Силаева Ольга Дмитриевна: другие произведения.

Сеть, в которой я живу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


   Антрацитовые стены тюремных блоков казались серебристыми, когда на них падал луч прожектора. Вертолет кружил над усеченной пирамидой, заходя на посадку, ветер трепал волосы Лиз, и сердце замирало.
   - Тюрьма номер ноль, - беззвучно произнесла она. - Здание, которого не существует.
   Пилот, сидящий по левую руку в двойных вакуумных наушниках, конечно же, не услышал ее.
   - Не беспокойтесь, мэм, - крикнул он, перекрикивая ветер. - Здесь непревзойденные меры безопасности. Даже Объект Y не выбрался бы, хотя этот сукин сын давно мертв.
   "Это ты так думаешь".
   Пилот бросил быстрый взгляд на ее грудь, и Лиз прочла в его взгляде: "Да куда ж ты сунулась в одиночку-то, дура. Да еще и разрядилась, как в бордель".
   Лиз даже не поморщилась. Пилот не должен был знать, кто она такая. Вместо этого она спокойно поправила бластер, висящий на бедре обтягивающего черного комбинезона, не скрывающего ничего, и кивнула:
   - Начинайте снижение.
   Ей было девятнадцать - удивительно юный возраст для столь мрачного задания. Но у пославших ее, думала Лиз, есть свои резоны. В конце концов, есть мы и есть они. Есть простые люди и есть Центр, и есть тайная полиция Центра, где судят и приговаривают своих. И ради собственного блага никому лишнему вовсе не следует знать что происходит в глубинах Центра с... нежелательными элементами.
   Лиз верила в это всем сердцем.
   Вертолет коснулся посадочной площадки как раз в тот момент, когда Лиз вернулась из своих размышлений. И замерла, пораженная видом. Тучи летели одна за одной по ночному небу, а вверху горели тысячи спутников Лас Урры - одного из самых злачных мест юга. Казино, мечтательно подумала Лиз. В белом платье с открытой спиной, с кием в руке, или с бокалом шампанского, отличный ужин в номер... и все развлечения города к ее услугам. Центр хорошо платит.
   За выполненные задания.
   Лиз вспомнила о своем и чуть побледнела.
   Ничего, твердо сказала она себе. Объект Y так объект Y. Я верна Центру. Я сделаю то, что от меня требуется, или умру.
   Пилот скинул наушники и теперь предъявлял свое удостоверение мрачноватого вида охранникам, стоявшим поодаль в таком суровом обмундировании, словно где-то рядом разгорался мятеж. Лиз на миг поежилась в своем тонком комбинезоне. но в следующий миг уже выскочила на теплое антрацитовое покрытие площадки.
   Двое охранников шагнули ей навстречу.
   - Все оружие и электронные устройства, - не приемлющим возражений тоном заявил старший из них. - Для вашей же безопасности.
   Лиз молча отдала ему бластер и комлинк.
   - Цель посещения?
   - Код 380-А-48-KY, - без запинки выговорила Лиз.
   Охранник несколько секунд смотрел на нее.
   - Подождите здесь.
   Ого, подумала Лиз. Наш мнимый объект Игрек охраняют похлеще, чем президента. Но ведь он все равно в тюрьме, да? И он согласится на ее предложение? Не может не согласиться, ведь у него нет другого выбора, он не захочет гнить здесь, как трава, в серости, всю свою оставшуюся жизнь, у допотопного компьютерного терминала, даже не подключенного в сети!
   Она стояла, облокотившись на перила и кусая губы, и смотрела вниз, когда охранник вернулся.
   - Следуйте за мной, пожалуйста.
   Силовое поле исчезло беззвучно, и из висков Лиз ушло напряжение. Она спокойно двинулась за охранниками. Те не были обеспокоены или взволнованы: похоже, проверки объекта Y были рутинными. И не зря, мрачно подумала Лиз.
