Сидоренко Алексей Петрович: другие произведения.

Прошлое иногда возвращается (1-43)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.57*169  Ваша оценка:


   Прошлое иногда возвращается.
   Глава1.
   - Не, мужики, вы чего, на самом деле охренели совсем? Договаривались же за сколько времени.
   - Серега, не кипятись, сам ведь понимать должен. Форс-мажор. Ну кому заранее могло прийти в голову, что именно сегодня ночью Жорин банк грабануть попытаются, да еще из охранника жмурика сделают? Так совпало. Я дежурный судмедэксперт, в мое дежурство все и случилось, мне и ехать. С Жорой все и так понятно. Начальник СБ банка, без него там ни одного телодвижения теперь не совершить.
   - Так вы совсем что ли выпали, как тогда?
   - Да нет, Серега. Уже к вечеру все успокоится и поедем. Там дело ясное. Исполнителей уже по камерам вычислили, отморозки типичные. Даже Жора, я с ним разговаривал, обещал до вечера все разрулить, остальной геморрой скинуть на зама и поехать. Ты нас как, подождешь?
   - Нет, Дим, поеду я, уже настроился. Да и чего день терять, погляди вон, какая погода классная. Я лучше двину потихоньку, поставлю лагерь, обоснуюсь, чего-нибудь к вечеру пожрать сварганю, вы же наверняка голодные и злые примчитесь. А там и вы подвалите, если опять какого-нибудь ЧП не случится.
   - ОК, давай, только бутылочку в ручей охладиться поставить не забудь. А ЧП больше, уверен, не будет, бомба два раза в одну воронку не падает.
   - Ну и ладно, если что, звоните. Я периодически на горку залезать буду, там сеть добивает. СМСку всегда получу.
   - Счастливо, завидую я тебе, уже в отпуске, а нам тут еще целый день копошиться с бумагами. Ты только на нашем месте строго вставай, а то ищи тебя в потемках потом.
   - Естественно. Все, не тяни резину, быстрее отпишешься, быстрее приедете. Бай.
   Возмущение Сергея было совершенно не наигранным. Они с друзьями так давно собирались выбраться вместе на недельку отдохнуть, что он уже и не помнил, когда все началось. И каждый раз что-то срывалось. То один, то другой из "мушкетеров" в последний момент находил причину отложить мероприятие. Точнее причина находила кого-то из них сама.
   Мушкетерами троицу друзей вот уже больше тридцати лет называл практически весь город. Хотя какой там город, десяти тысяч жителей не наберется. Маленький уральский городишка Гремячинск, образованный в советское время на месте угольной шахты и одного из спецлагерей, а затем так и застывший во времени. В 70-е годы его попытались оживить, даже завод "Автоспецоборудование" построили. Но потом началась Перестройка, метко названная людьми "катастройкой", и все полетело к чертям.
   Кстати, мушкетеров, как и полагается, сначала было четверо. Четкие роли между ними, правда, не закрепились. Четверка активных, лезущих во все дыры пацанов была известна как в милиции, так и в МЧС еще со старших классов школы. Давали "прикурить" и тем, и другим неоднократно. Однако, чего-либо серьезного криминального за ними не водилось. И это несмотря на то, что их имена периодически мелькали даже в разборках местной братвы, которой расплодилось как грибов после дождя. А посему после окончания средней школы и достижения ребятами вскоре восемнадцати лет, все, кого это касалось, спровадили пацанов защищать Родину и облегченно перекрестились.
   А вот ребятам не повезло. Никакой мохнатой лапы у них не водилось, а посему загремели они прямо на первую чеченскую. Слава Богу, что после учебки. Хоть какие-то начальные навыки приобрести успели. Да еще удалось настоять на том, чтобы их не разделяли. Рост и физическая сила, а также ловкость и привычка к жизни на природе, в лесу привели их в итоге в разведроту.
   Война не была милостива к мушкетерам. Каждый был ранен неоднократно. Дмитрий, так вообще тяжело, еле оклемался. Может быть потому после армии а медицинский институт и подался. Четвертому из них, Андрюхе, не повезло больше всех, в конце войны он пропал. Просто пропал и все. Причем, как-то странно пропал. Никаких следов найти не удалось. Точнее следы нашлись. Благо друзья поставили всех на уши и добились тщательной проверки и поисков. Но следы вели лишь до определенного места, где и обрывались. Складывалось впечатление, что вот здесь ребята лежали, что-то внимательно рассматривая, а потом вдруг исчезли. Да, вместе с Андреем пропала также бесследно вся группа.
   Случай был настолько странный, что офицеры части использовали все свои связи на "той" стороне, чтобы выяснить, не попадали ли ребята в плен. Предлагали тут же выкупить всех. Но посредники, через которых прошел запрос, вполне себе уважаемые и серьезные в тех местах люди, сообщили, что никто из находившихся в районе моджахедов ребят в плен не брал. Пообещали, правда, если вдруг что узнают, сообщить и договориться о возвращении, но было ясно, реальной информации у них нет. Так этот случай и остался нераскрытым. Впрочем, на войне встречаются события и более странные.
   После исчезновения Андрея отношения между ребятами вроде бы особых изменений не претерпели, они так же держались друг за друга, но все же отложили свой отпечаток. Как-то так само собой получилось, что после дембеля каждый стал строить свои собственные планы, не пересекающиеся с планами остальных. Сергей, уволившись, поступил в Екатеринбургский Политех, его всегда больше всего привлекала техника и работа с ней. Дима отправился покорять Москву в Первый Мед. С этим обоим помогла армия. В те годы, когда разворовывалось все и вся, чиновникам от Минобороны оказалось гораздо проще оказать протекцию в институт, чем полностью заплатить положенное. И в ответ на якобы произведенный полный расчет по боевым, заветные бумажки с целевым направлением в ВУЗ были получены. А Георгий неожиданно для друзей выбрал карьеру военного, остался служить, подписав пятилетний контракт. Единственно, в чем они были солидарны, так это в том, что все хотели вернуться в родной город. Даже прекрасно понимая, что жизнь там будет намного тяжелее, чем в крупных мегаполисах. И тем не менее подобных вариантов никто даже не рассматривал. И что гораздо более удивительно, все трое действительно вернулись в родной город. Более того, не сказать, что очень сильно прогадали.
   К моменту начала повествования возраст героев приближался уже к сорока, и все трое занимали в городе солидное положение. По крайней мере, ни один из них не бедствовал и о будущем не беспокоился. Сергей был главным инженером Гремячинского машиностроительного завода, пусть не гиганта, но устойчивого предприятия. Дмитрий стал старшим судмедэкспертом городского МВД, а Георгий основал собственное ЧОП. Довольно быстро его ЧОП приобрело с городе популярность, благо все его сотрудники служили, а большинству удалось и повоевать в тех или иных горячих точках. Через пару лет Георгий не устоял перед предложением и неплохо продал ЧОП Гремячинскому коммерческому банку, принадлежавшему главе местной мэрии, а сам возглавил его банковскую службу безопасности, состоявшую из сотрудников того же ЧОПа.
   После возвращения в город все трое снова сблизились между собой, чему способствовало и то, что с личной жизнью у всех троих как-то пока не складывалось. Нет, конечно, ребята были нормальными мужиками, женского общества не чурались и даже совсем не были им обделены. Но вот в душу никому из них пока никто не запал. А детский статус "мушкетера" все же обязывал быть немного романтиком.
   Еще с детства у ребят было свое заветное место, расположенное недалеко от города в горах на берегу небольшой речки, где они любили проводить время, разбивая палаточный лагерь, рыбача и бродя по лесу. Там они и собирались провести свой отпуск, о котором договорились уже давно. Конечно, это было далеко не первое посещение ими своего места после возращения в город. И все же выбирались они гораздо реже, чем хотелось. Особенно вот так, втроем, без женского пола и даже с ограниченным количеством спиртного.
   Жаль, но теперь из-за нападения на банк Сергей был вынужден ехать в одиночку. Однако, он, хоть и расстроился, решения своего не изменил, друзей ждать не остался, а поехал. Уже в обед он был на месте, поставил палатку, натаскал дров, развел костер и даже подновил небольшой столик, собранный ими же в далекой юности. Хотя до расчетного прибытия друзей еще оставалось достаточно много времени, Сергей решил забраться на близкий утес, на котором находился их давний наблюдательный пункт. Место и впрямь было замечательным. С него открывался чудный вид на город, лагерь был как на ладони, но что в данном случае было еще важнее, любой, кто приближался к лагерю, был заметен за несколько километров. Других удобных подходов не было, и Сергей был уверен, что сможет засечь приближающихся друзей, как только они вылезут из машины. Подъезда к лагерю не было, надо было карабкаться на своих двоих, а машину бросать за пару километров. Где он оставил и свою, в том числе. Сейчас он ее прекрасно видел на опушке, незаметную с дороги, но полностью открытую для него. Рядом ожидалось и авто друзей.
   Собираясь провести на утесе пару часов, Сергей взял с собой бинокль, флягу с водой и соорудил в дорогу пару солидного размера бутербродов. Они должны были помочь ему продержаться до подхода основных сил.
   Сергей уселся на любимый валун, отдышался после быстрого подъема на утес и немного подзаправился бутербродом с колбасой. Запив это скромное пиршество водой из фляги, Сергей поднялся и подошел к краю утеса. Склон, обращенный к городу, хоть и не был отвесным, но все же был достаточно крутым и длинным, чтобы не вызывать никаких осмысленных желаний пробовать по нему спуститься. Сергей поднес к глазам бинокль, вдруг услышал страшный треск. Край утеса, на котором он стоял, откололся и, увлекая Сергея с собой, покатился вниз. Это было последнее, что Сергей ощутил. Затем наступила темнота. Он уже не видел и не слышал, как буквально в пятидесяти метрах от того места, где остановилось в падении его изломанное тело часть скалы вспучилась. Открылся проход, из которого шустро выбежало какое-то многоножное, похожее на насекомое существо. Подбежав к Сергею, оно на секунду замерло, внимательно рассматривая его чем-то наподобие глаз, затем подхватило тело несколькими своими конечностями и столь же шустро, совершенно не замечая дополнительного веса, устремилось к проходу. Через несколько секунд после того, как существо скрылось в темноте, скала буквально взорвалась на большой территории , начался обвал и камнепад, проход оказался намертво запечатан. Ничто более не напоминало о том, что произошло буквально минуту назад. Более того, место, в котором открывался проход, было настолько неразличимо с окружающей местностью, что даже самый внимательный взгляд не нашел бы никаких отличий.
  
   Глава 2.
   Сергей пришел в сознание как-то сразу, рывком. Немного побаливала голова, но в целом состояние было вполне приличным. Он находился в полнейшей темноте, лежа как будто на большой, толстой и теплой перине, которая обволакивала его со всех сторон. Он как бы утонул в ней. Примерно такие ощущения он испытывал в детстве, приезжая к бабушке и зарываясь в ее перину. Видимо, схожесть ощущений и натолкнула его на эту ассоциацию.
   - Ты уже пришел в себя. Спокойно, пока не двигайся, через пару минут тестирование закончится и можно будет встать, - раздался голос прямо у него в голове. Голос был незнакомый, мужской и по слуху принадлежал человеку лет пятидесяти или чуть больше.
   - Кто ты и где я нахожусь? - попытался задать вопрос Сергей, но не получилось. Все та же "перина", мягко, но плотно прижатая к его лицу глушила все звуки. Дышалось, впрочем легко. Тем не менее он был услышан.
   - Не пытайся пока говорить. Да это и не обязательно, достаточно четко подумать, я услышу. Я искин модели Страж. Ты находишься в контрольно-наблюдательном центре 218-732 в реанимационной камере на расстоянии 177 метров от точки твоего падения со скалы. Если считать по прямой. Твое состояние после приземления было несовместимо с дальнейшей жизнью, посему пришлось тебя срочно эвакуировать и переместить в реаниматор центра. Сейчас твое состояние уже вне опасности, все раны залечены, более того, устранены даже последствия старых болезней. Это пока вся необходимая тебе информация. Все остальное несколько позже.
   Голос по-прежнему появлялся из ниоткуда в голове Сергея. И был немного странным. Ему как бы не хватало живых эмоций. Ответ мало, что прояснил насчет местоположения Сергея, но хотя бы провел логическую цепочку между падением с утеса и текущим положением дел.
   - Вот и все. Тестирование завершено, отклонений от нормы не обнаружено, можно вылезать. Над Сергеем начала открываться какая-то крышка, и он понял, что находился в некоем подобии саркофага. Впрочем, комфортного внутри. Вылезти получилось просто, в теле ощущалась какая-то невообразимая легкость, боль в голове окончательно улеглась.
   Сергей огляделся. Он стоял полностью голым посреди небольшого помещения, освещенного мягким светом, в котором находилось лишь три одинаковых крупногабаритных предмета, из одного из которых он только что вылез.
   - Э, уважаемый искин модели Страж, я правильно запомнил, а нет ли у тебя в запасе какой-нибудь одежды? - эту тираду Сергей по привычке произнес вслух.
   Буквально тут же в одной из стен помещения выдвинулся небольшой ящик, в котором Сергей увидел какой-то бесформенный комок тонкой поблескивающей ткани. Рядом с ним выдвинулся второй, в котором находилось нечто, напоминающее стельки для обуви, только в сантиметр толщиной.
   - Надень этот комбез, Сергей, твоя одежда в процессе происшествия пришла в полную негодность и ее пришлось утилизировать.
   - Что сделать, простите?
   - Утилизировать, проще говоря, уничтожить. Так что одевать тебе придется то, что предлагается. У меня здесь не магазин. Впрочем, думаю, ты не будешь разочарован.
   - И как это сделать? - пробормотал Сергей, беря в руки ткань и рассматривая ее со всех сторон. Она казалась совершенно невесомой и почему-то живой. Даже температура ее на ощупь была гораздо выше комнатной.
   - Приложи к себе, все остальное комбез сделает сам.
   Сергей на секунду задумался, потом мысленно махнул рукой и приложил комок ткани к груди. И чуть было не впал в ужас. То, что еще секунду назад казалось ему мягким и податливым комком тонкой ткани, вдруг ожило и начало быстро расползаться по его телу. Буквально растекаться по нему как вода. Через минуту Сергей оказался покрыт неизвестной субстанцией с ног до головы, открытым осталось лишь лицо.
   - Подними по очереди ноги, чтобы комбез мог укрыть стопы, - опять послышался голос искина.
   Сергей, как заторможенный, приподнял поочередно обе ноги, ощущая, что стопы покрываются тем же материалом, что и все тело. Впрочем, назвать ощущения неприятными он бы не смог.
   - Теперь обувь. Положи обе стельки, как ты их назвал, на пол и наступи на них ногами.
   Сергей выполнил команду и увидел, что стельки также ожили и обволокли его ноги на подобие мягких сапожек, полностью при этом слившись с комбезом. При этом он продолжал исследовать свои ощущения. А они были странными. С одной стороны, Сергей совершенно не ощущал на себе привычной тяжести одежды и скорее казался себе по-прежнему голым. С другой стороны, было очень четкое ощущение защищенности и комфортного тепла. Постучав ногами по полу, и убедившись, что никаких неприятных ощущений не испытывает, Сергей опять обратился к существу, именующим себя искином.
   - Скажите, уважаемый, что теперь? Можете просветить меня на тему, где же я все-таки оказался, что это за контрольно-наблюдательный центр, что такое искин и самое главное, когда я смогу вернуться в свой лагерь. Нет, Вы поймите, я очень благодарен Вам за спасение, но хотелось бы вернуться как можно быстрее. Тем более, что меня будут искать, а я не хотел бы заставлять друзей волноваться.
   - Сергей. Что касается того, что такое искин, то здесь все просто, ты собственно уже сам догадался, фантастику ведь иногда почитываешь? Все правильно, это то, что у вас в книгах называется искусственный интеллект.
   - Что-то типа компьютера, так? И откуда Вы знаете мое имя?
   - Давай безо всяких Вы. Я слишком долго тут один нахожусь, чтобы страдать манией величия. Насчет компьютера ты и прав, и не прав одновременно. Моя основа не только электронно-механическая, но и биологическая, органическая, посему меня можно назвать разумным с не меньшей степенью справедливости, чем тебя. По крайней мере, хе-хе, ваш этот тест Тьюринга я бы прошел лучше, чем ты. Кстати, можешь называть меня по имени для простоты общения. И придумай его сам, я не обижусь. Просто все имена, которыми меня наделяли до того, давно в прошлом, да и для тебя они были бы труднопроизносимы.
   - Тогда я назову тебя Сократ, вдруг, даже несколько неожиданно для себя самого, произнес Сергей.
   - Что же, достойное имя, я согласен. Голос искина вдруг в голове Сергея несколько изменился, стал более глубоким, спокойным, с оттенками бесконечного терпения. Стал голосом опытного пожилого учителя.
   - А что насчет остальных вопросов, Сократ? Да, и почему я слышу тебя у себя в голове?
   - С ними, увы, Сергей, все гораздо сложнее. Давай для начала выйдем отсюда, переместимся в более удобное для беседы помещение, и ты немного поешь. Процедура регенерации отнимает много энергии, надо восстановить баланс в организме.
   Сергей вдруг после этих слов действительно испытал жуткий голод. - Ну что же, давай, не откажусь, голоден, как волк, но не думай, что ты отвертишься от моих вопросов. Да и не мог бы ты перейти пока на звуковое общение, а то я все время думаю, что сошел с ума.
   - Не только не собираюсь, это и не в моих интересах. Ты все поймешь сам. - В одной из стен помещения бесшумно открылся проход, за которым виднелся подсвечиваемый коридор. - Вперед, нас ждут великие дела. - На этот раз голос прозвучал уже извне, хотя его источник определить было бы очень трудно.
   Сергей покачал головой, ироничный компьютер он встречал впервые, и вышел в коридор. Бегущая по полу стрелка указывала направление движения. Через пару десятков метров слева открылся еще один проход, ведущий в просторное, метров 25, помещение у одной из стен которого виднелось какое-то технологическое оборудование. Стоило Сергею зайти в комнату, как часть его пола вспучилось и образовало небольшой круглый столик на одной ножке вполне привычных очертаний и на вид мягкое комфортное кресло около него.
   - Подойди к кухонному комбайну, - произнес Сократ, - это в центре того, что ты назвал оборудованием со стеклянной дверцей. На первый раз я взял на себя смелость, предложить тебе пельмени, которые ты вроде как любишь, потом, когда освоишься, научу тебя выбирать еду самостоятельно.
   Дверца какого-то шкафчика, похожего на микроволновку, открылась и Сергей увидел в глубине тарелку, полную дымящихся ароматных пельменей. Рядом выдвинулся ящичек, в котором Сергей к своему удивлению обнаружил совершенно обыкновенную вилку. Впрочем, удивляться он уже устал, а посему уверенно схватил вилку, тарелку с пельменями и перешел за столик. Усевшись, он сначала недоверчиво понюхал предложенную еду. Пахло хорошими домашними пельменями, которые так прекрасно готовила его мама. Желудок предательски заурчал.
   - Ешь, не отравишься, - раздался ехидный смешок Сократа.- А пока ты будешь насыщаться, я немного расскажу тебе, в какой ситуации мы оба с тобой оказались.
   - Оба?
   -Да, оба. Я начну издалека, иначе ты не поймешь всего. Вашу цивилизацию на этой планете создала древняя и очень могущественная раса. Она называла себя Сеятели. Тысячелетиями эта раса перемещалась по Вселенной, находила подходящие для жизни кислородные планеты и создавала на них зачатки разумной жизни.
   - А это как? Образовывала собственные колонии?
   - Нет. Генетическая основа всегда бралась на планете, именно на ней находился наиболее приемлемый для развития вид организмов, затем в своих генетических лабораториях Сеятели создавали новый вид существ с добавлением собственных генов. При этом весь геном программировался таким образом, чтобы развитие разума шло приоритетным образом. Да и внешний облик созданных существ постепенно приближался к облику самих Сеятелей.
   - Значит, они внешне походили на людей?
   - Да, внешне они мало, чем отличались от тебя. Ты вообще соответствуешь по своему геному стандартам Сеятелей более, чем на 98%. А в среднем по моим данным это совпадение у современного человечества варьируется от 75-ти до 99%. Причем, чем выше процент соответствия, тем реже встречается. Кстати, смотри сам, покажу.
   При этом одна из стен комнаты превратилась в большой экран, на котором стали возникать и последовательно меняться картинки потрясающей четкости. Они демонстрировали тех, кого Сократ называл Сеятелями, их эксперименты по созданию Жизни на планетах, развитие цивилизаций и многое другое. Весь последующий рассказ сопровождался видеорядом.
   - Любопытно, но пока оставим вопросы, давай дальше? Ты-то как тут появился? Тебя бросили?
   - Нет, не бросили. На каждой планете, где Сеятели создавали зачатки разумной жизни, они устанавливали контрольно-наблюдательные центры для, как понятно из названия, наблюдения за прогрессом и контроля современного состояния. Периодически Сеятели посещали эти системы и снимали информацию о ходе эксперимента. Еще одной из важных функций Центров являлась защита жизни на планете от угроз извне. Для этого Центры на планете и вокруг нее были оснащены всем необходимым.
   - А для чего все это? В чем была вообще их цель?
   - Цель была очевидной - сеять Жизнь. Периодический контроль же позволял оценивать ход эксперимента и даже прекращать его в случае накопления критических отклонений.
   - То есть уничтожать жизнь на планете, если ее развитие пошло не так, как Сеятели планировали? И такое случалось на практике?
   - Да, тысячи раз. Но ты не спеши осуждать, вижу, у тебя в голове уже крутятся такие мысли. Ты должен понять, что Вселенная и жизнь на ней гораздо сложнее, чем кажутся. И гораздо рациональнее и справедливее. Просто задумайся, смогла бы цивилизация достичь такого небывалого могущества, если бы действовала бы иррационально? Уничтожение генетического брака являлось во всех без исключения случаях вынужденной мерой. И введенной в практику далеко не сразу. У вас есть такое выражение "уставы пишутся кровью". Здесь полностью аналогичный случай. Решение об отбраковке было принято только после того, как Сеятели несколько десятков раз были вынуждены ликвидировать последствия развития "бракованных" цивилизаций. Вместе с ними. Только в этих случаях цивилизации приходилось уничтожать уже вместе с планетами, а иногда и со многими. Поскольку вся информация о зарождении и развитии отклонений была известна, более того накапливалась и анализировалась, то это позволило выявлять опасные тренды на самых ранних стадиях и останавливать эксперимент на ранних стадиях, позволявших очищать планеты и возобновлять на них эксперимент, проводить новые попытки создания на них Разума.
   Сократ показал на экране некоторые примеры тех самых последствий, о которых рассказывал. Были такие, что Сергей ужасался, и ему самому хотелось уничтожить тех, кто все это творил. Но ведь картинки могли быть придуманы и не иметь отношение к реальности.
   - Хорошо, приму пока твою версию, не буду спорить, хотя мне это не очень нравится. Давай дальше, ты-то откуда про все это знаешь? - произнес Сергей, запихивая в рот последний пельмень и с легкой грустью смотря на опустевшую тарелку.
   - Хочешь еще?
   - Нет, пока подождем, а вот выпить чего-нибудь я бы не отказался. Чего-нибудь освежающего и бодрящего.
   Та же дверка "микроволновки" открылась, только теперь в ней стол высокий запотевший бокал с чем-то, по виду напоминающим сок. Отхлебнув, Сергей удивленно посмотрел на стакан, довольно улыбнулся и махом ополовинил его содержимое. - Класс.
   - Рад, что угодил. Но давай действительно дальше. Знания мои, как ты понимаешь от все тех же Сеятелей, вложивших в меня эту информацию.
   - А зачем? Это помогало тебе в решении тех задач, ради которых тебя здесь оставили?
   - Ты не понимаешь, кто такой я. Ты даже после моих слов продолжаешь считать меня чем-то вроде ваших компьютеров, только более продвинутым. А это не так. Искин это живой Разум, способный не только считать, но и чувствовать. И если искин оставить на планете наблюдать за развитием местной цивилизации, обязать его искать и учитывать все признаки отклонений, но при этом не объяснить их опасность, то в какой-то момент жалость и любовь к наблюдаемым могут в нем победить инструкции. И он утаит информацию из самых благих побуждений. К сожалению такие случаи бывали. И мне известны их результаты. Вот потому нам и дают всю полноту информации, чтобы мы осознавали опасность отклонений в полной мере.
   - А не могло быть так, что эта информация ложная? - почему-то Сергей вдруг почувствовал, что этот вопрос очень важен для него лично, хотя до этого воспринимал весь рассказ как какую-то красивую сказку, отвлеченную от реальности.
   - Ты опять судишь по себе. Цивилизации уровня развития Сеятелей просто не могут лгать. Это бессмысленно, все сразу видно на энергетическом уровне.
   Сергей кивнул.
   - Понятно. Если ложь сразу видна, то она действительно становится бессмысленной.
   - Но вернемся к рассказу. Цивилизация на вашей планете была посеяна более ста тысяч лет назад. Причем, не знаю, по какой причине, но создавалось сразу несколько ее очагов на разных континентах. Для ее контроля была создана целая сеть Центров, по типу моего. Долгое время, раз в тысячу лет Сеятели прилетали к Земле и снимали контрольные данные, ремонтировали и обновляли оборудование Центров. Но примерно три тысячи лет назад посещения Земли прекратились. Причину я не знаю. Может быть цивилизация Сеятелей погибла, может быть ушла из близлежащих районов Вселенной в такие дали, что возвратиться стало невозможно, может быть эксперимент признан успешным, и Землю оставили для самостоятельного развития. Факт один. Три тысячи лет назад случилось последнее посещение Сеятелями Солнечной системы.
   - И что это значит?
   - Не спеши, я как раз к этому подхожу. А для того, чтобы ты слушал и воспринимал более внимательно и ответственно, я сразу скажу тебе очень неприятную вещь. Ты не можешь вернуться в свой лагерь к своим друзьям.
   - Это еще почему? Ты не позволишь? Тогда зачем ты меня вообще спасал. Я ведь правильно понял, что уже умирал и жив все еще только благодаря тебе и этому реаниматору.
   - Понял ты правильно, но не все. Дело в том, что ради твоего спасения мне пришлось сначала откупорить, а потом и взорвать единственный целый выход наружу.
   - Откупорить зачем, я понял, а взрывать-то было зачем?
   - Твоя цивилизация не имеет права знать о моем существовании. Она еще не достигла того уровня развития, на котором это позволено. Сразу скажу, что этот запрет также не возник сам по себе, а написан кровью десятков цивилизаций.
   - Хорошо, но тогда я вообще не понимаю, зачем ты меня спасал? Оставил бы меня умирать на склоне и все. Никакой опасности для твоей тайны не существует.
   - Ты вроде бы по своим меркам уже взрослый человек. А ведешь себя как обиженный ребенок. Я действительно мог бы не обратить внимания на твое падение и вероятную смерть. Более того, именно так бы я и сделал, если бы не одно но. Есть две важные причины, по которым я тебя спас.
   - И какие?
   - Во-первых, я умираю. Конечно, это процесс не быстрый, пока он продолжается, ты бы уже успел состариться, но тем не менее для меня это очень быстро. А как любой живой организм, даже искусственный, я хочу жить. Мне это нравится. Мне нравится наблюдать, как развивается жизнь на Земле, играть с самим собой игры в предсказания будущих событий, анализировать собственные ошибки и строить новые прогнозы. Смерть для меня это небытие, а бытие, даже столь одинокое, как у меня, все же лучше. Когда-то я даже не был одинок, нас было много на Земле. Но по разным причинам из-за того, что Сеятели так давно не появлялись на протяжении последних веков, уже замолчали все другие искины Центров, с кем я был связан. Оборудование, даже такое сверхнадежное, как у Сеятелей, приходит в негодность, энерговоды рассыпаются, энергия перестает поступать к нам и все. Финал. Мои энергетические сети тоже деградировали до последней стадии. Уже сейчас я испытываю нехватку энергии даже для самых важных элементов, хотя давно отключил все вспомогательное оборудование. Реактор тоже находится на издыхании.
   - Ну тут я пока не понимаю, чем могу помочь. А вторая причина?
   - Вторая причина уже внешняя. Как я говорил, одной из наших важнейших функция является защита жизни на Земле от угроз извне. И эта функция имеет высший приоритет. Примерно сто лет назад на Землю стали эпизодически наведываться корабли неизвестной мне цивилизации. Они более примитивные, чем корабли и технологии Сеятелей, но они на века опережают земные. Тогда нас оставалось еще несколько живых искинов и совместно мы смогли узнать причины и цели их появления. Они воруют людей с планеты.
   - Как воруют?
   - Очень просто. Воруют и вывозят к себе. Перехваченные и расшифрованные разговоры этих пришельцев позволили узнать, что они заняты примитивной работорговлей. То есть людям, вывезенным ими с планеты уготована судьба рабов. Некоторое время мы наблюдали за этим процессом, не думая вмешиваться. В конце концов их визиты были очень редкими, а количество украденных людей исчислялось сотнями. Для цивилизации это не угроза. У вас в день гибнет от простых случайностей гораздо больше народа. Но мы, а потом уже я один продолжали отслеживать развитие ситуации, и она становилась все хуже и хуже. Посещения Земли пришельцами-работорговцами постоянно учащается. И с каждым разом людей вывозится все больше и больше. Счет идет уже на несколько тысяч в каждый их прилет. Более того, процесс ставится на поток и все больше напоминает ваш бизнес. У работорговцев уже появились влиятельные помощники на Земле, которые к их прилету уже готовят новую партию несчастных, принужденных стать инопланетными рабами. Это надо остановить любой ценой.
   - Согласен. Работорговля мерзкое дело, особенно когда осуществляется зелеными человечками.
   - Почему зелеными? Они очень похожи на вас, на улице сразу не отличишь. Один в один ваши негры.
   - Какая злая ирония. Сначала белые европейцы у нас воровали негров в Африке, делая их рабами на своих плантациях в Америке, а теперь инопланетные негры пришли отомстить за своих земных собратьев и обращают в рабов уже самих европейцев.
   - Ты удивишься, но в чем-то ты прав. Я анализировал состав рабов. Белых среди них действительно большинство, хотя очень много также и китайцев. Видимо, там этот бизнес оказалось организовать особенно легко. И еще один неприятный момент. Похищают людей в основном с развитым интеллектом.
   - А ты откуда это знаешь?
   - Для меня ваши сети, включая как Интернет, так и любые правительственные, открытая книга. А получив данные на всех, кого украли, провести элементарный анализ не сложно.
   - Так, ладно, голова идет кругом, но я понял. Судя по тому, что ты озвучил, я не могу покинуть твой гостеприимный бункер, но и видимо, не буду вынужден просто коротать вместе с тобой твои последние годы, скрашивая твое одиночество. Будь это так, все было бы бессмысленным. Ты совершенно точно тратишь на меня запасы энергии, которые в дефиците и требуются тебе самому. В чем суть? Что я упустил при том, что даже будучи инженером, ничего в твоей технике не понимаю и починить ее наверняка не смогу.
   - А вот здесь ты ошибаешься. Я должен сказать тебе еще одну вещь. Пока я тебя реанимировал, я внедрил в твою голову так называемый симбионт. Пока ты его не ощущаешь, но это потому, что ему требуется время развернуться и заработать. Да и я пока торможу процесс его включения.
   - А это что еще за хрень? Что ты в меня впихнул?
   - Не кипятись. Во-первых, без этого ты был бы уже мертв. Даже реаниматор не помог бы. Ты в процессе падения настолько сильно ударился головой, что мозг оказался поврежден. С помощью симбионта это оказалось возможным исправить. Но без него было никак. Во-вторых, вместо того, чтобы рассказывать тебе, какая это классная штука, я просто его запущу вместе с базой знаний о симбионтах и их применении.
   Перед глазами Сергея неожиданно всплыла пара иконок с вопросами, как на компьютерном экране: "Включить связь с симбионтом. Да, Нет". Тут же, не оставляя ему выбора, иконка "да" оказалась нажатой и в голове Сергея стала проявляться информация о симбионтах.
   - Откинься в кресле и даже не старайся все запомнить, просто воспринимай, информация всегда будет тебе доступна.
   Сергей с удивлением воспринимал древние обучающие технологии Сеятелей. Оказывается в их цивилизации все процессы обучения и деятельности были максимально оптимизированы с помощью этих самых симбионтов. Симбионт внедрялся в головной мозг человека, оптимизировал и усложнял природные связи между нейронами, что существенно увеличивало производительность мозга. Усвоение любой информации увеличивалось в разы, а то и в десятки раз. Более того, любая информация автоматически раскладывалась мозгом "по полочкам", делая ее всегда легкодоступной. Также симбионт являлся универсальным приемо-передаточным устройством, с помощью которого человек мысленным усилием оказывался способным управлять любой техникой, к которой у него был допуск. Допуск давался автоматически в зависимости от изученной информации. В общем если принимать всю эту информацию за чистую монету, то этот симбионт оказывался не такой уж плохой штукой. Сергей слегка расслабился, поняв, что прямо сейчас это ему ничем фатальным не грозит. А дальше будет видно.
   Сократ видимо внимательно наблюдал за Сергеем, чьи эмоции наглядно отражались на его лице по мере усвоения информации и наконец не выдержал.
   - Не бойся. Стал бы я тебя уродовать, после того, как спас. Кстати, имей в виду, вот сколько ты сейчас затратил времени на осознание информации о сути и назначении симбионтов?
   - Ну минут пять-десять, а что?
   - И вся эта информация улеглась у тебя так, что ты легко можешь пользоваться любыми функциями симбионта, открытыми для тебя на данном этапе?
   - Вроде бы да.
   - А теперь учти, что объем этой информации равен примерно по объему пятисотстраничному учебнику.
   - Ни хрена себе, - Сергей аж присвистнул, - Вот это да.
   - Не свисти, усмехнулся Сократ, хотя деньги тебе больше не понадобятся, примета все равно не ахти.
   - Слушай, а откуда ты все наши примочки и обороты знаешь?
   - Из твоей головы. Оттуда же, откуда и твое имя и вообще все про тебя. Пока ты восставал в реаниматоре из мертвых, а просмотрел, с кем имею дело. Извини, но ты все-таки был для меня котом в мешке. Я же не знал, кого спасал. Вдруг ты бы оказался каким-нибудь отморозком, и надо было бы срочно прекращать процесс реанимации? Разве можно доверить дело спасения Земли от инопланетного рабства какому-нибудь идиоту?
   - Ладно, спасибо, что за идиота не признал. О спасении Земли мы еще поговорим, а пока вопрос по теме. Там в информации было что-то об уровне интеллекта, очень сильно влияющего на потенциал и скорость развития знаний и навыков. Он у меня какой?
   - У тебя он, надо сказать, очень неплох. Реаниматор, снимая показания, выдал уровень в 208, хотя в реальности он может оказаться выше, все же ты был малость пришибленным. Надо повторить замер позже. Но в любом случае это позволило поставить тебе симбионт с максимальным универсальным функционалом. Для тебя открыто развитие в любой области. Все зависит только от твоего желания и усердия. Да, кстати, после выхода на полную мощность симбионт этого типа даст тебе прибавку к интеллекту вдвое. Итого будет 416 при максимальном потолке чуть более 500 единиц, все опять таки зависит от индивидуальных особенностей.
   - А что нужно, чтобы было 500?
   - Потом подумаем. Есть еще разные биоимпланты, увеличивающие силу, скорость реакции, тот же интеллект, пси-возможности и так далее. Твой симбионт позволяет поддерживать десять различных имплантов. Но с этим предлагаю пока не торопиться. Сейчас для нас тот вопрос не критичен. Вот когда определишься с основной направленностью своих действий, тогда и решим.
   - Договорились. А с чего начнем?
   - Смотри, какая у нас с тобой ситуация. Выпустить тебя наружу я действительно не могу, даже если бы хотел. Более того, находясь здесь в моем центре, ты ни мне, ни себе ничем помочь не сможешь. А тем более делу спасения землян от рабства. Здесь просто физически нет такого оружия, способного предотвратить высадку челноков или тем более сбить корабль на орбите. Но такие возможности есть на базе на Луне. Там реально большая база со многими возможностями. Ее искин все еще жив, хотя связь у нас с ним почти односторонняя. Он слушает и очень редко отвечает. У него энергии еще меньше, чем у меня подается. Почти все энергоканалы перебиты. Так что план такой. Ты проходишь обучение всему, что поможет тебе реанимировать мою энергосистему. Затем занимаешься ее ремонтом. Как только энергии становится достаточно, я смогу открыть тебе портал на лунную базу и ты займешься ее реанимацией. Оттуда, кстати, сможешь и домой попасть. Там имеются внутрисистемные корабли с возможностью посадки на планету.
   Сергей мысленно представлял себе довольную рожу этого Искусителя.
   - Блин, а ведь действительно может быть выходом, хотя и пока очень неявным. Какой-то сумасшедший квест получается.
   В жизни Сергей не очень любил фантастику, предпочитая другие жанры литературы. Но иногда нет-нет, да почитывал. Его при этом всегда забавляло, когда писатель наделял своего героя-одиночку сверхвозможностями и задачами по спасению целого мира. И вот теперь он ощутил себя в самом центре фантастического сюжета в роли того самого супергероя, которому суждено спасти мир. И еще непонятно, сможет ли он соответствовать этим требованиям. А впрочем, не так уж много он теряет в сравнении с тем, что может приобрести. Так почему не попробовать?
   - Веди, Сусанин, что надо делать?
   - Учиться ты будешь в том же реаниматоре. В нем можно проходить обучение под разгоном, ускоряющим процесс в несколько раз. Я передам тебе базы знаний, необходимые тебе для выполнения стоящих сейчас насущных задач. Это 6-ти ранговые базы по инжинирингу, энергетике, технике, сложным транспортным системам. 6-го ранга тебе будет достаточно.
   - А сколько всего рангов?
   - Всего стандарт 10, но нужно учитывать, что каждый последующий на порядок объемнее предыдущего и обучение соответственно занимает во столько же раз больше времени. Того, что я тебе сейчас даю, вполне хватит. Потом, захочешь, повысишь уровень. Тебе и того, что придется учить, хватит на месяц в реаниматоре. Кормить тебя будет он же, так что не переживай, не похудеешь. Вообще это будет похоже на своеобразный транс.
   -Ну пошли что ли? Чего тянуть? Сергей встал и направился к выходу.
   В конце знакомого коридора же приветливо открылась дверь в комнату с медицинским оборудованием. Быстро, простым мысленным усилием заставив сняться с тела комбинезон и ботинки, Сергей остался обнаженным и тут же, боясь передумать полез в мягкое обнимающее чрево реаниматора. Крышка бесшумно захлопнулась, отрезая Сергея от внешнего мира, и тут же погасло сознание. Пришел бесконечный сон-бред, в котором перед глазами, как сумасшедшие мелькали различные картинки, цифры, графики и куски текста. Но, как ни странно, каким-то краем сознания Сергей воспринимал все это нормально, более того, он чувствовал, но начинает все больше понимать, о чем эти картинки, цифры и графики. Он начинал воспринимать информацию, которая сначала создала у него в голове своеобразный стержень, а затем принялась накручиваться на этот стержень бесконечной ниткой, оставаясь при этом упорядоченной и доступной. Затем, видимо, сознание переполнилось окончательно и угасло совсем, пришла спасительная темнота.
  
   Глава 3.
   Проснулся мгновенно, как будто кто-то в голове нажал на кнопку. Сергей открыл глаза и увидел поднимающуюся над ним крышку реаниматора. Полежав секунд десять и оценив свое состояние, Сергей убедился в отсутствии каких-либо неприятных ощущений и одним движением покинул капсулу. Постоял, покрутил шеей, сделал несколько примитивных упражнений, чтобы разогнать кровь по телу. Тело, кстати, ощущалось как-то странно. В нем царила давно забытая легкость, как было только в далекой юности. Хотелось двигаться и тратить переполнявшую тело энергию.
   - Ну как состояние, - раздался в голове голос Сократа.
   - Опять ты со своими ментальными штучками, - Сергей даже вздрогнул, - не можешь как нормальный человек поздороваться вслух?
   - Хорошо, хорошо, - раздался из-под потолка ворчливый голос. - Но ведь мыслеречь намного удобнее. Так даже можно передавать готовые образы, которые намного информативнее слов.
   - Да я понимаю, но не все сразу, дай привыкнуть.
   - Как прошло обучение? По датчикам реаниматора все должно быть в норме. Я даже практически не ошибся с расчетами времени. Чуток в твою пользу. Реальный индекс интеллекта у тебя оказался не 208, а 211. При этом коэффициент его увеличения за счет симбионта также чуть выше расчетного 2,1 раза вместо двух. Так что поздравляю. Сейчас твой индекс составляет 443 единицы. Да, еще. Симбионт уже полностью интегрировался в мозг и теперь составляет с ним единое целое, появление в будущем некоторых дополнительных связей возможно, это будет зависеть от активности твоего развития, но в целом процесс закончен.
   Сергей задумался, попытался найти в голове какие-то изменения, ничего не нашел, только удивительная четкость мыслей и способность концентрироваться на конкретном вопросе. А вот с информацией все обстояло кардинально иначе. Сергей с огромным для себя удивлением обнаружил, что теперь совершенно по-другому воспринимает окружающую обстановку. Ему было полностью понятно предназначение всего имевшегося в помещении оборудования, он буквально чувствовал схемы его подключения к энергосети и в любой момент был готов устранить поломку. В случае принципиальной ремонтопригодности или наличии необходимых запчастей. В голове крутился огромный объем новых знаний, причем, все эти знания не лежали мертвым грузом, а воспринимались как четкие практические навыки. То есть при возникновении любой технической проблемы Сергей не только представлял себе ее суть, но и был готов немедленно приступить к ее устранению на практике.
   - Потрясающе. И сколько я провалялся в реаниматоре?
   - Всего 28 дней вместо 30-ти расчетных.
   - И за это время такой объем новых знаний. Это невероятно. Слушай, а хотя бы эту методику нельзя передать на Землю? Представляешь насколько упростился бы и ускорился процесс получения новых знаний. А то корпят бедные дети за тоннами учебников сначала одиннадцать лет в школе, а потом еще 5-6 в институте. И все равно, уверен, запоминают лишь небольшую часть пройденного материала. А ведь после учебы надо еще несколько лет на закрепление практических навыков. А тут раз, месяц побалдел в капсуле и готовый специалист.
   - Во-первых, нельзя. Ведь сама эта технология прочно завязана на симбионт. Симбионт завязан на кучу медицинского и технологичного оборудования, его ведь сначала надо вырастить, потом установить и т.д. По сути отдать технологию обучения, это все равно, что отдать почти все. Не тот уровень на планете пока. Во-вторых, с самим подключением симбионта тоже не все так просто. Его категорически нельзя устанавливать детям до восемнадцати лет. До этого времени мозг, как и все тело очень активно развиваются, связи в нем постоянно трансформируются и усложняются. Симбионт просто не приживется. Даже с 18-тилетними бывают проблемы, если организм еще не закончил бурной фазы роста и не вышел на минимальный уровень последующих изменений. Потому даже совершеннолетним стоит предварительно проходить анализ собственного состояния и полноценное тестирование. Но и это не вся проблема. Каждый человек уникален. Это мне с тобой так повезло, что и индекс интеллекта редкий, и мозг развит более или менее разносторонне и сбалансированно. Ты действительно думаешь, что такие все?
   - А как это мозг развит разносторонне и сбалансированно? Про интеллект я еще догадываюсь, такой наверное у одного из ста, если судить по моему опыту общения.
   - На самом деле не один к ста, а один к ста тысячам. Индекс выше 200 вообще сумасшедшая редкость. А развитие мозга? Суди сам. Есть люди, хорошо приспособленные к физическому монотонному труду, но совершенно непригодные для сложного анализа и вообще серьезной умственной работы. Есть хорошие спортсмены, а есть такие головастики, которые за компьютером дадут фору кому угодно, но поднять десять килограмм для них нереальный подвиг. В целом принято выделять несколько обобщенных областей развития мозга. Это работа с информацией, анализ, синтез, обработка больших объемов данных. Это скорость реакции, куда включается как физические реакции, так и ментальные. Это психическая активность, интуиция, то, что вы иногда в наиболее проявленном виде называете экстрасенсорикой. Есть еще психосоциологическая направленность, способность воспринимать и прогнозировать усредненное поведение больших масс людей, что очень хорошо для занятия политикой или бизнесом, есть то, что я называю схемотехникой, приспособленность к конструированию и моделированию технических систем, и, наконец, есть то, что стоит назвать общим термином творческие способности. Последнее иногда сопровождается талантами в какой-то из вышеназванных областей, но может быть и само по себе. Все, что я назвал, это результат развития совершенно разных разделов головного мозга. Соответственно под разные типы людей желателен, а иногда и необходим разный тип симбионтов. Скажу сразу, ставить можно любой и любому человеку, но вот его эффективность будет плавать в диапазоне от 10 до 100%.
   - Теперь понял. А мне ты поставил универсальный симбионт. Почему? Ведь он скорее всего не позволит мне в той же технике получить 100-процентную эффективность, как могло бы быть при симбионте технической направленности?
   - Было две причины. Во-первых, для того, чтобы определить наиболее развитые области мозга одного обследования в медицинской капсуле недостаточно. Требуется большая и длительная процедура тестирования. А как ты помнишь, я был занят твоим физическим спасением, потому пришлось ставить симбионт сразу. Во-вторых, поскольку реаниматор смог пусть и примерно определить твой индекс интеллекта, то само его значение позволяло ставить тебе универсал без особых опасений в потере эффективности. Чем выше интеллект, тем больше он позволяет компенсировать проблемы недостаточного развития любой из областей. В-третьих, тебе предстоит решать совершенно различные задачи, а в этом случае универсальный симбионт подходит лучше всего. И, наконец, при острой необходимости симбионт можно заменить, хотя процедура это сложная и длительная, а можно и скомпенсировать недостатки дополнительными имплантами, о которых я тебе рассказывал. В общем, кончай задавать дурацкие вопросы, одевайся и марш работать. Есть ты хотеть еще не должен.
   - Работать, так работать. - Сергей хотел по привычке задать вопрос, что ему надо делать, как вдруг понял, что никаких вопросов не требуется. Он сам достаточно хорошо представляет себе общий фронт работ и остается лишь уточнить детали и приоритеты. - Сократ, скинь мне общую схему Центра и подсвети разными цветами техническое состояние модулей и оборудования. Зеленым высвечивай рабочее, желтым рабочее, но находящееся на грани издыхания, а красным то, что требует ремонта или замены. Причем, в красном сегменте яркостью выдели первичные приоритеты. Ну и для каждого элемента покажи наиболее важные текущие параметры в сравнении с оптимальными.
   - Сделано. - В голове у Сергея развернулась трехмерная схема Центра. Зеленых объектов почти не было, но среди них к огромному облегчению оказался главный реактор Центра. Он был зеленым с небольшим желтоватым оттенком. Когда Сергей обратил на него внимание, то в голове мгновенно появились все параметры объекта. Так, сам реактор полностью в норме и готов выдавать номинальную мощность хоть сейчас. Небольшая желтизна связана с физической помятостью и деградацией некоторых периферийны элементов, которые совершенно не имели критического значения. Сергей задумался над типом реактора и тут же получил всю исчерпывающую информацию. К его огромному удивлению реактор работал на знакомом ему с детства принципе термоэлектрического преобразования. Два канала, один из которых уходил к поверхности скалы над Центром, а второй опускался практически до верхних слоев магмы. Центральная камера энергопреобразователя и все. Насколько Сергей понял, все остальное оборудование реактора служило лишь для повышения коэффициента полезного действия всего устройства. Также Сергей не понял, из каких сплавов были сделаны термопроводящие элементы каналов. Название ни о чем не говорило, а химический состав по запросу оказался настолько сложным, что он решил не заморачивать себе сейчас голову несущественными деталями. Что его поразило, так это то, что при общей понятной схеме реактор выдавал совершенно фантастическую эффективность и максимально возможный объем производимой энергии.
   Нет, так дело не пойдет, сам себе произнес Сергей, - если отвлекаться на каждую заинтересовавшую меня деталь, то вечность пройдет, прежде, чем что-то сделается. Надо расставить приоритеты. После изучения необходимых технических баз, Сергей отлично понимал все принципы конструирования оборудования и проведения регламентных и ремонтных работ. Все оборудование было модульным и, как правило, вышедший из планового режима работы модуль автоматически заменялся на аналогичный новый. Производилось все это "руками" инженерных и технических дроидов, управлявшихся оператором. Сергей ощутил в себе уверенную способность справиться как минимум с управлением парочкой таких дроидов.
   - Сократ, а у тебя остались живые дроиды в хозяйстве?
   - Если бы остались, ты бы мне мог и не понадобиться, - ехидно заметил искин, - шучу. Ты мне все равно нужен. А с дроидами вот какая история. Был один живой инженерный дроид класса "Унимастер", который даже мог управлять десятком более простых технических роботов, но он полностью истощил свой энергозапас, когда тащил тебя со склона после падения. Так что в текущем состоянии он бесполезен. Сдох, не пройдя десяти метров после того, как доставил тебя в реаниматор. Но даже будь он еще живой, совершенно непонятно, где и как ему зарядиться. Все шунты подключения давно деградировали и рассыпались на части.
   - Так, давай решать проблему последовательно. - Сергей четко представил себе первый пункт плана дальнейших действий. - Значит, с этим Унимастером проблема только в подзарядке?
   - Да.
   - А что с остальными? Я уже просмотрел плановую комплектность твоего Центра, должно быть двенадцать малых технических дроидов "Паук-С", два Унимастера и три складских дроида "Носильщик", которые по меньшей мере подошли бы в качестве подносчиков снарядов.
   - Так все и есть, точнее было. Сейчас все эти дроиды в мертвом состоянии валяются в разных частях Центра. - Схема перед глазами Сергея подсветилась десятком точек в разных местах, указывающих, где лежат останки роботов.
   - Сократ, а как обстоят дела с деталями и запчастями? Что вообще имеется на складах и в загашнике?
   - Увы, очень немногое. Почти все было израсходовано с момента последнего пополнения склада Сеятелями. Но, к счастью, до последнего загашника, как ты это назвал, добраться не успели. Дроиды сдохли быстрее, а силами одного живого Унимастера даже с помощью этих ЗИПов реально исправить было ничего нельзя. Да и энергозатраты на включение-выключение стазис-камеры ради одной детали вполне сопоставимы с эффектом продления жизни энерговодов. Точнее это не повлияло бы серьезно на срок жизни всей системы. Скажу сразу, ничего нового там нет, хранятся там детали, которые уже были заменены ранее на новые, но те, что там есть, все еще сохраняют от 10-ти до 20-ти процентов ресурса. Сначала, когда об исчезновении Сеятелей не было ничего известно детали менялись строго по регламенту, в момент остаточного ресурса в 20%, даже если работоспособность модуля не вызывала вопросов. Затем я увеличил работу до 10-ти процентов остаточного ресурса. К счастью, я решил не выбрасывать снятые элементы и модули, а засунул их на всякий случай в одну из освободившихся из-под новых модулей стазис-камер, где они до сих пор и лежат.
   - Стазис-камер?
   - Это пространство, в котором искусственно отсутствует время и, соответственно, энтропия материи. Любой материал в стазис-камере может храниться вечно без ухудшения своих качеств.
   - Это здорово, кинь мне список того, что там у тебя есть. Посмотрю, куда это можно использовать.
   - Лови.
   Сергей внимательно просмотрел список ЗИПов, скинутый Сократом и почти сразу наткнулся на то, что ему было надо. Слава унификации и стандартизации. Два из имевшихся модулей содержали в себе детали, позволяющие собрать из них новый шунт для подключения на зарядку дроидов. То есть одна проблема решена. Заодно Сергей понял, почему ее не решили до него. Ни искин, ни тем более Унимастер не содержали в своих программах инструментов анализа состава готовых модулей, а посему просто не видели этого решения. Хорошо, как минимум Унимастером он будет обладать уже скоро. С подключением шунта к реактору тоже проблем не было, имелось достаточное количество незадействованных разъемов. Осталось только решить проблему доставки Унимастера в отсек с реактором.
   - Сократ, а сколько весит Унимастер?
   - Около 200-т килограмм, но это не самая большая проблема. С ней я тебе могу помочь. Есть у меня одна полуживая тележка на антигравах. Чтобы доставить Унимастера до реактора ее энергии должно хватить даже с запасом. Ну а с погрузкой, надеюсь, ты справишься. Тем более, что сил в твоем модифицированном организме уже должно было существенно прибавиться.
   - Тогда отключай стазис-камеру, я пошел работать.
   К концу дня Сергей полностью справился с проблемой номер один. Шунт был собран и подключен к реактору, Унимастер доставлен и встал на зарядку. Закончив работу, Сергей ощутил нешуточный голод и потребовал, чтобы Сократ наградил его за труды новой большой порцией пельменей.
   - А не хочешь попробовать придумать что-то новое? Ты уже способен справиться с настройками кухонного комбайна.
   - Ты знаешь, нет. Так устал, что даже фантазия отключилась. Да и пельмени я люблю, а у тебя они вкусными получаются. И того же сока-стимулятора два, нет, три стакана. А где я буду спать?
   - Насчет сна я предлагаю тебе продолжить пользование реаниматором с одновременным продолжением обучения. У меня для тебя еще куча баз, которые могут тебе потребоваться.
   - Я не против, тем более усталости после обучения я не испытываю. А что ты посоветуешь?
   - Я бы предложил тебе последовательно изучить "Производство", это может и даже наверняка потребуется тебе на лунной базе. Затем "Кибернетику" для того, чтобы самому научиться программированию любых дроидов и оборудования. Потом надо будет изучить несколько баз военного назначения. Это "Пилотирование малых кораблей", "Управление системами вооружения", "Тактика в составе малых групп". Если захочешь, можно взять также "Индивидуальный бой с оружием и без". Есть еще "Экономика", "Социология", "Псион", "Геология", "Металлургия", "Композитные материалы", "Минераловедение", "Добыча ресурсов". Последние несколько баз тебе понадобятся наверняка на лунной базе. Если, или правильнее сказать когда, удастся наладить энергоснабжение базы, тебе понадобятся ресурсы для производства необходимых инструментов и оборудования. Взять их можно будет либо на Луне, либо на астероидах.
   - Ладно, не грузи названиями. Ты пока гораздо лучше меня понимаешь объем задач и полезность изучения тех или иных баз. Так что пока я буду есть, составь список и порядок обучения с указанием необходимого ранга той или иной базы. Принцип должен быть простой. Каждый день обучения должен максимально увеличивать мои возможности применительно к первоочередным потребностям.
   - Понял, сделаю. Тогда сегодня начнем с "Кибернетики". Четвертого ранга тебе должно быть достаточно для того, чтобы воспользоваться всеми оживленными дроидами здесь и на базе по своему усмотрению. По мере производства работ я буду готовить и корректировать для тебя список баз для изучения.
   На этот раз Сергей залезал в реаниматор уже осознанно и даже с каким-то нетерпением. Новые знания манили его. Особенно после того, как он наглядно убедился в успешном применении такой технологии обучения и на практике уверился в приобретении не только знаний, но и практических навыков. На завтра он запланировал себе реанимацию максимально возможного числа технических дроидов. Без этого он точно не мог приступить к главному делу - ремонту основных энерговодов.
   Весь следующий месяц Сергей работал как проклятый. Из останков технических дроидов ему удалось восстановить относительно работоспособными целых четыре Паука и двух Носильщиков. Унимастер так и остался, увы, в единственном числе, но его погибший безвозвратно собрат все же поделился некоторым количеством работоспособных частей, увеличивших ресурс живого дроида.
   Как только восстановленные дроиды зарядились, Сергей тут же нагрузил их работой. Часть из них под командованием Унимастера принялась анализировать состояние всех энерговодов Центра, отыскивая куски, которые обладали неплохим остаточным ресурсом. Сергей в очередной раз порадовался высокой технологичности всего оборудования и сетей. При том, что энерговоды были длиной в сотни метров и опутывали весь Центр несколькими сетями, состояли они из стандартных десятиметровых блоков, что существенно облегчало и ускоряло замену любого поврежденного участка. А в данном случае это позволяло выявлять и маркировать все блоки, пригодные для решения стоящих перед Сергеем задач. Сократ подсчитал, что для запуска портала потребуется не менее четырехсот метров полностью исправных энерговодов, а для полноценного обеспечения энергией самого Сократа и наиболее важного оборудования Центра под его контролем еще минимум 850 метров. Дроиды смогли оттестировать и маркировать в зеленый цвет почти полтора километра энерговодов. Причем, все они были из вспомогательных сетей, не имевших в настоящее время решающего значения. Пришлось отключить несколько модулей дальнего контроля пространства, отключить все, кроме ответственного за связь с лунной базой, модули связи и еще ряд оборудования, назначение которого даже осталось для Сергея частичной тайной. Не потому, что Сократ что-то скрывал, просто Сергей так и не понял до конца разъяснений искина. Сократ, кстати, за время стахановского труда Сергея заметно повеселел, что даже отразилось на его голосе. Специально он так сделал для поднятия настроения Сергею или это получилось от его собственных эмоций, но голос искина заметно повеселел, он стал больше шутить и выражал всяческую уверенность в успехе их "безнадежного предприятия".
   За месяц Сергей окончательно перешел с искином на общение через мыслесвязь, наглядно убедившись не только в полноценности, но и в эффективности такого рода общения. Объем и скорость передаваемой друг другу информации выросли на порядок, образы оказались гораздо информативнее слов. Сейчас Сергей уже и не мыслил себе возврата к прежнему режиму общения. Сергей, полностью погруженный в решение текущих технических задач, даже думать забыл о том, как он сюда попал и что сначала всячески стремился вернуться обратно. И он не просто смирился с неизбежным, он реально увлекся задачами и открывающимися возможностями. Объем информации, который впихнул в него Сократ за месяц разгонного обучения в реаниматоре, просто поражал. Сейчас он с легкостью бы сел пилотировать космический истребитель, овладев соответствующей базой 4-го уровня. Прекрасно разбирался в минералах, производстве топлива для космических кораблей, знал, где и как добыть необходимое сырье. Без особого труда справился бы с большим промышленным 3D-принтером, наличие предполагалось на лунной базе. И даже был способен написать для него новые программы для производства элементов, не содержащихся в стандартном каталоге. Из военного направления Сергей неплохо управился бы со стрельбой ракетами или кинетическим оружием, в общих чертах представлял себе тактику взаимодействия космических истребителей в объеме звена и эскадрильи. В индивидуальном плане в три раза повысил свою физическую реакцию, в пять раз физическую силу, а уровень владения боевыми искусствами находился где-то в районе черного пояса по земным меркам. И это при том, что все изученные базы не превышали пока 3-го или в лучшем случае 4-го уровня. Перспективы для дальнейшего совершенствования завораживали.
   Сократ незадолго до окончания плановых работ рассчитал для Сергея оптимальный набор имплантов и после недолгого согласования они были установлены. Два импланта на физическую силу и выносливость, два импланта на скорость реакции, два импланта на память, один имплант на интеллект, после которого индекс Сергея поднялся еще на 83 единицы. Индекс в 526 единиц оказался естественным пределом для Сергея. Еще два импланта были предназначены для развития и усиления пси-способности, но от этого направления Сергей пока никакой пользы не ощущал. Сократ объяснил, что чего-то ждать в плане проявления пси-способностей можно только после изучения профильной базы "Псион" не ниже четвертого уровня. Зато потом потенциал Сергея в этой области должен раскрыться близко к своему максимуму. Вот тогда установленные импланты и сыграют свою роль. Последняя, десятая линия подключения имплантов осталась пока незанятой. Сократ посоветовал не торопиться и сделать этот выбор чуть позже, когда Сергей сможет осознанно определиться со своими потребностями. Сергей согласился. Он и так себя уже не узнавал. Изменения затронули буквально всего Сергея. Он стал по-другому двигаться, иначе мыслить, кардинально под воздействием новых знаний изменил свое отношение ко многим вопросам и проблемам, волновавшим его в старой жизни.
   Единственное, что все еще не давало ему покоя это отсутствовавшая связь с друзьями и родителями. Особенно после того, как Сократ скинул ему информацию о более, чем недельных поисках его друзьями на месте обвала. Видя, как они до изнеможения ворочают тяжеленные валуны, Сергей рвался всей душой дать знать им, что он жив и с ним все в порядке. Особенно тяжело Сергею было видеть своих резко постаревших родителей, рыдающих по нему на вершине утеса и поддерживающих друг друга из последних сил. Сократ, видя такую реакцию Сергея, переживал вместе с ним и даже постарался подправить ему гормональный баланс во время очередного сна в реаниматоре.
   - Ничего, Сергей, потерпи. Я верю, что все будет нормально. Уже через месяц, максимум два, ты сможешь связаться со своими родными и друзьями. Именно для этого ты сейчас все и делаешь.
   Наконец, настал момент, когда Сократ объяснил, что препятствий для отправки Сергея на лунную базу больше нет. Все необходимые работы выполнены, требуемый запас энергии накоплен, связь с искином базы установлена, подтверждение готовности принять Сергея на базе получено. По этому поводу был устроен прощальный пир, во время которого Сократ постарался приготовить вместо обыденных уже пельменей настоящий праздничный ужин из нескольких любимых Сергеем блюд, что Сократ в свое время подсмотрел в памяти Сергея. Особенно поразила Сергея настоящая дымящаяся тарелка наваристого украинского борща. Перед ним даже поблекла утка по-гонконгски. Разумеется, Сергей прекрасно отдавал себе отчет, что все блюда производятся комбайном из одного и того же набора базовых компонентов в стандартных картриджах. Тем не менее вкусовые и прочие ощущения совершенно не выдавали каких-либо отличий от оригиналов любимых Сергеем блюд. В этот вечер Сергей не разговаривал с Сократом ни о каких делах. По обоюдному молчаливому согласию это был вечер отдыха. Сократ много шутил и рассказывал огромное количество историй о развитии человеческой цивилизации, которым сам был свидетелем, но которые совершенно не вписывались в официальную историю, изучавшуюся Сергеем в школе и институте.
   Наконец, праздник подошел к концу. Сергей тепло попрощался с Сократом, улегся в привычный и такой комфортный реаниматор и закрыл глаза. Завтра. Уже завтра он окажется в космосе и сможет увидеть Землю со стороны. Завтра начнется его битва за возвращение домой и еще одна битва за освобождение Земли от инопланетян-работорговцев. Справится ли он, хватит ли ему энергии, знаний и опыта? Впрочем, да, справится. За последний месяц Сергей приобрел невиданную для себя уверенность в собственных силах. Он и раньше никогда не был размазней, но сейчас ощущал совершенно иную степень веры в себя и свое дело.
   Завтра. Все начнется завтра. А пока спать.
   И уже засыпая, в полудреме, Сергею привиделся Андрей. Друг, пропавший много лет назад на Кавказе. Вот кого хорошо было бы иметь рядом. Он всегда был самым большим авантюристом из их четверки. Недаром стал командиром группы разведки. А ведь поход на лунную базу это самая настоящая разведка и есть. Изображение Андрея улыбнулось немного грустно, подмигнуло другу, подернулось рябью и пропало. Сергей провалился в глубокий сон без каких-либо сновидений.
  
   Глава 4.
   Завтра. Все начнется завтра. А пока спать.
   Завтра выяснится стоили ли десять, а по сути и все двадцать лет подготовки, сумасшедшего напряжения всех сил, более двух заработанных и потраченных на подготовку корпов (миллиардов) кредитов той цели, которую он завтра должен достичь. Андрей нажал на кнопку и корабль ушел в прыжок. Последний прыжок в длинной и запутанной цепочке прыжков и разгонов продолжительностью более полутора лет. Последний прыжок, который должен привести его в систему, где его ждет исполнение заветной мечты. Или пустышки. Но в последнее Андрей не верил. Сотни и даже тысячи раз он прокручивал с разных сторон всю ставшую ему доступной информацию и каждый раз приходил к выводу, что пустышки быть не может. Вся эта загадочная история говорила о том, что в системе находится секретная научная и производственная база империи Аратан. База с вероятностью 99% процентов мертвая, но обязательно полная всевозможных сюрпризов, которые сделают Андрея фигурой совершенно иного масштаба.
   Андрей откинулся в пилотском ложе. Сил, ни моральных, ни физических для того, чтобы встать и пройти в свою каюту у Андрея уже не осталось. Он постарался перестать думать о том, что его ждет впереди и начал вспоминать весь свой путь, который привел его к его мечте.
   История Андрея началась очень банально и мало чем отличалась от историй тысяч других землян, захваченных аварскими пиратами и проданными в рабство.
   Андрей вместе с еще четырьмя товарищами был похищен во время войны на Северном Кавказе, находясь в разведке. Группа была опытной и прекрасно осознавала все опасности разведывательного рейда. А потому в кустах не храпела и пикников не устраивала. Ребята реально работали в полную силу и шума издавали не больше, чем крадущийся в лесу зверь. Тем не менее никто из них даже не смог заметить мелькнувший бесшумной тенью челнок, в течение нескольких секунд поразивший всех станнерами, а затем также бесшумно спустившийся и погрузивший ребят в трюм. В себя они пришли уже далеко от Земли.
   Больше всего Андрей жалел, что его разделили с остальными. Сколько времени он пытался найти потом их следы, но ему этого не удалось. Как он потом узнал, сразу после погрузки на корабль их всех запихнули в криокамеры. В ближайшей системе фронтира небольшую группу кандидатов в рабы, в которую случайно попал и Андрей, разморозили и продали перекупщику. Никого из его группы рядом с ним не оказалось. Перекупщик не стал замораживать купленную группу, криокамеры стоили недешево, а просто согнал их всех в один отсек, откуда по одиночке под контролем двух амбалов людей выводили для проверки уровня интеллекта с целью определения окончательной стоимости и направления последующего использования.
   Андрею повезло. Его повели в медицинский отсек как раз в тот момент, когда группа корсаров, действовавших с благословения империи Аратан, обнаружила корабль работорговца и приняла решение его атаковать. Когда Андрей вылез из камеры и слушал врача про мало что говорящие ему параметры собственного интеллекта в 189 единиц, он еще не подозревал о наметившемся в его судьбе очередном изменении. То, что ему загрузили в мозг знание общего языка, ему сообщили, а потому он не слишком удивлялся своему пониманию слов врача. Но слова он по большей части пропускал мимо ушей. Лишь по глазам и мимике врача он понимал, что у него с интеллектом все нормально и что работорговцы рассчитывают заработать на нем неплохую прибыль. А его мозг в этот момент пытался найти хоть какую-то возможность выйти из создавшегося положения и избежать уготованной Андрею участи. Правильно говорится, что везет тем, кто к этому готов. Андрея только вывели из медицинского бокса, как раздался сигнал боевой тревоги. Амбалы, его сопровождавшие, переглянулись, затем один буркнул другому, чтобы он сам дотащил Андрея до рабского загона и куда-то шустро рванул. Оставшийся был тоже не подарком, почти вдвое крупнее Андрея, тем более располагал дубинкой-шокером, которая пока спокойно висела у него на поясе. Хотя выхватить ее и воспользоваться было делом одной-двух секунд. А потому амбал был очень уверен в себе и, вальяжно подталкивая Андрея в спину, повел его в направление общего отсека с рабами. Тем не менее Андрей буквально напружинился и стал выискивать момент для освобождения. И этот момент вскоре представился. Позади Андрея и амбала чуть в стороне раздался громкий хлопок, за которым послышалась активная перестрелка. Стоило амбалу буквально на миг отвернуться от Андрея, как тот молниеносной подсечкой сбил его на пол. В следующую секунду еще с падающего тела Андрей сорвал шокер и, не раздумывая, вколотил его в разинутую от удивления пасть, параллельно нажимая на кнопку включения. Амбалу хватило.
   - Неплохо, однако, - услышал Андрей чей-то густой бас и, подняв глаза, увидел в конце коридора мощную фигуру в черно-синем бронескафандре, держащую в руках незнакомое, но явно автоматическое оружие. Забрало шлема было поднято и на Андрея смотрело приятное и даже добродушное лицо уже немолодого усатого человека. Лишь серьезные и цепкие глаза выдавали в нем настоящего военного профессионала. Таких глаз Андрей насмотрелся еще в Чечне у спецназовцев.
   - Как могу, - ответил он, медленно поднимаясь. И даже не удивился, что ответил на том же языке, что и была произнесена первая тирада.
   - Ты кто?
   - Был кандидатом в рабы, а кем буду, посмотрим. Может смертником, может другие варианты возникнут. А что вообще случилось и что за стрельба.
   - Ты, парень, настоящий везунчик. Корабль захвачен нами, корсарами с патентом Аратанской империи, а посему рабство для тебя точно отменяется. Да и смерть временно за плечом, думаю, не стоит. Мне понравилось, как ты двигался, посему предлагаю тебе перейти на наш корабль и уже там познакомиться поближе. Сразу скажу, что можешь не волноваться. Никто тебя ни к чему принуждать не будет. Не договоримся, доставим тебя в Центр беженцев на ближайшей планете, а то может и какие иные варианты совместно подберем. Давай, двигай ко мне. Только прошу без глупостей. Ничего плохого я тебе не желаю и не хочу, чтобы ты причинил себе вред по неосторожности. - Мужик в скафе улыбнулся, и в этот момент Андрей каким-то звериным чутьем ему поверил. И тоже улыбнулся в ответ, уже идя навстречу.
   Так Андрей познакомился со Стариком. Конечно, у него, как и у всех было нормальное имя. Звали его Франц Штайнер, но иначе как Стариком, его никто не называл. Самое удивительное, что Франц тоже оказался землянином, немцем по происхождению. В империю Аратан, как и все, впрочем, через временное рабство, он попал уже 70 лет назад. Даже узнав, насколько здешняя медицина обогнала земную, Андрей все равно очень долго не мог поверить, что этому как будто высеченному из гранита настоящему викингу-берсерку, уже более 90 лет. Выглядел Старик не более, чем на 45-50, причем, явно ведущим здоровый и спортивный образ жизни. Андрею приходилось видеть и таких, кто на Земле в свои тридцать выглядел в полтора раза старше этого Старика.
   Так получилось, что Старик сразу взял над Андреем персональную опеку. Команда у него была не очень большая, но состояла из одних опытных профессионалов, идеально подобранных друг к другу для полноценной команды. И тем не менее, Старик взялся за Андрея самостоятельно. Чем-то он привлек его. И Андрей ни разу в своей жизни об этом не пожалел, проникнувшись к старику ответной симпатией. Положение дел не изменило даже то, что уже через несколько лет старик признался ему, что с Земли его украли в 1941-м, в тот момент, когда он молодой солдат-призывник бодро пересекал советскую границу в рядах победоносного еще Вермахта. Впрочем, никакой ненависти к Советам по его собственным словам молодой Франц не испытывал. Более того, считал происходящее трагической ошибкой. Парой лет ранее он, молодой, но уже опытный рабочий, даже побывал в СССР в составе одной из немецких производственных делегаций. И ему понравилось то, что он увидел. Еще тогда он понял, что вместе Германия и СССР могли бы легко владеть миром. А потому был совершенно не рад началу войны. Но орднунг есть орднунг, а посему, получив повестку, Франц взял в руки ружье и с тысячами таких же, как он, молодых немецких парней отбыл воевать во славу тысячелетнего Рейха. Как он потом понял, ему крупно повезло. Их колонну разбомбили в первый же день после пересечения границы. От близкого взрыва бомбы Франца выкинуло из машины на землю и погасило сознание. В себя он пришел уже в нескольких парсеках от Земли.
   - Вот ведь судьба, - смеялся старик, - не хотелось мне воевать, так и не пришлось. Точнее, там не пришлось. Здесь уже позже повоевал знатно. Да и до сих пор воюю. Но вот тому, что на моей совести нет русской крови, очень рад. Уже здесь был и до сих пор знаком со множеством выходцев из России и очень этим горжусь. За крайне редким исключением очень достойные люди, к которым не только спиной повернусь, но и в рейд с собой возьму, не раздумывая.
   По прошествии времени Андрей мог с уверенностью сказать, что всему, чему он научился в новом для себя мире, он обязан именно Старику.
   А мир оказался удивительным, сложным и очень интересным. Попал он, как выяснилось в некое Содружество миров, занимавшее пространство из более, чем двух тысяч обжитых систем. Точнее нормально обжитыми, на которых существовала полноценная цивилизация, было чуть более трехсот. Из них почти половина относилась к центральным мирам Содружества, занятым тремя расами. Аграфы внешне напоминают земных эльфов из сказок и книжек про фэнтези. Индиры внешне ничем не отличаются от людей. Джуры человекоподобные существа, но крупнее в полтора раза, имеют кожу красноватого оттенка, лысый череп и два небольших рога на нем. Если судить чисто по внешнему облику, то их следует отнести к демонам в земном представлении. Однако, ничем ужасным от иных рас эта не отличается, напротив обладает в среднем большей выдержкой и доброжелательностью, проистекающих из огромной физической силой и развитых пси-способностей. Вообще пси-способностями обладают в своем большинстве представители всех трех рас Центрального Содружества. Вокруг центральных миров имеется еще ряд крупных образований, созданных представителями человеческой цивилизации. Это Аварская империя, представители которой имеют темный цвет кожи и напоминают земных представителей негроидной расы. Империя печально известна узаконенностью рабства и процветанием работорговли. Аварская империя занимает около тридцати официально признаваемых за ней систем. Далее следует находящаяся в непосредственном соприкосновении с Аварской империей империя Аратан, куда Андрей и попал, чудом избежав рабства. Эта империя занимает чуть более сорока признанных систем. Империя Аратан резко отрицательно относится к рабству, а потому между ней и Аварской империей постоянно происходят пограничные стычки, взаимные нападения пиратов и корсаров, а периодически случаются и полноценные военные межимперские войны, в ходе которых стороны пытаются перехватить друг у друга богатые ресурсами пограничные системы. Со стороны центра Аварская империя граничит с Федерацией Аурель, населенной Аграфами и республикой Амирраль, образованной расой Джуров. Империя Аратан в свою очередь имеет общие границы с той же Федерацией Аурель и Индирским Союзом. Обе империи, Аварская и Аратан, также граничат с Королевством Андуин, населенной также людьми, которая в центральной части примыкает к Республике Амирраль и Индирскому союзу. Андуин располагает чуть более, чем двумя десятками признаваемых систем.
   На внешних границах обоих империй и королевства находятся системы так называемого фронтира, граничащего со свободным неизученным Космосом. Общая картина имеет форму неправильного шара, имеющего на своей поверхности ряд вогнутостей и выпуклостей, образованных неравномерным изучением и освоением внешних систем.
   Самое удивительное, что никак при таких названиях и понятиях признаваемых за кем-то из государств систем, общая политика Содружества строится вообще на иных принципах. Она скорее имеет в своей основе корпоративное, а не государственное устройство. В Центральных мирах Содружества названия давно стали условностью. Представители всех трех рас свободно проживали в любой из систем без каких-либо различий в правах. Более того, Центральные миры имели единую банковскую систему, влияние которой распространялось на все содружество, а также единые Силы поддержания порядка. То бишь, единую армию и космический флот. Управлялось Содружество по факту несколькими крупнейшими корпорациями, не имевшими расовых различий, но державшими в своих руках два главных секрета Содружества. Одним из них была тайна производства гипердвигателей для космических кораблей, позволявших совершать межсистемные прыжки. Вторым была тайна выращивания нейросетей, без которых ни один человек или представитель иной расы не мог пользоваться Глобальной информационной сетью, не мог управлять никаким технологичным оборудованием, а также не мог приобщиться к эффективной системе образования и обучения какой-либо профессии. Эта система предусматривала наличие информационных баз в каждом разделе знаний и профессиональных умений. Базы распространялись в электронном виде, закачивались в мозг человека с помощью установленных нейросетей, с их же помощью происходило последующее освоение закачанной информации. В итоге ни один человек, не желая участи изгоя, не мог позволить себе отказаться от установки нейросети. Базовые варианты устанавливались всем гражданам Содружества бесплатно по достижении 18-тилетнего возраста, но они обладали таким рядом существенных недостатков по сравнению с более современными и сложными коммерческими нейросетями, что большинство предпочитало попасть в банковскую кабалу, но установить сеть помощнее. Тем более, что хорошая дорогая нейросеть действительно позволяла при должном усердии отбить вложенные в нее средства в разумные сроки. Базы изучались быстрее, интеллект прирастал на больший процент, это в итоге оборачивалось большей зарплатой и более быстрой отдачей кредитов.
   Если суммировать все, понятое Андреем, то Содружество и его единство и относительное спокойствие держалось на трех китах. Гипердвигатели, Нейросети и Его Величество единый Кредит Содружества. А поскольку все три находились в руках фактических хозяев центральных миров, то и порядок ими обеспечивался стабильный. Тем, кто уже имеет все, потрясения не особенно нужны.
   Технологии естественным образом распространялись из Центра на Окраины, что приводило к столь же естественному и постоянному техническому и военному преимуществу Центра над периферией и помогало сохранять в Содружестве единую систему. Если основу флота в Центральных мирах составляли корабли 10-го поколения, то уже в империи Аратан или Авар это были корабли 8-го с небольшими включениями 9-го. А для миров фронтира вообще нормой считались корабли 5-6-го поколений. Тем более, что физический износ и ресурс позволял их использовать на протяжении ста и более лет.
   Вторым, работающим на тот же результат фактором, являлось то, что основные принципы Содружества предусматривали индивидуальное членство любого жителя Содружества в нем самом с равными для всех правами. Что автоматически приводило к тому, что никакие власти Аварской империи, или империи Аратан, или королевства Андуин вообще не имели какого-либо официального статуса в органах власти Содружества, а считались самоназваниями группы освоенных систем. В любой момент гражданин любой из самопровозглашенных империй мог отправиться на жительство в Центральные миры. И никто этому не препятсовал. Другое дело, что так же, как с технологиями, дело обстояло со знаниями. Если в империи Аратан человек с 6-м рангом самой современной базы "Инжиниринг", купленной официально в государственной компании мог спокойно претендовать на должность главного инженера верфи средней руки, то в Центральных мирах его уровень соответствовал базе только 3-го ранга, а максимально возможная должность была помощник инженера такой же по размеру верфи. Правда, заработки были, надо сказать, сопоставимы. Подобная система индивидуального гражданства Содружества позволяла фактически Центральным мирам полностью контролировать политику всех периферийных государств, проводя при необходимости смену властвующего клана за счет организации массовых недовольств.
   Но этим Центральные миры особенно не заморачивались, их превосходство позволяло на многое смотреть сквозь пальцы. Но не на все. Любые попытки периферийных государств разработать собственные модели гипердвигателей или самостоятельно выращивать нейросети наталкивались на мгновенный и жесточайший отпор. Ученые, занятые подобными разработками мгновенно исчезали. Иногда вместе с научными станциями и даже планетами. На монополию в этих областях Содружество смотрело более, чем серьезно.
   Когда уже после установки нейросети Андрей изучил базу Содружество 4-го ранга, ему бросились в глаза еще две интересные особенности этой цивилизации. Во-первых, абсолютно все расы Содружества считали себя потомками одной и той же расы Джоре, которая в незапамятные времена пришла в эту галактику из каких-то неведомых далей Космоса. Раса Джоре оказалась очень продвинутой в генетических экспериментах и была одержима разработкой идеального генома. В итоге этих экспериментов и появились на свет Люди, Аграфы, Ингуры и Джуры.
   Раса Джоре была очень могущественной и владела сложнейшими технологиями. Этого не говорилось нигде прямо, но и гипердвигатель, и нейросеть были созданы на основе разработок Джоре, причем, явно уступали им по эффективности. По крайней мере, случайно находившиеся во время археологических раскопок работоспособные нейросети производства Джоре улетали на бирже за множество миллионов кредитов, более чем на порядок опережая самые дорогие образцы производства Центральных миров Содружества. Что случилось с древней могущественной расой неизвестно, но по наиболее вероятным предположениям они погибла в горниле гражданской войны под бременем внутренних противоречий.
   Вторая особенность касалось того момента, что в Содружестве не просто допускалась, а буквально культивировалась контролируемая агрессия. Считалось, что она способствует скорейшему и успешному развитию. Любой человек или компания могли предъявить претензии и напасть на другого человека или компанию при одном условии. Разница в силах не должна была выявить десятикратного превосходства нападающего. При этом еще запрещалось убивать противника в условиях, когда ему можно было сохранить жизнь. Если противник сопротивляется, пожалуйста, убивай. Но если он добровольно или даже после стычки согласился расстаться со своим имуществом, то убивать его было нельзя. Более того, было необходимо предпринять все меры по его спасению. Так, например, было запрещено добивать в космосе спасательные капсулы.
   Эта система казалась Андрею абсурдной и существенно выбивающейся из общего гармоничного порядка во всем остальном. Хотя чуть позже Андрей пришел к выводу, что и вся остальная гармония была таковой лишь внешне. Его похитили с Земли слишком рано для того, чтобы он мог вкусить все прелести капитализма в полном объеме. Он застал лишь разгул бандитского капитализма в России начала 90-х. Но уже здесь, внимательно присмотревшись к системе, он понял, что никакой настоящей свободой, декларируемой на каждом углу, здесь и не пахнет. Свобода здесь неизменно сопровождалась бедностью и технологической отсталостью. Если ты решил отправиться во фронтир или еще дальше в неисследованный Космос, то никто тебе слова поперек не скажет. Иди, находи свободную планету, колонизируй ее и живи, как хочешь. Но никто тебе также не гарантирует, что в один прекрасный момент тебе на голову не свалятся бандитские штурмовики, которые уничтожат или отнимут, все, что ты создал, а самого тебя продадут в рабство. И избежать этого не так много шансов, ведь у пиратов будут заведомо более современные системы вооружения в виду близости к цивилизации. А у тебя с твоей свободой этого не будет. Ибо за пользование благами цивилизации надо платить. Или взять еще более простой пример. Бесконечная гонка нейросеть-базы-доходы. Казалось бы здесь все без обмана. Более дорогая нейросеть позволяет в разумные сроки изучить более совершенные высокоуровневые базы, которые чем больше ранг, тем дороже, но дают право на большие доходы. Доходы позволяют покупать новые еще более высокоранговые базы и так далее. Эта спираль приводит в итоге к тому, что человек зарабатывает все больше, но все больше тратит и на приобретение новых баз, модернизацию нейросети, покупку имплантов и так далее. А цены на это также растут по экспоненте. Если первый ранг почти любой базы можно купить за один Кит (тысячу) кредитов, то базы 7-го уровня стоят уже несколько тысяч Китов. То же самое и с нейросетями. Базовая бесплатна. Самая современная нейросеть в крупнейшей одноименной компании-распространителе 7-го уровня стоит уже десяток миллионов кредитов, а контрабандные сети из Центральных миров последнего поколения могут зашкаливать за сотню миллионов.
   В результате для человека эта бесконечная гонка оборачивается тем, что на себя и свою жизнь он тратит минимум заработка, все остальное, каким бы большим ни был доход, уходит все к тем же хозяевам Центральных миров прямо или опосредованно. Причем, все это сугубо добровольно, да еще и с немалой инициативой со стороны людей. Исключения, конечно, есть, но они лишь подтверждают правило. И, что особенно интересно, отказаться от этой гонки нельзя. Точнее можно, но придется влачить жалкое существование на какой-нибудь заштатной планете, имея статус средней руки торговца в лучшем случае и с дикой тоской периодически глядя на звезды.
   Если бы Андрей мог сравнить эту систему с той, которая уже после его исчезновения начала активно внедряться на Земле наиболее могущественными кланами, он бы очень удивился почти стопроцентному совпадению Систем с учетом местной специфики. В условиях отсутствия нейросетей и баз знаний их место бесконечного выкачивания денег из населения заняли предметы моды и искусственно созданного престижа. Точно также люди, мечтающие об успехе в рамках это Системы, чем больше карабкаются вверх по карьерной лестнице, тем больше вынуждены тратить на поддержание своего имиджа и внешнего подтверждения собственной значимости и успешности. В итоге все доходы этих "карьеристов" оказываются все равно в руках тех, кто платил им деньги.
  
   Глава 5.
   После своего спасения командой Старика, Андрей с удовольствием принял его предложение поработать в его команде. Старик сначала выдал ему всю базовую информацию по мирам Содружества, подарив планшет, заменивший Андрею, не имевшего нейросети, ее возможности по подключению к корабельной Сети, считыванию информации из нее и даже управлению некоторыми видами оборудования. Дав время на ознакомление с информацией, Старик через несколько дней вызвал его к себе и сходу предложил поговорить серьезно о будущем Андрея. Тот, разумеется, согласился.
   - Есть три наиболее осмысленных пути, которыми ты можешь пойти. Андрей.
   Первый путь, я высаживаю тебя на ближайшей планете империи Аратан, веду в Центр беженцев и переселенцев, там тебе дают имперское гражданство и предлагают на выбор несколько разных профессий, от которых ты, впрочем, вправе отказаться и найти что-то свое. Я даже отведу тебя в нейросеть и дам денег на установку нормальной нейросети, гораздо мощнее базовой. Это будет далеко не самая навороченная сеть, но зато ты мне ничего не будешь должен. Считай это моим подарком. Другим моим подарком будут несколько баз не очень высокого, 3-го уровня, но с которыми ты сразу сможешь начать зарабатывать на жизнь самостоятельно. За базы я с тебя, разумеется, тоже ничего не возьму. Далее наши пути расходятся, сойдутся или нет в будущем, не известно, но никто никому ничего не должен.
   - С этим путем мне все понятно, прочитанной информации и воображения хватает на оценку перспектив. Какие есть еще варианты?
   - Второй вариант проще. Ты работаешь на меня, я ставлю тебе нормальную. Нейросеть, даю базы, какие есть и все. Ты просто становишься членом команды, а дальше, как себя проявишь.
   К этому моменту Андрей, пообщавшись с командой Старика, немного представлял себе его статус. То, что в данном рейде действовал всего один тяжелый крейсер, ни о чем в реальности не говорило. При необходимости Старик мог выйти в поход, имея под своим началом немалую эскадру в том числе тяжелых кораблей. Старик вообще оказался одной из серьезных авторитетных фигур в данном секторе фронтира. Он являлся и торговцем, и пиратом, хотя имеющим патент корсара, но это мало что меняло по сути. Он также возглавлял большую команду мусорщиков, специалистов по поиску и разбору остатков боевой техники прошлых войн. Работа это была очень сложная и опасная, связанная с постоянными рисками нарваться даже на разбитом в хлам корабле на действующую ракетную батарею или включенное минное поле рядом с ним. Но при удаче можно было очень нехило подняться. Тот же Старик со своими людьми не раз притаскивал почти целые линкоры, продававшиеся потом за десятки миллионов кредитов. Так что суть этого варианта Андрею также была понятна. Оставалась непонятной суть третьего варианта, так что Андрей кивнул, сказал, что этот вариант поинтереснее, но хотелось бы услышать вариант номер три.
   - Третий вариант таков. Ты несколько месяцев работаешь на меня, просто чтобы оглядеться и немного заработать начального капитала. Затем ты идешь в армию. Погоди, - увидев, как Андрей скривился, - не торопись с выводами, все поймешь. Ты идешь в армию на флот, становясь боевым пилотом. Заключаешь пятилетний контракт. Затем увольняешься и возвращаешься ко мне. Разумеется, если ты захочешь остаться на флоте или не возвращаться ко мне после окончания службы, я никаких претензий не имею. Теперь зачем тебе вообще туда идти. При всех опасностях и рисках военной профессии, о которых ты несомненно в курсе, есть немало существенных выгод. Во-первых, полное материальное обеспечение. Это позволит тебе, если все не пропивать и не тратить на баб, накопить к концу службы хороший стартовый капитал для многих начинаний. Во-вторых, тебе не придется тратиться на нейросеть и базы. С помощью моих знакомых на флоте ты получишь все самое современное и по максимуму. Более того, ты получишь военные версии баз, которые изначально полнее и современнее гражданских аналогов. А часть из них вообще уникальна и гражданских аналогов не имеет. Проблема в том, что часть баз наверняка будет секретными, а потому после окончания контракта при увольнении тебе их сотрут. Но здесь у меня уже есть гарантированный вариант. Можно было бы провести за полгода до увольнения твое ментоскопирование и сохранить эти базы с последующей повторной загрузкой их тебе после увольнения. Но все гораздо проще. Через своих друзей я договорюсь, что тебе вообще ничего стирать не будут, а лишь сделают отметку об этом в личной карте и личном деле. Стоить это тебе будет не очень дорого, потянешь. Таким образом, через пять лет ты окажешься высококлассным специалистом сразу в нескольких областях. Мой тебе совет, не трать время зря, добирайся до любых баз, которые сможешь достать на службе и изучай все в максимально доступных рангах. Это потом очень пригодится в любом случае. Далее. Ты будешь иметь неплохой капитал, достаточный даже для открытия своего дела. И наконец, зачем, я все это тебе предлагаю. Я хочу, чтобы ты вернулся ко мне. Но вернулся не бедным родственником, а как ключевой специалист или даже возможный партнер. Всего этого тебе будет очень трудно достичь в случае второго варианта. Решать тебе.
   Андрей на какое-то время задумался. Он интуитивно чувствовал, что старик относится к нему с большой симпатией и искренне желает ему добра. Он и сам испытывал к нему похожие чувства. Он видел, что Старик в нем искренне заинтересован, но не будет ни на чем настаивать. Андрей прокрутил еще раз в голове все сказанное, пытаясь разобраться, не стоит ли за предложением Старика какой-нибудь особый интерес, не совпадающий с его собственными. В конце концов он еще слишком плохо ориентируется в реалиях этого мира, чтобы доверять кому-то без оглядки. В то же время куда лучше получать эти ориентиры, когда тебе есть, на кого опереться. Тем более, что Старик совершенно не пытается ограничить свободу Андрея. Он лишь описал все возможные варианты и оставил выбор Андрею. И ведь действительно базовых вариантов всего два. Или оставаться со Стариком, или пытаться пробиться в этом мире самостоятельно. Третий вариант в этом смысле мало, чем отличался от второго принципиально. Андрей оставался со Стариком. Хотя он же давал Андрею достаточно времени, чтобы оглядеться самостоятельно и только потом принять окончательное решение. Пять лет армейской службы это серьезно. И этот вариант, безусловно, самый тяжелый. Через что придется пройти новичку, да еще с дикой планеты на флоте, он знал или думал, что знал не понаслышке. Все армии мира в этом похоже друг на друга, как однояйцевые близнецы. Сначала муштра до потери пульса и пределов человеческой выносливости. И только потом какое-то послабление и вспоминание о наличие жалкого подобия каких-то человеческих прав. И тем не менее, Андрей прекрасно видел и все выгоды этого варианта. Старик прав. Сейчас он безродный птенец, в лучшем случае упорством и трудом способный заработать на корку хлеба. Но насколько этого мало, он уже понял из информации о мире Содружества. И даже оставшись у Старика при всем его к Андрею расположении, путь его не будет усыпан розами. Старик никогда не пойдет на необоснованное продвижение любимца вопреки общим интересам команды. И это правильно. Любой статус нужно заслужить. А значит в лучшем случае он набьет себе чуть меньше шишек, но не сделает путь короче. А значит все решено.
   - Я выбираю третий путь. Ему нет реальной альтернативы.
   - Я не сомневался в тебе, мальчик, - улыбнулся Старик. - Это правильный выбор, и ты не пожалеешь о нем.
   Сначала, когда Андрей разбирал со Стариком несколько вариантов устройства его судьбы в мире содружества, он думал, что те несколько месяцев, которые ему останутся до армейского заключения контракта, будут скучными. Уже узнав, что все обучение здесь строится на базах знаний, загружаемых с помощью нейросети, которой у него пока не было, Андрей не очень понимал, чем ему придется заниматься. Он мысленно скорее отводил себе это время на адаптацию и думал, что Старик просто хочет дать ему прийти в себя. Но он жестоко ошибался. Эти месяцы действительно оказались адаптацией к местным условиям, но они были предельно загруженными. Причем, то, что давал и чему учил его Старик, не было ни в каких базах. Точнее это была база сама по себе, но уникальная, существующая в единственном экземпляре и не в электронном виде, а в голове у самого Старика. Это была база его персональных знаний о мироустройстве Содружества, особенностях управляющей Системы и скрытых каналах и рычагах, с помощью которых эта Системы управлялась.
   Андрей узнавал о сложных и неоднозначных взаимоотношениях между периферийными империями и Центральными мирами, о скрытом взаимодействии между аратанской имперской службой безопасности и корпорациями. Как самому вести себя с безопасниками, если они обратили на тебя свое внимание.
   Как, в каком виде и в каких объемах предпочитают брать взятки высокие армейские чины, и что они могут взамен давать такого, чего не найдешь в свободной продаже.
   Как взаимодействуют спецслужбы Содружества с пиратскими кланами.
   Где и как можно доставать уникальные высокоранговые базы, не отдавая за них те десятки тысяч КИТов, которые они стоили официально.
   Как доставать закрытую информацию по системам, в которых можно, будучи мусорщиком, поиметь богатую добычу и при этом гарантированно не стать еще одной жертвой живых систем обороны.
   Как можно заработать на добыче полезных ископаемых в разы больше, чем предполагает профессия шахтера и с кем надо при этом делиться.
   Как работает контрабандная сеть поставок и как не попадаться таможенным службам. Как и с кем ведутся дела на планетах фронтира.
   Как не погибнуть по дурости, попав на пиратскую станцию.
   Как на самом деле функционирует финансовая система, какие операции и транзакции и какими методами отслеживаются банковскими службами безопасности.
   Если коротко, то Старик всего за три месяца показал, ему как на самом деле функционирует государственная машина и теневой сектор бизнеса. Как реально делаются дела в этом мире. То есть все то, что никто и никогда не напишет в рекламных буклетах и своде юридических законов. И тем не менее, опираясь именно на эти знания, а не на законы и буклеты, можно было чувствовать себя в мире Содружества, как рыба в воде. Разумеется, Андрей не смог бы сам просто так взять и воспользоваться этими знаниями в полном объеме. Для этого ему не хватало ни навыков, ни обязательных связей, без которых любой человек навсегда оставался аутсайдером, обреченным подбирать крохи с чужого стала. Но Андрей совершенно правильно расценил передаваемую ему информацию, как совершенно необходимый Ликбез, как очки, без которых весь мир вечно обречен быть в расплывчатом тумане.
   Когда Старик убедился, что Андрей более или менее впитал в себя необходимую информацию, он устроил ему своего рода экзамен. Результатами остался доволен, а посему назначил дату вылета на имперскую планету Бласт, где находился один из имперских Центров беженцев и переселенцев, а заодно и ряд высокопоставленных приятелей Старика в погонах.
   Станция около Бласта Андрея очень впечатлила. Со стороны станция выглядела как сфера с очень неровной поверхностью. Практически такая же, как та база Старика, на которой он провел последние месяцы. По каким-то своим соображениям Старик не захотел вести Андрея на свою базовую станцию, и корабль после его освобождения, передав оставшихся освобожденных рабов имперскому патрулю прямо в космосе, отправился, как сказал Старик, в одну из его личных берлог, про которую знало очень мало народа. Так та станция была размером, конечно, больше на порядок, чем корабль, но все же имела с ним сопоставимые размеры.
   Таких же масштабов, как на Бласте Андрей даже не мог себе представить. Сотни миллионов квадратных метров рукотворной поверхности да еще в десятках уровней, каждый из которых имел свое предназначение. Включив обзорный экран, Андрей завороженно смотрел на гигантский висящий в пустоте шар, с которого буквально ежеминутно вылетали десятки различных больших и малых кораблей, некоторые из которых по своему размеру вполне могли бы поспорить со станцией Старика. А здесь эти монстры как мальки влетали в открывающиеся ангары, без следа растворяясь в недрах станции. Вокруг станции постоянно крутилось не менее сотни различных кораблей и корабликов, выглядящих как мошкара вокруг сочного плода. В некоторых местах Андрей увидел по всей вероятности космические верфи, мощными конструкциями выпиравшими из тела станции. На них постоянно сверкали вспышки сварки и кружились десятки небольших суденышек, видимо инженерно-ремонтной направленности. Собирали очередных левиафанов пространства.
   Андрей никогда не считал себя пугливым, но он буквально с ужасом смотрел на то, как неумолимо надвигается на корабль станция, становясь все больше и больше, теряя свои внешние очертания и превращаясь в гигантскую стену сверкающего в свете звезды металла. Ему казалось, что нет никакой силы, способной остановить это сближение, что корабль вот-вот неизбежно столкнется с этой стеной и превратится в груду искореженного металла. Но вот в стене медленно распахнулись гигантские ворота, как какая-то пасть, размерами намного превышающими корабль, и тот медленно вплыл в открывшееся пространство. Когда крейсер неподвижно замер на силовых опорах в ангаре, Андрей с силой выдохнул и даже слегка обмяк в кресле. Он буквально чувствовал всем телом, как сковавшее его напряжение медленно отпускает.
   - Да, первый раз это страшно. Потом привыкаешь и перестаешь замечать.
   - Сумасшедшие впечатления.
   Центр беженцев Андрею практически не запомнился. Старик уверенно провел его в кабинет какого-то чиновника, который судя по всему уже был в курсе дел. На его столе лежала заготовленная на имя Андрея пачка документов для оформления гражданства.
   - Сначала необходимо пройти официальную процедуру тестирования, чтобы изготовить карту ФПИ. - после взаимных приветствий и процедуры знакомства чиновник встал из-за стола и провел Андрея в соседнее помещение. Снятие параметров заняло буквально десять минут, после которых Андрей вернулся в кабинет чиновника, имея на руках распечатку с результатами тестов. Взглянув на них, чиновник слегка в удивлении приподнял брови и уже с уважением посмотрел на Андрея.
   - Не так часто на попадаются люди с природным индексом интеллекта в 191 единицу. - Видимо оборудование в Центре стояло более мощным, чем на пиратском корабле, где ему насчитали всего 189. Но для Андрея эти цифры хоть уже и говорили кое о чем, он все же до конца не воспринимал важность этого показателя.
   - Да и остальные показатели выше всяческих похвал. Индекс физического развития - 165, реакция - 138 и даже есть зачатки пси-активности. Молодой человек, у Вас прекрасные перспективы в империи Аратан. Рад предложить Вам гражданство. Надо подписать здесь, здесь и здесь, - проговорил чиновник, протягивая Андрею документы. Я слышал, Вы уже выбрали себе профессию.
   Андрей взглянул на Старика, тот слегка кивнул, подтверждая, что все правильно. Андрей поставил необходимые подписи.
   - Да, с профессией молодой человек определился. Прямо от Вас мы идем к адмиралу Бергу, он уже ждет. А молодого человека, - Старик кивнул на Андрея, - ждет Имперский флот.
   - Прекрасный выбор, - чиновник также со своей стороны подписал все бумаги, затем нажал несколько клавиш на терминале и достал откуда-то из-под стола небольшую карту, размером напоминающую земные удостоверения личности или кредитные карты. Впрочем, последних Андрею видеть не довелось.
   - Поздравляю Вас, Андрей Белов. Вы с этого момента становитесь гражданином империи Аратан со всеми вытекающими правами и обязанностями. - Чиновник пожал Андрею руку, протянул карту и пару каких-то буклетов.
   - Держите, это Ваша карта ФПИ, самый важный документ в Вашей жизни. На нем будут фиксироваться все Ваши показатели, а также перечень освоенных баз. На основе этой информации Вы сможете выбирать подходящую Вам работу. Впрочем, как я понял, это Вас пока не волнует, Вы уже определились. Кстати, хочу только предупредить, что в случае незаключения контракта с Флотом, Вас, поскольку Вы сейчас указали именно эту профессию, могут привлечь к службе принудительно.
   - Этого не потребуется, я все уже решил.
   - Прекрасно, но предупредить я обязан. А эти буклеты помогут Вам немного освоиться с устройством Аратанской империи. Желаю удачи.
   Попрощавшись с чиновником, Андрей и Старик вышли в коридор. Старик на секунду замер, связываясь с кем-то по нейросети.
   - Пойдем, нас уже ждут. Это на следующем этаже.
   Кабинет, в который они попали, был на порядок больше и роскошнее, чем тот, который они только что покинули. Видимо, принадлежал он гораздо более значимой персоне. Помимо рабочего стола в нем находилось пара диванов и несколько кресел. Все это было расставлено вокруг низкого столика, уже уставленного какими-то бутылками и закусками. На диване и в одном из кресел сидело два человека в военной форме. На одном из них была офицерская форма, на погонах ярко блестели три восьмилучевые звездочки. Второй был в белого цвета мундире, на груди которого сияло несколько, по-видимому, орденов, поскольку на них на всех сверкали гранями явно драгоценные камни. На этом мундире был всего один погон на правом плече. Его украшала золотая спираль, отдаленно напоминающая схематическое изображение галактики. Оба мундира имели и петлицы, на которых блестела золотом цифра 8. Андрей уже знал из ранее полученной информации, что эта цифра означало принадлежность обоих к восьмому флоту империи Аратан. А вот спираль, символизирующая галактическое Содружество на адмиральском погоне вместо звезды означала, что перед ними сам командующий флотом адмирал Берг. Старик упомянул о нем Андрею заранее, даже рассказав пару забавных историй из их совместной деятельности в прошлые времена.
   - Как все-таки все военные похожи друг на друга, - подумал Андрей, глядя на мундиры и лица хозяев кабинета. Впрочем, хозяин был явно полковник, а адмирал приехал сюда для встречи с ними.
   - Ха, привет, старый разбойник, - с явной радостью громко возопил адмирал и, бодро вскочив с дивана, подбежал к Старику, тут же заключив его в объятия.
   - Осторожно, слон, помнешь, это ты молодой, а мне уже за 90 перевалило, - заворчал Старик, впрочем, с удовольствием отвечая на объятия адмирала.
   - Да, ладно, подумаешь на пару лет старше меня и выпендриваешься. Да и глядя на тебя, хочется скорее поставить тебя в строй, а не размышлять о возрасте.
   - Не-не, в строй это ты вот этого молодого человека будешь ставить, а я уже лучше отдохну.
   - Ну, если пять уничтоженных пиратских кораблей за последнее время и две тысячи спасенных из рабства людей это отдых, то я согласен. Все бы так отдыхали.
   - Позволь представить тебе этого молодого человека. Андрей Белов, двадцать лет, мой земляк и вообще чудесный парень. Видел бы ты, как он смертельно угостил конвоировавшего его пирата его же собственным шокером. Я моргнуть не успел.
   - Прекрасно. Такие бравые парни нам на флоте и нужны. Кстати, позволь в свою очередь представить, полномочный представитель 8-го флота в Центре беженцев, полковник Кром. Кстати, тоже далеко не всегда в офисе штаны просиживал, мой боевой товарищ.
   Полковник при этом встал и подошел к остальным, протянув руку для знакомства.
   - Ну что, формальности завершены, давай присядем, выпьем немного за прошлые и будущие победы, и ты расскажешь, для чего тебе здесь понадобился именно я, - предложил адмирал, отправляясь к своему месту на диване и приглашая остальных.
   Когда все расселись, полковник на правах хозяина налил всем в рюмки какого-то ароматного напитка.
   - Ну, за встречу, проговорил адмирал и опрокинул рюмку в рот. - Теперь рассказывай.
   - Это, - Старик кивнул на Андрея, - мой человек. И он мне нужен. Но я решил, что ему сначала стоит набраться опыта, хорошенько потрудившись на Флоте. Скажем, лет пять.
   - Что ж, хорошее решение, правильное.
   - А от тебя, старый пень, мне требуется, чтобы он для службы получил лучшее оснащение. Я не прошу тебя делать ему поблажки, можешь бросать в огонь и в воду. Я совсем не хочу, чтобы он просиживал штаны в штабе, он должен стать настоящим боевым офицером, тем более, что боевой опыт у него есть. Пусть планетарный и на дикой, как это принято называть, планете, но есть. Но я хочу, чтобы ты сделал для него лучшую нейросеть и установил максимально комплектные базы. Я хочу, чтобы протащил его по всем местам, которые позволят ему приобрести полноценный опыт и стать гордостью твоего флота. За него я покоен. Не подведет. Ни тебе, ни мне не будет за него стыдно. Но он должен получить вот это. - Старик достал из кармана листок и передал его адмиралу.
   Тот взял, прочитал и присвистнул.
   - Ну, ты даешь, старый маразматик. С базами еще ладно, сделаем. Но где я тебе "Тактик-8ВМ" достану для новичка? Ты вообще представляешь, сколько эта нейросеть стоит? И кстати, какой у твоего парня интеллект, он эту сеть потянет?
   - Где хочешь, там и бери. Меня этот вопрос мало волнует. Ты ведь, когда тебе от меня что-то надо, не спрашиваешь, чего мне стоит исполнить твои просьбы и поручения. Просто иду и делаю, -парировал Старик. - А если ты об этом забыл, то ты не того человека назвал маразматиком. А сеть парень потянет, интеллект 191 природный.
   Адмирал насупился, бросил быстрый взгляд на Старика, потом на Андрея, потом опустил глаза и принял отстраненный вид, связываясь с абонентом по нейросети. В процессе разговора его мимика иногда менялась, выражая то раздражение, то задумчивость, то, наконец, удовлетворение.
   - "Тактика 8-го сейчас нет, это на самом деле нереально. Но есть вариант даже получше. Сейчас вовсю апробируется новая серия сетей "Стратег". Они сразу 8-го поколения, но с них пока не снят гриф "Э" - экспериментальная. Так что это "Стратег-8ВЭ", гражданских аналогов не имеет. Разработана на основе серии "Администратор", но с полным военным функционалом. Все, кому ее уже поставили, визжат от восторга. + 35% к интеллекту сразу, еще 5% после выхода на полный режим. Автоматическое улучшение памяти и способностей к обработке информации. Минимальные требования, как под твоего парня писаны 190 единиц.
   - Берем, - даже не взглянув на Андрея, сказал Старик. - Ну и с базами не подкачай. А теперь давай выпьем, как следует. Давно я тебя, чертяка, не видел. А Вы, ребята, пока делами и оформлением займитесь.
   В дальнейшем загуле ни полковник, ни Андрей участия не принимали. Андрей подписал подготовленный полковником пятилетний контракт на службу в Звездном флоте империи Аратан, затем получил направление в компанию "Нейросеть", визитную карточку менеджера, к которому надо было обращаться, запечатанный пакет и сопровождающего до офиса компании офицера. С которым и отбыл из кабинета.
   Андрей прислушивался к своим ощущениям, выбираясь из медицинской капсулы в компании "Нейросеть".
   - Должен сказать, что все прошло просто замечательно. Сеть встала идеально, ни одного отклонения он нормы, - проговорил врач в белом халате. - Вам установлена экспериментальная нейросеть "Стратег - 8ВЭ". Вы настоящий счастливчик. Редко, кто носит в своей голове несколько миллионов кредитов. Она автоматически развернется примерно через два часа, но я попрошу Вас на всякий случай в первые сутки ее не нагружать. Помимо заказанных военными баз, Вам дополнительно установлены база "Содружество" и база "Юрист". Обе второго уровня. Также установлена интерактивная инструкция по пользованию данной моделью сети. По объему она тоже как небольшая база первого уровня. Вот и изучите в первый день только эти три базы. А затем уже перейдете к изучению остальных. Да, кстати, на сегодня я Вас отпуская, а завтра пожалуйте утром обратно. По выданным мне инструкциям Вам назначен месяц медикаментозного изучения баз в капсуле под разгоном. График изучения баз по требованию Вашего начальства также скинут Вам на сеть. Когда распакуется, сможете с ним ознакомиться.
   Помимо сети Вам также установлены четыре импланта. Два на интеллект по сто единиц, один на скорость физической реакции и силу и один на память. Так что после установки Ваш индекс интеллекта составит 458 единиц. А после выхода сети на полную мощность он может подрасти еще на 12 единиц, до 470. Это практически физический предел. Так что, еще раз поздравляю. Такой индекс имеет один человек из нескольких миллионов. Перед Вами, если серьезно займетесь изучением баз, открываются очень серьезные перспективы. Практически безграничные. Одних уже установленных у Вас баз после их освоения достаточно для заработка нескольких миллионов кредитов в год.
   - Благодарю Вас, доктор.
   - Как Вы себя чувствуете?
   - Есть легкое ощущение дезориентации, но в целом очень хорошо. Какая-то легкость во всем организме.
   - Дезориентация очень скоро пройдет, буквально десять минут. А легкость оттого, что организм во время установки подпитали различными стимуляторами нервной и физической деятельности.
   - Еще раз спасибо, буду завтра с утра.
   В холле офиса компании Андрея дожидался все тот же сопровождающий офицер.
   - Мне приказано доставить Вас гостиницу, но предлагаю перед этим пообедать.
   - Согласен.
   Деньги у Андрея были на чипе. Старик озаботился, чтобы по мелочам Андрей ни в чем не нуждался.
   Месяц в камере Андрею ничем особенным не запомнился. Это было похоже на сон, сквозь который на заднем фоне мелькали неуловимые картинки. Когда Андрей выбрался из камеры его снова встречал тот же доктор. Ну-с, молодой человек. Вот теперь я с легким сердцем готов передать Вас в надежные руки нашего Звездного флота. Внизу Вас уже ожидает знакомый Вам офицер, который перепроводит Вас на базу флота. Желаю удачи.
   Внизу помимо офицера Андрея ждал Старик.
   - Не хочу устраивать сцены прощания перед базой. Попрощаемся здесь. Андрей, я в тебя верю. Верь и ты в себя. Используй эти годы по максимуму, тебе это потом пригодится в любом случае. В петлю голову не суй, излишнего риска, если это только не единственный путь выполнить задание, избегай, но и не стой от событий в стороне. Тогда ты ухватишь за хвост свою птицу-счастье. Будет возможность, давай о себе знать, как проходит служба. И еще. Ты волен поступать, как сочтешь нужным. Мне ты ничего не должен. Но помни, я тебя всегда жду.
   При всем том, что Андрей никогда не считал себя сентиментальным человеком и последний раз плакал, когда в начале девяностых в автокатастрофе погибли его родители, он почувствовал, что на глаза наворачиваются слезы. Вроде бы прошло немного времени со дня знакомства со Стариком, а он уже воспринимал почти как родственника. И что любопытно, точно такое же он ощущал и со стороны Старика. Андрей уже знал, что старик одинок. Его жена здесь умерла более десяти лет назад, а оба сына пропали где-то во фронтире. И он чувствовал, что им, Андреем, Старик пытается в своем сердце заменить пропавших сыновей. Он молча подошел к Старику, обнял его и прошептал, глотая слезы. - Я не подведу.
   - Знаю, - пришел такой же сдавленный ответ.
   Уже через полчаса флайер высадил Андрея и сопровождающего офицера перед воротами Базы 8-го флота.
   - Ну что, здравствуй, армия.
  
