Силин Александр Анатольевич: другие произведения.

От острога до колонии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава из одноименной книги

  ОТ ОСТРОГА ДО КОЛОНИИ
  
  Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов...
   Александр Пушкин
  
   Неким прообразом мест заключения в Российском государстве можно назвать монастырские подземные тюрьмы. Это были вырытые в земле ямы в три аршина глубиной с каменными краями, засыпанной сверху слоем земли дощатой крышей, оборудованной небольшой дверью, запиравшейся на замок. В земляных тюрьмах в изобилии водились крысы. Для защиты от этих вечно голодных тварей давать что-либо узникам категорически запрещалось. Вообще, в ту далёкую эпоху, государственная власть совершенно не заботилась не то что о безопасности, но даже об элементарном пропитании осуждённых, для которых, едва ли не единственным источником средств к существованию, являлись пожертвования от частных лиц. Любопытно, что в XVII веке больших успехов в части сбора подаяний на нужды тюремных сидельцев добилась знаменитая боярыня Федосья Прокопьевна Морозова. Как известно, за активное участие в религиозном расколе эта женщина была брошена в земляную тюрьму, где и умерла от голода.
   Первая попытка правового и организационного урегулирования системы исполнения наказания в виде лишения свободы в России была предпринята Екатериной II. При личном участии императрицы был разработан проект "Положения о тюрьмах", предусматривавший, в частности, раздельное содержание заключенных в зависимости от тяжести совершенного преступления, вида наказания и пола, и предусматривавший требования к устройству тюрем и обеспечению режима. (Ввиду отсутствия материальных средств проект "Положения о тюрьмах" не был реализован на практике, однако его значение в истории отечественной пенитенциарной системы трудно переоценить.)
   3 апреля 1781 года Екатерина II издаёт Указ "О рабочих домах и наказании воров Полицейским наказанием, и о разделении преступления воровства", согласно которому в рабочий дом заключались совершившие кражу в четвёртый раз (за первые три раза назначались телесные, в том числе и членовредительские наказания). Осужденный содержался в рабочем доме до тех пор, пока не выплачивал потерпевшему стоимость похищенного у него имущества, плюс шесть процентов за причинённый моральный вред, и шесть процентов на содержание рабочего дома. Таким образом, в Указе Екатерины II впервые в истории отечественной пенитенциарной системы появились нормы, предусматривавшие возможность трудового перевоспитания осужденных, поскольку вор должен был своим трудом заработать необходимую для погашения ущерба денежную сумму.
   Начиная с 1775 года, в губернских городах создаются также и смирительные дома для лиц, имеющих "непотребное и невоздержанное житие", а говоря современным языком, виновных в совершении мелких правонарушений.
   Вместе с тем, во второй половине XVIII века особое место в системе уголовных наказаний отводится, конечно же, ссылке. Первоначально значимость данного вида наказания была обусловлена острой потребностью в дешевой рабочей силе при освоении Барабинской степи и строительстве дороги между Тобольском и Иркутском (1761-1765 гг.). В дальнейшем ссылка стала активно использоваться в качестве орудия борьбы с неугодными правящему режиму общественными и политическими деятелями. Ссылке предшествовали жестокие телесные наказания, а затем этапирование в кандалах в течение 1,5-2 лет в отдаленные уголки Сибири, причем, на протяжении всего пути следования, каторжане сами должны были заботиться о своем пропитании.
   В 1819 году император Александр I предпринимает очередную попытку обустройства отечественной тюремной системы с учетом передового пенитенциарного опыта зарубежных стран (Филадельфии, Англии, Австрии), 19 ноября он утвердил Устав "Попечительного о тюрьмах общества", президентом которого был избран князь Александр Николаевич Голицын. Разделившись на Мужской и Дамский комитеты, 30 членов Общества начали свою работу в трёх направлениях: первое, обеспечение одеждой и пропитанием заключённых, второе, привлечение заключённых к труду, и, третье, укрепление религиозных и нравственных начал в среде заключённых. В качестве основной задачи Общества обозначается "нравственное исправление преступников", посредством: постоянного надзора за заключенными, размещения их в зависимости от рода преступлений (в частности, Общество вскоре добилось раздельного содержания профессиональных преступников и должников), заключения нарушителей порядка и особо буйных заключенных в т. н. уединенные места, обучения малолетних заключённых грамоте, создания в тюрьмах мастерских. Общество обращает внимание и на тяжёлое положение пересыльных арестантов, этапируемых в другие тюрьмы на каторгу и в ссылку. Члены Дамского комитета проявляют заботу о женщинах-арестантках: берут их на поруки, подыскивают им работу, оказывают помощь в обучении.
   В период правления Александра I начинают действовать губернские тюремные комитеты и правления, на которые возлагаются функции управления пенитенциарной системой на местах. Непосредственное же управление учреждениями исполнения наказания в виде лишения свободы было отнесено к ведению смотрителей, которых назначали губернаторы.
   К рассматриваемому отрезку времени относится появление такого термина, как "места, не столь отдалённые". По Уложению о наказаниях 1822 года ссылка преступников на поселение делилась на два разряда - "в отдалённейшие места" (в Восточную Сибирь и на Сахалин) и "в места, не столь отдалённые" (в Западную Сибирь и Закавказье). Впоследствии термин "места, не столь отдалённые" стал нарицательным для обозначения любых мест лишения свободы, а его изначальный контекст устарел.
   В 1830 году, назначенный главным тюремным врачом Фридрих Гааз, немец по происхождению, открыл за счёт собственных (!) средств первую в России тюремную больницу. Будучи по натуре очень добрым и отзывчивым человеком, он всеми силами стремился облегчить участь отверженных. В арестантской среде его прозвали "святым доктором". Весьма показательно то, что, посвятив большую часть своей жизни такому поистине высокому гуманистическому служению Фридрих Гааз, скоропостижно скончавшийся 16 августа 1853 года, был похоронен за казённый счёт, поскольку истратил всё своё немалое состояние на нужды больных и страждущих.