   Они шли вдоль двойного ряда камер, скроенных очень просто: добрая старая дюрасталевая решетка с механическим замком, и поверх - мерцающая ярко-алым лазерная сеть, в которую не просунешь и руку. В сочетании с лампами, багровеющими на потолке, Лиз на миг показалось, что она спускается в желудок какого-то древнего существа.
   Так оно и есть, мелькнуло у нее в голове. Ошибешься - он тебя переварит. Не ошибешься - вас обоих убьют. Фактически - вы смертники, и уж этот простой факт он расколет на раз.
   Сидящие в камерах окликали ее, принимали разные позы, стараясь привлечь ее внимание, но Лиз смотрела только перед собой. К утру она вспомнит половину из этих картинок и ее наверняка вырвет в ванной, но сейчас ей было плевать.
   Охранник остановился перед лифтом.
   - Вот ваш ключ, он же - тревожная кнопка. Последний этаж пустует, кроме третьей камеры справа. Защита и наблюдение убраны, вы сможете побеседовать наедине.
   - А... - что будет, если он захочет сломать мне шею, чуть не сказала Лиз, но вовремя вспомнила инструктаж. Значит, сломает.
   Ну, спасибо, дядя Шон.
   Лифт опускался томительно медленно. Лиз успела придумать восемь или девять способов провалить задание, когда двери наконец распахнулись.
   Не дрожать, приказала она ногам. Блокируй свой страх. Ты пришла, чтобы получить ответ "да". Получи его!
   Уверенным, почти изящным шагом она двинулась к единственной камере, в которой горел свет.
   И остановилась на пороге.
   Она стояла в точной копии кабинета ее дяди. Резные стеллажи, вьющиеся по стенам и заполненные книгами, стол, заваленный бумагой и формулами, отдельный стеллаж для планшетов, старый, но надежный ноутбук, и миллион других мелочей: барометр, звездный глобус, песочные часы...
   Она словно оказалась в музее. И посреди этого музея стояла голая койка, едва прикрытая вакуумным матрацем, и на ней лежал человек.
   Кто вы, мистер Y?
   Лиз с трудом бы определила его возраст: ему можно было дать и тридцать восемь, и пятьдесят. Наголо выбритая голова, чуть изогнутый разрез светлых глаз, веснушки на носу, хотя солнце, она знала, в номер ноль не проникало никак - обычный человек среднего роста и сложения. Она бы не посмотрела на него дважды, встретив на улице.
   Так вот ты какой, Объект Y, подумала Лиз. Ты - блестящий эксперимент по слиянию человека с сетью, один из трех. Объект X мертва, Объект Z оказалась психопаткой и террористкой, дистанционно взорвавшей в воздухе девять самолетов, а ты остался один на один с сетью и каким-то образом сохранил рассудок. Точнее, тебе едва-едва сохранили его наши специалисты. Ты был нашим секретным орудием. Провернул десятки блестящих операций для Центра, а потом получил психоз, слился с сетью окончательно, и вот тут уже вся программа была свернута, а ты оказался тут под нейролептиками.
   И теперь ты нужен нам, а почему - до конца не знаю даже я.
   - Знаешь, - ленивым тоном сообщил человек на кровати. - Просто не считаешь нужным догадываться.
   Лиз моргнула.
   - Вы читаете мои мысли?
   - Было бы что читать. Центр контролирует доступ по всей сети, иначе он не был бы Центром. Но в маленькие закрытые сети им доступа нет, верно? Корпорации блюдут свои секреты.
   Лиз усмехнулась. Он был хорош.
   - Не боитесь? - холодно спросила она. - Грабить корпорации? Это вам не блаженствовать в сети, как в ванне с шампанском. Там сидят крутые мозгорезы. Можно и лоботомию получить.
   Объект Y лениво приподнял бровь, даже не соизволив пошевелиться.