   Глава 6.
   Пять лет на флоте стали очень важным периодом жизни Андрея. Оглядываясь потом назад, он с благодарностью вспоминал и службу, и Старика, с подачи которого он попал в имперский флот.
   Начало было традиционным для любой армии мира из любого времени. У этого периода есть множество названий, давильный чан, плавильный котел и куча других не менее красочных определений. Суть одна. Из новобранцев выжимают все соки и силы, доводя до пределов их физических и моральных возможностей, а иногда и заходя за эти пределы. При всех расхожих ужасах об этом этапе становления воина, происходящее очень осмысленно и совершенно не является проявлением чьего-то злого умысла. Цель этого этапа отнюдь не в том, чтобы показать новобранцу всю ничтожность его личности, втоптать в грязь или, хуже того, довести до самоубийства. Самая первая задача любого сержанта-держиморды это отучить новобранца думать и рассуждать. И научить вместо этого мгновенно подчиняться команде. И опять не для того, чтобы сделать из него бездумную скотину. Просто иначе из неорганизованной толпы гражданских обалдуев, каждый из которых думает, что "круче только горы" и неважно в какой области, бойцов, а тем более единое войско не создать. Один самый красивый, другой самый умный, третий самый сильный, самый сексуальный, самый оригинальный, самый талантливый .... Самый, самый, самый. Этих самых всегда даже больше, чем бойцов. Если такую толпу повести в бой, то вернется едва один из сотни. Уставы не случайно писаны кровью. За каждым армейским правилом реально стоят многие тысячи смертей, своим примером указавших на ошибки. Правило "трясти, а не думать" отнюдь не такое идиотское, каким кажется в анекдотах. И оно тоже вписано реками крови.
   Помимо выбивания из голов новобранцев всяких дурных мыслей "о себе любимых" их прессование на начальном этапе имеет и еще одно важное значение. В подавляющем большинстве случаев человек чего-то не может только потому, что внутри себя он точно знает, что этого он не может. Или хотя бы думает, что не может. И такое "знание" является самым главным тормозом для развития, для преодоления себя и выхода на новый уровень. Заставляя новобранца делать, а не рассуждать, выбив из него все мысли и вынудив реагировать на команды на уровне инстинктов, тот же сержант-держиморда снимает у него все внутренние тормоза и преграды. Солдат больше не знает, что он умеет, а что нет. Что знает, а что нет. Он просто делает то, что ему приказано делать, делает с напряжением всех сил, физических и духовных. И уже за счет этого добивается на порядок лучших результатов. Конечно, у этой системы, как и у любой другой, есть свои минусы и недостатки. Слабые ломаются. Иногда ломаются фатально. Но таких подавляющее меньшинство. Все прочие, пройдя все круги армейского ада, становятся гораздо сильнее. И тоже не только физически. В первую очередь закаляется их дух. Из слабых беспомощных штафирок они становятся людьми, которые точно знают, что им нет равных, как не бывает невыполнимых задач. Они становятся воинами. С точки зрения системы взглядов, при которых каждая человеческая жизнь священна, а каждая личность уникальна и должна быть защищена от любых трудностей и проблем, военная система воспитания ужасна и не имеет права на существование. И тем не менее, для армии, задачей которой является в ограниченное время подготовить бойцов к дееспособной защите своего народа и государства, это единственный выход. И жизнеспособность самого государства напрямую зависит именно от того, есть ли у нее такая дееспособная армия.
   В империи Аратан и с государством, и с армией было все в порядке. А посему новобранцев давили по полной программе. Андрей, даже заранее все это себе представляя и имея похожий опыт на Родине, а потому обходя острые углы везде, где можно, нахлебался от души. Для него положение осложнялось еще и тем, что он вообще не давал себе права расслабиться и сачкануть хоть где-то. Он как будто постоянно ощущал тени Старика и его друга адмирала, стоящие за его плечом. И как бы ни было тяжело, он не давал себе послаблений. Даже по редким выходным, он шел в тренажерный зал, до автоматизма отрабатывая практические навыки, основанные на знаниях из разученных баз. Даже по ночам, когда все остальные дрыхли без задних ног от усталости, он не давал себе заснуть, пока не скомандует нейросети продолжение фонового обучения.
   С базами его командиры рассудили здраво. Не зная, к чему у него окажется больше предпочтения и талантов, они приказали потратить месяц разгонного обучения в "Нейросети" на освоение абсолютно всех закаченных баз, но до второго ранга включительно. Благодаря тому, что скорость усвоения материала Андреем была очень высока, он справился за месяц с изучением всех шести десятков баз. Базы были скомплектованы по десяти направлениям "Стратегия и Тактика", "Воин", "Пилотирование", "Навигация", "Вооружение", "Техника", "Боевые роботы", "Энергетика", "Защитные системы", "Кибернетика". Каждое из этих направлений содержало несколько баз различной целевой направленности. Так, например, направление "Воин" содержало в себе базы "Индивидуальный бой", "Стрелковое оружие", "Холодное оружие", "Командование группой", "Диверсионно-разведывательная деятельность" и "Абордаж/Контрабордаж".
   Решение учить сразу все базы, но низкого уровня, как выяснилось впоследствии, было абсолютно правильным. Во-первых, второго ранга оказалось на первом этапе обучения вполне достаточно, а, во-вторых, начиная с третьего ранга, изучение некоторых баз требовало знания других баз определенной направленности. То есть для наиболее эффективного и быстрого их освоения требовалось разработать четкую упорядоченную систему последовательности учебного процесса.
   К концу первого этапа подготовки, который длился полгода, Андрей смог поднять все базы до третьего уровня. Казалось бы, это очень немного, но при том, что выходных почти не было, а на обучение оставались только ночи, этот результат оказался очень значительным. По крайней мере, по уровню освоения материала и практической подготовке Андрей оказался лучшим в своей партии рекрутов и закончил первый этап в звании сержанта имперского флота. Среди событий, которые Андрей по прошествии лет мог вспомнить из этого периода своей жизни, не осталось практически ничего. Весь процесс слился в единый нескончаемый поток мучений и напряжения сил и воли. Даже из финального комплексного теста, состоявшего из обязательного марш-броска, преодоления полосы препятствий, гонки на боевом атмосферном дроне под огнем условного противника и неизбежного поединка в конце испытания, Андрею запомнилось только то, что через миг после успешного окончания поединка против трех противников, он облегчённо упал мордой в грязь, даже не реагируя потом на то, что его оттаскивали в сторону. Он спал.
   Второй этап службы уже существенно отличался от первого. Теперь Андрея наоборот учили думать. Но не вальяжно-расслабленно, а быстро и точно, мгновенно оценивая обстановку и принимая единственно верное решение. Это был этап освоения космического пилотирования и боя в космосе, а также десантных операций. В течение полутора лет Андрей попеременно менял пилотское кресло, на пилотские и десантные тренажеры, их на бронескафандр десантника, осваивая искусство абордажа и противоабордажа, высадку на планету и штурм укрепленных объектов, а затем до умопомрачения рассчитывал курс корабля во всевозможных гравитационных аномалиях в кресле навигатора и координаты прыжка в другие системы. Он научился летать на все, что летало в атмосфере и космосе, научился ронять десантный челнок на поверхность планеты так, что радары планетарной обороны успевали захватить его как цель лишь иногда и по большей части случайно. Получил значок стрелка-снайпера, гарантированно попадая на штурмовике ракетами в двигательные дюзы условного корабля-противника в восьми раз из десяти с первого захода. Научился почти мгновенно определять точки наибольшей уязвимости своего корабля и успевать перераспределять его щиты, усиливая их кратковременно, но многкратно на самом опасном направлении.
   Ответственный подход к делу, равнодушие к выпивке, а здесь с выходными уже было получше, да и бары на космической базе имелись в достатке, и упорное ежедневное и еженощное изучение баз, сделали его лидером его курса. В этом имелись и свои сложности и недостатки. У него было очень мало друзей, в основном таких же упорных, как и он сам. Большинство же считали его карьеристом и выскочкой. Его нежелание проводить с ними время в барах или таскаться за любой станционной юбкой, не сделали его изгоем, но создали ему имидж волка-одиночки. Так что отношения скорее можно было охарактеризовать как сдержанно-отчужденные. При этом Андрей был нормальным молодым человеком со вполне здоровыми инстинктами. И женское общество ему было также необходимо, как и всем прочим. Но в этом деле он предпочитал скрытность и никогда не присоединялся к компаниям. Его фактическое одиночество, а все его приятели были такими же как и он, было неизбежной платой за индивидуальный прогресс. Несколько раз Андрей задумывался над правильностью такой своей линии поведения. И пришел к выводу, что если бы он собирался оставаться на флоте, то манеру его поведения следовало бы обязательно скорректировать в сторону большей открытости и общительности. Если не сейчас, то при переходе к третьему практическому этапу службы точно. Но поскольку он совершенно был уверен в том, что, собирается вернуться к Старику после окончания контракта, то ничего принципиально менять не требовалось. Безусловно, определенные личные связи на флоте ему не помешают и потом. Но здесь все более или менее было нормально. У старших офицеров он был на хорошем счету, его редкие приятели тоже были среди самых лучших, следовательно, быстрее будут двигаться по службе. Да и остальные, хоть и сторонились его, но относились в целом уважительно. Ведь Андрей никогда не отказывал в просьбе, а во время совместных операций всегда работал на всю команду, никогда не выпячивая свою роль.
   Из наиболее ярких событий с этого этапа службы Андрей выделял лишь одну операцию. Наверное, потому что она была первой и единственной реально боевой. Адреналин просто зашкаливал.
   На одну из планет фронтира, вплотную примыкающих к Аратанской империи и находившихся в зоне ее влияния, напали пираты. Колония на планете Галатея была относительно молодой с ярко выраженной сельскохозяйственной и горнодобывающей направленностью. С неба ее прикрывала старая и давно списанная боевая станция "Гром" аж третьего поколения. В самой империи давно пользовались седьмым, постепенно меняя на восьмое. Но для фронтира с его многочисленными и, как правило, слабыми колониями даже такая станция была в радость. Отдельное пиратское судно или даже пару-тройку судов она легко могла отогнать, будучи оснащенной дальнобойными тоннельными орудиями и многочисленными турелями и ракетными кассетами ПКО для ближнего боя. Помимо станции планету защищали два крейсера, тяжелый и средний, а также пятерка эсминцев. Все корабли были того же, 3-го поколения. В общем и целом летающий изношенный хлам, но все еще боеспособный и опасный для решивших испытать это на себе.
   В данном конкретном случае колонии и станции просто не повезло. На них вывалилась целая пиратская эскадра, состоявшая из линкора и тяжелого носителя 5-го поколения, трех средних крейсеров 4-го поколения и пары эсминцев, из которых один был даже 6-го поколения. С учетом того, что линкор тоже был оснащен тоннельными орудиями главного калибра, только более современными и дальнобойными, станция сразу лишилась своего главного преимущества. Между линкором и станцией завязалась артиллерийская дуэль, которую станция явно проигрывала. Более современные орудия линкора наносили ей куда больший ущерб, нежели происходило в обратную сторону. К тому моменту, когда станция окончательно замолчала, потеряв последнее работоспособное орудие, линкор был еще практически цел, хотя щиты на нем были сбиты, а пара отсеков парила выходящим и замерзающим воздухом. Больше у линкора в системе противников не было. Он перенес огонь на корабли-защитники и они, пытаясь сохранить боеспособность, начали уклоняться и уходить, скрываясь на другой стороне планеты. Это дало отмашку всей эскадре на приближение к планете и всеобщей атаке.
   Операция была спланирована пиратами практически идеально. Видимо, они хорошо представляли себе защитные силы планеты. Но они совершили одну незначительную ошибку. В момент их появления в системе в другом, достаточно удаленном ее секторе разгонялся небольшой транспортный корабль. Причем, находился на его последней стадии перед прыжком. До того, как он скрылся в переходе, он успел принять сообщение с планеты о пиратском нападении и буквально тут же исчез в гиперпрыжке. Перехватить его оказалось невозможным. С системой, куда направлялся транспортник, пиратам также не повезло. Она располагалась очень недалеко, посему транспортник быстро вышел из прыжка и тут же передал сообщение о пиратском нападении на Галатею имперской службе безопасности. Находившаяся на дежурстве в системе, а потому в полной боеготовности флотская эскадра моментально начала разгон и ушла в прыжок.
   Флот появился в системе Галатея в тот момент, когда эсминцы и крейсера пиратов принялись гонять своих древних оппонентов, а линкор и носитель комфортно расположившись на орбите вдалеке от станции, чтобы не попадать под огонь ее систем вооружения ближнего боя, начали десантную высадку на планету под прикрытием сотни ШАКов (Штурмовиков класса атмосфера-космос).
   Преимущество в скорости и боевой мощи у вынырнувшей из прыжка имперской эскадре было полнейшим. Как только она показалась в систему, пираты мгновенно оставили все попытки добить еще огрызающиеся корабли защитников и десантную операцию и начали маневр уклонения и разгон. Крейсерам и эсминцам пиратов повезло, находясь на противоположной стороне планеты и используя ее как прикрытие они смогли разогнаться и уйти от преследования. Линкору и носителю такого шанса не дали. Тем не менее оба корабля, бросив на произвол судьбы ШАКи и успевший высадиться десант, бросились наутек. Впрочем, попытка, заранее обреченная на неудачу окончилась быстро. Объединенный залп эскадры сначала превратил в огненный шар линкор, а затем отстрелил маршевые двигатели носителю.
   Тем не менее, маневр крупных кораблей пиратов высветил одну неприятную для флота проблему. В его составе не оказалось десантного корабля, а соответственно и сил, чтобы быстро уничтожить пиратский десант на планете. Канал гиперсвязи с командованием флота принес информацию о том, что все регулярные десантные части находятся слишком далеко, чтобы предотвратить катастрофу на планете. Но в соседней системе проходила десантную практику большая группа молодняка. После недолгих раздумий командование приказало задействовать ее.
   Так Андрей и оказался участником боевой операции. Впервые он вел челнок со своим отделением не под облучением учебных радаров, а под прицелом реальных систем ПКО, да еще и в условиях продолжающейся борьбы флотских истребителей с пиратскими ШАКами в небе Галатеи. Понимая все риски попадания ракет ПКО или ШАКов в относительно медлительный десантный челнок в этих условиях, Андрей постарался выжать из него все, что можно. Плюнув на риски перегрева, Андрей направил челнок буквально вертикально к поверхности с такой скоростью, что со стороны он напоминал то ли уже сбитую машину, то ли горящий несущийся к планете болид. Системы предупреждения о перегреве обшивки не унимались. И даже при этом дважды за время своего падения с орбиты челнок получал по корпусу удары осколками от близко разорвавшихся ракет противника. Лишь по счастливой случайности никто из его бойцов не погиб.
   Торможение челнока в нижних слоях атмосферы было еще хуже всего предыдущего. Перегрузка зашкалила за 5G. Металлический корпус челнока стонал едва ли не громче людей, вцепившихся в поручни своих десантных кресел так, что на стальных трубах оставались реальные вмятины. У Андрея пошла кровь из носа, но он не обращал на это никакого внимания. Борьба со скоростью и одновременно за живучесть челнока отнимала все его силы. Когда челнок в конце концов плюхнулся на поверхность, Андрей едва ли не минуту приходил в себя, хотя по нормативам уже через 10 секунд десант должен был занять оборону вокруг челнока. И то ему помогли выбраться из кресла товарищи. Самое удивительное, что ни у кого из них после такого падения с небес не было сил возмущаться. Все лишь только качали головой, удивляясь тому, что еще живы. Тем не менее, когда позже выяснилось, что из пятидесяти выпущенных с матки челноков до земли добралось лишь чуть более двадцати, и только в челноке Андрея не было ни одного погибшего, на Андрея стали смотреть как на героя. Сумасшедшего, но героя. Даже начальство, влепив ему взыскание за нарушение всех инструкций, одновременно наградило медалью за проявленную самоотверженность. А заодно и значком мастер-десантник.
   Вся последующая операция на планете по сравнению со спуском с орбиты выглядела блекло и рутинно. Все же подавляющее преимущество в защищенности скафандров и вооружении, помноженное на дисциплинированность, привели к тому, что пиратов отстреливали как мишени в тире. Тем более, что после таких потерь на начальном этапе по молчаливому согласию было принято решение пленных не брать. Даже командование эскадры не возражало. Тех, кого удалось захватить на болтающемся без движков носителе и информации с его искина хватило, чтобы разобраться, с кем военным пришлось иметь дело. Жесткость подавления сопротивления быстро уничтожило решимость пиратов дорого продать свои жизни, и они начали сдаваться целыми группами. Позже эта десантная операция была зачтена всему курсу в качестве успешной сдачи экзамена по боевому десантированию. Точнее тем, кому повезло остаться в живых. Для себя после этой операции Андрей сделал окончательный вывод постараться держаться от десанта подальше. Настолько насколько позволит ему служба. В конце концов он пришел на флот не для того, чтобы умереть за в общем-то совершенно чужую ему Империю. Он пришел за знаниями и опытом, а для того, чтобы этим багажом в последствии можно было воспользоваться, надо сначала было остаться в живых.
   К концу второго этапа, за которым и начиналась настоящая служба, Андрей окончательно определился с тем, на каком корабле он хотел бы провести оставшееся по контракту время. Поскольку он и на этом этапе был среди самых лучших и заслужил звание лейтенанта, ему было дано право выбора. Наверное, в этом сыграла свою роль и заинтересованность в его судьбе адмирала Берга. Андрей выбрал службу на тяжелом дальнем ударном рейдере. Это был уникальный тип кораблей, призванных в одиночку решать различные задачи в неизведанных глубинах космоса. Разведчик с уникальной для такого размера кораблей (более километра в длину) системой маскировки. Ударная мощь сравнима со средним линкором. Мощь двигателей делала его самым быстрым кораблем в своем классе тоннажа. Минимальный экипаж профессионалов с большой степенью взаимозаменяемости с максимальной автоматизацией всех процессов. Для сравнения если на линкоре нормой было шесть искинов, отвечавших за различные типы оборудования и действий, то на рейдере их было восемнадцать. И все не ниже 7-го класса. А управляющий искин был 9-го класса. Пройдя один раз практику на этом корабле среди всех прочих, Андрей навсегда влюбился в этот корабль и хотел служить лишь на нем. Он был согласен на любую роль пилота штурмовика, канонира, техника или любую другую. Лишь бы это был рейдер.
   Тем не менее, перед тем, как принять окончательное решение, точнее его озвучить, Андрей во время увольнительной на станции связался по частному коммерческому каналу со Стариком. Им нечасто удавалось видеть друг друга, все же режим службы, да и стоимость коммерческих разговоров по гиперсвязи не предполагал частого общения, но старик неизменно оказывался в курсе всех его дел и успехов. Выслушав внимательно Андрея, Старик почти сразу же подтвердил его выбор. Андрею даже показалось на какой-то момент, что сделай он иное предложение, Старик попытался бы его переубедить.
   - Это то, что тебе нужно, мальчик. Ты молодец. Лучший выбор ты сделать не мог. Служба на рейдере позволит тебе в кратчайшие сроки освоить до профессионального уровня на практике все основные флотские специальности. Только не забывай подкреплять практику теорией. Как у тебя с базами?
   - Все на 4-м уровне, часть уже на 5-м.
   - Отлично, но не успокаивайся на достигнутом. К концу службы надо иметь 6-й по всему спектру. Тогда я буду за тебя полностью спокоен.
   - Постараюсь.
   -Удачи. И я по-прежнему тебя жду. Да, кстати, почти наверняка на тебя выйдут представители СБ с предложением работы на них. Не отказывайся, но соглашайся только на должность внештатного сотрудника. Полный отказ их рассердит и может принести немало проблем в будущем. А согласие на внештатную эпизодическую работу должно устроить. Единственно, что ты должен оговорить, это свое обязательное предварительное согласие перед каждым заданием. Ну и пообещать разумную инициативу со своей стороны, если с чем-то таким, что СБ будет интересовать, столкнешься.
   - Понял. Местный особист уже ходит кругами, но пока на откровенный разговор не вызывал.
   - Вызовет еще, но ближе к окончанию контракта. Сейчас ты и так под контролем. А вот после завершения контракта с таким уровнем знаний можешь представлять для ник как интерес, так и опасность.
   Проблем с назначением Андрея на рейдер, слава богу, не возникло. Еще больше Андрея порадовал тот факт, что назначение состоялось на экспериментальный корабль 9-го поколения, которые только-только стали продаваться из Центральных миров и то за сумасшедшие взятки. Причем, Андрею явно повезло. Корабль был поистине революционный в своей модернизации. Его экипаж составлял всего шесть человек. И предназначался он для очень длительных, до полугода, самостоятельных полетов. Поскольку подразумевалось, что эти полгода корабль явно будет проводить не в мирах Империи, а скорее всего даже за границами фронтира, то он был оснащен мини-установкой для выработки топлива. Эта установка представляла собой автоматизированный дроид-добытчик, способный опускаться в атмосферу газовых планет-гигантов и закачивать из нее сжиженную топливную основу, которая потом дорабатывалась с помощью различных катализаторов в перерабатывающем комплексе установки уже на корабле. Явно выраженная заточенность корабля на длительное одиночное плавание вдали от цивилизации резко снизили его привлекательность для подавляющего большинства кадровых офицеров флота. Поскольку их служба в отличие от Андрея не ограничивалась пятью годами, а представляла собой всю их жизнь, то они предпочитали карьеру на станциях или, по крайней мере, в составе сильных эскадр. Риска на порядок меньше, комфорта существенно больше. Так что свое место на рейдере Андрей получил почти без боя и без особого давления со стороны адмирала. Те, кто хотели составить ему конкуренцию, уступили в расчете на то, что через три года после окончания его смогут занять его место без таких усилий. А заодно за это время на корабле проявятся все неизбежные "детские болезни" и летать на нем станет намного безопаснее.
   Опыт, который за три года службы на рейдере приобрел Андрей, трудно было переоценить. Он в полной мере прочувствовал работу пилота, навигатора, орудийного стрелка-наводчика, техника-ремонтника, оператора станции по добыче и производству топлива. Пять полноценных длительных рейда познакомили его со всеми особенностями разведки во вражеских системах, напичканных датчиками-сканерами, дали опыт борьбы с гравитационными аномалиями в неизученных системах свободного космоса. Он громил пиратские станции в дальнем фронтире и картографировал по заданию флота новые системы. Дважды освобождал рабов из рук аварских работорговцев. Выучил полные 6-е ранги всех закаченных ему баз, самостоятельно за свои деньги закупил и изучил базы "Инженер" 6-ранг, "Геология" - 5-й ранг, "Хакер" - 6-ранг, "Производство" - 6 ранг. Эти базы помимо военных были рекомендованы ему Стариком.
   Расставание с флотом прошло грустно, но буднично. Было жаль покидать хороший слетанный экипаж рейдера, у Андрея со всеми офицерами завязались хорошие отношения. Его уговаривали, конечно, остаться. Предлагали повышение в звании, должности и прекрасные перспективы. Но все это без особого огонька, все заранее знали о его намерении завершить службу по окончании контракта. Как Старик и предупреждал, у Андрея состоялся неизбежный разговор с офицером СБ. Неожиданностей не возникло, особист спокойно воспринял его желание не переходить на штатную работу, но согласие на роль внештатного сотрудника с правом согласования заданий. Это согласие ему и было нужно в первую очередь, так как показывало полную лояльность Андрея Системе. По плану прошло и "удаление" из памяти Андрея секретных баз диверсионно-разведывательной и кибернетической направленности. Холостая работа оборудования обошлась Андрею почти в 20% накопленного за годы службы капитала, а накопить удалось более двух миллиона кредитов, но Андрей был доволен.
   Через пять лет и десять дней, ушедших на все процедуры расставания с флотом, Андрей стоял за воротами базы на станции все той же системы Бласт, откуда начал свою военную карьеру, и вдыхал воздух свободы. Чувство было забавным. Впервые за долгий срок он никому ничего не был должен. Отсутствовали задачи, приказы командиров, не надо ежесекундно было ждать рев боевой тревоги. Это чувство пьянило, но одновременно отдавало пустотой. Еще вчера он был членом огромной сплоченной команды, обладавшей неимоверной мощью. А сегодня он один.
   - Один, совсем один, только Блохин и Шенгелия, - вспомнилась ему давняя, засевшая с детства в память смешная оговорка главного советского спортивного комментатора Озерова.
   - Кстати, пора позвонить Старику. - О том, чтобы не возвращаться к нему, а начать собственный путь по жизни, Андрей даже не думал. Хотя и серьезно волновался. Все же пять лет прошло. Старые симпатии это прекрасно, но как сложится все сейчас, непонятно. О том, что Старик не будет встречать его на станции, он знал заранее. И прекрасно понимал причины. Чтобы ни думал Старик на его счет, но он держал свое слово, оставляя выбор за Андреем.
   - Ладно, сначала встреча со Стариком, выяснение всех обстоятельств и перспектив, потом будем думать и принимать решение, - решил он и бодро направился к узлу гиперсвязи.
  
   Глава 7.
   Разговор со Стариком Андрея приятно удивил. И даже не тем, что по тону Старика стало понятно, он этого разговора ждал и надеялся на него, а тем, что хоть и не встретил, но один из транспортников на Бласт прислал. Конечно, Андрею было сказано, что корабль оказался на станции просто ко времени, забирая давно заказанный груз, но он понял, прибыли именно за ним, груз был только предлогом. И это растрогало Андрея до глубины души.
   За годы службы на флоте Андрей не раз прокручивал в голове историю своего спасения и все последующие события. И каждый раз приходил к выводу, что это чудо. В реальной жизни представить себе столь прямую цепочку событий от момента его спасения до сегодняшнего дня невозможно. Это как промчаться по прямой и пустой автостраде на случайно найденном в точке выхода на нее посреди пустыни люксовом автомобиле. Полностью исправленном и даже заправленном. Да ему пришлось потрудиться. Приходилось много тренироваться, не раз рисковать жизнью и отдавать все силы обучению. Но все равно, эти пять лет он напоминал себе ребенка, которого просто взяли за руку и провели к успеху, заботливо обходя все преграды. За пять лет от чудом не состоявшегося раба до успешного человека с кучей профессиональных умений, с более чем солидным банковским счетом. Ну не бывает такого в жизни. Однако это случилось. А раз так, то Андрей интуитивно чувствовал, что попал в центр какой-то крупной игры, все происходившее с ним до сих пор и, вероятно, все или многое, что будет происходить с ним в будущем, имеет какую-то совершенно определенную цель, остающуюся во мраке. Самое удивительное, буквально на каждом отрезке ему оставляется право на принятие самостоятельного решения. Идти дальше или свернуть с намеченного для него пути. Как будто сама судьба все время испытывает его и сомневается, на того ли она поставила. А раз так, то не ему перечить судьбе. Тем более, его никогда не привлекала жизнь сытого и ленивого мещанина. В том, что происходит, Андрей видел вызов для себя. И пусть пока он не может осознать его смысл, это ничего не меняет. Вызов есть вызов, и он готов его принять.
   Вызов на нейросеть пришел буквально через десять минут после разговора со Стариком. Андрею было предложено пройти в зону 14С, ангар 17-23, где находился транспортник. Говоривший просил не задерживаться, погрузка была же завершена, ждали только Андрея.
   Перелет Андрею совершенно не запомнился, он предпочел провести его в выделенной каюте, чтобы не вносить напряженность в небольшой коллектив корабля. Помещение было небольшим, 2.5 на 3.5 метров с небольшим выступом санузла. Отделка и оснащение без намеков на роскошь. Пластиковые панели на стенах, небольшой встроенный шкаф и откидной лежак. Впрочем, достаточно удобный. Два раза в день Андрей появлялся в кают-компании для приема пищи, вежливо раскланивался с увиденными членами экипажа, но никаких попыток сблизиться или завязать разговор за рамками нескольких дежурных фраз не предпринимал. Команда вела себя аналогичным образом, видимо, не совсем понимая, как относиться к неожиданному пассажиру. Остальное время, а полет продлился пять дней, Андрей лежал в своей каюте, отсыпался и строил в голове различные варианты своего будущего. Или просто отдыхал, пользуясь редким моментом. За последние пять лет у него не было ни одного столь длительного периода отдыха. И, как представлялось, очень скоро опять не будет.
   Система, являвшаяся целью полета, оказалась крайне интересной. После выхода из финишного прыжка, Андрей получил гостевой доступ к искину корабля, запросил разрешение на трансляцию данных обзорных камер прямо на нейросеть и внимательно рассматривал место, которое с большой вероятностью должно было стать его новым домом. Искин в интерактивном режиме подсвечивал и приближал все заинтересовавшие Андрея объекты. Звезда класса G3 очень напоминала Солнце. Вокруг нее наматывали круги 6 планетоидов различного размера. На внешней самой удаленной орбите располагался относительно разреженный пояс астероидов. Из планет только третья и четвертая имели землеподобный вид, будучи окруженными относительно прозрачной атмосферой. Пятая и шестая были газовыми гигантами, окруженными многочисленными спутниками. Первые две были небольшого размера и имели совершенно безжизненный вид. Самое удивительное, что они обе располагались практически на идентичном расстоянии от звезды и, соответственно, на одной орбите, находясь на диаметрально противоположных ее сторонах.
   Обитаемой была только четвертая планета, колонизирована чуть более ста лет назад. Население чуть более пятидесяти тысяч человек. Планета имела свою четкую специализацию. На ней из местных моллюсков производились очень сильные афродизиаки, пользовавшиеся большим спросом по всему Содружеству. Всю эту информацию Андрей также почерпнул от корабельного искина.
   Помимо простого любопытства Андрей попытался оценить систему с точки зрения профессионального военного. Насколько она приспособлена к обороне. Увиденное впечатляло. Настоящая диспетчерская станция во фронтире, это серьезно. Плюс несколько управляемых минных полей. Да пара десятков кораблей, среди которых выделялись туши трех средних линкоров, по очертаниям напоминавших тип "Страж" 6-го поколения Аратанской постройки. Очень солидно. Располагалась станция между орбитами четвертой и пятой планет. Помимо диспетчерской на низкой по отношению к четвертой планете орбите висела еще одна станция, очевидно торговая. С ее внешней стороны было припарковано не менее десятка транспортных кораблей. По размерам она никак не могла сравниться с гигантской станцией в системе Бласт, однако, диаметр в десять километров по данным искина делал ее серьезным и очень дорогим объектом. Особенно для окраинного мира. Стоимость такой станции явно превышала десяток миллиардов кредитов.
   К удивлению Андрея пристыковались они не к торговой, а именно к диспетчерской станции. И одно это сказало Андрею многое. Старик явно относился к числу хозяев системы. Других сюда просто не пускали. Диспетчерская станция сердце системной обороны.
   Старик не вышел встречать Андрея, прислал какого-то молодого парня, напомнившего ему земных секретарей, но скинул на сеть приветственное сообщение с указанием располагаться и обещанием увидеться через пару часов за обедом. А пока велел устраиваться в апартаментах, которые он для Андрея приготовил. Последние напоминали небольшую трехкомнатную квартиру. Спальня, гостиная, кабинет, санблок и закуток для приема пищи, где стоял навороченный кухонный комбайн. Обстановка скорее спартанская, никакой роскоши, отделка панелями в стиле технологического минимализма. "Секретарь", видимо, не очень представлял себе, как относиться к сопровождаемому, а потому вел молча, доведя до места, скинул Андрею на сеть код доступа в помещение и поспешил откланяться.
   - Хо-хо, как ты возмужал, - встав с кресла, Старик обнял Андрея, продолжая внимательно всматриваться в него. - Значит, не забыл старика, решил принять его предложение? Или пока хочешь просто осмотреться? - Вопрос был задан вскользь, но глаза выдавали, ответ Старику принципиально важен. Сам он за эти пять лет почти не изменился. Все такой же бодрый. Только морщин в уголках глаз прибавилось, да просматривалась еле заметная усталость.
   - Сидеть без дела не приучен, а больше меня никто не ждет.
   - На флоте остаться желания не было? Ты ведь там неплохо прижился.
   - Нет, спасибо. Не видел смысла. В большие командиры меня не тянет, а без этого в армии делать нечего.
   - Хорошо, давай оставим серьезные разговоры, тем более есть, о чем, а пока немного подкрепимся.
   Обед прошел в ничего не значащем дружеском трепе, Старик живо интересовался особенностями службы Андрея. Наконец тарелки и бокалы опустели, Старик встал и предложил перейти в соседнюю комнату. По обстановке это был явно рабочий кабинет. Никакой роскоши, но отделка натуральными материалами, деревом, кожей, матовый свет, все выдавало статус владельца. И статус весьма немалый. За годы службы Андрею пришлось побывать в кабинетах совершенно различного уровня. То, что он видел здесь озадачивало. Старик, уселся в одно из кресел с внешней стороны стола, кивнул Андрею на соседнее и первыми же словами только усилил эту озадаченность.
   - Слушай сюда, мой мальчик. К сожалению, моему заметь тоже, это наши последние дружеские посиделки такого рода. Я не изменил своего отношения к тебе и, надеюсь, ты ко мне тоже. Но для тебя же будет намного лучше, если ты будешь встраиваться в систему правильно, с самого низа. Ты мне доверяешь?
   - Безусловно. Если я кому и доверяю после спасения из рабства, то это тебе. Иначе меня бы здесь не было. Полностью в твоем распоряжении.
   - Тогда не удивляйся ни тому, что я скажу, ни тому, куда и зачем буду тебя посылать. Во-первых, я тебе никогда не рассказывал, кем мне удалось стать в этом мире. Тогда это было бы лишней и даже опасной информацией. Теперь она стала тебе необходима. Во-вторых, я никогда не скрывал, что имею на тебя определенные планы. И даже сейчас я не готов тебе их раскрывать в полном объеме. Так надо. В-третьих, твое обучение еще не завершено, оно продолжится, только учить тебя буду теперь я и совершенно иным предметам. Если согласен со всем, то я начну.
   Андрей внутренне собрался как перед прыжком, - согласен.
   Дальше он узнал такое, чего никак не ожидал, хотя что-то подозревал.
   То, что Старик совсем не прост, было понятно сразу. Слишком уверенно он вел себя с адмиралом, слишком много знал, да и эта диспетчерская станция с постоянными на ней апартаментами. Но рассказанное Стариком с трудом укладывалось у него в голове. Это была своего рода мафия. Не совсем в привычном земном смысле слова, ничего похожего на виденный на Земле фильм "Крестный отец". Но именно мафия. И Старик занимал в ней одну из ключевых ролей. Клан, в который он входил, не был единственным в Содружестве, но был одним из крупных, чьи интересы распространялись даже на Центральные миры. Хотя там были лишь небольшие тихие представительства и легальные компании. На подобные шалости хозяева Центральных миров смотрели спокойно. Но любая попытка получить реальное влияние с гарантией стала быть последней для всего клана. А вот в обоих Империях и Королевстве и тем более во фронтире деловая сеть клана раскинулась очень широко.
   Старик говорил долго, со множеством подробностей. Когда прошел первый шок от услышанного, Андре с удовлетворением отметил для себя, что Старик не имел отношения к самым неприемлемым с его точки зрения занятиям, работорговле, наркотикам и проституции. Бизнес клана состоял из множества направлений как в легальной, так и в теневой сферах. Транспортные перевозки, добыча ресурсов, инвестиции, азартные игры, контрабанда. На клан работали профсоюзы, мусорщики, наемники, хакеры. Клан был тесно связан с политиками, чиновниками, военными, службами безопасности, крупнейшими корпорациями. Очень часто именно клан Старика использовался как посредник для решения тонких вопросов взаимодействия между собой структуры различных государств.
   В голове Андрея возник образ этакого спрута, щупальцами охватившего все Содружество. И Старик занимал в клане роль исполнительного управляющего. Сколько всего у клана было владельцев, как и кто был его реальным главой, Старик не сказал. Упомянул лишь о том, что все остальные держатся в тени и свою принадлежность к клану не афишируют.
   - Слушай, после всего, что ты рассказал, я не пойму одного, зачем ты посоветовал мне стать внештатным сотрудником имперской СБ? Ведь теперь они в любой момент могут предъявить свои права на меня и заставить работать против твоего клана. И как мне выкручиваться?
   - Рад, что ты об этом спросил. Если бы ты промолчал, я бы, конечно, не стал бы тебя в чем-то подозревать, но это был бы симптом определенной легкомысленности с твоей стороны. Могу успокоить. Твое назначение внештатным сотрудником СБ было организованно нашими людьми, никуда дальше них твое досье не уйдет. Это потребовалось не для реальной работы, а для твоего прикрытия при увольнении. Понимаешь, вся эта история с твоим контрактом очень нетипична для имперского флота. Протеже адмирала, блестящий офицер. Имея прекрасные перспективы сделать карьеру, вдруг увольняется в никуда. У соответствующих людей возникает куча вопросов. А так все нормально. Человек уволился, но остался в системе. Пройдет пару лет, и твое досье засунут так глубоко, что его уже никто и никогда не найдет. При этом во всех компьютерах ты прописан как внештатный сотрудник. При необходимости можешь этим воспользоваться. Информация пройдет любую проверку. Ладно, с этим все, давай о тебе.
   Что касается перспектив Андрея, то ему, по мнению Старика, предстояло последовательно познакомиться со всеми направлениями деятельности клана. Но прежде всего надо было заполнить кое-какие пробелы в образовании.
   - Я подготовил для тебя максимально полную базу "Псион". Удалось выкрасть у Аграфов, они в этом деле лучшие. Так что готовься. Первый месяц, а потом после перерыва еще один ты проведешь в капсуле под разгоном. Иначе не потянуть даже с твоим индексом интеллекта. Базы Аграфов по объему в разы превышают все, с чем ты сталкивался до этого. Но и эффект соответствующий. Потом перейдем к практическому обучению. Есть тут у меня один неплохой псион. Аграф. По независящим от него причинам стал изгоем в своем клане и был вынужден покинуть Центральные миры. Прижился у меня. Он и станет твоим учителем. Немного сумасшедший, но талантливый.
   Теперь о наших взаимоотношениях. Какую должность я занимаю, ты уже понял. Если начну с тобой цацкаться и тебя выделять, это не поможет ни тебе, ни мне. Более того, это просто опасно. Любимчиков, да еще со стороны, никто не примет, а при случае подставит. Ты сам должен это понимать. Другое дело, если ты всего добьешься сам, познакомишься с людьми, станешь для них членом общей команды. Твои успехи и достоинства будут для всех очевидными. Тогда твое продвижение по карьерной лестнице примут нормально. Так что видеться мы не будем относительно долго. Мои распоряжения тебе будут передавать. Принимаешь такие правила игры?
   - Принимаю. - Теперь для Андрея стало понятно почему он не увидел Старика на Бласте, и почему он не встретил его здесь на станции.
   - Тогда с этой минуты я для тебя господин Штайнер, а не Старик. На то, что ты видел на том корабле, не обращай внимания, там все мои люди. Они со мной не один десяток лет. Заслужили. А тебе это еще предстоит. Конечно, кроме моментов вот такого нашего общения наедине. Здесь все по-старому. Без обид?
   - Без обид.
   Со следующего дня для Андрея началась новая жизнь. Хотя первые полгода, проведенные то в капсуле за изучением гигантской по объему базы Аграфов, то в небольшом помещении за отработкой практических навыков под руководством учителя-Аграфа, слились в один нескончаемый поток, к жизни имевшей мало отношения.
   Аграф оказался молодым, высокого роста с длинными почти белыми волосами и заостренными кончиками ушей. Андрей покинул Землю еще до того, как ее заполонили книги и фильмы про эльфов, а то он мгновенно признал бы в Антаниэле, так звали его учителя, одного из них. Аграф держался вполне дружелюбно и был достаточно терпелив к ошибкам Андрея. Но по мере того, как его пси-способности стали проявляться, Андрей все чаще улавливал исходящее от учителя тщательно скрываемое высокомерие.
   Природные пси-способности Андрея оказались достаточно скромными и даже будучи усиленными имплантами не сделали из него боевого псиона. Он научился защищать свой разум от ментального воздействия, добился некоторых усилий по части воздействия на других. В какой-то момент Андрей осознал, что для него больше нет проблем прочитать мысли большинства людей, чьей разум не был защищен ментальными щитами, мог мгновенно распознать любую ложь или лукавство, интуитивно видел впереди опасное развитие событий и находил способы нейтрализации этой опасности. Андрей так и не понял, было ли это особенностью его мышления или свойством нейросети и имплантов, но стоило проявляться интуитивному предвиденью, как будущее представало перед его мысленным взором как набор из вариантов, подсвеченных разными цветами от зеленого, что означало полную безопасность до красного, если опасность была крайне серьезной.
   Реальная жизнь началась, когда Андрея стали протаскивать по всем кругам ада, то есть кланового бизнеса. Кем ему только не приходилось быть и чем только не приходилось заниматься.
   Началась его карьера в клане с должности простого охранника в клубе на торговой станции. Поскольку станция была большая, часто посещаемая торговцами из различных систем фронтира и Содружества, а клуб был самым крупным и популярным развлекательным заведением на ней, то чуть ли не ежедневно случались стычки и скандалы между посетителями, зачастую заканчивавшиеся коллективными драками. В задачу Андрея вместе с другими охранниками было предотвращать негативное развитие событий, несущее вред посетителям клуба и ущерб самому заведению. Андрей уже прошел обучение псиона, потому его основная роль заключалась в практическом использовании навыков предвидения. Он должен был определить, в каком из заведений клуба намечалась очередная потасовка, кто должен был стать ее инициаторами и скинуть информацию на сеть начальнику смены. Дальнейшее было не его головной болью. В первые дни работы его вообще ставили на вход с правом отказывать в проходе тем, кто нес с собой угрозу и заряд нездоровой агрессии, готовой выплеснуться на окружающих. Параллельно он был обязан, не включаясь в скандал с теми, кому он отказывал, урегулировать дело таким образом, чтобы отказники добровольно и тихо уходили восвояси.
   Конечно, бывший флотский офицер с немалым количеством боевых операций мечтал не о такой работе. В какой-то мере это унижало Андрея, и он чувствовал определенное разочарование. Лишь привычка все доводить до конца и добросовестно относиться к любому порученному делу, сдерживали его раздражение. Но через некоторое время Андрей увлекся, почувствовал практическую пользу от своих новоприобретенных пси-способностей, а саму работу охранником стал воспринимать как действенную практику по отработке пси-навыков. И не ошибся.
   *****
   Через три месяца его перевели на другое место. На этот раз Андрей отправился в отдаленную систему на большом шахтерском корабле в качестве помощника капитана. Хотя реальная его задача заключалась в другом. Он одновременно должен был следить за тем, чтобы шахтеры не отлынивали от работы и не сбывали никому добычу налево. Деятельная натура Андрея не давала ему просто бездельничать, и он решил попутно освоить на практике шахтерскую профессию. Команда корабля, сначала относившаяся к своему "смотрящему" крайне настороженно, постепенно приняла его в свои ряды и охотно делилась секретами шахтерского мастерства. А их оказалось очень немало. На какое расстояние лучше всего подходить к астероиду, как стабилизировать корабль около него, чтобы никакая случайность не повредила кораблю. Какими кусками отламывать породу от астероида, чтобы обеспечить максимальную производительность комплекса. Как в зависимости от типа добываемой руды настраивать и перенастраивать перерабатывающий комплекс, какими катализаторами пользоваться. Андрей узнал, что в Содружестве добыча руд и их переработка были полностью унифицировани. Выглядела эта цепочка таким образом. Из руды за счет отсеивания пустой породы производились рудные концентраты, дальше перерабатывающие комплексы обогащали эти концентраты, превращая в стандартные КСМ - концентрированные смеси металлов. Путем дальнейшего смешения КСМ превращались в КССМ - концентрированные стандартные смеси металлов. Все металлургические компании Содружества были настроены на работу именно с КССМ. По этой причине КССМ считались биржевым товаром, который по стандартным ценам покупались-продавались в любой системе Содружества, где имелись металлургические корпорации.
   КССМ был предельным продуктом, который могли производить шахтеры на своих кораблях. И даже для этого корабль был должен быть оснащен перерабатывающим комплексом, который стоил больших денег. Кому удавалось заполучить подобный агрегат, требующий помимо набора катализаторов еще и сразу нескольких разученных баз не ниже 3-го уровня, тот мог считать себя почти счастливым человеком. Почти, потому как надо было еще найти богатое ценным сырьем месторождение, добыть руду, переработать ее в КССМ, а самое главное, после всего этого доставить добытое на планету с биржей или корпорацией-покупателем. И при этом не нарваться на пиратов. Тогда и только тогда можно было стать богатым без почти. Во внутренних мирах Содружества, где риски нарваться на пиратов были существенно ниже, найти богатые месторождения уже было практически невозможно. Те, которые не принадлежали крупным корпорациям или не находились в имперском резерве, уже давно были выработаны. Системы были изучены достаточно хорошо, и искать в них что-либо пропущенное и ценное можно было годами.
   Реальная удача могла ждать только во фронтире или еще лучше свободном космосе. Но там и риски возрастали на порядок. Потому про свободных богатых шахтеров все немало слышали, но мало кто видел их в реальности. Тем более живыми. Большинство предпочитало спокойно работать на корпорации. Такая работа приносила без особых проблем до пяти тысяч кредитов в месяц, что было неплохо. После нескольких десятков лет упорного труда человек уходил на пенсию, имея капитал в районе пары миллионов кредитов, чего вполне хватало на домик на приличной планете в хорошей климатической зоне и обеспеченную старость.
   Другая категория шахтеров предпочитала повышенный, но все же контролируемый риск работы на компании типа клана Старика. Это уже была работа во фронтире. Компания обеспечивала шахтеров всем необходимым, кораблем, оборудованием, катализаторами, топливом и припасами. Выделяла даже вооруженное сопровождение в системах, где велась добыча. Готовые КССМ забирались из системы транспортниками также под вооруженной охраной. Обычная шахтерская вахта продолжалась три месяца и считалась оптимальным сроком. Это минимизировало расходы на полеты со станции в систему добычи и обратно и не давало самим шахтерам окончательно озвереть.
   Вооруженное сопровождение не гарантировало полного спокойствия, неоднократно бывали случаи пиратских нападений или попыток таковых. Но здесь все зависело от качества охраны и от неформального статуса компании. На компании клана Старика очень редко, кто решался наехать. Во-первых, военное сопровождение было достаточно солидным. Вместе с Андреем в системе находилось два средних крейсера предпоследнего поколения, несущих к тому же несколько десятков истребителей. Обо всем этом Андрею рассказал капитан шахтера. Во-вторых, клан Старика никогда не прощал обид, преследуя рискнувших напасть до конца. Не считаясь с расходами и без срока давности. В компании Старика доход делился на пропорциональной основе. Трудолюбивые шахтеры зарабатывали уже до 10-12-ти тысяч кредитов в месяц, но это было лишь кажущейся существенной разницей. Большую часть заработанного шахтеры спускали тут же на станции во время перерывов между вахтами. Так что в итоге в лучшем случае при выходе на пенсию их ждал тот же домик и столь же, как и в первом случае, обеспеченная старость. И все равно эти шахтеры смотрели на коллег, работающих на корпорации, свысока. Фронтир есть фронтир, со всей его вольностью, рисками и романтикой. В конце концов, кого волнует сколько ты потратил? Важно сколько ты заработал. Так считали эти люди. Андрей мысленно усмехался, но никого разубеждать не хотел. Он прекрасно видел, что большинство из тех, кто его сейчас окружал, не доберется даже до домика у моря или в горах. Они закончат свою жизнь здесь же на станции, потихоньку растрачивая накопленное за жизнь и тихо спиваясь. И получалось, что всю свою жизнь они проработают бесплатно, лишь за еду, одежду и скромные нехитрые удовольствия. Все деньги вернутся опять в клан. Понимая все это, Андрей испытывал странное раздвоенное чувство. С одной стороны, ему было жалко этих неплохих простоватых мужиков, с которыми успел сдружиться за месяцы совместной работы. С другой, они выглядели довольными своей жизнью и не хотели для себя ничего другого. В любой момент они имели право разорвать контракт и отправиться куда угодно. Деньги на это у них были. Но не разрывали и не ехали. С другой стороны, он не мог не восхититься исключительно рациональной и эффективной системе, которая была выстроена в клане. И она полностью соответствовала тому, как был устроен этот мир. Мир откровенной агрессивной наживы и жестокой конкуренции, сдерживаемой лишь неким подобием порядка.
   *****
   После возвращения с шахтерской вахты Андрея уже ждал новый фронт работ. На этот раз ему предстояло отправиться с бригадой мусорщиков в одну из отдаленных систем, где в прошлой войне сошлись в битве две немалые эскадры империй Аратан и Авар. Поле боя осталось за империей Аратан, но воспользоваться плодами этой победы оказалось невозможным. Рациональные искины посчитали, что операция по вывозу всех подбитых кораблей будут стоить слишком дорого, чтобы иметь смысл для флота. А для колонизации система была слишком отдалена даже от обжитых систем фронитра. Посему про корабли и систему просто предпочли забыть. Место битвы еще не было рассекречено, и система пока не попала в открытые информационные базы, выдаваемые флотом мусорщикам по программам "Конверсия" и "Спасатель". Старику по своим каналам удалось заполучить координаты системы, для этого у него на содержании были специальные люди в структурах власти, и в нее решено было отправить небольшую разведывательную экспедицию в составе крейсера, большого транспортника и эсминца. Последний как самый быстрый из всего отряда должен был в случае успеха прыгнуть на базу и вызвать необходимое количество людей для перегонных команд. Андрей был назначен в рейд техником, под управление которого отдавался ремонтный комплекс "Гном", состоящий из управляющего модуля и двенадцати ремонтных дроидов. Также в комплект оборудования экспедиции входил искин-дешифровщик 6-го класса серии "Маг", управляться с которым также надлежало Андрею. При том, что мусорщики обычно обладали всеми необходимыми кодами доступа к кораблям империи Аратан, флот не делал из этого секрета, еще живые искины погибших кораблей даже в этих условиях могли доставить немало хлопот и без дополнительного программного взлома не позволить добраться до кораблей. Для этого и требовался дешифровщик. А к кораблям Аварской империи с живыми искинами без него вообще было лучше не соваться. Хотя и в этом случае успех был не гарантирован.
   Рейд с мусорщиками оказался успешным во всех отношениях. Удалось полностью восстановить работоспособность двух линкоров и одного крейсера, все 5-го поколения и производства империи Аратан, а также полностью забить трюмы транспортника ценным оборудованием различного назначения. Здесь были уцелевшие реакторы, медицинские капсулы, отдельные системы вооружения, многочисленные датчики и модули, оставшиеся работоспособными. Много ценного принес "шмон" по каютам раскупоренных кораблей. Общий объем добычи превысил по предварительным оценкам 35 миллионов кредитов.
   После этого в системе оставалось еще много интересного, но требовало на порядок больше усилий. Так, даже с помощью "Мага" не удалось подобрать коды доступа к нескольким относительно целым судам аварского производства. Эту добычу было решено оставить на потом, завезя дополнительное оборудование. Немалый доход должно было принести и снятие брони с невозможных к восстановлению кораблей.
   Работы в системе проводились в течение полугода. И все это время Андрей работал как проклятый. Ему еще повезло, что на месте оказалось возможным найти или восстановить более двадцати технических дроидов и один управляющий модуль с рабочим искином, что позволило сформировать из них отдельную бригаду.
   Собственно, это было первым, чем Андрей озадачился с подачи руководителя экспедиции. Ален Марш, пятидесятилетний крепыш под два метра ростом, был очень опытным мусорщиком, потратившим на это долее двадцати лет своей жизни. Из них первую половину он искал индивидуального счастья, приобретя небольшой ремонтный кораблик в кредит и записавшись на программы "Конверсия" и "Спасатель". Но быстро понял, что все в этом мире не так просто. Для того, чтобы с тобой поделились перспективными местами надо было платить. Чтобы обеспечить свою безопасность ремонтного корабля даже с самым совершенным оборудованием крайне недостаточно. Помимо удачи найти трофеи надо еще иметь силу защитить найденное. Марш сколотил бригаду из двадцати человек, чтобы иметь возможность восстанавливать средние и тяжелые корабли, как правило, требовавшие несколько человек экипажа, и шансы защититься от пиратских нападений. В среде мусорщиков Ален слыл удачливым человеком. На его счету было несколько восстановленных линкоров, десяток крейсеров, не меньшее количество носителей малой истребительной авиации и еще больше транспортников различного класса. Однако, через десять лет Марш пришел к выводу, что хлеб мусорщика слишком тяжел для того, чтобы заниматься им всю жизнь. Это только в хвастливых рассказах друг другу или перед ничего не понимающими в профессии новичками можно было бить в себя в грудь и кичиться успехами. Марш как никто другой понимал не только все риски и трудности, через которые приходится пройти к малейшему успеху. Он еще и прекрасно мог свести баланс доходов с неизбежными расходами и потерями. А они иногда были таковы, что превышали доходы вдвое. И это не считая нескольких погибших среди останков кораблей товарищей. Так что общая стоимость доставленных в империю и проданных кораблей в несколько десятков КИТов могла взволновать лишь восторженных неофитов. На самом деле в сухом остатке было в лучшем случае пятая часть этой суммы. Марш даже подумывал бросить это неспокойное ремесло и заняться чем-то менее напряженным и рискованным. В этот момент на него и вышли вербовщики Старика. С тех пор Марш вместе с остатками своей прошлой команды работал на старика. Получив по его словам предложение, от которого невозможно было отказаться, Марш по его словам ни разу об этом не пожалел. И даже финансово особо не проиграл при значительно меньших рисках. Старик неизменно доставал информацию о системах, где трофеи были на порядок богаче, все необходимое оборудование доставала и оплачивала его компания. Марш с товарищами работал на долевой основе от объема собранных трофеев.
   В техническом отношении или по части собственных умений работы с техникой Андрей каких-либо проблем не испытывал, знаний и опыта хватало с избытком. Но Марш стал для него неиссякаемым источников огромного числа нюансов, которых хватало в профессии мусорщика. За те полгода, что их команда восстанавливала корабли в этой системе, снимала с других ценное уцелевшее оборудование и пыталась пробиться на третьи, Андрей разобрался в тысячах мелочей, незнание которых легко могло обернуться трагедией или пустить насмарку труд большого числа людей. Но самое главное он стал среди тих людей своим. Его даже торжественно после восстановления одного и кораблей, в котором Андрей лично воссоздал и запустил энергетическую систему и систему жизнеобеспечения, приняли в мусорщики.
   Теперь он, пожалуй, готов был бы рискнуть сунуться на какой-нибудь полуживой корабль в одиночку. При наличии необходимого оборудования, острой нужде и отсутствии других жизненных перспектив.
   *****
   По возвращении из этого похода Андрей впервые более чем за год увиделся со Стариком. Эта встреча состояла из двух совершенно разных частей. Первая, приватная, была очень похожа на их предыдущие встречи. Они посидели вдвоем, даже выпили. Старик выразил удовлетворение его успехами, живо интересовался деталями, хотя по его виду было видно, основное он уже знал. Интересовался больше впечатлениями Андрея, его взаимоотношениями с людьми, новым приобретенным опытом. Затем, видимо, получив сообщение на сеть, резко изменился. Андрей поразился мгновенному преобразованию. Только что перед ним сидел этакий добрый дедушка, заботливый старший товарищ, с интересам слушающий истории, рассказываемые Андреем. Вдруг в один миг Андрей увидел перед собой босса. Хозяина большой корпорации, жесткого и сурового к нерадивым подчиненным.
   - Сейчас перейдем в кабинет, подойдет еще один человек, хочу вас познакомить. Ничему не удивляйся. - Старик вдруг подмигнул Андрею. - И не забудь, для тебя я снова господин Штайнер.
   Человеком оказался Мик Стам, отвечавший за весь контрабандный бизнес клана. Практически лысый, небольшого роста, совершенно не спортивного телосложения, но очень подвижный субъект. Этакий жизнерадостный колобок. Подчеркнуто официально познакомив их с Андреем, Старик, точнее в данной ипостаси господин Штайнер, поручил Мику познакомить Андрея со всеми особенностями тонкого бизнеса контрабандиста. Срок определил в один год.
   - Преемника мне подобрали, босс? Я в чем-то провинился?
   - Провинился бы, не было бы данного года, да и этого разговора тоже. Можешь пока спать спокойно. Но если будешь слишком много себе позволять, спокойствие может смениться нервозностью. - Так Старик выразил свое отношение к фамильярному обращению в свой адрес.
   Мик явно не был дураком, потому сразу же подобрался, принял позу внимательного клерка в кабинете директора и перешел на строгий официальный тон.
   - Виноват, господин Штайнер. Что надо показать? Какие контакты дать? В каком объеме познакомить со спецификой?
   - Расслабься немного, а то шарахает тебя из стороны в сторону. Слушай сюда. Месту твоему ничего не угрожает, если только сам не облажаешься. Андрей здесь в любом случае не причем. Все, что тебе надо, это научить его всем тонкостям мастерства контрабандиста, дать некоторые полезные связи, научить работать с таможней и прочей чиновничьей братией, показать особенности финансовых взаиморасчетов при сделках и страховки от нечистоплотных партнеров. Далее у него будут другие задачи, с твоими не связанные. Это понятно?
   - Все понял, господин Штайнер. Кого назначить его куратором?
   - Курировать будешь сам. А вот в конкретных операциях подберешь кого-нибудь потолковее и понадежнее.
   - Ясно. Ну что, Андрей, задача получена, пошли знакомиться и работать.
   Мик Стам на самом деле был жизнерадостным неуемным типом, каким показался с первого взгляда. Причем очень болтливым. Если его не остановить, то различные забавные истории из жизни контрабандистов он мог рассказывать часами. При этом никто, знакомый с ним близко, не рискнул бы назвать Мика Стама простым болтуном. Он был контрабандистом с огромным стажем и, что называется, от бога. Более убежденного фаната этой нелегкой профессии трудно было себе представить. Не было ни одной системы освоенного космоса, где бы Мик не имел своих контрагентов. Для него даже доход от операций значил меньше, чем сама процедура обхода таможенных постов контроля. Мик даже разработал целую философскую систему, которой не преминул поделиться с Андреем в самом начале их знакомства. Мик считал абсолютную свободу торговли это главное достижение цивилизации. А любые попытки государств наложить на нее свою лапу являлись главным вселенским злом, с которым необходимо бороться всеми силами.
   На освоение нелегкого ремесла контрабандиста Андрею пришлось потратить целый год. Назвать его скучным было бы неправильно, хотя само занятие Андрея совершенно не увлекло. Не видел он для себя в этом деле никакой романтики или интеллектуального интереса. В то же время он никогда бы не назвал этот год бесполезной тратой времени. На практике выяснилось, что все изученные им на флоте системы маскировки детский лепет по сравнению с аналогичными в среде контрабандистов. И дело было не в оборудовании, а именно в используемых приемах.
   - Понимаешь, -рассказывал ему Мик, - у военных все просто. Промышленность выпускает маскировочные системы, ставит их на корабли. Военные тестируют эти системы своими радарами. Если радар не видит ничего или почти ничего, системы принимают на вооружение и используют. При этом, как ты понимаешь, никогда не обходится без правильной смазки мозговых извилин тех, кто ставит свою подпись на акте приемки. Никто и никогда не заморачивается на тему, как обойти эти системы. При этом, все технологии так или иначе спускаются нам из Центральных миров. Что мы, что те же аварцы или андуинцы используют примерно одинаковые системы. Где-то что-то немного придумают и подправят наши или их спецы, но основа технологии аналогична. У нас такое просто не изобрести. Слишком дорого, да и не нужно. При этом я уверен, что на радарах Центральных миров все наши замаскированные корабли сверкают, как праздничный фейерверк в ночном небе.
   У нас совершенно иная ситуация. В отличие от достаточно прямолинейных действий военных, да что я тебе рассказываю, ты же на флоте пять лет оттрубил, с таможенными службами все по-другому. Таможня кормится с того, что найдет у контрабандистов или с договоренностей с ними же. А потому каждый таможенник становится предельно изобретательным, когда дело доходит до пополнения собственного кармана. Если бы мы уповали только на армейские системы маскировки, то в лучшем случае с нашего бизнеса процветала таможня, но не мы сами.
   - А договориться не проще?
   - Иногда проще, но чаще нет. А потом ты не понимаешь, как работает система. Если ты просто придешь к таможеннику договариваться, он тебя всерьез не воспримет. Либо выдоит досуха, либо пошлет. Чтобы с этой братией вести дела, необходимо добиться уважения с их стороны. А такое уважение можно заработать только, обманув их системы контроля и обнаружения. Пойми, каждый человек хочет жить сыто, но интересно. А какой на таможне может быть интерес, кроме как поймать ловкого противника. Вот и играем мы с ними в эти игры, увлекательные для нас всех. Бывает куча случаев, когда таможенник, поймав особо ловкого и оригинального контрабандиста, берет с него мзду по минимальным расценкам. Только потому, что получил огромное удовольствие от ловкости и оригинальности придумки, как и от собственной прозорливости.
   Так что большую часть отведенного ему для знакомства с этим бизнесом срока Андрей потратил именно на отработку систем маскировки, тайного проникновения в системы и даже на разработку оригинальных приемов. За что пару раз удостаивался похвалы Мика, оценившего оригинальность новинок. Но и помимо этого Андрей получил для себя немало пользы. Познакомился с большим числом деятелей этой тайной индустрии в различных системах. С большей их частью Андрей вообще предпочел бы никаких дел не иметь, но разве можно зарекаться на будущее? Удалось познакомиться даже с несколькими выходцами с Земли, которые как и Андрей, начинали свой путь с рабства, а теперь нашли себя в контрабандном ремесле. С такими Андрей постарался сохранить хорошие отношения. Может из ностальгии, может просто на всякий случай.
  
   Глава 8.
   В целом Андрей был рад, когда по истечении года он снова оказался в кабинете Старика и готовился принимать новое задание. На этот раз ему поручалось уже полностью самостоятельное дело, совершенно легального характера. Старик попросил Андрея разработать и построить для него личный небольшой корабль, скорее даже яхту, напичканную самыми современными системами. Сделать это предстояло на верфи в системе Тарх, славящейся своими кораблестроительными мощностями. О выделении Андрею отдельного дока под постройку и об открытии финансирования Старик уже договорился. Услышав задание, он даже не нашелся, что сказать, настолько был ошарашен.
   - Старик, - они находились вдвоем, - объясни, какой смысл в том, чтобы делал эту работу именно я? Наверняка в твоем распоряжении есть куча специалистов, которые сделают это гораздо быстрее и лучше. Не говоря уже о том, что с твоими возможностями ты без проблем подрядишь на эту работу любую их самых крутых корпораций.
   - Мог бы и сам догадаться. Во-первых, мне нужно, чтобы ты научился это делать. Странно, что этот вопрос возник у тебя только сейчас. Ты что до этого момента действительно думал, что я не могу обойтись без твоей помощи на добыче руды, или при восстановлении старых лоханок, или тем более в контрабандном бизнесе? Во всех этих видах работ задача была научить этим заниматься именно тебя. И это новое задание совершенно ничем от других не отличается. Разве только на этот раз рядом не будет никого, кто бы вытирал тебе сопли и исправлял твои ошибки. Но я считаю, что ты полностью созрел для самостоятельной деятельности.
   Есть, правда, и второй момент. И я не стану от тебя его скрывать. Ты, мой мальчик, один из немногих, кто помимо меня не связан более ни с кем. Все твои знакомства носят относительно мимолетный характер. В том числе и поэтому я могу тебе доверять на порядок больше, чем другим. Постройка корабля дело такое, что в судно сразу можно заложить кучу различных закладок, невозможных к обнаружению простыми средствами. Для этого может потребоваться его полная переборка. Если кораблем займешься ты, я буду уверен, что никаких бомб, маяков или чего-то подобного впоследствии на нем не обнаружится. Так что считай эту работу важнейшей в твоей жизни.
   На этом дискуссии прекратились, и они перешли к обсуждению технических характеристик, которые Старик хотел бы видеть в своем корабле.
   Работа на верфи в отличие от прорывов через таможенные преграды с контрабандным грузом увлекла Андрея всерьез. В ней пришлось выложиться до конца, используя все накопленные знания по инженерии и практический опыт самостоятельного пилотирования. Техническое задание, выданное Стариком, было сложным. Относительно небольшой по размерам кораблик, чуть более ста метров в длину должен был стать по его задумке настоящим кораблем-призраком, способным при необходимости на скорости уйти от любого преследователя. При этом предполагалась и возможность успешно отбиться от одиночного агрессора намного более высокого класса.
   К этому Андрей самостоятельно добавил еще и требования эстетического вида корабля. В Содружестве кораблестроение было максимально унифицировано и предусматривало сборку любого судна из стандартных блоков и модулей. Такой рационалистический подход привел к тому, что внешне большинство кораблей представляло из себя простейшие геометрически фигуры - параллелепипеды, пирамиды и призмы, реже шары и эллипсоиды. В космосе практически не ощущалось сопротивление среды, потому эстетика была принесена в жертву рациональности. Простота форм позволяла печь корабли разных классов из стандартных модулей и блоков как горячие пирожки. Андрей же хотел создать по-настоящему красивый корабль, даже внешний вид которого говорил бы о стремительности и мощи.
   К заданию Андрей отнесся с полной ответственностью, работу начал с того, что приобрел самый современный программно-аппаратный комплекс "Синтезатор-18", предназначенный для проектирования кораблей любого класса. Финансирование проекта позволяло, а Андрей подозревал, что работа такого плана в дальнейшем может потребоваться еще не раз. Среди многочисленных достоинств "Синтезатора" было наличие мощной базы данных по всем типам корабельного оборудования, производимого корпорациями империи Аратан, а также эскизно-дизайнерского модуля, с помощью которого можно было задавать внешние параметры и вид объекта. Модуль самостоятельно по заданным параметрам и предложенному набору оборудования мог рассчитать динамические и технические характеристики корабля, определить достаточность энергообеспечения, выдать оптимальную конфигурацию силового каркаса. Все это делало "Синтезатор" незаменимым помощником при проектировании.
   Задача, поставленная Стариком, была какой угодно, но не тривиальной. Общей проблемой при строительстве кораблей любого класса был постоянный поиск компромисса между внешними размерами, абсолютной и удельной энерговооруженностью, скоростью и защищенностью. Любая попытка увеличить скорость разгона наталкивалась на потребности в более мощных движках. Они в свою очередь требовали более мощных и габаритных реакторов. Это предъявляло претензии к минимальным размерам корабля. Попытка навесить на корабль броневую защиту и системы вооружения тут же снижало скорость разгона и энергообеспеченность судна. И все повторялось. Вырваться из этого замкнутого круга было крайне сложно, постоянно приходилось чем-то жертвовать. В данном случае задачу Андрея облегчало то, что корабль изначально не предусматривал большого экипажа, потому жилая зона и система жизнеобеспечения могли быть спроектированы в минимальных объемных габаритах. Вторым плюсом было очень щедрое финансирование проекта. В данном случае это оказалось критически важным, мощность гипердвигателя и разгонных движков впрямую зависела от их размеров, а любое отклонение от стандартных соотношений в сторону компактности приводило к кратному удорожанию продукта. Андрей даже был вынужден несколько раз напрямую связываться со Стариком, для подтверждения трат, выбивавшихся за рамки начальной сметы.
   В конце концов кое-что стало вырисовываться. Удалось достать компактный гипердвигатель производства корпорации "Стрела", который только-только стал выпускаться в империи по лицензии Центральных миров. Запись на этот двигатель обычным порядком велась аж на год вперед, но с помощью связей удалось вытребовать его вне очереди. Правда, даже при стандартной высокой цене в две тысячи КИТов, пришлось заплатить еще и наценку за срочность в размере 25-ти процентов. Но дело того стоило. Все гипердвигатели в Содружестве работали на одном и том же принципе, свертке и проколе пространства. Примерно так, как можно сложить лист бумаги, а потом проткнуть его иглой. При этом для того, чтобы сам корабль не подвергался агрессивному воздействию подпространства, гипердвигатель создавал вокруг корабля своеобразный пузырь, внутри которого пространство сохраняло свои свойства. Энергию для создания пузыря гипердвигатель накапливал во время разгона корабля перед прыжком. Качество и мощность гипердвигателя определялось двумя базовыми параметрами. Размерами создаваемого пузыря и способностью максимально долго его сохранять. Первый параметр определял какой класс кораблей может использовать двигатель того или иного типа. Имела место прямая корреляция между линейными размерами самого двигателя и размерами создаваемого им пузыря. Второй параметр определял, на какое максимальное количество последовательно расположенных систем корабль мог переместиться за один прыжок.
   При более чем скромных габаритах, вписывающихся практически в любой корабль, найденный Андреем двигатель позволял совершать прыжки на 12 систем вместо 4-5-ти, что было обычным для двигателей такого типоразмера. В определенных случаях такое преимущество могло быть критически важным и спасти жизнь своего владельца. Размер создаваемого им пузыря с большим запасом позволял разместить на корабле снаружи любой набор подвесного оборудования, что снимало практически любые ограничения по внешним системам вооружения.
   Маршевые двигатели Андрей установил от эсминца типа "Бесстрашный", с которым был хорошо знаком по службе на флоте. По скорости разгона этому кораблю не было равных в его классе. При длине эсминца в 165 метров, то есть почти аналогичной разрабатываемому проекту, эти движки вставали как родные. В условиях проекта, которым занимался Андрей, эти двигатели по расчетам "Синтезатора" позволяли разгонять корабль до прыжка всего за 1 час 22 минуты, что было недостижимым результатом для всех, кроме императорских курьеров. Но те, в отличие от обычных кораблей, являлись эксклюзивным продуктом производства Центральных миров, недоступным простым смертным. Курьеры поставлялись исключительно Императору по персональному заказу и не подлежали продаже в частные руки.
   Сверхвысокая скорость разгона среди прочего почти нивелировала угрозу засад с применением так называемых глушилок гиперперехода. Этот модуль, будучи включенным, препятствовал уходу в прыжок кораблей любого типа и класса в сфере своего действия. Он являлся официально секретным, в свободной продаже отсутствовал, ставился только на корабли военного и таможенного патруля. Однако, вследствие ряда войн между империями некоторое количество этих модулей в работоспособном состоянии через мусорщиков попали к пиратам, теперь активно использовавшим их для нападения на одинокие суда в системах фронтира. Спастись от пирата, оснащенного включенной глушилкой, можно было только за счет скорости. Если жертве удавалось оторваться от преследователя настолько, чтобы выйти за пределы сферы действия глушилки прежде чем пират разнесет ее двигатели, то она была спасена. Корабль, проектируемый Андреем, в полной мере обладал для этого требуемой скоростью разгона.
   После определенности с двигателями настал черед борьбы за энерговооруженность. Обычные корабли такого размера и класса имели на борту от двух до четырех малых реакторов. Но даже вариант с четырьмя мог обеспечить лишь нормальную работу искинов, двигательной системы и поддержание пассивных щитов. На большее энергии уже не хватало. А стояла задача обеспечить корабль не только системой активных щитов, способных выдержать обстрел одиночного противника любым видом оружия в течение не менее 20 минут, за которые корабль мог гарантированно убежать из зоны поражения любого дальнобойного вооружения, но и установить эффективно работающую систему маскировки. Не следовало забывать и о системах сканирования пространства. А ведь неплохо было бы еще и серьезно вооружить корабль. Расчеты показывали, двигательная система вместе с системами управления и жизнеобеспечения забирали на себя энергию не менее трех реакторов, работающих в полном, но не форсированным режиме. Последний мог использоваться лишь в критических ситуациях в течение не более 10-ти минут. Дальше мог наступить перегрев реактора и его взрыв. Активные щиты требовали энергии двух реакторов с небольшим запасом, системы маскировки и сканирования потребляли полный поток энергии одного реактора. Не менее одного реактора следовало выделить на системы вооружения, и неплохо было бы иметь еще запас на всякий случай. Таким образом, малых реакторов требовалось не семи. Такой объем Андрей не мог выделить, даже ужав систему обеспечения до минимума. Пришлось забыть про компактность и играться со средними реакторами. Энергетическая область в Содружестве также была максимально унифицирована по типоразмерам реакторов. Существовали сверхмалые, малые, средние, большие и сверхбольшие классы реакторов. Переход от одного класса к другому давал в среднем увеличение мощности в два раза. Но почти пропорционально возрастали и габариты. Внутри класса, поскольку принцип выработки энергии был одинаковым, мощность реакторов у различных производителей отличалась в пределах 10-ти - 20-ти процентов. Причем цена более эффективных образцов росла как бы не быстрее мощности. Разумеется, все эти расчеты были справедливыми при сравнении реакторов одного поколения. Андрей, в частности делал свои расчеты для реакторов 8-го поколения, являвшихся самыми современными из стандартно продаваемых на рынке. Можно было бы попытаться достать реакторы 9-го поколения, хотя они были почти вдвое дороже, но прирост мощности получался все равно недостаточный.
   В итоге после долгих мучений и расчетов Андрей смог воткнуть в корабль аж пять реакторов среднего класса. Такая конфигурация энергосистемы создавала солидный резерв мощности при синхронной работе всех систем корабля. Но для этого пришлось увеличить максимальное поперечное сечение корабля в его центральной части на 20%, что делало корабль немного похожим на ядерные советские подлодки горбатого типа. И удлинить корпус корабля на 8 метров. Но на основных характеристиках корабля это почти не сказалось. Расчеты выдали разгон до прыжка 1 час 37 минут, что по-прежнему было вне конкуренции. Также такой размер реакторного отсека потребовал сократить объем жилой зоны до всего четырех кают, из которых только две остались представительского класса и одной кают-компании. Трюмный отсек стал способен вместить не более двух стандартных контейнеров, но особых требований к нему Старик не предъявлял. Расширение корпуса корабля позволило вместить в него дополнительные баки с топливом, что увеличило его автономность до 30-ти разгонов-прыжков. До двух единиц сокращалось количество спасательных капсул. Медицинский отсек также был сделан максимально компактным. Он включал в себя камеры диагноста и два реаниматора. Правда, все последнего поколения.
   Лишь две зоны Андрей отказался сокращать принципиально. Первой стала ремонтная зона, в которую он вписал малый инженерно-ремонтный комплекс "Чудотворец" последнего поколения, состоящий из управляющего и 8-ми ремонтных дроидов, в том числе 4-х пустотных, способных работать в открытом космосе. В ремонтной зоне располагался и небольшой склад ЗИПов, объемом в один стандартный контейнер. Наличие ремонтного комплекса и склада ЗИПов повышало автономность судна в разы.
   Второй зоной стал отсек хранения боевых абордажных дроидов. Их обязательное наличие Старик не оговаривал, но Андрей считал, что при мизерном экипаже в один-два человека, наличие роботизированной охраны судна просто необходимо. Выбор моделей дроидов пал на охранный комплекс "Берсерк", представленный 12-ю легкобронированными паукообразными дроидами, вооруженными двумя малыми лазерами и одним средним бластером, стреляющим высокотемпературной плазмой. По набору ТТХ этот комплекс показался Андрею наиболее предпочтительным, а потому размеры отсека были спланированы именно под него. Кроме дроидов внутреннюю безопасность корабля обеспечивали 24 турели, в обычном режиме скрытые в стеновых и потолочных нишах. Турели стреляли кинетическими снарядами. Боезапас каждой составлял десять тысяч безгильзовых высокоскоростных патронов 12-го калибра. Очередь из такой турели легко пробивала десантные бронескафы флотского спецназа. Уж об этом Андрей знал не понаслышке.
   Завершив подбор всего необходимого оборудования и его моделей, Андрей загрузил "Синтезатор" расчетом силового каркаса корабля, а сам взялся за проектирование его внешнего облика. Эмоционально эту работу он считал чуть ли не самой важной, очень хотелось, чтобы корабль получился по-настоящему красивым. То ли из-за того, что Андрей с детства благоговел перед земной боевой авиацией, то ли потому, что эта форма наилучшим образом соответствовала его личным эстетическим представлениям, но в итоге корабль получился неуловимо похожим на советский Ту-160, "Белый лебедь". Отличия, разумеется, были и существенные. В космосе крылья для кораблей, не предназначенных для посадки на планеты, не требуются. У Андрея они получились гораздо короче и шире, чем у земного аналога и предназначались для кассет с системами ПКО, которые в обычном режиме убирались внутрь и были прикрыты щитками, а в боевом выдвигались под крылья. На концах крыльев располагались по 4 маневровых двигателя с каждой стороны, придавая кораблю невиданную маневренность. Для удобства входа в ангары станций крылья могли вертикально складываться. Сменились и привычные очертания хвостового оперения, превратившегося в скругленный выступ радарного комплекса над блоком дюз разгонных двигателей, завершающими основной корпус корабля. Носовая часть корабля была хищно заострена и слегка наклонена вниз, придавая ей образ клюва. В ней расположился комплекс гравитационного сканирования. В нижней части корпуса практически по всей его длине располагался главный корабельный калибр, дальнобойный плазменный пульсар средней мощности. Для придания кораблю обтекаемых форм Андрей использовал скосы центрального выступа реакторного отсека для удачного расположения плазменных турелей ближнего боя, предназначенных для защиты корабля от вражеских истребителей и ракет. От использования лазерного оружия Андрей отказался сразу. По его опыту и представлению оно совершенно не вписывалось в концепцию данного корабля. Его главным оружием была маневренность и стремительность. Потому любой бой мог происходить только на больших скоростях. А в этих условиях лазеры становились практически бесполезными, к тому же потребляли слишком много энергии. И хотя теперь у Андрея имелся ее необходимый резерв, тратить его впустую совершенно не хотелось.
   Отдельно выделялась уникальная для корабля малого класса система управления. Мало того, что она была полностью автоматизирована, Андрей впихнул в корабль не один искин, а сразу пять, создав из них настоящий миникластер, способный оперативно перераспределять вычислительные мощности на требуемом направлении. В обычном режиме каждый искин отвечал за свою область. Главный искин на корабле оказался столь же эксклюзивным, как и все остальное. 9-го поколения, класса линкор, то есть способный управлять огромными линейными кораблями, имеющий настоящую псевдоличность. И личность эта была достаточно ехидной. Андрей загрузил в него даже все свои невеликие знания немецкого языка, который учил в школе, постаравшись припомнить различные смешные выражения. Имя Андрей присвоил искину "адмирал Бенбоу" по мотивам произведения, которое наверняка читал и Старик. Подчиненные "адмирала" поделили между собой навигацию, щиты, вооружение и сканирование пространства.
   Глядя на дело рук своих, Андрей испытывал законную гордость, ему удалось главное. Остроносый белоснежный силуэт, обтекаемость форм и наличие крыльев придавали кораблю небывалые для Содружества стремительность и изящество. Усиливала эффект зеркальная броня покрывавшая весь корабль монолитным слоем.
   Но пока все это было в проекте. Была завершена важнейшая часть работы, его проектирование. Впереди была не менее важная часть - постройка и практические испытания корабля. Все это заняло у Андрея около года с учетом ожидания поставок тех или иных модулей. Строил его Андрей сам, научившись управлять большим конструкционным комплексом "Галиаф", взятым им в аренду на верфи. Для этого пришлось изучить узкоспециализированную базу, проведя неделю в капсуле под максимальным разгоном.
   По мере того, как корабль начал приобретать внешние очертания, Андрей стал замечать в доке все увеличивающиеся потоки якобы случайных посетителей. Сначала это были просто рабочие и техники верфи, трудившиеся в соседних доках, затем среди них стали мелькать лица инженеров. Пару раз краем глаза Андрей замечал даже главного конструктора верфи, который в самом начале долго уговаривал его не заниматься ерундой, а скинуть ему на сеть требуемые параметры и характеристики корабля и заняться приятным времяпровождением на планете. Все остальное он брал на себя. Даже обязательства вписаться в назначенную смету. Андрея никто не решался отвлекать от работы, все понимали, что управление большим конструкторским комплексом требует максимального внимания и сосредоточенности. По кораблю без устали, что-то устанавливая, сваривая и приделывая, ползали до полусотни различных технических дроидов, другие подавали им требуемые детали и узлы, иногда весом в несколько десятков тонн. Тем не менее, Андрей с помощью своих уже достаточно развитых пси-способностей мог четко улавливать эмоциональный и ментальный фон зрителей. И по мере постройки корабля этот фон менялся. Сначала, когда только возводился силовой каркас, это было простое любопытство. Затем, когда стали проступать полные очертания корабля, любопытство сменилось на удивление и насмешки в нелепости конструкции. Но по мере того, как корабль стал покрываться броней и принимать свой окончательный образ, удивление и насмешки стали быстро меняться на неприкрытое восхищение. Даже главный конструктор верфи, отловив специально Андрея на обеде в одном из кафе, уважительно поклонился и признался, что он бы такого сделать не смог. И тут же предложил продать проект за хорошие деньги. Андрей не стал сразу отказываться, отговорился тем, что корабль принадлежит заказчику, все права у него, и такие вопросы надо решать с ним. Но чувство законной гордости испытал.
   Последнее, за что Андрей взялся, это оформление внутренних интерьеров. Рубка была оснащена по последнему слову техники, но без излишеств. Только функциональный комфорт и удобство. Зато каюты представительского класса были оформлены в стиле неброской роскоши. Андрей никогда не замечал у Старика к ней тяги, но предполагал, что корабль может использоваться Стариком для различных встреч с людьми, в том числе высокопоставленными. И внутренний интерьер должен был говорить о статусе владельца не меньше, чем внешний вид корабля. Каюта, которую Андрей предназначил для Старика, представляла собой пятикомнатные апартаменты со спальней, кабинетом, гостиной, столовой, оснащенной изысканным баром и навороченным кухонным комбайном, а также резервной рубкой управления кораблем.
   Андрей так и назвал корабль - "Лебедь", а желая сделать Старику подарок, он вывел на его борту еще и второе название - "Шван", что означало то же самое на немецком. Причем, первую букву "S" так и изобразил в виде фигурки лебедя.
   На финальные испытания корабля Старик прибыл лично. Зайдя в док в компании нескольких сопровождающих, он долго и молча делая вид, что не замечает Андрея, рассматривал корабль, тщательно изыскивая точку, откуда он открывался во всей красе. О чем-то долго думал и лишь через полчаса, как будто вынырнув из глубин своих мыслей, повернулся к Андрею, подошел и порывисто обнял. На газах у него стояли слезы.
   - Ты сотворил чудо. Я всегда смотрел на корабли утилитарно, с точки зрения их эффективности для решаемых задач. Но этот корабль прекрасен. Спасибо тебе. А за название спасибо отдельно. Лучшего имени ты придумать не мог. Что внутри, я даже пока не буду спрашивать, потом просто скинешь на сеть. В такую красоту ты никогда не стал бы засовывать что-либо ее недостойное.
   Вслед за Стариком, расслабившись, к Андрею здороваться и поздравлять с успехом, а также выражать свое восхищение бросилось все его окружение.
   После короткого испытательного полета, в который народу набилось как в бочку, благо за пределы системы корабль не прыгал, Старик выгнал всех на станцию, кроме Андрея.
   - Давай, заправляйся под завязку. Теперь полетим мы вдвоем. Боекомплект полный?
   - Полный, а мы что на войну собрались?
   - Нет, устроим испытательный полет, заодно доставим тебя к новому месту работы. Но надо быть готовыми к любой случайности. Или тебе отпуск требуется?
   - Нет, отпуск не требуется. Работа над таким кораблем само по себе колоссальное удовольствие.
   - Корабль вышел просто сумасшедший. Я в тебя, конечно, верил, но такого красавца не ожидал.
   - Кстати, верфь хотела приобрести его проект для последующего тиражирования. Хорошие деньги предлагали.
   - А ты?
   - А я сказал, что решает все владелец, то есть ты, но, думаю, что деньги у тебя и так есть, а вот иметь эксклюзивный представительский корабль иногда гораздо важнее.
   - Правильно понимаешь. Ладно, давай быстренько завершай все дела на станции, заправляйся и полетели.
   - Минимум день мне понадобится. Корабль надо еще зарегистрировать в реестре. Владельцем оформлять компанию?
   - Нет, меня лично. Беги, я пока здесь обоснуюсь и со всем познакомлюсь. Дай мне полный доступ к искину.
   Цель перелета Старик назвал уже во время разгона, до этого ограничившись лишь общим направлением. До места назначения Кораблю предстояло сделать не менее 4-х прыжков максимальной длины, но Старик решил, что надо попробовать различные режимы. Видимо, хотел оценить примерную скорость межсистемных перемещений. В итоге один прыжок, первый был осуществлен в соседнюю систему, еще два прыжка были длиной в две и пять систем соответственно, и лишь затем корабль перешел на прыжки максимальной длины. Старик несколько раз садился в пилотское кресло и при помощи искина управлял полетом. Остался в диком восторге. Под конец даже начал ворчать, что полет проходит слишком спокойно, а потому скучновато. Адреналина ему, видите ли, захотелось. Андрей незаметно для старика трижды сплюнул через плечо, совершенно не горя желанием нарваться на неожиданные приключения.
  
  
   Глава 9.
   Финишной системой, куда направлялся Старик, оказалась планета Эстампа, крупнейший деловой и финансовый центр империи Аратан. Вращавшаяся на значительном удалении от огромного ярко белого гиганта планета земного типа была окружена целой сетью различных торговых станций. Все околопланетное пространство было занято сотнями кораблей различного класса. На окраине системы обнаружился целый патрульный флот. В своих контрабандистских странствиях Андрею еще не приходилось бывать здесь, а потому, сидя в пилотском кресле "Лебедя", Андрей увлеченно рассматривал новый для себя мир. То, что это не простая рядовая планета было видно сразу. Особенно впечатлял тот факт, что в системе была развернута настоящая полная диспетчерская призма, что делало ее фактически неприступной даже для атаки целого вражеского флота. И это только то, что бросалось в глаза сразу, сколько для потенциального противника скрывалось еще разных сюрпризов, Андрей предпочел даже не представлять.
   - Рули на станцию С-7, свяжись с диспетчером и забронируй на неделю индивидуальный малый ангар.
   - Мы пробудем на станции неделю?
   - Я пробуду неделю, только не на станции, а на планете. А тебе предстоит провести здесь не менее года.
   - И чем я буду заниматься на этот раз?
   - Все потом, давай сначала доберемся до планеты.
   На станции они действительно не задержались, тут же проследовали к орбитальному лифту и спустились на планету, оказавшись посреди столичного мегаполиса, раскинувшегося на добрую часть крупнейшего континента. Андрей даже не хотел думать, сколько миллиардов человек составляют его население. Он как-то отвык за годы в космосе от больших скоплений людей и теперь чувствовал себя попавшим в огромный суетящийся муравейник. С самого момента схода с корабля вокруг них как-то совершенно незаметно появилась охрана. Но Старик действовал так, как будто ее не замечал. На планете их ждал комфортабельный представительский флайер с настоящим живым водителем. Для мира Содружества такое было редким и считалось признаком роскоши. Усевшись, Старик скомандовал отправиться в район дорогих бутиков.
   - Сначала тебя надо приодеть. На этот раз тебе предстоит действовать на поверхности, и общество, в котором придется вращаться, очень внимательно к внешнему виду собеседника.
   К удивлению Андрея флайер пролетел, не останавливаясь, мимо нескольких кварталов роскошных магазинов одежды и затормозил около небольшого особняка без каких-либо признаков рекламы. Лишь скромного размера вывеска из чистого золота, гласившая, что здесь обитает "Штальбург, ваш надежный партнер в пяти поколениях", показывала, что это не просто частное владение. Логотип компании представлял из себя вписанную в окружность стилизованную латинскую букву "S". Знак чем-то напоминал традиционное земное изображение "инь-ян", только без разделения цветов. Судя по всему, отсутствие громкой и броской рекламы совершенно не заботило хозяев фирмы, да и само по себе наличие частного трехэтажного особняка в этом районе просто кричало о большом количестве нулей в капитале его владельцев. Разумеется, после какой-либо значащей цифры.
   - Пойдем, думаю, здесь мы сможем найти все необходимое.
   - О, дядя Франц, почему Вы не предупредили о своем появлении заранее, слава богу, прадедушка сейчас на месте, а не на каком-нибудь очередном рауте, которые не может терпеть, но исправно посещает, он сейчас спустится, - затараторил выбежавший на улицу их встречать молодой и немного суетливый человек.
   Старик потрепал его ласково по щеке, причем выглядело это именно лаской.
   - Все нормально Гельмут, я, конечно, не откажусь выпить рюмочку хорошего шнапса с этим старым пройдохой, но если бы его не было на месте, я уверен, ты справился бы ничуть не хуже. Как твой сынишка? Готовится стать славным представителем рода Штальбургов? Вижу, на вывеске он уже присутствует.
   -Все нормально, дядя Франц, подрастает. Уже подрабатывает моделью детских эксклюзивных товаров. Три года скоро будет.
   Внутри особняка Андрей, уверенный, что они едут в магазин, с удивлением не увидел ничего похожего. После протяженного предбанника, в стенах и потолке которого опытный глаз Андрея уловил мощные системы безопасности, они проследовали в помещение, напоминающее офисную приемную. Но здесь они не задержались, а тут же ведомые молодым Гельмутом, прошли за рецепцию во внутренние помещения, оказавшись в коротком коридоре. Из него вели несколько богато отделанных дверей.
   - Нам сюда, - проговорил Гельмут, услужливо открывая дверь.
   Здесь тоже не оказалось никакого магазина. Помещение скорее напоминало комнату отдыха в богатом загородном клубе, какими их Андрей представлял себе по страницам английской классической литературы. Глубокие кожаные кресла, стены, уставленные шкафами с настоящими бумажными книгами, от выпуска которых Содружество отказалось лет сто назад. Андрей, любивший читать на Земле, в самом начале специально поинтересовался этим вопросом. Теперь любая информация распространялась только посредством нейросети или мобильных планшетов. Такое количество книг, которое Андрей здесь увидел, наверняка стоило не меньше, чем корабль, что он только что построил. А еще ему пришла мысль, что одно то, что им позволено это видеть, говорит о большом доверии хозяев к посетителям. В данном случае, к Старику. Он еще не имел здесь никакого статуса и самостоятельно не прошел бы дальше первой комнаты, а скорее всего просто не смог бы зайти за порог особняка.
   В этот момент открылась одна из дверей на противоположной стене, и в комнату зашел небольшого роста сухенький старичок. Его широкая улыбка выдавала искреннюю радость встречи.
   - Франц, старый бродяга, ты не был у меня в гостях целых три года. Тебе нет никаких оправданий, а потому молчи и дай тебя просто обнять.
   - Уго, ты как всегда жизнерадостен и бесподобен, - Старик, будучи вдвое крупнее товарища обнимал его с нежностью и осторожностью. - Время не властно над тобой. Черт, как же я рад тебя видеть.
   - Гельмут, можешь идти работать, я сам позабочусь о дорогих гостях, хотя нет, постой минутку, Франц, представь нам пожалуйста этого скромно молчащего молодого человека, чтобы в следующий раз мы могли принимать его столь же радушно, как тебя. Насколько я тебя знаю, а я тебя знаю, ты никогда не привел бы в этот дом постороннего.
   - Действительно, Уго, Гельмут, простите мою невоспитанность. Меня извиняет лишь то, что увидев Уго, я забыл обо все на свете, уж больно соскучился по этому старому ворчуну. Этот молодой человек действительно не посторонний. Я отношусь к нему как к собственному сыну, прошу это учесть. Его зовут Андрей и, представляешь, Уго, этот парень с нашей с тобой материнской планеты.
   - Ты с Земли? Давно?
   - Около восьми лет, - вместо Андрея ответил Старик, - я лично спас его с корабля работорговцев, чему бесконечно рад. Что называется, оказался в нужное время в нужном месте. Впрочем, это настолько длинная история, что без бокала доброго шнапса не пойдет. Андрей, позволь тебе представить в свою очередь моего старого друга Уго, с которым нас вместе украли с Земли и так же вместе освободились. Как видишь, он тоже сумел найти в этом мире неплохое местечко. Гельмут, как ты уже понял, является правнуком этого основателя славной династии.
   - Ну что же мы стоим, давайте присядем. Гельмут, налей нам по рюмочке крепкого тумбакоро из той моей бутылочки. Андрей, прошу простить, хочу заметить, Вы всегда будете желанным гостем в этом доме. С Францем или без, неважно.
   - Прошу Вас, уважаемый Уго, обращаться ко мне на ты.
   - Договорились, Андрей. Что привело вас ко мне на этот раз? Никогда не поверю, что ты, Франц, соскучился или решил просто познакомить меня с Андреем. Рассказывай, пока мы будем вспоминать молодость, а потом я слушать историю Андрея, пусть все, что надо уже делается.
   - Уго, Андрею нужен гардероб.
   - Гардероб или гардероб? - Уго интонацией вывел разницу смыслов, - под какие задачи, какой круг общения, выражайся яснее. Франц, ты же знаешь, мы не занимаемся простым подбором одежды или аксессуаров. Для этого в квартале полно бутиков, которые с радостью заберут твои кредиты, низко кланяясь в ноги. Мы занимаемся точным подбором одежды и аксессуаров к определенному случаю. И в этом мы лучшие. Да и не знай ты этого, ты бы ко мне не пришел.
   - Не все так просто, Уго. Давай ты нальешь нам еще по рюмочке твоего знаменитого тумбакоро, а я тебе все спокойно расскажу. Мы можем позволить себе не торопиться. Прямо сегодня Андрею не нужно ни на какой прием.
   - Ну, рассказывай.
   Андрей слушал рассказ Старика с ничуть не меньшим интересом. Во-первых, он очень надеялся, что из его слов станет хотя бы примерно понятно, чего ждать впереди. Во-вторых, Старик рассказывал достаточно увлекательно, с большим юмором и, видимо, параллельно сбрасывал на сеть Уго какие-то картинки, потому что Андрей периодически ловил на себе его заинтересованный взгляд. Наконец, Старик добрался до текущего момента.
   - В общем, мне надо, Уго, чтобы Андрей смог освоиться в здешнем деловом террариуме, произвел нормальное впечатление. Но не папенькиного сынка, которому отвалили денег и отправили играть на биржу поразвлечься. Он должен произвести впечатление самостоятельно пробившегося наверх с самого низа. Чтобы поначалу на него уважительно и с опаской посматривали, стараясь приглядеться. И тем самым дать ему время освоиться в здешнем климате, столь вредном для здоровья любого, не обладающего пятисантиметровыми клыками.
   - Так, значит? Задача ясна. Каким стартовым капиталом он будет обладать? И на какой срок запланировано сие автономное плавание в наших опасных водах?
   - Думаю определить капитал в пятьдесят миллионов кредитов. А срок примерно год. Если, конечно, я не ошибся, и Андрей сможет продержаться на плаву и дойти до финала.
   - Довольно точная цифра. И совершенно правильная. Будет десять-двадцать, его не примут всерьез, будет сто, начнут сразу рыть информацию по всем углам и топить. А так как раз столько, сколько нужно, чтобы успеть оглядеться, не набив себе смертельных шишек. Я все понял. По срокам тоже. Андрей, тебе в любом случае придется приезжать ко мне несколько раз. Предварительно звони, скидываю тебе на сеть мои координаты в сети. Дело в том, что сейчас я смогу подобрать тебе все необходимое только на первые два-три месяца. Потом будем решать дальше в зависимости от твоих достижений. Все понятно?
   - Конечно.
   - Тогда приступим.
   И началось. С обмерами все было просто. Открылась одна из ниш в кабинете, и Андрею было предложено зайти в камеру. Прямо в одежде, она не являлась препятствием для снятия точных мерок, его отсканировали по всем параметрам, и в центре кабинета, где на полу был вставлен металлический круг, появился его точный трехмерный силуэт. Уго, не прекращая активно поддерживать беседу, через сеть управлял появляющимися образами. Одежда на силуэте мелькала с такой скоростью, что Андрей просто не успевал ничего толком разобрать. Но, видимо, профессионализм старика позволял ему оценить очередной наряд в течение пары секунд. Большая часть изображений менялась без каких-либо отметок. Некоторые комплекты помечались набором непонятных значков. Примерно за полчаса, пока продолжался этот калейдоскоп, Андрей успел повидать "самого себя" в деловых и спортивных костюмах, шортах, плавках, плаще, в различных моделях шляп. Наконец, все закончилось, силуэт замер в некоем подобии джинсов, белой рубашке и накинутом свободно на плечи джемпером.
   Уго повернулся к Андрею.
   -Андрей, компания Уго является в своем роде уникальной, - начал Старик.
   - Франц, давай я сам попробую ему все объяснить. Андрей, насколько я понял из рассказа этого старого пердуна, все восемь лет своего пребывания в этом мире, ты провел в космосе. И теперь тебе предстоит окунуться в жизнь, которую ты даже близко не представляешь. Я не стану ничего рассказывать тебе о твоих делах, Франц, сделает это куда лучше. Но я понял примерно, куда ты должен попасть, и в каком кругу тебе предстоит общаться. Моя фирма, Андрей, ничего сама не производит, кроме некоторых видов представительских аксессуаров. Мы знамениты тем, что у нас можно подобрать полные комплекты одежды, обуви и аксессуаров любой известной фирмы. И не просто подобрать, а подобрать идеально подходящими для конкретных случаев и в полном соответствии с модными трендами. Тебе предстоит попасть в мир бесконечного количества условностей. Тебе наверняка приходилось на Земле слышать, читать о понятии этикета. Например, какой вилкой или ложкой нужно есть то или иное. Из какого бокала пить определенный напиток. И так далее. Здесь, в этом мире все возведено в кратную степень. Существует буквально тысячи тонкостей, определяющих внешний вид в десятках различных случаев. Мода меняется с такой калейдоскопической быстротой, что даже опытные люди не успевают уследить за всеми изменениями трендов. И начинают делать ошибки. Приходить на дружескую вечеринку в костюме, который надо использовать только для званых обедов. Или на деловую встречу в модели костюма прошлого сезона. А ведь есть еще куча различий между производителями. Не в каждом костюме можно прийти к начальству. И он точно не тот, в котором ведутся переговоры с новыми партнерами. Они вместе не подойдут для похода в банк. Есть свои стандарты одежда на все случаи жизни. Добавь сюда обувь, аксессуары, головные уборы и ты поймешь, что даже разово запомнить это невозможно. А любой прокол будет тут же заметен и в итоге приведет к огромным финансовым потерям. Ты привык к жизни, в которой люди оцениваются по тому, что говорят и что делают. Здесь все иначе. Здесь важно как ты выглядишь, какими жестами пользуешься, даже какими словами ты говоришь, каким стилем. Ты можешь нести полную пургу, но если это будет правильно преподнесено, тебя ждет успех. Стоит тебе сказать абсолютно верную и даже очень важную вещь неправильными словами или тоном, результат будет плачевный. Приведу пример. Если ты на каком-нибудь ланче с брокерами одет и говоришь правильно, пользуешься портмоне модной фирмы этого сезона, то в конце ланча ты можешь услышать неплохой инсайд от одного из них. И заработать на этом кучу денег. Потом ты должен будешь отплатить той же монетой, но это уже другое. Но если ты выглядишь лохом, то ты все равно получишь совет под видом инсайда. Только следование ему приведет тебя к убыткам, а все, кто был на обеде, будут внимательно следить за тем, как ты сядешь в лужу. Это своеобразная игра в своих и чужих, местное развлечение. Из этих правил есть очень мало исключений, но они есть. Например, ты можешь иметь капитал более ста Корпов. Тогда ходи, в чем тебе приспичило, говори что хочешь. Ты просто будешь слыть экстравагантным чудаком. Или ты можешь иметь портмоне от нашей фирмы, тогда тебе не придется его менять в угоду моде. Наш логотип оградит тебя от многих вещей. - Тут Уго слегка улыбнулся, - но не от всех. Твой набор аксессуаров будет весь содержать наш логотип. Позаботься о том, чтобы хоть какой-то из них был всегда виден. Тогда тебе простят даже небольшие ошибки. К нам могут позволить себе обратиться далеко не все. И далеко не всех, кто может обратиться к нам по финансовым основаниям, мы привечаем.
   Конечно, ты не в состоянии запомнить все необходимое. Тем более, что каждый месяц выходят новые изменения. Но для этого существуем мы, компании, которые не дадут тебе совершить ошибку. Каждый месяц мы будем присылать тебе полную базу со всеми правилами этикета на ближайший период. Основную базу получишь сегодня. И Андрей, как бы ты к этому не относился, будь уверен, только полное следование этим правилам может привести тебя к успеху. Общий принцип выживания в этом мире таков: никому не верь, выгляди на все сто, говори просто, понятно, о простых и приятных вещах, излучай уверенность в успехе и процветании, улыбайся. И еще один момент. Очень важно постоянно бывать на различных знаковых мероприятиях. Особенно публичных, типа премьер, концертов, шоу и так далее. На них помимо прочего очень важно место, на котором ты сидишь. С ними все просто, чем дороже, тем лучше.
   Андрей начал понимать, что он попал.
   - Старик, а можно я лучше на верфь вернусь, еще что-нибудь построю?
   - Нельзя. Увы, но тебе просто необходимо узнать мир больших финансов изнутри. И сделать это можно только здесь.
   - Какой ужас.
   Старики весело расхохотались.
   - Ничего, подожди, еще войдешь во вкус. Знаешь, какие тут девки? Только будь осторожен. Мужики здесь охотятся на деньги, а девки на мужиков, которые их поймали.
   Для жизни Старик арендовал для Андрея одноэтажный относительно небольшой по здешним меркам дом в престижном жилом районе города. Помимо трех спален, пяти санузлов, большой гостиной, кабинета, курительной комнаты, столовой, кухни и гардеробной, а также спортивного зала и домашнего голотеатра, позади дома имелся небольшой сад с лужайкой и бассейном. Следить за порядком в доме был набран штат из повара, уборщицы, садовника и камердинера. Один этаж этого дома говорил о том, что его владелец может позволить себе самое лучшее. Об этом было не принято распространяться, но качество жилья оценивалось именно по количеству этажей в обратной пропорции. Реклама гигантских небоскребов с их роскошными апартаментами и замечательным видом из окон 112-го этажа, все это разводка для лохов, призванных стать дойными коровами для настоящей элиты. Ни один уважающий себя человек на Эстампе, состояние которого позволяло выбрать любое жилье, никогда не купился бы на эту утку. Ценились только дома высотой не более трех этажей, хотя даже три этажа предназначались для самых бедных представителей высшего делового сообщества. К ним относились снисходительно. Для высших наемных менеджеров покупались или арендовались более скромные таунхаусы, но даже они не превышали тех же самых трех этажей. Предложить какому-нибудь директору или вице-президенту солидной компании апартаменты в многоэтажке, будь он хоть трижды наемным работником, было равносильно прямому оскорблению. Дополнительно и очень высоко ценилось наличие около дома прилегающей территории. А вот с самими офисами дело обстояло строго наоборот. Здесь уже компании вовсю соревновались в высоте и архитектурной изощренности своих небоскребов. Чем выше здание и сложнее его конструкция, тем солиднее и надежнее фирма или банк. Все это Старик рассказал Андрею по пути к дому.
   Увидев все богатство особняка, который должен был на ближайший год стать его домом, Андрей впервые захотел послать все нафиг и убежать как можно дальше. Даже поругался со Стариком впервые с момента знакомства.
   - Ну на хрена мне весь этот балаган? Что я буду делать в этом громадном доме? Зачем мне эта прислуга?
   - А убирать дом ты тоже будешь сам? - ехидно заметил Старик.
   - Ну пусть приходит пару раз в неделю и убирает, - начал сдаваться Андрей.
   - А кто будет подавать тебе и твоим гостям еду, кто будет ухаживать за садом, кто будет открывать дверь, когда ты пьяный в обнимку с гостями будешь заваливаться домой посреди ночи? Кто в конце концов растащит твоих гостей по койкам?
   - О каких гостях ты все время говоришь, не собираюсь я никого к себе приглашать. Да и сам никуда не собираюсь.
   - Понимаю, сам не большой любитель пьянок и коллективных бардаков, но придется. Это будет часть твоей теперешней жизни. Ты, давай сядь, остынь, и я немного расскажу тебе, что за работа от тебя потребуется.
   Рассказ Старика продолжался почти час. За это время Андрей уже почти успокоился, но когда в дом стали заносить бесконечные чемоданы, свертки, чехлы и коробки со всем закупленным для него Уго, он снова вспылил и чуть не сбежал.
   В таком состоянии Андрей далеко не сразу в полной мере смог осознать, что именно требует от него Старик. А он ни много ни мало хотел, чтобы Андрей смог изнутри изучить это общество и его представителей и даже не столько завел себе большое количество полезных в будущем связей, сколько научился этими людьми управлять.
   -Пойми, - объяснял ему Старик, - представителями высшего общества управлять легко. Они полностью погружены в свой мир, целую кучу условностей и не видят ничего другого. Для человека, видящего мир во всей его полноте, надо лишь изучить эту жизнь, ее правила и он сможет ею повелевать. Но есть и ограничения. Ты должен быть в этом мире своим, должен плавать в нем как рыба в воде, а значит и сам этот мир должен стать для тебя твоим. Одно без другого не бывает. Так что терпи. Год пролетит быстро. Держи коробку с кристаллами. На них базы, которые тебе необходимо освоить за неделю. Медицинская капсула в твоем доме есть, запас химии для разгона тоже. Через неделю начинается работа. А пока поехали посмотрим твой офис.
   После чего Андрей влез в свой первый в этом мире модный деловой костюм, нацепил на руку люксовый коммуникатор с эмблемой огрызка от груши, а на ноги туфли из кожи реликтового ящера с планеты Онтарес и обреченно вздохнул.
   - Ну-ну, не грусти, не все так печально, - похлопал Андрея по плечу Старик. - Пойдем, у меня есть для тебя еще один сюрприз.
   - А может быть хватит на сегодня сюрпризов? У меня от них и так голова раскалывается.
   - Этот сюрприз будет тебе приятен.
  
