Симаков Виталий Владимирович: другие произведения.

Над бездной

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборник объединённых рассказов по миру дизель и стимпанка. Сборник периодически будет обновляться. Обновил 2.06.2011. Добавлена глава: "Ходячий остров доктора Мо".

  
  
  
  
   Написано при участии Ксении Волковой и Дарьи Сталь.
  
   Все дороги когда-то пересекаются...
   Мир глазами - Эллис Косс.
  Соединённые Штаты - свободные штаты. Свободные ли?! Со времени как прогресс ворвался в Штаты ХХ века. Прошло уже больше 60 лет. И главного, чего достигли американцы в погоне за прогрессом - это насилия и разбоя. Разбойные гангстерские нападения происходили по всей стране. Полиция состояла по большей части из прислужников мафиози и продажных полицейских. Которые за сотню, другую баксов были готовы выполнить работу обычного киллера.
   Нет! В стране были и справедливые копы, но их было так мало, и обычно их отправляли в такие захолустья, где чаще всего они через месяц, другой получали пулю в затылок из-за угла.
   Гангстерские разборки за делёжку территории по всей стране происходили еженедельно. То тут, то там вспыхивали перестрелки между бандами. Взлетали на воздух рестораны и магазины. Власти как таковой в стране не было. Правительство полностью было в руках крёстных мафиозных отцов и мега магнатов, которые на самом-то деле, использовали те же самые бандитские методы, что и гангстерские банды.
   Стоэтажные, железобетонные небоскрёбы, заполонили собой все крупные города. К верхушке любого из них, теперь с лёгкостью пришвартовывались пассажирские и грузовые дирижабли, крейсирующие по всему миру.
   Мир!
  Жители Штатов узнавали всю информацию о жизни в мире из газет и радиопередач, контролируемых всё теми же гангстерами и мега магнатами.
   Телевидение было роскошью. Его могли позволить себе только богатейшие люди.
   Пресса, если это только можно было назвать прессой, была извращена до предела. Наглые журналисты, сновавшие тут и там, собирали все сплетни, которые ходили по стране и потом их ещё перевирали до такой степени, что было просто противно читать.
   В Европе правда ситуация была совсем иной, чем в Штатах и в их колониях в Южной Америке. Говорили, что там жизнь, совсем иная. Там нет гигантских дымящихся мега-заводов, которые прокоптили всё небо над Америкой. Нет стай живых мертвецов бродящих по дорогам штатов и нападающих на путешественников и на маленькие города.
   Мегаполисам та, что... Они теперь окружены водными преградами, по которым день и ночь крейсируют речные мониторы, с отрядами 'охотников за мертвечиной', с перечёркнутыми красной линией, белыми черепами в чёрном круге на рукавах. Европа была для обычного рабочего вне досягаемости. А для безработного призрачной сказочной страной.
   А безработных в Америке было ох как много. Что бы получить какую либо работу, для человека низших слоёв американского общества, порой нужно было стоять на бирже труда в длинных очередях - неделями, месяцами, годами, перебиваясь мелкой, одноразовой работай. Живя на гроши, и питаясь гнилой пищей. Многие не выдерживали, кто-то кончал самоубийством, кто-то, плюя на всё это, уходил в банды, бродящие по дорогам страны и промышляющие грабежами мелких населённых пунктов и проникновением через вентиляционные колодцы в тоннели метрополитена, протянутого под всей страной и связывающего между собой все крупные города Штатов.
   Спускаясь в метрополитен, бандиты нашли способ грабить пассажиров, проникая в вагоны, несущихся на огромной скорости дизельных поездов.
   Но ещё один из главных бичей мрачной Америки, это учёные, работающие на деньги военных корпораций, старающихся усилить военную мощь Америки, для.... Как они выражаются - для контроля мира во всём мире. Все эти учёные разбросаны по всей стране, тут и там в секретных лабораториях и на военных базах. Многие из них не совсем дружны со своей головой. Но военные рассуждают так - чем учёный безумней, тем более мощное оружие выйдет из-под его рук.
   Вот такое одно изобретение и привело к мощнейшему взрыву крупного военного завода, на котором был запущен в производство газ новейшей разработки, благодаря которому, военные хотели зомбировать солдат противника и после взятия их в плен, использовать в своих наступательных целях. Вырвавшийся на свободу газ, расползся по и без того задымлённой стране, и в итоге из земли по всем кладбищам, полезли зловещие и голодные мертвяки с интеллектом отчаянных бойцов, объединяющихся в стаи и бродящих по стране в поисках свежего человеческого мяса. Правда, они дико боятся, клёпанных ходячих шаров, на трехметровых ногах. Все считают, что это инопланетные механизмы.
   Стальные треноги бродят по территориям Штатов, утыканные разнообразными гибкими металлическими щупальцами и другими непонятными людям инструментами. Они никого не трогают. В города и населённые пункты не заходят. Чего они изучают неведомо никому. Военные как-то пытались захватить одного из них. Получив сильнейший отпор, но, правда, не потеряв при этом ни одного солдата, они прекратили попытки захвата. А шары кроме обороны, ответных действий не принимали. На этом конфликт с инопланетянами закончился.
   И вот всё это безумие проходит на фоне джазовых оркестров играющих в барах и ресторанах лёгкий блюз. Танцующих фокстрот богато наряженных пар, не желающих замечать падения их страны в зловонную яму апокалипсиса.
  
   Мир глазами - Николя Фауст Карнеро.
  Добрая старушка Европа. Размеренная сытая жизнь. Под силовым Куполом уютно и безопасно.
   Как только в Соединённых Штатах начались беспорядки, лидеры европейских стран решили обезопасить себя от назойливого и беспокойного соседа... Советский Союз предложил радикальный, но действенный метод, разработанный в одном суперсекретном НИИ. А после появления непонятных шарообразных механизмов и зомби в Америке этот метод остался единственно приемлемым. Радужный купол развернулся по всей Европе, теперь не было видно ни Солнца, ни звёзд, ни Луны... Днём небо переливалось как поверхность мыльного пузыря, одного из тех, что надувают все дети. С течением дня небо темнело и ночью превращалось в глянцевую скорлупу, защищающую людей от реальности.
  Постепенно жители Купола стали забывать об ужасах творящихся в остальном мире. Нет, им никто не запрещал покидать пределы защищённой территории, и даже в новостях по телевидению рассказывали как там, в Америке, и в остальном мире, но было так приятно, нежится в радужных лучах, и не боятся за свою жизнь. У жителей Купола было всё: собственное жильё, хорошо оплачиваемая работа, безопасность. Правительство любили, некоторые жители даже боготворили Европейский Союз. В Европе процветала наука, что творилось в Советском Союзе, знал только сам Союз. Все соблюдали негласный договор, Европа не лезет в дела Страны Советов, за это Союз предоставляет Купол и всяческие достижения наук и медицины. Так в Европе практически у каждого были собственные автомобили, ламповые мобильные телефоны (правда, с большим аккумулятором, но учёные пытаются решить и эту проблему), телевизоры, в больницах было самое современное оборудование.
   Большое внимание правительство уделяло образованию жителей. Абсолютно всё население Купола имело среднее либо высшее образование. Любой первоклассник мог рассказать о двигателе внутреннего сгорания и термодинамических процессах проходящих в его цилиндрах. По всей Европе люди занимались рационализаторством и изобретательством.
  
   История жизни - Эллис Косс.
   Эллис Косс выжимала из своего старенького автобуса всю мощь, на которую, тот был способен. Она обожала быструю езду. За окном мелькали одинокие холмы, покрывавшие просторы прерий, по которым когда-то бродили стада диких бизонов. Теперь их нет, только вдали дымят трубы очередного завода гиганта, отравляющего своими ядовитыми выбросами, воздух Америки. И по всей стране бродят банды мертвяков. А во всём виноваты эти чокнутые учёные и тугодумы военные. А ведь не все учёные такие. Были среди них и приличные люди. Но их единицы. Одним из них был её отец. Был....
   Эллис посмотрела на черно-белую старенькую фотографию, стоящую перед ней. На ней был усатый мужчина тридцати пяти лет и маленькая белокурая, десятилетняя девчушка.
  
   - Папуля, - малышка Эллис запрыгнула отцу на шею, сидящему у себя в кабинете у рабочего стола, - а когда мы с тобой поедем в Париж? Ведь ты обещал.
  - Эллис не мешай мне. Не видишь, папа работает?- отец взял девочку на руки, и легонько щёлкнув её по носу, поставил на пол.
  Девочка надула губки, и топнула ножкой: - Ты же мне обещал показать Эйфелеву башню.
  Отец улыбнулся и погладил Эллис по белокурой головке: - Мы обязательно поедем с тобой туда. Вот придёт весна. В Париже очень красиво весной.
  А потом....
   Потом случилось несчастье. В начале отцу позвонили, и он долго и сердито разговаривал, категорически отказываясь подписывать какие-то документы. После звонка он долго сидел в кресле и хмурился. Эллис старалась вести себя, тихо играя рядом на ковре со своей куклой. Через минут тридцать после телефонного звонка, позвонили в дверь. Эллис вскочила, обрадовавшись приходу гостей, но, похоже, отцу это было не по душе. Он медленно встал и присев перед дочкой сказал:
  - Давай с тобой поиграем в прятки. Я сейчас выйду к гостям, а ты спрячешься и пока я тебя не найду не выходи. Поняла?
   Девочка кивнула, довольная, тем, что папа решил с ней поиграть. Отец вышел, оставив чуть приоткрытой дверь. Эллис спряталась под большим кожаным диваном, надеясь, что папочка её тут не найдёт.
  В коридоре послышался грубый мужской голос:
  - Сэр! Моим хозяевам не нравится, что вы не хотите подписывать документы. Они просят вас последний раз.
  - Я не подпишу их, - раздался дерзкий голос отца. - Разработка этого газа может привести к большой катастрофе. Убирайтесь от сюда!
   Потом раздался грубый смех, и глухой выстрел. Эллис вздрогнула и прижала к груди свою куклу. После выстрела наступила тишина и, в кабинет вошёл мужчина с пистолетом в руке. Он обошёл кабинет, осматриваясь. Видимо он знал, что должна быть ещё девочка. Но он нервничал, и всё время посматривал на часы. Так и не найдя её он грязно выругался и ушёл.
   Не дождавшись прихода отца, Эллис выбралась из-под дивана и на цыпочках вышла в коридор. Отец лежал с простреленной головой в луже крови. Она присела возле него и тихо заплакала. Её так и нашли полицейские - сидящей возле отца.
   В квартиру набилось море народа, откуда то появился назойливый журналюга, всё пытавшийся выудить у неё, что она видела. Но она молчала. Молчала и тогда, когда приехала её крёстная Арина. Мать настоятельница, женского монастыря находящегося не далеко от города. А когда появился ОН - Эллис просто чуть не умерла со страха. Это был убийца её отца. Все его называли инспектор Лайл. Он, прищурившись, посмотрел на испуганную девочку с куклой в руках. Таким она его и запомнила - огромного с заячьей губой, и с мерзкой ухмылкой. Запомнила на всю свою жизнь.
  
  Она отомстит! Придёт такое время, когда она его найдёт и вгонит в его мерзкую заячью пасть, заряд дроби из своего дробовика. Эллис вдавила педаль газа до самого пола. И глотнула большой глоток виски из фляжки.
   Затем была жизнь в монастыре, куда её забрала крёстная. В начале в качестве воспитанницы, а потом Эллис приняла сан и стала монашкой. Но мысль о мести не отпускала её. А ещё она мечтала посетить Париж.
   В небе проплыл огромный пассажирский дирижабль, направляющийся в Европу, сопровождаемый двумя лёгкими боевыми самолётами охраны. Как бы она хотела на нём улететь в Европу от всей этой грязной и вонючей жизни. Но для билета нужны были большие деньги и, помимо этого у неё была цель - Лайл.
   Впереди показался мост через реку. Проезжая через мост, она заметила на реке канонерку с белым черепом в чёрном круге, перечёркнутом красной линией. Десант охотников за мертвечиной. Похоже где-то недалеко стая мертвяков.
  
  Спокойная жизнь в монастыре закончилась, когда на него напали ожившие мертвяки. Эти твари полезли из могил, через пару лет после смерти отца. Взрыв военного химического завода привёл к очередному катаклизму. Нападение мертвяков на монастырь было внезапным. Монахини метались по монастырю моля бога о помощи. Но тот не слышал их молитв. Голодные дьяволы разрывали беззащитных женщин на части. Старый сторож Маркус, пытавшийся оказать сопротивление, стреляя по нечисти из дробовика, был сметён волной монстров ворвавшихся в здание монастыря. Эллис спасло только то, что настоятельница, наказала её, поймав с сигарой, и отправила наводить порядок на хорах. Увидев бойню внутри монастыря, и поняв что, есть только одно спасение - бегство. Она спустилась по наружной железной лестнице и бросилась в автобус. Старый Маркус, в тайне от настоятельницы, её многому научил - метко стрелять, драться, водить автобус. Курить она уже научилась тайком от него, таская у него сигары. Вырвавшись за ворота монастыря и давя встречных мертвяков, она скрылась от них в лесу. Когда стая монстров покинула обитель, девушка вернулась. В живых не осталось никого. Кругом была кровь, и оторванные части тел. Эллис упала на пол монастыря и, рыдая, умоляла бога вернуть погибших к жизни. Но бог был глух. Тогда она поняла, что в этой жизни можно надеяться только на себя. А бог.... А есть ли он вообще?
  
  С тех самых пор, вот уже четыре года она колесит по дорогам Америки, грабя банки и разыскивая своего давнишнего врага. По последним сведениям, которые она раздобыла, он обосновался в этом округе. И занимает здесь не маленький пост. Толи мэр городка, к которому двигался её автобус, толи шериф округа. Во всяком случае, она на верном пути.
  
   История жизни - Николя Фауст Карнеро.
   Скука - самое страшное и опасное чувство, которое может ощущать человек. Именно она и довела месье Карнеро до того состояния, в котором он находился сейчас. Николя сильнее вжался спиной в стену, печально посмотрев на двух амбалов, пытающихся взять его в 'клещи' и затолкать в припаркованный рядом автомобиль. Именно в этот момент, парижанин и дипломированный специалист по дизельным двигателям, Николя Фауст Карнеро в полной мере ощутил всю ёмкость поговорки: 'Вся жизнь перед глазами пронеслась'. Что характерно проносилась эта самая жизнь как-то странно, вспышками паники в мозгу...
  Вспышка ?1. Маленький Нико (так его называла маман) идёт в первый класс с учебником по технической физике в портфеле...
  Вспышка ?2. Портфель волочится по земле, слёзы заливают глаза... Маленький Нико быстро усвоил, что слишком умных в школе не любят. Вся школьная жизнь стала для него одним большим кошмаром...
  Вспышка ?3. Окончание школы! Свобода!
  Вспышка ?4. Николя поступил в престижный ВУЗ... Всё началось с начала...
   Вспышка ?5. Во избежании повторения предыдущих кошмаров месье Карнеро решил не искушать судьбу и отказался от аспирантуры. Устроился работать в маленькую автомастерскую. Слесарь тоже профессия. Зато много свободного времени. Николя всегда любил читать и изобретать...
  Вспышка ?6. Придя, домой он обнаружил счастливую маман и письмо. Маман чего-то говорила и сувала в нос письмо: 'Месье Карнеро приглашаем вас в Соединённые Штаты Америки для участия в международном эксперименте'.
  Странное оно... письмо. Штаты далеко, говорят, там живут не так как в Европе. В Париже скучно. Скуучно... Бурные проводы и вот Николя на вокзале садится в дирижабль до Штатов...
  
   Дорога. Эллис Косс.
  На дороге, выходящей из леса показался зелёного цвета автобус, большой и весьма внушительный. Автобус шёл по автостраде на полной скорости, его дизельный двигатель в семьдесят лошадиных сил, ревел как дикий зверь.
   Между двумя дюнами, как раз находящимися на выезде из леса, прятался полицейский Пикап. От него отошли двое полицейских в широкополых шляпах. Двадцатилетний сержант и лейтенант лет тридцати пяти, с большим животом. Сделав жезлом, знак водителю остановится, лейтенант потёр довольно живот, в ожидании наживы.
   Автобус резко затормозил, чуть протянув вперёд, и из открывшейся двери, для выхода пассажиров, показалась стройная женская ножка в ажурном чулке и в тяжёлом армейском ботинке. Владелица стройных ножек оказалась не менее привлекательна. Это была молодая голубоглазая монашка с выбивающейся из-под вимпла русой чёлкой. Лейтенант, ухмыляясь, посмотрел на сержанта:
  - Развлечёмся?
  - Но она же монашка? - вяло возразил сержант, тем не менее, глядя голодными глазами на стройные ножки, идущей к ним девушки, мелькающие из под монашеской рясы с широкими разрезами по бокам.
  - В первую очередь она баба, - облизал засохшие губы лейтенант в предвкушении предстоящего, и обратился к подошедшей монашке, - Мэм, вы нарушили правила. С вас штраф за быструю езду....300 долларов.
  - Но... - девушка невинно опустила глазки к земле, - у меня нет офицер таких денег. Я лучше за вас помолюсь в ближайшей церкви и попрошу Бога о том, что бы он вам ниспослал небесную благодать.
  - Вашими молитвами сыт, не будешь, - нагло заулыбался ей в лицо лейтенант. - Раз у тебя нет денег детка, то я предлагаю отдать нам свой долг, вон в той машине, каждому из нас...по очереди. - И он повернулся, направляясь к автомобилю. - И советую не упираться, иначе....
  Договорить он не успел, в следующую секунду он услышал у себя за спиной вскрик сержанта и глухой удар. Резко повернувшись и последнее, что он увидел, несущуюся на огромной скорости в его челюсть подошву армейского ботинка, потом последовал сильнейший удар, треск костей и полная потеря сознания.
  Стоящая над поверженными полицейскими монашка, наклонилась, вытащила из нагрудного кармана лейтенанта сигару и, достав из своего ботинка бензиновую зажигалку, прикурила сигару и презрительно посмотрела на лежащих без сознания стражей порядка.
  - Грязные продажные ублюдки, - процедила она, сквозь зубы не вынимая сигары. - Всех вас давить надо! Ненавижу!
  Подойдя к лежащим полицейским, она принялась их раздевать...
   Автобус на большой скорости удалялся по бетонке от притаившейся между холмами полицейской машины, к бамперам которой были прикованы наручниками два голых мужчины.
   Эллис направлялась к ближайшему городку. По радио передали предупреждение о надвигающейся волне мертвяков. Самое время для налёта на очередной банк. Царящая в городах паника, связанная с мертвяками, всегда сбивала копов с её следа. Она отхлебнула виски и вдавила педаль газа до самого пола.
  
  - Идиоты! - шериф стоял и смотрел, как побитый сержант, пытается дрожащими руками натянуть на себя порезанные монашкой штаны, - Я вам сколько раз говорил читать ориентировки? По описанию сразу ясно, что это Эллис Косс. Забирай этого, - он презрительно пнул ботинком, так и не пришедшего в себя лейтенанта, - и вези его в больницу. Да пошевеливайся. Приближается стая мертвяков.
   Шериф сев в свой автомобиль, и прищурившись, пробурчал:
   - Эллис Косс... Давненько мы с тобой не виделись.
  Заячья губа растянулась в усмешке, и автомобиль окружного шерифа Лайла, направился в сторону городка.
   Как только его машина скрылась за очередным поворотом, на опушке леса показались мертвяки. Лейтенант, увидев их, бросился к автомобилю и попытался уехать на нём...
   Эллис постаралась на славу. Бак пикапа был пуст подчистую. Коп выскочил из машины и тут же был растерзан нахлынувшей стаей голодных демонов...
  
   Встреча.
   Николя Фауст Карнеро.
   Явно встречавшие его на вокзале дирижаблей амбалы, в чёрных костюмах и с тупыми лицами, не принадлежали к учёному миру.
  - Ччто ввам от меня ннужно, - Карнеро испуганно отшатнулся от подошедших к нему ухмыляющихся парней, - яя приехал участвовать вв ммеждународном экспперементе.
  - Участвовать в эксперименте?!! - парни дружно заржали как два жеребца, - Ну Лайл отколол! Вечно он придумает, как заманить очередного простачка для работ на своём прииске.
   И теперь прижавшись спиной к холодной стене, на грязном при грязном вокзале месье Карнеро думал о том, что когда скучно тогда спокойно. А ещё он думал о том, что плохо было не ходить на физкультуру в школе.
  - Ребятки вы чего мальчика-то зажали? - раздался звонкий девичий голосок за спинами амбалов.
  - Не твоё дело, шлюшка малая! - бросил один из бандитов.
  - Оп-па! Опять казлы!
  - Малявка ты чего? Нарываешься?!
  'Бедная девочка, зачем она дразнит этих людей', - подумал Николя.
  Бум! Хлоп! И Бабах! Оба амбала на земле в виде живописной кучи. На верху этой самой пресловутой кучи стоит... монашка?
  - Эй! Пацанчик! Ты из Европы к нам приехал? - прозвучал задорный девичий голосок.
  - Ага! Из Ппарижа я!
   - Из самого городу Парижу? Вау! Не боись, прорвёмся! Есть где жить?
  - Ннет!
  - Заикаешься что ли?
  - Ннет!
  - Ну, в общем, пошли тогда за мной! Меня, кстати, Эллис Косс зовут, - барышня похлопала по карманам бандитов, вытащила бумажники, сняла часы, нашла у одного из них сигару, достала из ботинка бензиновую зажигалку и, прикурив сигару, указала рукой на автобус, - Туда. Пошли и не плачь... пожалуйста!
  - Я не плачу! И вообще, мадмуазель Косс, позвольте представиться! Николя Фауст Карнеро!
  - Да валим уже от сюда, потом дознакомимся!
  
   Эллис Косс.
  Куш был огромный. Завывшая сирена о предупреждении мертвяков, как обычно помогла ей в нападении на банк. Ну и ещё автомат Томпсона направленный на работников банка. Теперь ей точно хватит и на билет и на безбедную жизнь в Париже. Но это только после того, как она отыщет Лайла.
   А это ещё, что за извращенцы?
  Нет, ну так нельзя!
  У вас с этим пареньком разные весовые категории...
  Нет, ну они точно уроды...
  Да ещё и хамы... Грубить леди!
  Ну что ж в рядах инвалидов прибавится ещё парочка, если они, конечно, успеют уползти в укрытие, до прибытия в город, проголодавшихся гостей.
  А паренёк, испуган до полусмерти, и судя по шмоткам валяющимся рядом с вокзальной стеной, только что прибыл в эту богом забытую страну.
   Интересно откуда он? И чего ему понадобилось в нашей клоаке?
   Так надо валить отсюда, улицы уже опустели, видать мертвяки на подходе, а этот хлюпик плетётся как черепаха. Пнуть его, что ли пару раз для профилактики. Хоть он и из Парижа, а тормоз ещё тот. Нашёл время представляться. У них там, в Париже, что все такие?
  Запихав паренька в автобус, Эллис села за руль.
   Автобус вылетел из городка на полной скорости. Где-то на его улицах уже бесновались голодные мертвяки. А по окружной дороге ехал автомобиль шерифа округа - Лайла.
  
   Такое бывает только в дурацком кино!
  Всё...всё было отлично. Большой куш. Билет до Парижа был обеспечен. Свободный выезд из города. Спасибо мертвякам! Ровная дорога...
  Громкий хлопок, и автобус разворачивает попёрёк дороги и заносит в единственную яму, на обочине...единственную на сотни километров вокруг. Это же надо так умудрится вляпаться?!
   Ну, уж нет! Газ до отказа и резкий поворот руля. Верный 'скакун' чётко выполнил все указания своего наездника. Автобус вынесло на центр дороги, и он замер с заглушённым двигателем.
  Выпрыгнув из автобуса со стороны водителя Эллис, тут же увидела причину их выкрутасов на дороге. Левое переднее колесо было пробито.
  - Нет, ну это надо... - дальше шли такие выражения, которые выскочивший в след за ней Николя, в своей жизни ещё не слышал.
  - А в чём проблема? - удивился молодой паренёк. - Я автомеханик, сейчас мигом всё исправим.
  Эллис, прищурившись, зло посмотрела на Николя: - Ах, вот откуда все проблемы?! Как в той дурацкой истории про водилу, который всю жизнь ездил без буксировочного троса, и всё-то у него в порядке было. А тут вдруг в его башку втемяшилось, купить трос. Просто так - чтобы был. И через полчаса он уже ехал со стуканувшим (профессиональный сленг) движком на буксире. И тянули его именно на новеньком буксировочном тросе. Вот и после этого не верь таким вещам. Возьми с собой автомеханика и все проблемы с машиной твои. Раз ты такой умный вали в автобус и в заднем ящике с инструментами найди домкрат, а рядом с ящиком запаску. И бегом менять!
   Эллис всё это выпалила на одном дыхании, а последние слова она уже почти прокричала, видя, что паренёк стоит и смотрит на неё каким-то отсутствующим испуганным взглядом. Точнее он смотрел мимо её плеча куда-то в сторону города.
  - Ну вот, если верить тебе - возьми в дорогу крутую девчонку и проблемы обеспечены, - Николя испуганно вытянул руку и указал за спину Эллис.
  По дороге со стороны города, огромными прыжками, приближались пять непонятных существ в лохмотьях. Издавая при каждом прыжке зловещий рёв.
  Эллис повернулась в указанную сторону и увидела пятерых мертвяков, которые неслись в их направлении, истекая слюной и издавая довольные рыки в ожидании, поживится свежатинкой, стоящей на дороге.
  - Можжет, ттебе принести автомат? - опять стал заикаться Николя. Не дождавшись ответа Эллис, парнишка мухой метнулся в автобус.
  - Автомат? Зачем? - девушка презрительно хмыкнула и, скрестив руки, выдернула из широких рукавов черной рясы метательные ножи.
  Взмах. Блеск летящих клинков по дуге. И два вырвавшихся, вперёд остальных, мертвяка лежат на асфальте со стальными жалами в пробитых черепах. Трёх оставшихся голодных монстров, это не остановило. Они продолжили свой путь, чуя близкую добычу.
  - Вот Эллис, держи, - в дверях автобуса появился замешкавшийся с автоматом Николя. Он протянул его девушке.
  Та опять презрительно усмехнулась. В её руке был её верный Маузер, деревянная кобура которого висела у неё на плече на перевязи: - Для больных на всю голову достаточно и этого!
  Три точных выстрела и три разлагающихся зелёно-серых проблемы, с развороченными черепами больше никуда не спешат. Эллис, ухмыляясь, посмотрела на выглядывающего из автобуса Николя, с протянутым в руке автоматом:
  - Я тебе, что сказала тащить из автобуса? Где домкрат и запаска? Или мне и тебе дырку в голове провертеть. Живо тащи всё сюда!
   Девушка вложила в кобуру маузер и, подойдя к мертвякам, выдернула из их голов свои ножи и, обтерев их о лохмотья жертв, вложила клинки обратно в ножны.
  В автобусе загромыхало. Николя, торопясь побыстрей выполнить поручение Эллис, растянулся в проходе между кресел, упустив покатившуюся вперёд запаску и чуть не уронив себе на голову домкрат.
  - Чего ты там возишься, - сморщилась от раздавшегося грохота Эллис, смотря в даль и думая о скором путешествии в Париж. Вот только бы ещё Лайла отыскать.
  Что-то показавшееся из-за горизонта и движущееся в сторону города, отвлекло Эллис от хороших мыслей. В голове заверещала тревожная сирена. Девушка кинулась в автобус, выхватила из бардачка бинокль, и прорычала на Николя, пытающегося вытянуть из-под кресла, залетевший туда домкрат: - Бросай всё. Сейчас, кажется, точно не до этого будет!
  Выскочив наружу и запрыгнув на капот автобуса, она посмотрела в бинокль, на клубы пыли, приближающиеся к ним по равнине, со скоростью, курьерского дизельного поезда.
  Николя вышел вслед за девушкой из автобуса и тоже пытался разглядеть, что же там углядела вдали его новая знакомая:
  - Что там?
  - Задница, - сквозь зубы процедила Эллис. - Точнее более полусотни задниц. Зелёных, разлагающихся и в отвратительных язвах.
  - Я ничего не понимаю. Что же там опять такого плохого происходит? - спросил Николя, ему начало казаться, что в обществе тех двух амбалов с вокзала было бы спокойней.
  - Что происходит, - возмущённо проворчала Эллис, осматривая потрескавшуюся равнину в бинокль. - К нам гости. Больше полусотни мертвяков, несущихся в сторону города. У них тут чего сегодня - слёт любителей вкусно покушать?!
   Обнаружив, что-то на равнине она спрыгнула с капота и стала заталкивать упирающегося и ничего не понимающего Николя в автобус.
  - Слышь, автомеханик! Я надеюсь, ты рулить умеешь? - Тот в знак согласия испугано кивнул и шлёпнулся на место водителя. - Так вот садись, давай за баранку и рули на те три консервные банки. - Эллис указала на стоящих возле холмов, в километрах двух от трассы, трёх инопланетян. - На сколько я в курсе, мертвяки боятся этих железяк и обходят их стороной. Если мы доберёмся до них, то думаю, мы будем спасены. Чего ты на меня так смотришь? От этих консервных банок нам уж точно вреда не будет. Они безобидные, если в них не палить.
  - А как же мы со спущенным колесом туда доберёмся? - взволновано проговорил Николя, тем не менее, заводя двигатель.
  - Не переживай, - похлопала его по плечу девушка. - Равнина ровная и земля твёрдая. Дохромаем как-нибудь. Главное чтобы эти твари нас вперёд не сцапали.
  Николя аккуратно спустил автобус с дороги на потрескавшуюся равнину и направил его в сторону треног. Скорость была, не ахти какая, пробитое колесо замедляло ход автобуса всё больше и больше.
   До шаров инопланетян было ещё километра полтора, когда их заметила стая мертвяков и повернула в направлении медленно ползущего автобуса.
  - И так у нас проблема, - проворчала Эллис, дымя сигарой и наблюдая за приближающейся стаей.
   Они явно не успевали добраться вовремя, к точке назначения. Эллис подхватила автомат и подбежала к одному из ящиков, стоящих под сидениями. Покопавшись в нем, она грязно выразилась, от чего Николя поморщился:
  - Молодым девушкам так не прилично выражаться!
  - Лучше молча веди автобус, - прорычала в ответ Эллис и достала из ящика две ручные гранаты. - Будешь умничать, высажу, и пойдёшь пешком.
  'Дьявол! У нас всего лишь две гранаты и два магазина для автомата. Правда ещё есть маузер и дробовик, но этим толпу монстров не остановить', - Эллис нервно покусывала кончик сигары, следя за быстро приближающейся волной мертвяков.
   А ещё им придётся пожертвовать одним окном. Удар прикладом и разлетевшееся стекло посыпалось на потрескавшуюся от засухи землю. Теперь главное не подпускать мертвяков близко к автобусу, иначе эти циркачи запрыгнуть могут в салон и через окно, и их не остановит даже автомат.
  - Эй, ботаник, - обратилась девушка к Николя, - когда крикну 'стой', резко затормози. А сейчас прибавь газу, если хочешь жить.
  'И что она за человек. Хоть бы раз обратилась ко мне по имени', - Николя со злости вдавил педаль газа до упора, но скорость от этого не прибавилась. Автобус только зашатался ещё больше, на повреждённом колесе. По-видимому, там от покрышки ничего уже не осталось, и они двигались на одном диске. Будь кругом песок, они бы уже буксовали на месте, а так им пока везло.
   Долго ли им будет сопутствовать удача?
   В боковое зеркало Николя видел, приближавшихся мертвяков. Вот расстояние между ними уже сократилось до километра...до полукилометра, ещё немного и эти прожорливые монстры их настигнут, а до инопланетных машин ещё так далеко.
  - Стой! - заорала во всё горло Эллис. Николя резко затормозил. Сорвав кольца и взведя ушки ударников, девушка метнула гранаты в цент толпы мертвяков, одну за другой: - Гони!
  Повторять Николя не надо было. Двигатель взревел, и как не странно эта остановка им помогла. Автобус покатил немного быстрей.
   Позади раздалось два взрыва, разметавшие толпу мертвяков. Послышался дикий рёв и из поднявшейся на месте взрывов пыли, во все стороны кинулись оставшиеся целыми монстры. Но преследование автобуса, после этого не прекратилось. Поредевшие ряды мертвяков, снова дружно кинулись, в погоню за неуловимой добычей. Да и автобус вновь стал притормаживать. Дистанция между преследуемыми и преследователями опять резко сократилась. В салоне послышалась ругань Эллис и автоматная очередь.
   Николя видел в зеркало, как мертвяки падают от попадавших в их тела пуль, но те, кому пули не зацепили голову, вновь вскакивают, и с ещё большим остервенением продолжают погоню.
   Автобус раскачивало так, что Эллис не в состоянии была, как следует прицелиться в ревущих и скачущих вслед за ними монстров.
   'Это тебе не на ровном месте стоять, и метать ножички в тыквы этим ходячим трупам'.
   Вот уже и второй магазин почти на исходе. А мертвяков если и покосило от её пуль, то с десяток, не больше. Около двадцати жмуриков всё ещё продолжают двигаться за ними. Ещё немного, и...
   Автобус на полном своём ходу, на какой он только сейчас был способен, ввалился в центр зоны, по краям которой стояли три железных шара на длинных гибких ногах. Стая монстров взвыла от отчаяния и бросилась в сторону, от невидимого излучения, испускаемого треногами.
  - Есть, - заорала радостно Эллис и, потрясая автоматом, выскочила из автобуса. - Что съели ублюдки?! Не с теми сцепились! Валите отсюда мы вам не по зубам!
   Она радостно взвизгнула и, поцеловав ошалевшего Николя, вышедшего вслед за ней из автобуса, бросилась к границе периметра, перед которой бесновались остатки стаи мертвяков, и выпустила по ним длинную очередь из своего Томми.
   Стая монстров с отчаянным рёвом, отхлынула от границы периметра и, развернувшись, бросилась в сторону города.
  - Вот туда вам и дорога, - глядя им в след, прокричала Эллис.
  - Но ведь там же тоже люди, - взволновано проговорил Николя стоя у автобуса и тоже следя за удаляющимися мертвяками.
  - Ага, - усмехнулась девушка, повернувшись к нему лицом. - Слышишь эту стрельбу из города? - И действительно из городка раздавалась непрерывная стрельба. - Это охотники за мертвяками. Я их канонерку видела не далеко от города. Ребята знают свою работу. Чем больше голов они...
  Но девушка не успела договорить. Из-за ближайшего холма вырулила на полной скорости полицейская машина и, влетев в периметр зоны охраняемой инопланетянами, резко затормозила. Из открытого окна со стороны водителя, раздалось два выстрела, и две пули сорок пятого калибра предательски ударили девушку в спину.
   От сильнейшего толчка, Эллис взмахнула руками и упала лицом в низ, на твёрдую землю. Вылетевший из её рук автомат отлетел к ногам ничего не понимающего Николя. Девушка застонала и, сморщившись от боли, приподняла окровавленное, от удара о землю, лицо и посмотрела в сторону остановившегося автомобиля. Дверь водителя открылась, и из автомобиля вылез шериф с кольтом в руке и, ухмыляясь, посмотрел на раненую девушку.
  - Лайл, - зло прохрипела девушка, пытаться подняться.
  - Не беспокойся детка, - мерзкая заячья ухмылка растянулась во всё лицо шерифа. - Можешь не вставать. Я не гордый. Добью тебя и так.
  - Да нет уж, - тяжело прохрипела Эллис, поднимаясь на одно колено. - Я привыкла смотреть смерти в лицо.... С детства эта привычка осталась.
   Их глаза встретились. Отвратный прищур злобного убийцы. И злой ненавидящий взгляд голубоглазой девушки, ждавшей этой встречи всю свою жизнь.
   И вот их пути пересеклись: шакала, питающегося падалью и готового предательски цапнуть ради наживы, и отчаянной волчицы, жаждущей кровавой мести.
  - Бббросте немедленно пистолет, - раздался отчаянный голос Николя.
  Лай и Эллис дружно посмотрели на парня. У того в трясущихся, от страха и нерешительности, руках был автомат, направленный на шерифа.
  Лайл усмехнулся и навёл кольт на Николя: - Такой сопляк как ты не сможет, даже убить мухи, не говоря уже о том, чтобы выстрелить в человека. Брось автомат щенок!
  - Ввы ошибаетесь, - заикаясь от волнения, проговорил вспотевший парень и нажал на курок...
  Раздался щелчок. В автомате не было ни единого патрона. Лайл презрительно засмеялся. Николя в отчаянии уронил автомат и, упав на колени, зарыдал:
  - Не трогайте нас! Мммы ни в чём не виноваты! Мы только хотели спастись от этих мертвяков.
  - Это здесь не причём, - поморщился, глядя на него Лайл. - И прекрати скулёж! У меня уже от него голова разболелась. Сперва я разберусь с этой маленькой дрянью, - указал он, на так и стоящую на одном колене Эллис, - а потом...
  Закончить он фразу не успел. Пуля, выпущенная из ствола маузера, пробила правое ухо Лайла и, пробуравив себе, путь через мозг, вылетела на свободу точно через левое ушное отверстие. Лайл не понимающе посмотрел на Эллис, держащую в опущенной руке маузер.
  - Маузер... Верное средство от головной боли, - Эллис усмехнулась и презрительно сплюнула под ноги шерифа.
  Лайл простоял ещё секунду и, выронив кольт, упал навзничь и, из его ушей потели струйки крови, растекаясь лужицами по земле и стекая в трещины образованные палящим в небе солнцем.
  Эллис, видя, что её давний враг мёртв, тоже упала на землю, всё ещё сжимая в руке, свой верный и никогда не подводящий ни в одной схватке, маузер. Николя тут же оказался рядом с ней и приподнял её над землёй:
  - Элл, что я могу для тебя сделать. Чем мне тебе помочь? Ннне ммолчи. Отвечай!
   От волнения он начал опять заикаться. Девушка открыла глаза и усмехнулась:
   - Поменяй колесо у моего автобуса, заика.
   После этих слов она закрыла глаза, её тело выгнулось, и она хрипло задышала.
   Эллис умирала...
   Сидящего на земле паренька и умирающую у него на руках девушку, которую он прижимал, рыдая к своей груди, тихо окружили три инопланетных машины. И в голове Николя зашуршали голоса:
  'Не бойся, мальчик, мы поможжем... Мальчик не бойся' Николя поднял голову и посмотрел на один из шаров.
  - Что вам нужно? Почему сегодня всё так происходит? За что её так? - сбивчиво вопрошал паренёк.
  'Мы поможжем, мальчик', - гравитационный луч подхватил тело умирающей Эллис из рук Николя, - 'Мальчик, иди за нами, за нами, мальчик'.
  - Почему вы помогаете мне? - робко и удивлённо произнёс парень.
  'Нам былло видение, нам было прророчесство, ты спасёшь насс, насс вссехх...' - ответило в голове Николя.
  Шары медленно двигались по направлению к главному кораблю инопланетян, похожему на большой улей, величественно поднимающийся из-под земли. В, казалось бы, монолитном боку корабля сначала появилось очертание люка, а затем и сам проём. Шары вплывали внутрь и растворялись в кромешной темноте чрева улья...
  