   - Сначала объясни, что ты здесь делаешь, девочка. Центр мог бы выделить мне сопровождающего и получше.
   Лиз была готова к этому вопросу, но когда она полезла в карман за шприцом, пальцы дрогнули. Уверенность, напомнила она себе. Он твой, тебе передали его на хранение, как опасного, но полезного ручного тигра. И пока поводок у тебя в руках, он даже не зарычит, спасибо последним достижениям био-фармацевтики.
   - Ментальное кондиционирование, - спокойно сказала она. - Этот препарат копирует мои электромагнитные импульсы. Пока я верна Центру, вы верны Центру, иначе у вас... скажем так, разболится голова. Фатально.
   - Поэтому они и выделили тебя, юную и неопытную. Твоя главная роль - проецировать послушание.
   - Верно.
   Объект Y небрежным движением вскочил с кровати, оказавшись одного роста с Лиз, и протянул ей левую руку. Шприц с шипением вошел в вену.
   - Все, - легко прокомментировал Объект Y и вдруг расхохотался. - Кстати, зови меня Витт. Так кого мы грабим?
   Лиз удивленно глядела на него: этот человек стоял в тюрьме, словно ее дядя Шон - в административном здании Центра, разглагольствовал так легко, словно бежал по парковой дорожке - и ничего не боялся.
   - Все очень просто. Центр хочет, чтобы пребывание в сети было мирным и спокойным, и заказал независимой корпорации ПсиФарм некую сыворотку, которая облегчает соединение человека с сетью.
   - А неофициально симбионт, уткнувшийся в планшет в подземке, будет послушен, как настоящий идеальный гражданин.
   - Нуу...
   - Я понял. Хорошо. Дальше?
   - Герберт, сын прежнего владельца, задумал изменить курс фирмы, - сухо сообщила Лиз. - И если он продолжит в том же духе, не видать Центру сыворотки как своих ушей. Сеть начнет угасать, люди окажутся в реальном мире и увидят, как они живут, а там уже и выйдут на площади и потребуют своего. Слезоточивый газ, яркие флаги... уверена, вы помните историю. Национализировать ПсиФарм мы пока не можем. Синтезировать препарат долго и дорого. Остается лишь выкрасть рецепт.
   - Ограбление века, - усмехнулся Витт. - Вот оно как. Жаль, я не услышал твое предложение пятью минутами раньше. Я бы отказался.
   Лиз взмахнула ресницами.
   - Отказались бы? От такой возможности побывать на свободе?
   - Наотрез.
   Он внимательно посмотрел на нее.
   - Ты ведь тоже симбионт, девочка. Ты тоже не можешь без сети. Вы все, сидящие за компьютерами с утра, с планшетами в транспортниках, с комлинками в карманах - подключены к ней навечно.
   Объект Y помолчал.
   - А она ведь живая. Я чувствую. Каждый раз, когда город накрывают пробки - это и сеть не справляется с трафиком. Каждый раз, когда ты набираешь бесконечные запросы, а поисковик пытается подсказать тебе двадцать, тридцать, двести вариантов в поисковой строке - сеть выворачивается карасем на берег, чтобы тебе помочь. Ты представляешь, как она устала?
   - Ну не возвращаться же в каменный век, - хмыкнула Лиз.
   - Сеть долго не выдержит, - спокойно сказал Y. - Нельзя загонять туда всех без разбору - это хорошо не кончится. Когда я сам был сетью, я тратил миллион усилий, чтобы адаптировать страницу к каждому пользователю, чтобы стать им на долю секунды... но в сутках конечное количество секунд, и мой мозг раздирало в клочки. Однажды ночью я чуть не умер. Если вы будете продолжать делать каждого обычного пользователя симбионтом, сеть упадет - и погребет Центр под своими обломками.
   Чокнутый, подумала Лиз. Вот мне повезло.
   - То есть вы за то, чтобы спасти сеть от людей?