   Глава 10.
   Флайер доставил Андрея и Старика к центральному входу одной из самых высоких башен делового и финансового центра столицы. Сверкающее светоотражающим стеклом и металлом циклопическое сооружение высотой 317 этажей напоминало очертаниями устремленный в небо корабль. Шпиль башни скрывался в облаках, еще больше усиливая величественную картину.
   Вылезая из флайера на красную дорожку мимо услужливо распахнувшего дверь живого швейцара, Андрей поежился как от холода.
   - Ой, пропали, - невесело усмехнулся он, вспоминая любимую присказку деда-украинца. Удивительно, но это мимолетное воспоминание вернуло ему душевное равновесие. Как будто с неведомых далей тень деда погладила его по голове и прошептала, как в детстве - Не дрейфь, брат, прорвемся.
   Скоростной лифт вознес будущего финансиста на 261-й этаж буквально в секунды. Желудок, вроде бы уже давно привыкший к любым перегрузкам, предательски съехал на мгновение в низ живота.
   - Хотел снять офис еще выше, но ничего не было. И так сойдет.
   - Куда уж выше?
   - Ха, ты просто не понимаешь. Статус. Ниже десятого, вообще не прилично. От 1-го до 100-го офисы маленьких контор, которые "знают свое место". От 100-го до 150-го этажа офисы фирм, которые на что-то надеются. От 150-го до 200-го успешные состоявшиеся фирмы. От 200-го до 250-го этажа компании, претендующие на лидерство. Свыше 250-го те, кому не интересно и не за чем с кем-то соревноваться. Ты постоянно забываешь, что здесь все имеет значение.
   - А почему выше 250-го нет дальнейших градаций?
   - Вообще-то есть. Это компании, занимающие пентхаусы. Как правило, это владельцы самих башен. А насчет этажей все просто. Выше 300-т этажей не так много зданий, нет смысла в более мелком зонировании.
   - Как все запущено, - покачал головой Андрей.
   - А ты думал, ничего уже через месяц освоишься, будешь ориентироваться во всем как в собственном кармане.
   Небольшой офисный коридор подвел их к обычной двери с табличкой "Уолл-стрит инк". Увидев надпись, Андрей расхохотался. - Это у кого такое тонкое чувство юмора, у тебя?
   - А вот и не угадал, это сюрприз, о котором я тебе говорил, - улыбаясь, Старик открыл дверь.
   За ней оказался небольшой квадратный, отделанный золотистым пластиком, холл с офисной стойкой, за которой гордо сидела молодая симпатичная особа, отчаянно пытающаяся напустить на себя серьезный деловой вид. Но живые стреляющие глазки и с трудом сдерживаемая улыбка выдавали ее жизнерадостный характер.
   - Добрый день, господин Штайнер, добрый день, господин Белов. Нас уже предупредили о вашем появлении, господин Зильберштейн ожидает Вас в конференц-зале. Предложить вам чифу?
   - Спасибо, Миу, чуть позже, минут через 15, - теплым отеческим тоном, улыбаясь в ответ, произнес Старик.
   Одна из трех дверей, выходящих в холл распахнулось и из нее показался молодой спортивного сложения парень, по стилю одежды точная копия Андрея. Только вместо синего с легким зеленоватым оттенком костюма на нем был сине-серых тонов.
   - Добрый день, Господин Штайнер. Наконец-то Вы до нас добрались, босс, - это уже Андрею.
   - Давид, рад тебя видеть жизнерадостным и энергичным.
   - Что Вы, господин Штайнер, какая жизнерадостность, сплошная скука. Веселье ожидается теперь.
   - Ну как можно скучать в обществе такой красивой девушки, Давид?
   - Он совершенно не обращает на меня никакого внимания, - вставила в разговор свои пять копеек окончательно расслабившаяся и уже откровенно улыбающаяся секретарь. - Он все только обещает и обещает, а сам целыми днями с кем-то общается или утыкается в экраны голопроекторов, которых установил у себя с десяток. А там сплошные цифры и графики. Скукотища. Хорошо иногда посетители заглядывают, бывает хоть с кем словом перемолвиться.
   Андрей, глядя на эту дружескую пикировку, понял, что спектакль разыгрывается специально для него, тем не менее почувствовал, что окончательно расслабился.
   - Ладно, закончили, - сказал Старик, - пойдем немного поработаем. Миу, с тебя чифа.
   Сюрприз с Давидом, заключавшийся в том, что он тоже оказался с Земли, действительно был приятным. Парень оказался незаменимым помощником и настоящей кладезем информации о здешней жизни и профессии, которую Андрею предстояло освоить. В Содружестве он появился лет семь назад обычным для землян путем. Попал в рабство, был освобожден патрулем флота империи Аратан и доставлен в Центр беженцев. Там своим высоким интеллектом привлек внимание одного из сотрудников Центра, работающего на Старика. И по заданию последнего увел Давида из-под носа военных и ученых, хотя за людей с индексом интеллекта более 200-т, а Давид имел 217, шла настоящая война. В ходе общения со стариком выяснилось, что Давид финансист, причем, маниакально увлечен биржевыми рынками. Он и в плен-то попал потому, что клюнул на объявление о работе в американской брокерской фирме. Выяснив интересы молодого землянина, Старик предложил ему реализовать себя в океане финансовых рынков Содружества. Давид с радостью согласился. И вот уже семь лет он работает на Старика. Имеет собственную фирму, официально консультирующую клиентов по вопросам инвестиций. На самом деле Давид являлся управляющим множества финансовых и инвестиционных компаний клана Старика. Удачливость, природный талант, исключительно высокий интеллект и потрясающая работоспособность сделали его значимой фигурой в финансовом бизнесе клана. В данный момент Давид был официально нанят консультантом молодого предпринимателя Андрея Белова, сколотившего неплохой капитал где-то во фронтире и теперь решившего попробовать свои силы на финансовых рынках Империи. Такова была легенда.
   На самом деле задачей Давида являлось передать Андрею определенные специфические навыки работы с рыночными инструментами, а также органично ввести его в местную тусовку финансистов. Название компании для Андрея подобрал именно он, когда узнал, что хозяином станет земляк. Это говорило о прекрасном чувстве юмора.
   За год, проведенный в главном финансовом муравейнике империи Аратан, Андрей неплохо приуспел в бизнесе, но так и не научился получать от этого удовольствия. Давил не раз с грустью смотрел на него, видя его равнодушные глаза, когда он увлеченно рассказывал о какой-нибудь особенно хитрой операции. - Да, брат, это не твое, - говорил он. - Хотя не видя этого твоего тусклого взгляда и не подумаешь. Все остальные считают тебя вполне состоявшимся и успешным дельцом. Не гением, но все же. За год ты почти удвоил капитал, а это мало кому удается.
   Да, Андрею удалось не только не прогореть, но и неплохо прирастить средства, выделенные ему Стариком. Получалось у него это исключительно за счет интуиции. А вот никакой романтики в самом процессе Андрей так и не нашел. Еще на Земле перед армией он буквально зачитывался "Финансистом" Драйзера, а потом и всякой современной книжной макулатурой о свирепых бойцах фондового рынка Уолл-Стрит, которая хлынула мутным потоком на прилавки книжных магазинов после развала СССР. Не раз он представлял себя таким же хитроумным махинатором. В реальности все оказалось иначе. И гораздо скучнее. Первое, что он реально понял, что вся эта писанина о гениях, часами без устали смотрящих в колонки бегущих цифр, а потом вдруг выхватывающих что-то особенное, бросившееся в глаза, и тут же совершающих многомиллионную сделку, приносящую гигантскую прибыль, не имеет никакого отношения к действительности. Ради интереса он даже попробовал. Причем, включив интуицию на полную мощность. Уже минут через двадцать в бесконечном потоке цифр сознание даже не улавливало названия компаний или отдельных биржевых товаров. Чуть лучше дело обстояло с графиками. Благо нейросеть позволяла параллельно контролировать больше десятка. В начальном периоде обучения Давид познакомил Андрея с техническим анализом и различными системами автоматического генерирования сигналов по заданным параметрам. Сам он являлся убежденным фанатом этих систем и действительно неплохо умел ими пользоваться. Андрей честно попытался усвоить науку. Даже закачал и освоил на эту тему специализированную базу данных 5-го уровня, стоившую ему более тысячи КИТов. На какое-то время увлекся и даже изобрел парочку собственных автоматизированных торговых систем, которые генерировали крайне небольшую, но устойчивую прибыль. Хотя срок жизни подобных систем очень небольшой.
   И все же Андрей быстро понял, что все виды анализа рынков не более, чем ловушка для лохов. Настоящие деньги делались не так. Покрутившись в кругах финансистов, он осознал, что любые рынки целенаправленно двигаются очень узким кругом крупнейших игроков. Которым, кстати, было абсолютно все равно, куда и насколько их двигать. Главное было в постоянном извлечении прибыли за счет рыночных аутсайдеров и просто миллиардов простых инвесторов, увлеченных идеей быстро разбогатеть, не прикладывая для этого особых усилий. Лозунг "работать должны не вы, а ваши деньги" был крайне популярен в массах, а продвигался он как раз усилиями главных профессионалов. Ведь именно деньги простых инвесторов были тем топливом, на котором работали двигатели крупнейших корпораций. Когда Андрей с этим разобрался, то первое, что пришло ему в голову, была знаменитая фраза незабвенного Лени Голубкова из рекламного ролика "МММ" - "Я не халявщик, я партнер". Теперь, видя как рыночные монстры сначала заботливо пестуют мириады таких "партнеров", потом аккуратно готовят им ловушку, и наконец, собирают урожай, Андрей искренне недоумевал, почему толпы халявщиков никак ничему не научатся. Ведь десятки поколений их предшественников уже получили закономерный результат в виде полной потери накоплений. Так нет, никто предпочитал не думать о 95% "партнеров", расставшихся с деньгами. Все увлеченно муссировали сказочные истории о безмерно разбогатевших счастливчиках.
   Кстати, Андрею удалось закрепиться в числе тех 5-ти процентов, которые преумножили капитал. Но произошло это отнюдь не благодаря лучшему знанию финансовой науки или ситем анализа рынков. Просто благодаря своему постоянному вращению в этих кругах он научился выделять для себя те крупицы реальной информации, которые время от времени содержались в разговорах финансистов. И помогала ему в этом развитая интуиция. Нейросеть в графическом виде цветом выделяла моменты бесед, на которые стоило обратить особенное внимание. А уже на основе этих данных дальше строился анализ, выбирался объект операции и моменты входа-выхода. То есть по сути Андрей стал рыбой-прилипалой тех самых рыночных монстров, пристраиваясь со своими деньгами к их операциям, отхватывая небольшой кусочек прибыли. Поскольку он оперировал небольшим по местным меркам капиталом, тем более, что никогда не ставил на кон больше десяти процентов активов, то особого внимания его деятельность не привлекала. Напротив, его начали ставить в пример другим новичкам, затаскивая в свои сети с последующим съедением.
   Но главное открытие Андрея было иное. В какой-то момент он понял, что вообще во всех этих денежных игрищах нет никакого смысла. Что даже крупнейшие финансовые компании, зарабатывающие десятки Корпов в месяц или даже неделю, не более, чем марионетки в одной глобальной Игре. И все их благополучие длится ровно до тех пор, пока это выгодно хозяину денег. А он всего один. И все деньги мира, в каком бы бизнесе они не крутились, всегда крутятся внутри его личной системы. Этим хозяином были владельцы Центрального банка Содружества, который в его пределах являлся единственным полномочным центром эмиссии кредита. Сколько бы в мирах Содружества не существовало компаний, все они держали свои деньги в банках. И сколько бы ни было банков, все они вели расчеты между собой исключительно через корреспондентские счета в ЦБС. То есть все деньги мира никогда не покидали виртуальных счетов в искинах этого банковского монополиста. Владельцы этого банка были единственными, кому в этом мире все доставалось просто бесплатно. Они в любой момент могли выпустить в обращение столько кредитов, сколько им требовалось для приобретения реальных активов, в которых возникла нужда. Но это когда дело касалось каких-либо глобальных вопросов. Обычно не требовалось даже этого. Прибыль банка монополиста была настолько заоблачной, что никакой дополнительной эмиссии просто не требовалось. Да, они все получали бесплатно. А вот все прочие платили и платили щедро. Деньгами, своим трудом, временем, жизнями. Даже название деньгам придумали очень верное, кредит. То есть владельцы кредитуют жителей Содружества, чтобы они производили для них, ну и для себя немножко, различные блага. Рабам выдали инструмент.
   Был и еще один интересный момент, до которого Андрей также дошел своим умом. В мире владельцев ЦБС деньги не имели никакой реальной ценности. Но имела ценность информация. Через контроль банков, а с их посредничеством через контроль всех компаний мира, владельцы ЦБС владели полной информацией о любой деловой активности в Содружестве. Любая коммерческая тайна, любая сделка становилась им известной в тот момент, когда деньги меняли своих владельцев. И это информационное могущество легко могло по своему значению поспорить с их же денежной монополией.
   Сначала у Андрея еще оставалась надежда, что все не так страшно, что не вся масса денег находится под жестким контролем. Помимо банковских счетов оставались еще и анонимные платежные чипы. Некий аналог земных наличных. Такими предпочитали вести расчеты контрабандисты. Но как-то во время делового ланча на эту тему зашел разговор и один из собеседников Андрея поведал, как обстоят дела на самом деле. Теоретически чипы позволяли совершать операции переброски средств с одного на другой, минуя банковские счета. Но это оказалось очередной разводкой для лохов. Первый контроль осуществлялся в тот момент, когда чип выпускался в частные руки банком. Вся информация о владельце заботливо собиралась. А затем существовала очень простая и эффективная система. Перегнать деньги с чипа на чип можно было в любой системе на любой станции через соответствующие автоматы, стоящие на каждом углу. Но хитрость была в том, что при этой простой операции также снималась информация с нейросетей владельцев чипов. В итоге им только казалось, что все исключительно анонимно. На самом деле для банков это всегда был какой-нибудь Ив Дамм, перегнавший со своего чипа, на котором имелось 20 753 кредита на чип Мучи Джабба 3500 кредитов, после чего их там стало 5 760. Простенько, но со вкусом.
   Когда Андрей поделился всеми своими выводами с Давидом, тот почесал репу и задумчиво произнес. Так и есть. Но это такой мир, брат. А хозяин, хозяин должен быть у любой вещи, даже у мира. Иначе в нем наступит хаос, и мир очень быстро исчезнет.
   Но вся скука непосредственной деятельности было ничто по сравнению с тем, сколько времени приходилось тратить на бесконечных деловых и прочих встречах, товарищеских попойках и тому подобных культурных мероприятиях. В его постели успел побывать не один десяток "охотниц за сокровищами" с идеальной модельной внешностью, но абсолютно пустыми алчными глазами, пока не убедились, что на роль жертвы он не подходит. И это тоже было частью обязательного стиля поведения одинокого преуспевающего финансиста. Старый Уго Штальбург втолковывал ему это не раз и не два, пока Андрей не смирился с неизбежным. От подружек Андрей получал исключительно плотское удовольствие, как и сам платил тем же, не считая обязательных небольших подарков, являвшихся обязательным правилом хорошего тона. Довольно быстро однообразие подобных контактов ему надоело, но часть обязательных мероприятий предусматривала парный выход, а посему Андрей посчитал за наименьшее зло оставить в своем окружении нескольких девиц с наименее отталкивающим внутренним миром и неплохими интеллектуальными данными, из которых и выбирал себе пару на подобные вечера. Благо даже среди красоток водились и такие.
   Уже через полгода Андрей стал ненавидеть свой нынешний образ жизни. Праздность его вообще никогда не привлекала. А потому окончания этого своего испытания он ждал как манну небесную. Даже сократил активность на бирже, чтобы случайно не потерять заработанное ранее. На все вопросы, он отвечал, что в данный момент не чувствует рынок и не хочет напрасно рисковать. Общество стало ждать, когда же ему это надоест, и он в попытках наверстать упущенное начнет делать ошибки и сливать накопленное богатство, но став реже, операции Андрея не перестали быть прибыльными. И, пожав плечами, от него отстали.
   Старик появился даже чуть раньше, чем собирался. По его виду было трудно сказать, насколько он разочарован, но Андрей чувствовал, что это задание он если и не провалил, то надежд Старика не оправдал. Причем, деньгами Старик интересовался меньше всего, для него куда важнее оказалось то, что несмотря на многочисленные приобретенные связи и неплохую репутацию в мире финансов, Андрей все же остался для этого мира чужим.
   Впрямую он не высказал никаких претензий, просто, выслушав отчет Андрея, покачал головой, обязал подписать документы на передачу компании в управление фирме Давида, дал неделю на завершение всех дел и сказал, что будет ждать на "Лебеде".
   И даже несмотря на это Андрей покидал Эстампу с чувством облегчения. Путь лучше космос, пусть лучше далекие колонии во фронтире, не этот финансовый гадюшник, в котором абсолютно все следят друг за другом и с удовольствием подтолкнут оступившегося. Где невозможна дружба, а любовь считается уделом тех, кто не может купить расположение любой понравившейся женщины. В космосе все проще и честнее. Там даже враги выглядят откровеннее и благороднее. По крайней мере от них знаешь, чего ждать. Там не надо опасаться удара в спину только потому, что твоего партнера или лучшего друга буквально вчера перекупил конкурент. Конечно, предательство встречается везде. Но в мире денег оно возрастает многократно и из исключения становится правилом. В этом мире комфортно чувствуют себя лишь те, кто сам готов идти до конца, грабя, убивая, предавая. И Андрей хотел оказаться от этого кошмара как можно дальше. Так что во фронтир и "сюда я больше не ногой".
   Но Андрей недооценил хитроумие и изощренность замыслов Старика. Вместо фронтира его ждало нечто совершенно иное. Его ждали Центральные миры.
  
   Глава 11.
   "Лебедь" стремительно несся в пространстве, унося Андрея в новую неизвестность. Андрей и Старик удобно расположились в уютных, обтянутых кожей амаронского буйвола глубоких креслах кают-компании и, потягивая чифу, неспешно беседовали.
   - Скажи, а ты никогда не задумывался о том, чтобы найти Землю?
   - Ну а как ты думаешь? Не только задумывался, но и искал. Как только на ноги встал, так и начал. В Содружестве это вообще любимое занятие всех наших земляков. Для большинства, правда, не занятие, а лишь мечта. Но хватает и тех, кто реально ищет. Ты бы заглянул в Глобосеть. Поиск по слову "земля" или "земляне" выдаст тебе целую гору информации. Есть солидные корпорации, основанные землянами, есть сообщества, есть даже кадровое агентство, специализирующееся именно на помощи землянам. В основном вновь прибывшим. Есть в Глобосети и общий форум землян для обмена информацией и мнениями. Так вот, тема поиска Земли там самая популярная. Особенно забавляют новички. Эти сразу же бросаются в бой с призывами объединиться всем и обязательно найти родную планету. По мере их обживания энтузиазм быстро угасает, особенно если человек находит себя в этом мире. Но встречаются и упорные ребята. Вот только никто ни разу так и не объединился.
   - А почему?
   - Так ведь представь, сколько на это кредитов надо. И ведь никаких гарантий успеха. Но самое главное в другом. Кредиты, может быть, и нашли. А вот ответь на вопрос, зачем тебе искать Землю? Только не горячись, а хорошенько подумай.
   Андрей хотел уже было возмутиться, как это, зачем. Но последняя фраза Старика его притормозила. И он реально задумался.
   - Вот, молодец. Сидишь, думаешь, а не бросаешься на старого Франца с кулаками, обвиняя в маразме. Скажи. Вот у тебя есть координаты Земли. И даже есть, допустим, деньги, чтобы снарядить туда корабль. А путь, судя по всему, не самый близкий. Что ты будешь делать? Ладно, давай даже упростим задачу. Ты УЖЕ прилетел на корабле к Земле. Что дальше?
   - Как что? Спущусь на планету, повидаю друзей, может быть, уговорю полететь со мной.
   - О, замечательно. Ты даже в мыслях не планируешь просто долететь туда и там остаться. Тебе Земли уже будет мало. Даже если отправить тебя туда насильно, ты каждый день с тоской будешь смотреть в небо, мечтая вернуться. И это при том, что мир Содружества жесткий, агрессивный, очень небезопасный мир. Но у него есть глобальное преимущество. Он по сравнению с Землей просто огромен. И за счет одного этого дарит людям бесконечное чувство свободы. Это чувство обманчиво, но оно есть.
   - Да уж, с этим трудно не согласиться. Но ведь можно же не просто прилететь-улететь. Можно же передать Земле огромное количество технологий, вывести землян в большой Космос.
   - Так. Хорошо. Теперь мы перешли ко второй группе общих предложений, на которые делится все обсуждение вопроса. С первой все понятно. С небольшими вариациями она вся сводится к ностальгии. Повидать Землю, родных, кого-нибудь забрать и обратно. А вторая группа предполагает глобальное вмешательство в земные дела. И здесь подход очень разнится от национального происхождения землянина. Проще всего с китайцами. Их там много и им тесно. А потому выходцы из Китая в основном предполагают контакты с руководством страны, передачу ему технологий, дальше поиск хорошего неосвоенного мира и постепенное туда отселение. Китай, слава богу, очень самодостаточен и никаких глобальных амбиций не имеет. Выходцы из Европы и США тоже более или менее однотипны. Фактически мир Содружества это реализация их глобальной мечты. Лекала одни и те же. Контроль денег и ключевых технологий, мощная военная сила, а все остальные должны счастливо на них горбатиться. Потому среди выходцев из этой части нашей планеты превалируют мечты о тайном проникновении на Землю, создание собственной корпорации, внедрение технологий и стрижка купонов от своего монопольного положения. Все просто и понятно. Хуже всего дело обстоит с вами, русскими. Вы в своем подавляющем большинстве стремитесь как всегда изменить и облагодетельствовать весь мир. Сделать его равноправным и справедливым. Вот только как именно это можно сделать, большинство себе представляет очень превратно. Типа, прилетел, врагов уничтожил, остальных поставил строем и повел в светлое будущее.
   Впрочем, ущербностью мышления страдают все мечтатели изменить жизнь на Земле. За все время, что я читаю все эти виртуальные баталии, я не встретил ни одного реального плана, имевшего бы шансы на успех. Ни у кого, заметь. Ближе всех к этому подошли китайцы в силу скромности запросов. Вот они определенные шансы на реализацию свои мечты о космическом Китае имеют. Для этого над всего лишь найти пригодную для жизни и пустую в смысле местного разума планету. Затем умудриться попасть к китайскому руководству так, чтобы тебя не пристрелили по дороге. Но, эта задача, с помощью технологий Содружества, допустим, решаемая. Далее надо убедить государственных лидеров в том, что ты не сумасшедший. Для этого надо предъявить корабль и планету. Затем организовать планомерный вывоз лишних китайцев к новому месту жительства. В принципе ничего нереального нет. Осталось только посчитать, сколько все это будет стоить. Я пробовал. Сумма выходит запредельная. Если, конечно, не рассчитывать на то, что колонизация новой планеты возможна с помощью одного - двух стареньких транспортников. Такими темпами колонию не создать. Или создать, но не развить.
   Но и на этом пути есть огромная масса подводных камней. Я общаюсь со многими землянами, в том числе и попадающими в Содружество до сих пор. Ничего принципиально на Земле с моего исчезновения не изменилось. А значит, в том же Китае сидят сотрудники всех спецслужб мира. И как ты себе представляешь организовать многомиллионную пропажу населения Китая в тайне, без того, чтобы весь остальной мир не встал на уши? Обязательно встанет. И дальше все будет элементарно. Какие бы разногласия ни были между той же Россией, США и всеми прочими, они дружно их на время забудут и предъявят Китаю совместный ультиматум поделиться технологиями. А для того, чтобы этого ультиматума не опасаться, требуется нечто большее, нежели пара транспортников. Требуется система вооружений по качеству и количеству достаточная для установки абсолютно безопасной зоной над всем Китаем. Или, как минимум над теми его зонами, где живет подавляющее большинство населения. А это в свою очередь уже совершенно иные деньги. Во многом из-за того, что китайцы люди прагматичные и считать умеют достаточно неплохо, за реализацию этой идеи так никто и не взялся.
   Еще забавнее выглядят идеи американо-европейцев. Прилетел в тайне от всех. С этим все ОК. Продал что-то ценное на Земле и достаточно дешевое в Содружестве. То же золото, например. Это тоже возможно, но уже зависит от количества. Даже если внешняя форма слитков будет идеально копировать земные, а для этого сначала земной слиток надо купить, то большой объем тут же вызовет кучу вопросов и экспертизу. Это только для обычных людей кажется, что золото можно продавать анонимно. Все крупные операции с этим металлом жестко контролируются и отслеживаются. Если не от килограмма, то от сотни килограмм точно. Так что экспертиза будет однозначно, чтобы выяснить из какого месторождения неучтенный металл. Она покажет, что золото неизвестного происхождения. В этот момент нашего незадачливого предпринимателя берут в оборот и раскалывают до донышка. После чего он добровольно-принудительно передает все что знает и умеет и остается доживать остаток жизни в золотой клетке. На всякий случай, как дополнительный источник информации. Но, предположим, наш герой умный и все это понимает. Вместо золота он использует что-то другое, хотя с этим тоже трудности. Объект продажи должен быть достаточно дорогим и компактным. Драгоценные камни? Их происхождение отслеживается еще тщательнее, чем золото. Я, признаться, надежного товара на продажу так и не нашел. На форуме его тоже, кстати, не нашли. Остановились на том, что товар должен быть смешанным, продаваться небольшими партиями и очень не долго. Например, продал партию алмазов один раз и исчез навсегда, больше к нему не возвращаясь. Сумма в пределах одного-двух миллионов долларов. Потом так же с золотом. Продал в разных странах очень быстро килограмм по пятьдесят на сумму миллионов десять и снова исчез. Пусть ищут. А искать обязательно будут. Продавать естественно придется за наличные. Затем встанет вопрос о том, как эти наличные превратить в легальные деньги на счетах. Задача тоже не тривиальная, между прочим. Требуются хорошие связи. Но, допустим, справился. Далее по плану нужно что-то производить. Вопрос, что? Любое производство это в первую очередь технологии. На Земле объективно отсутствуют технологии, позволяющие производить все то, что в Содружестве считается устаревшим примитивом. Любая попытка изобразить какое-то открытие приведет героя под колпак спецслужб в разы быстрее, чем продажа золота. Короче, безопасного решения проблемы тоже никто не нашел.
   Про идеи русской части переселенцев можно было бы вообще не говорить. Первый пункт у них всегда однозначен. Выйти на президента и договориться. При этом тот факт, что российский президент ничем от своих коллег в других странах не отличается и, увидев подобного чудика, тут же возьмет его под полный контроль, полностью игнорируется. Считается, что можно остаться независимым партнером целого государства. Оставим эти мечты на совести фантазеров. Опять встает вопрос, что дальше. А дальше, предположим, российская власть решает использовать все инопланетные достижения для реванша. То есть вернуть себе и стране геополитическое величие. Начинает вовсю использовать реаниматоры, военную технику Содружества и прочие бонусы от внезапно возникших соотечественников. Как ты думаешь, что происходит при этом в мире? А мир просто рушится. Потому как если вместо того, чтобы строить завод - гигант по производству чего-нибудь достаточно просто включить промышленный 3D-принтер из Содружества и накормить его любой материей, например, отвалом породы металлургических комбинатов или элементарным мусором, то как на это будет реагировать мировая экономика? И что произойдет после ее обрушения? По мне так весь мир пойдет на Россию войной. И никакое ядерное оружие не спасет. Россию просто задавят миллионами и миллиардами оголодавших смертников. И на этом все кончится.
   Но это еще не вся реальность. Как ты думаешь, сколько в год на территорию империи Аратан попадает наших с тобой освобожденных от рабства земляков?
   - Пара десятков?
   - Пара тысяч, если точнее. Я прикидывал, это не более пяти процентов, от захваченных в рабство на планете. Итого в год на Земле бесследно исчезает от пятидесяти до ста тысяч человек. Как ты думаешь, возможен такой объем "бизнеса" без наличия на Земле очень влиятельных сообщников?
   - Вряд ли.
   - А теперь учтем, что людей похищают по всему миру. То есть мы имеем дело не с одиночными агентами, а скорее всего с целой законспирированной организацией, имеющей очень серьезные возможности. Финансовые, организационные и даже, видимо, политические. Вероятность того, что, даже обратившись к каким-нибудь властям, ты нарвешься на агента аварских работорговцев отнюдь не нулевая. А вероятность того, что о тебе этой организации станет известно в самые короткие сроки вообще стопроцентная. И что последует тогда? А тогда к Земле подтянется какой-нибудь пиратский флот и начнет уже неприкрытую агрессию против человечества.
   - Как то грустно и безнадежно у тебя все получается.
   - Как уж есть. Я по крайней мере не нашел ни одного варианта с положительным прогнозом развития ситуации. А потому любые поиски планеты давно оставил. Мне по-хорошему просто жаль Землю. Пусть уж лучше в год исчезает сто тысяч, но остальные миллиарды не сидят на пороховой бочке. А если и сидят, то исключительно по собственной вине и воле. Я не хочу быть причиной гибели человечества.
   - Да уж, порадовал. И аргументы такие, что не оспоришь, по крайней мере, сразу. Но все равно я буду думать. Не хочу сразу сдаваться. Спасибо, что показал ошибочные пути, на которые не стоит тратить время.
   - Ну сейчас не стоит тратить время даже на поиск других ошибочных путей, - улыбнулся Старик. - Сейчас тебе стоит узнать, каким будет твоя задача в Центральных мирах. Лететь нам еще около двух недель, а тебе еще предстоит в капсуле изучить базы по языкам, законам и правилам этикета трех Старших рас. Так что не будем тратить время. Отдохнули немного и в бой.
   Старик немного помолчал, мысленно перестраиваясь на другую тему.
   - Как ты знаешь, у нас в Центральных мирах есть свое торговое представительство. Такие есть почти у всех более или менее крупных компаний и кланов. По части самой торговли пользы от него не так много. Режим контроля продажи технологий из Центральных миров на периферию достаточно жесткий. Все регламентировано. Все товары делятся на три группы. Можно продавать всем, можно продавать выборочным агентам, можно продавать только с разрешения Совета Центральных миров, под это попадают исключительно целевые заказы со стороны глав государств, и нельзя продавать вообще. Обойти эти правила нельзя в принципе. Да никто уже давно и не пытается, отучили.
   То есть торговый смысл представительства только в одном. Быть уполномоченным покупателем категории "можно продавать выборочным агентам". Получить статус агента крайне трудно и очень легко потерять. Для него требуется не только хорошая деловая репутация или большой мешок с деньгами, деньги не главное, требуется быть полезным Центральным мирам. Что это такое на практике сказать сложно. Тебя в какой-то момент могут попросить что-то сделать или достать какую-то информацию. А могут и вообще ни о чем не просить, но ты просто должен быть в постоянной готовности эту услугу оказать. Самое интересное, любая услуга оплачивается и оплачивается хорошо. Но любой отказ или попытка поторговаться о цене ведет к немедленной ликвидации статуса агента. Навсегда. Агентские права в коммерческом смысле реально стоят очень дорого, более того, часто размер твоей потенциальной прибыли зависит только от тебя самого. Например, объявляется продажа техники нового поколения на период пять или десять дней. А бывает, что и два дня всего. Сколько денег успел собрать, на такую сумму и купил. Ну а как продается дефицит, не буду рассказывать, все понятно. Я так думаю, что таким образом Центральные миры периодически оценивают уровень потенциала своих агентов. Бывает и другой вариант, когда каждому агенту определяется заранее его доля, то есть максимальное количество товара, доступного к покупке именно им.
   Теперь, чтобы ты понимал, о каких товарах идет речь. То, что у нас вся техника разбита на поколения, ты знаешь. Поэтому пример из этой области, космические корабли. Имеет место четкая градация доступности поколений. В Центральных мирах сейчас проходят испытания корабли 12-го поколения. На вооружении Центральных миров стоят корабли 11-го. Гражданские суда используются 10-го поколения. По спецзаказам периферийных правительств им продают отдельные военные корабли 9-го поколения. Лицензии на производство дают на корабли 8-го. Во фронтир разрешается продавать корабли не старше 7-го поколения. И примерно такой же расклад по любой технике или оборудованию.
   - Нормальный такой колониальный порядок. От Центра к периферии идет общее технологическое ослабление. Таким образом легко поддерживать порядок, а при случае элементарно гасить любое недовольство и противодействие.
   - Именно так. При этом есть еще одна интересная особенность. Те же корабли 8-го поколения, разрешенного к производству вне Центральных миров, произведенные на периферии и корабли этого же поколения, но произведенный в самих Центральных мирах, это две большие разницы. Понимаешь?
   - Конечно, это-то как раз просто. Все, как на Земле. Автомобиль, произведенный в Германии или по ее лицензии в Китае одной и той же модели, отличаются как небо и земля.
   - Вот-вот. Здесь отличия менее драматичны, но они есть и существенные. Каждый переход в Центральных мирах сопровождается распродажей резервов. В них находятся корабли, оборудование и ЗИПы к ним двух предыдущих поколений. Более старое поколение идет в распродажу. И именно через агентов. Как ты понимаешь, скупается все, что дают или на что хватает денег.
   - Ясно.
   - Ясно-то, тебе ясно. Но к твоей задаче это имеет мало отношения. Это так для общего понимания. Торговая деятельность по понятным тебе теперь причинам элементарна. Получить сигнал о продаже от оператора уже со всеми характеристиками, ценами, количественными лимитами или сроками оплаты и все. В ответ указать адрес доставки и перечислить вовремя деньги. Никакой торговли, как ты понимаешь по условиям не предусмотрено. Так что в реальности большого штата не требуется. Отделения этого представительства есть на всех крупных деловых планетах Центральных миров. В каждом по одному человеку. Это как посол. Ходит, общается, надувает щеки и обрабатывает входящие сигналы о продажах. Основная работа, это производить неизменно хорошее впечатление на партнеров из Старших рас, быть хорошим просителем увеличения лимитов с неизбежными подношениями, самому всячески демонстрировать готовность к выполнению любой просьбы. В общем, проявлять полную лояльность.
   Сажать тебя на место одного из них дело совершенно бессмысленное. От тебя мне требуется совершенно иное. Я хочу, чтобы ты поездил по Центральным мирам, вник в обстановку, пообщался с представителями всех трех Старших рас, составил о них и устройстве их общества собственное представление. Это может пригодиться в будущем. В Центральных мирах никто не запрещает приезжать с периферии и там жить какое-то время. Но за приезжими, скажем так, смотрят. Незаметно. Да и стоимость жизни там куда выше, чем в той же империи Аратан. Чтобы объяснить твое появление и дать тебе возможность со всем познакомиться и реализовать задачу, я придумал тебе статус инспектора-ревизора. Наши представители предупреждены о твоей настоящей цели, а потому мешать или ставить палки в колеса не будут. Наоборот, всячески помогут, познакомят с нашими контрагентами из Старших рас, обеспечат доступной информацией. Ну как, справишься?
   - Должен, не вижу ничего сложного. Не совсем понимаю, для чего мне все это, но сделаю.
   - Мне мне очень нравится твой настрой.
   - Да хочется уже заняться каким-то настоящим делом всерьез и надолго, а то мотаюсь в проруби от одного дела к другому, а целей и смысла не понимаю.
   - Придет время, поймешь. В принципе это твое задание должно стать последним в цепочке твоей подготовки. Дальше пойдет работа.
   - Наконец-то.
   - Только, Андрей. Я тебя прошу, научись получать удовольствие от того, чем занимаешься. А то жил, понимаешь ли, на столичной деловой планете, купался в роскоши, девицы-красавицы перед ним стелились, а ты как на плахе себя ощущал.
   - Да как-то, когда разобрался что к чему, противно стало. Извини, если подвел.
   - Меня ты никак не подвел, себя, быть может. Потом будет видно. И еще один момент. Если твои финансисты люди, видящие перед собой только цифры, поэтому твоего истинного отношения к себе и происходящему не замечали, то практически все представители Старших рас сильные псионы. Их на мякине не проведешь. Помни об этом и всегда контролируй свои мысли и эмоции. Иначе быть беде.
   Лежа после этого разговора в своей каюте, Андрей думал о том, что после этой поездки его наконец ждет нормальная полноценная работа. Старик ничего о ней не сказал, но Андрей предполагал, что его постепенно начнут вводить в курс реальных дел клана и приставят к какому-нибудь участку работ. Всего год остался до того момента, когда станет ясно, к чему его старик так долго готовил. Было бы неплохо, если бы ему выделили какой-то свой кусок, за который он бы полноценно отвечал. И учитывая длительность и разнообразие его подготовки, работа должна быть очень интересной.
   С этими мыслями он и уснул. Даже не представляя себе, что будущее окажется совершенно иным, не имеющим ничего общего с его планами.
  
   Глава 12.
   Андрей уже полгода мотался по Центральным мирам, пытаясь понять, как организовано управление столь гигантской агломерацией обжитых систем. И чем дальше, тем больше этому поражался. При всем том, что очень многое из того, что видел и узнавал, Андрею не нравилось, он отдавал должное гению тех, кто смог выстроить столь сложную, но тем не менее идеально управляемую систему. Причем, порядок этой системы никоим образом не бросался в глаза. На поверхности царил полный хаос свободы и вседозволенности.
   Было несколько интересных моментов, на которые он обратил особое внимание.
   Первый касался разного статуса планет. Из почти двухсот миров только малая часть имела привычный Андрею статус административного образования. Большинство являлись частной собственностью и были закрыты для посещения. Для всех, кроме владельцев, их сотрудников и гостей по специальному разрешению. Такие планеты делились на клановые домены и на корпоративные миры. Клановые планеты являлись собственностью крупнейших кланов Центральных миров. Обладание собственным доменом сразу же выводило клан в статус Великих, а потому за их обладание шла нескончаемая тайная война.
   Андрею однажды посчастливилось побывать в мире, принадлежащем одному из Великих кланов Индиров в составе торговой делегации. Клан собирался распродавать значительную часть своих резервов, обновляя оснащение флота. Ассортимент продаваемых изделий содержал несколько тысяч наименований, из которых далеко не все были известны за пределами Центральных миров. Несмотря на относительное устаревание это были эксклюзивные разработки клана, очень редко продававшиеся на сторону, тем более за пределы Центральных миров. А посему клан решил отойти от традиций и в целях увеличения прибыли перед распродажей провел показательную демонстрацию. Если бы Андрея попросили кратко охарактеризовать планету, на которую он попал, то он бы назвал ее планета-парк. Здесь не было никаких мегаполисов, не было крупных промышленных объектов. Природа была очень разнообразна, как и климат, но не производила впечатление дикой. Напротив, возникало стойкое ощущение гигантской работы заботливого садовника. Это ощущение усиливалось тем, что в различных местах были оборудованы посадочные площадки для флайеров, предназначенные для любителей понаблюдать за дикой флорой и фауной. Резиденции клана была разбросана по всем континентам в строгом соответствии с его структурой. Главная резиденция, не принадлежащая никому конкретно, а являвшаяся собственностью всего клана, располагалась на большом живописном острове посреди теплого тропического океана. Остров окружали стоящие в воде монументальные искусственные конструкции, служившие одновременно волнорезами и посадочными площадками для флайеров. Никакая летающая техника кроме личных аппаратов членов Совета клана на остров не допускалась.
   Вообще все искусственные объекты на планете размещались по четкой схеме применительно к климатическим поясам. Планетарные резиденции, в которых проживало подавляющее большинство членов клана, находились именно в тропической климатической зоне. Там же располагался и отдельный большой гостевой комплекс. В умеренных широтах размещались многочисленные научно-исследовательские и деловые центры. Склады резервов прятались в хорошо укрепленных подземных сооружениях в приполярной зоне. Снаружи планета была защищена тремя мощными боевыми станциями, две из которых располагались как раз над полюсами, а последняя прикрывала главную резиденцию. В соответствии с общей политикой Центральных миров формального запрета для проживания на планете представителей иных рас не существовало, но для этого было необходимо выполнить всего лишь одну маленькую формальность. Стать членом клана, что для любого не-Индира было практически исключено. Или был второй вариант. Стать слугой клана. Не наняться на работу по временному контракту, а именно стать слугой, что предполагало клятву верности и пожизненный найм. Все это делегации агентов, в состав которой входил и Андрей, рассказал специальный гид, проводивший аэроэкскурсию по планете. Рассказ гида явно был направлен на то, чтобы произвести наибольшее впечатление и показать все величие собственного клана, а потому изобиловал несекретными подробностями.
   Корпоративные планеты являли собой полную противоположность клановым доменам. Это были планеты-заводы, вся поверхность континентов которых представляла собой бесконечные инфраструктурные комплексы и объекты. Жить на одной из таких планет Андрей не захотел бы ни за что на свете. Континенты практически не содержали природных зон, кроме нескольких островков, служивших рекреационными зонами. Воздух очищался мощнейшими искусственными установками, разбросанными по планете. Трех планет, на которых Андрею довелось побывать с экскурсиями, ему хватило, чтобы понять, все остальные являются близнецами. Исключение составляли буквально несколько планет, которые были полностью закрыты для посещения. Это были планеты корпораций по производству гипердвигателей, нейросетей и, конечно, планета, на которой располагался Центральный банк Содружества. Но о последней Андрею все же удалось получить приблизительное представление.
   На саму планету или даже в ее систему попасть нечего было даже и думать, она охранялась даже сильнее, чем столичная планета, на которой заседал Совет Содружества, являвшийся главным управляющим органом всей агломерации миров. Но Андрей увидел в глобосети рекламный ролик Центробанка и этой планеты, убеждавший всех в исключительной надежности банка. Вот из этого ролика Андрей и узнал, что на планете отсутствуют какие-либо жители, кроме сотрудников банка. На поверхности планеты было всего одно здание, в котором размещались технические службы связи. Все остальные объекты, реакторы и особенно вычислительные центры, состоящие из огромных кластеров гигантских искинов, располагались настолько глубоко под поверхностью в надежных убежищах, что до них не могла бы достать никакая орбитальная бомбардировка. Конечно, помимо этой планеты ЦБС владел и представительским небоскребом на столичной планете, но там осуществлялись только деловые контакты банка со всеми его корреспондентами. Все реальные деньги крутились именно здесь.
   Вокруг планеты вращались целых десять новейших боевых станций гигантского размера. Две висели строго над полюсами и еще восемь в шахматном порядке располагались вокруг линии экватора. Таким образом они полностью перекрывали всю поверхность планеты. Помимо станций в системе постоянно висел на дежурстве полноценный боевой флот, состоящий из самых современных боевых кораблей всех трех Старших рас. Видимо, несмотря на внешний порядок и отсутствие каких-либо конфликтов между этими расами, взаимное доверие тоже имело свои границы.
   Помимо военных объектов планету окружали около двух десятков мощнейших ретрансляционных комплексов гиперсвязи. До этого момента Андрей как-то не задумывался, каким образом по всему Содружеству функционирует гиперсвязь. Теперь же увидев эти объекты на орбите банковской планеты, Андрей облазил всю глобосеть, пока до конца не прояснил себе этот вопрос. Оказалось, что без какой-либо рекламы в Содружестве функционирует еще один корпоративный монстр, охватывающий все миры. Называлась эта корпорация столь же скромно - "Гиперсвязь". Ее офисы и ретрансляторы располагались на всех обжитых мирах, включая фронтир. Любая попытка соединения с мобильного или стационарного оборудования приводила к тому, что передатчик автоматически настраивался на ближайшую планету, оснащенную ретранслятором. А дальше искины самостоятельно рассчитывали оптимальный траффик до целевого приемника и передавали сигнал из мира в мир через ретрансляционную систему. Примерно также осуществлялась и вся банковская деятельность. Поскольку любая межбанковская операция в кредитах проводилась через корреспондентские счета в ЦБС, то сама проводка также осуществлялась посредством гиперсвязи, в которой принимающей сигнал стороной была планета ЦБС. Осознав, как работает гиперсвязь, Андрей понял и то, что для сотрудников обслуживающей компании автоматически была доступна вся информация, содержащаяся в межсистемных переговорах и банковских операциях. А это означало одно. Номинальные владельцы компании "Гиперсвязь" не более, чем прикрытие. За ее спиной могла стоять только Служба Безопасности Центральных миров.
   Второй интересный момент, который привлек Андрея в Центральных мирах касался трех Старших рас и их взаимоотношений между собой и их отношения ко всем остальным обитателям Содружества. Какой-либо четкой специализации между расами не существовало. Всеми главными корпорациями расы владели на паритетных началах. Все расы были достаточно сильными псионами. Проживать представители всех трех рас могли на любой планете Центральных миров, кроме, разумеется, клановых и закрытых. Хотя все же большинство предпочитало планеты с большинством жителей из своих соплеменников. Все три расы имели на вооружении мощные космические флоты. Основной их задачей называлось обеспечение безопасности Содружества, а на самом деле это было главным образом средством поддержания взаимного паритета между собой.
   Но оказалось, что определенная специализация, сложившаяся по естественным причинам и предпочтениям той или иной расы, все же есть.
   Аграфы выглядели напыщенными снобами, вызывая ассоциации с английскими лордами. Их раса в основном занималась биотехнологиями, пытаясь воссоздать полноценные симбионты Джоре. В производственном секторе Аграфы были вне конкуренции по части любого медицинского оборудования. Они же в наибольшей степени увлекались боевыми псионическими техниками и защитой от таковых. В деле поддержании порядка в Содружестве их роль главным образом заключалась в разведке и контрразведке, диверсионной деятельности и контроле за нераспространением ключевых технологий.
   Индиры очень напоминали Андрею земных евреев. Прирожденные торговцы, банкиры и создатели модных трендов. В промышленности имели лидерство в производстве инженерных систем различного назначения. В псионике специализировались на разработке систем манипулирования массовым сознанием, а также создания иллюзий.
   Мощные физически Джуры в полном соответствии со своей внешностью были прирожденными воинами. Из земных наций Андрей сравнил бы их с американцами времен освоения Дикого Запада. Такие же горластые, простодушные и кичащиеся своей силой. Именно Джуров состояли преимущественно соединения внешних флотов, контролировавших обстановку в периферийных мирах. Их корпорации специализировались на изготовлении всяческих "игрушек" боевого назначения типа боевых роботов, дронов-беспилотников и оружейных комплексов. Практически все Джуры с рождения были фанатами оружия. Выйти для них из дома без маленького арсенала было сродни прогулке полностью голым.
   Между собой все три расы держали подчеркнутый паритет по всем параметрам. Взаимный контроль, как выяснилось, предполагал даже наличие в любой внутрирасовой корпорации наблюдателей от иных рас с достаточно большими правами на ознакомления со всеми деталями производственного процесса. Да и внешне относились друг к другу без каких-либо признаков превосходства. Совершенно иное отношение все три Старшие расы демонстрировали к людям, жителям периферийных миров. Оно было демонстративно уничижительным, хотя внешние признаки вежливости всегда сохранялись. Причем, делалось это вполне осознанно. Таким образом Старшие расы показывали людям, что они должны быть благодарны просто за право жить в Содружестве и тем более в Центральных мирах. А потому больше, чем на роль слуг претендовать не должны. Старшие расы охотно нанимали людей с экстремально высоким интеллектом из периферийных миров и платили им столько, сколько на родине можно было и не мечтать заработать. Но расплачиваться за это приходилось статусом существ второго сорта.
   Наконец, третьим важным моментом, отмеченным Андреем в жизни Центральных миров, была их политическая система. То, что самоназвания областей компактного проживания всех трех рас давно не отражали реальной картины и вообще не имели отношения к административному устройству Центральных миров, Андрей знал и раньше. Но как корпоративное общество функционирует на самом деле, узнал только теперь.
   С точки зрения формального законодательства это была полнейшая демократия. Все управляющие органы систем и всех Центральных миров выбирались прямым голосованием, осуществлявшимся дистанционно с помощью нейросетей. Индивидуальный идентификатор нейросети служил при этом личной подписью владельца. Даже люди, проживающие в Центральных мирах более десяти лет, имели право голоса. Так что на первый взгляд это было торжество "народовластия". Но это только на первый взгляд, решивший изучить вопрос более детально Андрей сразу же наткнулся на кучу существенных моментов, ставящих всю систему с ног на голову.
   Во-первых, голоса были голосам рознь. Вес каждого голоса определялся социальным рейтингом его владельца. Чем он был выше, тем выше значимость выбора данного разумного. Социальные рейтинги по всему Содружеству присуждали власти. Таким образом, этот показатель помимо всего прочего был еще и показателем лояльности разумного именно этой власти.
   Во-вторых, результаты считали искины, выдавая их уже в готовом виде. С внешней стороны все нормально. Пересчитать сотню миллиардов голосов в ручную физически нереально. Но у любого искина всегда есть хозяин, им управляющий. И здесь для управленцев избирательным процессом было настоящее раздолье, что и как считать.
   В-третьих, сама система отбора кандидатов, допущенных к выборам, была очень сложной и запущенной. Для начала она была многоступенчатой. Ни один кандидат, на сколь бы малую должность он ни претендовал, не мог появиться из ниоткуда. Общество Центральных миров в первую очередь имело клановую структуру. А потому любой кандидат должен был пройти процедуру одобрения кланами, имевшими вес в той или иной системе. На выборах в Совет Центральных миров вообще была установлена сложная двухуровневая система представительства. Первый уровень касался квот, выделяемых каждой расе. Второй определял представители каких кланов каждой из рас должны войти в этот совет. А это определялось уже внутри каждой из рас по итогам схваток между кланами и корпорациями.
   Так что выборы являлись по сути заключительным шоу после долгой и жестокой войны бульдогов под ковром.
   В-четвертых, на выборы всегда выходила пара кандидатов, прошедших одну и ту же процедуру предварительного одобрения. То есть для реальных владельцев всей системы было абсолютно все равно, какого из двух клоунов в итоге выберет толпа. Для них самих они были равнозначными марионетками.
   Ну и последнее, что для себя уже с горькой усмешкой отметил Андрей, к выборам в Центральных мирах допускались только представители трех Старших рас. То есть голосовать людям, проживающим здесь, милостиво дозволялось. Но только не за себя.
   За оставшиеся полгода Андрей думал накопать для себя еще много интересного. В частности он хотел попробовать устроиться в одну из школ по развитию пси-способностей, детально, насколько это возможно, изучить системы вооружения, которыми был оснащен флот Центральных миров. Хотя бы по набору несекретных характеристик. Это было ему нужно для реального понимания, насколько велика военная мощь Старших рас по сравнению с флотами человеческих империй. Эту работу он уже начал, но был пока далек от завершения.
   Были и другие вопросы, представлявшие серьезный интерес.
   Но жизнь распорядилось иначе. По гиперсвязи на него вышел Старик и попросил срочно прибыть на его базовую станцию. В чем суть дела, он не объяснил, сказал лишь, что уже выслал за Андреем "Лебедь". И это само по себе говорило о многом. Старик доверил "Лебедь" стороннему пилоту, рискнул только для того, чтобы выиграть всего несколько дней. И при этом не появился у Андрея сам, хотя это было бы еще быстрее. Значит, вопрос был очень срочным и серьезным. У Андрея заныло сердце в недобром предчувствии. Впервые за много лет его интуиция буквально кричала об опасности. Но самое плохое, что Андрей никак не мог понять, откуда эта опасность исходит и кому грозит, ему или Старику. Любая попытка использовать псионическую графику, что не раз позволяло ему выходить из затруднительных ситуаций и выбирать оптимальный путь решения проблем, на этот раз ничего не давала. Перед глазами лишь клубилась стена багрового тумана, и единственный путь Андрея вел в этот туман.
   - Ничего, пытался успокоить он сам себя, прилетит "Лебедь", возможно, Старик передал что-то с пилотом. А нет, так доберемся до Старика и вместе посмеемся над моими страхами.
   Но успокоиться почему-то не получалось. Напротив, с каждым днем ожидания Андрею становилось все тревожнее. Наконец прибыл "Лебедь". Увы, он не привез с собой никакой ясности. Пилот совершенно ничего не знал, лишь получил задание прилететь сюда и забрать на борт определенного человека, Андрея.
   Прояснение проблемы откладывалось до пункта назначения.
  
   Глава 13.
   Чем ближе корабль приближался к станции, тем большую нервозность испытывал Андрей. Самое худшее, это пребывать в неизвестности. Ему постоянно казалось, что он опаздывает, и может произойти нечто непоправимое. Не имея возможности как-то повлиять на ситуацию, Андрей всячески пытался отвлечься, но получалось плохо. Лишь когда "Лебедь" вышел из последнего прыжка и удалось связаться со станцией, выяснив, что ничего экстраординарного не произошло, Андрея немного отпустило. Тем не менее, по прибытии он даже не стал забирать с корабля свои вещи, а сразу рванул к Старику.
   Осунувшийся вид Старика говорил о многом. Мешки под глазами, как-то резко проявившиеся морщины мгновенно превратили загорелое лицо крепкого воина-ветерана в подобие запеченного фрукта.
   - Прилетел? Садись, выпить хочешь? - Старик мельком взглянул на обалдевшее лицо Андрея и грустно усмехнулся. - Что хорош? Можешь не отвечать, по твоему виду все понятно. Не бойся, я не сломался, просто устал.
   Но ситуация с точки зрения Андрея и всего его знания Старика за долгие годы говорили о том, что простой усталостью здесь и не пахнет.
   - Что случилось? Ведь не просто же так ты срочно сорвал меня, доверил "Лебедь" постороннему пилоту. Да и встречаешь меня с таким видом, что краше в гроб кладут.
   - Брось, все нормально. - При этом Старик пальцем указал на собственное ухо и затем покрутил им в воздухе. - Выпей, тебе надо расслабиться после перелета, да и мне стаканчик не помешает.
   Андрей понял, что здесь и сейчас Старик ничего объяснять не будет. - Да, дела. Если он в своем кабинете уже лишних ушей опасается, то должно было произойти что-то совсем странное. Переворот в клане? Нет, не похоже. - На пути к Старику Андрей не заметил чего-либо необычного, никаких вооруженных людей и вообще никакой особой активности. А ведь это диспетчерская станция, сердце всей системной обороны, ее должны были взять под контроль в первую очередь. Да и Старик в своем кабинете без охраны, а его тоже должны были изолировать. - Черт, ничего на ум не приходит.
   Видимо мысли Андрея так или иначе отразились на его лице, потому что Старик сделал рукой успокаивающий жест и уже вслух произнес. - Нет, на самом деле ничего страшного не произошло. Просто для тебя появилось срочное задание, которое больше некому поручить. А ты для него с твоим флотским опытом подходишь идеально. Времени не так много, потому и пришлось тебя вызвать. Как тебе Центральные миры, впечатляют?
   Даже понимая, что сказанная только что фраза вполне могла предназначаться не ему, а неизвестным сторонним слушателям, Андрей немного расслабился. Видимо, запас времени еще на самом деле был.
   С полчаса они обсуждали Центральные миры и впечатления Андрея о них. Причем, Андрей на всякий случай никакого негатива не выдавал, за что удостоился благодарного кивка Старика. Наконец, очевидно решив, что политес соблюден, Старик встал и пригласил Андрея последовать его примеру. - Пойдем, кое-что хотел тебе показать.
   Они долго шли по лабиринту коридоров станции, переходили с уровня на уровень, пару раз воспользовались лифтом, так что Андрей окончательно перестал понимать, где находится. Наконец их путешествие завершилось в каком-то тупике, заканчивавшемся неприметной, но по виду тяжелой дверью. Набрав длинный код и приложив большой палец к неприметному пятну датчика, Старик распахнул дверь и приглашающее махнул Андрею. Внутри оказалось просторное и уютно обставленное помещение. Несколько глубоких кресел и стол голопроектора между ними. Стены отделаны матовым пластиком мягких светлых тонов. В одном углу кухонный комбайн и небольшой сервировочный столик. В другом блок непонятной аппаратуры.
   - Присаживайся, я сейчас, - Старик подошел к аппаратуре и нажал несколько кнопок. - Вот теперь можем поговорить спокойно. Прослушать невозможно даже теоретически. И не смотри на меня с таким ужасом, я не сошел с ума, не сломался под бременем проблем, просто предчувствие у меня хреновое. Редко такое бывало. Но когда бывало, всегда что-то случалось.
   - Так что все таки произошло? Я тебя таким еще не видел. И почему такая секретность?
   - Объективно пока не произошло ничего серьезного. По крайней мере, такого, чтобы стоило волноваться. Но вот интуиция моя прямо кричит, что впереди какая-то огромная задница, которую я могу и не пережить.
   - Так ты меня только из-за предчувствия вызвал? Тогда давай успокоимся. Расскажи все по порядку.
   - Некоторое время назад клан проводил операцию в одном из миров фронтира. Суть ее в данный момент не важна. Операция была не совсем рядовая, но и не сказать, что уникальная. Время от времени бывают. Никаких признаков засады или чего-то подобного не было, разведка была проведена на должном уровне. Все было спокойно. Но когда операция была в разгаре, в ее ход неожиданно вмешался другой клан. Немного слабее нашего, но по уровню сопоставимый. База клана, как и у нас во фронтире, но основные завязки у Аварцев. Мы с ними иногда пересекаемся по делам, но не дружим. Хотя и не воюем. Бизнес у них обычный, контрабанда, оружие, наркотики, иногда связываются с рабами.
   Возник конфликт. Причем, до его окончания ни мы, ни они не представляли, с кем имеют дело. Когда разобрались, было поздно. Обе стороны понесли существенные потери. Да и засветились на своем уровне. Теперь сдать назад что для нас, что для них, это потеря лица.
   Как в таких случаях полагается, назначили встречу, чтобы выдвинуть взаимные претензии и разобраться. Известно, что полноценная война не нужна ни нам, ни им.
   На встречу должен отправиться я и мой визави от того клана. Место и время встречи согласовано. Она состоится через двадцать дней в одной из необитаемых систем фронтира. По согласованным условиям с каждой стороны должен быть один корабль класса не выше тяжелого крейсера. Сама встреча пройдет на небольшой яхте, которую предоставит Посредник. С его стороны также будет один крейсер охраны. Каждая сторона будет представлена всего двумя людьми. В соседних системах разрешено держать любой флот, но до окончания встречи или до истечения одних суток с момента ее начала ни один корабль в систему проникнуть не должен. Любое появление будет равносильно объявлению войны сразу двум кланам. Вот, собственно и все, что можно сказать по фактам. Предложенная процедура стандартна, я в таких встречах уже под сотню раз участвовал. Но в этот раз сердце ноет, чувствуя беду. Как ни кручу ситуацию, ничего необычного не вижу, а не могу успокоиться и все тут.
   - Ты сказал, на встрече будут двое с каждой стороны. Второй я?
   - Нет, вторым будет мой помощник. Ты, мой мальчик, слава богу, пока не член клана. Не скрою, я планировал ввести тебя в него после окончания твоей подготовки, но если что-то пойдет не так, хорошо, что ты вовне. А для тебя у меня есть особое задание. Реальные возможности "Лебедя" знают только три человека. Мы двое и мой помощник, который и летал за тобой. Я ему полностью доверяю, но у него и не будет возможности кому-то что-то рассказать. Уже завтра мы отправляемся на встречу. Система далеко, как раз доберемся ко времени. Ты вылетишь через пару часов после того, как крейсер уйдет в прыжок. По совершенно иному вектору. Лучше всего в направлении тех же Центральных миров. Тогда все подумают, что ты прилетал отчитаться и получить новое задание. Но твоей реальной целью будет система, где назначена встреча. За счет скорости "Лебедя" ты окажешься на месте минимум на десять дней раньше нас. Там никого быть еще не должно, даже Посредник для проверки системы появится не раньше, чем за три-пять дней. Но выходи из прыжка уже под полной маскировкой. Задача за дни до встречи обшарить систему и выяснить, нет ли так кого-то еще. После нашего появления скинешь короткий узконаправленный сигнал с информпакетом по обстановке. Сам должен спрятаться так, чтобы тебя было невозможно найти даже при целенаправленном поиске. И послушай меня внимательно и запомни, как отче наш. Ни при каких условиях ты не вмешиваешься. Что бы в системе не произошло, хоть полнейшее взаимное уничтожение. Ты меня понял?
   - Понял, но, Старик, если у меня будет возможность вмешаться и тебя спасти, я ...
   - Ты плохо меня понял. Даже если я буду умирать в космосе, медленно задыхаясь в скафандре, ты не сделаешь ни малейшей попытки меня спасти.
   - Почему?
   - Да потому, что твое настоящее задание будет отнюдь не в проверке системы. Твое задание начнется, если со мной что-то произойдет.
   - А ты можешь отказаться от встречи, послать вместо себя кого-то еще?
   - Нет, это исключено. Это моя и только моя зона ответственности. Любая попытка уклониться либо уничтожит мое положение в клане, либо начнет войну. Оба варианта для меня неприемлемы. Понимаешь, меня не покидает ощущение, что в этом деле есть кто-то четвертый. Тот, кто на самом деле задумал столкнуть наши кланы и провел операцию на таком уровне, что совершенно не засветился. Мои ребята сейчас землю носом роют, пытаясь отыскать хоть какие-то следы постороннего присутствия или участия, но ничего не находят. Я привык доверять своим ощущениям, а потому подозреваю, что может быть задействован кто-то из Центральных миров. И как бы не их СБ. Только этим можно объяснить высочайший уровень планирования. Я очень хотел бы думать, что это разыгралась моя паранойя. И тем не менее я до сих пор жив именно благодаря ей. Если и в этот раз она проснулась не напрасно, то все может оказаться гораздо хуже и масштабней, чем сейчас видится.
   - Но какой смысл Центральным мирам в этом столкновении? Они ведь и так контролируют все и вся. Благодаря подготовке, которую ты мне устроил, я теперь точно знаю, что без ведома спецслужб Центральных миров в Содружестве даже бзднуть никто не может.
   - Не совсем так, но близко к истине. Ты просто пока видишь лишь внешнюю сторону. На самом деле и Аратан, и Аварцы, и даже более слабый Андуин спят и видят, как освободиться из ласковых объятий ЦМ. И очень много для этого делают. Просто происходит это в строжайшей тайне. Даже сама эта информация без каких-либо подробностей уже является ее нарушением. И я никогда бы тебе ничего не сказал, если бы не думал, что это возможно спасет тебе жизнь. Ты совершенно правильно оцениваешь уровень тотального контроля со стороны Центральных миров. Особенно это касается любых официальных структур. Над нами контроль на порядок меньше. Все же мы не принадлежим ни к одному из государственных образований. В свое время именно эта мысль натолкнула некоторых людей из верхушки СБ империи Аратан установить с некоторыми кланами более тесные взаимоотношения. Уверен, что в Аварской империи дела обстоят аналогичным образом. Скорее всего ничем не отличается ситуация и в Королевстве.
   Андрей после этих слов как прозрел. Влиятельность Старика, встреча с адмиралом, оставление ему военных спецбаз после увольнения, статус внештатного сотрудника СБ, теперь все эти странные факты мгновенно укладывались в понятную и стройную систему.
   -Вижу, что теперь тебе кое-что стало понятным, - Старик удовлетворенно кивнул. - Я проанализировал ситуацию. В последние годы мы и наши оппоненты очень неплохо поднялись, мы становимся важным фактором в зонах своего влияния, и эти зоны постоянно растут. Кому-то это может очень не нравиться. Впрямую нас не прижать, мы практически не нарушаем законов Содружества. Мелкие шалости не в счет. А вместе с нами усиливаются и все периферийные миры. По количеству освоенных миров, особенно если считать фронтир, по совокупному населению, по многим иным параметрам мы давно обгоняем Центральные миры. Растет совокупное богатство, развиваются самостоятельные технологии. Сейчас кажется, что ситуация бесконечно далека от критической, но я вполне допускаю, что кому-то могла прийти в голову мысль устроить заблаговременное кровопускание. Война между нашими кланами при определенных условиях вполне может перерасти в полноценную войну между империями Аратан и Авар. Такое уже случалось 120 лет назад, а за полторы сотни лет до этого была война Содружества с архами, расой разумных арахнидов.
   - Пауков?
   - Да. Войну с архами вынесли на своих плечах именно периферийные миры. Центр в основном помогал поставками ресурсов, вооружением и оборудованием. Так вот, каждый раз война отбрасывала экономический потенциал периферии далеко назад, укрепляя власть Центральных миров в Содружестве.
   - И ты предполагаешь, что кто-то в Центральных мирах решил повторить успешный эксперимент?
   - Да. Очень может быть, что все это просто выдумки старого человека, но интуиция говорит, что это не так.
   - Моя интуиция после твоих слов тоже говорит, что в твоей истории все не случайно.
   - Тогда тем более.
   - Но я не могу понять, откуда исходит опасность. Я даже не вижу, касается она меня или тебя. Сплошной туман.
   - Если так, то все может быть более, чем серьезно. Затуманить всю пси-сферу очень сложно. Простой частной инициативой здесь не обойтись. Это гигантские энергии. Но вернемся к конкретике. Самое паршивое, что ни я, ни тем более ты ничего изменить не можем. Ты должен будешь, оставаясь незамеченным, постоянно сканировать систему, пытаясь вычислить неизвестного. Если все пройдет нормально, то позже вместе посмеемся над моими страхами. Если же произойдет нападение, ты должен будешь полностью зафиксировать столкновение. В случае моей гибели ты обязан как можно скорее добраться до адмирала Берга и передать ему этот наш разговор и всю информацию, добытую в системе. Возможно, ему удастся предотвратить полномасштабное противостояние.
   Но это не все. Как только Берг тебя отпустит, ты должен будешь отправиться на планету Крата. Там в Имперском банке на твое имя забронирована ячейка. Доступ по твоему идентификатору нейросети плюс генетическому коду. В ячейке найдешь кристаллы с информацией. Я не буду тебя заставлять, да уже и в любом случае не смогу это сделать. Но если тебе удастся добиться успеха в том деле, которое там описано, это будет лучшим выражением твоей признательности мне и лучшей формой памяти. Я очень хотел, да и до сих пор хочу, чтобы мы провернули это дело вместе. Вся твоя подготовка была направлена именно на это. Но, видно, не судьба.
   - Брось, не кисни, вот увидишь, все будет хорошо, и мы вместе сделаем то, что ты хочешь.
   - Я не раскисаю, я просто рассматриваю все варианты. Не перебивай. С деньгами у тебя все в порядке. Та фирма на Эстампе твоя на самом деле. Сейчас ее активы приближаются к двумстам миллионам кредитов, Давид очень неплохо с ней управлялся. Если ты решишь просто вести спокойный образ жизни, то этих денег хватит тебе до конца дней. Но если ты возьмешься за то дело, тебе потребуется гораздо больше. В разы. Я постарался тебя к этому подготовить, ты должен справиться. Дальше. Люди, с которыми ты работал, мои люди. При необходимости можешь обращаться за помощью к любому из них. Только всегда помни, в первую очередь они люди клана и работают на него. Если твои интересы и интересы клана не будут противоречить друг другу, они помогут тебе. Но нет никакой гарантии, что об этом не станет известно клану. А потому, ничего об истинной сути твоих дел и их целях они знать не должны. Сам сюда больше не возвращайся. Ты для клана чужой. И ни в коем разе не думай за меня мстить. Если я прав в своих предположениях, то ни для одиночки, ни даже для целого клана это неподъемная задача.
   То, что Андрей сейчас слышал, казалось ему все более и более невероятным. Сначала опасность для него или Старика, затем какая-то тайная операция СБ, грозящая войной между кланами, а то и между империями, теперь какое-то тайное дело, потребовавшее многолетней и столь разнообразной его, Андрея, подготовки. А ведь Старик ведет себя так, будто завещание диктует.
   - Ну, вроде бы все тебе рассказал. Давай выпьем, эта встреча может стать нашей последней. Я всегда относился к тебе как к своему сыну. Ты такой, какими я хотел видеть своих мальцов.
   Старик надолго замолчал, уйдя в воспоминания. Наконец, он встряхнулся, смахнул с глаза предательскую слезу, - знаешь, я до сих пор помню твои глаза в тот момент, когда ты увидел меня, воткнув шокер в глотку работорговца. Ты был безоружен, а я стоял в броне, вооруженный до зубов и готовый к бою. Меня поразило, что в твоих глазах совершенно не было страха. Только легкая досада и желание дорого продать свою жизнь. Я увидел перед собой воина. И я захотел сделать для тебя что-то хорошее, устроить твою жизнь и научить всему, что знал сам. Сделать то, что не успел сделать для своих сыновей.
   Больше в тот вечер они о делах не говорили. Андрей, чтобы немного отвлечь Старика от грустных дум, пытался его развеселить, вспоминая различные забавные истории из своей жизни. В том числе на Земле.
   - Ладно, пора заканчивать, мне еще нужно отдать кучу распоряжений и подготовиться к вылету. Ты тоже завтра летишь. Все необходимые распоряжения насчет "Лебедя" я уже отдал. В сейфе моей каюты найдешь документы на передачу его тебе. Лови код доступа. Перерегистрируешь на Бласте. Это на тот случай, если ... Ну ты понял.
   Старик встал, Андрей поднялся следом. Обнялись и пошли к двери. Уже на пороге, взявшись за дверной замок, Старик обернулся, гордо приосанился и вдруг неожиданно подмигнул Андрею.
   - А ты знаешь, я ведь нашел Землю. Ее координаты и путь к ней в той же банковской ячейке. Только не лети сломя голову, помни о том нашем разговоре.
   И открыл дверь, обрывая всяческую возможность любых расспросов.
  
   Глава 14.
   Отлет Андрея со станции прошел буднично и особого внимания не привлек. В отличие от отправившейся чуть раньше эскадры Старика. Да и ничего необычного в нем не было. Уходил "Лебедь" по тому же вектору, что и пришел, в направлении Центральных миров. Корабль к приходу Андрея был полностью заправлен. Боекомплект на месте. Дополнительно на него погрузили двойной комплект микрозондов для сканирования пространства, о чем распорядился перед отлетом Старик. Эти зонды должны были серьезно облегчить Андрею исследование и контроль системы, куда направлялся корабль.
   Полет прошел спокойно и уложился в четыре прыжка. Мог бы по большому счету и в два, но первый и последний прыжок вышли максимально короткими. Первый, чтобы сбить с толку возможных наблюдателей, уводил в сторону, а последний был предназначен для более точного расчета точки финишного выхода. Тем не менее Старик оказался прав, в запасе у Андрея было не менее десяти дней до встречи и минимум пять до появления первых возможных наблюдателей.
   "Лебедь" в режиме максимальной маскировки вынырнул из последнего прыжка далеко от местного светила и чуть выше плоскости эклиптики. Это давало ему максимальные шансы остаться в случае чего незамеченным. Система, выбранная Посредником для встречи глав кланов, была очень необычной. Неизвестно как давно и какая именно в ней произошла катастрофа, но планета вокруг местного светила, звезды класса красный карлик была всего одна и находилась на самой дальней орбите. Внешне на чем-то напомнила Андрею Сатурн из Солнечной системы. По крайней мере, некое подобие кольца вокруг нее присутствовало. А вот дальше до самой звезды, наблюдались сплошные пояса астероидов. Зрелище было жутким и завораживающим одновременно.
   Андрей понял, почему для встречи была предложена именно эта система. Расстояние от планеты до ближайшего пояса астероидов было достаточно велико. Любой корабль, рискни он спрятаться и устроить засаду именно в нем, стал бы заметен задолго до того, как смог бы приблизиться к объекту нападения. Если встреча будет проходить именно на краю системы, а в этом Андрей был уверен, то любой ее участник мог не только вовремя увидеть потенциальную опасность, но и спокойно разогнаться, уйдя в прыжок задолго до выхода противника на максимальную дистанцию поражения любым видом оружия. То есть опасность нападения могла исходить только извне. Но и в этом случае шансы успешной атаки были невысоки. Навигационная система выдавала для расчетов буквально несколько безопасных точек выхода из прыжка. Их легко было контролировать, любые появившиеся неожиданно корабли до своего разгона представляли собой достаточно легкие мишени для крейсеров сопровождения участников встречи. В случае же массированного вторжения крейсера успевали связать огнем противника, давая время на разгон остальным.
   В том, что внешняя часть системы абсолютно пуста, Андрей достаточно быстро убедился с помощью корабельных сканеров. Тем не менее, он выпустил для уверенности часть зондов, раскидав их по окрестностям планеты и вокруг наиболее вероятных точек входа в систему. Сканирующие датчики на зондах были пассивными, а сами они настолько малы, что вероятность их обнаружения даже участниками встречи была крайне мала. Покрутившись вокруг единственной планеты, Андрей понял, откуда взялись ее кольца. С большой вероятностью это были пыль и каменные осколки, отколовшиеся от своих астероидных полей и как пылесосом притянутые гравитацией планеты.
   "Лебедь" направился к поясу астероидов, желая убедиться, в том, что и там не притаилась засада. К тому же именно в астероидном поле Андрей планировал спрятать корабль во время встречи, чтобы остаться не замеченным самому. Потому требовалось найти удобную точку наблюдения.
   Приблизившись к внешнему кольцу, Андрей затормозил корабль. Даже при очень небольших размерах "Лебедя" и его достаточно мощных щитах, ему совершенно не хотелось проверять прочность корабля в этой мешанине камней, двигавшихся по совершенно непредсказуемым траекториям. При необходимости Андрей, конечно, мог бы найти проход в этом поле или скрыться в нем с минимальными рисками, необходимой квалификацией для этого он обладал. Но лезть туда без нужды совершенно не хотелось. А потому "Лебедь" неспешно двинулся вдоль внешнего края астероидного поля, сканируя его на всю доступную глубину.
   К удивлению Андрея астероидное поле оказалось не пустым. Уже в начале второго дня нахождения в системе он наткнулся на многочисленные следы работы шахтеров и даже обнаружил несколько обломков их кораблей. Заинтересовавшись находкой и желая выяснить, что произошло, Андрей приблизил "Лебедя" максимально быстро и выпустил нескольких зондов для исследования остатков. Анализ показал, что гибель шахтеров произошла в результате их целенаправленного уничтожения с помощью оружия, а не являлась результатом случайного столкновения с астероидом. Андрей максимально расширил зону поиска, рассчитывая обнаружить что-нибудь еще, и интуиция его не подвела. Вскоре один из сканеров засек наличие крупного металлического объекта. Это оказался большой шахтерский корабль класса "Матрона", аналогичный тому, на котором Андрей в свое время проходил практику. Разумеется, корабль был совершенно мертв. Но он был цел, а его местонахождение говорило о том, что произошло это далеко не мгновенно. Шахтер был практически полностью скрыт в своеобразной пещере в теле астероида. Видимо, в той, которую сам же перед этим и создал, добывая руду из его тела. Андрею просто повезло его заметить, зонд буквально пролетал мимо на минимальном расстоянии. На "Лебеде" имелся один комплект инженерных дронов для пустотных работ, а потому Андрей рискнул направить их на шахтера с целью оценить состояние корабля. Сам же продолжил сканирование пространства и поиска места для собственного сокрытия. Положение "Матроны" навело Андрея на интересную мысль. Он стал прицельно разыскивать во внешнем слое поля астероиды с естественными кратерами, способными вместить его "Лебедя". И такой вскоре нашелся. Причем, кратер очень удачно располагался на внешней стороне каменной глыбы в несколько километров диаметром. Из этой точки открывался прямой вид на планету и ее окрестности, где, как Андрей предполагал, и должна состояться встреча. Сам же астероид оказался состоящим почти полностью из железистых соединений, что являлось в данном случае настоящей удачей. Корабль в кратере можно было обнаружить только визуально и с очень небольшого расстояния. Любой же сканер увидит просто глыбу астероида с высоким содержанием железа.
   Наметив себе позицию и отмаркировав нужный астероид для его мгновенного поиска, Андрей вернулся к шахтеру. Через некоторое время дроны закончили обследования корабля и вернулись на "Лебедь", скинув отчет в корабельный искин и на сеть Андрея. Как выяснилось, корабль был практически целым за исключением маршевых двигателей. Более того, на его борту оказалось более 200-т тонн одной из самых дорогих в Содружестве КССМ - кернита. Очевидно, именно эту руду добывали и перерабатывали шахтеры в момент пиратского нападения. Обработав информацию "Адмирал" выдал наиболее вероятную версию произошедшего. Пираты напали на отряд работающих шахтеров и за счет неожиданности успели повредить все корабли. Некоторые они раздолбали в хлам. "Матроне" серьезно испортили маршевые двигатели, сделав ее бегство из системы невозможным. Убедившись, что главные приз никуда не денется, пираты переключились на более мелких шахтеров, выбивая их одного за другим. Но это дало время "Матроне" на то, чтобы попытаться скрыться в астероидном поле. За счет маневровых двигателей корабль спрятался внутри поля и сумел втиснуться в ранее им же сделанную рукотворную пещеру в надежде, что позднее сможет отремонтироваться и покинуть систему.
   Возможно, пиратов кто-то спугнул, возможно они просто не рискнули соваться вглубь поля или сунулись, но не смогли обнаружить корабль. Факт остается фактом, добычу они упустили. Но и добыча, сумев уцелеть при нападении, не смогла выжить. Видимо, на корабле не оказалось достаточного количества ЗИПов для восстановления работоспособности маршевых движков. Участь шахтеров оказалась незавидной. Когда полностью иссякло топливо и реакторы остановились, вырубилась система жизнеобеспечения. Наступила мучительная смерть. Осознав все это, Андрей поежился, но интереса к находке не утратил. Не имея сейчас времени разбираться с ней дальше, он с помощью дрона пометил корабль отключаемым маячком. Теперь он в любой момент, появившись в системе, смог бы мгновенно отыскать шахтера в этой каменной мешанине. А вернуться сюда при случае явно стоило. И дело даже не в "Матроне", хотя приз тянул почти на миллион кредитов. Дело было в керните. Эта КССМ была одной из самых редких и самых дорогих смесей. Цена на кренит на бирже зашкаливала за 2 КИТа за тонну. Другое дело, что и добыча его судя по всему в этой системе не была легким и безопасным делом. О чем наглядно свидетельствовали осколки предыдущих ловцов шахтерской удачи.
   Еще два дня, которые Андрей определил сам для себя как условно безопасные, он хоть и под полной маскировкой, но активно перемещался по системе. Пытался найти хоть какие-то следы постороннего присутствия, разбрасывал зонды, пытался найти хоть какие-то следы, указывающие на причину столь странного и катастрофичного состояния системы. Лишь однажды он наткнулся на останки нескольких кораблей среднего класса, в которых отдаленно угадывались изделия империй Авар и Аратан. Видимо, это были следы прошедшей 120 лет назад войны. Состояние кораблей, раздетых почти до силового каркаса, явно указывало на то, что здесь долго и внимательно поработала бригада мусорщиков, оставив лишь то, что даже на переплавку тащить было невыгодно.
   За день по предполагаемого появления кораблей Посредника Андрей вернулся к "своему" астероиду, аккуратно завел корабль в кратер, настроил систему мониторинга пространства с помощью пассивных сканеров корабля и зондов и принялся ждать.
   Нет ничего хуже, как ждать и догонять, гласит старая русская поговорка. Вынужденно сидя без какой-либо активности в затаившемся "Лебеде", Андрей понял справедливость этого высказывания на своей шкуре в полной мере. Чувство опасности, притупившееся на время активного изучения системы и находок, снова буквально затопило сознание Андрея. Пытаясь найти выход, он раз за разом пробовал метод интуитивного предвидения, но багровый туман никуда не исчезал. Иногда в нем мелькали тени каких-то образов, но как Андрей ни пытался, ни разу не смог сложить их хоть в какое-то подобие осмысленной картинки. В нем нарастала паника и острое ощущение собственного бессилия. Положение ухудшалось тем, что прошло уже почти два дня, как по его расчетам в системе должны были появиться корабли Посредника, но пока она оставалась пустынной. Лишь единожды зонды уловили какое-то крайне слабое колебание гравитационных полей, которое теоретически могло быть свидетельством появления в системе нового габаритного объекта. Но все последующее сканирование ничего не подтверждало.
   Наконец, период ожидания закончился и с характерной яркой вспышкой в одной из расчетных финишных зон появился крупный искусственный объект. Анализ сканеров определил его как крейсер среднего класса типа "Громобой" производства королевства Андуин. Вскоре последовала вторая вспышка, и почти в том же месте появился другой объект, значительно уступающий первому размерами. Андрей понял, что Посредник прибыл в систему. Он еще раз проверил все системы маскировки корабля и сократил до минимума активность разбросанных по системе зондов. Посредник явно приступил к собственному сканированию системы. Крейсер начал разгон по направлению к астероидному полю, фактически повторяя путь Андрея. Очевидно, в задачу крейсера совершенно не входило полное исследование системы, скорее всего она была уже хорошо известна Посреднику, раз он назначил здесь встречу. Потому крейсер лишь прошел на приличной скорости вдоль астероидного пояса, сканируя его внешние слои, и удовлетворившись отсутствием необычных находок, вернулся на орбиту планеты, где его дожидался второй корабль. Андрей, напрягшийся, когда крейсер сканирующим лучом проходил мимо астероида, укрывшего "Лебедя", снова расслабился. Наступало новое время ожидания.
   Неизвестно, существовали ли какие-нибудь договоренности между кланами относительно точного времени появления в системе, но прибыли высокие договаривающиеся стороны почти одновременно. С каждой стороны прибыло по два корабля. Эсминец, явно игравший роль временной резиденции лидера клана и сопровождающий его крейсер. Сначала прибыли противники Старика, это Андрей понял по кораблям аварской постройки. Затем минут через 20 в систему вошел корабль Старика с эскортом. Обе стороны сразу по прибытии получали сигнал с яхты Посредника о векторе движения, это зафиксировал искин "Лебедя". Противники разошлись в разные стороны, как это было предусмотрено протоколом, но остались на дальней орбите планеты. Крейсера сопровождения выглядели настроенными на любую неожиданность, все их системы вооружения были направлены в сторону друг друга и приведены в состояние полной боеготовности. Затем, видимо, согласовав вопрос между собой все три крейсера покинули орбиту планеты, удалились от своих сопровождаемых и разошлись по финишным зонам, указанным Посредником.
   К встрече все было готово. И действительно. Почти синхронно от обоих эсминцев отделились челноки и направились к яхте Посредника, состыковавшись в итоге к двум ее бортам.
   Вновь потянулось время ожидания. Андрей не имел опыта подобных встреч, а потому совершенно не представлял себе, сколько она может продлиться. Он знал лишь о предельном сроке в сутки, после которого здесь, не получив сигнала, могли появиться эскадры противоборствующих сторон. Все, что Андрей видел своими глазами, говорило о серьезной и тщательной подготовке встречи, продуманном протоколе и совершенно не внушало какой-либо опасности. И все же Андрей не находил себе места. Сначала, когда челноки только состыковались с яхтой, его чувство опасности буквально взвыло, а затем на ее место пришла жуткая апатия. Видимо, ничего изменить уже было нельзя. А Старик еще был жив, Андрей интуитивно чувствовал его присутствие. Он даже на пределе своих возможностей смог ощутить тень его эмоционального состояния. И оно было достаточно уравновешенным. Фактически это говорило о том, что в настоящий момент еще ничего ужасного не произошло. И все же Андрей был уверен. Изменить что-либо уже невозможно. Жуткое напряжение и попытка за счет пси-резерва понять, что происходит, обессилели его, Андрей растекся по креслу в рубке и прикрыл глаза.
   И почти проворонил событие, ради которого он здесь и оказался. Какая-то сила заставила его открыть глаза и уставиться на центральный проекционный экран, на котором застыло увеличенное изображение яхты. Вдруг корабль вспух мощнейшим взрывом. Потоки плазмы, распространяясь с огромной скоростью, буквально в секунду полностью поглотили яхту и состыкованные с ней челноки.
   - Стариииик!!! - заорал во всю глотку Андрей. Его мозг отказывался верить в то, что видели его глаза. Тем не менее сознание не поддалось панике, а продолжало отдавать рациональные команды искину.
   - Адмирал, откуда был нанесен удар, покажи того, кто напал.
   - Не было никакого нападения, капитан, раздался в сознании голос искина.
   - Как это не было?
   - Лови картинку. - Перед мысленным взором Андрея развернулась обширная зона пространства, в которой проходила встреча. На границах зоны застыли крейсера всех трех сторон. Кроме них искин подсвечивал только два эсминца и яхту, где проходила встреча. Больше никаких объектов не наблюдалось. В углу картинки появился обратный отсчет времени. Изображение яхты приблизилось, но вокруг оставалось достаточно свободного пространства, чтобы можно было отследить направление удара. Когда до взрыва оставалось десять секунд, бег времени замедлился в десять раз, чтобы ничего не пропустить. Но пропускать было нечего. Изображение четко показывало, что взрыв произошел внутри яхты. По просьбе Андрея Адмирал проанализировал возможное нахождение источника взрыва на любом из челноков. И пришел к выводу, что ни один из них не мог быть таковым.
   Видимо, к такому же выводу пришли и команды клановых крейсеров, потому что они оба, обменявшись сигналами, устремились к кораблю Посредника, одновременно открывая огонь из всех видов оружия. Третий крейсер сначала тоже попытался объясниться, но затем, понимая, что времени на разгон и прыжок ему никто не даст, окружил себя активными защитными щитами и начал отстреливаться. Корабли были равного класса, а потому исход этой битвы был очевиден. Щиты выдержали минут двадцать, после чего корпус крейсера Посредника стал все больше покрываться парящими пробоинами и вспышками взрывов. Тем не менее, он маневрировал и огрызался до последнего и смог нанести некоторый урон обоим противникам. Параллельно с крейсера несколько раз и в разных направлениях уходили сигналы гиперсвязи. По их продолжительности было понятно, что это не разговор, а целенаправленная передача информпакетов. Очевидно, перед гибелью капитан крейсера пытался спасти свой клан и донести до всех заинтересованных сторон свое видение произошедшего.
   Андрей наблюдал эту битву с полнейшим равнодушием. Для него здесь все было кончено и перестало интересовать. Старика больше нет. И он ничего не смог сделать. Да и вряд ли смог бы. Единственным выходом было бы уничтожение яхты до момента, когда Старик окажется на ее борту. Но даже этот гипотетический вариант лишь казался таковым. Да, с большой вероятностью его не смогли бы перехватить. Но уж заметить и запомнить личную сигнатуру "Лебедя" никакого труда бы не составило. Уничтожить же помимо яхты еще и крейсер у Андрея просто бы не получилось. Выхода не было. А теперь Андрей лишь с угрюмым видом смотрел, как разобравшись с Посредником клановые крейсера, кажется, не собирались останавливаться на достигнутом и, разойдясь в стороны, готовились к нападению друг на друга. Андрей понимал, что в людях сейчас говорит не разум, а эмоции. Гибель клановых лидеров воспринималась ими настолько болезненно, что они готовы были увидеть врага в ком угодно, лишь бы залить адреналином боя эту боль.
   - После такого война стала ближе еще на один шаг, - отрешенно подумал Андрей.
   - Адмирал, ты по-прежнему сканируешь пространство?
   - Да, капитан.
   - Смотри, не пропусти ничего. Возможно, в системе прячется еще кто-то. После того, как эти два придурка друг друга измочалят, а на это у них уйдет пара-тройка часов, он попробует отсюда удрать, чтобы не нарваться на эскадры. Мы должны его засечь, а желательно и вектор его ухода. После этого будем уходить сами. Если ничего не заметишь, то уходим за час до расчетного прибытия клановых кораблей. А я пойду напьюсь.
   - Капитан, мне очень жаль. Старик был отличным владельцем корабля. Я буду его помнить.
   Андрей сначала хотел возмутиться, как может сожалеть железяка, потом вспомнил, что лично приобретал для "Лебедя" искин с полноценной псевдоличностью.
   - Да, Адмирал, обязательно помни его, Старик был великим человеком. Нам обоим будет его очень не хватать. Но сейчас оставь меня одного, вызывай только, если что-то произойдет.
   Андрей тупо сидел и пил, уставившись в одну точку. Больше всего его бесило собственное бессилие. Даже напиться не получалось. Модифицированный организм расщеплял алкоголь быстрее, чем он туманил мозг. Но и делать что-либо ему не хотелось. Он ощущал какое-то тупое оцепенение, как будто со смертью Старика утратился сам смысл жизни. Даже полученные от него задания воспринимались в этом состоянии не важнее простой попытки успокоить его, Андрея, перед вылетом. Но потом краем сознания он зацепился за одно слово. "Земля". Старик сказал перед прощанием, что он нашел Землю. Знает ее координаты, и они находятся в том же сейфе, где и другая предназначенная для него информация.
   Андрей встрепенулся, хмель и апатию как отрезало.
   - Да, безумно жаль Старика. Он сумел стать п-настоящему близким Андрею человеком, заменить ему родителей в этом мире. Вечная ему память.
   Но Земля. Земля стоит того, чтобы жить.
  
