Силичева Маргарита: другие произведения.

Гонец Королевской почты.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сага о гонце-молодце, опасных дорогах,зашифрованных письмах и холодном пиве.


Глава 1

До листочка промокший лес быстро погружался в темноту. Двое мужчин остановились на ночлег на крохотной полянке посреди леса. Тот, кто постарше, лет тридцати пяти на вид, бубня что-то под нос, развел костер, его молодой спутник, ловко орудуя небольшим топориком, соорудил шалаш. Плащи и попоны хрустящих кустами неподалеку лошадей они развесили вокруг костра. Когда их куртки подсохли, тепло костра и спирт из фляжки старшего оживили их затухший еще утром разговор.

- Завтра будем дома.

-Не трави душу. До него еще доехать надо.

-Ерунда, никуда он от нас не денется. Этот маршрут уже исчерпал запас своих неожиданностей. Больше гадостей не будет.

Словно опровергая это утверждение, снова заморосил дождь, но уже не такой ливень, как вчера, а робкий, нерешительный и противный.

-Было бы глупо так умереть... - вздохнул младший.

-А ты видел умную смерть?

-Ну, не глупо, ну, противно.

-А это только поначалу.

-Я тебе серьезно говорю, а ты смеешься!

Старший вздохнул.

-Умереть в собственной постели среди друзей и родных, которые плачут и убиваются, а ты лежишь и наслаждаешься... Омерзительно! Уж лучше здесь, где похоронят разве что волки... Давай сменим тему? Не люблю на работе говорить о работе.

-Давай. А ты давно гонцом служишь?

-Лет десять... нет, больше... не знаю, не считал.

-И не работал нигде, кроме королевской почты?

-Только там можно серьезно работать. Вольный гонец при всех прелестях его существования не может менять лошадей на перегоне. К тому же королевская почта дает ряд охранных грамот.

-Вольному гонцу платят больше.

-Не скажи. На королевской почте разрешают брать левые заказы, когда делать нечего, а делать в этой дыре исходно нечего.

-Хорошо, наверное, быть личным гонцом - сыт, обут, одет в фирменную курточку, ни забот, ни проблем.

- И всю жизнь одним маршрутом... как этот, например.

-Да, гнило.

-Не то слово. Сгнием и поганками покроемся.

-А меня недавно Гараш не взял, - вздохнул после недолгого молчания младший, - Глупо, конечно, было к нему и проситься. У него там настоящие профессионалы, а я что?

-Подумаешь! Меня в твоем возрасте Гараш тоже не взял.

-Как?!

-Очень просто. Я плохо стреляю, отвратительно владею мечом, бегаю вовсе никак, а уж про рукопашную и говорить нечего. Но самое главное - я имел ужасный недостаток - умел читать.

-И что?

По мнению Гараша единственная гарантия того, что гонец не будет читать почту - он должен быть неграмотен, и других способов нет.

-Чудно! письмо же запечатано.

-В инквизиции проверяют почту, срезая печати. Очень хорошо получается. Еще можно спицей, плоской... Да мало ли...

Попоны и плащи высохли, а солнце село и только пятно костра освещало кружок леса.

-Давай спать.

-Давай. Кто дежурит?

-На фиг. Подбросим побольше дров в костер, и дело с концом. Кого нам тут бояться?

Спутник возражать не стал, а завернулся в плащ и уполз в шалаш.

-Спокойной ночи, Гэш, - лишь буркнул он.

Гэш не спеша встал, положил еще два полена в костер и тоже скрылся в шалаше.

Утро выдалось на диво солнечное и обещающее теплый день. Но спавшие гонцы его не видели.

Первым проснулся после полудня Гэш, и то только когда лошади наполовину съели шалаш.

-Что ж вы сделали, черти безногие!.. Дик! Вставай, лежебока!

-А! Что? Сколько времени?

-Скоро час.

-И мы все это время спали?

-И не говори. Правда, здорово было?

-А почта?

-К вечеру будем в Сайере, если поторопимся.

-А если не поторопимся?

-Тогда к ночи. В любом случае на праздник восьми святых мы успели.

-Здорово! Кого-нибудь спалят на площади, а к ночи будет карнавал и булочки с повидлом...

-Вот-вот.

Несмотря на льющееся с неба тепло, в лесу было мокро и противно, как вчера, и гонцы не помнили себя от счастья, когда выбрались, наконец, на нормальную человеческую дорогу, которую телеги, спешившие на ярмарку в город, сделали почти непроходимой. А на закате они уже увидели серые стены и острые крыши Сайеры.

Глава 2

Стройное полотно песнопения, искусно сплетенное голосами певчих собора, чинно поднималось к сводам. Собор был переполнен. Посмотреть на праздничное богослужение по случаю дня восьми святых собрался весь город. Пестрая толпа нескладно подпевала хору. Но вот песнопения стихли, и священник, сильно подпивший вчера, как подумал один из прихожан, следивший в соборе за другим человеком, начал проповедь.

Он был одним из лучших проповедников в наших краях, и слушали его, говорят, даже в самой столице. Чистым звучным голосом он заговорил о том, что рад видеть своих прихожан в таком месте и таком количестве, что сегодня такой важный для нас всех день- день молитвы и праздник восьми святых мучеников, что по случаю этого дня он поговорит немного о Боге и Вере, а потом почитает немного из Писания. Толпа притихла и слушала, затаив дыхание.

Объект наблюдения, сидевший в третьем ряду тоже слушал с большим интересом. Одет он был в новый костюм, как у весьма зажиточного (вот гад!) горожанина, темные волосы аккуратно причесаны, и шапка у него новая, и сапоги, и нож на поясе в красивых ножнах, и пояс тоже - все с иголочки. А на лице такое спокойствие и чинный интерес к тому, что говорит отец Лукан.

-А того, кто не услышит слова Божия, ждет геенна огненная!

С тем же чинным спокойствием время от времени объект, утомившись от проповеди, начинал разглядывать соседок, не обращавших на него никакого внимания, а потом снова переводил взгляд на священника.

-...потому, что все мы - рабы Божии. Но есть сомневающиеся! Осквернители могил и храмов, убийцы женщин и растлители малолетних! Да, ибо так велит им поступать их книга - ложное писание, их книга преисподней. О, внемлите мне!

Куда он смотрел только что? Ах, да! Правда, забавная пара.

-Ты меня любишь, Патрик?

-Катерина, не приставай. Я хочу послушать...

-Но ты же обещал!

-Тише, Катерина.

-Ну, скажи, любишь? Любишь?

-Люблю, люблю, только отстань!

-Патрик!

-И не будет пролито крови, мы не мстим, ибо не мстят заблудшему. И да очистит пламя его душу, и да обретет он вечную жизнь.

И снова поплыли под своды собора звуки гимна. Толпа подпевала.

Но вот служба кончилась, и вся пестрая масса народа выплеснулась наружу, точно вино из разбитого кувшина. Все стремились на площадь - торговать, покупать, обмениваться новостями, слушать музыкантов и танцевать под их нехитрые мелодии. Ну а к обеду, когда на площадь привезут дрова и установят столб, толпа получит еще одно развлечение...

Объект, не спеша, вышел из собора и, надевая на ходу шапку, пошел по улице, давая толпе себя обогнать. Выражение лица объекта содержало в себе достаточную долю отрешенности, чтобы любой воришка мог считать его кошелек и медные пряжки своей собственностью. На это же намекала тесемка от срезанного кошелька. Н-да... Лопух, да и только.

Дорогу объекту перегородила группа людей с мечами и в доспехах, вынырнув из переулка.

-Министерство охраны короны, - остановил объекта старший группы - Вы - Отто Гэш?

-Да, это я. В чем дело?

-Отто Гэш, по приказу господина начальника Ведомства охраны интересов Короны в провинции Сайера вы задержаны.

-Можно взглянуть на приказ?

-Прошу вас.

Стражник протянул Гэшу пергамент, исписанный каллиграфическим почерком писца с огромной кроваво-красной печатью внизу. Гэш приказ прочитал, с благодарностью вернул стражнику, а затем протянул ему нож.

-Что еще?

-Ценности.

-Ах, да, - Гэш потянулся к кошельку, но лишь развел руками.

-Это все.

-Следуйте за мной.

Черная пасть тюрьмы при ведомстве охраны короны закрылась за спиной Гэша.

Глава3

На следующий день Гэша вывели на допрос.

Молодой вздорный следователь сидел в единственном кресле, писец ютился около стола на стульчике, Гэша усадили на табуретку, а палачам сидеть не полагалось.

-Имя.

-Отто Гэш.

-Та-ак, сословие.

-Третье, городской житель.

-Та-ак, род занятий.

-Я - гонец королевской почты.

-Не женат, проживает в гостинице "Роза любви"?

-Все правильно.

-Но неинтересно! А интересно то, что гонец королевской почты брал заказы, не связанные никоим образом с королевской почтой!

-Это допустимо.

-И заказы эти противоречили интересам короля.

-Это не имеет ко мне отношения.

-Да?

-Среди моих заказчиков нет людей, осужденных за государственную измену.

-Ну, это не настолько непоправимо, чтобы печалиться... Кому было адресовано письмо графа Садвара?

-Я не имею права разглашать эти сведения.

-Да ну? А вот один ваш коллега...

-Наслышан.

-Хорошо... Итак?

-Я - гонец королевской почты, я - хороший гонец и много беру за заказы, и платят мне за то, что я не читаю письма, доставляю почту вовремя и храню информацию о перевозке почты в полной тайне. Это во-первых. А во-вторых, у вас нет серьезных обвинений против меня, и зачем вся эта комедия - совершенно непонятно.

-Нет серьезных обвинений, говоришь?

-Если бы они у вас были, я бы висел сейчас на этом или на этом...

-На нем не висят, под ним лежат.

-Вот-вот.

-Даю вам ночь на размышление и обещаю, что завтра, если вы не разговоритесь, вы будете и висеть тут, и лежать там, и жалеть, что на свет родились, да поздно будет.

"А ведь сейчас утро, - подумал Гэш. - раннее, ясное, чистое утро, роса еще не высохла, и река сверкает, как жидкое золото."

-Вы напрасно мне угрожаете. Я не арестован, я только задержан...

-Кто вам рассказал эту сказку?

-Я читал приказ.

-Читал? Так ты грамотен? Грамотен, и не знаешь, что возишь?

-Мне за это платят.

-И еще, о том, что ты был задержан, ты сможешь рассказать только Пречистой Деве на небесах, понял? Здесь никого не интересует, что было написано в том дурацком приказе. Ты находишься в тюрьме за государственное преступление - усвой эту нехитрую истину!.. По тебе веревка плачет.

-Ваши обвинения в измене королю и связи с изменниками яйца выеденного не стоят без доказательств. Вы, конечно, в силах сгноить меня здесь заживо, но чтобы доказать измену, вам нужно на маршруте проверить, что я везу. А пока вы этого не сделали, можете гноить меня здесь заживо.

-Сколько угодно.

-Жизнь гонца не так уж дорого стоит, чтобы сильно беспокоиться об ее утрате.

-Завтра мы продолжим наш разговор.

Гэш встал. Охранник отвел его в камеру.

В камере было сыро и противно, но Гэш плохо спал в эту ночь, а потому завалился досыпать. Но не заснул. Его беспокоило несколько вопросов. Во-первых, будут ли его кормить, во-вторых, не получит ли он лихорадку в сырой камере, и, в-третьих, почему его держат в одиночке. Не такая уж важная птица Отто Гэш, чтобы его изолировать от убийц и карманников, и не так глуп следователь, чтобы не понять, что он, Гэш, ничего не знает, а то, что следователь это знал заранее, Гэш принимал как "дано". Так в чем же дело? Кому нужно это перекидное письмо, отследить которое Гэш не взялся бы, будь оно даже в пути? Ответ поражал своей очевидностью - никому. А раз так, посмотрим, что будет дальше.

Глава 4

Утро следующего дня. Лязг замка в двери, охранник на пороге. И дикое ощущение обыденности, точно ты петух, давно предназначенный для праздничного супа - кричи, не кричи, а твоя жизнь, любовь и смерть так обыденны и давно предначертаны.

Долгий путь по коридору - как вчера, та же комната, тот же писец, но следователь новый.

-Имя?

-Отто Гэш.

-Сословие?

-Третье, городской житель.

-Род занятий?

-Гонец королевской почты.

-Вы поразмыслили?

-Да.

-Приступай, - кивнул следователь палачу.

Конца допроса Гэш не помнил. В себя он пришел уже в камере. Кто-то добрый поставил туда ведро с водой, а рядом оставил корку хлеба. От мысли о еде у Гэша потемнело в глазах, а вот из ведра он напился. Умыл лицо и руки и сел на скамейку поразмыслить. Шутки шутками, а вреда ему почти не причинили - руки не вывернули из суставов, ногти не вырвали, зубы даже не расшатывали. Кости целы, почки, бог даст, тоже, даже фингала под глазом не останется. Гэш сосредоточил все мысленные усилия на пятне света в центре камеры и сидел в полузабытьи до тех пор, пока не стемнело.

Следующего допроса Гэш не помнил. Его пытали водой, и это было все, что осталось в его память об этом дне. Он не мог, да, кстати, и не пытался вспомнить лицо следователя, о чем его спрашивали и как долго это продолжалось. не помнил Гэш и что отвечал, да ему и не было это интересно. Пить уже не хотелось. Оно и к лучшему потому, что в ведре плавала раздувшаяся уже крыса. Интересно, как она туда попала? Наверное, также как и он, Гэш... И нет ничего ненормального в том, что такая раздувшаяся крыса плавает в ведре с водой посреди тюремной камеры.

Глава 5

На допрос его привели совсем в другую комнату. Времени было далеко за полдень. Перед встречей со следователем его вымыли, одели и весьма прилично накормили. Когда же поднос с пустыми тарелками убрали, из двери напротив той, через которую вошел Гэш, появился грузный мужчина в дорогом костюме. В глазах у Гэша потемнело. и было от чего - перед ним стоял глава управления министерства охраны короны Сайеры и области Дарвис.

-Ну, как? - спросил он.

Гэш не ответил.

-Что же вы молчите? - Дарвис взмахнул пухлой ручкой и плюхнулся в кресло у стола. - Неужели я не услышу ваше знаменитое "Ага, как же!"?

-Какое "Ага как же!"?

-Не помните? А ведь вчера вы отвечали следователю только "Да", "Нет", и "Ага, как же."

Гэш пожал плечами.

-Или вы решили заговорить?

Гэш не ответил.

-Хотите помилование?

-Я ни в чем не обвинен.

-Странно, а мне казалось, что в измене королю...

-Вам казалось.

-Ладно, - он сделал внушительную паузу и продолжил примиряюще. - Ладно. Я ошибся. Вы возите письма и вы их не читаете. Хорошо. Согласен. Вы можете доказать свою невиновность?

-Вы не можете доказать мою вину.

-Ладно... ладно. Вы получите помилование, если исполните одно небольшое поручение, идет?

-Нет.

-Связанное с вашим родом занятий.

-Я не люблю загадок.

Дарвис весело взмахнул руками.

-Нужно просто отвезти письмо. Окажите мне эту услугу, и я забуду о ваших грехах перед королем.

-Это несерьезно.

-А что может быть серьезней жизни?

-Деньги, - Гэш пожал плечами.

-Вы несчастный человек, Гэш, если деньги для вас дороже жизни.

-Жизнь гонца вообще штука дешевая.

-Это ужасно.

Гэш не ответил.

-Сколько вы хотите?

-Зависит от дистанции, сроков, секретности и риска перехвата.

В комнате зависла неловкая пауза.

-Хорошо, - вздохнул Гэш. - Кому письмо?

-Вы согласны?

-Кому письмо?!

-Герцогу Невекту. Он сейчас в своем замке.

-Дня четыре пути по-хорошему... Сроки?

-Письмо нужно доставить крайне срочно.

-Четыре дня - вас устроит?

-Гэш, я хорошо знаю, что гонец может доехать до Кадоры за два с половиной дня.

-Может, - кивнул Гэш. - Я даже сам когда-то бил все рекорды на этом маршруте.

-Вам придется поставить еще один.

-Письмо может быть доставлено за полтора дня. На перекладных, поэтому дорого, но вы человек не бедный.

Выразительные глаза Дарвиса округлились.

