Симаков Виталий Владимирович; Алина Микишева: другие произведения.

Донской дозор - 1 и 2 кн.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Городское фэнтези. 90-е годы. Ростов-на-Дону. Роман полностью обновлён и Написан в соавторстве с Алиной Микишевой.

  Донской дозор. (Городское фэнтези)
  17.08.2012| Авторы: Симаков Виталий и Алина Микишева.
  Книга 1: Ведьма.
   Ростов-на-Дону - 90-е годы...
   Работа у ведьмы.
   - Ну, всё парень, ты попал!..
  Николая окружила компания из пяти здоровых качков, возглавляемая Василием Крыковым, по кличке Аллигатор. Крыков со своей командой держал весь игорный бизнес, если так можно было назвать напёрсточников и разную другую мелкую лохотронную шушеру, оккупировавшую главные авто и железнодорожный вокзалы, и примыкающий к ним пригородный железнодорожный вокзал.
  Васькина шайка перестряла Николая вечером, возле Союзпечати, стоящей на трамвайной остановке, когда тот возвращался с заводской смены домой.
   - А при чём тут я? - удивлённо посмотрел Николай на Крыкова. - Я вообще-то пришёл на вокзал по делам, а чего там Димычи замутили, пока я от них отходил, меня это как-то мало волнует. Ты же вроде в курсе, мы это уже обсуждали, - Николай дерзко ухмыльнулся, - что я в твоих лохотронах не участвую.
   - А кого волнует, что ты там мне говорил, когда-то, - проговорил Васька, подойдя вплотную к Николаю. - Ты пришёл с ними, стоял возле них, значит играл. Так что должок висит на всех вас троих.
  Был бы Васька один, ползал бы уже по земле и собирал свои зубы. Но то время прошло, когда он был никому не нужным серым человечком. За те два года, пока Николай служил в армии, Крыков 'высоко поднялся'. Провернув несколько махинаций и сунув кому надо на лапу, он подмял под себя весь игорный бизнес на всех трёх вокзалах на Привокзальной площади. И теперь за ним всегда ходила охрана, не меньше пяти человек. Чуял гад, что если его встретят одного, то сразу замочат...В прямом смысле этого слова - в Темернике. Многие этого желали. Но пока в притоке Дона, протекавшем мимо вокзалов, находили только трупы тех, кто не мог с Крыковым расплатиться, или пытался сказать в его сторону дерзкое слово. Доказательств, что это сделала его банда, никогда не находили. Да и откуда они могли взяться. Никто не желал оказаться на месте утопленников, которых вылавливали из Темерника. Кругом были его 'уши'. И Васька платил им неплохо. Слишком прибыльным был игорный бизнес на вокзалах, что бы упускать такой куш.
   А теперь вот и Николай влип в дурацкую историю с лохотроном, из-за двух Димычей, соседей по двору. Те повелись на уговоры Лёхи, дружка Крыкова, ошивающегося, возле напёрсточников и лотерейщиков и подбивающего приезжих деревенских простаков - угадать, где шарик, или сыграть в 'стопроцентно-выигрышную' лотерею. Клюнули на то, что тот им начал обещать златые горы. Ведь вроде знали, кто он есть на самом деле...
   В общем, эти двое 'красавцев' проигрались в пух и прах, да ещё и задолжали три штуки баксов. Как это они умудрись сделать, за то короткое время пока Николай отсутствовал, он так и не смог понять. Он как раз отходил к вокзальным кассам, что бы узнать расписание поездов с южного направления. Через пару дней, должна была из Сочи вернуться его сестра Наталья, занимавшаяся фотомодельным бизнесом. Она была профессиональным фотографом. И вот когда он вернулся к Димычам, тех уже раскрутили по полной программе. На вокзале у Николая получилось, отшить лохотронщиков, но Лёха пригрозил уходящим, что это их не последняя встреча. И что Аллигатор их достанет везде...
  - Тряси их, - Николай сделал шаг назад от стоящего к нему почти в плотную Крыкова. - Меня, их долги не волнуют.
   - Теперь волнуют, - усмехнулся ехидно Васька, глядя на вышедших из-за ларька 'Союзпечати', ещё троих своих дружков. Один из них глядя на Крыкова, провёл ребром ладони по горлу. Явно что-то там случилось плохое, раз Крыков так расплылся в ехидной улыбке. Но попробуй сейчас дёрнись туда, наваляться ведь всей толпой.
   - Срок тебе неделя, - продолжал стоящий перед ним Васька, засунув руки в карманы брюк. - А потом начнут капать проценты. Хотя... - Васька хитро прищурился, - Мы можем взять и натурой - твоей сестричкой. Она у тебя симпотяжка. Вот и пусть отрабатывает твои баблосы...
   - Только тронь её, придушу! - не выдержал Николай и бросился на Ваську, стараясь ухватить того за ворот куртки.
   Но тот оказался шустрее. Он змеей скользнул за спины охранников и прошипел угрожающе:
   - Ну, всё, козёл, ты попал! Мочи его братва!
   Дружки Крыкова медленно двинулись на Николая, угрожающе сжимая кулаки. Прохожие, видя, что назревает драка, стали заранее переходить на другую сторону улицы, и даже охранник, стоящий в дверях сберкассы, отбросил в сторону сигарету, досадливо сплюнул на землю, и скрылся в помещении, явно даже не собираясь вызывать милицию.
   'Ну, теперь мне точно кердык', - Николай стал в боевую стойку, не зря ведь два года отслужил в десанте, - 'Хоть одну челюсть, но сверну напоследок. Жаль, правда, что это не Васькина челюсть будет. До него уж точно не пробиться'.
   - Чё за шум, а драки нету? - толпу наседавших на Николая бандитов, растолкал друг Николая, Лёнька. Он подошёл к Николаю и, встав рядом с ним, поверх голов посмотрел на прячущегося за спинами своих дружков, Ваську.
   - Слышь 'зелёный', я не понял, чего ты тут устроил? - нахмурился Лёнька, - Тебя вроде Русик предупреждал, что бы ты со своим стадом не совался на территорию Лендворца (дворец культуры им. Ленина, ДК железнодорожников)? Тут твоих клиентов нет.
   - Нет, есть! Вот он мне деньги должен, - нагло тявкнул из-за спин своих горилл Васька.
   - Это правда? - удивлённо посмотрел Лёнька на Николая.
   Николай отрицательно покачал головой:
   - Димычи влетели. Взял их на свою голову, на вокзал сходить, за компанию... Они, и повелись на уговоры дружка, вот этого... - Николай кивнул в сторону Васьки, - Ну и пока я ходил к кассам, они умудрились просадить три штуки баксов. А этот теперь всё вешает на меня.
   - Сколько?! - обалдело вытаращился на него Лёнька, прикидывая про себя размеры ставки. А потом зло посмотрел на Ваську, тот аж съёжился от страха. И было от чего. Лёнька - здоровый парень, в два метра росту, широкоплечий, мог запросто, одним ударом своего кулака, прибить Крыкова, стукнув того по его дурной башке:
   - Слышишь, ты! - обратился он к Крыкову, постепенно набирая обороты. - Я не знаю, кто и чего тебе там был должен, но я точно знаю, что все твои лохотроны здесь не котируются, так что вали отсюда. И Николая не трогай, иначе будешь иметь дело с Русиком и со мной.
   - Может, разберёмся? - усмехнулся наглый Крыков.
   Лёнька осмотрел толпу его дружков:
   - Если я тебя стукну, то ты сразу ведь переломишься, но проблема в том, что твои гориллы, стоять и смотреть не будут. Ведь так?..
   Толпа дружков Крыкова окружившая Лёньку и Николая нагло засмеялась. И в тот же момент один из Васькиных 'горилл' шагнул вперёд на встречу, Лёньки. Выхватил из-под куртки телескопическую дубинку и резким взмахом слева направо, попытался перебить другу Николая, выскочившей из рукоятки стальной палкой, переносицу. Лёнька еле успел увернуться от удара. Конец дубинки буквально просвистел в паре сантиметров перед кончиком его носа. Дальнейшие события, если бы они переросли в драку, могли закончиться для Лёньки и Николая трагически. Слишком силы были не равны. Но...
   Вот это вот НО, всегда и меняет весь ход событий. Стоящий, позади парня с дубинкой, Васька вдруг быстро поменялся в лице. Он нахмурился, глядя куда-то за спины Лёньки и Николая, и опустив руку на плечо уже готового кинуться в драку дружка, оттянул того назад, и что-то зашептал ему на ухо. Николай оглянулся назад и усмехнулся. Он дёрнул Лёньку за руку и взмахом головы указал на появившегося из-за Лендворца и идущего неспешной и уверенной походкой в их сторону, Русика.
   Руслан, высокий парень, боксёр в среднем весе. Держал первое место по области в юношеской категории, и в Ленгородке был авторитетом. Он уже давно имел зуб на Крыкова, и Васька знал, что лучше Русика не трогать, добром это не кончится.
   Компашка Крыкова стала быстро по одному теряться в сторону пешеходного моста на вокзал. Уходящий последним Васька, зыркнул злобно на Николая и проговорил скороговоркой:
   - Не надейся, что ты отмазался. Долг висит на тебе, и срок его возврата неделя. Потом пойдут капать проценты. - Жадность на миг переборола в шакале страх перед расправой, после чего он благоразумно удалился.
   Когда Русик подошёл к Николаю и Лёньке, банда Крыкова уже поднималась по ступенькам на мост.
   - Какие-то проблемы, парни? - поинтересовался Русик, посмотрев в сторону ретировавшейся компании Крыкова.
   Лёнька вопросительно посмотрел на Николая, тот поморщился, мол, сам разберусь. Лёнька пожал плечами - как знаешь.
   - Да так, - ответил он, Русику махнув рукой, - разбор полётов...
   - Ну, смотрите, - Русик усмехнулся и стукнул кулаком о ладонь, если что мигом соберу пару десятков парней...
   - Не стоит, - ответил Николай, подумав во что, может вылиться вся эта потасовка. Не любил он разборки - стенка на стенку. Крыкова бы они точно не достали, а пострадать могли многие. И ради чего спрашивается - ради того, что два идиота, задолжали бабки другому идиоту.
   - Сам разберусь, - отмахнулся Николай и, махнув на прощание друзьям, отправился на поиски Димычей.
   'Сейчас начищу пару физиономий, и разъясню им, кто, что, где, когда, и как...'
   Зайдя в общий дворик, окружённый двухэтажными кирпичными домиками, в каждую квартиру с отдельным собственным входом, Николай поднялся по ступенькам железной лестницы ведущей в квартиру одного из Димычей и постучал в дверь. Ему открыла невысокая полненькая пожилая женщина, бабушка Димы, с которой тот жил. Родители Димыча и его, и младший брат жили в небольшом посёлке в Ростовской области, а его отправили в Ростов на учёбу, считая, что жизнь в большом городе пойдёт ему на пользу. Пошла...
   Нарвался парень на неприятности, да ещё и Николая втянул в них.
   - Тёть Маш, Дима дома? - обратился он к стоящей перед ним женщине.
   - Нет, Коленька, ещё не появлялся, - сообщила она, вытирая руки о передник, явно оторванная от домашних дел.
   - Лан... Позже зайду, - а потом подумав спросил, - А вы не заметили, Дима с первой квартиры появлялся?
   Николай знал, у кого спрашивать. Тётя Маша вечно торчала у окна и всё замечала, кто, когда пришёл, или ушёл, и с кем. Её за это даже в шутку прозвали 'телевизор'.
   - Он пришёл, - ответила она, - и минут через десять ушёл с чемоданом. Он очень торопился. Видимо куда-то собрался ехать.
   - И давно это было? - подозрительно спросил Николай, стараясь ничем не выдать, что вот это то, как раз ему и интересно больше всего.
   - Уже, наверное, как с час, а то и больше. А что?
   - Ничего, - задумчиво ответил ей Николай, и уже спускаясь, проговорил, - Димка появится, пусть меня срочно отыщет.
   Похоже, один из Димычей решил свалить из города. Вот это уже хуже. Николай подошёл к дверям первой квартиры и постучал.
   Открыла Димыча мама - Валерия Георгиевна.
   - Здравствуйте, - Николай сразу перешёл к делу, - Вы не подскажете, куда поехал ваш сын?
   - Я сама ничего не пойму, - ответила немного взволновано женщина. - Пришёл весь взбаламученный, собрал свои вещи в чемодан. Сказал, что ему срочно надо уезжать и что поезд через час. Потом обещал прислать письмо - где он и как.
   - Спасибо, - пробурчал в ответ Николай и в задумчивости направился к себе домой. Мать Димыча хотела ещё спросить у него о чем-то вдогонку, но увидев перед глазами спину удаляющегося молодого человека промолчала, и нерешительно закрыла дверь.
   Поднявшись по лестнице, он подошёл к дверям квартиры, достал ключ, собираясь открыть дверь, и тут по ступенькам загрохотали быстрые шаги. К нему поднимался Лёнька, чем-то встревоженный.
   - Прикинь, - начал он, - Сейчас нашли за Союзпечатью раненого Димыча.
   - Какого? - Николай резко развернулся к Лёньке.
   - Верхового, - махнул Лёнька головой, в сторону выглядывающей из окна второго этажа пожилой женщины.
   - Зайдём, - Николай открыл дверь, и они с другом прошли на кухню, - Ну что там, рассказывай.
   Лёнька уселся возле стола, а Николай стал лицом к окну, и стал наблюдать, как в соседнем дворе маленький мальчишка играет с кошкой.
   - В общем... - Лёнька закурил, не решаясь ни как начать. - В общем, когда ты ушёл, мы с Русиком отправились в магазин за сигаретами. А когда возвращались обратно, увидели возле ларька толпу народа и скорую. Ну, мы мигом туда, думали, может опять тебя этот Крокодил перестрял, но там оказался раненый без сознания Димыч. Ему нанесли несколько ножевых ран. Врач утверждал, что хотя раны и тяжёлые, но опасности нет. Вот только привести его в сознание пока не может. Димку погрузили в скорую и увезли в БСМП (больница скорой медицинской помощи).
   Кошку уже достало, что малыш её пытается схватить то за усы, то за хвост. Поначалу она от него уворачивалась, потом, ударив мальчишку по ручонке своей лапой, фыркнула и взобралась на дерево. Малыш громко разревелся, из дома выскочила его мать и, увидев на руке у своего сына следы от кошачьих когтей, стала ругаться и грозить сидящей на дереве киске, а та даже не обращала внимания на хозяйку, она сидела и спокойно вылизывала распушившуюся на спинке шерсть. Ещё немного покричав на животное, женщина, взяв ревущего малыша на руки, занесла его в дом, а кошка, спрыгнув на крышу сарая, побежала куда-то по своим делам.
   Дела...
   - Эй, - Лёнька толкнул, задумавшегося Николая, - ты где завис?
   - Да так, - отмахнулся тот, - На кошку засмотрелся.
   - На кого?!
   - Говорю дел по горло...
   Теперь, когда оба Димыча были, как говорится не при делах, Васька точно с него не слезет. А ещё и Наташке может достаться от этого урода. Нет, этого допускать нельзя. Нужно вернуть ему деньги, а там посмотрим...
   Но главное, где их взять?
   - У тебя баксы есть? - спросил Николай у курящего уже вторую сигарету Лёньки.
   - ЧЕГО?! - Тот аж подскочил от возмущения. - Ты чего собираешься этому козлу бабки отдавать?! Совсем сдурел?
   - А ты что прикажешь делать? - Николай упёрся кулаками в стол и посмотрел в глаза сидящему перед ним другу. - Мало тебе Димыча? Он глаз на Наталью положил.
   - Ну, - Лёнька усмехнулся, - этот орешек ему не по зубам.
   - Я не хочу её втягивать, - Николай достал из пачки сигарету и присев на подоконник, стал мять её в руках, - Давай так, я сейчас бабки этому уроду выплачу, а потом когда он остынет и потеряет бдительность, мы с ним разберёмся. И Русика тогда подключим к этому делу.
   - Ну, как знаешь, - согласился Лёнька и, затушив сигарету, встал. - Я тебя выручу, конечно. Но у меня есть только четыреста баксов. Где остальные возьмёшь?
   - Постараюсь отыскать, - неопределённо мотнул Николай головой и положил так и не прикуренную сигарету обратно в пачку.
   - Ну-ну.
   Лёнька сходил домой, благо он жил, напротив, в этом же дворе и принёс деньги:
   - Вот, ещё сотню у братана взял из заначки. Он пока в армии, ему они не понадобятся, а к его возвращению я думаю, всё вернётся на свои места.
   - Надеюсь, - грустно усмехнулся Николай, и пожал руку другу, - А теперь извини, я пойду, пройдусь. Нужно подумать.
   - Как знаешь, - пожал плечами Лёнька, - Удачи! Вечером как всегда у Ларисы?
   - Подойду, - кивнул Николай, - Только Русику ни о чём не говори. А то тут точно замес начнётся. Не хочу лишних проблем навешивать на других.
   И Николай пошёл к Лендворцу, перебирая в уме, тех, кто мог ему одолжить денег.
  
  Крыков и его дружки остановились в центре пешеходного моста, проходящего над железнодорожными путями. Уже смеркалось. Мост был пуст. Все в основном переходили железную дорогу внизу. Так проще, чем тащится через мост. Хотя везде и висели таблички, что по путям проход запрещён, на них как-то мало обращали внимание - ведь так короче.
   Отдышавшись и распив пузырь водяры, они закурили по косяку, что бы успокоить нервишки. И было от чего.
   С Русиком связываться, себе дороже выйдет. Если бы началась драка, то она могла перерасти в крупный погром. А за это его менты по головке не погладили бы, даже и те, которым он платит. Но раз Русик и его дружки не кинулись сразу за ними, значит, Николай не стал трепаться о случившемся.
   Соображает - Крыков усмехнулся, делая очередную затяжку.
   - Слышь, - один из дружков Крыкова толкнул его в бок, - гляди, кто прёт.
   Со стороны вокзала, в их сторону по мосту вышагивал Димыч.
   Это был тот из Димычей, который попытался сбежать от проблем из Ростова. Сейчас он шел, согнувшись под тяжестью двух огромных сумарей, а следом за ним шла стройная пышногрудая женщина лет пятидесяти, в чёрном с декольте, шёлковом облегающем платье чуть ниже колен, и надетым поверх платья кожаным болеро. Её светло русые волосы были заплетены в длинную, ниже талии, толстую косу, перекинутую через плечо. Лёгкая походка и стук высоких каблуков её чёрных лакированных сапожек доходящих чётко до кромки платья, привёл всю компанию Крыкова в ступор.
   - Ни фига себе! - просипел один из Васькиных дружков, глядя на шедшую в их сторону парочку, так и не донеся косяк до рта. - Ну Димыч себе и тёлку отхватил. Старая, а даже меня заводит.
   - Заткнись, - зло огрызнулся на него Васька, и направился на встречу Димычу, - Слышь ты, урод, - Васька остановил парня и схватил того за грудки, - ты бабло когда возвращать будешь?
   Озлобленный неудачей в Ленгородке, Крыков, готов был сейчас скинуть Димыча с моста на рельсы, но тот в ответ даже и глазом не моргнул. Он даже не выпустил из рук тяжёлые сумки. Его взгляд был пустым и безразличным.
   - Молодой человек, - женщина подошла к Крыкову и, положив ему на плечо свою руку, решительно проговорила, - оставьте в покое Дмитрия. Разве вы не видите, он мне вызвался помочь. Будьте любезны, уйти с нашей дороги, - и тихо, так, что бы слышал её только Васька, добавила, по слогам, - по-хо-ро-ше-му.
   - Чего? - Васька отпустил продолжавшего стоять как истукан Димыча и, прищурившись, презрительно посмотрел на, успевшую к этому моменту убрать с его плеча руку, женщину, - Чего ты сказала, старая вешалка?! А ну-ка повтори?! Ты кому угрожаешь?!
   Дурь и выпитое спиртное ударили ему в голову. Ему сейчас было всё до той самой лампочки. Вначале его заставили ретироваться позорно с места разборок, теперь ему угрожает какая-то старая клюшка. Для одного дня это было явным перебором.
  - Ну, всё!
   В его руке появилась финка. Щелчок. Сверкнувшее лезвие готово было метнуться в живот женщины...
   То, что произошло дальше, было невероятно и фантастично. Но оно было!
   Властный взмах женской руки и вырванный у Крыкова нож воткнулся в ногу одному из его дружков, попытавшихся кинуться ему на помощь.
   Васька обалдел, глядя на опустевшую руку - как?!
   Затем женщина, резко крутанувшись на каблуках вокруг себя, обернулась лицом к изумлённой компашке Крыкова, уже с распущенными развевающимися волосами, на сильном, неизвестно откуда подувшем ветру. Она злобно улыбнулась и посмотрела в их сторону не обещающим ничего хорошего взглядом огромных чёрных глаз. Дружки Крыкова испуганно попятились. Васька попытался тоже отступить, но не успел сделать и шагу, как был, притянут к вскинутой женщиной руке, и схвачен за горло железной хваткой.
   - С кем ты собрался шутки шутить, щенок? - проворковала она нежным, и в то же самое время зловещим голосом, от которого пробирало аж до дрожи. Она притянула его за горло к себе и стала изучать его чёрными как ночь глазами. Её алые пухлые губы были чуть приоткрыты, и Крыков чувствовал её горячее дыхание на своём лице. Затем Васька почувствовал, как ногти на её пальцах удлиняются и начинают постепенно впиваться в его кожу. Он не мог не то что слово сказать, а даже сделать вдох. Воздух в лёгкие от стальной женской хватки перестал поступать. Крыков уже решил, что так и встретит свой конец. Но...
   Женщина вновь зловеще усмехнулась и отшвырнула от себя парня на пару метров, тот не удержался на ногах и упал на спину. Последний воздух вырвался из его легких от тяжелого удара о землю, так что даже вскрикнуть у него не получилось.
   - Смерть твоя наступит уже скоро, правда, не от моей руки. Но!.. - она подошла к лежащему Крыкову и, с силой придавила его к мосту, встав ему на грудь сапогом. На мгновение стало так тихо, что слышно было, как скрипнула кожа на сгибе её изящной обуви. Васька почувствовал, как острый каблук, стал постепенно продавливать его кожаную куртку и рубашку, ещё немного и он пробьёт его грудную клетку: - Но, остерегайся женщин, мой мальчик.
   Женщина перешагнула через него, затем повернулась к всё также стоящему истуканом Димычу, и повелительным, но в тоже самое время ласковым, голосом проговорила: - Следуйте за мной, молодой человек. Уже темнеет. А нам ещё надо добраться до дому.
   Димыч как загипнотизированный обошёл лежащего испуганного Крыкова, и направился в след за женщиной, волосы которой, опять были заплетены в перекинутую через плечо, толстую длинную косу. Когда только успела, остервенелая курва?
   Крыков так и остался лежать на спине, онемевший и испуганный. Когда женщина в сопровождении Димыча исчезла из вида, дружки Крыкова, до этого будто приросшие к тем местам, где стояли, зашевелились и двое из них подбежали поднимать своего босса с асфальта, а остальные собрались вокруг раненого.
   - Аллигатор, - обратился один из тех, кто был возле раненого, к поднявшемуся и потиравшему грудную клетку Ваське, - это как ты умудрился ему нож в ногу засадить?
   - А я почём знаю, - проворчал он, подходя к ним и уже потирая ноющую шею. Потом, увидев, что у него на руке кровь, сочащаяся из ранок, оставшихся от ногтей необычной незнакомки, он зло прорычал: - Эта старая ведьма и меня покоцала! Митяй, - обратился он к задававшему ему вопрос о ноже парню, - живо лови тачку, и валим в больницу, на перевязку.
   - И заодно сорок уколов тебе в живот, от бешенства. А то вдруг эта старуха ещё и бешенством страдает. Видел, как она на тебя накинулась? Видать голодная, - подколол Митяй Крыкова, но заметив как тот на него злобно зыркнул после этой шуточки, пробормотал, - Ладно, я побежал на вокзал насчёт тачки, а вы давайте подтягивайтесь следом.
   И он убежал. Выдернув у стонущего парня из раны нож, и кое-как, перетянув ногу двумя носовыми платками, что бы кровь не сильно хлестала, дружки Крыкова помогли ему встать на здоровую ногу, двое подставили ему свои плечи, что бы он о них опёрся и осторожно повели его в сторону вокзала. Крыков и остальные четверо его охранников двинулись следом за ними.
   Васька тоже перемотал свою шею платком - кровь из мелких ранок продолжала сочиться. Да и спину ломило, не каждый день доводилось так вот встречаться спина к спине с асфальтом, хорошо ещё, что башкой не сильно треснулся.
   - Чешется нестерпимо, - пожаловался он идущему рядом парню.
   - Это хорошо, - ответил тот, - значит заживает.
   Васька хмуро посмотрел на собеседника, и они не спеша, пошли вслед за ушедшей вперёд компашкой.
  
  Николай обошёл всех своих знакомых, у которых возможно было одолжить денег. В общей сложности набрал долларов триста.
   Не густо. Если так пойдёт и дальше, то лучше поступить как один из Димычей - ноги в руки и валить подальше из этих мест. Может у Натальи порыться?.. Хотя нет. Во-первых, доллары она дома не держит, всё в банке, а рубли... Нет! Она уже завтра приедет и что он ей ответит по поводу пропажи денег? Сам же не хотел её в это впутывать. А если узнает, то мало ему не покажется. Характер у его сестры тяжёлый, можно и в ухо отхватить. Хотя он тоже в долгу не останется...
   Николай усмехнулся, вспоминая их спарринги в спортзале. Даже Русик не решался становиться драться с ней в паре: 'С ней, спаринг?! Извиняйте. Боевое сабо не по мне. Я боксёр, а не смертник'. Ей бы в большой спорт пойти. Такие бы призы отхватывала бы. А она модельным бизнесом занимается. Хотя, этот бизнес неплохие деньги приносит ей. Она всегда так шикарно выглядит, да и ему от неё деньжат перепадает. Всё же не стоит её в это дело впутывать...
   - Извините, пожалуйста, - его размышления прервала женщина лет пятидесяти в брючном костюме насыщено серого цвета, - мне посоветовал вас один из наших общих знакомых, как хорошего мастера по ремонту. И ещё сказал, что вам срочно нужны деньги... А у меня как раз есть дома работа, на недельку, может чуть меньше, после которой вы получите от меня нужную вам сумму. Работа не сложная, я уверена, вы с ней справитесь. Будете приходить каждый день вот по этому адресу в 9 утра, - женщина сунула Николаю в руку бумажку с её адресом. Николай ничего не ответил, он стоял и смотрел на неё как заворожённый, слова не лезли ему в глотку, когда он смотрел в эти глаза, отражающие её улыбку.
   - Ну, вот и прекрасно. Я вижу, вы согласны? - Николай кивнул ей в ответ как китайский болванчик. Она улыбнулась, ему в ответ: - Тогда я жду вас завтра. Меня зовут Марфа Игнатьевна.
   Женщина развернулась и ушла не оборачиваясь. Николай остался стоять на месте. Он всё ещё не мог прийти в себя. Когда он очнулся от столбняка, Марфы Игнатьевны уже нигде не было видно. Он пытался вспомнить, как же выглядит эта женщина - но в его памяти всплывали только её пышные, длинные волосы и нежный, спокойный голос.
   Но кто же мог рассказать ей о том, что ему нужны деньги? Лёнька? Так нет, тот не проболтается. Может кто-то из тех, у кого он пытался занять деньги? Так он сильно не настаивал и не говорил о большой срочности, что бы ни объяснять им для чего ему нужная сумма. Может Крыков? Вот кто уж точно, так только не Васька. Будет он заботиться о своих должниках, как же. Ему проще нож под ребро должнику вогнать, чем помогать тому в возвращении долга. Но тогда кто?
   - Ну, как дела, - его размышления прервал нагнавший его Лёнька, - накопал деньжат?
   - Ну, вроде того. Мне предложили шабашку на недельку. Передай Филипычу на работе, что у меня там есть отгулы...Ну, в общем что бы он в курсе был, что меня неделю не будет.
   - О чём базар, передам, конечно. А что за работа?
   - Ну... - и тут Николай почувствовал, что он не может сказать, кто и зачем его нанял, было такое чувство, что кто-то наложил запрет на него, насчёт этой темы, и он только и смог из себя выдавить в ответ, поморщившись, - да так по мелочам...
   Лёнька удивлённо покосился на Николая - мол, что-то новенькое, отговорками сыплет. Зачем от него-то скрывать, если он в курсе всех дел...
   - Лады, - пожал он плечами, - не хочешь говорить, твоё право.
   - Ты меня не так понял, - Николай хотел снова рассказать другу о нанявшей его женщине и о предстоящей работе, но у него вновь ничего не вышло, будто ком встал в горле.
   Что же сегодня за день такой? Вначале бандиты наехали, теперь ему на рот замок повесили.
   - Да понял, понял, - отмахнулся Лёнька, рассудив последующее молчание Николая по-своему, - У каждого свои секреты...
   - Ничего ты не понял, - в отчаянии, что не может ничего рассказать другу, Николай раздосадовано махнул рукой, - Пойду я домой отдыхать.
   - Так мы вроде к Лариске собирались? - удивлённо уставился на него Лёнька, резко остановившись.
   - Чё я там не видел, - недовольно пробурчал Николай, - целующихся Русика и Ларку...?
   Было время, когда Николай гулял с Ларой. Они встречались с ней около месяца, но потом у них что-то разладилось...
   Разладилось! Ума хватило у него, параллельно встречаться ещё с её сестрой. Откуда Лара об этом узнала, так и осталось тайной. Светка, её сестра, клялась, что она ни словом о них не обмолвилась, хотя верить в это особо не приходилось. Ну, в общем, они с этой кудряшкой расстались.
   Правда, остались друзьями, но не более. А теперь она закрутила с Русиком. Николай, старался относиться к этому равнодушно - прошла любовь завяли помидоры, но где-то в глубине его души ковырялся червячок ревности.
   - Да ладно, - Лёнька хлопнул задумавшегося Николая по плечу, - что было то уже прошло. Ты же знаешь Ларку. Не ты первый, не Русик последний. Все там были.
   - Где, там... - Николай, прищурившись, сурово посмотрел на друга.
   - Ты не правильно меня понял, - затушевался Лёнька, - я в том смысле, что целовался тоже с ней, но не более. Насколько я знаю эту девчонку, она первого встречного если и допустит в свои объятья, то только на расстояние поцелуя и не более. Она пока в поиске.
   Николай, почесав затылок усмехнулся: - Это что получается я первый встречный?
   - Ага, - тем же тоном ответил ему Лёнька, - и мы с Русиком из той же когорты. Так что кончай дуться и пошли. Посидим, потреплемся, - и уже направившись в сопровождении Николая к Лариному дому, проговорил, - А целоваться она мастер.
   - Тут я с тобой согласен, - согласился Николай, вспоминая Ларкины поцелуи.
   Ещё не дойдя до дома подруги, они увидели у ворот целующуюся парочку - Русика и кудрявую Лариску.
   - Эй, голубки завязывайте, - проговорил Лёнька, подходя к ним, - А то у нашего Николая сейчас ревность Отелло проснется, и он всех передушит.
   - Уж кто-кто, а он точно этого не сделает, - улыбнулась Лара, чуть отстраняясь от Русика. - Привет, мальчики, как у вас дела?..
  
  Уже совсем стемнело, когда мимо стоящих, возле ворот, со стороны улицы, ребят по дороге прошла компания из трёх парней и двух смеющихся девушек. Вроде вначале было всё нормально, но пройдя мимо них, компания притормозила метрах в десяти, и от неё отделились двое парней, вернувшихся к продолжавшим стоять возле ворот друзьям. Подойдя вразвалочку к ним, один из парней, оба они были кавказцы, вытащил изо рта сигарету и выпустил клуб дыма в сторону Николая. Николай поморщился, но промолчал. Не такой уж это и повод начинать драку. Тот, который был с сигаретой, наглым тоном проговорил:
  - Зачэм таким трём парням один хрупкий кудрявый дэвушка. Нас тоже трое, но у нас не хватает один дэвушка. Отдайте её нам.
   Русик посмотрел на Лару, отстранил её за свою спину. Посмотрел на обалдевших от такой заявы Лёньку и Николая и, подойдя к двум кавказцам почти в плотную спокойно ответил:
   - Парни, всё в порядке. Идите своей дорогой. Мы вас не трогаем, вы нас...
   В следующий момент кавказец, держащий в руках сигарету, щелчком отправил её в полёт прямо в лицо Русика. Русик успел уклониться от летящего в его сторону бычка:
   - Ну, мужики, это было уже лишнее.
   Два огромных кулака боксёра, по очереди, врезались в челюсти его противников. Правый кулак в челюсть левого, а левый кулак в челюсть правого. Тот, что получил хук справа, упал на асфальт и не шевелился. Другой кавказец оказался, поздоровей своего дружка, и после удара упав, мгновенно вскочил и встал в стойку боксёра, готовясь к бою. Рассвирепевший Русик налетел на него как ураган. Удары сыпались градом, пробивая то тут, то там слабую оборону противника. Кавказец, теснимый Русиком, постепенно отступал к визжащим девчонкам, из своей компании, постепенно тоже отходящим от места развернувшийся схватки. Третий парень, оставшийся с ними, бросился на помощь своему дружку. Но ему уже преградил путь Лёнька, нависший над ним и залепивший ему такую затрещину, что тот слетел с основной дороги по склону на грунтовку, проходящую параллельно асфальтированной, по нижней части Республиканской. В этот момент по основной дороге проехала машина, осветив место драки своими фарами, но водитель даже не притормозил, кому охота в тёмном районе Ленгородка оказаться на месте чужой разборки.
   Николай как бы пока оказался не при делах, затем возле его ног зашевелился нокаутированный Русиком парень. Николай зыркнул на прижавшуюся к железным воротам испуганную Лару: - Живо в дом и не высовывайся!
   После этих слов он носком туфля отвесил, поднимающемуся с земли парню тяжёлый пинок и тот опять растянулся во весь свой рост посреди дороги, но тут же вскочил и бросился наутёк в сторону дерущихся Русика и его противника, оказавшегося самым выносливым и стойким из троих нападавших. По пути он наткнулся на уже ожидающего его Лёньку, попытался его ударить ногой в прыжке, видимо рассчитывая на то, что раз тот здоровый, значит и не такой поворотливый, и увернуться не успеет. Но по виду никогда не суди о человеке... Лёнька лихо ушёл с линии удара и отвесил уже от себя пролетающему мимо него парню, хороший пинок в то же самое пятое место, что и Николай. Полёт парня на этот раз затянулся, да и посадка получилась не из удачных, приземлившись на асфальт, он по инерции прочесал на пузе ещё пару метров, под конец ещё и тормозя подбородком. Но Лёнька дожидаться пока тот встанет и очухается, не стал, подбежав к нему, он поднял его за шкирку и, поставив на ноги, повернул к себе лицом, отпустил и стал отвешивать затрещины то по правой щеке, то по левой, гоня его в том же направлении, что и Русик своего противника. С развороченного подбородка нападавшего стекал ручеек крови, смешавшийся с грязью и пылью дороги.
   Николай последовал было за дерущимися, но тут со стороны склона послышалось пыхтение и чья-то возня.
   'Третий!'
   Недолго думая, он подбежал к выползавшему на основную дорогу, кавказцу и врезал тому в грудак ногой. Не устояв на ногах, кавказец кубарем покатился обратно по склону на грунтовку. Николай усмехнулся, наблюдая на катящегося как колобок парня, но в один из моментов падения кавказец изловчился, оттолкнулся от земли руками и, сделав в воздухе кувырок, ловко опустился на грунтовку обеими ногами, полуприсев и опираясь о землю правой рукой. Николай в полумраке улицы, освещённой редкими фонарями, увидел как у противника, посмотревшего в его сторону, сверкнули кровавым огнём глаза, и послышался злобный не человеческий рык.
   'Бред!' - мотнул головой Николай, отгоняя наваждение, а затем крикнул: - Ну, ползи сюда, урод.
   - Щазз! - огрызнулся тот и бросился по грунтовке, в ту же строну, куда гнали своих противников - Русик и Лёнька.
   Николай осмотрелся, увидел, что Лара, послушав его, смылась в дом, и только потом побежал в след убегающему кавказцу, и успел перестрять его на стыке двух дорог, главной и грунтовой. Тому ничего не оставалось делать, как вновь принять бой. Но честной схватки опять не получилось. Николай попытался провести подсечку, но его противник ловко подпрыгнув в воздух, сделал кувырок назад, опустившись в метрах трёх от Николая, и ехидно засмеялся. Николай пожал плечами, глядя на своего прыгучего противника, и опустил сжатые кулаки. Удар тяжёлой затрещины отшвырнул смеющегося кавказца к стене дома.
   - Наш пострел и здесь поспел, - пожал Николай руку, подошедшему к нему Лёньке. Они оба посмотрели в сторону поднимающегося и шипящего от боли кавказца. Тот зыркнул в их сторону и бросился наутёк.
   - Я думаю с него достаточно, - проворчал, тяжело дыша, Лёнька, и они с Николаем побежали на помощь Русику. Хотя тому она уже и не требовалась. Ему всё-таки удалось мощным ударом в челюсть сбить с ног своего противника.
   Со стороны дальнейшие его действия выглядели эффектно. В центре небольшой ярко освещённого перекрёстка - конечной десятого трамвая, лежал орущий благим матом кавказец, а его прижимал коленом к асфальту, нависший над ним, как стервятник над своей жертвой Русик, и наносил удар за ударом по его уже и без того окровавленной физиономии. Ожидавшие на остановке трамвая, с десяток человек, видя всю эту картину - кто возмущался, кто просто молчал, но никто в драку не встревал. В стороне от всех стояли две девчонки, подружки кавказцев, уже прекратившие кричать и подбежавший к ним, смывшийся от Лёньки с Николаем, прыгун. Третьего видно не было. Возможно, он побежал за помощью. Это могло быть уже лишним. Пора было закругляться. Друзья не сговариваясь, бросились к не на шутку разошедшемуся Русику.
   - Всё, Русик, хватит, - схватив его за правую руку и оттягивая в сторону от стонущего парня, проорал Лёнька, - он уже своё получил. Валим отсюда.
   - Убью, - у Русика вовсю в крови взыграл адреналин, и он рвался в бой. И вырвался бы из Лёнькиной хватки, если бы его за другую руку не схватил Николай:
   - Успокойся чемпион. Бой окончен. Надо сваливать, пока сюда не прибыл наряд милиции, или ещё того хуже...
   Русик ещё раз попытался вырваться из крепкой хватки друзей, попытавшись хотя бы пнуть ногой лежащего кавказца, но те дружно потянули его от места схватки, в темноту Республиканской.
   - Всё отпустите, я успокоился, - проворчал через пару метров, покрасневший от драки Русик. Друзья его отпустили, и они быстрым шагом стали удаляться от побитого и стонущего, лежащего на асфальте парня.
   - А тебе, между прочим, - подколол тяжело дышащего Лёньку, Николай, - не мешало бы бросить курить.
   - Ээ, - ответил ему в ответ друг, - не так ещё давно сам курил.
   - Уже как месяц бросил. И не жалею. Прекрасно себя чувствую, и ни какой отдышки.
   - Ну, ещё бы не бросил, - усмехнулся Русик, возвращая 'булавку' другу. - Наташка пригрозила, если не завяжет с куревом, то она с ним встанет в спарринг...
   - Да ладно я сам решил, что пора завязывать, - отмахнулся от него Николай.
   - Ну да, ну да, - ехидно проговорил Лёнька.
   И они, дружно засмеявшись, скрылись в темноте улицы...
  
  Лежащий на асфальте кавказец медленно встал, и хромая направился к подбежавшим ему на встречу двум девушкам и его корешку.
   - Ты как? - спросила одна из девушек.
   - Всё харашо, - хриплым голосом ответил тот, вытирая окровавленное лицо протянутым ему платком.
   - И зачем вы только к ним полезли, - возмутилась другая, - вам чего нас мало было? Мы же вроде договорились?
   - А, жэнщина! - махнул возмущённо рукой кавказец, - Тэбе этого нэ понять. Пашли ужэ отсюда, пока мэнты нэ понаехали. Здэсь нэ далеко.
   Из темноты вынырнул третий их дружок, скрывшийся с места драки: - Ну как вы?
   Побитый Русиком кавказец, зло посмотрел на него: - Патом пагаварым. Да?!
  
  - Идиоты! Я вам разве не ясно разъяснила, что нужна девственница, а вы что приволокли? На них же штампа ставить негде!
   - Но хозяйка, - проговорил кавказец, дравшийся с Русиком, весь его акцент как будто растворился. - Эта девчонка была уже почти у нас в руках, но нам помешали её друзья.
   - Почти, - женщина оскалилась, и её зубы стали удлиняться. Три побитых парня со страху вжали свои головы в плечи, готовясь принять в наказание все муки ада: - Вы трусливые и никчёмные мрази! Ваше место в самых глубинах ада. И зачем я взяла вас только к себе в услужение...Вы никудышные слуги и никудышные бойцы. Мне бы таких с десяток как этот боксёр, который тебя изукрасил... - оскалившись звериным оскалом, хозяйка презрительно посмотрела на побитого кавказца: - Ладно. Вы двое отправляйтесь готовить угощение для гостей, а ты... - хозяйка метнула злобный взгляд в сторону самого трусливого из побитой компашки, - А для тебя у меня будет особое задание...
  
  Дверь в комнату, заскрипела, и перед сидящими во мраке, на полу, спина к спине, и связанными, дрожащими от страха девушками, в освещённом проёме появилась огромная, с головы до ног волосатая фигура и проговорила голосом кавказца приведшего их в этот дом:
   - Ну что дэвушки, кто у нас сэгодня будэт на пэрвое? - затем он злобно засмеялся, выводя из-за спины руку, с зажатым в ней огромным кухонным ножом и шагнул к ним. Вслед за ним вошёл его дружок, чуть поменьше ростом, но такой же волосатый и с не меньшим ножом в руках...
  
  - Так, мальчики, - решительно сказала Лара, глядя снизу вверх, на стоящих перед ней трёх друзей, - вы как хотите, но я сегодня ночью, оставаться дома одна боюсь. Вдруг эти идиоты вернутся с толпой таких же идиотов, как и они. Один из вас должен остаться со мной на ночь, - Лара резко подняла перед собой правую ладонь, - Не распаляйтесь! Только охранять и не более...
   - Ну... - начал Русик всё ещё разгорячённый прошедшей схваткой.
   - Нет, - решительно прервала его девушка, - ты боец, отправишься домой. Слишком ты горяч сегодня. Иди, отдыхай. А со мной останется... - Лара в задумчивости прикусила нижнюю губку, своими белоснежными зубками, и остановила смешливый взгляд своих серых глаз, на Николае, - Николай ты никуда не спешишь?
   - Опа... - Лёнька уже хотел съехидничать, но получил лёгкий толчок кулаком в спину, от своего друга.
   - Русик, ты не обижайся, - Лара подошла, к нахмурившемуся было парню и потрепала его по волосам, - но из вас троих я больше доверяю Николаю. Он...надёжный друг и хороший товарищ.
   Лёнька утвердительно кивнул - что есть, то есть.
   - Я бы... - Лара посмотрела на Николая, - Я бы с ним в разведку пошла.
   - А со мной значит, нет? - проворчал Русик, хмуря брови.
   - И с тобой бы пошла, - Лара чмокнула Русика в щёку, - но не сегодня. Ты слишком разгорячён после драки, мысли у тебя сейчас не там, где надо.
   - Она правильно говорит, - похлопал по плечу Русика Лёнька, - Ты слишком долго остываешь после таких стычек. Николай надёжный пацан. Целуйкайтесь и валим по домам. Мне завтра полторы смены на заводе пахать. Аврал.
   Николай и Лёнька вышли со двора на улицу, давая возможность попрощаться Русику с Ларой.
   - Не забудь Филипычу сказать о моих отгулах, - напомнил другу Николай.
   - Сразу с утра зайду и скажу. Ворчать будет. Конец месяца, электровозов полон цех, а ты в отгулы.
   - Обойдутся без меня, - нахмурился Николай, вспоминая разговор с Крыковым. - Деньги нужны...
   - А может всё-таки... - Лёнька стукнул кулаком о ладонь.
   - Нет, - решительно отрезал Николай, - Хватит одного Димыча.
  
  Ночные кошмары.
  Уже была глубокая ночь, когда к окну первого этажа двухэтажного дома, со стороны улицы, метнулась огромная уродливая тень, и прильнув к стеклу, стала изучать обстановку в комнате Лары. Увидев сидящего в кресле дремлющего парня, существо тихо утробно зарычало и с ненавистью провело по стеклу острыми когтями. Раздавшийся звук, заставил зубы Николая разболеться сквозь и без того неспокойный сон.
   Николай проснулся от того, что услышал зловещий и противный скрип. Он посмотрел на девушку, спящую безмятежным сном на диване. Ее кудрявые волосы разметались по подушке. Спящая Лара была очаровательна в лунном свете, падающем из окна. Противный скрип повторился. Николай медленно, опасаясь спугнуть, перевёл взгляд на окно, от которого исходил скрип. В окне светились, не мигая два пылающих дьявольским огнём зловещих глаза. Взгляд существа проникал в самые глубины его подсознания, пытаясь подчинить его своей воле - согнуть в повиновении, скрутить в бараний рог, унизить...
   Николай собрал всю свою силу воли, сжал кулаки и, бросившись к окну, со всего размаху врезал по мерзким глазам, уже проникшим сквозь стекло в комнату. Он ожидал услышать при этом характерный звон стекла, потому как разум начал подсказывать ему, что крыша начинает потихоньку трогаться с места, но этого не произошло...
  
  Николай проснулся от того, что на кухне загремела посуда. В окно светило майское солнце. День обещал быть хорошим. Парень потянулся в кресле и громко зевнул.
   - Будешь завтракать? - заглянула в комнату Лара, - Только давай побыстрее, решай, а то мне на работу пора. У меня в отличие от некоторых сонь, отгулов нет.
   Николай потёр виски и помотал головой, отгоняя ночные кошмары.
   - Бу-бу-бу, - пробурчал он в ответ улыбающейся девушке, - Я между прочим тоже не гулеванить собираюсь... Пожалуй, яичницу и чашку кофе.
  
  Николай зашёл домой, что бы переодеться и взять вещи для шабашки. В почтовом ящике его ждала телеграмма: 'Не встречай. Задержусь ещё дней на шесть. Работа. О приезде сообщу. Наталья'.
   Это было ему только на руку, меньше будет вопросов, почему он не ходит на завод, а занимается не понятной шабашкой, о которой даже и слова вымолвить не может. Николай подошёл к шкафу, собираясь взять вещи, но мелькнувшая мысль - 'а зачем', его остановила. Он развернулся и вышел из квартиры, закрыл дверь и направился к дому Марфы Игнатьевны. Всё происходило как в тумане. Адрес заказчицы он вчера только мельком прочёл, но уже знал наизусть, да и мало того, шел куда нужно, как будто перед глазами карту нарисовали. Странно конечно, он раньше за собой такие вещи не замечал. Хотя в десантуре им и твердили, что десантник должен замечать каждую мелочь, но до запоминания адресов с одного прочтения да ещё и мельком... Это было достижение. Хотя может во всём виновато напряжение вчерашнего дня. Но, чёрт возьми, кто же всё-таки натрепался этой женщине о его проблемах?
   Пройдя мимо 15го училища по Чабанова и выйдя на развилку с улицей Вагулевского, он поднялся по ступенькам к дорожке проходящей мимо нужного ему дома. Высокий трёхметровый деревянный зелёный забор, с прибитой, колючей проволокой по верхнему краю, с железной калиткой и звонком. Николай протянул руку к звонку и...
   Его пробил холодный озноб и всего затрясло, будто на улице сейчас был не тёплый весенний день, а морозная январская стужа.
   Не успел он нажать на звонок, как калитка отворилась и перед ним предстала улыбающаяся Марфа Игнатьевна.
   - Николай, - обрадовалась она. - Ну, заходи, заходи. Я рада, что ты не опоздал, а то мне надо уходить по делам. Когда закончишь работать, можешь идти домой, меня не жди. Захлопнешь за собой дверь и всё. Пойдём, я тебе покажу что делать. Всё что нужно для работы, ты найдёшь в доме.
   И женщина отошла в сторону, пропуская Николая во двор. И всё...
   Дальше был провал в памяти. Николай очнулся, вечером, когда оказался за калиткой на улице. Он попытался припомнить, что же он делал в доме Марфы Игнатьевны, но так ничего и не мог вытянуть из своих воспоминаний, как отрезало. В них были только страх и ужас от увиденного в доме, ничего конкретного, одни первобытные эмоции. Он подёргал калитку, решив вернуться, но замок защёлкнулся, а лезть через забор... Ещё слишком светло, да и хозяйка может вернуться с минуты на минуту. Может её дождаться и поговорить?
   Так, размышляя, Николай только сейчас заметил, что он ушёл уже далеко от дома Марфы Игнатьевны. Странно. Как это он умудрился уйти так далеко и не заметить этого. Вот это задумался. Ну, тогда ладно. Возвращаться незачем, завтра утром и поговорю с ней об этом. Но что же так его могло напугать?
  
  Дискотека, проходящая в широком холле, на втором этаже Лендворца, была в самом разгаре. Музыка гремела то быстро, то медленно, мелькающая цветомузыка, стоящие и танцующие, тут и там компашки парней и девушек.
   Подвыпившие Митяй и ещё один парень из банды Крыкова, пытались подкатить к стайке смеющихся девчонок, но все попытки оканчивались неудачей. Девчонки, тоже не очень трезвые, отшивали их своими шуточками, видимо не зная с кем, имеют дело. Митяй уже скрипел от злости зубами - это же надо, эти шкорки его ни во что не ставят. Он уже собрался одной из них, самой колкой на язычок, отпустить увесистую затрещину, когда его в бок пихнул дружок:
   - Митяй, глянь! Это та баба с моста, которая Крыкова положила.
   - Где? - Митяй повернулся в указанном направлении, начисто позабыв о девчонке, и увидел стоящую возле лестницы вчерашнюю знакомую. Теперь она была одета в тёмно-серый брючный костюм. Под приталенным коротким пиджаком, белая блузка. На голове чёрная фетровая шляпа. И всё это дополняли красные туфли на высоком каблуке и красные кожаные перчатки. Её светлые шелковистые волосы были рассыпаны по плечам, и колыхались в такт её движениям. Осмотрев холл из под полей своей шляпы, она остановила взгляд на обалдевших от её вида, дружках Крыкова. Затем медленно, изящно покачивая своими бёдрами, она подошла к Митяю и, прильнув почти вплотную своими алыми губами к его уху, тихо и нежно прошептала:
   - Я, кажется, тебя завожу? Как насчёт жарких поцелуев и всего остального? - Её слова пересыпались игривыми смешками, которые казалось не подобали женщине в таком возрасте.
   И она нежно укусила его за мочку уха. У Митяя от такого обращения к нему, по всему телу побежали мурашки, и он застонал в предвкушении обещанного наслаждения. Это было нечто лучшее, по сравнению с тем, что могли дать эти девчонки едва вышедшие из школьного возраста.
   - Куда идти, - прохрипел он осипшим голосом.
   - Здесь не далеко, - нежно проведя по его щеке рукой в перчатке и улыбнувшись белозубой улыбкой, она развернулась, и начала не спеша спускаться по ступеням на первый этаж. Митяй сглотнул и беспрекословно последовал за ней. Но прежде чем скрыться из виду, женщина обернулась и, посмотрев через плечо своего спутника, нежно улыбнулась его дружку, и чуть приоткрыв рот, провела кончиком языка по алым губам. Парень, дождавшись, когда женщина и сопровождавший её Митяй скроются из виду, сунул сжавшиеся кулаки в карманы куртки и, нахмурившись, направился за ними.
   Уже проходя мимо 15го училища, Митяй заметил, оглянувшись назад, что за ними следует не спеша его дружок. Он было дёрнулся в его сторону, что бы послать того куда подальше, но женщина шедшая чуть впереди него быстро схватила его под локоть и притянув к себе, тихо прошептала на ухо:
   - Не стоит переживать. Всё само собой образуется, когда мы придём ко мне.
   Митяй опять обомлел, от её завораживающего шёпота, и на ватных ногах последовал за своей спутницей.
  
  - Ну, вот мы и пришли. Погоди минутку, я только отопру калитку, - и женщина, оставив Митяя, подошла к калитке в высоком заборе, и стала возиться с ключами.
   Во мраке ночи мелькнула тень, к Митяю подбежал преследовавший их, парень, и схватив того за грудки, тихо прохрипел дыша ему перегаром в лицо:
   - Слышь, Митяй, вали отсюда! Это моя...
   Больше ничего он сказать не успел - в руке у Митяя щёлкнула выкидуха и острое жало, три раза подряд воткнулось в его живот. Дружок Митяя, хрипя и захлёбываясь, хлынувшей из горла кровью, сполз, цепляясь за одежду, к ногам, стоящего перед ним убийцы.
   - Как мило, - раздался за спиной Митяя сладкий голосок его спутницы, - Обожаю жестоких мужчин.
   Женщина подошла к повернувшемуся к ней и улыбающемуся безумной улыбкой Митяю, всё также продолжавшему держать в своей руке окровавленный нож. Затем она, подняв обе руки, стала нежно гладить парня по волосам, прижавшись к нему своим телом. Митяй закрыл от нахлынувшей эйфории глаза в ожидании жаркого поцелуя...
   Резкий поворот головы и хруст шейных позвонков. Митяй мёртвым упал перед зловеще улыбающейся женщиной.
   - Ну, хватит комедию ломать, - поморщилась она, оттолкнув от себя брезгливо, носком туфельки труп Митяя, - Забирайте этих двух субчиков и тащите на разделочный стол.
   Калитка заскрипела и вынырнувшие со двора, две коренастые волосатые фигуры, взвалив себе на плечи по трупу, направились в дом.
   - И чтобы живо мне, а не как в прошлый раз - все вас ожидали за столами. - Напоследок она достала из сумочки платок, утомленно провела им по губам, стараясь стереть в памяти поцелуй одного из блюд этого вечера, и сунула скомканную белоснежную ткань со следами алой помады в руку одному из своих прислужников, после чего скрылась за калиткой.
   - Будет исполнено хозяйка, - проворчала фигура, та, что была повыше ростом.
  
  Николай задыхался. Противник прижал его к земле, и всей своей огромной волосатой тушей, усевшись на него сверху, продолжал сжимать свои стальные руки-клещи на его горле. Лицо нападавшего помутнело перед его глазами от недостатка воздуха. Обзор начала заволакивать черная пелена, которая все ширилась перед глазами Николая, обещая близость конца. Ещё мгновение и он потеряет сознание, и тогда монстр разорвёт его на части. Николай напряг свои мускулы и изогнув тело...
   Свалился с дивана на пол своей комнаты. На тумбочке трезвонил будильник, сообщая о том, что наступило утро. Николай поднялся и вытер с лица проступивший пот.
   Треклятые кошмары, сколько же они будут продолжаться? Голова раскалывалась. Вчера придя домой после работы у Марфы Игнатьевны, его трясло весь вечер. Ему было жутко. От чего он не мог понять. Достав из холодильника бутылку водки, он попытался залить ужас спиртным и уснуть. Но преследовавшие его кошмары не оставили его в покое и во сне. Выпив две таблетки цитрамона, Николай заварил чай и позавтракал парой бутербродов.
   Пора было идти к Марфе Игнатьевне. Как только он вспомнил о предстоящей работе, его вновь затрясло от нахлынувшего страха.
   Да что ж такое?! Его - бывшего десантника, трясёт от страха при воспоминании о какой-то шабашке. Может тогда плюнуть на это дело и поискать деньги в других местах?
   'Николай!' - от голоса, раздавшегося в голове, Николая всего аж тряхануло.
   Что это сейчас было?
   И вот снова: 'Николай'.
   Парень затряс головой, отгоняя наваждение, а потом почувствовал за своей спиной чьё-то присутствие. Резко обернувшись, он... Он никого не увидел. Пустая кухня и никого.
   Бред! Уже мерещатся призраки. Но какие великолепные волосы у его заказчицы. Он никогда ни видел, таких лёгких и шелковистых волос. Ему ещё при первой встрече хотелось прикоснуться к светлым волосам Марфы Игнатьевны и гладить по ним, гладить...
   - А вот и ты. Я рада, что ты как всегда точен, - Николай очнулся от своих мыслей. Он стоял перед калиткой Марфы Игнатьевны, и та ему мило улыбалась, а её светлые легкие волосы колыхались от лёгкого весеннего ветерка:
   - Ну, ты готов вновь приступить к работе?
   - Д-да, - еле выдавил из себя опешивший Николай.
   - Ну, тогда заходи, а я побежала по делам.
   И опять, Николай не мог ничего припомнить, что происходило с того момента, как он вошёл во двор, и до того момента, как вышел из него. Кому рассказать не поверит, что у него, начались провалы в памяти.
   Проклятье! Надо бы развеяться. В видеосалон, что ли сходить?..
  
  Кино ни шло - по экрану телевизора бегали мертвяки, туземцы измазанные глиной поедали опарышей ползающих в глазницах человеческих черепов, тормознутые военные вразвалочку ходили, именно ходили, вокруг бродящих трупов и чуть ли не обнимались с ними...Бред!
   Николай и Лёнька сидели на последнем ряду в видеосалоне главного ЖД вокзала, и Николай нервно щёлкал семечки.
   - Как ты можешь жрать семечки, когда такую гадость показывают, - удивился глядя на него Лёнька.
   - Полнейший бред, а не фильм, - поморщился Николай, - валим отсюда.
   - Ну, как знаешь, - пожал плечами Лёнька, - если честно, то по мне тоже не шедевр. Пошли на автовокзал. Там вроде сегодня обещали 'Терминатора' крутить.
   Они уже были на половине пути к автовокзалу, когда их на трамвайной остановке перестрял какой-то низкорослый рыжий вертлявый парень.
   - Эй, вы двое, - нагло проговорил рыжий, подойдя к ним, - отойдём в сторонку?
   Николай и Лёнька переглянулись. Лёнька усмехнулся и кивнул:
   - А почему б не отойти. Отойдём.
   - Это, - рыжий посмотрел по сторонам вороватым взглядом и затем, подойдя в плотную к двум друзьям, тихо заговорил. - Быстро выкладывайте всё бабло, которое у вас есть. И не шебуршитесь, иначе мне стоит только майкнуть и тут такая толпа образуется, что вам не продохнуть будет. Так что молча выгребайте все, что есть из своих карманов.
   Николай недоумённо посмотрел на стоящего перед ними парня, потом перевёл взгляд на Лёньку - от борзости наехавшего на них рыжего, у того чуть не отвалилась челюсть, в прямом смысле этого слова.
   - Ну, вы чё, - пользуясь заминкой друзей, и явно понимая её по своему, рыжий нагло продолжил наезжать на них, - вы не врубаетесь, с кем имеете дело? Стоит вам только резко дернуться, и вы в больничке. Гоните баблосы по хорошему, иначе...
   Николай осмотрелся вроде народу не много вокруг, возможно даже и не заметят, что и произошло, и уже прицеливался для удара промеж ног, стоящему перед ним рыжему, но в этот момент Лёнька как обычно выдал номер, и привёл всю напряжную ситуацию в один сплошной фарс.
   - Да на тебе пятнадцать копеек! НА! - гаркнул Лёнька на всю остановку, протянув руку с зажатой в ней монетой под нос парня. Тот не ожидая такого поворота, резко дёрнулся назад и, зацепившись ногой за трамвайную рельсу чуть не грохнулся на землю. Но удержался на ногах только благодаря тому, что Лёнька другой рукой успел его схватить за рубашку и притянуть носом к монете, и взглянул на того так, что было ясно - если рыжий сейчас отсюда не свалит, то точно будет понятно, кто из них попадёт в больничку. Рыжий вырвавшись из не сильного Лёнькиного захвата, отскочил от друзей на пару шагов, испуганно зыркнул в сторону стоящих на остановке людей, наблюдающих с улыбками за происходящей ситуацией, после того как Лёнька выкрикнул свою фразу. Было понятно, что теперь он испуган и не знает, что ответить Лёньке, всё ещё протягивающему ему пятнадцать копеек.
   - Ну...Ну... - только и смог выдавить рыжий из себя, а затем, погрозив им кулаком, бросился бежать. Услышав позади Лёнькин свист, он припустил ещё быстрей и, перебегая через дорогу, чуть не попал под вырулившее с Привокзальной площади такси. Взвизгнув и подскочив с перепуга метра на два в воздух, рыжий упал на задницу перед резко затормозившим автомобилем, вскочил и бросился наутёк уже от выскочившего из машины и матерящегося водителя.
   - По нему точно больничка плачет, - проговорил Лёнька с серьёзным видом, пряча в карман монету.
   - Здорово ты ситуацию разрулил. Ещё бы секунда, - усмехнулся Николай, - и я бы этому кадру промеж ног заехал.
   - Ну, - Лёнька почесал затылок, - я подумал - надо помогать, финансово, нуждающимся...
  
  - Что вы мне за шлак опять притащили? - проворчала женщина, глядя на трясущегося от страха связанного рыжего парня, лежащего в чулане, - Рыжий, да ещё к тому же и наркоман.
   - Но, хозяйка, - усмехнулся склонившийся в поклоне перед ней бес, - вы нам точных указаний по поводу кто вам нужен, не давали. А этот, - бес кивнул в сторону рыжего, - этот сам на нас вышел. Пытался нас на деньги раскрутить, ножом угрожал, - у беса в руках появилась автоматическая финка, выкинув лезвие, он стал ловко финтить трофейным оружием.
   - Хм, - ведьма взяла из рук беса нож и задумчиво посмотрела на пленника, - Хорошо на этот раз я вас прощаю, но завтра для вас будет особая работа и в ней примет участие ваш третий трусливый дружок, - коренастый бес и его напарник удивлённо воззрились на свою хозяйку. - Ему в этом деле будет отводиться особая роль, потому что вы сами не справитесь с этим заданием. Он хоть и труслив, но хитёр. Не по силам вам двоим тот человек, которого я желаю здесь видеть. А теперь живо за работу.
   Хозяйка вышла из комнаты, а две клыкастые физиономии беса со зловещей улыбкой, склонилась над трясущимся рыжим парнем.
  
  Николай лежал на широкой платформе, распятый и пытающийся вырваться из стальных оков, а тяжёлый пресс медленно опускался на него готовый вот-вот раздавить беспомощного парня. Стоящий возле рычага управления прессом волосатый монстр с горящими адовым огнём глазами, дико смеялся и продолжал нарочито медленно вращать рычаг, следя за метаниями своего пленника и наслаждаясь ими. Вот уже стальная плита прикоснулась к кончику носа Николая, ещё мгновение и...
   Дьявол! Да когда же всё это закончится?!
   Николай грохнулся в очередной раз с дивана на пол и тут же вскочив, огляделся вокруг. Он находился дома. За окном уже давно рассвело. Хмурый Николай побрёл к умывальнику. Если он так будет продолжать просыпаться, падая с дивана, то ему лучше на такой случай запастись парашютом или хоть соломку подстелить. Бред! Он помотал головой, отгоняя дурацкие мысли, и принялся умываться. Умывшись и позавтракав, хотя аппетита и не было совсем, но завтрак это святое (как говаривал их старшина - не поешь с утра, весь день насмарку), Николай стал размышлять о предстоящей работе. Как бы на всё это плюнуть? Не хотел, ох, как он не хотел идти к Марфе Игнатьевне. От этой работы он стал нервным и раздражительным. А постоянные кошмары мучавшие его по ночам... В них только Крюгера не хватает...
   - Коленька, ты прям, точен как часы, - Николай обалдело воззрился на стоящую в калитке своего дома улыбающуюся Марфу Игнатьевну, - ну ты заходи, а я побежала. Извини, дела.
   Перед глазами Николая мелькнули её лёгкие светлые, наполненные солнечным светом волосы, он переступил порог калитки, и...
   Время работы опять оказалось провалом в памяти. Остались только ужас и тошнотворное чувство после того как Николай оказался вечером за калиткой этого таинственного дома. Как ему хотелось вспомнить всё, что он делал на этой необычной шабашке, но как... как восстановить в памяти все эти события? Что предпринять? С такими мыслями Николай брёл по улице, всё дальше и дальше удаляясь от дома Марфы Игнатьевны...
  
  - Слушай, Крыков, - капитан Федосеев, участковый ленгородского отделения милиции, подошёл к околачивающейся, возле здания главного вокзала, компании Васьки, и не обращая на стоящих вокруг него дружков Крыкова, схватил того за грудки и прижал к вокзальной стене, - тебе не кажется, что ты перебарщиваешь со своими братками? Скажи этим уродам, что бы ни дёргались, а иначе я тебя придушу на месте, - как бы между прочим бросил он. - Ты ведь знаешь, я с тобой церемонится, не буду.
   Испуганный Васька махнул рукой своим, дернувшимся было ему на помощь дружкам, и прохрипел, задыхаясь от жёсткой хватки капитана:
   - Всё в порядке, мужики, мы сами разберёмся. Только участковый разъясни, в чём я виноват? Я ни как не въеду в твой базар? - Васька развел руки, повернув их ладонями к капитану, мол, не прячу я никакую змею у себя за пазухой.
   - Не въедешь, - Федосеев приблизил свои полные ненависти глаза, к испуганным глазам Васьки, - я тебя, кажется, предупреждал, что бы ты со своей бандой не показывался на территории Лендвордца со своими разборками? Предупреждал, спрашиваю? - и капитан ощутимо тряхнул Ваську, да так, что тот с глухим звуком треснулся затылком о стену.
   - Ну, предупреждал, - Крыков поморщился от удара.
   - Так с каких это... - Федосеев опять притянул беспомощного Крыкова к себе, - С каких это пор ты со своими придурками рассекаешь по Лендворцу? Мало того, что парень в коме лежит в больнице, и всё улики говорят против твоей шайки, так ещё стали люди пропадать. Что твои уроды сделали с девушками из общаги кожгалантереи и рыжим парнем? Правда он тоже не лучше вас всех, но у него папаша не маленькая шишка, и он весь следственный отдел района на уши поставил, а это уже не игрушки. Сядешь ты со своими гориллами, если выяснится, что вы в этом замешаны. И не помогут вам тогда никакие деньги.
   - Слышь, начальник, - возмущённый Васька попытался вырваться из рук капитана, - А ничего, что и Митяй с Коляном пропали тоже? Может и их, на меня тоже повесишь? Прежде чем наезжать, предъяви доказательства в моей вине, а до этого я сам вроде как пострадавший, - у Крыкова всё же получилось, вырваться из хватки капитана.
   - Нашёлся пострадавший, - зло проговорил Федосеев, поправляя ворот форменной рубахи, - а почему не заявили об их исчезновении? Родители их, почему молчат?
   - А они не местные, - ответил Крыков, - Да и я думал, что они объявятся, но раз такие расклады пошли о пропаже людей, то чую, они тоже попали под раздачу.
   - Где их последний раз видели, - уже спокойней поинтересовался участковый.
   - Мы были с ними на дискотеке,- ответил один из дружков Васьки, - втроём. Но когда они исчезли, я был как раз в сортире. А когда вернулся, то мне сказали, что они отвалили с какой-то крутячей бабёнкой, и вроде того что они её знали.
   - Это всё? - выслушав парня, поинтересовался капитан, - А как она выглядела? Что при этом сказала? Хоть что-то ещё знаешь?
   - Не знаю я больше ничего. Если хотите подробности, попытайтесь поинтересоваться у Вади, он мне всё это рассказал.
   - Давай его данные. И не строй из себя тут партизана. Дело серьёзное, или хочешь свидетелем пойти? Я тебе это могу устроить запросто, - Парень отрицательно покачал головой и выложил, всё о том, где можно было отыскать Вадю. Записав всё в записную книжку, Федосеев посмотрел суровым взглядом на Крыкова:
   - Если не хотите проблем, то советую вам валить из города, на месяцок, другой. А то лучше и вообще здесь не появляться. Иначе сидеть вам братцы-кролики, не по этому делу, так по другим. Ваши закидоны уже многих достали.
   - Может его рехтануть? - посмотрел в след удаляющемуся участковому, Хомяков, которого Крыков на время отсутствия Митяя назначил своим помощником.
   - Хомяк, ты вообще не шаришь, - повернулся в его сторону раздраженный Васька, решивший сорвать зло на своём помощнике, - мало нам проблем с этими исчезновениями, которые на нас хотят повесить?
   - Ладно, я молчу, - ретировался в сторону от своего босса Хомяк, - как скажешь, так и будет.
   - Как скажу... - Крыков задумался, - Участковый прав, нам надо валить из этого города. Мне тут майкнули...в общем мужики, нас заказали.
   - В смысле, - не понял Хомяк.
   - Тупой ты, - разозлился Васька, - Валить надо из Ростова, и чем быстрее мы свалим, тем живее будем. А не то скоро нас будут валить. Есть такая организация, которая занимается проблемами ментов, которые те не могут решить с помощью закона... - Дружки Крыкова не понимающе уставились на своего босса, - Чё, уставились? Неужели не понятно разъяснил? Проще говоря, на нас скоро будет открыт сезон охоты, если уже не открыт, - Он вспомнил о пропавших Митяе и Коляне, но потом отрицательно мотнул головой - это не то, - и тогда нас начнут валить как куропаток. Так что нужно собирать манатки и сваливать, пока все целы.
   - Насколько быстро, - уточнил Хомяк.
   - Чем скорее, тем лучше, конечно, но... - Васька вспомнил о долге Николая и в нём взыграла жадность, - Но перед этим вытрясем бабки с этого идиота Николая...
   - Слышь, Аллигатор, - прервал его размышления Хомяк, - я тут его видел вчера, так он велел передать тебе, что баксы в срок будут.
   - Ну, - жадно усмехнулся Васька, - это уже меня радует. Но...но мне этого мало. Даю тебе задание, Хомяк - отыщи его сестричку и притащи ко мне. Развлечёмся перед отъездом, пусть некоторые в этом городе запомнят, что Крыкову хамить не стоит.
  
