о времени!
   Ноги её подкосились, в глазах потемнело, и девушка как подкошенная рухнула на пол. Книга жизни упала, исчезая в пыльной дымке.
  
   Он едва успел подхватить её. Лёгкая, как пёрышко, -- будто из неё вытянули все соки, всю жизненную силу. Мертвенно-бледная, в белом платье, она казалась призраком.
   Он ничего не понимал. Что произошло?! Всего секунду назад с ней было всё в порядке, а сейчас она...
   Юноша провёл рукой по её лбу, прикоснулся к левому запястью.
   Она совершенно обессилена!
   Как это могло произойти?
   Он приложил один указательный палец к её виску, а второй прижал к своему.
   Ей не помешает совсем немного силы...
  
   Летия приоткрыла глаза. Мизраэль сидел рядом, перекачивал в неё свою силу.
   Она резко отодвинулась, отдёргивая его руку.
   Он обеспокоенно взглянул на неё -- и у девушки потеплело на душе.
   Его взгляд казался таким встревоженным...
   -- Летия, что с Вами? -- тихо спросил он, заглядывая ей в глаза. -- Как Вы себя чувствуете?
   -- Всё в порядке... -- прошептала она в ответ. -- Я устала... Мне нужно немного отдохнуть... вот и всё...
   Он кивнул.
   Встал и направился к выходу.
   Остановился. Обернулся.
   Хочет что-то сказать?
   Нет, передумал.
   Подошёл к ней, наклонился так низко, что она смутилась. Улыбнулся одними уголками губ и чёрными острыми глазами-- так, как улыбался только он.
   И снова пошёл к двери.
  