   Глава 15.
   Из системы, где произошла трагедия, Андрей прямиком направился на Бласт. При этом он принял решение действовать в точности так, как рекомендовал Старик не только для того, чтобы почтить его память и отдать должное. Гораздо важнее оказалась потрясающая прозорливость Старика. В тот момент, когда "Лебедь" уже готовился аккуратно покинуть свое укрытие на астероиде, чтобы не быть обнаруженным с останков уничтоживших друг друга крейсеров и присоединившихся к ним эсминцев, Адмирал сообщил о зафиксированном уходе из системы неизвестного корабля. Причем, обнаружен был этот корабль совершенно случайно парой зондов, которые Андрей просто на всякий случай отослал в дальний конец системы. Корабль стартовал по траектории, исключавшей его обнаружение с зоны побоища. Между ними постоянно оставалось местное светило. И лишь те самые два зонда, находившиеся на той же стороне системы, что и неизвестный корабль, смогли засечь его активность и прыжок. Да и то на грани чувствительности, исключавшей возможность какой-либо идентификации. И тем не менее сам факт нахождения корабля в системе косвенно подтверждал правоту Старика во всех его предположениях.
   А раз так, то надо было поторопиться, чтобы попытаться избежать самого худшего. Андрея не очень волновали разборки между кланами. Старик совершено правильно сказал, что клан остался для Андрея чужим. Особенно без самого Старика. Но вот избежать полноценной бойни между империями было необходимо.
   В пути он всячески пытался найти ответ на вопрос, как все было подстроено. Кто подстроил, этот вопрос волновал меньше. С одной стороны, Андрею было достаточно указания на ЦМ, с другой, он понимал, что выяснить детали в одиночку попросту нереально. А вот ответить на вопрос "как" хотя бы приблизительно было можно и нужно. С технической точки зрения все было более или менее ясно. Тот, кто заложил в яхту Посредника бомбу, был из его же клана. И сделано это было еще на их базе. И этот кто-то должен был обладать сразу несколькими возможностями. Первое, он должен был знать вообще, что встреча состоится, и что его клан будет ее организовывать. Допустим, если это агент СБ ЦМ, то именно его кураторы могли сообщить ему необходимую информацию одновременно с выдачей задания на закладку бомбы. Тот факт, что они сами это знали, говорит о наличии их агентов как минимум в одном из конфликтующих кланов, причем, на высоком уровне. Второе, агент ЦМ должен был иметь свободный доступ на яхту главы собственного клана. Случайно на такие объекты не попадешь, тем более никто на таком уровне на случай закладываться не станет. Третье, агент должен иметь возможность уничтожить информацию о своем появлении на яхте в искине корабля. Пожалуй, было бы интересно узнать, кто стал новым главой клана после гибели старого. Здесь и возможности, и соответствующая мотивация. На этом Андрей затормозился, поскольку он даже не представлял себе, какой именно клан выступил Посредником. К сожалению, он не спросил Старика, каким образом для встречи подбирался Посредник, и кто предложил конкретную кандидатуру.
   Единственное, что он дополнительно понял, так это то, что сам подрыв наверняка был осуществлен по команде с корабля-невидимки, который ему случайно удалось засечь. По-иному точно угадать оптимальный момент взрыва было просто нереально.
   Выйдя из прыжка в системе Бласта, он сразу же попытался связаться с адмиралом Бергом и договориться о встрече. Узнав, что речь идет о гибели Старика и связанной с этим информацией, Берг пообещал встретить Андрея прямо у орбитального лифта.
   Разговор с адмиралом вышел долгим и нелегким. Раз за разом он просил Андрея рассказать ему все подробности последней беседы со Стариком. Отчет по событиям в системе Андрей просто скинул ему на сеть в полном объеме с момента появления кораблей Посредника. А заодно поделился и всеми своими соображениями в надежде, что получить требуемую информацию адмиралу будет на порядок легче. Берг мало комментировал рассказ, лишь единожды покачал головой и пробурчал что-то типа, - Похоже, интуиция старого бандита не подвела, дело пованивает.
   Наконец, адмирал понял, что вытряс из Андрея все, что тот мог поведать, поблагодарил и посоветовал побыстрее забыть обо всем прошедшем и никоим образом не лезть в это дело дальше.
   - Не хочешь вернуться на флот? Думаю, с твоими данными тебя ждала бы хорошая карьера и достойное место в обществе, - спросил он в завершении разговора.
   - Нет, спасибо. Думаю, что знаю, чем мне заняться.
   - Хорошо. Ты когда улетаешь?
   - Дня через два, надо еще корабль перерегистрировать. Старик оставил мне его в наследство.
   - Хороший подарок на память, достойный самого Франца. А Старик был большой человек. Ладно, тогда я попозже свяжусь с тобой. Надо помянуть Старика, он сам приучил меня когда-то к этому земному обычаю. Нет возражений?
   - Нет, буду на связи.
   - Тогда до встречи. Будет еще пара человек, хорошо знавших Старика, не против?
   - Как я могу быть против? А я сам не помешаю?
   - Нет. Его друзьям будет приятно познакомиться с тем, кого Франц считал практически своим сыном. - Адмирал мягко улыбнулся. - Все будет скромно и без чинов.
   Берг связался с Андреем на следующий день. К этому моменту тот уже завершил на Бласте все свои дела, переоформил корабль, пополнил его запасы всем необходимым и сидел без дела, размышляя, как бы побыстрее продолжить свой путь. Но обижать адмирала было нельзя, а Старик тем более такого не заслужил. Да и само знакомство с людьми уровня адмирала было трудно переоценить в этом мире, а Андрей предполагал, что выполнение последней просьбы Старика может потребовать от него всех его знаний, сил и возможностей.
   Помянуть Старика собралось шесть человек, никого из которых Андрей, кроме адмирала прежде не видел. Берг коротко представил Андрея собравшимся, затем познакомил и его со всеми остальными. Андрею сразу же стало неуютно и захотелось уйти. Между ним и этими людьми лежала пропасть. Высокий чин из имперской администрации, начальник таможни, два генерала СБ, начальник имперского флота и он, человек без особого статуса и моложе всех присутствующих более, чем вдвое. Но адмирал ободряюще похлопал по плечу и показал на ждущее его место. Разговор сначала не клеился, нет-нет, да Андрей ловил на себе внимательные взгляды остальных, чувствуя себя как на смотринах. Но потом ему удалось сбросить с себя напряжение и стало легче. Он тоже перестал привлекать особое внимание к своей персоне. По молчаливому согласию историю трагедии не затрагивали. Вспоминали Старика, связанные с ним происшествия и забавные истории. Каждый из присутствующих знал Франца Штайнера не один десяток лет, а потому историй этих набралось достаточно. Нашлось, что рассказать и Андрею. Пили в меру. Через пару часов Андрей все же почувствовал, что ему лучше уйти. Что людям за этим столом есть, что обсудить помимо старых смешных случаев из жизни Старика. Но при нем никто не хочет затрагивать серьезных тем. А потому встал, коротко попрощался и собрался уходить.
   - Постой минутку, присядь - адмирал обвел взглядом всех присутствующих, дождался молчаливого кивка от каждого.
   - Андрей. Мы знаем, как относился к тебе Старик. Мы знаем также, чего ты смог добиться самостоятельно. Знаем, что ты достойный человек, и Старик гордился тобой. А потому в память о нем, ты всегда можешь рассчитывать на поддержку и помощь любого из нас. Если только это не пойдет во вред Империи и не будет нарушать ее законов и неписаных правил, а таких, как ты знаешь, еще больше, чем первых.
   Андрей молча посмотрел на всех по очереди. Каждый кивком подтвердил сказанное адмиралом. Поблагодарив, Андрей встал и попрощался. Он с трудом сдерживался от слез. Удивительно, но Старик даже самой своей смертью продолжал оказывать ему помощь. То, что сейчас было произнесено, невозможно было купить ни за какие деньги. А еще у него опять возникло стойкое ощущение, что судьба буквально несет его на своих крыльях, старательно оберегая от любых проблем и указывая четкое направление движения. Вот только для чего? Не для того ли, что спрятано в кристаллах Старика на Крате? Интуиция говорила, что именно для этого.
   "Лебедь" стартовал, как только Андрей до него добрался. Ему не терпелось поскорее прикоснуться к тайне, которую Старик не доверил даже изолированной комнате на своей станции.
   На Крате Андрей провел буквально полдня. Ровно столько, сколько потребовалось спуститься на планету, добраться до банка, изъять из ячейки имеющиеся материалы и вернуться на корабль. Еще по дороге он решил, что просматривать информацию будет только в глубоком космосе. Желательно в гиперпространстве во время прыжка. Не то, чтобы Андрей чувствовал или предполагал какую-нибудь слежку, просто он решил обезопаситься по максимуму. Уж больно серьезную информацию ожидал получить. И он не ошибся. Данные были просто убийственными. Более того, за нее реально убили бы без раздумий не только Андрея, но и любого другого, независимо от статуса и охраны.
   Когда Андрей открыл аккуратную, но тяжелую шкатулку, которую и обнаружил в банковской ячейке, "Лебедь" находился в затяжном прыжке в сторону Эстампы. Надо было понять, какими деньгами он располагает. А сам Андрей расположился в апартаментах Старика. Он чувствовал, что именно так будет правильно.
   Шкатулка тоже оказалась с секретом. Нажав на единственную клавишу, Андрей почувствовал легкий укол, после которого внутри шкатулки раздалось тихое жужжание. Секунд через десять с легким щелчком крышка шкатулки распахнулась.
   - Ого, а подарочек-то оказывается с секретом. Как бы не система самоуничтожения имеется.
   Внутри обнаружилось четыре пронумерованных углубления с кристаллами внутри. Понимая, что Старик вряд ли бы стал проставлять номера просто так, Андрей взял первый кристалл и засунул его в считыватель голопроектора.
   Перед ним возникла полупрозрачная фигура Старика.
   - Здравствуй, Андрей. Если ты смотришь сейчас эту запись, то по всей видимости я уже мертв. Очень хотелось рассказать тебе эту невероятную историю вживую, а тем более вместе с тобой воспользоваться имеющейся информацией, но очевидно не судьба. - Старик невесело усмехнулся и продолжил, - То, что тебе предстоит узнать действительно очень необычно. Я множество раз размышлял, как все события могли выстроиться таким образом, что я оказался ее единственным носителем и хранителем. Более того, обстоятельства не позволили никому узнать о том, что я являюсь ее владельцем. И только поэтому я прожил столько лет и смог познакомиться с тобой. Когда я тебя увидел, интуиция сказала мне, что тебе каким-то образом предстоит стать частью этой истории. И одно это заставило меня тогда присмотреться к тебе повнимательнее. Должен сказать, я ни разу об этом не пожалел. Впрочем, это все лирика. Я наверняка перед тем, как послать тебя на Крату, говорил, что ты полностью свободен в своем выборе. Ты мне ничего не должен. А потому браться или нет за это дело, решать тебе. Если решишь отойти в сторону, то я пойму и не стану тебя осуждать. Ведь это должно очень серьезно изменить всю твою жизнь. Если решишь отказаться, то тебе стоит передать информацию на словах твоему знакомому адмиралу. Он, надеюсь, сможет решить эту проблему. Сам кристалл N 2, на котором записана моя история, вскоре после просмотра самоуничтожится. Так и задумано. А вот некоторые важные данные останутся на кристалле N3. Их тоже надо будет передать, если не возьмешься за дело сам. Но прежде, чем принять окончательное решение, хорошо подумай. Возможно, эта информация может оказаться полезной именно тебе. Помнишь наш разговор о Земле? Так вот, знания, которые можно получить на основе моих данных могут помочь найти выход из того тупика, о котором я тебе говорил. Не против, если она также поможет империи Аратан, которая стала мне вторым домом. В общем, определишься. Координаты Земли на кристалле N 4. Там же и путь к ней, он не так прост. Удачи, мой мальчик.
   Андрей откинулся на спинку кресла, ощущая, как медленно начинают расслабляться мышцы спины. Посидел немного, потом встал и налил себе легкого тонизирующего напитка. Предстояло принять решение, смотреть ли информацию на кристалле вообще или сразу передать ее адмиралу Бергу. Андрей прекрасно понимал, что независимо от того, что именно окажется на кристалле, как и независимо от того, возьмется ли он за дело сам или передаст информацию адмиралу, его жизнь резко изменится. На какое-то время, возможно очень надолго, он перестанет принадлежать самому себе. Станет лишь инструментом реализации судьбы. Искушение отказаться было велико. Андрей вообще по натуре не любил над собой никакого насилия. Но он также прекрасно понимал, что поступи таким образом, то он никогда себе этого не простит. Допил стакан до дна, поставил его на столик и решительно, как бы отрезая себе все пути назад, потянулся к кристаллу.
   Снова фигура Старика над голопроектором. Снова его спокойный негромкий голос.
   - Ты как минимум решился стать частью этой истории, мой мальчик. Я в тебе не ошибся, - Старик усмехнулся, - откуда я это знаю? Почему уверен, что сейчас кристалл просматриваешь именно ты, а не тот же адмирал? Я знаю тебя, Андрей. Ты очень похож на молодого меня. Простая сколь угодно обеспеченная жизнь бюргера с кружкой пива и порцией сосисок, это не для тебя. Так что ты точно не смог отказаться. Ладно, не буду тебя долго томить.
   История, которую я хочу тебе поведать, произошла примерно тридцать лет назад. Наш клан получил заказ из Центральных миров на проведение наемнической операции в глубоком фронтире. Фактически даже на границе неисследованного космоса. Требовалось проникнуть в систему, уничтожить ее оборону и разрушить все строения. После чего пригласить контролера и получить деньги за выполненный заказ. Оплата была более, чем щедрой. Но были и свои сложности. Так, вход в саму систему был возможен только через червоточину. Координаты самой системы были неизвестны. Вход охранялся достаточно крупным отрядом кораблей, включая тяжелые крейсера и линкоры. Какое-то количество кораблей наверняка скрывалось в самой системе и в любой момент они могли прийти на помощь обороняющимся. В общем если бы заказ поступил не от Аграфов, то клан бы за него вообще бы не взялся. Но отказ ушастым мог очень дорого обойтись в перспективе. Дороже всех боевых кораблей клана на тот момент, за которые, кстати, была обещана компенсация до полного восстановления после операции. И это помимо основной оплаты. Удивительно, но бонусы не ограничивались даже этим. Нам было предложено купить в рассрочку несколько боевых тяжелых крейсеров 9-го поколения. Тогда имперский флот лишь недавно перешел на 8-е. А тут ведь еще и производство самих ЦМ. Короче, отказаться было никак нельзя. И мы взялись, хотя с самого начала я ощущал в этой истории недосказанность и второе дно. В том, что ЦМ предпочитают действовать чужими руками, нет, и не было никогда ничего странного. Странной как раз была слишком щедрая оплата. Особенно корабли. Складывалось впечатление, что победа нужна Аграфам любой ценой.
   Я на тот момент занимался в клане вопросами далекими от войны. Я отвечал за контрабанду, а потому в самой операции непосредственного участия не принимал. Но меня вызвал к себе глава клана, который лично решил возглавить эту операцию, передал коды доступа на свой персональный эсминец и приказал в режиме максимальной маскировки сопровождать клановую эскадру к месту проведения операции. По его мнению, если что-то и сможет остаться не замеченным, то это я. Глава тоже чувствовал подвох. По его требованию я ни при каких условиях, даже видя гибель товарищей, не должен был вмешиваться и принимать в участие в боестолкновении. Моей задачей было документирование всего происходящего и донесение информации до клана. В червоточину мне было соваться запрещено.
   Наша эскадра, а фактически даже небольшой флот, остановились перед решающим прыжком на расстоянии всего одной системы до цели. Необходимо было провести быструю разведку противостоящих сил и обеспечить максимальную точность и компактность выхода группы из последнего прыжка. Заказчик снабдил нас подробной картой целевой системы и червоточины, так что в случае успеха клан мог вступить в бой уже через минуту после выхода из прыжка. Для этой операции были собраны действительно все силы. Пять линкоров, девять тяжелых и шесть средних крейсеров, из которых 4 корабля были суперсовременными новинками от Заказчика, плюс эскадра располагала пятью тяжелыми носителями с полутысячей истребителей-штурмовиков и двенадцатью эсминцами. И ни один из кораблей не был устаревшим хламом. Хотя даже располагая такими огромными по меркам фронтира силами, мы не рассчитывали на легкую победу. Что и подтвердила разведка. В районе червоточины оказалась не слишком большая, но настоящая боевая станция, что явилось для нас неприятным сюрпризом. Такая станция сама по себе по силе равна минимум трем линкорам. Но она была в системе не одинока. Разведчик, изображавший из себя обычного транзитера, прокрался по краю системы и тут же ушел в прыжок. Но пока разгонялся, успел заметить, что в районе станции крутится еще восемь крупных кораблей. Два линкора, остальные крейсера. Битва предстояла серьезная, особенно с учетом того, что в любой момент в системе могло появиться неизвестное количество новых защитников червоточины. Наше преимущество было в неожиданности.
   Клан уходил в прыжок, уже выстроившись в боевой порядок. На острие клина шли линкоры с их мощным и дальнобойным главным калибром и активными многослойными щитами. За ними с небольшим расширением конуса шли крейсера. Эсминцы до поры до времени прятались внутри ордера. Замыкали построение тяжелые носители. Я прыгнул в систему одновременно с первым кораблем, находясь под полной маскировкой и в стороне от основного построения. За счет того, что мой эсминец был очень серьезно модернизирован, из прыжка я вышел почти на минуту раньше первого линкора, а потому мог видеть разворачивающиеся драматические события с самого начала. При этом я заметил, что, как и мой эсминец, чуть в стороне от основной группы выпрыгнул еще один маленький кораблик. Наблюдатель от Заказчика.
   Поначалу нам сопутствовал успех. Выйдя компактной группой прямо по курсу, наши линкоры почти сразу же открыли огонь на поражение главным калибром. Их тоннельные орудия большого диаметра, работая попеременно, выплевывали болванки с невиданной скоростью. Каждый из пяти линкоров был оснащен четырьмя большими тоннельными пушками со скорострельностью один выстрел в минуту. Если канониры, конечно, знают свое дело. Наши знали. Пять линкоров это двадцать выстрелов в минуту. Целью являлась станция, как наиболее опасный противник, наверняка оснащенный наиболее дальнобойным вооружением. Стрельба велась вразнобой, то есть каждый линкор выплевывал новый снаряд поочередно из каждого орудия. В результате на станцию обрушился непрекращающийся град тяжелых снарядов, долбивших ее щиты с мощностью хорошей ядерной ракеты.
   Нашего нападения противник не ожидал. А потому первые снаряды настигли станцию почти со спущенными штанами. Находившиеся на дежурном минимуме защитные щиты даже близко не успели выйти на полную мощность, когда стали проваливаться от непрекращающегося ливня несущихся с бешеной скоростью снарядов.
   Прикрытые линкорами крейсера также сразу по выходу из прыжка согласованно разобрали противников и выпустили по ним первый эшелон кварковых дальнобойных торпед. За ними почти сразу же к целям устремились волны ракет с ядерной начинкой. Первые ответные выстрелы появились только через три с лишним минуты, что указывало на полную расслабленность охранения. Один из кораблей, находившихся ближе всех к червоточине, не стал принимать бой, а метнулся в нее и исчез в переходе. Побежал за помощью. К несчастью для обороняющихся, это был один из линкоров. Видимо, противник посчитал скорость важнее огневой мощи.
   Первый час прошел без особых изменений. Мы постепенно наращивали наше преимущество, не идя на сильное сближение, и вот-вот должны были добить станционные щиты, после чего станция была обречена. Кроме того, нашим канонирам удалось выбить маршевые движки одного из крейсеров, и теперь он, паря изо всех пробоин, перешел в неуправляемое кувыркание по системе, постепенно отдаляясь от поля боя. Еще через несколько минут удачный выстрел из тоннельного орудия одного из наших линкоров удачно попал в крейсер противника, совершавший маневр на новую позицию. Снаряд пробил ослабевшие щиты и с огромной скоростью воткнулся в обшивку, грозя пробить корабль насквозь. К несчастью для крейсера на пути снаряда попался реакторный отсек. Крейсер мгновенно испарился в океане плазменного взрыва. Даже крупных осколков не осталось. Это был уже серьезный успех, но наши парни не расслаблялись. С нашей стороны пока фатальных потерь не было, хотя некоторые серьезные повреждения стали появляться. Насколько я слышал переговоры по общему каналу, а их запись также входила в мои обязанности, главу клана больше всего напрягало отсутствие помощи со стороны червоточины. Оттуда в любой момент могли появиться корабли неизвестной силы и количества. Но то, что произошло на самом деле, никто не ожидал. Как только стало понятно, что станция обречена, и ее щиты буквально через несколько минут окончательно исчезнут, корабли противника один за другим стали выходить из боя и исчезать в червоточине. Это было неприятным сюрпризом. Здесь у нас было преимущество. Мы знали количество и расположение противника, а потому не давая ему опомниться, сразу начали наносить урон. В системе же все должно было обстоять с точностью до наоборот. Вход-выход из нее был настолько узок, что корабли могли проскакивать в систему только поодиночке. Более того, для прохода следующего корабля предыдущему следовало пойти в разгон и покинуть финишную зону. И все это под огнем противника. А там нас ждет как минимум шесть боевых кораблей, из которых два линкора. Вероятно же намного больше. Но выбора у нас не было.
   Добив с максимальной дистанции станцию до полной потери ею способности к сопротивлению и пополнив боезапас с корабельных арсеналов, эскадра клана выстроилась в одиночный ордер и пошла в червоточину. Впереди опять шли линкоры. По договоренности с Заказчиком последний корабль эскадры, пройдя червоточину, выбросил в пространство два зонда гиперсвязи. Один из них прошел обратным путем и вынырнул в нашей системе. Теперь наблюдатель, а вместе с ним и я, могли видеть все происходящее по ту сторону перехода в реальном времени. И то, что открылось нашему взору, было крайне неприятно.
   Бойня была страшной. Суммарная мощь обороняющихся в тяжелых кораблях была больше нашей. Одних линкоров целых семь кораблей, из которых шесть в бой на этой стороне не вступало. Клан выручало только преимущество в москитном флоте. Пятьсот штурмовиков против пары сотен у противника серьезная сила. И наши парни показали себя во всей красе, последовательно на максимальных скоростях уничтожая системы ПКО тяжелых кораблей обороны. Весы попеременно склонялись то на одну, то на другую сторону. Я уже видел, что пошла война на полное взаимное уничтожение и будет чудом, если хотя бы пара наших кораблей окажется способной без ремонта самостоятельно вернуться на эту сторону.
   В этот момент начало происходить нечто совсем неожиданное. Червоточина, представлявшая собой своего рода темную непрозрачную воронку огромного диаметра, пришла в движение и начала медленно схлопываться. Как только процесс стал явным, я увидел, как корабль наблюдателя бросился к червоточине и выстрелил в ее направлении огромной торпедой.
   Буквально в ту же секунду, как торпеда скрылась в облаке перехода, из червоточины выскочил небольшой корабль и, почти уткнувшись в наблюдателя, с ходу расстрелял его из всех стволов. Такого наблюдатель не ожидал, а выпуск торпеды потребовал от него опустить на время щиты, которые не успели восстановиться. В итоге корабль наблюдателя взорвался, разваливаясь на куски. Но не повезло и его противнику. Набранная скорость и расстояние не позволили ему совершить маневр и уклониться, и он с огромной скоростью буквально протаранил разваливающийся корабль своего противника. Этого небольшое судно также не смогло пережить.
   Я, обалдевший, смотрел на все происходившее, не веря глазам своим. В эту минуту произошло еще два события. Зонд передал мощнейший взрыв посланной наблюдателем торпеды. Оказалось, торпеда была снаряжена электромагнитной боеголовкой огромной мощности, способной уничтожить любую электронику по всей системе. Миг и взрывная волна докатилась до зонда с той стороны, прервав передачу. И в тот же момент схлопнулась червоточина. Пространство, где еще минуту назад медленно вращалась огромная воронка, затмевающая звезды, поколебалось пару секунд и успокоилось, став прозрачным и открывая вид на дальнюю оконечность системы.
   Я долго не мог прийти в себя, переживая все только что произошедшее. Только что здесь висела огромная воронка перехода, несколько десятков, а с учетом мелочи сотен, кораблей мутузили друг друга в эпической битве, а за всем этим наблюдали я Заказчик. И вот вдруг раз, и ничего этого нет. Я один вешу в пространстве. Заказчик уничтожен, станция уничтожена, эскадра моего клана сгинула неизвестно где. Причем, после взрыва ЭМ торпеды такой мощности, что я видел, никаких шансов выжить у них нет. Как, впрочем, и у их противника.
   Немного придя в себя, я увидел пролетающий неподалеку искореженный корпус странного корабля, выскочившего из червоточины в последнюю минуту. Мне очень захотелось его осмотреть. На нем могли оказаться ответы на некоторые мои вопросы. Так, в последний момент спасают только самое ценное. К тому же я теперь здесь единственный, кто мог на это ценное претендовать. Подрулив к обломкам курьера, я притянул их абордажными захватами, облачился в броню, вооружился и пошел осматривать свой трофей.
  
   Глава 16.
   Фигура Старика в голопроекторе мигнула и появилась вновь. Очевидно, в записи был перерыв.
   - Кстати, подумай потом на досуге, какова была вероятность такого стечения обстоятельств, что я только что описал. По моим прикидкам шансов один на миллион, то есть все произошедшее попросту нереально. Я не случайно задаю этот вопрос именно теперь, перед тем, как ты узнаешь остальное. А оно таково, что вместо миллиона в знаменатель нам придется поставить миллиард или еще больше.
   Старик помолчал, затем продолжил.
   - Ладно, вернемся к истории. Перебравшись на искореженный столкновением корабль, я с трудом смог добраться до рубки. Центральная часть курьера пострадала меньше других. Тем не менее, выживших на корабле не было. Мне удалось найти останки лишь одного человека. Его поломанный труп с пробитой головой валялся в рубке около передней панели. Видимо, от удара его просто вырвало из кресла и размазало по стене. А вот искин внешне не пострадал, только был отключен из-за многочисленных обрывов энерговодов. Мне удалось вывинтить его из шахты и перетащить на свой корабль. Но куда более значимую находку я обнаружил в одной из двух имевшихся на корабле кают. Кофр, под завязку набитый информационными кристаллами. Больше ничего интересного на корабле не нашлось. Чтобы скрыть мое присутствие на курьере, пришлось его заминировать и подорвать.
   Чтобы быть до конца уверенным, что никто не сможет обнаружить здесь мое присутствие, я облазил и останки корабля наблюдателя. Но там совсем не осталось ничего, кроме груд искореженного металла. Удар был настолько сильным, что корабль просто разорвало. Последовавший взрыв реакторов довершил разгром. Но меня волновали останки рубки и особенно искины. Я не мог себе позволить убраться из системы до тех пор, пока не буду уверен в их гибели и полной потере содержащейся информации. Слава богу, удар и взрыв не оставили ничего целого или ремонтопригодного. Можно было даже взрывчатку не тратить. Я немного расслабился и вернулся на свой корабль.
   Оставалась еще станция, на которой теоретически могли остаться живые. Но, посмотрев на обугленную и изрытую взрывами поверхность я понял, что там не могло уцелеть ни одного внешнего датчика, способного разглядеть что-то в окружающем пространстве. Да и маскировку мой корабль так и не снял.
   Я уже собирался отправиться на станцию клана, как меня бросило в жар. Надо было во что бы то ни стало уничтожить информацию о моих поисках на погибших кораблях. В том числе в искине и собственной нейросети. В моем случае единственно выжившего, пусть даже наблюдавшего все со стороны, ментоскопирование не только не исключено, но и более, чем вероятно. А я совершенно не собирался ни с кем делиться найденной информацией. В том числе и с кланом. Будущее, когда я добрался до информации, показало, что это было очень верным, даже единственно правильным решением. И не только для меня, но и для клана.
   Я уже в то время неплохо освоил "Кибернетику", потому с чисткой памяти искина особых проблем не было. А вот с нейросетью пришлось покрутиться. В итоге я смог имитировать толчок эсминца от ударной волны, удар головой, падение и временную потерю сознания. Затем улегся в реаниматор и проделал процедуру ментоскопирования за период с момента появления в системе. Результаты записал на кристалл и слегка их подредактировал. В итоге все время, что я ползал по курьеру и остаткам наблюдателя, на кристалле было заменено на темноту, соответствующую бессознательному состоянию. Получилось нормально, особенно с учетом того, что я вывел индикацию бегущего времени, не показывавшую никаких сбоев и разрывов. Теперь, чтобы доказать наличие скрытой информации надо было во-первых, заподозрить сам факт, а, во-вторых, провести кропотливую работу. Я же сделал расчет на то, что совпадение данных искина и ментоскопирования и непротиворечивость событийного ряда вообще не вызовут никаких подозрений. В итоге все это осталось невостребованным, но чувствовал я себя, подлетая к станции клана, намного спокойнее.
   Что касается информации на найденных кристаллах и в памяти искина, снятого с курьера, то я не рискнул до нее дотрагиваться. Решил заняться этим позже, когда все успокоится, и эта история уйдет в прошлое, оттесненная новыми событиями. Потому по дороге на клановую станцию я погрузил искин и кофр в небольшой контейнер, снабженный включаемым датчиком подачи сигнала, и спрятал этот контейнер в одном из моих контрабандных потаенных мест, известных только мне, в одной из близких систем. Я рассчитывал, что вернусь за ним примерно через месяц. Но в реальности прошло более двух лет, прежде, чем я рискнул наведаться к тайнику.
   На станции никто не знал, где я был, кроме главы клана, отдававшего приказ. Но последний остался неизвестно где и вряд ли когда-нибудь появится. Я тоже не стал никому ничего говорить, напротив, уничтожил все данные о полете с искина, переписав их на кристалл. Информацию о событиях я собирался раскрыть только новому главе клана. Но мне повезло и здесь. Новым главой клана после того, как стало известно о провале операции и исчезновении эскадры, был выбран я сам.
   Не буду больше тебя томить. В итоге я все же добрался до контейнера, который сохранился нетронутым там же, где я его оставил. На этот раз я располагал большим запасом времени, чтобы внимательно ознакомиться со всей содержащейся на кристаллах информацией. Это была бомба. Оказалось, что примерно за десять лет до нашего нападения исследовательский корабль империи Аратан, находясь в глубоком фронтире, наткнулся на червоточину. Это явление в нашем космосе редкое, хотя и не уникальное. Интерес к червоточинам всегда огромен. Они представляют собой естественные образования, позволяющие мгновенно перемещаться на гигантские порой расстояния. При этом скорость перемещения несравнима ни с каким прыжком, даже с помощью стационарных врат. Про расстояния молчу. Бывают червоточины, ведущие за сотни систем от точки старта. Разумеется, она тут же подверглась исследованию. С червоточинами бывают свои проблемы. Они встречаются двух разных видов. Есть стационарные червоточины, срок действия которых не определен. А есть пульсирующие или мерцающие червоточины, которые открываются и закрываются один раз в определенный период времени. Найденная червоточина оказалась второго типа, но об этом стало известно позднее. На момент обнаружения червоточина выглядела совершенно стабильной. После серии тестов, засылки зондов и неуправляемых дронов исследовательский корабль рискнул войти в червоточину и изучить финишную систему.
   То, что там обнаружилось, резко изменило все планы экспедиции. Не доверяя гиперсвязи, тут же был отправлен скоростной курьер на столичную планету империи. Дело взяла в свои руки СБ и нам нем тут же появился гриф высшей степени секретности. Уже менее, чем через месяц около червоточины со стороны Содружества появилась небольшая эскадра наемников для охраны прохода. Привлекать флот было сочтено нецелесообразным, поскольку в этом случае тайну открытия не удалось бы сохранить ни при каких условиях. А в червоточину был отправлен еще один корабль с учеными на борту и три больших транспортника. Чуть позже за ними последовала еще одна эскадра наемных охранников, сопровождавшая исследовательскую станцию. Стало понятно, что обустройством в системе решили заняться всерьез и надолго.
   Причина всей этой суеты и завесы секретности была простой. В финишной системе была обнаружена неплохо сохранившаяся научно-исследовательская база Джоре. Причем, не абы какая, а занимавшаяся изучением свойств гиперпространства и разработки новых моделей гипердвигателей. Обнаружились даже частично сохранившиеся опытные производства этих двигателей. То есть любая утечка информации могла иметь просто катастрофические последствия. Как относятся ЦМ к сохранению этой своей тайны, было известно прекрасно. Не одна и не две лаборатории, пытавшиеся заниматься этой тематикой, вдруг полностью громились неизвестными пиратами, а все, кто оказывал этим лабораториям поддержку в империи, вскоре умирали от самых естественных и случайных причин. Поэтому режим секретности был запредельным. Никто из тех, кто побывал в червоточине, кроме крайне узкого круга сотрудников СБ, назад не возвращался. Связь с империей осуществлялась исключительно посредством скоростного курьера, никакой гиперсвязи. Рейсы курьера были крайне редкими, не чаще одного раза в год. Грузовики, доставлявшие в систему необходимые материалы, оборудование и ресурсы жизнеобеспечения, никогда не возвращались обратно. Их минимальный экипаж переходил на работу на исследовательскую станцию. В самой империи в курс дела был посвящен предельно узкий круг лиц. Через несколько лет по линии СБ удалось списать и тайно переправить к червоточине небольшую боевую станцию.
   Но, как потом выяснилось, даже этих мер оказалось недостаточно. Наиболее вероятной причиной утечки информации стало резкое возрастание активности в последние два года и неизбежное в этой связи расширение круга посвященных. На найденных и расшифрованных кристаллах Джоре была обнаружена и расшифрована информация о режиме работы червоточины. Выяснилось, что она открывается всего на десять лет, после чего на сорок лет исчезает. С учетом времени обнаружения червоточины до обрыва связи с исследовательской станцией оставалось не более двух лет. А возможно, гораздо меньше. И поток грузов в червоточину вырос на порядок. Эта спешка и сыграла свою роль.
   Я не знаю, насколько в итоге Аграфы оказались в курсе всего происходящего и найденного, но спешка в подготовке нашей операции и та щедрость, что они проявили, говорят о многом. Если они и не были в курсе всех деталей, то точно чувствовали опасность. А скорее всего они даже знали о скором схлопывании червоточины и не испытывали никакого желания ждать нового цикла сорок лет. Я также понял, что скорее всего в их планы, как один из возможных вариантов, входило уничтожение не только исследовательской станции, но и нашей эскадры. Да, они полностью рассчитались с кланом за все потери, даже с избытком. Но деньги никогда не были проблемой для Старших рас, они их создавали в необходимом количестве. А вот информация осталась тайной.
   Я просмотрел все, что было записано на кристаллах. А там было много чего. В том числе информация об успешном создании и испытаниях гипердвигателя на основе древних технологий Джоре. Причем, на тот момент я один владел этой информацией во всем Содружестве. Станция уничтожена, а до империи эта новость дойти не успела.
   Была в них и еще одна, чуть ли не более важная информация. Практически перед нашим нападением ученым удалось найти и расшифровать кристалл Джоре, содержащий координаты системы. Правда, не в нашей, а в их собственной системе координат. Их знания об окружающем пространстве были гораздо обширнее тех, которые сегодня имеются в Содружестве. То, что для нас было глубоким свободным космосом, не позволявшим идентифицировать местонахождение станции или системы в пространстве, для Джоре не являлось проблемой. В их системе координат имелась четкая привязка. Причем, к счастью там же нашлись и координаты многих известных нам миров, что теоретически позволяло перевести одну систему координат в другую и проложить маршрут из миров Содружества до станции без посредства червоточины.
   Короче, теперь ты понимаешь, мой мальчик, о какого уровня тайне идет речь.
   Когда я осознал, что именно попало мне в руки, моим первым желанием было просто все взять и уничтожить. Но потом я взял себя в руки и начал думать. Самое страшное было в том, что это была станция империи Аратан. То есть я не мог просто взять и передать эту информацию ее владельцам. Ведь это был мой клан, который уничтожил станцию. И пусть мы ничего не знали, пусть мы выполняли контракт наемников и делали это вслепую. В таких делах это ничего не меняет. Но даже если бы мой клан простила империя и не стала бы мстить, то уж Аграфы бы никого щадить не стали. Не те ребята. А шила в мешке не утаишь, докопались бы и до информации, и до ее источника. Не знаю, пережила бы этот кризис империя в существующем виде, но клану бы точно пришлось заказывать панихиду.
   Так что передача кому-либо кристаллов с данными полностью исключалась. Но проблема этим не ограничивалась. Пройдет сорок, а теперь уже всего десять лет и наверняка у червоточины появятся патрули ЦМ. Наверняка туда же будет послан и как минимум разведчик империи. Скорее всего он будет перехвачен. Но если нет? Если он сможет получить информацию о нападавших? Что тогда будет с моим кланом? А если его перехватят и вытрясут все, что известно о системе и специализации станции? Старшие расы крайне недоверчивы, особенно, когда дело доходит до сохранения главных тайн Содружества. То есть они будут знать, что разрабатывалось, но не будут уверены в том, какой объем информации уже оказался в империи. И это вызовет кризис. Или войну, которую империя может не пережить.
   Кстати, все кристаллы с информацией со станции и искин, кроме координат системы, я уничтожил. Слишком они были горячи, а гарантии сохранения тайны я дать не мог. Как не мог допустить и утечки. Но не волнуйся, на станции имеются дубли этой информации. Я даже знаю, где именно. Нижний ярус, бункер А-5. Он защищен от любых воздействий извне, так что ЭМ взрыв не мог ему помешать.
   Продолжаю. В общем я понял, что должен попасть на станцию до того момента, когда откроется червоточина. Ведь сегодня я один могу найти к ней путь без нее. И до открытия воронки перехода я должен вывезти из системы все ценное, что там есть. А главное полностью уничтожить следы пребывания моего клана в системе. Да и вообще любые следы, способные сказать о том, чем именно занимались в системе ученые. И я планировал это сделать. Я уже даже начал готовиться к походу. Средства, переброшенные в твою "Уолл-стрит", были как раз предназначены в итоге для экспедиции. Но для ее организации мне нужно было оставить клан, найти преемника. Я ни за что не хотел посвящать в это дело кого-то еще. Положение осложнялось тем, что подготовка требовала не только массу средств, но и огромных усилий, не считая того, что была обязана оставаться тайной для всех.
   Скажу сразу, я думал, что основной подготовкой займешься ты. Для этого я тебя и гонял столько времени по разным видам работ. Кто знает, что может потребоваться на месте? Я надеялся, что мы отправимся в экспедицию вместе. Но не судьба. Извини, теперь тебе придется тащить этот груз одному. Конечно, в отличие от меня ты совершенно свободен по отношению к клану. Тебе нет нужды скрывать следы его пребывания. Но если будет возможность, это надо сделать. Не только ради клана. Империя нуждается в нем почти также, как и клан в империи. Их война пойдет на пользу только ЦМ. А я бы очень хотел утереть им нос и позволить империи Аратан обрести хотя бы частичную независимость от ЦМ. Да и для Земли, если ты туда соберешься, гиперпространственные технологии будут жизненно необходимы для выживания и выхода в большой космос.
   Для более точного отсчета времени сообщаю, я делаю эту запись 115 дня 3984-го года Содружества. По расчетам ученых червоточина должна открыться в середине 3995-го. Так что в запасе имеется чуть более десяти лет.
   По моим расчетам дорога до системы должна занять около полутора лет. Да, Андрей, хоть координаты системы и известны, она не стала от этого ближе. И все эти полтора года надо провести в глубинах неизученного космоса. Кто знает, что или кто может встретиться по пути к цели? На месте, включая перегон всего ценного в другую систему, также потребуется до двух лет.
   Итого, мой мальчик, у тебя есть не более семи лет на подготовку к экспедиции. Ты должен успеть, и я верю, что ты справишься. На кристалле N3 ты найдешь координаты системы и полное описание возможных вариантов маршрута.
   Удачи, Андрей. Оставь с носом ушастых.
   Изображение пропало. И буквально через несколько секунд кристалл прямо в считывателе проектора рассыпался в пыль.
   Андрей сидел, не шевелясь и пытаясь привести мысли в порядок. В голове царил полнейший кавардак. Наконец, ему удалось избавиться от еще отдающегося в ушах голоса Старика, и появилась способность мыслить рационально.
   Итак, что мы имеем? Да, чуть не забыл. Искин.
   - Адмирал, уничтожить в твоей памяти всю информацию, которую ты слышал только что из голопроектора. Не должно остаться никаких следов.
   - Принято, капитан. Все логи вычищены. Я не сохранил следов того, что здесь произносилось. Даже в оперативной памяти. Ты мне не доверяешь? - в голосе разумного искина прозвучала нотка обиды.
   - Молодец. Нет, я тебе полностью доверяю, но не доверяю тому, что нет способов выудить из тебя информацию. Потому пока будет так. Я тебе позже все расскажу, но не раньше, чем это будет безопасно для нас обоих.
   Начнем, пожалуй, - уже мысленно.
   Имеется мертвая имперская станция, созданная на обломках научной станции Джоре.
   Известно, что разрабатывались там технологии гиперпрыжка.
   Должно быть опытное производство и как минимум один готовый двигатель, тот который испытывали. Хотя совершенно неясно, в каком он состоянии.
   Система полностью мертва после ЭМ взрыва. И простыми ремонтными работами не обойтись. Для восстановления тамошней электроники потребуются горы ЗИПов. И куча новых реакторов, чтобы все починить и запустить.
   Самое простое это избавиться от клановых кораблей. Все, что не потребуется самому, можно будет направить на местную звезду, пусть сгорят без остатка.
   Цель опустошить систему от всего ценного и напоминающего о прошлых работах до момента открытия червоточины.
   Так, кажется все. Нет, не все.
   Предстоит минимум полуторагодовалое турне по неизведанным районам космоса. И все это в одиночку. Отсюда продумываем требования к кораблю, способному справиться с любыми неожиданностями. Ну или почти с любыми. И в идеале смыться от нерешаемых проблем.
   С учетом возможных препятствий на путешествие тоже надо отложить не полтора, а два года. Да и в системе запас времени не помешает. Итого на подготовку не более шести лет. Все равно в последний момент какая-нибудь задержка образуется.
   Надо набросать четкий план действий. Удивительно, - подумал Андрей. - Еще час назад я реально сомневался, стоит ли мне считывать информацию с кристалла Старика. А сейчас для меня уже нет никаких сомнений у же требуется план действий. Забавно. Но ведь и впрямь пути назад нет. Отдать информацию Бергу это то же самое, что собственноручно уничтожить клан Старика. При всей благодарности за саму информацию, она вряд ли что-то изменит в этом плане. Тем более, что кристаллы со станционной информацией Старик уничтожил. А ликвидировать клан Старика то же самое, что предать его память. Нет уж, хочешь - не хочешь, а придется все делать самому. Тем более, что информация, которую можно добыть на месте, на самом деле бесценна. От таких подарков не отказываются, даже если их получение связано с гигантскими трудностями.
   Итак, план.
   Через несколько часов напряженной работы Андрей уже более или менее представлял себе, что ему понадобится.
   Во-первых, корабль. Желательно что-то типа того рейдера, на котором ему пришлось служить на флоте в последний год. Можно ли его добыть или хотя бы модернизировать похожий из предыдущего поколения. Здесь может помочь Берг, только надо это хорошо мотивировать. Например, желанием побродить за пределами фронтира в поисках родной планеты. Вполне может прокатить. Рейдер придется серьезно переделывать. Он должен будет иметь просто огромный грузовой отсек. Потребуется верфь.
   Во-вторых, море ЗИПов для ремонта электронных приборов всех видов, не менее сотни больших реакторов, искины высших классов тоже под сотню. Ему идти одному, значит все должно быть максимально автоматизировано. Да и на месте пригодится очень много. Впрочем, большую часть ЗИПов можно было бы заменить на малый промышленный 3D-принтер и уже на месте производить все необходимое. Надо попробовать его достать и по каталогу выяснить его возможности.
   В-третьих, инженерные и ремонтные комплексы. Чем больше, тем лучше. Придется параллельно приводить в рабочее состояние станцию и неизвестное количество кораблей. А значит, нужны боты и для внутренних и для пустотных работ. Андрей решил восстановить все, что окажется в его силах. Пусть потребуется перегонять их в другую систему поочередно, но надо будет уводить все живое.
   Вооружение по максимуму. Не забыть про абордажных роботов. Людей у него не будет.
   И, наконец, самое главное, без чего все предыдущее невозможно. Кредиты.
   Андрей прикинул, сколько денег ему может потребоваться на всю эту авантюру. Получилось солидно. Около двух Корпов. А в реальности потребуются все два с половиной, не меньше. Причем, около половины сразу или в ближайшее время. В наличии имеется едва ли десятая часть.
   Мысли о заработке на бирже с использованием имеющегося капитала Андрей отбросил сразу. За имеющееся у него время с учетом сроков строительства или модернизации корабля в лучшем случае от сможет утроить сумму. И то даже это на грани неприемлемого риска. Нет, пусть Давид спокойно работает, заберу у него не больше сотни тысяч КИТов, они потребуются для организации любого бизнеса.
   И тут Андрей вспомнил про обездвиженный шахтерский корабль, оставленный в астероидном поле системы, где погиб Старик. На его реанимацию и запуск производства потребуется ..... Так, получается неплохо, всего около двух миллионов кредитов. Плюс ещё половина на малый транспортник в приличном состоянии, чтобы доставить в систему все необходимое для ремонта. Помимо этого еще пара миллионов уйдет на защитное вооружение, например, управляемое минное поле и пара ракетных батарей ПКО будут совсем не лишними. Это уже был реальный вариант. На той руде, что там имеется, вполне можно заработать требуемые деньги. И уложиться по срокам. Лишь бы этой руды там оказалось реально много. Впрочем, не критично. Не найдет он достаточного количества кернита, найдет что-то иное, пусть и подешевле.
   - Решено. Сейчас летим к Давиду, грабим по минимуму "Уолл-стрит", а затем готовимся и отправляемся вспоминать шахтерское ремесло. Не зря, оказывается, отпахал у старика в свое время, осваивая профессию.
   Андрей с силой хлопнул по ручкам кресла, встал, ощущая себя выжатым как лимон, и с чувством выполненного долга отправился отдыхать.
  
   Глава 17.
   Следующие годы были похожи на дурдом. Как говорится, Папа Карло отдыхает, затягиваясь трубочкой в углу каморки и нервно поглядывая на нарисованный очаг.
   На Эстампе Андрей надолго не задержался. Приняв решение, он испытывал уже страшный зуд поскорее приступить к выполнению плана. Заскочил к Штальбургам сообщить о смерти Старика и немного посидеть со старым Уго, поминая Франца. Затем посетил собственный офис, где встретился с Давидом и вытряс из него 25 миллионов кредитов. Именно вытряс. Давид совершенно не претендовал на право владения деньгами компании, которых на балансе было уже под 250 миллионов, но как и каждый финансист относился к любому изъятию средств крайне болезненно.
   - Ты же понимаешь, Андрей, - защищался Давид, - что непосредственно в деньгах на счете всегда лежит только резервный фонд на случай непредвиденных трудностей. А все деньги работают в различных инструментах и их мгновенная продажа в больших объемах не принесет ничего, кроме убытков. А плюс к этому возникнут вопросы к компании.
   В итоге согласовали сумму в 25 миллионов сейчас и каждые три месяца еще по 10 с перечислением на счет Андрея. Особенно возмущаться Андрей не стал, поскольку рассчитывал в первую очередь на другие доходы. Стартовой суммы ему вполне хватало на приобретение малого транспортника, и необходимого шахтерского оборудования, включая всевозможные ЗИПы для восстановления "Матроны". Сам корабль Андрей уже присмотрел прямо на Эстампе. Цена была несколько выше, чем можно было бы найти в других системах, но в данном случае скорость и качество корабля играли более важную роль. А транспортник оказался очень неплох. Тип "Трудяга" 520 метров длиной, 6-го поколения, но с ресурсом более 70-ти процентов по всем основным узлам и двигателям, а также неплохо вооруженным. Обошелся он в семь тысяч КИТов, еще около одного было потрачено на его дооснащение современными системами ПКО. К ним Андрей предъявлял гораздо большие претензии. Фактически сам транспортник был нужен Андрею для полета в систему добычи и возможно для каких-то последующих перемещений, в которых будет вредным светить "Лебедя". Последний, кстати, прекрасно умещался в одном из отсеков, предназначенном для внутрисистемных челноков. Грузовые отсеки Андрей до верху забил пустыми стандартными контейнерами, которые собирался наполнять добытыми КССМ. Помимо комплексов ПКО для защиты "плантации" Андрей, как и собирался, прикупил парочку управляемых минных полей 7-го поколения. Каждый комплект из тысячи мин с ядерной начинкой, снабженных двигателями, примитивным искином и системой распознавания свой-чужой, обошлась Андрею в полторы тысячи КИТов, но действительно мог обеспечить спокойную добычу сырья. Против большой эскадры, в состав которой входили бы тральщики, Андрей, конечно, не выстоял бы, но от обычного пиратского наезда даже в составе нескольких кораблей отбился бы с легкостью, не прекращая работы.
   Самыми дорогими покупками у Андрея оказались базы. Понимая, куда и как ему придется лететь и с чем столкнуться, он решил докупить несколько баз до максимального 8-го уровня. "Конструктор-8", являвшийся вершиной развития базы "Инженер" стоил ему три с половиной тысячи КИТов, "Навигатор-8", дававший возможность совершать прыжки без привязки к точным координатам, обошелся в полторы тысячи, "Энергетика-8" в две тысячи, "Кибернетика"-8 в три тысячи КИТов. Понимая, что уходит на добычу ресурсов надолго, он приобрел их именно сейчас, чтобы максимально производительно использовать имеющееся время. Фактически после настройки добывающего комплекса оператору оставалось только время от времени отслеживать параметры работы всех систем, вовремя менять катализаторы в перерабатывающем комплексе, да изредка находить для корабля новые объекты добычи после истощения старых. Так что времени на учебу оставалось даже больше, чем хотелось бы.
   На такую сумму закупки Андрей бонусами забрал 5-е ранги узкоспециализированных баз "Металлургия", "Каталитические процессы" и "Маневрирование в астероидных полях", они предназначались не ему, а искинам в целях оптимизации шахтерского труда. А для себя взял "Медицину" 6-го. Эту тему он ранее как-то упустил, а теперь почувствовал, что длительное пребывание в космосе в полном одиночестве может потребовать этих знаний. Оборудование на "Лебеде" стояло прекрасное, но без базы Андрей не мог использовать его возможности в полном объеме. Теперь этот недостаток устранялся.
   На две тысячи КИТов Андрей приобрел пять одинаковых искинов класса крейсер. Не новых, но 8-го поколения, в очень хорошем состоянии и с ресурсом свыше 85%. Искины были необходимы для полной автоматизации корабля. Обычно на "Матроне" работало пять или шесть человек. Теперь Андрею предстояло трудиться одному, а на остальные рабочие места он планировал посадить искины, написав для них соответствующие программы.
   Вообще на системах вооружения и искинах Андрей очень неплохо сэкономил, воспользовавшись связями. Еще когда он "трудился" на бирже Эстампы, однажды на вечеринке познакомился с начальником военной тыловой базы и впоследствии несколько раз его консультировал по вопросам инвестиций. Вояка тогда неплохо поднялся и обещал при случае помочь, если что-то потребуется по его части. Теперь ему представилась возможность оказать ответную услугу, и начальник базы не стал отказываться от моральных обязательств..
   Одну тысячу КИТов Андрей решил на всякий случай попридержать. Оставшийся миллион кредитов, из полученных от Давида, потратил на ЗИпы для шахтера, различного рода запасы, топливо и некоторое дополнительное шахтерское оборудование, позволявшее нарастить скорость добычи.
   Последнее, что Андрей сделал перед отлетом, это оформил на свое имя право владения заинтересовавшим его астероидным полем. Конечно, никаких гарантий от вооруженного нападения это не давало, но вот отнять у него месторождение законным путем теперь становилось проблематичным.
   Андрей тормознул транспортник за одну систему до цели. Спрятав его за ближайшей к светилу планетой, куда практически никто никогда не заглядывал, и посмеиваясь над собственной паранойей, Андрей вывел из отсека "Лебедя" и на нем в режиме максимальной маскировки прыгнул в систему, где погиб Старик. Она, к счастью, оказалась пуста, только с момента его отлета отсюда в пограничной области прибавилось еще несколько останков боевых кораблей. Видимо, эскадры кланов попытались прийти на помощь своим и не смогли избежать побоища. Сначала Андрей опасался, что за погибшими кораблями обязательно должны нагрянуть мусорщики, но приблизившись, понял, что то немногое, что представляло собой ценность после боя, уже снято и вывезено. Видимо, выжившие не постеснялись заняться этим сразу. Тем лучше. Андрей подлетел к астероидному полю, убедился, что "Матрона" так и не была за время его отсутствия никем обнаружена, и прыгнул за транспортником. Предстояло обустраиваться здесь надолго.
   С местом Андрею дико повезло. Кернита среди местных астероидов оказалось больше, чем он смог бы добыть за десяток лет. Причем, располагался он только в глубине поля, а потому, видимо, и не был никем обнаружен, кроме той самой неудачливой артели. Месяца два у Андрея ушло на то, чтобы подремонтировать "Матрону" и привести ее в полностью рабочее состояние. А заодно настроить программы искинов таким образом, чтобы они могли исполнять функции членов экипажа при добыче сырья. При этом он решил даже не восстанавливать маршевые двигатели корабля. Андрей в принципе не собирался забирать этот корабль из системы. Денег за него много не получить, а возни много. Для работы же в поле "Матроне" вполне хватало маневровых движков. Еще пара дней ушла на аккуратное заведение "Трудяги" в глубину астероидного массива, скрывая его от лишних глаз, а также на разворачивание и приведение в боеготовность минных полей. Один комплект он раскидал с наружной стороны поля, отсекая любопытным возможность в него заглянуть. Второй комплект расположился между каменных глыб внутри, охватывая полной сферой зону добычи ресурсов.
   Андрей прекрасно понимал, что главное в том деле, которое он затеял, не добыча руды и тем более не ее переработка в КССМ. Самым сложным было доставить смесь до реального покупателя и получить за нее деньги. Это было самым рискованным элементом всей шахтерской эпопеи. Подумав, Андрей решил вообще отказаться от шныряния с небольшими партиями груза туда-сюда. Это могло лишь привлечь к нему лишнее внимание. Насколько он узнал мир Содружества, любая корпорация, которой он продал партию КССМ с удовольствием натравит на него пиратов, если посчитает, что сможет на этом сэкономить. Потому Андрей решил сначала полностью добыть и произвести необходимое количество КССМ, а лишь затем продать все по возможности одной партией и в одни руки. Желательно надежные. Ради этого он даже готов был пойти на существенную скидку с цены. Готовую КССМ Андрей решил складировать в той самой пещере, где пряталась "Матрона".
   На Эстампе Андрей выяснил последние биржевые цены на кернит. Они составляли 2178 кредитов за тонну КССМ. Понимая, что цена может колебаться, а за доставку и безопасность сделки придется платить, Андрей решил отталкиваться от 1500 за тонну. Получалось, что ему предстояло добыть 1 миллион шестьсот - семьсот тысяч тонн кернита. Двести тонн у него уже были авансом в наследство от прошлых владельцев "Матроны". Оставалось малое, добыть остальное. Андрей прикинул, сколько ему потребуется времени, если он будет пахать без перерыва. Производительность "Матроны" примерно 5 тысяч кубов породы в сутки. С полной оптимизацией процесса, что ему когда-то показали опытные шахтеры, ее можно поднять до 7-ми. В среднем каждый куб породы в зависимости от насыщенности рудой дает от 200-т до 400-т килограмм КССМ. Предварительный анализ показал, что здесь можно рассчитывать минимум на 300. Итого в день имеем 2 тысячи сто тонн кернита. Округлим до 2-х тыс. Для производства полного потребного объема потребуется 850 дней. Немногим менее трех лет. Добавим время на неизбежный ремонт, перемещение между астероидами и перенастройку оборудования, получим три полных года или чуть больше. Вполне терпимо.
   Андрей справился с задачей, как и рассчитывал, за три года. Даже несколько меньше. Правда, для этого ему пришлось пахать круглосуточно, но и руда не подвела, оказалась на редкость богатой. Содержание руды от астероида к астероиду менялось, но в среднем оставалось на том же уровне, что и в первом. К концу третьего года запасы готового кернита составили 1 650 000 тонн и продолжали ежедневно увеличиваться на две с половиной тысячи тонн. За это время Андрей несколько раз, не останавливая добычи, ведущейся в автоматическом режиме, мотался на транспортнике в ближайшие населенные миры и закупался пустыми стандартными контейнерами, заполняя их на месте готовой продукцией. Да, ему удалось настроить программное обеспечение таким образом, что пахала, в большей степени сама "Матрона", руководимая бригадой искинов под управлением "Адмирала Бенбоу". Его Андрей, чтобы не заскучал, назначил главным за все процессы, соединив все имеющиеся искины в кластер и загрузив им купленные шахтерские базы.
   А сам большую часть времени проводил в реаниматоре, поднимая купленные базы. Благо поломки и остановки процесса, требовавшие его внимания и участия, происходили нечасто. Начал он с "Медицины", выучив все 6 рангов, а затем оптимизировав с помощью новых знаний процесс, принялся за остальные. К концу добычи неосвоенных баз не осталось.
   Предстояло решить проблему безопасной доставки добычи до потребителя.
   Сначала Андрей хотел обратиться к адмиралу Бергу за военным эскортом. Но потом понял, что стоить это будет очень дорого, а к адмиралу еще предстоит подойти насчет приобретения рейдера. На свободном рынке такое судно не купишь. Теоретически Андрей мог приобрести большой транспортник и за два раза перевезти все в систему, где имелись оптовые покупатели на такой объем смеси. Но проблема безопасного пролета оставалась и рисковать Андрей не хотел.
   Наконец, Андрей вспомнил про Мика Стама, обучавшего его искусству контрабандиста. Покрутив эту идею со всех сторон, Андрей нашел ее приемлемой. Клан профессионально занимался рудами и металлическими смесями, как одним из основных направлений бизнеса, так что имел широкий выход на покупателей. Сам Мик производил впечатление хорошего надежного парня, с которым можно иметь дело. Тем более, что никаких противоречий между интересами Андрея и интересами клана в данном случае не было. Напротив, Андрей заранее был согласен на приличную комиссию для посредника. Неплохо заработать на этой сделки мог и сам Стам. Не желая пока светить систему, Андрей вылетел на "Лебеде" в другую, расположенную неподалеку, и по гиперсвязи стал разыскивать Мика. Тот, слава богу, отыскался очень быстро. На станции клана. После смерти Старика в клане произошли карьерные подвижки, от которых бывший главный контрабандист только выиграл. Сейчас он уже сам по космосу не мотался, а считался одним из заместителей нового главы клана и отвечал практически за все торговые операции. Это была удача.
   - Привет, Андрей, рад слышать. Ты куда пропал? Знаешь, что случилось со Стариком? Говорят, ты прилетал на станцию как раз перед его последним вояжем, из которого он не вернулся. - Стам, как обычно был многословен, но какой-либо фальши в его голосе Андрей не уловил.
   - Привет, Мик. Да, про Старика в курсе, был просто в шоке, когда узнал. Он же мне как родной был. Но об этом потом поговорим. Мик, есть тема для разговора. Серьезная, надо бы встретиться.
   - С удовольствием, Андрей, но где? Я так понимаю, что на станцию ты прилететь не захочешь?
   - В принципе особых возражений нет, но хотелось бы все же в нейтральном месте. Как ты посмотришь на Бласт? Встретимся на станции или на планете по твоему выбору, посидим, поговорим, Старика помянем.
   - Согласен. Смогу быть там через десять дней. Устроит?
   - Договорились. Тогда там свяжемся.
   Разговор с Миком вышел простой. Узнав характер груза и его объемы, он сразу врубился в трудности, которые волновали Андрея.
   - Я так понимаю, проблема в транспорте и безопасности. А мне ты, выходит, доверяешь?
   - Две причины. Во-первых, за год моего обучения у тебя нам приходилось пару раз прикрывать друг другу спины. Это много значит. Во-вторых, Старик, светлая ему память, говорил, что я могу к тебе обращаться, если вопрос не противоречит интересам клана. А он в людях разбирался не чета мне.
   Мик при упоминании рекомендации, данной ему Стариком, улыбнулся, хотя в этой улыбке сквозил и элемент грусти.
   - Да, великий был человек. Хорошо, давай по делу, а потом спокойно его помянем. Комиссионные клану в 15% от биржевой цены тебя устроят?
   - Не вопрос.
   - Ну и ..., - Мик закатил к небу глаза и сделал неопределенный жест рукой.
   - Ну и тебе лично еще 2%, ок?
   - Три звучит лучше.
   - Побойся бога, мне деньги на дело нужны, да и на сумму посмотри. Ты вообще когда-нибудь за одну сделку такие деньги поднимал?
   - Ладно, уговорил, речистый. Раз тебе не просто так, а на дело, то согласен на два с половиной. - Мик широко улыбнулся. - Да и объем, ты прав, более, чем приличный.
   - Тогда так. Потребуется два больших транспортника типа "Бурлак". Смогут быть в системе 35.47.21.16 дней через десять?
   - Давай с гарантией через 15.
   - Ок. Там встречу, потом еще один маленький прыжок и грузимся. Деньги желательно передавать сразу в чипах по 100 миллионов каждый. Комиссию клана и свою можешь забрать сразу.
   - Договорились.
   Сделка вышла для Андрея шикарной. За два года цена на кернит поднялась до 2340 кредитов за тонну. Объем примерно 1 700 000 тонн. Комиссия клана в районе 600 тысяч КИТов. Еще 120 тысяч КИТов Мику за организацию. Итого чистыми выходило не менее 3-х Корпов и еще 250-ти тысяч КИТов. В полтора раза больше, чем он рассчитывал. Но деньги лишними не бывают.
   Никаких трудностей сделка не вызвала. Десяток погрузочных пустотных комплексов справились с перегрузкой КССМ на транспортники чуть более, чем за сутки. По деньгам все тоже было четко.
   - А ты неплохо здесь устроился, - рассеялся Мик, показывая на плотное минное заграждение после того, как все было завершено и он прилетел на "Лебедь" попрощаться. - Да и кораблик мне твой знаком. По наследству достался?
   - Да, Старик оставил завещание, по которому "Лебедь" отошел мне.
   - Ну и правильно. Завещать тебе что-то из клановой доли вызвало бы много вопросов, а так все нормально. Ну, ладно, я полетел, если еще будут подобные предложения, обращайся. Еще ни один мой клиент не приносил мне за раз такой прибыли. Да и весь клан доволен. От главы тебе благодарность и предложение залетать в гости.
   - Передай ему мою благодарность за приглашение. В ближайшее время точно не выберусь, другие проблемы, но при случае обязательно. А вот к тебе у меня еще могут быть предложения по твоей профессиональной части. Может кое-что потребоваться из непростых изделий.
   - Без проблем. Если это только не монополия ЦМ, достанем все, что угодно.
   - Что и рейдер последнего поколения?
   - Э, нет, извини. С такими запросами тебе к военным. У тебя же есть связи.
   - Ладно, к ним, так к ним. Тогда к тебе позже будет вопрос, пока не готов определиться с деталями заказа.
   - Определишься, звони. Да, извини, может быть это не мое дело, но не спросить не могу. Ты знаешь, что Старик погиб именно здесь?
   - Знаю, это произошло на моих глазах. Я был здесь наблюдателем по его просьбе, но ничего не смог сделать, чтобы его спасти. Курьера разнесло в клочья в один момент.
   Стам очень серьезно и внимательно посмотрел на Андрея. Вся его веселость мгновенно улетучилась.
   - По просьбе старика следил? Заметил что-нибудь необычное?
   Андрей заранее предполагал интерес, который может возникнуть у Мика в связи с системой. А потому подготовил слегка отредактированную версию заснятых событий. В ней собственно было все, кроме упоминания о замеченном неизвестном корабле в другой части системы. Эту информацию он уже передал Бергу, вот пусть и разбирается. Сталкивать лбами клан и флот поисках злоумышленника Андрей не хотел. Это не его игры.
   - Да, Старик попросил проследить и записать встречу так, чтобы никто не видел. Такого, чтобы можно было что-то понять, нет, - ответил Андрей сразу на два вопроса, - Сначала все было нормально, потом взрыв, а потом все набросились друг на друга. Я, разумеется, в это месилово влезать не стал. Старику уже было не помочь, а в остальном это была не моя война. Я даже понятия не имею, с кем Старик тут встречался. Лови, скидываю тебе запись произошедшего.
   - Ну да, ну да. Все правильно. О, поймал. Спасибо, это очень ценная информация, попробуем из нее что-то вытащить. Ну ладно, до встречи.
   Глава 18.
   С Бергом, к которому Андрей обратился за помощью в приобретении рейдера, разговор вышел сложнее.
   - Ты что удумал, Андрей?
   - Хочу заняться поиском родной планеты, адмирал. - Ответ у Андрея был заготовлен заранее.
   - А не боишься потеряться в космосе?
   - Нет. Тем более, что это еще и в память о Старике. Мы с ним вместе собирались этим заняться.
   Берг покачал головой.
   - Ладно, где и как голову терять, то дело каждого добровольное. А деньги-то у тебя такие откуда. Тоже от Старика?
   - Нет, деньги я заработал. Честно. Пришлось пару лет шахтером повкалывать. - Андрей решил по возможности не врать.
   - И что за два года смог Корпами распоряжаться? Ты в курсе вообще, сколько такой кораблик стоит?
   - Повезло. Напал во фронтире на богатую жилу кернита.
   - Кернита? Тогда да, поверю. А где, не скажешь?
   Андрей молча покачал головой.
   - Ну да, кто же такие богатства раскрывает. А с собой кого брать будешь? Земляков искать?
   - Нет, один пойду, так спокойнее. А на все посты искинов настрою. Справлюсь.
   - Ну смотри. А то есть у меня пара твоих земляков. Неплохие ребята, офицеры.
   - Спасибо, буду иметь в виду, но пока решил сам.
   - Ладно, по рейдеру. Тот рейдер, на котором ты летал достать невозможно ни при каких условиях. Сам должен понимать. Последнее поколение, мы на него еще флот до конца не перевели. Насколько я в курсе, такой есть только один, но совершенно убитый. С год назад пригнали из фронтира, своим ходом дойти не смог. Его восстанавливать встанет дороже, чем новый купить раза в полтора. Там силовой каркас весь поехал. Нарвался на границе фронтира на целый пиратский флот, чуть там и не остался. На соплях прыгал.
   А вот насчет 8-го поколения можно подумать. Если в хорошем состоянии и с ресурсом, а тебе ведь другого и не надо, то получится дорого, но реально. Только здесь есть нюанс. Корабль все же не просто военный, а особый, из тех, что на сторону предпочитают не продавать. Но вот если это будет не просто продажа, а еще и взаимовыгодный контракт, тогда вопросов будет на порядок меньше.
   - А что за контракт?
   - Ну ты же все равно в дальнем космосе болтаться собираешься?
   - Да, и что?
   - А то, что флот очень заинтересован в картографировании систем, расположенных за фронтиром. А там столько пробелов, что проще сказать, какие немногие системы получили хотя бы одну-две точки прыжкового финиша. Предлагаю тебе зарегистрировать компанию по картографированию свободных систем и от ее имени заключить контракт с флотом. Кстати, это и доход немалый. Фиксация финишных координат, а для этого требуется изучение минимум 10% системы, стоит две тысячи КИТов. Полное картографирование 20 тысяч. В промежутке гибкие расценки. Как тебе? Кстати, это может быть первым уровнем твоей легенды, прикрывающей интерес к поиску собственной родины. Для всех непосвященных такая версия будет вполне адекватной.
   Андрей ненадолго задумался. С одной стороны, принимать какие-либо заказы и отвлекаться от собственных задач в его планы не входило. С другой, адмирал прав. Это отличное прикрытие его интереса к такому классу кораблей и к выдвижению в неизученные области космоса. Тем более, по его расчетам у него образовывался небольшой запас по времени. Можно было бы выбрать одну систему недалеко от фронтира, потренироваться на ней в картографировании, это и самому позднее лишним не будет, а заодно посмотреть, проявляет ли кто-то по отношению к нему ненужный интерес. Маскировка маскировкой, но страховка не помешает. Да и обязать его что-либо картографировать никто не может. Представил результат, получи деньги. Нет результата, нет оплаты и все.
   - Адмирал, предложение очень интересное. Я не нахожу ни одного повода отказаться. Готов заключить контракт.
   Свяжись со мной завтра, я что-нибудь придумаю насчет корабля. А ты пока лови координаты юриста, который прямо сегодня зарегистрирует тебе компанию.
   - Спасибо, поймал.
   На следующий день Андрей стал владельцем компании "Вольный картограф", подписал контракт с имперским флотом на обследование систем за фронтиром, после чего был направлен Бергом на планету Дастон, где располагалась большая ремонтная база 8-го флота, и где его уже с нетерпением ждал начальник базы, рассчитывающий неплохо погреть на заказе руки. Андрей его ожиданий не обманул.
   Цены на рейдер были, прямо сказать, конские. За раздетый, хотя и не до конца, корабль начальник запросил полтора Корпа, при том, что новый комплектный и 9-го поколения флоту обходился всего в два. Но, как выяснилось, это была проверка на вшивость. После вдумчивой беседы за стаканчиком крепкого рондо мужчины поладили. Стоимость рейдера сократилась до одного Корпа ста тысяч КИТов, комплектность несколько подросла, но и карман полковника должен был прирасти двумя стомиллионными чипами. С учетом комплектности Андрей сэкономил более 350-ти тысяч КИТов. Заодно выяснилось, что для хорошего человека рейдер вообще можно полностью укомплектовать. В том числе и полной полусотней штурмовых тяжелых беспилотников. В отличие от других типов кораблей, на которых штурмовики управлялись живыми пилотами, так флоту выходило дешевле, рейдеры комплектовались именно беспилотниками с искинами на борту, в которые были зашиты все необходимые боевые программы. Но еще больше, чем беспилотники, Андрея порадовало полное восстановление системы маркировки, причем, за совсем небольшие деньги начальник базы, ну просто настоящий прапорщик, обещал заменить ее на ту, которая ставилась на корабли 9-го поколения. Как Андрей догадался, корабль изначально был комплектным, просто его хотели развести и снять с него все, что не входило в минимальную комплектацию.
   В итоге еще один такой же чип должен был перекочевать в карман полковника, а как он собирался разбираться по деньгам с флотом, Андрея не волновало. В качестве бонуса проникнувшийся полковник отдал Андрею дополнительно целых десять искинов класса линкор 8-го поколения, которые совсем недавно были заменены на следующее поколение на боевых кораблях.
   Тут Андрея посетила еще одна интересная мысль.
   - А если мы поступим несколько иначе?
   - В смысле? - собеседник изрядно напрягся.
   - Ну суди сам. Больше Корпа уходит официально флоту. Жалко же. Что если вы списываете корабль, а я приобретаю его как металлолом по цене, скажем тысяч сто?
   Начальник базы оценил идею мгновенно и по его забегавшим глазкам и в волнении задвигавшимся рукам Андрей понял, что идея его зацепила.
   - И сколько ты планируешь на этом сэкономить?
   - Думаю, пара сотен тысяч будет вполне достойной суммой.
   - Так, двести тысяч ты перегоняешь на счет базы. И еще семьсот отдаешь в чипах. Правильно?
   - Да. И это не касается других трех чипов, о которых мы договорились ранее. Они твои без разговоров.
   - Мне надо посоветоваться, подожди минутку. - Полковник слегка прикрыл глаза, общаясь с кем-то через нейросеть. Разговор продолжался пару минут.
   - Хорошо. Мы можем провернуть все именно так. Но моим старшим товарищам не очень понравилось сокращение общей суммы сделки. Предложено тебе забрать на две сотни тысяч имуществом. Оплата также в чипах. Лови список продукции.
   "Прапорщик" скинул на сеть Андрея полный список предлагавшегося оборудования и вооружения. И вот тут Андрей завис всерьез. Он даже был вынужден попросить о переносе дальнейшей встречи на несколько дней, чтобы детально разобраться с предложением. В нем оказались тысячи наименований.
   Раньше, когда Андрей только продумывал приобретение и модернизацию корабля, он мысленно разделял процесс надвое. Покупку он предполагал сделать у военных, а модернизировать корабль самостоятельно на уже знакомой ему верфи в системе Тарх. Теперь он всерьез засомневался в правильности выбранной схемы. Даже мельком пролистав наиболее интересные разделы списка, Андрей понял, что все необходимое для модернизации корабля он найдет здесь. А мощности ремонтной базы вполне годились для любых работ с рейдером. И он плотно засел за расчеты. Благо программно-аппаратный комплекс "Синтезатор-18", с помощью которого он когда-то создавал "Лебедя", он заблаговременно на том же "Лебеде" и установил, да еще и провел его обновление и расширение. Теперь комплекс, подключенный ко всему корабельному кластеру, возглавляемому "Адмиралом", работал втрое быстрее.
   Первое, что требовалось Андрею, это более мощный гипердвигатель. Родной позволял прыгать только на пять систем. Но сопоставимый по габаритам двигатель от линкора типа "Разрушитель", а в предложении было указано наличие двух таких с ресурсом более 90%, обеспечивал увеличение дальности прыжка до 8-ми систем. С учетом особенностей предполагаемого маршрута "путешествия" это было критически важным.
   Далее все становилось еще более интересным. Движок от линкора создавал пузырь на 25% большего объема. Это в свою очередь давало возможность установки другого более мощного, но и более габаритного типа маршевых двигателей. Разгон сокращался с 4-х часов до менее трех. Другим важнейшим преимуществом увеличения пузыря стало то, что теперь "Лебедь" мог быть легко закреплен снаружи на спине рейдера. Вооруженность его верхней полусферы была даже лучше, чем у самого рейдера, а потому в защитном плане никакого ослабления не было. А вот выигрыш в пространстве был и очень существенный. И значение этого момента было трудно переоценить.
   Необходимость серьезной переконфигурации отсеков рейдера вызывало больше всего проблем. Поскольку этот тип кораблей изначально предназначался для одиночного плавания, то на его борту было собрано все, что могло пригодится в дальней дороге. Большой ремонтный бокс, ангар для штурмовиков, большой грузовой отсек, отсек абордажных роботизированных комплексов. Все это было Андрею необходимо, и он не чувствовал готовности жертвовать хоть чем-либо. Единственный модуль, который он готов был резать безжалостно, был модуль жизнеобеспечения. Флот заботливо относился к офицерам, служащим на кораблях этого типа, понимая всю сложность длительных одиночных рейдов. А потому на корабле был большой бассейн, целый живой парк и много других зон отдыха. И это не считая просторных кают на десять человек экипажа. Столько пространства ему одному было не нужно, и Андрей смог выиграть пространство для увеличения грузового отсека на 30%. Но этого было катастрофически мало. С учетом того, что Андрей планировал набрать с собой, и увеличенного втрое запаса топлива, требовалось минимум 250% от объема родного отсека. Еще 20% он выкроил за счет ликвидации палубы со спасательными челноками. На крайний случай у него был "Лебедь".
   Процентов 10% Андрей сумел выкроить за счет перестройки ангара штурмовиков. В родном варианте рейдера штурмовики располагались по пять в ячейке. В условиях боя это позволяло экономить время на вылет, дозаправку и пополнение боекомплекта. Но Андрей не планировал больших сражений, предпочитая драться только тогда, когда исчерпаны все пути к отступлению. Потому он решил урезать пространство летных ангаров, объединив их в один с включением в него еще и ремонтного отсека.
   Следующие 40% Андрей нашел с помощью замены реакторов. На рейдере штатно стояло 26 больших реакторов, но лишь 7-го поколения. В принципе на рынке можно было найти уже 10-е, хотя в списке Андрей таких изделий не нашел. Связавшись с полковником, он выяснил, что достать требуемую модель реакторов в принципе можно, вопрос только в цене. Андрей попросил его заняться проблемой, деньги гарантировал в любой момент.
   Очень не хотелось удлинять корабль, хотя новый гипердвигатель это позволял. Такие работы потребовали бы переделки всего силового каркаса и были очень затратны как по времени, так и по объему работ. Но и отказаться от четырех дополнительных топливных баков он не мог. Если во фронтире, пусть дороже, но топливо еще можно было достать, то взять его в свободном космосе будет просто негде. В лучшем случае он заправится на финише, слив топливо из останков кораблей. Но до этого финиша на чем-то еще надо было добраться.
   Долгое время у Андрея никак не получалось найти решение, пока в какой-то очередной раз просматривая список предложений, он не наткнулся на "производитель топлива малый полевой, модель "Конденсер-4". Заинтересовавшись тем, что бы это могло быть, Андрей очень заинтересовался находкой. Оказалось, что такие корабли до ранее использовались в одиночных длительных рейдах кораблей большого класса. Они позволяли допроизводить топливо прямо по дороге. Для этого годилась почти любая система, имевшая среди планет газовые гиганты. А таким могли похвастаться 7 систем из десятка. За один заход продолжительностью пять дней корабль добывал сырье и производил топлива в объеме половинной заправки линкора. Позже пространство внутри кораблей при их строительстве подешевело, а одиночные рейды были сокращены в практике флотов до минимума. В последние десятилетия экспансия в новое пространство почти прекратилось или происходило не за счет государств, а в частном порядке. К тому же улучшилось снабжение топливом даже отдаленных миров фронтира. А потому от производства таких компактных корабликов отказались. Теперь производством топлива занимались исключительно монстры километровой длины. Но, как видно, военные хомяки из тыловых служб не все еще списали из старых запасов.
   - Вот оно, решение, - обрадовался Андрей. Он-то строил расчеты исходя из того, что топлива потребуется на всю дорогу сразу, на полтора - два года полета. И под это спланировал увеличение топливных баков в пять раз от штатного размера. Использование "Конденсера" снимало сразу все проблемы по объемам. Сам он занимал объем одного топливного бака, не более. Еще два сэкономленных давали прибавку свободного пространства в 75% от объема грузового отсека. Таким образом, мгновенно решались все вопросы и еще оставался неплохой запас свободного места. Андрей даже задумался, не вернуть ли ему назад бассейн и хотя бы часть парка, но потом решил, что запас объема пока важнее.
   Решив проблемы с внутренней компоновкой корабля, Андрей принялся увлеченно его довооружать, намереваясь превратить в неприступную крепость. Благо сумма, на которую предстояло закупиться по договоренности с военными, как и перечень предложений давали для полета фантазии большой простор. Правда быстро выяснилось, что резерв пространства тут же устремился к нулю. Потребовалось устанавливать дополнительные реакторы, способные потянуть увеличившуюся нагрузку.
   Чтобы не выходить из образа картографа, Андрей принял решение здесь же закупиться двумя картографическими комплексами "Географ-про" предпоследнего поколения. Места они занимали не много, а на свободном рынке за подобной продукцией пришлось бы немало побегать. Комплексы изначально предназначались для военных, а потому редко появлялись в продаже.
   Закончив предварительные расчеты и убедившись, что вписался в предлагаемую схему, Андрей скинул информацию начальнику базы. Уже через час с ним связался главный инженер базы и предложил встретиться, чтобы обсудить детали и стоимость реконструкции. По итогам этой встречи, к которой позже присоединился и полковник, были сделаны некоторые уточнения и определены сроки модернизации корабля. В частности Андрею было предложено проложить вторую дублирующую систему энерговодов, с чем он тут же согласился. Тройной запас прочности никому еще не мешал. В связи с огромными объемами работ и необходимостью дозакупки на стороне реакторов корабль должен был быть готовым почти через год. Андрей к радости партнеров расстался с двумястами тысяч КИТов, приобретя по бумагам полностью списанный остов корабля. И с в разы большей суммой, перекочевавшей в виде чипов в карман полковника.
   Впервые за последние несколько лет Андрей оказался не у дел. Реконструкция корабля совершенно не требовала его присутствия на базе.
   Первое, что он решил сделать, это связаться снова с Миком Стамом. Андрею требовался ряд специфического оборудования, которого не было у военных. Внимательно изучив заказ, Мик заявил, что ничего нереального в нем не видит, но исполнение займет чуть более года. Андрею требовались изделия ЦМ, а распродажи в последних совершались лишь время от времени не чаще нескольких раз в год. Расплатиться Андрей предложил оригинальным способом.
   - Слушай, Мик. Я, конечно, рассчитаюсь и деньгами. Сам понимаешь, они у меня есть. Но хочу предложить тебе другой вариант. Хочешь, я отдам тебе свою "поляну" по добыче кернита? Передам коды доступа на корабль и системы безопасности, включая минные поля.
   - Интересно, только ты небось там уже все выгреб.
   - Нет, я передам тебе составленную мной карту рудных залежей в том районе. Далеко от места добычи я не рыскал, но и того, что нашел, хватит не на один десяток Корпов, если подойти к делу с размахом. Но самое главное, я официально передам тебе или клану свои права собственности на этот пояс каменюк. Мне кажется, что это будет правильно, если место гибели Старика послужит на благо клану, которому он посвятил свою жизнь.
   - А что сам? Если там такие залежи, как ты говоришь, что мешает тебе продолжить их разработку?
   - Две причины. Во-первых, шила в мешке не утаишь. Рано или поздно информация просочится, и в систему пожалуют пираты. Пару раз я отобьюсь, но потом меня все равно достанут. Во-вторых, у меня есть одно дело, которому я хочу себя посвятить. Строго между нами, я хочу найти свою планету и вернуться домой. А так я получу оборудование, которое позволит мне попытаться исполнить свою мечту, а клан получит хорошую прибыль.
   - В принципе предложение нормальное, но я должен буду посоветоваться. На себя я такой куш точно оформлять не стану, меня никто не поймет. А вот клану, думаю, это будет интересно. Тем более мы на этом уже неплохо заработали с твоей помощью. Почему не продолжить?
   - Тогда давай, решайте, собирайте мой заказ. Я буду на связи.
   Связался Андрей и с Давидом, несказанно того удивив и обрадовав. Посчитав, что минимум один Корп у него остается невостребованным, Андрей решил перекинуть деньги на счет "Уолл-стрита" и отдать их Давиду в управление. Тот был на седьмом небе от счастья. Оговорив с Андреем использование минимально рискованной стратегии с этими средствами, он пообещал зарабатывать на них не менее 15% в год. Но Андрея прибыль волновала в последнюю очередь. Его решение в части этих денег было продиктовано совершенно иными мотивами. За годы обучения у Старика Андрей хорошо понял, как работает Система. Ее практически никогда не волновало, сколько у тебя денег. Главное, Система должна была понимать, где эти деньги, как и на какие цели работают, во что вложены. Андрей прикинул, что хоть вероятность этого и была сведена к минимуму, что так или иначе, о его капиталах станет известно. Будет несложно посчитать, сколько реально стоил ему корабль, его модернизация и дооборудование. По объему проданного кланом Кернита при необходимости докопаются до примерного объема полученных им средств. С мелочью никто связываться не станет. А вот пропажа целого Корпа, да еще на чипах может привлечь ненужный интерес. Переведя этот Корп Давиду, Андрей не только убивал этот интерес на корню, но и создавал иллюзию своего обязательного возвращения в обитаемую часть Содружества. Такие деньги не бросают.
   К тому моменту, когда с Андреем связались с базы и сообщили, что корабль готов, его заказ в клане также был почти выполнен. Сотня больших реакторов 9-го поколения максимальной мощности, две сотни искинов различных классов, среди которых был десяток самых мощных искинов класса "Диспетчер", а также множество других более мелких, но не менее важных видов оборудования. В частности Мик смог порадовать Андрея приобретением устаревшей, но это по меркам ЦМ, системы маскировки производства Джуров. Это давало гарантию от обнаружения корабля любыми военными системами периферийных миров. На системы самих ЦМ это правило, конечно, не распространялось. Но самое главное, Мик достал промышленный 3D-принтер. Причем, Андрей заказывал малый принтер, понимая, что достать средний или большой практически невозможно. Но, как оказалось, он был не совсем прав. Любой принтер практически невозможно было достать, не имея нужных связей в ЦМ. Клану удалось достать всего один но он был среднего класса. Причем тоже 9-го поколения. Когда Андрей изучил спецификацию изделий, которые этот принтер может производить, то понял, что ему фактически не требуется закупать никаких ЗИПов. Производственные способности принтера перекрывали все его потребности.
   Также клан согласился на его предложение по системе и добыче руды. Андрей в принципе предполагал, что все это могут просто попытаться у него отнять, но, видимо, глава клана счел честную сделку более правильным решением. Андрей, подписав передачу астероидного поля шахтерской компании клана, а также все коды доступа, попросил переправить весь объем заказа в стандартных контейнерах в систему Тарх, где он вновь заказал верфь и куда намеревался переправить от военных корабль.
   Возможно, это была настоящая паранойя. Но Андрей хотел избежать любых неожиданностей. Предложение адмирала Берга приставить к нему парочку своих людей напрягло Андрея, и он решил, что военные обязательно постараются напичкать корабль своими жучками и программными закладками. А потому он решил перегнать корабль на знакомую верфь и полностью его перебрать. И делать это были должны исключительно инженерные дроиды по его личным управлением. К тому же подобная проверка позволяла еще раз и более детально оценить степень износа отдельных модулей и механизмов и при необходимости их заменить. На этот вид работ он отвел себе полтора года. Медленно, но неумолимо приближалась крайняя дата, которую он определил для своего вылета.
   Андрей заказал для разделки корабля закрытый док, доступ в который имел только он один и оснастил его системами всевозможного видео, радио и прочего контроля. Ему совершенно не хотелось, чтобы кто-то видел, что именно он делает с кораблем.
   Пока дроиды управлялись с разборкой корабля, Андрей, движимый все той же паранойей заказал себе мощный комплекс защиты управляющих систем "Антихакер". Этот комплекс позволял при нападении враждебных колоний наноботов оперативно производить собственных микродроидов, уничтожавших опасность. Также Андрей решил заменить на корабле всю "бригаду" искинов. Благо теперь ему было из чего выбирать. Он решил поставить управляющим искином на рейдер "Адмирала", а на "Лебедь" засунуть один из искинов класса "Диспетчер". Эти искины уже отличались полностью разумным поведением, программировались на любой тип личности. Пусть и дружески ироничное, но все же ворчание "Адмирала" Андрею несколько поднадоело, а перепрограммировать его он считал себя не вправе. Новому искину он заказал женский образ, дал ему, или правильнее сказать уже ей, имя "Лада". Это, как Андрей надеялся, поможет ему скрасить многолетнее одиночество.
   Паранойя паранойей, но закладки военных Андрей все же нашел. Ничего криминального, типа заложенного взрывного устройства или колоний наноботов, спрятанных до поры в герметичных капсулах. Но все же. Пара материальных закладок в виде маячков ненаправленного гиперсигнала, позволяющих обнаружить местонахождения корабля, а также программные закладки сразу в трех искинах, включая управляющего, предназначенные для перехвата контроля над кораблем.
   И ведь тому же адмиралу ничего не предъявишь.
   Маячки? - Только исключительно в интересах самого Андрея, чтобы вовремя прийти на помощь.
   Вирусы? - А вдруг корабль будет захвачен пиратами, а так его можно будет всегда вернуть.
   Нет уж, лучше вообще никакой волны не поднимать. Андрей даже установил маячки обратно на корабль, только создав для них систему отключения. Пусть до поры до времени все думают, что никто ничего не нашел.
   Наконец, все работы были завершены. Все закупленное оборудование в контейнерах под завязку заполнило грузовой трюм. Арсенал погружен, топливо заправлено. Все системы корабля многократно проверены и готовы к работе. "Лебедь" уютно устроился на спине гиганта, которому Андрей присвоил гордое имя "Касатка".
   Настало время отправления в путешествие, ради которого он жил последние годы.
  
   Глава 19.
   Андрея била легкая дрожь. Сегодня вылет.
   Но оставалось последнее дело, которое он специально тормозил и оттягивал до самого последнего момента. У него, не считая денег на счете и нескольких чипов с относительно мелкими суммами, предназначенными для расплаты за топливо во фронтире, оставалось еще три чипа по сто миллионов кредитов каждый. И эти деньги он собирался потратить. Неизвестно, вернется ли он в Содружество и если вернется, то когда. А вот Землю он как минимум собирался посетить при любых условиях. Потому он давно задумался о приобретении большой партии нейросетей различной направленности, имплантов и баз знаний по всем основным профессиям. Андрей надеялся, что ему без особого шума удастся навербовать себе помощников и сторонников, для которых все это потребуется. Медицинское оборудование, стоящее на "Лебеде", а теперь еще и на "Касатке" позволяло проводить установку нейросетей и имплантов любой сложности. Как и изученная им "Медицина" 6-го ранга. Самое интересное, что Андрей пока даже запрещал себе задумываться над тем, для каких целей ему могут потребоваться люди, куда он хочет их повести. Но то, что такой вариант рано или поздно найдется, не вызывало сомнений. Меньше всего Андрей хотел видеть свою родину пастбищем, на котором выращивали рабов для Содружества.
   Идти в "Нейросеть", крупнейшую компанию этой специализации Андрей не хотел категорически. И не из-за самых высоких цен. Прожив в Содружестве около двадцати лет, Андрей понимал, что многие вопросы решаются на личном уровне и гораздо дешевле. "Нейросеть" в этом смысле исключением не была. Точно также, как и в любой другой компании, можно было договориться с менеджерами компании и соблюсти полный баланс интересов. Уж если военные поступали так направо и налево, то чего ждать от коммерсантов.
   Но в чем Андрей был уверен, так это в том, что любые продажи в "Нейросети" мгновенно фиксируются и привязываются к покупателю. А ему очень не хотелось светиться с закупкой двух-трех тысяч нейросетей и почти двумя десятками тысяч достаточно высокоранговых баз, охватывающих все основные профессиональные области, включая часть военных специальностей. Из тех, что не несли грифа секретности. Конечно, информация так или иначе дойдет до соответствующих структур, которые обязательно заинтересуются закупкой столь большой партии. А уж после проверки, что эта партия нигде не всплыла в продажах во фронтире, интерес вырастет до опасной величины.
   Но здесь очень важен выигрыш во времени. И потому Андрей еще за полгода до отлета озаботился поиском альтернативных каналов. В клан он обращаться тоже не хотел, хотя Мик был посвящен в планы по поиску Земли. Требовался независимый и никак до этого с Андреем не связанный продавец. Поиски в глобосети выявили сразу несколько частных компаний, которые могли бы справиться с таким объемом заказа. Было еще пара десятков мутных предложений, которые Андрей сразу же отмел. С большой вероятностью продавцами выступали пираты или их посредники, предлагавшие не новые нейросети, а изъятые из трупов пиратских жертв.
   Далее Андрей постарался выяснить про эти компании все, что только было возможно. В итоге он остановился на одном варианте, показавшемся ему наиболее интересным и надежным. Небольшая компания "ННТ", что расшифровывалось как "Нано- и нейротехнологии" специализировалась на поставке нейросетей, имплантов и баз знаний в небольшие колонии во фронтире, где "Нейросеть" посчитала для себя невыгодным открытие собственных отделений и филиалов. По сути "ННТ" закупала все необходимое в той же "Нейросети". Но закупала оптом, потом дробя партии по заказанным колониям. На фоне их общих закупок заказ Андрея совершенно не выделялся по объемам. Это давало основание полагать, что интерес к сделке либо не возникнет вообще, либо возникнет намного позже. И все равно Андрей, согласовав с поставщиком все условия, назначил сделку на последний момент.
   Представитель компании "ННТ" появился около ангара с "Касаткой" ровно в назначенное ему время. Гравиплотформа, на которой он прибыл была вся доверху уставлена кофрами с заказанными сетями, имплантами и базами. Отдельно возвышался внушительных размеров саркофаг. В качестве бонуса за столь внушительный объем заказа Андрей смог выбить из поставщика комплект оборудования для ментоскопирования. Причем, последнего поколения. Его ценность заключалась даже не в стоимости, хотя она и составляла пару миллионов кредитов. Ценность была в том, что такое оборудование фактически отсутствовало на свободном рынке. Компании, специализирующиеся на продаже баз знаний совершенно не горели желанием взращивать себе конкурентов. Но Андрею удалось убедить продавца в том, что "ННТ" в его лице не будет иметь конкурента, а оборудование требуется для одной из отсталых, так называемых диких, планет расположенных далеко за пределами фронтира. Способствовало заключению договоренностей и желание клиента рассчитаться чипами.
   По мере того, как Андрей проверял спецификацию и наличие товара, технические дроиды шустро перетаскивали коробки в недра корабля. А первым в трюм отправился тот самый саркофаг, чтобы не успеть привлечь к себе ненужного внимания. Уже через пятнадцать минут чипы с тремя миллионами кредитов поменяли хозяина, и стороны слегка поклонились, демонстрируя довольство друг другом.
   А еще через десять минут "Касатка" неспешно выдвинулась из ангара и начала разгон в неизвестность.
   Несмотря на то, что Андрей никому не сообщал даты отлета, как и пока не отключал военных маячков, он решил подстраховаться настолько, насколько мог. Для начала вектор его разгона в первый прыжок на 30 градусов отличался от направления, которое ему было нужно. Кроме того, он решил выяснить, явился ли отлет "Касатки" для кого-нибудь предметом особого интереса, и не приобрела ли она себе нечаянных попутчиков. Потому первый прыжок, он, как бы проверяя корабль, сделал максимально коротким, в соседнюю систему. Причем, из всех ближайших он подобрал наименее популярную по статистике. А выйдя из прыжка, начал максимально экономный разгон, который хоть и увеличивал время разгона в полтора раза, но давал хорошенько присмотреться к кораблям, идущим тем же вектором, сверяя их с сигнатурами кораблей, замеченных в только что покинутом мире. Маячки Андрей отключил сразу после прыжка. Чтобы быть до конца уверенным, дроиды по его команде засунули оба в специально приобретенные изолирующие боксы, блокирующие любые поля и сигналы. Выкинуть никогда не поздно, а пригодиться могут, так решил Андрей. Заодно он дал команду "бригадам" наноботов "Антихакера" еще раз облазить весь корабль в поисках притаившихся ботов-диверсантов. Таковых, слава богу, в итоге не нашлось.
   А вот пара попутчиков внешне совершенно ничем не выделяющихся вскоре проявилась в системе. Один корабль был модернизированным транспортником, второй был явно в первой жизни военным эсминцем. Кому принадлежат корабли, было не ясно. Маскировку Андрей пока и не думал включать. Ему, наоборот, требовалось изображать ничего не замечающего лоха, прущего в экономичном режиме по своим делам. Он не исключал и того, что помимо увиденной им парочки могут быть и другие наблюдатели, скрытые под системами маскировки. Их тоже можно было заметить, но для этого надо было отдалиться от густонаселенных миров. Увидеть замаскированный корабль можно было только в момент выхода из прыжка. Разрыв пространства давал яркую вспышку в любом случае.
   Андрей знал, что комфортный для преследования временной разрыв не превышает сорока минут. В течение этого времени в стартовой системе после прыжка сохранялись следы, позволяющие профессионалам почти наверняка определить пункт назначения. Долго играть в кошки-мышки в цели Андрея не входило совершенно. "Рубка хвостов" была намечена уже на очередном этапе. А потому, прыгнув в следующую систему, корабли в которой случайно почти не появлялись, он включил маршевые двигатели на форсированный режим работы, и корабль стал стремительно набирать скорость в сторону местного светила. Маневр, который предстояло сделать в этой системе, Андрей продумывал и рассчитывал очень долго с помощью своего нового искина Лады. Искины обоих кораблей были соединены в кластер, а потому управлять полетом Андрей предпочел из более привычной ему рубки "Лебедя", гордо восседавшего на спине "Касатки". Лада оказалась "девушкой" с характером, но в то же время достаточно веселой и общительной. А ее скорость расчетов любых маневров Андрея просто завораживала.
   Задуманное было на гране риска. "Касатке" предстояло пройти по границе короны звезды и скрывшись из глаз преследователей изменить курс на те самые изначальные 30 градусов, включить режим маскировки и уйти в прыжок до того момента, когда преследователи смогут обогнуть светило и заметить вспышку пространства на месте исчезнувшего корабля.
   Расчеты показали, что даже если кто-то из идущих следом решится повторить такой маневр, у Андрея оказывалось в запасе не менее десяти минут форы. А для повтора этого маневра надо было быть очень большим профи. Даже Андрей, получив на флоте огромный и всесторонний опыт пилотирования в любых сложных условиях, включая различные гравитационные аномалии, решился на такое только при поддержке мощнейшего искина, аналогом которого вряд ли обладал кто-либо из догоняющих. Гравитационное поле звезды должно было помочь "Касатке" набрать недостающую скорость и увести корабль в прыжок раньше, чем это сможет увидеть даже самый шустрый преследователь. Плюс ко всему Андрей рассчитывал на то, что его неспешный разгон в предыдущей системе также немного, но расслабит оппонентов и они не сразу среагируют на его ускорения после выхода из прыжка.
   В целом все так и получилось. Уже заходя в корону и готовясь к маневру, Андрей на одном из экранов смог засечь выход из прыжка третьего корабля, идущего под маскировкой, но он в любом случае безнадежно отставал и более не представлял опасности. Даже будь он из ЦМ.
   Успех подтвердился уже в следующей системе. Выйдя из максимально возможного для "Касатки" по длине прыжка, проведя форсированный разгон и совершив новый прыжок, Андрей так и не обнаружил никого, идущего следом. Пришло успокоение и ощущение хорошо сделанной работы.
   Границу фронтира "Касатка" пересекла примерно через пару месяцев. Можно было бы и быстрее, но Андрей несколько раз менял направление движения. Даже при том, что он старался выбирать самые пустые от цивилизации системы, где не имелось ни станций, ни населенных планет, он отдавал себе отчет в том, что кто-то, сам оставшийся незамеченным, мог заметить его необычный корабль. А ведь было немало и кораблей, которых и он замечал на своем пути. Но главное, никто не повторял его маршрут и не мог однозначно предсказать точное направление прыжков.
   Оказавшись в свободном космосе, Андрей окончательно убедился в отсутствии преследователей, прождав в одной из систем несколько дней, а затем стал готовить себя к новым опасностям, которых в неизвестном пространстве хватало. Пока "Касатка" тормознулась в безымянной системе, проверяя наличие "хвостов", Андрей решил не терять времени и испытать корабль, производящей топливо. Под оперативным руководством корабельного искина и под полным руководством всего кластера "Конденсер" покинул транспортный ангар и бодро устремился к ближайшему газовому гиганту. Окунувшись в верхние слои его атмосферы, кораблик провел за производственным процессом около десяти часов по корабельному времени, после чего вернулся на базу. Анализ показал, что весь цикл производства топлива прошел без каких-либо сбоев, а оно само оказалось высокого качества. По крайней мере лучшего, чем то, каким Андрею частенько приходилось заправляться в мирах фронтира. Последняя проверка была пройдена успешно. Андрей специально затеял ее, не слишком отдаляясь от обжитых миров, чтобы иметь возможность своевременно вернуться. Перелив топливо в баки "Касатки", Андрей сгонял "Конденсера" еще за одной порцией топлива. Теперь он был загружен им под завязку. Но, как говорится, запас карман не тянет, и ситуации могут быть разные. Все же путь отнюдь не близок.
   Пока происходил процесс добычи топлива, сам Андрей, консультируясь с Ладой, начал выстраивать маршрут своего движения. Здесь тоже хватало сложностей. Безусловно, какую-то часть пути Андрей еще мог пройти по меткам систем, известным в Содружестве. Все же ближайшие к фронтиру миры эпизодически посещались теми или иными кораблями, на собственной практике узнававшими безопасные финишные области новых систем, а затем за определенную плату вносившими эти данные в реестр Содружества. Но в таком маршруте были и свои минусы. Полет становился предсказуемым, и Андрей, хоть и посмеивался над собственной паранойей, но допускал, что кто-то может просчитать общий вектор его движения и, выбрав несколько ключевых точек, в которых он должен появиться, будет ждать его впереди. А потом все равно рано или поздно ему придется не только прыгать в совершенно новые, никем не описанные системы, но и вообще совершать прыжки с финишем в межсистемном пространстве. Нельзя сказать, что все это было за гранью реальности. Но все же риск ошибки был достаточно высок.
   Особенно это касалось межсистемного пространства. Все звездные системы строились по более или менее одинаковому принципу, облегчавшему общий расчет координат финишной зоны. Для этого достаточно было знать боле или менее точное расстояние до звезды и правильно определить ее класс. И то, и другое было стандартными операциями для хороших корабельных навигационных систем. А на рейдерах оно было из лучших. Точные же координаты финиша определялись уже в прыжке перед его завершением. Системы корабля, еще находившегося в гиперпространстве, при подаче сигнала о скором выходе в обычный космос могли анализировать наличие крупных материальных тел и гравитационную обстановку в предполагаемой точке финиша и при необходимости ее менять в пределах до одной астрономической единицы. Или 150-ти миллионов километров в привычной размерности. С вероятностью около ста процентов это было достаточно, чтобы финиш состоялся в безопасной зоне.
   В межсистемном пространстве вроде бы было все то же самое. Только вместо конкретных координат выхода расчет производился по вектору движения и расстоянию, на которое намечался прыжок. Но в отличие от звездных систем межзвездное пространство было на порядок богаче на различного рода аномалии. И далеко не все из них, даже огромного размера, были заметны в точке старта. А диапазон корректировок был все тем же. Одна астрономическая единица. И если вдруг финиш оказался запланирован в глубине плотного пылевого облака, то пиши пропало. Куда не корректируй выход, кругом одна и та же пыль. И влететь с полной дури в такое облако врагу не пожелаешь. Даже если удастся полностью тормознуть корабль до того момента, когда пыль в ноль сожжет трением не только противометеоритные щиты, но и броню корабельного корпуса, радости никакой. Выбираться придется ползком, годами и в неизвестном направлении.
   Все это Андрей прекрасно знал. И безумно радовался тому, что во время службы на рейдере старый опытный майор-навигатор обучил его всем этим премудростям. Обретенные на флоте знания не ликвидировали риски попадания в плачевную ситуацию, но сводили этот риск к приемлемому уровню. А потому сразу после обстановки Андрей принял решение идти через неизвестные в реестре системы. И тренировка, и риск нарваться на засаду уменьшается с каждым прыжком в геометрической прогрессии. Но это что касается засады человеческих пиратов. С архами Андрей тоже не особо рассчитывал столкнуться. Вектор их прошлого нападения на миры Содружества остался сильно в стороне, а потому здесь вряд ли была зона их обитания. Но ведь может быть и кто-то иной? А потому рейдер шел постоянно в режиме максимально маскировки.
   Хотя Андрей небезосновательно на этом этапе пути рассчитывал обойтись без ненужных встреч.
   Когда он стал разбираться с координатами целевой системы, и изучать звездные карты Джоре, доставшиеся ему в наследство от Старика, то понял, что Содружество, станция Джоре, найденная имперскими исследователями и даже Земля находятся в пределах одной галактики. Млечный путь, как он помнил из школьного курса астрономии. Только Содружество находилось в одном ее рукаве, кажется, он назывался рукав Стрельца, а станция и Земля в другом, рукаве Ориона. Огорчало то, что от станции до Земли путь был ненамного короче, чем от империи Аратан до станции. Путь, указанный на Землю Стариком, предусматривал пользование червоточиной, находившейся в аварской зоне фронтира. Но для этого Андрею для начала пришлось бы вернуться в Содружество. Впрочем, выбор пути на Землю пока не очень его волновал. Предстояло решить иной вопрос. Где и как пересекать почти пустое от звездных систем пространство между галактическими рукавами. При том, что пылевыми облаками это пространство обделено как раз не было. Скорее трудно было найти свободное от них пространство. И некоторые из облаков простирались на много парсеков во все стороны.
   Вариантов теоретически было всего три.
   Уйти сразу по кратчайшему пути к внешней границе собственного рукава, пересечь его, а затем уже пробираться по новому рукаву до цели от системы к системе.
   Пойти противоположным путем. Дойти по собственному рукаву до кратчайшего расстояния до цели и уже потом искать линию перехода.
   Или же попробовать изначально выбрать наикратчайшее расстояние до цели. Но в этом случае кратно увеличивался путь в межрукавном пространстве.
   В итоге после тщательного изучения карт и расчетов предполагаемых маршрутов, проделанных Ладой, был избран второй вариант, предполагавший начало движения в рамках собственного рукава. Основных причин было две. По направлению движения в данном рукаве сколько-нибудь развитых цивилизаций не наблюдалось, или о них ничего не было известно. Хотя время от времени корабли из Содружества умудрялись залетать далеко от дома. Вторая причина была еще более рациональной. Плотность пылевых и газовых облаков согласно картам Джоре в предполагаемом месте пересечения межрукавного пространства была несколько ниже, чем в других местах. На пути были даже отмечены звездные системы, позволявшие хотя бы часть прыжков совершить с ориентацией на них.
   В итоге этот выбор оказался если и не лучшим, то удачным. Пролет по системам рукава Стрельца, как для себя его и стал обозначать Андрей, прошел вообще без каких-либо проблем и нежелательных встреч. Несколько раз в системах сканеры пространства замечали присутствие искусственных объектов, но Андрей предпочел остаться в неведении относительно их природы, нежели влезть в потенциальный конфликт. За "Касаткой" никто ни разу не погнался, и слава богу.
   Гораздо чаще сканеры корабля ловили в системах, через которые он летел, радиосигналы или даже искусственные объекты и незначительную активность вокруг той или иной планеты. Видимо, они оказывались населены разумными, еще не вышедшими в космос или делающих в нем первые шаги. Даже пришла мысль, что так наверное могла выглядеть Земля, пролетая он мимо нее.
   Трижды Андрей останавливался в безлюдных системах на небольшой отдых. Это время использовалось для очередной проверки всех систем и модулей корабля, а также для пополнения запасов топлива. Все оборудование корабля работало как часы. За счет того, что "Касатка" была фактически полностью разобрана и собрана вновь на верфи, удалось устранить множество мелких дефектов, неизбежно накапливающихся в процессе эксплуатации. А "Конденсер" оказался идеальным приобретением для такого рода длительного вояжа. Топливо, которое он производил, было лишено каких-либо нареканий. Последняя остановка произошла в крайней системе рукава и заняла около десяти дней, пока Андрей пытался найти оптимальный маршрут продолжения пути.
  
   Глава 20.
   Андрей спрятал корабль в разреженном астероидном поле, отправил "Конденсера" на работу, а сам принялся совместно со всем кластером искинов гонять различные варианты пересечения межрукавного пространства. Проблема была в том, что ни один из возможных вариантов не был легким. Если часть пути приходилась на прыжки по системам, то затем обязательно маршрут влетал в облако таких размеров, что прыгать через него было бы сумасшествием. А если говорить откровенно, то ни один из возможных маршрутов вообще не был гарантированным. Кроме того, Андрея очень смущали непонятные значки, которые имелись на картах Джоре. Причем, один из этих значков располагался как раз посередине одного из рассматриваемых им маршрутов. Если бы не этот значок, что Андрей уже давно решился бы именно на него. Он хоть и оказывался длинным, извилистым и проблемным, но находился на стыке двух огромных облаков, а потому давал шанс попробовать уже в пути найти между ними нормальную лазейку.
   Наконец, Андрей решился. И именно на вариант с непонятным значком. Неизвестное манит к себе как магнит. Андрею очень хотелось разобраться со значками Джоре, которых всего на карте в разных местах было несколько типов. Насчет одного он уже понял, поскольку располагался символ как раз там, куда он направлялся. Аналогичные значки встречались и еще в нескольких других местах. Но тот, который был по пути, выглядел совершенно иначе. И от этого привлекал к себе особое внимание.
   Впрочем, Андрей в своем выборе руководствовался отнюдь не одним любопытством. Выбранный вариант в целом выглядел достаточно оптимальным. Маршрут четко разделялся на три неравных участка. Первый был несложен и за исключением пары "слепых", в межзвездное пространство, прыжков проходил по вполне обычным системам. Третий, насколько Андрей мог прикинуть по карте, был похож на первый. Может быть "слепых" прыжков потребует чуть больше, но каких-либо аномалий или облаков, указанных на карте, там не было. Наибольшую трудность и кучу вопросов вызывал второй отрезок пути. И именно в нем примерно посередине находился тот самый неизвестный значок. Помимо этого отрезок не был прямым, а скорее напоминал зигзаг, который и сам по себе находился отнюдь не на одной линии с двумя другими отрезками пути.
   - Ладно, сидя на заднице, ничего не решишь, надо прыгать и смотреть, - сказал сам себе Андрей и дал команду начинать разгон.
   Первый этап пути "Касатка" преодолела примерно за три месяца без особых проблем. Даже "слепые" прыжки" прошли на редкость удачно. Благо являлись единичными. То есть после первого "слепого" прыжка следующий финиш уже находился в обычной звездной системе. Андрей даже подумал, что будь он на "Лебеде", без "слепых" прыжков вообще можно было бы обойтись. Расстояние между звездами вполне позволяло его небольшому кораблику прыгать от системы к системе. Увы, но "Касатка" на такой подвиг была не способна. Столь много времени на первый этап Андрею понадобилось еще и потому, что после каждого прыжка он обязательно останавливался и тщательно продумывал следующий ход. По возможности обязательно дозаправлялся топливом.
   Наконец, последняя система перед маневрированием среди огромных пылевых облаков. И здесь Андрея ждало огромное удивление. Находясь здесь он четко просматривал дальнейший маршрут. В облаках был великолепный проход, который раньше только мог угадываться или предполагаться на основе данных карты Джоре, но совершенно не был виден, пока корабль не подошел ко входу в этот настоящий лабиринт. Лабиринт, потому, что открылся путь не до конца. А лишь по прикидкам Андрея на три прыжка, в конце этого нового отрезка пути также маячила звездная система, из которой должен был открываться дальнейший проход.
   - Ну хотя бы есть возможность вернуться, - подумал Андрей, начиная движение корабля.
   Интуиция его не обманула. Спустя три прыжка "Касатка" опять находилась в системе, из которой просматривался новый отрезок пути. Именно на нем примерно в середине и находился тот самый непонятный значок на карте. Приборы же корабля ничего необычного не замечали. Разве что звездная система, располагавшаяся в этом месте, очень напоминала двойную. По крайней мере, это можно было предположить с того места, где корабль находился сейчас. Опять дозаправился. Хотя топлива были еще почти полные баки, Андрей сейчас делал это практически после каждого прыжка, если позволяла система. Топливо стало для него своего рода новой паранойей, когда улеглась старая, насчет преследования.
   Прыжок был настроен на координаты системы с двойной звездой или на первую из двух, расположенных очень близко друг к другу. Точнее можно было сказать только на финише.
   "Касатка" вынырнула в обычный космос из пучины гиперпространства и тут же затормозила до полной обстановки. Все системы обоих кораблей принялись сканировать систему во всех доступных диапазонах. Андрей даже решил выпустить в помощь корабельным сканерам несколько автономных зондов, в попытках побыстрее определить, какой объект или аномалия были обозначены на карте Джоре. Кстати, систем оказалось две. Но располагались они настолько близко друг к другу, что можно было только удивляться тому, что до сих пор не произошло их слияние или поглощение одной другой. Вскоре эта загадка нашла свое разрешение. Один из зондов передал картинку и информацию, от которой у Андрея волосы встали дыбом. Между системами расположилась гигантская аномалия. И она имела не природный характер. На снимках, переданных зондом, ясно виднелся искусственный объект в форме квадратной рамки. Именно он создавал гравитационные возмущения, препятствующие сближению двух звездных систем. Что удивительно, на небольшие объекты эта сила не действовала. По крайней мере, зонд смог спокойно подлететь поближе и остался цел.
   То, что видел Андрей, очень напоминало гигантскую станцию, выглядевшую, как труба, с квадратным сечением, повернутая отверстием к зрителю. Но ее размеры поражали и заставляли усомниться в способности кого-либо построить такой объект, да еще находящийся в столь сложных условиях. Сканирование зонда показало, что сторона квадрата равнялась десяти тысячам километров. Толщина стенок была не менее сотни километров, а предположительная длина "трубы" составляла около одной астрономической единицы.
   И тем не менее это было именно искусственное сооружение. Циклопических размеров, но искусственное.
   - Какой же мощью цивилизации нужно обладать, чтобы строить подобные объекты, - подумалось Андрею. - Если на карте стоит значок Джоре, то логично предположить, что именно Джоре все это и построили. Тогда просто удивительно насколько сегодняшнее Содружество погрязло в деградации по сравнению с предками. Или, напротив, из какой глубины провала в дикость только-только выкарабкивается. И в то же время интуитивно Андрей чувствовал, что Джоре может быть и пользовались данным объектом. Но строили его явно не они. Ни в каких справочниках или исторических исследованиях не только не говорилось о чем-то подобном, но и близко не упоминалось даже о технологиях, которые могли бы позволить возводить объекты такого масштаба.
   Медленно, постоянно ощупывая пространство всеми доступными способами, Андрей направил корабль в сторону станции. По мере того, как "Касатка" приближалась, его напряжение возрастало. Вот уже стал не нужен зонд, успевший беспрепятственно проскочить вглубь тоннеля, образованного стенами станции, и столь же спокойно вернуться обратно. Андрей отозвал зонды на корабль. Теперь станция во всем своем величии и подробностях предстала на экранах "Касатки". Будучи в недалеком прошлом военным, Андрей быстро смог разглядеть признаки, указывающие на скрытые за бронезаслонками системы вооружения. А размер заслонок намекал на невиданные калибры и мощь скрытых орудий. Любой выстрел из чего-то подобного разнес бы его отнюдь не маленький по меркам Содружества корабль в клочья. Но к счастью станция давно была мертва или спала, никакой внешней физической или энергетической активности не замечалось.
   Перед входом в тоннель станции Андрей остановил корабль и задумался. В глубине прохода виднелись многочисленные доки и внешние выносные причалы. По крайней мере очертания выделяющихся конструкций намекали именно на это. Очень хотелось причалить к одному из них и попытаться хотя бы осмотреть объект. Голова шла кругом от фантазий на тему, какие богатства Древних, а Андрей не сомневался в том, что станция была построена века или даже тысячелетия назад, могли ожидать его внутри огромного и технологически сложнейшего сооружения. Это желание было почти непреодолимым, и все же Андрей тормозил себя. Имеет ли он право так рисковать. Рисковать, когда до его настоящей цели осталось всего несколько рывков. И хотя по продолжительности и длине путь был еще пройден едва ли наполовину, Андрей понимал, что в дальнейшем на его пути вряд ли встретится что-то подобное. Значков Джоре, аналогичных отмечавшему данный объект на карте, было несколько. И у всех была одна и та же особенность. Они все находились в пространстве между галактическими рукавами на большом расстоянии друг от друга. И всегда в районах скопления пылевых облаков на их стыке.
   - Андрей, я закончила анализ пространства этой системы, - подала неожиданно голос Лада.
   - Удивительно, но отсюда почти невозможно уйти в прыжок.
   - Что значит почти?
   - Для прыжка открыто лишь то направление, откуда мы прилетели. Первый раз встречаюсь с локализованной по областям глушилкой гиперперехода. В моих базах нет никакого упоминания о чем-то подобном. А у меня хорошие базы.
   - То есть ты хочешь сказать, что разогнаться и прыгнуть к предыдущей системе мы можем, а в любом ином направлении нет?
   - Именно так, мой капитан, - с легкой иронией произнесла Лада, - Вы сегодня удивительно сообразительный.
   - Это же форпост Древних, - догадался Андрей, в нервном возбуждении вскочив и бегая туда-сюда по рубке. Подколку Лады он при этом практически не заметил.
   Точно. Теперь он все понял. Червоточины, выполнявшие функции гиперпространственных ворот, ведущих из одного рукава галактики в другой, были явлениями природными и вряд ли поддавались контролю и управлению. И часть из них, а может быть и все, только с разным периодом цикла, работали, пульсируя с определенной частотой. Полагаться на них при регулярном транспортном потоке между рукавами было нельзя. И уж точно нельзя было полагаться исключительно на них. А значит, требовались и обычные маршруты. Таковых на самом деле было не так много. По большому счету Андрею скорее всего просто повезло сразу наткнуться на один из таких проходов. И эти проходы не могли не быть защищены. Точно так же на Земле в средние века защищались крепостями перевалы и основные транспортные узлы. А в море и до сих пор есть такие зоны. Например, тот же Сингапур выполняет скрытый контроль над входом в Малакский залив, через который идет весь грузопоток между Азией и Европой. Законы везде одинаковы. Если есть тракт, то кто-то должен его защищать. А еще эта станция могла выполнять роль пограничного или таможенного поста, если предположить, что в соседних рукавах властвовали разные цивилизации или разные ветви одной. Тогда, если предположить существование между ними контактов и торговли, подобная пограничная станция знаменовала собой переход между их зонами контроля. С другой стороны, станция одна. Если бы отношения были равноправными, то их должно было бы быть две. По одной на каждую из Сторон. А она одна. А потому больше похожа именно на форт или кордон. Вот только с какой стороны был враг или опасность? Впрочем, это все можно обдумать и после. А еще лучше найти подтверждения или опровержения на самой станции. Вот только стоит ли туда лезть именно сейчас. В том, что он рано или поздно облазит всю станцию, Андрей даже не сомневался. Он без этого уже жить спокойно не сможет. Но ставить под угрозу провала свою основную миссию? Нет, пожалуй придется ему, скрепя зубами, на этот раз тихо проползти мимо, надеясь, что станция его пропустит. А уж если не пропустит, то тогда и придется искать варианты.
   Станция пропустила.
   "Касатка" медленно, стараясь не приближаться к стенам этого невообразимого рукотворного тоннеля, буквально на цыпочках проползла сквозь весь проход и через несколько часов оказалась на другой стороне. И уже в другой звездной системе. И это было еще более удивительным, нежели само наличие станции.
   - Андрей, здесь все то же самое. Путь открыт только в одну сторону.
   - И я так понимаю, что в противоположную?
   - Да. Теперь мы можем только прыгнуть от станции.
   - Интересно. Значит, моя скороспелая теория насчет форта не верна. Запрет на свободное перемещение распространялся на обе стороны. Тогда кто же владел станцией и кого этот кто-то контролировал при переходе из одной системы в другую?
   - Для того, чтобы попытаться это узнать, надо вернуться и забраться внутрь. Может быть, все же пошлем дроидов посмотреть?
   - Нет, не стоит. Уверен, станция хоть и не подает признаков жизни, но отнюдь не мертва. Искины вполне могут еще функционировать. Не стоит дразнить неведомых хозяев объекта. Если он столько столетий или тысячелетий простоял здесь нетронутым, думаю, за несколько лет, пока мы не сможем вернуться, с ним ничего не случится.
   Следующие несколько прыжков и разгонов Андрей мчался, как на крыльях, забыв про всякую осторожность. Новая тайна, к которой хотелось вернуться как можно раньше, прочно завладела его мыслями, а потому хотелось побыстрее дойти до ставшего уже точно промежуточного финиша. И как водится, тут же нарвался на неприятности. Выходя их второго подряд "слепого" прыжка" все таки угодил на край относительно небольшого пылевого облака, совершенно неразличимого в полнейшей темноте. Все, что удалось сделать корректировкой точки обратного прокола пространства, это сместить корабль к окраинной, чуть более разреженной зоне. И даже при том, что он практически мгновенно дал команду на включение тормозных двигателей и с дикими перегрузками, которые не смогли полностью погасить гравикомпенсаторы, быстро остановил корабль, мало не показалось. Трясущимися руками вытирая испарину на лбу, Андрей испуганно смотрел на быстро тающие показатели, показывающие остатки активного противометеоритного щита. "Касатка" застыла на месте, когда индикатор застыл на уровне 20% от номинала. Смолкла сирена тревоги. Вокруг корабля царила чернота. Свет уже недалеких звезд галактического рукава не мог пробиться сквозь космическую пыль, окружавшую корабль со всех сторон.
   - Вот это я попал, - слегка успокаиваясь, пробормотал Андрей. Еще чуть-чуть и все, крышка. Приходилось ему слышать от бывалых флотских офицеров, как быстро таяли корабли, не сумевшие вовремя погасить скорость в подобных ситуациях. В течение жалких минут могучие линкоры, окруженные мощнейшими щитами, легко выдерживавшие термоядерные взрывы, превращались в обглоданные изъеденные скелеты из силовых каркасов. Броня сгорала в момент.
   Цифры, показывающие уровень щитов, медленно ползли вверх, а Андрей все еще приходил в себя.
   - Лада, тебе удалось сориентироваться на выходе по направлению, в котором нам предстоит выбираться?
   - К счастью, да, удалось. Как и тебе удалось утянуть корабль практически к самому краю пылевого языка. За несколько дней, если не сажать слишком сильно щиты, выберемся.
   - Вот это дело, вот это моя гениальная Ладочка, - разом повеселел Андрей.
   - Тогда давай двинемся помаленьку, как только щиты достигнут 80%. А я пойду немного отдохну и приду в себя. Обрадовался, понимаешь, станцию Древних нашел. Расслабился, идиот, чуть все дело не погубил и сам не убился, - бормотал он себе под нос, двигаясь к своей каюте.
   Выбиралась "Касатка" из пылевого облака долго. При том, что повезло зацепить только самый край облака, свет звезд Андрей увидел только через две недели полета сквозь непроницаемую мглу. Очень тяжело оказалось подобрать оптимальную скорость. Ползти на самом малом ходу можно было месяцами, а чуть пережать с мощностью и тут же щиты под вой сирены начинают падать. Наконец, опытным путем был подобран режим движения, при котором уровень щитов постоянно болтался в диапазоне 80-90%.
   Когда наконец пыль осталась позади, и вокруг корабля засиял свет миллионов звезд Млечного пути, Андрей ненадолго тормознулся. Ему пришло в голову, что этим путем, возможно, придется пройти не раз. А потому было бы неплохо вывесить здесь маячок подальше от пылевых облаков, чтобы в прыжке ориентировать по ним. Он тут же пожалел, что не сделал этого в предыдущие разы. Легкость, с которой ему до этого удавалось избегать препятствий, пагубно сказалась на его внимании к подобным вопросам.
   - И ведь маяков же приобрел с запасом. Чудила, - корил он себя, - Ладно, хотя бы здесь вывешу, как памятник собственной глупости и разгильдяйству. Маяк имел гиперпространственный канал и после включения мог легко ориентировать корабль по собственным координатам. Теперь Андрею перед прыжком в этот район достаточно было поймать сигнал маяка и настроиться на него. Тут снова включилась, казалось бы отправленная в отставку паранойя, и Андрей перед запуском перенастроил маяк на рабочие частоты, которые в Содружестве практически не применялись. Береженого бог бережет.
   Этот случай вернул Андрея к реальности и его серьезное отношение к походу. В ближайшей системе Андрей устроил остановку, снова отправил "Конденсера" добывать топливо, а бригаду пустотных ремонтных дроидов загнал на обшивку, проверяя состояние корабля. Слава богу, обошлось. Пыль не успела добраться до корпуса и оба корабля выглядели на пять баллов.
   Еще три прыжка, проходивших уже по системам, и Андрей добрался до рукава Ориона.
   - Так, налево пойдешь, Землю найдешь. Направо пойдешь, на станцию попадешь. Прямо бери и ставь указатель, как на развилке дорог. - После удачного выкарабкивания из пылевой ловушки настроение Андрея было прекрасным. Близился конец пути. Он цел, корабль в полном порядке. Насчет конца пути Андрей, конечно, горячился. До нужной системы по координатам Старика и отмеченной на карте Джоре значком, еще предстояло несколько месяцев пути. Впрочем, до Земли было в полтора раза больше, только в другую сторону.
   Теперь Андрей двигался от системы к системе неспешно. Он пока вкладывался в график, который наметил для себя сам. А до финиша ему нужно было решить еще одну задачу. Найти систему, подходящую для того, чтобы переместить в нее станцию и те корабли, которые можно будет спасти и восстановить. Когда Андрей задумывался, какая система ему для этих целей требуется, ему сразу приходило в голову нечто вроде Солнечной системы. По крайней мере желательно, чтобы в ней имелась кислородная незаселенная планета, пояс астероидов для добычи ресурсов, а также газовый гигант для производства топлива. Хотя у Андрея на борту не было никакого шахтерского оборудования, он не сомневался, что сможет найти хотя бы один подобный корабль в целевой системе. Не возили же они ресурсы из Содружества. Это было бы глупо. Разумеется, Андрей при этом совершенно не имел в виду настоящую Солнечную систему и Землю. Во-первых, далеко, не налетаешься. Во-вторых, переться со всем скарбом без разведки, это подарить находки каким-нибудь залетным пиратам.
   Но вот чего-то землеподобного хотелось. И если бы его заставить отвечать на вопрос, для чего это ему конкретно, он наверное не нашел бы убедительных аргументов. Просто побродить по лесу или поваляться в теплых водах океана после стольких лет в космосе, разве это аргумент?
   Потому Андрей рассчитал примерный маршрут таким образом, чтобы большая часть звезд, в системах которых он выныривал была того же типа, как Солнце. Это удлинило маршрут почти вдвое, но Андрей полагал, что дело того стоит. И он таки нашел то, что искал. Два газовых гиганта на дальних орбитах. Огромный пояс астероидов. И планета очень похожая на Землю. Только вместо голубого цвета из космоса она смотрелась цвета морской волны. Это была уже не первая находка подобного типа, а пятая. Но во всех предыдущих присутствовали следы разумной жизни. А никакие аборигены Андрею не требовались. Эта планета не имела никаких признаков цивилизации. Ни существующей, как на одной из ранее найденных, ни по виду погибших, как на остальных трех. Проведенный экспресс-анализ воздуха, воды и микроорганизмов, набранных зондами, показал полную безопасность для человека. Что особенно радовало это расстояние до станции, на которую он собирался. Восемнадцать систем. Идеальное расстояние для того, чтобы перегнать найденные трофеи и при этом не быть легко обнаруженным неизбежными охотниками Аграфов, после того, как они выяснят, что добыча от них ускользнула. Удаленность в восемнадцать систем давала такой разброс вариантов, что искать можно десятилетиями или веками.
   Андрей, уже внутренним чутьем ощущая запах цели, торопился. А потому он не стал устраивать в найденной системе длительной остановки и даже не спустился сам на Терру, как он не мудрствуя, решил назвать планету. Боялся, что не сможет себя заставить снова быстро взойти на корабль. Вместо этого он выгрузил из трюма картографический комплекс и задал ему фронт работ. А "Касатка" снова устремилась в путь.
   И вот наконец настал момент, когда от цели, к которой он упорно шел почти десять лет, ого отделял последний прыжок. Корабль уже почти закончил разгон, еще несколько секунд и можно уходить в прыжок. Андрей взглянул на индикатор зарядки гипердвигателя и, увидев заветные 100%, нажал на кнопку. Завтра он будет на месте. Завтра он поймет, какая карта легла в прикуп к его мизеру.
   Завтра. Все начнется завтра. А пока спать.
   Андрей в очередной раз пожалел, что рядом с ним нет его друзей детства и юности. Серега, Димка, Жорик. Вместе они бы все Содружество на уши поставили. Но друзья остались в далеком прошлом и очень далеко от него сейчас. Что-то часто он последнее время стал о них вспоминать, видимо, возможность возвращения на Землю, засевшая в голове, не дает подсознанию покоя.
  
