Силаева Ольга Дмитриевна: другие произведения.

Первый приоритет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


   Я бежал, не разбирая дороги. Выгоревшие сосновые иголки хрустели под ногами, стволы в утренней роще прыгали, как телеграфные столбы в окне поезда. Сердце подскакивало еще сильнее и грозило вот-вот провалиться в овраг, укатиться к забору ближайшей дачи.
   За плечом раздался выстрел. Кора молодой сосны разлетелась в щепки. Задыхаясь, я заскочил за ствол потолще и прижался к нему спиной.
   Вдалеке лаяли собаки.
   Все, понял я. В этот раз меня догонят.
   Зашумело в ушах. Засосало под ложечкой: в очередной раз заработала программа, стирая мне память. Я не сдержал кривую усмешку. Да, я беглец, и программа у меня соответствующая. Терять часть себя было неприятно, но отвратительнее всего было то, что я никогда не помнил, каких воспоминаний лишался. Я смутно подозревал, что не обходилось без копирования на резервный носитель, но доступ к нему подсознание давать отказывалось.
   Лай доносился ближе. Я тяжело вздохнул.
   Интересно, у собак есть программы? Нет, наверное. Собаки и есть собаки. Программа вшита только в человека, царя природы и этого заповедного места: въезд по пропускам, высокие заборы, дорогие дачи на месте серебристого бора. И охранники-вирусы, жестко карающие нарушителей.
   Я провел ладонью по лбу, стирая испарину. Это не мое дело. Пусть те, кто прячется за бетонными стенами, меняют мир под себя. Раздают взятки, дурят государство, крадут личные коды, втайне перепрошивают код своим людям.
   Моя задача - выжить. Как я здесь очутился, вспомню потом. Если вспомню.
   Впереди показался забор, за ним - безлюдный двор. Пустой бассейн, листья на дорожке: сейчас здесь никто не живет, а значит, я смогу уйти.
   В следующую секунду ветви взметнулись, листья плеснули в стороны, обнажая мою скрючившуюся фигуру. Взревели сирены, ярко-алым столбом упал на землю луч прожектора, и над головой раздался стрекот вертолета.
   Все. Если меня засекла местная служба безопасности, мне конец. Там и людей-то нет: все вертолеты на радиоуправлении, сетью и разрядниками управляют автоматы. Им все равно, кто сбежал: преступник или пленник из темного подвала, который, спасибо своей программе, почти ничего не помнит ни о заключении, ни о похитителях. Ударят разрядником - и привет.
   А, была не была! Я изогнулся и рыбкой нырнул через забор. Прожектор хвостом вильнул за мной - и наткнулся на защитное поле. Сияние гасло, не доходя четырех метров до земли. Здесь камеры вертолета меня не увидят. Вся надежда преследователей - на человеческие глаза, а их нет: остались за забором, понадеялись на безотказный код. И зря, как водится.
   Мысленно поблагодарив неведомых хозяев, я пронесся через двор, к задней калитке, ведущей к соседней даче. У ворот, я не сомневался, меня уже ждали.
   Магнитная отмычка выскочила из кармана сама собой. Я не помнил, как ее туда положил, и тихо выругался. А если лишусь кратковременной памяти в сортире - забуду снять брюки?
   Стрекот лопастей мешал думать. Спрятаться, переждать, понадеяться, что дачу одного из "этих" обыскивать не будут? Что мне делать?
   Бежать, наверное. Но зачем я здесь очутился? Я ничего не помню; моя программа, стоит мне оказаться в опасности, начинает выхватывать из меня куски. Если я не пойму, кто я и что здесь делаю, мне не выжить.
   Информация. Мне нужно подключиться к сети через обычный терминал, раз уж не пускает подсознание. И понять, в конце концов, кто я такой.
   Калитка поддалась легко. Поколебавшись, я скользнул в проем. Бросил взгляд на сад, фонтаны, мраморные колонны, обрамляющие крыльцо соседнего особняка. И застыл, выронив отмычку.
   К колонне прижималась спиной полуодетая блондинка. Тонкие пальчики замерли на полурасстегнутой блузке, свободная юбка повисла на бедрах. Босые ступни жались на холодных плитах: солнце еще не взошло. Широкая колонна скрывала девушку от обитателей дома, но не от меня.
   Наши взгляды встретились.
   Я не успел изумиться, как девушка удивила меня еще раз. Вместо того, чтобы закричать или вернуться в дом, она кинулась к пластиковому люку на лужайке. Крышка, которую, несмотря на ее кажущуюся легкость, не вскрыл бы и бульдозер, легко поднялась. Юбка взметнулась, обнажая босые ножки, девушка спрыгнула вниз, и люк начал опускаться.