   - Я за то, чтобы все мы остались живы, - резко ответил Витт. - Любить сеть, как живое существо - не преступление, не так ли? Так мы идем или нет?
   Лиз пару секунд смотрела на него. У нее почему-то было такое чувство, что это Витт забирает ее из камеры, а не она его.
   - Едем, - выдохнула она. - Но я сообщу в Центр, даже если мне только покажется, что ты собираешься что-то выкинуть. И лучше бы тебе приготовить хорошие оправдания.
   До Новой Флоренции они добрались без приключений. Витт, получив в руки планшет, вовсе не стал, как ожидала Лиз, радостно погружаться в дебри сети, а просто набрал несколько команд, прикрыл глаза и заснул.
   Лиз тихонько проверила набранные в поисковике фразы:
   "Здравствуй, хорошая моя".
   "Я тоже по тебе скучал".
   Хм, подумала Лиз. Неужели он правда верит, что сеть, это скопление страниц, массив трафика, торрентов, даркнета и рандомных постов в эфире - живое существо, которое может чувствовать, любить и ждать?
   Если так, он еще больший псих, чем она думала.
   Хотя...
   Лиз вспомнила вечер в своей одинокой квартирке, в ту ночь, когда она сказала Рене, что они больше не смогут встречаться. Вспомнила свои слезы и лихорадочное стучание по клавиатуре: найти что-нибудь, что угодно, только чтобы остановить эту боль, заглушить острые ножи в сердце, режущие ледяной кромкой по самым нежным воспоминаниям без остановки.
   И вспомнила, как сеть всякий раз подсовывала ей точные ответы на невысказанные вопросы; ответы, согревающие душу, как горячий чай с молоком. Лиз даже не требовалось допечатывать фразы до конца: сеть понимала ее с полуслова.
   И когда наступило утро, в душе Лиз, будто согретой медом, осталась лишь одна мысль: пусть у него все будет хорошо.
   Неужели сеть и впрямь ей помогла?
   Думай о Центре, напомнила себе Лиз. Даже если сеть и впрямь живая, чем больше пользователей получат сыворотку, тем больше сеть сможет им всем помочь. Центру виднее.
   Паром до Жемчужных островов встретил их проливным дождем, но приглашения на торжественный ужин и номера в отеле нашлись: Центр позаботился обо всем. Лиз переодевалась к ужину, когда кодер ее электронного замка пискнул, и она с недоумением уставилась на Витта во фраке и белоснежной рубашке.
   - Давно никуда не вламывался, - пояснил он. - Волнуюсь, как мальчишка.
   - Ладно, но при чем тут мой номер? - раздраженно спросила Лиз, с треском застегивая молнию на том самом желанном белоснежном платье. - Тренируешься?
   - Хочу знать, с кем мне придется идти на дело, - невозмутимо отозвался ее визави. - Про меня ты знаешь: псих, над которым экспериментировали и соединили с сетью, да так, что он стал сетью на какое-то время. Потрясающие ощущения, доложу я тебе. А вот что движет тобой, девочка?
   - Лиз, - устало сказала Лиз. Хотя в общем-то ей было все равно. Девочкой ее не называл никто, даже дядя Шон. А родители... родители работали на благо Центра, и даже по воскресеньям Лиз едва их видела из-за собственных занятий.
   - Я хотела выйти замуж, - неожиданно для себя сказала она. - И жених, Рене, оказался таким же психом, как и ты. Против симбионтов, за свободную сеть и так далее. Я не знала. Он просил меня бежать с ним, жить настоящей жизнью, еще что-то, но это же чушь. Правда?
   Ее голос дрогнул.
   - Конечно, - голос Витта остался невозмутим. - Мы - то, что мы выбираем. Ты не выбрала его, пусть и любила, а выбрала служение Центру. Вот и все.
   Лиз вздохнула.
   - А свободной сеть станет, когда мы станем свободными от нее, - жестко заключил Витт. - Так, чтобы можно было жить, соприкасаясь руками, но не бесконечно вливаться друг в друга.