-Это невозможно! Все должно быть в полной тайне!

-Тогда четыре дня.

-Это невозможно!

-Невозможно все остальное. Мы живем в мире, где не существует стокрылых фениксов и тысяченогих коней.

-Не вы ли всю жизнь доказывали обратное?

-Я никому ничего не доказывал.

-Хорошо, это время у вас есть. Четыре дня, начиная с завтрашнего. Все?

-Нет. Если вы хотите обеспечить максимальную секретность и скорость доставки, вам придется сообщить мне, кто заинтересован в получении письма, кроме адресата.

-А почему бы вам не попросить меня прочитать вам письмо, адресованное господину герцогу?

-Вы дурак или нет? Вы что, хотите, чтобы меня с вашим бесценным письмом сняла с коня первая же засада?

-Не кипятитесь. Вам придется быть осторожным.

-Нет, не придется. Без этой информации я просто никуда не поеду.

Дарвис лишился дара речи. Молчание первым нарушил Гэш.

-Мне дорога не только моя жизнь, которая, как я уже отметил, стоит недорого, но и репутация честного человека и хорошего гонца. Если меня снимут на дороге, мне останется только радоваться тем, кто придет плюнуть на мою могилу. Я не поеду без этой информации.

Дарвис задумался.

-Что вы будете делать, если умрет король?

-Не думаю, что даже напьюсь по этому поводу.

"Вот как", - равнодушно подумал Гэш. Впрочем, при сложившейся в сайерской области ситуации удивляться не приходилось. Старый король был болен, и его близкая кончина, несмотря на все усилия первого министра, не была тайной даже для провинции. Законный наследник - старший из пятерых сыновей короля - вряд ли мог претендовать на престол. Зато четвертый из братьев приобрел солидную поддержку в войсках. И смена короля могла бы пройти почти бескровно, если бы не второй брат, женатый на дочери соседского короля. Кстати, сайерская область как раз граничит с его владениями. В стране принц Александр популярностью не пользовался, но вот его тесть был очень непрочь посадить его на трон. И принц Александр не жалел денег, покупая благосклонность приграничных баронов и сайерского городского совета. Ему меньше всего было надо, чтобы войска его тестя застряли на границе в сайерских болотах. А в том, что после смерти короля в этих войсках появится нужда, сомнений не было.

Дарвис, к сожалению, принцу Александру не служил. Он был глазами и ушами принца Альберта в Сайере, а герцог Невект был главнокомандующим королевских войск. Н-да, было от чего закружиться голове и потемнеть в глазах.

Дарвис встал и подошел к закрытому и перечеркнутому решеткой окну.

-Спрошу иначе - что вы сделаете, когда умрет король?

-Я пойду на почту, где наверняка будут письма, возьму одно или десять, если по дороге, и начну выполнять свой долг перед королем.

-Перед каким королем?

-Перед покойным, как минимум. Дела найдутся раньше, чем состоится новая коронация.

-Хорошо, а если в стране будет два короля, кому из них вы будете служить?

-Не думаю, что меня об этом спросят.

-Вас и сейчас не спрашивают.

-Если вы хотите, чтобы ваше письмо попало в руки виконта Ламбля, а меня бы его люди бросили умирать посреди дороги, так не выйдет! Я просто никуда не поеду!

-Очень жаль.

Молчание длилось долго, но на этот раз первым сдался Дарвис.

-Я сообщил вам достаточно?

Гэш кивнул.

-Четыре тысячи золотых талеров, и я гарантирую доставку в сроки.

-Вам напомнить, где мы находимся?

-Четыре тысячи, или я не поеду.

-Вам понравились мои палачи?

-Их работа - детские игры по сравнению с тем, что меня может ждать на дороге. Лучше уж я умру здесь - с комфортом и без всякого риска.

-Вы играете со смертью.

-Ежедневно на дорогах.

-Ну, хорошо. Я заплачу вам тысячу.

-Четыре, или я не еду.

-Две.

-Четыре, или везите письмо сами.

-Ну... вы не единственный гонец...

-Я об этом думаю с начала нашего разговора.

-Хорошо, четыре.

-Деньги вперед.

-Вы меня за дурака держите?

-Плюс дорожные расходы.

-Сколько?

-Сотню.

-Сотню сейчас, две тысячи потом.

-Не пойдет.

-Хорошо, четыре потом.

-И сотню сейчас.

-Возьмете у казначея.

-Давайте письмо и ждите расписку.

-Вы должны обсудит маршрут с моими людьми.

-Слава богу, не должен!

Дарвис поднял брови.

-И не буду!

-Это несерьезно.

-Напротив, я хочу соблюсти секретность.

-А где гарантия, что вы не обманете меня? - на лице Дарвиса появилось по-детски капризное выражение.

-Мое доброе имя. Если вы обратились ко мне, а не в цех вольных гонцов или к Гарашу, значит, вы сочли мое имя достаточной гарантией честности.

-Я ничего не счел. Мои люди будут вам ценными советчиками.

-Можно, я уйду обратно в камеру?

-Не понимаю, как вы находите заказчиков?

Гэш пожал плечами.

-Мои люди знают все тропки и дорожки в этих местах. Не понимаю, почему...

-Все знают, - прервал его Гэш. - Это как в шахматах - все знают, но кто-то выигрывает.

-Хорошо. Остаток дня и, я думаю, ночь вы будете обдумывать маршрут здесь.

-Нет, я пойду домой и лягу спать.

-Я не могу позволить так рисковать моим письмом.

-Хорошо, - в голос Гэша пробралась усталость. - Я пойду домой и прежде, чем лягу спать, посмотрю на карты.

-Вам предоставят хорошие карты.

-Я буду работать только со своими картами, - Гэш закрыл глаза.

-Вам их привезут.

-Можно, я вернусь в камеру?

-Пресвятая Дева! Болван! Неужели ты не понимаешь, куда ты попал? Неужели не понятно, что твоя единственная возможность спастись...

-Уйти в камеру, - досказал Гэш.

Дарвис выдохся.

-Хорошо! Хорошо, делай, что хочешь. Завтра на заре придешь за письмом.

Гэш встал, не спеша, поблагодарил Дарвиса и ушел вслед за охранником.

Глава 6

Гэшу вернули его короткий нож в красивых ножнах и кошелек с перерезанными тесемками. В "Розу любви" он вернулся, когда совсем стемнело.

-Открой, Виолетта!

-Кто там? - сонный женский голос отозвался из-за двери.

-Отто Гэш.

-Где тебя черти носили?

-Я хочу спать, Виолетта.

-Давай, провожу тебя. А то ты по лестнице-то не поднимешься.

-Спасибо, хозяюшка.

Он взял ее за руку. Лестница была узкая. На середине они остановились, и Виолетта поставила фонарь на ступеньку...

-Завтра Николас уедет к брату.

-Я уезжаю, - отозвался Гэш, не разжимая объятий.

-Сейчас?

-Завтра, на заре.

-И что мне теперь делать?!

-Я вернусь, Виолетта.

-Мне страшно!

-Глупости. Лучше окажи мне услугу - зашей куртку.

-Угу.

Он проснулся на заре. Будь его воля, он бы проспал до обеда, но Виолетта его растолкала, когда принесла зашитую куртку.

-Ты что, раздумал ехать?

-Ага, сейчас...

-Вставай немедленно. Заказчик уже, небось, с ума сходит.

-Он уже...

-Вставай немедленно, кому говорят!

-Ага, я сейчас...

-Немедленно!!!

Гэш из-под одеяла вылез.

-Хозяюшка, миленькая, сготовь завтрак!

-Все готово давно, и куртку я зашила.

Гэш встал с кровати и побрел одеваться.

-Ох, я совсем забыл! Виолетта, я тебе сейчас за комнату заплачу.

-Ты забыл, что заплатил за три месяца вперед на прошлой неделе?

-Ну, еще за полгода. Пока у меня есть деньги...

-Давай, - вздохнула Виолетта. - То-то мой обрадуется.

Еще было утро, когда Гэш вышел из гостиницы. Но если Дарвис подумал бы, что Гэш сразу отправиться к нему за письмом, то лучше бы он не думал - такие большие начальники не должны ошибаться. Гэш пошел на почту.

Здание королевской почты из серого камня было построено бог знает когда и казалось пыльным и изношенным. Недавно, правда, Галар, начальник отделения, нашел деньги нанять красильщика, который покрасил дверь и лестницу.

-Как дела, старый? - поприветствовал Гэш нищего, извечно сидевшего около почты, как и все нищие оборванного и грязного, но заляпанного в добавок еще и свежей краской.

-Хороший день, и тебе такого же. Почты нет и не будет на этой неделе.

-Да ты провидец, - Гэш дал ему монетку.

-Я прослышец. А мелочь свою забери - сегодня крупная рыба идет - не распугать бы.

-Ну, прости. Удачи тебе.

-Удачи тебе. Тебя тут один человек спрашивал.

-Да? Какой?

-Весь такой одетый... хорошо одетый... и с большим кошельком ... А сейчас ушел куда-то и давно тобой не интересуется. Ты уж прости, дела у него срочные появились. Тебе ведь заказ сейчас не нужен? - нищий довольно прищурился.

Гэш усмехнулся в ответ. Его ленивое с утра воображение нарисовало не слишком яркую картину того, как это было: прилично одетый человек обращается к жертве и под благовидным предлогом отводит за угол. Жертва верит, покорно идет в переулок, где ее лишают сознания и вещей. Просто, легко и почти безопасно для грабителей, если их, как в данном случае, десяток. Гэш вздохнул и пошел на почту.

Отметился у секретаря, взял лошадь и поехал к зданию министерства охраны короны. У дверей его ждал молодой секретарь, который уже третий час предвкушал, как ему снимут голову, если Гэш не явится. Но Гэш явился. Назвал свое имя, взял письмо, сунул его за пазуху и уехал, мерзавец. Но, слава богу, что до обеда.

А часом позже Гэш проехал через площадь, выбрался на столичную дорогу и выехал из города через ворота св. Витта, именуемые в народе Воротами восьми повешенных, а среди гонцов - Ворота-в-болото.

Глава 7

Адвалес отошел от костра и задумался. Плохая работа. И дело даже не в том, что мало платят - мало где платят больше, и не в том, что есть дела поспокойнее. Главная беда- господин. Да не то, чтобы господин, так, господинишка. Подует другой ветер, и все. Его на плаху, а тебя... ну, в общем, ясно куда. И самое паршивое, что мало платят.

-Потушите-ка костер, ребята. Скоро светает.

Светает. Скоро распахнуться городские ворота Сайеры, и люди повылезут из своих теплых домов, черт бы их побрал! Гонца нет, никого нет, только лес, сырость и болото близко. С другой стороны, в этой луже костер не виден с дороги, а саму дорогу слышно отменно.

-Брик, ты что, оглох? Потуши костер!

-На фиг?

-Потуши костер, болван!

Брик со стоном повиновался. Сталкиваться с Адвалесом никто не хотел.

-Послушай, капитан! Чего ради мы сидим в этом болоте? Без огня, без еды и без выпивки!

-Ради звонких совров, конечно.

-Ага! Кружка совров на всех!

-А может, нам не отдавать барону письмо, пока не раскошелится?

-Тихо! - Адвалес прислушался. - Пошли.

Все десять собеседников пошли по направлению к дороге. Брик осторожно раздвинул кусты.

-Купцы.

Адвалес выглянул из кустов - пяток купцов, десяток слуг, шесть человек охраны. Хорошо.

-Пошли! - махнул он рукой, и его воинство выскочило на дорогу.

Охрану перебили в первые две минуты - нападения купцы не ждали. Прирезали и пару слуг, которые пытались сопротивляться. Остальные покорно слезли с коней.

-Где письмо? - Адвалес решил быть краток.

-Не понимаю, о чем речь. Какое письмо вас интересует?

-Где письмо?

-Мы не везем писем.

-Зря. Обыскать. А лучше, оттащим все это добро с дороги от греха подальше.

В лесу начался обыск. Добра у купцов было много, а вот писем - ни одного, зато были деньги и несколько золотых вещей.

-А мы-то жаловались, что на пиво не хватит.

-Да мы лопнем от пива!

Адвалес усмехнулся, а потом нахмурился.

-Закончили?

-Ничего нет.

-Отдай мне браслет, Кавис. Все обыскали?

-Да нету у них ничего.

От усталости и бессонной ночи даже голова закружилась.

-День их куда-нибудь, Брик.

Браслет приятно холодил ладонь.

Снова вязкие часы ожидания. Припасы, какие нашлись у купцов, они съели, а костер разводить побоялись - ветер, так удачно дувший со стороны дороги, стих. Разговор не вязался. Адвалес то и дело прислушивался и тут же разочарованно вздыхал. Впрочем, в награду за ожидание он таки услышал стук копыт.

-Едут, живо!

На этот раз по дороге ехало шестеро хорошо вооруженных парней. Но они тоже не ждали нападения.

-Место хорошее, сидим хорошо, - заметил Адвалес, когда все отдышались. - Обыщите их, чего стоять.

Все бросились обшаривать карманы. За пазухой у одного из трупов нашлось письмо, и довольный своей удачей Брик протянул его капитану. Адвалес прочитал адрес.

-Черт! - зашипел он, комкая письмо. - Черт их всех...всех подери! Пожалуйста!.. Это люди виконта Ламбля.

-И что?

-Бросаем все, как лежало, и нас здесь не было. Гизи, проверь, не забыли ли мы чего у кострища... Чтоб этот гонец руки-ноги себе переломал! В болоте потоп! И не родился!

Глава 8

Первые полдороги до Больших Коряг, как Гэш и ожидал, он проехал без приключений. Да и каких приключений можно ожидать на таком расстоянии от управления МОКа. А вот ровно на середине пути Гэшу повстречались шесть покойников, лежащих посреди дороги. Лошадь нервно дернулась. Кажется, она не любила мертвецов.

-Тихо, тихо. Мы им уже не поможем, а они нам не помешают.

Лошадь недовольно фыркнула.

-Где тебя учили, милая?.. Ладно, ладно, посмотрю, есть ли у них документы.

Гэш слез с лошади и подошел к одному из трупов. Карманы пусты - ни денег, ни бумаг. Второго покойника Гэш знал.

-Ого, господин виконт! Да, тут уж не до шуток. Ладно, милая, поехали. Крестьяне их похоронят, виконт помянет, и если наши таинственные друзья будут и дальше так удачливы, у них будет много ножей и арбалетов, а у нас с тобой - денег на сено.

С этими словами он сел в седло.

-Но, милая.

Гэш ехал не спеша - ничто так не привлекает внимание, как торопящийся всадник. Лесная дорога еще не успела превратиться в непроходимую жижу, и к деревне Большие Коряги он подъехал еще засветло. Решив в этот день больше ни о чем не думать и ни о чем не беспокоиться, Гэш поехал прямо к трактиру, да не тут-то было.

-Отцепись от меня, болван!

-Ах, так я тебе не нравлюсь, курва!

-Отцепись, кому говорят! Урод! Придурок! Мерзавец!

Крики становились все громче. Голос молодой и миловидной женщины временами поднимался до небес ультразвука, голос высокого крупного мужчины, по виду - приезжего бандита, показался Гэшу тоже неприятным.

Гэш спрыгнул с лошади (казенное добро надо беречь), подошел к дерущимся и, вздрагивая от особенно резких криков, решительно отодрал даму от ее кавалера. Ругань посыпалась из вояки как из рога изобилия.

-Денег не платит, а еще лезет, - визгливо жаловалась женщина.

-А тебе что, больше всех надо?

Эта мысль уже и Гэшу пришла в голову. Заревев, как бык, бандит бросился на него с кулаками. Гэш в долгу не остался. На помощь головорезу прибежало еще двое да крестьянин с оглоблей. Не успел Гэш подумать, что дело плохо, как крестьянин вмазал бандиту оглоблей по лбу. Зависла неловкая пауза. Гэш было прикидывал, как обезопасить себя от второго, но на шум и крики сбежались люди. Благородная драка переросла в банальную свалку. Гэш позволил спихнуть себя в канаву, а когда вылез, в драку вмешиваться не стал, а побрел к трактиру, считая свой долг по защите дамы более, чем выполненным.

Не было еще темно, когда Гэш переступил порог трактира.

-Эй, хозяин!