***

  
   Летия, откинувшись на подушки, смотрела в белый потолок.
   Уходя, он бросил на неё один-единственный взгляд. И сказал только:
   -- Я люблю Вас.
   Он сказал, что любит её.
   Любит?..
   Любовь...
   Это слово сладостным молоточком выстукивало в мозгу: любит-любит-любит...
   И в книге было написано...
   Любовь.
   Это слово отбивалось от других слов, складывающихся в своём несовершенстве в фразы, предложения, тексты...
   Это короткое слово было само по себе. Оно не требовало дополнений. Оно эхом отражалось во всех остальных словах -- и одновременно заключало в себе смысл их всех. Оно было трепещущим и пылким. Оно развивалось самостоятельно. Оно изменялось -- и в то же время оставалось удивительно постоянным, одинаковым -- единственный незыблемый островок во всём мире.
   Это слово -- это чувство -- множилось в гранях бликов, в световых искрах, играющих на его отражениях -- на других чувствах.
   Только оно одно было настоящим. Целостным. Полным. Оно не требовало поддержки. Ему не нужна была помощь.
   Его невозможно было описать. Невозможно было передать все его грани. Все оттенки. Все составляющие. Все отражения... Их было так много... За ними невозможно было уследить.
   Такое сложное -- и одновременно изумительно простое, естественное, почти обыденное.
   Оно было изменчиво и прекрасно. Оно изменялось, как утро сменяется днём, день -- вечером, а вечер -- ночью, закольцовывалось само собой в собственных множественных отражениях.
   Оно пробуждало. Оно захватывало. Оно опьяняло. Оно воодушевляло.
   Оно было таким огромным, необъятным, что весь мир ничего не значил рядом с ним. И в то же время оно сжималось в крохотную точку, которую можно было подержать в ладонях, в маленькое солнце, о которое можно было согреться, в острую пугливую звезду, словно только что сорвавшуюся с небосклона -- и страшащуюся одновременно попасть в руки и убежать.
   От него было страшно и весело, и кружилась голова. От него забивалось дыхание и теплели кончики пальцев.
   А ещё оно двигалось. Дышало. Жило.
   В нём не было никаких чар, заклинаний и формул, но тем не менее оно не было лишено какой-то таинственной, скрытой, совершенно естественной магии.
   Оно соединило в себе все возможные противоположности: день и ночь, лёд и пламя, радость и печаль.
   Оно было тонким, словно паутина -- и прочным, как камень. Оно обжигало палящим жаром и тут же замораживало ледяным холодом.
   Изумительное. Одновременно светлое и тёмное. Тусклое и яркое. Прозрачное и насыщенное.
   Всякое.
   Разное.
   Единственное и неповторимое.
   Но уж точно необходимое, как воздух, или даже больше.
   То, без чего невозможно было жить. Или дышать. Смеяться или плакать. Пить. Есть. Смотреть. Передвигаться.
   Существовать.
   Всемогущее, всеобъемлющее -- и такое уязвимое. Хрупкое, как хрусталь. Сильное, словно каменная стена.
   Невозможное. Нереальное. Волшебное.
   Самое главное.
   Для каждого своё -- и одно для всех.
   Оно переворачивало весь внутренний мир, ставило его с ног на голову -- и упорядочивало, организовывало хаос мыслей и ощущений. Сметая всё на своём пути, прочно укоренялось в сознании, и дальше жить без него не представлялось возможным.
   Кроме него одного, ничто больше не имело значения, потому что оно вбирало в себя весь окружающий мир -- и настоящий, и воображаемый; и материальный, и магический; и несовершенный, и идеальный...
   Почти осязаемое, трепещущее в пальцах, беспокойное, тревожное -- и парадоксально успокаивающее.
   Сильное. Властное. Подчиняющее себе волю и мысли -- и одновременно такое кроткое и покорное, беззащитное, что на глаза сами собой наворачивались слёзы.
   Свободное, как ветер. Податливое, как глина.
   Оно было совершенно. Совершенно ужасно. Совершенно прекрасно.
   Оно переплеталось узором дождя и солнечных нитей, играя в каплях воды всеми цветами яркой радуги.
   Оно звучало шелестом в кронах деревьев и прибоем шумного океана.
   Оно сковывало корочкой вечного льда и жгло огоньком одинокой свечи.
   Чудовищно прекрасное, отстранённое и сосредоточенное чувство.
   Божественно чистое. Дьявольски соблазнительное.
   Затуманивающее разум -- и проясняющее желания.
   Самый большой дар. И самое большое проклятье.
   Весь мир. Она ощущала весь мир в одном этом чувстве. В одном этом слове.
   В нём был шум дождя и прикосновение тёплого солнечного луча. Счастливый смех и неудержимая печаль.
   А ещё ласковое тепло. И острый холод. И неудержимая стихия.
   Мокрая после дождя земля под ногами. Высокое небо в прорезях рваных туч. Дрожащий огонёк садящегося солнца. Журчание воды в чаше фонтана из белого, как и скамья, мрамора.
   В нём было всё -- аромат роз и пение птиц, и холод скамьи, и переливчатый резной лист плюща...
   И законы времени.
   Летия почувствовала его внезапно -- и чуть не задохнулась. Почувствовала его сразу и полностью. Она стояла, ошеломлённая, она стояла молча и неподвижно, пытаясь совладать с собой -- а оно, это чувство, захлёстывало её с головой, уносило, забирало в свой мир. Новый мир. Прекрасный или ужасный -- уже не имело значения.
   Ему невозможно было сопротивляться. Непреодолимое. Непобедимое. И вечное.
   Она не сопротивлялась. Не могла. Не хотела.
   Оно было слишком родное. Слишком её.
   Слишком прекрасное. Слишком яркое. Слишком светлое.
   Святое.

Глава 12

Пробуждение

  
   Ночью она не сомкнула глаз, заново переживая признание Мизраэля. В ушах колокольным звоном звучало: "Я люблю Вас... Я люблю Вас... Я люблю Вас..."
   Вчера он так быстро ушёл, что она даже не успела ему ответить.
   Сказать, что эти чувства -- что они взаимны.
   Только под утро девушка забылась глубоким сном, и сны её были наполнены радужными воздушными мечтами.
   Она проснулась далеко за полдень. Подскочила, нервно оделась.
   Никогда ещё она так много времени не проводила перед зеркалом. Ей пришлось сменить три наряда, прежде чем она осталась полностью довольна своим внешним видом.
   Долго прихорашивалась -- даже воспользовалась чарами. Затем перебирала украшения, и наконец остановила свой выбор на хрустальной капле -- той же, которая была на ней в первый день здесь, в Пансионе.
   В руки попался крохотный серебряный колокольчик Мизраэля. Она всегда носила его, но сегодня девушка рассматривала его с особой нежностью, прежде чем повесить на пояс.
   Мизраэль был в саду у фонтана. Сидел на скамье, напряжённо вчитываясь в какой-то текст.
   Девушка весело подпорхнула к нему, словно яркая летняя бабочка.
   Он поднял глаза. Посмотрел на неё без улыбки, серьёзно, мрачно, даже сурово.
   Она испуганно отпрянула. Никогда ещё она не видела его чёрные живые глаза такими... тёмными.
   Что-то случилось.
   Летия непонимающе посмотрела на юношу, затем перевела взгляд на очередной манускрипт в его руках.
   Он молча протянул ей пожелтевший от времени лист.
   Девушка взяла его осторожно, будто он был отравлен, ухватив дрожащими пальцами за уголок.
   Старинные часы пробили пять.
  