  - Слышали, - задумчиво проговорила Лара, стоя вечером возле ворот с ребятами, - из общежития нашей фабрики две девчонки пропали.
   - Мало ли кто где пропадает, - проговорил задумчиво Лёнька.
   - Но они пропали в тот день как раз, когда была драка. И с этими парнями, как раз шли две девушки. Да и шли они со стороны общежития.
   - Мало ли совпадений бывает, - хмуро проворчал уже Николай, не желая участвовать в распространении слухов.
   Разговор как-то в этот вечер не клеился. Все думали о чём-то своём.
   Русик потирал чуть растянутую на тренировке руку, и хмуро поглядывал на Николая.
   Лёнька злился, что сигареты купил какие-то деревянные. Абсолютно не разминались и не тянулись:
   - Туда чё, асфальта напихали?
   - Дорожные, одно слово, - скосил взгляд Николай на пачку сигарет в Лёнькиной руке.
   - Ну, тогда им там и место, - и Лёнька с размаху швырнул пачку в сторону грунтовой дороги, провожая её хмурым взглядом, - Может хоть проасфальтируется благодаря им...
   - Ты поосторожней, - проговорил Русик растирая запястье руки, - А вдруг там человек идёт, а ты ему таким кирпичом по голове...
   - Нече шляться, где попало, по темноте.
   - Мальчики, вы вообще слышали, о чём я говорю? - возмутилась Лара: - А что если это были те самые девчата, что пропали?
   - Нормальные бы, в такое время не попёрлись с тремя мужиками, бродить по тёмным улочкам, - Подперев в задумчивости подбородок рукой ответил Лёнька, - Да и по их виду было видно, что они из себя представляют.
   - Знаешь что... - возмутилась Лара, посмотрев сердито на Лёньку. Но докончить фразу Лара не успела, на дорогу из переулка, находящегося через два дома от её дома вырулили два слегка пошатывающихся парня. Один из них плотненький невысокий крепыш, в коричневом длинном плаще и спортивном костюме, а второй блондин среднего роста в белом свитере и чёрных джинсах. Оба были обуты в одинаковые белые кроссовки. Они не спеша направились к стоящим возле ворот ребятам. Лара, почуяв неладное стала отходить к калитке.
   - Спокойно парни, может ещё всё обойдётся, - проговорил тихо Русик, внимательно изучая подходящую к ним парочку. Однако Николаю в это уже слабо верилось. Да хоть раз за эту неделю было такое, чтобы по темной улице мимо кто-то просто прошел без всякой претензии и желания подраться?
   Крепыш подошёл в плотную к Русику, в то время, как блондинчик маячил за его спиной глядя на друзей, мутными глазами и засунув руки в карманы брюк.
   - Мужики, - крепыш пошатываясь посмотрел в глаза Русику, - дайте закурить...
   И в тот же момент он схватил Русика за лацканы его куртки и попытался притянуть его к себе. Но Русик, что-то в этом роде и ожидал. Просунув обе свои руки между руками своего противника, он резко отбил их в стороны, и тут же провёл серию ударов в физиономию крепыша. Ни какого результата, крепыш только сделал шаг назад и зло усмехнулся, и тут же ответил ударом справа, метясь в глаз Русика. Пригнувшись и уйдя под рукой противника с линии удара, по пути врезав крепышу под дых, Русик оказался за спиной крепыша и тут же ребром ладони рубанул тому по шее. Всего чего он добился это злобного рыка противника и резкого поворота в его сторону, и очередного выпада. Кулак зацепил его вскользь по виску. Но и этого удара хватило, будто молотом огрело, что бы у Русика на секунду потемнело в глазах.
   Всё это произошло в доли секунд. В следующий момент, метнувшийся Лёнька, подлетел к крепышу с тыла и сверху вниз врезал тому по голове своим кулачищем. Противник опять рыкнул в негодовании и повернувшись к Лёньке схватил того за грудки. Лёнька тоже не остался в долгу, и рванул крепыша за лацканы плаща на себя, да так что затрещал материал.
   - Николай, нож, - взвизгнула от калитки Лара, сжимая её ручку так, что костяшки побелели.
   Николай всё ещё стоящий в стороне и остававшийся опять немым участником схватки, услышал за своей спиной щелчок выкидухи и, развернувшись в сторону блондинчика, увидел несущийся ему в живот нож, в руке накинувшегося на него отморозка. То, что он был отморозок - явно было видно по его замутнённому взгляду и по нездоровой злобной ухмылке.
   Николай резко отскочил назад, но ударившись спиной о стену дома, его кинуло вперёд, на остриё ножа.
   'Ну, всё кранты', - мелькнуло в Голове Николая.
   - А ну пошёл вон от моего парня! - Мелькнувшая перед Николаем совковая лопата с размаху врезалась в руку держащую нож. Лара с горящими как у фурии глазами, вступилась за Николая, выхватив стоящую за калиткой лопату. Правда, её храбрости хватило только на один удар. В следующий момент она, как будто змею увидела, с визгом выронив лопату, отскочила за калитку, но и этого удара хватило, что бы спасти жизнь Николая.
   Нож отлетел под ноги сцепившихся Лёньки и крепыша, а блондинчик скривился от боли и схватился за повреждённую руку. Николай не стал ждать, когда тот придёт в себя и врезал в его скривившуюся физиономию подошвой своего туфля. Взвыв от удара, блондинчик присел, прикрыв лицо руками. Николай уже собрался, добавить тому для проформы, но тут крепыш, который увидев положение своего товарища, изловчился, ударил Лёньку промеж ног, схватил его за грудки и откинул на наседающего со спины Русика, пытающегося вырубить крепыша ударами по почкам, и недоумевающего, почему его удары не приносят нужных результатов. Пока стонущий Лёнька и поддерживающий его Русик въезжали, что же произошло, крепыш, подхватив с земли нож, бросился на помощь своему дружку. Николай заметив, кинувшегося в его сторону крепыша с ножом, переключил всё внимание на нового врага, собираясь, стать в оборонительную стойку, он зацепил лежащую под ногами лопату. Не раздумываясь, опустился на присядки, не выпуская несущегося на него врага из зоны видимости, и подхватив лопату, выставил её резко вперёд, просовывая между ног крепыша, и тут же крутанул её в бок. Древко затрещало, и лопата переломилась, но этого было достаточно, что бы сбить крепыша с ног. Николай не стал церемониться, подбежав к упавшему парню, он стал бить его ногами. Подоспевший и пришедший в себя Лёнька - озверевший после такого болезненного удара, внёс и свою порцию в процесс воспитания лежащего на земле противника. Они бы ещё долго так продолжали избивать лежащего и стонущего парня, но вновь выскочившая на улицу Лара стала оттягивать их в сторону, возмущённо крича:
   - Ну, хватит, хватит, мальчики! Неужели не видите, что ему достаточно?!
   Лёнька с Николаем не стали возражать и отошли в сторону, тяжело дыша. Крепыш, недолго думая легко подскочил, будто его сейчас и не били, и рванул вдоль улицы в сторону трамвайной остановки.
   - А где Русик? - удивлённо осмотрелась Лара.
   - Погнал второго на пинках, - махнул Лёнька в том же направлении, куда скрылся крепыш.
   - Чёрт, - Николай с Лёнькой переглянулись и, не сговариваясь, побежали на помощь Русику.
   Выскочив на перекрёсток, друзья осмотрелись. Остановка в этот раз была пуста, как и вся вокруг улица.
   - Ну и... - осматриваясь, проговорил Лёнька, - Чего дальше?
   Со стороны Республиканской донёсся свист, а затем с верхнего проходного двора, смежного с параллельной улочкой, находящегося от всех остальных на возвышенности, обнесённого низеньким витым железным заборчиком, со стороны Республиканской, спрыгнул Русик.
   - Ты где был? - Лёнька с Николаем подошли к Русику, и тут заметили, как из того же двора, спрыгнуло ещё пятеро парней и две девчонки, одна из которых была знакома им.
   - Ириш, приветик, - махнул ей Лёнька, и ещё двум знакомым парням, - А вы, каким ветром здесь оказались?
   - Они сидели в том дворе, пиво пили... - начал Русик.
   О дальнейшем им поведала Ира.
   Они с друзьями сидели и трепались о том, о сём, когда услышали на Республиканской топот ног, а затем какую-то возню и крики:
   'Мочи его!'
   'Хозяйка ведь не позволила'.
   'Чихать я на неё хотел'.
   Вся их компания метнулась посмотреть на происходящее. Они увидели, как на Русика накинулись двое парней - одного из которых, блондинистого, он тут же откинул ударом ноги от себя, а второй поздоровее набросился на него с ножом. Русик перехватил его руку с оружием и стал пытаться вырвать нож у противника. В этот момент оклемался блондин и бросился на помощь своему дружку, но парни, наблюдающие за дракой не стали ждать её исхода. Они поспешили на помощь Русику, и первым под их раздачу попался блондин. Пара затрещин и тот опять растянулся на асфальте, но дожидаться, когда его начнут лупцевать ногами он не стал, развернувшись на живот, он встал на четвереньки и припустил галопом от смеющихся от его постыдного бегства парней. Крепыш, сцепившийся в этот момент с Русиком, увидев как тот в неистовстве гнёт голой рукой лезвие его ножа, оставил своё оружие в руке Русика и, отскочив в сторону, и по какой-то причине ухмыльнувшись, бросился за своим дружком, по пути отхватив пару пинков от пришедших на помощь парней.
   - Наверное, если бы не они, - указал Русик на друзей Ирины, - мне бы настал полный абзац. Слушайте, - продолжил он, обращаясь к обсуждавшим драку ребятам, - а сколько могут стоить эти часы? Сорвал у крепыша с руки.
   - А ну покаж, - попросил один из парней и, осмотрев протянутые ему часы, присвистнул от восхищения, - Ну тебе, Русик, и подфартило! Это же Швейцария, да ещё какие!
   Часы пошли по рукам, все удивлялись трофею Русика. Николай мельком глянул на часы, и продолжил рассматривать нож, у которого Русик погнул лезвие.
   - Ну, у тебя и силище, - восхитился он, - А нож тоже неплохой. Я его возьму? Отремонтирую, - обратился он к Русику, который в этот момент внимательно изучал вернувшиеся к нему в руки часы.
  Вытянутый черный циферблат с римскими цифрами, витиеватой гравировкой на обратной стороне, там, где часы застегиваются браслетом мелкого плетения, кажется это был орел и две ветви оливкового дерева. Стрелки мягко отсвечивали в свете уличного фонаря, переливались одна за другой цифры, так как будто были выполнены из золота или платины. В общем, о таких часах действительно можно было только мечтать. Достойный трофей, нечего сказать.
   - Что, - Русик как-то мельком глянул на Николая, изменившись в лице. Его взгляд стал каким-то рассеянным: - А, нож. Возьми...Возьми.
   Затем он надел часы на руку и быстрым шагом стал удаляться от компании в сторону Лендворца.
   - Эй, - окликнул его Лёнька, - Русик, ты куда?
   - Я, это, - рассеяно проговорил парень, приостановившись и даже не поворачиваясь к опешившей компании своих друзей, - У меня это, дела...Срочные...Я вспомнил.
   И быстро скрылся в темноте улицы.
   - Не понял, - удивлённо выпятил Лёнька нижнюю губу, глядя вслед ушедшему другу, - Ни спасибо, ни до свидания...
   - Ладно, оставь его в покое, - дёрнул его за плечо Николай, пойдём к Ларе. А то она там, наверное, уже вся извелась от волнения. Спасибо братцы за помощь. С нас пиво.
   - Лучше пол-литра, - усмехнулся один из парней, - Не напрягайтесь парни - своим всегда поможем. Но пол-литра ждём.
   Ребята посмеялись напоследок и разошлись в разные стороны.
  
  - Доброго вечерочка, соседушка, - пожилая, лет шестидесяти полная женщина подошла к невысокому забору, разделяющему её двор и двор Марфы Игнатьевны, - прогуливаетесь перед сном, или гостей ожидаете?
   Марфа Игнатьевна в чёрном длинном шёлковом халате, с собранными в пучок волосами, подошла к забору и натянуто улыбнулась своей соседке. Скоро должны были явиться её помощники, а тут эта старуха выскочила, как же она уже достала её с расспросами.
   Антонина Ильинична жила в своём доме одна, детей у неё не было, муж умер лет пять назад, поболтать ей было не с кем. На улице она слыла ещё той сплетницей. И постоянно пыталась сунуть нос в дела своей соседки, до сих пор Марфе Игнатьевне удавалось успешно избавиться от ненужного внимания и заговорить старушке зубы.
   - Тут сегодня участковый приходил, до вашего прихода, интересовался, - Марфа Игнатьевна вопросительно посмотрела на свою соседку, в её взгляде промелькнула тревога, а та не заметив этого продолжала, как ни в чем, ни бывало, - Спрашивал, что вы за женщина, как одеваетесь, как выглядите. Ну, я ему немного о вас рассказала...
   Марфа Игнатьевна хищно прищурилась глядя на свою соседку, а потом предложила ей:
   - Антонина Ильинична, я ожидаю гостей, не желаете к нам присоединиться? Обещаю, будет весело, а то, что ж это вы всё одна да одна.
   Соседка аж засветилась вся от восторга - Вот будет-то потом о чём порассказать соседям.
   - Ой, спешу, - затараторила скороговоркой она, - только приоденусь, дом закрою, и через пол часика буду у вас.
   - Антонина Ильинична, - Марфа Игнатьевна ласково улыбнулась и погладила её руку, лежащую на заборе, своей мягкой ладонью, - не переживайте вы так и не волнуйтесь за свой вид. Вы и так хороши... Закрывайте дом, а я вас жду у своей калитки.
   - Ой, бегу, бегу, - и старушка поспешила к своему дому, переваливаясь с боку набок, как жирная утка. Марфа Игнатьевна провожала её хищным взглядом и улыбалась белозубой клыкастой улыбкой. Добыча была настолько легкой, что заполучить её было чем-то вроде - поднять с земли только что опавшее яблоко, которое вроде и ни к чему было, а пройти мимо досадно.
  
  - Это, с каких же пор я стал твоим парнем? - поинтересовался Николай у Лары, сидя у неё дома на диване и потягивая маленькими глотками кофе, сваренный, попросившей его остаться опять девушкой.
   - С тех самых, - пробурчала Лара, сидя напротив него возле стола, потупив взгляд, и жалея, что кажется, сболтнула лишнего.
   - А кто же тебя надоумил, поставить лопату возле калитки? - решил пока опустить эту тему Николай, чувствуя, что девушку что-то тревожит.
   - Не знаю, - пожала Лара плечами и, оперев подбородок о свои маленькие кулачки, лежащие одни на другом на столе, мило улыбнулась Николаю, - какое-то седьмое чувство подсказало, после той первой драки, что лучше держать возле ворот лопату, а вдруг пригодится.
   - Ну, у тебя и чувство, - усмехнулся Николай, а затем чуть не поперхнулся кофе, когда девушка встала и, подойдя села рядом с ним на диван, обняв его за шею: - И чего это значит?
   - Ты милый, - проговорила тихо Лара.
   - А как же Русик? И ты вроде сама сказала, что у нас с тобой всё кончено? Я же себя сам дискредитировал в твоих глазах - с твоей же сестрой?
   - Ишь ты, какие мы умные слова знаем, - отстранилась от него Лара, в её серых глазах играли маленькие чёртики, но кроме этого была в них ещё какая-то грусть. - Думаешь, я не в курсе, что у вас с Маринкой ничего не было? Или думал сестра, сестре не расскажет о своих похождениях?
   - Если честно, так и думал, - ляпнул, не подумавши, Николай.
   - Дурак, - ответила Лара. Правда это было сказано как-то без обиды, - И я дура, что вспылила тогда, ведь знала, что Маринка всё это специально затеяла из вредности. Ну, это наша старая история, тебе её не обязательно знать. Когда она узнала, что я порвала с тобой, она просила у меня прощения, и требовала, что бы я помирилась с тобой, но я уже познакомилась тогда с Русиком, - Лара помолчала и опять прижалась к Николаю, - Познакомилась...с Русиком...
   Наступила долгая пауза, а затем Николай почувствовал, как Лара вся дрожит - она плакала:
   - Он меня вчера избил, и сказал, что если я ещё раз выкину такой номер, вроде того, когда я попросила остаться тебя со мной на ночь, то он меня... - она зарыдала.
   Николай стал гладить её успокаивающе по спине, хмурясь и понимая, что у них с Русиком больше дружбы не будет, то-то тот весь вечер на него косился, как-то странно. Теперь всё становится на свои места.
   - Ну, успокойся, Лар. Я с ним разберусь.
   - Ты, - Лара подняла на него заплаканные глаза, - да он же в Ленгородке авторитет. Стоит ему только свистнуть и тебя в землю вотрут.
   Николай зло ухмыльнулся, прижав к своей груди плачущую девушку:
   - Не всё так просто, как ты думаешь. Есть вариант как его вызвать на честный поединок - ринг.
   - Но он же чемпион, - испугалась Лара.
   - Ну, мы тоже не лыком шиты, - улыбнувшись, Николай, наконец, дотянулся до стула, стоящего возле дивана, и поставил на него недопитую чашку с кофе, а затем выключил настенный светильник. В темноте он нашёл горячие Ларины губы, и они слились в поцелуе. Рука девушки скользнула под рубашку парня и стала нежно его гладить, опускаясь всё ниже и ниже...
  
  - Значит, тебе чихать на меня? - женщина схватила стоящего перед ней Крепыша за горло и стала медленно поднимать его вверх. Тот смотрел на неё испуганным взглядом, который переводил временами на согнувшегося за её спиной, в раболепном поклоне, блондинчика.
   - Значит я для тебя никто, - прошипела она в ярости, приблизив его к своему лицу, начинающему приобретать звериную внешность. Женщина ни в коем случае не спрашивала, она как будто утверждала общепризнанный факт. - Ну что ж, раз так, я знаю, где твоё место...
   - Нет, хозяйка, - в отчаянии прохрипел полузадушенный преобразившийся бес, - пощадите...
   Больше он ничего не сказал. Под стальной хваткой хозяйки, его шея затрещала, и бесовская голова с предсмертным стоном и кровавой пеной у рта, повисла на бок, висящая на теле беса, только благодаря лоскутам кожи. Отшвырнув мёртвое тело в сторону, хозяйка презрительно сплюнула на него. Мёртвый бес вспыхнул, и уже через секунду на том месте, где он упал, ни осталось ничего, кроме небольшой горстки пепла, который тут же вынесло за дверь на улицу лёгким, подувшим из ниоткуда ветерком. Хозяйка довольно улыбнулась и обратилась, к блондинчику:
   - А ты живо, взял ноги в руки и умчался готовить угощение для гостей.
   - А как же этот, - указал блондинчик на лежащего на кровати и прикованного к ней наручниками за руки и за ноги Русика, - Вы вроде хотели его использовать сегодня для угощения?
   - Я передумала, - хозяйка плотоядно посмотрела на приходящего в себя и скованного по рукам и ногам парня, - Я его преображу. Мне нужны такие слуги... пригодится вместо этого болтуна. А угощение... - она махнула рукой, - на кухне...найдёшь то, из чего сегодня будут блюда для гостей.
  
  Заскрипела отворившаяся кухонная дверь, и связанная, лежащая на полу Антонина Ильинична, увидела в освещённом проёме странное невысокое лохматое мерзко хихикающее существо. Щёлкнул выключатель, и к связанной старушке медленно подошёл кривоногий покрытый рыжей шерстью бес. Он опустил к ней свою мерзкую клыкастую морду и тихо зловещее прошептал:
   - Какой жирненький у нас сегодня поросёночек. Поросёночек, ты не бойся, я мучать не буду. Обещаю, что ты даже ничего не почувствуешь.
   Антонина Ильинична, с округлившимися от ужаса глазами, попыталась позвать на помощь, но из заклеенного клейкой лентой рта, раздалось только сдавленное мычание. Бес снял со стены разделочный, остро заточенный топорик и не спеша подошёл к связанной женщине, постукивая своими копытами по деревянному полу...
  
  В полумраке комнаты, освещённой небольшим настенным светильником, пришедший в себя, Русик различил стоящую в тени, перед кроватью, к которой он был прикован, женскую фигуру. Окинув себя беглым взглядом, он понял, что полностью голый:
   - Чё за дела? - Русик с силой дернул прикованную руку, добившись только того, что цепь противно лязгнула, ударившись о металл спинки кровати, после чего услышал тихий смешок, ядовитый, приторный, и немного металлический.
   Фигура вышла из тени на освещённый участок комнаты, и Русик увидел стройную, лет пятидесяти женщину, в чёрном шёлковом халате. Она мило и как-то по хищному улыбнулась лежащему и ничего не понимающему пока Русику, и лёгким движением скинула с себя халат, упавший к её ногам. В горле у Русика пересохло - обнажённая женщина, с изящными формами, сделала шаг по направлению к кровати и тихо рыкнула от удовольствия, глядя на распятого, на кровати парня. Жар мужского желания воспылал, над непониманием происходящего, в теле Русика. Да и что может сделать с ним такая же голая как и он баба? - пронеслось напоследок в его голове, прежде чем разум уступил место яростному чувству. Думая так, он растекся в пошловатой улыбке.
   Женщина довольно усмехнулась, видя реакцию парня на неё. Легко оттолкнувшись от пола, она как кошка запрыгнула на кровать и, оказавшись сверху Русика, и распустив собранные в пучок на её голове светлые длинные волосы, растёкшиеся тяжёлой волной, по её телу, она стала покрывать его тело горячими поцелуями, временами издавая довольное кошачье урчание.
   - Я, конечно, не возражаю, - проворчал Русик, вздрагивая от каждого прикосновения женских губ к его телу, - но может, лучше этим делом заняться без наручников?
   - Шшш, - прошипела тихо женщина, прикладывая свой пальчик к его губам, - всему своё время, мой мальчик. Всему своё время...
   Затем Русик почувствовал, как она впустила его в своё горячее, обжигающе, так и пышущее огнём лоно. Он захотел вскрикнуть от обжёгшего его огня, но женщина упредила его крик, прильнув к его открывшемуся рту своими нежными пухленькими губками. Русик почувствовал горьковатый привкус жаркого поцелуя, а затем с ужасом понял, что в его тело и разум, проникла Тёмная Сущность - Сущность зверя и ненависти ко всему живому. Все его похотливое желание как рукой сняло, Русик почувствовал как, не смотря на жар женщины накрывшей его сверху, по его спине потекла струйка ледяного пота, но остановить происходящее он уже не мог. Он становился зверем, готовым ради своей хозяйки на любые приказы. Он закрыл на мгновение глаза, от чувства пришедшей к нему новой силы, и от наслаждения которое давала ему его повелительница, а затем в комнате раздался двойной звериный рык, слившихся в эротическом экстазе двух хищных зверей...
  
  В коридоре застучали маленькие ножки, затем всё стихло на мгновение, а затем приглушенный ковром топоток раздался уже в комнате, где спали Николай и Лара. Маленькое существо, сбежавшее казалось со страниц одной из детских страшилок, подбежало к кровати, остановилось на секунду, как бы в задумчивости, и в следующий миг уже оказалось на груди у спящего, и накрытого с головой одеялом, Николая. Николай почувствовал на своём горле смертельную хватку жарких, сухих как у ящерицы пальцев, воздух перестал поступать в лёгкие, он стал пытаться скинуть с себя мерзко хихикающее, душащее его существо. Но у него ни чего не получалось. В глазах начало темнеть от нехватки кислорода, ещё мгновение и...
   Николай подскочил на кровати и осмотрелся:
   'Достало уже! Надо что-то делать. Явно все эти кошмары от шабашки. Как бы выяснить, чего там такое он делает?.. Идея!'
   Рядом потянулась проснувшаяся Лара, и ласково посмотрела на Николая:
   - Доброе утречко! Ты чего подскочил как ужаленный?
   - Да так, - поморщился Николай, - сон плохой приснился.
   - Тебе кофе сделать? - Лара встала с дивана и сладко зевнув, раскинула, радостно улыбаясь, в разные стороны руки, - Как хорошо!
   Николай любовался, лёжа на диване, её стройной обнажённой фигуркой, и тут его взгляд упал на огромный синяк, на её теле, на рёбрах:
   - Это тебя ОН так?
   Николай нахмурился и сжал кулаки.
   Лара грустно посмотрела на него, кивнув в знак согласия:
   - Он повалил меня на пол и бил ногами. Но уже всё прошло... Всё позади... Ты не связывайся с ним, пожалуйста. Я боюсь за тебя. - Лара обеспокоенно наклонила к нему свое светлое личико в обрамлении кудрявых волос и примиряющее стала гладить его по щеке своей ладонью.
   - Ублюдок, - поцедил сквозь зубы Николай, а затем приподнявшись на диване и, встав рядом с девушкой, поцеловал её в лоб. - Не переживай за меня. Но оставить это так я не могу. Это уже личное.
   Лара обхватила его шею своими ручками и весело улыбнувшись, спросила его:
   - Ты будешь сражаться за меня - мой рыцарь?
   - Я проткну этого негодяя на ристалище, своим копьём, моя милая дама сердца, - улыбнулся ей в ответ Николай.
   Их поцелуй был долгий и сладкий. Николай так бы и стоял вечность, прижавшись к той которую любил. Любил, как он понял сейчас, уже давно, ещё с того момента как их познакомила Лёнькина подружка, работающая вместе с Ларой на фабрике. Как хорошо было рядом с ней... Но пора заняться делами.
   - Извини, Лара, - он отстранил девушку от себя и начал одеваться, - мне срочно нужно домой. Дела не ждут.
   - Что за дела? - Лара хлопнулась на диван и, надув игриво губки, заболтала в воздухе своими стройными ножками.
   - Вот это я и хочу выяснить, - Николай, посмотрев на часы, скоро стал натягивать на себя джинсы. Затем подойдя к девушке, он поцеловал её в губы, и, ласково погладив по щеке, проговорил:
   - Извини, но работа. Провожать не надо. Вечером постараюсь заскочить, если всё пойдёт удачно. До встречи.
   - Бу, - ответила Лара, скорчила гримаску и, улыбнувшись, послала Николаю воздушный поцелуй, - Я тебя люблю!
   Николай, уже выходя в коридор, остановился, посмотрел на кудрявого шкодливого котёнка и, подмигнув ей, ответил:
   - Взаимно.
  
  Придя домой, Николай бросился искать импортную мини фотокамеру, которую Наталья привезла ему из одной из своих поездок, зная, что её брат увлекается фотографией. Фотоаппарат легко умещался в кармане джинсов. И заметить его было нелегко. Вот теперь он точно выяснит, что же его так пугает в доме Марфы Игнатьевны, что ему каждую ночь сняться кошмары. Позавтракав на скорую руку, Николай не стал выжидать, когда его 'придавит', и он опять на автопилоте помчится на шабашку. Он направился к дому Марфы Игнатьевны по своей воле, но чувства страха и омерзения его не покидало. Как обычно хозяйка ему сразу же открыла калитку, как только он позвонил в звонок. Будто она вечно стоит и ожидает его возле неё.
   - Очень рада, что ты никогда не опаздываешь, - улыбнулась вышедшая к нему на встречу Марфа Игнатьевна, - хороший ты работник. Руки у тебя золотые. Всё-то у тебя получается. Ты мне очень помог за эти дни. Хочу тебя обрадовать, сегодня ты работаешь у меня последний день. Завтра вечером приходи к девяти часам, я с тобой расплачусь. Ну, заходи, - Николай уже хотел войти во двор, но Марфа Игнатьевна вспомнив о чём-то, и резко подняла руку, перегородив ему проход, - Ах да, чуть не забыла. Листочек с моим адресом, который я тебе давала у тебя? А то там на другой стороне записан очень важный телефон моей одной старой подруги...
   - Да, - Николай полез во внутренний карман джинсовой куртки, собираясь его достать.
   - Не торопись, - остановила его Марфа Игнатьевна, - будешь, когда уходить, брось его просто в почтовый ящик, а то я рассеянная ещё потеряю его в городе. Ну, до встречи завтра в девять вечера, не задерживайся. Отсыплю сполна, как и обещала.
  
  Последнее что сделал Николай, уходя от Марфы Игнатьевны, это бросил в почтовый ящик бумажку с адресом, который при первой встрече дала ему эта женщина. Длинные лёгкие шелковистые волосы Марфы Игнатьевны и сейчас всплывали в воспоминаниях Николая. И как она умудрилась в таком-то возрасте сохранить их естественный цвет? А то, что это был их натуральный цвет, Николай нисколько ни сомневался. Да и сама по себе, женщина была для своего возраста весьма симпатична.
   Николай, улыбнувшись, вспомнил сероглазую Лару, и её милую улыбку: 'И по любому моя Лара лучше всех'.
   Затем слегка нахмурившись, он вспомнил про Русика. Не ожидал он от него такого отношения к женскому полу. Вот так и случается терять друзей.
   После того как Николай опустил листок в почтовый ящик, с его души как бы упал тяжёлый груз. Стало легче дышать. Но страх веявший от дома Марфы Игнатьевны не прошёл, по своей воле туда возвращаться он бы уж точно никогда не стал. Теперь только обещанную плату получить, и больше туда ни ногой!
  
  На грани смерти.
   Придя домой, Николай сразу занялся проявкой плёнки и печатью фотографий. Он, правда, боялся, что потеря памяти, которая происходила у него во время работы у Марфы Игнатьевны, подействует и на то, что он позабудет сделать снимки, которые должны были пролить свет на его работу. Но вытащив плёнку из бочка после проявки, он первое, что проделал, прежде чем повесить её просохнуть, это изучил, есть ли там что. Кадры были, значит, он всё же сделал то, что задумывал. Хорошо хоть на это ему не было наложено табу.
   Пока плёнка подсыхала, Николай занялся подготовкой к печати фотографий. В этот момент раздался звонок. Николай, рыкнув недовольно, что ему мешают в самый ответственный момент - всё же ему не терпелось узнать, что там он нафотографировал, встал и пошел к двери.
   В дверях стоял Лёнька:
   - Привет. К тебе Русик не заходил?
   - Нет, - нахмурился Николай при упоминании этого имени, - с каких это пор он ко мне без тебя приходить стал?
   - Ну, кто его знает, - пожал плечами Лёнька, - Просто он дома не ночевал, я думал, ты чего знаешь.
   - Не знаю я ничего о нём, - раздражённо ответил Николай, - А увидишь, если его, то передай, что он... Ладно, - отмахнулся Николай, - некогда мне. Я там фотками занимаюсь.
   - Ну, раз некогда... Странный ты в последнее время какой-то.
   - Извини, - уже более спокойно ответил Николай, - но мне, правда, некогда. Есть одно дело важное, которое я должен разрулить. Я тебе потом всё расскажу. Правда.
   - Ну, смотри, - пожал на прощанье Лёнька, Николаю руку, - Сам обещал. За язык никто не тянул. Я теперь не отстану. Удачи!
   Николай посмотрел в след спускающемуся по металлической лестнице другу, и улыбнулся:
   'Как всегда, грохочет как бегемот'.
   Наконец Николай мог приняться за печатанье фотографий. Он специально взял для съёмки цветную плёнку. Правда, у него на этот фотоаппарат было всего их две катушки. Достать плёнку такого формата можно было только с трудом. Редкая модель. Но для такого случая он решил пожертвовать одной из плёнок.
   И вот проявилась первая фотография. Ничего вроде на ней такого примечательного - дорожка во дворе посыпанная песком, ну несколько луж непонятной тёмной жидкости. Может масло, а может ещё чего. Следующий снимок, той же дорожки, только уже посыпанной свежим песком и ни одной лужи на ней. Ну, делов-то - удивился Николай. Мало ли он таких пятен позасыпал в своё время на шабашках. То краску прольёшь, то ещё чего. Чего он там такого необычного увидел?
   Дальше несколько фотографий было сделано вокруг подземного хода в глубине небольшого садика. Здесь опять были всё те же тёмные пятна, которые на следующих кадрах опять были ликвидированы разными способами, где вскопано, где присыпано тем же песком. Ну и в подземном ходе, тоже ничего странного не было - навскидку. Таких ходов по Ростову было уйма. Подземные катакомбы и всяческие пещеры, были под всем городом. О них ходили легенды. Чего только там не находили. И кто там только не скрывался - от бандитов ещё до революции и до немцев и партизан во время Великой Отечественной войны. Да и они с пацанами, как-то пытались забраться в один из таких тоннелей недалеко от Дона. Только дальше десяти метров вглубь они не продвинулись. Путь им преградил завал. А в сторону Дона, никто из них не рискнул ползти. Слишком узок был проход туда. Да и слава об этом тоннеле под Доном была ещё та...
   Хотя на первых фотографиях вокруг подземного хода земля была сильно изрыта - верней даже сказать вытоптана. И было такое чувство, что этим ходом пользовались совсем недавно, и явно там прошёл не один человек. Уж с десяток это точно. Что это могло, значить, Николай сказать не мог. Ну, может следующие кадры, что-то прояснят.
   Следующие кадры...
   Лучше бы он не видел их... От всего увиденного дальше, Николая замутило. И было от чего.
   На снимках была зафиксирована, как понял Николай по длинному уставленному всяческими блюдами столу, столовая. Снимок охватывал всю комнату, и что находилась за пища на столе, Николай никак не мог понять.
   Хотя... Нет, бред! Этого не может быть!
   Нужны были кадры стола, покрупней. И Николай сделал подряд четыре фотографии, со следующих снимков. В темноте пока они проявлялись и фиксировались, толком понять ничего было нельзя. Но вот Николай включил лампу над столом и пригляделся.
   Теперь он понял, что за тёмные лужи были во дворе и на полу столовой - это была кровь. И не кровь, каких-то там животных, а ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ кровь. На одном из блюд лежала отрубленная человеческая рука. В центре стола стояла большая супница - заполненная человеческими внутренностями. Недоеденное человеческое сердце лежало в глубокой тарелке, наполовину заполненной кровью. На краю стола, валялся отрезанный большой палец руки и из него по белоснежной скатерти, на пол стекала струйка крови. Под одним из стульев лежал обглоданный добела, человеческий череп. Под ножкой другого стула Николай увидел частично раздавленный человеческий глаз. Стены, пол, и даже местами потолок были забрызганы кровью.
   Николаю стало плохо, и он выскочил из квартиры на лестничную площадку и, прикрыв за собой дверь, уселся на порожек и стал глубоко вдыхать свежий воздух, чувствуя, как внутри растекается тяжелое предчувствие и пустота.
   Ну, он и влип! Он слышал о людоедстве, но чтобы здесь...в Ростове. Да ещё с таким размахом.
   'Да Николай, влип ты в дерьмо по самые уши'.
   - Коленька, - раздался голос тёти Маши, как всегда выглядывающей из своего окна, - тебе что плохо? Может скорую вызвать?
   - Нет, спасибо, - Николай постарался сделать вид, что у него всё в порядке, правда в горле пересохло, и слова выдавливались с трудом.
   - Ну, смотри. Какой-то ты бледный, - даже это умудрилась углядеть соседка на таком расстоянии, - А вот мой Димочка в больнице, в коме. - Грустно добавила женщина, качая головой из стороны в сторону. - Избили его какие-то бандюганы. Ты не слыхал, кто бы это мог сделать?
   - Н-н-нет, - еле выдавил из себя Николай, - я-я пойду. У меня дела.
   И Николай поднялся, опираясь спиной о дверь. Ноги тряслись, но надо было заканчивать этот разговор, а то чего доброго, тётя Маша почует что-то недоброе. У неё на это нюх.
   Николай нехотя вернулся в комнату и уселся на диване перед висящими на верёвке сохнущими фотографиями. Первый ужас от увиденного постепенно прошёл, и он решил напечатать ещё несколько снимков.
   Любопытство один из давних человеческих пороков. Сколь человека не пугай, сколь ему не запрещай, он только ещё больше будет совать свой любопытный нос, в те места, на которые наложено табу. Ведь без этого - человек, перестанет быть человеком. В этом он весь.
   Дальнейшие снимки были не лучше первых. Всё та же кругом разбрызганная кровь. Раскиданные то тут, то там предметы мебельной обстановки. Было такое чувство, что в доме бесновалась толпа нечисти... И, кстати, на одном из снимков это вскоре подтвердилось. Кровавый отпечаток огромной звериной лапы, возле одной из луж крови, размером почти с голову Николая. На одной из стен было видно четыре огромных параллельных, глубоких борозды - явно от звериных когтей.
   'Интересно, каких же размеров был этот монстр, оставивший такие не слабые следы?'
   Из столовой в другие комнаты вело ещё пару дверей. Одна из комнат, была заперта на висячий замок, вторая оказалась кухней, и явно ещё и разделочной. Покрытый плиткой пол, был весь залит кровью. В центре большой кухни, стоял металлический стол, такие бывали чаще всего в моргах. Как понял Николай по лежащим на нём окровавленным инструментам и... и лежащей на нём отрубленной человеческой голове, он предназначался для разделки трупов. Голова, лежащая на столе и заснятая Николаем с нескольких ракурсов, принадлежала какой-то старой женщине, с распущенными седыми волосами, слипшимися и висящими как сосульки от впитавшейся в них крови.
   'Это до чего же у меня извращённый вкус, - усмехнулся мрачно Николай, потирая ноющие виски и тяжело выдыхая из легких воздух, который кажется, после всего увиденного тоже имел запах крови, - что бы снимать такое, да ещё и с таким смаком. За такие снимки пресса не маленькие деньги отвалить может...'
   Даже сейчас на снимке было видно по пухлым щекам, что это старушка была при жизни весьма упитанной женщиной. Её открытые, мёртвые, и всё ещё испуганные глаза смотрели, прямо в объектив фотоаппарата, и как бы просили о помощи...
   'Тьфу ты!', - Николай откинул снимок в сторону, не выдержав этого тяжелого взгляда.
   До чего же он был там...в этом проклятущем доме зомбирован, что бы выдерживать такое. Да ещё всё это, как он понял, умудрялся приводить в порядок. Это же надо было ему так вляпаться. Теперь понятно, что это за сладковатый запах исходил последние дни от его рук - эта мысль заставила дурноту в очередной раз за прошедший час подступить к его горлу. Запах человеческой крови. Надо было что-то делать.
   Идти в милицию, с этими снимками? Да они его первого же и посадят, как соучастника, а уже потом будут выяснять, что да как. А оно ему надо? Сидеть в обезьяннике. Нужно для начала самому выяснить, что же там творится.
   Дверной звонок прервал поток его мыслей. В дверях стоял лет двадцати пяти-тридцати, мужчина в милицейской форме.
  'Помяни черта, он и явится...' - пронеслось в голове у Николая.
   - Добрый вечер, - представился он, приложив руку к фуражке, - ваш участковый - капитан Федосеев. Если не ошибаюсь, Николай Сасин? - После утвердительного кивка, удивлённого Николая, он продолжил, - У меня имеется несколько вопросов, по одному очень неотложному делу. Вы не впустите меня в дом поговорить с вами? В какой-то мере это дело касается одной вашей знакомой - Марфы Игнатьевны.
   'Вот и приехали', - Николай не подал вида, что испугался одного имени этой женщины, - 'Интересно, что капитан о ней знает? Ну а может ему всё сейчас рассказать и показать фотографии. Вроде капитан по виду понятливый. Не должен сразу потащить в отделение'.
   'А парнишка явно что-то знает', - капитан смотрел на Николая спокойным взглядом, и старался замечать каждый штришок поведения своего собеседника, - 'Вон как у него зрачки расширились при упоминании имени этой женщины. Да и капельки пота выступили на лбу, но держится молодцом, старается себя не выдавать. Похоже, я напал на след'.
   'Если бы он хотел меня допросить, то явно вызвал бы в отделение', - Николай всё ни как не решался впустить гостя, думая, что в кухню, прямиком к ужасным снимкам, его вести все же не стоит, - 'А так... Ведь сам же пришёл. Значит...'
   - Кстати, прервал размышления Николая капитан, а вы слыхали про исчезновения, за последние несколько дней? Если я не ошибаюсь, то и у вас друг пропал - Руслан...
   'Нашёл друга', - нахмурился Николай. - 'А! Была, ни была, впущу и всё расскажу, а там будь что будет'.
   - Входите. У меня есть кое-что, что вас заинтересует. Проходите в зал, - Николай отошёл в сторону, пропуская капитана и закрывая за ним входную дверь. Капитан заметил, что при упоминании имени Руслана, парнишка прореагировал как-то не так, как обычно бывает, когда вспоминают о друзьях.
   'Явно у них недавно произошла размолвка. Ну, это уже их дело. Хотя может в исчезновении Руслана и Николай как-то замешан. Ну, раз он меня впустил, значит у него действительно, есть, что мне рассказать'.
  
  Николай вкратце рассказал капитану, как он влип в эту мерзкую историю. История была занятной. Как оказалось, и Крыков был замешан в ней.
  'Ну, хоть теперь и за него можно будет взяться по полной программе!' - подумал Федосеев между делом, уже потирая про себя руки. Есть, за что зацепится. Но то, о чём рассказал Николай дальше...
   Людоедство, да ещё и в таком масштабе. Он вначале не поверил, и решил, что у парня не все дома. И что нужно вызывать ребят в белых халатах.
   Николай понял, по взгляду капитана, что тот ему не верит на слово. Ждать пока участковый озвучит свои сомнения, он не стал.
   - Ну что ж, - тяжело вздохнул он, - у меня есть доказательства, - он мрачно усмехнулся, - свеженькие. Буквально сегодняшние. Пойдёмте.
   И он привёл капитана на кухню, где он печатал фотографии. Чем дальше изучал фотографии капитан, тем у него всё больше и больше шевелились волосы под фуражкой. Такое он видел только в кино. Но то ведь было только кино, а здесь всё в реальном виде.
   - Послушай, - прищурился капитан глядя внимательно на Николая, - а может всё это монтаж? А на самом деле...
   - А на самом деле, - вспылил возмущённо парень. - А теперь ты послушай, капитан. Я всё это сам не помню. Если ты не забыл мой рассказ, то я был под гипнозом, вроде как. И...оно мне надо печатать этот бред, да ещё потом показывать тебе, что бы себя и подставлять? Кстати не забывай, что я тебя до того как ты ко мне заявился, даже и не знал. Твоя идея была ко мне прийти, я тебя не звал. Или я не прав?
   - Мда, - поморщился капитан, - ты прав. До моего прихода ты даже не знал, что я существую. Хотя... - капитан посмотрел на покрасневшего от негодования Николая, - ладно, замяли. Я тебе верю. Так чего там дальше? - участковый лихорадочно просмотрел фотографии ещё один раз, после чего отложил в сторону, подальше от себя.
   - А чего дальше? - пожал плечами Николай, - Вроде всё.
   - Всё? - и тут капитан наклонился под стол, увидев там ещё один снимок. Посмотрел на поднятую с пола фотографию, и последние его сомнения сразу же развеялись. В лежащей на столе отрубленной женской голове он узнал, вчерашнюю знакомую - соседку Марфы Игнатьевны. В уголке полуоткрытого рта мёртвой головы запеклась тоненькая струйка крови. Мда, не повезло любопытной старушке. Не стоило ей быть, такой уж любопытной.
   - Капитан, а как ты узнал, об этой Марфе Игнатьевне и обо мне?
   - Это было не сложно. Один из дружков Крыкова сказал, что двоих исчезнувших парней видел на дискотеке один их знакомый. Я его отыскал, и поговорил с ним. Он рассказал, что видел как Митяй ушёл с женщиной, которая живёт недалеко от него. А вслед за ними ушёл дружок Митяя. Он назвал мне адрес этой женщины. Вадим его зовут, - Николай кивнул, в знак согласия, он знал Вадима, завсегдатая каждой дискотеки, - Как он сказал, в переводе на человеческий язык - она выглядела очень эффектно и круто, - Николай усмехнулся. - Вадя не одной юбки не пропустит. - А ещё он мне сообщил, что к ней каждое утро приходишь ты. Я пошёл по названому адресу. Её не оказалось дома, но у соседки, - капитан указал на лежащую, на столе фотографию с отрубленной головой, - узнал многое. Как её зовут, когда она здесь появилась, что по ночам у неё вечно горит свет в доме, до самого утра. И что у неё каждый день убирается какой-то парень, когда она уходит в город по делам. Назвала всё точно по часам. Ну, я все сведения сложил вместе и понял, что могу кое-что выяснить обо всём этом у тебя.
   - Тебе повезло капитан, - Николай мотнул головой отгоняя мрачные воспоминания, - приди ты ко мне вчера, ты бы из меня и слово об этом не выдавил, - Федосеев удивлённо посмотрел на собеседника, - Не удивляйся я сам до сих пор не въеду, как это происходило, но видимо эта...Марфа Игнатьевна, наложила на меня запрет, и я не мог ничего сказать по поводу того, что и где я делаю. Ну, что-то вроде гипноза. А сегодня, по окончании работы, после того как я вышел за калитку и бросил бумажку с адресом, в её почтовый ящик, всё будто само исчезло. Запрет пропал, ну и ещё мне повезло, что этот запрет не распространялся на то, что я могу пользоваться фотоаппаратом в её доме. Видимо, не так уж сильна была её власть надо мной. И что ты теперь будешь делать, капитан?
   В комнате повисло молчание. Капитан ненадолго задумался, а затем ответил Николаю:
   - Ну, для начала, надо сходить и убедится, что всё это так. На месте так сказать. И чем скорее, тем лучше. Видимо эта Марфа Игнатьевна, неспроста освободила тебя от работы. Я так понимаю, она вскоре собирается исчезнуть из нашего города. И мне нужны доказательства для её ареста...
   - А как же это, - Николай указал на лежащие, на столе фотографии.
   - Это, - Федосеев усмехнулся, - Знаешь ведь, что такое фотомонтаж? Так вот - твой рассказ и эти фото пока не сильные доказательства. На этих показаниях - пока получу я ордер на её задержание, пройдёт время. Хотя и такие виды встревожить могут кого угодно.
   - Ну а какие ещё нужны доказательства, - Николай посмотрел непонимающе на сидящего перед ним капитана, - Может голова этой женщины в натуре?
   - Ну, зачем же так круто, - капитан подумал, как он будет нести эту голову в руках, и мрачно пошутил, - Достаточно будет и одного её пальца. А если серьёзно, я должен проверить всё это сам. Вдруг всё это муляжи, - он запнулся, глядя на снимок с головой старушки. - Я должен увидеть всё это своими глазами. Интересное дельце... - Капитан, прищурившись, потёр подбородок, и в задумчивости пробурчал. - Я должен его решить сам...
   - Теперь я понял, - дошло до Николая, - Ты, капитан, славы захотел и одну большую звёздочку на погон?
   - А что тут плохого, - усмехнулся тот в ответ, поднимаясь со стула, - в наше время повышение и лишняя прибавка к зарплате не помешают.
   - Капитан, ты играешь с огнём. Эта женщина явно там пирует по ночам не одна. Да и эти следы когтей. Ты их видел?
   - Когти как когти. Обычный здоровый дог. У меня есть пистолет, в случае чего...
   - Капитан, - прервал его Николай, - ты чего не соображаешь куда лезешь? Ты посмотри, что там делают с людьми? - Николай подсунул Федосееву под нос фотку с головой, - Они же тебя просто порвут. Это секта.
   - Да ладно, - отмахнулся уже загоревшийся и думающий о перспективах, которые у него появятся после раскрытия этого дела, Федосеев, - я не хочу всю жизнь проторчать в участковых. Главное найти доказательства, и взять с поличным этих субчиков.
   - Я иду с тобой, - решительно проговорил Николай, и стал собираться. Он взял лежащую в секретере отремонтированную финку-трофей. И стал рыться на антресоли в поисках фонарика.
   - Ты чего это удумал, - поглядел хмуро на собирающегося Николая, капитан. Его как-то не устраивало делить с кем-то раскрытие этого дела.
   - Знаешь, капитан, - Николай, наконец, нашёл фонарик и стал проверять, насколько тот рабочий, - я как-то тоже замешан в этом дельце. И эта... - он сделал паузу, пытаясь привести в чувства еле мерцающий фонарик, но тот, поморгав потух, - Чёрт! - выругался он, отшвырнув на диван сдохший фонарик, - Так вот, эта Марфа Игнатьевна, если ты не забыл, должна мне кругленькую сумму. Так что извини, но я желал бы, прежде чем ты её арестуешь, выбить из неё свой должок. А славу... - Николай презрительно усмехнулся, - Славу можешь оставить себе. - И уже спокойней добавил: - И я думаю, что при аресте тебе помощь десантника, хоть и бывшего, не помешает.
   - Десантник говоришь, - Федосеев задумался, - ну что ж пошли. Только учти, действовать только по моим указаниям, и никакой отсебятины. Всё должно быть по закону.
   - Согласен, - кивнул в ответ Николай.
  
  - Ну что, звони, капитан, - предложил Николай, подойдя к калитке Марфы Игнатьевны.
   - И чего я ей скажу - Здрасте, я хочу осмотреть ваш дом на предмет нахождения в нём трупов? Тупо. Надо прежде выяснить, что там происходит, а уж потом всю эту гоп-компанию брать тёпленькими. Надо проникнуть внутрь тихо и незаметно.
   - Ты же сказал, что мы будем действовать по закону, - подколол Николай участкового, однако улыбка у него вышла вялая и неуверенная. Фотографии все ещё стояли у него перед глазами.
   - Ну, - поморщился тот в ответ, и посмотрел на высоченный забор, - в интересах следствия...
   - Даже не думай, - увидев, куда направлен взгляд участкового, возразил Николай, - по всему периметру по верху забора, колючка натянута.
   - Ну, тогда, - Федосеев посмотрел по сторонам и его взгляд упал на соседний двор, в котором как он знал, жила Антонина Ильинична, - Тогда проникнем через двор её соседки. У неё и забор пониже, да и насколько я знаю, со двора, с этой Марфой Игнатьевной, заборчик совсем невысокий.
   - А эта её соседка, возражать не будет? - с сомнением поинтересовался Николай.
   - Уже нет, - Федосеев вспомнил отрезанную голову бедной старушки, - ей теперь уже всё равно.
   - Как знаешь, - пожал плечами Николай, не понимая, что имеет в виду капитан.
   Как оказалось, им даже не пришлось перелезать забор, калитка была не заперта. Во мраке сгустившейся ночной темноты, они проникли внутрь двора и тихо прокрались к невысокому забору, разделяющему два участка. Сад и дом были освещены взошедшей в небе, к этому моменту, полной луной. Два окна, дома Марфы Игнатьевны, выходящие на эту сторону фасада, были ярко освещены. Во дворе не было ни души.
   - Слушай сюда, - обратился капитан к присевшему возле него Николаю, - ты остаёшься здесь, а я выдвигаюсь к дому, и обследую, что там да как. В случае помощи, я тебя позову, а до того, ни каких самовольных действий.
   - Ты тут закон, - усмехнулся Николай, - только смотри не переусердствуй, капитан.
   - Сам знаю, - отмахнулся Федосеев и перемахнул через невысокий забор. Он, пригнувшись, перебежками, проследовал к дому и, подкравшись к двери, и уже протянул руку к ручке, что бы проверить заперта ли та, но неожиданно дверь распахнулась, и Федосеев увидел стоящее на пороге и глядящее на него ухмыляющееся лохматое и рогатое, с него ростом существо. Он медленно потянулся к кобуре, за пистолетом...
   Последнее что он запомнил, это несущееся в его челюсть тяжёлое копыто беса. Затем - удар, хруст, и полная тьма.
  
  Николай видел, как участковый прокрался к двери, как та распахнулась, и как видимо от удара стоящего в дверях, тело милиционера отлетело на несколько шагов, и распласталось, не шевелясь на тропинке, ведущей к дому. Николай уже собирался кинуться на помощь капитану, но в этот момент из открытых дверей выскочило странное существо. Николай замер в недоумении от увиденного. В свете, падавшем из дверного проёма, на тропинке возле тела капитана стоял самый настоящий бес. Среднего роста, весь лохматый, с рогами, копытами, и длинным извивающимся хвостом. Бес осмотрелся по сторонам, втянул широкими ноздрями воздух. В сумраке ночи сверкнул его дьявольский хищный взгляд, когда он посмотрел в сторону соседского двора, в котором за невысоким забором, в густой траве прятался, наблюдающий за ним парень.
   У Николая мурашки пробежали по коже от этого взгляда. Было такое чувство, что это существо из ада, смотрит именно на него. Парень пригнулся пониже, но продолжал всё же наблюдать за происходящим во дворе Марфы Игнатьевны.
   - Что случилось? - раздался в этот момент её тревожный низкий голос от дверей, - Кто это?
   Бес осмотрел лежащего перед ним человека:
   - Мент. Капитан.
   - Проклятье, - возмущённо проговорила подошедшая к нему хозяйка, - Только его нам и не хватало.
   - Чую хозяйка, - бес тревожно всматривался в сумрак ночи, - нам надо срочно сваливать из этого города. Наше пиршество здесь сильно затянулась.
   - Знаю, - хмуро ответила та, - Но вначале мне нужна кровь девственницы, для ритуала. Ты же знаешь, что бы мне вновь стать молодой - я должна принести девственницу в жертву, и испить всю её кровь без остатка. А в этом городе есть как раз подходящая кандидатура. Если бы вы в первый день действовали слажено, то возможно добыли бы мне её. А так за все эти дни празднеств, вы не добыли ни одной девственницы.
   - Если бы вы в первый день, дали нам хозяйка, того зелья, что мы приняли в другой раз, когда по вашей прихоти, - бес ехидно усмехнулся, - доставили вам этого боксёра, то возможно, вы бы на нас так не ворчали.
   В этот момент прозвенел звонок от калитки.
   - Поди, открой, - повелительно приказала бесу хозяйка, - это пришёл он...
   - Вот так всегда, - направился, ворча к калитке бес, - только и знаю, что исполняю роль привратника, то в аду, а теперь ещё и здесь. Открой-закрой, принеси-отнеси, - бес отворил калитку и уставился на тёмную фигуру, держащую на руках, чьё-то тело, - Ну чего уставился? - проворчал недовольно бес, - Иди. Хозяйка тебя ждёт. Аж вся извелась. Где мой новый фаворит? Мой дорогой Русланчик.
   - Поменьше разговаривай, - гневно проговорила женщина подошедшему вслед за парнем, бесу, - забери лучше ЭТО, - она указала на тело, капитана и приготовь из него угощение. Гости уже вот-вот заявятся, а у нас ещё ничего не готово. Живо! Сегодня последний день празднеств...
   Бес, ворча что-то неразборчивое себе под нос, подхватил капитана и скрылся в доме.
   - Подойди ко мне, - приказала женщина стоящему в нескольких шагах от неё парню, - я хочу взглянуть на неё.
   Парень вышел из тени и подошёл к своей хозяйке. Николай с удивлением узнал в нём Русика. Но этот Русик был каким-то другим. Он стал крупней и выше прежнего на целую голову. У Русика и так был двухметровый рост, а теперь...
   И одет он был теперь не в свой привычный спортивный адидасовский, фирменный красный костюм - а во всё кожаное.
   'Крутой прикид', - восхитился Николай, но тут же встревожился, когда увидел, кого Русик держит на руках.
   Это была Лара!
   Как?! Как она оказалась здесь?! Так вот за кем охотилась эта женщина? Вот о ком она говорила - собираясь выпить её кровь.
   'Огорчу я тебя старушка', - усмехнулся про себя Николай, хотя ситуация была и напряжная, - 'Но Лара уже не девственница'.
   Но видимо Марфа Игнатьевна уже и сама почуяла это, когда Русик поднёс к ней вплотную, бесчувственную девушку. Она провела рукой над Ларой, затем обнюхала её тело как хищный зверь, а потом взметнула яростный взор на Русика:
   - Ты что же сделал?! Я же повелела тебе принести её чистой и невинной! Как ты посмел ослушаться меня. Эта тварь теперь только и годна, разве что на обеденный стол. - Женщина брезгливо поморщилась, отдергивая руки от ненужного теперь ей тела бесчувственной девушки.
   - Но я к ней не прикасался, хозяйка, - спокойно ответил Русик, - Я её только вырубил ударом в челюсть, но чтобы бесчестить...
   - Ааа, - потянула опять носом хозяйка, - Теперь я чую, что это не ты. Это кто-то другой, постой-постой, - она обнюхала Лару как заправская кошка, - Вот в чём дело. Какой-то очень знакомый запах, где же я его слышала. Ах, да, вспомнила! Это этот парень - Коленька. Так вот чья она подружка! Обскакал тебя твой дружок, - хищно улыбаясь, хозяйка, нежно пощекотала Русика под подбородком, - Он оставил в ней своё семя.
   - Что значит семя? - в голосе Русика послышалось лёгкое удивление.
   - А то и значит... - продолжая улыбаться и видя, как в гневе от услышанного, Русик начал сильней сжимать тело Лары, готовый раздавить его в своих смертельных объятиях, хозяйка погладила его нежно по щеке. - А тебе какое дело до этого? Ведь у тебя есть теперь я. Или я тебе не нравлюсь? - В её голосе появились заискивающие, соблазняющие нотки.
   Женщина распахнула чёрный халат, обнажив плечи и прекрасную грудь. Даже у Николая, прятавшегося в метрах двадцати от дома Марфы Игнатьевны, от увиденного ком к горлу подкатил, так эта грудь выглядела аппетитно и притягательно. А что же тогда должен был чувствовать стоящий рядом с ней Русик. Николай помотал головой, отгоняя наваждение, и приходя в себя.
   - Вы прекрасны, моя повелительница, - ответил ей покорно Русик, - позвольте мне тогда первому вырвать из груди этой мрази сердце и преподнести его вам в дар на пиру.
   - Ты понятливый мальчик, - хозяйка запахнула халат и, повернувшись к нему спиной, проследовала в дом со словами, - следуй за мной, мы подготовим это сладкую конфетку для прощального пира в этом городе.
   Русик постоял ещё несколько секунд, глядя на бесчувственную Лару у себя на руках, а затем, процедив что-то мерзкое сквозь зубы в её адрес, медленно двинулся к дверям, вслед за своей обольстительницей и госпожой.
   Мысли у Николая понеслись вскачь. Нужно было, что-то делать, и делать сейчас же. Иначе, если Лара попадёт в этот проклятый дом, тогда её уже вряд ли спасёшь. Николай вырвал из забора, за которым скрывался, доску и, перепрыгнув через него, метнулся в след медленно идущему Русику. Тот, услышав позади себя быстрые шаги, обернулся на их звук.
   - Привет, спортсмен, - Николай, не раздумывая с размаху, врезал доской по голове Русика, и парень, не выпуская из рук тело Лары, рухнул на землю. Откинув доску в сторону, Николай подскочил к бесчувственной Ларе и стал её тормошить, стараясь привести её в чувства.
   - О, я смотрю, у нас сегодня прям будет царский стол, - послышался от дверей голос Марфы Игнатьевны, которая по видимости не успела уйти так уж далеко и все слышала. Николай перевёл взгляд на стоящую в освещённом проёме двери женщину, впереди которой на тропинке стоял ухмыляющийся бес:
   - Как я понимаю, ты решил присоединиться к своей подружке и разделить с ней стол?
   Бес ехидно захихикал и двинулся довольный в сторону Николая:
   - Хорошее будет дополнение к трапезе. Сегодня все наедятся до отвала.
   - Ваша секта накрылась медным тазом, - ответил Николай, сквозь зубы, чтобы не выдавать своего дрожащего голоса, - капитан о вашей шайке уже сообщил куда следует.
   - Погоди, - ведьма остановила повелительным жестом, приближающегося к парню беса. - Наивный мальчик думает, что я не понимаю, что если бы капитан сообщил, обо всём этом по инстанции, то здесь бы был сейчас не он один, а целый наряд милиции. Он же захотел сделать всё сам. Ведь я права? - Ведьма растягивала слова с явным удовольствием и чувством полного превосходства. - Славы он захотел и известности. И как я вижу, ты решил присоединиться к нему? Ну что ж. Хотела я эту девчонку оставить на сладкое, но как видно, ты желаешь, что бы вы с ней оказались первым блюдом.
   Марфа Игнатьевна дико захохотала и, скинув с себя халат, медленно сошла по ступеням крыльца в сад. Поднявшийся сильный ветер, разметал её длинные волосы. Теперь они не казались Николаю такими светлыми и лёгкими как раньше. От них теперь исходил тяжёлый могильный свет. Да и сама Марфа Игнатьевна стала преображаться. Лицо стало приобретать звериные черты, её стройное тело стало покрываться белой густой шерстью. На пальцах рук и ног появились звериные когти. За спиной у неё появился, длинный хвост как у львицы. Стройные ноги стали сгибаться назад, преобразовываясь в звериные лапы. Николай посмотрел в чернильные, полные тьмы, глаза ведьмы-оборотня и увидел в них свою и Ларину смерть. Хищница, уверенная в себе тварь со звериными взглядом, уселась на задние лапы и довольно облизнула пасть, предвкушая то, что сейчас сделает.
   Со стороны сада послышался топот множества ног. Николай оглянулся в сторону сада, и увидел десятки светящихся голодных глаз, наблюдающих за стоящим на дорожке парнем с бесчувственной девушкой у его ног. Существа, смотрящие на него, явно не были людьми, ну или на данный момент, таковыми не являлись. Клыки, когти, стекающая ядовитая слюна, злобное звериное рычание и шипение. Ведьма даже не повернула головы, а её пасть, как показалось на мгновение Николаю, изогнулась в подобии кровожадной улыбки.
   Как понял Николай, вся эта компания монстров, прибыла в жилище Марфы Игнатьевны, полакомиться человечиной, через подземный ход, который он видел на одной из фотографий.
   Вот тебе и гости из подземелий. Интересно, знает ли он кого из них в реальной жизни, в человеческом облике?
   - Ну и компашку, вы себе подобрали, Марфа Игнатьевна, - прохрипел опешивший от увиденного Николай, - не хватает ко всему этому комплекту то-о-олько Вия. 'Поднимите мне веки', - процитировал он слова известного монстра плохо слушающимся его голосом, а затем добавил, - Она под стать вам но, увы, я не Хома, и молитвы читать не стану. Прощайте!
   Он вскинул тело Лары на плечо, врезал с размаху ногой под дых, пытающемуся встать на ноги Русику, и бросился в сторону калитки. Удар ногой, и задвижка отлетела в сторону, а Николай, выскочив во тьму улицы через распахнутую калитку, бросился наутёк.
   От такой наглости парня, монстры просто опешили, а когда пришли в себя, то Николая уже и след простыл.
   - Чего встали, - прорычала разгневанная ведьма, - в погоню за ним.
   И она первой бросилась в открытую калитку, преобразившись уже полностью в огромную белую львицу. Вся стая упырей и оборотней, ринулась вслед за ней с воем и рёвом. Последним в калитку выскочил огромными прыжками, поднявшийся, наконец, на ноги Русик. Позорный удар от Николая ногой, который он, чемпион по боксу, умудрился пропустить, привёл его в дикую ярость, он был готов разорвать своего врага на мелкие кровавые части, как только настигнет...
  Когда Николай выскочил на улицу у него уже была продумана идея, где он мог бы вместе с Ларой, укрыться от толпы нечисти. Вариантов было немного. Он направился в церковь. Ближе всего находился - храм преподобного Серафима Саровского, на Портовой. Но и до него надо было ещё добраться. Впереди был трудный подъём по старой длинной лестнице, идущей по Солдатскому переулку, а дальше до самой Профсоюзной дорога - брусчатка, выложенная камнями, ещё наверное со времён царя Гороха. Если бы он бежал, сам, то этот подъём он преодолел бы в миг, но с телом Лары на плече, это было сделать труднее.
   Когда-то в армии, они преодолевали расстояния гораздо большие, с полным вооружением, да ещё и в ОЗКА. Это было достаточно давно, но его тело не забыло те тренировки, и сейчас они ему пригодились.
   Хотя улица и была освещена полной луной, но всё же по лестнице, на которой многие ступени уже были от времени в ужасном состоянии, бежать было не так уж и легко. Да и, как водится в таких переулках, да и по многим другим улочкам Ленгородка, из которых он в основном и состоял, не было ни какого освещения. Разве что висела, где одинокая лампочка, на старом деревянном столбе, да на стенах изредка, слабо светили лампы, освещая номера домов.
   Николай бежал изо всех сил. Вот он уже преодолел эту проклятущую лестницу и остановился на миг отдышаться. Ларка в себя так и не приходила, её разметанные ветром волосы лезли ему в лицо при каждом шаге. В этот момент внизу на повороте в переулок, послышалось зловещее радостное рычание и вой. Вся высыпавшая вслед за белой львицей нечисть, почуяла след Николая и бросилась вслед за ним вверх по переулку. Николай кинул взгляд через плечо, и увидел, двигающихся вверх по Солдатскому переулку в его сторону, десятки светящихся дьявольских глаз. Сплюнув с досады - вот же достали, - Николай поправил на плече тело девушки и припустил по каменистой дороге, к спасительной цели. А до неё ещё было, ох как далеко. Спотыкаясь, и чертыхаясь, он добрался до асфальтированной дороги, проходящей по Профсоюзной, пересёк её и опять приостановился, что бы отдышаться.
   'Хоть бы одна машина проехала. Сейчас бы тормознул и...и тогда ищите нас... А с другой стороны, кто в таком районе, ночью, остановит мужику с бесчувственной девушкой на плече?' - Николай горько усмехнулся, понимая в какой нелепой ситуации, оказался посреди родного города, вытер свободной рукой пот со лба и, услышав позади топот преследователей, побежал в сторону Переходного моста.
   Стачки. Переходной мост...
   Девушка у него на плече становилась всё тяжелей и тяжелей с каждым шагом. Он уставал, останавливался все чаще и чаще, постоянно озираясь как загнанный зверь. Нужен был отдых. Хоть бы на минутку положить Лару и передохнуть. Но если он это сделает, то они тут же будут настигнуты озверевшей нечистью, следующей за ними по пятам. Выбежав, пошатываясь, на пешеходный мост, пересекавший проспект Стачки, Николай уже достиг почти его середины, когда позади, послышались быстрые приближающиеся шаги, а затем последовал сильнейший удар в спину. Николай не удержался на ногах и полетел по инерции вперёд. Рука, держащая Лару, разжалась, и девушка покатилась кубарем по мосту. Упавший Николай приподнялся на руках и, услышав стон девушки, уже хотел броситься к ней на помощь. Но напавший со спины враг, не дал ему такой возможности. Железной хваткой, схватившись за воротник его куртки, противник поднял Николая в воздух и повернул к себе лицом. Николай увидел зловещий оскал изменившегося до неузнаваемости Русика. То, что это был Русик, он смог догадаться теперь только по его кожаной одежде.
   Теперь его бывший друг был больше похож на зверя, чем на человека. Зверя - морда которого теперь чем-то напоминала, морду саблезубого тигра. Человеческих черт в его лице осталось немного. Разве что только, то, что оно не было покрыто шерстью. А в остальном...
   Русик зловеще зарычал, глядя в лицо висящего перед ним в воздухе Николая, и обнажил свои острые как кинжалы клыки.
   - Ну и рожа же у тебя приятель, - Николай, размахнувшись правой ногой, врезал Русику промеж ног. Тот взвыл от боли и выпустил свою жертву.
   - Хоть ты и озверел, а хозяйство у тебя всё на том же месте. Пока, на том же...
   Николай отскочил от согнувшегося пополам противника и тут же услышал рёв возмущения, столпившихся у входа на мост, монстров наблюдающих за схваткой. Впереди всех стояла огромных размеров белая львица. Возмущённая нечисть, увидевшая предательский удар Николая, уже всей толпой хотела кинуться на беззащитного парня, но командный рык белой львицы их остановил. Она посмотрела на Николая, сверкнув своими звериными глазами, и медленно опустилась на землю, давая этим понять Николаю, что она даёт ему шанс сразиться с её новым фаворитом. Видимо она считала Николая уже мертвецом, но перед тем как он умрёт, она хотела развлечься видом кровавой схватки.
   - Ну, это мы ещё посмотрим, кто кого, это правда не ринг, но... - пробурчал Николай и ринулся на выпрямившегося во весь свой рост, Русика. Он рассчитывал на внезапность.
   Удар его ноги должен был прийтись как раз противнику в грудь. Но того уже не было там, где его рассчитывал застать Николай. Зато удивлённый Николай опять получил мощный удар по спине, сцепленными в замок руками, от оказавшегося позади него Русика. Удар был такой силы, что у Николая перехватило дыхание. Он закашлялся от пронзившей его боли в позвоночнике, но смог устоять на ногах. Нечисть взвыла в восторге от атаки Русика, но тут же послышался её разочарованный вой, когда согнувшийся Николай, не теряя времени, ответил стоящему позади него противнику ударом ноги, и опять в пах, а затем сделав подсечку сбил того с ног. Правда, всё это он проделал, с трудом, всё ещё задыхаясь от удара Русика, но теперь они оказались в одинаковом положении.
   Николай стоял, согнувшись, опираясь руками о коленки, и откашливаясь и, тем не менее, не спуская взгляда, с лежащего перед ним и рычащего от боли и ненависти Русика.
   Монстры опять попытались броситься на помощь своему дружку. Но вновь прозвучавший львиный рык остановил их. Львица посмотрела на сражающихся, и прищурила от удовольствия глаза, наблюдая за схваткой на мосту. Она просто была уверена, в том, что её фаворит - великий боец. И он ДОЛЖЕН одержать победу над этим мерзким червяком, посмевшим помешать их пиршеству, и укравшим Лару, самую аппетитную из жертв. От этой мысли у неё даже когти вышли из подушечек, непроизвольно раздирая землю в порыве истинно кошачьего экстаза.
   Передышка была не долгой. Русик пришёл в себя гораздо быстрей, чем обычный человек, после такого удара. Прекратив стонать, он медленно поднялся, хищно сверкнул глазами в сторону всё ещё тяжело дышащего Николая, а затем в ярости скинув с себя куртку, под которой было только, покрытое густыми чёрными волосами тело, издал зловещий звериный рык.
   - Ну-у-у, - протянул Николай, - ты ещё людей всех в округе разбуди. А я смотрю, у тебя лохматость повысилась. Теперь я так понимаю, ты и на снегу спать можешь? - Николай шутил, пытался тянуть время и отгонять страх.
   Возмущённый шуточками Николая, Русик-монстр, бросился на своего насмешника, готовый - смести его, растоптать, разорвать, уничтожить...
   Но Николай уже был готов к его нападению. Хоть передышка была и короткой, но пошла только на пользу, уставшему от беготни с телом подруги на плечах, и последних атак противника, Николаю. Он провёл почти тот же приём, что и Русик. Уйдя с дороги несущегося на него разъярённого монстра, он рубанул ребром ладони, по его шейным позвонкам, в надежде перебить их. Но для изменившегося Русика, этот удар в область шеи, которую теперь защищали стальные мышцы, был как комариный укус, и он только ещё больше его разозлил.
   Пропустивший удар Русик, вмиг развернулся к Николаю лицом, и профессиональным боксёрским апперкотом в челюсть отправил того в недолгий, но позорный полёт, от которого вся нечисть восторженно взвыла. Даже львица рыкнула от восторга, наблюдая за атакой своего фаворита.
   У упавшего Николая на мгновение потемнело в глазах, мир медленно поплыл, неспешно вращаясь. В голове гудело, челюсть болела. Но подвигав её, Николай понял, что та цела, и даже не выбита. Ему опять повезло.
   - А я считал, тебя профессионалом, - нагло усмехаясь, Николай с трудом встал на ноги, и продолжил, - а ты только и способен, что бить девушек ногами.
   Стоящий перед ним монстр, злобно рыкнул в ответ и, засунув руки в карманы брюк, достал из них кастеты - свинцовые пластины с отверстиями для пальцев, и тут же нанёс удар одним из них.
   Всё это произошло так быстро, что Николай только и успел, что чуть отбить в сторону, кулак Русика, с зажатым в нём кастетом, двигающимся со скоростью локомотива прямо ему в переносицу. Отведённый удар, пришёлся в левое плечо, и так уже избитому и еле выдерживающему атаки противника, Николаю. Николай не выдержал, и в первый раз взвыл от прострелившей боли плечо.
   'Хорошо еще, что кастеты без шипов', - потирая ушибленное плечо, подумал, отскочивший на пару шагов от противника Николай, - 'Ну мы тоже не лыком шиты'.
   Николай вытащил из кармана куртки финку. Щёлкнуло выскочившее лезвие...
   Эх, как жалел сейчас Николай, что в своё время, когда их старшина, пытался его обучить фехтованию на ножах, он относился к этому спустя рукава. Ну, кому это надо - возмущался тогда Николай. По любому он в спецназ идти после армии не собирался, а на гражданке можно и без этого перетоптаться. А нож... А нож если надо, всегда можно отбить приёмом боевого самбо у нападающего, по которому он в батальоне был не из последних. Но кто же знал тогда, что ему придётся сражаться с противником, вооружённым двумя кастетами, да ещё к тому же и монстром.
   А вот теперь он стоял перед врагом, который был готов его забить до смерти своими кастетами. Интересно надолго его хватит, с его-то умением фехтования? Как там прапор его учил? Какие там бывают хваты? Полный хват клинком вниз...
   Ну, вот и всё что он успел вспомнить. Русик метнулся на него и нанёс серию ударов в голову и грудь. Как Николай умудрился отбить их клинком, он и сам понять не смог. Видимо всё-таки сработал инстинкт самосохранения, и его рука с зажатым в ней ножом, автоматически выполнила, то чему когда-то обучали её хозяина.
   Клинок в руке Николая мелькал как молния, отбивая свинцовые куски металла. Удары были такой силы, что к концу атаки у Николая уже ныла рука, и он еле сжимал нож. В конце концов, Русик всё же изловчился и один из ударов почти достиг своей цели но, правда, только почти...
   Кастет, метившийся в грудь Николая, с силой врезался в правую руку, успевшего чуть уйти в сторону Николая. Рука с ножом вывернулась назад и Николай, разжав пальцы от прострелившей её боли выронил нож, который отлетел, к лежащей всё ещё без чувств Ларе. А отсушенная от удара кастетом рука, повисла вдоль тела как плеть. Видя такой расклад, Русик победно улыбаясь, накинулся всем своим весом на избитого и уставшего, как он считал, Николая. Но это он так считал, а на самом деле, у Николая ещё были силы в запасе, что бы показать, на что он способен. Бывший десантник давно понял, что эту битву он сможет выиграть только прибегнув к хитрости.
   Рука хоть болела, но двигаться была в состоянии. Схватив обеими руками, приблизившегося к нему в плотную противника за волосатую грудь, он упал на спину, головой к перилам, и ловко перекинул того через себя, оттолкнув его в последний момент ногами, вверх и чуть под наклоном, от чего полёт, не ожидавшего такого приёма, монстра, был направлен точно через перила моста.
   Русик полетел с моста вниз головой, воя от боли вырванных из его груди волос, оставшихся у Николая в руках, и от понятия того, что он смертельно проиграл в этой схватке. Его тело с размаху врезалось головой в асфальтовое покрытие проспекта.
   Николай, вскочив, и отшвырнув пучки звериных волос в стороны, подбежал к Ларе. Девушка уже начала приходить в себя, и увидев перед собой тяжело дышащего Николая, и поняв, что она находится не дома, а неизвестно где от него, расширила от испуга глаза и, заикаясь, спросила склонившегося над ней парня:
   - Г-где я? Г-где Р-русик? Я п-помню, что он меня ударил и всё... Что случилось?
   - Всё в порядке, Лара, - погладил её успокаивающе Николай по голове, - Русик тебе теперь не будет больше угрожать.
   И в этот момент они услышали позади себя звериный рёв отчаяния, который издали десятки глоток, монстров наблюдающих за схваткой Русика и Николая. Рев немыслимого разочарования белой львицы перекрыл все остальные. Громогласное раскатистое эхо разносилось по ночной улице. И если кто его слышал, то едва ли по доброй воле выйдет на улицу или донесет руку до трубки телефонного аппарата, чтобы вызвать, кого бы то ни было. Только лишний раз проверит - хорошо ли заперты двери и окна.
   Николай посмотрел на толпу нечисти и увидел, что те смотрят не на него, а куда-то под мост. Николай поднялся сам и помог встать Ларе, а затем они оба подбежали к перилам. Внизу догорал труп разбившегося Русика, ставшего после знакомства с ведьмой-оборотнем, настоящим монстром - не только телом, но и душой.
   - Ну что ж, - проворчал Николай, смотря на пылающее внизу тело, - может быть так и лучше для него. Недолго он прослужил ведьме.
   Только он проговорил о ней, как та напомнила о себе очередным громким зловещим рыком.
   - К-кто это, - Лара испугано посмотрела на белую львицу и толпящуюся за её спиной нечисть, инстинктивно прячась за спиной Николая.
   - Долго объяснять, - Николай оценивающе посмотрел на Лару. Та была одета в джинсы и серый свитер. Обута она была в кроссовки. Вообще-то странновато для такого позднего времени, но ладно, это потом выясним.
   - Ты в силах бежать? - поинтересовался он, у девушки кинув взгляд на крадущуюся в их направлении львицу, и медленно двигающуюся вслед за ней толпу нечисти. Лара кивнула в знак согласия.
   - Тогда, валим отсюда, - продолжил Николай, а затем, схватив её за руку, припустил вместе с девушкой к спасительной, как он надеялся цели.
   После такой тяжёлой схватки, всё его тело ныло, и каждое его резкое движение, отдавалось острой болью в голову. Его штормило, как после долгой попойки. Сейчас бы свалиться в мягкую постельку, да на каждый глаз по часика четыре. Но до мягкой постельки было очень далеко, и до спасительной церкви, тоже пока не так уж и близко.
   Так что собери парень всю свою силу в кулак, откопай все свои запасы энергии, как терминатор, и рви когти в направлении церкви. А всю боль, которая тебя пытается побороть...Чихать на неё, и не такое случалось - в смысле побитым быть. Одни только спарринги со старослужащими, по началу службы чего только стоили. Даже было пару поломанных рёбер - товарищ полковник, да в туалете на швабру в темноте налетел. А сейчас вроде всё целёхонько, а боль...а боль пройдёт. Главная цель сейчас спасти Лару, и спастись самому - от преследующей их толпы разъярённых монстров.
   Вот с такими мыслями, Николай, с постоянно спотыкающейся в темноте Ларой, которая всё же не переставала крепко сжимать своего спасителя за руку, скорее от страха, чем из благодарности, выбирал дорогу к спасению. Слыша позади рёв преследователей и понимая, что если она его отпустит, то упадёт, и чудовища её тут же настигнут, и разорвут, Лара лишь крепче сжимала пальцы. В конце концов, они добрались до ворот церкви.
   А те как назло, были заперты на висячий замок. Николай в отчаянии, затряс решётку двумя руками. Уставшая Лара, понявшая, что им теперь уже неоткуда ждать спасения, уселась на землю возле ворот и заплакала, спрятав лицо на коленях.
   'Ну, нет', - Николай посмотрел на рыдающую возле его ног девушку, - 'Мы ещё живы. Должен же быть какой-то другой вход?'
   Николай посмотрел на решётчатый высокий забор. Да! Через такую конструкцию тяжеловато перелезть - девушке и побитому парню.
   Стоп! А ведь он не везде такой высокий.
   - Лара вставай, есть ещё шанс, - Николай подхватил девушку под локоть, и потащил её мимо пролётов с островерхим забором.
   Когда же он закончится?
   Грудь душил кашель, все суставы ныли, Лара повисла у него на плече, от отчаяния почти теряя сознание. Ещё одна кирпичная колонна, и...
   Вот оно их спасение - невысокий, деревянный, около трёх метров забор, тянущийся вдоль дороги по Портовой. Это была одна из старых частей постройки, до которой у строителей не дошли руки, но теперь это должно было спасти жизнь двум молодым людям. Николай давно не был в этих краях, но это место запомнилось ему с последнего визита сюда. Всей его надеждой было то, что строители так и не завершили этот проект, просто забыли про него. Надежда хлипкая, призрачная, но все же единственная возможная.
   - Цепляйся и прыгай во двор, - прохрипел Николай, пытаясь приподнять Лару над забором.
   - Но я упаду, - зарыдала в ответ девушка, окончательно потерявшая все свои силы.
   - А НУ ЦЕПЛЯЙСЯ, - заорал во всю силу своих лёгких Николай, а потом, смягчившись тихо добавил, увидев в полумраке испуганные и расширенные от испуга глаза девушки, - Ларочка, пожалуйста, дорогая, ну попытайся перелезть через этот забор. Эта церковь последнее наше спасение.
   Девушка перестала плакать и, размазав по щекам слёзы и чуть всхлипывая, кивнула в знак согласия:
   - Хорошо, Коленька я попытаюсь, - и, повернувшись лицом к забору, схватилась за его верхушку. Николай напряг остатки сил, и подсадив, перекинул Лару во двор церкви. Услышав, как та ойкнула при падении и, поняв, что она достигла земли, Николай подтянулся на заборе и со стоном перекинул своё тело через него, и умудрился как не странно ещё и приземлиться на ноги. Сказывались прыжки с парашютом. Всё-таки инстинкт это хорошая вещь, никогда не подведёт в трудную минуту.
   Осмотревшись и увидев стоящую перед ним, и продолжающую тихо всхлипывать Лару, и поняв, что и у неё приземление прошло удачно, Николай схватил опять её за руку и потащил к центральному входу церкви.
   Но тут их опять ждала неудача. Двери были заперты. Николай в ярости забарабанил кулаками по дверям, и в отчаянии зарычал, как раненый зверь. Их последняя надежда, укрыться от нечисти в храме, лопнула как мыльный пузырь. И тут он почувствовал, как его трясёт за плечо испуганная Лара. Николай обернулся и...
   - Ну, вот и всё, - он усмехнулся и готов уже был признать поражение в этой долгой и опасной погоне за жизнью, хотя в реальности прошло едва ли двадцать минут, но они отняли все силы без остатка.
   За воротами стояла их преследовательница - белая львица - огромное чудовище с горящими ненавистью глазами. Её хвост медленно мотался из стороны в сторону, ведьма раздумывала и прикидывала, что делать дальше.
   'Остерегайтесь выходить на болота в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно', - вспомнил Николай фразу, глядя на монстра, готового порвать их с Ларой на части.
   Он обнял девушку, и почувствовал, как та ему вложила в руку финку, которую он уронил ещё на мосту. Львица медленно и самоуверенно продвигалась к воротам, понимая, что её жертвы уже ни куда не скроются. Монстры, сопровождавшие её, столпились в сторонке и раболепно следили за своей повелительницей, которая вот-вот на их глазах готова была разорвать свои жертвы. Львица в предвкушении предстоящего кровавого пиршества, не выдержала и мурлыкнула от удовольствия.
   - Ах, ты тварь! Ты ещё и мурлыкаешь, - возмущённый Николай, не выдержал и метнул нож львице в морду. Нож, звякнув и не причинив ни капли вреда чудовищу, отлетел в сторону. Но этого хватило, что бы оттянуть нападение чудовища ещё на несколько секунд.
   Не ожидавшая такой наглости от своей жертвы львица, от удивления заморгала глупо глазами и села на задние лапы.
   - Что уставилась, драная кошка, не нравится? - раздался дерзкий выкрик Лары.
   Львица вскочила на все четыре лапы и, сверкнула в сторону парня и девушки глазами, вспыхнувшими дьявольским огнём - её уже достали, оскорбления двух этих мерзких червяков, она начала закипать от злобы. Повернув оскаленную морду в сторону своей мерзкой свиты, она повелительно рыкнула - тем самым приказывая им, самим разделаться с этой парочкой глупцов, позволивших себе, встать на её пути.
   Нечисть, не заставила себя долго упрашивать. Они дружно бросились на штурм церковного забора. И тут произошло то, чего никто не ожидал...
   Вся их дружная атака захлебнулась, как только они вцепились в прутья забора, попытавшись перебраться, в церковный двор. Все те монстры, которые схватились за стальные прутья церковного забора, дружно запылали ярким пламенем и вмиг обратились в пепел, развеянный тут же налетевшим ветром. Твари даже не успели издать какой-либо звук перед смертью. Остальные монстры, увидев такую страшную гибель своих сотоварищей, взвыли и в панике бросились в ночную мглу, подальше от опасного места, разбегаясь по пустынным улицам Ростова.
   Николай, Лара и львица от неожиданности онемели. Ни кто из них не думал, что начавшаяся так успешно атака чудовищ, в один миг захлебнётся в самом её начале. Затем до Николая дошло, что же случилось, и он, обняв Лару, поцеловал её в щёку и проговорил чуть дрожащим, но всё же победным тоном, глядя на ничего не понимающую и топчущуюся в нерешительности перед церковными воротами львицу:
   - Что съела, киска?! Не пускают нечисть церковные стены.
   Львица подскочила к воротам и попыталась своей тяжёлой лапой сбить замок. Но как только она прикоснулась к нему, шерсть на её лапе вспыхнула. Львица мигом отскочила в сторону от опасной преграды и стала тушить тлеющую лапу, утробно рыча при этом. В воздухе запахло палёной шерстью.
   - Не твой, кошечка, сегодня день... - Николай улыбнулся, дерзко глядя в звериные глаза, и поправился, - Вернее ночь.
   Львица в бешенстве заскрежетала по асфальту огромными когтями, оставляя в нём глубокие борозды. Она понимала, что те, кого она преследовала, так долго. Те из-за кого она потеряла всю свою свиту. Те, кто знал её тайну. Они ускользали от неё. И она, видя их всего в нескольких метрах от себя, не могла ничего с ними поделать. Кажется, вот протяни лапу, выпусти острые когти и вырви их сердца, но...но они находились на церковной земле. Освящённой земле. Земле не подвластной нечистой силе...
   Она проиграла эту схватку. Но...
   Львица, злобно прищурившись, посмотрела на прижавшихся друг к другу, стоящих на пороге церкви, парня и девушку, затем широко раскрыв глаза, пристально уставилась на Николая. Николай увидел в них чёрную тьму глубокой бездны. Его тело прошиб смертельный холод. Затем львица опять прищурилась, только теперь от удовольствия и, рыкнув на прощание, скрылась в предрассветном сумраке.
   - Хм, - Николай посмотрел на сереющее небо, - а уже светает. Долго же мы сражались с этой нечестью.
   - Что-то я замёрзла, - Лара обхватила его своими руками за талию, - Может, пойдём отсюда?..
   - Да уж думаю, что лучше уходить, - согласился с ней Николай, - Иначе ещё подумают, что мы грабители или вандалы какие... В то, что мы тут спасались от нечисти, уж точно не поверят. Будем тогда в милиции доказывать, что мы не бараны. Я думаю, что эта ведьма, убралась отсюда окончательно. После такого поражения её компашки, она не скоро очухается.
   Выглянув из-за забора, через который они недавно так неуклюже перелезали, Николай, осмотрев пустынную Портовую и проходящую по ней дорогу, и убедившись, что всё спокойно подтянулся на заборе и, усевшись на его верхушке, втянул наверх Лару. Затем спустив её аккуратно на тротуар, и спрыгнув следом, обнял ее, и они направились в сторону площади Стачки, а оттуда спустившись к вокзалу, мимо него проследовали домой к Ларе. Крюк был большой, но они не решились идти по тем местам, где проходила погоня. Кто знал, не бродит ли там всё ещё обиженная и разъярённая львица, а может кто из её зашуганной свиты. Хотя уже был предрассветный час, но кто знает эту нечисть. Может ей все эти петушиные крики и солнце до фени.
  