Не слишком удивленный видом Гэша трактирщик зашевелился за стойкой.

-Ужин, вина, комнату и приведи в порядок мою куртку.

Гэш бросил на стойку пару совров.

Трактирщик засуетился. Усадил Гэша за стол, подал вина, разогрел ужин.

В трактире было на диво многолюдно. Гэшу показалось, что все жители придорожья снялись со своих уютных, насиженных мест и поехали кто куда. Кто на север, кто на юг, кто в столицу, кто к границе, и в этом безумном мире так легко затеряться одной его ничтожно малой песчинке - Гэшу.

"Будем надеяться, что меня не знают в лицо. Сегодня мне повезло - благословенна будь земля, меня укрывшая, но кто укроет меня завтра?"

-Приятный вечер?

Гэш с интересом поднял глаза на крепкого мужчину среднего роста с простуженным голосом.

-Прошу, садитесь.

-Благодарю.

Мужчина не спеша сел.

-Ты хорошо дрался сегодня.

-Нет. Драка того не стоит.

-Согласен... Ты, я вижу, не против хорошего заработка.

-Ну, в общем, не против.

-Двадцать.

-Будьте любезны, оставьте меня в покое. Я не разбойник с большой дороги. Хотите говорить о деле - говорите, а нет - ищите себе компанию на виселицу где-нибудь в другом месте.

-Ладно, о деле. Виконт Ламбль платит приличную сумму за перехват одного письма, идущего с гонцом в Кадору. Кто везет и когда выехал - неизвестно. Плачу двадцать.

-Я уже слышал об этом. За письмом ходят люди барона Шарса, и приглашали меня. Обещали тридцать, я отказался.

-Сорок, идет? У меня ребят мало. Несколько ослов напоролись на засаду.

-Я видел их на дороге.

Воцарилось молчание.

-Ладно, идет.

Они ударили по рукам. Заказали еще вина и стали обсуждать дальнейшие действия.

-Вас будет шестеро, проводника я дам, на рассвете поедете до Рыжей Кочки - там сидеть удобно.

-В проводнике нет нужды. Я знаток здешних мест.

-Отлично. Значит, пятеро. Насколько я знаю, слухи о том, что письмо перехвачено - вранье.

-А что, есть такие слухи?

Естественно. Но одни утверждают, что гонца нашли около Трех Колодцев, другие - у Жабьей Лавочки. Бред, короче. Короче! Будете собирать все, что едет - народу на дороге сейчас не много.

Гэш кивнул. О такой удаче он и не мечтал.

-А как на счет конкурентов?

-Ближе к городу никого нет. МОК - дело нешуточное.

Гэш кивнул снова.

-С вашего позволения, я иду спать. Вставать на зоре для меня мучительно.

Гэш заснул быстро, но то ли после драки, то ли с перепою, то ли просто после всех событий этого дня, сны ему привиделись неспокойные. Ему снилось, что на дороге его изловили люди Дарвиса, приволокли в кабинет к своему шефу, а там и Гараш, и Герс - председатель Совета вольных гонцов, и Галар - начальник королевской почты Сайеры, и нищий, что обычно сидит у дверей почты, развалился в кресле Дарвиса. Ну, и сам Дарвис стоит у окна.

-Что вам нужно, господа? - спросил Гэш.

Люди переглянулись и засмеялись.

-Что это значит?

Дарвис подошел к столу, небрежно согнал с кресла нищего и достал из ящика стола запечатанный конверт. Все засмеялись снова.

-Что я везу?

Гэш проснулся незадолго до рассвета в холодном поту. Быстро оделся, стараясь отогнать наваждение ушедшего сна. Трое его спутников и Равек ждали его внизу.

-Хорошо, - поприветствовал его Равек. - Остальные сейчас подойдут. Парни, познакомьтесь с Риссом.

Гэш кивнул головорезам. Вскоре входная дверь распахнулась, и один из вчерашних противников Гэша сообщил, что лошади готовы.

-Все понятно? Бес - ты старший. За операцию отвечаешь головой, всем ясно?

Гэш подавил в себе желание кивнуть. На пороге Равек его окликнул.

-Рисс!

-Да.

Равек подошел поближе и так, чтобы не слышали остальные, процедил:

-Без фокусов, понял? А не то я с тебя шкуру спущу.

Гэш кивнул и вышел.

Глава 9

А спать все еще хотелось. По утрам Гэшу всегда хотелось спать и тем больше, чем лучше он высыпался. А сейчас им совсем овладело расслабленное состояние полусна. Скорее всего, думал Гэш, виконт пообещал такие деньги за это письмо, что все сторонники принца Александра высыпали на дорогу из Сайеры в Кадору. И облегчили тем Гэшу задачу.

Будет смешно, если это - липа. Если Дарвис не знает, то следует ему сообщить, что липовый гонец должен прикрывать настоящего, а не маскироваться, как дорога в болоте... или как он, Гэш.

Из всего сказанного вчера вечером Гэш сделал один вывод - из Сайеры в Кадору едет не один гонец и не два. Равек, кстати, не обмолвился о людях Гараша на том же маршруте.

Если я - липовый гонец, то кто же везет настоящее письмо? Не исключен вариант, что я. Только адресат ждет конверт не в Кадоре. Но тут уж Дарвис сам виноват - предупреждать надо. Вот полгода назад в Сайвасе... Да, хорошо было! За ним гнались все сайвасские головорезы, он убил несколько, что усилило у остальных желание его поймать, и, путая следы, долго носился от деревни к деревне, меняя лошадей. Его почти изловили в трактире, но он сбежал в окно, оставив преследователям сумку с письмом в кармане (а то зашитое за подкладку эти тупицы могли и не найти).

-Стойте, ребята! Эта дорога ведет в Пойму, а не в Рыжую Кочку. Нам направо.

-А по-моему, ты заливаешь.

-Не забывай, Бес, что проводник здесь я. Если ты прикажешь ехать налево, я подчинюсь, если же приказ ехать в Рыжую Кочку в силе - нам направо.

Гэш тронул лошадь, не дожидаясь ответа.

И снова в сон, в спасительную сладость утреннего сна. Так прохладно прикосновение осеннего солнца к щекам, и нежен ветерок, и мягка земля под копытами его кобылы, как бишь ее там зовут.

-Приехали.

Навстречу всадникам вышел знакомый Бесу человек.

-А мы уж вас заждались. Приветствую. Пива хочется смертельно. А это кто?

-Рисс, - представился Гэш, спрыгивая с лошади. - Будем на дороге стоять или конспирацию соблюдем?

У дороги за кустами уютно притаилось человек двадцать. Пара лиц показалась Гэшу знакомыми. Тем лучше - подумал он. Встретивший их, командир этого отряда, велел отвести коней подальше, чтобы не ржали у дороги, а шестерых своих людей отправил отсыпаться обратно в деревню. Знакомые Гэшу лица видимо были проводниками и знатоками здешних мест. Один из них уехал, а второй подозрительно смотрел на Гэша.

-Эй, парень! Откуда я тебя знаю?

-Из Сайеры, возможно. Меня зовут Рисс.

-Шейлок.

Гэш сел на траву под осиной, Шейлок плюхнулся рядом и достал карты.

-Сыграем?

Гэш бросил взгляд на сидевших поблизости головорезов.

-Давай.

Шейлок, усмехнувшись, разложил карты.

-Прошу.

-Ага, твой ход.

-Ну, что ты! Уступаю.

Странно, - подумал Гэш, - почему у всех шулеров движения одинаковы. Они учились у разных мастеров, каждый из них привыкал делать все на свой лад, но вот карты Шейлок держит так же, как я.

Первый кон Гэш проиграл, к удивлению партнера. Второй выиграл, третий - тоже. На шестом кону, когда Шейлок приготовился снять сапоги, Гэш играть отказался и сапог не взял. Зато в игру включилить другие так, что Гэш имел возможность дремать и при желании наблюдать за происходящим.

... стук копыт.

-Рисс, посмотри. Да, тише вы, олухи!

Осторожно отодвинуть ветки, хотя слышно все так, что можно и не смотреть - по дороге едет Дик. В глазах темнота, во рту горький привкус, и тихий голос за спиной:

-Это он.

Сказавший это тут же падает, напоровшись на меч Гэша. Но головорезов вокруг слишком много. Вдали слышаться крики Дика, по рукаву струйкой течет кровь, но боли нет, только усталость...

-Не спи, Рисс!

-А?.. Я ночью не выспался.

-На тебя сдавать?

-Сдавай.

Гэш взял карты. Да-а, при таком раскладе играть не интересно.

-Пересдай, Шейлок. У меня все козыри.

-Врешь! Они все у меня, - возмутился кто-то.

-Ага, не заливай!

-Короче, если расклад всех устраивает, Бочка, ходи.

Гэш выиграл быстро, сгреб выигрыш и, закрыв глаза, облокотился на осинку.

... теплое утро, кричат птицы, сухая трава касается руки.

"Неужели дождь пойдет?"

-Рисс, посмотри, кто едет.

-Да, капитан.

В этом лесу все теплое - и ветки, и трава, и земля. Стук копыт все громче. Дик!

-Это гонец, капитан.

-Бочка, не спи.

Бочка не спеша зарядил арбалет, спокойно прицелился, выстрелил.

Гэш выскочил из кустов и остановил лошадь. Дик лежал на дороге со стрелой в груди. Вот и вся история.

-Иди сюда, капитан. Посмотри, что я нашел... твою смерть я нашел.

Капитан падает с ножом в сердце, кто-то из головорезов напарывается на меч... Стрела в спине почти не мешает драться, особенно если знаешь, что это бесполезно - их слишком много...

-Да сколоко же можно спать, Рисс!

-А?.. Ага... Еще кон?

-Сдавай.

Гэш взял карты, с наслаждением вспоминая старое, почти заброшенное ремесло.

"Главное, не спать, главное, не поддаваться наваждению потому, что я не вижу выхода, и если такое случится, мое письмо не дойдет".

Стук копыт заставил Гэша вздрогнуть. Толпа головорезов, побросав карты, выглянула из кустов.

-Это же Эдди! - заявил капитан и выскочил на дорогу. - Что стряслось?

-Пять человек со мной и живо, - небритое лицо Эдди было красным от волнения и скачки.

-Давайте вы трое, ты и ты.

Названные бросились к лошадям.

-Ну и место вы нашли, - заметил Эдди, обращаясь к капитану. - По этой дороге с сотворения мира никто не ездил, особенно сегодня. Готовы? Да что вы копаетесь!

Гэш проводил их хмурым усталым взглядом.

-Доиграем партию? Полцарства за пиво!

Лицо Гэша прояснилось.

-На полкружки совров я могу привезти бочку пива.

-Смыться задумал?

-Нет, я тоже умираю без пива. Я знаю, тут в деревне неподалеку продают отличное пиво. Если боишься, пошли со мной пару ребят.

-На фиг. Держи деньги и поторопись, если не хочешь найти здесь наши высохшие трупы.

Гэш сунул деньги в карман и уехал.

Глава 10

Надо торопиться, уже полдень. Уже полдень, а до озера Белой Девы еще ехать и ехать. Гэш поехал шагом и достал из сумки карту.

Карты в сумке лежали в известном ему порядке, и он привык вынимать нужную наощупь.

-Быстрее, милая. Если не затопило Мутную тропу, мы снова побьем все рекорды на этом маршруте.

И Гэш решительно свернул с тропы в начинавшееся почти от самой дороги болото. Гэш любил болотные тропы. Сейчас, в это время года, когда комарье легло спать до весны, эти дороги чисты и открыты. Казалось, езжай, куда хочешь - воля, простор, редкие кусты да кочки с сохнущей травой. Лошадь уныло перебирала ногами, а Гэш непрестанно сверял свой путь с картой.

-Не мудрено, милая, что здесь никто не ездит, кроме двух-трех умников... и нас с тобой. А в награду за то, что мы не утонули, Белая Дева угостит тебя вином, а меня - сеном.

Гэш нагнулся и сорвал соломинку.

-Знаешь, милая... давай-ка направо... ага...

Гэш не договорил. Покой и тишина болота овладели им, и вскоре он почти дремал в седле, изредка глядя в карту и управляя лошадью.

Еще не начало темнеть, как вдали блеснуло озеро Белой Девы, а часом позже она сама вышла его встречать и пригласила в милый домик, отлично замаскированный от любопытных глаз.

-Отто! Храни тебя господь! Как ты? Как дела? Как жена? Давай, рассказывай. Вот вино, вот рагу. И не молчи! Я тут скоро с ума сойду от одиночества! А из моего братца и полслова не вытянешь! Знаешь, мне так одиноко, так одиноко! И ездят часто, и денег много, а поговорить не с кем. Знаешь, Отто, мы уже скопили почти тысячу гиреев.

-И что потом? - успел вставить Гэш. - Когда скопите тысячу?

-Как что? Ну, здорово же, скопить тысячу.

Белая Дева привычно кокетливо поправила волнистые белокурые волосы.

-Здорово скопить тысячу, здорово жить. Ты не думай, я не хапуга какая. Нам я ни в чем не отказываю. Я и Дику всегда говорила, говорю и говорить буду...

"Это точно,"- подумал Гэш.

-...Хочешь пить - пей, хочешь в карты играть - поезжай в город, хочешь девку - тоже катись в город, чтоб я этого не видела. Мы же, чай, не нищие...

Гэш разглядывал занавески на окнах, вышивку на скатерти, трещинки на кружке.

-... а ты что думаешь, Отто?

-Я с тобой совершенно согласен. Конечно, ты права.

-Естественно, я права! Я, понимаешь ли...

Топот копыт вдали вывел Гэша из оцепенения.

-Твой братец приехал.

-Да, слышу. Ну, и ушки у тебя!

Белая Дева выскочила из домика.

-Здравствуй, Дик!

-Здравствуй, сестричка. Ты не одна?

Дик устало спрыгнул с коня и обнял сестру.

-У нас Гэш.

-С ума сойти.

Он вошел в комнату и, снимая шапку с зеленым пером, протянул Гэшу руку.

-Давно не виделись.

-Давно. Я рад тебя видеть, Дик.

Куртка Дика пропахла вином и табаком.

-Ты по делу? - спросил Дик, когда все трое сели за стол.

-Я еду в Кадору.

-Не торопишься?

-Очень тороплюсь, Дик. Тебе очень идет серое, душа моя, - обратился он к Белой Деве.

-Спасибо. Жаль, что на озере мне приходится стоять только в белом.

-Неужели на эту байку еще кто-то клюет?

-Еще как! - развеселился Дик. -Ты уже знаешь?

-Нет.

Дик встал, не спеша подошел к шкафу, вынул из него и бросил на стол холщовый сверток.

-Что это?

-Посмотри. И я надеюсь, что тебя это не заинтересует.

-Все прошло просто потрясающе! Я стояла в белом, в венке из увядших лилий, а тут выехал Он. Он! Плащ с мехом, золотая цепь на груди. Он! И увидел меня. Я запела. О том, как мне одиноко, о том, как я страдаю, о том, как я нуждаюсь в защите. А Он... Отто, еще никто не смотрел на меня Так! "Сударыня!" - хриплым от волнения голосом сказал он...

-Ну, в общем он больше ничего не сказал, - закончил Дик.

- Да, - согласилась Белая Дева.

-Это - его вещи из сумки. Посмотри, занятное дело.

Гэш взял сверток. Кошелек, пустой, естественно, без инициалов, гадальные карты, трубка, потертый молитвенник, два вскрытых письма. Одно - барону Шолю от герцогини Изольды, все пропахшее духами, изрисованное сердечками и истертое на сгибах. Второе - тоже барону Шолю, без подписи.

-Ну, что?

-Спасибо, Дик.

Брат Белой Девы покачал головой.

-Напрасно ты ввязался в большую политику, Отто.

-Нет, Дик, я по прежнему не играю в политику с дураками и в карты с друзьями. Я все еще вожу письма, мой друг, а это нынче - дело опасное.

-Служба? Или заказ?

-Самое смешное, что я не знаю.

-Ты не знаешь, кто тебя нанял?

-Меня нанял Дарвис, Дик. И я не знаю, служба это или заказ. Я не знаю, что я везу и кому это надо. Я даже не знаю, липа у меня за подкладкой или нет.

-В тебе говорит истеричная женщина. Принеси еще вина, сестричка, а?