   Архимаги -- это маги, использующие истинную силу Первого Имени. Они высвобождают всю имеющуюся у них в наличии магическую силу в наиболее эмоциональный, волнительный для них момент.
   Однако у этого понятия есть ещё одна сторона. Это чрезвычайно сильные маги, вне зависимости от типа силы и касты, к которой принадлежит маг. Эта сила очень часто высвобождается, подчиняя себе своего носителя. Архимаги, попавшие под влияние своей силы, не могут избавиться от него, и постепенно превращаются в Пустых. Именно по этой причине их так мало -- почти все Архимаги со временем исчезают, переходя в качественно новую категорию -- в Пустых.
   Архимаги часто используют тот же принцип создания магии, что и Пустые -- то есть на основе желаний, а не магических формул. Наиболее удачными для развития их магии являются сильные душевные потрясения, связанные с потерей близких людей, неразделёнными чувствами, изменением социального уровня, рода занятий.
   Очень остро чувствуют несправедливость. Часто подвержены идеям изменения мира.
   Чрезвычайно опасны, особенно если им удалось полностью слиться со своей силой и не потерять подверженности идее. Такие Архимаги-Пустые легко определяются по неконтролируемым вспышкам силы, во время которых они находятся в трансе, теряют физическую память, однако сохраняя эмоциональную.
   Чаще всего Архимаги встречаются среди касты Чарующих, как наиболее подверженных эмоциям.
  
   Но ведь это...
   Девушка перечитала отрывок ещё раз.
   Тогда это значит...
   Летия судорожно вцепилась в шуршащую желтоватую бумагу.
  
   ... постепенно превращаются в Пустых...
  
   Значит, что она...
   Но как?!..
   Ведь она не знает об этом!
   Крошечный луч надежды на мгновение выхватил Летию из состояния оцепенения. Девушка воодушевленно вспоминала.
  
   Важно, чтобы маг знал своё Первое Имя, ибо, если он считает своим именем другое, то может лишиться магической силы.
  
   Она считает своим Именем другое! Летия -- вот её Первое имя! То есть, если она не знает о своём Имени, и считает своим настоящим Именем другое, то она просто-напросто лишится магической силы!..
   Летия облегчённо вздохнула, чувствуя, как радость затопляет её. Она не может быть ею! Не может!
   Однако услужливая память лихорадочно работала дальше, мгновенно воспроизводя перед глазами текст из манускрипта, столько раз прочитанный девушкой:
  
   Некоторые незаурядные маги выбирали себе несколько имён, из каждого черпая магическую силу. Это редчайшее явление в магической среде было зафиксировано лишь трижды - и каждый раз это были выдающиеся маги, получившие Дар Первых Имён при рождении и обладавшие исключительными магическими способностями. В таких случаях маг может сам выбрать себе имя, определяя тем самым источник своей силы.
   ...
   Некоторые маги смогли сформировать новую силу, используя Второе Имя. Это возможно, так как в формировании силы мага участвует не только Первое Имя, но и то, которое ребёнок-маг слышит тысячекратно, изо дня в день. Однако формирование новой силы подразумевает либо огромные способности мага, либо потерю силы, имеющей связь с Первым Именем. В последнем случае, Второе Имя может стать Первым.
  
   Она задрожала от ужаса.
   Не может быть!
   Это невозможно!
   Она не... не она?..
   Ей хотелось закричать. Отрицать всё -- даже перед самой собой. Всё, что угодно...
   Однако Летия не могла игнорировать совершенно очевидный факт.
   Это она -- н'Ундарун.
   Девушка напряжённо выпрямилась. Прямо посмотрела в глаза Мизраэлю.
   Чёрные и пронзительные, загадочные -- как всегда. В них не было удивления или упрёка. Не было обвинения. Не было страха.
   Ничего не было.
   Она смотрели на неё безразлично и -- выжидающе.
   Ей было невыносимо терпеть этот равнодушный взгляд.
   Она молчала. Не оправдывалась, не жаловалась. Не пыталась найти другое объяснение.
   Она -- н'Ундарун.
   Значит, всё так. И он так решил.
   Она сделала шаг назад -- и переместилась.
  

