Симаков Виталий Владимирович: другие произведения.

Бригада

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как вы думаете, кто возводит в сказках все эти дворцовые постройки? Наверное, мыслите, что это джины, щуки и им подобные возводят их сами - взмахнув рукой, палочкой или плавником, или что там у них ещё есть? Типа, взмахнул и, готово! Ха! Как бы не так! Всё это приходится делать им - обычным магическим строителям. Повесть из серии "Миры Великого Эфира".

  
  
  "Ветры буйные подули. Море взволновалось, бочку выкинуло на сухой берег, на желтый песок. Емеля и Марья-царевна вышли из нее.
  
  - Емелюшка, где же мы будем жить? Построй какую ни на есть избушку.
  
  - А мне неохота...
  
  Тут она стала его ещё пуще просить, он и говорит:
  
  - По щучьему веленью, по моему хотенью - выстройся, каменный дворец с золотой крышей..."
  
   БРИГАДА.
   - Мужики, вызов на постройку дворца с золотой крышей - Щучий договор! - раздался скрипучий могильный голос маклера, из динамика, наколдованного Жориком из обычной раковины, стоящей на столике рядом с коктейлями.
   - Опять эта Щука! - возмущённо проворчал Вовчик открывая со скрипом свои каменные веки и кряхтя поднимаясь на ноги с песка, из позы лотоса, в которой он прибывал на Тропическом Атолле "Золотые пески" всю выходную неделю, заработанную их бригадой после постройки дворца Алладину.
   Да-да, Алладину! Вы не ослышались. А вы что думали, этот умник джин Маймун Шамхураша из волшебной лампы сам строит все эти свои дворцы? Типа, взмахнул рукой - р-р-раз и готово! Как же, ждите! Всё это приходится делать им - обычным магическим строителям. А этот, так называемый джин, своими напедикюреными пальчиками не то, что стену каменную положить не в состоянии, но он даже чтобы лампочку в патрон завинтить - специально вызывает электрика. Хотя и платит он не плохо за такие работы. К примеру, за ту же завинченную лампочку - он, опалом расплачивается. Приличным таким опалом - размером с кулак...Вовчика. Поначалу, правда, когда этого субчика только заточили в лампу и сделали джином, он выпендривался, всё пытался зажать драгоценные камни (для справки - джины только ими и расплачиваются), и пытался рассчитаться обычным серебром (для справки - с джинов за строительные работы строители берут только драгоценными камнями). Ну, Вовчик на пару с Василисой заложили с два десятка яиц (проколотых иглой) в стены дворца его заказчика - десяток в банях рассовали под плиткой, а остальные в гареме наложниц. Так этот джин через неделю сам примёлся с двумя мешками драгоценных камней, после разборок с его заказчиком-хозяином, и умолял, чтобы убрали тот омерзительный тухлый запах, который уже на третий день, пополз, не то что по баням и гарему, а уже по всему дворцу. А что вы хотели - протухшие яйца это вам не магия какая-то. Это натуральный продукт.
   Ну ладно, хватит о джинах.
   Позвольте представить! Магическая строительная бригада "Юрец и Ко" быстро и качественно выполняющая ремонт под ключ - в любом измерении, и при любой погоде. Ну, вообще-то у этих ребят есть и постоянная работа, по постоянным договорам (благодаря их маклеру) - типа тех же джина и щуки, но они не отказываются и от самостоятельных шабашек. И оплата больше, когда работаешь напрямую с заказчиком - отстёгивать не надо никаких процентов за найденную работу. Да...и если честно недолюбливают ребятки этого мрачного типа в балахоне и с косой - маклера значит своего. Вечно он под себя старается всё загрести - ну ОЧЕНЬ он СМЕРТЕЛЬНО жадный!
   А бригада у этих ребят подобралась неплохая. Вот сами полюбуйтесь.
   Юрец - бригадир-гремлин. Да-да не удивляйтесь - самый настоящий гремлин. Зелёный, бородавчатый, с огромными заострёнными ушами, и с не менее острыми зубами. Так что не вздумайте при нём заикнуться, что гремлинов не существует - кусается. Он хоть и маленького росточка, а шустрила ещё тот. Владеет навыками - магии прораба (мастер на все руки). Окончил 16-й магический Кручининский технарь - диплом даже золотой есть. Считает, что строитель маг, должен не только уметь всё строить при помощи одной лишь магии, но и ещё ОБЯЗАН кумекать и в обычном - ручном процессе ремонтно-строительных работ. "Меньше замеса (запас магической строительной силы) истратишь, если сделаешь всё своими руками. Да и как же это приятно - всё сделать САМОМУ, а не - ВЖИК, и готово", - любит он выговаривать своим напарникам за рюмкой другой в обеденных перерывах... УПС! Вы этого не слышали! Бригада блюдёт трезвый образ магов-строителей. И на работе пьёт только кофе...ну, или позволит себе одну-другую рюмочку крепкого чая. Извините! Мы немного отвлеклись. Так вот. Юрец конечно может всё сделать и вручную, в смысле без магии, но бывают и такие моменты, когда приходится действовать только одной лишь магией. Был у них как-то случай один. Вызвали их бригаду в Ландрию, подмарафетить дворец местного царька. Так чего там они только не натерпелись с ремонтом. И выскребали из стен вросшие в них останки зомбаков, и... Вот это Юрца вообще взбесило - пиктограммы на потолке. Ну, ни как ни хотели закрашиваться вручную. И какие только ведьмочки умудрились это там наворотить?! Встретил бы он их, ведьмочек, в тот момент, он бы им эти пиктограммы... Но всё обошлось! Немного поколдовав, Юрец всё же закрасил впитавший в себя магию потолок дворца. Против строительной магии даже пиктограмма ведьмочки-блондинки не устоит. Но и это сделать было не просто. Надо точно высчитать - квадратуру потолка, и сколько надо нанести на него шпатлёвки и краски - замешанной на магии. А на эти все магические вычисления, замеса уходит, ещё больше, чем на просто покрасить. Даже нет, не так! На просто покрасить, даже замеса не надо, только одни нервы, а здесь ещё и... Так, что!..
   Ну, ладно, не будем вдаваться во все эти вычислительные вычисления, продолжим лучше знакомство с бригадой.
   И так следующим у нас идёт - Вовчик - каменный тролль. Он специалист по кладке любых стен из любого материала. Дворцы, дома, пирамиды... - без разницы. А так же он ещё незаменимый спец по плитке. Такое может вам выложить из неё, пальчики оближите! Он тоже, как и бригадир уважает ручной труд. Как он кладёт плитку!!! На это можно любоваться часами! И не удивляйтесь, что если он трёхметровая каменная горища, то он не в состоянии этого сделать. А ещё он постоянно выдаёт дурацкие шуточки по отношению к Жорику. Хотя они, шуточки эти значит, не мешают быть им верными друзьями.
   Ну а Жорик - миниатюрный фей, ростом с указательный палец, с длиннющими как у бабочки усиками на лысой голове и со стрекозиными крыльями за спиной, в этой никогда неунывающей бригаде специализируется по всяческим фильдеперсовым выкрутасам. Ну, там: сделать звёздный потолок с летающими кометами, с карнизами в несколько ярусов, и подсветкой из северного сияния. Или же сконструировать лестницы, постоянно меняющие направление. Ну и сотворить всё такое, что ещё может придумать безумный ум заказчика. А ещё его используют в бригаде вместо крана...
   Ну, вроде все. А, нет!
   Ещё с ними подрабатывает, не постоянно правда, а когда работы одиночной нет - Василиса Премудрая. Если вы думаете исходя из её имени, что она супер-пупер специалист по всей этой строительной магии, то сильно ошибаетесь. Она умет всего по чуть-чуть, но работу знает. В бригаде она всегда на хорошем счету. А вот в чём ей нет равных, так это в выкапывании разно-размерных водоёмов, типа - озёр, прудов, бассейнов, и т.д. Ну и ещё она незаменимый специалист по всяческим строительным "шуткам" против скупых клиентов, которые кидают строителей с зарплатой. А ещё она вышивает...
   И вот эта бригада, всегда стоит друг за друга горой. И считает себя одним целым. Как мушкетёры: "Один за всех и все за одного!"
   Ведь они - БРИГАДА!
  
   - Ну, так что, - потянулся, зевая, развалившийся на столе Жорик и посмотрел вопросительно на Юрца, - берёмся за работу, или отдадим её братьям НифНуфам? Ты вроде Юрец, говорил, что есть денежная халтурка?
   - Да ты шо! - возмущённо подскочил, при этих словах фея, с шезлонга бригадир. - Этим гашталбайтелам! Ты пледштавляешь на шо этот дволец буфет похож?! Да я лучше к жубнику схожу, чем довелю им лаботу у щуки!
   - Ты это уже несколько веков обещаешь - к зубнику заглянуть. А зашибись было-бы позырить на это - кривобокий шалашик из соломы с хворостом и позолоченным шифером, - заржал на весь пляж Вовчик, да так что стол с коктейлями и всё ещё продолжавшим загорать на нём Жориком, затрясся и перевернулся, ну и естественно вся выпивка находящаяся в стаканах ну и сам стол опрокинулись на фейя, не успевшего вовремя расправить крылья и взмыть в воздух.
   - Ну, ты ваще! - выползая из-под стола, возмущённо запищал Жорик, на уже ржущего с его положения Вовчика. - Я же теперь проспиртовался с головы до ног. Да и ещё этот...песок.
   - Обожаю проспиртованных фей обваленных в песке, - затрясся в безумном смехе трёхметровый каменный громила и, подхватив брыкающегося Жорика за ногу, поднёс его к своей разверзнутой пасти.
   - Ну, хватит, - ковыряясь в правом ухе длинным когтем вступился за верещащего Жорика бригадир, а затем, слизнув зелёным длинным языком с когтя, большой кусок ушной серы и довольно рыгнув продолжил: - Щука наш поштоянный клиент, и платит она неплохо, нешмотля на то шо маклер улывает щебе клутые плошенты. Да и ежили, откажемся от лаботы по договолу лицо филмы потеляем.
   - Ну, ты, каменюка! - между тем пропищал возмущённо Жорик, болтаясь вниз головой. - Я же тебя, кажется, предупреждал - не хватай меня за ноги!
   А затем ловко извернувшись, и схватив своими двумя маленькими ручонками указательный палец тролля, Жорик взмахнув своими стрекозиными крыльями, и резко дёрнув палец тролля, поднял того ногами вверх над своей головой и с грохотом опустил на перевёрнутый стол. Вовчик продолжая ржать, поднялся потирая бока с остатков горемычного стола.
   - Да ладно братан, - дружески пихнул Вовчик, фея в плечо указательным пальцем, да так что тот аж спланировал пятой точкой на песок, - я же шутя. Без обид!
   - Шуточки у тебя, - пробурчал возмущённый фей и, поднявшись на ноги, стал оттряхиваться от облепившего его песка.
   - Так куда мы рулим, командир? - перестав ржать, вопросительно уставился тролль на бригадира.
   - Наш путь лежит на Необитаемый оштлов, - пожал плечами Юрец, изучая договор, выползший из ракушки телефона-факса. - По-быштлому жабабахаем дволец, а там и жакашчик с шабашкой подошпеет. Вот только надо бы Василису выжвать, ш нею лабота быштлей пойдёт.
   - А я уже здесь, мальчики, - раздался девичий голос за их спинами.
   Со спланировавшего, на песчаный пляж, ковра-самолёта легко сошла стройная черноглазая, темноволосая, коротко-стриженная девушка в бирюзовой косынке - завязанной на затылке и при этом у неё оставался открытым лоб с весёлой непослушной чёлкой. В приталенном бирюзовом комбинезоне со стоячим воротничком, на куртке которого, четыре верхние пуговицы были не застёгнуты - как всегда. На ногах стильные, но в тоже самое время крепкие, новенькие берцы.
   Все трое уставились на распахнутую куртку Василисы и сглотнули.
   Улыбнувшись белозубой улыбкой, и дунув снизу вверх на чёлку, Василиса Премудрая поинтересовалась:
   - Ну что, так и будем стоять и глазеть, на невинную девушку, или может, соизволите взойти на её транспортное средство и позволите ей доставить вас к месту работы?
   - И почему у людей такие красивые самки? - сглотнув, проворчал восхищённо Вовчик.
   - А спорим, что у неё под комбезом ничего нет, - шепнул Жорик подлетая вплотную к уху тролля.
   - Я всё слышала, похабник - Василиса, хитро улыбаясь, погрозила Жорику указательным пальчиком: - За это ты полетишь рядом с ковром. Да и, кстати, чуть не забыла! Мой Боливарчик, - она кивнула на ковёр, - не выдержит троих. А особенно такого... - она мило улыбнулась, но теперь уже троллю, и елейным голоском закончила: - Так что вам обоим мальчики придётся лететь рядом.
   Юрец хрипло захихикал, взойдя на ковер-самолет, и с довольной физиономией плюхнулся в центре него, а рядом с ним опустилась Василиса.
   - Необитаемый остров, - скомандовала она, и ковёр взмыл в воздух.
   - Везёт-же как всегда пупырчатому, - проворчал Жорик глядя на взмывший в воздух ковёр.
   - Когда ему выгодно - этот пупырчатый может быть белым и пушистым. И я не ошибусь, если скажу, что вот сейчас как раз такой случай, - и тролль весело заржал почёсывая каменное пузо.
   Жорик хихикнул в ответ и, подхватив тролля за шкирку, с кряхтеньем взмыл в воздух, и быстро стал нагонять уже умчавшийся в сторону моря ковёр-самолёт.
  
  СТРОИТЕЛЬНЫЕ БАЙКИ.
  А ведь всё так хорошо начиналось...
  По-быстрому управившись с Емелиным дворцом...
  Пришлось напрячься конечно для того чтобы всё было по-быстрому. Замеса ушло, на ускорение, в строительстве этого замка ну - очень много. Но всё прошло как всегда гладко - без сучка и задоринки. Благо не надо было ещё тратить время на замеры и чертежи замка - вот чем хороши Щука, джины, и все им подобные у них всегда таких проектов (с чертежами в запасе - естественно) с десяток в запасе имеется. Строителям только и надо, что умело управляться со своей магией и возводить по чертежам очередной магический шедевр. Правда у таких магических шедевров есть одна постоянная проблема - угонщики. Это типы, которые хитростью завладевают - волшебной лампой или кольцом, или ещё чем-то там - в чём сидит свой Исполнитель Желаний.
   Так вот эти типы обычно хотят всё на халяву. К примеру: "Перенеси-ка мне джин дворец Алладина на новое место жительства". И кто это должен выполнять - думаете джин? Как же! Кто строил, тот и переносит. Есть такой пунктик в договоре, он в него входит как обязаловка. Твоя работа - твоя ноша. И понеслось. Выдергивай, значит, этот дворец - весь такой созданный из магии, и тащи его на новое место. А это новое место к тому же ещё и за тридевять земель - а это обычно у чёрта на куличках. Но как ведётся, этим дело не заканчивается, так как старый хозяин дворца всегда отыщет такого вот типа-угонщика, и после разборок с ним, требует джина вернуть свой дворец на прежнее место. Ну и как вы думаете, кто опять этим должен заниматься?.. Правильно!..
  Но в случае с Щукой таких закидонов ожидать не приходилось. У этой рыбки было всё схвачено, и на угонщиков она не клевала.
  Так что после расчётов с Щукой, и отстёгнутых бандитских 40% Маклеру, который как обычно содрал ещё и с Щуки в три дорого за поставленные для замка стройматериалы, Бригада, взялась за подвернувшуюся Юрцу шабашку.
  Это был серый трёхэтажный готический особняк, стоящий на одной из центральных площадей, города-государства, расположившегося на пересечении пяти крупных торговых мировых эфирных трактов. В этом так называемом - городе пяти эфирных дорог, кого только не было! Как говорится - всякой твари по паре... Хотя по паре мягко будет сказано.
   Так вот из этого города и подвернулся Юрцу новый заказчик, обещающий златые горы.
  - Скользкий он какой-то, - недовольно сморщила носик Василиса, и отёрла о комбинезон влажную руку, после того как заказчик облобызал её своим длиннющим шершавым языком.
  И было от чего сморщиться. Заказчик был длиннющим, под два метра роста, серым червяком на четырёх хлипких ножках и с шестью свешивающимися вдоль его туловища трёхпалыми руками. Его голова напоминала крокодилью. Два огромных выпученных чёрных глаза, были постоянно хитро прищурены, и никогда не смотрели собеседнику в лицо. Под носом, напоминающим свиное рыло, росли узкие чёрные усики. Огромные лопоухие уши постоянно были в движении, и было такое чувство, что они живут своей отдельной жизнью.
  - Мда, - кивнул задумчиво Вовчик, оглядывая стоящих и обсуждающих что-то, в стороне от них Юрца и заказчика, - согласен, скользкий тип. Но ведь небольшой аванс он уже отбашлял. Да и если я правильно въехал в базар Юрца, то мы будем получать бабло в отдельности за каждый этаж, фасад и крышу здания. А так жить можно.
  - Ага, - восхищённо пропищал Жорик, порхая перед лицом Василисы и запрокинув голову, осматривал огромный холл особняка, - а сколько тут квадратуры - немерено! Да за это - такие деньжищи можно срубить!
  - И самое главное, - поднял каменный палец Вовчик, - не надо никому отстёгивать никаких процентов.
  - Ну да! Только и крыши никакой, - хмыкнув, вернула их на землю Василиса, и добила: - Тип скользкий, город скользкий - жулик на жулике сидит и жуликом погоняет! И прекрати передо мной своим вентилятором вертеть! - это уже относилось к Жорику.
  Вовчик и Жорик удивлённо уставились на девушку, потом друг на друга, понимающе кивнули и не стали даже что-то доказывать Василисе. У женщин такое случается...
  