-Возможно... возможно. Посуди сам, Дик. Перевозку заказал Дарвис. Заказал, хотя мог сделать это через почту, не ставя меня в известность о своем участии, или воспользоваться своими людьми. Я не подозреваю о содержании письма - это естественно, но я знаю имя адресата. Это командующий королевскими войсками герцог Невект.

-Ух, ты!

-Друг мой, стоило мне выехать, как вся округа бросилась искать какое-то письмо.

-Твое.

-Не думаю. Я не могу отделаться от назойливой мысли, что везу липу.

-И что тебя так тревожит?

-Дик! Я не вижу кандидатов в подлинники. Либо он уже мертв, либо я не знаю, что и думать.

-Ты здорово влип, Отто.

-Если бы! Знаешь, что меня интересует сейчас больше всего? В этом письме некий господин барона Шоля...

-Ламбль?

-Угу. Повелевает ему собрать людей и перекрыть дороги.

-И что?

-Ставлю казенную лошадь, что он собрал людей, но не успел дать им инструкции.

-Ты хочешь сказать, что они его до сих пор ждут?

-Да, и прождут минимум до завтра. Я доеду живой, Дик. Я уже перестал в это верить, но теперь этот факт становиться азбучной истиной.

-Мне бы твой оптимизм, Отто!

-Пока Адвалес ждет Шоля, я доберусь до Шмуйского леса, а оттуда рукой подать до Кадоры.

-Адвалес не единственный, кому нужна твоя голова.

-Моя голова никому не нужна, Дик. Иногда мне кажется, что даже мне.

-Давай спать, а? А утром я тебя провожу до моста. Тут все так затопило, что один ты не проедешь.

-Спасибо, Дик, ты меня выручаешь.

Известно, что ночью на болоте вокруг озера Белой Девы слышны странные звуки. Кто-то стонет и плачет, то тихо, то настойчиво, а иногда женский голос зовет на помощь. Многие путники спешат на этот зов, но поворачивают назад, опасаясь трясины. А те смельчаки, которые, не испугавшись топей, добираются до озера, больше не возвращаются к людям. Говорят, они присоединяются к тем, кто стонет и плачет.

Спал Гэш отвратительно. Его то и дело будили ночные звуки, безжалостно разрушая ясные, спокойные сны. Под утро его окончательно разбудил сдавленный хрип. Громким этот звук не был, но он так будоражил любопытство, что Гэш вышел на крыльцо и удобно устроился на ступенях.

Скрип тележных колес, шорох копыт и тихий шепот - не разобрать о чем, а потом - предрассветная тишина. Когда совсем уж похолодало, Гэш вернулся в дом. Но лишь рассвело, они с Диком выехали к переправе.

Собственно мосту через неглубокую, но широкую и с плохим дном речушку Бородаву давно бы пора было сгнить, но он стоял чудом да молитвами редких ездивших по нему смельчаков, вроде Гэша или Дика. Или дураков, это уж как посмотреть. Когда-то к этому мосту вела широкая дорога, но в деревню, через которую она проходила на том берегу, кто-то приволок чуму. И пошла зараза гулять по миру. Оспа не скосила, черную лихорадку пережили, чума пришла. А прошел год-другой - поля заболотились. Дома еще стояли, да кто же в чумной деревне станет жить? Так и тянутся болота на много лиг - точно проклятое место.

Глава 11

Гэш и Дик подъехали к переправе к полудню. Болото здесь плавно превращалось в реку, на другом берегу которой желтел вполне оформившийся за время, прошедшее после гибели деревни, лес. Определить, где с этой стороны река, а где еще болото можно было по росшим вдоль берега гадким кустам, из-за дождей выше обычного залитых водой.

-Знаешь, Дик, посидим-ка тут немного, посмотрим на тот берег, - предложил Гэш.

-Давай.

Но прошло полчаса, но ничего интересного на другом берегу Гэш не увидел.

-Ну, все, спасибо, Дик. Я на твоем месте не рисковал бы ехать дальше.

-Как хочешь, - обиделся Дик. - Но я все-таки уеду только тогда, когда увижу тебя на другом берегу.

Мост, через который собирался проехать, Гэш строили лет шестьдесят назад, и держался он чудом. Чудо это было тоже не ахти какое надежное, так как с одной стороны, а особенно ближе к тому берегу, мост обвалился. Но даже в самом узком месте лошадь могла пройти, что Гэшу и требовалось.

Кое-где бревна совсем сгнили, и Гэш вспоминал одну молитву за другой, а около большого пролома чуть натянул поводья.

Пригнуться он не успел. Лошадь захрипела и взвилась на дыбы. Из ее шеи торчал арбалетный болт.

-Идиот!!! - долетел до Гэша крик с одного берега и

-Отто!!! - с другого.

Гэш вытащил ноги из стремян и, благодаря всех святых за спасение, спрыгнул в воду, постаравшись как можно сильнее оттолкнуться от лошади. Гнилые бревна подломились под агонизирующим животным, и оно рухнуло в воду по другую сторону моста. Гэш не видел, как десяток молодцов с мечами наголо бросились по мосту к тому месту, где упала лошадь. Не выныривая, Гэш плыл к прибрежным кустам. Мост же не выдержал веса людей и рухнул весь. Пока головорезы выбирались из воды под яростные крики их капитана, Гэш успел затаиться в кустах с ножом. Меч он выбросил еще при падении, как только смог его отцепить.

"Ага! Ищите, ищите, голубчики! Скатертью дорожка." И правда, играть в прятки в этих кустах можно было долго. Но игра не началась.

За кустами на том берегу, где стоял Дик, показался невесть откуда взявшийся отряд всадников.

-Только этого нам и не хватало! - заорал уже почти сорванным голосом капитан сидевших в засаде. - Сматываемся, придурки! Ну! Чего стоите!

Подгоняемые непрестанной бранью, они скрылись в лесу столь резво, что подъезжающий отряд их не заметил. Зато обнаружил Дика в кустах. Но Дик искушать судьбу не стал и удрал так быстро, как только мог.

Гэш вылез из воды только тогда, когда решил, что раз уж его до сих пор не нашли, то теперь и подавно искать не будут. И правда, берега Бородавы были пусты, насколько хватало глаз. Дорога Гэша теперь лежала к желтеющему вдали лесу.

"Чудно, - подумал Гэш. - Всего какой-нибудь час назад тут было далеко не так тихо."

Гэш выбрался на берег, перемазавшись в грязи по уши, аккуратно распорол подкладку и вытащил письмо, которое он так предусмотрительно (как в воду глядел) завернул в три пакета. Первый пакет промок насквозь, второй тоже изрядно, третий, к счастью, только по краям. Гэш вытащил письмо и, помахивая им, чтобы быстрее высохло, пошел вниз по течению все ускоряя шаг.

Для начала он согрелся, хотя грязная одежда неприятно хлюпала при каждом движении, а ветерок упрямо вызывал дрожь.

Лошадь отыскалась в зарослях прибрежных кустов в довольно глубоком, кстати, месте. Оставив письмо в укромном месте в кустах, Гэш полез в воду через грязь у берега и выволок на берег свою сумку. Он с наслаждением отхлебнул из фляги, разложил карты сушиться, повесил почти всю одежду на куст и час приплясывал рядом. Когда карты и сумка высохли настолько, что одно стало не противно положить в другое, Гэш натянул мокрую еще одежду, собрал карты и поплелся к лесу.

У опушки его остановили. Дюжие молодцы в добротных куртках, каждый с ножом за поясом и мечом на боку. Приблизившись, ножи они достали. Гэш уже было нахмурился и, медленно снимая с плеча сумку, потянулся за своим ножом. (Меча у него не было - он остался под мостом или стек вниз по Бородаве. Тем более, что он был уверен, что меч ему здесь не понадобится.) Но один из разбойников заорал:

-Гэш! Цыц! Это же Гэш! На кого же ты похож, старый пень!?

Гэш бросил сумку и поспешил пожать руку разбойнику, имени которого не помнил, да и лицо видел впервые.

-Сам видишь на кого. Как же я рад, что тебя встретил! А то еще несколько минут...

-Знаю, знаю. Ты в этом известный мастер!

Гэш хмыкнул в душе и сменил тему разговора.

-У меня куча новостей и срочных дел. Господин наш и повелитель еще спит?

-Беппо? Спит?! Ну и шутки у тебя!

-Беппо? А где же...

-Ты не знаешь?

-Не знаю. Господи! Значит Красный Глаз...

-Да, сушится на солнышке.

-Жаль.

-Жаль, но не страдай. Беппо тебя помнит.

Гэш вздохнул.

-Еще бы ему меня не помнить! Слушай, мне срочно нужен Беппо. И дела у меня весьма безотлагательные. - Гэш хитро усмехнулся.

-Джек тебя проводит.

-Спасибо.

-Джек, слышал, что я сказал? Проводи этого красавчика к Беппо.

-Ага.

Гэш взвалил на себя сумку и последовал за Джеком, не очень-то озабоченным тем, с какой скоростью движется его спутник.

Беппо жил в лесу в огромном шалаше, издали смахивающем на добротный сруб. Сам он сидел на пеньке у костра, не обращая внимания на суетившихся на полянке разбойников, которые кололи дрова, готовили обед и просто шатались без дела.

Беппо зябко поежился, плотнее завернулся в плащ и только потом перевел глаза на пришедших.

-Здравствуй, Беппо.

-Гэш? Я уже грешным делом и лицо твое забывать стал. Садись, рассказывай.

-Сначала высохну.

-На березе?

-На костре.

Беппо встряхнул пышной черной шевелюрой и расхохотался. А Гэш тем временем стал снимать с себя одежду и раскладывать ее возле костра. Затем настала очередь содержимого сумки.

-Эй, осторожней! Если ты положишь еще и карту на это бревно, твои сапоги полетят мне в котелок!

-Ага!

Когда одежда и содержимое сумки высохли, а Гэша накормили супом, Гэш перестал играть в молчанку.

-Надо поговорить, Беппо.

-Надо.

-Не здесь.

-Не здесь? Хорошо, давай у меня в шалаше.

-Лучше отойдем подальше от лагеря.

Безумные глаза Беппо подозрительно сверкнули.

-Тогда оставь нож.

Гэш положил нож на траву.

-Пошли, - кивнул Беппо и пошел первый.

-Здесь никого нет. Ну?

-Что ты знаешь о наших делах с Глазом?

-Немного.

-Я бы предпочел, чтобы все так и осталось, но не могу. Я здорово влип, Беппо, и нуждаюсь в твоей помощи. Твои люди знают меня как члена отряда, который появляется редко, а исчезает часто по делам Глаза.

-Предположим.

-Беппо, я появляюсь редко и только за тем, чтобы поделиться тем, что знаю. А знаю я немало. Сегодня я, например, еду из Сайеры.

-Я понял. Чего же ты хочешь за свои услуги?

-Длинный список! - засмеялся Гэш. - Шапку, плащ, лошадь и кратчайшую дорогу до Кадоры со сменой лошадей при необходимости.

-И все?

-Завтра вечером я должен быть в Кадоре.

-Ты успеешь. Но ты попросил мало.

Гэш сосредоточился и собрал всю свою наглость.

-Пойдешь с нами и получишь долю, - произнес свой приговор Беппо, сверля Гэша глазами. Тот не отвел взгляда.

-Нет, - тихо и твердо ответил он. - Караван из Юхты будет в лесу через три часа. Охраны - максимум, везут помимо всего прочего и золото. Если ты мне не веришь, Беппо, я останусь в лагере и подожду вашего возвращения. За три часа можно сообразить приличную засаду, если собрать всех твоих людей.

-Ты знаешь, что будет, если ты наврал?

-Я останусь в лагере, если ты мне не веришь и в случае провала... сам знаешь.

-Знаю... знаю. Скажи, а почему я первый раз слышу об этом караване. И как ты узнал о нем, если ехал из Сайеры, а караван вышел из Юхты? И куда ты спешишь, Гэш?

-Долгая история. Я ее расскажу, если все удастся.

-Почему не сейчас?

-Потому, что у тебя нет времени! Я бы на твоем месте посадил меня под замок, собрал людей и послал кого-нибудь проверить мои слова.

-Хорошая идея.

-Которая?

-Первая.

Гэш пожал плечами, Беппо расхохотался.

-Пошли. Если ты не врешь, время и вправду дорого.

-Ты получишь долю, - добавил Беппо через несколько минут. Гэш в ответ кивать не стал, так как Беппо шел впереди.

Глава 12

Гэш остался в лагере. Беппо милостиво разрешил ему воспользоваться своим шалашом и посоветовал выспаться перед скорой кончиной. Охранявшие Гэша дюжие парни остались снаружи, а Гэш провалился в сон, едва его голова коснулась подушки.

Было бы странно, если бы Беппо поверил Гэшу сразу и на слово, но его слова рискнул проверить. И почти через час молодой парнишка с раскрасневшимся от лихой скачки лицом докладывал главарю:

-Как ты и велел, я проехался почти до Борщихи. Так там никого нет. Только какие-то крестьяне везут в нашу сторону сено, три воза.

-Сколько?

-Три воза.

Беппо нахмурился, его лицо стало злым и решительным.

-Сколько крестьян?!

-Человек двадцать. Десяток конных, остальные на возах. А что, мы будем брать сено?

-Сено, сено, идиот, - Беппо мрачнел все сильнее.

-А зачем нам сено? - подошел к ним разбойник, узнавший Гэша у реки.

-Сено, которое на ночь глядя везут через лес на сенокос! Сено, которое охраняют десять конников! Где Гэш?! Я его повешу!

-А при чем здесь Гэш?

-Не рассуждать! У нас дел по горло!

На ночь глядя крестьяне везли сено через лес, не подозревая, что оно уже продано, а деньги за него поделены и пропиты. На дороге, идущей через лес, преград не встречалось, и крестьяне уже прикидывали, где будут завтракать утром, как вдруг, едва не задев везущую первый воз лошадь, упало дерево и перегородило дорогу. Еще не старая лошадь шарахнулась в сторону, воз опрокинулся, с него посыпались ящики, мешки и сено.

-Что случилось? - крикнул один из крестьян и тут же упал со стрелой в горле. Остальные невесть откуда повыхватывали мечи, но они оказались бесполезны, так как их неприкрытые кольчугами головы и шеи были отличными мишенями для лучников, засевших в кустах. Дорогу назад крестьянам перегородило второе упавшее дерево - позади последнего обоза. А затем разбойники с криками бросились добивать оставшихся в живых. Те, конечно, не были овцами, покорно идущими на убой, но мужество и яростная оборона их не спасли. Численный перевес был на стороне разбойников.

Сам Беппо в сражении не участвовал. Он стоял в стороне, отдавал распоряжения и смотрел, чем все это кончится.

Кончилось все быстро. Когда в живых из защитников каравана не осталось никого, Беппо вышел на дорогу в сопровождении почти королевской свиты и жестом приказал осмотреть добычу.

Его люди распороли мешки, взломали ящики, поднесли вожаку ларец с письмами. Среди сена блеснули золото и сталь, Беппо тихо выругался от удивления.

-Я повешу этого индюка! Бесы его раздери! А ну, шевелитесь! Ирек, бери ребят, и тащите все ценное на полянку. Ангелочек! Давай, не спи! Грузите жмуриков в их тару и к Бородаве. Нечего нам светиться. Спустите их вместе с сеном по течению. И кольчуги с них не забудьте снять. Скоро темнеет, торопитесь, чтобы возвращаться не на ощупь.

Разбойники засуетились, выполняя приказы. Команда Ирека начала перекладывать золото в принесенные с собой мешки и уносить ящики с оружием. За одно обыскали карманы и сумки убитых. Нашли немного серебра и хлеба.

Люди Ангелочка, дюжего парня с белокурыми волосами, поставили возы на колеса и меланхолично сваливали на них тела убитых в крестьянской одежде, пересыпая их сеном, которое собирали, чтобы не валялось на дороге.

Беппо конца дожидаться не стал, а с ларцом под мышкой побрел к своему жилищу. По мнению Беппо, там спал человек, способный ответить на все его вопросы. А раз так, пора их задать.

Гэш спал в шалаше, не обращая внимания на шум вокруг.

-Эй, ты! - обратился Беппо к одному из разбойников, проходившему мимо. - Вытащи-ка его наружу.