  По пути домой, Николай вкратце рассказал Ларе, обо всех событиях, в курсе которых он был, до того момента, как она очнулась на Переходном мосту.
   - И зачем ты ввязался в эту авантюру по защите Димычей, - пробурчала Лара, - Брали бы и сами выкручивались бы. Это их проблемы. Сейчас бы ничего этого не было бы.
   - Ты не знаешь этого Ваську. Он бы просто так не отстал бы. Да и, - Николай задумчиво посмотрел на идущую рядом с ним девушку, - как я понял из некоторых ведьминых фраз, то она за тобой охотилась с самого начала. И, похоже, что первое нападение у ворот, было не случайно. Ну, это всё мои домыслы. Может я и не прав. Но одно могу сказать точно, я не жалею пока ни о чём. Благодаря всем этим событиям, ты и я...
   Николай запнулся.
   - Ну, они только приблизили то, что и так должно было вскоре случиться. Если честно. Я о тебе думала постоянно. И хоть и встречалась с Русиком, я считала себя полной дурой, что поругалась с тобой тогда. Сама во всём виновата, - улыбнулась Лара, поцеловав Николая в губы.
   После долгого поцелуя, Николай вопросительно посмотрел на Лару:
   - В чём это ты виновата?
   - Ну-у-у, - замялась девушка.
   - Если начала, то продолжай, - решительно остановился Николай и преградил ей проход к дверям её квартиры.
   - Ну, понимаешь, Коленька, - Лара прикусила нижнюю губу и посмотрела на парня исподлобья невинным взглядом, - это я подговорила Светку завести с тобой роман. Мне было интересно, насколько ты верный.
   - Проверила? - почему-то спокойно спросил Николай.
   Девушка молча кивнула в ответ и прижалась к парню, обхватив его за шею:
   - Прости меня, Коленька. Меня Светка назвала последней дурой, когда узнала, что я с тобой поругалась. Ведь у вас толком ничего-то и не было. Она мне рассказала, что ты с ней держался скованно.
   - Ну, прям там... - Николай ответно обнял девушку, - хоть и скованно, а поцелуи были. И я не без греха. Так что и ты меня прости.
   Николай отступил от двери и Лара, открыв ее, потянула парня за собой в дом. Закрыв за ним дверь, она тут же прижалась к нему и стала осыпать его горячими поцелуями. Николай не оставался в долгу. Но подняв резко правую руку вверх, чтобы погладить девушку по волосам, он почувствовал острую боль в отшибленной руке и застонал. Лара, ойкнув, отскочила от него и затараторила:
   - Извини, совсем позабыла, что тебе пришлось испытать. Давай я полечу тебя немного. Иди, ложись на диван, а я сейчас принесу аптечку и льда, для твоих синяков.
   Лара вилась вокруг него как заботливая мать. Николаю уже и так становилось легче. Его молодой организм восстанавливался, но от Лариных забот он не отказывался. Так было приятно чувствовать прикосновение её заботливых рук и слышать её весёлый щебет. Но всё же усталость взяла своё, и он вскоре не заметил, как уснул.
  
  В комнату, где спали на диване раздетые Лара и Николай, мягко ступая на лапы, тихо вошла огромная белая львица. Подойдя к дивану, она злобно сверкнула глазами глядя на спящую парочку. Два светящихся могильным светом глаза сощурились, предвкушая месть. За сегодняшнее унижение, за отобранную добычу и шанс снова стать молодой, за все её труды, которые пошли прахом из-за них. Затем, медленно подняв лапу, и выпустив из неё длинные острые когти, ведьма резко опустила её на обнажённую грудь девушки и, с громким рыком разодрав её, вырвала сердце девушки и победоносно подняла вверх над так и не очнувшейся Ларой. Когда Николай открыл от звериного рыка глаза, то он увидел лежащую рядом с ним окровавленную Лару с огромной дырой в груди, и стоящую перед ним женщину с длинными русыми волосами, всю покрытую белой шерстью и протягивающую ему всё ещё трепещущее сердце, его возлюбленной.
   - Ну, иди же, возьми его, - нежным, но в то же самое время требовательным голосом, проговорила Марфа Игнатьевна, - ты ведь так жаждал получить её сердце в свою власть, Так возьми же, вкуси его сладость.
   И женщина, воззрившись на него пустыми глазницами смерти, из которых в комнату чёрным дымом изливался мрак, тянущийся к Николаю и затягивающий свою удушающую петлю на его горле. Ведьма вскинула к верху лицо и дико захохотала торжествуя, обманом одержав победу над двумя расслабившимся людишками, которые возомнили, что они могут победить и унизить её - Белую Львицу, пережившую Средневековый раздор, Чуму и многие другие лишения...
   Николай в холодном поту подскочил на диване и осмотрелся, а в его ушах все ещё эхом отдавался ликующий хохот ведьмы. Рядом, сном младенца, спала Лара. За окном вечерело. Опять дурацкий сон. Но она и не удивительно, после такой ночки.
   Николай тихо, стараясь не тревожить девушку, встал с постели и, подойдя к столу, допил остывший в чашке чай. Тело болеть перестало. Отдых и Ларины заботы пошли ему на пользу.
  Она и так сильно за него переживала. Вот и вчера вечером, она просидела допоздна, ожидая его возле калитки. Он ведь обещал прийти. А пришёл Русик. Она его сперва и не узнала. Но когда, поняв кто перед ней, она хотела сказать ему, чтобы тот уходил, и что у них всё кончено. И уже начала говорить, когда сильный удар в лицо кулаком, прервал её речь. Она потеряла сознание и очнулась уже только на мосту.
   Интересно, а который сейчас час? Посмотрев на часы, Николай увидел, что уже половина девятого.
   Занятно! Через полчаса он должен был быть у Марфы Игнатьевны, и получить свой гонорар за работу. Работу...
   Ну, нет уж, лучше он постарается взять деньги в долг, или на крайняк начистит рожу Крыкову, что бы тот знал, где его место. Правда, в данный момент он не представлял, как это будет происходить. Но они с Лёнькой чего-нибудь придумают, уж не страшнее Крыков Белой Львицы, теперь Николай был в этом твердо уверен. А сейчас...
   'Николай!' - раздался в его голове женский голос, и он увидел перед собой стоящую призрачную фигуру ведьмы. Её повелительный взгляд огромных чёрных глаз, требовал от него, что бы он шёл к ней. Николай ничего не мог с собой поделать. Он дрожащими руками натянул на себя свою одежду и медленно двинулся на выход из квартиры своей подруги. Тихо затворив за собой дверь, он вышел на улицу, и двинулся в направлении ведьминого дома.
   Как он ни сопротивлялся, приказу ведьмы, но остановиться, он был не в состоянии. Похоже, эта старая карга имела власть над ним на назначенное ею время, и оно ещё не кончилось. Вот почему вчера ночью она развернулась и ушла от ворот церкви. Вот почему позволила им думать, что все кончено, хитрая тварь! Он мыслями был против того, чтобы идти к ней, но его тело повиновалось заклятию, наложенному на него ведьмой. Он сопротивлялся до последнего. Вот уже он подошёл к калитке, вот протянул руку, чтобы позвонить в звонок. И как обычно калитка распахнулась до его звонка. На него смотрела зловещим взглядом, пожилая женщина с распущенными и шевелящимися на ветру, будто змеи, длинными седыми волосами. Теперь она не выглядела так соблазнительно как несколько дней назад. Её красота отчасти ушла, стала закатываться и увядать, и добрее её это не делало.
   'Ну, всё, теперь мне точно кердык', - тяжело вздохнул Николай, глядя на ведьму.
   - Что, явился за гонораром? - злобно покаркала та противным голосом.
   Николай удивился. Странно конечно, после всего, что случилось прошлой ночью, спрашивать его об оплате.
   - Вот держи и убирайся отсюда. Чтобы глаза мои тебя больше не видели. Уговор есть уговор, - и ведьма сунула в руки удивлённого Николая часы и захлопнула перед носом удивлённого парня калитку. Николай мельком бросил на них взгляд - дороговатые часики. О чём-то они ему напомнили. Но это сейчас не важно. Он автоматически надел их на руку и быстрым шагом стал удаляться подальше от этого проклятого дома.
   Видимо, рассуждал он, договор, который они заключили с ведьмой, когда та его нанимала, имел свою силу, и она просто обязана была ему заплатить за работу в любом случае. Ему крупно повезло. Отделался не очень лёгким испугом, и приличным гонораром. Эти часики стоят гораздо больше, чем та сумма, которую Димычи задолжали Крыкову. Но что же ему эти часы напомнили?
   Стоп! Николай остановился как вкопанный, разглядывая мягко отсвечивающие на темном циферблате стрелки.
   Так ведь точно такие часики Русик сорвал с одного из нападающих в той драке. А потом так резко исчез, после того как надел их на руку...
   Надел их на руку?! Так вот почему ведьма расплатилась ими с Николаем, она не признавала ещё своего поражения! Как он вообще мог рассчитывать, что она просто так возьмет и сдастся, пока ещё жива, а Николай ещё и не успел никому разболтать её секретов? Нет, надо отдать ей должное, но ведьма была опытным и коварным противником, и если он не сделает что-то с часами, то она сделает его последний сон реальностью. Хоть Лара ей больше и не нужна, но она потратит на неё немного времени, чтобы восстановить свое самолюбие и обезопасить свою тайну. Часы заговорены! Надо срочно от них избавиться!...
  
  Взбесившийся автомобиль.
   Хомяк и парочка парней из банды Аллигатора, выпившие и обкурившиеся дури, шли с дискотеки пошатываясь и смеясь во всё горло, через площадь от Лендворца в сторону вокзала.
   Они решили в последний вечер перед отъездом из Ростова, оторваться по полной программе.
   Потусив на танцах и пристав к компании молодых девушек, которые как, оказалось, ждали знакомых парней, с которыми тут же, Хомяк и его двое дружков устроили разборку, вылившуюся в общую драку, захлестнувшую всю дискотеку, и в которой уже было не понятно, кто за кого стоит. Дежурившие на дискотеке два милиционера, попытались вклиниться для того чтобы разнять дерущихся, но получив дружный отпор позорно скрылись в женском туалете. Они попытались там закрыться, и вызвать по рации подкрепление, но у них ничего не вышло. Разъярённая толпа парней ворвалась в туалет и, оттеснив в сторону визжащих и укрывшихся тут же от дерущихся, девушек, подхватила двух пытавшихся сопротивляться милиционеров и, разбив их рации, вынесла тех в холл, где до этого проходила дискотека, собираясь продолжить экзекуцию сотрудников правопорядка на более свободном пространстве. Но тем всё же удалось вырваться и бросится к выходу вниз по лестнице. Толпа дерущихся их не стала преследовать, а продолжила прерванную драку между собой. Но Хомяк видя, что дело пахнет тем, что тут вскоре может появиться усиленный наряд милиции, а то возможно и автобусы со спецназом, решил, что ему и его дружкам пора сваливать с этого 'праздника жизни', как он выразился уже, когда они шли через площадь и вспоминали моменты драки.
   - Гляди, Хомяк, - дёрнул прикурившего парня его корешок за рукав куртки, - это же этот...ну как его...ну который Ваське должен бабло за Димычей.
   - О, точняк, - Хомяк откинул сигарету в сторону и проследил за парнем, поднимавшимся по ступеням на пешеходный мост, - Так живо через дыру в заборе, и перестрянем его на спуске. Пора расплачиваться по счетам. Валим!
   И они побежали, к проходу в заборе, собираясь пересечь железную дорогу, и перебежать под пешеходным мостом, чтобы встретить Николая с противоположной стороны. От одной из лестничных колонн Лендворца отделилась человеческая фигура и незаметно последовала за ними.
   - А чёрт, - Хомяк споткнулся в темноте о разбитый забор, и растянулся на земле.
   - Ты чего, Хома, спотыкач напал, или щёки с пшеном перевешивают, - подколол его один из дружков и сам заржал первым от своей удачной шутки. Они стояли над ним и не пытались даже ему помочь подняться с земли.
   - Щазз, поднимусь, узнаешь, у кого и чем задница набита, - Хомяк принялся подниматься, но у пьяного парня, это получалось не совсем удачно, и в этот момент в проёме стены появилась фигура, и низкий мужской голос проговорил:
   - Эй, голуби. Не знаю по поводу пшена, а свинцом вас обеспечу.
   Последнее что увидел Хомяк, поднявшись во весь рост, это наведённое дуло пистолета ему в голову, вспышку и услышал глухой хлопок. Два следующих выстрела положили рядом с его трупом, его дружков, так до конца и не понявших что произошло.
   - Сезон охоты на крокодилов открыт, - проговорил убийца, переступая через трупы и направляясь в сторону вокзала.
  
  Нет, ну это надо же было так влипнуть опять, и в ту же кучу...
   Николай пёр как танк в сторону железнодорожного вокзала. Мысли его были ясны, он всё понимал, что происходит, но изменить ничего не мог. Ноги его не слушались. Он был сейчас словно та девочка из мультфильма, которой отказались подчиняться руки и ноги. Его попытки сорвать с руки треклятые часы тоже не увенчались успехом. И он продолжал двигаться в том направлении, куда несли его ноги. Выйдя на привокзальную площадь, он направился в сторону автобусной остановки. Остановка была пустынна, но у обочины стояла волга-такси с открытой дверью со стороны водителя.
   Раздавшийся в голове голос, хриплый и насмехающийся над ним, приказал ему садиться на место водителя. Николай понимал, что всё это добром не кончится, и что это не будет просто увеселительная прогулка. Он собрал всю волю в кулак и попытался остановиться. На какое-то мгновение у него это получилось, но пришедший в голову тот же каркающий голос, приказал ему не артачиться и следовать его приказам. Ведьма как будто следила за ним, как будто была где-то рядом и каждое его замешательство видела как на ладони. От того, что он нигде не видел её, становилось только страшнее. Ноги Николая сорвались с места и доставили своего хозяина (хозяина ли уже?), к точке назначения. Николай сел на место водителя и захлопнул дверь, включил зажигание. И в этот момент передняя дверь со стороны пассажира открылась, и на сидение рядом с ним плюхнулся запыхавшийся парень:
   - Шеф, до Театральной подбросишь? Оба на! Когда это ты успел водилой заделаться?
   Николай посмотрел на парня и узнал в нём Владимира, друга своей сестры Натальи, едва не застонав от мысли, что как бы то ни было, пусть и не напрямую, но он вовлечет сестру в эту неприятность.
   - Зря ты сел, - только и смог выдавить из себя Николай, вцепившись со всей силы в руль.
   - Это почему? - удивился тот и, захлопнув дверь, сказал, - поехали.
   Как только он это сказал, в голове Николая раздался зловещий смех, и автомобиль рванул с места, выжимая из себя всё, что можно, в сторону здания главного вокзала. Люди, стоящие возле стены шарахнулись в разные стороны.
   - Ты чё, сдурел? - Владимир схватился за руль и резко крутанул его влево, перед самой вокзальной стеной.
   Автомобиль крутанулся на месте и, ударившись о стену задним бампером, понёсся в сторону пешеходного тоннеля, проходящего над железной дорогой. Позади автомобиля забренчал отлетевший от удара, о зацепленный фонарный столб, бампер. Владимир стал пытаться сорвать руки Николая с руля и отпихнуть того в сторону, видя приближающийся пешеходный тоннель в центре которого стоял замурованный в землю метровой высоты, железный поручень из согнутой трубы.
   - Убери ногу с газа, придурок, - проорал Вовка, всё также продолжавшему крепко держаться за баранку автомобиля Николаю. Увидев же, что ноги того вообще не стоят ни на одной из педалей (а тоннель был уже вот он, рядом), смачно выругался и резко навалился на Николая всем своим весом, а Николай в свою очередь навалился на дверь. Автомобиль встал на два левых колеса и в таком состоянии проскочил не очень длинный, но опасный, для него, своими поручнями пешеходный тоннель.
   Во время этого манёвра рука Николая с часами сорвалась с баранки и с размаху врезалась ими в дверь. Стекло на часах разлетелось вдребезги, и они словно в предсмертной агонии впились в руку Николая, а затем всё резко прошло. Николай понял, что избавился от ведьминой власти и от противного голоса у себя в голове. Но всё же это не помогло остановить взбесившийся автомобиль. Похоже, что эта машинка не попадала под власть заколдованных часов. Опустившись опять на все четыре колеса, атомобиль продолжил свой безумный бег, но теперь уже в сторону автовокзала. Теперь уже Николай вместе с Владимиром, оба пытались вырулить безумную машину, чтобы не врезаться в очередное вставшее на их пути здание. С большим трудом, но им это удалось. И всё же и этот манёвр их не спас, проскочив здание автовокзала, взбесившаяся волга с разгону врезалась в бетонную стену, возведённую по-над дорогой, ведущей в город. В последний момент Владимир умудрился открыть дверь водителя и вытолкнуть Николая из автомобиля, но сам выскочить не успел.
   Вылетев из машины, Николай ударился головой об асфальт и потерял сознание. Когда он очнулся, то увидел впечатавшийся в стену дымящийся автомобиль и зажатого в нём между рулём и сиденьем Владимира. Подбежав к автомобилю, он понял, что парня уже не спасти. Его грудная клетка была раздавлена рулём, голова вся в крови, правую руку оторвало, и она теперь лежала впереди на помятом капоте. Владимир повернул окровавленную голову к стоящему рядом с автомобилем Николаю и тихо проговорил слабеющим голосом, протягивая, уцелевшей рукой, ему пистолет с глушителем:
   - Возьми это и передай Наталье, что...
   Владимир закашлялся. У него изо рта пошла кровь. Николай стоял с пистолетом в руке, и не мог ничего понять, причем тут Наталья?
   Столько всего сразу - часы, взбесившийся автомобиль, искалеченный и умирающий друг его сестры, а теперь ещё и пистолет. Такое могло, привидится только во сне.
   - Давай я тебе помогу, - попытался предложить свою помощь Николай, - может ещё...
   - Заткнись, - захлёбываясь кровью, прохрипел Владимир, - я, думаешь, не чую что это всё - конец. Объясни всё Наталье, и скажи, что я сказал, что бы она ввела тебя в курс дела. А теперь вали отсюда, пока не рвануло.
   - Но...
   - Вали сказал, - голова Владимира опустилась на баранку автомобиля, и он перестал дышать.
   'Эх, Вовка, что же я теперь скажу Наталье?'
   Послышалась сирена патрульной машины.
   - Прощай, - Николай в последний раз посмотрел на мёртвого Владимира и, засунув пистолет за пояс, побежал по направлению к проспекту Сиверса. Позади вспыхнуло разбитое такси, а затем раздался оглушительный взрыв. Николай оглянулся на звук взрыва и в этот момент у него в голове всё помутилось.
  
  Очнулся Николай на пустынном берегу Темерника, недалеко от вагонных мастерских и тут же с ужасом обнаружил зажатый в обеих руках пистолет, который ему передал Владимир. Ствол оружия был, засунут в его рот, и палец лежал на курке.
   - Что за... - Николай отшвырнул пистолет в сторону и с ужасом схватился за гудящую голову. Опять эта зараза лезет в его голову. Он чувствовал, как нечто мерзкое и ужасное пытается проникнуть в его мозг, что бы управлять им, но это нечто не могло пробить какую-то преграду. Преграду, которая трещала по всем швам, но ещё держалась. Его левую руку скрутила судорога и, в голове опять раздался знакомый мерзкий голос: 'Возьми пистолет!'
   Николай пытался сопротивляться, но правая рука, следуя повторяющемуся приказу в голове, отыскала в траве откинутый пистолет и опять направила его в лицо своего хозяина, и...
   ...И вновь всё прекратилось. Николай почувствовал, что тело опять подчиняется ему, а мерзкое существо, сидящее в его голове и пытающееся управлять им, опять было вышвырнуто прочь. Левую руку отпустила судорога. Николай посмотрел на часы и увидел на развороченном циферблате судорожно дёргающуюся и пытающуюся сдвинуться с места секундную стрелку. Николай смотрел на неё как заворожённый, и вот ей удалось прорваться через очередную преграду и двинуться вперёд.
   И вновь рука Николая одеревенела, и он почувствовал, как его телом вновь пытается овладеть нечто, скрывающееся в часах. Но это было всего мгновение. Секундная стрелка вновь застряла на искорёженном циферблате.
   - Ах ты, тварь, - Николай принялся неистово лупить по циферблату рукояткой пистолета. Часы на его руке завибрировали и он, почуяв неладное, стал пытаться расстегнуть застёжку. Но ничего не получалось, застёжка будто срослась. Николай чувствовал как из часов на свободу, пытается вырваться какое-то существо, ни из мира сего. И явно когда оно оттуда выберется, оно с ним не чаи распивать будет. Хватит с него на сегодня монстров. Николай потянул браслет с силой, звенья не выдержали и, наконец, лопнули. И тут же часы полетели в речку. Пока они летели, Николай успел увидеть, как из часов показалась волосатая бесовская голова. Она взвыла в последний момент отчаянным воплем, и скрылась вместе с часами под водой.
   - Там тебе и место, дьявольское отродье, - Николай тяжело вздохнул и тут же его окатил водяной фонтан, взметнувшийся ввысь на том месте, куда упали часы, а затем из образовавшегося водоворота ввысь метнулся столб пламени, и раздался оглушительный рёв...
   И наступила полная тишина. Гладь реки была тихой и спокойной, будто ничего только что здесь необычного и не происходило.
   'Ну, вот и всё. Конец всем мучениям'.
   Николай посмотрел на речку, на звёздное небо, с начавшей уже постепенно уменьшаться луной, тяжело вздохнул, поднялся и, спрятав пистолет под куртку, направился домой, обдумывая по пути, что же он скажет Наталье о Владимире, когда та приедет из Сочи...
  
  Охота на ведьму.
   Какой же он испытал шок, когда придя домой, он увидел сидящую в кресле возле стола Наталью. Покосившись на стол, он заметил пачку фотографий, которые он сделал в доме у ведьмы.
   'Ну, сейчас начнётся допрос. Мало мне Владимира...'
   - Ну, здравствуй, братик, - девушка поднялась и, скрестив руки на груди, решительно посмотрела на Николая, - не желаешь мне разъяснить, - она указала кивком головы на фотографии, - что это за народное творчество?
   Двадцатипятилетняя Наталья была такого же роста, как и Николай. Тёмно-русые вьющиеся волосы до плеч, стройная спортивная фигура, решительный взгляд карих глаз. Мастер спорта по альпинизму - ползала по скалам как паук по стенке. Чёрный пояс по каратэ. Николай замялся, придумывая версию отмазки.
   - Нуу, понимаешь... - начал он.
   - Только не надо мне рассказывать сказки о фотомонтаже. Ты в этом не мастер, - решительно прервала его девушка, садись и выкладывай всё по порядку. В какую историю ты ввязался на этот раз.
   - Ну почему сразу ввязался, - возмутился Николай, и попытался перевести тему в другое русло, - А ты же вроде ещё не скоро должна была вернуться?
   - Дела вынудили, - скривилась недовольно Наталья, - Здесь появилась срочная работа, пришлось там поднажать с клиентами и вернуться пораньше, - И тут же решительно продолжила, - Ты давай не увиливай от ответа. Рассказывай.
   И она его подтолкнула к дивану. От толчка у Николая выпал из-под куртки пистолет Владимира и упал к ногам Натальи. Девушка присела и, взяв в руки оружие и рассмотрев его, посмотрела на своего брата снизу вверх, взволнованным взглядом:
   - Это...это что?..
   - Нуу, - Николай взял из рук девушки пистолет и, стараясь говорить более менее спокойно, ответил, - насколько я знаю, это пистолет. Пистолет с глушителем, - Николай мельком посмотрел на название, - Беретта...
   - Ты мне давай данные его не перечисляй, - Наталья встала и, схватив Николая за плечи, затрясла его и взволнованным голосом спросила, - Где ты его взял? Верней - кто тебе его дал? Владимир?
   Николай, стараясь не смотреть в глаза сестры, еле заметно кивнул. Наталья отпустила его и, упав в кресло, заплакала. Николай стоял перед ней как истукан и не знал чем ей помочь. Он ведь ещё ей ничего не сказал, о том, что Владимир погиб, а у неё уже истерика. Почему?!
   - Не удивляйся, - Наталья посмотрела на брата заплаканными глазами, - Понимаешь. Этот пистолет Владимир мог отдать тебе только в случае смертельной опасности.
   - Я чего-то не въезжаю, - вытаращился удивлённым взглядом Николай на сестру, - Все, что ты сейчас сказала, что это всё значит?
   - Вначале ты мне скажи, - девушка посмотрела на Николая, требовательным взглядом, - Что случилось с Владимиром? Насколько это серьёзно?
   - Очень серьёзно, - сдался Николай и решил рассказать всё, не виляя, - Я тебе всё расскажу по порядку, только ты не удивляйся ни чему, я и сам в шоке от всего случившегося.
   И он вкратце пересказал, все, что с ним случилось.
   О том, как он влип в дурацкую историю с Димычами. Как его наняла к себе на работу Марфа Игнатьевна. Как он не мог ни кому сказать, что и где он делает. О его страхах и кошмарных снах. О том, как он решил всю свою работу зафиксировать на фотоснимках и что из этого вышло. О превращении ведьмы в белую львицу. О схватке с Русиком на Переходном мосту. И в заключении о часах, взбесившемся автомобиле и о смерти Владимира.
   - Мне очень жаль, - тихо закончил Николай глядя на сидящую напротив сестру, - что Владимир погиб, но пойми я и сам был на волосок от смерти. Только благодаря нему я и остался жив. Он отчаянный у тебя... - и уже ели слышно пробурчал, - был.
   - Я всегда говорила ему, что он слишком горяч, - Наталья вытерла слёзы и, взяв со стола фотографии, вновь стала их изучать, - Ну и мерзкою же ты работой, занимался, братик.
   - И это всё, - Николай непонимающе уставился на неё, и повторил, - И это всё, что ты скажешь по поводу Владимира? Вы же были так близки. Я думал...
   - И зря так думал, - перебила его девушка, смотря на фото и морщась от того, что там было зафиксировано. Затем швырнув их опять на стол, посмотрела на брата и сказала:
   - Пойми Коленька, всё что ты видел...Все наши отношения с Владимиром, это только была ширма. Нет! Я не отрицаю, у нас были и близкие отношения, но это не значило, что мы собирались завести общую семью, - Наталья отрицательно мотнула головой, - Это не о нас двоих. Мы были связаны - работой.
   - Не понял, - глупо посмотрел на неё брат, - у вас ведь разные специальности. Он водила в суде, а ты в фотомодельном бизнесе. Фотиком щёлкаешь.
   - Ага, щёлкаю, - нахмурилась Наталья и профессионально разрядила пистолет, открутила глушитель, добавила недостающие патроны в обойму, достав их из кармана куртки, и вставив её обратно в пистолет, перезарядила и поставила на предохранитель. Положив чёрную Беррету Владимира на стол, поверх фотографий, достала у себя из-под куртки, из наплечной портупеи вторую Беррету, только серебристую и положила рядом с первой.
   Николай после всего проделанного сестрой, аж присвистнул:
   - Чудеса продолжаются. И-и-и - что бы это значило?
   - Ну, я не совсем тем занимаюсь... - Наталья замолчала и изучающе посмотрела на своего брата, - Ладно, раз Владимир отдал тебе своё оружие, значит, он доверял тебе. Мы с Владимиром состоим в одной организации, которая занимается ликвидацией особо опасных криминальных элементов, не желающих ладить с законом и способных увильнуть от него благодаря своим связям и деньгам.
   - Белая стрела? И как давно? - уставился на неё расширенными глазами Николай.
   - Ты что же думаешь, - грустно усмехнулась Наталья, - что у нас действует только эта легендарная группировка? Есть много правительственных организаций, действующих под знаком 'секретно'. Мы вот и состоим, с Владимиром, в одной такой команде, - Наталья смахнула слезу, - Верней, я состою.... А по поводу как давно, - Наталья задумалась и помрачнела, о чём-то вспомнив, - С того самого времени, как наших родителей на трассе расстреляли какие-то отморозки. После похорон я стала пытаться отыскать убийц, и на меня вышел Владимир и предложил эту работу. Я согласилась, и он помог мне найти тех ублюдков. За ними много было должков, помимо наших родителей...
   - Так все эти поездки, это... - Николай указал взглядом на пистолеты.
   - Да, - кивнула сестра в ответ, - И как ни странно, у нас с тобой дороги пересеклись. Очередной нашей целью была банда Крыкова.
   - Бывают же в жизни совпадения, - почесал затылок Николай, - А Васька как раз тебя желал увидеть рядом с собой.
   - Ну, я ему вскоре предоставлю такую возможность - лицезреть меня, пред его ясными очами. Если конечно Владимир меня уже не опередил. Судя по тому, что в обойме его пистолета не хватает трёх патронов, он уже им сегодня успел воспользоваться. Ну, я думаю, Васька подождёт, сейчас, займусь-ка я этой старой ведьмой.
   Девушка встала с кресла и, взяв свою Беретту, вложила её обратно в кобуру, а второй пистолет, засунула за пояс.
   - Ты чего собралась к этой старой карге? - Николай взволнованный вскочил с дивана и преградил путь девушке, - Ты чего не слышала, что я тебе говорил? Эту ведьму оружием не возьмёшь, я в неё метнул нож, и он отскочил от неё, даже не оцарапав.
   - А я всё же постараюсь, - упрямо ответила Наталья, - уйди с дороги, ты меня не остановишь.
   - Это ещё посмотрим, - Николай изловчился и выхватил у сестры из-за пояса пистолет, и направил на неё.
   - Ты сможешь выстрелить в человека, да ещё к тому же в свою родную сестричку? - сестра удивлённо выгула бровь и ласковым взглядом посмотрела на брата.
   Николай нерешительно посмотрел в ответ на Наталью, но пистолет не опустил. Но ей хватило и того, что она увидела в глазах брата - нерешительность. Резкий удар с разворота ногой в грудь и Николай отлетел в угол комнаты. Чёрная беретта вылетела из его руки и залетела под диван. Наталья не стала заниматься поисками пистолета, а прямиком направилась к выходу. Выйдя из квартиры, она закрыла дверь на ключ и, напрягшись, сломала его в замке:
   - Посиди дома, братишка, пока я буду разбираться с этой старухой. Утром обещаю вызвать слесаря.
  
  Пока Николай приходил в себя, после сестричкиного удара, она уже выскочила на улицу и заперла за собой дверь. Когда он подбежал к дверям, то услышал за окном, как Наталья спускается по лестнице во двор. Николай попытался открыть дверь, но ключ в замок не входил. Вот же ж... Похоже, сестра сделала что-то с замком. Николай в отчаянии стукнул по запертой двери кулаком. И зачем он только сказал ей адрес этой ведьмы. Парень бросился в комнату и, пошарив под диваном, выудил из-под него пистолет.
   - Ну, мы тоже не лыком шиты, - держа пистолет в руке, он направился на кухню и, открыв окно, посмотрел на крышу соседского сарая, находящегося как раз под их кухонным окном. Интересно выдержит ли его старый шифер? Но другого выхода нет, не ломать же дверь. Слишком она крепкая, да и шуму много будет. Парень встал на подоконник и осторожно спрыгнул. Вроде всё в норме. Николай постоял, прислушиваясь, не трещит ли под ним крыша.
   Тихо.
   Он аккуратно стал продвигаться к краю, стараясь издавать поменьше шума. Всё прошло успешно. Спрыгнув с сарая в соседский двор, он уже хотел спрятать пистолет под куртку, но услышал возле себя кошачье шипение, и почувствовал, как его что-то острое оцарапало за ухо. Отскочив, он направил в сторону нападающего пистолет и нажал на курок. Выстрела не последовало, пистолет оказался на предохранителе. А обидчиком Николая оказалась соседская кошка, уснувшая на дереве, а Николай её спугнул.
   - Тьфу ты, - Николай сплюнул, - шугаюсь от каждого мяуканья. Поосторожней надо быть, киска.
   Почесав кошку за ухом, Николай направился к калитке, вытирая от крови расцарапанное ухо:
   'Везёт же мне в последнее время на кошек...'
   Кошка, урча, посмотрела вслед удаляющемуся парню и, закрыв глаза, вновь уснула.
  
  Калитка была чуть приоткрыта. Зайти, или нет? Там ли Наталья? Николай стоял в нерешительности, и тут за калиткой послышались быстрые шаги, и она распахнулась настежь. Его в очередной раз ждали. Николай отскочил в сторону и выхватил пистолет, направив на стоящую в проёме калитки Марфу Игнатьевну, с распущенными, ниспадающими ниже пояса волосами, в чёрном шёлковом комбинезоне и в высоких сапогах ботфортах на низком каблуке. С последней их встречи она привела себя в порядок. Она напомнила Николаю хищную и опасную леди Винтер, готовую ради своей выгоды воткнуть отравленный клинок в грудь любого, кто окажется на её пути. Ведьма с презрительной усмешкой на устах посмотрела на стоящего перед ней Николая с направленным на неё пистолетом, а затем вытолкнула к его ногам беспомощную Наталью.
   - Забирай свою сестричку, и убирайтесь отсюда... - прокаркала она и захлопнула калитку.
   Наталья поднялась с земли, цепляясь за одежду Николая и, посмотрела на него пустым невидящим взглядом:
   - Коленька, братик. Помоги мне! Я ничего не вижу.
   - Этого ещё не хватало, - пробурчал Николай, спрятал пистолет и, взяв сестру под руку повёл её подальше от этого пристанища нечисти.
   - Что там случилось? - стал он на ходу задавать плачущей от беспомощности сестре вопросы, - Что эта старуха выкинула на этот раз?
   - Ты был прав, - всхлипывая, ответила Наталья, - я ничего с ней не смогла сделать. Она оказалась слишком сильна! - Девушка была в отчаянии, она только что потерпела поражение. По всей видимости, ей не приходилось сталкиваться с этим уже очень давно. И Владимир всегда был с ней - помог, многому научил и всегда был готов подставить твердое плечо, и победы над врагом они с ним одерживали так часто, что отвыкли проигрывать. Хотя и погибшему, похоже, не приходилось до сих пор встречаться с разного рода нечистью. Одно дело - банды особо опасных преступников, и совершенно другое - сверхъестественные злобные существа не от мира сего. Однако, с грустью подумал Николай, своему напарнику и другу, любовнику - она поверила бы, а вот родного брата слушать не стала. И кто знает теперь, может, все было бы по-другому убеди он её пойти с ним...
   Когда первый приступ душащих девушку рыданий прошел, она рассказала всё, что произошло до того как она была вышвырнута на улицу к ногам Николая.
  Подойдя к калитке и убедившись, что та заперта, девушка не стала церемониться и звонить в звонок. Ударом ноги она сбила запоры и ворвалась во двор. Она подбежала к дому, и таким же способом открыла входную дверь. Вбежав в дом и проследовав в зал, она увидела стоящую возле секретера женщину в чёрном с распущенными длинными седыми волосами.
   - Чего тебе надо, - прорычала ведьма, а затем, приглядевшись, презрительно заулыбалась, - Ах, вот кто ты! Сестричка этого выскочки, который любит совать свой нос, куда не следует.
   Наталья молча выхватила пистолет и, направив его в голову ведьмы, выпустила в неё всю обойму. Но пули отскакивали от головы ведьмы, как резиновые, не причиняя ей никакого вреда. Когда Наталья прекратила стрельбу, ведьма откинула голову назад и дико захохотала, а затем посмотрела на опешившую девушку черными провалами своих глаз, схватила с одной из полок секретера плошку с каким-то серым порошком и, взяв его щепотку, метнула в глаза девушки:
  - Я тебя умоляю, девочка! Разве братик не говорил тебе, что на меня такие штучки не срабатывают? - Ведьма захохотала пронзительно и надрывно, после чего зло бросила. - Могла бы придумать что-нибудь более занимательное!!
   Голову Натальи пронзила острая боль и она, упав на пол, закричала и принялась растирать глаза, в которые попал едкий порошок. Боль прошла так же внезапно, как и появилась. Наталья поднялась с пола и, открыв глаза, поняла, что ничего не видит. Она ослепла.
   Это было полное поражение, от которого у Натальи опустились руки. Одна в доме ведьмы, слепая, и потерявшая своё оружие. Выскочка! Что бы о ней подумал Владимир, если бы остался живой. Только одно - что она полная дура.
   Раздались шаги и подошедшая к ней ведьма, схватив её за руку, потащила на улицу.
  
  - Ну, а дальше ты всё знаешь, - закончила Наталья свой рассказ, - Что нам делать, Коленька, - с отчаянием в голосе спросила она, - Я теперь так и останусь - слепой?
   - Тебе это бы на пользу пошло, - проворчал Николай, вкладывая в эти слова все, о чем он успел подумать, пока они шли. - Я тебя предупреждал, но ты же у нас типа крутая.
   Николай остановился и стал размышлять, куда им сейчас идти.
   Домой? И что они там будут делать? Сидеть и растирать сопли. В милицию - ведьма, вурдалаки - ребятки, а не вызвать ли вам санитаров?
   Ну и куда им деваться? Надо срочно что-то предпринять. Надо спасать Наталью. Но как? Если только...
   У них в бригаде работал слесарь - Виктор Петрович. Любитель потрепаться и порассуждать о жизни насущной. Но насколько знал Николай, тот ещё был и неплохим знахарем. И даже несколько раз спасал безнадёжно больных, от которых даже врачи отказывались. Если кто и мог помочь девушке, ослепленной ведьмой, так это он.
   Другого Николай ничего придумать не смог, и они направились к знахарю за помощью.
  
  - Ты на часы смотрел? - Виктор Петрович, полненький невысокий мужчина сорока пяти лет, возмущённо посмотрел, на Николая, а затем на стоящую позади него Наталью.
   Девушка смотрела мимо него пустым, бессмысленным взглядом. Мужчина нахмурился, перевёл опять взгляд на взволнованного Николая:
   - Заходите.... И проходите в зал, я сейчас.
   Зал был обычным. Обычный сервант. Обычная книжная полка, уставленная вся книгами. Обычный дубовый круглый стол, стоящий в центре комнаты. И такие, же обычные пять кожаных стульев, стоящих вокруг него. В общем, всё как у обычных людей, даже не скажешь, что тут живёт знахарь, или как его называли многие - колдун.
   - Присаживайтесь, - Виктор Петрович вошёл буквально через минуту с кожаным саквояжем в руке. Таких саквояжей, в реальной жизни, Николай ещё никогда не видел, разве что в кино, о старых временах. Знахарь поставил саквояж на стол, открыл его, достал оттуда тоненький фонарик, и молча, подошёл к сидящей Наталье:
   - И как зовут твою подружку?
   - Петрович, - смутился Николай, - это моя сестра, Наталья.
   - Извиняюсь, - слегка улыбнулся Петрович, - ошибочка вышла. Не думал, что брат с сестрой могут гулять в такое позднее время, под луной, да ещё и весной. Ну, девушка сидите, и не пугайтесь, я вас сейчас буду осматривать. Как я понимаю, вы потеряли зрение?
   Наталья кивнула в знак согласия, и с лёгкой обидой в голосе проговорила:
   - А разве брат с сестрой не могут прогуляться по ночным улицам? Это что дозволено только влюблённым?
   - Петрович у нас правильный, - пошутил Николай, зная, что знахарь привык к таким шуткам ещё на работе в бригаде, - если парень с девушкой гуляют ночью, то обязательно это должны быть только влюблённые.
   - У каждого свои тараканы, - ответил в такой же интонации Петрович, осматривая глаза Натальи, временами светя в них тонким лучиком фонарика, - Кто-то любит толстых, а кто-то худых. Кто-то любит рыжих, а... Ну, мне всё ясно. Вам повезло, что вы пришли так быстро. Протянули бы до утра, и Наталья навсегда осталась бы без зрения. - От последних слов знахаря Наталья вздрогнула.
   Достав из саквояжа баночку с розовой густой жидкостью, и смочив в ней ватку, Петрович протёр глаза Натальи:
   - Ну, вот и всё, сейчас она немного поплачет и всё пройдёт.
   Девушка часто, часто заморгала, а затем из её глаз ручьём потекли слёзы. Когда же она перестала плакать, протёрла глаза, и осмотрелась, то от радости взвизгнула и, захлопав в ладоши, как маленькая воскликнула:
   - Я вижу, вижу! Огромное Вам спасибо!
   Она поцеловала Петровича в щёку и со счастливыми глазами посмотрела на Николая:
   - Ну что, пошли? Нам надо торопиться.
   - Пожалуй, - кивнул Николай и, пожав Петровичу руку сказал, - Что бы мы без тебя делали. Благодарю! С меня причитается. Сейчас нам надо спешить, но за мной не заржавеет.
   - И куда это вы собрались? - мужчина посмотрел на брата с сестрой серьёзным взглядом, - Николай, ты, что думаешь, я такой тупой как пробка, что не понял, почему твоя сестра ослепла? Или ты забыл, кто я? Я пока что знаю, что такое ведьмин порошок. Садитесь и рассказывайте, в какую историю вы умудрились ввязаться.
   Ребята посмотрели на хмурого колдуна стоящего перед ними и поняли, что отговорки не приемлемы. Николай вздохнул и рассказал Петровичу как можно короче, всё, что приключилось с ним и его сестрой. Опуская правда то, чем занимается его сестра на самом деле.
   - А где же вы взяли пистолет? - задумчиво посмотрел на них колдун из-под густых бровей.
   - Ну, - стал придумывать на ходу Николай, - это пистолет Владимира, он мне отдал его перед смертью. Он же был водилой у судьи. Вот ему и положено...
   - Ну да, ну да, - закивал Петрович, но было видно, что в это ему с трудом верится, но он уточнять об этом не стал, - Ну и что вы теперь собираетесь делать? Может чем вам помочь?
   - Вы не переживайте, - попыталась отказаться от помощи колдуна Наталья, - Мы сами управимся, как-нибудь.
   - Вот именно, что как-нибудь, - прервал её тот, - я уже видел результат. Или вам, дорогая, мало вашей слепоты? Хотите попасть на разделочный стол к ведьме?.. Я вам всё же постараюсь помочь. Так, что мы имеем, - Петрович задумчиво потёр подбородок, - Как я понял, ни ножи, ни пули её не берут...
   - Может огонь? - предложил Николай.
   - Хорошая мысль, - согласился колдун, - но с этим много лишней возни, и ещё не факт, что она, прежде чем успеет сгореть, чем-то вам не навредит, - Петрович прошёлся по комнате, - Ладно, есть у меня одна вещь, надеюсь, она вам поможет.
   Петрович ушёл в другую комнату, чем-то там тарахтел, бурчал, наконец, раздалось его радостное восклицание, и он вышел к ребятам с узким чехлом, из красного бархата, примерно в полтора метра длиной. Развязав завязки, он достал из чехла двуручный меч. Петрович вытянул из чёрных ножен клинок и поднял остриём вверх перед собой. Заострённый, обоюдоострый клинок, с небольшим круглым отверстием у острия, прямое перекрестие из чёрного метала, чуть шире клинка, рукоять меча была обмотана чёрной кожей, а оканчивалась небольшим квадратным опалом:
   - Это меч правосудия. Оружие средневековых палачей Европы. Он мне достался по наследству от бабки, насколько я знаю по её рассказам, этот меч в нашей семье уже давненько. Откуда он у нас появился, это для вас сейчас не важно, слишком длинная история, но одно точно я знаю - этот меч заговорённый. Его клинок весь покрыт рунами, на нём изображена фемида с весами,... Ну, в общем, потом сами изучите, - поморщился Петрович, - сейчас не до этого. Насколько я знаю по утверждениям бабки, да и сам немного порылся во многих архивах, такими мечами рубили головы ведьмам, колдунам... - он усмехнулся, вспомнив, кто он есть, - Ну, что вас загружать. Хотя вот ещё одна деталь, но это чисто так для информации, - видно было, что Петрович, относится к мечу, как к живому существу. И в этом не было ничего удивительного, Николай знал, что многие мечи имели собственные имена, и их хозяева относились к своему оружию, чуть ли ни как к полноправному члену семьи, а между тем Петрович продолжал:
   - Возле острия есть небольшое отверстие, обычно в него палачи вкладывали свинцовую пулю, для увеличения силы удара, но так как вам придётся, я думаю убить ведьму не на плахе, то вам это и не потребуется. Держи, - Петрович протянул меч Николаю, - сумеешь им сражаться?
   - Ну, - смутился немного восхищённый Николай, он до этих пор никогда в руках настоящий меч не держал, - постараюсь. Я так понимаю, теперь только от него в основном зависит наша жизнь при столкновении с ведьмой.
   - Похоже, что да. Можете, правда ещё попробовать вариант с огнём, но повторяю, что эта возня у вас отнимет сильно много времени. Да, вот ещё кое-что, - Петрович достал из саквояжа пузырёк с зелёным порошком, и протянул Николаю, - Во время схватки с ведьмой, если она превратиться в львицу, высыпь ей в морду. Это на время замедлит её движения. Если, конечно, успеешь. Ну, вот и всё, - вздохнул тяжело мужчина, - удачи вам, ребятки.
   - Послушай, Петрович, - уже стоя в дверях, вспомнил Николай, - я всё у тебя хотел спросить, а чего эта старая, карга забыла у нас в Ростове? С чего все эти ночные пирушки?
   - Ну, - Петрович усмехнулся, - ты на небо смотрел? Полнолуние. Обычно в такое время разгул нечисти. Да и к тому же, как я понял из твоего рассказа, ей нужна была кровь девственницы, для омоложения и, похоже, именно твоей подружки, так что...
  
  - И где этого беса носит, - ведьма стояла на крыльце и осматривала ночной сад.
   Неужели он вчера со всеми остальными сгорел на этой церковной ограде. Ведьма вздрогнула, вспомнив, как её приспешники вспыхнули, прикоснувшись к решётчатому забору, окружавшему церковь. Она посмотрела на правую ладонь, та до сих пор побаливала от прикосновения к храмовому замку. Шрам так и не проходил. Она постепенно начинала стареть. Если в ближайшие месяцы она не найдёт новую, подходящую жертву, для испития крови, то через год она превратится в полную развалину, а ещё через месяц... Она мотнула головой, отгоняя мрачные мысли. Время ещё есть. Главное поскорей уехать из этого города. Куда-нибудь подальше, пока этот мальчишка не опомнился, и не натравил на неё все власти города. И ещё этот милиционер... Он тоже пропал. Сбежал, пока она гонялась за этим Николаем и его подругой. И зачем она его наняла, ведь можно было обойтись и бесами? Заартачились они, видите ли. Устали выполнять работу уборщиков - везде демократия сейчас, а мы чем хуже. А она и повелась, пожалела, что ли их. Это же надо - ОНА та, которая в своё время держала целые города в страхе и повиновении, пошла на поводу у каких-то бесов. Демократия пусть будет у тех, кто сам по себе слаб. Молчали же они, когда крепостное право у всех отменили? Молчали! Молчали, когда дали всем право на свободу слова и кучу всяких других прав? Молчали! Надо было просто сразу одного из них спалить на глазах у других, что бы бесам неповадно было в другой раз. А в итоге осталась без единого слуги. Придётся всё самой делать. Ну, ничего, возможно на теплоходе, она что-то себе подходящее подыщет. Хорошо, что у неё хоть остался этот мальчишка, которого она перестряла на вокзале, во время приезда. Будет хоть кому нести вещи к теплоходу. Жаль, что он больше ни на что не годный. Не из того теста слеплен.
   И всё же не верится, что этот бес сгорел со всеми. Он ведь был самым хитрым из всей той троицы, которую она вызвала из глубин ада, ещё в молодости для помощи в её делах, тем самым продав свою душу повелителю ада, с которым вскоре она могла встретиться, но уже на его территории. Ох, как ей этого не хотелось. Но надо спешить, скоро отходит теплоход, а до Набережной ещё надо добраться. Она даже не могла вызвать сюда такси, даже не смотря на свои возможности, уж чересчур сильно на тёмных улочках Ленгородка, были 'убитые' дороги. Автомобиль просто мог застрять в одной из глубоких выбоин. Так что хочешь, не хочешь, а до Привокзальной площади придётся добираться пешком. Она посмотрела на стоящего в центре коридора, как каменный истукан, Дмитрия и ласково произнесла:
   - Дима, бери сумки и следуй за мной.
   Парень взял две стоящие возле его ног тяжёлые сумки и последовал вслед за своей хозяйкой.
  
  Калитка была распахнута настежь, заглянув осторожно во двор, и не заметив никакого движения, Николай крадучись проследовал по тропинке в сторону дома ведьмы, вслед за ним с пистолетом наготове шла Наталья. Николай отдал ей оставшуюся у него Беррету Владимира, свой пистолет Наталья упустила в доме у ведьмы во время неудавшийся попытки уничтожить её. Хоть пистолет был и бесполезен, но Наталья с ним чувствовала себя гораздо спокойней. Всякое могло случиться, вдруг в этот раз пули пробьют ведьмину защиту. Но их ждало разочарование. Дом оказался пуст и покинут.
   Осмотрев комнаты, брат с сестрой поняли, что хозяйка покинула своё жилище надолго, а возможно и навсегда. Разочарованные ребята вышли со двора на улицу и Николай, в отчаянии пнул попавшийся под ногу камень:
   - Ну и где теперь искать эту ведьму?
   - Возможно, я знаю где, - донёсся голос от соседнего двора.
   Николай и Наталья посмотрели в том направлении. Возле соседской калитки опираясь на невысокий забор, стоял мужчина в милицейской форме.
   - Капитан, - воскликнул радостно Николай и подбежал к участковому, - а я думал, тебя тот бес вырубил насмерть.
   - Я тоже так думал, - усмехнувшись, Федосеев скривился от боли и схватился за челюсть, - Но как оказалось, он только выбил мне челюсть из суставов. Еле вставил на место, зараза, - и капитан опять потёр челюсть, - Если честно, я жутко испугался, когда увидел перед собой этого беса. Это же надо такое и на самом деле...
   - А как же тебе удалось смыться? - удивился Николай.
   - Ну, когда я очнулся, то увидел, что лежу на кухне. Челюсть неимоверно болит, я не могу произнести, ни единого слова, а вокруг гробовая тишина. Ну, всё, думаю - уже на том свете, в чистилище, - капитан криво усмехнулся, - но потом понял, что всё же живой, что в доме никого нет, я тихо прокрался к выходу, осмотрелся. В саду тоже тишина. Ну, я и решил осмотреть на всякий случай дом. В одной из комнат обнаружил стоящего как истукан светловолосого паренька, лет восемнадцати. Но как ни тряс его, в чувства привести не смог. Он вроде дышал, но был как статуя. Тащить на себе я его даже и не пытался. Челюсть до того ныла, что когда я пытался трясти его, она отдавалась острыми адскими болями. Я его оставил в покое, и зашёл в спальню. Бегло осмотрев, её я нашёл на книжном столике билеты на теплоход, в круиз по средиземноморью. Теплоход отходит сегодня от Береговой в четыре утра. Так вот я думаю, что эта ведьма решила на нём смыться. И надо спешить, и чем скорее, тем лучше. До отправления осталось, - капитан посмотрел на часы, - два часа.
   - Успеем, - Николай переглянулся с Натальей, - Капитан, а где же ты всё это время околачивался?
   - А это, - капитан махнул на дом ведьминой соседки, - когда я вышел на крыльцо этого проклятущего дома, то услышал топот множества ног, за забором на улице. Я понял, что это возвращаются хозяева, и что не успею, выскочить из калитки, и решил спрятаться в доме несчастной старушки, которую ведьма убила. Другого выбора не было. - Участковый пожал плечами. - Перемахнув через забор, я забился в дом и уже сидя на полу в тёмной комнате и ощупав челюсть, и поняв, что та всего лишь выбита, решил вправить её на место. Ну и вправил, в результате чего опять потерял сознание. Очухался вот только недавно, выхожу на улицу, а тут вы.
   - Ну, хорошо, то, что всё хорошо кончается, - констатировала Наталья и продолжила, - А теперь, может, всё-таки поспешим? У нас хоть в запасе и есть пара часов, но до Набережной ещё надо добраться. А топать придётся пешком, сейчас в это время такси выловить проблема.
   - Тогда давайте так, - предложил капитан, - я сейчас в отделение, благо тут недалеко. Вызову опергруппу к теплоходу, скажу, что на нём пытается скрыться подозреваемая замешанная в исчезновениях людей в Ленгородке. Я уверен, что на это начальство клюнет. А вы дуйте через железку на набережную, - и он назвал номер причала и название теплохода, на котором собиралась скрыться ведьма, - Думаю, минут за двадцать доберётесь.
   - Ну, раз так, то лады, - Николай пожал капитану руку, - удачи.
   - Вы там только сильно не бушуйте, - кивнул Николаю капитан, - оставьте что-нибудь и операм. Хотя... действуйте по обстановке.
   Капитан махнул ребятам рукой и стал спускаться по лесенке, ведущей от тропинки, проходящей мимо калитки дома, где обитала ведьма, и выходящей на Чабанова, на которой находилось отделение милиции. В темноте он случайно споткнулся, и полетел на проходящую внизу дорогу, но ловко сгруппировавшись, сделал кувырок в воздухе и, опустился на ноги, полуприсев и, упёршись руками о землю. Затем подскочив и громко выругавшись, побежал в сторону отделения.
   Николай, глядя на акробатические выкрутасы капитана, нахмурил брови. Что-то знакомое было в этом прыжке. Но что, он так и не мог вспомнить, да и некогда сейчас было думать об этом. Это могло и подождать. Наталья уже тянула его за рукав, таща по направлению узенького Вагонного переулка, через который они могли выскочить к железнодорожным путям, и напрямую, через них, добраться до Береговой.
  
