Симаков Виталий Владимирович: другие произведения.

Разбитый артефакт - из серии "Миры Великого Эфира"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта повесть-фэнтези была создана по мотивам ролевой игры на форуме журнала "Мир фантастики". В её создании - игры, учувствовали: Галлеан и Argumentator - Галлеан - Эльф; Борк-Жестянщик - гоблин; Alex SS и Farsi - Соната - человек; Домино - человек; Wormy , valari2 и Я белая Тапка - Червь - Гоблин; Валарис - драконоид; Алиса - девушка тигрин; Эльф-пофигист и Gothic Wolf Etterna -Василиса, для друзей Лиса - полубог; Гответт - полуэльф; Horadrim и Мария Сильва - Хора - человек ; Севильяна де Гульден - человек; Volkman и Chery - Крылатый - сын небес; Шери - на половину человек, на половину - темная эльфийка; Franka и Margulf - Эрика Линнен - полудриада-полуэльф; Маргольф Вэблинг, главный механик Подгорья, гном; Ula и Djalina - Моргана и Меб - единокровные сестры, имеют первую категорию родства и давно уже просто человекообразные существа; KrasavA - маг Аэрок и король Брамциус VIII; CoollStalker(я) и Jeremiah - Кулл-Сталкер - человек; Иеремия - оборотень; Огромная благодарность всем участникам этой игры. Отдельная благодарность Krasavе за то что организовала и собрала всех нас в одну команду, и за то что благодаря ей я придумал мир Великого Эфира. Обработка этой повести у меня длилась оооочень долго. Приходилось что-то убрать, чего-то добавить, где-то что-то поменять местами. Но, в конце концов, я добрался до её финала и вот что из этого получилось. Не судите строго это чисто приключенческая повесть и ничего более. И немного о тех событиях, которые происходят в повести: Осколки артефакта-плодородия разбросаны в разных частях Ландрии. Ландрия на краю гибели. Артефакт нуждается в восстановлении. Пришедшим, по зову короля Брамциуса VIII, наёмникам, со всех краёв Великого Эфира, предстоит отправиться в отдаленные уголки королевства, чтобы отыскать их. Ну, и - если кому интересно, сам артефакт: http://video.mail.ru/mail/coollstalker/7/10.html

  РАЗБИТЫЙ АРТЕФАКТ.
  Пролог.
  Королевство Ландрия расположено на большом архипелаге, плывущем по просторам Великого Эфира.
  Как сказала одна известная Ландрийская колдунья-байкерша, из клуба "Дикие мётлы", в интервью журналисту на приёме по случаю коронации в Мирррфском королевстве: "Ничего такого у нас необычного нет. Кабаки, как кабаки. Сады, как сады. Замки, как замки. Столица - Риния. На юге есть большая Пустыня Песчанных Бурь (за пределами страны, но граничит с ней), на востоке страны Разбойничий лес, на севере море и горы. Климат средний. Король один, подданных много. Есть крестьяне, есть графы и бароны, обладающие замками и землями. Есть торговцы. Все власть короля признают. Есть внешние враги, но они особо носа не кажут. Нападать не собираются. На запчасти разберём если сунуться".
   Огромный парящий в Великом Эфире остров (многие утверждают, что это материк, но вопрос спорный) окружают десятки разнообразных размеров островки, соединяющиеся друг с другом или эфирными паромами, или навесными мостками, протягивающимися от одного островка к другому над бескрайними просторами Эфира. Не каждый путник решится пересечь эти мостки (хотя они и надёжны...местами) - лучше дождаться шлюпа-парома или отыскать ближайшего мага, который за умеренную плату соорудит для вас простенький портал к нужному вам острову (вполне надёжный портал...местами). А тот путник, который всё-таки решится перейти от острова к острову по мосткам, увидит у себя под ногами бесконечную бездну, которой не видно ни конца, ни края.
  Совет для очередного путника - дождитесь лучше очередного парома.
   По просторам Великого Эфира от одного мира до другого двигаются эфирные корабли, паруса которых раздуваются эфирными ветрами. Хотя, есть много и других средств передвижения - например, грифоны (но о них как-нибудь в другой раз). В мирах Великого Эфира можно встретить как витязя или рыцаря в доспехах - обвешанных разнообразнейшим холодным оружием, так и десантника с бластером на поясе, или наёмника с пулемётом наперевес, а то и с тем и с другим и...с третьим одновременно. А то и с пятым, которого даже не упоминали здесь. И даже с увесистой сучковатой дубиной - кому, что по душе.
   Здесь живут рядом, гоблины и эльфы, дракониды и джины, оборотни и вампиры, люди и...всех народностей и существ, населяющих миры Великого Эфира очень долго перечислять.
   Но это так, вкратце, на этот раз у нас речь пойдёт именно о королевстве Ландрия - о котором упоминалось выше, и о землях, полных тайн и загадок, окружающих это королевство. И о тех смельчаках, которые решились пустится в опасный путь в эти земли, на поиски... Впрочем всему своё время.
  И так...
  Уже прошла неделя, как глашатаи ездили по всему королевству Ландрия, оповещая, что Брамциусу VIII нужны добровольцы, для выполнения ответственного поручения.
  Ландрия явно была на пороге катастрофы. Пока это было не так сильно заметно, но... Первыми это почувствовали те, кто занимался земледелием. На полях появилась непонятные стаи насекомых стального цвета с палец длиной, и с очень острыми челюстями - мало того, что они принялись под корень уничтожать все злаковые культуры, так они ещё и пребольно кусали тех, кто пытался бороться с ними всяческими способами (которые, кстати, ни черта не помогали). У покусанных борцов этими насекомыми, появлялась на теле синяя кровоточащая сыпь - правда она быстро лечилась лечебными мазями, но... Но это пока были цветочки...
   По прогнозам некоторых экстрасенсов-журналистов (которые ну ни как не хотели заткнуть свои рты - хотя их и просили...вежливо), сующих свои любопытные носы в королевские коридоры - ожидался полный Армагеддон. Народ, правда, не сильно верил в эти слухи - кому же охота оказаться в центре таких адских событий, но всё же то тут, то там по всей стране поговаривали, что надо убираться из этого мира...пока не поздно.
  Но давайте вернёмся к нашим ба...к нашему повествованию.
   Услышав о щедрой награде, охотники на сие мероприятие находились быстро. Даже не смотря на странную просьбу приходить во дворец не по одному, а именно по двое. Приходили и одиночки - ведь пару можно подобрать уже и на месте. А может и одиночкой прокатит.
   Но как только становилось известно, куда именно их хотят загнать - в какую Тмутаракань, ряды желающих быстро редели. Даже не так, а вот как - все желающие делали ноги из дворца, и чем скорее, тем лучше. Но, тем не менее, королевский маг предсказал тот день, когда прибудут те, кто решит судьбу королевства Ландрия.
  Слух об этом разнёсся по всей столице, и в назначенный день Дворцовая площадь была переполнена. Обычно утром не бывает столько народа, но сегодня горожане пришли поглазеть на смельчаков - избранных смельчаков, откликнувшихся на королевский указ. Желающие рискнуть жизнью, под улюлюканье мальчишек, да и не только мальчишек, входили во дворец.
  Миновав караул, добровольцы по длинному коридору, уставленному рыцарскими доспехами, попадали в просторный светлый вестибюль, окружённый группами колонн покрытых золотыми ветвистыми узорами и с серебряными капителями, упирающимися в куполообразный потолок, на котором была изображена легендарная битва двух армий Света и Тьмы.
  Прибывших встречал здоровенный дворецкий, одетый в чёрный фрак, в белоснежную рубашку с воротником-стойкой. Его мощную шею затягивал элегантный галстук, а на руках были надеты белые перчатки. Обут он был в остроносые лакированные подкованные туфли. В руке у него был длинный жезл из чёрного дуба, с костяным круглым тяжёлым шаром на верхушке - который явно, был боевым посохом, и было видно по тому, как управлялся с ним дворецкий, в его умелых руках тот мог так же стать и смертоносным орудием.
   Дворецкий пояснял, что, прежде всего добровольцы должны заполнить необходимые документы. Для этого у высоких окон вестибюля стояли круглые столики из темного резного дерева, с анкетами и бронзовыми чернильницами с перьями.
  
   Часть 1.
   Путь к заданию.
  Червь и Валарис.
  Дорога к столице Ландрии вела через дубовый лес. Дорога как дорога - грунтовка. Кругом тишь да гладь, птицы поют, по веткам тут и там скачут белки-зубатки - любительницы желудей. Ни встречных путников, ни попутчиков, ни видать. Тишь, да гладь, да благодать - красотища!
  -Как думаешь, ты, - поинтересовалась драконид у гоблина, - а что за работёнка там, в замке том?
  -Не знаю, - ответил Червь, покуривая самокрутку. - Возможно, наш великий король имеет проблемы с магическими предметами, раз не может обойтись своими силами.
  Дальше они шли молча. Драконид обожала покой леса, а гоблин, зная об этой её слабости, старался ей не надоедать. Впереди был шумный и пыльный город. Через час дорога вывела их из леса к воротам столицы - Ринии. Они не спеша вошли в город. Прохожие смотрели на путников с недоумением и опаской. Глядя на гоблинский топор-секиру многие шептались в след необычной парочке:
  - Смотри драконид, редко увидишь такое существо, да ещё и к тому же в компании с гоблином. Не хотел бы я столкнуться с такими в полночный час на узкой улочке. Бррр!..
  Червь насторожился, но не подавал виду. Валарис хоть и не имела такой тонкий слух как у её напарника, но зато имела чуткий запах, который передавал тревогу встречных, провожавших их недоверчивыми взглядами. Она положила четырёхпалую ладонь, своей чешуйчатой руки, Червю на плечо и шепнула:
  - Мы не рискуем, а?
  -Всё в порядке, не бойся. Я с тобой, - гоблин улыбнулся.
  Они вышли на площадь к дворцу. Таких прекрасных и огромных зданий Червь не видел за всю свою жизнь - он путешествовал только по захолустьям этого мира, и самым красивым зданием для него был кабак "Нелюдь".
  - Великий он какой! Вот это да! - восхищённо воскликнула Валарис, округлёнными глазами рассматривая первый в её жизни дворец.
  
   Кулл и Иеремия.
  Кулл ожидал свою напарницу у входа на дворцовую площадь позади галдящей толпы, глядя поверх их голов с высоты своего вороного жеребца-тяжеловоза. К дворцу приближалась первая пара добровольцев.
  "Хм! Гоблин и драконид женского пола? Неплохая боевая пара. Правда, драконид ещё совсем девчонка. Но с её силой и всем природным вооружением, она становится очень опасной соперницей в бою. Если мне память не изменяет, то многие дракониды очень любят сладкое? Нужно будет взять на заметку. Да и гоблин ещё юноша. Правда если гоблин имеет такую секиру, то он не менее опасен, чем его подружка. Гоблины одни из лучших мастеров владения секирой. Видно парень впервые в большом городе? Как сверкают его глаза от всего увиденного. Так, ну где же Иеремия? Опять, наверное, пошла к парикмахеру, делать укладку своей рыжей гривы. Рыжая бестия! Не может без шика. Опять кого-нибудь будет кадрить."
   - О, привет, Кулл! Извини, немного задержалась в салоне, - прокричала Иеремия с другого конца улицы, - смотри какая шикарная стрижка! Тебе нравится?!
  Кулл с сомнением посмотрел на творческий беспорядок на голове подруги и подумал, что девушка выглядит, так как будто за ней гнались псевдо - крысы и парочка всё же догнала, но...
  - Очень мило, тебе идёт, - выдавил из себя Кулл, зная, что другой ответ просто неприемлем.
  "Что ж если путешествуешь с девушкой нужно терпеть", - философски подумал мужчина.
  - Кулли, мы не первые?! - надула губки Иеремия.
  "Меньше надо было по парикмахерским шляться", - подумал Кулл, но вслух сказал: - Ты же немного подзадержалась, неудивительно, что мы не первые.
  - О! Драконоид и гоблин! Странная парочка, - сказала девушка, - молодые, неопытные, наверно...
  - Не суди по внешности, Иер, - склонившись с седла к Иер, одёрнул её Кулл. - Недооценивать противника, главный тактический промах.
  - Вечно ты всё усложняешь, Кулли, - томно, в ухо воину прошептала девушка. - Ну! Пойдём, в этот чёртов замок! Не зря же столько пёрлись! - уже на всю улицу заорала рыжая бестия.
  И они вошли...
  
  Червь и Валарис.
  Проходя сквозь расступившуюся перед ними толпу, Червь обратил внимание на всадника, восседавшего на громадном вороном жеребце, закутанного в чёрный плащ - который абсолютно сливался с телом коня, и говорящего с женщиной, чья рыжая причёска напоминала причёску гоблина-шамана из его деревни.
  - Люди странные, - сказала Валарис, проследив за взглядом товарища.
  - Они тоже на задание.
  - Откуда тебе знать? - недоверчиво вопросила драконид.
  - Я слышал их разговор. Недаром у меня такие большие уши, - улыбнулся гоблин.
   Они вошли во дворец. От блеска и красоты парочка не сдержалась, и друзья одновременно открыли рты и ахнули. Для существ, живущих на задворках королевства, здесь всё было невиданно великолепным.
  Они шли по коридору, восторженно глазея по сторонам. Где-то позади них шла пара людей - воин в плаще и рыжая девушка. Червь усмехнулся - он оказался прав, эти двое тоже пришли по зову короля. Вдруг будто из-под земли перед ними появился огромного роста седовласый дворецкий с тяжёлым жезлом. В руке Валарис из ниоткуда возник метательный нож.
  - Успокойся, он нас проводит, - быстро положив свою руку на запястье Валарис, сказал гоблин.
  При этом инциденте на каменном лице дворецкого, не дрогнул ни один мускул.
  - Следуйте за мной, господа, - пробасил он и, развернувшись, проводил парочку к их столику у окна...
  
  Кулл и Иеремия.
  "Безбашенная девчонка - усмехнувшись, подумал Кулл, провожая свою напарницу взглядом. - В любой момент может вытворить такое... За что мне и нравится".
  Он вспомнил, как они познакомились.
  
  Кулл встретил её, когда Иеремия уходила от погони сквозь лесную чащу - за ней гнались Стражи. Вначале он наблюдал со стороны за погоней. Он сразу почуял кто она, на самом деле. Проехав немного вперёд, Кулл обнаружил засаду на пути девушки. Десяток Стражей вооружённых арбалетами, в которые были заряжены болты с серебряными наконечниками. Ему эта девушка пришлась по душе. Она чем-то напоминала его молодого и ещё не полностью владеющего своими способностями. Кулл решил ей помочь. Стража... Он с ними не церемонился. Обычно в их ряды набирали негодяев и бандитов. Когда Кулл разделался с засадой, то увидел, что девушка отчаявшись уйти от погони, оборотиласьсь в волчицу и набросилась на тех Стражей, которые гнались за ней. Но силы были не равны. Их для неё было слишком много. И у многих из них были кинжалы из серебра - специально для охоты на оборотней. Кулл пришёл к ней на помощь. Он почувствовал, как девушка удивилась, увидев, кто ей помогает. Но вместе они управились быстро. Потом они долго стояли друг против друга. Молча, глядя, друг другу в глаза. Что дальше? Дальше они стали друзьями. И стали работать в одной команде. Очень необычной команде.
  
  Кулл смотрел, как Иеремия идёт через площадь. И сглотнул. От её походки - лёгкой, уверенной и ... Он опять сглотнул: "Хищница!"
  Увидев её шедшую по площади, кто-то из молодых парней присвистнул и стал объяснять, где бы, он с ней хотел, повеселится. Девушка резко обернулась в сторону толпы, и злобно сверкнув зелёными глазами, нежно погладила, кончиками пальцев правой руки рукоятку револьвера 45 калибра, висящего на ее, правом боку в кобуре. Над площадью повисла тишина. Тогда она весело сощурилась и, повернувшись, направилась к воротам замка, своей великолепной, незабываемой походкой.
  В такие моменты Кулл боялся больше не за неё, а за толпу. Ведь если какой-нибудь болван продолжит над ней потешаться, то тогда пострадает не только он, но и многие другие, рядом стоящие.
  - Ладно, поехали, Боливар - обратился он к коню, легонько сжав его бока, - пока наша девочка не выкинула ещё какую-нибудь штучку.
  Если кто-то из толпы и подумывал что-нибудь ещё, выкрикнуть обидное в адрес Иеремии, то, когда все увидели, что на площадь вслед за ней выехал всадник в чёрном плаще, на огромном, вороном, боевом жеребце, с притороченными, к седлу - ружьём-оленебоем, щитом и мечом, все дружно решили, что если они немного помолчат, пока пройдёт эта пара, им хуже от этого не станет.
  
   "Дворец как дворец. Да все дворцы одинаковые. Много золота, мало красоты", - размышлял Кулл, идя по коридору.
  - Мы не первые, мы не первые, - тихо и зло шипела Иеремия по правую руку от него.
  Девушка знала, что ведёт себя глупо, Кулл знал, что она ведёт себя глупо, но Иеремия ничего не могла с собой поделать, звериная натура проступала в мелочах...
  Коридор кончился, и парочка вошла в огромный, прямо таки циклопический вестибюль.
  Иеремия увидела дворецкого, который заканчивал разговор с драконидом женского пола и гоблином.
  - Смотри, Кули, какой дядечка...массивный, как шкаф, - ткнула в бок друга девушка.
  - Я же просил меня так не называть, Иер! - возмутился наёмник.
  - Да ладно, не ворчи! - белозубо улыбнулась-оскалилась девушка, - Эй! Дедуля! - прокричала она дворецкому.
  Наконец шкаф-дворецкий заметил их:
  - Здравствуйте, многоуважаемые воины. Вам необходимо заполнить несколько документов, пройдёмте за мной.
  - О, Великие Боги! Как я ненавижу этих бюрократов! - взмолилась девушка.
  - Иер, я прошу тебя, веди себя прилично, - процедил сквозь зубы Кулл.
  - Ну, пойдём, посмотрим на эти...несколько документов, - сказала Иеремия.
  - Вот форма и перо, - дворецкий подвёл пару к круглым столикам темного резного дерева.
  - Начнём... - девушка взяла гусиное перо повертела его в руке и, посмотрев на дворецкого, хитро прищурившись, спросила: - А вам не говорили, что есть такое изобретение как авторучка?.. Ну, или на худой конец...наливная ручка?
  Седовласый дворецкий, молча пожевав массивными челюстями, постоял пару секунд глядя в пустоту и моча отошёл к дракониду и гоблину, у которых видимо, возникли какие-то вопросы по поводу заполнения документов, потому как они усиленно сигналили дворецкому, чтобы тот обратил на них внимание.
  - Чурбан железный, - тихо прошипела в спину дворецкому девушка, и показала в его сторону свой розовый язычок, а затем, обмакнув перо в чернильницу, принялась писать, бурча себе под нос: - И кому нужно всё это бумагомарание.
  "Имя - Иеремия. Оборотень - обращаюсь в волчицу - это мой дар и проклятье. Возраст - около 23 лет, точно не знаю. Невысокая, зеленоглазая рыжеволосая девушка..."
  Тут Иер улыбнулась, в сторону смотрящего на неё гоблина, обнажив при этом удлинившиеся, слегка, клыки, и продолжила свою писанину:
  "...с ослепительной клыкастой улыбкой.
  Одежда:..."
  "Бред, - скривилась девушка. - Разве и так визуально не видно, во что я одета?.."
  "...на ногах армейские сапоги, кожаные штаны - тёмно-коричневого цвета, кожаная куртка, одета на майку цвета хаки.
  Вооружена: 2 кинжала и шестизарядный револьвер "Смитт" 45 калибра.
  Магические предметы - медальон с изображением оскалившегося волка, помогает оставаться с человеческой личностью в процессе трансформации в волчицу.
   Основные моменты жизни - выросла в трущобах большого города, сирота, воровала - чтобы прокормится, убивала - чтобы выжить. Некоторое время прожила в монастыре, где и получила своё имя за то, что иногда могла видеть будущее, благодаря своим способностям защитила монастырь от нападения оборотня, но была им укушена. Узнав об этом монахи сдали меня страже..."
  "О чём потом и пожалели", - из горла Иер, раздался довольный утробный рык, при воспоминании о её возвращении к "сёстрам" монастыря, после освобождения из плена, и их воплях о пощаде...
  " ...Была поймана, смогла бежать...
  Характер: Иногда добрая, чаще не в духе, всегда верна своему слову и ценю дружбу...
  Чего герой хочет достичь в жизни: Не имею определённой цели, просто иду за своим другом Куллом".
  
  Червь и Валарис.
  - Что вам угодно, господа, - как бездушный голем, пробасил дворецкий, подойдя к возмущённому Червю.
  - Вы не могли бы разъяснить, зачем это всё надо, - поинтересовался недовольно Червь, тыкая в лист, лежащий перед ним, и наблюдая, как Валарис пытается своими не предназначенными для такого пера пальцами, удержать то в руке.
  - Таковы указания королевского мага, - проговорил через пару секунд дворецкий, и задумчиво пожевав губами, добавил, - Если у вас затруднения, то...вам выделят стенографиста.
  - Вы думаете, я не умею писать, меня обучал гном, они мудрее любого человека, - обиделся гоблин, а про себя подумал, поглядев возмущённо на дворецкого: "А особенно, умнее такого чурбана как ВЫ".
  - ДА! Драконид, я! И тоже умею писать, я! - заносчиво произнесла Валарис. - И обязательно мы, начальству пожалуемся вашему!
  - Примите извинения, - отчеканил дворецкий, слегка поклонился, и отправился навстречу очередной паре добровольцев вошедшей в вестибюль.
   Червь принялся осматривать рыжеволосую девушку, склонившуюся над своей анкетой, та почувствовав его взгляд на себе, вскинула голову и, сузив зелёные глаза, оскалилась в его сторону клыкастой улыбкой.
  - Рыжеволосая не человек, - даже не моргнув глазом, проговорил тихо гоблин.
  - Знаю, пахнет от неё зверем, - также тихо ответила драконид, скосив глаза на подружку наёмника.
  - И магией...
  - Оборотень... Кошка?
  - Вряд ли, собака или волк, возможно гиена...
  - Знаешь откуда?
  - Встречался с такими. Такая женщина, обратившись в зверя, при мне десятка два троллей завалила!
  Черьвь заметив, что Валарис наконец-таки управилась со своим...пером (он хитро усмехнулся - оригинально управилась), и принялся за свою анкету.
  "Имя - Червь. Раса - Гоблин. Около 19 лет - никаких точных документов в деревне о моём рождении не осталось, после Большого пожара.
  Внешность..."
  Червь кинул взгляд в зеркало в полный рост, стоящее неподалёку...
  "...Рост около 160 см. Крепкий. Худощавый. Руки непропорционально длинные. Цвет кожи - ярко-зелёный. Длинный нос и огромные уши. На голове ношу кожаный колпак, который чем-то напоминает клоунский.
  Кожаный жилет на голый торс, зашнурованный тесьмой. Хожу босиком..."
   "Ненавижу обувь, от неё ноги потеют" - брезгливо поморщился Червь. "...Также ношу меховые шорты. Также руки от ладоней и до локтей обтянуты меховыми наручами - красного цвета (отвлекают врага в бою).
   Из оружия имею огромную секиру, с меня ростом, которую ношу за спиной на манер гномов, и пару метательных ножей.
  Биография: С 10 лет ушёл из родной деревни и устроился в подмастерья к гному-отшельнику. Тот научил меня кузнечному делу, выковал мне гномью секиру и кинжалы. После смерти учителя работал наёмником, но выбирал лишь самые тяжёлые предложения. Однажды отдыхая в кабаке "Нелюдь" после тяжёлого дела, увидел, как к молодой драконид пристают два пьяных огра. Теперь оба огра...без голов, закопаны неподалёку от кабака, а драконид стала моим лучшим другом.
  Отлично владею секирой, скрытен, бесшумно преследую жертву, отлично метаю ножи.
  Весёлый, безбашенный, люблю напакостить и пошутить".
  
  Валарис покрутив раздражённо в руке неподдающееся её пальцам перо, откинула то в сторону и, вздохнув - придётся как всегда по старинке, обмакнула в чернильницу длинный и острый коготь, указательного пальца, и принялась заполнять свою анкету.
  "Драконид Валарис. Женский пол. 20 лет - возраст мой.
   Волосы светлые, торчат из них, два рога - перламутровых. Чуть раскосые глаза - сине-зелёные. Перламутрового цвета - большие крылья. Хвост светлой чешуёй покрытый и с остриём на конце - костяным. Ноги не ступнями заканчиваются, а лапами, как у дракона: чешуя, высоко пятка поднята, с когтями два пальца смотрят вперёд, а два - назад.
  В бриджи одета - кожаные, с отверстием для хвоста. С прорезями для крыльев - куртка кожаная. Без рукавов рубаха, под курткой - фиолетовая.
   Метательные ножи - десяток, под курткой на перевязи в ножнах. Когти собственные. Остриё на конце хвоста - костяное. Иногда зубы - клыки острые передние - порвать врага горло могут. И, струя пламени - конечно, выпускаю которую наподобие дракона. Но вызывает лишь ожоги, она, второй степени. И не дальше, чем на полтора метра, вылетает.
   До двадцати лет с родителями в горах жила. Потом любопытно стало, жутко, что в мире творится. Но не пускали родители, ведь 20 - это ещё детство фактически. Драконоид взрослым считается по достижении 80 лет. Поэтому сбежала, фактически, из-под крыла родительского. В кабаке случайно оказалась и была не подготовлена к нападению, совершенно, огров. На счастье оказался гоблин рядом.
  Летать умею, гибкая очень, поэтому проползти могу практически через дыру любую, или щель, плаваю великолепно. И метко ножи метаю - достаточно.
  Весёлая, беззаботная, безбашенная и отходчивая.
  Цель - приключений заработать, не скучать, узнать новое что-нибудь".
  
  Кулл и Иер.
  Кулл подошёл к столику с бумагами, обмакнул перо в чернильницу. Призадумался. Усмехнулся, осмотрев стандартную анкету: "Девчонка права! Чистое бумагомарание. Хотя...чего мне скрывать от Брамциуса, не первое задание, которое я выполняю для него. Он нас с Иер знает как облупленных. Так что..." Он задумчиво погрыз перо и начал заполнять анкету.
  - Кстати? - обратился он хитро к девушке - Как тебе новый дворецкий?
  - Как, как? Старый! Очень! - фыркнула Иеремия, периодически размахивая в воздухе пером, думая, что бы ей ещё такое написать.
  - Да? - усмехнулся Кулл. - А, по-моему, тот несчастный ростовщик из небольшого городка, возле которого находится кабак "Нелюдь", был постарше этого дворецкого? Помню, как одна рыженькая красотка, выходила с ним в обнимку, вечером из кабака, направляясь к нему в городской особняк. Бедный ростовщик, на утро он проснулся с больной головой. Бедный старик, - повторил Кулл ещё раз, продолжая заполнять анкету, - очень, очень бедный. Оказалось, что на утро девушка исчезла, а вместе с ней из сейфа пропало всё золото, алмазы и самое главное все долговые расписки всех жителей этого маленького городка. А потом, вдруг, все крестьяне стали находить у себя в огородах горшки с золотом и алмазами. Бедный ростовщик, как он бегал и доказывал всем, что это его золото, его алмазы. Мдааа! Но зато провёл ночь, с какой девушкой! - Кулл улыбнулся. - Правда он ничего не помнит...после первого бокала шампанского.
  - Всякое в этой жизни бывает, - задумчиво протянула Иеремия, - просто, когда я перелазила через забор, немножко порвала мешочек... Всё хватит разговоры разговаривать, пиши, давай! Видишь я эту дурацкую анкету уже написала!
  - Ох, Иер, всё у тебя быстро, да не всегда гладко, - сказал Кулл и принялся читать предложенный листок: - Ну, на удивление ты сегодня в ударе. Молодец! Кстати я у тебя, так и не спросил? Ты себе хоть что-то оставила из богатств бедного старика, хотя-бы на память?
  - А ты и не заметил моих новеньких, золотых серёжек с алмазами? - девушка, весело прищурившись, поиграла пальчиками со своими серёжками.
  - Ну почему же! Просто я думал, что ты их приобрела в той ювелирной лавке, где мы были, вчера вечером?
  - Можно сказать и так. Я их там заказала сделать по моему рисунку, - девушка изящно потянулась и сладко зевнула. - Ну, скоро ты Кулли? - капризно сморщив носик, спросила Иеремия.
  - Всё готово, - Сталкер взял свою и её анкету и понёс дворецкому.
  Анкета Кулла:
  "Имя?
   Имя, которое дали мне при рождении, не помню, многие кто меня нанимал, считают меня крутым. Может это и так. Правда я себя таковым не считаю, хотя на это и есть причины...
  Хм! Встречал и круче себя, и не раз приходилось отступать.
   Некоторые считают, что я чересчур холодно отношусь, к окружающим, ну что ж...в моей жизни случилось, что-то такое, от чего сердце превратилось в кусок льда, правда это ледяное чувство проявляется, когда я имею дело с негодяями или убийцами, будь то наниматель или противник. Поэтому все зовут меня Кулл, а так как я много люблю бродить по мирам и забредал в такие необычные места, куда не каждый нормальный сунется, меня прозвали Сталкер...
  Меня устраивают и это имя, и прозвище - Кулл Сталкер.
  Я человек. Мужчина в возрасте... Ммм - точно не знаю, сколько мне лет, но по виду все считают, что мне около сорока.
  Скорее всего, это так и есть.
  Внешность?
   Нос прямой, тонкие губы, глаза... цвет глаз может меняться - в основном они карие, но в гневе и ночью становятся зелёными с вертикальными зрачками. Лицо украшает бородка эспаньолка и тонкие усы, за которыми стараюсь всегда тщательно следить. Длинные темно-русые волосы до плеч, с пробором посередине.
  Одет:
   В длинный плащ-накидку с капюшоном, в зависимости от местности плащ имет способность менять цвет. Под плащом одета тонкая лёгкая плетёная кольчуга из чёрного металла без рукавов. Кольчуга, очень прочная и эластичная, но не застрахована от сильных колющих ударов. Кожаные штаны обшиты до колен стальной чешуёй. Чёрные сапоги чуть ниже колен сделанные из прочной кожи пещерного носорога, вполне обычные, если не считать на чуть заострённых носках стальных накладок, которыми в рукопашном бою можно воспользоваться как оружием.
  Помню себя только последние двадцать пять лет. Из прошлого осталось только два воспоминания. Четыре столба, к которым привязаны - мужчина и женщина - лет по 40-50, девушка лет 20 и мальчик лет 15(возможно это я и есть). И человек в чёрной кожаной одежде, со спины, который (а может которая), расстреливает этих людей из арбалета. Чётко помню приклад арбалета с красной трехглавой Гидрой.
  И ещё проскакивает в воспоминаниях лицо мужчины с раскосыми глазами и с тремя параллельными шрамами на правой и левой щеках. Кто эти люди? Не знаю. Ещё из прошлого осталось клеймо, на левом плече, клана убийц под названием "Тарантул"- круг, в центре которого паук и два скрещенных кинжала.
  Всю остальную свою жизнь помню с того момента, как очнулся в храме людей-кошек, цивилизация, которых уже давно исчезла из этого мира. На своих руках, когда очнулся, обнаружил браслеты из бронзы, вросшие в тело. Длиной они от кисти до локтя. Усыпаны мелкими изумрудами, а на верхней части из выступов выдвигаются полуметровые кинжалы, шириной в три пальца, которые если даже и перерубить тут же восстанавливаются. Но все эти восстановления без боли не проходят. Лезвия выдвигаются по моему желанию на любую длину - до полуметра.
  На руках также ношу из мягкой кожи, беспалые перчатки с металлическими клёпками сверху. Удобно применять в драке вместо кастета. По бокам на поясе в ножнах, по три метательных ножа из серебра. Всегда могут пригодиться и против монстров, которые не терпят серебра.
  Моя гордость - это ружьё сделанное другом Гномом, впрочем, многое, что есть у меня, было сделано этим старым мастером.
  Ружьё-оленебой единственное в своём роде. Полтора метра длиной. Ствол ружья занимает основную его длину. Цевье сделано из подземного гриба-хамелеона. Этот гриб-дерево твёрже железа. В ствол ружья тоже добавлены частицы гриба. И ружье, так же как и плащ меняет цвет в зависимости от местности. Приклад обшит металлом, для применения ружья в ближнем бою в виде булавы. Заряжается со ствола, с помощью шомпола, сразу десятью круглыми пулями соединёнными вместе магией Гнома. Стреляет ружьё одиночными выстрелами, после взведения курка. Оленебой снабжён длинным оптическим прицелом. Поражает оружие на расстоянии в полтора-два километра. Пули серебряные...разрывные.
  На правой руке, на безымянном пальце имеется серебряный перстень с изумрудом, в который врезана золотая полоска, чуть выступающая над камнем. С помощью него я могу проникнуть к Гному, в его подземное логово.
  Есть ещё пара магических способностей. Одна из них - выстрел зеленой магической стрелы, из ладоней рук. Что-то вроде кошачьего яда людей-кошек. Убить таким сгустком энергии невозможно, но покалечить, обжечь, ослепить - вполне. Вторая магическая способность - это... тайна, кроме моей напарницы и Гнома о ней никто не знает, и постараюсь, чтобы тот - враг, кто узнает, уже больше о ней никому не разболтал.
  Ещё на вооружении круглый щит и небольшой турнирный меч, подаренный мне одним русичем. Немного обучен технике щит-меч, но предпочитаю в ближнем бою свои кинжалы. Неплохо знаю акробатику, по стенам лазаю...как паук. Для этого есть стальные когти.
  Для передвижения использую вороного жеребца, тяжеловоза. Конь приучен, к бою, уже раскроил не один десяток черепов негодяев, своими окованными в сталь копытами.
  В храме, где я очнулся, золота хватает. Периодически в него возвращаюсь, да и вообще много чего там есть ещё...необычного. Но в странствиях по мирам Великого Эфира привык помогать людям и другим расам и никогда не отказываюсь от звонкой монеты - если предлагают хорошую оплату. Но не раз помогал бедным и обездоленным, просто так.
  Хотя многие и считают что у меня вместо сердца кусок льда, но эти люди ошибаются. Люблю посидеть в хорошей компании за кружечкой пива с солёными орешками, но в меру. Никогда не оказываюсь от танца с милой девушкой. Люблю и пошутить. Но не люблю шутки ниже плинтуса. Могу поучаствовать в кабацкой потасовке, и в уличной драке - стенка на стенку. Но...бываю - мрачен, ворчлив и нелюдим. Особенно перед полнолунием.
  Никогда не пытался оживить свою прошлую память. Потому что чувствовю, что там осталась одна сплошная боль и тоска. Где-то глубоко в душе копошится чувство мести, но по кому и за что не знаю...
  И не хочу если честно.
  Чего хочу достичь этим заданием? Принести мир и покой ещё в одно королевство. А награда? Награда пусть мне будет ещё одно интересное приключение".
   - А мне прочитать не дашь? - надув губки пробурчала рыжеволосая бестия.
  Кулл весело посмотрел на неё: - Ты про меня и так много знаешь. Иногда мне кажется, что даже больше чем я сам про себя знаю.
  Он ей послал воздушный поцелуй, который игривая девчушка поймала своей изящной ручкой, и направился к дворецкому.
  - Прошу сударь, - Сталкер протянул ему обе анкеты.
  - Ждите здесь господа. Вас вскоре позовут, - и, повернувшись, тот скрылся за одной из дворцовых дверей.
  
  Борк.
   Борк по прозвищу Жестянщик, или, как он предпочитал сам себя называть - Борк-Жестянщик из племени Мастеровых, почувствовал, что все плохо. Ну, как плохо...выкрутиться можно, но-о-о...не-ет ничего не получится. Обычно интуиция не подводила гоблина - недаром в его племени рождались самые сильные предсказатели на все двадцать племенных поселений их округа. Не подводила, его хоть ещё и молодого, но уже опытного воина, и способность здраво оценивать свои силы - как-никак с восьми лет хаживал в набеги и походы за добычей "в помощь к", чуть позже "вместе с", потом "вместо", а затем и "в качестве" главы семьи. И со здравым смыслом, у этого умельца на все руки, тоже всё было в порядке - всё-таки не первый год на свете живет, уже пора бы в жизни кой-чего понимать. Следует только отметить (ничуть не умаляя всех вышеперечисленных достоинств Борка), что даже самый распоследний тупица не будет чувствовать себя нормально, когда ему в лицо, бок и спину нацелены соответственно:
  болт - наложенный на натянутую тетиву арбалета, находящегося в руках стрелка - пускай и не слишком выдающегося стрелка, но стоящего от Борка в пяти шагах;
   копьё - в руке бывалого охотника, и непревзойдённого следопыта, хотя, и... изрядного труса;
   и нож - в руке неопытного и ещё к тому же молокососа - не старше двенадцати лет... но острый, прямо-таки бритвенно-острый нож!
  - Тэ-эк-с. - вялым голосом произнес арбалетчик (пожилой, седой, весь покрытый морщинами гоблин), обращаясь к своим напарникам (явно обкурившийся только что сушёных грибов). - Так-так-так! Ну, надо же! Кто это у нас здесь?! Ребятушки, так это же наш старый знакомец Бурк-Лудильщик! Тот самый, который у меня из-под носа стырил самый лучший трофейный доспех, когда мы на людишек под Старый Прюмен ходили, да еще и огрел при этом по кумполу. Так? - оглянувшись на копейщика, сделавшего унылое лицо. - Ну и что, что он первый, а я хотел его сам по кумполу дубиной. Так? Но его из-за таких мелочей на ужин приглашать не стоит. Так, а? - наконец, повернувшись к Борку, произнес седой сморчок. - Ну-с, падальщик-трофейшик, какими судьбами к нам на огонёк заглянул?
  Борк угрюмо смолчал - да и что тут было говорить? Так по-глупому нарваться на верную смерть можно только по воле самого Великого. Ахх-Так и его сыновья явно собирались решать дело миром... но вот только дело было о разделе имущества Борка, а решать они его будут не раньше, чем отобедают жестким и не слишком вкусным гоблинским мясом, и понятно какого происхождения.
  А ведь день так хорошо начинался...
   Продрав глаза рано утром, Борк-Жестянщик первым делом проверил расставленные вчера по вечеру силки - и обнаружил в них скунса. Так что путь он продолжил со свежей, хотя и изрядно вонючей, шкуркой на плече, сытый и в отличном настроении (для племени Мастеровых мясо скунсов было одним из лучших лакомств - особенно если его ещё подать под соусом выдавленном из древесных гусениц). Шагал он по обочине мощеной дороги, шагал... вдруг видит - далеко впереди какой-то одинокий путник. Ладно. Борк юркнул в кусты, растущие вдоль обочины и бегом этого путника догонять. Понятное дело - догнал. Это ж что б гоблин, да по кустам, да с походным кожаным мешком, да что б какого-то эльфа (а это был именно длинноухий) быстрым шагом по мощеной дороге шагающего, не догнал? Ну и приметил себе Борк у того эльфа котомку с пожитками - будет чем полакомится, да плащик очень даже ничего - ночи последнее время прохладные стали, а у него Борка и одеяла-то нет, да сапоги пускай и эльфового размера - но из какой кожи! - да меч в ножнах пускай и простых, но массивненький. В общем, участь эльфа была решена - а зачем ходит один по дороге. Осталось только рвануть вперед на пару километров (всё одно дорога одна, а лес по бокам дремучий и непролазный - так что эльф туда не свернёт), подыскать местечко получше, да и сесть в кустах с пращой и увесистым камушком заряженной, эльфика головы, для, заготовленной. Ну и рванул Борк, да с радости по сторонам особо не глядел, а бежал так, что не всякая рысь может. И тут такая засада...
  "Интересно по чью душу сидели здесь эти паскудники?! Неужели меня поджидали?! И как только вычислили? Но теперь ушастый точно цел будет. Повезло долговязому!" - подумалось Жестянщику перед лицом верной гибели.
  Но тут...
  
  Гответт и Василиса.
  Гответт в полном и гордом одиночестве шел по тропе через лес. Вчера он повстречал королевского глашатая, который сообщил ему о том, что король ищет добровольцев, и поскольку ему все равно было нечем заняться, он подумал: "А почему бы и нет?" Правда тот же глашатай упомянул, что есть одно условие - должно быть не менее двух добровольцев в команде, и он сомневался, что его примут без пары, но, решил, что не сильно расстроится, если ему не позволят участвовать... "Может быть, пара найдется позже..." - почему-то его предчувствие ему так и говорило.
   Его мысли разбежались от внезапной вспышки, впереди, между деревьями, и последовавшим за этим громким всплеском...
  Там, впереди, очевидно было небольшое озеро, судя по произведённому всплеску, и по запаху стоячей воды, которую он учуял своим чутким носом. Хоть он и полукровка, но эльфийские чувства у него были развиты отменно.
   Гответт ускорил шаг. Поворот тропы... Какая красота - озеро, освещенное закатным светилом, легкая рябь... Хотя нет...вон там расходятся круги по воде, будто кто-то кинул туда что-то тяжёлое, к примеру...человека!
  Так и есть! Над водой на миг показалась светловолосая головка тонущей девушки.
   Любоваться красотами озера было некогда - нужно было срочно вытаскивать девушку из озера. К тому же он почувствовал, что здесь кто-то пару минут назад использовал магию, причем достаточно сильную - такая бывает у опытных магов, природных существ и у тех, кто пришел из потустороннего мира (при этом совершенно необязательно, чтобы пришедший был мертв).
   "Какое счастье, что она упала недалеко от берега", - вытаскивая пострадавшую на берег Гответт пытался понять по магическим отпечаткам, что же здесь произошло.
   К тому же легкие девушки, полные воды, были не единственной проблемой - она была либо зачарована, либо в трансе... При более тщательном осмотре выяснилось, что все-таки в трансе, а здесь нужно, что-то более сильное, чем простая лечебная магия...
  "Небольшая концентрация, - думал Гответт, - облик, контроль над ним, и - Оживи!"
   Девушка открыла глаза, резко села и откашлялась.
   "Так, теперь убираем из вязи контроль...готово!"
   - Куда же это я попала, на пьяную голову? - первый её вопрос впечатлил Гответта. Но, тем не менее, не отвечать - невежливо...
   - Вы в Ландрии, леди.
  
   Шелест деревьев, плеск воду в ручье, где-то пела птица. Красотища!
   Василиса сидела и смотрела на спасшего её парня. Это был полуэльф. Довольно красивый. Длинноволосый блондин с голубыми глазами.
  "И где такие берутся, любая бы девушка сразу почувствовала себя на седьмом неба от счастья" - вздохнула она.
   На плечи парня накинут плащ, под ним видна кольчуга.
  "Просто так не пробить, - машинально отметила она. Из оружия на виду только меч. - Ещё кинжал - на черный день припрятал, и он уже не за горами", - вдруг поняла Василиса.
  Девушка встряхнула головой, отгоняя будущее. Гадать ей не удавалось, нечего и стараться.
  "Судя по движениям - умелый воин. И хороший маг", - добавила она, внимательно изучив его ауру.
   "Прошлое в прошлом. Надо разобраться с настоящим": наконец решила Василиса. И высушив, при помощи заклинания - горячий ветер, одежду, стала дожидаться ответной реакции.
   Он внимательно изучал её, затем представился: -Гответт.
   - Гответт, красивое имя, хотя немного странноватое, - заметив подозрительный взгляд, смутившись, проговорила: - Это привычка, не обращайте внимания.
  Тот недоверчиво хмыкнул.
   Василиса потянулась, и вдруг заметила, что её мечей-катан нет на месте. Девушка подскочила к полу-эльфу и взволновано спросила: -Где Вы меня вытащили?.
   Он удивленно указал. Василиса с боевым кличем кинулась в озеро. У Гответта прямо на лбу было написано - Опять придется вытаскивать эту дуру из воды. Но через минуту, она появилась на берегу, держа в руках катаны, из странного черного метала. Ласково погладила их, и они благодарно сверкнули в ответ. Гответт не поверил своим глазам.
  - Не бойся, на знакомых не бросаются, - успокоила его Василиса. Вдруг его лицо стало довольным и хитрым одновременно.
  Гответт подумал: "Может быть, предложить ей сотрудничество, все-таки хоть какая-то пара?"
  В его мысли проник голос: "А что, у Вас уже есть куда меня пригласить?"
  - Читать чужие мысли - нехорошо, - нахмурившись, проговорил Гответт, а затем уже миролюбиво продолжил: - Да, у меня есть куда Вас пригласить - король Ландрии, Брамциус VIII, нуждается в добровольцах. Для какого дела - будет известно на месте. То есть в его дворце, находящемся в столице Риния - это всего пару часов ходьбы отсюда. Не желаете присоединиться?
  Василиса вздохнула, огляделась, и спокойно сказала: - Да, я пойду. Приключения никогда не бывают лишними...
   Гответт спокойно вышагивал по грунтовой дороге своим походным широким шагом, и его не очень и волновало то, что девушка за ним не поспевала. Во-первых, компания была для него несколько непривычной - он всегда относился к девушкам настороженно и его мало интересовали их чувства. Во-вторых, он не знал о чем ему разговаривать с его спутницей и он понимал, что она намного старше его и выставлять себя мальчишкой, так и не понявшим, во что он ввязался, ему тоже не хотелось, так что лучше всего сейчас - молчать. Поэтому он весь отдался воспоминаниям...
   Гответт вспоминал свое детство. То, как однажды он, бродя по их родовому замку, забрёл в комнату, в которой было полно оружия, и он был впечатлен его количеством, и качеством. Его отец сказал ему тогда: - Когда тебе исполнится восемнадцать лет, ты сможешь выбрать себе любой меч и любые кинжалы из этой коллекции.
  Но случилось так, что он потерял своих родителей в семнадцать. Произошло это... Гответт и сам не знал, почему это случилось.
  Важно лишь то, что когда он через год вернулся на развалины замка, он провалился под землю, встав на ненадежное место. И там, под землей, была оружейная комната - целая и невредимая. И тогда он выбрал себе СВОЁ оружие: полутораручный прямой меч - лезвие, которого было усеяно рунами и, эльфийский кинжал, длиной с локоть, для второй руки с чуть искривлённым лезвием.
   Это произошло семь лет назад. И Гответт после этого больше не возвращался на развалины родового замка...
  
  Спутник и одновременно проводник Василисы шел впереди. А она не очень-то и старалась идти рядом с ним. К тому же, как она поняла, Гответт был погружен в свои мысли, и девушка не стала их прерывать. Только легонько коснулась своим разумом их верхнего слоя.
   Потом Василиса вытащила из-под рубашки амулет в виде дракона, обвившегося вокруг меча - она тихонько произнесла заклинание, и дракончик моментально ожил. Он отпустил меч, потянулся, взмахнул крылышками, выдохнул маленький язычок пламени и посмотрел на хозяйку умными изумрудными глазками. Василиса легонько погладила его по голове, и спросила: - Как думаешь, я не зря согласилась идти с ним?
  Дракончик развернулся на ее ладони, посмотрел на Гответта, сел на задние лапки, подумал, потом снова развернулся к Василисе и отрицательно покачал головой.
  - Нет? Вот и прекрасно, - внезапно на ее разум обрушилась волна недоумения и страха. Василиса встряхнула головой, отгоняя отрицательные эмоции, потом внимательно посмотрела на своего спутника. Да, она не ошиблась, эти эмоции явно принадлежали ему.
  Она еще раз взглянула на верхний слой его мыслей. Василиса увидела разрушенный замок, и комнату с оружием, и самого Гответта, еще мальчика, с мечом, который он едва мог удержать и рядом с ним, на каменном стеллаже, лежал эльфийский кинжал.
  Она взглянула на меч, висевший на поясе у Гответта. Нет, это определенно был не тот меч, который она видела в его воспоминаниях только что. Она подумала: "Должно быть, это был его замок, и замок его родителей, а теперь...а теперь у него нет ничего. И...никого".
  Василиса негромко позвала:
  - Гответт!
  
   ...Его мысли прервал звук из настоящего - это был голос Василисы. Ее глаза были полны сочувствия. Она прочитала его мысли, и сейчас, возможно жалела, что сделала это. Гответт заметил в ее руке маленького дракона:
  - Что это?
  - Это мой маленький друг - магический амулет. Просто я не захотела прерывать твои мысли, и решила пока поболтать с ним.
  В этот момент дракончик сорвался с ладони девушки и, описав круг вокруг головы Гответта сел ему на плечо.
   Василиса улыбнулась: - Ты нравишься ему, - спокойно проговорила она.
  
   Через пару часов, как Гответт и обещал, они вошли в город.
  Гответт уверенно выбирал путь к дворцу - они продвигались вперёд, то по узким и пустынным переулкам, то по широким улицам и площадям - мимо базарных рядов и разнообразнейших лавчонок и трактиров. Во время всего пути по городу им поподались только двухэтажные каменные дома, крыши которых были сплошь покрыты красной черепицей. И как заметила Василиса, красная черепица покрывала все здания города: "Занятная особенность". Василиса оглядывалась по сторонам - ей всегда были интересны новые места, а Гответт уверенно шёл вперёд. Сразу было заметно, что в этом городе он был не впервые.
  Город Василисе понравился. Это было захватывающее зрелище. Многие люди спешили по своим делам, зная, что им надо в жизни, Другие искали свою судьбу. Некоторые отдыхали от трудов праведных, и не очень. Кто-то развлекался, составляя веселый круговорот. То тут, то там мелькали животные:
  кошки, невидимой тенью проскальзывали мимо;
  собаки, следовавшие за выбранными хозяевами;
  кони, грациозно несшие всадников, или понуро волочивших тележки; птицы шурша крыльями, галдели на крышах зданий, и шныряли под ногами в поисках крошек и просыпанных торговцами семян.
   А как тут много других рас... Василиса с грустью вспомнила миры без волшебства. Может это оно - волшебство, дает городу такую ауру? Девушка заметила, что её спутник, не глядит по сторонам, а уверено идет к центру.
  И действительно происходящее вокруг мало интересовало Гответта. Ему хотелось быстрее добраться до дворца и узнать: "Да или Нет. Или опять придется искать других приключений себе на голову?"
   И вот она - Дворцовая площадь. Как часто он на ней бывал раньше... Скульптурная группа посередине - так и ни разу толком не рассмотрел, что именно олицетворяет данный памятник, какую из страниц истории Ландрии он освещает. Да и как-то для Гответта это мало значило - дни минувшие. Его волновало настоящее и то, что ждёт его в будущем.
  Как всегда на площади толкалась толпа зевак. Неважно, что происходит - толпа есть всегда. Глаза Гответта сузились - он увидел городских стражей. Хотя он никогда не имел проблем с властями, он всегда недолюбливал этих "рыцарей". Он считал их слишком падкими на деньги.
  Выйдя на площадь, он сразу заприметил, как во дворец вошли друг за другом две колоритные пары - видимо это первые добровольцы: "Не первый. Хотя нечего было, и рассчитывать на первенство. А впрочем, какая разница - решать будет король кто ему больше подходит, для задания".
  Василиса тоже отметила тех, кто пришел раньше: - Драконид и гоблин. Нечасто встретишь такую компанию... молодые... но не скажу, что не опытные.
  - И двое...людей, - Гответт заколебался и прищурился: - Правда, не уверен насчет девушки...
  Обе пары вошли во дворец. Гответт пропустил вперед свою спутницу и они, миновав стражу на входе, вошли во дворец. Перед Гответтом и Василисой возник, словно соткался из воздуха, дворецкий.
  - Пожалуйста, следуйте за мной, - он их проводил в просторный зал: белые стены и колоны, достаточно золота - по-королевски и со вкусом.
   Интерьер Василисе понравился. "Почему мне казалось, что он должен быть другим"? - подумала она. Оглядев красоты, она посмотрела на конкурентов. Некоторые из них, вместо того чтобы любоваться, изучали присутствующих и входящих, другие разговаривали.
  Дворецкий, подвёл их к столикам, на которых стояли чернильницы с опущенными в них гусиными перьями, и лежала бумага.
  - Заполните анкеты, - пробасил он бездушно и, развернувшись, отправился встречать очередных добровольцев.
  - Зачем нужны анкеты? - удивилась, девушка.
  Гответт только пожал плечами и принялся заполнять свой документ:
  " Имя Гответт. Полуэльф двадцати пяти лет. Высокого роста - примерно около двух метров. Хорошо физически сложенный. Худощавый длинноволосый блондин с голубыми глазами фиолетового отлива.
   Одет: в тонкую, но надежную плетёную кольчугу, поверх неё туника; на ногах кольчужные штаны с полной защитой стопы; на плечи накинут тёмно-серый плащ.
  Вооружён - полуторным мечом и боевым эльфийским кинжалом.
  Обучен нескольким магическим приемам - огненный шар, ледяная стрела, пыльный оборотень, воздушная птица, разум.
  Родился в родовом замке. Рано проявил способности к магии, и отец, являвшийся магом, очень хорошо обучил меня разным приемам, из которых лучше всего мне удавались уже вышеперечисленные заклинания.
  В пятнадцать лет потерял родителей и покинул разрушенный замок. Встретил на своём жизненном пути старого воина-наёмника, который научил меня боевому искусству - фехтованию, скрытности, внезапности и многому другому, что должен уметь воин...
  Пою и играю на лютне.
  Характер переменчивый. Но по большей части прибываю в добром расположении духа.
  Чего хочу достичь в жизни - найти место и человека, к которому мог бы привязаться по-настоящему..."
  
  Василиса честно попыталась ответить, хотя некоторые вопросы в заполняемом ею документе поставили её в тупик:
  "Общие сведения:
  Имя: Василиса, для друзей Лиса. (Ударение на и);
  Раса: полубог;
  Пол: женский;
  Возраст: ...700 лет.
  Внешность: Рост средний - около160; стройная, в меру худая; волосы до плеч, белого цвета; глаза светлые, меняющие цвет под обстановку.
  Одежда: джинсы - клёш, удобные короткие чёрные сапожки, зелёная майка с длинными рукавами, фиолетовый плащ.
  Оружие: Парные мечи из черного неземного металла; при нужде могу создать из нитей пространства любое оружие. Мастер по метанию тонких метательных стрелок-стержней.
  Магия:
  В основном то, что перечислено выше (создаю любой предмет), плюс стандартные заклинания...разные;
  С легкостью путешествую между мирами, заглядываю в изнанку;
  Могу изменять внешность - такое заклятие вытягивает много сил;
   Владею телепатией;
  Имеется амулет в виде маленького дракона, сделанного обычным ювелиром, но так как дракон мне очень сильно пришёлся по душе, то решила вдохнуть в него жизнь;
   Основные моменты: Прошлое - детство и юность, плохо помню. Живу настоящим. Путешествую по мирам и...не только Великого Эфира. Часто вмешиваюсь в ход их истории, отчего потом быстро приходится сваливать от стражей равновесия...
  Навыки:
  Могу принимать вид крылатого существа - опять же это заклятие сильно выматывает;
  Сплетаю доспехи из тех же магических нитей, как правило, на них появляются руны;
  Прекрасно дерусь - в смысле, сражаюсь;
  Мастер на все руки - от скромности не умру;
  Характер: дружелюбная, веселая, незлопамятная - хотя память хорошая.
  Чего хочу достичь: Найти своё место под солнцем и надежных друзей".
  
  Гответт взглянул через плечо девушки на её анкету, Василиса, в ответ, улыбаясь, посмотрела на его документ - мгновенно изучив его текст, и отдала парню свой листок. Гответт подошел к дворецкому и передал ему бумаги.
  -Хорошо, - кивнул дворецкий, даже не взглянул на анкеты, - подождите здесь, вас всех скоро вызовут.
  
  Севильяна де Гульден и Хора.
  Лаборатория "Смерти на встречу", располагалась неподалёку от лечебницы, и была довольно известным заведением не только по всей Ландрии, но и по большинству миров всего Великого Эфира. Здесь любой желающий за соответствующую плату мог узнать, как поживают духи их давно почивших предков. Из лечебницы приходили лекари с просьбами оказать помощь в сопровождении духа в мир иной. Иногда приходили мрачные люди, явно из сыскных, с просьбой - проконтролировать, не остался ли дух казнённого преступника бродить по нашему миру и если что - также отправить его в мир иной. О прочих возможностях лаборатории знал только очень узкий круг посвящённых.
   Полные права на лабораторию Севильяна получила в 18 лет и с тех пор делала все возможное для продолжения дела династии де Гульден. Поэтому она ни сколько не удивилась, когда в лабораторию вошел королевский посыльный.
  - Приветствую Вас, госпожа де Гульден, мне поручено передать вам письмо от Его Королевского Величества, ответ он ждет незамедлительно, можно в устной форме.
  С этими словами посыльный передал хозяйке лаборатории конверт. Тонкая бумага, золотое тиснение, гербовая печать. С легким волнением девушка открыла конверт, содержание письма было следующим:
  "Любезная госпожа де Гульден, памятуя о неоценимых услугах оказанных вашей семьей Королевскому Дому, уверен - не разочаруете и на этот раз, а посему прошу Вас прибыть ко Двору третьего дня пополудни для получения дальнейших указаний. Настойчиво рекомендую быть в обществе спутника (цы), на Ваше усмотрение.
  Король Ландрии, Брамциус VIII".
  - Передайте Его Величеству, что я непременно буду.
  Посыльный поклонился и покинул лабораторию.
  Даа... такого письма Севильяна ждала очень долго, наконец-то ей представится возможность показать всем, что она по праву является хозяйкой "Смерти на встречу". Но только бы это не было связано с "ответственным поручением короля", о котором сейчас не говорят только немые, очень не хочется куда-то срываться и надолго оставлять лабораторию.
  
   Ближе к вечеру Хора всё же добрался до лаборатории мадам де Гульден. Пробираясь по саду соседнего дома, жуткая боль скрутила живот. Схватившись за эльфийский пояс, словно утопающий за соломинку, Хора прижался к дереву. На глазах выступили слезы - всё вокруг заволокло туманом. Да что же это?! Умереть легче. Как рыба, выброшенная на берег, Хора принялся жадно глотать воздух. Как же он болван - не подумавши, выбирал дорогу через сад лечебницы! Там наверняка кого-то режут.
  - А... гр...- он сжал зубы, чтобы не заорать от боли. Словно не больного режут, а его самого ...
   Руки обожгли вспышки боли. Руны - подарок проклятого некроманта, слабо замерцали. Скорее! Подальше от этого дома - наполненного болью и ужасом обитателей. Собрав последние крохи сил Хора, ринулся через сад, не обращая внимания на бьющие по лицу ветки. Руны совсем активировались и выплеснули накопившееся от чужой боли темное заклинание. С рук стали срываться чёрные молнии. Только не смотреть, бежать. За спиной раздается грозный рык: - Боже, помоги!
  Вот и дверь с вывеской: "Лаборатория "Смерти на встречу", госпожа Севильяна де Гульден, прием с"...
  Сил дочитать просто не оставалось, и Хора с шумом ввалился в помещение. Захлопнув за собой дверь, он зашарил рукой по ней в поисках защёлки - её нет! Подтащив стоящий неподалёку тяжеленный стол, хора приставил его к входным дверям. Ух! Всё! Можно отдышаться...
  К горлу касается холодная сталь. Хора вздрогнул в панике, отчего остриё кинжала приставленного к его горлу, вдавилось ещё глубже в кожу.
  - Ты кто?! И кто тебе позволил двигать мою мебель? - раздается шипящий злобный голос в самое ухо Хоры.
  Чуть скосив глаза, головой крутить не позволял кинжал, Хора увидел в висящем на стене зеркале отражение девушки - карие глаза, прямой нос, высокий лоб. Девушка пристально его изучала, видимо решала - сразу прибить или поспрашивать для начала.
  - Простите мадам, - просипел Хора, - мне нужна Севильяна.
  - Допустим, ты её нашел, и что дальше?
  С улицы раздался жуткий вопль. В дверь кто-то толкнул. Острие ножа, приставленного к горлу, вздрогнуло, и Хора почувствовал, как горячая струйка крови потекла по шее. Руны на его теле, приняв порцию пищи, снова активизировались. Что на этот раз?
  "Лучше бы она сразу меня прирезала".
  - А!- отпрыгнула в ужасе от Хоры девушка. Из его рукава выползла гадюка, и шлёпнулась на пол. Презрительно посмотрев на девушку, она молча удалилась в темный угол под шкаф.
  - Помогите, - тихо произнёс Хора, и темнота накрыла его сознание...
  
   Очнулся он от холода, лёжа в небольшой комнате на столе, абсолютно голый. Вокруг него по комнате расставлено с пяток свечей, в бронзовых подсвечниках слабо освещающих обстановку комнаты: книжные стеллажи, до верху наполненные книгами, темные шелка покрывают стены. Мадам де Гульден собственной персоной сидит неподалеку в кресле, задумчиво вертя кинжал в руках и глядя на кристалл стоящий перед ней на небольшом столике.
  - Вы должны мне помочь! - чуть приподняв голову, прохрипел Хора, обращаясь к хозяйке.
  - Должна?! С чего бы? И что это за руны у тебя на теле? - она махнула в его сторону рукой.
  Хора поежился. Быть голым при девушке, да еще такой симпатичной...
  - Так, подарок одного некроманта. Вы сможете меня от них избавить? Может духи умерших что подскажут?
  - Целесообразней было бы обратиться за советом к живому магу - духи, особенно "давно умершие",- усмехнулась де Гульден, - крайне нестабильны и не дают развернутых и исчерпывающих ответов.
  - С парочкой магов я уже связывался. Результат у меня на лице, то есть никакого, а вот старичков жалко - один с ума сошел, второй...умер...сразу. Мне сказали потом, что от старости. Конечно, так я им и поверил.
  -Ты можешь контролировать заклинания рун?
  - Нет.
  -Ну, не знаю. Я не готова сейчас дать ответ, - де Гульден встала, кинула Хоре его балахон: - Одевайся. И потом, - продолжила, мерно вышагивая по комнате взад и вперед, - я сейчас не могу, занята. Мне назавтра назначена очень важная встреча во дворце, - де Гульден внимательно посмотрела на парня: - Почему ты вообще решил, что я смогу тебе помочь?
  - Ну как же, очень много слышал о Вас, - Хора накрылся своим балахоном, одеваться при госпоже как-то неудобно. - Возможно, вы сможете лишить меня нитей, что держат мою смерть. Я даже готов умереть. Но эта... - Хора многозначительно кивнул на орнамент на своём теле, - даже умереть не дает.
  - Ладно, - решилась, наконец, госпожа, - ночуй здесь. Завтра утром пойдешь со мной. - Остановившись уже в дверях добавила: - А зовут то тебя как?
  -Хора.
  -Ну, Хора так Хора,- послышалось уже из-за двери, - какая собственно разница.
  
  Эрика.
   Эрика сидела на бортике чаши фонтана - находящемся на дворцовой площади, и болтала в воде босыми ногами. Пальцы ног чертили в бурлящей воде странные знаки. Девушка наслаждалась солнечным днём и прохладной водой, для полного счастья недоставало только древнего тенистого дерева за спиной...
  А почему бы и нет?..
  Эрика достала из сумки быстрорастущий жёлудь и, прошептав над ним заклинание, улыбнулась, обведя хитрым взглядом пялящихся на неё зевак, и кинула жёлудь на мостовую. Тот подпрыгнул несколько раз и, пробив один из камней брусчатки, ушёл вглубь земли. И тут же толпа, стоящая на площади ахнула - у фонтана буквально за минуту вырос огромный развесистый дуб.
  А вот и тенистое дерево - Эрика лучисто улыбнулась и потянулась как кошка...
  
   Первое что сделала Эрика, явившись к месту сбора - это зашла во дворец выяснила всю, имеющуюся на тот момент информацию, которой оказалось, мягко говоря, не густо - попробуй, добейся что-то от такого чурбана как это дворецкий. После этого девушка заполнила анкету:
   "Эрика Линнен. - полудриада-полуэльф.
  Пол - условно-женский.
  Возраст - около 50 лет.
  Внешность вполне себе ничего - жесткие белые волосы, остриженные в кружок, однако оставлена пара тонких косичек на висках, длиной до бедер. На косичках вплетена масса амулетов, бусинок и перышек. Лицо тонкое, нос с горбинкой, глаза меняют цвет в зависимости от времени года. От зелени липовых листьев до зелени дубовых листьев. Цвет кожи напоминает березовую древесину на спиле. Фактура - тоже. Тело тонкое, но невероятно гибкое, руки, ноги и шея чуть удлиненные. Рост средний.
  Одета в зеленую шелковую рубашку с гербом Дома Вереска, к которому принадлежит отец, мягкие замшевые штаны и широкий пояс, обильно расшитый бисером. На левой руке множество браслетов из кожи и бисера (фенечки), на шее бисера и кожи не меньше. На голове неувядающий обруч из плети вереска. В теплое время года обхожусь без обуви. В холодную погоду кутаюсь в темно-зеленый шерстяной плащ с белой меховой оторочкой, а на ноги надеваю высокие мягкие эльфийские сапоги белого цвета. Никогда не расстаюсь с вышитой сумкой из грубой ткани со снадобьями и травами в коробочках.
  Из оружия предпочитаю: серебряный серп, маленькую, но очень острую лопатку из неизвестного металла и маленький арбалет, закреплённый на правой руке. Что-то из этих предметов безусловно обладает магическими свойствами, но..."
   Эрика прервалась и многозначительно улыбнулась, а затем, поставив многоточие продолжила:
  "Не исключено, также, что побрякушки в косичках - не просто побрякушки. Но это уже совсем из области домыслов.
   Немного о себе:
   Первые три года жизни жила с мамой, но лес мамы-дриады спалили в ходе войны Огненные Аспиды, и пришлось перебираться во дворец к отцу. Родственники поначалу приняли скверно, но скоро у меня обнаружились способности друида..."
  "Ещё бы они не обнаружились: папа - эльф, а мама - дриада".
  "...В доме Вереска отнеслись к юному таланту с пониманием и меня отправили учиться в самый уважаемый Круг. Тридцать лет меня учили целительству и магии природы, гармонии с миром и взаимодействию с другими друидами (Всем известно, что Круг Друидов, объединившись, способен на заклинания невероятной силы). В качестве "выпускного экзамена" отправилась восстанавливать родной лес матери. Вернулась совершенно другой - склонной к мистицизму, созерцанию и в то же время страстно желающей понять, откуда же пришли Огненные Аспиды, и были ли они на самом деле. Отпущена Кругом на "вольную практику", с правом выбора ученика для отправки в Круг.
   Будучи полудриадой умею находить воду, в том числе и поднимать к поверхности грунтовые воды. Умею входить в контакт с деревьями и смотреть их листьями. Могу втягивать воду всем телом и несколько недель обходиться без сна, еды и питья.
  От эльфов досталась интуиция и обостренные чувства.
  Друидами воспитана способность общения с животными.
   Немного сентиментальна, люблю заботиться о тех, кого считаю "слабым и несчастным", склонна во всем видеть таинственные причины, но при этом ответственна, решительна, и склонна добиваться своих целей. Всегда стараюсь докопаться до истины.
  Хочу приблизиться к истине подвинуться в снятии проклятия и попутно помочь паре-тройке нуждающихся в помощи".
   Внимательности к деталям заданий Эрику научили десятилетия работы на Круг. Однако время шло, а Маргольф все не появлялся. Она вздохнула - стоять возле столиков в ожидании своего напарника - скука. И Эрика решила вернуться на площадь. Мимо фонтана в центре гном точно не пройдет, а без него во дворце пока и делать нечего.
  "Будем ждать"...
  
  Первый час ожидания она была спокойна. Главный Механик ни за что не упустит выгоды, а уж это странное предприятие выгоду сулило. И немалую. Ведь не вся выгода оценивается в деньгах (хотя на этой почве они частенько спорили)! Во втором часу Эрика созвала городских пичуг и поручила им наблюдать за улицами. На третий час были призваны предводители крысиных кланов, с целью проверить городские трактиры и таверны...
  
  Шери и Крылатый.
   "Как-то скучно в последнее время. Может посмотреть, что это за сборы наёмников устроил местный король?": с такими мыслями Шери не спеша шла в направлении дворцовой площади.
   Она остановилась так, чтобы был виден весь дворец. Величественное строение открылось взору девушки. Слегка прищурив глаза, она прошептала: - Впечатляет!
  На площади толпилось через-чур много народа для обычного дня. Кто-то спешил по делам, кто-то наслаждался хорошим солнечным днем, но большинство стояло, изучая и обсуждая продвигавшихся в сторону дворца наёмников. И вся эта суета обыденной жизни вызывала лишь раздражение...
  - Не люблю столпотворения. Как хорошо было сидеть вместе с учителем у озера и просто слушать тишину.
  Тихо вздохнув, девушка прикрыла глаза, пытаясь уловить то, что обычно ускользает... И услышала позади себя едва уловимое приближение шагов, открыла глаза...
  
  Он увидел ее. Он увидел ее, и сердце его возбужденно забилось. Легкая, грациозная походка, развивающиеся каштановые волосы... Такую девушку не забыть. Архангел облизнул пересохшие губы. Не думал он увидеть Шери, тем более в таком месте. Мягко ступая, он подошел к стоящей на площади девушке, взглянул в ее фиалковые глаза, которые когда то каждую ночь снились ему, и улыбнулся.
  - Милая, каким ветром занесло? - воскликнул он, протягивая руки для обьятий. - Ужасно рад видеть тебя...
  
  Крылатый! Шерри смотрела в глаза тому, кто спас ей жизнь, и чувствовала, что проваливается в их голубизну. Даже не пытаясь скрыть радость от встречи, девушка прыгнула к архангелу в объятья и повисла у него на шее, прижавшись всем телом.
  Воспоминания сами собой вспыхнули в их сознаниях...
  
   ...Это было не так давно, чтобы в памяти осталась только общая картина и особенно запоминающиеся детали... Она все еще помнила запах, который витал в древнем городе, расположенном где-то в центре огромного мира под названием Ад. Этот затерянный мир, где по приданиям когда-то обитала одна из рас Древних, даже не имел своего собственного светила. Зловещий багровый свет его небосвода падал на чёрные обсидиановые земли. То тут, то там рокотали вулканы. Горячий ветер обжигал лицо. И вот в центре всего этого стоял великолепный город. Старинные летописи темных эльфов описывали его, достаточно подробно, но открывшаяся картина поражала... нет, потрясала!
   Все здания города были выстроены из какого-то излучающего золотистое свечение камня. Тонкие шпили башен тянулись ввысь, соединенные между собой изящными мостиками, на которых еще сохранились местами кристаллы пламени. Сами кристаллы были скорее украшением, так как сам город отлично освещался лавовыми источниками. Мастера направили потоки лавы причудливыми узорами, придав городу и без того сказочный вид. А ведь так доподлинно и не известно, что именно заставило Древних покинуть этот город.
  - Но наслаждаться будем потом, - вслух подумала Шери.
  Путь к городу был нелегким, да и надеяться на отсутствие врагов в нем самом не стоит. Мягко скользя от одного здания к другому, девушка дошла до входа в Хранилище.
  "В старых летописях говорится о клинках двух непримиримых стихий - Огня и Холода. Оружие, достойное мастера. Они должны стать моими!" - с такими мыслями Шери сделала первый шаг по коридору...
  Девушка застыла на пороге огромного темного зала. По щеке тонкой струйкой стекала кровь (проклятущие ловушки) - Древние знали толк в защите. Но Шер не было дела до какой-то царапины, потому что в глазах отражался блеск двух великолепных мечей. Шаг, еще один... Воздух какой-то тягучий, в нем как будто звучит безликий голос: "Уходи! Клинки не покинут этого места до самого падения мира!" Но руки уже сами тянутся к эфесам, пальцы робко касаются изгибов клинков, и...
  
   Он запомнил тот день, когда судьба забросила его в старый город Древних. Уже забылась причина, по которой он пролетал над огненной землей Ада, но день тот навсегда врезался в память архангела. Он увидел битву. В облаке сухой пыли отчаянно сражалась девушка, искусно размахивая парой мечей. На нее нападали мелкие бесы - со всех сторон, отвратительные существа с длинными когтями и острыми зубами. Они массой разбивались о стену сверкающей стали, но было ясно, что долго так девушка не продержится. Тогда архангел ни о чем не успел подумать, такая уж природа сыновей небес. Выхватив свой пылающий меч, он разметал бесов в пух и прах, ибо, что низшие твари против первого после Херувимов на небесах? Оставив от тучи бесов лишь жалкую горстку, архангел дал им бежать.
  - Вы ранены? - спросил он тогда, с тревогой. На плече отважной девушки красовалась рваная рана.
   - Все в порядке, премного благодарна за помощь, - ответила та.
   Архангелу сразу понравился ее голос, такой мягкий, но и одновременно полный силы. Он посмотрел в ее глаза, и тогда, в первый раз, он невероятно изумился яркости тех фиолетовых озер... Неприлично долго он смотрел в ее глаза, и, быть может, поэтому, он вспоминал их каждый Божий день.
  Девушка представилась ему - назвавшись Шер, и коротко поведала о том, почему она здесь. Услышав историю о паре стихийных клинков, Крылатый с интересом посмотрел на два меча в руках воительницы. Голубоватый меч Холода, и огненно-красный, сыпящий искрами меч Огня...
  
   От него волнами распространялась сила. Но не та, что без разбора крушит все, нет. Она как будто мягко окутывала, защищая. Шери взглянула в глаза Крылатому. И странное ощущение прокатилось через все тело. Хотелось вечно смотреть в эту бездну, что разверзлась в этих голубых глазах!
  Но вдруг судорога прошла по полу. Шери вскинула клинки, готовясь к бою... от резкого движения все мышцы как будто сковало, начиная от плеча, на котором была свежая рана, и заканчивая кончиками пальцев...
  
   Наверно, нужно было сразу бежать, улетать с того проклятого места. И, кто знает, какие чувства бы зародились между этими двумя... Но внезапно из земли с диким треском, шипением и ревом вырвались существа, ужаснее которых не было в мире. Архидьяволы, Высшие Воины. Архангел тут же вынул из ножен свой меч, и предостерегающе завертел им мельницу перед мордами тварей. Архангелы никогда не бегут с поля боя, даже в таком, заведомо гибельном положении. Но на этот раз кодекс был нарушен: увидев, как огромная когтистая лапа вонзилась в грудь Шер, услышав ее крик, полный боли, архангел, неистово отбиваясь от атак архидьяволов, схватил ее в охапку, и помчался в небеса, прочь от проклятой земли...
  
   Сознание начало плыть. Шери еще успела почувствовать, как ее осторожно подхватили сильные руки, а потом возникло ощущение полета, и тьма затопила разум...
  - ВЕРНИСЬ!!!
  Настойчивый голос пробивался в сознание. Тепло разливалось по телу, боль отступала. Постепенно вернулось ощущение единства души и тела. Открыв глаза, Шери обнаружила себя лежащей на поляне, рядом никого не было. Раны на груди тоже не было. Казалось бы, радоваться надо: жива, чудо-оружие у тебя, но...что-то мешало...
  
  ...И вот судьба вновь свела их вместе.
  - Я тоже рада видеть тебя! - не разжимая рук, произнесла Шери.
  Гвалт вокруг: люди, эльфы, гоблины, и многие другие представители разных рас, толкались, вопили и кричали, как на ярмарке.
  - Шер, ты пришла по объявлению об артефакте? - перекрикивая шум, спросил крылатый.
  - Да - ответила девушка, приблизившись губами к уху архангела. - Но мне нужен напарник... а я ни с кем не знакома в этих краях. Даже и не знаю, что делать...
  - У меня аналогичная проблема, - улыбнулся Крылатый, не отрывая взгляда от фиалковых глаз, прекрасной полу-эльфийки, в которых проскользнула искорка удивления.
  - Сын Небес не нашел себе пару?
  - Те, кому я предлагал союз, пожелали быть моими соперниками, нежели друзьями, - пожал плечами архангел.
  Взгляд Шер уперся в каменную мостовую площади.
  - Тогда, быть может, составим пару друг другу? - неуверенно спросила она.
  Крылатый, не скрывая своей радости, кивнул в знак согласия.
  - Это судьба, моя милая, - весело сказал он, подавая девушке руку. - Идем во дворец. Там нужно заполнить какие-то документы - и это все, что я знаю об этом таинственном мероприятии.
   Держась за руки, странная пара вошла во дворец.
   Пройдя по светлому вестибюлю, отталкивая со своего пути встречных, Сын Небес в сопровождении своей напарницы, подошёл к круглому столику. Затем они оба несколько минут заполняли свои анкеты.
  
  Анкета Шери:
  "Имя - Шери. Раса - на половину человек, на половину - темная эльфийка. Возраст - 21 год.
  Внешность:
  Средний рост, телосложение стройное, длинные каштановые густые волосы, отливающие серебром, глаза светло-фиалковые, правильные тонкие черты лица. На левой руке красно-чёрная татуировка замысловатого узора.
  Одета в блузу без рукавов с воротом-стойкой, куртка из материала, меняющего цвет по желанию хозяина, черные облегающие брюки, высокие мягкие сапоги.
  Вооружена парными клинками холода и огня. На правой руке браслет вызова доспеха.
  Биография:
   После гибели родителей (в 5 лет) повстречала странствующего воина, который обучал меня искусству боя. В 16 лет отправилась путешествовать по мирам Великого Эфира, совершенствуя свои навыки и познавая мир. В одном из забытых всеми уголков Эфира обрела старинный артефакт, покрывающий тело хозяина непробиваемой броней. Однажды услышала легенду о затерянном городе в центре Ада и решила испытать судьбу... вследствие чего и получила свои клинки.
  Владею преобладающим большинством видов оружия, мастер парных клинков. Есть средняя способность к магии.
  Весёлая, задорная по жизни, в бою - спокойна и холодна.
  Чего хочу достичь, выполняя это поручение - Пережить очередное приключение и набраться нового опыта, ну...и конечно хорошая награда".
  
  Анкета Крылатого:
  "Имя - Крылатый.
  Раса - Сын Небес.
  Пол - Вопреки мнениям о нашей (Сынов Небес) бесполости - мужской.
  Возраст - много веков...очень много веков.
   Высокий. Большие черно-белые крылья. Короткие волосы пшеничного цвета. Длинные, но пропорциональные руки с заметными, но не бросающимися в глаза буграми мускул. Светло-голубые глаза. Острые скулы, прямой нос.
  Одет в просторную белую тунику, ниспадающую до земли. Под туникой - выкованные в Небесной Кузнице латы.
  Вооружён пламенным мечом Артамионом. Иногда его огонь обжигает, иногда замораживает. Меч имеет душу. Может, в случае необходимости, управлять руками хозяина.
   Явился с Небес, дабы защищать миры от Тьмы. Имею чин архангела, один из самых высших в Раю. Участвовал в Конвенции примирения враждующих сторон в рамках Крестовых походов.
  Умею мысленно общаться со своим мечом. Летаю на большие расстояния. В некоторых случаях умею воскрешать и исцелять. Неуязвим против большинства видов магии. Обладаю "Святым Словом" - силой, которая может очень многое, смотря с какой целью используется.
  Чаще бываю весел и отзывчив, но бываю мрачнее тучи.
  Чего хочу добиться, выполнив это задание - принести в мир еще хоть каплю Света".
  
  Закончив с заполнением бумаг, они вручили их в руки чопорного, но невероятно медлительного дворецкого.
  - Благодарю вас, мадам, месье, пока вы свободны, но далеко не отлучайтесь - придёт время и король всех позовёт, - откланялся тот и направился к очередным посетителям.
   Через секунду Шер и Крылатый уже пошли бродить по дворцу - здесь было на что посмотреть...
  
   Трубадуры.
  В этот момент на площади, где-то в толпе послышались звуки лютни. Прекрасная девушка в простом, но красивом платье перебирала струны лютни так, словно играла на струнах своей души. Толпа расступилась, и девушка, в сопровождении высокого парня в походной одежде и в зелёном плаще, не переставая наигрывать на лютне, подошла к выросшему у фонтана дубу, уселась в его тени на раскладной стульчик, который подставил ей её спутник. Парень улыбался толпе своей блестящей улыбкой, словно все вокруг были его родственниками. Девушка продолжала играть, не обращая внимания на парня. По толпе прошёлся шепоток, очевидно народ знал эту парочку. В шепоте толпы можно было расслышать лишь "Бард"... "Бродячий Богомол"... "София?"...
  Парень остановился, оглянулся на девушку, которая, не обратив не малейшего внимания на него, стала играть вступление к песне. Толпа притихла, вслушиваясь.
  Парень запел красивым и чистым голосом о прекрасном крае, в котором вечной рекой льётся эль. О жестоком богомоле, поймавшем прекрасную бабочку. И о том, как Богомол стал жертвой самой прекрасной и милой пленницы...
  
  Маргольф.
  - Шеф, ты уверен, что это лучший из способов по-быстрому достичь дворца? - перекрикивая паровой свисток, который в этот момент раздался из машинного отделения, один из гномов, сидевший в удобном кресле перед приборами обратился к своему начальнику.
  - Тебя что-то смущает, коллега? - поинтересовался второй, повыше ростом и в огромных пилотских очках. Его короткая русая борода была заплетена в аккуратные косички явно не его рукой.
  Коллега оторвался от штурвала и почесал в затылке: - Все-таки, это канализация. А мы на подводной лодке. А подводная лодка - это тебе не... - свист пара раздался вновь, пронзительно и требовательно.
  - Чайник вскипел, - констатировал гном, которого называли шефом. Он повернул кран на стене, и из одной из труб хлынул поток кипятка - механик едва успел подставить самовар под него: - Взаимодействие субмарины и канализации представляется тебе некореллирующим?
  - Не то чтобы некореллирующим... - помощник глубоко вздохнул, выпалив труднопроизносимое словечко, и добавил, - шеф! Но отдраивать её после этого придётся мне!
  - Ничего, у нас есть скидка в прачечной на Зеленой улице, как у постоянных клиентов. Попробуй припахать их, - подмигнул старший гном. - К сожалению, спешка была жизненно необходима. Каждое мгновение, которое я провожу на расстоянии от известного тебе объекта, угрожает моему физическому существованию, равно как и ментальному здоровью. Переводя на вульгарную терминологию, Эрика ждать не может. Начать всплытие!
  Маргольф Вэблинг, главный механик Подземья, выбрался через люк на вершину рубки своей субмарины, сейчас приобретшей желтоватый оттенок. Подлодка постепенно поднималась к потолку, где виднелся люк. Стыковка была рассчитана по сантиметрам, но что-то осталось неучтенным...
  - Свальви, моральный извращенец! Ты не предупреждал, что люк будет закрыт!
  Крышка люка угрожающе приближалась. На поиски решения оставались считанные мгновения. Гном сбросил с плеча рюкзак и нащупал ручку адамантиновой дрели. Этому инструменту не смог бы сопротивляться ни один люк на свете. Вот он поднял прибор над головой. Нажал выступ на рукояти...
  Хлоп!
  Над головой механика раскрылся зонтик.
  Времени вспоминать, откуда в рюкзаке оказался зонт вместо дрели, оказалось ровно две секунды до удара о люк.
  А еще через мгновения из глубины фонтана всплыла фигура гнома с зонтиком, с купола которого стекали золотые рыбки.
  - Прекрасный денек! - сказал гость, вежливо поклонившись Эрике. При этом с зонтика хлынуло ещё больше воды окатившей водопадом сидящих под дубом трубадуров.
  
  Эрика Линнен и Маргольф Вэблинг.
  Время нужно было чем-то занять и, память услужливо вернула друидессу в те дни, когда она еще могла позволить себе одиночество...
  
   ...Послание доставил отцовский ястреб. Он появился на закате, когда солнце уже коснулось вершин далеких гор. Иарнейский шлях, погруженный в сумерки, располагал к тихому созерцанию, дорога мягко стелилась под босые ноги девушки, теперь полноправной друидессы, прошедшей последнее испытание Круга. Вся жизнь была перед ней...
  Ястреб с протяжным криком сделал круг над одинокой фигуркой и сел на подставленную руку. Эрика погладила птицу по жестким перьям и отвязала тубус с письмом. Хищник, словно только того и ждал, взлетел, тяжело захлопав крыльями. Ветер, поднятый им, взъерошил остриженные волосы девушки. Заслонив глаза ладонью, она долго смотрела на силуэт птицы, растворяющийся в багровом небе.
  Письмо отца, первое за 40 лет, было неприятно сухим и деловитым. Он требовал, чтобы Эрика отправилась в Драконьи горы и нашла способ получить древний Камень Времени, одну из пяти правительских регалий народа эльфов. Отец напоминал о долге перед родом, намекал на последствия для матери-дриады, пригретой славным родом из чистой милости, в случае отказа доченьки-бастарда... "Не иначе, как власти возжелал, на старости лет", - решила друидесса, блестящая жизненная перспектива которой поднялась во весь рост и скрутила крепкую дулю. Так или иначе, но пришлось топать "на север и в горы", в прямом смысле.
  Первоначально, Эрика собиралась прийти к дракону и объяснить все, как есть. Тем более что Кругу уже случалось отправлять свою эмиссарку в Драконьи горы и оба раза мудрые рептилии выслушивали ее и находили компромиссное решение. Девушка была уверена, что и на этот раз все сложится наилучшим образом. Все планы спутал взрыв, прогремевший в самый разгар переговоров. Нелепый гном в кожаном лапсердаке и дурацкой юбочке сорвал дипломатическую миссию... Более того, он пытался стащить именно тот Камень Времени, за которым она и явилась! Эрика, вне себя от злости и отчаяния, попыталась вырвать реликвию из цепких лап грабителя, но тут...
  Уже позднее она припомнила слухи, ходившие о Камне среди эльфов. Якобы последний владелец всех пяти реликвий заклял их за мгновение перед смертью. Перворожденные разделили их и разместили в разных мирах Великого Эфира, оставив у себя только Венец мудрости. И никто точно не знал, что за проклятия лежат на королевских регалиях, и на всех ли, а если не на всех, то на каких именно...
  Словом, как только гном взял Камень, а она дотянулась до грабителя и тоже коснулась реликвии, произошел еще один взрыв. Он обрушил своды драконьей пещеры, окончательно похоронив хозяина, а их с гномом взрывной волной выбросило наружу. Когда Эрика очнулась, правая половина ее тела представляла собой деревянную статую. Собрав остатки сил, девушка призвала птиц и передала два последних послания - в Круг и для отца... Следующий раз она очнулась уже в когтистой лапе дракона. Рядом стоял непонятный механизм, из которого выглядывал наполовину окаменевший гном-ворюга. Вот так и познакомились...
  
  ...Когда вода в фонтане внезапно взбурлила, замечтавшаяся Эрика не удержалась на бортике. По оживлению мизинца левой руки она поняла, что дождалась. И точно - рядом с ней из воды поднялся купол здоровенного зонтика от дождя, под которым обнаружился Маргольф, собственной промокшей персоной.
  - Прекрасный денёк! - девушка фыркнула, и принялась собирать золотых рыбок, подпрыгивающих на куполе зонта. Главный Механик, хоть и не любил театральных эффектов, но постоянно их генерировал. Эрика наклонилась и схватила Маргольфа за мокрую бороду: - Как же я рада тебя видеть! Да, приветствую вас, мэтр Свальви! Маргольф, ты мало того, что опоздал, так еще и испортил мою одежду. Вот сиди теперь тут, и жди, пока я ее сменю. А за каким штангенциркулем ты вытащил из бороды ромашки? Клянусь Вечным Древом! Во дворец идем, все-таки! Можешь не отвечать, впрочем... - девушка отпустила косички бороды гнома, немного засмущавшегося от такого приема, и легко выпрыгнула из чаши фонтана. На поверхности успокаивающейся воды плавно покачивалась субмарина.
  Оставляя на брусчатке площади мокрые следы, Эрика побежала к гостинице, где остался ее немудреный багаж, радуясь восстановившемуся току крови. Несмотря на неласковое приветствие, она была рада возвращению гнома. Кроме того, стоило поторопиться.
  В след за друидессой площадь покинули мокрые трубадуры...
   Правда, перед уходом гном всё же, за то, что те пострадали - больше морально, чем физически, отсыпал им приличную горсть... крупных необработанных алмазов - все, что нарыл на тот момент у себя в одном из своих глубочайших карманов (Эрика убегая в отель, так зыркнула на него по поводу мокрых трубадуров, что...).
  
   Кулл и Иеремия.
  Кулл стоял, облокотившись на колонну скрестив на груди руки, и от нечего делать осматривался по сторонам.
   Иер бродила по вестибюлю, рассматривая фигурки на стойках для свечей. Ей было здесь скучно, но если её сейчас отпустить бродить по городу...то она может появиться только к следующему утру, а может даже и к следующему вечеру.
  "Гулёна!" - глядя на неё, Кулл улыбнулся.
   Потом он посмотрел на свой плащ. С некоторых пор он стал замечать, что плащ, сшитый Гномом, стал иногда странно менять цвета. Он мог показать, какая присутствует в данном помещении магия - чёрная или белая. Или же, например, во время рукопашного боя как хищник, почуявший кровь, мог налиться алым цветом. Сейчас он был синего цвета. Хотя помещение было светлым. Похоже, плащ чувствовал магию в этом дворце, но не мог (Кулл усмехнулся) определиться, какая она, чёрная или белая. Такое уже бывало...
  ...Как-то Сталкер рассказал об этом необычном явлении Гному. На что тот ответил, что это возможно реакция, добавленного ингредиента пещерного гриба-хамелеона на его магию. Гном так до конца и не изучил ещё все возможности гриба - эксперементатор...
  ...В вестибюль вошли двое. Высокий голубоглазый эльф и светловолосая девушка. У неё за спиной выглядывали рукоятки двух мечей. Держалась она уверено. Такая, себя в обиду не даст.
  Эльф был вооружён мечом и кинжалом. Молодой, но по его взгляду чувствуется, что это, не первое его задание.
  Их встретил дворецкий и провёл к столикам. Заполнив свою анкету, девушка отдала её эльфу и стала оглядываться по сторонам.
  Их взгляды встретились. Сталкер почувствовал в своей голове постороннее присутствие.
  "Э, девушка! Да Вы оказывается телепат! И не слабый! Не смейте копаться в моей голове! Всё равно я Вас вглубь своих мыслей не пущу. Дверца закрыта!" - Кулл улыбнулся, но по-доброму, так чтобы девушка не испугалась его.
  Телепатка, удивлённо посмотрела на Кулла, выгнув свои тоненькие бровки, и перевела взгляд на его напарницу, частично оставляя своё "Я" в голове наёмника.
  "Бесполезно, девушка! Она тоже научена блокировать свои потаённые мысли", - отправил мысленное послание Кулл.
  Напарница эльфа взглянула на него, изменив свой цвет глаз, с голубых на тёмно-синий. Все-таки он её немного взволновал.
  "Может, пообщаемся?" - мысленно поинтересовался он у неё и уже собирался шагнуть к ней, как вдруг мимо него промелькнула белоснежная дриада. Она в мгновение ока пообщалась с дворецким, заполнила анкету и упорхнула, оставив после себя запах лесной чащи.
  Кулл опять собрался повторить попытку подойти к телепатке. Но в следующий момент... Чуть не взорвалась Рыжая Бомба!
  Дело в том, что в вестибюль вошла очередная пара. Девушка - полуэльфийка, а сопровождал её... Сын Небес в звании архангела.
  "Редко увидишь этих существ среди простого люда. Обычно они летают высоко", - Кулл решил подождать, пока они пройдут, а потом пообщаться с девушкой читающей мысли.
   Но! Случилось непредвиденное.
   Иер стояла в центре вестибюля и, задрав голову, рассматривала, вертясь на месте, очередную люстру. И архангел легонько её оттолкнул, проходя мимо. Но этого хватило. Иеремия от толчка отскочила в сторону и, схватившись за рукоятку револьвера, резко повернулась к удаляющейся от неё паре. Глаза зверя! Прекрасные белые зубки стали удлиняться! Ещё мгновение и ...
  Кулл сжал кулаки. Мышцы рук слегка напряглись. Кинжалы медленно стали выдвигаться из наручей. Он кинул взгляд в сторону телепатки. Она испуганно смотрела, то на него, то на Иер, то на архангела. Она поняла, что сейчас может произойти.
  Кулл перевёл свой взгляд на Иеремию, та смотрела на архангела, который даже не подозревал, что происходит за его спиной. Иер увидела кто её обидчик. Обернулась к Куллу. Он покачал отрицательно головой - НЕ НАДО!
  Иер убрала руку с рукоятки "Смитта" и, скорчив ехидную рожицу, показала в сторону архангела язык. Потом, развернувшись на каблуках, она весело пошла по коридору, разглядывая украшения на стенах, как будто ничего и не случилось.
  Кулл расслабился. Лезвия вошли обратно в ножны. Он опустил глаза. Перед ним стояла девушка телепатка и смотрела на него голубыми глазами. Сталкер поклонился, поцеловал ей нежно руку, глядя в её светлые глаза.
  - Желаете поговорить, сударыня?
  И тут из открытого окна, выходящего на площадь, послышалась замечательная мелодия, и голос Бродячего Богомола запел песню о прекрасной бабочке Софи...
  
  Гответт.
   Во дворце собиралось всё больше и больше народа, в основном это были участники задания. Гответт, отдав анкеты дворецкому, прошел к ряду кресел возле стены и сел в одно из них. Ему очень хотелось бы вытянуть ноги, но он предполагал, что народу будет еще больше, а перспектива ходить с отдавленными ногами его не привлекала. Он предоставил Василисе самостоятельно любоваться окружающими ее посетителями и предметами.
   Гответт внимательно посмотрел на рыжую девушку, которая тоже изучала окружающую ее обстановку. Ей было скучно. И ей очень хотелось бы выйти на улицу, но, очевидно, ее напарник, который сейчас мысленно общался с Василисой, ее от этого отговорил.
   Двери раскрылись, вошла еще одна пара - архангел и полуэльфийка. Она бросила взгляд на присутствующих, на мгновение её взгляд остановился на лице Гответта. В его памяти опять начали всплывать воспоминания, хотя он видел эту полуэльфийку впервые. Архангел шел, как говорится - на пролом, не замечая ничего вокруг - какое ему дело до низших существ, и за это чуть не поплатился своим здоровьем - оттолкнул со своего пути рыжую девушку. Очевидно, её это разозлило, и её звериная природа начала проступать. Василиса переводила встревоженный взгляд с архангела на рыжую...но, все обошлось...
   Архангел и его спутница заполнили анкеты и вышли.
  С площади донеслась мелодия, прекрасная, как и та, что ее играла. Потом добавился голос парня. Гответт прислушался к очень знакомому голосу: "Да это же Бродячий Богомол!" Гответт вспомнил о своей лютне. Он оставил ее в трактире "Нелюдь". Как давно он был там в последний раз.
   Гответт посмотрел в окно - песня резко прервалась. К его величайшему удивлению в фонтане плавала субмарина. Да, конечно Гответт слышал, что в Подземье есть такие машины, но никогда не видел.
  "Да,- подумал он, - сегодняшний день будет интересным и познавательным. Прямо, как первый урок. Или последний".
  