  - Ах ты, скользкая тварь! Да я же его зарою в центре этой чёртовой площади, - в руке у Василисы материализовалась тяжёлая совковая лопата, и она с разворота врезала ею по колонне, которую только полчаса назад Вовчик закончил обкладывать мелкой плиткой с рисунком джунглей.
  - Эй! Вася! - возмутился Вовчик глядя на то, как от удара лопатой колонна вздрагивает и вся плитка обсыпается к её подножию, - клей ведь ещё не успел застыть. Ручная работа!
  - А оно важно ТЕПЕРЬ, ручная она или ножная! - Василиса резко откинула вглубь зимнего сада тяжёлую лопату и двумя руками провела вдоль колонны над оставшимся на ней плиточным клеем. Серая пелена замеса быстро затянула всю колону сверху донизу, а Василиса, произнеся заклинание "ВЯЖЬ", метнула левой рукой в груду плитки, лежащей на полу, очередной сгусток замеса и небрежно взмахнув правой рукой, уложила оную в одно мгновение обратно на колонну, точно так, как было до её удара лопатой. И при этом ещё добавила заклятия быстрого застывания, да такого мощного, что теперь плитку и кувалдой не отбить - магия.
  - Тютелька в тютельку, - восхищённо причмокнул Жорик.- А ещё скромничает - я не волшебник, я только учусь.
  - Я! Просто! Всё! Восстановила! Как! И! Было! - медленно, выделяя каждое слово, произнесла Василиса, прикрыв глаза, а затем рыкнула: - Жорик наливай, - и при этом ТАК посмотрела на Юрца, мол "не лезь, а то и тебе врежу той же лопатой", что бригадир только пожал плечами и отправился в подсобку за стаканами и коробкой домино, а Жорик понимающе кивнув, метнулся через окно на улицу, за выпивкой и закуской...
  
  - Не, ну ты с-скажи Юрец, хде ты умудрилс-ся откопать эт-того чер-вяка, - Василиса притянула к себе гремлина за ухо и в который раз уже задавала ему один и тот же вопрос.
  Прошло уже с полчаса, как они сидели вокруг импровизированного столика, сделанного из фанерного ящика, в котором раньше была упакована плитка для зимнего сада. Сидели, и допивали уже третью бутылку горилки. Отменной надо сказать горилки, которую надыбал Жорик в близлежащем кабаке "У вдовушки-блондинки". Хозяйка этого кабака средних лет пышногрудая блондинистая вдовушка, действительно соответствовала его названию. У Жорика нюх на такое - в смысле и на спиртное, ну...и на пышногрудых вдовушек...тоже.
  - М-мы вс-се иш-шачили не раз-з-г-б-б... - Василиса в отчаянии махнула рукой и опрокинула в себя очередную рюмку горилки и закусила чипсами. - Не Жорик, т-теперь ты с-скажи - ты чё не мог-х у с-своей в-вдовушки вз-зять чего ниб-будь пос-съедопней чем эта засохшая картошка?
  - Вас-си... Вася! - Жорик громко икнув, пошатываясь и лавируя меж стаканами и пакетами с чипсами, валяющимися тут и там на импровизированном столе, направился к своему стакану-напёрстку, - Й-я т-пе уж-же ф-фроде с-сказал. У неё п-пыл как раз п-переучёт, так шо я у неё т-только с-смог ф-фып-просить одну...Не!.. Тры путылки горылки. А ч-чипсы... - Жорик пнул ногой валявшийся рядом с ним полупрозрачный кругляш картошки и, резко выдохнув, залпом выпил содержимое напёрстка, занюхал своим крылом и продолжил: - А чипс-сы я к-купыл у лот-тошника. Эт-тот г-гад уф-ферял ме-меня, шо луше них для горылки з-закуси н-не найдёшь.
  - К-как меня уж-же достал этот город, - Василиса со злости стукнула по ящику кулаком. - Юр-рец хде наши денг-хи?!
   Вовчик и Юрец, режущиеся до этого момента в домино, прекратили стучать костяшками и дружно уставились на Василису. Затем так же вся бригада дружно посмотрела на Юрца, тот отложил костяшки домино в сторону, затушил папиросину в банке из-под кофе, с налитой туда водой, уже потемневшей от плавающих там "бычков", и тяжело вздохнув, проговорил:
  - А я вам шо доктер? Вот Адольф сегодня вечелом плидёт, сами у него и поинтелесуйтесь. Только все тлое плотлезвейте плежде, - бригадир сурово осмотрел своих напарников и усмехнулся с того как Вовчик пытается собрать свои глаза в кучу и сфокусироваться на точках в расставленных на костяшках домино.
  
   А причина гнева Василисы и последовавшей за этим пьянкой, была, ну очень серьёзная. Их бригада уже заканчивала третий этаж, а этот хитрющий червяк заплатил им только за первый, а за второй и перестеленную по-новому красной черепицей крышу до сих пор никак не мог донести деньги:
  то у него бабушка заболела, и нужно было срочно большую сумму на операцию;
  то вдруг ограбили банк, в котором лежали его деньги - но вы не волнуйтесь, его счёт застрахован, но нужно дней пять подождать;
  то вдруг внезапно его вызвали в другой город, где находится филиал его торговой фирмы - там вдруг возникли проблемы с налоговой;
  и так далее и тому подобное...
  Юрец чувствовал, как ребята закипают с каждым днём всё сильней и сильней, но поделать ничего не мог. Он даже не знал, где этот ухарь-заказчик живёт. Он знал только его имя - Адольф. И ВСЁ! Правда, его можно было всегда вызвать по мобильному шару, но отследить номер этого ухаря они ни как не смогли бы. Город чужой, знакомых никаких (блондинистая вдовушка Жорика не в счёт). Да и, по словам этой самой вдовушки, в этом городе живёт одно жульё (опять же - вдовушка не в счёт). Хотя слова Василисы о наездниках-мошенниках теперь явно полностью подтверждались. Вот когда пожалеешь, что они работают не через Маклера. А сегодня утром Адольф вообще пришёл хмурый, осмотрел результаты ремонта, довольно хмыкнул, и на вопрос об оплате, намекнул, что лучше бы ребятки-строители прикрыли свои рты и работали молча. Когда надо, с ними расплатятся. Если бы они только знали, для кого они делают ремонт в этом доме! При этом к верху взметнулся кривой узловатый палец. В тот раз Вовчик вовремя успел перехватить Василису, кинувшуюся было на ушлого червяка - как она назвала того в порыве гнева. Адольф только зло захихикал, обнажив свои мелкие острые зубы, и со словами - "Работайте, и ваш труд, возможно, будет оплачен", шмыгнул змеёй на выход из особняка. Правда потом резко заглянул в оставшуюся открытой дверь и подло захихикав, добавил: "Вечером ПО-ГО-ВО-РИМ!"
  - Лыба! - Юрец ударил костяшкой с силой о стол и, захихикав, добавил: - Учись штудент, а то только и можешь што плитку шлёпать!
  - Не шлёпать, а класть, - обидно посмотрел Вовчик на очередную "рыбу" и почесал затылок, это "рыба" уже была десятой за сегодня, и всё не в его счёт. - Не, в натуре, Юрец, как это у тебя так получается? Я вроде всё делаю, как положено, высчитываю, думаю...
  - А ты не думай, - засмеялся бригадир, - иглай и всё!
  - Ф-вовчик, - Жорик посмотрел мутным взглядом на тролля и попытался, подняв бутылку над столом, вытрясти из неё остатки горилки себе в напёрсток, - ты н-н-ншёл с кем связ-заться, эт-т-то же-шь проф-фи! Он с эт-тими к-костяшками фылез-з из утроб-бы м-матери, ф сам-мом прям-мом с-смыс-сле.
  - Ага, - пьяно кивнула Василиса. - Этот п-пушистик чемп-пион в д-д-д..., - Василиса покрутила правой рукой: - Ну, вобщемончемпионодновременнойигрысредипятимироввэтуштуку, - выпалила она залпом и улыбнулась пьяной улыбочкой, довольная собой.
  - Ладно, - захихикал Юрец, отодвигая костяшки домино в сторону, - хватит байки тлавить, за лаботу.
  - А может ну её нафиг? - поинтересовался Вовчик укладывая домино в коробку. - Всё одно бабло не платят.
  - Платят, не платят, пока неизвестно. Вечелом всё штанет ясно. А до вечела мы ещё успеем уплавится с фасадом, и постелить палкет на этом этаже, - бригадир отобрал у Жорика пустую бутылку, всё ещё пытающегося что-то из неё вытрясти и поинтересовался: - Ты как, сможешь до вечела с фасадом уплавиться и из голгулей ангелов сделать и все балконы отлеставлиловать?
  - Да бэз п-проблем, шеф, - Жорик взметнулся над столом и, виляя из стороны в сторону, полетел в подсобку за перфоратором.
  Юрец довольно кивнув, и посмотрел на сидящую Василису, задумчиво крутящую в руке пустой стакан:
  - Вася, давай-ка дуй на "леса" и живенько помой все окна, - он посмотрел на застеклённую крышу зимнего сада, - а то они после вашей покласки стен, с Жоликом напалу, все в клапинку.
  - А п-по мне так нормалёк, - откинулась Василиса, на спинку стула осматривая потолок. - Хто ту-да полезет! С-скажем шо птички накакали.
   - Лезь, давай, птичка ты наша. - На улице заработал перфоратор, а затем послышался грохот камней о мостовую: - Ой-Ё! - воскликнул Юрец и хлопнул себя ладонью полбу. - А кто-нибудь оглаждения поштавил? - Вовчик и Василиса отрицательно замотали головами.- Вовчик, галопом на улицу, и таким же галопом всех плохожих отгонять от ждания. Не хватало нам ещё покалеченных пешеходов. Только, Вовчик, постолайся без звелств! С людями надо помягше!
  Когда Вовчик выскочил из здания на улицу, Жорик уже вовсю врезался перфоратором во вторую горгулью, стоящую в нише одного из окон на втором этаже. Первый этаж фей успел добить, и благо без всяких эксцессов, а вот второй этаж...
   Там было пять ниш с окнами и по две горгульи в каждой нише. Да ещё и два балкона надо было подресставрировать. Камни сыпались как град - мелкие, крупные. Но Жорик свою работу знал - ангелочки из горгулий выходили отменные. Особенно крылья - каждое пёрышко было одно к одному. Супер!
  Вот, правда, прохожие этого пока не оценили. В стороне от здания уже начала собираться возмущающаяся толпа пострадавших - благо только пока от мелких камушков. И вся это толпа вопила и грозила, кто, чем мог, пьяному фею, увлечённому своей творческой работой. Правда она быстро рассосалась, при виде вышедшего из особняка здоровенного тролля. Но хоть толпа и рассеялась, но камни от этого падать не перестали, а отнюдь - Жорик принялся за реставрацию попавшегося на его пути балкона, и Вовчику под ноги грохнулся огромный каменный кусок, от балясины - лишний кусок.
  Вовчик отступил в дверной проём, подальше от каменного града, и почесал затылок, пытаясь привести в порядок затуманенные пьяным угаром мысли. И тут он увидел двигающийся через площадь патрульный, конный экипаж с двумя жандармами. Вовчик бросился экипажу наперерез и схватил лошадей под уздцы. Два огромных вороных жеребца, везущих экипаж встали на дыбы и с перепуга заржали, но сдвинуться с места не смогли, у Вовчика была железная хватка. Жандармы, увидев здоровенного тролля кинувшегося в их сторону, схватились за дубинки.
  - М-мужики выручайте! - проревел тролль, дыхнув на жандармов убойным перегаром. - Тут такое дело! Нужно вокруг этого особнячка, поставить оцепление, пока я не установлю ограждения.