-Ага, сейчас.

Разбойник взял Гэша за ноги и выволок из шалаша, за что, правда, получил в глаз от своей жертвы.

-Ты что, Беппо, совсем одурел?! Какого фига... Неужели нельзя было дать человеку выспаться?!

-Пошли в лесок, Гэш, - Беппо был зловеще спокоен.

Спорить Гэш не стал, а поднялся с земли, отряхнул с куртки листья и кивнул Беппо.

-Пошли.

На этот раз за пределы видимости они уходить не стали. Гэш отметил про себя, что свита Беппо напряженно за ними наблюдает, но не может их слышать.

-И так?

Гэш сел на траву. Беппо достал из-под плаща ларец со взломанным замком и протянул его Гэшу.

-Читай.

Гэш уставился на Беппо. Удивление в его глазах быстро сменилось страхом догадки.

-Я думал, Беппо, что ты спросишь, кто я.

-Думаю, что я и так понял. Читай.

-Беппо, я - гонец королевской почты.

-А я - принц Александр.

-Вот грамота, это подтверждающая.

-Ага, ага, попроси господина Дарвиса, он тебе выпишет грамоту, что ты - монах-минорит. И сам распишется.

-Я не работаю на Дарвиса, Беппо.

-А на кого же ты работаешь, душа твоя святая?

Гэш глубоко вздохнул, словно собирался нырять в омут.

-Я - гонец королевской почты и везу заказ Дарвиса в Кадору.

-Ах, вот как!

Гэш откинулся, чтобы прислониться к дереву, и закрыл глаза. Беппо задумался.

-Ладно, верю. Но что же ты везешь, гонец королевской почты, от чего за тобой на дорогу высыпали такие достойные люди и в таком количестве?

И он опустился на траву рядом с Гэшем.

-И так?

-Я расскажу тебе одну сказку, Беппо. Жил-был король. И была у него жена-королева и пятеро сыновей. И старший - наследник престола, как водится в наших краях. Был старший сын красив, силен и благороден, побеждал на всех турнирах, был первым рыцарем на поле брани... н-да... Но вот король состарился и уж вот-вот копыта отбросит, и скоро корона опустится на голову старшего из братьев, да вот незадача - четвертого сына королевы, Альберта, так любят и благородные рыцари, и простые солдаты, что и будущий законный повелитель им не мил. А принц Александр, второй по рождению и первый среди завоевателей женских сердец, женился на дочери соседнего короля, который ныне очень не прочь посадить зятя на трон. Ну, дальше можно и не сказывать. Третий брат стал монахом, а пятый - безумным Вильгельмом - сошел с ума. Все вроде бы просто, тут бы и сказки конец, да вот ведь какая штука. Через область, соседствующую с государством нашего королевского свата, едет один смышленый малый и везет письмо от начальника МОКа этой области главнокомандующему королевскими войсками, который очень кстати находится тут поблизости. Как ты думаешь, за кого из принцев поднимут мечи владельцы приграничных земель? И хотят они, чтобы их замки войска соседа сравняли с землей как укрепления врага, или просто сожрали все припасы в гостях у друга и союзника? И один известный виконт-путешественник, засевший в этой глуши как вкопанный, как они все отнесутся к нашему парню-дурню, который едет себе и беды не чует, а?

-Вот оно как, стало быть! Лихо врешь!

-Я здорово влип, Беппо!

-Это точно. Здорово ты влип! А то был бы живехонек...

-Дурную голову не жалко.

-Откуда ты узнал про караван?

-Случайно. Один из виконтовых слуг потонул в болоте, я видел его бумаги.

-Ну, да! - расхохотался Беппо. - Просто случайно ехал мимо!

Гэш красноречиво пожал плечами. Буря улеглась, стремнина миновала.

-Ладно, я тебе верю. Потому, что очень хочу верить. Потому, что ты мне нужнее как королевский гонец, чем как дарвисов шпион.

Беппо посмотрел на Гэша серьезно.

-Ты получишь две доли и то, что просил. А теперь - читай.

-Уже темно. Я не вижу буквы в такой темноте. У меня в сумке была свеча.

-Не вставай. Ирек! Его сумку, живо! Я знал, что мы договоримся.

-А я уже почти потерял надежду.

Тот, кто узнал Гэша у Бородавы (его и звали, как понял Гэш, Иреком) принес сумку.

-Может, пошли к костру, там теплее?

Беппо кивнул.

У костра Беппо разогнал гревшихся разбойников, его свита застыла вокруг на почтительном расстоянии. Гэш не дожидаясь приказа зажег сальную свечу и вынул из ларца первый конверт. Сломал печати, быстро пробежал глазами письмо, взял второе, третье. Наконец вокруг него лежал ворох писем.

-Так их не прочитаешь. Это шифр, Беппо.

-И что? Ты хочешь сказать, что не умеешь читать такие шифры?

-Умею, - вздохнул Гэш и вынул из сумки карандаш. - Я скажу, когда закончу. Это требует времени.

-Ладно, читай, - хлопнул его по плечу Беппо.

И прошло не менее двух часов, прежде чем Гэш убрал в сумку карандаш и позвал главаря.

-Нам повезло - простой шифр.

-Читай, не выпендривайся.

Письма, которые зачитал вслух Гэш неграмотному Беппо, содержали пространные инструкции виконту Ламблю на все возможные случаи жизни. Никакой информации о пересылке виконту еще денег из писем выудить не удалось, и Гэш покидал их за ненадобностью в костер.

-Подарить бы их Дарвису, - задумчиво заметил Ирек, стоявший все время за спиной у Гэша.

-Зачем светиться? - ответил Гэш, бросая в огонь и деревянный ларец. - Дарвис и так знает, зачем здесь сидит виконт. Был бы дураком, если бы не знал. А засвеченный виконт ему не в пример удобней, чем новый непонятно кто, который приедет на место Ламбля, если с тем случится несчастье. Все! Я хочу спать.

-Ирек! Уложи спать дорогого гостя.

Ирек заметно поморщился, но проводил Гэша в свой шалаш.

-Когда тебя будить?

-Убью! - ответил Гэш и заснул.

Глава 13

Адвалес отвернулся к окну, чтобы подавить ярость, но тут же повернулся назад.

-Идиот! Ты идиот, Гизи! Ты последний дебил, какого я только мог сыскать! Убирайся к черту!

Под глазом головореза цвел роскошный фингал, скула и губа были разбиты в кровь, а движения утратили былую уверенность.

-Но капитан...

-Идиот! Если враг испугался и убежал, на фиг нужна была драка!

Гизи вздохнул. Возражать было нечем.

-Убирайся, - продолжал, успокоившись, Адвалес. Ищи себе другого командира, а я не желаю иметь с тобой дела... Вон!!!

Гизи ушел, Адвалес вздохнул и подошел к окну.

-Эй, капитан! - донеслось снаружи. - Мы пошли пиво пить.

-Кто - мы?

-Ну, вот мы, - Брик не был многословен.

-Катитесь, но чтобы на закате вернулись. Трезвые!!!

Адвалес меланхолично смотрел, как Брик с дружками пересекли двор замка и отправились в трактир. Барона в замке не было, и это почти пугало. Его ждали со дня на день, но промедление в данной ситуации грозило бедностью, как пить дать. В кармане Адвалеса лежали три письма, но он не верил, что хоть одно из них настоящее. Истинный гонец ускользал из поля зрения, точно его и не было вовсе. На худой конец можно продать эти письма виконту, но это может оказаться весьма худым концом.

Адвалес отошел от окна. Если барон Шоль попал на дыбу МОКа, то ему, Адвалесу, лучше повесится сразу. Он слишком много знает о делах барона, чтобы его хоть когда-нибудь перестали искать... А гонец тем временем будет в Кадоре... Господи! Дался всему миру этот кадорский гонец! И зачем, зачем, (просвяти меня господи!) я взялся за это дело за такие деньги... Ну, все, хватит! Пусть барон говорит, что хочет, а я пойду пиво пить.

Пиво было до неприятного холодным. Адвалес отодвинул кружку и снова задумался. Надо было что-то делать. На деньги от господина рассчитывать не приходилось - барон Шоль в лучшем случае мертв. В лучшем случае... н-да... Вдобавок крепнет навязчивое подозрение, что за пазухой Адвалеса три хорошенькие липки, которым грош цена. Шоль бы заплатил. За одну, естественно, но заплатил, хоть и не много. Ладно, но две другие-то никто не мешает продать. Надо только найти покупателя. Хорошего покупателя, такого как виконт Ламбль.

Адвалес встал и, бросив на стол пару монет, вышел на улицу. Ему повезло. Он наткнулся на Равека, который шел в кабак, откуда Адвалес только что вышел.

-Какая встреча, Равек! Не знал, что ты здесь. Но я тебя искал.

Равек поднял на Адвалеса усталые глаза.

-Ага.

-Есть дело.

-Сначала - пиво. Если дело срочное, присоединяйся.

Адвалес кивнул.

-И так? - спросил Равек, когда допил первую кружку.

-Я здорово промотался, и мне позарез нужны деньги. У меня есть то, что тебя интересует. И я хочу это продать.

-Что же меня интересует?

-Глупый вопрос. А ответ и вовсе неуместен. Оно у меня. Сколько дашь?

-Покажи письмо!

-Сначала деньги.

-У меня с собой пять сотен.

-Идет.

-Покажи письмо!

-Сначала деньги.

Равек ухмыльнулся.

-А почему ты решил по дружбе запродать его мне, а не Бабису или Ганду?

-Мне нужны деньги, очень! А тебя я встретил первым. Мы же друзья!

Адвалесу казалось, что этому вранью не поверит даже Равек. Но Равек поверил.

-Вот, здесь пять сотен, раз уж мы друзья.

Адвалес взвесил кошелек на ладони: "Четыре с половиной в лучшем случае."

-Хорошо, держи.

Равек взял письмо, осмотрел печати и кивнул. Адвалес встал.

-Счастливо. Мне пора. Ну, и гадкое же здесь пиво!

На улице теплый ветер коснулся лица. Бабиса бы разыскать, но его так легко не найти. Он или в Юхте, или в Кадоре, или, еще хуже, застрял где-нибудь на дороге.

Отойдя немного от кабака, Адвалес заметил весьма занятную, с его точки зрения, пару - Брика и Ашера, человека Равека.

-Ах, вот как! - пробормотал Адвалес, сворачивая в переулок, чтобы те двое его не заметили. - А я бы спал и не думал! Ну, что ж, сегодня, кажется, отличный день.

Глава 14

Проснулся Гэш в полдень. Беппо в лагере не было. В большом котле у костра к удивлению Гэша нашелся суп на дне. Пока Гэш завтракал, выяснилось, что Беппо оставил распоряжения касательно него. Все разбойники знали, что Гэшу нужно в Кадору, и что они должны предоставить ему лошадь.

Ирек принес Гэшу вещи, которые тот просил у Беппо: плащ, шапку, кошелек с обещанными ему двумя долями и меч - подарок главаря, а за одно и пропуск в лес на все случаи жизни.

-Я тебя провожу хотя бы до опушки.

-Не мучай лошадь, Ирек. Я знаю, куда ехать.

-У оврага сможешь сменить лошадь. А дальше - тебе ребята покажут.

-Хорошо. Спасибо, Ирек, мне пора.

-Ты будешь в Кадоре еще засветло.

-Мне бы еще хотелось и заживо, поэтому я потороплюсь.

Бешеная скачка, смены лошадей, короткие остановки и снова ветер в лицо. Еще задолго до сумерек, криками: "С дороги!" разгоняя прохожих, он вихрем промчался по улицам Кадоры и резко осадил кобылу у ворот замка.

-Я везу срочное письмо господину герцогу! - заорал он стражникам во всю мощь своих легких. - Срочное письмо! Я - гонец королевской почты! Откройте!

Ворота не спеша приоткрылись, впуская Гэша во двор. Без лишних разговоров он спрыгнул с лошади и последовал за офицером охраны, который вместо того, чтобы вызвать во двор секретаря с печатью, повел Гэша внутрь замка.

В красивой галерее с божественной росписью на стенах и потолке, голубыми портьерами с шитыми золотом гербами герцога на окнах и узорным паркетом на полу Гэша оставили ждать секретаря. Появился он минут через двадцать, когда Гэш был близок к обмороку от усталости, голода и мучительного ожидания.

-Где письмо! - резко спросил секретарь - дворянин средних лет, одетый дорого, по мнению Гэша, но безвкусно.

-Покажите печать. Я должен убедиться, что вы действительно секретарь господина герцога, - Гэш не узнавал свой охрипший голос.

Дворянин усмехнулся.

-Не слишком-то ты почтителен, гонец королевской почты! Вот печать.

Гэш небрежно поклонился, вынул из-за пазухи письмо, которое переложил туда еще на опушке.

-Вот письмо. И распишитесь здесь, поставьте своей рукой дату и время и приложите печать.

Секретарь подошел к резному столику адской работы и изящным почерком написал требуемое.

-Благодарю. Я могу подождать, если его высочество захочет написать ответ...

-Он воспользуется личным гонцом, - смерил Гэша взглядом секретарь.

Гэш кивнул.

-Тогда покажите мне выход.

-Вас проводят.

Секретарь ушел, а Гэш даже не посмотрел ему вслед. Было ясно, ужином его не накормят, а раз так, то нечего и кланяться.

Еще через полчаса офицер охраны вывел его во двор, где уже почти час простужалась его взмокшая от скачки лошадь.

-Ничего, милая, в трактире отогреемся. Думаешь, пока ты тут стояла, меня там кормили? - заметил Гэш, заползая в седло.

Проснулся Гэш, точно очнулся от обморока, и долго не открывая глаз раздумывал, что делать дальше. Можно зайти на почту и взять письмо, если будет по дороге, можно поискать дешевый заказ в Сайеру, а можно пару дней поошиваться здесь, в Кадоре. "Ладно, - решил он. - Если дождя нет, ищу заказ, если есть - сплю до хорошей погоды". И осторожно открыл глаза. Его худшие подозрения оправдались - дождя не было. "Сам дурак", - подумал Гэш и вылез из постели.

Внизу его ждали две радостные новости. Во-первых, его лошадь не подохла и даже не заболела, и во-вторых, несмотря на то, что завтрак уже съели, через полчаса будет готов обед. От обеда Гэш не отказался, а потом пошел на почту.

Здание королевской почты как две капли воды было похоже на своего сайерского собрата, только дверь некрашеная. На пороге Гэш огляделся в поисках знакомых, а не найдя их, вошел вовнутрь. Секретаря-регистратора он отыскать не успел - его остановил в коридоре незнакомый господин, новый начальник почты, судя по виду.

-Гэш!

-Добрый день, - отозвался Гэш и на всякий случай добавил - Ваша милость.

-Брось! Ты не занят?

-Смотря в каком направлении. Я еду в Сайеру.

-Очень срочно?

-Ну...

-Окажи услугу, а? Закинь почту в Шонту.

-Вообще-то Шонта мне не слишком по дороге.

-Слушай, Гэш! Я понимаю, что гонец твоего класса не станет мараться такой ерундой, но я тебя очень прошу. У меня завал и людей не хватает. Ты меня здорово выручишь, если согласишься.

Гэшу становилось больно от одной мысли, что надо сесть в седло, но он очень любил, когда ему льстили.

-Ладно. Какие там сроки?

-Ну, завтра-то к утру ты там будешь?

-Конечно.

-Вот и отлично. Спасибо, Гэш.

Гэш пошел за начальником почты к секретарю, где назвал свое имя и маршрут, забрал письмо и двадцать совров на дорожные расходы. Лошадь он менять не стал. В Кадоре, конечно, неплохие лошади, но слишком нервные.

Причины такого внезапного для себя отъезда Гэш нашел быстро. Дело не в том, что он не устал или ему мало приключений на то место, где уже мозоль от седла. Просто ему надо было подумать, а лучше всего думалось в дороге, на тихом маршруте и спокойной лошади. Конечно, платили, и дорого платили ему за то, что он писем в дороге не читает и о них не трепится. Но думать-то о своей почте он мог, а сегодня не мог о ней не думать. Зачем Дарвису понадобился Гэш? Отвезти липу? И кого этой липой Гэш прикрывал? Доехал ли настоящий гонец? Ну, на этот вопрос ответ ждет его в Сайере. Или не ждет...