   Через секунду на мраморные плиты крыльца выскочили двое автоматчиков.
   Я уже не колебался. За пару ударов сердца я скользнул мимо портика к закрывающемуся люку и свалился вслед за девушкой. Люк бесшумно закрылся над головой, и я оказался в полутемном коридоре, оплетенном кабелями. Пахло озоном. В стенах мерцали голубые огни.
   - Завершить связь. Следы стереть, - глухо сказала девушка и повернулась ко мне.
   - Ты кто? - совсем другим тоном поинтересовалась она.
   - Беглец. - Я развел руки в стороны. Порванная в трех местах рубашка и шрамы на животе красноречиво говорили сами за себя. - Меня зовут Эрик... кажется. А ты?
   - Александра. - Она отвернулась, плотнее запахиваясь в тонкую блузку. - Подруга хозяина дома. Бывшая.
   Я поднял брови.
   - Украла что-то?
   - Можно и так сказать. - Она нетерпеливо переступала босыми ногами по серому ноздреватому покрытию. - Еще вопросы?
   Вопросы у меня были, но я промолчал. Александра отрывисто кивнула и быстрым шагом направилась в глубь коридора. Я пошел за ней, с замиранием прислушиваясь к звукам сверху.
   - Еще час тот люк будет не открыть, - не оборачиваясь, бросила она. - Успеем дойти до сервера.
   - Ты знаешь, куда ведет этот коридор? - уточнил я.
   - К главной серверной сектора, - откликнулась Александра. - Контролирует пол-Европы. Ребята по мелочам не разбрасываются, это уж точно. Знаешь, почему ее выстроили в Серебряном Бору?
   - Я даже не помню, зачем сектору главная серверная, - отозвался я. - Извини.
   - Распределенной сетью уже десять лет как не обойтись, ничего страшного, - отмахнулась она. - Так вот, ребята законно победили на открытом конкурсе со своим проектом. Только в условия конкурса невесть как затесалось лишнее требование, и конкуренты просто не смогли выставить проект с таким же количеством нулей.
   - Но это же вопрос безопасности. Как постройка основной серверной сектора в этом рассаднике прошла мимо главной управляющей программы?
   - А-а! - Александра усмехнулась. - Хотела бы я это знать. Главную управляющую программу не перепрошить и не перекрыть вирусом, это тебе не автоматическая полиция. Значит, она просто бездействовала.
   - И пока она бездействовала...
   - Росли дачи в государственном парке, а крутые ребята с этих дач получили доступ к центральной серверной, - закончила девушка. - Угу.
   - Сюр какой-то, - пробормотал я. - Одна программа зависла, и все летит к черту.
   - Такое было сплошь и рядом. Учебник истории читал? Один охламон на вершине пирамиды, и прощай, закон и порядок. Лучше скажи спасибо, что мы не пробираемся на ощупь в темноте.
   Вдруг разом погас свет. Голубые огоньки далеко впереди держались еще несколько секунд, но потом и они начали гаснуть.
   - Ой...
   - Это не ты? - Я посмотрел на нее.
   Александра покачала головой.
   - Не я. И я, кажется, знаю, кто... Уматывай отсюда, быстро!
   Сзади по-прежнему не доносилось ни звука. Я пожал плечами и сделал шаг в темноту. И отступил в сторону, когда прямо из стены выступил человек в строгом костюме. Худощавая фигура неярко светилась.
   Человек смотрел прямо на Александру. Меня он едва удостоил взглядом, но этот взгляд мне не понравился.
   - Кто вы? - глубоким холодным голосом произнес он.
   - Личный код 70450312665, - мгновенно ответила Александра.
   Человек пристально смотрел на нее. Александра не шевелилась.
   Я наконец-то разглядел металлическую букву "I" у него на галстуке. Что, и у нее проблемы? Это тебе не хозяева дач со своей гвардией вирусов, это настоящий государственный инспектор. Встроенный детектор лжи и абсолютное восприятие: не спасет ни пластика, ни смена сетчатки, ни виртуозное актерское мастерство. Только методы допроса у них странные.
   Человек повернулся и исчез в боковом туннеле. В коридоре снова зажглись огни.
   - Инспектор. - Александра прислонилась к стене. - Второй раз за утро. У меня совсем не осталось времени.
   - Что ему нужно?
   - Идентификация, - передернула плечами Александра. - Он меня ищет. К счастью, в его алгоритме дырка: его устраивают действующие безличные коды. Знаешь, как номера швейцарских счетов?
   - И чей код ты украла?
   Девушка сглотнула.