  Жандармы переглянулись, потом дружно посмотрели на особняк с его метеоритным дождём, затем опять друг на друга, потом перевели взгляд на тролля, и дружно кивнули в знак согласия. Они поняли друг друга без слов. Сами посудите. На центральной площади города, стоит крутячий особняк, в котором идёт ремонт, из этого особняка вываливается в умат пьяный тролль-строитель и нагло требует у них оцепления для этого самого крутячего особняка. Да ещё к тому же вдоль фасада особняка, на уровне второго этажа носится на большой скорости громаднейший перфоратор, и выделывает ТАКИЕ штуки, что впору искать свою отвалившуюся челюсть где-то на мостовой под ногами снующих туда-сюда прохожих. Ну и как они должны поступить? Скрутить тролля и отвезти его в отделение? А если этот особняк ремонтируют для самого губернатора города, или даже хуже того - ДЛЯ САМОГО... Лучше даже не упоминать о НЁМ вслух. А они возьмут и скрутят ЕГО работника, да и ещё и не выполнят указаний этого самого работника. НЕЕ! Лучше они перестрахуются. Хуже от этого не будет.
  Через пару минут на площадь выходило уже отделение городской жандармерии из десяти человек и став широким полукругом вокруг особняка, принялось отгонять всех прохожих на другую сторону площади, от гре...от камней подальше...
  ...- Вот это обычная красно-полосатая ленточка с хлипкими столбиками, и есть всё ваше ограждение?! - поинтересовался сержант командовавший отделением, выставленным в оцепление.
  - Это не просто ленточка, это - ЛЕНТОЧКА! - задрал к небу указательный палец-сосиску Вовчик. - Вот брось в него камень, гражданин начальник.
  Сержант пожал плечами и, подняв с мостовой камень, метнул его в сторону особняка - камень, перелетая над лентой заграждения, врезался в невидимую преграду и рассыпался в прах.
  - Ого! - лицо сержанта вытянулось от увиденного.
  - Вот те и ОГО, - заржал на всю площадь Вовчик, да так, что сержант испуганно отскочил от него с выпученными глазами, а тролль, отсмеявшись, добавил: - И вот такая стеночка до самой крыши. Так что забирай своих парней начальник, и топай отдыхать. Спасибо за помощь!
  Через пару часов Жорик закончил с фасадом особняка, и за это время ни один прохожий не пострадал. Хотя зевак собралось на площади достаточно. Не всегда же увидишь, как летающий перфоратор перевоплощает демонических монстров, в ангелов. Даже огромный тролль, стоящий у строительного ограждения, уже не пугал этих самых зевак.
  Есть три вещи, на которые можно смотреть бесконечно: Как горит огонь, как течёт вода и как работает кто-то другой (а особенно если это перфоратор).
  Когда бесплатное зрелище закончилось, толпа разошлась, Вовчик убрал ограждения, а притомившийся Жорик закинув перфоратор в подсобку, зарылся в остатки стекловаты, лежащие в зимнем саду, и захрапел.
   К этому моменту Юрец уже тоже управился с укладкой паркета в большом кабинете и в столовой третьего этажа, и даже умудрился его отциклевать, усевшись на циклю верхом и придав ей нужное ускорение и правильное направление. Осталось только вскрыть паркет, лаком, пару-тройку раз, и их работа окончена. Хотя нет...
  Бригадир зашёл в зимний сад и посмотрел на застеклённый потолок. Василиса, сидя на "лесах" под самым потолком и свесив ноги вниз, и напевая что-то себе под нос не спеша очищала стекло узеньким шпателем, и видно было, что ей это, ох как не нравится. Очищено было меньше одной третьи. Даже не так! Очищено было только то пространство, которое находилось на расстоянии вытянутой руки, сидящей на лесах Василисы.
  - Вася, - поинтересовался у девушки бригадир, - а может, ты всё-таки возьмёшь тляпку и моющее шледство?
  - А куда спешить? - поинтересовалась отрешённым голоском Василиса, продолжая в том же темпе, скрести шпателем по одному и тому же месту. - Денег всё равно нету, и когда они будут неизвестно. А к тому времени, как их принесут...
  - К тому влемени как их плинешут, - прервал ее, ухмыляясь Юрец, - ты плотлёшь на этом месте дылку.
  - Что, работаете? - раздался от дверей противный скрипучий голос Адольфа. - Это хорошо! Заходите братва! Здеся они!
  Василиса оторвалась от своей возни и, скривившись, посмотрела на вошедшего в зимний сад Адольфа:
  - Ааа! Вот и наш ужик приполз! Червячок, я надеюсь, ты нам денежку принёс?!
  Адольф только зло зашипел, глядя на сидящую под потолком Василису, и отошёл от дверей в сторону. В зимний сад ввалились - пять здоровенных, под три метра, зелёных орка, все одетые в кожаные доспехи и с шипастыми дубинами на поясах.
  - Вот братцы, - захихикал Адольф, обращаясь к оркам, и прячась за их спины, - эти типы не желают работать. Деньги требуют! А я им и так уже много заплатил! А вот этот ушастый, кстати, и есть их бригадир.
  - ГРР-ХА! - рыкнул орк с красным ирокезом на лысой башке. - Вот этот лопоухий мелкий урод пытается права качать?!
  - Эй, петушок, - спокойно проговорила Василиса, продолжая всё так же сидеть на лесах, - ты вообще-то говоришь с нашим бригадиром.
  - А это ещё чё за шкорка?! - орк с ирокезом оценивающе осмотрел Василису, и его взгляд остановился на её расстегнутой куртке, "ирокез" облизнулся аппетитно и продолжил, обращаясь опять к Юрцу: - Слышь, ушастый, скажи своей чиксе, чтобы она сидела там и не вякала, когда говорит мужчина!
  Юрец только прикрыл глаза ладонью, тяжело вздохнул и покачал головой. А из стекловаты выглянул всё ещё не протрезвевший Жорик и добавил к тяжёлому вздоху бригадира:
  - З-зря т-ты так м-мужик с-сказал, - и вновь захрапел.
  - Я не понял, - хмыкнул, осклабившись "ирокез".
   Удар совковой лопатой, слетевшей на ковре самолёте с лесов разъярённой фурии, пришёлся "ирокезу" как раз промеж глаз. Ловко сделав сальто в воздухе, Василиса, соскочив с ковра, опустилась на ноги позади четверых орков и чётко впечатала, двум из них черенком лопаты промеж ног. Те, взвыв, схватились за своё наследство, и скрутились дружно от боли на полу рядом со своим бездыханным вожаком. Два оставшихся орка попытались было выхватить дубины, и обернутся к покрасневшей от гнева Василисе, но тут же были залиты с ног до головы быстро-застывающим бетоном, который метнул в их сторону бригадир, замешав тот в один миг лопатой перекинутой ему Василисой, в выбежавшем из подсобки корыте. Теперь в зимнем саду лежали - один орк "с протекающей крышей", два орка без наследства, и стояли - две каменные абстрактные статуи. А лопата, вновь перескочила в руки к хозяйке, и Василиса, прищурившись мстительно произнесла, глядя на покалеченных орков:
  - Никогда! Слышите НИКОГДА, не обращайтесь ТАК к женщинам! - и последовавшие за этим пять ударов отправили бывших бандитов в далёкий полёт сквозь застеклённый потолок зимнего сада.
  - Ну вот! Што ты натволила?! - отскакивая от посыпавшихся сверху осколков стекла, поинтересовался, хихикая бригадир. - Нам же тепель это всё вошштанавливать.
  - А мне пи-ле-вать! - стиснув зубы прорычала Василиса, крепко сжимая в руках лопату и поворачиваясь к пятившемуся к дверям и побелевшему от страха Адольфу. - Ну, а теперь поговорим с тобой червяк!
  Адольф трусливо хихикнул и, отскочив к двери, попытался улизнуть, но тут же был схвачен огромной лапищей за горло.
  - Ну и как мы эту змеюку кончать будем? - поинтересовался Вовчик занося обратно в зимний сад, на вытянутой руке, храпящего, и вихляющегося из стороны в сторону, Адольфа.
  - А д-да-файте ехо под п-плитку с-здесь ф-ф зимнем с-саду закатаем, - опять просыпаясь, внёс предложение Жорик.
  - А что, это идея! - зловеще улыбнулась Василиса, облокачиваясь на свою лопату как Кожаный Чулок на "Оленебой".
  - Нееее, - захрипел, синея в захвате тролля Адольф, - яяяяя ффамм ффссёё отдааам.
  - Что, что? - подошёл, к хрипящему и сучащему над полом всеми четырьмя ногами Адольфу, оскалившийся клыкастой пастью Юрец, - Я что-то плохо расслышал своими лопоухими ушами - что ты сделаешь?
  - Яяяя фааммм вввссёё ффыпплачууу, - опять прохрипел, ещё больше посинев Адольф. - И фффашшии ууушкии неее лопоухие!
  - Ну ешли только так, - улыбнулся бригадир, хотя в его глазах до сих пор сверкал зловещий красный огонь. - Отпушти ехо Вовчик.
  - Ссспассибо, - прохрипел Адольф, грохнувшись на пол. - То...толь...только наадо мнее схоодить зза дееньгаами.
  - Да ради бога! - пожал плечами Юрец, вновь оскалившись. - Только совет - приходи теперь один. А то ведь мы можем за помощью и к своему Маклеру обратиться. Правда нам придётся ему тогда зверский процентик отстегнуть, но за такого как ты не жалко. Я надеюсь, ты слыхал, о нашем Маклере?
  - Дааа! Дааа! Даа! - часто-часто закивал крокодильей головой Адольф, всё ещё держась за горло, но постепенно приходя в себя. - Но еесть однаа проблемма. Стеклоо надо восстановить, - и быстро добавил, видя, как Василиса опять сжала лопату: - За мой счёт. Вот только надо бы мне квадратуру замерить. И ещё... - Адольф замялся: - У меня нет хорошего стекольщика. А стекло на складе у меня есть. Его только порезать надо, правильно.
  - Д-да б-бэз проблем-м, - взлетел над стекловатой Жорик. - Я ж-же с-супер-п-пупер рулет-тка. Ща фсё змэрим, и слетаем на тфой склад. И порэжим и д-доставим ф сам-мом лучшем ф-фиде!
  Жорик метнулся под потолок и, ускорившись, слился в одну длиннющую сверкающую линию, отмечающую длину и ширину оконных рам, в которых были выбиты стёкла, ушедшими в долгий полёт орками.
  - А...а он вменяемый? - следя за светящейся под потолком линией, поинтересовался Адольф.
  - Вменяемей тебя паря, - Вовчик с размаху хлопнул по плечу, аж присевшего от такого обращения, Адольфа. - Он знаешь, как своими усами стёкла режет? Круче любого гранёного алмаза! А то, что он бухой, это для него не проблема. Сам убедишься, когда доставишь его к себе на склад.
  - ???
  - А ты чё хотел, чтобы он в таком состоянии по тёмной улице на своих двоих летел? - хмыкнул на немой вопрос Адольфа тролль. - Только смотри, не наливай ему больше по дороге, а то не добудишься!
  - А что ещё хуже, начнёшь его будить, он тебя может и прибить, - ехидно добавила Василиса.
  Жорик закончив измерения, вошёл в штопор и рухнул точнёхонько в трёхпалые руки Адольфа, и поудобней устроившись вновь захрапел. Адольф брезгливо поморщился, и проговорил:
  - Но он же весь в стекловате! А у меня на неё аллергия! - но посмотрев на окружившую его бригаду строителей, понял, что если он сейчас ещё хоть что-то супротив скажет, то его точно под плитку закатают.
  Адолф тяжело вздохнул и молча направился к выходу.
  - А может мы зря Жорика, одного с этим угрём отпустили? - нахмурилась Василиса, глядя как Адольф, кашляя и втягивая в себя текущие сопли при каждом шаге, с храпящим у него на вытянутых руках Жориком, скрылся за дверью.
  - Я думаю, - почесал затылок тролль, - что после такой вздрючки, которую мы тут ему устроили, он не решится на западло. Да и Жорик, ещё тот кадр!..
  