   Червь и Валарис.
  Валарис увидела эльфа и испугалась. Червь почувствовал волнение напарницы и успокоил её:
  -Не бойся это всего лишь эльф! Он тебе не навредит, не будь на то веской причины.
  - Об эльфах слышала я, и при упоминании почему-то о них, бросает в дрожь меня.
  Червь осмотрел эльфа и подумав и сказал:
  - Смотри, как он двигается, это значит, что он уверен в себе, силён, и очень ловок. Он в одиночку, я так думаю, может завалить десяток мощных орков. Но он слишком высок, и по походке легко определить, что нижние атаки не его конёк, поэтому с гномами и гоблинами ему сражаться тяжело. А там видишь, если я не ошибаюсь - девушка полубог, переглядывается с человеком, который пришёл с оборотнем, они явно общаются мысленно, - гоблин усмехнулся. - Они оба телепаты. О девушке я могу сказать это точно, а вот её, так сказать собеседник... - Черьвь прищурившись пытался оценить с расстояния, что представляет собой, закутанный в плащ-хамелеон мужчина но, так и не докончив фразы, заговорил о другом: - Но ты за свои мысли не бойся, драконов и драконидов они читать не могут. А мне и скрывать-то нечего.
  - А драться с эльфом, если мне придется?
  - Улепётывай тогда от него на всех парах, ты его пока не победишь маловато опыта, этот эльф - машина для убийств, и если он вооружён, его сможет одолеть лишь мастер, такой как мой учитель.
  
   Кулл, Иеремия и Василиса.
   Иеремия сделала вид, будто рассматривает украшения на стенах, но ей не понравилось что так много народу, не понравилось, что Кулл так любезно улыбается этой девчонке телепатке - тоже мне фифа, сморщила презрительно носик девушка, в общем, ей всё не нравилось! Она ревновала, сильно ревновала, но Кулл попросил её вести себя хорошо, и она ооочень старалась держать себя в руках...
   "Зачем я разглядываю эту закорючину на стене?" - думала девушка. У Иеремии появилось смутное предчувствие, которое ничего хорошего не обещало. Девушка уже знала это ощущение и приготовилась к самому худшему.
  
  Василиса с любопытством оглядывала толпу. Ей стало интересно, а какие мысли и переживания одолевают собравшихся здесь людей. Вдруг один из них ответил ей мысленно. Он имел привлекательную наружность, но что-то странное читалось в его ауре. Она смущенно улыбнулась. А после того, как он засёк, что Василиса пытается прочесть ещё и мысли его спутницы, девушка решила не искушать судьбу. И в этот момент чуть не произошла катастрофа - спутница привлёкшего её внимание мужчины, чуть не набросилась на архангела, толкнувшего её. Только Василиса и он поняли, что может произойти, но все обошлось.
   А вокруг уже творилось столько интересного: На площади запел знаменитый трубадур, в фонтане всплыла субмарина гномов, появились новые посетители. Ей хотелось побывать всюду, но человек в плаще мысленно предложил пообщаться им поближе.
  Она подошла к нему, и он спросил: "Не желаете поговорить сударыня?" - и поцеловал её руку. Она улыбнулась и её глаза стали золотыми.
  - Почему бы и нет? Только не обидится ли ваша спутница?
  
  Кулл посмотрел на Иер. Та незаметно поглядывала на подошедшую к нему девушку. Когда она заметила, что Кулл смотрит на неё, она сделала вид что, разглядывает какое-то украшение на стене. Улыбнулся. Прислушался к доносившейся из окна песни. И негромко произнёс.
  - Если мы не будем давать ей повода для ревности, то я думаю, всё обойдётся,- он посмотрел опять на свою напарницу. Та стояла теперь и смотрела на него, сузив свои очаровательные глазки. Он ей подмигнул. Приложил палец к губам. Мол, не беспокойся! Всё в порядке. Иер показушно наморщилась и отвернулась. Но не совсем. А так чтобы искоса наблюдать за общающейся парой.
  - Позвольте представиться, сударыня, - поклонился он телепатке, - Кулл! А как Вас зовут, если это не секрет?
  - Василиса. Приятно познакомится, - представилась девушка, наблюдая, как спутница Кулла принимает стойку. Затем она перевела взгляд к потолку, где среди люстр летал её дракончик с кулона. Он пару раз побился в стеклянный абажур, затем недовольно уселся и начал разглядывать вошедших. Вскоре ему это надоело он, перелетев к Гответту, стал кружить вокруг него, отвлекая от мыслей.
  -Не представите ли вашу спутницу. Вы здесь давно? Не знаете причину задания? - с интересом спросила она у собеседника.
  - Пожалуй... - Кулл задумался на мгновение, - лучше представить вас друг другу - что бы моя спутница ни дула губки, - Кулл улыбнулся и, взяв Василису под руку, направился к Иер. - Она вообще девушка добрая, но любит иногда подурачится. Немного приревновать.
  Они подошли к Иер.
  - Позволь тебе представить, Иер - Василиса.
  Рыжая девушка повернулась к ним, заложив руки за спину и покачавшись на каблуках, посмотрела сверху вниз на Василису хмурым взглядом:
  - И-е-р-и-м-и-я,- произнесла по буквам Иер.
  - Иер, - улыбнувшись обратился к ней Кулл, - пожалуйста, не дурачься.
  "Не дурачится. Ага, как же, - подумала Иеремия, - ну ладно сделаю ему приятно".
  - Позвольте, представится, Иеремия. Рада знакомству. Что привело вас сюда, госпожа т-е-л-е-п-а-т?
  Кулл нахмурился, посмотрел строго на Иер и весело усмехнулся: "Все-таки обиделась!"
  Он повернулся к Василисе: - Извините сударыня. Мы немного поговорим.
  Девушка вздохнула, моргнула в знак согласия и отошла в сторону, понимая, что она тут временно лишняя.
  Кулл подошёл вплотную к Иеремии, ласково прикоснувшись к её щеке ладонью и нежно погладив, посмотрел в её зелёные глаза.
  - Пойми, - тихо и ласково произнёс он, - мы же с тобой уже говорили об этом. Пока ты со мной, я тебя не предам. Ты мне нравишься. Очень нравишься. Но если ты найдёшь кого-то другого, кого полюбишь, - Кулл тяжело вздохнул, - я, на вашем пути не встану. А сейчас я с тобой, и я тебя...
  - Ну! - посмотрела на него умоляюще девушка. - Скажи, скажи, что ты...?
  Кулл опустил виновато глаза.
  Иер развернулась и заплакала. Он подошёл к ней сзади и обнял её за плечи.
  - Пойми! Я...
  - Ладно, - всхлипнула Иер, - всё в порядке.
  Она вытерла слёзы и повернулась к нему. Поморщив раскрасневшийся носик, она поцеловала его в губы, и весело улыбнувшись, произнесла:
  - Я буду хорошей девочкой. Главное что ты со мной! Разговаривайте. Я мешать не буду.
  И стала, как ни в чем, ни бывало, с интересом наблюдать за летающим над головой полуэльфа, маленьким Дракончиком.
  Кулл подошёл к Василисе.
  - Извините сударыня. Что я немного задержал Вас. Но на то были свои причины, - телепатка понимающе кивнула головой. - По поводу того давно ли мы здесь. В городе пару дней, но о том, что Брамциус собирает добровольцев, мы узнали ещё неделю назад. Но как-то не придали этому значение. К тому же у нас было чем заняться. Но когда поползли слухи, что наёмники один за другим стали резко отказываться, меня это заинтересовало. И мы, с моей напарницей, посовещавшись, решили заняться этой работёнкой. Тем более на это задание требовалась пара. Ну а теперь позвольте Вам сударыня задать пару вопросов, интересующих меня?
  Василиса в знак согласия кивнула головой.
  - Первый вопрос, который меня интересует - вы телепат? И второй вопрос... - Сталкер пристально посмотрел девушке в глаза. - Только желательно правду. Клинки, которые у вас за спиной, - наёмник сделал паузу, - живые?
  
  
   Севильяна и Хора.
  О, как был прав сказавший: "Утро добрым не бывает". После ночного представления в голове полный бардак. Клиент этот еще, всё так не вовремя. Так, надо собраться и распорядиться обо всем.
   Незваный ночной гость Севильяны преспокойно спал в кресле, в комнате для приема. Пройдя мимо спящего, девушка подошла к окну и раздвинула шторы. В комнате сразу стало светло, Хора поморщился и открыл глаза.
  - Доброе утро, как спалось, как ВЫ себя чувствуете?
  (Пауза)
  Хора медленно потянулся, сел в кресле, попытался вспомнить, что вчера произошло и оценить, как же он себя сейчас чувствует. Мысли отказывались собираться в логическую цепочку, поэтому ответил просто
  - Спасибо, чувствую себя почти человеком, а спалось гораздо лучше, чем в последнее время.
  - Ну, раз так, то давайте сразу к делу, - сказала Севильяна, удобно устроившись в кресле напротив, - на данный момент дело обстоит так, сейчас у меня нет возможности ВАМИ заниматься, оставить ВАС здесь я не могу, т.к. не знаю, что с ВАМИ может в любой момент произойти, а я бы хотела, чтобы МОЯ лаборатория осталась в целости и сохранности. Сказать ВАМ: " до свидания, поищите помощи в другом месте" - тоже не выход так-как ВЫ мне интересны...э...с профессиональной точки зрения. Поэтому мое предложение такое - ВЫ можете составить мне компанию в одном предприятии, деталей пока назвать не могу, но возможно по ходу дела мне удалось бы решить некоторые из ВАШИХ проблем, что скажете?
  - А что я могу сказать, я в ВАШЕМ, - в тон хозяйке съязвил Хора, - полном распоряжении (лучше так, чем в одиночку, теперь есть хоть какая-то надежда - это он уже добавил про себя).
  - В таком случае у ВАС, - даже не подумала смягчить тон Севильян, - есть ровно час, чтобы принять душ, позавтракать и переодеться. ВАС проводят, а мне надо еще собрать кое-какие вещи.
  Выходя из комнаты, обернувшись уже у самой двери:
  - Да, и еще, с ВАШЕГО позволения, я мадмуазель, а не мадам.
  
  Час спустя черный экипаж запряженный парой вороных фризов стоял у калитки.
  - Может сходить за ним, может опять что-нибудь случилось? - обратилась Севильяна, скорее сама к себе, нежели к кучеру.
  - Да не беспокойтесь мадмуазель, вон он уже идет.
  - Вот теперь ВЫ действительно выглядите человеком, - сказала девушка с легкой усмешкой, - можем ехать.
  Они сели в экипаж и не спеша поехали по утреннему городу.
  - А куда мы едем, если не секрет? - спросил Хора
  - Во дворец, у меня встреча с королем, - ответила Севильяна, всем своим видом показывая значимость происходящего.
  - Во дворец, - задумчиво повторил Хора,- так до него, если я не ошибаюсь, отсюда минут десять, а то и меньше, идти?
  - Не ошибаешься, но в нашем деле престиж и репутация играют определяющую роль.
  - Мы опять на "ты", - улыбнулся мой спутник.
  - Ах, простите, вырвалось непроизвольно! - возмутилась девушка и уставилась в окно. Хора явно не ожидал такой вспышки негодования.
  - Ладно, извини, - вновь обратилась она к своему собеседнику, - последнее время нервы ни к черту. Могу я поинтересоваться, откуда такие познания в области эльфийских традиций и обычаев, я о "Танце Смерти"?
  - Ну, после истории с некромантом я некоторое время жил у темных эльфов...
  -Ах, значит, у темных эльфов, это многое объясняет! - бесцеремонно прервав собеседника, констатировала Севильяна.
  - Что именно?
  Вместо ответа - пронзительный взгляд, говорящий - теперь-то я о тебе все знаю, ну, если не все, то очень многое.
  - Мы приехали, следуй за мной, да, если вдруг почувствуешь, что с тобой что-то происходит, постарайся дать мне знак.
  
  
   Соната и Домино.
  "Ай на-не-на-не-на-не...!" - как обычно с криками и музыкой к городу подъезжал цыганский табор, заставив... как обычно - стражу напрячься.
  - По указу короля сегодня вход для цыган закрыт, - преградили пусть табору две резные алебарды.
  - Да ты знаешь, кто мы?! - возмутился возница, чуть приподнимаясь с места. Раздался гвалт, сквозь который прорывался ответный рык стражи. Но внезапно все прекратилось, как только раздался дребезжащий старческий голос:
  - Что это здесь происходит? - старуха в цветастом одеянии ткнула чубуком дымящийся трубки в панцирь стражника, вцепившись, словно крючьями, взглядом блеклых глаз в его лицо, - если не пропустишь нас, дорогой, - она затянулась и нагло выпустила в лица стражников клуб вонючего табачного дыма, - вам худо будет!
  Краска сбежала с лиц закашлявшейся стражи и бабка торжествующе улыбнулась, однако улыбка померкла, когда она, проследив за взглядом стражи, направленным поверх неё, обернулась.
  В опасной близости от города росла черная воронка смерча.
  - ТРЕВОГА!!!! - завопил стражник, отступая к воротам, за ним рванули и все, кто стремился и не стремился в город, смешались кони-люди, осталась только бабка, выронившая из руки трубку и костлявым пальцем тычущая в небо и что-то шепчущая побелевшими губами.
  - МАТЬ-ПЕРЕМАТЬ!!! - пронеслось над округой последнее слово "заклинания", когда воронка смерча опала и сверху на бабку приземлился белый фургончик. С мгновение он стоял спокойно, а потом резко накренился.
   - Меня тошнит... - раздался из фургона детский голос, а затем нелицеприятные звуки... в ответ на которые донеслось меланхоличное:
  - Я не виновата, что так полу...
  - Ах, не виновата?! - прерывистый голосок был полон справедливого негодования. - А кто сказал: "Давай сделаем доброе дело?! Давай изгоним духов из этого храма?!"
  На что прозвучало невозмутимое:
  - Я не знала, что это Духи Ветра... - затем голос заткнулся, словно кого-то, выслушивая еще, а затем продолжил: - И что? Да, я их разозлила, но мы прибыли туда, куда нужно... нет, я ничего не знаю, кстати...
  Ноги старухи, торчавшие из-под так называемого воздушного средства передвижения, свернулись, как игрушечный цирковой свисток и заползли под фургончик:
  - ... мы кого-то раздавили...
  - С чего ты так решила? - скептически фыркнул первый голосок.
  - А эта бабка на меня сейчас пялится с укоризной...
  Стража медленно, направив острия алебард вперед, и направилась к Неопознанному Летающему Объекту.
  - А ну, выходите! - наконец подал голос Глава Отряда Стражников Южных Ворот, - Кто бы там ни был!
  - А что вам, собсн-на надо? - из-за белого полога фургона высунулось темненькое лохматое нечто. Огромные наушники свесились на лоб, и это нечто постоянно поправляло их, удивленно пялясь на стражу огромными зелеными глазами.
  - Да это же совсем ребенок... - произнес успокоено мужчина, опуская алебарду.
   Нечто закусило губу и выползло на козлы.
  - Домино, как ты там? - произнесло оно, обернувшись и картинно игнорируя группку мужиков. - Мне помощь нужна, наши лошади не умеют летать, по-видимому...
  После этих слов на землю со звучными "чвак-чвак" шлепнулось то, что было, по-видимому, когда-то парочкой лошадей, кстати, прямо на головы уже успокоившимся было стражникам.
  - Яблочные блинчики... - хмыкнуло нечто, приводя волосы в порядок и не обращая внимания на блюющих, и обгаженных, стражников.
  - Ты знаешь, что без тебя не получится, - фыркнуло, как котенок, что-то из темноты.
  Девочка подняла руки, снимая перчатки, и встала на козлы, оправив черное платьице.
  - Хорошо-хорошо, подай мне инструмент. Придётся придумывать, что-то новенькое, потому что из этого, - она окинула оценивающим взглядом, пытающихся очистится от того, что приземлилось им на головы, стражников, - уже наших лошадок не восстановить.
   Из темноты фургона выплыл черный футляр. Распахнув его, девочка вытянула лаковую скрипку красного дерева, провела пальцем по струнам, проверяя их натянутость, коснулась их смычком. Над пустырем полилась медленная, но пугающая музыка, урывками начинаясь с одиночных капель нот и переходя в мелодию.
  - Танцуй-танцуй карета
  Неси нас на край света
  Чтоб нам мечту найти,
  На выбранном пути...
  Напевала девочка, пока фургончик исходил мелкой дрожью, из его боков вырастали шарнирные ноги, из дерева, неуверенно, пошатываясь, поднимающие телегу над землей.
  - Спеши же в Город этот
  Несись же, о, карета,
  Гони скорей к дворцу,
  Шаг сделай ты в мечту...
   Внутри фургона другая девочка вцепилась в большого кролика. Уж больно карета резво бегала, а организм ребёнка ещё не отошел от полета. Кролик же со скучающей мордочкой, сидел и смотрел на свои большие и золотые часы.
  - Кажись, мы снова опаздываем... - обратился он к девочке со скрипкой, - Соната, давай быстрее!! Сказка не может ждать так долго!
  - Нет! - пискнула Соната, и зажмурилась. Мелодия ускорилась быстрее-быстрее, превращаясь в зажигательную джигу, шарнирные ноги размялись, сделав парочку приседаний, от которых девочка чуть подпрыгивала в воздухе, не переставая играть, а затем рванули с места с такой скоростью, что стражники завертелись волчком на месте и вошли в землю по пояс.
  Фургон с бешеной скоростью пробегал кварталы, огибая людей, перепрыгивая повозки, повинуясь бешеному ритму скрипичной мелодии, наполнившей кварталы. Улицы слились в одну линию, а девочка, пританцовывая на козлах, и тем самым, каким-то чудом удерживая равновесие, переливами заполняла воздух, заставляя людей оборачиваться ей вслед и устремляться следом за вихрем из деревянных ног и сумасшедшего ритма.
  - Тормози! - наконец раздался крик из фургончика, и Соната резко замедлила мелодию, заставив карету затормозить.
   Скрипачка слетела с козел, перекувыркнулась в воздухе и приземлилась с точностью циркового акробата на мостовую. Каблучки лаковых туфелек цокнули по брусчатке, и девочка поклонилась людям, собравшимся на площади и толпе людей в сверкающих латах, пробивающихся сквозь толпу.
  Из фургончика высунулась белокурая головка в маске.
  - Та-дам! - произнесла она. - Приветствую вас, господа и дамы, добро пожаловать на представление Цирка НЛО...
  Девочка со скрипкой что-то буркнула, обозревая зелеными глазами группу стражников, которые в непонятках топтались на месте.
  - Колдунья! - раздался визгливый голос из толпы и на площадь прорвался тип в черной сутане: - Я слышал эту дьявольскую трель! От нее у Мери Макфаннен, что лежала с тяжкой болезнью случился приступ... наши братья видели это собственными глазами.
  - Я изгнала демона из ее души, дурак ты набожный, - произнесла Соната и ее голос, строгий, взрослый, никак не соответствовал ее миловидной внешности.
  Вторая девочка опустила голову:
  - Ну вот, опять... Соната, когда ж ты перестанешь притягивать проблемы?!
  - Задержите эту тварь еретичную! - взвыл священник, взмолившись к страже, те, словно ждали этого сигнала.
  - Работа идиота, - фыркнула скрипачка. - Я же сказала, я не виновата, что они такие тупые!
  Стража сделала шаг вперед, но девочка только покачала головой и вновь коснулась смычком скрипичных струн. Инструмент исторг завораживающие, глубокие звуки, что коснулись ушей толпы, и лица жителей внезапно обрели спокойствие и отрешенность.
   Каждому из них виделись темное помещение полуразрушенного театра, одинокая фигурка в лунном свете, что нежно водила смычком по скрипичным струнам и призрачные крылья, распахнувшиеся за ее спиной.
  - Ангел, ты ангел? - голосок, мелодичный и звонкий отразился от стен амфитеатра, к сцене приблизилась девочка, под руку с кроликом, который гордо вел свою хозяйку.
  Остановившись, Кролик во фраке и с цилиндром медленно поклонился. Девочка в красивом черном платье с белоснежными кружевами плавно подняла руки вверх. Она походила на пианиста, чьи пальцы прикасаются к клавишам рояля.
  - Начнем, пожалуй... - торжественно объявил Кролик.
  
  Скрипачка открыла глаза и, улыбнувшись, кивнула. Мелодия устремилась ввысь, а две девочки уже сидели и разговаривали друг с другом. Затем мелодия чуть-чуть изменилась, став зловещей и несколько даже грубой, похожей на марш. Сцена сменилась, открывая костер, сложенный из марионеток и белокурую девочку в грязном платьице на вершине этого сооружения. Священник в черном одеянии с красным крестом поверх подносил факел к марионеткам, а малышка кричала, чтобы их не сжигали, потому что они живые. Панорама сменилась яростным взглядом другой девочки, стоящей в толпе, и отдельными кадрами вычленила скрипку, извлеченную из футляра, воющих людей, заткнувших уши, марионеток, крепкой стеной, окруживших белокурую хозяйку и игривое выражение лица девочки, только что обреченной на казнь. Темный экран и медленная мелодия, тянущаяся, словно струна. Марионетки, танцующие вокруг толпы, замершей неподвижно, взгляды, полные ужаса. Девочки - одна, убирающая скрипку в футляр и другая, вытянувшая руки вперед. Хищная улыбка темноволосой скрипачки, открытая, но от этого не менее пугающая улыбка белокурого кукольника. Сверкающее дуло автомата Томпсона, направленное на толпу, брызги крови, ошметки плоти.
  - Я не ангел, - произнес голосок, - Ангелов нет....
  
  Толпа, покачиваясь из стороны в сторону, расступилась, пропуская играющую на скрипке девочку и вторую, ведущую за собой кролика. Двери дворца радушно раскрылись, повинуясь зову скрипки.
   Сразу, как только они вошли вовнутрь, их встретил верзила дворецкий. Посмотрев на девочек с укоризной, он покачал головой.
  - Прошу подать ваши анкеты! - голос был скрипуч, но власть, вперемешку со снобизмом, сквозила из всех щелей.
  - Анкеты? Какие анкеты? - Соната меланхолично обозревала толпу непонятных людей с легким удивлением уставившихся на них. Скрипка издала последний стон и замолкла.
  "Пошли, покажу, сахарная ты моя..."
  "Иди к чертям, новенькая!"
  "А ты что вообще лезешь?!"
  "А что тут? Праздник? Хочу праздник..."
  Девочка опустила голову, смежив веки и, опустившись на колени, спрятала скрипку в футляр, вынув из него что-то железное и, по-видимому, весьма мощное и повесила его за спину.
  - А? - Домино с непонимающим видом посмотрела на листы бумаги, что появились перед ней. - Писать? Про себя? А может, я лучше покажу в действиях?
  И девочка снова полезла за своими куклами, но получила по рукам от Кролика.
  - Сядь! Возьми перо и бумагу! Пиши! И не выпендривайся! - строгим голосом сказал зверь, и извиняющий взгляд послал дворецкому. - Соната, это тебя тоже касается!
  - Расскомандавался! - проворчали Домино и Соната одновременно и так же синхронно сели на диванчик.- Вот... нет, ну посмотри на это. Хмм... имя... имя?! А...
  Скрипачка задумалась и через мгновение быстрым каллиграфическим почерком заполнила свою бумажку.
   Итак...
  "Нумбер РАЗ - общие сведения:
  Имя - Соната
  Раса - человек"...
   "А что, есть варианты?" - На миг округлила глаза девочка, впрочем, покосившись на тех, кто пришел сегодня во дворец, пришла к выводу, что всё же есть и продолжила:
  "Пол - женский
  Возраст - 13 лет
  Нумбер ДВА - описание:
  Внешность..."
  Соната возмущенно хмыкнула, и возмутилась вслух:
  - Вопрос для тех, кто в танке что ли? Или для слепых? Ну... - посмотрев по сторонам, она поняла, что остальным её возмущения до фонаря, - хорошо...
   "Смуглая, с черными короткими волосами. Ярко-зеленые глаза, пухлые губки - короче, будущая горячая креольская красотка".
   Выведя последние слова, скрипачка посмотрела на листок и ткнула рядом кого-то невидимого: - Будешь мешать, устрою тебе Марди Гра в моем стиле. Хм... одежда? Рабочая или в которой сейчас?..
  "Юбка черного цвета с маками понизу, рубашка-разлетайка и выцветший длинный жилет (перешитый из взрослого черного пиджака) поверх неё. На ногах мягкие мокасины. На шее и руках - много фенечек, оберегов и символов. На поясе - деревянные бусы-четки, обмотанные пару раз вокруг талии, как ремень. На руках перчатки.
  Оружие, магические предметы"...
   Соната наклонилась к Домино и поинтересовалась: - А если это не предусмотрено их законами, они конфискуют моего Томми? - она провела пальчиком по автомату за своей спиной.
  Девочка в ответ пожала плечами, а Соната вывела.
   "Скрипка в футляре, Томми-ган за спиной, амулеты и обереги на шее (против демонов и духов)"...
  Остановившись, она перечитала еще один пункт и надулась:
  - Биография... мне им еще и свою душу раскрывать?!
   "Я родилась на прекрасном островке, в семье зажиточного человека. Любимая дочурка, воспитывалась как настоящая леди - пони, игра на скрипке, всё включено. Но мы перешли дорогу мафии, и в результате небольшой бойни вся моя семья полегла, кроме меня и брата, которых успели переправить с эмигрантами к "родственникам". Правда "родственники" нас не приняли, так мы оказались в детском доме, а затем и на улице, где нас и разлучила судьба. Меня подобрала старая индианка и какое-то время я жила в резервации с другими "изгоями". Но потом, когда единственная мне знакомая личность умерла, я ушла. Умея играть на скрипке я, таким образом, зарабатывала деньги, не считая способностей экзорциста, которые мне помогали. Встретившись со своей напарницей при очень неприятных обстоятельствах, я начала путешествовать вместе с ней, создавая уличные театры"...
  Девочка чуть помахала рукой, пытаясь привести в порядок пальцы.
  - Мы писали... мы писали, наши пальчики устали... так навыки, способности, - Соната чуть не легла грудью на столик и, высунув язык, продолжила:
   "Умею, как драться, так и стрелять. Кроме того, обладаю способностью изгонять и ловить духов, еще усыплять и гипнотизировать, либо наоборот придавать сил игрой на скрипке. Правда, духи, которых я изгоняю, демоны, которых я ловлю, не отправляются на небеса или в ад, они ходят за мной и иногда вселяются в меня, что жутко раздражает. Характер"...
  Девочка подумала и протянула листочек Домино.
  - Напиши за меня, а то это некультурно...
  Вместо Домино ручку взял кролик и написал:
  "Холодна, но если что не по ней, то проявляет свой взрывной характер в духе: "Сначала скажу, а потом подумаю". Но, в общем-то, незлая, правда, злопамятная. Чаще всего молчит, разговаривая только со своей подругой или с духами, не обращая внимания на других людей. Очень не любит, когда нас считают детьми, но, как и любой ребенок, предпочитает все преувеличивать, в том числе и обиду. Обожает использовать духов вокруг себя, чтобы помочь себе в том или ином деле".
  - Угу, спасибо... чего герой хочет достичь?! Так я вам и сказала! - крикнула девочка на всю залу и вывела в анкете:
  "Во-первых, развлечься. Во вторых, заработать кучу денег, чтобы создать вместе с подружкой большой и самый известный театр в мире и исполнить свою музыку на сцене".
  Девочка фыркнула и достала маленький Поляроид. Щёлк, свет разнесся по зале, она помахала фоткой в руке.
  
   В тот момент, когда Соната расправлялась со своей анкетой, Домино надув губки смотрела на лист бумаги и думала, о том, что она красиво умеет рисовать цветочки...
  - Анкета!
  Или умеет красиво писать...
  " АНКЕТА:
  Имя - Дамино.
  Раса - чиловек.
  Пол - девочка.
  Возраст - 12 лет.
  Внешнасть:
  Просто пасматрите на миня...
  Адежда:
  Много красивых платьев. Они такие пышные. В них я пахожа на красивую куклу. Очень люблю чорные платья и многа белых кружавчиков.
  Аружие, магические придметы:
  Я умею управлять настаящими итальянскими куклами, каторые в случаи чиго встают на маю защиту. А ещё у миня есть Бальшой белый Кролик в кафтане, цылиндре и с бальшими карманными часами. Он зануда, всё время мне гаварит, что делать и что я уже взрослая и ни вила сибя, как маленький ребёнок.
   Биаграфия:
  Хм... У миня кагда-то были мама и папа. Папа делал куклы, а мама была такая харошенькая. Они миня очень любили. Но однажды я заснула, и мне снился Кролик. Он гаварил, что Сказка только началась и надо спишить. А патом я праснулась в бальнице. Там я долгое время жыла. Там мне сказали, что маи радители улители далеко-далеко и больше не вирнутся. Кролик мне патом объяснил, что ани сгарели и дом мой сгарел, и я сгарела, но добрые доктара миня спасли. И падарили красивое личико, как у ангела.
  Вместе с Кроликом мы отрыли в доме маём падвал, а там были маи куклы. Они савсем не павридились и так же мне улыбались, как тагда. И мы пашли вместе гулять по свету, устраивать представления. А ещё у миня есть мая падружка - Саната. Мы с ней пазнакомились очень давно.
  Она тагда играла на скрипке. Кролику так панравилось, а маи куклы пустились танцевать. Да и мне она панравилась. Она очень милая и харошая. Правда инагда её тянет на пагаварить со сваими друзьями в галаве или паизганять духов. И заканчивается это абычно - бальшой попай. Но зато с ней весило!
  Наваки, спасобнасти:
  О! Я многа чиго умею делать: драться, а также в баю приминяю лески, много таких маленьких, невидимых глазу. Я ими и головы, и руки у людей могу паатрывать! Умею быстро вправлять мазги сваей падруге, уж скока вместе ходим по белому свету. А ещё умею с помощью игры на скрипики Санаты, управлять людьми. Они слушают музыку, а я ими двигаю. Это так весело!
  Характер:
  Я ангел. Я красавица, Я умница, Я разумница!!!
  Я всё!"
  Кролик забрал листок и пробежал глазами. Укоризненно - "грамотейка", посмотрел на Домино, которая уже игралась со своими куклами: отрывала головы и меняла их местами.
  Вздохнул, вынул из шляпы ее фото, отобрал перо, а то не дай бог захочет порисовать на диване, и дописал:
  "Общительная, но часто умолкает на фразе и смотрит как будто сквозь собеседника. Но может либо долго ни о чем и быстро щебетать. Либо долго думает, а потом явит на свет фразу, даже если она уже не к месту будет.
  Чего герой хочет достичь:
  Во-первых, Заработать денег, для открытия театра. Во-вторых, повеселится".
  Ошибки он исправлять не стал - увидит, проблем не огребёшь.
  
  Савильяна и Хора.
  Выйдя из кареты, Хора попытался тут же спрятаться за неё. Крепкая рука Савильяны схватила его.
  - Куда?!
  Хора кивнул на огромный памятник посреди площади.
  - Ты что-то почувствовал?
  - Пока нет, но... - кивнул Хора на памятник.
  - Послушай, на нас уже смотрят, если памятник не оживет, то можешь считать себя в безопасности.
  Расслабившись, Хора, взял под руку Савильяну. С опаской посмотрел на памятник и глубокомысленно добавил:
  - А вдруг?!
  На пороге их встретил дворецкий: строгий черный костюм, манжеты, белые перчатки, бакенбарды и очень пронзительный взгляд. Именно таким и должен быть настоящий дворецкий - во всяком, по мнению Хоры, случае, он должен быть таким.
  Узнав госпожу де Гульден, он раскланялся в приветственных поклонах. Спутнику ее достался холодный оценивающий взгляд. Типов в балахонах и с надвинутым капюшоном на глаза он явно недолюбливал. Чего от таких можно ожидать? Ясно чего! Ничего хорошего.
  - Прошу Вас, госпожа, заждались, проходите, Ваш столик номер девять.
  Савильяна улыбнулась в ответ, расправила плечи, высоко подняла подбородок и прошествовала в залу.
  Воистину королевский замок. Хора задрал голову, удивленно рассматривая золотые фрески на потолке. Капюшон слетел с головы. На него тут же стали показывать пальцем позолоченные ангелочки на канделябрах. Пришлось, срочно укрыться и догонять госпожу де Гульден: "Похоже, мне без неё тут и шагу ступить не дадут".
  - Ну, где ты там?- недовольно встретила его Савильяна, и продолжила, видимо разговаривая сама с собой: - Чёрт, я думала, меня ждёт сам король, а тут регистрация какая-то. Ну, хорошо, подождём, разберёмся. Чего смотришь, бери, пиши, кто из нас писарь?! - перекинула она свое раздражение на смирно ждущего указаний Хору.
  Хора тяжело вздохнул, но ничего в ответ не произнес. Сел за столик, взял перо пододвинул к себе лист.
  - Тут анкета. Заполнять?
  Савильяна отвернулась, буравя взглядом памятник во дворе.
  "Если бы я сейчас был на месте памятника, я, пожалуй, расплавился, так на всякий случай. Ладно, чего там писать то..."
  "Имя... М... напишем так: господин де Хорубос... хех, здорово, а почему это чернила вдруг стали красным цветом..."
  - Мадмуазель Савильяна, посмотрите, нам бракованные чернила подсунули...
   - Что? Ах, это. Вам, что никогда раньше не приходилось работать с "Детекторами", они меняют цвет, когда кто-то пытается скрыть правду. Здесь все серьезно, так, что пишите как есть
  "Зачем все это надо, неужели есть что-то, что неизвестно тайной королевской службе. Ха, честь и хвала тому, кто сможет разобрать, что здесь написано, - и с иронией взглянула на Архангела: - Вот, уж у кого нет проблем с письменными принадлежностями".
  
  Две минуты и анкета Севильяны была готова, в противостоянии скорости письма и разборчивости почерка, неизменно побеждает скорость.
   "Савильяна де Гульден, женщина, 28 лет, человек, высокая, кареглазая, брюнетка, волосы забраны в высокую прическу, на лице признаки хронического недосыпа. Одета в тёмно-синее с серебряной вышивкой шёлковое платье, плащ, сапоги из телячьей кожи, перчатки, на шее серебряная подвеска в виде пера. Имею при себе сумку-саквояж. Вооружена обычным ножом - потянет для кулуарки (эффективный метод убийства путём перерезания горла противника со спины), но, как правило, используется в качестве столового прибора. Магичиская призма Орлора (см. ниже). Способности медиума - общение с духами. Характер до определенного момента уравновешенный, потом, кто не спрятался - я не виновата. Необычные способности проявились в раннем детстве, когда, давно покинувшая этот свет, моя прабабушка начала рассказывать мне сказки на ночь. От неё же по наследству мне досталась призма Орлора (см. выше) с помощью которой можно призывать духов и много чего ещё. Три года назад была представлена ко Двору. В настоящее время в лаборатории "Смерти на встречу" веду частную практику по связи населения с духами предков, поиску духов - переселенцев, в очень редких случаях управление реинкарнацией. Хочу добиться всеобщего признания, попытаться найти ответы на вечные вопросы бытия".
   Глядя как Хора старательно вырисовывает каждую букву, Савильяна решила, что в его случае разборчивость и каллиграфичность победили с явным преимуществом.
  
  - Хм... - тем временем потёр нос пером Хора, продолжая старательно писать:
  "Имя: Хора.
  Раса: человек.
  Пол: мужской.
  Возраст: 35.
  Внешность: высокий, голубоглазый, брюнет, волосы коротко острижены, лицо можно сказать красивое, если бы не одно НО... (см. Основные моменты жизни)
  Одежда: серый балахон с капюшоном, скрывающим лицо, подвязан тонкой эльфийской веревкой, кожаные сандалии, шерстяной заплечный мешок.
  Оружие и магические предметы: оружия нет, единственный магический предмет - это эльфийская верёвка, которой подпоясан.
  Навыки и способности: писарь, обладаю интуитивными неконтролируемыми способностями некромантов.
  Характер: флегматик (Ну очень спокойный и осторожный, если сильно не теребить). Предпочитаю не допускать прямых контактов, чем размахивать потом железками. С некоторых пор магия стала частью жизни, причём не самой приятной. Добряк, весельчак.
  Основные моменты жизни:
  Родителей не помню. С малых лет был отдан в подмастерья городскому писарю. Изучил все виды письменности и наречий: людей, гномов, эльфов, гоблинов. После смерти писаря сам стал вести дела: оформлял купчие между гномами и людьми, эльфами и гоблинами, переписывал магические трактаты по заказу местных магов.
  Из воспоминаний:
  Год назад взял переписать магический фолиант у некромансера. Позарился на вознаграждение. Трактат переписал, но злобный некромансер работу не принял, рассвирепел и все руны с моего писания перенёс на моё тело. Затем хотел содрать кожу. Ели унес ноги. Теперь скитаюсь по миру, прячусь. Половина лица и всё тело покрыты ужасными некромансерскими рунами. Очень чешется. Время от времени руны вспыхивают, и начинает твориться нечто:
  один раз от меня убежал хорошо прожаренный гусь;
  проходя мимо кладбища - наблюдал, как качаются кресты и шевелятся надгробные плиты;
  очень хорошо стал видеть в темноте;
  если кто-то поблизости испытывает боль или умирает, испытываю ту же боль, после которой необычайная бодрость и сила вселяется в тело;
  Пробовал утопиться - очнулся на суше, вокруг водяные пляшут. Брр...
  Прячась у тёмных эльфов, помог уничтожить разбушевавшихся зомби, причём сам не помню, как это произошло. За это получил в награду волшебную верёвку, которая часть боли от не произвольного срабатывания нательной руны принимает на себя. Стало полегче, даже к людям вернулся.
  Чего герой хочет достичь: избавиться от этих ужасных рисунков. Стать опять обычным человеком. Жениться и вернуться к своему обычному ремеслу!!!"
  - Готово!
  - Милейший! - позвала Савильяна дворецкого. - Соблаговолите принять.
  Дворецкий взял анкеты и удалился с поклоном.
  - Теперь что? - поинтересовался Хора.
  - Не знаю, подождём.
  Хора развалился на стуле, видя, что стрелка настроения Савильяны отклонилась в теплую сторону, решил затеять разговор на отвлечённую тему:
  - А вы зачем меня вчера раздели?
  -Я раздела?! - возмутилась Савильяна. - Фи, надо больно. А ВЫ, что совсем ничего не помните?
  -Неа, так бывает иногда, когда руна лишней энергии глотнет.
  -Вы сами вчера разделись, бегали по дому как сумасшедший, а потом нарисовали на полу пентаграмму, и легли посередине, вызывая высшего демона. Я ели успела за ноги оттащить и закрыть портал. Иначе этот демон половину города бы разрушил.
  - А на стол как положили?
  - Ну не оставлять же на холодном полу.
  - И как я ВАМ?
  - У меня не было времени об этом подумать... Не нравится мне здешняя атмосфера. Здесь есть оранжерея, там можно спокойно поговорить.
  - Но нас просили подождать здесь.
  - О, не извольте беспокоиться, без НАС не начнут. Идём? Тут не далеко.
   В небольшой оранжерее были собраны лучшие образчики цветочной флоры Ландрии и сопредельных областей. Цветники располагались везде: на изящных консолях, на выступах стен, в массивных мраморных вазонах. В центре находился импровизированный пруд, в котором плавали редкие лиловые лотосы.
   - Как ВЫ, наверное, уже поняли, я привыкла называть вещи своими именами, поэтому скажу как есть. Я знала, что ВЫ придете, но не думала, что это произойдет так скоро и при таких условиях. И не надо делать такое удивлённое лицо. Всю прошлую неделю, когда ВЫ уже, видимо, прибыли в Ринию, духи как с цепи сорвались. Один исчез прямо посреди сеанса, а это не малого стоит, пришлось объяснять клиентам, что так, мол, и так, духи - не стабильны и всё такое. Это-то ладно, но ведь он потом вернулся! Сам! Пробил все барьеры! И во всех красках и подробностях описал мне, каково это вернуться в свое полуразложившееся тело. Не желаешь послушать?! Нет? И это был не единственный случай. Другие просто устраивали панику... - у Савильяны послышались дрожь и напряжение в голосе, затем видимо успокоившись, она продолжила: - Я, честно говоря, сначала подумала, что это какой-то некромант - недоучка решил попрактиковаться на кладбище. Вычислить его не составило бы труда, но тут появились ВЫ - неожиданно и Очень эффектно.
  - А ты всех неожиданных гостей встречаешь с ножом в руке?
  - ДЮЖИНА ДУХОВ ВОПИЛА: "ОН ЗДЕСЬ! СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ! ЗАЩИТИ НАС!", - Я БЫЛА ГОТОВА К ВСТРЕЧЕ С САМИМ ДЬЯВОЛОМ! НО ТЫ СО СВОИМИ НЕКРОМАНТСКИМИ ФОКУСАМИ ПРЕВЗОШЕЛ ВСЕ МОИ ОЖИДАНИЯ!
  - Я шел к тебе за помощью! Я устал жить в вечном страхе! Был на грани отчаяния! Был готов на все, чтобы прекратить эти муки!
  - ТАК, МОЖЕТ БЫТЬ, ТЕБЕ НЕ СТОИЛО УБЕГАТЬ ОТ НЕКРОМАНТА, ОН ВЕДЬ ХОТЕЛ РЕШИТЬ ТВОЮ ПРОБЛЕМУ?! ... АТЫ ВЫЙДИ В ХОЛЛ, ТАМ НАВЕРНЯКА, НАЙДЕТСЯ ПАРА СТРАЖДУЩИХ, ГОТОВЫХ ПОЛОЖИТЬ КОНЕЦ ТВОИМ МУЧЕНИЯМ!!!
  Глядя в глаза Хоры, не отмечая ничего странного, кроме неестественной бледности, как ни в чём не бывало, совершенно спокойным голосом Савильяна проговорила: - Так, всё понятно, линия не пошла.
  - Что?! - Хора, похоже, совсем был сбит с толку этими перепадами настроения.
  - Линия, говорю, не пошла. Это значит, что эксперимент не удался. Руны твои на эмоциональный фон не реагируют. Собственно, пока это всё, что я хотела узнать, можем возвращаться.
  И с этими словами она направилась к выходу из оранжереи.
  - Я тебя догоню.
  - Как знаешь.
  
  
  Червь и Валарис.
   - Люди здесь собрались странные!? - удивилась Валарис. - Девочки откуда эти?
  - Не знаю... - пожал плечами Червь. - Но в них скрыта большая сила, они не те кем кажутся.
  - Телепатка и человек говорят о чём ты слышишь?
  - Человека зовут Кулл, запомни, пригодится! - гоблин улыбнулся. - Но в их разговор нам лучше не вмешиваться, это может привести к конфликту, а драться с рыжей подругой человека, или с полубогом я не хочу.
  - Оборотня боишься?
  - Уважаю волков. Наш клан покланялся волку - шестерёночнику, покровителю боевых машин. Согласно нашей мифологии, оборотни - рыцари-телохранители, защищающие волка.
  - Умеешь ты машины боевые собирать?
  - Я с детства учился драться, машины это не моё, но пару тройку боевых роботов собрать могу, ну и лёгкий экзоскелет.
  -А это что?
  - Костюм делающий тебя сильнее, - Червь улыбнулся...
  
  Борк-Жестянщик и Галлеан .
   Легкий шорох из-за камней на секунду отвлёк лучника. Причиной шороха стал, сам того не желая, Галлеан, эльф-странник, маг и воин-наемник...
  
   ...Как только Солнце чуть поднялось над линией горизонта, и первые его лучи озарили мир, Галлеан проснулся, сложил свои немногочисленные вещи в походный мешок и отправился в дорогу. "Время не ждёт", - любил повторять он себе под нос... Благодаря этой благородной привычке (а так же волшебству, быстрой походке и выработанной за несколько столетий жизни самодисциплине) эльф успевал всюду, и времени действительно не приходилось ждать Галлеана. Дорога плавно изгибалась, обочины постепенно становились все более пыльными, и все меньше пробивалось травинок между камней бордюра - все свидетельствовало о близости цивилизации. Вероятно, именно поэтому эльф и не обратил особого внимания на внезапно появившееся чувство присутствия кого-то ещё... "Возможно, просто путник. И - даже если это не так - система постоянно действующей магической защиты предупредит меня. Чего ж испытывать волнения?"
  Так, спокойно и размеренно пройдя примерно с километр, эльф почувствовал легкое напряжение. Чары, наложенные на серебряное колцо с топазом, предупредили его, что где-то неподалеку было обнажено оружие - обнажено с недобрыми намерениями. И хотя пока что ничего эльфу не грозило, он все же решил провести небольшую разведывательную вылазку...
   Галлеан очень не любил влезать конфликтные ситуации - но еще больше он не любил присутствовать в конфликте безмолвным участником.
  
   И вот, случайно наступив на не слишком прочно державшийся на склоне камушек, эльф тем самым вызвал неожиданную развязку этого назревающего конфликта...
  
   ...Борк так же услышал шорох... И усмотрел в этом знамение судьбы. Чуть отвлёкшийся арбалетчик дёрнул руку, и Борк резко отскочил в сторону, стараясь развернуться и выхватить ятаган в прыжке. Гоблин с ножом так же отвлекся, а вот копейщик незамедлительно произвел выпад в сторону Борка. Шаг в сторону, взмах ятагана - и копье легким движением руки превращается в не слишком опасную палку. Расклад сил малость изменился.
   Невольный виновник этих перестановок показался из-за насыпи - и тут же сработала его магическая защита, спасшая эльфа от участи пасть смертью глупых с арбалетной стрелой в глазнице. Галлеану не слишком понравился такой поворот событий, и, сотворив простейшее заклинание, он... просто порвал тетиву "этому обнаглевшему гоблинскому бандиту".
  Тем временем Борк, не теряя времени даром, атаковал обезоруженного копейщика. Удар ятагана - и бесполезная палка превращается в два, ещё более бесполезных куска дерева (хотя в более опытных руках...). Длинный выпад - и замешкавшийся противник валится с ног, получив ранение в живот. Шаг в сторону - и арбалетчик, откинувший в сторону бесполезный арбалет, и выхвативший было массивный, явно не на гоблинскую руку изготовленный фальчион рассекает воздух впустую... Движение левой - и кромка щита ударяет противника по запястью, и теперь уже потерявший равновесие Ахх-Так с трудом уворачивается от ятагана. Его младший сын, наконец вышедший из ступора, кидается на Жестянщика со своим охотничьим ножом - и получает ногой в пах, а затем щитом в лоб... Внезапно оба, оставшихся на ногах, разбойника обращаются в бегство - это эльф, решивший поддержать атакованную сторону (защитить "слабейшего" и поддержать "врага своего врага"), выдвинулся вперёд и, испугавшись его длинного клинка, гоблины бросились врассыпную. Борк, недолго думая, воткнул ятаган в землю и схватился за дротик... Бросок - и промах. Второй дротик - и несостоявшийся малолетний убийца падет в траву лицом вниз.
  - Ай, ушел вражина, чтоб его кошки драли! Ай, нехорошо! - громко воскликнул Борк. Затем гоблин повернулся к своему нежданному спасителю и проговорил практически без акцента: - О, горе мне, недостойному! Истинно благородный и вежливый гоблин имел бы честь отдать своему спасителю и благодетелю сына в услужение и дочь в жёны, я же, убогий, могу лишь скромно отблагодарить вас. Пусть моя ничтожная благодарность и не окажет никакого влияния на судьбу и богов, всё же смею просить для вас у них всего самого лучшего. Пусть род ваш будет славен и силён! Жёны - плодовиты! Дети - многочисленны и здоровы! братья - дружны! Старики - крепки телом и разумом! Дома - сохранны от пожаров и болезней! Оружие - остро и смертоносно! Одежда - нарядна и крепка! Пища - вкусна и питательна! А пиво - крепко! Пусть умрут ваши враги, не оставив сыновей, и род их прервется на веки вечные! Пусть оружие их, дома их и жёны их - станут вашими, а имя их забудется всеми и всяким! Я, вечный ваш должник, этого искренне вам желаю!
  Галлеан закатил глаза, а Борк про себя подумал: "Как жаль, что он эльф и не может в полной мере оценить всю мою, его погробного должника, образованность и вежливость. Как-никак не каждый гоблин выучивает наизусть формулу наивысшей из всех возможных благодарностей!"
  Эльф ещё не знал, что только что заполучил себе спутника... Счастливый!
  
  - Ваа-хоу! Ваа-хоу! Мы врагов порубим!
   Ваа-хоу! Ваа-хоу! Артяфакт добудем!
   Ваа-хоу! Борк-Жестянщик идёт вперёд!
   Ваа-хоу! Галлеана победа ждёт!!!
  - О господи... Прекрати это, будь добр!
  - Галлеану не нравится песня Борка? - тяжёлый вздох. - Ладно, Борк больше не будет её петь.
  - Послушай, гоблин. Мне вполне нравится твоя песня - содержание, конечно, а не исполнение... Не нравится только строчка о ТЕБЕ. Ты в этой песне совершенно лишний. Я, кажется, уже говорил ТЕБЕ: "Пожалуйста, Борк, рад был помочь... а теперь ты свободен!!!" Я путешествую один - мне не нужны спутники, о... ("...собенно такие как ты!") - Галлеан замолчал. Борк же, грустно вздохнув, наставительно-учительским тоном произнёс:
  - Великий пророк Бабуна говорил: "Дружба - дело для двоих". Борк видит - Галлеан мне друг. Галлеан спас Борка! А если Галлеан Борку друг - Борк тоже друг Галлеана. Друзья помогают друг другу - так ведь у вас эльфов заведено, да? Борк помогет Галлеану, да! Борк самый-самый лучший гоблин-воин на пять дней пути! К тому же, этот местный смотритель, - Борк кивнул на подходящего к ним дворецкого, - мне говорить, что мы с тобой подходить друг-другу.
  Эльф только вздохнул, и гоблин, с довольным видом, протянул вслед за ним, подошедшему дворецкому клочок бумаги со своей анкетой. Он не знал, что было написано в анкете Галлеана - просто не умел читать по эльфийски (А кто вообще может читать по эльфийски???). В своей же Борк написал следующее:
  
  "Гоблин Борк-Жестянщик.
  Возраста...среднего.
  Невысокий, жилистый с зеленовато-коричневой кожей, чёрными волосами - заплетёнными в мееелкие косички, крючковатым носом и карими глазами.
  Одет в невыразительного болотного, или серого цветов куртку и штаны из плотной ткани. Чешуйчатый кожаный доспех из шкуры какого-то ящера. Трофейные гномские сапоги, кое-как подогнанные по размеру. Кожаный шлем-капюшон с бронзовыми нашивками.
  Вооружён 50 сантиметровым ятаганом, пращой, круглым кожанно-деревянным щитом оббитым железом, несколькими тяжелыми короткими дротиками.
  Из магических предметов при себе имею - серебряную монету на цепочке. Думаю, что она волшебная и приносит удачу, потому что у неё обе стороны одинаковые - с гербом.
  Вырос в постоянно воюющем регионе и с младых лет участвовал в битвах как застрельщик. В набегах, засадах и наемнических походах завоевал себе славу как умелый следопыт, опытный воин и удачливый трофейщик - за то, что частенько приносил к скупщикам сильно изрубленные шлемы и тяжелые доспехи получил прозвище - Жестянщик. Несколько лет назад моё селение было до основания разрушено конкурирующим племенем и я пустился в странствия.
  Воин, следопыт и разведчик. И кого угодно обжулю в кости или орлянку!!!
  Подозрительный, хитрый и жестокий с врагами, но весёлый шутник среди своих.
  Борк сделает что угодно ради друга, да!!!"
  
  Галеан же поразмышляв несколько секунд, внезапно вскинул голову, щёлкнул пальцами и, отобрав, у всё ещё стоящего перед ним как истукан дворецкого, свою анкету, дунул на текст, и изображённые на нём размашистым почерком эльфийские слова преобразовались в нормальные человеческие:
  "Имя - Галлеан.
  Раса - Эльф.
  Возраст - несколько сотен лет, этого достаточно.
  Внешность: высокий эльф с благородными чертами лица (хотя и не очень-то красивого по эльфийским меркам). Волосы средней длины, цвета серебра. Как правило, носит распущенными, но в жару завязывает хвост. Лицо обычно хмурое, задумчивое.
  Одежда тёмных тонов плащ, под которым угадывается нечто вроде лёгкого доспеха. К плащу прилагается капюшон. Носит сапоги из кожи, приспособленные для походов, но всё-таки стильно выглядящие.
  Оружие: длинный двуручный й меч, клинок чёрного с красными прожилками металла довольно грубой работы, но рукоять и некоторые детали изготовлены мастерски. Также - небольшой арбалет (по слухам, стреляет молниями).
  Магические предметы: амулет с изумрудно-зелёным камнем. Несколько колец на пальцах, дающих, по словам эльфа, большую свободу передвижений и кое-какие защиты. В вопросе о значении амулета упорно отмалчивается, утверждая, что придёт время - и он себя проявит.
  Краткие биографические сведения:
  Когда-то жил в небольшой эльфийской деревне далеко на севере (а не снежные ли это эльфы...?), однако по непонятным причинам покинул её. Странствовал по Великому Эфиру, заработав себе стойкое плохое настроение, за время своих странствий (а это всё-таки никак не меньше ста пятидесяти лет) увидел развал нескольких империй, пару катаклизмов (от одного еле унёс ноги), а также что-то, что и отвечало за его нынешнее душевное состояние.
  Питает слабость к магии, использующей молнии, а также холод. Жару, как правило, не выносит, считая наказанием. Верен, насколько это возможно для эльфа, от своего слова не отступает (хотя его ещё надо выцарапать!)"
  
  Перечитав это дело и усмехнувшись, эльф отдал анкету дворецкому, тот даже бровью не повёл, молча развернулся и удалился по своим делам.
  
  Соната и Домино.
  Домино играла в разбери человечка. Хорошо, что пока в теории, то есть на куклах. Мистер Кролик деловито посматривал на часы и проверял грамматику в анкетах. Соната откровенно скучала, пялясь на народ, который припёрся во дворец.
  - Вам не кажется, что их как-то много? - наконец произнесла она, насупившись. - Они мешаться будут, вона какие все здоровые, и прут и прут, как стая ос на распоротый арбуз.
  - Все хотят денег...
  - Я тоже, помню, было дело...
  - Да что ты помнишь, злое создание...
  Толпа духов вокруг Сонаты загалдела, предлагая разные варианты, одна из демонических сущностей, выглядящая как что-то нелепо - клоунское с огромными и острыми, как бритва, зубами, торчащими из прорезанного наспех рта, наклонилось к девочке:
  - Давай уберём конкурентов? Я помогу...
  Соната отмахнулась и, подперев кулачком щеку, уперлась взглядом в толпу.
  - Смотри, такая же как ты... - хихикнула старая цыганка, указывая на экзорсиста. - Только она в отличие от вас, аристократка... вежливая, умная, знакомая с правилами этикета. Она бы никогда не приземлилась на голову незнакомому человеку.
  - А разве это не часть сказки? - удивилась девочка. - Мы не виноваты, что ты похожа на Злую Фею...
  Мистер Кролик поднял красные глазища на Сонату и скрипачка съёжилась. Кролик почему-то очень не любил, когда она долго разговаривала со своими друзьями.
  Люди прибывали и прибывали: музыканты, войны, маги. Среди посетителей уже были не только те, кто пришёл по призыву короля, но и толпа придворных, большинство из которых явно только и делали что ничего не делали.
  - Этот тоже нас видит, - фыркнула девчушка со здоровой сквозной дырой вместо левого глаза, покосившись на здорового дядьку дворецкого, - Только не всех...
  Домино, наконец, оторвалась от своих кукол и ткнула пальчиком в сторону здоровяка: - Мебель!.. Шкаф!
  Соната захихикала, вместе с ней разразились хохотом не упокоенные души, демоны и другие существа из мира теней. Правда на всякий случай девочка положила Томми на коленки, чтобы дядя не подошёл и не выпорол нахалок. Скрипачка очень не любила, когда её наказывают. Хотя по виду невозмутимого дворецкого, тому было до лампочки - верней до дворцовой люстры, чего там о нём говорят.
  - Замолчите и сидите смирно, - одернул девочек Мистер Кролик, те сразу притихли. - Соната, лучше отнеси анкеты дяде дворецкому.
  Девочка надулась и поднялась с места, забирая листки.
  - Почему всегда я? Почему не Домино? - произнесла она обиженно.
  - Потому что... - Мистер Кролик не стал продолжать, девочка и так знала, что потом её подругу-кукольника придётся долго-долго искать среди толпы, а если она разыграется, то может произойти не меньшая попа, чем при выполнении работы Сонаты.
  - Вы злой, Мистер Кролик, - произнесла она без малейшей обиды в голосе и пошла отдавать анкеты. В след ей пронеслось возмущённое:
  - Мистер Кролик не злой!
  Вернувшись, Соната села на свое место, сложив ручки поверх своего Томми и, стала наблюдать за игрой Домино. Мистер Кролик тоже молчал, и это было хорошо, не считая галдежа духов, всё складывалось пока точно по нотам. Вступление нового спектакля было почти завершено.
  
  Василиса, Кулл, Гответт.
  Василиса взглянула на своего собеседника, с мыслью: "А зачем ему знать о моих мечах?", но все же ответила:
  -Да, мои клинки живые. Я нашла их в руинах, в одном полуразрушенном и умирающем мире. Они сами выбрали меня. Но даже я до конца не знаю их свойств.
  "Значит она не простой телепат, - стал размышлять Кулл, разглядывая Василису и блокируя свои мысли. - Не стоит ей пока слушать мои мысли. Такие мечи можно было раздобыть только в другом измерении. Неужели Василиса та самая девушка, о которой ходят легенды, что она может путешествовать между мирами, просто так только подумав о них? По рассказам многих, кто её описывал, это, похоже, все-таки она. Сколько же ей тогда лет? По легендам, должно быть не менее четырёх-пяти тысяч лет. Ещё знает и секрет вечной молодости! - Сталкер усмехнулся: - Вот бы их с Гномом познакомить. Сколько он эликсиров переготовил, что бы стать молодым, да всё бесполезно. Но, это не возможно! Если только... Нет! Зачем ей лишние проблемы".
  Пока Кулл так размышлял, Василиса отвела взгляд на минутку, посмотреть на Гответта. Тот, в явном раздражении, пытался, не вставая с места, отогнать дракончика. Поймав ее взгляд, он поднялся с кресла и направился к ней и её новому знакомому.
   Проходя мимо двух девочек, эльф почувствовал присутствие духов, и понял, что лишний раз лучше не связываться с подобным чудом...
   Кулл заметил, что к ним направляется напарник Василисы, а над его головой порхает маленький дракончик.
  - Ваш спутник прирождённый боец! - обратился Кулл к девушке - Насколько я знаю эльфов, они виртуозно владеют мечом и кинжалами. У них это в крови. А это маленькое существо, которое летает над его головой, похоже, ваш питомец, сударыня?
  Василиса выгнула бровь от удивления.
  - Да он мой. Но как Вы догадались?
  - Ну, судя по тому. Как дракончик летает над вашим спутником. Досконально его, изучая и... - Кулл усмехнулся - обнюхивая. Он его знает недавно. А прилетел он с вашей парой. И, похоже, эльфа он уже начал немного раздражать своим любопытством. А дракончик этого не понимает.
  Василиса улыбнулась, согласившись со Сталкером.
  Тут к ним подошёл эльф. Василиса прошептала заклинание, и дракончик переместился на амулет, висящий на её груди.
   Гответт посмотрел на того, с кем она разговаривала, и почувствовал к нему уважение - он понял, что перед ним серьезный человек. Должно быть хороший друг. И возможно опасный враг.
  Василиса сказала: - Давайте я вас познакомлю... Кулл, это Гответт. Он меня спас несколько часов назад. Гответт, это нёмник Кулл, по прозвищу Сталкер...
  
   Червь и Валарис.
  - Червь, дракончик, смотри! - Валарис громко захохотала. - Смешной такой!
  - Не кричи! - одёрнул её гоблин. - Не нужно нам внимание привлекать.
  Червь нахохлился и прижался к стенке, наблюдая за девочкой, которая относила анкеты. Он дооолго следил за ней.
  - А она демонов видит, и с ними говорит! - оборвала его мысли драконид.
  - Я знаю, и вторая такая же... они опасны.
  - Но их победить ты же можешь? Сильный же ты!
  - Гоблины не борцы с нечистью, я не буду с ними драться.
  Червь огляделся по сторонам: - Пойду ка я к человеку наёмнику.
  Он оставил Валарис и пошёл к Куллу говорящему с телепаткой.
  
  Кулл, Гответт, Василиса, Червь и Иеремия.
  Кулл и Гответт поклонились друг другу. Сталкер протянул Гответту руку для рукопожатия и произнёс: - Я знаю, что значит для эльфов рукопожатие. Знак в верной дружбе. Будьте, уверены во мне!
  Эльф после этих слов без колебания пожал руку Куллу.
  Они уже хотели продолжить своё общение, но тут к ним подошёл гоблин, пришедший с драконид.
  - Простите что вмешиваюсь, но мне кажется, что мы могли бы пообщаться, - учтиво сказал Червь, поклонился даме, пожал руки эльфу и человеку. - Меня зовут Червь.
  - Я Кулл.
  - Я Гответт.
  - А я Василиса. Это ты пришёл с драконидом?
  - Да, её зовут Валарис. Она хорошая, неплохо дерётся, но немного любознательная.
  - Что ты хотел? - спросил коротко Кулл.
  - Я бы хотел пообщаться с вашей напарницей...оборотнем.
  - Откуда ты знаешь о том, кто она? - с подозрением спросил Кулл.
  - Я гоблин-одиночка, много путешествовал, и не таких существ видал.
  Кулл конечно удивился. "Молодой гоблин, а глаз опытного охотника и война!"
  Но он не стал возражать: - Ну, хорошо, пойдём её поищем...
  - А я уже здесь! - весело проговорила Иер за его спиной.
  - Вечно ты подкрадываешься, - Кулл хитро прищурился, - как волчица! Вот познакомься наши новые друзья. Василису ты уже знаешь. Это её спутник эльф Гответт. А вот этот молодой гоблин, его зовут Червь, хотел бы пообщаться с тобой. Если у тебя, Червь, от нас всех секретов нет, так спрашивай, что ты хотел узнать у моей напарницы?
  - Ну, поскольку в вашей компании есть телепат, то скрывать от вас что-либо бесполезно, а поскольку выстраивать барьеры мне незачем, к чему лишнее недоверие, что ж, буду спрашивать.
  Червь мило улыбнулся, как только может улыбаться клыкастый гоблин.
  - Для начала хотел бы выразить своё почтение даме-оборотню, насколько я понял вы волк, а у нашего народа волки почитаются.
  Иеремия кокетливо улыбнулась.
  - Видите ли, вы как существо, которое наши учёные относят к отряду нечисти... не обижайтесь, Я в классификациях не разбираюсь, должны знать демонов. Так вот те две девочки, - Червь указал в сторону Сонаты и Домино, - являются демонами, или чем-то вроде этого. Они вызывают у моей подруги животный страх и неподдельный интерес. Я же опасаюсь, что они могут поставить выполнение нашей общей задачи в затруднительное положение. Так вот можете ли вы что-либо о них сказать, Или подсказать, как с ними поступить, если что. Или скажите хотя бы кто они?..
  
   Севильяна и Хора.
  Ошарашенный поведением Севильяны, Хора присел на край одного из массивных камней, выложенных вокруг пруда. Сердце сжалось от обиды.
  - Линия у неё не пошла... Наорала. - Ладонью Хора потрогал воду. Холодная. Лиловые лотосы качнулись.
  "Красивые", - подумал Хора и брызнул на них водой.
  "Красивые и одинокие, как я. И чего я увязался за этой...де Гульден? Она даже не маг. Нет, поверил россказням в одном из придорожных кабаков"...
  
  ...- Это просто невероятно! Она духами вертит как я своей бабой! - распинался тучный крестьянин своему товарищу. - Представляешь, она вызвала моего покойного батюшку, а тот как давай меня костерить на все лады. Думал - обмочусь в начале. А мне батька и говорит: "Ты сын в амбаре-то поройся хорошенько. Себе берёг, да мне ни к чему оно теперь".
  - Покопался?- осоловевший товарищ поднял заинтересованный взгляд.
  - А как же, десять золотых. Вот чего ты думаешь, я поминаю его. Давай,- подлил он ещё собутыльнику. - Чтобы земля была ему пухом.
  Товарищ выпил, крякнул и сморозил глупость: - Врёшь поди!
  - Я вру?! Ах ты прыщ на гоблинской заднице ...
  
  ... "Помню, тогда в меня полетела скамейка, кажется, даже увернулся. Крики, ругань. И самое противное, словно меня колотили. Это треклятое свойство руны - питаться чужой болью. Пояс конечно помог - принял на себя часть нагрузки. Но всё же... Руна привычно, тьфу, уже привычно... Раньше думал, к такому нельзя привыкнуть. А, поди ты, уже привычно сработала. Из чудом уцелевшего кувшина с вином появился белый дымок, а затем дух. Тот самый, про которого рассказывал крестьянин. А иначе для чего ему летать над сцепившимися крестьянами, дико выть и подбадривать одного из них: "Врежь ему, сынок, Давай! Правее! По почкам, по почкам". Пришлось уползать от этого цирка, и как можно дальше. А вот имя запомнил - де Гульден. Хм".
   За дверью слышалась, приятна музыка и гул голосов. Люди и нелюди общаются, создавая вместе с мелодией необычайно завораживающий гомон. Цветочки плавают в пруду.
  Один из лотосов, мерно покачивающихся на воде, подмигнул Хоре.
  ЧТО?!
  Лотос подмигнул?!
  Хора отдернул руку от воды.
  - Испужалси... - захихикали лотосы. - Не дрейфь, парень, мы тебя не обидим. Хи-хи! У нас и зубов то нету, хи-хи! Ты лучше светлоглазого бойся, вот кто тебе корешки подпортит, хи-хи!
  - Чёрт! - подскочил Хора, и уже собрался выскочить из оранжереи, но путь ему преградила большая ветка тернового куста.
  - Закурить дай! - пропищали листочки. Ледяной страх проник сквозь балахон и прилип к спине. Отпихнув куст, Хора, бочком протиснулся в дверь, подальше от говорящего цветника. Делая вид, что никуда не торопиться, как можно быстрее подбежал к Севильяне сидящей возле чайного столика.
  - Что-то почувствовал? - склонив голову в его сторону, поинтересовалась она.
  - Нет, всё в порядке.
  - Чем дольше я смотрю на всю эту разношерстную компанию, тем меньше мне нравится авантюра, в которую нас пытается втянуть король. Сидим здесь уже столько времени... - Севильяна ещё раз окинула взглядом толпу - Так, а где у нас?.. А, вот он, я на минутку... - быстрым шагом она подошла к дворецкому, обменялась с ним парой фраз и с довольным видом вернулась обратно.
  - Он не знает чего или кого еще ждёт Брамциус.
  - А у вас с королем, настолько хорошие отношения, что тебе позволительно называть его просто по имени? - с хитрой улыбкой спросил Хора.
  - Нет, но... а вот и чай!
  Подошедшая служанка поставила на столик серебряный поднос с чайным сервизом на двух персон, разлила по чашкам ароматный чай, улыбнулась Хоре, с опаской взглянула на госпожу де Гульден.
  - Можете идти, - чуть повелительным тоном проговорила та служанке.
  - Спасибо,- поблагодарил Хора.
  Девушка улыбнулась ему ещё раз.
  - Ступайте, ступайте любезная!
  - Но определенные привилегии у тебя всё же есть? - возвращаясь к прерванному разговору, спросил Хора
  - Чтобы выпить чашку чая, особые привилегии не нужны, достаточно просто попросить.
  
  Иеремия и компания.
  - О, достопочтимый гоблин, Вы мне льстите, - сказала Иеремия, слегка удлинив клыки, - я не нечисть, я всего лишь нежить! Ррр!!!
  - Иер, спросили твоего совета, - напомнил Кулл, - хватит дурачиться, глупое животное, мне за тебя стыдно!
  - Хорошо, не буду! Ну что я могу сказать. Те девочки станут теми, кем захотят, это я вижу в будущем. А в настоящем, здесь и сейчас это просто дети. И обращаться с ними надо как с детьми. Моё волчье чутьё пока молчит на их счёт, а значит, я девочек не опасаюсь и вам не советую. Ненужно портить отношения пустыми подозрениями! Давайте с ними просто поздороваемся! - Иер задорно улыбнулась, - ПРИВЕТ!!! Девчонки! - заорала она через весь зал...
  
  Соната и Домино.
  Домино вздрогнула и медленно подняла голову. Кукла Александра всё так же улыбалась в её руках, но уже насторожено.
  Соната сидела рядом, но на ушах у неё были наушники, определить, слышала ли она голос, было сложно - лицо девочки было расслабленно. Кролик сидел тихо в углу диванчика и смотрел на свои золотые часы, они показывали пять часов.
  - Время пить чай - тихо произнесла девочка и улыбнулась. - Соната, время пить чай! Может, устроим чаепитие и позовем наших новых друзей.
  С этими словами она помахала рукой в сторону тети, что кричала:
  - Здравствуйте! Давайте вместе с нами выпьем чая!!!
  Музыка замерла, скоро конец интерлюдии, а действие еще не подходило к финалу, это было неправильно, Соната печально посмотрела на Домино.
  - Чаепитие? - изогнула она бровь, то же самое повторили демоны и духи за её спиной, те, кто могли это сделать. - С кем?
  Соната перевела взгляд на женщину, что махала им рукой и меланхолично заметила:
  - У неё голова горит... - "клоун", положивший руки ей на плечи, злорадно покивал размалеванной головой.
  - А мы её голову в молоко окунем и будет всё хорошо!
  
  Червь и компания.
  - Почтенная Иер, пожалуйста... - вдруг Червь напрягся, и потянул воздух носом.
  - Что такое? - спросил Кулл. - Что-то случилось?
  - Постойте... эм... не пойму... пахнет гоблином! - воскликнул Червь.
  - Не удивительно, - сказал Гответт, - здесь много охотников за удачей, да и согласитесь, вы наверно единственный представитель своего народа, который часто принимает ванну.
  - Весьма польщён - улыбнулся Червь, - но самое удивительное, что этот запах мне знаком, пахнет железом... нет сомнений... это Борк... Борк-Жестяньщик... старый знакомый...
  
   Борк-Жестянщик и Галлеан.
  - Гал, а зачем тебе и Борку торчать во дворце-замке, а? Чего Борк тута позабыл-потерял, а? Если тебе чего тута надо - забери, а Борк пока на улице покараулит, а?
  - О-о... Светлые боги, Борк, пошевели мозгами. Анкеты мы им отдали, они их приняли - значит будем участвовать в деле. Мы останемся здесь - они буду вынуждены принять нас на постой к себе во ДВОРЕЦ - кто кому нужнее? Так зачем нам тратиться на гостиницы? Или ты, представитель народа, славящегося своей скупостью... ("А так же непроходимой тупостью и зловредностью" - подумал, но не произнес Галлеан)
  - Да-да, понял-понял... Деньги надо сберегать. Конечно Галлеан и Борк заночуют в замке! - проговорил с явным неудовольствием Борк. Ему, гоблину из пускай цивилизованного, но совсем не городского рода, было неприятно находиться в больших каменных домах. С намного большей радостью он бы заночевал на руинах этого дворца-замка, под открытым небом... Но дворец-замок стоял прочно, и в ближайшие несколько столетий, а то и тысячелетий, если не случится большой войны, ни одному гоблину явно не удастся этого сделать.
   Внезапно лицо Борка перекосилось... увидев в толпе людей, эльфов и прочих дылд гоблинское лицо, он не сразу признал в этом гоблине Червя - своего шапочного знакомого, ученика безумного гнома-механика, воспитанного не по-гоблински и вообще странного парня. - Ты чем-то недоволен, Борк? Может быть несварение желудка? Я же говорил - не стоило есть ту жареную крысу, которую ты извлек из трофейного рюкзака.
  - Нет, Гал, просто я увидел гоблина, и это...
  - Еще один гоблин? Светлые боги... так чего же ты этому не рад?
  - Он из племени Обозванных! Эти глупые-глупые гоблины носят всякие дурацкие имена, которые утверждают на совете всей деревней! Сам понимаешь какие у них после этого имена, п-ф-ф-ф!
  - Ну и что? Обычаи бывают разные, что же до имен...
  - Гал, имя - это очень, очень важно! Всякий гоблин скажет тебе это! И как может быть нормальным племя, где парня могут назвать Червяком, а половина девок носит имя Гнусная Уродина?! Только племя Самозванных может быть хуже... Почему Галлеан смеётся?!
  
  Червь и компания.
  - Что за знакомый? - поинтересовался Кулл.
  - Я могу почитать его мысли, - предложила Василиса.
  - Невозможно прочитать мысли гоблина, который говорит что думает, а думают они редко, - усмехнувшись, подначила гоблина Иер, но тот даже не услышал её подколки, задумчиво глядя на Борка.
  -Ты не ответил откуда его знаешь? - настоял Кулл.
  - А? А ну да - мы дрались с его кланом бок о бок, когда парды - люди-тигры, пришли на наши земли. Но это не мешало его клану и ему испытывать неприязнь к нам. Всё из-за имён, и богов. Они уделяют имени большую роль, у нас имя дают по первому впечатлению. Мы покланяемся волку-шестерёночнику, они медведю-воителю. Мы механики, они, кузнецы. Они не переносят гномов, мы с ними союзничаем.
  - Ого, вот это да, я и не знал, что гоблины такие разные! - воскликнул Гответт.
  - У нас даже цвет кожи разный, я более яркий.
  - И делать что? - подошла Валарис.
  - Подслушивала? - упрекнул Червь.
  - Прости! - она кокетливо улыбнулась своей драконьей улыбкой.
  -Я не знаю... не знаю. Мы с ним не враги... он хороший, просто суеверный очень. Он побаивается монстров, если что Валарис его припугнет, хотя надеюсь, этого не произойдёт. Кстати познакомьтесь - это моя напарница, драконид Валарис...
  
  Севильяна и Хора.
  - Да, чай это хорошо и служанки здесь довольно симпатичные, - Хора проводил взглядом удаляющуюся девушку с подносом, что так мило выразила ему свою симпатию. - Но, согласен - эта тянучка времени уже начинает надоедать. Да и чай довольно горячий.
  - Горячий?!- Севильяна, прищурила глаза, пригубила свою чашку. - Пояс на тебе?
  - Да, а что?- потрогал Хора свой пояс.
  - Ничего, сними на время.
  Хора обеими руками схватился за пояс и в ужасе уставился на Севильяну.
  - Ты что? А вдруг сработает?
  - Не бойся, это дворец самое безопасное место в этом королевстве, что тут может произойти?
  Хора медленно расшнуровал пояс и положил рядом с чашкой.
  - Это очередной экспер... - договорить он не успел, так как Севиляьна зажмурилась и засунула в свою чашку палец.
  Жгучая боль тут же охватила его. Рука прямо засветилась от переполнившей энергии руны. Чашка Севильяны треснула, горячий чай растекся по столику. Она вскрикнула и зажала рукой обожженный палец. И тут снова сработала магия руны. Черное заклинание вырвалось.
  На первый взгляд ничего не произошло. Даже никто из присутствующих ничего не заметил. Только Хора и Севильяна настороженно озирались по сторонам, ища последствия.
  - О Боже, - на выдохе произнесла Севильяна, изумленно смотря на потолок.
  - Где, что?! - вертел головой Хора, ожидая увидеть какое-нибудь страшилище.
  - Если бы я это не видела своими глазами - ни за чтобы не поверила.
  Хора, наконец, догадался, куда она смотрит и поднял голову: белоснежный потолок, позолоченные фрески, люстры на которых расположены в хаотичном порядке свечи, огонь.
  - Огонь?!
  - Да, посмотри, он застыл.
  Хора, сильнее втянул голову в плечи.
  - Надеюсь, никто не заметит. Одену-ка я лучше поя.
  - Прошу прощения, - тихо пробасил появившийся, словно из ниоткуда дворецкий, похоже, оказавшийся единственным свидетелем случившегося, - еще раз простите, но у нас принято размешивать чай ложками.
  - Конечно, но вот ложки-то нам подать забыли, - смущенно ответила Севильяна.
  Дворецкий многозначительно посмотрел на потолок, на столик.
  - Об этом не беспокойтесь. Я оплачу все расходы, - быстро заверила Севильяна его.
  Дворецкий только покачал головой, вздохнул, щелкнул пальцами. Края разбитой чашки вспыхнули серебром и секунду спустя, целая чашка стояла на столике.
  - Счет, за потолок Вам пришлют, а сейчас, разрешите откланяться, у меня еще очень много дел, - недовольно пробасил он и удалился.
  
  Кулл и Иеремия.
  Сталкер стоял, прислушиваясь краем уха к разговору, тем не менее, не упуская сути, и сумрачно смотрел на свой плащ - тот из синего, стал чёрным, как смола. Кто-то в зале использовал чёрную магию.
  "Неужели король решил со всеми своими посетителями сыграть злую шутку?! - Наёмник пробежался взглядом по залу. И увидел сидящую за чайным столиком пару - мужчину в балахоне и девушку в богатом одеянии. Они озирались испуганно по сторонам. На столике со стороны девушки лежали осколки разбитой чашки, а она зажимала левой рукой, видимо порезанный или обожженный указательный палец правой руки.
  Лицо мужчина прятал во мраке капюшона - видно было что скрывать. Девушка была средних лет - лет тридцати, а то и моложе. Сталкер заметил, что она любит красиво и с шиком одеваться. Именно с шиком! Слегка заносчива и чувствует себя во дворце, чуть ли не хозяйкой.
  "Может она фаворитка короля? - подумалось Куллу. - Нет! Навряд ли! Она бы тогда не оправдывалась так, перед появившимся возле неё дворецким. Похоже, всё обошлось, - глядя на свой синий плащ, успокоился Сталкер, а затем усмехнулся, - А дворецкий шкаф шкафом, а с магией на ты. Хитрый малый!"
  Из того, о чём разговаривали его новые знакомые, он понял, что Червь увидел гоблина явно не из дружелюбного клана - это было ясно по тому как он нахмурился. Похоже, что и его знакомый тоже был не очень рад встрече - судя по тому как он оскалился, заметив Червя.
  "Лишь бы не сцепились тут же от переизбытка чувств. С гоблинов станется. Им без разницы, где находятся во дворце, или на поле боя".
  Затем, к их компании подошла спутница гоблина - драконид.
  И, похоже, назревало чаепитие с малышками.
  С малышками ли?!
  - Пошли Кулли, кажется, я нашла нам новых собеседников, - улыбнулась Иер, - только подожди, волосы в косу заплету...
  - Зачем? - удивился Сталкер, он знал, что девушка не любит убирать волосы.
  - Увидишь, - озорно подмигнула она.
  "Кажется, у Иер опять было видение, она всё реже говорит мне о них", - подумал Кулл.
  - Господа вы не составите нам компанию, - предложил своим новым знакомым Кулл.
  Гоблин, было, дёрнулся следом за Иеремией, но Василиса, улыбнувшись, остановила его рукой.
  - Если вы не возражаете, мы подождём вас здесь и пока пообщаемся с новыми друзьями.
  "Соображаете девушка! - мысленно улыбнулся ей Кулл. - Видимо сейчас произойдёт какой-нибудь фарс. В котором гоблину и драконид участвовать не желательно? Слишком вспыльчивы!"
  Василиса понимающе кивнула.
  Кулл тяжело вздохнул и сказал вслух: - Ладно, буду принимать удар на себя.
  - Удачи вам, сударь! - улыбаясь, проговорила Василиса.
  Сталкер и Иер подошли к девочкам.
  - Ой, какой красивый у тебя клоун, детя, - проворковала Иер, - а как его зовут? Меня - Иеремия, можно просто Иер, а этот мрачный тип Кулл, - уворачиваясь от чашки с молоком, весело сказала девушка.
  - Приятно познакомиться, - выдавил из себя Кулл, ловя чашку и вытирая лицо от молока.
  "И все-таки, кажется, я не люблю детей", - произнёс про себя Сталкер.- Хотя! От дочки бы... Но, вот молоко точно, я теперь любить перестану!"
  
  Моргана и Меб.
   ВНИМАНИЕ РОЗЫСК!!!
   Разыскиваются две особо опасные ведьмы!!!
   Моргана - по прозвищу Розочка и её сестра Меб по прозвищу Беляночка.
  Родственные связи: единокровные сестры, имею первую категорию родства.
  Раса: давно уже просто человекообразные существа.
  Пол: некогда женский.
  Сведения о возрасте: отсутствует (в последней переписи за 200 лет таких имен обнаружено не было)
  Особые приметы: продали душу Дьяволу, аллергия на зеркала. Извращенное чувство юмора.
  Деяния, известные общественности (проще говоря, слухи и сплетни Королевства):
  массовые уничтожения ни в чем неповинных крестьян;
  издевательства в особо жестокой форме над юными девами;
  ущемление свободы слова и самовыражения граждан Королевства, по этому факту было возбуждено уголовное дело, длившееся 150 лет, вынесен оправдательный вердикт;
  нарушение антимонопольных законодательств королевства в области торговли просроченными снадобьями. Заведено уголовное дело, по которому вынесен обвинительный приговор, наказание - штраф в размере миллиона монет золотом, исправительные работы сроком на 2 месяца;
  особо пьяный дебош в таверне "Три поросенка". Факт не доказан за отсутствием трезвых свидетелей;
  злостное охмурение молодого человека королевской крови, глумление и издевательства. Потом долго шифровались от этого молодого человека. Оказался любитель БДСМ, чем испортил двум ведьмам все удовольствие от шутки.
  
  И еще много-много-много-много каких зверств молва приписывает бедняжкам-ведьмам...
  
  Замок обветшал еще два века назад. Подъемный мост давно превратился в изъеденный червями кусок рухляди, рыжие от ржавчины цепи с трудом удерживали его. Защитный ров превратился в тухлое болото, заросшее тиной и переполненное жабами и тритонами, которые оглушали всю округу своим кваканьем, чем сильно действовали на нервы обитателей замка. Серые, покрытые слизью камни стенной кладки вызывали чувство брезгливости у любого, кто бросал свой взор на эту развалину. Хотя бросать взор было некому. У хозяек сего чудного жилища было предостаточно времени разогнать и погубить всю округу. Когда ты дрянная мерзкаяведьма, пятьсот лет назад продавшая душу Дьяволу, для тебя это сущий пустяк и развлечение на пару лет.
   В гордом одиночестве обитательницы замка коротали дни и ночи. У них было все - богатство, могущество, им бы мир захватить и править. Но...всегда есть это "но"! Это "но" рушит все попытки темных властелинов и светлых магов: первых - на мировое господство, вторых - на всеобщее благоденствие оптом и для всех. Хотя, по сути, ничем такие благодетели от темных властелинов не отличаются. ...НО! Свою силу ведьмы, злобные и жестокие, получили в далекой юности. Юность всегда, в некоторой степени, тождественна глупости. Юные, глупые, начинающие ведьмы продали свои души за могущество и силу, напрочь позабыв заполучить в свои жадные ручонки вечную молодость.
   Лишившись развлечений и потратив свои лучшие годы на мелкие гадости и удовольствия, день за днем ведьмы с ужасом наблюдали как дряхлеют их тела и увядает красота. Они уничтожали зеркала, чтобы не видеть сеть морщинок, покрывавших их некогда привлекательные лица, создавали зеркала вновь, разбивали и опять создавали.
   И так длилось до тех пор пока...
  
   ...Как в замок попал свиток с посланием короля доподлинно не известно. Попал и попал, черт принес! Ведьмы, подслеповато щурясь, прочли свиток и тут же забыли о нем. Дел было невпроворот: бить зеркала, плакаться о неудавшейся жизни и глупо потраченной юности, восстановить зеркала, дабы убедиться, что ничего во внешности не изменилось, и со злостью запустить в них молнией. Но судьба коварна и имеет свои неожиданные повороты...
   Ранее утро, солнце лишь позолотило верхушки деревьев, птички только начали щебетать, словом вокруг все пело и прославляло новой день.
   Дверь в спальню со скрипом открылась и в комнату тенью вползла Моргана.
  - Вставай! Срочно! - старую каргу трясло от возбуждения. - Я нашла, сестра, я все нашла!
   В экстазе она задрала руки с тяжеленым томом и столбом застыла над спящей родственницей. Спящая, к вящему недовольству Морганы не проснулась, дабы разделить восторг, лишь причмокнула и повернулась на другой бок, продолжая похрапывать. Старость - не радость.
   Послышалось пыхтение Морганы от такой неблагодарности, она со злостью опустила увесистый том справочника "Магические справочники за всю историю мира" на голову ничего не подозревающей ЛЮБИМОЙ сестры. Меб тут же по совиному ухнула, охнула, свела глаза к переносице, потом развела их обратно, не задумываясь, пальнула в книгу огненной стрелой и только открыла рот, сказать все, что она думает о сумасшедших родственниках, как получила магический кляп в рот.
   - Мы потратили массу времени в надежде найти способ вернуть былое, - менторским голосом начала Моргана, активно жестикулируя руками. Меб, наконец пришедшей в себя после сна, оставалось лишь зловеще вращать глазами, - все было напрасно, а средство всегда было у нас под носом!
   Меб припомнила наконец-то как развеять магический кляп: - Как под носом? Где?
   - В королевской библиотеке Ландрии! - торжество в голосе Морганы было сродни экстазу. - Этот старый плут король стал непонятно как обладателем уникальной книги, там есть обряд возвращение молодости.
   - И как мы попадем во дворец? - ядовитый голосок Меб, полный сомнений, мог отравить и святого. - Нас же сжечь раз 20 пытались, еле ноги уносить получалось.
   - Глупая индюшка, мы замаскируемся под добрых волшебниц, - Моргана сплюнула на пол, потом спохватилась и затерла плевок ножкой. - Помнишь свиток короля? Мы претворимся наемницами и проникнем во дворец, выполним задание и потребуем книгу!
   - Добрые волшебницы говоришь? - Меб гаденько хихикнула. - Наемницы? Уничтожать соперников будем, плести интриги, - глаза ведьмы заволокла мечтательная пелена.
   - Только все тайно, - Моргана прижала губы к уху сестры, - они ничего никогда не узнают. Две простые лесные ведуньи, пришедшие во дворец предложить свою помощь, вот и все.
   - А мы не опоздали? - блеск в глазах Меб сделал ее лицо лет на 30 моложе, хотя когда тебе полвека это уже не помогает.
   - Успеем. - Торжественно заявила Моргана. - Зло не опаздывает, Зло всегда появляется вовремя!
   Дворцовая площадь была пуста, вечер отдавал свои владения опускающейся на город ночи.
   Две лесные ведуньи - Беляночка и Розочка, без проблем миновали стражников, попутно "продав" последним чудодейственные мази и эликсиры на все случаи жизни.
   Взятки во все времена останутся ключом от всех дверей.
   Две опрятные старушки с добрыми ласковыми глазами не вызвали никаких подозрений у дворецкого, который самолично проводил ведуний в залу ожидания где они быстренько заполнили свои анкеты - для того чтобы строчки были ровнее они писали под расчёску, держа её зубьями к буквам. Приняв от старушек заполненные документы, дворецкий нахмурился пытаясь разобрать написанное в них, потом пожал плечами - маг разберётся, и пробасил: - Ожидайте Его Величества.
   Скромно сгрузив узелки с нехитрым скарбом под скамейку, ведуньи со всеми удобствами устроились на оной и смиренно принялись ждать пришествия короля. Попутно старушки рассматривали окружающую публику, ласково улыбаясь и приветливо кивая головой каждому, кто встречался с ними взглядом.
  
  Соната и Домино.
  Домино улыбнулась и протянула еще одну чашечку молока наёмнику и покосилась на его спутницу рыжую девицу:
  - Мама всегда говорила, что молоко полезно, - непосредственно заявила она, - и Мистер Кролик утверждает это. Меня зовут Домино... а ее - Соната.
  Соната тоже посмотрела на рыжую, затем перевела взгляд на клоуна, который недоуменно, но от этого с не менее наглым, даже можно сказать злобным выражением лица воззрился на дамочку. Если ту отвратительную рожу, что была у демона, можно было назвать лицом.
  - Хочешь, мы ей устроим жизнь в ярких фонарях? - хихикнул "Клоун". - Она тебя раздражает? Да?
  - Она тебя видит... - произнесла девочка. - Ведь не к Мистеру Кролику она так дурно обращается... Почему она тебя видит?
  "Клоун" пожал плечами и только крепче сжал плечики девочки, в глазах скрипачки вспыхнул нехороший огонек.
  Девочка абсолютно игнорировала нахальную взрослую и ее мрачного спутника. Они пришли в гости к Домино, а не к ней, а Сонату сейчас волновал только один факт. Интерлюдия кончилась, а нужных актеров на сцене не было. И еще галдеж духов вокруг, предлагающих прогнать взрослую парочку, облить молоком и прогнать-прогнать... прогнатьпрогнатьпрогнать...
  
  Кулл.
  Маленькая девочка, похожая на куклу, мило улыбаясь (через чур мило), предложила Куллу, ещё одну чашку молока. Наёмник представил себя со стороны. Здоровенный детина, пьющий молоко из чашки кукольного набора.
  Он сделал глоток... И чуть, не подавился.
  "Маленькая негодница! - еле сдерживаясь, чтобы не отшлёпать белокурую девчушку, подумал Кулл. - Чего ж ты туда намешала? А?"
  Молоко было невыносимо солёным и обильно поперченным. Он улыбнулся, кивком головы поблагодарив милую девочку, которая смотрела на него огромными невинными глазами. И отошёл чуть в сторонку. Намекая на то, что ему больше ничего не надо.
  Сталкер посмотрел на Василису, которая с интересом наблюдала за всей этой сценой.
  "Я же предупреждала?" - услышал он у себя в голове ее голос. Девушка весело усмехалась.
  "Ну ладно!" - мстительно прищурился Сталкер и, не морщась, проглотил остатки молока.
  - Извините, - обратился он к проходящей мимо служанке, - не могли бы вы мне принести, такой небольшой тортик. И желательно на бумажной тарелке, и крема, крема, что бы было, побольше!
  - Секунду, господин! - служанка поклонилась и, испарившись в воздухе, буквально через секунду появилась рядом с ним, с подносом на котором стоял тортик, как Кулл и заказывал.
  - Благодарю! - Сталкер взял тортик с подноса и посмотрел на Василису.
  Та уставилась на него удивлённым взглядом. Что он, мол, хочет сделать?
  "Сейчас увидите, сударыня!" - мысленно ответил ей Сталкер и мстительно заулыбался.
  Он подошёл к маленькой, "доброй" девочке и отдал ей чашку, со словами: - Большое спасибо! Всё было очень вкусно!
  Девочка невинно заморгала глазами и спросила:
  - Может вы ещё, хотите, дяденька?
  "Сейчас я тебе устрою дяденьку!" - подумал Сталкер, улыбаясь ей в ответ.
  - Нет! Спасибо! Какой ты милый ребёнок! - ответил ей Кулл, гладя её по голове правой рукой, одновременно отводя левую с тортиком в сторону для замаха.
  - Ой! - захлопала в ладоши девочка - Вы хотите предложить мне тортик?!
  Сталкер приостановил руку, посмотрел на тортик, потом на девочку. И опять ласково гладя её по голове, ответил:
  - Нууу. В каком-то роде - да!
  И уже замахнулся, чтобы исполнить свою месть, но... Но в этот момент появился дворецкий и пригласил всех в кабинет Брамциуса VIII.
  - Ладно! - мстительно, но не зло, посмотрел Кулл на белокурую девчушку. - Мы с тобой покушаем тортик, в следующий раз... как-нибудь. - И поставил его на поднос проходящей мимо служанки. Потом, взяв под руку Иер, играющую с куклами, направился на приём к королю.
  
  Соната и Домино.
  Домино в это время, будто бы ей сейчас не угрожал размазанный по её милому личику торт, разливала чай по игрушечным чашечкам, правда изготовленным из настоящего фарфора. Кукла Александра в окружении свиты сидела на почетном месте, как нынешняя фаворитка.
  - Им не понравилось молоко, - произнесла бесцветно Соната, наклоняясь к подружке. - Может быть, они не распробовали?
  Пальчики девочки любовно поглаживали железного братика "Томми", который дулом был направлен в сторону зала.
  Мистер Кролик погрозил пальцем и посмотрел на часы.
  - Сказка отстает...
  Домино подняла глаза на Сонату, за взглядом ребенка проступила жажда поиграть. Холодное, темное и, и глубокое существо. Девочка протянула руку к волосам Александры и медленно их погладила. Пальцы пробежались по прядям, незаметно их выдергивая.
  - Нам надо спрятать сказку от тех двух старух, - улыбка чеширского кота заменила ангельский образ девочки.
  Мистер Кролик действовал быстро и уверенно.
  Раз - и Домино сидит у него на руках. Два - и ее руки схвачены.
  - Веди себя прилично!
  Но разве можно справиться с двумя девочками? Двух бабушек заметила Соната:
  - Злая Волшебница Запада и Злая Волшебница Севера, - прошептала она, вскидывая в руках братца "Томми", - надо залить их молоком и они растают...
  Под молоком она подразумевала либо действительно молоко, либо свинец, по бешеным глазам девочки и раздувшемуся от злобы "клоуну" за ее спиной, можно было предположить что, скорее всего второе.
  - Эй-эй, красоточка, - наклонилась к ней старая цыганка, точнее то, что от нее осталось, - ты что же, пожилых людей совсем не уважаешь?
  - Они же страшные... - удивленно ответила Соната. - А значит злые...
  Именно этим периодом замешательства и не замедлил воспользоваться Кролик, держащий крепко на руках Домино:
  - Соната, это не соответствует сценарию, - руки девочки тут же опустились, а "клоун" со злобным воплем исчез среди толпы других духов.
  - Я знаю Мистер Кролик, - покладисто произнесла она.
  