   - Кажется, ты романтик в душе, - хмыкнула Лиз. - Ладно, хватит болтовни. У нас все готово к взлому?
   Ее визави встал, снова превращаясь в молчаливого и загадочного объекта Y.
   - А вот об этом я и хотел с тобой поговорить. Видишь ли, наш Герберт тоже немного романтик.
   - В смысле?
   - Я раздобыл все: пропуска, форму для фабрики, электронную карточку, пароли, голосовые и генетические отпечатки, но единственное, что хранится только у Герберта - сейфовый ключ от хранилища в лаборатории. Такой сложности, что без него взлом не удастся.
   Лиз передернула полуобнаженными плечами: все-таки белое платье ей очень шло.
   - Украдем.
   - Вот об этом, собственно, я и хотел тебя попросить, - элегантно поклонился ей Объект Y.
   Десять минут спустя Лиз, злая как кошка, но с приветливой улыбкой на лице, пила шампанское среди таких же разукрашенных молодых дам. Копию они сделать не успевали.
   А значит, ей нужен был Герберт.
   "Датчики показывают, что ключ на нем", вспомнила она слова Витта. "Боюсь, у тебя только один способ его достать".
   Да миллион их, этих способов, зло подумала Лиз. Например, сбросить его с балкона и ограбить. Или вызвать сердечный приступ и вовремя подсуетиться до приезда скорой.
   Нет, оттеснят тут же.
   Лиз томно посмотрела на Герберта и улыбнулась.
   Герберт приподнял бровь, оценил выглядывающее из разреза колено Лиз - и улыбнулся в ответ.
   "Начало положено", подумала Лиз, поставила свой бокал шампанского на соседний столик и начала подниматься вверх по лестнице.
   Герберт нагнал ее в алькове между вторым и третьим этажами. Лиз нежно нажала ручку двери, взяла его за руку, и потянула за собой.
   "Сердечный приступ, судорога или инсульт", - задумчиво перебирала она варианты, пока он целовал ее шею и плечи. Лиз, Лиз, в кого же ты превращаешься...
   "Стоп. Центр. Верность Центру превыше всего. Значит, сердечный приступ".
   Игла кольнула Герберта в спину почти незаметно.
   Десять минут спустя, растрепанная, но в застегнутом платье, она уже неслась к лифтам. Гнать, гнать изо всех сил: доехать до фабрики, где сеть откроет перед ними все возможные ворота, и получить наконец заветный рецепт.
   Просто. Как просто. Фабрика, болванящая чужие мозги. Словно сеть была полезной и вкусной едой вроде творога или овсянки, порцию которой было бы неплохо съесть за завтраком и заняться своими делами, а сыворотка заливала их химическим сиропом, красителями, тянучками и конфитюром, чтобы выросшие дети, получившие прививку, не отлипали от сети до полуночи, забыв про ужин и сон.
   Так? Или все-таки нет? Ведь не может же Витт - псих, пробывший в одиночной камере кто знает сколько лет - быть прав?
   Сеть, в которой я сейчас сижу - разве она живая?
   Витт встретил ее неподалеку от пропускного пункта с планшетом в руке.
   Едва взглянув на комлинк Лиз, он щелчком пальцев отправил его в мусоросжигатель.
   - Эй! Что ты...
   - Чистый канал связи с начальством у тебя не на этом комлинке, верно? Ничего другого тебе не понадобится.
   Лиз скрипнула зубами, но промолчала.
   - Сейчас отключится электричество, - почти заботливо предупредил он, бросив взгляд на ее платье. - Наши документы готовы. Переоденься.
   Лиз лишь судорожно кивнула, доставая из пакета брюки и свежую рубашку. Неважно. Все неважно. Центр есть Центр. Его воля - закон.
   Витт, уже переодетый, внимательно наблюдал за ней.