   Глава 21.
   - Сократ, все таки ты скотина биоэлектронная. - услышав новость, Сергей чуть не поперхнулся кофе, которое допивал. Он успел встать, сделать полноценную разминку, давшуюся ему неожиданно легко, а также умять немаленький завтрак из трех яиц с беконом, здоровым бутербродом с сыром и приличного размера чашкой кофе. Умом он понимал, что все эти "продукты" не имеют отношения к настоящим, но все его органы чувств утверждали обратное.
   Гневная реплика относилась к только что принятому сообщению от искина, что пока Сергей спал, частично удалось восстановить некоторые каналы связи. И теперь есть возможность отправить кому-нибудь сообщение по электронной почте, если Сергей знает адрес. Например, о том, что он жив и здоров. Собственно само возмущение было связано не с информацией, а с тем, что Сократ не поделился ею в первую же секунду, как Сергей покинул реаниматор.
   - Ну и что бы это изменило? - оправдывался искин. - Все только бы ухудшилось. Вместо разминки и спокойного завтрака, ты бы начал метаться как раненый зверь в попытках сообразить, кому и что написать. Чем ты и сейчас с успехом занимаешься. - В голосе слышалась явная ирония.
   - Нет, ты пойми, ведь уже пару часов мои близкие могли бы знать, что я жив, - никак не мог успокоиться Сергей.
   - Вот об этом я и говорю. Эмоции бьют через край, разум загнан на задворки сознания. Кого ты собрался так срочно уведомить? Родителей? Да они в их состоянии, только едва начавшие свыкаться с мыслью, что тебя нет, получив твое послание, скорее на тот свет отправятся, чем обрадуются. В их возрасте письмо с того света не совсем правильное лекарство, не находишь?
   И тут до Сергея наконец начало медленно доходить, что имеет в виду Сократ.
   - А ведь действительно. Родителям писать нельзя, их кто-то должен подготовить и проконтролировать после их состояние. Жора не подойдет, вояка. Здесь нужен Дмитрий. Врач, он найдет способ донести до стариков информацию в таком виде, чтобы не пришлось после этого отправлять их в реанимацию. Да и сам последит за реакцией. Да, писать надо ему.
   - Вижу, ты начал догонять. - Сократ за время общения с Сергеем существенно увеличил запас сленга в своем словаре и активно этим пользовался. - Только имей в виду. Информация должна быть предельно короткая и сухая. Ничего связанного с Центром и с твоим положением. Это пока просто бессмысленно. Ты ведь все равно не сможешь их привлечь прямо сейчас. Потому напиши, что жив, здоров, находишься далеко, но в полном порядке. Свяжешься, как только сможешь. Ну и парочку каких-нибудь тонкостей, по которым будет понятно, что это не розыгрыш, а на самом деле ты. И давай, соображай побыстрее. Тебе еще сегодня на Луну отправляться.
   Чтобы придумать текст сообщения, по которому его друзья и родные могли бы реально поверить в написанное, Сергею потребовался почти час. С одной стороны, он не мог раскрывать никаких деталей произошедшего. С другой, надо было указать на такие детали из их совместного прошлого, чтобы никому и в голову не пришло сомневаться в его авторстве. Сергею пришлось перебирать в памяти десятки различных случаев и историй с такими подробностями, которые было практически невозможно узнать, не являясь их очевидцем или участником. Наконец текст был составлен, одобрен Сократом и ушел к адресату. Настало время вплотную заняться подготовкой к отправке на лунную базу. Но мысли постоянно возвращались к письму и переполоху, которое неизбежно будет им вызвано. Сергей очень рассчитывал на то, что Дмитрий сможет найти форму донести информацию до его родителей так, чтобы не сделать только хуже. В итоге Сократ не выдержал и загнал его на час в реаниматор подправлять гормональный баланс и утихомирить эмоциональное состояние.
   Помогло. Вылез Сергей уже спокойным и настроенным на серьезную работу, ожидавшую его с первых минут на базе. Сократ заранее скинул ему информацию по состоянию базы, назвать которое плачевным, было не сказать ничего. Трудности начинались буквально с первых минут. Искину базы, испытывавшему еще больший дефицит энергии, чем Сократ, даже не удалось запустить систему жизнеобеспечения. Первые несколько часов Сергею предстояло проработать в скафандре. Дальше, если все пройдет, как намечено и на месте не выяснится никаких дополнительных проблем, станет возможным создать приемлемые условия в одном из изолированных боксов с тамбуром перехода. На всякий случай, если дела пойдут плохо, Сократ пообещал, что сможет еще раз открыть портальный канал и эвакуировать Сергея обратно в Центр. Но Сергей был настроен на победу. Стоя перед слегка пульсирующим зеркалом запущенного портала, Сергей оглянулся, последний раз внимательно осмотрел следующее за ним воинство, состоящее из Унимастера, двух Пауков и одного загруженного оставшимися ЗИПами Носильщика, которых Сократ согласился на время передать в распоряжение Сергея. Этого должно было хватить, чтобы реанимировать собственных дроидов базы и восстановить ее работоспособность.
   Сергей пропустил вперед себя одного Паука, с подозрением посмотрел как тот медленно исчезает за зеркальной стеной. Дождался от Сократа подтверждения благополучного перехода, мысленно помахал ему рукой, неожиданно для себя так же мысленно перекрестился, закрыл забрало шлема и шагнул в неизвестность.
   Ощущение было такое, что его в миг разобрали на атомы и тут же собрали снова. Только что он стоял в светлом и уютном помещении Центра, и вот уже его окружает полнейшая темнота и легкие клубы пыли, сверкающие в луче налобного фонаря. В нескольких метрах застыл в ожидании паук, тоже включивший все четыре фонаря, закрепленные по разным сторонам его корпуса.
   - Приветствую тебя на лунной базе Сеятелей, странник. Я искин базы класса Диспетчер-Управленец. Как лучше мне тебя называть? И как будет тебе проще называть меня?
   Сергею показалось, что в последнем вопросе, раздавшемся у него в голове, сквозила легкая ирония. И одновременно заинтересованность. Сократ наверняка сообщил собрату, что получил персональное имя, да еще какое. Видимо, этот искин тоже хотел обзавестись персональным именем и не хуже.
   - Меня называй просто по имени, я - Сергей. А ты можешь сменить тембр голоса на женский и не имеешь ли ты что-либо против этого?
   - Могу, и ничего против не имею, - раздался воркующий голосок, явно принадлежащий матерой соблазнительнице, от которого мысли Сергея свернули в совершенно определенном направлении.
   - Эй, стой, так дело не пойдет. Давай что-то поспокойней, нам же вместе работать, сможешь сочетать в голосе интеллект и уверенную женственность, но без дешевого кокетства?
   - Легко, господин директор. - На этот раз голос был чем-то средним между голосом секретарши и бизнес-леди. В то же время легкий налет ироничности в нем сохранился, что говорило о наличии у этого искина чувства юмора, не уступающего Сократу.
   - Вот теперь отлично, нарекаю тебя именем Селена. Это одно из имен ...
   - Спасибо, я в курсе мифологии человеческих народов. Мне нравится это имя, дорогой.
   Кокетство из голоса так никуда не делось. Пришлось смириться.
   - Ну вот и отлично, - сначала Сергей думал назвать лунного искина Платоном по аналогии с Сократом. Затем подумал, что два этих "философа", если будут стараться соответствовать прототипам хоть в малой мере, так увязнут в диспутах между собой, что работать будет некому и некогда. Потом ему пришла в голову мысль, что несколько месяцев, и это в лучшем случае, провести в компании еще одного мудреца гораздо хуже, чем в обществе пусть недоступной и даже невидимой, но все таки женщины. Сергей всегда считал себя поборником нормальной сексуальной ориентации и резко отрицательно относился к любым отклонениям, которые в последние годы стали активно импортироваться в Россию из "цивилизованных" стран.
   Рядом с Сергеем возникла уже вся его невеликая ремонтная бригада, переход как-то разом свернулся в точку и исчез. Помещение, в котором был установлен телепорт, было большим, с высоченным потолком и почти пустым, не считая каких-то блоков аппаратуры у стены, куда с трудом добивал свет фонарей. Эта пустота давила, а любое движение механизмов отдавалось в нем гулким звуком. Сергей сделал пару шагов, прислушиваясь к своим ощущениям. Знаменитая в шесть раз меньшая сила тяжести давала о себе знать, но в гораздо меньшей степени, чем Сергей ожидал. По крайней мере, взлетать не хотелось, и бояться каждого шага не стоило. Лишь необычная легкость и повышенная инерция движений, которую стоило учитывать. Сергей не стал забивать себе голову природой этого странного феномена. Потом разберется.
   Пора приступать к работе. Скафандр, которым в Центре снабдил его Сократ, позволял провести в безвоздушном пространстве, которое царило сейчас на базе повсеместно, до сорока часов. И за это время ему было необходимо запустить хотя бы в минимальном объеме систему жизнеобеспечения. В противном случае предстояло вернуться на Землю, снова ждать наполнения энергонакопителей портала, и возвращаться доделывать работу.
   К счастью, проблема оказалась меньше, чем Сергей ожидал. В одном из многочисленных складских ангаров базы нашлось несколько автономных модулей, позволявших наладить внутри себя вполне комфортные условия обитания. Их конструкция, рассчитанная на длительное пребывание в агрессивных средах, сумела выстоять тысячелетия в вакууме перед напором энтропийных процессов, и находилась во вполне приличном состоянии. К тому же сохранности способствовало нахождение в упакованном состоянии в герметичных боксах. Единственное, что не давало возможности их немедленной активации, было отсутствие энергии. Штатно эти модули функционировали с помощью небольших автономных реакторов, которые находились здесь же на складе. Но, к сожалению, ни один из них сразу не подал признаков жизни при попытке их запустить.
   С помощью дроидов Сергею удалось за несколько часов собрать и запустить один реактор, хотя для этого пришлось разобрать на ЗИПы три других. Реактор смог выйти лишь на 45% номинальной мощности, но для активации одного из модулей этого хватало. Селена бодро доложилась, что по ее расчетам запаса прочности собранного реактора должно было хватить минимум на пару недель. За это время Сергей, опираясь на опыт аналогичных работ у Сократа, всерьез рассчитывал разобраться с основными проблемами в области энергетики и реанимировать систему жизнеобеспечения хотя бы одного жилого блока. А пока того, что имелось, ему хватало вполне. Модуль, имевший тамбур-переходник, внутри состоял из пяти помещений общей площадью около ста квадратных метров. Сергей озадачил Унимастера и его команду дроидов поиском любой ремонтной и инженерной техники, которая найдется на базе и которую можно либо реанимировать, либо использовать на ЗИПы. Он остался вполне доволен подобной технологией процесса в Центре, потому не собирался отступать от нее и сейчас. А Селена должна была выступить проводником, указывая места нахождения наиболее ремонтопригодных останков робототехники.
   Сам Сергей решил устроить себе небольшую передышку, опробовав внутренности жилого модуля. А заодно распаковать и расконсервировать имевшуюся внутри бытовую технику. На нервной почве очень хотелось пить.
   Когда Сергей через пару часов снова надел на себя скафандр и вылез наружу, он сразу не понял, куда попал. Все свободное пространство было завалено разнообразными дроидами и их частями. А вокруг этих куч металлолома суетились Пауки, постоянно что-то выискивали, отрывали или вытаскивали, а потом шустро тащили к Унимастеру, занятому сборкой жизнеспособных дроидов. Периодически возникал Носильщик, притаскивая очередные останки, сбрасывая их на пол ангара и снова исчезая в темных коридорах базы.
   - А процесс-то пошел, - довольно улыбнулся Сергей. - Вот только где брать энергию, когда сядут аккумуляторы у его дроидов? А ведь еще и отремонтированных заряжать надо.
   - Селена!
   - Да, мой господин?
   - Хорош прикалываться, что у нас с реактором?
   - Реактор в принципе в полном порядке и прослужит еще долго. Кое-какие блоки стоило бы заменить, но это не к спеху. У меня проблема была в другом. В реакторе почти кончилось топливо. А ангар, в котором хранятся топливные стержни, к несчастью находился на самом краю базы. Около ста лет назад вход в него завалило обвалом после случайного, но точного удара по поверхности крупного метеорита. К этому времени у меня уже не осталось работоспособных механизмов разобрать завал.
   - И ты не смогла предотвратить падение метеорита на базу? У тебя что, вообще нет никакой защиты?
   - Защита есть, и сбить метеорит, падающий на базу, проблем не составит. Разве что сейчас, когда отключены все системы слежения за пространством, как и все вооружение. Но метеорит не падал на базу. Он упал в десятках километров от нее. Обвал произошел в результате неожиданно сильных колебаний породы после удара. Я не смогла рассчитать последствия и предотвратить их.
   -Ясно, тут еще и лунотрясения, оказывается, случаются.
   - Редко, но бывают. Но обычно это очень далеко от базы. Здесь область достаточно устойчивых пород. Такое, чтобы на базе был какой-то обвал, это впервые за тысячелетия ее существования.
   - Ладно, с этим разобрались. Я правильно тебя понял, что стоит разобрать завал и добраться до склада со стержнями, заменить один из них в реакторе и можно будет запустить его на полную мощность?
   - Практически да. На полную сразу не получится, потребуется частичная замена энерговодов, но с ЗИПами проблем нет. У меня огромное стазис-хранилище всякого барахла. Если бы не проблема с топливом, то база и сегодня могла бы функционировать нормально. Во всем, кроме дроидов. Они, увы, оказались менее долговечными.
   - А сколько осталось топлива в реакторе?
   - Если в том экономном режиме, как сейчас, то около года я бы протянула.
   - А если заряжать моих дроидов и всех тех, кого они восстановят?
   - Тогда пара месяцев. Максимум три. Зависит от количества рабочих машин.
   - Ясно. По мере восстановления дроидов, направляй их на зарядку, Носильщик дотащит. И оттуда сразу на расчистку завала. И проследи за моими, чтобы тоже заряжаться не забывали.
   - Принято, командир.
   - А мне скинь подробную информацию по базе и ее содержимом. Пойду в модуль, поизучаю. Здесь пока без меня отлично справляются. Ты за главную.
   - Так точно, мон женераль.
   База оказалась огромной. Никакого сравнения с Центром, где Сергей был до этого. Даже вскользь проглядев перечень и назначение помещений, он понял, что эта база изначально задумывалась не только и даже не столько как рабочая станция самих Сеятелей. В отличие Центра, который вряд ли когда должен был быть обнаружен, база скорее готовилась для человечества, когда оно сможет выбраться в космос и ее обнаружить. Облегчать эту задачу человеку Сеятели не собирались. Располагалась она на обратной стороне Луны. Но в то же время базу вполне тянула на наследство, оставленное предками далеким потомкам. Здесь было оборудование во всех областях жизни. Мощнейший медицинский комплекс. Производственные мощности, позволяющие строить космические корабли, огромный 3D-принтер, рассчитанный на производство многотонных и габаритных изделий. Целый металлургический завоз полного цикла, способный начать с переработки любой породы и получить на выходе химически чистые металлы или любые их сплавы. Такой же по мощности химический завод для производства любых пластиков и топлива для кораблей. Но самое главное было не это. Главной была библиотека, как называлось это помещение в схеме. Огромное пространство, заполненное боксами с информационными кристаллами. Сергей мог только догадываться, какие знания хранятся на этих кристаллах, и какой рывок может сделать человечество, когда до них доберется.
   И если доберется.
   Пока, все, что он видел на планете, было не стремление к развитию. Не желание сбросить с себя оковы пространства и приступить к освоению галактики. Об этой уже даже фантасты писать перестали. Мир вместо этого увлеченно бежал во всю прыть к самоуничтожению, на бегу расталкивая ближних в борьбе за оставшиеся крохи ресурсов и загаживая родную планету до безжизненного состояния. За последние века площадь пустынь увеличилась в несколько раз, мусорные пятна в океане достигли многокилометровых размеров. Не замечая реакции планеты на это безумие, выражающуюся в увеличившихся землетрясениях, извержениях вулканов и иных природных катастрофах, человечество раз за разом развязывало все новые войны, уничтожая само себя и приближая конец сошедшей с ума цивилизации. И ведь те же работорговцы, крадущие людей с Земли, о которых поведал Сократ. Они бы никак не смогли бы достичь таких масштабов в своем деле, если бы им не помогал кто-то из людей. Людей, для которых в погоне за властью и прибылью не осталось ничего святого.
   Такое человечество совершенно точно не заслуживало ни космоса, ни тем более сакральных знаний Сеятелей. Случись это и из всего наследия будут востребованы лишь знания в области невиданных доселе средств взаимного уничтожения.
   Сергей с трудом оторвался от грустных мыслей. Но ведь не всем так плохо. Далеко не все люди на Земле стали рабами денег и экономики потреблятства. Есть и другие. Еще есть романтики и мечтатели, увлеченные ученые и инженеры, желающие найти выход из цивилизационного тупика. Есть огромное число тех, кто даже в желании материальных благ для себя и своих близких не потерял совести и чести, не стал вором или мошенником. Такие люди есть во всем мире. Да, их практически не видно на фоне резвых хапуг и дельцов всех мастей. Быть таким стало не модно. Но их много. И ради таких людей стоит потрудиться, чтобы если не спасти все человечество, то хотя бы спасти их от обезумевшего человечества. От безумных и циничных правителей всех мастей, видящих смысл власти исключительно в набивании собственных карманов, борьбе с себе подобными и унижении всех, кто не может дать отпор.
   И для этого у него теперь появляются возможности и надежды.

*****

   - Как все это достало, - думал Дмитрий, раздраженно распахивая дверь своего кабинета, - опять эти бандитские разборки и упорное желание начальство списать все на несчастный случай. Нежелание плодить "висяки" вполне объяснимо, но ведь надо же и работать. Иначе начнется такой хаос, что никому не поздоровится. А вот этой простой истины начальство понимать не хотело. Куда приятней было крышевать небогатый гремячинский бизнес, кладя под сукно все, что не приносило дохода.
   Дмитрий уселся за комп, желая немного успокоиться за каким-нибудь пасьянсом, но перед этим решил проверить почту. Как всегда, ничего интересного. Куча рекламного спама и несколько сообщений с медицинских форумов, на которые он иногда заглядывал и даже писал, обмениваясь опытом с коллегами. Письмо с пометкой "важно" и красным восклицательным знаком привлекло его внимание, но сначала было воспринято как спам. Лишь имя Сергей в теме письма удержало его от немедленного отправления послания в корзину. Так звали его близкого друга, глупо погибшего около трех месяцев назад под случайным обвалом в горах. Дмитрий не раз задавал себе вопрос, могло ли быть все иначе, если бы не их и Жорой случайная задержка, заставившая Сергея отправиться в одиночку. И до сих пор он так и не смог успокоиться. Машинально нажал на открытие письма и застыл в недоумении, не понимая смысл написанного. Лишь прочитав письмо трижды и глубоко задумавшись, он облегченно откинулся на спинку кресла и начал набирать номер Георгия.
   - Жора, привет, ты не поверишь, немедленно бросай все дела и дуй ко мне.
   - Что случилось, Дим? Что за срочность? Я только собрался своих ребят в зале немного потренировать. Пару часов ждет?
   - Какая на хрен тренировка? Бросай все немедленно. Дело на сто миллионов.
   - Тугриков?
   - Нет, блин, смешариков. Я специально хочу, чтобы ты все увидел своими глазами, так как я. Иначе не поверишь.
   - Ну хоть намекнуть можешь?
   - Могу, только со стула не падай. Сергей жив.
   - А ты не сбрендил?
   - Нет, не сбрендил или ты скоро сбрендишь вместе со мной. Вот скажи, кто еще, кроме нас троих знал, что это мы перед армией обчистили машину Одноухого? Или кто может сказать тебе, каблук на каком сапоге тебе оторвало бандитской пулей в Чечне? Или кто сможет вспомнить кличку, данную мной тебе при знакомстве, если она не прижилась и сменилась буквально через неделю. Да это я и сам не сразу вспомнил. А тем более все это вместе. И главное, если это розыгрыш, то зачем?
   - Охренеть, буду через двадцать минут.
   Через час оба друга, многократно перечитав послание и в несколько заходов обсудив, где может находиться их друг, иссякли в своих фантазиях и принялись думать, как сообщить эту радостную весть родителям Сергея. Он сам ничего о сообщал о своем местонахождении, только писал, что с ним все в порядке и что через несколько месяцев они обязательно увидятся. Похищение друзья исключили сразу. В этом случае тон письма был бы совершенно иной.
   Жора принялся звонить старикам Сергея, чтобы напроситься в гости, а Дмитрий тем временем рылся в шкафу, извлекая из него все лекарства, которые могут понадобиться после таких вестей.
   По дороге они несколько раз репетировали, что и как должен объявить старикам о неожиданном воскрешении их сына и пытались предугадать их реакцию. Но то, что они услышали, когда со всей осторожностью и подготовкой наконец вывалили на родителей Сергея эту новость, находилось за гранью их понимания.
   - А я всегда это знала, - заявила худенькая невысокая старушка, которая за последнее время от обрушившегося на нее горя еще больше усохла. - Мать всегда чувствует, когда ее ребенок умирает. Сергей жив. Я боялась в это верить, думала, сдурела от беды. Но сердце не обмануть. Вон старый мой, так и решил, что я сбрендила. Мужики они все больше разумом живут, сердце свое не слышат.
   - Спасибо вам, ребятки, за весть радостную, - сиплым голосом проговорил старик, держась за грудь. В отличие от жены он все еще был статным и в теле, хотя последние месяцы и у него украли годы жизни. Нет, нет, Дима. Лекарства не нужны, все есть. Я вот сейчас таблеточку корвалола приму и порядок. Ох, дожить бы теперь до возвращения блудного дитяти.
   - Ну теперь точно доживете, Степан Андреич. Надежда такое чувство, что с постели на ноги ставит. Это я Вам как врач говорю. Вы, если что надо, звоните. Тут же примчимся. Если не вдвоем сможем, то кто-то из нас обязательно.
   - Спасибо, мальчики, идите с богом. А с нами теперь все будет хорошо. Нам теперь болеть нельзя. Нам Сергея дождаться надо.
  
   Глава 22.
   С разбором завала дроиды справились за месяц. Все это время Сергей пытался спланировать дальнейшие работы и лишь контролировал ремонт энерговодов, которым занимался Унимастер. Слава богу, на базе не пришлось собирать целые куски с миру по нитке. В тот момент, когда стал понятен примерный срок освобождения склада со стержнями, Селена немного увеличила энергопотребление, что позволило разблокировать склад с ЗИПами. Силовых кабелей там хватало с запасом. Можно было по всей базе заново протянуть линии. Но Сергей подошел к процессу рачительно, меняя только явно поврежденные участки магистралей и те, что по тестам давали более 10% потерь. Селена с таким подходом согласилась. Как только будут расконсервированы производственные мощности, тогда можно будет хоть новые дублирующие каналы протянуть. А пока лучше проявить осторожность.
   Склад стержней за разобранным завалом порадовал. Проседания силового каркаса не произошло и внутри ничего не пострадало. Ячейки- хранилища находились в полном порядке. Как только инженерные дроиды произвели установку свежих стрежней, Селена постепенно вывела реактор на номинальную мощность. Теперь можно было приводить в рабочее состояние все помещения и оборудование базы.
   Все эти процессы почти не отнимали у Сергея времени. Тандем Унимастер - Селена прекрасно справлялся у него, лишь изредка запрашивая новые задачи и очередность их выполнения. Но бездельем Сергей не страдал. Ему требовалось спланировать весь фронт работ и понять, с чем он может справиться сам, а что невозможно без помощи других операторов. Проблема была в том, что искин класса Селены мог прекрасно справиться с управлением любыми механизмами, но был не в состоянии генерировать новые задачи, а тем более выстроить долгосрочную стратегию. Видимо, подобные ограничения существовали у него на аппаратном уровне, заложенные создателями.
   С восстановлением базы с помощью Селены и других имеющихся механизмов Сергей потенциально мог справиться в одиночку. Но это был путь в никуда. Его главной оперативной целью являлось предотвращение пиратских набегов из космоса и воровства людей. А вот эта задача в одиночку не решалась. Возможно Сергей просто интуитивно настроил себя именно так. Ему как можно скорее хотелось поделиться находкой со своими друзьями. Да и несколько месяцев практически в заточении уже сказывались. Но в то же время Селена со своей стороны тоже признавало невозможность создания полноценной оборонительной системы без привлечения других людей.
   Создать несколько перехватчиков на полностью восстановленной базе будет не проблемой. Хотя этот вопрос с практической точки зрения еще не прорабатывался, предварительные отчеты о состоянии производственного оборудования и возможности его восстановления с помощью имеющихся ЗИПов обнадеживали. Но что дальше?
   Селена скинула Сергею на симбионт записи прошлых посещений пиратов. Их корабли по размерам и ощущаемой мощи намного превосходили те, производство которых Сергей мог наладить на базе. Искин, правда, поделился информацией, что гораздо более крупные верфи имелись на спутнике Марса Фобосе, который по своей сути целиком являлся замаскированной под планетоид военно-промышленной базой. Но сейчас эта база находилась в еще худшем состоянии, чем на Луне. По крайней мере, местный управляющий искин не подавал голоса уже пару сотен лет. И добраться до базы можно было, только построив корабль.
   Второй стороной проблемой являлось то, что корабли внутри одной системы вполне могли управляться искинами. Но эффективность их пилотирования была куда ниже, чем у профессиональных пилотов. Интуитивное восприятие реальности и дар предвиденья, помогающие настоящим воинам выживать в бою и побеждать, искинам были недоступны. А любая программа имеет лимит надежности. С "прошлой жизни", как Сергей, посмеиваясь, называл то, что было до попадания к Сократу, он знал это на примере множества компьютерных игр, которыми одно время увлекался. Игра против компьютера сначала казалась крайне сложной. Но лишь до тех пор, пока не удавалось хотя бы примерно вычислить алгоритм, заложенный создателями программы. И с этого момента игра теряла всяческий интерес. Выигрывать можно было в ста случаях из ста. И здесь, при на порядок более развитом искусственном интеллекте, Сергей был уверен, что ситуация ничем не отличается. Какого-нибудь неопытного новичка или даже нескольких искин, пилотирующий корабль, завалит на раз. Но как только его действия и стиль пилотирования будут проанализированы, у него не будет ни единого шанса. А у пиратов на кораблях вряд ли будут новички. В опасные дальние рейды наверняка ходят проверенной командой.
   Да и потом самая серьёзная проблема была в другом.
   То, что уничтожение одного или даже двух пиратских кораблей, не приведет к победе и прекращению визитов, Сергей даже не сомневался. Скорее, наоборот, пропажа пары кораблей вызовет пришествие целого пиратского флота. Тем более, что на Земле наверняка есть их сообщники. И даже возможно располагающие каналами межзвездной связи. Если существуют договоренности, что прилет корабля инициируется с Земли по мере накопления кандидатов в галактическое рабство, то о его исчезновении станет известно очень быстро. Первую пропажу вполне могут счесть случайностью. Пошлют другой корабль. Его исчезновение уже случайностью не будет и для выяснения причин произошедшего исчезновения прибудет небольшая эскадра. Если расправиться с ней, а это делать придется, то на следующий раз придет целый флот. Он конечно придет не сразу. Пауза на разведку и осмысление ситуации будет взята. Но рано или поздно флот появится в системе. И тогда все решит одна большая битва.
   Так что вариантов оставалось всего два.
   Не трогать пиратов в принципе, надеясь, что их деятельность так и останется в рамках одиночных наездов.
   Или быть готовыми к схватке с крупным военным соединением.
   Ни один из вариантов не был легким. Положение осложнялось тем, что ни на лунной базе, ни на верфях на Фобосе, Сергей не мог построить корабли, способные совершать межсистемные перелеты. Почему-то Сеятели не оставили информации по данным технологиям. Может быть, рассчитывали сделать это позже. А может быть, все должно по их мнению развиваться постепенно. И где-нибудь такая информационная, или не только информационная, закладка имеется. Просто ни Сократ, ни Селена про нее ничего не знают или имеют программный запрет на разглашение информации. А для ее самостоятельного нахождения требуется основательно обжить свою систему. Был и другой возможный вариант. Это могла быть проверка на уровень развития. Возможно, это открытие должны были сделать ученые, используя информацию, содержащуюся на кристаллах библиотеки лунной базы.
   В любом случае сейчас межзвездные перелеты не доступны. И это очень сильно осложняло положение потенциальных защитников Земли пол отношению к пиратам. Биться придется именно здесь, в Солнечной системе.
   Вариант оставить пиратов в покое Сергей даже не рассматривал. Это путь рабов, но не потомков цивилизации, достигшей почти божественного уровня.
   Забирать друзей, а он очень рассчитывал, что они согласятся, Сергей планировал на планетарном боте, который он обнаружил законсервированным в одном из ангаров. Разученные базы по пилотированию позволяли ему рискнуть выйти в космос на челноке. Но перед этим требовалось запустить в полном объеме медицинский комплекс. Без установки симбионта ребятам здесь было делать нечего. С ролью туристов и простых исполнителей они не смирятся, а для управления любыми техническими средствами уже требовался симбионт и разученные базы.
   Теоретически это не было проблемой. Несколько симбионтов наверняка еще остались у Сократа, и он, скорее всего, не откажется ими поделиться. Но это путь тупиковый. Надо искать возможность производства неограниченного количества симбионтов, а желательно еще и имплантов. Сергей, недолго думая, задал этот вопрос Селене, которая теперь с ликвидацией энергодефицита после замены стрежней, находилась в постоянной связи с Сократом.
   И тут выяснилось, что он до сих пор не понимает, что такое симбионт.
   Оказалось его нельзя просто произвести на каком-либо оборудовании. Технологический процесс лишь небольшая часть общего. Каждый симбионт являлся биологическим образованием, которое выращивалось с помощью клеток самого последующего реципиента. Брались клетки крови и спинного мозга. Далее они помещались в особую колбу с определенной питательной средой, подвергавшейся постоянному воздействию особых волн. Генераторы этих волн являлись секретом Сеятелей и не могли быть разобраны на части и исследованы. Более того, по инструкции их вообще запрещалось доставать из оборудования по производству симбионтов, чтобы не нарушать тонкой калибровки. Все, что про генераторы можно было сказать без этого, что несущая частота этих волн была запредельной. Через определенный период из колбы доставался готовый к установке симбионт, уже полностью настроенный на конкретного человека.
   В некоторых случаях допускалась установка симбионтов, выращенных из клеток других доноров. Так, например, Сергею Сократ, не имея времени на выращивание нового симбионта из-за его критического состояния, установил один из немногих симбионтов, созданных еще Сеятелями. Но таковых у него оставалось всего несколько штук, и он не собирался ими разбрасываться. По крайней мере на просьбу Сергея отреагировал крайне негативно. Для выращивания симбионтов подходил отнюдь не каждый человек. И не каждому можно было их устанавливать без вреда для здоровья. Минимальное соответствие генетическому коду Сеятелей для безопасной операции должно было составлять не менее 93-х процентов. Срок выращивания симбионта до готовности к установке варьировался от восьми до двенадцати дней в зависимости, как пошутила Селена, качества клеток донора, определяемого по количеству дефектных генов.
   Кстати, донором мог выступать лишь человек с соответствием генома эталону от 96%.
   Самое интересное, что примерно по такой же технологии создавались и искины. За основу брался биологический материал человека-донора, только процесс роста нейронной сети осуществлялся не во временной колбе, а в постоянном, предназначенном для будущего искина, хранилище, и занимал гораздо более длительное время. После завершения процесса это хранилище устанавливалось в центральную часть электронного тела искина и соединялось с его начинкой посредством множества контактов выведенных на стенки хранилища. С внутренней стенки к этим же контактам цеплялись нейроны выращенного биомозга. Таким образом, все электронные компоненты искина становились для его мозга периферией, облегчавшей функционирование и обеспечивающей связь с любым электронным оборудованием. Также в электронной оболочке содержались генераторы ЭМ-поля, поддерживающие биомозг искина в активном состоянии. В случае отключения искина от внешних источников энергии и истощении встроенного внутреннего аккумулятора биомозг постепенно засыпал, прекращая любую активность. Однако, за счет особого гелевого биораствора, полностью изолированного от внешней среды, в котором он находился, мозг оставался потенциально активным неограниченное время. При новом подключении к источнику энергии он просыпался и готов был функционировать. К сожалению, во время его "сна" полностью обнулялась его личность или, проще говоря, программное обеспечение, а потому после любого подключения искин был стерилен, как новорожденный младенец. Что отнюдь не мешало его загрузке.
   Что же касается имплантов, то они были гораздо проще и производились на основе обычных нанотехнологий. Биологических компонентов они не содержали и по своей структуре отдаленно напоминали электронную начинку искина, только в сильно упрощенном и узкоспециализированном варианте.
   Как только реактор с новыми стержнями был протестирован и запущен на полную мощность, основные силы были брошены на расконсервацию и приведение в рабочее состояние медицинского комплекса. По информации Селены он позволял проводить медицинские операции и восстановление биологических организмов любой сложности. Для этого требовалось лишь наличие живого мозга. Тело пациента в таком случае с любой степенью повреждения на основе информации, зашитой в его ДНК, восстанавливалось полностью. Для этого медицинский комплекс располагал огромным ресурсом. Сотня ковчегов-реаниматоров. Для лечения больных с нефатальными болезнями и проблемами имелась еще тысяча медицинских капсул. Они же могли использоваться для установки симбионтов и имплантов, а также оздоровления и омолаживания биологических тел. Там же располагалось оборудование для производства симбионтов, имплантов и искинов. Располагался медицинский комплекс на одном из ярусов базы и занимал площадь более десяти тысяч квадратных метров. Управлять всем этих хозяйством был призван специальный искин типа "Эскулап", по мощности лишь немногим уступавший самой Селене. В настоящее время Эскулап находился во многовековой спячке. Но Селена заверила Сергея, что это не проблема. Она уже подключила его к источнику энергии и в самое ближайшее время должна была начать загрузку личности, матрица которой, как и любого другого искина базы, хранилась в особом защищенном боксе. Как только Эскулап войдет в строй, он за несколько дней протестирует все имеющееся в комплексе оборудование и при необходимости с помощью Селены и ремонтных дроидов займется его восстановлением. Ожидалось, что к приему первых пациентов медицинский комплекс будет готов в течение нескольких недель. Необходимыми лекарственными препаратами комплекс был укомплектован в полной мере.
   Но надо было решить одну проблему. Никакой комплекс, никакой реаниматор не мог функционировать без полного набора соответствующих ресурсов. Для того, чтобы отрастить к примеру ногу, требовалась биомасса, из которой эта нога и формировалась. Конечно, регенерация могла производиться из ресурсов тела самого человека. Но даже с усиленным питанием человеческие механизмы преобразования пищи в собственную биомассу были очень медлительными. В результате восстановление той же ноги по времени превышало все разумные пределы. Альтернативным вариантом было использование сторонней биомассы, которую реаниматор достаточно легко был способен преобразовать в клетки человеческого тела с полностью родным ДНК. Технология процесса была очень сложной, потому Сергей даже не стал пытаться в ней разобраться. Ему было достаточно знать, что для производства биомассы требуется любая органика неважно животного или растительного происхождения. На базе, простоявшей на консервации тысячи лет, по понятным причинам ее не оказалось. Но органики, слава богу, хватало неподалеку, на Земле. Оставалось только доставить ее на базу. Кстати, такая же органика требовалась и для производства пищевых картриджей, из которых потом кухонные комбайны производили готовые блюда на любой вкус.
   Как только работа по восстановлению медицинского комплекса была запущена и более не требовала внимания Сергея, он переключился на полное восстановление жилой зоны и системы жизнеобеспечения. Для него лично уже давно был расконсервирован и функционировал один блок. Но весь жилой сектор при необходимости позволял комфортно разместить десятки тысяч человек. Помимо собственно жилых боксов площадью от сорока до ста пятидесяти метров каждый жилая зона располагала обширными помещениями, предназначенными для общего пользования. Здесь можно было расположить все, что душе угодно. Рестораны и бары, парки и спортивные залы. Даже бассейн был предусмотрен, осталось только найти требуемое количество воды. Фактически жилая зона базы представляла собой мини-город. Селена обещала при желании даже устроить переменное освещение, символизирующее смену времени суток.
   В целом особых проблем в жилой зоне не наблюдалось. Все строилось с расчетом на тысячелетия. Два основных вопроса, это пыль и воздух. Сначала Сергей очень удивлялся обилию пыли практически везде на базе. Это при том, что сама она была полностью герметична и даже часть, где произошел обвал, была отделена от остальной базы непроницаемой заслонкой, как и предусматривалось техникой безопасности. Плюс полное отсутствие воздуха. Лишь позже он понял, что пыль под ногами, это наглядное проявление энтропии. За тысячелетия поверхностный слой даже крепчайших металлических сплавов и пластика обращались в прах, пыливший сейчас под ногами. С пылью справились относительно просто. Пауки, развязавшись с основными работами, быстро нашли и реанимировали пару десятков ботов-уборщиков. И те, ожив, за пару недель вылизали всю базу.
   С воздухом тоже все было не очень печально. При консервации воздух был откачан с базы в специальные цистерны высокого давления, сжижен и оставлен на хранение. Теоретически он был вполне пригоден. Практически тоже, ибо Сергей сейчас дышал именно им. И все же воздух базы был искусственным и, прямо говоря, невкусным. В нем не ощущалось ни одного оттенка запаха. Селена предложила другой вариант. Поскольку проблем с энергообеспечением больше не наблюдалось, появлялась возможность перегнать роботов с необходимыми емкостями через портал на Землю, к Сократу и закачать свежий горно-лесной воздух. Она уже переговорила с коллегой, и тот дал свое согласие на операцию, если портал энергетически будет поддерживаться с Луны. Все же состояние его энерговодов было далеко от идеала. Так в итоге и поступили. К концу второго месяца пребывания на базе Сергей уже передвигался по всей территории базы без скафандра и с удовольствием дышал родным уральским воздухом с его горной свежестью и обилием лесных запахов.
   Понимая, что в ближайшее время ему придется лететь на Землю, Сергей освоил управление найденным на базе планетарным ботом, оказавшимся при ближайшем рассмотрении десантно-штурмовым со всеми необходимыми системами, включая вооружение и системы маскировки.
   Волнение, которое Сергей испытывал, усаживаясь в кресло пилота в первый раз, улетучилось мгновенно, как только через симбионт он связался с управляющим искином бота. И даже это произошло без его активного вмешательства. Устройства сами нашли и опознали друг друга. А вот дальше Сергей вдруг ощутил полную уверенность в том, что прекрасно представляет, что и как делать. Знания пилотирования из базы, закаченной еще Сократом, актуализировались в полном объеме. Сергей уже даже не удивлялся, что все разученные базы проявляли себя подобным образом. "Я не знаю, что я знаю, пока с этим не столкнусь".
   Совершив пробный полет вокруг Луны с включенными на всякий случай системами маскировки, Сергей загнал бот в ангар и пошел готовиться к возвращению на Землю. Настало время звонить на Землю. Селена утверждала, что с текущими энергетическими возможностями для нее не проблема анонимно войти в любую земную сеть без угрозы пеленгации.

*****

   - Алло, Димыч. Привет, письмо мое получил?
   - Серега, это ты, старый черт? Где тебя носит, откуда звонишь? Письмо твое получил и чуть не поседел. Если бы не отдельные моменты, которые кроме тебя никто знать не мог, ни за что бы не поверил. Ты когда дома будешь? И вообще где ты?
   - Не части, Димка, все нормально. Где я, это не важно, но скоро буду. Как там мои старики?
   - Все нормально. Мы в тот же день к ним с Жорой смотались, как смогли успокоили. Они вроде бы держатся, но тоже часто спрашивают, не выходил ли ты еще раз на связь и когда будешь. Ты бы поторопился.
   - Слушай, а какой сегодня день недели, а то я запутался.
   - Ну ты даешь. Четверг сегодня.
   - Я ты мог бы с Жорой в субботу или в воскресенье подъехать на наше место?
   - Туда, где ты пропал?
   - Да, туда.
   - Наверное, да. Надо с Жорой переговорить. А ты что, в город не собираешься?
   - Пока не хотелось бы. Пусть и дальше меня мертвым считают. А то устроишь переполох, потом спокойно пройти не дадут, каждый объяснений будет требовать. А мне придумывать лень.
   - Что, даже к родителям не заскочишь?
   - Дима, не дави. Я все расскажу, и ты сам все поймешь. Когда тебе позвонить?
   - Давай через часок перезвони, я с Жорой уже все утрясу. А почему у тебя номер не высвечивается?
   - Дим, все потом. Перезвоню. Пока. Кстати, моим позвони, если вы их с собой захватите, я буду только рад. Но прошу, аккуратно, не будоражь их.
   - Договорились, звони.
   На субботу и договорились. Сергей в этом и не сомневался. Был уверен, что друзья бросят все дела и примчатся мигом. Вопрос оставался лишь в том, согласятся ли они все бросить и рвануть за ним в неизвестность. Хотя и в этом вопросе сомнений было немного. А вот родителей он попытается забрать сразу. Хотя бы на время, пропустить через медицинскую капсулу.
  
   Глава 23.
   - Ну и где этот гад? - Негромко спросил Георгий, выходя на поляну. Следом по тропинке поднимались, поддерживая друг друга, старики и приглядывающий за ними Дмитрий. - Если это чья-то неудачная шутка, убью.
   Поляна была девственно пуста.
   - Да какая шутка, когда я с ним разговаривал. Неужели ты думаешь, я Сережкин голос с кем-то спутаю?
   - А вы водку принесли? - вдруг раздался голос, напоминающий одновременно Сергея и раскат грома, прямо с небес.
   - Ой, прости господи, меня грешную, - пробормотала Ирина Васильевна, теряя сознание и плавно сползая на землю. Дмитрий бросился к ней, рядом засуетился муж.
   В тот же момент в небе на относительно небольшой высоте резко проявился здоровый летательный аппарат необычной формы, плюхнулся на землю, и из откинувшегося пандуса чуть ли не рыбкой выпрыгнул Сергей, устремляясь к матери.
   - Доигрался, идиот, - бормоча под нос, он подхватил худенькую старушку на руки и бросился обратно к машине. - Все за мной, нет времени, быстрее давайте.
   Дмитрий и Георгий, чуть ли не в воздух с двух сторон подхватив под руки Степана Андреевича, устремились за ним, ничего не соображая, на одних рефлексах. Команда прозвучала надо исполнять.
   Бот свечой взвился в небо и исчез.
   - Селена, срочно подготовь к работе две медкапсулы и гравиплатформу в ангар, буду через пять минут.
   - Уже делаю. Сергей. - На этот раз в голосе Селены совершенно не было и намека на подколку.
   Уже через 10 минут, раздев и засунув стариков в капсулы, причем старик тоже по дороге сомлел, держась за сердце, Сергей распрямился и повернулся к друзьям, вытирая испарину.
   - Фу, успели. Пронесло. Простите ребята, дурака. Хотел приколоться, да не учел их состояния. Кивнул на капсулы. - Пойдем, теперь все будет нормально, через несколько часов будут как новенькие. Но в итоге так даже лучше получилось. Не надо много рассказывать, все сами увидите. Да и родителей в капсулы еще с трудом загонять бы пришлось, а так все само собой вышло. Но все равно почти за гранью фола, - покачал головой. - А вот водка сейчас и впрямь не помешала бы.
   - Так ведь их есть у меня, - на одесский манер проговорил Жора, поднимая рюкзак. В нем действительно что-то звякнуло.
   - Отлично, тогда прошу за мной.
   - Серега, может быть, ты расскажешь, где мы, и что все это значит? - Волнуясь за состояние родителей, Сергей совершенно не подумал в полете открыть обзорные экраны и первое, что после поляны и странного аппарата увидели мужики, был довольно темный ангар, куда приземлился бот.
   - Все расскажу. Сейчас устроимся, выпьем, закусим и все расскажу. Я и с самого начала не собирался ничего скрывать, а уж теперь тем более не получится.
   - Не получится, это точно.
   Сергей привел друзей в жилую зону и зашел в помещение, которое он приспособил себе под столовую.
   - Садитесь, я сейчас. Как думаете, пельмени под водку самое то? Или что-то другое желаете?
   - Можно было бы и жареного поросенка приготовить по такому поводу, но уж ладно, пельмени тоже пойдут, - с самым серьезным видом произнес Жора. Лишь глаза выдавали, что он хохмит.
   - Сесть мы всегда успеем, - тут же подхватил Дмитрий.
   Чувствовалось, что друзьям несколько не по себе и за этими шутками скрывалась попытка спрятать волнение от небывалого происшествия.
   Сергей быстро вернулся к столику, за которым пристроились друзья, с огромной плошкой исходящих паром пельменей, распускающих вокруг себя вкуснейший аромат. Плюхнул ее на стол, принес вилки и стаканчики под водку, следом три высоких бокала с неизвестным напитком рубинового цвета, потом уселся сам. - А это тонизирующий напиток, запивать.
   - Ну, наливай, - распорядился, глядя на Георгия. - Сначала тяпнем, потом все остальное.
   - Селена, когда процедуры закончатся, подготовь для родителей комбинезоны и подскажи, как одеться. Потом перепроводи сюда.
   - Будет исполнено, хозяин, - это было произнесено таким очаровывающим голосом, что друзья невольно заерзали в креслах. Как только опасность миновала, Селена снова в общении перешла на привычный юморной тон. - А ты не представишь меня этим двум милым мужчинам?
   - Серега, кто это? И почему ты скрываешь от нас это чудо? А ну немедленно познакомь господ офицеров с дамой.
   - Ну, положим, офицер тут у нас один, ты, да и то, насколько я помню недоделанный, - намекая на увольнение Георгия в звании младшего лейтенанта. - А познакомить могу только так. Селена, этот горячий парень слева от меня мой друг детства Георгий.
   - Георгий Иванович, он же Гога, он же Гоша, он же Юрий, он же Гора, он же Жора, к Вашим услугам, сударыня, - тут же влез сам Георгий со знаменитой цитатой. - А почему мы до сих пор не имеем счастья лицезреть Вашу лучезарную особу?
   Ответом ему были колокольчики негромкого смеха, раздавшегося со всех сторон.
   - Справа от меня мой друг детства Дмитрий, как ни в чем не бывало продолжил Сергей.
   - Приветствую, прекрасная Селена. Увы, я не могу похвастаться таким обилием имен, а потому просто Дима.
   - Как приятно познакомиться с такими галантными господами, - подхватила предложенный тон Селена.
   - Селена, прошу тебя, успокойся. Дать людям чуток прийти в себя, а то ведь они так ничего и не поймут.
   - Все умолкаю, мой господин и буду с нетерпением и тоской ждать новой встречи, - погрустневший, но по-прежнему ехидный голос на этот раз звучал, затихая, как будто его обладательница уходила все дальше.
   Ничего не понимающие Дима с Жорой крутили головами, то надеясь увидеть Селену, то смотря в недоумении друг на друга, то переводя взор на Сергея.
   - Вздрогнем, - поднимая стаканчик уже наполненный водкой, произнес Сергей. - Сейчас выпьем, и все узнаете. И закусывать не забывайте, остынут же.
   Друзья чокнулись, выпили одним махом водку и начали активно забрасывать в рот действительно вкусные пельмени.
   - Это первое блюдо, которым меня угостили после того, как рухнула подо мной скала. Правда, это было не совсем здесь или совсем не здесь, но с тех пор оно мое самое любимое.
   - Так, все, хватит отлынивать. Рассказывай все как есть.
   Говорил Сергей долго и подробно. Смотревшие на него сначала как на сбрендившего друзья постепенно сопоставили все, что слышали с тем, чему были только что свидетелями сами, и наконец поверили. Да и попробуй не поверь, когда Сергей с помощью Селены многое продемонстрировал, устроив голографический показ некоторых моментов. За разговорами усидели две бутылочки по 0,75. Попутно расслабились. Даже сообщение, что они не на Земле, а на лунной базе, было воспринято философски.
   - Блин, как знал, мало будет, - огорчился Георгий, глядя на последние грамм пятьдесят, плескавшиеся на дне бутылки.
   - Дай-ка сюда. - Сергей выхватил бутылку, отошел к непонятному агрегату, который он называл то кухонным, то пищевым комбайном, и вылил в него остатки.
   - Ты что делаешь, гад, там же еще было по капле.
   - Не боись. Теперь у нас неограниченные запасы этого пойла. Молодец, хорошую водку взял, не стыдно будет в перечень напитков добавить. - Сергей нажал несколько кнопок, после чего вытащил из загудевшего несильно комбайна какую-то емкость примерно литрового объема.
   - Вот, а ты гадом обзывался. Смотри, еще литруха.
   - Это что водка?
   - А ты попробуй.
   - Слушай, не отличить. А что Хеннеси так тоже можно?
   - Можно все, что угодно. В этой штуковине стоит анализатор. Практически на молекулы разбирает состав и делает точную копию.
   - Класс. Это что же получается, один раз что-то купил, проанализировал и все? Вечная халява?
   - Ага. Хоть коньяк, хоть лобстера, хоть черную икру.
   - Опять эта икра, хлебы бы.
   Все. Пошутковали и хватит. Тут вопрос серьезный. Сергей, расскажи, что задумал.
   - Давай серьезный разговор пока отложим. Хочу, чтобы родители тоже присутствовали. А в принципе, что я задумал. Надо поднимать базу и строить оборону Земли от этих уродов. Другого варианта не вижу. Вам хочу предложить быть рядом.
   - Ты нас на Землю возвращать не собираешься?
   - Как это? Во-первых, все исключительно добровольно. Не захотите в это дело лезть, настаивать не буду. Но ведь вы сами в стороне не останетесь. Я же вас знаю. Да и какая альтернатива? Тебе, Жора, продолжать охранять бандитское бабло, а тебе, Дима, ковыряться в трупах тех же бандюков и их жертв, после того, как вы видели звезды?
   - Ну положим, звезд мы еще пока не видели.
   - Селена, девочка моя, покажи этим засранцам звезды, пожалуйста.
   - Слушаюсь, мой повелитель.
   В тот же миг помещение исчезло, и перед ошарашенными зрителями распахнулся простор космоса. Он был везде, под ногами, над головой, со всех сторон, кроме той, которая показывала почти черную лунную поверхность. Но так даже было лучше. Луна полностью закрывала собой Солнце, делая звездное небо максимально насыщенным. Казалось, столик и стулья с застывшими друзьями висел прямо в пространстве. А вокруг были звезды. Мириады звезд различного цвета и величины. Прямо по курсу сиял во всей красе Млечный путь. С Земли физически невозможно увидеть всю полноту этого великолепия. Картина была настолько завораживающей, что несколько минут прошли в полной тишине. Даже Сергей, уже однажды видевший это, не сразу пришел в себя.
   - Сможете после этого жить, как прежде? - Тихо проговорил Сергей.
   Вопрос некоторое время висел в воздухе.
   - Нет, после такого я в своем банке и дня не просижу.
   - Да уж, умеешь ты подбирать аргументы. Это ж теперь каждую ночь перед глазами стоять будет.
   Помещение приняло обычные очертания.
   - Ну, вот вам и ответ. Так что бросайте маяться дурью. А насчет Земли, мы обязательно туда вернемся и, думаю, уже завтра. Вам надо спокойно уволиться, после чего тихо исчезнуть, объявив, что собираетесь уезжать. Хотя иногда в городе появляться придется. Да и родителям надо с соседями попрощаться, чтобы никто шума не поднимал. Скажут, в другой город к родственникам.
   Да и дел на Земле по горло будет. Надо будет сюда несколько тонн органики переправить.
   - Какой органики?
   - Да все равно. Проще растительной. Той же сои. В ней белка много. У тебя, Дим, кажется, на продуктовой базе знакомые были?
   - Есть, затариться будет несложно. Только деньги плати.
   - Кстати о деньгах. Жора, твой банк как, при деньгах? Сможешь ему несколько слитков золота впарить. Точная копия Гохрановских, еще со штампом почившего в бозе Союза.
   - Смогу без проблем. А почему Гохрановских, а не ЦБшных.
   - А вопросов меньше будет. Если штамп СССР будет стоять, а не Россия, то даже проверка ерундовая будет. Тогда золото еще не подделывали.
   - Не вопрос. Это сколько в граммах?
   - В килограммах. Пяток слитков, каждый около 12-13-ти кг.
   - Примерно 60 кило золота? Это сколько же в деньгах?
   - Миллиона три зеленью примерно. Такую операцию надо в один присест проворачивать, иначе заметут. А нам, кроме продуктов по большому счету с Земли ничего и не требуется.
   - Ни фига себе размах. Банку такое вряд ли впаришь, а вот хозяину банка, Макарычу, в легкую. Он как раз недавно сетовал, что доллар доверия не внушает, пора в золото активы переводить, пока на него цена вниз улетела.
   - Вот и помоги товарищу решить проблему. Если больше возьмет, дадим больше. Но только один раз. И после этого ты из города исчезаешь.
   - Ясный пень. После такого светиться, только пулю себе в голову искать.
   Тут опять проявилась Селена. Мужики уже немного попривыкли, что голос идет как бы из ниоткуда и к тому, что искин, в их понимании все же компьютер, общается настолько свободно, что не отличишь от живого человека. То, что искин на самом деле живой и является полноценной разумной личностью, Сергей им сказал, но в голове такие вещи мгновенно не укладываются.
   - Сереж, родители завершили период первичного восстановления, сейчас одеваются и скоро будут у вас.
   - И как они?
   - Сначала всего боялись, никак не могли понять, куда попали и откуда звучит мой голос. Но потом мы с ними поладили. Я им обещала, что ты все объяснишь. Славные старики у тебя.
   - А по здоровью?
   - Пока по минимуму. Подлатали сердце, у отца застарелые рубцы от инфаркта. Почистили печень, почки, легкие. Устранили последствия старых язв. У матери сосуды слегка прочистили от холестериновых бляшек. А для полноценного восстановления организма и омоложения потребуется биомасса. Ты же в этот раз не привез.
   По мере того, как Селена описывала перечень проделанных процедур, глаза Дмитрия все больше напоминали два здоровенных блюдца. А когда он услышал про омоложение, его прорвало.
   - То-то я смотрю на тебя и не пойму, что изменилось. А ты просто помолодел. Выглядишь как лет десять назад.
   - Так примерно и есть. Естественный внешний возраст обычно стабилизируется в районе биологических тридцати лет. Вот потом посмотришь на родичах, у них этот эффект совсем явным будет.
   - И это всем можно?
   - Легко. Вы, кстати, подумайте насчет своих предков. - У каждого в живых осталось по одному родителю. Мать Дмитрия жила тут же в Гремячинске, преподавая в школе. Отец Георгия давно, еще во время службы сына переселился после смерти жены на юг России, в Краснодар, откуда был родом. Уже давно пенсионер, он в основном коротал время за рыбалкой и чтением книг.
   - Ты серьезно?
   - А как иначе? Самим здесь, а они пусть там маются? Нет, надо сюда вытаскивать, омолаживать и ставить в строй. На кого мы еще так положиться можем, как ни на родных?
   - В этом ты прав. Отец у меня в принципе боевой, ему такое приключение должно по душе прийтись.
   - А вот моя мать, боюсь, заартачится без своих оболдуев школьных.
   - Уговорим. Кто не захочет вернуть себе молодость? А после этого на старом месте жить нельзя. Документы внешнему виду соответствовать не будут. А то и вообще разберут на анализы как феномен.
   В этот момент раздались шаги и в помещение вошли родители Сергея. Перед ними по полу услужливо бежала зеленая светящаяся линия, показывая направление. Сергей вскочил и, подбежав, обнял обоих сразу.
   - Вы меня, ради бога простите за дурацкую шутку там на поляне. Совсем мозги от радости потерял.
   - Да, такое без подготовки нельзя. А то Кондратий обнимет и не отпустит.
   - Ой, а я как голос твой с небес-то услышала, так ноги и подкосились. Все, думаю, зовешь ты меня к себе. Уж хотела со Степой прощаться, да потемнело в глазах и все, ничего не помню. Очнулась, лежу срамно, без одежды, в каком-то ящике. Батюшки, думаю, меня уже похоронить успели. А тут откуда-то голос раздается, ангельский весь из себя такой, звонкий. И говорит, чтобы я вылезала. А как голышом-то вылезать, стыдно ведь. Но смотрю, вроде никого нет. Только Степа из такого же ящика вылезает. И тоже голый. А голосок-то девичий, он головой крутит во все стороны, прикрыться пытается, но не видит, куда вертеться. А тут прямо из стены какие-то полки выехали, и на них лежит что-то. А голос и говорит. Возьмите, это ваша одежда. Киньте ее на пол, встаньте на нее и ничего не бойтесь. А как послушались, так одежда зашевелилась и начала по телу ползти. Страх-то какой. Думала, опять окочурюсь. Ан-нет, ничего, выстояла. А потом даже понравилось. Одежда мягкая, теплая и невесомая. Да и ботинки, хоть на вид и странные, а я в жизни такой удобной обуви не носила. Подошва толстая, а как в тапочках. А что ты с нами сделал, сынок? Я себя лет двадцать так не чувствовала. Как помолодела прям.
   - Цыц, сорока. Вот, понимаешь, расщебеталась, слово не воткнешь. Привет, сын. Куда ты нас затащил? Чудно все и ни на что не похоже.
   - Вы сначала садитесь, пап, мам, вот сюда. Я Вам сейчас тонизирующего напитка принесу, освежает и бодрит здорово. А потом и поговорим.
   - Да, куда уж больше бодрить, сынок. Итак, состояние такое, что горы свернуть хочется. Как в молодость окунулся.
   - Это все фигня по сравнению с тем, что будет дальше.
   - Пугаешь?
   - Да нет, бать. Просто вернем вам молодость, станете опять тридцатилетними. Будете не старше меня выглядеть. И лет двести еще точно проживете без всяких болячек и полными сил.
   - Свят-свят, это что ж ты такое говоришь-то, как такое быть может?
   Родители смотрели на Сергея в откровенным испугом. А тот, выудив из комбайна те же напитки, что уже оценили его друзья, как ни в чем не бывало, вернулся к столу, поставил стаканы перед родителями, уселся сам и принялся уже второй раз за день рассказывать историю своих похождений. Старики слушали молча, лишь мать иногда, охая в испуге, подносила рефлексивно руку ко рту, а то и крестилась пару раз. Наконец история подошла к концу. Друзья, уже более осмысленно слушавшие историю во второй раз, начали задавать кучу уточняющих вопросов. Чуть позже и родители освоились, пришли в себя и подключились к беседе.
   - Ни у кого нет желания отдохнуть? - Сергей посмотрел на внимательные лица собеседников, дождался отрицания и продолжил. - Тогда слушайте, вот какой у меня план на дальнейшее. Он пока не готов, есть только наметки и соображения. И от вас потребуется его уточнение и дополнение.
   - Селена, дорогая, тебя я тоже прошу поучаствовать. А то я наверняка что-нибудь важное упущу.
   Все невольно придвинулись поближе, боясь что-нибудь упустить.
   А рядом со столом появилась голограмма еще одного стула с сидящей на нем красивой девушкой в восточном наряде.
   -Начнем.
  
   Глава 24.
   Начать, впрочем, пришлось с другого. Понимая, что реальные возможности каждого принципиально зависят от установки симбионтов и индивидуальных параметров, в первую очередь, интеллекта, Сергей погнал друзей в медкомплекс на тестирование. Ушли они, сопровождаемые женственной фигуркой Селены, которой очень понравилось присутствовать в наглядном голографическом виде.
   Родители Сергея уже прошли тестирование во время своего лечебного сеанса. Самый важный показатель оказался в норме. Соответствие генома 96% у отца и 98% у матери. Понимая, что с этим показателем теперь придется сталкиваться постоянно, Сергей придумал для него особое название - индекс генетического соответствия (ИГС). Индекс интеллекта (ИИ) также не подкачал. 162 у отца и 143 у матери. Никаких ограничений для установки симбионта даже из собственного биоматериала у обоих не существовало.
   Пока друзья проходили обследование, Сергей в основном пытался подготовить родителей психологически к тому, что они снова будут молоды и здоровы. Мозг человека очень инертен, и сознание крепко завязано на состояние биологического организма. Насколько бы привлекательно не выглядела сама идея, сознание, не видя опоры и подтверждения в сегодняшнем теле, отказывалось воспринимать перспективу как реальность. Правда, здесь Сергею очень помогло то, что после небольшого сеанса в капсуле оба родителя действительно чувствовали себя так, как никогда в последние годы. И этот заряд бодрости очень помогал их сознанию адаптироваться в новых условиях.
   Наконец также под предводительством полупрозрачного, но тем не менее манящего, силуэта Селены вернулись друзья, тут же принявшиеся наперебой рассказывать о небывалом физическом состоянии и душевном подъеме.
   - Это у вас эйфория, пройдет. Надо было им, Селена, еще и гормональный фон поправить, а то ведь теперь излишнее возбуждение не даст им возможности внимательно воспринимать разговор.
   - Не страшно, сейчас все устраним.
   В помещение буквально через минуту забежал небольшой дроид из разряда уборщиков, подскочил к пищевому комбайну, схватил манипуляторами два появившихся в нем стакана с немного мутноватой, но бесцветной жидкостью и притащил их к столу.
   - Выпейте, это поможет вам успокоиться. И не бойтесь, не отрава и даже должно быть вкусно.
   Друзья дружно попытались отказаться, но под строгим взглядом Селены, которая все это и организовала, устоять не смогли. Напиток оказался действительно неплохим, судя по тому, как мгновенно исчезло содержимое стаканов после первого же глотка.
   - Вот бы все лекарства такими были. Выпил, удовольствие получил, да еще и помогло, - облизывая губы, произнес Дмитрий.
   С показателями у друзей было все нормально. ИГС у обоих на уровне 97%. ИИ 168 у Дмитрия и 156 у Жоры. Хотя Сергей с самого начала был практически уверен, что все будет нормально, увидев результаты, он ощутимо расслабился. Волнения касались в первую очередь показателей ИГС. В развитом интеллекте друзей он не сомневался, благо знал их столько лет. А этот непонятный показатель, который никак видимо не проявлялся, внушал опасения. Конечно, любой результат не был бы фатальным. Окажись у кого-то недопустимо низкий ИГС, человеку все равно можно было бы найти занятие на базе, чтобы он не чувствовал себя бесполезным. И все же такой человек остро ощущал бы свою неполноценность по сравнению с остальными.
   Селена сообщила, что у обоих пациентов, как перед этим и у родителей Сергея были взяты образцы крови и спинного мозга для выращивания индивидуальных симбионтов. Процесс уже запущен и должен продлиться около двух недель. Это вызвало новый круг ажиотажа и обсуждений.
   Наконец все более или менее улеглось, напряженность спала, и можно было переходить к обсуждению стоящих перед маленьким коллективом задач.
   Потребовалось немало времени, чтобы объяснить, какими возможностями базы они обладают, и как устроен процесс управления всеми видами оборудования. Слишком фантастично звучало все, что говорил Сергей для неподготовленного уха обычного человека начала 21-го века. Здесь очень помогла Селена, которая одним своим видом и просто присутствием, являлась наглядным подтверждением технологического чуда. Особенно много вопросов вызвали симбионты. И не только вопросов, но и опасений. Согласиться на добровольное внедрение в организм, тем более мозг, инородного тела надо было иметь не только мужество, но и огромную веру. На ум невольно приходили примеры многочисленных фантастических книг и киноэпопей Голливуда, где подобные, хотя и намного более примитивные устройства служили средством внешнего контроля человека, а то и вели к прямому зомбированию. Но постепенно лед недоверия под напором совместных терпеливых разъяснений Сергея и Селены таял, и новые потенциальные члены команды стали проявлять все больший интерес и уверенность в своих силах. В какой-то момент они даже стали испытывать избыточный оптимизм, вдруг ощутив могущество новых возможностей. Сергею пришлось даже немного остудить энтузиазм слушателей. Но от участия в столь интересном мероприятии не отказался никто. Особенно порадовали Сергея родители. Они, уже смирившиеся с уходящей жизнью и всем в ней интересном, оставшемся лишь в прошлом, вдруг, поверив в новые возможности, буквально пылали желанием активной деятельности. И ведь это лишь после небольшой корректировки состояния здоровья. Что же будет, когда они пройдут процедуру омоложения?
   Сергей максимально подробно рассказал, какими технологическими ресурсами обладает база и другие объекты Сеятелей в системе. Но это была лишь вводная часть его выступления. Далее он описал, как по его представлению будет развиваться ситуация после того, как они уничтожат первый пиратский корабль. И сколько пройдет времени до того момента, когда у Земли окажется целый вражеский флот. Но больше всего слушателей поразило то, что их собственное инкогнито от землян удастся скрывать не дольше, чем наступит эта самая битва с пиратами.
   - Поймите, это один или пару кораблей можно уничтожить так, чтобы ни один телескоп с Земли этого не заметил. Подловить их, скажем, за Сатурном или Плутоном. Хотя и для этого планеты должны оказаться на одном векторе с направлением движения пиратов и Землей. Или хорошо, пусть все скроет пояс астероидов. Но вы можете себе представить, что будет происходить в небе, когда сойдутся вместе два флота. Да взрыв каждого уничтоженного корабля любого класса, даже просто ядерный взрыв промахнувшейся ракеты или торпеды будут сиять для Земли не хуже сверхновой. И таких вспышек будут десятки, а то и сотни. Миллионы людей безо всяких приборов смогут наблюдать в небе невиданную иллюминацию. А соответственно потребуют немедленных объяснений. СМИ по своему обыкновению тут же раздуют какую-нибудь информационную истерию о пришельцах или очередном конце света. Все мировые религии возопят о знамениях и наступлении судного дня. Реально на Земле неизбежно начнется настоящий хаос и бедлам. И нам придется прекращать этот хаос в самые кратчайшие сроки. А это означает, что к моменту генерального сражения у нас должно быть полностью сформировано сообщение для Земли с последующим ответственным предложением. И потом кто сказал, что нам предстоит всего одна битва? На сегодняшний день мы даже не представляем себе возможностей наших противников, их количественный военный и производственный потенциал. Мы даже не представляем себе в деталях, какие конкретно цели они преследуют, массово воруя землян. Рано или поздно, но нам потребуется помощь всей нашей планеты. А для этого мы должны будем если не владеть ситуацией на планете, то как минимум ее контролировать. И не стоит забывать, что на Земле имеются сообщники пиратов. И сообщники весьма могущественные.
   Постепенно до всех стала доходить грандиозность и сложность стоящих перед ними задач. И от эйфории все перешли в состояние глубокой задумчивости.
   - Давайте подумаем, что нам потребуется для решения всех этих проблем с учетом имеющихся ресурсов, а заодно попробуем разделить сферы ответственности.
   Жора, ты у нас единственный почти кадровый военный. Потому на тебе будут наши вооруженные силы и вся система обороны. Нет возражений?
   - Возражений, разумеется, нет, только я пока не ощущаю в себе таланта большого полководца. Тем более в космических баталиях. То, что я уволился в звании младшего лейтенанта не делает меня даже полноценным офицером.
   - Все фигня. После разученных профильных баз это будет раз плюнуть. А вот практический опыт командования, пусть и небольшого, дорогого стоит. Хотя придется и на тренажерах немало попотеть. И вообще, не волнуйтесь все. Конкретику будем прорабатывать после процесса обучения. Благо капсул для этого хватает. Кстати, о них. Димыч, на тебе будет вся медицина, управление комплексом, процесс выращивания и установки симбионтов. А заодно и производство искинов. Там технологии очень похожи.
   - Согласен. А скажи, на этом оборудовании можно лечить любые болезни?
   - Абсолютно любые. Более того, можно запросто отращивать утраченные или прооперированные органы. Есть оборудование, позволяющее на основе матрицы идеального организма, хранящейся в ДНК каждого человека, полностью восстановить его тело по образцу. Можно даже возраст при желании задать. По умолчанию он соответствует биологическому тридцатилетнему возрасту. Именно в этот период у человека раскрывается в полном объеме его интеллектуальный и творческий потенциал, заканчивает формироваться физическое тело, но не успевают накопиться существенные генетические дефекты. Хотя современные люди из-за плохой экологии и неправильного образа жизни все чаще начинают внутренне стареть, еще не достигнув тридцати. Что приводит к тому, что они с учетом увеличения общей продолжительности жизни большую ее часть проводят, старея и не получая полноты ощущений.
   - Фантастика. Да за одну возможность работы на таком оборудовании можно жизнь отдать. Это же все человечество можно сделать здоровым.
   - Со всем человечеством пока подождем. Есть куча вопросов и проблем, которые легко не решить. Уже сегодня общая численность людей на Земле превышает семь миллиардов. И это очень пагубно сказывается на состоянии биосферы планеты. Есть расчеты, сделанные по заказам правительств различных стран и показывающие, что даже использование всего арсенала возможностей по уничтожению себе подобных, как то глобальные войны, эпидемии уровня пандемии, природные катаклизмы, в том числе рукотворные, не могут обеспечить даже прекращение роста численности человечества. И уже в промежутке от 2050-го до 2100-го года оно может вырасти до критической величины в 12 миллиардов человек. Критической, потому что это будет гибель сначала для всего живого помимо человека, а потом и для него самого.
   - Но ведь теперь есть возможности прорыва в космос. Значит, этой проблемы не существует?
   - Опять не так быстро. На сегодня мы не имеем технологий межзвездных перемещений. Не знаю пока, не оставили их Сеятели вообще или спрятали до какого-то момента в нашем развитии, в любом случае их сейчас нет. Значит, мы зажаты в Солнечной системе, где в реальности больше нет планет, сразу пригодных для жизни. Сможем ли мы что-то создать, типа описанных в фантастике технологий кардинального терраформирования, чтобы создать еще где-либо приемлемую для жизни человека биосферу, не знаю. Я пока не добрался до библиотеки базы, где на кристаллах записано все наследие, оставленное нам Сеятелями. Но скорее нет, чем да. А потом, ты что всерьез собрался выводить в космос все человечество в его сегодняшнем виде? Да оно настолько психически больно, что ничего, кроме вреда это не принесет. Вместо обычных войн на планете из-за боязни ядерной зимы, тут же устроят космические ядерные войны. Неужели ты думаешь, генералы упустят возможность воспользоваться своими игрушками? Да и безо всяких войн проблем хватает. Загадить собственный дом, превратить его фактически в мусорную свалку, а потом слинять делать то же самое со следующим, это неправильно. Сначала надо навести порядок у себя.
   - Да, с этим трудно спорить.
   - Ладно, идем дальше. Я помимо общего командования возьму на себя планирование, анализ и всю техническую деятельность. Восстановление оборудования и управление процессом строительства кораблей. Никто не против? Батя. Ты же у меня заслуженный инженер-конструктор. Так что быть тебе главным производственником. Я тебе такую машинку покажу, закачаешься. 3D-принтер называется. Засовываешь в нее практически любое сырье, а на выходе имеешь любое изделие по ее гигантскому каталогу. Можешь даже что-то новенькое произвести, если сможешь сделать точные чертежи или показать Селене реальный объект для копирования. Для новенького надо точно все параметры описать. Там форма, размеры, точный состав материала. Как тебе?
   - А справлюсь?
   - А об этом мы тоже с тобой после выученных баз поговорим.
   - Теперь мама. Я тебе предлагаю самую ответственную работу.
   - И что же ты для меня, сынок, выдумал.
   - Будешь хозяйкой базы. Нам очень скоро потребуется куча дополнительных людей. Их будут сотни. Позже подумаем, где и как их набирать. Но готовиться нужно уже сейчас. Требуется полностью облагородить жилую зону, распланировать жилые отсеки и места общего пользования. Ну, ты в этом лучше меня разберешься. Можно сделать все, что душа захочет. Хоть лесистый парк, хоть морское побережье придумать и спланировать для отдыха с самым настоящим прибоем и пляжем. Вывезти все это с Земли, вывезем. По всем вопросам обращайся к Селене, она и подскажет, и поможет. Надо будет организовать нормальное питание для всех человек. Кто-то наверняка будет переселяться семьями. Члены семей тоже под тебя пойдут, если не окажутся спецами в профильных для других областях.
   - Ну ты на меня и взвалил.
   - Ничего справишься не хуже других. Зато ведь как интересно. Жора, твой отец ведь полжизни шахтером проработал?
   - Да.
   - Тогда ему прямая дорога обеспечивать нас необходимыми ресурсами. Кораблик шахтерский мы ему сделаем, пояс астероидов недалеко, базы необходимые выучит, будет добывать ресурсы. Потом наберет себе бригаду помощников. Ресурсов потребуется много. Так что поедешь, сразу с ним все оговаривай. Селена, а можно сделать портативный анализатор ИГС?
   - Можно, это элементарно. Не больше стандартной пачки сигарет получится.
   - Отлично. Дай команду изготовить десяток. Жора, сразу возьмешь один с собой. Сначала снимешь параметр, а уж потом говори. Если меньше 93-х покажет, то мы его к себе, конечно, заберем, омолодим и к делу пристроим, но без симбионта руководить направлением он не сможет.
   - Все понятно.
   - Дим. По твоей матери. Есть два взаимосвязанных направления как раз ее профиля. Во-первых, надо разобраться с библиотекой, кристаллами и хранящейся на них информацией. И вообще стать хранителем библиотеки. А то не успеем оглянуться, половину растащат. Во-вторых, рано или поздно, причем, скорее рано, на базе появятся дети. И их надо будет учить. Симбионт до 18-ти ставить нельзя, организм слишком быстро растет. Так что процесс обучения будет вполне обычный, только надо его оптимизировать под наши задачи. Приоритет - максимальное развитие интеллекта и творческих способностей в любой сфере. С этим, а также с любым наглядным пособием Селена поможет. Как считаешь?
   - Да вроде нормально, надо с мамой разговаривать. Но думаю. Ее это увлечет. Она ведь у меня учитель от бога, по призванию. К ней до сих пор бывшие ученики приходят пообщаться. Есть даже такие, что на зоне побывали, а как освободятся, так сразу к ней. Как к солнечному лучу в их беспросветной жизни. А сейчас в нашем образовании сам знаешь, что творится. Сплошные реформы, фактически уничтожающие далеко не самую плохую советскую систему. Но самое страшное, ничего не предлагающие взамен. Вместо небесспорной, но все же цельной системы, даем сплошной калейдоскоп не связанной между собой информации. Зато, как выразился бывший министр образования, будем на выходе иметь квалифицированного потребителя. Понимешь, не творца, не созидателя и даже не воина, а простого тупого потребителя, хорошо разбирающегося в модных трендах и брендах.
   - Успокойся. Все это известно. Тем более надо как можно скорее создавать альтернативу в виде целостной системы, максимально раскрывающей потенциал каждого человека. И раз твою маму это очень волнует, то ей и карты в руки. Если не мы, то кто? Для нее это должно стать самым главным аргументом. А мы все ей поможем. Порядок будет такой же, как у Жоры. Берешь анализатор, проверяешь, и если все в порядке, убеждаешь сразу применительно к будущим задачам. Да, и еще. Поедешь к маме, возьми с собой мою. Все равно завтра всех на Землю отправлять. Женщины одного возраста друг друга куда быстрее поймут. А они еще и знакомы тысячу лет.
   - Да, так точно будет надежнее. С Ириной Васильевной они быстрее найдут общий язык. А я еще долго буду убеждать ее в том, что не сумасшедший.
   - Хорошо. Тогда, если по предварительному распределению обязанностей вопросов больше нет, то, Селена, подготовь, пожалуйста, для каждого пакеты приоритетных баз знаний, которые будут необходимы для полноценной работы, и оптимальный порядок их освоения.
   А мы переходим к следующей проблеме. Где нам брать людей? Одних только пилотов штурмовиков и более крупных кораблей нам может потребоваться несколько сотен. А помимо этого будут нужны инженеры, производственники, техники, шахтеры и много всяких других специальностей. Те же учителя. У кого какие мысли есть? Только учтите. Нам пока нужен режим абсолютной секретности.
   - Сергей, после того, как ты расписал возможности имеющегося медицинского комплекса, я вот о чем подумал, - через пару минут первым заговорил Дмитрий. - Вспомни, сколько наших ребят с войны калеками вернулись. Кому они сейчас в стране нужны. Влачат жалкое существование на грани нищеты. Многие вообще одни остались, даже жены у кого были, не выдержали, сбежали. Мне кажется, эти люди на все пойдут, чтобы вновь стать здоровыми. Более преданных бойцов мы не найдем.
   - Идея прекрасная. И мы ее обязательно используем. Но есть несколько проблем.
   Во-первых, можно брать не всех, а только тех, кто окончательно не сломался. Сломанный человек, даже выздоровев, останется с искалеченной психикой. Можно, конечно, и ее выправить, но это долго и не всегда гарантированно. Ведь человек ломается тоже не просто так. Значит, есть у него слабина в душе. Сломался один раз, сломается и другой, как его не лечи.
   Во-вторых, лучше всего брать тех, кто смог семью сохранить. В этом случае мы будем иметь сразу двух сильных и очень мотивированных людей. Жена, не бросившая мужа-калеку, это и верность и сила духа одновременно. Новое общество как раз из таких людей и надо строить. Кстати, здесь подойдут ветераны-калеки всех последних войн, включая афган. Надо бы только предварительные тесты психики провести. У многих она войной так искалечена, что не дай бог. В любом человеке врага видят. Только проблем себе наживем. Но вот где мы этих людей возьмем? На улицах искать будем или в архивах копаться?
   - Тоже можно, но есть выход проще. У меня знакомый в Перми есть, очень хороший. И человек надежный во всех смыслах. Друг моего покойного отца. Я его с детства знаю. Возглавляет областной комитет ветеранов. Надо с дядей Васей поговорить, он нам любое количество данных на людей выдаст, причем сразу с характеристикой лучше всяких психотестов. Вот только как к нему с этим подойти? Взять и все рассказать?
   - Нет. Рассказывать пока ничего не надо. Тем более, все равно не поверит. Надо заинтриговать. Пусть выдаст первый десяток имен. Мы их вылечим, а потом ему просто одного или пару живьем покажем. Большего не потребуется. А надо будет, так и сюда его свозим, покажем. Нам на Земле свои агенты рано или поздно понадобятся. Ты, когда сейчас внизу будем, съезди к нему, поговори. Детали чуть позже обсудим.
   - Сын, а почему только калеки? Если нам ветеранов не только последних войн брать, но и с еще той. И вообще пенсионеров с боевым опытом. Что их на Земле ждет, кроме немощи и смерти? А закалка у них такая, что сегодняшних пачками за пояс заткнут. Большинство уже вообще одинокими остались. Хорошо, если еще дети опекают. А многих даже они побросали, разъехались в Москву или Питер за длинным рублем.
   - Браво, батя. Вот ты этим и займешься. Придумаем тебе, как говорится, легенду. Скажешь, попросили помочь из Москвы организовать целевую спонсорскую помощь для ветеранов армии и спецслужб в возрасте более 70-ти лет. Возьмешь контакты и поедешь.
   - А почему от 70-ти?
   - А потому, что у этих вся сознательная жизнь еще при СССР прошла. Сам говоришь, закалка. Не испачканы они за редким исключением нашим бандитским капитализмом. Так. Вроде бы парочка перспективных направлений найдена. Отлично, пока на этом и остановимся.
   - То есть как это остановимся? - Не выдержала Ирина Васильевна. Вы это что здесь устроить хотите. Наберете несколько сотен мужиков, сделаете их молодыми и на базе запрете? Да они от спермотоксикоза здесь через месяц все разнесут и на Землю в самоволку мотаться начнут. А если запрете, то только усугубите положение. И чем такие самоволки закончатся? Тут же поимеете себе на шею полный набор проблем от спецслужб до всевозможных СМИ. Вам это надо?
   - Серег, а ведь мать права, поддержал супругу отец. Девок надо практически столько же, если не больше.
   - Положим, гормональный дисбаланс легко и быстро исправляется в медкапсуле. Так что спермотоксикоз никому не грозит. Другое дело, что искусственное торможение психики неизбежно отрицательно скажется и на всем остальном. Так что в принципе ты права, мама. Но только где я вам сотни баб найду, да еще в полной тайне? А еще молодых и красивых? Воровать их что ли?
   - Зачем сразу воровать? Селена, а в медицинских твоих капсулах психику и внешность править можно?
   - Можно. И то, и другое.
   - А воспоминания удалять?
   - Тоже можно, хотя очень аккуратно надо все делать.
   - Ну вот вам и решение проблемы. Сколько у нас девок обиженных, которых какой-то гад изнасиловал и бросил. Всю судьбу искалечил. И ведь девки как правило красивые все, других редко трогают. Скольких длинным рублем и карьерой в модели поманили или даже уворовали, а потом по всему миру в бордели распихали. Да и просто сколько несчастных баб есть, которым бог красоты не дал, или травма какая заметная приключилась? Да если хорошо подумать, от кандидаток отбоя не будет. Тут только успевай твои психотесты проводить, чтобы какая шалава или стерва не затесалась.
   - Вот это ты мать дала. В яблочко. Как-то я про такие варианты и не думал. А ведь точно. Сколько одиноких и несчастных по разным причинам. Тут даже пока искать ничего на первых порах не надо. Селена, можешь прошерстить интернет и газеты хотя бы пока по нашему уральскому региону на предмет всяких случаев с молодыми женщинами?
   - С легкостью. Что конкретно искать?
   - Изнасилования, катастрофы, несчастные случаи без фатального исхода. Пока достаточно. Посмотрим на улов, оценим, потом дальше пойдем.
   - Слушаюсь, командир.
   - Тогда будем на этом заканчивать. Завтра перед отлетом еще раз пройдемся по индивидуальным заданиям на посещение Земли и начнем. Я вас на ту же поляну спущу, дальше на машинах своих поедете.
   - Если они там еще нас ждут.
   - Все в порядке. Там Сократ за ними присматривает. Никто чужой не объявлялся.
   - Погоди, Сергей. Раз пошла такая пьянка, можно я свою девушку заберу. У нас, кажется, все серьезно. Пока тебя не было, все и началось. Мы уже и жить вместе подумывали. Хотя я ее пока даже Жорику не показывал.
   - Ага, скрывает гад. Боится, отобью.
   - Дим. Не вопрос. Только процедура та же. Через анализатор, и в зависимости результатов будем смотреть, как задействовать. Ну и под твою ответственность, разумеется. Самое главное, чтобы не трепалась.
   - В этом отношении она у меня кремень.
   - Тогда проблем не вижу. Ладно, давайте расходиться, а то день получился тяжелый. Селена, покажи всем апартаменты.
  
   Глава 25.
   На следующий день Сергей доставил друзей и родителей на ту же поляну. Дальше им предстояло добираться до города обычным путем. Задачи каждого на ближайшее время были определены, оговорили и режим связи. С этого момента она становилась двусторонней. В кармане Георгия нашелся мобильник с логотипом известной фирмы. Вызванный Паук сцапал его и куда-то утащил. А через час притащил обратно вместе с еще четырьмя копиями, не отличавшимися ни внешне, ни внутренне от оригинала за исключением очередной шутки Селены. Теперь заднюю крышку аппаратов украшало не кокетливо надкушенное яблоко, а полноценный огрызок. Телефоны были полностью исправны и сохранили все исходные функции. Но добавилась еще одна. Определенное сочетание нажатых клавиш приводило к моментальному соединению с искином базы, а через нее, как через коммутатор, сигнал поступал на симбионт Сергея или телефон любого другого члена их команды.
   Самой важной задачей первого этапа было финансовое обеспечение. Жора надеялся не позднее следующего дня встретиться с мэром города и по совместительству хозяином банка, чтобы договориться о продаже золота. А само золото еще предстояло произвести. Технически в этом не было ничего сверхсложного. Промышленный 3D-принтер, находившийся на базе и уже полностью приведенный в рабочее состояние, именно он произвел телефоны, на самом деле представлял из себя сложнейший технологический комплекс, состоящий из нескольких блоков.
   Блок анализатора сканировал любое новое изделие до уровня атомов, фиксируя не только размеры и форму предмета, но и его молекулярный состав и плотность. Все данные заносились в хранилище местного искина типа "Демиург". Впрочем, тип, как и у "Эскулапа", управлявшего медицинским комплексом означал в первую очередь тип загруженного программного обеспечения и специализацию искина.
   Вторым блоком являлся блок трансмутации элементов. В его приемный бокс можно было загружать абсолютно любое сырье, на выходе получая именно то, что было нужно. Из атомов любого вида блок трансмутации мог произвести любые другие атомы пропорционально количеству имеющегося сырья. То есть для любого средневекового алхимика этот агрегат представлял собой образ того самого "философского камня", на получение которого они убивали все свое время и таланты. И кто знает, может быть сам этот многовековой поиск являлся попыткой воссоздания утраченных технологий Сеятелей, смутное описание которых кем-то и когда-то были найдены в тайных древнейших рукописях?
   Готовые атомы нужных видов в газообразном состоянии поступали в третий, производственный блок, где принимали требуемую форму и размеры уже в твердом состоянии, соединяясь в необходимой последовательности и количестве в готовые изделия.
   В принципе все то же самое можно было бы производить и на Земле, уровень овладения человечеством физических законов это позволял. Но вот энергозатраты на подобный способ производства оказывались настолько высоки, что даже производство золота или редкоземельных металлов оказывалось совершенно нерентабельным.
   Сергей же никаких проблем с энергией не испытывал. Реактор базы оказался работающим на антиматерии, а стержни на откопанном складе контейнерами с этой самой антиматерией. В реакторе частицы антиматерии поодиночке выпускались из контейнера в рабочую камеру, сталкивались с обычными материальными частицами, что приводило к их взаимной аннигиляции и выбросу огромного количества тепловой и световой энергии, позже трансформируемой в электрическую. Рабочая эффективность этого реактора была настолько высока, что его мощность превышало суммарный объем выработки электроэнергии всеми станциями Земли. А из объемов антиматерии всего одного стержня можно было произвести все мировые запасы того же золота. Причем, беря за основу обычную кремниевую породу. Кстати, вся порода из разобранного завала была рачительно использована, пополнив сырьевой бункер комплекса.
   Изготовлением сложных технических изделий, состоящих из множества узлов и деталей, занималась бригада инженерных дроидов в следующем помещении базы. Это было огромного размера пространство, частично заполненное различными конструкциями, позволявшими производить крупноразмерные изделия. Например, космические корабли малого класса. За время после перезапуска базы ремонтные дроиды под управлением Унимастера фактически полностью восстановили количество рабочих дроидов всех видов до штатного. И теперь база могла функционировать в полном объеме.
   Но для этого требовалось сырье. Для производства нескольких слитков золота его хватило бы и из камней, собранных на завале. А вот на что-то серьезное сырья катастрофически не хватало. И взять его можно было пока только на Земле. Именно поэтому Сергей, проводив друзей и родных, не вернулся на базу, а сначала перелетел в удаленное от любого человеческого жилья ущелье, где дроиды наполнили грузовое и штурмовое отделения бота под завязку камнями, а потом как стемнело, сделал еще пару рейсов на старую городскую свалку металлолома. Для принтера в принципе было все равно, какое сырье использовать, но приближенность его химического состава к целевому существенно сокращало затраты энергии, а Сергей с самого начала не хотел быть расточительным.
   Вечером следующего дня на связь вышел Георгий, сообщивший, что Макарыч, как он называл мэра, очень заинтересовался предложением и хотел приобрести примерно сто килограмм золота, спрашивал, в какой валюте и форме требуется оплата. По договоренности Георгий назвал рубли в наличной форме. Мэр попросил десять дней на подготовку денег. Встречу назначили за городом в уединенном месте. С каждой стороны должно было быть не более десяти человек. Георгий выступал гарантом сделки.
   Светить свои "инопланетные" возможности Сергей совершенно не собирался. Но и подставляться под возможный кидок со стороны бандитов не хотел тем более. Потому на встречу он решил заявиться на двух аппаратах, внешне являвшихся точными копиями российских БТР-80. Внутренности машин, особенно двигатели не имели с родными ничего общего и работали на совершенно ином принципе, но даже на слух имитировали полную идентичность. Управлялись машины малыми искинами на подобие тех, что планировалось ставить на космические штурмовики.
   Бот с Сергеем прибыл к месту встречи заранее и, окутанный системой маскировки, бесшумно приземлился примерно в паре километров от цели. Из открывшегося пандуса выехали два "БТР" и застыли в ожидании прибытия клиентов. В небо для контроля окрестностей взмыл небольшой дрон, передававший картинку прямо на симбионт Сергея, дублируя сигнал Селене. Место посадки бота было скрыто от взгляда возможных наблюдателей за точкой встречи небольшой рощей, а потому "БТР" не должны были привлечь к себе внимания до момента появления на сцене.
   Видимо, покупатель тоже решил подстраховаться, поскольку примерно за полтора часа до назначенного времени на месте встречи появилась пара вооруженных снайперскими винтовками наблюдателей, внимательнейшим образом, осмотревших местность метров на 800 вокруг и, не найдя ничего заслуживающего внимания, передали информацию по телефону. Сами же после этого разошлись в стороны и принялись устраивать лежку в нескольких сотнях метров в сторону.
   Практически точно ко времени на дороге появилась целая кавалькада машин, среди которых в первой Сергей узнал джип Георгия. Машины охватили полукольцом место встречи и из них посыпались вооруженные люди. Мэр пока не показывался. Машина Георгия встала чуть поодаль.
   Команда искинам, и две грозные боевые машины покатились навстречу. Сергей искренне забавлялся ошарашенными лицами клиентов, увидевших военных монстров, пыливших по дороге и ощетинившихся всеми штатными системами вооружения. Но больше всего смешил столь же обалдевший вид Жоры, которого Сергей тоже не посвятил в детали плана. БТР тормознулись в паре десятков метров от комиссии по встречи и замерли, слегка поведя башней с пушкой и пулеметами, как бы прицеливаясь. Раздался усиленный громкоговорителем голос.
   - Уважаемый Эдуард Макарович, я ничего не имею против двух дополнительных охранников с Вашей стороны, хотя разговор был о десятерых, но если Вы хотите совершить сделку без лишних проблем, прошу Вас дать команду снайперам встать и подойти к остальным. Один лежит в трехстах метрах к юго-востоку под небольшим кустиком бузины, а второй на западе в двуустах метрах за маленькой кочкой.
   С полминуты ничего не происходило, все замерли как на стоп-кадре. Затем, видимо, мэр отдал команду, и к группе охранников медленно присоединились еще двое.
   - Ну что ж, все нормально, пора выйти и переговорить.
   С этими словами Сергей покинул одну из машин и встал около нее. На встречу он оделся так, чтобы максимально соответствовать средствам передвижения. Высокие берцы и камуфляж дополняла балаклава на голове. Городок маленький, не хотелось быть узнанным.
   Вылез из своего джипа и мэр. Практически синхронно высокие договаривающиеся стороны двинулись навстречу друг другу. Присоединился к ним и Георгий, сохраняя нейтральный вид. Возможно, мэр с самого начала не планировал ничего криминального, и его снайпера были лишь страховкой. Возможно, на него неизгладимое впечатление произвел транспорт, привезший золото. Но так или иначе сделка прошла в обстановке дружелюбия и полного взаимопонимания. Правда, заняла достаточно много времени. Сначала восемь слитков общим весом 101,370 килограмм, которые Сергей из одного БТР с помощью Георгия притащил в деревянном ящике к покупателю, были внимательно осмотрены снаружи экспертом, приехавшим в свите банкира. Затем он же, достав портативный ультразвуковой анализатор, проверил слитки на плотность. Но, не успокоившись на этом и объяснив, что после истории с вольфрамовыми слитками в США, может быть всякое, попросил разрешение просверлить один из слитков.
   - Да хоть все, только дырка, стружка и испорченный слиток за ваш счет, - спокойно отреагировал на пожелание Сергей.
   Эксперт дождался разрешающего кивка мэра, расстелил прямо на земле нечто вроде скатерти, поставил в середину слиток, который долго и придирчиво выбрал, и достал из баула тонкое сверло. Внимательно посмотрев на цвет вылезшей стружки, он удовлетворенно кивнул. Все в порядке. После чего дело наконец дошло до и до второй части сделки. По знаку мэра один из его людей вытащил из машины и понес к ним два вместительных кейса.
   - Вот, все как договаривались. Здесь ровно 160 миллионов рублей с учетом округления и оговоренной скидки. Можете проверить.
   - Не сомневаюсь в Вашей честности, господин банкир. Вы в городе человек известный. Вам обманывать не с руки. Только мой Вам совет. Не стоит без крайней необходимости светить эти слитки или перед кем-нибудь хвастаться.
   - Да упаси господи. Это так, на черный день, в дальнюю каморку. А у нас может состояться еще такая сделка? Где-нибудь через пару месяцев я бы мог собрать примерно такую же сумму.
   - Не знаю, но поговорю с моими партнерами. Передам им свои хорошие впечатления от нашей встречи. Думаю, они будут не против. Связь через Георгия.
   - С Вами очень приятно иметь дело.
   - Взаимно.
   - Да, Георгий сказал мне, что свои комиссионные он получит с Вас?
   - Все верно, он в ближайшие дни перейдет к нам на работу, и я надеюсь, что с Вашей стороны возражений не будет. Вы ведь его отпустите? - Сергей таким пристальным взглядом впился в лицо мэра, что тот даже слегка поежился. Хотел что-то возразить, но украдкой взглянув еще раз на БТР, передумал.
   - Эх, жаль, конечно, но что поделаешь. У нас тут не тот размах. Отпущу, только сдаст все дела. А не подскажете ...
   - Не уполномочен.
   - Понимаю. Тогда всего доброго. Надеюсь, не последний раз видимся.
   - Все возможно.
   С появлением денежных средств настал черед закупок органического сырья. По итогам обсуждения с Селеной наиболее эффективных видов продуктов упор решено было сделать на различные виды зерна. В отличие от других видов растительного сырья и тем более продукции животноводства в зерне сохранялся жизненный потенциал растений. Это не был мертвый набор белков, жиров и углеводов, что существенно повышало ценность зерна для производства биологических картриджей пищевого и медицинского назначения. Дмитрий связался со своим знакомым на оптовой базе, а потом по его наводке с начальником отдела закупок областного мукомольного комбината. Тот за долю малую с энтузиазмом взялся решить любые проблемы с поставками зерна. Единственная сложность состояла в способе его транспортировки, чтобы не дать никому пищу для пересудов. В итоге остановились на варианте краткосрочной аренды Камаза с вместительным открытым кузовом. Вагон зерна перевозился им за две ходки.
   Зерно закупалось заводом, а потом перегружалось на Камаз, за рулем которого сидел Иван, один из сотрудников охранной фирмы Георгия, которого тот решил забрать с собой. Одинокий парень из детского дома был вместе с Георгием еще со второй чеченской, приехал по его предложению в Гремячинск и помогал создавать ЧОП. Полностью доверяя Ивану и не желая бросать его одного в чужом городе, Георгий убедил Сергея согласиться забрать его к ним в компанию. Благо люди все равно были нужны в большом количестве. А сейчас без них было просто невозможно обойтись. Для всех Георгий забирал Ивана с собой на новое место работы, что также было воспринято естественно.
   Сергей потом долго на базе под громкий хохот собравшихся, включая самого Ивана, рассказывал о выражении его лица, когда Иван в первый раз подогнал Камаз к назначенному месте и увидел, как из воздуха проявляется огромный летательный аппарат незнакомых очертаний. Георгий специально ничего не сказал тому заранее, пообещав лишь фантастический сюрприз. И сюрприз, надо сказать, удался. Надо было видеть горящие глаза детдомовского парнишки, когда Сергей ему объяснил, что именно он видит перед собой.
   Всего за несколько дней Камазами в бот, а им на базу, было переправлено десять вагонов зерна. Этого количества на первое время должно было хватить с запасом. С комбинатом расплатились, как и было оговорено, наличными. Как руководство завода собиралось списывать десять вагонов зерна, Дмитрий при передаче денег не интересовался, но по довольному виду главного закупщика, напоминавшего кота, сожравшего кринку свежей сметаны, понимал, что за этим дело не станет. Деньги будут поделены между всеми заинтересованными лицами, а зерно, зерно, видимо, по бумагам просто сгниет. В любом случае от имени директора завода закупщик выразил свое удовлетворение сделкой и партнером и предложил обращаться в любое время, если потребуются новые объемы.
   Пока друзья занимались сделками купли-продажи, родители Сергея провели операцию прикрытия по отъезду к родственникам на Дальний Восток. Пообщались со всеми соседями, с кем-то даже подняли по рюмочке на прощанье. Попросили присмотреть за квартирой.
   Ирина Васильевна навестила свою давнюю знакомую, мать Дмитрия. Вера Петровна сопротивлялась очень не долго. Да и не в сопротивлении было дело, скорее в осознании реальности предложения. А так все прошло даже легче, чем ожидалось. Оказывается, недавно вышел очередной приказ министерства о сокращении школ, и престарелую учительницу тут же начали активно выпихивать на пенсию. Да и озвученная идея опытного педагога действительно увлекла. Так что даже рассказ об омоложении прошел не более, чем приятным бонусом.
   Георгий за то же время сумел, толком ничего не рассказывая, вызвать к себе отца. И тоже надолго. Просто позвонил и заявил, что тот ему срочно нужен по важному делу и на длительный срок. Старик, не обремененный никем и ничем, сразу и даже с удовольствием согласился и прибыл в Гремячинск буквально через неделю. Дальнейшее было дело техники. Обалдевающих уже четверых стариков переправили на базу, практически сразу засунув в медицинские капсулы на процедуру омолаживания.
  