  Гответт и Василиса.
  Гответт посмотрел в очередной раз на дверь царского кабинета. Ему надоело смотреть на окружающих. Напряжение нарастало - всем надоело ждать.
  В зале появились две старушки - волшебницы. Добрые на вид, одна даже ласково улыбалась ему (да и не ему одному)...но аура у них...Гответт хотел коснуться верхнего слоя мыслей, но заработал такую головную боль, что даже отошел подальше от скамейки, на которой они примостились.
  Наконец двери открылись. Первых пропустили Червя и Валари, ведь они пришли первые. Затем прошли Кулл и Иеремия. Подошла к дверям Василиса и, остановившись о чём-то задумалась, оглядывая тех, кто стоял позади неё.
  
  Василиса с любопытством смотрела на развивающийся спектакль - Кулл и маленькая девочка. И на самом интересном месте их позвали, наконец, на приём к королю.
  "Так не честно", - прошептала одна из девочек, её демоны согласно закивали. Василиса подсмотрела их (демонов) мыслишки и решила, что кроме пакостей они (демоны) ничего серьезного учинить не могут.
  Но все другие посетители вздохнули с облегчением. Им надоело ждать, это можно понять без всякого чтения мыслей. Кулл с оборотнем, Драконид с гоблином прошли первыми в кабинет Брамциуса. Василиса задержалась на пороге, и вернула огню его способность двигаться.
  "Дилетанты, - подумала она, - даже нормально разобраться в рунах не могут. А ведь при желании их можно легко снять".
  Две старушки появились буквально перед тем, как всех позвали.
  "И с такой аурой они хотят быть добрыми волшебницами?!", - удивилась девушка. И.... Тут не выдержал Готтвет и попросил, чтобы она не стояла на пороге и наконец, вошла. - Ну, посмотрим, что там нам может предложить правитель..."
  
  Эрика и Маргольф.
  Пока Эрика укоряла его и подзуживала над ним, Маргольф благоразумно и отчасти расчетливо молчал. Когда же она двинулась в сторону гостиницы, гном не последовал за ней. Вместо того, он направился прямо в замок.
  В дверях его встретил человек, объём чьих бакенбард имел наглость конкурировать с длиной волос и бороды не то что молодого Маргольфа а, пожалуй, и всех старейшин Царь-Горы. Впрочем, бакенбарды, которые не переходили в бороду, в глазах гнома выглядели, как уродливая плешь посреди густой шевелюры.
  - Здравствуйте, сэ-эр, - прогнусавил обладатель спорной бороды. - Я полагаю, вы один из приключенцев, сэ-эр?
  - Я полагаю, что ваша гипотеза имеет право на существование, - уклончиво согласился Маргольф. В конце концов, этот человек может быть вражеским шпионом. Правда, у Маргольфа, кажется, не было врагов, способных подослать шпионов, но поэтому и следовало быть вдвойне начеку - чтобы не прозевать момент, когда они появятся.
  - В таком случае, должен разочаровать вас, сэ-эр. До начала приема осталось меньше минуты. Боюсь, сэ-эр, что вы не успеете заполнить предписанные вам документы...
  - А что будет, если успею?
  - Бьюсь об заклад, сэ-эр, что вы...
  - Об заклад? - где-то в глубине гномьего рассудка щелкнул кассовый аппарат. - Договорились! Но, чур, потом не отнекиваться!
  Из бездонного мешка главного механика вынырнуло устройство, какого еще не видел свет. По форме оно больше всего напоминало плод внебрачного греха патефона с печатной машинкой, изменявшей избраннику с самоваром. Несколько раз ударив по клавишам, Маргольф исторг из глубин этого органа печальный звук, похожий на песнь умирающего слона, после чего прямо из трубы со скрежетом потянулся свиток, отпечатанный каллиграфическим почерком:
  "Анкета Маргольфа:
  1. Маргольф Вэблинг, главный механик Подгорья. Гном, 25 лет.
  2. Рост около полутора метров. Русые волосы, переходящие в русую же бороду, заплетены в витиеватые косички. На носу сидят круглые пилотские очки, куртка из кожи саламандры и пестрый килт поверх кожаных же штанов, перчатки с обрезанными пальцами на руках. За плечами - объемистый мешок, всю глубину которого не постигли еще многие поколения астрономов.
  Любимое оружие Маргольфа - мушкетон. Как и у любого уважающего себя гнома, имеется топор, а также набор инструментов и гаджетов на все случаи жизни. Точного перечня гаджетов не помнит и он сам - ввиду рассеянности, а потому, всякий раз обнаруживает их с радостным удивлением. Достоверно известно, что внизу мешка приторочены фляга с элем, несколько бомб с фитилями и волынка, а где-то в верхней части мешка скрывается хронометр с кукушкой. Глубже посторонние не рискуют заглядывать без полного доспеха с глухим шлемом.
  3. Биография: Маргольф родился в машине во время пробного запуска, и это определило его судьбу на всю оставшуюся жизнь. В возрасте трех месяцев он усовершенствовал коляску, благодаря чему она стала ездить втрое быстрее и совершенно независимо от няньки (в непредсказуемом направлении). В два года Маргольф разобрал на части паровой танк "Черепаха", после чего его не смог собрать никто - у всех оставались лишние детали. В десять лет он сконструировал усовершенствованную моечно-стиральную машину, позволявшую стирать, чистить зубы и уши и расчесывать подмышки одновременно.
  В шестнадцать лет, обнаружив, что приложение его талантам в родном Подгорье исчерпано, Маргольф отправился на заработки на поверхность. Он принял участие в экспедиции северных варягов, в ходе которой победил гигантскую саламандру и из ее кожи сшил - при помощи сконструированной им же швейной машины, конечно! - огнеупорный кожаный костюм. А вскоре после этого вместе с коллегой, кузеном Свальви, угнал дирижабль-спеллджаммер "Левиафан" и отправился в странствие по всем известным мирам Великого Эфира, в поисках развлечения и наживы.
  Его поиски увенчались успехом, когда в одном из миров гном-авантюрист получил задание необыкновенной легкости: украсть сокровище дракона. Проблема легко решалась взрывом, а тот факт, что сокровище принадлежало древнему эльфийскому роду, разыскивалось посланницей эльфов, и было проклято по самые гланды, представлялось мелочными неприятностями и суеверием. Пока Маргольф не испытал силу проклятия на себе...
  Энергичный, предприимчивый, жадный, самовлюбленный и эгоцентричный изобретатель, чей научный раж граничит с помешательством, жажда наживы и приключений - с потерей инстинкта самосохранения, а рассеянность и презрение к условностям - с лунатизмом, Маргольф впервые оказался в ситуации, когда его привычные, материалистические методы не только не приносят результата, но даже неприменимы для решения проблемы. Он будет искать любой способ для того, чтобы вернуть себе спокойствие и веру в рациональное решение всех проблем".
  - Все правда. Почти. Кроме расчесывания подмышек: эта функция была вырезана в бета-версии машины, так как мало кто ей пользовался. Итак, уважаемый, ты мне должен...
  Прежде чем Маргольф успел назвать сумму, внутри непонятного аппарата что-то ухнуло, грохнуло, и со звоном наружу выскочила пружина. Тяжёлая гайка, пущенная ей, нокаутировала амбала дворецкого, сняв необходимость дискуссии о возмещении проигранного пари. Маргольф, сжимая свиток в руке, переступил через его тело, спеша в кабинет короля.
  
   Когда Эрика вошла в номер гостиницы, она уже не сердилась на гнома с его вечными причудами. Проклятие, накрывшее их обоих, сплотило и даже, хотелось бы верить, сдружило их. Впрочем, в случае с Маргольфом нельзя было чувствовать уверенности ни в чем. Но Эрике было приятнее думать, что Главный Механик не просто мирится с последствиями проклятия. В раскрытое окно комнаты влетел воробей. Обычный растрепанный городской забияка. Он опустился на распахнутую створку шкафа и выдал сложную заливистую трель.
   - Что? Уже ушел во дворец? - Девушка застегнула рубашку и быстро натянула сухие штаны. - Корни и сучья! Как можно быть таким необязательным?!
  Шепча что-то неразборчивое, Эрика повернулась к зеркалу. Волосы и кожа уже впитали грязноватую воду, оставалось только поправить обруч и обновить легкий макияж, без которого полуэльфийка чувствовала себя неуютно... Воробей неодобрительно посмотрел на крутящуюся у зеркала девушку и коротко чирикнул. Эрика вздохнула и выбежала из комнаты...
   Первым, на что она обратила внимание, войдя во дворец, был бесчувственный дворецкий и с огромной шишкой в форме гайки на лбу. Рядом валялись обломки чудовищного агрегата.
  "Таак, он, безусловно, был здесь".
   Эрика подошла к дворецкому и похлопала беднягу по щекам. Не помогло. Тогда она достала из сумки скляночку с плотно притертой крышкой и решительно открыла ее, мгновенно зажав собственный нос... Глаза пострадавшего вылезли на лоб, он подскочил на месте и прохрипел что-то невнятное, начал отфыркиваться и жадно глотать воздух. Друидесса понимающе улыбнулась и тщательно закрыла флакон. Ободряюще похлопав мученика по плечу, она осведомилась:
   - Голова не кружится? Руки-ноги чувствуешь? Слышишь меня? - подняв два пальца, она продолжила: - Сколько пальцев ты видишь?
  - Вввоссемь, - выдавил дворецкий.
  - Все нормально, жить будешь. - Эрика помогла пострадавшему подняться и подала ему легкий стимулятор. Недоверчиво покосившись, дворецкий выпил жемчужно-мерцающее зелье и ожил прямо на глазах.
  
  Когда пострадавший от несовершенства технического прогресса дворецкий довел её до кабинета короля, куда напрвились все посетители, Эрика восхитилась - вот что значит, воспитание! О случившемся напоминали только любовно заклеенная пластырем шишка и глаза мажордома, периодически съезжающиеся к носу.
  Маг , прятавшийся во тьме одной из нишь, разочаровал друидессу, она не ожидала увидеть шамкающего и трясущегося хрыча... Иерархи Круга, даже дожив до двухсот лет, сохраняли телесную и духовную крепость. Вот только снять проклятие, связавшее ее и Маргольфа, они были не в силах. А где же он сам? Гном обнаружился у столика с сундучком. Казалось, он не слушал ни короля, ни мага... Девушка подобралась к гному, чтобы не потерять его в сутолоке, которая вот-вот начнется.
  
   Часть 2.
   Путь загадок.
  Когда стало ясно, что желающих на опасное приключение больше нет, дворецкий проводил собравшихся в кабинет Брамциуса VIII.
   Король сидел в кресле, задумчиво поглаживая свою лысину. Нахмурившись, он окинул вошедших. Сразу было видно, что думы у него не веселые. Когда дворецкий вышел, Брамциус с надеждой посмотрел на добровольцев.
  - Приветствую Вас, сильные воины и храбрые леди. Молю о том, чтобы Лунный Свет охранял вас. Вам предстоит нелегкий путь. Ландрия находится на пороге голода. И я надеюсь, что в ваших силах вернуть ей процветание.
  Король тяжело вздохнул, собираясь с силами:
  - Два года назад из королевской сокровищницы был похищен Артефакт Плодородия. Каждые шесть лет он используется в церемонии Лунного Благодарения. Это дает землям нашего королевства новые силы, и они приносит богатые дары. Придворные маги и лучшие сыщики пытались обнаружить пропажу. Но потерпели неудачу. Надежда была совсем потеряна, но недавно старому магу Аэроку удалось установить, где находится Артефакт. Вернее... его осколки. Похитители разбили эту бесценную реликвию и растащили осколки по отдаленным уголкам королевства. Вам надо собрать их как можно скорее. Ведь церемония должна состояться уже через месяц. Аэрок, наш дворцовый маг, поможет вам в этом. А вот и он. - Из темной ниши показался маг, до этого момента ничем не выдававший своего присутствия. Был ли он там все это время или появился только сейчас, было непонятно. - А сейчас мне пора. И пусть Великий Эфир охраняет вас.
  Когда король удалился, старик хмуро оглядел собравшихся.
  - Ну што шшш... Раз других дур... кх-кх-кх... желающих не нашлосссь... придется обходиться тем, што есссть. Да будет вам известно, молодешшш, што для поиска артефакта нужны не только ссильные, но и умные добровольцы. За ссим... прежде чем отправитьсся в опаснейшшшие места Ландрии... предлагаю решшить несложные задачки. - Маг зашелся в приступе кашля. А, отдышавшись, продолжил: - Для тех, хто определит, худа именно ему надо отправлятсссся, - он указал на столик в углу, - здесссь, ессть все необходимое, штобы выполнить задание с минимальным риском для ваших дешшшевых жизней. Выберете из этого барах... кх-кх... вещщщей, што вам должно пригодиться. Кашшшдый может взять по два предмета. А теперь... по одному из пары подойдите по ошшшереди ко мне.
  Кряхтя, маг что-то достал из складок одеяний. Всем подошедшим он всучил по кусочку пергамента.
  - В этих магических задачках ссскрыты цифры. Хто справится со сссвоей правильно, входит в нужную ему дверь.
  Аэрок медленно подошел к десяти бронзовым дверям. На тех замерцали фиолетовыми икорками цифры - от 1 до 9.
  - Да... чуть не забыл... Везде, куда бы ни направилисссь, вы найдете ДВА осколка. Брать в одни руки можно ТОЛЬКО ОДИН. Тому, хто прикоснетссся ко второму... жить, увы, не придется... От вассс, дашшше пепла не останетссся. Так что будьте любесссны, доживите до того момента, когда принесете мне эти бесссценные реликвии... в полном соссставе, а там... как хотите... хоть с моста сссамоубийц бросссайтесь... Шшшду...
  На стене рядом с дверями засиял портал, и маг шагнул него...
  Когда маг исчез, искатели приключений поглядели на розданные им кусочки магического пергамента - бесполезный набор букв составленных в столбцы и толи иксов, толи знаков умножения запихнутыми меж ними. А на столе лежала табличка, заглавие которой гласило "УЗНАЙ, ГДЕ И С КЕМ ВСТРЕТИШЬСЯ!!!". А дальше шли пронумерованные строчки опять-же с мешаниной букв.
  Так же на указанном магом столе, где помимо таблички лежали всяческие предметы, ещё стоял (прикручен намертво) волшебный сундучок. Стоит загадать, что необходимо в дальний путь (деньги и драгоценности не воспроизводит) и вынимаешь из него задуманное.
  
  Борк-Жестянщик и Галлеан.
  - Ну что, Борк, пришло время узнать умеют ли гоблины решать логические задачки. - Галлеан чуть улыбнулся.
  - Логические за..? Борку не шибко нравится ход мыслей Галлеана? Галлеан хочет сказать, что ельфы не умеют решать логические задачки, и решать их прийдется Борку?! Д-да... Борк будет постараться, Галлеан...
  - Ладно-ладно, я пошутил. Пожалуй, я действительно справлюсь с этим получше твоего.
   Тем временем в зале нарастало напряжение. Люди, нелюди и полулюди напряженно перешептывались, пребалтывались и переглядывались. Пергаменты ходили по рукам в почти хаотическом движении, и так же хаотически бились мысли во многих головах. Некоторые не спешили с решением своих задач, а обсуждали друг с другом короля, задание, снаряжение, а так же макияж, погоду и "нездоровый цвет лица во-он той девушки".
  У Галлеана (как он решил сам для себя) времени на глупости не было. Мельком взглянув на пергамент, он кинул Борку короткое: "Пойдем!" - и, подойдя к столу, ткнул пальцем в нужную им строчку на табличке.
  - Дин-ка-а-ве-ло-лин! - по слогам прочел Борк. - А кто это, Галлеан? Какой-нибудь страшенный монстр которого надо победить, а?
  Эльф вздохнул и, произнеся: - Больше похоже на название лекарственного снадобья.
  Борк покраснел (что с учетом его цвета кожи выглядело особенно комично) и замолк.
  - Хм...м? Маловато указаний. Инеистый великан? Пламенный великан? Великан-людоед? Какая долина - скалистая или плодородная, высокогорная или низинная? Точность явно здесь несколько недооценивают. Пошли за снаряжением, Борк. Возьми себе рюкзак пообъемнее, одежду потеплее и альпинистское снаряжение - гоблины ведь неплохие скалолазы? - да, и захвати побольше крепежей, якорей и клиньев из-вон того сундука. Хорошо?
  - Да, Гал, Борк все сделает как надо... Борк уже убивал великанов, да!
  Галлеан тем временем двинулся к сваленным ими вещам, в одной из неприметных ниш кабинета. Эльфу необходимо было подобрать себе подходящую магическую составляющую экипировки - и заодно проверить работоспособность своего небольшого "кавалерийского" арбалета.
  
  Червь и Валарис.
  Червь напрягся, надулся, выпятил бровь, потёр подбородок.
  - Чёрт это нереально! - воскликнул он, как только, получается по диагоналям, сразу же сбивается по горизонталям и вертикалям. Куда что ставить, я не понимаю!!!
  - Не беспокойся малыш, - успокаивала Валари. - Попробовать мне может, мы команда же?!
  -Постой...вроде... - Червь начал шкрябать пером по руке. - Хотя...А..НЕТ!!!
  Он всё резко зачеркнул.
  - Мне может хотя бы чего взять из вещей?
  - Попроси у сундука самых крепких контейнеров для транспортировки магических предметов, и пару кувшинов голубичного варенья.
  - Варенья!? Шутишь ты!
  - Мне не до шуток, и себе обязательно чего-нибудь попроси. Придешь, вместе порешаем...
  
  Эрика и Маргольф.
  - Итак, ага, что это? Брошюры рекламного характера? Хотя нет, похоже на загадки для разминки ума. Или для проверки арифмометров. - Маргольф любил загадки. По крайней мере, те из них, которые имели ответы.
  Покопавшись в недрах бездонного мешка и извлекши из них перо, чернильницу, гном взобрался с ногами на подоконник, перевернул тыльной стороной выданный им с Эрикой свиток и принялся на нём черкать.
  - Не подглядывать! Самому решать! - недовольно рыкнул он кому-то из наёмников проходящему мимо окна. - Я кому сказал! Итак, дано... Таак! Бросается в глаза, что каждый ряд чисел при умножении заканчивается на цифру, соответствующую второму числу, то есть, при умножении любого числа на C мы получаем число, оканчивающееся на само себя... - и, бурча себе под нос, гном ударился в длиннющие вычисления, в конце которых он довольно воскликнул: - Итого, CxA=2x6=12!
  Закончив свои экзерсисы, Маргольф самодовольно потер руки и заухмылялся. Он даже начал было бессознательно отбивать чечетку по подоконнику, но, заметив взгляды окружающих, снова набрался важности. Сделав самое невинно-скромное лицо, на которое был способен, главный механик обратился к спутнице:
  - Коллега Эрика, будь так любезна, перепиши-ка мне вот сюда, - он отдал своей подруге свиток, - чего там накалякал маг на табличке под номером девять. - И дождавшись когда Эрика вернётся от стола с табличкой к его подоконнику, он нетерпеливо выхватил у неё из рук свиток, и вперился в написанное: - И так НИКПРЫЕФЕСЩЕ. Кстати, должен заметить потрясающую мелодику этого слова. Это, случайно, не эльфийский язык? Кстати, мне удалось составить из этих букв слова "Серые Щи" и "Фрески Щепные"! И даже лишние остались!
   Эрика успела взглянуть на карточку с заданием, прежде чем ею завладел радостно потирающий руки гном. То, что она увидела, ввело друидессу в ступор. Маргольф, тем временем, бодро выводил строки, зачеркивал, подчеркивал, болтал ногами и сопел. Это, несомненно, указывало на бурно идущий мыслительный процесс. Девушка улыбнулась этой мысли. Отличного настроения не испортила даже ехидная фразочка Главного Механика насчет эльфийского языка. Эрика адресовала гному самую лучезарную из своего арсенала улыбок и вернулась к табличке лежащей на столе она прочла это бессмысленное буквосочетание. Потом еще раз. Потом еще. И еще... Прикрыв глаза, стала представлять их в разных сочетаниях... Посмотрела в единственное в кабинете царя окно, на подоконнике которого примостился гном - ничего нового, каменные мостовые, дома вокруг громоздятся, небо темное, свинцово-серое, вечерело. Воробьи вот летают, сколько их пропадает в когтях кошек, дохнет от голода, а все не переведутся, возрождаются каждой весной... Эрика снова прикрыла глаза. Бессмыслица четко выстроилась в два слова.
  - Маргольф, нам понадобятся факелы, длинная веревка и твой опыт подземного жителя. И не помешала бы пара огнеупо... Ой, один нормальный огнеупорный костюм и одни огнеупорные короткие штаны.
  
  Червь и Валарис.
  - Всё я принесла, - сказала Валарис подойдя к ещё не решившему головоломку Червю. - Рюкзак вот ещё, взяла для себя я, с секирой тебе таскать неудобно будет вещи. А что справился с заданием?
  - Нет! - вспылил гоблин. - Я умею писать, я умею считать, я могу придумать сложнейший стратегический план, но от этого у меня голова пухнет!
  Валарис испуганно посмотрела на него.
  - Ты не ругайся так, ходила я пока, про библиотеку местную услышала, есть там ответы на всё, говорят!
  - На всё говоришь?! - Червь прищурился. - Ну, посмотрим, посмотрим... Показывай где твоя библиотека.
  Валарис отвела Червя в безумно красивое здание, стоящее возле дворца. Миллионы книг заполняли стеллажи, упирающиеся под потолок, высота которого пугала.
  - Мы никогда не найдём здесь ответ, это невозможно!!! - пробурчал отчаянно гоблин.
  - Вредина смотри! - Валарис подвела его к странной машине.
  Она напоминала ящик, сверху торчал мегафон. Ящик имел створчатое окошко.
  - И что это за странный аппарат, и почему от него за версту прёт магией?
  - Смотри! Поисковик это, глупый! - Валарис повернулась к ящику и сказала. - Книгу мне.
  Ящик глухо отозвался: - Что именно вас интересует?
  - Видишь вот!? - шепнула Валарис и громко добавила: - Квадраты магические чисел - 15 сумма, из того что-то.
  Где-то на полках что-то зашуршало, в аппарате загромыхало, окошко открылось и там лежала открытая книга.
  Червь посмотрел, потом внёс числа в пергамент по схеме 492...
  - Это не усиленный костюм, тебе. Видишь вот, машина это магическая! - усмехнулась Валарис.
  - Смотри что это за машина! - Червь усмехнулся и быстро всунув руку поглубже в окошко, что-то там поковырял и вытащил от-туда импа, бородатого и толстого. Имп вертелся и возмущённо верещал.
  - Вот тебе магия, эта начитанная душонка владеет телекинезом, как и все представители этого племени. Он, там давно, судя по всему сидит. Вот поэтому так ВОНЯЛО магией, это он источал.
  Валарис подняла бровь. Червь закинул импа в ящик, и они вышли из здания. И тут на голову Червя что-то начало быстро опускаться. Он резко увернулся, и отпрыгнул. Но Валарис не успела. Молот оглушил её, и она упала на землю. Два огромных вендиго, с жёлтыми ветвистыми рогами - светящимися во мраке ночи, скрутили драконид и один из них, подставив нож к её горлу проговорил:
  - Хочешь, чтобы она жила, ищи для нас артефакт, а мы с тобой свяжемся.
  Червь выхватил из-за плеча секиру:
  - Если с ней что то случится, я отрублю вам ваши тупые оленьи головы и засуну вам прямо в...
  - Ты нас понял. - Один из вендиго взвалил Валарис на плечи, и они убежали.
  - Чего же они хотят? - Червь бросился во дворец, решив посоветоваться о сложившемся положении с новыми друзьями.
  
  Борк-Жестянщик и Галлеан.
  Перед столом с предметами постепенно собиралась толпа, но юркий гоблин успел протолкнуться поближе к сундучку... и тут же стал занимать значительно больше места из-за двух немаленьких рюкзаков, постепенно набиваемых теплой одеждой, многими метрами веревки и всевозможными альпинистскими штучками - костылями, блоками, крепежами... Единственное что смущало Борка - зачем им нужно тащить столько всякой всячины если Галлеан - "мастер колдунства"? Согреться или с обрыва можно спокойно спуститься при помощи заклинания - уж это-то Борку было точно известно. Колдун его племени вместе с учениками всегда выдвигался во всевозможные походы в числе первых, и один раз Борку вместе с командой заклинателей пришлось поучаствовать в штурме стен небольшой крепости - во внутренний двор они спускались, медленно планируя в воздухе под действием какого-то заклинания... а уж тепло магией наколдовать - вообще нет проблем... "Но Галлеану, наверное, лучше знать, да?"
  И было еще одно обстоятельство, смущавшее Борка. Недавно он, говоря фигурально, "ввел в заблуждение" Галлеана. То есть, конечно Борк убивал великанов, да, целого одного. Но тот великан был немножко... невелик. То есть, конечно, по сравнению с Борком он был очень даже великан - три метра, о-го-го! Однако гоблина это смущало, тем более что победил он не совсем в честной битве. То есть, конечно, о какой честности можно говорить в бою - главное кто жив остался, но все-таки подкрасться со спины к занятому дракой...
  Но - чу! Вот и Галлеан. Отбросив все ненужные и совершенно лишние сомнения, Борк махнул рукой своему напарнику и погробному благодетелю, и, расталкивая толпу руками, пинками и рюкзаками, двинулся навстречу эльфу.
   Галлеан сидел в тёмной нише кабинета и левитировал, вися в метре над полом и сложив ноги в позу лотоса. Он думал. После пятнадцати минут такого времяпрепровождения он понял, что ничего путного всё равно ему надумать не получается и спрыгнул на пол. Потянувшись, вытянув при этом руки ладонями вверх, он взял свой небольшой вещмешок, куда заботливо упаковал свой нехитрый скарб.
  Накинув на плечи свой изрядно потрёпанный жизнью плащ, он увидел Борка направляющегося к нише с туго набитыми рюкзаками и слегка улыбнулся, прищурив глаза.
  - Как дела, Борк? Надеюсь, ты уже готов к нашему небольшому приключению, м...? - тут он подумал, что хорошо было-бы настроиться на чуть более ближнюю гоблину волну и добавил: - Надеюсь, ты готов к БОЛЬШОЙ драчке?
  Гоблин радостно осклабился и тут же ответил:
  - Канеш, Гал! Гоблинский воин всегда готов к походу, да! Мешок за плечи, оружье в ножны - и иди-шагай бить-убивать! В-ва! Борк как-нить расскажет Галлеану легенду про то, как гоблинский герой Плуг убивал страшного-страшного циклопа Булора пращой, хех. Ка-нить после того, как мы вернем этот осколок артюфакта, да! - радостно воскликнул Борк, чуть не подпрыгивая.
  Эльф кивнул:
  - Хорошо, Борк. А теперь - к оружию! Мы выступаем...
  Оба зашагали к двери, но тут Борк неожиданно затянул своим явно немузыкальным голосом какую-то странную песню, заставив слух эльфа внутренне содрогнуться:
  "Я в битву иду и я в битве кричу:
  "Гномы и ельфы умрут!"
  Подлым врагам славных гоблинов-воинов
  Скоро наступит капут!
  Славься вовеки, кривой ятаган, оружие славных гобов!
  Ельфы и гномы погибнут, ура, от наших острейших клинков!
  Крепки их брони, но ты, ятаган - разрубишь, разрежешь, пронзишь!
  Жалки клинки неспособных врагов,
  Ты их, ятаган, победишь!
  Славься вовеки, кривой ятаган, оружие славных гобов!
  Ельфы и гномы погибнут, ура, от наших острейших клинков!
  Гномия сталь и ельфийский булат
  Ничто против наших мечей!
  Им ятаганы погибель сулят...
  Гоблины, в бой! Веселей!
  Славься вовеки, кривой ятаган, оружие славных гобов!
  Ельфы и гномы погибнут, ура, от наших острейших клинков!"
   Борк пел старую, хотя и не старинную, боевую песню гоблинов. Ее создал известный гоблинский поэт Горген Болтливый перед битвой гоблинского союза племен с объединенным эльфо-гномьим войском около 88 лет назад... тогда гоблины намеревались изгнать гномьих поселенцев с плоскогорий, чтобы захватить серебряные рудники и угольные шахты. Песня была гордая, пожалуй, даже зазнайская - жаль, что в результате гоблины так и не победили. Но это уже совсем другая история.
  Итак, во весь голос, распевая "Славься, ятаган!", Борк-Жестянщик шагнул в раскрытую Галлеаном дверь.
  И оказался в...
  
  Моргана и Меб.
   Так называемые - герои королевства, времени зря не теряли. Некоторые даже пытались организовать свару, как две странные девчушки.
  Моргана наклонилась к Меб, чтобы услышать могла только она:
  - А девочки-то непростые.
  - Думаешь? - Меб прищурила глазки, наблюдая за парочкой. - Добавим им призраков, и они сами перережут друг другу глотки.
  Лесные ведуньи довольно залыбились.
  Со старческой неторопливостью две кандидатки в герои собрались перейти к перемыванию косточек остальным: удобная скамеечка, наличие столь колоритных личностей - грех не посудачить! Но все веселье испортило приглашение дворецкого проследовать в кабинет короля. Розочка и Беляночка тут же прекратили забавляться, прилагая максимум усилий, дабы не быть узнанными. Ибо не видать им тогда книги, как своих запаутиненных ушей. Костер на главной площади - вот и вся награда, которая бы досталась местным кровопийцам и нарушительницам правопорядка. А сожжение перестало быть развлечением, когда при последней попытке в огне погиб любимый кот Морганы.
  Король был немногословен и все равно успел подложить свинью "лесным ведуньям" - мага, появившегося на сцене, ведьмы знали очень хорошо.
  - Как постарел-то?, - шептались ведьмы, - Как был пеньком так и остался.
  Довольно захихикав, "лесные ведуньи" ласково выпучили глазенки на разглагольствующего мага.
  Дремота подкралась незаметно, занудства и позерства ведьмы на дух не переносили еще со времен младенчества, потому и отказала Меб когда-то нудному выпускнику Королевской Академии. Откуда ей было знать, что король нудных любит? Аж верховным магом королевства сделал. Разбудил ведьм общий гвалт, все хватали задания.
  Чтобы заполучить свиток с заданием, нужно было встретиться с магом лицом к лицу. Подойти к этому пеньку близко означало погубить весь замысел. Моргана ласково поманила пальчиком дворецкого, вновь вернувшегося в кабинет, после ухода короля:
  - Милок, ноженьки наши плохо ходют, - как две карги собирались добывать осколки артефакта история умалчивала, - принеси, будь так любезен, записульку, которая нам накалякана мудрым Аэроком.
  Загребать жар чужими руками ведьмы страсть как любили.
   Получив бумагу, Моргане хватило лишь взгляда, чтобы разгадать номер двери, хитра и умна ведьма была, и многоопытна, очень. Шепнув сестре номер пути, Моргана толкнула Меб острым локотком под бок. Меб, сощурила глазки, и принялась рассматривать дверь в нужный им портал.
  - Кладбище, демон, - Меб поджала морщинистые губы: - Кстати, а дверей двять, - Меб многозначительно повела глазами.
  - Эх, значит, придется подождать, - Моргана философски пожала плечиками, - травить сейчас никого не получится, разводит нас пока с конкурентами судьбина, - "лесная ведунья" поплотнее засунула в карман флакон из синего стекла с огромной пробкой.
  Ведьмы перестали перешептываться, вынимая свои тюки из-под скамейки. Неторопливо ведуньи подошли к столику с сундучком.
  Переглянувшись и хихикнув, ведьмы забрали со стола флакон с солнечным светом. А затем Меб открыла сундучок и вынула из него огромную бутыль с мутной жидкостью. Бутыль незамедлительно исчезла в котомке Меб.
  Старушки снова переглянулись и хором ласково пропели:
  - Счастливого пути, детятки, вернитесь все с победой из опасного походу.
  Степенно ступая, ведьмы скрылись в дверном портале.
  
  Гответт и Василиса.
  Гответт огляделся - он совсем не так представлял себе кабинет короля. Ему представлялось что-то более уютное. Все-таки кабинет ведь. Но... может быть это кабинет для аудиенций, решил Гответт.
  Король поднял глаза на тех, кто стоял перед ним. Искра удивления скользнула в его глазах, когда он увидел Гответта. Гответт почувствовал, что верхний слой мыслей короля открылся для него. Он коснулся его: "Приветствую тебя, сын Рэйнмуна. Рад, что ты пришел, чтобы помочь мне. Мы с твоим отцом были достаточно близкими друзьями..."
  Речь короля была прервана появлением придворного мага. Гответт взглянул на него - маг чуть кивнул ему в ответ - он тоже слышал мысли короля.
   Гответт прекрасно чувствовал, как он - тоесть маг, презирает всех, к кому он обращается. Одновременно он чувствовал, что Иеремия отвечает ему тем же чувством, Кулл Сталкер делает вид, что больше всего на свете его интересует люстра, Валарис напряженно смотрит на мага. Соната и Домино с раздражением ждут, когда же старик закончит кашлять. Только Василиса получает удовольствие от происходящего...судя по комментариям...уже с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться.
  
   Само задание поставила Василису в тупик. Зачем набирать добровольцев, а не воспользоваться надежными людьми? И почему этот артефакт разбили на части? Обычно все вещи, разобранные таким образом, были опасны для общества. Кто его выкрал и разобрал? Почему такие правила? И какой артефакт плодородия, ведь ей не показалось, что страна умирает. В мыслях у мага и намека не было на ответы. А может у неё началась паранойя, удивилась Василиса и в недоумении посмотрела на Готтвета. Между вопросами она комментировала: - Называй вещи своими именами.... Да ты что.... Сам ты молодежь.... И что? Все так просто?.. Гответт пытался сделать вид, что внимательно слушает, но при этом он ждал, когда же Василиса выдаст очередной комментарий. Под конец речи мага он даже пытался не засмеяться. Дракончик с амулета с важностью кивал на каждую реплику. Он тоже слышал беседу. Придворный маг насколько раз косился в их стороны, но ничего засечь не сумел.
  Наконец маг махнул рукой на столики с заданиями и исчез...
  Василиса вздохнула. Наконец-то запустился механизм - можно что-нибудь сделать. Гответт взглянул на пергамент с головоломкой и улыбнулся.
  - Смотри, Василиса, - сказал он, - знаешь, что это?
   Василиса взглянула и сказала: "Девять клеток. Заполнить девятью числами, чтобы по всем горизонталям, вертикалям и диагоналям было пятнадцать. И как же это сделать? В смысле я, конечно, знаю какое число в середине...
  Гответт прервал ее:
  - Это арифметический талисман... Мой отец их составлял по тридцать раз на день, для разных дел... Так что эти числа в моей памяти всегда живы... - через минуту мысленных вычислений, он изрёк: - Наш путь - пятый. А теперь изучим надпись под номером пять.
  Гответт посмотрел вокруг. Все решали, или пытались решить задачи. У Червя тоже была такая задача, с арифметическим талисманом, и он не мог с ней сравниться. Гответт подумал, что помогать было бы нечестно, поэтому он ничего не сказал. К тому же после короткого разговора со своей напарницей те ринулись в местную библиотеку, явно там ждала его подсказка.
   - Гответт, прочти, - обратилась Василиса переписав на пергамент абракадабру под пятым пунктом, и подойдя к нему, - РЫГЙЗЕЕ ДЕИНГРОО. Я думаю что это...так эта буква сюда, эта в конец...Вот, первое слово: Гейзеры! Оох, не люблю горячую воду... А второе... это... посмотри...
  Гответт взглянул: - Сразу вижу слово "рог" следовательно...
  Василиса воскликнула: - Едино... Единорог! люблю единорогов, они всегда мне помогают!
  Гответт, сворачивая свиток, ответил:
  - Что ж, это нам на руку... По легендам единороги подходят только к девушкам. Так что мне повезло, что моя напарница оказалась именно ею, - он улыбнулся Василисе.
  Девушка задумчиво посмотрела на столик с предметами...
  Что им надо?
  Предметы ей не нужны, при желании она сама может создать все, что надо. А вот информация не помешает.
   - Слушай, возьми краткую историю, и описания мира, - попросила она Готтвета. Тот недоуменно посмотрел на неё. Похоже, он не до конца её понял, но девушка уже была поглощена своими мыслями.
  Единороги ей всегда помогали. Они находили её сами, чаще без зова. Но гейзеры не внушали доверия. Она не любила горячие ванны и надеялась, что ей не придется плавать. Какой умный человек будет прятать осколки в таком месте, или это не был человек? Василиса попыталась обраться к стенам дворца, а именно кабинета, но они молчали. Может в этом мире не срабатывает такой трюк, поэтому она решила обратиться к своему спутнику...
  
  Маргольф и Эрика.
  - Факелы, уважаемая коллега, являются средневековым методом ликвидации недостаточности освещения, - Гном спрыгнул с подоконника, оживлённо жестикулируя. - Цивилизованные народы - хотя, следует признать, их не так уж и много - предпочитают использовать масляные лампы. Каковыми я и предлагаю запастись. А ваш уважаемый народ, кажется, овладел управлением флуоресцирующими животными - то есть "светляками" - и также не нуждается в факельном освещении. Это даже если не брать в расчёт присущую нашим народам способность видеть в темноте. А мы ее брать не будем, так как технические средства традиционно предпочтительнее.
   Не сходя с места, Маргольф приступил к изготовлению технических средств. Пара ловких операций зубилом над королевским сервизом (зачем старику столько бокалов, пьянство вредно!) превратили его в неплохие шахтёрские фонари. Обмотка факелов послужила неплохим фитилём. А вот масла в рюкзаке оказалось недостаточно, чтобы наполнить лампы.
   - Дистилляция! - не растерялся Маргольф.
   Ещё пятнадцать минут ушло на уничтожение векового винного запаса Ландрии в перегонном кубе. Когда из крана хлынул сомнительно благоухающий спирт, механик выглядел так, будто, по меньшей мере, открыл источник вечной молодости.
   - Итак, приготовления, полагаю, завершены, и мы можем нанести визит господину, занимающему здесь должность придворного фокусника. Он, кажется, хотел нам рассказать что-то интересное?
   Эрика безмятежно улыбалась, глядя на разгром, учиненный непосредственным гномом.
  - Мы не ищем легких путей, не так ли, коллега? Ты отказываешься от огнеупорных штанов? Если верить приметам, феникс в пещере, куда нам предстоит отправиться, как раз может приступить к процедуре возрождения прямо перед нашим приходом. - Девушка задумчиво повертела в руках косичку. - А может и не приступить... Короче, я пойду, добуду себе хоть асбестовый плащик...
  Эрика уперлась ногами в стол, к которому был прикручен сундучок, и начала вытягивать что-то, ругаясь сквозь зубы. Добыча оказалась, блестючим плащичком, тошнотворно-розового цвета, густо усаженным, неправдоподобно крупными "бриллиантами". Эрика вздернула нос и запихнула это непотребство в сумку. Маргольф, тем временем, с самым решительным видом направился к нужной им двери. Пожав плечами, Эрика последовала за ним.
  
  Кулл и Иеремия.
  Король Брамциус, был стар, но его ещё больше старили тяжёлые думы о похищенном артефакте. Теперь Сталкер понял, то необычное явление, которое происходило с Пустыней Песчаных Бурь в последнее время. Пески Пустыни стали резко наступать на границы Ландрии. Оттуда всё чаще и чаще стали появляться разные монстры, нападающие на пограничные заставы. Поговаривали, будто и на востоке, из Разбойничьего леса участились нападения, на пограничные посёлки мирных жителей. А в западных горах появились многочисленные племена людоедов.
  "Вот оказывается, откуда ветер дует! Во всём виноват - этот артефакт плодородия! Тяжёлая нам работёнка предстоит!"
  Кулл посмотрел на Иеремию. Девушка, прижавшись к нему, внимательно слушала о чём говорит король. Её сейчас не интересовала не красивое убранство королевского кабинета, ни огромные зеркала украшенные золотыми рамками. Обычно она перед такими зеркалами любила разглядывать себя и прихорашиваться. Сейчас же она была бойцом, получающим очередное задание. Она посмотрела на Сталкера и тихо спросила:
  - Так получается, что неспроста полезли монстры из пустыни?
  - Молодец, девочка, соображаешь! - ответил он ей приобняв за плечо. - И на всё про всё, у нас всех не больше месяца, чтобы собрать этот артефакт.
  - Ну и что будем делать? - девушка посмотрела на него взглядом, в котором уже чувствовался азарт очередного приключения.
  - Что? - грустно улыбнулся Сталкер. - Будем выполнять часть своего задания. Ради этого же мы сюда пришли? А? Малышка!
  Он пощекотал кончик её носа. На что девушка поморщилась, слегка зарычала и ответила улыбаясь:
  - Кулли! Ты же знаешь, как я это не люблю.
  - А мне нравится, когда ты так рррычишь и морщишься, - и он опять пощекотал её носик.
  Иер вновь наморщилась и зарычала.
  - Сталкер! Откушу палец! - очень серьёзно произнесла она и щёлкнула своими чуть заострившимися зубками.
  "Вся в работе", - подумал Кулл.
  После того как король ушёл и маг заговорил. Кулл обратил на некоторые незначительные вещи в обличии мага. Маг шепелявил и кряхтел как беззубый древний старик, кашлял так, как будто сейчас его лёгкие выскочат наружу. Хотя и сжимал свой посох крепкой ничуть не дрожащей рукой. Взгляд его был жёсткий, и глаза не выглядели как у больного старца. И его уверенная походка, и гордая осанка, ни как не сопоставлялись с его приступами кашля и старческим кряхтением. Но может это, было всё только подозрение Сталкера и не более. Кто знает. Кто знает.
  Маг раздал всем пергаменты с задачками и удалился из кабинета.
  Сталкер подошёл к Иеремии, разглядывая решение.
  - Покажи! Покажи! - вытянула с любопытством голову девушка.
  - Пожалуйста! - он отдал ей пергамент. - Решай!
  Иер посмотрела на листок, потом хмуро посмотрела на Сталкера.
  - Кулл, мне кажется или придётся думать? - оскалилась Иер.
  - Да, моя дорогая, да! Напряги свои рыжие мозги, - с улыбкой сказал Сталкер.
  - Кулли, ты же знаешь что с решением арифметических задач у меня проблемы, я же гуманитарий, - с серьёзным выражением лица начала девушка.
  - Ах вот как мы заговорили? Что лень? - спросил Кулл.
  - Ага! - просияла Иер
  - Ладно! Шут с тобой, глупышка, - согласился наёмник. - Всё-таки не женское это дело думать. Ну, посмотрим что тут у нас. Так! Если это буква Г, то по алфавиту она идёт четвёртой. Значит надо 4444 умножить на 444. Получается, получается... Ерунда какая-то получается. Семизначное число и первая и последняя цифры разные. Мдааа, похоже, я тоже гуманитарий, Иер. Иер! - Кулл посмотрел по сторонам, ища Иеремию. Та уже стояла возле одного из зеркал. И опять делала что-то необычное на своей голове.
  "Ну, как всегда. Всю умственную работу делать должен Кулли. А мы пока попудрим носик", - ласково глядя на девушку, размышлял Сталкер.
  "Ну что ж! Похоже, пора навестить своего старого друга".
  Кулл тяжело вздохнул и вышел в вестибюль. Найдя укромное место в полутёмном коридоре, он провернул камень на перстне и направил кольцо на стену. Вырвавшийся из кольца луч, образовал на стене зелёный туманный портал. Сталкер шагнул в магическую дверь и оказался в полутёмном подземелье.
  
  В этом сумрачном подземелье обитал его старый друг. Которого сюда заточили люди-кошки, для услужения себе. Но после исчезновения хозяев из этого мира, проклятие на заточение, осталось. Он прожил в этом подземелье столько веков, что уже и не помнил, как его зовут. И отзывался на самое простое имя, Гном.
  Помещение было не маленьким и полностью завалено всяческими изобретениями Гнома. По потолку ползали светящиеся черви, которых старик собирал по многочисленным подземным коридорам, ответвляющимся от его подземного жилища. В этих коридорах было полно всякой живности от мелких плюющихся, разлагающимся ядом тараканов до огромных монстров. Но сюда пробраться, они были не в состоянии. Заговоренные двери защищали Гнома от нежеланных гостей.
  - Привет Сталкер! Зачем на этот раз пожаловал? - проворчал старик, сидя спиной к наёмнику, в своём мягком кожаном кресле, куря длинную трубку и потягивая вино, сделанное им лично из подземных ягод.
  - Тут понимаешь вот какое дело, - прищурился Кулл.
  - Понимаю! Понимаю! - проворчал, вставая с кресла Гном - Что там у тебя на этот раз. Ты же не можешь без какого-нибудь дела прийти ко мне в гости. Посидеть, пообщаться. Выпить со мной винца. Ну ладно давай, что там у тебя.
  Гном взял здоровой рукой кусочек пергамента и, осветив его поярче, красным светом из своего левого глаза-протеза, принялся изучать. Сталкер вкратце объяснил, в чём суть задания. Прошло меньше минуты, старик усмехнулся.
  - Ха! Задачка для пятых классов, ваших наземных школ! Твой путь четвёртый. Думаю, что за расшифровкой слова, ты ко мне не прибежишь? - гном громогласно рассмеялся.
  - Благодарю тебя, друг, - в знак благодарности поклонился ему Сталкер, - Извини, я бы с тобой посидел, поболтал. Но сам понимаешь, время поджимает.
  - Время, время, - пробурчал старый ворчун. - А оно у тебя когда-нибудь было это время. Ладно, иди, - махнул рукой Гном. - Нет! Стой! Вот возьми это, - старик протянул Сталкеру пол-литровую прозрачную фляжку с густой бурой жидкостью
  - Что это? - поморщился Сталкер.
  - Это лекарство для девчонки.
  Сталкер с удивлением выгнул бровь,
  - Благодаря ему, у Иеремии появится иммунитет к серебру. Пусть принимает в течение недели по десять капель в день.
  - А поможет? - неуверенно произнёс Сталкер.
  - Поможет! - пыхнул трубкой Гном. - Через неделю она может, не боятся оружия из серебра, но не раньше. Ну, всё убирайся отсюда, бродяга! Я думаю! Удачи!
  - До встречи - вздохнул Сталкер и шагнул в портал.
  
   Войдя в вестибюль, он увидел, как в сторону выхода из дворца прошли гоблин и драконид.
   "Куда это их, на ночь, глядя, понесло? - удивился наёмник. - Может, уже решили задачу и отправились в указанном магом направлении? Хотя... Кода я выходил, гоблин был в бешенстве, что у него ничего не выходит. Может, тоже отправились попросить у кого-нибудь помощь? - он усмехнулся. - Против этого запрета не было".
  Он вошёл в кабинет короля и подошёл к Иер, которая всё ещё крутилась перед зеркалом.
  - Ну, вот и всё готово! Ответ 4. - сказал он, стоя за спиной девушки и любуясь её отражением в зеркале.
  - Так быстро?! Да ты гений! - удивилась девушка.
  - Вообще-то, это благодаря нашему другу Гному, - ответил Кулл. - Да и полчаса, это не так уж и быстро.
  - Подожди, подожди! Я сейчас... - Иер сбегала к длинному столу, - знаешь, где и с кем мы встретимся? В пустыне с фараоном, или в фараоне с пустыней... Чего-то я недопоняла...
  Кулл подошёл к длинному столу, на котором лежала табличка с зашифрованными словами и, посмотрев на строчку на которую указала Иер, недолго думая сказал:
  - Всё верно, моя принцесса - Пустыня и фараон. За то что ты у меня такая умная у меня есть для тебя подарок, - сказал Кулл, протягивая поллитру, - будишь пить по 10 капель в день в течение недели.
  - Ты бы ещё цистерну приволок, - фыркнула девушка, - а я ещё говорила, что ты умный, надо-то всего 70 капель...
  " Ну, Гном, погоди!" - подумал Кулл.
  - Кули, а что это за капельки? - спросила Иер.
  - Ты пей! - для успокоения Сталкер поцеловал её в щёчку. - Тебе это пока знать не надо. Через неделю скажу. Можешь начинать, прям сейчас.
  - Какое то оно не вкусное на вид, - капризно скривилась Иеремия.
  - Так! Хватит капризничать как маленькое дитё. Это лекарство, важно для тебя, - строго ответил ей Кулл.
  - А у меня, это... Не из чего пить, - попыталась привести последний, спасительный довод Иер.
  - Да ради бога! - улыбнулся Кулл. - Сейчас будет!
  Он подошёл к волшебному сундучку и попросил, небольшой, медный 50-ти громовый стаканчик.
  - Всё для Вас, сударыня! - Кулл протянул стаканчик Иер.
  - А может, нет? - поморщилась девушка.
  Кулл грозно посмотрел на неё. Она надула губки и, накапав 10 капель, и зажмурив сильно глаза, проглотила лекарство. Кулл подумал, что сейчас раздаться громкая ругань... Но, девушка приоткрыла с удивлением один глаз. Потом второй. Облизнулась, хищно, зажмурив от наслаждения глаза. Кулл сглотнул.
  - Как вкууууусно! - с наслаждением проговорила Иер. - А-а можно ещё?!
  И она вновь стала откупоривать фляжку.
  - Э-э-э! Хватит! - Кулл выхватил сосуд из рук девушки. - Тебе же сказали - 10 капель в день.
  Наёмник осмотрел зал.
  - Ну что ж, нам пора. Но для начала, я попрощаюсь с нашими друзьями, - и он направился к Василисе и Гответту.
  Подойдя к ним, он пожал руку эльфу и поклонился Василисе:
  - Ну что ж, друзья! Я думаю нам пора прощаться. Может быть ненадолго. Если что, рассчитывайте, на нас. Мы к вам всегда придем на помощь, если будет на то возможность. И пусть сопутствует вам удача, в вашем задании! И вот ещё, что, - Кулл снял с пояса кошелёк с деньгами, - здесь 10 золотых. Передайте их Червю и Валарис. Я думаю, что для них эти деньги не будут лишними. Если начнут возражать, скажите, что я настаивал. Если вы их не дождётесь, - Кулл пожал плечами, - ну что ж, вернёте при встрече. Ну, всё, нам пора. До встречи! И удачи Вам ещё раз!
  Кулл поклонился им и вернулся к своей напарнице.
  Иер стояла возле стены, скрестив руки, и смотрела взглядом охотника на дверь, за которой, только что скрылись две старушки.
  - Что? - недолго думая, спросил Кулл у девушки. Он понимал, если Иеремия смотрит таким взглядом. Значит она, что-то почуяла.
  - Не нравятся мне две эти... "Невинные" бабульки, - процедила сквозь зубы Иер. - Где-то я эти две физиономии уже видела! И похоже на доске розыска, при въезде в город.
  - В чём проблема? - удивился Кулл. Он подошёл к волшебному сундучку. И попросил у него все объявления о розыске, со стенда при въезде в город. С первого же объявления о розыске на него взглянули две старухи-ведьмы, только что прошедшие за магическую дверь.
  - А бабульки, оказывается опасны! - он посмотрел на Иеремию.
  - Ну и что будем делать? - спросила девушка.
  - Давай этим займёмся после возвращения, - успокоил её Кулл. - Пока их здесь нет, они ничем навредить, никому не смогут. А по возвращении посмотрим по обстановке.
  Он взглянул на Василису и показал ей объявление о розыске.
  "Сударыня! - мысленно к ней обратился Кулл. - Запомните эти два лица! Они опасны!"
  Василиса кивнула в ответ в знак согласия и после этого Кулл и Иеремия шагнули в дверь (предварительно взяв фляги с водой с общего стола), за которой скрывалась их дальнейшая цель.
  
  Червь, Гответт и Василиса.
  Из новых знакомых червю удалось застать только Гответта с Василисой.
  - А где твоя подруга? - переходя сразу к делу, проговорил Гответт, видя встревоженную физиономию гоблина.
  - ЕЁ похитили, - отдышавшись ответил Червь.
  - Как? - удивилась Василиса.
  - Двое вендиго похитили её.
  - Но ведь их народ не промышляет драконами и драконидами, - сказал Гответт.
  - Они чего-то хотят от меня.
  - Мы бы хотели тебе помочь, но у нас задание.
  - Я понимаю, но я и сам справлюсь, - расстроившись, что в данный момент можно рассчитывать только на себя самого, проворчал гоблин.
  Гответт похлопал Червя по плечу.
  - Ты справишься, потому что ты сильный. Ты лучший из гоблинов, и ничто тебя не сломит.
   Василиса посмотрела на Червя и вдруг сказала: - Я верю, что ты справишься, но моральная поддержка не помешает. - Она сняла с шеи амулет, прошептала заклинание и протянула его гоблину. - Держи, - улыбнулась девушка. - Хоть он и маленький, но многое может: найти любую вещь или место, ошеломить врага, внести беспорядок во вражеские ряды, и просто хороший друг. Если прислушаться, можно услышать интуитивно, что он хочет тебе сказать.
   Дракончик слетел с амулета и спланировал на плечо нового друга. Червь услышал у себя в голове слова дракончика: "Привет. Нужна помощь?"
  А Гответт протянул Червю мешочек с деньгами: - Вот. Кулл просил передать. Не отказывайся, а то неловко как-то. Пригодится - и улыбнулся.
  - Спасибо, - Червь поклонился паре. - Я очень признателен. Мне пора. Он отсалютовал и подошёл к столу с табличкой. Там были написаны наборы букв. Червь нашёл нужную ему строчку. Долго смотрел, а потом произнёс:
  - Орлы и горы! - и отправился в путь....
   Гответт проводил взглядом Червя. Жаль, что так вышло с Валарис, он мог бы, наверное, помочь, но не мог же рыцарь бросить свою спутницу. Но как только они раздобудут свои осколки артефакта, он обязательно уговорит Василису, в первую очередь отправиться на поиски Валарис.
   Эльф направился к столику с предметами и сундуком. У сундука он попросил свиток с краткой историей Ландрии, как просила Василиса, и взял со стола пару веревок и набор из пяти лекарств.
  "Пригодится, - подумал он, - ожоги лечить".
  В предстоящем странствии его радовало только одно - гейзеры - мощный источник магической энергии, так что переживать за исполнение и качество волшбы не приходилось.
  Ящичек распахнулся - желание было готово. Гответт вынул свиток - и посторонился, пропуская следующую пару.
  Он вернулся к Василисе, отдал ей свиток. Взглянув на него, она кивнула, и сказала: - Ну, друг мой, Гответт, пора и нам шагнуть за порог... - Она обернулась, произнесла, обращаясь к оставшимся: - Удачи всем! Надеюсь всех вас увидеть! - и шагнула за порог, не дожидаясь ответа.
  Гответт услышал ответы, вроде: "И вам того же..." "Удачи!"... Он улыбнулся им и самому себе. Его ждало новое приключение. Он поклонился и шагнул в портал...
  
  Крылатый и Шери.
   Крылатый задумчиво смотрел на листочек с накарябанными на нем буквами. Смотрел минут пять, под пристальным взглядом Шер, которая уже начала издевательски ухмыляться. Крылатый перевернул листок вверх-тормашками, попробовал на вкус, понюхал, даже погрыз. Ответ в голову не приходил. В Райской школе их обучали решать сложнейшие задачи и ребусы, например, подсчет интервалов взрывов и рождений сверхновых, но подобных математических ребусов он отродясь не видел. Помяв для проформы бумажку, крылатый перевел взгляд на Шер.
  - Ты нашел ответ? - спросила она, отобрав у Крылатого помятый листок с заданием.
  - Я...эм... нет. - Замялся Крылатый, чувствуя, что на щеках загораются ярко-алые розы.
  - Все с тобой ясно, - улыбнулась его прекрасная спутница, и легкой походкой пошла в центр комнаты. - Я начерчу пентаграмму. Ты ведь не против?
  - Дьявольские письмена? - изумился сын неба. - Зачем они нужны здесь?
  - Ну, может, ты попробуешь решить это сам? Еще раз? - саркастически спросила Шери. - Что-то мне кажется это напрасно.
  Крылатый обиженно отвернулся и кинул через плечо:
  - Делай что хочешь. Лишь бы нам помогло это. Хоть самого мерзкого и вонючего беса призывай.
   Шери заглянула в лист с задачкой и усмехнулась. Отрешившись от окружающей ее обстановки, девушка сконцентрировала внимание на условии задачи, взгляд ее застыл и... перед мысленным взором Шер начало выстраиваться решение. Все это произошло за доли секунды. Испытующий взгляд в сторону Крылатого, который, похоже, ничего не заметил. Задорное настроение, появившееся с самого утра, не покинуло девушку до сих пор: "Может немного повыпендриваться? Заодно отработаю одно заклинаньице"...
  
  ...- Зачем, ты уничтожила моего голема? - глаза, лишенные каких-либо чувств, смотрели на Шер.
  - Ты задаешь вопрос, ответ на который и так знаешь, Крезар, - меч Огня так и остался в руке, взгляд был спокоен и холоден.
  - Ты знаешь мое имя. Тогда ты знаешь, что даст тебе кристалл моего голема, - не вопрос даже, а констатация факта.
  Шери подняла левую руку, которую обычно приятно холодит эфес второго меча. Сейчас в ней испускал призрачный свет, плохо ограненный кристалл.
  - Кристалл голема отдавая, к познанью Тьмы дверь открываю!
  Кристалл вспыхнул на секунду и оказался в руке мага. На ладони девушки остался ожог в виде древней руны. Договор заключен.
  - Не думал, что кто-то решится на это. Теперь тебе нет обратной дороги.
  Темный маг ехидно усмехнулся и сделал приглашающий жест в сторону своей башни...
  
   ...Заклинание, которое Шер собиралась использовать сейчас, Крезар составил сам. "Ошибаются все. Даже боги. Если не хочешь погибнуть от собственной глупости и легкомыслия, подтверди свою уверенность чем-то весомым" - эти слова, которыми Темный маг предварил демонстрацию заклинания, врезались в память и всплывали каждый раз, когда девушка была уверена в чем-то на все сто. И, фрэлл побери, это спасало как минимум дважды!
  Посмотрев на архангела, который изображал на лице усиленную работу мыслей, Шери быстрым движением вырвала меч Огня из ножен.
  Поднеся эфес ко лбу, закрыв глаза, она произнесла: "Атэ".
  Опустив на уровень груди: "Малкут".
  Перемещая к правому плечу: "Вэ-Гебура".
  Через полукруг к левому плечу: "Вэ-Гедура".
  Выдвинув вперед: "Лэ-Олам".
   После секундной паузы глаза девушки открылись, и рука с мечом едва уловимыми движениями начертила в воздухе пылающую пентаграмму, отбрасывающую пляшущие блики на лицо Шер. Острие клинка остановилось точно в ее центре.
  Мысленно представив задание, Шери прошептала, направляя голосом энергию в центр пылающей звезды: "Эхейе".
  Кисть руки, держащей меч, резко похолодела, отдавая положенное за ответ на вопрос. Легкий ветер, непонятно откуда взявшийся, прошептал на ухо: "Право - подтверждено... Желание - достойно... Плата - принята... Знание - передано".
  По пентаграмме прошла рябь, линии разделились на отдельные искорки и перетекли в пылающие строки, отразившиеся в потемневших глазах девушки: ЛАБИРИНТ МИНОТАВР.
  Рука с мечом опустилась, слегка подрагивая. Пылающая надпись тут же начала угасать, истаяв в воздухе.
  Шери повернулась к застывшему архангелу. Мда, ради того, чтобы посмотреть на ЭТО выражение его лица, она была готова повторить этот трюк еще раз. Убрав меч в ножны, она вопросительно посмотрела на архангела:
  - Милый, ты так и будешь стоять как истукан? Я не думаю, что минотавр сам придет и принесет нам части артефакта на золотом блюдечке с голубой каёмочкой.
   Крылатый был в недоумении. Смятении. Обиде. Неужели сатанинская пентаграмма сильнее образования в Райской школе? Это нонсенс, невероятное и необъяснимое явление. Уж лучше бы Шер нашла решение, стукаясь головой об стену, чем так. Девушка смотрела на него с довольно ухмылкой.
  - Что? - спросила она. - Удивлен моими фокусами?
  - Ерунда, - сглотнул Крылатый. - Жалкий фокус...
  - Пойдем, возьмем что-нибудь в путь, да пойдем уже... Нас ждет минотавр.
  Подойдя к столу, Шер уперла руки в бока.
  - Ну и зачем нам этот хлам? Так, сундук - сундук, выдай нам пару хот-догов, с горчицей, и бутылку выдержанного Магарача.
  Сундук раскрылся, представляя взору Шер заказанное.
  - Ой, здорово! - рассмеялась она. - Хочу еще!
  Крылатый поморщился, выругался безбожно, но бесшумно.
  - Я хотел взять Нить Ариадны и Меч Богов, Шер, - сказал он, скрипя зубами. - Зачем нам это? Хот-доги? Фу... Какая гадость. А вот вино, пожалуй, правильное решение. Сундук, дай мне Меч Богов и нить Ариадны!
  Сундук не шелохнулся.
  - Черт, - выругался крылатый, уже вслух. - Незадача... Видимо эти вещи не из мира сего.
  - Возьму хоть эти нитки - вздохнул он, хватая со стола моток веревок. - Ой, игральные кости! Прелесть какая, это же редчайший набор! Эксклюзив! Возьмем их.
  Шер звонко рассмеялась, и сложила все в сумку.
  - Идем, Крылатый, - весело сказала она, беря сына небес за руку, - иначе опоздаем.
  - Не беда - ответил Крылатый, не столь радостный предстоящим приключениям, распахивая дверь в неизвестность. - Смерть обидится на наше опоздание, и уйдет восвояси.
  Дверь захлопнулась и наступила тишина.
  
  Севильяна и Хора.
  - Так, буквы-знаки - это по твоей части, держи, - Севильяна передала листок с заданием Хоре.
  В этот момент в кабинет вошел человек в форме Королевской Почтовой Службы, огляделся и направился к ней.
  - Госпожа де Гульден, вам послание, - с этими словами он протянул девушке небольшой конверт.
  Письмо, лежащее в конверте, было кратко:
  "Жду Вас незамедлительно, нужна Ваша консультация. По коридору последняя дверь. Б VIII"
  - Похоже, что король все-таки решился на личную встречу. Я пойду, узнаю, что ему нужно, а ты думай над заданием. Если решишь, возьми там, что сочтешь необходимым, я не долго.
  - Может, вместе пойдем?
  -Нет, король пригласил только меня. Надо взять Призму.
  Проходя мимо столика с сундучком, Севильяна на секунду задумалась:
  - А почему бы и нет? - и достала небольшую серебряную брошку в виде птицы, приколола ее к платью. Затем достала серебряное кольцо с темной жемчужиной: - Миленько, тебя уберем до лучших времен, - и спрятала его в чехол с Призмой.
   Коридор был пуст. Девушка шла, погрузившись в свои мысли, когда из боковой арки её окликнули:
  - Леди Севильяна, какой неожиданный сюрприз! Неужели и Вы решили попытать счастья в этом рисковом деле.
  В арке стоял герцог Ван Крайт, фигура при Дворе довольно известная и прославленная, прежде всего, своей страстью к дуэлям, пари, и прекрасному полу.
  - Ваше сиятельство, - и про себя: "Только тебя сейчас не хватало!" - и вновь вслух: - Мое почтение, - девушка попыталась изобразить реверанс.
  - Ах, оставьте эти условности для официальных приемов. Не составите мне компанию?
  - Прошу прощения герцог, но у меня встреча с королем.
  - В таком случае я могу проводить вас.
  - Как вам будет угодно. Ваша охрана? - поинтересовалась Севильяна, глядя на пятерку подозрительных личностей, вышедших из арки, вслед за герцогом.
  - Да, здесь сегодня небезопасно, столько странных типов, от них можно ждать чего угодно. Когда я узнал, что вы тоже участвуете, то очень огорчился, потому что вы не пригласили меня к себе в пару. Неужели нашелся кто-то более достойный. Где этот негодяй?! Я вызову его на дуэль, и вы увидите, дорогая Севильяна, что я именно тот, кто вам нужен. У меня есть к вам деловое предложение, давайте мы не пойдем к королю?
  - То есть, как не пойдем? - Севильяна почувствовала, что что-то здесь не так.
  - Зачем Вам это надо, зачем подвергать свою жизнь опасности, ради чего?
  - Но...
  - Послушайте, вы же его видели, король плох, это уже не тот Брамциус, которого мы знали, при Дворе ходят слухи, что...
  
   - Ну, что за манеры у этих дам... Все-то им не к лицу, ручки бояться замарать. Ладно, - Хора засучил рукава и пододвинул листок поближе. - Мы не гордые, мы люди простые, можем и покумекать. Так... Чего тут у нас...
  На листе был написан ряд букв расположенных столбиком. Ага... Хора в задумчивости поднял один палец к верху, как бы касаясь невидимых счет.
  - Пробуем подставить вместо букв цифры,- бубнил он. - Один-ага... не подходит. Два... Хм - подошло. Что-то подозрительно просто. Может во втором задании сложнее будет? - задает Хора себе вопрос и подходит к столу, на котором лежит табличка с абракадаброй - ШТААХОГЕМЛ.
  Хора посмотрел на листок.
  Нет, ну бывали, конечно, в его работе головоломки. Некоторые маги так напишут - без магической пыльцы вообще не разберешься. Но вещь: во-первых, дорогая. Во-вторых, и без нее Хора с удовольствием разгадывал подобные ребусы, нарочно выискивая их в рукописях.
  - Что же тут отгадывать?- Удивился бывший писарь, едва взглянув на набор букв. - Да тут даже гному линзы одевать не нужно и гоблину понятно, что - второй путь ведет в шахту с Големом.
  Хора ещё раз внимательно пересмотрел листок, ища скрытые знаки, понюхал, попробовал на вкус.
  - Да нет, простой лист и ничего такого - как орку в ухе поковыряться. Мдя...- почесал лоб Хора, - что-то тут не так, подозрительно все это.
  С одной стороны понятно - беда великая приключилась: артефакт плодородия сперли, голод в королевстве, казна пуста, а то поди купили бы провиант у соседей. Так нет, сидит народ без хлеба, а король, пока народ совсем с голодухи не начал мереть, так даже не почесался. Непонятно.
  Хора посмотрел на столик с волшебным сундучком, в котором соискателям предлагалось взять чуть ли не любой предмет.
  Так что мешало королю вытащить из этого сундучка такой же артефакт, ну, на худой конец, просто какую-то нужную в хозяйстве вещь. Потом еще одну, потом еще и так пока обозов пять не загрузишь и на рынок - вот денежки-то для казны, вот и сытый и довольный народ. Да хоть войну, какую объяви, все едоков меньше будет. Непонятно. Здесь явно что-то другое. И поиск этого артефакта - что бабский передник на драконьем пузе.
  - Параноя! - Многозначительно закончил свои раздумья Хора модным иностранным словом, прочитанным им еще год назад в одной рукописи.
  Огляделся по сторонам.
  -Ну, где же Севильяна? - начала он ерзать на стуле. Ее присутствие на него действовало успокаивающе. Не бог весь, какая защита, но все-таки. Чувствуя неладное, Хора встал из-за стола и решительно, как будто кто позвал, направился в глубь замка, в том направлении, куда должна была пойти спутница и последняя надежда. И даже не чувство страха в это время посетило его, скорее, он решил просто поторопить Севильяну.
  "Раз у нас нету выхода, надо поскорее это все закончить". - Решил он про себя.
   Севильяна обнаружилась скоро. Вернее, в начале Хора услышал ее голос и хотел, было окрикнуть, но тут, рядом с ней прозвучал мужской баритон.
  Хора остановился. Прислушался. И уже осторожно, как учили в ночном лесу темные эльфы, потихоньку прокрался в одну из многочисленных кулуарных комнат замка, где расположились Севильяна и некий субъект. Хора встал за шторкой и стал внимательно слушать...
  
  ...- При Дворе ходят слухи, что нашему дорогому королю недолго осталось.
  - Выглядел он, конечно, неважно, но не похоже, что он собирается нас покидать.
  - Говорят о каком-то сне, якобы явился к нему предок Фердигус V, и сказал, что, мол, тебе править до следующей церемонии Лунного Благодарения. Вот король и поднял всех на уши.
  - А при чем здесь разбитый артефакт?
  - А артефактик, видимо, может его кончину отсрочить, все эти сказки про голод, так, для отвода глаз. Вас самым наглым образом используют, неужели это не задевает ваше самолюбие? Присоединяйтесь к нам, вместе мы положим конец этому диктату. Для вас это отличный шанс получить дворянский титул, что скажете?
  - Ах, Господь и все его ангелы, за что? Я умиляюсь вашей невинности агнца, вам наверняка уготовано местечко в раю, но, пардон, как могли вы так меня огорчить? Ступайте с Богом, любезный!..
  
   Небольшое отступление, разъясняющее, что имела ввиду на самом деле Севильяна де Гульден выше произнесённой речью:
  "Слово на букву Б - конечно же, "блин"! - заменяется восклицанием "увы" или "ах". Можно "увы и ах".
  Выражения вроде "черт побери" превращаются в "о Боже", "Господи" или "ангелы Господни!".
  Фраза "так, я не понял" переводится как "простите?" или "пардон муа".
  Желая назвать кого-то "глупая скотина", сообщите этому человеку, что он - "невинный агнец".
  Праведный гнев "шо ты тут наворотил?" выражается словами "как вы могли так меня расстроить".
  Резонный вопрос "какого хрена?" в куртуазном варианте звучит как "Господи, за что?".
  Чтобы ласково послать кого-то или что-то "нафиг", следует пожелать "с Богом".
  Матерные существительные в адрес неприятного субъекта недопустимы - уместнее будет произнести с должной интонацией обращение "любезный".
  Если вы хотите сказать нечто вроде "я тебя ща прибью!", лучше мечтательно произнесите "вам самое место в раю". Добавив "а впрочем, все в руках Божьих", вы дадите понять, что марать руки не желаете, авось найдется исполнитель или неприятное существо скончается само".
  
  ...- Ах, так, о, видит Бог! я не хотел применять силу. Охрана! Взять ее!!!
  - Размечтался! - Возможно удар левой в лицо и не имел бы должного успеха, но зажатая в кулаке Севильяны Призма придала ему силу. Ван Крайт вскричал то боли, неожиданности и обиды, и схватился за окровавленное лицо.
  "И куда бежать, и что делать? Звать на помощь?"
  Пятеро головорезов с ножами, окружили девушку со всех сторон...
  
  Всякое может выдержать мужчина. Даже когда бьют. Но вот когда бьют женщину...
  Тут у любого может нога подвернуться. Так случилось и с Хорой. Едва он услышал звук пощечины, то крепко схватился за шторку, борясь с желанием выскочить и наказать наглеца с простым доводом: - А может это так нужно, вылезу и все испорчу.
  Второго довода не последовало. Там началась настоящая битва. За шторкой, конечно, ему было не видно, кто - кого. Но вот нервишки сдали, и руки сами потянули шторку вниз, полностью выдав.
  - Убить!- услышал Хора приказ, судорожно пытаясь скинуть с себя огромный кусок ткани.
  "Меня?!"- промелькнула у него тревожная мысль. В душе все похолодело. Одно дело, самому кинуться в атаку защищая женщину, другое - услышать приказ, чтобы тебя убили. А если было кому приказывать, то наверняка и было кому исполнять. Сил как-то сразу стало больше, желание убежать, правда, тоже...
  Вот только далеко ли убежишь со шторкой на голове.
  Хора едва успел ее откинуть, как его сбили с ног. Кто-то надавил на ноги, голову придавили к полу, руки закрутили за спину и, ох... если бы они знали, что творят. Сдернули эльфийский пояс и попытались связать им Хоре руки.
  Хора не видел, что творилось в другом конце комнаты, зато, как только сняли защитный пояс, смог почувствовать...
  - Ааагр...- залился он в неистовом крике, но не от ударов, что обильно сыпались на его тело. Голова внутри разорвалась на тысячу мелких кусочков, наполняя руну богатым и живительным потоком чужой боли.
  Руна всегда срабатывала, едва стоило чужой боли проникнуть в сознании Хоры, выбирая самые мерзкие и опасные заклинания из арсеналов некромантии. Вот и сейчас...
  Действие заклинания руны было неожиданным для державших Хору слуг герцога: коричневый туман окутал их с головой, лица вытянулись, кожа на глазах начала ссыхаться, глаза полезли из орбит.
  Хора почувствовал, что руки, державшие его, ослабели, и он может приподнять голову.
  Герцог с проломленным черепом валяется у ног Севильяны, а она, в изумлении смотрит, как пятеро слуг герцога превращаются...
  -Агч... - послышался противный чавкающий звук. Хора перевел взгляд на слуг, его тут же стошнило.
  Зомби!
  Один из них вцепился в соратника и с наслаждением грыз ему ухо. Пострадавшему это не понравилось и он, оттолкнув, сам вцепился в шею напавшему. Трое других, направились к телу герцога с явным намерением полакомиться свежатиной.
  Хора подскочил, прихватив свой пояс, слуги так и не успели до конца его связать, подбежал к Севильяне и, взяв ее за руку, потащил подальше от озверевших слуг-зомби.
  Подальше! Разговоры потом.
  "Сейчас только бы убраться! - Мелькали у него мысли в голове: - Тем более, что и портал уже давно открыт, только бы не закрылся.
  
  Не закрылся...
  
  Соната и Доминою
  - Прошу следовать за мной в кабинет Короля, - раздался голос дворецкого.
  "Гости", что составляли им компанию в нелегком таинстве чаепития, развернулись и пошли за дворецким.
  - Он не понял всей изысканности чая восточных кочевых народов, - произнесла Соната, не снимая пальца с курка автомата, вслед горе мускул, попытавшейся изобразить клоуна.
  - А еще он занимается плагиатом, - обиженно добавила Домино, проводив взглядом уносимый прочь тортик.
  - Соната, Домино... - строго произнес Мистер Кролик, взяв за ручку кукольника, спешно собирающего своих куколок в рюкзачок.
  - Раскомандовался, - фыркнула Соната и тут же "спряталась" за одного из своих духов от укоризненного взгляда Кролика.
  Дверь, еще одна, наконец, они вошли в помещение с одним единственным окном и увидели там... нет, не Джорджа Буша, а короля. Опять старого и немощного дядю.
  - Да тут что... вымирающее королевство?! - возмутилась полупрозрачная девочка в эскорте духов.
  Соната изогнула бровь, посмотрев на "друзей", Кролик в это время вслушивался в речь Короля, посекундно одергивая девочек, дабы они слушали задание.
  - Мистер Крооолиииик... это скууучно, - затянула Домино, жалобно посмотрев на своего спутника, тот шикнул на нее, и она замолчала. Кролик тут же посмотрел на Сонату, но та явно опять была занята разговорами со своими невидимыми друзьями. Посадив их на кресло поодаль от остальных, зверек скрестил пальцы, в надежде, что девчушки опять что-нибудь не выкинут.
  Но вот, правда:
  - ЗЛОЙ ВОЛШЕБНИК! - выкрикнула Домино, ткнув пальцем в мага, появившегося из темноты...
  - Да им здесь медом намазано, - нахмурилась Соната, снимая "Томми" с плечика.
  Старая цыганка, примостившаяся сбоку от девочки, хлопнула ссохшейся ладонью по лбу:
  - Опять... девочка моя, тебе пора пересмотреть приоритеты.
  - Он старый, шамкает и запинается! - произнесла девочка таким голосом, словно объясняла непутевому ребенку азбучные истины. - Я прострелю ему коленную чашечку, и он скажет нам всю правду и выдаст все свои коварные замыслы.
  Щелчок снятого с предохранителя автомата, и палец Кролика, заткнувший дуло.
  - Вот, решайте, кто решит быстрее - получит леденец... - протянутая бумажка с задачкой.
   Домино выхватила листок и уставилась в него. Прошла минута, две, три... Мистер Кролик уже прочитал большую книгу по истории этого королевства. А девочка продолжала смотреть в листок.
  - Нет, это не цветочки... какие-то каракули не понятные.- Откинув его, она взяла мелок из своей сумки и прямо на полу начала рисовать. Сначала это было задание, вон буквы, потом они почему-то переросли в цветочки.
  Соната смотрела на подружку. Когда кукольница начала рисовать птичку, "Томми" уперся ей в затылок:
  - Ты не правильно все пишешь! Здесь должен быть дракон! - она топнула ножкой и, схватив еще один мелок, начала птичку перерисовывать.
  - Эй! Это мое решение! Не трогай!!! - завопила Домино со слезами на глазах, отталкивая подружку в сторону. - Здесь все не так! Дура!
  Светлый ангел схватил за руку темного ангела и вырвал мел.
  - Эй! Я здесь старшая! Отдай!!!!
  - Не отдам!
  - Ах, так! - Соната растоптала мелок и взялась за краски, что тоже лежали в сумке Домино и, нагло улыбнувшись подружке, одним мазком перечеркнула все цветочки в саду у доброй феи.
  Домино от возмущения стала красной как рак, и, выхватив из сумки уже Сонаты баллончик черной краски, начала расписывать потолок, доказывая подружке, что ее решения лучше и намного правильнее.
  Мистер Кролик с духами были самые умные, они не вмешивались и делали вид, что их совсем здесь нет.
  Герои расходились по дверям, зал потихоньку пустел, освобождая богатое убранство, которое мало кто оценил, и исписанные цветными мелками, красками, баллончиками пол и стены.
  Вернувшийся по зову дворецкого король, стража и придворные с нескрываемым удивлением, если не сказать в состоянии фрустрации, глядели на рождение народного творчества прямо в апартаментах.
  Девушки с упоением, кто лучше и более оригинально явит миру решения, раскрашивали зал. Они уже давно забыли про ругань, ведь рисовать так здорово.
  Когда пустого места не осталось, Домино села на единственный чистый клочок пола и воскликнула:
  - А мне нравится! Тот старый дед, здорово я его нарисовала. Но чего-то не хватает...
  Соната, забравшись на диванчик с ногами и держа на мушке всех, кто по ее мнению мог подглядеть решение, подсказала:
  - А ты ему волосы в розовый покрась...
  Девочка расплылась в благодарной улыбке и принялась перерисовывать свое художество.
   Цветочки, мордочки вперемешку с цифрами и буквами украшали все стены, до которых могла дотянуться рука кукольника, что осматривала свое "детище" добавляя кое-где дополнительные штрихи.
  - Ну, раз все, - вздохнула Соната, - Тогда можно и идти...
  - Ой, я совсем забыла, что решать надо! - голубые глаза вновь наполнились слезами, скрипачка спрыгнула с диванчика и обняла подружку.
  - Уже ничего... - хихикнула она, подняв глаза на "клоуна", отплясывающего чечетку у длинного стола и тыкающего пальцем в нужную строчку на табличке. У стола давно стоял Мистер Кролик, о чем-то задумавшись.
  - Нам нужно что-то против толпы людей... - произнес он после нескольких минут молчания.
  Вытирая ручки об юбочку и оставляя на ней розовые разводы, Домино посмотрела на табличку и вновь обвинительно ткнула пальчиком в Короля:
  - Вы злой! Вы отправляете нас к плохим дядям в темный лес!
  Соната в это время вынимала из сундучка пару запасных магазинов для автомата Томпсона:
  - Братик Томми хочет кушать,
  Лучше нам его послушать...
  После этого вытянула пакетик с бисером и леску, на вопросительный взгляд духов, улыбнулась:
  - Для Феньки!
  - Для кого?! - выпалила вся когорта.
  Соната пустилась в пространные объяснения, из которых было ясно лишь одно: это красивое, яркое, болтающееся и за него удобно держаться. Половина из невидимых существ покраснела так, что могла бы стать видимой, но не стала. Домино в это время вытягивала из сундучка нарядные платья одно за одним.
  - Вы хоть что-нибудь полезное возьмете? - мягко поинтересовался Кролик
  Девочки посмотрели на предметы, разложенные на столе, и воскликнули в унисон:
  - С этим нельзя играть!
  Кролик хотел возразить, что они не играть идут, но решил, что не стоит.
   Ухватив в охапку приобретённое, девочки поспешили прочь из дворца к своему вагончику, из которого начали вылетать вещи на мостовую, сопровождаясь радостным.
  - Мне кажется, надо взять кукол...
  - И марионеток...
  - И бусы...
  - И маски...
  - И тележку, чтобы все это везти...
  - А кто потащит тележку?
  - Безликие, конечно...
  Радость с предвкушением:
  - Ты сыграешь им?
  Саркастичное:
  - Нет, мы их просто передвигать будем!
  В общем, на мостовой образовался ворох одежды, поверх которого плавно опустился лист, на котором была надпись:
  "Только сейчас и больше никогда! Театр Happy Ghoul Friends!"
  Прислонившись к шарнирной ноге, Мистер Кролик поглядывал на часы и ворчал:
  - Приличные девочки не должны разбрасывать свои вещи, не должны опаздывать... не должны...
  - Не должны выглядеть неопрятно! Потому мы берем самое необходимое! - синхронно произнесли девочки, прыгая вдвоем на здоровом чемодане, пытаясь его закрыть.
  Прошло ещё десять минут...
  ...- Мы готовы!
  Зеваки, в которых не было недостатка, с удивлением обозревали следующую картину: небольшая тачка, похожая на дрезину, две марионетки без лиц и одежды по обоим бокам, огромный клетчатый чемодан на тачке, две девочки и большой белый кролик в пиджаке, восседающие на нем. А вокруг чемодана, на любом свободном клочке тачки - куклы-куклы-куклы... маленькие, большие, красивые и не очень, без лиц или вообще только изготовленные остовы.
  - Соната, начинай... - раздался нежный голосок, девочка в черном жилете и широких брючках, достала скрипку... провела смычком по струнам...
  Резкий звук - марионетки дернулись
  Протяжный стон - безликие прогнулись.
  Терция, кварта - дрезина двинулась.
  Еще один стон.
  Зеваки придвинулись поближе, но тут же отшатнулись, когда куклы уставились стеклянными глазами на людей. За сверкающей голубизной, манящей чернотой, зелеными, красными, сиреневыми мозаиками радужек на толпу смотрело что-то древнее и ужасное.
  Домино подняла руки, как профессиональная пианистка.
  Пауза...
   Словно сорвавшись с цепи, музыка выплеснулась на площадь, захлестнула народ веселым напевом, в котором почему-то отчетливо слышались стук колес поезда, гудки и топот танцующих ног. Дрезина качнулась и устремилась во дворец. Слуги успевали только уворачиваться от тележки, несшейся по коридорам к апартаментам короля и двери, в которую требовалось войти.
  - Присмотрите за нашим домом!
  - Без нас рисунок не заканчивайте! - только и раздались звенящие голоски, отразившись от чистого потолка, дрезина шмыгнула в дверь и исчезла за ней.
  Еще с полсекунды скрипичные звуки звенели в наступившей тишине. Люди отходили от шока. На площади несколько любопытных попытались заглянуть в фургончик, однако, заметив пару кукол в человеческий рост, сидевших на козлах и все тем же странным безмолвным взглядом уставившихся на толпу, решили, что будет безопаснее не подходить к карете. А вскоре фургон окружила королевская стража.
  
   Часть 3.
   Путь к цели.
   Шагнув за дверь, путешественники оказались далеко от королевского дворца...
  
  БЕЛОЕ КЛАДБИЩЕ:
  Проклятое место. Об этом знала вся округа. И поэтому сюда даже близко не подходили когда стемнеет.
  Моргана и Меб знали, что на кладбище надо идти после захода солнца. Ведь осколки артефакта прятали существа не из этого мира, а значит, только они ведали, где их искать. Дорога к кладбищу вела через болото. Потом надо было найти калитку, давно заросшую колючим кустарником, кой заменял изгородь. На самом кладбище часто видели привидений, из-за чего оно и обрело свое название. Поговаривали, что там по ночам бродили и оборотни.
  В самом центре кладбища находился высокий надгробный памятник. Именно туда шли две безобидные старушки...
  
  ЛАБИРИНТ:
  Древние развалины затерянные где-то... - затерянные, в общем. В подземелье которых, построен хитроумный лабиринт.
  Много смельчаков уходило туда, снискать славу победителя минотавра. Но никто из них так и не вернулся. Высокие каменные стены давят своей безнадежностью. Раньше в лабиринт обязательно брали факелы. Но сейчас, здание над лабиринтом под влиянием неумолимого времени разрушились. И лучи света беспрепятственно проникают в самые отдаленные его уголки. Шери и Крылатому надо добраться до центра лабиринта. Именно там скрывается минотавр - с двумя похищенными осколками артефакта...
  
   ШАХТЫ:
  Заброшенные шахты. Когда-то здесь добывали золото. И великие гномьи мастера, создавали изысканные украшения в кузнице, построенной в одном из многочисленных коридоров. Но однажды очень гордый гном создал большую золотую куклу. Он думал, что обучит ее своему мастерству и сделает идеальным помощником. Но кукла превратилась в чудовище. Разрушила часть перекрытий и похоронила под завалом множеством рабочих, в том числе и своего создателя. С тех пор в шахту никто не заглядывал. Но временами, в ее недрах слышен гулкий стук. Говорят - это Бездушный Хозяин обходит свои владенья. Что творится внутри шахты, никто не знает. Но за столько лет многие перекрытия сгнили, и грозят обрушиться. Часть проходов уже завалены.
  Севильяне и Хоре надо найти старую кузницу, расположенную где-то в глубине...
  
  ПУСТЫНЯ:
  Пустыня Песчаных Бурь - гиблое место. На много миль вокруг ни одного источника с питьевой водой (для не сведущих в тайнах пустыни). Самый опасный хищник - пустынный лев.
  Не приведи Луна, случайно посягнуть на его территорию. А ядовитый паук-невидимка, может быстро убить крупное животное.
  Кулл и Иеремия должны отыскать в пустыне пирамиды - где-то там скрыты осколки артефакта плодородия...
  
  ГЕЙЗЕРЫ:
  Долина гейзеров находится рядом с пустыней. Растительность там чахлая. Зато в избытке туда проникают из пустыни ядовитые гадюки и скорпионы. Сами гейзеры могут вырваться из земли в любую минуту - столб горячего пара выбрасывало высоко вверх. И оповещала об извержении только тоненькая струйка пара, выбивающаяся из-под земли, которую не всегда можно было заметить. По преданию, в долине Гейзеров обитал единорог. Видели его единицы. И в большинстве случаев, где-то в северной части долины. Гответту и Василисе предстояло дойти туда...
  
  ЛЕС:
  Соната и Домино ступили в Разбойничий лес.
   Он граничил с восточными странами. Здесь из необходимости ездили караваны, т.к. другого пути по земле не было. Густые кроны вековых деревьев не давали любопытному светилу осветить даже дорогу. Оттого здесь всегда царил полумрак. Черные громадные медведи и стаи волков - были полноправными хозяевами леса. Вглубь него не отваживались ходить даже бывалые охотники. Но у подруг выбора не было. Им предстояло найти лагерь разбойников...
  
  ДОЛИНА:
  Живописная долина, где так уютно расположился лес, не пользовалась успехом у местных жителей. Все кто уходил туда - редко когда возвращался. В долине обитали необычные животные. Огромные серые, с большими ушами и двумя хвостами. Наибольший же страх у жителей вызывали комары. Спасало только то, что эти насекомые никогда не покидали низинной долины. Кто же ее населял в отдаленных уголках, оставалось только догадываться.
  Борку и Галлеану предстояло пройти ее полностью и найти логово великана...
  
  ГОРЫ:
  Энай - самая высокая гора в Ландрии. Высокая и опасная. Смельчаки, решившиеся посягнуть на ее вершину, редко возвращались. А те, что возвращались, могли долго рассказывать о несчастных, замерзших на ее склонах. Почти на самой вершине, там, где уже лежал снег, находилось гнездо Безжалостных орлов. Огромные птицы свили его над обрывом. Далеко внизу раскинулся каменистый берег. Добраться до гнезда простому смертному было невозможно. Но Червь и Валарис не были простыми смертными. Им предстояло сразиться с холодом, сильным ветром и разряженным воздухом...
  
  ПЕЩЕРЫ:
  В гряде Острых гор, находящихся рядом с морем, было множество Кристальных пещер. Многие из них соединялись друг с другом замысловатыми переходами. Кристальные пещеры были до конца не исследованы. Единственный человек, который хорошо знал их - это маг Темной Луны, который устроил где-то в пещерах себе жилище. Но он давно исчез. Теперь Эрике и Маргольфу предстояло найти его дом...
  
  Гответт и Василиса.
  Гответт зажмурился от слепящего солнца. Перед ним расстилалась Долина Гейзеров. Магический источник, сокрытый в этой Долине, о котором столько раз говорил его отец. Мечтой всей жизни Рейнмуна, одного из высших магов в Ордене, было попасть в эту Долину. Но она не сбылась. И теперь его сын стоял на серо-золотой гальке...
  - Ты долго будешь думать такими красивыми фразами? - Василиса вернула его к реальности.
  - Нет, я привыкаю... к непривычной обстановке. Ну, какие планы относительно маршрута? Или хотя бы действий?
  - Гответт, ты мог бы отойти на пару метров от меня? Пожалуйста...
  Гответт удивился, но отошел. Василиса закрыла глаза, сосредоточившись на чем-то... вспышка...
  - Все! Можешь подойти. Кстати, тебе рекомендую то же самое сделать! Раз здесь присутствует Магический Источник, то можешь поставить благодаря его энергии мощную защиту. Не знаю, правда, распространится она на гейзеры, но на гадюк и скорпионов - точно!
  Эльф закрыл глаза, составляя каркас защиты, затем добавил источник энергии, силу действия - зелено-золотое сияние окутало его, закрывая от опасностей... он почувствовал, что защита сильнее, чем обычно. И его это радовало...
  
  Кулл и Иеремия.
  Пройдя через дверь, Кулл и Иеремия очутились в ночной пустыне.
  - Пустыня Песчаных бурь?! Лихо! - восхитился Сталкер. - Эй! Стойте! А как же Боливар?
  Кулл повернулся к порталу, но тот уже растаял без следа. Сталкер уже хотел разразиться бранью, в адрес колдуна, не предупредившего их о таких переменах. Но тут в стороне раздалось негромкое, предупредительное ржание коня. Наёмник оглянулся. Боливар стоял метрах в пяти, от них с Иеремией, со всей их походной экипировкой.
  - Ну слава богам, ты цел! - подошёл к коню Стадкер и потрепал того за ухом.
  - Ты за этого, толстого обжору переживаешь больше, чем за меня, - незлобно, но капризно проговорила Иер. Услышав её слова, Боливар дружелюбно фыркнул и посмотрел на девушку весёлым, прищуренным взглядом. Девушка, как будто не заметив этого, продолжала:
  - Нет, чтобы поинтересоваться - как я перенесла переход из дворца, через этот портал, - продолжала капризничать Иер.
  - Ну ладно! Ладно! - стал её успокаивать Кулл и прижал нежно к себе. - Как у тебя дела, Волчонок? Как ты себя чувствуешь?
  - Хорошо - пробурчала, довольная его вниманием Иеремия. - А теперь... -Она легонько отстранилась от него и протянула свиток: - Свиток на котором была написана зашифрованная задача, превратился в это...
  - Похоже, это наше очередное задание - стал изучать свиток Сталкер. - Точно! Так, так! Интересно, из каких источников маг брал сведения? - он усмехнулся: - Самый опасный хищник лев! Если они собьются в огромную стаю, тогда понятно, а так... Да и попадаются они в последнее время редко. А в песках водятся монстры и пострашнее этих кошечек, которые могут перегрызть льва лёгким щелчком челюстей, или клешней. Ладно, задание ясно. Нам надо найти пирамиды.
  Наёмник посмотрел на звёздное небо, на почти полную луну. Вдохнул полной грудью сухой воздух пустыни. Немного взволновано посмотрел на девушку.
  - Завтра полнолуние. Мы находимся не далеко от нашего оазиса. Я чую его запахи. Если мы поспешим, то к утру будем пить родниковую воду. И искупаемся в твоём любимом озере, - глаза у Иер заблестели от восторга. Она обожала их оазис. Где они были единственными хозяевами.
  - Переждём полнолуние и двинемся в Заброшенный храм. Надо пополнить запас золотых монет. И подготовиться к поиску пирамид. Может, найдём, что наведёт нас на их путь, - Сталкер вскочил в седло, положил свиток с заданием в одну из дорожных сумок и, протянув руку девушке, помог ей запрыгнуть сзади него, на круп коня - Ну что в путь?
  Иер прижалась к его спине, приобняв его за талию. И они отправились по направлению к тёмно-золотистой звезде, хранительнице домашнего очага...
  
  "Вся жизнь дорога от одного приключения до другого! - думала Иер сидя за спиной Кулла.
  - Скажи, Сталкер, не надоела такая жизнь? Дороги, драки... Не хочется жить мирно, - спросила девушка.
  Глухо стучали по песку копыта коня, почти полная луна светила мягко и доброжелательно, дюны, барханы, тишина.
  - Иер, на тебя как-то странно действует приближающееся полнолуние, такого раньше не было... - с полуулыбкой ответил воин.
  "Хотя я, кажется, знаю, что с ней. Видно начинает действовать лекарство", - размышлял Кулл.
  - Да ну тебя, - надулась девушка, - и помечтать с тобой уже нельзя!!! И ничего на меня полнолуние не действует, не бывает у меня ППС...
  - ППС?? Что это? - удивился воин.
  - Пред полнолунный синдром, у всех оборотних бывает... - сказала девушка.
  Сталкер покраснел, Иер хищно ухмыльнулась. Дальше ехали молча. Каждый думал о своём...
  "Домой, наконец-то домой, - размышляла девушка, - хоть ненадолго, но... Озеро, с такой прозрачной водой, что видно дно, мой любимый водопадик, золотые рыбки и дом-пещера, о Боги, как я соскучилась по дому, над будит что-нибудь поймать по дороге и приготовить дома. Как давно я не ела дома!"
  - Кулл! Я пошла на охоту! - безаппеляционно заявила Иер.
  - Ладно, иди!
  Иеремия спрыгнула с коня и начала расстёгивать пояс с револьвером.
  - Иер, ты пойдёшь во второй ипостаси? - спросил Кулл.
  - Да, - кивнула девушка, - просто так быстрее.
  Когда Иер передавала одежду Куллу, воин заметил что она уже начала меняться.
  "Как-то слишком быстро она стала перекидываться", - подумалось ему.
  По обнажённому телу девушки прошла судорога, начала появляться чёрная шерсть. Кулл отвернулся, он не мог смотреть как Иер оборачивается, не выносил перекошенного от боли лица девушки.
  Когда он вновь посмотрел на Иеремию, то вместо девушки он увидел крупную чёрную волчицу с белым пятном на груди. Животное развернулось и побежало в ночь.
  