  НУ, ПРЯМ КАК В ИНДИЙСКОМ КИНЕ!..
  - М-мужики, я не виноват! - ворвался в зимний сад с округлёнными глазами трясущийся Адольф.
  - А про дам забыл, - ехидно подначила Василиса, не спеша по маленькому глотку потягивая горячий чай из блюдца, и закусывая его куском сахара.
  Теперь на столе-ящике стоял пышущий жаром самовар, в глубокой фарфоровой тарелке лежали сушки с маком, и стояла пиала с вишнёвым вареньем, а трое строителей беседуя о разных пустяках, расселись вокруг стола и пили чай. Вся работа уже подошла к концу, если не считать не застеклённых рам на потолке зимнего сада. Уже прошло три часа, как Жорик в сопровождении Адольфа отправился на склад за стеклом, и вот вам, пожалуйста, влетает напуганный до полусмерти Адольф, и чуть ли не на коленях вымаливает у них прощение.
  - Я...я з-забыл... и дамы, - отшатнулся к дверям Адольф, кинув испуганный взгляд на невозмутимую Василису, дующую в этот момент на чай в блюдце.
  - Да ладно, братан, успокойся и не трясись, - тролль уже стоял позади Адольфа, и подталкивал его к столу, - ты давай кидай свои кости на стул, почифири с нами, и выкладывай всё что случилось. А ты, - он смеющимися глазами посмотрел на Василису, - не смущай парня. Разве не видишь, он и так от страха весь трясётся.
  Адольфа чуть ли не насильно усадили возле стола, и Юрец налил ему крепкого чая, а тот, схватив чашку с чаем трясущимися руками, стал заливать чай себе в пасть крупными глотками, даже не замечая, что в чашке сущий кипяток.
  - Эй-эй, ты пореже мети, - похлопал Адольфа Вовчик по спине, когда тот поперхнулся при очередном глотке. - И давай колись, куда нашего Жорика потерял.
  - С-спасибо, - прокашлялся Адольф после хлопков тяжёлой руки по его спине. - Я его не потерял, я его запер на складе, и теперь он заложник.
  - Не понял, - это уже Юрец отставив в сторону чашку с чаем, и перегнувшись через стол, схватил Адольфа за горло, и притянул того к себе, и при этом так оскалился, что Адольф понял, что вот тут и сейчас наступит его конец.
  - Я не виноват! Я не виноват! - заорал и, извиваясь как червяк, завопил в отчаянии Адольф. - Мне приказали.
  - Эй, Юрец, погодь его гасить. Разве не слышишь, он сам подневольный, - попытался разжать тролль когтистые лапы гремлина, сомкнувшиеся железной хваткой на горле Адольфа.
  - Жертва обстоятельств, - ухмыльнулась Василиса, продолжая всё также невозмутимо потягивать чай из блюдца.
  - Рашкаживай, - откинул от себя Адольфа гремлин, и подлил в чашку кипятка и заварки.
  Адольф, всхлипывая и со страхом глядя на троицу строителей заговорил:
  - Дело в том, что этот дом вы делаете не для меня. Я сам, как заметил Вовчик подневольный. Этот дом делается для САМОГО, - Адольф задрал указательный палец к потолку. - И вот теперь по ЕГО, - трясущийся указующий перст опять вознёсся к потолку, - приказу, я запер Жорика на складе, и он будет заточён там, до тех пор, пока вы не закончите полностью ремонт этого особняка. И возможно, после ЕГО, - Адольф задрал опять указательный палец, и сбиваясь продолжал, - личного осмотра... И если ОН, - палец опять упёрся в потолок, - оценит вашу работу как положительную... Вот тогда возможно ОН, - палец Адольфа опять вознёсся ввысь, - отпустит вашего друга и, вас, на все четыре стороны.
  - Ах ты, серая глиста!.. - Василиса медленно опустила блюдце на стол и так же медленно начала вставать со стула, в её руках уже материализовалась давешняя лопата, а Адольф, чувствуя близкую расправу, скоренько метнулся за широкую спину тролля, считая его на данный момент самым разумным из этой сумасшедшей троицы.
  - Вася, - Вовчик действительно встал на защиту Адольфа и вытянул вперёд здоровенную ладонь, останавливая разгневанную девушку, - погоди ты со своей лопатой! Мы его прибить если надо всегда успеем. Но если мы его прибьём сейчас, то точно не узнаем, кто держит в заложниках Жорика.
  - Да я если надо весь город на уши поставлю, - надула губки Василиса, возвращаясь на своё место но, тем не менее, оставляя лопату облокоченной об стол, рядом с собой.
  - Вовчик плав, - кивнул, почёсывая подбородок гремлин, - лучше ужнать инфолмацию как говолится из пелвых лук.
  - Пой дальше, - пихнул к столу, испуганного Адольфа, тролль.
  - А-а я уже всё сказал.
  - Всё да не всё, - закуривая папиросу, покосился на него гремлин. - Пелвое - кто это такой, котолый самый-самый?
  - Не самый-самый, а САМ! - к потолку, в который раз метнулся указательный палец Адольфа.
  - Кончай пальцами тут тыкать в потолок! Раздражает! Ещё раз ткнёшь, все четыре лапы тебе отобью! - и Василиса выразительно покосилась на лопату.
  - Хорошо-хорошо! - закивал головой Адольф и продолжил: - Так вот ОН... - палец Адольфа уже направился к верху, но тут же его взгляд упал на лопату, и рука резко опустилась, - Вся власть в этом городе сейчас полностью в ЕГО руках. Все ЕМУ платят дань. Абсолютно все: мэр, стража, жандармерия, купцы, приезжающие в наш город торговать, жители города... ВСЕ! Бандиты и воры, после небольшой разборки с НИМ, дружно собрали свои монатки и свалили из города куда подальше.
  - Ну, прям мафия, - хмыкнул Вовчик. - Что и пукнуть без его разрешения даже нельзя?
  - Что-то типа того, - закашлялся Адольф. - А если кто-то пытается ЕМУ противоречить, ОН берёт родных и друзей возмутителя в заложники. А если тот и после этого не подчиняется, то ОН уничтожает возмутителя и весь его род подчистую. ОН всесильный. У НЕГО в подземельях сотни заложников, жителей этого города, заточены.
  - На каждую хитрую гайку, всегда найдётся не менее хитрый болт. Ну и какие у этого типа условия? - поинтересовалась Василиса, нервно тарабаня по столу кончиками пальцев.
  - ОН явится сегодня сюда, для принятия объекта, - тяжело сглотнув, проговорил Адольф, - и если ЕГО не устроит ваша работа, ОН оставит вашего напарника в заложниках, а вас заставит работать на СЕБЯ бесплатно, столько, сколько ЕМУ потребуется. А учитывая, то, что вы сегодня искалечили ЕГО орков, то вас ожидает, то о чём я сейчас вам сказал. Ну, конечно кормлением вы будете обеспечены.
  - Хорошая перспективка, - хмыкнул Вовчик, - работать за баланду. Твоё мнение Юрец?
  - Для каких целей ему потребовался этот дом? - щурясь сквозь папиросный дым, спросил гремлин у Адольфа.
  - Этот дом, - Адольф удивлённо осмотрел строителей. - А разве вы не слыхали?
  - Знаешь ли, - зловеще заулыбалась Василиса, - мы припёрлись в ваш городишко, не для того, чтобы интересоваться местными сплетнями, а для того чтобы бабки заколачивать. И если ты не заметил, то мы последние дни вкалывали как проклятые.
  - А, нуда! - спохватился вздрогнувший от голоса Василисы Адольф. - Об этом сейчас весь город говорит. ОН решил жениться, а это особняк ОН подарит своей жене на свадьбу.
  - Вот оно что, - оскалился довольный Юрец, - так значит, у молодожёнов, типа тут медовый месяц будет. Въезжаешь, Вася, - и он подмигнул Василисе. - Устроим им замок с привидениями.
  - Да без проблем, - девушка зловеще заулыбалась и хищно прищурилась.
  - А до вечела ушпеем?
  - Ну, если вы мне поможете мальчики, - подмигнула девушка, и посмотрела на пустые бутылки стоящие у стола: - Как чувствовала, что они нам пригодятся. И куколок побольше наделать надо будет.
  - Тут такое дело, - напомнил о себе Адольф, - минут через пятнадцать сюда доставят новую мебель.
  - И чего ты нам предлагаешь, ещё и её таскать? - возмущённо вытаращился на него тролль. - Не много ли халявы?!
  - Я не о том, - поспешил оправдаться Адольф. - Мебель по комнатам расставят грузчики, но вот только полы...
  - Нашледят, думаешь? - задумался бригадир. - Да, ты плав для палкета, поклытого лаком, это вледно. Давай так, - он посмотрел на Адольфа, - гони деньгу, газет купить... А ты что думал, мы свои бабки должны на это тратить?! - Адольф, который хотел, было возмутиться насчёт денег, но увидев, в очередной раз клыки Юрца, закивал в знак согласия. - То-то! Так вот, я плодолжаю. Вовчик сейчас метнётся на улицу и купит у газетчика, газет. Только побольше газет покупай. И слазу же заштели ими полы по всему ошобняку. И никаких плоблем с глужчиками.
  - Юрец, - Василиса хитро посмотрела на бригадира, - ты, когда уже сходишь к зубнику?
  - А мне и так холошо, - буркнул недовольно бригадир в ответ.
  - Вася, ты же знаешь что для нашего бригадира кресло стоматолога, сравни с пыточным столом, - заржал Вовчик и, забрав у Адольфа деньги, молнией выскочил из зимнего сада, ловко увернувшись от просвистевшего в его сторону молотка, и уже из-за двери раздался его удаляющийся голос: - И опять Юрец ты промазал!
  - Присаживайся крокодильчик, - обратилась Василиса к Адольфу, кивая на стул, стоящий возле стола-ящика, - попей пока с нами ещё чайку. Я так понимаю, ты человек, - Юрец аж хрюкнул от такого обращения к их нанимателю, а Василиса, как ни в чём не бывало, продолжала: - подневольный, и сам сидишь благодаря своему хозяину в глубокой ж...тюремной яме.
  - Всё верно, всё верно, - закивал энергично головой Адольф, скромно присаживаясь на краешек стула и протягивая одну из четырёх рук за чашкой с налитым уже для него Юрцом чаем, но рука так и осталась висеть в воздухе...
  В помещение зимнего сада вкатился постепенно разматывающийся клубок красных ниток, остановился на секунду, как бы осматриваясь, а затем вновь двинулся в направлении сидящей у стола Василисы. Подкатившись к её ногам, он окончательно размотался и замер.
  - Ну и кто мне скажет, что это за?.. - непонимающе уставилась девушка на красную дорожку из ниток.
  - Лучше плиготовиться к худшему, - в руки гремлина прыгнул лежащий неподалёку топор. - Вася тебе лучше взяться жа швою лопату! Алнольд сплячься между ластениями. И не вышовывайся, пока я не лазлешу.
  Арнольд без разговоров шмыгнул змеёй в заросли зимнего сада, а Василиса и Юрец, встали плечом к плечу (если можно сказать это о девушке ростом почти в два метра, и гремлине - росточком в полметра) с зажатым крепко в руках импровизированным оружием, и готовые в любой момент броситься в атаку на врага.
  - Вовчик сейчас возможно и не помешал бы, - с напряжением в голосе прохрипел Юрец.
  - Справимся, - ответила ему Василиса, и вся напряглась, заслышав шаги... а в следующий момент лопата уже у неё выпала из рук: - Ваня!!!
  В зимний сад вошел молодой широкоплечий витязь в кольчуге, остроконечном красном шлеме, и с тяжёлым мечом висящем на боку. Он снял шлем, откинул его в сторону, и протянул руки на встречу бросившейся в его объятия раскрасневшейся Василисе. В следующий момент, белокурый, голубоглазый витязь и девушка в бирюзовом комбинезоне, заляпанном шпаклёвкой, клеем и краской, слились в жарких объятиях и в горячем поцелуе. Юрец ошарашенный таким оборотом дел, выронил из руки топор и, схватив со стола чашку с горячим чаем, осушил её одним глотком. Арнольд испуганно наблюдал за всем происходящим, из зарослей, но выходить пока что не собирался. Жаркий поцелуй двух влюблённых, а в этом уже никто из присутствующих не сомневался, длился уже минуту. Потом Василиса, вдруг о чём-то вспомнив, резко оттолкнулась от витязя, отскочила к столу, нахмурилась и грозно спросила:
  - Ну и как это понимать, Ваня?! Мы же с тобой вроде расстались, навсегда?! Твой так называемый папочка, выгнал меня из вашего королевства чуть ли не взашей, а ты милый мой, стоял рядом с ним и...МОЛЧАЛ! П-О-Ч-Е-М-У ты так поступил?!!!
  - Но Василисушка, - Иван сжал кулаки и в отчаянии затряс ими, - прости меня!
  - Это кто? - спокойно поинтересовался Юрец, становясь между девушкой и парнем. - Только давай ласскажывай шпокойно, беш всяких там латиншких штлаштей, и желательно поколоче, а не ластягивая на пятьшот селий. У наш и беж этого жабот хватает.
  - Ну, если покороче, - Василиса стрельнула сузившими глазами в сторону Ивана, - три года назад я работала в царстве вот этого красавца. Меня нанял его отчим - типа царь, чтобы я построила у них в королевском саду огромный фонтан, со всякими там выпендрёжами. Этот гад, в смысле его отчим, хотел пыль пустить в глаза соседям - вот, мол, видите КАКОЙ Я!.. Ну это не столь важно. В процессе работы, я познакомилась с ним, - она кивнула в сторону витязя. - Ну а дальше понеслось - тили-тили, трали-вали ну и... Ваня "разбил" мне сердце... А в итоге... - Василиса в отчаянии махнула рукой, села на стул и закрыв лицо руками зарыдала.
  - Тааак?! - гремлин вопросительно посмотрел на Ивана, понимая, что продолжение от Василисы добиться пока сложно.
  - Однажды отчим, прогуливаясь по саду с моей мамой и со всей многочисленной свитой, застал нас целующимися, - Иван тяжело вздохнул, и продолжил: - И устроил громкий скандал. Мол, эта чернушка, меня, царского сына, не достойна. Она... - Иван запнулся, вспоминая, что тогда наговорил про Василису его отчим. - Ну, и в итоге, под смех всех придворных, он приказал страже выгнать её из дворца, и не заплатил ей, за уже готовый к тому моменту фонтан, ни копейки. А я и моя мама стояли во время всего этого как околдованные. Василисушка прости, - Иван сделал шаг по направлению к продолжающей рыдать девушке, - но я, правда, был околдован, как оказалось в дальнейшем, этот отчим был ни кто иной, как сам Кащей. Он ухитрился при помощи магического талисмана держать под гипнозом всё наше королевство, и крутить людьми по своему усмотрению.
  - Не королевство, а один сплошной синдром Золушки, - проворчала надув губки Василиса, но тем не мене перестала плакать, после последних слов Ивана. - А как же вы умудрились избавиться от его власти?
  - Ну... - начал было уже довольный Иван, тем, что Василиса перестала плакать и даже улыбнулась глядя на него.
  Но закончить рассказ ему не дали. В комнату вкатился ещё один клубок, только уже из зелёных ниток, и точно закончился между Василисой и Юрцом.
  - И как это всё понимать, - раздался глухой голос от входной двери.
  - Маклер?! - удивился Юрец. - Чем обязаны?
  - Я так понимаю, что вы как раз те, кто мне нужен, - в комнату медленно вошло существо в чёрном балахоне, и с надвинутым на лицо капюшоном.
  - Разъясни, - сурово сдвинув брови и решительно поднявшись со стула, проговорила Василиса.
  - Дело в том, что год назад, пропала моя крестница...
  - Ого, - раздался смешок Вовчика из-за спины Маклера, - оказывается у таких как ты тоже есть крестники?.. Оба-на! - Это он, уже воскликнул, завидев Ивана. - Не может быть! Иван-Царевич собственной персоной! Здесь! Крутотень полная! Рад познакомится с самым крутым супергероем! Меня Вовчиком кличут.
  И Вовчик в восторге кинулся к витязю, принялся пожимать ему обе руки и хлопать приветственно по плечам. Иван, обалдевший от такого приветствия, только и мог, что стоять как столб и глупо хлопать глазами.
  - Слушай парень! У меня же есть о твоих похождениях полная коллекция лубков. И как ты с Серым Волком умыкнул у царя Гороха Жар-птицу, и как потом с ним же на пару, спёр у Синеглазки целый ящик молодильных яблок. Но особенно я тащусь от той истории, где вы со Змеем Горынычем угнали из-под самого носа у Чуда-Юда, целый табун златогривых лошадей, да ещё умудрились ему затем на Калиновом мосту все его морды начистить, да так, что он теперь только и может, что морковный сок через трубочку сосать. А кстати, ты сюда с Горынычем прибыл? Я мечтаю, посмотреть его легендарный магический коготь. Да и зафоткаться с вами на пару, было бы круто! Так, где твой корефан?
  - Кх-Кх, - раздался скромный кашель, и из-за кадки, с огромной кокосовой пальмой, потупив взор, вышел Адольф.
  Иван-Царевич, прищурившись и сделав несколько шагов к переминающемуся на четырёх хлипких ножках существу, удивлённо воскликнул:
  - Горыныч! Что с тобой случилось?! Где твои две головы? Крылья? Что это за отростки у тебя по бокам, - Иван кивнул на трёхпалые худенькие ручки.
  - Это Горыныч?! - вытаращился на Адольфа Вовчик, да и все остальные уставились на горе-заказчика. - А мы его чуть не прибили за его все закидоны. А ну колись, что тут происходит?
  - Иван, - замялся Адольф-Горыныч, - ты меня прости, но я нарушил твой запрет.
  - ЧТО? Ты напился? - а затем, увидев, что все от него ждут разъяснений, продолжил: - Этому крокодилу... Извини конечно Горыныч, но за то что ты сделал, тебя по другому не назовёшь. Так вот этому крокодилу, пить спиртное противопоказано в любом количестве. Оно на него действует как снотворное. Он впадает от него в спячку на целую неделю. И его тогда и пушками не разбудишь.
  - Но, - скривился Адольф с умоляющей физиономией о прощении, - он так расписал эту бочку заморского вина. Такое оно ароматное и лёгкое, с приятным запахом, напоминающим аромат цветов, пряностей, полевых трав...
  - Он ещё к тому же и поэт, - хмыкнула уже полностью успокоившаяся Василиса.
  - Кто, он? - сурово посмотрел Иван на Горыныча, скрестив руки на груди, и не обращая на последнюю фразу Василисы внимание.
  -Ка-Кощей, - тихо пробурчал Горыныч, и зажмурился в ожидании тяжёлой затрещины от своего друга.
  - ХМ! - покачал Иван головой. - Этот пострел и здесь поспел.
  - В смысле, - вопросительно уставился Вовчик на Ивана-Царевича.
  - Если вкратце, - стал скороговоркой разъяснять гремлин, уже раздражающийся от всей этой кутерьмы вокруг, - то Кащей при помощи амулета-морока попытался захватить власть в царстве Ивана-Царевича, втеревшись, под чужой личиной, в мужья к его матери. А вот эти двое, как раз в тот момент умудрились втюриться друг в друга. Ну, а Кащей, пользуясь своим положением отчима на тот момент, выгнал Василису взашей из царства. Фух!
  - Ну, Юрец, я тобой восхищаюсь временами. Ты как выдашь иной раз, прям хоть, к стоматологу не ходи!
  Гремлин широко улыбнулся Вовчику своей милой клыкастой улыбкой:
  - А тепель всё по полядку. Нашнём ш Ивана. Ласскажи, как получилось ласколоть Кащея. И как ты вышел на нас.
  - Ну, тут всё просто, - пожал плечами юноша. - На следующий день после скандала с Василисой, к нам заглянула крёстная - моя и моей мамы. Она волшебница...
  - Ну, точно синдром Золушки, - хмыкнула Василиса.
  - Не перебивай, - рыкнул на неё Юрец. - У нас и так времени мало.
  - Так вот, - продолжил Иван, - она узнала, кто прячется под личиной моего отчима, и смогла уничтожить амулет морока. Ну а без амулета Кащей на тот момент был бессилен колдовать. Амулет оказывается, всю магию Кащея в себя забирал, чтобы поддерживать морок на всё царство. Ну а так как убить Кощея нельзя, то его просто прогнали с позором из страны. А я сразу же после этого бросился на поиски Василисы. Целых два года я бродил по разным странам и мирам, и вот недавно набрёл в дремучем лесу на избушку Бабы-Яги, ну она мне дала клубочек и сказала, что он выведет меня к моей любимой. И вот я здесь. Василисушка пошли домой. Ничего, что ты не знатного рода. Для меня это не важно. Нас там и мама моя ждёт, чтобы дать нам своё благословение. Ты ей очень понравилась.
  - А кто шказал, што она не жнатного лода, - хмыкнул гремлин. - Она цалица Тлидевятого цалштва.
  Все, кроме довольно скалящегося Юрца, вопросительно уставились на хитро усмехающуюся девушку:
  - А меня кто-нибудь, когда-нибудь об этом спрашивал? Да и что тут такого. Ну, царица. Ну, Тридевятого царства. А что, раз царица, значит, не имею права работать. Мой папа-царь - заборы красил. А я чем хуже него? Мне вот водоёмы строить разные нравится. Копать их. Проводить туда воду. Ну, и так далее... - а затем, подойдя к Ивану, и взяв его ладони в свои ладони, ласково сказала: - Конечно же, Ванюша, я с тобой пойду. И мне мама твоя тоже очень понравилась, но вначале нам тут надо разобраться с одним небольшим дельцем. Я думаю, ты нам не откажешься в нём помочь?
  - Само собой! Твои дела мои дела. Я теперь, не отпущу тебя от себя, никуда.
  - Бла-бла-бла, - раздался глухой голос из-под капюшона. - Вот только с мамой детки вам придётся повременить. Нет вашей мамы на месте. Пока ты Иван бродил в поисках Василисы, Кащей, месяц назад, исхитрился её похитить, и скрыться вместе с ней в неизвестном направлении.
  - А ты откуда знаешь? - надвинулся на маклера, сжав кулаки тролль.
  - От верблюда! - раздался смешок из-под капюшона. - Она и есть моя крестница.
  - Так, у мамы крёстного нет, - нерешительно проговорил Иван, пытаясь заглянуть во тьму капюшона. - У неё и у меня только крёстная и, она волшебница.
  Из-под капюшона раздался тяжёлый вздох:
  - А кто сказал, что я крёстный? И с каких это пор Смерть перестала быть волшебницей!
  Тяжёлый балахон растаял, и перед изумлёнными глазами всех собравшихся в зимнем саду предстала стройная желтокожая девушка, с длинными голубыми волосами, шевелящимися как змеи, в плотно-облегающем сиреневом платье с глубоким декольте и в такого же цвета сапогах-ботфортах на высоких каблуках. Из-под длиннющих ресниц на всех смотрели огромные чёрные смеющиеся глаза. Её пухленькие губки изогнулись в довольной усмешке, и раздался бархатный голосок:
  - Ну что уставились, рты раскрыв? Да, я женщина. Да, я крёстная Ивана-Царевича и его матери. А что здесь такого?
  