  Им повезло, даже больше, чем они ожидали. Подходя к четвёртому причалу, где стоял пришвартованный нужный им теплоход, ребята увидели, подрулившее к бордюру такси, из которого вышла ведьма и направилась в сторону трапа. Её сопровождал нагруженный сумками...
   - Димыч, - удивлённо воскликнул Николай, наблюдая с сестрой, за странной парочкой, из-за кустов, - Низовой. Он же уехал из Ростова. Хотел смыться от Крыкова. Не повезло парню.
   - Что эта старая карга с ним сделала? - зло проговорила Наталья и потянулась за пистолетом.
   - Ну, я так думаю, - Николай придержал руку Натальи, и покачал головой 'не сейчас', - она его вроде как зомбировала.
   Обождав пять минут, после того как ведьма в сопровождении Димыча скрылась на теплоходе, ребята вступили на трап и собрались уже взойти на палубу теплохода, но им преградил путь здоровенный матрос:
   - Ваши билетики.
   - Мы это, не пассажиры. Мы вроде как провожающие. Тут тётка наша только что прошла со своим сыном, так они это, удочку забыли, - выпалил первое, что взбрело в голову Николай, показывая матросу чехол с мечом. Наталья от такого вранья оступилась и чуть не выпала с трапа в воду.
   Матрос усмехнулся, скрестил могучие руки на груди и, надвигаясь на парня и стоящую позади него девушку, строго произнёс:
   - Ну ты и сказочник... А ну валите-ка отсюда мальки, по добру по здорову...
   Наталья и Николай спорить не стали. Если бы они сейчас затеяли драку, то сюда бы сбежалась вся команда корабля. И они бы точно тогда отхватили бы по полной. И неизвестно чем бы всё это закончилось.
   - И где этот твой капитан, со своей опергруппой, - проворчала недовольно Наталья, усевшись на битенг (одинарная швартовочная тумба на берегу), недалеко от теплохода.
   - Подождём ещё немного, - постарался успокоить её Николай, хотя и сам был на взводе. Действительно, капитан задерживался.
   - Вот это совпадение, - удивлённо воскликнула Наталья, когда из подъехавшего, очередного такси, вывалила шумная компания братков и направилась в сторону теплохода. Николай посмотрел на парней и узнал в них банду Крыкова. А впереди вышагивал, быстрой походкой и испуганно озираясь по сторонам, сам Васька Крыков.
   - И куда это они? - не понял Николай.
   - Я так понимаю, по поведению Васьки, - Наталья, прищурившись, наблюдала за спешившим на теплоход, и чуть ли не спотыкающимся, бандитом, - он в курсе того, что на их банду началась охота. И сейчас они пытаются скрыться из города, точно так же как и твоя ведьмочка.
   - Она такая же моя, как твоя! - слегка возмутившись, ответил ей брат.
   - Не важно, - отмахнулась Наталья, - Важно другое. Моя работа может вот-вот отчалить от причала. Я этого допустить не могу. Ты как знаешь, а я отправляюсь на теплоход.
   - Ну и как, - удивлённо уставился на неё Николай, - ты собираешься пройти мимо стоящего у трапа 'шкафа'? Или будем с боем пробиваться?
   - Узко ты мыслишь, братик, - потрепала Наталья парня по волосам и указала на стоящую у соседнего причала, шлюпку спасателей.
   - Но там замок, - попытался привести последний довод Николай, всё же направляясь за своей сестрой.
   - Ты забыл, с кем имеешь дело, - не поворачиваясь, ответила Наталья и потрясла связкой отмычек, которые достала из внутреннего кармана куртки.
   - У тебя там случайно гранат нигде не припрятано? - съехидничал Николай.
   - Не такой уж этот Крыков и крутой, что бы я на него ещё гранаты тратила, - подмигнула Наталья своему брату, наклоняясь над замком и вставляя в него отмычку. Из этого Николай понял только то, что сестра не то чтобы отрицала, что у неё и гранаты есть, если хорошо поискать. - Не того полёта он птица. И не забывай, что на корабле полно пассажиров, так что старайся действовать скрытно, - Наталья, ковыряясь в замке отмычкой, посмотрела на своего брата, - как мышка...
   С третьей попытки, замок щёлкнул и открылся.
   - Ну вот, а ты боялся...- усмехнулась девушка, усаживаясь в лодку и вставляя весла в уключины.
   Николай в ответ только криво улыбнулся и уселся на корме возле руля.
   - Нам везёт пока что, - Наталья указала свешивающуюся верёвочную лестницу с борта теплохода. Подрулив к ней шлюпку, ребята тихо взобрались на палубу и, пригнувшись, осмотрелись.
   - Как ты думаешь, - прошептал Николай, - откуда нам лучше начать поиски?
   - Не скажу по поводу ведьмы, - Наталья достала пистолет и присоединила к нему глушитель, - но братков Крыкова, точно можно найти на верхней палубе. Там, похоже, бар. Слышишь музыку?
   - Логично, - согласился с ней брат, прислушиваясь к музыке, - Ну возможно и ведьма захочет посетить бар. Вот только бы найти ещё и Димыча.
   - Всему своё время, - Наталья вложила пистолет в кобуру и, встав, направилась к трапу ведущему на верхнюю палубу.
  
  Сестра Николая оказалась права, остатки банды Крыкова собрались возле стойки бара. Крыков нервно осматривался по сторонам. То, что Хомяк и ещё двое его людей не пришли на место сбора, его не радовало. Он чувствовал, что случилось что-то неладное. Его трясло только от одной мысли, что за ними началась полномасштабная охота. То, что ему сообщили из надёжных источников, было ни в их пользу - их решили просто убрать. И не какие-то конкуренты, а власти. Их так было проще списать, чем вести следствие с живыми. Так, те, кто нанял убийц, были уверены, что банда Крыкова не отвертится от суда, а получит всё по заслугам и сполна.
   Оставшиеся с ним трое его дружков его мнения не разделяли, они продолжали веселиться и жрать водку. Даже здесь...
   - Вы уже достали, - посмотрел на них злобно абсолютно трезвый Васька, - Вы чего не врубаетесь, что на нас объявлена охота?
   - Да расслабься, Аллигатор, - один из братков, раскачиваясь, весело стукнул своего босса по спине, да так, что тот чуть не упал, - Мы уже на теплоходе. Ещё с часик, и прощай Ростов-папа...
   - Пока мы ещё здесь, - прорычал в ответ Васька отошёл к ближайшему столику, держа в руках стакан с коктейлем, из которого за последние пять минут не сделал ещё ни одного глотка.
   Чего можно было взять с этих пьяных идиотов. Ну, ничего он так просто не сдастся. Под курткой у него в двух кобурах висели наганы. Прежде чем, кто-то попытается его грохнуть, сам получит от него пулю. И вот тут он увидел, поднявшегося по трапу Николая с длинным зачехлённым непонятным предметом, и вставшую возле него Наталью.
  
  - Вот они, - Николай указал Наталье, на стоящих возле барной стойки трёх пьяных дружков Крыкова и на сидящего за столом, чуть в сторонке от них Ваську.
   - Так, будь крайне осторожен, - ответила девушка, - Они возможно вооружены. Уж Васька точно. Смотри, как он на нас смотрит испуганно. Явно чует свой конец.
   - Ну что, двинули? - Николай стал развязывать чехол, собираясь вытащить меч.
   - Не спеши, - прервала жестом руки его действия сестра, - Ты со своим мечом, сейчас тут всех распугаешь. Да к тому же я ведьмы пока не вижу. Жди здесь. А я попробую решить этот вопрос сама. Теплоход не подводная лодка, конечно, но и отсюда он от нас никуда не денется.
   - Кого тут пугать, в такое-то время, - пробурчал недовольный Николай вслед направившейся к стойке сестре, и осмотрелся по сторонам - компания из двух парней и двух девушек, пожилой мужчина уплетающий яичницу с сосиской, и бармен за стойкой. Но всё же спорить с сестрой он не стал и, встав возле трапа, принялся наблюдать за происходящим, но чехол не затянул, и рукоять меча слегка выглядывала наружу.
  
  Увидев Николая развязывающего чехол, Крыков понял, что вот тот, кто за ним охотится. Тот, переговорив о чём-то с сестрой, отправил её к стойке бара, видимо, пытаясь отвлечь от себя внимание, пока он будет вытаскивать винтовку из чехла. А то, что у Николая была там винтовка, Крыков уже не сомневался. Вон её ствол торчит из развязанного чехла.
   Но Крыкова не так просто провести. Этот умник решил его отвлечь своей сестрёнкой симпотяжкой? Ни на того напал!
   Крыков дико завопил и, выхватив оба нагана, стал палить в стоящего возле трапа Николая.
   Николай такого поворота не ожидал. Васька открыл огонь первым, но открыл его не по Наталье подходящей к бару, а по нему - Николаю. Парень, отскочил назад на трап и залёг на ступенях. Выпущенные Васькой пули просвистели буквально над головой Николая.
   Вот тебе и постоял в сторонке. Действует сестра, а все шишки достаются ему.
   Наталья, среагировала мгновенно, упав на пол и откатившись к ближайшему столику и опрокинув его, прикрылась им, от вскочившего и начавшего палить Васьки. Правда, тот стрелял в её брата, но мельком взглянув в его сторону, она увидела, что Николай успел укрыться от выстрелов. Девушки, из компашки рядом, заслышав выстрелы, завизжали от испуга и одна из них вскочив, бросилась бежать, но почему-то не к трапу а, наоборот, к стойке бара. Остальные трое её друзей попадали на пол и прикрыли головы руками. Мужчина, сидящий возле борта, недолго думая перепрыгнул через него и был таков.
   'Хоть один правильно поступил', - глядя вслед выпрыгнувшему за борт, одобрительно подумала Наталья.
   - Ну, ты, урод, - услышала она затем писклявый трясущийся от страха Васькин голос, - Вылезай, хватит прятаться на лестнице, иначе я пристрелю эту сучку!
   Так и есть - Наталья перевела взгляд на бандита. Тот держал перед собой пытающуюся вырваться из его рук визжащую девушку. Но самое занятное, что Васька считал, что это Николай пришёл за его головой, а не она - Наталья. Дальнейшие указания, взявшего заложницу бандита, только подтвердили это.
   - Вы трое, - обратился он к присевшим от выстрелов возле стойки своим дружкам, - Хватайте его сестричку, и тащите её сюда. Только осторожней. Она умеет лягаться.
   'И ещё как', - хищно улыбнулась Наталья, вытаскивая из кобуры пистолет, и осторожно выглядывая из-за стола.
   Три тихих хлопка, и поднявшиеся во весь рост бандиты с пробитыми головами попадали там, где стояли. Четвёртый выстрел был направлен в Васькину вытянутую руку с наганом, направленную в сторону трапа. Пуля пробила кисть точно в центре. Пистолет отлетел в сторону. Васька взвыл от боли и, оттолкнув в сторону, зажатую левой рукой заложницу, направил второй наган на Наталью.
   - Ах, ты ж... - все, что он успел произнести. Пятая пуля разбила ему коленную чашечку, он упал на пол, хрипя от боли, и хватаясь за раздробленное колено. Наталья поднялась во весь рост из-за своего прикрытия и, подойдя к испуганно взиравшему на неё снизу вверх Ваське, добила его контрольным выстрелом в голову.
  
  - Это и называется - тихо как мышки? - Николай встал и, опёршись на меч, подмигнул Наталье.
   - Ну, - развела руками Наталья, - бывают и исключения.
   Видя, что перестрелка прекратилась и бандиты уничтожены, один из парней, из оказавшейся на палубе во время схватки компании, вскочил и подбежал к бывшей заложнице и, обняв её за плечи, стал успокаивать плачущую навзрыд девушку.
   'Ну и натерпелись они страха', - Николай стоял и наблюдал за парочкой, - 'Это что! Вы бы видели, что мы с Ларой пережили...'
   Сильный толчок в спину прервал ход его мыслей. Меч отлетел в сторону, а Николай упал ничком на палубу, но тут же повернувшись на спину, попытался встать, но на него сверху навалился...Димыч, и попытался схватить Николая за горло. Но тот не дал ему такого шанса. Схватив противника за руки, Николай старался скинуть его с себя, но это оказалось не так уж и просто. На Николая смотрел пустой взгляд настоящего зомби, руки Димыча, со скрученными пальцами продолжали тянуться к его горлу.
   'Явно у Димыча не все дома. Эта ведьма видать хорошо ему мозги промыла'.
   Николаю надоело его положение жертвы, которую пытаются задушить. Он резко ударил лбом противника в переносицу и подтянув на себя ноги, и уперев пятки в живот Димыча, отшвырнул того в сторону, и затем не давая ему опомнится, подскочил к нему и ударом ноги в челюсть, отправил в нокаут. Посмотрев на лежащего без чувств Димыча, Николай решил проверить, не убил ли он парня своим ударом, и присел послушать у него пульс. И как оказалось, он сделал это вовремя - огромная тень промелькнула над его головой, со стороны трапа. На палубе вновь завизжали девушки, увидев приземлившуюся за спиной Николая огромную белую львицу. Парень повернулся в сторону смотрящего на него полными ненависти глазами, хищного зверя. Где-то раздавался топот ног матросов, заслышавших на верхней палубе стрельбу. Нужно было решать всё быстро, пока сюда не набежала толпа народа. Иначе начнётся полнейшая паника, и неизвестно, сколько будет жертв.
   - Сидите и не дёргайтесь, - спокойно проговорил Николай, взглянув на две парочки прижавшиеся к бортам корабля и с расширенными от ужаса глазами наблюдающими за происходящим. Он скосил взгляд, на лежащий в метре от него меч. Тот во время падения выскочил на половину из ножен. Оставалось только прыгнуть, схватить его, встать и срубить львице голову. Это было проще сказать, чем выполнить. Николай сам поражался своему спокойствию, давно ли это он сам стал охотником на ведьм, переквалифицировавшимся из её жертвы? Явно не так давно, чтобы прыгающая через его голову одуревшая от ярости ведьма-оборотень не вызывала в нем страха. Чтоб его, противоестественно, но факт - страха пока не было.
   Львица была буквально в паре метров, от стоящего на одном колене, возле тела Димыча, Николая, и наблюдала за ним, тихо рыча, и обнажив длинные острые клыки. Положение было не ахти. Но тут на помощь пришла Наталья, стоящая позади львицы. Она вскинула пистолет, и выпустила оставшиеся в обойме патроны, в спину зверя. Те конечно, ни какого вреда, ведьме-оборотню не причинили, но этими выстрелами, девушка всё же отвлекла зверя на себя. Львица недовольная вмешательством, наглой девчонки, развернулась к той и прыгнула, выпустив длинные когти в надежде одним ударом вырвать из девичьей груди её сердце. Но ещё в тот момент, когда она разворачивалась в сторону Натальи, Николай, уже понимая, чем всё это закончится, решился на отчаянный поступок. Он бросился вперёд и в момент прыжка львицы, схватил её за хвост и отшвырнул в сторону борта. Львица, не ожидавшая такого наглого отношения с ней, покатилась по палубе и ударившись о поручни, мявкнула во весь голос. Львица, не столько пострадавшая от удара, сколь униженная подобным обращением, медленно поднялась на лапы, задыхаясь от душащей её ненависти, и так же медленно повернулась в сторону Николая.
   - Чего, хвост защемили, - посмотрел дерзко Николай на вставшую на лапы львицу и, подняв с палубы меч, приготовился к схватке, - Ну что, поехали?
   Зверь посмотрел на Николая чёрным полным ненависти и злобы взглядом. Николай отчетливо услышал в своей голове голос ведьмы, дрожащий и захлебывающийся от первобытной злости:
  - 'Никогда, никто и никогда со времен Великого Инквизитора Торквемады, с тех пор как я перестала быть человеком, никто не смел так обращаться со мной! Человечишка, за такую дерзость ты поплатишься всем, что у тебя есть!'
  Николай за последнее время привык к этим ненавистным его сердцу глазам, да и к голосу ведьмы в голове тоже. Он презрительно посмотрел на львицу и сплюнул в её сторону. Львица коротко рыкнула и прыгнула на Николая...
   - Ах ты, тварь, - огромный матрос, с пожарным топором в руке, преграждавший на входе на теплоход, брату и сестре дорогу на корабль, первым из команды взбежал на верхнюю палубу и, увидев, метнувшегося к одному из пассажиров, огромного хищного зверя, он недолго думая метнул в хищника свой топор. Топор, как и ожидал Николай, вреда львице не причинил ни какого, ну почти ни какого. Удар всё же был мощный, он отшвырнул, львицу на палубу и пока та приходила в себя и поднималась на лапы, Николай уже стоял возле неё. В воздухе мелькнуло лезвие Меча Правосудия, Меча Палача - срубившего за свою долгую жизнь, немало ведьминых голов...
   Николай не стал тянуть время, зачитывать ведьме приговоры, ждать пока она откроет глаза и узреет свой страх в полной мере, и чего там ещё делают герои старых книг, перед тем как кровожадный монстр оклемается и снесет голову несостоявшемуся палачу. Последний предсмертный рык чудовища оборвался под ударом меча. Голова чудовища покатилась по палубе, постепенно превращаясь в голову старой обрюзгшей женщины с длинными седыми волосами. Безголовое тело зверя тоже стало принимать формы сморщенной костлявой женской обнажённой фигуры.
   'Даже порошок Петровича не понадобился', - вздохнул Николай и стряхнул с лезвия меча кровь ведьмы.
   - Что за... - скривился матрос, увидевший мерзкие превращения убитой львицы.
   А затем голова и тело ведьмы стали вздуваться и набухать чёрными волдырями, которые становились всё больше и больше, затем они все дружно лопнули, и палубу залила чёрная ведьмина кровь, мгновенно вспыхнувшая и начавшая быстро пожирать деревянную палубу корабля.
   - Чего уставился, - подбежал Николай к оторопевшему матросу, - уводи пассажиров, сейчас тут всё будет пылать. И не забудь о бармене за стойкой. Похоже, у него припадок случился от всего увиденного, - Николай уже хотел подбежать к лежащему на палубе Димычу и сидящей возле него Наталье, но остановился и, пожав руку матросу, искренне, сказал, - И, мужик, благодарю за помощь.
  
  - Ну как он, - Николай подбежал к сестре и, увидев, что та уже привела Димыча в чувства, спросил у парня, - Ты в порядке?
   - Я не понял, а где это я? - Димыч тупо моргая глазами, осмотрелся вокруг. По нему было видно, что все, что произошло до этого момента, он не помнил.
   - Позже разъясню, а сейчас прыгаем в воду, - Николай посмотрел на сестру, - Я думаю, нам светиться не стоит?
   - Я того же мнения, - они подхватили Димыча под руки, и бросились к борту корабля. Николай помог Наталье перекинуть, всё ещё не въезжающего во всё происходящее Димыча, в воду. Наталья прыгнула сразу вслед за ним, а Николай вернулся, подхватил с палубы чехол с ножнами, вложил в них меч, и последний раз кинув взгляд на пламя, постепенно пожирающее всё горящее на палубе, бросился к борту корабля...
   Уже вынырнув из воды, и подплыв к шлюпке, в которой его ожидала Наталья и приходящий постепенно в себя Димыч, Николай услышал вой милицейской сирены.
   - Кавалерия как всегда вовремя, - усмехнулся он, перекидывая своё тело через борт лодки, и обратился, отплёвываясь от воды к сестре, - Греби отсюда подальше...
  
  Эпилог.
   - ...Вот и вся история, - закончил Николай рассказывать, Лёньке все события, которые произошли за эту последнюю неделю.
   Они как обычно стояли у ворот Лариного дома. Только теперь их было трое.
   Русик не устоял перед ведьмиными чарами. Хотя Николай и был зол на него за то, что тот избил Лару, но всё же в некоторые моменты, тот его выручал, и Николай был ему за них благодарен. Так что он был в какой-то мере и рад, что успел вовремя оборвать преступный путь Русика под главенством ведьмы.
   Правда Николай скрыл от Лёньки, что его сестра работает совсем не тем за кого себя выдаёт. 'Он ещё не созрел для этой работы, хотя задатки у него и есть, - Наталья запретила категорически об этом рассказывать, - Даже Ларе ни единого слова'.
   - Мда, - Лёнька закурил очередную сигарету, - ну и дела. Так, а чего случилось потом? После того как вы смылись с корабля.
   - Ну, - Николай обнял покрепче прижавшуюся к нему Лару, - как следует из газет - теплоход спасти не удалось - сгорел. Как ни боролись пожарные с пламенем, но затушить его так и не смогли. Остался только один металлический остов, да и тот был весь повреждён коррозией, да так, что был не годен даже на переплавку. Но пассажиров всё же успели эвакуировать. По поводу перестрелки, капитан постарался и вырулил дело так, будто была ликвидирована банда опасного преступника Василия Крыкова, в результате чего и возник пожар. То, что там свидетели пытались рассказать об огромной львице, напавшей на пассажиров, тоже смог разрулить - мол, львица вырвалась из цирковой клетки, которую перевозили по железной дороге, - Николай усмехнулся, - Хитрющий всё-таки этот участковый оказался. Раскрутил все, так что будто он всё это дело - о пропажах людей, в которых была замешана банда Крыкова, сам раскрыл. Ему за это дело дали майора. Но я всё ни как не пойму, почему он так долго тянул, с прибытием опергруппы на набережную. Ведь отделение от дома ведьмы, буквально в пяти минутах ходьбы.
   - А как он это объяснил? - поинтересовалась Лара.
   - Ну как - мол, не мог достучаться до дежурного. Тот запер дверь и уснул. Верится с натяжкой.
   - Ну, в конце концов, он ведь прибыл с опергруппой, - усмехнулся Лёнька.
   - Ага. Прибыл. Когда корабль уже пылал. - Поморщился Николай и крепче обнял Лару.
   - Ну, это закон жизни - слуги закона прибывают всегда к самому финалу. К самым сливкам.
   - А что там с Димычами? - опять поинтересовалась девушка.
   - А чего с ними стянется? Они ещё те кадры. Живучи как кошки, - Николай усмехнулся, вспомнив львицу-ведьму, - Тот, что в больнице, уже очнулся и ходит. Скоро обещают выписать. А у второго всё с головой в порядке, вот только провал в памяти появился - с того момента как он подходил к вокзалу, что бы смыться от банды Крыкова, и до того как пришёл в себя на теплоходе. Ну, мы ему сильно с Натальей ничего не рассказывали. Просто проехались по ушам - что, мол, увидели, как его тащат бесчувственного, дружки Крыкова на теплоход и бросились вслед за ними, спасать его, а тут перестрелка и пожар, ну и... - Николай махнул рукой, - В общем, он поверил. И они сейчас оба на седьмом небе от счастья, что избавились от долга Крыкову.
   На вечерний Ленгородок опустился густой туман. Не видно уже было в трёх шагах. Ребята молча стояли возле ворот. Лёнька докуривал сигарету, где-то вдали раздался стук колёс поезда, а затем гудок электрички. Город продолжал жить своей повседневной жизнью, и ему не было дела до каких-то крыковских бандитов, и до ведьмы-оборотня. Он переживал за время своей жизни и не такое, и всегда оставался непреклонным вольным городом донского казачества.
  
  В тумане послышались торопливые шаги. Лёнька и Николай напряглись. Лара потихоньку стала отступать к калитке. Но все вздохнули свободно, когда из тумана показалась Наталья. Подойдя к ним, она обвела тревожным взглядом компанию друзей и сказала:
   - Пришёл Петрович, и попросил помочь в одном необычном деле. Мол, нам справившимся с ведьмой, оно будет по плечу...
  
  
   Книга 2: Охотник.
   Знакомство.
  - Запомните ребятки, что хороший упырь - это не тот упырь, который мёртвый, эти ублюдки и так сдохшие, а тот у которого в груди торчит осиновый кол, а его клыкастая уродливая башка валяется отрубленной рядом, и весь этот гнилой мусор пылает ярким пламенем.
  Худосочный мужчина, неопределённого возраста, с длинными волосами, соломенного цвета, стянутыми резинкой в конский хвост и с густыми усами и бородкой а-ля Генрих IV, лет около тридцати-сорока, развалившийся на кожаном стуле у стола, опрокинул в себя очередную рюмку самогонки, купленную по случаю у соседки Петровича по лестничной площадке, смачно затянулся папиросой, и с показным эффектом выпустил несколько дымных, сизых колец под потолок.
  - Слушай, Петрович, - спросил Лёнька негромко, сидя немного в стороне от стола на диване, в прокуренной комнате, в компании друзей и хозяина квартиры, - а ты уверен, что он тот за кого себя выдаёт? Больно он хилый. Я же на него дуну, и он развеется по ветру.
  Петрович так многозначительно посмотрел на Лёньку, мол, я же тебе говорил - все, что я рассказывал про него, правда...
   ***
  - Не думал я, дорогие мои, что так скоро придется вас о помощи просить... - вздыхал Петрович, пока он с Николаем, Натальей, Ларой и Лёнькой, не торопясь шли вверх по проспекту Ставского.
  Проспекту... Одно название. Спотыкач на тротуарах на каждом шагу. Не тротуары, а сплошная мечта альпиниста. Да ещё и дорога брусчатка, хотя и широкая. И ко всему этому крутой подъём. Автомобили, особенно легковые, особенно зимой, редко рисковали подниматься по такому крутому уклону. И в дополнения ко всему ни одного фонаря по пути. Хотя нет, вон какая-то блёклая лампочка на стене дома пытается светить. Лёнька никогда не любил таскаться по ночам по этой 'весёленькой' улице.
   Уговорить Лёньку остаться в стороне от всего и довольствоваться только их рассказами, в этот раз не удалось никому, в результате Николай и Наталья, дружно решили, что руки помощников в борьбе с нечистью лишними не бывают. А Лара. Она так посмотрела на Николая, что тот не решился ей ни в чём возражать.
  - Да о чем вы, Петрович, - удивилась Наталья, отвечая вздыхающему Петровичу, - если бы не Вы, та ведьма сейчас возвращала бы себе молодость в каком-нибудь другом городе, если не в нашем. А я бы... - она вспомнила своё опрометчивое нападение на ведьму. - Я бы осталась слепой.
  Петрович несколько смутился, покачал в раздумьях головой, после чего повернулся к Наталье и сказал:
  - Победа делалась вашими руками, я лишь направил, только и всего. Но сейчас я хотел бы поговорить не об этом... - Петрович посерьезнел. - Я уже говорил вам об охотнике, с которым хочу вас познакомить, но мне хотелось бы немного вас подготовить, перед тем как вы его увидите...
  Николай повернулся к Петровичу и с улыбкой произнес:
  - А чего к встрече с ним готовиться? Он не человек что ли?
  Петрович махнул рукой на молодого человека:
  - Да что ты, Николай. Человек, конечно. Просто он очень специфический, себе на уме, если его не знать то и обидеться можно.
  - Ну, хорошо... - кажется Николай смирился, а Петрович тем временем продолжил.
  - Первое, что скажу, это предупреждение для наших храбрых Лары и особенно Натальи, - Девушки удивленно перевели дружно взгляд с Николая на знахаря. - Бабник он редкостный, а особенно любит самостоятельных девиц, отчаянных и независимых, у которых по любому поводу свое мнение имеется.
  Наталья сразу поняла, к чему клонит Петрович и зарделась, отчасти узнавая в его описании себя.
  - Второе. Внешний вид его может вызывать сомнения, но всякой нечисти он с нашего света на тот отправил несчетное количество. Так что сразу могу заметить, самооценка у парня зашкаливает и шуток в свой адрес он не особо терпит, хотя сам так и сочится сарказмом. Кстати, слова тоже не шибко выбирает, но это, что поделать, работа накладывает свой отпечаток. Привыкнуть надо к нему, одним словом. А что касается, остального то, это лучше просто увидеть. Главное, не удивляйтесь ничему... - помолчав он в раздумье добавил: - Но опять же - это чисто моё мнение о нём. Возможно, вы его увидите совсем под другим углом.
   ***
  Как он сам представился, шатаясь от выпитого, и пытаясь при этом поцеловать руки, сморщившимся от его многодневного перегара, Ларе и Наталье:
  - Я мужчина хоть куда. И заметьте, везде в полном расцвете сил.
  Наталья немного изогнула брови, демонстрируя свое удивление последней фразой охотника, девушка явно недоумевала, что он имел в виду под словом 'везде'.
  - Попробуй только прикоснуться хоть пальцем, к Ларе, - тихо процедил сквозь зубы, Николай, улыбаясь и по-дружески пожимая новому знакомому руку, и видя, как тот косится на его подружку, - и я тебе весь этот расцвет сил отобью нафиг.
  - Про Наталью тоже лучше не думай, - в тон своему другу ответил Лёнька, стоящий и слышавший слова Николая. - Здесь вариант другой - она сама всё это тебе сделает.
  - Ну, кто не рискует, тот не хлещет самогонку, - пьяно улыбнулся Андрей и лихо, по-гусарски расправил свои усы.
  - Моё дело предупредить, - сочувственно усмехнулся Лёнька, - А вот твоё уже решать - нужны тебе дети...да и вообще секс с женщинами. И это не шутка, - поспешил добавить Лёнька, видя как их знакомый представившийся Андреем, стал закипать, от Лёнькиных слов...
   ***
  - А что за дело такое он предложил? - не сдержал любопытства Лёнька, попытавшись прикурить и затем громко матюгнувшийся, после того как поднёс зажжённую спичку к сигарете, и благодаря этому ослеплённый вспышкой налетел на очередной выступ вздувшийся на тротуаре.
  - А я тебе говорил, - подколол его Николай успевший подхватить падающего друга под руку, - бросай курить.
  - Подробностей он мне сильно не рассказывал, - ответил Петрович на Лёнькин вопрос, тоже успевший подхватить того под другую руку. - Просил только подсказать каких-нибудь надежных ребят, на которых можно положиться в случае чего. Сказал только, что дело касается наших Донских подземелий и упырей, которые по его сведениям там в последнее время оживились.
  Лара поежилась, крепче сжав руку Николая, но своего беспокойства больше никак не показала. Наталья только выдохнула чуть более шумно, чем обычно и сказала:
  - И почему я не удивлена, что это опять нечисть всякая... Ничего, думаю, с опытным охотником мы и этих тварей осилим.
   ***
  - Это чего, - Лёнька с порога с удивлением уставился на спину гостя Петровича, одетого в кожаную куртку, всю в заклёпках и с орлом в центре, и продолжавшего сидеть к вошедшим спиной. - Он чего панк?
  - Забыл сказать, - спохватился Петрович, - он байкер. Гоняет на мотоцикле по дорогам, в компании других таких же ребят. Есть такое движение в Америке. Целые клубы. И у нас уже начали появляться.
  - Я надеюсь, - Лёнька осмотрелся, - он к тебе Петрович нагрянул один? Без своих дружков? - Но он и сам довольно быстро успокоился, припоминая, что и, правда, видел у подъезда крутячий мотоцикл, один единственный.
  - О-о-о, - услышав за своей спиной разговоры, повернулся в их сторону гость Петровича, - какие люди! Это и есть, Витёк, твои охотники за ведьмами? О! И дамы среди них?!
  Увидев поднявшегося со стула к ним на встречу пьяного, худющего мужчину, в кожаной одежде, глупо ухмыляющегося и смотрящего на неё и Лару глазами изголодавшегося самца, Наталья мысленно взяла свои слова на счет опытного охотника обратно, а вслух тихо произнесла, так что услышал только стоящий рядом с ней Николай:
  - С таким не то, что на упырей, на кроликов охотиться ходить опасно...
  - Ну, знаешь, - также тихо ответил Николай, пока парень представлялся Ларе, - первое впечатление может быть и ошибочным.
  В этот момент, парень представившийся Андреем, перенёс всё своё внимание на Наталью, правда, кинув мельком перед этим ещё раз изучающий взгляд на Лару. Этот взгляд заметил Николай - и он ему не понравился...
   ***
  - Так вот, - продолжил свою пьяную лекцию Андрей, - этих тварей по стране развелось в последнее время несметное количество. Верней они были и раньше, но сейчас, когда в нашу постсоветскую страну путь оказался свободным, для всякой нечисти, ну вроде вашей ведьмочки... - Охотник активно жестикулировал, очевидно, полагая, что от этого его рассказ становился привлекательней для слушателей.
  - Она не наша, - процедила сквозь зубы Наталья, закипая, перебив Андрея, и видя как тот с похабным намёком подмигивает ей.
  - Не важно, - беззаботно отмахнулся Андрей, не замечая, как Наталья становится злее с каждой секундой, да ещё и, посылая ей воздушный поцелуй. Его спасло от вспышки гнева, уже попытавшейся подскочить к нему Натальи, только то, что сидящий рядом с сестрой Николай схватил ту за локоть и усадил обратно на диван:
  - Не обращай внимания на пьяные приколы. Ты же профессионал.
  'И то верно, - мысленно усмехнулась девушка, - чего это ты вскипела? Вспомни, чему тебя учил Владимир - будь терпеливой. Всё вначале изучи, а уж потом бей. - Она хитро прищурилась глядя на пьяного байкера, - Мы ещё с тобой обсудим, твоё 'милое' поведение...позже!'
  - Ваши упыри особенные, насколько я знаю, - продолжал тем временем рассказывать Андрей. - Эти твари живут в основном под землёй, в тоннелях, стаями. Выбираются на поверхность только ночью. Но последнее сообщение было о нападении упырей у вас в городе в послевоенное время. Да и то насколько я знаю, сильно их гнездо тогда не потревожили. Так, видимо выбрался один полусонный урод из гнезда и загрыз парочку солдат, да и то частично - одному отгрыз голову, а второго съел только наполовину. У этих тварей есть привычка, впадать в спячку всем табором на сотни лет. Но бывают и шатуны среди них, вроде того, напавшего на солдат. А о том, что он был сонный, говорит то, что он бросил недоеденные трупы на том месте, где и напал. Обычно они своих жертв утаскивают в своё логово - про запас... ну и чтобы замести следы, так скажем. Твари довольно умны и стараются сделать так, чтобы люди не нашли следов их промысла.
  Ларе от всех этих рассказов об упырях и от смолящего папиросы одну за другой Андрея, стало плохо, и она выбежала из комнаты. Лёнька проводил взглядом девушку и, посмотрев на ухмыляющегося Андрея, тоже смотрящего вслед убежавшей девушки, хмуро проговорил: - Короче, Склифосовский! Давай сокращай свою лекцию по истории, и дымить завязывай как паровоз. Видишь, девушкам уже от твоего пыхтения плохо становится. Хочешь курить вали на улицу. А то скоро в этом тумане ты бутылкой рюмку найти не сможешь.
  - Ну, - заржал в ответ Андрей, - я могу и из горла, не гордый, - и, поднеся бутылку ко рту, сделал большой глоток самогонки, подтверждая свои слова. Но папиросу всё же затушил, негромко, правда, сказав, вроде, как бы ни к кому в отдельности не обращаясь: - А вот по поводу, что всем девушкам плохо от рассказов и дыма - это ещё бабушка надвое сказала. Бывают и другие причины для этого.
  Николай не понял, что имел в виду Андрей, говоря последнюю фразу - не столь она и важна на данный момент была, но глядя на Наталью и видя, что та заинтересовалась рассказом байкера, проговорил, обращаясь к Лёньке в той же манере, что и он:
  - Тебе не интересно, вот и не мешай, - и уже обращаясь к Андрею, правда, тоже с подковыркой в голосе: - Пожалуйста, дальше.
  Лёнька только скривился в ответ Николаю - тоже мне остряк нашёлся и, зацепив со стола не початую бутылку самогонки и распечатав её, бухнул коричневой жидкости в чистую рюмку. Затем опрокинул в рот, крякнул от удовольствия - самогонка, настоянная на грецких орехах - вещь! А затем, закусив солёным помидором, посмотрел на всех сидящих в комнате, уставившихся на него: - А чего, - как бы непонимающе возмутился он, - мы сюда, что только лекции пришли слушать? Самогонка зверь! Наливай, - обратился он на глядящего, на него Андрея.
  - Вот это свой пацан, - заржал тот в ответ и наполнил самогонкой свою и Лёнькину рюмки до краёв. - Уважаю! За знакомство!
  Они дружно чокнулись и залпом выпили.
  - Раз пошла такая пьянка, - Николай хлопнул в ладони и привстал с дивана собираясь и себе налить, но тут же получил сильный тычок в бок от сестры.
  - Ну, началось соревнование - кто больше выпьет, - возмутилась она, поднимаясь и забирая обе бутылки со стола и, отдавая в руки Петровича со словами: - Уберите пока это с глаз долой, пока я их не раскокала об чьи-нибудь головы. Мы сюда пришли о деле разговаривать, а не самогонку хлестать. Ты как? - поинтересовалась она у вошедшей в комнату Лары, резко меняя тему. Та кивнула в ответ - мол, всё в порядке. Тогда Наталья проговорила в след Петровичу, уходящему на кухню с бутылками:
  - И пожалуйста, сделайте Ларе чая.
  - Вот таких девах я люблю! - в очередной раз засмеялся Андрей. - Бой-баба! Так бы её...
  - Даже и не думай! - резко развернулась в его сторону Наталья, и ткнула его с силой в грудь указательным пальцем, прежде чем тот успел вскочить со своего стула и обнять её. - Попробуй тронуть меня хоть пальцем, и ты труп, в полном смысле этого слова. И запомни! Мне ничего не будет! А теперь о деле, - уже спокойней сказала она, усаживаясь обратно на своё место и сажая рядом с собой чуть побледневшую Лару. - И давай действительно без всех этих кровавых подробностей, - закончила она, видимо о чём-то догадываясь, глядя на свою подругу.
  - Ладно-ладно, - сдался, ухмыльнувшись, Андрей, смотря на девушек. - Ну, раз у нас погнал разговор на сухую... Витёк, - крикнул он возящемуся на кухне Петровичу, - наливай тогда и мне чай, да и всем тащи. - Охотник развел руками в жесте щедрого хозяина. - Я думаю, никто не возражает?.. Ну и ладненько. Хотя я предпочитаю самогонку - упырей обычно от неё тошнит, когда она у человека в крови. Хотя вампиров не так что бы очень - они вино переносят, а некоторые даже употребляют... - Андрей на мгновение отвлекся от рассказа, как будто припоминая что-то из прошлого, однако довольно быстро вернулся в реальность. - Но они и больше очеловечены, чем наши русские твари. Особенно ваши - донские. На этих есть управа, даже если они до крови дорвутся, водка и самогон их с ног валят на раз-два-три.
  - Четыре-пять, - уже не выдержал и Николай, затянувшийся вступительной лекции. - Давай о конкретном. Зачем мы тебе понадобились? Как я понял, ты и сам управляешься с этими тварями неплохо.
  'Весь такой крутой', - уже про себя добавил Николай.
  - А-а-а, - подняв указательный палец и потягивая с аппетитом принесённый Петровичем чай, ответил довольно Андрей. - Вот тут-то и вся загвоздка. Петрович сказал, что вы знаете, где находится один из лазов в ваши подземелья. И что вы имеете опыт по борьбе с этими тварями.
  - Опыт, - усмехнулся Николай и притянул к себе, поёжившуюся от воспоминаний Лару. - Мы больше от них терялись, чем боролись с ними. И если бы не церковь...
  - Ага, - кивнул в ответ Андрей и, сделав глоток из чашки, посмотрел серьёзным взглядом профессионала на Николая, - и оборотня, с ведьмой тоже с перепуга завалил... - дальше он заговорил настолько серьёзно, что можно было подумать, что с ними говорит совсем другой человек: - В тебе есть талант охотника на этих тварей, уж поверь спецу в этом деле. Я знаю немало таких ребят как ты и твои друзья. Хоть я и одиночка, но пришлось немало поработать и в команде, - он нахмурился, видимо опять что-то вспомнив. - Но хватит лирических отступлений. Давайте к делу. Вы мне должны помочь проникнуть в подземелье... Хотя, - Андрей опять ехидно улыбнулся, - если вам это не по душе - спускаться туда. Найдите мне человечка, который знает ваши катакомбы - диггера. Это-то вы, хоть можете сделать? - и он посмотрел вопросительно на Наталью.
  Все перевели взгляд на девушку. Даже Николай молчаливо ждал от неё ответа. Сейчас она решала, как им поступить дальше. Всё-таки у неё в этом деле опыта было по более, чем у остальных из их компании. Она одна была охотником профессионалом. Правда, охотником на людей, но этот факт тоже многое решал.
  - Ну что же, - подумав с минуту и осматривая всех сидящих в комнате, проговорила девушка. - Так как после гибели Владимира, мне пришлось написать подробный отчёт своему руководству обо всём происшедшем с нами, сейчас решается судьба создания одной группы - по работе, обнаружению и, если нужно, то уничтожению существ сверхъестественного происхождения. Руководство моего отдела давно заинтересованно перспективой охватить нашей сетью не только людей, но и преступников из числа других существ, - Наталья прокашлялась, ей было явно волнительно сообщать друзьям эту новость, о которой и сама-то она знала пока немного, приходилось подбирать слова очень тщательно.
  Андрей заинтересованно слушал её, изогнув левую бровь и немного поджав губы, видимо показывая этим максимальную сосредоточенность и внимание, а возможно это была тень недовольства, подумалось Наталье, кто их пьяных знает. Лёнька смотрел на Наталью с довольной улыбкой человека, который мысленно уже нарисовал себе успех всей этой кампании. Окинув друзей беглым взглядом, девушка продолжила:
  - Просто мне подумалось, что то, что мы сделали не так давно, не должно остаться неоплаченным. Организация, на которую мне довелось работать, готова финансировать небольшой отряд такого плана, в качестве эксперимента. Возможно, придется поездить по стране, если все пойдет, как намечено. Хотя я как вижу, у нас и на месте дел хватает пока, - Наталья бросила обеспокоенный взгляд на Лару, потому что только её лицо омрачилось непонятной тенью от этой новости, сделала паузу, чтобы глотнуть чая, только что принесенного Петровичем. - А потом, если повезет, у нас будет постоянная работа...
  Наталья осеклась, заметив, что с прежним любопытством её слушают только Андрей, которого в организацию пока никто не звал, и Ленька, который до сих пор пока только рассказами о таких тварях и кормился. Николай внимательно смотрел на Лару, пытаясь найти на её лице ответ на свой невысказанный вопрос: всё ли с ней в порядке? Наталья основные свои надежды после смерти Владимира возлагала на своего брата. Теперь ей казалось, что им не суждено сбыться. Затем и она, в свою очередь, посмотрела на Лару. Наталья считала её очень хорошей и верной подругой и женой для Николая, но сейчас с ней что-то было не так, казалось, что огонек страсти, который тлел в ней до этого, начал угасать с того момента как они пришли сегодня к Петровичу.
  - Но, конечно, силой никто никого не держит. Экспериментальная группа работает на временном договоре, после чего любой может выйти из игры, разумеется, дав подписку о неразглашении.
  - Все мы понимаем, что об этом каждый встречный знать не должен. Да и за кого нас примут, если на каждом углу пойти трепаться о том, что мы ходим в гости к упырям с сердечными визитами. - Николай задумчиво посмотрел в сторону. - Но попробовать, я считаю, стоит...
  Лёнька со своим одобрением тоже не заставил ждать, если бы не гнетущая атмосфера, образовавшаяся вокруг Лары, он бы вообще высказался бы самым первым, но почему-то он медлил.
  Лара впервые за весь вечер отвлеклась от своих мыслей и тихо, но очень уверенно, проговорила:
  - Я пойду с вами.
  После этих её слов у Натальи отлегло от сердца, они все-таки пойдут вместе. Она даже не знала, чего ей стоит больше бояться: того, что друзья откажутся поддержать её, или того, что идти придется вдвоем с Андреем.
  Охотник радостно хлопнул себя по колену, с его лица пропала тень последней трезвой серьезности. А может им вообще показалось, что он трезвел:
  - Ну, раз вы обо всем договорились...
  - Минутку, - прервал его Петрович и окинул всю компанию серьёзным взглядом, затем встал, прошёлся по комнате, остановившись возле стола, и решительно проговорил: - На меня не рассчитывайте. Я в вашей команде по стольку поскольку. Только как посредник и советчик. У меня есть своя работа. Не та, которая на заводе...нет, - он окинул взглядом свою квартиру: стоящие на полках и в шкафах баночки с разнообразнейшими лечебными средствами, заговоренные амулеты... - я доволен тем, что я делаю для людей. Но если вам нужен будет мой совет или помощь в лечении то всегда помогу. А работать на всякие государственные организации я не намерен.
  Наталья, да и все остальные, из ответа Петровича поняли, что тот недолюбливает власти, но вот почему?.. У каждого свои на то причины. И настаивать, о вступлении в отряд, знахаря, она не собиралась.
  - Ну, если вдруг вы нам понадобитесь, то... - начала было разговор об оплате Наталья.
  - Деньги, - прервал её знахарь, - я с вас брать не собираюсь! Тех, кто борется с нечистью, я лечу бесплатно.
  - Вот чего не скажешь обо мне, - влез в разговор Андрей. - Я не откажусь от некой суммы, которой мне за работу пусть хоть сам чёрт выплатит, если это не идёт в разрез с моими убеждениями. Так что... - он посмотрел опять оценивающе на Наталью, - Хотя могу взять и натурой.
  - Держи карман шире, - в тон ему ответила девушка, - только деньгами и только по окончанию дела. Ещё посмотрим, какой ты великий охотник.
  - Ну-ну, - кивнул тот в ответ, допивая чай. - Так, когда отправимся на дело, а то аж выпить захотелось.
  - Сиди и пей хоть до утра, - ответила Наталья. - Для начала я должна сообщить руководству о том, что отряд сформирован. И они должны официально дать добро на полноправные наши действия.
  - Это всё если честно бюрократия, - вставил молчавший до этого момента Лёнька. - Вы же действовали без разрешения и до этого момента, охотясь на ведьму. Так что, пока суть, да дело...
  - Да и по любому, - поддержал его Николай, - нам придётся действовать скрытно. В обход властей. Многие ли нам поверят из обычных людей, что мы охотимся за упырями?
  - Ну-у, хорошо, - скрепя сердцем согласилась Наталья. Раньше этими организационными вопросами в их группе занимался Владимир, так что, это дело было для неё новое. И она хотела всего-навсего подстраховаться, но против фактов, которые ей привели её друзья не попрёшь: - Тогда давайте завтра с утра и отправляйтесь на разведку к дому ведьмы. Осмотрите там всё, что да как. Возможно ли легко проникнуть к подземному ходу. Уже две недели прошло. А я пока займусь организационными вопросами. А сейчас поздно. Всем спать пора. А некоторым трезветь, - она требовательно посмотрела на Андрея, - Завтра день разведки, а не охоты. Так что спиртное в организме некоторым не потребуется. Да и есть у меня на это счёт одна идейка...
  
   Опять кошмары.
  День вроде не был особо утомительным, если не считать таковым знакомство с Андреем, однако, Лара чувствовала себя сильно уставшей. Еще по дороге домой, она то и дело начинала клевать носом на плече Николая, а уж когда они дошли до дома, то девушка быстро переоделась в свободную ночную рубашку и упала на кровать. Как Николаю показалось, уснула она сразу, даже не долетев до подушки, потому что на его вопрос все ли с ней хорошо, Лара не ответила. Николай пожал плечами и заботливо укрыл её пледом, наклонившись к Лариному лицу, чтобы поцеловать.
  Лара спала спокойно, когда через час Николай закончив с раскладыванием своих вещей в её шкафу (он всё же решился перебраться к ней домой, жить на-постоянно), улёгся рядом с ней в постель. Ему было приятно вглядываться в безмятежное лицо девушки, он готов был так лежать долго, как вдруг её веки затрепетали. Николай подумал, что, наверное, она сейчас проснется. Но нет. Просто её веки дрожали от чего-то во сне. Он решил понаблюдать ещё немного, его это слегка обеспокоило. Через минуту она уже просто лежала, равномерно дыша. Видимо её просто начал беспокоить кошмар, а теперь все прошло. Николай успокоился, поцеловал спящую девушку ещё раз, отвернулся и тоже уснул, зная, что утром их ждет начало новой работы и жалел только о том, что отдых был слишком коротким.
   ***
  Лара держала Николая за руку, не отходя от него ни на шаг в темном коридоре подземелья, в которое им пришлось спуститься. Впереди шел Андрей, Лёнька замыкал их шествие вместе с Натальей, которая предпочла его компанию. Было так темно, что Лара не видела ничего, что происходило впереди Андрея, и ничего позади Лёньки. Одно это вгоняло девушку в ужас, тем более, если здесь действительно может быть гнездо упырей. Их новый знакомый был все же странным, но думать, что он решил поиздеваться и просто выдумал этих тварей, не приходилось. Это была бы довольно жестокая шутка, так что это был не просто суеверный страх темноты, а вполне осознанный - того, что в ней может быть.
  Они шли по туннелю минут пять, но Ларе казалось, что они здесь уже целую вечность. Дорога под ногами петляла то влево, то вправо. Иногда появлялись развилки, но разделяться не стали, решили пока обследовать центральную часть туннеля. Шли практически в полной темноте, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, как сказал им Андрей при входе в подземелье. Но вот они остановились перед заваленным проходом. Дорога была засыпана булыжниками, оставался лишь небольшой зазор посередине. Пролезть туда было невозможно, только если заглянуть что внутри. Андрей потянулся за фонариком, молча, оглянулся на спутников, криво улыбаясь и, полез к завалу. Охотник подобрался к отверстию и осторожно направил туда фонарь. Луч света осветил продолжение туннеля, заваленное осыпавшимися камнями разного калибра.
  - Место выглядит заброшенным... Стоп! - Андрей перехватился за один из уступов в завале и повернулся к остальным. - Там какие-то вещи, их бросили там. Интересно, как давно это случилось!
  - Разобрав этот завал, мы могли бы посмотреть, кому они принадлежали. Что там за вещи? - спросил Николай, подходя ближе к Андрею, выражая желание тоже заглянуть туда. Но Андрей даже не подумал отодвинуться, почти с головой он забрался в отверстие, пытаясь разглядеть подробности.
  - Не стоит ли нам быть чуть осторожнее? - подала голос Наталья, обращаясь непосредственно к охотнику. Он только махнул на неё рукой, продолжая изучать внутренности туннеля по ту сторону отверстия. Махнул один раз, потом второй - уже более судорожно, второй рукой он вцепился в завал, пытаясь отодвинуть себя от дыры. Потом закричал, его голова дернулась. Николай и Лёнька двинулись к нему, чтобы помочь, ни о чем не спрашивая. Схватили его за плечи и потащили. Удалось им это не сразу. Из отверстия прочь сразу же втянулось что-то непонятное, вроде рука, никто не успел сообразить. Лицо Андрея было разодрано наполовину, глубокие борозды покрывали всю правую сторону, там, где было ухо, теперь зияла кровавая рана. Он судорожно ловил ртом воздух, пытаясь замедлить биение сердца.
  Девушки дружно обернулись к стене, услышав, как камни начали осыпаться у них за спиной, пока Лёнька с Николаем склонились над Андреем и пытались добиться от него, что он там видел, одновременно поднимая его на ноги. Лара услышала собственный пронзительный крик и открыла глаза...
   ***
  Николая подбросило в кровати рядом с ней. От этого крика его пробил ледяной пот. Девушку рядом с ним трясло мелкой дрожью, она вцепилась руками в плечи Николая и ни за что не хотела отпускать его.
  Пытаясь успокоить девушку, он обнял её и, гладя по волосам начал ей шептать на ухо ласковые слова. Девушка перестала рыдать и оторвав мокрое лицо от плеча Николая посмотрела на того встревоженными глазами, а затем принялась всхлипывая рассказывать свой сон...
  - Понимаешь, - закончила она, - было такое чувство, что всё происходящее реально. И будто всё происходит здесь и сейчас...
  Николай притянул её опять к себе и погладил ласково по курчавым волосам. Возможно, этот кошмар Ларе приснился под впечатлением знакомства с Андреем. Хотя... С каких это пор Лара стала такой впечатлительной? Она девушка эмоциональная - Николай улыбнулся, вспомнив, как она вклинилась в драку с лопатой. Но чтобы она жаловалась когда-нибудь на кошмары. А с другой стороны - не так уж долго он её и знает. Всего каких-то три месяца.
  - Это всего лишь сон, - отстранил он её аккуратно от себя и стал вытирать на её лице слёзы.
  Лара вроде успокоилась, но вот теперь у Николая возникла какая-то тревога. Тревога того, что всё это ему напоминает его бывшие ночные кошмары. Кошмары, которые ему снились под чарами ведьмы. Но как это могло быть связано, он не мог определить.
  А с другой стороны. Может это только совпадение? Возможно, Лара просто устала. Разговор проходил поздно ночью, да ещё и в прокуренной комнате. Да и хождение по ночным улицам Ленгородка с его кочками и ямами, могло дать о себе знать. Не удивительно, что ей приснился такой сон.
  Прозвенел будильник. Пора было вставать и бежать на завод, договариваться с мастером участка об очередном отпуске.
  - А тебе дадут его? - спросила успокоившаяся уже Лара, кладя ему в тарелку со сковородки яичницу. - Ты же две недели назад брал отгулы?
  - То были отгулы, - ответил Николай, в ускоренном темпе глотая завтрак. - А отпуск я брал на июнь. Подумаешь неделей раньше, неделей позже. Договорюсь.
  Выпив кофе, он подхватил спортивную сумку и сунул туда три бутылки водки, прихваченные ночью из его с сестрой квартиры, куда они с Ларой проводили Наталью.
  - А зачем водка? - удивилась Лара, целуя Николая на прощание.
  - Договариваться, - усмехнулся Николай, и поцеловал девушку в ответ.
  Поцелуй девушки был такой страстный и 'горячий', что Николаю расхотелось куда-то сейчас идти и заниматься делами. Но он переборол Ларины 'колдовские' чары. С трудом отстранился от неё и, пересилив желание, сказал:
  - Извини, дела. Я скоро!
  - Смотри у меня, не пей там, - уже стоя во входных дверях, погрозила ему строго кулачком девушка.
  - Обижаешь, начальник, - подмигнул ей на бегу Николай и выскочил из ворот на улицу.
   ***
  - А не часто ли ты отдыхаешь, - посмотрел на Николая старший мастер участка, сидя за столом у себя в кабинете, держа в руках его заявление на отпуск. - Только же, вот, был в отгулах.
  - Олег, - полез Николай в сумку и достал бутылку, - разве ты не в курсе, что я на шабашке был. А то сейчас много у нас на заводе не заработаешь. Вот я и кручусь, как могу. Жить то надо на что-то.
  - Да ладно, - отмахнулся тот, изучая стоящую перед ним на столе бутылку. - Насколько я в курсе, Наташка у тебя зарабатывает так, что вам двоим, хватит, и ещё останется.
  - Ну, знаешь, - ответил Николай, довольно улыбаясь и наблюдая за тем, как бутылка проследовала в тумбочку стола, - у меня личная жизнь меняется, возможно, скоро женюсь. Так что лишние деньги никогда не помешают.
  - Ну, поздравляю, - пробурчал Олег, подписывая заявление об отпуске.
  - Тут ещё такое дело... Олег, - почесал затылок Николай, вытаскивая вторую бутылку. - Чтобы ты был в курсе - я после отпуска увольняюсь.
  - Не понял? - уставился тот на Николая, выхватывающего по шустрому из-под руки мастера заявление.
  - Ну, я нашёл работу другую. Сейчас вот в отпуске всё устаканю насчёт неё. Некоторые вопросы, решу, с будущим начальством по появившемуся неотложному на данный момент делу. А вот после отпуска уже на новом месте официально оформлюсь.
  - А отрабатывать, кто будет, - попытался возразить Олег.
  - А я после отпуска имею право без отработки увольняться, - откинулся на спинку стула, улыбаясь, Николай, наблюдая как вторая бутылка, проделывает тот же путь, что и первая.
  - Вот же жук! - хмыкнул только в ответ мастер. - Ну, раз решил это твоё право. Да и чую, что у нас скоро начнутся простои. Депо платить за ремонт нечем. Они стараются электровозы ремонтировать на месте. Ну, удачи на новой работе! И не забудь заявление в отдел кадров отнести.
   ***
  Теперь дело было за бригадными. Ну, тут было проще. Обычно все проставлялись перед уходом в отпуск, чем Николай и отмазался придя в бригаду, после проведённой там начальством планёрки. Правда, на его поллитру все мужики, сидящие вокруг стола, посмотрели с непониманием - мол, ты чё, решил одной бутылкой от нас отделаться? На что Николай тяжело вздохнул и полез в карман за деньгами. Затем подошёл к Витьку, копавшемуся в ящике с инструментом и, протянув молча ему деньги, получил в ответ, также молча, полторашку самогонки. После этого все остались довольными и разошлись по рабочим местам в ожидании обеда.
  Николай поинтересовался у Петровича как там его гость и оставшийся с ним выпить Лёнька. На что Петрович ответил, что те просидели ещё часа полтора, приговорив две бутылки на двоих. После чего Лёнька, пошатываясь, ушёл домой, а Андрей уснул, прям возле стола, правда, потом растолканный Петровичем перебрался на диван.
  - Когда я уходил, он ещё дрых. Но насколько я его знаю, он встанет строго по звонку будильника. Тут можешь не сомневаться. А как вы добрались?
  - Да всё в порядке, - ответил Николай, чуть нахмурившись при воспоминаниях Лариного кошмара. - Лара, правда, устала от всех наших похождений, и ей всякая бурда снилась.
  - Устала, говоришь? - посмотрел на него изучающе Петрович, не отрываясь от работы. Он работал в бригаде заготовщиком, так что мог, не отходя от верстака трепаться хоть всю смену. Чего они обычно с газосварщиком, сидящим тут же в бригаде, постоянно и делали.
  - Ну ладно, Петрович, я пошёл, - Николай пожал ему руку, - а то ещё надо заскочить за Лёнькой, а потом за Ларой. Всё же мы теперь одна команда. До встречи.
  - До завтра! Я сегодня ещё во вторую смену останусь, так что буду поздно, - Петрович, улыбаясь, посмотрел в след парню и, покачав головой, принялся за дальнейшую работу.
   ***
  Почему-то Николай не удивился, когда Лёнькины родители рассказали ему о том, что с утра приходил участковый, и сказал, что их сын сидит в местном отделении милиции, за сопротивление ночному патрулю в пьяном виде. Знал же, что того лучше не оставлять выпивать с этим, так называемым охотником. Ну, теперь уже чего кого-то обвинять. Надо было выручать своего друга из беды. Он заскочил к себе домой, отыскал в записной книжке номер телефона с новой работы Федосеева, и уже от Лары позвонил тому на работу. Правда, его не застал, но передал поднявшему трубку дежурному, что майор нужен ему в Ленгородском отделении милиции, для помощи в решении небольшой проблемки.
  