***

  
   Не было сил уговаривать саму себя, что это неправда.
   Она -- н'Ундарун.
   И где-то на задворках сознания она это знала. Сознавала, что так и должно быть. Именно так -- и никак иначе.
   Только она могла быть н'Ундарун.
   Не Ренет и никто другой.
   Именно она.
   Она поняла, что стремилась к этому всю свою жизнь -- к этой силе, к этому всемогуществу, к этой возможности изменить что-то.
   И на её ужас и отчаяние вдруг наложилось ледяное спокойствие.
   Она разрешила своей силе вырваться, полностью полагаясь на неё.
   Так уже было. Её сила знала, что нужно делать. Она подскажет ей выход. Найдёт решение. Сделает выбор вместо неё. Выбор, на который она не могла решиться сама.
   Её тело затрепетало, с трудом удерживая привычную форму -- только сзади будто полоснуло тонким лезвием.
   Несколько перьев упало на пол. Девушка увидела с двух сторон от себя два крыла.
   Но это не испугало её.
   Страха не было совсем.
   Вместе с высвободившейся мощью её затопило равнодушие. Она будто наблюдала за переменами, которые происходили в ней, со стороны.
   Она постепенно теряла все эмоции, все чувства. Она становилась безучастной и холодной, словно замерзая изнутри.
   Её волновало только то, что было ей предначертано, и при мысли об этом вся она словно загоралась изнутри.
   Это было единственно правильное решение.
   Сделать магию другой. Изменить мышление магов. Искоренить лень, покорность судьбе и безмолвное подчинение своему предназначению.
   Всё так и будет. Она изменит этот мир. Так будет лучше -- для всех.
   И никто не посмеет ей помешать!
   Она отстранённо усмехнулась.
   Она знала, что нужно сделать. И знала, как это сделать. У неё было достаточно сил. Ничего невозможного. Она может всё.
   Она всемогуща.
   Она -- н'Ундарун!
  

***

  
   Нужно было переодеться.
   Порванное крыльями платье с тихим шуршанием упало на пол. Что-то тонко зазвенело: маленький серебряный колокольчик закатился под кровать.
   Девушка не обратила на него никакого внимания.
   Она неспешно одела удобный мужской костюм. Всё чёрное, изящное и простое: рубашка и брюки, короткий плащ до колен небрежно распахнут...
   Она одевалась медленно и небрежно.
   Ей было безразлично, как она выглядит. Но так было намного удобнее.
   И только когда мельком глянула в зеркало, поняла, что видит в отражении ту же девушку, которую совсем недавно видела в своём сне.
   Вещем сне.
   Она помотала головой.
   В каком ещё сне?
   Сон, который приснился ей в прошлой жизни.
   Нереальной жизни.
   Она безучастно пожала плечами.
   Это уже не важно.
   Не важно, кем она была. Что с ней происходило. Почему она волновалась. Кого любила. Кого ненавидела.
   Важно только то, кто она сейчас.
   И что она должна сделать.
   Она -- н'Ундарун.
   Она чувствовала, как внутри пульсирует огромная мощь. Она знала, что вскоре они почувствуют её. И придут к ней. За ней.
   Но она не боялась. Она знала, что сумеет дать им отпор. Никто и ничто не могло помешать ей сделать то, для чего она была рождена. То, для чего у неё есть силы. Ведь только у неё хватит силы для того, чтобы изменить этот мир, сделать его лучше.
   Она огляделась, словно в полусне. Вокруг была небольшая комната. Наверное, это была её комната. Тогда, в другой жизни...
   Теснота.
   Эти стены давили на неё, сдерживали её мощь.
   Здесь будет неудобно.
   Необходимо выбраться отсюда.
   Она подумала об открытом пространстве -- и оказалась где-то в степи. Её не беспокоило то, что она не знает, где находится. Для неё теперь весь мир -- её дом, и она вольна выбирать себе любое место для жилища.
   Она распрямила затёкшие плечи. За её спиной трепетали два длинных крыла: белое и чёрное.
   Она легко взмахнула ими и взмыла в воздух.
   Наверху было намного свежее. Свободнее. Чище.
   Да, это было хорошее место для сражения. Просторное и пустое.
   Хорошо, что она выбрала его.
   Она повела головой, вглядываясь куда-то вдаль.
   Они. Боевые маги.
   Они её уже почувствовали. И теперь идут за ней. Она ощущала их свирепое желание сразиться с ней. Их волю к победе.
   Но она понимала, что даже это не помешает ей.
   Она несколькими взмахами сильных крыльев опустилась на землю.
   И обернулась. За её спиной полукругом стояли боевые маги; у каждого в руках -- по небольшому огненному шару. Одетые в белые светящиеся одежды, готовые к атаке, они производили потрясающее впечатление.
   Она была окружена.
   Она хладнокровно, безжалостно усмехнулась.
  