   В 1832 году был принят "Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей". В нём получает свою дальнейшую правовую регламентацию вопрос о трудовом перевоспитании осуждённых: на начальников мест заключения возлагается обязанность попечения о занятии содержащихся в них лиц трудом, при содействии Попечительного о Тюрьмах Общества в изыскании заказов для мастерских, Министерству внутренних дел предоставляется право использования заключённых на работах по строительству и ремонту казённых зданий и сооружений с оплатой по расценкам, существовавшим вне тюремного заключения.
   Обязательному привлечению к работе подлежали следующие категории лиц:
   - осуждённые к ссылке на каторжные работы или к отдаче в исправительные арестантские отделения гражданского ведомства;
   - присуждённые к ссылке на поселение, на житье и водворение, а равно и высылаемые в Сибирь - во время содержания в тюрьмах до утверждения приговоров, и по пути следования к местам назначения;
   - осуждённые к заключению в тюрьме за кражу, мошенничество, присвоение или растрату чужого имущества, а также за прошение милостыни.
   Осуждённые к заключению в тюрьмы за другие преступления также подлежали обязательным работам, но с правом выбора того или иного рода деятельности, разрешённого для данного места заключения. Если таковое занятие они не избирали, их использовали на работах по хозяйственному обеспечению тюрьмы.
   Освобождение от работы давалось на время болезни, по представлению врача. В том случае, если заключённый по состоянию здоровья вообще не мог работать, его переводили на полное содержание государства.
   К обязательным работам в местах заключения не привлекались:
   - заключённые, отбывавшие арест;
   - подвергнутые задержанию несостоятельные и вексельные должники;
   - арестованные и заключённые в тюрьмы взамен присужденным с них денежных взысканий;
   - пересыльные арестанты, не принадлежавшие к категории заключённых;
   - находившиеся под стражей во время следствия и суда, вплоть до вступления приговора в законную силу.
   Суточная продолжительность рабочего времени не должна была превышать 11 часов летом и 10 часов зимой. Оставшееся время заключённый мог посвятить занятиям в школе и личным нуждам.
   Труд арестантов использовался как внутри самой тюрьмы, так и за ее пределами. На работы вне тюрьмы не назначались (даже под охраной):
   - женщины;
   - лица, осужденные за преступления против собственности (если только сами этого не желали);
   - лица, лишённые всех прав состояния, и бродяги.
   Использование заключённых на вредных работах, а также в личных целях руководства тюрем категорически воспрещалось.
   В 1877 году Государственным Советом учреждается Комиссия о тюремном преобразовании. Перед ней была поставлена весьма непростая задача - обобщение опыта зарубежных государств в области применения наказания в виде лишения свободы, с целью последующей выработки предложений о совершенствовании собственной пенитенциарной системы. Вскоре появляется ряд законодательных актов по ее реформированию, в которых особо подчеркивается необходимость более широкого применения наказаний, связанных с лишением свободы. Предлагалось использовать следующие их виды:
   1. Ссылка на каторгу - как наиболее суровый вид наказания, который предусматривал: лишение всех прав состояния, изнурительные принудительные работы (от 4 до 15 лет) и обязательное поселение каторжанина в Сибири по отбытии срока. Перед отправкой на каторгу заключенные в обязательном порядке должны были провести некоторое время в тюрьме.
   2. Заключение в исправительном доме на срок от полутора до пяти лет. Для вновь прибывших заключенных предусматривалось их помещение в одиночные камеры: при наличии особого постановления суда на срок от двух недель и до восьми месяцев, а во всех остальных случаях на срок от двух недель до трех месяцев.
   3. Тюремное заключение (уже как самостоятельный вид наказания), которому Комиссией отводилась особая роль, поскольку строгость режима содержания заключенных в тюрьме должна была, по идее, компенсировать его короткий срок - от 1 дня до восьми месяцев.
   4. Заключение в крепости в качестве особого вида в системе наказаний, связанных с лишением свободы, специально предусмотренное для особо опасных государственных преступников.
   К 1882 году в России сложилась следующая система мест заключения:
   1. Тюремные замки в губернских и уездных городах, а также уголовные тюрьмы (т. н. тюрьмы общего устройства).
   2. Временные дополнительные помещения при уголовных тюрьмах.
   3. Смирительные дома.
   4. Санкт-Петербургская и Московская исправительные тюрьмы.
   5. Дома предварительного заключения в Санкт-Петербурге и Варшавская следственная тюрьма.
   6. Пересыльные тюрьмы.
   7. Исправительные арестантские отделения, роты и полуроты.
   8. Временные центральные каторжные тюрьмы.
   9. Подследственные аресты в Привисленских губерниях.
   10. Полицейские дома в Петербурге и Москве.
   Кстати, уже тогда в отечественных местах лишения свободы существовали две, как показала история, совершенно неискоренимые проблемы: переполненность и плачевное состояние тюремных зданий и сооружений. Причина во все времена одна - недостаточность финансирования.
   Характерной особенностью исполнения наказания в виде лишения свободы в России второй половины XIX века является повсеместное применение мер, унижающих человеческое достоинство, например: применение позорящих знаков в виде двух четырехугольных лоскутов на одежде ссыльнокаторжных, бритьё правой половины головы арестантам каторжного разряда или левой половины головы осуждённым, ссылаемым на поселение, наложение кандалов на заключённых, содержащихся под стражей по обвинению в тяжких преступлениях, и на всех без исключения осуждённых к каторжным работам и бродяг, а равно арестантов, пойманных после побега или нарушителей режима любой категории.
   Ко второй половине XIX века относится появление еще одного негативного атрибута российских (и не только) тюрем - иерархии представителей преступного мира.