  - Давненько не видались, - проговорил, улыбаясь, Федосеев, встречая Николая и Лару возле отделения.
  Рукопожатие двух мужчин было сильным и дружеским.
  - А это, - майор, продолжая улыбаться, посмотрел на девушку, - как я понимаю и есть Лара?
   Он протянул ей руку, ожидая, что девушка пожмет её. Лара в нерешительности около секунды смотрела на протянутую ладонь, встретилась с ожидающим взглядом Федосеева, а потом как будто очнулась от каких-то своих мыслей. Руку она все же пожала. Как только их руки соприкоснулись, Лара почувствовала, как по спине побежала струйка пота, а волосы на затылке от чего-то наэлектризовались и начали подниматься. Отпуская ладонь майора, девушка смотрела ему в глаза и поняла, наконец, что ей показалось таким неприятным. Улыбались только губы Федосеева, глаза оставались холодными и какими-то отстраненными от происходящего вокруг.
  - Так что тебе от меня понадобилось, - Федосеев перевёл взгляд на Николая, продолжая улыбаться.
  Николай даже не заметил реакции девушки на знакомство с милиционером.
  Этот человек действительно мог помочь вытащить Лёньку, поэтому Лара решила сдержать свои эмоции на его счет и улыбнулась в ответ, стараясь убрать руку плавно, не отдернув её. А такое желание было, ей даже захотелось предложить Николаю, что вытащить Лёньку они смогут и сами, но девушка не была уверена, что у них это и в самом деле получится, поэтому промолчала.
  Оставив Лару в общем дворе, который делили милиция и заводское общежитие, Николай и Федосеев зашли в отделение. По пути Николай вкратце разъяснил ситуацию по поводу Лёньки. Федосеев понимающе кивнул:
  - Ну, по старой дружбе помогу. Как-никак в одной связке с тобой против ведьмы воевали. Ну-ка, - показав своё удостоверение сержанту, сидящему в дежурке, распорядился он, - вызови ко мне старшего. И чем скорее, тем лучше.
  Сержант, увидев удостоверение майора, вскочил со стула, весь вытянулся и бросился в кабинет начальника.
  - Хорошо поднялся, бывший участковый, - выгнув бровь и посмотрев в след убежавшему дежурному, проговорил Николай.
  - Работаем, - ответил, усмехнувшись тот и, в шутку выгнул грудь колесом.
  - О, какие люди! - из кабинета, куда заскочил сержант, вышел невысокого роста и крепкого телосложения капитан, лет тридцати пяти. - Не забыл ещё старых друзей Сан Саныч? Какими судьбами в наши края занесло? Ты же вроде теперь в высоких кругах крутишься, судя по тому, что мне доложили.
  Дежурный сержант прошмыгнул мимо крепко обнявшихся капитана и майора в свою дежурку.
  - Ну, прям там, в высоких, - засмеялся майор в ответ, - должность у меня такая. А так я такой же обычный мент, как и ты, - они вместе посмеялись, и Федосеев продолжил: - Я тут у тебя хочу одного человечка забрать. Его сегодня ночью твои ребята задержали...немного выпившего.
  - Это ты о ком, - усмехнулся капитан, глядя на посмотревшего хмуро из дежурки сержанта, - не о Кравцове случайно?
  Федосеев вопросительно посмотрел на Николая, тот утвердительно кивнул в ответ:
  - О нём самом. А что, что-то не так?
  - Знаешь майор, - ответил, посмеиваясь, капитан, - вот честно положа руку на сердце, отдам тебе любого другого задержанного, а этого... Он тут всю ночь песни орал в камере у себя, да так, что на улице слышно было. Его когда затаскивали в отделение, - капитан кивнул на слушающего их, хмурого дежурного, - он сержанту так по уху саданул, что тот летел по всему коридору, в самый его конец.
  Николай присмотрелся к дежурному, и заметил, что ухо у того действительно было чуть опухшим и багрового цвета.
  - А за что вы его? - поинтересовался Федосеев, тоже посмотрев, усмехаясь на дежурного.
  - Пьяный шёл по Ставского, а тут как раз патрульная машина на Чебанова заворачивала. В отделение ребята возвращались. С дежурства... Ну, в общем, опуская все подробности, они спокойно разъехаться на повороте, не смогли. Мои ребята выскочили из машины и потащили Кравцова в отделение. Еле в камеру затолкали.
  - Может пусть посидит для профилактики? - посмеиваясь, посмотрел Федосеев на Николая.
  - Я его родителям обещал...
  - Ну, раз обещал, - кивнул в знак согласия майор. - Капитан, выпускай, давай этого неугомонного. Я надеюсь, что это больше не повторится? - уже серьёзно обратился он к Николаю. - Иначе в следующий раз точно на пятнадцать суток загремит. Это минимум что может случиться.
  - Я надеюсь, что следующего раза не будет, - давясь от смеха, ответил Николай, глядя на вышедшего из камеры, с заспанной и опухшей физиономией, Лёньку.
   ***
  - В общем, так, - притянув к себе, всё ещё не проспавшегося, правда, уже протрезвевшего, друга, проговорил злой Николай, выйдя из отделения, - если хочешь остаться в команде, завязывай с пьянкой. Понял?!
  - Уж кто бы говорил, - вступилась вдруг за Лёньку, Лара. - Ты уже забыл, как сам вчера тянулся к рюмке? Возможно, сейчас бы на пару здесь сидели. И кто бы вас тогда отсюда вытаскивал, Наталья? Представляю, чем бы это для вас обоих закончилось, - и уже спокойней продолжила, после того как пристыженный Николай отпустил друга: - Пойдёмте уже. Не забыли, может ещё, у нас дела здесь неподалёку имеются.
  - Интересно, - в дверях отделения стоял Федосев, скрестив руки на груди, и облокотившись о притолоку двери, - что это у вас за команда, в которой Наталья не последнюю роль играет? И куда это вы так торопитесь?
  Николай посмотрел на майора, и понял, что тот здесь стоит достаточно долго, и слышал видимо весь их разговор. Он растерялся, не зная, что сказать. Вот так, с ходу. Соврать? Но майор только что помог им вытащить их друга из камеры. Ещё неизвестно, чем всё это могло окончиться.
  Ситуацию опять помогла выправить Лара. Девушка быстро сориентировалась, где они находятся и, взяв Николая под руку, чтобы не оставить ему выбора и выйти с ним на улицу, спокойно бросила майору:
  - Старое дело ещё не успело осесть в архиве очень глубоко, товарищ майор, меня терзали сегодня страшные сны, - девушка плотнее сжала руку на предплечье Николая, скорее от того чтобы он чего не сболтнул, чем от пережитого ужаса. - Ведьма жила не так далеко отсюда, возможно я буду спать спокойнее, если смогу убедиться, что в её доме не завелась ещё какая-нибудь нечисть.
  Лара потянула Николая со двора, легонько и незаметно, но он понял все, что она хотела этим показать, добавив только к её словам уже в калитке:
  - А насчет команды, майор, это редкое событие для нас. Знакомы с детства, а тут, впервые за много лет после школьной скамьи, удалось устроить совместный отпуск. Событие, что ни говори! Спасибо за помощь, Сан Саныч.
  Николай вышел на улицу, не дожидаясь ответа. Лёнька быстро подтянулся за ними, не переставая тереть лоб и щуриться от яркого солнечного света. Лара, удаляясь от отделения милиции, и действительно направляясь к дому ведьмы, чувствуя, как её спину буквально прожигает чей-то тяжелый взгляд, но соблазну обернуться не поддалась. Девушка и так знала, что в спину ей смотрит Федосеев...
  - Лара, что происходит? - Николай не стал её ни в чем упрекать, но знать, почему она решила, что майор не должен догадываться о том, чем они будут заняты, хотел.
  - Не нравится он мне, Николай. Взгляд у него очень тяжелый, да и рука...как будто из ведра холодной воды окатили, а потом на сковородке хотели поджарить. Меня чуть прямо там не передернуло, когда ему улыбаться приходилось. Просто поверь моему чутью, если он узнает о том, чем мы заняты, у нас будут проблемы.
  Лёнька шел сзади и молчал всё это время, но тут довольно осмысленно произнес, как будто и не было вчерашней пьянки с песнями и дебошем:
  - Он и так хорошо продвинулся по службе за прошлое твое дело, он захочет поучаствовать и в этом, а как дойдет до настоящей работы - подмога, как всегда, опоздает, мы сделаем все сами, а лавры достанутся ему, крокодилу этому!
  - Ну, мы сами теперь почти с усами, - ответил не понимающий, что происходит в последнее время с Ларой, Николай.
   Она стала за эти два дня совсем другой. Сон ещё как-то можно было свалить на её вчерашнюю усталость, но то, что она почувствовала сейчас, познакомившись с Федосеевым, на усталость ну ни как ни тянуло. Надо будет переговорить с Петровичем. Может он чего подскажет.
  С такими тревожными мыслями, под руку с Ларой и плетущимся позади закурившим Лёнькой, они дошли до дома, где когда-то обитала ведьма. Тут многое изменилось за то время, пока Николай не решался сюда приходить. Прошло всего каких-то пару недель, а уже вокруг бывшего ведьминого участка и прилегающего к нему участка несчастной старушки, ставшей одной из её жертв, вырос трёхметровый кирпичный забор, по верху которого тянулись невысокие кованные шипастые решётки с пиками. В заборе был выложен проём под дверь... Стальную массивную дверь, с несколькими замками.
  - Весело, - присвистнул Лёнька, подходя к остановившимся, и обалдевшим от вида нового забора, Ларе и Николаю. - Интересно кто теперь в этом теремочке живёт? Явно кто-то не из бедных.
  - Не знаю, какой там за этой стеной теремок, но вот забор и такую бронированную дверь явно выставили для того, что бы туда всякие любопытные вроде нас носы свои не совали, - позади друзей возник, как призрак из ниоткуда, Андрей...
   ***
  - Ты уверен, что нас там не завалит? - поинтересовался Димка у заглядывающего, в метровую дыру в склоне холма, Вовки.
  Этот старый вход в катакомбы находился в одном из узких переулков, бывшей станицы Гниловской, теперь ставшей одним из районов Ростова, и протянувшимся, по холму от Портовой до самого Дона.
  - Да пацаны туда лазили сотни раз, и никого не завалило, - ответил самоуверенно Вовка, а потом, сомнительно осмотрев глиняные ненадёжные стены, немного дрогнувшим голосом продолжил, - Да мы далеко и не полезем. Так, чисто для разведки. Осмотрим, что да, как и назад. А уже в следующий раз...
  - Я слышал, что во время войны здесь часто приходилось скрываться беглым преступникам и шпионам... - Загадочным голосом произнес парнишка на вид лет тринадцати, он был самым старшим в отряде и к его словам относились с определенным доверием.
  - Тем более значит, нам надо провести разведку! Правда ведь, а Макс? - обратился Вовка за поддержкой к старшему товарищу и, не дав ему и слова вставить, продолжил: - Раз там прятались шпионы, там наверняка можно найти массу интересных трофеев, возможно и что-то ценное сохранилось! - мальчишка прищелкнул пальцами, подчеркивая лишний раз выгоду их предприятия и свою уверенность.
  В глазах Макса заплясали чертики, самоуверенная улыбка расплылась чуть не до ушей, он ничего не говорил, но его мнение на этот счет и так было написано на его лице. Мол, зачем бы я вас еще сюда привел.
  Димка с сомнением покосился в сторону туннеля, куда они ещё не решались спускаться, хотя до этого облазили все дворовые и районные тайники. Это место оставалось последним, и на его счет мальчика терзали неприятные предчувствия:
  - Раз туда уже много кто из пацанов ходил, то с чего вы взяли, что там осталось ещё что-то ценное?
  Максим недовольно сморщился, стараясь придумать в ответ на это что-то убедительное и спустя несколько секунд выдал:
  - Я их рассказы слышал, они совсем недалеко уходили от выхода. А мы с вами задумали полноценную экспедицию! Мы будем искать потайные проходы в глубине этих подземелий. Это сейчас там могут быть завалы, а лет двадцать-тридцать назад кто его знает, что там было, а? Не узнаем, пока сами туда не спустимся. Я этим хвастунам не верю, которые там были и ничего не нашли и не видели. Да они трусы просто, испугались тени своей и сразу же обратно бежать! Пойдем, короче, чего тут стоять, ещё заметит кто и всей экспедиции кранты!
  Уже спускаясь, Макс повернул голову и пристальным взглядом оглядел своих друзей:
  - Вы никому не растрепали? Это строго секретная операция, между прочим.
  - Не, никому, - Димка не придумал, что можно было бы ответить на яростную отповедь Макса, а показаться трусом перед друзьями вряд ли кому захочется, поэтому он постарался не думать о своей тревоге. Идти то все равно придется.
  - Я только брату сказал, - смутился Вовка, -тно он свой, Макс, не сдаст. Он с нами ходил на заброшенную стройку год назад, помнишь?
  Макс скорчил недовольную гримасу, но потом решил, что Вовкин брат человек и в самом деле надежный, и махнул рукой.
  Когда ребята спустились через узкий проход, ведущий внутрь, они оказались в средних размеров помещении, что-то вроде пещеры, которая тускло, освещалась только со стороны входа. Стоило сделать пару шагов внутрь, и не видно было уже ничего.
  Вовка, ни слова не говоря, достал из заплечного рюкзака фонарик и осветил внутренности, засыпанной землей и глиной, пещеры. Теперь, когда они видели, где они находятся, им оставалось только решить - куда именно пойти. Дальше из пещеры номер один, как её про себя обозвал Димка, вело несколько туннелей. Проход, находящийся позади них, справа от входа, и ведущий в сторону Дона, казался более-менее проходимым, Макс взял у Вовки фонарик и отправился разведать его. Прошел пару метров, а может и пяток, а потом проход начал сужаться, пока не наступил момент, когда парень уже просто не мог сделать и шагу вперед. Хотя если поднапрячься... Стены здесь были склизкие и влажные, возможно от дождей, а может и просто какое-нибудь подземное течение.
  - Здесь можно пройти, парни только с большим трудом. - Не слишком громко, но уверенно бросил Макс и начал двигаться назад. Суеверный страх заставлял его двигаться спиной вперед, чтобы узкая расселина впереди была перед глазами и была хоть какая-то уверенность, что оттуда на него никто не набросится. Друзьям он об этом говорить, конечно, не собирался, парнем он был взрослым и самостоятельным, и со своими страхами уже давно справлялся в одиночку.
  Крайний проход слева, один из двух находящихся перед ними, оказался наглухо засыпан. Сегодня обследовать его было вариантом не подходящим, заняло бы уйму времени, а результата никакого, скорее всего не было бы.
  - Значит, остается только вон тот ход. - Димка кивнул на правый. Он был достаточно широким, но идти пришлось-бы немного согнувшись.
  - Туда и пойдем, - пожал плечами Вовка и двинулся в сторону хода, решив, что в этот раз настала его очередь идти первым. Паренёк поправил сумку на плече и, держа фонарик чуть выше головы, шагнул внутрь туннеля. Остальные двинулись следом, Макс был замыкающим, как-то не слишком настаивая на том, чтобы идти первым или вторым.
  Шли медленно, но на этот раз продвижению вглубь ничто не мешало. Через пять минут ходьбы звуки шагов стали ещё более приглушенными, чем были в пещере у входа. Прошли одно ответвление туннеля, но проход был довольно узким, идти пришлось бы боком, поэтому решили, что сегодня просто пойдут там, где пройти действительно можно, то есть, никуда не сворачивая.
  Вокруг стало по настоящему тихо, если не считать их дыхания, ставшего настолько шумным, что им самим казалось, будто их слышно на поверхности. Еще был шум их шагов. Время от времени в туннеле, где они проходили, осыпались мелкие камешки и земля. Макс, после того как они прошли первое ответвление, стал часто оглядываться назад, теперь его не оставляло чувство опасности, спина казалась незащищенной и ему все время мерещилось, что кто-то пристально смотрит, изучает, прицеливается. Он никак не мог успокоить себя, мальчик посмотрел на свои руки, которые тряслись мелкой дрожью, но продолжал идти вперед. Ребята прошли ещё одно разветвление и через пару сотен шагов уперлись в тупик. Проход перегораживал обвал из разнообразного размера камня-песчаника вперемешку с землёй и глиной, видно, что когда-то он был одним из центральных, и что завалили его вполне осознанно. Потолок уходил здесь гораздо выше и исчезал в темноте, если специально не освещать его фонариком. Стены здесь так не давили на проходящих мимо, как в других местах этого подземелья, где они успели пройти, однако этот зал вселял ощущение пустоты.
  - Разворачиваемся, сегодня нам здесь делать нечего. - Вовка развернулся назад. - Мы прошли ещё один ход, кроме того, первого. Пройдемся туда, если и там тупик, то на сегодня завяжем, а завтра нам понадобятся принадлежности для раскапывания пути.
  Димка и Макс неуверенно переглянулись.
  - Можете считать меня идиотом, но мне кажется, я слышал что-то, когда мы шли сюда... - Димка с опаской поглядывал туда, откуда они пришли, отчетливо понимая, что ему не примерещилось, и что идти туда все равно придется. Там был единственный выход из подземелья, о существовании которого они реально знали.
  - Пфф, стук своих зубов, наверное, услыхал, - осклабился Вовка, перехватил фонарик поудобнее, растолкал стоящих у него на пути друзей и пошел первым в обратном направлении.
  Макс, конечно, пошел за ним, но его собственные ощущения только усилились от того, что их озвучил Димка. Он тоже что-то слышал, и эти звуки раздавались позади них, когда они двигались к этому тупику - не стук зубов или сердца, а именно звук шагов. Парень промолчал, успокаивая себя тем, что он не знал, как звучит эхо в таких замкнутых местах, да еще и под землей.
  Они вернулись к тому месту, где миновали второе разветвление, опять же решив тогда не сворачивать направо, а идти прямо. Теперь, когда выбор оставался только свернуть направо или вернуться домой, они направились в боковой туннель. Хотя двое из них уж точно пошли бы домой, если бы у Вовки возникла мысль спросить у них совета на этот счет. Когда они углубились в широкий проход, Макс опять почувствовал чей-то пристальный взгляд у себя на затылке. Разум кричал ему, что нужно обернуться и узнать, на самом ли деле кто-то смотрит на них из глубины коридора. Но детский страх кричал ещё громче, что если он обернется, тогда на него обязательно что-то кинется. Глупость, конечно, но он твердо верил, что пока не увидишь монстра за спиной, он на тебя не набросится.
  Через пару минут, так и не набравшись смелости обернуться, но усиленно прислушиваясь к тому, что происходит позади, Макс услышал ещё один тихий шорох. В это время Вовка остановился поправить рюкзак на спине, чтобы лямки не мозолили плечи, Димка и Макс остановились следом. Никто из них не двигался, но теперь они чётко услышали шаги позади себя. Макс все не решался повернуть голову, но в желудке у него комком свернулась змея, склизкая и холодная. Голову повернул Димка, повернул и застыл на секунду с побелевшим лицом. Крик застрял у него в горле, когда он начал разворачиваться, еще в повороте, толкая Вовку вперед, чтобы тот освободил проход. Теперь уж Максим забыл про свои суеверия и, не медля больше ни секунды, резко обернулся глядя через плечо, когда ноги его уже бежали по туннелю, пытаясь не отстать от Димки, уже бежавшего вперед без оглядки. Вовка, оставшийся позади, все медлил, копаясь со своим рюкзаком.
  Летя сломя голову по туннелю, свет в котором начал исчезать по мере того как они отбегали вперед от своего спутника, Макс все же закричал:
  - Беги, придурок! Бросай этот хлам!!!
  Вовка решил ничего не спрашивать и тоже припустил вслед за друзьями. Макс и Димка услышали, как упал рюкзак, как земля и мелкие камешки начали быстро шуршать под ногами, бегущего позади них. Луч фонаря начал догонять их. Макс понял, что искать потом может быть поздно, и пока бежал, одной рукой шарил по карманам, пытаясь найти свой фонарь. Он хотел приберечь его батарею на крайний случай, а вот сейчас как раз и был такой - крайний случай. Вовка вряд ли смог бы убежать от того, что они увидели там... позади. Максу было совершенно понятно, откуда эта тварь вылезла, и он ни минуты не сомневался, что будет, когда она их настигнет. Спустя несколько секунд его пальцы нащупали в кармане куртки фонарик, и он включил его, ещё не успев достать. Позади раздался громкий хруст и пронзительный визг... визг, который так плохо укладывался в голове Максима, с постоянно уверенным в себе Вовкой. Мальчишке на секунду захотелось поверить, что крик издала тварь, которая их преследовала. Но это было не так. Луч Вовкиного фонарика, всё время маячивший позади бегущих впереди друга мальчишек, исчез. Проверять, что случилось с Вовкой, ни у Димки, ни у Макса, не возникло и мысли, только теперь ноги понесли их вперед ещё быстрее.
  Туннель резко вильнул влево. Друзья влетели в очередную пещеру, только эта была гораздо меньше второй по размеру, но больше той, которая была при входе в подземелье. Твари позади них пока не было слышно, кажется, она осталась где-то в туннеле.
  - Это тварь... она сожрёт его! - задыхаясь пролепетал Димка, давясь всхлипами.
  - Она уже его жрет... - Макс судорожно вдохнул, легкие горели огнем, ему показалось, что когда он увидел тварь позади себя, то сразу же разучился дышать. Это чувство прошло. Теперь его настигло чувство вины. Ведь они оттолкнули Вовку, так что он остался позади и стал жертвой бледнолицей твари. Но спустя мгновение это чувство испарилось, приближающиеся к ним шаги в туннеле возобновились, и они с Димкой скользнули в следующий проход. Единственный выход, благодаря которому сейчас можно было скрыться от приближающейся твари.
  Проход очень быстро сузился, и идти им все ж таки пришлось боком, с каждым шагом все медленнее и медленнее. Спустя несколько метров проход и в высоту стал мельчать, постепенно превращаясь в нору. Макс и Димка не особо задумываясь, протискивались вперед, слыша, что существо позади, старается расширить проход, разрывая когтями земляные стены, чтобы успеть настигнуть самонадеянных мальчишек, которые сами пришли в его логово. Потом они уже опустились на колени и ползли, тяжело дыша и как бы вкручивая свои худые, небольшие тела в дыру. Когда рука Максима нащупала впереди глухую стену, он в панике начал рыть пальцами землю, стараясь вырыть себе, проход куда-нибудь, куда угодно лишь бы не оставаться здесь, с этой страшной уродливой тварью, лицо которой напоминало ему фарфор, из которого был сделан чайный набор в серванте у бабушки. Сзади его усиленно толкал Димка, который был ещё ближе к монстру, чем он сам.
  В отчаянной схватке со стенами Максим чуть не пропустил жуткий грохот обвала позади себя. Существо, преследующее их, явно копало более интенсивно, чем они, и подкопало стену, к которой никто уже не применял таких усилий много лет. Земля позади них рухнула, плотно запечатав проход назад, а впереди была стена. Этот обвал ещё некоторое время отдавался эхом по подземелью, и видимо где-то ещё порода сдвинулась с места, размытая подводными течениями и подточенная воздушными пустотами, потому как земля под мальчишками начала осыпаться. Теперь они уже не копали землю впереди себя и по бокам, а пытались ухватиться за что-нибудь, чтобы не упасть неизвестно куда. Им это, конечно, не удалось, и они упали вниз в потоке пыли, мелких камней и более крупных.
  Они оказались в тесном помещении, обе стены которого Макс мог прощупать, просто разведя руки. Камни разодрали ему лицо и руки, и раны начали неприятно саднить. Но он безумно был рад тому, что не выпустил фонарь из рук во время падения и мог теперь осмотреться.
  Димка лежал с закрытыми глазами, Макс попытался его растормошить, но он не отреагировал. У виска своего друга он увидел тоненькую струйку крови - один из камней прилетел очень метко. Теперь какое-то время Максу придется соображать в одиночестве. Он очень надеялся, что Димка очнется, и они вместе что-нибудь придумают. Но внимательно осмотрев стены своей темницы, он понял, что друг ему вряд ли поможет даже когда придет в себя. Стена везде твердая, копать дальше просто опасно, тогда их может засыпать наглухо. Выбраться наверх у них тоже не получится, тем более что там сейчас находится это страшное и неизвестное существо, которое ещё не факт, что завалило камнями и не факт, что оно просто сдалось и отказалось от добычи. Оставалось ждать. Лицо женщины-монстра, твари преследующей их, стояло перед плотно зажмуренными глазами Макса. Белёсая мертвенная кожа, с бледными губами отливающими синевой сильно контрастировала с длинными темными волосами, которые давно никто не заботился расчесывать. Искривленные оскалом черты лица, нездоровый блеск в расширенных яростью глазах, длинные чуть выпирающие из-под губы клыки и выставленные вперед руки с загибающимися книзу когтями. Во что она была одета, он даже сообразить не успел. Хотя... была ли она вообще одета, мальчишка тоже не слишком то и понял.
   Мальчик отер кровь с лица Димки платком, плотно прижал его к ране, стараясь хоть как-то отвлечь себя от страшного образа преследовательницы. Другой рукой выключил фонарь, чтобы сберечь батарею и беззвучно заплакал от страха, спиной прижимаясь к стене. Над его головой у края ямы, в которую они свалились с Максом, раздалось зловещее, утробное рычание монстра...
   ***
  Ничего толком так и не предприняв, друзья решили разойтись сегодня, а завтра, в субботу, встретиться у Петровича и обсудить дальнейшие действия. Николай, связавшись с Натальей по телефонному номеру, который она ему дала прошлым вечером, получил указания, без неё не влезать ни в какие авантюры. Ждать! Сегодня она провозится допоздна, по поводу организации и оформления их команды. Но то, что это уже решено, они могут не сомневаться.
  - Сегодня всем отдыхать, а завтра с утра поговорим. Извини, тороплюсь, - она проговорила последнюю фразу скороговоркой и бросила трубку.
  По этой причине все и разошлись. Андрей отправился домой к Петровичу, как он сказал - отсыпаться. Хотя ему все, не сильно и поверили. Явно опять нажрётся.
  Лёньки надо было идти на завод писать заявление на увольнение.
  - Начальница меня не отпустит, - начальник цеха, в котором он работал, была женщина, да ещё и строго относящаяся, ко всему, что касалось работы. - Заставит отрабатывать положенный срок перед увольнением. У меня в отличие от тебя, - скривил он физиономию глядя на Николая, - отпуск аж в конце года.
  - А ты напиши заявление в связи с переменой места жительства, - подсказала Лара. - По такому заявлению, обязаны уволить без отработки.
  - Ну и куда я скажу что уезжаю, - непонимающе посмотрел Лёнька на друзей.
  - На Калыму, - пошутил Николай, вспомнив Лёнькино сидение в милиции. - Шутка.
  Хмурый Лёнька поднёс к носу Николая свой кулачище, а потом, усмехнувшись, сказал:
  - Шутка. Ну а если серьёзно?
  - Наговори что хочешь, - ответила Лара. - Это документировать не надо. Положение есть такое, увольнять по такому заявлению без отработки.
  - Ты не знаешь нашу 'генеральшу', - почесал затылок Лёнька.
  - Ну, если будут проблемы, я думаю можно попробовать через Наталью, - успокоил друга Николай, останавливаясь с друзьями возле проходной завода. - Вот возьми её телефон на всякий случай и звони ей, если что прямо из кабинета начальницы. Я думаю, сестричка найдёт того, кто с вашей начальницей о твоём увольнении поболтает. Но желательно, лучше выкручивайся сам.
  - Ну, лады, - Лёнька пожал Николаю руку и, помахав Ларе, скрылся в дверях проходной
   ***
  Лара зашла в комнату и, задёрнув шторы, упала, не раздеваясь, уставшая на диван. Она уже начала засыпать, как вдруг почувствовала, как кто-то над ней наклонился. По её телу пробежала смертельная дрожь. Она попыталась открыть глаза, но какая-то сторонняя сила не позволяла ей этого сделать. Она услышала тяжёлое дыхание над собой, а затем тот, кто склонился над ней, поцеловал её в губы. Этот поцелуй она помнила. Так целовал её только Русик:
  - Я пришёл за тобой, дорогая, - раздался над ухом Лары его шёпот.
  У Лары всё взыграло внутри желанной страстью.
  - Я так ждала тебя, милый! - воскликнула она и, не открывая глаз, протянула к желанному руки и стала ласкать ладонями его волосы, лицо...
  И тут, она почувствовала под руками противную слизь, и лопавшиеся от её прикосновения огромные волдыри, а в нос ей ударил тошнотворный запах палёной шерсти.
  Она открыла глаза и с ужасом обнаружила в своих руках обгорелую, уродливую - голову Русика. Голова на неё глядела пустыми глазницами, из которых сочилась чёрная густая кровь, и улыбалась ей безгубым, усыпанным острыми звериными клыками ртом, из которого высовывался длинный и толстый чёрный язык, попытавшийся раздвинуть её губы и через рот проникнуть внутрь её тела.
  Лара закрыла глаза и во всю силу своих лёгких закричала, и...
  ...И проснулась.
   ***
  Сон, рассказанный перепуганной Ларой, чуть ли не рыдающей после него взахлёб, не на шутку встревожил Николая. Это уже были не игрушки, вторую ночь подряд, его девушке сняться кошмарные сны, напомнившие ему о его недавних злоключениях. Что-то тут было не так.
  - Собирайся, - решительно подскочил Николай с дивана и направился умываться.
  - Ты о чём, - посмотрела на него Лара заплаканными глазами.
  - Нам нужно всё это рассказать Петровичу, - выглянул Николай из ванной комнаты. - Возможно, он подскажет, по случаю чего у тебя такие кошмары начались. Да и время встречи, - Николай кинул взгляд на настенные часы с кукушкой, показывавшие восемь утра, - уже на подходе.
  Быстро позавтракав, они заскочили за Натальей. А затем, оставив девушек в общем дворике, Николай поднялся к Лёньке и растолкал того, ворчащего и посылающего всех куда подальше. Когда они спускались по лестнице от Лёньки, то увидели беседующего с девушками милиционера. Тот кинул взгляд на парней и, быстро попрощавшись, вышел из двора.
  - Кто это был? - поинтересовался Николай, подходя к ожидавшим их девушкам.
  - Участковый новый, - спокойно ответила Наталья. - Ходит вот, знакомится со своим участком.
  - Участковый говоришь, - проворчал Николай.
  Пронзительный взгляд, узких чёрных глаз из-под фуражки, кинутый в его сторону, чем-то не понравился Николаю. Был он каким-то хищным и неприятным. Не слишком ли часто они в последнее время с милицией сталкиваются? Хотя... Они вроде теперь, как бы и сами получается из этих самых органов. Дела...
  С такими вот мрачными мыслями и шушукающимися о чём-то своём девушками, идущими позади него и не выспавшегося мрачного Лёньки, они добрались до дома Петровича.
   ***
  - Опять пил, - строго спросил, наконец, Николай Лёньку, поднимаясь по лестнице к квартире Петровича.
  - Пришлось проставиться в бригаде, - покосился тот на друга. - По случаю увольнения.
  - Ну конечно, - хмыкнул с подколкой Николай, - грех, за такое не выпить, - и добавил: - Кстати как всё прошло с заявлением?
  - Без помех. Даже Наталье не пришлось звонить. Надо, значит надо.
  - Ну вот видишь, - нажимая на кнопку звонка сказал Николай, и подколол того напоследок: - А ты боялась...
  - Как дал бы!.. - шутя, поднял кулак Лёнька.
   ***
  Удар кулака Петровичу пришёлся под-дых. Он согнулся, задыхаясь от перехватившего дыхания, и тут двое стоящих позади него сбили его с ног и вся орава парней, состоящая из десяти человек, став в тесный круг, принялась дружно избивать его ногами. Петрович тихо стонал, но терпел...
  Компашка поджидала его возле самого подъезда, когда он ночью уже возвращался после второй смены домой.
  Всё началось банально. Обступили и попросили закурить. Затем он и опомниться не успел, как был прижат схватившими его, за обе руки, двумя крепкими парнями к стене дома. Тот, который спрашивал у него закурить, подскочил к нему и, схватив за рубашку, затрещавшую по швам, плюнул ему в лицо и зло прорычал:
  - Слушай, папаша. Поступило указание, что бы ты валил из города. И чем скорее, тем лучше. Не сделаешь это в ближайшие дни, тебя выловят в Темернике со вспоротым животом.
  Петрович не любил драться, хотя в драке один на один, он мог за себя постоять. Но сейчас силы были не равны, но он не потерял силу духа и, сипя, ответил наехавшему на него парню:
  - Послушай, сынок, опасно идти по стопам тех, кто в своё время совершал такие же ошибки. Крыков плохо кончил, если ты не в курсе...
   После этих слов, и последовал удар под дых. А затем и командное избиение ногами. Явно главарь этой компании был в курсе гибели банды Аллигатора.
  То, что его сейчас не убьют, Петрович понял из слов парня. Он старался, лёжа на земле, весь собраться, сжаться в клубок, и как можно лучше прикрываться от ударов, которые сыпались со всех сторон. Это ему, правда, не всегда удавалось. А особенно если удары приходились со стороны спины.
  - Хватит, - остановил, через какое-то время, парень угрожавший Петровичу, ржущих от весёлого развлекалова дружков. Затем наклонившись над стонущим Петровичем и вновь притянув его к себе, он зло процедил сквозь зубы: - Вали папаша! Вали! Пока ещё есть возможность.
  Отпустив сою жертву и распрямившись, он с размаху врезал Петровичу ещё раз в живот ногой и скрылся со своей ржущей во всё горло бандой в темноте.
   ***
  - Да-а, Петрович, - мрачно поглядывая на побитого знахаря, проворчал Лёнька, - теперь тебе с такой физиономией только в отпуск. Больничный точно не оплатят. Хотя... - Лёнька хитро прищурился, - если ты огородами на завод прокрадёшься на работу, и там при свидетелях с электровоза грохнешься...
  - Дома посижу, - хмуро проговорил Петрович, сидя у стола и потягивая, горячее лекарство из чашки, - отгулы есть.
  - Рёбра то хоть целы? - стоя напротив стола в задумчивости, и скрестив руки на груди, поинтересовался Николай.
  - Да рёбра-то у меня целы, - поморщился в ответ Петрович, - но вот мне интересно, что у вас случилось? - он изучающим взглядом, посмотрел вначале на Николая, а затем на Лару. - Ну-ка, выкладывайте чего у вас не так.
  Николай тяжело вздохнул, и глянул на Лару. Та слегка кивнула - да. И Николай рассказал о ночных кошмарах подруги. А Лара ещё добавила сбивчиво о своих тревожных чувствах при знакомстве с майором Федосеевым.
  - Ну-у, - задумчиво протянул Петрович, выслушав все подробности. - Вчера бы я мог сказать, если бы услышал рассказ о первом Ларином кошмаре, что это всё результаты её нынешнего состояния. Но второй кошмар и её реакция на знакомство с Федосеевым перед этим...
  - Я не понял, - прервал его Николай, - о каком Ларином состоянии речь?
  Петрович, Наталья и Лара одновременно улыбнулись Николаю, и знахарь хотел уже ответить на его вопрос, но в этот момент раздался дверной звонок. Петрович, кряхтя, поднялся, рукой остановив Николая уже было собравшегося идти к дверям и открывать:
  - Успокойся. Я здесь хозяин. Мало ли кто там заявился. Не след тебе всех моих знакомых видеть. Это может быть даже опасным... иногда.
  Но на поверку это оказался Андрей, слегка подвыпивший и с бутылкой пива в руке.
  - Оппа! - пьяной улыбочкой залыбился он. - Вся компания в сборе. Сударыня, вашу ручку, - он попытался, подойдя к Наталье поцеловать её руку, но в его нос, наклонившийся к ней, воткнулся кулак бойца.
  - Попытаешься сунуть свой пьяный нос ближе, - процедила она сквозь зубы, хищно и одновременно мило ему, улыбаясь, - и я сверну его тебе набок. Уяснил?
  - Да ладно, - ответил Андрей, но всё же быстро ретировался подальше от кулачка девушки, - очень то мне и надо. - И он повернулся к Лёньке, приветственно протягивая ему руку: - Здорово, братан! Опохмелится, не желаешь? Чую, ты вчера принял на грудь немало водок.
  Лёнька с тоской посмотрел на протянутую ему бутылку пива, затем перевёл умоляющий взгляд на строго посмотревшего на него Николая, и понял, что его больной голове, да и всему организму, 'лекарственного бальзама' не дождаться, помотал отрицательно головой:
  - Я в завязке. Лучше крепкого чая, Петрович.
  - Ну, раз пошла... - и тут Андрей увидел зашедшего в комнату из тёмного коридора хозяина: - Оппа! И когда это тебя, Петрович успели переделать в светофор?
  - Меньше надо шляться по ночам по бабам, - грубо заметила Наталья, которую уже достали пьяные шуточки Андрея.
  Андрей удивлённо уставился на девушку:
  - А ты откуда знаешь? Следила что ль за мной?
  - Очень надо, - хмыкнула та, - достаточно одного номера мотоцикла владельца, чтобы узнать о нём всё... Ну, почти всё.
  И она, скрестив руки на груди, откинулась на спинку стула и дерзко посмотрела на стоящего перед ней подвыпившего охотника на нечисть: Что, мол, съел?! Забыл, где я работаю?!
  Андрей приподнял в восхищении правую бровь и хотел ей что-то ответить, но Николай решил прервать эту бесконечную и бесполезную перепалку. Всё-таки они пришли сюда не за этим.
  - Петрович, и всё же ответь - почему у Лары начались эти кошмары? Когда они были у меня, то это понятно - я был под чарами ведьмы, и мне лез в голову всякий бред. Но ведь сейчас совсем другая ситуация. Нет ни какой ведьмы. Почему?!
  - Хм, - нахмурился тот и, кряхтя, уселся в кожаное кресло. - Я так думаю, что Лара провидица. Видимо этот талант раньше в ней спал, но не зря же ведьма пыталась именно её сделать жертвой, - при упоминании об этом Лара вздрогнула, и Николай присевший рядом с ней на диван, почувствовал её испуг и покрепче обнял - не переживай так, милая, я с тобой.
  Петрович тем временем продолжал:
  - Так вот! Возможно когда ты, и она... - он кивнул вначале на Николая, а затем на Лару, и слегка запнулся: - Ка бы это сказать...
  - А чего тут говорить... - ответил развалившийся на стуле и медленно потягивающий пиво Андрей, он уже хотел сказать какую-то гадость, но Лёнька, которого его шуточки уже тоже достали зло рыкнул:
  - Заткнись! - и уже мягче, но так же грозно: - Пожалуйста!
  - Молчу, - хрюкнул в ответ Андрей, и продолжил цедить пиво.
  Петрович тоже посмотрел сердито на Андрея и осуждающе покачал головой. Ситуацию вырулил Николай:
  - Ну, я думаю, все тут поняли, что ты имел в виду. Так что дальше?
  - А дальше... Возможно чары ведьмы, под которыми ты находился на тот момент, пробудили в Ларе её талант. А новое событие её талант начало раскручивать всё сильней и сильней.
  - Какое событие? - непонимающе воззрился на Петровича Николай.
  В этот момент у Натальи запиликал пейджер, он прервала разговор поднятием руки, видимо сообщение касалось всех, подойдя к телефону, она набрала номер и, переговорив с начальством, что-то записала в блокнот. Все молча ждали. По нахмурившемуся лицу девушки, все поняли, что сообщение не из приятных.
  
   Спасатели.
  - Похоже, что то, что мне сейчас сообщили, - Наталья невесело посмотрела на всех собравшихся, - возможно касается нашего общего дела... - она тяжело вздохнула. - Вчера в один из подземных ходов под Ростовом пробрались три мальчишки, и... - явно Наталью это сообщение встревожило очень сильно: - В общем, они вчера из похода не вернулись. Но один из них рассказал своему дружку, куда их понесло... Так вот, - она посмотрела на Николая, - этот ход, находится не далеко от железной дороги, в районе улицы Подгорной.
  - Неужели тот самый? - удивлённо уставился на неё Николай.
  Наталья кивнула в ответ и продолжила:
  - Для всех кто не в курсе - по этому подземному ходу, когда-то и мы хотели проникнуть в катакомбы...в детстве. Мы там жили недалеко.
  Тогда - в детстве. Они собрались туда целой компанией из пяти человек. Четверо пацанов и Наталья. Она их туда и потащила. Любительница поизучать всякие неисследованные места.
   Николай вспомнил, как однажды в пионерлагере во время игры - что-то наподобие 'Зарницы', она затащила свою команду в засохшее, толи болото, толи невесть что таинственное и неведанное. Местность среди скрюченных деревьев действительно напоминала засохшую потрескавшуюся долину, из какого-то вестерна вперемешку с заколдованным лесом из сказок Роу. И вот вся эта таинственная местность была усеяна следами огромных копыт диких кабанов (у страха глаза велики) - а для их тогдашнего двенадцатилетнего возраста это всё выглядело весьма и весьма зловещи. Терялись они оттуда так, что пятки сверкали. И что самое интересное - Наталья неслась в первых рядах.
   - 'Великий Следопыт Натаниэль Бампо', - подколол её тогда, уже далеко убежав от того дикого места и тяжело дыша Николай.
  Николай усмехнулся при этих воспоминаниях.
  - Ну и что смешного ты в этом услышал? - не поняла его усмешку сестра.
  - Да так, - улыбнулся ей в ответ Николай, - вспомнил засохшее болото с кабанами.
  Наталья при этих словах густо покраснела, тоже вспомнив своё постыдное бегство, и неожиданно показала брату язык, как вредная маленькая девчонка. Затем, посерьёзнев, она продолжила:
  - Давайте вернёмся к нашим делам. Так вот.... Тогда в детстве мы не проникли ни в один из трёх тоннелей, на которые разветвляется входная пещера. Два из них были засыпаны, а третий... Третий вёл в сторону Дона, и насколько нам было известно, проходил под ним. И кое-кто, - теперь очередь Натальи была посмотреть с ехидством на Николая, - струсил туда лезть. Мол, там слишком опасно и может в любой момент придавить. Будто в других тоннелях с нами этого могло бы не случилось, будь они не засыпаны к тому моменту.
   Николай хотел было возмутиться, что он не струсил, а просто состорожничал, но заметив, как на него с иронией в глазах смотрит сидящий напротив него Андрей, решил тему по поводу детского похода в подземелья не развивать. Удовольствовавшись тем, что недовольно кашлянул в кулак.
  Наталья же продолжила, довольная тем, что в этом раунде победа была за ней:
  - Видимо, впоследствии один из тоннелей откопали, кто-то из диггеров, и вот пропавшие мальчишки и полезли в него. Родители звонили в милицию, их ищут, но требуется, - Наталья оглядела друзей, - наше вмешательство, раз мы взялись за такую работу. А многие факты, что это наше дело говорят сами за себя. Иначе, мне бы не позвонили сейчас, - Наталья пожала плечами, как будто такие выезды на сверхъестественные задания ей уже давно не внове
   ***
  - Мы уже приступили к поиску вашего ребенка, Станислав Андреевич. Участковый со своей командой уже выехали на место, куда предположительно они отправились. - Следователь помолчал с минуту, выслушивая неприятную отповедь со стороны расстроенного и довольно обозленного событиями вчерашней ночи отца пропавшего мальчишки. Точнее троих мальчишек, как показал опрос заинтересованных лиц и возможных свидетелей. Из всех, кого удалось допросить, только один парнишка, из их же компании, знал, куда они направились.
  С самого утра участковый занимался поиском свидетелей, опросом и вот пару часов назад выехал на место, отчитавшись своему непосредственному начальнику, а начальнику собственно досталась горькая участь - отвечать на телефонные звонки и тщетно пытаться успокоить родителей. Он с радостью предпочел бы сам полезть в эту проклятую нору, вместо своего подчиненного, лишь бы не слышать больше обвинений в бездействии, халатности и полной некомпетентности его в частности и всего его отделения в целом.
  - Он там уже достаточно давно. Насколько нам известно, в том месте начинается вход в обширную сеть туннелей. Частично они завалены, местами позднее так называемые диггеры производили раскопки. Необходимо время, чтобы понять в каком направлении отправились подростки. Проверить все версии, и в первую очередь исключить возможность обвала в туннеле. - Еще немного помолчал и продолжил, выслушав порцию беспокойной брани. - Я вас ни в коем случае не пугаю, нам это ни к чему, но в старых туннелях, возможно имеющих связь с подземными потоками Дона, исключать такую вероятность нельзя. Мы свяжемся с вами позднее. Мой специалист должен выйти на связь меньше, чем через полчаса.
  Следователь положил трубку, и устало потер лицо ладонями, ночка выдалась не из приятных. Домой уйти так и не удалось, поспать в перерывах между звонками родителей троих пацанов вышло только урывками.
  Только он хотел встать и налить себе чего-нибудь горячего, как телефон зазвонил снова. Следователь выслушал короткий рапорт, положил трубку и, забыв про кофе, выскочил из отделения, прихватив с собой только форменную куртку.
   ***
  Немного обсудив утренний звонок, решили не откладывать дел в долгий ящик и посмотреть, как все обстоит на самом деле. Звонки звонками, воспоминания из глубокого детства тоже вещь полезная, но необходимо было убедиться, что в тех туннелях есть хоть что-то по их части.
   - Ну, пошли? - Андрей нетерпеливо поднялся со стула, уже на ходу допив залпом пиво. - Не идут только калеки и беременные! - Азартно подмигнул охотник за нечистью и первым поспешил к выходу, задержавшись в дверях в коридор. Видимо окончание этой беседы вызывало у него неподдельный интерес.
  Петрович развел руками, молча сетуя на свои синяки, ушибы и возраст, тяжело вздохнул и начал по-хозяйски убирать со стола. Лара встала со своего места, с угрозой поглядывая на Андрея:
  - Нет уж, раз мы команда то идём все вместе!
  Николай посмотрел оценивающе на охотника, ища в его взгляде причину такой вот подначки ни с того ни с сего. Потом медленно перевел взгляд на знахаря, на его счет у молодого человека сомнений не оставалось:
  - Конечно, мы идем все кроме Петровича. Ведь он вчера говорил, что с нами на задания ходить не будет. - А причем здесь беременные вообще? Ну, калека у нас, допустим, есть...
  Николай оглядывал друзей, ошалевая все больше, больше. Наталья сидела в пол оборота, глядя куда угодно - лишь бы в сторону. Лара немного сконфуженно поджала губы, но взгляда не отвела. Петрович усиленно делал вид, что уборка со стола занимает все его внимание. Лёнька в своем неведении ушел от Николая недалеко, переводя взгляд с одного на другого, и не находя ответа. Один только Андрей стоял в дверях, широко улыбаясь, не скованный чувством вины за утаивание истины, очевидной для практически всех в этой комнате.
  Брови Николая медленно поползли вверх. Вспомнились все шутки друзей в их с Ларой сторону, попытки начать разговор о каком-то неведомом состоянии его будущей жены, которые он списывал на её пророческий дар. И тут Николай все понял: недомолвки, женские душевные перешептывания на фоне обычных разговоров Натальи и Лары, её повышенная чувствительность и отчасти ночные кошмары.... В этот момент мозаика в его голове сложилась окончательно.
  - Лара... - только и произнес Николай, и то через минуту, когда дар речи вернулся к нему, а в легкие снова хлынул воздух. - Да это ж здорово!!..
  
  На сборы много времени не ушло. Лара наотрез отказалась остаться дома, уверяя друзей, что возможно её дар сможет им помочь избежать опасности, к тому же во сне она уже была там - в подземелье, частью своего сознания.
  - И вообще! - Сложив руки перед грудью, Лара вызывающе глянула на Николая: - Там сейчас работает милиция, у нас у самих есть опыт работы со сверхъестественным, и еще надо доказать, что там есть что-то такое! Мне ничего с вами не угрожает!
  Наталья понимающе отнеслась к желанию Лары не оставаться в одиночестве в такую минуту и молча кивнула брату, мол, не стоит отказывать ей в такой простой вещи, не в этот раз. Николаю осталось только развести руками, обнять Лару, нежно прижав её к себе, и последовать за остальными на выход.
  Со счастливыми мыслями о том, что он скоро станет отцом.
  ***
   Николай и сотоварищи направились к старенькому зелёному 'Москвичу', который им без лишних сомнений одолжил Петрович, а Андрей, наплевав на всю власть закона и свое не слишком протрезвевшее состояние, взграмоздился на мотоцикл.
  Наталья и Лара недовольно нахмурились при виде восседающего на мотоцикле как на лошади Андрея, лицо которого было маской неотразимой самоуверенности в этот момент. Сестра Николая уже даже хотела что-то сказать, едкое или хотя бы осуждающее, но потом махнула рукой, прекрасно понимая, что все старания пропадут даром, еще и время потратят понапрасну. Просто, садясь в машину, повернулась к Андрею и легко предложила:
  - Гони за нами, покажем короткий путь.
  Андрей только усмехнулся, проведя рукой по усам, похлопал себя по карману, в котором лежала карта Ростова, и завел мотоцикл:
  - Я и сам прекрасно дорогу отыщу, сударыня. Самую кратчайшую, - мотор оглушительно взревел, заглушая его неприкрытый смех, его 'Хонда' сорвалась с места, когда Наталья еще только садилась в машину, а Лара с Николаем так и вообще еще стояли на тротуаре, молчаливо поглядывая друг на друга.
  Лёнька с завистью проводил мотоцикл Андрея, затем задорно улыбнулся мечтательно прищурившись - видимо представлял себя верхом на таком же железном коне. Николай только головой покачал и едко усмехнулся:
  - Кротчайшая дорога, ни есть признак удачного пути.
   Наталья же недовольно ворчала себе под нос, кажется, там было что-то про напыщенного индюка и самоуверенного пьяницу, но прислушиваться никто особо не стал. Лара устроилась на заднем сидении рядом с Николаем, ненастойчиво взяв его ладонь в свою руку и, когда все устроились, почти прошептала, но так, что услышали её все:
  - Нам лучше его догнать, у меня не очень хорошее предчувствие...из-за сна....
  Спорить ни у кого желания не возникло, Лёнька завел машину, и они направились на место происшествия.
   ***
  Добраться до места, где находился подземный ход, на машине прямой дорогой было проблемно.
  - Уж точно не на этой старой колымаге, - раскритиковал Николай, автомобиль Петровича, разъясняя Лёньке по какой дороге лучше будет ехать. - Ему, наверное, этот 'Москвич' ещё от его деда достался.
  На мотоцикле Андрея, конечно, было проще, но это нужно точно знать все спуски и закоулки с хорошими дорожками, именно дорожками, и тропинками, в узких улочках того старого района города, куда они добирались. И уж точно карта, которая была у охотника, эти закоулки с удачным спуском под гору не укажет. Зато в тупик благодаря ей забраться было возможно.
  Спустившись по улице Рельефной, ближайшей к месту происшествия, по которой возможно было добраться, на автомобиле, до самого Дона без больших проблем, Лёнька свернул перед железной дорогой и, протарахтев вдоль неё, по грунтовке ещё около километра, остановил машину там, где указала ему Наталья.
  Пройдя, по узенькой улочке вверх, с руслом высохшего ручья, заполнявшегося во время дождей, спотыкаясь и ругаясь - ругань в основном доносилась со стороны Лёньки, они выбрались на Подгорную, как раз в том месте, где начинался в глинистом спуске подземный ход.
  - Помню ещё! - хитро покосилась Наталья на брата, с которым они спорили в автомобиле, где им лучше остановится, чтобы быстрей добраться до места назначения. Наталья оказалась права. Николай только скривил физиономию в её сторону - тоже мне задавака!
  У входа в подземелья толпилось с десятка полтора человек, в основном это были старушки и зеваки, живущие в домах недалеко от места происшествия. Вход охраняли два милиционера - сержанты. От небольшой группки, видимо родственников пропавших детей, отделился мужчина в милицейской форме с пагонами майора и направился навстречу подходящей компании.
  - Как я понимаю, вы те самые спасатели, которых прислали на поиски пропавших? - с сомнением осмотрев группу возглавляемую Натальей, спросил майор.
  - Ну, скажем так, мы точно ещё не знаем, по нашей ли линии это дело, - Наталья вынула своё удостоверение и показала майору, тот пробежав его глазами, чуть ли не вытянулся перед ней по стойке смирно, а девушка продолжила, как ни в чём не бывало: - Возможно, дети просто заблудились. Но мы постараемся помочь всем, чем сможем.
  В этот момент послышался рёв мотоцикла и в конце улицы из-за поворота показался Андрей.
  - Это ещё что за чудо?! - удивлённо воззрился на приближающийся мотоцикл и его седока майор.
  - Не обращайте внимание, - ответила Наталья, весело прищурившись и глядя на слезающего с мотоцикла хмурого, вспотевшего, и видимо прилично протрезвевшего Андрея. - Это наш специалист по необычным явлениям. Можно так сказать ищейка. Как дорога? - мстительно улыбнулась Наталья подошедшему охотнику.
  - Предупреждать надо, - скривился тот в недовольной улыбке.
  - А мы тебя предупреждали - езжай с нами. Так ты же - Плавали! Знаем! - подколол его подошедший к сестре Николай.
  - Ладно, проехали, - встала девушка между, готовыми уже на более грубые реплики, парнями. - Мы вообще-то здесь по работе. Свои личные интересы засуньте, пожалуйста, подальше!
  По крайней мере, в отношении Андрея у Натальи на лице было написано подробно, куда именно ему стоит засунуть его личные интересы.
  - Майор, - обратилась затем Наталья к следователю, - расскажите вкратце, как на данный момент обстоят дела?
  - Да ни как, - отмахнулся в отчаянии тот. - Вот участковый, сержанты говорят, туда час назад полез для изучения обстановки, а их на страже оставил, чтобы посторонние в эту чёртову дыру нос не совали, и до сих пор ни каких вестей.
  - И, похоже, уже не будет, - потянул носом Андрей, подходя к подземному ходу.
  Сержанты, было, попытались остановить парня, но по знаку следователя - не мешайте мол, дружно расступились. Андрей встал перед входом, скрестил руки на груди и прищурился глядя во тьму подземелья.
  - Ну и чего ты там унюхал? - подколол Николай, подходя с сестрой к охотнику.
  - Кровь, и... - спокойно ответил Андрей, не поворачиваясь и не обращая даже на подколку ни какого внимания.
  Брат с сестрой переглянулись. Было ясно, сейчас тот говорил абсолютно серьёзно и без всякого пьяного бреда. И им эта неоконченная фраза по душам явно не пришлась. Особенно - И.
  - Ты уверен? - тревожно спросила Наталья.
  Андрей, ничего не говоря, резко развернулся и направился к своему мотоциклу. Там он начал рыться в боковых ранцах, закреплённых на багажнике. Через минуту он вернулся к ожидавшим его возле подземелья друзьям и милиционерам. На поясе у него висели два длинных, чёрного цвета фонаря, на груди с лева, прикреплён ещё один фонарь, только плоский, из-за спины выглядывает рукоять мачете. Ещё пару фонарей - больших квадратных, он принёс в руках и отдал один Наталье, а второй Николаю.
  - Пойдёте со мной. Вот только оружия у меня для вас нет никакого. А если и есть, то оно не для ваших ручек.
  - Ну, у меня есть пистолет, - сняла с себя Наталья джинсовую куртку, под которой поверх рубашки-ковбойки висела наплечная кобура с пистолетом. Куртку она отдала следователю и решительно посмотрела на охотника.
  Тот криво усмехнулся и указал на её оружие:
  - Стечкин, 'Бердыш'? Неплохой ствол. Но против той твари, которая там засела, этот пистолет, вряд ли поможет. Разве что оглушит её.
  - Ещё посмотрим. Думаешь, твоё мачете лучше? - парировала Наталья.
  - Это так на всякий случай, - скосил он взгляд на своё оружие за спиной, - У меня есть кое что получше, - похлопал он ладонью по одному из фонарей, висящих на поясе.
  - Ну а я что вот этим буду отмахиваться? - поинтересовался Николай, кивнув на фонарь в руке.
  Наталья повернулась к следователю:
  - Отдайте ему свой пистолет.
  - А если... - начал было тот.
  - В случае чего, спишется как отслуживший свой срок службы.
  Майор пожал плечами и протянул Николаю свой 'Макаров'.
  - Ещё лучше, - хмыкнул глядя на пистолет Андрей, но ничего больше комментировать не стал, а только спросил, - Ну что - спасатели, готовы?
  - Минутку! - возмутился подступивший к ним Лёнька: - А нас с Ларой, что никто в расчёт не берёт?
  - Оставайтесь здесь, - отрезал Андрей. - Надо будет, позовём. А всей толпой там пока делать нечего. Возможно, и на троих там соображать слишком много. - Лара, не привычная к такому резкому и непреклонному Андрею, даже не стала открывать рот, чтобы оспорить свое право пойти вместе со всеми.
  И больше ни говоря, ни слова Андрей вошёл в подземелье. Николай и Наталья моча направились за ним.
  - Вот так всегда, - вздохнул Лёнька глядя на подошедшую Лару и заглядывающую во мрак норы, - все пенки достаются командованию.
  - О чём ты говоришь... - хотела было возмутиться метнувшая на него суровый взгляд Лара, но осеклась, поняв, что Лёнька просто старается разрядить обстановку, чтобы она не сильно переживала за друзей.
   ***
  - Слушай, - обратился Николай, к Наталье забравшись вслед за ней в пещеру, включая фонарь и разглядывая в своей руке пистолет следователя, - чего у тебя там такое в удостоверении написано, что перед тобой майоры на задних лапках скачут?
  - В другой раз, - ответила Наталья, указывая лучом света, своего фонаря, на изучающего что-то на полу пещеры Андрея - мол, при нём этот разговор она вести не собирается.
  - Что-то интересное нашёл? - присел рядом с Андреем Николай и увидел на освещённом участке глиняного пола пещеры тёмную дорожку запёкшийся крови. - Можешь не разъяснять и сам понял.
  Андрей поднялся, осмотрелся и вновь потянул носом как ищейка.
  Его фонарь на груди осветил вход, который шёл в сторону Дона.
  - Туда эта тварь утащила всех пацанов, - указал он на сужающийся ход. - Утверждать не буду, но один из них точно мёртв. Почему один, - как бы отвечая на немой вопрос своих спутников, продолжил охотник, - потому что крови для троих маловато здесь. А перетаскивала она их в три захода. Стойте пока здесь, а я осмотрю этот ход.
  И тут Николай, глядя на сужающийся туннель вспомни сон Лары.
  - Стой, - решительно опустил он руку на плечо Андрея, а затем повернулся к Наталье и сказал: - Ларин сон.
  Та поняла всё без подробностей и, кивнула в знак согласия. Николай вкратце разъяснил, не слышавшему рассказ Лары Андрею, что может произойти с ним уже не во сне, а на самом деле. Выслушав их Андрей, хмыкнул, достал из внутреннего кармана куртки плоскую фляжку, хлебнул из неё, поморщился и сказал:
  - Позовите её сюда. Кое-что проверим.
  Наталья чуть наклонила голову к левому плечу, вглядываясь сбоку в лицо Андрея, с неудовольствием отмечая, что такой вот деловой его вариант ей нравится гораздо больше.
  Николай хотел было возмутиться, что Ларе здесь делать нечего, но Наталья молча подошла к выходу и позвала девушку, помогла ей спуститься в пещеру, а затем, подойдя с ней к онемевшему от такого её поведения брату, тихо сказала:
  - Не переживай так. Здесь вполне безопасно...сейчас. Я, кажется, догадываюсь, для чего Андрей позвал Лару.
  - Подойди-ка сюда, - подозвал Андрей осматривающую с любопытством пещеру, Лару, и кивнул на расщелину: - Ничего тебе не напоминает? Прикоснись-ка рукой к стеночке. Сейчас проведём небольшой эксперимент.
  Лара посмотрела на охотника, на темное пятно крови на неровном полу пещеры и внутри неё начало волнами подниматься беспокойство. Она все же сделала то, о чем он просил, хотя как она поняла с минуту спустя - без этого можно было и обойтись. Теперь она знала, что её дар временами ей позволял увидеть желаемое, не прикасаясь к предмету рукой, а только лишь пристально изучив его взглядом, но...
  Но тут она поняла ещё и другое - прикосновение её перенесло туда - в круг тех событий, которые они хотели увидеть.
  Для начала - перед глазами всё потемнело, как будто свет нескольких фонарей резко погас, затем чуть впереди забрезжил неуверенный одинокий луч куда более слабого фонарика, чем у её друзей. Девушка решила не оставаться одна в темноте, и пошла за этим лучом света, различая в неверном свете идущего впереди человека. Она почти сразу поняла, что не знает его. Еще по походке. Это не был Андрей, как в прошлый раз - там, во сне, не Николай или тем более оставшийся снаружи Лёнька. Чуть ускорив шаги, Лара догнала идущего впереди человека. Довольно скоро она разглядела милицейскую форму и пистолет, висевший в кобуре на поясе. После этого Лара окончательно успокоилась, убедившись, что это не один из её друзей и молча шла за ним.
  Двигаясь вслед за этим человеком, Лара ощущала каждый камешек под ногой, прикасаясь к шершавым стенам ладонями, она чувствовала исходящую от них прохладу подземелья. Она даже понимала, что вот сейчас подними она камушек и кинь его в идущего впереди человека, то тот почувствует удар камня, но вот увидеть её он не сможет. Её для него здесь не существовало.
  Лара понимала всё это, но вот объяснить это необычное явление она не могла. Она просто знала.
   Какое-то мгновение она даже хотела сделать то о чём подумала - взять камень и... Но вспомнив о кровавой дорожке на которую указывал ей Андрей она передумала. Что-то в ней говорило ей, что та кровь - это кровь человека идущего впереди неё. Человека ещё живого. Пока живого...
   Около пяти минут он просто шел, освещая фонарем туннель, внимательно оглядывая стены и дорогу под ногами. Он остановился, когда на земле увидел пятно крови, от которого уходил кровавый след вглубь подземелья.
  Взглянув из-за спины мужчины на лужу крови, у Лары появилось такое чувство, что здесь на кого-то напали и пытались убить, но этот кто-то умудрился вырваться из лап убийцы и пытался от него скрыться в подземелье.
  Мужчина достал из кобуры пистолет и, озираясь по сторонам внимательнее прежнего, осторожно двинулся по направлению уходящей во тьму кровавой дорожки. Проход был низким и узковатым для взрослого человека. Мужчина, идущий перед Ларой, едва мог идти прямо, иногда приходилось разворачивать корпус и идти боком. Тишина прервалась еще спустя десять минут осмотрительного продвижения внутрь. Они оба услышали одновременно (и это было не удивительно - ведь Лара была глазами и ушами идущего впереди мужчины, хотя и находилась в своём теле), как кто-то скреб землю за ближайшим поворотом.
  Мужчина ринулся на звук, очевидно, как и сама Лара в первую минуту, подумав, что это кто-то из пропавших накануне детей. Вылетев из-за угла, они оба резко остановились. Лара разогналась так, что чуть даже не воткнулась носом в спину мужчины вставшего как вкопанный. Перед их взглядами предстала стоящее на коленях существо. Явно это была женщина, лихорадочно роющая ногтями землю. Её черные волосы разметались по плечам и спутались. Когда же она повернулась лицом к пришедшим, Лара порадовалась, что в этой ситуации она лишь призрак...
  Только от одной мысли об этом, и от взгляда прямо в глаза упырицы, а живой эта женщина просто не могла быть, уж больно бледна и дика. Лару пробрала дрожь. Так уж ли она неуязвима в своем видении?
  Но ответ пришел довольно быстро. Упырица резко разогнулась, увидев пистолет, и прыгнула. Участковый так и не успел им воспользоваться, длинные перепачканные в земле когти, погрузились в его горло, раздирая артерию и плоть. Удовлетворившись тем, что мужчина перестал дышать, она развернулась обратно, и с прежним усердием принялась копать дальше и глубже. Её явно интересовало что-то, что она могла там найти, еда чудовище сейчас не интересовала.
  Фонарь все еще горел, выпавший из рук участкового, и освещал один из углов коридора, по которому они шли. Лара чуть повернула голову и увидела разодранное до неузнаваемости тело. Упырица притащила его с собой, запасливая тварь, сочтя, что остатки этого тела еще могут пригодиться в будущем.
  Разобрав завал, она нырнула внутрь, Ларе подумалось, что сама бы она в такую дырку не пролезла. Прошло от силы минуты три, когда Лара уже хотела подойти ближе к выкопанной дыре, и замерла как вкопанная. Упырица вылезла наружу, медленнее, чем могла бы, если бы обе её руки были свободны. Перекинув через плечо, по одному на каждое, она тащила на себе двоих мальчиков. Девушка не могла понять, живы они или нет, но явно были без сознания. Во всяком случае, крови она не заметила, оставалось только надеяться, что тварь пока не сделала ничего непоправимого.
  Упырица с досадой посмотрела на лежащие в углу останки мальчика и мёртвого участкового, дернула щекой и пошла прочь. Ларе что-то подсказывало, что она собирается вернуться за добавкой. Девушка хотела последовать за монстром и узнать, куда она потащит своих жертв, однако её ноги подкосились.
  Лара успела заметить, как её кто-то поймал на руки, кажется, это был Николай, и потеряла сознание, так и не увидев, куда упырица уносит мальчика...
  Николай и остальные завороженно смотрели, как глаза Лары закрылись, и она начала медленно покачиваться, плечи её двигались, как будто она шла, то быстрее, то медленнее. Можно было подумать, что она периодически останавливалась. Николай порывался взять её за руку, но Андрей перехватил его и молча покачал головой. Молодой человек почему-то мысленно согласился с охотником, и отдернул руку, побоявшись нарушить сосредоточение Лары. Так происходило минут пять или около того, специально никто не засекал. Потом Лара вскинула руку ко рту, в непритворном ужасе исказилось её лицо, а спустя несколько секунд после этого Николай увидел, как её ноги начали медленно подкашиваться, и он подхватил бессознательную Лару под руки.
   ***
  - Ну и что мы имеем на данный момент, - подытожил Лёнька, когда Лара закончила свой рассказ о гибели участкового.
  - Я не поняла, - удивлённо вспылила Наталья, глядя на Лёньку, спустившегося тихонько в подземелье во время рассказа Лары, - тебе, где сказали находиться?
  - Ну а чем я хуже остальных, - попытался защищаться он, - Я ведь тоже должен знать обо всех событиях...
  - Ты в первую очередь должен выполнять, то, что тебе сказали, - не терпящим возражений тоном отрезала Наталья. - А тебе указали охранять вход в подземелье, и не пускать сюда любопытных, - и она указала на заглядывающего в подземелье одного из сержантов. Тот, увидев, что в его сторону метнулся луч фонаря Натальи, мигом скрылся.
  Лёнька посмотрел на Николая, ища в нём защитника. Николай только пожал плечами и развёл руками - она права.
  - Зашибись, - проворчал обижено Лёнька и побрёл в сторону выхода из подземелья.
  - И Лару забери, - проговорила Наталья вдогонку Лёньке, а затем, посмотрев на подругу, сказала: - Спасибо. Ты своим рассказом нам во многом помогла, но теперь тебе лучше выйти на свежий воздух. Мы тут и сами управимся...
   ***
  - Ну и? - вопросительно посмотрела Наталья на Андрея, направив на него луч своего фонаря.
  - Слушай детка, - заслонился рукой охотник, - запомни - никогда ни свети мне в лицо, я этого не люблю, - и уже более спокойно продолжил, когда луч фонаря опустился к его ногам: - Не хочется оказаться слепым, если на тебя нападёт, та тварь, которую видела ваша подружка.
  - Ты давай о главном, - вставил Николай.
  - Ну, если о главном, - хмыкнул Андрей, - то эта тварюга одиночка. Не знаю, откуда она здесь взялась, но это явно не то, что я ищу, - он замолчал, о чём-то задумавшись, а затем продолжил: - Если я правильно понял рассказ Лары, то возможно двое из четырёх жертв упырицы ещё живы и их ещё можно постараться спасти. И, - он посмотрел на кровавую дорожку, тянущуюся в сторону подземного хода ведущего под Дон, - убежище этой тварюги там - в стороне реки. Я её чую, - закончил охотник, отрезав последней фразой все разъяснения по поводу того, почему он решил именно так.
   ***
   - Двигайтесь чётко за мной, и притушите немного свет, полная мощность освещения пока нам не нужна, - вполголоса проговорил Андрей, дождавшись, когда Наталья и Николай протиснуться за ним в расщелину, и недоверчиво усмехнувшись, покачал головой, увидев, как те достали свои пистолеты и спустили их с предохранителей. - Только с перепуга, не пальните мне в спину. Я вам не упырь бесчувственный.
  Их маленький отряд двинулся вперёд, Туннель после узкой расщелины, через которую они с трудом протиснулись, принялся расширяться. Потолок уже был на уровне вытянутой руки. Приглядевшись к стенам, друзья поняли, что те выложены булыжником, по которым стекали на грязный пол тоненькими струйками ручейки. Кладка была весьма ровная, но очень старая.
  - Занятно, - проворчал, осторожно продвигаясь вперед Андрей, - кому понадобился этот ход? Явно видно по этой кладке, он не природный.
  - Это старая история, - начала было Наталья, но Андрей прервал ее, резко подняв вверх руку.
  - Тихо! Она рядом! - из мрака послышалось тихое ворчание просыпающегося существа, разбуженного вторжением в его владения непрошеных гостей. - Дайте самый мощный свет и будьте готовы!
   Сестра с братом, не сговариваясь, включили свои фонари на полную мощь. Лучи яркого света их двух фонарей, и более слабого фонарика Андрея, скрестились на небольшом холмике из всяческого хлама, перегораживающем тоннель и они увидели медленно поднимающееся над ним существо.
   Теперь точно было ясно, что тварь была женского пола - это было видно по дряблым грудям, свисающим чуть ли ей не до пояса. Её мертвецки белая кожа тут и там была покрыта густыми пучками толи шерсти, толи волос. Уродливое лицо, хотя лучше было бы назвать, то, что находилось у неё на плечах - мордой, по всем параметрам ближе подходило кошке, чем человеку, и то, что она когда-то была таковой доказывали - хлещущий её по ногам длинный лысый хвост и торчащие из-под сальных свалявшихся волос на голове, длинные уши.
  'Везёт же мне на тварей в кошачьем обличии', - только и успел подумать Николай, а тварь уже опустившись на передние лапы, больше напоминавшие человеческие руки с длинными костлявыми пальцами, сделала большой прыжок в их сторону, и сбила с ног Андрея, срывающего в этот момент длинные фонари с пояса. Встав на грудь упавшего охотника, она взмахнула лапой и уже хотела своими когтями, выросшими внезапно из пальцев, разодрать тому лицо, но тяжёлый фонарь-дубинка в руке Андрея опустился с силой, на её костлявую лапу, и по раздавшемуся затем хрусту и дикому вою твари стало ясно, что кости её конечности не выдержали и переломились. Воспользовавшись этим её замешательством, Андрей ударом ноги откинул тварь от себя, и пока та пыталась встать на ноги, возмущённо рыча, подскочил к ней и осыпал её уродливую морду, ударами своих фонарей, используя их как дубинки. А затем, воткнув их в бок твари, нажал на кнопки, и ту прошибло мощным электрическим разрядом. Тварь вновь откинуло в сторону от охотника, а он направил на неё свои фонари-дубинки, с включёнными ультрафиолетовыми лучами. Упырица вновь дико завыла, оглушая своим воем всех находящихся в тоннеле, и начала кататься по полу, покрываясь, от направленных на неё лучей, волдырями и ожогами. Андрей приближался к поверженный твари всё ближе и ближе, с каждым шагом усиливая свечение своего необычного оружия. Вскоре тварь затихла. Охотник выключил фонари и, опустив их, пнул лежащее у его ног существо, тяжёлой подошвой своего ботинка. И вот в этот самый момент, упырица злобно рыкнув, вскочила перед ним во весь свой рост, и занесла над его головой здоровую когтистую лапу. Ещё секунда, и...
  Голова твари разлетелась на мелкие кусочки, обдав стоящего перед ней охотника ошмётками развороченного мозга, кровью и осколками черепной коробки.
  Ошеломлённый Николай и обгаженный останками головы упырица Андрей, дружно посмотрели на опустившую пистолет Наталью.
  - Ты вроде говорил, - спокойно сказала девушка, направив опять луч своего фонаря в лицо Андрея и убирая пистолет в кобуру, - что если такую тварь, лишить её уродливой башки, то она однозначно окажется мёртвой.
  Ошеломлённый Николай глядя на сестру проговорил:
  - Я себе тоже такую пушку хочу.
  - Патроны разрывные? - только и спросил Андрей, отлепляя от щеки осколок черепа упырицы.
   Наталья только хмыкнула в ответ, и направилась к куче хлама, на котором недавно почивала упырица. Осмотрев место лёжки она повернулась к подошедшим Николаю и Андрею:
  - Похоже, что участковому и одному из парнишек помочь мы точно ни чем не сможем, - она направила луч фонаря на останки двух тел, лежащих поверх кучи хлама - окровавленная рука, по-видимому, одного из пареньков, судя по её размеру, и разодранная грудная клетка, на которой ещё оставались останки милицейской формы.
  - А где же двое других? - Николай осветил уходящий во тьму тоннель. Теперь в тишине от туда доносились звуки текущей с потолка воды, да и запашок тянулся из тьмы не из приятных. Насколько он знал, то дальше по этому тоннелю без противогаза лучше было не идти. Гниение вырабатывала ядовитый газ. Да ещё эти тонны воды над головой...
  - А вот и пацаны, - прервал неприятные мысли Николая, Андрей, наклоняясь над двумя телами, лежащими у стены, чуть в стороне от лёжки упырицы.
  - Как они? - переводя луч фонаря на мальчишек, поинтересовалась Наталья, чуть встревоженным голосом.
  - Как я и думал, эта тварь их парализовала и они временно без сознания, - в свете фонаря было видно, что парнишки с ног до головы покрыты какой-то слизью. - Похоже, эта тварь испускала какой-то парализующий яд, вылизывая свои жертвы. Не слыхал раньше такого об упырях, - продолжал рассуждать Андрей, сковыривая слизь подобранным с пола камнем и поднося к носу, и сморщившись, сплюнул: - Воняет так, будто её рвало на них.
  - Занимаешься такими тварями и не знаешь, что обычно они парижскими духами не пользуются, - подколола его присевшая рядом с ним Наталья и снимая у него с волос, прилипший к ним длиннющий клык упырицы и протягивая его Андрею.
  - Это твой трофей, - посмотрев на клык, ответил охотник, а затем продолжил в тоне Натальи: - Ну почему же не пользуются... Вампиры, к примеру, не брезгуют такими вещами. Хотя если брать американских, то те твари уже начинают деградировать до уровня этих субчиков, - он пнул ногой обезглавленное тело.
  - Даже так, - удивилась Наталья. - А что же на них там так влияет?..
  - Давайте об особенностях этих тварей, потом побеседуем, - встрял в их разговор Николай. - Надо вытаскивать этих пацанов отсюда, а то они и так тут залежались.
  Андрей крякнул от последней фразы Николая, Наталья тоже не удержалась хихикнуть.
  - Не понял, - удивился тот. Но потом до него дошла суть его фразы тоже. Он подавил попытавшуюся было вырваться из него усмешку, всё же ситуация не из смешных и продолжил обращаясь к Андрею: - Чего с трупом твари будем делать?
  - Ну, - начал тот, приседая над телом упырицы, - хотелось бы его получше исследовать, на свету. Необычное существо. Я таких, не встречал. Хвост, - он приподнял хвост упырицы и осмотрел в свете фонаря. - Похоже, что эта тварь была раньше кошкой. Многое об этом говорит - когти вылезающие как у кошаков. Пучки шерсти, - он выдернул из тела упырицы клок шерсти, размял в пальцах, понюхал и поморщился: - Кошатиной прёт. Опять же хвост, ну точь в точь как у кошек. Видимо когда эта тварь была ещё милой кошечкой, её цапанул упырь, - он посмотрел на Николая, что-то вспомнив: - Возможно как раз тогда, когда вас с твоей подружкой загнали в церковный двор. Я так понимаю, что эта церковь где-то здесь недалеко?
  - Ну, не так чтобы и близко, - задумался Николай, - минут пятнадцать ходу по переулкам до Портовой.
  - Да и то, это если точно дорогу знать, - добавила Наталья.
  - Ну, для кошки, - продолжая изучать тело упырицы, проговорил Андрей, - через дворы этот путь не проблема. Походу она добралась сюда еще, будучи живой, затем здесь сдохла, и уже возродилась, трансформировав в нынешнюю тварь. По времени как раз подходит. И ещё то, что она не сильно опытная в бою оказалась, и не смогла применить всю свою изворотливость и силу против нас. Видимо ещё и поэтому мы с ней так быстро управились. Я вот как-то так размышляю. Хотя может, у кого есть другие идеи?
  Николай и Наталья промолчали - возражений не было. А затем у Натальи запищал пейджер. Андрей недовольно поморщился, услышав писк и проворчал:
  - На будущее, детка - когда идёшь со мной на дело, вырубай эту штуку. Иначе она своим визгом может всей нечисть в округе сообщить, что к ним прибыл ужин. Намёк я думаю понят?!
  Наталья ничего не ответила, понимая, что парень в этот раз оказался прав. Запищи её пейджер чуть раньше, когда они продвигались по тоннелю к лёжке этой твари, неизвестно чем всё их приключение могло бы закончиться.
  Но между тем сообщение, полученное ей оказалось не из приятных. Перечитав его ещё раз, она посмотрела с тревогой на своих спутников:
  - Петрович в больницу попал. Не знаю что там да как, но это сообщение его соседи передали. Он был сильно избит у себя дома.
  - Весело, - нахмурился Николай.
  - Та-ак, - протянул недовольно Андрей, выпрямляясь во весь свой рост, доставая из кармана фляжку со спиртным и поливая им труп упырицы и останки её пиршества.
  - Ты чего делаешь? - ошарашено уставился на него Николай.
  - Уничтожает лишние улики, - ответила за охотника Наталья, поняв сразу его действия, как только тот достал зажигалку.
  - Умная у тебя сестричка, - подтвердил слова Натальи кивком головы Андрей и подпалил труп. - Мне бы такую красотку в напарницы.
  - Не дождешься, - оттолкнула Наталья руку охотника, пытавшегося её приобнять. - Что будем делать с пацанами?
  - Пачкаться неохота той гадостью, которой измазала их тварь, - задумчиво проговорил Андрей в свете разгорающегося пламени, - но оставлять их здесь тоже не желательно. Нечего тут лазить посторонним лишний раз, пока всё это не догорит.
  Тогда Николая пришла идея:
  - Ремни, - он быстро снял у себя с брюк свой ремень, благо он был больше для красоты, чем для поддержания штанов.
  - Не, братцы, - усмехнулся Андрей отрицательно качая головой, на смотрящих на него сестру с братом, - я свой ремень вам не дам, гадить в этой вонючей слизи. Да и вообще он слишком дорог, - он сделал ударение на последнем слове, - для таких целей.
  - Чистюля, - рыкнула глядя на него Наталья, засунув пистолет за пояс своих джинсов. Затем она расстегнула ремни своей наплечной кобуры и просунула их под ноги одного из бесчувственных мальчишек. Николай же тем временем продел свой ремень под плечи этого же подростка и дружно подняв тело горизонтально над полом, они с сестрой потащили его в сторону выхода. Выбравшись с ним в главную пещеру, они вернулись за вторым мальчишкой и, проделав с ним туже саму операцию, дождались, пока из тоннеля выберется Андрей, который пробыл там, пока не догорели все улики присутствия твари в подземелье.
  Отплёвываясь и чертыхаясь от дыма и копоти, он проговорил:
  - Самая мерзкая часть в моей работе - это уничтожать после себя все улики...
  