  

Глава 13

Вмешательство

  
   Как они самоуверенны, эти боевые маги...
   Она всмотрелась в них. Где-то там, среди них, в самой гуще бледнело полузнакомое лицо девушки из прошлой жизни -- растерянное и перепуганное, как и все остальные. Но вот ей было сложнее. Ей это всё было в новинку.
   Кажется, её звали Ренет? И они думали, что вот она... вот эта девушка -- н'Ундарун?!
   Безумие!
   Она усмехнулась сама себе одними уголками губ.
   Ренет -- боевой маг... кто бы мог подумать...
   Вот почему она была так уверена в себе. Так беспечна... А нужно было лучше осматриваться по сторонам. Тогда бы она заметила, что...
   А что бы она, собственно, заметила?.. Разве что-то произошло?
   Она не помнила.
   Ей это было не нужно. Её это уже не волновало.
   В неё со всех сторон одновременно, словно по команде, полетели боевые шары. Впрочем, она не обратила на них никакого внимания, как и на молнии, пущенные боевыми магами вслед за шарами. Некоторые магические формулы распадались на искры, не долетая до неё, или же просто проходили сквозь неё, не причиняя девушке никакого вреда.
   Атаки прекратились. Она спокойно стояла, словно ожидая, пока стихнет изумлённое перешёптывание. Тихая улыбка на её губах с лёгким оттенком печали вселяла ужас, непонятность и невозможность происходящего сеяли панику в рядах противника.
   Она стояла, такая прекрасная, тихая, спокойная, наблюдая за смятением магов.
   Шёпот стих. Боевые маги быстро разбивались на группы по пять, образовывая Сцепки, оранжевым пламенем охватывавшие их, окружавшие Щитами, укрывая от магических атак.
   Она усмехнулась. Её это не страшило. Она уже разбивала Сцепку Флагманов, ещё не будучи в полной силе. Ещё в прошлой жизни.
   Теперь же её не остановит эта горстка магов.
   Сцепки разлетелись в разные стороны, и она удовлетворённо улыбнулась.
   Однако они не собирались уходить.
   Ну что ж, великолепно. Она могла подождать, пока они соберутся к новой атаке.
   Но это не было похоже на формирование Сцепок.
   Она с интересом взглянула в сторону магов.
   Те стояли, сбившись в кучу, и что-то обсуждали, возбуждённо размахивая руками и выкрикивая какие-то совершенно непонятные слова.
   Затем быстро взялись за руки -- все, не исключая из своего круга никого. Нервно сжали друг другу руки.
   Вот оно что.
   Кажется, они задумали контрольную атаку.
   Дар Справедливости.
  
   Дар Справедливости.
   Последнее средство. Если оно не сработает... ничто не сможет победить её.
   По рукам боевых магов побежали бесцветные искры -- Мизраэль почти видел их, но уследить за ними взглядом было невозможно.
   Эта формула... Для неё нужно не менее двадцати пяти Флагманов.
   Здесь около ста. Все боевые маги.
   Возможно ли, что она выдержит такую атаку? Нет, это исключено. Ничто не выстоит против этих чар.
   Мизраэль вздрогнул. С тех пор, как он проследил за перемещением боевых магов, он только наблюдал. Не вмешивался. Ждал, когда придёт его время, когда они отступят -- и тем самым разрешат ему сделать свой ход.
   Но они решили иначе. Боевые маги решили использовать своё секретное оружие.
   Он не мог допустить этого. Он должен им всё рассказать -- они должны понять...
   Магическое напряжение росло, с каждым мгновением набирая невиданную мощь.
   Мизраэль бросился вперёд с одной только мыслью: остановить их, а если не получиться, принять весь удар на себя...
   Но он не успел.
   Тихо пророкотало, и на месте стоящей перед магами девушки расцвёл огромный оранжево-чёрный цветок.
   А потом заложило уши.
   Взрыв. От грохота земля под ногами покрылась мелкими трещинами.
   Степь осветилась мерцающим пламенем многочисленных пожаров.
   Мизраэль пошатнулся.
   Не может быть...
   Она...
   Он не успел.
   Волнами расходилась остаточная магия. Вокруг всё пылало.
   Всего одна атака уничтожила огромную степь, полностью выжгла всё живое.
   Огонь пожирал остатки растений.
   Вокруг того места, куда пришёлся основной удар -- и где стояла девушка -- висела плотная белая туча. Она полностью скрывала от глаз происходящее.
   Постепенно, очень медленно, она начинала рассеиваться.
   Боевые маги -- все без исключения -- напряжённо всматривались вперёд.
   Облако белого дыма рассеялось. Она стояла. Из-за спины виднелось только одно крыло -- белое, обтрёпанное, оно было сломано посередине. Но она стояла так же твёрдо, словно не на неё только что обрушилась самая мощная атака, на которую были способны боевые маги -- все вместе.
   Мизраэль впился глазами в тонкую хрупкую фигуру девушки.
   Она жива!..
   На секунду повисла гробовая тишина. Даже огонь, казалось, прислушался к происходящему, перестав оглушительно трещать.
   А затем...
  