   В 1879 году было образовано Главное тюремное управление (ГТУ), подчиненное МВД, что явилось серьезным шагом на пути к централизации и упорядочению деятельности тюремного ведомства. С этого времени начинает складываться по настоящему четкая иерархия тюремных учреждений, вырабатываются организационно-правовые основы их деятельности. В ходе реформирования тюремной системы государства Российского в структуре ГТУ создается тюремная инспекция (орган, не имевший аналогов в пенитенциарных системах зарубежных государств), к ведению которой были отнесены обязанности по осуществлению ревизий тюремных учреждений, руководство их деятельностью и разработка законодательных предложений. При этом, тюремные инспекторы, несмотря на кажущийся широким круг предоставленных им полномочий (сбор разнообразных сведений, свободный доступ к заключенным и в любые помещения и т. д.), не имели права делать какие-либо самостоятельные распоряжения без ведома начальника ГТУ.
   В январе 1881 года царским указом было утверждено Положение Комитета министров, согласно которому высшее заведование всей тюремной частью гражданского ведомства поручалось члену Государственного Совета статс-секретарю Гроту. Наряду с созданием при ГТУ тюремной инспекции, учреждается новый коллегиальный орган - Совет по тюремным делам, призванный обеспечить единообразную реализацию государственной уголовной политики.
   С 1883 года Главному тюремному управлению начинают подчиняться места заключения Кавказа, и именно с этого момента происходит постепенное расширение его функций и полномочий.
   Законом от 31 марта 1890 года для заведования некоторыми местными тюремными учреждениями были учреждены губернские тюремные инспекции. В период времени с 1890 по 1896 г. г. такие инспекции появились еще в двадцати четырех губерниях, в целом же процесс их формирования затянулся не на одно десятилетие.
   В 1893 году увидел свет первый номер ежемесячного журнала "Тюремный Вестник". В это же время выпускаются и другие издания, преимущественно, "для служебного пользования".
   В 1895 году тюремное ведомство было выведено из системы МВД и передано в подчинение Министерства юстиции, что вызвало неоднозначную реакцию со стороны видных юристов и общественных деятелей той эпохи.
   Поистине прогрессивным событием в истории отечественной пенитенциарной системы стало создание в 1906 году при Главном тюремном управлении центрального дактилоскопического бюро.
   В начале XX столетия структура отечественных мест лишения свободы была весьма разнородной. В неё входили учреждения, рассчитанные на содержание: осуждённых к тюремному заключению, к каторжным работам, к отбыванию наказания в исправительно-арестных отделениях; подследственных, несостоятельных должников, пересыльных и иных категорий правонарушителей. Отдельные из перечисленных выше видов мест лишения свободы, подразделялись на разряды в зависимости от режима содержания заключённых. Например, каторга была трёх разрядов: первый - в рудниках, второй - в крепости под военным началом, третий - заводской. На тот момент в пенитенциарных учреждениях, подведомственных Главному тюремному управлению содержались 155134 человека, в местах лишения свободы, не подведомственных ГТУ (в арестных домах, помещениях при полиции, исправительно-воспитательных заведениях для несовершеннолетних правонарушителей) содержалось более 30500 человек.
   После Февральской революции уголовная политика Российского государства резко изменилась. Главной задачей наказания было объявлено социальное перевоспитание осужденного. В качестве основного средства воздействия на личность заключённого предлагалось использовать труд, в качестве дополнительного - книгу (предпринимаются попытки развития библиотечного дела в местах заключения). Осуществляя меры по упорядочению пенитенциарной системы в свете разработки новой доктрины уголовной политики государства, Временное правительство отменяет ссылку на поселение после отбытия срока каторжных работ, за бродяжничество, и как вид наказания. Главное тюремное управление переименовывается в Главное управление по делам мест заключения, а Совет по тюремным делам стал называться Советом по делам мест заключения. Впрочем, тюремная система со всеми её структурными подразделениями продолжала оставаться в неизменном виде, а вот излишняя либерализация уголовной политики вкупе с откровенным заигрыванием с преступниками (возможность содержания в камерах, не оборудованных замками, кратковременные отлучки в город и т. д.) незамедлительно повлекли за собой массовые беспорядки в среде заключённых и побеги из мест лишения свободы. Но к наиболее тяжким последствиям привело подписание министром юстиции Временного правительства А. Керенским указа об амнистии всем осуждённым до Февральской революции "в целях утверждения законности в новом строе и необходимости способствовать направлению всех творческих сил народа на защиту нового государственного порядка". В результате на свободе оказались тысячи воров, грабителей, убийц и прочих опасных преступников. Только из московских тюрем было выпущено почти полторы тысячи человек! Итог - беспрецедентный по своим масштабам вал преступности. Так, если по состоянию на март-апрель 1916 года в Москве было совершено 3618 преступлений, то за аналогичный период в 1917 году их было зарегистрировано уже свыше 20600 (почти в шесть раз больше!). Аналогичная ситуация сложилась практически во всех крупных городах России.
   Коренная ломка отечественной пенитенциарной системы произошла после Октябрьской революции 1917 года. 25 декабря 1917 г. было создано Тюремное управление (преобразованное в 1918 году в Тюремную коллегию), на которое Народный комиссариат юстиции возложил подготовку тюремной реформы.
   Основополагающие цели и принципы перестройки деятельности и реорганизации мест лишения свободы нашли своё отражение в циркуляре Наркомюста, направленном в губернские и областные комиссариаты юстиции в начале 1918 года. В соответствии с этим документом Главное управление местами заключения было переименовано в Карательный (!) отдел Народного комиссариата юстиции, с одновременным упразднением на местах тюремных инспекций, функции которых перешли к особым органам местных комиссариатов. В качестве основной цели обозначалась "реорганизация администрации мест заключения, исходя из простых соображений сбережения сил и народных денег". Еще более важной задачей объявлялась "организация общественных работ заключённых, всех без исключения, кроме неспособных к труду".