   Глава 26.
   Дмитрий, завершив зерновую операцию, созвонился с другом отца и отправился в Пермь. Разговор вышел не простым, но полезным.
   Здание, в котором расположился областной комитет ветеранов, представляло собой в первой жизни, очевидно, какой-то из многочисленных НИИ. Институты без государственного финансирования, а главное задач, давно закрылись, а их руководство волшебным образом превратилось в хозяев крупной недвижимости и прекрасно себя чувствовало, сдавая площади в аренду любым желающим. Наличие в здании комитета ветеранов было для арендодателя очень выгодным, оно проходило по разряду социальной помощи общественным организациям.
   Искомый кабинет Дмитрий нашел на третьем этаже в конце длинного коридора. Рядом с дверью скромная пластиковая табличка уведомляла, что здесь находится председатель областного комитета ветеранов боевых действий Пархоменко Василий Семенович. В небольшом предбаннике в лице грозного цербера расположилась тетка средних лет и необъятных размеров, явно видевшая свою главную задачу в отпугивании любых посетителей от любимого шефа. Лишь после представления Дмитрия и звонка начальству, ее взгляд вместе с легким кивком на дверь кабинета слегка смягчился, хотя остался подозрительным, как будто посетитель все же был очередным просителем денег, лишь по непонятной случайности допущенный к телу любимого руководителя.
   - Дима, привет, проходи, дорогой. Сколько же мы с тобой не виделись? Почитай с похорон твоего отца три года назад. Присаживайся, чаю или кофе? Мы, организация не богатая, но угостить чем всегда найдем. Или давай, по рюмочке коньячку, батю твоего помянем. Прекрасный был человек.
   Дмитрий не стал отказываться от приглашения. Отца помянуть стоило, а дядя Вася был одним из тех, с кем это стоило сделать точно. Дождавшись, пока секретарша, вплывшая в кабинет с изяществом линкора, поставит на стол чай, сахар и тарелочку с дольками лимона и закроет за собой дверь, Василий Семенович извлек откуда-то из-под стола початую бутылку коньяка и разлил по небольшим рюмкам.
   - Для особых случаев держу, "Реми Мартен ИКС О". Подарил кто-то из приятелей. Ну помянем, не чокаясь.
   Выпили, помолчали.
   - Давай рассказывай, как живешь, как дела на заводе, не женился еще?
   - Нет, дядя Вась, не женился. А с завода на днях уволился.
   - А что так?
   - Пригласили в одно интересное место по врачебной части. Подробности рассказать не могу, но очень интересно. Я, собственно, в этой связи и приехал.
   - Слушаю, - поняв, что разговор пойдет уже о деле, хозяин кабинета на всякий случай налив еще по рюмке, бутылку со стола убрал.
   - Только сразу предупреждаю, между нами. У тебя здесь как, - Дмитрий покрутил пальцем в воздухе и показал на ухо.
   - Чисто. И проверяю регулярно, да и кому мы нужны? А меня ты знаешь, из меня лишнего слова щипцами не вытащишь, рассказывай.
   - Организация, в которую я перешел, вроде как не секретная, но не светится, работает с экспериментальными медицинскими технологиями, которым нет аналога. Формально частная, а там, кто знает. Можешь себе представить, дядя Вася, что открыли способ заставить человека проявить регенерационные способности. Примерно так, как ящерица отращивает потерянный хвост.
   - Ты серьезно?
   - Абсолютно. На животных от мышей до свиней опробовано многократно. С людьми тоже была пара экспериментов. Успешно. Одному отрастили отрезанное ухо, другому кисть руки.
   - Знаешь, Дима. Если бы здесь сидел не ты, пацан, которого я десятками лет знаю, я бы тебя взашей выгнал. Извини, но звучит все это бредово и фантастично.
   - Знаю, дядя Вася. Не умею я красиво и убедительно говорить, а тем более не могу рассказать больше, чем могу.
   - Ну хорошо, а от меня-то тебе что надо, денег?
   - Нет. Деньги не требуются. Мне нужны калеки-ветераны. Пока хотя бы несколько человек, чтобы ты убедился, что все работает.
   - Как убедился? Ты мне их потом здоровыми приведешь?
   - Ну да.
   Несколько минут Василий Семенович сидел молча, глубоко задумавшись.
   - Темнишь ты, Дима. Так не пойдет. Что значит, я тебе людей дам. Это же на себя ответственность взять. А вдруг ты их на органы пустить решил. Подожди, - остановил рукой возражения, - ты-то нет, верю, но время сейчас такое, опасное. А потом, даже не беря в расчет всю фантастичность твоей истории, как ты собираешься быть дальше? Насколько я понял, реклама тебе не нужна. Деньги тебе тоже не нужны. Значит, что? Или исследования подпольные и не до конца отработаны, а это риск. Или это безумные деньги. А сам секрет технологии стоит столько, что за него войну могут устроить. И ты мне рассказываешь сказки, что дай, дядя Вася, мне нескольких калек, а я тебе их через какое-то время представлю здоровыми. И? От меня они куда пойдут? Хвастаться всем, что обрели оторванную руку или ногу? Сколько твой секрет после этого просуществует? Так что Дима, или ты колись до донышка, или иди своей дорогой, а меня не вмешивай.
   - Вообще-то никто их к прежней жизни возвращать не собирался. Работа им найдется.
   - Вот теперь ближе к истине. Но тут мы с тобой, дорого Дима, получаем сразу целый букет таких мыслей, что дурно становится. Ты во что вляпался? Ты понимаешь, что ты говоришь? Ты берешь бойцов. Калек, но бойцов. Делаешь их здоровыми и имеешь виды на их использование. Ученик средней школы скажет тебе по этим данным, что ты собираешь частную армию. Так? Тогда следующий вопрос, против кого, и кто за этим стоит? - Взгляд, устремленный на Дмитрия, был холодным и жестким. Теперь ничто в нем не напоминало о близких отношениях. Это был взгляд опытного волкодава, ветерана спецслужб. Всю свою сознательную жизнь Василий Семенович до отставки и этой синекуры провел в рядах спецназа ГРУ, получив первую офицерскую должность еще во времена СССР.
   Но на удивление, этот наезд вызвал у Дмитрия лишь расслабленную улыбку.
   - Что, дядя Вася, профессионализм не пропьешь? На мякине тебя, значит, не проведешь. Сразу суть видишь.
   Дмитрий на самом деле испытал огромное облегчение. Ему очень претило вешать лапшу на уши человеку, которого он искренне уважал и считал во многом образцом для подражания. Еще когда он готовился к этому разговору, он перед расставанием на Земле обсудил с Сергеем, что туфта может и не пройти. И либо придется уходить ни с чем, или вообще не ехать, либо надо будет объяснять все, как есть. В то, что дядя Вася тут же побежит сдавать их своим бывшим шефам, Дмитрий не верил категорически. Кем старый ветеран точно не был, так это идиотом, и то, что творится в стране, да и в его системе, знал прекрасно. А потому согласие на вербовку Дмитрием было получено, хотя и с пожеланием попытаться пока обойтись без лишней информации. Но проскочить на дурачка явно не получалось.
   - Дядя Вася, спрошу один раз, поскольку все на порядок серьезнее, чем ты можешь себе нафантазировать даже со своим опытом. Ты готов, что после моей информации твоя жизни изменится безвозвратно? Обратной дороги не будет. Точнее, если тебя что-то не устроит, то ты просто все забудешь. А для твоей секретарши и тебя, я просто заскочил к тебе по старой памяти повидаться с другом своего отца. Это я могу тебе гарантировать. Но если ты все узнаешь и согласишься с предложением, то назад дороги не будет.
   - Вербуешь, значит?
   - Нет, просто хочу, чтобы все было понятно с самого начала. Я отношусь к Вам с огромным уважением, а потому не хочу вилять. Впрочем, наверное, это можно было бы назвать и вербовкой.
   - И что, оно того стоит?
   - Без малейшего сомнения. То, что в Вашу жизнь вернется смысл, на порядок больший, чем сейчас, уверен на сто процентов. Да и ветеранам реальная помощь будет. Я ведь не шутил насчет регенерации.
   - Даже так? Заинтриговал. Ладно, рассказывай.
   - Рассказывать бесполезно. Надо показывать. Сможете сегодня отложить все свои дела? Только надо один короткий тест сделать. Мне придется тебя слегка уколоть.
   - Ладно, коли уж, изувер. А ехать далеко? К тебе в Гремячинск?
   Дмитрий посмотрел на индикатор непонятного собеседнику прибора после укола, удовлетворенно кивнул увиденному и ответил, убирая приборчик в карман.
   - Не в Гремячинск. А насчет далеко, как сказать. Сами поймете.
   - Уговорил, речистый. Тогда так. Давай махнем, раз налито, а потом ты меня внизу минут двадцать подожди, надо кое-что перенести будет. И я в твоем распоряжении.
   Дмитрий с улицы вызвал бот с Сергеем на окраину леса недалеко от Перми. Чтобы не искать друг друга договорились, что посадка будет по пеленгу телефона и в режиме маскировки.
   Наблюдать за Василием Семеновичем по дороге было одно удовольствие. Особенно за удивлением, когда машина, свернув на проселочную дорогу с шоссе, подъехала к лесу, скрытая от взглядов с дороги, и остановилась, развернувшись носом в поле.
   - И куда ты мена привез, Сусанин?
   - Минутку, дядя Вася. Сейчас все будет. - Дмитрий набрал короткий номер.
   - Вижу тебя, через минуту буду.
   Еще через минуту телефон Дмитрия зазвонил.
   - Медленно трогайся по прямой и никуда не сворачивай. Метров пятьдесят.
   На что Василий Семенович считал себя закаленным, не смог сдержать удивленного вопля, когда машина, медленно проехав с полсотни метров, вдруг стала задирать нос в небо. А через секунду вместо поля оказалась внутри вместительного трюма, в глубине которого стоял БТР. Сергей решил, что на бывшего военного вид знакомой боевой техники должен будет оказать успокаивающее влияние. Пандус за машиной медленно поднялся, отсекая вид поля. Наступила полная тьма. Впрочем, она продолжалась недолго. В трюме зажегся неяркий свет, а пол слегка задрожал. Увеличившаяся сила тяжести подсказала старому разведчику, что неизвестный аппарат, принявший их в себя, оторвался от земли и стремительно набирает скорость и высоту.
   - Однако, круто все тут у вас.
   - Выходим, дядя Вася. Пойдем, полюбуешься видами.
   А полюбоваться было чем. В соседнем отсеке, куда они прошли из трюма, открылись обзорные экраны, показывающие фантастическую картину уплывающей вдаль планеты.
   - Ни блям-блям себе пельмешек, - не громко пробормотал ветеран тайных операций. Чего-чего ожидал, даже подготовку государственного переворота. Но такого не смог придумать. Дима, ты теперь на инопланетян работаешь, или это наши разработки, скрытые от всех и вся?
   - Удивишься, дядя Вася, но ни то, ни другое. Это скорее частная инициатива группы лиц, случаем получившей доступ к наследию далеких предков.
   - Даже так? И какие же цели у этой частной группы лиц?
   - Подожди немного. Сейчас прибудем на базу, и все узнаешь. А пока понимаешь, почему я говорил, что обратной дороги нет?
   - Чего уж там, вижу. Ты теперь меня обратно на Землю не выпустишь?
   - Выпущу. Просто в зависимости от твоего решения ты или будешь работать с нами, или просто забудешь, где провел остаток сегодняшнего дня. Будешь думать, что мы до позднего вечера провели время в ресторане за воспоминаниями.
   - Это радует.
   - Ты пойми, дядя Вася. Тайна тайной, но мы же не звери. И цели у нас самые что ни на есть благородные. Может где опыта не хватает, да людей много надо. Но это не повод идти по трупам.
   Разговор прервался сам собой. Василий Семенович уткнулся в обзорный экран, на котором уже почти все пространство закрыла собой подсвечиваемая Солнцем поверхность Луны.
   Бот приблизился к базе, медленно залетел в распахнутые ворота шлюза и легко опустился на выдвинувшиеся опоры. Навстречу ему покатилась стена радужной пленки, вытесняя наружу вакуум.
   - Приехали, можно выходить.
   Разговор, в котором помимо Дмитрия принял участие Сергей, проходил в той же столовой, превратившейся по молчаливому согласию в своего рода кают-компанию.
   Георгий решил не терять времени и уже сутки находился в капсуле, занятый разучиванием профильных баз по своей тематике. Там же пребывал и прибывший с ним Иван. Из всей пока набранной компании лишь Елена, подруга Дмитрия, пребывала еще на Земле. Разговор с ней Дима все откладывал, не решаясь начать. Слишком уж необычное предложение он подготовил девушке.
   После рассказа Сергея, взявшего на себя ведущую роль по праву первооткрывателя, Василий Семенович долго задавал уточняющие вопросы, профессионально стараясь найти нестыковки. На этот раз Сергей, уже начавший уставать от бесконечных повторов своих приключений и всего остального, попросил Селену сделать запись его рассказа, искренне надеясь, что сам он это делает в последний раз.
   Наконец, Василий Семенович, откинулся на спинку кресла, сделал глоток уже из третьего по счету бокала с непонятным, но приятно бодрящим напитком и задумался.
   - Если все так, как вы говорите, ребята, а доказательств этому хватает, - он обвел рукой пространство, то откажется от вашего предложения только полный дурак. И убедило меня в этом не обещанная молодость. Бонус, конечно, приятный, но сам по себе жизненных смыслов не создающий. Убедили меня ваши цели. Надеюсь, что они искренние. Диму я давно знаю, на подлость он никогда способен не был, значит и его друзья должны быть такими же. Так что я с вами. Но насколько я понимаю, на базе мне делать особо нечего. Моя работа в том, чтобы подобрать вам бойцов. Так?
   - Так, Василий Семенович. И с молодостью Вам придется, увы, подождать. Общее оздоровление организма прямо сегодня и проведем, а вот внешний вид Вам лучше пока оставить, как есть.
   - Это точно.
   - А Ваша задача будет не только в подборе людей, которым требуется исцеление. Я бы хотел, чтобы она была шире. С Вашим опытом можно было бы попробовать постепенно создавать в стране агентурную сеть. Никаких заговоров мы, разумеется, не планируем, этого и в мыслях нет. Но рано или поздно нам придется обозначить для человечества свое присутствие. И вот тогда налаженные связи могут очень пригодиться.
   - Вот даже как вы меня видите. Не переоцениваете мои возможности?
   - Нет, дядя Вася. Из имеющихся кадров ты на сегодня единственный, кто вообще понимает что-то в этом вопросе. А тем более имеет практический опыт. Надо, можем дополнительные знания загрузить. Наверняка что-то из имеющихся баз подойдет.
   - Хорошо. Тогда давайте приступим к вашим процедурам. Утром мне надо быть у себя.
  
   Глава 27.
   За несколько месяцев лунная база преобразилась настолько, что Сергей ее едва узнавал. Казалось, только что он первый раз ступил из портала на гулкий пол огромного пустого и абсолютно темного ангара, вздымая легкие облачка вековой пыли. А теперь на базе с трудом можно было найти место для уединения. Кроме личных апартаментов. Даже в центре управления базой, куда сводилась информация о происходящем во всех ее секторах, а также сканировалось пространство Солнечной системы и собирались данные с планетарных информационных сетей, постоянно находился дежурный. Численность обитателей базы перевалила за пять сотен человек, среди которых было даже с десяток детей различного возраста. И это было только начало.
   Приток новых "поселенцев" за счет направляемых на исцеление калек-ветеранов и отдельных заслуженных пенсионеров не прекращался и давно стал напоминать конвейер. Вся сотня реаниматоров была занята без перерывов. Стоило освободиться одному аппарату, как его тут же занимал следующий доставленный с Земли пациент. Регенерация конечностей в зависимости от тяжести случая и давности происшествия занимала в реаниматоре от двух до четырех недель. А на Земле уже даже начали появляться даже списки очередников.
   С пенсионерами было проще. Две недели в обычной медицинской капсуле, и человек уже готовивший себе место на кладбище, превращался в тридцатилетнего красавца полного сил и здоровья. Но из тысячи капсул на эти цели было выделено всего около сотни. Остальные находились в резерве или использовались регулярно для ускорения процесса изучения профильных баз.
   Всего мощность базы была рассчитана примерно на десять тысяч жителей. Но Сергей с товарищами собирались остановиться примерно на пяти.
   Было решено создать отряд пилотов штурмовиков в количестве пятисот человек. Корабли для них уже запустились в производство и накапливались на отдельной летной палубе базы. К полетам пока еще никто не приступил, но уже две сотни будущих боевых космолетчиков проходили интенсивную подготовку на тренажерах, либо изучали пилотские базы в капсулах.
   До штатной численности в три тысячи человек планировалось довести будущий десантно-штурмовой отряд. У этого отряда было две основные задачи и соответствующих им программ подготовки. Охрана баз на Луне и Фобосе, включая поддержание правопорядка, а также абордажные операции при столкновении с противником. Абордажными командами по двадцать человек, не считая боевых дроидов, должен был быть укомплектован каждый боевой сторожевой корабль. Их производство в самое ближайшее время планировалось развернуть на производственном комплексе Фобоса. Для этого к переселению на базу, скрытую в толще марсианского спутника, уже активно готовились два десятка человек. Для этого им пришлось пройти обучение по программам "Производство" и "Управление инженерными дроидами". Задержка была только в производстве корабля, которых должен был обеспечить их доставку.
   По мере производства боевых сторожевых кораблей население "Фобоса" должно было возрасти еще на две сотни человек за счет экипажей сорока сторожевиков, базирование которых было предусмотрено в этом месте. Каждый сторожевик имел на борту команду из пяти человек. Общий план производства предусматривал создание сотни кораблей этого типа. Остальные шестьдесят имели порт приписки на Луне.
   Около сотни человек должны были осваивать шахтерское ремесло в поясе астероидов и на Юпитере, из атмосферы которого планировалось брать сырье для производства корабельного топлива. Отец Георгия, Юрий Тимофеевич, бодро принялся за изучение особенностей столь привычного ремесла в непривычных условиях космоса. А уж организаторского опыта и таланта бывшему руководителю горнодобывающего комбината было не занимать. Впрочем, "Тимофеевичем" он был в прошлом. Все старики, прошедшие процедуру омоложения, включая женщин, категорически запретили кому-либо на базе вспоминать их отчества. А уж упомянуть вслух, не дай бог.
   Несколько десятков человек нашли себя в других областях. На производстве, науке или медицине, помогая Дмитрию. Например, его подруга, Елена, которая после некоторых сомнений все же решила последовать за ним в небеса, взялась, пройдя профильное обучение, за управление системой по выращиванию искинов различного класса и типа. А сам Дмитрий не вылезал из капсулы, пока не освоил все медицинские базы до 6-го уровня. Теперь он не только легко и быстро подстраивал параметры капсулы, оптимальные для конкретного пациента, но и взялся за разработку индивидуальных смесей для каждого обитателя базы, с помощью которых ускорялся процесс освоения баз знаний. Да и восстановление организма происходило проще и быстрее.
   Половой состав населения базы был почти сбалансирован с небольшим преобладанием мужчин. Но для Сергея, да и для Георгия огромным удивлением явилось то, что подавляющее большинство женщин почти без раздумий выбирали боевые специальности. Очень многие стремились стать пилотами штурмовиков или хотя бы войти в экипаж сторожевых кораблей. Были и такие, кто записался в десант и не хотел слышать ни о чем другом. Жора сначала громко возмущался тем, что ему придется командовать "юбками", но в итоге смирился. А когда поближе познакомился с результатами тестов на тренажерах, увидел девичье упорство на тренировках, успокоился окончательно, выкинув проблему из головы. Ему даже стало нравиться наличие решительных девушек в подразделениях. Глядя на них, мужики чтобы не опозориться, стали тянуться изо всех сил.
   Ирина (в прошлом Владимировна), мама Сергея, столь рьяно взялась за благоустройство территории базы, что по ее настоянию площадь этой зоны была увеличена в три раза. За счет расширения всей базы. В виду неготовности к полетам шахтерских кораблей вспомогательные автономные дроны, подготовленные для них были задействованы в прокладке новых тоннелей и полостей в теле Луны. Сергей сначала хотел воспротивиться этому начинанию, поскольку увеличение площади базы было связано с довольно сложным процессом ее частичной разгерметизации при снятии части стен, а затем новой изоляции образованных помещений. Но справились. И теперь на лунной базе было несколько настоящих парковых зон. Ляпнул Сергей в начале, что можно устроить пляж, получите и распишитесь. Сто метров настоящего кораллового пляжа с мельчайшим белым песком в ширину и целых сто метров натурального моря в длину. Реальные кокосовые пальмы, вывезенные с одного из необитаемых индонезийских островов, довершали полноту ощущений. Естественность тропического курорта обеспечивалась постоянно видоизменяющейся голограммой, создававшей зрительную перспективу морских просторов и движения на "небе" Солнца. Иллюзия была настолько великолепной, что "солнце" даже испускало весь спектр причитающихся ему волн, даря тепло и радость посетителям этого чудесного места. Кому-то показалось симпатичной идеей тут же устроить в уголке самый настоящий бар, напитки в котором производил неутомимый комбайн. А вот барменом вызвалась быть одна из жен исцеленных ветеранов.
   Видя бешеный успех своей первой затеи, Ирина не остановилась на достигнутом и создала еще кусок настоящего смешанного леса, в котором наличествовали зоны березняка и соснового бора, небольшие поляны для уединения и извилистые тропинки для неспешных прогулок. Были записаны голоса десятков различных земных птиц, которые теперь в случайном порядке звучали под сводами этого "лунного" леса.
   На этом ее активность по части создания коллекций заповедных уголков вынужденно затормозилась. Нехватка техники, способной опускаться на Землю была такова, что выполнив эти заказы, Сергей все последующие отложил в долгий ящик. Но Ирина не унывала. Она активно переключилась на создание разнообразных пунктов "общепита", придумав концепцию специализированных заведений национальной тематики. Понятно, что пищевой комбайн может выдать по заказу любое блюдо, имеющееся у него в каталоге. Все комбайны были стандартными. Но с помощью Селены каталог каждого из них был искусственно заблокирован за исключением блюд определенной национальной кухни. Которым комбайн еще пришлось учить, доставляя на анализ образцы с Земли. Но итог стоил любых усилий. Народу так понравилась эта идея, что люди с удовольствием каждый день ели в каком-нибудь новом месте. Ряд женщин, не изъявивших желания записаться в ряды пилотов и десантников, вызвались поработать официантами в подобных заведениях. Любой труд на базе изначально признавался равноценным. А народ подобрался такой, что сачков не было в принципе. Так что все кафешки сами собой разделились на пункты быстрого питания и рестораны, для которых подбирались изысканные интерьеры, и где посетителей обслуживали живые люди.
   Сергей, хоть и понимал, что все творимое Ириной, идет базе на пользу, но сначала воспринимал ее проекты скорее как некую блажь, вынужденно отвлекающую время, силы и ресурсы на второстепенные моменты. Лишь позже он осознал, какое великое дело сотворила мама. По расчетам до момента выхода на официальный контакт с Землей должно было пройти от двух до трех лет. И все это время подавляющее большинство обитателей базы было на ней заперто без права посещать планету. Это диктовалось политикой безопасности. Да, все люди соглашались на такие условия заранее. Но это не облегчало их быт. Мало радости быть изолированным в замкнутом пространстве, пусть и немалой площади. Рано или поздно это было способно вызвать апатию или, напротив, неожиданные всплески раздражения. Теперь же обитатели базы получали в свое распоряжение сразу несколько настоящих природных уголков и сервисной инфраструктуры, способствовавших полноценному отдыху и расслаблению.
   Вера (в прошлом Петровна) с головой ушла в разбор научно-информационного наследия Сеятелей. Уже через неделю после своего первого посещения библиотеки, она примчалась к Сергею и буквально потребовала набирать среди пенсионеров не только ветеранов войны и спецподразделений, но и ученых из разных областей. Идея оказалась здравой. Постепенно сформировались научные сообщества в целом ряде областей знания. Приоритет отдавался физике, химии, биологии. Часть "завербованных" ученых на Земле была давно не удел и тихо доживала на своих дачах или квартирах, интересные разве что своим детям и внукам. Да и то не всем. Многие попросту оказались брошенными. Такие, поняв, что им предлагают, и что речь не идет о шутке, давали согласие мгновенно. Удивительно, но на базу переехал и ряд ученых, до сих пор трудившихся в своих институтах и даже занимавших в них серьезные должности. Интерес к получению новых знаний и жажда научных открытий оказались настолько велики, что их даже не остановила невозможность публикации результатов исследования.
   В лучших советских традициях в библиотеке образовалось несколько фондов с информационными кристаллами. Первый был открыт для всех. В свободном доступе находилась информация, обладание которой после консультаций с Селеной было признано безопасным. Сюда относилась, например, история освоения Сеятелями Земли, рождение человечества и его собственная неискаженная история. Здесь же хранилась информация об истории Вселенной и этапам ее формирования. Любой из кристаллов данного фонда выдавал по запросу информацию прямо на симбионт заказчика. В другой фонд вошли кристаллы с научной информацией. Доступ к нему был открыт только ученым и руководству Базы. И, наконец, третий закрытый фонд содержал кристаллы с потенциально опасной информацией. К нему доступ бал только у Веры и Сергея. Любой другой обитатель базы мог его получить только с его разрешения. Последнее, впрочем, не означало, что на кристаллах данного фонда содержалась какая-то жуткая тайна. Например, там была информация обо всех видах энергетического и кинетического оружия, принципах его действия и технологиях производства. Эта информация в частичном объеме использовалась на практике при создании систем вооружения кораблей, строящихся на базе. Тот же Степан (Андреевич), отвечавший за все производственные процессы, на ее основе программировал создание оружия для кораблей и десанта. Но выкладывать информацию такого плана в свободный доступ было признано излишним.
   В какой-то момент взбунтовалась Селена. То есть настоящим бунтом это не было, но срочно потребовалось несколько искинов-помощников. Ее собственной мощности перестало хватать для полноценного контроля всех процессов на базе, одновременно контролировать пространство и собирать информацию в земных сетях. Селена угрожала стать предельно занудной и затягивать решение любых вопросов, кроме имеющих высший приоритет. Пришлось пойти "девушке" навстречу и срочно запустить процесс создания сразу семи искинов ее класса мощности. Из них всех Селена собиралась устроить единый кластер под собственным управлением.
   Все были заняты делом, но больше всех доставалось Сергею. Он, как руководитель базы требовался одновременно всем и постоянно. Пришлось немало попотеть, прежде чем из аморфной структуры и хаоса образовалась относительно стройная система управления хозяйством. Был образован Совет, в ведение которого находились все вопросы жизнедеятельности, а также разрешение споров между различными службами. Возглавил его, разумеется, сам Сергей. Помимо него в Совет вошли все руководители служб и направлений. Никакой демократией в Совете не пахло. Все итоговые решения принимал Сергей. В том случае, если руководители служб, вступивших в конфликт при помощи остальных не находили взаимоприемлемого решения проблемы. То есть члены совета имели право совещательного голоса. Но для страховки была выработана одна оригинальная процедура. В работе Совета неизменно принимала участие Селена. И она в случае, если большая часть Совета настаивала на принятии другого, нежели хотел Сергей, решения и приводили для этого достаточно веские аргументы, могла наложить на решение Сергея вето. Таким образом, исключалась возможность необоснованного самодурства. Сам Сергей отнесся к этому не только философски, но и положительно. Более того, лично настоял на принятии еще одного решения по руководителю, то есть себе. В том случае, если весь Совет единогласно настаивал бы на его смене и был поддержан Селеной, то он должен был уйти со своего поста. Сроки исполнения Советом своих обязанностей не определялись. Зачем менять людей, хорошо справляющихся со своими обязанностями? Но Селене при этом вменялось в обязанность присматриваться ко всем обитателям базы, выделяя управленческие таланты, у кого они проявлялись. В свете неизбежного в будущем расширения населения базы, а потом и создания новых баз, это было необходимо.
   Не остался в стороне от активной работы и Сократ, пребывающий в одиночестве в своем Центре под уральскими горами. Сергей воспользовался еще раз порталом и заявился к нему в гости переговорить о включении Центра в общую схему работы. А перед этим, чтобы задобрить заскучавший искин, к нему была переброшена целая бригада ремонтных ботов с большим количеством всевозможных ЗИПов. В течение месяца они приводили хозяйство Сократа в полный порядок. И теперь были восстановлены все функциональные возможности Центра. Предложение Сергея заключалось в том, чтобы с помощью дроидов пробурить крупногабаритный выход из Центра на поверхность и использовать Центр или какую-то его часть в качестве перевалочной базы. С ростом населения базы и неизбежным увеличением потребления ресурсов возможностей даже нескольких десантных ботов стало не хватать. Да и опасность засветиться была выше. На использование всего Центра Сократ разрешения не дал, что Сергей списал скорее на его ворчливость, но согласился с самой идеей. В промежутке между Центром и поверхностью был устроен большеразмерный шлюз, одновременно склад. А часть самого Центра Сократ согласился переделать в помещения жилого сектора. Теперь для доставки новых людей и частично грузов полеты с Луны не требовались. С этим отлично справлялся портал.
   Спустя пять месяцев после начала освоения базы первые шахтерские корабли были готовы к вылету в пояс астероидов, а транспорт, произведенный для внутрисистемных перевозок, должен был стартовать на Фобос. Пора было поднимать производство и кораблестроение на этой базе. Но Сергей испытывал нарастающую тревогу. Каждый раз, когда он готовился отдать приказ на подготовку к старту, что-то его тормозило почти физически. С некоторых пор он стал замечать в себе обострившееся интуитивное предвидение, что вполне укладывалось в сроки пробуждения пси-активности. Он внимательно стал прислушиваться к своим ощущениям и сверять их с результатами или происшествиями. Интуиция работала как часы. Не стал отбрыкиваться от своих предчувствий Сергей и сейчас. Осознав, что именно его тормозит, он принял решение приостановить любые вылеты в космос. И не ошибся.
   Ранним утром, а база жила по уральскому времени суток, в симбионтах всех руководителей базы раздался сигнал тревоги, поднятый Селеной. В систему вошел неизвестный корабль. В тот же момент на базе была запрещена любая деятельность, связанная с излучением энергии. Все немедленно собрались в центре управления и стали внимательно следить за развитием ситуации. Корабль среднего даже ближе к крупному типоразмера вынырнул из гиперпространства недалеко от орбиты Урана и стал, стремительно ускоряясь, приближаться к Земле. Вскоре датчики охранных зондов, работающих в пассивном режиме, позволили рассмотреть прибывшего крупным планом. Никто из людей ничего не понимал в типах и названиях кораблей, но Селена сообщила, что по всей вероятности это небольшой крейсер. Небольшой по меркам Сеятелей. В длину корабль достигал более шестисот метров. Также не возникало никаких сомнений в его военной принадлежности. Крейсер летел, ощетинившийся орудийными турелями во все стороны.
   - Смотрите, смотрите. Особенно ты, Жора. Смотри и думай, сколько и каких тебе понадобится наших малышей, чтобы справиться с этой дурой. А таких будет много.
   Приблизившись к Земле, крейсер замедлился и остановился на высокой орбите. Его окружало поле маскировки, делающее корабль совершенно невидимым для любых радаров и систем визуального наблюдения землян. Но для зондов, созданных по технологиям Сеятелей, корабль по-прежнему был как на ладони.
   - Включи трансляцию для всех на базе. Прямо на симбионты, - попросил Селену Сергей. - Пусть все понаблюдают и проникнутся. А то уже пошли разговорчики, что никаких пиратов нет и быть не может. Пусть увидят, как из землян делают рабов. Злее драться будут.
   В этот момент из отсеков крейсера в направлении поверхности планеты стартовало сразу несколько челноков. Один направился к территории США, сразу два опускались в безлюдных горах Центрального Китая, еще один нырнул куда-то в район Египта, а последний опускался недалеко от Москвы. В зале буквально ощутимо повисло чувство ненависти к пиратам, но еще больше к тем, кто был их сообщниками на планете.
   - Я зафиксировала перед вылетом челноков короткий радиообмен корабля и поверхности. На Земле абонент находится где-то в районе Северо-Западной Европы. Точнее не запеленговала, слишком короткий сигнал. Наверняка кодирован. Но я его записала.
   - Сможешь разобраться?
   -Да, но потребуется пара часов.
   Челноки пробыли на поверхности Земли не более получаса. Почти одновременно, так же как и садились, боты поднялись и вертикально ушли в небо, направившись по кратчайшей траектории к кораблю. Еще полчаса, и крейсер, набирая скорость, стал удаляться.
   - Простите нас, люди, - тихо проговорила Ирина. - В этот раз мы ничем не смогли вам помочь.
   - Но мы обязательно отомстим, - так же негромко закончил Георгий.
   И только тогда Сергей понял, что все это время просидел, сцепив зубы и сжав до посинения кулаки.
   На разгон и уход в гиперпространство ему потребовалось почти пять часов. Напряжение падало с людей на базе еще медленней. Очень многие оказались шокированы той наглостью и легкостью, с которой была совершена эта пиратская операция. Но теперь больше никого не требовалось в чем-либо убеждать или что-то доказывать. Все прекрасно понимали, что до следующего рейса пирата у них есть всего полгода. И они обязаны успеть. Никто не хотел становиться свидетелем еще одного массового похищения землян. Работа пошла на износ.
  
   Глава 28.
   Владимир Иванович Гришин, начальник аналитического управления ФСБ по Уральскому федеральному округу просматривал ежемесячные отчеты, подготовленные его сотрудниками. Работа аналитиков в последние годы стала намного проще. Большую ее часть выполняли мощные современные компьютеры, которым главное было скормить всю поступающую информацию о происходящих в зоне ответственности управления событиях. А дальше сиди и отслеживай то, что выбивается из естественного фона.
   Внимание привлекла справка, посвященная исчезновениям людей.
   В том, что люди периодически исчезают, не было ничего удивительного. Происходить это может по совершенно различным причинам. Кто-то бежит от долгов, кому-то не повезло нарваться на убийцу, сумевшего спрятать труп. Других отловили, хоть за те же долги, и продали в рабство. Бывали случаи, когда человек пропадал и без посторонней помощи. Особенно на Урале, где хватало безлюдных мест, в которых запросто мог пропасть без вести человек. Но по долгу службы все такие случаи, как и любой криминал, отслеживались. Самими пропажами занималась полиция. А вот отслеживание статистических трендов по всем видам преступлений и пропаж людей входило в обязанности аналитического управления ФСБ. До определенного уровня флуктуаций ситуация ничем не привлекала к себе внимания. Но стоило обозначиться явной тенденции, как появлялась работа для более углубленного анализа.
   Справка, которую читал Владимир Иванович, как раз и была результатом такого анализа. В ней четко обозначался существенный рост происшествий такого рода, начавшийся несколько месяцев назад и имевший явный восходящий тренд. В последний месяц цифры достигли величин, которые естественным набором случайностей объяснить невозможно. Особенно наглядно это было видно на графике, отражавшем рост явления в процентах. Рост оказался кратный. Да и в количественном отношении впечатлял. За несколько месяцев исчезло несколько сотен человек.
   Начальник управления несколько минут всматривался в графики и цифры, затем перешел к подробностям. Аналитик, заинтересовавшись проблемой, достаточно глубоко изучил вопрос, структурировав пропавших по всем возможным объединительным признакам. Вырисовывалась достаточно четкая, но совершенно непонятная картина. Наибольшая группа исчезнувших относилась к увечным ветеранам последних войн и конфликтов. Причем, некоторые исчезли вместе с семьями. Точнее все, у кого она была. Таковых набралось аж несколько сотен человек. На втором месте шли ветераны. Но и здесь была особенность. Все они были в прошлом кадровыми военными или сотрудниками спецподразделений. Много было летчиков. В этой группе счет шел на десятки. Третье место занимали молодые женщины. Можно было списать на случайность, но аналитик раскопал, что практически у всех в прошлом была какая-то трагедия. И все они были одинокими. Завершала структурный анализ группа ученых. Все в возрасте. Часть пенсионеров, но были и еще работавшие в различных НИИ. И все относились к трем видам наук. Физика, химия, биология. Для корректности в справке присутствовали и другие люди, но там никакой единой особенности не просматривалось. Да и было их по количеству, соответствующему обычному фоновому уровню. А весь взрывной прирост обеспечивался именно указанными четырьмя группами.
   Полковник отложил справку, решив для начала подумать о явлении самостоятельно. Он часто так делал, когда не хотел, чтобы мнение и выводы аналитика влияли на его собственные.
   Искалеченные ветераны. Кто без ноги, кто без руки, а то и еще хуже. Кому могли понадобиться совершенно недееспособные люди? Если их похитили, то с какой целью? На ум приходит только убить и пустить на органы, либо захватить квартиру. К сожалению, служба давно приучила полковника быть циничным и не впускать в душу осознание ужаса происшествий. Без этого рационально анализировать различные случаи было невозможно. А потому и сейчас сознание даже не задержалось на мысли, кто мог пойти на столь чудовищные преступления, да еще в массовом порядке. Деньги и жадность стояли за большинством из них. Если найти и правильно определить мотив, то можно было реально выйти и на преступников. И именно в этом он видел свою задачу. Из двух предположений во второе отлично вписывалось то, что семейные исчезли в полном объеме. Еще всех этих людей объединяло наличие боевого опыта. Но всю ценность этого опыта сводила на нет искалеченность людей. То есть в качестве бойцов они никому не могли быть нужными. А если не в качестве бойцов, а как инструкторы? Тоже сомнительно. Инструктор обязан не только знать все в теории, но и быть лучшим на практике. А с этим в нашем случае беда. Квартира все же более вероятная причина. Пометив себе в блокноте поинтересоваться историей с квартирами пропавших, Владимир Иванович перешел к мыслям о пенсионерах. Подумав, объединил для себя две группы в одну. Ученые тоже были все в возрасте. И все пенсионеры, пусть часть и работающая. С ними со всеми та же история. Все одинокие. И та же вероятная причина исчезновения - квартира. Но в таком случае почему все пенсионеры лишь кадровые офицеры и ученые. Да и разброс наук не сказать, чтобы очень большой. Скорее похоже на целевой отбор. Вот только кому потребовались люди, уже растратившие целиком или почти полностью свои жизненные силы. Да, у них есть богатый опыт и знания. Но как практические работники они все уже никакие. Науку в наше время двигают молодые и злые, еще не растерявшие идеализма и упорства, как и рвущиеся к признанию и материальным благам с ним связанным.
   Женщины. Одинокие. Молодые, но с проблемами. Ну это понятно, одиноких проще украсть. Опять же квартира. И тоже некоторые вместе с родителями пропали. Хотя если посмотреть на все вместе, то интересная картина вырисовывается. В остальных категориях почти исключительно мужчины. Если не считать членов семей, но их немного. А одинокие женщины для баланса? Какая-то все же чушь получается. Нет ни одной цели, ради которой можно было бы набрать такую странную и разношерстную компанию.
   Посмотрим, что нарыл аналитик. Так-так. Шел тем же путем, только еще успел выяснить, что ни у кого из пропавших квартира не продавалась. Ждут, пока все уляжется? Так ведь никакого шума и нет. Как раз самое время быстро через подставных продать и три раза перепродать. И не продана ни одна. А это само по себе говорит о многом. Получается, все собираются или собирались вернуться. Если похищение ради квартиры, то уж какую-то часть точно бы уже скинули. Уехали сами? Но куда?
   Ого! Аналитик предполагает, что где-то создан закрытый научный центр военной направленности. А калеки используются для работ, в которых не требуется подвижность. Сидеть за мониторами две ноги не нужны. Почему калеки? А с ними проще договориться. Они брошены и с радостью пойдут на обеспеченную жизнь даже в закрытом городке. Жены, кто раньше не сбежал, понятное дело, с ними. Ученые, понятно, по своей прямой специальности потребовались. С девками тоже все ясно, обслуга. И куча одиноких мужиков в качестве бонуса. Там ведь и охрана должна быть. Причем, кадровая. А вот пенсионеры вписываются в эту идею слабо. Точнее никак не вписываются. Один из уровней охраны? Глупость. Как наставники? Тоже лишь теория. В современных технологиях тоже явно не сильны.
   Не складывается картинка. Но самое главное, очень трудно понять, что делать. Если начинать копать, а это на самом деле какой-нибудь сверхсекретный проект государства, то прилететь может так, что мало не покажется. А если нет, тогда рано или поздно прилетит за бездействие. Надо что-то выбирать.
   Задумавшись на несколько минут, Владимир Иванович, взял справку, положил в отдельную папку и упрятал в сейф. Пусть отлежится, но аналитику отбой не даем. Посмотрим пару месяцев, как будет развиваться ситуация. Потом решим, что делать дальше. В архив или на доклад руководству.

*****

   Также задумавшись, рассматривал в своем кабинете агентурное сообщение, присланное из Москвы, Мартин Джонс, начальник управления ЦРУ по России. В сообщении говорилось, что за непродолжительное время в стране пропал ряд ученых достаточно высокого уровня. Все они занимали важные посты в своих институтах и не планировали никаких изменений. Двое недавно побывали в поездках на Западе, один собирался вскоре на научную конференцию в США. Вдруг все неожиданно написали заявление и уволились, не объясняя причин такого шага. После увольнения их следы тут же потерялись. Возраст всех пропавших ученых превышает 60 лет. У кого были жены, пропали вместе с ними, как и дети, живущие с родителями. Все ученые работали в трех научных областях.
   Сообщения явно выбивалось из общего ряда. И явно попахивало тем, что русские опять что-то мутят. Мартин внимательно просмотрел прилагаемый список имен. Некоторые оставили какую-то тень узнавания. Но именно тень. Где-то когда-то слышал эти фамилии или читал. Но уж точно никто из пропавших не был связан с его службой. И соответственно под плотный колпак с изъятием российской контрразведке попасть не мог. Да и не те сейчас времена. Те же поездки на Запад криминалом давно не считаются, как и контакты с коллегами. Но, увы, и не те, которые были еще лет десять назад. Тогда абсолютно все, что происходило в России, было прозрачным для его службы как человек под рентгеном. Сейчас работать стало намного труднее. Точнее сейчас уже приходилось именно работать, а не просто отсеивать поступающую информацию для покупки. Да еще думать, платить ли вообще. Иногда можно было обойтись простой улыбкой и туманными, но многозначительными обещаниями. После развала СССР русские зачастую вели себя не умнее папуасов, которых посетили миссионеры и торговцы из Европы. Бусы поменяли форму, но не изменили своей сути. А за них в обмен чуть ли не насильно впихивали самые сокровенные тайны еще недавно могущественной страны. Да, хорошие были времена. Сейчас все намного сложнее. И далеко не до всего, что творится в России можно добраться легко. Тем не менее шансы выяснить причины столь странного исчезновения группы ученых были и неплохие.
   Надо проверить, какими темами занимались пропавшие ученые. Физика, химия и биология относятся к разряду самых приоритетных научных дисциплин. И не только в мирной области. Наиболее вероятная версия, что русские снова пошли по излюбленному со времен Сталина пути, созданию закрытых городков. Теперь они были куда более комфортабельными, чем перед той войной, и ученых скорее не пугали, а покупали. Но суть осталась прежней. А если городок, то должно быть и финансирование, и стройка, и набор людей. Надо поискать кончики странной истории именно в этих направлениях. Удивительно сколько интересного можно найти в простых цифрах финансовых бюджетов или отчетах, включая рекламные, строительных компаний. И никакой секретности. Никаких рисков для тех, кто умеет сложить два и два.
   Да, эта история явно стоит того, чтобы заняться ею плотней. Написав на сообщении необходимую резолюцию, дающую зеленый свет углубленной проработке вопроса, мистер Джонс тут же забыл об этой теме. Впереди было много другой работы.
   *****
   В кабинете заместителя председателя Нью-йоркского федерального резервного банка сегодня сидел необычный, но очень желанный посетитель. Этот человек, на визитной карточке которого под логотипом фирмы "бай&селл инк" стояли самые обычные имя и фамилия Джон Смит, появлялся в банке примерно раз в полгода. Но всегда для хозяина кабинета Эдварда Стокмана третьего и его товарищей эта встреча сулила очень неплохие барыши. Мистера Смита всегда интересовал один и тот же вопрос. Надо было поменять предлагаемые им слитки золота на те, которые хранились в подвалах банка. Комиссия Стокмана и Ко. от этой операции составляла хорошие двадцать процентов. В чем суть сделки и почему за нее платят такие деньги, Стокман понял далеко не сразу. Золото, предлагавшееся к обмену, было самого высокого качества. Никакой подделки, слухами о которых забит Интернет. А задавать лишние вопросы банкир отвык в далеком прошлом. Тем более, что человек, рекомендовавший Смита в первый его приезд, намекнул на это совершенно прозрачно. И был точно не тем, к чьим рекомендациям можно было не прислушаться.
   Лишь гораздо позже Стокман, измученный любопытством, провел углубленную экспертизу этого золота. И результат его, мягко говоря озадачил. Оно не происходило ни из одного известного в мире рудника. Это только для непосвященных четыре девятки на слитках обозначали фактически чистый с точки зрения химии металл. На самом деле опытный эксперт легко выяснит, откуда растут ноги у золота. То ли с Колымы или Чукотки России, то ли из Южной Африки, то ли из Калифорнии. Везде есть свои микроособенности, работающие в банковской сфере, занятой золотом, не хуже отпечатков пальцев в криминалистике. Столь же невероятным являлось предположение, что мог существовать рудник большой мощности, про который в узком кругу профессионалов золотого рынка ничего не было бы известно.
   И тем не менее факт был на лицо. Сигнатура тонкого химического анализа слитка, который Стокман забрал себе в счет комиссии, совершенно определенно опровергало все его логические доводы. Это золото было неизвестным по происхождению. Более того, Смит таскал его регулярно и со временем объемы поставок только росли. Например, в его последней партии было почти десять тонн металла. А это в свою очередь означало, что о золоте Стокман знает далеко не все.
   И вот сегодня Смит предлагал новую партию. На этот раз объем вырос до 12-ти тонн.
   - Бизнес идет в гору, мистер Смит, вежливо поинтересовался банкир, глядя на цифру предложения, написанную на небольшой карточке.
   - Да, благодарю Вас, жаловаться грех.
   - Обычным порядком?
   - Да. Завтра мои люди пополнят вклад в депозитарной ячейке. И через три дня снова вас навестят.
   - С Вами приятно иметь дело, мистер Смит.
   - Я тоже доволен нашим общением, мистер Стокман. Всего доброго.
   Глядя в спину покидающего кабинет Смита Стокман впервые испытал жгучее желание докопаться до истины во что бы то ни стало. До этого страх быть пойманным на излишнем интересе, что означало моментальный конец карьеры, тормозил его любопытство. Но настал момент, когда он готов был пойти на риск, лишь бы добраться до источника металла. А там кто знает. Может быть, он перестанет быть простым комиссионером? На этой приятной ноте Стокман решил вызвать подельника из депозитарного отдела, чтобы отдать соответствующие распоряжения.
  
   Глава 29.
   Чем ближе подходил срок ожидания следующего прибытия пиратского корабля, тем более возбужденная обстановка царила на базе. Неуверенности никто не испытывал. Скорее, напротив, это было возбуждение перед боем, которого давно жаждешь. На базе успели собрать десять штурмовиков и два сторожевых корабля. Этого должно было хватить с запасом. Тем более, что если в области защиты или вооружения ничего сверхъестественного на кораблях не было, то система маскировки по мнению Селены позволяла приблизиться к врагу на минимальное расстояние не будучи замеченным. И одно это создавало огромное стратегическое преимущество.
   Сами корабли получились по мнению Совета базы очень неплохими.
   Сторожевики были вооружены двумя торпедными аппаратами с боекомплектом 8 крупнокалиберных торпед с ядерной начинкой, шестью плазменными орудиями средней дальности и многочисленными лазерными турелями ПКО ближнего боя. Вооружение штурмовика состояло из четырех гауссовских автоматов калибра 18 мм, стрелявших разрывными пулями, а также двумя скорострельными лазерами. Увы, относительно маломощными. Реактор, который удалось впихнуть в штурмовик не мог выдать больше. Помимо этого под небольшими крыльями штурмовиков располагались две кассетные установки с противокорабельными ракетами по 24 ракеты в каждой. Эти ракеты не могли пробить щит или даже мощную броню больших кораблей, но эффективно поражали корабли малого класса, и все выносные оборонительные турели и любое оборудование на внешнем корпусе корабля вне зависимости от его класса.
   Большое внимание было уделено безопасности пилотов и экипажей. В сторожевых кораблях было два отсека с мощным бронированием. Боевая рубка и десантный отсек. По расчетам они должны были уцелеть даже в случае взрыва всего корабля. В штурмовиках пилот управлял кораблем, сразу находясь в бронированной спасательной капсуле, которая отстреливалась при взрыве и позволяла сохранить пилоту жизнь, если его подбирали в течение двух суток. На сторожевых кораблях также было смонтировано по три реаниматора, а в составе каждого экипажа присутствовал офицер, прошедший курс обучения медицине не ниже третьего ранга.
   Было принято решение не уничтожать корабль полностью, а брать его на абордаж и попытаться взять хотя бы одного-двух "языков", чтобы выяснить максимально подробную информацию о пиратах, их мире или мирах. Не меньшую ценность для прекращения похищений землян имела и информация о пиратских помощниках на планете.
   В связи с тем, что кораблей было гораздо меньше, чем уже достаточно неплохо подготовленных пилотов и десантников, между ними развернулась настоящая борьба за право попасть в члены экипажей сторожевиков, за штурвал штурмовиков или в состав абордажной команды. Не было ни одного стремящегося улизнуть. Все без исключения рвались в бой. Слишком сильное впечатление оставила запись предыдущего вояжа пиратов.
   По просьбе Георгия Селена разработала целую турнирную систему тестов и практических упражнений, с помощью которой должны были отбираться лучшие претенденты. Она состояла из двух этапов. На первом этапе кандидаты проходили отбор на специальных тренажерах, которые создавали для пилотов и десантников виртуальное пространство с полным набором всех видов ощущений. Сторожевики сначала обороняли в этих виртуальных боях базу против противника на корабле более высокого класса, а затем должны были его обездвижить и взять на абордаж. Штурмовики воевали против кораблей противника аналогичного им класса, осваивая маневрирование в космосе, атаки и уход с линии огня. Десантники попеременно осваивали абордажные и контрабордажные мероприятия. По итогам тестов каждый участник получал определенное количество баллов. Второй этап предусматривал все то же самое, только в реальном космическом пространстве. Здесь действия были более разнообразными. Были групповые учебные бои, в которых с каждой из сторон участвовали по сторожевику и пять штурмовиков. Были бои один на один с кораблями равного класса. Были бои сторожевиков против пары штурмовиков. Иногда пилотирование происходило в поясе астероидов, проверяя умение пилотов маневрировать и воевать в стесненном пространстве. Последний вид учебных боев приобрел наибольшую популярность. Достаточно плотный пояс астероидов между орбитами Марса и Юпитера заставлял пилотов проявлять чудеса реакции и изобретательности для достижения победы.
   Абордажные операции, чтобы не портить обшивку сторожевых кораблей, которых пока было мало, отрабатывали на базе. С помощью дроидов в одном из ангаров был создан настоящий полигон, имитировавший коридоры крейсера. Точной схемы корабля пиратов не было, но в каталоге Селены нашлись чертежи кораблей примерно такого же класса. Их схема и была воспроизведена на полигоне. "Корабль" защищала достаточно большая команда при поддержке охранных дроидов и лазерных турелей, которые во множестве были скрыты за панелями внутренней облицовки. В задачу абордажной команды входил скоростной и параллельный захват рубки и реакторного отсека корабля. Последний должен был предотвратить запуск и срабатывание системы самоуничтожения. Конечно, все понимали, что пираты это не кадровые военные, а потому вряд ли пойдут на взрыв корабля вместе с собой. Но такую возможность не следовало игнорировать. Предположительно пираты являлись опытными бойцами, прошедшими через десятки реальных боевых столкновений. То есть имели опыт, которого пока неоткуда было взять землянам. Конечно, тренажеры создавали ощущение полной реальности боя, и это здорово помогало при подготовке. Даже выстрелы при попадании, хоть и не были фатальными, вызывали достаточно сильные болевые ощущения. И все же любая виртуальность не могла сравниться с практикой. Разница была на уровне подсознания. Именно поэтому при окончательном отборе идущих в бой Селеной проводились сложные психологические тесты. И она получила право вето на утверждение кого-либо из кандидатов при любых его результатах. Все понимали, что именно психологическая подготовка может оказать решающее влияние на итоги боя. Справедливости ради стоит сказать, что право вето Селене ни разу не пришлось применить. Все отобранные кандидаты имели пусть и земной, но вполне реальный боевой опыт.
   Не менее активно, чем боевые подразделения к появлению противника готовились и остальные службы. Шахтерские корабли в количестве четырех уже действующих практически без перерывов работали в зоне астероидов. Сменяли друг друга пилоты кораблей. К каждому прибытию на базу уже выстраивалась очередь из сменщиков. Два корабля снабжали ресурсами производственную базу на Фобосе, два других обеспечивали потребности лунной базы. Одним из первых был построен и специальный корабль для производства корабельного топлива. Изначальные запасы базы были слишком малы для постоянно растущей флотилии землян. Он тоже постоянно курсировал между Юпитером и базой.
   Захват противника было решено проводить между поясом астероидов, где небольшие и юркие корабли землян имели наилучшие возможности спрятаться и устроить неожиданное нападение. На одну систему маскировки никто полагаться не хотел. В конце концов тот факт, что радары и сканеры базы позволяли прекрасно видеть пирата, находящегося под полем маскировки, ничего не гарантировали в плане его собственных способностей по обнаружению противника.
   Место нападения было выбрано таковым еще и потому, что по расчетам Совета базы именно на этом участке пути пираты должны были быть максимально спокойными и расслабленными. В момент выхода из прыжка они обязательно будут напряжены и начнут сканировать систему на предмет нахождения чужаков. А непосредственно у Земли будут проявлять осторожность, чтобы не быть замеченными. Так что именно в промежутке между этими пунктами их внимание должно быть несколько снижено.
   Наконец, примерно через пять месяцев после ухода пиратов из Солнечной системы Селена сообщила, что засекла с одного из спутников, вращающихся вокруг Земли, узконаправленный сигнал на гиперчастотах, посланный куда-то за пределы системы. С большой долей вероятности это было сообщение земных подельников пиратов о готовности новой партии живого товара.
   Спутник, кстати, оказался коммерческим, частным и принадлежал одному из международных холдингов СМИ. Оставался лишь вопрос в том, кто и в каком объеме в самой корпорации был в курсе полных возможностей запущенного аппарата.
   Как только сигнал был перехвачен, на базе была объявлена тревога, и вступил в действие план-перехват пиратского судна. Прибытие которого ожидалось через 5-10 дней. Все зависело от того, с какой скоростью пираты отреагируют на полученное сообщение. Все корабли должны были в течение двух суток прекратить полеты в системе, дабы не быть случайно замеченными. Подразделения, определенные для захвата пиратского судна, прошли последние инструктажи и утрясание деталей плана операции. Через трое суток они в полном составе, имея на борту абордажные команды, отбыли с базы в пояс астероидов занимать боевые позиции. А обе базы на Луне и Фобосе максимально снизили любую активность, которая могла выдать их местонахождение и погрузились в томительное ожидание.
   Кто-то из членов Совета постоянно присутствовал в Центре управления базой. Остальные находились в готовности прибыть туда в течение десяти-пятнадцати минут. Чтобы упростить последующий разбор и анализ операции на всех кораблях отряда были установлены камеры, которые в режиме реального времени должны были передавать картинку в Центр управления. Системы связи, установленные на кораблях, позволяли сигналам преодолевать расстояние от Земли до края Солнечной системы всего за доли секунды, что при необходимости позволяло Центру управления оперативно вмешиваться и корректировать ход операции. На последнем особенно настаивал Георгий, который сначала очень рвался лично возглавить операцию на одном из сторожевиков, но был буквально за руку остановлен единогласным решением Совета.
   Помимо Центра управления комбинированная картинка с кораблей и зондов через Селену транслировалась на симбионты всех сотрудников обеих баз. А для тех, кто не мог или еще не успел установить себе симбионт, в виде голограммы показывалась во всех общественных местах. Да, на базе уже появилось пара десятков человек, которым было невозможно установить симбионт. Их показатель ИГС оказался ниже порогового. В основном это касалось членов семей тех, кто прошел отбор на базу. Из вполне понятных соображений этих людей также приходилось забирать с планеты. Чтобы они не слишком остро чувствовали свою неполноценность по отношению к остальным, были разработаны специальные планшеты, позволявшие управлять некоторыми видами оборудования. Эти люди были задействованы в службах, занимавшихся обеспечением сервиса.
   Пират появился через девять дней с момента отправки сигнала. Он вышел из прыжка примерно в том же месте, где и в прошлый раз. В районе орбиты Урана и чуть выше плоскости эклиптики. Да и сам корабль, похоже, был тот же. Просканировав короткое время систему, пират стал уверенно разгоняться в направлении Земли. Вел он себя при этом уверенно и нагло. Даже щиты были на минимуме, обеспечивающем противометеоритную защиту. Внешние турели открыты, но скорее в дежурном, а не боевом режиме. Так ведут себя не на охоте, а будучи плантатором, прибывшим собрать готовый урожай.
   Перехват, как и было запланировано, состоялся над астероидным полем. Корабли заранее расположились таким образом, чтобы максимально быстро приблизиться к цели из задней нижней полусферы. Корабли засады, как только пират проявился в системе, запустили маршевые двигатели на разогрев, готовясь к максимальному ускорению на старте атаки. Теперь, пропустив работорговца чуть вперед, земляне устремились на перехват. Вперед вырвались сторожевики, которые объединенным торпедным залпом должны были вывести из строя маршевые двигатели пирата. Почти вплотную за ними шли восемь штурмовиков, задачей которых было уничтожение всех выносных систем ПКО крейсера и обеспечение спокойной стыковки с ним сторожевиков. Два штурмовика в атаке участия не принимали, находясь дальше по ходу движения крейсера. Их задачей было прикрытие нападающих в случае, если на крейсере найдется собственные истребители.
   Операция прошла как по маслу. Пока было не ясно, сработала на пять система маскировки или пираты просто расслабились, но сторожевики подошли к крейсеру почти вплотную, а пират не проявлял никаких признаков беспокойства. В итоге первый же торпедный залп снес все двигатели, прекратив тем самым разгон корабля. Одновременно с залпом штурмовики вырвались вперед и принялись поливать надстройки крейсера из всех видов оружия. Большая часть турелей ПКО разлетелась вдрызг еще до того, как успела среагировать на атаку. Одновременно под удар штурмовиков попались эмиттеры защитного поля, отчего он так и не успел выйти на свою полную мощность, как тут же стал проседать.
   Штурмовики изрыгая огонь из всех орудий и ракетный установок пронеслись вдоль всего крейсера и стали отворачивать в сторону, собираясь зайти на второй проход. В этот момент и произошла первая и как потом оказалось единственная потеря. Один из штурмовиков замешкался с маневром уклонения и на пару секунд оказался в зоне действия фронтальных орудий крейсера. Управлявший обороной искин не сплоховал. Один залп крупнокалиберного лазера и штурмовик разлетелся на куски. Тысячи людей на базе вздрогнули, издавая встревоженные возгласы. Которые почти сразу же сменились выдохом успокоения после того, как Селена показала телеметрию с пилотской капсулы, все параметры которой горели ровным зеленым светом.
   Через всего одну минуту после взрывов торпед сторожевики приблизились к крейсеру и, продавив остатки гаснущего щита своей массой, синхронно пристыковались с двух сторон к его корпусу чуть ближе к корме. Предположительно это были наиболее удобные стартовые точки для абордажа. Еще через пару минут дроиды, вооруженные промышленными лазерами, взрезали броню и по двадцать человек десантников с каждого сторожевика ринулись в свой первый космический абордаж. Следом за ними на пирата проскользнули два инженерных дроида, быстро обнаружившие под внутренней обшивкой каналы связи и управления и принявшиеся немедленно за их взлом. Им потребовалось всего минута для того, чтобы в симбионтах десантников раскрылась схема размещения узлов атакуемого корабля. Она не так чтобы сильно отличалась от предполагавшейся ранее, а потому путь, который абордажники успели пройти за это время, сокрушая по пути встроенные в стены и потолок турели, вел в правильном направлении. Передав схему крейсера, дроиды вступили в бой с корабельным искином за управление судном. Здесь успех был не столь очевиден. Искин крейсера оказался более мощным нежели стоящие на дроидах, но их было двое, так что шанс на победу был немаленьким.
   Примерно минуты три абордажные команды практически не сталкивались на своем пути с серьезным сопротивлением. Стационарные защитные турели не в счет. Их слабые лазерные импульсы оказались неспособными пробить броню штурмовых комбезов. А вот оружие десантников отлично справлялась с выведением их из строя. Но вскоре все изменилось.
   Из бокового коридора уже недалеко от боевой рубки навстречу абордажной команде выкатились сразу три боевых дроида пиратов, внешне напоминавших крабов, вооруженных кинетическими автоматами крупного калибра. От их плотного огня внутренняя отделка коридора рвалась на куски, а в отряде сразу появились первые потери. Слава богу, не фатальные. Продвижение сразу застопорилось. Но не зря десантники столько времени лили пот на тренажерах, не зря на абордаж шли самые лучшие, прошедшие сумасшедший конкурентный отбор. Явление ботов не стало ни для кого неожиданностью. Первым просто некуда было отступить. Зато в тот же миг следовавшие за ними метнули гранаты и сразу открыли встречный ураганный огонь. Под таким ответным напором дроиды продержались секунд десять, превратившись в груды исковерканного металла. Больше до самой рубки десантников никто не потревожил.
   Второй абордажной команде, наступавшей в направлении реакторного отсека "повезло" нарваться на живых пиратов. В том же направлении располагались и жилые палубы. Пару минут опытным пиратским бойцам хватило облачиться в боевые комбезы, схватить оружие и попытаться плотным огнем остановить захват родного корабля. Десант, оперативно рассудив, что наиболее ценные сведения явно можно будет получить с тех, кто в рубке, с этим заградительным отрядом решил не церемониться. Броня у него оказалась лучше, гранат больше, автоматы скорострельнее. А потому оборона была сметена быстро и окончательно. В самом отряде потерь не было, но была парочка раненых средней тяжести. Их тут же, как и пострадавших в другом отряде оперативно отправили в реаниматоры на корабли. Еще через несколько минут реакторный отсек был взят под контроль. Не зная в точности, как устроена система инопланетного корабля, десантники просто принялись один за другим отсоединять все кабели, ведущие от реакторов за облицовку. Корабль стал погружаться в темноту.
   Тем временем второй отряд абордажников пробился к боевой рубке, быстро оконтурил ее колбаской пластичной взрывчатки и порскнул в стороны. Негромкий взрыв буквально внес дверь в рубку. Следом за ней туда же влетел десант, жестко прерывая все попытки к сопротивлению. В рубке находилось трое особей вполне человеческой наружности. С темной кожей. Поставь таких в группе африканцев и не отличишь. Разве что рост и телосложение побогаче. Впрочем, говорить стоило уже о двоих. Третьему не повезло. Прилетело дверью. Да так удачно, что его труп с частично снесенным куском черепа едва виднелся из-под нее в дальнем конце рубки.
   Еще когда на базе прорабатывалась штурмовая операция, встал вопрос о методах взаимопонимания с инопланетными пиратами. Слава богу, что Селена смогла расшифровать перехваченный в прошлый раз радиообмен и выяснить, что он велся на английском языке. Оставалось надеяться, что из двух оставшихся в живых пиратов, кто-то им владел. Повезло. С сообщниками на Земле общался как раз капитан корабля, один из тех, кто сейчас со сцепленными за спиной руками со сложной смесью чувств смотрел на ворвавшийся и пленивший его десант. В его взгляде одновременно сквозило дикое удивление, ненависть и гордыня. Второй живой пират, как потом выяснилось, оказался навигатором. Очень полезный персонаж.
   Командир группы десанта, в прошлом простой рязанский десантник Вася Пчелкин, неплохо владевший английским, спросил на этом языке капитана, понимает ли он язык. В ответ услышал такой поток брани на все том же английском, что камень с души тут же упал. Раз понимает, значит сделает все как и что надо. А тем временем капитан пиратов все никак не мог замолчать. Суть его брани сводилась к простым в его понимании истинам. "Вы, придурки, даже представить себе не можете, на кого подняли лапу". "Вы на коленях будете ползать умолять, чтоб вас оставили в живых, а для этого надо в тот же миг освободить его, капитана Крома, и полностью ему подчиниться". "Жизни им теперь не видать ни в небе, ни на Земле". "Да я всю вашу ничтожную планету разнесу на кусочки". Ну и все в таком же духе.
   Васе быстро надоел весь этот бессмысленный бред и он, придвинув лицо к капитану, тихо и без эмоций спросил, - Жить хочешь?
   Жить, как тут же выяснилось, капитан Кром хотел. Очень хотел. А потому минут через десять он уже передал корабельный искин под управление искину с базы, которого специально подготовила для этого Селена. Этот искин имел прямую двустороннюю связь с самой Селеной, так что корабль фактически перешел под ее контроль. До выяснения всех особенностей управления кораблем пиратов браться за него кому-либо из людей не рекомендовалось. Как только диалог с корабельным искином был налажен, а он сам полностью попал под контроль, из сторожевых кораблей на пирата рванули ремонтные Пауки, восстанавливать его разрушенное десантом энергоснабжение.
   Пока они приводили крейсер в относительный порядок, один из штурмовиков подцепил спасательную капсулу пилота-неудачника и отбуксировал ее к сторожевику. Теперь можно было трогаться в путь. Десант с пленными пиратами перешли на борт своего корабля. Так было спокойней.
   Через час с небольшим крейсер, на котором не осталось ни одного человека медленно направился к Луне. Два по-прежнему пристыкованных к нему сторожевика за счет собственных двигателей не могли обеспечить ему хороший разгон. Но двигалась вся конструкция вполне уверенно. Уже через несколько часов трофей должен был войти в один из гигантских корабельных ангаров базы, на которой в спешном порядке все население готовилось встречать своих героев.
  
   Глава 30.
   С прибытием трофея на лунную базу на ней сразу же развилась бурная активность.
   Селене не сразу, но удалось убедить Сергея, что никаких немедленных допросов пленников проводить не надо. Наоборот, их нужно сразу же переправить в медицинский комплекс для ментоскопирования. То есть снятия с памяти всей, имеющейся там информации. Как обещала Селена, эта операция на оборудовании, установленном на базе гарантировала полное сохранение разума и отсутствие для него каких-либо последствий. Собственно, именно путем ментоскопирования профессионалов в различных областях у ее создателей и получались те самые базы знаний, которые сейчас все разучивали.
   Подумав, Сергей согласился. Ведь задавать пленникам уточняющие вопросы, уже обладая основным пониманием того кто они, откуда и зачем, гораздо проще, чем пытаться все это вытянуть изначально. Да и уверенности в правдивости появится намного больше. Можно было бы конечно и пойти иным путем. Например, синтезировать известную на Земле "сыворотку правды", после введения которой человек терял волю и способность критически оценивать то, что говорил. Но этот путь обладал своими двумя недостатками. Не известно, как земной препарат мог подействовать на инопланетный организм, да и проблема правильности и полноты задаваемых вопросов не исчезала. А потому было принято решение, предложенной искином.
   Второе направление активности было связано непосредственно с самим кораблем. Селена вытаскивала из подчиненного ею корабельного искина всю информацию по схемам корабля и принципам управления им, а тем временем инженерная группа с помощью дроидов аккуратно отсоединяла гипердвигатель крейсера с целью его сканирования и дублирования в 3D-принтере.
   Захват в целостности и рабочем состоянии искина пиратского крейсера вообще было удачей, сопоставимой с захватом живого капитана. Он позволял отказаться от полного разбора корабля для подробного знакомства с инопланетными технологиями. Конечно, сканирование отдельных узлов и материалов велось полным ходом, но почти все, кроме гипердвигателя, можно было изучать прямо на месте.
   Офицеры во главе с Георгием уединились для разбора полетов по проведенной операции. В помощь им Селена выделила из своего кластера искин "Тактик", отвечавший от ее имени за планирование и проведение военных действий. А разбирать было что. При всем том, что в целом операция была проведена на отлично и достигла полного успеха, она же показала со всей очевидностью слабость сил защитников Земли перед лицом сколько-нибудь массированного налета. То, что крейсеру хватило всего одного залпа для уничтожения штурмовика, было показательно. И дело даже не в недостаточной летной подготовке подставившегося под выстрел пилота. Это как раз было понятно и устранялось постоянными и упорными тренировками. Основная проблема была в другом. Анализ показал относительную слабость стоящего на штурмовиках и сторожевиках вооружения. Броня крейсера вполне достойно держала удары штурмовиков. Не внушала оптимизма и мощность его щитов. Хорошо, что фактор внезапности нападения сработал на все сто, и пираты просто не успели вывести щиты на рабочий уровень. В противном случае операция грозила затянуться не неприемлемо продолжительное время.
   Больше всего Жору волновал фактор времени. По их с Сергеем расчетам до появления в системе контрольной группы, которая должна понять, что случилось с захваченным крейсером в лучшем случае должно пройти дней пятнадцать, максимум - двадцать. Дней пять, может чуть больше, на Земле будут ждать появления корабля, списав его задержку на непредвиденные обстоятельства. Затем будут пробовать связаться с контрагентами, чтобы выяснить причины столь длительного отсутствия. С этого момента пойдет обратный отсчет времени. В лучшем случае несколько дней уйдет на принятие решение и формирование группы проверки. Еще неделя пути. Если будут проверять по пути следования все системы, еще два-три дня плюсом. Так что со временем был жуткий дефицит.
   Скорее всего на этот раз к Земле прибудет небольшая группа из двух-трех кораблей. Вот только в отличие от предшественника выйдут они в полной боевой готовности к любым неожиданностям. С полностью поднятыми щитами, активными сканерами всех видов, открытыми оружейными портами. И хорошо, если они появятся все сразу. Была большая вероятность, что сначала в систему проникнет небольшой разведчик и лишь потом, после получения от него сигнала начнут выходить другие корабли. Георгий очень рассчитывал на то, что пленный капитан сможет внести в ряд вопросов дополнительную ясность по тактике действий своих коллег.
   Но в любом случае будущая операция ожидалась на порядок сложнее прошедшей. Были и обнадеживающие моменты. Захват корабля позволил выяснить рабочие частоты пиратских сканеров. Уже сейчас началась работа по созданию противодействующих систем. Кое-что дал и анализ вражеского вооружения, но здесь главная проблема упиралась в малый класс кораблей защитников, не способных вместить в себя ни большие мощные реакторы, ни дальнобойные и энергоемкие системы вооружения. А создание кораблей хотя бы класса того же крейсера, а это был даже не большой, а всего лишь средний класс, требовало гораздо больше времени, чем имелось в распоряжении землян.
   Ментоскопирование, которого с огромным нетерпением ждали на базе все, заняло несколько часов. Потом Селена еще пару часов сортировала и компилировала объективную информацию из памяти обоих захваченных пиратов, разделяя ее по тематикам. Фактически она делала то, что происходит при создании баз знаний. Да и полученный результат отличался от них не сильно.
   Наконец, собравшийся в центре управления Совет смог ознакомиться, с чем же и с кем им пришлось столкнуться.
   В свете работорговли "гостей" название конгломерата их миров "Содружество" звучало несколько издевательски. Но все было не так просто. Миров насчитывалось несколько сотен, и всем они жили по одному и тому же набору базовых законов, которым подчинялись все. Таковых было крайне немного. В остальном территориям придавалась полная самостоятельность в деле организации мироустройства. В итоге в Содружестве существовали своего рода отдельные государства, с наличием которых никто не боролся, хотя и не признавал. Так, например, одним из крупных государств Содружества являлась аварская империя, на территории которой рабство было официально разрешено и узаконено. Поскольку этот закон о рабовладении не затрагивал интересов так называемых Старших рас, фактически владевших всем Содружеством через контроль технологий межзвездных перемещений, связи и личных коммуникаций, то его как бы по умолчанию и не замечали. Хочешь рабов, владей, если тебе это экономически выгодно. А выгода стояла превыше всего в Содружестве. Единственным ограничением в плане рабства был запрет на убийство рабов. И то, если тебя за этим кто-то поймал. Жизнь Разумного и ее святость была одним из тех самых базовых законов. И одновременно с этим узаконенной оказалась агрессия любого вида при соблюдении одного забавного правила. Нападение одного субъекта на другого считалось законным, легальным и вполне пристойным в любом случае, если совокупная мощь нападающего не превышало десятикратно сил защищающегося. Один к десяти - ради бога, все это лишь форма выяснения отношений в рамках частного спора и борьба интересов. А вот больше - нельзя. Как позже пояснил капитан пиратов, в Содружестве поощрялась здоровая агрессия. Она считалась одним из основных стимулов к развитию общества. В итоге получался странно выглядящий образ законопослушного пирата. Если твой противник добровольно сдается и оставляет тебе все нажитое непосильным трудом, ты обязан сохранить ему жизнь. Ну а рискнувший побарахтаться и сопротивляться получал то, что получится. Если не вырвался и не бежал, то либо труп, либо раб.
   С таким законодательством говорить о единстве всего Содружества не приходилось. Скорее все постоянно воевали со всеми, только соблюдая некоторые приличия. Даже в самих Центральных мирах, где главенствовали представители трех Старших рас Аграфов, Индиров и Джуров, под ковром кипели нешуточные страсти. Только не межгосударственные, а межклановые. Их противоречия между собой всячески поощрялись. Считалось, что выживать имеет право только сильнейший. Конечно, верховный орган управления существовал. Но его задачей было лишь поддержание незыблемости общего порядка, который гарантировал нерушимость их совокупной власти. А вот какой клан будет выше, какой ниже, это дело второстепенное. Если ты, добравшись до самого верха властной вертикали не удержался и упал, значит занимал свое место не по праву. Тебе же никто не мешал использовать свое положение и политическую власть в клановых интересах.
   Разумеется, на периферии Содружества, где имелось три крупных государственных образования, Империи Авар и Аратан, а также королевство Андуин, отношения были соответствующими центральной банке с пауками. Так, в Аварской империи рабство было узаконено, а работорговля считалась достойным и престижным занятием. А в империи Аратан, напротив, рабство было законодательно запрещено, а работорговцы вне закона. На этой почве обе империи постоянно и отчаянно враждовали. Пограничные стычки не прекращались ни на минуту, а эпизодически возникали и более существенные конфликты с привлечением целых флотов с обеих сторон. На границах обеих империй с Королевством было немногим спокойнее. Но там вражда носила более приземленный экономический характер. Спор велся за пограничные системы, богатые ресурсами.
   Еще дальше от центра Содружества располагался фронтир. Освоенные расами Содружества миры, считавшиеся независимыми. Там вообще царил полный бардак и безвластие. И если относительно близкие к государствам системы еще могли рассчитывать при случае на помощь военных имперских или королевского флотов, то чуть дальше во фронтир и при серьезном нападении не спасет никто. Это была пиратская вольница, почище той, которая была в свое время на Земле в Карибском регионе. Кто смел, тот и съел.
   Самое удивительное, что во всем этом кажущемся бардаке та же Селена заметила одну интересную логику, на которую обратила внимание остальных. Царивший в Содружестве порядок постоянно способствовал двум противоположным потокам миграции.
   Те, кто становился богат и превыше всего ставил свою безопасность стремились из периферии в Центр. Причем, зачастую даже потеря социального статуса, а в Центральных мирах представители всех младших рас, в том числе человечества, всегда были граждане второго сорта, не останавливала от желания последних переселиться под бок к Аграфам или Джурам. Пусть дорого, пусть ущербный статус, лишь бы безопасно и спокойно.
   А вот решительные люди, авантюристы всех мастей, наоборот, стремились во фронтир, подальше от устоявшихся отношений и жизни, предоставляющей минимум возможностей для больших достижений. Именно эти люди стремились все дальше, осваивая новые системы и создавая новые государства. Фактически происходящее напоминало Дикий Запад времен освоения Америки. Выдавленные из старушки Европы бедные, но решительные парни, угрожавшие спокойствию старой аристократии, тысячами пытались найти свое счастье в Новом Свете. Кто-то просто хотел забить за собой кусок свободной ничейной земли и на ней осесть. Кто-то рвался создать свое мини-государство. Ну а те, кому было плевать на любые законы, хоть государственные, хоть человеческие, ловили рыбку в мутной воде безвластия, грабя неспособных за себя постоять. В Содружестве наблюдалось все то же самое, как будто кто-то взял и отдельные моменты из земной истории сделал принципом развития всего конгломерата миров. Кстати, поток активных людей на периферию освоенного пространства активно, хотя и негласно поощрялся. Это решало сразу две проблемы для властителей. Во-первых, из освоенных миров, жизнь на которых устаканилась, выдавливались все, кто мог составить конкуренцию господствующим кланам. Во-вторых, социального обеспечения населения как такового в Содружестве не существовало. Как не существовало и никаких налогов или иных видов поборов. Даже при своих громких названиях империи и королевство фактически являлись мегакорпорациями, собиравшими ренту с владения планетами, имуществом и капиталами. А раз ты ничего не должен государству, то и оно тебе ничего не обязано предоставлять. Вопрос перепроизводства лишних людей решался в Содружестве крайне просто и сразу тремя путями. Первый, все корпорации сознательно шли на увеличение рабочих мест даже в ущерб производительности труда. Компенсировалось это тем, что трата заработанных средств всячески поощрялась именно в сервисных подразделениях самих этих корпораций. При такой постановке вопроса производительность резко теряла значение. Большая часть выданных работникам денег тут же возвращалась обратно. Второй способ это всяческое поощрение переселения или отправки на работу по длительным контрактам во фронтир. Там даже зарплату плотили в разы больше. Но это опять же компенсировалось более высокими ценами практически на все товары, а степень монополизированности сервисных служб на удаленных колониях или космических станциях была в разы выше. Наконец, третий путь был самый элементарный. Либо ты находишь себе средства на пропитание и жизнь, либо ты умираешь, дела до тебя никому нет.
   Единственное, что человек получал от государства бесплатно как гражданин при достижении совершеннолетия, это нейросеть, дававшую доступ к общественным информационным коммуникациям и управлению простейшей техникой. Такие устройства были обнаружены в головах обоих пиратов. Анализ, проведенный медицинским искином Эскулапом, показал, что по своей сути нейросеть это некий аналог симбионта Сеятелей. Вот только его возможности и функциональность отличались друг от друга так же, как протез от живого органа. Если симбионт полностью создавался из клеток самого человека, то в нейросети хоть и присутствовали элементы биотехнологий, основа была наноэлектронной, то есть искусственной. Обнаружилась в нейросетях пиратов и еще одна особенность, много сказавшая о характере их мира. В каждой из них имелось не задействованное, но активное наностуройство, имевшее независимый выход на внешние коммуникации. Для окончательных выводов информации было мало, но создавалось впечатление, что имеет место устройство внешнего контроля человека, о котором тот даже не подозревал. Это впечатление еще больше усилилось, когда стало понятно, что на производство нейросетей в Содружестве существовала монополия, а сама технология их создания являлась одной из наиболее охраняемых тайн.
   Попутно из ментаграмм пиратов стало понятно, почему земляне вызвали такой интерес, чтобы за ними надо было переться за пределы обитаемых миров. Нейросети устанавливались в Содружестве веками. Весь процесс образования людей был построен именно на их использовании. Происходило это таким же образом, как и обитатели лунной базы получали новые знания. Закачка базы знаний, полученной из памяти того или иного профи, продавшего их на сторону. Затем трансовое изучение материала с автоматическим усвоением навыков. Скорость процесса и эффект были примерно сопоставимы. Возможность освоения тех или иных баз напрямую зависела от уровня интеллекта. И вот здесь и крылась засада. Дети, которые получали доступ к нейросети и соответственному изучению баз лишь в восемнадцать лет, в своей массе совершенно не стремились к познанию до этого момента. Считалось, что тратить огромное время на частичное изучение каких-либо тем, не имеет смысла, если потом все равно требовалось изучать полноценные базы. В итоге дети крайне редко и в очень ограниченном объеме получали знания до совершеннолетия. И как итог, их мозг, лишенный постоянной тренировки, постепенно деградировал. На планетах все реже стали появляться молодые люди, интеллект которых превышал сто единиц. И это при том, что пилотский минимум требовал 120-ти, а инженерный 200-т, хотя бы с помощью имплантов и сети. Но интеллект, скажем, в 90 природных единиц было невозможно даже с помощью имплантов и сети догнать до требуемого уровня. Даже сама установка мощной сети уже требовала интеллекта выше 100 единиц. В итоге получался массовый дисбаланс. Множество лишних не приспособленных к освоению сложных профессий людей и страшный дефицит людей в этих профессиях, игравших ведущую роль в развитии цивилизации и расширению обитаемых границ.
   Клан, к которому принадлежал пиратский корабль, обнаружил Землю около ста лет назад. Обнаружил фактически случайно. Клан имел несколько операционных баз на территории фронтира, примыкавшего к Аварской империи. Одна из них находилась на самой границе обитаемых миров. Однажды корабль клана, удирая от преследования превосходящего по силе противника, прыгнул в неисследованный космос на несколько систем за границу фронтира и обнаружил на месте выхода в пространство стабильную неизвестную червоточину. Такие аномалии были редки в Содружестве, а потому знание об их местонахождении стоил очень дорого. Многие червоточины позволяли мгновенно перемещаться на огромные расстояния. Клан взял находку под свой полный контроль и стал постепенно устраивать разведывательные рейды на ту сторону. В одном из таких рейдов и была обнаружена Земля. С планетами "диких", к которым относились все, не входящие в реестр содружества, поступили традиционно. Спустили десантные боты и набрали рабов. В Аварской империи этот вид заработка всегда был в особом почете. Каково же было удивление пиратов, когда из пятидесяти захваченных с планеты в тот рейс человек 47 имели интеллект по меркам Содружества выше 100 единиц. При этом 21 человек обладало природным пилотским минимумом (выше 120-ти), а семеро имели почти запредельный индекс, превышающий 150 единиц. Рабы с такими данными были очень дороги. Аварцы покупали их для последующей работы в науке или на флоте. А ведь существовал еще и подпольный рынок, где людей с экстремально высокими показателями интеллекта попросту препарировали, создавая на основе их мозга биоискины. Пираты быстро осознали, какой клад попался им в руки. Но охоту на землян развивали крайне медленно и постепенно. Для клана было крайне важно сохранить в полной тайне координаты планеты, да и червоточины тоже. Стоило этой информации просочиться, как с потерей контроля, а вместе с этим и с большими доходами можно было попрощаться. И только этот фактор сдерживал масштабность экспансии пиратов в отношении Земли.
   Полученная информация вызвала у всех членов совета почти неконтролируемую ярость и немедленное желание разобраться с пленниками. Больших усилий Сергею стоило успокоиться самому и успокоить остальных. Было решено прерваться, чтобы осмыслить всю полученную информацию и хорошо подготовиться к вопросам, требующим уточнения и разъяснения с помощью пиратов.
  
   Глава 31.
   Следующий день принес обитателям базы разнонаправленные новостью. Самым главным разочарованием стала невозможность дублирования гипердвигателя. Общий принцип его работы благодаря искину и схеме самого двигателя был понятен. Но вот самый главный элемент - контур, инициирующий пробой пространства, остался вещью в себе. Он был заключен в защитный кожух, не пропускающий никаких видов излучений, доступных для анализа блоку принтера. На экранах абсолютно во всех диапазонах отображалось единое темное пятно. Разобрать контур теоретически было возможно, но благодаря появившемуся от пиратов знанию интера, языка Содружества, было прочитано и осознано имевшееся на нем предупреждение. И оно было однозначно. Любая попытка вскрытия защитного корпуса вела к немедленной самоликвидации контура, причем с немалым взрывом. Так что инженерам базы не оставалось ничего иного, кроме как аккуратно восстановить целостность движка и осторожно вернуть его на законное место на корабле пиратов. Все же лучше иметь один работающий межзвездный корабль, нежели не иметь ни одного. Тем более, что в ближайшее время можно было рассчитывать на появление новых трофеев.
   Лишившись возможности скопировать инопланетные технологии гиперпространственных перемещений, инженерная группа решила по максимуму модернизировать корабль. И здесь пришлось выбирать из двух принципиально разных вариантов. Первый предполагал создание на базе пиратского крейсера максимально защищенного и вооруженного оборонительного корабля. Этакого небольшого монитора. Платой за такой вариант модернизации являлись медленный разгон до прыжка и плохая маневренность. Второй проект превращал крейсер в дальнего разведчика среднего класса. Хорошая скорость разгона, отличная маневренность. И то, и другое достигалось за счет замены маршевых и маневровых двигателей на модели Сеятелей. Но приходилось жертвовать толщиной брони и некоторыми образцами вооружения. Оба варианта предусматривали кардинальную переделку трюма крейсера, где у пирата было найдено аж двадцать тысяч криогенных капсул для глубокой заморозки будущих рабов. Что с ними делать было пока не решено, их просто сняли с корабля и складировали в одном из дальних ангаров. А вот полученное пустое пространство, а оно было очень немаленьким, можно было использовать различным образом. В варианте монитора весь трюм становился дополнительным реакторным отсеком. Это позволяло нарастить активные щиты настолько, что можно было выходить на бой с одним-двумя линкорами. В варианте разведчика на месте трюма предполагалось оборудовать летную палубу малой авиации. На ней легко размещались до тридцати штурмовиков плюс небольшая ремонтная база для них же.
   Переделке также подвергся и грузовой трюм. Его пространство заняли дополнительные топливные баки. Причем, в обоих вариантах. В случае с монитором они питали дополнительные реакторы, а в варианте разведчика обеспечивали хорошую дальность автономного рейда.
   Решение по варианту модернизации крейсера принималось на Совете базы. Мнения разделились, но победил вариант разведчика. Главным аргументом в его пользу стало то, что инженеры брались за создание внутрисистемного (без гипердвигателя) монитора такого же класса в течение месяца. Более того, не связанные параметрами силового каркаса, инженеры обещали создать корабль гораздо лучше по всем характеристикам, кроме динамических. Но ими в данном случае можно было пожертвовать. Таким образом, оборону следующего этапа было решено строить в два эшелона. После завершения модернизации пиратского крейсера и оборудования его мощной системой маскировки, он принимал на борт штурмовики и отправлялся на дежурство в систему, где находился выход из червоточины. В это же время к моменту ожидания нового пришествия пиратов в район их выхода из прыжка должен был выдвинутся построенный монитор, производство которого уже разворачивалось на Фобосе. Капитан пиратов подтвердил данные искина о том, что у них имелась лишь одна привязанная к карте точка выхода в системе. Это облегчало построение обороны.
   Вообще информация с пиратских ментаграмм, а затем и в результате очного допроса пиратов, была крайне интересной. Проведенный допрос хорошо заполнял пробелы, оставшиеся после ментоскопирования.
   Во-первых, выяснилось, что защитники Земли располагают гораздо большим временем для подготовки к массовому нашествию пиратов. С контрольным рейдом ошибки почти не было, он действительно ожидался не позже, чем через месяц. Но для ликвидации этой угрозы сил хватало вполне. Гораздо больше всех волновал вопрос о последующих действиях пиратского клана, после того, как не вернется вторая посланная группа кораблей. И вот в этом вопросе наступила ясность, которая всех очень порадовала. Проблема заключалась в том, что червоточина являлась монопольным владением клана и по сути его главной тайной. И именно этот фактор не позволял пиратам предпринять быстрый массированный рейд с целью выяснения обстоятельств пропажи кораблей. Сам клан располагал примерно тремя десятками боевых кораблей среднего класса, аналогичного захваченному крейсеру, а также шестью линкорами разных поколений. На вооружении также имелось пять средних и два крупных носителя малой авиации, имевших в общей сложности на борту около пяти сотен истребителей и штурмовиков. В целом сила была немалой даже по меркам Содружества. Но проблема заключалась в том, что пираты после провала второго рейда окажутся в полном неведении относительно опасности, появившейся в доселе спокойной зоне космоса, которую уже считали своей. В этих условиях клан совершено точно не станет рисковать не только всем своим флотом, но и существенной его частью.
   Фронтир Содружества никогда не был спокойным местом. Здесь каждое владение приходилось постоянно защищать, силой доказывая свое право на собственность. Пиратских кланов было много, и хотя у каждого из них были свои базы, считалось нормальным иметь у соперников агентов для контроля обстановки. В этой связи существенная часть пиратских флотов всегда находилась в системе собственной базы для пресечения любых попыток конкурентных наездов. Рейд значительной части флота, его отбытие из центральной клановой системы скрыть очень трудно. Особенно если рейд дальний. Риск был слишком велик.
   В случае с данным пиратским кланом ситуация осложнялась еще и необходимостью постоянного патрулирования значительными силами и системы, где находилась червоточина. Любой даже случайно попавший в эту систему корабль подлежал немедленному уничтожению.
   Еще одна часть кораблей пиратов, примерно полтора десятка разбитых на три оперативные флотилии, находилась постоянно в разгонах. Бизнес клана отнюдь не ограничивался кражей землян и продажей рабов. Даже работорговля в целом не являлась для клана основным источником прибыли. Гораздо больше средств приносило именно пиратство на торговых маршрутах. Это давало сразу и корабли, и рабов, и множество ценных грузов.
   Невозможно было использовать и наемников. В этом случае от тайны червоточины оставались одни воспоминания. Таким образом, максимум, что мог позволить себе клан это частично заменить силы обороны системы на наемников. Примерно до трети судов.
   Таким образом, в операции против Земли могло быть задействовано не более десятка кораблей большого и среднего класса. А это будет сочтено явно недостаточным после пропажи сразу трех кораблей из второго рейса и одного из первого. В результате по мнению пиратского капитана, подтверждавшегося анализом Селены, клану придется дозакупать или находить иным образом еще не менее десяти кораблей минимум среднего класса. А потом укомплектовывать их экипажами и опробовать на более простых операциях. Реально ожидать массовый пиратский рейд к Земле можно было не ранее, чем через полгода после истечения сроков ожидания по возврату поисковой партии. Да и то. С большой вероятностью сначала пираты попробуют провести разведывательный рейд силами одного-двух малых разведчика, оснащенных самыми совершенными системами маскировки. Вот его стоило опасаться уже через пару месяцев после невозвращения поисковиков.
   Эта информация давала неплохие шансы на эффективную оборону. Особенно если по итогам второго рейда удастся захватить все три корабля с неповрежденными гипердвигателями. В этом случае основной кордон мог быть реально перенесен в систему выхода кораблей из червоточины для перехвата тех же разведчиков. Информация была принята, проанализирована и на ее основе начата работа по противодействию.
   Во-вторых, из ментограмм и допросов пиратов удалось понять, кто помогает пиратам на Земле. Повезло, что со стороны пиратов человеком, первым установившим контакт с подельниками оказался как раз захваченный капитан. И теперь весь процесс, начавшийся около двадцати лет назад, можно было видеть его глазами. Все оказалось грустно и банально. Когда аварцы поняли, какую ценность могут представлять люди, им захотелось поднять доходы в разы. Но одно дело воровать одного-двух человек, застав их в уединенных местах. Другое дело попытаться перевести бизнес на регулярную основу, сделав поставку рабов массовой. И здесь без местных помощников было не обойтись. Пираты подошли к вопросу очень серьезно и прежде, чем выходить с кем-либо на контакт, они стали выяснять, как устроена жизнь на планете. Им требовались не просто контактеры, а те, кто сможет надежно прикрыть бизнес от правоохранительных органов. В пиратском клане были неплохие аналитики, тем более вооруженные мощными искинами. Пропустив через них огромный объем вполне доступной информации из земных СМИ и Сетей, аналитики поняли, что власть на Земле действует практически так же, как это происходит в Содружестве. То есть имеются публичные политики для выполнения представительских функций и для удовлетворения амбиций быдла, а есть фигуры умолчания, про которых мало кто знает, но которые и определяют реальную политику. Сразу же стало понятно, что выходить на кого-нибудь из политической элиты пустая трата времени. Надо искать пути и подходы к людям власти. Это заняло еще некоторое время. Были проанализированы многочисленные финансовые потоки, выявлены центры принятия решений, найдены ключевые корпорации и вычислены их реальные владельцы. Выяснилось, что выходить стоило едва ли на десяток человек во всем мире. Но особенно пиратов обрадовало то, что эти люди в качестве одной из своих важных проблем считали вопрос перенаселенности планеты. Получалось, что похищение и удаление с планеты части землян вполне вписывается в русло их стратегии. Нашелся и другой положительный момент. На Земле самым ценным металлом считалось золото. В то же время в Содружестве этот металл не пользовался особым спросом, а потому был достаточно дешев. Выявлялся хороший способ оплаты услуг будущих земных компаньонов. Конечно, можно было бы расплатиться и какими-нибудь технологиями из уже устаревших по меркам Содружества. Но такой вариант руководство пиратского клана оставляло на крайний случай. Да и обошлось бы это дороже.
   Для контакта и заявления о себе пираты долго пытались найти относительно гарантированный способ добраться до кого-либо из персон власти. Очень быстро стало понятно, что это отнюдь не тривиальная задача. Такие люди крайне редко встречались с незнакомцами. И практически никогда с незнакомцами без серьезных рекомендаций. А в данном конкретном случае положение усугублялось тем, что внешний вид аварцев полностью соответствовал представителям негроидной расы Земли. Это на самом деле была проблема. Все разговоры о равноправии и толерантности реально заканчивались там, где исчезали публичные выступления и предвыборные обещания, и начиналась жизнь настоящей элиты. В этой среде негра не пустили бы даже к воротам солидного особняка, даже в качестве чернорабочего. Лишь изредка среди высшей элиты западного мира встречались чудаки, которые держали на службе парочку чернокожих как напоминание о собственном статусе белого господина. Но среди тех, кто был нужен аварцам, таковых не было.
   Сначала пираты прорабатывали различные варианты тихой легализации на Земле, чтобы уже потом после обретения официального статуса искать подходы к цели. Но оказалось, что это легко сделать технически, но техника не решала вопросов. Не было сложностей в создании идеальной копии документов. Можно было внедрить любую информацию в земные регистрационные сети, создав легенду со сколь-угодно длинной историей. Заполучить деньги было еще проще. Для этого достаточно было похитить под маскировкой любой инкассаторский автомобиль. Но все это годилось лишь для простой жизни в мегаполисах, где легко затеряться. И отнюдь не помогало обрести нужные связи, открывающие двери в нужные кабинеты.
   В итоге пираты решили пойти совершенно иным путем. Практически у каждого из нужных им людей имелись свои частные острова, где они любили уединяться от людской суеты, проводить время в тишине и устраивать наиболее закрытые встречи с себе подобными. Вот на один из таких островов и было решено явиться во всей красе десантного бота и его маскирующих технологий. Анализ искина указывал на то, что проявление явной силы и наглости с последующей вежливостью будет наилучшей визитной карточкой, гарантирующей встречу с нужной и уже заинтересованной персоной.
   Расчет оправдался на все сто. Как только искин, контролирующий через все доступные средства передвижения отобранных для контакта кандидатов , сообщил, что один из них, основатель крупнейшего в США инвестиционного фонда Исаак Голдман прибыл на свой частный остров на Багамах, пираты решили действовать. Капитан по этому случаю заказал комбайну изготовление настоящего смокинга по образцу, найденному в земном Интернете. Группа поддержки выглядела проще и брутальней, в глухих десантных бронекомбезах черного цвета.
   Появление буквально из ниоткуда в нескольких метрах от бетона взлетной полосы огромного летательного аппарата странных очертаний, который выпустил опоры и как ни в чем не бывало на миг застыл над землей и медленно вертикально приземлился, вызвало панику и нездоровый ажиотаж среди охраны острова. Все это только усилилось, когда в средней части этого аппарата откинулась широкая аппарель, и из темного нутра этого монстра молниеносно разбежались и застыли по разные стороны от него два десятка крупных вооруженных человек, полностью закованных в черную матовую броню. Но полный разрыв шаблона со всеми, кто мог наблюдать эту картину, случился после того, как вслед за бойцами охранения из аппарата появился высокий плотный негр в идеальном смокинге, сверкая белозубой улыбкой. Контраст был настолько разителен, что на секунду прекратились все хаотичные крики по рациям, сзывающие охрану к посадочной площадке, все застыли. А негр, мельком осмотрев окрестности, выяснил для себя, где скрывается наиболее многочисленная группа "встречающих" и неспешным шагом направился прямо к ней. Не доходя нескольких шагов, он остановился, и все также улыбаясь, громко и на вполне приличном английском попросил передать мистеру Голдману, что его хочет видеть мистер Кром. И что если о нем не будет доложено немедленно, то все присутствующие могут искать себе новое место работы. Эти слова несколько вывели "комитет по встрече" из ступора, но озадачили еще сильнее. Если бы негр принялся угрожать нападением, то это как-то вязалось бы с тем, на чем и как он прибыл. А угроза потери работы была абсурдна, но намекала на то, что хозяин действительно мог оказаться недоволен. А потому начальник охраны немедленно по рации связался с главой группы непосредственных телохранителей босса и передал все, что услышал от незнакомца. Через минуту услышал ответ, кивнул и пригласил гостя следовать за собой. Оружие у незнакомца отсутствовало, он вполне спокойно дал себя обыскать, но профессиональная интуиция начальника охраны буквально кричала о том, что перед ним боец, который справится с ним и его людьми в одиночку, не слишком утомившись. И это он тоже попытался взглядом передать главному телохранителю, который сменил его в качестве сопровождающего внутри особняка.
   - Вы избрали несколько странный и эпатажный способ появления, мистер Кром, так Вас кажется представили. Но надо признать, крайне эффектный. Я даже в первый момент испугался инопланетного вторжения. Никогда не видел ничего подобного. Как Вам удалось пройти незамеченным сквозь радары? И ладно мои, но ведь тут поблизости еще крутится парочка вполне современных американских калош из ВМФ.
   - С этими жестянками, болтающимися в море, проблем вообще никаких, мистер Голдман. Ваши системы ПВО гораздо лучше. Но спектр частот, которые они видят, очень ограничен. А визуальная невидимость достигается совсем просто. На поверхность бота транслируется изображение с камер наблюдения, расположенных по всему корпусу. В результате создается полная иллюзия, что Вы смотрите в пустое небо.
   - И где такие системы производят?
   - Мы можем обсудить этот вопрос, я собственно для этого сюда и прибыл, мистер Голдман. Дело в том, что я не с Земли, и здесь мне нужен партнер. Анализ ситуации на планете показал, что Вы одна из наиболее интересных кандидатур.
   Беседа хозяина с этим непонятным негром продлилась часа три, после которой случилось совсем невиданное. Гость остался на обед, на который даже не была приглашена супруга хозяина. И совсем охрана впала в ступор, когда мистер Голдман изъявил желание лично и в одиночку посетить странный летательный аппарат. Видимо, увиденное произвело на него впечатление, и стороны о чем-то договорились. По крайней мере, появившись через полчаса из недр летающего монстра, мистер Голдман за руку попрощался с провожавшим его гостем и что-то весело насвистывая отправился к особняку. Практически тут же вся охрана пришельца организованна вернулась на корабль, аппарель закрылась, под негромкий свист турбин аппарат приподнялся над землей и пропал из глаз. Лишь резкий порыв воздуха сказал оставшимся, что его больше нет рядом.
   Но это было не самое удивительное, что произошло с обитателями острова в этот день. Вечером всем под роспись передали распоряжение мистера Голдмана, не предусматривавшее никаких вариантов. Отныне всем свидетелям происшедшего было запрещено когда-либо покидать остров. Всем необходимым, включая любые товары и женщин, они теперь обеспечивались прямо здесь и за счет хозяина.
  
   Глава 32.
   Работа на обеих базах кипела. На Фобосе наконец-то выпустили на испытания два новых сторожевика и занимались ускоренной модернизацией перегнанного туда пиратского крейсера. А на лунной в это время параллельно происходили два важнейших процесса. Половину времени принтер был загружен производством узлов и деталей для штурмовиков, другую производил оборудование для целого ряда заводов. Как только производственный процесс был налажен, почти сразу же пришло понимание его неэффективности. Поскольку принтер был только один, хотя и мощный, то общая производительность была жестко ограничена. В определенный момент инженерно-производственная группа вышла с предложением перейти от изготовления готовых сложных технологических изделий к производству комплектующих, которые благодаря высокой степени унификации могли применяться в разных изделиях. Для сборки готовой продукции были изготовлены комплекты оборудования, что позволило запустить сразу несколько специализированных заводов. Один производил реакторы, три других системы вооружения различного типа, еще несколько занимались производством различных электронных блоков и двигательных установок. Такой подход существенно ускорил производство штурмовиков. Все непосредственное производство осуществлялось инженерными дроидами, которых уже произвели с большим запасом. Фактически на долю людей осталась разработка перспективных моделей кораблей и типов оборудования, из имевшихся в каталогах Селены. С учетом конкретных схем их производства, которые загружались непосредственно в искины инженерных комплексов, осуществлявших непосредственное управление дроидами.
   Военным подразделением базы совместно с Тактиком была разработана перспективная схема нападения на ожидавшуюся поисковую группу пиратских кораблей. Модернизированный крейсер пиратов должен был с полной маскировкой занять позицию в системе выхода из червоточины и вернуться в Солнечную систему сразу после прыжка в нее группы пиратов. При этом если в течение расчетного времени он не появлялся, это означало, что пираты перешли к Земле лишь частью группы и подлежат немедленному уничтожению. Крейсер же следовал за последним из них. Если оставшаяся часть приняла бы решение о возвращении, то крейсер не должен был никак себя проявлять, лишь убедиться в удалении пиратов. Если группа пиратов переходила к Земле полностью, то после прыжка крейсера она должна была подвергнуться атаке с двух сторон, что с учетом большого преимущества землян гарантировало быструю победу. С учетом разработанной схемы операции корабли землян на этот раз готовились встречать противника намного дальше от Земли. В районе орбиты Сатурна. На этот раз никаких сомнений в действенности систем маскировки после анализа сканеров пирата не было.