  Выбравшись из подземелья, Наталья принялась разъяснять майору все, что ему следовало знать - мол, пацаны попали в катакомбах в какое-то болото, пробравшись по одному из тоннелей в сторону Дона. Двоим из троих, удалось выбраться, но надышавшись подземных газов, они потеряли сознание и пролежали там до прихода спасателей. А вот участковому, как и одному из трёх мальчишек, которых он полез разыскивать самостоятельно, не повезло - подземная трясина затянула их.
  - ...Так что, ни его тела, ни тела одного из троих мальчишек отыскать не удалось, - закончила рассказ Наталья.
  - Трясина? В катакомбах? Под Доном? - майор недоверчиво посмотрел на девушку.
  - Я понимаю, что это всё неправдоподобно, но - Наталья мстительно кивнула на Андрея, заставившего её рассказывать майору всю эту нелепицу, - вот наш специалист по подземельям, всё вам разъяснит лучше.
  - М-м-м, - замычал Андрей, прищурив глаза и зло посмотрев на Наталью. - Понимаете, товарищ майор, - начал он, заложив руки за спину и делая умную мину на своём лице, - в подземельях, а особенно в катакомбах, встречаются очень часто необычные явления. Подземные газы... в смешении с гнилым воздухом подземелий и...
  - Майор, - прервала охотника, довольная своей местью на его счёт Наталья, - давайте наш специалист вам расскажет это всё как-нибудь в другой раз. Нам, да и вам, сейчас не до рассказов о подземных аномалиях. Вам надо срочно вызывать скорую, и первое, что пусть врачи сделают, так это смоют всю болотную слизь с тел мальчишек, лежащих в пещере у входа в подземелье. Слизь возможно ядовитая, так что пусть врачи будут поосторожней с ней. И не прислушивайтесь к их бреду, когда они очнуться. Газы, которых они надышались - галлюциногенные. Так что им могло в бреду привидится, всё что угодно. Родителей к мальчикам, когда они очнуться не пускайте, пока с ними не поговорит специалист из нашего отдела. И ещё! Поставьте пока возле входа дежурного милиционера, пока не прибудет наша спецгруппа и не займётся входом в это подземелье. А теперь извините, - она пожала руку майору, так и не дав тому вставить ни единого слова, - но нам надо торопиться. Дела, понимаете ли, - и резко развернувшись и взяв под руки Николая и Андрея, и кивнув Лёньке и Ларе, стоящим чуть в сторонке и не вмешивающимся в их разговор с милиционером, она быстро направилась в сторону улочки, по которой они поднялись к подземелью, цедя сквозь зубы: - Большего бреда я кажется, ещё в своей жизни не несла!
  - Притормозите, - резко остановился Андрей. - Вы не забыли, что я сюда приехал не с вами, а на мотоцикле. Так что... - он замолчал, задумчиво глядя в ту сторону, откуда приехал.
  - И?.. - хитро прищурившись и проследив за его взглядом, спросила Наталья, видимо догадываясь, о чём тот думает.
  - Ну, знаешь... - начал охотник нагло глядя на неё, он явно не хотел признаваться в том, в чём оказался не прав, отъезжая от дома Петровича.
  - Знаю, - хмыкнула в ответ Наталья. - Сядешь на свою 'кобылку' и поедешь в противоположную сторону, откуда прибыл. Доберёшься до конца этой улицы и упрёшься своим носом в перпендикулярно идущую резко вверх другую улицу, с хорошей дорогой. По ней выберешься на Портовую. А там, думаю, уже не заблудишься, и найдешь, в какую сторону дальше ехать.
  - Не переживай детка, я от тебя никуда не потеряюсь, - послав ей воздушный поцелуй Андрей направился к своему мотоциклу.
   Наталья скорчила ему в след рожу и сказала:
  - Зануда! Даже спасибо не сказал! Хотя откуда! В его лексиконе, наверное, такого-то и слова нет.
   ***
   Они добрались до Рельефной, куда Наталья направила и Андрея, как не странно первыми. Хотя вроде Андрей по расчётам должен был уже их опередить - ему-то не надо было добираться до машины стоящей чёрте где от места происшествия.
  Добрались-то они первыми, но вот подняться по крутому спуску, идущему от железнодорожного переезда, мимо детского сада, у них не получилось. У их 'Москвича' не хватило для этого мощи. Его двигатель ревел, захлёбывался, но самое больше, что мог добиться старенький автомобиль - это добраться до половины крутого спуска, который и составлял-то на этом отрезке улицы всего-то метров сто, а то и того не было. Затем у машины глох двигатель, и она вновь скатывалась задом к переезду. И вот когда в очередной раз заглохший 'Москвич' катился под горку, с Подгорной на Рельефную ему чуть ли не на перерез вылетел мотоциклист. Резко затормозив почти впритирку с медленно скатывающимся вниз автомобилем, Андрей снял с головы шлем и с ухмылкой проводил его взглядом.
  - Весело я смотрю у вас здесь, - проговорил он ехидно, спрыгнув с мотоцикла и подходя к остановившемуся автомобилю, а затем спросил у вылезающего из него Николая: - Может вас на буксир взять?
   - Лучше не подкалывай, - ответила садящаяся за руль Наталья, вытесняя Лёньку из машины, - а помоги нам эту развалюху затолкать на горку.
  - Ради такой красотки как ты, я готов Луну с места сдвинуть, - сострил Андрей. На что Наталья в ответ ему в очередной раз скривилась в недовольной ухмылке, выглядывая из салона автомобиля.
  Пристроившись позади 'Москвича', трое парней дождались, когда Наталья заведёт двигатель, и стали дружно толкать автомобиль в горку.
  - Ну и где ты опять застрял? - поинтересовался Николай у Андрея, толкая рядом с ним 'Москвич'. - Уже минут тридцать прошло, как мы с тобой разошлись, - тот только довольно улыбнулся в ответ. - Всё ясно, - подытожил Николай, - очередная новая знакомая.
  - Ну, ты охотник, - усмехнулся Лёнька.
  - Я всегда бью точно в цель, - кивнул в ответ Андрей. - Главное правильно прицелится.
  - Ну, похоже, что твоя стрелялка не на всех действует, - подколол его Лёнька глядя на сидящую за рулём Наталью.
  - Вёрткая штучка, но...
  - А может вы заткнётесь, оба? - рыкнул Николай и, распрямившись, зло посмотрел на разговорившихся Лёньку и Андрея. - Она всё-таки моя сестра, если вы не забыли!
  - Всё, молчим, - буркнул Лёнька, переглянувшись с Андреем, тоже распрямляясь и бросая толкать машину.
  - Я только для поддержания разговора, - тоже прекратил толкать машину Андрей, пожимая плечами.
  Как только он это сделал, 'Москвич' вновь забуксовал и заглох, и парни едва успели отскочить в стороны, когда тот покатился в очередной раз с горки. Парни стояли и тупо смотрели на проезжающую мимо них заглохшую машину. Наталья, выглянув из окна, ехидно поинтересовалась у них:
  - Я так понимаю, мальчики, что в очередном спуске автомобиля под горку виноват женский пол?..
  
   Непрошеные гости.
  Петрович направился к дверям хромая и тихо ругаясь. Только он успокоился после всех ночных и утренних событий, и начал дремать на диване, как раздался дверной звонок. Он кинул взгляд на настенные часы. После ухода команды Николая прошло около получаса. Неужели они уже управились? Если да, то, похоже, это не по их части дело. Он повернул ключ в замке отпирая дверь...
  Удар ноги в дверь, стоящего за ней, отшвырнул Петровича вглубь коридора. Он как-то сразу догадался, ещё летя по своему собственному коридору, что этот удар продолжение ночной истории. Когда он приземлился на пол, и в его квартиру ввалилось трое парней, то один из них, вразвалочку подойдя к растянувшемуся на полу знахарю, нагло проговорил:
  - Ты дед как видно не понял, что тебе было сказано сегодня ночью?!
  - Предчувствия меня не обманули, - пробурчал Петрович, пытаясь подняться, но тут же был вновь припечатан обратно к полу ударом ноги по спине.
   Он услышал, как от контакта его лица с полом хрустнул нос, и сразу его голову пронзила, остря боль, затем он почувствовал как из покалеченного носа потекла теплая струйка. Парни стояли над ним. Он слышал, как эти отморозки довольно хмыкают, и видимо ожидают, когда он вновь начнёт подниматься.
  Не дождётесь. Лучше позагорать молча на полу. Может меньше достанется. Но тут он не угадал.
   Старшему видимо надоело ждать, когда Петрович начнёт подниматься, он присел и, схватив его за шиворот, приподнял над полом, глядя своими выпученными озверевшими глазами в окровавленное лицо знахаря:
  - Слушай хрен старый! Вали из города! Вали! И чем скорее, тем лучше. Таким как ты ни место в человеческом обществе - колдовская мразь. Твоё место на костре. Но мы тебе даём ещё один шанс на спасение - последний шанс!
  - А у нас что, - презрительно посмотрел в лицо отморозка Петрович, - в Ростове появилась уже своя инквизиция? Можно заказы присылать?
  - Ах ты, козёл старый! - парень стукнул Петровича с силой об пол лицом и, отскочив в сторону, рявкнул своим дружкам, - Отхерачьти его так, чтобы он впредь думал с кем говорит.
  'Инквизиторы-недомерки' - успел возмутиться про себя Петрович, прежде чем на его голову опустилась дубинка, выхваченная из-под куртки, одним из бандитов...
   ***
  - Я бы мог не дождаться вас, - простонал, шутя Петрович, - если бы не соседи - муж с женой, которые собрались выходить из своей квартиры, как раз в тот момент, когда - эти, так называемые 'инквизиторы', вломились в мою дверь. Они быстренько ретировались обратно домой, почуяв, что если они попадут под руки этим молодчикам, то и им перепадёт на орехи, - Петрович лежал на больничной койке в палате седьмой больницы. Теперь ему одними ушибами не удалось отделаться: пару сломанных рёбер, правая нога в гипсе и повязка на голове, и это не считая ещё несколько новых синяков по всему телу и лёгкого сотрясения мозга.
  - Я уже очнулся, когда жена парня делала мне холодные компрессы, а её муж звонил по моему телефону, вызывая врачей. Он уже хотел вызывать и милицию, но я его остановил, решил, что вам лучше самим с этим делом разобраться, чувствую я что тут не всё так просто... - Петрович тихо простонал, а Лара, сидящая рядом на табуретке, стала его поить чаем. Вся остальная компания, исключая отсутствующего на данный момент Андрея, расположилась вокруг койки покалеченного знахаря, кто - прислонившись к стене, кто - усевшись на табуретки возле его койки.
  - Не напрягайся сильно Петрович, - остановил его Николай. - Нам твои соседи всё остальное уже рассказали.
   Дело в том, что молодая семейная пара не могла из своей квартиры вызвать даже милицию - телефона у них не было. И им пришлось ожидать за своей дверью глядя в дверной глазок и прислушиваясь к крикам, доносившимся из квартиры соседа. Когда бандиты ушли, они мигом бросились в соседнюю квартиру и обнаружили лежащего на полу без сознания Петровича. Они же и скинули на пейджер Натальи сообщение по просьбе Петровича. Но когда друзья, бросив все дела с пропавшими мальчишками, на плечи местного следователя (они всё равно уже там сделали всё что могли), прибыли в квартиру Петровича, тот уже был увезён в больницу. Выслушав рассказ соседей, друзья отправились в больницу к Петровичу. Поначалу, старшая медсестра, их к пострадавшему пускать не хотела - мол, он в тяжёлом состоянии и общаться с ним можно будет не раньше, чем на следующий день. Но тут выручил как не странно Андрей. Он отвёл в сторону старшую медсестру - сорокалетнюю стройную рыжую женщину, держа её под ручку и что-то ей, нашёптывая на ухо. Та мило ему улыбнулась в ответ и утвердительно кивнула и, посмотрев на его спутников, позволила посетить больного, а затем в сопровождении Андрея удалилась по коридору к себе в кабинет...
  - Что самое занятное, - заметила Наталья, - твои так называемые гости, не разгромили тебе квартиру.
  - Вот и я это заметил когда очнулся, - отстранив чашку с чаем ответил Петрович, кивнул с благодарностью Ларе, - почему и сказал, чтобы соседи не вызывали милицию, а связались с вами. Эти братки явно были проинструктированы, что погром у меня в квартире, может грозить им проблемами. У меня много чего дома необычного есть... не только лечебные средства...
  - Кстати у нас есть небольшая зацепочка, - напомнил Лёнька. - Сосед узнал вроде одного из нападавших. Говорит, что видел его как-то на дискотеке в Лендворце.
  - Я что-то пропустил, - зашёл в палату немного взъерошенный, и довольный как кот обожравшийся валерьянки, Андрей.
   Он весело подмигнул Наталье - видишь мол, не все женщины такие неприступные как ты. Та только в ответ криво улыбнулась - бабник.
  - А ты где был, - удивился Петрович, которому не успели сообщить, как всю их компанию так легко пропустили в его палату.
  - Налаживал ближние контакты с руководящим женским персоналом, - вставил, усмехаясь, Лёнька.
  - А-а-а! - понятливо протянул Петрович и спросил: - Так чего там по поводу узнанного бандюка.
  - А ничего больше пока, - пожал плечами Николай, - твой сосед говорит, что видел его несколько раз на дискотеке, когда с женой туда ходил ещё до свадьбы. Знает его только в лицо. Не общался с ним никогда. Компашка их не из приятных.
  - А показать сможет?
  - Вот тут закавыка, - поморщился Николай, - его жена возмутилась. Не хочет его пускать с нами. В истерику чуть ли не кинулась.
  - Ещё бы, - улыбнулся Петрович, вспомнив о чём-то, - она у него беременная. - Все удивлённо переглянулись, кроме сидящего на подоконнике, ухмыляющегося и делающего глоток из своей фляжки Андрея - они по ней этого не заметили, а Петрович добавил: - Она на втором месяце. Заходила как-то ко мне за кой-какими лечебными травами.
  - Ничего, - успокоил Лёнька Николая, - парень описал этого придурка так хорошо, что я, похоже, знаю кто это. И, - он сделал паузу и посмотрел на Андрея, - я, кажется, придумал, как выйти на этих кадров и вытрясти из них нужную нам информацию.
  
   Залётные.
  Буддум-буддум-буд-дум-буд-дум-буддум...
  Музыка - бьющая по мозгам, выпитая водка - заглянцованная пивком, танцующие вокруг, гогот пьяных дружков - это всё доводило Червеня до дикого восторга. Адреналин зашкаливало. Ему нравилась такая жизнь.
  Его новая компашка, которую он сколотил вокруг себя, была вся подстать ему. Подкинутые новым хозяином (неизвестно откуда нарисовавшимся) деньжата - и только за то, чтобы он сколотил себе команду из надёжных пацанов и начал так сказать рейд по устранению нежелательных личностей (список прилагался) - любыми путями.
  До появления нового хозяина, Червень после последней своей пирушки, залёг на дно. Пирушка оказалась для всех присутствующих не совсем приятной. Верней её финал. Все кого он знал, попрятались по своим норам и хаткам. Деньги, заработанные у Аллигатора, за одно небольшое дельце, катастрофически заканчивались. И Аллигатор кончился, как он узнал из новостей, вместе со своей бандой. Как сообщала пресса - вся его банда погибла в перестрелке при аресте. И тут как из-под земли появился его новый хозяин. Червень сразу зауважал того. И ещё бы - тот ему подогнал море бабла, да и ещё и травки впридачу. И всё это для того, чтобы он сколотил команду готовую действовать по первому слову хозяина, не задавая лишних вопросов. Да за те деньги, которые он платил, эти вопросы никого из его компашки и не интересовали.
  Буддум-буддум...
  Дискотека в Лендворце была в самом разгаре. Червень, выпучив глаза от выпитого - вытанцовывал, как это только получается у пьяного, делая всякие нелепые движения руками и пошатываясь на расставленных в стороны ногах, для лучшего равновесия, не обращая внимания на танцующих вокруг. Шаг назад и удар локтем кого-то позади себя. Возмущённый девичий крик, и ржание дружков. Он даже не оглянулся, а всё так же продолжал свой нелепый танец. Он, вновь сделав шаг назад, ударил опять девушку локтём. То, что это была опять она, он понял вновь по её визгу и возмущённой ругани в его сторону. Он замер, постепенно до него стало доходить, что эта сявка, что-то там вякнула в его сторону. Он медленно развернулся, на полусогнутых, и посмотрел на свою оскорбительницу. Перед ним стояла девушка, выше него на две головы, одетая вся в кожу. Высокие сапоги на тонкой металлической шпильке, кожаные браслеты с шипами на руках, беспалые перчатки. Прямые длинные чёрные волосы с фиолетовой прядью. На него смотрели сузившиеся чёрные глаза, полные презрения.
  - Пьянь, - презрительно проговорили её губки покрытые чёрной помадой.
  Червень не въехал...опять.
  - Ты чё, - он, пошатываясь, медленно стал надвигаться на девку, - страх потеряла?! Да я тебя сейчас по полу размажу, тварь! - Червень протянул руку попытавшись схватить её за лицо. Девчонка ловко увернулась от его руки, а лёгкий толчок в бок отвлёк Червеня от неё.
  Червень развернулся к тому, кто его толкнул. Перед ним стоял парень, одетый точь в точь, как и девчонка. Явно он не врубался, с кем имеет дело, раз наехал на Червеня. Тут все знали, чем может закончиться такой наезд. Явно эти пассажиры залётные. Да ещё кажись и панки к тому же. Ну, ща он с дружками повеселится. Вокруг уже очистилось место для драки, в центре которого стояли парень с девушкой и Червень со своими дружками. Явно те, кто знал компашку Червеня, под их раздачу ни за что попадать не желали.
  Музыка продолжала играть. О надвигающейся драке пока ещё слух по всему залу не успел разойтись. И большинство пришедших на дискотеку продолжали танцевать.
  - Врежь ему Червень, - рявкнул кто-то из его дружков.
  Низкий рост Червеню не помешал наброситься на своего весьма высокого, даже по его меркам, противника.
  Он в прыжке попытался его захватить за шею, но тот неловко крутанувшись, умудрился уйти от пьяного соперника. Червень уставился на пустое пространство перед ним, потом повернулся, шатаясь в сторону отскочившего парня:
  - Ты чё, тоже страх потерял, как и твоя подружка?! - он сжал правый кулак и, буравя себе под нос, где он видел залётных панков и их тёлок, врезал уроду в коже в челюсть.
  Парень от удара упал на пол, а Червень, размахнувшись ногой, хотел уже добавить тому, но девка панка подскочила к нему и впилась больно своими ногтями Червеню в плечо. Тот взвыл от боли, а подскочивший к девке, его кореш Кабан - двухметровый детина, схватив её за плечи отшвырнул на столпившихся зевак, наблюдающих за дракой.
  - Рулишь Кабан, - заорали довольные броском кореша дружки.
  Червень всё же достал отползающего в сторону панка, врезав ему под дых. Тот охнул и, встав на четвереньки, отполз к толпе зевак, где ему помогла встать на ноги его подружка.
  Победа над залётными панками ударила Червеню в башку, фонтаном адреналина да и не только адреналина... Он взревел от восторга, и стал рисоваться перед своими дружками - пританцовывая и оря во всю глотку, что его команда рулит.
  
   Неожиданный поворот.
  Как сразу и договорились, поднявшись на второй этаж Лендворца на дискотеку: Лёнька и Николай будут стоять возле лестницы, и наблюдать за разворачивающимися событиями со стороны, а Наталья и Андрей прикинувшись не местными заезжими байкерами, постараются вытянуть компашку Червня на драку - типа не понимая с кем, имеют дело. И постараются вытащить хулиганов на улицу, где к друзьям присоединятся Лёнька с Николаем, и тут вчетвером, они уж смогут добиться от Червня и его дружков, что это за 'охоту на ведьм' те решили устроить.
   Наталья, надев парик из своего гардероба и нарядившись под байкершу, привела всех в шок своим эффектным видом.
  - Ну, сестричка, - восхитился Николай, осматривая Наталью, - не ожидал!
  - А я ещё больше - КУ! - оценивающе причмокнул Андрей.
  - В моей работе кем только не приходилось быть.
  - Да не уж-то и... - ехидно проговорил Лёнька, тоже в восхищении её осматривая.
  - Даже той о ком ты сейчас подумал, - хищно улыбнулась ему Наталья. - Но для тех, для кого я ей была, это весьма плачевно заканчивалось.
  Лёнька, поняв, что она имеет в виду, аж поперхнулся.
  - Но вам с Николаем это не грозит, как некоторым... Если конечно они будут себя плохо вести, - её прищуренный взгляд скользнул по Андрею.
  - Я тебя тоже обожаю, - кивнул тот ей в ответ, ехидно улыбнувшись. Но в то же самое время в его голосе слышалось уважение к девушке...
   ***
   Всё было обговорено, чуть ли не до мелочей. Но тут вдруг Андрей начал чудить.
  Первое что он сказал Наталье, оказавшись в танце возле компашки Червня, с посуровевшим вдруг для его характера лицом, что планы меняются. И она должна ему подыгрывать, и ни какого серьёзного сопротивления против этих подонков с её стороны, чтобы не случилось.
  - Здесь всё серьёзней, чем мы думали, - закончил он свою короткую инструкцию.
  Увидев, как Червень врезал Андрею в челюсть, Лёнька уже было хотел рвануть ему на помощь, но перехвативший взгляд сестры, Николай схватил друга за плечо:
  - Тихо! Не дёргайся! У них всё идёт как надо.
  - Но этот же козёл сейчас... - возмущённо рвался в бой Лёнька.
  - Не переживай, - успокоил Николай друга, наблюдая за движениями Андрея, - он себя нарочно подставляет. У него всё под контролем.
  - Ну, если выбитая челюсть - это теперь считается всё под контролем, то лады, - Лёнька облокотился рядом с Николаем на широкие мраморные перила лестницы и стал наблюдать за дальнейшими событиями.
   ***
  - Ты чего творишь, - прорычала возмущённо Наталья на ухо поднявшемуся на ноги Андрею, - У тебя всё цело?
  - Да всё путём детка, - улыбнулся тот окровавленным ртом. - Всё идёт Тип-Топ! Дальше делаем так... - и он, притянув её к себе, быстро прошептал ей что-то на ухо.
  Наталья отпрянула от него и посмотрела испугано:
   - Не может быть?!
  - Да! Я же говорил, у меня нюх на этих тварей. - Он толкнул её в сторону лестницы: - Вали быстро и делайте, как я сказал!
  Наталья не заставила себя упрашивать дважды. Сейчас нужно было действовать быстро. Если Андрей окажется прав, то лучше с этим не шутить.
  - Идём вниз, - подбежала она к ожидавшим её друзьям, кинула взгляд на то, что происходило в данный момент на месте стычки, и потянула парней за собой на первый этаж. - У нас совсем мало времени. Планы немного поменялись. Что успею, расскажу.
   ***
   Дождавшись когда Наталья скроется в толпе танцующих, Андрей посмотрел со зловещей усмешкой на близстоящих и наблюдающих за его поведением столпившихся зевак.
  - С тобой всё в порядке? - поинтересовался подошедший к нему парень, протолкавшийся к нему от аппаратуры ди-джеев. - Может вызвать милицию?
  - Не парься, - глядя презрительно на выплясывающего победные па, Червеня, ответил Андрей. - Я сам разберусь.
  - Давай я лучше... - дёрнулся было парень в сторону двери администратора, видимо всё же собираясь звонить по телефону.
  - Я тебе сказал, не парься, - перехватил его за руку Андрей. - Вали к своей музыке и рули ею дальше. - Обещаю разрулить ситуацию тихо и мирно... На этом этаже, - уже негромко добавил он глядя в спину уходящего ди-джея, и повернувшись к Червеню крикнул: - Эй! Волчара позорный!
  Червень замер на полусогнутых, стоя спиной к Андрею, а затем, растопырив пальцы веером и медленно повернувшись, и уставившись выпученными глазами на своего противника проговорил с кривой усмешкой на губах:
  - Ты панк совсем я гляжу, страх потерял?!
  - Слышь, жаба! Пойдем, пообщаемся...в сортире, - презрительно ответил ему Андрей, плюнул кровавой слюной в его лупоглазую физиономию и, не дожидаясь ответа, развернулся и направился в сторону лестницы на первый этаж.
  Физиономия Червеня скривилась в зловещей гримасе. Принявшись вытирать кровавый сгусток с лица, он вдруг замер, проводя окровавленной рукой у себя под носом. Глаза его преобразились - сузились и приобрели жёлтый цвет. В след уходящему охотнику уже смотрел не человек, а зверь, готовый в любой момент кинуться на свою жертву.
  Червень тихо рыкнул, и хищно улыбнувшись звериным оскалом, двинулся в след своему врагу, расталкивая в стороны возмущающихся, но не встающих на его пути танцующих. Всё же за ним следовала вся его банда, готовая вломить любому, кто встанет на пути у Червеня.
   ***
  - Да ну брось ерунду городить, - возмутился Лёнька, глядя на Наталью. - Какой нафиг оборотень! Ещё скажи...
  - Почём купила, за то и продаю! - резко прервала его Наталья. - Ты вообще забыл, чем мы тут занимаемся?!
  - Ну и каким боком стыкуются - эта пьяная компашка и монстры? - непонимающе посмотрел на неё Лёнька.
  - Значит стыкуются, - прервал его Николай и указал на прошедшего мимо них в туалет Андрея, из которого, пару минут назад, они с Лёнькой вытолкали всех парней, которых там успели обнаружить. Те из парней, которые попытались на них возмутится во время этого выселения, получили по тяжёлой затрещине от Лёньки, и после этого понимающе и активно кивая головами, другого санузла.
  - Похоже, что он всё же оказался прав, - тихо проговорила Наталья, провожая встревоженным взглядом буквально влетевшего в туалет вслед за Андреем, Червеня.
  - В чём именно? - не понял Лёнька.
  - У этого отморозка уже шерсть начала расти на морде и когти на пальцах рук удлинялись, прям на ходу, - объяснил Николай, также внимательно следивший за Червенем.
  - Так может, ему нужна помощь?.. Я имею в виду Андрея, - чуть осипшим голосом спросил Лёнька. Он не то что бы испугался, но эти мистические события, набирающие в его жизни всё большие и большие обороты, начинали его тревожить всё больше и больше.
  - Тебе ясно сказали, что он сам управится, - прервала его Наталья. - Наша цель вот они, - Наталья кивнула в сторону идущей к туалету банды Червеня. - Эти, если верить нашему охотничку, обычные люди, и нам их нельзя пускать в туалет по любому, - и она двинулась навстречу пьяным дружкам Червенея. - Эй, мальчики вы не слишком торопитесь? - И уже через плечо кинула: - Самого здорового не трогать! Он мне причёску испортил!
  - Парик как парик, - проговорил удивлённо глядя на чёрные как смоль, прямые волосы Натальи, Лёнька, расходясь с Николаем в разные стороны и беря дружков Червеня в клещи. Благо было, где развернуться в широком пустом холле первого этажа Лендворца.
  - Вот его он мне и сдвинул, - кинула ему девушка, хищно улыбаясь и уходя в сторону с линии удара напавшего на неё первым Кабана. Острый каблук её сапога чётко вошёл в центр сидалища пьяного отморозка - решившего, что девка, которую он уже один раз научил уму разуму, потеряла явно страх, и её надо размазать её смазливой мордашкой по стене. Но в итоге всё получилось в точности да на оборот. Сильнейший удар сапога опасной красотки отправил его в полёт в ближайшую стену. Врезавшись в неё мордой он сполз на пол и вырубился.
  - Слабак, - презрительно сплюнула в его сторону Наталья и, повернувшись резко врезала ещё одному бросившемуся на неё бандиту промеж ног, уже носком сапога, но тоже острым. Тот дико взвыл и согнулся в три погибели и тут же отправился от удара по физиономии, тем же сапогом, в долгий нокаут.
  Осмотревшись, Наталья поняла, что Николай и Лёнька в помощи не нуждаются. Те быстро расправились со своими семерыми противниками, благо они были все пьяны чуть ли не в дым.
  - Все ладони поотбивал, - поморщился Ленька, стоя над поверженными противниками и потирая свои руки.
  - А тебя кулаками разве бить не учили? - подколола его Наталья.
  - Так он же их тогда поубивал бы, - хмыкнул Николай, изучая место схватки.
  И в этот момент за дверью туалета раздался дикий рык. А затем...
  Дверь туалета от мощного удара разлетелась в щепки и из него выскочило что-то огромное, лохматое, звероподобное, и не обращая ни на столпившихся друзей, ни на ворочающихся на полу поверженных хулиганов, это что-то с воем умчалось, явно на четырёх лапах, в сторону выхода на улицу.
  - Все видели тоже, что и я? - поинтересовался обалдевший Лёнька.
  Друзья стояли и молчали в шоке от увиденного, потом всё же Николай из себя смог выдавить:
  - Если я не ошибаюсь, то это был огромный волк.
  - А откуда в туалете Лендворца волк? - задал вопрос Лёнька ошарашено глядя на друзей. Всё-таки ему впервые пришлось вот так вблизи увидеть настоящего волка-оборотня, и он ещё не мог в это поверить.
   - Ну, ты и... - только и сказала, хмыкнув недогадливости друга, Наталья и перевела взгляд на мужской туалет в ожидании Андрея.
   Тот не заставил себя долго ждать. Вскоре его физиономия появилась в дверном проеме общественного туалета. Выглядел он весьма довольным собой. Неспешно охотник вышел в холл, поднял левую бровь, скорее для показухи, чем для дела, осмотрелся по сторонам и кинул насмешливый взгляд на разнесённую в щепы дверь. Охотник как будто заявлял каждым своим жестом: 'ничего не было, не было ничего'. Однако, поступками и показушной осмотрительностью, скорее наводил на мысль о легком помешательстве своей персоны.
  Как только он увидел в коридоре Наталью, Николая и Лёньку, то только кивнул, глазами показывая, что пора бы пробираться к выходу.
  - Здесь больше делать нечего. Хорошая работа! - Он изобразил на лице подобие похабной улыбочки и пошел прочь, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания. Остальные двинулись за ним на некотором расстоянии.
   Музыка на втором этаже продолжала грохотать, зевак Лёнька разогнал еще, прежде чем началась драка. Так что лишних глаз на все происшедшие события вроде не замечалось. Как им казалось...
  Как только компания скрылась за входными дверями, в фойе с испуганными лицами из каптёрки сторожа выглянули билетёрша и сторож, пившие чай и спокойно беседовавшие до услышанного рёва и грохота разбиваемой двери. А из дверного проёма в туалет, выглядывал парень лет восемнадцати, с раскрытым от изумления ртом и с прилипшей к нижней губе папиросой.
  - Нифигасебе! - произнёс он, хрипло осматривая место драки и осколки дверей. А затем, кинув взгляд на выглядывающих из каптёрки билетёршу и сторожа, спросил испуганно: - Чуваки, а чего это сейчас здесь было?
  - Так с этими всё ясно, - выходя в фойе и глядя на ошарашенного парня и стонущих на полу побитых хулиганов, проговорил сторож. А затем, кинув взгляд на женщину, добавил: - Вызывай милицию. Драка. Ну, ты парень и Рембо, - восхищённо похлопал он паренька с папиросой по плечу, посчитав видимо, что это он всех хулиганов побил.
  'Нифига себе дурь, - подумал испуганный паренёк и затоптал носком ботинка упавшую на пол тлеющую папиросу. - Надо бросать это дело, а то так и до психушки недалеко'.
  А вслух только и смог сказать: - Да-а-а!
   ***
  Осторожничать они перестали только тогда, когда вернулись домой к Петровичу. Даже в его отсутствие эта квартира оставалась чем-то вроде штаба. Андрей, на своем мотоцикле, на котором они круто подрулили вместе с Натальей к Лендворцу, к началу дискотеки, уехал теперь один, а заявился самым последним, держа опять в объятиях бутылку пива.
  На укоризненные взгляды друзей он раздраженно развел руками:
  - А что вы на меня все так смотрите? Надо же снять стресс. Не каждый же день дерешься в общественном туалете с оборотнем. - Он демонстративно засунул руку в карман куртки и выловил оттуда обрубок хвоста.
  Охотник бросил его на стол, удобно располагаясь в свободном кресле:
  - Это нам еще на что-нибудь сгодится.
  Девушки с отвращением посмотрели на волчий хвост, который только недавно перестал сочиться кровью в месте, где охотник его бесцеремонно срезал. Николай немного наклонил голову, вытягивая шею, чтобы рассмотреть трофей получше:
  - И на что же это, по-твоему, он нам сгодится? - он, кажется, начал догадываться уже, что сейчас ответит ему Андрей.
  - Ну-у-у... пусть, например, твоя подружка его пощупает. - Медленно потягивая пиво, проговорил охотник.
  Николай вскочил со стула, красный от злости. Ему уже надоели эти эксперименты с его подругой. Он видел, с какими трудом Ларе даются эти провидческие штуки, а к тому же ещё и её беременность... Хватит!
  - Это еще зачем, извращенец? - подошедшая к брату Наталья, толкнула не сильно его в грудь, и тот уселся, не вымолвив ни слова обратно на свой стул. К тому времени она уже избавилась от парика и, не считая макияжа, стала больше походить на саму себя.
  - В образе ты мне больше нравилась, детка, - скорчил гримасу Андрей и, не обратив даже ни какого внимания на действия Николая, продолжил: - Помнится мне, не далее чем утром у Лары открылся очень полезный дар. Может быть, и сейчас справишься? - Охотник резко перевел взгляд на Лару.
  Девушка за все время беседы ни разу не отвела глаз от обрубленного хвоста. Ей была и страшна, и противна мысль, взять его в руки, но любопытство победило.
  'Не укусит же он меня в самом-то деле!' - пронеслось в Лариной голове.
  - Я могла бы попробовать... - нерешительно начала она.
  - Стоп! - Хвост оборотня резко припечатала к столу рука Натальи. - Нам предстоит ещё одна встреча, прежде чем мы начнём экспериментировать с новым даром Лары. - Она строго посмотрела на кидающего, на охотника, ненавистнические взгляды исподлобья, Николая: - Встреча возможно очень важная... - теперь она перевела взгляд на, приговорившего бутылку пива, и теперь блаженно потягивающего из плоской фляжки, явно не лимонад, Андрея: - По твоему делу. Тебе ещё нужен диггер, или тебе больше это по душе? - она кивнула на его фляжку.
  Охотник пьяно улыбнулся девушке:
  - Ну, одно другому не мешает. Или ты думаешь детка, что я не в состоянии стояния? Так ты ошибаешься, я ещё о-го-го! - и он, покачиваясь, подошёл к Наталье, пытаясь её приобнять за талию.
  - Только без рук! - отшила Андрея девушка, слегка распахивая куртку и как бы невзначай приоткрывая рукоятку пистолета висящего под мышкой в кобуре. - А то резко без этого самого о-го-го останешься. А врачи в больнице скажут, что так и было, - а затем поинтересовалась у отступившего, но всё так же смотрящего на неё плотоядно-пьяным взглядом Андрея: - Ну, так что, тебе диггер нужен, или как?
  - А я думал, ты уже забыла о моей просьбе, милая, - Наталья криво улыбнулась ему в ответ, но промолчала. - А он как вообще шарит в своём деле? - опять сделав очередной глоток из фляжки и с удовольствием рыгнув, поинтересовался охотник, - или такой же поверхностный знаток ваших катакомб как и вы все?
   Наталья стойко проигнорировала очередную подколку Андрея:
  - Насколько я информирована своим руководством, то он диггерством занимается с самого детства. А лет ему немало уже, если я правильно поняла. Так что идем на встречу? Он нас будет ждать на троллейбусной остановке, на Привокзальной площади... - Наталья взглянула на часы и присвистнула, - уже час как ждёт.
  - И никуда до сих пор не ушёл? - удивился Лёнька.
  - Попробовал бы, - прищурилась Наталья, - я бы его из-под земли откопала бы. Ему была команда ждать нас, и никаких разговоров.
  - Ого, - расширенными от удивления глазами, но всё с тем же ехидством, воскликнул Андрей, - да вы у нас, милочка, фурия! Тогда лучше не терять время и выдвигаться к цели. Жалко мужика. Томится там... - он подмигнул Николаю и Лёньке, кивая на Наталью, - зашуганный.
  - Не зашуганный, - буркнула Наталья, поняв, что переборщила со своим суперменством в этот раз, - а предупреждённый, соответствующими органами, что нужна его консультация и возможно помощь. И что он должен подчиняться всем моим указаниям, если не хочет огрести проблемы. И в этом случае, - поспешила она добавить, заметив как Андрей, опять собрался сострить в её адрес, - он огребёт их не от меня, а от нашего руководства.
  - НАШЕГО руководства, дамочка?! - всё же съязвил Андрей. - Я к вашей команде отношусь, постольку поскольку.
  - Ну да, ну да, - встрял в разговор Николай, - мы сами себя втянули в эту историю с упырями и оборотнем.
  Он всё ещё никак не мог успокоиться после того, что Андрей опять собирался экспериментировать с Ларой. Сейчас, когда он знал, что Лара беременна, он готов был за неё не то что глотку любому порвать, но даже умереть за неё. Хотя он на это и раньше был готов ради неё, но когда узнал о ребёнке... Нет, этот Андрей явно нарывался на неприятности от их компании. Он опять кинул злой взгляд на охотника.
  'Ну, ничего, вот когда всё закончится, мы ещё посмотрим кто из нас круче. Мы тут тоже кой чему научены'.
  Андрей как будто прочитал его мысли, оглянулся на него и, ухмыляясь, ответил:
  - Нее парень. Это не я вас втянул в эту игру с монстрами, а ты, когда подписался на работу у ведьмы.
  - Буд-то меня кто-то спрашивал, - буркнул в ответ Николай, понимая, что Андрей попал в точку.
  - Ну-у, - вступил в разговор Лёнька, - тогда надо винить в этом ещё Димычей, задолжавших Крыкову.
  - Мы все звенья одной цепи, - добавила задумчиво Наталья, вспоминая смерть их с Николаем родителей, и свою необычную работу. Затем отмахнув мрачные воспоминания, она продолжила: - Завязываем ностальгировать, нас ждут дела, реальные, - и закончила, направляясь к выходу, тем самым не давя ни кому возражать: - Лара остаётся у Петровича, незачем ей бегать по ночным улицам, бандюги сюда уже точно не сунуться, некому. Так что тут сейчас пока самое надёжное место. А вы всей дружной компашкой, - она кинула решительный взгляд на парней, останавливаясь у входной двери, - пойдёте со мной. Диггер этот ещё та, хитрющая туннельная крыса. Так что при встрече с ним любая идея может нас подвести ближе к цели. Кстати!.. О которой никто из нас ничего толком пока и не знает, - она вопросительно посмотрела на подходящего к ней в вразвалочку Андрея.
  - Всему своё время, красотка, - улыбнулся ей охотник как мартовский кот, обожравшийся валерьянки, - всему своё время. - И ничего больше не сказав вышел из квартиры вслед за Натальей скривившей как всегда в его адрес, по поводу его пьяного вида, недовольную гримасу.
  Николай вышел последним, поцеловав на прощание Лару, но с беспокойными мыслями - так ли уж точно права Наталья по поводу безопасности квартиры Петровича...
  
   Непослушная Лара.
  Все ушли. Лара закрыла дверь на замок и вернулась в зал. Хвост оборотня так и остался лежать на прежнем месте. Девушка постояла у стола, скрестив руки на груди, внимательно смотря на хвост. Но потом потрясла головой и вышла в кухню, с мыслью о том, что если ей этот эксперимент и предстоит, то только тогда, когда все вернутся. Лара старалась всячески скоротать время, пока сидела в пустой квартире Петровича: за чаем она пролистала несколько медицинских изданий, полила цветы на подоконнике, протерла пыль. Когда ей все это надоело, она устроилась на диванчике в гостиной с книжкой неизвестного ей автора.
   Книга не особо захватывала, во всяком случае, не с первых страниц, и поэтому взгляд девушки то и дело скользил по поверхности стола, на котором среди прочего лежал трофей охотника. Она пару раз силой заставляла себя отворачиваться от хвоста и пыталась продолжить чтение дальше, но хвост возвращал к себе её внимание уже через несколько абзацев. К концу третьей главы Лара сдалась, захлопнула книгу и застыла на диване, не сводя глаз с хвоста. Не прошло и пары минут такого самогипноза, как девушка протянула руку и положила хвост себе на одну ладонь, прикрывая сверху другой.
  Первую минуту девушка сидела неподвижно, плотно зажмурившись, как будто это могло помочь ей в чем-то, что она и сама до конца не понимала. Она уже хотела положить его на стол, привстала даже, медленно открывая глаза:
  - Боюсь, что ничего не... - Глаза Лары широко распахнулись и она, не успев твердо встать на ноги, рухнула обратно, успев только схватиться свободной рукой за спинку стула, чтобы не упасть от нахлынувшего на неё потока образов. Такое же шокирующее ощущение бывает, если резко окатить из холодного душа.
  Первое что она увидела это небольшую комнату, и... погром в ней. Погром в прямом смысле, этого слова. Мебель была вся переломана, вещи разодраны и расшвыряны по всей комнате. Явно хозяин квартиры прибывал в ярости. Затем она с ужасом поняла, что она видит всё это, глазами именно хозяина квартиры. Глазами того, чей хвост она сейчас держит в руках. Она ужаснулась и решила, что своими самостоятельными экспериментами она вселилась в тело мерзкого оборотня, став теперь им навсегда. Она чувствовала, как часто бьется его сердце, которое он пытается утихомирить, сердце бешено стучащее. И ощущала, что он чувствует боль вперемешку со стыдом.
   Но в следующий момент она уже успокоилась и смогла взять себя в руки. Она всего лишь могла видеть его глазами и слышать все, что он сам слышал. Но это происходило как-то... как-то отдельно... отдельно от хозяина тела, в которое она проникла без его на то ведома и позволения. Червень продолжал жить и дальше своей жизнью, не подозревая о том, что кто-то неведомый проник в его голову и наблюдает за тем, как он живёт.
   Хотя то, что видела на данный момент Лара, нормальной человеческой жизнью назвать было нельзя. Червень бесновался как зверь. В прямом смысле этого слова. Он носился по комнате, разрывая и громя всё то, что ещё можно было уничтожить. Явно с ним что-то было не так, раз он был в такой ярости, находясь у себя дома.
   Вначале Лара решила, что он всё ещё находится в облике зверя. И то, что Андрей обрубил ему хвост, его и привело в такую ярость. Но затем она заметила, что его тело уже человеческое. Червень был в рваных шортах до колен и в зелёной изодранной майке. Но что же его тогда так приводило в ярость, неужели поражение в схватке с охотником? Но он всё же мог уже и успокоится. Времени прошло достаточно после схватки, и он вроде как скрылся от врага. По Лариным прикидкам, он не должен был догадываться, что его могут отыскать. Но в следующий миг она поняла, почему Червень так беснуется. Бандит подбежал к зеркалу, висящему в узком коридорчике на стене у входной двери, включил висящий над ним светильник и посмотрел на своё отражение.
   Из зеркала смотрело на Лару существо с получеловеческим лицом. Волосы уши, да и почти все формы лица были человеческими. Почти, все...
   На Лару смотрели жёлтые глаза зверя. Это было понятно с первого взгляда. В них не было ничего человеческого. Даже не так - они вообще не подходили под разряд человечьих глаз. И в них было столько злобы и ненависти, что Лара подумала, что сейчас это существо в отражении кинется именно на неё, сидящую далеко отсюда и сжимающую в руках хвост хозяина этих звериных глаз. Но глаза это ещё не всё что осталось в лице Червеня от зверя. Перекошенный от ярости рот бандита был усеян острыми звериными клыками. Они так выпирали из его рта наружу, что ему с трудом удавалось сомкнуть губы. Его нос был почти плоский и напоминал звериный. Червень дико взвыл, увидев который уже раз своё полузвериное обличие, и с размаху врезал кулаком в зеркало. Осколки со звоном посыпались на пол, а за стеной громко застучали, и послышался возмущённый голос соседки. Червень злобно рыкнул в ответ, но притих на миг. Но в следующий момент его взгляд упал на один из зеркальных осколков и, увидев в нём вновь своё отражение, он заскулил присев на корточки и стукаясь в отчаянии головой о стену.
   Лара, решив, что она тут больше ничего не увидит нужного на данный момент, уже собиралась выпустить хвост оборотня из рук, но тут вдруг Червень перестал скулить и биться головой, будто о чём-то вспомнив. Лара заинтересованно сжала хвост ещё крепче в своих руках.
   Червень подскочил и, бросившись в комнату, принялся что-то искать в вещах, которые раньше хранились в ящиках разрушенного им серванта. Отыскав там блокнот, он взвизгнул от радости как щенок и бросился в коридор, где на стене висел телефон. Бормоча себе под нос проклятья, перемешивающиеся с матом, и отыскав в блокноте номер телефона, возле которого были две больших буквы - АА, он сорвал трубку с телефона и принялся лихорадочно крутить диск, набирая нужный номер.
   В трубке раздались гудки, затем на другом конце линии тоже подняли трубку, и мужской не слишком громкий, но уверенный голос произнес: - Слушаю!
  Лара почувствовала, как Червеня всего лихорадочно затрясло, он тихо завыл и, выдавливая из себя слова, заикаясь чуть ли не на каждом слове шепеляво приговорил:
  - Эфо я Тщер-фень!
  - Что у тебя с голосом? - удивлённо спросил его собеседник.
  - У м-фя пло-блефа, - Червень заскулил.
  - Не скули, - послышался в трубке презрительный голос, - рассказывай всё по порядку.
  - На диск-феке на мефя и моиф длуфей наф-пал палень с каф-кой-фо фефкой... - и Червень как мог, спотыкаясь на каждом слове и безжалостно шепелявя из-за торчащих изо рта клыков, рассказал своему собеседнику, о том, что произошло на дискотеке. По окончанию рассказа он опять заскулил в отчаянии и чуть ли не плача спросил: - Фто мне теп-фель фелать, Са...
  - Стоп! - резко прервал его мужчина. - Ни каких имён по телефону! Понял меня!
  - Я фонял, фонял, - опять заныл бандит. - Фто ф-фо-мной факое?
  - М-м-м, - послышалось задумчивое мычание в трубке. - Похоже, этот парень, который отсёк у тебя хвост был охотником на монстров. И по твоему описанию он похож на одного, которого я...знаю... Сталкивались. Но насколько я знаю, девки при нём никогда не было. Во всяком случае, когда он выполнял свою работу. Странно. Но это не столь важно. Некоторые привычки у всех меняются временами. Теперь по поводу твоего хвоста... Видимо он обрубил его серебряным кинжалом. И поэтому хвост остался у него. А тебя он пометил. Шрам от серебряного оружия, а тем более оставшийся отрубленный у охотника хвост не дают тебе обернуться полностью в человека... - мужчина замолчал. Где-то там, у собеседника Червеня, послышался телефонный звонок.
   Слышно было, как мужчина поднял трубку второго телефона и стал быстро говорить со вновь позвонившим, затем он обратился к ожидавшему продолжения разговора Червеню: - Погоди-ка минутку. У меня важный телефонный разговор на другой лини, - Червень взвыл в отчаянии, на что собеседник его резко оборвал: - Не скули! Возможно, этот звонок в какой-то мере и твоё спасение.
   Последняя фраза, собеседника Червеня, очень заинтересовала Лару. Что это был за звонок? Да и голос мужчины был ей кажется знаком. Где она могла слышать его? Но она никак не могла определить с полной уверенностью, кому он принадлежал.
   Лара постаралась напрячь слух, чтобы услышать, что говорит таинственный собеседник Червеня по другому телефону. Червень продолжал тихо скулить, но трубку от уха не убрал, но как не старалась Лара, она могла слышать только обрывки фраз и отдельные слова: - ...сколько их...девушка...а он в ко...а ты их пошли...угрожает...зажала значит...сколько платят...обещаю завтра же...скажем, половина того золота, что мы планируем там найти...всё договорились... - он положил трубку и обратился опять к ожидавшему его Червеню: - Ты ещё там не сдох?
  Червень толи рыкнул, толи взвыл и ответил:
  - Хосяин я сфалифаю ис голода. Я ф-чую мф-не, еф-сли я не ф-сфалю, кх-кхерф-фдык наф-сф-танет. Я...
  - Заткнись, и слушай меня, - раздался в трубке раздражённый голос, - ни куда тебе сваливать не надо. Ты мне завтра будешь нужен для того дела о котором я тебе рассказывал. Если всё пойдет, как надо послезавтра ты уже будешь купаться в деньгах. Я теперь точно знаю того типчика, который тебе его отсёк. Это приятель твоего знакомого, которого ты всё ни как добить не можешь. Я приму сегодня меры. Завтра встречаемся в двенадцать часов у ресторана 'Океан'. Знаешь, где это находится?
  - Приф-фодфилось пф-быфать пфару расс, - выдавил из себя Червень.
  - Ну, вот и ладненько. И не паникуй там! Если вдруг попытаешься смыться, то те, кто тебя обратил, из-под земли тебя откопают и в клочки разорвут. Стоит только мне им майкнуть. А сейчас отдыхай. И перекуси чем... - в трубке раздался смешок, - кем ни будь. А перекус, - собеседник опять хмыкнул в трубку, - тебя восстановит. Не хвост конечно, но человеческий облик вернёт в нормальное русло. Ты мне нужен будешь завтра в полной своей обратимости. Запомни! Только оборотень-волк способен открыть... - собеседник прервал фразу на полуслове, будто учуяв, что их подслушивают. - Всё, до завтра!
   В трубке раздались гудки, Червень повесил её и издал радостный рык. За стенкой опять раздался возмущённый стук и крик соседки, а буквально через несколько секунд затрезвонил дверной звонок. Червень распахнул дверь. На пороге стояла сухонькая старушка-соседка в халате. Она возмущённо посмотрела на Червеня и хотела уже что-то сказать, но увидев звериные глаза соседа и волчий оскал, в ужасе отшатнулась, но оборотень уже успел схватить её за горло и резко втянул к себе в квартиру. Захлопнув за ней дверь, он втащил сопротивляющуюся и хрипящую от удушья женщину в комнату. Лара с ужасом увидела, как пальцы сжимавшие горло старушки стали вытягиваться, на них стали удлиняться когти, впивающиеся всё глубже и глубже в горло жертвы. Рука Червеня принялась покрываться чёрной шерстью. А затем он зловеще прорычал:
  - Ну что бабуля? Пришло время вечерней трапезы...
   Лара больше не выдержала и отшвырнула хвост оборотня в угол комнаты. Видение исчезло. Девушка ощущала, как внутри неё всё похолодело, ещё на пару секунд позднее и она почувствовала бы вкус крови на своих губах, но ей удалось прекратить это раньше. Она встала, с ненадёжного в таком её состоянии, стула, и из последних сил, пошатываясь, добралась до дивана, и рухнула на него. Лара обхватила свои плечи трясущимися от ужаса руками и подтянула ноги к груди, стараясь не покачиваться вперед-назад, как частенько в фильмах делали умалишенные, но это давалось ей с большим трудом. Она пыталась успокоиться, но всё, что увидела за последние двадцать минут, прокручивалось у неё в сознании, кадр за кадром.
  Из глаз Лары брызнули слезы, и она опустила голову на колени. Чуть позднее, когда рыдания поутихли, она смахнула слезы, трясущейся рукой, и попыталась встать. Но ноги подогнулись, едва она только сделала попытку подняться. Девушка опять рухнула обратно на диван, успев подумать только о том, что бы сейчас сказали её друзья, увидев её такой. Лара не хотела, чтобы они волновались, но её разум, спасаясь от безумия, рассудил иначе, и она потеряла сознание.
  Так её и нашли вернувшиеся со встречи друзья. Сначала они предположили, что девушка спит, дыхание её было ровным и умиротворенным, а волосы скрывали большую часть лица. Николай присел рядом и обнял Лару, желая разбудить её аккуратно и заботливо, но не успел он прошептать ей на ухо имя, как голос Андрея отвлек его от всего.
  - Где этот чертов хвост? Я оставил его на столе... - Очевидно, что охотник махом стал трезв как стекло.
  Наталья, окинув хмурым взглядом стол, с сомнением посмотрела на Лару:
  - Не могла же она...
  - Вот он! - Лёнька принёс хвост из дальнего угла комнаты, тот валялся рядом с книжным шкафом.
  - Ещё как могла! На кой ты оставил его на столе? - Наталья с вызовом глянула на Андрея и решительно подошла к бесчувственной девушке, пальцем прощупывая её ровный пульс на шее. - Она не спит, она без сознания, иначе уже проснулась бы. Коля, тащи нашатырь! - Обратилась она к брату, внимательно всматриваясь в лицо Лары, проверяя рукой, нет ли жара. Николай отошел к шкафу, где у Петровича хранились травы и лекарства, тщательно разобранные и отсортированные по назначению.
  Андрей стоял чуть в стороне, разглаживая усы и бородку, и старательно изображал на лице чувство вины и беспокойства, но Наталья увидела в этом и кое-что еще... легкую примесь плохо сдерживаемого любопытства, которое сможет успокоить только очнувшаяся Лара.
  - Ты специально оставил его там, подлец! - она посмотрела на хвост в Лёнькиных руках. - Сыграл на её любопытстве и на том, что мы и так не берем Лару на опасные встречи и вылазки. Ты знал, что ей захочется проверить себя до того, как мы вернемся...почувствовать себя полезной для нашего дела. Черт бы тебя побрал! А если с ней случилось бы что-то?
  Андрей промолчал, облизнув нижнюю губу, борясь с желанием нагрубить:
  - Наше присутствие могло помешать увидеть ей что-то важное, мы и сейчас-то толком не знаем, что девочка видела.
  - Да как ты мог так рисковать ей? Ты же даже не знаешь точно, как это работает!? - Это уже был Николай, подошедший к лежащей на диване Ларе с нашатырём и ватой.
  - Я просто оставил хвост, вот и все. Не выдумывайте то, чего нет! Вся наша работа сплошной риск и остаться в одной комнате с обрубком волчьего хвоста далеко не самое страшное, что с вашей драгоценной Ларой могло случиться!
  И тут Лара очнулась, раздраженно отодвигая от своего лица вату с нашатырём. Руки её больше не тряслись, разве что она была чуть бледнее обычного. Девушка услышала только последний обрывок фразы Андрея, и он эхом повторился у неё в мозгу: 'не самое страшное, что с вашей драгоценной Ларой могло случиться!'
  - Со мной все в порядке... - она уселась на диване, придерживаясь за руку сидящей рядом с ней Натальей.
  Николай, присев на корточки перед Ларой, ласково взял её руку в свою и хотел уже что-то спросить у девушки, но Андрей опередил его:
  - Ну, вот видите с ней всё в порядке. А вы боялись...
  У Николая от этих слов внутри всё вскипело. Он в ярости подскочил и развернувшись надвинулся на ухмыляющегося как обычно пьяненькой улыбкой Андрея, и схватив его за куртку резко притянул того к себе:
  - Слушай ты, урод! Ты меня уже достал своими фразочками!..
  В следующий момент он почувствовал, как его запястья сжали железными клещами, пальцы охотника:
  - А меня не волнует, что тебя волнует, - пальцы Андрея сжимались всё сильней и сильней, и было такое чувство, что вот ещё чуть-чуть и кости Николая от его стальной хватки затрещат. Николай медленно разжал пальцы и отпустил куртку Андрея. Охотник посмотрел холодным взглядом убийцы в глаза парня, а затем, оттолкнув его от себя, опять пьяненько улыбнулся: - Ну, вот на том и порешили.
   Николай отошёл к дивану, морщась от боли и потирая запястья. Лёнька просто уселся на стул возле стола, кинув хвост на стол, и молча наблюдал за происходящим в комнате. Наталья, приобняв Лару за плечи, прищурившись, мстительно смотрела на охотника. Явно если бы не бледная Лара, всё ещё слабая после обморока, она бы тоже не осталась в стороне, и поддержала бы брата. Но с другой стороны, им бы всё равно пришлось бы воспользоваться способностями Лары. И кто его знает, как бы вёл себя Николай во время эксперимента с хвостом, зная, что его девушка беременна, и что всё это на пользу ей может не пойти. Поэтому она только посильней сжала плечо Лары, успокаивая ту, когда Николай накинулся на охотника. А кинув взгляд на сидящего спокойно возле стола Лёньку, поняла, что ей не стоит дёргаться, уж если он не вклинивается в разборку между этими...КХМ...бойцовскими петухами, то всё обойдётся само собой. Так оно и случилось.
   Николай сел рядом с Ларой, хмурый и глядящий исподлобья на усевшегося напротив них на стул, и нагло ухмыляющегося Андрея.
  - Ну чего, успокоились, олени? - с подколкой в голосе поинтересовался Лёнька. - Может, теперь обсудим наши дела? Что у нас первое на повестке дня? - и он посмотрел на Наталью, давая ей понять, что сейчас она должна решать дальнейшие их действия.
  Ну вот, опять я! Почему всегда я? - Наталья растеряно посмотрела на своего брата.
   Тот пожал плечами и улыбнулся ей - сейчас ты у нас старшая. У тебя больше в таких делах опыта.
  Тоже мне успокоил - саркастически улыбнулась брату в ответ сестра и перевела взгляд на развалившегося на стуле Андрея.
   А я чего, я тут проездом. Ты тут Кэп - пьяно ухмыльнулся охотник и развёл в стороны руки - всё в твоих руках.
  Наталья тяжело вздохнула от этого разговора в жестах и, поняв, что ей не выкрутится от роли лидера начала говорить:
  - Ну, для начала, - Наталья обратилась к Ларе, - ты должна нам рассказать, всё что видела и слышала.
  И Лара, не сбиваясь, рассказала всё...ну почти всё. Она решила пока умолчать о нервозной старушке-соседке оборотня и, о постигшей её столь несчастной кровавой участи...
  - Теперь главное, что нам нужно выяснить, - проговорила Наталья, когда Лара завершила свой рассказ, - кто тот человек, которому звонили - этот бандюга-оборотень, и...как я поняла из Лариного рассказа, диггер с которым мы встречались на вокзале.
   Лара вопросительно посмотрела на Наталью.
  - Ах да, - спохватилась та: - Ты же не в курсе. Тот диггер с которым была у нас встреча, во время разговора отлучался - типа в туалет. Но как я теперь понимаю, он ходил звонить этому таинственному незнакомцу, который отмечен в записной книжке Червеня как АА. Почему я поняла... - Наталья решила разъяснить именно Ларе подробней, что да как, потому как она считала, что все участники встречи с диггером уже сообразили, так же как и она, что этот чёртов 'крот', играл на две стороны, и выбрал ту, которая больше заплатит. Она действительно пыталась разными способами заставить диггера провести их по подземельям находящимся под Кобяковкой. Но вот насчёт оплаты у неё был 'потолок' назначенный начальством и как теперь выяснялось, диггер прельстился обещанной наградой таинственного АА. Вернувшись из так называемого туалета, он пообещал Наталье и её команде, что проведёт их по подземельям. Но встречу назначил на послезавтра.
  - И ещё гад такой, - хмыкнул Лёнька, - потребовал оплату сразу при встрече. Прежде чем поведёт нас в катакомбы. Решил срубить бабки там и здесь. Хитрый, жук.
  - Вот-вот, - кивнул в знак согласия Николай. - А ещё мог нас завести невесть куда, а сам потеряться.
  - Ну, на это счёт вы зря переживаете, - успокоил их Андрей. - От меня не сбежал бы.
  - Хвалилась синица море зажечь, - зло посмотрел на него Николай.
  Андрей только скривился в усмешке в ответ и, достав из кармана куртки плоскую фляжку, открыл её и, сделав глоток, смачно рыгнул.
  - Ты можешь не пьянствовать...сейчас, - чуть повысив голос, строго проговорила Наталья, обращаясь к охотнику. - Мы вроде как, если ты не заметил, тут обсуждаем что нам делать дальше. Завтра этот диггер отведёт эту чёртову кампашку в подземелье...
  - А кстати, что там? - прервал её резко Лёнька, и требовательно посмотрел на Андрея. - Ты нас уверял, что ты хочешь очистить подземелья от упырей. Типа благородный охотник бабушку Красной Шапочки спасти хочет. Но насколько я теперь понимаю, это всё только прикрытие. Так что ТАМ? - Лёнька надавил на последнее слово и в ожидании ответа прищурившись, посмотрел на охотника.
  В след за ним все тоже воззрились на того, сообразив, что то, что спрятано в подземелье гораздо важней каких-то упырей. Андрей, не переставая ухмыляться, поставил фляжку на стол, достал из кармана небольшую щётку-расчёску, расчесал её усы и бородку, потом убрал её обратно в карман, откинулся на спинку стула, заложил руки за голову и заговорил:
  - Эта долгая история, но я постараюсь всё рассказать вкратце. У нас просто нет времени на долгоиграющие опусы...
  - Стоп! - прервала его Наталья. - Это мы успеем послушать, чуть позже. Сейчас есть важней вопрос, - Наталья замолчала на мгновение, понимая, что сейчас Николай опять вспыхнет при её последующих словах, но выбора другого не было: - Мне нужен номер телефона, по которому звонил Червень. Лара ты его помнишь?
   Лара, закрыв глаза, попыталась вспомнить цифры, но ничего у неё не вышло. Она отрицательно покачала головой, опустив лицо к полу. Кудрявая чёлка закрыла её грустные серые глаза. Она готова была вот-вот заплакать, от того что она не в силах ни чем помочь.
  - Не отчаивайся! - погладила её по голове Наталья, успокаивая. - Есть один способ узнать номер, - она посмотрела на Андрея: - Я так думаю, у тебя есть опыт в гипнозе?.. Сидеть! - резко крикнула девушка, на вскочившего со своего места возмущённого Николая. Парень, опешивший от такого неожиданно командирского голоса сестры, шлёпнулся обратно на диван и поперхнулся словами, которые хотели вырваться у него буквально мгновение назад.
   Наталья же тем временем продолжила, обращаясь к утвердительно кивнувшему, на её вопрос, охотнику:
  - Если так, то ты сейчас должен провести небольшой сеанс гипноза с Ларой. Только учти, - она строго посмотрела на Андрея, - всё должно пройти без сучка и задоринки. Если будут проблемы... - она с намёком распахнула кожаную куртку, под которой показалась рукоять пистолета.
  Андрей только хмыкнул в ответ на её угрозу - нашла, чем пугать. Но в слух ни сказал, ни единого слова против. Затем поднявшись со стула, он поставил его в центре комнаты, пригласил пересесть на него Лару, а сам, взяв другой стул, сел в двух шагах напротив девушки.
  - Ну что ж, не вижу смысла тянуть. Тем более что я не могу сказать, что мне это не интересно... узнать, что там хранится в твоей головке по этому поводу, - Андрей достал из кармана небольшую монету, старую и потертую настолько, что едва можно было различить её достоинство: - Смотри на неё и дыши медленно, размеренно, как будто воздуха осталось очень мало и тебе выдают его порциями...
  Лара не удостоила его монолог ответом и просто принялась пристально смотреть на монету, стараясь как можно медленнее дышать. Вдохи её стали поверхностными, грудная клетка почти не двигалась. Охотник выждал еще пару мгновений, и монета затанцевала по его костяшкам, быстро вращаясь между его пальцами. Скорость монеты плавно снизилась и теперь она двигалась монотонно и усыпляюще.
  Лара неотрывно глядела на монетку, когда поняла, что её сознание отключается. Сквозь пелену она услышала вкрадчивый голос Андрея:
  - Когда я досчитаю до одного, ты сможешь погрузиться в сон.... Когда я задам тебе вопрос, ты найдешь ответ на него в своей памяти... десять...девять... - Сам его голос мог сейчас упокоить ненароком восставших мертвых на заброшенном кладбище. - Три...два...один...
   Николай, Наталья и Лёнька сосредоточенно наблюдали за происходящим. Лёнька даже зевнул пару раз, слишком уж сосредоточившись на монете, но Николай пихнул его локтем в бок, после чего тот молча переключил внимание на близкую к отключке Лару.
  - Итак, Лара...ты находишься сейчас рядом с оборотнем или в его теле и можешь слышать каждое слово из его разговора.... Страх не властен сейчас над твоими воспоминаниями и ты сможешь восстановить все, что пожелаешь... С кем разговаривал Червень по телефону? Вспомни и расскажи как можно точнее все, что слышала и знаешь... - Андрей не прекращал монотонно бормотать, вгоняя в какое-то состояние полу транса и всех остальных присутствующих, удивительно как сам не уснул по ходу дела.
  - Имя его не было названо... но оборотень рылся в записной книжке... он нашел этого человека по двум заглавным буквам, видимо его имени - АА. Во время разговора он пытался назвать его по имени, но человек оборвал его на полуслове...и голос его был знаком...мне уже приходилось слышать его раньше, но я так и не поняла, кому он мог бы принадлежать... - Лара говорила размеренно и очень тихо, почти шёпотом, так что приходилось прислушиваться к каждому её слову.
  - Как прозвучало начало имени этого человека? Что Червень успел произнести?
  - Са... - словно ветер прошуршал в листве или змея проползла по камню, прошептала Лара.
  Андрей замешкался на мгновение, как будто пытаясь решить, какой вопрос будет правильнее задать в данную минуту, но справился с сомнениями и спросил:
  - Номер телефона,... какой номер набирал оборотень?
  Лара молчала, лоб её испещрили морщинки, но через некоторое время, когда и сам Андрей хотел уже сдаться и вернуть девушку из гипнотического сна, вдруг начала произносить цифры, одну за другой.
  Меньше чем через минуту охотники на монстров располагали уже гораздо большей информацией для того, чтобы начать разгадывать головоломку, подкинутую тайным начальством оборотня и узнать, кто прячется за спиной у диггера, с которым они, не прошло и пары часов как, познакомились.
  - Хорошо... ты очень помогла нам и я отпускаю тебя.... Когда я досчитаю до десяти, ты сможешь проснуться, но страх, пережитый сегодня, все равно не будет властен над тобой с этой минуты. Ты проснешься и откроешь глаза... раз...два...три... - Все это время охотник поигрывал монеткой на костяшках своих пальцев, а теперь снова начал ускорять темп её бега, до тех пор, пока не досчитал до десяти и Лара не открыла глаза, подчиняясь его словам...
   ***
   - А теперь мы точно узнаем, чей это номер, - Наталья посмотрела на листок, на котором был написан телефон таинственного 'АА'. - Сейчас позвоню, куда следует, и всё будет известно буквально через полчаса, а ты, - она посмотрела на вновь развалившегося вольготно на стуле Андрея, - за это время поведаешь всем нам свою дооолгую историю.
   - А ничего что уже десять вечера? - попытался возразить ей Лёнька по поводу выяснения личности хозяина телефонного номера. - Все вообще-то уже спать укладываются.
  На что Наталья ему с сарказмом ответила:
  - Довожу для особо недалёких - ЭТА организация, куда я звоню, работает круглосуточно, - она подошла к телефону и, повернувшись опять полу-серьёзно, полу-смеясь, посмотрела на Лёньку: - И ещё напомню, что бы эти недалёкие не забывали - МЫ тоже работаем на ЭТУ организацию. И по такому же графику.
  - Ну, вот так всегда, - тоже полушутя проворчал Лёнька, но так чтобы слышали все, - в каждой работе есть своя задница. На заводе в три смены вкалывали, а теперь и здесь - здрас-сте.
  Наталья показала Лёньке кулак, чтобы тот замолчал, и стала разговаривать по телефону, разъясняя человеку, взявшему на другом конце телефонного провода трубку, что им нужно выяснить - и как можно быстрей.
  - Ну а теперь, - положив трубку обратно на телефон и сев на диван рядом с Ларой и Николаем, она обратилась к Андрею, - мы готовы слушать.
  Андрей скривился своей пьяненькой улыбочкой:
  - Расскажу я вам ребятушки...
  - Только давай без сарказма, - прервала его посерьёзневшая Наталья, - у нас времени мало. Завтра тяжёлый день. И нам всем желательно отдохнуть перед ним. Так что как можно короче, и покомпактней.
  - Ну, ты завернула, подруга, - хмыкнул на неё Андрей, - короче, и покомпактней. Попробуем...
   Наталья опять собралась вспылить на подначку Андрея, и уже хотела ответить ему, какая она ему подруга, но кинув взгляд на Лёньку покачавшего отрицательно головой, осталась сидеть на месте, и презрительно глядя на охотника сузила глаза.
  - Мы тебя очень внимательно слушаем, - процедила она сквозь зубы.
  - У меня к вам вопрос, - обвёл всех внимательным взглядом Андрей, как-то сразу посерьёзнев, - знаете ли вы историю и легенды своего края?
  - Ну, - поморщился Николай, что-то вспоминая, - читал я как-то в школе 'Сказки Тихого Дона', и...
  - В точку попал, - прервал его на полуслове Андрей. - Так вот, там есть сказка о Кваррадамале.
  - Это же всё сказки, - поморщился Лёнька, что-то припоминая из детства.
  - Ага, - хмыкнул в ответ Андрей, - и ведьма-львица с упырями сказка? И тот оборотень, которого ты своими глазами видел в Лендворце, тоже сказка? - Лёнька, поняв, что ступил, только пожал в ответ плечами. - Ну, так вот, этот Кваррадамал существует... Во всяком случае, если верить летописям. И торчит этот гад заточённым, где-то в подземных пещерах в районе Кобяковковки, - Андрей сделал паузу: - В подземном храме, построенном ещё турками, пытавшимися, как вы все знаете не раз захватить донские земли. Тайно от казаков выстроив этот храм под донской землёй, по всем законам монстрпоклонников, эти братки - турецкие, попытались воплотить очередную попытку застолбить свою власть на донских землях, с помощью вызова суперкрутогомонстра Кваррадамала, притащив в этот храм какой-то чёрный куб, в котором сидел этот урод. Вначале у них всё шло вроде как по маслу. Ну, вызвали, ну подчинили себе, даже удалось вытащить этого гада из подземелья на свет белый, но вот тут-то всё и рухнуло. Ребятки его для пробы натравили на ближайший хуторок... Что у них там с ним не срослось, точно не скажу, об этом в старых летописях ни каких сведений. Просто некому это было уже рассказывать. От них остались лишь кости. В общем, полакомившись хуторянами, монстр набросился на своих хозяев, а изничтожив их, направился прямиком, видимо на нюх, к основному скоплению людей - по пути сжирая всех, кто вставал на его пути. Не буду вдаваться во все подробности, что там да как, но в процессе очередной схватки с монстром, один из казачков (его, кстати, звали почти как в сказке - Макар Бесслёзнов, если верить рукописям) заметил, что монстра трясёт от звуков подаваемых сигнальной трубой. Ну, он недолго думая собрал ребят с музыкальными инструментами, которые были под рукой, и они дружно рванули с музыкой на этого Кваррадамала. Ну и в итоге они его загнали обратно в храм, и даже в тот кубик-рубик, где он сидел до этого. Ребята всё это проделали, не приближаясь к нему, благодаря музыке. А затем они этого гада вместе с кубом и храмом замуровали. Но тут они поизвращались немного, - Андрей улыбнулся: - Явно ребята с юмором были. Они, возводя стенку перед храмом, вмуровали в неё останки, которые остались после разборки со своими хозяевами Кваррадамала, тех самых турецких шаманов-недоучек, которые попытались воплотить очередной план по захвату Вольного Дона. В общем, получили турки очередной пинок от донских казачков под зад. А когда через какое-то время туда пробрались пяток приблудных авантюристов, приманенных рассказами о подземном храме, и в надежде там отыскать сокровища, то из них вернулся только их проводник - старый казак, который участвовал - ещё молодым, в возведении заградительной стены. Он рассказал, что когда они приблизились к потрескавшейся от времени стене скрывающей храм и принялись вскрывать её, то из десятков нор, появившихся на стенах тоннеля ведущего к храму, на них посыпались невесть откуда взявшиеся здесь упыри. И как казак утверждал, его спасло только то, что они были сонные, и прибывали в спячке до того момента, когда искатели сокровищ принялись своими кирками лупить по заградительной стене. И вот тогда те очухались и, почувствовав свежую человечинку, набросились на неудачников-авантюристов. Благо деда спасло ещё то, что он отошёл к началу тоннеля и его эти сонные 'крокодилы' видимо просто не учуяли. Откуда эти уроды там появились, никто не знает. Некоторые утверждают, что это останки тех, кого замуровали в стену, и что они были прокляты и поставлены стеречь храм от всех любопытных, сующих сюда свой нос. Другие утверждают, что это Кваррадамал своей магией оживил этих покойников и сам поставил их на страже своего храма, чтобы его не беспокоили почём зря. В общем, там куча версий, - махнул рукой Андрей, - но все сводятся к тому, что эти твари стоят на страже храма.
  Андрей замолчал, встал, сходил на кухню - хлопнула дверца холодильника. Вернувшись в комнату с раскупоренной бутылкой ледяного пива, он уселся на своё место и сделал большой глоток прямо из горлышка бутылки.
  Наталья только тяжело вздохнула - не исправим.
  - Ну и чего нам всем полезного от твоих правдивых историй, - скрестив руки, посмотрел на него с завистью Лёнька.
  - А того, - оторвавшись от бутылки, продолжил Андрей, - что это ещё только присказка, сказка ещё впереди.
  - Слушай сказочник, - заинтересовано посмотрела на него внимательно Наталья, - скажи - неужели ты сам все эти сведения нарыл?
  - Я чё, похож на ботана-очкарика? - посмотрел на неё Андрей. - Есть несколько таких ребят-очкариков, у которых, за баблосы, можно узнать ещё и не такое. Но, я сразу предупреждаю, - остановил он, готовую уже было сказать, что-то Наталью, - свои рыбные места я не выдам. Да и эти ребята не особо любят работать на такие организации, как та в которую вы влились.
  - Подумаешь, - хмыкнула недовольно Наталья, - мы и сами свою рыбку-информатора прикормим, если надо будет. Даже и тех, которые помогаю вот таким одиночкам как ты.
  - Флаг вам в руки, - спокойно ответил ей охотник: - Главное, что эта информация о них будет исходить не от меня.
  - Это всё хорошо, - прервал их перепалку Николай, - но при чём тут этот турецкий монстр, ели ты нас просил помочь расправиться с упырями?
  - А как ты думаешь, - прищурившись, посмотрел Андрей, на Николая, - что тут делала та ведьмочка, которую ты прикончил? - и, не дожидаясь ответа продолжил: - Ей нужна была не только твоя подружка. Она заодно подкармливала, остатками пиршеств со своего стола, как раз тех упырей, которые обитают возле подземного храма, чтобы проще было проникнуть в него и завладеть тем чёртовым кубом, в котором отсиживался Кваррадамал.
  - А зачем он ей нужен был? Она и так была нехилой ведьмой, - удивился Лёнька.
  - Ну, знаешь, - тяжело вздохнув, проговорила Лара, - таким как она всегда всего мало.
  - Вот, девочка права, - кивнул в знак согласия Андрей. - Если эту тварь подчинить себе, то можно наворотить такого! И она знала, как это сделать...
  - Ну и как, - вставил Лёнька, - если не секрет?
  Андрей нахмурился, разгладил усы и ответил:
  - Облить куб...кровью оборотня.
  - ОБАНА! - воскликнул Лёнька, и все переглянулись.
  - Так ты хочешь сказать, - с тревогой в голосе проговорил Николай, - что этот таинственный АА, охотится за кубом с Квар-др-м... Тьфу ты!
  - Вот именно, - усмехнувшись, ответил Андрей, - за ним самым, родимым. И это ещё не всё. Я, кажется, догадываюсь, кто этот таинственный АА...
  - Кто?! - подскочил с дивана встревоженный Николай.
  - А вот мы сейчас точно узнаем, - ответил ему Андрей, кивая на зазвонивший телефон.
   Наталья подняла трубку, и молча слушая то, что ей говорили по телефону, всё больше и больше хмурилась. Затем поблагодарив говорившего, она положила трубку, и с тревогой посмотрела на Андрея.
  - Бывший участковый? - только и спросил он.
  Наталья коротко кивнула.
  - Сан Саныч?! - непонимающе переводя взгляд, то на сестру, то на охотника, воскликнул удивлённый Николай даже встав от волнения с дивана: - Но как?
  - Возможно, он не тот за кого себя выдаёт, - спокойно ответил Андрей. - По его рассказу который он наплёл тебе, он слишком просто выбрался из дома ведьмы.
  - Но там как раз никого не было. Все погнались за нами с Ларой, - парировал Николай.
  - А то, что он опоздал к теплоходу с опергруппой?
  - Ты же знаешь наши власти.
  - А страх перед ним твоей подружки, когда она пожала его руку.
  - Ну, Лара от тебя в восторге тоже не была, после первого знакомства.
  Андрей покачал головой:
  - Вот же упрямый малый попался. Ну, хорошо! Вот тебе ещё один фактик для размышления... - Андрей внимательно посмотрел на Николая: - Так вот, я тут кое-что нарыл. Тот участок, на котором стоит дом ведьмы и находится подземный ход, купил... - он сделал паузу, осмотрел всех и следующей фразой добил Николая, - купил майор Федосеев Александр Александрович, - Николай так и шлёпнулся на диван, а Андрей довольный своей победой допил остатки пива из бутылки и со стуком поставил её на стол.
   Все слушавшие Андрея вздрогнули и посмотрели с тревогой на улыбающегося и торжествующего Андрея.
  - А чего же ты раньше не рассказал об участке? - поинтересовался Лёнька.
  - Да мало ли какие совпадения бывают, - ответил охотник: - Может ему просто участок по душе пришёлся - домик, сад...подземный ход.
   У Николая мысли неслись как локомотив. Получается, что настоящий участковый был мёртв - погиб ещё тогда от удара бесовского копыта. А кто же тогда этот - нынешний майор?.. СТОП!!! Он кое-что вспомнил!..
  Первая ночная драка с бесами:
  'Николай усмехнулся, наблюдая на катящегося как колобок парня, но в один из моментов падения кавказец изловчился, оттолкнулся от земли руками и, сделав в воздухе кувырок, ловко опустился на грунтовку обеими ногами, полуприсев и опираясь о землю правой рукой'...
  Они стоят с Натальей у калитки покинутого ведьмой дома:
  'Капитан махнул ребятам рукой и стал спускаться по лесенке, ведущей от тропинки, проходящей мимо калитки дома, где обитала ведьма, и выходящей на Чабанова, на которой находилось отделение милиции. В темноте он случайно споткнулся, и полетел на проходящую внизу дорогу, но ловко сгруппировавшись, сделал кувырок в воздухе и, опустился на ноги, полуприсев и, упёршись руками о землю'...
  Вот почему его встревожил тогда ночью у калитки этот кувырок капитана - это был уже бес занявший тело милиционера.
  Николай всем разъяснил свою догадку.
  - Ну, так что, - внёс предложение Лёнька, - нужно тогда брать этого чёрта в погонах, пока он не наворотил дел?
  - Я думаю, - задумчиво потеребил свою бородку Андрей, - что пока этого делать не стоит.
   Николай вопросительно посмотрел на продолжающую стоять возле телефона сестру. Она кивнула в знак согласия с Андреем:
  - Я согласна на этот раз с ним. Судя по тому, что нам рассказала о разговоре майора с Червенем, Лара, этот чёрт в погонах, - она усмехнулась над Лёнькиным сравнением, - не в курсе, где точно находится пещера, иначе он бы не договаривался с диггером. Видимо ведьма ему в своё время так и не раскрыла точное место расположения храма. Возможно, она считала, что её слуге этого знать не положено. И...ещё. Федосеева надо брать в храме. А так нам нечего ему и предъявить. Хотя конечно...его по любому взять можно, хоть сейчас, начальство наше даст добро, - Наталья усмехнулась: - Не на такое давали разрешения, но...нам нужно брать его в храме ещё и потому, чтобы окончательно уничтожить этот артефакт с монстром. Иначе если не он, то кто-то другой... - Наталья не закончила свою речь, но все поняли и так, что она имела в виду.
  - Это всё конечно хорошо, - потянулся Лёнька, - но что нам дальше делать? Куда выдвигаться?
  - Сейчас, - строго осмотрела всех Наталья, - все разойдутся спать, но перед этим решим парочку вопросов. Самый главный и щекотливый вопрос - это Лара, - она посмотрела на сразу подобравшегося и встревожившегося за свою девушку Николая: - Успокойся и не дёргайся. Без неё мы завтра не обойдёмся...
  - Я против! Категорически! - вскочил возмущённый Николай, но тут же грохнулся назад, одёрнутый здоровенной Лёнькиной лапищей.
  - У нас нет другого выхода, - чуть повысив голос, ответила ему Наталья: - Как, по-твоему, мы сможем отыскать тот подземный ход, по которому пойдёт Федосеев со своей группой?
  - Так мы же знаем время и место встречи, - попытался оправдаться Николай: - Будем следить за ними от 'Океана'.
  - А ты уверен, что мы сможем следовать за ними попятам? - вставил Андрей.
  - Он прав, - согласилась опять с охотником Наталья. - Может возникнуть такая ситуация, в которой мы не сможем выдвинуться за ними следом, пока они не исчезнут из вида, вот для этого нам и нужна Лара, как глаза Червеня.
  - Так я и знал, - зло буркнул себе под нос Николай, но так чтобы все слышали.
  - Не переживай, - успокоил его Андрей, - Лара с нами в подземелье не пойдёт. Там я уже запах этого оборотня учую.
  - А что тебе мешает двигаться по его следу до подземелья?
  - Понимаешь, - ответил Андрей лениво, - я тебе не ищейка, чтобы бегать по улицам и вынюхивать следы. А вот в замкнутом пространстве, в данном случае - в подземелье, запах этой лохматой твари, хоть и в человеческом обличии держаться будет до-олго.
  - Николай не заводись! - прервала их перебранку Наталья: - Лара с нами в подземелье не пойдёт, не переживай. Она посидит в ресторане, ну или в машине, - увидев протестующий Ларин взгляд, поправилась Наталья - до нашего возвращения.
   - Если, оно состоится с тем набором монстров, которых нам нарисовал, его величество Андрей, - проворчал опять недовольный Николай.
  - Да что с тобой такое?! - вспыхнула Наталья: - Успокойся. Если ты так переживешь за то, что Лара будет одна, я могу попросить у начальства для её охраны надёжного парня, или девушку, из спецподразделения.
  - Нет уж, - тут уже возмутилась Лара, - я и сама смогу дождаться вас. Не маленькая уже, - и она сердито сверкнула глазами в сторону Николая.
  - Как знаешь, - смутился он, - я просто очень...очень боюсь за тебя. Я...прости!
   Лара ласково улыбнулась ему в ответ, поцеловала в щёку и опустила голову ему на плечо.
  - Ну, вот и хорошо, - спокойно проговорила Наталья, радуясь внутренне, что Лара смогла усмирить, этого паникёра.
  'Хотя с другой стороны я его понимаю', - посмотрела она на сидящую в обнимку на диване парочку.
  - Ну, может, продолжим обсуждать дела? - прервал её мысли Лёнька. - Хотелось бы ещё выспаться перед таким делом.
  - Тебе бы только дрыхнуть, - усмехнулась в его сторону Наталья, но тем не мене продолжила (Лёнька брыл прав поздно уже): - И так вопрос по поводу слежки мы решили. Постараемся воспользоваться даром Лары в самом крайнем случае. Ну и второй вопрос, - она посмотрела на Андрея, - вооружение.
  - А что я вам могу предложить? - усмехнулся тот, разводя руками. - Я и сам не знаю, что может помочь против той твари из оружия, если она выберется из куба. Гранаты - так в подземелье их взрывать не стоит. Они может и помогут его загасить, но не забывайте ребятки, что мы будем в подземелье, и от взрывов гранат мы будем похоронены с этой тварью в одной братской могиле, под грудами земли.
  - А пистолеты с разрывными пулями? - вспомнил недавнюю схватку с упырицей Николай.
  - Возможно, и подойдут, но вот, насколько это будет эффективным, я гарантию дать не могу. Во всяком случае, против сторожей упырей, они будут верным средством. Осиновые колья вы всё одно сейчас нигде не настрогаете.
  - Хорошо, - задумчиво потёрла Наталья подбородок, - я кое-что, кажется, придумала на этот счёт. Но для этого мне придётся с утра посетить арсенал, тот, где я обычно получала экипировку для своих заданий. А что может помочь ещё?
  - Хм, - призадумался Андрей и потеребил ус, и тут его взгляд упал на висящую, на стене гитару: - Кто-нибудь из вас умеет бренчать на этом?
  Все кроме Андрея дружно посмотрели на Лёньку. Тот немного смутился:
  - Ну, я умею...немножко.
  - Ого, немножко! - усмехнулся Николай: - Рок-группа это немножко? Да твоё соло на бас гитаре на дискотеках всех девчонок с ног валит.
  - Ну, это когда было, - пожал Лёнька плечами: - Группа распалась, уже как полгода. Сами же в курсе.
  - Ну, играть та ты не разучился, за это время? - подколол его Андрей.
  - Шутишь?
  - Ну, я не знаю, - хитро прищурился охотник, - может тебе на башку кирпич упал, а ты - БАЦ и...разучился. Всяко бывает. Ну, хорошо, - махнул примирительно рукой Андрей, - верю, что не забыл. Так вот - завтра ты возьмёшь с собой ещё в поход вот этот инструмент. Если вы помните, я упоминал, что казаки загнали Кваррадамала в куб, благодаря музыке. Вот и ты когда я дам сигнал вытащишь свою гитарку и вдаришь по струнам.
  - Бред! - покачал головой Лёнька.
  - Ну, бред, ни бред, а попробовать стоит, - ответил Андрей.
  - Мда, - согласилась Наталья, - возможно и поможет. Я даже тебе подкину гитару получше этой и кейс-чехол для неё, чтобы ты её не угрохал, пока будем добираться по туннелям до храма.
  - Как у Бандераса? - засмеялся Андрей.
  - У него самого, - в таком же шутливом тоне ответила ему Наталья.
  - Бред! - опять покачал головой Лёнька.
  - Ну, тогда завтра, я с утра отправляюсь в арсенал, - принялась перечислять действия на завтра Наталья, - и набираю все, что нам может пригодиться для похода. Кстати, - она посмотрела на Андрея, - тебе что-нибудь нужно?
  - Вообще-то всё своё вооружение у меня есть, - потянулся тот, зевая, - но я не откажусь от такого же ствола с глушителем как у тебя и сотни другой разрывных патронов к нему. Но, - он поднял указательный палец, - чтобы всё было в ажуре с документами.
  - Без проблем, - ответила Наталья, - только дай мне свои паспортные данные, и всё будет законно оформлено...
  