   23 июля 1918 г. Наркомюст РСФСР издает Временную инструкцию "О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового", закрепившую основы новой системы мест заключения. Начиная с июля 1918 года в стране, наряду с общими местами заключения (тюрьмами), создаются воспитательно-карательные учреждения: реформатории и земледельческие колонии; испытательные заведения для лиц, в отношении которых имелись основания для послабления режима отбывания наказания; карательно-лечебные учреждения для арестантов с психическими дефектами и умственно неполноценных, тюремные больницы. Реформирование мест лишения свободы не могло не затронуть и, собственно, тюрьмы. В целях упорядочения тюремной системы, экономии государственных расходов на её содержание и упрощения порядка управления тюрьмами, их подразделяют на четыре разряда: первый - учреждения, имевшие свыше 500 мест; второй - на 250-500 мест; третий - на 100-250 мест; четвёртый - тюрьмы, имевшие менее 100 мест (прежде, в зависимости от количества мест для содержания заключённых, тюрьмы подразделялись на шесть разрядов). При этом признаётся целесообразным создание в тюрьмах воспитательных и учебных частей, что стало безусловной новацией в отечественной пенитенциарной системе.
   5 сентября 1918 года СНК РСФСР принял постановление "О красном терроре", которое предусматривало изоляцию т. н. классовых врагов Советского государства. С этой целью на основании декрета ВЦИК от 21 марта и постановления ВЦИК от 17 мая 1919 года начинается создание концентрационных лагерей, подчиненных ВЧК, и лагерей принудительных работ, подчиненных НКВД - качественно новых звеньев отечественной пенитенциарной системы (в дальнейшем Совнарком РСФСР объединил все места заключения под началом одного ведомства - НКВД, непосредственное же руководство местами лишения свободы было возложено на Главное управление мест заключения (ГУМЗ), а за Наркомюстом сохранялось право надзора за законностью содержания заключённых во всех пенитенциарных учреждениях государства).
   Типичным местом заключения, предназначенным для содержания "контрреволюционных элементов" был, например, созданный в 1923 году Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), где на одних нарах соседствовали: министры разнообразных правительств, существовавших на территории нашего государства - от Временного до колчаковского, корниловские юнкера, анархисты, белоказаки и бывшие сотрудники рабоче-крестьянских карательных органов уже советского государства. В годы массовых репрессий их сменили "враги народа". Здесь же проходили "перековку" и обычные уголовники. Отличительными особенностями СЛОНа были: полная изоляция, армейская дисциплина и принудительный труд при 12-часовой продолжительности рабочего дня. В лагере существовали свои административная, информационно-следственная и культурно-воспитательная части, транспортные коммуникации, театр, печатные издания, и даже деньги. В 1933 году лагерь расформировали, и его имущество перешло в ведение Беломоро-Балтийского лагеря, однако, уже в 1937 г. на базе бывшего СЛОНа была образована Соловецкая тюрьма особого назначения - СТОН (какова игра слов!), прекратившая существование в 1939 г.
   В то время как органы ВЧК-НКВД раскручивали маховик репрессий в отношении "врагов революции", профессиональные воры, к которым советская власть до поры до времени относилась более чем лояльно, искали и находили новых приверженцев "арестантской романтики" в лице социально не адаптировавшейся молодёжи, активно развивая, при этом, идею криминальной специализации. Авангардом профессиональной преступности выступили воры-карманники, "домушники" (квартирные воры), "налётчики" (специализировались на хищениях из государственных учреждений) и "майданники" (промышляли на железнодорожном транспорте). В целом, преступный промысел 20-х годов прошлого века включал в себя несколько десятков "профессий". Для вступления в воровское сообщество требовался трёхгодичный "кандидатский стаж". За это время соблюдение норм "воровского кодекса чести" должно было стать стилем жизни для "кандидата", и тот, кто успешно проходил "испытательный срок", принимал, в конечном итоге, "присягу" на сходке воров, после чего становился общепризнанным вором. Постепенно представители той или иной воровской специализации объединились в "малины", а группы профессиональных преступников соорганизовались в "шайки". Более сложной формой объединения преступных групп были "воровские общины". За соблюдением неписанных норм "кодекса чести воров" следила "воровская сходка", которую мог созвать любой вор, а особо важные вопросы решались на "воровских съездах". Следует отметить, что именно в это время обретают незыблемую форму отдельные положения "воровского закона": не работать, не создавать семью, не служить в армии, не иметь никаких дел с органами государственной власти, в том числе, с администрацией мест заключения, не воровать у своих, вовремя выплачивать карточные долги.
   16 ноября 1924 года вторая сессия ВЦИК одиннадцатого созыва утвердила Исправительно-трудовой Кодекс РСФСР - первый систематизированный источник отечественного уголовно-исполнительного (исправительно-трудового) права, в соответствии с которым все исправительно-трудовые учреждения на территории РСФСР были подразделены на три группы: первую составляли учреждения для применения мер социальной защиты исправительного характера (дома заключения, исправительно-трудовые дома, сельскохозяйственные, ремесленные и фабричные трудовые колонии, изоляторы специального назначения, переходные исправительно-трудовые дома); во вторую группу входили места заключения для применения мер социальной защиты медико-педагогического характера (трудовые дома для несовершеннолетних правонарушителей в возрасте от 14 до 16 лет и трудовые дома для молодых правонарушителей в возрасте от 16 до 20 лет); к третьей группе были отнесены учреждения для применения мер социальной защиты медицинского характера (колонии для психически неуравновешенных, туберкулёзных и других больных заключённых, больницы и иные медицинские учреждения).
   11 июля 1929 года СНК СССР принял постановление, в соответствии с которым на ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление) возлагалась задача по развитию хозяйственной жизни наименее доступных для освоения, но обладающих колоссальными природными богатствами отдаленных уголков Советского Союза с использованием труда "изолируемых опасных элементов". Предусматривалось создание новых лагерей в Сибири, на Севере, на Дальнем Востоке и в Средней Азии.
   Весной 1930 года при ОГПУ СССР создается Управление лагерями (УЛАГ), преобразованное в феврале 1931 года в Главное управление трудовых лагерей и трудовых поселений (ГУЛАГ), которому и стали подчиняться все исправительно-трудовые лагеря.