   - Код своего парня... с дачи, - неохотно сказала она. - Но второй раз это не прокатит. Он наверняка уже в курсе, что его взломали.
   - Взломали... - Я внимательно посмотрел на нее. - Так ты взломщица?
   - Вообще-то моя программа тебя не касается. - Она приподняла бровь. - Или ты рассказываешь о своей кому попало?
   Я покачал головой.
   - Я не помню, какая у меня программа. Вообще ничего не помню.
   - Ладно, попробуем прорваться. Тебе тоже небось не очень хочется назад, да?
   Через полчаса мы вышли к подземному входу. Стальные металлические двери возвышались над нами, как ворота крепости. Я провел рукой по прохладной матовой поверхности. Центральная серверная. Вся информация, все данные, все архивы. Все ответы.
   Заперто. А отмычку я, как последний болван, посеял.
   - Что будем делать? - спросил я. - Есть идеи?
   С противоположного конца коридора донесся гул и хлопок, словно кто-то выдернул пробку из бутылки.
   - Вскрыли люк, - тревожно сказала Александра. - У нас минут пять, шесть от силы. Слушай, только быстро: что делает твоя программа? Ну хоть что-то ты помнишь?
   - Она стирает мне память, - ответил я. - Но тебе-то это зачем?
   Не слушая меня, Александра сделала шаг назад и закрыла глаза. По ее лбу пробежала капелька пота, между бровями появилась морщинка.
   - Доступ подтвержден, - глухо сказала она и осела на землю. Я шагнул было, чтобы ее поддержать, и остановился: массивные створки раздвигались.
   Я подхватил девушку под руку, и мы побежали вперед. Ворота захлопнулись за спиной: мы очутились в пустом холле. Короткий рукав коридора выходил в обшитый металлом зал: на узких платформах располагались компьютерные столы. Работники серверной предпочитали работать по старинке. И отлично, и правильно...
   Я взбежал на платформу и наклонился над ближайшим экраном. Терминал был включен. Есть!
   - Эрик! - крикнула Александра.
   Внизу двое техников в брюках и рубашках входили в зал. У одного в руке дымилась чашка кофе. Что за программы вшиты в этих двоих? Хранение и обработка данных? Управление внутренними процессами? Распределение потоков?
   Неважно. Драться они не будут.
   - Да обернись же!
   Между лопатками пробежал знакомый холодок, и снова зашумело в ушах. Программа, черт ее подери... какие воспоминания она стирает сейчас? Я медленно обернулся. На меня смотрели дула автоматических пулеметов. Зал простреливался великолепно.
   Техники оторопело смотрели на Александру. Девушка на миг прикрыла глаза.
   - Пулеметы отключены, - бесцветным голосом сказала она. - Но этот терминал пуст. Информация лежит на нижнем уровне серверной.
   В ушах шумело все сильнее. Мы пришли сюда... откуда? Я с трудом сосредотачивался на словах девушки.
   - Значит... - Я поднес руки к вискам. - Бежим вниз? Сейчас?
   - Да! И поскорей уже!
   Я спрыгнул с платформы. Пулеметы повернулись за мной, но Александра не обманула: выстрелов не было. Коридоры мелькали, сменялись шахтами лифтов, закрытыми наглухо. По жесту Александры включался и гас за нашими спинами свет, распахивались двери. Я задыхался, болели шрамы на животе: я запоздало догадался, что это следы пыток. Боги, что со мной делали в подвале, откуда я сбежал? Зачем?
   И что я сам с собой сделал, вшив в мозги эдакое чудо?
   Александра покосилась на меня и, кажется, собралась что-то сказать, но не успела. Здание потряс взрыв. Потом еще один.
   - Что за?.. - Я не договорил. - Ищи дверь! Нас вот-вот похоронят заживо!
   - Мы на минус третьем этаже! - крикнула Александра. - Не сгорим!
   - Но и не выберемся!
   - А куда бы ты хотел выбраться? К бандитам? Или на встречу с инспектором?
   - Нет нужды, - раздался сзади сухой голос. - Я уже здесь.
   Я стремительно развернулся. За нашими спинами одна за другой опускались прозрачные перегородки, загорались тревожные красные огни. И посреди этого великолепия стоял худощавый мужчина в темном костюме. Тот самый или уже другой?
   - Ни разу не слышала, чтобы инспектор шутил, - растерянно сказала Александра.
   - Я человек, как и вы. Всю работу делает моя программа: я всего лишь поддерживаю разговор. Кто вы?
   Инспектор смотрел только на нее. На меня он не по-прежнему обращал внимания.
   - Управляющая программа, временный код 45319К, - без запинки сказала Александра.