   Ночные мысли.
   Лёнька пришел домой уже за полночь. Пока определились с планами на завтра, пока распрощались, время не стояло на месте. Но сил еще кое на что хватало, поэтому он заварил чая. Вышел с чашкой на лестничную площадку, которая служила одновременно и балконом, уселся на верхнюю ступеньку железной лестницы, спускающуюся в общий дворик, и погрузился в раздумья. Тем более что лунная ясная ночь навевала всякие философские мысли. Учитывая, что до не давнего времени его жизнь была вполне заурядной, и монстров он мог видеть только в зарубежных фильмах ужасов и всякой фантастике, теперь было над чем задуматься.
  'Итак, работу ты сменил, парень... Правильно ли поступил?.. Одному чёрту теперь известно... Э-э-э...не, погоди, так начинать нельзя. Сменил и сменил, назад пути все равно нет. Да и что в этом такого? Все что-то меняют в своей жизни, и я не исключение. Ну да, поменял, только теперь того и гляди на собственном балконе начнет всякая ересь мерещиться, - Лёнька оглядывал двор пристальным взглядом, действительно ловя себя на мысли, что уже не питает доверия к родным стенам: - Мало ли что может привидеться, зато теперь предупрежден, значит вооружен'.
  Лёнька сделал большой глоток из кружки, внимательно вглядываясь в тень от дерева, в соседнем дворе, колышущуюся под слабым ветром, и как ему в тот момент казалось, что-то за собой прячущую.
  'Стать мишенью в чужих разборках - это всегда досадно и глупо, хуже того, если это разборки с нечистью. А теперь у меня есть возможность сделать благородное дело, помочь тем, кто не ведает об опасностях родного города, или по излишку доверия к ученым умам современности просто не верит в нечисть любого рода. Короче, фиг с ним, сделанного не воротишь, а поступил я все равно правильно! Хотел приключений на свой загривок? Получай и не жалуйся!'
  Ленька зашел обратно в квартиру, плотно закрыл входную дверь, открыв при этом окно на кухне, соединяющейся с его спальней, чтобы в духоте всякие кошмары не снились, и побрел спать, а в это время в доме напротив готовилась ко сну Наталья...
   ***
  Ей в отличие от других, надо было встать очень рано, чтобы подготовится к тому делу, которое они затеяли. Надо было съездить на работу в арсенал, собрать нужное оружие, да и не только его, обещала же Лёньке гитару с кейс-чехлом. Вон он, кстати, сидит на своей площадке, напротив, с чашкой чая... Именно чая, сколько она его знала, он никогда не признавал кофе - вот не любил он его и всё тут, хоть тресни! А вот к ней, к Наталье, клинья пытался подбивать пару раз - но в этом случае он был не в её вкусе - ну вот хоть тресни! Наталья улыбнулась своим мыслям, глядя на Лёньку, сквозь прозрачную занавеску, стоя в тёмной спальне в одной ночной рубашке. Вздохнула тяжело и легла спать. Последняя мысль, перед тем как уснуть у неё была, что Лёнька отличный водитель, и что это надо использовать...
   ***
   Лара лежала и смотрела на спящего Николая. Быстро же он уснул. Завтра такой волнительный и напряжённый день, а он спит. Хотя с другой стороны, он уже всё это прошёл в своё время с ведьмой, и возможно привык. Хотя...разве привыкнешь к такому. Она вспомнила чудовищ кидающихся на них возле церкви. Если бы не святая земля храма... Лара сильно зажмурилась, отгоняя от себя страшные видения возможной расправы.
   А он спит и ухом не ведёт. Лара даже капризно надула губки. Но это было всего лишь мгновение. У него завтра тяжёлый день. Возможно, даже тяжелей чем у неё. Ведь ей точно придётся отсиживаться в машине. Если другие и согласятся её взять в подземелье, то Николай точно будет против этого. А тем более теперь, когда она беременна.
   Как всё изменилось после того, как она поняла, что она беременна. Зародившийся в ней ребёнок, дал ей много новых талантов. Эти странные сны, необычные видения, мысленная связь с людьми... Что ещё её ждёт в будущем? Ей рассказывала её бабка по отцу, что её прабабка была ведуньей, но она этому не верила. Считала всё это предрассудками...бабушкиными сказками. Но, а вот теперь, она сама столкнулась с чудовищами из тех самых бабушкиных сказок, да ещё и приобрела прабабкин дар.
   Николай повернулся на бок, лицом к ней, улыбнулся во сне, и нежно погладил её по животу. Там росла новая, пока ещё очень маленькая жизнь. Лара улыбнулась только сейчас почувствовав - две маленьких жизни.
  Лара повернулась к Николаю, поцеловала его в губы и, обвив его шею руками, закрыла глаза и быстро уснула.
   ***
   Николай не спал. Он просто лежал с закрытыми глазами и думал. Думал о том, что ведьма, с которой он разделался, и считал, что больше о ней не вспомнит, всё ни как не хотела отпускать его из своих звериных лап, даже мёртвых, даже только своим напоминанием о себе. Когда же всё это закончится - оборотни, вурдалаки, ведьмы?..
  Похоже теперь уже никогда. Он влез, и затащил ещё вдобавок свою девушку, сестру, и своего друга, в это дерьмо по самые уши. Хотя после того как он узнал о настоящей работе Натальи... Ей уж точно не привыкать, что бандюки, что мостры - какая разница.
   Хотя разница есть. С бандитом разговор короткий - пуля в башку и он готов. А вот с этими сказочными уродами, которые на деле оказались и вовсе не сказочными, и не ожидаешь, чего они выкинут в следующий момент. Одна ведьма чего только стоила, со своим перекидыванием в белую львицу. Да и обычные пули от неё отскакивали как резиновые. А теперь ещё этот Квардрм... Тьфу ты! Действительно язык свернёшь, пока выговоришь. Придумал же ему кто-то имечко такое. Интересно кто у этого монстра были родители? Что за бред в голову лезет? Вот жжешь, что значит - ночные мысли. Лучше думать о хорошем.
   А хороше... Хорошее, вот - его любимая Лара рядом с ним. И их с ней будущий ребёнок. Он повернулся к девушке и, не раскрывая глаз, ласково погладил её по животу. Девушка в ответ его поцеловала и обняла. Николай не стал её тревожить, и показывать, что он не спит. Он притянул её к себе, и постепенно уснул, думая о том, что у него появилась своя семья, о которой он теперь должен заботиться и оберегать её, от всяких опасностей...
   ***
  Ночные мысли - что они такое? Многое можно обдумать в ночные часы. Кто-то вспоминает свою прошлую жизнь, кто-то своих верных друзей, кто-то строит планы на будущее. И ночью это кажется так легко всё сделать - р-раз и прыгнул сразу в дамки. Но когда просыпаешься утром, всё оказывается не так просто, как казалось это ночью...
  
   'Я просто офигел!'
   - У нас проблема, - зашла почти бегом Наталья в Ларину квартиру, в которой был назначен сбор за два часа до встречи Федосеева и Червеня возле ресторана 'Океан'.
   - Хьюстон у нас проблемы! - басом пророкотал Лёнька на всю комнату.
   - Всё шутишь? - сердито посмотрела на него Наталья. - У нас действительно проблема. Этот чёрт в погонах видимо что-то заподозрил и поменял время и место встречи.
   - Ну и где мы теперь встречаемся? - в таком же полушутливом тоне поинтересовался Лёнька.
   - Ты чего, Андрея замещаешь? - прищурившись, посмотрела на него Наталья: - Так можешь не рисоваться, он хоть и спец в своём деле, но по жизни дурак и пьянь.
   - Я смотрю, ты к нему не равнодушна? - не сменяя тона, поинтересовался Лёнька.
   - А ты что ревнуешь? - уже начала вскипать Наталья.
   - А может, давайте по делу поговорим? - прервал их перепалку Николай.
   - Ну а если по делу, - опустилась на стул, стоящий возле стола, Наталья, продолжая кидать недовольные взгляды на Лёньку, - то Федосеев сегодня утром позвонил Червеню и сказал, что он переносит время на одиннадцать часов и на их старое место встречи. Мол, он его там подберёт на своей машине. Хорошо, что наши ребята установили ночью прослушку за телефоном в кабинете Федосеева.
   - Та-ак, - протянул встревоженный Николай, - ну и где это место встречи?
   - А вот с этим опять проблема, - нервно замялась Наталья, - он не сказал, будто чуял, что его телефон могут прослушивать. И ещё...Он умудрился уйти до того, как за ним попытались установить слежку. Вёрткий гад! Мы даже не знаем, на какой он машине уехал.
   - Похоже, что мне опять придётся взять в руки хвост оборотня, - проговорила спокойно Лара, зайдя в комнату с закипевшим чайником, и принялась, как ни в чём не бывало, разливать всем чай.
   - Лара... - попытался возразить Николай, но тут же замолчал, увидев взгляд девушки - полный решимости и не признающий ни каких возражений.
   - Так, с этим мы решили, - вздохнула с облегчением Наталья. - Но пока время у нас есть, почти целый час впереди. Заранее не будем экспериментировать с хвостом.
   - За ним ещё надо съездить к Петровичу, - напомнил уже посерьёзневший Лёнька.
   - Ну, вот прямо сейчас собираемся и едем, - решительно проговорила Наталья, поднимаясь со стула.
   - Что, даже чаю не попьёшь? - ехидно посмотрел на неё Лёнька, делая глоток из своей чашки.
   - Очень смешно, - скривилась в ответ Наталья.
   - Раз надо, так надо, - тяжело вздохнул Николай и, достав из шкафа зачехлённый меч (Андрей Николаю посоветовал взять его - возможно и поможет, всё-таки он заговорённый, во всяком случае, против ведьмы-то помог) вышел первым на улицу, в след за ним вышли Лёнька и Наталья. При этом Лёнька остановился у дверей и в раболепском поклоне, с ехидной улыбочкой, пропустил Наталью вперёд.
   - Клоун, - только и проговорила девушка, проходя мимо него.
  Лара ещё постояла с полминуты, разглядывая стоящие на столе чашки с недопитым всё ещё дымящимся чаем, тяжело вздохнула, выключила свет, и вышла на улицу.
   ***
   На улице у ворот стояла новенькая, белого цвета LADA 21099, с тонированными стёклами. Наталья указала Лёньке на неё взглядом - ну как?
   - Нифига себе! - восхищённо проговорил тот: - Это чего - твоя тачка?!
   - Твоя, - Наталья кинула ему ключи: - Все документы оформлены на тебя. Ты же у нас - крутой водила. Нам нужен постоянный транспорт, а на 'Москвиче' Петровича много не наездишь. Может заглохнуть на первом же перекрёстке. Да и злоупотреблять чужим транспортом не стоит. Пользуйся! - похлопала по плечу девушка стоящего с отвалившейся челюстью Лёньку.
   - А чего не чёрную? - Чуть возмущённо проговорил, наконец пришедший в себя, от такого крутого поворота событий, Лёнька.
   - Наглеем, - хмыкнула Наталья, но всё же разъяснила: - Чёрная с тонированными стёклами слишком приметна во время слежки.
   - Это точно, - с завистью посмотрел на автомобиль Николай. - Я тоже себе такой хочу.
   - Заработай, - только и ответила Наталья.
   - Вот значит как, - с возмущением, но в шутливом тоне проговорил Николай, - интересно и чем это он, - парень кивнул на Лёньку, - у нас таким отличился, что ему - БАЦ, и машина на блюдечке с голубой каёмочкой.
   - Я же, кажется, сказала, - невозмутимо ответила Наталья, - он из нашей группы самый лучший водитель, - она сделала ударение на слове 'самый'.
   - Ну, раз САМЫЙ, - с иронией проговорил Николай, и похлопал Лёньку по плечу: - Веди нас кормчий!
  Лёнька всё ещё полностью не отошедший от шока, моргнув потряс головой, приходя в себя, и поинтересовался у Натальи:
   - А примочки, какие есть. Ну, там, типа - броня, или...
   - Нет, - оборвала его Наталья. - Закатай губу обратно. Это тебе не танк и не БТР. Обычный автомобиль. И учти, расколошматишь, будешь восстанавливать на собственную зарплату.
  Лёнька только тяжело вздохнул, садясь за руль.
   - Что, не получилось - Джеймс Бондом, побыть, - подколол его с заднего сиденья Николай, устраиваясь рядом с молчаливой Ларой.
   - Да ладно, - парировал Лёнька, заводя двигатель: - Зато я заслужил тачку, а ты нет!
   - Поехали уже, - проговорила Наталья, усаживаясь рядом с Лёнькой: - Каждый из нас спец в своём деле, - она оглянулась и подмигнула Ларе, улыбнувшейся ей в ответ...
   ***
   - Ничего не выходит, - в отчаянии Лара отложила хвост оборотня на стол.
  Это уже была её пятая попытка, войти в контакт с хозяином хвоста, но кроме светлых бликов или сплошного белёсого тумана, она ничего не видела. Никаких картинок, ни каких голосов, никакого контакта. А время шло. Наталья уже встревожено смотрела на часы. Лара обвела всех отчаянным взглядом. Взгляд её остановился на Андрее - почему?
   - Возможно, - в задумчивости проговорил на удивление серьёзный охотник, взяв в руки уже закостеневший хвост, и внимательно изучая, как обсыпается с него шерсть, - хвост потерял связь со своим хозяином, по причине своего...отмирания. Слишком много времени прошло. Говоря простым языком - Бобик сдох! Так что не переживай девочка, это не твоя вина.
   - Ну и чего нам теперь делать? - поинтересовался стоящий в дверях Лёнька, покручивая ключи от автомобиля на пальце. - Может, рванём к 'Океану', и будем их ждать там?
   - А ты уверен, что они туда приедут? - спросил нахмурившийся Николай, стоящи позади стула, на котором сидела Лара, сжимавший её плечи и чувствовавший, как она вся дрожит от волнения, что у неё ничего не получается.
   - Мда-а, - только и смог в ответ сказать Лёнька.
   - Вот что, - проговорила решительно Наталья, подходя к телефону, - у нас есть, как говорится - ещё один рояль в кустах.
   Все вопросительно уставились на неё, а она, крутя телефонный диск, коротко уточнила:
   - Диггер, - а затем, дождавшись ответа в телефонной трубке, быстро заговорила: - Это я - Наталья. У нас проблема. Не можем связаться с Червенем через его обрубок... Да, как выразился наш приезжий консультант - Бобик сдох! Нужен срочно адрес диггера... Ах, даже так! Это даже лучше для нас, - радостно приговорила Наталья, что-то записывая на листке: - Мы выезжаем немедленно. Всё время будем на связи.
  Она положила телефонную трубку, и обвела всех радостным взглядом:
   - За диггером установлена слежка, ещё со вчерашнего вечера. Ещё с вокзала. Так что он у нас под колпаком... Я надеюсь. Нам нужно только двигаться за ним, и он нас сам приведёт к цели.
   - Да, - усмехнулся Андрей, поднимаясь со стула, подхватывая упакованную тяжёлую широкую спортивную сумку, стоящую возле стены, и вскидывая её на плечо, - но проблема в том, что мы пока здесь, а он, в смысле диггер, где-то там. Я так понимаю, - он указал на листок в руках Натальи, - это его адрес? - Девушка утвердительно кивнула в ответ. - Ну, тогда по коням и вперёд! Время не ждёт!
   И он, отодвинув Лёньку с дороги, направился на выход. Всем остальным ничего не оставалось, как двинуться за ним.
   На удивление, Андрей был серьёзен как никогда. Явно чувствовалось по его настрою, что дело, которое им предстояло, не будет увеселительной прогулкой. У Натальи, даже где-то в глубине души, всколыхнулось к нему уважение - где-то ОЧЕНЬ глубоко. Она мотнула головой отгоняя дурацкие мысли - всё одно, по любому, он пьянь и бабник, и никакие героические поступки, не возвысят его в её глазах.
   ***
   Движение по Большой Садовой, благодаря спец-номерам на автомобиле, у них прошло без проблем...ну почти, без проблем.
   Небольшой инцидент всё же с гаишником напротив парка Горького произошёл. Лёнька проскочил пешеходный переход, а вот Андрею на мотоцикле пришлось остановиться, пропуская пешеходов. И тут же возле него как из-под земли возник гаишник. Они всегда возникают там, где чуют запах денег. Ну и этот сразу, такой деловой, со своей 'волшебной' палочкой, подлетел к Андрею и приказал тому прижаться к бордюру, и уже хотел нарушителя - в его глазах, раскрутить на полную катушку. И явно с пользой в свой карман. Но не получилось у него.
   Лёнька почти сразу за переходом остановил автомобиль, заметив и то, что Андрей притормозил, пропуская пешеходов, и вставшего сразу в стойку, как охотничья борзая на зайца, гаишника, увидевшего, остановившегося перед переходом, на центральной улице города нарушителя спокойствия, а именно Андрея. Лёнька молча кивнул назад Наталье, указывая на инцидент на переходе, та так же молча кивнула в ответ и вышла из машины.
   - Инспектор, Козлов, - представился лыбясь толстый гаишник, снявшему шлем с головы и положившему его перед собой на бензобак, Андрею. - Вы в курсе гражданин, что по Большой Садовой, таким... - Он обвёл презрительным взглядом мотоцикл Андрея, и его самого, одетого во всё кожаное, и продолжил тоном великого короля, глядящего на своего подданного, распростёршегося в пыли у его ног: - Таким как вы, ездить запрещено.
   Андрей при представлении гаишника, уже хотел сострить, по поводу его фамилии, но всё же сдержался, но когда тот презрительно выплюнул ему в лицо последнюю фразу, да к тому же видя подходящую к ним Наталью, Андрей вальяжно развалился на мотоцикле, подмигнул проходящим мимо двум девушкам-блондинкам, выпятил грудь вперёд, подбоченился, и спросил:
   - А чем я плох, начальник? - расправил он свои усы и вновь подмигнул прыснувшим от смеха девушкам, которые остановились и теперь с интересом наблюдали за происходящим.
   - Да я тебя!.. - покраснел гаишник от гнева и сжал перед носом Андрея, даже ни капли не вздрогнувшего от его действий, здоровенный кулак.
   - КХМ! - раздался негромкий кашель за его спиной, и спокойный, но требовательный женский голос произнёс: - Сержант, у вас какие-то проблемы с этим мотоциклистом.
   Козлов резко повернулся, злобно глядя на того, кто посмел прервать его служебные обязанности, по задержанию нарушителя спокойствия на центральной улице города, и ему мгновенно, без разговоров в нос уткнулось служебное удостоверение Натальи. Прочитав его, он вытянулся перед Натальей по струнке смирно, и протараторил без остановки:
   - Инспектор патрульной службы, командир взвода, Козлов!
   - Командир взвода, ко-ого? - уж Наталья не выдержала такого совпадения с анекдотом, но всё же удержала смех в себе, но вот наблюдающие за этой анекдотичной ситуацией девушки и слышавшие каждое их слово, не выдержали и расхохотались. Наталья же, еле сдерживаясь, продолжила, глядя на покрасневшего сержанта: - Успокойтесь сержант, и продолжайте нести свою патрульную службу дальше, а этот мотоциклист, следует за нашей машиной, - она указала на белую 'девяносто девятую' стоящую недалеко от пешеходного перехода, - по особому заданию. Так что оставьте его в покое. И просьба к вам, - уже требовательным тоном сказала она, - сообщите по всем постам по Садовой, чтобы они больше не останавливали его. У нас мало времени, - и она, развернувшись, направилась к ожидавшему её автомобилю, а сержант так и остался стоять на месте с раскрытым ртом.
   Андрей же отправил блондинкам воздушный поцелуй, завёл мотоцикл, и подъехал к 'девяносто девятой', возле которой его уже ждала Наталья:
   - Может, всё-таки покажешь, чего у тебя там такое в удостоверении написано?
   - Перетопчишься! - всё ещё улыбаясь, случаю с гаишником ответила девушка. - И старайся в дальнейшем не тормозить, а то, как пофлиртовать, - она кивнула в сторону смотрящих в их сторону улыбающихся и переговаривающихся между собой девушек, - так у тебя тормозов нет.
   - А ты что ревнуешь? - с интересом приподняв правую бровь, поинтересовался Андрей.
   - Всё нет времени, - резко ответила Наталья и быстро уселась машину. Через-чур часто она стала слышать эту фразу в последнее время.
   Андрей надел на голову шлем, погальмовал так, что дым пошёл из-под заднего колеса, махнул на прощание девушкам, те смеясь, замахали ему в ответ. Мотоцикл взревел всей своей мощью и рванул с места на скорости, оставляя на асфальте позади себя чёрный след от колёс, и под восторженные крики девушек помчался по Большой Садовой следом за удаляющемся белым автомобилем.
   ***
   Уже на въезде в Алексанровку, на мосту, в салоне автомобиля послышалась странная трель, Лёнька от неожиданности дал по тормозам и крутанул руль. Визг покрышек и автомобиль остановился чуть ли не поперёк дороги. Благо дорога была пуста.
   - Ты чего псих! - рыкнул на него Николай с заднего сидения, схватив за плечи, испуганную от резкой остановки, Лару.
   - Чего это трещит? - удивлённо вытаращился он на смотрящую, на него злую Наталью.
   - Сам ты весь трещишь по швам. Не переживай, - тяжело вздохнула девушка, - это не бомба, а всего лишь радиотелефон, - и она указала на телефонную плоскую трубку, закреплённую на панели позади рычага переключения передач, и продолжавшую трезвонить.
   - У вас ничего тут не отвалилось? - поинтересовался Андрей, подъезжая к автомобилю со стороны водительской двери, и заглядывая в открытое окно. Это вопрос больше относился к нахмурившейся, от таких Лёнькиных вождений, Наталье, чем к самому водителю.
   - Смотря как посмотреть, - скривилась в ответ девушка. - Вот у этого, - она кивнула на Лёньку, - вся храбрость свалилась ниже пояса - телефонного звонка испугался.
   - Я вас жду за мостом...на обочине, - как-то странно осмотрел Андрей всех сидящих в салоне автомобиля, будто они все только что сбежали из психушки. - Только вы давайте не спеша, а то вдруг ещё что отвалится, - и он уехал вперёд.
   Автомобиль так пока и продолжал стоять посреди моста, с включённым двигателем, а телефон продолжал трезвонить, а в салоне повисла на несколько секунд пауза. Затем Николай опомнился и поинтересовался:
   - Может, кто ответит на звонок?
   - А, ну да, - спохватилась Наталья и поднесла к уху трубку: - Слушаю!.. Секундочку, - она посмотрела на всё ещё опешившего от телефонного звонка Лёньку: - Очнись! И вали с моста! А то скоро всё движение перекроешь, - она кивнула на остановившийся перед их автомобилем, стоящим поперёк моста, грузовик, ехавший по встречной полосе, водитель которого принялся настойчиво сигналить, перекрывавшей дорогу 'девяносто девятой'. Затем она вновь принялась разговаривать по телефону, а Лёнька тем временем вырулил автомобиль и, выехав с моста, остановился на обочине возле ожидавшего их там уже Андрея.
   ***
   - Ты чего испугался? - поинтересовалась Наталья у Лёньки, закончив разговор.
   - Я не испугался, - ответил тот, - я просто офигел, в прямом смысле этого слова - радиотелефон в машине. Предупреждать надо.
   - Предупреждаю, - улыбнулась девушка.
   - Чего ещё мне ожидать необычного? - Лёнька кинул взгляд на панель перед собой в поиске необычных кнопок и рычагов.
   - Я же тебе сказала, - опустила его на землю смеющаяся Наталья, - ничего джеймсбондовского здесь нет.
   - А телефон? - уставился возмущённо на неё Лёнька. - Или ты считаешь, что это в каждой машине есть? Весело конечно - едешь, смотришь на дорогу, а тут у тебя, верещать начинает, чуть-ли не из-под... - Лёнька запнулся, а потом требовательно посмотрел на Наталью: - Колись быстро, чего ещё такого необычного в машину напихали?
   - Я же уже сказала, - девушка тяжело вздохнула, - больше ничего такого нет - ни пулемётов, ни крыльев, ни...НИЧЕГО НЕТ! Даже стёкла не пуленепробиваемые. Обычный автомобиль. Понял?!
   - Понял, - буркнул в ответ Лёнька, - хотелось, конечно, чтобы...
  Наталья опять вздохнула:
  - Не доросли мы ещё пока до таких машин. Заслужить надо. Делом доказать, что мы не зря деньги получаем... - затем она переменила тему: - Диггер сел в машину Федосеева и сейчас наш человек следует за ним по пятам. Если он не ошибается то они едут в сторону Аксая, по проспекту Победы через Александровку. Все по местам, - она посмотрела на заглядывающего в автомобиль Андрея - это тебя в основном касается, - и выдвигаемся срочно в указанном направлении, пока они опять не затерялись. И не тормози, - крикнула она уже Андрею в окно, когда они отъезжали с обочины дороги.
   Охотник только хитро усмехнулся. Взревел мотор мотоцикла, и он легко нагнал ушедший вперёд автомобиль, сравнялся с ним и поехал параллельным курсом, точно держась напротив окна, из которого на него смотрела Наталья, и с ехидцей ей улыбнулся.
   - Псих! - крикнула в ответ на его улыбку девушка и стала смотреть вперёд на дорогу.
  Так они проскочили на скорости, и без помех, не останавливаясь ни на одном из светофоров, по всему проспекту Победы. Даже ни одного пешехода на дороге не попалось. Да, и, они как-то видимо и не рисковали, выскакивать перед мчащимися рядом друг с другом по дороге - 99-й и здоровенной чёрной Хондой.
  'Так бы и дальше везло' - подумала Наталья и сжала кулаки.
  Раздался телефонный звонок, девушка нервно схватила трубку. Лёнька резко затормозил у поворота на мост через Дон. Рядом чуть ли не вплотную с автомобилем остановился на своём мотоцикле Андрей. Николай и Лара вздрогнули. Все сжались в ожидании нового сообщения. Наталья выслушала доклад агента следящего за автомобилем Федосеева, периодически подтверждая, что она его понимает, фразой - так, а затем, стараясь спокойно, но все видели, что она нервничает, ответила:
  - Хорошо! Мы будем ждать у ресторана.
   Положив трубку, она оглядела всех, тяжело вздохнула и проговорила:
  - Хитрый этот чёрт в погонах оказался. Зарулил к Кобяковскому холму со стороны железки, по грунтовке. Но наш парень оказался смекалистым, не зря его поставили за диггером следить. Он местный - из Александровки, так что он живо сообразил, куда те рулят. Оставив машину на повороте на грунтовку, он побежал напрямую через холм. Рисковал, конечно, мог упустить их, но как он утверждает, там другой дороги в сторону свернуть куда-то, просто нет, и они по его прикидкам должны были прибыть туда куда он, и рассчитывал - три пещеры, ведущие в катакомбы. Все трое скрылись в одной из них.
  - Я дороги к пещерам не знаю, если только... - отрицательно замотал головой Лёнька.
  - Тебя никто туда и не заставляет ехать, - прервала его Наталья, - Едем к 'Океану'. Думаю, туда дорогу хоть знаешь?
  - Ну да, - он переглянулся с Николаем, - приходилось бывать.
  Автомобиль тронулся с места, Андрей без колебания направил мотоцикл в след за ним.
  - Ну и чего вы там делали? - вмиг зацепилась за Лёнькин взгляд Лара. Лучше сейчас поговорить на отстранённую тему, чем думать о том, что их ожидает впереди.
  - Да так, - отмахнулся Николай, - шашлык-машлык. Днюху, вот этого, - он кивнул на Лёньку, - обалдуя отмечали. Ну и трещала у кого-то башка на следующий день.
  - А сам-то чем лечился с утра? - не оглядываясь, напомнил Лёнька. - Только и знал, что нырял в холодильник за очередной бутылкой пива.
  Все нервно засмеялись, и замолчали, разговор не клеился. Все думали о предстоящей схватке. Будет ли она? Как она будет проходить? Выйдут ли они победителями из неё? Все ли останутся живы? Море вопросов и не одного пока ответа.
  'Интересно, какие сейчас мысли в голове Андрея?' - подумала Наталья, глядя в боковое зеркало, на ехавший позади них мотоцикл охотника. Она мотнула головой: 'Бред! Нашла о ком думать! Хотя как боец он крут'.
  Наталья нервно хихикнула, и посмотрела вперёд. Они подъезжали к ресторану 'Океан', построенному на самой верхушке Кобяковского холма. Вырулив на стоянку возле ресторана, все вышли из машины и огляделись. Подъехал Андрей, припарковал свою Хонду рядом. Лёнька с завистью посмотрел уже в который раз на агрегат Андрея.
  - Honda Valkyrie - мечта идиота, - простонал он. - Это же зверь, а не мотоцикл. Хочу тоже такой, - он посмотрел просительно на Наталью.
  - Тебе по должности такой не положен, - кинула Наталья ему и направилась к крепкому среднего роста парню, лет двадцати пяти, с короткой стрижкой-ёжиком, в серых брюках, чёрных туфлях с тупыми носами, и в белой рубашке на выпуск, с короткими рукавами.
   Парень напоминал героя из крутого боевика - такой же накаченный, голубоглазый, с квадратной челюстью, и с тяжёлыми кулаками. Он вытянулся в струнку перед подошедшей к нему Натальей и отрапортовал:
  - Младший лейтенант Громов Василий! Рад работать под вашим руководством, товарищ кап...
  - Стоп! - резко прервала его Наталья. - Ни каких званий.
  Но было уже поздно, Лёнька, направившийся вслед за девушкой, всё услышал, и с интересом уставился на Наталью. Она строго посмотрела на него и процедила сквозь зубы:
  - Если сейчас всем начнёшь трепаться о том, что услышал - можешь считать себя трупом!
  - Молчу, молчу, - сделал шаг назад Лёнька, улыбаясь. - Буду молчать как рыба...за такой же мотор как у Андрея.
  Наталья тяжело вздохнула - не исправим.
  - Сейчас не до шуток, - отрезала она и повернулась ко всё так же стоящему по струнке смирно Громову: - Значит так, Вася, ни каких званий, только имена. Понял?!
  - Так точно, - отрапортовал он.
  - Ещё раз, Вася!- тяжело вздохнула Наталья. - Ни каких званий, и ни каких командных выкриков. Общаемся как обычные люди, - она подняла указательный палец, остановив уже желающего что-то сказать Громова, и добавила, - и на 'ты'. Хорошо, Вася?
  - Ладно, - проворчал ошарашенный таким заявлением со стороны своего нового начальства Громов.
  - Ва-ся, - пророкотал басом с поддёвкой Лёнька.
  - Заткнись, - кинула ему Наталья, даже не взглянул на него, а потом обратилась к Громову: - Рассказывай.
  - А чего рассказывать, - замялся тот. - Я уже вроде всё по телефону рассказал. Мне осталось только показать где пещеры. Нам по склону только спустится через вот эти заросли терновника, а там глиняный каньон, который и выведет прямо к трём пещерам в склоне холма.
  - Забираем шмотки и выдвигаемся к пещерам, - коротко проговорила Наталья, возвращаясь к автомобилю и открывая багажник.
  - Я опять офигел! - присвистнул Лёнька, увидев весь арсенал, находящийся в багажнике.
  
   Схватка.
  - Жук - гидравлический опрыскиватель, - прочитал с ехидцей Николай, первое, что бросилось ему в глаза, после Лёнькиной фразы.
  Эта фраза относилась к оранжевому пластиковому пятнадцатилитровому ранцу-канистре, на котором была данная надпись. Ранец был оборудован рычагом для нагнетания давления в нём и шлангом, на конце которого была закреплена полуметровая металлическая трубка для распыления жидкости, с пластиковой рукоятью и кнопкой на ней.
  - И зачем эта сия машинка смерти для насекомых тебе понадобилась? - язвительно поинтересовался Андрей у девушки.
  - Есть одна идея, - пробурчала в ответ на вопросительные взгляды друзей Наталья, надевая себе на спину ранец, - разбирайте лучше своё оружие, - на последнее слово она нажала и, хмыкнув, посмотрела вначале на кейс с гитарой, а затем на Лёньку, и добавила: - Да! Не забудьте пистолеты. Каждому по одному и по паре дополнительных обойм к ним. Патроны разрывные.
  - А автомат... - начал было Лёнька.
  - Автомат Николаю, - прервала его Наталья и передала брату автомат Калашникова укороченный - АКС74У: - Насколько я знаю, ты с ним научен обращаться?
  - Плавали, знаем! - кивнул Николай, передёрнул затвор и поставил на предохранитель, а затем положил в один из двух нагрудных карманов своей джинсовой куртки запасной магазин для автомата, а во второй две обоймы для пистолета, который перед этим повесил в наплечную кобуру под куртку.
  - А чего там, в канистре у тебя? - принюхиваясь, поинтересовался Андрей, цепляя себе под куртку кобуру.
  - Да так горючее... - уклончиво ответила Наталья, делая пару шагов от охотника.
  Тот не стал вдаваться в подробности, так как был занят своей экипировкой, и изучением того, что ещё находилось в багажнике. Там оставались лежать три мощных ручных фонаря, помощнее тех, которые давал им Андрей, когда они спускались в подземелье во время поиска пропавших мальчишек, и металлический цилиндр с ручкой для переноса и с тумблером, и напоминал он чем-то прожектор. Размером он был с десятилитровое ведро.
  - А это чего за ведро?
  - Это прожектор с ультрафиолетовым светом. Мощный прожектор, - а затем, кивнув Лёньке сказала: - Твоя ноша.
  - Да у меня и так гитара на горбу, - встряхнул он висячий на спине кейс. - Я вам чего верблюд?
  - Нет, - задумчиво посмотрела на него Наталья, и с издёвкой продолжила, - вьючная лошадь. Да ты не обижайся, - предупредив его возмущения, продолжила девушка, - я шучу. Но так как ты у нас самый не опытный по борьбе с монстрами, то поэтому будешь замыкать нашу колону, ну и выполнять заодно роль носильщика, - подмигнула она парню, - но ты опять же не переживай сильно. Он - этот прожектор не такой уж и тяжёлый. Тем более для тебя.
  - Лучше молчи! - покачал головой Лёнька, глядя на давящегося от смеха Николая, и подхватив прожектор спросил: - Ну что, двинули?
  - Лара, - Наталья подошла к подруге, - ты остаёшься здесь. И не возражай, - вскинула она перед собой ладонь, - мы уже это вроде обсудили. Ты нам там будешь только мешать. Да и не для тебя в твоём нынешнем состоянии такие походы. Сиди в машине и никуда не ходи. Василий нас проведёт до пещер и вернётся к тебе. Так что ты тут будешь не одна.
  - Туда и обратно минут пятнадцать ходьбы, - вставил топтавшийся рядом оперативник.
  - Ну, вот и хорошо, - улыбнулась Наталья, - долго тебе скучать одной не придётся.
  - Удачи вам! - улыбнулась грустно в ответ Лара.
  Наталья отошла и подтолкнула в сторону от девушки Василия. А к Ларе подошёл Николай и, погладив её по щеке ласково ей улыбнулся.
   Время, когда одна из самых безумных операций в их практике начнется, уже подступило вплотную, и поэтому Лара, зная, что остается в стороне от всего происходящего, волновалась стократ сильнее, чем когда-либо. Она старалась не показать своих настоящих переживаний, нацепив на лицо маску спокойствия. Однако девушка понимала, что эта маска хрупка как стекло, когда речь шла о Николае. Стоило ей повернуть голову в его сторону, как губы против её воли дрогнули, и она часто заморгала, скрывая подкатившую к глазам влагу.
  - Жаль, что я не могу пойти с вами... Тяжело будет ждать, не зная как у вас там дела... Хотя о чем я, вам все равно будет тяжелее... - Лара сама не понимала, зачем она все это говорит, как будто успокаивала сама себя.
  - Не переживай, родная, у нас все будет хорошо. Выкрутимся! Не впервой. Мы вернемся сразу же, как только закончим, там, внизу. - Он нежно взял её за подбородок и приобнял свободной рукой, притягивая для поцелуя. Незаметно стирая слезы с её лица. - Не нужно этого, Лар, все получится и сегодня вечером мы сможем снова побыть нормальной семьей, без всяких упырей, демонов, оборотней и ведьм... Обещаю, мы тебя не подведем.
  Лара благодарно ткнулась ему в плечо и высушила остатки слез, стараясь быть сильной и хоть немного унять внутреннюю дрожь. Худо-бедно справившись с этой непростой задачей, девушка погладила Николая по спине и нехотя отстранилась, не отводя взгляда от его лица. Она тихонько кивнула, скорее для самой себя, чем ему и выпустила его руку.
  
  - Ну что попрощались голубки? - поинтересовался Андрей, подхватив с заднего сидения мотоцикла тяжёлую, видимо набитую оружием охотника, сумку. - Пора выдвигаться, - а затем посмотрел на отошедшую от Николая Лару, у которой в глазах стояли слёзы, улыбнулся ей такой доброй улыбкой, которой от него никто даже и не ожидал, и сказал: - Не переживай, девочка, я его тебе приведу живым и здоровым. Я обещаю! - и, переведя взгляд на Василия уже решительным голосом сказал: - Веди! Теряем драгоценное время.
  Василий повел их по южному склону Кобяковского холма. Спуск был не из лёгких: высокая трава, коряги - торчащие из земли тут и там, колючие кусты терновника. Но парень как-то умудрялся среди всего этого, находить лучший путь.
  - Осторожно, - предупредил всех Василий, когда они углубились в высокую траву, местами доходящую до пояса, - в траве могут быть змеи.
  - А чёрт! - ругнулся Ленька, влетев правым кроссовком в нору.
  - И норы сусликов тоже, - добавил Василий оглянувшись.
  - Как вовремя, - буркнул Лёнька.
  - Сейчас притормозите, - поднял руку, примерно через сотню шагов Василий, стараясь этим жестом сбавить всё ускоряющийся темп ходьбы под гору, - впереди обрыв.
  Василий взял влево и пошёл по краю обрыва метров в пятьдесят высотой. Внизу к обрыву вплотную прижималась грунтовая дорога. Пройдя ещё шагов пятьдесят по-над обрывом, все увидели стоящую на дороге красную 'семёрку'.
  - Это машина Федосева, - объяснил всем Василий. - Сейчас шагов через двадцать начнётся спуск. Осторожно, тропинка узкая и очень крутая.
  Перед тем как начать спускаться по тропинке, Лёнька притормозил и, вдохнув полную грудь чистого воздуха, посмотрел, прищурившись на сверкающий в лучах солнца раскинувшийся вдали Дон.
  - Ты чего тормозишь, - проворчала недовольно идущая позади него Наталья, уткнувшаяся с разгона в кейс, висящий у него на спине.
  - Да вот смотрю на Дон, - мечтательно проговорил Лёнька: - Сейчас бы на лодочке да с удочкой оказаться бы там. Погодка так и шепчет!
  - Иди уже, рыбак, - легонько подтолкнула его девушка, а когда тот уже начал спускаться, ворча себе под нос, что-то о тех умниках, которые не додумались протоптать здесь более широкую и ровную тропинку, она кинула тоже мечтательный взгляд на Дон, и произнесла: - М-даа!
  Тропинка привела в глиняный каньон с вертикальными стенами, вздымающимися ввысь метров на десять. Вначале пришлось прямо-таки прорубаться, в буквальном смысле, через колючий терновник. Василий как-то умудрился пробраться сквозь заросли, прошмыгнув в них как змея, и ни разу не зацепившись за колючки, не зря он говорил, что знает хорошо эту местность. Но, вот Николай, идущий следом за ним, остановился в нерешительности перед колючей преградой. Но ему пришёл на помощь Андрей. Отстранив Николая в сторону и выйдя вперёд, он достал из своей огромной сумки мачете, передал сумку Николаю, и профессионально принялся прорубать сквозь заросли удобный проход.
  - Такое впечатление, что ты прорубаешься сквозь дикие заросли Амазонки, - пошутил идущий за ним Николай.
  Андрей оглянулся и только напыщенно хмыкнул.
  - Неужели ты и там успел побывать? - удивился Николай.
  - Всяко бывало.
  Разборка Андрея с терновником, заняла минуту или две. Пробравшись сквозь прорубленный охотником проход в колючих зарослях, все подошли к ожидавшему их Василию.
  - Ты это, в следующий раз выбирай дорогу посвободней, - обратился к нему Николай, с облегчением освобождаясь от тяжёлой сумки Андрея и отдавая её хозяину.
  - Так это, - смутился Василий и почему-то густо покраснел глядя на Наталью, закручивающую свои длинные чёрные волосы в тугой узел на затылке, - там с правой стороны...возле стены...каньона...был проходик.
  - Проходик?! Это, по которому на четвереньках ползти надо? - поинтересовался ехидно Лёнька и попытался закурить, но увидев строгий взгляд Натальи, спрятал сигареты и добавил: - А ещё и всю поклажу вдобавок вслед за собой тянуть?!
  - Мда, - почесал голову Василий, - признаю! Мой косяк.
  - Со всяким бывает, - прервал всех Андрей, вскидывая на плечо сумку, и подходя к Василию. - Веди, давай дальше.
  Они прошли по каньону, на склонах которого то тут, то там рос всё тот же колючий терновник (благо только на склонах), ещё около ста шагов.
  - Ну, вот мы и у цели, - остановился Василий. - Правда, вот в чём проблема, - опять замялся он, - я не знаю в какой из трёх ходов они вошли
  - Мы разберёмся, - подошла к нему Наталья. - А вот ты давай дуй бегом к Ларе и запомни, если хоть один волос с её головы упадёт... - Наталья прожгла его своим взглядом.
  - Я понял, - опять почему-то густо покраснел Василий глядя в глаза Натальи, и сбиваясь на каждом слове затараторил: - Я пошёл?.. Да?.. Разрешите?..
  - Иди уже, - вздохнула девушка, и Василий не дожидаясь больше ни каких указаний, скрылся в том направлении, откуда они пришли.
  - Мне кажется, - подойдя к Наталье и говоря почти шёпотом, поинтересовался ехидно Николай, - или этот парень к тебе не ровно дышит?
  Наталья в ответ только зло сверкнула глазами и направилась к пещерам, Николай, улыбаясь, пошёл вслед за ней.
   ***
  Перед ними в стене каньона, были три пещеры, которые вели вглубь Кобяковского холма. Центральный ход позволял свободно проникнуть в подземелье, даже не пригибаясь, человеку среднего роста. Отверстие с левой стороны от центрального хода, хоть и было тоже не маленьким, но даже не обсуждалось. Не заходя внутрь было видно, что там прохода нет - обвал, и уже давно. Правое же отверстие даже трудно было назвать и пещерой, оно больше напоминало лаз, в который они проникли, когда искали пропавших пацанов. Этот лаз даже был ещё и уже, и если в него кто-то и пытался бы проникнуть, то ему пришлось бы сжиматься до размеров...
  - Так, я вам не Винни Пух, и в эту кроличью нору пролезть не смогу, - указал на расщелину Лёнька. - Даже голова не пролезет.
   - Ну, ты себя сильно преувеличиваешь, хотя нам туда и не надо, - ответил Андрей, опуская на землю свою сумку и изучая следы возле центрального хода. - Если судить по следам, то нам как раз надобно вот в эту пещерку. А теперь слушайте, - он серьёзно посмотрел на своих напарников, - то, что нам предстоит очень опасно. Повторяю - ОЧЕНЬ опасно! Так что если кто не готов, то ему лучше не идти. Я не буду осуждать...И никто, не будет! - все молчали, тогда Андрей понимающе кивнул и продолжил: - Идёте строго за мной - Наталья, Николай, если тоннель позволяет, идёте рядом друг с другом. Ты этим, - он указал на висящий, на плече у Николая автомат, - сильно не увлекайся. Всё-таки подземелье. Во всяком случаи, осмотрись вначале пригодно ли место для стрельбы. Если конечно успеешь.
   Николай кивнул в знак согласия: - Всё понимаю, что я маленький что ли.
  - Ну, вот и ладненько. Лёнька, идёт позади всех, - Андрей ехидно улыбнулся: - Обозы обычно всегда идут в хвосте армии, - в ответ он получил только мстительный взгляд. - Главное береги гитару. Ты у нас с ней вместо артиллерии.
  - Ну, зашибись, - проворчал Лёнька, - мало того, что вьючной лошадью стал, так ещё и с пушкой на прицепе.
  - Гаубица ты наша, - подколол его Николай и, наблюдая за тем, как Андрей принялся потрошить свою сумку, добавил: - Круто!
  Андрей посмотрел на Николая, усмехнулся и продолжил экипироваться: повесил на пояс две уже знакомые дубинки, надел на руки кожаные перчатки с шипами, вложил три метательных ножа в тройные ножны специально для этого закреплённые на внутренней стороне его кожаной куртки. Мачете же наоборот убрал обратно в сумку.
  Следующее оружие, что он достал из сумки, и собрал в боевой вид, всех привело в восхищение - это был массивный пятизарядный арбалет из чёрного эбенового дерева с автоматической подачей боеприпасов. Обойма, из пяти двадцатисантиметровых болтов из осины, вставлялась снизу в деревянный магазин, закреплённый на корпусе арбалета. Взведение тетивы осуществлялось при помощи установленного в прикладе моторчика. Оружие было мощным на вид, и как уверил их Андрей, когда они накинулись на него с расспросами, в бою пока его ещё не подводило.
  - Бьёт на сто метров, а больше и не надо для боя с вампирами и упырями. Это оружие не для снайперской стрельбы, а чисто для наступательного боя. Например, как для сегодняшнего, - он помолчал, и ласково погладил арбалет.
  Наталья аж приподняла от удивления правую бровь, посмотрев вначале на Лёньку с Николаем, а затем перевела удивлённый взгляд на охотника:
  - Вы только посмотрите, у нашего охотника, оказывается, есть постоянная любовь!
  Андрей грустно усмехнулся и процитировал:
  - Мальчик обожает игры и рассказы об отваге,
  Мама покупает в праздник пистолет в универмаге...
  После этих слов Андрей громко прокашлялся, будто ему что-то попало в горло. Все промолчали. Подначивать его никто не решился, не тот момент был сейчас. Все и без того были на взводе. Андрей же, прицепив на куртку плоский фонарь и достав из сумки кожаный подсумок с ещё одной обоймой с болтами для арбалета, закрепил его на поясе, а затем, повесив на плечо небольшую черную удлинённую сумку, закончил свои сборы, и ещё раз осмотрев всех спросил:
  - Ну что готовы врезать по мордасам нечисти?
  - Только давай без пафосных речей, - поморщилась Наталья, вытаскивая из кобуры пистолет.
  - Хорошо, - пожал плечами охотник, спрятал почти опустевшую сумку для переноски своего имущества, под ближайшим кустом терновника и с арбалетом наперевес вошёл в тоннель.
  