   В период времени с 1931 по 1933 г.г. на территории Карелии силами многотысячной армии заключенных Беломоро-Балтийского ЛАГА ОГПУ сверхударными темпами был сооружен знаменитый Беломорканал имени товарища Сталина, строительство которого фактически и стало отправной точкой в истории ГУЛАГа. Идея сооружения канала между Белым и Балтийским морями зародилась, собственно говоря, задолго до начала грандиозной стройки, поскольку вплоть до 30-х годов XX столетия прямого водного пути между севером и центром России не было, а это само по себе уже влекло за собой серьезные экономические издержки, нависшая же угроза Второй мировой войны только укрепила советское правительство в решимости организовать строительство такого гигантского сооружения. Инициаторов проекта не смутило даже отсутствие достаточных средств и необходимой строительной техники - проблема эта была решена со свойственной для России "находчивостью", гидросистему стали возводить из подручных материалов при помощи кайла и тачки руками многотысячной армии заключенных. В итоге арифметика строительства Беломорканала сложилась следующим образом. На сооружение этой величественной водной артерии, имеющей протяжённость в 227 км, и включающей в себя 19 шлюзов, 15 плотин, 49 дамб, 12 водоспусков и 33 искусственных канала, ушло (!) 20 месяцев и 10 дней. Для сравнения заметим, что Панамский канал длиной 80 км строился 28 лет, а Суэцкий канал длиной 160 км сооружался 10 лет. Длина бревен, использованных при оборудовании Беломорканала, равна половине окружности земного шара, а из камня добытого там можно было бы возвести семь пирамид Хеопса...
   К концу первой пятилетки в ведение ОГПУ передали также строительство канала Волга-Москва и Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. В это же время начинает функционировать "Дальстрой" - одно из наиболее весомых хозяйственных подразделений ОГПУ-НКВД.
   В 1929 году коллегия ОГПУ принимает решение о направлении группы учёных и специалистов из Соловецкого лагеря в районы Ухты и Печоры, с целью освоения залегающих там месторождений каменного угля. Вскоре уже был организован первый лагерный пункт, и начались геологоразведочные работы, подтвердившие информацию о богатых залежах полезных ископаемых на исследуемой территории. Весной 1932 года вопрос "О Печоре" был рассмотрен на Политбюро ЦК ВКП(б), после чего Совет Труда и Обороны при Совнаркоме СССР принял постановление "О развитии каменноугольной промышленности в районе бассейна реки Печора", а В. М. Молотов подписал секретное постановление "Об обеспечении рабочей силой строительства каменноугольной промышленности в районе реки Печора". В 1934 году в Воркуте была открыта первая шахта по добыче каменного угля, несколько позже появились заводы по его переработке, а в начале 40-х годов в воркутинских окрестностях, помимо "чёрного золота", добывали уже нефть, никель и радий. Это имело колоссальное значение для укрепления обороноспособности страны, и роль специалистов из числа заключённых в деле освоения воркутинских месторождений в довоенное, а особенно, в военное время была, без преувеличения, велика.
   В 1931 году на территории Центрального Казахстана для разработки Карагандинского угольного бассейна был организован громадный совхоз-тюрьма Карлаг, освоенная площадь которого к 1940 году составила 1780650 Га (300 км с севера на юг и 200 км с востока на запад). Среди заключенных Карлага были такие известные люди, как Лев Гумилёв, Александр Чижевский и многие другие.
   Следует отметить, что в 30-х гг. за счет труда заключенных держались многие отрасли экономики - это и лесозаготовка, и золотодобыча, и строительство в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока.
   В 1934 году вся система мест лишения свободы была подчинена НКВД СССР и его структурным подразделениям на местах.
   Осенью 1936 года НКВД СССР возглавил Николай Ежов - патологический психопат, отправивший за очень короткий промежуток времени на тот свет и в лагеря немыслимое количество безвинных жертв. Авторству этого ущербного садиста-новатора принадлежат следующие "изобретения": "Чёрная Маруся" - грузовой автомобиль с крытым кузовом, оборудованный "стаканами" - маленькими железными отсеками для одного человека (чтобы не привлекать внимания граждан, на борту такого авто писалось: "Хлеб", "Овощи", "Аварийная" и т. п.); "активный допрос" - выбивание признательных показаний с применением изуверских пыток (взять хотя бы широко популярную у чекистов "лягушку", когда подследственного с помощью наручников за руки и за ноги приковывали к специальным кольцам в стене, и оставляли в подвешенном состоянии, если же арестант продолжал упорно молчать, жестоко его избивали); "пресс-хата" - камера, в которой активные уголовники "опускали" политических заключенных (позже урки взяли эту процедуру себе на вооружение при переводе "изгоняемого" из их среды арестанта в касту "неприкасаемых"). Впрочем, век Ежова был недолог. В декабре 1938 года его переместили на должность наркома водного транспорта СССР, а уже в апреле 1939 года он был арестован по стандартному обвинению в "шпионаже в пользу иностранных разведок". Весной 1940 года "чекиста Љ 1" самого расстреляли во дворе Лефортовской тюрьмы.
   Затрагивая тему массовых репрессий, невозможно не упомянуть хотя бы поверхностно о том, как это было на территории Центрального Черноземья и, собственно, в самом Воронеже.
   Так, известный воронежский журналист Виталий Жихарев в своем историко-краеведческом очерке "Немецкие колонисты в селе Артюшкино" описывает, например, типичную процедуру раскулачивания немецких поселенцев хуторов Карловка и Ровный:
   "В 1935 году вдруг вспомнили, казалось бы, уже забытое: у Шмунков в Воронежской губернии был аж завод - винокуренный! Запросили из Артюшкинского сельского Совета справку, и человек из района зачитал ее на общем колхозном собрании: такие-то и такие граждане жили в том селе, владели заводом, совокупно имели до революции 600 гектаров земли, нанимали батраков. На местных забулдыг - а они есть в каждой национальности - слово "батраки" подействовало, как красная тряпка на того быка...