   - Хорошо. Выбирайтесь через подземные переходы, наверху пожар.
   Не обращая внимания на перепуганный писк датчиков, инспектор развернулся и пошел обратно по коридору. Стеклянные перегородки с визгом распахивались перед ним.
   - Управляющая программа? - хрипло спросил я. - Ты? Тебе не кажется, что ты чего-то недоговариваешь?
   Александра со вздохом прислонилась к стене. Светлые пряди, прилипшие к ее лбу, блестели от пота.
   - Я залезла в твою память, - неохотно сказала она. - Нашла кое-какие фрагменты. Ты был серверной программой или чем-то вроде того. Я сгенерировала временный код доступа, но потом у тебя сработал какой-то предохранитель, и связь прервалась.
   Я уставился на нее.
   - Ты залезла в мою память?
   Александра открыла рот, чтобы ответить, и вскрикнула: пол под нами ощутимо тряхнуло. Запахло паленым: похоже, инспектор не шутил насчет пожара. В следующий миг между нами упала сверкающая балка.
   Я больше не рассуждал. Перескочив через брус, я припустился по коридору вслед за Александрой: по лестнице, по пандусу, еще по одной лестнице, мимо покореженных дверей лифта, за которыми эхом разносились чьи-то голоса, вниз, вниз, мимо потухших компьютеров и отогнутых металлических листов, с которых свисала проводка.
   Дверь на самый нижний уровень выглядела совсем не внушительно. Всего лишь блестящий прямоугольник в конце короткой лестницы.
   - Я ее не открою, - тихо призналась Александра. - Там главная серверная, вся информация и запасной выход, но мне не хватает данных. Точнее, тебе их не хватает. Хорошо хоть, пожар сюда не доберется.
   - Так. - Я крепко взял ее за плечи. - Пожар, может, и не доберется, а я уже здесь. По какому праву ты копаешься в моей памяти, дорогуша?
   Александра шагнула назад. Я невольно разжал руки. Все-таки трясти девушек нехорошо, хотя мне, черт побери, хотелось.
   - Это все, что я умею, - призналась она шепотом. - Я прилипала.
   - Кто?
   Девушка со вздохом опустилась на пол. Стройные ноги показались из-под широкой юбки, но сейчас мне было не до них.
   - Это моя программа. Прилипала.
   - Расскажи.
   - Знаешь, как учат в детстве? - Александра слабо улыбнулась. - У хороших людей хорошие программы, а плохие меняют свой личный код, становятся вирусами и делают себе нелегальные прошивки, и тогда к ним приходит инспектор. Только нам не рассказывают, что иногда хорошим людям ставят плохие программы без их ведома.
   Я поднял брови.
   - Верится с трудом, извини.
   - Не хочешь - не верь. Только я всю жизнь верила, что у меня нет программы - или вшили неудачно, или просто не прижилась. А два года назад у меня словно глаза открылись. Знаешь, начала видеть все штуки, что видят только прошитые: виртуальное море вместо свалок, голографию на строительных лесах, рекламу в небе.
   - А потом?
   - Стала подключаться к другим программам. - Александра улыбнулась, вспоминая что-то. - Осмелела настолько, что даже к инспектору попробовала подключиться. И почти сразу меня нашли крутые ребята. Я так и не узнала: это они меня прошили или нет? Но теперь уже никакой разницы, правда?
   Она тихо засмеялась.
   - У парня, с которым я жила на даче, был отличный канал. Когда моя программа баловалась через него, я думала, что могу все. Все, Эрик, понимаешь? Не обижайся, но когда я шуровала в твоей памяти, было совсем не так интересно.
   - Что ты нашла? - негромко спросил я.
   - Я особо не искала. - Александра пожала плечами. - Чертежи здания, остатки управляющих процессов, которых хватило, чтобы открыть двери, и простой код, завязанный на твою подкорку. Я аж заморгала, как увидела. Хочешь знать, какой?
   - Ты издеваешься? - спокойно поинтересовался я.
   Александра глубоко вздохнула. И продолжила чуть ли не извиняющимся тоном:
   - Когда твой первый приоритет под угрозой, тебе блокируется доступ ко всей информации, память стирается, и это повторяется каждый раз, когда...
   - Первый приоритет? Что это?
   - Понятия не имею. Твоя программа, наверное.
   - То есть моя память стирается, когда меня хватают в плен? Лезут в мой код?
   - Не знаю.
   Вдалеке раздался очередной взрыв. Из коридора в проем выпало несколько кусочков щебенки. Александра опустила взгляд.