  Сцена 1
  Купол саркофага, под ним тело Эллис.
  - Вы думаете получиться?
  'У насс нет выххода, мальчик'...
  Сцена 2
  - А золотистая краска есть?
  'Найддём, мальчик'...
  Сцена 3
  - Как вы думаете, мы сможем туда попасть?
  'Коннечно, мальчик'...
  Сцена 4
  - Я уверен, механизм работает как надо!
  'Нне ссомневаемсся, мастер'...
  
   Сквозь зеркало, или что увидела Алиса.
   Эллис Косс.
   Нет! Ну чё за дела?!
  Была простой монашкой.... Ну ладно не совсем простой, и не совсем монашкой. А стоило этого хлюпика...
  Ладно, ладно. Не дуйся! Я понимаю, что ты старался меня спасти. Но не таким же путём...
   Кто тебе вообще позволил, разрешать, этим консервным банкам, на ходулях прикасаться к моему телу?
  Лучше бы я сдохла, там же на месте, в степи, чем лежать теперь в этом запаянном контейнере, в какой-то вонючей и зелёной жиже, и ещё быть истыканной кучей трубок подсоединенных....
  Нет ну ты мне скажи, я тебя просила об этом? На кого я теперь похожа?!
  Так мало того. Ты ещё повёлся и на их уговоры. Я вообще-то хотела в Париж. А это что?! Куда нас забросили эти твои чугунноголовые приятели, инопланетяне.... Ах они не твои приятели?! А чего тогда повёлся на их идеи? Интересно было посмотреть на новые страны?
  А когда они меня подсоединяли к ЭТОМУ!.. Тоже интересно было, чего из меня получится?!
  Что это за место такое? ЧТО?!
  Рим?
  А ты со мной прежде не мог посоветоваться?! Чего я тут не видела?..
  Ну ладно...Ладно, успокойся. Я не хотела тебя обижать. Я же тоже не зверь, но и ты меня пойми. Продираю я свои гл... Кхм! В общем, теперь уже не важно чего. И чего же я вижу, что открывается чёрная воронка и нас в неё засасывает. Кругом свист, град камней и ещё не известно чего. А потом нас выплёвывает.... В буквальном смысле этого слова. В центр...Рима говоришь?
  Ах, даже это не совсем Рим...это Ватикан. Весело! Чего я тут не видела? И чего ты добился? Что все от нас шарахаются в разные стороны, а ты ещё и руля вывернуть не можешь. Чуть котейку не задавили по твоей вине.
  Кстати, а ты не знаешь, чего он лысый такой? Это чё, он с перепугу облысел?.. Порооода такая?.. Бррр!
  Ну, он та хоть живой! А вот на кого я теперь похожа? Стыдно ведь! И знаешь, как хочется курить?
  Дьявол!!! Это что, я теперь не смогу выкурить ни одной сигары?! Нет, ты точно не доживёшь...
  Тпрууу! А ну-ка тормозни возле этого большого тонированного окошка!
  Это чего такое?! Тебе кто позволил, цвет менять?!
  Что, это тебе предложили те чугунки? А ты у меня позволения спросил?! Нет, люди, ну вы только посмотрите на этого инициатора!.. Что успокойся?! И не подумаю! Мало того, что вы меня впихнули в груду этого старого и ржавого металлолома, так ещё и в жёлтый цвет перекрасили! Это что, теперь прикажешь, ученичков развозить? Да они заплюют мне весь салон.... Чего? Он у меня и так на сарай похож? Ну, знаешь! Я его спасла. Можно сказать из пасти голодных монстров выдернула. А он так обо мне....
  Тьфу ты! Я больше этого не вынесу.
  ХОЧУ ВИСКИ И СВОИ ЛЮБИМЫЕ СИГАРЫ!!!!
  А это ещё чего за мужик в красном? Папа?! Римский?! Так это его котейку мы чуть не раздавили? Жаль...
  Ээээ, монсеньор, Вы меня не так поняли! Я имею в виду - жаль, что мы напугали вашего питомца. Приятная киска. Хотите, мы Вас прокатим с ветерком...
  Ах, вот оно что?
  Вы бы хотели, что бы мы покинули ватиканские сады? А я уж подумала, вы любите утренние пробежки перед завтраком. Вы так быстро бегаете... впереди нас...
  И незачем взывать к помощи властей правопорядка, мне и самой не нравится ваши сады. Я в Париж, хочу!..
  И кстати бог вам не ответит на вопрос, чего этому груду железа... Это вы так обо мне? Эх, ваше преосвященство, а я о вас лучшего мнения была!.. Но я на вас не в обиде. Мне надо-то всего лишь малость...
  Для начала полный бак соляры. И не разбавленной, а евростандарта. Да и маслица желательно свежего залить. И сиденья в салоне сменить, на помягче. Ну и уж раз перекрасили в жёлтый цвет, то пристроить в какой-нибудь, приличный колледж, где ученики поприличней. А не то я за себя не отвечаю. Всех...Ладно о наказаниях не будем.
  Желательно конечно меня бы вытащить ОТСЮДА... Что?..
  Вы всё же не желаете меня слушать?! Считаете, что это дьявол вам вещает из моего чрева?
  Ну, хорошо не буду настаивать, тогда мы уж как-нибудь сами. Главное что со мной рядом мой напарник, а там уж мы выход найдём.
  Главное полный бак горючки, безотказно работающий движок, и новенькие надёжные покрышки.
  А чего ещё надо, старому ржавому, школьному автобусу?!
  Вперёд на встречу ветру и яркому солнцу!
  Николя врубай свою переместительную машинку!
  
   Николя Фауст Карнеро.
   Переход прошёл успешно! Ура! У меня получилось! Всё-таки от этих сущностей иногда есть толк! Эллис злится за то, что она теперь автобус!
   Эй! Всяко лучше так, чем никак. Я потом что-нибудь придумаю! Обещаю!
   И вообще тебе кто-нибудь говорил, что ты слишком эмоциональна?
  Остановись и выпусти меня!..
  Чуть кису не придавила!..
  Руль бы я вывернул, если бы кто-то нам хорошо известный не упирался! Не знаешь такую барышню? Кстати, ты не жёлтая, а золотистая!..
   Зачем мы здесь. Это ведь РИМ. Вечный город. Как его можно не посетить?! И Ватикан - это же...Эх! Ничего-то ты не понимаешь!
   А вот курить вредно! Пить противно! Но ежели приспичило, залей в бензонасос.
  Почему ты всё время жалуешься? Разве можно быть такой врединой? Ну, автобус, и что?
   Ваше Святейшество! Не слушайте эту глупую женщину! Разве не слышите, она даже не знает, как к Вам обращаться?
   Попали мы сюда по моей инициативе, так как я всегда хотел посетить Рим. Проход между странами создал я! Причём этим фактом я очень и очень горжусь и абсолютно не хвастаюсь!
   Кстати, а у меня почти такая же киска дома во Франции живёт.... Только моя, уж простите, гораздо красивее. Канадский сфинкс у вас насколько я вижу. Сил поинт? Голорожденный? Выставляете?..
  Чего мы тут забыли? Мне, собственно, к вам в библиотеку надо.... У Вас тут говорят библиотека замечательная.
   Зачем же так о моей подруге? И не дьявол она вовсе. Неужели вы не понимаете, что такое технический прогресс?
  Уууу! Сколько полицейских понагнали...
   Ладно, Эллис успокойся я и сам вижу, что нам здесь не рады.
  Включаю ускоритель! Через минуту будем в Париже!
  
   Будущее начинается в настоящем...
  Багровая луна поднялась над холмами, меж которыми развязалась кровавая битва. Деревенька, оказавшаяся в самом центре жаркой схватки, пылала. Из дыма и пламени на перерез скачущему всаднику на взмыленной лошади, вышел человек в чёрном балахоне и остановил его, подняв перед собой руку:
  - Утер! Верни меч власти! Ты нарушил перемирие ради похоти. Это не достойно короля!
  - Пошёл вон, старик! - Утер, взмахнул Экскалибуром, намереваясь зарубить, посмевшего остановить его. Но просвистевший клинок своей цели так и не достиг. Человек в балахоне растворился в воздухе, и лишь его голос услышал король:
  - Утер! Ты пожалеешь об этом своём поступке! Ты посмел оскорбить самого Мерлина.
  
  Письмо Эллис:
   'Ну, привет мой спаситель!
  Интересно и где тебя сейчас носит? Я тут подумала, и решила....Давай мы в следующий раз без этих твоих научных штучек переместительных обойдёмся. Я лучше нас обоих на своих дво... Извини! На своих четырёх доставлю в любую часть мира, где только есть дороги. Это уж как-то поспокойней, чем то, что приключилось со мной на этот раз.
   Прежде чем я успела подумать, какая очередная большая задница нас ожидает впереди...
  Извини, но по-другому это не скажешь. Вернусь, точно кому-то не поздоровится. Как подумаю, что тебя тоже могло зашвырнуть в какую-нибудь клоаку, и без меня. Опять, наверное, заикаешься от волнения? Главное, что бы ни вышвырнуло тебя в центр стаи мертвяков, а так может и выживешь. Ведь спелся же с этими чугунками на ходулях. Благодаря тебе и этим милым железным паучкам, в моём автобусе... Верней уже во мне, многое модернизировано. Один атомный излучатель на крыше чего только стоит. Он нам помог в один из моментов нашего брожения по этому миру. Но об этом чуть позже. Всё по порядку.
  Так вот - в этот раз меня выплюнуло из портала сверху вниз. Лететь, правда, пришлось до земли не долго. Да и упала я... в смысле автобус, на что-то мягкое. Я дернулась, попытавшись с этого, чего-то мягкого съехать, подо мной что-то захрустело, и раздался предсмертный стон. А затем дикий вопль стоящего передо мной человека в чёрном балахоне, упавшего на колени и зарыдавшего:
  - О! Всё пропало! Всё пропало!
  - Эй! Какие проблемы приятель? - удивлённо спросила я его.
   Человек откинул капюшон. Это был мужчина лет пятидесяти, с небольшой рыжей бородкой и усами. На его голове, была странная стальная круглая шапочка, типа ермолки, и было такое чувство, что её впечатали старику в череп, какой-то тяжёлой дубиной.
  Он в страхе посмотрел на меня, а затем подняв над собой посох и вопя 'Дьявол! Это сам дьявол', принялся лупцевать своей палкой мой капот. Я его всё же смогла успокоить. Понятливый старик оказался.
  Правда пришлось немного погудеть на него, так немножко, для профилактики. У меня для таких случаев, специально гудок с локомотива стоит. Действует безотказно. Люди или с ног валяться когда его услышат, или седеют....А старик крепкий оказался, устоял на ногах. Правда его с перепугу отнесло к ближайшему дереву, и мне показалась даже, что ермолка на его голове ...
  А, что вы говорите, это шлем? Ну, хорошо пусть будет шлем, хотя...
   Так вот я продолжаю, мне показалось, что его так называемый шлем, тоже зашевелился после моего профилактического гудка. Но в остальном старик оказался на высоте.
   Когда я ему разложила всё по полочкам, он уяснил, что к чему. Но потом опять начал стенать, смотря под мои колёса. Как выяснилось, он как раз перед моей посадкой вызвал дракона, для помощи в одном дельце, и им оказалась самка.
  - Это последняя самка дракона в этом мире! - рыдал он, - Теперь род драконов точно погибнет. И никто не поможет мне в спасении этой страны. Всё пропало!
  Затем внутри меня раздался стон и кто-то заворочался. Я уж обрадовалась, подумав, что всё-таки мы с тобой Николя оказались вместе, и тебя просто отнесло в конец салона во время переноса. Но осмотрев салон мини-окулярами, расставленными тобой по всему моему корпусу, снаружи и внутри, я поняла, что это кто-то другой, и уж точно не из нашего мира и не из того, где я оказалась. Он чем-то напоминал наших охотников за мертвяками. Форма, правда, защитного цвета. Тяжелые армейские ботинки. В руках автомат странной конструкции с длинным толстым дулом и оптическим прицелом. В нашем мире я таких точно не видала. Этот парень оказался жителем России ХХI века. Звали его Яков, родом он был из городка под названием Конаково. По профессии он был спецназовец и до сего момента служил в Чечне по контракту. Их отряд как раз был на задании, когда он, крадущийся сквозь колючие кусты и, проклиная всё на свете, провалился во мрак и уже очнулся у меня в салоне. Выяснив между собой... Яков, тоже вначале немного струхнул, когда я с ним заговорила. Ещё бы говорящий автобус, в салоне которого он находится... Но парень в ситуацию въехал ещё быстрей, чем старик. Выяснив между собой, что да как мы вопросительно во все глаза и окуляры уставились на тупо глядящего, на нас мужика в балахоне. Чего надо-то ему от нас?! А то он тут стенал больше всех остальных.
  Он опомнился и рассказал нам душещипательную историю. Если вкратце, то один урод феодал прикинулся добрейшим из добрейших и выпросил обманом у (кстати, ты не поверишь, но этого старичка зовут Мерлин, да-да тот самый из Артурианы)... Так вот Мерлин повёлся на льстивые речи Утера и отдал ему в руки меч власти Экскалибур. А этот феодал, провозгласил себя королём, и тут же приказал одному из своих подданных отдать ему свою жену. Ну и понеслось...
   Разгневанный Мерлин, потребовал у Утера вернуть Экскалибур, но...
   В итоге Мерлин решил напустить на воинов Утера, ядовитое дыхание дракона. Но для этого нужна была самка дракона. Он как раз её вызывал, когда на её голову опустилась я. Ну, и сам знаешь, какой у меня теперь вес. Когда Яков сел за руль и отогнал меня в сторону, то мы поняли, что теперь ни какого дыхания точно не получится. Разве только через пару дней (если конечно местные крестьяне не растащат тушу раньше на запчасти), тело само станет издавать ядовитый запах. Но против армии Утера это точно не подействует. Вот тогда мы с Яковом, и предложили свою помощь да, причём дружно и в один голос. Мерлину ничего не оставалось, как согласиться. Другого выхода он не видел.
   Мы стали выжидать удобного случая. Это случилось уже на следующий день. Войска Корнела не выстояли в открытой схватке, и их остатки во главе со своим командующим скрылись за стенами замка. Но и тут Утер превзошёл Корнела в ведении боевых действий. Меньше чем за полдня его воины, разрушили ворота. И вот уже рыцари Утера как стая хищных крыс ворвались в коридоры замка. Началась кровавая резня и грабёж. Где-то в коридорах упал на пол, изрубленный вражескими мечами, хозяин замка Корнел. А озабоченный Утер вломился в покои его жены Игрен...
  Всё это мы видели благодаря заклинанию Мерлина. Сами мы прятались за скалами, прикрывающими нас от замка, и выжидали подходящего момента, когда мы сможем начать действовать.
  И вот мы увидели как Утер, в окровавленных доспехах, набросился на Игрен и овладел ею. Я не выдержала и заорала:
  - Мерлин, чего ты ждёшь! Мне уже надоел это беспредел.
  Он заскочил в меня и кивнул в знак того, что пора.
  Прежде чем так вот лихо в меня заскакивать, нам с Яковым пришлось битый час объяснять старику, что мой салон не дьявольское чрево, и что его внутри не переварит как сардельку. В итоге Яков взвалил брыкающегося старикана на плечо и затащив в автобус, привязал его к одному из передних сидений и заткнул его рот кляпом, что ы не слышать его диких воплей. Затем мы его минут тридцать повозили по округе. Старикан дико вращал глазами и всё пытался развязать тугие путы, но Яков знает свое дело... Но постепенно он притих, поняв, что на него никто внимание не обращает, и что с ним ничего плохого не происходит. Сообразительный старикашка, правда, временами не въезжает в технический прогресс, но после профилактических действий мигом въезжает во всё.
  Извини за отступление Николя, я продолжаю свой рассказ...
   Я газанула с места так, что задние колёса задымились.
  - Не пали резину, - проорал Яков, выкручивая руль не повороте.- Неизвестно сколько мы ещё здесь проторчим, а как я заметил, станций техобслуживания здесь ещё не поставили. Разве что тебя подковать...
  Я ворвалась во двор замка, давя, всех и вся на своём пути. Наша цель была Экскалибур, этим занялся Яков. Мы с Мерлином остались удерживать вход в башню, где находился сейчас Утер. Верней Мерлин один удерживал, метая свои фаерболы на право и налево, а я только мигала фарами, ревела двигателем и заодно любовалась фейерверком.
  Насчёт гудков - Мерлин вежливо попросил меня перед атакой, не делать этого, иначе он может позабыть заклинания, и тогда не сможет, удержать напор рыцарей. Я согласилась, хотя думаю, если бы я тогда дунула пару раз, старику бы и не пришлось напрягаться со своей магией.
   Но хватило и того, что я делала. Рыцари видимо приняли меня за дракона и шарахались от меня во все стороны. Вскоре я заметила, что Мерлин стал выдыхаться, фаерболы мелькали всё реже и реже. И тут я вспомнила об атомном излучателе, установленном тобой на станке на моей крыше. И уже хотела попытаться загнать на крышу нашего мага, но он в этот момент из дверей башни выскочил Яков с женщиной на плече и с мечом в руке. Забежав в салон, он положил бесчувственную Игрен на переднее сидение, а сам сел за руль. Вслед за ним в салон забрался обессиливший от магии Мерлин, и я не дожидаясь команды, рванула на выход из замка. Рыцари пытались перегородить нам его примитивной баррикадой, но что для моих габаритов, такая преграда. Разнесла в щепки.
  Как я тебе была временами благодарна Николя, что ты поместил меня в чрево этой махины. Но только временами. Как же хочется курить! Что-то я отвлеклась.
   Так вот. Из рассказа Якова мы узнали, что сильного сопротивления в коридорах башни он не встретил. Не наблюдая у него в руках ни какого холодного оружия, а всего лишь какой-то обрубок дубинки, рыцари бросались на него с поднятыми мечами и тут же падали мёртвыми. От пуль винтореза не спасали даже доспехи.
  - С Утером я тоже не стал церемониться, хоть он и как бы король, - закончил рассказ Яков, - огрел его по голове прикладом, забрал меч и, перекинув девушку через плечо, направился на выход.
  - А зачем её взял, - удивилась я.
  Оказалось, что так распорядился Мерлин, перед нашей атакой. Типа того, что в её чреве зародилась жизнь будущего короля всей Англии. Ну, тут ему решать. Надо, так надо.
  Через неделю пути к убежищу Мерлина, нас нагнал отряд рыцарей во главе с Утером. Он потребовал вернуть ему меч и его женщину. На что мы ответили залпом из атомного излучателя.
  Ну что бы мы делали, если бы не твои идеи, Николя.
  Разметав воинов Утера по долине, Яков вышел из меня и с мечом в руке, подошёл к скорчившемуся на земле, но ещё живому Утеру:
  - Такой как ты не достоин, носить звания короля и держать меч власти в своих руках. Пусть он достанется достойному!
  И размахнувшись с силой, воткнул Экскалибур в оплавленный, атомным излучателем, камень, и презрительно сплюнув на бывшего короля, вернулся в автобус.
   Оставшаяся неделя пути прошла почти спокойно. Не считая пары нападений.
   Один раз банды разбойников, но тут не потребовалась даже волшебства Мерлина. Яков просто свернул нескольким челюсти и переломал парочку рук. И те отступили в чащу леса. А затем на нас напал великан. Но тут уж я себя показала. Гоняла его по полю минут тридцать гудя ему во след. Он бедный так и не понял что я такое, и скрылся от нас в холмах. На этот раз Мерлин мои гудки, перенёс стойко, правда, крепко вцепился в кресло, на котором сидел... Яков потом минут пять пытался ему разогнуть его побелевшие пальцы. Но так в основном крепкий старик.
  Как не странно, но новой горючки, которую залили мне в бак чугунки, хватило на долго. До места назначения, где жил Мерлин, мы истратили менее полу бака.
  И вот сейчас под мою диктовку, Яков заканчивает письмо к тебе. Как ты там мой заика? Я по тебе уже соскучилась. Здесь и поорать-то не на кого.
  Мы доставили Игрен и колдуна в точку назначения (бедная девушка, за всё время нашего пути она не произнесла ни единого слова), и теперь по указаниям Мерлина собираемся ехать прямо на восток, никуда не сворачивая. Где-то там по его расчётам должен открыться портал, который нас с Яковом перенесёт туда, откуда мы пришли. А письмо, Мерлин обещал постараться переслать тебе. На это, типа его колдовства хватает. Я надеюсь Николя, что ты его получишь.
  До встречи мой дорогой Заика!'
  Старик в чёрном балахоне и рыжеволосая девушка стояли на холме и смотрели в след удаляющемуся автобусу.
  - Я знаю, они, достигнут своих миров, - улыбнулась Игрен, глядя, как навстречу мчащемуся автобусу из-за горизонта встаёт солнце.
  