   ... В итоге постановили: изгнать "вредителей из колхоза за пределы района с их семьями, чтобы с корнем вырвать контрреволюционные кулацкие корни, мешающие победоносному колхозному строительству".
   Новым местом для изгнанных стал Арзгирский район - глухая окраина Ставрополья с никудышной землей по соседству с Калмыкией. Жизнь опять надо было начинать с нуля - никакое имущество сюда лишенцы не могли взять с собой".
   А вот свидетельство иного плана, взятое из сборника статей Вениамина Глебова "Тайны Воронежского управления НКВД" (со ссылкой на "Книгу памяти жертв политических репрессий на Орловщине") - выдержка из чудовищной по своей сути жалобы бывшего оперуполномоченного УНКВД по Орловской области:
   "Я страшно удивлен, как теперь, после ясных указаний ЦК ВКП(б), положений об арестах, люди уже в феврале месяце сумели обманным путем добиться санкций на мой арест не у прокурора, а у самого Наркома Внутренних дел т. Берия. Лица, писавшие заключение, очевидно, не знают цену советскому человеку, они не видели в ворохе бумаг живого человека, члена ВКП(б) с 10-летним стажем, без взысканий, рабочего. Я не предатель, не жулик, не карьерист, не перестраховщик или подхалим. Я честный член партии и неплохо работал... Мне предписывали предательство. Как у людей только поворачивается язык?! Я лично сам за 1937 г. по июль 1938 г. вместе с моими десятью товарищами - шоферами и фельдъегерями уничтожил полную армию врагов Советской власти (расстрелял по приговору 1500 единиц). Легче было тому же Симановскому или прокурору написать "расстрелять", а нам их, паразитов, приходилось таскать на собственной горбине. Я, а также мой коллектив, это выполняли вполне сознательно, зная, что выполняем ответственное поручение партии, имели классовую ненависть к врагам трудового народа. Так я воспитывал своих товарищей по работе. Эту работу мы выполняли по выходным дням, дабы не в ущерб агентурно-следственной работе".
   И еще одно документальное свидетельство, оставленное уже истинной жертвой политических репрессий - Еленой Соколовой-Бартеньевой, которая была арестована в 1937 году как член семьи изменника родины (ЧСИР) и провела в местах заключения более восьми лет. О пережитом она написала книгу воспоминаний "Случайные записки", и мы позволим себе привести небольшую выдержку из этого уникального источника:
   "Когда мы вошли во внутренний двор, нас повели налево, и то, что я увидела за небольшой отрезок пути, пока нас вели в тюремную амбулаторию, меня так взволновало, что я растерялась. Слишком уж все было нереальным. По правую сторону от нас тянулось главное здание тюрьмы. Бросилось в глаза, что во всех окнах не было стекол. Внутри камер, особенно хорошо просматривались камеры первого этажа, кишмя кишели люди. Многие из них были одеты в трусы и майки. "Елена", - кто-то позвал меня. Я оглянулась на зов и увидела у решетки одного из окон Николая Езепенко. Коля учился вместе со мной на педфаке университета, потом когда педфак выделился и был реорганизован в пединститут, Коля остался в университете, окончил аспирантуру и до дня своего ареста работал в университете. Я знала, что Коля арестован. Я молча смотрела на него, он был худой и какой-то землисто-бледный. Так мы ничего друг другу и не сказали. Вдруг на втором этаже, как раз против амбулатории, около которой нас остановили, в угловой камере я увидела у решетки окна профессора Якова Абрамовича Ратгаузера, а рядом, в другом окне, профессора Шипова. Бедный Яков Абрамович, ведь ему было уже под семьдесят! ... Выводные загнали всех женщин в помещение. И началась поверка. После поверки нас повели через весь тюремный двор к правому крылу тюрьмы. Из всех окон на нас смотрели мужчины, многие из них увидели своих жен...".
   В 1937 году начинается формирование системы тюрем, подчиненных 10-му отделу Главного управления госбезопасности (ГУГБ) НКВД СССР, предназначенных для содержания подследственных и осужденных по составам контрреволюционных преступлений. Этому отделу подчинялись следующие тюрьмы: Верхнеуральская, Суздальская, Челябинская, Ярославская, Соловецкая, Бутырская, Владимирская, Лефортовская и Орловская (последние четыре первоначально находились в составе ГУЛАГа). Кроме того, при следственных тюрьмах ГУЛАГа создаются внутренние тюрьмы, непосредственно подчиненные ГУГБ НКВД СССР.
   В 1938 году все тюрьмы передаются в ведение вновь созданного Главного тюремного управления, в состав которого вошли ГУЛАГ и ГУГБ НКВД СССР - две независимые друг от друга тюремные системы.
   В феврале 1939 года по приказу Лаврентия Берии в подмосковном Болшево было создано "Особое техническое бюро при НКВД СССР". Через это и аналогичные ему бюро (на уголовном арго их называли "шарашками") прошло немало выдающихся советских ученых и конструкторов, создателей качественно новых образцов военной техники (С. П. Королев, А. Н. Туполев и многие другие).
   По состоянию на 1 марта 1940 года ГУЛАГ включал в себя: 53 лагеря, 425 исправительно-трудовых колоний и 50 колоний для несовершеннолетних. Помимо мест лишения свободы в его систему входили также "бюро исправительных работ" (БИРы), обеспечивавшие выполнение судебных решений в отношении лиц, приговоренных к принудительным работам.