  Моргана и Меб.
  Портал раскрылся у задних ворот кладбищенской ограды, подсветив зеленоватый мох на старых камнях. Как раз последний лучик солнца скрылся за горизонтом.
  Из светящегося круга неспешно вышли две старушки.
  - Тьфу, - ведьма смачно сплюнула на замшевелый валун. - Ну что ты за маскарад придумала, Моргана?!
  От почтительной добродетели и безобидного вида не осталось и следа. Ведьмы разогнули согбенные спины - грудь вперед, живот втянуть! Величественный взор был устремлен вглубь кладбища, где их ждала добыча...
  
  Когда-то это кладбище было главным и самым богатым в Ландрии. Вся высшая знать из поколения в поколение находила покой в этой земле, поэтому родовые склепы были похожи на крошечные замки с родовыми гербами, а единичные могилы украшались статуями. Раньше кладбище напоминало скорее парк с дивными скульптурами, а его красота не наводила печаль и скорбь. Но несколько веков назад кладбище объявили проклятым - за одну ночь демоническая сила осквернила все могилы. До сих пор никто не знает подробностей, и жуткие легенды ходят в простонародье.
  
  ...Еле заметная заросшая тропинка от задних ворот петляла среди небольших могилок, размещенных по краю, но здесь лес был еще гуще, а деревья уродливее. Чертыхаясь, злобно пыхтя и обдирая с одежды паутину, ведьмы выбрались на центральную аллею с могилами богачей через четверть часа.
  - Что за умник отправил нас к заднему входу?! От центрального гораздо меньше топать, - Меб деловито оглядывалась по сторонам. - Ишь, смотри-ка, сестренка! Нас тут еще помнят, - из глубины леса на странную парочку смотрела не одна пара горящих глаз.
  - Они всю дорогу издалека наблюдали, но испытать удачу бояться. Набрались опыту-то, трясутся за свою шкурку облезлую, - Моргана с брезгливостью посмотрела в сторону местной флоры и фауны. Кто-то издав невнятный писк юркнул в глубь леса.
  Пока Моргана пугала грозными очами нечисть, Меб тоже нашла себе развлечение - что-то выцарапывала ногтем на могильной плите со статуей горделивого мага. Моргана засеменила к сестре.
  Надпись на плите гласила:
  "Дерлин Деррмо
  Великий и могучий (текст затерт) ка ...
  прих (плита оббита) ...
  зна (заляпано пятнами крови)..."
  - Ты помнишь этого зазнайку? - Меб доцарапывала надпись "придурок" на месте затертого текста.
  - А то! С первого года обучения на каждом углу кричал, что станет Великим и Могучим магом и войдет в анналы истории. Вошел. Как главный тупица и бездарность Академии и, между прочим, это звание за ним держится последние лет двести.
  Всю дорогу по аллеи ведьмы оглушали окрестности диким ржачем, вспоминая старых знакомых времен бурной молодости, чьи имена еще хотя бы хранили надгробные плиты.
  Приближаясь к центру кладбища, на деревьях стали заметны отблески костра. У главного надгробного памятника в самом разгаре была вечеринка по вызову демона.
  - И тут от них житья не стало! - Моргана недовольно поскребла когтем по щеке. - Бедная нечисть...
  Тайное общество ласонов, имевшее свою ложу и в Ландрии, проводило свой ежегодный слет. Ласонские дела не давали спокойно жить его величеству.
  - Я не поняла! Нас что специально отправили сюда разбираться с антигосударственной деятельностью?
  Сказано было так, что не услышать было сложно. Ласоны повернули головы в сторону ведьм.
  - Здрасте, - Меб улыбнулась своей фирменной улыбкой во все тринадцать зубов.
  Так как ведьмы были уже больше похожи на свой привычный облик и не косили под мирных лесных старушек, то узнали их сразу. Ласоны решили как-то быстренько свернуть свое мероприятие, закончив его полосой препятствий на свежем ночном воздухе.
  - Эх, молодежь...- Меб печально вздохнула вслед сверкающим пяткам.
  Недолго думая, злодейки устроились на алтаре нагретом ласонами месте. Выудив из котомки нехитрую снедь: вареного поросенка под белым соусом, осетрину под красным вишневым и винным соусом, стерлядь с хреном, пироги с визигою, рисом, яйцами и рыбою, колдуны литовские, клецки гречневые, баклажку клюквенного киселя. Как раз к наступлению темноты ведьмы управилась со снедью, а Моргана любовно поглаживала бутыль с мутноватой жидкостью.
  Видимо спиртные пары привлекли внимание и местных обитателей. Пентаграмма, любовно нарисованная ласонами, вспыхнула огнем, а памятник грохнулся оземь, разбившись на мелкий щебень. Гигантоподобная туша с бычьим рогами и двумя косыми саженями в плечах заняла почетный пьедестал в центре. По шкуре демонской твари пробегали искорки, а глаза горели огнем. Медленно существо стало надвигаться на старушек, при каждом шаге раздавался звонкий цокот от копыт, а земля слегка подрагивала...
  
  Червь.
  Гоблин вошёл в дверь-портал. Яркая вспышка света на мгновение ослепила его. Он прикрыл глаза рукой, пока они не привыкли к яркому свету. Перед ним была дорога, длинная и извилистая, а на линии горизонта виднелась гора.
  - Вот так громадина! - воскликнул Червь. - И я должен идти туда без варенья? УЖАС!!!
  Но делать нечего, он поплёлся по дороге. Путь был неблизкий, около трёх дней, если не отвлекаться, то можно дойти в срок.
  "И зачем я согласился на это задание. Валарис похитили... Чёртовы вендиго, а ведь они жители гор, а значит это их стихия...там...впереди. Тяжко будет с ними драться на их территории, а ведь они хоть и меньше йети, но в два раза сильнее огра. Я же с ними ни разу не сражался... Рогатые твари! А самое обидное, что с подругой они забрали варенье! Жрут небось и улыбаются. Гадкие твари! Ну, погодите!.."
  
  Маргольф и Эрика.
   Стороннему наблюдателю могло показаться, что Маргольф не слушает свою спутницу даже краем уха. Однако непогрешимый кассовый аппарат, который заменяет гномам мозги, работал со всей швейцарской точностью. Поэтому, прежде чем шагнуть в зияющий в пустоте провал, Маргольф накинул на голову капюшон своей саламандровой куртки и натянул рукавицы из той же кожи. Полюбовавшись с минуту получившимся красавцем, отражающимся в зеркале истинно королевских размеров, гном направился к порталу и шагнул в него...
  
  ...И в тот же миг его нога, занесенная в пустоту, налилась свинцовой тяжестью и потянула его вперед. Он не чувствовал этой ноги, конечность словно охватил паралич, медленно ползущий холодными пальцами вверх по телу. По мере того, как под неожиданной тяжестью гном сползал в светящуюся дверь, он чувствовал, как тяжесть и холод поднимаются все ближе к голове.
  Сзади донесся короткий визг. Обернувшись, Маргольф увидел, как побледневшая Эрика с испугом разглядывает ползущие из-под штанин корни. Между пальцев ног зазеленели свежие почки.
  Пальцы механика лихорадочно шарили по стенам, пытаясь остановить падение. Схватившись за занавеску, словно утопающий за соломинку, он начал рывками вытягивать свое тело из портала. На каждый рывок тюль отвечал зловещим треском. Разрыв на нем ширился, и гном понял, что, когда его якорь оборвется, помочь не сможет даже сам Штангенциркуль. Потому что мертвыми гномами он не занимается.
  Левой рукой, продолжая сжимать занавеску, уже без попыток тянуть за нее, правой Маргольф медленно и осторожно, не дыша, достал из-за плеча мушкетон. Он засыпал порох в ствол, но почему-то не стал закладывать пулю. Каждое движение отдавалось легким, и оттого еще более зловещим потрескиванием занавески. Направив внушительный раструб своей аркебузы в пустоту провала, гном стиснул зубы, зажмурился и спустил курок.
  Гром от выстрела ушел на ту сторону портала, оставив дворцу лишь легкий хлопок. Выброшенный отдачей из двери, Маргольф сидел на полу. Его левая нога по самое бедро была из лучшего белого мрамора.
  Когда спустя несколько минут к ноге вернулся естественный цвет и чувствительность, а к главному механику - здравый гномий смысл, он виновато поднял глаза на Эрику:
  - Допускаю, что мне следовало учесть характер местного транспорта. Поскольку вышеупомянутое устройство есть ничто иное, как дыра в пятом измерении (невежды любят говорить "в четвертом", но Цивилизованным Существам известно, что четвертое - это время!), то при прохождении через него одного субъекта расстояние его до другого временно увеличивается во много раз. И это, как уже было экспериментально установлено, приводит к срабатыванию проклятия. Согласно моим расчетам, единственный способ пройти вышеупомянутый портал безопасно - шагнуть в него одновременно!
  
   Удивительное дело! Гном ИЗВИНЯЕТСЯ! Нет, определенно основы мироздания сейчас угрожающе шатаются. Друидесса с трудом подавила желание отвесить неугомонному механику великосветскую пощечину, и вместо этого холодно сказала: - Раз так, пойдем. Давай руку.
  Рука гнома оказалась очень горячей.
  "Может он заболел? Сам ведь не признается..." - успела подумать Эрика, прежде чем портал поглотил их...
  
   "Так и знала! Старый козел не удосужился провесить портал по-человечески!"
  Они с Маргольфом ссыпались с высоты больше трех локтей. При падении гном заехал сапожищем (а если верить ощущениям, то неоднократно) в середину спины девушки, и, проявив неожиданное джентльменство, оказался внизу, между ней и каменным полом. Эрика помогла Главному Механику встать и отряхнуться, и, прислушиваясь к неразборчивым ругательствам, предложила снадобье от ушибов. Что ожидаемо было проигнорировано. Они осмотрелись. Вокруг разливалось тусклое зеленоватое свечение. Огромный подземный зал, украшенный свисающими с потолка замысловатыми сталактитами, был пустынен. Где-то капала вода, справа и сзади тянуло сквозняком разной степени затхлости. Запахов тления или нечистот не ощущалось. Эрика достала из сумки сапоги и обулась. Она очень не любила ощущение камня под ногами. Девушка прислушалась - в такой пещере, как эта, должна быть жизнь. Летучие мыши уж точно здесь обитают. Нужно только дотянуться до них и позвать, они могут рассказать о других обитателях и даже провести к логову старого мага, которого им с Маргольфом надо найти. Друидесса сосредоточилась и начала поиск.
  Гном, тем временем, ходил по залу без видимой цели и что-то говорил, шевелил пальцами, затем достал свой экспериментальный фонарик и...
  
  Кулл и Иер.
  Волчица исчезла в песках. Кулл посмотрел ей в след и обратился к Боливару:
  - Ну что, двинули дружище дальше. Я думаю, что к нашему приезду в оазис, Иер раздобудет, чем перекусить. А тебя там ждёт вкусный стог сена, и овёс, - конь без понуканий рванул с места мощным упругим галопом.
  Над пустыней висела звёздная, тихая ночь. Почти полная луна, ярко освещала барханы, мелькающие мимо всадника и его коня, быстро продвигающихся к заветному оазису.
  - Дороги, драки... - грустно проговорил Кулл. - А что я могу сделать, Боливар. Это моя жизнь. Я наёмник, а не пахарь. Меня никто этому не учил, да и сам я не захочу ковыряться в земле. Зачем мне это? - Боливар резко остановился и возмущённо фыркнул.
  - Что? - не понял его возмущения Кулл. Конь посмотрел на него возмущённым взглядом и негромко заржал - Ты намекаешь на то, что пора остепенится? - Боливар еле заметно кивнул головой.
  - Я не могу без этого. Я бродяга, - Кулл, зло пнул пятками поучающего его, коня: - Поехали, давай!
  Боливар не слишком обиделся, но теперь пошёл шагом. Давая хозяину выговорится.
  - Знал же что нельзя приобретать коня с интеллектом. Так нет же, послушался продавца: "Покупайте! У вас будет верный друг! С которым можно посоветоваться в трудную минуту! Он вас будет понимать!" А что делает этот верный друг - становится на сторону этой девчонки?!
  Боливар возмущённо заржал и встал на дыбы, намекая на то, что если Кулл продолжит в том же духе, то пойдёт дальше пешком.
  - Ладно! Ладно! Успокойся! - легонько похлопал его по крупу Кулл. - Похоже Иер права, у меня точно ППС.
  Боливар нежно заржал и опять пустился в галоп.
  - Что Иер? - не понял его Кулл. Конь на ходу покосился на него, весело прищурив один глаз. Мол, ты что, ничего не замечаешь?
  - А ну стой! - возмутился Кулл. Он резко остановил коня и спрыгнул с него. Став перед ним, и скрестив руки, Кулл посмотрел возмущённо в глаза Боливара: - Ну и что я должен замечать?!
  Боливар тяжело вздохнул и, оттолкнув в сторону своего хозяина, медленно побрёл дальше.
  - Ну ладно! Ладно! - согласился Кулл: - Я всё понимаю. Я вижу, как она ко мне относится. Но я слишком стар для неё!
  Боливар остановился, повернул морду к наёмнику и возмущённо фыркнул, показав зубы.
  - Кто дурак? Я дурак? - конь утвердительно кивнул в ответ. - Ладно! Я с тобой согласен! - грустно вздохнул Кулл. - Я поговорю с ней! - конь в знак согласия пошевелил ушами. - Вот приедем в оазис, я там с ней и поговорю! Но!..- Кулл погрозил коню пальцем. - Но, за дурака ты ответишь! Загоню! - уже в шутку сказал он.
  Боливар радостно заржал и, остановившись, пригласил друга садиться в седло.
  - И откуда они только взялись, эти лошади с интеллектом, - садясь в седло, пошутил Сталкер. Боливар хитро покосился на наёмника и, не дав ему, как следует устроиться в седле, опять рванул с места галопом.
  Так они проехали ещё не меньше часа. И тут из-за бархана выскочила взъерошенная завывающая волчица и бросилась чуть ли не под ноги коню. Кулл резко потянул за уздечку Боливара влево. Тот возмущённо заржал и, встав на дыбы, отскочил в сторону, чтобы не растоптать Иер.
  - Ты что, совсем не видишь куда несёшься? - возмутился Кулл на Иеремию, остановив взмыленного коня.
  "Сталкер, около оазиса засада!!!" - услышал он у себя в голове голос оборотня...
  
  "Охота, я иду на охоту", - думала Иер.
  Волчица бежала по пустыне, принюхиваясь к остывающему ночному воздуху, в нём парили тысячи тысяч запахов, и девушке нравилось снова различать их, сейчас, находясь в волчьей шкуре она оставила все свои человеческие переживания и мысли.
  Пробегав, некоторое время и не найдя ничего хотя бы относительно съедобного, волчица решила проверить путь до оазиса, так как она знала что туда приходит много животных на водопой, но по пути ей никто не встретился.
  "Странно, - в волчьей голове оформилась человеческая мысль, - почему нет животных?"
  Подбежав к оазису, она почувствовала стойкий кошачий запах.
  "Кошки? Ненавижу кошек!" - мелькнула псячья мысль. - "Хотя... Есть одно исключение".
   Осторожно подкравшись к краю бархана, Иеремия высунула свою морду что бы оглядеться, увиденное повергло в шок даже волчью половину сущности девушки. Десятки рычащих львов, неестественно огромных и неестественно злобных - Бежать!..
  
  ...- Сталкер, около оазиса засада!!! - заорала Иер. Потом вдруг вспомнила, что Кулл не понимает по-волчьи и перешла на мыслеречь.
  Воин что-то пытался объяснить Иер, но волчья половина выла от желания разделаться с врагом, сил сдерживаться просто не было, и девушка отвечала односложными фразами. Кулл дал ей попить, и волчица нежно посмотрела ему в глаза.
  "Он всегда заботится обо мне. Защитить любой ценой!" - сформировалась мысль.
  Кулл произнёс какую-то фразу, но её смысл не дошёл до волчьего мозга, а затем погладил и поцеловал в нос - "Приятно!"
  - Удачи тебе! Я буду тебя страховать. - Скомандовал Сталкер и Иер прыгнула в предрассветную тьму.
  Сталкер спрыгнул с коня и, достав из чехла ружье, двинулся вслед за волчицей.
  Боливар, было, тоже пошёл за ними, но Сталкер строго посмотрел на него:
  - Постой пока здесь. Мы в разведку. - Конь недовольно фыркнул. - Пожалуйста, - поправился Сталкер, - постой здесь.
  - Тоже мне! Конь - интеллигент нашёлся, - уходя пробурчал наёмник. Боливар тихо заржал в ответ. Мол - Я всё слышал!
  Перебежав через пару барханов, они с Иер залегли на верхушке третьего и стали наблюдать за происходящим возле оазиса.
  А там расположилась стая львов. Причём это были одни самцы. Сталкер стал наблюдать за стаей в оптический прицел своего ружья.
  В стае было около пятидесяти львов, все отборные молодые, высотой - полтора метра в холке и метра три длинной, и не раз бывавшие в поединках с противником. Они расположились возле оазиса так, что мимо них незамеченными не проскользнёшь. В центре этой стаи Сталкер заметил пять огромных львов с чёрной гривой. Видно они руководили этой стаей.
  "Пещерные львы? - удивился Сталкер.- Откуда они здесь взялись? Среди пустыни. И зачем они сюда нагнали всю эту толпу пустынных львов?"
  "Что там?"- Услышал он вопрос Иер.
  Сталкер спрятался за барханом и посмотрел на волчицу.
  - Слушай меня внимательно девочка - обратился он к ней, - сейчас нам предстоит бой. Похоже, эти львы ждут нас. И это неспроста. Видно кто-то пронюхал о нашем задании, и хочет нам помешать его выполнить. Так вот! Ты будешь должна отвлечь на себя хотя-бы с десяток этих тварей. Ты сможешь с ними справиться?
  "Я справлялась и не с таким противником. Я могу уничтожить их и больше!" - злобно зарычала волчица.
  - Так не храбрись. Среди них пяток пещерных львов. Это очень опасные звери. Твоя задача будет состоять в том, чтобы ты увела часть стаи в сторону. Я постараюсь, чтобы из тех, кто за тобой бросится в погоню, осталось поменьше живых, - он положил руку на свой оленебой. - Потом действуй по обстановке. Постарайся уничтожить их поодиночке. Остальных я возьму на себя. Думаю, пока они доберутся до этого бархана, я с десяток их положу, а то и больше. Ну не будем загадывать. Подожди меня здесь пока я схожу за Боливаром. А то это ворчливое животное обидится, что мы его не пригласили на такое веселье.
  Через пять минут Сталкер появился, ведя коня в поводу. Он снял с седла одну из фляг и подошёл к волчице.
  - На вот попей, - Сталкер откупорил флягу с водой и стал наливать воду себе в ладонь, а волчица начала жадно её пить. - Не спеши! Ты должна быть спокойной и хладнокровной в бою. И вот, что я хотел ещё тебе сказать.
  Девушка-оборотень посмотрела ему нежно в глаза.
  Кулл кашлянул.
  - Понимаешь ты очень дорога для меня. Я тут думал, о том, что ты говорила... Ну, в смысле о мирной жизни... О нас с тобой... И хочу тебе сказать, что я... - Кулл запнулся и замолчал.
  "Что ты хочешь сказать мне, о нас с тобой?" - послышался у него в голове голос девушки.
  - Я...Я всё тебе скажу в оазисе. Как только мы разделаемся с этими тварями. Я обещаю всё тебе сказать. А теперь, пожалуйста, береги себя! Ты мне очень дорога, - он почесал волчицу за ушами и поцеловал её холодный влажный нос - Удачи тебе! Я буду тебя страховать.
  Он проводил её взглядом, пока она не скрылась за барханом, и побежал на свою позицию готовиться к бою с хищниками...
  
   Эрика и Маргольф.
  - Каверна сталактитовая, естественного происхождения, - прокомментировал Маргольф. - Состав породы - магнитный железняк с примесью малахита и прожилками из кварца. Эх, и добрую здесь мастерскую зрительных труб можно было бы открыть! Оправа и стекло в одном флаконе.
   Гном огляделся. Чувство направления, особенно острое здесь, под землей, подсказывало ему, что малахитовая пещера уходит вниз к западу, и что, несмотря на сталактиты, воды поблизости немного. Словно что-то заставило ее испариться. Таким "кипятильником" мог бы поработать вулкан, но герой видел, что вокруг породы больше осадочные, а не вулканические.
  Проклятое зеленое свечение мешало инфразрению и не особо помогало видению обычному. Гном вздохнул и нехотя распечатал фляжку с маслом. Пламя фонаря выхватило из темноты невысокие своды, и даже видавший виды Маргольф присвистнул. Словно во множестве стекол калейдоскопа, его слабый огонек отразился в потолке, стенах, полу, пробежал по жилам кварца живым огнем. Пещера, прежде мрачная и угнетающая, наполнилась пугающим буйством красок.
  - Милостивая гражданка! (в любом другом народе сказали бы "милостивая госпожа", но республиканский дух всегномьего равенства не позволял признать кого-то "господином") Согласно моим расчетам, раз в данном горном образовании присутствуют сталактиты, то под нами должно находиться подземное озеро. - (Чутье жителя камней презрительно фыркнуло на довод логики, но ничего поделать не могло). Поэтому, есть мнение, двигаться следует на восток и вверх. Если у вас нет каких-то дополнительных данных, решение считаем принятым единогласно?
   Маргольф, разумеется, не мог ожидать, что в каменном мешке Эрика найдет какую-то растительность или живность, способную изменить картину.
  Писк на пределе человеческой слышимости наполнил осветившуюся пещеру. Из прохода, откуда тянуло сквозняком, вылетел правильный клин летучих мышей, рассредоточился и спикировал на Маргольфа с фонарем. Точнее, на фонарь в руке гнома. Под ударами маленьких кожистых крыльев огонек в экспериментальном фонарике мигнул и погас. Мыши мстительно пронеслись чередой у самого лица гнома, резко взмыли под потолок, снова перестроились и зависли у лица Эрики. От клина отделилась очень крупная особь и запищала что-то сложное, с присвистом и пощелкиванием, временами переходя на ультразвук. Друидесса изредка вставляла щелчки и резкие посвисты. Маргольф обиженно раскуривал трубку и не смотрел в сторону мелких негодяев и примкнувшей к ним коллеги. Когда Эрика повернулась к гному, на ее лице была лукавая улыбка.
  - Коллега Маргольф, у меня есть для вас две новости, как водится - хорошая и плохая. Хорошая - этот старый ко...эээ... рифей Высокой науки действительно обосновался здесь. Плохая - он так давно обосновался здесь, что окончательно выжил из ума, того, который был. Или не было. В общем, этот маг Темной балды, ой, воды... или нет, ну, в общем, этот почтенный человек, живет через три перехода отсюда. Только вот, я не знаю, что такое переходы... Предводитель Малого Пещерного Народа излагает с жутким акцентом. И, честно говоря, мне как-то не по себе от мысли, что нам надо к нему, в смысле, колдуну, идти. Предводитель говорит, старик стал воинствующим нудистом. Боюсь, нас ждет культурный шок.
  
  Василиса и Гответт.
  Что ты на меня так смотришь? - удивился Гответт, заметив интерес на лице своей спутницы.
  - Ты стоишь на одном из гейзеров и у тебя ровно семь секунд, чтобы отпрыгнуть, - полуэльф чертыхнулся и в красивом прыжке ушел в сторону.
  - Три, два, один, пуск, - прокомментировала Василиса, гейзер открылся.
  - Есть предложения - как нам здесь...маневрировать, меж всеми этими... - хмуро осведомился Гответт, оглядывая тут и там вспучивающиеся из-под земли гейзеры.
  - Как - нет, а вот куда - есть. Со мной только что связался единорог. Ты не знаешь на севере долины большого красного камня?
  - Не видел, но отец часто описывал его. Говорят, там есть источник магической силы, но никто так и не смог определить его точное место расположения. А почему ты спрашиваешь?
  - Единорог сказал, что встретит нас там. Но такими темпами, (они опять уклонились от струи), мы далеко не уйдем. Не хочешь искупаться? - весело спросила она у друга.
  - Я не прочь полетать, - настроение у Гответта падало все ниже и ниже.
  - Знаешь, а это отличная идея, - засмеялась девушка, и щелкнула пальцами - из воздуха, как - будто сплетаясь, возник ковер. - Интересные у тебя сегодня мысли, Нет, ты не сошел с ума, просто это уже не магия, это свойство, полученное от родителей, хоть я их и не знала, но многое слышала, не спрашивай.... Нет, не мысли прочла, всё это у тебя на лбу и так написано. Мне одна гадалка указала путь со словами: "Там тебя ждет судьба". Но мне кажется, что она (судьба) от меня удирает, со всей скоростью, на которую способна, - добавила Василиса, немного погрустнев.
  Полуэльф произнес слова извинения, и опустился на ковер - тот вдруг воспарил над землёй на высоту примерно в две ладони, Гответт, не ожидавший такого, отпрыгнул с рекордной скоростью.
  - Ковер-самолет, не из иного мира, но удобное приспособление, - Василиса опять улыбнулась. Её друг испытывающем взглядом посмотрел на неё, и вдруг заметил, что по лезвиям мечей пробегает искорка смеха.
  - Дожили, уже и мечи смеются над эльфами, - проворчал он.
  - Садись,- пригласила его Василиса, и прилегла на ковер. Полуэльф с опаской приблизился и сел. Ковер взмыл в облака.
  
  Галлеан и Борк-Жестянщик.
  Борк оказались ветвях огромного (по гоблинским меркам) хвойного дерева. Быстро сориентировавшись в ситуации, Борк сжался в комок, готовясь к жесткой посадке... и обнаружил, что никуда не падает. Объемный тюк (судя по ощущениям гоблина) с абсолютно ненужной в данном климате теплой меховой одеждой, пристроенный поверх рюкзака, прочно удерживал Борка меж двух ветвей этой то ли ели, то ли пихты, то ли... короче - етого поганого, ельф его побери, колючечного дерева! Земля, находящаяся в пяти метрах ниже, тянула гоблина к себе... и, надо заметить, его это не то чтобы пугало - просто хотелось опуститься на землю по возможности мягко и без переломов. Собрав волю в кулак, гоблин аккуратно извлек правую руку из лямки рюкзака и тут же схватился ею за соседнюю толстую ветвь. Опершись левой ногой в ветвь пониже, и наконец-то приняв какое-то подобие устойчивого положения, Борк развязал несколько кожаных ремешков на рюкзаке, частично освобождая длинный моток веревки. Для начала следовало спустить вниз рюкзак. Но еще раньше следовало придумать, как бы это реализовать с минимальными потерями сил, времени и материала.
  "Если Борку надо думать - что ж, Борк станет думать!"
  Через минуту острый гоблинский нож уже аккуратно очищал небольшой участок ветви от шершавой внешней коры... а еще через минуту рюкзак с примотанным к нему тюком были аккуратно спущены вниз. Борк же, встав обеими ногами на самую толстую из доступных ему ветвей, оглядывал окрестности. Пихтовый лес тянулся во все стороны на расстояние взгляда, и верхушки самых отдаленных деревьев скрывались в низких облаках, спускавшихся с гор в долину. Неровности рельефа мешали толком оценить расстояние и скрывали от гоблина истинную картину местности. Глубоко вздохнув и по махав рукой, показавшемуся среди деревьев Галлеану, Борк отпустил ствол дерева и сделал шаг вперед. Мгновенно натянувшаяся веревка, перекинутая через очищенную ветку, позволила гоблину легко приземлиться на росший среди корней мох, а затем аккуратно отцепить от пояса крепление, и, отпрыгнув в сторону, позволить вздернувшемуся было вверх рюкзаку, использованному в качестве противовеса, приземлиться на тот же мох значительно более жестко. Впрочем, рюкзаку же все равно...
  
   Неизведанное неожиданно оказалось пахнущей хвоей рощей. Несколько секунд эльф поностальгировал, вдыхая такой знакомый запах, но тут неожиданно понял, что висит чуть ли в трёх метрах над поверхностью земли. Рефлекторно вскинув руки, он с тихим полузадушенным воплем рухнул прямо на ворох палых веток и хвои, смягчивших падение настолько, что эльф не получил каких-либо травм.
  Повертев в разные стороны головой, он обнаружил, что роща значительно больше, чем представлялось сначала. С тихим кряхтением встав, он помассировал ноющие части тела (их оказалось значительно больше, чем казалось сначала) и окончательно пришёл в себя. Пощупав пояс и осмотрев свои пожитки, он убедился, что при посадке ничего не потерял и прислушался...
  До его слуха донёсся негромкий звук - БУМС, словно кто-то маленький приземлился на валежник и Галлеан тут же понял, что это его товарищ. Подобрав полы плаща, который начал странным образом изменять окраску, подстраиваясь под окружающий ландшафт, он пошёл в сторону звука, вскоре увидев хорошо знакомого гоблина, собирающего свои пожитки, и остановился неподалёку, тихо и своеобразно свистнув.
  
   Кулл и Иеремия.
  Сталкер наблюдал в оптический прицел за перемещениями львов. Лишь бы всё пошло как надо и его план сработал. Один из пещерных львов видимо решил облегчится. Он встал со своего места и побрёл в сторону от стаи. За ним пошла охрана из обычных, двух львов-пустынников (плевать они хотели на мнения тех, кто считает, что все львы живут только прайдами). Отойдя метров на двадцать от стаи, к одному из барханов. Лев решил видимо, что его это место устраивает и, рыкнув на охранников, устроился для осуществления своего плана ("Культура так и прёт" - усмехнулся наёмник). Пустынные львы отвернулись и в этот момент... Началось.
  Из-за бархана выскочила огромная волчица и стрелой метнулась к двум львам-охранникам. Два мощных удара тяжёлыми волчьими лапами и львы лежали уже со свёрнутыми шеями. Пещерный лев, увидев происходящее, приготовился уже для прыжка на волчицу...
  Глубокий вдох, две секунды, цель в прицеле, выстрел на выдохе. Пуля вошла точно в глаз чёрного льва и, пробив мозг хищника, вылетела наружу из затылка. Лев не издав ни единого рыка, упал мёртвым возле ног волчицы.
  "Минус три",- подвёл итог Сталкер.
  Волчица повернула морду к стае львов и издала длинный, протяжный вой. Львы вскочили еще не поняв откуда раздался выстрел, но зато увидели на верхушке бархана освещённую луной волчицу. В её сторону помчался отряд из девяти пустынных хищников, возглавляемых пещерным львом. Иер стояла и выжидала, когда они приблизятся ближе. Сталкер прицелившись в командира отряда, выстрелил. Тот споткнулся, но не упал, но уже хромая продолжил преследование. Волчица опять издала длинный вой и скрылась за барханом. Раздалось два выстрела подряд и двое её преследователей осталось лежать на песке. Остальные, скрывшись за барханом, продолжили погоню.
   Сталкер перевёл взгляд на оставшихся хищников и увидел, что львы, поняв, откуда раздаются выстрелы, бросились всей стаей в сторону бархана, за которым он прятался. Сделав несколько глубоких и спокойных вдохов и выдохов, Сталкер приготовился к стрельбе. Взведя курок, он выстрелил в пустынного льва, бегущего впереди всех. Пуля вошла чётко между глаз. Хищник споткнулся и покатился под лапы бегущим следом за ним львам. Те стали оббегать его с двух сторон, открыв тем самым трёх вожаков, которые скрывались за их спинами. Ещё один лев с чёрной гривой остался лежать на земле с пробитой головой. Двое оставшихся в живых - пещерных льва, чуть пригнувшись, метнулись за спины к своим подчинённым. Расстояние до бархана, где устроил свою лёжку Сталкер, сокращалось. Четыре выстрела подряд - ещё трое львов-пустынников лежат мёртвыми, а один с рёвом катается по песку, с перебитой передней лапой.
  Теперь быстро перезарядить. Сталкер перевернулся на спину, вытащил обойму из десяти пуль, из патронташа на поясе и вставил её в дуло своего ружья. Потом выхватив шомпол, протолкнул пули в глубину ствола, вытащил его наружу, вставил в пазы под стволом ружья и, перевернувшись, приготовился к стрельбе. Львы уже были почти рядом с его барханом. Но все-таки пятеро из них его не достигли - они лежали мёртвыми. Вся оставшаяся стая продолжала нападение, поднимаясь уже по склону бархана. Сталкер сполз с его верхушки встал и отпрыгнув с того места где стоял, метра на три в сторону, лёг на песок и прикрылся плащом-хамелеоном.
  "Ну, теперь очередь Боливара, - подумал Сталкер - Лишь-бы всё получилось".
  Всё вышло так, как он и задумывал. Львы, поднявшись на верхушку бархана, услышали ржание коня и, увидев, как тот уходит от них, не стали присматриваться есть на нём всадник или нет, и всей стаей дружно бросились в погоню за Боливаром. Наблюдающий, за ними из-под плаща Сталкер, дождался, когда те спустятся вниз и отбегут чуть в сторону. Потом встав и поднявшись на верхушку бархана, он занял позицию для обстрела стаи с тыла.
  Первым упал ещё один пещерный лев, поражённый в затылок. Потом два песчаника. Только после этого хищники поняли, что их обстреливают с тыла. Стая остановилась. И пока оставшийся вожак соображал, откуда ведётся по ним обстрел. На песок легли ещё два зверя, с перебитыми лапами.
  Пещерный лев опять повёл своих воинов в атаку на злосчастный бархан. Когда они приблизились к склону, Сталкер уже перезарядил своё ружьё и, отстегнув плащ, чтобы тот не мешался в рукопашной, принялся за очередной обстрел хищников. Прежде чем те успели приблизиться к нему, он успел положить ещё четырёх. Потом схватив ружьё за дуло как булаву, наёмник приготовился к рукопашной. Первый пустынник прыгнувший на него, получил мощный удар в висок прикладом, оббитым сталью. С проломленным черепом он упал к ногам Сталкера. Перехватив ружьё для стрельбы, Сталкер выстрелом в упор, в открытую львиную пасть, уничтожил ещё одного врага. Следующий выстрел он сделать не успел, так как удар мощной лапы очередного противника, выбил ружьё из его рук. Но это не помогло льву - Сталкер присел перед хищником, резко выдвинул обе руки вперёд, схватив того за густую гриву, на его горле, и выпустил оба кинжала из своих укрытий. Лев захлебнулся в кровавой пене и тут же издох. Сталкер отскочил в сторону и приготовился к неравной схватке с окружившими его хищниками.
  Они стояли на верхушке холма. Воин с двумя окровавленными кинжалами и четырнадцать рычащих львов - готовых броситься на Сталкера и растерзать его на клочки. Но они понимали, что из этой схватки выйдут живыми не все, а может даже и никто из них не останется в живых. За каких-то пять минут из всей их стаи осталось меньше половины бойцов. Пустынные львы готовы были бежать от страха в пески. И обходить опасного противника всегда стороной, но их удерживала воля, оставшегося в живых пещерного льва. Пока он живой, они полностью в его подчинении.
  Это понимал и Сталкер. Если он уничтожит вожака, победа будет на его стороне. Но как? Как это сделать? Когда тот прячется за спинами своих воинов.
  И тут разметав ряды львов, к Сталкеру прорвался вернувшийся Боливар. Два льва с проломленными черепами - копытами боевого коня, остались лежать на песке. Остальные сбились в кучу вокруг своего вожака. Сталкер мигом вспрыгнул в седло и, осмотрев место схватки, нащупал под рукой кобуру с револьвером, которую оставила у него на седле, его напарница, уходя на охоту. "Смитт" тут же оказался в руках у Сталкера. Он выпустил в толпу львов четыре пули. Два раненых хищника с визгом отскочили в стороны, открыв пещерного льва. Последние две пули, 45-го калибра легли чётко между глаз вожака стаи, разворотив огромную кровавую дыру - лев рухнул мёртвым.
  Сталкер выхватил из ножен меч, висящий на седле, и прикрылся щитом, приготовившись к бою. Но оставшиеся львы посмотрели с испугом на него, а потом на своего мёртвого вожака и, поджав хвосты, умчались в пески.
  Наёмник с облегчением опустил меч. Эту схватку он выиграл.
  "Как там Иер?" - забеспокоился он.
  "Всё в порядке", - раздался у него в голове голос девушки-оборотня. Из-за бархана вышла хромая, взъерошенная волчица. На её боку алела кровавая рана от львиных когтей.
  Кулл спрыгнул с коня и бросился к ней.
  - Как ты? - обняв её за шею, взволновано спросил он.
  Волчица поморщилась от боли: "Всё в порядке! Отпусти! Задушишь, медведь!"
  "Как всё прошло?" - посла он мысль Иер.
  "Отлично! Там, - она указала мордой за барханы, - одни трупы".
  В голове у Сталкера всплыла картинка. Пустыня и в ней восемь окровавленных, бездыханных львиных тел.
  "Если-бы ты не подранил вожака, тяжеловато мне пришлось-бы. - Сказала волчица. - Он все-таки меня зацепил своими когтями. Но это была уже его предсмертная агония".
  "Ну, слава богам всё окончилось! - нежно погладил её Кулл. - А теперь в оазис. Там ты примешь свой обычный вид, и мы немного отдохнём. Сможешь сама идти?"
  Волчица поморщилась: "Дошла же сюда, смогу и до оазиса добраться. Рана уже начинает заживать постепенно".
  - Ну, тогда в путь - проговорил Кулл уже вслух, вскочил на коня и они не спеша направились в сторону оазиса, подобрав по пути плащ и ружьё.
  Наступал новый день...
  
  "Я дома!" - промелькнуло в волчьей голове. Животное подползло к озерцу и стало жадно пить, ускоренный раной метаболизм буквально сжигал девушку из нутрии. Оторвав мокрую морду от воды Иер посмотрела на Кулла: "Отвернись, я сменю шкуру".
  Кулл послушно отвернулся.
  - Так гораздо проще общаться, правда, Кулли? - в предрассветной тишине зазвенел голос девушки.
  - Не люблю когда ты в волчьей шкуре, Иер, потом голова болит от общения с тобой, мысли как иголки, - пожаловался Кулл.
  - Это из-за того что наши психопараметры не совпадают, вот если бы ты сам прев...
  - Не будим об этом, - прервал девушку наёмник.
  - Ну почему, Кулли, так бы нам было намного проще, - заупрямилась Иер, - почему ты не хочешь говорить об этом?
  - Ты еду приготовила? - резко сменил тему Кулл.
  - Когда бы я успела? Я была немного занята, или ты не помнишь?
  - Отговорки, мужчина дома, а стол не накрыт!
  За шуточными препирательствами они дошли до своего маленького домика.
  "Слава Волку-Прародителю, львы не заходили в оазис", - подумала девушка.
  - Иер, тебе нужно поспать,- сказал Кулл, - нам же нужно быть в полной боевой готовности, а ты всё ещё ранена. Ну а я пока найду чего пожевать.
  - Хорошо, Кулл, - отозвалась девушка, она и сама чувствовала, что еле стоит на ногах, но признаваться в этом почему-то не хотелось.
  
  Когда Иер проснулась, солнце начало клонится к закату, а в доме вкусно пахло жареным мясом.
  - Еда!!! - радостно завопила девушка.
  - Сначала надо умыться, - сказал Кулл, сидя за столом.
  - А! Не хочу! - закапризничала Иер.
  - Ну, словно маленький ребенок, - вздохнул Кулл.
  - Мясо, мясо, мясо!! Слушай, а зачем ты его жарил?
  - Иер!
  - Ну что? Кстати, Кулл, чего ты хотел у меня спросить перед той забавной драчкой?
  Кулл чуть не поперхнулся куском мяса.
  - Ты это о чём? - будто ничего не понимая, спросил он Иер.
  В окно их домика заглянул Боливар и заржал с намёком - Кто-то, что-то обещал?!
  Кулл зыркнул на него обиженно:
  - Ладно! Я скажу, раз обещал, - он посмотрел на Иер. - Понимаешь... - начал Кулл. - Я тут думал о нас с тобой... - зеленоглазая девушка смотрела на него, нежным, весёлым взглядом шкодливого чертёнка. - Как ты смотришь на то...
  Кулл запнулся. В окне опять послышалось возмущённое ржание коня - Не тяни.
  - Ладно! - решился Кулл. - Иер, я тебя люблю! Я, наверное, слишком стар для тебя. И я не обижусь, если ты мне ответишь отказом. Ты молода и вольна решать сама, стоит связывать свою судьбу с моей, или нет. Но знай, что ты мне очень дорога и я никогда тебя не предам. И ещё, - Кулл смущённо усмехнулся, - я бы не отказался, от маленьких волчат-непосед.
  Кулл свободно вздохнул. Наконец он признался Иер в своих чувствах к ней. Теперь он смотрел на свою подругу и ждал её ответа.
  Конечно, девушка догадывалась, о чём хочет поговорить с ней Кулл, но так приятно было помучить его, заставить сказать самому...
  - Кулли, ведь сегодня полнолуние? - вдруг спросила Иер.
  - Да, разве это что-то меняет? - удивился Кулл.
  - Ошейничек нашёл? Пещерку приготовил? - как-то уж чересчур заботливо спросила девушка.
  - Да, а что? - заподозрил подвох воин.
  - Полнолуние, - мечтательно промурлыкала Иер, - как там в нашей любимой песне,
  Верной я навеки стану,
  Тайну раздели со мной.
  Ты, Луна, - отец шаману -
  Мне - приходишься сестрой, - пропела девушка.
  - К чему этот балаган, Иер, я знаю, что ты хорошо поёшь... - удивился Кулл.
  - Поговорим после полнолуния, милый, - девушка подошла к воину и нежно поцеловала его в губы, потом отстранилась от него и лукаво посмотрела в глаза, - смеркается, тебе пора.
  
   Кулл так и не понял, что имела в виду Иер. Он вышел на улицу, подошёл к Боливару.
  - Ну что, доволен? - спросил он у коня. - Я ей признался! А она?.. Что она мне ответила? Я не понимаю её.
  Боливар понимающе ткнулся носом в его плечо.
  - Да ладно, - отпихнул его Кулл. - Пойду я. Спокойной ночи!
  Он достал из походной сумки ошейник с клыками зверя. Надел его себе на шею и скрылся в глубине пещеры. Всю ночь из пещеры доносились глухие рыки. Часа в четыре они прекратились, и послышался тихий храп. Возле входа в пещеру поднялась стройная фигурка, и тяжело вздохнув, зашла в дом...
  
   "Солнце зашло, - грустно подумала Иеремия, - полнолуние, а почему-то грустно".
  Девушка вышла из дома и посмотрела в сторону пещеры.
   "Как он там? Мне больно, а как же больно ему, - Иер подошла к входу, закрытому большим валуном, - а вот просто интересно как он этот валун тягает или Гном опять что-нибудь придумал?!"
  Из пещеры послышались глухие полные муки толи рыки, толи стоны, рыжее сердечко Иер сжалось от боли и беспомощности, она ничем не могла помочь своему другу, своему любимому. Сердцем девушка уже давно и крепко любила Кулла - этого сильного, серьёзного воина. Но умом она понимала, что ничего хорошего из их любви не выйдет, уж слишком они разные. Единственное что сейчас могла сделать девушка это сидеть у пещеры и ждать.
  Ночь перевалила за середину, близился рассвет, шум в пещере стих, и девушка пошла в домик в надежде немного поспать.
  "Сегодня полнолуние, значит, одежду можно не одевать всё равно когда засну, потеряю контроль и превращусь, как мне это надоело", - думала Иер.
   Девушку разбудили шаги Кулла за дверью, и вдруг Иер сообразила что она всё ещё человек. Воин приоткрыл дверь и тут же её захлопнул, девушка услышала, как он возвращается в пещеру.
  "А ведь он первый раз увидел меня обнажённой и не перед трансформацией", - Иер мечтательно улыбнулась. Потом вдруг села от удивления на постели: "Почему я всё ещё ЧЕЛОВЕК?!"
  
  Червь.
   Он медленно брёл, что-то негромко насвистывая, над ним пролетел огромный нетопырь, пронзительно заверещав.
  - Разлетался тут, гадкая тварь, чего тебе в пещере не сидится посередь белого дня! - злобно прокричал Червь.
  Гоблин совершенно расстроился - потеря друга, и варенья его удручали. Даа... как давно он не чувствовал приторно сладкий вкус варенья во рту. Так и помереть недолго. Варенье всегда действовало на него как наркотик.
  Дорога вошла в лес.
  -Мдаа... чертов лес... - пробубнил гоблин на ходу. Через полчаса ходу на границе леса он услышал шуршание в придорожных кустах. Зелёный остановился и повернулся к кустам. Там кто-то громко урчал.
  Урчал?!
   За всё время перехода через лес Червь не видел ни одного зверя, а тут явно кошка урчит...
  
  Соната и Домино.
  Немного лирики:
  Солнце клонилось к закату, облачка в небе раскрасились тонами Растишки, а где-то мальчик готовился летать во сне. Опушка, усыпанная раскрывающимися к ночи цветами, понемногу погружалась в сон то там, то здесь раздавались трели цикад, чьи голоса были так же неприятны, как скрипичные струны, наспех прикрепленные к деке. Ночной оркестр настраивался для очередного симфо-найт-пати. Казалось, наклонись к траве, ближе... закрой глаза и услышишь, как кузнечик с хрустом и смаком пожирает полевого таракана в ожидании своей партнерши. Повернись чуть вправо и заметишь вечерницу, бьющуюся среди серебристых дорожек паука-крестовика. Ночная жизнь начала движение...
  
  Лес зловеще гудел под порывами ветра, и девочки довольно долго вглядывались во тьму между кронами, ощущая, как запатентованными взглядами психов и маньяков на них глядят очень-очень злые глазки. Много-много глазков... как у злой пророщенной картошки-убийцы.
  Кукольница неспешно озиралась вокруг порываясь вскочить с чемодана и набрать полные букеты полевых цветов, сплести из них венки... много-много красивых травяных хула-хупов и надеть их на своих спутников.
  - Чего мы ждем? - наконец, поинтересовалась она у Мистера Кролика.
  - Лагерь разбойников никуда не убежит, - ответила за кролика Соната, вчитываясь в книжку с названием "Подлинная история о Робин Гуде".
  Домино надулась, взглянула на подружку, затем на Мистера Кролика и обеими руками изобразила здоровые очки а-ля ботаник на выезде. Затем с удовлетворением пронаблюдала, как Кролик отбирает у Сонаты книгу и дает твердым переплетом по голове девочки, и начала скучающе болтать ногами. Изобразив святую невинность на лице, она вновь спросила:
  - И все же? Чего мы ждем?
  - Когда откроется занавес, - деловито ответил Кролик, поглядывая на часы.
  Солнце все еще клонилось к закату... Кролик смотрел на циферблат, отсчитывая секунды... Соната потирала ушибленную голову и проверяла, целы ли ее наушники... Духи разбрелись по территории леса... Куклы спали... Домино скучала - семейная идиллия. Длилась она довольно долго и девочки успели задремать, прежде чем голос кролика разбудил их:
  - Пора...
  Девочки разлепили глаза и с нескрываемым восторгом стали наблюдать... новое лирическое отступление...
  
   Ветер затих, последний луч солнца, лизнув земную поверхность, был отрезан линией горизонта и, медленно угасая, умер. С пару минут над лесом и опушкой простерла свое покрывало тьма, но затем сотни маленьких огоньков, сотни светлячков поднялись в воздух, освещая путь в лесную чащу. Природа из зловещего врага всего человечества обратилась сказочной феей, раскрывающей объятья странникам и пытающаяся погрузить каждого мечтателя в созерцательное забытье...
  
  Соната провела смычком по струнам, и тихая мелодия полилась с дрезины в чащу леса. Тележка двинулась, неспешно, словно прощупывая путь.
  - Соната, расскажи сказку, - прошептала Домино, ловя светящихся насекомых, отрывая им крылья и бросая позади дрезины.
  Скрипачка только мотнула головой в сторону кролика - мол, пусть он рассказывает.
  Мистер Кролик покосился на часы, чуть прикрыл их, сложил в кармашек жилета и начал, точно следуя мотиву мелодии скрипки:
  - Давным-давно, в очень бедной семье дровосека жили дети - мальчик и девочка... Гензель и Грета...
  Дрезина двигалась меж деревьев, духи сгоняли перепуганных насекомых на дорогу, Соната играла, Кролик говорил, а Домино... Домино искала кукол, похожих на Грету и Гензеля.
  Наконец, наши героини выехали на очередную прогалину.
  - Мистер Кролик, как же они выбрались из леса? - поинтересовалась Домино, наконец, оторвавшись от своих кукол.
  Сказочник пожал плечами:
  - А кто сказал, что они выбрались?
  Трава вокруг дрезины примялась звуковой волной:
  - ПЛОХАЯ СКАЗКА!
  Мотнув ушами, свернувшимися винтом, Кролик фыркнул:
  - Настоящие леди не повышают голос, когда им что-то не нравится...
  - Плохая-плохая-плохая-плохая! - мотала головой Домино, ее чудные локоны растрепались, а в глазах вспыхнуло дьявольское пламя.
  Кролик подхватил свою подопечную, усадил ее на колени и терпеливо начал объяснять:
  - Гензель стал таким толстым, что Грете он перестал нравиться, и она зажарила братца сразу после бабки-колдуньи. Возвращаться же девочке было некуда, да и после смерти старухи получила она в пользование все ее силы, а потому осталась она в пряничном домике и стала жить-поживать там безбедно.
  Девочка пару раз хлопнула густыми ресницами и улыбнулась:
  - Хорошая сказка... зло побеждено! - затем после пары минут раздумий добавила, - нам нужно съесть тех старух и мы получим их силы! Соната, правда?
   Скрипачка же ничего не ответила, инструмент давно был отложен в сторону, а девочка была занята другим - сплетая что-то из серебристых нитей вперемешку с бисером, она покусывала нижнюю губу, время от времени поглядывая на собравшихся вокруг нее духов. Кукольник придвинулся поближе:
  - Что делаешь?
  - Феньку, - бросила Соната.
  - Ту, за которую удобно держаться? - хихикнула девочка.
  - Угу...
  Домино насупилась и спрыгнула с дрезины.
  - Нам нужно переодеться, - торжественно заявила она, - настоящие герои должны перевоплощаться перед каждым подвигом.
  Духи округлили глаза, отвалили челюсти, Соната покосилась на подружку и слезла с чемодана, освобождая его для будущего супер-героя, который тут же принялся копаться в своих платьицах, чепчиках и других прибамбасах.
  Скрипачка же приземлилась на траву, доплетая свое произведение искусства, а через пару минут заявила:
  - Готово! - и гордо показала спутникам длинный цилиндрик из бисера, на котором было красными буквами написано: "Фенька!" Духи зааплодировали, продолжая непонимающе коситься то на гордую своими трудами Сонату, то на чемодан, за которым переодевались:
  - Ленточку - сюда, и еще плащик... да, у героев должен быть плащик...
  Скрипачка же продолжила колдовать над своей фенькой, бормоча:
  - Еще пару штрихов и готово к употреблению...
  - Я готова! - выпрыгнула из-за ширмы Домино в беленьком платьице с оборками и белом плащике с капюшоном.
  - Да, с тобой нас точно никто не заметит... - скептически произнесла Соната.
  - А зачем? Нас уже заметили! - радостно улыбнулась девочка, указывая на огромного волка, приближающегося к нашим героиням.
  - И куда же держат путь столь прелестные леди? - пролаял волк, переводя взгляд с Сонаты на Домино и обратно. - Да еще и в компании столь презентабельного джентльмена?
  Добавил он, облизнувшись на Мистера Кролика.
  - Мы идем в лагерь разбойников! - указала Домино в сторону леса.
  Волк поморщился, это выглядело несколько странновато и слегка смешно, но никто из духов не рассмеялся:
  - И что же леди забыли у этих ужасных людей? - поинтересовался он, почесав драный бок.
  Соната, поднимая скрипку с дрезины, хмуро добавила:
  - Бабушка у нас там живет, - к девочке наклонился один из духов, - А что нужно от нас лесному демону?
  Шаман, облаченный в звериные шкуры, довольно кивнул, касаясь ладонью плеча скрипачки. Волк рыкнул, заставив всех духов посторониться.
  - Неужели, сегодня еда будет с сюрпризом? Видишь меня, маленькая дрянь?
  Девочка кивнула, пятясь:
  - Домино... беги... - скомандовала она, и вновь обратилась к "волку", - ну и страшный же ты... без этого меха...
  Произнесла она, довольно спокойно глядя на огромного добермана с пламенеющими крыльями, что словно нависал над волчьей фигуркой.
  - Мне всегда нравились "те, кто видят", - произнес демон. - У них такой нежный привкус...
  - Поймал бы сперва... - зло бросила девочка, срываясь с места не медленнее Домино, чья фигурка уже маячила среди деревьев.
  Волк, бешено рявкнув, устремился вслед за добычей.
  - Что нам делать? - вопрошала Соната у призраков, петляя между деревьями.
  - А что ты раньше делала?
  - Он мне голову откусит, прежде чем я что-нибудь сделаю!
  - А скрипка? Автомат?
  - Не успею вынуть из футляра... и разбойники... услышат...
  Ее бег был почти неслышен, мокасины скрадывали любой звук, как олень перепрыгивая через корни и пни, Соната неслась вперед, не зная за что схватиться, как победить волка тихо, чтобы не испортить эффект внезапности для их настоящей цели.
  Чувствуя за спиной дыхание отдающее кровью, она чуть не влетела в паутину тонких нитей, расставленную между деревьями.
   - Я не с тобой хочу поиграть, - раздался нежный голосок откуда-то сверху. На ветке раскидистого дуба восседала кукольница, держа руки слегка вытянутыми вперед. Рядом сидел Кролик, придерживая кукольника за плечо.
  Соната прыгнула, пролетев между нитями, перекатилась через плечо, прижимая футляр со скрипкой к себе и, уперевшись спиной в ствол дерева, закрыла глаза.
  - Помогите... - взмолилась она духам леса.
  Луна, только-только серебристым светом выделявшая сонм нитей, переплетающих деревья, внезапно зашла за тучи. Стальные струны полыхнули отраженным светом и исчезли. Домино удивленно посмотрела на небо, но не увидела его за ветвями деревьев, которые словно двигались сами по себе. Подавив испуганный визг, она прижалась к Кролику, который зловеще улыбнулся.
  - Спасибо... - прошептала Соната, открывая глаза и глядя на волка, устало высунувшего язык в паре метров от нее.
  - Поняла, что бежать бессмысленно? - донесся до ее ушей торжествующий лай. Демон изготовился к прыжку.
  Девочка замерла, медленно вынимая скрипку из футляра.
  Волк знал, что медлить нельзя, то, сколько духов собралось вокруг этой девчонки, то, как профессионально в этот опасный момент взялась она за инструмент, говорило его демоническому чутью, что еще немного и все будет кончено для него. Прыжок...
  - Мистер Кролик, держи меня! - крик кукольника, натянувшиеся нити, обвившие волчье тело, момент, и зверь повис в воздухе, теребя лапами.
  - А теперь поиграем... - хихиканье откуда-то сверху.
  - Держи его! - спокойный голос скрипачки и тонкая струна, с бисерным цилиндром на конце, захлестнувшая горло волка. Зверь забился в путах, над ним, видимым только миру духов взглядом, хлопал в бессилье крыльями адский доберман.
  Удар смычка по струнам и тонкая вибрация с резким скрипичным звуком, перерезающая зверю глотку, алая кровь, черная, как смола, в свете луны, выхватившей бьющегося в агонии волка. Улыбка скрипачки почти в точности повторяющей улыбку кукольника, натянувшего свои нити настолько сильно, что те врезались в плоть лесного людоеда. Булькающий вой, отразившийся от крон деревьев и демон, мечущийся в кандалах умирающей плоти.
  - Я могу вытянуть тебя из этого тщедушного тельца, - голос экзорсиста спокоен и доверителен, - Если ты будешь служить мне... скажи мне свое имя... или отправляйся в ад вместе с волком...
  - Фенрир, мисс... - послушный лай демона. Алые буквы "Фенька", меняющие позицию, образующие имя демона... бисерный цилиндр, растворяющийся в воздухе и обретающий своего двойника в мире призраков, в образе ошейника с надписью "Фенрир" на шее добермана.
  - Теперь ... к ноге, мой пес... - гордая осанка, повелительный жест и ползущий к ногам девочки демон. Довольная улыбка Сонаты, радостная улыбка Домино, разрезающей тело волка на куски, и голос Кролика:
  - Еще в одной сказке восстановлена справедливость.
  - Крошка-малышка... мы нашли их, - наклонилась к скрипачке, теребящей холку призрачного пса, бабка-колдунья, кивая на призрака в зеленом трико, улыбающегося в бороду и указывающего в сторону леса. Между деревьями оранжево отбрасывал блики костер.
  - Как они нас еще не заметили... - задумчиво произнес Кролик.
  Домино достала зеркало и посмотрела на себя. Белый когда-то плащик стал красным...
  - Хм... а мне идет. Итак, продолжим сказку, где они "...жили долго и... весело..." - девочка перебросила пару нитей в направлении костра и скользнула по ним, словно маленький акробат, раскрыв зонтик в правой руке и держа красивую маску в левой.
  
  - Сегодня мы здорово поработали! - довольное рычание атаманши, мужиковатой бабы с повязкой на глазу.
   Дружное "Ура!" - всей компании разбойников. Рыжие, черные, светлые бороды, торчащие из-под масок в духе ковбойских вестернов - шайка только-только вернулась с удачного похода. Свидетелями их удачи были дорогущая позолоченная карета, куча тряпок и золота.
  - Выпьем за хорошую добычу! - взметнувшиеся в хвалебном жесте кружки с дорогущим элем и...
  - Как вы смеете вершить противозаконные дела свои на караванных путях? Как смеете присваивать себе заработанные кровью и потом деньги и имущество! Я покараю вас!
  Звонкий голосок, упавший колокольчиками на разбойничий лагерь, фигурка в белом платьице и красном плащике и огромный Кролик, стоящие спина к спине друг друга. Огонь высветил светлые локоны, алую венецианскую маску на лице девочки и палец, обвинительно указывающий на прифигевших разбойников. Из чащи леса стремительно понеслась пафосно-героическая скрипичная музыка, накрыв лагерь...
  
  Червь и ...
  - Эхве ан ц`геверама! - крикнул женский голос из кустов.
  Червь прогнал в голове всё своё прошлое. Точно! За два года до встречи с Валарис он выполнял задание по спасению принца троллей. Глупые долговязы не могли выйти на контакт с похитителями. А ими были тигрины - народ прямоходящих человеко-кошек. Они жили в том лесу до прихода троллей, но так и не смогли с ними ужиться. Так вот, выполняя задание, гоблин слышал такую фразу. Она означала - не мешай мне поглощать пищу!
  - Хенде йорки ар`цунваг(Я хочу поговорить)! -на ломаном тигринском сказал Червь, и добавил - Вы говорите на всеобщем языке?
  - Да, - и из кустов вышла изящная девушка тигрин, покрытая блестящей чёрной шерстью.
   Кошка смотрела с удивлением на гоблина. Что ему тут понадобилось? Она так увлеклась этим вопросом, что позабыла про свое обычное недоверие к чужакам.
  - Что тут делает гоблин? Так далеко от дома? В высоких горах?? Один??? На наших охотничьих территориях???
  Червь сконфузился, но драка с тигриной явно не входила в его планы. Гоблин терпеливо по буквам отвечал на её вопросы, но стоило ему только заикнуться про артефакт плодородия, у кошки ушки стали на макушки.
  - Ты говоришь, он был украден и разбит на части? - Гоблин согласно кивнул. - Это объясняет многое. - Она вдруг села на землю, уткнулась ладонями в лицо и завыла.
  - С тобой все в порядке? - Взволновано начал тормошить тигрину Червь.
  - Все эти смерти, все проклятия, все из-за одного артефакта. На поиски ответа отправлялись лучшие войны нашего племени, но не вернулись. Там был и мой брат. - Вдруг она схватила его за грудки и воскликнула:- Ты ищешь части Его. Тогда мой долг отправится с тобой, иначе моему племени грозит уничтожение! - Её зеленые глаза ярко сверкали.
  Бедный гоблин только и смог, что согласно кивнуть и прошептал, что его зовут Червь.
  - Алиса, так по крайне мере звучит мое имя на всеобщем. Прости, что так импульсивна, но куда тебе надо двигаться? - Червь указал. - Тогда пошли скорее пока меня не хватились и не отправили назад. - Она ухватила его за руку и потащила в ту сторону, где жили великие орлы.
  -Ээээ, варенья не найдется? - удивлено попросили, переставший соображать вообще гоблин. Алиса остановилась, хлопнула себя по лбу, и убежала в кусты. Через некоторое время она появилась с небольшой котомкой и, ответив, что оставила сообщение своей семьи, всучила ему маленькую баночку, - Нашла два дня назад, - ответила кошка радостному спутнику (уже).
  Через два часа они уже были на месте.
  
  Борк и Галлеан.
   Заметив Галлеана, меняющего цвет, и, совершенно справедливо (и не впервые) подумав про себя - "Ельфиское колдунство!", Борк воскликнул:
  - Гал! Ты как, в порядке, друг? Тоже оказался на дереве, да? Вот за это Борк и не любит магию-шмагию... пешком идитить - оно вернее, да? Пойдем, Гал?
  Получив в качестве ответа раздраженный вздох, он пристроил рюкзак на спину и тронулся в путь... а путь лежал вниз, чуточку вверх, снова вниз, и опять чуточку вверх... таковы уж особенности ходьбы по сильно пересеченной местности!
  Прогулка по хвойному лесу полезна для здоровья - чистый воздух, насыщенный запахами смол и озона; отсутствие или, по крайней мере, меньшее количество характерных для лиственных лесов паразитических насекомых вроде клещей; мягкая хвойная подстилка... однако польза для здоровья сохраняется лишь в том случае, если этот лес, как и положено, относится к добропорядочной группе нормальных деревьев и растет на сравнительно ровной поверхности. И правда - кого волнует свежий воздух и отсутствие клещей, если приходится, поминутно спотыкаясь о корни и цепляясь за сучья, искать безопасный спуск в обход "вооон той скалы", стараясь при этом избежать переломов, вынужденно заменяя их легкими, но он того не менее болезненными ушибами? Не удивительно, что фраза "елки зеленые", произнесенная с соответствующей интонацией, звучит как отменное ругательство. И Борка-Жестянщика безусловно радует то обстоятельство, что ничто из сказанного по поводу неприятных сторон такой прогулки не может быть отнесено к путешествию по лесу эльфа (которому палая листва как мягкая постель а деревья - опоры крыши родного дома) и гоблина (пускай и не столь близкого к природе, но многажды в лесах бывавшего и даже живавшего). Так что шли споро и весело, и Борку даже ветви раздвигать не приходилось - Галлеан, как более опытный ходок по лесам шедший впереди, прокладывал путь рационально ничуть об этом не задумываясь, да и низкий рост Борка в данном случае весьма помогал. С другой стороны, хотя сучья и не представляли опасности, гоблина всерьез беспокоили корни... но Жестянщик привык к трудностям. "Это же военный поход, да?" В результате он вынужден был напряженно осматривать дорогу перед собой, а потому по сторонам не глядел, не болтал о чепухе и песен не пел (Галлеан особенно ценил последнее).
   Впрочем, через несколько часов непрерывной ходьбы появился и новый раздражающий фактор... комары. Мелкие и не очень, противно жужжащие, и количество, а так же и размеры, которых все возрастали. Отмахиваясь от особо назойливого кровососа (уже сравнимого по габаритам со слепнем), Борк отвлекся от созерцания корней и сучьев, за что тут же был наказан первой же попавшейся пихтой. Кувыркаясь в палой хвое и царапаясь о хвою еще не палую, Борк довольно быстро покатился под горку, чему немало способствовал его обширный рюкзак, придававший фигуре гоблина некоторую шарообразность. В небольшой ложбинке парой десятков метров ниже протекал холодный лесной ручей. Пихты, видимо сочтя, что с гоблина достаточно, дружно расступились...
  Через минуту - исцарапанный, искусанный комарами, мокрый и обиженный, Борк-Жестянщик возвратился на маршрут. Галлеан справедливо посчитал, что для привала настало самое подходящее время.
  
   Убедившись, что с гоблином всё в порядке (эльф считал себя в какой-то степени должным приглядывать за Борком, правда, не мог самому себе это явление объяснить), Галлеан ещё раз осмотрелся. Быстро наметив для себя и взяв на заметку в памяти основные ориентиры - ими оказался большой, поросший мхом пень, не иначе как от старой секвойи; переломленный ствол дерева - тут эльф нахмурился, так как было не похоже, что его повалил ветер; и раскидистая пихта с её светло-коричневыми шишками. Похоже, фауна леса была весьма разнообразна.
   Также эльф чуть ли не автоматически наметил вероятный путь дальнейшего следования... он не казался особенно тяжёлым, хотя для низенького гоблина мог представлять определённые проблемы.
   Вскоре из-за деревьев на их пути выплыли очертания достаточно высокого холма. Вспомнив древнюю эльфийскую пословицу, где говорилось про одного умного эльфа, который не стал подвергать себя ненужному риску и предпочёл обогнуть гору, нежели идти напролом (тут в качестве ремарки тут же вставлялись люди), Галлеан решил и тут применить сей древний приём.
  У самого холма имелась небольшая низменность, которую природа превратила в настоящую полосу препятствий, взрезав оврагами и заставив землю чудовищно вспучиться местами. После кратких размышлений, эльф решил всё-таки найти путь через эту низменность.
  С трудом перебираясь и стараясь избегать наиболее опасных мест, они почти без потерь (если не считать того, что землю под ними пару раз тряхануло, да Борку на шлем упало несколько мелких камешков) обогнули холм и опять углубились в лес.
  Дорога стала заметно тяжелее, но если эльф, пусть и привыкший к совершенно иным пейзажам (пусть и оставшимся в далёком прошлом) имел немаленький опыт и по лесным ландшафтам, то гоблину уже приходилось туговато. Деревья то тут, то там показывали странно вывернутые у самого основания корни, что создавало впечатление того, будто они пытались вырваться из земли... корни помельче будто норовили подлезть честной компании под ноги, да так, чтобы они обязательно споткнулись. Да и сама картинка внезапно стала мрачнее... воздух, напоённый свежестью, казалось, стал несколько плотнее. Сам гоблин ненадолго куда-то исчез (в ту сторону, где протекал быстрый ручей) и через некоторое время вернулся, понеся потери от местного комарья.
  Тут эльф решил, что необходимо сделать привал, чем неимоверно обрадовал гоблина. Да и уже смеркалось... Галлеан и Жестянщик принялись за обустройство временного бивака.
  
  Севильяна и Хора.
  Бежать, оставив позади Ван Крайта, искалеченных духов, им теперь уже ничто не поможет, жуткое зрелище. И голоса - визг мертвяков, отчаянный крик герцога, невнятное бормотание духов...
  Синяя вспышка, холод, тишина, ощущение падения, а потом снова голоса и лица, много лиц. Размытые и блеклые они говорят, кричат, шепчут: "Мы здесь - здесь, мы ждем - ждем, сюда к нам - к нам..."
  - Ну, уж, нет, братцы! - Снвильяна сконцентрировалась, послала импульс Призме, и поставила барьеры: - Прочь!
  Снова тишина, ощущение падения пропало, вернулись краски, но картинка все еще размыта из-за неровного света факелов: "Так, главное спокойствие - постепенно привыкаю к свету. Где это я?.. В железной клетке?! Нет, скорее, в какой-то кабине. А вокруг?.. Темные стены, низкий потолок, неровный пол и уходящий вдаль коридор".
  Это точно не дворец.
  - Ты в порядке? - знакомый голос окончательно вернул Севильяну к реальности.
  - Я?! Нет, я не в порядке! Какого черта ты там наворотил! Было же ясно сказано, ждать меня в кабинете?
  - Я ждал, потом решил задачку, потом решил тебя найти, а там вы с маркизом...
  - Герцогом! Это была моя проблема, я бы ее сама мирно решила, а тут ты со своими фокусами!
  - Это была самооборона, что мне оставалось делать?
  - Ты, ведь, их даже не убил, духов разнес на... эти, как их ... не важно, если не можешь себя контролировать, нечего ввязываться, куда не просят! Но раз уж ввязался, значит, у тебя есть план, информация, ты достал что-то, что может нам помочь, и, кстати, где мои вещи?
  - В кабинете, во дворце остались...
  - Конечно! Следовало догадаться!
  Оставаться здесь дальше было невозможно, поэтому девушка просто пошла вперед по коридору, давая понять, что разговор окончен.
  - Севильяна!
  - С Богом, любезный, иначе, ВАМ самое место в раю! - ответила она, даже не оглянувшись.
  - Вот, почему она все время уходит?
  
  Хора плелся за быстро удаляющейся Севильяной и размышлял:
  "Вам самое место в раю... как же. Меня с этими рунами даже из ада пинками выпрут, не то чтобы в рай пустить. И что это вообще за господские замашки у этой де Гульден?! Нет, чтобы поблагодарить, так она еще и язвит. Подумаешь, вещи забыл, до того ли было. Хотя, возможно, она и права: обратить живых людей в зомби - это что-то... - Хору передернуло. - Вот бы и памяти лишиться вместе с руной... Такое ночью присниться - гоблину не пожелаешь. И так сторонился людей, обходил за милю любое кладбище, а теперь что... Выходит и живые могут преобразиться! И что интересно теперь делают эти зомби во дворце? Ух, и заварушка сейчас там..."
  Капля пота стекла по лбу. Машинально Хора смахнул ее рукавом.
  - Жарко. Отдохнуть-бы... - крикнул он идущей впереди Севильяне.
  Ответа не последовало.
  Где-то в глубине, перевернулись песочные часы, отмечая еще полчаса пребывания путешественников а шахте. Неведомые создания начали потирать ладошки, в предвкушении легкой добычи.
   Вокруг тишина, разрываемая: тяжелым дыханием двух новоявленных шахтеров, что осмелились бросить вызов самой судьбе - шарканьем сандалий Хоры и поступью Севильяны.
  По всей длине галереи тянется четырехдюймовая жила, которая, даже, на неопытный взгляд наблюдателя, выглядит иначе, чем скала сверху и снизу. В белой породе сверкают крупицы золота.
  - Жила! Севильяна, смотри жила. - Закричал Хора.
   Де Гульден остановилась, подошла. Было видно, как в свете факелов блестит ее кожа, тонкими струйками по лбу и шеи стекает пот но, не показывая вида, что еле держится на ногах, с видимым усилием, она произносит:
  - Будешь золото добывать или со мной все-таки пойдешь?
  - Ну, как же - это ведь золото!- показывает Хора ей сверкающие крупицы.
  - Вот и славно. - Она резко повернулась и хотела идти дальше.
  - Подожди. - Схватил ее Хора за рукав,- пожалуйста, давай немного отдохнем, эта жара меня с ума сведет.
  Севильяна обернулась, прижалась спиной к стене и медленно сползла.
  - Тебе плохо?!- Хора попытался поддержать ее.
  
  Перед глазами все плывет, воздух застыл, пульс зашкаливает. Надо собраться, успокоиться - это просто усталость. И барьеры убрать, на них тоже силы уходят.
  - Я тебе помогу, - Хора протянул Севильяне руку.
  - Ах! Тьма! Отойди от меня! - оттолкнув его руку, поднялась на ноги (иногда полезно смотреть на окружающий мир своими глазами).
  - Что!?
  - ОТОЙДИ ОТ МЕНЯ!!! - Севильяна не знала, что было в её взгляде или голосе, но третий раз повторять не пришлось.
  Судорожно попыталась снять брошку, пальцы не слушаются, теперь кольцо, вытряхнула его из футляра на ладонь и быстро одела. Жемчужина вспыхнула и стала белой. Тьма отступила. Дышать сразу стало легче, и сердце перестало колотиться как ненормальное. Так-то лучше.
  
   "Иммуны":
  1) "Иммун-к-физу" - защищает от любых физических повреждений;
  2) "Иммун-к-магу" - от магических, соответственно.
  Вместе у одного носителя не работают, носитель при использовании "Иммунов" не может убивать.
  Из сундучка Аэрока нужно было, что-то универсальное, что пригодится в любой ситуации.
  
  - Со мной все в порядке, и куда теперь?
  - Это ты сейчас у меня спрашиваешь или сама с собой разговариваешь?
  - О, в ВАС проснулось остроумие? Если ВЫ дорогу знаете, то, да, мой вопрос адресован ВАМ, но что-то мне подсказывает, что это не так!
  - Конечно, не так и дорогу я не знаю, иначе, зачем бы я плелся за тобой столько времени?
  - О! Чудесно! В таком случае, можешь идти куда хочешь, проверить все-все коридоры. Если найдешь что-нибудь интересное придешь, расскажешь. А с меня на сегодня хватит.
  Подойдя к конвейеру, Севильяна смахнула пыль и частички породы, села на ленту и скинула сапоги:
  - Надо подумать, хорошенько подумать...
  
   Маргольф и Эрика.
  Три дневных перехода? Гном был удивлен: так обычно мерили расстояние на поверхности, под землей же не было никаких "Дней" и, стало быть, переходом назывался просто отрезок пути от привала до привала. Впрочем, черт их знает, мышей, как они ходят. Мышиный переход должен быть намного меньше человеческого и, тем более, гномьего. Примерно это, только цивилизованным языком, Маргольф и передал Эрике.
  Забросив на плечо мешок, и еще раз проверив по компасу свое гномье чутье - чувство иррациональное! - он уверенно потопал вперед.
  
  Гномий шаг - шаг покорителя природы: он мелок, но част, и настолько неутомим, что ноги могут работать, словно поршни машины, часами, вызывая заслуженную зависть у менее развитых народов. Приключенцы двигались сквозь лабиринт ходов и каверн, и при этом Маргольф не уставал рассказывать спутнице о каждой породе, как она образуется, какие с ней связаны легенды и что из нее можно сделать. Пещеры сменялись тоннелями, почти перегороженными сталактитами и сталагмитами, затем дорога снова выныривала в широкий и просторный зал, потолка которого не достигал свет ламп. Где-то вдали капала и журчала подземная вода, делая свою незаметную, терпеливую работу над камнем.
  "Вода чем-то похожа на гнома, - подумал Маргольф. - Недаром 70% гномьего тела состоит из воды! Хотя некоторые и говорят, что на 70% из самоуверенности и 30% из упрямства".
  Вскоре вода захлюпала под ногами и закапала сверху. А еще через один поворот маленький отряд вышел на берег подземного озера, поверхность которого, подернутая рябью, заиграла бликами в лучах их фонарей. Логика выиграла щелбан у гномьего чутья и чувствовала себя очень довольной. Единственный проход дальше был отверстием в стене озерной пещеры. Но едва отряд шагнул в него, как гном и эльфийка ахнули, не сговариваясь. Тоннель был полон гигантских белесых стволов, увенчанных пятнистыми коническими шапками, они извивались под причудливыми углами, исходя из пола, потолка и обеих стен. Сладковатый дурманящий запах наполнял воздух. Грибы, единственная растительность подземелья, не считая мхов, выбрали себе уютное сырое местечко, и какое им было дело до судьбы двух пришельцев, которая зависела от этого тоннеля.
  Эрика вздохнула:
  - Придется искать обходной путь. Грибы не растения, и просто приказать им расступиться - не в моих силах.
  - Как говорит античная гномья пословица - "Unmöglich mit Vernunft - probiere mit gewaltsam". Что, применительно к нашему случаю, можно истрактовать как - "Сила есть - ума не надо!"
  С этими словами Маргольф извлек инструмент, который считал вершиной гномьей технической мысли. Даже много лет пользуясь им, он не смог сдержать восхищения, разглядывая его еще раз. Даже назывался он коротко и ясно - технический огибатель препятствий объективной реальности. Сокращенно ТОПОР.
  Со звуком, который означал - "Эх, размахнись, родимая!", гном занес топор и одним ударом обрушил ближайший гриб. Брызнул ядовито-сладкий сок, наполняя воздух противным запахом. Второй последовал за ним, гора скользких стволов на полу тоннеля росла. Гном работал, как газонокосилка, бодро и увлеченно, и даже не сразу заметил возмущенный визг сзади:
  - Прекрати! Что ты делаешь?!
  - Организую беспрепятственный маршрут дальнейшего....
  - Неужели все гномы настолько бесчувственны? А живое дерево ты тоже стал бы рубить? - (Маргольф стал бы рубить даже живого тролля, но понял, что благоразумнее промолчать.) - Нельзя быть настолько жестоким и не чувствовать чужой боли! Эти грибы - тоже живые существа!
  - Но ведь дистанция здесь короче...
  - Как угодно! Я иду искать обходной путь. Я не могу позволить, чтобы из-за меня гибли невинные существа, которые даже постоять за себя не могут!
  Маргольф развел руками и спрыгнул с грибного ствола. В тот же миг Эрика изменилась в лице и отшатнулась.
  "Неужели я настолько антипатичен ей"? - удивился гном.
  - Ч-ч-ч-что это? - прошептала друидесса, указывая тонкой ручкой вглубь тоннеля.
  Гном обернулся как раз вовремя, чтобы увернуться от плевка спор. Этот сомнительный подарок исходил от гриба-переростка, который стоял посреди тоннеля в окружении еще полу-десятка своих сородичей.
   От жертв гномьего топора они отличались тем, что обладали десятком маленьких ножек, на которых споро надвигались на пару приключенцев. Передняя часть ствола образовывала нечто вроде разгневанного лица, а глаза на месте пятнышек на шляпке яростно вращались.
  - Миконид поганковидный, - классифицировал Маргольф. - Всеяден. Разумом не обладает, а потому руководствуется принципом - "Unmöglich mit Vernunft - probiere mit gewaltsam".
  Главный механик сорвал с плеча мушкетон и, не целясь, рванул крючок. Веселое пламя брызнуло из ствола, свинец разорвал ближайшего гриба почти пополам. Но остальные приближались удивительно быстро, не оставляя времени для перезарядки. Гном отбросил мушкетон и снова взялся за топор. Первый же гриб стукнул его щупальцем - отростком, Маргольфа швырнуло на второго, но он успел огрызнуться выпадом, и острый мифрил отхватил кусок туши, годный на кастрюлю грибного супа.
  Из шляпки сверху раздался вздох, гнома окутало облако спор. Голова закружилась, мир перевернулся вверх дном, и он на миг потерял зрение. За это время тоннель изменился. Он начал изгибаться, как живая змея, а вместо миконидов и подруги друидессы в нем были существа, способные родиться на свет только в разбуженном галлюциногеном воображении: переливающиеся, лишенные пропорций, они переходили одно в другое и явно угрожали ему. Не теряя времени, не пытаясь отличить реальных от плодов галлюцинаций, Маргольф Вэблинг снова бросился в бой, разя их одного за другим. Ему не хотелось думать, каким из них может оказаться Эрика...
  
  
  Хора и Севильяна.
  - Дай мне свои сапоги и нож. - Хора взял один сапог, повертел в руках и, примерившись, ловко отсек голенище и проделал несколько дыр у основания подошвы, также участь постигла и второй сапог.
  Севильяна только ахнула.
  - Так надо, - уточнил Хора, - я еще в лесах у эльфов этот прием присмотрел. В сапогах быстро ног лишишься - натрешь мозоли, ноги опухнут. Это вам, мадемуазель, не по дворцовой дорожке щеголять. Здесь без ног - считай крышка. На, примерь. - Протянул ей Хора продырявленные сапоги. Вытянул ноги, с уважением посмотрел на сандалии и добавил:
  - Вот обувка для настоящего странника. И нога дышит и подошва цела. - Хора развязал ремешок, стянул через голову балахон, скрутил, выжимая влагу.
  Севильяна недовольно фыркнула, но сапоги не взяла.
  - Тридцать золотых за пару, должен будешь, - приподнялась и попыталась сделать несколько шагов босиком.
  - Ой! - согнулась она, ухватившись за ногу.
  - Что?! - замер Хора с балахоном в руках и с ужасом перевел взгляд на свой лежащий рядом ремешок, затем посмотрел на руки, покрытые руной. Несколько рисунков ярко вспыхнули и угасли.
  - Я, кажется, ногу чем-то проткнула, ерунда, царапина.
  Хора схватил свой пояс и быстро подпоясался на голое тело. На всякий случай прижался к стене и стал ждать.
  - Да ерунда я тебе говорю, - видя, как испугался Хора, решила успокоить Севильяна. - Вот смотри,- она взяла один из сапог и, зажмурившись, натянула. Второй сапог, едва Севильяна потянулась к нему - пошевелился. Вскрикнув, словно, увидела кобру у себя перед глазами, Севильяна отскочила от сапога и, упав рядом с Хорой, прижалась к нему.
  - Это ты опять колдонул?
  - Не я, руна впитала твою царапину. - Сапог опять пошевелился. Из проткнутых отверстий показались два отвратительных насекомых-переростка, по виду напоминающие смесь сороконожки и пиявки.
  Пахнуло холодом.
  Поежившись Севильяна плотнее прижалась к Хоре.
  - Ой, мамочка, что это за твари?
  - Славу богу, - обрадовался Хора, поражая своей реакцией Севильяну, сильнее, чем появление насекомых. - Лицыды! Хорошие вы мои... - Хора осторожно вытащил одного из насекомых и положил себе на шею.
  - Фу! - отшатнулась от него Севильяна.
  Хора заулыбался, погладил присосавшееся к шее насекомое.
  - Ух, хорошо! - это же Лицыды.- Блаженствовал Хора, поглаживая насекомое, впившееся в шею. - Возьми, попробуй.
  - Я, что похожа ни идиотку? Как вообще ты можешь брать ЭТО в руки?
  - Да ты что. Я когда у темных эльфов прятался - помогал им разводить этих чудных созданий. Они конечно вампиры, но у них есть удивительное свойство, они охлаждают свою жертву. Их специально эльфы из какого-то измерения выдергивают. Против драконов чудное средство! Тыщёнку этих милашек закинешь в пещеру и на утро можно выносить дракончика. Они его так заморозят, что гномы не распилят. Мы их брали на пляж. Солнце жара. А ты лежишь себе на песочке с Лицыдом на шее и даже не нагреешься. Возьми, легче будет. Он крови немного выпьет.
  -Ни за что! Сам носи! И во-первых, здесь, как ты мог заметить не пляж. Во-вторых, я не собираюсь сидеть здесь, сложа руки и бродить бесцельно, тоже не собираюсь...
  - А в-третьих?
  - А в-третьих? Что было во второй задачке Аэрока?
  - Ах, в задачке, не поздно ли мы спохватились? - казалось, Хора испытывал терпение Севильяны. - Ну, хорошо, в головоломке мага были зашифрованы два слова - "Шахта" и "Голем".
  - И все?- уточнила девушка.
  - И больше ни слова!
  - Интересно... - Севильяна задумалась. - Шахты, Голем, шахты... знаешь, есть одна легенда о том, что в одной шахте добывали золото. И вот однажды один очень гордый гном создал большую золотую куклу. Он думал, что обучит ее своему мастерству и сделает идеальным помощником. Но кукла превратилась в чудовище. Разрушила часть перекрытий и похоронила под завалом множеством рабочих, в том числе и своего создателя: "Холод и мрак скрыл красоту гор, и ни один гном не был там с тех пор..." Как же его звали Примен, Пармин, Помер...Пиментель! Это странно, учитывая, что творения гномов редко выходят из строя.
  - Значит, Голем - не творение гнома, так, что ли, получается? - рассудил Хора.
  - Не совсем. Дело в том, что у Голема было два создателя.
  - Серьезно? Ты-то откуда знаешь?
  - Знаю, потому, что в основе этой легенды лежит реальная история...
  
  Голем:
  Морис де Гульден при Королевском Монетном Дворе занимал должность конвоира грузов. Сопровождать ему приходилось, конечно же, золото, много золота: монеты, слитки, самородки и золотой песок. Нет, он не был охранником. Охраной грузов занимались специально обученные люди. В его обязанности входило ведение документации, заключение договоров и сделок. Он находил подход и к скряге гному, и к мнительному карлику, и извлекал выгоду из любого дела. У него была прекрасная семья - жена Марчезана и дочь Фелисеза. Стоит ли говорить о том, что Марчезана де Гульден была первым медиумом из рода де Гульден, а также пра*6-прабабушкой Севильяны.
  И было это 240 лет назад.
  Шахта гнома Пиментеля всегда приносила стабильный доход. Но в последнее время были обнаружены новые жилы, и золото потекло рекой. Большая часть добытого золота гномы продавали Монетному Двору Ландрии, а из оставшийся части изготовляли известный во всей стране украшения. На фоне этого сотрудничества Пиментель стал другом семьи де Гульден.
  Пиментель, будучи творческой натурой, всегда находился в поиске, искал идеальные пропорции и меры совершенства. Он уже больше трех лет трудился над своим главным шедевром. Ходили разные слухи, но о том, что это будет, не знал никто. И вот, в один прекрасный день, он объявил, что работа завершена, но почему-то не спешил выставлять ее на суд зрителей. Гном стал хмурым и раздражительным, срывался на всех, а потом собрал свои вещи и уехал. Он знал только одного человека, кто мог бы ему помочь - Марчезана де Гульден.
  Именно ей он рассказал, что создал прекрасную золотую куклу, настолько совершенную, что казалось, будто она живая. Но оживить ее он не смог. Его магических знаний хватило на то, чтобы кукла стала двигаться, но обучить ее своему мастерству и сделать идеальным помощником не получилось. Для этого у нее должна быть душа. А где ж ее взять. Вот, если бы можно было наделить куклу духом-переселенцем,... за этим гном и пришел. В качестве платы Пиментель принес серебряную подвеску в виде пера.
  Конечно, Марчезана согласилась помочь гному. Дух у нее был, сеансы по переселению она проводила много раз. Вместе они вернулись в шахту.
  Что там произошло - никто не знает, какие силы помешали успешному проведению сеанса - не ясно. Известно только, что спустя какое-то время, после того как в мастерскую вошли гном и медиум, там раздались грохот и крики. Потом из мастерской вышло золотое нечто в крови. Оно пыталось что-то сказать гномам, а затем начало на всех кидаться, крушить все кругом, разрушило часть перекрытий и похоронило под завалом множеством рабочих, в том числе и своих создателей. Весть о том, что произошло, быстро распространилась по всей Ландрии. Прибывшего на место трагедии Мориса де Гульдена внутрь не пустили. Шахту закрыли. История эта обросла слухами и легендами. И мало осталось тех, кто видел Золотого Голема.
  
  ...- Найдем мастерскую-кузницу, найдем Голема.
  - Ну, дела, вот ведь все как обернулось,- сказал Хора, выслушав рассказ Севильяны.
  -Да, и поэтому, если и есть кто-то, кто может нам сейчас помочь, то это Пиментель, точнее его дух. Я его вызову, и он укажет нам дорогу.
  - Так прям и укажет?- засомневался Хора.
  - А куда он денется! Только я тебя прошу, не мешай мне и ни во что не вмешивайся, идет?
  - Идет, если с тобой что-нибудь случиться, я и пальцем не пошевелю.
  - Вот и славно, вот и договорились!
  Хора устроился поудобней и стал наблюдать за происходящим.
  Девушка сняла с шеи цепочку с серебряным пером, повесила ее на выступ стены, и встала напротив. Поместив Призму на ладони правой руки, направила ее на перо. Концентрация - нужен конкретный дух. Пальцами левой руки Севильяна послала импульс Призме - Пиментель!
  Призма вздрогнула, из нее вырвался белый луч и попал в перо. Есть! В середине луча возник неясный силуэт. Стабилизация! Изображение приняло ясные очертания...
  
  Разговор с духом:
  - что это, да как же это?
  - Я - Севильяна де Гульден. Я здесь говорю! Я спрашиваю, ты отвечаешь, понятно?
  - а, да понятно, но как же...
  - Ты Пиментель? Ты когда-то очень давно работал в этой шахте.
  - да, я работал.
  - Ты знаешь здесь каждый камень, знаешь все пути.
  - да, знаю, все знаю и тебя знаю, и что тебе надо знаю, но ты не получишь, нет, не получишь, не п....
  - Довольно! Все сказал! - короткий импульс заставил духа замолчать на полуслове. - А теперь слушай меня внимательно. В моих руках твоя судьба, я решаю, как с ней поступить. Я могу избавить тебя от вечного скитания и отправить в Лучший Мир. А могу уничтожить, то немногое, что от тебя осталось. Я тоже знаю, кто ты и поверь мне есть вещи пострашнее, чем вечное скитание и небытие. Мне нужно, чтобы ты отвел нас в кузницу, твою кузницу.
  - в кузницу? туда не попасть, был обвал, все ходы завалены...
  - Все?- контрольный импульс сделал изображение предельно четким.
  - а, да, почти, кроме одного, о нем знаю только я.
  - Покажешь - обретешь вечный покой, согласен?
  - НЕЕТ! - на лице духа появилось подобие ухмылки. - За это меня не купишь, я хочу жить!
  Воистину, духи-гномов - самые меркантильные обитатели потустороннего мира.
  - Не велика ли цена, гном, за такую маленькую услугу?
  - в самый раз, коль мне выпал такой шанс, было бы глупо его упускать.
  - Хорошо, гном, вот Мои условия:
  Во-первых, ты отведешь нас в кузницу;
  Во-вторых, в кузнице мы должны получить ответы на интересующие нас вопросы;
  И в-третьих, как только мы выберемся отсюда, и я попаду в свою лабораторию, ты получишь новую жизнь;
  Тебе решать, стоит ли упускать ТАКОЙ ШАНС.
  Дух Пиментеля задумался, пытаясь, видимо, найти подвох в словах Севильяны.
  - значит, если я приму эти условия, то в итоге вернусь к нормальной жизни?
  - Именно так.
  - даешь слово?
  - Клянусь Орлором!
  - договорились, - буркнул дух, понимая, что выбора у него нет.
  - Только для удобства нашего путешествия мне придется поместить тебя в Призму.
  - ЧТО?! мы так не договаривались, я ПРОТИВ! - Дух дернулся, попытался вырваться, но у него, конечно же, ничего не вышло.
  - Поздно, Пиментель, последнее слово всегда за мной!
  Луч вернулся в Призму, забрав с собой дух гнома. Кристалл потерял прозрачность и стал матовым.
  - Как тебе в новой форме? - в ответ лишь неразборчивое бормотание. - Ничего, там не так уж и плохо, скоро привыкнешь.
  
  - Нуу, и чего ждем, - обратилась ехидно девушка к сидящему на камне Хоре. - Пошли уже! Отсюда четвертый поворот по левой стороне, потом первый правый, за ним до развилки, третий туннель с краю, там спуск ...
  - Стоп! Не все сразу, по порядку.
  - Хм, как скажешь, четвертый поворот по левой стороне. Все, проводник у нас есть, можем отправляться.
  
  Дух гнома вел по шахте витиевато: приходилось то поворачивать, то кружить по огромным подземным залам, то влезать в узкие проемы. Постоянное ворчание духа вызывало бурную реакцию Севильяны:
  - Ах, ты уважаемый! Ах ты добросердечный, огонек ты наш, в царстве мрака. - Причитала она, что на ее жаргоне было равносильно сильнейшему оскорблению.
  Дух посмеивался и продолжал бурчать:
  - Налево, да не туда, еще левее, вот что за люди?
  - Да он просто золотые жилы обходит, боится выдать.- Попытался объяснить Хора поведение духа. - Эй, ты, как там тебя, долго еще?!
  - Пришли, - ответил дух.
  Небольшая дубовая дверь, обитая железом, высотой метра полтора, была так сильно потерта, что на фоне стен практически ничем не выделялась.
  - Ого,- почесал затылок Хора, - кажись, мы тут уже проходили, а я и не заметил.
  Ни ручки тебе, ни замка. И как это открывается?
  - Камень! Черный камень!- прогудел дух.
  - Этот что ли?
  - Стой!- крикнула Севильяна, но было уже поздно, Хора наклонился к полу и сдвинул лежащий неподалеку камень.
  Внезапно пол под ногами вздрогнул. С потолка посыпалась крошка, огромная туча пыли влетела в проем туннеля, где друг к другу прижались Хора и Севильяна. Деревянные подпорки опасно заскрипели и надломились сразу в нескольких местах.
  -Обвал, полундра! - первым опомнился Хора и потащил Севильяну за собой из туннеля.
  -Какая полундра? - укрываясь от падающих мелких камней и пытаясь перекричать нарастающий грохот крикнула Севильяна.
  -Плохая полундра, потом рас... - досказать свое объяснение Хора не успел. Огромный камень, полностью освободившись от крепления сломленной подпорки, начал медленно падать на Севильяну.
  Времени что-то крикнуть, предупредить, совершенно не осталось. Все происходило настолько быстро, что Хоре осталось только толкнуть Севильяну посильнее, принимая на себя весь удар обрушившихся камней.
  И сразу стало тихо. Севильяна поднялась, откашлявшись от поднятой пыли, отряхнулась, и только сейчас до нее дошел смысл происшедшего. Она в ужасе обернулась, ожидая увидеть стену из камней и погребенного под ними Хору.
  И действительно, стена камней присутствовала, присутствовал и Хора погребенный под камнями. Но только не весь, а наполовину. Устроившись на локтях и подбоченившись, он с недовольством заявил:
  - Ну, что очухалась?! Я уже минут двадцать тут загораю - жду, пока ваше величество соизволит прийти в себя. Может, поможешь?
  Севильяна подошла, внимательно осмотрела тяжеленые камни, что полностью покрывали ноги Хоры, покачала головой и тут спохватилась:
  - Тебе больно?
  - Нет, что ты, мне приятно. Да я вообще ног не чувствую.
  - А как же твоя руна, сработала?
  - Еще как, пока ты в обмороке валялась, тут такое световое представление было: молнии так и били в разные стороны, руки аж задымились от переизбытка выплескиваемой энергии. Даже Лицыд, не помог, чуть не расплавился. Вот ноги зажало...
  -А где? - огляделась Севильяна, пытаясь обнаружить последствия магии.
  - Не знаю, - приуныл Хора и, опустив голову, сжал зубами рукав балахона.
  - Ты зачем камень тронул? - присела рядом с Хорой Севильяна.
  - Прости, подвел тебя.
  - Да что же это нам так не везет в этой не хорошей шахте. Да что там, в шахте, с самого начала путешествия твориться сплошное амбре... Нет, все, я прекращаю этот поход, лежи здесь, а я возвращаюсь. Найду кого-нибудь.
  - Забудь обо мне. Себя спасай.- Выдавил из себя Хора.
  Севильяна потрогала лоб Хоры, и решительно встала: - Ну уж нет, я обещала, а слова де Гульден на ветер не бросают. Или умру тут вместе с тобой или вытащу, не будь я Севильяна де Гульден-повелительница духов.
  Она решительно встала и решительно зашагала к возможному выходу.
  Хора приуныл, вслушиваясь в удаляющиеся шаги. Через какое-то время даже задремал.
  Внезапно услышал, как кто-то бежит по коридору. Приподнял голову, потер глаза, всматриваясь в темноту, и увидел толпу скелетов, преследующих Севельяну.
  - Вот и моя магия, - философски подметил Хора.
  