-С ума можно сойти, как все запуталось! - заключил Гэш, подъезжая к приземистому зданию шонтской почты в то время, когда стремительно темнело.

-Извините... здравствуйте... простите пожалуйста, - окликнул его женский голос.

Гэш обернулся. Перед ним стояла миловидная девчонка.

-Да?

-Вы не знаете, как найти начальника почты?

-Еще нет. А что, срочное дело?

-Да... мне сказали, что к нему надо обратиться... по поводу письма... здесь, говорят, бывает дешевле...

-Может, я вам помогу? В какую сторону письмо?

-В Сайеру. Там мой жених, и он не пишет...

-Я как раз завтра еду в Сайеру и мог бы взять вашу почту.

-Ох, спасибо! А вы гонец, да?

Гэш кивнул.

-Мой жених тоже гонец. Он служит в Сайере у господина Гараша. Знаете, он должен был приехать два дня назад, но не приехал. Правда, он обещал ненадолго, потому как проездом, но все равно лучше, чем ничего. И вот - не приехал.

-У него опасная служба.

-Думаете, с ним что-нибудь случилось по дороге?

-Я бы на вашем месте был бы в этом уверен. Давайте ваше письмо. Адрес на конверте есть?

-Да, я написала.

-Хорошо, через пару дней я буду с Сайере.

-Сколько я вам должна?

-Вообще-то десять совров, но нафиг они мне нужны. Всего хорошего.

И Гэш со всей силы потянул ручку тяжелой дубовой двери. С первой попытки открыть ее не удалось, но Гэш был готов к этому. Благодаря изрядному опыту ему все-таки со второй попытки проникнуть внутрь, а потом, вцепившись обеими руками в ручку на другой стороне, дверь за собой закрыть.

Глава 15

Второй этаж. Направо по коридору вторая дверь. За ней секретарь, которому надо вручить письмо, проследить, чтобы он отметил тебя в учетной книге, заполнил квитанцию и проследить, чтобы он поставил правильное число, в нужном месте написал название почтового отделения и не забыл поставить печать.

Последняя дверь в другом конце коридора. Здесь надо предъявить квитанцию и получить ордер на койку в гостинице, а также проследить, чтобы секретарь не забыл вернуть квитанцию и поставил на ордере сегодняшнее число.

Дверь, соседняя с первой, - касса. Показать ордер, заплатить пять совров и не забыть квитанцию об оплате.

Теперь на конюшню сдать лошадь. Там найти секретаря, проследить, чтобы он вписал тебя в учетную книгу, не перепутал твое имя с именем лошади и правильно заполнил квитанцию.

И последнее - гостиница. Она в соседнем здании. Первый этаж, дверь справа. Показать ордер и квитанцию об оплате, запомнить номер комнаты, подняться на второй этаж, с удивлением обнаружить, что в этой комнате все койки заняты, спуститься вниз, поругаться с секретарем, добиться того, чтобы он вписал тебя в другую комнату, где чудесным образом есть пустая койка. О, господи!

Гэш со стоном опустился на койку.

-Всем привет.

В комнате было человек пять помимо него.

-Привет, Отто, - отозвался один, другие промолчали. - Ты очень кстати. Я ищу компанию поужинать.

-Хорошая идея... ага... сейчас...

Гэш нащупал за пазухой кошелек и только тогда поднялся.

-Пошли, а то я уже близок к тому, чтобы решить, что спать я хочу больше, чем есть.

Единственный кабак в Шонте находился через две улицы и имел единственное достоинство при всех недостатках. Достоинство неоспоримое - он был! Правда, готовили в нем неважно, зато подавали большими порциями. Гэша там помнили и почему-то любили. По его просьбе хозяйка достала бутылку вина и самолично подала подгоревшее жаркое.

-Спасибо, хозяюшка, - улыбнулся Гэш. - Я тебя давно не видел, Бернард. Что, ты теперь не частый гость в Сайере?

-Да нет, не особенно. Скорее уж это ты имеешь привычку пропадать.

-Да, случается.

-Я слышал, ты попал в неприятную историю? У нас тут ходили слухи, что тебя арестовали.

-Врут, - усмехнулся Гэш. - А у тебя-то как дела?

-Все служба. Как же они меня все достали! Как сговорились - подняли плату за заказы. Теперь чтобы оформить служебную поездку с заказным письмом надо все карманы вывернуть. И лошадей хороших не допросишься! Просто слов нет! Пару же лет назад как приятно жить было - оформили тебе, что ты взял какой-нибудь докладик-отчетик и везешь его как срочное, а тебе и лошадей меняют и в гостиницах не пристают. А сейчас секретарю вынь да положь и побольше. И за это он тебе напишет бумажонку, по которой ты получишь такую лошаденку, что хоть пешком иди. Да и служебных дел стало много. Н-да.. Сейчас не время для любовных переписок.

-Это точно. Хотя и переписки бывают еще те. Пару месяцев назад за одну такую мне чуть голову не сняли.

-Кстати, а это не тебя ждут там за оврагом?

-Да? Не исключено. Час назад я сдал почту с двумя W из Кадоры.

-Что, писца заело? Или правда такая секретность?

-Не знаю, не проверял.

-А как же ты ехал, если на них не напоролся? - вдруг спохватился Бернард.

-Я на всякий случай поехал через Тридцать Три Колдобины, а потом срезал угол лесом. Я подумал, что вряд ли кому-нибудь понадобиться оцепить весь этот район. А если и так, то я успел бы свернуть на Сквозную дорогу - на Колдобинах трудно устроить незаметную засаду.

-Ну, ты даешь, Отто!

-Спасибо, Бернард, - Гэш на секунду поднял голову от тарелки.

-Не рисковал бы ты, Отто. Будет жалко, если пропадешь.

-Да я не особенно и рискую.

-Знаешь, тут неподалеку недавно Альвара сняли.

-Жаль, хотя я не был в рядах его почитателей. А что, вез что-нибудь ценное?

-Наверняка. Из Сайеры всегда бывает что-нибудь ценное.

-И когда это случилось?

-Дня два назад здесь, неподалеку.

Гэш вздохнул, отложил вилку и медленно провел ладонью по лицу.

-Ты чего?

-Да так, начинаю радоваться, что жив. Давай-ка лучше выпьем. За дороги, которые нас сводят, за случайные встречи и краткий покой за столом. Короче, давай наливай.

К своему удивлению Гэш проснулся до полудня. Минут двадцать он сидел на кровати решая, пойти ли ему на почту или попробовать заснуть снова. В конце концов победило компромисное решение - пойти завтракать. Гэш встал, оделся, вытащил из-под подушки кошелек и отправился в кабак.

В кабаке было много приятней, чем на почте, но и на почту зайти пришлось. Гэш ожидал, что секретарь будет орать на него за то, что он пришел к обеду, а гостиница гонцам не для того предоставляется, чтобы в ней по полгода жили, и вашу простуженную лошадь забирайте, нам она не нужна, совсем не берегут казенное имущество, и вам по квитанции не такое седло выдавали, все хотят ехать в Сайеру, да мне все равно, что вы там приписаны, вот пошлю вас в Борщиху, а не хотите в Борщиху, так поезжайте в Кадору. Больше никуда писем нет, уберите ваш кошелек, где я вам почту в Сайеру возьму...

Но почему-то секретарь воспринял его появление спокойно.

-Добрый день.

-Добрый день, Гэш.

-Есть что-нибудь в Сайеру?

-Барахло всякое. Возьмешь?

-Давай.

Секретарь с первого этажа долго рылся в учетных книгах, потом не спеша пошел в подсобку за почтой, через полчаса вернулся, отметил в книге, какие письма и кто берет, вручил их Гэшу вместе с квитанцией на лошадь.

-Мы здесь уже наслышаны о твоих подвигах, Гэш.

-Каких подвигах?

-Ну как же! Так надуть четыре засады! О тебе теперь вся почта говорит.

-Ах, так их уже четыре, - равнодушно заметил Гэш.

-А ты не знаешь?

-Я ехал по другой дороге.

На конюшне снова пришлось пересказывать весь маршрут в подробностях - провинция любила сплетни. Впрочем, Гэш привык. В обмен на успевшую обрасти красочными подробностями байку о своих похождениях, Гэш у конюшенных секретарей все подробности смерти Альвара. С интересом он узнал, что Альвар Гоари жив, хотя и не сильно. Его на вторые сутки подобрали на опушке крестьяне. Они привели его в чувство, чтобы узнать, где живот его родственники, свалили полутруп на телегу и откатили в Сайеру, надеясь на вознаграждение. Госпожа Гоари денег, естественно, не дала, но благодарила долго.

Глава 16

Всю дорогу в Сайеру Адвалес задавался двумя вопросами: где зарезать Брика и что сказать барону о своем отъезде, если тот все-таки вернется в свой замок. С вариантами ответа на второй вопрос было негусто, зато из сотен ответов на первый Адвалес никак не мог выбрать лучший. Даже в том, что Брика надо именно зарезать, а не утопить или повесить, у Адвалеса были сомнения, и он судорожно искал способ их разрешить. Хоть монетку, право слово, подкидывай! С монетками, правда, проблем не было - Бабис расщедрился на шесть сотен, да так быстро, что Адвалес к концу их беседы подумывал, а не запродать ли Бабису и второе письмо. Уж пора возвращаться в замок, а Адвалес так и не нашел ответов на свои вопросы. И чтобы не сидеть как пень в пивной, он скрашивал мучительные часы размышлений тем, что шлялся по сайерским улицам.

А было бы забавно встретить Брика здесь, в Сайере. Это избавило бы Адвалеса ото всех проблем разом. Неожиданно у него созрел новый план. Брика надо прикончить в баронском замке ножом Шарпла. Так одним взмахом можно будет приколоть к стене двух зайцев, двух жирных матерых зайцев.

Адвалес вернулся в гостиницу. Если бы его ждали в комнате, по лицу хозяина гостиницы он бы заподозрил неладное. Он насторожился даже, если бы и хозяин ни о чем не подозревал, но этих "если" не случилось. Фигура стражника выросла перед Адвалесом как только он открыл дверь. Стоявший у стены второй стражник резко толкнул Адвалеса от двери и загородил собой выход. Еще кто-то заломил ему руки за спину. Адвалес не сопротивлялся. Он уже успел понять, что гостиница набита стражей.

-Карл Адвалес? - из-за стола поднялся старший отряда.

-Да, - врать было глупо.

-МОК. Вы арестованы по приказу начальника МОК Сайеры и области.

-Это я уже понял, - буркнул Адвалес.

Пытаясь подавить холодок в спине, он повторял себе, что все это еще ничего не значит. Что барон Шоль скорее всего не арестован, что доказательств его связи с виконтом нет, что люди, которым он продал письма, не будут о том распространяться, а если и будут, их слишком много, чтобы им поверили.

Адвалеса обыскали. Нашли восемь ножей, удобную удавку и меч из оружия, серьги и кошелек из ценностей, и письмо, оставленное Адвалесом для барона Шоля - из документов.

"Они ничего не знают. Против меня нет улик. Одно письмо ничего не доказывает, - твердил себе Адвалес. - Шоля у них нет. Если барон угодил в застенки МОКа, я бы не болтался неделю по дорогам. Грабеж на меня не повесят - свидетелей не осталось. Письмо - конечно плохо, но выкрутится можно, если гонец не ожил, а он был мертв, когда мы уезжали. Пресвятая Дева! Что все это значит?! Что им надо?!"

На Адвалеса надели наручники как на опасного бандита. Хозяин гостиницы с любопытством и ужасом наблюдал происходящее из угла, куда забился еще до появления Адвалеса. "Хоть бы тебе всю жизнь там сидеть," - зло подумал Адвалес. К этому моменту он успел немного успокоиться и запастись терпением. Пропуск на свободу дает не нож, а следователь, и не исключено, что он его еще даст.

Гэш сидел за столом в сайерском трактире и мелкими глотками пил вино. Воспоминания о событият прошедшего уже дня то и дело вставали комом в горле. Ну, то, что когда он привез заказное письмо, в доме гарашева гонца на него писмотрели как на бродягу-попрошайку, было еще полбеды. В конце концов, он потребовал десять совров за доставку и получил массу удовольствия, глядя, как это гнусное семейство искало монетку, когда он сказал, что сдачу не даст, а без десяти совров не уйдет.

Со вторым было хуже. Когда он пришел в МОК, Дарвиса там не застал. Тот уехал в столицу на неделю. Зато его секретарь с порога заявил Гэшу, что так как истинный гонец не доехал, то по законам почты липовый гонец денег не получает. И дверь перед носом захлопнул.

В общем-то, Гэш подозревал, что все именно так и кончится, но владевшая им злость подкинула ему гениальную, по его мнению, идею. Продумав все детали плана, Гэш отправился искать Гараша. Он нашел его там, где и рассчитывал найти набожного человека в такой час в воскресенье - в соборе на вечерней службе. Заметив Гараша, Гэш вышел из собора и остался ждать его у ограды. С нищими поболтать не удалось - слишком много народу проходило мимо.

-Подайте! Подайте на хлеб! Подайте бога ради, черт бы вас побрал!

-Помогите! Не дайте пропасть! Муж умер, осталась одна с сыном! Подайте! Подайте!

-Да не тычь мне в лицо своим ребенком! Он уж протух давно!

-Ах, ублюдок! Ты же мне последний костыль сломал! Подайте инвалиду!

-А ты не лезь!

-Подайте прокаженному!

-На, только отойди, зараза!

Людской поток, хлынувший из собора, когда служба кончилась, иссяк и лишь только тогда на пороге появился Гараш в сопровождении секретаря и какого-то купца, судя по виду. Гэш оторвался от ограды.

-Гасподин Гараш, я знаю, что вы очень заняты, но у меня к вам есть срочное дело, - быстро заговорил Гэш, загораживая Гарашу дорогу. Тот остановился, Гэш почтительно отступил в сторону.

-Срочное дело? Не думаю, что вы нуждаетесь в моих услугах.

-Зато вы нуждаетесь в моих.

-Да?

-Да.

Гараш поднял брови.

-У меня есть информация о гибели ваших людей, - продолжал Гэш.

-Мне она не нужна.

-До свидания, господин Гараш, - Гэш, не поклонившись, отступил на шаг назад.

-Господин Шенк, я приглашаю вас на ужин. Думаю, тогда мы все и обсудим. Вы не против?

-Конечно.

-А сейчас прошу меня извинить, - Гараш поклонился купцу. Гэш проводил его взглядом.

-И так? - Гараш в упор посмотрел на Гэша. Тот выдержал внушительную паузу.

-Я знаю, что неделю назад у вас погибло двадцать человек. Они попали в засаду, выполняя заказ. Чей заказ и кто адресат мне известно.

-Вы много знаете, Гэш.

-Дурную голову не жалко.

-Я заметил. Что еще?

-Я знаю, что вам дали липовый заказ, и что ваши люди погибли бессмысленно.

-Оставим громкие слова.

-Тридцать талеров, и я за два дня узнаю имя истинного гонца. Вы не знаете о том, что он не доехал.

-Зачем мне его имя?

Гэш небрежно пожал плечами.

-Вы хотите, чтобы я заплатил вам за молчание?

-Молчание о чем? Я еще ничего не знаю. Но имя истинного гонца назвать могу.

-Мне?

-Тому, кто заплатит.

-Возьмите деньги. Вы ведь хотите вперед? Кстати, у вас кошелек срезали.

-Спасибо.

-Не за что.

-Мое почтение, господин Гараш.

Гараш кивнул и прошел мимо Гэша, будто того и не существовало. Гэш подбросил на ладони золотую монетку. В гостиницу идти смысла не имело - Николас дома. Виолетта даже не обняла Гэша при встрече. Поэтому Гэш отправился на почту. Деньги он по дороге завязал в платок и сунул за пазуху. То есть не на саму почту, конечно, а на конюшню. Он не торопился. К вечеру там народу меньше, и секретарь будет свободен.

Сморчок-секретарь сидел в своем кабинете, где запах конюшни смешивался с запахом разбрызганных духов, и строчил полугодовой отчет.

-Куда это ты собрался на ночь глядя? - секретарь поднял на Гэша воспаленные глаза.

-Далеко. Дай же мне самую резвую лошадь, - поддержал шутку Гэш. - Я по делу.