  
  - Я в шоке! - сглотнул тролль, стоя чуть ли не вплотную к Смерти, а потом, опомнившись, отскочил назад и чуть не раздавил бригадира стоящего в столбняке с отвисшей челюстью. - Извини Юрец. Не, ну это надо, наш маклер оказался бабой, да ещё и какой бабой. А чего же ты раньше нам об этом не говорила?
  - А меня кто-нибудь, когда-нибудь об этом спрашивал? - фразой Василисы ответила, усмехаясь, Смерть. - Вам же только работу подавай, и денег побольше, а о личной жизни своего непосредственного начальника вы не интересуетесь, да и ещё и налево от неё ходите.
  - Да с такими процентами, какие ты с нас дерешь, не то, что налево пойдёшь, волком взвоешь, - очнулся, наконец возмущённый Юрец.
  - Зато у вас есть постоянная работа, - уперев руки в бока и наклонившись чуть ли не вплотную к носу гремлина своим носиком, рыкнула в ответ Смерть.
  - А ну отвернись, - возмутилась Василиса и, ухватив за нос, пялящегося на упругий зад Смерти, Ивана, резко повернула его голову в сторону.
  - Ой-ей! - потирая нос, взвыл витязь. - Больно же!
  - А, ничё так попка! - развёл руками обалдевший тролль, глядя на ту же точку, от которой только что отвернули пострадавший нос Ивана.
  - Да и спереди я вам скажу виды шикарные, - теперь сглотнул гремлин, глядя не в глаза возмущённой начальнице, а чуть пониже: - Такие я вам скажу тут упругие холмы, образуются. Интересно, а какие они на ощупь...
  - Лапы прочь, - с силой врезала Смерть по тянущимся уже к ней рукам гремлина и, распрямившись и одёрнув платье, щёлкнула пальцами и опять облачилась в чёрный балахон, правда капюшон не стала надевать на голову. - Лучше так, а то я смотрю, вы забыли, для чего мы тут собрались. Так вот, я напоминаю, некоторым, которые тут уже начали слюни пускать, - она лисьим хитрым взглядом посмотрела на гремлина, - я ищу свою крестницу, мать Ивана - Людмилу, похищенную Кащеем. Сразу опуская лишние вопросы, разъясняю, я тоже сюда пришла по наводке Бабы-Яги. Она мне сказала, что клубок приведёт меня к тем, кто поможет мне в поисках. Как я понимаю из того, что клубок закончился как раз у ваших ног, - она окинула взглядом бригаду, - вы и есть те самые мои помощники. А раз вы они и есть, то скажите мне на милость, где скрывается Кощей?
  - Нам бы шо швоими плоблемами воплос лешить, - задумчиво проворчал Юрец, наблюдая за тем, как зелёная и красная нитки, стали скручиваться обратно в клубки, а клубки, увеличиваясь в размерах, укатились на выход, никто кроме Юрца на это даже внимания не обратил: "Покатились обратно к Яге. Здесь они свою задачу выполнили".
  - А можно слово, - Горыныч скромно поднял одну из правых лап как первоклашка на первом уроке. Возражать никто не стал, и все молча уставились на него в ожидании. Горыныч прокашлялся и выдал: - Я тут вам... не всю правду раскрыл... ТОТ, кто сейчас управляет этим городом и есть... Кащей.
  Все застыли в изумлении от такого известия. Первым очнулся Вовчик:
  - Это чего, вот этот выпендрёжный блондинчик с рогом во лбу, и есть тот самый Кащей?! - и тролль указал на фотографию на титульном листе газеты, которую он держал в руке.
  На фотографии был изображён средних лет мужчина блондин с тоненькими пижонскими усиками, в чёрном балахоне из дорогущего бархата, который был весь усыпан мелкими алмазами-звёздочками, с длинным черным посохом и... с черным рогом растущем во лбу. Над фотографией был заголовок "Наш САМЫЙ уважаемый гражданин города завтра женится".
  - Он самый, - хмуро подтвердил Горыныч. - А рог, торчащий у него изо лба - это мой магический коготь. При его помощи как я уже сказал, у него проявилась магическая сила. И благодаря этому талисману он со своей шайкой захватил власть в городе.
  - Это какую надо иметь извращенную фантазию, чтобы вставить рог себе в башку, - нервно засмеялся Вовчик.
  - Так, рог лучше всего контактирует с его мозгом, и усиливает его магические способности в десятки раз.
  - Да, Горыныч, и досталось же тебе, - похлопал по-дружески по плечу понурившегося змея Иван-Царевич. - Получается, что он благодаря этому рогу и смог заколдовать тебя? - Горыныч кивнул и всхлипнул. - Ну, ты не отчаивайся мы, что-нибудь придумаем. Крёстная, вы сможете его расколдовать?
  Смерть, рассматривавшая в этот момент фотографию в газете, посмотрела, внимательно прищурившись на Горыныча, улыбнувшись, пожала плечиками, навела на него пальчик, из пальчика ударила в тщедушное тело заколдованного змея небольшая молния, тот затрясся от попавшего в него разряда и стал быстро изменяться на глазах. Растягиваться высоту, и в ширину. Нижние две руки и передние две ноги соединились кожаной перепонки и преобразились в крылья как у нетопыря, передние руки и задние лапы, принялись надуваться и вскоре превратились в драконьи лапы. Прошло меньше минуты, и в зимнем саду стоял трёхметровый ящер, покрытый чёрной бронированной чешуёй, под которой перекатывались мощные мускулы. Но вот только была одна проблема - у Горыныча осталась одна голова - центральная. Вместо боковых голов, были два заросших обрубка.
  - Не понял, - удивлённо уставился на него Иван, - а где ещё две головы?
  - Так это... - пробасил грустно хриплым басом Горыныч. - Кащей когда меня усыпил, перед тем как меня превратить в того мерзкого червяка, которым я был последнее время, отрезал две мои головы, запечатал их в сосуд с живой водой, и где-то теперь их прячет. Он специально это сделал, гад. Держит их у себя в заложниках. А знаете, как с одной головой тяжело! Одной есть, одной думать, одной следить за всем, что происходит вокруг...
  - Одна - одежду шьёт, одна - пищу варит, одна - детей кормит, и всё одна... - давясь от смеха, продекламировал Вовчик.
  Все кто был в зимнем саду, кроме Горыныча, прыснули от смеха. А Горыныч непонимающе их осмотрел, и обиженно поинтересовался у тролля:
  - Это ты сейчас о чём?
  - Да так! Ты не парься Горыныч, продолжай, - сквозь смех ответил тролль.
   - А чего продолжать, - также обижено оглядывая смеющихся друзей, проворчал трёхметровый ящер, - я уже всё рассказал...
  И как раз после этих слов Горыныча, сверху раздался треск рам, и на пол посыпались обломки от них. Все отпрянули в стороны, а в центр, свободной от растений, площадки плавно опустился огромный тюк. Внутри него при соприкосновении с полом, что-то звякнуло, явно металлическое.
  - Фуух! - проговорил Жорик, садясь на огромный узел, намотанный на верхушке тюка, - ну и замаялся же я, переть этакую груду золота через весь город.
  - Это где ты столько золота надыбал? - поинтересовался опешивший Вовчик, да и не только он опешил, от такого эффектного появления фея.
  - Где-где! На складе, где меня столь любезно запер этот крокодил, был здоровенный сейф. Ну, я его и подломил...
  - Невозможно! - перебил его изумлённый Горыныч. - Там десять степеней магической защиты стоит. Он сделан из толстенной заговоренной стали.
  - Это ещё что за чудо? Постойте-постойте, - не дал никому высказаться Жорик, - я его, кажется, видел, в твоих лубках Вовчик. Он чем-то напоминает Змея Горыныча! Но у того вроде три головы, а у этого...
  - Так это он и есть, - подтвердил Тролль, - только Кощей у него две головы спионерил, и ещё коготь магический срезал, а потом его превратил в Адольфа. И заставил на себя работать, а головы в заложниках держал.
  - Абалдеть, - поджал нижнюю губу Жорик, а затем, что-то вспомнив, стал развязывать узел на тюке. - Слушай Горыныч, тогда это наверно твои головастики в этом запаянном аквариуме плавают. Они тоже были в сейфе. Ну, я и их решил прихватить заодно. Знаешь прикольно! Плавают такие в синюшной воде и глазами на тебя так - луп-луп.
  - Да как же ты сейф то вскрыл, - опять удивился Горыныч, ласково так поглаживая аквариум, с двумя своими головами.
  Те, как только увидали своего хозяина, так от радости и застучали в стенки аквариума носами, и весело забарахтались в воде.
  - А чего тут штланного, - ответил за фея Юрец, - он в плошлом жнаменитый медвежатник. Он по таким шейфам шпец, што тебе и не шнилось.
  - А-а, можно мне их обратно прирастить? - Горыныч в надежде посмотрел на Смерть.
  - Ну, знаешь дорогуша, - покачала та головой, - я вообще-то Смерть. И привыкла лишать всех жизни. А приращивать... Я таким просто не занималась. НЕ ПРИХОДИЛОСЬ! Могу, конечно, попробовать. Но вот есть проблема - живая вода. Они же ею насквозь все пропитались. А я с живой водой возиться не люблю. БРРР! Придётся их чуть ли не отжимать от неё.
  - Да ладно не парься, - махнул ручищей в её сторону тролль. - Час, полтора и я эти головы присобачу Горынычу на старое место, и они будут как новенькие.
  - А ты сможешь? - Горыныч испуганно кинул взгляд вначале на беззаботного тролля, а потом перевёл его на плещущие в аквариуме головы, и посильней прижал его к груди.
  - Да я же в прошлом ветеринар, - почесал подбородок тролль. - Не Айболит конечно, но всё будет чики-пуки!
  - У вас из бригады хоть кто-то есть настоящий строитель, - усмехнулся Иван, обнимая Василису за талию. - Один медвежатник, другой ветеринар, третья царица, четвёртая Смерть.
  - А что, - вопросительно посмотрел на него тролль, - ветеринар не может быть строителем? Вон, папа у нашей царицы, - он кивнул на Василису, - царём ведь был, а заборы красил. Ну, если человеку это по душе. Мне вот по душе, я и решил попробовать себя в строительстве. А знаешь как это интересно. Возьмем, к примеру, плитку...
  - Эй, алё! А мне кто-нибудь разъяснит, почему тут так много лишнего народу, - прервал Вовчика осмотревшийся, наконец, к этому моменту Жорик. - Ну, с Горынычем всё понятно. А эти двое кто? - он кивнул на Смерть и на Ивана-Царевича. - И когда это Вася царицей успела стать?
  - Знаешь, братан, - начал тролль, - тут такое дело, что без пол-литра не разберёшься. А так как нам сейчас не до пол-литра, разбашляю тебе вкратце, а потом когда всё устаканиится подробнее побазарим, - Жорик кивнул в знак согласия и уселся поудобнее на тюке с сокровищами. - Так вот, этот мужик в железе - это Иван-Царевич, жених Василисы, которая на самом деле царица Тридевятого царства, а вот эта красотка с голубыми волосами, это наш маклер Смерть, а заодно и крёстная Ивана-Царевича и его матери. Её и Ивана сюда прислала Баба-Яга. Одну в поисках Кащея, так-ка тот похитил мать Ивана, а другого в поисках Василисы, так как этот Кащей, когда был мужем матери Ивана, и окрутив мороком всё королевство, выгнал Василису взашей из того самого королевства, когда увидел её целующуюся с Иваном. Ну, а Горыныча Кащей напоил, тот задрых, а Кащей ему недолго думая отрубил магический коготь и две головы. Коготь воткнул себе в башку и став могучим колдуном благодаря ему, захватил власть в этом городе. А теперь ещё хочет второй раз жениться на матери Ивана.
  - Ну, прям как в индийском кине, - присвистнул обалдевший Жорик. - Теперь ещё прикол будет, если выяснится, что Кащей чей-нибудь папа.
  Раздался негромкий кашель, и все подозрительно посмотрели на смутившуюся Смерть.
  - Только не говори, что ты его мама, - нервно захихикал Жорик.
  - Неужели я такая старая, - подошла Смерть к тюку с сокровищами, и почесала фею, его мохнатое брюшко, от чего тот разомлел, а она продолжила: - Я...его сестра. Старшая.
  В наступившей тишине, раздался голос Ивана:
  - Крёстная, раз вы сестра Кащея, может, тогда скажите, как разбить ЭТО, - и он достал из висящей у него на боку кожаной сумки, и положил на стол-ящик, золотое яйцо.
  Жорик слетел с тюка, опустился на стол возле яйца и толкнул его легонько ногой:
  - Тяжёлое, - затем посмотрел на Смерть: - Это... это то, что я думаю?
  - Оно самое, - кивнула Смерть.
  - Его мне дала Баба-Яга, - заговорил Иван: - Сказала, что она его уже давно хранит у себя. Этот... урод, заявлялся к ней как-то и требовал, чтобы она ему сварила волшебный отвар, усиливающий магические силы, угрожал ей. Яга его послала. Тогда он пригрозил ей, и сказал, что вернётся сюда со своими воинами и всё здесь разнесёт по брёвнышку, и ушёл. Да вот незадача, когда он выходил он сильно приложился плечом о дверной косяк. А после его ухода, Яга и нашла яйцо, валяющееся возле дверей. Поняла чьё это хозяйство, и припрятала его, подальше. А Кащей через пару часов прибегает с выпученными глазами, и спрашивает не находила ли Ягушенька, золотого яйца. Ну, бабка естественно сказала, что нет, но если надо, она может попросить лесных зверушек помочь поискать. Но Кащей наотрез отказался - мол, не стоит по всему лесу о таком раззванивать. И ушел, уткнувшись носом в землю, в поисках потерянного яйца. Яга после ухода Кащея, конечно, попыталась разбить яйцо - одним злодеем меньше, но у неё ничего не вышло, так оно у неё и хранилось под печкой в ступке. А тут я пришёл, просить у неё помощи. Она там чего-то поворожила, дала мне клубок, и это яйцо, сказав, чьё оно, и то, что оно мне, возможно, поможет в дальнейшем, - Иван закончил свой рассказ, и вопросительно посмотрел на Смерть: - Так как его разбить можно?
   - Я слыхала, - задумалась Смерть, изучая лежащее на столе яйцо, - что его может разбить мышь своим хвостом.
  - Ага, типа - мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось, - засмеялся Вовчик.
  - Упс! - раздался голосок фея.
  - Что! - дружно спросили все у смутившегося Жорика.
  - Братцы, - попятился Жорик от яйца, - вы только не ругайтесь сильно, но...я кажется, эту мышку сегодня видел. Она была заперта в клетке, а клетка стояла вместе со всем этим барахлом, - он кивнул на тюк с сокровищами, - в сейфе. Ну я её и того...
  - Чего того, - надвинулась на него Смерть огромной чёрной тенью, в которой Жорик сразу завяз и его начало засасывать в смертельный сумрак как в трясину.
  - Я её выпустил, - отчаянно запищал Жорик.
   Вовчик быстро отдёрнул от стола Смерть. Та сразу пришла в себя, тряхнула головой, и ласковым голоском и взволновано глядя на развалившегося, на столе, тяжело дышащего фея проговорила:
  - Как ты себя чувствуешь? Прости меня! Я очень вспыльчивой бываю.
  - Вот лучше бы тебе свою вспыльчивость держать где-то глубоко под своим балахоном, - прохрипел Жорик, поднимаясь на трясущиеся ноги. - Я почём знал, что эта чёртова мышь, может расколотить это, чёртово яйцо. Она так умилённо на меня смотрела, своими чёрными глазками, что я просто не выдержал, и выпустил её, бедняжку. И вообще, я всех заключённых там из подземелий повыпускал. Так что сейчас в городе ТАКОЕ начнётся! Не знаю как Кащей, а его орки точно по сусалам отхватят.
  Все переглянулись.
  - У нас ошталось мало влемени, - начал Юрец. - То, што полголода, а жаодно и олки Кощея, видели, как вот этот, - он кивнул на всё ещё обиженного фея, - плитащил всё жолото сюда в ошобняк, я не шомневаюсь. Да и у Кащея у шамого нюх на такое. По жапаху точно найдёт, долбаная ищейка. Челез полчаса, максимум челез час, Кащей заявится к нам, и я думаю не один. Што там будет тволиться в голоде, не наши плоблемы, хотя нам это и на луку. Бесполядки заделжат плодвижение Кащея. Но вот когда он сюда плиплётся, нам плидётся туговато, пока мы у него этот лог из его долбаной башки не выбьем. Нам слочно надо подготавливаться к оболоне дома.
   - У нас оружия кот наплакал, - посмотрел Иван на свой меч.
  - Я тебя умоляю, милый, - зловеще улыбаясь, посмотрела Василиса на царевича. - У нас тут полный дом строительного инвентаря.
  - Ага, - потирая руки, заржал Вовчик, - ты бы видел, что может вытворять, в руках твоей невесты, ЛПД.
  - А это чего? - не понял Иван, и уставился на Василису.
  - Лопата Простая Двуручная. Не заморачивайся, - она отмахнулась, и обратилась к Юрцу, - сможешь, сам управится с подготовкой к обороне? А мы тут с Жориком, попытаемся пока, с Кощеевым яйцом разобраться, может, чем и раскурочим его. Жаль, конечно, - Василиса осмотрелась, - что такие труды, и всё насмарку. Я о ремонте.
  - И главное за спасибо, - поддержал её Вовчик.
  - Эй, - Жорик подлетел к тюку с Кащеевым злато, и пнул его, - а вам что этого всего мало?
  - Мда, - почесал затылок тролль, - как-то не подумали. Ну, тогда я забираю своего пациента, - он кивнул на Горыныча, - и отправляюсь его штопать в большую столовую. Там как раз стол подходящий есть, для его размеров.
  - А это не больно, - побелел, как тот бегемот из сказки, Горыныч.
  - Что ты, - отмахнулся Вовчик, - рраз - и готово. Да ты не парься, - вытолкал он Горыныча в коридор, и уже в дверях восхищённо проговорил: - Жесть! Впервые буду супергероя штопать.
  - Поможете мне доштойную встлечу олганижовать нашему штоль уважаемому гоштю и его солатникам, - посмотрел Юрец на Ивана и Смерть.
  - Да без проблем, - кивнули Иван-Царевич и Смерть, и вышли вслед за гремлином в коридор.
  - Ну, что приступим, - Василиса надела защитные очки, взяла в руки перфоратор и поставила на него заговорённый алмазный бур.
  - А может по старинке, - и не успела Василиса остановить фея, как тот уже замешал в руках серый сгусток замеса и выкрикнул, - Мариванна!
  И с силой метнул сгусток, обрётший форму здоровенной кувалды в яйцо. Под ударом заклинания, стол-ящик не выдержал и разлетелся в щепы, всё стоящее на нём: самовар, посуда, сахар, сушки и варенье, разлетелись с грохотом и шмяканьем, по полу. А золотое яйцо, отскочив от мощного удара, принялось, рикошетя об стены, скакать по всему зимнему саду, пока Василиса, не опомнилась, отшвырнула перфоратор в сторону, быстро натянула строительные рукавицы и ловко перехватила его в прыжке, когда то пролетало метрах в трёх над её головой, через центр комнаты.
  - Чего у вас тут случилось, - заглянул в зимний сад, встревоженный шумом Юрец.
  - Да ничего, - Василиса кинула сердитый взгляд на зависшего в воздухе Жорика. - Просто, Жорик, решил своей дурной башкой, яйцо разбить.
  - А-а! - протянул Юрец, поглядев на погром вокруг, и скрылся за дверью.
  - Дурак, - только и сказала Василиса, когда они остались вдвоём с Жориком, а затем положила яйцо на пол, и взяла в руки перфоратор...
  