   - Сколько, говоришь, тебе лет?
   - Я не говорила, - резко ответила Лиз. - Девятнадцать.
   - В живых людей стреляла?
   - Нет!
   - Придется.
   Он вручил ей бластер рукоятью вперед.
   - Не запутайся.
   - Зачем это?
   - Затем, что люди пугаются, когда что-то идет не так. И чаще всего у этих людей есть оружие.
   На пропускном пункте на них даже не обратили внимания. Кажется, нас еще даже не объявили в розыск, холодно подумала Лиз. Пока.
   Как только Витт и Лиз оказались у лифтов, отключилось электричество.
   - Резервный генератор не запустится, - спокойно сказал Витт. - Нам нужно идти в сторону лаборатории термического синтеза. Я изучил схемы.
   Лиз кивнула в темноте. Она знала, что так будет, знала, что Объект Y сам выполнит задание, а она будет лишь страховкой, что он его выполнит и не изменит Центру, но чувствовать себя такой беспомощной было... грустно.
   - Слушай, а тебе их не жаль? - вдруг спросил Y. - Тех, кому вкалывают сыворотку?
   Лиз растерялась.
   - Ну... как людей - жаль, наверное, но...
   - Ведь каждый имеет право жить так, как он хочет, верно? Зачем тащить в сеть каких-нибудь глубоководных интровертов или отставших от жизни дедушек? Зачем им лишний стресс и нервы? К чему они придут?
   - Вот к этому вот, - мрачно отозвалась Лиз. - К блужданиям в темноте.
   Сверху раздался скрип железа, больше похожий на стон.
   - Сеть очень устала, Лиз, - негромко сказал Y. - Так устала. Она готова отдать нам все, а мы забиваем ее мусором. И идем туда снова и снова, когда нас ждут близкие, любовь, снежинки в лицо, настоящее солнце - это неправильно, Лиз. Так не должно быть.
   - Слушай, ты говоришь очень убедительно, - Лиз сглотнула. - Но я верна Центру. Я его часть, и я даже подумать не могу, чтобы все было иначе!
   - Верно. Не можешь. Потому что тебя, - его прохладные пальцы прошлись по отвороту ее рукава, - давным-давно обработали сывороткой вместе со всеми, а ты даже ничего и не заметила.
   - Я тебе не верю, - одними губами сказала Лиз. - Дядя Шон бы никогда со мной такого не...
   - Чтобы использовать тебя и заполучить меня? Да легко.
   Лиз споткнулась, поднесла руки к лицу, чтобы удержать всхлип - и развернулась, наткнувшись на резкие лучи фонарей.
   - Стойте! Кто такие! Руки за голову!
   Лиз бросилась на землю, выхватывая бластер. Рядом прозвучал выстрел, и в следующее мгновение Объект Y лежал на полу рядом с ней.
   - Ну, пару фонарей мы разбили, - тяжело дыша, сказал он. - Что теперь?
   Лиз перекатилась на полу, прячась за железный выступ, и метким выстрелом прострелила какому-то типу плечо. Раздался возглас, похожий на шипение.
   И тут Витт схватил ее за руку:
   - Бежим!
   Они неслись в темноте, не разбирая дороги. Пару раз Лиз чуть было не перелетела через перила в какую-то пропасть; несколько раз она оскальзывалась и почти теряла ботинок; коленки, лоб и локти были в ушибах, но всякий раз Витт безошибочно находил путь в темноте. Все-таки он поставил себе нейроимплант, мелькнуло в голове у Лиз, и ему помогает сеть. Обычный человек бы давно расшибся.
   И тут зажегся свет. Они стояли в переходнике у дверей в лабораторию. Рядом поблескивал матовым пультом терминал.
   - Вот мы и на месте, - констатировал Витт. - Ты посиди, я обеспечу доступ в лабораторию и все подготовлю.
   И тут же схватился за голову.