   Похождения Якова из Конаково в Африке.
   Один бывалый путешественник так говорил об этих людях: 'Зулус за сутки пройдет больше и быстрее, чем лошадь. Каждый его мускул, даже самый маленький, крепок, как сталь, и выделяется, словно плетеный ремень'.
  Сами зулусы себя именуют 'Небесными людьми' .
   В самом конце ХIХ века королевство Зулу простиралось - от реки Оранжевая до Лимпопо и от побережья Индийского океана до пустыни Калахари. Но начавшаяся в 1879 году война, с военного конфликта с верховным комиссаром Капской провинции сэром Бартло Фрер, растянулась на долгие годы, и в итоге вылилась в освободительную войну народов чёрного континента от белых захватчиков.
   Не начнись конфликт из-за жадного до власти Фрера, британские колонии возможно и остались бы на своих местах и до настоящего момента, шестидесятых годов, двадцатого века. Но гордые зулусы во главе со своим королём Кечвайо, дали сильнейший отпор британцам.
   Зулусская пехота, по словам многих опытных британских офицеров, участвовавших до этой войны в других кампаниях, была одной из самых мобильных пехот мира.
   В начале начавшегося конфликта, зулусы были вооружены коротко-древковым копьём 'ассегай', с длинным широким наконечником и в дополнение военачальники носили топоры - символ власти, а заодно и боевое оружие. Зулусский, почти полутораметровой высоты, щит, изготавливался из нескольких слоёв прочной воловьей кожи. Такой щит не всегда могла пробить не то что револьверная, но даже ружейная пуля. Имелись к тому времени у зулусов и мушкеты, но они их использовали в бою не так часто, да и хороших стрелков среди них, было маловато. Но это происходило до сражения при Исандлване. Здесь им повезло, они захватили около 1000 британских современных винтовок. Но они бы и тогда может, не усилили бы свою мощь, если бы не одно но...
   Среди пленных оказался слуга одного из британских офицеров - индеец чероки - Гист - Хитрый лис. Хозяин его привёз из путешествия по Северной Америке.
   Как у него получилось, уговорить одного из зулусских командиров провести его к их королю, до сих пор остаётся загадкой, хотя многие поговаривают, что Гист владеет секретами шаманства, перешедшими к нему от его деда. И что благодаря шаманским штучкам он смог себя приблизить к королю. Но оставим это расследование для историков. Главное было в том, что он смог убедить Кечвайо в полезности огнестрельного оружия и в том, что это оружие решает сейчас многое на поле боя. А если научить его воинов, метко стрелять из ружей, то им в бою цены не будет. Но для этого нужны хорошие учителя, и он знает, где их можно найти. И это будут не белые, маловато среди белых найдётся людей, готовых обучать чёрнокожее население против своих же, зная чем всё это может закончиться. Так вот - этими учителями будут, индейцы...
   ...Да-да! Среди краснокожих есть много отличных стрелков, и у них есть опыт борьбы с бледнолицыми захватчиками, нужно только их привезти на чёрный континент из Штатов, и Гист обещает, что с помощью своих друзей научит воинов зулусов метко стрелять. И кстати и индейцам будет, чему поучится у зулусов, а именно единению и подчинению единому командованию. Если бы у них было всё так организовано, как и в армии у чернокожих воинов, то возможно они бы и не пустили бледнолицых на свои земли, и дали им в своё время достойный отпор. Король зулусов, обдумав слова Хитрого Лиса, согласился с ним.
   Но как доставить в Афрку соплеменников Гиста? Это же так далеко и стоит много денег.
   А алмазы, а слоновьи бивни? Это те же самые деньги, только в твёрдой валюте, и ещё более надёжной, чем какие-то там бумажки...
   И вновь Кечвайо согласился со словами индейца. С этого момента Гист - Хитрый Лис стал его первым советником во всех вопросах ведения государственных дел. Вскоре благодаря алмазам и контрабандистам, которым они были заплачены, в страну зулусов была доставлена первая группа индейцев, список которых составил сам Гист. Обучение воинов зулусов пошло ускоренными темпами, помимо стрельбы из огнестрельного оружия Гист и его воины ввели в войска зулусов стрельбу из луков верхом на лошадях (в дальнейшем обучение верховой стрельбе из лука стало обязательным для молодых оруженосцев, зулусских воинов). С введением верховой стрельбы, появились и многочисленные конные отряды, маневренность, которых была не меньше чем манёвренность пеших зулусских воинов. Объединив технику ведения боя индейцев и зулусов, Гист тем самым ещё больше усилил мощь армии чёрного континента. Следующее сражение с британскими солдатами, окончилось полным поражением последних.
   Внезапная атака конницы чёрнокожих и краснокожих дьяволов, обошедших британские отряды и ударивших в их тыл, меткая стрельба навскидку с седла, и тридцатитысячная армия пеших зулусов, вооружённая огнестрельным оружием, сделали своё дело.
   Самая большая ошибка британцев была в том, что они подпустили к себе слишком близко ряды двигающихся на них пеших воинов зулусов. Ну чем могли навредить какие-то черномазые, ощетинившейся новейшими ружьями, армии британской короны? Они и вооружены, всего-то как всегда щитами и копьями. Подпустить ближе и густым огнём положить всю эту толпу дикарей. Но они ещё не знали, что нынешний главный советник короля зулусов, внёс в вооружение его воинов, некоторые изменения...
   А именно в щиты. Широкие щиты зулусов позволяли нести на себе, с внутренней стороны, закреплённое на них, и спрятанное от противника, до поры до времени огнестрельное оружие - пистолеты и ружья. Всё было обговорено заранее. Войска зулусов двигались в сторону британцев, вереща и потрясая копьями...
   Хм! Истинные дикари.
   Но в один из моментов атаки, когда британцы ещё не были готовы к залпу, рассчитывая для большего эффекта рассеивания врага, подпустить тех поближе, раздался звук трубы, из простирающегося за их спинами леса. Это был сигнал атаки, начатой конным отрядом, возглавляемым самим Гистом. И так же это был сигнал, для зулусской пехоты, наступавшей в лобовую, на ряды красных мундиров, для начала решительных действий.
   Закинув свои короткие копья за спину, в специально для них подготовленные кожаные чехлы, пешие воины выхватили из под щитов, кто ружья, а кто револьверы, и тут же дали дружный залп по противнику. Не успевшие понять, что же происходит, и попавшие под шквальный огонь зулусской пехоты, британские солдаты были в тот же момент атакованы с тыла конными всадниками. Дальнейшая битва больше представляла собой бойню. Красные мундиры в панике рассыпались по всей долине. Тут и там раздавались ружейные залпы, преследующих их чёрных и краснокожих воинов. В воздухе свистели стрелы, мелькали томагавки краснокожих дьяволов. Стон и хруст костей смешались во едино.
   Почувствовав свою силу и мощь, зулусы решили, что пора заняться освобождением всего континента от белых колонизаторов. Война за освобождение длилась долгие десять лет. Многое изменилось за это время на чёрном континенте, и не только на нём. Из Штатов в Африку эмигрировали сотни индейцев. Они уезжали туда целыми племенами. Твёрдая африканская валюта делала своё дело. Десяток паровых яхт купленных людьми Кечвайо, по настоянию Гиста, крейсировали между двумя континентами, перевозя краснокожих и их небольшой скарб на африканский берег. Поначалу правительство Штатов, было радо, что избавляется таким способом от беспокойных, бывших хозяев, которые нет-нет да устраивали то тут, то там небольшие восстания и голодные бунты. Но со временем стало ясно, что и благодаря племенам краснокожих обосновавшихся под единой властью короля зулусов, чёрный континент стал, потерян не только для европейцев, но и для американских бизнесменов, вложивших большие средства во многие фирмы, колонии и рудники, находящиеся на нём.
   Армия зулусов, разрастающаяся с каждой успешной победой, и теснящая британские войска и остальных европейцев, в конечном итоге одержала полную победу, и вся Африка теперь была под единой властью короля Кечвайо. Как не старались белые колонизаторы вернуть себе власть над материком, это им так и не удалось. На какие только ухищрения они не шли, но всё было бесполезно.
   Кечвайо разделил своё огромное королевство на провинции и, расставив в них своих верных людей, продолжал успешно править целым материком, прислушиваясь постоянно к советам своего главного советника, Гиста-Хитрого лиса. Племена индейцев, в конечном итоге поняв, что объединение только укрепляет их силу, стали жить единым народом, на землях, который дал им в дар, за помощь в тяжёлой войне, король зулусов.
   Хотя европейские колонизаторы и пытались, бойкотировать чёрный континент, окружая его своими военными флотами и армиями, не допуская на него новые технологии, но как они не старались, но Африка постепенно развивалась. За прошедшие семьдесят лет после окончания Десятилетней Континентальной Войны (так она вошла в историю Земли) на чёрном континенте были проложены узкоколейные железные дороги, по которым сновали небольшие паровозики, тянущие за собой гружёные и составы и пассажирские вагоны. Правда многие предпочитали, передвигаться между городами и посёлками на дилижансах. Это было верное и проверенное средство, привезённое индейцами из Штатов. И ещё - индейцам удалось переправить в Африку несколько табунов мустангов...
   Любители верховой езды, краснокожие наездники, умудрились так же приручить под седло местную дикую лошадку - зебру, и скрестили её с мустангом. В итоге появилась новая порода быстроходных, стройных и выносливых полосатых лошадей.
   И всё же прогресс, не смотря на все крутые перемены во власти, продвигался в королевстве зулусов маленькими шажками. Все достижения за те семьдесят лет, которые прошли после Десятилетней Войны, были мизерны, для такого огромного материка под дланью короля зулусов. Газовое освещение, водопровод - и то только холодная вода, допотопная телефонная связь...
   Воздушные шары с каучуковыми баллонами, заполненные водородом - гражданские и военные, которые были оборудованы специальными двигателями для продвижения против ветра. Это были, конечно, не огромные дирижабли, крейсирующие между странами и материками, и перевозящие десятки людей, но в то же самое время они были весьма манёвренны и в некоторых случаях даже быстроходней своих собратьев.
   Вот что до сих пор не смогли освоить жители Африки, так это самолёты. По всей огромной стране-материку были разбросаны несколько небольших частных компаний, в которых работали белые лётчики-наёмники. Да и самолёты эти были в основном одноместные или двухместные, да ещё и начала века. И выполняли они, только функции почтовых перевозок, и не более того.
   Правда самолёты в последнее время, народам Африки заменили - геликоптеры, корабли, малой и большой формы (от прогулочных двухместных яхт, до боевых фрегатов). Подъём в воздух и движения вперёд или назад, воздушным судам придавали винты, крепящиеся на вертикальных мачтах. Эти суда управляемые в основном лётчиками арабами, пересекали не только весь чёрный континент, но и могли крейсировать от материка к материку, и перевозили как пассажиров, так и разнообразные грузы.
   В небе над Африкой, так же дежурили патрули орнитоптеров. Эти машины, чей полёт воспроизводил своими крыльями, полёт птиц, были незаменимой техникой для патрульных отрядов, следящих за порядком на просторах зулусского государства. Они могли нести на своём борту до двадцати воинов-спасателей, готовых прийти на помощь, тем, кто в ней нуждался в районе их патрулирования. В их обязанности входили, не только боевые действия. Орнитоптеры были оборудованы мастерской, пожарной установкой и медицинским узлом. Вооружение состояло из четырёх станковых пулемётов 'Максим' и одной малокалиберной автоматической пушки.
   Паровой африканский военный флот разросся к шестидесятым годам, двадцатого столетия в огромную армаду из нескольких сотен кораблей. И он уже не раз доказывал, что не только бронированные крейсера могут править на океанских, морских и речных просторах. К берегам чёрного континента теперь боялись сунуться, не только, получившие ещё в начале века сильнейший отпор британские суда, но и разнообразные шайки пиратов и контрабандистов.
   Большинство городов зулусского королевства были не большие. Дома в них не превышали высоты пяти этажей. Самый крупный город - столица Кечвайо, которую и основал кроль зулусов, насчитывала на начало 1960 года, не более десяти тысяч жителей. В центре столицы находилась королевская резиденция. Отсюда исходили все приказы и отсюда уже более полувека правила огромной страной королевская рука - монарха, самой огромной страны на земном шаре.
   На удивление всего мира король Кечвайо и его советник Гист-Хитрый лис, были живы и весьма бодры для своего столетнего возраста.
   Как это им удавалось?..
   Поговаривали что они, объединив шаманство индейцев и магию зулусов, открыли секрет вечной жизни. Но это были всего лишь слухи, и никаких доказательств. Многие мировые политики, которым было тяжело признавать потерю такого богатого континента, даже пытались доказать, что на троне сидит уже не король Кечвайво а его двойник, а всей страной управляет из-за его спины кучка зулусских аристократов. Но кто бы ни управлял страной на самом деле, она так и оставалась независимой от всего остального мира. Даже когда Советы предложили им свою техническую помощь, за небольшой процент с добычи алмазных шахт, то они получили категорический отказ. После чего отношения государства Зулу и Советов стали натянутыми и готовыми лопнуть в любой момент как туго натянутая струна.
   Конечно, были на африканских просторах и бандиты (куда же без них), и не только одиночки, но и собирающиеся в организованные отряды и терроризирующие небольшие посёлки мирных жителей. Для борьбы с ними, ещё за долго до появления патрулей орнитоптеров, была создана манёвренная конная милиция, - в которую входили только краснокожие воины (в отличи от них патрули воинов-спасателей большинством собой состояли из арабских народов, хотя в их ряды вступали и чернокожие, и даже белые, выступающие на стороне населения Африки). Отделения конной милиции были разбросаны по всей стране, и молодому воину индейцу считалось за честь вступить в её ряды. В ряды милиции входили только отборные крепкие воины, умеющие лихо скакать на лошади, стрелять из любого вида оружия, и умеющие владеть холодным оружием и рукопашным боем.
   Ещё одна из проблем чёрного континента это были племена людоедов, бродящие по стране и скрывающиеся в диких густых джунглях. Многие из них так и не подчинились власти короля зулусов, и до сих пор жили только по своим старым законам, в которых не было место мирного существования с другими народами - каждый, кто не из их племени, это потенциальный враг, которого надо съесть. Эти племена, пытались вразумить, вели с ними переговоры, но всё было бесполезно. Они так же продолжали жить набегами на посёлки и после разграбления оных, устраивали кровавые пиршества, на которых главным блюдом были люди, попавшие к ним в плен.
   И много на просторах Африки ещё племён живущих почти в каменном веке. Какие-то из этих племён подчиняются власти Кечвайо, другие воюют с воинами зулусами и не собираются склонять перед Кечвайо колени. Каким бы справедливым, как его воспевают по всему Чёрному континенту, король Кечвайо не был - но король он и в Африке король.
   Арабские народы Северной части королевства зулусов, или как их ещё называли берберы, разделённые до десятилетней войны на разрозненные племена, и ведущие в основном кочевой образ жизни, сразу поняли всю пользу в освобождении континента от британского господства, не позволявшего им подняться выше чем до седла лошади. Шейхи, собравшись на общий совет всех племён, решили объединить свои силы и помочь зулусам в битве, против британских властей. Их отряды внесли очень много пользы в сражениях с красными мундирами. Они появлялись то тут, то там как призраки, вырастающие из-под земли, и это было временами в буквальном смысле этого слова. Подземные ходы, построенные неизвестной вымершей древней цивилизацией, растянувшиеся почти под всей северной частью чёрного континента, позволяли арабским воинам наносить внезапные удары по британским войскам, даже в самом центре их расположений. Красные мундиры, никогда не могли быть уверенными в полной своей безопасности, находясь на земле берберов. И это вносило в их ряды сильную панику и разобщённость.
   По окончании войны, берберы показали себя так же весьма активными в развитии прогресса. Это благодаря им на континенте появились вначале воздушные шары и геликоптеры, а затем и патрульные воздушные отряды на орнитоптерах. Среди арабского населения оказалось весьма много, не смотря на их кочевую жизнь, умных и прогрессивных людей. Их лётчики были одними из лучших пилотов. И их частенько нанимали на межконтинентальные пассажирские и грузовые дирижабли, страны всего мира. Пилоты-берберы были отчаянными парнями в своём деле, и не боялись не воздушных пиратов, ни жестоких бурь.
   Совет Вождей Берберов правил своей частью зулусского королевства в соответствии с законами, введёнными королём Кечвайо и его советом. За всё время правления Кечвайо, у них не произошло ни единого военного конфликта между их народами. Берберы, чернокожие, и присоединившиеся к ним индейские племена, жили теперь единым сильным государством, и за своё мужество и храбрость были в большом уважении у многих народов Земли, этого мира.
  
   Один день на воздушном шаре.
   'Во первых строках своего письма, уважаемая, Эллис....Тьфу ты! Тоже мне товарищ Сухов нашёлся! Это же надо так влипнуть! Мало того что проездил пол Англии на говорящем автобусе, так ещё теперь ползти по этой проклятущей пустыне. Интересно куда меня выбросило на этот раз по милости этого волшебника?..'
   Яков брёл по пустыне уже битый час, после того как открывшийся портал между мирами, метрах в четырёх над землёй, выплюнул его лицом вниз, прям на горячий песок. Хорошо еще, что его фляга была наполнена водой. И на ближайшее время было чем спасаться от жажды.
   И как Сухов в таком пекле выдерживал?
   Пот тёк из-под банданы защитного цвета, ручьём. Куртка висела на поясе связанная впереди рукавами. Разгрузку пришлось оставить на себе. Скидывать её в песок?.. Чересчур многое её содержимого было ценно в любом месте, куда бы ни забросила судьба воина-спецназовца.
   Это только в кино показывают, что герой скидывает всё на землю, что бы проще было брести по палящему солнцу. А интересно, что он потом будет делать, когда выползет из этого ада?
   И Яков тут не собирался задерживаться надолго.
   И всё же его мучал вопрос, в каком из измерений его выкинуло?
   Яков осмотрелся. Кругом одни пески и не следа цивилизации. 'Хорошо, - усмехнулся он, вспомнив героев известного фильма оказавшихся в подобной ситуации, - будем считать, что это Каракумы. А вон кажись и гадюшник на колёсиках в небе'.
   Подняв к глазам висящий на шее бинокль, Яков пригляделся к появившейся на небе из-за горизонта точке. Она медленно двигалась в его сторону. В приближающемся к нему объекте Яков узнал воздушный шар. Но этот шар двигался гораздо быстрей тех шаров, которые он знал там, в своём мире.
   Шар вскоре остановился, зависнув над чем-то видимым только его пассажирам. Затем он резко стал опускаться вниз и скрылся за барханами.
   'Интересно, что там?'
   Яков глотнул воды из фляжки и двинулся в направлении опустившегося шара...
  
   - Профессор, а вы уверены, что эта каменное изваяние оживёт, - обратился к своему хозяину рыжий двухметровый детина.
   Немецкий учёный - историк, Карш Шварцбюргер, прибывший в Египет в поисках храма богини Баст, и помешенный на власти над всем миром, осмотрел стоящую перед ним метровую статую сидящей кошки:
   - Если прочесть правильно заклинание, то я оживлю эту киску и получу в свои руки власть такой огромной силы, что весь мир вздрогнет со страху, а затем ляжет у моих ног, повинуясь мне. И все мои, так называемые коллеги учёные, должны будут признать. Что я самый величайший из учёных. Даже эти америкашки со своим газом ничего не смогут сделать против могущественного ученого, который держит в своём подчинении богиню.
   - Но ведь она богиня веселья? - удивлённо сморщился сопровождавший его рыжий детина, - Чего она такого может сделать опасного?
   - Ничего ты не понимаешь, Арни, - презрительно покосился на своего слугу, профессор, своим единственным глазом, второй он потерял при раскопках какого-то захоронения в южной Америке, благодаря тайным ловушкам, которые установили, давно умершии жрецы:
   - Локки тоже бог веселья, но его побаивался сам Один.
   Арни удивлённо приподнял бровь:
   - А вы ничего не путаете профессор? Локки скорей - бог двуличия и коварства...
   - Цыц, - поток излияний рыжего детины был прерван закрывшей его рот щуплой старческой рукой. - Не слишком ли ты умничаешь дорогуша в последнее время? Я тебя нанял для физической работы, вот и выполняй её. А умственным процессом дозволь заняться профессионалам. А теперь уйди в сторону и не мешай мне произносить заклинание.
   - Вы бос, - покорно пожал плечами Арни и отошёл в сторону от статуи, стараясь не мешать профессору.
   Шварцбюргер хромая на правую ногу (хромой он был от рождения), приблизился в плотную к статуе и принялся читать текст заклинания, написанный на постаменте, в слух. Читая его, он постепенно повышал интонацию (видимо считал, что так будет выглядеть эффектней), и вот уже его голос гремел на весь небольшой египетский храм, затерянный в песках пустыни Сахара. Статуя кошки, богини веселья - Баст, начала подрагивать, покрылась сетью мелких трещинок и с неё посыпались мелкие камешки.
  - Ааапчхи! - раздался громкий чих Арни на весь храм, при последних словах Шварцбюргера.
   Профессор со страху поперхнулся и чуть не захлебнулся в собственной слюне, накатившей от ожидания величайшего из моментов. Он злобно посмотрел на своего помощника.
  - Извините профессор, - поморщился тот, вытирая нос клетчатым, красным платком, - аллергия на пыль, будь она не ладна.
  - Ты!.. Ты!.. - профессор хромая злобно двинулся на рыжего детину, потрясая над головой своими кривыми ручонками.
  - Ой, профессор, - Арни по-детски указал пальцем за спину учёного, - а она ожила.
  Шварцбюргер резко обернулся и, расплывшись в ехидной улыбочке, шустро похромал к сидящей на постаменте короткошерстной, серебристой, метровой кошке, с большими ушами, чешущей себя как раз в этот момент за ухом, задней лапой.
   - О, богиня, как я рад, что ты почтила наш мир своим присутствием. А теперь, - профессор радостно потёр сухонькие ладошки, - давай-ка перейдём к делу. Для начала сделай меня молодым и стройным, как Аполлон.
   Кошка прекратила чесать за ухом, и презрительно посмотрев на стоящего перед ней сморщенного старикашку, своими огромными голубыми глазами, брезгливо фыркнула, соскочила с постамента и, отстранив в сторону обалдевшего от такой наглости профессора, медленно направилась к выходу, изящно покачивая бёдрами и хвостом. Физиономия Шварцбюргера и без того кривая, ещё больше перекосилась от нахлынувшей на него злобы и он прорычал:
   - Ах, ты так, кошачье отродье! Тогда мы с тобой поговорим по-другому. Лови её Арни, отвезём её к Салиху, а уж шейх заставит её выполнять то, что от неё требуют. Тоже мне, фифа кошачья!
  
   За очередным барханом открылся небольшой полуразрушенный храм. Храм как храм. С кошачьими статуями возле входа. Ага! По ходу - размышлял Яков, его забросило в Египет. Ну, это уже лучше, чем какая-то захудалая планета, с фиолетовыми штанами. Хотя... Ещё зависит в какое время его зашвырнуло. А то ещё и в рабство загреметь не долго.
   Так, воздушный шар. Ну, это уже ближе к цивилизации. Но странный он какой-то. Что-то напоминающее два двигателя, было закреплено с наружной стороны корзины, на бортах. Яков впервые видел такую конструкцию.
   Ну, натуральный пепелац, с воздушным шаром.
   Людей поблизости не заметно, похоже, они в храме. Можно подойти не скрываясь.
   Яков, остановившись возле входа в храм, услышал громкую немецкую речь, и ругань...
   Ругались на русском, но с сильным акцентом. Ну почему, как только хотят выразиться, то все иностранцы переходят на русский язык? Своих слов, что ли не хватает?
   Яков не сильно владел немецким, в пределах школы, да и то на тройку с плюсом, но по русским вставкам, в немецкую речь, он понял, что кто-то, кого-то пытается скрутить. И этот кто-то весьма агрессивный и не совсем вменяемый. Похоже, пора и вмешаться в происходящее.
   Осторожно выглянув из-за колонны, он увидел, как в освещённом тремя факелами помещении двое мужиков, пытаются скрутить лапы - толи огромной кошке, толи пуме, которую накрыли сетью. Но кем бы это животное ни было, оно просто так сдаваться не собиралось. Оно таскало за собой по всему храму, вцепившихся в сеть орущих мужиков, фыркая, выгибая спину и пытаясь исцарапать своих пленителей.
  - Ну, всё братцы, фенита, - проговорил Яков, на русском языке, выходя из-за колоны и наводя на мужиков свой винторез, и добавил уже на немецком: - Хенде Хох!
  
   Всё было уже почти в их руках. Этой облезлой кошке оставалось только связать её кривые лапы. Правда, эти лапы с острыми когтями, больше попадали, то по физиономии профессора, то по рукам Арни. Даже сеть не спасала от когтей мечущейся под ней кошки. И тут профессор вспомнил о пистолете-транквилизаторе, лежащем в кармане его куртки, заготовленным специально для такого случая. Он уже выхватил его и прицелился в мелькнувшее перед ним кошачье бедро, когда раздалась русская речь, а затем команда на немецком - поднять руки в верх. Возмущённый Шварцбюргер повернул лицо в строну говорившего. Арни отпустил сеть и без разговоров выполнил команду, резко задрав руки вверх. Кошка дёрнулась и выскользнула из-под сети, при этом ударив отвернувшегося профессора по руке с пистолетом-транквилизатором, направив его ствол в спину Арни. Палец Шварцбюргера дёрнулся и нажал на курок. Дротик со снотворным воткнулся в ягодицу Арни, и тот всей своей огромной тушей рухнул на своего хозяина, и тут же захрапел.
   'Переборщил я со снотворным', - мелькнула мысль в голове профессора, прежде чем он потерял сознание.
  
   - Ну и чего мне теперь с этой парочкой делать? - Яков стоял над бесчувственными телами, чесал затылок, и рассуждал вслух, в то время как кошка обходила свои владения, вынюхивая все уголки храма. Изучив полуразрушенное помещение кошка, фыркнула возмущённо и направилась к выходу, намекая тем самым, что здесь больше им делать нечего.
   - Эй, киска погоди, - крикнул ей в след Яков, - а как быть с этими двумя? Как-то неудобно их оставлять одних среди пустыни.
   Кошка повернула мордочку в сторону лежащих мужиков, оценивающе их изучила, и презрительно фыркнув, типа - перетопчутся, направилась на выход.
   Яков пожал плечами и пошёл за ней. Выйдя из храма, он увидел, как кошка решительно подошла к воздушному шару и, запрыгнув в корзину, уселась в ожидании, глядя на спецназовца - Чего, стоим? Кого ждём?
   - Ты чего мне предлагаешь ещё и шар их угнать ко всему прочему? - удивлённо уставился на неё Яков.
  Кошка в знак согласия моргнула своими огромными голубыми глазами - А чего тут такого.
   - Ну, знаешь, это уже перебор, - возмутился парень.
   Кошка опять фыркнула - А значит вязать меня, не перебор - и расширила свои глаза - Лезь в корзину без разговоров.
   Яков усмехнулся, закинул за спину винторез, и перелез через борт корзины. В корзине, диаметром - метра три, было, где даже уютно. На внутренних стенках корзины висели четыре вентилятора, которые находились в постоянном движении. И в корзине было, не то чтобы сильно, но прохладно. Видимо эти вентиляторы питались как-то от солнца. Так же здесь находился небольшой пульт управления двигателями воздушного шара - два рычага, как Яков понял из дальнейшего - один для подъёма и спуска, а второй для выбора направления полёта. От пульта отходили провода к двигателям и трубки к небольшой канистре литров на двадцать. Открыв крышку и принюхавшись Яков, почувствовал запах спирта.
   Ну, явный пепелац, и два плюканина в эцихе без сознания валяются.
   - Надо бы им хотя бы вещи какие-то оставить. Нельзя так поступать с людьми, - и осмотревшись Яков, выбросил из корзины тяжёлый рюкзак с привязанными к нему какими-то железными разобранными конструкциями.
   Кошка презрительно наморщила свою физиономию, и повторно фыркнула - А меня значит, можно было скручивать - а затем посмотрела на Якова утомлённо-умоляющим взглядом - Ну полетели уже отсюда.
   - Везёт мне на женщин, проворчал Яков, втягивая в корзину верёвку с якорем, - то автобус, то огромная кошка. Хотя бы спасибо сказала, за то, что я тебя спас.
   Кошка, сузив глаза, стала вылизывать себе заднюю лапу.
   - Так, ну а где же здесь ключ зажигания, - Яков осмотрел пульт, но на нём кроме двух рычагов и небольшого штурвала, ничего больше не было. И тут же он почувствовал толчок в бок, обернувшись, он, посмотрел на прищурившуюся кошку, которая перевела с него взгляд на один из двигателей, закрепленный снаружи на борту корзины, и намотанный на нём, на специальной катушке тросик с рукояткой. Такой же тросик имелся и на втором двигателе.
   - Оригинально, - восхитился Яков, - чем-то напоминает принцип завода наших лодочных моторов. Спасибо, киска!
   Кошка поморщилась - Подумаешь, до этого бы и младенец додумался. Мужик неотёсанный чего с него взять.
   Яков в ответ ехидно усмехнулся и покачал головой - да ладно.
   'Занятно, - подумал Яков, заводя двигателя, - уже начали понимать друг друга с полу-взгляда'.
  - Умела бы ты ещё говорить, - продолжил он уже свои мысли вслух, глядя на улегшуюся, на пол корзины, кошку, - тебе вообще бы цены не было.
   Вот ещё, чего выдумал, с тебя и этого достаточно - прищурившись и вытянув вперёд лапы, и сладко зевнув, посмотрела хитро на него кошка.
   Двигателя завелись с первого рывка. Звук заурчавшего мотора был не громкий, можно было даже разговаривать, не повышая голоса. Вот только разговор получался какой-то странный, в одни ворота.
   Управление шара оказалось на удивление простым. Один рычаг - скорость, второй - подъём-спуск. От пульта были протянуты тросики, на сетку, охватывающую каучуковую оболочку шара, на которой было закреплено кольцо, по окружности, которого двигались рули, напоминающие собой по форме, крылья летучей мыши. Как понял Яков, поворотные рули, управлялись при помощи штурвала на пульте, при повороте которого шар летел в заданном направлении, определить которое можно было по небольшому, вмонтированному в пульт компасу.
   'Напридумывают же, - удивился Яков, осматривая, занятный механизм, воздушного шара.
   - Ну, заморачиваться не будем, по поводу, как это всё движется, - проворчал он уже вслух, - А вот куда всё это теперь двигать? Стоит подумать. Пустыня-то большая.
   Кошка прищурила один глаз - Неужели не соображаешь, где искать? - а затем, хмыкнув, стукнула хвостом по небольшому металлическому шкафчику, висящему на внутренней стенке корзины.
   Яков мотнул головой в восхищении - сообразительная. Затем, открыв дверцы шкафчика, стал изучать его содержимое. Компактный шкафчик оказался - по размеру не большой, но вместительный. Тут поместилась и плоская, пол-литровая фляга с отменным коньяком (фляга тут же перекочевала в один из свободных карманов разгрузки). Лимон. Парочка плиток шоколада. Выкидной нож. Коробка с сигарами. Ого, кубинские! Видать, они и тут в цене.
   Яков взял одну из сигар и, вытащив из кармана разгрузки зажигалку, прикурил. Выпустив с блаженством дым изо рта, и посмотрев на недовольно фыркнувшую кошку, сказал:
   - Ну не дуйся. Не каждый день выпадает такая удача - покурить кубинские сигары. А вообще-то я не курю, - он посмотрел на дымящуюся сигару, - Это так баловство. А вот если бы тут была Эллис, то она бы от зависти и досады взревела бы аж. Хотя... - Яков осмотрел корзину, - Она, со своими габаритами здесь бы не вместилась. Ах, ну да! Ты же не знаешь, кто такая Эллис, - усмехнулся Яков, увидев удивлённо-вопросительный взгляд кошки, - Ну как бы тебе попроще объяснить - Эллис это... Эллис это одна моя знакомая девушка...
   Ну, это в какой-то мере ясно и по имени - кошка скривилась в усмешке - неужели она выглядит такой глупой, что не въезжает в слова своего спасителя.
   - Нет, ты не совсем меня поняла. Эллис не совсем девушка. А на данный момент, она совсем не девушка...
   Кошкины надбровные дуги поползли от удивления вверх.
   - Эй! - Яков поперхнулся дымом, поняв, о чём подумала его собеседница (если её так можно было назвать). - Я не имел в виду то, о чём ты подумала. Ну и мыслишки же у тебя, киска.
   Ты бы лучше определился, куда мы летим - кошка, хмыкнув, хвостом, ткнула на одну из нижних полок шкафчика.
   А о твоих подружках, не совсем девушках мы ещё успеем с тобой побеседовать - его спутница уставилась на него в ожидании.
   - Ну, хорошо, хорошо, - немного обиженный Яков (нельзя уж и расслабится немного), затушив сигару, стал изучать содержимое шкафчика дальше.
   На самой нижней полке, лежал револьвер. Судя по маркировке 'Кольт Питон'. Яков мало разбирался в штатовских револьверах, но то, что он слышал о них в своём мире, то именно этот револьвер, был одним из лучших в его измерении. Рядом с револьвером, стояла коробка на 30 патронов.
   - Никогда не помешает иметь лишний ствол при себе, да ещё такой, - Яков подмигнул следящей за его действиями киске.
   Та в ответ, только повела плечиками (сравнение для кошки конечно глупое - но Яков так и расценил её движение) - Мужчинам это видней.
   Под револьвером и коробкой Яков обнаружил сложенную карту местности. Изучая её и справляясь по компасу, он понял, что шар движется как раз в том направлении в каком им и надо. Примерно километров через пятьдесят или чуть больше (это уже Яков точно сказать не мог), должен появиться небольшой оазис, в котором находилось поселение, отмеченное названием - резиденция Салиха.
   - Ну, вот видишь, у меня глаз алмаз. Сразу точно определил направление, - похвастал Яков своей спутнице.
   Но та его уже не слушала, она встала на задние лапы и, упираясь передними в край борта корзины, выглядывала куда-то вниз, на песчаные дюны. Затем обернулась к Якову и мотнула мордочкой - Пока ты тут пытался строить из себя картографа, я заметила кое-что занятное.
   - Ну и чего там такого внизу занятного, - Яков подошёл к борту корзины и стал изучать пески проплывающие, подними, - По карте вроде ничего такого... Опаньки!
   На верхушке бархана, над которым как раз пролетал шар, из песка торчала голова человека.
   - Знаешь, а он чёрный, - пробурчал Яков, изучая голову в бинокль.
   А это что-то меняет - вопросительно уставилась на него кошка, нахмурив надбровные дуги.
   - Да нет ничего, - поспешил возразить парень, - Я за мир всех народов. Мир, дружба, жвачка.
   Не поняла?.. Но не важно. Ты не собираешься его спасти - настойчиво посмотрела на него киска.
   - Не части так. Я за тобой не успеваю. Растараторилась.
   Это уже твои проблемы. Успевай - фыркнула киска, а затем требовательно указала, кивнув вниз - Спускайся, давай.
   - Командуем уже, - усмехнулся Яков, но повёл-таки шар на снижение.
   Закопанный в песке, оказался действительно негром лет двадцати пяти. Он монотонно нудел себе под нос какую-то мелодию. Якову показалась она знакомой, что-то из юности - о кострах и синих ночах. Занятно было услышать эту песню в центре африканской пустыни, да ещё и в другом измерении. Но мало ли их, совпадений этих, было за последние часы. Одним больше, одним меньше.
   Яков уселся возле поющей чёрной головы и, протянул флягу с водой: - Пей.
   Голова вопросительно уставилась на Якова.
   А тебе не кажется, что ему надо прежде руки откопат ь - посмотрела таким же вопросительным взглядом на Якова кошка, появившаяся из-за его спины, и усевшаяся рядом с ним.
   - Да ну, - прищурившись, Яков осмотрел смотрящую на него голову, и задал ей вопрос на русском языке, так, в шутку, - Саид, тебя кто закопал - Джавдет?
  - Зашем обижаешь хороший шеловека? Джавдет - самая уважаемый шейх, этот пустын, - чуть обидевшись, ответила голова на ломаном русском языке.
   - Опанькки! - уже второй раз за сегодняшний день восхитился Яков, некоторым интересным совпадениям, - Я же говорю, у меня глаз алмаз, - но посмотрев на смотрящую, на него киску, сомнительным взглядом, поправился, - Ну почти глаз алмаз. Эй, Саид, а ты откуда так хорошо на русском чесать научился?
   Может всё-таки, ты для начала его откопаешь - кошка стукнула его возмущённо, лапой по плечу.
   - А, ну да, - спохватился Яков, затем встал, подошёл к закопанному, и сняв с пояса сапёрную лопатку, стал его откапывать.
   Во время раскопок его тела, чернокожий парень, всё так же невозмутимо продолжал напевать, всё ту же мелодию. Копающий Яков, даже и не заметил, как подсоединился к нему, и вскоре они уже нудели на два голоса.
   Ну, вот спелись - вздохнула тяжело кошка, отошла в тень, падающую от шара, улеглась на песок и, прищурив глаза, стала наблюдать за работой Якова.
   Парень был закопан в сидячем положении - со скрещенными ногами и со связанными за спиной руками.
   - И давно так сидишь? - поинтересовался у него Яков, разрезая верёвки, одним из двух ножей, закреплённых у него на груди, на разгрузке, рукоятками вниз.
   - Уже навэрно часа шетыре, - ответил чернокожий и, поморщившись, поднялся во весь свой двухметровый рост и стал растирать затёкшие ноги и руки.
   Спасённый Яковом парень, был крепкого телосложения. Его длинные, чуть ли ни до пояса, волосы были заплетены в тонкие африканские косички. Под кожаной расстёгнутой рубахой, обшитой по кругу в районе груди, и на рукавах белой длинной бахромой, перекатывались упругие мышцы. Мощные бицепсы и трицепсы, как у Геркулеса. Огромные кулачища, которые явно обладали и не малой силой.
   'Уж точно таким кулаком можно и быка свалить'.
   Кожаные штаны были также обшиты по кругу ниже колен белой длинной шерстью. На боку, на поясе, на манер ковбоев, была закреплена кожаная кобура. Завершали одежду парня, лёгкие мокасины. И вообще всем своим видом он напоминал, индейцев Северной Америки, вот только эта белая бахрома и шерсть на штанах, ну и то, что парень был чернокожий, говорили о настоящем его происхождении.
  - Занятная у тебя одежда, - усмехнулся Яков.
  - Эта ест форма зулусских воин, - гордо вскинув голову, ответил парень, - Нэ каждый можэт эё заслужит.
  - Это что-то, типа краповых беретов? - понимающе кивнул Яков.
  Чернокожий уставился на него непонимающим взглядом. Явно здесь про это не слыхали.
   - Ладно, проехали, - отмахнулся Яков, - Так кто тебя закопал-то?
  - Двоэ ошен плохих шеловеков. Они обманули мэня. Они украли у мэня карту местносты, где ест стаят храм египитска багиня Баст, с пэрэвод заклинаниям, чтобы её ожывит. Они связыват мэня пока я спат и закапыват. А потом убегат на этот воздушный шар. Одын хромат и косой, а второй его слуг.
   - Я догадываюсь, о ком ты говоришь. Можешь о них, не беспокоится, они теперь не скоро выберутся из храма... Да и вообще, из песков, - ответил Яков и покосился на лежащую в тени шара огромную кошку, - Так говоришь, храм богини Баст?..
   А что, до тебя только дошло - кошка ехидно посмотрела на Якова, подмигнув ему.
   - Ну что же, хватит тут околачиваться на солнцепёке. Приглашаю в наш пепелац. Хоть не сильное укрытие от жары, но всё же лучше чем ничего.
   - Пэпэлац? А это што ест такой? - опять удивлённо уставился чернокожий на Якова.
   - Ну... - Яков усмехнулся, вспомнив старый фильм, - Не заморачивайся, просто лезь в корзину шара. Да, и если тебе трудно говорить на русском, давай перейдём на английский, я его знаю уж получше, чем ты наш язык.
   - Нет, мне ошен нравица говорит на ваш язык. Я учится когда-то в университет 'Патрица Лулумба' в Москва, - и уже перелезая через борт корзины, парень спросил, - А откуда ты знат, што мой зват Саид?
   - Опаньки, - опять восхитился Яков и даже от очередного неожиданного совпадения, отпустил пусковой тросик, которым пытался завести двигатель шара, - Опять точно в цель попал.
   Ну, ты стрелок - поглядела на него, большими смеющимися миндалевидными глазами, заскочившая в корзину, следом за Саидом кошка.
   - Ну а то, - подмигнул ей Яков, а затем, заведя двигателя, скомандовал, - Пристегнулись простынями...
   Как выяснилось из дальнейшего разговора, Саид, или верней как его назвали родители, Саед, проучился в институте в Москве, три года, а затем его как сына короля зулусов, власти Советов депортировали, из-за обострившихся отношений с Чёрным континентом. Но друзей среди русских у него было немало. Среди них он и получил своё новое имя - Саид
   - Оны говорят... Как это луше сказат по русскому - что это ыма болше ласкат их слух, - уточнил развалившийся в тени, на полу корзины, чернокожий парень.
   Яков, слушая его, изучал карту местности. По его расчётам до резиденции Салиха, с их неспешной скоростью (если конечно не выжимать всё из этого шарика, по максимуму), было около трёх-четырёх часов пути. Он посмотрел через борт корзины - пески, пески, барханы...
   - А что, этот Салих, тоже местный шейх?
   - Он грабытел, - нахмурился Саид, - Он сделат себя шейх при помощи ограбления могил и чёрный магий. Он ешть ошен, ошен плохой шеловек. Он хотет завладет Баст, но я не дават ему карта, и заклинаний. Но он меня обманыват при помоши профессор Шварцбургер, а тот меня закапыват в песок и похищат карта.
   - Баст, говоришь, захотел, - Яков усмехаясь, посмотрел на кошку.
   Вот ещё! Я ему все глаза повыдираю, дайте только добраться до него, - фыркнула возмущённо та и выпустила свои длинные коготки.
   - Ну, всему своё время. А пока предлагаю немного поспать, - потянувшись Яков, растянулся на дне корзины, - Лично я устал, и по часику сна, а то и по два, на каждый глаз, не откажусь.
  