   - А ты - паразит, цепляющийся к чужим программам? - безжалостно продолжил я. - И поэтому ты пошла со мной? Потому что в одиночку тебе бы не удалось сбежать?
   Александра подняла голову, и я увидел в ее глазах нехороший блеск.
   - Думаешь, это праздник? - очень тихо спросила она. - Притворяться крутой и обмирать внутри, зная, что рано или поздно ты догадаешься, что я читаю твою память, и бросишь меня тут? Каждый день ломать чужие коды, чтобы придумывать отговорки для инспекторов? Спать с богатеньким буратино, потому что только он защитит зайку от инкапсуляции? А когда буратине надоест зайка, прятаться по подвалам?
   Следующий взрыв раздался гораздо ближе, подбросив нас на полметра вверх. Одна из ламп перегорела; другая опасно затрещала. Я растянулся на скользком полу и больно ушиб локоть. У Александры из губы текла кровь.
   - Плохо дело, - прошептала девушка. Ее лицо вдруг оказалось рядом с моим. - Знаешь, что начнется через минуту-другую?
   - Здание взлетит на воздух?
   Она качнула головой.
   - Хуже. Взорвется логическая бомба. Серверы отключаются один за другим: виртуальную среду вот-вот вывернет наизнанку. Даже если мы выберемся отсюда, не факт, что нам удастся куда-то дойти, потому что мир вокруг сойдет с ума!
   - Что? - Гул в ушах нарастал, и мне приходилось кричать.
   - Мы прошиты! - закричала она в ответ. - Мы не видим мир, как он есть, мы видим, каким нам его показывают! Гулял когда-нибудь по виртуальному фильму ужасов? Тебе это сейчас предстоит во всей красе!
   Раздался очередной хлопок, и сила тяжести исчезла. Невидимая рука подняла меня в воздух, и наступила темнота.
   Я очнулся, лежа на спине. Александра, по-прежнему в юбке, блузке и босиком, сидела у подножия разрушенной башни. В небе безмятежно перекликались чайки. Там, где я ожидал увидеть заборы дач, шумело море.
   - Александра, - позвал я девушку. - Кто взорвал главную серверную сектора?
   - Да уж не государственные служащие. - Александра поморщилась. - Из-за меня бы никто такую бучу не поднял. Выходит, ты у нас важная птица.
   - Я? Я даже не знаю, где мы!
   - А они знают, где ты. - Александра поднялась. - И вот-вот будут здесь.
   Словно подтверждая ее слова, заросли раздвинулись, и на полянку перед башней вышли трое в доспехах средневековых рыцарей. Один нес на плече базуку.
   Я чуть не расхохотался.
   - Ну что, добегался, боец? - хрипло спросил парень с базукой. - Все понял или тебе порты отключить для пущей ясности?
   - Я не... - начал я и осекся. Парень посмотрел наверх и осекся тоже.
   Над нами нависала волна. Ярко-синяя, прозрачная, солнечная, она поднималась из моря и парусом росла над башней, попирая все законы физики. Кусок моря просто висел в воздухе, грозя обрушиться на нас в любой момент.
   Было очень тихо.
   По лбу Александры катился пот, и я вдруг понял, почему она не удивляется.
   Я рванулся к девушке и дернул ее за руку, увлекая за собой. Раздался окрик, но его смыл плеск воды; берег исчез в неожиданных сумерках, а следом волна налетела и на нас. Я чувствовал вкус воды на рту, но продолжал двигаться в темноте. Меня не сбивало с ног, не волокло, я мог дышать, и, наверное, поэтому я окончательно уверился, что вокруг виртуальность.
   Сумрак рассеялся. Перед нами уходила вниз широченная мраморная лестница. Я сделал шаг вперед и заскользил по ней, как по ледяной горке. Александра не отставала. Вскоре лестница осталась позади, и я запоздало спросил себя, где мы в реальном мире, но тут же мотнул головой. Ответ мало бы чем мне помог: я совершенно потерял ориентацию в пространстве. Александра, впрочем, уверенно плыла вперед.
   Перед нами мелькнуло здание бара с надписью "Вега" и вывеска-голограмма в виде красной туманности, в которую я чуть не впечатался. Из полутьмы вышли три коричневых человечка, но тот, кто стоял в середине, не успел поднять разрядник: Александра пробормотала что-то, и мы оказались посреди пустыни, в здании из крошечных кирпичей, которое проваливалось под землю на наших глазах. Александра вытолкнула меня на лестницу; я успел удивиться, как легко перескакивать с пролета на пролет, и догадаться, что ступени существуют только в двух измерениях, как...
   ...Очнулся, лежа на спине. Затылок подпирало что-то твердое и острое.