  - А можно один вопрос, - заинтересованно обратился Иван-царевич, к гремлину спускаясь с ним по центральной лестнице на первый этаж особняка.
  - А жадавай, пока влемя швободное ешть, - кивнул Юрец оценивая строительным взглядом обстановку вокруг.
  - Вот ваш фей, странный он какой-то. Он если я не ошибаюсь из Волшебного леса.
  - Не ошибаешься.
  - А чего он такой огромный, - Иван на мгновение запнулся, - Ну в смысле - лесные феи ведь с ноготок ростом. И усики какие-то на голове. Не понимаю...
  - А чево тут не яшного, - усмехнулся гремлин, - папа у него фей, а мамаша...ведьма.
  - Не понял, - застыл как вкопанный на месте Иван.
  - Всё плошто, - физиономия Юрца растянулась в клыкастую лыбу, - папа у него ещё тот ходок по Волшебному лесу, ну...в смысле по бабам. И не только феям.
  - Да ты чё, - теперь Иваново лицо растянулась в ехидной усмешке от услышанного. - И кто же эта ведьма?
  - Да так, бабочка одна...ночная - Совка Агриппина (читайте сказку "Необычайные приключения муравья Кеши в Волшебном лесу")...
  
   А У НАС ВСЕ ДОМА!
  - Ну, что, устроим нашим гостям маленький армагедец местного масштаба? - довольно захихикал Юрец, после того как они установили все ловушки.
  - Я жду этого с нетерпением, - в правой руке Смерть теперь держала, косу, какую и положено иметь Смерти. - Давненько мы с братцем, не скрещивали клинки.
  Иван вопросительно покосился на косу:
  - Крёстная, ты имеешь в виду ЭТО?
  - А ты что, никогда не видел бой на косах? - Смерть дико засмеялась, и лихо, раскрутив над головой своё оружие одной рукой, быстро продвинулась к Ивану, перехватила древко второй рукой, и не успел тот и глазом моргнуть, как опасное кривое лезвие, оказалось уже у него промеж ног, и остановилось в сантиметре от его наследства.
  Иван замер как вкопанный, и они с Юрцом одновременно сглотнули. Неприятное конечно было зрелище, для мужчин. А Смерть не убирая косы, мило так улыбнулась им обоим, и быстро сделав шаг, назад перегруппировала косу в обычное положение - то есть, уперев её древком в пол.
  - Ну что, мальчики, - она им игриво подмигнула, - повторить?
  - Я думаю, не стоит экспериментировать, - медленно проговорил гремлин. - Нам достаточно и этой демонстрации.
  Смерть, пожала плечиками, и подошла к окну, выходящему на площадь:
  - Ого! Похоже, народ взбунтовался не на шутку. Действия Жорика по освобождению пленных из подземелий Кащея, дают свои результаты.
  Иван с Юрцом подошли к окну. Через площадь, убегали с десяток побитых орков и гоблинов, находящихся в услужении у Кащея, а их преследовала толпа горожан, вооруженная, чем попало.
  - Я думаю, что сегодня тем оркам и гоблинам, которые обитают в этом городе, и не подчиняются Кащею, лучше не высовывать носа на улицу, чтобы не попасть под общую раздачу, - проворчал Иван, наблюдая за происходящим. - А вот это, похоже, уже наши клиенты.
  На опустевшую к этому моменту площадь, из узкой улочки высыпала толпа орков и гоблинов в кожаных чёрных доспехах.
  - А вот и мой братец, - зловеще улыбнулась Смерть, наблюдая за тем как из того же переулка появилась крадущаяся фигура в чёрном балахоне, с накинутым на голову капюшоном и с посохом в руке. - Расходимся по своим местам, как и договорились.
  Смерть осталась дожидаться прихода "гостей" в холе. А гремлин и Иван пошли наверх. Гремлин остался на втором этаже, а Иван пошёл на площадку третьего этажа, чтобы защищать его, от тех врагов, которые умудряться прорваться туда, прежде чем Вовчик закончит с пришиванием голов Горынычу и, если такое возможно - Василиса и Жорик расколошматят Кащеево яйцо, и доберутся до его смерти.
  Но прежде чем подниматься на третий этаж, Иван-Царевич спросил у гремлина:
  - Слушай, а почему ты, то картавишь, то говоришь абсолютно нормально?
  Гремлин расплылся в клыкастой улыбке и кивнул на меч Ивана:
  - Тебе нравиться махать этой железкой?
  - Это не железка, а меч. И не махать, а фехтовать. А вообще нравиться. Уважаю холодное оружие.
  - Железка, меч - для меня это не столь важно. Главное, что тебе это нравится. А мне нлавится то калтавить, то говорить абсолютно нормально.
  - А причём тут тогда стоматолог?
  - Не причём, - засмеялся гремлин. - Это мы так просто развлекаемся. Знавал я парочку строителей, так они каждый день при встрече устраивали словестные баталии, на тему - как лучше и правильно жить. Ох и жаркие у них споры бывали. Но это были только споры. Игра у них такая была - кто кого переспорит. Но не более. А по жизни они были друзьями, и всегда выручали друг друга в трудные минуты.
  - Не понимаю.
  - Строителя очень тяжело понять, пока сам им не станешь. Мы отдельная и, очень особенная каста.
  - ??
  - Не обращай внимание. Ступай на свой пост, а то если мне не изменяет мой тонкий слух, - гремлин пошевелил здоровенными ушами, - то сейчас начнётся весёленькое представление...
  
  Как только Иван с Юрцом ушли на второй этаж, Смерть, раскинув руки в стороны, взметнулась к потолку холла и растеклась по нему - чёрным, усеянным сверкающими звёздами, небом.
  Входные двери особняка открылись, и в холл сыпанула толпа гоблинов и орков, следом вошёл Кащей. Скинув капюшон с головы, он повёл носом, к чему-то принюхиваясь, брови его сошлись на переносице, а и без того бледные губы сжались в тонкую ниточку и побелели ещё сильней. Правая рука стиснула посох. Кащей сделал шаг назад и нервно огляделся.
  -О! Глядите, - хохотнул один из гоблинов, указывая на пол: - Мы топчемся по нашему хозяину.
  Все дружно, включая Кащея, взглянули на пол застеленный газетами. Газеты, купленные Вовчиком, были выложены вверх титульным листом, на котором во весь рост был изображён самый "уважаемый гражданин города" (для горожан однозначно уже в кавычках) - Кащей. Это была идея Юрца, застелить полы холла газетами, и именно так, чтобы видна была физиономия Кащея. Хождение по самому себе - любимому, сильно раздражает. А каждая испорченная нервная клетка Кащея, им только на руку.
  Кащей кинул злобный взгляд на гоблина, который первым заметил газеты, тот продолжал глупо лыбится глядя, то на фото, то на хозяина.
  - Что тут смешного, ты, глупая зелёная тварь! - прорычал Кащей, и не успел гоблин вставить и слова в своё оправдание, как глаза Кащея вспыхнувшие красным огнём обратили того в пепел. - Может ещё кто-то желает посмеяться над своим хозяином?! - он грозно посмотрел на попятившихся испуганных гоблинов и орков.
  Затем взмах руки и все лежащие на полу газеты объяло пламя, уже через мгновение потухшее. Теперь пол был покрыт тонким слоем пепла, а затем поднялся лёгкий ветерок, который быстро развеял его. Но к удивлению находящихся в холле ветер не прекратился, а стал усиливаться. Раздались раскаты грома, и засверкала молния, за окнами сгустилась полнейшая тьма... А затем всё резко прекратилось, и по холлу пронёсся зловещий леденящий душу смех, заставивший задрожать не только гоблинов и орков, но и самого Кащея.
  - Трепещите несчастные, - раздался хриплый голос, выползающий казалось со всех тёмных уголков холла, - вы переступили черту дозволенного. Вы шагнули в мир призраков и смерти. Вы все обречены!
  
  ...- Ты как, шможешь пеленешти ошобняк в такое место, штобы Кощей шо швоими наёмниками, не шмог никуда улижнуть, - поинтересовался Юрец у Смерти, когда они расставляли по дому ловушки.
  - У меня таких мест - вагон и маленькая тележка, - усмехнулась зловеще Смерть, подавая гремлину очередную заговорённую тряпичную куклу, которую он тут же замуровал в нише, левого от двери, дальнего угла одной из комнат второго этажа...
  
  И вот теперь Смерть исполнила своё обещание, и особняк перенёсся в полную смертельного мрака пустоту. Двое гоблинов не вынесли происходящего и с воплями бросились к входным дверям. Кащей не успел даже и рта раскрыть, чтобы их остановить, как те, отталкивая друг друга, распахнули уже двери и вывалились во мрак, и их вопли в мгновение ока прервались, будто их никогда и не существовало. А в холл начали вползать извивающиеся как змеи, полные чёрной тьмы щупальца пустоты. Одно из них быстро обвило ближайшего к дверям орка тугими петлями, и буквально выдернуло орущего Кащеева слугу за двери. Крики резко прервались, когда молящий о помощи орк пересёк порог.
  - Всем стоять на месте! - заорал властным голосом Кащей, готовым уже в панике кинуться в разные стороны оркам и гоблинам, и взмахом руки захлопнул входные двери.
  Щупальца исчезли, и в холле наступила опять тишина. Орки, как менее трусливые, обступили своего хозяина, обнажив мечи. Гоблины же сгрудились в одну трусливую дрожащую толпу, шаря испуганными глазами по всем закоулкам холла, в поисках зловещего врага.
  - А теперь мы начнём игру, - раздался каркающий голос с потолка, - а называется она "Отыщи сокровища".
  Кащей и его прислужники вскинули взгляды к потолку. Звёзды на ночном небе задвигались по кругу всё быстрей и быстрей, и вскоре превратились в одно сплошное белое марево, и...слились в огромный скалящийся смертельной улыбкой череп.
  - Ваша смерть ходит за вами по пятам, - прошипел злобно череп, - но вы избавитесь от неё, если отыщите утерянные вашим хозяином сокровища. И если кто-то из вас сможет прикоснуться к ним, то все оставшиеся в живых после этого, получат свободу. И так, игра началась! - засмеялся хриплым смехом череп и замолк, глядя на стоящих в холле пустыми глазницами.
  - Чего встали, идиоты! - рявкнул Кащей на своих прислужников, приросших от страха к полу. - Разве не слышали? Живо валите на поиски моего золота. Оно где-то на верхних этажах. Я его чую, - опять потянул он носом.
  Два десятка орков и пятнадцать гоблинов бросились бегом по широкой лестнице на второй этаж. Здесь они разделились. Гоблины остались обыскивать все комнаты второго этажа, а орки по трое в ряду, обнажив свои мечи, двинулись по винтовой каменной лестнице на третий этаж.
  - Привет ребятки, - помахал приветственно Иван первой тройке орков вырулившей из-за поворота лестницы. - Потанцуем?..
  