   "Защитники!" - прочла Лиз на экране терминала.
   Кажется, это было все, что он успел ей передать.
   Лиз замерла на месте. Витт уничтожил ее комлинк, нейроимпланта у нее не было, а в программировании по старинке она понимала не больше любого студента. И сейчас она могла только сидеть и ждать, пока Объект Y - Витт - пытается обойти защитников ПсиФарм.
   Он же на нейролептиках, вспомнила она. Заторможенная реакция, доля секунды - и они вскроют ему мозги. А потом найдут меня. Нас.
   В ее голове все еще гудели его слова: "... тебя давным-давно обработали сывороткой".
   Неправда. Нет. Но если его убьют, она так и не узнает правды, верно?
   Лиз закусила губу. Объект Y все еще стоял в одной позе, опершись на стул, очень бледный и напряженный, с закрытыми глазами, и по вискам его катил пот.
   Она должна была ему помочь. Он был ее единственной защитой.
   А еще он был сетью. И сеть помнила его.
   Лиз бросилась к терминалу и открыла первый попавшийся браузер. Строка поисковика приветливо мигнула бледно-голубым.
   "Помоги нам спастись".
   ... спасение души...
   ... внеклассные мероприятия "спаси дерево"...
   ... йога и медитация...
   Нет.
   Лиз закрыла глаза, потом открыла. Рядом с ней послышался грохот: Объект Y рухнул на колени. Его пальцы с фантастической скоростью печатали в воздухе.
   Не так.
   Лиз вспомнила послания, что Витт отправлял сети. "Я тоже скучал".
   "Он любит тебя. Помоги ему".
   ...
   Сеть молчала.
   "Пожалуйста".
   Секунды текли. Лиз ждала.
   И в последний миг, когда у нее уже не выдерживали нервы, она допечатала:
   "Я тебе верю".
   Скорее всего, сеть и впрямь просчитывала варианты. А может быть, Объект Y в очередной раз слился с сетью и даже не слышал запросов Лиз. Но в следующую секунду Лиз вдруг почувствовала прилив свежего воздуха, и дверь впереди распахнулась.
   - Ну вот и все, - слабым, но бодрым голосом сообщил Объект Y. - Мозголомы ПсиФарм нейтрализованы недели на три, я полагаю. Неприятные типы, однако.
   - Ага, - тихонько согласилась Лиз, тайком стирая свой последний запрос.
   Лаборатория оказалась небольшой, стерильной и распахнутой настежь - в фигуральном смысле. Здесь не было ни закрытых дверей, ни сетевых заслонов: они исчезали, не успев возникнуть. Лиз не могла даже представить, что Объект Y делал с сетью - он просто был ею в каждый момент времени, и мониторы выводили код, а установки повиновались ему, хотя он даже не прикасался к кнопкам.
   - Как там с рецептом? - поинтересовалась она.
   - Он в локальной сети, недоступной снаружи. Мне нужно еще несколько минут, чтобы установить полный доступ.
   - Полный доступ подождет, - резко сказала Лиз. - Что с сывороткой? Почему ты сказал, что мне ее ввели?
   - Потому что тебе ее ввели, - невозмутимо отозвался Витт. - Я настолько уверен в этом, что даже проверять не стал бы, хотя... подожди, вот занятный эксперимент...
   Он закрыл глаза и пробормотал что-то. Лиз с любопытством смотрела на него.
   - И что это?
   - Попросил сеть сделать кое-что для нас. Она бы сама синтезировала рецепт для сыворотки, знаешь ли. Вот только она бы не сделала этого ни для кого, кроме меня.
   Лиз заморгала.
   - Тогда... зачем мы пошли на ограбление? На риск? Зачем это все?
   - Сейчас увидишь.
   Из бокового шкафчика, шипя, выскочила пенящаяся пробирка. Витт быстрым умелым движением набрал ее в шприц.
   Лиз подняла бровь.