   Ему снился Мерлин. Он стоял на бархане, а замученный жарой и жаждой, от нестерпимого пекла, Яков, лежал у его ног. Волшебник встал на одно колено перед бойцом и, приподняв его голову, проговорил:
   - Ты чего это разлёгся воин? Твоя миссия только начинается, а ты уже валишься с ног, от обычной жары. Что же будет, когда тебе повстречаются настоящие смертельные противники?
   - Миссия, - Яков разлепил пересохшие, потрескавшиеся губы, - Эй, колдун, это чё за дела?! Ты меня, куда обещал отправить?! Назад в мой мир. А теперь твердишь о какой-то там миссии...
   - А зачем тебе обратно в твой мир, - хитро прищурившись, посмотрел Мерлин, на усевшегося рядом с ним, спецназовца, - Тебя там кто-то ждёт?.. Ты же один.
   - У меня там есть друзья, - ответив Яков глядя вдаль, - девушка была...как бы.
   - Девушка? Это которая?.. Та глухонемая, что погибла в автомобильной катастрофе, - жёстко резанул Мерлин по сердцу Якова воспоминаниями, - Или та, в воинской части, которая одним ударом топора перерубает толстое бревно? А может тебе ближе Эллис-автобус, или богиня-киска? Необычные у тебя, знакомые среди девушек. Тебе не кажется?
   Яков грустно улыбнулся.
   Он как-то привык, что все его девушки чем-то отличаются от обычных людей. В той далёкой своей жизни, которая осталась где-то в другом измерении, ещё до службы в армии у него была необычная подруга. Она была глухонемой, и...
   Автогонщица. Да. Как не странно. Но как она лихо гоняла! И они были закадычными друзьями, и возможно эта дружба вылилась бы во что-то большее. Но несчастный случай, на дороге, отобрал у него, его подругу.
   Во время службы в спецназе, у него тоже была не совсем обычная знакомая. Она была старшим прапорщиком, и заодно начальником продовольственного склада в их части. Боевая пышногрудая девушка, брюнетка, перерубающая толстое полено одним ударом топора. И как не странно, выбрала она его, хотя за ней таскалась почти вся мужская, холостая (да и не только холостая) часть их батальона. Но она осталась там, в далёком и видимо, не доступном теперь, для него мире.
   Потом, когда его выкинуло в Артуровской эпохе, благодаря заклинанию Мерлина, и смешавшегося с этим заклинанием, портала - открытого другом Эллис, Николя, он познакомился совсем с необычной девушкой-автобусом - Эллис.
   А теперь вот у него была новая знакомая - египетская богиня-кошка Баст.
   Мерлин прав - девушки в его жизни все необычные и экзотические. Видимо у него судьба такая...
   - Я, конечно, дико извиняюсь, мальчики, но... - в их разговор вклинилась, материализовавшаяся из ниоткуда, смуглокожая, голубоглазая девушка, с пепельными, прямыми волосами до плеч, и в белом, полупрозрачном, почти не скрывающем её стройной фигурки, платье, - но, знаете, - продолжила она, - пора некоторым просыпаться. Успеете еще, потом потрепаться у кого какие ба... Кхм, пардон! В общем, успеете ещё обсудить эту тему, а сейчас в реале, некоторым парням стоит своими кулачищами поработать.
   - Это кто? - удивлённо уставился Яков на девушку, но Мерлина уже рядом не было.
   - Эй, мальчик, сейчас это не столь важно кто я, важней то что бы ты разлепил побыстрей свои сонные глазки, - и она стала отвешивать ему затрещины по щекам.
  
  Яков проснулся от того, что кошка лупила своим увесистым хвостом по его физиономии.
   Ну и долго, ты ещё сны о волшебниках смотреть собираешься - вопросительно посмотрела серебристая кошка на него.
   - Ну, знаешь, - возмущённо потёр Яков щёку, по которой только что прошёлся кошачий хвост, - можно было бы как-то и повежливей разбудить.
   Может тебя ещё в губы расцеловать - язвительно прищурилась кошка, и укусила его легонько за ухо.
   - Но, но, - отодвинулся от неё Яков, смеясь, - мне только не хватало ещё с кошкой любовь завести, мало мне автобуса. А кстати, я сейчас во сне, видел, голубоглазую красотку, это случаем не ты была?
   Мало ли что мужику пригрезится во сне, - дёрнула возмущённо кошка правым ухом, - Ты лучше из корзины выгляни. Мы вроде как прибыли уже.
   Яков подошёл к Саиду стоящему возле борта и изучающему в его бинокль, приближающийся оазис, а верней каменное двухэтажное здание, с внутренним небольшим двориком, и с голой стеной со стороны пустыни, построенного на краю островка заросшего джунглями, радиусом километров в пять.
   - Ну и что интересного ты там увидел, - поинтересовался он у сосредоточившегося на этом здании Саида.
   - Эта ест, гарем Салих. Он там держат своих жён. Много похищат не спрашивая о том согласна они или нэт. И кто-то пытаться сейчас от туда убегат, - он передал Якову бинокль.
   Действительно, со стороны пустыни, с плоской крыши здания, была спущена верёвка, и по ней спускалась девушка со свёртком, в руке, напоминающим запеленатого младенца. А на крыше мужчина в чёрной одежде, пытался отбиться от троих толстых и лысых, видимо евнухов-охранников, в серых одеждах. Хотя эти трое нападающих и были тучны, но двигались они как настоящие бойцы (видимо и евнухов боевым приёмам обучают, чтобы те могли защищаться от разгневанных фурий своих хозяев), но всё же было ясно, что они втроём, с эти парнем в чёрном, не управятся. Слишком он был для них ловок. И он бы конечно справился с ними (по его технике боя это было ясно как белый день), но на крышу через люк уже выбрались один за другим, ещё пятеро евнухов, и бросились на помощь своим сотоварищам. Эти пятеро явно были настроены на решительные меры. У четверых в руках были кривые мечи, а у пятого арбалет. Пока он его толком не мог применить к противнику. Ему мешали спины его напарников. Но этот парень явно умел владеть своим оружием, и уже пару раз пытался подстрелить противника, но пока болты не находили свою цель. Мечи остальных, сверкали над головой похитителя, уже пару раз задев его.
   - Ну, так дело не пойдёт, - возмутился Яков и, вскинув подхваченный с пола винторез, метким выстрелом выбил арбалет из рук стрелка, - Саид подруливай к зданию, я думаю, парню нужна наша помощь.
   Саиду два раза повторять не пришлось, и меньше чем через минуту, шар уже завис над местом схватки.
   - Сидите в корзине и не дёргайтесь, нужна будет помощь, свистну. - Яков по скинутой верёвке ловко спустился вниз в самую гущу дерущихся, и один из толстых противников, тут же отлетел в сторону со сломанной челюстью. Ещё двоих, он оглушил прикладом винтореза.
   Яков осмотрелся.
   На парня в чёрном наседали двое толстых, ещё один лежал у его ног без сознания, но после помощи Якова, преимущество в бою было явно на его стороне. Даже мечи не могли спасти евнухов от тяжёлых кулаков противника. Здесь явно помощь уже не требовалась. А вот ещё двое, пытались втянуть на крышу верёвку с висящей на ней девушкой. Вот с этими стоило разобраться. Завидев приближающегося к ним Якова, один из евнухов выхватил из ножен на поясе кривой кинжал и приготовился к схватке с ним. Яков тяжело вздохнул - 'Ну прям детский сад какой-то' - и выпустил короткую очередь из винтореза пред ногами противника.
   - Бросай оружие братан, и оба живо мордами уткнулись в крышу.
   Евнухам тоже дважды повторять не пришлось, как и Саиду. Поняв, что этот противник с ним церемонится, не станет, они дружно - один отбросив в сторону кинжал, а другой, выпустив из рук верёвку, упали на крышу и лежали, не пошевелившись, пока Яков, их же поясами, скручивал им руки за спиной. К этому моменту парень в чёрном разделался со своими противниками и подошёл к Якову.
   - Благодарю за помощь! Стив, - представился он (как не странно на чистейшем русском языке), протянул руку Якову, и они обменялись крепким рукопожатием.
   Парень оказался не таким уж и молодым, как показалось с первого взгляда Якову. Мужчина - лет сорока пяти, аккуратно зачесанные назад русые волосы, густые усы, карие глаза. На нём была чёрная рубашка с широким воротом. Сверху лёгкая кожаная куртка без рукавов. Широкие чёрные штаны, заправленные в невысокие мягкие кожаные сапоги. Штаны охватывал широкий кожаный походный пояс. Под курткой виднелись две кобуры с револьверами.
   Яков и Стив подошли к краю крыши и посмотрели на девушку. Та уже спустилась на землю и бежала по направлениям к ближайшему бархану.
   - Она знает куда бежать, - ответил на вопросительный взгляд Якова, Стив, - Эту русскую, восемнадцатилетнюю девушку, Салих похитил у её родителей, год назад. Меня наняли её отыскать и доставить заказчикам. Но когда я её отыскал в гареме у Салиха, то оказалось, что у неё родилась дочка, от этого мерзавца, и она ни за что без неё уходить не хотела. Вот и завозились. И евнухи сели нам на хвост. Если бы не твоя помощь...
   - Яков, - кивнул спецназовец, - если надо у нас есть транспорт, можем подбросить.
   - Спасибо, но у меня за барханом быстроходный геликоптер. Так что транспорт есть, - отклонил предложение Якова, Стив, - Извини, но сейчас я не могу с тобой пообщаться. У меня на руках девушка с младенцем. Но если будешь в Испании в Сан-Себастьяне, добро пожаловать в гости - оружейный магазин 'Гаджет', Стив Джобс.
   И пожав ещё раз на прощанье руку спецназовца, соскользнул по верёвке на землю и скрылся за барханом. Через минуту оттуда взлетел продолговатый аппарат, чем-то напоминающий каноэ с тремя винтами на возвышающихся над палубой, мачтах, и поворотным рулём на корме. Его взлёт Яков и его двое друзей, уже наблюдали из корзины шара.
   - Стив Джобс, - Яков усмехнулся, вспомнив человека из его измерения с этим именем, - явно этот парень компьютерами не занимается, во всяком случае, их изобретениями. А кстати как у вас здесь с ними дела обстоят?
   Яков вопросительно посмотрел на Саида, тот в ответ пожал только плечами - не слыхал о таких.
   Ко мне с такими дурацкими вопросами, пожалуйста, не лезь - скосила взгляд кошка на посмотревшего на неё Якова, и продолжила умываться.
   - Ну и куда теперь следуем, - Яков посмотрел за борт на крышу, где уже приходили в себя побитые евнухи, - Похоже нам тут точно рады не будут, после всего, что мы тут сотворили.
   - Я хотэт тэбя просит, - Саид посмотрел на Якова, - помогат мне выручат один замешательный девушка, который взят в плен, этот нехороший человек. Я из-за этот девшука и помогат Салих. Я ошен её нравитса. Он её пытат с ифритка Лазим. Он хотет завладет всем стихиями мира, только она уметь их ему дороват.
   - А кто у нас девушка, - непонимающе уставился Яков на Саида после его необычной пылкой речи.
   - Джинниха, - спокойно и буднично ответил Саид, будто говорил о джинах каждый день, - Её имя ошен красиво - Атьяф.
   - Так, - вздохнул Яков, - девушка-автобус, кошка-богиня, теперь ещё ифритка с джиннихой. Интересно, что дальше будет?.. Ладно, начинаем очередную спасательную миссию, как выразился старый дедушка Мерлин. И куда нам, Саид, по-твоему, сейчас стоит выдвигаться?
   Я так думаю, что надо следовать за тем толстяком - толкнув Якова лапой, кошка указала кончиком хвоста, на тучного евнуха, спешащего по дороге от гарема, куда-то в глубину оазиса.
   - Логично, - согласился с ней Яков, - он уж точно спешит с докладом к своему хозяину. А хозяин у нас кто здесь? Само собой Салих. Саид, заводи!
  
   - Тебе бы не помешало оружие, - Яков заменил полупустой магазин в винторезе на полный и, достав из шкафчика кольт, протянул его Саиду, - Умеешь этим пользоваться?
   Саид улыбнулся, беря из рук спецназовца револьвер. Оттянул защёлку барабана, откинул его в сторону, проверил все ли патроны на месте, защёлкнул барабан на место, и ловко прокрутив кольт на пальце, вложил его в свою кобуру.
   - Во как! - восхитился Яков, поглядев на наблюдающую за действиями Саида, развалившуюся на полу корзины кошку, - Мастер-класс!
   Ничего удивительного - прищурила левый глас Баст - и так понятно было по кобуре на его поясе, что парень умеет управляться с оружием.
   - Этот Кольта дарит мне друг мой отца, - объяснил Саид, поглаживая рукоять револьвера, - великая индейский вожд Гыст - Хытрый Лиса. А Арни, помошник у профессор отбират его, когда я спат.
   А вот тебе и второе доказательство - расплылась в довольной ухмылке кошка. На что Яков только развёл руками.
   Бежавший по дороге, выложенной из камня, евнух не замечал следовавший за ним воздушный шар. Явно он спешил сообщить хозяину о сбежавшей из гарема девушке, а о том, что произошло на крыше, был не в курсе.
   - Лихо этот Стив управился с похищением, - проговорил Яков, следя в бинокль за бегущим толстяком, - дерзко.
   - Этот Стив быт у Салиха в гарем... Как это говорит по-русски?.. Гувернантка.
   Кошка смешно зафыркала. Явно фраза Саида её рассмешила.
   - Ну, - Яков опустил бинокль и посмотрел, улыбаясь на Саида, - ты, наверное, хотел сказать - управляющий? И нечего смеяться над парнем, - продолжая улыбаться Яков, повернулся к продолжавшей пофыркивать кошке, - Не все же такие полиглоты как ты.
   Ну, прям там, и посмеяться нельзя - кошка, фыркнув, показала Якову шершавый язычок и отвернулась от него.
   - Подумаешь, фифа какая, обиделась, - пробурчал Яков и снова поднёс к глазам бинокль.
   Из густых зарослей, на спину бегущего по дороге евнуха, метнулось огромное существо, с длинным зубастым клювом, а затем, взмахнув кожистыми крыльями, легко взмыло в воздух и быстро скрылось в дали с зажатым в когтях, и орущим во всё горло евнухом.
   - Это чего сейчас было? - обалдевший от увиденного, Яков, опустил бинокль, и вопросительно уставился на Саида.
   - Птеранодон. Хишный яшер, - удивлённо ответил Саид и непонимающе уставился на Якова, - А што тут такого?
   Ой, не обращай внимания, Саид - Баст уселась между Саидом и Яковом и, сморщившись, посмотрела вначале на одного потом на другого, - Разве не видишь, парниша никогда не видел живых динозавров. Вот у него челюсть и отвалилась от удивления.
   - Зато я дракона видел. Вот! - ехидно ответил Яков кошке, и добавил, - Правда, раздавленного...автобусом...
   Занятно. Как-нибудь расскажешь на досуге, а сейчас стоит делом заняться - и она посмотрела через борт корзины куда-то вниз.
   - Ну и попал я, - проворчал Яков, подходя к борту и поднимая к глазам бинокль, - вначале драконы с волшебниками, теперь джинихи с динозаврами - таскающими евнухов... Саид, их как... динозавров - много тут?.. В оазисе в смысле. А то ещё не хватало и от этих тварей отбиваться. Так и патронов на всех не напасёшься.
   - Нэт, - ответил тот, подходя к Якову, - обышно они в оазис нэ сэлятся. Их срэда обитаний горы и болот. Похоже он здэс пролётом. Прысел отдохнуть и полакомытся. Сдэсь до гор нэ так уж и далеко. Киломэтров сто.
   - Совсем близко, хотя с его та крыльями, - усмехнулся Яков, а затем нахмурился, изучая группу из десяти человек, на краю оазиса, к которой приближался их шар, - Мда-а! Похоже, что не всё в порядке, в королевстве Датском.
   К лошади одного из двух всадников, находящихся, среди копании расположившейся внизу, была привязана девушка. Явно её только что протащили по песку вслед за конём. Над ней склонился богато одетый мужчина, и что-то с яростью требовал от неё, сжимая её горло руками. По следующему его жесту (он вытер своё лицо, и грубо откинул на песок беспомощную, связанную девушку), Яков догадался, что та плюнула в лицо своему палачу. Дальше последовал удар ногой, в грудь лежащей у ног мучителя пленнице, и знак растянуть её между двумя лошадьми. Этого Яков уже стерпеть не мог. Так обращаться с беззащитным созданием.
   - Саид, газу, - выкрикнул он, подхватывая винторез, - Баст точи свои коготки, сейчас будем немножко наказывать нехороших дядек, - и, прицелившись в оптический прицел винтореза, стал поливать слуг палача смертельным свинцовым дождём.
   Шар стал спускаться на головы мечущихся по песку и пытающихся увернуться от пуль спецназовца бандитов. Кошка, яростно зашипев, спрыгнула на песок и стала добивать, острыми, как кинжалы когтями, оставшихся в живых слуг Салиха. Выпрыгнувший вслед за ней из приземлившейся корзины Саид, кинулся к бесчувственно лежащей на песке девушке.
   Мучитель девушки поняв, что схватка не в пользу его команды, вскочил на одну из лошадей, скинув предварительно с неё седока, и ловко уворачиваясь от пуль спецназовца, скрылся в зарослях оазиса. Яков вскочил на вторую лошадь и, ударив её по бокам, погнался было за ним, но на границе с джунглями путь ему преградила чернокожая девушка, ноги которой скрывались в красноватой дымке. В сторону Якова полетел огненный шар. Испуганная лошадь встала на дыбы и сбросила с себя седока. Это и спасло Якова. Ударивший в грудь животного фаербол, превратил его в пепел. Следующий огненный шар, появившийся в руке чернокожей, полетел в лежащего на песке, ещё не успевшего опомнится от падения, Якова. Но навстречу огненной смерти метнулся ледяная стрела, выпущенная джиннихой, пришедшей в себя, на руках у Саида, нёсшего её к корзине шара. Лёд и огнь столкнулись буквально в метре от лица Якова, и пролились на песок горячим дождём. Яков выхватил из кобуры пистолет и направил его в сторону чернокожей ифритки, но та уже растворилась в воздухе, напоследок дико засмеявшись.
   Яков осмотрелся. Схватка закончилась. Кошка сидела возле корзины и вылизывалась, после боя. Спецназовец подобрав винторез, подбежал к шару и помог Саиду, перехватив у того из рук потерявшую опять сознание девушку, и передав её ему, когда тот забрался в корзину.
   - Я соберу оружие у убитых, и мотаем отсюда. Я не думаю, что этот Салих всё так оставит. А оружие нам пригодится, - ответил он кошке, посмотревшей на него вопросительно, - Винторез у меня тоже не резиновый. И патроны для него уже почти на исходе. А двумя пистолетами тут я чувствую, не отделаешься.
   А я что-то против имею - непонимающе посмотрела на него киска - А не проще собрать у всех патроны и взять одну винтовку. Они вроде одинаковые.
   - Патроны тоже соберу, - ответил Яков, укладывая в корзину оружие, - Но дело в том, что не известно, какая из винтовок окажется лучшей, а которую заклинит после первого же выстрела. Так что лучше перестраховаться. А наш шарик, ещё и не такой груз сможет утащить.
   Логично - кошка склонила голову на бок, наблюдая, как Яков собирает у убитых бандитов патроны.
   - А теперь ходу отсюда, - Яков скинул пояса-патронташи на пол корзины, запрыгнул в неё и скомандовал Саиду, - Поехали.
   Шар взмыл в верх, Яков подошёл к сидящей возле бесчувственной джиннихи, кошке, и присел на присядки: - Как она? Сможешь ей помочь? Может воды дать?
   Так! Давай-ка так - ты занимайся своими винтовками, и что там ещё, а я уж сама здесь управлюсь. Кто здесь богиня ты или я - возмущённая тем, что ей мешают, Баст сверкнула на Якова своими сузившимися глазами.
   - Ладно, ладно, киска, - Яков усмехнулся, видя, что джинниха приоткрыла глаза и слегка кивнула ему в знак благодарности за оказанную помощь, - Нас, между прочим, в спецназе, тоже учили оказывать первую медицинскую помощь людям.
   - Если ты не заметил ещё, - возмущённая пепельноволосая девушка повернула к нему свои гневные голубые глазки, говоря на чистейше русском языке, - то она не совсем человек. Да и помощь ей сейчас больше нужна магическая чем физическая, после того как она тебя спасла от этой ифритки!
   Баст замолчала, опять зыркнув на Якова гневным взглядом, а потом хищно улыбнулась белозубой клыкастой улыбкой и, повернувшись к тяжело дышащей Атьяф простёрла над ней свои руки.
   - Я не заметил?! - возмутился, опешивший, превращением кошки, в девушку из сна, Яков, - Я-то заметил, что как со мной общаться, так я только на общение с кошкой тяну, не более. А как... - Яков запнулся и помрачнел, когда открывшая глаза Атьяф ласково ему улыбнулась, положила на его руку, свою маленькую ладошку, и по его телу пробежало тепло, и он вновь почувствовал себя бодрым и полным сил, - Ладно. Не слушайте мой бред. Мало ли какие дурацкие мысли в моей дубовой башке зародятся.
   Он поднялся и ещё раз уже оценивающе посмотрел на изменившуюся Баст - красотка.
   - Не пялься на меня, - возмутилась та, водя медленно руками над телом Атьяф, - Я тебе не картина в музее. Что, никогда девушек не видел?
   - Ну, знаешь, лучше бы ты оставалась кошкой, - возмутился её ответом Яков и, отвернувшись, подойдя к борту корзины, стал изучать удаляющийся оазис в бинокль.
   'Тоже мне фифа-недотрога. Не посмотрите на неё даже'.
   - Саид, похоже, у нас гости. Прибавь газу сколько можно.
   - Я и так вышимаю из этот шар что восмошно, - ответил тот, - Это всё ше шар а не... Шорт! - Саид, поставив на автопилот рычаги управления, подошёл к Якову и, взяв у него бинокль, посмотрел на преследующие их, парящие по воздуху машины, - Эта лёхкие баевые хеликаптеры. Их скорост хорасдо выше нашей.
   - Здесь по близости есть какое-нибудь укрытие, кроме этого оазиса?
   - Ни шего. Разве мошет получатся встретит патрульный арнитаптер. Они обышно в этот район дежурит. Или получатся дотянут до территория Джавдет. Но не факт, что мы его там встречат.
   - Мдаа, - потёр в задумчивости подбородок Яков, - Ну и обстановочку ты мне обрисовал. Весёленькая ситуация. Ладно, будем готовиться к худшему. Рули пока к землям Джавдета, а я посмотрю, чего у нас из оружия есть путёвого.
   Осмотр оружия дал не очень радостные результаты. В основном это были наганы, и только два винчестера.
   Ни автоматов, ни гранат. Цивилизация прямо можно сказать на уровне неандертальцев Дикого запада. Яков усмехнулся сравнению. Но с винчестером, против геликоптера на котором установлены - спарка из двух пулемётов Максим и абордажная гарпунная пушка, не слишком разгуляешься. Правда у него были в подсумке 4 противопехотные гранаты, и оставалось три полных магазина для винтореза, но это тоже было не густо. Хоть радовало то, что патронов для винчестеров было около сотни.
   Геликоптеры приближались очень быстро, ещё минут десять и они их нагонят, и тогда...
  - Я могу вам чем-то помочь? Вы спасли мне жизнь, и я вам очень благодарна за это, - раздался за спинами парней девичий звенящий голосок-колокольчик.
   Яков с Саидом обернулись и посмотрели, на улыбающуюся Атьяф, стоящую позади них.
   Высокая красивая девушка, с темно-зелеными глазами и длинными лазурными волосами. Вокруг нее витал легкий аромат ванили и корицы. Её тёмно-синие глаза были лукаво-игривы, и по ним казалось, что прожила эта девушка не одну сотню лет...
   Она стояла перед ними - спокойная, рассудительная, сохраняя невозмутимый вид. Её спокойствие сразу передалось и Якову.
   Они выкрутятся. Они просто не могут не победить. Чёрт возьми! Он был в ситуациях и похуже этой. И пока что выходил живым из них. Неужели он сейчас сдастся. Ну, нет! Не на того нарвался этот Салих.
   - А ну покажем этим субчикам, из какого теста мы сделаны, - весело подмигнул он Атьяф и перевёл свой взор на Баст.
   Та уже опять преобразилась в кошачью ипостась и наблюдала за ним, чуть наклонив голову набок прищурив левый глаз - Ты же сам сказал, что в таком виде тебе приятней со мной общаться, да и мне манёвренней в бою.
   'А девушка из неё ничего. Личико милое и всё такое...' - улыбнулся Яков, воспоминаниям о пепельноволосой красавице.
   Кошка подошла к нему и потёрлась, ласково мурлыча, своей мордочкой о его руку, а затем лукаво-мстительно посмотрела на него прищурившись и слегка укусила за мизинец - Всё такое значит, ДА?!
   - Ну, знаешь, - потёр, возмущённо, укушенный палец Яков, - Читать чужие мысли - это подло.
   А я их не читаю - ехидно ухмыльнулась кошка - Я просто могу чувствовать эмоции близких мне людей.
   Во время этого недолгого и 'любезного' обмена мнениями Атьяф в полголоса общалась с Саидом на его языке. По их взглядам, было видно, что они друг к другу, явно не равнодушны. Саид королевский сын - симпатяга и боец. Явно в Москве девчонки за ним толпами бегали. И Атьяф, джинниха - высокая и стройная. В топе и шароварах небесно-голубого цвета, нижняя часть её лица была прикрыта полупрозрачной вуалью, на руках множество серебряных и синих (из неизвестного камня) браслетов, в ушах резные серебряные серьги с синими камнями в форме капель. Это парочка стоила друг друга.
   Как только очередная 'дуэль' между Яковом и Баст прекратилась, Атьяф обратилась к спецназовцу так же ка и Баст, на чистейшем русском языке:
   - Саид попросил меня помочь вам с ветром, что бы шар быстрей двигался. Но сейчас моя магия воды и воздуха, очень слаба. И всё это из-за ифритки Лазим. Она отобрала у меня мой амулет - беломраморный кувшинчик. Он представляет собой дом моей бестелесной сущности. В нём скоплены фактически все мои магические силы. Правда Саид и Лазим так и не смогли им воспользоваться, чтобы подчинить меня себе. И тогда ифритка решила лишить меня моей магии, и забросила мой амулет в дыру времени. Он теперь затерян где-то в лабиринтах Междумирья. Но всё же у меня осталась с ним связь, из тонкой магической нити, и магией, хотя и очень слабой я владею. Так что, если чем смогу, помогу.
   Яков посмотрел вопросительно на кошку - как насчёт её магии. Та скривила мордашку - На меня тоже сильно не рассчитывайте, я ещё не восстановилась полностью после долгого памятникастояния в храме.
   - Ну что ж, - Яков осмотрел свою команду, - я смотрю, что все по любому, настроены решительно, и готовы к бою. Займите все свои места - девушки... Да киска, и тебя это тоже касается, и не спорь! Так вот девушки ложатся на пол корзины и стараются поменьше высовываться под пули. Саид! Давай за рычаги и начинай подъём. Когда скомандую стоп, глуши двигатели. А вы девушки, если это у вас получится, постройтесь скооперироваться в своей магии, для того что бы шар не двигался с места от дующего ветра... Ну, хотя бы на пару минут, - хватит у вас сил, - кошка с Атьяф переглянулись и не сговариваясь кивнули в знак согласия, - Ну вот и ладненько. Начинаем операцию - абордаж.
   Всё то время, пока Яков инструктировал друзей, он внимательно наблюдал за преследующими их геликоптерами. Одно из трёхмачтовых воздушных судов, вырвалось вперёд, и по расчётам Якова должно было их настигнуть минут на пять раньше остальных. Этот геликоптер Яков и решил атаковать первым, и возможно в случае удачи, у них будет небольшое преимущество над противником. Саид понял задумку друга и без подробных разъяснений. Он стал вилять из стороны в сторону, вводя преследователей в заблуждение - пусть думают, что шар потерял управление, и его легко настигнуть. Но он постепенно уводил шар вверх, стараясь, чтобы, когда судно, вырвавшееся вперёд остальных, их настигнет, они были точно над ним. Яков уже приготовил верёвку с небольшим якорем, для абордажа, когда с одного из отставших геликоптеров раздалась автоматная очередь. Яков посмотрел в бинокль, и увидел на судне, с которого раздался выстрел, Салиха с автоматом (всё-таки они не совсем в каменном веке), и парящую рядом с шейхом Лазим. Явно они разгадали манёвр беглецов, и давали сигнал, вырвавшемуся вперёд геликоптеру притормозить.
   - Саид меняем тактику, - Яков откинул в сторону бинокль и, вскинув винторез, прицелился в оптический прицел, наводя ствол на рулевого с судна-лидера, уже начавшего притормаживать.
   Саиду даже не пришлось объяснять, что да как, он хоть и вёл шар в противоположную от преследователей сторону, но всё же успевать наблюдать, что происходит у него за спиной. К тому же, Атьяф, после команды Якова, подскочила с пола корзины и, подбежав к чернокожему парню, стала помогать тому советами, определяя благодаря своим магическим чувствам, как развернуть шар, что бы тот попал в нужный поток ветра, который больше всего будет подходить для следующего манёвра. Баст тоже покинула своё место, и уже стояла, рядом с Яковом, на задних лапах положив передние на борт корзины, и держа в зубах конец верёвки с привязанным к нему якорем.
   Спорить с девушками по поводу их безопасности было бесполезно. Можно было получить только пару гневных взглядов в ответ, и это в лучшем случае...
   Очередь из винтореза сбила с ног рулевого геликоптера, судно зависло на месте и шар сменивший направление, стал быстро сближаться с ним. С другой стороны, так же прибавив скорость, стали приближаться отставшие геликоптеры бандитов.
   Теперь всё решали мгновения, если их шар успеет первым добраться до зависшего судна, на котором, судя по панике, начавшейся на палубе, кроме рулевого управлять им больше никто не мог ('Всё же тёмный народ эти бедуины, временами бывают' - усмехнулся довольный Яков), то есть возможность захватить его и посоперничать в скорости с врагами.
   Они уже были почти над аппаратом, по палубе которого метались не знающие как управлять им, пятеро бандитов:
   - Когда скомандую прыгать, прыгай к ним на палубу и цепляй покрепче якорь, - приказал, стоящей рядом с ним, кошке, Яков и выстрелил в первого из бандитов, который сообразив, что сейчас с зависшего над ними шара начнётся атака, бросился к пулемётам.
   Бандит упал с пробитой головой, но и их шар вдруг дёрнулся и стал уходить от зависшего геликоптера.
   - Саид, не понял?! - возмущённо посмотрел, на уводящего от желанной цели, воздушный шар, Саида, Яков.
  - Лазим, - подбежала к нему Атьяф и указала на геликоптер Салиха.
   Ифритка наколдовав между ладонями фаербол, выкинула перед собой руки, и в неуправляемый геликоптер метнулся смертельный огненный заряд. Ударившись в борт, он разнёс деревянный аппарат в щепы, вопящие и горящие бандиты, полетели в пески пустыни.
   - Ради желаемой цели, даже своих не жалеет, - сжал от злобы зубы Яков, глядя презрительно на геликоптер Салиха, - Странно только, почему он до сих пор не приказал своей подружке, так же уничтожить и нас.
   - Я ему нужна живой, - ответила грустно Атьяф, - Он всё ещё надеяться завладеть властью над стихиями. Я не хочу, что бы вы погибали ради меня. Высадите меня и уходите.
   - Вот только не надо мне здесь патриотических речей, - возмутился Яков, следя за приближающимся противником, а затем, поняв, что он вспылил, проговорил более спокойно, улыбнувшись девушке, - Извини. Но, правда, ты не права. Для начала... Хоть оставь мы тебя сейчас, хоть нет, но Салих нам просто так уйти не даст. Не из той он породы, судя по тому, как он легко отдаёт приказы, ради своей выгоды, уничтожать своих же людей. И вообще - дырку он от бублика получит, а не тебя!.. Ложись!
   В следующий момент в баллон их шара, метнулся очередной фаербол, выпущенный Лазим. В последний момент, Атьяф успела, при помощи своей магии стихий, чуть ослабить удар огненного шара, и мощного взрыва, который должен был случиться, не произошло, правда каучуковая оболочка не выдержала соприкосновение с фаерболом и с треском разорвалась, выпуская наружу, через огромную дыру, водород.
   - Вот тебе и не хочет убивать, - проговорил Яков, прижав девушку и кошку к полу своим телом, прикрывая от порвавшихся рулевых тросиков, - Саид, как у нас с пилотированием?
   - Падаэм, - спокойно ответил тот, крепко держась, за рычаги, и пытаясь управлять, выходящим из под его контроля шаром.
   - Сможешь припесочить нас понежнее?
   Даже в этой ситуации не можешь без своих закидонов - недовольно посмотрела ему в глаза, лежащая под ним кошка.
  - Нэт. Дэржытэс!.. - последовавший, за словами Саида, удар о верхушку песчаной дюны, выкинул всех из корзины...
  