  Как только прислужники Кащея исчезли, с потолка в центр холла на пол слилась чёрная огромная капля и обратилась в Смерть с косой:
  - Здравствуй мой "милый" братец!
  - Здравствуй сестричка, - в тон Смерти ответил Кащей. - Давненько-же мы с тобой не виделись.
  - Ну, не так уж, чтобы и давно, - Смерть улыбнулась белозубой улыбкой брату. - Всего то и прошло менее трёх лет. Для нас долгожителей это не срок. Братик, - Смерть проговорила елейным, но тем не мене требовательным голоском, медленно обходя Кащея по кругу - верни то, что ты украл.
  - А что я украл? - непонимающе уставился на сестру Кащей, также медленно поворачиваясь вслед за ней на месте.
  - Не строй из себя невинного агнца, - Смерть, перехватила косовище (древко) косы двумя руками, и быстро перекинула косу себе на плечо, лезвием назад и остриём вверх.
  - Я не понимаю о чём ты, сестричка, - Кащей тоже перехватил свой посох двумя руками и отвёл егоза спину, на уровне пояса.
  На дальнем конце посоха откинулось, как у выкидного ножа, длинное кривое полотно-лезвие, остриё которого было направлено в сторону пола.
  - Я вижу у тебя новая коса, - Смерть продолжала всё также не спеша кружить вокруг своего противника, пристально глядя тому в глаза. - Ты братец как всегда не можешь без выпендрежа, даже здесь. Хотя...Коса-посох с откидным лезвием - оригинально, и удобно к тому же! Приму на заметку.
  - Прими сестричка, прими. Хотя... - Кащей, не отставая от сестры в танце по кругу, похрустел шеей, разминая шейные позвонки, и победно усмехнулся: - Хотя в будущем тебе это уже ну, ни как не поможет.
  - Ты надеешься на это, - Смерть кивком указала на магический коготь на лбу Кощея. - Ну, я думаю, он у тебя ненадолго.
   В следующий миг Смерть вскинула косу с плеча, и остриё полотна метнулось по направлению лба Кощея. Но Кащей не зевал, и ловко отбил косовищем своей косы оружие Смерти, почти уже достигшее своей цели. И тут же крутанувшись на месте вокруг своей оси, он отбил вверх, почти опустившуюся уже к полу косу Смерти, древком своей, в надежде что, зацепившись лезвием своего оружия за лезвие косы сестры, он выдернет у той её оружие из рук и тем самым обезоружит. Но Смерть была быстрее своего брата, и крутиться волчком могла не хуже него. Поэтому когда Кощей уже направил свою косу на зацеп косы Смерти, его сестра, ловко обернувшись небольшим чёрным торнадо, ушла в сторону от брата, не дав тем самым завершить тому свой манёвр.
  - Ты как всегда братец на шаг позади меня, - остановившись в пяти шагах от Кащея, засмеялась Смерть.
  - И всё равно я тебя обыграю. Я очень много и долго тренировался в последнее время, - зло прохрипел Кащей и поднял косу, лезвием вверх, над головой двумя руками - левая позади, а правая на центральной рукояти.
  - Да неужели! А по твоим неуклюжим движениям так не скажешь, - Смерть повторила стойку брата.
  Кащей злобно зарычал, и уже в следующий миг их косы метнулись вниз и вперёд - лезвия со звоном скрестились...
  
  Гоблины, оставшиеся на втором этаже, вначале хотели разделиться на два отряда, но их атаман - одноглазый гоблин К`ерк, подумав решил вначале обследовать правое крыло особняка, представлявшее собой коридор с четырьмя дверями. И делать это всем вместе.
  - Неужели вы не знаете идиотусы, что бывает с теми, кто разбредается поодиночке, - его подчинённые тупо уставились на него, дружно замотав головами. - Ну, так и есть идиотусы! Это же классика любого трешовского ужастика. Герои разбредаются по комнатам по одному, и их не напрягаясь, гасят всех по очереди. А мы так делать не будем, - К`ерк хитро захихикал и помотал указательном пальцем правой руки, - мы пойдём вместе. И обследуем вначале правое крыло этого этажа - там комнат больше и шансов больше отыскать наше спасение. А зал, - он кинул взгляд на закрытые двустворчатые двери в правом крыле, за которыми видимо был бальный зал, - мы посетим последним. Почему-то мне кажется, что сокровища скрыты за одной из этих дверей в правом крыле здания.
  
  Из энциклопедии "Стройка, или как правильно себя вести со строителями":
  "Кукла в стене.
  Если хозяин плохо платил мастерам за работу, строители, уходя, закапывали в левый от двери дальний угол (если смотреть изнутри) тряпичную куклу. Или замуровывали её в этом углу в стену. Или, если там была ниша, прятали её там. Они не читали никаких заклинаний и не совершали ритуалов, да и кукла была самая обычная. Но, буквально через несколько дней, в доме появлялся буйный дух, который стучал в стенах и шумел по ночам. Этот дух жил в кукле, и прогнать его можно было, только уничтожив куклу. Появлялся он только из-за того, что кукла была положена в определённой зоне дома.
  Но, возможны исключения из правил. Если тряпичную куклу заговорить, то этот дух может появиться уже после того, как дверь в комнату будет открыта не тем, кто её туда заложил. А когда дух вырвется из куклы, то последствия могут быть непредсказуемыми..."
  
  В первую комнату гоблины вошли всей толпой. Она была освещена десятком чёрных свечей, стоящих на столе в центре комнаты, в виде шестиконечной звезды. А вокруг свечей возвышались большими горками... несколько сотен монтажных шурупов. В комнате кроме этого стола, свечей и шурупов, возле дальней стены находился ещё один огромный комод.
  - Вы трое, - кивнул стоящим впереди всех трём гоблинам К`ерк, - осмотрите комод. Остальные встали кругом. Живо!
  Трое "везунчиков" осмотревшись по сторонам, быстро обошли стол, и подошли к комоду.
  - Вроде всё спокойно, - проговорил один из них и дёрнул на себя самый нижний ящик комода. - А здесь ничего нет...
  И вот тут всё и началось. Дух куклы проснулся, послышалось нарастающее шипение, а затем шурупы на столе зашевелились и потекли со стола сплошной железной рекой в сторону стоящих возле комода гоблинов, обтекая их со всех сторон, и тем самым не оставляя проходов к отступлению.
  - Всем назад, идиотусы, - завизжал К`ерк и, пытаясь растолкать своих подчинённых, первым бросился к дверям.
  Но окружавшие его гоблины, оказались не менее шустрыми, чем их атаман, и в итоге в дверях образовалась свалка из ругающихся и дерущихся гоблинов. К`ерк оказался последним, кто выскочил из комнаты, если не считать троих обречённых гоблинов, оставшихся возле комода. Прежде чем закрыть двери злосчастной комнаты, он успел увидеть, как чёрная река из монтажных шурупов облепила трёх прижавшихся к комоду вопящих гоблинов, вкручиваясь в их тела своими маленькими, острыми, калёными жалами. Он, с расширенным от ужаса единственным глазом, быстро захлопнул дверь, прижался к ней спиной, и тяжело задышал, как после долгого бега.
  - Что с ними? - поинтересовался стоящий рядом с ним гоблин, испуганно глядя на своего начальника. - Может их можно ещё спасти?
  - Если только сдав на металлом, - просипел дрожащим голосом в ответ К`ерк. - Эти твари вкрутились своими жалами внутрь их тел.
  - Может, ну их, эти сокровища? - поинтересовался тот же гоблин. - Давай валить отсюда.
  - Куда? - рыкнул на него К`ерк, отыскав себе жертву на которой можно теперь было оторваться, и кивнул на окно в конце коридора, за которым расстилался мрак: - Может, предложишь, выпрыгнуть ТУДА?! А ты забыл, что случилось с нашими приятелями, которые решили выйти через парадный вход? Нет уж, мы найдём, эти чёртовы сокровища! Сдохнем, но найдём!
  - И куда дальше? - поинтересовался ехидно его собеседник.
  - Вот сюда, - указал К`ерк на дверь напротив. - И пойдёшь туда ты и вот эти двое, - и прежде чем те гоблины, на которых он указал, попытались возмутиться, направил, в их строну два ручных пятизарядных арбалета: - И без разговоров, я здесь пока что старший!
  Трое гоблинов выбранных в качестве разведчиков остались в меньшинстве. Все остальные из их отряда, так же как и К`ерк, направили на своих напарников, арбалеты. Никому из окружавших К`ерка не хотелось сейчас оказаться на месте этих троих...разведчиков. Тем ничего не оставалось делать, как открыть указанную дверь и войти в комнату.
  - Ну что? - поинтересовался К`ерк через порог у вошедших.
  -Комната как комната. С длинной лавкой в центре, - ответил тот которого К`ерк отправил за старшего. - Окон нет, свечи на стенах в канделябрах...
  - И всё?
  - Банки возле стен какие-то. Много банок...
  - Какие? Какие-то! Повнятней разъясняй!
  - Железные банки. Круглые... Написано на них чего-то... Так, сейчас прочту... Темновато здесь... А вот - лак НЦ. О! Тут ещё десятка два бутылок с какой-то прозрачной жидкостью.
  - И что на них написано? - с тревогой в голосе поинтересовался К`ерк.
  - Ра...растворитель 646...
  - Убирайтесь сейчас же от-туда идиотусы! - завопил К`ерк.
  Но было уже поздно. Дверь с шумом захлопнулась. Запертые гоблины, заметались в панике по комнате в поисках выхода, но кругом были теперь одни лишь сплошные белые стены. Свечи на стенах постепенно стали затухать, а комнату принялся затягивать туман и хихикающий голосок из ниоткуда проговорил:
  - Усаживайтесь на лавочку поудобнее. Вдохните поглубже, и... Добро пожаловать в страну детства, мои милые друзья!
  Банки и бутылки принялись взрываться, а всё их содержимое выплескиваться наружу, обдав собой всю комнату и находящихся в ней гоблинов. А затем...
  ...А затем начались мультики...
  Из-за двери раздался безумный смех, К`ерк в отчаянии махнул рукой и повернувшись спиной к дверям тяжело вздохнув проговорил:
  - Этим трём идиотусам теперь уже ничем не поможешь. Ну а вы чего встали, вперёд на поиски сокровищ, - и он подтолкнул к следующей двери ближайшего гоблина.
  Следующие трое "добровольцев" стоящие ближе всех к очередным дверям, были с силой водворены в комнату. Остальные, принялись наблюдать за происходящим в комнате, отойдя подальше в коридор. Как только "добровольцы" прошли в центр комнаты, стены потолок, и пол принялись покрываться инеем.
  - Шеф! Здесь становится холодновато, - проговорил один из гоблинов, покрываясь на глазах инеем.
  - А золота там нет? - отходя подальше от дверей в глубь коридора поинтересовался К`ерк.
  - Н-нет. З-здесь т-только ес-сть рулоны п-плёнки, с-скотча, и ст-текловаты, - проговорил, стуча зубами всё тот же гоблин. - Ш-шеф м-мы з-замерзаем.
  - Валите оттуда уже поскорее!
  - М-мы н-не м-можем, - гоблины, стоящие в центре комнаты, пытались сойти с места, но у них ничего не получалось. - Ш-шеф м-мы п-прим-мёрзли к п-полу, с-спасите нас!
  И в этот момент перед примёрзшими к полу гоблинами вырос смеющийся белый призрак со светящимися красными глазами.
  - Ну что замёрзли, - он зловеще сверкнул глазами, на что испуганные примёрзшие к полу гоблины быстро закивали головами. - Ну, тогда, будем греться.
  Призрак хлопнул в ладоши. Трясущихся от холода и страха гоблинов, неведомая сила, притянуло друг к другу спинами, и всё завертелось вокруг: плёнка, скотч, рулоны со стекловатой. Гоблины дико заверещали, а подлетевший к ним рулон со стекловатой начал их быстро и плотно обматывать.
  - Вот так! Вот так! Плотнее! Чтобы парни согрелись, - приговаривал дико смеющийся призрак, летающий теперь под потолком комнаты. - А теперь обмотаем плёночкой, чтобы тепло не уходило... И затянем всё это скотчем, для плотности.
  Всё это безумство К`ерк и окружившие его гоблины наблюдали стоя в коридоре и от ужаса происходящего не могли сдвинуться с места. Дикие вопли обречённых гоблинов, уже давно стихли, под слоем замотанной стекловаты и плёнки, а в ушах их сотоварищей стоящих в коридоре, они всё ещё продолжали звучать. Призрак прекратил летать под потолком, метнулся к дверям, сверкнул глазами и проорал:
  - Ну, кто из вас ещё хочет погреться? Милости прошу в мой зимний дворец!
  К`ерк быстро подскочил к дверям и захлопнул их. Из-за дверей продолжал раздаваться безумный приглушённый смех.
  - Последняя дверь, - проворчал сумрачно К`ерк.
  - Что-то мне говорит, что за этой дверью нас ждёт тоже ловушка, - нервно захихикал приложивший к дверям ухо гоблин. - Тишина. Может, не пойдём?
  - А если там выход? - раздался вопрос надежды.
  - Все вместе пойдём. Открывай, - оборвал все разглагольствования атаман.
  - Ну, если так, - спорщик потянул на себя дверь.
  Им открылась ярко освещённая небольшая комнатушка - три на три. Стены выложены кирпичом. Свет лился откуда-то с потолка. А в центре комнаты прям на бетонном полу был выложен пакет из сотни...золотых слитков.
  - ЗОЛОТО! - завопил открывший дверь гоблин и бросился в комнату.
  В след за ним с радостными возгласами бросились ещё два гоблина, но К`ерк придержал их, и проговорил так, чтобы слышали только эти двое:
  - Погодите! Что-то тут не так. Что-то мне эти слитки сильно напоминают.
  К`ерк окинул внимательным взглядом комнатку. Вроде ничего лишнего. Тогда он рискнул засунуть в комнату свою голову, и буквально возле дверей увидел, то что раньше никто не заметил, из-за открывшийся, восторженным взглядам гоблинов, горы слитков... Да нет, теперь уже точно не слитков - это были обыкновенные кирпичи, покрытые из распылителя золотой краской. А возле дверей стояло корыто с густым цементным раствором, и с торчащим из него мастерком. К`ерк отпрянул в коридор отталкивая подальше от дверей, оставшихся с ним двух гоблинов. А затем началось безумство. Три гоблина пляшущие в восторге вокруг пакета с кирпичом, который они принимали за золото, как по команде, выстроились в цепочку к дверям. Тот гоблин, который оказался возле дверей подхватил из корыта мастерок, принялся набирать раствор и толстым слоем укладывать его точно в проёме двери на порог, от левой дверной створки к правой. Он выложил полосу из раствора, а стоящий позади него гоблин уже передавал ему первый кирпич, который тому передал по цепочке гоблин, стоящий возле пакета с кирпичом. Как только первый ряд кирпичей был уложен, гоблин с мастерком выложил поверх него новый слой раствора, и вновь принялся за укладку кирпича, как самый заправский строитель. Он утапливал кирпич в раствор, одновременно прижимая его тычком (торцом) мастерка и подгребая раствор к другому кирпичу. Мастерок в руках гоблина, мелькал как молния. Где надо было кирпич подрубить, гоблин ловко перебивал его мастерком. Ряд за рядом, в перевязку, стенка из золотого кирпича росла на глазах. Работающие в комнате гоблины, смотрели на своих товарищей стоящих в коридоре безумными, умоляющими о спасении глазами, но бросить сою работу не могли. Они продолжали замуровывать сами себя в этой маленькой комнатушке, и чем больше они себя закладывали, тем темнее становилось в комнате. Вот остался только один не заложенный кирпич, в центре кладки. Это было малюсенькое окошко, связывающее замуровавших себя - трёх гоблинов, с их товарищами, оставшимися на свободе. К`ерк увидел последний раз, безумные глаза гоблина с мастерком, и тяжело вздохнув произнёс:
  - Requiescat in pace (Да упокоится с миром), дорогой друг.
  Последний кирпич был вложен на своё место и весь раствор в стенной кладке в мгновение ока превратился в камень. Вся работа по укладке кирпича заняла не больше двух минут. Безумный дух комнаты повеселился на славу...
  
