Сиголаев Виктор Анатольевич: другие произведения.

Пятое колесо в телеге. Глава 16

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Простите, друзья, что не заливаю полностью - есть ограничения от издателя. Публикую 16 главу для ПРОТОТИПА (в надежде получить согласие) - для замечательной женщины, которую когда-то (совсем недавно, каких-то тридцать пять лет назад) тоже звали Тошкой!

         Глава 16
         БЕДНЫЙ ЙОРИК
         Рабочий процесс по уборке урожая начался с того, что весь студенческий десант обожрался виноградом. Включая начальника с его греческим помощником.
         Не то, чтобы народ с голодного края приехал, или, скажем из тундры, где клюкву на кочках отыскать за счастье - нет. Мы тут все на винограде выросли. Но как удержаться от дегустации, когда в твою ладонь попадает огромная налитая гроздь живых ягод, прозрачно-розовых под легким матовым налетом, который словно изморозь легко стирается пальцем. А под ним - глянцевое счастье гастрономического гурмана! И хотя ты знаешь, что сорт технический, и на вкус либо терпкий, либо приторный - все равно, одну ягоду зубами с грозди все-таки да и ухватишь между делом. Практически неосознанно. Так всей группой и накачались глюкозой по самое не хочу! И обедать в полуденный перерыв уже совершенно никому не хотелось.
         ЗИЛок из деревенской столовой все же подъехал к нам на виноградные плантации, но кроме компота из сухофруктов ничего не привез - в первый раз что ли студенты на виноград приезжают? Все знают, что в стартовый день уборки их кормить бесполезно - продукты только переводить.
         Во второй половине дня виноград стал бродить.
         Разумеется, не снаружи. Понятно где. И понятно в ком.
         Иван Гюнтерович, крыша наша деревенская, специально первую делянку нам нарезал прямо около густой лесополосы из елей. Там мы после обеда и зависали... грустными орлами. Потом возвращались на шпалеры и... продолжали обреченно употреблять ненавистный продукт. Дегустация не прерывалась! И сам процесс по сбору урожая тоже - норму качали только в путь. С каждого по тридцать ящиков.
         Файсулаки с самого утра естественным порядком, то бишь, самовыдвиженцем, заделался учетчиком - торчал с озабоченным видом у главного контейнера, да точками на клочке бумаги обозначал персональные достижения каждого.
         И по своему развлекался как мог:
         - Не понял! А почему в этом ящике так мало?
         - Где мало? Нормально!
         - Мало говорю! Еще три грозди сюда влезут.
         - Куда влезут? Давить придется!
         - Ты больной? В один контейнер все сваливаем. Дави, если надо. А недовес не приму! Свободен. Эй, ты, а ну стой! А у тебя чего ящик поломанный?
         - Ногой наступил...
         - Лучше бы ты на голову себе наступил. Все, высчитываю порчу. Минус тебе!
         - Запихай этот минус себе в...
         - Поговори мне, душара. Одну точку зачеркиваю за сломанный инвентарь. Не задерживай!
         Да он Король маркетинга! Причем, судя по фамилии - наверняка с эллинскими корнями. Преемник Гермеса, бога хитрости и торговли. По-моему, это призвание.
         А ко мне тоже доколупается?
         - Полковник Караваев прибыл!
         - Староста? О-кей. У тебя точек меньше всех, староста! Ты там что, сачка давишь в кустах? Не стыдно?
         - Не стыдно. Точек меньше, а ящиков больше. Я их просто не сдавал как все по одному, сдам в конце разом. Они все там на меже. И уже больше нормы, между прочим.
         - А кто так разрешал?
         - А кто так запрещал?
         - Э-э... так ящиков же... может не хватить!
         - Не хватило? - я скептически разглядывал гору пустой тары около контейнера.
         - Э-э... а ты чего виноград теряешь? - оперативно переключился Жорик с меня на другую, более беззащитную жертву. - Не свое, не жалко?
         Хрупкая девчонка уже роняла в изнеможении тяжелый ящик, когда я своевременно, подскочив, перехватил ее ношу.
         -...пасиб... - шепнула она еле слышно.
         Я молча кивнул в ответ, вываливая содержимое в контейнер.
         - Так... как тебя там... Швецова? Девять? У тебя только девять ящиков? Чего так мало? Мы снимаемся уже через час! Ты чего думаешь?
         - У меня еще... там.
         - Ты что, тоже пустые ящики тырила?
         - Да. Взяла.
         Без позы, без вызова - просто констатация. Я даже залюбовался.
         - Еще раз возьмешь...