   Путь к себе.
   Прыжки.
  'Во первых строках своего письма, пишу Вам уважаемая Эллис... Стоп! О чём это я? Нашёлся мне тоже - товарищ Сухов. Хотя кидает меня похлеще, чем его... Мне кажется, или у меня дежавю? И я повторяюсь? Интересно, куда меня сейчас выплюнет? Опаньки...'
   Портал, активированный Мерлином, выплюнул Якова (как он этого и просил) на небольшую площадку в каком-то вертикальном и мрачном тоннеле.
   'Явно это не Земля. Ну, гражданин Мерлин, вы ещё тот фрукт, оказывается - сделать хотел грозу, а получил... Чёрте что. Хм! А кого это нелёгкое ещё за мной несёт? Нет! Только не Эллис!'
   Портал, через который его выкинуло, пока ещё не закрылся и, судя по непонятным и возмущённым крикам из него, в сторону спецназовца несло ещё кого-то. Яков с тревогой осмотрелся. Площадка, на которой он стоял, была не так уж и широка, ну человека три на ней разойдутся, а вот автобус... Им явно тут двоим, места будет маловато. Как-то не светило парню быть зажатым автобусом, даже хоть этот автобус и бывшая девушка.
   Яков вспомнил о раздавленном ей драконе. На его месте ему как-то не светило оказаться. Надо было что-то срочно предпринять.
   На противоположной стороне тоннеля от него была дверь, но до неё не так уж и просто добраться. Над ним несколько площадок, но до них тоже ещё доберись, попробуй.
   И всё же интересно, что же это за Иерихонова труба такая? Но это ещё успеется выяснить, а сейчас лучше по любому быть на площадке повыше, чем под девушкой-автобусом.
   Яков выхватил один из двух ножей, и принялся с его помощью карабкаться вверх по кирпичной стене, выискивая подходящие выбоины и трещины, благо их было достаточно. Но как оказалось дальше, это было лишним. Портал завибрировал и выплюнул на площадку где раньше стоял Яков двух рыцарей, затем ещё раз моргнул и потух.
   'Занятно. Вроде нас с Эллис никто не преследовал. Опять штучки Мерлина'.
   Яков спрыгнул обратно на площадку и приветливо махнул рыцарям: - Приветик др... Хотя нет!
   Он узнал в одном из рыцарей, в обгоревших и расплавленных доспехах, изуродованного атомным излучателем Утера. И тот тоже его узнал. Утер, переглянулся со своим сотоварищем и, они, зловеще улыбаясь в предвкушении скорой расправы над виновником всех их злоключений (как они считали), раскручивая свои топоры, медленно двинулись на Якова.
   - Ну, ребята, давайте жить дружно, - усмехнулся в ответ им Яков и направил на них винторез.
   Те явно жить дружно не желали. Топор Утера просвистел над головой пригнувшегося Якова, и... Яков так и не воспользовался, оружием. Зачем лишний раз тратить патроны, когда можно сделать подсечку, одному и ударить другого в грудь прикладом. И вот уже два покрытых тяжёлым железом воина, летят, вопя с края площадки в пропасть. Метнувшийся снизу фонтан пламени, превратил падающих рыцарей в пепел.
   'И всё же, Утер, гореть тебе в пламени, в аду', - Яков посмотрел за край площадки, и только тут увидел, вращающийся внизу вентилятор, в центре которого дымилось отверстие огнемёта, и в дополнение ко всему услышал, скрежет опускающегося потолка, усеянного длинными стальными шипами.
   - Полный комплект, - надо было что-то делать. - Если не поджарит, то перемелет точно.
   Якову как-то не светило быть размолотым в этом тоннеле как в мясорубке. Нужно добраться до двери, но прежде, всё же остановить вентилятор. Если вдруг полетит вниз, то лучше на обездвиженный механизм.
   Достав из подсумка пару гранат, он швырнул их в сторону вентилятора, но...
   Но они не долетели до цели. Буквально в паре метрах, ниже его площадки, образовался новый портал, и обе гранаты влетели точнёхонько в него.
   Портал весь трещал, сверкал, шипел и плевался искрами в разные стороны, но всё же это был портал, и он вёл куда-то. Главное что бы подальше от этой чёртовой мясорубки.
   Ему явно кто-то помогал. Но кто? Кто бы это ни был, он вовремя открыл эти 'двери'.
   'И-и-эх! Где наша не пропадала', - Яков махнул рукой и прыгнул в портал...
  'Опять пишу Вам разлюбезная Эллис, поскольку выдалась... выдалось свободное падение'.
  
   Побег из башни.
   Атьяф очнулась от ощущения давящей на нее чуждой магической силы. Такой, от которой ее тело казалось скованно кандалами, а голова гудела. Пересилив себя, девушка открыла глаза и села на низкой деревянной лавке.
   В помещении было промозгло и темно, только узкий неяркий луч чертил линию от тюремного окошка к ногам Атьяф. Она чуть улыбнулась уголками рта: да, Смерть сходу бросила их... уж её это точно, в сложную ситуацию...
   Однако и судьба всего мира балансирует на кончике клинка неизбежности...
   Оставалось только гадать, куда забросило ее дорогих друзей, Якова и Баст. Но Атьяф верила, что решительный спецназовец и могущественная богиня смогут постоять за себя.
   Девушка встала, мельком оглядела себя: как и обещала ей Смерть, все её украшения, дающие помощь в магии, пропали. Бирюзовые шаровары и туника пропитались влагой от воздуха и потемнели от грязи. Пришлось отбросить мысли о сохранении безупречного внешнего облика, потому что сейчас Атьяф не могла сотворить даже простейшего заклинания. Каменный стены темницы были насквозь пропитаны сильнейшей магией, блокирующей все физические заклинания, то есть джинниха не могла здесь воздействовать ни на что материальное.
   Она тихо подошла к двери и, встав на цыпочки, выглянула наружу: тусклая масляная лампа освещала стену грубой кладки и часть коридора с уходящей вниз лестницей.
   - Эй! - осторожно позвала Атьяф. Тишина.
   Девушка отошла и прислонилась к стене, задумчиво глядя на светлую черту на полу. Затем закрыла глаза и прижала запястья к вискам. Магия блокирует физическую магию, но ментальная может... может получиться...
   Перед глазами девушки возникли образы Якова и кошки-Баст. 'Где вы? Куда закинуло вас?' - но мысли друзей были закрыты от Атьяф. Смерть знала своё дело. Однако она, все сильнее уходя в себя, продолжала пытаться связаться с ними...
   Взрыв сотряс камеру и заставил джинниху очнуться. Она пораженно смотрела на пролом в стене и тлеющий кусок массивной двери. Сделав к нему шаг, Атьяф ощутила под подошвой мягких туфель что-то острое, инстинктивно наклонилась и подняла металлический осколок гранаты. Все-таки получилось! Непостижимым образом получилось! Радостно улыбнувшись своим друзьям, пусть и бывшим где-то далеко, она зажала осколок в руке и пробралась через пролом.
   По мере того как Атьяф спускалась по лестнице из башни, блокирующая ее магию сила ослабевала. И хотя джинниха не ощущала полной власти над своим волшебством и не могла принимать бестелесный облик, но уже не была беззащитной перед лицом неизвестной опасности. Первым делом, конечно, она одним движением руки смахнула с себя всю грязь, и бирюза одежды засверкала чистотой, а темные переливающиеся волосы аккуратно легли по плечам, будто только что расчесанные.
   Перед последними ступеньками девушка замедлила шаг. Впереди открывалась небольшая галерея с нишами вдоль стен непонятного назначения, освещенная такими же тусклыми масляными светильниками. За углом слышалось чье-то хриплое дыхание - судя по длине вдохов и выдохов, существо было больше человека. Однако ни звуков шагов, ни других признаков движения Атьяф не заметила.
   Осторожно ступая вдоль стены, она достигла поворота. Чуть дальше виднелась широкая лестница вниз, но перед ней в коридоре облокотившись о стену, на скамье сидел, узколобый великан втрое выше и больше девушки. Казалось, он дремлет, не ожидая сбежавшей пленницы или кого-либо другого.
   Атьяф решила было попробовать также осторожно прокрасться мимо него, хотя это было все-таки очень рискованно. Но тут она с удивлением увидела у противоположной стены еще одну девушку.
   Атьяф припомнила, что Смерть упоминала о том, что в лабиринтах Междумирья, будут встречаться и другие путники, оказавшиеся там по разным причинам - кто в наказание, кто в поисках сокровищ...
   У каждого здесь была своя цель, но возможно, что их дороги временами будут случайно пересекаться. И они должны сами понять, кому нужно помочь, а кого стоит остерегаться, а кого возможно и убить.
   Повстречавшаяся ей девушка, была одета, будто мужчина, в кожаные штаны, куртку и шляпу с немного загнутыми полями. Незнакомка улыбнулась Атьяф, а затем кивнула на великана, достала из кармана монетку и подкинула ее в ладони. Джинниха улыбнулась в ответ, поняв ее замысел. Она раскрыла ладонь так, чтобы незнакомке было видно, и материализовала на ней точно такую же монету. Если девушка и удивилась магии, то не подала виду. Девушки посмотрели друг другу в глаза и кивнули.
   Незнакомка сделала шаг в тень и кинула монету так, чтобы охранник отвернулся от Атьяф. Великан вздрогнул от звона и удивленно нагнулся посмотреть, в этот момент джинниха скользнула за его спиной на лестницу и сразу же кинула монету туда, где только что была. Великан неповоротливо развернулся, и незнакомка юркнула к Атьяф. Улыбаясь, они споро сбежали по лестнице подальше от тупого охранника.
   Лестница повернула и перед девушками оказалась массивная дверь. Предчувствуя, что за ней ждут новые испытания, Атьяф повернулась к незнакомке. Та вдруг сняла с руки плетеный кожаный браслет и молча протянула его джиннихе. Атьяф в ответ материализовала белый шелковый платок, от которого веяло ароматом ванили, и с улыбкой отдала его девушке.
   Они подошли ближе, и дверь сама начала медленно открываться. За нею виднелся огромный темный зал с высокими потолками. Лишь небольшой камин выхватывал из мрака часть мозаичного пола.
  Девушки молча сделали шаг навстречу очередной неизвестности...
  
   Побег из башни - попытка ?2...
  Баст открыла глаза. Ещё секунду назад она разглядывала ящерку, на одной из веток раскидистого дерева - бродячего острова, доктора Мо. Такую маленькую, симпатичную, блестящую и фиолетовую рептилию. Как раз в тот момент когда Баст решала, хочет ли киса кушать или ящерка всё же красивая, послышался громкий голос Смерти, отправляющей их в путь по просторам лабиринтов Междумирья. Кошка грациозно повернула голову на голос и... всё потемнело.
   Тёмные стены, сырость, клок влажной соломы в углу, в общем, полный комплект заключённого. Большая грязная капля упала на нос кошки. Баст скосила глаза к носу и посмотрела на каплю. Та растеклась грязной лужицей и потекла по извитым вибриссам кошкиного носа. То, что надо выбираться из этого места не вызывало сомнений. Грациозно потянувшись и вытерев нос лапой, она вальяжно подошла к тяжёлой деревянной двери, обитой ржавым железом. Вытянула две передние лапы и, прогнувшись, поставила обе лапы на дверь. Дверь была холодной, липкой от воды. Кожа кошки пошла волнами от отвращения. Баст поднесла морду к двери и легонько дунула на неё. Тяжёлая дверь слетела с петель, как лист бумаги.
   За дверью оказался не менее грязный коридор, пыльный пол, грязно-серые стены. Вдоль всего коридора шныряли большие жирные крысы, кошка мурлыкнула под нос, крысы бросились врассыпную. Пройдя вдоль коридора, Баст заметила ещё двери, много дверей, за ними слышалось шебуршание и возня.
   Послышались тяжёлые гулкие шаги. Баст решила, что раз любопытство сгубило одну кошку то и до геноцида не далеко. Сосредоточившись на каменной кладке коридора 'древнего замка готического стиля' кошка начала открывать порталы для своих котов-телохранителей, больших мумифицированных тигров, когда-то тысячи лет назад, охранявших её покои.
   В сгущающейся тьме стали возникать точки света, они скользили по стенам, спускались на пол, бегали по потолку, зависали в воздухе. Баст, доверившись интуиции, попыталась выделить нужные.
   И тут из-за поворота вышел ОН.
   О! Анубис тебя подери! Какой большой. От неожиданности Баст потеряла концентрацию, порталы задрожали. А ОН всё приближался и приближался, кошка поняла, что при таком распределении божественной энергии она не успеет ни вызвать котов, ни дать бой великану. Великан, одетый в коричневый, покрытый бурыми пятнами, кожаный фартук и с пирамидальным шлемом на голове, шёл на кошку, размахивая большой секирой.
   Баст начала стягивать всю энергию на три портала, стараясь как можно быстрее закончить заклинание. Великан поднял секиру над головой, и тут... Кошка прыгнула в один из нестабильных порталов. Находясь в коридоре портала, Баст заметила летящую мимо неё небольшую, размером с человеческий кулак, овальную металлическую штучку. Штучка попала точнёхонько в грудь великана. И великан, и штучка сделали 'БА-Бах!' и портал схлопнулся у Баст за спиной. Присев на задние лапы от удивления кошка немного постояла в радужном коридоре портала и, укрепив его стены своей энергией, вальяжно пошла по нему на другую, неизведанную и неизвестную сторону.
  
   "...Душа моя рвется к вам, ненаглядная Эллис, как журавль в небо. Однако случилась у нас небольшая заминка...'
   Яков вылетел из портала на ледяной пол огромной пещеры. Перекатившись через голову, он встал на одно колено и, сняв винторез с предохранителя осмотрелся, выдохнув в морозный воздух пещеры сгусток пара.
  'Явно здесь не май месяц'.
   Он находился в храме, высеченном в монолитной скале. Стены и потолок гигантского зала были покрыты, удивительными художественными фресками. На них были изображены люди с кошачьими головами, покрытые серебристой шерстью. Зал был освещён, серебристым же сиянием, которое исходило с потолка, огромного помещения. Потолок опирался на квадратные колоны, высеченные из голубого камня, опирающиеся на монолитные скальные платформы. Мрачное мистическое настроение в храме усиливалось благодаря эффекту сгущающегося в его глубине сумрака, в котором призрачно мерцали огромные изваяния, людей-кошек. Их золотые одежды были усыпаны маленькими изумрудными камнями, и казалось, что они грозно смотрят на непрошеного гостя, своими огромными изумрудными глазами.
   На стеллажах вдоль храмовых стен, лежали доспехи и различное вооружение. Весь храм был заставлен сундуками. Некоторые из них были открыты и в них находились золотые монеты и драгоценные камни. Между сундуками, полы были усыпаны грудами сокровищ. Здесь было всё - и украшения, и золотая посуда, и... Здесь было столько всего, что перечислять можно было бы очень долго.
   - Тихо ты, - Яков услышал чей-то раздражительный сиплый голос и, перекатившись за один из здоровенных сундуков, притаился прислушиваясь.
   - Да я и не шумел, - ответил не менее хриплый голос.
   - Да? А кто же тогда сейчас грохнулся?
   - Да я шёл как мышка! Это Абдула.
   - Я?! - прохрипел возмущённо третий, - За такое грязное враньё я могу и прирезать!
   - Заткнитесь вы оба, - проговорил первый, - Мало того, что по лабиринту шляются какие-то непонятные личности, от которых мы еле скрылись, так вы ещё хотите разбудить Стража своим поросячьим визгом? Ищите корону Всевластья. Когда я стану властелином, я...
   Яков уже хотел выглянуть из-за сундука, и посмотреть на эту троицу искателей сокровищ, но в этот момент по храму разнёсся глухой злобный рык. Затем раздались дикие вопли, несколько выстрелов, мольбы о пощаде и в завершении захлёбывающиеся предсмертные стоны, и всё это сопровождало зловещее рычание, явно не маленького зверя.
   Наступила полная тишина. С потолка в серебристых лучах света начали срываться редкие снежинки, постепенно припорашивая тонким слоем сокровища храма и устилая мягким покрывалом пол.
   Яков тихо, стараясь не шуметь, посмотрел поверх сундука...
   На него уставились серые глаза огромного, примерно метр в холке, снежного барса.
  - Опаньки, - Яков сглотнул и помахал барсу рукой, улыбаясь идиотской улыбочкой. - Приветик. Я это... тут... мимо проходил...
   Он кинул взгляд за спину барса, и увидел на заснеженном полу три окровавленные, мёртвые человеческие фигуры.
   - Я так понимаю, я прервал Ваш завтрак...Уважаемый.
   Барс стал медленно обходить сундук, не спуская с Якова, своего хищного взгляда, негромко порыкивая, и хлеща себя в ярости по бокам, огромным пушистым хвостом.
   - Я пойду, наверное, - Яков не спеша вышел из-за сундука, и стал медленно пятиться к ближайшему выходу из храма.
   Но барс явно его отпускать не собирался. Похоже, он хотел сделать его обеденным блюдом.
   - Послушай котик. Я же тебе повторяю, я просто мимо проходил, мне твои сокровища, до лампочки, мне бы выбраться отсюда. Может, покажешь выход. И я, это...пойду своей дорогой. Мир, дружба, жвачка!
   'Похоже, я сегодня частенько повторяюсь', - промелькнула в его голове мысль, но он от неё тут же отмахнулся, сейчас не до воспоминаний.
   Атака барса была стремительна, но Яков был готов к ней. Когда огромная пятнистая кошка прыгнула на спецназовца, тот упал на пол и откатился в центр зала к запорошённым снегом трупам. Кинув на них мельком взгляд, Яков заметил разодранные огромными когтями их грудные клетки. Ему ещё меньше захотелось становиться обеденным блюдом у этого котика.
   Озлобленный неудавшейся атакой, снежный барс, опять стал наступать на Якова, и теперь уж точно он не собирался упускать свою жертву.
   - Ну что ж, - тяжело вздохнул Яков и направил на стража сокровищ, свой винторез. - Видит Бог, я этого не хотел...
   Но тут он заметил на пятнистом боку подкрадывающегося к нему снежного барса, кровавую рану. Похоже, что всё же одному из искателей сокровищ удалось подстрелить Стража, и явно не слабо, кровь стекала по шерсти и окропляла частыми алыми каплями припорошенный снегом пол. Что-то дрогнуло в душе спецназовца, ему стало жалко эту огромную белую с черными пятнами пушистую кошку. Он поставил автомат на предохранитель и положил его на пол. Он решил попробовать ещё раз поговорить со Стражем сокровищницы:
   - Послушай, ты ранен, давай я тебе помогу... Я вытащу пулю. Мне не нужны твои сокровища. Честно! Мы с тобой одной крови!
   Барс замер на мгновение, Якову показалось, что тот презрительно ухмыльнулся. А затем Страж бросился в атаку. Мелькнувшая в воздухе сапёрная лопатка, зажатая в сильной руке Якова врезалась с размаху, плашмя, в морду подскочившего стража и откинула того в сторону от бойца. Этот удар вырубил на время хищного кота.
   - Верный наркоз. Никогда не подводит.
   Яков выхватил нож, подбежал к лежащему без сознания зверю, и стал аккуратно выковыривать из кровоточащей раны пулю. Когда барс начал приходить в себя, спецназовец уже заканчивал его перевязывать. Зверь попытался рыкнуть, но Яков оттолкнул его морду - не мешай. Барс рыкнул в ответ возмущённо, но уже без злобы, поняв, что парень пытается ему помочь.
   - Ну, вроде как-то так, - Яков закончил перевязку и, повесив винторез поперёк груди и положив руки на него, отошёл в сторону, давая подняться перевязанному Стражу.
   Барс осмотрел повязку на себе и рыкнул благодарственно глядя в глаза спецназовца.
   - Не за что, - ответил Яков и, махнув на прощание Стражу сокровищницы, направился к выходу.
   'Постой солдат', - раздался у него в голове голос.
   - Опаньки, - Яков резко повернулся и удивлённо посмотрел на зверя, - Это сейчас ты сказал, или у меня глюки?
   'Не знаю, что значит - глюки, но я Страж сокровищницы могу мысленно говорить с тем, кого посчитаю своим другом. Ты мне помог. Вытащил из моей раны пулю, я готов отблагодарить тебя. Ты вправе взять то, что пожелаешь в этом храме, но в единственном экземпляре. Любое оружие, лежащее здесь, может сделать тебя великим бойцом. Ты можешь взять даже корону Всевластия. Надев её, ты станешь повелителем мира. Тебе будут подчиняться народы. У тебя будет всё - сокровища, женщины... Любая твоя прихоть будет исполняться твоими верными слугами. Выбирай, Солдат'.
   - Говоришь корону Всевластия, - Яков остановился в задумчивости перед постаментом, на котором лежала сверкающая, усыпанная драгоценными камнями корона, - А зачем она мне так... Без напряга. Так скучно её получать. Да и пока я ещё к этому не совсем готов. А оружие, - спецназовец посмотрел на стеллажи с оружием, - Мне хватает и того что есть у меня. Хотя... - Яков нагнулся и подобрал лежащую возле одного из убитых снайперскую винтовку, и снял у него с пояса, патронташ с патронами, - Вот эту винтовочку я возьму, и...
   Яков взял витую серебряную цепочку с кулоном в виде беломраморного кувшинчика с гравировкой. Этот кулон, когда он к нему случайно прикоснулся, во время перевязки Стража, слегка обжог его руку, и перед ним промелькнул милый облик очаровательной зеленоглазой девушки. Теперь же когда он его взял в руки, он почувствовал что где-то здесь, в тёмных закоулках этого ледяного лабиринта, скрывается хозяйка этого кулона, и он обязан прийти ей на помощь.
   'Ты сделал свой выбор, солдат. И я думаю это правильный выбор. А теперь убирайся отсюда! Я должен восстановить свои силы, что бы рана затянулась'.
   Уже выходя из зала, Яков услышал хруст костей и аппетитное чавканье.
   'Теперь ему придётся делить свой завтрак, ещё на обед и ужин'...
   Впереди был долгий и трудный путь...
  
   '...А еще хочу приписать для вас, уважаемая Эллис, что встречались мне люди в последнее время все больше душевные, можно сказать, деликатные'.
   От пещеры открывшейся взору Якова веяло холодом, не тем морозным, который исходил от стен, а другим могильным, леденящим душу. Мимо Якова проплыло белое Нечто, таща за собой кусок гнилой плоти, покрытой белыми личинками.
   - Хорошая наживка для рыбалки, - пошутил вполголоса Яков, провожая Нечто.
   Нечто зависло, из него вылезли два чёрных глаза на тонких стебельках, и возмущённо посмотрели на спецназовца.
   - Это мАё! - фыркнуло Нечто, и поплыло дальше.
   'Чего тут только не привидится. Но вернёмся к нашему барану, верней к пещере'.
   Через неё обязательно надо было пройти, а Яков чувствовал, что это будет не так просто сделать. Что-то здесь было, но что. Да и кулон на груди стал обжигать ледяным холодом, будто предупреждая, что впереди опасность. Нужно было провести разведку, прежде чем выдвигаться и вляпываться в очередное приключение. Благо в подземелье было не так уж и темно. Стены испускали голубоватый свет, и было светло как в ясную лунную ночь.
   Забравшись по выступам на стену, по краю пещеры, и встав на подходящей для наблюдения площадке, Яков осмотрелся в бинокль. Пещера метров двести по окружности, вроде ни чем таким примечательным не отличалась от всех других, которые он уже прошёл. Хотя...
   Вот! В центре! Около двух десятков холмиков и всё...
   Нет не всё! Они слегка шевелятся. Вот только зомби ему не хватало. Но надо двигаться вперёд. Чувство, которое появилось у него после того, как он взял в руки кулон, вело его именно через эту пещеру. Ну что же - где наше не пропадало. Вроде, всё спокойно. Может и пронесёт. Мало ли кто там шевелится. Может это червяки. Вот только этот низкий туман над могилами его смущал...
   Яков был уже в центре пещеры, между могил, когда услышал зловещий шёпот, он исходил из тумана, опустившегося уже к самым могилам: 'Вссставайте! Он уже здесссь. Обретите плоть, заберите его плоть себе для пищи, а его душу отдайте мне!'
   Туман впитался в могилы и холмики вокруг Якова зашевелились ещё сильней.
   'Да! Если это и черви, то очень крупные. А вон уже и один из них показался. Интересно, что за бред голос нёс про мою душу и плоть?'
   Из одной могилы появилось что-то непонятное и шокирующее временами. То это был сгусток кровавой слизи, то скелет затягивающийся 'косяком', и пытающийся поймать кайф, от проскальзывающего сквозь его кости дыма, то кипящая лужа, скользящая по полу пещеры.
   Тут стали раскрываться и остальные могилы, из которых стали выползать существа, пытающиеся на ходу принять боле-менее человеческий облик. Правда, это у них получалось с трудом. Кого тут только не было.
   Высокий мужчина с пучками каштановых волос на голом черепе, в рваной форме милитариста.
   Широкоплечий мертвец с перебитой бровью и со сломанным носом.
   Голубоглазое человекообразное существо с соломенной копной волос на черепе, и с параметрами супермодели.
   Из одной могилы выпорхнул сгусток дыма, от которого исходил аромат ванили и корицы.
   Скелет огромной кошки.
  Рыжеволосое существо, явно женского пола, спокойно двигалось на Якова и миролюбиво улыбалось.
   Длинноногий скелет, с лоскутами белой кожи постепенно сращивающейся, и с длинной косой, на голом черепе.
   Нечто - наполовину мужчина, наполовину женщина, нижнюю часть которого вместо ног заменял костяной змеиный хвост.
   Бледная мёртвая рыжеволосая девчушка вся покрытая шрамами.
   Блондин с подковообразным шрамом, ползающим по его зарастающему кожей лицу и пытающимся отыскать своё истинное месторасположение.
   Девушка, с двумя катанами, череп которой, закрывала красная маска безумно улыбающегося дьявола.
   Красные светящиеся глаза и висящий под ними черный классический костюм с красным галстуком и темно-зелёной рубашкой.
   Скелет в немецкой форме.
   Обнажённая брюнетка с тонким золотым браслетом на правой руке и в сапогах на высоком каблуке. Она зловеще улыбнулась Якову и на её почти восстановившихся щёчках с бледным, смертельным румянцем, появились ямочки.
   Готка, в рваной сексапильной одежде и с длиннющими клыкам.
  Скелет с чёрной подстриженной бородкой и тяжёлой тростью.
   И в довершение всего впереди всех на него вышагивал...
  Неужели это был он сам. Судя по одежде, да. Скелет, одетый в военную форму, и поверх неё в разгрузку. На ногах тяжёлые берцы. А на ухмыляющемся нагло черепе бандана защитного цвета.
   И вот всё это ползущее, летящее и шагающее надвигалось на него, и явно не с мирными намерениями.
   Похоже, эти существа, натравленные именно на него, невесть кем, по тем словам, которые он услышал до их возрождения, хотят им пообедать. Яков скосил взгляд на свои часы на левой руке - время как раз обеденное. Уж вот этот урод в бандане и с наглой улыбочкой на костяной морде, пытающейся затянуться гниющей кожей, точно претендует на его свежую кожу, хотя бы только для того, что бы её натянуть поверх себя.
   И что они думали о себе? Буд-то он так и будет стоять, и смотреть, как они его будут душить, кусать и рвать на части.
   Он вовремя пригнулся, над его головой неуклюжее просвистела тяжёлая трость, подскочившего к нему первым, скелета с бородкой. Удар тяжёлой подошвой в костяную грудь противника и тот рассыпался в прах.
   'Так надо их уничтожать, пока они полностью не восстановились' - спецназовец положил на пол пещеры снайперскую винтовку: "В ближнем бою она будет только помехой".
   И понеслось...
   Берцы, винторез, ножи, сапёрная лопатка, всё пошло в ход. Через пять минут Яков стоял с перемешенной копной разнообразных волос в одной руке и сапёрной лопаткой в другой. Винторез с опустевшим магазином лежал возле его ног. Некогда было перезаряжать в пылу боя. Так и не успевшие полностью восстановится существа, кто рассыпался в прах, а кто, поскуливая, уползал обратно к себе в могилу, что бы там окончательно испустить дух. Подлетевший к Якову дым, хотел было его атаковать, но ударившая из висящего на груди Якова кулона молния, загнала того обратно в его захоронение. Но остался ещё один противник...
   Он схитрил. Он дождался конца схватки в стороне, и уже успел, почти полностью восстановится и обрести достаточно сил, для решающего боя со спецназовцем. И это был...
   Удар тяжёлым берцем пришёлся Якову в грудь.
   - Неплохо, - поморщившись и потерев грудную клетку, проговорил спецназовец, не сдвинувшись ни на шаг с места, и разглядывая самого себя, глядящего на него наглыми глазами. - Но обычно я если хочу убить, то бью не так.
   - А как? - прошепелявил всё ещё беззубым ртом ухмыляющийся Анти-Яков. - Может, научишь меня, такого неумёху.
   - Не могу же я отказать самому себе в такой просьбе, - удар остро наточенной сапёрной лопатки снёс одним ударом голову Анти-Якова, и та покатилась по полу пещеры, глупо хлопая глазами.
   - Ошибочка, - проговорила она остановившись, и рассыпалась в прах.
   - Умёха, неумёха... - пнул ногой безголовое тело Яков, тоже рассыпавшееся в прах от его удара. - У кого есть сапёрная лопатка, тот и молодца.
   Повесив лопатку на пояс, подобрав ножи и вложив их в ножны, он поднял с пола винторез, перезарядил его, повесил на плечо винтовку, и...
  ...И в этот момент под его ногами разверзлась бездна, и он опять полетел в светящийся портал, ведущий в неведомые дали.
   'Отметить надобно, уважаемая Эллис - народ здесь подобрался покладистый...'
  
   В лабиринте.
   В портале было интересно. Огоньки и звёздочки радужно переливались и подмигивали кошке. Пройдя пару метров по порталу, Баст начала ритуал выхода. Коридор дрогнул, замерцал, и кошка высунула голову в реальность. Широко улыбнулась и подумала, что её брат из Чешира любит покрасоваться перед публикой.
   Оглядевшись, Баст поняла, что ничего хорошего из нестабильных порталов никогда не выходит.
   Что мы имеем в итоге? Лабиринт - одна штука.
   Вдруг сердце кольнуло холодом, а затем резко потеплело в груди, и кошка вспомнила... Яков! Атьяф!
   Он нашёл! Кошка знала, человек нашёл! Надо торопиться, надо. Прыжками Баст побежала через лабиринт, сначала она бежала по коридорам, таким зелёненьким с красивыми листочками, но потом ей это наскучило, и она решила перепрыгивать через стены. Благо лабиринт к этому предрасполагал, правда его высота не каждому позволяла это сделать, но она богиня всё же, как ни как...
   Во время одного из приземлений, Баст наткнулась на грудастую нежить с чёрными волосами и чёлкой как у пони, хорошо, что кошка накинула полог невидимости...
   Ещё одна стена. Прыжок. Кувырок. Приземление на четыре лапы. Пробегая мимо высокого человека, крепкого тридцатилетнего блондина с добрым, но прямым и решительным взглядом и подковообразным шрамом на подбородке, вопросительно мяукнула. Но, кажется, человек не заметил её...
   Прыжок. Ещё прыжок. Пенёк. На пеньке Нечто. Так вот это самое Нечто пыталось отдавить Баст хвост! Увернувшись и кинув в Нечто милое проклятье, кошка рванула дальше, не глядя как существо срастается с пеньком плотью и начинает зацветать красивыми пурпурными цветами...
   Кого только не встретишь в этих лабиринтах, главное не встречать всех встречных в штыки. Хотя возможны и исключения, главное понять, где враг, а где друг.
   Поразмышляв о пеньках, хамах сильных мира сего, в данный момент о Смерти - всё же и к её словам порой стоит прислушиваться, Баст притормозила у очередного поворота.
   Сделав шаг за поворот, кошка изумлённо остановилась. Пахло чем-то едким, резким. Странным запахом. Вкус крови и боли. Так пахла громыхающая штука Якова. Неужели он здесь? Нет, его запаха Баст не чувствовала, но с земли пахло серой и железом...
   Уткнув морду в землю, она заметила полый цилиндр с ободком. На торце кружочек с маленьким углублением чуть в стороне от центра. Мявкнув, Баст попыталась подцепить штучку носом, но у неё ничего не вышло. О Сет Всемогущий! О Бог ярости, песчаных бурь, разрушения, хаоса, войны и смерти! Какого Хеопса! Нужны пальцы.
   Изогнувшись в судороге, тело кошки задрожало и поднялось в воздух.
   Маленькие ножки ступили на землю рядом с металлическим цилиндром. Миниатюрные пальчики подняли гильзу с земли и поднесли к голубым глазам. Пепельные волосы разметались по узким плечикам. Баст вытащила из воздуха верёвочку, перевязала ей гильзу и повесила на шею...
  