  Сводчатый потолок огромного бального зала украшала плоская люстра, светящая мягким жёлтым светом. Вдоль стен, круглый зал окружали мраморные серые колонны. Пол был выложен мраморной крошкой песочного цвета. К`ерк осторожно вошёл в зал прищурив свой единственный глаз и изучая обстановку. В бальном зале царила тишина. Два гоблина, оставшиеся в его подчинении, и следовавшие впереди своего атамана вышли в центр зала и дружно с удивлением воскликнули.
  - Атаман, - повернулся один из гоблинов к стоящему возле входа К`ерку, - тут такое!
  - Чего ещё там, - недовольно проворчал одноглазый атаман, которому на этот раз пришлось войти в помещение, таящее на его взгляд сотни ловушек, иначе эти двое идиотусов не соглашались заходить в бальный зал.
  - Пушистик тут, - хмыкнул тот из гоблинов, который начал с ним разговор. - Такой маленький. Беленький. А взгляд у него тааакой, умильный! О! А ухи-то, ухи!
  - Чего ухи?! - в голове у К`ерка зазвенели тревожные колокольчики.
  - Они почти больше него самого, - оба гоблина нагнулись над белым и пушистым лопоухим созданием, с огромными полными умиления глазами: - Ути-пути!
  - Назад! - вскричал одноглазый атаман, вскидывая свои арбалеты, но было уже поздно.
  Белый пушистик, стоящий до этого с заложенными за спину руками, резко выкинул их вперёд. В руках у него были зажаты, пневматические степлеры стреляющие гвоздями. Он приставил своё импровизированное оружие ко лбам склонившихся перед ним гоблинов, и с презрительной усмешкой проговорил:
  - Hasta La Vista, baby! - и нажал на курки.
  Два гвоздя каждый длиной в три сантиметра с треском впились в черепа гоблинов неудачников, и отшвырнули их тела к ногам их атамана.
  - Надо мне было сразу догадаться, чьих криворуких лап это дело, - прохрипел К`ерк, глядя на трупы двух гоблинов,
  - Ну, прямо там и криворуких, - осклабился Юрец, перевоплотившись уже в свою обычную зелёную личину. - Всё было сделано на высшем уровне. Давненько так не отрывался на заказчиках, которые пытаются кидать, нас, строителей, по полной программе. С нами шутить опасно.
  - Это была твой последний шедевр, - К`ерк презрительно сплюнул, прищурил свой единственный глаз и сделав шаг к дверям вскинул оба арбалета, но...бригадир строителей оказался быстрей. Два десятка гвоздей выпущенных подряд из двух пневматических степлеров, прошили насквозь тело атамана гоблинов, и он рухнул мёртвым, так и не успев ни разу нажать на курки.
  - Вообще то, я пока не собираюсь уходить на пенсию, - проговорил как ни в чём ни бывало Юрец, проходя на выход мимо трупа К`ерка...
  
  - Ты тут, что в мушкетёров играешь, - поинтересовался Горыныч, подходя с Вовчиком к винтовой лестнице, на которой развернулась схватка между орками и Иваном.
  Шесть изрубленных орочьих трупа лежали на верхних ступенях лестницы, перед площадкой третьего этажа, а оставшиеся в живых орки пытались, размахивая мечами, прорваться через эту импровизированную баррикаду к Ивану, ловко отбивающему каждый их выпад своим мечом.
  - Почему ты так решил? - поинтересовался Иван, отправляя в полёт, ударом крестовины меча в челюсть, слишком шустрого орка, прорвавшегося через трупы своих сотоварищей.
  - Ну как, - засмеялся Горыныч всеми тремя своими головами, - винтовая лестница. Враги в чёрных кожаных одеждах. И ты, такой тут весь из себя - мушкетёр. Тебе помочь?
  - А как по твоему? - Иван отбил нёсшийся на него сверху вниз кривой меч, обратно вверх, и врезал прямым ударом ноги в грудь хозяину меча.
  - Поможем? - Горыныч посмотрел на облокотившегося, на перила Вовчика, наблюдающего спокойно за схваткой.
  - А почему бы и нет, - распрямился тролль во весь свой трёхметровый рост, повёл плечами, разминая мышцы, отодвинул Ивана в сторону, сжал тяжёлые кулаки и бросился на толпу обречённых орков...
  
  Юрец встретился с Горынычем, Вовчиком и Иваном возле лестницы, ведущей на первый этаж.
  - Уплавились? - поинтересовался он у них.
  - Как нефиг делать! - хмыкнул Вовчик.
  В этот момент дом тряхнуло, и с потолка посыпалась штукатурка. Юрец вопросительно посмотрел на Вовчика. Тот спокойно махнул рукой:
  - Это Вася с Жориком пытаются яйцо гидравлическим прессом раздавить.
  - До сих пол? - удивился Юрец, а затем посмотрел на Горыныча: - Я шмотлю ты тепель пли швоём?
  - Ваш Вовчик рулит, - похлопал Горыныч тролля по плечу. - Круче самого Айболита! Но есть правда одна проблемка. Без своего когтя я не то, что пламя пускать, я даже летать не могу. Мне нужен срочно мой коготь!
  - Пойдемте, посмотрим как там дела у моей крёстной, - стал спускаться Иван на первый этаж. - Возможно, ей нужна наша помощь...
  
  Ловко подсунув лезвие своей косы под косовище Кащея, смерть с силой дёрнула на себя и, выдернув из рук брата его оружие, откинула то далеко к стене. Кощей зло зашипел и, сделав огромный прыжок назад, отскочил от своей победоносно ухмыляющейся сестры метра на три:
  - Сестричка, мне уже надоело с тобой играть!
  - И мне тоже, - продолжая ухмыляться, ответила Смерть. - Верни мою крестницу, коготь Горынычу и можешь убираться на все четыре стороны. А иначе...
  - А иначе что?! - засмеялся Кащей. - Ты меня лишишь жизни? Разве ты забыла, что я БЕСМЕРТЕН! И пока я владею когтем Горыныча, я всемогущ.
  Кащей достал из-под мантии чёрную брошь в виде паука, подул на неё и кинул на пол под ноги сестре. Брошь стала расти на глазах и, уже через какой-то миг над Смертью возвышался огромный паук.
  - Вяжи её! - скомандовал он пауку, и тот, исполнив команду хозяина, метнул в лицо Смерти пучок липкой паутины, тем самым ослепив её, а затем, пока та не успела опомниться, принялся быстро бегать вокруг неё и вязать по рукам и ногам.
  Смерть, спеленатая липкой паутиной, вместе со своей косой, обратилась в кокон.
  - Ах ты, старая костлявая букашка таракашка, - спустившийся в холл Иван, увидев, что паук, сотворил с его крёстной, бросился в атаку, вслед за ним побежали Вовчик, Горыныч и Юрец. Но один взмах руки Кащея и, четверых друзей окружил прозрачный купол...
  
  - Всё, меня это уже достало! - психанула Василиса после очередной неудачи раскурочить золотое яйцо с Кащеевой смертью.- Мы так все свои инструменты искурочим.
  Последняя капля во всей этой эпопее с яйцом был дорогущий алмазный диск для болгарки, заказанный у самих горных гномов. Как только она принялась им пилить яйцо, тот разлетелся вдребезги, и его осколки чуть не срезали Жорику крылья.
  - Мдаа, орешек знамо твёрд, - почесал в задумчивости Жорик подбородок. - А что ты предлагаешь? - он недоумённо уставился на Василису, порхая в воздухе над яйцом и крутя в руках кусок от драгоценного диска. - Пока мы не уничтожим яйцо, Кащей будет живым и здоровым.
  - Да хай, живёт, - рыкнула Василиса, хватая в руки лопату и натягивая на голову шапку-невидимку, и уже откуда-то из пустоты донёсся её голосок: - А вот насчёт его здоровья я сильно сомневаюсь...
  
  - Ну что съели! - взвыл победно Кащей, глядя как пленники пытаются пробиться свозь прозрачные стены купола. - Вначале я прикажу своему паучку разорвать на мелкие части свою дуру сестричку. А затем я выкачаю из-под купола весь воздух, и вы задохнётесь в страшных мучениях. А я женюсь на твоей мамаше, - он ткнул в сторону Ивана пальцем, - и благодаря когтю Горыныча стану повелителем мира!
  После этого Кащей стал выплясывать вокруг купола и распевать:
  Я повелитель блондин,
  И я для всех вас г...
  Что-то невидимое впечаталось в физиономию Кащея, сбив его с ног и отправив в долгий полёт над полом. Блондинистый парик от удара слетел с его головы. Когда Кащей закончил свой полёт и врезался спиной в пол, задрав костлявые ноги кверху, возле него проявилась разъярённая Василиса, скинувшая с головы шапку-невидимку и ударившая с размаху черенком лопаты промеж ног неудавшегося повелителя мира. А затем, нагнувшись над завывающим скрючившимся от неимоверной боли Кащеем, она схватилась двумя руками торчащий из его головы коготь Горыныча, упёрлась одной ногой Кащею в лоб и, рванув, выдернула тот из его головы.
  Как только покалеченный Кащей лишился своей магической силы, всё его колдовство исчезло. Паук уменьшился до размеров муравья и умчался в самый дальний и тёмный угол холла. Купол, пленивший четырёх друзей, растаял. Василиса подошла к Горынычу и мило улыбаясь, протянула тому его коготь:
  - Держи, Горыныч. И больше кроме чая никаких крепких напитков не пей.
  - Мдаа, крепкого орешка из тебя не получилось, - засмеялся Жорик глядя на парик Кащея, которым тот прикрывал свою лысину. - И, похоже, что теперь тебе о свадьбе думать и не стоит, - завис, он над скрюченным и подвывающим Кощеем. - Разве только если сменишь ориентацию. И кому он теперь ТАКОЙ нужен.
  - Зато живой, - усмехнулась Василиса и опёрлась на свою боевую лопату. - Хотя... Я могу его устроить в гарем, евнухом. У меня есть подружка - Гюльчатай. Так она любимая жена эмира Сухэ. Эй, Кощей! Хочешь, я тебя евнухом устрою?
  Кощей в ответ только ещё сильней скрутился, и тоненько заскулил.
  - Оригинальный способ, борьбы с бессмертными. Возьму и его на заметочку, как и косу-посох кощея. Кстати о посохе, - проговорила Смерть, выводя из глубины холла стройную, красивую, сорокалетнюю русоволосую женщину с толстой тугой косой до пола, в длинном шёлковом чёрном платье, обшитом жемчугом. - А вот Ваня и твоя мама. Мой, так называемый братец, обратил её в свой посох и пытался, использовал её в качестве своего оружия. Но даже и тут он просчитался. На что он надеялся. Братец ты мне не скажешь, на что ты надеялся?
  Кощей опять жалобно заскулил.
  - Жаль, конечно, доченька... Я думаю, ты позволишь мне тебя теперь так называть? - Людмила улыбнулась Василисе, которая стояла теперь в обнимку с Иваном, и продолжила: - Так вот... Я говорю - жаль, конечно, что ты его лишила всего, того, что я сама мечта выдрать у него с корнем, но теперь уже ничего не поделаешь.
  - А в чём проблема, - удивился Жорик, подлетая к матери Ивана и кидая ей в руки золотое яйцо. - У него их три... было. Так что вы ещё можете воспользоваться ситуацией, если отловите королеву-мышь. Или прирастите это ему...туда, - он кивнул на то место у Кощея, где недавно ещё было его наследство, - а затем, когда оно пустит корни, выдерните его. Ну, как репку. Типа - бабка за дедку, ну и так далее... А там глядишь и мышка подоспеет.
  - Премного благодарна! Приму на заметку, - Людмила, сузив глаза и повертев в руке золотое яйцо, мстительно посмотрела на скрюченного Кащея. - Как только представится такой случай, я непременно им воспользуюсь.
  - Не надо, - запищал тоненьким голоском Кащей, - я больше не буду. Я согласен на гарем.
  Все переглянулись и весело засмеялись.
  - Ну что, - осмотрела Смерть всех весёлым взглядом, - а теперь приступим к раздаче пряников.
  - Мне хватит и Василисы, - прижал к себе покрепче, девушку, Иван-Царевич.
  - А мне Ивана, - поцеловала Ивана Василиса.
  - Только тепель тебе плидётся учится класить жаболы, - ехидно прищурившись, проговорил Юрец, обращаясь к Ивану-Царевичу.
  - Ага, - заржал Вовчик, - а заодно и фехтованию на лопатах.
  Все опять дружно засмеялись. А Иван пожал в ответ плечами:
  - Я не возражаю. Организуем с Василисой семейную бригаду. Я кстати могу избу "срубить".
  - Во! - подмигнул ему Вовчик. - Осталось только дерево посадить и сына родить.
  - Ну, за этим дело не станет, - усмехнулась Василиса, - я имею в виду, сына родить. Дайте нам только до дворца добраться.
  - Потерпите хоть до свадьбы, - улыбаясь, покачала головой мать Ивана. - А теперь если можно, крёстная, - Людмила обратилась к Смерти, - отправь нас во дворец. Нам надо готовиться к свадьбе. И обязательно всех вас ждём в качестве почётных гостей. Низкий вам всем поклон дорогие мои! Благодарю вас за моё спасение! - и она до земли поклонилась своим спасителям.
  - Да чего уж там, - отмахнулся за всех Жорик. - Каждый внёс свою лепту. Ну... - он покосился на скрюченного Кащея, - или лопату.
  Все опять засмеялись, Смерть взмахнула рукой и Иван, Василиса и Людмила растаяли в воздухе.
  - Э-Э! А я?! Я тоже с ними, - завозмущался Горыныч, пыхнув из ноздрей дымом, и смущённо закашлялся: - Извиняюсь, отвык от своего когтя.
  - Ты... давай привыкай обратно, - прокашлялся Жорик, который наглотался змеиного дыма больше всех. - А не то отковыряем у тебя коготь обратно. И скажем, что так и было.
  - А выдёргивать будем кусачками, - с серьёзной мной на лице добавил Вовчик.
  Горыныч закивал часто-часто всеми своими тремя головами, спрятал за спину лапу с волшебным когтем, от греха подальше, и умоляюще посмотрел на Смерть:
  - Я с ними хочу! Давненько с Иваном не болтали.
  Смерть только вздохнула и вновь взмахнула рукой - Горыныч исчез.
  - А теперь разберёмся с вами, - она осмотрела трёх строителей. - Так как мы действовали совместно, то мне причитается тоже процент от сокровищ.
  - И сколько же ты хочешь? - скрестив руки на груди, подступил к ней гремлин, и посмотрел на неё, нахмурившись, снизу вверх.
  - Ну а ты сам посуди, - начала перечислять Смерть: - Я отвлекала, на себя Кащея. Я помогла тебе зачаровать тряпичные куклы, усилив тем самым твою строительную магию. Я перенесла замок во мрак. Я...
  - Сколько, - резко прервал её Юрец.
  - Ну...пятьдесят процентов.
  - СКОЛЬКО?!
  - А ты чего хотел?! - раскрасневшаяся от возмущения Смерть, наклонилась над гремлином.
  Теперь они оба стояли, тяжело дыша, и буравя друг друга яростными взглядами.
  - А ничего, что мы перед всеми этими разборками с твоим братцем, корячились тут целый год, и из какого-то зачуханного готического особняка, сварганили гламурную конфетку с ангелочками, и цветочками. И ещё к тому же, за всё это, получили огромное - НИФИГА.
  - Ну, начнём с того, что вы, как ты выразился, корячились здесь, не год, а всего лишь три месяца. И знаю, как вы тут, корячились! Больше "козла" забивали, горилку хлестали и по трактирщицам грудастым шлялись, - Смерть мстительно посмотрела на Жорика, и тот поспешил спрятаться за широкую спину Вовчика. - И кстати по поводу, что вам не заплатили - ты сам мне говорил, что в начале работы вам там "чёй-то заплатили", в смысле аванса. Не твои ли слова?
  - Вот именно что - чёй-то, - оскалился Юрец.
  - Так это выходит, ещё и сверх тех сокровищ, которые вы спёрли у Кащея!
  - Вот именно! Мы спёрли, - когтистый палец гоблина ткнулся в носик Смерти: - Ты к этим сокровищам, ни какого отношения не имеешь. Пятнадцать процентов!
  - ЧТОООО???..
  - Пошли, отседова, - потянул за ухо Жорик тролля, - без нас договорятся, а мы пока стол накроем и по рюмочке горилки бабахнем - з-за нашу победу.
  - А с этим чего делать? - кивнул тролль, на скрюченного и поскуливавшего тихо Кащея, уже не прислушиваясь к продолжавшемуся между руководством спору.
  - А...бери с собой, - махнул рукой Жорик. - Нальём и ему, может хоть скулить перестанет. Тоже ведь живое существо, хоть и бессмертное.
  Вовчик понимающе кивнул, перекинул Кащея через плечо, и принялся подниматься по лестнице вслед за Жориком, направляясь на третий этаж в зимний сад...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  .
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"