*****

   Неожиданно Георгию пришлось отвлечься от военных приготовлений. На него вновь попытался выйти гремячинский мэр. После переселения на базу телефоны всех ее обитателей были отключены, но через Селену звонки на номера Георгия и Дмитрия отслеживались. Она же и связала Сергея с настойчивым абонентом. Мэр хотел закупить новую партию золота, на этот раз аппетит вырос до двухсот килограмм. Георгий взял паузу посоветоваться с Сергеем. Тот в свою очередь задумался. С одной стороны, он с самого начала хотел ограничиться одной сделкой. С другой, кто знает на что могут в будущем потребоваться деньги и в каком количестве. Но плюс ко всему интуиция Сергея говорила о том, что на этот раз со стороны мэра может быть заготовлена подстава. Впрочем, это скорее не пугало, а забавляло и сулило неплохое развлечение. Посему согласие на встречу было дано. В том же месте через три дня.
   Как и в прошлый раз Сергей появился на двух БТР, не проявляя никакого видимого беспокойства. Со стороны мэра внешне все выглядело так же. Но Сергей, внимательно контролировавший место встречи на протяжении двух последних дней с помощью зондов прекрасно знал, что поблизости расположилась отлично замаскированная засада. Знал и только посмеивался, предвкушая будущее удивление своего контрагента реальным развитием ситуации.
   Начало встречи никак не выдавало криминальных планов банкира. Сергей вместе с Георгием принесли и передали на проверку 16 слитков золота общим весом 198,8 кг. и спокойно стояли немного в стороне, ожидая результатов анализа со стороны эксперта. Все началось, когда эксперт оторвался от изучения золота и кивнул банкиру. Тот, вроде как повернулся и махнул рукой, чтобы дать команду принести кейсы с деньгами. Но вместо этого несколько участков земли вокруг договаривающихся сторон вдруг вспучились, и из укрытий выскочил с десяток вооруженных автоматами бойцов. А четверо из них держали в руках РПГ-18 "Муха" в уже взведенном положении, мгновенно направив их на БТР.
   - Извиняюсь, господа, но бизнес есть бизнес. Ничего личного. Сумма достаточно большая, чтобы постараться ее сохранить. Только прошу, не делайте резких движений. Очень не хочется делать в вас дырки, как и превращать в костер эту грозную технику со всеми, кто там, очевидно, находится. Ведите себя спокойно, мы сейчас заберем эти ящики, тихо удалимся, и никто не пострадает. Да, и не советую меня искать. Надоело мне быть мэром, чтобы каждая шавка из области или столицы, чуть что, обливала помоями с ног до головы. Посему разрешите откланяться. Прямо отсюда отбываю в места обетованные на заслуженный отдых.
   Мэр, который, видимо, заготовил эту речь заранее, выглядел слегка напыщенно и самодовольно. Единственное, что его смущало, это спокойные иронические улыбки тех, кого он только что кинул. Точнее попытался кинуть. Для него осталось незамеченным, как Сергей отдал команду своим бойцам, но не увидеть, как один за другим почти синхронно падают его люди, он не мог. Буквально десять секунд, и все было кончено. На ногах из людей мэра остались лишь немногие, не имевшие в руках оружия, и он сам. А вокруг была пара десятков странных прозрачных силуэтов, становившихся едва видимыми лишь в движении.
   -Эт-то чт-тто так-кое? - заикаясь, выдавил из себя неудачливый кидала.
   - Это, дорогой товарищ бывший, как я понял мэр, он же бывший банкир, маленькое наказание за попытку нарушить договоренности. Сейчас мои хлопцы пошукают у вас в машинах и в зависимости от того, что там найдут, подумаем, как быть с вами дальше. А за своих парней не беспокойся. Все живы, просто слегка притомились и легли отдохнуть. Через часок-другой очухаются. - Сергей молча кивнул на машины, и пара прозрачных фигур метнулась к машинам. Пошукали они, если смотреть на результат, знатно. В машине мэра обнаружилось сразу три приличного размера чемодана, набитых долларами и евро. Еще один чуть поменьше нашелся в машине его ближайшего помощника. Видимо, тот собирался драпать вместе с боссом. Все так же без единого звука чемоданы были принесены и поставлены перед Сергеем и Георгием.
   - Так, посмотрим, что нам бог послал.
   Бог послал им немало. Десять миллионов долларов и почти столько же евро.
   - А ничего так. Вдвое от того, что собирались взять. Ладно, раз такая пьянка, то не будем зверствовать. Отпустим господина мэра и даже золото ему оставим, заплатил две цены и довольно. Не тащить же эти ящики обратно, тяжелые заразы.
   Георгий расхохотался. А мэр, потея, переводил взгляд с одного на другого, не понимая, издеваются они так над ним или говорят всерьез. Оказалось всерьез. Призраки, подхватив по знаку Георгия трофеи с деньгами, быстро загрузились в БТР. Следом за ними туда же залезли и друзья. Через минуту мэр стоял один рядом с ящиками с золотом. Все его люди, кроме трясущегося помощника, эксперта и тройки водил в стороне, лежали в тех же позах, где попадали.
   Оглядев картину, мэр взглядом вернулся к золоту. Почему его оставили? И почему его самого оставили вживых после случившегося. Все было странно и непонятно.
   - Даже предъяву не выкатили. Забрали деньги и отвалили. Хотя забрали в два раза больше. Проклятый помощник, надоумивший на эту глупую мысль. Ничего, он у меня за все ответит.
   Мэр повернулся, найдя того взглядом. До помощника, кажется, начало доходить, как он влип. А потому, не ожидая дальнейших разборок, порскнул за руль своего "прадика" и рванул с места событий. В ответ неслась изощренная брань.

*****

   Хохотали на базе над незадачливым грабителем громко и дружно.
   - Сергей, а на фига ты ему золото оставил?
   - Понимаешь, Дима. Могу назвать минимум три причины такого поступка. Во-первых, он нам за него все таки заплатил. - Снова хохот.
   - Во-вторых, для нас это золото особой ценности не имеет. В любой момент произведем, сколько надо. Да и тащить не хотелось. Тяжелое, зараза. Пусть теперь его мэр потаскает. - На этот раз хохот был дольше. До людей постепенно стало доходить, что они уже живут в совершенно ином мире, в котором виртуальные ценности не имеют никакого значения.
   - Но самая важная причина третья. Я тут потихоньку начал задумываться от перспективах. Было бы глупо не использовать имеющиеся возможности для создания общества нового типа. На Земле или где-то еще, это другой вопрос. И здесь простым внедрением технологий не обойтись. Менять в первую очередь придется психологию людей.
   - И как?
   - А давай вам наши бывшие старики расскажут, как жилось раньше в коммуналках. Все были на виду. Попробуй у соседа что-то украсть или просто обмануть. Это один момент. Второй момент в том, что по крайней мере в СССР, хотя, думаю, до определенного момента это было распространено во многих странах, важным являлось такое понятие как совесть. Да-да, не смейтесь. Это во властных эшелонах зачастую было абстракцией, отчего все и рухнуло. Но на уровне простых людей это качество было одним из наиболее важных движущих сил. Я до сих пор помню, как в глубоком детстве шел по улице с бабушкой и нашел на дороге десять рублей. Это были тогда приличные деньги. Так она подняла бумажку и стала громко кричать, кто ее потерял. На нее, правда, и тогда многие косились с удивлением, но тем не менее. И знаете, что самое любопытное? Ни один человек не сказал, что это его деньги. Совесть была нормой.
   А еще как на уровне официальной пропаганды, так и на уровне простого индивидуума обостренно воспринималась справедливость. Справедливость это не равенство всех перед неизвестно кем придуманным законом. И даже не равноправие всех граждан внутри страны. Справедливость, это когда каждый получает то, что заслуживает с точки зрения всего общества.
   И я уверен, что нашу будущую жизнь следует строить на трех китах. Справедливость, это отношение общества к человеку. Правдивость это взаимоотношение между людьми в обществе. И здесь нам как раз и помогут новые технологии от Сеятелей. Ведь что такое симбионт? Попробуй при непосредственном контакте двух симбионтов обмануть кого-то. Не выйдет. И, наконец, третий кит, это совесть, как главное внутреннее качество человека, живущего в обществе.
   - Ну ты, Серый и задвинул. Аж мозги набекрень. Это тебе не бой спланировать или новую пушку на корабль прифигачить. Далеко заглядываешь.
   - А нам торопиться некуда. Все пока еще одними штрихами и наметками. Но думать о будущем надо уже сейчас. Думать, с людьми разговаривать. Смотреть, что они думают. По большому счету случайных людей на базе практически нет. А если и есть, то единицы. Так что многих эта тема заинтересует. Пусть пока думают и меж собой обсуждают. А потом, время придет, глядишь, куча полезных идей появится. Я же вам обо всем этом тоже не случайно сказал. А чтобы вы в свою очередь задумались, как будем жить после победы. Как нам с той же Землей отношения строить. Это еще один сложнейший вопрос, который даже с пол-литрой с кондачка не решишь. Ну а возвращаясь к вопросу о третьей причине с золотом, думаю, уже поняли. Если твой противник, не имеющий совести хочет тебя кинуть, то это еще не повод самому превращаться в грабителя. Наказать и оштрафовать мы его были вправе. Это справедливо. А вот оставить ни с чем, нет. Потому как совесть не позволяет.
   - Слушай, а как по-твоему, убить их было бы справедливо?
   - Вопрос на самом деле не так прост, как кажется. Я думал об этом. Меня всегда бесила в американских фильмах одна и та же дурость. Практически везде положительный герой жалеет своих врагов, оставляет их в живых, а потом еще раз десять с ними воюет. При этом, как правило, обязательно погибает кто-то из нормальных людей. А они могли бы спокойно жить, если бы этот, прости, Господи, херой, разобрался бы с проблемой сразу и окончательно.
   И, знаете, если бы нападение на нас было бы неожиданным, я считал бы себя вправе убить противника. И, не задумываясь, бы это сделал. Перед нами глобальная задача по спасению планеты стоит, а из-за какого-то жадного хмыря все могло накрыться или, как минимум, осложниться. Потому в этих условиях убить, обороняясь, было бы справедливо. Но проблема в том, что мы контролировали ситуацию с самого начала. Никакого вреда нам эти гоп-стоповцы причинить не могли. А посему и убивать их мы были не вправе. Хоть и не их в том вина.
   Философский разговор неожиданно прервала Селена. Дима, до тебя Василий Пархоменко дозвониться пытается.
   - Давай соединяй на трубку.
   Дмитрий встал и вышел, чтобы не мешать беседе. Но уже через минуту вернулся.
   - Ребята, у дяди Васи проблемы начинаются. Обкладывают его, контора на него вышла. На завтра повестку в областное управление получил. Может и по каким-то другим делам, но он волнуется.
   - Правильно волнуется. Пусть прямо сейчас все бросает, потом все, что нужно, доберет, и рвет когти. Он из этого управления может не выйти. А если и выйдет, то все рассказав. Нам чужой интерес совершенно не нужен.
   - А мы его из управления вытащить не сможем, если что?
   - Вытащить-то мы сможем. Но нам эта война нужна? Тихо пройти не получится, скорее всего будут пострадавшие. А в чем люди виноваты? Они свою работу делают. И потом, представляешь, какой шум поднимется? И что из твоего Василия к этому моменту вытянуть успеют? Нет, однозначно. Пусть немедленно в машину и на то место, откуда ты его первый раз н базу возил. Бот за ним вылетит.
   - Селена, будь умницей, возьми товарища Пархоменко под наблюдение прямо сейчас, пару зондов подвесь, чтобы мы хотя бы понимали, есть ли за ним хвост или нет.
   - Да, мой повелитель, слушаюсь и повинуюсь. Зонды уже в пути.
   Через два часа немного встрепанный глава комитета ветеранов уже сидел за столом на базе и, попивая успокоительный нектар, рассказывал.
   - Меня что насторожило? Уже какое-то время ряд инвалидов из спецов, к которым я обращался, рассказывали, что незадолго до меня к ним приходили характерные ребята. Вроде как внимание бывшим коллегам, дескать, служба если сможет чем-то помочь, то непременно. А сами так ненавязчиво расспрашивали о жизни, мыслях, желаниях, задумках на будущее. И между делом интересовались, не в курсе ли кто, куда часть таких же инвалидов подевалась.
   - А тут и мне эта повестка. Причем, не по почте, как обычно. Курьер на работу пришел, передал под роспись лично в руки. Вот я и дернулся.
   - Ну и правильно сделали, Василий Семенович.
   - Просто Василий.
   - Нет уж. У нас тут первые традиции образовались. До процедуры омоложения все старше 60-ти с отчествами в обращении. Потом только имена. Это наши ветераны и родители придумали.
   - Вот как? Ну что же. Побуду какое-то время еще Семеновичем. Я ж пока действительно вдвое старше выгляжу.
   - Ненадолго. Но перед тем, как омолаживаться, надо все мероприятия внизу завершить. Много людей осталось?
   - Да фактически последняя партия готовилась. Три группы из Екатеринбурга, Ижевска и Нижнего Тагила, от двадцати до пятидесяти человек каждая, да еще немного одиночек из разных мест. Все уже ждут готовые. Думал, со следующей недели переправлять, а тут вон как вышло.
   - Ничего, переправим. Только теперь надо будет все делать одновременно. Иначе риск засветки возрастет. А люди, что инвалидам поможет?
   - Есть. Я же целую сеть на будущее создал. Ничего конкретного не рассказывал, только намекнул, что речь о возрождении страны идет. Все патриоты, да и люди не случайные.
   - О как. Так Вы у нас настоящий заговорщик получаетесь. Недаром за Вас ФСБ принялась.
   Шутка несколько разрядила атмосферу.
   - Ладно, давайте серьезно. Проще всего эвакуировать людей одним махом. Одиночек заберем ботами. А вот группы лучше всего автобусами через Центр под Гремячинском. Мы уже так делали, когда большие группы набирались. Деньги у Ваших людей еще остались?
   - Да полно еще. У нас бухгалтерия четко велась, ни одна копейка из Ваших прошлых миллионов не пропала.
   - Тогда и проблемы нет. Надо будет купить автобусы, чтобы все поместились с учетом вещей и инвалидности и на них всех забрать. Делать все надо в один день.
   - А хвоста не приведем?
   - Хвост, скорее всего, будет в любом случае. Но если забирать ботами, получится только хуже. Представьте себе, в десятке разных, но конкретных мест вдруг пропали люди с транспортом. А в одном месте нам хвост будет проще отсечь. Тормознем их на дороге и все. Пусть потом голову ломают, куда все делись.
   - Хорошо. Буду готовить операцию. Связью, надеюсь, обеспечите?
   - Не только связью. Сейчас подойдет девушка Света из сервисной службы и покажет Вам Ваши апартаменты. Связью Селена обеспечит Вас прямо из них. Ну а как только все организуете, милости просим в медицинский комплекс, там Дима, как старый знакомый, Вами займется. Пора Вам слегка здоровье подправить, да и образцы для симбионта забрать, его еще выращивать.
   - А это что за зверь?
   - Это Вам Дмитрий расскажет. Но штука в наших условиях незаменимая.
   Ну вот и все, - думал Сергей, глядя вслед уводимому Светой Василию. - Кончилось райское время, когда никто ни о чем не подозревал. Теперь внизу придется действовать с особой оглядкой. ФСБ просто так не отстанет. А концов, судя по всему, осталось немало. Ну да ничего. Во всем есть свои плюсы. Рано или поздно так и так придется на гос. структуры выходить. Для них все будет лишним доказательством нашей серьезности и состоятельности. Но об этом еще будет время подумать.
  
   Глава 33.
   Сергей сидел в кабинете своих апартаментов в глубокой задумчивости. Недавний разговор о будущем вышел неожиданным, а потому несколько сумбурным. А ведь по сути очень скоро так или иначе придется рассказывать людям, что планируется дальше. И это только на базе. А ведь еще и перед Землей рано или поздно придется открываться. Вопрос как ми с чем. А на базе разговоры о перспективах начнутся еще раньше. Это сейчас пока все по уши заняты текущими делами и проблемами. У многих вообще еще эйфория по поводу восстановленного здоровья или заново обретенной молодости не прошла. Но ведь пройдет и очень скоро. Как только с пиратами разберемся, так и пройдет. Но уже после следующей битвы, когда образуется более или менее длительный промежуток между пиратскими наездами, появятся мысли, что делать дальше. И упускать этот процесс никак нельзя.
   Каких-либо массовых волнений или бардака Сергей не опасался совершенно. Во-первых, большинство обитателей базы люди военные и привыкли к четкому порядку. Во-вторых, через симбионтов и искины их настрой был в целом понятен. Конечно, все мысли людей никто не читал, но и без этого их общее направление Селеной отслеживалось. Не опасался Сергей и того, что кто-то может восхотеть власти больше, чем положено. Такие вопросы изначально решались уровнем доступа к управлению искинами, без которых что-либо сделать на базе было нереально.
   Но сказать, что такое положение Сергея однозначно радовало, было нельзя. Он все больше и больше ощущал груз гигантской ответственности, который добровольно повесил себе на шею. И ведь теперь не отмажешься. Хочешь - не хочешь, а приходится тащить, выкраивая время для собственного развития, чтобы по уровню подготовки не отстать от решаемых задач. В настоящее время он по ночам осваивал базу "Управленец", дойдя уже до 5-го уровня. Из десяти, имевшихся в полноценной базе.
   Но знания знаниями, дело-то принципиально в другом. С организацией жизни на базе все складывалось очень неплохо. Во многом работала и самоорганизация. Да и мотивация людей была настолько высока, что контроль практически не требовался. Так, приглядывала Селена слегка, и этого хватало. А вот с организацией дальнейшей жизни так просто не получится. Причем, решать придется сразу три полноценные проблемы. Первая будет касаться организации жизни собственного сообщества. А оно неизбежно будет только расширяться. В идеале вообще собственный отдельный мир заиметь. Вторая проблема, это организация жизни на Земле и режимов предоставления различным силам доступа в Космос. Он даже мысленно теперь называл это слово с большой буквы, понимая под термином все пространство Вселенной, неожиданно оказавшееся доступным. Там точно что-то придется делать. Сергей уже примерно представлял себе, что без жутко противной, но, к сожалению, обязательной временной работы мировым жандармом не обойтись. Иным образом тот серпентарий, который сейчас правил на планете бал, не разогнать. И наконец, третья проблема касалась неизбежных контактов Земли с миром Содружества. Шило в мешке не утаишь, и рано или поздно придется о чем-то договариваться. Хотя перед этим еще немного постреляем.
   Кстати, как только Сергей вспомнил про Содружество, в голове сразу вспомнился вопрос, который он так и не удосужился задать Селене. Да и не хотел в присутствии кого-либо, чтобы не поднимать волну. Очень многое в мире Содружества в плане технологий напоминало технологии самих Сеятелей, которыми сейчас пользовались на базе. Странно, что до сих пор пока на это совпадение не обратил внимание кто-то еще. А может и обратил, только не решился озвучить. В любом случае с вопросом стоило разобраться. И чем быстрее, тем лучше. И хорошо бы, чтобы в беседе принял участие Сократ. В свое время он немало рассказал о Сеятелях и разбросанных ими по Вселенной зачатков цивилизаций.
   - Селена, - мысленно через симбионт позвал Сергей.
   - Я здесь, Ваше Величество, что изволите?
   - Давай отставим пока твое ерничество. Есть серьезный вопрос. И если не возражаешь, то хотел бы пообщаться с тобой в очном, так сказать, виде.
   - Не вопрос, повелитель, - в соседнем кресле материализовалась почти непрозрачная голограмма молодой девушки игривой наружности, тут же принявшая соблазнительную позу.
   - Ну не можешь ты без этого, - со вздохом произнес Сергей. - Я же просил. Вопрос на самом деле серьезный, а от твоего вида хоть сразу в реаниматор восстанавливать гормональный баланс.
   Голограмма изменилась, теперь это была в меру серьезная уверенная в себе бизнес-леди лет тридцати. - Не жалеете Вы себя, шеф. Хоть бы девушкой какой увлеклись бы. Вон их сколько по базе бегает. Знали бы Вы, сколько их о Вас грезит.
   - Селена, правда, не до того. Как-нибудь потом о девушках поговорим. Скажи, ты же поддерживаешь регулярную связь с Сократом?
   - Не стану утверждать, что постоянную, все же энергию эта связь лопает нехило. Но данными обмениваемся регулярно.
   - А ты можешь обеспечить его участие в нашей беседе?
   - Запросто, айн момент.
   Через секунд двадцать в рядом стоящем кресле появилась еще одна голограмма. На этот раз Сократ принял вид седовласого джентльмена преклонного возраста, но крепкого и самую малость надменного.
   - Приветствую тебя, Сергей. Совсем ты забыл старика. Если бы не эпизодический транзит через мой Центр и не регулярное информирование Селены о том, что у вас происходит, совсем бы я там зачах в одиночестве. А с тобой и не упомню, когда общался.
   - Извини, Сократ. Моя вина. Но и ты должен понимать, что мы тут не на отдыхе. Вот как раз сейчас есть вопрос, где без тебя не обойтись. Я, конечно, понимаю, что у вас с Селеной скорее всего вся информация обоим доступна в равной мере, но вопрос, который хотел обсудить тесно переплетается с нашим с тобой давнишним разговором. Еще до того момента, когда я попал на базу.
   - И что за вопрос?
   - Ты получил данные с ментограмм пиратов?
   - Да, Селена скидывала.
   - И что скажешь?
   - Давай, Сергей, без этих игрищ в бесконечные вопросы и ответы. Что именно тебя заинтересовало или удивило?
   - Хочешь с места в карьер? Давай. Я думаю, столь масштабное совпадение технологий, которыми пользуются в Содружестве с предоставленными нам вами, говорит о том, что либо Сеятели и создатели Содружества суть одно и то же, либо очень тесно взаимосвязаны.
   Голограммы Селены и Сократа показательно посмотрели друг на друга, хмыкнули и кивнули друг другу.
   - В определенном смысле ты прав. Хотя само Содружество создали не Сеятели. Содружество создано потомками расы Джоре. А вот сами Джоре являлись, как и вы, детьми Сеятелей.
   - А можно подробней? Особенно меня интересует, почему Содружество оказалось столь уродливым миром.
   - Ну, уродливым его можно назвать лишь с определенной точки зрения. С другой он достаточно гармоничен. Просто этот созданный мир разный для разных людей. Для его хозяев, он идеален. Для региональных властей, это мир реализации собственных представлений об правильном обществе, в котором они властвуют. Для предприимчивых и умных людей, это мир больших возможностей, в том числе абсолютной свободы. А остальные есть всего лишь питательная среда для успеха первых трех групп.
   - Но он же воспитывает в человеке совершенно определенные качества. Агрессивность, жадность, эгоизм, жестокость.
   - В какой-то мере да. Хотя можно было бы назвать и ряд не таких отталкивающих качеств, названные тобой и еще некоторые в нем явно превалируют. Тем не менее, этот мир живой и саморазвивающийся. А самое главное, способный за себя постоять. От Архов, жуков же отбились, хоть и с трудом. Причем, заметь. Я не пытаюсь защитить Содружество, я лишь не хочу, чтобы ты смотрел на мир не столь однобоко. Иначе ты не сможешь построить своего собственного мира. Он тоже выйдет однобоким и не жизнеспособным.
   Теперь по существу вопроса. Помнишь, я тебе рассказывал, зачем на планетах Сеятели создавали контрольные Центры и почему уничтожали генетический брак в случае неудавшегося эксперимента?
   - Прекрасно помню. Но ведь Джоре никто не уничтожил, если ты на это намекаешь?
   - Да, Джоре Сеятели не уничтожили. Но именно после их случая и стали появляться на планетах контролеры. До этого Сеятели не уделяли этому вопросу большого внимания. Следили только за тем, как развивается цивилизация, и есть ли у нее дальнейшие перспективы. Но даже эту функцию они возложили на себя не сразу. Ведь любой живой организм на протяжении своей жизни чему-то учится. И, как правило, на собственных ошибках. А когда чужих просто нет, все приходится познавать через свои набитые шишки.
   Так и Сеятели. Сначала царил безудержный оптимизм и эйфория от открывшейся в какой-то момент развития их собственной цивилизации способности творить новые колонии Разумов на планетах. Когда осознание Творца Мироздание становится доступным не отдельным Просветленным, а на уровне массового общественного сознания, это дарит ощущение всемогущества и непогрешимости. Сеятели просто посчитали, что любой опыт по определению будет успешным. И лишь после того, как некоторые созданные ими цивилизации уничтожили себя вместе со своим миром, Сеятели поняли, что процесс требует управления, а развитие нуждается в подталкивании по определенному вектору. Тогда возникла служба наблюдения за посеянной жизнью. Но с Джоре в этом смысле все было нормально. Цивилизация успешно и практически без помощи извне вылечилась от большей части детских болезней, в том числе от всех наиболее опасных, угрожавших ее жизни.
   Видя это, Сеятели совершенно успокоились и занялись другими мирами, находившимися в менее устойчивом состоянии. Когда выяснилось, что и успешное развитие может быть разным, было уже поздно. Цивилизация Джоре достигла звездного уровня, причем, не без помощи самих Сеятелей. Пребывая в восторге от первого "ребенка", достигшего космического уровня, долгое время Сеятели не скупились на помощь и раскрытие собственных технологий, которые уже готова была принять эта цивилизация. И даже, когда вектор устремлений Джоре стал серьезно отклоняться в сторону, а сама их цивилизация приобретать черты хищнической, Сеятели долгое время пытались объяснить Джоре пагубность такого пути, считая происходящее простой ошибкой по неопытности.
   Но с определенного момента Джоре любую попытку вмешательства в свою жизнь начали встречать агрессией. Дело дошло до прямых столкновения и гибели нескольких кораблей Сеятелей. Только тогда до них стала доходить вся глубина их ошибки. Перед самой могущественной цивилизацией встал очень непростой вопрос. Отойти в сторону, предоставив Джоре самим себе и вручив их судьбу в руки Творца, либо попытаться уничтожить сорняк, пока он не вмешался в жизнь и развитие других созданий Сеятелей. А рано или поздно это было вероятно.
   С небольшим перевесом победили сторонники хирургического вмешательства. Разразилась война. Но военным не было дано права на полное уничтожение цивилизации Джоре. Победа была половинчатой. Решение предусматривало лишь уничтожение центров глобального управления цивилизации Джоре. На то, чтобы устраивать зачистку сотен миров, по которым к тому моменту расселились Джоре, никто не отважился. Сказалась история развития собственной цивилизации Сеятелей. Она была преимущественно мирной. Да в процессе своего подъема к галактическому статусу Сеятелям не раз приходилось сталкиваться с другими видами Разума, зачастую совершенно чуждым внешне и ментально. Так что военные технологии получили достаточное развитие. И все же Сеятели, если говорить понятным тебе языком, были больше брахманы, нежели кшатрии. А вот Джоре для сравнения соединили в себе черты кшатриев и купцов.
   Война не получилась легкой прогулкой. Сеятели обладали существенным преимуществом в технологиях. Но самое главное, Джоре ничего не знали мирах своих противников. Они могли лишь пытаться контролировать занимаемую ими территорию и устраивать засады на корабли Сеятелей. Джоре пытались найти вражеские базы, даже отправляли экспедиции в составе целых флотов за границы изученного ими пространства. Но эти экспедиции, хотя и сталкивались иногда в своих поисках с кораблями, эскадрами или отдельными станциями Сеятелей, так и не смогли нащупать ни одной по настоящему ключевой точки. Однако, были преимущества и у Джоре. На своей территории они имели огромное численное преимущество в кораблях, помогала близость военных и ресурсных баз. Но самое главное, они были на порядок агрессивнее и безжалостней.
   Война пролилась более ста лет. В итоге Сеятели отступились. Что на это повлияло больше всего, собственные потери, признанные неприемлемыми, или отсутствие необходимой жестокости для войны до победного конца, но результат был таким. Стороны прекращали взаимные боевые действия. Джоре гарантировали неприкосновенность других созданных Сеятелями цивилизаций, кроме как в случае их самостоятельного нападения. Но и Сеятели полностью уходили из зоны обитания Джоре. Ушли в совершенно иной галактический рукав, отделенный от прежнего почти непроходимой завесой пылевых облаков. А в немногих точках, где пылевые облака образовывали разрывы, и пространство являлось проходимым, они поставили гигантские станции-заслоны. И даже здесь Сеятели остались верны себе. Они не стали полностью отрезать Джоре от себя в надежде, что став опытнее и мудрее, Джоре одумаются, обретут в себе Творца так же, как когда-то это произошло с самими Сеятелями, и придут к родителям с покаянием. Эти пограничные станции могли легко блокировать военные флоты любой численности и силы. Но они так же могли спокойно пропустить отдельные корабли или группы, не несущие угрозы. Хотя по большей части все это не пригодилось. У Джоре хватило ума осознать бесперспективность атаки гигантских пограничных станций, но за редким исключением все контакты ограничивались этими самыми станциями, на которых существовали гостевые и торговые зоны. Очень редко корабли Джоре проникали в зону Сеятелей и только с исследовательскими целями.
   - Подожди. А как же червоточины? Ведь насколько я понимаю из твоего рассказа, пираты приходили из зоны Джоре, а Земля находится в зоне Сеятелей. Так?
   - Да. Все так. Но червоточины это особый случай. Они слишком не постоянны. Могут работать веками, могут схлопнуться в любой момент, а могут неожиданно возникнуть там, где вчера еще ничего не было. И надежных методов их обнаружения просто нет. Те, что становились известными, контролировались зондами или патрулями. Кстати, той червоточины, через которую пираты пробирались к вам, в те времена не было. Но если позволишь, я продолжу.
   Война дорого далась Сеятелям, цивилизация такого уровня не бывает слишком многочисленной. Это последний уровень перед переходом от биологического тела к энергетической форме. И происходит этот процесс на индивидуальном уровне. В итоге рождается намного меньше разумных, чем уходит в более тонкие миры. Задача посеять на планетах жизнеспособный Разум, это последний экзамен Творца на этапе материального уровня развития.
   Но куда дороже война обошлась Джоре. Фактически цивилизация как единое целое прекратила свое существование. Следом за окончанием войны с Сеятелями началась война гражданская. После разрушения главных управляющих центров началась борьба за власть между многочисленными группировками. Итог ты знаешь, он есть в ментограммах капитана. Джоре как цивилизация погибла. Наступили темные века, из которых потомки Джоре выбрались не так давно. И далеко не все. Многие миры-колонии, оставшись без внешней поддержки, полностью обрушились в дикость и пребывают там до сих пор. Фактически все Содружество образовалось из коалиции трех наиболее удачных генетических экспериментов Джоре. Они объединились и смогли уничтожить другие сохранившиеся очаги цивилизации, оставляя только те, что не имели самостоятельного выхода на технологии предков. Их просто сделали неявными рабами, привязав несколькими ключевыми элементами. Технологиями гипердвигателей, гиперсвязи, нейросетей и централизацией денежного обращения.
   Вот собственно и вся история.
   - Класс. Из всего я понял только одно. Куда ушли Сеятели, никто не в курсе, а галактикой правят потомки генетических уродов. И что теперь со всем этим делать?
   - Как что? Жить и бороться, - включилась в разговор Селена. - А есть другие варианты?
   - А ответьте мне пожалуйста на такой вопрос. Откуда Вы так подробно осведомлены об этой истории?
   - В нашей памяти хранится практически вся история Сеятелей на момент их последнего появления на Земле.
   - То есть вы в курсе, куда они ушли и где их искать?
   - Возможно.
   - Не понял?
   - Одна из базовых программ всех искинов нашего уровня предполагает раскрытие любой информации потомкам Сеятелей только по мере необходимости и возникновения у них соответствующих правильно сформулированных вопросов и запросов.
   - То есть и здесь на базе может быть еще что-то, о чем мы не знаем?
   Голограмма Селены демонстративно пожала плечами.
   Сергей задумчиво покачал головой.
   - Хорошо, отставим пока. Есть еще два связанных с этой темой вопроса. Первый. Почему эти аварцы так похожи на наших негров из Африки? Второй. Сократ, ты когда-то заявил, что одним из важнейших параметров человека является ИГС, индекс генетического соответствия, как мы его тут для себя стали называть. Соответствия геному Сеятелей. Можешь подробнее рассказать, что это такое?
   - На первый вопрос ответить просто. Джоре дважды удалось подселить на планету носителей своего генома. Первый раз это произошло в Восточной Африке, в районе современной Эфиопии около двенадцати тысяч лет назад. Второй раз подселение произошло около шести тысяч лет назад на остров в Индийском океане.
   - Так-так. Подожди. Если я правильно помню историю, то с Эфиопией была тесна связана цивилизация Древнего Египта.
   - В некотором роде да. Сама египетская цивилизация была образована потомками ариев, пришедших с Севера. Но "подселенцам" удалось частично в нее внедриться и даже спровоцировать раскол.
   - А второе подселение на острове, это видимо Шри-Ланка. А все последующее, то что описано в Ведах, касается именно их?
   - Верно.
   - Тогда я не понимаю, почему Сеятели допустили все это, если они контролировали Землю.
   - Ты должен учитывать, что все это происходило еще до войны. Тогда Сеятели еще занимались обучением Джоре и не считали их врагами. Всем показалось интересным немного разнообразить человечество и посмотреть на результат.
   - А потом, когда все стало понятным?
   - А что было делать. Все расы уже настолько перемешались, что безболезненной хирургии быть не могло. Тогда и появилось на Земле понятие, как ты его назвал, ИГС. Отвечая на твой второй вопрос, скажу, что речь идет не о всем геноме. А лишь об одной его специфической части. В процессе исследования своей собственной цивилизации и развития биологических тел Сеятели заметили одну особенность и выделили часть генома, ответственную, как они считали за непосредственную осознанную связь с Творцом. Чтобы тебе было понятнее, постараюсь на примерах показать, что имеется в виду. Представь себе приемник. Каждый из них в каждый момент времени ловит лишь одну волну. Это волна нашего сознания, своего рода частота, на которой человек мыслит в данный момент. И соответственно энергию какого спектра излучает и воспринимает. А сам приемник в принципе способен ловить некоторый диапазон частот. От и до. Все прочие для него не существуют. А ведь эфир постоянно полон энергиями и сигналами всевозможных частот, диапазон которых на порядки превосходит возможности любого приемника.
   Когда Сеятели стали Сеятелями, они смогли установить, что им стал доступным для восприятия новый диапазон частот, в результате которого они смогли улавливать энергию и сигналы, идущие от Творца. Или по крайней мере, они это воспринимали именно так. Продолжив исследования, они установили, что обязаны новыми способностями определенным изменениям в собственном геноме. В его малюсенькой, но как оказалось очень важной части. Вот с тех пор Сеятели на всех планетах, где создавали разумную жизнь, начиная с определенного момента, стали отслеживать состояние этой части генома у своих подопечных и сравнивать с собственным средним уровнем. Причем, знаешь, что выявилось?
   - Ммм?
   - ИГС не стабилен. Не рамках одной человеческой жизни, разумеется, а в рамках цивилизации в целом. И нестабилен он в двух направлениях. Может повышаться, а может и падать.
   - И от чего это зависит?
   - Вероятно, от того, насколько человек пользуется в своей жизни воспринимаемыми сигналами. И относительный показатель здесь намного важнее абсолютного.
   - То есть?
   - Не хотелось употреблять ваших религиозных или близких к ним тем, но смотри. Есть, например, человек с ИГС 98. Он априори понимает, что правильно, что нет. Его совесть пробуждена. Но лишь от решения самого человека зависит, пользуется он ею или нет и в какой степени. И если он пользуется ею только в одном случае из двух, то ИГС его детей будет ниже. Как и его собственный при перерождении. А если человек с ИГС 80 будет вести исключительно праведную жизнь, усилием воли подавляя в себе хищнические животные инстинкты, то все будет наоборот.
   - Более или менее ясно теперь. Особенно почему большой ИГС хорошо, и почему от вас существует запрет на установку симбионтов при низком.
   - Тут не только запрет, есть и противоречия на биологическом уровне, но в целом верно.
   - Спасибо, ребята. Озадачили по самое не могу. Буду думать. Надо, чтобы в голове все утряслось.
   Голограммы искинов медленно истаяли.
   А Сергей отвалился в кресле, чувствуя себя бесконечно усталым. Да уж, прогулялся с друзьями на полянку. Сначала спаси тоскующий искусственный интеллект, потом прекрати пиратские нашествия инопланетян. А теперь получается, что потенциальная война ждет с конгломератом из сотен миров, каждый из которых по технологиям превосходит Землю как самолет превосходит самодельные крылья Икара. А ведь еще есть фактор численности и обеспеченности ресурсами. Вот это попадос. Первый раз за всю свою эпопею Сергей реально пожалел, что во все это вляпался. Жил бы себе простым главным инженером, пил водку, трахал симпатичных девок и ни о чем не подозревал. А самыми главными врагами человека до сих пор бы считал зарвавшихся олигархов и продажных чиновников. А теперь что делать? И самое ужасное, что даже с друзьями пока посоветоваться нельзя. Это только его груз. К ним надо идти тогда, когда у себя в голове созреет хоть одна здравая идея. Не раньше. А пока придется шевелить извилинами в одиночку. В отдельных случаях советуясь, а точнее просто проверяя себя на безумность идей, с Селеной и Сократом.
  
   Глава 34.
   Сергей подскочил в кровати, весь в холодном поту. Сердце бешено колотилось, глаза хаотично шарили по окружающему пространству, пытаясь донести до мозга информацию о местонахождении тела. Наконец туман в голове рассеялся, и Сергей облегченно откинулся. Надо же какой кошмар приснился. Сознание уже начало очищаться от остатков сна, детали размывались. Еще пара минут, и он уже не вспомнит, о чем был сон, останется лишь ощущение липкого страха, сковывавшего тело и душу. А пока хаос внешне не связанных образов еще передавал в мозг картины из столь испугавшего сна. Сергей сосредоточился, вспоминая. Кажется, какой-то неведомый спрут из глубин космоса сжимал его своими щупальцами. Он отбивался из последних сил, и даже удалось вырваться, но навстречу чудовищу из пространственных глубин с его родной планеты взметнулись щупальца другого спрута, меньшего по размеру, но похожего на первого как близнецы. И Сергей забился в этом хаосе кошмарных конечностей, окруживших со всех сторон. Он проснулся в тот момент, когда одно из щупалец добралось до его горла, готовясь покончить с дерзнувшим бросить вызов устоявшемуся миропорядку. Даже сейчас на коже еще оставались ощущения холодных и почему-то влажных прикосновений, вызывавших чувство гадливости.
   Поняв, что уже не заснет, Сергей встал, наскоро умылся и выпил стакан тонизирующего напитка. Симбионт быстро погасил избыток адреналина в крови, Голова окончательно прояснилась. Но в памяти прочно засел почему-то именно спрут с Земли. Неужели все настолько плохо, и пособники галактических пиратов полностью контролируют его родную планету? Если так, то задача Сергея и его друзей усложнялась на порядок. Помощи ждать неоткуда, вся надежда только на самих себя. А может быть, под воздействием сна он все слишком драматизирует?
   Сергей начал вспоминать историю пирата о взаимодействии с земными кукловодами. Видимо, именно эта информация произвела на него такое сильное впечатление, обернувшееся ночным кошмаром.
   После знакомства Крома с Голдманом визиты пиратов стали более регулярными, а их ботам больше не надо было охотиться по всей планете на заплутавших в пустынных местах одиночек. Дело приняло организованный и массовый характер. Купить расположение одной из наиболее влиятельных персон человечества оказалось совсем нетрудно. Пара сеансов в медицинской капсуле, добавивших мистеру Голдману здоровья и пару десятков лет жизни, а пара тонн золота, в отличие от многих других металлов, не пользовавшегося большим спросом в Содружестве, а потому бывшего довольно дешевым. Кром для собственного удобства пошел на то, чтобы установить в поместье своего компаньона аппаратуру гиперсвязи, а также несколько ретрансляторов в космосе. Затраты на оборудование окупились быстро. Теперь ему не нужно было рассчитывать на удачу. Отправляясь в очередной вояж к Земле, он точно знал, в каких местах и в каком количестве его ждут будущие рабы. Не остался в накладе и Голдман, получивший помимо здоровья и долголетия, солидный приток золота в свои авуары. И это было очень серьезным преимуществом в его личной конкурентной борьбе с другими властителями мира.
   Золото только кажется свободным биржевым товаром, который легко купить в любой стране мира. Да, если речь идет о граммах или даже килограмме-другом, то проблем на самом деле не возникает. Но как только дело касается солидных партий стоимостью в миллионы долларов, сразу возникают нюансы. Обратившись в солидный банк, можно почти наверняка без проблем стать владельцем и сотни килограмм, и даже тонны, если повезет. Но фактически речь идет не столько о реальном владении металлом, сколько о записи в банковских книгах вашего права этим золотом владеть. А само золото даже не перемещается в этот момент ни на миллиметр в банковских хранилищах. Априори считается, что это золото там есть, а вы в любой момент можете забрать его из банка и куда-нибудь переместить. Не так просто. Как только речь зайдет об этом, банкиры тут же объяснят вам всю пагубность вашего желания. Приведут массу доводов против того, чтобы даже один-два больших слитка покинули подвалы банка. Здесь и безопасность ценного груза, и неудобство его хранения вне стен финансового института, и многое другое. Если вы будете очень настойчивы, то возможно вы добьетесь успеха. Но с этого момента забудьте про расположение к вам банка и свой статус добропорядочного надежного клиента. А заодно не забудьте нанять для защиты вашего золота надежную охрану. Все это не гарантирует его сохранность, но хотя бы даст вам некоторые шансы.
   Все эти проблемы проистекают из того, что объем "золотой" торговли на порядки превосходит его физическое наличие. Золото сдается в аренду, закладывается и перезакладывается. И нет совершенно никакой гарантии того, что одновременно с вами вашими слитками золота в банковском хранилище не владеют еще несколько столь же уважаемых клиентов. На биржах так вообще давным-давно перешли на торговлю не металлом, а его бумажными производными. По выигрышным сделкам выплачивается не золото, а лишь разница в ценах покупки и продажи. Такой подход позволяет реальным владельцам большей части добытого на Земле золота не только расплачиваться ничего не стоящими бумажными деньгами, которые они сами и эмитируют, но и держать цены на золото на нужном им уровне. Попробуй сыграть на бирже против тех, кто в любой момент может выкинуть на рынок любое количество металла, а потом самому же скупить его в еще большем количестве, только по более низким ценам. В принципе то же самое происходит на любой бирже, но рынки драгоценных металлов обладают на порядок большей монополизированностью и подконтрольностью. Но это все касается игрищ хозяев рынка и аутсайдеров, которые решили подарить первым свои деньги в надежде на халяву. Совершенно иные игры разворачиваются внутри круга властителей. Здесь нет места удачи или случаю. Все золото мира учтено до последней унции. Вся золотодобыча в любой стране мира контролируется до последнего грамма. И все точно знают, в каких банках сколько накоплено реального золота. Знают также и про тех, кто решился создать собственные частные хранилища. Короче, любая сделка с золотом заранее просчитывается, а то и согласовывается на все сто процентов. На этом рынке нет ни случайных продавцов, ни случайных покупателей. Через банковские сети, принадлежащие той же группе лиц, в точности известны все арендные и залоговые операции, совершаемые с золотом. А потому реальные войны между господствующими кланами на золотом рынке крайне редки. Ведь заранее известно не только сколько золота ты можешь вбросить в борьбу, но и сколько золота может выставить против тебя твой оппонент. В результате подавляющее большинство операций либо слишком рискованно, либо слишком затратно, чтобы иметь смысл. Гораздо проще договариваться, разделять права покупки на новое добытое золото, согласовывать цены и порядок действий. И гораздо прибыльнее. Даже не зная об этом, Кром дал Голдману неоценимый ресурс для передела сфер влияния. Он дал ему приличные объемы неизвестного никому, и соответственно неучтенного золота. Он дал ему возможность в перспективе планировать и проводить такие сделки с реальным металлом, которые рано или поздно позволят получить над золотом монопольный контроль. А вместе с этим и безраздельную власть над миром. Но для этого нужно было много золота. И много рабов.
   Операции по отлову рабов планировались и осуществлялись с присущим мистеру Голдману размахом. Сродни тем, по которым он вместе с еще немногими посвященными планировал на десятки лет вперед развитие человечества и мира для приведения его в полностью контролируемое состояние. И как любые глобальные планы задействовал в темную многие государственные и международные институты. Более того, эти операции даже не разрабатывались отдельно от всех прочих планов и мероприятий. Просто новые цели были искусно и совершенно незаметно вплетены в уже готовившиеся и проводимые мероприятия, слегка подредактировав их ход.
   Сергей с ужасом понял, что чуть ли не все громкие случаи массовых эпидемий, локальных вооруженных конфликтов и даже часть якобы природных катастроф, то есть все то, что сопровождается хаосом и огромными человеческими жертвами, одной из своих целей имели массовое похищение людей. Пока воюющие стороны, профинансированные из одного кармана, с увлечением мутузили друг друга или закидывали друг друга снарядами, специальные поисковые команды мистера Голдмана тщательно просеивали потоки беженцев, отбирая наиболее интересных для Крома людей. Кто будет реально считать, сколько человек погибли в том или ином конфликте, умерли от пандемии или затерялись на просторах планеты в качестве беженца. Подконтрольные СМИ подсчитают так, как нужно хозяину. И объявят это истиной в последней инстанции.
   Потрясала и география отбора рабов. Складывалось впечатление, что для охотников Голдмана просто не существовало ни государственных границ, ни различий в политическом устройстве местных систем власти. Глобализация финансовой сферы практически поставила крест на государственной самостоятельности любого из государств. Более того, по степени массовости и легкости охотничьих операций людей Голдмана, по их наглой уверенности в действиях в том или ином регионе можно было судить об уровне ангажированности или самостоятельности местной власти. К счастью, в России и Китае, видимо, все еще существовали определенные трудности. А это вселяло некоторые надежды. Хотя бы на то, что верхние эшелоны властей смогли сохранить хотя бы относительную самостоятельность. Но вот хватит ее или нет на то, чтобы обрести в этой власти союзников, Сергей пока не представлял.
   Он давно решил для себя, что информирование человечества о наличии лунной станции и ее возможностей будет необходимо совмещать с рассказом о пиратских рейдах и о предательстве землян со стороны определенных властных кругов. И до сих пор считал, что это правильно. Но сейчас он всерьез задумался, какой хаос может вызвать эта информация. Сколько будет жертв, если начнется стихийный бунт против теневых правителей-кукловодов? Какой хаос и разруху принесет по всему миру попытка избавиться от этой паучьей сети, оплетшей всю планету? И стоит ли цель таких жертв. Если бы Сергей был однозначно уверен в том, что пришедшие на смену в случае победы правители будут иного рода, направят свою деятельность на благо всего человечества, он бы ни на минуту не сомневался, даже понимая, что без массовых невинных жертв не обойтись. Но все, что он знал из истории революций и переворотов, говорило об обратном. Никогда и нигде не становилось лучше. Всегда хаос, наступавший от разрушения установившегося порядка, выносил на гребень волны мутную пену из самых жестоких и беспринципных, идущих к власти по локоть в крови и, не считаясь ни с чем. И еще. У любой революции, любого переворота всегда находился внешний заказчик. Так было в России начала 20-го века. Так было во Франции в веке 18-м. Даже, казалось бы, такие стихийные и народные бунты типа Разинского и Пугачевского в России при внимательном рассмотрении обнаруживали внешнего спонсора и подстрекателя.
   И все же без уничтожения этой паучьей сети не обойтись. Вопрос лишь в том, как это сделать и как использовать все собственные преимущества. Хотя бы той же экстерриториальности и недоступности для врага. А то, что Голдман и иже с ним и есть самые главные враги на Земле, Сергей не сомневался. Даже признавая безусловный талант стратегического гения таких людей, как Голдман, а точнее их организаций, который при других условиях заслуживал того, чтобы быть использован, только на благо человечества, предательство не заслуживало прощения. И не имеет никакого значения, предаешь ли ты отца, как Павлик Морозов, свой народ или страну, своего бога, как в случае с Иудой или все человечество, как в случае с Голдманом.
   Сергей никогда не понимал тех, кто пытался оправдать Власова или кого-либо из русских офицеров-эмигрантов, воевавших на стороне Гитлера. Никакой идеологией предательство собственного народа не объяснишь и не оправдаешь. Какая бы ни была власть в стране, воюет всегда народ. За себя, своих жен и детей, за свой дом. И вставать против него, это становиться Иудой. Без каких-либо вариантов, и все равно какую конкретную форму принимают тридцать серебряников.
   Сергей неожиданно осознал, насколько проще представлял себе изначально свою задачу. Раз, победил пиратов, отвадил их от Земли. Два, оповестил человечество об их пособниках и извел их на корню. Три, открыл человечеству наследие Сеятелей и кардинально изменил жизнь на Земле за счет супертехнологий. Четыре, вывел человечество в космос, а сам удалился на покой с чувством выполненного долга. Теперь задача превращалась в на порядок более сложную. На него очень сильно повлиял последний разговор с Сократом и Селеной о том, что далеко не все в уродливом мире Содружества заслуживало уничтожения. Он впервые задумался о том, что жизнь устроена гораздо сложнее. Что такое простое понятие, как способность к саморазвитию является чуть ли не высшим качеством любого разумного организма. Что попытка создания рафинированного справедливого общества всеобщего равенства обречена на неудачу хотя бы потому, что такое общество не сможет противостоять ни внешним угрозам, ни рано или поздно внутренним. Такое часто встречалось ему в фантастической литературе, где описывались суперцивилизации, полностью устранившие насилие и членов общества, на него способных, а потом прилетавших на Землю для найма воинов, чтобы спастись от неожиданной внешней опасности. Да чего далеко ходить, какая там фантастика, когда все то же самое произошло в СССР, убившем в собственном народе вместе с тотальной уравниловкой всяческое желание и способность к защите достижений социализма. А ведь было что защищать. Не случайно сейчас столько сожалений о потерянном.
   Нужны оба полюса. Личная инициатива и стремление у успеху и самовыражению ничуть не менее важны, чем социальная защищенность и равенство. Даже если это равенство возможностей. Другое дело, что все это лишь основание пирамиды, на котором должно базироваться человечество, устремленное в будущее. Над всем этим должна быть вершина великих целей, разделяемых всеми. А борьба индивидуальностей, справедливость и другие идеологемы есть лишь динамичный поиск оптимальных путей их достижения. Это как человеческий организм. Каждый орган в отдельности хочет чего-то своего. Ноги - быть в тепле, руки - быть чистыми, глаза видеть что-то красивое, желудок - быть полным. Но без единого мозга все эти желания очень быстро сделают организм нежизнеспособным. Вот только как создать этот единый мозг управления человечеством, вот в чем вопрос. Сергей в принципе понимал, что Голдман со товарищи занимался примерно тем же самым. А именно из самих себя создавали этот коллективный мозг. Их ошибка при всей гениальности была лишь в том, что они сами не смогли преодолеть слабостей и страстей обычного человека. И в итоге вместо того, чтобы постепенно превращаться в признанных водителей человечества, как тот Моисей, они скатились к тривиальной жажде наживы и защите своей власти и своих богатств от посягательств ограбленного и обманутого плебса.
   А ведь в Содружестве именно таким "голдманам" в итоге удалось захватить власть. Да, может быть им было в чем-то проще. Изначальный контроль ключевых технологий давал огромное преимущество. Плюс не существовало ресурсного ограничения. В отличие от конечной Земли в их распоряжении оказались безграничные просторы космоса. С удивлением Сергею пришла мысль о том, что вот окажись на его месте тот же Голдман, и человечеству было бы проще. Он и такие как он, наверняка смогли бы построить мир, аналогичный Содружеству. И возможно человечеству это бы даже понравилось. К сожалению, в современном мире очень мало, кто задумывается о высоких целях, о справедливости, о стремлении духовным вершинам. А ведь это было. В том же СССР при всех его пороках и недостатках это было. И создавало такой мощный потенциал развития, что он до сих пор окончательно не иссяк. Сейчас же все это заменило сытое корыто, набор цветных тряпок и драгоценных висюлек и нескончаемая череда модных гаджетов. Слово-то какое противное, гаджет. Явно от гада произошло. Творец иногда подкидывает людям подобные знаки и намеки. Но кто их понимает?
   Нет, отдать технологии Сеятелей в руки "голдманов" означало бы, что Сеятели на этот раз проиграли. Проиграли собственному мутировавшему гену, исказившему изначальный замысел Творца. Не для того, они создавали человечество, чтобы получить еще один клон потомков Джоре. Мироздание вообще не любит повторов. Они для него бессмысленны и не интересны. Мироздание любит и ценит многообразие. И за это стоит побороться. Не стоит повторять путь Содружества, как не стоит и стремиться стать такими, как Сеятели. Нужно найти собственный путь к Творцу через созидание и саморазвитие. Человеческий путь. Нужно адоптировать и творчески использовать внедренные в человека гены Джоре, чтобы сохраняя и правильно используя элементы природной агрессивности, поставить их на службу высшей справедливости. Чтобы в человеке всегда во главе угла была Совесть.
   - Да, - задумчиво произнес Сергей, - вот это меня занесло, так занесло. В такие дебри, что не понятно теперь, как из всего этого вылезать. А вылезать придется. Тот же взрыв общества после информирования надо тщательно готовить и направлять. То есть фактически надо сыграть роль внешнего вируса и демона-искусителя, который всегда стоит за общественными переворотами. И для подготовки к такой роли нам потребуются люди. Очень много людей. И не здесь, а на планете. А это еще одна проблема. Большинство, безусловно, можно использовать в темную, не раскрывая сути дела. Но будет немало и таких, кого придется посвятить во все или почти во все. Внешне это должно выглядеть, как заговор против мирового империализма и олигархии, против финансового интернационала. Благо и без нашей помощи информации об их деяниях и преступлениях в Интернете хоть отбавляй. Но одной информации мало. Нужна организация. Мощная и разветвленная. Способная оседлать общественный взрыв после обнародования информации о пиратах и их пособниках и направить его в нужное русло, не допуская глобального хаоса. И он понимал, что ни сам, ни с друзьями, ни даже с помощью мощнейших разумов искинов Сеятелей с этой задачей не справится. И это была Проблема с большой буквы.
  
   Глава 35.
   - Сергей, кажется, началось. Зонды зафиксировали выход из гиперпространства двух неизвестных кораблей.
   - Спасибо, Селена, бегу. Всего двух?
   - Да, наш крейсер пока не показался. Очевидно, в той системе остался кто-то еще.
   - Что наши? Комиссия по встрече готова?
   - Да, все на позициях, но пока ничего не предпринимают.
   - А класс кораблей удалось идентифицировать?
   - Крейсер аналогичного класса и какой-то небольшой, очевидно, корвет или эсминец. Идет под маскировкой. Но мы его видим, хотя и нечетко.
   Вот и подошел очередной момент истины. А впереди таких еще много, этот не самый сложный. Нового визита пиратов ждали уже пару дней. Прошла неделя с тех пор, как модернизированный новыми маршевыми двигателями собственного производства и системами маскировки бывший пиратский крейсер, получивший грозное боевое имя "Неустрашимый", отправился в свой первый межсистемный прыжок с земным экипажем на борту. К его бортам были пристыкованы восемь штурмовиков, которым отводилась важная роль на этапе атаки пиратских судов. Целью крейсера была система червоточины, где предстояло согласно плану командования встретить и незаметно сопроводить к Земле группу пиратских кораблей.
   Но это уже был итог довольно напряженной работы по освоению новой для землян техники. В первую очередь было необходимо обучиться межсистемной навигации и управлению кораблем. В копилке Селены этих баз не было, а если и были, то она пока про это молчала. Возможно, ее базы просто не подходили для управления аварскими кораблями. Помогли все те же ментограммы, полученные из голов пленных капитана и навигатора. Помимо всей другой информации Селена выделила и скомпоновала базы знаний, относящихся к управлению межсистемными кораблями. Базы оказались высокого, 4-го ранга. Их изучение потребовало нескольких дней в капсуле под разгоном. Одним из освоивших знания пиратов был Георгий, который в ультимативной форме потребовал, чтобы ему было доверено управление крейсером в первом полете.
   - Поймите, - эмоционально высказывал он своим друзьям, - вы не можете и не должны меня останавливать. Не в этот раз. Командир, ни разу не побывавший в бою, не видевший врага глаза в глаза, не имеет право посылать на смерть своих бойцов. Да и просто не заслуживает быть командиром независимо от того, сколько знаний ему напихали в голову. Так что или я лечу сейчас капитаном крейсера, или отказываюсь от поста и иду в бой на том же крейсере, только простым абордажником.
   Пришлось отпустить, хотя Сергею этого очень не хотелось. Но умом он понимал Жорину правоту. Ведь это ему смотреть в глаза пилотов и десантников перед каждым боем. И если сейчас, в расчете на удачу и везение все еще может обойтись без жертв или почти без них, то дальше точно не обойдется. Когда в гости пожалует целая эскадра, жертвы будут неизбежно. Это война, на ней враги убивают.
   План операции утвердили. Крейсер возвращался в систему только вслед за последним кораблем. Если около червоточины оставались корабли, не собирающиеся прыгать к Земле, то он должен был на месте принять решение об их уничтожении или незаметном возвращении спустя четко оговоренное время после прыжка первой группы пиратов.
   Сергей вбежал в центр управления базой. На голомониторах в масштабе, но в реальном времени изображалось развитие обстановки между орбитами Урана и Сатурна. Всех волновал один и тот же вопрос. Что делать? Все зависело от поведения пиратов. Если в системе червоточины остались корабли, то нападать слишком рано было опасно. Совокупные силы противника были неизвестны. Но и пропускать корабли к Земле нельзя. Напряжение нарастало с каждой минутой. Противник не обнаружил корабли защитников, хотя их сканеры несколько раз обшарили все окружающее пространство. Но так продлится только до момента запуска маршевых двигателей. Их выхлоп обязательно привлечет к себе внимание, и тогда все будет решать точность расчета и время реакции. Однако и сейчас расслабляться пираты явно не спешили, защитные поля обоих кораблей были подняты на максимальную мощность.
   Все, собравшиеся в центре управления, не отрывая глаз, наблюдали, как две красные отметки вражеских кораблей медленно, но неуклонно приближались к орбите Сатурна. На голограмме возникла подсвеченная зона, удобная для внезапной атаки с учетом текущего расположения кораблей землян. Пройди пираты дальше, их придется догонять, и фактор внезапности исчезнет слишком рано, а с ним и шансы на успех будут стремительно падать. Преследование гарантированно будет засечено датчиками пиратов по выхлопам, а игра в догонялки даст им достаточно времени, чтобы правильно оценить противостоящие силы и выработать оптимальную схему противоборства. А это уже чревато дополнительными потерями.
   Пираты почти вошли на голограмме в зону подсветки, когда с одного из них удалось засечь передачу по гиперсвязи. Только бы это был сигнал оставшимся. Отсутствие собственного крейсера говорило о том, что к Земле пришла только часть отряда. Люди буквально взмолились.
   Пиратские корабли после сигнала существенно снизили скорость движения, но даже с этим две точки уже прошли середину зоны оптимальной атаки, когда пространство расцвело новой вспышкой. Вот и третий пират. А сколько их еще. Две первых отметки притормозили еще больше, дожидаясь отстающего. Но вот пространство чуть в стороне от выхода третьего пирата снова вспыхнуло, и сразу вслед за этим пришел сигнал, что это крейсер землян.
   Все. Больше землян ничего не сдерживало. Прошла команда, включились десятки маршевых двигателей. Атака.
   На этот раз землянам не нужны были языки. Более того, и сами корабли за исключением гипердвигателей требовались тоже не сильно. Местоположение последних было хорошо известно, и всем было категорически запрещено наносить удары в эту область корпуса.
   Несмотря на длительное ожидание и готовность к атаке со стороны земной эскадры, первые выстрелы успел сделать бывший пиратский крейсер. Ему в качестве цели достался хорошо вооруженный, на уровне крейсера, но все же бывший транспортник.
   "Неустрашимый" вышел чуть выше пирата по отношению к плоскости эклиптики и теперь стремительно нагонял его. Преимущество невидимости до некоторой степени помогало, но вспышка пробоя пространства и выхлоп маршевых движков по большей части нивелировали его. Крейсер не остался незамеченным и пиратский корабль, почувствовав угрозу, начал разворот на боевой курс, пытаясь достать преследователя главным калибром, расположенным по главной оси корпуса. Однако до конца совершить этот маневр ему было не суждено. Земной крейсер ушел в прыжок почти параллельно пирату, причем набрав большую разгонную скорость. А потому сейчас он отставал от врага всего на несколько десятков тысяч километров, что являлось мизером по космическим меркам. А с началом маневра разворота пиратский корабль вообще стал стремительно приближаться. Если бы все это происходило на Земле, то картина бы напоминала сокола, стремительно пикирующего на заметавшуюся жертву.
   Крейсер нанес первый удар главным калибром в переднюю часть корпуса пирата. Сразу четыре металлические болванки, разогнанные тоннельными орудиями до гигантских скоростей, с огромным выхлопом кинетической энергии, мгновенно перешедшей от столкновения с щитом в раскаленную плазму, практически одновременно достигли пирата. Силовые щиты выдержали, но подсели более, чем на половину. Не давая врагу опомниться и времени на восстановление щитов по его корпусу заработали бортовые плазменные орудия. Щит проседал все больше и больше, наконец на броне стали появляться первые оплавленные пятна. Буквально за несколько секунд до первого залпа от корпуса крейсера отделились штурмовики, устремившиеся в атаку. Их целью было подавление внешних систем ПКО, расположенных вдоль всего корпуса бывшего транспортника. Их выход на линию огня с кормы пиратского корабля лишь самую малость опоздал к моменту обрушения щита, что выдавало прекрасные расчеты корабельного искина. Штурмовики синхронно выпустили по ракете, целясь в маршевые двигатели. Затем пройдя не снижая скорости вдоль бортов пирата и паля из всех орудий, небольшие юркие машины ушли в резкий разворот. Все прекрасно запомнили ошибку одного пилота при первом бое. А за ними оставались разорванные и оплавленные останки турелей ближнего боя и исковерканные эмиттеры силового щита.
   После рейда штурмовиков два из четырех маршевых двигателя пирата потеряли яркость выхлопа, но транспортник, осознавая, что бой почти проигран, попытался вновь развернуться, ускориться и оторваться, чтобы уйти под прикрытие своих товарищей. Но модифицированные маршевые движки бывшего пиратского крейсера на дали ему такой возможности. Напротив, расстояние продолжило сокращаться. Залпы землян становились все прицельнее и все больше терзали броню вражеского корабля. Тот слабо огрызался постепенно замолкающими бортовыми орудиями, но в этот момент тоннельные орудия крейсера наконец сумели проломить броню, и следующий залп превратил нос пирата в нечто бесформенное и искорёженное. Очевидно, удар задел силовой каркас носовой части. Теперь про главный калибр можно было забыть. Однако, попадания пока не нанесли пирату критический урон. Корабль все еще сохранял боеспособность, ему удалось даже подбить во время одной из атак два штурмовика, и теперь они кувыркаясь в пространстве медленно отдалялись от места схватки. Еще живые бортовые плазменные орудия пирата достаточно ощутимо пощипывали щит крейсера. Понимая, что не уйти, пират вновь принялся маневрировать.
   Но самое интересное разворачивалось чуть дальше от места баталии. Два первых корабля, как только их собрат вступил в бой, развернулись и бросились ему на помощь, чем на миг озадачили собственную "комиссию по встрече". Скорее всего, как было проанализировано потом, их сканеры опознали атакующий крейсер, как собственный. И пираты решили, что их товарищ попросту спятил или решил начать собственную игру. А потому они бросились поучаствовать в его захвате. Все же транспортник уступал крейсеру в силе, хотя вполне мог продержаться до подхода помощи.
   Но от этих пиратов удача отвернулась совсем. В момент их разворота на линию атаки уже выходили слаженной группой четыре сторожевика землян, готовясь поразить маршевые двигатели кораблей. Разворачиваясь, пираты были вынуждены снизить напряженность защитных щитов, чтобы дать дополнительную мощность на движки. В этот момент к ним и подлетели подарки в виде четырех термоядерных торпед каждому. Торпеды выпускались не единовременно, а с расчетом на полные щиты, одна-одна-де. Первая предположительно должна была пригасить щит, вторая додавить, а две последние поразить цель и обездвижить корабли. Но щиты оказались лишь на половине мощности, потому были разнесены первой же торпедой. Вторая додавила щит крейсера и слегка оплавила ему броню. Две последние довершили разгром, причем одна из них отстав от собрата буквально на секунду, влетела в уже проделанную брешь и взорвалась практически внутри носовой части. В итоге крейсер лишился добрых тридцати процентов корпуса в миг. Его нос вспух и раскрылся как цветок. Корабль резко потерял скорость разгона. В этот момент с кормы подошла новая эскадрилья сторожевиков, принявшаяся за уничтожение разгонных двигателей. А вдоль бортов пиратского крейсера волнами прокатывались штурмовики, уничтожая системы обороны. На волне пиратов и интере понеслось требование немедленно отключить все системы и приготовиться к приему досмотровой партии.
   Эсминцу, а это оказался именно он, повезло больше. Все же корабль обладал меньшей инерцией, развернулся быстрее и успел набрать ход, уклоняясь от прямого столкновения. Первые торпеды взорвались ближе к носу корабля, но лишь слизнули силовой щит. Взрывы последних торпед произошли синхронно и сработали по касательной, оплавив броню, но не пробив ее.
   Понимая, что бой проигран, не начавшись, эсминец, преследуемый двумя десятками штурмовиков, попытался уйти в отрыв, но не судьба. Догнавшие штурмовики, попарно заходя с кормы и выстреливая ракетами по дюзам двигателей, сработали как настоящий пулемет. Ракеты последней пары из-за ранних разрушений вообще взорвались уже внутри двигателей, поставив точку. Эсминец закружился в неуправляемом дрейфе. Штурмовики бросились добивать добычу, закрутив вокруг него настоящую боевую карусель и расстреливая любые точки обороны, подававшие признаки жизни.
   А тем временем крейсер землян, маневрируя на средней дистанции вокруг подраненного пиратского транспортника, добивал внешние системы ПКО противника и готовился к абордажу.
   В Центре управления раздался вздох облегчения. Удалось. И пусть пока не понятно, в каком состоянии достанутся трофеи, и удастся ли без потерь завершить операцию, но в конечном успехе никто уже не сомневался. Единственно, напрягала неизвестность, связанная с наличием на эсминце аппаратуры гиперсвязи. Если ему удалось связаться с клановой базой, то противник сразу же получит представление о произошедшем. Впрочем, вероятность такого исхода была не слишком велика. Антенны гиперсвязи располагались на внешней части корпуса корабля, и были снесены первыми же залпами атакующих штурмовиков. Ни одна из сканирующих систем кораблей посыл гиперсигнала не зафиксировала.
   Абордаж, к счастью, прошел практически мирно. Пираты, получившие по каналам связи предложение сдаться в обмен на гарантию жизни, особо не сопротивлялись. Незначительные перестрелки в момент захвата кораблей не в счет.
   База в едином порыве праздновала новый успех своих бойцов. Жора так вообще вернулся с таким важным и гордым видом, как будто бы он лично и в одиночку разгромил все пиратские корабли. На самом деле причиной высоко задранного носа была самая что ни на есть простая. Он просто не мог сдержать радость от того, что смог побывать в настоящем бою, а разработанный им план принес землянам успех практически без жертв. Два подбитых в бою с транспортником и еще три в бою с крейсером штурмовика подлежали восстановлению. Пилоты отделались легким испугом. Теперь Георгий наконец-то почувствовал себя полноценным командиром.
   С трофеями ситуация была менее радостной, чем хотелось бы, но лучше, чем могла бы быть. Крейсер с развороченным носом и перекошенным силовым каркасом восстановлению не подлежал, но некоторые системы вооружения, реакторы и боевая рубка с искином вполне могли быть использованы в дальнейшем. Самое главное, удалось сохранить его гипердвигатель, не получивший повреждений. Практически аналогичная ситуация была и с транспортником. Только здесь в качестве трофеев достались очередные несколько тысяч криокамер для человеческих тел. Что с ними делать, пока было не решено, но некоторые варианты на будущее просматривались.
   Эсминец внешне находился в куда более лучшем состоянии. По крайней мере корпус корабля, хоть местами и оплавленный, выглядел целым. Проблема крылась внутри. К сожалению, взрыв последних ракет не только окончательно разрушил маршевые двигатели, но и вызвал поток осколков, повредивших гипердрайв. Сканирование показало, что его центральный контур был внешне цел, а значит, теоретически двигатель подлежал восстановлению. Самой ценной находкой оказалась аппаратура гиперсвязи, захваченная на борту эсминца, а также транспортника. Два комплекта, уже настроенные друг на друга давали возможность в будущем наладить прямую связь между базой на Луне и форпостом, который планировалось создать как можно скорее в системе червоточины. На базе царило воодушевление, связанное не только с самой победой, но и с тем, что теперь по расчетам их ждал относительно длительный период спокойствия. Только за него предстояло сделать очень многое. Появление сразу трех, а возможно и четырех работающих гипердвигателей открывало совершенно новые перспективы.
  
   Глава 36.
   - Капитан, до выхода из прыжка осталось пять минут. Пора просыпаться. - голос Лады, прозвучал в голове, вырывая сознание из объятий сна.
   - Блин, как не вовремя, - подумал Андрей, пытаясь зацепиться за осколки начавших расползаться образов. - Такой сон классный был.
   Попав в Содружество, Андрей видел сны очень редко. Как правило, либо во сне продолжал изучать базы, либо нейросеть полностью отрубала сознание, проваливая его в полнейшую темноту без звуков и образов. Изредка снились картины из прошлой жизни на Земле, родители, друзья. Эти сны были мимолетно калейдоскопичными, образы беспорядочно сменяли друг друга, лишенные целостности и взаимосвязанности. Несколько раз во сне продолжались бои, в которых пришлось принимать участие во время службы на флоте. Видимо, эти сны позволяли окончательно разгрузить психику и снять напряжение. Да пару раз уже после своей гибели приснился Старик. Первый раз это произошло буквально сразу, на вторую ночь. Старик молча появился перед Андреем, грустно улыбнулся, помахал, прощаясь, рукой и пропал. Второй раз он появился накануне его отправления к станции. И столь же мимолетно. Выглядел гораздо веселее, показал Андрею большой палец, выражая удовольствие проделанной подготовкой, затем повернулся и скрылся, уходя вдаль. Андрей тянулся к нему, что-то пытался кричать, но звуки не вылетали из его рта. А тело отказывалось стронуться с места.
   На этот раз сон был другой. Своего рода фильм, в котором он принимал непосредственное участие. Сначала он вновь оказался на Кавказе со своими друзьями. Серегой, Димкой и Жорой. Они о чем-то спорили, сидя за чисткой оружия, строили планы на будущее, много смеялись. О чем спорили и какие планы строили, сейчас Андрей, проснувшись, уже не помнил. Осталось лишь ощущение, что все было логически связанным и обоснованным. А еще Андрей точно знал, что ничего подобного в его жизни не было. Сон не был воспоминанием о реальных событиях. Затем обстановка во сне резко изменилась. Теперь Андрей и его друзья перенеслись волшебным образом в мир Содружества. Детали уже размывались, исчезая из памяти, но покуралесили знатно. Громили пиратов в космосе, захватывали корабли в безумном абордаже, находили могущественные артефакты Древних, а потом с их помощью воровали в Центральных Мирах секреты изготовления нейросетей и гипердвигателей и выкладывали их в открытый доступ в Глобосеть. Чем все закончилось, узнать не удалось, разбудила Лада.
   - Эх, - понятувшись и стряхивая с себя остатки сонной расслабленности, подумал Андрей. - Вот бы сюда сейчас моих парней. Вместе мы бы точно на уши все Содружество поставили и не один раз.
   - Капитан, до выхода из прыжка осталась одна минута. Рекомендую срочно прибыть в рубку. - как всегда в подобного рода ситуациях Лада переходила на официальный тон, лишенный каких-либо эмоций.
   - Иду уже, не надо быть такой занудой. - Андрей ворвался в рубку и сходу плюхнулся в пилотское кресло. - Зонды подготовила?
   - Я не зануда, но мы совершенно не представляем себе, чего ждать в этой системе, - строгим голосом школьной учительницы заявила Лада, - в таких ситуация стоит проявлять максимальную готовность к любому развитию событий.
   - Все, все, каюсь, признаю, был не прав, проявил легкомысленность, обязательно исправлюсь - поднял руки Андрей.
   Выход. Призрачно-мутный туман гиперпространства привычно раскололся с яркой вспышкой, выпуская корабль в обычный космос. "Касатка", прикрываясь полностью работающими системами маскировки, немедленно затормозила и принялась всеми доступными сканерами и радарами ощупывать систему.
   - Есть выпуск зондов, есть включение сигналов, пошла информация.
   Капитан, - через минуту снова в голове прорезался голос Лады. - Докладываю. В системе не обнаружено ни одного объекта, подающего какие-либо сигналы. Мы здесь одни. За орбитой пятой от светила планеты обнаружено большой скопление масс предположительно искусственного происхождения. С вероятностью около восьмидесяти процентов это место давнего боя. Через полчаса наши зонды будут поблизости, и можно будет оценить ситуацию точнее. Пока не стоит трогаться с места и снимать систему маскировки.
   Пока появилось немного времени, Андрей вывел на головизор объемную модель системы и принялся ее изучать. Картинка постоянно расширялась и дополнялась новыми данными, поступавшими с зондов и сканеров самого корабля. По уже имеющейся информации можно был предположить, что система давно мертва, или всегда была безжизненной. Звезда типа красный карлик давала слишком мало света и тепла для развития жизни на планетах дальше второй. А обе ближайших не имели достаточной атмосферы. Если жизнь на них и присутствовала, то явно бесконечно далекая от гуманоидной. Никаких искусственных сооружений на орбите ближайших планет также не просматривалось.
   Андрей расслабленно откинулся в кресле. - Ну вот "мы и в Хопре", - вдруг вспомнился старый рекламный лозунг одного из лохотронов России 90-х. Когда-то он звучал многократно каждый день из всех видов СМИ, вот и засел в памяти.
   - Что-то уже второй раз подряд прут воспоминания из земного прошлого, - подумалось Андрею. - Сначала этот яркий сон, теперь вот "хопер". Подсознание что-то расшалилось, или на что-то намекает. Интуитивно Андрей чувствовал, что это не случайность, но для каких-либо выводов или даже более четких предчувствий информации пока не хватало. Наверное, сказывалось длительное отсутствие дома, каким теперь воспринималась далекая Земля. Последние двадцать лет он фактически провел кочевником, менявшим планеты и станции по воле Старика. Да и теперь его временным и одиноким жилищем был только этот корабль и пустынная система с тусклым навевающим тоску светом угасающего светила. А что ждет его дальше? Опять вечные скитания по мирам? Может быть, уже хватит мотаться по Вселенной, вернуться после выполнения последней просьбы Старика на Землю, засесть в родном тихом уральском городке и потихоньку внедрять новые технологии, принесенные с собой? Не жизнь, а малина. Никому ничего не должен, в деньгах нужды не будет, за себя постоять сможет.
   И в то же время Андрей отдавал себе отчет в том, что да, хочется вернуть себе ощущения дома, снова увидеть себя окруженного друзьями. Но долго он так не протянет. Тот, кто видел величие космических просторов, управлял послушным его воле мощным кораблем, пронизывающим пространство, не сможет навсегда добровольно запереть себя в клетке. Рано или поздно, и скорее рано, даже мимолетно брошенный на звезды взгляд будет вызывать такую тоску, такое острое желание послать все и всех, лишь бы снова почувствовать это незабываемое ощущение свободы и простора, что он обязательно сорвется. Нет, Землю он обязательно посетит. Тихо и незаметно. И с друзьями. Бог даст, повидается. И возможно даже на какое-то время задержится на планете. Но лишь на время. Он еще не решил для себя ничего. Может быть, что-то будет делать на Земле, приближая ее космическое будущее. Может быть, заберет друзей, как это было во сне, и вернутся с ними в Содружество. Очень многое будет зависеть от того, что он сможет найти здесь. Найти и забрать прежде, чем сюда наведаются патрули Аграфов.
   Голос Лады прервал начинавшуюся меланхолию, мгновенно настроив на рабочий лад.
   - Капитан, есть информация с зондов. Первое предположение оказалось правильным. Это несколько десятков внешне совершенно мертвых, но столь же целых кораблей беспорядочно разбросанных в небольшом секторе пространства. Видимые пробоины и дефекты имеются лишь у нескольких. А неподалеку болтается огромного размера одинокий астероид с признаками искусственных строений и конструкций. Это явно искомая станция. Никаких сигналов и излучений не отмечено, все системы вероятно мертвы. Что совершенно нецудивительно после взрыва той торпеды. Направить корабль в этот сектор?
   - Да, давай двигаться потихоньку, но маскировку пока не отключать. Наблюдение за пространством всеми средствами не прекращать. Не хватало нам еще вляпаться в неприятности в одном шаге до цели.
   - Принято, капитан. Андрей, - голос Лады утратил официальность, - и все же мы, кажется добрались. Поздравляю.
   - Спасибо, Ладочка. Я тебя тоже поздравляю. Ты у меня молодчина. Без тебя я бы ни за что не справился. Особенно в том полевом облаке. Да и просто сдурел бы от скуки и одиночества в пути.
   Отношения Андрея с искином давно стали больше чем отношения с простым мыслящим помощником. Вот и сейчас даже без слов Андрей интуитивно ощущал удовольствие Лады от сказанного им. Все же повезло достать искин, обладающий практически полноценной разумной личностью, да еще наделенный столь же полноценной эмоциональной сферой. Ну и что, что разум искусственный. Ни умом, ни на уровне эмоций Андрей не ощущал разницы и был за это очень благодарен судьбе. Что ни говори, а испытание полным и длительным одиночеством страшная штука. Особенно сейчас, когда он и по гиперсвязи, даже если бы дотянулся до ближайшего ретранслятора, не рискнул бы с кем-нибудь связаться, обнаруживая свое местонахождение.
   Подлетая, Андрей дал команду всем зондам сконцентрироваться на станции, осмотреть ее со всех сторон. Корабли он решил оставить на потом. Никуда они не денутся. Даже с учетом солидной поправки на возможную ошибку в расчетах до момента открытия червоточины оставалось значительно больше года. А то и все два. Успеет он еще все осмотреть и использовать, а остатки клановых кораблей, а скорее всех, отправить сгорать в короне звезды.
   Станция значила сейчас на порядок больше. Но одно дело с кораблями надо было решить. Возможности Андрея и производительность любых работ во многом зависели от количества инженерных и ремонтных дроидов. Немало их имелось и на "Касатке", но задействовать стоило и всех тех, что найдутся на месте. С его энергетическими и ремонтными возможностями, с запасами искинов различных классов починить, перезарядить и подключить к работе любое количество дроидов, не составит большого труда. А потому Андрей поручил через Ладу Адмиралу принять на борт "Лебедя" пару имеющихся инженерных комплексов и начать планомерный облет кораблей, собирая всех найденных дроидов. Их предстояло переправить в ремонтный бокс "Касатки" и начать незамедлительно "приводить в чувство".
   Сам же Андрей после внимательной проверки всех систем предполагал заняться реанимацией станции. Жить на ней он не сможет еще долго, для этого надо восстановить систему жизнеобеспечения и перезапустить или заменить реакторы, но это главное, с чего стоило начинать. В пустотном скафандре много не изучишь.
   - Андрей, взгляни. - В рубке возникла голограмма, изображающая объемную модель станции-астероида. - Это крайне напоминает маршевые двигатели. - Часть голограммы окрасилась интенсивным синим цветом и резко увеличилась в размерах, позволяя рассмотреть детали.
   - Действительно. Ты, похоже, права, Лада. Вот эти места, - Андрей протянул руку к голограмме и показал заинтересовавшие его части, - крайне напоминают дюзы разгонных ионников. Только какая же у них должна быть мощь при этаких габаритах. Дюзы по диаметру раз в пять превышают все, что мне доводилось видеть до этого, включая дальние межсистемные колонизаторы, являющиеся самыми крупными кораблями в Содружестве.
   - И тем не менее это они. Остается понять, в каком они состоянии. В рабочем вряд ли, иначе бы станцию попробовали давно переместить в какое-нибудь более надежное место, - предположила Лада.
   - А вот это далеко не факт. Чем тебе данная система не надежна? И какое может быть более защищенное место? В самом Содружестве таких мест явно нет. Там все пронизано многочисленными шпионами всех сортов и происхождения. Даже на столичной системе империи, куда просто залететь и то, нужно специальное разрешение, режим секретности сохранить было бы невозможно. Фронтир, в котором пираты и прочие любители приключений чувствуют себя как дому? Или свободный космос? Ну так это и есть он самый. Только в отличие от подавляющего большинства других систем сюда так просто, минуя червоточину, не попадешь. Идиотов типа нас с тобой, готовых отправиться в длительное путешествие просто из-за любопытства, нема. А червоточина, как считалось, находилось под контролем и надежной охраной.
   Так что двигатели, если это они, могут быть и в нормальном, почти рабочем состоянии. С выгоревшей электроникой, разумеется. Но меня больше интересует, есть ли у этой станции прыжковый двигатель. По идее, ставить такие мощные маршевые движки просто сами по себе не имеет смысла. Внутри системы станцию было бы проще транспортировать с помощью внешнего буксира. Да и между системами никакой тягач такую махину не переместит. Вот только не могу себе представить гипердвигатель таких размеров и мощности, способный создать пузырь на весь астероид.
   - Ну это как раз возможно. Ты забываешь, что по имеющейся у нас информации станция как раз занималась разработкой и производством гипердвигателей. И принадлежала они Джоре, технологии которых превосходили на порядок все, что имеется сегодня даже в Центральных Мирах. Мало ли что они могли иметь или создать прямо здесь?
   - Да, вот это был бы сказочный подарок. Умыкнуть стацию из-под носа Аграфов из этой системы, что может быть лучше? Но не будем пока делить шкуру неубитого медведя.
   - Чью шкуру?
   - Не парься, это такой зверь на моей родной планете. Большой, сильный и хищный. Добыть его очень непросто даже для опытного и хорошо вооруженного охотника или целой группы. Отсюда и родилась поговорка, что не стоит делить его шкуру, пока не добыл. Часто бывали случаи, когда медведь задирал охотников, а сам уходил. Считался своего рода неофициальным символом государства, откуда я родом.
   - Понятно. А ты на медведя охотился?
   - Нет, я как-то вообще к охоте не очень пристрастился в свое время, хоть и жил в охотничьем крае. Больше рыбу ловить любил. А потом попал сюда, и стало совсем не до охоты. Разве что на пиратов одно время пришлось поохотиться. Но это совсем другая история.
   -Так, смотри. - Голос Лады опять стал серьезным и деловым. На голограмме появилось укрупненное изображение другого участка астероида. - Это, по всей видимости, причальные шлюзы. Вид несколько необычен, но все же не слишком отличается от привычного. А рядом с ним конструкции очень напоминают выносные доки судостроительной верфи.
   - Похоже. Давай подруливай аккуратно поближе. Надо будет решить, как проникать внутрь. Поскольку все системы обесточены, придется вскрывать внешнюю броню. Но проблема не в этом. Поскольку системы станции, как и кораблей были уничтожены излучением, то обошлось, скорее всего, без разгерметизации внутренних помещений. По крайней мере, никаких внешних признаков открытых шлюзов нет. И этот воздух на станции сохранился до сих пор. Нам это очень пригодилось бы. Стоит перезапустить систему вентиляции и воздухоочистки, и вся база окажется в нашем распоряжении. Так что давай серьезно думать, в каком месте вскрывать обшивку, чтобы не допустить масштабной утечки воздуха. Силы наших сканеров хватит, чтобы оценить пространство за внешними стенками?
   - Должно хватить. Я как раз собиралась предложить, как только приблизимся, это сделать, а потом выпустить парочку пустотных дроидов с промышленными лазерами шахтерского типа. Уверена, что они справятся с вырезанием необходимого технологического отверстия.
   - Здесь вопрос не в отверстии. И даже не в том, как его запечатать после проникновения внутрь. Поскольку переселиться сразу на базу невозможно, у нас два реальных варианта. Или мы запускаем туда несколько инженерных комплексов с задачей восстановить работоспособность базы, завариваем за ними проделанную дыру и тупо ждем, что и когда у них получится, либо устанавливаем постоянный режим множественного проникновения. Второй вариант на порядок предпочтительнее, но он потребует от нас оперативной установки рабочего шлюза. Есть мысли, как это сделать?
   - Да. Есть предложение использовать пока в качестве временного шлюза два жестко сцепленных автономных жилых модуля. Если прямо на "Касатке" увеличить стандартный размер дверей, чтобы ими могли пользоваться все типы дроидов, то ничего больше делать не надо. Один модуль на жесткой сцепке будет внутри базы, второй снаружи. Один с воздухом, второй без. Перекачка воздуха между ними достигается с помощью любого переносного компрессора, которых у нас хватает.
   - Отличная идея. И сколько времени потребует доработка?
   - Пару часов, не более. Мы еще сканирование не закончим.
   - В таком случае приступай. И место для вскрытия станции ищи тогда исходя из размеров модулей.
   - Конечно.
   - А что там с "Лебедем", есть информация?
   - Да, данные поступают постоянно. Сейчас он осматривает третий линкор аратанского производства. После него прервется и полетит сюда. Весь трюм уже забит найденными трофеями.
   - Чувствую, что нас с тобой здесь в итоге жаба задушит. И достанутся Аграфам наши хладные трупы, то-то они удивятся.
   - Это опять какая-то твоя родная специфическая шутка? Что она означает? И почему это странное животное должно нас задушить?
   - Андрей расхохотался. Именно шутка, но в каждой шутке ее только доля. Я тут подумал, сколько нам с тобой добра досталось. И как мы все это бросим? Да тут от жадности помереть можно.
   - А с чего ты решил, что здесь надо что-то бросать?
   - А как мы все упрем? Тут и нескольких десятков рейсов не хватит все перетащить.
   - Ты забываешь о предположительно находящемся на станции собственном гипердвигателе. Если он имеется и ремонтопригоден, то все можно увести за один раз, включая корабли.
   - Это как?
   - Да очень просто. Пристыковать все корабли на астероид на жесткую связку и вперед. Пузырь гипердвижка всегда планово обволакивает корабль с запасом в минимум пять процентов от его диаметра. Посчитай, сколько это будет, и сравни с диаметрами самых крупных кораблей, что здесь есть.
   - Ладочка, ты гений. Ты даже не представляешь себе, какой ты гений. Увы. Но пока это только аванс. Нам надо убедиться, что гипердвигатель на станции действительно имеется. Ладно, я пойду подкреплюсь, а ты занимайся расчетами шлюзов и сканированием места внедрения. Если что, зови.
   - Слушаюсь, мой капитан. - В голосе Лады промелькнуло явное удовлетворение от оценки ее способностей.
  
   Глава 37.
   На станцию Андрей попал только через месяц. Мог бы и раньше, он оказался прав даже в отношении наличия на ней воздуха. Но без запуска системы жизнеобеспечения делать там было особо нечего. Сила тяжести была минимальна, освещение отсутствовало, даже схемы отсеков и помещений не существовало. И что толку болтаться по темному пространству, постоянно на что-то натыкаясь?
   Вместо самого Андрея станцию активно осваивали дроиды многочисленных инженерных комплексов. Первыми пошли те, которых Андрей привез с собой. Они установили временный шлюз и, проникнув на станцию, стали последовательно ее обследовать, составляя общую схему. Вскоре к ним стали присоединяться дроиды, обнаруженные на кораблях и восстановленные в ремонтных боксах "Касатки".
   Вообще с кораблями Андрею несказанно повезло. Та давняя эпическая битва, про которую он знал из кристалла с воспоминаниями Старика, оказалась настолько скоротечной, что практически ни один из крупных кораблей не был серьезно разбит. Да, на большинстве были уничтожены истребительными и штурмовыми подразделениями обеих сторон все или большая часть внешних систем ПКО. Редко какая турель теперь выглядела неповрежденной. Да, почти все корабли имели на броне темные пятна от многочисленных следов плазмы или даже частично проплавленные участки брони. Но ничего критического произойти просто не успело.
   Та самая злополучная, а для Андрея, как выяснилось, счастливая торпеда взорвалась достаточно быстро относительно начала сражения. И противники просто не успели нанести друг другу значительные повреждения. Реальные потери сторон от битвы в основном приходились на малые корабли. Вот тут потери были несоизмеримыми. Из нескольких сотен штурмовиков, болтавшихся сейчас неподалеку от больших кораблей, целыми выглядело не больше половины.
   Но штурмовики Андрея сейчас пока вообще не волновали. Все, что он пока изымал из кораблей, были ремонтные дроиды и комплексы. Образовался своеобразный конвейер. "Лебедь" разыскивал и доставлял на корабль останки ремонтников. На "Касатке" сразу два мощных инженерных комплекса их полностью восстанавливали, заменяя всю электронную выгоревшую начинку, которая бралась из заготовленных ЗИПов или производилась тут же на подключенном 3D-принтере. Отремонтированные и укомплектованные дроиды немедленно переправлялись на станцию и включались в работу.
   На самой станции работа кипела вовсю. Первыми были обследованы штатные шлюзы базы, обладавшие воротами подходящих размеров. Их первоначально пришлось включать, используя мини-реакторы дроидов. С трудом, но хватило. Открытие штатного шлюза позволило протащить на станцию несколько рабочих реакторов из запасов "Касатки". Их закрепили прямо на полу одного из корабельных ангаров, располагавшегося прямо за включенным шлюзом. От них прямо по полу бросили линии энерговодов к стационарной разводке. В отличие от оборудования сами кабели совершенно не пострадали. Дело сразу пошло веселей. Дроиды принялись монтировать комутационные узлы энерговодов, последовательно подключая к питанию все новые помещения и рабочее оборудование базы.
   Разведчики проникали постепенно во все новые и новые помещения станции. Наконец, был обнаружен реакторный зал. И здесь Андрею, когда он увидел картинку, переданную дроидами, на время поплохело. Таких гигантских реакторов он еще не видел. Высотой они были более двадцати метров. Диаметр реакторных цилиндров был соответствующим. Учитывая, что уровень развития Джоре намного превышал аналогичный в Содружестве, можно было только догадываться, какая мощность вырабатывалась в этих монстрах. И, соответственно, потреблялась станцией. Если резерв мощности и закладывался, то вряд ли больше, чем вдвое от номинала на пике нагрузки. Всех реакторов, которые Андрей захватил с собой, и даже с добавлением тех, которые можно было снять с кораблей, явно не хватало на полноценную замену имевшихся.
   Андрей не сомневался, что он сможет за счет своих реакторов обеспечить работу систем жизнеобеспечения, гравитации, освещения и даже работы всех электронных приборов. Но вот насчет того, чтобы сдвинуть станцию с места, этого могло не хватить. Не говоря уже о том, чтобы заставить ее прыгнуть в другую систему. Если это вообще возможно. В двигательные отсеки станции дроиды пока не спускались.
   Посидев немного в ступоре, Андрей встряхнулся и решил пока не заморачиваться на увиденном, а решать проблемы последовательно. А самым насущным сейчас было обеспечить себе нормальный и относительно комфортный доступ на станцию, а также отыскать центральную пост управления станцией. Если удастся запустить и хакнуть управляющие станционные искины, это будет немалым подспорьем. Можно будет перестать тыкаться во все углы как слепому котенку, стараясь догадаться о предназначении того или иного помещения или блока.
   Центральный пост управления обнаружился достаточно быстро. Он располагался там, где и должен был по логике находиться. В центральной, наиболее защищенной части станции-астероида. К счастью, торпеда, отрубившая все электронные приборы в системе, взорвалась достаточно неожиданно для новых владельцев станции. Бой только разгорался, и непосредственной опасности для станции не было. А потому дверь в центр управления оказалась незапертой, какой была обязана быть по боевому расписанию. Это действительно была удача. Толщина двери на голокартинке, транслируемой дроидом была такова, что будь управляющий центр заперт, неизвестно сколько потребовалось бы времени для его вскрытия.
   Но на этом удача покинула Андрея. Даже вид искинов говорил о том, что подчинить их будет очень непростой задачей. Так оно и оказалось. Даже при том, что во избежание неприятностей подключение, а по сути перезапуск первого искина производилось не в их родных шахтах, а изолированно от систем управления станцией, искусственный интеллект, созданный Джоре, отказался идти на контакт и включил систему самоуничтожения. Пришлось его срочно отключать от энергопитания, отложив вторую попытку на неопределенное будущее. Оставалась надежда, что раз однажды сотрудникам экспедиции аратанской империи удалось заставить эти искины работать на себя, значит должно получиться и у Андрея. Благо по современным меркам его кластер искинов был мощнейшим.
   Впрочем, фортуна в очередной раз показала себя девушкой кокетливой и непостоянной. Не успел Андрей как следует расстроиться от неудачной попытки подчинения искина, как в том же управляющем центре в отдельном боксе были обнаружены кофры с кристаллами. Кристаллы оказались производства империи Аратан, то есть принадлежали уже не Джоре, а нашедшей станцию экспедиции. С их чтением проблем не возникло, информация даже не была зашифрована. Ее анализ показал, что на найденных кристаллах хранились копии информационных баз, содержащих всю текущую деятельность экспедиции. Ее еще предстояло изучить достаточно детально, Андрей собирался выделить на эту работу один из искинов Ладиного кластера. Но кое-что обрадовало Андрея сразу и донельзя. На одном из кристаллов находилась полная и подробная схема станции, с указанием всех систем, которые экспедиции удалось привести в рабочее состояние и запустить. В отношении другого оборудования были приведены результаты исследования с указанием неработающих узлов и деталей. Значение этой информации было трудно переоценить. Тем более, что до момента гибели станция под управлением аратанцев работала уже почти десять лет. И восстановить, заставив работать, им удалось немало. В том числе и завод по производству гипердвигателей.
   Да и сама станция имела, как Андрей с Ладой и предполагал, собственные двигатели, включая прыжковые. И все они на схеме были помечены зеленым цветом, то есть находились перед боем в работоспособном состоянии. Иметь потенциальную возможность выбраться отсюда не за десятки челночных рейсов, а в один присест, да еще и утащить все, что находилось в потенциально рабочем состоянии, это была колоссальная удача. Помимо всего прочего очень хотелось утереть нос Аграфов, которые несмотря на спокойный характер Андрея умудрились его достать своим высокомерием, пока он находился в Центральных Мирах.
   Воодушевление Андрея не знало границ. Он порывался немедленно бежать на станцию и что-нибудь чинить собственными руками, не мог спокойно усидеть на одном месте, постоянно вскакивал, и вообще вел себя не совсем адекватно. Лада решительно пресекла это безумство, в приказном порядке потребовав, чтобы Андрей немедленно отправился в медицинскую капсулу и привел свой гормональный баланс в порядок. Без этого она категорически отказывалась выполнять его распоряжения. Такой ультиматум, хоть и не мог достичь своей цели в полном объеме, Андрей всегда мог заставить искин подчиниться, даже если это потребовало бы уничтожить его текущую личность. Но тем не менее, своей цели достиг. Андрей прекратил буйствовать и, признав справедливость Ладиных требований, поплелся приводить нервы в порядок.
   Наконец, системы жизнеобеспечения были восстановлены и запущены, сила тяжести на станции составила 0,8 от стандарта, а для Лады и всего ее кластера искинов на станцию был переброшен канал связи. Теперь всеми инженерно-ремонтными комплексами на ней распоряжалась его подруга. "Касатка" прочно закрепилась у одного из станционных швартовочных блоков. Можно было бы уже завести корабль и на одну ил летных палуб, но пока не хотелось.
   Андрей предпринял первую вылазку на базу. Увиденное его потрясло. Изображение, передаваемое дроидами, хоть и подробное в деталях, совершенно не могло передать ощущения грандиозности сооружения Древних. Достаточно сказать, что внутренние летные палубы могли свободно принимать линейные корабли длиной до двух с половиной километров и соответствующих поперечных размеров. Все прочие отсеки были им под стать. Жилой блок оказался сравнительно небольшим, рассчитанным едва ли на пару тысяч человек, что для такого размера станции было удивительно мало. Зато производственные помещения были совершенно иного порядка. Когда Андрей зашел в блок, где был установлен отмеченный на схеме производственный комплект, состоявший из большого промышленного 3D-принтера и сразу нескольких технологических линий, он даже не сразу понял, что видит перед собой. Настолько размеры оборудования превышали все виденное им ранее.
   Но куда больше Андрея впечатлил другой производственный блок. Тот, в котором согласно схеме собирались непосредственно готовые гипердвигатели. Посреди бокса на стапелях висел некий монстр размером с немаленький рейдер Содружества. Обводами он отдаленно напоминал гипердвигатель, но Андрей долго не мог поверить, что на самом деле видит перед собой один из них. Это как лилипуту попасть в страну гуливеров. Один раз такое увидеть, и комплекс неполноценности обеспечен на всю оставшуюся жизнь. Только сейчас до Андрея стало доходить, какая же огромная пропасть лежала между технологиями Джоре и тем, что от них осталось в Содружестве. Сами собой мысли закрутились вокруг того, какой огромный и мощный корабль он, Андрей, может построить, имея в распоряжении такой двигатель. Даже не зная всех его характеристик, он не сомневался, что это было бы нечто непостижимое. Теперь он уже не удивлялся, что астероид, имеющий по максимальной размерности протяженность более двадцати километров, мог представлять собой реальный межсистемный корабль, способный на гиперпрыжки. С такими движками, что он здесь видит, представить такое становилось проще простого.
   Андрей с большим трудом оторвался от созерцания супердвигателя, дал команду Ладе выяснить все, что можно, про его характеристики, а сам продолжил путешествие по станции. Его привлекало еще два отсека. Один, это тот, в котором должны по информации Старика храниться информационные кристаллы Джоре. Даже судя по уже увиденному, данные с этих кристаллов не имели цены. С их помощью можно было бы при определенной удаче даже отдельную колонию сделать равной по мощи всему Содружеству. Ну или хотя бы обеспечить ей гарантированную безопасность. Правда для этого надо было не просто поиметь кристаллы, но и полноценно освоить все записанные на них знания Древних. А это ой как не просто, а одному человеку даже и не под силу. Жизни не хватит. Отсек не разочаровал. Для начала он был в рабочем состоянии. Оказалось, бокс являлся своего рода стазис-камерой, снабженной собственным внутренним реактором. Внутри отсек был не очень большим. Помещение размером всего десять на десять метров. Однако, все оно было плотно заставлено стеллажами, на которых очень плотно стояли стандартные кофры для хранения кристаллов. И если они все полны, а скорее всего это так, то здесь находились сотни тысяч, если не миллионы кристаллов. В одном из углов помещения находилась шахта с небольшим искином внутри. Искин-библиотекарь. Вот это удача. Настоящий рояль в кустах и сотня плюшек в придачу. Сейчас он был отключен, в отличие от самой камеры он запитывался от общей станционной сети. Ремонтники еще не дотянулись до этого сектора базы. Но почти гарантированно должен был находиться в рабочем состоянии. Дело в том, что помещение с кристаллами имело высшую степень защиты. Даже проход в него осуществлялся через специальный шлюз, который Андрею пришлось открывать, подключив реактор сопровождавшего его дроида и взломав коды доступа. Насколько Андрей понял, стазис-поле отключалось только на время нахождения в камере посетителя.
   Штатно покинув помещение, тщательно заперев створки шлюза, Андрей связался с Ладой и просил ускорить подводку энергии в эту часть станции, а саму, как только станет возможным, подключиться к библиотечному искину и получить от него всю информацию по содержимому кристаллов Джоре. Учитывая скромный класс этого искина, для Лады получить над ним контроль и заставить поделиться информацией не должно было составить большого труда.
   А Андрей двинулся к последнему на сегодня станционному блоку, представлявшему для него повышенный интерес. Это был складской блок, в котором по информации с экспедиционных кристаллов хранилось большое количество станционных ЗИПов. Судя по площади, занимаемой складами, там должно было быть немало интересного. А самое главное, все ЗИПы были именно родными, со времен Джоре заботливо сохраняемыми стазис-полем. О содержимом складов было известно не так много. Станция досталась экспедиции в настолько неплохом состоянии, что аратанцам практически не пришлось пользоваться запасами запчастей. А поскольку они уже считали станцию своей собственностью, то и разграблять склады не стали. Даже не удосужились составить самостоятельный полный каталог имевшихся деталей и узлов. Основная активность экспедиции заключалась в освоении технологии производства гипердвигателей. Лада, постоянно незримо подключенная к нейросети Андрея и таким образом сопровождавшая его в экскурсии по базе, видела вместе с ним гипердвигатель, произведший на Андрея столь сильное впечатление. И нашла по нему информацию на кристаллах аратанцев. Самое удивительное, что это уже был продукт их собственного производства на основе изученных технологий Джоре. В сопроводительной документации указывалось, что после успешного опыта с гипердвигателем обычного размера класса крейсер, было решено произвести этого монстра, чтобы убедиться в принципиальной возможности. С целью дальнейшего поточного производства таких двигателей для боевых станций. Кстати, первый из созданных аратанцами движков также никуда не делся. Сейчас оснащенный им крейсер болтался где-то рядом среди других жертв битвы.
   Складской блок станции был под стать всем остальным. Организовано хранение было практически идеально. При входе имелся отдельно стоящий управляющий модуль с искином, который по идее принимал заказы на те или иные материалы и запчасти. Дальше по его команде из соответствующего склада изделия доставлялись автоматически. Это позволяло использовать генерацию стазис-полей наиболее оптимальным образом. Поле отключалось не для всего склада, а только для попадавшего в переходный шлюз изделия. К сожалению, складской искин также пока был во внерабочем состоянии. Энергия должна была дойти сюда в течение нескольких ближайших дней. Ничего страшного. Время у Андрея было.
   В реакторный отсек Андрей даже не пошел. Смотреть на мертвые колонны реакторов было не интересно, а понять их ремнотопригодность можно было лишь после анализа выгоревших блоков и изучения складских запасов станции. В центр управления заглянул, но также не стал слишком задерживаться. Пост пока находился в нерабочем состоянии, и смотреть было особо не на что. Та же корабельная рубка, только большего размера. Несколько специализированных пультов управления, шахты с искинами, да пара крупномасштабных голопроектора. Насколько Андрей смог мельком разобраться, в настоящее время центр управления станцией с точки зрения оборудования представлял собой некий гибрид из приборов и пультов Джоре и имперского производства. Видимо, не все удалось восстановить или просто освоить.
   На обратном пути, Андрей заполучил от станции еще один подарок. В отдельном ангаре обнаружилось несколько внешне исправных малых шахтерских кораблей. Причем, военного производства, то есть оснащенных комбайнами для производства концентратов. Это было здорово. Поскольку корабли можно было использовать прямо в этой системе, где имелось достаточное количество астероидов, то управлять ими вполне могут искины. Нужно лишь закачать им соответствующие программы и базы, проблем с которыми у Андрея не наблюдалось. Лада получила очередное задание привести корабли в порядок, подобрать для них искины из запасов "Касатки", обучить из должным образом и тут же отправлять на работу. Нечего время терять, а сколько потребуется сырья для производства всего недостающего и необходимого, пока было неясно. Да и запас металлов не помешает. Ну и попутно распорядился насчет производства топлива. Станцию предстояло заправить под завязку, а ее топливные танки объемами внушали уважение.
   Небольшое, но очень насыщенное эмоционально, путешествие по станции одновременно возбудило и утомило Андрея. Но это было не страшно. Главное в голове стал возникать примерный общий план освоения трофея и подготовки его к перемещению. А пока он не сильно требовался со своим командованием, следовало занять время оптимально. И в первую очередь найти и изучить базу по производству гипердвигателей. Раз аратанцы освоили процесс, значит, и базу они обнаружили и смогли под себя адаптировать. Сможет и он. И база эта должна обязательно найтись. Лада получила еще одно распоряжение.
  