   Белое одиночество...
  ...Внезапно камин потух. В ушах засвистел ветер, перед глазами сменялись картины - одна мрачнее другой: звезды и вспышки зарождающихся галактик, войны и реющие над битвами драконы, висящая в воздухе Корона Всевластия, снежный зверь, над окровавленными телами... В голове несколько раз звучали отдаленные возмущенные крики и злые реплики, и предсмертные стоны...
   Также внезапно этот бред оборвался. Атьяф оказалась в конце длинного коридора, и ей почудилось, что там, у выхода, стоят ее верные друзья. Она решительно пошла к ним, но уже через несколько шагов вокруг начала сгущаться тьма, становилось все холоднее и холоднее...
   Девушка закрыла и открыла глаза: она стояла посреди огромного нетронутого снежного поля.
   Атьяф поежилась и щелкнула пальцами, облачившись в серебристую шубку и сапоги до колена. Ее загорелая южная кожа, казалось, стала отражать окружающую белизну, что девушке совершенно не нравилось.
   Она оглянулась. Поле... Значит, снова одна и неизвестно где. Ясное небо вмиг затянуло серебристыми тучами, и посыпался колючий снег. Сверкающий, будто осколки зеркал и неприятный. Атьяф подняла руки в воздух, произнесла заклинание, и над ее головой образовался непроницаемый снежный зонт, защищавший от снежинок нежные волосы.
   Совершенно не ясно, что делать... Ни деревца, ни домика вдалеке. Прислушавшись к себе, Атьяф поняла, что и магия, как проводница, ей тут снова не помощник - она будто бы находилась в пустоте, и ни одна ниточка астральных дорог не вела отсюда или сюда, а значит, по ней нельзя было переместиться.
   'Это Баст у нас мастер прокладывать порталы хоть из ниоткуда в никуда, - со вздохом подумала Атьяф. - У меня несколько иной профиль...' Пожав плечами, Атьяф побрела просто вперед, увязая в сугробах и стараясь не думать о том, как она не любит зиму.
   Спустя какое-то время впереди появилась темная фигура. Таинственный незнакомец также медленно шел через снегопад. Приободрившись, но в то же время, держась настороже, Атьяф пошла ему навстречу.
   Через минуту ей начало казаться, что с каждым шагом количество фигур увеличивается. И они также медленно, как и она, бредут сквозь снег, следя за каждым ее движением. Кто это? Армия? Такие же путники-герои? Атьяф остановилась - остановились и они. Она решилась двинуться снова - и они зашевелились. Неожиданный и непонятный враг - самый страшный...
   Неожиданно снова расчистилось небо, и яркий луч солнца сверкнул на незнакомце, будто отразившись от стекла. Атьяф остановилась, поражённая догадкой. Пошла вправо - незнакомец пошел влево. Зеркало! Много зеркал. От центрального полукругом расходились остальные, и оттого казалось, что все другие отражения меньше предыдущих.
   Прищурившись от бликовавшего солнца, девушка подошла ближе. Провела рукой по своему лицу в отражении - ничего необычного, разве что нос и щеки покраснели от мороза. Оглянулась назад - все то же пустое поле. Значит, путь один - вдоль зеркальной стены. Ненужный больше снежный зонт рассыпался ярким конфетти.
   Атьяф шла, не глядя на свое второе 'я', а лишь касаясь его рукой, чтобы не уйти в сторону. Ее мысли витали далеко от этой снежной тишины, которую нарушало только поскрипывание ее легких сапог. Пустота и безжизненность угнетали девушку, и она старалась думать о своей родине, красочной и жизнерадостной. Родина, где у Атьяф никогда не было настоящего дома (да и какой дом может быть у джинна, кроме ее 'сосуда'?), все равно манила ее обратно. Это была родина ее матери...
   Внезапно краем глаза джинниха заметила движение справа и резко обернулась - снова зеркало! Далеко впереди и сзади друг на друга глядели десятки Атьяф. И как она не заметила, что вошла в зеркальный тоннель?!
   Стоя посередине, девушка теперь могла кончиками пальцев дотронуться до своих двойников. Но вот только они начали неуловимо меняться... будто туман подернул стеклянные поверхности. И вот сквозь него тут и там начали проступать контуры человеческой фигуры...Чужой фигуры.
   Теперь из зеркал на Атьяф, насмешливо и зло глядели, чернокожие красавицы, чьи ноги скрывала красная дымка.
  - Лазим! - Атьяф нахмурила брови.
   Отражения разразились беззвучным хохотом, в руках ифриток-близнецов заплясали пламенные языки.
  - Я не дам тебе смеяться надо мной, отродье загробного пламени! - прошептала Атьяф, и вскинула руки. Из-под ее ног взвились прозрачные шипы тверже алмазов и со звоном впились в зеркало, за которыми плясала Огненная Лазим. На мгновение все замерло: отражения, вихрь снежных осколков, сама Атьяф... а потом стекло рухнуло, оставив за собой стену цвета ртути. Но и Лазим исчезла за секунду до разрушения зеркал.
  Постепенно её гнев стал угасать. Лазим исчезла. И Атьяф с ужасом поняла, что натворила что-то неправильное. Ледяные шипы зависли в миллиметре перед единственно оставшемся целым, висящем в центре заснеженной пустыни, зеркалом. Движением пальцев джинниха заставила их пролиться капелью и подошла ближе.
   Едва дыша, она смотрела на высокую египетскую канопу с головой кошки, и за ней Атьяф чудилась тонколапая серебристая Баст, вылизывающая шерстку, а потом глядящая на девушку мудрым взором. Атьяф провела рукой по контурам канопы, та задрожала и исчезла, а перед ней снова было бескрайнее белое поле, только теперь через него вела тропа.
  
   Где-то в свободном падении...
   Светящийся портал заглотил Якова как карп наживку, и вмиг с чваканьем захлопнулся за ним. Быстрое падение перешло в медленное планирование. Правда, куда?..
   Рядом с Яковом завис толи паренек в чёрном костюме, толи... У этого 'толи' за место лица была маска комедии. Запустив руку под пиджак, он вытянул от туда огромную морковку и принявшись её жевать, спросил с набитым ртом, нагло ухмыляясь смешливыми пустыми комедийными глазницами:
   - Куда летим? Кого ловим? А парашют есть? Как нет... - 'толи' покачал головой. - Очень прискорбно... а ну как внизу ни снежка, ни водички? Что делать будем? Могу свой продать... хотя нет... парашют я тебе не дам... мне тоже жить хочется... могу предложить только вот...
   Он ловко вытянул из брючного кармана покрышку от КАМАЗа и сунул её в руки опешившего от такого общения Якова.
   Затем у 'толи' за спиной с хлопком раскрылся черный купол парашюта:
   - Бывай солдатик... - взмахнул он рукой, взмывая вверх и скрываясь в сгущающемся, над головой, падающего в неизвестность Якова, тумане.
   Яков посмотрел вниз - даже слово не дали сказать, ну что ж...
  Он сгруппировался, ловко перевернулся на спину во встречном потоке воздуха и, подтянув ноги, резко пнул покрышку вверх, в след скрывшемуся 'толи'. Где-то вверху, в тумане, раздался глухой удар, возмущённое кудахтанье, и на голову Якова посыпались перья.
  -Тоже мне павлин, - пробурчал Яков, сбивая щелчком с плеча зацепившееся перо и группируясь для свободного падения в неизвестность, и выставив перед собой правую руку с сжатым кулаком, завопил во всю силу своих лёгких, - Та-да-а-м!!!
   Прямо под ним в воздухе хищно распахнулась дверь, и проглотила его...
   'Пять, четыре, три, два, моторррр!'
  - ИИИ, МЫ НАЧИНАЕМ!!!! - оглушительный голос с примесью закадрового смеха толпы, заставил Якова, как посчитал голос, потерять ориентацию в пространстве. Где-то над его головой вспыхнули софиты, освещая огромную сцену. Ни зрителей, ни массовки, ни постановщиков не было... никого. Только... дверь впереди, манящая открыть ее. Однако в двери не было даже ручки, только тяжелый амбарный замок, да выемка для кисти руки в нем.
  - А-а-а, - пожурили опять сверху, -
  не торопись, милый мой,
  сначала мне на вопросы ответь
  Готов ли ты на все, чтоб дальше идти?
  Уверен ли в верности своей затеи?
  Быть может лучше сойти с колеи,
  пока в лепешку не передавили тебя?
  Вот пара, дверей...
  Одну за другой эти двери открой...
  Цена ж равносильна, ключу к сей двери.
  Заплатишь - откроешь, и даже не спорь...
  - А что будет дальше... - голос ехидно засмеялся, видимо со злорадством потирая ладони.
  
   Части тела.
   '...А ещё хочу приписать для вас, Эллис, что иной раз такая тоска к сердцу подступит, клешнями за горло берёт. Ну, да недолго разлуке нашей тянуться. Ещё кое-какие делишки улажу и к вам подамся, бесценная моя Эллис. Простите великодушно, небольшая заминка. Докончу в следующий раз'.
  - ИИИ, МЫ НАЧИНАЕМ!!!! - оглушительный голос с примесью закадрового (видимо как раз запланированного в этом самом месте самим режиссёром) нестройного смеха толпы, заставил Якова только усмехнуться:
   'Слабовато у ребят с организацией'.
   Где-то над головой вспыхнули софиты, освещая огромную пыльную сцену. Ни зрителей, ни массовки, ни постановщиков не было... никого (даже режиссёра с матюгальником). Одни только пауки по тёмным углам, и... перекошенная калитка из штакетника впереди, манящая открыть ее. Однако на калитке не было даже ручки, только тяжелый амбарный замок, да выемка для кисти в нем.
   'Кисть руки отдай и дальше шагай...' - гласила поскрипывающая табличка над калиткой, висящая прямо в воздухе.
  Дальше последовала, типа, возвышенная речь, которая видимо должна была всколыхнуть в душе Якова страх и ужас, к тому, что его ожидает впереди:
   - Какая изумительная поэтическая тирада, - усмехнулся Яков, изучая калитку. - Аж слеза навернулась. Жаль платочком не обзавёлся. Только я не твой милый, - отрицательно покачал головой Яков, глядя во тьму. - И сворачивать с выбранного пути не намерен. Если меня, конечно, не спихнут тяжёлым сапогом в ближайшую сточную канаву - Сильные мира сего.
   Яков в задумчивости потёр амулет, висящий на груди, левой рукой, изучая хлипкую калитку и размышляя, в какое место ей врезать, что бы та сразу не мучаясь, слетела с петель и освободила ему дорогу...
   Амулет засветился, и по кисти Якова проскочила электрическая искра. Но удар тока он почувствовал только тогда, когда искра добралась до его предплечья...
   Вспышка в голове. Взмах кривой сабли... Отрубленная левая кисть...
   Что это было?!
   Яков посмотрел на кисть левой руки, поводил пальцами. Что-то здесь было не так. Он её не чувствовал. Но почему? Сняв с неё беспалую перчатку, он ощупал её пальцами правой руки. Кисть была холодной, твёрдой и безжизненной.
   Ну, раз так...
   Яков решительно подошёл и вложил левую кисть в скважину замка. В механизме замка что-то щелкнуло, и стальные зубья отсекли кисть наёмника от предплечья.
   Яков отдёрнул руку, но крови не было. Была заросшая культя со стальным браслетом на её конце.
   Что за...
   Амбарный замок раскрылся и упал к ногам спецназовца. Калитка распахнулась. Путь был открыт.
   - Ну что ж, вперёд, - проговорил Яков и шагнул к следующей двери, зажав в кулаке амулет, пульсирующий под его пальцами, явно требуя, от своего хозяина, что бы он двигался, к следующей двери.
   Деревянная дверь из светлого ясеня, с витражными стеклами, за которыми пустота. Посреди двери - что-то, отдаленно напоминающее глазок, но с острым цветочным венчиком:
  'Глаз подари и вперед проходи' - гласила очередная табличка на дверях.
   - Весёлая перспективка, - нахмурился Яков, прочитав надпись на табличке витражной двери, - Если так и дальше дело пойдёт, то вскоре и до... - Яков опустил взгляд ниже пояса...
   Небольшая молния, соскочившая с амулета, ударила Якова в левый глаз.
   Новая вспышка в голове. Взрыв файербола у самого лица... Острая боль в левом глазу...
   Он прикрыл правый глаз и посмотрел на окружающую его реальность левым. В глазу раздалось жужжание и он начал фокусироваться на маленьком паучке в углу под потолком сумрачной комнаты. Теперь Яков мог разглядеть, левым глазом, каждую его лапку. Он чётко видел, как насекомое своими передними коротенькими ногощупальцами подносит к острым челюстям свою жертву, бьющуюся в отчаянии муху, и впрыскивает в её тело яд.
   Яков мотнул головой и открыл правый глаз. Левый глаз зажужжал опять и сфокусировался с правым в обычное человеческое зрение.
   Яков посмотрел на дверь и на надпись. Амулет, зажатый в кулаке, требовал, что бы он действовал.
   - Ну что же, - вздохнул парень, - Кутузов и с одним глазом Наполеона побил. А чем мы хуже.
   Подойдя к дверям, он подвёл глаз к дверному глазку, острые венчики сами вцепились в глазное яблоко и, сомкнувшись вокруг него, вырвали его из глазницы Якова. Никакой боли и крови не последовало. Глазница была сухой. Только на глазном яблоке с внутренней стороны были маленькие присоски.
   Рука протез, искусственный глаз? Что-то он где-то пропустил? Когда это он уже успел стать терминатором? Явно и здесь без Мерлина не обошлось:
   'Этот пострел и здесь поспел'.
   Дверной замок на двери щёлкнул, та открылась, приглашая следовать дальше. Яков шагнул во тьму:
   - Ну что, какие вам ещё, мои органы требуются для донорства? - Яков вопросительно осмотрелся и надел узкие солнцезащитные очки, чтобы не светить дыркой в голове.
   'А заминка, разлюбезная Эллис, полагаю, суток на трое, не более. Так что ноги мои бегут теперь по длинному коридору, потому как долг революционный к тому нас обязывает'.
  
   Вкусняшки, или сердечные терзания.
  Ноздрей Баст коснулся аппетитный, сочный аромат. Мимо нее прошествовала, постукивая копытцами, прелестная, покрытая кроваво-переливающимся коротким мехом, демоница, в одном белоснежном передничке, толкающая впереди себя столик на колёсиках, с разнообразными кошачьими яствами, от которых сразу потекли слюнки.
   - Вискас, или свежая вырезка? - задумчиво бормотала себе под нос демоница, - Может валерьяночки капнуть? Помнится, Лорд любил валерьянку. О, привет, киска, а ты что здесь делаешь? Хочешь кусочек?
   Демоница протянула тарелку со свежим мяском, политым нежной сметанной подливкой. Дивный аромат будоражил все рефлексы, а ведь она сегодня и маковой росинки во рту не держала. Баст накинулась на еду, раздирая аппетитный сочный кусок мяса своими острыми клыками, а когда оторвалась от миски, почувствовала, что перед глазами все плывет и она проваливается в глубокий сон.
   - Две, или три таблетки? Вот черт... забыла... может пять? - бормотала демоница, подсчитывая колесики в ладошке, - ой, и семи хватило...
  
   Сквозь сжатые веки мерцал слабый свет. Голова немного кружилась от той бурды что дала демоница. Но глаза всё-таки пришлось открыть. Огромная пустая зала, красный ковёр, вонь свечей из сала и очень пыльные шторы. О Великий второй муж мой Птах! Никакой эстетики! Рядом со мной две девочки. Высокие человеческие девочки. Подросло людское племя за время моего тысячелетнего сна.
  - Я пойду, осмотрюсь, вы же не против? - спросила я девочек.
  На что получила две постные мины.
   Интересно, что за новое испытание подкинула мне эта старушка Смерть? Не может она без своих сюрпризов. Ну что же поиграем по твоим правилам... пока. Но вот ни в чём неповинных девушек ты зря подставляешь. Это только наша с тобой игра...
   Так размышляя, я осторожно двигалась вперёд. Девушки явно не горели желанием следовать за мной, видимо считая, если я вызвалась на разведку, то можно пока и в сторонке постоять.
   Люди! Что с них взять.
   В конце зала чего-то виднеется. Присмотревшись, я смогла разглядеть, через смрад свечей и неубранную пыль веков, статую. Трёхглавую, говорящую... стихами.
  Откуда-то с потолка полился женский голос:
  Коль хочешь ты выйти из мрака - вперед
  Отправь свое сердце скорее в полет!
  Возьми его в руку, почувствуй в нем жизнь
  Откинь от себя, от него откажись!
   Высокий нежный тон сменился гортанным баритоном:
  Ты хочешь навеки спастись?
  За сердце чужое рукою возьмись.
  Ценою товарища ты вознесись!..
   В руках у статуи были сердца. Я дотронулась рукой до груди. Хорошо, что у богов только душа.
   Статуя предлагала убить, обмануть или предать моих спутниц. Только после этого откроется проход (Вот для чего Смертушка ты подкинула мне двух подружек?). Все эти 'чудесные' варианты были, откровенно говоря, неприемлемы для меня. Убить девушек ради своего спасения. Я бог веселья, но не коварства и предательства. Дудки дорогая подруженька, тебе не достанутся ни их сердца, и ни тем более их души.
   И тут меня осенило. Одна из голов статуи - собачья! Хоть статуя и пыталась прикрыться именем другого бога, но собаки всегда были, есть и будут слугами САМОГО Анубиса. Собачья голова произнесла:
  Темнота, страх и боль ждут тебя
  Окутаешь ложью - туманом себя!
  И коль ты готова через мрак перейти
  Возьми тот кинжал - в свое сердце вонзи!
   Кинжал? У меня нет кинжала, только гильза на верёвочке.
  Я улыбнулась, Анубис, бедный сын Небетхет, придётся тебе немного поработать.
  Закрыв глаза, я представила себе великого Инпу: могучее тело воина, на плечах собачья голова. Бог некрополей и погребальных мистерий обрёл очертания в моём подсознании, и его собачья морда ощерилась в улыбке.
   - Здравствуй ещё тысячи лет, моя божественная тётушка, - поприветствовал меня Анубис.
   - И тебе того же по тому же месту, племяшка, мне нужна твоя помощь, - ответила я.
   - Как всегда ты сразу берёшь Аписа за рога, сейчас гляну что можно сделать.
   Я ещё раз обвела зал взглядом, только на этот раз моими глазами смотрел Анубис.
   - Вот, тётушка, держи кинжал, им я извлекал сердца тщеславных фараонов во времена нашего расцвета. Он тебе поможет. Но помни, цена такой услуги может быть высока, - облик племянника начал тускнеть в моём подсознании.
   Кинжал оказался в моей руке. В неровных гранях чёрного обсидианового клинка, плясали всполохи свечей. Рукоять была оплетена узкими полосками дублёной кожи. Взяв его в руку, я уже знала, что нужно делать. Хитёр племяш, ничего не скажешь.
  Взвесив клинок в руке, подошла к статуе.
   - Страж Иридий, - обратилась к нему я, - позволь принести себя в жертву во имя твоего бога.
   Лапа статуи поднесла трепещущее сердце к моему лицу. Не раздумывая ни секунды, я воткнула кинжал в сердце. Боль, дикая всепоглощающая боль тут же пронзила мою грудь, но нельзя было останавливаться, нужно было довести задуманное до конца, и я продолжала резать сердце. Мои глаза наполнились слезами, вспомнились все благие и не очень дела. Вспомнился величественный Пер-Бастет, где мне поклонялись люди, и располагался мой храм, теперь засыпанный песками пустыни. Там я родила своих детей и отдала им частицу себя. И теперь боль вызываемая клинком Анубиса была сродни той боли. Я знала, что сейчас делаю всё правильно. Пол дрогнул и ... сердце развалилось на два истекающих кровью куска.
   Время замедлило свой бег. Тусклый свет померк ещё сильнее. Из воздуха рядом со статуей начала проявляться фигура. Мой племянник медленно обретал физическую форму в этом мире. Огромная рука протянулась к статуе, и часть сердца оказалась на ладони Анубиса.
  - Теперь часть твоей души у меня Баст, теперь ты принадлежишь подземному миру!
  - Ты обманул меня? - огорчённо спросила я. - За что?
  - Придёт время, и мы призовём тебя, а пока путь твой свободен! - Анубис пристально посмотрел в глаза собаки, и статуя освободила путь.
   Часть оставшейся души переполняла злость, горечь и обида, но там меня ждали те, кому я была нужна. И я вошла в открывшийся портал, на прощание, помахав рукой, растворяющимся в пространстве, но всё ещё живым девушкам.
   Этот раунд остался за мной, Смертушка!
  
   Дороги, которые выбираем не мы.
   Тропа вела Атьяф вперед и вперед, а замок так и не хотел приближаться. Джинниха было возмутилась такой неприветливой игре, но тут перед ней возникла черная маска, покачиваясь в воздухе, она медленно приблизилась к ней, и из ниоткуда вслед за маской возникло и остальное тело.
   - Простите... небольшая ошибка в заклятье, - произнесла девушка в белом, глядя на Атьяф из под ухмыляющейся маски, чёрными бездонными глазами, - вам сюда...
   И она указала в прямо противоположное направление. Атьяф с опаской развернулась, и перед ее глазами возник снежный городок с дубовыми воротами.
  - Сюда? - недоверчиво переспросила Атьяф.
   Девушка в маске кивнула.
   - Не бойтесь, милая... еще рано бояться... - проговорила она ласково-ядовитым голоском, и тут же растворилась в воздухе, как и появилась. Сначала тело, а потом и маска.
   Атьяф немного озадачило странное поведение девушки в маске. Кто это был? Судя по всему, одна из устроителей испытания, которое назначило им Смерть. А может это сама...
   Но она пропала так неожиданно, что спросить ее о чем-то уже не представлялось возможным.
  Атьяф снова ждало неизвестное испытание. Что ж, не оно первое и не оно последнее - так вперед!
   Джиниха пожала плечами и шагнула в приоткрывшуюся дверь, откуда веяло теплом, и просачивался мягкий слегка неясный свет...
  
   Не бойся смерти - смерти нет...
   ...и взгляду Атьяф предстал небольшой стильный бар с диванами и столами и пустующей барной стойкой. Кроме нее в заведении оказались еще двое: высокий мужчина среднего возраста и умного вида и существо, выглядящее в данный момент как статный парень, но джинниха чувствовала в нем еще и нечеловеческую кровь - оборотень, или что-то ещё в этом роде.
   Может это и подстава Смерти?
   Хотя о чём она размышляет. Ведь это кулуары Междумирья полностью принадлежат этой смертоносной особе, и она может сотворить здесь все, что её душе угодно (Атьяф усмехнулась своему каламбуру).
   Мужчина внушал ей несколько больше доверия - он представился русским профессором Драгуновым, однако ни с одним из присутствующих Атьяф не рискнула бы сотрудничать, зная, чем они могут быть на самом деле. Хотя с другой стороны - Атьяф прищурилась, изучая незнакомцев, Смерть упоминала о бродящих по Междумирью путниках, ищущих здесь каждый свою цель.
   'Возможно они такие же жертвы Смерти, как и ты, и не стоит заранее настраиваться против них. Встречают по одёжке, а вот провожают...'
   Путники кратко познакомились и разошлись по помещению. Не сразу они заметили листок, приколотый к колонне: правила бара гласили:
   1.Бармен - лицо неприкосновенное. Заведению нужен один бармен.
   2. Бармен выбирается один раз и навсегда.
   3.Умереть от любых телесных повреждений невозможно.
   4. Бармен всегда должен выполнять только свои обязанности. Просят бокал - подай!
   5. Лишь тот пройдет, кто тут умрет.
   М-да. Каждое испытание оборачивалось не самой приятной неожиданностью... Но, наверное, Смерти было виднее, как развлекаться с претендентами на умерщвление.
   Нужно было искать выход отсюда. Устав бродить по залу, Атьяф уселась на барную стойку - отсюда удобнее было следить за двумя незнакомцами. Мужчина закурил, и джинниха, закашлявшись, отодвинулась дальше, чтобы дым не долетал до нее. Парень в этом время развалился в кресле, потягивая найденный в баре, алкогольный напиток.
   - Предлагаю убраться отсюда всем вместе, - сказал он. - Насколько я понимаю, вы, профессор, неплохой магик. Если верить вашим россказням о себе - обратился он с ехидцей в голосе, к курящему мужчине, - И должно быть, слышали о таком существе как Гомункул? Думаю, мы сможем соорудить нечто подобное... насколько, я понимаю в магии, - он нажал на последнюю фразу, намекая на то, что он непревзойдённый спец в этом деле, - нам понадобятся по чуть-чуть ингредиентов от каждого из нас. Готов предоставить часть требуемого.
   Драгунов, на мгновение задумался, и затем спросил:
   - Что именно?
   -Ну, к примеру, пару капель крови, или волосы... а вы, благородная леди? - взгляд зеленовато-голубых глаз обратился к Атьяф. Девушку пробрала дрожь от холода, который царил внутри этого существа... Постаравшись не показать этого, джинниха пожала плечами.
   Тем временем парень припомнил, что после появления бармена им всем придется как-то выбраться отсюда - а значит, умереть... Что значит смерть для джинна? Умереть джинну непросто. А умереть навсегда - еще сложнее...
   Задумавшись, Атьяф не сразу заметила, что парень перевоплотился в сногсшибательную блондинку (всё же он понимал кое-что в том, в чём расхваливал себя, но перекидываться в другое существо, даже для джинна пустячное дело), и завлекающе манил пальчиком профессора, который также растерялся и от неожиданности поперхнулся дымом. Атьяф громко фыркнула и соскочила с барной стойки:
   - Предлагаю действовать. Начнем с первой проблемы - что там насчет гомункула?
   - Ну, что ж, - мужчина потёр подбородок. - Гомункул... можно попробовать. Только нам потребуется глина... Правда тогда это будет больше голем, его будет проще создать.
   Ингредиенты нашлись быстро. Атьяф "взяла" нужное количество воды из бассейна-фонтанчика в углу бара и с ее помощью, действуя струями, словно руками, опрокинула тяжелые кадки с декоративными пальмами и смешала воду с землей. Управлять ей стало труднее, зато теперь смесь годилась для лепки голема. Профессор проявил задатки художника, вместе с Атьяф вылепив создание полтора метра в высоту, похожее на человека. Даже лицо получилось достаточно симпатичным (насколько это возможно в темно-коричневой глине). В груди существа профессор оставил углубление.
   - Теперь нужны кровь и заклинание... - мужчина нашел в баре небольшую стеклянную склянку - наверное, для специй - и собрал у всех троих по три капли крови. - Число 9 всегда было непростым - пояснил профессор. - Это будет сердце нашего голема.
   Он положил склянку в углубление и заделал его глиной.
   - Чтобы голем был прочный, глину надо закалить, отойдите подальше - жар будет сильный.
   Блондинка отошла за колонну, а Атьяф села на софу и закрылась воздушным щитом - но даже сквозь него почувствовала жар мощной магии Драгунов. Голем испекся, будто в печи. Кажется, профессор совершенно выдохся после приложенных усилий.
   Голем повернул голову в сторону каждого из присутствующих, словно приветствуя новых хозяев. И остался неподвижно стоять в ожидании заказов.
   Блондинка вышла к нему из-за колоны:
   -Ты должен делать всё, что тебе приказано. Я приказываю тебе дать мне какую-нибудь настойку, способную быстро и без мучений лишить меня жизни.
   Голем повернулся к шкафу и смешал содержимое нескольких сосудов в маленьком бокале, поставил перед девушкой. Та сжала пальцами тоненькую ножку бокала и улыбнулась, глядя на Атьяф и профессора.
   -За нас! И за то, чтобы каждый из нас обрел то, что ищет!
   Она залпом проглотила напиток. Судорожный вздох разрезал ножом повисшую тишину, разжались пальцы...
  Бокал покатился по ковру...
   Атьяф вздрогнула, кода девушка упала на пол. Какой бы она ни была нежитью, или кто она там ещё, это так осталось для Атьяф загадкой, но ее стало жалко... Но джинниха знала, что смерть двуликой была не вечной.
   Она посмотрела на профессора: тот все еще сидел в кресле и пока, видимо, не собирался вставать. Она встала, прошлась вдоль стойки.
   Умереть... Смерть - это перерождение. Это потеря себя и обретение себя вновь, только, быть может, уже другим существом... Атьяф не знала, чего ждать от своей смерти. Она понимала лишь, что, возможно, это ее шанс завершить дело матери - освободиться от оков, стать полностью свободной.
   И в этот момент её шею обожгло, а затем на ней появился её амулет на витой серебряной цепочке, представляющий собой дом ее бестелесной сущности: беломраморный кувшинчик, уменьшенный ею, ещё сотни лет назад до удобного размера.
   Всё-таки Яков, нашёл его, и смог добрался до своей цели, раз амулет вернулся к ней. Всё же Смерть не обманула и вела свою игру с ними справедливо.
   Джинниха сняла с шеи кувшинчик, как раз нужный для данной минуты. Погладила пальцем белый мрамор, с которым старалась никогда не расставалась - с которым даже не мыслила расстаться. Его невозможно было разбить. Его не трогала магия Междумирья. Но магия трех существ в странном месте могла найти лазейку даже к сосуду джинна...
  Атьяф решительно посмотрела на голема.
   - Сотвори мне раствор, который уничтожит этот предмет.
  Существо также молча повернулось к барной стойке, и несколько минут что-то булькало, вскипало и опадало, меняло цвет и становилось прозрачным в стеклянном стакане. Наконец голем поставил раствор на стол. Он был бирюзового цвета.
  Атьяф секунду помедлила, занесла руку с цепочкой над стаканом... и разжала пальцы.
  ...бар начал расплываться в белесой дымке, пропали звуки, пропали краски... она не чувствовала боли, она уже не знала, кто она... Она еще не знала, кем она будет.
   В расплывающейся дымке она увидела улыбнувшегося ей на прощанье, до сих пор курящего свою трубку и сидящего в кресле невозмутимого Драгунова, и ещё успела крикнуть тому на прощание: - Удачи!
   Она знала, что он выкарабкается из этой переделке тоже. Он сильный человек...
  
   После того как Драгунов выполнил весь ритуал по оживлению голема, и добился в этом полного успеха, он почувствовал как силы покидают его и обессиленный упал в ближайшее кресло. Правда у него ещё хватило сил закурить трубку и сделать вид, что у него всё в порядке. Всё же он почти достиг своей цели, что бы выбраться из этой ловушки. Атьяф исчезая, пожелала ему удачи, видимо так и не поняв, на сколько он слаб. А он понимал, что потратил слишком много жизненных сил, и что ему не долго осталось, смерть лишь вопрос времени...
  
   Шанс все исправить.
  Шоу закончилось, свет потух, и по экрану побежали титры. Шебуршание за кулисами, хлопанье дверьми, тихое но отчетливое: 'Куда наступаешь дура, тут же кабель проложен?!', манерное: 'Сам дурак...'
  Тишина взрывается аплодисментами:
   - Всем спасибо, мы закончили... - помахивая сценарием, как веером, из-за кулис к Якову вышел парень в черном, сверкая глазами сквозь прорези в белой маске, - От блин, а я думал, что ты не решишься отдаваться по частям. Такая ставка прогорела...
  Голос его сочился ехидством и ощущением безнаказанности:
   - Ну, в любом случае... По-здра-вля-ю... товарищ! Наша передача взорвала всем мозг... а тебе солдатик даже и глаз вынесло. Великолепно...
   Сценарий летит в темноту, а парень громко аплодирует, явно радуясь происходящему.
   - Ну ладно... времени мало, - наконец, зло произносит он...
   Палец утыкается в грудь Якова:
   - Тыыыы... я разочарован... она разочарована. Короче, ты не проходишь по рейтингу ни в какие двери...
   Посмеиваясь ехидной улыбочкой на маске и убрав от груди спецназовца палец, он вынул из кармана ключ:
   - Добро пожаловать на финальную часть шоу... а именно: 'Отдохни, не скучай...' - ключ вручается Якову, и 'режиссер' добавляет, - Вчитывайся в титры, может быть, еще позовут домой... Чао-какао...
  