   -- Назад! Все назад! Отступаем!!
   Далёкий крик прозвучал, но никто не тронулся с места. Отдельные маги продолжали посылать в неё шары и молнии.
   Её физическая оболочка так уязвима!
   А они...
   Они обломали ей крылья!
   Она не могла простить этого.
   Она яростно дёрнула головой.
   Неужели эти глупцы ещё ничего не поняли?! Они не в силах тягаться с ней! Она одним взглядом заставит их умолять её о пощаде.
  
   Её лицо горело в отсветах пламени.
   Он вздрогнул. Она была в бешенстве.
   Боевые маги испуганно замерли, только некоторые из них ещё создавали боевые формулы -- то ли из страха, то ли в надежде таки пробить её Щит.
   Почему они не бегут? Почему не спасают свои жизни?..
   Она резко мотнула головой.
   Оранжевые молнии и синие шары дрожали и, не выдерживая магического напряжения, рассыпались на отдельные искры.
   -- Летия, -- его голос подрагивали от напряжения.
   Неожиданно всё замерло.
  
   Вокруг было очень тихо. Молнии перестали дрожать. Она молчала, не оборачиваясь.
   Летия?
   Кто это?
  
   -- Летия! -- сдавленным голосом крикнул Мизраэль.
  
   Она не двигалась. Ноги будто налились свинцом, голову сдавил тяжёлый тесный обруч. Несколько шаров с лёгкостью прошили её идеальный Щит.
   Она повернулась к нему. Глаза лихорадочно горели.
   Она вскинула руку в повелительном жесте. Он резко остановился, будто налетев на невидимую стену.
  
   -- Н'Ундарун, -- прошептала она. -- Н'Ундарун! -- теперь она кричала, неистово и отчаянно.
   В её глазах не было Летии -- той Летии, которую он знал и которую любил. А только решимость. Жгучая решимость. И жестокая, беспощадная безмятежность.
   Проклятие!
   Движением кисти она швырнула его в ближайшую Сцепку Флагманов. Руки магов разъединились.
   Мизраэль упал, ударившись головой о камень; сознание затуманилось, вокруг всё померкло. Он понял, что это конец...
  