  Эрика и Маргольф.
  Когда из тоннеля появились существа, безошибочно классифицированные Маргольфом, как микониды, Эрика, не теряя ни секунды, повязала нижнюю часть лица платком с вышитыми ритуальными символами и принялась копаться в сумке. Первая же их атака заставила девушку ускорить движения.
  "Так-так-так-так-так, где же оно..."
  Найдя нужные бутылочки, друидесса отступила с "линии огня", а спустя мгновение вынуждена была с визгом спасаться с "линии топора".
  - Рыжее небо... - прыжок в сторону, от выпада гномьего топора, по широкой дуге проносящегося над тем местом, где она только что была...
  - Пальцы тоски, осенние ветры... - тело изгибается, уклоняясь от атаки маленького миконида, дыхание сбивается...
  - Пустые зрачки, нежная песня... - удар отбрасывает друидессу на груду порубленных грибных "телец"...
   - ... черных дроздов, повозка из меда, камней и НЕБЕСНЫХ ГРИБОВ!!!!.. - с этими словами задыхающаяся в платке Эрика размахнулась и бросила скляночку в гущу боя...
  
   ...Эрика и Наставник Кантор сидели под сенью дерева Наставника и проводили вечернее занятие. Закат уже отгорел, ветер шевелил листья старого вяза. В воздухе, наполненном запахом трав и цветов, носились стрижи.
  - Но пуще всего, дитя мое, опасайся поминать всуе Небесные Грибы. Мы доподлинно не знаем, обладают ли представители "третьего мира", сиречь не животные и не растения, слухом и разумом, но на моей памяти такое панибратство с Небесными Грибами никому не сходило с рук. И однажды, почти четыреста лун тому назад, один из юных адептов Круга, недавно пришедший в ученики, был удостоен откровения. Во время занятия по восстановлению движения соков у одного из лесных патриархов, тоже, кстати, старого вяза, - Наставник любовно погладил кору дерева, в ответ по кроне пронесся тихий вздох - он увидел...
  Юная Эрика вся подалась вперед.
  - ... увидел грибные письмена. Почему-то составленные на всеобщем. Там излагалась история славного рода Mico, со всеми его обычаями. Грибы сочли, что мы, друиды, готовы к контакту с этой древней и мудрой цивилизацией...
  
   Склянка в полете осветилась изнутри нежным голубоватым сиянием. От последних слов девушки, сургучная печать Круга на крышке взорвалась, и побоище окутало голубое облако, быстро сложившееся в силуэт божественно прекрасного гриба. Облако оседало на шляпках существ, на голове и плечах неистового Маргольфа, на простых грибах, что еще уцелели... Эрика прицелилась и бросила вторую скляночку так, чтобы она разбилась у ног гнома. Универсальный нейтрализатор токсинов в газообразном состоянии, как раз на такой случай, улучшенный и дополненный ею лично, окутал берсерка и тот остановился, втягивая раздувающимися ноздрями ароматный дым.
  Микониды остановились. Голубое сияние впитывалось в шляпки и монстры осветились изнутри. Три оставшихся миконида принялись ритмично раскачиваться и кланяться, сложив ручки и поджав ножки. Остальные грибы, мешавшие проходу, отклонились в стороны, образовав коридор. Эрика осторожно, стараясь не задеть священнодействующих монстров, подобралась к Маргольфу и положила руку ему на плечо:
  - Пойдем, мой хороший, скоро Просветление покинет их. Небесные Грибы не осеняют своих чад надолго...
  
  Севильяна и Хора.
  Севильяна добежала до Хоры. Все. Дальше тупик. Бежать некуда. Девушка развернулась, и загородила собой Хору.
  - Именем Орлора остановитесь!- выкрикнула она своим преследователям.
  Скелеты остановились как вкопанные. Закрутили черепами. От призмы к ним потянулись тонкие белые лучи.
  - Что это с ними?- спросил Хора из-за спины.
  - А это моя магия!- гордо сказала Севильяна. - Думаешь, я могу только духами управлять? Теперь, берем камешки из этой кучи, - указала она на заваленного камнями Хору, - и аккуратно складываем их во-он у той стены,- обратилась девушка к скелетам.
  Они всей толпой кинулись исполнять приказ, толкаясь и распихивая друг друга.
  Так дело не пойдет.
  - Стоп!!! - скелеты замерли, - встали в линию, по одному берем камни и передаем соседу по цепочке, как конвейер (идиоты!).
  Скелеты "осознали" свою ошибку, перестроились и принялись за работу. Потекла "каменная река по костяным берегам". Камни быстро перемещались от завала у входа в кузницу к противоположной стене.
  - Аккуратнее,- крикнула Севильяна, когда они начали убирать камни непосредственно с Хоры.
  Один из скелетов обернулся, выражение его э... лица говорило: "Не боись, сделаем в лучшем виде".
  - Делайте, делайте, только не уроните.
  Через пятнадцать минут завал был полностью разобран.
  - Отличная работа! Можете пока погулять, я вами потом займусь.
  За сорванной с петель дверью оказался узкий туннель, освещенный факелами. Но кузница подождет.
  - Я, конечно не врач, но что-то мне подсказывает, что дело плохо,- сказала девушка, пытаясь оценить ситуацию,- можешь пошевелить пальцами ног?
  - Да, вроде, могу, - Хора попытался пошевелить ногой.
  Всего одно неловкое движение и все повторяется по уже привычному сценарию - боль активирует руну, та выдает очередное заклинание из своего темного арсенала, только вот финал каждый раз новый. На этот раз, пользуясь уже готовыми связями, она в считанные секунды ударила по Призме и вместе с ее лучами дошла до гномьих скелетов, превратив их в пыль. Лучи, потерявшие точки опоры и подхваченные темной субстанцией образовали настоящий энергетический хаос.
  Севильяна же, используя те линии, что еще оставались под её контролем, пыталась вернуть весь поток в Призму, послав импульс - возврата. От напряжения у неё принялось сводить пальцы. Получилось! Темные и светлые линии сплелись в причудливый узор. Внезапно цвет кристалла стал угольно-черным, девушка услышала предсмертный крик Пиментеля. Призма выпала из её рук. Из нее вырвался темный поток и ударил в Хору. Его подбросило к потолку. Там он висел секунд тридцать, затем медленно опустился на пол. Потом сел, осмотрелся.
  - Помоги подняться.
  - Уверен? А то в прошлый раз...
  - Уверен, уверен, все в норме, не переживай.
  Севильяна помогла ему встать.
  - Это я так понимаю и есть вход в кузницу,- как ни в чем, ни бывало, спросил Хора, указывая на открывшийся коридор.
  - Он самый, - подтвердила девушка.
  
  Червь и Алиса.
  - Мы скоро придем! - уверял Червь. - Мы прошли уже два дня...
  - А гора так и не приближается! - воскликнула Алиса.
  - Просто у вас кошек очень острое зрение, на самом деле, - гоблин сунул палец в открытую банку, и облизал палец, жирно намазанный вареньем, - поднофые уфе блифко.
  И правда, до горы осталось меньше половины дня пути. За то время что они шли, гоблин сильно подружился с девушкой. Она оказалась разговорчивой весёлой, но когда дело доходило до разговоров о семье или артефакте, то она сразу же становилась серьёзной и взрослой. - Я всё хотела спросить, что это за амулет у тебя? - поинтересовалась Алиса, разглядывая дракона висящего на шее гоблина.
  - Это магический дракончик, подарок от одного хорошего человека. Этот дракончик может найти всё что угодно.
  - Так почему ты не пошлёшь его искать свою подругу, - вспомнив то, что Червь рассказывал ей несколько дней назад, сказала Алиса.
  - Дракончик очень мал и слаб, а вендиго проворные твари, они могут схватить его. Ну, ничего, мы и так справимся. - Червь улыбнулся.
  - Конечно! - сказала Алиса и начала намурлыкивать какую-то песню.
  А гора становилась всё ближе, и стало слышно, как гигантские орлы кричали друг другу на её вершине...
  - Они чем-то недовольны, - глубокомысленно заметила Алиса, прислушиваясь к крикам. - Похоже они на кого-то охотятся! - Её глаза сверкнули азартом.
  - Стой! - испугано завопил Червь и еле успел её перехватить. - Не стоит лишний раз привлекать их внимания, сначала надо узнать, что и как, А затем только действовать! Недаром у многих народов есть похожие поговорки: "Поспешишь, разумных существ насмешишь, и неразумных тоже".
  Кошка была вынуждена признать его правоту, но это не значило, что ей понравилось. Алисиной расе было свойственна охота. Её разрывало на две части, одна хотела немедленно начать действовать, другая шептала, вспомни о долге, о семье. Кошка думала, как поступить, но тут Дракончик с амулета встрепенулся и указал крылом на запад. Оттуда летели четыре орла. Парочка еле успела спрятаться.
  - Все! Действуем осторожно и тихо, - сказал, нет, объявил гоблин. Алисе осталась лишь согласиться.
  
  Кулл.
  Как только первые лучи солнца заглянули в пещеру, Кулл открыл глаза и, поднявшись, подошёл к выходу. Два раза хлопнул в ладоши. Огромный валун, закрывавший выход, с тихим потрескиванием слился со стеной. Выйдя на воздух, Кулл подошёл к домику, и чуть приоткрыв дверь, заглянул внутрь. Иер спала на мягкой перине, заложив руки за голову. На ней не было никакой одежды. Её рыжие волосы разметались по подушке, как лучи утреннего тёплого солнца. Её тело манило его каждым своим изгибом. Он...
  "Нет! - решительно отвернулся Кулл. - Пока она не ответит мне. Я..."
  Кулл тяжело вздохнул и пошел обратно в пещеру. Девушка приоткрыла глаза и мечтательно улыбнулась.
  "Время не ждёт, - заходя в пещеру, размышлял Кулл. - Нужно выяснить где находится пирамида. А в этом мне поможет только Гном".
  Он провернул камень в перстне, направил его на стену пещеры и шагнул в открывшийся портал.
  Гнома в кресле не было.
  - Друг! - негромко позвал его наёмник.
  - Ну чего ты там шепчешь? - послышался хриплый голос старика. - Я у себя в лаборатории.
  Из глубины пещеры раздалось шипение, потом громкий хлопок и ругань Гнома:
  - Тысяча чертей! Когда же ты у меня получишься?!
  - Что старина, - улыбаясь, спросил Кулл, у хромающего ему на встречу хмурого Гнома, покрытого с ног до головы зелёной слизью, - опять изобретал средства для омоложения?
  - Да, чёрт его раздери! - пробурчал расстроенный старик. - Опять получился один пшик! Ну а зачем ты пришёл?
  - Мне нужна информация по поводу пирамиды, которая находится где-то в пустыне.
  - Ха! Так тебе нужен фараон? - усмехнулся старый колдун. - Знаю, знаю о нём. Это ведь благодаря ему люди-кошки покинули этот мир.
  - Да!? - удивился Кулл. - А ты мне об этом никогда не говорил.
  - Я тебе много чего... Не говорил, - пробурчал Гном, что-то ища в одном из своих сундуков.
  - Что ищешь?
  - Одну вещицу, - ответил старик, - которая, вам поможет найти пирамиду. Фараон всегда конфликтовал с людьми-кошками. Он поклоняется совсем другим богам. Честно говоря, я его богов никогда не видел, даже изображений. Но, по словам магистров людей-кошек, которые меня посещали, это сущие дьяволы, - Гном поморщился. - Мои хозяева, Фараону были омерзительны. Мало того, он мечтал завладеть их технологиями и ради этого готов был пойти на всё. И вот в один прекрасный день, он вызвал такие стихийные бедствия, что те погубили процветающую страну людей-кошек. Но стихия вырвалась из-под контроля Фараона и превратила в пустыню, и все его владения. Осталась только одна его пирамида. Теперь он там и обитает со своей свитой. Люди-кошки ушли из этого мира, но они сделали так, что их храмы закрыты для глаз Фараона и всех его подчинённых. Не знаю, как это они умудрились сделать, но это факт.
  - Но как отыскать эту пирамиду?
  - Через портал в храме пройдёте, - отмахнулся от него Гном.
  - Но он же только для путешествий по другим измерениям, - удивился Кулл, - или нет?
  - Конечно нет! - усмехнулся Гном. - Надо только задать точные координаты, и прыгай хоть в любую точку Великого Эфира. А, вот и она.
  Старик выбрался из огромного сундука и протянул Куллу золотую пирамидку, размером с ладонь.
  - На раме портала, справа, выступает небольшая пластинка. Вставишь пирамидку прорезью в неё и провернёшь два раза вправо и один раз влево. Откроется портал, который вас выведет в районе пирамиды. А там действуйте уже по обстановке. Свита у Фараона не такая уж и большая. Я думаю, вы справитесь. Только учти портал односторонний.
  - Кстати! Зачем ты так много дал лекарства для Иер? Надо-то было небольшой пузырёк? - улыбнулся Кулл.
  - Я тебе что, должен ещё и отмерять, - возмутился Гном. - Сколько сделал, столько и дал.
  - Иер один раз выпила, это лекарство. А ведёт себя как-то странно. Ты не скажешь, от чего - это?!
  - Ну, - пробурчал смущённо Гном, - побочный эффект.
  - Ладно, - вздохнул Кулл, - я пошёл. Благодарю за помощь.
  - Кстати! - остановил его старик. - Вот ей от меня подарочек.
  Он протянул наёмнику два золотых браслета, шириной с палец. Они были усыпаны мелкими изумрудами. На верхней части каждого браслета, были вставлены более крупные камни. По одному на каждом.
  - Они трансформируются в доспехи. Стоит только провести по камню на левой руке и... Алле гоп - Иер в доспехах, - Гном хитро усмехнулся. - Я уверен ей они понравятся.
  - А побочные эффекты? - прищурился Кулл.
  - Не будет, - успокоил его Гном.
  - Ну-ну! - покачал головой неуверенный в словах Гнома, Кулл.
  - Кстати! - ухмыльнулся Гном. - Ты когда девчонки признаешься?
  - В чём? - будто не поняв старика, удивился Кулл.
  - Брось прикидываться. В любви. Или думаешь, я не вижу, как ты по ней сохнешь?
  - Да я ей признался, вчера - стал оправдываться Кулл, - только она мне как-то непонятно ответила. Песенку...спела. Про полнолуние. Я ничего не понял.
  - Ах, не понял, - засмеялся Гном. - Значит дурак. Ладно, иди!
  Он подтолкнул возмущённого наёмника к порталу.
  - Хотя погоди ещё секунду - удержал старик Кулла за плащ. - Благодаря этим золотым браслетам, теперь вы можете вдвоём приходить ко мне. Добро пожаловать в гости! - и толкнул ошарашенного наёмника в портал.
  - Я думаю, это произойдет уже скоро, - усмехнулся Гном в усы.
  Кулл влетел от толчка Гнома в пещеру. От того что сказал гном он обалдел. Мало того, что его уже второй раз за два дня называли дураком. Так теперь ещё и Иер может перемещаться в пещеру к Гному.
  "Интересно? Старик подумал о последствиях? - ехидно заулыбался Кулл. - Старый дурак".
  И улыбаясь, направился к дому, откуда доносился лёгкий голосок Иер, что-то весело напевающий.
  
  Гответт и Василиса.
  Летать на ковре оказалось не так уж страшно, но только когда управляла сама хозяйка. Она виртуозно объезжала гейзеры, но на высоту не поднималась. На вопрос Гответта она ответила, что наверху сильный ветер, и он может запросто сдуть их с ковра, хотя на этой высоте так не кажется.
  - Я думаю, это побочные эффекты, после раскола артефакта на части, - задумчиво произнес Гответт, и стал наблюдать за красотами проплывающими внизу. На горизонте виднелась радуга, и далекие струи отливали то красным, то синим, то желтым цветами. - Теперь я понимаю, почему отец хотел так тут побывать, - пробормотал он, ощущая странное умиротворение. В один момент ему показалось, что внизу мелькнула тень, но не придал этому значение. Мало ли что могло показаться?
  - Мне хочется почитать историю, можешь поуправлять ковром? - вдруг спросила спутница. Гответт от удивления открыл рот, но не успел и слова сказать, как Василиса положила ему руку на плечо и проговорила:
  - Спасибо, что согласился. Молчание - знак согласия. Управлять легко, надо только приноровиться. Надеюсь, сам поймешь, - и тихо переместилась на другой край ковра.
  Дальше начались проблемы. Но на удивление Гответт быстро справился с управлением: сначала он едва не разбился, потом едва не попал под струю кипятка от очередного гейзера, после чего хмуро посмотрел на свою спутницу. Та что-то пробурчала, и он начал понимать смысл управления.
  - Интересно, как другие справляются, - пробормотал он.
  - Кулл и Иер живы, но как дела пока не знаю. А Червь, похоже, нашел помощь, надеюсь, это ему поможет. Я телепат (как говорят многие) и не думай так громко, - посоветовала ему Василиса.
  Далее полет проходил спокойней.
  
  Василиса со спокойной совестью спихнула управление своему спутнику. Тот старался как мог, но вначале они выделывали такие фигуры высшего пилотажа....
  - Смотри, это была петля!
  - Кривенькая какая-то, и вообще, никакой петли не было! Нормально управляй!
  - Может, сама попробуешь?
  - Не-а сам учись...
  И в том же духе.
  Пришлось всё же немного помочь, но игра стоила свеч. Через полчаса полуэльф вроде бы приноровился, и полет проходил спокойней. Девушка улеглась читать историю.
  "Интересная сказка" - подумала она, и посмотрела вниз. Вдруг ей показалось, что какая-то тень следует за ними. Она резко вскочила, и Гответт оглянулся на неё. В этот момент ковер попал в струю гейзера и, кувыркнувшись, упал на землю. Полуэльф, как истинный джентльмен оказался внизу. На нем Василиса, и сверху опустился ковер.
  - Он знал! - воскликнула девушка, глядя на землю. Рядом с ними появился огромный змей. Василиса почувствовала, как её глаза становятся похожи на глаза гигантского пресмыкающегося. Она начала впадать в прострацию. Мечи завибрировали, и это вернуло девушку к реальности. Там творилось что-то непонятное, полуэьлф посмотрел на нее, потом на змея и вздохнул:
  - Не хочешь начать обратный отчет? - невинно улыбаясь, проговорил он.
  
  "И чего она вскочила?" - удивился Гответт и посмотрел на Василису.
  И в этот момент он потерял управление. Во время падения его успели посетить только две мысли: "Как хорошо, что невысоко летели" и "И почему она упустила такую важную информацию , и не сообщила ему о ней, что отвлекаться нельзя".
  Приземлились. Наверное, сверху это и красиво смотрелось, но лежать, когда на тебе такой груз не очень удобно. Поэтому он вылез из-под Василисы, встал и помог ей подняться. Она, хмурясь, осмотрелась. Полуэльф с удивлением заметил, что её глаза стали серыми и какими-то испуганными. Но он не успел об этом спросить - из-за небольшого холма рядом с ними появилась огромная змея и начала приближаться к ним. Гответт выхватил свой меч, и попытался вспомнить самые разрушительные заклинания. Но, по случайности, на пути пресмыкающегося первой оказалась Василиса. Полуэльфу было хорошо видно, как огромный, серый, отливающий зеленым и, несомненно, очень сильный, как физически, так и магически змей попытался загипнотизировать девушку, и что из этого вышло. Прождав минут, пять, Гответт встал между ними и помахал рукой перед лицом Василисы. Не обращая на него внимания, они продолжали гипнотизировать друг друга.
  - И как её приводить в сознание? - начал рассуждать вслух Гответт, сделал два круга вокруг парочки, и заметил, что под брюхом змея начала появляться тоненькая струйка. Похоже, что эта задержка ни ему одному не нравилась - мечи у девушки за спиной начали вздрагивать.
  "Интересно, а разбудить они смогут ночью, если угрожает опасность, - почему-то подумалось ему.
  Наконец гипнотизируемые (гипнотизирующие?) зашевелились. Василиса, удивлено оглядывалась вокруг, змей тоже.
  - Ладно. Раз никто не хочет, тогда отсчет начну я. Пять, четыре, три, два, один, - гейзер вырвался прямо под змеем, донеслось возмущенное шипение и, змей исчез в небе.
  Василиса встряхнула головой: "Надеюсь, над Ландрией не станет одним Созвездием Дракона больше..."
  
  Василиса видела, что Готтвет хотел что-то спросить и рассказать, но тут она заметила, что над ними возвышается громада красного камня.
  - Похоже, мы прибыли, - удивлено приговорила девушка, - единорога ещё нет, но он скоро подскочит, - связавшись с ним, сказала она.
  Полуэльф зачаровано смотрел на гору.
  - Почему я её раньше не увидел? - удивлено пробормотал он и вдруг вспомнил, что в народе её (гору) кличут Странствующая, и она имеет одну особенность передвигаться по северной части долины гейзеров. Вот почему единорог опаздывает. Василиса улыбнулась ему, показывая, что он правильно мыслит.
  Сама девушка уже отошла от гипноза, и ей (что странно) ни хотелось, ни о чем думать, просто сидеть и смотреть вдаль. Но её спутник такой попытки ей не дал. Он начал нервно расхаживать взад и вперед, сурово поглядывая то на камень (боялся, как бы он не исчез), то на горизонт (высматривая единорога или прилетевшего назад змея).
  
  Иер и Кулл.
  Когда Кулл вошёл в дверь домика, его взору предстало странное зрелище, Иеремия сидела на кровати, без одежды и... пела.
  - Чего веселимся? - поинтересовался он у девушки.
  - Видишь, я человек!! Полнолуние прошло, а я человек! - радостно подбежала к нему Иер и кинулась на шею.
  И как-то всё само получилось, губы нашли губы, руки сами знали, что им делать, ну и всё остальное тоже...
  
  - Вот кстати, тебе небольшой подарок от Гнома, - И Кулл протянул Иер два золотых браслета.
  - Ой, какая красатищааа! - восхитилась девушка надев их на руки.
  И вскочив с кровати, стала танцевать по комнате, в чём мать родила, задрав руки вверх и любуясь подарком Гнома. Её обнажённое тело двигалось в такт неслышимой музыки и звало, звало, звало!..
  Кулл взмахнул головой, освобождаясь от затмившей его взгляд красоты.
  - Это непростые браслеты, - пересохшим голосом произнёс он. - Они с небольшим секретом. Проведи по большому изумруду, на браслете левой руки и увидишь, что получится.
  Прикусив нижнюю губу и прикрыв глазки в ожидании чуда, Иер провела легко своей маленькой ладошкой по камню на браслете. Кулл сам ждал с замиранием сердца, что же произойдёт. Тело Иеремии заискрилось зелёными искорками и, через мгновение она стояла облачённая в эластичные доспехи зелёного цвета. Но увиденное Куллом, превзошло все ожидания.
  Мало того что Иер от увиденного, что на ней надето, завизжала от радости и понеслась скакать по комнате как свихнувшийся бабуин, так ещё и сами доспехи привели наёмника в очередной ступор.
   Плечи и бёдра девушки, были прикрыты легким, облегающим ее тело, стальным доспехом. На ногах были зелёные сапожки с ботфортами, чуть выше колен. На предплечьях наручи, прикрывающие руки от кисти до локтя. Кожаные перчатки, были усыпаны мелкими изумрудами. На бёдрах висела накидка с защитными стальными пластинами по бокам. И всё это великолепие отливало зелёным цветом.
  Но самое главное, от чего у Кулла перехватило дыхание, от восхищения - это, кольчуга, которая покрывала тело девушки, спереди до самого пояса. Она была полностью прозрачна. Нет, был небольшой серый узорчик на ней, но это только придавало эротичность прекрасной груди девушки.
  - Нет! - прохрипел от недостатка воздуха наёмник. - Ну, так же нельзя!
  Он вскочил с кровати и стал одеваться. Быстро натянув штаны и сапоги, он создал с помощью перстня, на стене дома портал. И взяв ничего не понимающую девушку за руку, потянул её в зелёную дымку перехода.
  - Куда это мы? - удивилась Иеремия.
  - В гости! - ответил Кулл и вошёл с ней в портал, ведущий к Гному.
  - А, уже решили зайти в гости! - засмеялся старик глядя на появившихся, Иер и Кулла.
  Такое впечатление, что он их ждал. Кресло его стояло так, чтобы было видно появившийся портал. Он сидел в нем (в кресле в смысле) развалившись и раскуривая трубку.
  - О! Я смотрю у вас всё прекрасно! - глядя на друга и ухмыляясь, проговорил старый пройдоха.
  Кулл осмотрел себя. Он был только в штанах и сапогах. Торс был голый, волосы были взлохмачены, после бурного общения с Иер в постели.
  - Ну и что? Я спал, - стал отмазываться Кулл.
  - Ага, а девушка, полностью обнажённая, в этот момент примеряла перед тобой браслетики, - закивал, ухмыляясь Гном, - а ты только одним глазком, да? Не рассказывай мне сказки.
  - Ну ладно! - согласился с ним Кулл. - Ты мне вот лучше объясни, что это такое? - и он указал на грудь Иер.
  - Как что? Доспехи, - прикинулся непонимающим Гном. - А чем они тебе не нравятся. Вполне приличные. Идеально подогнаны под фигурку девчушки, и цвет специально к её волосам подбирал.
  - Нет, ты мне объясни! Почему кольчуга на груди прозрачная!
  - А чем тебе не нравится, - восхищённо проговорил гном, разглядывая, грудь девушки - Вполне прочная кольчуга и весьма эротично.
  - Да, но в бою это отвлекать будет!
  - Быстрей противника победит, - усмехнулся Гном.
  - Ты не понял! Меня может отвлечь.
  - ААА!!! Ну, раз так, - старик улыбнулся, - пусть проведёт по камню ещё раз, и кольчуга станет в тон с доспехами. Не прозрачная. Хотя и так не плохо.
  Наёмник показал Гному кулак.
  - И ещё, - уточнил Гном, - чтобы снять доспехи, нужно просто провести по камню на правом браслете.
  - Ты всё поняла? - спросил, повернувшись к девушке Кулл. - Иер!
  Та стояла ошарашенная всем увиденным.
  
  Девушка стояла и глупо хлопала глазами, все эти колбочки, пробирочки, железячки и самое главное их хозяин. Буквально всё было очень-очень интересно.
  - Здрасьте, вы - Гном? - тихо спросила Иер.
  - Нет, блин, Король Мира, - огрызнулся Гном. - Конечно я, тут только я... - добавил он грустно.
  - А всё что Кулл рассказывал правда-правда, - удивлённо захлопала ресницами Иер.
  - Кулл, она у тебя глупенькая что ли? - выгнул бровь Гном. - Эй, девушка, где твой мозг, приём?!
  - Полегче, Гном! Она же здесь первый раз, - напомнил наёмник. - Про доспехи запомнила? - спросил он у девушки.
  - Если что, ты мне напомнишь, - улыбнулась Иер. - Но меня интересует другой вопрос: Эй, мегаумник, почему в полнолуние я осталась человеком?
  - Побочный эффект от капелек, которые ты принимаешь, - ответил Гном.
  - Таак, - протянула Иер, - и какие ещё у них побочные эффекты? Ну, так ради общего развития, что бы знать!
  - В принципе, чисто теоретически, больше никаких, - ухмыльнулся Гном.
  - Просто супер, - выдохнула девушка. - Ой, а что это у вас тут, - Иер увидела какую-то блестящую штуковину малопонятного назначения и естественно ткнула в неё пальцем,
  - Нееет! - завопил Гном.
  Из штуки что-то вылетело и куда-то упало.
  - Ну вот! Где я теперь его буду искать? - удручённо проворчал Гном.
  - Кого? - невинно захлопав глазками, спросила девушка.
  - Иер, пожалуйста, прекрати безобразничать, - попросил Кулл.
  Девушка надула губки и отошла на пару шагов назад и тут же отвлеклась на что-то другое.
  - Гном, я хотел спросить... - начал наёмник.
  - Убери ЕЁ отсюда!!! - завопил Гном, за спиной Кулла раздалось громкое "БУМ!" и протяжное "ДЗЫНЬ!".
  - О, Боги! Ладно, нам пора! Пошли, Иер! - Кулл подхватил девушку на руки, одновременно открывая портал: - Я потом зайду, Гном! - на ходу крикнул Кулл.
  - Мне из-за неё лет сто теперь убираться! - услышали они вслед громкий вопль Гнома.
  Когда Кулл с Иер на руках оказался снова у себя в домике, девушка спросила:
  - Весело было! Правда, Кулли?
  После вопроса Иер, Кулл весело засмеялся и, поцеловав её в губы, прошептал:
  - У нас до заката ещё море времени, моя волчица!
  Он бросил её на кровать и прыгнул на неё сверху. Девушка успела откатиться в сторону и, смеясь, проговорила:
  - Раздавишь, животное!
  Девушка провела ладонью по камню на правой руке, и все её доспехи трансформировались в маленькие золотые браслеты. Потом они слились в долгом поцелуе...
  
  
  Маргольф и Эрика.
  Зеленый заяц рыл раздвоенным копытом песок, пуская пар из ноздрей. Копыто плавно переходило в ухо, вливаясь в бесформенную фигуру противника.
  - Эта пещера слишком тесна для нас двоих! - проревел Маргольф в берсеркерском гневе. Взяв топор наперевес, он ринулся на зайца. Но коварное животное не приняло боя. Оно истончилось, стало прозрачным, и растворилось в окружающем воздухе вместе с изрядной долей своих сородичей и рядом менее заметных деталей среды. Галлюцинации медленно отступали.
  Зато вокруг теперь высились светильники грибовидной формы, которые выглядели столь необычно, что гном не сразу был уверен, что действие дурмана миновало. В синем свете зеленые глаза Эрики сияли единственным островком другого цвета. И в них была усталость и торжество.
  - Эм... Я полагаю, препятствие совместными усилиями локализовано и нейтрализовано, и дальнейшее продвижение не представляет затруднений?
  - Именно так, дружок. Поэтому можешь убрать свое стальное чудовище, - эльфийка слегка поморщилась глядя на окровавленный топор.
  
  Коридор, охранявшийся грибами, скоро кончился, и путешественники вышли на пещеру-поляну, подсвеченную тусклым светом гнилушек. Посреди пещеры высился вытесанный из самого крупного сталактита дом, от пола до потолка - настоящая башня мага. Чтобы никто не ошибся в этом отношении, над дверью висела табличка:
  "Игнориус Инептус Иниматибилис,
  Действ. Член Кор. Общ., эксв.
  Док. Бел., Сер., и Черн. Маг. Наук
  Почет. Кавал. Орд. Темн. Луны.
  и прочая, и прочая..."
  Ниже стояло заводское клеймо:
  "Дверь Мёбиуса односторонняя, вертикальная".
  Маргольф взявшись за ручку, сделанную в виде висящего на дверях кольца, уверенно постучал ею. Вместо нормального стука ручка издала лошадиный гогот. Гном инстинктивно отдернул руку. Воцарилась тишина. Маргольф протянул руку и осторожно постучал снова. Ручка кольцо отозвалась гулким звуком церковного органа. На сей раз, кажется, их "стук" заметили, потому что над дверью приоткрылось окошечко, и в него высунулся длинный нос:
   - Что вам будет угодно, ничтожнейшие? Зачем вы нарушили мое уединение? Я только что едва не постиг вселенскую гармонию!
   Памятуя о предупреждении летучих мышей, Маргольф прижал палец к губам Эрики, готовой разразиться возмущением. И самым вежливым тоном, какой был предусмотрен в демократичном гномьем языке, ответил:
  - Многоуважаемодосточтимый мэтр Инептус! Мы, странники из верхнего мира...ну, кое-кто из нас! Пришли сюда, приведенные вашей славой великого мастера волшебного искусства, чтобы задать вам несколько архиактуальных для нас но, несомненно, мизерных для вас, вопросов.
   - Ага, поклонники! - обрадовался скрипучий голос в окне. - Вечно вы мне досаждаете! Когда-нибудь я начну спускать на вас заклятие полиморфии. А пока я его не вспомнил, вы, наипрезрейнийшие, можете быть моими гостями. Добро пожаловать!
   Маргольф толкнул дверь, и они с Эрикой шагнули внутрь.
  
  Внутри дома волшебника оказалась точно такая же поляна, как та, с которой они только что ушли. Такие же гнилушки на стенах, сталактиты, такая же табличка с другой стороны двери. Более того, из тоннеля в глубине пещеры исходил привычный свет от заколдованных миконидов.
  - Хм! - только и сказал гном.
  Эрика высказала их общие мысли:
  - Эта пещера выглядит точь-в-точь как та, что снаружи!
  - Возможно. Сейчас схожу и сравню! - ответил гном и шагнул обратно в дверь. Эрика осталась у него за спиной, внутри "дома". И все же, закрыв за собой дверь во второй раз, он уткнулся носом в ее спину.
  - Ты уже вернулся?
  - Сколько экземпляров тебя существует в этой реальности? - поинтересовался Маргольф. - По ту сторону двери, я оставил еще одну!
  - Да ну? - лукаво усмехнулась Эрика, открывая дверь. По ту сторону никого не было. И все же, когда они прошли сквозь дверь во второй и третий раз соответственно, ничего не изменилось.
  - По-моему, это та же самая пещера! - догадалась Эрика. - Но как это возможно?
  - Ну чего вы там копаетесь, жалкие тугодумы? Не можете войти в обыкновенную одностороннюю дверь? - раздраженный голос Иниматибилиса донесся сверху. - Нужно обладать редкостным расстройством мозга, чтобы не понять, что дверь Мёбиуса - односторонняя!
  - Но как в нее тогда войти? - растерялась Эрика.
  Глумливый хохот был ей ответом.
  Маргольф внимательно изучал дверь. Она была сделана из лучшего красного дерева, и выполненная на ней резьба чем-то напоминала лестницу. Сопоставляя это со словом "вертикальная", он начал делать какие-то выводы.
  - Уважаемая Эрика, ты не могла бы добраться по этой двери до окна вышерасположенного нахала?
  - С легкостью! - Босые ноги Эрики, ловко цепляясь за неровности резьбы, подняли ее наверх. При этом дверь начала странно изгибаться, как будто заворачиваясь внутрь себя. Она дала руку Маргольфу, и они пошли вперед по двери, которая уже стала горизонтальной, а затем перевернулась вокруг себя, и герои упали с односторонней двери в прихожую мага Темной Луны.
  - Ну, наконец-то! Я уже начал сомневаться в наличии разума у большинства обитателей этого мира. Но, похоже, вы их немного превосходите, раз поняли, что сквозь одностороннюю дверь можно пройти только ПО ней. Так и быть, я снизойду до вас с аудиенцией.
  С этими словами Игнорус Инептус Иниматибилис материализовался в воздухе прямо перед носом приключенцев, которые невольно вздрогнули - и вовсе не от неожиданности.
  
  Крылатый и Шери.
  Портал раскрылся прямо у подножия мрачных развалин.
  В лицо охотников за осколками артефакта ударил порыв ледяного ветра, мертвенного, и словно пронзающего насквозь. Стоял поздний вечер, на небе тускло светился бледный диск одной из Ландрийских лун, светила нечисти. Звезды не мигая уставились на землю, и ни одна из них не напоминала те звезды, что видны в уютные ночи на крыльце родного дома. В воздухе висела тревога и напряжение.
  - Жутковато, - еле слышно шепнул крылатый, выуживая из ножен свой меч. Клинок словно раскалился - признак близкой опасности.
  - Это еще не лабиринт, - мрачно улыбнулась Шери, не прикасаясь, однако, к своим чудесным клинкам, но схватив настороженного архангела за свободную от меча руку. - Не сомневайся, мы разделаемся с минотавром еще быстрее и легче, чем, если бы в противниках у нас был престарелый пьяный гном.
  Крылатый почувствовал легкие нотки неуверенности в словах девушки. Ободряюще улыбнувшись Шер и поправив все время сползающую с плеча на крыло сумку, архангел вздохнул и уверенными шагами пошел вдоль подножия.
  - Вход в лабиринт где-то неподалеку - уверенно заявил он.
  Так они шли, поеживаясь от промозглого ветра, и шепотом обговаривали детали своих дальнейших действий.
  
   Часть 4.
   Путь битв.
   Осколки.
  Маг Аэрок, стоял возле волшебного зеркала и смотрел в будущее. В будущее наёмников ушедших в волшебные порталы, за исчезнувшими осколками. Но волшебное зеркало показывало будущее, так, как оно его видело. И не было никаких гарантий, что всё случится именно так, как видит это маг. И ещё не факт что путники, отправившиеся за осколками артефакта вернуться с победой.
  
   ...Вот перед взором мага возникли Шери и Крылатый проникшие в сердце лабиринта.
  В центре залы были ровной горкой сложены сокровища. Монеты и драгоценные камни, доспехи и оружие, фарфоровые вазы и старинные свитки. Над всем этим добром возвышался Минотавр в доспехах и с двуручным топором.
   Он тупо уставился на путников: "Давненько сюда никто не захаживал. Сокровища... Они пришли за сокровищами! Не отдам! Все мое! Даже те два блестящих куска, взявшихся неизвестно откуда!"
  Минотавр взревел, но Шери и Крылатый уходить не собирались. Тогда хозяин лабиринта поднял над головой топор и бросился, дико взревев на незваных гостей...
  
   ...Теперь перед взором мага возникли крадущиеся по туннелю Севильяна де Гульден и Хора.
  В одном из бесконечных коридоров путешественники увидели огромного золотого голема.
   Вокруг него было раскидано множество заготовок для других големов, но выполненных не в пример грубее оригинала. Видимо бездушный мастер пытался создать себе подобных. Но без его собственного создателя-гнома это не удавалось. Голлем посмотрел бездушным взглядом своих золотых глаз на замерших перед ним Севильяну и Хора.
  - Золото... не отдам! Все мое! Все драгоценности мои!!!
  За его спиной находилась вагонетка. Мерцание, исходящее из нее, указывало, что осколки там...
  
  ...Картинка опять сменилась.
  Пустыня. Бесконечные пески. Но Сталкер и Иеремия нашли среди них пирамиды. За пирамидами находилась резиденция фараона. Увидев путешественников, стража окружила их и без лишних расспросов поволокла к правителю. Выслушав незваных гостей, фараон Хаттеп XIX
  сверкнул глазами:
  - Осколки? Не отдам! Это дар Богов!
  - Помилуйте, каких богов? - удивился Сталкер.
  - Великих Богов Пустыни.
  В это время каменные статуи, стоящие по правую руку от правителя ожили.
  - А вот и Наисветлейшие пожаловали. Преклоните колени! Их воля - закон!
  Только сейчас герои заметили, что рядом с ожившими статуями, на алтаре, блестели два осколка...
  
  ...В зеркале возник единорог. Увидев Гответта и Василису, единорог наклонил голову, показывая, что гости нежелательны. Но путешественники уходить не собирались.
  - Осколки? Если вы достойны забрать их - они будут ваши. Они скинуты в кратер одного из гейзеров. Я иногда вижу, как фонтан кипятка выбивает их из-под земли. Но осколки всегда возвращаются обратно. Рядом с этим гейзером растет старый дуб. Он единственный в этой долине. Не перепутаете...
  
  ...На старом проклятом кладбище демон впадал в безумство.
  Его потревожили. Столько лет сюда никто не смел, показывать даже носа. И на тебе. Какие-то две сухие старушонки, мало того что без приглашения забрались в самое сердце его владений, так еще и разбили любимый памятник!
  Демон яростно взревел:
  - ЗАЧЕМ ПРИШЛИ? ЧТО НАДО? ЗАЖИЛИСЬ НА СВЕТЕ? НЕДОЛГО ВАМ ОСТАЛОСЬ!!!!!!!
  Надвигающаяся на Розочку и Беляночку огненная масса закрыла собой все пространство. Но, тем не менее, старушки успели заметить, что под разбитым памятником блеснули вожделенные осколки...
  
  ...А вот и Разбойничий лес.
  По поляне распространялся пленительный запах вертящегося над огнем кабана, и незваная гостьи с музыкальным аккомпанементом явно нарушала привычный распорядок трапезы.
  Атаманша усмехнулась:
  - И что дальше? Кто бы вы небыли, сейчас от вас и косточек не останется. Мои молодцы не любят когда им мешают насладиться честно заработанным ужином. Хеей! Правду говорю?
  Одобрительный гул, раздавшийся со всех сторон, не предвещал ничего хорошего для нарушителей лагерного спокойствия.
  - Арни, разберись с этими странными созданиям!
  Один из разбойников направился к непонятным гостьям, выкрикивающим глупые лозунги.
  Между тем девочки успели увидеть на краю поляны землянку, где без сомнения хранилось самое ценное из награбленного...
  
  ...Галлеан и Борк-Жестянщик уже собирались разбить лагерь, как вдруг из-за скалы, у края долины показался великан.
   Ничем он особенным не выделялся. Огромный рост, огромная палица и минимум мыслей в глазах.
  - ПРИШЕЛЬЦЫ!!!!! МОЯ ПЕЩЕРА!!!!! СОКРОВИЩА!!!!! НЕ ОТДАМ!!!!!!!..
  
   ...Крики орлов постепенно стихли. И когда путешественники добрались до гнезда, оказалось, что там никого не было. Осколки лежали в груде соломы и веточек на дне гнезда. Пока Червь пытался вытащить хоть один из них, из-за соседней вершины показались хозяева жилища...
  
  ...И вот в зеркале возникла последняя картинка показывающая Эрику Линнен и Маргольфа Вэблинга.
  Маг стоял перед ними абсолютно голым. И если бы не длиннююююющая клочкастая немытая борода, закрывающая мага спереди до колен, Эрика не знала бы куда упереть взгляд... Хотя может наоборот? Знала бы?
  Выцветшие глаза хозяина светились безумством.
  - И долго вы еще собираетесь здесь топтаться? Проходите! - буркнул старик и повернулся к ним спиной спиной.
  Зрелище, открывшееся со спины, мало порадовало путников. Ведь там не было бороды, и маг предстал перед ними в своем тощем костлявом хм... великолепии. Тем не менее, путники встали и вошли в "приемную" залу. Источником света там является Феникс. Увидев гостей, волшебная птица ударилась об пол и превратилась в...девушку.
  - Вам нужны осколки? Они спрятаны в дальней пещере. - Девушка покосилась, на потерявшего интерес к гостям, мага. - Вход в нее спрятан в глубине пещерного озера. Это через три зала к югу отсюда.
  И чуть слышно проворчала, опять косясь на мага:
  - За ним только глаз да глаз нужен...
  
   Кулл и Иер.
   На закате их команда уже наблюдала за заходящим солнцем, стоя на границе оазиса и пустыни, в ожидании, когда солнце коснётся горизонта. Как только это произошло, на фоне заходящего светила, проявились скалы, в которых находился храм людей-кошек. Боливар не дожидаясь команды, рванулся по направлению к храму. И вскоре они уже въезжали в огромный зал, украшенный малахитовыми статуями, кошачьих богов. Богов у людей-кошек было около сотни. И возле каждой из статуй лежали подношения - груды золота и драгоценных камней. Разнообразное обычное и магическое оружие. Сталкер и сам не знал свойств многих вещей, которые здесь находились.
  Они с Иер соскочили с коня, и наёмник направился к одному из сундуков с золотыми монетами, чтобы пополнить денежные запасы. А девушка тем временем направилась к порталу, ведя коня в поводу.
  Набрав достаточное количество золота, Сталкер тоже пошёл к порталу, по пути захватив пяток магических бомб. Не слишком мощное оружие, но если кинуть под ноги врагу, то может привести к серьёзным повреждениям. Это были круглые чёрные шары, размером со среднее яблоко. Чтобы их задействовать, нужно было провернуть ключ, который был вмонтирован в каждую из них. После пяти секундной задержки бомба взрывалась.
  Девушка с Боливаром ожидали его возле портала. Сталкер и Иер уже не раз путешествовали, через него, по разным мирам. Они многое повидали там такого, чего никогда не было даже в Ландрии. И необычные летающие машины, и погибшие миры и... Перечислять это можно бесконечно.
  - Ну что, - спросил наёмник у коня и девушки, положив бомбы в седельную сумку, - готовы, к встрече с Фараоном?
  Те дружно вздохнули, посмотрели друг на друга, и Иер ответила за двоих:
  - Открывай портал Кулли. Давно уже пора растрясти эту старую развалину! - девушка выхватила свой револьвер из кобуры, прокрутила на пальце и изящно вложила его обратно.
  Сталкер насадил пирамидку на пластину, на раме портала и провернул её, как учил его Гном. Дверь засветилась разными цветами радуги, а потом в ней появилась пустыня, а вдали за барханами виднелась верхушка пирамиды. Сталкер, Иер и Боливар шагнули в портал, который тут же закрылся за ними.
  
   Эрика и Маргольф.
  Предостережения Малого Пещерного Народа сбывались одно за другим.
  Только маг, который не в своем уме, мог привадить к своему дому миконидов и их, как она теперь поняла, промежуточные формы. Да-да, эти самые грибочки на полу и стенах тоннеля - не что иное, как промежуточные формы развития грибомонстров, между мицелием (страшно подумать, какого размера должна быть эта грибница) и взрослыми особями, способными к самостоятельному передвижению. Хорошо бы экстаз от Небесных грибов продержался подольше, им с Маргольфом еще обратно идти...
  Эти мысли крутились в голове друидессы, когда приключенцы вышли к сталагмитовому обиталищу хитрого адепта Высокой науки. Какой же Маргольф все-таки умный! Она сама еще долго бы не додумалась пройти ПО двери...
  Стоя на середине двери и подавая гному руку, Эрика хотела уже вслух отдать должное инженерной мысли коллеги, но тут дверь перевернулась и они свалились буквально под ноги тому, которого искали.
  Памятуя о предупреждении, девушка не стала поднимать взгляд. Одни кривые морщинистые старческие ноги, покрытые шишечками вздувшихся вен под густой порослью седой шерсти, заставили впечатлительную дриаду забыть о хороших манерах. Маргольф помог ей встать, тоже старательно не глядя на сомнительное зрелище.
  - Мы приветствуем вас, почтенный мэтр Игнориус. Ваш коллега, придворный королевский маг сказал, что только вы, с вашими невероятными знаниями и безграничной мудростью можете спасти земли Ландрии от грядущих бед, - искусству дипломатично вешать лапшу на уши в Круге обучали долго, тщательно и вдохновенно. - Только лишь избравший путь отшельника и свободный от мирской суеты светоч мудрости может овладеть сокровенным знанием! - а искусству вовремя остановиться, чтобы славословие не переросло в изощренное издевательство, был посвящен отдельный спецкурс. - Мы смиренно просим вас о помощи!
  Закончив патетическую и проникновенную речь Эрика, взглянула в глаза мага. Почти бесцветные и пустые, они, тем не менее, были вполне осмысленны. Девушка даже спросила себя, а не перестаралась ли...
  - Как же, помню я этого... - длинный нос мага сморщился. - Говорил ему, что скоро сам о помощи просить приползет... Ну, проходите, раз уж так.
  Маг повернулся к ним спиной, и Эрика незаметно вздохнула с облегчением. Как оказалось, преждевременно.
  - Как вам нравится мой великолепный наряд? - неожиданно бросил старик. - Этот изысканный камзол белого бархата с позументами еще только должен войти в моду при дворе. - Он резко повернулся и оттопырил воображаемые лацканы. - Ткань - высший класс! Мои друзья, - он сделал жест в сторону двери, - поставляют ее только мне. Нравится?
  Эрика сжала руку Маргольфа, явно вознамерившегося сообщить, что маг-то голый и, склонив голову, ласково выдала: - Конечно, о мудрейший! Разве могут быть какие-то сомнения?
  - То-то. - Старик довольно кивнул и сделал приглашающий жест.
  В зале, составлявшем жилище отшельника, было сумрачно и сыровато.
  Несколько сросшихся шляпками грибов образовывали столик, в углу стояла продавленная кушетка, повсюду в беспорядке были накиданы книги, стояли реторты, котлы, не обошлось без традиционных чучел под потолком... Отличие жилища мага от жилища, предположим, ведьмы, состояло в количестве книг. У дальней стены зала, в каминном портале стояла открытая клетка. Сидевшая в ней птица, по телу которой пробегали огненные волны, создавала иллюзию топящегося камина. Феникс действительно был не в лучшей форме - блеклое оперение, проплешины на крыльях, маховых перьев явно недостает, пол клетки устилают мелкие перышки, на голове видны розовые проплешины... Скоро возрождение, приметы не соврали.
  Словно услышав эту мысль друидессы, феникс струдом вылез из клетки, упал на пол и обернулся девушкой...
  
  Кулл и Иер.
  Осмотрев объект нападения, Сталкер понял, что Гном немного ошибался. Здесь была не одна пирамида, а три. Центральная была высотой около 150-ти метров. Боковые в половину меньше, но где вход Сталкер так и не мог понять. Он спустился с бархана к Иер и Боливару.
  - Ничего не понимаю, - удивлённо проговорил он, - там три пирамиды, вместо одной. Ну, это не важно. Не видно ни какого движения. Как будто там всё вымерло. Надо подойти ближе и разведать всё основательно.
  - Давай я сейчас - обернусь и, быстренько всё сбегаю и проверю, - беззаботно проговорила Иеремия.
  -Нет! - резко ответил ей наёмник. - Я тебе, иной раз удивляюсь?! Как так можно легко относиться к заданию? Сбегаю... Ты что на прогулке?
  - Но Кулли, не рычи на меня, - прижавшись к его груди, проворковала девушка. - Ты же хороший у меня? Котик! Ну, пожалуйста! Я мигом туда и обратно.
  Девушка легонько укусила его за мочку уха. По телу Сталкера пробежали мурашки.
  - Нннет! - отстранил он девушку. - Вот если я не вернусь в течение часа. То тогда вы с Боливаром придёте ко мне на помощь.
  Он отдал ей своё ружьё, чтобы она наблюдала за ним с бархана, в оптический прицел. Поцеловал её, потрепал коня за ухом и побежал в сторону пирамид - стараясь подобраться поближе к ним, незамеченным.
  Он уже был почти у цели, когда из-за последнего бархана, который его скрывал от пирамид, вышел отряд псоглавов из десяти воинов, вооружённых арбалетами и кривыми мечами.
   Сталкер рванулся назад, но из песка позади него, выскочило ещё четверо псоглавов с огромной сетью. Наёмник бросился вправо, но и тут прям из песка, выпрыгнули ещё пять монстров и навели на него арбалеты. Сталкер замешкался всего секунду, но этого хватило, чтобы на него накинули сеть. Поначалу он хотел выпустить кинжалы из своих укрытий, но потом передумал.
  "Зачем?! - подумал он. - Они сами меня приведут куда надо. Если бы они хотели, они бы меня уже убили".
  Он дал связать себе руки за спиной, но так что бы верёвки ложились на наручи. Связав Сталкера, псоглавы повели его в сторону пирамид.
  "Мдаа!!! - усмехнулся про себя наёмник. - Силы им не занимать, а умом они не блещут - метательные кинжалы, даже не потрудились отобрать. Или они уверенны в моей безнаказанности?"
  Они прошли мимо пирамид и, свернув за них, направились к каменному сооружению, которое когда-то именовалось дворцом. Сейчас это было одноэтажное здание, на половину засыпанное песком, с развалившимися колонами и такими же покорёженными временем статуями.
  Снаружи кругом царила разруха. Два псоглава остались на страже, возле входа.
  Остальные проконвоировали Сталкера, внутрь того что когда-то называлось дворцом. Сталкер убедился, что и тут обстановка не лучше. Кругом висела паутина, на стенах чадили факелы, от которых всё вокруг было покрыто копотью. Мебель вся была в плачевном состоянии. Ни слуг, ни охраны, нигде не было видно.
  - Похоже, ребята у вас тут не убирались много веков! - усмехнулся наёмник.
  Псоглав идущий за пленным только злобно рыкнул, и ткнул остриём арбалетного болта в его спину.
  Его провели ещё через два зала, они ничем не отличались от первого. Но когда они вошли в тронный зал, здесь было на что посмотреть. Зал был освещён, двумя шарами, висящими под потолком. Они испускали яркий жёлтый свет, от которого после полумрака разрушенных комнат, слепило в глазах. Тронный зал был богато оформлен прекрасной росписью. Фигуры разнообразных чудовищ и воинов, сражающихся друг с другом. Все предметы в зале были из золота, кроме трёх статуй из камня: одного мужчины и двух женщин, стоящих справа от трона фараона.
  Фараон сидел на троне, скрестив руки на груди и, хмурился глядя на Сталкера. Величественности в нём не было и капли - это был всего лишь сморщенный старикашка, которому на вид можно было дать лет девяносто, а то и все...
  "Хорошо сохранился старик, для своего, многовекового возраста".
  - Ты кто? Что ты делаешь в моих владениях? Шпионишь?! Для кого шпионишь? - засыпал он Сталкера вопросами.
  "Похоже он вообще не в курсе, кто я! - удивился наёмник. - Странно! А кто же тогда подослал львов? Ладно, с этим разберёмся позже".
  - О повелитель! - Сталкер решил начать переговоры...по мирному. - Меня прислал король Ландрии, Брамциусу VIII. Он шлёт Вам низкий поклон и просит вернуть то, что Вам по праву не принадлежит. А именно, два осколка - Артефакта Плодородия. Если их не вернуть вовремя, то его страну могут постичь ужасные беды.
  Фараон сузил глаза, привстал с трона, упёрся руками в подлокотники, и чуть наклонившись вперёд, злобно и истерично заорал:
  - Осколки? Никогда! Ты их не получишь. Они принадлежат богам! - и он указал на три каменные статуи.
  - Дааа! - усмехаясь ответил Сталкер, посмотрев на псоглавов. - Нервишки у вашего повелителя ни к чёрту. Лечиться вам надо, ваше сиятельство! Отдайте по-хорошему осколки. Зачем создавать проблемы.
  Фараон, в гневе вскочил с трона и подбежал к наглому наёмнику. И с ненавистью посмотрел на него - снизу вверх. В нём было роста, не более полутора метров.
  - Мдаа! Ваша светлость, - нагло улыбаясь, сказал Сталкер (наглеть так, наглеть - всё одно по мирному всё не пройдёт), - оказывается, вы усохли, за столько веков.
  Фараон покраснел. Весь напыжился. И уже хотел отдать команду, чтобы псоглавы расстреляли - этого наглеца, из арбалетов. А Сталкер весь напрягся, готовясь разрезать, стягивающие его руки верёвки, своими кинжалами. Но тут! Послышались шаги. И в тронный зал вошли два стража, ведя под конвоем... Иер! Но самое главное, что она не была связана и даже оставалась при всём своём оружии. Как не странно, кольчуга на груди девушки была не прозрачной.
  "Что ещё задумала эта девчонка?" - заволновался Сталкер.
  - Это ещё кто? - удивлённо уставился на девушку Фараон.
  - Повелитель! - ответил один из стражей. - Она проезжала мимо Вашего дворца и спросила...
  Страж замялся.
  - Ну, нуже! - нетерпеливо заорал Фараон. - Продолжай!
  - Она спросила, как проехать... - страж опять запнулся, испуганно глядя на своего повелителя. - Как проехать, в библиотеку?
  - Куда? - прохрипел обалдевший Фараон и посмотрел на Иеремию.
  - В библиотеку, - невинно захлопала ресничками девушка.
  Сталкер чуть было не прыснул со смеху...
  
  Борк и Галлеан.
  Тому, кто никогда не сох у костра, не понять всех трудностей этого мероприятия. Вода, особенно холодная, очень не хочет покидать намокшую одежду, и в результате сушка более-менее эффективно происходит чуть ли не прямо в пламени. А так как все тепло уходит на испарение воды... сидящему рядом мокрому и замерзшему хозяину одежды не очень тепло. Особенно на ночь глядя. А с учетом того, что одежду ему пришлось снять... Борка радовал тот факт, что Галлеан мудро посоветовал ему захватить два комплекта теплой одежды, хотя в целом ситуация не давала гоблину особых поводов для радости. Пускай гоблины в целом и племя Правоименных в частности - народ крепкий, хладоустойчивый и не слишком склонный к простудным заболеваниям, высохнуть было необходимо. А для этого был необходим костер, с учетом приближающейся ночи - вещь довольно опасная. Местное непуганое зверье могло пламени не испугаться, а наоборот - заинтересоваться им. К тому же треск влажноватых смолистых веток заглушал звуки леса, а отблески костра не давали превосходно приспособляющимся к темноте гоблинским глазам привыкнуть к обстановке и перейти в "ночной режим". В общем, стараясь одновременно высушить одежду, согреть себя и подогреть ужин, Борк пребывал в довольно мрачном настроении.
  Стемнело. Похолодало. Борк, стараясь не сверзнуть в пламя сложную конструкцию из веточек, представлявшую собой вешалку для одежды, проверял состояние своей куртки - и остался им решительно недоволен. Галлеан, в который раз, обходивший их небольшой лагерь кругом и что-то бормоча себе под нос, жевал эльфийскую лепешку, запивая ее водой. Периодически из низин до гоблинских ушей долетали странные трубные звуки - видимо, какое-то местное зверье.
  "Остается только надеяться, что никого страшнее комаров в эту ночь встретить не придется", - подумал Борк, вслепую отмахиваясь от очередного, особо противно пищащего кровососа пихтовой веточкой. Наглое насекомое, конечно же, и не думало улетать, не отведав гоблинской кровушки... В конец разозлившись, Борк обернулся и яростно замахал руками... Хм. Комара не наблюдалось - но звук был, более того - постепенно он становился все громче и пронзительнее.
  - Галлеан, Борку это очень не нравится... - медленно и необычайно четко (видимо, от волнения) проговорил гоблин...
  Когда жужжание начало еще и множиться, надежда, что это просто отзвуки, отраженные от стволов могучих сосен, кедров, елей и пихт успела родиться и умереть за несколько мгновений. Одновременно с нескольких сторон к костерку Галлеана и Борка приближались небольшими группами поджарые рыжие комары размером со спаниелей.
  Тренированное тело гоблина успело среагировать на такой неожиданный поворот вещей быстрее разума, и, когда первый нападающий представитель местной фауны на огромной скорости пронесся мимо, ятаган заставил насекомое оставить на земле хоботок и несколько лап. Второй комар с силой ударился о щит и только неожиданно попавшийся под левую ногу корень одного из деревьев позволил растерявшемуся Борку устоять на месте. Третий пронесся над головой... Борк, отмахнувшись ятаганом, сделал пару шагов в сторону ближайшей пихты. Комары, растеряв первоначальный разгон, но издавая еще более пронзительный писк, начали кружить над лагерем по легко предсказуемым спиральным траекториям - эффект неожиданности был потерян. Впрочем, это еще ничего не значило - сразу несколько тварей накинулось на Борка со спины и боков. Гоблин, почувствовав, что толстый носик одного из кровососов пронзил доспех в районе плеча, упал на землю, стараясь раздавить насекомое своей спиной, и одновременно отмахивался щитом и мечом от еще парочки. На мгновение острая боль пронзила левую руку... и Борк, осознав, что дело дрянь, оттолкнувшись ногой от мешка с одеждой покатился в костер.
  Только бы проклятая одежда не вспыхнула!
   К счастью, так до конца и не высохшая куртка загораться не пожелала... комар же, получив серьезный ожог, отвалился от гоблина и так и остался в костре. Моментально подцепив одежду, начавшую медленно тлеть, острием ятагана, Борк начал отмахиваться ею от комаров... и, получив пару секунд передышки, огляделся. Галлеан, к счастью, был жив, и, кажется, здоров. Эльф стоял, прижавшись спиной к ели и отбиваясь от летучих гадов своим длинным мечом. Но общая ситуация не радовала...
  - Гал! Надо искать укрытие! - прокричал гоблин, а про себя подумал: "Вот тебе и высушил одежду... вот тебе и никого опаснее комаров!"
  
  
  Гответт и Василиса.
  Наконец на горизонте (как далеко видят полуэльфы!) появилась белая звезда, которая стремительно приближалась к путникам.
  Василиса пригляделась и сказала: - Ну, вот и единорог, хоть и с опозданием. И что-то он не очень дружелюбно настроен...
  Дрогнула земля, Гответт потерял равновесие и чуть не упал, но Василиса вовремя успела схватить его за капюшон. Путешествующий камень двинулся дальше по своему никому не известному пути, оставив Гответту на память теплый след магической энергии.
  Василиса вдруг проговорила: - Ты не мог бы отойти на несколько метров... А то единороги не очень любят мужчин, что понятно. Ведь кто участвует в охотах на редких существ?.. Конечно мужчины!
  Гответт чуть покраснел, потому что Василиса была отчасти права. Но он (Лично!) никогда не охотился на единорогов. Он охотился лишь на тех, кто причинял вред. Не раз схватка была неравной, и он выходил из нее с трудом, и ему еле хватало сил добраться до какого-нибудь источника магии, чтобы восстановить баланс. А сейчас ему говорят - кто охотится?
  Он вспомнил одну из своих охот...
  
  Оборотень, создание Темных сил, убивал всех в селениях на своем пути, на протяжении трех месяцев. И маги из Ордена, и монахи из Высшей Церкви ничего не могли сделать... Никто из тех, кто охотился за оборотнем (очень красивым зверем, с серой, отливающей голубым шерстью и пронзительно-фиолетовыми глазами) не вернулся назад. Гответт был в самом последнем таком отряде. Последнем - потому что Гответт лично закончил эту охоту. Зверь умер, пронзенный клинком, по которому Гответт пустил своих огненных духов. Когда через несколько минут остались только обгорелые кости да дым над ними, из дыма соткался дух того, кто был превращен в оборотня - это был совсем молодой парень, вряд ли он был старше Гответта. Дух словно вздрогнул, посмотрев на Гответта, потом наклонил голову и растаял, оставив только тишину. И обгорелые кости... Между которыми, что-то блеснуло. Гответт осторожно вытащил этот предмет - серебряный кулон-капелька. На нем было написано вязью: " Ангел Музыки, защити меня!"
  Кулон потеплел в руках полуэльфа - это означало, что теперь эта изящная вещица принадлежит ему. Все годы Гответт использовал кулон, как дополнительный резервуар для энергии. И ни разу не разрядил его...
  Хотя за эту охоту Гответту обещали хорошо заплатить, он не взял ни денег, ни артефактов. Серебряный кулон был достаточной наградой.
  
  Единорог, наконец, взобрался на холм и подошел к Василисе. Великолепное, ослепительно-белое существо с золотым рогом, длинными хвостом и гривой стояло, наклонив голову, рядом с Василисой, которая гладила длинную гриву этого редкого создания.
  Наконец единорог поднял голову и, глянув в сторону Гответта фыркнул.
  Василиса произнесла: - О повелитель этой долины, и этих гейзеров с чудесной водой, и очаровательных змей, размером с самый высокий гейзер, выслушай меня! Получив ответ на вопрос, мы сразу же пойдем дальше.
  Гответт отослал Василисе мысль: "Все что угодно ожидал услышать, но только не такое!"
  Девушка, недовольно сморщившись, послала ему в ответ: "Не отвлекай меня, так принято общаться с единорогами!"
  Гответт лишь развел руками.
   Единорог взглянул Василисе в глаза - она услышала у себя в голове его голос: " Ищете осколки? Гм, вы, возможно, и достойнее того, кто эти осколки сюда принес... Но вот достойны ли вы их забрать?"
  Гответт мысленно поинтересовался: " Почему все считают, что добровольцы хуже наемников? Из-за того, что мы добровольно идем, может быть, на собственную смерть?"
  Единорог посмотрел в его сторону: " Нет, воин, я не считаю, что наемники лучше. Я просто не люблю, когда сюда кто-то приходит. Это нарушает гармонию моей Долины. Вот у тебя, например, очень сильная магическая защита, она вызывает очень сильные колебания в обычном слое магии. Но я понимаю, что ты не будешь ослаблять защиту, но вместе с тем энергия осколков вызывает волны еще сильнее, особенно когда гейзер выбрасывает их в воздух - это и есть тот самый, самый высокий гейзер в долине. И еще рядом с ним растет старый дуб. Уж я не знаю, как дереву удается выжить рядом с абсолютным кипятком - но живет! Этот дуб видел уже четыре поколения единорогов в этой долине".
  Василиса подумала (не раскрывая мысли для всех), что оба собеседника хороши - слов много, а нужной информации - мало. В конце концов, ее мало интересовали колебания и волны в магической оболочке. Она задала вопрос: " Единорог, а в какую сторону нам идти?"
  Единорог уже развернувшийся, чтобы вновь унестись вместе с ветром, повернул голову и посмотрел на Гответта: " Струю гейзера хорошо видно отсюда. И магия хорошо чувствуется..."- их удивительный собеседник исчез, словно его и не было...
  На северо-востоке, хорошо видимая в свете солнца, вырвалась струя гейзера. И Гответт был уверен - осколки там.
  
  Василиса сидела и смотрела на расстилающуюся перед ней долину. Она оперлась спиной на теплый камень. Такие спокойные моменты в жизни ей выпадали редко. Теперь она размышляла о тех мирах, которые угасли. Из-за неосторожности обитателей. Например, мир, в котором жили забавные существа с кошачьими ушками. Добрые, хорошенькие, все словно дети. Но именно непрекращающееся детство погубило тот мир. Он рассыпался, как карточный домик от дуновения ветра. Теперь это лишь стеклянные, зеркальные, хрустальные осколки, раскиданные по бесконечным просторам Великого Эфира. Василису в том мире называли Кицунэ-хранительница.
  Промелькнул образ от Кулл Сталкера: храм людей-кошек - много статуй, много золота у их ног, свет от портала - образ исчез.
  Словно дуновение ветерка пронеслась музыка скрипки Сонаты... и вновь тишина...
  - Ну что ж, - прервал медитацию Василисы голос Гответта, - очевидно придется идти пешком. Я больше не рискну на ковре-самолете...
  
  
  Иер и Кулл.
   "Не могу ждать", - думала Иер.
  Девушка активировала доспехи, конь удивлённо фыркнул.
   "А, блин, старый извращенец!" - Иер сделала доспех непрозрачным.
  - Всё, лошадка, я пошла! - девушка повернулась в сторону пирамид. Конь недовольно заржал и загородил Иер дорогу.
  - Пропусти, а то колбасу из тебя наделаю!!! - рыкнула на Боливара девушка.
  Конь замотал головой и прижал уши, мол - придёт хозяин, всё ему расскажу.
  - Тупое животное! Кулл может и не вернуться, если ты меня не пропустишь! Вдруг ему нужна помощь?.. Что?.. Ты пойдёшь со мной?.. Зачем?.. А ладно! Погнали! - Иер запрыгнула в седло.
  Около пирамид её остановили стражники.
  - Извините, я не местная. Как проехать в ФОБ?
  - Слезь с коня! - приказал один из стражей.
  - Так где находится ФОБ? - спешившись ещё раз, спросила Иер.
  - Что это? - спросил псоглав.
  - Вы не знаете что такое ФОБ? - возмутилась девушка. - Это Фараоновская Областная Библиотека!
  - А у нас есть биб... библ... библиотека? - с трудом выговорил стражник глядя тупо на своего напарника.
  - Не знаю, - ответил второй. - Надо спросить у Господина.
  "Отлично, всё идёт по плану!" - обрадовалась Иер...
  
  - Ну, ребятки у вас тут и грязина! - воскликнула девушка, оказавшись во дворце. Её привели в тронный зал. Девушка увидела Кулла и какого-то старикашку рядом с ним...
  - Это ещё кто? - удивлённо уставился на девушку Фараон.
  - Повелитель! - ответил один из стражей, - она проезжала мимо Вашего дворца и спросила...
  Страж замялся.
  - Ну, ну же! - нетерпеливо заорал Фараон. - Продолжай!
  - Она спросила, как проехать... - страж опять запнулся, испуганно глядя на своего повелителя. - Как проехать, в библиотеку?
  - Куда? - прохрипел обалдевший Фараон и посмотрел на Иеремию.
  - В библиотеку, - невинно захлопала ресничками девушка.
  Сталкер чуть было не прыснул со смеху.
  - Эй! Дедуля! Так, где здесь у вас библиотека? Ну, очень надо! - с очень серьёзным лицом спросила Иер.
  - З-зачем? - от наглости девушки фараон начал заикаться.
  - Книжки читать люблю! А что не видно? - девушка провела ладонью по камню на левом браслете...
  
  Крылатый и Шери.
   - Я никогда раньше не сталкивалась с минотаврами, - сказала Шери. - И даже не знаю, как против них действовать. Но я склоняюсь к тому, что это жирная туша - а значит неповоротливая. Следовательно, важна скорость и ловкость. Плюс он наверняка боится огня, а огня у нас достаточно, твой меч, мой клинок, да и шар огня в случае чего я могу наколдовать.
  - Мы справимся. Ах да, у нас же есть ход-доги и кое-что спиртное... Устроим пикник перед набегом?
  Лукавый взгляд архангела немного отвлек от окружающей обстановки.
  - Нет, - смеясь, ответила Шерри. - Оставим это на победный пир!
  - Как скажешь. А вот и пещера.
  И в самом деле, в десятке шагов от них зияла черная дыра входа в лабиринт. Воздух стал еще более затхлым и тлетворным, он как будто звенел от напряжения, сердца искателей возбужденно забились в предвкушении битвы. Шери отпустила ладонь Крылатого и быстро вытащила свои магические клинки-артефакты. Шаги замедлились, и в следующий миг у самого входа в смертоносное логово, в котором минотавр охранял свои, по слухам, несметные сокровища, Шер и крылатый остановились. Из пещеры не доносилось ни звука.
  - Ты... ты уверен, что нам сюда? - шепотом спросила девушка, опасливо вглядываясь в непроглядный мрак. Воображение рисовало картины одну страшнее другой...
   - Да. Я думаю да, - спокойно ответил сын небес, делая пару шагов вперед. Шери не шелохнулась.
  - Шер? Ты идешь, или решила подождать меня здесь?
  - Кры..крыл..крылатый... - заикаясь, прошептала Шери - Почему... почему это камень смотрит на меня и шевелит ушами?
  - Глупости - отозвался архангел и подошел к тому месту, куда с ужасом смотрела девушка - Это же всего лишь кам...
  Внезапно скала ожила, и со звериным рыком прыгнула на оторопевшего Крылатого, повалив его на землю и придавив своей неимоверной тяжестью так, что захрустели кости. Архангел только успел увидеть гневную коровью морду с налитыми кровью глазами.
  Меч выпал из руки, воздух со свистом вылетел из груди, и перед глазами залетали разноцветные мухи.
  Шери, сбросив наваждение, со всего размаха ударила одним из клинков, целясь в шею. Но рогатое чудовище оказалось в разы проворнее, чем она предполагала, и успело ударить по руке снизу - молниеносно, так, что Шери ахнула от неожиданности и выпустила меч. Минотавр быстро вскочил на ноги, оставив Крылатого и схватив девушку за горло, оторвал ее на добрых полметра от земли. Второй ручищей он выбил у нее второй меч и, открыв пасть, из которой вырвался поток смрада, зарычал, что есть мочи. Глаза девушки закатились, из горла доносился хрип.
  - А ну оставь ее, животное - закричал наконец-то очухавшийся архангел, хватая минотавра за рога и заламывая его голову назад.
  Минотавр швырнул девушку со всего размаху о землю и ударил Крылатого локтем в живот, прогнув прочнейший доспех и заставив архангела закашляться от боли. Пока последний глотал воздух, минотавр схватил потерявшую сознание Шер в охапку и, гнусно расхохотавшись, убежал в беспросветное нутро пещеры.
  
  Как только сознание вернулось к Шер, боль ударила своим пудовым молотом в голову. А потом пришло понимание того, что ее несут на плече, крепко держа за ноги.
  "Боги и Демиурги! Эта тварь таки вырубила меня! Но что тогда случилось с Крылатым, раз эта скотина тащит меня куда-то?!"
  Одна тревожная мысль за другой проносилась в голове. Но одна из них вызывала какое-то непонимание - минотавр же должен был быть в центре лабиринта, охранять свои сокровища. Так почему они с ним столкнулись у самого входа?
  Тут минотавр резко остановился и скинул Шери, до сих пор притворяющуюся оглушенной, на каменный пол. Рычание, перекатывающееся из одной тональности в другую, доносилось из его пасти. Слышно было, как слюна капает из пасти чудовища на пол. И тут сознание девушки начали затапливать ненависть и омерзение.
  "Мрааазь! Ты мне ответишь за Крылатого!!!"...
  
  ... И, когда достойный возьмет клинки в руки, да назовут они ему свои истинные имена. И сможет Хозяин позвать их, и откликнутся они на зов его, где бы ни находились...
  
  ..."Посмотрим, правдива ли легенда".
  Шери мысленно представила свои мечи и позвала их... И услышала, как они ответили. Левую руку охватил нестерпимый холод, правую же начал обжигать жар пламени. Воздух сгустился и начал вращаться вокруг кистей, спускаясь вниз. На месте воронок начали материализовываться клинки.
  Минотавр взревел и начал надвигаться на Шер, почувствовав неладное.
  Девушка резко открыла глаза и оттолкнулась от пола, извернувшись всем телом. Низко присев на полу, и прижав клинки вдоль предплечий, Шери неотрывно следила за движениями минотавра. Тот сначала пришел в замешательство от резкого движения жертвы, но затем глаза чудовища начали наливаться кровью, из ноздрей резко вырывался воздух, мышцы вздулись, голова, увенчанная рогами, наклонилась в сторону противника, копыта выбивали искры из пола.
  - Иди ко мне, тварь! - губы разошлись в оскале, демонстрируя клыки, глаза яростно сузились.
  Тварь замерла на долю секунды и резко кинулась в сторону Шер.
  Выждав пока минотавр наберет скорость и не сможет резко изменить направление своего движения, Шери с силой оттолкнулась от пола. Но не вперед, как ожидал минотавр, а в направлении стены...
  "В полете развернуться так, чтобы упереться в стену ногами, оттолкнуться уже в сторону противника..." - Так говаривал Трион. А у него было, чему поучиться.
  Резкий выброс руки вперед, клинок почти срезает голову чудовища. Быстро промелькнувшая мысль: "Сдохни! Это тебе за Крылатого!"
  Ноги Шер мягко касаются пола позади минотавра, по телу которого пробегает предсмертная судорога. Из глотки вырывается рык, и когтистая лапа в последнем рывке устремляется к замершей девушке, пропарывая рубашку на спине.
  - Живучая тварь! - взмах клинка обрубает голову минотавра до конца.
  Посмотрев на поверженного врага, Шер сорвала болтающийся рукав и, вытерев им, кровь со спины, пошла в сторону одного из ходов лабиринта. Но, пройдя несколько развилок, она почувствовала, как силы покидают ее, и рухнула на пол...
  
   Архангел, кашляя и сплевывая с разбитых губ каменную крошку, поднялся с земли. Сначала он встал на колени и, попробовав пошевелить крыльями, обнаружил одно из них сломанным. Застонав от боли, он поднялся на ноги, и с тревогой огляделся. На земле валялся слегка потускневший меч, помятая сумка с важными вещами в ней, но чего-то не хватало.
  -Шери! - воскликнул он, взвихривая на голове волосы. - Эта скотина уволокла мою Шери!
  Выдавливая что-то непристойное сквозь зубы, Крылатый быстро и несколько нервно вынул из сумки моток с веревкой, взял валявшийся неподалеку камень и привязал к нему конец веревки, заодно проверив ее на прочность, и устремился вперед, в темноту зловещего лабиринта.
  "Что, если монстр уже растерзал ее?" - думал он, идя вперед торопливым шагом, освещая себе путь запылавшим с прежней, яростной силой Артамионом.
  "Она погибла из-за меня", - на глазах наворачивались горькие слезы, слезы бессилья. Ведь он даже не знал, куда идти. Он просто шел, наобум, задевая стены. Пещера то сужалась, так, что приходилось идти боком, то расширялась, будто для целого войска.
  Потеряв счет времени, архангел обессилено прижался разгоряченным лицом к одной из шершавых стен. В ногах чувствовалась предательская слабость, крыло болезненно ныло, мысли лихорадочно метались в голове.
  "Нет, я не остановлюсь"... - скрип сжатых зубов, должно быть, разнесся по всему лабиринту - "Умру, но не остановлюсь".
  Так и шел он, цепляясь за стены, то падая, то снова поднимаясь и снова падая, ползя на коленях, и наконец, уже не помня себе от усталости и боли, крылатый увидел свет.
  Свет множества факелов, и блеск несметных сокровищ на полу. Золотые монеты, кубки и чаши, усеянные крупными изумрудами и сапфирами, браслеты и кольца, доспехи древних мастеров, волшебные клинки.
  Архангел вымученно улыбнулся, но тут же помрачнел, завидев над всем обилием драгоценностей огромную человеческую тушу с бычьими рогами. Это был другой минотавр, с седой бородой, и более длинными и толстыми рогами. Туша не мигая смотрела на архангела зловеще красными глазами, и поигрывала устрашающих размеров секирой.
  -Тварь... - еле слышно прохрипел Крылатый, разлепив слипшиеся губы. - Тварь... Хочешь убить меня? Ну, давай, если не хочешь чтоб твоя голова висела на стене, как охотничий трофей!
  Минотавр не шевельнулся. Только из-за его спины донесся полный боли стон. Крылатый перевел глаза, и мир перевернулся с ног на голову. На столбе обессилено висела Шер. Живая, но очень изможденная. Она на миг подняла голову, и глаза ее встретились с глазами крылатого.
  Архангел словно бы обрел новые силы...
  
  Галлеан и Борк.
   Разбив лагерь, Галлеан потратил некоторое время, на то чтобы его более или менее благоустроить (хотя все нужные припасы и вещи оставались под рукой, что хорошо свидетельствовало о подозрительной натуре эльфа). Правда, всё равно приходилось делать всё наспех, так как уже давно смеркалось....
  Обустроившись, эльф решил сходить к протекающему неподалёку ручью ополоснуться и, захватив с собой полотенце, отправился в путь. Вода в ручье оказалась настолько холодной, что, отведав её, эльф почувствовал, как у него свело зубы - однако, он пересилил себя и умылся. Всё это время ему немало досаждали странные звуки, похожие на жужжание - тонкое, пронзительное, но вместе с тем необычно громкое... это заставляло Галлеана всё время быть настороже, держать руку на эфесе, а заклинания в уме.
  Когда он вернулся в лагерь, то застал гоблина в довольно мрачном расположении духа и, подумав, решил дать ему время оправиться с необычной обстановкой. Достав из сумки походную лепёшку и отцепив с пояса флягу с водой, пополненной в ручье, он принялся ходить по сложной траектории, жевать и явно о чём-то напряжённо думать, то и дело, шепча что-то себе под нос.
   Но жужжание всё усиливалось... и становилось уже более чем настырным. Тревожно осмотревшись, Галлеан заметил, как в кронах что-то шевелится... Он, уже открыл рот, чтобы скомандовать сбор, как кроны внезапно ожили. Из них на не ожидавшего такого поворота событий эльфа ринулось несколько здоровенных... насекомых? Более всего эти насекомые напоминали комаров - Culex pipiens, как машинально отметил эльф. Однако, он быстро восстановил самообладание и рефлекторно вскинул руку, одновременно активируя мысленный приказ. Двух летящих к нему по наклонной траектории комаров-монстров ударила волна иссушающего ветра и они, почти мгновенно потеряв управление, врезались в землю с коротким, сухим треском.
  Но сбоку приближались ещё двое и эльф, быстро выхватив меч, рассёк одного, одновременно уходя от атаки второго. Но тут что-то ударило в его плащ сзади, чуть не задев ноги. Галлеан рефлекторно ткнул туда остриём клинка и тот вошёл во что-то с влажным хрустом. Сбросив труп комара с меча он, наконец, заметил Борка, отбивающегося ещё от нескольких тварей.
  Услышав его крик, что надо уходить, Галлеан лихорадочно принялся шарить по близлежащим деревьям и кустам, облизывая губы. Наконец он заметил то что искал среди узловатых корней высоченного кипариса - это был довольно широкий, но прикрытый корнями проход - явно в чью-то нору, но сейчас не было времени на размышления, ибо к комарам прибавилась какая-то адская мошкара тёмно-красного цвета. Эльф стрелой побежал к Борку, не забыв при этом прихватить сумки с самым необходимым, встал перед ним и обернулся к готовым атаковать насекомым, вскинув руку, метнул в атакующих тварей первый магический шар. Материализуемые шары прохладно-голубого цвета врезались в насекомых и те тут же застывали прямо в воздухе, а в следующий миг уже падали на землю и с хрустальным звоном рассыпались на мелкие ледяные осколки. Отступая и поняв, что гоблин не успевает, он с неожиданной силой схватил его поперёк туловища, несколькими быстрыми прыжками бросился к корням и нырнул в нору.
  На земле около норы остался вертеться маленький диск - похожий на монетку. Но когда насекомые, увлечённые погоней за своими жертвами, подлетели слишком близко, он взорвался океаном изморози заморозившей вход, и уничтожившей большую часть атакующих.
  
  Хрум-хрум - хрустели ветки под ногами.
  Звяк-звяк - рассыпались замороженные эльфийской магией комары, разбиваясь о землю и стволы деревьев.
  Бумс - споткнулся (в который уже раз) Борк, чудом не выронив при этом кое-как схваченный левой рукой рюкзак.
  Тр-р-р - чуть не порвался ворот его рубахи когда Галлеан схватил Жестянщика за шкирку.
  Дзыньк - и за скатившимися в какой-то отнорок эльфом и гоблином сомкнулась стена льда...
  Борк, тряхнув головой, бросил рюкзак на пол и стал пристально рассматривать спасшую их от поганых насекомых преграду - при этом чуть не отморозил себе палец, коснувшись волшебной льдины рукой.
  - Ах-х... холодная! Эт ты во время ее наколдовал, Гал! Только где мы, Гал, а? - с глупым видом поинтересовался гоблин.
  Не дожидаясь ответа, он надел на руку, случайно оказавшуюся среди спасённых вещей перчатку, и провел ладонью по льду - преграда оказалась совершенно прозрачной, хотя и покрытой на поверхности инеем. Через неё можно было, пусть и не без труда, (мешала изморозь на внешней поверхности) различить мельтешение выживших насекомых, все еще кружащих над местом схватки. Их количество не слишком способствовало возникновению желания выбраться из-за преграды назад на свежий воздух.
  - Это нора какого-то животного, Борк... и довольно большого, - медленно проговорил эльф, восстанавливая чуть (но лишь чуть) сбившееся дыхание. Вывод был довольно логичным - чтобы прийти к нему, достаточно было просто по шире раскрыть глаза и дать им привыкнуть к полумраку. Они находились в сравнительно небольшой - неровной эллипсоидной формы пещере со стенами из глинистой почвы и мелких корешков. Пол был устлан влажноватой, начинающей гнить хвоей, каким-то пухом и пометом мелких животных.
  - Спасибо, Гал, Борк и сам это понял - Борк не дурак. Борка больше интересует, что это за животное такие норы роет, да.
  Эх, если бы Галлеан сам знал точный ответ на этот вопрос...
  Вставший и отряхивающийся эльф первым делом наколдовал свет, исходящий из небольшой сферы, зависшей у него над рукой, после чего обвёл более пристальным взглядом местечко, куда они угодили и задумчиво произнёс:
  - Вообще, похоже на природную пещеру под корнями... Хотя, видно, что тут поработали какие-то животные - вон следы от когтей. И эти животные явно побольше землеройки.
  Борк невесело усмехнулся.
   "М-да, если тут водятся таких размеров комары то почему бы и землеройкам не быть гигантскими?" - подумал гоблин, вслух же сказал:
  - Гал, и что делать, а? Надо отсюда выбираться, а? Борку здесь не нравится... Борк думает - если это нора зверя, то возможно...то обязательно должен быть второй выход. А через этот, - гоблин недовольно сморщившись ткнул пальцем в ледяную преграду, - к комарам, Борку сооовсем не хочется!
  Эльф посмотрел в сторону исходящего морозным паром входа, и некоторое время поедал его глазами, не выказывая ни малейшей тяги идти обратно. После он вздохнул, тряхнул головой и ответил:
  - Да, я тоже так думаю, Борк. К тому же, ледяная стена не будет держаться вечность. Насколько я вижу (эльф уже вовсю пользовался своим инфразрением), эта нора достаточно широкая, чтобы по ней пройти. Но я вижу в отдалении живые существа...
  Гоблин аж подпрыгнул и, если бы потолок этой норы не был все же достаточно высок для его небольшого роста, обязательно ударился бы о него головой.
  - Гал?! Что ты видишь? Звери, Гал? Какие? Опасные?
  - Тсссс... - эльф приложил палец к губам и покачал головой. - Я не знаю, кто это может быть, они довольно далеко, но другого выхода у нас нет - придёться идти.
  Борк моментально смолк. Лицо его приняло серьезно, хищное выражение полной боевой готовности. Вогнав ятаган, который все это время он держал в правой руке, в ножны, гоблин схватился за дротик, затем подцепил рюкзак рукой, накинул его на плечи и двинулся вперед, во тьму неровного, пахнувшего сыроватой глиной и перегноем хода...
  
   Эрика и Маргольф.
  Маргольф затаив дыхание взирал на чудо перерождения. Существо, выпавшее из клетки, тлело и испускало дым, под черной коркой сажи багровел огонь, идущий из самого сердца. Он медленно пульсировал, словно ожидая чего-то.
  Гном совсем надулся, сдерживать дыхание было невмочь. Несколько судорожных движений - и он выдохнул.
  Дуновение его дыхания разожгло огонь, тлевший внутри феникса. Пепельная фигура девушки вспыхнула ослепительным пламенем и сгорела дотла в считанные мгновения. На полу осталась кучка черного пепла, очертаниями напоминающая черную птицу (по которой проехал паровой каток).
  - Как можно! - возмутился Инептус Иниматибилис. - Вы сломали мой камин! Невежи, вы еще хуже тех глупцов при дворе. Я пытался ввести в моду стильные защитные поля. Легкие, невидимые, нежно облегающие тело! И я бы ввел! Но мода меняется мгновенно, и знаете, что они теперь носят? Рукава-буффы! Вы только представьте себе, жалкие государи: рукава-буффы!
  - Тихо, мэтр! - шикнула на него Эрика, склоняясь над прахом и бережно собирая его в мешочек.
  Маргольф все еще стоял в легком шоке, прикидывая, что придется наврать дворцовому чародею по поводу неожиданно сгоревшего феникса, и что ему предъявить. Он уже почти изобрел механический имитатор феникса на воздушной подушке и с газовой горелкой, когда Эрика продолжила:
  - О, прекрасный мэтр Иниматибилис! Мы пришли в твое жилище именно за этой птицей, и уверены, что твое могущество не станет за такой мелочью...
  - Мой камин! Мой любимый камин! Вы знаете, сколько стоил феникс на черном рынке?
  - Но ведь он и без того почти весь выгорел...
  - Я превращу вас в крыс!.. Нет, в лягушек! - Инептус выкрикнул какое-то заклинание, но, меняя его слова на ходу, промахнулся, и на месте клетки для феникса появилась жирная крыса. - Я превращу вас в...
  Крыса разглядывала Маргольфа глазами будущего собрата.
  - Многоуважаемый мэтр! - выпалил гном. - Вышеупомянутые рефлекторные поля способны отражать радикальные температурные колебания?
  Инептус, к счастью, понимал по гномьи:
  - Безусловно, мой невежественный гость! В своих непробиваемых одеждах я не чувствую холода!
  - Вот это и будет предметом информирования вышестоящих организаций! - обрадовал его Маргольф. - Экспериментальным путем установлено, что жилищу мага, одетого в отражающие поля, не требуется камин. Стало быть, силовые поля предпочтительнее, чем рукава-буффы!
  - Хм! - Игнориус впервые задумался, почесывая в волосах, столь же невидимых, сколь и одежды. Затем он поднял палец и со значением произнес: - Наконец-то я вижу проблески разума в словах невеж! Ступайте немедля и возвестите миру о моем открытии! - Он буквально вытолкал гнома и эльфийку, уже успевшую собрать остатки феникса в мешочек, за дверь Мёбиуса.
  Шлепнувшись с другой стороны, герои переглянулись с облегчением.
  - Не все еще потеряно. Мы предъявим ему феникса как новенького! При помощи обыкновенной проволоки, нескольких шестеренок и определенной емкости пальмового масла...
  - Подуй еще раз.
  - Что?!
  - Подуй. На пепел.
  Маргольф почесал голову - в отличие от маговской, очень даже лохматую - пожал плечами и сделал то, о чем его просили.
  В глубине пепла мелькнул огонек. Он разгорался все сильнее, все ярче, и постепенно приобретал очертания живой, трепещущей птицы. Маргольф и Эрика восхищенно наблюдали. Крошечная птичка взмахивала крылышками и росла все больше. Вот она уже размером с гнома... А в сполохах начали проступать человеческие черты...
  Существо, еще недавно бывшее печальным памятником куриному окорочку, превратилось в пламенеющую птицу с лицом прекрасной девушки.
  - Ага! - потер руки Маргольф, отходя от наваждения. - Ага! Значит, у нас есть оригинал! Что ж, не сообщишь ли нам, пернатое, маршрут, дистанцию и физическую форму объекта нашего дальнейшего путешествия?
  Птица тоже понимала по гномьи, и не замедлила с ответом:
  - В темных глубинах Плутона укрыты от взоров
  Два неразлучных, не соединяемых брата.
  Темные тропы считают три свода к восходу,
  Стражи Нептуна считают сажени до Ада.
  Маргольф поперхнулся. Такой изощренной мести от спасенной им птички он не ожидал.
  Эрика схватила за руку опешившего от такой черной птичьей неблагодарности гнома и мягко, но решительно потащила к тоннелю. Подумать можно будет и после, когда грибочки позади, останутся. Микониды лежали вдоль стен и в унисон выдыхали разноцветные споры. Грибы вокруг них покачивались и приседали на укорачивающихся ножках в такт цветным облакам. Зрелище было завораживающее, но пройти не представлялось никакой возможности. Сзади кто-то тяжело вздохнул, оказалось, хозяйственный гном и не подумал выпустить феникса - так и тащил за собой. Птичка, впрочем, не сопротивлялась. Феникс снова вздохнул, по куриному склонив голову, и, смешно переваливаясь, пошел вперед, в тоннель. Облака спор мгновенно вспыхнули от жара оперения удивительного существа. Эрика выпустила руку гнома и достала из сумки свою дворцовую добычу. Девушка, тщательно упрятав косички, быстро закуталась в мерзко-розовый асбестовый плащик, вновь натянула сапоги и обернулась на гнома, который подумал о том же самом и, натянув саламандровые перчатки, надвинул капюшон куртки аж до самого носа и спрятал бороду под воротник. Герои переглянулись, набрали воздуха и, задержав дыхание, шустро пробежали через тоннель мимо выгорающих облаков галлюциногена и не замечающих ничего вокруг миконидов.
  Феникс ждал задыхающихся приключенцев на большом камне у самого берега озера. Он выразительно покосился на гнома и коротко курлыкнул. Благодарность явно была исчерпана, и теперь чудо-птичка делала вид, что говорить она не умеет.
  - Хе-хе! Ты ей нравишься! - Эрика вывернула наизнанку плащ, покрытый копотью, бросила к подножию камня, уселась на него и вытянула натруженные ноги. - Маргольф, не знаю как ты, а я очень устала и проголодалась. Давай сделаем привал? - девушка уже шуршала чем-то в сумке. - Вот, могу предложить отварной холодной телятины ... сыра ...ага, лук есть... а, вот тут еще сухариков завалялось немножко... Да! - она торжествующе извлекла из недр сумки объемистую флягу: - Я припасла тебе пива. Крепкое, темное, ты вроде такое любишь. - Эрика внезапно смутилась: - Ну, вообще-то, это мне клан Серых спин притащил. Вместо сведений, из какого-то трактира возле дворца... Это пока тебя дожидалась на фонтане...
  Маргольф сел рядом. Феникс, так и не покинувший своего насеста на камне, распространял волны уютного тепла. Некоторое время тишину пещеры нарушали только приглушенное ритмичное пыхтение из тоннеля с миконидами и мерный звук работающих челюстей, перемежаемый хлюпаньем. Над озером плыл непередаваемый аромат добротного крепкого пива. Полудриада незаметно опустила пальцы босой ноги в темную воду - пива она на дух не переносила, а пить хотелось...
  Управившись со своей порцией сыра и сухариков, Эрика повеселела. Она с наслаждением потянулась и устремила выжидательный взгляд на гнома, с аппетитом доедавшего остатки телятины.
  - Что будем с искомым озером делать, коллега? Я, конечно, умею плавать, но именно плавать, лазанье по дну неизвестных водоемов... не мой профиль. Да и шариться по этому дну можно неделями... Вот если бы вода ушла!
  Гном проглотил последнюю порцию пива, с сожалением вернул опустевшую флягу друидессе и погладил бороду: - На месте посмотрим, что с водой делать... - в глазах Маргольфа появился загадочный огонек.
  Поход по залам к указанному фениксом озеру прошел без приключений. Если не считать одной скверно пахнущей разновидности подземного мха, в который вляпалась Эрика.
  - Ну вот, теперь, чтобы повторить наш путь, достаточно идти на запах... Скорее бы уже озеро! - дриада с отвращением пыталась отттереть ногу о камни, не замечая, что гном с фениксом идут дальше. Догонять коллегу пришлось бегом.
  К озеру вел пологий спуск. Казалось даже, что кто-то пытался вырубить лестницу к воде, но скорее всего, это были естественные натеки породы. Издав неразборчивый возглас, Эрика побежала к воде. Под насмешливым взглядом феникса она долго и старательно отмывала ногу. Маргольф в это время, тщательно и с видом знатока осматривал стены пещеры.
  И ни один из них не обратил внимания на маленькие лодочки у дальней стены...
  