   'И бросало меня по свету белому от Амура...'
   Яков, взяв ключ, положил его в подсумок и тут же дружески похлопал на прощание, парня в чёрном, по плечу: - Какаво-чао...
   Парень испарился...
   -Светлой тебе дороги, - Яков покрутил на пальце кольцо от светозвуковой гранаты, оставшейся висеть на воротнике у 'режиссёра' всего этого бардака.
   Такс! А теперь по поводу ключа. Яков достал ключ из подсумка и осмотрелся. Ни дверей, ни... даже перекосившейся калитки, только светлый экран от проектора:
   - Эй! А где обещанные титры? Скучновато тут у вас, даже поломать нечего. В лабиринте хоть монстры были...
  '...................................................................................................................'
   - А в ответ тишина, - Яков пожав плечами, уселся, свесив ноги со сцены во тьму оркестровой ямы, и потёр амулет, висящий на груди, - Может ты, хоть чем поможешь - цветочек, аленький...Опаньки!
   Яков снял с шеи цепочку и посмотрел на амулет, тот поменял свой внешний вид. Теперь это был не мраморный кувшинчик, а искусно вырезанная из опала саламандра.
   - Ну и что всё это значит? - удивлённо уставился Яков на амулет, вздохнул тяжело, опять не получив ответ, повесил его обратно на шею, и возмущённо крикнул во мрак, - Что здесь вообще происходит? Объяснит мне хоть кто-нибудь, что всё это значит? И на черта мне сдался этот ключ, если его вставить даже некуда?!
   - Всему своё время, мальчик мой, - раздался у него за спиной низкий зловещий голос.
   Яков подскочил, резко обернулся, и, сняв с плеча винторез, приготовился к бою. Проектор заработал, и на экране появилась картинка: потрескавшаяся каменистая равнина, по кроваво-алому небу на огромной скорости неслись тяжёлые чёрные тучи. Яков почувствовал дуновение горячего ветра подувшего с экрана, а затем он увидел, как на равнине материализовалась фигура в чёрном тяжёлом балахоне. Из-под капюшона струился чёрный дым.
   - Интересное кино, - усмехнулся Яков, но ствол внтореза не опустил, кто знает, насколько это кино реально. - Не подскажете ли уважаемый, в какой местности я нахожусь?
   Фигура недобро захохотала, и Яков почувствовал, как воздух в помещении стал раскаляться. Он бросил взгляд под ноги и обнаружил, что стоит на расплавленной лаве. Одежда на нём стала дымиться, винторез в руке раскалился, он с руганью его выпустил, и тот повис на ремне у него на плече. Яков попытался сделать шаг назад, что бы встать на маячивший позади него деревянный настил, но неведомая сила удерживала его на месте. Яков почувствовал, как он начал медленно погружаться в кипящую у него под ногами лаву. Он возмущённо посмотрел на стоящую, на равнине фигуру:
   - Эй, а можно без этих штучек! Меня вроде как ещё не списали. Ведь есть ещё надежда? Правда?
   Существо злобно сверкнула красными безжизненными глазами, осветившими треугольный провал на месте носа и зловещий оскал мёртвой улыбки.
   - Если я не ошибаюсь, то я, кажется, понял... - голос Якова слегка вздрогнул, но он и тут решил сыронизировать (погибать так с музыкой), и продолжил возвышенно-торжественным, но в тоже-самое время ехидным голосом, - ...ЧТО ТЫ ЕСТЬ ТАКОЕ!
   - Да, ты догадливый, - засмеялась, слегка возмущённая дерзостью собеседника Смерть и у неё в руках появилась огромная коса, лезвие которой заблестело в сверкнувшей над её головой молнией. - А что бы тебе было понятней с кем ты разговариваешь...
   Смерть вскинула в сторону спецназовца свою костлявую руку на глазах обрастающую гниющим мясом и тут же покрывающуюся серой дряблой кожей. Капюшон слетел с её головы и Яков увидел череп с седыми длинными волосами, охваченный золотым обручем с чёрным огромным опалом в центре. Длинной спутанной бородой и клыкастым зловещим оскалом. На Якова смотрели полные презрения мёртвые глаза, полыхающие синим пламенем.
   Всё это произошло в одно мгновение, дальше Яков почувствовал, как всё его тело охватило адское синее пламя.
   - 'И всякий раз, когда их кожа обгорит, её заменим Мы другою кожей, что бы дать вкусить им наказание сполна', - ласково и вкрадчиво процитировала Смерть. - Теперь ты понял - как надо разговаривать со мной?! Или нужны ещё разъяснения?
   - Ладно, ладно успокойся! - возмущённо закричал Яков, всё его тело сотрясал леденящий до глубины души холод. - Я всё понял. Больше хамить не буду...Постараюсь. Может, всё-таки договоримся? Чего тебе от меня-то надо?
   - Люблю деловых людей, - ласково проворковала, сойдя с экрана, зеленоглазая красотка, стройное тело которой было прикрыто только чёрным распахнутым балахоном, а обнажённые аппетитные груди поддерживал корсет-кольчуга из человеческих костей. Она опиралась на двуручный меч, на клинке которого ближе к острию было прикреплено, перпендикулярно клинку, лезвие в форме полумесяца.
   Смерть щёлкнула пальцами, и адское пламя, обхватившее Якова, исчезло. Он вновь стоял на деревянном полу концертной полутёмной студии.
   'Кино, всё интереснее и интереснее' - Яков оценивающе посмотрел на стоящую перед ним девушку.
  - Я смотрю, вы тоже не ровно дышите к искусству Луиса Ройо. Уважуха!
   Смерть, отпустив меч, который остался висеть в воздухе, шагнула к Якову и указательным пальцем правой руки поманила его к себе. Тело спецназовца поднялось над землёй и, приблизилось вплотную к Смерти. Та осмотрела его томным взглядом, проведя своим длинным острым ноготком по его левой щеке сверху вниз, оставляя кровавый след и, приблизив свои чёрные губы к его лицу, страстно задышала. В нос Якова ударил гниющий запах смерти. Он поморщился:
   - У меня есть мятная жвачка. От запаха изо рта замечательно помогает...
   Смерть криво усмехнулась:
   - Тебе не нравится мой запах? А как тебе это? - и она впилась поцелуем в его губы.
   Такого страстного поцелуя, перемешенного с мертвецким холодом, Яков не испытывал никогда за свою жизнь. А потом в его рот проник горячий острый язык девушки и в одно мгновение пронзил его тело до самого низа, и так же резко вышел обратно. Смерть легко оттолкнула его и, скинув с себя балахон, упавший на висящий позади неё меч, сделала шаг назад, и уселась на массивный трон из обсидиана.
   Яков не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть после такого смертельного поцелуя. Его тело согнуло пополам, а когда он всё же смог выдохнуть из себя воздух с громким хрипом и разогнулся, то увидел сидящую на троне девушку в черном шёлковом облегающем платье, поигрывающую пальчиками своими длинными, черными, как смоль локонами, спадающими на алебастрово-бледные точёные плечи.
   На Якова взглянули чёрные, заполненные мраком глаза, из которых медленно сочилась по бледным щекам кровь. Она была чертовски и смертельно красива.
   - Это... - парень протолкнул застрявший в горле комок, во рту стоял неприятный привкус смерти, и всё тело ныло от страстного поцелуя, - Всё это конечно интересно, но давайте в будущем обойдёмся без поцелуев с языком. Да и без языка тоже. Да и вообще без поцелуев...
   Во рту было до того мерзко, что хотело свеситься с края сцены и спустить всё что было внутри него в оркестровую яму.
   'Чёрта с два ты этого дождёшься' - прищурившись, посмотрел Яков на ухмыляющуюся красотку с кровавыми слезами, и сделал большой глоток из фляжки с коньяком (занятно, чего-то н не припоминал, что бы у него раньше был во фляге коньяк, да и фляга явно не его), что бы продезинфицировать, хоть так свой организм.
   - Так вернёмся к нашим баранам, - проговорил Яков, поморщившись и занюхав коньяк рукавом, - Зачем я вам ваша мрачность понадобился?
   Смерть величественно поднялась с черного трона и простерла свою длань, перстом указывая на Якова. Голос её был страшен и подобен рокочущему грому.
   - Настало время вернуть мне то, что ты получил по просьбе, этого выскочки, считающего себя самым великим чародеем на свете, этого никчёмного колдунишки, этого... - Фигура, возвышающаяся над Яковом, стала огромна, она заслоняла собой почти всё небо. За её спиной черноту Ада беззвучно рассекали разряды молний. Всё умолкало, когда гневалась Сама Смерть. - Он вообразил себя всемогущим?! Только Я могу забирать жизни! Только Я могу освобождать от Боли и Мучений! Только Я могу дарить такую милость, как Забвение! Это Я, и только Я отвожу ваши души в Ад или препровождаю в Рай! И наказание моё для провинившихся будет неминуемо! А этот мерзкий червяк посмел управлять мной, он испросил для тебя вторую душу...
   Смерть была в ярости. И мужчина это понял. Но это затянувшееся вступление о Сильных Мира Сего, его уже начало доставать. Пусть это и сама Смерть, но всё имеет свои пределы, Яков поднял руку и затряс ей как ученик, рвущийся к доске, ответить на вопрос учителя.
   Рыжеволосая красавица в изумрудном платье и алой мантии холодно усмехнулась зелеными омутами огромных глаз, и вновь опустилась на свой каменный трон, кивнув своей очаровательной головкой в знак того, что она слушает.
   - Ваша речь, мне очень понравилась. Она просто замечательна. Вы велики и безраздельны, но причём здесь я? Я вроде жив и меня никто не убил пока.
   - Ты жив, только благодаря стараниям Мерлина, и моему согласию помочь ему. У нас, видишь ли заключён с ним некий договор...Но тебе незачем знать об этом. Достаточно и того, что ты уже услышал. Я милостиво согласилась помочь ему в спасении твоей истиной души, вырванной у тебя ифриткой Лазим, и заключившей её в чёрную сферу, пленённых ею душ, - Вначале голос Смерти был спокоен, и даже немного ленив, но при упоминании ифритки он вновь возрос и загромыхал как удары грома, её глаза засветились ненавистью. - Терпеть не могу выскочек вроде неё, смеющих забирать чужие души. Это только моя привилегия забирать души и...
   - Стоп, стоп, стоп, - Яков поднял опять, руку прерывая очередное излитие ярости его собеседницы. - Я это уже слышал. Давайте о главном.
   - А ты дерзок солдатик, - Смерть резко встала с трона и, переместившись, к стоящему перед ней Якову, страстно провела длинным алым язычком по щеке, сморщившегося, от очередного подкатившего к горлу приступа тошноты от смрадного запаха из её рта, спецназовца. - Мне бы, таких как ты - отчаянных и дерзких, хотя бы легион, для начала, и я бы стала повелительницей всего и вся. Не желаешь вступить в мой легион? Я буду тебя лелеять и любить.
   Зеленоглазая красотка страстно обвила руками шею Якова и, прильнув к нему своим пышущим жаром телом, потянулась своими пухленьким губками за новым поцелуем. Яков ловко выудил из пачки 'Дирола' мятную пластинку и положил её в ротик смертельной красотки, и пока она моргала недоумённо глазками, отстранился от неё и сказал:
   - Жуйте жвачку девушка. Вам надо что-то делать со своим кислотно щелочным балансом. А теперь опять вернёмся к нашим баранам. Что там по поводу Мерлина, ифритки и моей души? Я где-то чего-то явно пропустил?
   - Ты прав, солдатик, - девушка надув капризно губки, что от неё отказались, уселась вновь на трон и продолжила, пожёвывая жвачку. - Ты потерял часть своей памяти, когда я дала тебе новую душу...во временное пользование. И Мерлин отправил тебя сюда в это измерение, что бы ты прошёл испытания, благодаря которым твоя старая душа сможет вернуться на своё место. Только так можно было сорвать путы Атьяф, с твоей, пленённой ею, души. И...
   - И, - продолжил Яков, разъяснения замолчавшей Смерти, наконец почувствовавшей, и понявшей пользу жвачки. - Я таки понимаю, что я прошёл их все, раз вы появились здесь, Ваша Смертность?
   - Ну, - улыбнулась ему в ответ молодая женщина с грустными глазами и светлыми длинными волосами (явно было заметно, что жвачка пошла той на пользу), - скажем так, что да. Хотя, - женщина поморщила носик, - ты должен был по правилам отдать свою душу последней из дверей, в этом коридоре...
   Она указала пальчиком на замаячившую во тьме, над оркестровой ямой, ещё одну дверь.
   - А вам мало и так того, что я тут садомазохизмом занимался, отрывая от себя части своего тела, - прервал её возмущённый Яков, - И, кстати, чё за дела?! Где мои собственные рука и глаз? Чего это за протезы терминаторские?
   - А мне очень понравилось, - облизнула свои чёрные пухленькие губы, красным язычком, черноглазая красотка, облачённая в латексный красный костюм, - как ты отдавал себя по частям. Может, продолжим... - И она ударила по полу плёткой семихвосткой.
   - Нет уж, с меня достаточно. Благодарствуем. Верните мне то, что обещано и разойдёмся с миром.
  - Ну и зря, - Смерть игриво посмотрела на спецназовца и провела язычком по своим губкам. - Я была бы с тобой очень ласкова. Так как?.. Нет?.. Ну, смотри солдатик, ты многое теряешь. Как знаешь... Тогда убирайся отсюда, - расстроенная отказом Якова, девушка указала за свою спину на экран, на котором появилась белая дверь на жёлтой стене, дверь же мерцающая во тьме испарилась. - Вставишь в замочную скважину ключ и вернёшь себе свою душу и память. Но запомни, тебя ждёт ещё одно испытание, ты должен будешь отыскать своё настоящее тело и с помощью своих друзей, вернуть в него свою душу.
   - Ну и на том спасибо, - ответил Яков, обходя стороной поворачивающийся вслед за ним трон с сидящей на нём красоткой, провожающей его пожирающим страстным взглядом. - Очень было приятно с вами пообщаться ваша Мрачность. Остался бы ещё с вами поболтать, но мне надо спешить, на встречу со своей родной душой. А как это... - парень посмотрел непонимающе на изображение двери на экране.
   - Не парься, - ответила лениво развалившаяся на троне в вольготной позе красотка, - просто вставь ключ в замок. Всё само разумеется...
   - Ну, раз так, - Яков протянул ключ к замку, - Прощайте Ваша Тёмность.
   - До встречи, солдатик, - костлявая фигура в сером балахоне, усеянном человеческими черепами, усмехнулась клыкастой улыбкой. - До встречи, - и, поводив челюстями, добавила, - А жвачка действительно занятная вещь. Надо будет заказать пару ящичков...
  
   Вокруг была полная тьма, и он сам был частью этой тьмы. Отовсюду доносился шёпот... Шёпот душ пленённых ифриткой Лазим и питающейся их жизненной энергией. Но что-то сильное и могущественное всколыхнуло это мрачное ничто, и невидимая огромная волна подхватила душу Якова и понесла его к забрезжившему впереди свету.
   Хлопок...
   И он свободен. Его осветила яркая вспышка и перед его глазами пронеслись в ускоренном времени воспоминания. Все те, которые он потерял во время пребывания в лабиринте...
  
  Жаркая пустыня. Египетский храм с кошачьими статуями. Воздушный шар, закреплённый недалеко от входа.
  Яков остановившись возле входа в храм, услышал громкую немецкую речь, и ругань...ругались на русском, но с сильным акцентом. Осторожно выглянув из-за колоны, он увидел, как в освещённом факелами помещении двое мужиков, пытаются скрутить лапы - огромной кошке.
   Вмешательство Якова спасло кошку. Её пленители остались лежать бесчувственными телами в храме, а Яков и весьма эмоциональная кошка продолжили дальнейший путь на воздушном шаре чем-то напоминающем, небольшой дирижабль, оборудованный спиртовым двигателем.
   По найденной в корзине карте, Яков определил направление до ближайшего оазиса, где находилась резиденция какого-то Салиха. Видимо местного шейха.
   За время всего путешествия кошка не произнесла ни слова, хотя по её ужимкам и жестам было ясно, что она разумна и соображает не хуже Якова. Ну, Яков и не настаивал, что бы та общалась с ним вслух.
   По пути к оазису они спасли закопанного в песке чернокожего парня. Как оказалось он один из сыновей короля Зулусов и всего Чёрного континента, отправившийся побродить в поисках приключении по просторам владений своего папы. Двадцатипятилетний великан, как, оказалось, неплохо ещё говорит и по-русски:
   - Мне ошен нравица говорит на ваш язык. Я учится когда-то в университет 'Патрица Лулумба' в Москва.
   По его словам - его связали во время отдыха и закопали в песок, как раз двое тех субчиков, которые пытались схватить и кошку:
   - Они обманули мэня. Они украли у мэня карту местносты, где ест стаят храм египитска багиня Баст, с пэрэвод заклинаниям, чтобы её ожывит. Они связыват мэня пока я спат и закапыват.
   Звали парня Саед. Яков посмеялся над занятным совпадением - чего только в этой жизни не встретишь. Даже дракона, можно увидеть. Правда Якову пришлось его повидать пока только в мёртвом виде, и то это произошло по вине Мерлина, но всё ещё впереди...
   Вот даже со Смертью успел уже полюбовничать. При воспоминании о смертельных объятиях, Якова аж передёрнуло.
   ...Появление оазиса с резиденцией Салиха ничего хорошего не принесло. Буквально на границе песка и джунглей, они заметили небольшую группку вооружённых людей. Благодаря биноклю Яков ещё издалека понял - что 'не всё в порядке в королевстве Датском'.
   К лошади одного из двух всадников присутствующих в этой группе была привязана черноволосая девушка. Главарь этой банды явно пытался у неё что-то выпытать. Он её пытался душить, а затем начал избивать ногами. Этого Яков уже стерпеть не мог. Так обращаться с беззащитным созданием. Он приказал Саеду прибавить газу, а сам, прицелившись в оптический прицел винтореза, стал поливать слуг палача смертельным свинцовым дождём.
   Мучитель девушки, вскочив на коня, и ловко уворачиваясь от пуль спецназовца (как оказалось без колдовства здесь не обошлось), скрылся в зарослях оазиса.
   Спасённая девушка оказалась самой обычной джинихой (Яков уже перестал удивляться своим необычным знакомствам с девушками, знать его такая судьба). Звали её Атьяф. Её мучителем был сам хозяин этого оазиса шейх Абдурахман аль-Салих. Из её рассказа Яков узнал, что раньше Аль-Салих был простым вором, помешанным на древних артефактах и завоевании всемирного могущества. Однажды ему попал в руки платиновый перстень с сапфиром, в котором была заточена всемогущая ифритка Лазим. В обмен на сверхчеловеческие способности и вечную молодость ифритка хотела забрать через полтысячи лет у Салиха его душу, чтобы стать, наконец, свободной и почти что человеком. Шейх долго не хотел подчиняться "самке", пусть и всемогущей, но властолюбие и богатые перспективы заставили его, скрипя зубами, принять условия Лазим.
   И вот с помощью этой ифритки, Салиху удалось заманить к себе в оазис Атьяф. Они оба хотели воспользоваться её возможностями - одна, что бы увеличить свои силы, а второй, что бы та наделила его магией способной повелевать всеми природными стихиями.
   Каких только он не придумывал изощрённых пыток, что бы вырвать из неё эту магию. Но девушка не сдавалась. Рассвирепев окончательно, от её несгибаемости, он приказал разорвать её лошадьми. Что самое обидное, девушка во всё время пленения, не могла применить против своих врагов ни капли магии. Скрученная по рукам и ногам заговорёнными Лазим верёвками, она была полность беззащитна.
   - Жаль, что я не подстрелил этого ублюдка, - Яков стукнул со злостью по дну корзины, по окончанию рассказа Атьяф.
   Но Салих как оказалось, не заставил себя долго ждать. Вскоре на горизонте показались четыре лёгких открытых геликоптера с винтами над палубой и с небольшими абордажными пушками на носу. Каждая машина несла на себе по семь вооружённых до зубов разбойников Салиха. Началась погоня.
   Враги изрешетили пулями шар, на котором пытались скрыться беглецы, а затем дождавшись когда шар окончательно рухнет на землю, они атаковали его пассажиров...
  
   Песок и кровь.
   Из опустившихся чуть в стороне геликоптеров высыпала толпа бандитов и вступила в бой с укрывшимися за барханом беглецами. Четверо из бандитов, попытались пробраться, скрываясь за барханами, к ним в тыл. Но всё же Яков выждал момент, когда те пробегали от одного укрытия к другому, по открытому пространству, и один из четырёх так и остался лежать, не добравшись до укрытия, сражённый в голову, пулей из винтореза.
   - Видимо он всё-таки, хочет взять тебя живьём, - проговорил Яков, обращаясь к Атьяф, и вновь подстрелил очередного бандита, попытавшегося выскочить из-за бархана, напротив, уже в лобовую атаку, - иначе бы он нас просто расстрелял с воздуха, - над головой Якова сразу после его выстрела, просвистело несколько бандитских пуль в ответ. - Хотя, может я и ошибаюсь. Попробуй, разбери этих маньяков.
   Саид, укрывшийся за корзиной, тоже не терял времени зря. На его счету уже было двое убитых, из тех троих, что обошли их с тыла. Они получили по пули в лоб, как только как только их головы показались из-за бархана, позади беглецов. Третий оставшийся в живых, после не удавшийся атаки, укрылся и не давал больше пока о себе знать. Дальше началась бесполезная перестрелка, которая была пока ни в чью пользу. И явно по этой начавшейся вялой перестрелке, чувствовалось, что противник, что-то задумал. Но что?.. Яков пока этого не мог понять. Возле него в песок впилась очередная бандитская пуля, заставившая укрыться за барханом. Среди бандитов всё-таки были неплохие стрелки. Его явно заставили этим выстрелом спрятаться, а не собирались убить.
   Баст и Атьяф лежали на склоне бархана, на котором потерпел крушение шар, и в бой не вступали. Яков сразу остудил их азарт в начале схватки:
   - Нечего вам лезть на рожон, пока угрозы в том, что нас схватят, нет, сидите позади нас тихо как мышки в норке и не пищите. Накапливайте свой магический потенциал...
   Яков с Саидом могли бы так долго сдерживать атаку врага, благо запас оружия и патронов позволял, но они не учли хитрость Салиха и магию ифритки Лазим. Раздавшийся возле лица спецназовца взрыв, метнувшей в него огненный шар Лазим, материализовавшейся из воздуха метрах в пяти от него, отшвырнул того в сторону от друзей. Острая боль пронзила его левый глаз, и он почувствовал как по его щеке потекла струйка горячей крови, глаз перестал видеть. Но это ещё было не всё, выскочивший перед ним, прямо из песка Салих, подскочил, ко всё ещё оглушённому взрывом, и сидящему на песке спецназовцу (он двигался быстро, слишком быстро), и взмахнув саблей рубанул по голове раненого Якова. Тот в последний момент успел прикрыться левой рукой, и рубящий удар пришёлся как раз по ней. Отрубленная кисть отлетела в сторону, орошая белый песок красными каплями крови. Взмах кривого клинка, и следующий удар, уж точно должен был добить и без того уже израненного солдата, но шипящее разгневанное существо, набросилось на бандита и, ударом по лицу острыми как кинжалы когтями отогнала того от своей жертвы, прикрыв собой почти потерявшего сознания Якова. Кошка гневно смотрела на пятившегося от неё и перетрусившего Салиха, с глубокими кровоточащими порезами от её когтей у него на лице.
   'Мерзкий скользкий червяк, как ты посмел напасть на моего друга' - раздался в голове у Салиха гневный голос богини.
  Пока Баст защищала Якова от Салиха. За её спиной, возле лежащего на песке и истекающего кровью спецназовца образовалась из чёрного дыма чернокожая девушка. Нагнувшись над ним и хищно улыбнувшись ему клыкастой белозубой улыбкой, она прислонила к его груди свою ладонь, и зловеще прошептала:
   - Знаешшшь кто я? Я твоя повелительница! Теперь твоя душа, моя!
   Яков почувствовал, как остатки сил стали покидать его и последнее, что он услышал, это был крик Атьяф:
   - Лазим, не смей трогать моего друга....
   То, что было дальше, он помнил небольшими вспышками сознания, да и то, только одни голоса...
   - ...Профессор вы можете вернуть его к жизни? - раздался отчаянный голос Атьяф.
   - Дорогая моя, - раздался в ответ мужской растерянный голос, - я механик, но ни как не хирург. Руку и глаз я ему сделаю, но вот душевную рану...
  - ...Кто может нам помочь, - опять услышал он голосок Атьяф, - Ну думай, Баст!
   - Нуу, - услышал он, наконец, певучий и чуть тягучий голосок египетской богини, - я думаю, нам стоит попросить помощи у Мерлина. Он мастер в таких делах...
   - ...Колдун если ты не поможешь ему, вернуть его душу, - услышал Яков на этот раз, рычащий и разгневанный голос Баст, - я тебе выцарапаю своими коготками глаза и сдеру с тебя кожу живьём.
  - Я разве что-то имею против, - раздался в ответ чуть вздрогнувший, знакомый мужской голос. - Я постараюсь спасти его, но для этого придётся призвать Смерть...
   'Это прям сказка, про муравья и блоху уже, получается' - усмехнулся своим воспоминаниям Яков.
   - ...Я согласна на сделку, - услышал он голос смертоносной красотки. - Но после этого Мерлин наш договор с тобой расторгается. И дальше каждый шагает сам по себе.
   - Я согласен, - со вздохом ответил колдун. - Только дай мне точные координаты, куда открывать портал, что бы я опять парня не забросил к чёрту на кулички. Хотя... Видимо всё же, его такая была судьба, попасть в это измерение...
   Диалог Мерлина и Смерти завершился, и дальнейшие воспоминания начинались с того момента как он оказался в вертикальном тоннеле на небольшой площадке:
   - Ну, дальше мы уже видели, можно не крутить.
   После этой фразы его выплюнуло на улице перед двухэтажным жёлтым домом, справа от дверей на стене висела табличка: 'Психиатрическая лечебница ?:6'.
   'Вот вопрос - почему если психушка, то сразу жёлтая?' - Яков протянул руку к дверной ручке и попытался открыть входную дверь...
   И тут он с ужасом обнаружил, что его рука свободно прошла сквозь деревянную дверь, и исчезла где-то внутри здания...
  
   Наблюдатель.
  7.30
  Грузный, средних лет человек, в форме охранника вышел из машины. Начинался ещё один весёлый день на его нескучной работе. Когда-то он был военным, побывал во всех боевых точках, а когда коммиссовали, оказался ненужным ни своей стране, ни своей семье. И действительно, зачем ты своим близким, если в голове у тебя бардак. Что-то сломалось в голове во время боя. Какие-то винтики вышли за своих пазов в механизме под названием человек. И вот ты уже не герой, ты - изгой. Ненужный, нищий, потерянный. Но он благодарил все высшие силы за то, что у него есть его работа, здесь можно было приносить пользу, делать благо и он гордился этим.
   Именно с такими мыслями охранник подходил к двухэтажному жёлтому дому.
   Справа от дверей, на стене, висела табличка: 'Психиатрическая лечебница ?:6'.
   - Привет, Петенька, - поприветствовал его консьерж на входе, - Как дела?
   - Здравствуйте, Виктор Петрович, спасибо, ничего так помаленьку. А как ваша аденома? - бесхитростно спросил охранник.
   - Иди уже, Петька, - беззлобно проворчал Петрович.
   Идя по коридору, выкрашенному в салатовый цвет, Пётр здоровался со всеми, простодушно и наивно. Весь персонал больницы любил своего бессменного и доброго охранника. И Петенька отвечал им взаимностью.
   Зайдя в пультовую, расположенную на первом этаже, охранник расположился в кресле, перед большими мониторами. Рабочий день официально начат.
   - Привет, Петя, - раздалось за спиной у охранника, толстая женщина в белом халате с ведром и шваброй протиснулась в дверь.
   - Здравствуйте, тётя Люда, мне стул поднять?
   - Подыми, Петруша, не поленись, - уборщица начала мыть полы, она любила разговаривать с охранником, - Слышал, новенькая-то вчера опять буянила. Палату разнесла, врачу нос разбила.
   - Не может быть? Ладно, тёть Люда, можно я пойду, кофе себе возьму?
   - Иди, иди, сынок, не жалеете себя, кофей свой всё время пьёте, - под обнадёживающее ворчание уборщицы, охранник подошёл к кофе-машине. Кофе был так себе, но это была давняя традиция. Сладко швыркая, Петенька подошёл к двери своей каморки и, прислонившись к косяку, наблюдал, как тётя Люда грязной затхлой тряпкой размазывает грязь по полу.
  8.00
   Комнатка освещалась светом трёх мониторов, на двух из них маленькие человечки ходили по коридорам, валялись на кроватях в своих палатах, санитары уже начали свой обход и раздавали препараты. Так было всегда, сколько здесь работал Петенька. Его ничто не волновало кроме новенькой девицы, о которой говорила тётя Люда. Он переключил центральный монитор на её палату. Блондиночка, привязанная к кровати, пускала слюну в подушку. Мышка в руке охранника дрогнула, и курсор потянулся к шее девушки, колёсико, с треском прокрутившись, приблизило бьющуюся венку на шее. Качество картинки ухудшилось, это напрягало настолько, что мысли об этом преследовали его даже дома, ему хотелось увидеть её, прикоснутся к ней. Но он не мог, он всего лишь охранник, а к больным имеют доступ только врачи и санитары.
  21.00
   Сделав последний глоток, он вставил стаканчик в пирамидку, которую собирал в течение всего дня. Уже к утру пирамидка приобретёт законченный вид. Датчик движения в палате 8 включил камеру. Пробуждение блондиночки было явно мучительным, но оно не потревожило соседку, мирно спящую в свое койке. Каждое её движение, ломанное, но в тоже время грациозное, тревожило его, приковывало взгляд. Боль девушки возбуждала. Ещё два часа и он сможет увидеть её так близко как он хочет. В одиннадцать закончится смена у врачей и останется только дежурный фельдшер. А Петенька уже приготовил ему гостинчик...
  
   ... Под самым потолком мерцала красная лампочка. Её свет тревожил, мешал, отвлекал от мыслей, от того что говорил доктор. Пустота, ощущение утраты, утраты себя. Что было до больницы? До уколов, погружающих в забытье? Иногда казалось, что я лежу не в постели, а под звёздным небом на вершине песчаной дюны и нет света кроме звёзд, это моя фантазия, я понимаю. Время текло мучительно медленно, мысли наползали подобно тучам. Пролежав так достаточно долго, я уже не контролировала свои мысли, они роились подобно маленьким жучкам, собирались в клубок, шевелящийся, шуршащий, перерождаясь во что-то большее. Это приходило каждый раз после пробуждения, уколы дарили спокойствие, которое быстро растворялось в сонме маленьких жучков.
   - Я - человек! - с усилием отрываю голову от подушки, - Руки, руки, не лапы!..
  23.00
   ... Петенька постучал в дверь ординаторской и дёрнул за ручку:
   - Привет, Генка! Чего делаешь?
   - Петь, ты чё дурак? Не видишь, дежурю, - ответил желтушного вида мужичок, сонно потягиваясь на кушетке.
   - Гена, у меня сегодня День Рожденья, - сказал охранник, доставая из-за спины литр водки.
   - Эх! Не умеешь ты врать, Петенька, у тебя же пятый день рождения в этом году, сказал бы прямо - выпить хочется, - повеселел, вскочив фельдшер, проворно выдернул из рук охранника пузырь и, плюхнувшись обратно на кушетку, будто из ниоткуда материализовал пару стопок.
   Первая была выпита сходу без долгих разговоров, да и вторая не задержалась. К третьей завязался разговор. Петенька знал, что все алкаши быстро пьянеют, но не хотел торопиться, хотя его распирало - ему хотелось туда, в палату под номером восемь, где лежит она, связанная и беспомощная. Не удержавшись, он спросил:
   - Ты не слышал, что произошло в восьмой?
   - Как же, как же. Эта чокнутая сучка вцепилась в Семёна, несла какую-то тарабарщину, вроде бы и осмысленно, но ни хрена не понятно. Её до одури накачали всякой дрянью, ещё неделю мультики про розовых слоников смотреть будет.
   Петя молча налил Гене очередную стопку. Ещё парочка - и фельдшер проспит до утра.
  23.47
   Ключ, взятый в ординаторской, бесшумно вошёл в замочную скважину. Свет из дверного проёма осветил кровати, на которых лежали пациентки. Петины колени дрожали, дрожь распространялась по всему телу. Нервно сглотнув, он сделал шаг в сторону левой кровати. Девушка была явно в сознании, она, щурясь, пыталась разглядеть вошедшего. Вытянутая рука ночного посетителя потянулась к её лодыжке...
  
   ... - Семён Валерьевич, это вы? Я больше так не буду, обещаю, развяжите меня... Спасибо, спасибо... Что вы делаете?!.. Пустите, пустите!..
   - Заткнись и будь хорошей девочкой, - прорычала темнота.
   Грубые потные руки вцепились в мою щиколотку и поползли вверх по ноге, задирая больничную сорочку. Страх, омерзение, отчаяние ворвались в мою голову, сметая оковы сознания. Сонмище разрозненных мыслей, качнувшись, обрело очертания: песок, звёздное небо и тишина. Это правда, я помню. Сила пришла ко мне, сила и знание, КЕМ я была...
  
   ...Тупая сучка была в сознании, алкаш обманул его. Раздражение смешивалось с возрастающим желанием, девка вырывалась, ныла, а потом притихла. Приободрённый Петенька развязал ей правую руку. И вдруг он увидел её глаза... синие и беспощадные. На нежном смуглом лице проявилась садистская кривая ухмылка, и первый раз в мирной послевоенной жизни ему стало страшно. Петенька попятился. И тут сзади на него наскочила соседка блондинки. С диким воплем она вцепилась в куртку охранника, но Петя с лёгкостью отбросил её от себя: ударившись об край кровати, психованная всхлипнула и затихла. Борьба заняла не больше минуты, но блондинке этого было более чем достаточно. Когда он посмотрел на кровать девушки, она была пуста.
   - Эй! Оглянись!
   Девушка стояла за его спиной: голова опущена, длинные пепельные волосы разметались по плечам. Какая же она маленькая! Девушка взметнула руку и дотронулась до груди Петеньки. Тонкие пальчики легко разорвали форму охранника и вошли в плоть. Дикий хищный рык вырвался из её горла. Маньяк охнул и попятился. В правой руке девушки пульсировало его сердце, кровь капала на кафель пола. Из разорванной груди хлестанул фонтан крови, сознание помутилось, и он упал, глаза его закрылись... навсегда.
  
   ...Я посмотрела на свою руку и заметила больничный браслет с лаконичной надписью 'ВСС 9'.
   Я знаю, что это! '9-мм винтовка снайперская специальная'. Яков! Надо его найти.
   Выхожу из палаты в пустой коридор, оглядываюсь вокруг. Браслет манит меня вниз, видимо, на первый этаж... Мимоходом я ощущаю в воздухе легкий аромат ванили и корицы. Атьяф! Неужели она тоже здесь? Но сейчас мне нужно к Якову...
   Двери, двери... бегу. Вот оно! В почти пустой реанимационной палате лежит Яков. Провода, трубки, капельницы, попискивающее оборудование. Я сажусь на край кровати, осматриваю товарища. Кажется, он в глубокой коме. Как вернуть его к жизни? Как нам сбежать отсюда? Я, раздумывая и вспоминая все передряги, которые мы пережили вместе, кладу голову на сложенные на его груди ладони и смотрю в его закрытые глаза...
  