***

  
   Маги продолжали проговаривать формулы заклинаний, формируя всё новые и новые Сцепки.
   Ей надоело. Достаточно этих игр! Пора приниматься за дело.
   Воздух вокруг неё задрожал; она подняла голову, и над ней заплясал ветер, дикая пляска вихря развевала её волосы.
   Её глаза светились мерцающим сиянием. Она пугала и вызывала восхищение. Она была не просто красива, а ослепительно, ужасающе прекрасна. Её глаза, волосы, кожа -- всё светилось такой силой, что у наблюдающего кружилась голова и подгибались колени.
   Она не была сильна. Она была всемогуща.
   Магов накрыло тёмной душной волной, сея в их душах покорность и смирение. Они поспешно отступили, преклоняя колени перед новой повелительницей.
   Девушка удовлетворённо обернулась. Не осталось никого. Нет больше препятствий для того, чтобы изменить этот несовершенный мир.
   Нет препятствий...
   Рядом с ней взорвался сноп искр. Она резко развернулась.
   Это он. Тот, из прошлой жизни. Он остался. Неужели думает воспрепятствовать ей? Помешать выполнить задуманное?
   Глупец!
   Она махнула в его сторону рукой -- и его отбросило назад. Она кивнула: больше он не встанет.
   Но она ошиблась. Он встал и вновь направился в её сторону.
   Сумасшествие! Он не сможет справиться с ней! Она слишком сильна!
   Она раздражённо мотнула головой -- над ним рассыпались лучи, переплетаясь тонкими узорами, заключая его в клетку.
   Он выкатился из-под световых прутьев, грозивших заточить его, оцарапав себе руки.
   -- Ты ничего не можешь сделать, Летия! -- он покачал головой.
   Что это? Почему её так волнуют его слова?
   -- Я не Летия! -- закричала она ему в ответ. -- Я -- н'Ундарун!
   -- Нет, -- он снова покачал головой. -- Ты -- Летия. Я знаю, что ты Летия, потому что я её люблю! Я люблю тебя! Слышишь? Я люблю тебя!
   Она закрыла уши руками. Что это всё значит? Откуда взялась эта невероятная слабость?!
   -- Я тебя люблю, -- снова отчётливо произнёс он.
   Она запустила в него огромным огненным шаром, стараясь заставить его замолчать.
   Он увернулся.
   -- Даже так, -- крикнул Мизраэль. -- Я всё равно тебя люблю!
   Светящиеся клинки полетели со всех сторон. Один из них прошил его плащ, рассыпаясь водопадом острых искр; второй задел бедро.
   Юноша ухватился за свежую рану, заставляя кровь остановиться.
   -- Я тебя люблю! -- Мизраэль кричал изо всех сил.
   -- Хватит! -- застонала она. -- Я могу изменить этот мир! Я изменю этот мир! Избавлю его от несправедливости! От несовершенства! От неравенства! Я не добро и не зло. Я выше добра и зла. Я -- сила! Ты не можешь мне воспрепятствовать!
   -- Могу и, клянусь, я сделаю это! -- он медленно приближался к ней, и она не знала, что ей делать. -- Я сделаю это ради тебя. Потому что я тебя люблю.
   Он был совсем рядом. Она видела на его руках кровь. Его ничто не могло остановить. Она заглянула в его глаза -- и её испугало то, что она там увидела.
   Что-то такое огромное, необъятное, что по сравнению с ним всё вокруг померкло. Настолько сильное, что даже она не могла этому противиться. Судьба мира по сравнению с этим была ничтожна. Оно превращало жизнь в пустяк; перед лицом этого страх смерти становился смехотворным. Нечто непонятное, всеобъемлющее.
   Святое.
   Она сжалась, не понимая, как ей может быть это недоступно. Она всемогуща! Она может изменить мир, и никто не посмеет ей помешать! Никто -- кроме него. Он и это непостижимо могущественное, чудовищное и прекрасное... чувство.
   По её телу пробежала дрожь. Она поняла, что это. Она вспомнила.
   Мокрая после дождя земля под ногами. Высокое небо в прорезях рваных туч. Дрожащий огонёк садящегося солнца...
   Скамья. Холодный мрамор. Фонтан с журчанием воды. Резной лист плюща, переливающийся всеми цветами радуги.
   Законы времени.
   По её щекам побежали слёзы.
   Она была побеждена его глазами, в которых полыхало до боли настоящее, живое чувство.
  
   Она была побеждена.
   -- Мизраэль? -- прошептала она.
   Он притянул её к себе. Он знал, что нужно делать дальше. Ради этого мира. Ради неё.
   Вокруг них мерцали синие бабочки. Сила быстро перетекала в него, наполняя светом каждую клеточку его тела. Он чувствовал невероятное могущество. Не было преград его силе. И он был способен на всё...
   Ему вдруг показалось, что сила наполнила его, как вино наполнило бокал -- до краёв. Её было так много, что он едва выдерживал -- однако его губы всё так же настойчиво прижимались к её губам.
   Он чувствовал, как кости плавятся внутри его тела, где, не находя выхода, бушевала сила. Её сила.
   Кожа болела от напряжения, будто еле сдерживая рвущуюся наружу мощь. Внутри кружились смертоносные вихри. Он ощущал их дыхание. Казалось, от его тела расходятся мощные взрывные волны.
   Он ещё держал её, из последних сил стараясь впитать как можно больше её силы.
  
   Она слабела в его руках. У неё подгибались колени, кружилась голова.
   Он отстранился.
   Она вздрогнула и открыла глаза.
   Он не мог...
   Только не это!
   Слияние Сил.
  