  Кулл и Иер.
  Кольчуга на груди Иер заискрилась и стала прозрачной. Этого было достаточно, чтобы стража во главе со своим повелителем, онемели от восторга. Увидев обнажённую девичью грудь, Сталкер, чуть сам не забылся, от чар Иер, но мотнув головой, всё же пришёл в себя и осмотрелся.
  Вся стража и Фараон стояли с открытыми ртами и смотрели голодными глазами на девушку.
  "Похоже, они не видели женской груди несколько веков!" - усмехнулся Сталкер.
  Он весело подмигнул девушке и чуть напряг мышцы, лезвия вышли с тихим шуршанием из своих укрытий и легко разрезали верёвки на его руках и также тихо вернулись в свои гнёзда.
  Дальше всё произошло так быстро, что Фараон даже ничего не успел понять. Мгновение и шесть псоглавов, рассыпались в прах от серебряных кинжалов, которые метнул в них Сталкер.
  Ещё, мгновение и Иер выхватив свой "Смитт" положила ещё шестерых охранников. Один из оставшихся в живых стражей поднял арбалет и прицелился в наёмника и тут же в его грудь воткнулся кинжал, который метнула девушка.
  Сталкер, вновь выпуская лезвия из браслетов, набросился на пятерых псоглавов пытающихся выхватить свои мечи.
  Иеремия в этот момент, ударив одного из своих конвоиров, с разворота ногой в грудь (тот отлетел в сторону), второму недолго думая, свернула шею. Потом, подскочив к упавшему от её удара охраннику, добила его из его же арбалета, который тот уронил при падении. И перезарядив револьвер (вставив очередную клипсу с шестью патронами в барабан), навела его на Фараона.
  Сталкеру много времени не понадобилось, чтобы разделаться с оставшейся стражей. Фехтовальщики из них были, не важные. Два первых даже не успели выхватить своё оружие, он просто подскочил к ним и вспорол кинжалами их, не защищённые кольчугой животы. И сразу пригнувшись, перерубил ноги, подбежавшему к нему сзади ещё одному стражу. Два оставшихся набросились на него с яростью отчаявшихся на победу псов над превосходящим их хищником. Они ударили одновременно и сверху. Сталкер слил их мечи в стороны и тут же воткнул им в грудные клетки свои кинжалы, задвинул их в браслеты и ещё раз воткнул. Второй удар был сделан, для того чтобы Фараон ещё больше запаниковал. Наёмник резко повернулся. На Фараона смотрели зелёные глаза зверя с вертикальными зрачками. И этот зверь мог в любой момент разорвать его.
  - Я же предупреждал, - тихо, но грозно проговорил Сталкер, - отдайте по-хорошему осколки!
  Фараон скривился от отчаяния и злобы. В его взгляде было столько ненависти:
  - Неееет!!! - заверещал он сорвавшимся голосом. - Вы их не получите. Они принадлежат богам! - Он повернулся к каменным статуям и, упав на колени, прокричал: - О боги, придите и уничтожьте этих негодяев, которые посягнули на самое святое, на ваши реликвии!
  Сталкер с Иер переглянулись - совсем старик из ума выжил. Но в этот момент статуи ожили и, покинув свою нишу, и выставив вперёд руки, неспешным шагом направились в их сторону.
  Девушка навела на них "Смитт" и выстрелила в одну из каменных женщин. После третьего выстрела статуя разлетелась на куски. Внутри она оказалась полой и заполнена всяческими механизмами.
  "Големы! - Сталкер удивился. - Откуда они здесь?.. Не важно! Главное их можно уничтожить".
  За то время пока у него промелькнула эта мысль, Иер разнесла вдребезги ещё одну так называемую "богиню". Сталкер напал на оставшегося целого голема. Тот попытался достать горло наёмника, неуклюже прыгнув вперёд, но Сталкер просто ушёл в бок с его пути и, оказавшись за спиной голема, и скрестив кинжалы на его шее в виде ножниц, снёс каменному "богу" голову, толкнув ногой, обезглавленную статую, к ногам испуганного Фараона. Та с грохотом рухнула на пол и развалилась на куски.
  - Это и есть твои боги? - презрительно обратился наёмник к Фараону.
  - Вы их уничтожили?! - пролепетал удивлённо старик. - Да вы понимаете, что вы сделали?! Да я вас... - уже заверещал он.
  Сталкер шагнул к нему и, схватив за горло левой рукой, приподнял над полом на уровне своих глаз и приставил к его подбородку клинок.
  - Ну что? Что ты сделаешь? - презрительно обратился он к Фараону. - Как же ты мне надоел!
  И он уже хотел пронзить сердце болтающемуся в его руке старику, но тут раздался голос Иер:
  - Оставь его, Кулли! Он же старенький, у него маразм... - сказала девушка.
  Фараон чуть не задохнулся от возмущения.
  - Ладно! Будь, по-твоему! - с неохотой согласился Сталкер и отшвырнул Фараона в сторону. - Пойдём, Иер, заберём то зачем пришли.
  Сталкер взял свой осколок, Иер взяла свой. Наёмник подобрал метательные кинжалы - зачем же такое добро разбазаривать, и рука об руку с девушкой вышел из пирамиды, где их ждал взволнованный конь...
  Через-чур, взволнованный. Потому что выход из дворца окружала толпа мумий. Все они были вооружены длинными продолговатыми щитами и небольшими боевыми топорами.
  - Эти ещё, откуда пожаловали? - удивилась девушка.
  - Похоже, их вызвал твой пожилой "друг", - усмехнулся Сталкер.
  Он выхватил два метательных кинжала и метнул в ближайшую из мумий. Та с лёгкостью отбила один кинжал своим топором, а от второго прикрылась щитом.
  - Мдааа! - протянул Сталкер. - С этими придётся повозиться.
  Он шагнул вперёд и, выдвинув кинжалы из браслетов, вступил в бой с ближней к нему, прикрывающейся щитом мумией - но как не старался, не мог её достать. Мумия будто предугадывала каждый его удар. Он отскочил в сторону, чтобы отдышаться и тут от входа во дворец, послышался знакомый истеричный смех.
  - Ничего у тебя не выйдет, наёмник! - заверещал Фараон. - Мои воины непобедимы! Они изрубят тебя на куски, а потом я твои остатки скормлю львам пустыни.
  - У них несварение будет! - усмехнулась Иер. - С недавних пор, им от одного только вида Кулли плохо становится.
  - Замолчи девчонка! - опять заверещал истерично Фараон. - Сперва мои войны уничтожат этого, сморчка...
  - Кто бы говорил, - Сталкер весело переглянулся с Иер.
  - Молчать! Я тебя уничтожу! Я тебя развею по ветру! - Фараон в истерике затопал ногами.
  - Ну, всё! Ты мне надоел! - наёмник выхватил кинжал и метнул в старика. За пол-метра от Фараона кинжал ударился о невидимую преграду и упал на землю.
  - Тебе меня не убить! - захохотал старикашка. - Я неуязвим, как и мои войны! Моя магия непобедима! Вы обречены!
  - А я думала, что ты исправился! - грустно проговорила Иер.
  - Молчать! Молчать, мерзавка! Для тебя я подберу цепь потолще, и ты будешь прислуживать мне, и поедать объедки с моего стола. А когда я захочу насладиться твоим телом...
  Иер не стала ждать продолжения мерзкой тирады Фараона.
  - Асталависта бэби! - девушка выхватила револьвер и выстрелила в голову старика, два раза подряд.
  Старик засмеялся в ожидании падения не долетевших до него пуль, но... Первая пуля вошла в невидимую стену и медленно стала продвигаться к голове Фараона. Сталкер видел, как старик старается удержать её всеми силами своей магии, но видимо на сорок пятый калибр его магия не была рассчитана. Глаза Фараона были расширены от ужаса приближающейся смерти. Он старался изо всех сил остановить её, но пуля медленно, но упорно продвигалась вперёд. Вот она уже возле его лба. Видно было, как он напряг все свои последние силы. Пуля остановилась в сантиметре от его головы. Фараон довольно заулыбался - Победа!.. И тут к первой пуле подоспела следующая за ней - вторая, о которой Фараон совсем забыл, да и не хватило бы ему на неё уже магии. Небольшой толчок, расширенные от ужаса глаза старика и пули одна за другой вошли в его голову. Верхнюю половину головы Фараона, снесло начисто. Старик простоял ещё секунду, в его глазах было непонимание - КАК?! В следующую секунду его тело превратилось в кучку пепла, которую подхватил ветер и развеял по пустыне.
  Сталкер и Иер обернулись к мумиям. Те, видя, что их хозяин погиб медленно отходили от дворца, понимая, что им теперь не одолеть этих двух бойцов. Неуязвимость их пропала, а с нею и прекрасное владение оружием. Теперь они только могли бездумно отмахиваться топорами и неумело прикрываться щитами, которые своей тяжестью притягивали их к земле.
  Сталкер переглянулся с Иер:
  - Ну что, поработаем санитарами пустыни? - подмигнул он ей.
  Девушка без разговоров вскинула свой "Смитт" и начала методичный отстрел мумий. Сталкер подбежал к своему коню, вскочил в седло, и, выхватив пару бомб из походной сумки, метнул их по очереди в толпу мумий. Эффект был неожиданный - вокруг каждой из взорвавшихся бомб, было уничтожено около десятка мумий. Те просто от взрывов рассыпались в прах. Сталкер швырнул оставшиеся три бомбы и, выхватив меч, и пришпорив коня, бросился в погоню за удирающими мумиями. Оглянувшись на мгновение, он посмотрел на Иеремию, та, сняв с себя пояс с кобурой, уже обнажилась и стала трансформироваться в волчицу.
  "Хороша, чертовка!" - восхищённо подумал Сталкер, нагоняя мумий.
  "Я всё слышала!" - раздался у него в голове голос девушки.
  "Ого! - удивился наёмник. - Ещё не трансформировалась, а уже общается мысленно! Опять штучки Гнома!"
  Они с Боливаром нагнали отступающих мумий и стали их уничтожать - один мечом, а другой топтать копытами и рвать зубами. С замотанными в бинты мумиями, у коня это получалось прекрасно. Рядом послышалось злобное рычание волчицы, нагнавшей их и вступившей в бойню мумий. А это была именно бойня. Но по-другому Сталкеру и Иер, поступать было нельзя. Иначе эти исчадья ада, озлобленные за гибель своего повелителя, разбредутся по стране и доставят много проблем мирным жителям. Через десять минут всё было кончено. Кругом валялись истлевшие бинты, щиты и топоры. Тела мумий превратились в пыль, которую тут же раздувал лёгкий ветерок.
  Сталкер подождал, когда Иер перевоплотится в девушку и, подав ей руку, усадил сзади себя на Боливара, и они не спеша двинулись к развалинам дворца Фараона.
  - Кстати, - обратился наёмник к девушке, - напомни - я тебя разве не просил при посторонних не называть меня Кулли?
  В ответ девушка только посильней прижалась к спине Кулла и ласково рыкнув тому в ухо, нежно укусила его за мочку того же уха. Кулла так передёрнула, что поездка к развалинам затянулась...
  
  Алиса и Черьвь.
  Да, они соблюдали полную осторожность, но как оказалось, и она имела свои минусы. Они заблудились. Но поняли это, поплутав часа четыре, и оказавшись у знакомого камня в пятый раз.
  - Ты не знаешь дорогу? - задумчиво спросил у своей спутницы Червь, в изумлении оглядывая злосчастное место. Он-то думал, что идет правильно. Видимо они куда-то не туда свернули.
  - Откуда? Я здесь в первый раз. В семье я считалась еще маленькой, чтобы уходить на территорию орлов. Брат бывал здесь, но он никогда не расписывал, боясь, что я убегу, - печально проговорила Алиса. Ей было неприятно расстраивать друга.
  - Я, как ты заметила, не должен вообще находиться в горах, - настроение у всех резко падало.
   Гоблин сел на камень и печально осмотрел окрестности. Вдруг вздрогнул амулет, и Дракончик сел ему на плечо - "Я выведу вас, не отчаивайся", почувствовал Червь. Он посмотрел на помощника и весело произнес:
  - Алиса я... нет - мы нашли решение. Нас поведет к вершине друг.
  И по тропинки, прячась от разбушевавшихся орлов, скользнули две тени, ведомые точкой.
   - Долго нам еще идти? - спросила Алиса.
  Нет, она не жаловалась, но для неё впервые покинувшей надолго дом, трудно было идти весь день, хотя природная выносливость и сила помогали ей. Гоблин, похоже, привык столько ходить, но не замечал усталость. Он обернулся и посмотрел на неё, сказав:
  - Привал на десять минут.
  Они присели. Дракончик скромно опустился рядом. В этот самый момент возле них опус...свалился орел. Алиса подпрыгнув, прикрыла собой Червя. Он критически осмотрел её и затолкал за свою спину. Орел с интересом на них взирал и вдруг расхохотался:
  - Вы так весело дергаетесь. Здрасть, меня зовут Ёрик. Знаете мне ещё полгода, а я уже похож на взрослого. И летаю классно, только приземление не выходит. Но в воздухе я становлюсь страшным и опасным, - он захлопал крыльями, и друзей едва не сдуло.
  - Не мешай ему, похоже, он нашел слушателей, и просто хвалиться, - прошептал Алисе гоблин. Та согласно кивнула, посматривая на "маленького орленка".
  - Вдруг он нас подвезет! - пришла в голову кошке мысль.
  - Попробовать можно, Я говорю, ты подыгрываешь. О, великий орел, мы не сомневаемся в твоем могуществе, вот один нюанс. А можешь ли ты кого-нибудь нести?
  - Разумеется! - хвастливо воскликнул орленок.
  - Докажи, - хитро улыбаясь, попросила его Алиса.
  Ёрик горделиво кивнул.
  - А хорошее ли у тебя зрение? Не видал ли ты где-нибудь яркие камешки, переливающееся всеми цветами радуги? - продолжал расспрашивать гоблин.
  - Как же иначе, в гнезде вожака, никто не успел рассмотреть кроме меня! - ещё выше голову поднял орел.
  Друзья переглянулись. Они оба поняли, что это и есть осколки артефакта.
  - Могучий властелин неба, не отвезешь ли ты нас туда, чтобы доказать навсегда свою силу, ловкость и отвагу?
   Орлёнок разомлевший от такой хвальбы согласился. Червь и Алиса с осторожностью забрались на спину. Птица, взмахнув крыльями, поднялась в небо. Червь тронул рукой амулет и понял, что маленький друг вернулся на место.
   Они летели над горами, почти под самыми облаками. Орел был хоть и маленький, но спокойно нес их обоих, но, похоже, долго ему не выдержать. Внизу проплывали хребты и небольшие, но коварные речки. Друзья уже давно поняли, что пешком им пришлось бы идти целый день, а с учетом плутания - целых два.
  - Долго еще нам лететь? - спросила Алиса.
  - Что, боишься высоты? - переспросил Червь с хитрой улыбкой.
  - Нет, не боюсь. Просто предпочитаю твердую землю под ногами, или такую с которой могу приземлиться на ноги, - пояснила кошка и опять продолжила наблюдать за растилавшейся под ними панорамой. Вдруг Ёрик вздрогнул и рывком снизился, полетев низко над землей.
  - Там старшие, - прошептал он, его голос испугано задрожал. Но поворачивать назад уже было поздно. Они уже были над гнездами. Тут орленок принял единственное выгодное (для него) решение. Он что есть силы, рванул вперёд и сбросил пассажиров у гнезда вожака, после чего скрылся среди скал. Алиса приземлилась на ноги и успела поймать спутника.
  - Если, ещё раз такое случиться, я за себя не отвечаю, - тихо произнес Червь. Кошка понимающе кивнула. Гоблин огляделся и вдруг увидел осколки артефакта. Они лежали в центре гнезда. И только он потянулся за ними, как из-за горы показался вожак орлов...
  
  Маргольф и Эрика.
  Геология не входила в число сильных сторон Маргольфа Вэблинга - по гномьим меркам. По человеческим же и эльфьим, тем паче, любой гном мог бы почитаться профессионалом в этой области. Облазав и простукав своды всей пещеры, докуда доставали его ловкие пальцы, главный механик произвел расчёты тут же на песке (каждое действие он подробно комментировал) и наконец, выдал заключение:
  - Существует два варианта опустошения водоема. Первый, основан на различных агрегатных состояниях воды и условно называется "Выпаривание". Представляет собой превращение жидкости в газообразное состояние, что позволит нам получить доступ ко дну озера. Бабушка тёти моего кузена Свальви рассказывала, что её двоюродная тетя, таким образом, доставала серьгу, упавшую в море. Это послужило причиной многолетней войны русалок с гномами и появления такой закуски, как вареные раки к пиву. Второй, на 57% сложнее, на 250% быстрее и на 155% веселее, и основан на наблюдении, что озеро пополняется из родников, отделенных базальтовой стеной от пустот - по чистой случайности, служащих домом мэтру Инептусу. Я дал ему условное название "мегалоаннигилидеструкция", что примерно можно перевести на Всеобщий как "Нафиграсхреначивание"...
  Гном многозначительно похлопал по бочонку с надписью "Pulver".
  Эрика понимающе кивнула. Конечно, эльфам (не знакомым с благами цивилизации!) не был известен принцип действия пороха, но слухи о "разрушительной магии" гномов ходили уже давно. И при всем своем миролюбии, девушка не смогла бы отказать себе в удовольствии посмотреть на это.
   Следующие полчаса Маргольф снова облезал пещеру, засовывая в только ему понятные "узловые точки" маленькие заряды, от которых тянулись длинные фитили. Дамы наблюдали за ним - одна - с интересом, вторая - с холодным беспристрастием. Наконец, все нити были сведены в один фитиль.
  Маргольф галантно протянул фитиль Эрике, та, в свою очередь, поднесла к фениксу, и едва коснувшись огненного оперения, фитиль вспыхнул. Огонек побежал по ниточке, расходясь на множество маленьких огоньков, один за другим уходящих по ответвлениям.
  Маргольф потер руки и заткнул уши, готовясь к великолепному, возможно, уникальному в своей истории бабаху.
  Эрика собиралась уже последовать его примеру, когда обратила внимание на затылок гнома. В его каштановых волосах запуталось нечто длинное, скользкое и фиолетовое.
  - Где ты это нашел? - спросила она, вытаскивая подозрительную нить из шевелюры механика.
  - Ага, сейчас рванет! - прокричал в ответ Маргольф с зажатыми ушами.
  Гном бросил еще один взгляд на заряды, заложенные среди сталактитов и сталагмитов. Приглядевшись, он теперь заметил некие подобия гнезд, расположенных в сталактитах. Ничего подобного он прежде не видел. Зато его спутнице гнезда были хорошо знакомы.
  - Останови вз... - начала было Эрика.
  БАБАХ! - несколько грубо перебил ее взрыв.
  Ближайший сталактит немного подумал и рухнул вниз. Он с грохотом воткнулся в пол пещеры, увлекая за собой собрата. А вслед за сталактитами, уворачиваясь от них, с потолка плавно начали опускаться тонкие бледные существа.
  
   Гответт и Василиса.
  Гответт помог Василисе подняться и сразу же отправился по направлению к гейзеру. Василиса удивленно посмотрела ему вслед... но сразу догнала его. Спросила:
  - О чем думаешь, Гответт? - тот взглянул на нее с хитрой улыбкой,
  - Я? Да думаю, как там остальные справляются?.. Кажется, у тебя было видение?
  - Да, от Кулла. Он вроде собирался заходить в портал, - она сделала паузу, словно что-то вспоминая, потом сказала: - Ты вроде умеешь играть на лютне? Только я что-то не вижу ее у тебя...
   Их разговор прервало появление из-за ближайшего холма несколько людей - вооруженных скорее для охоты, чем для битвы с врагом. Охоты на кого-то особенного.
  Один из них сказал, обращаясь к своим напарникам:
  - Смотрите-ка, ребятки, путники! Редкие птицы в таких местах... Да еще, кажется и богатенькие - вон как эльф одет.
  Гответту это быстро надоело:
  - Кто вы такие? Что вам надо? И давайте побыстрее всё выкладывайте, мне некогда... - он сказал это весомо, так, чтобы люди поняли, с кем имеют дело.
  Главный ответил, уже с уважением:
  - Мы...охотники... На редких тварей.
  - Браконьеры, короче, - вставила Василиса. - И исходя из того что в этих местах водится только одно редкое животное - единорог, вы охотитесь на него.
  Один из браконьеров агрессивно сказал:
  - Девчонка в этом хорошо разбирается! Это опасно для нас, - он выхватил двустрельный арбалет и навел его на Василису, - Легер, что скажешь?
  Легер, он же главный браконьер, спокойно ответил:
  - Веритэ, убери игрушку. Они нам еще ничего не сделали, - Веритэ мрачно взглянул на Гответта и Василису, но "игрушку" убрал - повесил обратно заспину.
  Гответт услышал мысли Василисы у себя в голове: "Ты можешь, от них избавится? Мне не хочется с ними связываться. Смотри, позади них, примерно в десяти шагах, уже струйка пара поднимается. Покажи мне что-нибудь красивое. Я помню, в твоей анкете..."
  Додумать она не успела - вырвался гейзер. Струя воды начала превращаться в водяного коня, дышащего паром, сверкающего в свете солнца. В хвосте и гриве сияла радуга. Конь заржал - журчание воды... Потом он начал трансформироваться в... огонь! Огненный шар ослеплял, и жар от него исходил сильный - браконьеры разбегались в разные стороны. Даже Василиса отскочила назад. И только Гответт остался стоять практически рядом со своим творением. Огонь почти коснулся его - и тут же сжался до маленького шарика размером с ладонь, превращаясь в лед. Шарик упал и разбился. Но из его осколков немедленно поднялся огромный волк с горящей пастью и...вновь - рассыпался удушающей пылью. Браконьеры были напуганы до полусмерти, Василиса впечатлена мощной и красивой магией Гответта, а Гответт - ужасно ослаб. Он бы после такого не смог бы наколдовать и простенького пульсара. Все поплыло перед глазами... Темнота...
  
  Когда полуэльф очнулся, браконьеры сидели вокруг него, а Василиса сидела неподалеку и касалась струн лютни, реквизированной у кого-то из горе-охотников. Ее голос - чистый, звонкий, как весенний ручей звучал в его ушах, наполняя душу спокойствием. Слова ему тоже очень понравились, Василиса пела:
  - Есть право уйти и право вернуться,
  Есть право судить и право карать,
  Есть право уснуть и право проснуться,
  Есть право забыть и не вспоминать.
  Что приглянулось тебе?
  Есть право любить и право покинуть,
  Есть право служить прекрасным мечтам,
  Есть право царить, сражаться и гибнуть,
  Есть право платить по горьким счетам.
  Что улыбнулось тебе?
  Есть право простить и право запомнить,
  Есть право учить и право вести,
  Есть право просить и право исполнить -
  Как много тропинок! Куда идти?
  Не поддавайся капризной Судьбе -
  Выбери путь по себе...
   Веритэ посмотрел на Гответта и, улыбаясь, сказал:
  - Хилые какие-то полуэльфы пошли...
  Василиса не дала ему закончить:
  - Он только что спас вам всем жизнь! И это ваша благодарность!
  Легер, прослезившийся за время песни, произнес:
  - Госпожа, мы все сделаем, что попросите.
  Василиса хитро улыбнулась:
  - Моя просьба относительно скромна - покиньте эту долину! И не трогайте единорога (хотя конечно вряд ли вы его встретите).
  Гответт приподнявшись, взглянул на Василису, подмигнул ей и сказал Легеру:
  - А моя просьба еще скромней - отдайте мне лютню. Развлеку девушку по дороге.
  
  Василиса с восхищением посмотрела на Гответта, который после такого расхода магии а, следовательно, и физической силы, смог подняться сам, и шел дальше почти так же быстро, как полчаса назад. Только иногда он резко останавливался и, прищурившись, смотрел вперед, а потом спрашивал у Василисы, нет ли впереди чего-нибудь твердого и длинного, вроде стены - она еще раз смотрела внимательней и отвечала: "Нет, Гответт, стены нет, горизонт чист". А сама думала - последствия переутомления, примерно через час всё пройдет само. И тогда она его попросит что-нибудь спеть.
  Гответт шел-шел и... упал, прямо ей под ноги. Послышалось мерное похрапывание. Василиса удивленно посмотрела на него - уснул на ходу. Она принялась хохотать. Ей давно не было так хорошо, хотя она понимала, что если бы Гответт мог ее слышать, он совсем не нашел бы это смешным, но... Василиса поправила его плащ, подумала и достала из рюкзака свою куртку, свернула ее и подложила спящему полуэльфу под голову. Потом взяла лютню, и стала тихонько перебирать струны.
  Через некоторое время она отложила инструмент в сторону.
  Василиса прикрыла глаза и прислушалась к окружающей обстановке. Она вдруг отчетливо услышала крик Валарис о помощи. Девушка удивлено оглянулась и поняла, что телепатия опять сыграла с ней шутку.
  "Не ори, я тебя слышу", - спокойно отослала она.
  "Где, Василиса, ты???".
  "Возле гейзеров - но это не важно. Похоже, ты умудрилась воззвать ко мне о помощи, так, что не ори, а спокойно объясни, где тебя держат?"
  "Не сказал никто мне, но подсмотрела я, в трактире это, "Нелюдь". Похоже, Валарис улыбнулась.
   "Секунду, пошлю Кулла и Иер тебе на помощь, а то им делать фактически нечего - Фараона уже обезвредили".
  "Фараона?.."
  "Не важно".
  Валарис немного успокоилась, и пообещала дожидаться.
  "Кулл, Иер!" - послала она мысленный призыв наёмникам.
  "Василиса?" - донеслась удивлённая мысль Сталкера.
  "Да, это я. Ты угадал. Я тут заметила, что со своими делами вы уже справились. Тогда хочу попросить об одной услуге. Надо бы вытащить Валарис - она в трактире "Нелюдь". Разберетесь на месте. Если что зовите - мы с Гответтом придём на помощь".
  
   Эрика и Маргольф.
   Сказка на ночь, или живые легенды:
  - Когда-то давно жил на свете один грустный тролль. Это был необычный тролль, он жил один на берегу моря. Сородичи посмеивались над ним, дразнили "белой скалой", "ракушечкой". Сами-то они селились вместе, в скалах и все время проводили друг с другом - дрались, ссорились, нападали на караваны. А Печальный тролль днями напролет сидел на берегу и все высматривал что-то... И вот однажды ночью разыгрался страшный шторм. Волны накатывали на берег, выбрасывали странных рыб, перемещали огромные камни, от вспышек молний было светло, как днем, ветер валил с ног. Но Печальный тролль сидел на большом валуне и смотрел, как буйствует стихия. Неожиданно шторм утих. Тролль решил, что он попал в сердце урагана, и, возможно, он не ошибся. По успокаивающимся водам к берегу скользили цепочки огоньков...
  - Мама, мне уже страшно!
  - Не бойся, l'lyndee, сказка не страшная.
  - Не про Аспидов?
  - Шшшшш... Нет, маленькая, нет...
  - Огоньки приблизились, и Тролль увидел, что это лодочки. Тихо скользили они по волнам, лишь ветер гудел над головой. И тут вдруг ветер принес печальную песню на неизвестном языке. Первая лодочка пристала к каменистому берегу, и из нее вышли странные существа, похожие одновременно и на грибы и на червячков. Они были тонкие и белые, совершенно белые, у них были только круглые глаза и маленькие лапки. Другие лодочки тоже причаливали, и из них выходили все новые и новые... Существа окружили камень, на котором сидел Тролль, и принялись вздыхать. Они вздыхали, да так горько, что Печальный тролль заплакал. Ему было жалко этих чудаков, которые все плывут и плывут куда-то, сами не зная куда, в шторм. Жалко себя, которого не понимают грубые родственники, жалко рыб, которых погубило море... Он рыдал, а существа кланялись и светились все ярче. И Тролль вдруг понял, что это хаттифнаты. В нашем мире не было таких существ, никто о них не слышал, но в эти мгновения Печальный тролль знал о них все. И тут он понял, чего же ждал все это время. Тролль слез с камня, прошел мимо хаттифнатов и сел в одну из лодочек. Существа постояли-постояли, и тоже расселись. Тихо отплыла вереница лодок, а шторм забушевал с новой силой. И никто никогда не видел больше Печального тролля, но все знают, что он обрел свое счастье.
  - Мам, а кто такие хат.. тиффанты?
  - Хаттифнаты - сказка, Эрика - это просто сказка. Говорят, что они прорастают из спор, как грибы. Говорят, что они всю жизнь плывут по морю в своих маленьких лодочках, Говорят, что Печальный тролль приехал на их тайный остров и видел там Чудо... А кто-то говорит, что Тролль их просто придумал. А хаттифнаты обрели жизнь и приехали забрать его от противных родственников...
  - Хи-хи, как папина семья?
  - Ну, зачем же так, ma be'llanoi floratte? Дом Вереска уважаемый клан, нечета каким-то троллям...
  - А что за чудо?
  Дриада тепло улыбнулась сонной дочери:
  - Спать, Эрика, пора спать. Про чудо услышишь завтра...
  
  - Вот так влипли! - только и смогла выдавить девушка. - А на поверхности их уже не осталось...
  Существа, которых становилось все больше, широким полукольцом начали подступать к незадачливым приключенцам. Пещеру наполнил рокот и гул, сталактиты падали медленно и величественно. Срываясь в воду, они поднимали огромные фонтаны, новые и новые "сосульки" срывались с потолка, падая все ближе к замершим - гному, полуэльфийке и фениксу. На поверхности озера возникло несколько водоворотов, вода с ревом ринулась в проломы, проделанные точно расположенными зарядами Главного Механика.
  - ААААААА!!! Надо бежать, пока мы не смылись! - Эрика, потеряв самообладание, попятилась назад, в сторону прохода, через который они минут сорок назад вошли сюда. Маргольф хладнокровно сгреб испуганную девушку и невозмутимого феникса, и все трое дробной рысцой побежали обратно. Существа, между головами которых начали пробегать короткие разряды, медленно двинулись за ними.
  Уже оказавшись в относительной безопасности под тяжелым гладким сводом прохода, задыхающаяся от ужаса Эрика вкратце рассказала гному, что же, собственно, медленно, но верно надвигается на них.
  - Все, что я знаю, не больше, чем сказки! Но ты уничтожил их лодки, разрушил их последнее прибежище, теперь они нас не отпустят! - Эрика почти кричала. - Никто не знает, чего они хотят!
  - Подожди, ты сказала, у них на острове был барометр? - гном, как обычно, услышал только то, что хотел слышать.
  -Да, был, и что? Висел на шесте, они каждый год к нему приплывали... Маргольф, они напитались энергией взрыва, они нас просто испепелят!
  Не обращая внимания на бессвязно бормочущую девушку, гном углубился в свой мешок. С сожалением отложил в сторону жутковатый прибор, выглядящий как помесь кофейника с клизмой, зарылся чуть глубже и с торжествующим видом извлек под своды пещеры самый настоящий барометр.
  Эрика дрожащей рукой достала из своей сумки флакончик, подобный тому, что получил незабвенный дворецкий, залпом опустошила его и мгновенно успокоилась.
  - Прости. Веду себя, как баба, - девушка огляделась.
  Хаттифнаты, негромко гудя, входили в тоннель. Она перевела взгляд на гнома, сжимавшего барометр, мгновенно оценила красоту прибора, с его полированным медными накладками и изысканным шрифтом шкалы, и остановилась на скучающем фениксе.
  - Слушай, птица - это все из-за тебя. Неужели нельзя было сказать нормально? Да, вижу, вижу, что нельзя. В общем, бери прибор, и лети к этим технофилам. Тебе они ничего не сделают. Отнесешь - будешь свободна. Захочешь, вернешься к магу, захочешь - полетишь парить по просторам Великого Эфира, захочешь - останешься, станешь миконидов дрессировать... Словом, ноги в руки, то есть барометр в лапы - и вперед! - несмотря на мощный стимулятор, девушка немного заговаривалась от пережитого потрясения. То, что она считала сказкой - намерено с ними разделаться!
  Феникс пристально посмотрел на нее, взял протянутый гномом прибор и, тяжело хлопая крыльями, взлетел. В полете, он засветился ярче, потом еще ярче, так, что до хаттифнатов долетел огненный шар, из которого торчали лапы с ярко освещенным барометром. Существа, как по команде, задрали вверх то, что заменяло им головы, и остановились. Феникс полетел обратно, в пещеру с озером. Хаттифнаты медленно пошли за ним.
  Маргольф и пошатывающаяся Эрика побрели за ними.
  Сталактиты на потолке кончились. Теперь пол пещеры превратился в подобие полигона для тренировок элитной гвардии короля Ландрии - сплошная полоса препятствий. Торчащие из пола сталактиты, обломанные сталагмиты, крупные и мелкие камни, глубокие трещины... На том месте, где было озеро, зияла впадина, на дне которой, на изрядной глубине, бились отвратительно выглядящие светящиеся рыбы.
  - Эрика, молчи и не ори, иначе потолок может обрушиться, - предупреждение опытного подземного жителя пришлось как нельзя кстати, друидесса уже собиралась начать громко радоваться спасению от хаттифнатов, колонна которых уходила в неприметный тоннель вслед за фениксом. - Пошли, нам еще осколки надо найти.
  Гном был непривычно рассудителен.
  На самом дне бывшего озера, друидесса успокоилась и сосредоточилась. Сконцентрировавшись, девушка начала прощупывать пространство на предмет магической активности. Осколки артефакта такой мощности просто обязаны создавать магический фон. Не теряя концентрации, девушка стукнула лопатой огромную рыбину, вознамерившуюся напоследок пообедать. Лопата с пугающей легкостью отсекла твари голову.
  - Все равно она погибнет, - на всякий случай объяснила Эрика, - а так хоть мучиться не будет...
  По мере продвижения становилось ясно - осколки здесь. Но как найти их, под слоем слизи, камней и ила? Эрика в очередной раз пожалела, что она не маг и не может их просто призвать.
  - Маргольф, я не могу их точно найти. Здесь все заросло, сигнал пропадает. Но сильнее всего фонит отсюда, - друидесса указала на нагромождение камней, высотой в два своих роста. - Второй осколок, о котором нас предупреждали, где-то там. - Она махнула рукой куда-то вправо: - Но от него сигнал гораааздо слабее!
   Маргольф кивнул, стараясь не нарушать объявленного молчания. Камни посреди дна и в самом деле выглядели инородным телом: возвышались они буквально на ровном месте, там, где дно должно было уходить на понижение. Возвышение просто притягивало взгляд, как магнит. А осторожно приблизившись к нему, Маргольф обнаружил, что не только взгляд. Его косички, как по команде, потянулись концами к таинственной глыбе.
  Но дальнейшие попытки подойти к глыбе наткнулись, выражаясь гномьим языком, на непреодолимые препятствия, связанные с минимизацией необходимой силы трения. Под ногами гнома хлюпал ил, башмаки скользили, норовя увлечь непрошеного гостя вниз, туда, где все еще противно урчала уходящая вода. Маргольф чувствовал себя тем самым туалетным утёнком, которыми дети пугают друг друга в уборной. Еще шаг - и чернота провала поглотит маленькое цивилизованное существо - навсегда.
   Выбираясь на берег после своего фиаско, гном пребывал в расстроенных чувствах. Но чувства у гномов слабы, а интеллект слишком силен. И едва поднявшись на край воронки, где можно было говорить, веселый и злой механик начал строить планы:
  - Не падать духом, коллега! Мой прадедушка рассказывал моему троюродному брату, что слышал от своей тёщи (традиционная гномья замена преамбулы "легенда гласит..."), что когда их общего двоюродного дедушку захватили в плен орчьи корсары, он бежал с их корабля, используя поверхностное натяжение воды. Для этого он создал одну широкую лыжу, и, выпрыгнув за борт во время прибоя, аквапланировал на сушу. Аборигены называли этот метод "сёрфингом", у гномов же прижилось более точное "аквапланирующая водяная лыжа, использующая поверхностное натяжение воды". Здесь, как мы можем видеть, воды нет, - Маргольф развел руками, - поэтому я заявляю права на патент на грязепланирующую лыжу!
  Выломав из и без того разрушенной лодчонки хаттифнатов внушительную доску, он установил ее на край озера. Эрика приблизилась и осторожно попробовала ее ногой.
  - Тебе не обязательно идти со мной. Вероятность катастрофы при первом испытании составляет...
  - Мы шли сюда вместе, и останемся вместе, что бы ни случилось, - улыбнулась девушка. - Кроме того, мне не улыбается превратиться в дерево, если ты промахнешься!
  - Но ведь здесь идеальные условия для произрастания, разве нет? - попытался сострить Маргольф. - Плодородный ил, сырой климат...
  - А про солнечный свет ты забыл? - в тон ему ответила Эрика. - Нет уж, спасибо. Лучше покажи, что ты задумал.
  Маргольф уверенно вступил на доску, которая отныне именовалась грязепланирующей лыжей. Эрика обхватила его за плечи. Гном оттолкнулся ногой и лыжа поехала.
  - ЙЙ
  Й
  Й
  А
  А
  А
  !
  !
  У
  У
  А
  А
  А А А А А А А Х Х Х Х Х Х Х Х Х Х!
  
  - гном напоследок отомстил пещере за вынужденное молчание.
  
  Доска со свистом скользнула вниз по бывшему ложу озера, разбрасывая вокруг грязь, ил и останки рыб, которые влеплялись в стены с противным звуком "шмяк". Героям этого не было слышно. В лицо бил пронзительный ветер с почти морским запахом, который портил лишь душок успевшей провонять рыбы. На полном ходу они пронеслись до середины дна и почти плавно взлетели на поросший водорослями валун.
  Грязепланирующая лыжа при этом превратилась в комок ила, а от удара о камень разлетелась в щепы. Маргольф понял, что с валуна им уже не выбраться. Вся надежда была на честность дворцового мага.
  - Здесь, стало быть, должны находиться искомые осколки?
  - Именно. Я чувствую их прямо под собой.
  - Подвинься-ка... - гном извлек из бездны своего мешка прибор, напоминающий помесь кофейника и клизмы и включил пороворотом рычажка. Прибор запыхтел, загудел, и неожиданно начал всасывать в себя донный ил.
  Вот они! Два предмета, которые, верно, некогда образовывали арку, сейчас же больше похожие на оплывшие куски ржавого чугуна.
  В этот момент из черноты провала в глубине озера вынырнул мокрый и совсем не огненный феникс. Он пронзительно кричал:
  - Молит о помощи феникс, попавший в несчастье,
  Гнома могучего, славного взрывною мощью,
  И друидессу премудрую, добрую сердцем!
  Вызволить молит из лап полового маньяка!
   На сей раз, расшифровка гекзаметра последовала за птицей незамедлительно. Из недр лужи, левитируя, поднимался мэтр Игнорус Инептус Инабилитис и пр., и пр. Его внешний вид наглядно демонстрировал, что силовые поля не так уж надежно защищают от пары тонн грязной воды с хаттифнатами.
  - Вам мало того, что вы сломали мой камин, невежественнейшие! Вам мало того, что вы нарушили мое уединение! Вы еще и залили мой дом! На сей раз, я придумал, в кого вас превратить. Я превращу вас в уховерток! Да-да, и будете вертеть ушами в другом месте!
  Магистр навел на героев палочку, на конце которой медленно расплывалась светящаяся звезда. Феникс испуганно спрятался за спину Эрики.
  - Настоящий цивилизованный стратег должен уметь предусмотреть все случаи, - с достоинством ответил Маргольф и переключил рычажок на клизмомете. Вместо того, чтобы всасывать, прибор изверг все, что только что было им собрано, на ближайшую цель. На магистра черной, белой и серой магии.
  Когда вой, возмущенного Игнориуса, стих внизу, Маргольф торжественно подтащил одну из половинок атефакта Эрике, с трудом поднял вторую - маленькие, а тяжеленые зараззы, интересно это только у нас или у всех так. В воздухе возник портал, в котором виднелись знакомые интерьеры дворца...
  
  Червь и Алиса.
  - Чего здесь ищут жалкие жители низин!? - властно спросил огромных размеров вожак.
  - Мы... мы ... просто... - не мог ответить Червь.
  - Мы с дипломатической миссией, - сказала Алиса.
  - Ха! Жалкие глупцы, какая между нами может быть дипломатия? - столь же властно произнёс гигант.
  - О, великий и могучий властелин неба! - льстиво проговорил гоблин, а затем выдал длиннющую тираду: - Мы просим тебя об услуге. Мы признаем твой авторитет и власть, и хотим, чтобы ты помог жалким жителям низин. Большое горе настигло нас! Наши народы потеряли осколок древнего, но очень ценного артефакта, не дай нам погибнуть, спаси мелкие расы.
  - А что получу взамен я и народ мой?! - грубо спросил орёл.
  - Будем мы каждый год дарить вам по стаду коров упитанных, около ста голов, в течение десяти лет....
  Орел критически посмотрел на них и задумался. Похоже, ему предстоял нелегкий выбор. С одной стороны выкуп - это не плохо, а с другой, в чем подвох? Не похожа это парочка на тех, у кого коров хватит на десять лет. Друзья стояли и смотрели на него кристально честными глазами. Не поймешь, что же у них на уме. Вожак не любил долгих решений и был сторонником решительных действий.
  - Докажите, что это правда! Представите передо мной стадо!
  - У тебя в кармане оно не завалялось? - тихо спросила у своего напарника Алиса. Тот отрицательно покачал головой. - Тогда что будем делать?
  - Импровизировать! - торжественно прошептал Червь. И гордо поднял голову. - О, Великий, но как они могли пройти по вашим неприступным горам?
  Орел снова призадумался (второй раз за день, пора что-то менять):
  - Но до завалов они уже должны были дойти. Я пошлю охрану проверить. Если вы обманываете, то молитесь своим богам.
  - Ты разве обещал, что стадо будет здесь и сейчас, - недоуменно спросило кошка.
  - Нет, но слушать он нас уже не станет, - задумчиво произнес гоблин и хитро улыбнулся: - Я гений, нам надо только дотронуться до осколков. Бери тот, что поближе, я беру второй.
  - Идет!..
  
  Галлеан и Борк-Жестянщик.
  Окинув ещё раз подозрительным взглядом стены пещеры, эльф передёрнул плечами и пошёл около гоблина (сие объяснялось более тактически - удобнее обороняться, в случае чего). В то же самое время Галлеан пристально вглядывался в темноту. Его зрение чувствовало какие-то источники тепла впереди, но даже о примерной форме оных приходилось только мечтать. Дорога же шла под небольшим углом вниз...
  Пройдя около ста метров, эльф заметил, что стены стали шире (теперь, пожалуй, тут могло идти три гуманоида, лишь чуть касаясь друг друга плечами), а влажность серьёзно подскочила - уже только это наводило на неприятные мысли. Источники тепла бились, двигались впереди, и эльф решил на всякий случай пригасить шар света. Кто бы тут ни водился, они, наврядли любят яркий свет - теперь шар светил довольно тусклым слегка синеватым и холодным светом. Эльф пару раз шикал на слишком громко (по его мнению) топающего и бряцающего оружием Борка. Прошептав гоблину, что местные жители из-за отсутствия света наверняка отлично слышат, он заставил того двигаться хоть немного тише...
  И вот ход внезапно пошёл вверх, а затем и оборвался, открыв вид небольшой подземной каверны. Тут же взгляд эльфа перешёл на созданий, копошившихся и вроде бы что-то рывших. Не рискуя засветить шар ярче, он вместо этого прошептал несколько слов. Тут же его глаза слабо засветились зелёным, а зрение моментально выхватило этих существ.
   Крупные, по размерам больше взрослого кабана они более всего напоминали кротов. Очень крупных кротов - правда, было в них и что-то странно не кротовье... Словно какой-то безумец взял и решил поиграть в бога, соединив нескольких существ. Эти кроты твёрдо стояли на четырёх лапах, выискивая что-то передними в стенах грота. Передние лапы их были крайне мощно и не очень-то пропорционально развиты, оканчиваясь длинными когтями, чёрными от налипшей земли. Существа не выглядели особо агрессивными, но чувствовалось, что незваных гостей они не пожалуют.
   Эльф принялся лихорадочно думать, как бы найти выход из этой щекотливой ситуации. Проскользнуть? Маловероятно, у тварей наверняка слух и обоняние развиты по максимуму. Драться? Коготочки внушали уважение. Оставалась надежда на магию. Эльф решил сыграть на светобоязни монстров. Для этого он сначала дал знак Борку, и они по стеночке отошли к противоположной от "кротов" стене и прижались к ней спинами. Затем эльф засветил шарик поярче и они начали медленно двигаться к проходу дальше.
  Один шаг, другой... Вот один монстр что-то почуял, издав непередаваемую гамму звуков, обернулся, но тут же отвернулся, раздражённо фыркнув.
  Дойдя почти до выхода, Галлеан и Борк чуть ли не просочились в спасительный тоннель, эльф при этом приказал шару света засветиться ещё ярче. Сработало! И вот уже эльф и гоблин осторожно продвигаются дальше, игнорируя более узкие боковые туннели. Дорога продолжает идти с лёгким уклоном вверх...
  
   Увлекательное путешествие эльфа и гоблина по норе хищных кротов подходило к концу - впереди наметилось некоторое посветление... Борк перевел дух - несмотря на воинственность, бесстрашность и даже некоторую безрассудность гоблинов вообще, племени Правоименных в частности и Борка-Жестянщика конкретно, сражаться с хищными зверями на их территории, да еще и в закрытом пространстве - далеко не то, что хотелось бы совершить, на ночь глядя.
  - Гал, твое ельфийское колдунство - великая вещь! Почти такая же великая как ятаган, да. Борк думает - дальшеидти не надо. Время позднее, ночью по лесу ходить Борку не хочется... великан - плохо, комары - еще хуже. Великан - он один, комаров - много. Надо спать лечь, да. Прямо в тоннеле, но близко к выходу. Чтоб ни комары, ни эти подземлики не сунулись. Один спит - другой сторожит, как положено... ум-м?
  Галлеан был с гоблином полностью согласен, в чем не было ничего удивительного, и тут же, сотворив несколько сторожевых заклинаний, улегся спать. Борк же заступил на стражу...
  Ночной лес - место не столько опасное, сколько мистическое и страшное. Колючие ветки качаются на ветру, и их силуэты на фоне полной луны кажутся лапами страшных монстров. Волки, или какие-то другие хищники, воют, и звук этот отражаясь от стволов деревьев, водной глади небольших лесных озер и каменных утесов, множится, и непонятно, откуда ждать нападения этих зверей, и ждать ли вообще. Ночные птицы проносятся над головой, и если обронят рядом перо (а то и кучку помета) - вздрагиваешь от неожиданности. В общем, Борк был рад, что заночевали они в тоннеле. И ночь прошла спокойно.
  Утром Галлеан разбудил гоблина легким тычком в спину...
  - У-у... утро? - пробурчал Борк, просыпаясь и нехотя вылазя из спального мешка.
   Ему мягко спалось на поросшем мхом полу тоннеля, и совершенно не хотелось, куда бы то ни было идти... но долг звал гоблина продолжить путь, а настоящий гоблин не может сопротивляться зову долга слишком долго. Единственное, что может позволить ему совесть в данном конкретном случае - это слегка перекусить сухим пайком... Что Борк и произвел, продемонстрировав весьма значительный аппетит. А потом - вновь в дорогу, выползать из-под земли в полутьму леса... то есть, как оказалось, на свет.
  Вышедшим из норы Борку и Галлеану, открылся изумительный вид на низшую точку долины. Небольшое каменное плато, поросшее лишайником, спускалось вниз, постепенно переходило в ровную поляну, а та, в свою очередь, превращалась в болотце. И по ту сторону болотца, в нескольких километрах пути, между двумя могучими утесами, находилась какая-то напоминающая сарай постройка... Борк не сразу осознал, что эта постройка на деле чуть ли не превосходит высотой не столь уж давно покинутый ими замок. Определенно - это был дом искомого великана. По спине гоблина побежали мурашки... Борк-Жестянщик невольно ощутил свою ничтожность перед этой титанической грудой камня, укрепленной подпорками из цельных стволов вековых деревьев.
  "И нам надо победить строителя этой громады? Определенно, я попал в очень-очень неприятную историю... Но выбора у меня нет", - напустив на лицо выражение невозмутимости полного кретина, Борк воскликнул:
  - Ну что, Гал, мы почти пришли, да? Идем!
  Эльф (кажется, сглотнув) ответил не сразу...
  - Подожди... это надо обдумать.
  Борк не стал с ним спорить - более того, ему пришла в голову мысль, что это надо было обдумать значительно раньше... Он ведь всю жизнь был солдатом - не героем. "Истинно благородные гоблины от данного слова не отказываются" - вспомнились Жестянщику слова великого Бабуны. И, более-менее успокоив этим свой инстинкт самосохранения, Борк начал сложный и многотрудный процесс обдумывания. Ведь как-то же можно победить и такого большого великана - даже немаленькие звери слоны панически боятся совсем не крупных крыс...
  
  
  Моргана и Меб.
  Его потревожили. Много лет на эту землю не ступала нога разумного создания, только фанатики и съехавшие с катушек маги приходили и уходили...в могилу.
  И оба-на!!!
  Какие-то две сухие старушенции, мало того что без приглашения, забрались в самое сердце его владений, так еще и разбили любимый памятник!
  Демон взревел:
  - ЧТО ЗА РАРИТЕТ ТУТ ХОДИТ И ПЕСКОМ СЫПЛЕТ? ЗАЧЕМ ПОЖАЛОВАЛИ?
  Надвигающаяся на сестер огромная туша с огненными прожилками на подобной камню коже закрыла собой небольшой квадратик звездного неба, который не успели заслонить макушки исполинских деревьев.
  Не обращая особого внимания на сотрясающего воздух демона, старушки с нездоровым блеском в глазах зомбируемой походкой направлялись к разрушенному памятнику, где поблескивали искомые осколки.
  Внимание к маячащей впереди туше привлекло громкое...
  - ААААПЧЧЧИИИИИИИИ! - старушки притормозили и задрали голову, смотря в красные выпученные глаза лохматого демона явно с бодуна.
  Чтоб не терять авторитет, хозяйствующий субъект совершил попытку замаскировать позорный пчих злобным рыком, продемонстрировав на всю округу, хорошо поставленную в адских застенках местным логопедом букву "Р".
  - Ррррррррррррррррррррррррррррррррр!
  Моргана, уперев руки в бока и смачно сплюнув под копыта монстра возмущённо рявкнула:
  - Кеша, ты ЧЁ, а?
  - Его, видать, бес попутал, - от смеха по морщинистым щекам Меб катились слезы размером со среднюю жемчужину.
   Демон неожиданно споткнулся и сбледнул: глазки трусливо забегали, полоски на морде неожиданно начали бледнеть, став очаровательно-розовыми. Рассеянно взрывая копытом землю, демон подобострастно завилял хвостищем:
  - Ой, не признал! А какие люди то, какие люди... - громоподобный рык исчез, Демон лебезил перед ведьмами тонким писклявым голоском. Лже - ведуньи самодовольно переглянулись. - Вы к Хозяину? Я сей же час мигом доложу, одна нога тут, другая там!
  - Кеша, не суетись. У нас к тебе дельце одно есть, небольшое, непыльное, и дельце это местного масштаба, - Меб говорила нараспев, неприкрытую издевку в её словах мог не заметить лишь мудрый маг, по чьей воле ведьмы коротали ночь на кладбище.
  - Тише-тише, ну пожалейте, а? Я же тут главный - Иннокентий Иванович! Из-за кустов раздались издевательские смешки, но грозящий в сторону кустов кулак демона быстро утихомирил распоясавшуюся мелкую нечисть.
  Осмелившись, демон расправил угодливо согбенные плечи и вскинул подбородок.
  Визг и непонятные похрюкивания заставили Демона подпрыгнуть на месте. Ведьмы хохотали, хватали себя за бока, рыдали и сипели. Сквозь истерический смех они пытались выговорить лишь одно: "Нет, ты - Кеша, Кеша!!".
  Решив более не рисковать перед опасными субъектами, демон распластался на земле и неторопливо пополз в сторону ближайшего склепа. Башмак Морганы пригвоздил дезертира к земле.
  - Не так быстро!
  - А должок? - Меб кокетливо наматывала единственную прядь волос на костлявый палец.
  Демон судорожно сглотнул и скосил глаза на старух. Улыбки с лиц ведьм исчезли, злые глаза буравили демона, губы еще недавно благообразных старушек растянули глумливые усмешки. Демон пугливо вжал голову в землю, проклиная ласонов, которые так некстати решили заняться призывами демона.
  
   Иер и Кулл.
   - Кулли, а веселье теперь-таки кончилось? - спросила Иер у Кулла.
  - Чего тебе ещё надо? - удивился наёмник, - теперь обратно вернуться как-то надо.
  - Ну, это уже не интересно, - приуныла девушка: - Слушай!!! - Кулл вздрогнул, - А давай, к Гному сгоняем!
  "Этого ещё не хватало", - подумал Кулл, а вслух сказал: - Конечно, дорогая, давай сходим в гости, - и очень мило улыбнулся, представив, как будит Гном "рад" новой встречи с Иеремией.
  Кулл открыл портал, и они с Иер вошли в него.... Всё тот же мусор, все те же пробирки, но где же их хозяин?
  - Слышь, Иер, походу он не пережил встречи с тобой, - прокомментировал увиденное Кулл.
  - Не говори ерунды, Кулли, как можно умереть от общения со мной? - удивилась девушка.
  "Да запросто!" - подумал Кулл, подумал и промолчал.
  - Дорогая моя! Любимая! Родненькая! - послышалось издалека, и вот уже Иер стиснута в крепких гномьих объятьях, - А ну и тебе привет, - сказал Гном Куллу.
  Когда девушка, используя все свои акробатические умения, выскользнула из объятий Гнома, напарники смогли рассмотреть его.... Теперь он стал рыжим, и морщины на лице у него разгладились.
  - Иер, детка! Ты спасла меня! - ликовал Гном.
  - Да что собственно случилось? - поинтересовался Кулл.
  - Когда Иер была здесь последний раз, она сделала потрясающее открытие - эликсир молодости!
  - Это когда что-то сделало "Бум!"? - всё-таки решила уточнить Иер.
  - Да-да, - затараторил Гном, - именно в этот момент! Нужно-то всего лишь было добавить волос оборотня! А я старый дурак не мог сообразить... - Гном сбился на бормотание
  - Ты что линяешь, Иер? - спросил Кулл.
  - Не вежливый вопрос! - огрызнулась девушка, - естественно линяю, я же живая!
  - Дети мои! - торжественно произнес Гном, - Собираетесь ли вы узаконить свои чувства?
  - Да! Конечно! - ответила за двоих Иер.
  - Тогда у меня для вас есть свадебный подарок! Вот, Иер, дочка, держи! - Гном протянул девушке маленькую коробочку. Когда она её раскрыла, то обнаружила внутри изумительно красивое колечко с круглым гранатом, - С помощью его, - пояснил Гном, - ты сможешь сама, без этого ворчуна, прийти ко мне в гости. А для тебя, Сталкер, у меня ничего нет, ты и так заполучил себе самое лучшее сокровище во всём мире! - Иер скромно потупила глазки...
  - Знаю, - ответил Кулл.
  - Эй! А можно нам немного эликсира? - нарушила торжественность момента Иер.
  - Тебе то он зачем? - удивился Кулл.
  - На всякий пожарный! - улыбнулась девушка.
  - Да берите, мне не жалко у меня его целая цистерна! - радостно ответил Гном.
  - Не умеешь ты ничего помаленьку делать!
  - Вы, наверное, проголодались? Иер, солнышко садись вот сюда! - Гном сбросил с кресла какие-то записи и чертежи. - А! Что?.. На полу посидишь, Кулл!
  Гном принёс большущие блюдо, на котором копошились... улитки?!
  - Вот! Специально для вас берёг! Вино тысячелетней выдержки и самые лучшие улитки!
  Кулл уже привык к такой закуске, а вот для Иер это было в новинку.
  - Я не буду, ЭТО есть! - категорично заявила девушка. - И вообще нам пора! Да, Кулли?
  Девушка схватила воина за рукав и вытолкнула в портал вон из пещеры Гнома.
  - Заходите ещё! - прокричал им в след Гном.
  - Знаешь, Иер, не вежливо было так уходить...
  - Не вежливо гостей всякой гадостью травить, - парировала девушка. - Ну что отправляемся в путь?
  - Нам сначала нужно в трактир "Нелюдь" - ответил ей сумрачный Кулл - Срочно!
  - Дня за четыре доберёмся? Эй, колбаса! Ты где? - конь обиженно фыркнул.
  
  Черьвь и Алиса.
  Гоблин резко схватил осколок, Алиса последовала его примеру. Вожак громко крикнул и замахнулся лапой на Червя, но тот выхватил секиру и моментально отрубил конец титанических размеров когтя. Алиса с гордостью посмотрела на спутника. Тут в гнездо приземлился орлёнок недавно их подвозивший. Червь, не теряя времени, залез на его шею и приставил лезвие к горлу "маленького" орлёнка.
  - Шелохнёшься великий владыка, твой наследник лишится головы.
  - Глупцы, вам не уйти! - крикнул гигант
  - Отец вас всё равно поймает! - испуганно воскликнул малыш.
  - А кто сказал, что мы уйдём, мы улетим, - оскалившись, прошипел Червь.
  - Да, - добавила Алиса,- и мы не намерены играться, дайте нам спокойно покинуть это место, с этими ненужными вам безделушками.
  -Я не повезу вас, - сказал орлёнок.
  - Куда ты денешься, - прижав секиру посильнее, сказал гоблин. - Алиса запрыгивай! Валим отсюа!
   Алиса не медлила ни секунды, и сразу же последовала совету. Она вспрыгнула на многострадального орленка. Тот что-то пикнул, но умирать не хотел, и ему пришлось взлететь. Вожак следовал за ними и думал (третий раз за день!!!) как спасти своего Ерика. Алиса прижалась к своему спутнику и тихо прошептала:
  - Если мы сможем долететь до речки, то надо прыгнуть в поток и держаться правой стороны устья. В водопаде так мы вывалимся в пещеру с мягким мхом. Орлам там нас не достать.
  - Сама проверяла? - обернулся к ней спутник. В этот момент орленок попал в воздушные ямы. Друзья едва не упали. Похоже, Ерик это заметил и стал специально ловить их. - Алиса держись!
  - Стараюсь! - К их процессии примкнула почти вся стая. И все выражали свое мнение. Червю и Алисе уже не было страшно, их пленил азарт. Они решали сложную задачу, докуда смогут долететь. Орленок ехидно хмыкал на каждое предложение.
  - До реки мы сможем, но лучше до дворца, - предлагала кошка.
  - Тут как боги помогут!
  Но тут произошло то, чего они боялись - сильным порывом ветра от крыла вожака их снесло. Гоблин не успел среагировать и вцепится в шею орлёнка, но слишком сильный был рывок, и все, что он смог сделать, так это выдрать напоследок пару орлиных перьев. Червь и Алиса, обхватив друг друга, под победный клёкот орлов, стремительно полетели вниз - в глубокое ущелье. Но в этот самый момент засветились кристаллы - вспышка, и друзья упали на диван во дворце короля.
  А над ущельем кружила стая и искала нарушителей. Червь себе пообещал, что никогда не пойдет в горы. А Алисе предстояло ещё рассказать обо всем семье. А пока они сидели и старались отдышаться.
  
  Гответт и Василиса.
  Гответт поднял голову и понял, что он лежит на земле, у него под головой
  Василисина куртка и он, наконец-таки, как следует, выспался - за последние несколько дней. Василиса сидела рядом и перебирала струны лютни, тихонько мурлыкая что-то себе под нос. Гответт потянулся и улыбнулся своей спутнице.
  - Выспался? - спросила она.
  - Да, вполне. Спасибо за заботу. Вроде все силы восстановились.
  - Вот и хорошо. Только тебе их через несколько часов опять придется использовать, знаешь?
  - Догадываюсь, - ответил полуэльф, посмотрев в сторону гейзера, который опять вырвался из-под земли - осколки точно находились там.
  - Гответт?
  - Да?
  - Ты не споешь мне песню? Красивую, желательно.
  Гответт поднялся, отряхнул куртку, сложил ее и протянул Василисе. Она взяла ее и положила себе в рюкзак. Он ответил:
  - Я всегда пою красивые песни. Потому что других не знаю, - он взял из ее рук лютню.
  Василиса поднялась и тоже посмотрела на опадающую воду. Ей очень хотелось побыстрее добраться туда.
  Гответт шагнул вперед, и одновременно его пальцы коснулись струн. Мгновение спустя он запел:
  Каждый из нас знал, что у нас
  Есть время опоздать и опоздать еще,
  Но выйти к победе в срок.
  И каждый знал, что пора занять место,
  Но в кодексе чести считалось существенным
  Не приходить на урок;
  И только когда кто-то вышел вперед,
  И за сотни лет никто не вспомнил о нем,
  Я понял - небо
  Становится ближе
  С каждым днем...
  Мы простились тогда, на углу всех улиц,
  Свято забыв, что кто-то смотрит нам вслед;
  Все пути начинались от наших дверей,
  Но мы только вышли, чтобы стрельнуть сигарет.
  И эта долгая ночь была впереди,
  И я был уверен, что мы никогда не уснем;
  Но знаешь, небо
  Становится ближе
  С каждым днем...
  Сестра моя, куда ты смотрела, когда восход
  Встал между нами стеной?
  Знала ли ты, когда ты взяла мою руку,
  Что это случится со мной?
  И ты можешь идти и вперед, и назад,
  Взойти, упасть и снова взойти звездой;
  Но только пепел твоих сигарет - это пепел империй,
  И это может случиться с тобой;
  Но голоса тех богов, что верят в тебя,
  Еще звучат, хотя ты тяжел на подъем;
  Но знаешь, небо
  Становится ближе;
  Слышишь, небо
  Становится ближе;
  Смотри - небо
  становится ближе
  С каждым днем.
   (Аквариум - Борис Гребенщиков)
  Его голос был именно того тембра, который нравился Василисе больше всего - высокий баритон. И слова песни были действительно красивые. Когда он закончил, Василиса спросила:
  - Ты сам это сочинил?
  - Нет. Это сочинил мой знакомый бард. И мастер на все руки. И мой хороший друг. И спою-ка я еще одну песню - о мечте всех эльфов. Ну и людей тоже. Кто с ними знаком - поймет:
  Возьми в ладонь пепел, возьми в ладонь лед.
  Это может быть случай, это может быть дом,
  Но вот твоя боль, так пускай она станет крылом,
  Лебединая сталь в облаках еще ждет.
  Я всегда был один - в этом право стрелы,
  Но никто не бывает один, даже если б он смог,
  Пускай наш цвет глаз ненадежен, как мартовский лед,
  Но мы станем как сон и тогда сны станут светлы.
  Так возьми в ладонь клевер, возьми в ладонь мед,
  Пусть охота, летящая вслед, растает, как тень.
  Мы прожили ночь, так посмотрим, как выглядит день,
  Лебединая сталь в облаках - вперед!
   (Аквариум - Борис Гребенщиков)
  Василиса, вслушиваясь в слова песни, вдруг поняла, что эти слова, эта музыка - теплые. Они наполняли спокойствием, и какой-то уверенностью. И чувством того, что ты - не один. Неудивительно, что Гответту так нравились эти слова.
   Перед их глазами пролетел лист - лист дуба. И на их лица упала тень. Путники подняли глаза и увидели старый дуб, о котором говорил единорог. И кратер гейзера высотой в два метра.
  
  Василиса оглянулась на пройденный путь - вон там небольшая долина, в которой они встретились с единорогом, вон за тем поворотом они встретились с браконьерами. Солнце садилось, заливая окрестности золотистым светом.
  Говетт поднялся по склону кратера и осторожно заглянул в него. Потом спрыгнул обратно, рядом с Василисой и выдохнул:
  - Там на дне немного воды, кипятка, наверное, и в этой воде лежат осколки. Какие будут предложения?
  Василиса задумалась, потом сказала:
  - Единорог ведь не просто так говорил про дуб. Не просто как про ориентир. Значит можно этим дубом как-то воспользоваться, - она подошла к дереву, взбежала по стволу, посмотрела вниз. Крикнула:
  - Гответт, через, сколько времени, примерно, вырвется гейзер?
  Гответт еще раз заглянул в кратер:
  - Через двадцать пять секунд...
  Василиса соткала из нитей пространства сачок. Из стальных нитей. Гейзер вырвался, струя диаметром в три метра, высотой около тридцати. Вода продержалась на самой высокой точке секунд десять, после чего стремительно начала опадать...
  - Гответт, ставь защиту, а то обварит, - Гответт создал вокруг себя защитную сферу. А Василиса сосредоточилась на падающем осколке, раз, два, три - резко выброшенный вперед сачок - и осколок, мерцающий в нем. Василиса спрыгнула на землю и тоже построила защиту.
  Гответт смотрел на второй падающий осколок. И он знал, каким приемом воспользоваться: из падающей воды возник конь. Он словно бежал вверх по падающей воде, вот его морда поравнялась с осколком, конь протянул к нему морду - и вот осколок у коня в зубах. Существо воды развернулось и опустилось, уже по воздуху, потому что вода уже давно опала обратно в кратер. Гответт убрал защиту, конь стоял пред ним, глядя на него своими водяными прозрачными глазами. Гответт провел одной рукой по шее коня, а другой вытащил осколок из воды.
  Потом он взглянул на Василису. Девушка смотрела на то, как солнце опускается все ниже и ниже. Гответт подошел к ней и обнял ее за плечи:
  - Василиса, нам бы пора подумать, а как мы вернемся во дворец?
  К ним подошел водяной конь. Василиса оглянулась на это удивительное существо. Гответт тоже на него посмотрел. Внезапно его лицо словно осветилось, и Василиса увидела, как у коня появляются крылья...
  Гответт помог ей сесть, потом запрыгнул сам, легонько тронул коня...
  И земля осталась внизу... Они оглянулись - гейзер вновь вырвался из земли. Но в нем больше ничего не мерцало. И больше ничто не нарушало магические волны Долины Гейзеров.
  
  
  Кулл и Иер.
  - А зачем нам так срочно в "Нелюдь"? - удивилась Иер, запрыгивая на коня, позади Кулла. - Мы же можем проехать в столицу и более коротким путём?
  - Сразу после боя с мумиями, - ответил Кулл девушке, - со мной соединилась Василиса. Из того, что она мне сообщила, я понял - Валарис попала в какую-то беду и срочно нуждается в помощи. И сейчас она находится в трактире "Нелюдь". Так что поспешим туда.
  Боливар без всяких понуканий рванул с места в галоп, понимая, что надо спешить. Воды и еды у них было достаточно, путь они держали по звёздам. Когда наступил день, они укрылись в тени палатки, которую всегда брали с собой в дальнюю дорогу. Отдохнув днём и дождавшись, когда зайдёт солнце, они продолжили свой путь. К рассвету они уже покидали пески пустыни и въезжали в леса Ландрии. Ещё три дня у них ушло на дорогу к трактиру. Вся дорога прошла, без каких либо приключений. Уже подъезжая к трактиру, они увидели валяющийся труп паука-невидимки. Таких размеров пауков они ещё не встречали. Чудовище было изрублено и истыкано стрелами. Видно битва здесь была тяжёлой и долгой.
  - Мдаа! - проговорил удивлённый Кулл. - Так далеко от пустыни пауки ещё не забирались. Да еще, какой экземпляр! Нам надо торопиться, иначе будет ещё хуже.
  Отдав Боливара на попечение местному конюху, Кулл и Иер вошли в трактир. В помещении как всегда было полно народу - тут были представители разных видов. Многие завсегдатаи трактира знали вошедшую пару.
  Как-то им пришлось проработать месяц у хозяина трактира вышибалами. В то время на дороге где стоял трактир, орудовала, огромна банда орков. Мало того, что из-за них посетителей убавилось, так они навещали трактир, чуть ли не каждый день и устраивали там постоянные погромы. Ну и хозяин трактира толстый увалень гнолл Визр попросил помощи у наёмников - ближайшие к нему оказались Сталкер и Иер. Они сколотили отличную команду из надёжных и крепких бойцов и в течение месяца, очистили окрестности вокруг трактира от надоедливой банды.
  Визр как всегда находился за стойкой бара. Он хоть и был толстым и неповоротливым, но эти отрицательные черты восполнялись хитростью и умением вести коммерческие дела. Он мог вмиг просчитать, что и сколько стоит и заключить любую сделку на крайне выгодных ЕМУ условиях. Визр узнал вошедших и приветливо махнув им рукой отослал к ним расторопного официанта - хоббитёнка. Тот подбежал к ним, провёл за свободный столик возле окна и стал ждать, что они закажут.
  - Мне, пожалуйста, кусок стейка. Сырой. И кровью его полейте, погуще, пожалуйста, - пошутила Иер видя, что мальчишка тут недавно и ещё не знает постоянных посетителей в лицо.
  - Иер! - улыбнулся Кулл, глядя на ничего непонимающего хоббитёнка. - Она пошутила. Принеси ей отбивную, но не сильно прожаренную. А я пожалуй...пойду, побеседую с твоим хозяином.
  Последнюю фразу он говорил уже пустому месту - мальчишка скрылся в дверях кухни.
  - Ну, ты пока перекуси, только никого тут не укуси, - пошутил Кулл, - а я узнаю последние новости.
  - Очень смешно, - съязвила Иер. - Ну и где мой бифштекс?
  Не успела она закончить говорить, а перед ней уже стояла тарелка с полу - прожаренным бифштексом. Отдав ей вилку и нож, хоббитёнок поинтересовался, не нужно ли ещё что госпоже. Та его поблагодарила за обслуживание, отпустила к другим клиентам и с яростью голодной волчицы набросилась на еду.
  Сталкер подойдя к стойке и пожав руку хозяину, уселся на высокий табурет и взял кружку пива предложенную ему гнолом.
  - Люблю я твоё пиво, Визр, - с наслаждением потягивая, ледяной напиток проговорил Сталкер.
  - Давай рассказывай, зачем ты сюда заявился? - пробурчал гнолл. - Думаешь, я не знаю, куда ты сейчас должен направляться. Списки наёмников выполняющих задание короля разошлись по всей стране. И как я понимаю, ты должен быть сейчас на задании, а не попивать пиво у меня в трактире. Чего тебя сюда занесло?
  - Вот ты говоришь о списках, - усмехнулся Сталкер, глядя в глаза гноллу. - А, похоже, ты не всех из этих списков помнишь.
  Гнолл нахмурился:
  - Ты имеешь ввиду молодую драконид?
  - Ты прав! Давно она к тебе в трактир пришла?
  - Ну, скажем так, - придвинулся к Сталкеру гнолл, - она не совсем пришла. Её принесли, связанную сюда пять дней назад. Два вендиго, и пятеро людей. Оба вендиго и двое людей сидят вон возле дверей. А трое наверху в пятом номере охраняют девчонку. Видимо они кого-то дожидаются.
  - Скорей всего её друга Червя, - ответил Сталкер, разглядывая похитителей Валарис. - И, похоже, это как-то связано с заданием. Но Червю сейчас точно не до них. Он слишком далеко отсюда. Так в каком, ты говоришь, они остановились номере?
  - В пятом, - ответил Гнолл.
  Сталкер поманил к себе Иер, разделавшуюся к тому времени с отбивной, снял плащ, достал из кошелька три золотых и кинул их на прилавок:
  - Этого хватит?
  Гнолл посмотрел на вендиго, осмотрел помещение трактира, потом опять посмотрел на вендиго оценивающим взглядом:
  - Ещё один золотой, - отрапортовал он наёмнику.
  Сталкер усмехнулся и кинул на стол ещё один золотой. Потом обратился к подошедшей девушке:
  - Второй этаж. Пятый номер. Там находится связанная Валарис. Её охраняют трое людей, - наёмник удержал уже повернувшуюся к лестнице девушку, притянул её к себе и, поцеловав в губы, тихо проговорил: - Только сделай, пожалуйста, одолжение, дорогая, не разноси по кирпичикам трактир. Хорошо? - он пощекотал её носик.
  - Ррррр!!! - зарычала, поморщившись Иер, и щёлкнула своими жемчужными зубками. - Я буду сама аккуратность.
  - Похоже, у вас всё тип топ? - усмехнулся гнолл, глядя в след удаляющейся девушки.
  - Да. Вот подумываем о свадьбе, - ответил Сталкер, глядя на стройную фигурку своей возлюбленной поднимающейся по лестнице на второй этаж.
  - Ооо! Поздравляю! - восхитился гнолл. - Если что свадебные столы с меня. Всё оплачиваю.
  - А не разоришься? - усмехнулся Сталкер.
  - Ничего! - успокоил его Визр. - Для друзей ничего не жалко.
  И в этот момент сверху раздалось два выстрела. В трактире наступило полное молчание. Через минуту в коридоре второго этажа раздался грохот и по лестнице вниз скатился мужчина, видимо один из охранников драконид. Он тут же вскочил, выхватил из ножен палаш и, обернувшись к своим напарникам, сидящим у дверей, прокричал:
  - Рыжая бестия уложила двух наших парней...
  Больше он ничего не успел сказать, со второго этажа раздался выстрел и разбойник упал на пол трактира с пробитой головой. Вниз медленно по ступеням спустилась Иер с дымящимся револьвером в руках. Она встала над трупом охранника и, посмотрев в сторону его напарников, презрительно проговорила:
  - Они переломали ей крылья.
  - Ээээ, - постучал по плечу вставшего с табурета наёмника, гнолл, - ещё один золотой, за номер.
  Сталкер кинул на стойку, два золотых:
  - Это на дополнительные затраты.
  Все посетители, сидящие между Сталкером, Иер и похитителями Валарис, ретировались к стенам, понимая, что сейчас произойдёт схватка.
  Два разбойника человека вскочили и вскинули арбалеты, собираясь выстрелить в противников. Но Иер среагировала быстрей. Пока те ещё поднимали своё оружие, она уже стреляла в них. Пули отбросили бандитов к стене. Один из вендиго взревел и, подняв над собой огромную секиру, бросился на девушку. Иер выпустила в него последнюю пулю из револьвера, но та, ударившись о рог монстра, срикошетила и ушла в потолок. Вендиго даже не остановился. Он продолжал нестись огромной двухметровой, лохматой горой на Иеремию. Девушка откинула в сторону бесполезный "Смитт" и, выхватив кинжал, кинулась на противника. В полуметре от него она оттолкнулась от пола и, сделав в воздухе сальто над головой монстра, оказалась у того за спиной и вогнала ему кинжал в спину под левую лопатку. Противник девушки, пробежав ещё три шага, так и не поняв, куда она исчезла, упал замертво с огромным грохотом.
  Остался один вендиго - Сталкер посмотрел на него, потом на Иер, вытащившую кинжал из спины убитого монстра и приготовившуюся уже бросится и на этого монстра.
  - Оставь мне хоть одного, - подмигнув ей, попросил он.
  - Ладно, - согласилась та и, вытерев окровавленный клинок о шерсть мёртвого вендиго, вложила кинжал в ножны и отошла в сторону. - Только не затягивай. Ладно?!
  - Иии, по аккуратней, если можно! - поспешил вставить своё слово из-за стойки гнолл.
  - Вот это я с трудом могу обещать, - ответил ему Сталкер, глядя как вендиго, раскручивает над головой огромный двуручный меч.
  - Похоже, Визр у тебя сегодня прибавится дров для камина, - пошутила Иер.
  - Это ещё поче...- гнолл не успел договорить.
  Вендиго прыгнул, через весь трактир и ещё не опустившись своими лапами на пол, рубанул сверху вниз Сталкера, стоящего возле барной стойки. Наёмник упал на пол, уходя от меча. Клинок с треском вошёл в прилавок и разрубил его пополам. Гнолл с перепугу прижался к стене и заверещал в отчаянии от того что происходит с его мебелью. Сталкер откатившись в сторону, вскочил на ноги и, выпустив клинки, приготовился к схватке. Монстр, выдернув меч, который от удара вошёл в пол, развернулся к наёмнику и рубанул опять сверху. Но на полпути к цели, его клинок встретился со скрещенными кинжалами Сталкера. Наёмник слил меч вендиго влево и тут же вогнал клинок правой руки в грудь противника и отскочил назад. Вендиго взревел, но устоял на своих лапах-тумбах и рубанул мечом справа налево, чуть наклонив его в низ. Но Сталкера уже там не было, куда метился его противник. Зато на пути клинка оказался стол, разлетевшийся от мощного удара в щепы. Сталкер ещё несколько раз уходил от двуручного меча, подставляя под удар то стул, то стол.
  Визр после каждого такого удара вздрагивал и стонал, подсчитывая убытки. Вендиго истекал кровью, но всё ещё держался на ногах. Правда, он уже тяжело дышал и не так легко поднимал меч как раньше. Поединок уже начинал затягиваться, а разгром трактира продолжаться. Монстр остановился, чтобы отдышаться и на какое-то мгновение опустил свой меч. Это его и погубило - Сталкер стал выхватывать свои кинжалы и метать их в руки и ноги противника. Тот взвыл от боли и, уронив отяжелевший меч, растянулся, обессиленный на полу. Сталкер подскочил к нему и приставил к его подбородку клинок.
  - Говори, кто послал вас? На кого вы работаете? - прокричал он.
  - Маг...- только и смог выдавить из себя умирающий вендиго.
  "Неужели все-таки маг короля?" - промелькнула в голове у наёмника мысль.
  
  Так и не выяснив, кто же замешан в похищении Валарис, они оставили её на попечении хозяина трактира, пообещав, что как только встретят Червя, то обязательно направят его в "Нелюдь".
  - Удачи вам! - провожал их у порога таверны Визр. - У девчонки отличное здоровье она уже идёт на поправку. Ещё недели две и она сможет летать как прежде.
  
  Они медленно продвигались по лесной дороге в сторону столицы Ландрии. Девушка, сидя за спиной у Кулла и крепко прижавшись к его спине, весело болтала о всякой ерунде, положив голову ему на плечо. У неё было прекрасное настроение. Наёмника это радовало, в такие минуты он готов был летать на крыльях любви. Погода была прекрасная, светило жаркое солнце, птицы в лесу щебетали на разные голоса, ничего не предвещало беды. Кулл расслабился, потёрся щекой о мягкие волосы Иер. Они выехали не спеша на лесную поляну. И в этот момент из-за дерева, мимо которого они только что проехали, в них метнулся сноп красных молний. Их сбило с Боливара и раскидало в разные стороны поляны. Сталкер попытался вскочить на ноги, но какая-то невидимая рука прижала его к земле. Он осмотрелся по сторонам. Тоже самое происходило с девушкой и конём. Иер лежала на спине и беспомощно озиралась по сторонам, не понимая, что же произошло. Боливар, стоял как окаменевший и не подавал ни каких признаков жизни. На поляну вышел мужчина лет пятидесяти, в чёрном балахоне с длинными седыми волосами и чёрной окладистой бородкой. В правой вытянутой руке он держал короткий чёрный жезл, оканчивающийся красным камнем, непонятного происхождения, величиной с кулак, который испускал молнии удерживающие Сталкера и Иер.
  - Можете выходить, - проговорил он, - они парализованы и не причинят никому вреда.
  - Да? - раздался из-за деревьев голос. - А их мерин? Это же настоящий убийца, ты посмотри только на его копыта!
  Голос был до боли знакомый - где наёмник его мог слышать?
  - Можете не трястись за свои шкуры, - ответил презрительно маг, - он вас не тронет. Он под гипнозом и не скоро выйдет из транса. Вы из него ещё успеете наделать колбасы.
  - Ну, раз ты так уверен в своей магии, - раздался всё тот же голос из-за деревьев. - Выходи ребята, они в полной нашей власти.
  На поляну стали выходить вооружённые люди, их было около трёх десятков. Маг презрительно усмехнулся:
  - В вашей власти?! В моей! А вы чего уставились, - рявкнул он на вышедших людей. - Вяжите их! Я не в силах всё время держать их так.
  Разбойники, а по их виду было ясно, что эта их истинная специальность, направились вначале к девушке.
  - Вы что совсем спятили?! - возмутился маг. - Вяжите сперва этого, - он указал на Сталкера. - Он опасней, этой рыжей девчонки!
  "Не суди по виду!" - усмехнулся про себя наёмник.
  - Да! И сорвите с него всё оружие, - приказал голос человека, который до сих пор прятался.
  Разбойники подошли к наёмнику и один из них, сорвал с него пояс с кинжалами и надел его на себя.
  - Теперь они тебе не понадобятся, - ехидно улыбнулся он, стоя над наёмником.
  - Я бы так не думал, - Сталкер резко напряг мышцы правой руки и выскочивший из наручи, на всю длину, клинок перерубил ногу насмешника, возле стопы. Тот упал на землю, завывая от боли и мотая обрубком ноги во все стороны.
  - Ах ты, гад! - вскричал один из разбойников выхватывая свой палаш и собираясь зарубить Сталкера.
  - Стой! - вскричал маг. - Он мне нужен живым.
  Колдун подбежал к Сталкеру и стал рассматривать его наручи.
  - Ага! - воскликнул радостно он. - Я так и знал! Он знает, где находится храм мальвов.
  - Кого? - удивился один из разбойников.
  - Неважно! - отмахнулся от него колдун. - Вам это знать пока необязательно. Снимите с него эти наручи.
  - Но они у него сросшиеся с руками, - ответил тот же разбойник, попытавшись снять со Сталкера наручи.
  - Ладно, - осмотрев оружие наемника, согласился с ним колдун, - вяжите его. Да не так! - возмутился он, видя, что разбойники вяжут Сталкеру руки спереди. - Придавите его кулаки к подбородку, и наружней частью наручей друг к другу. Пусть теперь пробивает себе башку!
  "Зачем же пробивать? - подумал Сталкер. - Достаточно небольших надрезов".
  - И подвесьте его за ноги на дерево! - продолжал командовать маг. - Так он никуда не денется, - разбойники исполнили в точности указания мага. - Теперь только надо выпытать у него дорогу к храму людей-кошек и вся власть над этой страной будет в наших руках. - И уже тише проговорил, подойдя вплотную к Сталкеру: - А может и над всем Великим Эфиром.
  - Эк, как тебя понесло, - усмехнулся наёмник.
  - Я смотрю, ты ничего не понимаешь, воин? - прошептал колдун на ухо Сталкеру. - Это я послал тех вендиго, чтобы они выследили тебя. Но всё пошло немного не так как я хотел. Но это неважно. Теперь ты у меня в руках, ты и два осколка артефакта. А вскоре будет ещё два. От твоего дружка Червя. Он сам их притащит в обмен на свою чешуйчатую подружку.
  - А вот тут ты ошибаешься! - покачал головой Сталкер. - Уроды, которые по твоему указанию переломали крылья драконид уже тебе не помогут. Она свободна. А за то, что ты приказал с ней сделать, ты будешь отвечать не передо мной, а перед Иер.
  - Ошибаешься наёмник, - раздался за его спиной знакомый голос, - ей переломать крылья приказал, Я!
  Человек стоящий сзади подвешенного наёмника, повернул того к себе лицом и Сталкер узнал говорящего - это был ростовщик, которого ограбила Иер.
  - Что, удивлён? - мерзко заулыбался тот. - А я как был удивлён, когда узнал, что вы с ней заодно. Но благодаря моему новому другу, - он указал на колдуна, - я смог вас отыскать. Теперь ему достанется артефакт и вся власть в стране, а мне мои алмазы и эта мерзкая девчонка. Она будет моей рабыней до конца своих дней, а я так думаю, что он наступит вскоре, судя по настроению наших ребят, - они дико заржали с магом.
  - Пойдём, развлечемся с этой мерзавкой, - обратился он к магу.
  - Минуту. Он мне кое-что должен, - колдун порылся в кошельке на поясе у Сталкера и вытащил один из осколков. - Где второй? Лучше признайся. Меньше будем пытать. Чего воротишь свою морду. Где второй? А! Я понял, он у твоей подружки. Эй, ты, - обратился он к одному из разбойников стоящих возле Иер, - поищи у неё в кошельке вот такой осколок. Нашёл? А теперь тащи сюда. Всё, два осколка в моих руках! Они меня приведут, к остальным искателям осколков и когда я захвачу и их ...
  Маг не успел договорить, разбойник, принёсший второй осколок, положил его на протянутую ладонь колдуна, где уже лежал первый. Сталкер прищурил глаза, готовясь к любому катаклизму - маг вспыхнул белой вспышкой и исчез, а осколки упали в траву.
  Ростовщик посмотрел, испугано на то место где только что стоял колдун, потом перевёл взгляд на висящего Сталкера.
  - Примерно тоже самое ожидает тебя и твоих людей, если вы не отпустите нас с миром, - спокойно проговорил Сталкер, глядя в испуганные глаза ростовщика.
  - А пошёл ты, - тот с призрением плюнул в лицо наёмника. - Мне он никогда не нравился. Мне нужны только мои алмазы. Пойдем, разберёмся с девчонкой, - он подтолкнул стоящего рядом с ним разбойника, - а этот пусть повесит пока и подумает. Он будет следующий после неё.
  Сталкер видел, как они подошли к Иер и ростовщик, нагнувшись над ней, стал ей, что-то говорить. В ответ девушка презрительно сморщилась и плюнула тому в лицо. Тот подскочил и стал избивать её ногами. Девушка пыталась вырваться, но гоготавшие разбойники держали её крепко за руки и за ноги. Глаза Сталкера стали звериными. Он чуть напряг мышцы рук, и клинки медленно выдвинулись из своих укрытий и слегка проткнули кожу на подбородке наёмника, кровь потекла по стальным лезвиям и они, стали её впитывать в себя. Лицо Сталкера принялось трансформироваться в звериное обличие, из пасти зверя появились два саблевидных длинных клыка. Он полосонул ими по верёвкам на руках, те лопнули, опустив руки, Сталкер полностью выпустил лезвия из своих укрытий и те, стали делиться и превращаться в кривые стальные когти. Сорвав с себя плащ и откинув его в сторону, он рубанул когтями по веревке, на которой висел. И с мягкостью кошки упал на землю на четыре конечности, которые уже начали преобразовываться в звериные лапы и покрываться рыжей шерстью. Одежда постепенно стала исчезать под шерстью хищника. Изобретения гнома никогда не подводили, разве что иногда были побочные эффекты, но не в этом случае. Занятые Иер разбойники ничего этого не видели.
  Потом вдруг один из разбойников, глядя на девушку, закричал:
  - Братцы! Смотрите, у неё растут клыки! Да она же оборотень! Дайте-ка мне разобраться с нею, - он выхватил из ножен серебряный кинжал и воткнул девушке в правое плечо.
  Иер застонала и закрыла глаза.
  - Такая рана, - проговорил он, усмехаясь - будет долго её мучить и убивать. Но ей уже ничего не поможет. Потому что серебро для оборотней смерть.
  И тут за своими спинами разбойники услышали злобное утробное рычание. Специалист по оборотням первый обернулся посмотреть на зверя, который издавал эти звуки. Его голова отлетела в сторону и покатилась по траве, подскакивая, как мячик от удара огромной лапы со стальными когтями. Все испуганно обернулись и посмотрели на зверя, который с такой лёгкостью снёс голову их напарнику. В метре от их отряда стоял и глядел на них налитыми кровью глазами - Махайрод, огромный саблезубый тигр.
  
  Как всё начиналось:
  Ещё один из магических навыков Сталкера состоял в том, что он мог превращаться в Махайрода - саблезубого тигра. Ростом в два метра. Он обнаружил в себе эту способность, когда рассматривал у себя на руках наручи с кинжалами и случайно порезал себя одним из них. После этого он превратился в саблезубого тигра с полуметровыми стальными клыками и стальными когтями. Он стал метаться по храму и в ярости полоснул себя несколько раз когтями и, превратился обратно в человека. Но все эти превращения проходили болезненно. Но Сталкер к ним со временем привык, хотя и не до конца. Но самое интересное, что раны от клыков и когтей зарастали вместе с трансформацией, и даже не оставалось шрамов.
  Потом, бродя по храму и рассматривая сокровища, которые теперь принадлежали ему, он нашёл серебряный перстень с изумрудом, и случайно, разглядывая его, повернул камень с помощью золотой пластинки пересекающей камень. В воздухе открылся зелёный туманный портал. Сталкер вошёл в него и попал в подземелье, где обитал Гном Его, заключили сюда люди-кошки, но за это они подарили ему бессмертие (такое было условие). Он служил им много веков, делая разнообразные магические вещи и оружие. Теперь он был другом Сталкера, но выйти из подземелья всё равно не мог. Заклинание действовало безотказно. Через портал мог войти выйти только владелец наручей-кинжалов и перстня портала. Кстати наручей в пещере было не мало, но как не пытался Сталкер пронести через портал Гному наручи, чтобы тот при их помощи выбрался из заточения, те выкидывало обратно в храм.
  Храм людей-кошек находился в глубине скальной гряды затерянной в пустыне Песчаных бурь, граничащей с границами Ландрии.
  Гном рассказал Сталкеру, что при наступлении полнолуния, тот будет превращаться, на всю ночь в саблезубого тигра и у него будет появляться жажда к убийству без разбора. Хороший, плохой не важно. И проблема в том, что тот, кто надел эти наручи, никогда их уже не сможет снять. Они становятся частью тела. Но Гном дал Сталкеру магический ошейник с небольшими шипами, сделанными из костей настоящего саблезубого тигра. Перед полнолунием тот должен был надевать его и когда он превращался в Махайрода, шипы на ошейнике впивались в его шею, и чем яростнее он становился, тем они глубже впивались. Так Сталкер научился контролировать свою ярость в полнолуние. В такие моменты он старался спрятаться там, где его никто бы в эту ночь не обнаружит.
  В теле хищника он говорить не мог, но мог общаться мысленно с тем с кем хотел.
  
  Тигр прыгнул в толпу разбойников и принялся убивать их, разрывая тела людей напополам ударами своих лап. Кто-то пытался бежать в лес, но хищник нагонял их в один прыжок. Кругом раздавались стоны умирающих и крики о помощи тех, кто ещё оставался в живых и пытался скрыться от Махайрода. Один из разбойников в отчаянии попытался напасть на тигра. Он выхватил свой палаш и стал тыкать в морду хищника пытаясь попасть тому в глаз. Это была отчаянная попытка, но глупая. Палаш с оторванной рукой полетел в одну сторону, разбойник с развороченной грудной клеткой в другую. В лесу не удалось скрыться ни одному разбойнику. Поляну устилали изувеченные трупы. И над всем этим стоял огромный хищник и грозно рычал. Потом он подошёл к лежащей девушке и осторожно зубами вырвал из её плеча серебряный кинжал и нежно лизнул её щёку своим шершавым языком. Иер поморщилась и открыла глаза, чувствуя, что рана на плече постепенно заживает, но все-таки боль ещё не отпускала её. Она встала на колени и обняла тигра за его огромную шею.
  - Милый Кулли! - прошептала она ему на ухо. - Ты опять спас меня!
  Она поцеловала тигра в нос и почесала ему под подбородком. Тигр заурчал от удовольствия и, упав на спину, задрал к верху лапы, а девушка стала почёсывать ему живот. Картина была изумительная - кругом лежали истерзанные трупы разбойников и посреди этого побоища, девушка развлекалась с хищником, который только что терзал своими клыками эти тела.
  - А почему не подействовало серебро на меня? - удивилась Иер, усевшись сверху на лежащего тигра и продолжая его почёсывать.
  "Лекарство Гнома начало действовать", - ответил ей мысленно тигр и раскинул от удовольствия в стороны лапы.
  - Так это что, - проговорила удивлённая девушка, - у меня теперь иммунитет к серебру.
  В знак согласия тигр закрыл глаза.
  И тут в кустах возле поляны кто-то зашуршал. Тигр и Иеремия мгновенно вскочили, готовясь к бою но, увидев убегающего ростовщика, до сих пор прячущегося в кустах, расслабились.
  "Он твой", - мотнул головой, в сторону беглеца Махайрод.
  Девушка мстительно заулыбалась клыкастой улыбкой и, проведя рукой по правому браслету начала трансформироваться в волчицу.
  
  Иер быстро нагнала ростовщика, а потом долго и с наслаждением убивала... Когда волчица задрала окровавленную морду в небо и завыла, ярость застилавшая глаза ярко красной пеленой, начала потихоньку отступать и человеческая половина оборотня оглядела место убийства - кровь, очень много крови и внутренности, ярко-красные перламутровые. Волчица оскалилась, развернулась и исчезла в кустарнике.
  Когда Иер вернулась на поляну, Сталкер уже принял человеческий облик.
  - Иер, ты вся грязная, - жестко сказал Кулл. - Вон там есть ручеёк, приведи себя в порядок.
  Волчица пристыжено поджала хвост и потрусила к водоёму, она не понимала, почему Кулл расстроен.
  Возле ручейка Иер сменила ипостась и долго сидела, глядя на своё окровавленное отражение в воде. Потом, отмывшись девушка пошла на поляну боевых действий. И застала там странную картину - Кулл возле коня, и всё бы ничего, но конь не отошёл от парализующего заклинания и стоял столбом, а Кулл ходил вокруг него кругами с полным недоумения лицом.
  - Ничего не понимаю, Иер.
  - Аналогично, Кулли!
  - Действие заклинания должно уже пройти, но Боливар не приходит в себя!
  - А ты ему тресни между ушей.
  - Да ты чего, Иер?
  - Шоковая терапия! Говорят, хорошо помогает, - пожала плечами девушка.
  Сталкер прицелился, замахнулся и... бамс! Конь уже ошалело мотает головой.
  - Смотри-ка, помогло! - злорадно лыбится Иер.
  Боливар переступил с ноги на ногу и покачнулся.
  - На! Лошадка! Попей водички, - девушка сунула бутылку в рот коню.
  - Иер!! Это же твоё лекарство!
  - Упс!
  - Мне же больно! Как так можно! Я же живое животное!
  - Мне кажется или твоя лошадь теперь ещё и говорящая? - недоверчиво поинтересовалась Иер у Кулла.
  - Пока ты не поила его всякой гадостью, всё было нормально! - возмутился Кулл.
  - Я животное редкое! Реликтовое! Меня всячески оберегать и охранять надо! А вы сразу по голове дерётесь! У меня в отличие от вас там МОЗГ! - начал возмущаться Боливар.
  - Мозг у него там! Ага, как же! Поверили! Молчи, колбаса! Раз полегчало - то вези меня в город! - Иер запрыгнула в седло. - А ты, Кулли, пройдёшься пешочком, тебе полезно!
  - Ты ничего не забыла, Иер? - поинтересовался Кулл.
  - А! Точно! Кусочки разбитого ни пойми чего! - девушка спрыгнула с коня, подняла осколок с земли и сунула в свою сумку, Кулл поднял оставшийся.
  - Всё, коняга теперь точно поехали! - скомандовала Иер, нарочито тяжело залазя в седло.
  - Бедный, я бедный, несчастный, я несчастный, никто меня не любит, никто меня не жалеет и никому я не нужен! - запричитал конь.
  - Какой-то ты депрессивный, коник! - резонно заметила Иер.
  - А как можно быть в хорошем настроении, если тебе по голове настучали и на спину сели? - парировал конь.
  Сталкер просто давился от смеха, глядя как, рыжая девушка, перегнувшись с седла, пытается общаться с причитающим конём. В общем до столицы добирались весело.
  Через несколько часов препирательств с конём, показались стены города.
  - Слышь, конина, если будишь болтать при посторонних, я сдам тебя на колбасу! - предупредила Иер.
  - Кулли, она меня обижает! - пожаловался конь.
  "О! Боги!" - громко выдохнул Кулл.
  - Нет, правда, я не шучу, Боливар, веди себя прилично, а то у тебя и у нас могут быть неприятности, - сказали Иер.
  - Да понял я, понял! Не дурак! Дурак бы не понял! - огрызнулся конь.
  - Вы так любите, друг друга, - улыбнулся Кулл.
  - Да ты шо! Я не зоофил! - обиделся конь...
  - Да ты!.. Да ты!.. - Иер аж захлебнулась от праведного гнева.
  - Тихо мыши! Приехали! - прервал новый виток препирательств Кулл.
  Кивнув страже в воротах, троица вошла в город. Подъехав к дворцу, девушка спешилась, вытащила из сумки осколок и подала повод Боливара тихо появившемуся слуге. Сталкер и Иеремия вошли во дворец.
  