   К началу Великой Отечественной войны общее количество заключённых достигло 2300000 человек. В основной рацион, т. н. гарантийку заключённого входили следующие продукты: хлеб - 450 г., сахар - 7 г., каша - 80 г., рыба - 132 г., мясо - 21 г., овощи - 500 г., растительное масло - 9 г., мука - 6 г. "Малолетний паёк" включал в себя: хлеб - 450 г., сахар - 25 г., каша - 100 г., рыба - 170 г., мясо - 50 г., овощи - 500 г., животные жиры - 66 г., масло растительное - 20 г., мука - 200 г. ("Справочник по ГУЛАГу" Жака Росси). На первый взгляд питались заключённые вполне пристойно, но это только на первый взгляд. Дело в том, что в соответствии с правилами, установленными еще в 20-х гг. XX столетия, продовольственные пайки выделялись под плановую численность заключённых. Учитывая переполненность мест лишения свободы в два-три раза, каждый "сверхлимитный зэк" ложился дополнительным бременем на котловое довольствие остальных заключённых, т. е. фактически одна пайка была рассчитана на нескольких зэков.
   Во время Великой Отечественной войны на ГУЛАГ НКВД СССР был возложен ряд конкретных задач, основными из которых являлись: обеспечение своевременной эвакуации заключённых с оккупированных впоследствии немецко-фашистскими войсками территорий, организация труда и быта заключённых, интернированных, сосланных, поселенцев, а позже - немецких и японских военнопленных, укомплектование подразделений и частей Красной Армии, и направление на важнейшие оборонные предприятия высококлассных специалистов из числа лиц, содержавшихся в исправительно-трудовых лагерях и колониях.
   Согласно документам, хранящимся в архиве Центрального музея МВД России за первые три года войны общий объем промышленного производства в системе ГУЛАГа составил 3 миллиарда 651 миллион рублей, сельхозпродукции было получено на сумму 1 миллиард 188 миллионов. За годы Великой Отечественной войны заключённые произвели 70,7 миллиона единиц боевой техники.
   В соответствии с Указами Президиума Верховного Совета СССР от 12 июля и 24 ноября 1941 года из мест лишения свободы досрочно были освобождены заключенные, осужденные за прогулы, бытовые и незначительные должностные преступления (420000 человек), с направлением лиц призывного возраста в Красную Армию. Всего за период времени с 1941 года по 1943 год включительно в ряды Красной Армии из мест лишения свободы было направлено 975000 человек.
   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 года предусматривалось применение амнистии к польским гражданам, содержавшимся по тем или иным причинам в исправительно-трудовых лагерях. За исключением запретных зон, местностей, объявленных на военном положении, и режимных городов, они получили право свободного проживания в Советском Союзе. Предпосылкой к принятию такого решения послужило формирование на территории СССР польских, а также чехословацких воинских подразделений. Указами и постановлениями Государственного комитета обороны в 1941-1942 г.г. для формирования национальных воинских частей из исправительно-трудовых лагерей было освобождено 43000 польских и 10000 чехословацких граждан.
   27 декабря 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление о создании специальных лагерей НКВД для проверки бывших военнослужащих Красной Армии, побывавших в плену или вырвавшихся из вражеского окружения. Непосредственно проверкой занимались органы контрразведки - особые отделы НКВД. В апреле 1943 года эти органы вернулись в систему наркоматов обороны и военно-морского флота под названием "Смерш" - "Смерть шпионам", в которых состояли до 1941 года.
   В 1942 году отдельные категории осуждённых стали направляться на укомплектование штрафных подразделений Красной Армии.
   В военные годы возникла необходимость в усилении изоляции заключённых, в связи с чем для всех был введен единый режим содержания - строгий. Учитывая тот факт, что большое количество конвоя было мобилизовано в ряды Красной Армии, ГУЛАГ возвращается к практике привлечения отдельных категорий заключённых, преимущественно бывших работников органов НКВД, милиции и военизированной охраны, совершивших малозначительные преступления до 22 июня 1941 года, к несению караульной службы.
   Ухудшение жилищно-бытовых условий, медицинского обеспечения, снабжения продовольствием и вещевым имуществом заключённых вследствие осложнения обстановки на фронтах в 1942 году, привело к усилению негативных явлений в местах лишения свободы. Резко возросло количество лиц, отказывавшихся от работы, стало вполне обыденным явлением, совершавшееся с этой целью членовредительство, участились случаи нападения на представителей администрации. Вышеуказанные факторы послужили поводом для издания специальной инструкции по охране заключённых во время войны. Так, например, при отказе приступить к работе начальник конвоя имел право после двукратного предупреждения применить оружие, а при нападении на представителей администрации и охраны оружие разрешалось применять без предупреждения (как и при побеге). Издание такой инструкции тут же породило за собой волну откровенного произвола со стороны представителей администрации мест лишения свободы (прежде всего, низового звена), выражавшегося в неправомерном применении оружия, систематических избиениях и иных противозаконных действиях в отношении заключённых. В связи с этим 21 сентября 1942 года заместитель комиссара внутренних дел С. Круглов издал, адресованный начальникам лагерей и строек приказ Љ 408, в котором потребовал расследования всех случаев нарушения законности в ИТЛ и колониях, с выявлением виновных и их последующим привлечением к ответственности.
   Начиная с 1943 года, появляется новая категория заключённых - пособники немецко-фашистских захватчиков, дезертиры и пр. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года, предусматривал их содержание в лагерях для осуждённых на каторжные работы, созданных в составе Воркутинского, Норильского, Северо-Восточного, Дальневосточного и Джезказганского ИТЛ. Там они использовались на тяжёлых подземных работах в угольных шахтах, на добыче драгоценных и цветных металлов.
   По состоянию на 21 декабря 1944 года в местах заключения НКВД СССР содержался 1450000 человек.
   Уголовная политика Советского государства конца 40-х годов ХХ столетия была крайне неоднозначной. Так, например, широкое применение неоправданно сурового наказания (вплоть до 25 лет лишения свободы) за хищение государственной, общественной и личной собственности, привело к образованию в местах заключения значительной прослойки лиц, осужденных на очень большие сроки. Напротив, "акт гуманизма" в виде отмены смертной казни послужил причиной массовых нападений на сотрудников исправительно-трудовых учреждений и, собственно, разборок между самими уголовниками.