         - И что ты сделаешь? - живо заинтересовался я. - Побьешь? Или поможешь донести? А?
         Файсулаки злобно зыркнул в мою сторону.
         - Посмотрите тогда у меня.
         - Сам у себя посмотришь! Пойдем, помогу сдать твою работу, - чуть грубовато, чем требуется предложил я девчонке.
         - Я сама.
         Мелкая, а упрямая!
         И, кстати, а почему я ее не помню?
         Когда до меня дошла суть этого вопроса, я аж ходить разучился - встал как вкопанный, вытаращив на девчонку глаза. Темные кудряшки, серо-зеленые глаза, пухлые губы и еле заметные конопушки на носу - дите дитем! Хотя с формами все в порядке, этого не отнять. Вполне сформировавшаяся по нашим южным меркам девушка. Фигуристая на загляденье, только очень изящная.
         - Ты из нашей... то есть... из группы "М-111"?
         Застенчивый кивок в ответ.
         Да как так-то? Я ведь не мог никого забыть! Откуда в этой версии моей реальности появилась эта "Барби"? Не было в нашей группе никого даже и близко на нее похожего! В других места - возможно, но в технаре! Железно - нет. Такую грех не запомнить.
         Может быть, как вариант, она быстро отчислилась из технаря в моей прежней жизни? Так, что даже в стройотряде не успела побывать. Тогда - да, сходится. Тогда при таком раскладе мог я ее и не встретить.
         Успокоился немного, выбрав себе более или менее приемлемое объяснение.
         - А как звать тебя... Швецова?
         - Вика. А тебя?
         - Да... тоже. В смысле - Витей меня зовут. Получается, как и тебя.
         Девчонка хихикнула, тут же став похожей на веселого лисенка.
         - Смешно. Виктор и Виктория.
         Я растерянно пожал плечами.
         - Чего тут смешного-то? Просто... тезки.
         Снова тезки. Мало мне было комсомольского вожака!
         - Да нет же! - щебетала девчонка, семеня за мной между рядами коренастых виноградников. - Смотри, Виктор и я - получается Виктория!
         Что она хочет этим сказать?
         Что за "тонкие" намеки на "толстые" обстоятельства? И вообще, про Викторию и Виктора - это древний "баян" из арсенала сопливых статусов гламурных львиц социальных сетей. А! Тут же этого нет. Так что, получается, сама придумала эту фишку? Родоначальница?
         - Прикольно, - равнодушно бросил я через плечо. - А папа у тебя не Анатолий, случайно?
         - Нет. Бронислав. Он литовец.
         Вот откуда такая белая, нетипичная для наших мест кожа. И конопушки.
         - Виктория Брониславовна. Увесисто! Глядя на тебя, так и не скажешь. У тебя имя, как у главбуха какой-нибудь солидной конторы. Не идет тебе.
         - А какое бы подошло?
         - Ну-у... Тошка, например. Тошка-Виктошка.
         - Мне нравится. Зови меня так.
         Я вздохнул. Почему у меня ощущения, что меня... кадрят? Обычно бывало наоборот!
         - Ну ладно... Тошка. Это твои ящики?
         - Ага. Тут пять, там пять и в конце еще десять.
         - Да ты, мать, стахановка! - я ухватил сразу четыре ящика и, пыхтя, почапал "сдаваться". - Не надо, не бери!
         Это я заметил, повернув голову, как пигалица вцепилась в оставшуюся тару.
         Ага. Так она и послушалась. Вот характер! Потянулась за мной, пошатываясь и багровея от напряжения. Фигасе она слабенькая! Того и гляди на вынужденную посадку пойдет. Пропеллером в борозду. Как она вообще до пятнадцати лет дожила? Лисенок Тошка. Полудохлый.
         Решительно поставив свои ящики на грунт, я развернулся и отобрал у нее непосильную ношу. Виктория Брониславовна было пискнула протестующе, но я сделал вид, что тут никого нет - легко оттер ее плечом, даже не почувствовав в воздухе какого-либо сгустка материи. Поставил на свою стопку пятый ящик и, крякнув, взял вес. Тяжело, блин! И видимость по курсу нулевая, так как перед глазами - кусок фанеры. Благо направление можно корректировать по виноградным рядам справа и слева.
         А вот спереди... только по наитию.
         Только слабое у меня "наитие" оказалось. Ненадежное!
         Именно по этой причине в конце своего нелегкого пути я, вместо того, чтобы триумфально вытереть пот с заслуженного лба и омыться в лучах женского восхищения, банально споткнулся об учетчика и... низринулся оземь!