  Червь и Алиса.
  - Ого, вот и долетели... - отдышавшись, сказал Червь.
  - Я не поняла, а как нас телепортировали эти артефакты, ты же чего-то говорил про то, что они дают плодородие и всякие такие блага?! - удивилась Алиса.
  - Эм... видно прихватили кроме осколков ещё чего-то из гнёздышка "великого правителя небес", - с сарказмом произнёс гоблин.
  Алиса рассмеялась.
  - Да, ну и в заварушку ты меня втянул Зелёный, как я домой-то попаду?
  - А может ну его этот дом? - расстроился Червь. - Я так привык к тебе, ты хорошая. Я слишком долго бродил один. Я потерял Валарис, мы ведь должны с тобой её спасти. Она тебе понравится, вы подружитесь. Проклятые вендиго сказали, что свяжутся со мной, когда я добуду осколки. Останься!
  
  Галлеан и Борк-Жестянщик.
   Наконец-то эти жуткие пещеры почти кончились... эльф вообще крайне не любил подобные местечки, они вызывали у него чувство отвращения.
   Воздух стал заметно свежее, а глаза, привыкшие к тьме, разгоняемой лишь волшебным фонариком, слегка заболели. Эльф решил сделать привал, с немалым для себя и гоблина облегчением.
  Разбив лагерь, оба товарища перекусили тем скудным пайком, что у них оставался, и в коротком диалоге решили вопрос о дежурстве. Гоблин не очень-то доверял магии Галлеана, чем слегка его задевал, но тут уж ничего не оставалось... эльф лёг на сооружённый наспех спальник и тут же провалился в глубокий сон без сновидений.
  Вскоре, почувствовав тычок в бок, он проснулся, увидел доблестного стража, проснулся окончательно и привстал. Заступив на дежурство, он пробдил до утра, после чего бесцеремонно разбудил гоблина и они, перекусив, продолжили свой путь.
   Вскоре перед ними открылся невиданный пейзаж... эльф даже сощурился, разглядывая долину. Но в отдалении он заметил какое-то титанических размеров и весьма грубо сработанное строение.
  "Видимо, жилище искомого великана... надо же, как повезло" - отметил Галлеан и тут же нахмурился. Местечко было слишком уж открытое... но да ладно, справимся.
  С этой мыслью эльф обратился к гоблину:
  - Ну, вот мы и пришли, Борк... я думаю, что нам можно подойти немного ближе... вон, я вижу чудесную впадинку где можно отдохнуть...
   Гоблин безоговорочно согласился. Эльф удовлетворённо кивнул, и они отправились к одному из утёсов...в обход, разумеется. Там и впрямь оказалась впадина, небольшая, но вполне достаточная для обустройства лагеря. Эльф быстренько обошёл их новое временное пристанище, критически посверкивая глазом, затем нашёл маскировку достаточно удачной и, удовлетворённо хмыкнув, подошёл к гоблину, который вроде что-то мастерил...
  - Борк, я, пожалуй, схожу на разведку... надо узнать побольше о том, с чем мы столкнёмся.
  - Конечно, Гал. Ты ведь эльф, а они все скрытные-е... только будь осторожен.
   С таким напутствием эльф отправился в разведку, надев свой странный хамелеонный плащ и бесшумно ступая по земле.
  
   Лагерь (если можно было назвать кучку вещмешков, укрытую ветками, лагерем) был обустроен, Галлеан (как ельф и обладатель колдунского ельфийского плаща) был отправлен в разведку, некоторое количество воды (за неимением лучшего) было выпито, некоторое количество еды (весьма скромное - запасы отощали) - съедено. Оставалось только ждать и думать - и Борк-Жестянщик начал напряженно думать. Некоторые безосновательные злопыхатели рода гоблинского несправедливо утверждают, что гоблинские умы умами называть кощунственно и что головы гоблинов к мыслительным процессам не приспособлены, но служат лишь входным отверстием для всякой пищи, каковую никто иной кроме разве что собак помойных не смел бы класть себе в рот, а так же выходным для грязных ругательств и противнозвучной гоблинской речи. Несомненно, эти клеветнические заявления совершенно безоснавательны, так как вышеупомянутый Борк не только сумел бы вслух воспроизвести вышенаписанную сложноустроенную фразу, но так же смог бы в том же духе изъясниться о сомнительности достоинств и несомненности недостатков этих подлых, косноязычных и глубоко ему отвратительных гоблиноненавистников. К сожалению, как Борку казалось, занимавший его голову вопрос был не из области столь легко разрешимых проблем, как поиск адекватных с риторической и ораторской точки зрения ответов на оскорбления достоинств своего народа...
  Поиск методов убийства многометрового великана, вероятнее всего, толстошкурого и крепкокостного - совсем другое дело, чем даже устройство засады на хорошо охраняемый караван (что Борк не раз делал), или например нападения на укрепленный поселок (в чем Борк так же неоднократно участвовал), или даже осада крепости (о каковых Борк не мало слыхал). Особенно с учетом неопределенности возможностей великана и неизвестности пределов силы колдовства Галлеана... Однако, примерно оценив эти неизвестные параметры в меру своего разумения и тщательно обдумав ситуацию, Борк все же сумел сделать определенный вывод. К сожалению, неутешительный - скорее всего, убить великана будет ну о-очень трудно... и очень может быть, что произойдет как раз обратное, то есть убитым окажется совсем даже не великан. Все ж таки ни ятаган, ни дротики, ни праща, ни даже длинный меч Галлеана ни его ледяные комки и прочие простые колдунства не могут повредить столь крупному живому существу достаточно значительно. Череп чересчур прочен, а внутренние органы чересчур глубоко запрятаны... Борку впору было впадать в отчаяние. Но гоблины - народ упорный...
  "Может быть - устроим ловушку?" - мелькнула мысль. "Нет, не выйдет. Все ж мы сидим около дома великана, а не наоборот. Тут не удастся соорудить для него неявную и действительно смертельную ловушку, в которую он бы, с учетом некоторых умственных способностей, все же попался".
   Время шло, Галлеан все не возвращался, Борк все думал. Мысли гоблина раз за разом возвращались к идеи ловушки: "Нет, так его убить не получится скорее всего... никаких гарантий, слишком ненадежно. Хотя... Стоп. Бабуна Премудрый (истинно благородного образа мыслей гоблин) говорил - Конец - делу венец, начало - тому венцу материалы. Начну сначала. Итак, задача - надо убить великана, приблизительно восьми метров росту, сильного и крепкого, с толстыми - шкурой и черепом, охраняющего в своем доме обломки какого-то важного артефатка плодородия. Хм... что-то в этом... убить... А нам вообще надо его убивать?!"
  И к возвращению напарника в голове у Борка созрел хитрый план.
  
  Севильяна и Хора.
  Все новые и новые сюрпризы преподносила Хоре руна. Однажды, ещё в первый месяц скитаний, он пробирался по крестьянскому двору ночью. Тьма вокруг, хоть глаза выколи. Вытянув руки, Хора осторожно ощупывал дорогу, чтобы не дай бог, не наступить на какую-нибудь живность. Ещё с вечера он приметил курятник и недолго думая, этой же ночью, решил немного перекусить.
  Ни разу под его ногами не хрустнула ветка. Вообще ничего не выдало его присутствие. Однако, как только он схватился за ручку сарая, кто-то стукнул его сзади по голове, в глазах вспыхнули звезды, стало светло, как днём.
  Потом его пинали, колошматили по голове и грязно ругались. Хора тогда ещё не знал, как действует руна и что может последовать, если она сработает, потому, когда его кожа засветилась, и с рук стали срываться молнии, он не побежал, а просто остался лежать на земле и смотреть. Лучше бы он этого не делал. Ужас, что он увидел, потом еще долго снился ему, заставляя просыпаться в холодном поту.
  Маленькие черные тени окружили мужика с большой палкой в руках. Вряд ли он их видел. Бедняга. Бешено вращая глазами, бог весь на что, ориентируясь, он продолжал лупить землю, где недавно лежал Хора.
  Затем раздался чавкающий звук и сотни этих созданий, потащили мужика в разные стороны - каждая, из этих тварей держала в лапах кусочек его тела.
  С тех пор Хора прекрасно видел в темноте.
  
  Вот и сейчас, новая способность почти мгновенного исцеления и радовала и пугала одновременно. Уж он-то знал, что эти проклятые буквы, еще ни разу ничего ему просто так не давали, каждый раз испытывая Хору на прочность.
  - Так чего же мы ждём...первая леди? - произнес Хора, уступая дорогу Севильяне.
  Потопал для верности ногой, ухмыльнулся своим мыслям - как каменные, даже лучше, иех... теперь хоть дракону в зубы, хоть с троллями в прятки играй - и пригнувшись, зашагал за Севильяной по узкому коридору.
   Коридор окончился неожиданно быстро. Перед взорами Хоры и Севильяны предстал еще один просторный зал, что они прошагали уже сотни, только чуть больше размерами.
  На стенах укреплены факелы, гномьи тележки большой кучей лежат у дальней стены, пустые каменные стеллажи по всему периметру. В одной из ниш горит огонь. В шахте и так жарко, здесь же было не просто жарко, а невыносимо ЖАРКО. Лицыд на плече Хоры зашевелился и сделал новый укус, придав дополнительную прохладу и наградив мурашками по спине. Хотя, Хора не смог отнести их на счет Лицыда, скорее мурашки пошли от зрелища, в середине зала.
  Огромная гора чистого золота, освещаемая волшебными факелами, шевелилась. Присутствовали и руки у горы, что любовно перебирали разбросанные вокруг золотые фигурки, и ноги, что вытянувшись создавали впечатления толстых огненных змей, и голова с большими горящими глазницами, придавая монстру поистине угрожающий вид.
  Севильяна выступила вперед, сжала в руке свое единственное оружие - потускневший кристалл и тихо произнесла:
  - Почему-то я его именно таким и представляла...
  - Голем...- подтвердил Хора.
  Голем тем временем заметил гостей, сгреб руками золотые фигурки и так заревел на всю пещеру, что мелкие камешки посыпались со сводов.
  - Золото... не отдам! Все мое!
  - Золото? Зачем мне твое золото? - спросила девушка так, как будто желтый металл представлял для неё ценность, не большую, чем печная зола, - я лично предпочитаю серебро, ну и бриллианты, разумеется. Может быть, моему спутнику нужно золото? Хора, тебе, случайно не надо золота? - в ответ он только отрицательно покачал головой.
  - Вот видишь, - снова обратилась Севильяна к Голему, - нам твое золото ни к чему.
  - Врёте! Всё врете! - проскрипел Голем, - Хозяин предупреждал, что людишки придут за моим золотом. Не отдам! - он угрожающе двинулся на нас.
  - По-моему, пора сваливать, осколки видишь? - шепнул Хора, взглядом указав на вагонетку в дальнем конце кузницы.
  - Вижу, - мерцание, исходящее из нее, указывало, что осколки там.
  - Я его отвлеку, выманю отсюда, а ты заберешь осколки и ...
  - Что, и?.. Умный, да?
  Севильяна решительно шагнула на встречу Голему.
  - Ах, какие милые статуэтки! Это ты сам сделал? Осторожнее, не наступи!
  Голема переклинило, он неуклюже шагнул, с трудом удержал равновесие, а потом опустился на пол и принялся собирать разбросанные фигурки.
  - Хозяин сказал, что у меня плохо получается, что я должен стараться, - Голем посмотрел в угол кузницы, где в куче хлама и мусора валялись сломанные и расплющенные заготовки.
  - Хозяин скоро придёт, эти должны понравиться Хозяину... если бы не Хозяин, Тай давно ушёл бы отсюда...
  Хора, видя, что опасность миновала, подошёл к своей спутнице:
  - О чем это он?
  - Понятия не имею. Тай, кто твой хозяин?
  - Хозяин - Великий Мастер-по-Золоту, Первый-среди-Подгорного-Царства, Магистр Кузнечного Дела...- начал перечислять Голем.
  - Ты говоришь о Великом Мастере Пиментеле?
  - Да! О Великом Мастере Пиментеле, Хозяине Тая, - подтвердил Голем.
  - Тай всё это время работал у мастера?
  Голем поднялся, подошёл стеллажу у стены и стал расставлять фигурки.
  - Тай учится у Великого Мастера работать по золоту, но Хозяину всё не нравится. Хозяин сказал, что Тай сначала должен научиться делать малые фигурки, чтобы потом создать Большое Золотое Войско и проучить жалких людишек, - объяснил Голем. При каждом слове его челюсти издавали резкий металлический звук.
  Севильяна с Хорой переглянулись - это они вовремя зашли.
  - Эти должны понравиться Хозяину, как вы считаете?
  - Конечно, конечно, - девушка поспешила согласиться с Големом, - они чудесны, совсем как живые.
  - Похоже, ты превзошел своего учителя! - высказал свое мнение Хора.
  Честное слово, если бы Севильяна не знала о последствиях, точно ударила бы чем-нибудь тяжелым. Поэтому она, на всякий случай, отошла от Хоры и села на скамейку стоящую у верстака.
  Голем резко развернулся с явным желанием раздавить того, кто посмел сомневаться в способностях его Хозяина.
  - Нам это сказал сам Великий Мастер, - быстро проговорила Севильяна - врать, конечно, не хорошо, но надо было спасать ситуацию, - это Он нас прислал.
  Голем пристально посмотрел на девушку.
  - Он просил передать, что видел, как Тай работает, понял, что научил Тая всему, что знал и умел сам, и теперь может спокойно отправляться в Лучший Мир. Теперь Тай - Великий Мастер-по-Золоту.
  Голем изобразил подобие улыбки.
  - Значит, теперь Таю не нужно все время быть в кузне? И можно творить, что нравится, а вы будете Таю помогать, Тай один не справится, - заявил Голем.
  - Мы... что-нибудь придумаем, - пообещала Севильяна.
   Что-то придумать им не удалось. Резкий порыв ветра из коридора заставил напарников шарахнуться в разные стороны. Кажется все мелкие камни от завала, вся пыль от расщепленных Севильяной скелетов влетела с этим порывом ветра. Влетела, и медленно оседая на пол, явила нового персонажа.
  У Хоры волосы на голове встали дыбом. Тот день, когда на его теле появилась руна, он помнил в мельчайших подробностях: негодование некроманта за испорченную работу, оскал его гнилых зубов, блеск металла жертвенного ножа и самое главное замогильный голос:
  - Значит, я возьму ее сам...
  Словно зомби, он попятился от этого непрошеного гостя, произнеся лишь единственное слово:
  -Некромант...
  Севильяна отряхнула голову от пыли, посмотрела возмущенно на некроманта, и быстро сориентировавшись в ситуации, крикнула Голему:
  - Тай, Пименталь оставил тебе еще одно испытание!
  Голем заинтересовался, сделал несколько шагов, отмахнулся от неожиданного препятствия, вставшего у него на пути. Вполне материализовавшийся некромант, словно тряпичная кукла, отлетел к стене.
  - Говори,- лязгнул он челюстью, наклонившись ближе.
  -Он!- ткнула девушка пальцем в сторону некроманта. - Ты должен убить его!
  Некромант тем временем, наполовину осыпавшись песком от удара о стену, вновь принял прежний облик: все тело его состояло из оголенных костей, выпирающих из сухой желтой кожи, под которой постоянно что-то шевелилось. На голом черепе корона, с маленьким, но очень ярким фиолетовым кристаллом. Плащ из пыли и песка, словно на ветру развеваясь, придавал ощущение нереальности. Вместо глаз - два темных проема. Руки и ноги обтянуты грязными полосками ткани, как у мумии.
  Вытянув руку в сторону Хоры, он зловеще произнес:
  - Отдай...
  Хору словно парализовало, руна слабо замерцала, ощущая присутствие угрозы. Он так и замер с вытянутой рукой, указывая на восставшего некроманта.
  Голем повернул голову, его глаза еще сильнее вспыхнули огнем. Не делая лишних шагов, он сжал свой огромный золотой кулак и опустил его на голову некроманта, оставляя от него лишь горстку песка.
  - Вуаля!- развела руки в стороны Севильяна и повернулась к Хоре. - Вот и все, а ты боялся...- улыбнулась она. Хора по-прежнему не выходил из оцепенения, а продолжал указывать в сторону, где рассыпался некромант.
  Севильяна недовольно обернулась.
  -Ну, что еще?!
  Вместо предполагаемой кучки песка из некроманта, снова стояло в плоти исчадие ада. Правда, теперь его темный взор устремлен не на Хору.
  Голем, увидев тщетность своего удара, повторил его вновь. Земля вздрогнула от его удара. Жаль, что только земля, но никак не некромант. Он словно телепортировался по воздуху, оказавшись у Голема за спиной, и чиркнул по его спине, невесть откуда взявшимся, ножом. Голем развернулся и попытался снова его ударить.
  Словно мышка играет с кошкой - некромант сновал вокруг Голема, чиркая по его металлической спине ножом. Голем неловко крутился и бил, правда, все его удары приходились по земле. Поднялся жуткий грохот, вековая пыль накрыла дерущихся непроницаемой завесой. Севильяна, чтобы не попасть под "горячую" руку, затащила оцепеневшего Хору в нишу стеллажа и сама устроилась рядом.
  Сколько это продолжалось, невозможно было определить. Сотни ударов Голема, возможно тысячи. Севильяне и Хоре оставалось только лежать и ждать, вздрагивая от каждого удара.
  Наконец, наступила тишина. Севильяна осторожно выглянула. Из-за поднятых туч пыли невозможно было понять, кто победил.
  - Тай... - тихонько позвала она.
  Хора потащил ее обратно, приставил палец к губам и зашипел:
  - Тшшш...
  - Вайгахорт!- раздался визг некроманта. Туча пыли с глухим стуком, мгновенно опала, словно каждая пыльника, весила не меньше щита гнома.
  Посреди зала лежал Голем. На его спине был выгравирован причудливый узор. Сверху стоял целехонький некромант, медленно вращая головой в поисках Хоры.
   Магические факелы вспыхнули и погасли. Если это и было раньше для Хоры препятствием, то только не теперь. В полной темноте он отчетливо увидел, как некромант медленно двинулся в его сторону. Из его глазниц вырвались два черных луча и ударили ему в грудь. Все тело, каждый мускул наполнились нечеловеческой болью.
  -Аааа!- закричал Хора, вцепившись руками себе в лицо, оставляя глубокие кровавые борозды, превращая лицо в кровавую маску.
  Севильяна ничего не видела и потому затрясла Хору.
  -Что?! Хора! Нет!
  Капли крови на лице Хоры, зашипели и впитались в кожу, словно вода в губку, оставляя его лицо мертвенно бледным и чистым. Руны на шее и руках вспыхнули и погасли, так и не сработав. Хора прикрыл глаза и замер.
  - Хора, - еще раз позвала девушка...без ответа.
  Попыталась определить пульс - есть, уже хорошо. Вокруг непроглядная тьма. Хотя, нет, вон та темная, слабо-мерцающая масса, наверняка Голем. Они отсюда когда-нибудь выберутся?! Слева бесшумно промелькнула едва различимая тень и замерла прямо напротив тележки с осколками.
   Очень удачно. Получай! Ослепительный луч вырвался из Призмы и ударил прямо в тень.
   Некроманта развернуло и отбросило назад. Попался как рыба на крючок. Севильяна послала ему в след импульс возврата - а это не так-то просто вырывать духа из живого человека. Некромант, тяжело дыша, поднялся. В свете луча было видно, что это ему с трудом удается. Вокруг его рук сгустилась тьма, он, собрав остатки сил, послал ее по лучу.
  Призма поглотила заклинанье полностью, но второй раз справиться и удержать черную энергию не смогла. От самого центра к граням потянулись мелкие трещинки, и в тот же миг она рассыпалась на тысячи осколков, покрывая ладони кроваво-кристальной коркой. Севильяна пыталась стряхнуть кристальную крошку, но осколки только сильнее впивались в руку. Алые, багровые, карминно - красные лучи как из калейдоскопа сорвались с ладони.
  Севильяна смотрела на руки, пытаясь осознать произошедшее, а лучи скользили по стенам, потолку, отражались от золотых слитков, и Голема, образуя причудливую сеть. Чёртова шахта, вторая Призма здесь пропадает. Сначала Призма Марчезаны, теперь её, только Севильяна в отличие от своей родственницы здесь оставаться не собиралась. Она перевела взгляд, прямо перед ней стоял некромант, на его лице играла усмешка победителя. Он медленно занес руку с ножом для удара.
   - Все мы к смерти спешим, - больше полувека прошло с того момента, как эти слова звучали на земле последний раз. Все чувства и эмоции отступили, даже боль ушла, остался только голос, чужой и далекий.
  Некромант замер - казалось, он не верит своим ушам.
  
  Ad mortem festinamus ...
  Хватит ли духа тебе поклясться ей в верности
  
  Peccare desistamus
  Хватит ли сил понять, что мы не дети солнца
  
  Peccare desistamus
  Сколько ударов выдержит твое сердце
  
  Scribere proposui de contemptu mundano
  Ты слышишь, слышишь, мое все еще бьется
  
  Ut degentes seculi non mulcentur in vano
  Ведь только переплыв всю реку отчаянья
  
  Iam est hora surgere
  Только познав всю горечь поражения
  
  A sompno mortis pravo
  Только испив седьмую чашу гнева
  
  A sompno mortis pravo
  Мы надежду обретаем заново
  
  Ad mortem festinamus...
  Все мы к смерти спешим...
   Яркий поток света наполнил кузницу, освещая каждый уголок. Некромант прикрылся руками и встал на одно колено. В воздухе появился белесый туман, из которого вышла обнаженная девушка с длинными черными волосами до пояса. Вид ее был настолько совершенен и прекрасен, что показалась, что это богиня вошла в лабораторию, но никак не та кого призывала Севильяна. "Богиня" улыбнулась некроманту, подошла и положила ему на плечо ладонь. Обернулась и посмотрела на Голема распластавшегося посредине. Одобрительно кивнула, заметив свой фирменный знак на его спине, и только потом, обратила свой взор на забившегося в стеллажах Хору и стоящую перед ним Севильяну. Произнесла всего несколько слов, от звука которых треснули несколько золотых статуэток:
  - Дети расшалились.
  Севильяна упала на колени, склонив голову, Хора вылез из своего убежища и хотел присоединиться к Севильяне, но богиня остановила его жестом. Поманила.
  Хора подскочил, как будто всю жизнь только и ждал этого момента, бросился к ней и, не добежав всего один шаг, упал ниц. Руны на его теле ярко вспыхнули.
  Богиня потрогала их руками, от чего цвет рун из темных, стал превращаться в белые.
  - Играйте пока, - произнесла она простым человеческим голосом. Щелкнула пальцами, превращая некроманта в пыль, и мгновенно исчезла, оставив после себя только белое мерцание стен.
  Потребовалось несколько минут, прежде чем Севильяна встав с колена, смогла сказать:
  - Я представляла ее несколько иначе.
  - У тебя вся рука в крови, - Хора указал на ладонь Севильяны, - надо перевязать.
  Кровь? Какая кровь? Она чуть из некроманта душу не вытащила. Она сейчас Саму Смерть вызвала!
  Посмотрела вокруг, духи гномов молча стояли и даже не пытались заговорить.
  - Я бы вас всех отпустила, но теперь это не возможно,- духи понимающе закивали.
  Хора подошел к Севильяне с какой-то тряпкой, стал аккуратно перевязывать руку, что-то говорил...
  - Ты меня вообще слышишь?
  - Слышу, пора выбираться отсюда, пока опять какая-нибудь напасть не случилась.
  Подошла к вагонетке и достала из кучи мусора светящийся осколок.
  - Тяжелый, - Севильяна посмотрела на второй, - и все это ради них.
  - Подожди, можно я хоть одну статуэтку возьму, так на память, вдруг пригодиться.
  - Да хоть все забирай! То есть бери, конечно, кому они здесь понадобятся?
  - Здесь еще столько всего останется, - Хора посмотрел на золотые слитки, на Голема, - жаль его.
  - Да, видно судьба у него такая, пойдем уже отсюда.
  - Прям, вот так и пойдем?- Хора достал второй осколок.
  - Так и пойдем,- улыбнулась девушка, глядя на появившийся портал, - хоть, что-то в этом мире остается неизменным.
  Они шагнули в портал и через мгновенье оказались в знакомом кабинете королевского дворца.
  
  Галлеан и Борк-Жестянщик.
  Запахнув плащ, эльф быстро, чуть присев, двинулся к жилищу великана. Разумеется, здесь было бездорожье, если не считать здоровенной межи, вытоптанной, видимо, великаном (или его дружками...)
  Эльф быстрым темпом, фактически сливаясь с окружающим его пейзажем, подошёл к скале. По его мнению, за великанами всегда лучше наблюдать сверху, чем снизу... И вот он быстро карабкается вверх.
   Добравшись до высоты, достаточной для свободного обзора, он внимательно уставился на великаний дом. Вблизи он ещё больше напоминал большущий сарай, чем издали... эстетическое внутри эльфа болезненно вздохнуло. Но самого великана нигде не было видно, из чего Галлеан заключил, что он или ушёл на прогулку, или на охоту... а может, просто спит (расстояние всё же было достаточно большим, чтобы не слышать происходящего внутри).
  Тут Галлеан задумался, продолжая сидеть на корточках. Было ясно, что пытаться завалить великана в открытую, катастрофически рискованно. Нет, конечно, можно попробовать обрушить ему на голову метеоритный дождь, но всё же... необходимо посоветоваться с Борком - гоблин явно что-то замышлял, не зря он последнее время ходил таким задумчивым.
  С этой мыслью эльф начал быстро, но осторожно спускаться. Всё-таки подняв в конце спуска малюсенькую лавину из камешков, он тихо выругался своей нерасторопности и быстро пошёл в сторону лагеря.
  
  Бесшумно и бесцветно появившийся перед гоблином напарник неожиданно скинул свой плащ, и Борк чуть не подпрыгнул на месте - задумался. Впрочем, быстро прийдя в себя и, не давая компаньону сказать и слова, Жестянщик начал говорить сам:
  - Гал! Ты видел великана, нет? Ладно, Гал, успеется. Борк кое-что придумал. Как думаешь, где великан хранит артюфакта кусок, дома, в сундуке, да? Если что сумеешь сундук вскрыть? Можешь быстро артюфакта кусок взять и уйти оттуда, если великана чем-нить занять? Хорошо, Гал. Просто ждать пока он уйдет - не будем. Может он и не уходит сильно далеко, а постоянно тут сторожит дом. Кто его великана знает. А времени мало - артюфакт нужно быстро-быстро собрать снова, не то стране плохо будет, да? Так что ждать-смотреть - надо, да никак нельзя, дело сразу делать надо. Выманить великана нужно. Борк выманит - Галлеан в дом залезет. Но просто выманить - половина дела, нужно его задержать серьезно. Ясно дело - бегать от великана Борк не сможет долго, у того ноги длиннее. Нужна... ловушка! Веревка у нас есть, и если Гал сделает ее прочнее, применив колдунство - получится неплохая петля для ног. Веревки много - можно сделать еще пут, так чтоб несколько раз его обхватило. И еще неплохо бы по больше какой-нить пыли, крупы или чего-нить острого и мелкого - в голову ему швырнуть, когда свалится-упадет. А я буду бегать вокруг, швырять дротики, метать пращой камни в голову великану и грокмко-громко кричать - мешать увальню встать-развязаться. Если все будет хорошо - Борк камнями великана оглушит. А нет - все одно у Галлеана время будет минут десять точно. Надо только сообразить, как бы те веревки получше скрепить... Нормально, Гал? Справимся, а?
  
  Сбросивший плащ прямо перед гоблином эльф только открыл рот для того, чтобы рассказать о том, что видел, как тут же был сметён потоком слов от ставшего необычайно (для гоблина) красноречивым гоблина. Галлеан внимательно, кивая, выслушал Борка, и в конце его горячной тирады понял, что Борк, по сути, выразил часть его собственных мыслей по поводу того, как бы им обезвредить великана и умыкнуть его драгоценное сокровище.
   Дослушав гоблина, эльф первым делом присел на камень, жестом пригласив гоблина присесть рядом и, стал высказывать свои пожелания дерзкому плану:
  -Я считаю, что незаметность вкупе с магией будет оптимумом в нашей ситуации... на мой взгляд, великан великоват, чтобы с ним можно было бороться обычным оружием. Я не уверен, что даже магия даст тут желаемый результат,- а эльф крайне редко признавался, что магия в чём-то может быть бессильна. - Поэтому, великана надо на некоторое время нейтрализовать, после чего уже пошарить у него по закромам. Я думал насчёт того, чтобы его отравить, но не нашёл здесь ничего... ядовитого. Того же, что есть у меня, на великана не хватит. Так что я предлагаю нам разделиться. Проникнем к нему, стараясь оставаться незамеченными, после же начнём поиски сундучка, или где он там держит свои ценные вещи. В случае обнаружения я беру его на себя. Сразить вряд ли сражу, но отвлечь сумею - тут мне и магия иллюзий в помощь. Но, в общем-то, решим всё на месте - это так, намёточки...
  - Да, Гал, все так. Надо готовить ловушку... Приступим, да?
  
  Искусство плетения узлов, если изобразить степень его развитости на контурной карте, областями максимального развития совпадает с прибрежными зонами судоходных рек, озёр и морей, ну и конечно бескрайних просторов Великого Эфира (куда ж без них-то). Корабелы, ходящие под парусом, волей-неволей вынуждены придумывать наиболее эффективные хитросплетения верёвок, удерживающие паруса и снасти на местах таким образом, чтобы не приходилось, рискуя жизнью, поправлять их по десять раз на дню в тихую погоду и по двадцать - в шторм. Не менее важно, однако, это умение и для надёжного закрепления сложных подъёмных устройств, блоков и тому подобной машинерии в шахтах гномов, а потому гномы - вторые в мире мастера завязывания узлов и плетения канатов после рыбаков и корабелов. Третьи в этом сложном деле - пастухи, коневоды и прочие владельцы крупной живности, которым должно следить за тем, чтобы скотина была надёжно привязана... и которые так же неплохо должны и изготавливать силки и ловушки для мелких и не очень хищников и не только - разнообразить стол и обезопасить стадо. К чему это все сказано? Да к тому, что первые среди этих третьих - гоблины, и не только гоблины вообще, но и... (да, да, уже не раз был использован этот оборот) ...племя Правоименных в частности, а в особенности - Борк-Жестянщик из рода Жестянщиков. Впрочем, даже такому мастеру сложных узлов ни разу до того не приходилось плести ловушку на восьмиметрового великана из толстого, укреплённого магией каната.
   Теоретически, малое подобно большому, и потому плетение двойной многометровой самозатягивающейся петли из каната подобно плетению такой же петли, но несколько дюймовой и из тоненькой верёвочки. Однако, конечно же, не без своих нюансов - канатный вариант упрямо не хотел самозатягиваться, тем самым не только вызывая сомнения в правильности своего названия, мастерстве Борка и исполнимости затеи поймать великана в ловушку. Как всегда, решение пришло после небольшого перекуса - сало! Хорошая жирная смазка - и петля превосходно исполняет свои обязанности! Первая часть ловушки для великана была готова.
  Скалолазание - талант, так же присущий пастухам-гоблинам не в меньшей мере, чем их горным козам. А с учётом того, что дом великана (если отмести прочь тот факт, что он напоминает сарай) весьма схож со скалой габаритами. Потому Борк озаботился запастись несколькими крюками-зацепами с приделанными к ним кожаными петлями, которые он нарезал тут же из элементов теплой одежды.
  И, наконец, решив полагаться не только на одну единственную, пускай и самозатягивающуюся петлю, он изготовил особенный снаряд для арбалета своего напарника, привязав к болту верёвку, не только сплошь усеянную крючками, клиньями и прочими острыми элементами их неиспользованного скалолазного снаряжения, но и с закреплённым почти у самого оперения мешочком из ткани, забитым измельчённой крупой, а так же солью и перцем - Борк искренне надеялся, что эта смесь ослепит их врага - хотя бы временно.
  Галлеан тем временем наколдовывал особое заклинание на один из своих амулетов. По мнению эльфа именно как волшебник, более (примерно на полтора века) опытный воин, да и просто более высокое существо должен был непосредственно сражаться с великаном. Борк же должен проникнуть внутрь и открыть гипотетический замок гипотетического сундука, в котором гипотетически находились обломки артефакта. И - на всякий случай - гоблину не помешала бы некоторая магическая помощь в процессе открывания. Заклинание, вызывающее сверхрезкое охлаждение, вложенное в амулет, должно было активироваться, если оторвать шнурок или при ударе и сделать материалы сундука и замка достаточно хрупкими для быстрого вскрытия их острым и довольно толстым лезвием гоблинского ятагана.
   Наконец, через несколько часов, подготовка к проникновению, отвлеканию, взлому и краже была полностью завершена. Осталось всего ничего - произвести вышеперечисленные действия, и можно было бы почивать на лаврах.
  
   Эльф поправил свою небольшую котомку за спиной и ещё раз придирчиво осмотрел себя и Борка. Затем посмотрел на жилище великана... внутренне слегка содрогнувшись. Всё дело в том, что Галлеану никогда не приходилось драться с существами выше двух с половиной метров, а здесь же предстояло явно, что покруче. Да и чувствовать себя сусликом в сравнении с человеком ему тоже очень не хотелось - но долг звал. Подумав и посверкав глазами, он мысленно перебрал все магические формулы, размял пальцы и поправил оружие. После он сказал:
  - Ну что же... мы выдвигаемся.
   Эльф и гоблин, две крошечные на фоне долины фигурки бодрым маршем зашагали в сторону великаньей берлоги. Однако когда до неё оставалось примерно полтора километра, эльф дал знак Борку, сам накинул плащ и товарищи пошли уже значительно осторожнее, пусть и, стараясь не сбавлять темпа. Приблизившись примерно метров на пятьсот, они и вовсе стали вести себя так, словно находятся посреди вражьего стана и их вот-вот заметят. Вскоре эльф и гоблин приблизились к скале, и пошли вдоль неё. Эльф не думал, что великан параноик (или у него особо острый слух), но бережёного...
   Наконец, парочка дошла до чудовищного "сарая". Сам великан (громадный, метров под восемь и косматый словно оборотень) сидел снаружи на каком-то грубом подобии скамейки, прикрыв глаза - видимо дремал. Тут эльф повёл рукой и прямо в голове гоблина зазвучал его тихий голос:
  - Послушай меня, Борк. Как ты, думаю, видишь, великан сейчас не смотрит в эту сторону - поэтому ты должен идти, будучи незамеченным. Я же накину петлю и приму бой. Ты за это время должен будешь отыскать сундук, или где он там может хранить свои ценности, отпереть и достать кусок артефакта. Если дела у меня будут совсем худо - беги, ты сможешь телепортироваться с его помощью. Удачи, гоблин!
  Тут эльф слегка хлопнул гоблина по плечу и, не оборачиваясь, пошёл в сторону великана...
  
   Чем ближе подбирались компаньоны к великану, тем менее выполнимым казался Борку их дерзкий план. Когда они только сделали первый шаг в сторону "сараища" (как гоблин обзывал дом великана), вера в успех понизила свою категорию с "абсолютно точно" до "если все пойдет как надо". Стоило только с ужасным скрипом распахнуться двери в обиталище гиганта, как Борку стало казаться, что "вероятнее всего, мы останемся, живы и преуспеем". Впрочем, с приближением и визуальным увеличением размера великана - "мы останемся, живы" стало постепенно все менее вероятно. Когда же великан предстал перед взором Борка во всей своей неприглядности (а тело даже красивого человека при большом увеличении выглядит не слишком приятно, что же говорить о неопрятном и уродливом громиле) гоблину стало казаться, что для успеха ему понадобится все его везение. Сжав в кулаке свою счастливую монету, которую он всегда носил на цепочке, Борк прошептал мантру Бабуны об успехе в ратном деле и тем несколько себя успокоил.
  
  ...- Ладно, Гал, я двинулся. Буду тихий-тихий и неприметный, а когда доползу до воон той груды камней - махну тебе рукой. Ты тут пока ловушку размести, и как Борк махнет - мани в петлю великана, а Борк уж свое дело сделает. - Гоблин поправил крюки, которые он примотал с помощью кожаных ремней на запястья и пробормотал: - Борк верит - все удастся, да! - и быстро перебежал, пригнувшись, за ствол поваленного дерева.
  Так, мелкими перебежками, местами - ползком, местами - на четвереньках, невысокий лазутчик довольно скоро добрался до назначенного места. Там он передохнул с минуту и огляделся. Рядом высилась стена "сараища", сложенная из гигантских валунов, у основания и огромных древесных стволов начиная от середины. В этой стене, прямо в середине, находилось небольшое по великанским меркам, метра в два высотой и в один - шириной, отверстие - видимо, для проветривания. Именно через него и планировал проникнуть внутрь Борк-Жестянщик, кстати, действительно неплохой разведчик...
  "А-а-пчих!" - громыхнул великан, сидя перед "сараищем" на "скамеище". Гоблин, чуть было не подпрыгнувший из положения лёжа, наконец-то решился - пускай компаньона и не видно (что говорит о качестве его умения прятаться) - Борка Галлеан, должен заметить. Встав в полный рост и, секунду поколебавшись и махнув рукой, он решительно ухватился за трещину в камне и начал карабкаться по стене. Колебания, впрочем, в данном случае, были вызваны отнюдь не страхом, просто успокоившийся Борк подумал: "Если все так просто, то, возможно, Галлеану и не надо подставляться? Раз, два, три - и Борк уже внутри. Три, четыр, пять - иду сундук искать. Пять, шесть, семь - амулетом вскрыть сундук - и нет проблем. Семь, восемь, девять - осколок в кармане у Борка лежит. Десять - Борк к Галлеану, пригнувшись, бежит?"
   Но, здраво поразмыслив, гоблин понял, что не уверен в том, что сумеет бесшумно вскрыть сундук с помощью амулета эльфа.
  "Впрочем, был это глас рассудка или банальная трусость? Может быть, стоило рискнуть собой, не подставляя друга?" - оборвав мыслительный процесс, Борк продолжил "восхождение"...
   А тем временем Галлеан начал исполнять свою часть плана - и начал с блеском: что-то громко звякнуло, трескнуло, хлопнуло, раздался невнятный, но от того не менее ужасающий громовой крик великана, топот его ножищ по каменистой почве потряс окрестности...
  
  ...Но тут Борк наконец-то забрался в окно, и его взору предстало внутренне убранство "сараища", каковое тут же заставило гоблина устыдиться, так как было выполнено качественно и даже с изяществом (насколько вообще можно судить об изяществе предметов, предназначенных для восьмиметрового великана, будучи ростом метра полтора). Добротно сколоченная кровать, украшенная резьбой и застеленная шитым из шкур одеялом, монументальный шкаф-комод, полки, заставленные вполне приличной, хотя и огромной, глиняной посудой и...Впечатляющих размеров стол, в центре которого высился кованый железный сундук.
  "Вот оно!" - подумал Борк, и, не тратя времени даром, размотал ремень одного из своих крючьев. Затем, аккуратно цепляясь за стенки все еще примотанным вторым крюком, гоблин спустился с "подоконника" на утоптанный деревянный пол и бегом кинулся к столу.
  Вжих - метко кинутый рукой опытного пращника крюк прочно впился в дерево стола. Секунда - и гоблин начал споро карабкаться по кожаному ремню с предусмотрительно завязанными на нем узелками вверх.
   И тут (именно на этом самом месте рассказа - если конечно Борк выживет, выберется из этой и многих последующих передряг, найдет себе жену и обзаведется потомством - детишки будут вздрагивать в страхе) что-то громко и неожиданно издало ужасающий звук: "Мя-яа-y-y-y?" Звук этот был достоин самого страшного ночного кошмара, потому как, судя по громкости, тембру и кое-каким иным соображениям, издававший его кот был очень даже немаленьким. Борк, до того висевший на своем крюке вполне ровно, дернулся - и его развернуло на пол оборота. Увиденное заставило сердце гоблина (в глубине души несколько трусоватого) на несколько секунд замереть. Из затененного угла под большой полкой на него таращился огромными пронзительно-зелеными глазами силуэт, по форме напоминающий кота, но почти в два раза выше тигра в холке. И этот огромный котяра сделал грациозный, неспешный шаг в сторону стола, выйдя из тени и продемонстрировав Борку плоскую морду с длинными усами, иссеченную заметными шрамами, о происхождении которых можно было строить всевозможные ужасающие догадки (один из наиболее крупных вызвал в мозгу гоблина образ оркского двуручного боевого топора - но лучше об этом не думать).
  "Спокойнее, Борк. Этот котище, если будешь резко дергаться, может одним прыжком достать тебя и... Спокойнее!"
   Кот тем временем, игнорируя отвлекавшие его до этого звуки топота хозяина ("Галлеанова работа", - мелькнула совершенно лишняя в данный момент мысль), медленно, крадучись, приближался к висящему в полутора метрах над полом гоблину. Подойдя достаточно близко, рыжий зверь, продолжая пристально рассматривать все еще чуть покачивающегося Борка, еще раз мяукнул, и... резко ударил гоблина лапой. Когтей он, к счастью, не выпустил - но удар получился все равно очень и очень сильны, а главное - неожиданный. У гоблина чуть не затрещали ребра - и затрещали бы, но, по счастью, если находишься в висячем положении, любой тычок отталкивает тебя на свободное пространство и тем значительно смягчает давление. Однако Борк растерялся - и это очень даже могло стоить бедняге жизни.
  "Бух!" раздалось из-за двери - видимо, это был звук падения великана. Он же стал звуком, спасшим жизнь невезучему (или везучему?) лазутчику - котяра дернул ушами и, несколько растеряв внимание, упустил момент вторично ударить возвращающегося по качельной дуге беззащитного Борка. Чем гоблин и воспользовался, начав, хотя и несколько запоздало, реагировать на события в боевом режиме, он схватился за один из дротиков, по случаю скалолазания закрепленных на специальном ремне кожанки а не в кармане щита, прикрепленного на спину. Изогнувшись в полете так, чтобы возвратиться по как можно более длинной дуге, Борк метнул дротик в морду зверя... и попал в бровь, угодив лишь чуть выше его большого зеленого глаза.
  О, как тот закричал!
   Оглушив гоблина своим диким воплем, гигантский кот, ослепленный болью, бросился на него всем телом. Прежде чем получить второй мощнейший удар, Борк, тем не менее, успел выхватить ятаган и направить его на зверя... но клинок уперся в ребро зверя, так и не пробив грудной клетки до того, как выпал из вывихнувшейся в запястье руки. И был бы Борк растерзан прямо так, в подвешенном к столу состоянии, если бы, по удачному стечению обстоятельств, его самодельный кожаный ремень, прежде бывший элементом зимней одежды, не лопнул бы в нескольких сантиметрах от одного из узлов, позволив гоблину отлететь от разъяренного зверя под стол, на несколько метров, и не слишком мягко, но без переломов, приземлиться на земляной пол. Впрочем, так ли уж это важно? Не давая вторженцу времени опомниться, котяра подскочил к нему и нанес еще один удар лапой - когти не пробили к счастью попавшего под удар щита, но бедняга совершил еще один полет, закончившийся в этот раз ударом об одну из ножек гигантского стола. Что-то хрустнуло у Борка в боку. Кот, кажется, чуть успокоившись, приближался уже снова шагом, а у гоблина по телу начал расползаться холод - это смерть? Нет! "Амулет! Он активируется от удара!" - осознал полуживой Борк во внезапной вспышке ясности сознания, каковые не раз и не два выручали его в прошлом. Стараясь не обращать внимания на боль, он выхватил уже начавший заледеневать стеклянный шарик на веревке из кармана и метнул прямо в лоб чуть не погубившему зверю. Кот, уже было открывший пасть, полную острейших зубов, зашипел и прыгнул на стол, пытаясь уйти от летящего в его морду "снаряда", но уклониться от попадания амулета не смог, хотя и достиг поверхности стола. Раздался треск, потом звяканье, сопровождающееся громким "мя-я-а-а-у" и...внезапно замолкнувший, чуть не слопавший гоблина гигантский котяра, пару секунд все же выстояв в облаке снега, окружившем его морду, грохнулся на бок возле желанной цели Борка - сундука. Голова зверя моментально покрылась инеем, один из глаз, превратившихся в ледышку, при падении треснул. Борк, не сразу осознавший, что он, кажется, вновь обманул смерть, попытался встать, но внезапно расслабившиеся мышцы заставили его совершить еще один, пускай и не столь длительный, полет на пол.
  "Бабуной-пророком клянусь - никогда не буду держать дома кота!"
  
   Проводив гоблина взглядом, эльф решил не терять времени, запахнул плащ и быстро пошёл в сторону великана, одновременно шаря глазами по тому месту, где можно бы было ему безнаказанно нанести первый удар. Одновременно эльф пытался размышлять о том способе привлечения великаньего внимания - пока что получалось не особо хорошо.
   Он наметил глазами позицию, оптимальную, по его мнению, для установки ловушки. Это было местечко прямо перед великаном, вставал вопрос о том, как проскользнуть туда незамеченным.
  Галлеан слегка нахмурился, оценивая расстояние, и решительно бросился туда, мягко ступая по земле (он в душе был крайне доволен, что земля хорошо глушила шаги). К счастью, на его стороне была густая трава, по размеру значительно отличавшаяся от обычной, но не дорастающая до великаньей, она позволяла ему скользить в ней подобно призраку. Добравшись до заданной точки, он принялся разматывать здоровенный моток верёвки. Расположив двойную петлю ровно перед ногами великана, он задумался о том, как бы ему затянуть эту самую петлю без тяжких для себя последствий, ибо дёрнуть её непосредственно находясь неподалёку было крайне опасно, да и великан непонятно куда мог упасть. В конце концов, он решил пойти на менее рискованный шаг - применить телекинез. Оставив верёвку, Галлеан стал жадно шарить глазами вокруг в поиске удобного местечка, откуда можно бы было её дёрнуть, не опасаясь быть раздавленным. В конце концов, он принял решение, буркнул себе под нос несколько слов и юркнул в кустарник неподалёку. Забравшись в него и моментально с ним слившись (спасибо колдовскому плащу!), он вперил грозный взгляд в кончик верёвки, предусмотрительно подкрашенный особой краской (она была видна только магам) и стал ждать. Сконцентрировав на нём максимум телокинетической энергии.
   Вот великан поднял голову, зевнул, показывая косматое и заросшее густой бородищей лицо и, что-то, довольно пробурчав, пошёл как раз в сторону ловушки. Эльф нервно закусил губу, не переставая концентрироваться, а руки его в это время движением, доведённым до автоматизма, достали и сняли с предохранителя арбалет. Вот великан, тяжело топая по земле (а вибрация для Галлеана была нешуточной - как при небольшом землетрясении) наступил сначала одной ногой, (эльф напрягся) а затем и второй в двойную петлю. Тут эльф тихо зашипел и изо всех сил дёрнул верёвку. Петля тут же накрепко затянулась вокруг лодыжек жертвы. Не ожидавший такого поворота событий великан потерял равновесие и с глухим стуком, сотрясшим землю, грохнулся на траву. Но тут же пришёл в себя и взревел так, что эльфу жутко захотелось зажмуриться и закрыть руками уши.
  Но он выдержал и, переключив внимание на арбалет, прицелился и выстрелил великану прямо в лоб.
   Хитро устроенный арбалетный болт, над которым эльф проколдовал половину предыдущего дня, оставляя за собой синеватый след, устремился прямо в великаний лоб. Тот в это время бешено дёргался, стараясь освободиться из ловушки, но получалось плохо - хитрая конструкция петли превращала попытки освободиться в вящее мучение, затягиваясь при этом ещё сильнее. Поднятые клубы пыли ели глаза страховидлу, мешая обзору, и эльф мог надеяться, что его позиция не будет вскрыта раньше времени.
  Тут болт, наконец, долетел до великана (хотя на самом деле прошли доли секунды) и со страшным скрежетом взорвался. Лицо великана обжёг страшный холод (хотя для него это наверняка было чем-то вроде просто крепкого мороза), затем синеватая вспышка и громкий треск выдали электрическую природу следующего сюрприза, взорвавшегося на великаньем лбу вспышкой шаровой молнии.
   Но наполовину ослеплённый, с обмороженным лицом, великан продолжал неистовые попытки избавиться от магических пут. Галлеан с лёгкой досадой подумал, что черепушка у великана оказалась намного крепче, чем можно было подумать, и он скоро очухается. Тем временем страховидло предпринял попытку взять себя в руки и к ужасу эльфа выхватил из-за пояса здоровенный нож грубой ковки (на его поверхности ярко горели руны) и принялся сечь верёвку.
  Эльф быстро начал осуществление плана "Б" - сложил пальцы руки в замысловатый кукиш и ткнул им в сторону великаньего лица. Воздух как-то резко потяжелел, а с руки эльфа сорвалось странное туманное облако, вроде бы состоящее из какой-то красной мелкой взвеси и полетело в сторону великаньего лица. Тут великан, наконец, продрал покрасневшие глаза и злобным взглядом уставился на окружающее его пространство в поисках сволочи, посмевшей на него напасть. Скосив глаза к переносице, он увидел подлетевшее облачко, попытался уклониться, но слишком поздно - взвесь попала к нему в нос и рот в ходе судорожного вздоха. Тут великан страшно вытаращил глаза и могуче....чихнул! После чего зашёлся в кашле. Из глаз ручьём хлынули слёзы, дезориентируя гиганта. Страшно взревев (хотя сквозь надрывный кашель это получилось плохо), он в слепой ярости стал топтать всё, до чего дотягивались его ноги
   Эльф, видя, что ему грозит участь быть затоптанным, быстро переместился в сторону скамейки. Прошептав несколько слов, он быстро полез вверх, вскоре оказавшись наверху, вне досягаемости ног беснующегося гиганта. Но это оказалось ошибкой - хотя не должно было. НЕ ДОЛЖНО! Великан внезапно, продолжая сопливить и тереть глаза, изо всех сил врезал ногой по скамейке. Та дрогнула, но устояла, а вот эльфу не повезло. Скамейку тряхануло с такой силой, что Галлеан, не удержавшись, с тихим воплем провалился в бездну, находящуюся за пределами её спинки.
  
  После, следует признать, совершенно случайной, победы над котом великана, Борк, выживший исключительно благодаря удачному стечению обстоятельств, не сразу пришел в себя - примерно в течение минуты гоблин мог только лежать на полу, уставившись в далекий потолок и выравнивая дыхание. Наконец, отдышавшись, он кое-как поднялся, стараясь определить серьезность своих ранений: "Кажется, все более-менее нормально". И только после этого Борк осознал, что ему не плохо бы поспешить. Глаза неудачливого (или удачливого?) вора стали шарить по помещению в поисках утерянного ятагана - основного оружия и рабочего инструмента - и обнаружили его жестко застрявшим между ребер ныне покойного котяры. Борк решительно принялся разматывать ремень второго крюка. И - примерно на две минуты позже, чем хотелось бы, без амулета, ятагана, одного из крючьев, одного из дротиков, изрядно побитый и серьезно морально пострадавший, наконец-то забрался, на чертов великанский стол! И, чуть только встав на ноги, Борк кинулся к сундуку, по пути отцепив от края стола, оставшиеся в нем торчать крючья - понадобятся в качестве отмычек. При ближайшем рассмотрении сундук скорее напоминал многократно увеличенную шкатулку, и замок его, хоть и достаточно массивный, был довольно прост в устройстве. Раз, два - и звонкий щелчок. Открыто! Точнее, отомкнуто, потому как откинуть массивную, окованную металлом крышку с первой попытки не получилось. Внутри, зарытые в груде опилок, валялись, словно ненужный хлам, два неопределенной формы куска не пойми чего. Борк не стал присматриваться к предмету своего поиска - и в голове у гоблина начали роиться совсем не благородные, подлые и трусливые мысли:
  "Борк еле-еле победил кота. Что он может сделать с великаном? Пусть Галлеан сам разбирается, да? А Борк его подождет? Или не подождет? Слепить два куска в один и, в портал, назад - честь, почет, награда!" Заманчивые перспективы - но, услышанный на пределе слышимости вскрик эльфа нарушил мерзкие планы, и тело Борка начало движение в направлении, совсем не согласующимся с подобными отвратительными помыслами о предательстве. "Надо!" - сказало свое слово врожденное чувство справедливости - и гоблин рванул на помощь другу, совершенно позабыв о том печальном факте, что свое основное оружие он так и не вернул в ножны.
   Борк и не заметил, как он спустился со стола, и, оказавшись на полу, совершил перемещение от середины помещения до чуть приотворенной двери. Осознал себя гоблин только в дверном проеме, причем со щитом и дротиком в руках, стоящего в полный рост и наблюдающего за бушующим полуослепленным великаном с ледяным спокойствием, в то время как Галлеан, кажется, сломавший руку после падения с гигантской лавки, пытался уклониться от пинков колоннообразных ног. Что еще удивительнее, так это то, что еще один дротик в этот самый момент находился не на перевязи, а в верхней точке своей чересчур баллистической траэктории, заканчивающейся в области загривка восьмиметрового громилы. "О-y-y!" - успел подумать Борк прежде чем великан, издав неопределенный звук, начал оборачиваться - от следующего пинка пришлось уворачиваться уже гоблину. Дела принимали довольно скверный оборот - противник был неуязвим для компаньонов. Почти. Великан, наконец переставший тереть глаза, нагнулся в сторону гоблина, намереваясь схватить его рукой, и, быстрым движением выхватив из-за пояса невесть когда оказавшийся там крюк со смотанным кожаным ремнем (Борк на бегу метнул его) цепляясь за шею гиганта. Тот, осознав промашку, выпрямился, и легкий гоблин использовал полученный импульс максимально эффективно, в два счета оказавшись у врага на загривке. Уцепившись за сальные волосы, он начал карабкаться еще выше, намереваясь вколотить свое последнее оружие в затылок колосса. Но это было не так-то просто - вы пытались влезть на трясущуюся, ругающуюся, мащущую руками скалу по скользким и коротким, противно пахнущим веревкам? Осознавший всю опасность сложившегося положения великан начал обеими руками шарить по шее, стараясь схватить или раздавить гоблина. Действуй он несколько спокойнее - и в мире тут же стало бы одним маленьким, трусоватым, но верным данному слову воином меньше - кажется, гигант и сам это осознал. Борк уже было занес руку для решительного и решающего удара - как был схвачен поперек туловища толстыми и очень сильными пальцами. Мгновение, и великан, потеряв равновесие, грохнулся на спину. Причиной тому стал внезапно погрузившийся по самую рукоять в гигантскую ступню длинный меч Галлеана. Дальнейшее можно описать так: великан ударился рукой о камни, рука ударилась о Борка, который ударился о свой дротик (к счастью для Борка, оперением), который ударился о затылок великана (к несчастью для великана, острием). С самыми плачевными последствиями для всех и каждого - цел, остался только прочный металлический дротик, вколоченный в огромный череп массой этого же огромного черепа. Борк пострадал несколько серьезнее. О великане же и говорить нечего.
  "А все-таки я правильно поступил! Говорил же колдун - в одни руки можно брать только один осколок!" - подумал гоблин прежде, чем потерял сознание.
  
  Эльф летел вниз. За те секунды, что отделяли его от удара об землю, он прекрасно осознал, что применить левитацию не успеет - слишком быстро. Однако, преодолев сопротивление ветра, он крепко сжал в кулаке свой медальон. Падение тут же замедлилось - но он был уже у самой земли. Короткое "бряк", и твёрдая поверхность поприветствовала Галлеана, выбив у него воздух из лёгких и, кажется, сломав руку (во всяком случае, послышался слабый треск).
   Эльф пролежал пару секунд недвижимым, и только после этого тихо взвыл. Но другой частью сознания, которая не была отдана во власть боли, он понимал, что оставаться на земле - смерть. Поэтому он, пытаясь восстановить дыхание, привстал, сначала на четвереньках, потом встал, опираясь о ножку скамейки. Бедро эльфа кровило - его угораздило ещё и приземлиться на собственный меч, вернее на острую гарду меча (но не будь он в ножнах, это стало бы последним полётом Галлеана)
  Тихо шипя, эльф быстро отбежал за ножку скамейки. Великан же тем временем с рёвом продолжал вытаптывать траву вокруг себя и около скамейки (вибрация чуть опять не повалила Галлеана на землю). Встав в относительной безопасности, но понимая, что когда воздействие ирританта закончится, великан окончательно прозреет и, несомненно, заметит его. Эльф осмотрел левую руку, облегчённо вздохнув от того, что это не был перелом, а всего лишь сильный ушиб - правда, судя по ощущениям, с растяжением.
   Тут лавка над головой эльфа опасно затряслась. Понимая, что она сейчас упадёт прямо ему на голову, он быстро выбежал из убежища. Это не укрылось от уже частично прозревшего (вернее, могущего видеть сквозь слёзы и ослабший блефароспазм) великана, с рыком побежавшего к нему. Тут бы эльфу и пришёл конец, лицо его исказилось, но он сумел-таки ускользнуть из-под ног и выкрикнуть несколько слов. Галлеан почувствовал знакомые ощущения - все его рефлексы ускорились в несколько раз, тело стало необычайно гибким, а движения - очень быстрыми. С торжествующим хохотом опустив ступню на то место, где только что стоял эльф, великан недоуменно вытаращил глаза. Эльф исчез.
  Но тут его внимание привлёк гоблин, на которого страховидло с радостью и переключился.
   Тем временем Галлеан стоял неподалёку, присев за кустом ежевики и наблюдал за происходящим, не забывая концентрировать часть внимания на руке. Он шептал что-то одобрительное на действия гоблина, но до поры до времени не вмешивался - заклинание требовало адаптации разума, не успевающего за движениями, к тому же, надо было анестезировать отчаянно болящую руку. Но тут ситуация резко изменилась - великан схватил Борка поперёк туловища. Эльф резко, призвав все силы, метнулся в сторону ступни гиганта, преодолев солидное расстояние за пару секунд и с силой, воткнул меч ему в ступню, с огромной скоростью провернув его и вырвав из раны. Великан тоскливо взвыл и, как подрубленное дерево, завалился на спину, по-видимому, лишившись чувств.
   Но эльф, в доли секунды убрав меч, метнулся по направлению к голове великана. Пробравшись мимо исполинского плеча, эльф увидел гоблина - Борк каким-то чудом умудрился вколотить в череп великана свой дротик, от него же и пострадав. Но вроде бы гоблин был жив. Эльф быстро подскочил к нему, убедился, что гоблин дышит и взвалил его к себе на плечо. Быстро обдумав наиболее предпочтительный способ доставки гоблина, он метнулся к приоткрытой двери.
   На высокой скорости, преодолев дверной проём, Галлеан подскочил к тому местечку, где гоблин чуть ранее нашёл великанскую шкатулку, и поднял руку. Ступни его оторвались от земли, и эльф уже довольно медленно (что порядком раздражало его ускорившийся организм) поплыл вверх. Мягко приземлившись на поверхность стола, эльф увидел перед собой труп чудовищного зверя, а с виду - обыкновенного кота. Только очень уж большого. Но удивляться было некогда, Галлеан промчался мимо туши, вырвав из неё мимоходом ятаган гоблина и, подскочил к сундуку-шкатулке. Увидев осколки артефакта, эльф слегка вздрогнул. Его обострившиеся чувства уловили мощное магическое веяния от этих двух на первый взгляд невзрачных вещей, но, отбросив мысли, он схватил один из кусков, сунул его гоблину в руки, взял второй, и...их обоих накрыла тьма.
  
  Шери и Крылатый.
  Шер пришла в себя и... поняла, что привязана к столбу, укрепленному посреди груды сокровищ. Сквозь обрушившийся потолок в зал попадал свет восходящего солнца, играя на гранях драгоценных камней, отражаясь от оружия, доспехов, монет и других сокровищ минотавра, стоявшего неподалеку.
  "Стоп! Я же прикончила минотавра. Тогда что ЭТО такое?! Маг не говорил, что их будет двое!"
  Раздражение медленно, но верно закручивалось в тугую спираль.
  "Это путешествие меня доконает! За все годы моих странствий я не проиграла ни одной битвы и не попала в плен, но после встречи с Крылатым я, похоже, побила все мыслимые рекорды!"
  Попытка пошевелиться показала, что к столбу Шер прикрутили основательно, и так просто из таких пут выбраться не удастся. Движение разбередило, запекшуюся было рану на спине, из горла девушки вырвался стон. Минотавр пошел было к своей пленнице, но тут факелы выхватили из темного прохода приближающуюся фигуру. У Шери от удивления брови отправились в гости к челке, когда она разглядела пришедшего.
  "Крылатый? Он что, жив?!"
  Минотавр тоже заметил гостя и развернулся в его направлении, подтвердив тем самым, что это не призрак и не плод воображения, разыгравшегося после очередной потери сознания. Видно было, что первый минотавр неплохо потрепал архангела.
  Шери взглянула в глаза того, кого не надеялась больше увидеть. И только одна мысль с грустью промелькнула в голове: "В таком состоянии он не сможет справиться с минотавром".
  А дальше произошло то, что заставило брови девушки остановиться на полпути к челке и выстроиться не домиком даже, а целым дворцом!
  Крылатый где стоял, там и уселся со вздохом древнего старца на пятую точку. Перед собой он водрузил сумку с походными вещами и начал не спеша вытаскивать оттуда хот-доги. Последней архангел достал бутылку вина. Критически оценил получившуюся композицию. Взгляд его так и говорил - ну, за неимением лучшего и это сойдет.
  Минотавр сначала напряженно наблюдал за гостем, готовый в любой момент вступить в бой. Но, когда архангел нагло сел на пол прямо перед его носом, поза чудовища стала настороженно-недоумевающей. Из ноздрей попеременно вырывались всхрапывания и сопения.
  Крылатый порылся в сумке и достал два бокала и игральные кости.
  - Эх, и выпить-сыграть-то не с кем!
  От его наигранного вздоха у Шер пробежала гневная судорога через все тело, глаза сузились, скрип зубов разнесся эхом по пещере. Минотавр же дернул ухом и, потоптавшись на месте, устроился напротив архангела.
  "Я схожу с ума. Мне это снится. Этого просто не может быть!!!"
  Пока Шер занималась самовнушением, Крылатый налил вино в бокалы и произнес:
  - Ну что, сыграем в любимую игру? Бросаем кости, у кого очков больше, тот выпивает бокал вина.
  - Не смей трогать мое вино! И вообще, меня уже достало висеть на этом столбе!
  Гневный возглас Шер канул в пустоту, как будто между ней и сидящими был звуковой барьер.
  "Я сама убью этого пернатого мерзавца! Нет, не так - Я УБЬЮ ИХ ОБОИХ!!!"
  Минотавр некоторое время сидел без движения, будто обдумывая слова архангела, а затем резким движением сгреб лапищей кости, потряс и бросил на пол. Крылатый в свою очередь этак буднично бросил кости. Судя по удивленному выражению, возникшему на его... кхм... лице, он проиграл. Минотавр настороженно посмотрел на архангела.
  - Пей, вино чисто от ядов и магии.
  Как бы в доказательство своих слов Крылатый взял свой бокал и отпил большой глоток вина.
  "Ну, кто так пьет благородные выдержанные вина! Сначала замучаю, а потом только убью!!!"
  Минотавр, подождав некоторое время (проверяет, что ли, когда окочурится его оппонент?!), взял второй бокал и, понюхав его, выпил все до капли...
  Так игра продолжалась, пока бутылка не показала дно. Архангел не выиграл ни разу. Горестно вздохнув, он произнес:
  - Что-то мне сегодня не везет. Да и вино кончилось. Может, сыграем на что-нибудь другое?
  С этими словами он пошарил вокруг себя, и, подхватив свой меч, водрузил его перед собой.
  - А что ты будешь ставить?
  Минотавр нервно заерзал на месте. Взгляд его метался от одного предмета сокровищницы к другому. Но был этот взгляд несколько рассеян... Похоже благородный напиток нашел-таки дорогу к разуму чудища и благополучно затуманил его.
  - Понятно, не хочешь расставаться со своими сокровищами? А давай сыграем на нее!
  Весело усмехнувшись, архангел указал в сторону девушки. Минотавр обратил свои вконец окосевшие глазищи на пленницу и, после некоторой мысленной оценки, утвердительно кивнул.
  "Крыыыылатыыый!!!"
  Сам воздух начал искрить рядом с Шер, из горла доносилось приглушенное рычание.
  - Я вообще-то не вещь, чтоб на меня играть!
  Полное игнорирование раздражало, похлеще комара, пищащего над ухом. Архангел и минотавр по очереди кинули кости...
  - Ты опять выиграл! Что ж за напасть такая! Давай еще раз. Я ставлю... свои доспехи. Правда они бесценны, так что тебе придется поставить что-то существенное. Давай так: я ставлю доспехи, а ты - мой меч, пленницу и две вон те бесполезные блестючки (кивок на осколки артефакта).
  Минотавр то ли из-за выпитого не смог оценить условия, то ли азарт игры притупил его настороженность, то ли и то и другое. В любом случае он согласно кивнул.
  Кости были брошены. Наступила тишина, а затем из глотки чудовища раздался жуткий рёв.... И означал он проигрыш.
  Архангел довольно усмехнулся.
  - Я выиграл.
  Минотавр вскочил на ноги, раздувая ноздри. И кто знает, как стал бы выкручиваться Крылатый из сложившейся ситуации, но в этот момент гнев Шер достиг своего апогея...
  
   ... - Шер, я дам тебе ключ к силе, которой ты сможешь воспользоваться в критической ситуации. - Варгран говорил как всегда спокойно и тихо. Он был истинным мастером, и неопытная еще тогда Шер по-детски восхищалась им. - Этой силой обладает любая женщина. Слушай же: мышцы женщины несколько отличаются от мужских. У вас в мышечной ткани есть вкрапления жировых клеток, которые в критической ситуации расщепляются и преобразуются в энергию. Огромное количество энергии. За счет этого вы можете, например, поднять огромный вес. Ты можешь вызвать эту силу, доведя себя до безудержной ярости. Но помни, восстанавливаться после этого ты будешь долго, очень долго...
  
  ... Мышцы Шер резко напряглись, веревки затрещали. Гневно опущена голова, глаз не видно из-за челки. Еще одно усилие и веревки бессильно начинают опадать. Девушка присела на одно колено, нащупав эфес валяющегося рядом со столбом меча. Два коротких, едва уловимых прыжка, один длинный. Клинок погружается по самую рукоять в спину чудовища, которое только начало поворачиваться на странный шорох. Шер распрямилась, но головы так и не подняла. Правая рука была окровавлена, а в левой был зажат... осколок артефакта (и когда только успела!).
  - Бери свой осколок и пошли.
  Крылатый вздрогнул от этого голоса. Безразличие и холодность сплелись в нем в единое целое. С опаской, взглянув на напарницу, архангел прошел к горе сокровищ, взял второй осколок и направился за Шер к выходу.
  
  Моргана и Меб.
  - Каккккой дддолжооок? - еле слышное заикание демона старушки пропустили мимо ушей.
  - Ну-ка поднимайся! Распластался тут, как жаба под скальпелем, - в гневе Меб была страшна - игривый голосок сменялся звучным рыком, брови распушались, глаза выпучивались аки вомпер. Даже Моргану это порой шокировало.
   Придерживая передними палами трясущиеся коленки, демон поднялся и как можно незаметнее пятился от мерзких ведьм. Один шажок, второй, третий, уже занес копыто над ступенями пьедестала - до провала в родное пекло рукой подать. Тень надежды промелькнула в глазах адской твари... и рухнула, как детская мечта деревенского увальня стать королем.
   - Кеша, ты прям как не родной, - голосок Меб опять стал елейным, а страшные глазища Морганы - обычными глазами доброй старушки.
  Демон трясся на одной ноге, боясь опустить вторую, старушки смотрели материнскими глазами, вся округа заглохла в ожидании.
  - Не убивайте, - чуть слышно пролепетал Демон и плачущим голосом добавил: - Прошу Вас.
  - Тю, Иннокентий, - Меб усиленно растягивала губы в улыбке, всеми фибрами души желая казаться быть доброй и милой старушкой, выдержав театральную паузу, Меб заговорчески подмигнула. - Третьим будешь?
  Моргана уже разливала мутную жидкость из огромной бутылки по стопочкам. Глаза Демона медленно округлялись, он оценил вместимость бутыли, безвозмездно полученного благообразными старушками у "щедрого" короля.
  - Дамы, я же умру, - театрально прикрыл рукой глазки Демон и спрыгнул с пьедестала.
  - Кеша, тут все свои, - Меб по-свойски сунула Демону стопку.
  -Уххх, - разом выдохнули собутыльники и залихватски опрокинули стопочки. - Ядреная, на кедровых орешках!
  Демон украдкой занюхал выпивку кулачком.
  - Между первой и второй наливай еще пятьсот, - скороговоркой прошепелявила Моргана и ловко разлила по стопкам следующую порцию пойла...
  
  Провожал в потемках даму, ворковал ей песенку,
  А потом паленой попой сосчитал всю лесенку.
  Опа, опа, зеленая ограда!
  Если девушка магичка - так тебе и надо!
  Стройный ор собутыльников разносился над кладбищем, пугая порядком очумевшую нечисть. Ближайший валун представлял собой импровизированный столик, сервированный пятилитровой банкой соленых огурцов из загашников демона.
  Бутыль показывала дно. Это горе было предложено немедленно запить остатками. Предложение единодушно приняли. Смачное похрустывание огурцами сопроводило оставшиеся пол-литра чудотворящей жидкости в последний путь.
  Для луженых глоток ведьм по три литра на харю было плевое дело. Мигом, заскучавшие старушки припомнили с какого гхыра, их понесло на это забытое всеми кладбище. Две пары прищуренных глаз уставились на с трудом подпирающего пьяну голову демона.
  - Кеш, а Кеш? - Меб пнула распластавшегося демона. Тот с трудом разлепил глаза и попытался их сфокусировать на субтильной фигурке ведьмы.
  - Да прекрати ты с ним церемониться. Вон цацки валяются - бери и пошли, - Моргана усердно выковыривала застрявшую в зубах веточку укропа из рассола. Осколки тускло поблескивали в развале.
  - Ишь, что удумали! - на четвереньках подскакивая к развалу, взревел демон обиженным голосом. Цацки любовно были прикрыты широкой демонической лапищей. - НЕ ОТДАМ!
  - Оба-на! Вот так номер, - Моргана разочаровано повела плечиками.
  - Мы о тебе, понимаешь ли, как о дитяте родном заботились, от гнева Хозяина оберегали, а ты? Пожалел старую рухлядь! - Меб разочаровано качала головой.
  - Вы Хозяину через меня гадости передавали, а я был виноват!
  - А кто твою шкуру спасал? Коли не мы, то и по сей день бы в голубой шкуре, с розовыми копытами красовался.
  Меб припомнила демону и рога в горошек, и ослиный хвост, и губки бантиком, бровки домиком - склока могла продолжаться до утра. Меб в этом была мастер.
  - Кеш, а помнишься наш мааааленький секрет? - тихо и вкрадчиво начала Моргана. - Что скажут другие демоны, когда узнают, а, Иннокентий Иванович?
  Демон прекратил перепалку и испугано перевел глаза на Моргану.
  - Не надооооаааааа! - страдальчески пролепетал Кеша.
  - Так-так-так, а почему я не знаю? - Меб уже подскочила к сестре, подставляя ухо.
  - Так я ему энурез лечила! - громким шепотом сообщила ведьма. Щёлкнула пальцами ведьма и в воздухе демонстративно повисла белая простыня, на которой посередине растекалось желтое пятно.
  - Злые вы! - демон рыдал как обиженный ребенок. Моргана походя, подхватила свой осколок с земли, нагло оттолкнув лапу, вяло сопротивляющегося стража и, подцепив под локоток Меб, выковыривающую из скрюченных пальцев демона его последнюю прееелесть, не спеша поковыляла к порталу.
  Опа, опа, зеленая ограда!
  Кеша получил в рога - так ему и надо!
  
   Часть 5.
   Путь ожидания, воссоединения и восстановления.
  
  Кулл и Иер.
  Они вошли во дворец. И тут Кулл заметил пронёсшегося (просвистевшего можно сказать...вернее, даже...промелькнувшего - со скоростью света) мимо них гремлина.
  - Похоже, король затеял ремонт, - удивился он.
  - Почему ты так решил, Кулли?
  - Ну, насколько мне известно, гремлин, пронёсшийся только что мимо нас - это мой знакомый строитель, Юрец. А на мелкие работы его бригада не подписывается. Да и берут они не дёшево. Эй, приятель,- остановил он несущегося обратно гремлина с планшеткой, - что за суета?
  Гремлин-бригадир в отчаянии махнул лапой, а затем протянул её же и пожал ладонь Кулла, узнав того:
  - Кабинет Брамциуса ремонтируем. После ухода наёмников там такое! Да ещё и в соседней комнате гнить всё начало. Все гобелены плесенью покрылись, на картинах и на мебели грибы повырастали. Полы все придётся перестилать. Сам король с магом по всему дворцу за зомбями гоняются, неизвестно откуда взявшимися. Пропал куда-то герцог Ван Крайт. В общем, сплошной бардак.
  - А что с кабинетом короля, - поинтересовался Кулл, удивлённо приподняв бровь. - Можно взглянуть?
  - Да, пожалуйста! - ответил гремлин. - За просмотр денег не берём.
  Бригалир подвёл Иер и Кулла к кабинету и, открыв дверь, пропустил их вперёд. Изумлённый Кулл остановился на пороге комнаты.
  - Мдааа! - проговорила, усмехаясь Иер, выглядывая из-за спины Кулла: - Один, сплошной кавай!
  И было чему изумляться.
  Все стены и пол кабинета, были исписаны и изрисованы мелом и яркими красками всех цветов радуги. Чего тут только не было - и граффити, и большеглазые девочки с крошечными носиками, и море весёленьких цветочков, и... В общем всё это безобразие невозможно было перечислить. Помимо рисунков пол был покры маслеными и винными засохшими пятнами. А сверху всего этого светилась не додеактивированная магическая пентаграмма.
  Потолок весь был покрыт копотью, да такой въедливой, что её проще было закрасить, чем смыть. Чем кстати сейчас и занимался, миниатюрный фей, ростом с указательный палец, с длинными как у бабочки усиками на лысой голове, и со стрекозиными крыльями за спиной. Но у него это выходило с трудом, даже не помогал ему в этом огромный валик на длиннющей рукоятке. Как только он покрывал потолок свежей краской, копоть проступала вновь. Он ругался во всю и возмущался, что ничего невозможно сделать без магии.
  - Куда не сунься, - орал он, - везде магия нужна! Везде! Нет, чтобы своими руками сделать что-то. Это ведь так прекрасно!
  Он сплюнул и, собрав в лапах сгусток белой энергии, метнул его в потолок. Коснувшись потолка, сгусток растёкся по нему, и тот засверкал белизной как новенький.
  Гремлин вычеркнул самописцем, один из пунктов в своей планшетке.
  - И давно вы здесь? - спросил Кулл у бригадира.
  - Уже скоро как сутки, - ответил тот. - До этого пытались силами прислуги всё убрать, но ничего не вышло. Плесень с грибами начала по другим комнатам дворца расползаться, вот нас и пригласили.
  - Ну, удачи вам!
  - Всё в порядке, - успокоил его гремлин. - Через пару часов всего этого не будет. Мои ребята своё дело знают.
  Он закрыл дверь в кабинет и шмыгнул по своим строительным делам.
  Кулл осмотрел коридор и увидел сидящих на диване Червя и девушку племени тигринов.
  - А вот и Червь, - обратился он к Иер. - Пойдем, поговорим?
  - Неа! - сморщила носик девушка. - Не хочу. Ты иди, а я...в парикмахерскую - причёску новую сделаю, маникюрчик. Пока-пока!
  Она чмокнула Кулла в щёку и убежала по направлению к выходу.
  - Ты только не до утра...пожалуйста! - крикнул ей в вдогонку Кулл.
  - Хорошо - хорошо! - донеслось в ответ.
  В этот момент к нему подошли Червь и сопровождающая его девушка-тигрина.
  - Здравствуй, Червь! - Кулл пожал протянутую руку гоблина. - Как дела? Добыл осколки? И я смотрю у тебя новая напарница?
  - Осколки мы с новой напарницей добыли, - тяжело вздохнул Червь. - Кстати, познакомьтесь, её зовут, Алиса. А это Сталкер. А вот Валарис похитили два вендиго. Я даже не знаю, по какой причине. И где она сейчас находится, тоже не знаю.
  Кулл поклонился тигрине.
  - Ну, насчёт Валарис, можешь не волноваться - обратился к гоблину Кулл. - Со мной связалась Василиса и сообщила, где её держали в плену.
  И Кулл рассказал всё о спасении Валарис и о её похитителях.
  - Так значит, это всё произошло из-за этих осколков? - гоблин посмотрел на камень, который лежал у него на ладони. - Я вам очень благодарен с Иер за спасение Валарис. Как только мы закончим это задание, мы с Алисой сразу отправимся за ней. Спасибо вам ещё раз!
  - Да не за что, - улыбнулся Кулл. - Мы с Иер сделали то, что должны были сделать. Если кто-то нуждается в помощи и этот кто-то верный товарищ и друг, мы всегда готовы подать руку помощи. А сейчас извините друзья. Я немного устал, пойду, отдохну немного.
  Он поклонился гоблину и тигрине, и, усевшись в углу в мягкое кресло, и вытянув ноги, решил немного вздремнуть
  
   Червь, Алиса, Валарис.
  - А что это за человек? - поинтересовалась Алиса глядя на уснувшего Сталкера.
  - Это очень хороший человек. Таких как он мало. А чего ты так интересуешься? - гоблин прищурился.
  - Да просто от него за версту пахнет волком! Он что, оборотень?
  - Неа, я же говорю, человек... хороший... А вот подруга его - оборотень. Хорошая такая девица, по меркам людей очень даже симпатичная! - червь улыбнулся. - Иногда мне кажется, что между ними что-то больше чем просто дружба...
  - А тебе, откуда знать про человеческие мерки? - удивилась Алиса.
  - Эх... - вздохнул Червь. - Мы гоблины, как и люди, любим изящных, красивых, фигуристых женщин с выдающимися "чертами"! - Червь рассмеялся.
  - Только внешность? - Алиса изобразила гримасу презрения.
  - Да нет, характер тоже важен. Она должна быть сильной, чувственной, чуточку наивной, и даже я бы сказал, немного ревнивой.
  - А почему ревнивой?
  - Ревнует, значит любит!
  После этого диалога они долго молчали. Тишина давила на них, и лишь пробежавший мимо гремлин нарушил их покой.
  - Нужно идти за Валарис, пока у нас есть время, до того как все вернуться во дворец со своими осколками, ты со мной? - обратился Червь к Алисе.
   Алиса посмотрела на своего друга. Ей надо было по хорошему тону, сдать дворцовому магу свой осколок артефакта, и вернуться домой. Но она уже приняла решение.
  - Меня ждут дома, но пока я не выясню, что с этим артефактом. И что случилось с моим братом, я не вернусь. Давай спасем твою подругу, думаю, она хорошая и умная. Надеюсь, и вы мне поможете в моих поисках, а то я совсем не знаю большого мира. А у тебя везде друзья готовые помочь. Я остаюсь с вами.
  - Как ты думаешь, кто мог устроить такой бардак во дворце? - Удивлено осматриваясь вокруг, спросил Червь, но в душе он был рад - появился надежный товарищ, они скоро спасут Валарис. Но он пытался скрыть свои чувства за отвлеченными вопросами.
  - Не знаю, - безразлично пожала плечиками девушка-тигрина.
   Гоблин отошел поговорить с дворцовым магом. Через несколько минут, он вернулся и проворчал:
  - Сегодня они не могут принять осколки. Попросили подержать их до того момента, пока не соберутся все кто отправился на поиски осколков. Будет, ещё какой-то там ритуал воссоединения. Не знаю даже что и делать?
  - Раз у нас есть свободное время, значит, пойдем помогать Валарис. Думаю, что мы быстро обернёмся. Трактир "Нелюдь" не так уж и далеко от столицы.
  Червь с радостью согласился на предложение Алисы, и они тут же тронулись в путь.
  До трактира друзья добрались без приключений. Забрали всё ещё слабую драконид, уложили её в предоставленную им, хозяином трактира, повозку, запряжённую двумя мулами. И за пару дней добрались до столицы Ландрии.
  По дороге, на привале Валарис рассказала им, всё что помнила до того момента как очнулась в трактире "Нелюдь"...
   Рассказ Валарис.
   Валарис приходила в себя медленно, толчками. Очень болели крылья. Выкручивало суставы ног и рук. Безумно хотелось пить. Голова противно пульсировала. Валарис подалась вперёд и упёрлась лбом в палку. Откуда-то послышалось хрюканье и сразу вслед за этим - резанувший по ушам дребезг. Драконоид с трудом разлепила глаза и сосредоточилась. Неожиданно оказалось, что она сидит в клетке, а снаружи её похитители - вендиго. Они с увлечением потрошили рюкзак Валарис, доставали оттуда баночки с вареньем и прицельно кидали их в стену, в какой-то рисунок, который уже почти скрылся под натёкшим вареньем. Драконоид, видя такое кощунство к изумительно-восхитительному лакомству, рванулась вперёд, но лишь больно ударилась о прутья решётки. Только теперь Валарис заметила, что похитители связали ей руки, ноги и даже крылья. Валарис тихо зарычала и вцепилась острыми зубами в один из прутьев клетки и принялась, хотя и с трудом тянуть его на себя. Прут меееедленно поддавался. А похитители ничего не замечали, увлёкшись рюкзаком драконид.
   Когда вендиго почти допотрошили рюкзак, пришли какие-то люди. Валарис сразу же перестала тянуть прут и с интересом стала рассматривать вновь прибывших. Люди как люди. Драконоиды плохо различают людей. Разве что по запаху. Люди подошли к клетке и увидели, что один из прутов клетки погнут.
  - Она так вырвется! - возмущённо воскликнул один из них.
  - И впрямь. Нам повезло, что это молодой драконоид. У неё ещё слабый иммунитет к магии. Сейчас оглушу окончательно.
  Валарис вскрикнула и рванулась в сторону, пытаясь уйти из-под заклинания, но лишь больно ударилась о клетку, как раз в этот момент заклинание и накрыло её...
   Валарис не знала, сколько она пробыла без сознания. Она пришла в себя от тряски и жуткой боли в затёкших конечностях. Сильнее всего болели крылья. Связанную Валарис нёс здоровенный вендиго, небрежно перекинув через плечо. Драконоид с трудом подавила стон, чтобы не выдать, что она пришла в себя. Тут они подошли к какому-то зданию. Послышались голоса. Валарис осторожно огляделась и увидела вывеску с надписью "Нелюдь". После этого драконоид сосредоточилась, собирая все силы, какие могла. Очень мешала боль и тряска. Но вот её сбросили... на что-то мягкое - похоже на ковёр с длинным ворсом, постеленный на полу. Вспыхнула и ослабла боль в крыльях. Валарис составила мысленное сообщение: "Помогите! В плену я! Трактир "Нелюдь"! Сообщение улетело, забрав с собой остатки сил...
  
  Василиса и Гответт.
  Около половины пути они пролетели спокойно. Но потом полуэльф начал уставать и задремал.
  "Он достаточно долго продержался. После вчерашней нагрузки, сегодня мастер-класс показал. И все-таки он не обычный маг. Надо будет расспросить при случае" - глядя на дремлющего друга думала Василиса.
   Девушка наслаждалась видом. И потихоньку подпитывала магией своего друга. Она увидела и трактир "Нелюдь", и Червя с тигриной, идущих забирать Валарис. А также поляну, где произошла битва Кулла и Иер против засады любителей артефактов. Вдалеке уже показалась столица и дворец, разукрашенный до невозможности.
   "Надо запомнить, пригодятся мотивы росписей для дома, если он у меня появится"
  - Готтвет! Не сбивай ту птичку!
  - Какую? - Бум!
   Конь на полном скаку врезался в синицу, не привыкшую к такой конкуренции в воздухе. Девушка успела схватить птаху и произнесла:
  - Её. - Птичка пришла в себя и, высказав все, что думает о летающих водяных лошадях и тех, кто рождён ползать, полетела разносить предупреждение про летающею воду.
  - А ты как-нибудь назвал свою лошадку? - поинтересовалась Василиса.
  - Нет, а надо? - похоже, этот вопрос немного озадачил Гответта.
  - Как вы лошадку назовете, так она и понесет. Я хочу сделать один артефактик. Чтобы это милое создание появлялось, и исчезала по твоему желанию без подпитки сил. И затрат энергии на содержание был минимален. А то какой рыцарь без верного коня?
   Гответт думал про имя коня, про предложения Василисы, он действительно не отказался бы от такого коня...
  - Придумал! - воскликнул он. - Флёрдо!
  - Имя коня? Отлично, - Василиса закрыла глаза, представляя себе будущий артефакт... вспышка - на ее ладони лежало серебряное кольцо с прозрачными кристаллами. - Вот, Гответт, можешь теперь перестать поддерживать твоего... Флёрдо магией. Я перенесла контроль на кольцо.
   Гответт взял кольцо, надел его на палец, сжал-разжал ладонь, затем осторожно, по одной нити, отпустил управление - и...конь продолжал лететь!
  - О, смотри, мы уже летим над городом, начинай снижаться!
  Полуэльф направил коня вниз, тот выбрал крышу одного из домов, оттолкнулся от нее, и прыжок закончился непосредственно около входа во дворец.
  Василиса спрыгнула, погладила коня по морде: - Спасибо!
  Конь кивнул ей в ответ. Гответт тоже спешился, направил кольцо на Флёрдо. Сверкнул центральный кристалл - и о том, что здесь только что стоял водяной конь, напоминали лишь четыре влажных следа на мостовой, которые быстро высохли.
  Гответт и Василиса переглянулись и вошли во дворец...
  
   ВОССТАНОВЛЕННИЕ.
  Наконец-таки во дворец один за другим принялись прибывать искатели приключений. Гостей встречал дворецкий. Перемазанные и уставшие все с радостью принимали предложение о горячей ванне и плотном ужине. Несколько дней добровольцы - прибывшие первыми, отдыхали, дожидаясь остальных участников экспедиции.
  Вечером одного из таких дней, когда все участники (почти все) собрались во дворце, маг Аэрок пригласил всех в кабинет короля.
  - Кашшшдый из вас, - начал он, когда все собрались, - нашшшел по осколку артефакта Плодородия... Я не могу прикасатссся к ним. Чары разбившшшего его похитителя настроили осколки на убийство мага, способного собрать артефакт воедино. Только целиком он для меня безвреден. Вам же... неуч... кх-кх... героям... не повредят и осколки. Вот как выглядел артефакт до его похищения. - Маг выложил на стол рисунок артефакта. - Ваша задача сложить осколки правильно... А я буду читать заклинание Воссоединения. Да, совссссем забыл.... Ещё одна пара должна подойти.... Надеюсь, они не задершшатся. И... Кто нашшшнёт?
  
  Маргольф и Эрика.
  Маргольф подозрительно зыркнул из-под очков вправо и влево, поняв, что сейчас его будут лишать с таким трудом нажитого имущества. Впрочем, за неделю ожидания, проведенную во дворце, гном тщательно изучил те две загогулины, которые они нашли, и так и не смог придумать им применения. Маргольф лелеял слабую надежду, что они будут вызывать портал, но оказалось, что портал возник один-единственный раз, и больше осколки ни для чего не пригодны.
  Что ж, если нельзя выгадать на предметах, можно выгадать на репутации. Авось, за героизм здесь дают надбавку - да и маг местный за эту неделю ожидания чего-то там химичил (скорее всего дополнительные плюшки), Маргольф за ним поднаблюдал. В конце концов, всегда приятно заручиться поддержкой сильных мира сего - чтобы удачно подсидеть их.
   Поэтому гном со вздохом решительно кивнул. От движения головы мотнулись непривычно чистые косички, от которых яростно пахло благовониями - Эрика не скупилась на приведение друга в порядок, тем паче, что запасы были королевские, казенные. Благоухая, как клумба, Маргольф взял один из осколков, подошел к столу и выложил на всеобщее обозрение.
   Бздынь!
   - Полагаю, многодосточтимоуважаемый мэтр, данные предметы не представляют ценности по отдельности. Но я могу, в случае необходимости, предоставить свои услуги ювелира, чтобы соединить их. Мой дядюшка Добгрун, муж моей двоюродной тетушки, является лучшим ювелиром Подземья, и мне кое-что перепало от его знаний (Маргольф нагло врал: дедушка не подпускал юного гнома к тонкому ювелирному делу с тех пор, как Маргольф попытался отшлифовать алмазы направленным взрывом). А за отдельную плату я могу предоставить вам и самого дядюшку!
  Маг закашлялся, будто чем-то поперхнулся, и резко замахал отрицательно руками: - Нам достаточно и того, что достопочтимый гном соизволил, своими руками добыть свою часть артефакта и удостоился первым возложить её на воссоединение.
  
   Эрика сидела в раскрытом окне, свесив босые ноги наружу. Ей было грустно и тяжело. Очередная попытка хоть чуть-чуть продвинуться в снятии проклятия окончилась ничем. Отцовский ястреб принес известие о тяжелой болезни матери. Наступала осень, традиционно тяжелая для деревьев и дриад пора. Девушка тяжело вздохнула и оперлась спиной о раму...
  
   Всю неделю, что прошла с момента прибытия во дворец, Эрика провела между библиотекой, где собирала крупицы эльфийских легенд, ванной, где она отдраивала уже почти не сопротивляющегося гнома, и окном в королевский сад, на котором она просто бесцельно сидела и слушала дождь. Друидессой овладела апатия и опустошенность. Проклятие не оставило ей даже возможности бросить все и помчаться к матери...
  Спасенный феникс так и увязался за приключенцами, ходил с умным видом по пятам за Маргольфом и был всецело доволен жизнью. Маргольф был доволен жизнью, и только Эрика пряталась по углам, тихая и несчастная.
  
  ... Осколок, доставшийся ей, Эрика легонько сдула с ладони, и тот аккуратно перелетел от окна, на котором она устроилась на стол в центре зала, и устроился там на своём месте в ожидании подходящих "соседушек".
  
  Севильяна де Гульден и Хора.
  - Ну, шшто, так и будем до сошшествия тьмы сидеть, шшшледующий... - прошамкал маг, делая приглашающий жест подойти к столу следующей паре.
   "И в самом деле, чего ждать? Мы стоим у последней черты, осталось сделать шаг. А дальше, попытаться вернуться к прежней жизни. Удастся ли? Руку - вылечу, закажу новую призму,...сколько мороки с ней будет. Хотя, после всего, что с нами произошло, духи должны быть как шелковые. Они-то знают, кто такая Смерть. А мы... - Севильяна посмотрела на Хору.... - К чему гадать, что нам готовит рок".
   Девушка подошла к столику и положила свой осколок рядом с осколками гнома и дриады: "Неужели на этом наше приключение закончится?"
  
   Хора подошёл к столу за своей напарницей и, вытянув вперёд руку с зажатой в ней частичкой артефакта, задумался:
   "Уже прошла целая неделя, как мы вернулись из похода. И только сегодня, наконец, соизволили пригласить во дворец. Целая неделя! Но даже грязные, усталые, измотанные мы, не останавливаясь во дворце, пешком пришли в лабораторию Севильяны. Что-то явно в ней изменилось. Раньше бы она и с места не сдвинулась, пока не подадут карету. А теперь.... Теперь мы были дома...
  Два дня Севильяна не выпускала меня из бочки с водой, заставляя отмокать. Намазала тысячью благоухающими мазями, так, что пах я теперь как э-э-э гном. Бедняга гном, что путешествовал с дриадой. Видимо попал под ее влияние, а может и просто попал... хе-хе!"
   Хора, продолжая всё также стоять с вытянутой рукой, кинул взгляд на гнома, подмигнул ему и качнул головой в знак солидарности. Гном скосил на Хору один глаз и сделал вид, что ничего не заметил.
  "Так, а что там было потом? А... потом я неожиданно разбогател. Севильяна привела какого-то купца и выгодно сторговала статуэтку, что я прихватил из пещеры. Прикупила мне новую одежду: синие панталоны, кафтан и лакированные туфли.
  Целый день потом дулась из-за того, что я наотрез отказался надеть этот клоунский наряд. Но когда пришло приглашение явиться в замок, тут ее напору пришлось уступить. А как иначе, я же не бесчувственный зомби, что с некоторых пор разгуливали по дворцовым коридорам, распугивая местную фауну, я живой.
  Но самое главное, что случилось за эту неделю - это руны. Они настолько побледнели, что если их хорошенько припудрить, то совсем незаметно.
  Промелькнула надежда. Вот оно... свершилось, эта, не хочу называть ее имя, помогла мне, взяла под свое покровительство.
  Наивный, я парил от счастья ровно до тех пор, пока кухарка Севильяны не порезалась ножом. И что тут началось.
  Тысячи птиц со всей округи собрались вокруг лаборатории Севильяны и решили непременно устроить гнездо в ее доме. Дом превратился в один огромный комок из шевелящихся птиц. Ужас охватил весь квартал. Горожане привезли какого-то колдуна, который провозился почти половину дня, пока птицы не разлетелись. Когда Севильяна возмущенно спросила у него что так долго, он только развел руками, заявив, что это наполовину белое, наполовину черное заклинание и что он не обучен противодействовать такому.
  Вот так я и узнал, что мои руны обзавелись еще и белыми заклинаниями. Но все равно. Я счастлив. Половина, это уже полшага!"
   -Да- не -тря-си ме-ня! Ну, задумался ненадолго! Нахлынуло! - отпихнулся Хора от Севильяны. Правда, что тянуть, пора заканчивать, тем более эти новые туфли ему уже изрядно натерли ноги, да и маг того и гляди своим взглядом дыру в нём прожжёт. Хора решительно опустил свой осколок на стол. - Ну, вот, - вздохнул он, - теперь колдуйте на здоровье.
  Севильяна одобрительно кивнула. Хора улыбнулся ей и отошел от стола.
  