   Весной 1947 года Совмин СССР принимает решение о строительстве железной дороги "Салехард-Игарка" - небезызвестной "сталинки", позже наречённой "мёртвой дорогой". Аргументов в пользу этого непростого решения было два: первый, стратегический - защита северных рубежей государства; второй, экономический - отсутствие нормального транспортного сообщения с Западной Сибирью, превратившейся к тому времени в солидный промышленный регион. Изначально планировалось проложить порядка 700 километров железной дороги в условиях тундры и вечной мерзлоты. Руководство строительством было поручено Главному управлению лагерного железнодорожного строительства (ГУЛЖДС), входившему в систему ГУЛАГа. По различным оценкам, трассу прокладывали 50-70 тысяч заключённых, осужденных преимущественно за пособничество немецко-фашистским захватчикам. К 1949 году, когда уже было построено около половины железной дороги, вдруг выяснилось, что из-за ошибок в расчётах Обская губа, к которой её собственно и тянули, слишком мелководна для крупного судоходства. Тогда приняли решение - проложить 1300 километров железнодорожных путей вдоль Полярного круга на восток от Салехарда к Игарке. В течение нескольких лет на грандиозном строительстве было задействовано значительное количество людской силы и тяжёлой техники, однако к 1952 году его темпы стали заметно ослабевать, а со смертью Сталина (идейного вдохновителя проекта) работы по сооружению железной дороги остановились совсем. Но навсегда ли?.. В настоящее время уже звучат предложения о необходимости возобновления строительства этой железнодорожной артерии, поскольку за прошедшие пятьдесят лет в районах по которым (и к которым) её прокладывали, было открыто большое количество месторождений полезных ископаемых, и вполне вероятно, что "мёртвая дорога" ещё оживёт.
   В 1950 году количество заключённых, содержавшихся в местах лишения свободы нашего государства, составляло 1 561 000 человек.
   27 марта 1953 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была объявлена обширная амнистия, памятная тем, что освобожденные из мест заключения зэки в большинстве своем так и не смогли адаптироваться в условиях новой "вольной" жизни и вскоре за совершение тех или иных преступлений снова оказались по ту сторону колючей проволоки.
   12 июня 1953 года ГУЛАГ был выведен из подчинения МВД и вошел в состав Министерства юстиции, однако уже в январе 1954 года Главное управление трудовых лагерей и трудовых поселений вернулось под крыло Министерства внутренних дел, поскольку управления (отделы) исправительно-трудовых лагерей и колоний союзных и автономных республик, краев и областей оказались просто-напросто не готовыми к столь радикальным переменам.
   С введением Положения об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах МВД СССР и принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в 1958 году, решение вопросов условно-досрочного освобождения заключенных, их перевода из колонии в тюрьму и наоборот, было отнесено к компетенции судов.
   В 1962 году в Казахстане создаются экспериментальные колонии-поселения, а в 1964 году вводится практика применения условного осуждения с направлением впервые осужденных, вставших на путь исправления на стройки народного хозяйства.
   Таким образом, в конце 50-х - начале 60-х г.г. наметилась общая тенденция в сторону гуманизации исправительно-трудовой политики государства и придания ей четких организационно-правовых форм.
   Принятые в 1969 году Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик стали первым логически согласованным и обладающим внутренним единством нормативным источником в этой области, и предусматривали, кроме всего прочего, принципиально новую систему мест лишения свободы, а именно: колонии общего, усиленного, строгого и особого режима (ИТК), колонии-поселения, воспитательно-трудовые колонии общего и усиленного режима (ВТК), следственные изоляторы (СИЗО), тюрьмы и межобластные специальные (тюремные) больницы (МТБ). И такая система просуществовала в неизменном виде практически до конца прошлого века.
   18 декабря 1970 года был утвержден Исправительно-трудовой кодекс РСФСР.
   Начавшийся в середине 80-х годов прошлого века переход к рыночным экономическим отношениям, обусловил разрыв складывавшихся десятилетиями хозяйственных связей, спад производства, высокий уровень инфляции и глобальный финансовый кризис. Вследствие этого, уголовно-исполнительная система, с учётом поставленных перед нею задач, оказалась в крайне тяжёлом, а, по сути, тупиковом положении. Катастрофический рост текущих расходов учреждений УИС сделал невозможным обеспечение требуемых условий содержания и эффективной трудовой занятости осуждённых, поддержание объектов социальной и производственной инфраструктуры хотя бы на номинальном уровне, предприятия УИН в большинстве своём фактически стали банкротами. В этой связи назрела необходимость в скорейшей разработке и реализации комплекса мер по реформированию и стабилизации производственно-хозяйственной деятельности учреждений и органов системы исполнения наказаний в виде лишения свободы, включая: совершенствование нормативной и методической базы их функционирования в условиях рынка; разработку и внедрение планов социально-экономического развития каждого УИН, региона и УИС; создание оптимальных организационных условий и изменение структуры управления производством УИС, ориентированных, в конечном итоге, на обеспечение стабильной производственно-хозяйственной деятельности и улучшение социально-экономических результатов привлечения осуждённых к труду. Сегодня учреждения уголовно-исполнительной системы постепенно выбираются из круга навалившихся на них в последней четверти прошлого столетия финансово-экономических проблем, меняются концептуальные основы их деятельности, происходит переосмысление пенитенциарной истории нашего государства.
   В соответствии со статьей 8 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ от 1 июля 1997 года "Уголовно-исполнительное законодательство РФ основывается на принципах законности, гуманизма, демократизма, равенства осуждённых перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения, соединения наказания с исправительным воздействием".
   Современная система мест заключения включает:
   - колонии-поселения;
   - воспитательные колонии;
   - лечебно-исправительные учреждения;
   - исправительные колонии общего, строгого или особого режима.
   С 1998 года система УИН входит в структуру Минюста России.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | Ф.Достоевский "Отморозок Чан" (Постапокалипсис) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"