   - И ты вывела его прямо на нас, - раздался над ухом мужской голос. - Умница. Я в тебе не ошибался.
   - Я? Я не могла...
   Я узнал голос Александры.
   - Ну, может быть, моя программа помогла, - рассмеялся ее собеседник. - Я же не просто так разрешил тебе взломать свой личный код, в самом-то деле. На тебе одних следящих процедур штук тридцать.
   - Так ты специально...
   - Подложил тебя прямо на пути нашего беглеца. Сашенька, я тобой очень доволен. И тем, что ты задержала моих балбесов: они могли и помять такой приз. Теперь посиди тихонько, ты мне сейчас понадобишься.
   Я попробовал пошевелить руками: бесполезно. Тело держала сеть из тонкого пластика. Я лежал в комнате с низким потолком без окон. Единственная дверь напоминала сейфовую. Датчиков, как ни странно, почти не было: я чувствовал только один, на внутренней стороне запястья. Впрочем, после виртуальной бури я предпочитал не доверять своим ощущениям.
   - Управляющие службы перехватили контроль над остатками серверной, - небрежно заметил мужчина, склонившийся надо мной. - Теперь там в глазах рябит от полицейских камер, но поздно. Как ощущения?
   Я шевельнул пересохшими губами.
   - Мы встречались?
   - Вы не помните, - засмеялся он. - Ну, это не проблема. Кстати, знаете, что у вас под затылком?
   Я покачал головой. Точнее, попытался.
   - Магнит. К слову, последняя разработка: один из лучших магнитов направленного действия на планете.
   Я похолодел.
   - Это на случай, если нам придется прибегнуть к плану "Так не доставайся же ты никому!" - небрежно добавил мой собеседник. - Чего бы мне, конечно, очень не хотелось. Уже чувствуете излучение? А что будет, когда мы его включим!
   - Миша, я хочу уйти, - тихо проговорила Александра.
   - Извини, Сашенька, не получится. Ты ведь уже пробовала копаться у него в голове, правда? Вот сейчас попробуешь еще раз. Если нам удастся перехватить не временный код, а постоянный...
   Александра открыла рот - и на стене тревожно запищал интерком.
   - Патрон, инспектор в доме! - торопливо проговорил голос. - Инспе... - голос захлебнулся.
   Михаил щелкнул пальцами, и из пола поднялась ширма, скрывая меня от чужих глаз. Еще жест, и по моему рту скользнула лента, на ощупь похожая на шелк.
   В коридоре послышались шаги. В следующую секунду дверь с лязгом распахнулась, и я услышал знакомый голос.
   - Кто вы?
   - Личный код 70450312665, универсальный допуск, - скучающим голосом произнес Михаил. - Александра, давай свой временный код.
   - 45319К, - послышался усталый голос девушки.
   - Ваш код истекает через два часа.
   - Знаю.
   Послышался звук удаляющихся шагов. Хлопнула дверь.
   Перегородка бесшумно уехала в сторону.
   - Идиоты, - бросил мужчина, возвращаясь к изголовью моего стола. - И это все, на что ты способен? Набрать кретинов и нашпиговать их детекторами лжи?
   - Я? - Лента соскользнула с лица, и я закашлялся. - Если бы я был управляющей программой, я бы не выпустил таких инспекторов даже в бета-версии.
   - Забавно. - Мужчина скрестил руки на груди. - А я слышал, ты их и придумал.
   До меня наконец-то дошло.
   - Вы хотите сказать...
   - Ты - главная управляющая программа, - произнес Михаил. - Де-юре - все еще действующая. И я очень рад, что у нас наконец-то есть время поговорить по душам.
   Он положил руку рядом с моим плечом. Я невольно отодвинулся.
   - Что вам нужно?
   - Все просто, Эрик. - Михаил выпрямился. Александра смотрела на него расширенными глазами. - Мне надоели программы. Когда придет время, я не хочу, чтобы мои дети встраивались в серое полотно безмозглым винтиком и открывали свой личный код каждому встречному. Я установлю свои правила.
   - Какие? Дачи за высокими заборами для избранных, и узаконенное рабство для остальных?
   - А оно и так к тому идет. Человеческий мозг куда удобнее использовать придатком к рабочей программе, знаешь ли. Не позволять же тебе мыслить самому?
   - Теперь я знаю, чего захочу, когда верну себе статус, - прошептал я. - Если у вас такие средства, ваши цели немногим лучше.
   - Давай-давай, - оживился Михаил. - В правильном направлении мыслишь. Александра, ты говорила ему про первый приоритет?
   Девушка не ответила.