-Да, уж не в карты играть.

-Можно, я пороюсь в твоих записях за последние две недели?

-С ума сошел? У меня отчет на носу.

-Ладно, дождусь другой смены, Гэш загадочно улыбнулся. - И десять талеров отдам кому-нибудь еще.

-Талеров? - глаза секретаря расширились. Гэш в эту минуту был похож на сытого кота.

-Талеров, - подтвердил он.

-Ну, ладно. Начало в сундуке... нет, слева... ага... а последние записи здесь на столе.

-Спасибо.

Гэш открыл сундук, вытащил несколько огромных учетных книг, захлопнул крышку, положил книги на сундук, а сам уселся рядом с ними.

-Держи деньги, а то забуду.

Сморчок жизнерадостно хихикнул.

А Гэш достал карандаш и клочок бумаги и стал тупо проглядывать все записи. Пару выписок из одной книги, пяток из другой и так до конца.

-А списанные лошади за это время есть?

-За прошлую неделю. В отчете есть список. Вот он. Держи.

Гэш быстро переписал длиннющий список.

-Спасибо, голубчик, - сказал Гэш, складывая листок. - Ты меня очень выручил.

Выйдя из конюшни, Гэш вздохнул с облегчением. Снаружи было прохладно и свежо, а от духов в секретарской Гэша уже подташнивало. Теперь куртка будет пахнуть ими неделю. Гэш вздохнул еще раз и отправился к зданию Совета вольных гонцов. Собственно, у вольных гонцов с королевскими ничего общего не было с тех пор, пока лет сорок назад один председатель Совета не догадался собирать налоги с тех королевских гонцов, которые берут заказы. Права голоса на собрании такие гонцы не имели, но налоги с них требовали с особой страстью. С видом человека, готового их заплатить, Гэш потянул за ручку дверь здания Совета.

В дверях он столкнулся с председателем.

-Мое почтение.

-А, Гэш! Что ж вы на собрания не ходите?

-Я был в отъезде.

-Знаете, на последнем собрании Капан предложил ограничить число заказов королевским гонцам.

-Интересно,.. а как он предложил контролировать этих людей?

-Ну,.. о заказах же все знают!

-Ваша милость! - вяло усмехнулся Гэш. - Это означает, что они будут брать преимущественно те заказы, о которых никто не знает, а они самые дорогие. Мое почтение.

Глава 17

В здании Совета Гэша интересовала траурная доска и все слухи, какие только тут можно собрать. К Гэшу вольные гонцы, особенно "старая гвардия", относились по-разному. Кто-то его не любил за дорогие заказы, кто-то за высокомерный взгляд, кто-то - за то, что он - королевский гонец. Молодежь со своей стороны с интересом следила за стычками "стариков" и Гэша.

Сначала Гэш нашел секретаря и заплатил за год вперед налоги. Потом любопытства ради остановился у доски заказов.

-Ищешь что-нибудь?

-Да нет, просто глазею. Добрый вечер, Бимас. Как дела?

-Терпимо. Тебя искал Капан.

-Зачем?

-Чтобы убить, наверное.

-Вот как?

-Хочешь свежую сплетню?

-Давай.

-Капан попытался протолкнуть закон о сокращении допустимых заказов у королевских гонцов и говорил об этом на собрании. А полчаса назад его поймал Герс и убедительно попросил не выносить эту идею на голосование. Завтра собрание, а Герса-то так скоро не переубедишь! Так что теперь Капан ищет тебя. Видно, злость сорвать хочет.

-Я всегда к его услугам. А ты что, под дверью это все подслушал?

-Зачем под дверью? Там с соседней комнатой стена тонкая, а они так громко кричали.

Остаток вечера Гэш провел в гостинице. Он сортировал полученную информацию. С королевской почтой было просто. Покойников там не фиксировали, зато аккуратно вели учет их лошадям. Оставалось только соотнести списанных лошадей первой категории с маршрутами гонцов, их взявших, учитывая, что половину лошадей продали конюхи, а гонцы, везущие письма с пометкой К на конверте, в этих учетных книгах не регистрируются. Не исключались также случайные совпадения. С вольными гонцами было хуже. Здесь приходилось опираться только на слухи и траурный список. Слухи были многочисленными, а список - неполным.

Спать Гэш лег с мыслью о том, что он ничего не понял. А следующий день, первую половину которого Гэш снова посвятил сбору информации, а вторую - ее анализу, не прояснил ситуацию, и лишь к обеду во вторник на Гэша снизошло озарение. Гэш встал из-за стола, сгреб в кучу исписанные бумаги, спустился на кухню и сжег все разом. Потом он вышел из гостиницы и с видом праздного гуляки отправился к дому Альвара Гоари. Тот жил недалеко от рыночной площади, где шум торговли не стихал до ночи. Гэш громко постучал. На стук ему открыла очень бледная женщина в светло-сером платье.

-Да?

-Здравствуйте, - растерялся Гэш.

-Гэш? - после минутного молчания узнала его женщина. - Проходи.

Гэш зашел в дом.

-Я узнал о случившимся и решил проведать друга. Может быть, я могу чем-нибудь помочь?

-Не можешь. А с каких это пор вы стали друзьями?

-Мы помирились неделю назад, - соврал Гэш. - Альвар оказал мне одну услугу на дороге, он спас мне жизнь, мы стали друзьями.

Гэш убедительно взглянул на женщину, а потом оглядел комнату, в которую его пригласили. Маленькая комнатушка была завалена барахлом, а на краю стола стояла кружка с прокисшим молоком, запах из которой то и дело заставлял Гэша морщиться.

-Хорошо, - согласилась женщина. - Только ему уже все равно.

-Как это случилось? Я знаю только, что Альвар был в Шонте.

-А ты думаешь, я что-нибудь знаю?! Они его бросили на дороге, Гэш! А я теперь тут с ним сижу... Они даже не взяли то, что он вез.

-Что??!! - Гэш даже подпрыгнул от удивления, но женщина не обратила на это внимания.

-Они не нашли письма, ублюдки!

-Ты отправила письмо с другим гонцом? Или оно у тебя? - Гэш проникновенно заглянул в опухшие стеклянные глаза женщины.

-Я не знаю, куда... Он не говорил... Я не помню.. Знаешь, мне уже все равно, если честно.

-И что ты будешь делать?

-Ничего.

-Письмо надо отправить.

-Знаешь что! Только этого мне не хватало!

-Я избавлю тебя от него, если ты мне его отдашь.

-Поговорим после похорон, а?

-Это будет свинством по отношению к адресату.

-А по отношению ко мне не свинство? Все это не свинство?

Гэш вздохнул. По-хорошему не получилось. Он встал, подошел к буфету и стал скидывать оттуда вещи, пока не добрался до корзинки в рукоделием. Письмо, как и ожидал Гэш, нашлось в ней. Гэш сунул письмо за пазуху, потом поднял с пола и положил на буфет несколько вещей, попрощался с хозяйкой и вышел.

В гостинице Гэш осмотрел свою добычу. Печати помятого письма ничем не отличались от тех, которыми был украшен его конверт. Брат-близнец, да и только. Гэш оглядел письмо со всех сторон. Если напрячься, можно вынуть письмо, не снимая печатей. Тогда Гэш опустил голову на руки и попытался представить себе, как это письмо выглядит. Никак. Строчки расплываются, а отдельных букв и вовсе не различить. Гэш поднялся из-за стола, вынул из сумки в углу комнаты спицу, зажег вторую свечу и взял конверт.

Письмо поддалось быстро - так удобно оно было запечатано. Гэш осторожно вытащил и развернул листок бумаги из конверта - столбики цифр, записи о расходе сена, пометка о списанной лошади. Все. Гэш слишком хорошо знал эти записи, чтобы сразу понять, что этот листок - не шифр. И, скорее всего, не тайное послание. Слишком многозначное, для тайного... О, господи!

Гэш положил письмо на стол рядом с чистым листом бумаги, вздохнул и взял карандаш. Надо сказать, Гэшу предстояло сейчас решить нелегкую задачу - найти текст тайного послания на странице годового отчета из конюшни.

Что-либо исправлять в письме Гэш не решился, а взяв за основу все цифры (он выписал их на отдельный лист) стал подгонять ключ шифра к тексту.

Письмо должно начинаться с обращения.

Господин виконт Ламбль!

Господин виконт!

Виконт!

Виконт Ламбль!

Анри Ламбль!

Виконт Анри Ламбль!

Господин виконт Анри Ламбль!

Вариантов много. А что из этого впишется в первую строчку? С другой стороны, отчет длинный. На обращение можно потратить и две строки.

В конце концов Гэш остановился на варианте "Виконт Ламбль!", который, если отбросить последние восемь цифр, влезал очень хорошо. Дальше легче. Ключ можно менять на каждой строке, порядковые номера в отчете и повторяющиеся числа - выкинуть, если мешают.

В итоге получился вполне связный текст:

Виконт Ламбль!

Ваш человек в мое

распоряжение прибыл.

Сто пятьдесят тысяч

талеров получено.

Дарвис.

Гэш не был уверен, что реши Дарвис списаться с Ламблем, он стал бы делать это в таких выражениях. Но Гэш твердо знал, что начальник Дарвиса проверять это не будет. Дело в том, что все, кто служит в сайерской области, и Дарвис в том числе, подозреваются в измене автоматически, а проверяются особенно тщательно. Никто, конечно, этой бумажке не певерит, особенно, если ее принесет гонец, уже побывавший в застенках МОКа. Но и Дарвису не улучшит карьеру, надо сказать и без того зыбкую, тот факт, что его имя будет упоминаться в деле об измене. А раз так, посмотрим, что из этого выйдет.

Часа через три Гэш распахнул дверь трактира "Четыре башни". В зале за столиком у окна в одиночестве сидел Дик, которого Гэш и искал.

-Вечер добрый, Дик.

-Гэш? Я думал, ты меня не помнишь.

-Такой вариант тоже не исключен. Знаешь, Если со здешним трактирщиком договориться, он будет подавать приличное вино.

-Это тоже ничего.

-Было... До того, как его разбавили пивом.

Гэш подсел к столу.

-Дик, как ты отнесешься к тому, что я попрошу у тебя помощи?

-Ты - меня? С ума сойти! Я к твоим услугам.

Гэш начал издалека.

-Ты умеешь трепаться, Дик?

-Ну... - Дик покраснел. - А зачем?

-А не трепаться?

-Гэш! Я буду нем, как могила!

-Как могила - не надо. Могил тут и без тебя хватает. Ты будешь моим тузом в рукаве.

-Ты же не играешь в карты!

-Я только с друзьями в них не играю. Слушай, Дик. Я тебе расскажу одну историю. Тебе надо будет разболтать ее, если со мной что-нибудь случится в Сайере, и стать могилой, если не случится ничего. Ну, как?

-Давай. Я слушаю.

-Ну так вот. Две недели назад пять гонцов и отряд Гараша взяли заказ от Дарвиса. Тайный и срочный заказ.

-Ага.

-Заказ в Кадору, - Гэш задумался. - Невекту.

-Ух, ты!

-Вот-вот. Как выяснилось потом, о заказе знали и знали очень многие. Все дороги были перекрыты, никто не доехал. Не знали только гонцы, загонявшие казенных лошадей и сложившие головы под кустом у дороги, что Дарвис в тот раз писем в Кадору не писал. Все письма были даже не перехватные, а липовые. Но об этом знал только Дарвис. А виконт Ламбль ловил их как мог. Он поднял на ноги всех своих людей, и проехать до Кадоры живым смог бы лишь тот, кому виконт выдал пропуск. То есть тот, кто работает на виконта. Наиболее подозрительным в этим отношении гонцам Дарвис вручил эти липки в надежде, что отследив таким образом виновного и оставив его на свободе, он получит выход на всю сеть связей виконта Ламбля. А она у него на диво хорошо организована. Ему не повезло, Дик. Среди гонцов виновных не оказалось. Четверо погибли по дороге, отряд Гараша напоролся на хорошую засаду, один гонец хотел сделать крюк через Шонту, но напоролся на разбойников, что ли. Не знаю, что там произошло, но они даже письмо не взяли. И теперь я иду к Дарвису, Дик. Если со мной что-нибудь случится, я хочу, чтобы эту историю знала вся Сайера.

-Гэш, это что - байка?

-Нет, Дик. Я думаю, что это правда. Не уверен, конечно, но думаю, что ошибаюсь не сильно. Так мы договорились, Дик?

-Конечно, Гэш. Можешь на меня рассчитывать... А как ты собираешься встретиться с Дарвисом? Тебя же к нему даже не пустят.

-Ерунда! Гараш устроит мне эту встречу.

-Гараш?!

-Он заплатил мне, чтобы я выяснил, кто вез настоящее письмо. Кстати, так я обо всем и узнал. Сначала по лошадям вычислил тех, кто взял этот заказ на нашей почте, с вольными гонцами было сложнее, конечно. Потом сопоставил сроки отъезда и с интересом обнаружил, что все гонцы ехали так, что никак не могли прикрывать друг друга. Потом я прикинул, сколько человек перекрыли дороги, если уж им Гараша удалось завалить, а потом, Дик, я думал всю ночь, и к утру меня точно палкой по голове ударило.

-Но ведь все могло быть и по-другому.

-Могло, но мне хочется думать, что все было именно так.

-Ладно, а Гараш-то зачем?

-Что зачем?

-Зачем заплатил?

-Чтобы я выяснил, кто вез настоящее письмо... Он испугался, очень испугался, когда погибли его люди. А когда человек напуган, он все отдаст за то, чтобы узнать, что происходит.

-Ага... А какой ему резон устраивать тебе свидание с Дарвисом? И что ты скажешь Дарвису?

-Денег попрошу. А Гарашу пообещаю десять тысяч.

Дик хлопнул глазами.

-С ума сойти! Кстати, а что ты там говорил про вино?

-А, ну это просто.

Глава 18

На следующее утро Гэш проснулся на заре. Голова болела, но спать не хотелось. "Хоть бы Николас куда-нибудь, что ли, уехал," - подумал Гэш, вставая с кровати. Из сундука в углу он достал лучшую куртку, новые штаны, чистую льняную рубашку с разорванным, но аккуратно зашитым Виолеттой воротом, а ту одежду, которую он вечером свалил на стул, запихнул в сундук. Из-под стола он достал башмаки, почти новые, если не приглядываться. Одевшись, Гэш сел к столу, взял чистый лист бумаги и написал прошение к Дарвису. Помимо просьбы о встрече, оно содержало почти все сведения, которые Гэш почерпнул из писем - добычи из золотого каравана. Ими же аргументировалась его просьба. С этим письмом Гэш пошел домой к Гарашу. Вопреки всем предчувствиям Гэша, Гараш его ждал. Слуга пригласил Гэша в уютную гостиную. Гараш стоял у окна в сиреневом атласном халате и такой же шапочке.

-Доброе утро.

-Добрый день, Гэш. Добрый день - заутреня кончилась.

-Не исключено.

Гараш неодобрительно посмотрел на Гэша, опустился в кресло у стола и кивнул на стул. Гэш сел, оперся локтями о колени и посмотрел на Гараша.

-Имя или деньги, Гэш.

-Если ты хочешь деньги, давай поговорим. Если имя - я к твоим услугам.

-Имя.

-Никто, - Гэш заглянул Гарашу в глаза.

-Говорить не о чем. Верни деньги и мы в расчете.

-Никто, Гараш. Я нашел пятерых, которые везли эту липу, не зная, что везут. Они ехали так, что никак не могли прикрывать друг друга. Вот здесь я выписал их имена - можешь проверить, - Гэш положил на стол листок бумаги.

Гараш взял листок, долго вертел в руках, потом сунул его в карман.

-И что это значит? Перехватные письма?

-Нет, проверка на честность.

-Меня?

-Нет, всех, кто поехал. Гараш, устрой мне встречу с Дарвисом, а? Мы могли бы неплохо заработать, если бы я смог поговорить с Дарвисом. Помоги мне, а?

-Ты с ума сошел. Убирайся к черту!

-За десять тысяч.

Гараш замер в кресле.

-Скажи, что некто располагает очень интересной информацией. И передай Дарвису вот это, - Гэш вынул из-за пазухи конверт и протянул его Гарашу. - Может быть он и сам мной заинтересуется. Только мне нужен лично Дарвис и не называй моего имени.