   Рожденная заново.
   Тишина. Белый потолок. Девушка в белой рубахе бесцельно смотрит вверх. Два раза в день ей в рот вливают что-то, что позволяет ей существовать. Раз в день врач проверяет проводки на ее теле, пульс, давление, что-то записывает в карте. Ей все равно.
   Она не помнит, как здесь оказалась. Ей ничего не хочется делать и ни о чем не хочется думать. Апатия. Но есть что-то... оно приходит из снов. В том причудливом мире бушуют волны и ветер, противостоя могучему пламени. Они - вечные враги. Враги, желающие договориться... Где-то там, внутри нее, сошлись ветер, вода и пламень. Причудливым образом нашли общий язык.
   Девушка понимала, что ее сны означают что-то важное. Ей не хотелось думать о важном, о сложном... Но мысли все равно приходили.
   Мало-помалу она начала размышлять, есть ли какая-то цель в ее жизни. Кем она была? Кто она сейчас? Сомнений в том, что она изменилась по сравнению с собой прошлой, не возникало. Этот пламень внутри... казался приятным незнакомцем. Она закрывала глаза, чувствовала его внутри и улыбалась. Он делал ее сильнее. Он странно дополнял ветер и воду, из которых она была сделана раньше, и позволял творить вещи гораздо более сложные, чем просто управлять стихиями...
   Иногда девушка просыпалась и пугалась того, где она. Ей казалось, что она должна быть по-другому одета, казалось, что на шее у нее должна висеть какая-то очень важная вещь...Она хваталась за горло, металась по кровати, и прибегавшие моментально санитары на сутки привязывали ей руки.
   Иногда по ночам мысли становились зримыми. В такие моменты в темноте на потолке, бывшим светлее остальной комнаты, будто на экране кино, мелькали образы и сюжеты предполагаемого прошлого.
   Вот чернокожая девушка, одетая в языки огня, смеется, глядя ей в глаза. Девушка внезапно чувствует к ней жгучую ненависть... Это странно. Ведь ей должно быть все равно.
   Вот симпатичный мужчина в пестром удобном костюме: он что-то кричит, рассказывает... Он ей не чужой, кажется.
   Вот огромная серебристая кошка бежит по каким-то подземельям. Оборачивается, зовет Атьяф за собой...
   Атьяф?! Кто это? Это ее имя... Наверное.
   Девушка почувствовала то ли холодок, то ли жар на запястье с внутренней стороны, у основания кисти. Подняв руку к глазам, она с удивлением увидела светло-серую, едва заметную татуировку в виде изящной кошечки. Сейчас татуировка слегка светилась, и в какой-то момент девушке даже показалось, что кошечка двинула хвостом и приоткрыла пасть:
   - Атьяф...
   У девушки перехватило дыхание. Она на мгновение откинулась назад на подушки, закрыв глаза. И тут же резко поднялась. Огляделась: палата была пуста, вокруг царила больничная ночь. Она вскочила, оглядела себя: на ней была длинная белая больничная сорочка. Атьяф поморщилась, щелкнула пальцами... но ничего не изменилось. Похоже, силы еще не вернулись к ней. К тому же, она до сих пор не знала, как вести себя с той тройственной силой, что теперь принадлежала ей...
   Татуировка продолжала сиять и будто тянуть за собой. Атьяф встала, прошла два шага и чуть не упала - ноги отвыкли ходить... Но, собрав волю в кулак, девушка пошла к двери, периодически прикасаясь к стене, чтобы не упасть.
   В коридоре было пусто. Моргали блеклые больничные лампы вдоль коридора. Интуиция и магия богини-кошки вели ее вниз. Лестница, проем, лестница - первый этаж... Дверь в палату. Кажется, там, за ней... Атьяф, оглянувшись - в коридоре было все также пусто, никто еще не хватился сбежавшей пациентки - решительно толкнула дверь. Перед ее глазами предстала реанимационная палата, почти пустая, за исключением мужчины на кровати, по всей видимости, находившегося в коме и увешанного проводами и капельницами. Рядом пикали приборы. Но на краешке кровати, склонив маленькую пепельноволосую головку на грудь больного, сидела миниатюрная девушка. Смутно знакомая девушка...
   - Баст? - Атьяф не поверила своим глазам, которые никогда еще не видели богиню в человеческом обличье.
   Девушка с пепельными волосами подняла голову, вскочила:
   - Атьяф!
   Девушки тепло обнялись. При прикосновении к богине перед глазами Атьяф промелькнули все их непростые приключения, навеяные Смертью, в поисках самих себя и ради спасения души Якова, которые и привели их всех в эту психбольницу.
  
   Мертвому, конечно, спокойней, да уж больно скучно...
  - Опаньки!..
   Яков околачивался возле здания уже минут десять. Он уже понял, что он призрак. Ведь сказали же ему, что надо вернуть своё тело и отыскать своих друзей, чтобы они его - то есть призрака, туда втюхали - то есть в тело. Весёленькое же приключеньице ему предстоит - бродить по психушке в поисках самого себя. Но войти в здание сквозь закрытую дверь он пока не решался...с непривычки. И тут он увидел подходящего к дому грузного охранника. Приглядевшись, он узнал в нём своего старого сослуживца Петруху, комиссованного после одного из боёв в горах Кавказа, когда они брали банду контрабандистов.
   Бой тогда был горячий, а Петруха был явный псих. Командир приказал залечь и ждать вертушки, чтобы те накрыли с воздуха засевших за камнями бандитов. Но этот идиот (это было самое приличное слово в лексиконе Якова для Петрухи)... Так вот он не выдержал ожидания, считая, что ничего опасного в атаке нет. Его частенько переклинивало во время боя, в нём как бы просыпался берсерк. И вот в тот момент, видимо адреналин ударил ему в башку по полной программе, и он, вопя и стреляя в бандитов из автомата, бросился вперёд. Но он не добрался до камней, за которыми те скрывались. Взрыв гранаты остановил его где-то на середине, и он так и лежал там, с окровавленной головой, извиваясь от боли, матерясь и зовя на помощь. Но шквальный бандитский огонь не давал высунуть спецназовцам из своего укрытия даже носа. И это продолжалось с полчаса, пока прилетевшие вертушки не уничтожили всё это бандитское отродье. Петруха после этого случая так толком и не пришёл в себя. Заключение - контузия - комиссовать. Но если честно, то его в роте не сильно-то и уважали. Он был психом не только в бою, но и по жизни. Сколько раз во время рейдов по деревням из его лапищ вырывали беззащитных девушек, которых он избивал и пытался насиловать. Командир его терпел только за его боевой опыт и отчаянность. Но всему приходит конец. Вот, похоже, Петруха и получил контузию в наказание за всё содеянное...
  
  - Ну, ты и отъел себе мамон парень, - Яков двинулся на встречу Петрухи, но тот прошёл сквозь Якова, никак не среагировав, и, открыв дверь в психиатрическую лечебницу, направился внутрь. Яков, недолго думая, шмыгнул вслед за Петрухой, а уже потом стал соображать, что если он призрак, то, возможно... Нет даже не так. Его точно, никто и не видит.
   Ну что же, в этом есть и свои плюсы. Он может побродить незаметно по больнице в поисках своего тела и друзей. Интересно, кого из них сюда упрятали? И какой им диагноз поставили? Кстати, и ему тоже...
  
   'Какой он тут добренький. Занятно'.
  Яков следовал за Петрухой по коридору, весь больничный персонал, встречавшийся им на пути, похоже, уважал этого тучного мужчину. Знали бы, что он из себя представлял в другой жизни... Неужели контузия так на него подействовала, что он стал тихим и безобидным?..
   'Нее! Каким ты был, таковым ты и остался'.
   Яков стоял сбоку от стола охранника, скрестив руки на груди и наблюдал, как тот смотрит в монитор и пожирает звериным взглядом прикованную к кровати девушку-пациентку. Из уголка рта у охранника потекла слюна, кадык вздрогнул.
   'Ну, урод, ты и тут за старое взялся. Интересно, скольких ты уже девочек так обидел? Жаль, что тебе граната в том бою всю черепушку целиком не снесла. Был бы я сейчас не призраком... Но может, удастся ту девочку как-то спасти. Тем более, есть в ней что-то знакомое...'
  
  Яков кинулся по коридорам и этажам лечебницы в поисках палаты, в которой лежала блондинка. На одном из верхних этажей, его остановил было очень знакомый запах - ванили и корицы. Он витал в воздухе, ненавязчиво будоража воспоминания Якова. И когда тот начал что-то вспоминать, из-под его призрачной одежды вдруг начал разгораться желтый свет. Яков вытащил цепочку - на ней оказался крупный желтый опал в витиеватой серебряной оправе и с серебряной же саламандрой сверху, будто сидящей на солнечном камне.
   Опять что-то смутно знакомое... и как-то связанное с запахом. Яков осмотрелся. Запах доносился из-за двери, возле которой он как раз остановился. Яков рискнул - и просунул голову сквозь дверь внутрь палаты, и тут же резко отпрянул назад, так как уткнулся носом, в пышную грудь выходящей из палаты медсестры в маске.
  
  - А она ничего! - Яков проводил покачивающую бедрами стройную девушку в белом коротком халатике. Интересно, какова она без маски: - Гюлючатай открой личико!
   Ээх! Как иной раз плохо, что тебя не слышат. Такая девушка ушла!
   И только тут Яков заметил, что он завис под потолком.
   Опаньки! А он, оказывается, и летать умеет. Быть призраком становилось всё интереснее и интереснее.
   Ладно, в эту палату заглянем позже. А сейчас надо срочно отыскать блондиночку. Поплыли! И, улёгшись на живот, Яков двинулся в горизонтальном положении вдоль коридора, загребая руками в стороны.
  
  Но хоть он в итоге и отыскал ту девушку, но привести в чувства её не смог. Как он над ней не кружился и не завывал, она его не замечала. Девушка лежала и смотрела пустыми, бессмысленными глазами в потолок.
   'Да! Здорово же тебя, бедняжка, накачали лекарствами. Ну, ничего, я буду следить за этим уродом и что-нибудь придумаю'.
  
  До вечера так ничего путного не произошло. Яков провисел в углу дежурки, наблюдая за Петрухой. Тот периодически включал камеру наблюдения в комнате у блондинки и пускал на неё слюни. И вот в 23 часа Петруха встал, достал из холодильника бутылку водки, сунул её за пазуху и вышел за дверь. Яков понял, куда направился Петруха. Парень подлетел к столу и посмотрел в монитор на лежащую девушку.
   Как, как он мог ей помочь?! Он в ярости взмахнул рукой и... и снёс со стола пирамидку из пластиковых стаканчиков.
   Опаньки! Он удивлённо уставился на рассыпавшиеся, по полу стаканы. Неужели это возможно?.. Бред! То было просто кино. Но стоит попробовать!
   Яков сосредоточился и ткнул пальцем в кнопку отключения компьютера... И у него получилось! Монитор потух. Ну, Петруха, держись теперь!
  
  Он нагнал охранника в коридоре и хотел уже с размаху врезать тому по затылку, но Петруха резко остановился возле дверей дежурного врача и, открыв их, зашёл в кабинет.
   Как показали дальнейшие события, Петруха пришёл к дежурному, чтобы того споить, и, судя по всему, такое было уже не в первый раз.
   - Значит, ты не бросил своего грязного занятия, Петруха... - проворчал Яков, вися над столом, между пьющими мужиками. - Ну, извини, ты сам напросился.
   Яков решил подождать, пока тот выйдет из кабинета, а уже потом устроить Варфоломеевскую ночь. Вскоре дежурный врач вырубился. Слабенький мужичонка попался, с четвёртой рюмки уснул, пятая так и осталась не выпитой. Петруха уложил врача на топчан, а сам, тихо прикрыв дверь, вышел в коридор.
   'Ну, всё, держись, мужик!' - рассвирепевший Яков схватил со стола полную рюмку водки и влил в себя, а только потом сообразил, он ведь призрак. Но, как ни странно, водка не выплеснулась на пол, а впиталась в его бестелесную оболочку. - 'Вот это я сосредоточился!'
  
   Яков вынырнул сквозь дверь в коридор и уже хотел наброситься на уходящего Петруху, но тут у него всё помутнело перед его единственным натуральным глазом, протез тот вообще потух, и заштормило так, что зашвырнуло в тёмный кабинет дежурной медсестры, и прям на топчан, на котором она спала. Яков с разгона воткнулся опять носом в её мягкие пышные груди и громко засопел, задыхаясь в них. Медсестра заверещала и, вскочив, стала испуганно осматриваться, пытаясь отыскать того кто напал на неё, но никого не обнаружив, вздохнула, и поправила свои груди под халатиком:
   - Приснится же такое.
   - Пардонте, - раздался пьяный голос из ниоткуда, затем стук об дверь и всё затихло.
   Медсестра тихо вышла в коридор и заглянула в кабинет дежурного врача. Тот похрапывал на топчане, а на столе стояла почти пустая бутылка водки.
   - Опять нажрался скотина, - медсестра подошла к столу, вылила остатки водки в рюмку, выпила и, прищурившись, мстительно посмотрев на пьяного дежурного, проговорила, - Ну, Геша, утром ты у меня отхватишь за все свои выкидоны, - и вновь поправив свои пышные груди, гордо удалилась спать к себе в кабинет.
  
  Якова штормило, он двигался к 8-й палате, периодически врезаясь то в левую, то в правую стену.
   - Не! ИК! Это же надо! ИК! Так нажраться с одной рюмки. ИК! Когда это такое было? ИК! Видимо призракам пить противопоказано... БУМ!
   Этот БУМ означал, что он добрался до нужной палаты. Всё-таки цифры он ещё был в состоянии видеть. ИК!
   За дверью послышались звуки борьбы. Неужели он опоздал? И этот урод уже насилует бедную девчушку. Яков попытался проскочить сквозь закрытую дверь, но выпитая водка не давала расслабиться ему до нужной стадии. Ну, раз так нельзя...
   Яков отлетел к соседней стене, и, с размаху врезавшись в дверь, снёс ту с петель. Но он опоздал.
   -Нифигасебе! - Яков сразу протрезвел от увиденного.
   Белокурая девчушка в ночнушке стояла посреди комнаты с человеческим сердцем в руках, а её жертва, маньяк-насильник, лежал у её ног с развороченной раной на груди.
   'Похоже, здесь обошлись и без меня. Ну и силища же у этих психов!'
   Девушка откинула сердце охранника в сторону и вышла встревоженная в коридор, пройдя сквозь Якова, сидящего на выбитой двери и смотрящего на неё округлыми глазами. И вот в тот момент, когда она прошла сквозь него, на него нахлынули воспоминания - пустыня, храм, богиня-кошка...
   Так это она! Только в человеческом обличье.
   - Эй, постой, девочка! - крикнул в след ей Яков и вылетел в коридор.
   Он только успел её ухватить за край ночной рубашки, как та куда-то стремительно побежала, и потащила вслед за собой, опять начавшего пьянеть Якова. И опять начались удары по стенам и на поворотах об острые углы. В голове, хоть и призрачной, бушевал целый ураган. Когда Яков пришёл в себя, то обнаружил, что висит под потолком в палате, где лежит он сам. Возле кровати над ним, вернее, над его телом, пребывающем в коме, склонились две девушки - белокурая Баст и темноволосая Атьяф.
  - Эй! Ик! Девушки! ИК! М-мжет вы пможыте-ИК уставшему путнику обрести нканец...ИК! ...своё тело? ИК?
  
   Вперед к свободе.
  - Нам нужно как-то вызволять Якова и удирать отсюда, - отстранилась от бесчувственного тела спецназовца Баст.
   Джинниха согласно кивнула. Они подошли к другу и склонились над ним, размышляя. Атьяф коснулась рукой его протезов на левом глазу и руке: досталось же ему!
   В какой-то момент девушке показалось, что здесь находится только тело Якова, что здесь нет его сущности, его самого... его души.
   - Нужно призвать душу обратно в его тело! - осенило ее.
  Баст задумчиво нахмурилась.
   -Эй, д-девчата! - помахал им зависший под потолком пьяный призрак и глупо улыбнулся. - З-заб-блудшая душа уже здеся, - но видя, что девушки не реагируют на его возгласы, махнул рукой-протезом - мол, делайте что хотите, и завис над койкой со своим телом в ожидании дальнейших действий своих подруг.
   - Я... - Атьяф посмотрела на свои руки, а затем перевела взгляд на Баст, - могу попробовать. Но моя магия изменилась, и я не до конца понимаю, как управлять ею. Мне понадобится твоя магическая поддержка.
   Девушка-кошка понятливо кивнула, обошла больничную койку Якова и положила руку на плечо джиннихи.
   Атьяф, в свою очередь, положила ладони на грудь друга. Закрыла глаза и призвала все свои силы, все самые яркие воспоминания о его мужестве и доброте, все, что могла - направила в свои ладони. Она не знала заклинаний, способных вернуть человека к жизни. Но пробудившееся в ее душе пламя - знало. Пламя созидания и уничтожения, оно могло все. Оно нашептало нужные слова.
  - Ekka roepa jou rre sielle... (Я призываю твою душу...)
   Ладони вспыхнули желто-красным светом, и в следующее мгновение Яков резко вдохнул, закашлялся и поднялся на кровати. Он широко раскрытыми глазами взглянул на девушек, взгляд его на мгновение метнулся к потолку, где он секунду висел в бестелесном виде.
  - Как... - Яков закашлялся. - Как я рад вас видеть! И самое главное, ни какого похмелья.
  
  ***
   Когда друзья собрались вместе, силы вернулись к ним. Баст сразу же приняла привычный облик изящной огромной кошки и принялась вылизывать шерстку. Атьяф вернула себе опрятное одеяние - шаровары и тунику бирюзового цвета. Только вот теперь они почему-то были расшиты, опалово-желтыми цветами... Якова порадовала его форма и полностью возвращенное снаряжение:
   - Отлично, - Яков осмотрел себя. - Форма вся чистенькая, выглаженная, как с иголочки. Атьяф, тому счастливчику, который станет твоим мужем, достанется замечательная жена. Одним движением пальчика - р-раз, и всё блещет чистотой. Хотя с другой стороны, - спецназовец хитро прищурился и подмигнул джиннихе. - Попробуй домой на рогах приползи, таки и в жабу превратишь...рогатую.
   - Ну, до этого ещё дожить надо, а там видно будет - может и не в жабу, - кокетливо улыбнулась Атьяф Якову, а затем решительно продолжила. - Что ж, пора выбираться отсюда, - заканчивая создание аккуратной прически перед зеркалом из воды. Как только она отвернулась, зеркало осыпалось каплями обратно в больничную раковину.
   Кошка посмотрела на нее внимательно, а Яков согласно кивнул.
   - Кажется мне, у нас найдется с кем свести счеты в нашей родной Африке... - прищурился спецназовец.
   Троица встала в светящийся синий круг, появившийся на полу больничной палаты, и через мгновение яркая вспышка портала, обещанного Смертью, после того как они найдут себя, накрыла их.
   Порывом ветра открыло дверь в палату, взметнулось одеяло на пустой койке...
  
   - Наконец-то солнце... - протягивала руки Атьяф к родному небу.
   На многие мили вокруг желтый песок рисовал цветы на волнах барханов. Но для джиннихи и богини с поддержкой находчивого спецназовца, не пустыне быть преградой.
   Баст потянулась, поочередно оттягивая то одну, то другую лапу, и сладко зевнула, прищурившись от солнечных лучей.
   Яков решительно осмотрелся, и увидел, невдалеке знакомый оазис с гаремом Салиха.
   - Кстати, - он вопросительно посмотрел на девушку и кошку, - Кто-нибудь из вас расскажет, когда это я успел стать терминатором?
   Не понимаю о чём ты - скорчил гримаску кошка. - Но в любом случае обращайся к Атьяф. Я устала от болтовни с тобой.
   - Подумаешь, устала. Интересно когда это ты со мной много разговаривала, только и умеешь что гримасничать, - кошка опять скривилась и показала Якову шершавый, розовый язычок. - Во-во, и я зык показывать, - засмеялся он, а затем обратился к Атьяф. - Ну, хоть ты расскажи мне, как я приобрёл все свои протезы, взамен глаза и руки которых меня лишили.
   - Это долгий рассказ, а нам надо спасти ещё Саида. Хотя... - Атьяф прикусила нижнюю губку, о чём-то задумавшись. - Я могу просто восстановить те кусочки мозаики, которых не хватает в твоих воспоминаниях, при помощи магии. Это займёт меньше минуты. Только ты присядь на песок.
   - Ну, давай попробуем, - согласился Яков, садясь на горячий песок. - Только не затягивай, а то я на этом песочке долго не высижу, и не то что дополнительные кусочки не вспомню, а и всю остальную мозаику растеряю.
   - Я постараюсь не затягивать, - ласкова, улыбнулась Атьяф парню и прикоснулась кончиками пальцев к его вискам, и тихо стала читать заклинание.
   Яков почувствовал, как от хрупких пальчиков джиннихи в его голову стали проникать тонкие, ледяные струйки магии, а затем в его мозгу вспыхнула холодная вспышка и он увидел, всё что произошло после того как он потерял сознание во время схватки с Лазим и Салихом...
  
  Ходячий остров доктора Мо, или чужая память.
  Схватка между бандитами и беглецами с воздушного шара продолжалась...
   Саид отвлёкся буквально на секунды, что бы понять, что тяжелораненому Якову под защитой богини и джинихи смерть в данный момент не грозит...
   У его уха просвистела шальная пуля, он выглянул из-за корзины шара, за которой прятался от противника, и увидел наступающих на него в лобовую атаку, бандитов. Засвистевшие вокруг зулуса шальные пули заставили его спрятаться обратно за корзину, но он всё же умудрился, в промежутках между бандитскими залпами, тремя меткими выстрелами свалить троих из нападающих. Пальба со стороны нападающих сразу же прекратилась. Саид выглянул из-за своего укрытия, и увидел, что бандиты, после его удачной стрельбы, залегли. Некоторых из них, если постараться, можно было даже зацепить пулей с его позиции, но невозмутимый и как всегда спокойный зулус, решил стрелять наверняка и на смерть. Он решил выждать.
   Видя, что противник не стреляет, и видимо посчитав, что у стрелка кончились патроны, бандиты опять бросились в атаку. Саид направил на них револьвер и...
   Подкравшийся с тылу бандит, про которого он совсем забыл, выбил прикладом винтовки у него из руки револьвер. Следующий удар был намечен в его голову, но перевернувшись резко на спину, Саид двумя ногами врезал в грудь врага и отшвырнул того далеко от себя. Бандит, отлетев, покатился кувырком с бархана, и после остановки больше не вставал. По его нелепо повёрнутой, назад лицом, голове, было ясно, что он при падении свернул себе шею. Но пока зулус отвлекался на бандита напавшего с тыла, его дружки, пошедшие вновь в атаку, успели преодолеть то расстояние, что разделяло их с Саидом, и набросится на него всем скопом, до того как тот успел встать на ноги. Завязалась рукопашная, больше напоминающая 'кучу малу'. Во время этой схватки, из общей свалки были вышвырнуты ещё двое бандитов - один с перебитой переносицей так и не встал, а второй видимо с поломанной в нескольких местах ногой, пытался отползти подальше от схватки.
   Но силы всё же были не равны. Среди слуг Салиха были тоже крепкие бойцы, да и ещё то преимущество, что они навалились на противника, лежачего. Они умудрились скрутить его по рукам и ногам, и уже хотели, прикончить его, стоя над ним и потираясь от тяжёлых кулаков зулуса, но метнувшийся к ним Салих, которого Баст до этого момента гоняла по округе, лупя его тяжёлыми лапами и царапая, острыми, как бритва когтями, остановился около связанного Саида:
  - Не сметь его трогать! Я сам с ним разделаюсь, когда пожелаю, - и он, весь в исполосованной, в тонкие лохмотья, одежде, и тяжело дыша от бешеного бегства от озверевшей кошки, приставил к горлу связанного Саида кинжал, и злобно оскалившись, посмотрел на остановившуюся, в паре метрах, от него и его банды, воинственную Баст. - Убейте это кошачье отродье! - злобно прорычал он.
   Его слуги вскинули ружья, раздался дружный залп, но Баст уже не было в том месте, где просвистели пули. Она просто рассыпалась песком на бархан, а уже в следующий миг стояла за спинами у своих врагов, намереваясь вновь кинуться на них в атаку. Но Салих не зевал. Он всё так же продолжал держать кинжал у горла, спокойного как удав, Саида и, увидев за спинами своих слуг Баст, обернулся к ней и, усмехаясь, посмотрел в кошачьи глаза, полные ненависти к своему врагу:
  - Ловкая?! Да?! Ну, попробуй, прыгни! Один твой шаг в мою сторону и этот твой дружок будет тоже захлёбываться кровью, как и первый. Стой, где стоишь, и ни выкидывай, ни каких фортелей, иначе мой кинжал, проткнёт горло, этому черномазому. А вы, - обратился он к бандитам, - вяжите её, раз не в состоянии убить, а затем их обоих несите в геликоптер. Ваша подружка следующая, - усмехнулся Салих, наблюдая как Лазим захватив Атьяф, в пылающую сферу, всё больше и больше сжимает огненные полупрозрачные стенки вокруг пытающейся вырваться наружу джинихи...
  
   - Эта пылающая тюрьма будет пострашней той, в которой находится душа твоего защитничка, - злорадствовала Лазим, чувствуя близкую победу над своей пленницей. - Ты истратила свою последнюю магическую защиту от меня, на какого-то трижды никчёмного человечишку. Душа, которого всё равно станет с минуты на минуту моей. А вскоре и ты отдашь мне всё, что умеешь сама, - Лазим, злорадно захохотала.
   Жар пылающих стенок сферы, уже обжигал нежную кожу Атяф. Она задыхалась в своей огненной тюрьме, чувствуя, как вся её магия начинает постепенно покидать её хрупкое тело...
  Удар мощного эклектического разряда, в грудь ифритки, в виде шаровой молнии, откинул ту в сторону от своей пленницы. Магическая связь Лазим, прервалась с огненной сферой, ставшей тюрьмой Атьяф. Огненные стенки заискрились, затрещали, и просыпались на песок пеплом. Подвешенная в воздухе с помощью колдовства Лазим, джинниха, ловко приземлилась на обе ноги, и почувствовала, как её магические силы вновь возвращаются к ней, да ещё и с удвоенной энергией, благодаря пришедшей к ней от рассыпавшегося огненного шара, в котором пыталась заточить её ифритка.
   Следующий электрический разряд ударил в толпу слуг Салиха. В огромной воронке, образовавшейся от взрыва шаровой молнии, остались лежать три обожжённых, изуродованных до неузнаваемости, бандитских тела. Остальные бандиты в панике бросились в сторону геликоптеров, по пути подобрав своего раненого товарища с переломанной ногой.
   Из-за бархана к месту схватки приближался, шагающий на множестве механических ногах - остров! Настоящий круглый остров, диаметром метров в пятьдесят, и весь покрытый растительностью. В центре этого островка возвышалась стальная башня, ощетинившаяся, разнообразных конструкций - антеннами, и десятком извивающихся металлических щупалец, с клешнями на концах, и постоянно увеличивающихся и уменьшающихся в длине. И над всем этим невероятным пришествием раздался ещё дополнительно - дикий рёв.
  Салих смотрел на надвигающийся остров, расширенными от ужаса глазами. Баст почувствовав за своей спиной сильную поддержку, зловеще улыбнулась Салиху - обнажив свои клыки, и начала медленно к нему приближаться. Тот хоть и был испуганный, но всё ещё продолжал прижимать остриё кинжала к горлу Саида. И Баст остерегалась, если она резко бросится в атаку, Салих просто с перепугу может проткнуть своего пленника.
   Атьяф увидев, что Лазим лежит как ей показалось бездыханной, кинулась к истекающему кровью, и пока ещё дышащему Якову, и стала пытаться благодаря своей магии остановить кровь. Ей это удалось, но... Но, она понимала, что это ещё не всё. Нужно было теперь ещё спасти душу Якова. Джинниха почувствовала, как та постепенно - частичка, за частичкой, словно сыплющийся песок, в песочных часах, уходит из тела солдата. Магия ифритки в этом смысле оказалась сильней.
   Лазим! Атьяф кинула взгляд на то место, где лежала ифритка. Та уже стояла во весь рост и победно улыбалась. А над её ладонью висел небольшой дымчатый шарик. Атьяф, сразу поняла, что это.
  - Я не отдам тебе его душу, - в отчаянии закричала она, и вскинув в сторону Лазим руку с выставленной вперёд ладонью, попыталась притянуть, пленённую душу Якова, к себе.
  - Его душша пренадлежжит мне! - мстительно прошипела в ответ ифритка. Шарик замерцал и метнулся в центральный опал, на её головном золотом обруче. Ифритка злорадно подмигнула Атьяф и испарилась, через секунду, уже материализовавшись около всё ещё взирающего - испуганно, на приближающийся, ревущий остров, Салиха.
  - Что жже вы все мужжчины, так труссливы, при виде неведомого, - злобно прошипела она, обвив своей ручкой шею компаньону, и щёлкнув пальцами, испарилась с ним и с пленённым Саидом.
   Прыгнувшая как раз в этот момент на Салиха Баст, опустилась всеми четырьмя лапами на опустевшее место и раздражённо мявкнула. Цель, которую она считала уже мёртвой, ушла прямо из-под её лап, и ещё благодаря какой-то ифритки.
   Обычная ифритка, провела её - богиню. Ну, попадись она ей только в лапы!..
   Но долго она не рассуждала, а бросилась к бесчувственному Якову и пытающейся, всё ещё удержать его частички души, у него в теле, Атьяф, на ходу оборачиваясь в девушку и опускаясь на колени возле тела солдата, и прижимая сверху своими ладонями, ладони джиннихи, лежащие на его груди:
  - Как он? Мы в состоянии ему помочь? - взволновано спросила она у Атьяф, смотрящей встревоженным взглядом на поднимающиеся из-за бархана геликоптеры Салиха.
  - Его душа покидает его тело. Мы её не сможем удержать там надолго. И это всё, - Атьяф зло сверкнула сузившимися глазами, в след удаляющимся аппаратам, - Лазим. Её колдовство. Хотя есть один способ...
   Шагающий и громыхающий остров наконец-таки остановился в нескольких шагах от девушек, не обращающих на него внимание, по причине их попыток вырвать душу Якова из когтей ненавистной ифритки. В железном чреве острова, что-то загромыхало, а затем из днища опустилась на песок верёвочная лестница, по которой спустился невысокий толстенький, в летах мужчина, в армейской форме, цвета хаки, с взлохмаченной чёрной шевелюрой, и в очках с толстыми стёклами. Смешно переваливаясь и топая тяжёлыми ботинками, так, что даже этот топот не заглушал песок пустыни, он подбежал к девушкам и, увидев израненного и искалеченного Якова, закачал в отчаянии головой:
  - Ай-яй-яй! Ай-яй-яй! Как же так, неужели я опоздал? Ух, проклятые бандюки, - и он погрозил своим небольшим кулачком в след исчезающим вдали бандитским аппаратам. Затем присев, рядом с пытающимися, всё ещё удержать жизнь в теле Якова, девушками, стал осматривать его, покачивая головой, - Ай-яй-яй! Ай-яй-яй! Как же они тебя, голубчик, искалечили. Но это поправимо, - проговорил он, осматривая окровавленную культю солдата, а затем перенёс внимание на его опустевшую глазницу, - и это исправим голубчик. У меня ка раз кое-что для этого припасено. Сейчас мы тебе восстановим и глаз и руку. Ну-ка девушки, - обратился он к Баст и Атьяф, протягивая им флягу с водой, - промойте-ка его раны, а я сейчас позову своего помощника со всеми нужными инструментами.
   Сняв с тонкого кожаного пояска, придерживающего его толстый живот, телефонную трубку с клавиатурой, и с прикреплённым к ней, небольшим контейнером для аккумулятора, он выдвинул из неё тонкую, полуметровую антенну, и заговорил в неё скороговоркой:
   - Так-с, голубчик. Ну-ка живенько мне сюда доставь все мои инструменты для протезирования, и контейнер с протезами... Нет-нет! Для людей конечно... Нет! Змеиные хвосты мне не нужны!.. Я понимаю, что ты переживаешь по поводу местных змей, но сейчас речь идёт о тяжелораненом человеке, и если ты не хочешь, что бы я тебя разобрал на запчасти, будь любезен, принести то, что я тебя попросил.
  Затем повернувшись к девушкам, промывшим к этому моменту, почти уже затянувшиеся раны Якова, благодаря магии Баст, он слегка кивнул головой, поцеловал обеим ручки, и опять затараторил, не давая вставить девушкам ни единого слова:
  - Позвольте представиться дамы, вашему покорному слуге! Доктор технических наук, профессор Мо, академик, и председатель Научного Совета 'Научно-техническая революция'. Путешествуя, по этим чудным песчаным барханам, на своём ходячем механическом острове, именуемым 'Оазис', и изучая местную природу и фауну, в целях обратить их в помощь человеку, я услышал стрельбу, и направил свой остров по направлению к ней. И что же я увидел. Я увидел, как банда негодяев и мерзавцев...
  - Стоп профессор, - Баст сжала пальцы в кулак, и рот Мо захлопнулся сам собой. - Эту историю с бандой негодяев и мерзавцев, мы прекрасно знаем и сами, так как принимали в ней сами активное участие. Вы лучше скажите, что вы там говорили сейчас о восстановлении нашего друга?..
   В следующий момент в чреве острова опять что-то загромыхало, из люка, откуда свисала верёвочная лестница, выпало на песок, что-то квадратное и блестящее, высотой в человеческий рост. Когда это что-то раскрутилось во всю свою длину, то оно оказалось трёхметровым сегментным змеем-роботом, каждый отдельный квадратный сегмент его туловища был соединён с другими шарнирными суставами. Вместо глаз на квадратной голове у него, светились жёлтым светом, две длинные лампы. В пасти змей держал небольшой металлический контейнер, видимо с инструментом профессора. Завидев двух девушек, и молчавшего своего хозяина, глупо вытаращившегося на него, змей-робот явно посчитал, что тому требуется его помощь. Выплюнув на песок, контейнер, он встал в боевую стойку, зловеще зашипел, раскрыл широко свою квадратную беззубую пасть, и выдвинул по бокам головы, два гибких уха-локатора, видимо для устрашения, как он считал. А затем стал медленно, и неуклюже переваливаясь, чем-то напоминая своими движениями, бег своего создателя, приближаться к девушкам, явно с намерением атаковать их. Но у него это получалось не слишком убедительно, даже при его габаритах.
  - Профессор, - давясь от смеха, при виде движений змея, Баст разжала кулак, тем самым позволив Мо говорить, - Ну-ка живо уймите свою 'собачонку', пока мы с Атьяф не развеяли её по ветру.
  - Голубчик! Голубчик! - профессор бросился наперерез змею, размахивая руками, - Немедленно прекрати! Никто меня не пленил. Просто у нас случилось небольшое недопонимание между собой. Но уже всё прояснилось само собой. А теперь, голубчик, пока я буду готовить пациента к операции, разбей-ка для нас палаточку. А то солнышко, перед закатом сильно припекать начало. А для девушек и нашего пациента это вредно. А особенно для кожи наших милых новых знакомых девушек...
  Профессор опять резко замолчал, но теперь уже Атьяф не выдержала поток его словоизлияний, и сжала пальцы в кулак:
   - Профессор, как вы, я думаю, должны были уже сообразить, мы с моей подругой не совсем обычные девушки, - профессор активно закивал головой, в знак согласия. - Так вот, кровь мы смогли остановить нашему другу, и зарастить раны тоже, но вот его душа, похищена ифриткой Лазим, улетевшей на одном из геликоптеров. Правда мы всё же пытаемся удержать душу в его теле, но чем дальше улетает Лазим, тем это становится всё сложней и сложней. А теперь отвечайте на мой вопрос, коротко и ясно, - Атьяф разжала кулак, - Профессор вы можете вернуть его к жизни?..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"