         Аки дуб.
         А что? Дуб и есть, потому что грохнулся я как бревно неодушевленное. Вместе с ящиками, разумеется. И вместе с Фасулаки, которому мало того, что досталось от фанерных углов, так еще и большая часть виноградной массы опрокинулась именно на него, как на участника нашей инсталляции, занявшего позицию "я тут снизу полежу". А! И "полежу", и "покричу", ибо Жорик подо мной и виноградом заверещал так, что о его неприятностях услышал весь наш рабочий гектар. Со всеми живыми организмами на его поверхности. А это сто на сто метров, на секундочку!
         Вот умеет же человек привлечь к себе внимание!
         И праздник для людей устроить - прямо фестиваль бразильский. Я некоторых слов, что доносились из глубин виноградной кучи подо мной, даже в своем почтенном возрасте никогда не слышал. К тому, что они уж точно не были древнегреческими вульгаризмами. Все родные, исконно русские.
         Так даже и не в словах дело!
         Сначала Жорик просто нечленораздельно орал, как раненная выпь. Потом стал разделять члены и воспроизводить вербально те самые чудо-образы, что ввергли меня в краткосрочное изумление. Затем, не вставая, хотя я, к примеру, был уже на четвереньках и занимался расчисткой эпицентра беды от остатков раздавленных гроздей, и, не замолкая, Жорик стал проявлять первые признаки агрессивности. И ко мне, и к винограду, и к ящикам, причем последним доставалось на порядок больше, так как я, большей частью, уворачивался от его хаотичных попыток нанести мне телесные повреждения и руками, и ногами.
         В какой-то миг, я обнаружил, что всю эту идиллию сопровождает жизнерадостный девчачий смех. Радостный и лучезарный, аки родничок весенний!
         Какая черствая девочка!
         А вдруг... Фасулаки себе сломал чего-нибудь? Хотя вряд ли. Переломами так не машут.
         Как-то на удивление оперативно стал массово прибывать встревоженный народ и, даже толком не разобравшись в ситуации, послушно начинал ржать. До обидного дружно. Уж больно заразительно хохотала Виктория Брониславовна. Тошка-Виктошка, злой и бездушный лисенок.
         Потом зараза неконтролируемого ржача накатилась и на меня. До слез, до размазанного виноградного сока на пыльной физиономии. Вот про этот фестиваль радости я и упоминал раньше! В итоге - булькающе и басовито загыгыкало даже где-то снизу, из кучи фанерных обломков и лужи липкого сока. Из центра мира!
         И для присутствующих это стало отмашкой для второго цикла истерики.
         Позже выяснилось, что в кутерьме кто-то стырил листочек с точками, над которым полдня трудился поверженный бог. Учет у учетчика был сорван.
         Короче, у грека день точно не задался.
         Зато посмеялся вместе с нами от души. Смех продлевает жизнь и чистит карму!
         А мы с Тошкой после непродолжительных разборок в конечном итоге оказались в конце ее виноградного ряда сидящими на ящиках спина к спине. И нас по очереди раз за разом пробивали судорожные всплески постепенно угасающего веселья, сжигая остатки жизненных сил. На излете. Давненько я так не смеялся!
         А зря.
         В какой-то момент я вдруг почувствовал, что взрослая моя составляющая превратилась в исчезающе малую точку, загнанную глубоко в подкорку головного мозга. В далекую звездочку, которую пока еще видно, но ни света, ни тепла уже не получишь.
         У руля остался подросток! Полноправно и вседозволенно.
         - Фу-ух! Слушай, Тошка, а ведь это из-за тебя весь бедлам, прикинь?
         - Бедный Жорик!
         - Бедный Йорик!
         И снова трясучка от смеха.
         Тупые темы, тупые фразы - отчего же так легко и чисто на душе? Что раньше мешало? Неужели... я сам? Тот, который взрослый. Со всей своей памятью, моралью и жизненными принципами?
         - Я липкий, как повидло.
         - Не мойся сегодня.
         - Чегой-то?
         - Поработаешь у нас в бараке ловушкой для мух. И комаров!
         И сама смеяться со своей шутки! Так, что заскользила с ящика куда-то вбок.
         Я повернулся и поймал ее как пушинку.
         А потом неожиданно для самого себя развернул и поцеловал в смеющиеся губы. Она затихла и ответила на поцелуй - легко и естественно. По-взрослому. Как-будто не целовалась сейчас в первый раз в своей жизни.
         Откуда я это узнал? Просто почувствовал.
         Ее губы пахли виноградом.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"