-Хорошо, - медленно ответил Гараш. - Я устрою тебе эту встречу. Деньги вперед.

-Нет, Гараш. Десять тысяч, если все пройдет гладко.

-Ладно. Ладно, Гэш. Договорились.

Гэш встал и стал прощаться, пока Гараш не передумал. Гэш не сомневался, что Гараш заложит его Дарвису, но такой вариант его устраивал. Главное, увидеть Дарвиса. И лучше не с дыбы и не из-за решетки, но до этого вряд ли и дойдет.

Гэш вернулся в гостиницу и завалился досыпать. Первый раз за последние недели ему приснились не Дарвис с Герсом. Ему снились галеры.

Под вечер Гэш вышел прогуляться, а когда вернулся, нашел на столе записку от Гараша.

Гэш!

Срочно приходите.

Я достал вам то,

Что вы просили.

Гараш

-Быстро, однако, - заметил вслух Гэш. - Ладно, посмотрим.

Гараш ждал его в своем кабинете за столом с изогнутыми ножками. Он макал белое перо в медную блестящую чернильницу и подписывал резолюции секретаря на письмах.

-Заходи, - поприветствовал он Гэша и указал кончиком пера на стул. Гэш сел.

-Итак?

-Итак, у меня есть то, что ты просил - повестка в МОК на завтра в полдень. Имя впишешь сам.

-А Дарвис его знает?

Вместо ответа Гараш вяло дернул плечами.

-Ясно. Было бы глупо ждать от тебя большего. Давай повестку. Хоть шерсти клок. И не мешай мне, Гараш. Если ты хочешь хоть как-то погреть на этом руки - не путайся в игру, которую я затеял. Только тебя в ней и не хватало...

Глава 19

Адвалес сидел в трактире и пил пиво через силу. Шестая кружка в горло не лезла, но он клялся себе, что если окажется на свободе, выпьет шесть кружек пива за раз. Ну, еще пару глотков, ну, и еще пару, ну, пока не нагрелось, а то будет хуже. Надо держать обещания, нельзя же врать самому себе.

-Адвалес? Чтоб ты сдох, что ты здесь делаешь? - услышал он за спиной голос Гизи.

-Не знаю, но присоединяйся. Хочешь пива?

-Адвалес! Святая Дева, черт побери, этого же не может быть! Тебя же арестовали!

-Ага. А ты откуда знаешь?

-Ну, Штука сказал. Ох, и накостыляю же я ему за вранье!

-И я добавлю, чтоб не сплетничал. Хочешь на меня работать?

Гизи криво усмехнулся.

-Хочу.

-Только я теперь работаю на МОК.

Гизи от удивления даже выругаться не смог.

-Тебя же арестовали!

-Ага.

-И зачем? То есть я хотел сказать...

-Брик на меня донес. Натрепал, что я работаю на Ламбля, сказал, где меня найти, про письма сболтнул. Этот урод думал, что я его прибью за гнусные делишки. По правде говоря, я тоже так думал. И этот ублюдок решил, что если он успеет первым, то это ему поможет.

-Знаешь, я бы тоже так решил.

-Ну и дурак. Я в МОКе заложил Брика по тому же обвинению, что и он меня. Но его рыло в отличие от моего было здорово в пушку. Он сдох на дыбе - неосторожность палача, а мне предложили на них работать. Знаешь, Гизи, как обидно, что этот гад подох своей смертью! Я так и не успел его прикончить.

-Ага. Я как раз Брику талер не вернул.

Адвалес залпом допил пиво.

Гэш сделал все возможное, чтобы проснуться до одиннадцати. То есть попросил Виолетту его разбудить.

-Вставай, мой милый, - услышал Гэш утром.

-А что, Николас уехал?

Виолетта вздохнула.

-Вставай, мой милый. Чтоб ему всю жизнь поститься! И его радикулиту туда же!

Виолетта ушла, а Гэш печально посмотрел ей вслед. Потом встал, оделся в ту одежду, которую вчера вечером оставил на стуле, порылся в бумагах, выбрал несколько листков, сложил их вчетверо и сунул за пазуху. Взял шапку и вышел на улицу.

У дверей МОКа его остановила стража - бородатые ребята, закованные в доспехи. Гэш молча развернул повестку. Его пропустили внутрь.

-Подождите, вас проводят.

Гэш кивнул. В этом здании он никогда не был. Тюрьма МОКа находилась с другой стороны от площади. А здесь - здесь все чисто и опрятно, здесь работает Дарвис, сюда на поклон ходит Герс. Узорчатый потолок, колонны стрелами взлетают вверх, всюду стража.

-Отто Гэш? - прозвучал голос секретаря за спиной.

Гэш обернулся.

-Следуйте за мной.

В торжественной тишине башмаки гулко стучат по каменным ступеням. Маленькая комната без стульев.

-Ждите здесь.

Гэш рассчитывал на долгое ожидание, но через пять минут тот же секретарь позвал его в соседнюю комнату.

-Господин Дарвис вас ждет.

Гэш сорвал шапку с головы и зашел в кабинет.

Дарвис сидел за столом в углу, но тут же вскочил навстречу Гэшу.

-Гэш!

-Ваша милость, - кивнул Гэш.

-Меня не удивило то, что вы пришли ко мне, - перешел сразу к делу Дарвис. - Меня не удивило и то, что вы мне сообщили. Только я не понимаю, что вы еще можете мне сказать. На мой взгляд здесь все предельно ясно, и мне кажется, что говорить больше не о чем.

Гэш досчитал до трех, не спеша вынул из-за пазухи несколько листков, развернул их и положил на стол.

-Ну, что вы мне еще принесли! По-моему, мой секретарь вам очень ясно сказал. Тем более, что я не отношусь к людям, которые заради денег готовы продать все. И в вашем случае я поступаю честно... Что это за бред?!

-Это - копия шифрованного перехватного письма, которое вы отправили в сторону Кадоры, то есть через земли, принадлежащие людям Ламбля. Внизу строки перевод. Обратите внимание - очень сложный шифр. Там ключ все время меняется. Еще обратите внимание на содержание. Боюсь, оно неопровержимо доказывает, что вы писали это письмо именно виконту. Ваш начальник знает об этой переписке? Она весьма откровенна. Кстати, подлинник у меня.

-Забирайте ваши бумажки и убирайтесь, пока я не позвал стражу!

-Ладно, пойду искать другого покупателя. Может, ваш начальник заинтересуется? А нет - есть и другие.

Гэш попытался забрать из рук Дарвиса бумаги, но пальцы того сжались. Гэш не стал настаивать.

-То, что вы мне принесли, Гэш, бред! Идиотская фальсификация, которой никто не поверит, я надеюсь, вы понимаете?

-Да.

-И ваше доброе имя, которым вы так дорожили, сильно пострадает, вы отдаете себе отчет, что после этой истории вам уже никто не поверит?

-Не думаю, что вам захочется разглашать эту историю.

-Не меряйте всех людей по себе, Гэш. Причем здесь я?

-Мой туз в рукаве будет молчать, если понадобиться.

-А он у вас один?

-Нет.

-И что же он будет рассказывать, если я выставлю вас за дверь?

-Правду.

-Правду? Да вы же ничего не знаете! А еще бросаетесь липовыми обвинениями! Только потому я вас не вышвырнул, что беспокоюсь за дело, а вы что? Ради чего вы сюда пришли?

Р-раз, два-а, т-три

-Пятьдесят тысяч золотых талеров, и я верну вам письмо и не буду разглашать эту паскудную историю.

-Как я могу поверить вам после того, что вы мне принесли? Какие вы можете мне дать гарантии?

-Мое доброе имя, которым я так дорожу.

-Не похоже.

Гэш не ответил. Зависла мучительная пауза, продолжавшаяся минут десять.

-Хорошо, я заплачу вам, но не ждите потом лояльного к себе отношения. Давайте письмо и закончим эту комедию.

Раз, два, три

-Письмо вы получите вечером. Пришлите секретаря с деньгами и запиской от вас в трактир У престола после захода солнца, то бишь часам к семи. Пусть секретарь будет один и за мной не будет слежки ни до, ни после встречи. Я приду с письмом.

-Счастливо. Что я могу сказать? Надеюсь, вы подумали о последствиях?

-Надеюсь, вы тоже.

-Не хамите мне!

-Прошу прощения. Мое почтение, ваша милость.

-Надеюсь, вы придете, - попрощался Дарвис.

Секретарь проводил Гэша до дверей. Только на улице Гэш ощутил, что рубашка прилипает к спине, а руки дрожат, как у последнего пропойцы. Он не спеша надел шапку и пошел в гостиницу. Вообще-то возвращаться ему не хотелось, но письмо находилось в гостинице и Гэшу не хотелось бежать туда за полчаса до встречи и показывать таким образом тайник тем, кто, может статься, следит за ним от самого МОКа. Вряд ли Дарвис так испугался, чтобы не приказать следить за Гэшем.

Виолетту Гэш не застал - она ушла на рынок. Поэтому он просидел в своей комнате безвылазно до полседьмого, когда пришло время схватить шапку со стола и пойти на встречу с секретарем.

Тот появился почти вовремя. Высокий сухой мужчина, с которым Гэшу не справиться, если бы завязалась драка. Гэш отодвинул недопитый стакан вина и кивнул секретарю.

-Отто Гэш?

Гэш вздохнул и кивнул на стул напротив.

-Итак? - начал Гэш. - Вы должны были принести мне письмо.

-Да, конечно. У вас, кажется, есть повод быть осторожным.

-Нет, это, скорее, аккуратность.

-В вашем деле она не повредит.

-Это верно, - усмехнулся Гэш и развернул письмо.

Дарвис был невероятно краток. Он сообщал, что податель этого письма является его секретарем, который уполномочен совершить обмен. Гэш кивнул.

-Так, Дарвис ждет от меня письмо. Вот оно. Деньги с вами?

Секретарь усмехнулся.

-А что если а возьму письмо и сбегу?

-Попробуйте, - развеселился Гэш. - Я же не случайно назначил встречу в этом притоне. Да и Дарвис вам потом голову оторвет. Давайте деньги.

Секретарь бросил на стол весьма увесистый кошелек. Гэш взвесил его на руке и убрал за пазуху.

-Сойдет. Мы в расчете. Дарвису поклон, вам - счастливого пути.

Мое почтение, - секретарь встал и вышел из трактира.

Гэш допил вино, глядя ему вслед, а потом пошел разыскивать Дика.

Глава 20

Гэш столкнулся с Диком, когда тот возвращался с очередного внепланового собрания вольных гонцов.

-Привет, Дик! А я как раз тебя ищу. У тебя дома мне сказали, что ты на собрании. Кстати, о чем оно было?

-Все то же. Не проголосовали ни за что потому, что не смогли решить, за что голосовать.

-И слава богу.

-Кстати, Гэш, что мне делать с твоей просьбой? Сидеть в Сайере до конца дней твоих или я могу взять заказ?

-Да, Дик. Сваливай-ка из Сайеры. У тебя кошелек есть? Со мной Дарвис расплатился.

Гэш вынул из-за пазухи кошелек и отсчитал десять тысяч.

-Ты сбрендил, Гэш?

-Не страдай, не часто Дарвис так раскошеливается. За это я попрошу тебя помочь мне раздать дарвисово жалование.

-Ладно.

-Помнишь, я называл тебе имена участников проверки?

-Ну.

-Вот тебе восемь тысяч - по две на каждого покойника. Отдашь родственникам, про повод особенно не распространяйся, лучше наври. Ладно?

-А Гараш?

-С ним я сам разберусь. И постарайся уехать из Сайеры на всякий случай. Возьми какой-нибудь срочный и сваливай от греха подальше.

-Зачем мне теперь срочный? С такими деньгами я в Борщиху уеду к тетке. Дом поставлю, свинью заведу...

-Знаешь, мне будет жаль, если ты уедешь. Ты хороший гонец, Дик. Очень хороший. Гонцам, конечно, платят не густо, но деньги-то теперь тебя не интересуют, а, Дик?

-Я подумаю.

-Дельная мысль. Ладно, а пойду искать Гараша, пока он спать не лег.

-Счастливо.

Гараш спать не лег. У Гэша сложилось впечатление, что он вообще не спал после последних событий. Гараш сидел в кабинете и пялился опухшими глазами на счета.

-Ничего не понимаю!

-Мое почтение.

-Гэш? Какого черта? Что ты устроил? Ты хоть понимаешь, во что ты меня втравил? Знаешь, что мне сказал сегодня Дарвис! Твоей головы не жалко - кому она нужна! А мне-то что делать?

-Забрать свои деньги. Здесь десять тысяч, как договаривались.

-Ты с ума сошел!

Гараш аккуратно пересчитал золото и убрал его в ящик стола.

-Ты дурак, Гэш, если думаешь, что этим все кончится! Где бы ты ни был, тебя везде достанут, из-под воды выловят, из-под земли отроют. И ждет тебя даже не костер. Я тебя покрывать не буду.

-Я подумаю на эту тему. Мое почтение.

Гэш вышел на улицу и вздохнул с откровенным облегчением. Оставалось последнее дело - Елена Гоари. К ней Гэш и пошел.

На его стук почти сразу послышались шаги за дверью.

-Кто там? - послышался голос госпожи Гоари.

-Отто Гэш. У меня к вам срочное дело.

-Какое дело? - но замки лязгнули, и дверь открылась. - Заходи.

В доме на этот раз было чисто и прибрано. Из кухни долетали приятные запахи, а в любимом кресле хозяйки лежало вязание.

-Что случилось, Елена? - на пороге комнаты возник бледный как смерть, но живой Альвар в рубашке и штанах. - Здравствуй, Гэш.

-Честно говоря, я думал, что несу деньги твоей вдове, Альвар.

-Какие деньги?

-не имею не малейшего понятия. Какой-то тип нашел меня на почте и попросил отнести кошелек. Он просил передать еще, что это - плата за последний заказ.

-Это какая-то ошибка. Я не жду никаких денег.

-Тем приятней будет тебе их получить. Держи.

Супруги Гоари переглянулись.

-Это он, Альвар! Это опять он! О, боже!

Елена опустилась на табуретку без спинки.

-Кто - опять? Что тут у вас происходит?

-После твоего прихода, - судорожно вздохнула хозяйка. - На следующий день пришел человек.

-Какой?

-Да не знаю! Сказал, что врач, просился на ночь. Я не пустила, но он все равно зашел. Достал из сумки вина, напоил Альвара каким-то снадобьем, дал денег на ужин. Утром Альвару стало легче. Я хотела расплатиться с врачом, но он не взял денег. Он сказал, что продал душу дьяволу, и теперь ему не нужны деньги. Оставил микстуру и ушел. Я даже не помню, как его звали.

-Жаль. Но я не имею отношения к этой истории. Деньги просил тебе передать Дарвис.

Альвар нахмурился. Гэш посмотрел в стену.

-Мне пора, всего хорошего. Я рад, что ты жив, Альвар.

Гэш поспешил уйти, пока ему вслед не полетели сковородки.

На утро Гэш попрощался с Виолеттой, взял на почте перекидное письмо и уехал.

Эпилог

Гэшу посчастливилось не оказаться в бегах. Через три дня после его отъезда умер король. Принц Александр попытался захватить власть, но сходу не вышло - столица предпочитала принца Альберта. Чтобы поддержать Александра, войска соседней страны перешли границу. Началась война. Силы сторон были примерно равны, война затягивалась. Но через два года умер от чумы принц Альберт. Столица отреагировала мгновенно. Буквально на следующий же день был коронован законный наследник престола, старший из братьев принц Карл. Новый король немедленно вернул герцога Невекта из ссылки, куда тот угодил еще в начале войны, поставил его во главе армии и с грехом пополам смог за год смог победно закончить войну.

Гэш вернулся в Сайеру через три года, после того, как по делам службы объехал почти всю страну. Дарвиса он в Сайере уже не застал - того сняли с должности за казнокрадство еще при принце Альберте. Николас умер от язвы, когда к нему приехала пожить тетка, и Виолетта содержала гостиницу одна. Гэш предложил ей руку и сердце, она согласилась. Свадьба была на полгорода. На следующий день Гэш усыновил всех четырех детей Виолетты, которых не без оснований считал своими.

И все они были очень счастливы, чего желаю и вам.

43


Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"