***

  
   Она видела, как его тело сжимается, корчится в судорогах, пытаясь выдержать огромную силу, к которой было так непривычно.
   Летия росла с этой силой. Пусть она была скрыта, но она находилась внутри неё.
   Девушка успела привыкнуть к ней и теперь, когда её не стало, внутри была незаполненная пустота.
   Но Мизраэль...
   Его тело, его физическая оболочка -- не выдержит.
   Девушка смотрела на него. Она не могла издать ни звука, не могла вздохнуть, не могла даже сформировать мысль.
   Она знала, что не сможет ему помочь.
   Она знала, что это его выбор.
   По её щекам покатились слёзы, но она их не чувствовала.
   Внутри неё всё сжалось и скорчилось, так же, как и тело Мизраэля перед её глазами. Он не мог вынести невозможно огромную силу. Она не могла понять его решение.
   Мизраэль выпрямился, прилагая огромные усилия. Он не мог сдержать дрожь, но всё же стоял прямо. И так близко, что она могла дотронуться до него.
   Он печально посмотрел ей в глаза, улыбнулся и прошептал:
   -- Летия... помни... я тебя люблю...
   И, в последний раз вздрогнув, рассыпался шлейфом ярких светло-фиолетовых искр.
  

Эпилог

  
   Было холодно и тихо.
   И пусто.
   Небо ещё пылало. Зарева далёких пожаров вспыхивали где-то за горизонтом.
   Девушка медленно осмотрелась. Вокруг не было ни души.
   Где она? Как она здесь оказалась?
   Здесь...
   Недавняя схватка.
   Неравная.
   Она медленно шла по обгоревшему полю, переступая через завалы мусора. Неужели это всё натворила она одна?
   А где все боевые маги? Куда они подевались?
   Кажется, среди них была и Ренет?
   Где она сейчас?
   Девушка думала о каких-то мелочах, чтобы не думать о нём. Потому что она знала, что он...
   Было больно, когда она думала о нём. Ни одни боевые чары не могли причинить ей такой боли. Боли, которая говорит о смерти надежды -- смерти с каждым новым шагом.
   Он не...
   Он не...
   Он жив!
   Жив!..
   И всё же...
   Не может быть...
   Отчаяние.
   Тоска. Всеобъемлющая, смертельная тоска.
   А сразу за ней наступил холод и -- удивление.
   Что-то изменилось.
   Девушка оглядывалась вокруг.
   Что?
   Мир? Она сама?
   Её магические формулы не действуют.
   Но как?..
   Летия остановилась. Магия была повсюду. Вокруг в воздухе, и в каждом листике, и в каждом камне -- и в ней самой.
   Она подумала о саде -- и мгновенно оказалась там, у фонтана, где Мизраэль впервые...
   Сердце сжалось: его имя отдалось болью в каждой клеточке её тела.
   Мизраэль...
   Летия закрыла глаза. Она видела перед собой его бледное тонкое лицо, взволнованные, острые глаза, нахмуренные брови; она чувствовала его сильные руки и горячее дыхание; она вспоминала его решительность, твёрдость, благородство...
  
   ... Пустые даже имели возможность воскрешать из мёртвых...
  
   Девушка открыла глаза; она была одна в саду, наполненном тихим шорохом листвы и спокойным журчанием воды в каменной чаше.
   Она села на скамью, запрокинув голову назад. Посмотрела в небо влажными глазами.
   Мыслей не было, голова глухо звенела. Она ничего не ощущала -- только странное тревожное чувство, от которого в горле стоял комок, и словно хотелось плакать.
   Но и слёз тоже не было.
   А глаза жгло.
   Ни весело. Ни грустно.
   Никак.
   В душе была пустота, от которой хотелось умереть.
   И всё же что-то, словно лёгкое воспоминание, коснувшееся её губ, заставило её на мгновение забыть о пустоте.
   Мизраэль...
   Он сказал помнить.
   Помнить, что он любит её.
   Любовь.
   Она вспоминала -- и это дарило мучительное наслаждение. Она купалась в нём, а любовь уносила её всё дальше в страну грёз, где всё было возможно. Ей невозможно было сопротивляться. Она была непобедима.
   Она вспомнила, как перестала сопротивляться в первый раз -- когда только почувствовала её. Потому что не могла и потому что не хотела.
   Самый большой дар -- и самое большое проклятье.
   Белая скамья... чаша фонтана... мирный плеск воды... прозрачное глубокое небо...
   Законы времени...
   Она с усилием протянула руку -- на её ладони переливался разными цветами резной лист плюща.
   -- Зачем Вы сорвали лист?
   -- Чтобы подчиниться законам времени, -- девушка медленно обернулась.
   Чёрные, пронзительные, острые глаза.
   Радостная улыбка осветила её лицо; он был жив. Где-то.
  
  

22.09.2007 - 25.06.2008 гг.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.88*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"