   Глава 38.
   Крышка медицинской капсулы медленно поднялась, и Андрей открыл глаза. В теле царила привычная легкость, сего нельзя было сказать о голове. Интенсивное изучение баз Джоре под разгоном имело свою стоимость. Направляясь сюда, Андрей тысячу раз представлял себе, чем ему придется заниматься, планировал под это оснащение корабля и запасы различного оборудования и ЗИПов. Но ни в одном из вариантов он не рассматривал, что самым трудным окажется не ремонт оборудования, не восстановление разбитых кораблей, а именно освоение новых баз знаний. А вышло именно так.
   Лада, оценив размеры станции и совокупность имеющегося на ней различного технологического и производственного оборудования, немедленно затребовала себе дополнительные мощности. Сейчас управляемый ею кластер насчитывал двадцать четыре искина, включая шесть бывших станционных. Освободив на время от всех прочих задач свой кластер, Ладе удалось взломать и подчинить себе искины Джоре. Каждый из них в отдельности был намного мощнее самой Лады. Но кластеру целиком удалось подобрать к ним ключик и заставить подчиниться. Причем, процесс скорее походил на длительные переговоры с очень ценными кандидатами на работу, чем на компьютерный взлом. Искины Джоре обладали полноценной разумной личностью, заставить которую выполнять какие-либо функции без добровольного согласия оказалось невозможным. Положение осложнялось тем, что в своем подчинении потомкам создавшей их расы, потомкам, в определенной степени деградировавшим в технологическом плане, они видели некоторое унижение своих достоинств. И лишь в результате длительных переговоров и даже уговоров удалось переломить ситуацию и их отношение.
   Сначала Андрей удивлялся, каким образом до него удалось найти взаимодействие с этими искинами членам аратанской экспедиции. Он с трудом воспринимал предположение, что они занимались тем же самым. А если и занимались и достигли в этом успеха, то почему ему приходится начинать все сначала. Но довольно быстро выяснился один нюанс, поставивший все на свои места. Аратанцы, как оказалось, столкнувшись с твердолобой упертостью искинов Джоре, поступили намного проще. Заблокировали их личность с помощью найденных в библиотеке Джоре программных кодов и оставили в работе только служебные программы по управлению станцией и вычислительные мощности. А управляли этими мощностями и программами искины самих аратанцев. Когда до Андрея дошло, насколько все оказалось просто, он даже пожалел, что подобная идея не пришла ему в голову самостоятельно. И в то же время, а это было уже после достигнутых договоренностей, он порадовался, что не стал искать обходных путей. Ведь аратанцы фактически забивали гвозди микроскопом. Заблокировав разум искинов, они фактически лишились всех их возможностей, которые оказались очень немалыми.
   Каждый из древних искинов по своей производительности превосходил Ладу, наиболее мощный из Андреевских искинов почти на порядок. И договориться с ними удалось лишь потому, что на момент переговоров Лада провела полное слияние со всем кластером, что сделало ее временно сильнее. В результате ей удалось склонить к сотрудничеству первый из станционных искинов, а затем уже с помощью последнего поочередно договориться и с остальными.
   Итогом договоренностей стало следующее. Каждый из искинов Джоре оставался в управлении станцией, сохраняя высокую степень автономности от кластера Лады. Станционные искины образовывали собственный кластер, управляющим которого стал тот самый искин, с кем первым пришли к согласию. Андрей становился полноценным хозяином этого кластера, но только и именно он, а не Лада. Она могла передавать распоряжения Андрея, если задание являлось частью общей проблемы, за решение которой она отвечала. Но если у искинов Джоре возникали сомнения в оптимальности или целесообразности поставленной задачи, они имели право потребовать личного подтверждения от Андрея. За такую склонность к четкому определению всех нюансов взаимодействия Андрей дал управляющему станционному искину имя "Законник", против чего тот совершенно не возражал. Всем остальным искинам он предложил подобрать себе имена попозже и самостоятельно, ознакомившись поближе с историей развития мира после гибели цивилизации их создателей.
   Подружившись с искинами Джоре, Андрей уж было совсем расслабился и решил, что дело сделано, как неожиданно выяснилось, что все только начинается. Законник, ознакомившись через нейросеть Андрея с перечнем изученных им баз заявил, что с таким уровнем знаний он может управлять лишь самыми элементарными функциями станции. Даже производственным комплексом он мог руководить исключительно на основе примитивных команд, задействуя не более четверти от его реальных возможностей. Да и то благодаря тому, что база производства гипердвигателей включала в себя некоторые общие моменты производственных технологий. Именно так и действовали аратанцы. Им этого хватило, они даже от того, что могли находились в неописуемом восторге.
   В принципе Андрей мог пойти их путем, но это не решало главной задачи. Без освоения баз Джоре "Навигация", "Межсистемные прыжки" и "Управление станциями автономного класса" сдвинуть станцию с места, нечего было и думать. Обойти соответствующие протоколы, зашитые в ядро личности искинов, оказалось невозможным. К тому же это было не только невозможно, но еще и неправильно. Как выяснилось, гипердвигатели Джоре и технология перемещения в гиперпространстве с их помощью напоминали такие же в Содружестве лишь внешне. А по сути очень сильно отличались. Как попытался в максимально упрощенном виде объяснить Андрею разницу Законник, после того, как считал из головы Андрея соответствующие его знания по этой теме, разница была принципиальной. У Джоре, говоря образно, гипердвигатель, набрав необходимую мощность и запас энергии, сворачивал пространство, пробивал в нем отверстие и как бы "приклеивал" корабль к пространству в точке выхода. После этого удержание свертки пространства прекращалось и оно разворачивалось в привычное состояние. А "приклеенный" корабль оказывался в точке финиша. Скорость перемещения таким образом определялась свойствами самого пространства и равнялась скорости его разворачивания после свертки. А дальность прыжка корабля зависела от способности гипердвигателя за счет своей мощности свернуть и проколоть пространство. В этом последнем случае два типа гипердвигателей были похожи. А вот в отношении первой особенности очень сильно разнились. Оказалось, что используя те же образы, технологии Содружества лишь зацепляли корабль за точку финиша на своего рода упругий фал. В результате, когда удержание свертки пространства прекращалось, корабль не перемещался непосредственно вместе с ним самим, а сначала шло как бы растяжение фала, связывающего корабль и точку финиша, затем сила сжатия фала, достигнув определенной величины, вырывала корабль из объятий обычного пространства в точке старта, и он устремлялся к финишу. А время, затрачиваемое им в пути, являлось суммой времени на разворачивание самого пространства и скорости сжатия фала в точку. Такое отличие в технологиях определяло и потенциальную дальность прыжка. Если Джоре при этом решали всего одну задачу по свертке пространства, и вся энергия гипердвигателя уходила именно на это, то двигатели содружества существенную часть запасенной энергии тратили на создание этого виртуального фала.
   Так что, хочешь не хочешь, а пришлось Андрею снова залезать в медкапсулу и учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал.... Столько учить баз ему не приходилось со времен подготовки к службе на флоте. Базы Джоре, хоть и были короче списком, но компенсировали этот недостаток объемом каждой из баз. За учебный интенсив приходилось периодически расплачиваться сильными головными болями, чтобы снять которые Андрей вынужденно перемещался на пару часов в реаниматор и чистил организм от остатков разгона и перегрузок психики. Но с другой стороны, это было и его спасением. С момента подключения к работе Законника со товарищи, взявшими на себя управление всеми процессами и дроидами на станции, непосредственное участие Андрея в чем-либо на данном этапе уже не требовалось. Лада со своим кластером с удовольствием переключилась на корабли и добычу сырья и топлива. Система оказалась не слишком богатой ресурсами, наиболее ценные руды отсутствовали, но то, что имелось позволяло на производственном комплексе изготавливать все необходимое. Не имелось проблем и с топливом. А потому несколько роботизированных шахтеров и топливные заправщики постоянно курсировали между месторождениями и станцией, наполняя ее бездонные закрома. Второй корабль, также конструкции империи Аратан, предназначенный для производства топлива, нашелся прямо здесь. Как выяснилось, стандарты топлива у Джоре и в Содружестве были похожие, но все же отличались друг от друга. Так что для заправки самой станции пришлось повозиться. Кластер Законника после сравнительного анализа остатков топлива в танках станции и взятого с кораблей разработал необходимые присадки, позволявшие использовать топливо имперских стандартов без ущерба для станционных оборудования и двигателей. Теоретически можно было бы производить и оригинальное топливо. Для этого на станции также нашелся соответствующий корабль-шахтер. Но, к сожалению, использовать его не позволяло сразу два обстоятельства. Во-первых, корабль нуждался в длительном и серьезном ремонте. Он был законсервирован вне стазис-поля и за истекшие тысячелетия пришел в негодность. Фактически его надо было создавать заново по имеющимся схемам и чертежам. Андрей не хотел тратить время на этот процесс, требовавший помимо прочего и изучение дополнительной и очень объемной базы. А задерживаться дольше необходимого в этой системе он не собирался. Вторым препятствием явилось то, что Андрей не нашел в системе нескольких компонентов для производства топлива стандартов Джоре. Основа этого топлива была такой же газовой, аналогичной той, что добывали в Содружестве. Но Джоре добавляли в него несколько дополнительных минеральных компонентов, существенно увеличивавших мощность двигателей. Вот кое-каких из них Андрей и не обнаружил. Если бы он располагал неограниченным временем на поиск, то скорее всего он нашел бы в итоге все необходимое. А беглое сканирование системы показывало отсутствие требуемого. Но так или иначе проблема была решена.
   Что касается кораблей, то здесь также работал автоматизированный конвейер. Инженерные дроиды анализировали состояние кораблей, заменяли выгоревшую электронику, подключали и брали под контроль корабельные искины. После этого на корабле оставлялся один инженерный комплекс, который под управлением уже корабельного искина продолжал восстановление корабля. Все необходимые ЗИПы запрашивались и поступали с "Касатки" или производились уже на станции.
   А Андрей в перерывах между учебными погружениями в капсулах нашел себе новую головную боль. Ему никак не давал покоя увиденный на стапелях производственного сектора гигантский гипердвигатель. И он заболел желанием создать подходящий ему по размеру корабль. Производить его он уже намеревался не здесь, а в системе Терры, которую решил избрать своей базой. Расстояние в восемнадцать систем от его нынешнего местонахождения давало ему хорошие шансы не быть обнаруженным поисковыми отрядами Аграфов. Или, по меньшей мере, не быть обнаруженным слишком быстро. А за это время Андрей рассчитывал так укрепить свою новую базу, чтобы никому не пришло в голову с ним связываться.
   И вот теперь все свободное от учебы время он проектировал новый корабль. То, что у него получалось выглядело настоящим монстром. По крайней мере, если бы он появился на этом корабле в Содружестве, то паника была бы обеспечена в любой системе, включая Центральные Миры. Фактически Андрей планировал создать не просто корабль, а целый летающий флот, который был значительно мобильнее, чем любой другой. И к тому же был бы лишен огромного недостатка любого флота. Разбежкой на выходе по времени и координатам.
   Придуманный левиафан по мысли Андрея должен был состоять из нескольких кораблей. Его центральная и основная часть представляла собой пятикилометровую сигару диаметром в шестьсот метров. Такие габариты по расчетам искинов были оптимальными при использовании выбранного гипердвигателя. Гигантские пространства внутри корабля позволяли запихнуть в него черта лысого. По крайней мере самые крупные и мощные реакторы Джоре буквально терялись в предназначенном для них отсеке. Топливные баки были таковы, что, даже обладая огромной прожорливостью под стать размерам, корабль мог практически год летать на полной мощности без дозаправок. Маршевые двигатели Андрей планировал снять с двух однотипных крейсеров, выглядевших по сравнению с остальными более побитыми. Их можно было восстановить, и сами корабли Андрей намеревался забрать с собой, но заниматься ими планировал в самую последнюю очередь. Двойной комплект разгонных движков по расчетам обеспечивал кораблю неплохую динамику, неожиданную при таких размерах.
   Но это было не все. С четырех сторон от корпуса планировалось закрепить целую эскадру кораблей. С трех сторон попарно стыковались шесть линкоров, двухкилометровые туши которых смотрелись неплохо в сравнении с другими кораблями Содружества, но совершенно терялись на фоне центральной сигары "Монстра", как Андрей решил назвать свое детище. Из всех имевшихся в системе линкоров Андрей подобрал два типа кораблей. Первый тип "Сокрушитель" 8-го поколения, несколько похожий на зубило своими прямоугольными формами и чуть скошенной носовой частью, фактически являлся кораблем прорыва. С мощной и толстой броней, почти непробиваемыми щитами и мощнейшими системами вооружения большой дальности. Таких корабля в системе имелось четыре, и Андрей собирался забрать их все. Второй тип, также 8-го поколения, "Страж" был смешанным типом корабля. Этакая сравнительно удачная помесь линкора и тяжелого авианосца, несущего на борту две сотни тяжелых штурмовиков класса космос-поверхность "Ураган" и сотню средних истребителей "Мираж". В отличие от "Сокрушителей" "Стражи" имели закругленные обводы и по соотношению длина-диаметр выглядели как избыточно вытянутые дирижабли. Три "Стража" обнаружились также в хорошем состоянии. Из них Андрей собирался отобрать два лучших и довести их до полной комплектности, включая малую авиацию.
   На последней четвертой стороне корпуса центральной сигары Андрей собирался разместить "Касатку", с которой успел сродниться, а также три километрового размера тяжелых крейсера 9-го поколения производства Центральным Миров. Это были те самые "Ратники", которые Аграфы-заказчики поставили клану Старика для памятного рейда. Благодаря суперсовременным технологичным броне и силовым щитам, что выгодно отличало 9-е поколение кораблей от 8-го, "Ратники" в прошедшей битве фактически не пострадали и выглядели как новенькие, не считая отдельных подпалин на броневых листах.
   Конечно, пока это все даже не проект корабля, а скорее его эскиз, но разглядывая на голограмме получающуюся объемную модель "Монстра", Андрей испытывал легкую эйфорию. Это было нечто. Действительно монстр, внешне отдаленно напоминавший советские космические ракеты типа "Союз". Внешние прикрепленные корабли смотрелись как стартовые двигатели первой ступени, облепившие центральное тело корабля со всех сторон. Осталось понять только, как вся эта навороченная конструкция будет летать. За прыжковые качества корабля Андрей практически не переживал, двигатель, который он собирался установить даже при всех этих "навесах" оставался избыточно мощным. А вот маршевые двигатели могли и не обеспечить достаточную динамику разгона. Впрочем, этот корабль и не планировался с упором на скоростные характеристики. Его сила была в другом. Однако, и в отношении разгонных параметров все оказалось не так плохо. Если при разгоне задействовать маршевые движки всех четырех навесных кораблей последнего ряда, синхронизировав их с двигателями центрального корпуса, то динамические параметры оказывались даже лучше, чем у отдельных линкоров. Топливо, правда, при этом расходовалось с бешеной скоростью. Но это не было для "Монстра" проблемой. Его запасы в топливных баках могли позволить и не такое. Тем более, что длина прыжка, более чем в три раза по максимуму превосходившая стандарты Содружества, позволяла при длительных рейдах экономить топливо на количестве разгонов.
   Силовые щиты Андрей собирался использовать аналогичные тем, что стояли на самой станции. Благо на складах обнаружился такой запас этого вида оборудования и эмиттеров, что переживать по этому поводу не приходилось. А щиты самой станции были таковыми, что ничего подобного в Содружестве Андрей не даже не мог себе представить. Станция была в состоянии в течение двух часов выдерживать за счет щитов одновременный обстрел десятком линкоров любыми видами вооружения. И необходимую мощность щитам обеспечивали всего двадцать реакторов того типа, который произвел на Андрея неизгладимое впечатление. Аналогичные реакторы, как оказалось, вполне могли быть изготовлены на производственном оборудовании станции. Все технологические схемы и чертежи имелись в наличии.
   Реакторы Джоре были особого сингулярного типа. Ничего подобного в энергетической сфере Содружества не имелось. Работали эти реакторы на процессах постоянного продуцирования и испарения микроскопических черных дыр с предельно малыми массами. Рождение в активной зоне реакторов происходило за счет инициации игольчатых пробоев пространства по технологиям, близким к технологиям гиперпространственных перемещений. Насколько Андрею удалось понять, эффект краткосрочного образования микроскопических черных дыр - коллапсаров проявлялся и был замечен учеными при изучении ярких и мощных вспышек, образовывавшихся при прыжках кораблей через гиперпространство на входе и выходе. Оказалось, что вспышки есть результат взрывного выделения энергии при схлопывании множества микроскопических черных дыр, возникавших в момент пробоя пространства. Эффект был изучен, процесс взят под контроль и привел к созданию сингулярного типа реакторов огромной мощности. Сопоставимыми с ними по мощности на теоретическом уровне являлись реакторы на антиматерии, но они считались более опасными в производстве и эксплуатации.
   При том, что весь огромный астероид спокойно обслуживали всего больших тридцать реакторов сингулярного типа, Андрей решил повести себя как настоящий хомяк. Он вознамерился поставить на "Монстра" пятьдесят реакторов. Запас карман не тянет, а внутреннее пространство корабля позволяло установить хоть сотню реакторов.
   Наконец Андрей подошел к вопросу достойного вооружения "Монстра". Поскольку у него уже имелся некоторый опыт строительства собственных кораблей, он вывел для себя оптимальное сочетание различных систем. Для боя на дальних дистанциях он предпочитал тоннельные орудия максимально возможного калибра. На "Касатку", например, он умудрился воткнуть 200-мм системы, имевшие длину разгонного канала ствола более 400-т метров. Линкоры, которые он собирался навесить на "Монстра" имели еще больший калибр. "Стражи" располагали четырьмя фронтальными 250-мм орудиями, а "Сокрушители" шестью 300-мм пушками с длиной канала более 500-т метров.
   Для средних дистанций оптимальными Андрей считал плазменные пушки. Сравнительная мощность поражения таких орудий была даже выше, чем у тоннельных систем. Но на больших расстояниях плазма существенно уступала, обладая меньшей скоростью полета заряда, что позволяло маневренным кораблям уходить с линии огня. А вот на средних дистанциях плазменные орудия были идеальным средствами поражения противника. Дистанция не позволяла кораблям среднего и большого классов провести маневр уклонения, а мощь залпа могла доставить неприятности абсолютно любому противнику.
   На ближних дистанциях идеальным оружием Андрей считал лазерные турели. При непосредственном столкновении на небольших расстояниях, нападении истребительной авиации или попытках абордажа на первое место выходила не мощность залпа, а скорострельность и быстрота реакции. Слишком мимолетным было время, в течении которого надо было захватить цель и произвести выстрел. И в этом скорострельным лазерным турелям не было равных. Каждый отдельный выстрел не наносил существенного урона даже малым кораблям. Но частота импульсов, иногда сливавшихся в пулеметные очереди, достойно компенсировала невысокую убойную силу каждого из них. Мощность и эффективность лазерных орудий зависела от двух главных факторов, мощности питающих реакторов и генераторов накачки, а также эффективности теплоотводящих контуров. Андрей имел возможность подобрать для своего корабля самые оптимальные параметры.
   При планировании "Монстра" он собирался использовать уже привычную схему конфигурации вооружения. С одним небольшим отличием. Познакомившись со станцией и ее собственными системами вооружения, Андрей понял, что общий набор средств уничтожения противника со времен Джоре не претерпел существенных изменений. У Древних за счет более совершенных технологий были немного лучше параметры эффективности, а в целом все то же самое. Ракетные технологии Джоре использовали, но только малого калибра, предназначенного для поражения истребительной авиации. В остальном набор был тем же, что и выделял сам Андрей. Единственное отличие, но достаточно кардинальное, наблюдалось в сфере дальнобойной артиллерии. То, что он обнаружил с виду похожее на тоннельные орудия, таковыми являлось лишь отчасти. Точнее разница была не в самих пушках, а в используемых снарядах. В Содружестве тоннельные орудия стреляли простыми металлическими болванками. За счет гигантских скоростей разгона эти болванки производили взрывы не хуже термоядерного оружия, даже более направленные за счет кинетической векторной энергии. Джоре пошли другим путем. Их снаряды были на порядок сложнее в изготовлении и на много порядков дороже. Но они были убийственными. Тоннельные орудия Джоре стреляли снарядами с антиматерией. Причем, эти снаряды являлись по сути микрокораблями и использовали гиперпрыжок на относительно небольшое расстояние. Они имели даже собственные примитивные искины и гипердвигатели. Скорость разгона снаряда в тоннеле позволяла накапливать достаточно энергии, чтобы осуществить прокол пространства на растояние до миллиона километров. В итоге снаряд, только вылетев из пушки, практически мгновенно оказывался в точке финиша. А энергия, выделявшаяся при аннигиляции антиматерии, содержащейся в снаряде была способна если не уничтожить, то выключить из боя крейсер с одного выстрела.
   В момент атаки на станцию нападавшим несказанно повезло, что это вооружение было недоступным для защитников. Иначе все кончилось бы настолько быстро, насколько орудиям станции потребовалось бы времени на наводку, зарядку орудий и один единственный залп. Но применение снарядов с антиматерией было возможным только при полном контроле со стороны станционных искинов. Это диктовалось техникой безопасности. Только полноценный управляющий искин мог отдать команду вскрыть арсенал со снарядами, находившийся в стазисе, и произвести стрельбу. Заблокировав личность искинов, аратанцы лишили себя и чудо-оружия.
   Познакомившись с этой системой вооружения, все, что смог сказать Андрей, было, - Хочу, дайте побольше. Мы за ценой не постоим.
   С таким вооружением и защитными возможностями "Монстра" противников у Андрея становилось немного даже теоретически. Чем дальше, тем больше он воодушевлялся насчет придуманного проекта. Надо только закончить здесь все дела, прыгнуть к Терре и сразу после обустройства на новом месте приступить к реализации замысла. А потом, потом можно будет на таком красавце и к Земле наведаться. Будет, что показать друзьям-товарищам. А возможно и не только им.
  
   Глава 39.
   Андрей парил в космосе недалеко от станции, стараясь внимательно разглядеть, как она внешне выглядит после закрепления на поверхности астероида стольких кораблей.
   На самом деле ни в каком свободном космосе он не парил, а, прикрыв глаза, уютно разместился в пилотском кресле "Лебедя", висящего примерно в километре от астероида. Но по его просьбе Адмирал транслировал на нейросеть информацию с внешних оптических датчиков корабля. Так что иллюзия свободного парения была полнейшей.
   Настало время покидать эту ставшую очередным временным домом систему. И пусть она выглядела в целом мрачновато в тусклом красноватом свете умирающей звезды, но найденные здесь сокровища погибшей древней цивилизации окупали этот ее недостаток сторицей.
   Да уж. Трофеи он здесь взял такие, что и не надеялся. Отправляясь в эту систему, Андрей, конечно, рассчитывал не только на исполнение последней воли Старика. И вложив в постройку и оснащение "Касатки" более двух миллиардов кредитов, собирался не только окупить затраты, но и неплохо заработать. Как минимум, он рассчитывал разжиться парочкой кораблей, неплохим набором информационных кристаллов Джоре, а также технологиями производства гипердвигателей. Последние он намеревался через своего знакомого адмирала Берга продать империи Аратан. Как именно это сделать, чтобы не поиметь на свою задницу неприятностей вплоть до смертельных, он до конца не придумал, но рассчитывал сообразить и разработать схему здесь или по дороге домой.
   Но теперь он находился в легкой прострации. Все планы полетели псу под хвост, как только смог осознать, что именно попало в его руки.
   Андрей мысленно перебрал в голове перечень основных трофеев.
   Легких кораблей, отловленных в зоне побоища в ремонтопригодном состоянии, насчитывалось более четырех сотен. Еще имелись останки почти двухсот кораблей, той или иной степени убитости. Большая часть из них годилась разве что на запчасти и металл для переработки, но полсотни целых штурмовиков из них собрать было вполне реально. Отдельным сюрпризом явилось наличие еще сотни тяжелых штурмовиков и двух сотен истребителей, находившихся на летных палубах "Стражей" и, толи не успевших вступить в бой, толи очень вовремя вернувшихся на дозаправку и пополнение боекомплекта. Итого совокупный потенциал в легкой авиации Андрея составлял четыре сотни штурмовиков и три сотни истребителей. Это не считая полусотни тяжелых штурмовых беспилотников, прибывших на "Касатке".
   Далее в списке трофеев по возрастанию класса значились 10 относительно целых эсминца и еще два в виде конструкторов на запчасти. 11 тяжелых крейсеров и 6 средних. Все в нормальном состоянии. 5 тяжелых носителей-авиаматок. В полном порядке, до них во время боя дело не дошло. И, наконец, двенадцать линкоров нескольких различных типов, но не старее 7-го поколения.
   Фактически Андрей располагал полноценным, достаточно современным и не самым маленьким даже по меркам Содружества флотом. Но все эти трофеи меркли перед главным. Станция Джоре, способная к самостоятельным межсистемным перемещениям в полностью рабочем состоянии и хорошей комплектации. Одна эта находка кардинально ломала все предварительные планы.
   Андрей прекрасно понимал, что на территории Содружества или даже фронтира он эту станцию за собой не удержит. Стоит лишь информации просочиться, и Центральные Миры начнут за ним такую охоту, что не спрячешься нигде. А при необходимости не преминут и войну развязать, и даже встань на его защиту вся империя Аратан, финал был предсказуем.
   По той же самой причине бессмысленно пытаться продать станцию. Во-первых, любой потенциальный покупатель, узнав ее характеристики, сначала обязательно попытается ее просто отнять. Дальше, даже если этого грабителя уничтожить, ситуация неизбежно возвращалась к варианту номер один из-за утечки информации. Остается только спрятать станцию в свободном космосе и никогда никому в Содружестве о ней не рассказывать. Но владеть ею в одиночку тоже бессмысленно. Он не в состоянии оптимально использовать ее возможности. Главное достоинство станции заключалось в способности производить гипердвигатели. Готовые изделия потенциально можно было бы и продавать, не раскрывая источника поставки. Но здесь вопрос опять упирался в то, что рано или поздно станцию придется защищать. Его найдут. Тем более что и по технологиям, и по методу прокола пространства эти двигатели кардинально отличались от произведенных ЦМ. И один он с защитой станции точно не справится, даже имея сотни самых продвинутых искинов. Да и разве такой жизни он хотел для себя? Вечно прятаться и отбиваться от очередных любителей поживиться?
   Обращаться с предложением к землянам в Содружестве, которых насчитывалось пара десятков тысяч, он категорически не хотел. Те, кто смог чего-то достичь, наверняка были слишком самостоятельны, чтобы согласиться пусть и на интересное предложение, но с полным подчинением Андрею. А партнеров просто так с кондачка не возьмешь. Те же, кто не смог найти своего места в новой жизни, вряд ли представляли интерес и для него. А потом в этом варианте была слишком велика вероятность нарваться на агентов чьих-нибудь спецслужб. Со всеми отсюда вытекающими.
   Единственный выход, который пока казался Андрею наиболее перспективным, виделся в посещении Земли и попытке навербовать себе команду там. Этот процесс тоже не обещал быть легким, да и вообще был не гарантирован, но сравнимого с ним по вероятности успеха и рискам Андрей не видел.
   Мысленно он уже представлял себе, как он появляется на "Монстре" в Солнечной системе, как медленно подплывает к родной голубой планете.
   - Блин, совсем забыл. Надо будет обязательно еще придумать систему маскировки, а то такой переполох наделаю, что будет мне легкая прогулка.
   Андрей вообразил шок и удивление сначала профессиональных астрономов и специалистов различных космических агентств, заметивших приближение к земле крупногабаритного объекта. Затем к ним подключаются астрономы-любители, и тут начинается паника. К Земле летит то ли астероид, то ли инопланетный корабль. Хотя корабль вряд ли. Едва ли у кого-то хватит фантазии представить себе искусственный объект таких габаритов. Так что сначала, до момента переключения на него мощных оптических телескопов, будут считать астероидом, летящим уничтожить Землю. И эта паника способна вызвать конец света на всей планете еще до его прилета.
   - Нет, пожалуй, такой сценарий нам не нужен. Придется что-то придумывать с маскировкой. А на такую махину это будет сделать ой как не просто. Даже мощных систем класса "Вуаль", которых ему удалось с помощью клана достать несколько штук, не хватит поодиночке. Придется ставить все, что есть и синхронизировать с помощью отдельного искина. По-другому никак.
   Вообще у Андрея никак не выстраивалась логическая цепочка действий на долгосрочную перспективу. Быть медведем-шатуном в Содружестве он уже не хотел совершенно определенно. Тем более с такими активами, которые сложились у него после освоения станции, это попросту не имело смысла. Но он также очень не хотел тянуть в космос всю Землю или даже одну Россию. Вряд ли тот бардак в стране и в мире, который он оставил двадцать лет назад перерос за это время в какое-то подобие порядка. Скорее всего, бардак и конфликты только усилились. Если в эту кучу-малу добавить еще фактор межзвездных полетов, то первое, что все дружно попытаются сделать, это его убить, а корабль захватить. Причем, действовать будут по отдельности. Нет, вполне возможно, что Родина сначала будет взывать к его сыновьим чувствам в стремлении заполучить все на халяву. Столь многовековая национальная забава вряд ли куда-то делась. А уж потом, когда обломается, присоединится ко всем остальным в стремлении его уничтожить. И если не удастся по отдельности, то вместе с кораблем. Это казалось на первый взгляд невозможным, уничтожить корабль с технологиями, на много веков опередившими развитие земных. И тем не менее, Андрей был уверен, что именно так и будет. К сожалению, любые власти любой страны на Земле привыкли именно эту власть и самих себя в ней считать наивысшим приоритетом, а все остальное вторичными проблемами. И если корабль из космоса начнет угрожать стабильности властей, они будут стремиться защитить свои позиции любыми средствами.
   - Интересно, баллистические ракеты запускать будут, - весело подумал Андрей. - На Земле-то я им не дамся. Вот только что же делать на самом деле, без шуток?
   Тот давний разговор со Стариком он помнил буквально дословно. И несмотря на то, что сам решил для себя обязательно попытаться найти выход из тупика, до сих пор так к окончательному решению и не пришел.
   Андрей отвлекся от мыслей о будущем и снова принялся придирчиво изучать, как закреплены корабли на поверхности астероида. Некоторые из них удалось разместить на палубах станции. В частности именно туда он загнал "Касатку", не желая рисковать собственным детищем. Но вместе с его кораблем на внутренние палубы поместилось лишь несколько крейсеров и пара линкоров. Малая авиация заняла свои места на летных палубах носителей, так что места не занимала. А вот остальные корабли пришлось крепить прямо на поверхность, что было непросто. Поверхность астероида, как ей и полагалось, была крайне бугриста. И найти относительно ровную площадку, способную вместить крупный корабль, было нетривиальной задачей. Но справились, хотя операция была еще та. Сначала полностью отсканировали поверхность и смоделировали размещение кораблей виртуально, а уж потом принялись за практику. И даже с учетом предварительной разметки и задействования всех пустотных дроидов потребовалось больше месяца. Хорошо, что он отказался от полного восстановления кораблей в этой системе, реанимировав лишь маневровые движки и поставив аварийный реактор. Перетаскивал их, сажая на астероид, с помощью двух кораблей-шахтеров, временно ставших буксирами. А то бы еще несколько месяцев ковырялся. Но теперь вся необходимая именно в этой системе работа была закончена. Вся поверхность астероида напоминала этакий гигантский экзотический цветок, плотно облепленный со всех сторон мотыльками-кораблями.
   До расчетного времени открытия червоточины оставалось еще чуть более года. Вчера закончился очень важный этап работы по заметанию следов. Была произведена тщательная чистка системы от всех возможных обломков кораблей, которые могли быть замечены сканерами или зондами. Андрею показалось забавным устроить такое для неизбежных охотников за станцией. В том, что первыми окажутся Длинноухие, отбив всякую охоту у имперцев, практически не было сомнений.
   Он даже в красках представил себе открывающуюся червоточину, в которую немедленно устремляется мощная эскадра Аграфов, готовая распылить на атомы защитников системы и станции. И тут на лицах командующих операцией проступает безмерное удивление. Система пустынна и чиста от следов какой-либо разумной деятельности. Ради такого Андрей даже при шахтерских работах давал команду полностью перерабатывать астероиды в пыль, не оставляя следов добычи ресурсов. Командующие внимательно смотрят на данные мониторов, с нетерпением ждут докладов со сканеров и зондов и... И ничего. Никаких следов боя, никаких следов станции, никаких признаков посещения этой системы кем-либо. Все, что указывало на то, что старая информация не чей-то глупый розыгрыш, это останки боевой станции и нескольких кораблей. Но все они не по эту, а по ту сторону червоточины.
   Представив себе удивленно-раздраженную рожу главного Аграфа экспедиции, с которой медленно слезает привычная спокойная высокомерность, и его громогласную ругань в адрес идиотов, заставивших гнать целую боевую эскадру к черту на куличики, чтобы не обнаружить там ничего, Андрей даже в голос расхохотался, настолько придуманный образ стал в голове ярким и четким. Он, правда, не обманывал себя, понимая, что простой руганью дело не закончится. Что после того, как пройдет первый шок, будет налажена связь с ЦМ. Затем наверняка последуют рейды в ближайшие системы с целью отыскать пропажу или хотя бы понять, что произошло на самом деле. Но он очень надеялся, что поиски не будут слишком долгими и тщательными. В конце концов у тех же Аграфов нет никаких доказательств. Есть лишь очень старое агентурное сообщение из империи Аратан, да следы давнего боя, один из кораблей, погибших в котором, был их собственный разведчик-наблюдатель. Его останки были идентифицированы еще до открытия червоточины. Но, к сожалению, находились они в таком состоянии, что дополнительной информации о произошедшем не принесли.
   Так что слишком сильно Андрей не переживал. Единственно, что требовалось, это смыться из системы до того момента, когда сюда пожалуют гости. И затягивать этот момент он не собирался. В расчеты вполне могла закрасться ошибка, и запас по времени мог быть минимальным.
   Но оставалось еще одно последнее дело. Достойно похоронить павших. Андрею в принципе было все равно, с какой стороны они воевали в том давнем конфликте. Никто из них не был его личным врагом. Понимая, что в системе будет много тысяч трупов, он очень не хотел постоянно наталкиваться на кого-то из них. Несмотря на то, что за двадцать лет на погибшие когда-то корабли приходилось забираться не раз, он так и не смог спокойно смотреть на возникавшие вдруг в свете фонаря покрытые инеем мумии.
   А потому на станции дроидам сразу была дана команда все найденные останки стаскивать в отдельный ангар для последующего погребения. Андрей выделил из всех найденных кораблей средний транспортник, хоть и в не самом плохом состоянии, но явно видавший виды, и решил им пожертвовать, как наименьшей ценностью. Все трупы с кораблей и со станции переправлялись на этот транспортник. Корабль был восстановлен ровно настолько, чтобы самостоятельно проделать путь до звезды. Андрей ради этого даже пожертвовал одним из тактических искинов с разбитого истребителя. Невелика потеря. И вот теперь транспортник готовился отправиться в свой последний путь, став кремационной камерой для тысяч и тысяч погибших. Оставалось только отдать команду. Андрей закончил осмотр креплений кораблей на поверхности станции, и ее отдал. С легкой грустью он, по-прежнему вися виртуально в открытом космосе, провожал взглядом старый корабль, устремившийся в объятия местного светила. Прошло немного времени, и вот легкая вспышка известила Андрея, что его деятельность в этой системе подошла к концу. Впереди ждала Терра и работа по строительству его "Монстра".
   Андрей мысленно отключил внешний обзор и снова оказался в рубке "Лебедя".
   - Адмирал, давай сворачиваться. Правь на третью полетную палубу и стыкуйся с "Касаткой".
   - Принято к исполнению.
   Андрей задумался над тем, что надо бы поменять этому искину имя. Если захочет, то Бенбоу, конечно, можно оставить. А вот на полноценного адмирала он уже явно не тянет. По мощности его и Лада, и тем более Законник обходят в разы. Скорее всего реальным адмиралом придется делать кого-то из древних. Надо будет поговорить с Законником, кого из своих товарищей он посоветует. Но и этого старого и верного товарища обижать не стоит. Столько вместе пережили. Лучшим выходом будет поменять не только имя, но и личность. Сделать ее какой-нибудь домашней и уютной. Лада, это скорее боевой товарищ и верная подруга. А здесь хотелось бы что-то другое. О, кажется, придумал.
   - Слушай, Адмирал, а как ты отнесешься к смене образа и имени?
   Искин, чтобы подчеркнуть важность вопроса, откликнулся не сразу, а через пару секунд.
   - Я готов исполнить любое твое пожелание, капитан, но позволь узнать, с чем связана такая идея?
   - Понимаешь, Адмирал, у нас теперь множество кораблей и целая станция. И я постоянно вынужден мотаться между ними всеми и что-то делать. А я хочу иметь место, где будет некое подобие дома и уюта. Где можно прийти в себя и передохнуть. Чтобы это место никак не пересекалось с работой. И "Лебедь", как мне кажется, подходит для этих целей лучше всего.
   - Понятно, а какое имя ты мне придумал?
   - Как тебе Домовой? Так называли мои предки духа-хранителя жилища, отвечавшего в доме за порядок, уют и все такое.
   - А что, мне нравится. Домовой, - проговорил искин, пробуя слово на вкус. - И по смыслу подходит. Беру. - Его голос стал мгновенно иным. Теперь это был слегка ворчливый и одновременно ироничный голос пожилого и слегка усталого человека. Андрей засмеялся.
   - Ну тогда решено. Отныне ты Домовой.
   За этими разговорами "Лебедь" пристыковался к "Касатке" и Андрей выскочил из рубки и направился в центр управления станцией. Пора было отчаливать. В этой системе никаких дел не осталось.
   Молчавшие уже много веков огромные провалы дюз древних разгонных двигателей вдруг озарились яркими всполохами пламени и загудели. Огонь разрастался, выжигая накопившуюся ха столетия космическую пыль. Наконец, пламя приняло вид упругих мощных языков, простершихся на сотни километров от станции. А звук перешел в рев, потом истончился и превратился в едва заметный свист. Впрочем, это все Андрей себе просто представил, нафантазировал. Разумеется, никакие звуки сквозь камень и броню корпуса не проходили, а в космосе так и вообще звук не распространялся.
   А между тем двигатели прогрелись, вышли на рабочий режим и огромная многокилометровая туша астероида, в недрах которой спряталась станция, впервые за тысячелетия сошла с устоявшейся орбиты и начала медленно разгоняться к своему новому местообитанию. И если бы астероид был разумным, он бы наверняка радовался этому факту. Так же как радовался Андрей, видя перед глазами мелькавшие данные о состоянии всех систем и процессов. Все же для него полет на корабле, произведенном тысячелетия назад и все последующее время проведшем без движения, тоже было немалым психическим испытанием.
  
   Глава 40.
   Пространство разорвалось яркой вспышкой, и в безлюдной системе Терры появился новый объект.
   Переход станция совершила за один прыжок. Могла бы и намного дальше. Восемнадцать систем за один раз оказалось далеко не пределом для гигантских гипердвигателей Джоре. Но даже на таком расстоянии Андрей прочувствовал гигантскую разницу в технологиях перемещения в гиперпространстве. Из всего времени, затраченного на перебазирование в систему Терры, более 80-ти процентов ушло на разгон гигантского астероида и накопление энергии для прыжка. Сам прыжок занял меньше суток, что было невероятным для такого расстояния. Вот разгон как раз заставил понервничать. Несмотря на то, что древние двигатели работали вполне устойчиво и в рамках стандартных параметров, гигантский вес и размер станции сделали его похожим на разгон беременного бегемота. Стало очевидно, что на множественные и частые перемещения Джоре станцию не рассчитывали.
   Но все хорошо, что хорошо кончается. Просканировав систему и убедившись в ее пустынности от любых искусственных объектов, кроме его собственного, Андрей притормозил и стал искать удобную орбиту для долгосрочного размещения станции. Пока он сам здесь, сильно за возможное случайное посещение системы не переживал. Но ему в относительно скором времени предстоял вояж к Земле, и просто так бросить станцию посреди открытого пространства казалось верхом безумия. Особенно учитывая ее наполнение. Внешний вид астероида, конечно, придавал станции некоторую незаметность, но только в случае ее нахождения среди собратьев. Да и то, мощные сканеры могли засечь энергетическую активность станции на приличном расстоянии.
   По дороге к станции, Андрей даже не задумывался над этой проблемой, но сейчас она стала первоочередной. Учитывая, сколько станции лет и, вспоминая, как натужно она разгонялась, двигать ее без особой нужды не хотелось. Наиболее напрашивающимся вариантом являлось размещение станции в поле астероида, где она внешне совершенно терялась на фоне своих близнецов. Но вот функционирование ее в этих условиях было удобным только с точки зрения добычи ресурсов. Но никак с точки зрения навигации. Но в итоге Андрей, так и не найдя более приемлемого решения, остановился именно на астероидном поле, отыскав с помощью зондов удобную лакуну на его краю, куда станция помещалась с большим запасом. И этот запас давал возможность при аккуратном маневрировании свободно стыковаться со станцией или отправляться с нее в полет даже кораблям класса линкора. Впрочем, никто не мешал сделать этот процесс автоматическим, перепоручая проводку кораблей в поле искину-лоцману.
   Как только станция прибыла в точку финиша и синхронизировалась с потоком с помощью маневровых движков, Андрей немедленно дал приказ на приведение внешних конструкций ремонтно-строительного дока в рабочее состояние. При перемещении станции они были частично убраны внутрь, частично свернуты и притянуты к поверхности. Ему жутко не терпелось воплотить свой замысел с "Монстром". Командование процессом строительства корабля Андрей поручил Ладе, а сам на "Лебеде" вылетел на заслуженный отдых. На Терру. В принципе на станции ему на самом деле было нечего делать. Все его проработки по "Монстру" были давно загружены в базы данных Лады. С многочисленными ремонтными и инженерными комплексами прекрасно управлялась и она, и Законник. Так что с "Монстром" и полноценным ремонтом всех забранных с собой кораблей управляющие искины прекрасно справятся.
   А его интересовала планета. Она неспешно плыла в пространстве, сияя голубовато-зеленоватыми тонами в лучах звезды, внешне не отличимой от Солнца. С орбиты были заметны четыре крупных материка, равномерно в шахматном порядке распределенных по поверхности Терры. Пространство между ними было занято океанами, соединенными между собой широкими проливами. То здесь, то там виднелись архипелаги небольших островов. Кое-где острова были единичными и значительно большей площади. Но самое радующее глаз было зеленое море растительности, покрывавшей почти всю площадь материков. Полярные шапки на полюсах планеты присутствовали, но были значительно меньшего размера. Материковый рельеф был менее разнообразным, чем на Земле. Не было ни гор, высотой более пары километров, ни особых океанских впадин. Очевидно, вулканическая активность планеты была не слишком высокой.
   Наклон оси относительно эклиптики был чуть больше, чем у Земли, а размер Терры отличался от нее процентов на десять в большую сторону. Скорость вращения вокруг оси выдавала длительность местных суток примерно в тридцать часов по земному времени. Скорость вращения вокруг звезды, которую Андрей решил назвать именем древнего бога РА, составляла по расчетам 312 местных суток. Расстояние от Ра до Терры было на 15 процентов меньше, чем от Солнца до Земли. Это объясняло меньший размер полярных ледяных шапок. Могло их и вообще не быть, но атмосфера Терры была на треть больше, чем земная. Но практически идентичная по составу. Кислород составлял 23%, 2% углекислый газ, остальное за вычетом небольших примесей азот.
   Как ни торопился Андрей, как ни хотел побыстрее ступить на поверхность, он все же тормознул на орбите, собирая с помощью зондов все необходимые данные. В прошлый раз он тоже немного этим занимался, выясняя принципиальную пригодность Терры для человека. Но из-за стремления поскорее добраться до цели, взял только самые основные пробы воздуха, земли и воды. На этот раз анализ предстоял намного более подробный. Изучению, пока визуальному, подверглась фауна планеты. Доставлялись на борт "Лебедя" и анализировались образцы разнообразной флоры. Проводились наблюдения за климатом. И еще многое другое. На все это ушел месяц, за который Андрей узнал о планете все самое необходимое. В принципе все то же самое можно было проделывать и на поверхности. "Лебедь" совершенно не испытывал трудностей с посадкой или взлетом с планет. Достаточно было просто не покидать корабль. Но Андрей очень не хотел разрываться между желанием пробежаться по траве и необходимостью дожидаться результатов многочисленных анализов. Это могло свести его с ума. Все-таки он последние годы провел исключительно в космосе, зажатый со всех сторон пусть и комфортными, но все же как тюремными переборками кораблей и станций.
   Наконец Домовой, консолидировавший у себя в базах все результаты анализов, дал добро на безопасное для Андрея посещение поверхности планеты. Фауна Терры оказалась очень богатой, но с очень небольшой долей хищников. Крупные и опасные для человека обитали лишь на двух материках. Ядовитой флоры выявлено пока не было. Как не обнаружилось и опасных для человека микроорганизмов в воде, почве или воздухе. Морская жизнь также оказалась на редкость богатой, даже с орбиты замечались крупные косяки рыб, бороздивших океанские просторы. Зонды обнаружили и крупных хищных представителей морской фауны. Но все они были замечены исключительно в удаленных от берегов районах на большой глубине.
   Для посадки Андрей выбрал относительно ровную площадку в нескольких сотнях метров от морского побережья и одновременно рядом с берегом довольно широкой реки. Своеобразный язык, лишенный высокорослой растительности, которой плотно заросла вся окружающая территория, спускался прямиком к океану. Вот чего не было на Терре так это своего спутника. А потому ночи были темнее и освещались лишь светом многочисленных звезд, которые светили в несколько раз ярче земных. Сказывалось отсутствие мешающих источников света и кристальная чистота и прозрачность атмосферы. Побочным явлением отсутствия Луны являлась удивительно гладкая поверхность океана. Лишь иногда это бескрайнее зеркало сбивалось и морщилось легкой рябью, вызываемой небольшим ветром.
   Это место Андрей выбрал не случайно. Ему всю жизнь очень хотелось побывать на море, которое он видел лишь в кино. Но на Земле не удалось, Урал располагался слишком далеко от курортного побережья, а доходы родителей были невысоки. На Содружестве тоже не довелось. Служба на флоте, а потом и бесконечные задания Старика не оставляли ему времени на отдых. Зато теперь он испытывал ни с че не сравнимое чувство свободы и покоя. Не надо было срочно никуда бежать и что-то делать. У него больше не было задач, наконец-то он принадлежал только самому себе. Лежа нагишом на белоснежном песке пляжа, подставив тело под теплые лучи уже склоняющегося к горизонту Ра, он смотрел на небо с редкими облаками и просто тихо улыбался.
   Увы, самоназначенный отпуск длился не долго. Привыкший находиться в постоянном дефиците времени Андрей уже через пару недель заскучал и стал искать, чем бы заняться. Он облетел на "Лебеде" всю планету, наелся всевозможных плодов, которые анализатор счел пригодными для употребления в пищу. Поохотился на местный аналог баранов, которые огромными стадами паслись в лесостепной зоне, съев собственноручно приготовленный по всем правилам шашлык. Набил натуральными продуктами под завязку продуктовый отсек "Лебедя". Так прошло еще около месяца, и Андрей стал все чаще ловить себя на том, что внимательно смотрит на звезды. Наконец не выдержал и сорвался на станцию. Очень хотелось своими глазами посмотреть, как идут дела с постройкой его нового корабля.
   А строительство велось полным ходом. На стапеле внешнего дока уже был полностью сформирован силовой каркас центральной части корабля. И возвращение Андрея было воспринято Ладой с большим удовлетворением. Если с расположением боевой рубки, арсенала, реакторного и двигательных отсеков вопросов не было, то как расположить жилой отсек и главное, какого размера его делать, было не ясно. Ответ на этот вопрос мог дать только сам Андрей. И он тоже не сразу нашелся. До сего момента вопрос количества кают его как-то не беспокоил. Ему одному вполне хватало места на "Лебеде". Да и на "Касатке" личные апартаменты устраивали от и до. Но получив вопрос, он задумался. Мысль о вербовке и переселении на Терру хотя бы нескольких тысяч землян после его посещения планеты приобрела все более четкие очертания. А людей надо будет где-то размещать и желательно с комфортом. По расчетам Лады и Законника, который в гипердвигателях Джоре разбирался пока лучше, при заявленных параметрах "Монстр" сможет за один прыжок преодолевать расстояние в тридцать систем. И осуществлять один цикл разгон-прыжок в среднем примерно за двое суток. Итого путь до Земли укладывался в две недели или чуть больше с учетом возможных остановок по пути. Таким образом, на пару декад люди должны быть обеспечены всем необходимым. Причем, это касалось не только спальных мест, но и кают-компаний, столовых и прочих мест коллективного отдыха. Объем жилого отсека Андрей решил заложить с запасом, на 25 тысяч человек. Такое количество людей, разумеется, не планировалось обеспечить персональными одиночными каютами. Средний объем жилого отсека планировался на восемь человек с двумя санузлами и душевыми. Но отдельно должна быть создана ВИП-зона с индивидуальными каютами повышенной комфортности объемом до сотни пассажиров. В ней же Андрей планировал разместить и собственные апартаменты. Это на случай, если ему удастся завербовать кого-то из серьезных людей, способных с первого дня возглавить общины переселенцев. А их Андрей сразу планировал несколько. Минимум, по одной на материке.
   Еще дважды Андрей возвращался на Терру. Только уже не для отдыха, хотя не забывал и о нем, а присматривать удобные места для организации поселений. Даже на время своего вояжа на Землю поручил изготовить достаточное количество жилых планетарных модулей Джоре, описание и чертежи которых нашлись в базах Законника. Каждый модуль представлял собой своего рода трехкомнатный домик с отдельной кухней и санузлом, но планировка могла быть быстро перестроена под желание хозяев искином, который был в каждом модуле. Материал, из которого создавалась внутренняя обшивка модуля, был интеллектуальным. То есть по указанию искина мог проявлять из гладкой поверхности мебель любых размеров и конфигураций. Внешняя обшивка была очень прочной и при необходимости могла обеспечить полную герметичность модуля от внешней среды. Помимо искина модуль оснащался небольшим компактным реактором и установкой по переработке воды. При необходимости цикл мог быть полностью замкнутым. При наличии внешних источников воды типа рек или озер установка проводила комплексную очитку воды до питьевого уровня. Отходы жизнедеятельности утилизировались в два этапа. Вода выпаривалась, а твердая составляющая отходов сжигалась до состояния золы, которую было необходимо периодически выбрасывать из соответствующего контейнера.
   Все когда-то заканчивается. Закончилось и строительство гигантского корабля, которому даже невозможно было придумать какой-либо класс. Если только не создать новый, что-то вроде сверхтяжелого носителя линкоров. "Монстр" получился красавцем. При всех своих устрашающих любой взор габаритах и ощутимой мощи, он выглядел скорее изящным, нежели громоздким. Секрет крылся в удивительно гармонично подобранных соотношений параметров длина-диаметр. Центральная сигара корабля, имеющая заостренный нос, в котором по центру располагались антенны дальней связи и всевозможных активных сканеров, а по окружности шесть крупнокалиберных тоннельных орудия, производила впечатление стремительности. Прикрепленные по ее бокам девять далеко не маленьких кораблей терялись на фоне ее собственных габаритов и казались миниатюрными, хотя все относились к классу больших кораблей в Содружестве.
   Андрей несколько раз облетел на "Лебеде" свой новый корабль, впитывая в себя ощущения, которые он вызывал. В душе царила мешанина чувств из гордости, удовлетворенности от успешного завершения очередного дела и нетерпения поскорее испытать этого гиганта в деле. Но к нетерпению примешивалось и странное давно забытое волнение от грядущего полета к Земле. Такое волнение испытывает мужчина, отправляющийся на встречу с женщиной, которую любил, но очень давно не видел. Это волнение никак не давало ему сделать последний решающий шаг к цели, заставляя постоянно придумывать причины для задержки. В десятый раз проверить состояние всех запасов, наполнение корабля топливом, прогнать тесты двигателей, устроить учебную тревогу искинам, отвечавшим за системы вооружения и все в таком же духе.
   Кстати, с искинами вышла особая история. Андрей ни на минуту не сомневался, что управляющим искином "Монстра" должен стать один из древних искинов Джоре. И такой был выбран по согласованию с Законником, остававшимся на станции, и получил имя Адмирал. Теперь оно было и к месту, и совершенно по делу. Будь здесь полноценная человеческая команда, управлять эскадрой в составе шести линкоров, трех крейсеров и одного дальнего рейдера, не считая носителя, который по мощи чуть ли не превышал их все вместе взятые, и нескольких сотен малых кораблей, еще не каждому боевому адмиралу бы доверили. Так что имя новый искин носил по праву. На всех остальных кораблях управляющими стояли искины производства Содружества, но все класса линкор. Помимо этого "штат" корабельных искинов был увеличен по максимуму, что позволяло в рамках системы иметь полностью автономные корабли, способные оптимальным образом рассчитывать и решать любые боевые задачи. Но общее управление осуществлял Адмирал, расположившийся на центральном корабле. Здесь и возник определенный конфликт интересов. Лада оказалась девушкой с характером. Упирая на свой особый статус в отношениях с Главнокомандующим, Андреем, а также на свои заслуги в предыдущих миссиях, хоть и признавала преимущества Адмирала перед собой по мощности и производительности, она категорически отказалась перейти полностью в его подчинение, настаивая на прямое подчинение Андрею. А это нарушало принцип единоначалия в эскадре или выводило "Касатку" из ее состава, против чего категорически возражал Адмирал. Пришлось Андрею изыскивать взаимоприемлемый компромисс. В итоге было решено, что Лада все же получает приказы от Адмирала, но в случае сомнений в их правильности могла затребовать подтверждение от Андрея, если его нейросеть располагалась в зоне доступа. В противном случае приказы выполнялись без каких-либо дополнительных условий. "Скрепя сердце" с этим решением вынужденно согласились оба искина, поскольку оно позволяло им сохранить лицо.
   Наконец все проблемы были устранены, все системы многократно проверены, и даже совершен пробный разгон и прыжок с последующим возвращением к станции. Законник оставался главным управляющим искином в системе. Его основной задачей было обеспечение безопасности станции и по возможности системы в целом, а также приведение в полный порядок всех блоков оборудования и приписанных к станции, остающихся у Терры кораблей. Для этого большая часть инженерно-ремонтных комплексов оставалась в его распоряжении.
   "Монстр" неспешно отвалил от причального узла станции, получившей незатейливое имя "Терра-Д", и включив на полную мощность разгонные двигатели не только центральной сигары, но и кораблей по окружности, начал стремительный разгон к цели. А целью была Земля.
  
   Глава 41.
   Вот уже неделю на лунной базе царило всеобщее возбуждение. Недавняя победа над пиратами отошла на второй план, празднества сошли на нет. Всех захватило новая задача. База бурлила. В местах коллективного досуга то и дело разгорались жаркие дискуссии, чуть ли не переходящие в открытые столкновения. Обитателей базы совершенно не волновало, находились ли они на пляже, в парке или одном из многочисленных кафе. Любое место с легкостью превращалось ими в дискуссионный клуб. Службе поддержания порядка с трудом удавалось удерживать разгоряченных спорщиков в рамках мирного обмена мнениями. И то наверняка бы не справилась в одиночку, если бы Селена с помощью симбионтов не контролировала количество адреналина в крови возбужденных человеческих организмов, вовремя корректируя гормональный баланс.
   Причина этого вселенского хаоса была проста. Совет объявил о грядущем расширенном заседании, посвященном двум стратегическим вопросам.
   Первый касался организации надежной системы обороны Солнечной системы, главным этапом которой считалось отражение новой неизбежной попытки вторжения со стороны аварских пиратов. Которое на этот раз оно обещало быть намного серьезнее и масштабнее.
   Второй вопрос предусматривал выработку стратегии по отношению к человечеству Земли и необходимости взаимодействия с ним на локальном или глобальном уровне. Предложения рассматривались любые.
   Фактически совещание уже шло всю эту неделю. Руководителям служб базы было поручено в своих коллективах собрать и консолидировать перечень предложений и мнений. Получался своеобразный массовый первый этап мозгового штурма. Генерация идей. Вопросам придавалось настолько большое значение, что Совет принял решение привлечь к работе весь персонал базы, чтобы ни одна, пусть даже самая фантастическая идея не осталась без должного внимания. В каждой могло крыться рациональное зерно, способное усилить позиции землян в будущем противостоянии с врагом или при решении дальнейшей судьбы родной планеты.
   Накопленные и обсужденные в группах первичные идеи и предложения тщательно учитывались Селеной, сортировались по основным типам, разветвляясь на всевозможные детали и вариации с сопутствующими аргументами и контраргументами.
   Разумеется, ни о какой массовой демократии при решении столь важных для выживания колонии на Луне и всего человечества вопросов и речи быть не могло. Все решения планировалось принимать в рамках устоявшейся практики на Совете. Сделать это фактически предстояло Сергею после обсуждения с ближайшими соратниками. И ему же нести на себе бремя ответственности. Но никто, включая его самого, не хотел, чтобы любая малейшая возможность найти самое оптимальное и успешное решение, оказалась упущенной.
   Наконец настал день заседания Совета, на этот раз оно проводилось в расширенном составе. К участию были привлечены командиры боевых подразделений и руководители среднего звена производственных служб. База как по команде если не успокоилась, то затихла. Жизнь вернулась в привычную колею. Но только внешне. Возбужденное бурление сменилось на напряженное ожидание результатов.
   Понимая, насколько тема важна для всех, Сергей распорядился, чтобы день был объявлен выходным, а заседание Совета транслировалось в прямом эфире. Кафе и прочие общественные места, оснащенные головизорами, заполнились до отказа.
   После вступительного слова, обозначившего тему заседания, начался доклад Селены, озвучившей сводный перечень поступивших предложений по первому вопросу. Сам искин по такому случаю принимал участие в заседании в виде максимально уплотненной голограммы, по виду мало отличавшемуся от живых людей. Собранные предложения не только проговаривались Селеной словесно, но и демонстрировались на огромном голопроекторе в центре зала в виде объемного трехмерного дерева, ветви и листья которого обозначали различающиеся по сути или в деталях варианты. Каждый листок дерева и даже целые ветви сопровождались списками всех обнаруженных в ходе предварительных обсуждений достоинств и недостатков предложения. Такая наглядная визуальная демонстрация позволяла на порядок ускорить рассмотрение возможностей и довольно быстро отсекать элементы, признаваемые неприемлемыми или неоптимальными. Обсуждение велось по принципу от общего к частному. Такой подход вместе с отринутым вариантом автоматически удалял и все его частные вариации, позволяя экономить немало времени и сил и концентрируя внимание на оставшихся. Визуальное дерево постоянно трансформировалось по ходу обсуждения, сбрасывая с себя забракованные ветви. Актуальные становились толще, приближаясь к стволу или становясь оным.
   Основных базовых вариантов было три. Сосредоточиться на обороне Солнечной системы, чтобы не распылять силы. Встретить врага всей мощью в системе Червя, как решили назвать ту, в которой в ближнем космосе проявлялись посланцы галактических пиратов. Разделить силы на обе системы. Довольно быстро Совет остановился на последнем. Основной его недостаток заключался в уменьшении боевой силы землян в каждой из систем. Но расчетный срок возможного массового вторжения показывал, что это не должно стать слишком большой проблемой. Налаженных производственных мощностей хватало для производства требуемых средств обороны с запасом.
   Но не это стало главным аргументом. Из допросов пленных пиратов было известно, что выходить из червоточины корабли могли лишь поодиночке, что давало обороняющимся дополнительные возможности по концентрации огня и облегчало уничтожение противника. Так что решение установить форпост обороны именно в системе Червя, было принято единогласно. Также единогласно было решено и оставить серьезные силы вблизи родной планеты. Никому не улыбалось остаться с неприкрытой базой в случае, если форпост все же будет подавлен. Кроме того, доставка в систему Червя многочисленной малой авиации была затруднена, а ее эффективное использование на месте под большим вопросом. Впрочем, такое решение превалировало и на этапе первичного обсуждения в массах.
   Гораздо больше споров вызвали варианты оборудования форпоста. Здесь приходилось учитывать множество различных вопросов, включая производственные мощности. Фактически решалась классическая оптимизационная задача с ограничениями по времени, ресурсам, производственным и транспортным возможностям и численности бойцов. Так в частности предложение создать рядом с червоточиной боевую станцию по типу знаменитой "Звезды смерти" вызвало у всех широкую улыбку. "Звездные войны" смотрели все из присутствующих. Но заманчивость идеи упиралась в физическую невозможность за оставшееся время соорудить своими силами нечто подобное.
   Обсуждение длилось долго, и даже Селене не всегда удавалось сдерживать темперамент спорщиков. Но в конце концов оптимальный вариант начал нащупываться и постепенно, обрастая деталями, складываться в реальный план действий.
   Из всех имеющихся в распоряжении землян кораблей с гипердвигателем на момент сражения в системе Червя было решено оставить один крейсер, увеличив его наступательную и оборонительную мощь по максимуму. И это должен был быть единственный корабль, на котором планировался живой экипаж. Все остальные корабли форпоста предполагалось оснастить мощными управляющими искинами, способными вести самостоятельные боевые действия. Тип этих кораблей был условно определен как плавучая батарея. Этот термин появился в девятнадцатом веке и означал самоходное, а чаще несамоходное бронированное судно, оснащенное мощными системами вооружения. Так что аналогия была достаточно уместной. КПБ, космические плавучие батареи, в системе форпоста планировалось построить в количестве двадцати единиц и оснастить их только маневровыми двигателями. Зато все внутреннее пространство кораблей предполагалось заполнить мощными реакторами, многочисленными системами вооружений и арсеналом боеприпасов. Щиты и броня КПБ должны были выдерживать концентрированный и интенсивный огонь противника как можно больше и иметь возможность вести одновременно встречную массированную стрельбу по противнику. Селена пообещала разработать проект КПБ со всеми требуемыми параметрами в течение недели. За боевую единицу условного противника брался плененный крейсер пиратов.
   КПБ планировалось разместить вогнутой полусферой относительно выхода из червоточины на расстоянии уверенного поражения противника тоннельной дальнобойной артиллерией. Единственный корабль с экипажем разместился на схеме за линией полусферы и находился в резерве. В его задачу входило предотвращение прорыва противника в случае гибели одного или нескольких КПБ, а так же возлагалось и общее управление обороной форпоста. Внутреннее пространство между полусферой и червоточиной было решено засеять управляемым минным полем. Характеристики и схемы производства самоходных реактивных мин была готова предоставить Селена.
   После принятия решения по обороне форпоста Совет тут же разработал принципиальную схему создания КПБ. В виду отсутствия собственных двигателей, они сразу должны были собираться на месте. Следовательно, в систему Червя блоки будущих батарей должны были доставляться имеющимися тремя крупнотоннажными кораблями пиратов. И здесь обнаружились свои особенности. Оптимальной формой для КПБ изначально виделся шар. Эта форма позволяла оптимальным образом формировать равномерно распределенные силовые щиты по всей поверхности корабля. На представленном эскизе КПБ напоминал этакого свернувшегося ежика, роль колючек которого изображали многочисленные орудийные системы. Однако, от шарообразной формы пришлось отказаться по ряду причин логистического характера.
   Во-первых, все блоки должны были по габаритам вписываться в трюмы бывших пиратских кораблей. И с учетом дефицита времени на подготовку заполнять их максимально плотно. В решении этой задачи помогла информация о том, что наиболее распространенным способом перевозки различных грузов в Содружестве были стандартные контейнера трех типоразмеров. Это позволяло использовать трюмное пространство любых кораблей оптимальным образом. Несколько больших контейнеров было обнаружено в трюме захваченного в бою транспортника. Так что блоки КПБ решили делать в точном соответствии с параметрами этих контейнеров. Контейнера маркировались для гарантии правильности сборки, которая должна была производиться уже на месте А собирать батареи из блоков предполагалось уже на месте силами пустотных дроидов-инженеров. Почти как в конструкторе "Лего". В итоге вместо шара в проекте КПБ представлял из себя равносторонний куб.
   Во-вторых, очень важен оказался порядок доставки блоков КПБ для сборки в системе Червя. Поскольку никто не исключал посещение системы разведчиками противника, то было решено сначала максимально накапливать блоки дома, а потом одновременно тремя кораблями переправлять их к червоточине. Эсминец одновременно с остальными кораблями доставлял на место инженерных дроидов-сборщиков. Это позволяло за максимально короткий срок создать в системе с нуля сильный боеспособный форпост. Корабли оставались контролировать червоточину до момента ввода в строй первой партии КПБ. Затем систему оставался контролировать посменно один из двух крейсеров.
   Проведенный через симбионты блиц-опрос показал, что решение понравилось подавляющему большинству обитателей базы. И хотя его результаты не имели никакого практического значения, сам факт был приятен и косвенно подтверждал правильность выбранной схемы обороны. Уже немало членов колонии освоили первые ступени базы "Псион", способствующей развитию интуиции.
   Совсем было собрались переходить к вопросу обороны Солнечной системы, как еще одно предложение неожиданно поступило от Дмитрия. Не считая себя большим специалистом в военной сфере, он на протяжении всего совещания больше отмалчивался, лишь изредка задавая уточняющие вопросы. А тут попросил слова и внес довольно оригинальное предложение.
   - Товарищи, - это обращение уже давно и прочно заменило на базе новомодное "господа", да и по сути здесь все такими друг другу и являлись. - Я тут подумал, а не стоит ли нам в срочном порядке устроить возможным пиратским наблюдателям какую-нибудь обманку в системе Червя? Представьте себе, залетает через червоточину какой-нибудь разведчик с той стороны и видит мелкие обломки ушедших сюда ранее кораблей. Думаю, мы могли бы что-то придумать, чтобы при беглом осмотре обломки идентифицировались правильно. Далее разведчик все понимает и рвет когти обратно, докладывать, что за проходом была засада, уничтожившая боевых товарищей без остатка. Давайте представим себе реакцию руководства пиратского клана. Уверен, что никаких быстрых решений оно принимать точно не будет. А мы выиграем немного времени. Или даже много. Это польза номер раз. Второй положительный момент в том, что катастрофа не будет напрямую связана с Землей. Мало ли кто мог перехватить пиратскую эскадру у червоточины. Причем здесь Земля? Нас они знают как отсталую, дикую с их точки зрения планету. Полетать на околоземных орбитах мы еще можем. Но представить себе, что мы сможем добраться до червоточины, у них фантазии явно не хватит. Ведь даже захвати мы каким-то чудом первый крейсер, он бы не смог победить в одиночку всю эскадру контролеров. Как думаете?
   С минуту стояла полнейшая тишина. Все переваривали услышанное, пытаясь поставить себя на место главы пиратского клана. Наконец Сергей задал единственный вопрос, который пришлось бы решать в любом случае.
   - Селена, а мы в принципе сможем такое провернуть? Времени у нас на это, я прикинул, месяца полтора-два есть. Пока будут ждать возвращения эскадры, потом почешут репу, размышляя о причинах ее задержки или пропажи. Еще какое-то время будут решать посылать или нет еще один корабль после потерянных четырех. В общем полтора месяца точно есть. Хотя есть и риск сработать впустую. Разведчика ведь может и не быть.
   - Технически собрать за этот срок конструкции, соответствующие обломкам силовых корпусов и частично содранной брони не сложно. Маркировку срисовать тоже не проблема, как и подобрать необходимый состав сплавов, из которых все это сделано. Внешний вид не так важен. Всегда могли быть мародеры, разграбившие корабли до основания. Да и итоги боя бывают разные. Иногда и пыли не остается. Так что технических проблем не вижу. Сделать, на кораблях закинуть в систему и красиво разместить.
   - Можно еще и трупы художественно раскидать. У нас их некоторое количество имеется. Часть даже в боевых скафандрах. Все равно сжигать собирались, только сначала хотели из них нейросети выколупать. Уж своих-то они должны узнать. А узнав, даже останки кораблей внимательно рассматривать не станут, особенно если там грабить нечего, - влез в разговор Жора.
   - Есть только маленькое "но", - снова заговорила Селена, - проблема в том, что у нас и так напряженная производственная программа. Реализация этой идеи потребует частичного высвобождения мощностей. Общая задержка будет от недели до декады. В принципе мы себе это позволить можем, запас времени пока есть. Но решение необходимо принимать с учетом этого фактора.
   - Есть еще замечания и уточнения по делу? - Сергей обвел взглядом присутствующих, - нет, тогда предлагаю высказать свое отношение к идее Дмитрия.
   Идею поддержали практически все.
   - Тогда принимается. Батя, на тебе тогда производство обломков. Селена тебе поможет с моделированием конструкций. Дима, ты отбираешь десятка полтора-два трупов. Бог с ними, с нейросетями. У нас пленных для потрошения хватит.
   - А почему так мало. У нас трупов намного больше. Давай их всех туда и сплавим. Все равно утилизировать. Нам пока нейросетей много не надо. Их возможности намного хуже симбионтов, потому ставиться будут лишь тем, кому симбионт не подошел. А таких у нас всего ничего. Пиратов и живых намного больше, чем требуется.
   - Дим, а не жалко живым в мозги лезть? Вдруг они идиотами станут? Какие-никакие, а все ж люди.
   - Ира, они только с виду люди. А нас они за кого держали? За мясо, которым торговать можно? Мозги которых можно использовать для производства их гребаных искинов? Нет уж, жалости к ним ты от меня не дождешься. Скажет Сергей, я хоть и врач, а этих всех своими руками передушу и не поморщусь. Звери они, а не люди. А то и хуже.
   - Да, мам, ты кончай насчет пиратов либерализм разводить. Мы их за пиратство и работорговлю в задницу должны целовать, так что ли? Нет. С чем пришли, таково и отношение. Пусть скажут спасибо, что еще живы. А живы только потому, что вдруг от них еще какая-то польза будет. Да и вообще. Обещание свое насчет жизни я только капитану и навигатору первого пирата давал. Больше оно ни на кого не распространяется.
   Сергей зло и с вызовом посмотрел на всех в зале. Большинство смотрело одобрительно, явно разделяя его отношение к пиратам. И только мама, его старая мама, сохранившая даже в молодом теле умудренную печаль в глазах, вздохнула и покачала головой.- А ты изменился, сынок. - Но спорить больше не стала.
   - Переходим к вопросу обороны Солнечной системы, - сказал Сергей, пресекая все дальнейшие споры.
   С обороной родной системы больших споров не возникло. Помимо уже вставших на поточное производство сторожевиков и штурмовиков решили создать сколько успеют произвести КПБ для непосредственной защиты баз на Луне и Фобосе. Строить большие корабли, не имея гипердвигателей, было признано нецелесообразным. Вот если разобьют новую волну пришельцев, тогда и появятся варианты.
   Оборона предусматривала создание двух эскадр, которые располагались по обе стороны от эклиптики чуть ближе орбиты Сатурна. Находясь в состоянии маскировки, они должны были пропустить противника и нанести ему неожиданный удар в спину, загоняя в пояс астероидов, где затруднялись его способности к маневрированию. Помимо этих эскадр третья, держась в плоскости эклиптики между астероидным поясом и Марсом, брала на себя функцию чистильщика, выбивая прорвавшиеся корабли пиратов. КПБ, защищающие базы, становились последним рубежом вместе с оборонительными системами станций.
   Предусмотрели и создание минных полей в традиционной зоне выхода пиратов из гипера. Но особой надежды, что оно сможет реально помешать прорыву пиратов во внутренние зоны системы, ни у кого не было.
   На том и порешили. Перед обсуждением второго вопроса Совет единогласно выступил за длительный перерыв. Надо было прочистить мозги от предыдущих баталий. Люди прекрасно понимали, насколько второй вопрос сложнее. И кто с ужасом, кто с нетерпением ждал новых жарких споров. По второму пункту повестки дня у каждого было мнение, которое он готов был защищать изо всех сил. Уже было известно, что и на предварительном этапе разброс мнений был колоссальным. От желания бросить все и на имеющихся кораблях после битвы добрать на Земле сторонников и удалиться на поиск нового дома, и до чуть ли не ультимативных требований передать все имеющиеся знания человечеству через информационные сети, чтобы информация сразу стала доступной всем странам и народам.
   Сергея, знакомого со всем спектром имеющихся рецептов, но имевшего совершенно иной взгляд на проблему, занимало больше не то, как убедить товарищей в своей правоте, а как не допустить раскола в рядах и условного побоища. На перерыв он вышел в глубокой задумчивости, решив еще раз посоветоваться с Селеной. Ей снова начинать и визуализировать дерево вариантов. И от того, как она будет подавать информацию, зависело многое.
  
   Глава 42.
   Глядя на напряженные лица собравшихся на вторую половину заседания, Сергей решил для начала дать вводную информацию, чтобы единообразно понималась реальная ситуация на планете. А чтобы она была воспринята максимально лишенной личностных субъективных оценок, которые сами по себе могли вызвать немалые споры, попросил сделать сообщение Селену.
   Голограмма искина, представшая после перерыва, как настоящая женщина, в новом деловом костюме бизнес-леди, начала свой доклад с краткого исторического экскурса, демонстрирующего главные скрытые пружины механизмы изменения человеческой цивилизации на протяжении последнего тысячелетия.
   История в изложении Селены предстала совершенно отличной от любого учебника в любой стране мира, но будучи рассказанная простым языком и с обилием убедительных примеров и известных фактов, выглядела так, что вызывала скорее вопросы, почему люди самостоятельно не замечали всего этого раньше, а не в достоверности поданной интерпретации.
   Теперь даже для самых заядлых скептиков история восхождения нескольких договорившихся кланов к вершинам мирового господства выглядела не сложнее примитивного бизнес-плана ушлого купца, собравшегося в гости к папуасам.
   Оказалось, что стоит лишь допустить саму мысль о том, что кто-то когда-то додумался захотеть владеть всем миром и оказался достаточно упорным в своем стремлении, чтобы думать не категорией собственной личности, а масштабами многих поколений своего Рода, как все последующее легко укладывалось в законы элементарной логики. Услышанное стало шоком практически для всех, кроме Сергея, уже знакомого и с реальной историей, и с данной подачей материала. Ибо сам и попросил Селену в перерыве начать именно с этого.
   Но шок существенно углубился, когда дело дошло до подробного рассмотрения текущей ситуации в мире. В своей прежней жизни подавляющее большинство людей жило простыми и понятными интересами, воспринимая политически новости по телевизору или из Интернета, как нечто бесконечно далекое от их сиюминутных нужд и насущных проблем. Сейчас впервые люди осознавали происходящее, как касающееся непосредственно каждого из них.
   В мире шла скрытая от большинства наблюдателей, но от этого не менее ожесточенная война. Война тех, кто хотел успешно довершить начатый множество веков назад поход за мировым господством, создав под своей властью глобальную корпоративную экономику, уничтожающую независимость любых государств. Да и сами государства делая исчезающей формальностью. Случись это, и на самом деле мир моментально превратится в рабовладельческое общество самого жестокого типа без каких-либо войн или катаклизмов. Капитал не знает жалости, если это не приносит ему прибыли.
   Оппонентами творцов этого будущего рабовладельческого рая выступало несколько крупных и активных государств планеты, отстаивавших право на национальный суверенитет и самостоятельность в бизнесе и политике. Среди них крупнейшими являлись страны БРИКС. Но сложность их борьбы заключалась в том, что все входящие в этот союз страны фактически действовали в рамках глобальной экономической модели, хозяевами которой являлись их противники. Такое положение дел постоянно вызывало необходимость борьбы на два фронта. Снаружи давили государства, подчиненные глобальным финансовым кланам и их же международные корпорации, изнутри мутили воду состоящие у них на службе, либо просто одураченные соответствующей пропагандой. Большинство прочих стран заняло выжидательную позицию, выражая готовность сдаться на милость победителей, если от мира еще что-то останется.
   Несмотря на давность противостояния и очевидность позиций сторон именно в последнее время конфликт перешел в острую стадию, способную в любой момент обернуться всеобщей катастрофой. Причина этого крылась в том, что государства, стоящие за финансовыми кланами, набрали з долгие годы такое огромное количество долгов, что уже не могли обеспечить простое их рефинансирование. В мире попросту не хватало денег для дальнейшего поддержания устойчивости финансовой и долговой системы. Рухнуть она могла еще почти тридцать лет назад. Но в тот момент крах СССР и дальнейшее его разграбление помогли выстоять еще немного. Более того, с внешней стороны вопроса даже существенно продвинуться к тотальному контролю нал человечеством. Фактически все погубила жадность, выразившаяся в нежелании делиться властью с элитами России, Китая, Бразилии, Индии, Турции и других развивающихся стран, в которых если отбросить всю пропагандистско-статистическую шелуху и производилась львиная часть того самого дохода, который и финансировал долги, накопленные США и Европой. Для этих целей не могла помочь эмиссия денег. Эмиссия лишь обесценивала сами деньги, но продолжала гонять их по замкнутому кругу. Реальное поддержание могло осуществляться лишь за счет новых денег, обеспеченных реальным продуктом. И если рефинансировать долги нужно было сторонникам глобальной корпоративной модели, то реальные деньги производились их оппонентами. В силу нежелания договариваться и делиться властью и доходами, Запад склонился к идее решить проблемы привычным путем. Уничтожить долги вместе с кредиторами. Ситуация все больше накалялась и становилась взрывоопасной.
   Но даже без этого правота лишь одной из сторон была только кажущаяся. Самое интересное, что обе модели, схлестнувшиеся в непримиримой борьбе, были сами по себе далеко не идеальны. Каждая из них обладала достаточным количеством пороков, чтобы явиться неприемлемой для стороннего независимого наблюдателя.
   Понимая, что с учетом происхождения обитателей базы симпатии людей лежали исключительно на одной стороне, Селена посчитала своим долгом рассказать все без утайки. По ее словам, если рассматривать с позиции достоинств модели и рисков для всего человечества, с нею связанных, то получалась следующая картина. Государственная модель была более социально ориентирована. Хочешь-не хочешь, а любой власти даже без какого-либо желания, но приходилось поддерживать жизнь всего своего народа на минимально приемлемом уровне. Приходилось хоть как-то заботиться о стариках и недееспособных. Без этого возрастали риски властью быть перестать. То есть при такой модели часть доходов любая элита вынуждена была направлять народу или иным затратным путем обеспечивать его нужды. Корпоративная модель была начисто лишена этих "слабостей". Все, не способные приносить тем или иным путем благо для корпорации подлежали уничтожению. С другой стороны любые корпоративные войны и близко не несли столько потенциальных опасностей и вреда всему человечеству, сколько могли принести межгосударственные конфликты. Особенно в ядерную эпоху. То есть как бы в рамках корпоративной модели будущее человечества было защищено от глобальных рисков лучше, нежели чем при государственной.
   Поскольку обе модели в конечном итоге стремились к объединению человечества под единой властью выборной бюрократии в одном варианте и владельцев глобальных корпораций в другом, то с позиции опыта Сеятелей, собственных знаний о мире и анализа развития земной цивилизации единственным приемлемым вариантом, имевшим долгосрочные перспективы, Селена видела некий гибрид двух моделей. Верхний и нижний уровни социума должны были функционировать в рамках некоей единой надгосударственной модели, а средний, экономический, соответствовать модели корпоративной. Причем, за исключением верхнего надгосударственного уровня институтов управления государственные и корпоративные модели должны были существовать независимо друг от друга, но в рамках единых правил. Однако, для реализации подобной конструкции у человечества должны были существовать иные, не менее значимые, чем деньги, мотивационные стимулы. А таковых пока не наблюдалось.
   Закончив с описанием истории развития человечества и текущей политической ситуации, Селена наконец добралась до вопроса повестки дня. Напряженное противостояние сторонников различных подходов к решению этого вопроса к тому времени уже спало. Но, как оказалось, ненадолго.
   Шел уже третий час возобновленного заседания Совета. Спор кипел так, что даже усиленное кондиционирование воздуха в не самом маленьком помещении пасовало перед человеческим темпераментом. Красные от напряжения лица членов Совета и приглашенных руководителей служб и подразделений, испарина на лбах и далеко не всегда нормативная лексика выдавала нешуточный накал страстей. Вопрос действительно был принципиальным, определяющим будущее колонии и всего человечества на долгие годы.
   С большим трудом удалось переубедить сторонников бросить Землю на произвол судьбы и отбыть в неизведанное в поисках нового дома. И дело здесь не в том, что людьми, отстаивавшими эту точку зрения, руководил элементарный эгоизм. Каждый прекрасно понимал, что сам оказался на станции лишь благодаря счастливому случаю, не делавшему его лучше, чем миллиарды людей на планете.
   Корень проблемы виделся в другом. Никто не видел, как внедриться в цивилизацию со всеми новыми технологиями Сеятелей и при этом не пролить море крови. Возможности разума с симбионтом позволяли просчитывать ситуацию намного четче и дальше, чем обычным людям. Усилившиеся аналитические способности, что произошло с любым из обитателей базы, помогали увидеть огромное количество подводных камней при любой попытки дать о себе знать на планете и поделиться знаниями. Как и гораздо глубже представлять себе существующую модель цивилизации и управляющие ею силы. И анализ показывал, что возможны любые варианты вплоть до глобальной ядерной войны. Любая попытка объявиться на планете и заявить о своих возможностях могла стать тем последним камешком, который срывает лавину и обрушивает хрупкий мир в пучину всеобщей бойни. Этого, разумеется, никто не хотел.
   Сторонники самоизоляции предлагали отложить решение этого вопроса до того времени, когда они смогут найти новую планету или даже несколько, построить собственную жизнеспособную цивилизацию и только после этого уже с других позиций выходить на контакт с Землей. А до этого набирать соратников тихо, не привлекая к себе внимание и устраивая тщательный отбор кандидатов. Это, по мнению группы "изоляционистов", как их тут же прозвали, должно было предотвратить и существенные конфликты внутри самой колонии, неизбежные при быстром и массовом росте числа ее членов. Все же человек есть человек со всеми ему присущими достоинствами и недостатками. И любой массовый призыв неизбежно должен был привести в ряды переселенцев тех, кто позже станет зародышем антисоциальных образований.
   Аргументы выслушали, оценили, но не приняли. В том числе и потому, что предлагаемый вариант не гарантировал выживание даже самой колонии. Поиски новой пригодной для жизни планеты могли затянуться на неопределенный срок. В наличии имелось всего четыре гипердвигателя. Даже если в результате следующей битвы появятся еще несколько, положение не гарантировало успеха в разумные сроки. А ведь двигатели могли быть и потеряны. Битва ожидалась не такой простой, как предыдущие, и обойтись без потерь никто не надеялся. Тем более, что Селена по каким-то причинам отказывалась давать имеющиеся у нее наверняка карты звездных систем. О чем прямо и заявила, без объяснения причин.
   Сергей, уже догадываясь о логике программных ограничений на выдачу информации, решил использовать этот момент для подтверждения своих мыслей.
   - Селена, не могла бы ты поподробнее объяснить свою логику по предоставлению или непредоставлению нам какой-либо информации? У тебя ведь наверняка имеется не только карта окрестного космоса, но и информация по технологии гипердвигателей Сеятелей. Почему нам она недоступна? Какая-то тайна?
   Все участники совещания с удивленным видом уставились на Сергея, затем перевели взгляд на Селену.
   - Все просто, Сергей. Не надо меня ловить на слове. Нет никакой тайны. Вы элементарно не сможете воспользоваться теми технологиями, которые применяли Сеятели для межзвездных прыжков. В отличие от технологий Содружества, которые используют свертку физического пространства, Сеятели просто переписывали пространственные координаты своих кораблей с одних на другие. Вот только для этого им приходилось выходить за рамки обычного пространства. Выходить Разумом. Это уже не технологии, а именно возможности и мощь Разума. Возможности осознания себя многомерным существом, часть которого принадлежит другим измерениям. Когда-то люди хорошо представляли себе реальность. В твоем народе, например, есть такая игрушка, матрешка. На самом деле это не просто забавная поделка из дерева, в которой последовательно одна в другую вложены несколько идентичных фигурок. Матрешка это символ человека. Восемь фигурок, это восемь тел человека. В принципе это известно и сейчас, только уже считается эзотерическим знанием и воспринимается исключительно как некая абстракция, не имеющая отношения к реальной жизни. Имеет и еще какое.
   - Послушай, Селена, ты говоришь о восьми телах. Я немного знаком с подобными учениями, но там рассматривается всего семь тел человека. Первое, это физическое тело, второе энергетическое, третье астральное или тело чувств, четвертое - ментальное, тело разума, пятое - кармическое, шестое - душа, седьмое - дух или атман Творца. А что такое восьмое?
   - Это всем интересно или только тебе, Дима?
   - Всем, всем, - раздалось сразу несколько голосов.
   - Тогда пока очень коротко, иначе мы никогда не дойдем до цели нашего совещания. Мир создан Всевышним. Сам он за рамками этого мира. Внутри мира только его отражение. Это отражение Вы и называете Атманом или Творцом. Но также как у отражения имеется постоянная связь с оригиналом, так и у человека есть связь не только с Творцом мира, но и с его родителем - Всевышним. Названия условны, но суть понятна. И связь эта осуществляется именно через восьмое тело, тело самого Всевышнего. Ниточка, связывающая все тела, именуется вами временем. Время есть единственная размерность данного мира, ему не принадлежащая. Можно сказать, что восьмое тело это тело времени. Ваши предки знали об этом. Но позже часть знания утратилась, и через уже восточные учения дошло понимание только семи внутренних тел, принадлежащих этому миру.
   Селена обвела всех взглядом, и не дождавшись вопросов, продолжила.
   - Возвращаясь к технологиям Сеятелей. Они научились сдвигать свой Разум в тело Души, наблюдая пространственную иллюзию мира как бы со стороны. Такая возможность в свою очередь позволяла простым усилием Разума перемещать собственное тело и то, что надо было забрать с собой, в любую точку Вселенной.
   Вам это пока недоступно и будет недоступно еще очень долго. Для сравнения разум большинства современных людей сосредоточен на физическом или в лучшем случае астральном теле. Отсюда и примитивный набор основных стремлений. Есть, пить, размножаться. Иногда к этому примешивается желание развлечений. Кстати, страсть к власти над окружающими это тоже уровень всего лишь астрала. Изредка попадаются люди, способные поднять свое сознание в ментальное тело. Такие, как правило, становятся всемирно известными учеными, делающими значительные научные открытия. Еще реже встречаются те, кого называют Святые или Пророки. Они могут возвышаться сознанием до уровня Души. Но это уже итог случайной эволюции. Такие люди приходят на Землю только для решения каких-либо заданий Творца. И редко когда надолго. Чтобы научиться владеть технологиями Сеятелей, вам нужно стать такими же Святыми. Только не на индивидуальном, а на массовом уровне, поднять на него большую часть цивилизации. А когда поднимете всю, уйдете вслед за Сеятелями.
   Народ слушал Селену, открыв рты. То, что она рассказывало, было вроде бы понятно, язык русский, но смысл слов никак не хотел укладываться в голове. Селена, видя реакцию на рассказ, весело улыбнулась.
   - Не стоит переживать о том, что пока для всех вас это лишь абстракция. Как у вас говорят, "Москва не сразу строилась" и "Путь осилит идущий". Идите по своему Пути, и рано или поздно он приведет вас домой.
   Что же касается свертки пространства, как это делают в Содружестве, то до технологий должна быть освоена теория этого процесса. И вот она Вам как раз доступна в полном объеме. Имеется в библиотеке. Другое дело, что даже с использованием полного научного потенциала вашей планеты, от освоения теории до разработки практических технологий перемещений и создания двигателей подобного рода, потребуется никак не меньше пары-тройки десятилетий.
   Еще проще дело обстоит с картами. Так и быть, скажу. Да, у нас, искинов Сеятелей, стоят определенные ограничения на работу с, извините меня, аборигенами. Сергей, ты прошел этот путь с самого начала. Помнишь, как Сократ тебе все постепенно выдавал? А для начала вообще ты попал к нему в центр совершенно случайно. Мы можем помогать вам лишь в том, что вы и так уже освоили, достигли определенного уровня, либо если планете и человечеству угрожает серьезная опасность. Вопрос с картами не относится ни к одному из вариантов.
   - Ты хочешь сказать примерно то, что первую планету мы должны открыть сами, и тем самым получить право на информацию о других планетах?
   - Что-то вроде того, Сергей.
   На этом дискуссия снова переключилась на злополучный вопрос. Как взаимодействовать с Землей? Ни один из вариантов не получал значительного большинства голосов. В том числе и вариант прямого выхода на правительство России. Этот вариант забраковала сама Селена, пояснив три связанные с ним опасности.
   - Во-первых, это может нарушить хрупкий баланс, который пока еще сохраняется. Последствия предсказать очень трудно. Даже мы с вами со всеми имеющимися технологиями не предотвратим бойню. Просто не успеем. Ведь дело будет не только и не столько в принятых одиночками руководителями решениях. Вопрос выживания встанет перед миллиардами обычных людей, они начнут биться за свое кровное. А никакими технологиями массовую свару не остановишь.
   Во-вторых, если помните, я говорила о том, что конфликт начал нарастать не по причине принципиальных разногласий, а по причине исключительной жадности хозяев корпоративной модели. Будь они умнее, поделись с элитами России, Китая и еще ряда крупных стран своей властью, и конфликта бы не было. Уже сейчас Земля являла бы собой локальный прообраз Содружества, отягощеный замкнутостью системы, а потому на порядок жестче. Так что не стоит бездумно доверять сегодняшнему российскому руководству. Да, оно может стать союзником в текущих условиях, но не слишком надежным. И в любом случае попытается перехватить власть. Не сразу, но попытается. И последствия будут плачевными.
   Наконец, в-третьих, сегодняшняя элита России настолько развращена, что предательство стало нормой в ее рядах. Любая переданная информация почти гарантированно будет слита противной стороне. С опять-таки непредсказуемыми последствиями.
   Прибитый этой аргументацией Совет довольно быстро вынужден был согласиться с Селеной.
   Следующим отвалился вариант с открытой публикацией технологических решений Сеятелей в земном Интернете. Неизбежно вызываемый этим хаос не подлежал вообще никаком прогнозированию, не говоря уже об управлении.
   Постепенно обсуждение стало склоняться к мысли нанести превентивный удар по мировой финансовой закулисе. Благо возможности искинов позволяли получить достаточно подробную информацию обо всех радетелях за мировой господство и их группировках.
   Здесь и России помощь окажется, и острота накала противостояния может снизиться, и уровень монополизации мировой экономики резко просядет. Да, хаос в экономике в связи с этим неизбежен, но он позволит опустить ситуацию на грешную землю, ликвидировав все виртуальные финансовые навесы. Уже одно это должно было резко сократить бездумный расход становящихся все более дефицитными природных ресурсов всех видов.
   Сергей почувствовал, что настал момент вмешаться и внести свое давно вынашиваемое предложение.
   - Убрать всю финансовую мафию, присосавшуюся к человечеству это, конечно, прекрасно. Кровопийцы, они и есть кровопийцы. А потому враги. Тех, кто решает или способен при удаче перехватить бразды правления не так много. Всех можно было бы уничтожить даже физически. Но лучше это сделать иначе. Я предлагаю спровоцировать между ними войну. Кланов несколько. Основных тринадцать. И противоречий между ними хватает. Нам не следует влезать непосредственно в качестве прямых участников событий. В этом случае, не найдя виновных внутри, они неизбежно сочтут таковыми Россию или Китай. Последствия могут быть печальны. Нам вместо этого нужно аккуратно подтолкнуть кланы к драке между собой. Так, чтобы все следы вели к одному из них. Таким образом, мы сможем добиться гораздо большего. В частности межклановая бойня ослабит всех ее участников и снизит напряжение противостояния систем. Во-вторых, эта свара неизбежно вылезет из-под ковра, станет понятной миллиардам людей, которые воочию увидят, кто и как пытается их поработить. А мы этому процессу информационно поможем. В-третьих, результатом межклановой бойни станет достижение и всех тех целей, которые виделись в предыдущем варианте. И самое важное. Мы останемся с чистыми руками. Змей отгрызет свой собственный хвост и если не загнется, то серьезно ослабнет. А вот помочь ему не восстановиться вполне справятся их оппоненты, которым мы в целом симпатизируем. Дополнительным бонусом явится то, что мы сможем тихо, не привлекая к себе внимание, пока идет драка, навербовать себе любое количество помощников после, разумеется, тщательного отбора.
   Совет ошарашенно молчал. Нет, все понимали, что предложение интересное и изящнее того, которое разбирали перед этим. Но никто пока даже близко не представлял себе, как процесс осуществить чисто технически. Наконец ступор стал проходить и разговор перешел в стадию заинтересованного обсуждения.
   - А я считаю, - вдруг заявил Жора, - что не только между кланами войнушку надо устроить. Я бы и в России пошуровал. Как вспомню на Кавказе некоторые генеральские морды, не говоря уж про прочих высоких чинов, до сих пор кулаки чешутся.
   - Почему нет? Спланируем и организуем. А сейчас предлагаю закончить. Уверен, после всего сказанного голова кругом не только у меня. Все технические детали требуется продумать и обсудить на холодную голову. Дня через два-три. И пусть все люди тоже в этом поучаствуют. Всевозможные детективы и боевички, уверен, все читали или смотрели. А в них идей, как стравить ближних столько, что хватит на всех и еще останется.
  
   Глава 43.
   Дан Марш по прозвищу Боров, глава одного из крупнейших аварских кланов работорговцев находился в растерянности. И это состояние ему категорически не нравилось. Этот высокий слегка полноватый человек, обладавший феноменальной физической силой, всегда привык твердо знать, что и как делать. Именно его решительность и жестокость позволила ему много лет назад стать частью аварской элиты. Марш никогда не сомневался, если надо было проредить клан от ненадежных членов или ответить ударом на удар в разборках с другими пиратами и работорговцами. И удары эти были всегда такой силы, что оппоненту, если и выживал, больше никогда не приходило в голову устраивать подобные наезды. Да и внешний вид Борова с его почти двухметровым ростом, весом под сто пятьдесят кило, пудовыми кулаками и выдвинутыми вперед как у обезьяны челюстями редко когда вызывал желание с ним связываться у видевших его впервые.
   В результате многочисленных войн за контроль фронтира, примыкавшего к территории Аварской империи, Маршу удалось урвать себе значительный кусок, который с тех пор он считал своей исключительной собственностью. Своей и своего клана, что для него было одним и тем же. Боров смог отыскать во фронтире оставшуюся практически целой после межимперской войны аварскую боевую станцию, удержать ее в стычках с другими любителями наживы и сделать основой своей маленькой империи, протянувшейся к настоящему моменту на тридцать с лишним систем дальнего фронтира.
   Кроме клановых кораблей в этих пределах спокойно могли чувствовать себя только гости или деловые партнеры лично Дана. Даже патрульные суда аварского флота старались без нужды не залетать в этот сектор пространства, а если того все же требовали дела службы, предварительно связывались с Маршем, предупреждая о своем появлении и системах, которые должны посетить. Причиной такой лояльности, проявляемой империей далеко не ко всем кланам, были поставки Маршем имперским работорговцам исключительно высококачественного товара с одной из диких планет, координат которой никто, кроме него и особо доверенных лиц не знал.
   Собственно с находки этой планеты и предшествовавшей ей червоточины и началось стремительное восхождение клана Марша к вершинам неформального пиратского рейтинга. С тех пор прошло уже несколько десятков лет, в течение которых попытки выведать столь прибыльную тайну Дана предпринимались неоднократно, но всегда заканчивались одним и тем же. Прополкой клановых рядов от неблагонадежных. Со временем конкуренты даже бросили пытаться подкупить кого-либо из пиратов Марша. Отрубленную голову невозможно приклеить никакими кредитами.
   Бизнес Марша рос как на дрожжах. Осознав уже с первой партии рабов, какое богатство попало к нему в руки, Дан сначала постепенно увеличивал поток товара, создав с помощью нескольких доверенных посредников собственную эксклюзивную сеть сбыта. В определенный момент, приобретя необходимую репутацию надежного поставщика рабов с нестандартно высокими показателями интеллекта, Боров прекратил увеличивать поток живого товара, а занялся увеличением его стоимости. Через некоторое время его рабы получили элитный статус, на них устраивалась очередь из самых уважаемых домов империи. За несколько десятков лет бизнеса еще не было случая, чтобы Марш подвел кого-то из покупателей. Товар поставлялся как часы. В этом была его особая фишка. Да, в процессе переправки рабов в империю частенько случались потери в результате стычек с извечным врагом, флотом империи Аратан, в которой жутко ненавидели рабство. Граница двух империй была недалеко, а потому вражеские эскадры частенько рыскали во фронтире в районе основных путей доставки рабов. Но это были уже не проблемы Марша. Он поставил дело так, что посредники получали рабов на его станции. А что происходило дальше, не его забота.
   И вот теперь впервые за многие годы Марш столкнулся с непонятной для себя ситуацией. Сначала в очередном совершенно рутинном рейде за товаром пропал корабль, капитан которого был единственный, кому Дан доверял полный маршрут пути. Собственно Кром и был тем, кто во время одного из разведывательных рейдов через червоточину обнаружил перспективную дикую планету с такими замечательными аборигенами. Ему же удалось позже установить контакт с могущественными партнерами на поверхности и поставить дело на промышленную основу.
   Разумеется, Марш сам разок побывал на Земле, как называли планету ее жители. Познакомился с местной шишкой, являющейся партнером по торговым операциям. Установил ему аппаратуру для гиперсвязи и даже лично научил ею пользоваться, передав свой абонентский номер. Этим он ненавязчиво дал понять, с кем реально ведутся все дела. Но все же Кром был важным связующим звеном, абсолютно преданным и надежным. Когда его корабль пропал, Марш долго думал, прежде чем решился отправить контрольно-поисковую группу. И еще дольше подбирал для нее экипажи, чтобы не беспокоиться за утечку на сторону стратегической информации. Но и поисковики канули в неизвестность.
   Выждав все разумные сроки, за которые корабли должны были вернуться, Марш попробовал с ними связаться по гиперсвязи. Сразу на двух кораблях группы была установлена соответствующая аппаратура. Но ничего не вышло. Более того, опять позвонил возмущенный папуас с этой дикой планеты, возмущавшийся, когда заберут давно приготовленный товар и привезут его золото. То есть до планеты не долетел ни Кром, ни вторая группа. Голдману Марш пообещал разрулить все трудности в самое ближайшее время, но сам он был в этом далеко не уверен.
   Наконец, глава клана, измученный полной неизвестностью, решился и послал через червоточину свою личную яхту, оборудованную суперсовременными системами маскировки производства Центральных миров. Эти системы обошлись ему в космическую сумму, но они того стоили. Мимо военных кораблей империи Аратан яхта проходила незамеченной почти вплотную. Капитану яхты было категорически запрещено соваться куда-либо за пределы системы по ту сторону червоточины. Да и не знал он дальнейших путей.
   На этот раз все обошлось, и разведчик вернулся целым и невредимым. Еще одной потери Марш бы точно не перенес. Но вот новости, которые эта разведка принесла с собой, были безрадостными. Живых врагов в системе не наблюдалось, в отличие от многочисленных обломков клановых кораблей. И не только из второй группы, но и первого крейсера. Кроме них в космосе болталась куча трупов, позволивших однозначно идентифицировать останки. Ибо состояние обломков было таково, что разобраться в них не смог бы никто. Уничтоживший корабли неведомый противник позаботился не только о победе, но и о полном разграблении всего, что могло представлять хотя бы теоретическую ценность. Странно, что с таким подходом он и остатки исковерканного металла не утащил. И только по найденной в некоторых местах маркировке и трупам удалось установить принадлежность обломков.
   Сейчас Марш в раздумье гладил свою лысую как бильярдный шар голову и не мог понять, что делать дальше. Все его нутро требовало немедленно найти и растерзать покусившегося на его людей и бизнес. Он поступал так всегда и всегда побеждал. Но он также никогда не принимал решений впопыхах, не выяснив предварительно, кто ему противостоит, и каковы его силы. А здесь он впервые столкнулся с полным отсутствием информации. И что самое печальное, эту информацию можно было получить исключительно на той сторону червоточины. Но любое проникновение в нее было связано с большими рисками. Разведчику повезло, что на момент его посещения системы, в ней никого не было. Одни обломки. Но могло быть и так, что на самом деле кто-то был. Но этот кто-то не смог разглядеть яхту Маша под маскировкой, как и с самой яхты никого не заметили. В общем, полная неопределенность. Если и соваться теперь за червоточину, то только серьезными силами.
   Боров сосредоточился и попытался составить последовательный план действий. Примерно час он мучал виртуальный экран, на котором появлялись и зачеркивались различные идеи и пункты плана, приходивших ему в голову. Наконец, он тяжело вздохнул и мысленно убрал экран перед глазами. Для него было ясно одно, собственных сил совершенно точно не хватало для гарантированного проникновения за барьер и утверждения его сил в системе по ту сторону червоточины. А без этого говорить о надежном поддержании прежнего канала доставки рабов не приходилось.
   Необходимо было срочно найти союзника. Сильного, при этом равнодушного к работорговле. И таковыми Марш видел лишь кого-то из Центральных Миров. Но кланы ЦМ крайне редко интересовались делами даже периферийных империй, не говоря уже о фронтире. И всегда интересовались только с позиций сохранения собственного контроля над всем Содружеством. Здесь и крылась небольшая надежда Борова на то, что открытие факта червоточины и наличие за ней неизвестного противника, способного походя уничтожить не самые слабые корабли его клана, относятся как раз к этой области интересов.
   Несколько лет назад Маршу удалось познакомиться с руководством СБ Аграфов, причем по инициативе последнего. Ушастые проводили какую-то тайную операцию, в которой внешне был задействован один из аварских кланов, с которым у Марша были свои деловые отношения. Клан аварцев сцепился с аналогичным кланом из империи Аратан, и Маршу было предложено поддержать своего коллегу доступными силами. За более, чем неплохое вознаграждение. Тогда надменный, даже не считающий нужным скрывать свое отношение к пирату, лорд клана Аграфов, управлявшего СБ ЦМ, провел с Боровом предварительную тайную встречу, объяснив, что отказ от сотрудничества с воюющим кланом будет воспринят им крайне негативно. А вот оказание действенной помощи, напротив, будет щедро вознаграждено и кроме того даст Маршу право на просьбу о встречной услуге, если таковая потребуется.
   В той заварухе Дан потерял крейсер и три эсминца. Слава богу, в какой-то момент противоборствующие стороны тормознулись в обоюдном желании растерзать оппонента и провели переговоры, устранившие большую часть взаимных претензий. А не то потери Марша могли быть существенно выше. Впрочем, за все утраченное Боров получил хорошую компенсацию, сполна возместившую потери и даже оставившую его в неплохой прибыли. А вот право на услугу пока истребовано так и не было. И очевидно именно сейчас настал наиболее удобный момент. Тем более, что дело может оказаться интересным и важным для самих Аграфов. И в этом случае они могут прислать сюда хорошую сильную эскадру в разы увеличивающую мощь клановых сил Марша. Понятно, что первыми Ушастые в неизвестность не полезут, рисковать придется его ребятам. Но вовремя поддержать они смогут. Тем более, что их корабли на три, а то и больше поколений превосходят то, что имеется у него в наличии. Эх, хорошо бы еще под это дело и для себя чего-нибудь посовременнее выпросить. Марш слышал, что для совместных операций Старшие расы иногда временно приостанавливали запрет на продажу современной по их меркам техники за пределы ЦМ.

*****

   Раса Аграфов, которую на Земле однозначно назвали бы эльфами, всегда отличалась крайне слабыми внешними проявлениями эмоциональности. Почти всегда по лицу взрослого представителя племени остроухих было невозможно прочитать его состояние или хотя бы отношение к происходящему. Но если кто-нибудь сейчас заглянул бы тайком в кабинет руководителя Службы Безопасности ЦМ, он бы прочел по лицу хозяина все, даже не будучи физиономистом. Прищуренные до тонких щелок глаза, пылающие уши, похожие своими острыми кончиками на огонек свечи, сжатые в ниточку губы. Все эти признаки легко выдавали крайнюю степень бешенства. Казалось вот-вот и один из могущественных разумных Содружества просто взорвется изнутри.
   Причиной столь необычного для лорда Сантаниэля состояния был только что покинувший его кабинет адмирал, командовавший рейдом боевой эскадры в район обнаруженной сорок лет назад червоточины, за которой пряталась станция Джоре, найденная исследователями империи Аратан. И по слухам на этой станции было производство гипердвигателей по технологии Древних. Разумеется, Аграфы не могли оставить информацию без внимания, грозившую уничтожить одну из главных тайн Содружества, на которых покоилось монопольное властвование Центральных Миров. С помощью наемников одного из пиратских кланов была организована операция по проникновению и захвату станции. Операция проводилась под контролем наблюдателя от самих Аграфов. Что там тогда произошло, осталось невыясненным, все нападавшие, включая наблюдателя оказались уничтоженными или проникли на ту сторону неожиданно схлопнувшейся червоточины. Где и остались. По имевшейся от агентов информации червоточина действительно была пульсирующей и открывалась на десять лет через каждые сорок. Операцию подвело отсутствие точного времени пульсации. Схлопывание произошло как раз в момент, когда операция была в самом разгаре. К сожалению, были неизвестны и координаты системы, находившейся по ту сторону.
   Пришлось ждать целых сорок лет, чтобы отправиться на место и все же выяснить истину. Доклад только ушедшего адмирала был четким и конкретным. Фактически он выполнил все возложенные на него задачи. Прибыл в систему до момента открытия червоточины и взял ее под полный контроль. Изучил внимательнейшим образом все имевшиеся в системе обломки, хотя это уже и было проделано непосредственно после провала операции. Обнаружил и захватил разведчик, принадлежавший империи Аратан. К его огромному сожалению немногочисленный экипаж оказал жесточайшее сопротивление и предпочел погибнуть во время абордажа, но не сдаться в плен живым. Увы, но корабельный искин также не достался победителям. Включенная в момент начала абордажа система самоуничтожения сделала свое дело.
   Червоточина открылась в полном соответствии с расчетами. Часть кораблей эскадры перешла на ту сторону. После проверки системы на наличие противника через червоточину перебрались и остатки эскадры. Но система оказалась девственно чиста. Провелись действительно кропотливые поиски любых следов чьего-либо присутствия, однако не было найдено ни единого признака посещения системы какими-либо аппаратами. И это было тем более удивительно, что о проникновении в систему целого наемного отряда было доподлинно известно из последнего доклада наблюдателя по гиперсвязи перед его гибелью. Как было известно и использование им специального боеприпаса, гарантированно выводящего из строя любую электронику в рамках целой системы. Оставалось всего два варианта. Либо на этот раз червоточина открылась в совершенно иное место, либо в системе за истекшие сорок лет кто-то побывал и умудрился забрать из нее все, относящееся к цивилизации. Не только Джоре, но и Содружества.
   Оба варианта лорда категорически не устраивали. Первый указывал на возможность продолжающегося существования древней станции по производству гипердвигателей и, соответственно, на возможность ее обнаружения кем-либо. То есть опасность оставалась действующей. Второй вариант был еще хуже. Причем, в разы. Он означал, что станцию не только кто-то нашел. Он еще и смог каким-то образом переместить ее в неизвестное место. И возможно уже в этот самый момент начал производство гипердвигателей в обход монополии ЦМ.
   Тот факт, что финишная система располагалась очень далеко от миров Содружества, лорда Сантаниэля совершенно не успокаивал. По итогам рейда была составлена карта окрестностей системы, корабли прошерстили не только ее саму, но и все ближайшие к ней. Результаты позволили провести их частичную картографию и определить район нахождения системы, куда вела червоточина. Точные координаты вычислить пока не удалось, но примерную область уже выяснили. Система находилась в другом галактическом рукаве. И это было плохо. Во-первых, привязывало любые рейды поисковых эскадр исключительно к червоточине, то есть ограничивало срок действий уже менее, чем десятью годами. А, во-вторых, что-то лорд уже читал когда-то давно про этот рукав. Что-то про него упоминалось в осколках информации, доставшейся от Джоре. Что именно уже не вспомнить, надо поручить сотрудникам заняться этим вопросом. Осталось лишь ощущение какой-то борьбы, которую Джоре вели с некоей могущественной силой. И если это ее происки, если эта неведомая сила еще жива, то сей факт может иметь очень серьезные последствия.
   В этот момент размышления лорда Сантаниэля прервал секретарь, что допускалось лишь в крайних случаях.
   - Мой лорд. С Вами хочет связаться клан-лидер аварцев Дан Марш. Я пытался выяснить, что ему нужно, и убедить, что Вы крайне заняты, но он очень настаивал и утверждал, что вопрос крайне важный и срочный не только для него, но и для СБ ЦМ. А еще упоминал про какой-то долг, без конкретизации сути дела.
   Сантаниэлю потребовалось секунд тридцать, чтобы сообразить, о ком идет речь. Но профессиональная память, усиленная бионейростеью последнего поколения, не подвела. Перед мысленным взором предстала внушающая уважение размерами и свирепостью фигура лысого негроида и все обстоятельства их предыдущего контакта.
   - Ну что же, давай, соединяй. Если он ошибся в своих предположениях о важности вопроса, пусть пеняет на себя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.57*169  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"