   - Ты очень хорошо постарался, когда мы тебя захватили, Эрик. Переключил свой первый приоритет на защиту программы: чуть что, она стирает все, до чего дотянется, и в твою голову не вломиться. Нам твои приоритеты не изменить. Но вот если ты немножко подумаешь и сменишь их сам, добровольно, запустится резервная копия.
   - И я... верну себе память?
   - И не только. Если напряжешься и решишь, что твой первый приоритет - обрести свой бывший статус, считай, что он у тебя уже есть. Конечно, придется поработать в наших целях, но чего не сделаешь для себя самого? Единственный вопрос: удастся ли тебе уговорить собственную психику? Увы, пока, - он многозначительно махнул разрядником, - результат нулевой.
   Я закрыл глаза.
   - Идите к черту.
   - Я так и думал, - погрустневшим голосом сообщил он. - Ну что ж, попробуем извлечь коды доступа по-плохому. Сашенька, приступай.
   Александра попятилась.
   - Нет.
   - Я сказал, начинай, - повысил голос он. - Или мне включить магнит для тебя?
   Секунды текли беззвучно. Наконец, когда молчание стало казаться вечным, в моих висках вдруг застучало, словно на голову обрушился водопад. Перед глазами замелькали пятна: программа снова засасывала меня в водоворот, стирая краски, эмоции, звуки. Меня замутило, и больше я не помнил ничего.
   Я пришел в себя в полной темноте. Ничего не изменилось: я по-прежнему лежал на столе, только врезающийся в тело пластик сменился обманчиво-мягкими кожаными петлями.
   Щелкнул дверной замок. На пороге стояла Александра. Она так и не переоделась, просто натянула босоножки. Не поздоровавшись, даже не кивнув, она подошла ко мне. В другой ее руке был нож.
   Я дернулся было, но она быстро и молча перерезала петли. Протянула руку.
   - Почему? - только и спросил я.
   - Потом.
   Мы скользили по коридору. Камеры слепо глядели в пустоту: ни на одной не горел огонек. Я покосился на бледное лицо Александры: должно быть, она снова подключилась к чужому каналу.
   - За тобой же следят...
   - Уже нет. - Она показала ладонь. Я моргнул: в реальном мире ее рука была белой и чистой, но моя прошивка на миг показала сквозную дыру.
   - Это...
   - Результат чистки, да. Зарастет.
   Мы зашли в неприметный закоулок, где перед Александрой мгновенно распахнулись двери. Я узнал кабину скоростного лифта. Мы зашли внутрь, Александра пулеметом простучала по кнопкам, и снизу послышался далекий гул.
   - Все, - шепнула она, когда сверху зажглось табло с названием станции. - Удрали.
   - Ты тоже удираешь?
   - После того, что он... - Александра оборвала себя. - Да.
   - Но у тебя нет личного кода. Тебя ищут. Что ты собираешься делать? Куда идти?
   Двери открылись, и мы вывалились на заполненную народом многоярусную площадь. Голографические рекламы резали глаза, шум залеплял уши: у меня мигом заболела голова. Александра уверенно направилась вперед по стеклянному полу. Я поплелся за ней, и скоро эскалатор с прозрачными ступенями вывез нас к боковому входу гостиничного комплекса.
   Александра достала из кармана блузки наличные и приблизилась к стойке. Уже через минуту она вернулась ко мне с ключом.
   - Номер 1626, - выдохнула она. - Передохнем?
   Я пожал плечами.
   Когда я заходил в лифт, молодой человек за стойкой набирал номер. Я хотел сказать об этом Александре, но мысль тут же вылетела из головы.
   Номер оказался неярким, но уютным. Александра тут же прошла к кровати.
   - Я остаюсь здесь на ночь, - заявила она, сбрасывая босоножки. - А ты?
   - Не знаю. - Я потер лоб. - Я боюсь забыть. Я, кажется, уже начинаю забывать. Если я свяжусь с властями, что от меня останется?
   - А от меня-то что останется, - невесело усмехнулась Александра. - Замкнутый круг: чем сильнее я хочу избавиться от слежки, тем больше форы мне нужно, тем быстрее я подключаюсь к чужой программе - и тем быстрее приходит инспектор.
   На стене загорелся экран.
   - Я же говорила, - вздохнула девушка.
   - Доброй ночи, Эрик Владимирович, - произнес инспектор.
   - Мы знакомы?
   - Мы уже с вами говорили, и неоднократно, - ответил он. - К сожалению, вы не функционируете, а ваши дублеры не справляются со своими обязанностями. Пока мы в авральном порядке готовим вам замену, сектор работает в аварийном режиме. Мы не можем это изменить.