   ***
  - Как и обещал, - остановился диггер и обернулся к своим двум спутникам, - я вас довёл до подземного озера. Теперь я бы хотел получить свои деньги, или чего вы там вместо них обещали...
  Пещера, в которой находились Федосеев, Червень и их проводник, была метров двадцать в диаметре, и около трёх метров высотой, в центре неё было небольшое озерко. Федосеев осветил стены пещеры фонарём и в луче света на другой стороне озера в стене пещеры мелькнули два чёрных отверстия. Майор перевёл свет фонаря на проводника, тот прикрылся ладонью, и раздражённо произнёс:
  - Сан Саныч давай без этих штучек... Мы же вроде договорились - я довожу тебя и твоего приятеля до озера, и ты со мной рассчитываешься. Если есть желание, чтобы я вас дальше проводил, цена будет больше. Только сразу предупреждаю, по правому тоннелю прохода нет. Верней он есть, но про него такая дурная слава идёт... Поговаривают, что там поселился ещё с древних времён какой-то монстр. Конечно это всё возможно и враки, но... Я как то пытался туда сунуться, но не прошёл и пяти шагов, как услышал какие-то странные зловещие ворчащие звуки, и такой меня мандраж прохватил... Так что извиняй Саныч но я туда больше ни ногой. Себе дороже будет.
  Федосеев продолжал молчать и всё так же светил фонарём в глаза проводнику.
  - Да убери ты уже это фонарь от моего лица, - начал выходить из себя диггер, - думаешь, что если ты мент, то тебе всё дозволено? Вы же без меня здесь просто издохнете! Только я один знаю путь обратно! Гони бабки иначе...
  Договорить он не успел. Стоящий позади него Червень, по знаку своего хозяина - кивку, схватился своими, уже начавшими преобразовываться в звериные волосатые когтистые лапища, руками за голову диггера и легко свернул её набок. Хрустнули шейные позвонки, и проводник упал мёртвым к ногам своего нанимателя.
  - Я теперь и без тебя найду путь из подземелья, - присел ухмыляющийся бес перед мёртвым диггером: - По запаху, - он почесал появившееся свиное рыло на своём уродливом волосатом лице, поднялся и, пнув копытом труп, приказал преобразившемуся в полу-зверя Червеню: - Хватай этого умника и неси в правый тоннель... Да не дёргайся, - рыкнул раздражённо он, когда оборотень с трупом диггера вздрогнул и сделал шаг назад, перед входом в тоннель услышав от-туда зловещее рычание, - швырнёшь этим супчикам труп и отойди в сторону, я с ними сам переговорю. Сталкиваться приходилось уже, во время пиров у хозяйки. Мне они ещё пригодятся в будущем, так что нечего тут рычать. Заткнись и выполняй молча мои указания!
   Оборотень, ворча, кинул взгляд на своего хозяина и сделал шаг в тоннель с упырями...
   ***
  - Это и есть хвалёное озеро? П-ф-ф-ф! Лужи после дождя и то по более бывают, - Лёнька явно пытался своими словами взбодрить себя и всех остальных.
  Все были так напряжены в ожидании предстоящей схватки, а в этом уже никто не сомневался, что небольшое расслабление в виде вот таких вот фраз не помешало бы. Правда Лёньке никто ничего не ответил, мало того, продвинувшийся к берегу озера Андрей присел и, что-то заметив на земле в луче света фонаря, резко махнул рукой, чтобы никто не двигался. Затем изучив следы, он опять махнул рукой друзьям, чтобы те продвигались к нему, при этом он опустил левую руку ладонью вниз к земле, а затем прижал указательный палец к губам, что означало - двигайтесь очень тихо.
  - Здесь они прикончили своего проводника, - заговорил он, в полголоса указывая на следы у берега собравшейся вокруг него команде. Все вопросительно уставились на него, явно не поняв по той мешанине в грязи, на которую он указал, что здесь произошло. Андрей хмыкнул недовольно, и сказал:
  - Учиться надо ребятки чтению следов, если вы собрались становиться охотниками на нечисть. Без этого в нашем деле ни как нельзя.
  - Ми ни есть следопыт, ми только есть учиться, - сострил и здесь Лёнька.
  - Так вот, чем скорее это случится, тем будет лучше для вас, а иначе останутся от вас однажды одни рожки да ножки, - парировал Андрей и принялся разъяснять следы на земле...
  - Так чего, - удивлённо проговорил Лёнька когда Андрей указал на пещеру куда ушли те кого они преследовали, - они уже того...ну, этого... - он кинул взгляд на копыто отпечатавшееся в грязи, - ну в смысле скинули свои человеческие личины.
  - Догада! - похлопала его по плечу Наталья, затем посмотрев на Андрея спросила: - Выступаем?
  Андрей осмотрел всех внимательно - снаряжение, вооружение, остановил взгляд на Лёньке и вполне серьёзно без всякого сарказма спросил:
  - Ты как готов? Как я понимаю, ты единственный из нас кто ещё не сталкивался лоб в лоб с этими тварями?
  - Ну, если не считать той встречи с оборотнем на дискотеке и пары столкновений с бесами в личинах людей, тогда...на Республиканской.
  - Это всё не в счёт, - поморщился Андрей, - с бесами ты не в курсах был, а оборотня того ты вообще мельком только увидел. Так что, не сдрейфишь?
  - Есть маленько, - Лёнька кинул тревожный взгляд в сторону входа в логово упырей.
  - Я за него ручаюсь, - решительно вставил Николай.
  - Ну, раз так, то выдвигаемся. Идём в том же порядке - я, Наталья с Николаем, замыкает Лёнька, - он сделал большой глоток из своей фляги, с аппетитом рыгнул, и пошёл по направлению к черневшему в стене отверстию, выставив пред собой взведённый арбалет.
  Наталья покачала головой и тяжело вздохнула, затем убрала в кобуру пистолет и, нагнав давления в ранце-канистре и выставив перед собой трубку для распыления жидкости, направилась вслед за Андреем, кинув на ходу Лёньке: - Когда крикну - включай, врубай тумблер на прожекторе и направляй его в сторону упырей.
  Николай пока не стал вытаскивать своего меча из ножен. В тоннеле он будет только мешать во время схватки. Да и у него есть пока автомат и пистолет. Головы упырей, как он уже мог убедиться, во время схватки с кошкой-упырицей, не железные, и раскроить их пулей можно свободно как обычную тыкву.
  'Да и если судить по потолку в этой пещере, - Николай осветил фонарём свод над головой, который по его мнению тут был очень прочный (как ни странно в сплошной огромной плите из всё того же песчаника, нависающей над их головами, не было видно ни одной трещинки), - тут от стрельбы обвала не произойдёт... Возможно не произойдёт'.
  Ленька же, выслушав указания Натальи, хотел опять сострить, но чего-то у него в этот раз ничего в голову не приходило, в горле пересохло, и коленки задрожали, а руки вспотели. Да пошло оно всё! Он поправил на спине кейс с гитарой, проверил, легко ли выхватывается из кобуры пистолет, взял в левую руку прожектор, а в правую обычный фонарь - ну что вперёд вьючная лошадка, и двинулся следом за своими друзьями.
   Тоннель, в который они вошли, как ни странно был не такой как те, по которым они добирались до пещеры с подземным озером.
  Там идя по подземельям, им приходилось: спотыкаться о торчащие то тут то там камни, перескакивать через провалы, пригибаться над нависающими над их головами каменными плитами, пару раз даже протискиваться в узкие расщелины - пролезая через которые, Лёнька высказывал всё своё мнение вслух, в цветастых выражениях, о тех умниках, которые проходили здесь раньше и не удосужились поработать, как следует лопатами.
  Этот же тоннель оказался на удивление идеальным - и явно был выкопан и обработан человеком, а не как те предыдущие ходы, которые большинство пробурила благодаря подпочвенным водам - матушка природа. Хотя как их уверил Андрей, может и благодаря каким-то подземным тварям - указав в одном из ходов на потолке, как раз над нависающей над ними плитой песчаника, на странные следы, напоминающие следы огромных, очень огромных когтей. Правда он всех успокоил - по его прикидкам этим следам было не меньше трёх сотен лет, а то может и больше, но Лёнька, Николай и Наталья переглянулись, ещё раз осветили следы на потолке, и прибавили шаг, нагоняя ушедшего вперёд охотника. Как то им не хотелось оставаться здесь надолго.
  - Мне чего-то даже на скелет этого урода неохота смотреть, - проворчал Лёнька, пыхтя за спиной Николая, - а то вдруг ему ещё взбредёт в его черепушку восстать. После всех упырей, оборотней и ведьм, я и в такое поверю.
  Стены тоннеля были идеально ровные - выложенные обработанным песчаником-кирпичом, плотно подогнанным друг к другу, потолок состоял из огромных каменных плит. По ходу продвижения вперёд в стенах начали попадаться неглубокие ниши, в которых мог уместиться в длину весьма высокий человек крепкого телосложения, и их было уже около десятка. Осветив одну из них, Наталья увидела лежащую там кость. Кинув взгляд на освещённую кость, Андрей только спокойно пожал плечами:
  - Обычная большая берцовая человеческая кость. А что ты удивляешься? - осветил он лицо, остановившейся Натальи. - Я же говорил что перед подземным храмом лёжка упырей, а это явно одна из 'кроваток', одного из этих уродов. И судя по хрусту, который я слышу, они сейчас, похоже, обедают.
  После этих его слов все замерли на месте, и прислушались. Из темноты впереди них действительно раздалось глухое ворчание, временами недовольные рыки - как будто какое-то существо пыталось отобрать у другого существа часть его добычи. Лёнька, подошедший к собравшимся возле ниши с находкой друзьям, и направивший луч своего фонаря в сторону доносящихся звуков, возмущённо произнёс:
   - Твою ж дивизию!
  И было от чего возмутиться. Метрах в пятидесяти от них в центре тоннеля на небольшой возвышенности - явно используемой упырями как обеденный стол, лежали останки изуродованного человеческого тела. Вокруг так называемого стола сидело два десятка упырей, периодически отрывающих от трупа куски человеческой плоти, и жадно пожирающих их. Хруст человеческих костей, перегрызаемых окровавленными здоровенными клыками, аппетитное чавканье, сытное отрыгивание монстров - вот как раз всё это кровавое пиршество прервал луч Лёнькиного фонаря.
  Упыри дружно прекратили жевать и повернули свои окровавленные клыкастые морды в сторону не прошеных гостей.
  - Похоже, им не понравилось, то, что ты прервал их обед, - хрипло проговорил Николай, опуская на пол туннеля свой фонарь, а затем перемещая предохранитель автомата в положение автоматической стрельбы.
  - П-похоже да, - чуть дрогнувшим голосом ответил Лёнька, снимая со спины кейс с гитарой, и осторожно опуская его рядом со стоящим уже на полу тоннеля ведром-прожектором, затем он быстро выхватил из кобуры пистолет и снял его с предохранителя. И всё это он проделывал правой рукой, не прекращая выпускать из левой фонарь всё ещё направленный на начавших уже подниматься на ноги недовольных упырей.
  - Ну чего там от обеда-то осталось, - присмотрелась Наталья к останкам изодранного трупа, лежащего на так называемой столешнице, тоже опуская свой фонарь на пол и переводя взгляд на крупную Лёнькину фигуру: - А вот ты для них аппетитным кусочком окажешься.
  - Шутки в сторону, - прервал их Андрей. - Выстраиваемся в линию, поперёк тоннеля, и принимаем бой. Я думаю, каждый знает, что ему делать?.. - Он вопросительно посмотрел на Наталью и на распылитель в её руке.
  - Я надеюсь, - решительно ответила Наталья, и встала рядом с Андреем, направляя трубку распылителя в сторону медленно приближающихся и довольно ворчащих от скорой сытной поживы упырей.
  Тоннель позволял выстроиться всему отряду охотников в одну шеренгу, и встретить врага плечом к плечу. Николай и Лёнька встали по левую руку от Натальи, по правую руку от неё возле самой стены стоял Андрей со своим арбалетом.
  Упыри, щурясь от направленного на них света от фонарей охотников, не спеша приближались к своим жертвам - вразвалочку, понимая, что тем уже от них никуда не укрыться. А убегать как видно, эти глупые людишки и не собирались - а зря. Они не понимали видимо, что такое стая рассвирепевших упырей, жаждущих человеческой плоти. Двадцать пар звериных глаз были устремлены на людей. С окровавленных клыков монстров стекала отвратительная слюна, перемешанная с человеческой кровью несчастного диггера. Лапы с острыми, как бритвы когтями угрожающе сжимались и разжимались. Мерзкие серые морды, отдалённо напоминающие человеческие, в свете фонарей щерились на охотников клыкастыми улыбками. То один, то другой упырь издавал довольный рык, в предвкушении предстоящего кровавого пиршества. Вот до людишек уже осталось меньше тридцати шагов - сейчас, сейчас они доберутся до их глоток, и...
  - Все дружно - вырубай фонари, а Лёнька врубай прожектор, - скомандовала Наталья.
  Никто не замешкался со своим фонарём, и Лёнька не заставил себя дважды просить. Луч прожектора оказался на удивление мощным. Упыри взвыли от обжигающего их кожу ультрафиолета. Их тела принялись покрываться волдырями и язвами. Они заметались по тоннелю, сталкиваясь друг с другом, завывали от настигающей их боли и, размахивая своими когтистыми лапами, принялись полосовать друг друга. Им теперь было не до своих - так называемых предполагаемых жертв. Пришедшая боль не давала им больше ни о чём думать, как только о том, куда бы укрыться от этих проклятущих смертельных лучей. Убежать?!..
  Но бывшие жертвы им этого не дали сделать.
  - Николай, бей этим уродам по ногам, - крикнул Андрей и нажал на курок, сбив осиновым болтом с ног одного из бросившихся в их сторону вопящего от боли и дымящегося от ультрафиолета упыря.
  Автомат ударил, короткими очередями. Николай старался целиться по коленкам монстрам - так проще сбить любое существо с ног. Взбешённые от сжигающего их ультрафиолета, упыри теперь стали ещё завывать и от пуль калечащих их нижние конечности. Один за другим они падали как подкошенные на землю, раздирая когтями свои и без того уже обожжённые тела. Лёнька палил из пистолета в толпу мечущихся монстров не целясь, но всё же парочке уродов умудрился разнести черепушки - нафиг. Андрей сменил уже вторую обойму в арбалете - отправив на тот свет четверых из пяти монстров, когда в бой вступила Наталья, нажав на кнопку распылителя. Ударившая в монстров струя из десятка отверстий на конце железной трубки, сделанной в виде лейки, окончательно добила монстров. Такого эффекта никогда не видел даже Андрей, от неожиданности он даже прекратил стрелять. И было от чего. Жидкость, применённая Натальей, прожигала тела упырей насквозь, как кислота, и они с огромными дырами в телах, падали корчащимися в предсмертных судорогах. Зрелище было то ещё. Обалдевшие от такого зрелища, Лёнька и Николай, тоже прекратили палить из своего оружия. Наталья выжала из ранца-канистры всю жидкость до последней капли. В наступившей тишине были слышны предсмертные стоны и хрипы изуродованных до неузнаваемости лежащих тут и там упырей.
  Андрей молча подошёл к ближайшему, попавшему под смертельный дождь 'Жука', мёртвому упырю и, осмотрев дыры в его теле принюхался. Затем резко вскочил и, подойдя к Наталье, поднёс трубку, которую она продолжала держать в своих руках, к своему носу.
  - Спирт?! - удивлённо прохрипел он.
  - Спирт, спирт, - улыбнулась ему в ответ девушка. - Ты же сам сказал, что эти уроды не выносят запах водки. Ну, вот я и решила поэкспериментировать. И как видишь, не прогадала.
  - Ну, ты и... - покачал головой Андрей. - Такой продукт и на такое дерьмо, - он кивнул в сторону поверженных упырей, - перевести. Да ещё и 15 литров. У меня нет слов, остались одни... - он безнадёжно махнул рукой.
  - Зато как эффективно, - поддержал сестру Николай.
  - Нечего сказать - эффективно. Столько спиртяги и всё в... - теперь проговорил Лёнька, пнув изуродованный спиртом труп упыря.
  - Да налью я вам после операции. По две таких канистры налью, - возмущённо, но в то же самое время, шутя, ответила девушка Лёньке и Андрею, а взглянув на возмущённого, после этих её слов, брата, добавила: - Каждому!
  - Ловим на слове, - поднял вверх указательный палец Лёнька.
  - Только не упейся, - засмеялась Наталья, скидывая с плеч пустой ранец-канистру, теперь уже не нужного распылителя.
  - Да ему хоть бочку влей, всё мало будет, - также весело добавил Николай.
  - Оригинально конечно, - сказал Андрей, - но я о таком способе борьбы с упырями ещё не слыхал. Ты новатор. Обязательно поделюсь со своими приятелями твоим способом.
  - Ну, спасибо, - усмехнулась Наталья и поинтересовалась у него: - Как действуем дальше?
  - Если честно... - Андрей задумался, - не знаю. То, что нас ожидает дальше, для меня пока что тайна покрытая мраком. Если этот бес только возьмёт куб с собой, а задействовать его не будет, я думаю, мы управимся с ним проще даже, чем с упырями. Но если он выпустит монстра на волю, последствия будут непредсказуемыми.
   ***
  Подземный храм представлял собой пещеру: диаметром в пятьдесят и высотой в десять метров, с куполовидным чёрным потолком, в который упиралось три каменных столба, обхватом метра в три, испещрённых древними рунами. Столбы окружали чёрный, отполированный до блеска постамент, кубической формы в человеческий рост, на площадку которого вели пят ступеней вылитых из чистого золота. Столбы располагались вокруг постамента в форме равнобедренного треугольника, вершина которого находилась позади постамента. Расстояние между столбами позволяло пройти к постаменту процессии из пяти жрецов. На постаменте, в центре площадки на небольшом возвышении стоял чёрный, размером с человеческий кулак куб, на каждой грани которого была изображена золотая руна.
  Приказав оборотню зажечь факелы, воткнутые по стенам храма, бес направился к постаменту.
  - Шеф, - прорычал испугано получеловек-полузверь, - огонь ведь для меня смерть!
  - Ах да! - остановился бес, скривился недовольно и, подойдя к ближайшему факелу, представлявшему собой - полый конус, сделанный из золота, достал из висевшей у него на плече кожаной сумки зажигалку, чиркнул колесиком, и жидкость заполнявшая емкость внутри факела вспыхнула зелёным огнём. Вслед за первым факелом, мгновенно запылали и остальные. Храм осветился зеленоватым полумраком.
  - Шеф, как это?! - удивлённо уставившись, на запылавшие одновременно факелы и, отступая от огня, подальше, прохрипел испуганно оборотень.
  - Идиот, - поморщился от тупости своего напарника бес, - магия.
  -А-а-а! - восторженно протянул тот и последовал к постаменту вслед за своим хозяином, но завидев ступени из золота обогнал того, и стал ощупывать их трясущимися от волнения волосатыми полу-лапами, полу-руками: - Шеф! Неужели они полностью из чистого золота?!
  - Да, да, - раздражённо ответил бес, поднимаясь по ступеням на постамент. - Я же тебе обещал золото... Но в начале дело, а потом оплата. Поднимайся живо сюда.
  Оборотень, довольно заурчав ещё раз, провёл когтями по драгоценному металлу, и проследовал за бесом на площадку постамента. Остановившись рядом с ним, он удивлённо уставился на чёрный куб, лежащий перед ними:
  - Это что, то зачем мы сюда и пришли?! Что это нам даст?
  - Не нам, а мне, - рявкнул бес, и у него в руке мелькнул жертвенный серебряный нож, который лежал до этого в потайной нише в возвышении, на котором покоился чёрный куб.
  Бес схватил крепко за загривок своего напарника и нагнул того над кубом. Взмах кинжала, и из перерезанного горла оборотня на куб хлынула алая кровь. Куб в одно мгновение покрылся тонкими алыми жилками, которые стали пульсировать и жадно впитывать в себя кровь оборотня, продолжавшую вытекать из уже мёртвого тела Червеня. Ни одной капле жертвенной крови, куб ни позволил пропасть даром, он жадно втягивал всю её в себя. Вскоре бес откинул, обескровленное тело оборотня в сторону. То, упав на пол храма, постепенно сжалось и рассыпалось в прах, оставив от себя на полу только серый след. Пульсирующие на кубе жилки пропали, а руны на его гранях налились кровавым светом.
  Бес, отложив нож в сторону, принялся читать заклинания, найденные в вещах бывшей его хозяйки. Ведьма потратила на поиски этого куба и заклинаний к нему, много лет, но ей не повезло - потеряла голову благодаря этим поискам (в прямом смысле этого слова). В последний момент на её пути встал этот парень, со своей сестричкой. Он, бес, даже благодарен немного им, за то, что теперь все козыри у него на руках. Теперь-то он развернётся, благодаря тому существу, которое заключено в этом кубе. Земля ему не нужна...пока. Зачем ему эти глупые людишки, которых можно и так купить только благодаря одному золоту. Он начнёт с Ада! Он займёт трон Люцифера! Если Кваррадамал будет подчиняться ему, то он будет всемогущ!
   Главное правильно прочитать заклинание, и не сделать ни одной ошибки. А то те жрецы, которые в прошлый раз пытались вызвать монстра, совершили одну небольшую ошибку - они читали заклинание хором и на память, и в тот миг, когда они дружно произносили имя Кваррадамала, один из них пропустил всего лишь одну букву 'а', и... И этого хватило, чтобы монстр вышел из-под контроля и уничтожил всех этих идиотов. С ним такого не случится! Нет! Он будет внимательным. Он будет лучше читать по бумажке, тщательно произнося каждое слово.
  Бес принялся читать заклинание, и где-то на середине его, он вдруг услышал в тоннеле, который вёл к храму, автоматную очередь. Он резко оглянулся в сторону зияющего в стене отверстия, автомат продолжал стрелять, к нему присоединились выстрелы из пистолета, затем наступила тишина. Бес повернулся к кубу, рыкнул, и сплюнул со злобы, понимая, что эти выстрелы дают знать, что его преследователи шли за ним по пятам. Ну, ничего, сейчас он дочитает заклинание, и эти умники познают всю его силу, и силу его нового слуги. Он нашёл в листке слово, на котором остановился, и продолжил, тщательно выговаривая каждую букву, читать заклинание дальше, но при этом он не заметил, как куб впитал в себя его плевок...
   ***
  Прошло двадцать минут как ушли её друзья. Лара не находила уже себе место. Василий уже должен был вернуться, но он куда-то запропастился. Девушка вышла из машины, и принялась нервно ходить вдоль стоянки, посматривая на часы. Из ресторана вышли покурить двое крепких короткостриженых парня: в серых 'бананах', малиновых пиджаках с закатанными рукавами до локтей, под которыми были чёрные майки. На бычьих шеях у парней висели массивные золотые цепи, у одного с цепи свисал не менее массивный золотой крест.
  'Явные братки. Лучше бы я оставалась в машине. Истеричка', - Лара дёрнулась в сторону автомобиля, но тот, что с крестом уже заметил её и, толкнув своего приятеля в бок, прогоготал на всю стоянку:
  - Кореш, смотри какая чикса! Кудрявенькая!
  - Ухты! А давай с ней познакомимся, - второй пошатывающейся походкой и пьяненько лыбясь направился к Ларе. - Эй, цыпочка! Тебя как зовут?
  'Они ещё и пьяные, - забеспокоилась Лара, понимая, что теперь её не спасёт и автомобиль, если она в нём укроется. - Где же Василий?'
  Приятель того что с крестом, подошёл к ней и попытался схватить её за плечи, но она ловко увернувшись отскочила в сторону. Но тут же попала в лапы братка с крестом:
  - Куда это ты детка от нас бежишь? Не видишь, мой кореш с тобой хочет познакомиться, да и я непротив.
  - Отпустите меня! - испуганно закричала Лара и попыталась вырваться из объятий пьяного, и ей это почти удалось. Почти...
  В последний момент парень успел её схватить за руку и, смеясь во всё горло, попытался притянуть к себе:
  - Ну чего ты брыкаешься, киска? Мы тебе больно не сделаем. Мы ведь хорошие, да кореш?
  - Ага! - заржал в ответ его приятель. - И наши приятели в ресторане - тоже, хорошие.
  - Лучше отпустите, - в отчаянии закричала Лара, вырываясь от притягивающего её к себе пьяного братка, понимая, что она попала в очень, очень опасную ситуацию. И тут перед её глазами вспыхнула яркая вспышка и промелькнувшие перед ней видения, заставили изменить девушку дальнейшие свои действия. Она хищно улыбнулась держащему её пьяному парню, и мстительно произнесла: - Хотя, можешь и не отпускать, тебе всё равно это уже не поможет.
  И она, ловко врезала промеж ног пьяному уроду, пытавшемуся её облапать, острым носком своей туфельки, а когда тот, взвыв от боли, отпустил её, быстро отскочила в сторону. В следующий момент раздался рёв автомобильного двигателя и влетевший на стоянку белый автомобиль 'Жигули' пятой модели, с визгом затормозив, точнёхонько врезался в лоб согнувшемуся пополам братку. От удара о капот тот, сделав сальто в воздухе, отлетел прямо на своего приятеля, сбил его с ног, и упокоился поверх него с огромной шишкой на лбу, и явно не намеривался в скором времени приходить в себя.
  То, что увидела Лара в своём видении, промелькнувшем, когда один из братков схватил её за руку, не только убедило, что с ней ничего страшного не произойдёт, она просто точно знала, что это реальное будущее. Как это получается у неё, она не могла разъяснить. Она просто знала это, и всё тут!
  Возможно, это событие было не сильно значительным в её жизни - и поэтому судьба, или кто там даровал ей этот дар предвидения, считают, что ей позволено знать о положительном исходе данного происшествия.
  Конечно, может тому, кто за ней там наблюдает, это событие и было мелочным, но вот её запястье, на котором появился синяк, после захвата этого урода, так не считало. Хотя видение по поводу будущего Василия и...Натальи, ей понравилось. Может всё это, что ей пришлось перетерпеть, и стоило того, что ей стало известно об их новом товарище.
  Лара, потирая запястье, и морщась от боли, отступила за спину Василия, ловко выскочившего из резко остановившегося автомобиля.
  - Ты как, - посмотрел на неё взволновано Василий, - цела? Извини. Я решил, подогнать сюда свой автомобиль. Он просто был не далеко от того места, куда я отвёл твоих друзей. Я не думал, что...
  - Ничего страшного, - успокаивающе ответила ему Лара, и улыбнулась сквозь всё ещё не отпускавшую её боль, и даже решила пошутить: - С моей головы ещё не успел ни один волосок упасть.
  - Да?! - Василий нахмурился, увидев на руке у девушки синяк. - А вот я так не думаю! - и, повернувшись к выбравшемуся только что из-под бездыханного тела своего кореша, матерящегося братка, врезал тому снизу вверх тяжёлым кулаком в челюсть.
  Когда раздался удар кулака, и что-то хрустнуло, Лара аж сморщилась, представив переломанную челюсть. Но как оказалось, челюсть у братка была на удивление прочной. Парень помотал головой, замычал от боли и, погрозив Василию кулаком, опрометью бросился в ресторан.
  - Похоже, ему повезло, - посмотрел Василий вначале на Лару, виновато пожимая плечами, а затем на свой кулак, который нанёс удар. - Похоже, всё обошлось без перелома.
  - Насчёт перелома, ничего сказать не могу, - улыбнулась ему Лара, - а вот то, что ты принят в нашу команду - гарантирую. И, - Лара хитро прищурилась, - не теряйся ты так перед Натальей.
  - Ну, я...это, - смутился Василий и опять покраснел.
  - Всё у вас обойдётся, - таинственно подмигнула девушка Василию, и тут же нахмурилась: - А сейчас тебе надо разобраться с ещё одной небольшой проблемой.
  Эта проблема насчитывала семерых накаченных парней, всех как один коротко стриженных, в спортивных синих адидасовских штанах, в чёрных майках без рукавов, и в найковских кроссовках. В след за ними вышел тот браток, которому Василий свернул челюсть. По тому, как он ей водил из стороны в сторону, её видимо только что вставили ему на место его дружки.
  - Прямо семеро из ларца одинаковых с лица, и Вован в малиновом кафтане, - повернулся в их сторону Василий.
  - Эй ты, остряк, - рявкнул из-за спин своих корешков, побитый браток - явно он у них был за главного, - вот как раз ты сейчас в ларец и отправишься!.. В дубовый, с заколоченной крышкой.
  - Ну, это ещё спорный вопрос, - ответил Василий, качнув головой влево и вправо - разминая шею, и вставая в боевую стойку: - Лара сядь в машину, чтобы эти уроды тебя не задели...в полёте.
  Девушка не стала спорить, и уселась на переднее пассажирское сидение, в 'девяносто девятой'.
  - Ты чё думаешь, что это спасёт твою чиксу? - рыкнул опять побитый бандит. - Вначале мы тебя закопаем, а затем и с ней повеселимся.
  Дружки побитого дружно загоготали, и медленно вразвалочку двинулись к Василию, доставая на ходу из карманов кастеты.
  - Бей его, - скомандовал побитый браток, и вся компания с рёвом бросилась в атаку.
  Первый бандюга вырвавшийся вперёд, получив сильнейший пинок ногой, от отскочившего в сторону Василия, вылетел через перегородку на склон холма и, и врезавшись в ближайшее дерево, сполз по стволу в траву, оставляя на коре кровавый след от разбитой физиономии. Следующий - согнулся пополам, от удара ногой в живот, и тут же получив локтём по позвоночнику, и потеряв сознание, тоже окончательно выбыл из схватки. Очередные двое бандитов напали одновременно. Одного из них Василий сбил с ног мощным хуком слева в висок, а второго вырубил ребром ладони правой руки по шее. Оставалось ещё четыре бандита, с тем которому Василий в самом начале свернул челюсть. Поняв, что так просто Василия не взять, они, переглянувшись, и дружно кивнув, кинулись к одной из трёх чёрных 'девяносто девятых' стоящих рядом друг с другом и, открыв багажник, вытащили из него биты истыканные гвоздями.
  - Ну, чё приплыл, супермен?! - заржал главарь банды, помахивая как заправский бейсболист, битой.
  - Ну почему у вас отморозков всё не по-человечески? Ну, вот зачем вы биты испоганили? - и, покачав головой, Василий сунул руку за спину, и достал из кобуры, висящей на поясе под рубашкой, пистолет.
  Лара хоть и ожидала успешного окончания схватки, но когда раздались три выстрела подряд - вздрогнула. А бандиты, возле ног которых об асфальт защёлкали пули, сразу дружно побросали биты, и также дружно задрали над головами руки.
  - Мордами в асфальт, а руки за головы! И лежать не дёргаясь! Иначе... - уточнять Василий не стал, бандиты и так поняли, что произойдёт, если они хотя-бы пошевелятся без его команды...
   ***
  - Провоняли своим горелым мясом весь туннель, - возмущённо проворчал Лёнька, выворачивая из-за поворота туннеля, за который уже завернули остальные участники похода.
  - Сейчас ты не то что позабудешь о запахе, а забудешь даже, как тебя зовут, - раздражённо ответила резко остановившаяся Наталья, в которую влетел с разгона Лёнька.
  Они стояли перед входом в подземный храм, освещённый двумя десятками факелов.
  - Ничего так храм...мрачноватенький, - поджав губу оценивающе осмотрев храм, проговорил Лёнька, взгляд его остановился на жертвенном алтаре в центре зала: - Оп-па, чертяка! Офигеть!
  - Это кого ты назвал чёртом?! - взревело рогатое, лохматое, с длиннющим хвостом существо со свиным рылом, стоящее на площадке алтаря. - Как ты посмел, меня - беса, сравнить с этими розовыми, лысыми коротышками, которые только и могут, что вылизывать копыта своему повелителю! Ну, ничего, как только я взойду на трон Ада, я...
  - Эва, куда загнул! - прервал его истерическую тираду Андрей, выступая вперёд: - А ты не боишься, что тебя твой повелитель за такие мысли по попке отшлёпает?
  - Ты!.. Да как ты!.. Да я вас сейчас!.. - бес в гневе потряс кулаками над головой.
  - Это ещё кто кого, - наглым тоном ответил ему Андрей и нажал на курок арбалета.
  - Агррр!!! - взревел бес, повернувшийся как раз в этот самый момент к ним спиной и нагибаясь за кубом.
  - Упс! - только и сказал обалдевший Андрей, когда два болта вонзились в волосатый зад беса.
  - Ну, ты снайпер! - засмеялась Наталья. - Точно в яблочко!
  - В волоса-атое, - добавил, поморщившись, Лёнька.
  Николай ничего не сказал - он просто стоял, согнувшись, и давился от смеха. Слишком бредовая ситуация была, для такого напряжённого момента.
  Бес резко повернулся, по его морде было видно, насколько ему не то что, больно, а обидно, именно обидно, оказаться в такой момент - великий момент его триумфа, с двумя арбалетными болтами в заднице. Из глаз у него брызнули слёзы унижения, боли, и...ненависти, когда он заглянул через плечо себе назад и увидел причину веселья его врагов.
  Ну, ничего, сейчас они упадут перед ним на колени, и будут умолять его о пощаде. Он выставил перед собой в вытянутой правой руке куб, пульсирующий кровавым светом, и принялся читать заклинание вызова чудовища по бумажке, зажатой в левой руке.
  - Оба-на, он ещё и по шпоре читает! - засмеялся Лёнька, хотя ему было сейчас и не до смеха, но постараться сбить с толку беса стоило. Если как верить Андрею, что всё зависело от того, как пройдёт обряд, то возможно этот Квар...как его там, и не выползет из этого долбаного кубика-рубика, если бес где-то запнётся в процессе вызова. Но бес оказался упрямым и очень внимательным, хоть его и взбесила Лёнькина подколка, но он протараторил заклинание без ошибки, и так быстро, что даже никто не успел сообразить выстрелить в него из своего оружия. Как затмение на них всех нашло, возможно, даже это заклинание напустило морок на их команду, когда бес принялся его произносить.
  - ... Кваррадамал явись! - завершил на визгливой ноте заклинание бес, и из куба повалил дым.
  - Так, мирным путём договорится, не получилось, - заключила Наталья, направляя пистолет на сгущающийся в десяти метрах от них сгусток чёрного дыма, разрастающийся с каждой секундой.
  - Ждём-с, - ответил Андрей, направляя на сгусток дыма свой арбалет. - Надо теперь знать с чем мы будем иметь дело. Не стрелять же по дыму. Хотя... Лёнька, а ну-ка выдай по этой дымящейся гадине порцию ультрафиолета.
  - Без проблем, - Лёнька нажал на тумблер, и в сгусток дыма ударил фиолетовый луч.
  - Мда-а-а!!! - протянул Николай, наблюдая последствия действий луча.
  - Вырубай его к чёрту! - заорал Андрей, видя как от ультрафиолета, дымный сгусток стал ещё быстрее обретать плотность и ещё больше раздался в размерах.
  Лёнька и сам уже понял, что они только что крупно ступили, ускорив трансформацию монстра, и отшвырнул выключенный прожектор к стене храма. Но было уже поздно, перед ними явилось жуткое чудовище. Скользкий, огромных размеров змей, чешуя которого светилась и переливалась изумрудным светом, скрутившись в кольца, возлежал перед отрядом охотников огромной трёхметровой пирамидой. Сверху пирамиды на них смотрела уродливая, украшенная костяным гребнем в виде короны, морда с кривым остры клювом-пастью. Глаза монстра были прикрыты костяными наростами. Всё его тело было покрыто странными шишками. Змей стал раскручивать кольца и распрямляться...вверх. Он парил над полом храма, вытянувшись в свечку почти до самого потолка. Кваррадамал нервно дёргал хвостом-обрубком в разные стороны. Из-под наростов на охотников зловеще светились синим светом маленькие хищные глазки.
  - Убей! Убей этих уродов! - завизжал волосатый бес, кривясь от боли в заду, и указывая на отряд охотников, оглянувшемуся на его визгливый крик змею.
  Змей раскрыл клюв-пасть, издал громкое - толи шипение, толи рычание. И всем показалось, что оно было явно презрительным, и относилось оно именно к бесу. И бес это понял, по тому, как повёл себя в дальнейшем Кваррадамал. Змей опять метнул взгляд на охотников, затем метнулся к продолжавшему стоять на алтаре бесу. Его морда зависла в нескольких сантиметрах от, присевшего и втянувшего с перепуга в плечи свою рогатую башку, беса. Затем он отпрянул также резко назад, и обвился вокруг одного из двух столбов стоящих перед алтарём, и стал медленно покачивать своей уродливой мордой из стороны в сторону. Бес вздохнул свободно, решив, что опасность прошла мимо, и в этот самый момент в его строну, из хвоста Кваррадамала вырвался кривой зазубренный шип, продолживший хвост монстра, и с каждым мгновением вытягиваясь всё длинней и длинней, шип вонзился в грудь беса. Змей презрительно захохотал-зашипел. Бес непонимающе посмотрел на воткнувшийся в него шипастый хвост монстра, и прохрипел:
  - За что? Я же всё правильно прочёл.
  В следующий момент хвост с вопящим бесом метнулся к раскрытой, усыпанной несколькими рядами маленьких острых зубов, пасти змея. Пасть захлопнулась, вопль прервался, раздался хруст костей, бес закончил своё существование где-то в желудке Кваррадамала.
  Незачем плевать на того, кто сильней тебя, и кого ты хочешь подчинить, даже если этот плевок предназначался не ему.
  - Похоже, у рогатого с этим червяком что-то не заладилось, - заговорил Лёнька, опустил фонарь на пол и, достав пистолет из кобуры, схватил его обеими руками и направил на обвившего столб змея.
  - Похоже, что так, - проделав туже операцию, что и Лёнька ответила Наталья.
  - Только не спешите стрелять, - поднял руку Андрей, заметив, что и Николай, встав на одно колено, направил автомат на монстра. - Возможно, он ещё решит убраться в свою коробчёнку, не потревожив своим присутствием этот и без того безумный мир.
  - А ты поэт, - подколола его Наталья, тем не менее, не спуская глаз с монстра, блаженно покачивавшего головой от лакомого кусочка, проглоченного впервые за столько сотен лет.
  - Бывает, прорывает... - ответил ей в тон Андрей, откладывая в сторону арбалет и доставая из-под куртки пистолет. - Во время схваток.
  - А чего не арбалет? - удивлённо посмотрел на охотника Лёнька.
  - Такую чешую деревянным болтом не пробьёшь, а...
  Договорить Андрей не успел, Кваррадамал наконец соизволил обратить своё внимание в их сторону. Его глаза вспыхнули синим зловещим огнём, он оттолкнулся от столба и опять встал в свечку перед отрядом охотников, изучая их с высоты всей своей длины.
  - Мне кажется, или он после того как сожрал этого рогатого урода, стал ещё больше, - поинтересовался Лёнька внимательно изучая парящего перед ними змея.
  - Как не странно, но ты кажется прав, - ответила Наталья и вздрогнула: - Смотрите!
  Чешуя змея перестала светиться, но зато покрывающие его тело шишки стали удлиняться и преобразились в светящиеся белым светом шипы, каждый из которых был длиной не менее полуметра. Но это было ещё не всё - эти светящиеся шипы, принялись то удлиняться, то укорачиваться.
  - Зрелище конечно убойное, но мне кажется, что он в свою будку возвращаться не собирается, - проговорил Николай, прицеливаясь в голову монстра, который с раздражением глядя на людей то открывал, то закрывал свою пасть-клюв, щёлкая им как кастаньетами.
  - Бобик, домой! - крикнул вспотевший от волнения Лёнька.
  Монстр отпрянул назад от крика, а затем метнулся на того, кто посмел повысить на него голос. Как он посмел, этот человечишка, эта - козявка, это - ничтожество! Он его заглотит и не подавится, а затем разделается с остальными...
  Шквальный огонь из всех стволов отшвырнул монстра на один из столбов. От грохота выстрелов с потолка посыпались мелкие камушки, но свод выдержал, и не обрушился вниз. Пули рвали тело монстра, крепкая змеиная чешуя, которая выдерживала шашки и пики казаков, и пули пороховых и кремниевых ружей и пистолетов, не выдержала напора современных разрывных пуль, и убойной силы автомата Калашникова.
  Направленные в голову монстра трассеры, из автомата Николая, разнести её не разнесли, но наделали в ней столько дыр, что как выразился папа дяди Фёдора - через неё теперь хорошо вермишель отбрасывать.
  Змей шипел, визжал, дёргался и извивался при каждом попадании, но охотники не давали ему опомнится и ринуться в атаку на них, каждая пуля его прижимала всё ближе и ближе к полу. Вскоре змей взвыл визгливо последний раз и затих.
  Наступила полнейшая тишина, только с потолка всё ещё продолжали сыпаться мелкие камешки, и слышалось хриплое взволнованное Лёнькино дыхание.
  - Не, - прохрипел Лёнька, присаживаясь на скинутый со спины кейс, - надо нафиг бросать курить, точно!
  - Ага, - ответила Наталья, перезаряжая в пистолете опустевшую обойму, - и жрать заодно, а то точно в будущем будем тебя использовать только как живца.
  Николай с Андреем медленно подошли к мёртвому монстру, не опуская, тем не менее, направленное на него оружие. Кваррадамал, изуродованный несколькими десятками пуль, лежал неподвижно, и не дышал. Из ран сочилась чёрная кровь. Николай опустил автомат и тяжело вздохнул:
  - Сдохла тварюга!
  - Не говори 'гоп'... - и Андрей указал стволом пистолета на изрешечённую башку монстра, отверстия от пуль на которой затягивались на глазах.
  - Ахты зараза! - возмущённо закричал Николай, и они с Андреем дружно отбежали назад к своим друзьям, перезаряжая на ходу своё оружие.
  - Чего такое? - поднял на них уставший взгляд Лёнька, всё ещё продолжая сидеть на кейсе.
  - Эта тварь регенерирует! - ответил ему Николай, вставляя в автомат, оставшийся ополовиненный магазин, который он сменил на полный, после боя с упырями.
  - Бред! - не веря проговорил Лёнька, медленно вставая с кейса, а в следующее мгновение глаза его округлились от удивления, когда он увидел, что на него уставилась абсолютно целая морда Кваррадамала.
  Пасть змея, раскрылась и издала зловещий клокочущий хохот. Кровь из его ран перестала сочиться, и они стали одна за другой быстро исчезать. Змей взметнулся над полом, и опять воспарил свечкой перед онемевшими, от его внезапного оживления, охотниками. Сияющие мертвенно-белым светом шипы на его теле задвигались ещё быстрей, чем прежде. Хвост с огромным зазубренным шипом, напоминающим теперь чем-то восточную алебарду, с раздражением извивался, лупя по полу остриём и высекая из него искры.
  'Первым умрёш-ш-шь ты, сопляк!' - раздалось в голове Лёньки зловещее змеиное шипение, и на него сверкнули наполненные смертью сверкающие синим огнём маленькие змеиные глазки.
  - Сам ты, козюля, зелёная! - возмущённо выпалил в ответ Лёнька.
  Все на него посмотрели с подозрением - не поехала ли у того крыша от перенапряжения? А змей завис на месте, онемев от такого ответа ему.
  - Мы с ним пообщались немного... - объяснил смотрящим на него друзьям Лёнька и, показав на свою голову, добавил: - Мысленно.
  Наталья не стала уточнять, что да как, а просто молча выстрелила, отбив пулей от Лёнькиной груди хвост-алебарду, метнувшийся в его сторону, как раз в тот самый момент, когда Лёнька отвлёкся на разъяснения. И опять без команды все, кроме Лёньки, завозившегося с перезарядкой своего пистолета, принялись палить в монстра. Но в этот раз Кваррадамал, был готов, и не одна пуля не достигла своей цели. Он вертелся, выгибался, сужался, падал плашмя на пол, зависал у потолка, в общем, был неуязвим. Николай отшвырнул автомат с опустевшим магазином в сторону, и выхватил из кобуры пистолет. Лёнька, наконец, управился с заменой обоймы, и направил своё оружие на змея. У Андрея закончились патроны, и теперь он принялся за перезарядку. Наталья стреляла экономно, тщательно прицеливаясь, задерживая при каждом выстреле дыхание, но всё было напрасно - все пули проходили мимо цели. По её расчётам у нее в обойме ещё оставалось около пяти патронов, когда она почувствовала, что её тело сдавила тугая верёвка, она упала на пол, упустила пистолет, и её куда-то потащили. Это был изменившийся хвост, упавшего как раз в этот момент на пол храма, Кваррадамала. Алебарды-шипа на нём больше не было. Наталью скрутил тугой канат с мелкими костяными-колючками, вонзившимися в её тело, и если бы ни одетый (по совету Андрея) на ней кожаный костюм байкерши, кроме конечно сапог на шпильке, которые она поменяла на армейские берцы, то её телу пришлось бы не сладко.
  Хвост со скрученной по рукам и ногам Натальей метнулся к раскрытой пасти Кваррадамала, опять воспарившего над полом и вытянувшегося в свечку. Стрельба резко прекратилась. А в голове Натальи раздалось зловещее шипение: 'Ну что крас-с-сотка готова к с-с-смерти?!'
  Наталья вначале удивилась раздавшемуся в её голове голосу, но потом вспомнила Лёнькины возмущения и, заметив краем глаза, у себя за спиной движение, поморщилась и, плюнув смотрящему прямо на неё змею точно в пасть, презрительно ответила:
  - Подавишься, урод!
  Змей опять онемел от такого наглого ответа, с ним ещё никто так не общался, даже казаки, которые его загнали обратно в куб. А сейчас вначале какой-то пацан оскорбил его, а теперь ещё и эта девчонка хамит ему. И тут по его телу прошёл сильнейший разряд электрического тока. Это метнувшийся к змею Андрей, вонзил в него две своих электрических дубинки, пока тот был занят девчонкой. Змея, не ожидавшего такого нападения, отшвырнуло к жертвеннику, а Наталья рухнула на пол, из раскрутившегося и вставшего колом, от удара током, хвоста. Подскочивший к ней Николай приподнял над полом её голову:
  - Ты, как? - взволновано, посмотрел он на открывшую глаза сестру.
  - А ты как думаешь, - тело Натальи всё передёрнулось, и она громко икнула, - как чувствует себя человек, когда его прошибает, - она указала взглядом на дубинки в руках подошедшего Андрея, - такой электрический разряд, как у этого умника. Лучшего ничего не мог придумать? - поморщилась она, обращаясь к Андрею, попытавшись подняться на ноги упираясь на руку брата.
  - И я рад, что с тобой всё в порядке, - ехидно улыбнулся ей в ответ Андрей, затем посмотрев на Николая, попросил: - Отведи её к стене, пусть передохнёт там. И доставай свой меч, возможно, он сейчас понадобится.
  - А ты думаешь, - хромая к стене и опираясь на плечо брата, оглянулась на дымящегося змея Наталья, - эта тварюга ещё не поджарилась?
  - Не похоже, - присматриваясь к змею, ответил Андрей. - И лучше его порубить на колбасу, а уже потом шашлык из него делать.
  - Посиди здесь, - Николай аккуратно опустил сестру возле стены и отдал ей свой пистолет, а сам, вытащив из ножен, висящих за спиной меч Правосудия, направился к Андрею и Лёньке, наблюдавшим, за лежащим возле жертвенника змеем.
  - Ну, и как наш больной, - поинтересовался он.
  - Опять очухивается от наркоза, - ответил ему в тон Лёнька.
  - Ну что ж, - проговорил Андрей, внимательно осматривая меч в руках Николая, - пропишем нашему больному иглоукалывание. А ты, - он посмотрел на Лёньку, - мигом метнулся за гитарой, заодно и музотерапию в его лечение добавим.
  Лёнька быстро подбежал к кейсу и стал его раскрывать.
  - А может эта тварь уже издохла, - поинтересовался в полголоса Николай, всё же держа в боевой готовности перед собой меч.
  - Как же жди, - хмыкнул Андрей, указывая на хвост, продолжавшего лежать всё в той же позе монстра, медленно трансформирующийся опять в шипастую алебарду.
  - Прикидывается, - процедил сквозь зубы Николай.
  - Выжидает урод, когда мы бросимся на него, - ответил Андрей.
  - А мы бросимся?
  - А нам ещё что-то остаётся?
  - А вот и я, - подбежал к ним Лёнька с гитарой.
  - Ого! Испанская?! - с ходу определил Андрей и посмотрел вопросительно на Наталью.
  - Другого не держим-с, - поморщилась, от всё ещё не отпускавшей её боли, девушка.
  Помимо пробившего её тело током, у неё ещё болели и все кости от смертельной хватки скрутившего её монстра. И возможно, что пару рёбер он ей всё же успел сломать, но об этом она решила пока умолчать, и так проблем хватало.
  - И то, правда, испанская! - удивился Лёнька, только что обративший внимание на гитару в своих руках.
  - Ладно, - прервал его Андрей, - хватит восхищяться, надо добивать эту сардельку. Мы его зажариваем и кромсаем - вижу ему ток не очень по душе, а ты играй, - и он в сопровождении Николая кинулся в атаку на монстра.
  Кваррадамал мигом зашевелился, поняв, что притворяться мёртвым больше бесполезно и, продолжая лежать, крутанулся на месте и рубанул хвостом-алебардой по ногам атакующих. Андрей и Николай дружно подпрыгнули, ожидая оба такого скользящего удара. Хвост-алебарда просвистел в нескольких сантиметрах под их ногами и, врезавшись в одну из колонн, разнёс её у основания. Колонна с грохотом рухнула, придавив хвост монстру. Помимо неё с потолка на башку Кваррадамала посыпались более крупные камни, чем при выстрелах. Змей зашипел возмущённо, и принялся закручивать свой хвост, вновь превратившийся в шипастый канат, вокруг колонны. Собираясь явно её применить против атакующих, в виде дубины.
  - Играй! - заорал Андрей во всю глотку, всё ещё не начавшему играть на гитаре Лёньке, следя за зажатой в хвосте змея колонной, которая медленно поднималась над их с Николаем головами.
  - А чего играть-то? - Лёньке как назло, никакая мелодия в голову не лезла.
  - Мурку, - первое, что пришло в голову, крикнул раздражённо Николай, и они с Андреем дружно отскочили в разные стороны, подальше друг от друга. А на то место где они только что стояли, опустилась с грохотом импровизированная дубина Кваррадамала. В полу от удара образовалась огромная ямища, куда этот урод мог схоронить всех четверых охотников, и ещё осталась бы мно-ого места.
  Дубина-колонна опять пошла вверх, а затем на круговой удар по окружности ямы, на краях которой как раз оказались разбежавшиеся в стороны Николай с Андреем. Заглянув в яму, они как-то, не изъявили желания - быть похороненными на пару в этой братской могиле и оба бросились к стенам храма, подальше, от ищущей их смерти каменной дубины.
  Вся эта атака змея заняла всего несколько мгновений - удар колонны о пол, и новая атака монстра. Дубина уже разогналась по кругу, когда Лёнька ударил по струнам, и начал наигрывать вступление...
  - Мурка?! - выкрикнул удивлённый Николай, врезаясь с разгона в стену. - Ты чего спятил?
  Лёнька пожал плечами глядя на него - сам же попросил.
  - Играй! Не останавливайся! - закричал Андрей, увидев, что музыка уже даёт свои плоды.
  Дубина зависла в воздухе, только сделав пол-оборота над ямой. Кваррадамал заслышав первые аккорды мелодии, мелко задрожал всем телом.
  - И пой! - добавила Наталья, проверяя, сколько в обойме пистолета, оставленного ей Николаем, осталась патронов, чувствуя, что возможно сейчас может и она сможет чем-то помочь в схватке с монстром.
  Лёнька только пожал плечами и запел хриплым баритоном:
  Прибыла в Одессу банда из Ростова,
  В банде были урки, шулера.
  Банда занималась темными делами,
  И за ней следила Губчека.
  Эффект был убойный. При первых Лёнькиных словах, Кваррадамал выронил дубину-колонну, и отпрянул назад. Чешуя на его теле засверкала бледным светом, ион затрясся ещё сильней. Андрей, улучив момент, метнулся к змею и воткнул одну из дубинок ему в тело, но разряда не последовало. Сильнейший удар колючего хвоста отбросил охотника к стене. А трясущийся от музыки змей, метнулся в сторону распластавшегося по стене Андрея разинув пасть. Но все заметили, что он уже уменьшился, ка минимум в четверть.
  Лёнька не останавливался, и возвысил свой голос. Теперь он звучал ярче, мощнее, и...наглее:
  Мурка, мур-мур Муреночек,
  Мурка, ты мой котеночек,
  Мурка, Маруся Климова,
  Прости любимого!
  Николай видя, что Андрей в опасности, не стал долго размышлять. Он бросился ему на помощь. Перепрыгнув через колонну оказавшуюся на его пути, он подскочил к зависшему над Андреем как раз в этот момент змеем, и рубанул того по хвосту, который уже стал преобразовываться в острый шип, готовящийся проткнуть насквозь наглого человечишку. Обрубок хвоста с так и не преобразовавшимся до конца шипом, отлетел в сторону. Змей заверещал, именно заверещал, от боли. Из обрубка, оставшегося у змея, фонтаном ударила чёрная кровь, забрызгавшая с ног до головы Николая.
  Все воспряли духом - меч Правосудия мог уничтожить Кваррадамала.
  А Лёнька продолжал петь. Он уже вошёл во вкус, видя, что песня тоже приносит свои плоды, и монстр слабеет с каждым аккордом, с каждым словом, всё больше и больше:
  Речь держала баба, звали ее Мурка,
  Хитрая и смела была.
  Даже злые урки и те боялись Мурки,
  Воровскую жизнь она вела.
  Кваррадамал крутанувшись в воздухе волчком, скуля и шипя от боли в хвосте, и поливая фонтаном чёрной крови всё вокруг себя, резко замер глядя в лицо отплёвывающемуся от его крови Николаю. Ещё секунда и он бы раскроил его голову у себя в пасти как орех. Но тут в схватку вступила Наталья. Три разрывные пули врезались в башку змея, отшвырнув её в сторону и разнося ему вдребезги, его великолепный гребень-корону. Кваррадамал взвизгнул от обиды, и метнулся туда, откуда стреляла девушка. Но скорость у него уже была не та. Эта музыка, дерзкая песня, заговорённый меч, обрубленный хвост, потеря крови, а теперь вот ещё и потеря гребня. Он уже не мог метнуться к потолку, а уже оттуда бросится молнией на свою жертву. Всё что он мог - это быстро лететь над полом. И он полетел к Наталье.
  Но тут на его пути встал дерзко ухмыляющийся Лёнька с гитарой:
   Вот пошли провалы, начались облавы,
  Много стало наших пропадать.
  Как узнать скорее, кто-же стал шалавой,
  Чтобы за измену покарать.
  Змей отпрянул и отчаянно взвыл (именно взвыл, а не зашипел) и ещё в четверть уменьшился (теперь в нём было метров пять, не больше), а Лёнька ударил по струнам и продолжил его добивать:
  Мурка, мур-мур Муреночек,
  Мурка, ты мой котеночек,
  Мурка, Маруся Климова,
  Прости любимого!
  Кваррадамал - ЗАВЕРЕЩАЛ на всю пещеру, да так что аж уши заложило. Но Лёньку это не остановило, он только встряхнул головой, и продолжал перебирать струны, и надвигаться на трясущегося змея:
   Кто чего узнает, кто чего услышит,
  Нам тогда не следует зевать.
  Нож пускай поднимет, пистолет подставит,
  Пистолет поставит, пусть лежат.
  Змей не выдержал, развернулся и бросился к спасительному кубу - уж там его не достанут. Уж там-то он восстановит свои силы, до следующего раза, когда его вызовут его адепты. Но то, что увидел змей, приблизившись к жертвенному постаменту на котором стоял его куб-укрытие, привело его в ужас, и он завис на месте, перед ступенями из золота, ведущими к его спасению.
  И было от чего ужаснуться - Андрей с занесённым жертвенным ножом в правой руке стоял над его кубом. Миг - и нож воткнулся в куб. Кваррадамала затрясло крупной дрожью, все шипы, покрывающие его тело, посыпались с него, как засохшие иголки с новогодней елки, простоявшей до мая месяца, и которую, наконец-таки решили вынести на помойку. Но он решил не сдаваться просто так. У него есть ещё силы, дать отпор этим людишкам, и начнёт он с этого, посмевшего разрушить его убежище! Как только он его проглотит, у него добавятся магические силы, а тогда... Домечтать ему не дали.
  Андрей спрыгнул с постамента и оказался в метре от змея. Он поднёс к губам...флейту и заиграл, подхватив мелодию 'Мурки'. Змей хрюкнул от возмущения и испуга, и отпрянул назад. Но сзади уже подоспел Лёнька не перестававший играть и петь:
  Как-то шли на дело, выпить захотелось
  Мы зашли в соседний ресторан.
  Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
  А из-под полы торчал наган.
  Мурка, мур-мур Муреночек,
  Мурка, ты мой котеночек,
  Мурка, Маруся Климова,
  Прости любимого!
  Змей заметался между двумя музыкантами. Его трясло, выворачивало наружу, в его голове гремел невыносимый гул. Это было ещё хуже, чем тогда, когда загнали его казаки в куб своей музыкой. Та хоть была боевой, стремительной, бьющей в лицо своего врага. А эта... Эта била скрытно, подкрадываясь из-за угла, давая себя проглотить - а потом выворачивая тебя изнутри на изнанку.
  Флейта и гитара наступали с двух сторон. Мелодии их сплетались в смертельную музыкальную сеть для Кваррадамала, которая его душила всё больше и больше - с каждым нотой, с каждым Лёнькиным словом:
  Мурка, в чем же дело, что ты не имела?
  Разве я тебя не одевал?
  Кольца и браслеты, юбки и жакеты
  Разве ж я тебе не добывал?
  Мурка, мур-мур Муреночек,
   Мурка, ты мой котеночек,
   Мурка, Маруся Климова,
   Прости любимого!
  Змей не выдержал такого натиска со стороны гитары и флейты. Это было уже просто невыносимо! Сбежать, скрыться, в самой дальней пещере этих катакомб, только бы не слышать этой, убивающей его с каждой минутой всё больше и больше, дерзкой песней! Уменьшившись уже до трёх метров, Кваррадамал бросился в сторону выхода из храма. А вслед ему неслись заключительные аккорды и слова песни:
   Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
  Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
  Ты зашухерила всю нашу малину,
  А теперь маслину получай!
  Кваррадамалу не суждено было достигнуть выхода из пещеры. На его пути стоял Николай с мечом, опущенным пред собой, и в любой момент готовый вступить в бой. Но змей просто так решил не сдаваться, у него было ещё одно опасное оружие - это его пасть усеянная сотнями острых зубов. Он решил вцепиться ими в лицо своего врага и искромсать его до основания. Но и этому не суждено было случиться. Взмах меча, рукоять которого была зажата в обеих руках Николая, и он вонзился остриём точно в пасть змея, и нанизал его тело, сократившееся во время его отчаянной последней атаки до метра, на длину всего своего лезвия.
  Тело змея вначале задымилось, а потом вспыхнуло синим пламенем.
  - Ну, вот вам и обещанный шашлык, - прохрипел Лёнька, опускаясь на трясущихся ногах, на пол, кладя рядом гитару, доставая из пачки сигарету, и пытаясь трясущимися руками от спички прикурить её.
  - Подгорел твой шашлык, - нервно смеясь, и стряхивая с лезвия меча истлевшие остатки Кваррадамала, ответил ему Николай.
  - Бросал бы ты это дымное дело, - откашливаясь от дыма, который остался в храме после сгоревшего монстра, проговорила Наталья, обращаясь к Лёньке.
  - И то верно, - хмыкнул Лёнька, заметив, что он пытается прикурить фильтр сигареты, и с отвращением откинул её в сторону. - Больше не курю!
  - Зарекался козёл в огород не ходить...- нервно хихикая, уселся на ступени из золота Андрей, и сделал большой глоток из своей фляжки.
  Все дружно засмеялись. И тут с потолка раздался подозрительный треск. Взгляды охотников взметнулись вверх, и все увидели, как по потолку в разные стороны побежали паутиной трещины. Они принялись расширяться всё шире и шире, треск становился всё сильней и сильней.
  - Что-то мне всё это не нравится, - подозрительно проговорила Наталья и, опираясь о стену, поднялась на ноги.
  - А чего тут странного? - спокойно произнёс Андрей, убирая свою фляжку в карман и поднимаясь со ступеней и направляясь быстрым шагом за своими лежащими возле стены дубинками. - Храм, который держался за счёт магии Кваррадамала, начинает рушиться. Так что если не хотите быть похороненными здесь заживо, то быстро собирайте свои манатки и валим отсюда.
  Никому повторять, дважды не пришлось. Собрав раскиданные по храму вещи, петляя меж падающих с потока маленьких и больших камней, и подхватив под руки Наталью, Николай и Лёнька бросились в туннель следом за Андреем. В храме в этот момент, принялись тухнуть один за другим факелы, и как только потух последний, оставшиеся две колонны поддерживающие свод храма, с грохотом развалились, а вслед за ними рухнул, и весь потолок. Храм перестал существовать. Следом за храмом принялся рушиться и тоннель, в котором обитали до последнего времени упыри, уничтоженные благодаря Натальиной смекалке. Друзья выскочили из него в последний момент в пещеру с подземным озером, когда его заспало окончательно. Вслед за ними в пещеру вырвалось огромное облако пыли, обдавшее их с ног до головы.
  - Ну, зашибись, - проворчал как обычно недовольно Лёнька, пытаясь сбить с себя толстый слой пыли, - даже напоследок эта пещерка сподобилась нас обгадить.
  - А тебе-то чего, - усмехнулся Николай, покрытый помимо пыли ещё и засохшей кровью Кваррадамала, - у тебя всё равно куртка и бананы серого цвета. Даже и не заметно, что в пыли. А вот мне придётся точно всю одёжку выкинуть.
  - Мда, - осмотрел его Лёнька, - тебе точно не позавидуешь. Но зато тебя в темноте не видно - черным-черно.
  - Лишь бы самому отмыться от этой заразы, - посмотрел на свои руки, покрытые засохшей чёрной кровью монстра, Николай и направился к озеру.
  Наталья, прихрамывая, подошла тоже к берегу озера и уселась на валун, рядом с Андреем, сидящим на земле меж двух больших включенных фонарей (третий фонарь остался похороненным вместе с Кваррадамалом в подземном храме) и регулирующим механизм арбалета: - Ну, ты прям индийский факир - заклинатель змей. И давно это ты?.. - она кивнула на висящий, на плече у Андрея футляр с флейтой.
  - С детства, - не отрываясь от арбалета, ответит тот. - У меня родаки в симфоническом оркестре играют. Ну, и меня в этом немного поднатаскали.
  Наталья присвистнула от удивления. А Лёньке с Николаем, оглянувшимся на её свист, разъяснила, указывая на Андрея:
  - Он у нас оказывается из интеллигентов.
  Николай ничего не ответил, а только хмыкнул и продолжил отмываться. А Ленька, наигрывая на гитаре, задумчиво ответил:
  - Мы все дети своих родителей.
  Все на него внимательно посмотрели, даже Андрей прекратил ковыряться в арбалете.
  - Тебя случаем по башке кирпичом не саданула - философ? - поинтересовался Николай.
  - А чего? - удивился Лёнька, и кивнул на Андрея: - Ему можно откровенничать, а мне нельзя немного пофилософствовать.
  Все только в ответ пожали плечами.
  - Я тут вот о чём подумал, - прекратил играть на гитаре Лёнька. - Взяли бы магнитофон кассетный, да и врубили бы его в нужный момент, и никакой тебе мороки с гитарами и флейтами.
  - А ты уверен, что музыка с магнитофона подействовала бы? - посмотрел на него задумчиво Андрей. - Это всё же не живая музыка. В ней нет той магии слога, которая должна относиться именно к атаке на Кваррадамала. Вспомни - ты, когда пел песню, ты думал о победе над монстром. Ты хотел его уничтожить. В твоём голосе слышалась именно издёвка над ним. Это, как и тогда у казаков, они его загнали в куб благодаря боевому духу своей музыки, они тоже жаждали победы над монстром. А что доносилось бы из магнитофона? Обычная песня, которая не относилась бы ни каким боком к этому треклятому змею. Да ещё к тому же и запись. Ну...'мёртвый' голос.
  Андрей замолчал и принялся опять, как ни в чём не бывало возиться с арбалетом. Николай, Наталья, и Лёнька с удивлением переглянулись от такой неожиданной речи охотника.
  - Вот же шь эстет чешуйчатый. Живую музыку ему подавай, - усмехнулся Лёнька и принялся наигрывать на гитаре 'Мурку'.
  - Заткнись! - в три голоса заорали на него друзья.
   Место встречи изменить нельзя.
  Они только что вернулись из больницы от Натальи, которой всё-таки этот змей умудрился сломать два ребра. Было уже около десяти вечера. Лёнька с Николаем стояли у ворот, Лара зашла в дом приготовить чая.
  - Когда вы собираетесь, заявление идти подавать? - поинтересовался Лёнька у Николая, облокотившись на стену дома и скрестив руки на груди.
  - Завтра и сходим, - задумчиво ответил Николай.
  - Слушай, а чего это Андрей, на ночь глядя решил отвалить?
  - Ну, ты же слышал, дела у него срочные. Да и чего ему ещё здесь делать?
  - И то верно - мавр сделал своё дело, мавр может уходить.
   Николай внимательно посмотрел на Лёньку:
  - Тебя явно в подземелье каменюкой огрело - на Шекспира перешёл. Ты ещё Цезаря вспомни.
  - А это кто такие? - глядя в темноту поинтересовался Лёнька.
  Николай только покачал головой - безнадёжный раздолбай.
  Они помолчали ещё немного, мимо по дороге проехал автомобиль, осветив их фарами.
  - А всё-таки круто, - потянулся Лёнька и зевнул, - тачка теперь есть своя. Работа полная приключений. Зарплата нехилая.
  - Кто о чём, а вшивый о бане, - усмехнулся Николай. - Тебе только бы бабки были.
  - А чего тут плохого? - пожал плечами Лёнька. - В нынешнее время деньги нужны почти на каждом шагу. Кстати я так и не въехал, а Андрей что, не получил бабки за эту работу?
  - А он, как разъяснила мне Наталья, не является работником нашей конторы, и ему зарплату не начисляют.
  - Ну, можно его было как-то благодарственной премией, что ли отметить - типа там помощь в ликвидации банды рэкетиров. Ну, той, которую Василий расколошматил у ресторана.
  Лёнька усмехнулся, вспомнив, как они вернулись к ресторану, а там полно милиции и десяток побитых бандитов в наручниках, которых задержал в одиночку Василий. Главарю ещё досталось и от Николая, когда тот узнал, что этот придурок кидался на Лару. Бандита даже не спасли два сержанта, которые как раз в тот момент, когда Николай узнал о происшедшем, отводили того к Уазику. Хотя они, как показалось Лёньке, и не пытались защищать его, как-то они оба дружно отвлеклись в тот момент, когда Николай встал перед закованным в наручники бандитом. И в итоге, бандита повезли в тюремный госпиталь с переломанной челюстью - ну оступился парень, бывает.
  - Да он как-то и сам не напрягался, - прервал Лёнькины воспоминания, Николай. - Говорит что ему и пистолета достаточно, а насчёт гонорара... Он сказал, что с куба ещё больше нас поимеет.
  - А кому нужен, этот искрученный куб?
  - Не скажи, - покачал головой Николай. - Есть такие коллекционеры, которые отсыпят даже за недействующий артефакт кучу 'зелёных'.
  - Ну, если только так, - пожал плечами Лёнька, затем помолчав с минуту спросил: - Тебе не кажется, что Василий зачастил к Наталье в больницу? Цветы носит...
  - А ты чего, ревнуешь? - ехидно улыбнулся Николай.
  Лёнька ответить не успел, заскрипела калитка и к ним вышла Лара: - Ну, хватит тут сплетничать! Хуже баб прямо! - в шутку сказала она, услышав их разговор о Наталье и Василии. - А если честно, - Лара хитро прищурилась, - то я кое-что увидела о них там...у 'Океана', в своём видении, когда меня этот бандюга за руку схватил, - Лёнька и Николай удивлённо уставились на девушку: - Да мальчики, я вам не всё рассказала, иногда я могу видеть будущее, - она вздохнула: - Я их видела, целующимися на их собственной свадьбе. Вот так вот, мальчики! А теперь пойдёмте чай пить...
  - Тихо, - прервал её встревоженный Лёнька, поднеся указательный палец к губам. - Слышите?
  Николай и Лара насторожено посмотрели на него, и прислушались, но ничего кроме гудка электрички и стука её колес, доносящихся со стороны железной дороги, в тишине ночи не услышали. Они вопросительно посмотрели на Лёньку, а тот с серьёзной 'миной' на лице сказал:
  - Тириличка, идёт.
  Лёнька так взвинтил обстановку, своим тревожным восклицанием, что его вроде и не слишком смешная шутка, заставила Николая и Лару, и так взвинченных до предела, в эти тревожные дни, прыснуть со смеха.
  Уже затих в дали стук колёс электрички, а они всё продолжали смеяться. Но тут из темноты послышался кашель и звук приближающихся шагов. Они мигом прекратили смеяться и напряглись в ожидании.
  - Мне кажется, что у нас это уже начинает входить в привычку, - вглядываясь в темноту, проворчал Лёнька.
  - Я тоже так думаю, - кивнул Николай. - Пожалуй, надо завязывать с этими ночными посиделками возле ворот.
  Лара с тревогой поискала стоящую у калитки во дворе совковую лопату. Шаги приближались. Из темноты в луч света падающего от висевшего над воротами фонаря вошёл...Василий и, прокашлявшись, проговорил извиняющимся тоном:
  - Тут такое дело... Меня Наталья прислала. Петровича в больнице навестили с завода приятели. Говорят, там у них небольшая проблема возникла в малярке. Петрович утверждает, что это дело как раз по ва... - Василий запнулся, вспомнив, что он тоже уже официально принят в команду охотников и поправился, - по нашей части...
  
   Оборотни в погонах (как бы послесловие).
  Андрей, переехав Ворошиловский мост и свернув на Промзону, добрался уже до железной дороги. Мотоцикл его уже проезжал под небольшим железнодорожным мостом, и как раз в этот момент ему наперерез выехал милицейский УАЗик, а сзади отрезала путь к отступлению чёрная 'Волга', следующая за ним по пятам почти от самого Лендворца.
  Из перекрывших, мотоциклисту все пути к отступлению, автомобилей, вышло шесть человек. Два лейтенанта с автоматами наперевес - из УАЗика, а из 'Волги' три майора и один полковник. Андрей заглушил двигатель, ловко поставил мотоцикл на подножку, снял с головы шлем, повесил его на руль, соскочил с мотоцикла и, потянув носом засмеялся:
  - Я только мог об этом мечтать - вся звёздная элита ростовской псарни вышла меня проводить в дальний путь. И умудрились же выследить меня.
  -Не в дальний путь, а в последний! В ПОСЛЕДНИЙ!!! - прорычал полковник и его глаза сверкнули в темноте туннеля жёлтым звериным огнём. - Ты развалил все наши планы, своим появлением в этом городе. Мало того, что этот мальчишка со своей сестричкой, чуть их не испортили - уничтожив ведьму, обещавшую за содействие ей в поисках куба, власть над всем регионом, так еще, и ты всунул нос в них, уничтожив Федосеева. Но, - полковник рыкнул, усмехаясь, - если ты нам вернёшь артефакт...
  - Э, нет! - засмеялся Андрей. - Во-первых, мне за куб уже заплатили аванс другие...люди. И во-вторых, я этого вашего рогатого балбеса даже пальцем не тронул, - рот Андрея расползся в ехидной улыбке при воспоминании двух арбалетных болтов в заду у беса, но он решил не откровенничать с оборотнями, и продолжил: - У него там у самого что-то не срослось с Кваррадамалом. Я точно не в курсе, но в итоге - этот червяк-переросток его проглотил. Так что звыняйте, но вы обратились не по адресу. И кстати, вы, что надеялись при помощи этого недоделанного змея Горыныча, власть в свои руки захапать?! Ну, вы ребята и...
  - Это уже не столь важно, - прервал Андрея полковник, - Кваррадамал мёртв и ты в этом виновен. Убить его!
  Очереди из автоматов прошили пустое место. Андрея уже не было там, куда целились лейтенанты. Лопнуло лобовое стекло 'Волги' разнесённое вдребезги прошедшими мимо цели очередями. Майоры и полковник злобно зарычали, принявшись преобразовываться в огромных волков. Форма на их телах затрещала по швам. Лица принялись удлиняться и приобретать звериный оскал. Четыре огромных волка-оборотня, метра по полтора в холке, покрытые чёрной шерстью стояли теперь возле 'Волги'. Форма с их звериных тел свисала лоскутами.
  Андрей же во время стрельбы, упавший на землю от смертельного свинцового дождя, и змеёй метнувшийся в сторону открывших по нему стрельбу лейтенантов, уже вытирал свой окровавленный серебряный кинжал о форменную лейтенантскую куртку, и зловеще улыбался, глядя на четырёх оборотней готовых броситься на него в атаку. Лейтенанты же лежали у его ног с перерезанными горлами и корчились в предсмертных судорогах, так и не успев даже на четверть принять своего звериного обличия. Убрав кинжал в ножны на поясе Андрей подхватил в каждую из рук по автомату, и как только чёрные огромные зверюги кинулись на него в атаку он, не раздумывая открыл по ним огонь.
  Вреда, конечно, им автоматная очередь хоть сколько-нибудь серьезного причинить не могла, однако, давала охотнику запас времени. Андрей наслаждался каждым мгновением, не сводя глаз с того как оборотни отлетают прочь, относимые выстрелами на безопасное расстояние. Вот пара уже скорчилась на земле, вывалив языки и отчаянно пытаясь восстановить шкуру и разорванные пулями мышцы. На это требовалось драгоценное время, минуты, которых Андрей им давать не собирался.
  Охотник не стал ждать того момента, когда у него закончатся патроны, а просто швырнул автоматы в морду третьему оборотню, который умудрился устоять от пуль, впившихся в его тело, на всех четырёх лапах, и уже готовился к прыжку. Одновременно с этим рванул к тем двум, что уже были почти готовы к употреблению, как про себя думал Андрей. Наперерез ему кинулся четвертый оборотень-полковник, умудрившийся извернуться от автоматной очереди, размах его лап в прыжке поражал воображение, но охотник не первый день имел дело с такими тварями и успел извернуться, чтобы удар лапы не сбил его с ног. Сменив траекторию движения, Андрей проскользил по земле под беззащитным брюхом оборотня, который на излете уже не мог ничего изменить. Пары секунд было достаточно, чтобы острозаточенный серебряный кинжал, уже переместившийся из ножен в крепкую руку охотника, сделал свою работу, срубив начисто две задние лапы оборотня, причиняя тому адские муки.
  Андрей резко вскочил на ноги и, решив, что покалеченный оборотень-полковник ему уже ничем не угрожает, бросился к первым двум. Один из них уже принялся за отчаянные попытки подняться на лапы. Охотник на бегу опять убрал кинжал в ножны и вынул спрятанный до сих пор за спиной под кожаной курткой мачете, закреплённый в ножнах и висящий рукоятью вниз. Нечего было мелочиться и тратить драгоценные секунды, когда любой из этих щенков мог налететь со спины, не вовремя очухавшись. Первым Андрей снес голову тому, который пытался подняться. После практически грациозного разворота, кто бы мог ждать такого от грубоватого по жизни охотника, вторая голова всё ещё так и не восстановившегося от автоматных пуль оборотня, тоже отлетела на землю, щедро орошая землю веером кровавых брызг.
  Андрей лениво увернулся от хлеставшей из раны зверя крови, уже начиная улыбаться. Он уже знал, что и на этот раз победа оказалась за ним, уже мысленно увеличив счет на шесть бездыханных тварей, чья нога или лапа, не столь важно, не должна ступать по земле.
  Следующим охотник добил того оборотня в которого швырнул автоматы меньше чем минуту назад. Сначала прорезав ему брюхо, упав вновь спиной на землю, потому как оборотень имел глупость сделать отчаянную попытку, прыгнув на охотника в лобовую атаку а, уже вскочив на ноги, отделил голову, перелетевшему через него оборотню с выпавшими наружу внутренностями, ударом мачете от туловища.
  Последняя тварь, искалеченный охотником оборотень-полковник, распласталась на земле, рыча и сгребая оставшимися целыми передними лапами землю перед собой, вырывая ими камни в бессильной ярости. Андрей неспешно вернулся к покалеченному оборотню, обошел его вокруг и присел на корточки перед ним со стороны морды, торжествуя с каждой секундой все явственнее. Затем также не спеша, вытащив из ножен серебряный кинжал, заглянул, оборотню в глаза, внимательно изучая, как у того сужаются и расширяются зрачки, как он щурится и снова распахивает веки, силясь справиться с болью исходящую из обрубков, оставшихся от задних лап. Удовлетворившись тем, что оборотень увидел свою смерть, Андрей медленно перерезал ему горло, плавным движением, так смычок идет по струнам скрипки, выводя медленную мелодию.
  Дальнейшие действия нисколько не занимали разум охотника, он двигался автоматически. За пару минут трупы были перетасканы в одну кучу, обе машины были подогнаны как можно ближе друг к другу, скрывая между собой груду тел обезглавленных оборотней. Немного бензина, который нашелся в канистре одной из машин, брошенная в растекшуюся лужу зажжённая автоматическая зажигалка, найденная в бардачке всё той же машины. А через пару минут охотник уже мчался на своем мотоцикле прочь от этих мест, записав на свой счет несколько новых побед над монстрами, и от этой мысли он безмятежно улыбался, радуясь, что сегодня он снова жив и впереди еще будет что-то особенное.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"