  Василиса и Гответт.
   Василиса с Гответтом вошли во дворец. Встретивший их дворецкий тут же препроводил их в королевский кабинет, где уже начался ритуал воссоединения осколков артефакта.
  Как жаль, что приключение подходит к концу. Но конец - это начало чего-то нового, и Василисе было интересно узнать чего именно. А пока надо восстановить артефакт.
   Но многие вопросу так и остались в тайне. Надо будет подбить спутника на их разрешение. Она внимательно осмотрела осколки на столе и положила рядом с ними свой.
   Кто-то еще не пришел. Другие ещё не решились выложить свои.
  - А можно без заклинания? Я не люблю эти мудреные фразы. - Спросила полубог у своего спутника.
  Гответт подошел к столику, посмотрел на лежащие, на нём осколки, и добавил к ним свой.
  
  Кулл и Иер.
   К задремавшему Куллу подошёл дворецкий и предложил комнату на время пребывания во дворце. Наёмник с радостью согласился и попросил показать Иер их комнату, когда та соизволит заявиться. Как ни странно, это случилось вскоре, как только он задремал в предложенной ему горячей ванне. Точнее это была даже не ванна, а небольшой бассейн.
  Горячая вода в нём слегка бурлила. Кулл растянулся во весь рост и задремал. И тут он услышал, как кто-то поднялся по лестнице, ведущей к бассейну, и тихо нырнул в бурлящую воду. Он плавно, очень плавно, выпустил лезвие на правом наручи, приставив его, подкрадывающейся под водой Иер, к подбородку.
  - Милая, - ласково улыбаясь и приподнимая её очаровательную головку над водой, проговорил он, - я тебе сколько раз говорил не поступать так?
  - Ппервый, - отплёвываясь от воды, прошептала Иер. - Ты меня напугал, сейчас буду плакать, - безапелляционно заявила девушка.
  - Н-н-не надо, - пришла очередь заикаться Куллу - он вспомнил, чем грозят окружающим слёзы оборотня.
  - Шучу, - улыбнулась Иер.
  - Иеремия, не хотите ли Вы стать моей женой? - спросил Кулл, не выпуская девушку из объятий.
  - Был же вроде разговор, - выскальзывая из рук Кулла, проворчала девушка.
  "Ого! Иер смущается", - вдруг понял Кулл.
  - Ну, так как? - с самым невинным выражением лица, на которое был способен, переспросил он.
  - Я согласна, - тихонечко ответила девушка и густо покраснела.
  - Иер?
  - Что?
  - Ты покраснела!
  - Отстань от меня! - закричала девушка и выскочила из ванной. Кулл с удовольствием смотрел вслед удаляющейся обнажённой фигурке, а когда Иер хлопнув дверью, удалилась, с удовольствием растянулся в ванной и закрыл глаза...
  Все остальные дни ожидания, прибытия остальных наёмников, прошли в относительном спокойствии. Если не считать инцидента с птицами над домом Савильяны де Гульден. И... небольшой драки и развороченного трактира.
  Вообще-то всё было бы в порядке, если бы Иер в одном из городских трактиров, после выпитого самой, кувшина вина, не надумала экспериментировать со своей одеждой. Она стала водить ладонью по левому браслету, демонстрируя Куллу, как у неё замечательно переливается кольчуга на груди. Кулла заворожило это зрелище. Да как оказалось не только его одного. Одну подвыпившую компанию, очаровательная, переливающаяся грудь Иер тоже заставила, взвыть от восторга, и броситься к девушке, отталкивая друг друга. Но после двух ударов между ног и одним переломанным носом, инцидент мог бы и завершится. Ну, может, было бы свёрнуто ещё пяток челюстей и разбито пара столов. Но Иер вдруг вздумалось продемонстрировать свой волчий оскал и звериный взгляд. Одна из посетительниц заверещала от испуга (видно впервые видела оборотня, хотя в Ландрии к ним относились вполне лояльно) и с криками: "Монстр! Монстр! Она сейчас всех нас разорвёт!" - бросилась вон из трактира и все посетители во главе с хозяином и прислугой ломанулись в след, за ней, круша всё на своём пути. Иеремия, перевоплотившись в волчицу, кинулась в след пьяным молодчикам, пытавшимся с ней заигрывать. Кулл, сидящий всё это время и с наслаждением попивающий пиво, даже не напрягся. Когда все скрылись за дверью, он встал, подошёл к стойке бара, положил на неё пять золотых, за беспокойство и не спеша вышел на улицу.
  Искать в ночном городе Иер было бесполезно. Поэтому он направился во дворец в отведённую им комнату. Примерно через час, явилась его подружка и залезла к нему под одеяло. Она была до того ласкова с ним, что он понял - охота удалась на славу. Похоже, в эту ночь в городе стало на восемь человек меньше. А на утро выяснилось, что кто - то этой ночью, в одном из подвалов города, вырезал всю банду - известную своими безнаказанными грабежами и насилиями. Как сообщала местная пресса - банда, состояла из восьми человек и тела, так были истерзаны, что их узнали только по наколкам, отличающим банду. Шериф города так и не выяснил, кто избавил столицу Ландрии от этих негодяев...
  Ещё Кулл, пообщался немного с дворцовым магом. Покопался в местной библиотеке. Затем маг отсчитал ему десять золотых и Кулл посетил несколько магазинов. Два дня они провозились в дворцовом саду, наняв себе, в помощники Бригаду гремлина Юрца. Бригада что-то принялась строить в саду, но что именно для всех оставалось загадкой - строительный купол покрывший место работ был непроницаем для посторонних взглядов и всех любопытных. Лишь маг и Кулл могли проникнуть под его покров, и были в курсе всех работ Бригады. После завершения постройки, купол убрали, но толка от этого было мало - маг наложил чары на все, что было сделано в саду и любой, кто бы ни заходил туда видел все, как было прежде, и никаких изменений не замечал. Даже от Иер Кулл держал всё в секрете о том, что они задумали с магом. Правда и девушке было не до вопросов. Она целыми днями бегала по городу и готовилась к их свадьбе.
  - Кулл, я возьму лошадь? - спросила Иер.
  - Это ты о Боливаре?
  - Ага! - заулыбалась девушка. - Он там, поди уже всех окружающих лошадей болтовнёй удавил.
  - Ну, возьми, ему полезно погулять.
  Девушка побежала к конюшням, и оттуда Кулл услышал весёлый голосок Иер: "Колбаса! Собирайся! Поехали!"
  Через несколько секунд мимо него пронеслась Иер верхом на невзнузданном Боливаре. Конь явно был рад прогулке.
  Отъехав на приличное расстояние от города, Боливар остановился и Иер осторожно, сползла со спины коня и плюхнулась в траву.
  - Скажи честно, Боливар, ты хочешь меня убить? - спросила девушка.
  - О, что ты, Иер, нет, конечно! Просто я застоялся на одном месте, там так скучно... Кстати, зелёный цвет твоего лица очень гармонирует с рыжими волосами!
  - Я из тебя котлет наделаю... - простонала девушка.
  Несколько минут Иер простояла, уткнувшись в шею коню. Боливар не шевелился, ему нравилась Иер, нравился её запах.
  - Что случилось? - спросил конь.
  - Тебе что, правда, интересно? - удивлённо спросила Иер.
  - Да, выкладывай! - радостно объявил Боливар.
  - О, Волк Прародитель! Я советуюсь с конём! - шутливо произнесла девушка.
  - Не ехидничай, Иер! Я могу и передумать, - ответил конь.
  - Вообщем, так! Я боюсь выходить замуж! - выпалила девушка.
  У коня вытянулась морда от удивления:
  - Ты? Боишься? Нет, идти в бой, где можно запросто погибнуть ей не страшно, а замуж за любимого человека страшно? Я тебя не понимаю.
  - Ты прав, я сказала глупость, забудь, - Иер отвернулась от коня.
  Остаток дня Боливар и Иер провели, играя в салочки. Хорошо, что их никто не видел. Странное зрелище - волк и конь, играющие в догонялки.
   И, наконец, собрались почти все наёмники - ждать дольше было нельзя. Маг пригласил всех присутствующих в кабинет Брамциуса. Кабинет выглядел, как и прежде, до первого посещения наёмников (Бригада своё дело знала). Присутствовал один маг, короля в помещении не было. Старец предложил подойти всем к столу. Двое слуг принесли подносы, на них оказались два оставшихся во дворце осколка. Маг выложил рисунок изображающий артефакт в полном виде. И предложил всем приступать к соединению разрозненных осколков. У Савильяны и Маргольфа, вроде получилось соединить два осколка, но остальные только их выкладывали и не могли пока решить какой осколок откуда. Кулл и Иер тоже пока не могли сообразить, что да как. Но тут взгляд Сталкера скользнул по рисунку артефакта. Изображение было разделено на клеточки. И в каждой ячейке была своя часть осколка. Он подвинул листок к себе и, отыскав на нём ячейку, принадлежащую его осколку, выложил часть своего артефакта сверху на рисунок. Осколок лег один в один на принадлежащее ему изображение. Потом он предложил и Иер проделать туже операцию.
  - Детский пазл! - фыркнула Иер. - Прошу господа!
  Все мигом нашли ячейки для своих осколков. Оставалось только дождаться опоздавших - по словам мага, они уже были на подходе. И тогда артефакт будет собран. И тогда маг сможет произнести полное заклинание для воссоединения всех осколков.
  
  Шер и Крылатый.
  Путь обратно до города не запомнился Шер. Возможно, потому что он прошел в полном молчании. Девушка ехала впереди на своем вороном коне и не видела, что делал за ее спиной Крылатый. Когда же они приехали в город, Шер попрощалась со своим напарником и поехала к знакомому аптекарю.
  "Надеюсь, у него остался еще тот состав, которым он отпаивал меня в прошлый раз. Да и рану нужно обработать".
  Галеаф остановился напротив входа в неприметное здание. Шер вошла в дверь и оказалась в полутемном помещении. Свет падал через окно, выходящее на улицу. В воздухе витал легкий запах смеси сухих полевых трав. От щели в двери на пол падала узкая полоса света, пробегала до стены и отражалась в хрустальных пузырьках, наполненных разноцветными настоями.
  - Что, очередная рана? По другим вопросам ты не заходишь, - Лу Янь скорее не спросил, а констатировал факт.
  - Как всегда.
  Девушка улыбнулась старому знакомому теплой улыбкой.
  - Что на этот раз.
  - Минотавр. Пара царапин на спине и упадок сил.
  Аптекарь понимающе хмыкнул и пошел в смежную комнату. Насколько знала Шери, у него там были особо ценные зелья. Покопавшись немного, Лу вернулся, держа в руке маленький флакончик с темно-красной жидкостью и запечатанную коробочку.
   - Эликсир выпьешь, когда пойдешь спать. Мазь нанеси после того, как тщательно промоешь рану. Ну, да ты и сама знаешь.
  - Спасибо, Лу. Что бы я без тебя делала!
  Шер задорно чмокнула аптекаря в щеку, взяла эликсир и мазь и, отдав плату за лекарства, вышла из лавки...
  
  ... Сейчас девушка стояла перед дверью в залу, в которой собрались уже вернувшиеся искатели. Эликсир подействовал прекрасно, впрочем, как и мазь. От энергетической истощённости не осталось и следа, а рана на спине затянулась, и на ее месте остался только легкий шрам.
  Слегка постучав, Шер вошла в помещение, поздоровалась с присутствующими и прошла к столу, на котором уже были разложены несколько осколков. Достав свой осколок и повертев его в руках, девушка пристроила его на положенное место.
   Шер уселась в удобное кресло и задумчиво накручивала прядь волос на палец - ГДЕ, о Боги и Демиурги, носит этого Крылатого!
  Тут в распахнутое окно влетело нечто мохнатое, с маленькими крылышками летучей мыши. Зверек быстро прошмыгнул к выложенным осколкам. Он метнулся к столу, при этом в лапках его было зажато что-то сверкающее. Когда же он отскочил от стола и прыснул обратно в окно, все заметили, что осколков стало больше ещё на один.
   - Значит, ты опять решил сбежать, - без капли эмоций произнесла Шер.
  - Не так быстро, мистер Крылатый, - маг взмахнул рукой, и летучую мышь, отбросило к ногам Шер. - При восстановлении артефакта должны присутствовать все, кто доставил осколки.
  - Добро пожаловать в клуб любителей осколков, - ехидно усмехнулась Шер, подбирая с пола мохнатый и недовольно шипящий комочек. - Может, обратишься во что-нибудь более человечное...
  
  Галлеан и Борк Жестянщик.
  ...и вот тьма рассеялась. Галлеан обнаружил себя лежащим на полу... очень гладком полу, надо сказать, и весьма холодном. Зрение пока отказывалось ему служить (видимо, перенос дался не так уж легко) и ему пока что приходилось рассчитывать только на осязание и слух.
  Эльф попытался привстать, но руки также отказались ему служить и он неловко упал обратно. Но тут с глаз словно спала мутная пелена - эльф смог увидеть, что полулежит на гладком каменном полу, покрытом каким-то сложным орнаментом, составленным из мозаики. А помещение оказалось немаленьких размеров залой...к счастью, пустым.
   Продрав глаза, Галлеан вновь предпринял героическую попытку встать, и та увенчалась успехом. И тут он увидел, что на него таращатся две незнакомые дамочки - скорее всего, если судить по их внешнемувиду, придворные. Ноги опять попытались взбунтоваться, эльф чуть не упал и тихо, но злобно выругался. А когда вновь поднял взгляд - дамочки исчезли. Впрочем, эльф их хорошо понимал - не каждый день встретишь посреди дворца оборванного и словно побывавшего в дюжине драк, раненого эльфа - появившегося из ниоткуда. Но тут в затуманенный разум обжигающей ледяной иглой ворвалось одно слово: - Борк!!!
  Галлеан торопливо оглянулся и увидел лежащего рядом гоблина. Подойдя и опустившись рядом с ним, он проделал небольшое медобследование и убедился, что гоблин дышит и вроде бы не имеет тяжёлых внутренних повреждений - в общем, до госпиталя должен дожить. Но тут же встал вопрос об гоблиновском осколке артефакта - Борк явно не скоро очнётся, а Галлеан чувствовал, что пришло время собирать осколки воедино. Поразмыслив, эльф понял, что придётся осколок Борка нести кому-нибудь ещё. Но в первую очередь надо было отнести гоблина к лекарю.
  Взвалив неподвижное тело гоблина на плечо, эльф быстрым шагом пошёл по галерее, припоминая, где здесь могут быть медики. На всякий случай он сделал себя более...незаметным, использовав заклинание отвода глаз. Теперь почти любой встречный смотрел на странную парочку и отводил взгляд, не находя в них ничего особенного.
  Добравшись до лекарского крыла, эльф решительно позвонил в колокольчик у большой двери, на которой был изображены два змия, обвивающиеся вокруг меча и копья.
   Ему незамедлительно открыла санитарка, тут же начавшая с оханьем осматривать недвижимого гоблина. Эльф же приметил проходящий неподалёку патруль дворцовых стражников и окликнул их. Один из стражей подошёл и вопросительно уставился на Галлеана. Тот же сразу пошёл в атаку:
  - Служивый, мне требуется твоя помощь. Это не отнимет много времени, но у тебя появятся после этого неплохие шансы стать десятником...
  Солдат крутнул длинный ус и фыркнул:
  -Вашбродь, на посту мы, патрулируем... Если оставлю службу - меня не то, что десятником не назначат, повесить могут. А мне ещё семью кормить надо.
  Эльф слегка нахмурился непробиваемости солдата и выложил козырь:
  -Дело государственной важности, солдат! Касается артефакта!
  Тут страж вздохнул, крутнул ещё раз несчастный ус и переступил с ноги на ногу:
  -Ну, раз государственной... Да ещё и касаемо нашего артефакта...Так надо было сразу и говорить. Что от меня требуется милостивому государю?
  - От тебя требуется немногое. Видишь - гоблин, которого сейчас санитарка осматривает, сжимает осколок артефакта? Ты должен взять его, в смысле - осколок, и проследовать за мною. Я его взять не могу, колдовство на нём сильное...
  Солдат сложил пальцы одной руки в знак, отвращающий злую силу, и даже хотел сплюнуть, но, взглянув на эльфа, передумал. Молча подошёл, с опаской взял осколок из безвольных рук гоблина. Выпрямился, и выжидательно посмотрел на Галлеана. Тот знаком показал следовать за ним, предварительно убедившись, что за гоблином прислали двух крепких мужичков санитар с носилками и унесли в недра госпиталя. Донимала рана на бедре, но эльф решил не обращать на неё внимания.
   Галлеан со стражем быстрым шагом направились в сторону хорошо знакомого зала. Воин пыхтел позади эльфа, одной рукой придерживая алебарду. Так они дошли до зала, в котором стоял стол с фрагментами артефакта на подносе... Поднос окружала небольшая толпа, возбуждённо и местами встревожено гудевшая... Тут все на секунду притихли, увидев ещё одного искателя, вошедшего через массивную дверь, и на идущего позади него стражника, также обратилось несколько пар весьма удивлённых глаз.
  Эльф слегка поклонился всем присутствующим, и быстрым шагом проследовал к столу с осколками артефакта. Стражник за спиной стал ощутимо нервничать - он явно не понимал, во что его втравил этот странный эльф, но чуял, что затевается нечто очень серьёзное. Страж топтался на месте за спиной эльфа, то и дело озираясь. Тут Галлеан слегка прищурился, быстро отыскал место своего осколка и аккуратно положил его туда.
   Затем он обернулся к воину, который с превеликим облегчением и дрожащей рукой положил свой осколок на то место, которое ему указал эльф и уже намеревался убежать, но эльф, вскинув руку, приказал ему оставаться на месте.
  Он со странным чувством облегчения отошёл от подноса. Толпа уже вновь вовсю тихонько гудела, обсуждая новоприбывшего и что-то своё. Эльф тихо шепнул стражу:
  -Можешь остаться здесь и посмотреть, что будет далее... после не сомневайся, тебя не забудут.
  Тот вытянулся во фронт, кивнул и уставился на поднос, словно на нём была груда золота.
  Тут эльф проворчал себе под нос - "Жаль, гоблин этого не увидит...видимо, зрелище будет неслабое" - и устремил свой взгляд вперёд, ожидая чуда в виде воссоединения разбитого артефакта.
  
  В это время Борк-Жестянщик, лежа на явно крупноватой для него больничной койке, медленно приходил в себя. Местные лекари или колдуны - кто их тут в городе разберёт (хотя на взгляд гоблина, спустившегося с гор, первые ничем не отличались от вторых), делали все возможное для спасения его жизни - как-никак один из великих, уже почти национальных героев (от скромности гоблин точно не умрёт)... "Пускай и вонючий гоблин (опять же это было мнение Борка считавшего, что так думают о нём все городские)". Переломанные ребра медленно выправлялись под действием заклинаний, внутреннее кровотечение было остановлено заговорами, обширные кровопотери компенсированы с помощью чар. Но, весь заколдованный с ног до головы, обмотанный и облепленный всякими примочками с лечебными травами и эликсирами, Борк все равно должен был чувствовать себя не слишком хорошо... а чувствовал очень даже. Радовало то, что он выжил; радовало выживание Галлеана; радовал выполненный долг; радовала героическая победа над огроменным великаном. Но ещё больше радовало возвращение артефакта. Борк был уверен в том, что расколотая реликвия будет восстановлена... а люди и нелюди, помогавшие ее восстановить - достойно награждены. И вот тут-то он своего не упустит, и королю Ландрии придётся кое-что совершить.
  Внутреннему взору раненого представлялось плоскогорье с выпасами коз и овец; бурные ручьи и речушки, полные рыбы; леса с густым подлеском, ягодами, орехами и мелким зверьём... подальше от населенных земель, не облагаемые налогами, принадлежащие гоблинам на веки вечные. Скоро это все станет объективной реальностью. Очень скоро!
  А пока что героический гоблин мог спокойно отлеживаться на чистой простыне в лучшей больнице близлежащих земель и тихонечко напевать победную гоблинскую песню:
  Неочем думать и нечего сказать,
  Незачем есть и незачем спать...
  Некуда идти, да никто и не ждет -
  Ты мертв!
  В доме родном лишь толпа чужаков:
  Чужая жена испекла пирогов,
  Чужое дитя в колыбели спит -
  Ты убит!
  Оружье твое в моих руках,
  Сапоги твои на моих ногах,
  А тело твое - в земле сырой.
  Поход закончен, я возвращаюсь домой.
  Тебя больше нет, враг мой!
  
  Алиса, Червь, Валарис.
  Алиса подошла к столу с осколками и посмотрела на них. Сзади увлечено разговаривали Червь и Валари. Похоже, о приключении, выпавшем на их долю. Драконоиду уже было лучше, но поломанные крылья давали о себе знать. Тигрина отыскала место своему осколку и, не раздумывая выложила его на стол. Ей не нравилось держать в руках могущественные вещи, даже если это всего лишь осколок. Лучше пользоваться тем, чем можешь управлять.
  Интересно, чем это кончиться?
  
  - Как ты? - спросил Червь у Валарис, когда Алиса с осколком пошла к столу.
  - Да ничего бы вроде, немного голова только болит, телепортации переношу я плохо...
  - Всё ясно. Хорошо, что мы тебя нашли, я так скучал! - Червь улыбнулсяи приобнял подругу. - Но без Алисы у меня бы не получилось. Ей спасибо!
  - Встретился ты, где с женщиной-кошкой, не поняла я так, не слышала я о таком народе даже?! - удивилась Валарис.
  - Я шёл, шёл, а она в кустах ела кого-то, так и познакомились. - Червь улыбнулся.
  - С нами теперь она значит? - спросила Валарис.
  - Нет... она теперь с тобой...
  - Что? - не поняла драконид.
  - Я.. должен уйти...
  -Куда? Почему? Зачем?
  Тут к ним присоединилась Алиса.
  - Я тут ненароком услышала, что ты нас собрался покинуть? - спросила она. - Почему?
  - Я должен уйти к карликам, в горы, они научат меня механике и техно-магии...
  - С чего вдруг, такое решение, а как же приключения, сражения, мы ведь так много должны сделать втроём! - не унималась Алиса.
  - Мы ведь только собрались все! Я без тебя как, Червь?! - заплакала Валарис.
  - Не плачь, я просто понял, что не знаю многих вещей, которыми должно владеть наше племя. Мастера, они делают невиданные машины, а я не могу. Я обещаю, что когда построю свою машину, то обязательно найду вас, просто потерпите, а тебе Валарис лучше пойти с Алисой, к её народу, они хорошие, они помогут...
  - Нас не забудешь ты, точно?
  - Обещаю!
  Гоблин ещё раз обнял своих подруг, и направился к выходу. По пути к выходу, он подошёл к Сталкеру.
  - Ну, как ты товарищ?
  - Да всё путём, - ответил человек. - Куда это ты направился без своих спутниц?
  - Я ухожу, мне нужно научиться ремеслу карликов, а им нужно стать одним целым, и когда это произойдёт, мы встретимся и отправимся исследовать мир Великого Эфира. Но лично к тебе у меня есть предложение, ты дожидаешься конца этой истории здесь, ждешь, когда артефакт соберут, а после мы с тобой отправимся в путь вместе, мне было бы приятно, находится в обществе карликов с сильным другом рядом.
  - Я подумаю, но почему ты не хочешь остаться? Будет ещё награждение, которое, кстати, тебе не помешает и у карликов. Насколько я знаю, они за спасибо не обучают своему ремеслу. А потом посмотрим по обстоятельствам. ДА кстати! Ведь Валарис и Алиса тоже могут захотеть учиться, они же молодые, смышлёные. Почему бы вам, не отправится вместе к карликам? Втроём веселее.
  Червь долго стоял, потупив взор, он ведь совсем не думал об этом. Вдруг он почувствовал чей-то пристальный взгляд. Валарис и Алиса стояли рядом и осуждающе смотрели на него. Червь опустил голову и проговорил:
  - Простите!.. Сталкер прав...
  Девушки негромко взвизгнув от восторга, подскочили к нему и принялись его обнимать.
  - Ладно, ладно, - отстранился от них смущённый гоблин: - Покажите-ка ваши руки! - потребовал Червь.
  Драконид и тигрица переглянулись, удивились и выставили вперёд ладони. Гоблин пристально их рассматривал, затем почесал затылок, повернулся к Сталкеру, и спроси: - Вроде ничего! Как думаешь, смогут эти ручонки мастерить машины карликов?
  - Возможно, хотя... нужно проверить - улыбнулся Сталкер.
  - Ну что, пойдёте со мной?- поинтересовался Червь.
  
  Попав во дворец, Валарис испытала небывалый восторг, эйфорию. Всё сверкало и искрилось, как в родной пещере. Хотелось всё потрогать, понюхать и посмотреть. С небес на землю драконид вернули слова гоблина о том, что он должен уйти. Валарис очень огорчилась. Но когда узнала, что может уйти с ним, очень обрадовалась.
  -Пойду конечно я! Интересно это же так!
  
  Алиса обладала хорошим слухом и услышала просьбу Червя к их новому знакомому Куллу. Валарис, похоже, тоже. Они, не сговариваясь, молча, подошли к Червю. Человек заступился за них, и гоблину стало стыдно. Он обернулся и увидел, как на него смотрят оценивающие глаза.
  - Ну что, пойдёте со мной? - Был вопрос.
  -Пойду конечно я! Интересно это же так! - восторженно проговорила драконид.
  - А как ты думаешь? - не осталась в стороне Алиса, в её глазах засветился восторг от предложения гоблина. - Я только вас и знаю. Домой, наврядли вернусь. А так может хоть, делу научусь. Мне любые знания не помешают.
  
  Маг Аэрок.
  К большому удовольствию старого мага, бесценный артефакт постепенно приобретал свои очертания. Но двух групп искателей осколков все еще не было. Маг взглянул на часы. Скоро должна взойти Луна. Время поджимает. Большинство осколков уже встали на свои места, и теперь Аэрок был почти уверен, что все получится. А стрелка часов неумолимо двигалась вперед - оставалось не более пятнадцати минут. И тут в районе туалетных комнать раздался взрыв. С потолка посыпалась свежая штукатурка...
  
  Моргана и Меб.
   Портал сработал на диво точно, ведьмы, а точнее лесные ведуньи, только что носом в закрытые двери, зала с артефактом, не стукнулись. Глумливо хихикнув, героини круто развернулись на 180 градусов и целенаправленно засеменили прочь от места общего сбора приключенцев. Лавируя и раздавая оплеухи встречным служанкам, а также периодически делая передышки на то, чтобы превратить в сверкающую пыль очередное зеркало, Моргана и Меб с каждым шагом приближались к обретению вечной молодости. Не будем томить, Беляночка и Розочка, наплевав на артефакт, решили-таки посетить вожделенную библиотеку:
  - Еще немного, Меб, - задыхаясь и благоухая вчерашним перегаром, Моргана поддерживала сестру, - наши молитвы и слезы будут оплачены.
  - Ой, Моргана, не каркай, - Меб усиленно боролась с подступающей тошнотой и была явно не в духе.
  И вот они - резные, великолепные, манящие двери. Как два стервятника, ведьмы (и никакие они вовсе не ведуньи - это так для отвода глаз) напали на преграду, вставшую между ними и молодостью. Преграда с первого раза не поддалась. И со второго осталась неприступной. Попробовав раз пятнадцать, Меб взревела голосом раненного буйвола:
  - Отойди, сестра, я уничтожу эту мерзость!
  - Госпожа, - невесть откуда возникшая служанка умоляюще сложила руки, - не нужно уничтожать, нужно просто ручку повернуть, вот так.
  Ведьмы с глупейшим видом смотрели, как медленно открывают створки в их долгожданный рай.
   Ведьмы встали как вкопанные в дверях. Они бы так и стояли, глазея по сторонам и раскрыв рты, если б не служанка. Громко вздохнув и укоризненно взглянув, надменно, она хамоватым голоском заявила:
  - Бабули, вы б челюсти то подняли с пола. Вставные, но пригодятся ж еще, - деловито смахнув тряпкой, пыль с ближней полки, обвела рукой комнату. - Кто ж виноват, что не шибко король жалует грамоту!
  Моргана и Меб так и продолжали удивленно таращиться на три полки и два стеллажа в маленькой комнатке за могучими дверями.
  - Фьююють...- разочарованно присвистнула Меб.
  - Вот пердун старый! Наверняка все к рукам прибрал, - на голову королевского мага посыпались проклятия сквозь зубы. - Вот если не найду...да я тебя...ты тут...да чтоб тебя черти во все ще...
  Моргана, бешено сверкнув глазами, что аж искры посыпались, кинулась к первой полке, перебирая корешки древних фолиантов.
  ...прошло 15 минут.
  Разочарованно вздыхая, ведьмы восседали на груде сваленных книг.
  - Точно тут?
  - Ну, так сказано же было!
  - Эх...
  - Эх...
  Уже лениво, ибо даже злость уже иссякла из-за разочарования, Моргана запустила в стеллаж тяжеленьким фолиантом. Стеллаж содрогнулся и будто от раздражения стряхнул маленькую невзрачную книжицу.
   Сестры переглянулись и с жадностью бросились листать драгоценные страницы в поисках волшебного ритуала, который вернет им молодость и красоту.
   Ритуал, как назло, оказался в самом конце книжонки.
  - Так, значит ванные-бочки, холодная вода, кипяток и молоко, - Меб деловито загибала пальцы, перечисляя описанные в книжонке необходимые атрибуты ритуала.
  - Сначала вода студеная, потом кипяточек, - Моргана зябко повела плечиками, - а там и молоко.
  - Эй, коза с метелкой, подь сюды, - Меб сухоньким пальчиком поманила служанку. - Все поняла или объяснять нужно.
  Глядя в глаза ведьмы, еще недавно хамоватая служанка струхнула:
  - Все поняла, мигом устрою.
  - А не устроишь, дитятко, из-под земли достанем, - ласково пропела Моргана.
  Время текло незаметно, лесные веду...ведьмы даже вздремнуть успели перед предстоящим действом.
  Служанка, скромно потупив очи, громогласно объявила:
  - Все сделано в лучшем виде, сударыни, прошу пожаловать на процедуры молодильные!
  Ведьмы только что слюни не пускали в предвкушении молодости и красоты.
  Царская ванная комната поражала, три бочки несколько портили вид, но налепленная повсюду лепнина и позолота как бы говорила окружающим: тут вам все красиво и богато. Ведьмы щурились от удовольствия, скидывая свои одежды на руки, морщащейся от вида дряблых тел служанке.
  - Э, Меб, а давай ты первая пройдешь процедуры, - Моргана крутилась около огромного зеркала, натягивая кожу на свисающем брюшке пальцами.
  Меб без слов пихнула сестру в бочку с ледяной водой:
  - И как водичка? - невинно поинтересовалась она.
  Моргана выпучила глаза и застучала дробно зубами. Трясущаяся, вся съежившаяся и скукоженная, Моргана без всяких пихов пулей влетела в бочку с кипятком и блаженно выдохнула:
  - Вот оно счастье.
  - Сваришься, убогая, - Меб, расплескивая воду, вылезала из первой бочки, - Вылезай давай, уступай место.
  Моргана нехотя покосилась на сестру:
  - За убогую потом ответишь.
  После завершения всех процедур, ведьмы, зажмурив глаза, на ощупь подобрались к зеркалу.
  - Открываем глаза? - прошепелявила Меб и тут же все поняла.
  - Не сработало, - Моргана вся обмякла и опустилась на пол. - И вот как после этого в сказки верить-то?
  На ведьм было жалко смотреть: мокрые, дрожащие, сморщенные как печеное яблоко старушки тоскливо смотрели на себя в зеркало.
  - Да чтоб вас всех приподняло да шлепнуло! - от вопля Морганы зеркало треснуло и еще больше изуродовало внешность лесных веду... Ага сейчас! Как были старыми ведьмами, так и остались ими!
  Служанка прятала глаза, отдавая вещи неудачницам.
   - Проваливай отсюда! - Меб замахнулась на служанку ковшом. Та, побросав оставшиеся вещи, дала деру. - Мор, а Мор, и что теперь?
  - А ну-ка пошли отседава!
  Меб, на ходу пытаясь влезть в верхнее платье и поспеть за сестрой, на полном ходу врезалась в притормозившую Моргану. Справившись с платье, ведьма уставилась на товарку. Моргана переводила глаза с осколка артефакта в руке на дверь королевского клозета. Сестры с ухмылкой переглянулись.
  На полу возле трёх бочек осталась одиноко лежать раскрытая на последней странице книга "Конёк-Горбунок"...
  
  - Тыдыщ!
  Исполинских размеров створки парадных дверей впечатались в белокаменные стены дворца, гонимые ураганным ветром изнутри.
  Ведьмы с небывалой для старушек прытью спускались с центральной лестницы, попутно сыпя заклятиями, проклятиями и нецензурной бранью, исправляя досадные огрехи придворного живописца на королевских портретах и раздавая пинки страже. Хотя эти доблестные защитники трона сами разбегались при виде срывающих злость ведьм. Волосы у Морганы стояли дыбом и искрились от напряжения, исходящего от взбешенной карги, Меб походя, плевалась кислотой, прожигая мраморные плиты насквозь.
  На пороге они остановились перевести дух.
  - Моргана, что мы будем делать завтра?
  - Тоже самое, что и всегда, Меб, пытаться обрести вечную молодость и красоту.
  Устало, ковыляя, ведьмы растворились в городской толпе. И в этот самый момент во дворце раздался взрыв.
  По тревоге к клозету, где уже толпился дворянский люд, сбежалась и так стоящая на ушах стража во главе с распекающим их придворным магом. Расталкивая затыкающую носы толпу, но боявшуюся заглянуть, маг пробрался к входу. Юркнув за дверь, тут же прикрыл ее от любопытствующих носов и дерзких отважных шпиёнов!
  В углу сидела ошалевшая служанка. Завидев столь важную фигуру, разревелась в голос:
  - А что я то? Что я? Ну убирать пришла. А туточки смотрю - блестят две побрякушки! - служанка громко всхлипнула и продолжила размазывать сопли по щекам. - Так я ж не себе! Я ж думала, из господ кто обронил. Я доставать их, а они как бабахнут!
  Придворный чародей смотрел на валяющиеся, на полу осколки артефакта, вынутые, но еще не отмытые: - Эх, дура ты деревеншссская... - Аэрок пробормотал заклинание и в открывшийся портал вывалились ничего не понимающие Моргана и Меб. Они уже хотели дико возмутиться, но резко поднявший руку маг запечатал их губы заклятием (всё-таки он был посильней этих двух веду... ведьм): - Шшшударыни, обсссстоятельштва требуют вашего приссшутствия на церемонии. А по поводу вашего омоложения, - маг усмехнулся в бороду, - я поштараюсссь вам помочь...позже.
  Ведьмы, окрылённые обещанием мага и всё ещё находящиеся под заклятием молчания, подобрали осколки и поплелись вслед за магом в зал с артефактом...
  
  Белый Кролик и призрак цыганки.
  Зайдя в зал, где собрались все искатели осколков маг проговорил: - Мы шшшдем еще две минуты, есссли оссстальные путешественники не подойдут, будем завершшшать церемонию без них... Кх-кх... И пусссть Луна нам поможет!
  Только он закончил говорить, в двух шагах от стола с артефактом, разверсся светящийчя портал, из которого раздалась автоматная очередь, девчоночный восторженный визг, а затем из него выскочил Белый Кролик во фраке и цилиндре. А следом за ним вылетел (явно кто-то с той стороны портала пендаля хорошего отвесил) призрак старой цыганки, у которой была материальна только левая рука, да и то только её кисть, которая что-то зажимала в кулаке. Призрак размазался по полу возмущённо вопя и матерясь на все лады. Потом резко подскочив, цыганка кинулась, завывая к порталу, но тот захлопнулся прямо перед её кончиком длиннющего призрачного носа. Она уже открыла было рот для нового возмутительного вопля, но тут раздался резкий голос мага: - Жаткнись щейчажжи и положь свой осколок на его месшто на штоле.
  Цыганка так и осталась стоять с раскрытым ртом, не издав больше ни звука, потом медленно проследила за указательным пальцем мага, который указывал на стол и, подлетев к тому, аккуратно положила свой осколок на отведённое ему место.
  - Вот и ладненько, - заключил довольный маг, потирая ладони. - Вще в жборе! Будем нащинать!
  
  Маргольф Вэблинг, Эрика Линнен, Хора.
   Маргольф чувствовал себя странно и непривычно. Как будто из него извлекали часть его самого. Как будто внутри его каменного сердца образовалась небольшая пустота, отдающая гулким эхом. Он не мог понять: виновато заклятие, или все оттого, что так неожиданно закончилось приключение, в которое он только начал входить? Или дело в том, что у его спутницы такой понурый вид? Бедняжка плохо перенесла путешествие, а после каких-то вестей из дома совсем завяла.
   Методы реанимации у гномов просты и давно систематизированы, ибо сводятся к химическому воздействию алкоголя. Поэтому, недолго думая, Маргольф экспроприировал бочку анжуйского, налил бокал и торжественно поднес Эрике. Та выпила его как воду, не поморщившись и не переменившись в лице. Это гному не понравилось. Этого гном не ожидал.
   - Ничего! Как говорил троюродный племянник моего шурина по материнской линии, который одновременно приходится мне сватом кузена по отцовской, меланхолия исцеляется музицированием! Легенда гласит, что, будучи схвачен гоблинами и приговорен к казни, он попросил волынку и сыграл на ней. Ему сразу стало намного веселее!
  - И гоблины отпустили его? - слегка заинтересовалась Эрика?
  - Нет, они его жестоко казнили. Но он при этом так улыбался, что они не получили никакого удовольствия!
  Рассказывая это, Маргольф тщательно копался в своем мешке, вышвыривая из него всё подряд. Всё подряд (а многое из всего выглядело непонятно и зловеще) быстро образовало горку размером в полтора раза выше самого гнома. Наконец, герой извлёк из мешка что-то совсем уж угрожающее, многоногое и для полноты ужаса, разрисованное в клеточку.
  - Сейчас вы услышите, что такое современная настоящая музыка! - пообещал Маргольф и, надувая щеки, начал усердно дуть в одну из ножек своего паука. Брюхо непонятного предмета раздулось, а затем вдруг испустило пронзительный и мощный звук, похожий на рев умирающего шерстистого носорога. Гости вздрогнули.
  Гном заиграл на волынке. Он играл почти виртуозно, выдавая сложные гаммы, меняя тональность и темп. Вдобавок ко всему, не прекращая играть, он еще и начал приплясывать чечетку, отбивая ритм каблуками. Все было бы ничего, если бы не страшный шум, который он этим производил.
  - Пв-екв-атите немедленно! - возмутился, заикаясь от безумной какафонии донёсшейся со стороны гнома, мастер Аэрок. - Вы мешаете мне готовить зак-инание!
  - Vice versa, или, на варварском языке, наоборт! - возразил ему Маргольф, на мгновение, отрываясь от волынки (которая, благодаря запасу воздуха, не умолкала даже пока в неё не дули). - Хорошая музыка обладает позитивным воздействием на память, мышление и...
  - Муж-ика? Муж-ика? - саркастически переспросил Аэрок, пытаясь одновременно присоединить к головоломке оставшиеся осколки. - Я шлышу только жвуки, шпошобные поднять иж могил мев-твого, или пв-ижвать чев-ного, жловонного демона иж пв-иешподней! - Дальше Аэрок демонстративно отвернулся от героя, и последовала неразборчивая фраза заклинания.
  Грохот снова прервал его бдения. Мастер уж решил, было, что гном опрокинул в пляске буфет с королевским хрусталем. Но шум и вспышка исходили не от него. Они исходили из вновь образовавшегося портала. Из портала выходил самый черный, зловонный демон преисподней. И слова его были полны угрозы: - Наконец-то я обрету свое возмездие, ненавистнейшие! Я вижу в одном месте такую кучу невежд, что даже не знаю, с кого начать. То ли с моего самозваного коллеги Аэрока, то ли с этих коротышек, сломавших мой дом. Я решил, что превратить вас в крыс - слишком гуманно. Намного лучше будет превратить вас в блох, живущих на моей крысе!
  
   Эрика безучастно приняла вино, которое зачем-то поднёс ей гном. Вкусный и ароматный напиток (еще бы, из королевских-то погребов!) был принят измученным предчувствиями и тоской организмом совершенно равнодушно. Однако сознание краем отметило, что Маргольф ведет себя странно.
  "Что это с ним? Не иронизирует, не подкалывает... Неужели решил поступиться своим ЭГО? Не иначе, к потрясению основ. Что-то непременно произойдет. Законы мироздания не нарушаются безнаказанно..."
  Так или иначе, за последовавшим концертом друидесса следила уже достаточно внимательно. И даже собиралась выступить в защиту гнома, если кто-то попытается прервать это музыкально-ритуальное мероприятие...
  Выступление действительно было прервано. Причем так, что стало ясно - мироздание укрепило фундамент пошатнувшихся опор. Кто бы мог подумать, что полубезумный обитатель пещер найдет дорогу к королевскому дворцу? Да еще не когда-нибудь, не неделю назад, а именно теперь, когда решается судьба королевства. С первых же слов Игнориуса стала ясна и его цель
  - Наконец-то я обрету свое возмездие, ненавистнейшие! Я вижу в одном месте такую кучу невежд, что даже не знаю, с кого начать. То ли с моего самозваного коллеги Аэрока, то ли с этих коротышек, сломавших мой дом.
  Присутствующие в зале слегка оторопели. И было от чего. Во-первых, от запаха - отмыться от многовековых донных отложений мэтр Игнориус не удосужился. Во-вторых, от наглости и целеустремленности незваного гостя. А тот, задекларировав свои намерения, собирался перейти к их воплощению, переводя грязную корягу, некогда бывшую посохом, с дворцового мага на Маргольфа и Эрику за его спиной...
  Первым оправился от потрясения маг:
  -Кхммм... Кххххого я вххххижжжуу? Игхххнориус! А гхххххврили, ты давно кхмммм... помер, в общщщем ты! Какого дьявола ты тут делаешь, коллегххха?
  - Ах ты надутый колдунишка! Да как ты смеешь задавать дурацкие вопросы самому мэтру Игнориусу? Жалкий старый интриган! Думал, я не знаю, что это ты наговорил на том Совете с три короба, чтобы меня обойти, презренный выползок из-под седалища Неспящего?!! Решено! Ты первым станешь ничтожным насекомым! - Игнориус был страшен. Жиденькие седые волосики окружали розовую лысину грязно-серебристым ореолом, а тощая узловатая рука, крепко сжимающая корягу-жезл, указывала точно в грудь Аэрока. Тот мгновенно окружил алой сферой почти воссозданный артефакт и воздел свой собственный нарядный посох.
  В это время феникс, забившийся в угол, после того, как по нему несколько раз попали тяжелыми сапогами и острыми каблучками, выбрался из своего укрытия и подобрался поближе к гному и дриаде. Эрика выдохнула: - Маргольф, кажется, мы влипли...
   - Спокойствие, только спокойствие! Ни одна магия мира не способна устоять перед торжеством науки! Тем более, я, кажется, еще не прибегал к этому выдающемуся изобретению в нашем приключении... - Маргольф скинул с плеча мушкетон. Широкий раструб угрожающе уставился в грудь не прошенного гостя.
  - Как гласит мудрая гномья пословица, кто к нам с чем и зачем, тот от того и того... - на этой театральной ноте гном попытался спустить курок, но всё ипортила очередная поспешность гнома. На вновь прибывшего разъярённого мага был направлен не раструб мушкетона, а раструб одной из дудок волынки. А дуло аркебузы было, таким образом, направлено туда, куда должен был смотреть музыклаьный инструмент. Выстрел получился под ноги, снаряд срикошетил от пола, ударился в потолок, срубив с него один из канделябров, и со свистом ушел в окно. Канделябр, печально покачав золоченой головой, рухнул на голову вышеупомянутого магистра разноцветной магии.
  К изумлению всех присутствующих, на голове не возникло даже шишки. Более того, люстра разлетелась в куски на расстоянии дюйма от головы Игнориуса.
  - Глупцы! Теперь вы убедились, насколько невидимые защитные поля удобнее ваших неуклюжих одежд? Теперь же узрите мощь моей магии, забирающей любые остатки ваших жалких способностей!
  Маг начал произносить какое-то заклинание, которое звучало весьма зловеще.
  - О, нет! Только не экспоппиатус магикус! - испугался Аэрок. - Вы шумашшшедший, я поштавлю ваш на мешто! - в его руках заклубился пучко молний самого угрожающего вида.
  Следующие десять секунд посетители королевского дворца запомнили надолго. Лазерное шоу и фейерверки, которые проводились по особым праздникам на площадях столицы, не шли ни в какое сравнение с тем, как два престарелых мага начали ставить друг друга на место. В лучах и вспышках молний метался феникс, вопия:
  О, вы ретивое племя волшебных безумцев!
  Что вы оставите в память грядущим потомкам,
  Коли погубите памятник архитектуры,
  Строгой охране за давностью лет подлежащий?
  В этот момент заклятие экспоппиатус магикус наконец высвободилось и обрушилось на Аэрока. Феникс, оказавшийся на его пути, не успел отпрянуть, и волна магии ударила в него. Отразившись от феникса, заклятие накатило на ближайшие цели: Эрику, Маргольфа, Аэрока и самого Игнориуса.
  Маргольф почувствовал, как из него уходит что-то, что-то очень большое, и, может быть, важное. Но это не могла быть волшебная сила - гном лишен её от природы. И всё же, это была какая-то магия...
  Взрывом героев расшвыряло по разным углам. Когда Маргольф открыл глаза, у соседней стены сидела испуганная, но вполне целая Эрика. Феникс впечатался в потолок, громко возмущаясь этим фактом. А в противоположных углах зала, как борцы на ринге, сидели два чародея. И с ними происходило что-то странное.
  - Караул! - вопил Игнориус, наблюдая, как его тело покрывается коричневым налетом. - Немедленно прекратите это! Я превращаюсь в.... в г... глину!
  - Штарый идиот! - из последних сил кряхтел Аэрок. - Ты похитил у них их единштвенную магию - их проклятье! Быштрее, поднесссите нас друг к другу! - Замечание было своевременным, так как дворцовый маг уже наполовину перевоплотился в позолоченный торшер.
  
  Хора впервые видел демона с посохом в лапах. Смрад и зловоние ударили в нос, заставляя отвернуться и прикрыть глаза, чтобы не так резко щипало. От неожиданности и изумления несколько секунд прошли в полном бездействии, благо монстр не спешил расправляться. Вместо этого он пустился разглагольствовать: -Ах ты надутый колдунишка! - набросился демон на придворного мага...
  Аэрок покраснел от злости и досады... Сейчас что-то будет...
  - Спокойствие, только спокойствие... - послышался возглас гнома и тут же прогремел выстрел.
  Честно сказать Хора не впервые слышал, как стреляет древний мушкетон. Но это было в открытом поле и достаточно далеко. Звук же в закрытом помещении - оглушил. Парень даже присел, от неожиданности и первое, что пришло в голову, так это упасть и зарыться как можно глубже и наплевать, что пол гранитный.
  В воздухе запахло паленым, в разные стороны полетели молнии, фаерболы и нечто такое, на что никак не хотелось смотреть. Уткнувшись в основание одной из колон, Хора отчаянно стал молиться всем богам, каких только знал, даже, кажется, парочку новых придумал.
  "Только бы не тронули никого, - добавлял он в конце каждой молитвы, чувствуя как, начинают активизироваться обновленные руны на теле, - иначе я за себя не отвечаю!"
  Внезапно все стихло.
  -Штарый идиот!- раздался голос Аэрока.
  "Согласен!"- промелькнула у Хоры мысль, перед тем как уже привычная волна чужой боли, поглотило сознание, а туман полного безразличия накрыл с головой.
  Все тело покрылось белым мерцанием. В разные стороны устремились тысячи небольших белых струек дыма, смешиваясь со смрадом, что находился в зале.
  ПАЦИФИЗМ!!!
  Впервые, вместо черного заклинания руна выбросила в свет белое!
  Пацифизм-заклинание белой магии. Доступно белым магам самой высокой квалификации. Сопровождается всплесками энергии и запахом озона. Действует на большой площади. Вводит любое живое существо в полный ступор. Противодействует связанному контрзаклинанию. Одно из самых успешных и наиболее часто используемое заклинание школы белой магии. Крайне опасно при угрозе жизни от физического или магического воздействия, поскольку лишает жертву всяческого желания к сопротивлению.
  Действует от нескольких часов до нескольких недель, в зависимости от индивидуальной восприимчивости жертв.
  Бывают исключения.
  
   Эрика чувствовала, как заклятие вытягивает ее магию. Ту самую, которая последние несколько лет была частью ее жизни. Кровь, казалось, замедлила свой ток, девушка безучастно подумала, что если образуется тромб, Маргольф не переживет её...
  И тут она поняла, что все кончено. Маги со своими амбициями и спесью так, походя, сделали то, что многовековая мудрость королевской библиотеки считала невозможным. Предсмертное проклятие последнего короля эльфов спасовало перед человеческими магами. Хотя, похоже, все не так просто...
  Нет, книги не лгали. Проклятие не было снято. Оно просто сменило носителей.
  Трудно сказать, что же стало тому причиной. Столкновение ли двух сильных магов, безумие ли одного из них, часть силы феникса, которую впитало заклятие Аэрока, или же непроизвольное воздействие парня, покрытого рунами... Важным было только то, что магам теперь друг без друга не жить.
  Пошатываясь, Эрика подошла к Игнориусу, оказавшемуся совсем недалеко, и принялась подталкивать его к центру зала. Маргольф, проникнувшись величием момента, проделывал то же самое с Аэроком. Впрочем, он притащил позлащенного мага без всяких усилий. По мере сближения, тела соперников возвращали свой прежний вид. Игнориус снова начал возмущаться, брызгать слюной и размахивать посохом... Аэрок же был совершенно спокоен. Девушка подумала, что он, должно быть, знает и об эльфийских проклятиях, и об их с Маргольфом случае в частности. Так или иначе, но теперь ничто не мешает им с гномом расстаться...
  Эрика устыдилась собственного эгоизма. В конце концов, им, гораздо более молодым и выносливым существам поначалу и то приходилось очень нелегко, что уж говорить о стариках! Нужно успокоить Игнориуса! Мысленно взывая к Великому Древу, Эрика перебирала связку амулетов на левой косичке. Только бы заклятие не исказило настройку!!! Наконец, сняв крошечную, бронзовую фигурку крокодила с тремя разноцветными перышками на ней, друидесса прошептала:
   - Снилось мне, неожиданно выпал снег...
  В мире наступили тишина и свет,
  Свет и тишина, покой и белый свет... - продолжала шептать Эрика привязывая безделушку к грязным космам мага.
  Игнориус постепенно утих.
  - Господин Аэрок, вы знаете, что случилось? Вы знаете, ЧТО это для Вас означает?
  - Увы, полукровка. Я знаю про вас с гномом все... Уж не думаете ли, что вас взяли на задание просто так, от безысходности? Клянусь Неспящим, все было продумано! Как вы посмели притащить сюда этого безумца? Клянусь, вы поплатитесь за это!!!
  - Господин Аэрок, но в чем же виноваты мы? Кто бы мог подумать, что этот отшельник еще не все позабыл в своем изгнании? Что он сможет пройти по нашему магическому следу? Уж наверно не технарь-гном и не друидесса-полкуровка... Для этого нужно обладать Вашей магией, господин Аэрок. Я могу помочь Вам сделать совместное проживание неподалеку от Игнориуса вполне сносным. Я могу попытаться вернуть ему разум и обуздать самолюбие... И не только медикаментозными средствами.
  
  Кулл Сталкер и Эрика.
   Всё происшедшее в кабинете Брамциуса, заняло не более пяти минут. Никто из находящихся наёмников толком ничего не успел и сделать. Но когда Хора упал на пол и руны на его теле, стали реагировать на магическое действие в помещение, Сталкер заметил, что его плащ опять начал чудить. Он вначале стал чёрным как в прошлый раз, когда парень с рунами прошёл мимо Кулла, а затем покрылся сеткой белых тончайших белых жилок и эти жилки потянулись в сторону мерцающих белым рун Хоры. Потом они стали проникать через руны в тело теряющего уже сознание парня и, случилось необычное, Хора открыл глаза и стал быстро приходить в себя, и было видно, что ему с каждой секундой становилось лучше. Тогда Сталкер скинул с себя плащ и накинул его на плечи, уже приподнявшемуся над полом, парню.
  - Я думаю, что так тебе будет легче? - проговорил он шёпотом Хоре на ухо и, выпрямившись, осмотрелся.
  Друидесса утихомирила Игнориуса и предложила свою помощь Аэроку, в том, как двум магам сжиться вместе. Но по лицу королевского мага было видно, что совместное проживание с этим скандалистом его не очень устраивало. Он уже хотел что-то ответить Эрике, но в этот момент входная дверь открылась и в кабинет, вошёл гремлин-бригадир, со своей неизменной планшеткой, и обратился к Аэроку, не заметив сразу что, творится в кабинете: - Сударь, его величество посоветовал обратиться к вам по вопросу ремонта ваших дворцовых туалетов, - и тут он увидел, что творится в помещении: - А ЭТО ЧТО У ВАС ТУТ ТАКОЕ ПРОИСХОДИТ?!!
  Глаза его округлились, уши встали торчком ещё больше чем обычно, белая пушистая шерстка на загривке встала дыбом и стала превращаться в зелёные сосульки. Коготь на искривившемся пальце, которым он обвёл весь бардак в кабинете и остановил его на испускающем зловоние, грязном Игнориусе, стал удлиняться на глазах.
  - Господин королевский маг! - обратился он, всё ещё указывая на Игнориуса. - Вы с нами ещё за прошедший ремонт не расчитались! Подвесили нам на шею свои гальюны, в которые теперь кроме как в спецкостюмах, ни в чём больше не войдёшь! Так ещё пускаете в комнату, за которую не расплатились - ЭТО! Да ещё и устраиваете здесь поновому погром! Ну, знаете, так дела не делаются! Для начала расплатитесь, а потом гадьте! А ну ребята - он щёлкнул пальцами, и в комнате материализовались вся Бригада, - живо уберите ЭТО, - он указал на грязного ничего не понимающего старикашку, - куда-нибудь подальше! Наш профсоюз не потерпит невыполнения условий контракта. А за восстановление разбитой люстры вам придётся выплатить дополнительную сумму. Если бы вы знали, сколько мои ребята потратили времени чтобы её очистить от всех ваших граффити.
  Пока он всё это высказывал королевскому магу. Каменный троль, миниатюрный лысый фей, и очаровательная девушка, в синем строительном обтягивающем комбинезоне, с совковой лопатой наперевес, образовали вокруг голого старика фиолетовую магическую сферу, в которой тот и завис. И видно он все-таки пришёл в себя от заклинаний друидессы, но было уже поздно. Игнориус что-то пытался кричать и делал какие-то колдовские пассы, но сфера глушила всякие звуки, и её магические стенки поглощали всякое заклинание.
  "Мда, - усмехнулся Сталкер, - против строительной магии не попрёшь. Бригада Юрца знает, как выносить сор из избы!"
  - Куда ЭТО доставить! - обратился он, к магу указывая на сферу, которую строители собрались выкатить из кабинета.
  - Штойте! Штойте! - забеспокоился Аэрок. - Вссся проблема в том, што его теперь от меня удалять нельзя. Што делать пока ума не прилошу.
  - А что если... - Кулл подошёл к гремлину. - Если вы сферу уменьшите до размеров кулона?
  - Ну, знаете! - возмутился Юрец. - В уставе нашего строительного профсоюза говорится, что мы не имеем права использовать минимизированную магию, против разумных существ. Для живых, она может применяться только в случаях с насекомыми и мышами, ну или другими вредными, не имеющими разум существами.
  - Ну, давайте предположим, что это очень большая и вредная крыса, - Сталкер посмотрел в сторону Аэрока и подмигнул ему. - Очень вредная!
  - Конечно, конечно! - сообразил маг и сунул в лапу бригадира кожаный кошелёк: - Здессь 20 зззолотых.
  - Ну, вы понимаете?! Огромная и вредная крыса... - протянул гремлин, подкидывая в лапе кошелёк.
  Маг сделал в воздухе пас и протянул гремлину ещё один кошелёк с двадцатью золотыми. Тот усмехнулся:
  - Ну, это совсем другой разговор, с вредными крысами проще бороться, только такими способами. И вам никакого вреда и она там себя будет чувствовать точно в таких условиях, в каких всегда проживала. А ну-ка Вася, - обратился он к девушке, - обработай-ка эту сферу своей лопаткой до размеров жемчужины.
  - Я же просила - при посторонних я Василиса, - проворчала девушка с лопатой и, обстучав своим шансовым инструментом сферу, при этом напевая себе под нос какое-то весёлое заклинаие, уменьшила ту до указанных размеров.
  - Ну вот - бригадир протянул сферу Аэроку.
  Маг посмотрел на мечущегося внутри сферы Игнориуса и тяжело вздохнул:
  - Глаззза бы мои, его не видели.
  Он закрыл глаза и мысленно произнес заклинание "замутнения". Потом, открыв их, Аэрок поднёс сферу к своим губам и подул на неё. Тоненькая струйка дыма, вырвавшаяся из его рта, обволокла шар, он потерял прозрачность и стал напоминать обычную жемчужину.
  - Ну, вот так будет лушшше! - взохнул он - Позже разззберуссь как сс ним бытть. А ппока ппусссть там поссидит. Для проффилактики.
  - А можно и я немного поколдую - попросила у мага, сферу, Василиса (та, которая спутница Гответта).
  Положив её на стол, она стала бормотать заклинания и притягивать к себе нити пространства. Шар вспыхнул и оказался в нутрии серебряного кулона.
  - Ну, вот господин маг, - передала она кулон Аэроку, и мило ему улыбнувшись, подмигнула, да так, что Аэрок засмущался и покраснел до кончиков ушей, - этот кулон усилит магическую защиту для сферы. И Игнориус будет всегда при вас.
  - Благодарю вас сударыня за вашу неоценимую помощь, - маг поклонился ей и надел кулон себе на шею. - И поштараюсь в ссскором времени отблагодарить вас за всссё. А сссейчас ессли вы не возражаете, господа я продолжу, воштановление артефакта.
  И он повернулся к столу с артефактом и продолжил прерванный ритуал.
  Бригада строителей во главе со своим бригадиром, мигом испарилась из кабинета. Все они были довольны полученным золотом, не за слишком то и напряжную работу.
  К Куллу подошёл Хора и протянул ему плащ: - Благодарю за помощь. Мне тоже такой плащик не помешал бы, - они пожали друг другу руки. - Не подскажишь где можно его приобрести?
  - Где приобрести? - Кулл усмехнулся. - Если не возражаешь, давай это обсудим после завершения магом восстановления артефакта.
  
   Эрика смотрела на манипуляции Кулла, Аэрока и строительной Бригады, бледнея от ярости. Сбросив с плеча тяжелую руку Маргольфа, она вскочила и чеканной поступью направилась к магу и наемнику.
  Прищуренные глаза взбешенной дриады цепко держали взгляды Кулла и Аэрока.
  - Да как вы можете?! Как вы можете ТАК с ним поступать? Он же... Он же человек! Как вы смеете лишать его солнца и свободы! Кто дал вам право решать судьбу этого старика? - В этот момент казалось, что Эрика сейчас влепит им по пощечине. - И только оттого, что он неопрятен, сварлив и безумен - только оттого вы присвоили себе такое право? И это после того как вы, да, именно вы, Аэрок, интригами изгнали его из дворца? Ведь это из-за вас Игнориус провел пятнадцать лет в гнусных подземельях. Из-за вас он тронулся умом... И теперь, когда вам выпал шанс исправить ваше злодеяние, вы, недрогнувшей рукой, отправляете беспомощного больного старика в еще более жуткое заточение!!! А вы, Кулл, в этом помогаете! - глаза друидессы затянула пелена транса. - А ведь придет день, он непременно придет, и с вами обойдутся не лучше. В час, когда вы будете отчаянно нуждаться в помощи... Могущество и покровительство - вещи преходящие, не забывайте об этом. А теперь - глаза вновь обрели насыщенный темно-зеленый цвет - теперь имею честь откланяться. Если мои слова об отношении к старикам найдут отклик в ваших сердцах, я помогу в уходе за мэтром Игнориусом. Это для меня долг чести, после того, как по нашей вине был разрушен его дом. Честь имею, господа! Желаю Вам успешно завершить восстановление артефакта Плодородия.
  В три шага Эрика оказалась возле опешившего друга.
  - Прости, Маргольф, все так ужасно вышло... Мы даже не сможем толком попрощаться. Хотя... - Девушка выхватила из-за пояса серп и отсекла левую косичку у самого виска. - Возьми. Если захочешь встретиться, посидеть за пивком, сожги. Я приду. Прощай!
  Дриада ловко выпрыгнула в раскрытое окно. Было видно, как она пересекает площадь и скрывается за домами.
  
   - Госпожа Эрика! Вернитесь! И не делайте поспешных выводов! - раздался над дворцовой площадью, громогласный голос Аэрока.
  Люди, находящиеся на площади замолчали и замерли от испуга. Ошеломлённая друидесса уже почти скрывшаяся за домами, остановилась и повернулась в сторону дворца. Аэрок смотрел на неё из окна кабинета и хмурился. Девушка осмотрелась вокруг, все люди смотрят на неё с испугом и непониманием.
  - Вы должны, сударыня, присутствовать при завершении ритуала, восстановления артефакта плодородия, - опять разнёсся на площадью громогласный голос мага, - или судьба одного старика, которому в данный момент ничего не грозит, важнее, чем судьба Ландрии и всех её жителей, от мала до велика? Счёт идёт на минуты! Оглянитесь вокруг!
  Вокруг сгущались сумерки, хотя до вечера было ещё далеко. Друидесса посмотрела на небо. Над городом собирались чёрные тучи, над крышей дворца стали сверкать молнии. Стал усиливаться ветер. Все люди стояли в оцепенении, понимая, что приближается что-то ужасное, все бросали испуганные взгляды то на мага в окне дворца, то на друидессу.
  - Вернитесь сударыня! Прошу Вас! - прокричал ей опять Аэрок. - Все кто доставил свои половинки артефакта, должны присутствовать во время ритуала. В вас всех, теперь присутствует частичка его - артефакта, и вы становитесь частью заклинания.
  На девушку смотрели умоляющие глаза, испуганных людей. Народ понял, что сейчас судьба их страны и их жизней, в руках мага Аэрока, и наёмников которые доставили половинки артефакта.
  Маг видел, как к девушке подошёл мальчик лет шести и, зажав в своей детской ладошке, кончики пальцев её правой руки, что-то проговорил. Маг усилил свой слух.
  - Тётенька, - просил её малыш, - спасите, пожалуйста, мою маленькую сестрёнку, она вчера только появилась на свет.
  Маг видел, как друидесса присела перед мальчиком и, поцеловав его в лоб, решительно поднялась и направилась в сторону дворца. Аэрок отошёл от окна, и Эрика с лёгкость запрыгнула в него, оттолкнувшись от мостовой дворцовой площади.
  - А теперь сударыня, - обратился к ней маг - Ещё несколько слов. Кто вам сказал, что он был в изгнании. Ему на совете магов выпал жребий, направится в подземные чертоги, для контроля за порядком и поддержанием экологии. Так решил совет магов. Но он стал возражать, кому же понравится такое решение. Тогда я предложил магическую дуэль, между нами. Я победил. Да я оказался хитрее его в этой дуэли. Но совет признал меня победителем, и я стал магом Ландрии, а Игнориус магом подземелий. Его никто не оставлял в таких условиях. Он мог жить там шикарно, он был в состоянии это сделать. Но Игнориус сам выбрал такую судьбу. И если вы не расслышали, сударыня, я сказал, что решу наши вопросы с ним позже. А сейчас важней судьба всей Ландрии и её народа. А его я постараюсь вылечить от его безумства, и если мне понадобится ваша помощь, госпожа Эрика, я обязательно её попрошу. Я даю вам в этом слово и подам ходатайство в совет магов, о том, чтобы его оставили на моём попечении пока он не станет здоровым, а там как он захочет. И на всё это, что я обещал, есть ещё одна причина. - Маг тяжело сглотнул: - Он мой старший брат. Но сейчас я должен спасти народ Ландрии от гибели, иначе даже ему я ничем не смогу помочь. Пожалуйста, займите место возле своего напарника. А я закончу ритуал, времени осталось и так считанные минуты.
  - Сударыня! - обратился шёпотом подошедший, к ней Сталкер. - Извините, если я сказал, что-то не так. Но, взяв это задание, я присягнул в защите королевства. И я обязан был защитить артефакт любой ценой. Если бы надо было, я воспользовался бы оружием, чтобы маг продолжил заклинание. Но ситуация благодаря Бригаде обрела контроль. Поймите с Игнориусом в сфере, ничего не случится. Он будет себя чувствовать там в таких же условиях, как и у себя в башне, будто никуда и не выходил. И как вы слышали - временно.
  Он отошёл от друидессы и занял своё место возле Иер.
  
  Аэрок.
  Всё шло как-то не так. Не по задуманному плану. Развороченные королевские отходники, оповещение почти всех жителей столицы о том, что бесценный артефакт был похищен (и что самое интересное, ведь никто не удивился этому факту, видимо все же у кого-то во дворце слишком длинный язык), отсутствие некоторых членов миссионерской группы и прибытие вместо них истеричных призраков и галюцинаций; наоборот, присутствие здесь давно пропавшего брата, и наконец, падение на него совсем не ему предназначающегося проклятия. Всё это должно было выбить Аэрока из колеи, но на это времени не было. Надо было сложить все мысли в кучку, сосредоточится и начинать. Конечно, некоторых осколков не хватало, но у мага была слабая надежда, на то, что силы его заклинания хватит, чтобы вернуть недостающие части.
  Как только прозрачный лик Луны показался на небе, Аэрок забубнил заклинание:
  Силы земли вечные,
  Силы неба изменчивые,
  Силы огня изначальные,
  Силы воды жизнь дающие!
  
  Дайте мощи своей безбрежной,
  Вы скрепить помогите осколки.
  Силы древние в них заключенные
  Вам помогут достичь гармонии!
  
  Чтобы небо давало влагу,
  Чтобы почва теплом делилась,
  Чтоб вулканы лишь остывали,
  Реки летом не иссыхали!
  
  И Луна придёт вам на помощь,
  Светом ночи, стерев разрушенье!
  Заклинание читалось сначала тихо, но с каждым новым стихом голос придворного мага набирал силу. Впрочем, это не слишком влияло на слышимость, так как нарастающий шум ветра за окном беззастенчиво заглушал слова. С последними строчками заклинания всё стихло. Артефакт разрозненными кусочками лежал на столе. Неужели всё напрасно? Так прошло несколько долгих мгновений. А потом... А потом они заискрились серебристыми искрами, которые скрыли под собой осколки. В кабинете начали происходить странные перемещения воздуха. Присутствующие едва устояли на ногах. К счастью это длилось не долго. Лунное серебро с осколков спало, и взгляду открылся ОН - полностью востановившийся, излучающий жизнь АРТЕФАКТ.
  Некоторое время присутствующие заворожено смотрели на результат общих стараний.
  Молчание нарушил Аэрок.
  - Слава Луне! Артефакт ожил. И теперь у нас снова есть эта драгоценная реликвия!
  - А что мы собственно тут делаем? - Раздался из угла капризный голосок.
  Тут же к нему присоединились вопросительные звуки скрипки.
  - Да, какого лешего нас притащило обратно? - подала голос одна из миловидных девчушек.
  Аэрок в растерянности уставился в их сторону.
  - Надо же. Заклинания оказалось несколько сильнее, чем я предполагал.
  Кулон на его шее рассерженно запрыгал.
  - Ну конечно! Проклятие наградило меня не только возможностью превращаться невесть, во что вдали от брата, но возможностью умножать рядом с ним магическую силу. Вот почему воссоединение осколков произошло так быстро, да ещё и притянуло сюда тех, кто прошёл через портал на их поиски.
  Кулон на шее начал прыгать ещё более настойчиво.
  - А сейчас позвольте откланяться. Мне срочно надо решить кучу возникших проблем. Да угомонись же! - Кулон не подчинился. И со стороны было видно, что даже начал краснеть, видимо от внутреннего нагревания. - Боюсь, что сейчас ночлег во дворце, не принесет вам желанного отдыха и комфорта. Посему предлагаю пока всем пройти в небольшой чайный домик в саду. Мистер Кулл проводит вас. Благодарю за службу. Завтра пройдёт церемония Лунного Благодарения. Всех приглашаю при ней присутствовать. А сейчас мне надо остаться одному. Я присоединюсь к вам чуть позже с нашим королём для вручения подарков и оплаты.
  Кулон тем временем не только покраснел, но и начал дымить. Стало понятно, что если гости прямо сейчас не уберутся из кабинета, они могут присутствовать при еще одном взрыве. Желающих на сие мероприятие не нашлось, и все быстренько покинули потенциальное место катастрофы.
  После того, как дверь за героями закрылась, кулон распался на части. О чем оповестил хлопок и густой дым, показавшийся из-под двери. Что происходило в кабинете после, никто не видел. Но тут из покоев мага донеслась громкая нецензурная брань, а в окне мелькнули сполохи.
  
  Кулл и Аэрок.
  Открыв двери, Кулл с поклоном всех пригласил пройти в дворцовый сад. Заклинание, которое наложил маг ранее, было снято - сад преобразился.
   Через сад шла дорожка из камней, ведущая к домику, предназначенному для чайных церемоний. Вокруг неё возвышались каменные фонари и просто камни, поросшие мхом. Чайный домик окружали - сосны, кипарисы, бамбук, вечнозелёный кустарник. Все эти элементы сада чайной церемонии создавали особое настроение сосредоточенности и отрешенности.
  Гости прошли через сад к чайному домику. В небольшую комнату вёл узкий и низкий вход. Такое уменьшение входа в чайный домик имела глубокий философский смысл: каждый, кто хочет приобщиться к высокому искусству чайной церемонии, независимо от ранга и чина, должен, входя, непременно согнуться, потому что здесь все равны.
  - Прошу вас всех, - проговорил, поклонившись гостям Кулл, - оставить своё оружие возле порога. Пусть оставят Вас все жизненные невзгоды и мирская суета, пусть ничто не волнует Ваше сознание здесь, где надо сосредоточиться на прекрасном.
  Гости сняли своё оружие и обувь и оставили всё это у порога. Низко склонившись, они входили внутрь и так же в молчании рассаживались.
  Кулл постоял некоторое время у входа. Давая гостям время, для того чтобы рассесться. Он немного волновался. Понравится ли гостям церемония. Он её никогда ещё не проводил, хотя и принимал в ней участие много раз.
  "Лиж-бы Иер не прыснула от смеха как первый раз на церемонии, - улыбаясь, вспомнил Кулл. - Бедный хозяин, тогда сперепугу чашку с чаем, упустил в котелок с кипятком".
  Потом, глубоко вздохнув несколько раз, он разулся, вошёл в домик, и низко поклонившись гостям, сел напротив них, около очага, над которым уже висел котелок с водой. Перед Куллом лежали все необходимые предметы чайной утвари: шкатулка с зеленым чаем, чашка и деревянная ложка. Каждый из этих предметов, нёс в себе важную эстетическую и философскую нагрузку и являлся настоящим произведением искусства.
  Он не торопясь, насыпал в чашку зеленого чая, затем залил его кипятком. Потом четкими, сосредоточенными движениями взбил эту массу бамбуковым веничком, пока порошок полностью не растворился, и не появилась светло-зеленая матовая пена. Гости молчаливо наблюдали за происходящим таинством, вслушиваясь в ритмичное постукивание веничка о края чашки. Затем Сталкер с поклоном передал чашку главной, самой почётной гостье...Иер (только попробуй заржать). Она медленно, маленькими глотками отпила чай - зеленую горьковато-терпкую, тающую во рту массу - и, неторопливо обтерев края, вернула чашку Куллу (как не странно всё прошло на высшем уровне). Потом чашку начали передавать из рук в руки, чтобы каждый смог внимательно рассмотреть ее, ощутить руками ее шершавую поверхность, теплоту глины. Гости вступили в беседу. Здесь нельзя было говорить о повседневных делах и проблемах, здесь говорили лишь о красоте свитка в токонома, об изяществе букета, о естественной величавости чайной чашки. Чайная церемония и сад учили видеть красоту в обыденном и простом, видеть прекрасное в малом, осознавать высокую ценность всего, что дано в этой жизни.
  Заключительным аккордом первого этапа чайного действия, являлись поднесённые Куллом, гостям сладости. Сладости, представляли собой засахаренные фрукты.
  После трапезы Кулл предложил гостям небольшой перерыв в саду. Гости, выйдя из домика - принялись разминать ноги, потом уселись на скамейки для ожидания и могли любоваться пейзажем сада.
  Первый удар гонга настроил гостей на возвращение в чайный домик.
  Возвращение гостей в комнату знаменовала начало второго этапа чайного действа - питие "густого чая". По консистенции "густой чай" напоминает свежие сливки. "Густой чай" участники церемонии принялись пить по кругу, начиная с короля Брамциуса VIII (он как раз подоспел ко второму этапу церимонии, и Иер с огромным облегчением предоставила ему своё место почётного гостя - "Ибо я сейчас "взорвусь", - пошипела она Куллу на ухо, давясь от смеха), из одной чашки.
  После окончания церемонии "густого чая" гости внимательно наблюдали за действиями Кулла. Брамциус VIII как главный гость, во время действий Кулла к подготовке церемонии "Жидкого чая", задавал ему вопросы об утвари.
  Наконец начался следующий этап чайного действа: приготовление и питие "жидкого чая". "Жидкий чай" имеет меньшую концентрацию. Ритуал пития "жидкого чая" несколько иной. Атмосфера в комнате стала неформальная. Гости почувствовали себя свободнее и поведение их стало более непринужденным.
  После завершения чаепития гости друг за другом покинули чайную комнату и собрались в саду. Кулл вышел вслед за ними, закрыв створки чайного домика. Гости ему поклонились в знак благодарности.
  - А теперь, господа, - обратился ко всем присутствующим довольный Аэрок, вышедший из образовавшегося в воздухе портала, - позвольте мне в знак нашей дружбы вручить Вам всем заслуженные награды. Проходите и вы сударыни, - и он, отступив от светящегося за его спиной портала, пропустил с поклоном в сад Сонату и Домино (которые вместо того чтобы принимать участие в чайной церемонии предприняли новую попытку в кабинете мага создать портал из вновь начерченой на полу пентлограмы). - Я позволил себе на вручение наград всёже ПРИГЛАСИТЬ, - на этом слове он сделал ударение, ехидно улыбясь в сторону девушек, - этих двух леди.
  Аэрок подождал, пока все рассядутся по скамьям и довольно проговорил: - И так приступим! Позвольте, господа, вручить помимо вашей денежной награды небольшие подарки. В приготовлении некоторых из них мне очень помог Кулл-Сталкер и его таинственный друг, о котором он никак не желает рассказать мне подробнее. - Аэрок прищурившись, вопросительно посмотрел на Кулла, но тот только в ответ отрицательно покачал головой. - Ну, нет так нет... Ах о чём это я! А! О подарках! Итак...- Аэрок взмахнул рукой и возле него появился огромный деревянный сундук обитый железом.
  - И так, первой кому я хочу преподнести подарок - это юной леди Домино. Сударыня для вашей коллекции платьев, вот Вам новое бальное платье... - он взмахнул рукой и из раскрывшегося сундука, выпорхнуло велликолепное платье, оно всё состояло из мелкого жемчуга переливающегося всеми цветами радуги. - На первый взгляд оно кажется громоздким, но это лишь на первый взгляд. Мастер, изготовивший его, применил всё своеё магическое мастерство, и теперь оно легкое как пёрышко...
  
  ...- Кулл, - взревел возмущённый Гном, - я тебе что портной!!! Что это ещё за необычные подарки непонять для кого?!
  - Милая очаровательная девчушка... - Хитро прищурился Кулл. - Блондинка.
  Гном недовольно фыркнул: - Ну, блондинка и чё? Это ещё не повод, делать для неё этакое платье!
  - Блондинка, - Кулл сделал паузу и таинственно продолжил, - с огромными фиалковыми глазами.
  - С огромными, говоришь? - Гном задумчиво почесал бороду. - А портрет её есть.
  - Конечно, - усмехнулся Кулл и протянул Гному портрет-миниатюру Домино.
  Взглянув на портрет Гном, тяжело вздохнул, и хрипло проговорил: - Очаровательный ангел, - но тут же возмущённо проорал: - Но я ведь никогда не шил бальных платьев!
  - А как же Иер?
  - Это исключение. И ВООБЩЕ у Иер доспех! - отмахнулся Гном.
  - Но сделй ещё одно исключение. Ты только посмотри на эту куколку.
  - Оставишь мне этот портретик, - пробурчал Гном, изучая большеглазую блондинку на портрете...
  
  ...И мало того, - продолжал маг вскинул вверх указательный палец, - платье может менять цвет в тон настроения своей милой хозяйки.
  Ещё мгновение и парящее платье, исчезло в огромном бауле невесть откуда появившемся рядом с Домино, и вмиг пропавшем после того как защелкнулись на нём замки.
  - Вашей же подружке Сонате, любительнице всего, что громко стреляет, я хочу подарить этот дробовик 15 калибра. У него имеется подствольный мини-огнемёт. Движение цевья "вперед-назад", а не "назад - вперед", как обычно и происходит оно автоматически. Магазин на 20 патронов. Механизм может быть адаптирован под другой патрон и режим стрельбы. Прошу. - Он передал девушке оружие, та передёрнула цевьё. - Только, пожалуйста! - улыбнулся маг, девчушке. - Здесь экспериментировать не стоит. Все-таки мы в дворцовом саду.
  - А вы можете вернуть нас обратно в тот лес, откуда нас вытащили? - зловеще ухмыльнулась Соната. - У нас там оастались ещё незаконченные дела.
  - Да ради бога, - маг пробормотал заклинание и перед девушками возник портал в разбойничий лес.
  - Мы возвращаемся, - рявкнула Соната и прыгнула в портал.
  Домино уже была готова шагнуть вслед за своей подружкой, но Кулл попросил обождать её одно мгновение. Домино пожала плечиками непонимающе глядя на огромного дядьку.
  Кулл о чём- то пошептался с магом, тот весело посмотрел на Домино, затем на Кулла, и тихо спросил, так чтобы слышал только наёмник: - Вы уверены? А вы не боитесь последствий?
  - Уверен, - усмехаясь, ответил Кулл.
  Маг пробормотал заклинание и в руке Кулла, материализовалась бумажная тарелка с черничным пирогом. Не успела Домино и глазом моргнуть, как Кул шагнул к ней и со словом "Должок", размазал содержимое бумажной тарелки по милому личику девчушки, и тут же втолкнул её в портал, но не успел портал схлопнуться, как из него вылетел здоровенный жёлудь с кулак наёмника, и засветил Куллу точно в лоб.
  Портал схлопнулся.
  - А я вас предупреждал, - давясь смехом пороговорил маг, проводя над выросшей на лбу Кулла шишкой - шишка исчезла.
  - Мда, - хмыкнул Кулл, потирая лоб, - не оценил реакцию девчонки.
  - Я бы тебе ещё не так за такое залепила, - проворковала Иер и нежно укусила Кулла за мочку уха.
  - И так, продолжим, - похлопал маг в ладоши, привлекая к себе внимание гостей овлёкшихся на это маленькое приключение.
  Аэрок достал из сундука небольшое зеркало. Рамка, в которое было обрамлено зеркало, была полность из чистого золота с вкраплениями магического камня вайдурнама.
  - А это, - он повернулся к двум старушенциям, - вам подарок сударыни, это не совсем обычное зеркало, посмотрите в него внимательно.
  И он протянул зеркало, двум колдуньям, скорчившим недовольные гримасы.
  Но когда они увидели свои отражения в нём:
  Рыжеволосая пышногрудая с пухленкими губками Меб;
  И стройная черноволосая красотка Моргана;
  Они заверещали от восторга, увидев себя в отражениях молодыми, вспрыгнули на возникшие из ниоткуда мётлы, и с визгом вырывая друг у друга зеркало, скрылись из сада в неизвестном направлении.
  Королевский маг вздохнул с облегчением: - Ну, думаю, на время их этот подарок утихомирит, и мы не скоро о них услышим.
  Затем маг обратился к Гответту и Василисе.
  - Вам сударыня - обратился он к девушке - Я даже вначале и не знал что подарить. Вам доступно многое, с Вашими-то способностями. Но тут опять мне на помщь пришёл господин Кулл, со своим таинственным помощником. - Аэрот обратился к наёмнику: - Господин Кулл, продолжайте, пожалуйста, дальше Вы, с оружием вы на ты, да и только благодаря Вам и Вашему другу многие подарки найдут сегодня своих хозяев.
  Кул поклонился магу и, повернувшись к Василисе заговорил: - Мы подыскали для Вас, как для специалиста по метанию небольшой набор метательного оружия. - И он протянул Василисе деревянный приличных размеров кофр обтянутый кожей дракона. - Я надеюсь, что в этом наборе есть многое, что вам по душе сударыня.
  Василиса открыла кофр и её восторгу небыло предела - здесь были метательные ножи, сюрикены, пару чакр, короткое духовое ружьё, дротики, и ещё много другого разнообразнейшего смертоносного оружия для метания.
  - А для Вас сударь, - Кулл посмотрел на Гответта, - у нас припасён вот этот арбалет с оптикой, и обоймой на десять болтов. Будьте, уверены, в бою он Вас не подведёт.
  Затем Кулл обратил свой взор на Валарис, Червя и их новую боевую подругу Алису.
  - Ваша команда прошла это опасный путь успешно и прекрасно. Вы всегда были верны друг другу и всегда были готовы прийти друг другу на помощь. Валарис мы с моим другом и уважаемым магом Аэроком решили преподнести тебе в дар вот эту булаву.
  Кулл протянул драконид булаву длиною с локоть, с рукоятьтью выполненой в виде извивающейся лозы, а голова оружия напоминала огромную шипастую колючку.
  - Кинжалы и когти это хорошо. Но тяжёлая булава тоже никогда не помешает. В её верхушку добавлено серебро. Так что это оружие удваивает свои шансы против чудовищ, боящихся серебра. Червь, для тебя есть вот эти кукри. - Кулл протянул гоблину, пояс на котором были закреплены три изогнутых ножа с заточкой по вогнутой грани. - Они всегда могут пригодиться, как в рукопашной схватке, так и на расстоянии для метания. Алиса, - Кул посмотрел на девушку-тигрин, - прими от меня в дар, в память о твоих далёких предках, от которых отделился когда-то ваш народ, вот эти наручи с лезвиями. Они не имеют той магии, что моё оружие, но человек, который их сделал, утверждает, что они добавляют, владеющему этим оружием, бойцу дополнительную гибкость. И их можно снимать с рук, в отличие от моих. - Кулл усмехнулся, вспомнив, кто делал наручи для Алисы: - Возможны побочные эффекты, в положительную сторону...обычно.
  - А ещё для вас, - обратился маг к Валарис и Червю, - король Брамциус предоставил бочку своего лучшего клубничного варенья.
  - Теперь, - Кулл посмотрел на Эрику и Маргольфа, - несколько подарков для вас.
  - Эрика, для вас, - Аэрок сделал пас в воздухе, и на его ладони появилась диадема из серебра вся усыпанная топазами, - вот эта волшебная диадема ведуньи. Многие тайны мира отражаются в синих гранях камней этой диадемы. Видеть изнанку привычной обыденности, наблюдать скрытые взаимосвязи всего сущего, читать символы и предвидеть будущее - вот, что досталось Вам в удел. Хрупкий, немного тревожный дар, не всем доступный, не всем понятный, редкий, но Вам, сударыня, предстоит научиться жить с ним и управлять им. Дает ли он власть? Какой неуместный вопрос. Зачем власть над другими той, которая и без того видит их насквозь? Примите это дар.
  Маг и протянул диадему дриаде. Та приняла её с нескрываемым восхищением.
  - Вам же господин Маргольф, король предоставляет вот этот патент, на ваши все изобретения и мастерскую при королевской академии,- Аэрок протянул гному свиток с печатью.
  - А от меня и моего друга Вам в подарок, набор инструментов, - Кулл поставил перед гномом небольшой сундук.- Гарантия надёжности на сто лет.
  Затем Сталкер обратил свой взор на Шери и Крылатого.
  - Крылатый, - произнёс он, слегка нахмурившись - с вами у нас чуть не произошёл небольшой конфликт перед самым выполнением, задания. Когда вы толкнули мою напарницу, - Иер чуть надула губки, вспомнив тот случай. - Я думаю, вы этого и не заметили тогда. Но всё же я не в обиде на Вас. И моя напарница тоже, - Кулл посмотрел на Иер, та показала ему язык. - Примите в знак нашей дружбы этот шлем. Он сделан из чешуи дракона и очень прочный. Шери, а для мастера парных клинков у меня есть вот эти кинжалы. Они, как и мечи Василисы, сделаны из живого металла.
  - Галлеан и Борк, - Аэрок нагнулся над сундуком с подарками, - для Вас у меня припасены оружие и доспехи. Галл - эти лук, колчан со стрелами и меч, сделаны искусными эльфийскими оружейниками. Владей ими по праву! Для гоблина Жестянщика я приобрёл доспехи и оружие легионера.
  - И, наконец, Хора и госпожа Савильяна де Гульден! - опять вступил Кулл: - Хора. Так как ты очень любишь путешествовать в сандалиях вот тебе калиги, обувь легионеров. Эти сандалии надёжны и продержатся долгие годы. В придачу хочу подарить тебе плащ-накидку, один в один как мой. Он пропитан магией, и имеет свой характер. И я думаю, будет помогать тебе, Хора, в защите от твоих рун.
  - Госпожа Савильяна, - Кулл поклонился ей. - Для Вас у меня необычный и редкий подарок - белый фриз. - Маг сделал пас рукой и возле Савильяны де Гульден появился фриз-альбинос. Прекрасный белый конь с дллинющщей гривой был без единного пятнышка. - Они очень редки, эти лошадки. И я думаю, Вы не откажитесь от такого подарка.
  Потом Кулл подошёл к Иер, которая стояла надув губки: - Всем подарки раздарил?! Да?! А про меня совсем забыл?
  Она ткнула Кулла кулачком в грудь.
  Кулл заулыбался: - Ну почему ты так решила? О тебе я помню всегда. Мой Волчонок. Мы тут с Боливаром посовещались, и он предложил тебе очень оригинальный подарок.
  Наёмник сделал знак магу и после его колдовства, в саду появилась бела лошадь - обычная белая лошадка...ну почти обычная.
  - Я её приобрёл для тебя, по личной просьбе Боливара, - Кулл усмехнулся: - Выполняю просьбы, болтливого коня. Лошадка тоже с интеллектом, но не говорит. Боливар попросил, чтобы я в придачу к этой красавице, приобрёл ещё и двуколку. Но в этом вопросе, я решил предоставить выбор тебе. И ты мне не объяснишь фразу моего коня: "Боливар не вывезет троих".
  - Не говорящая лошадка, - Иер задумчиво крутила локон на пальце. - Эй!.. Чего это колбаса тебе сказала?! - девушка встрепенулась.
  - Боливар сказал, что троих не вывезет, - терпеливо повторил Кулл.
  - Где этот будущий шашлык? - разъярённо прорычала девушка, её клыки медленно вытягивались. Сталкер понял, что начинается частичная трансформация, и мысленно попрощался с домиком и садиком.
  - Иер, успокойся, я тебя очень прошу, - попытался успокоить девушку Кулл.
  - Маг! Где ты?! - взревела рыжая фурия. Гости в недоумении переглянулись.
  - Я здесь, прекрасная леди, - произнес, ехидно улыбаясь, Аэрок.
  - Колдани-ка мне эту клячу сюда! - девушка ткнула в землю пальцем с длинным когтем.
  - Да без проблем, - усмехнулся маг и на поляне появился Боливар.
  - А, привет, народ! - поздоровался конь. В ответ он услышал гробовое молчание гостей и яростный рык Иер.
  - Лошадь, мне надо поговорить с тобой! - Объявила девушка. - Наедине! - Добавила она, глядя Куллу в глаза.
  Боливар и Иер зашли за домик, на протяжении нескольких минут из-за домика слышались яростные возгласы девушки и тихий вкрадчивый голос коня.
  - Кулли, можно тебя на минутку, - Иер выглянула из-за домика.
  Кулл растерянно посмотрел на гостей, гости на Кулла. Он тяжело вздохнул, развёл руками.
  "Похоже, сейчас начнутся семейные разборки", - подумал про себя Кулл.
  - Извините, господа, - проговорил он, обращаясь ко всем присутствующим, - мы уединимся ненадолго. - Он усмехнулся и обратился к взволнованному Брамциусу, - я постараюсь, что бы вашему саду был причинен минимальный ущерб.
  Кулл неспеша, прошёл за домик. Как не странно все выглядели целыми, если не считать двух свежих царапин на носу у коня и потупившуюся Иер.
  - Ну и о чём вы мне хотели сказать? - Сталкер скрестил руки на груди, и хмуро посмотрел на дебоширов, чувствуя, что ему на голову сейчас выльют ушат холодной воды.
  Дальше между конём и Иер произошёл короткий диалог.
  Конь: Давай рассказывай!
  Она: Не буду!
  Конь: Тогда я всё расскажу!
  Она: А я из тебя сделаю отбивные!
  Конь: Тогда сама говори!
  Она: Ну и скажу...
  Иер потупилась, потом хитро посмотрела на Кулла, закусив нижнюю губу.
  - Кулли! В общем, такое вот дело...Я беременна!
  Нет, это был не ушат с водой - это была стокилограммовая кувалда.
  Естественно последовал глупый вопрос: - Не понял?
  - Дурак! - обиделась Иер и отвернулась.
  Кулл понял, что сморозил глупость. Ужасную глупость. Подошёл к Иер и, обняв её за плечи, произнёс: - Прости! Да ты права, я дурак. Я... Я очень рад! Это здорово! И я хочу ещё раз спросить у тебя. Ты выйдешь за меня замуж?
  Иер повернулась к нему лицом и посмотрела нежно в глаза: - Я согласна!
  - Похоже, толстому ворчуну придётся исполнить своё обещание, - проговорил Кулл, обнимая Иер и подмигивая Боливару.
  - Ты это о чём? - чуть отстранившись, спросила девушка.
  - Я о нашем общем знакомом гнолле.
  - А о Визре! - отмахнулась Иер: - Так у него к нашему приезду уже всё будет готово.
  Это был второй "удар кувалдой", по голове Сталкера.
  Он сглотнул и проговорил: - Ну, пойдем, объявим обо всём нашим друзьям и пригласим их на нашу свадьбу.
  И он с Боливаром уже собрались выйти из-за домика ко всем присутствующем в саду, но чуть отставшая от них Иер произнесла:
  - Мальчики! Это ещё не всё, что вы знаете, - конь и Сталкер остановились и резко обернулись, не зная чего ещё ожидать от этой рыжей бестии. - Похоже....Даже, нет - точно! У нас с тобой Кулли будет двойня. Мальчик и девочка.
  Такого даже Боливар не ожидал. Его нижняя челюсть отвисла от изумления. Кулл улыбнулся, посмотрев вначале на коня, а потом на Иер. Поставив лошадиную челюсть на место, и обняв девушку за талию, сказал: - Ну что же пойдёмте, пригласим всех наших новых друзей на свадьбу.
  Выйдя к своим друзьям и знакомым, они сообщили им радостные новости и пригласили всех на свою свадьбу в трактир "Нелюдь".
  Затем вперёд вышел кроль Ландрии, Брамциус VIII и произнёс...
  
   Брамциус VII.
   - Спасибо вам Кулл и Иер за приглашение на свадьбу, но дела государственной важности не отпускают. Тем не менее, хочу сделать небольшой свадебный подарок. Король выудил из складок одеяния небольшое зеркальце, в золотой фигурной оправе, и протянул его Куллу. - Оно показывает настроение малыша. И что ему требуется. Конечно маме, - Брамциус поклонился Иер, - такая безделушка не понадобится. Ведь мамы очень тонко чувствуют ребенка. А вот отцу оно, несомненно, будет хорошим подспорьем.
  Уже начало смеркаться в саду начали собираться придворные. А слуги сновали туда-сюда. Быстро зажглись дополнительные свечи и появились музыканты.
  - Не удивляйтесь. Я решил провести церемонию здесь и сейчас, - пояснил королью - Во дворце находится невыносимо, так хоть проведём время с пользой.
  Церемония прошла в самой торжественной обстановке. Зрители затаили дыхание, а драгоценный Артефакт только здесь показал все свои волшебные грани - войдя в свою полную магическую силу, он вспыхнул всеми цветами радуги.
  Как ни печально, но стало ясно, что и это путешествие закончилось. Но, наверное. Когда-нибудь. Будет новое. Не менее интересное и загадочное.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"