   - То есть вы оставили меня на откуп громилам и хакерам?
   - Они не смогут найти в вашей памяти ничего нужного, - возразил инспектор. -Правда, мы не знали о программе вашей спутницы... но даже ей ничего не найти. Работает защитный код.
   - Который стирает мне память?
   - Именно. Еще немного, и у вас начнется распад личности.
   - Это замкнутый круг! - рявкнул я. - Я не функционирую - бандиты начинают творить черт знает что, используя программы вроде Александры в своих целях - ваш собственный код нуждается в переделке!
   Я замолк, чувствуя приближение знакомого шума в ушах.
   - Не вмешивайтесь, если хотите, - устало сказал я. - Но гибель управляющей программы - это и ваша гибель.
   - Мы не в силах помочь, - почти с сочувствием произнес инспектор. - Сожалею.
   - И что со мной будет? - шепотом спросил я.
   - С вами? Ничего. Дальнейший распад не предотвратить, а в медицинском центре вам не помогут. В лучшем случае вам осталось два-три дня. Я, собственно, пришел за вашей спутницей. Как я понимаю, ее временный код истек.
   - Дождались, - выдохнула Александра.
   - И что ей грозит?
   - Все нарушители закона о личном коде будут инкапсулированы, - с легким удивлением произнес инспектор. - Уж это-то вы должны помнить.
   - Инкапсулированы? То есть уничтожены?
   - Совершенно верно.
   Экран погас. В дверь раздался стук. Александра замерла на месте.
   - Мои мозги вот-вот спишут в утиль, а тебя закроют в каком-нибудь морозильнике, - медленно сказал я. - Себе я не помогу ничем, а вот тебе... Первый приоритет, говоришь?
   - Когда программа под угрозой, она стирает тебе память, - нервно сказала Александра. - И что?
   - Я не мог сменить себе первый приоритет, пока за мной гнались. Даже не догадывался, что это возможно. Но теперь... - Я нахмурился. - Я не помню, как я сменил его в первый раз, но должно получиться и во второй. В конце концов, программа не может, не должна быть на первом месте, когда в опасности чужая жизнь. Иначе я-прежний - полный идиот. А я почему-то так не думаю.
   Александра моргнула с непонимающим видом. Я и сам не понимал себя до конца.
   Но мне нужно было ее спасти.
   Я обхватил голову руками. Раньше, до того, как я оказался в подвале у Михаила, я хотел чего-то. Что-то было мне дороже и программы, и управления сектором, и разработки сложнейших систем.
   Что-то и должно быть дороже. Иначе самая блестящая судьба теряет смысл.
   "Первый приоритет под угрозой. Начать восстановление".
   "Ошибка: угрозы программе не обнаружено. В запросе отказано".
   "Первый приоритет - жизнь человека. Начать восстановление".
   "Ошибка: заданная функция не приоритетна".
   Жизнь человека не приоритетна? Или абстрактная жизнь? Уже интересно...
   "Смена приоритета. Моя жизнь важнее".
   "Ошибка: данная смена приоритета не поддерживается. Доступ запрещен".
   И тут я успел вырыть себе яму...
   Я на миг прикрыл глаза. Искренность. Программа обрабатывает миллионы параметров: пот, мимика, температура тела. Значит, она меня послушает, если только у меня получится одна-единственная эмоция.
   Я рывком распахнул дверь. Инспектор стоял на пороге.
   - Кто вы? - вежливо поинтересовался он у Александры. Девушка всхлипнула.
   - В доступе отказано, - холодно сообщил я.
   И захлопнул перед его носом дверь.
   "Смена приоритета. Сопереживание. Жизнь Александры важнее".
   "Внимание: смена приоритета. Обращение к резервной памяти... ждите..."
   "Запрос: внести программу Александры в базу и присвоить новый личный код".
   "Запрос обрабатывается... ждите..."
   "Смена приоритета: принято. Восстановление через 3... 2... 1..."
   "Восстановление резервной копии..."
   "Запрос выполняется... выполнено. Новый личный код внесен в базы".
   "Уничтожение поврежденной памяти..."
   "Проверка целостности системы..."
   "Восстановление завершено".
   Я огляделся. Потускневшие обои из натуральной ткани, ветхий ковер на полу.
   Что я здесь делаю? И что целый сектор делает без меня?
   "Обновления за истекший период. Загрузить?"
   - Только критические, - одними губами произнес я. - И отчет о моем местонахождении.
   Я был не один. Незнакомая светловолосая девушка с непонятным выражением смотрела на меня. Наконец она подошла к двери и дрожащей рукой взялась за ручку.
   За дверью никого не было.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"