   - Это еще что?
   - Я попросил сеть синтезировать анти-сыворотку, - пояснил он. - Ей понадобилось собраться с силами, так что пришлось отменить десяток лазерных шоу по всей планете, но она справилась. Хочешь попробовать?
   - Я?!
   - Ты перестанешь быть симбионтом и станешь свободной от сети навсегда. Любое воздействие, любой гипноз, любые навязанные убеждения о том, какое это благо - служить Центру, уйдут, когда я сделаю тебе укол. И нет, это не плацебо.
   Лиз в ужасе шагнула назад. На лице Объекта Y появилось понимающее выражение.
   - Не хочешь расставаться с иллюзиями? Или боишься, что настоящий мир окажется намного серее воображаемого?
   Он попал в точку и там, и там. Рассерженная, почти разъяренная, она вырвала шприц из его рук и вколола себе белую пенящуюся жидкость.
   Три.
   Два.
   Один.
   Лиз открыла глаза.
   Мир не изменился.
   Она по-прежнему считала Объекта Y психом, упорядоченную политику Центра - правильной, а что касается сыворотки - ну, в некоторых случаях...
   Нет. Стоп.
   Не с Рене. С кем угодно, только не с Рене. Что угодно, где угодно, но у Рене все должно быть в порядке, пожалуйста, пожалуйста.
   И не с ней. И даже не с Объектом Y... не с Виттом.
   Нет, нет, нет.
   Люди не могут быть придатками к сети. Мы живые.
   Хватит истерик. Навязанные убеждения или нет, она должна завершить начатое.
   Лиз протянула руку.
   - Нам нужен рецепт, Витт. Нам нужно выполнить задание.
   Ее визави только рассмеялся.
   - Не так быстро. Помнишь про мое ментальное кондиционирование? Пока ты верна Центру, я верен Центру. А ты, моя дорогая, заколебалась.
   Лиз секунду стояла столбом. Потом до нее дошло.
   - Заррр-р-р-раза! Так вот для чего ты меня сюда притащил!
   Объект Y лишь развел руками.
   На панели вдруг зажегся синий огонек.
   - А, - заметил Объект Y. - Анализ закончен. Распечатки всех рецептов и формул к твоим услугам. Если, конечно, ты выберешь доставить их в Центр. И если я не буду против - а у меня, знаешь ли, имеются возражения.
   Зараза. Зараза. Зараза. Он перехитрил ее, заставил сомневаться в собственных убеждениях, и все это время контролировал ситуацию. И все это - чтобы получить свободу. Для себя? Или для сети тоже? Для живого, разумного, дышащего существа, которое только что спасло им жизнь?
   Что же ей делать?
   Они стояли друг против друга и молча глядели друг другу в глаза. Наконец Лиз сделала шаг вперед к человеку, который давно уже не был человеком.
   - Расскажи мне про сеть, - попросила она. - Объясни, почему она живая. Мы выложим это в сеть и, возможно...
   - Что? - усмехнулся Объект Y. - Люди оторвутся от мониторов и улыбнутся друг другу? Подключать симбионтов - очень выгодное дело, понимаешь ли, - его губы скривились. - А сеть... а сеть ничего не может сделать.
   - Родится что-то прекрасное, - тихо сказала Лиз. - Мне так кажется.
   - Слова - это только слова, девочка. Миром правит наш выбор. Решай.
   Лиз нерешительно протянула руку к распечаткам. Потом прижала их к груди. Витт оценивающе смотрел на нее.
   А она смотрела на след укола на своей руке и думала о всех людях, которые вольно или невольно успели стать симбионтами. Может быть, даже Рене?
   Очень-очень долго смотрела.
   - У нас есть формула анти-сыворотки? Для всех, кто захочет ее получить? - Она взглянула Объекту Y в глаза.
   И впервые увидела, как Витт улыбается.
   - Я выложил ее в общий доступ полчаса назад.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"