Симонов Сергей: другие произведения.

Цвет сверхдержавы - красный 2 Прода от 2014_07_30

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сегодня немного об авиации, электронике, системах управления... и итоги 1956 года.


  
  
   Достигнутые договорённости о создании будущего Экономического Союза - предложенный Неру термин "Альянс" в СССР так и не прижился, "Союз" звучало привычнее - подтолкнули Никиту Сергеевича к ускорению разрешения другой, несколько неожиданной проблемы - модернизации пассажирской авиации.
   В начале сентября 1956 года он собрал у себя в Кремле совещание ведущих авиаконструкторов и моторостроителей.
   Вначале авиаконструкторы отчитались о текущих работах. Туполев доложил об успешной подготовке к началу коммерческой эксплуатации Ту-104, (начата 15 сентября 1956 года), сообщил о проведённом комплексе исследований и доработок по предотвращению аварийности. Затем Андрей Николаевич рассказал о ходе работ над Ту-114 и показал деревянную модель будущего лайнера. Ту-114 понравился всем.
   Антонов рассказал о ходе работ над Ан-10, проектировавшейся в ГСОКБ-473 пассажирской версией транспортного Ан-12, поблагодарил за переданные академиком Келдышем информационные материалы, и сообщил, что технология изготовления лонжеронов крыла на Ан-10 и Ан-12 будет изменена с целью исключения развития трещин в ходе эксплуатации.
   Ильюшин доложил о начале постройки первого опытного образца Ил-18 (начата в сентябре 1956 г)
   Кузнецов сообщил о ходе работ над двухконтурным двигателем НК-6, сообщил о предварительных проработках по двигателю НК-8 (АИ, в реальной истории разработка НК-8 начата только в 1961 году), предупредил о вероятных задержках в связи со сложностями в технологическом цикле деталей из титана.
   (Освоение производства деталей из титана в ходе разработки НК-8 сопровождалось огромными проблемами. В реальной истории двигатель НК-8 был разработан с 1961 по 1964 год и применялся на основных советских пассажирских самолётах - Ту-154 и Ил-62)
   - Ну что ж, товарищи, вижу, что работа идёт хорошо, - подвёл итоги Никита Сергеевич. - Я вас собрал сегодня не столько для отчёта, сколько для разговора о перспективах пассажирской авиации на будущее.
   - В апреле мы с Андреем Николаевичем по пути в Англию очень подробно беседовали на тему рентабельности пассажирских авиаперевозок, - продолжил Хрущёв. - Затем компетентные товарищи провели анализ мировых тенденций развития рынка авиаперевозок. И вот что я вам хочу сказать: в будущем та страна, кто первой создаст широкофюзеляжный авиалайнер большой вместимости - 300-400, в перспективе до 500 пассажиров, захватит мировой рынок авиаперевозок. Потому что чем больше пассажиров за один рейс берёт самолёт, тем дешевле выходит билет на одного пассажира.
   - Да где же столько пассажиров-то взять? - удивился кто-то из присутствующих. - Американцы вон, сделали Боинг-707, так у них в варианте эконом-класса 179 пассажиров. У нас столько не наберётся.
   - Внутри Союза - может и не наберётся, - согласился Хрущёв. - Но это - пока. А на мировом рынке авиаперевозок пассажиропотоки будут устойчиво расти уже в скором времени. Сейчас начинает развиваться туризм, миллионы людей по всему миру скоро будут летать в отпуска из Европы в тропические страны. И если мы вовремя выйдем на рынок с пассажирским самолётом большой вместимости, а у конкурентов такого самолёта ещё не будет, то не мне вам объяснять, что мы снимем все сливки с этого пассажиропотока за счёт более низких цен на билеты.
   По знаку Хрущёва его помощник Шуйский раздал каждому именной, запечатанный сургучом пакет.
   - Сейчас не вскрывайте, там для каждого из вас информационная подборка, согласно тематике ваших ОКБ, - пояснил Хрущёв. - Сразу предупреждаю: вся информация совершенно секретная, гриф на пакетах сами видите какой. Изучите на рабочих местах.
   - Ещё один момент, касаемо уже военной авиации, - продолжил Никита Сергеевич. - Вы все знаете, что у американцев сейчас все военные самолёты получают возможность дозаправки в воздухе. Причём они в будущем собираются перейти с системы "шланг с конусом" на жесткую штангу дозаправки, управляемую оператором с самолёта-заправщика. При этом требования к квалификации лётчика дозаправляемого самолёта и нагрузка на него существенно уменьшаются.
   - Что я хочу сказать, на базе предполагаемого широкофюзеляжного самолёта планируется создать самолёт-заправщик для наших ВВС, - пояснил Хрущёв, - Это позволит оснастить устройствами для дозаправки уже имеющиеся самолёты, не только бомбардировщики Авиации Дальнего Действия, но и истребители. Таким образом, мы сможем повысить возможности наших ВВС до уровня, позволяющего им действовать в любой точке планеты, как сейчас действуют только американцы.
   Авиаконструкторы удивлённо переглядывались. Все знали о приверженности Первого секретаря к ракетам, и его неожиданное внимание к военной авиации для специалистов стало сюрпризом.
   - Сроки какие? - привычно осведомился Туполев.
   - Пока это предварительная проработка, Андрей Николаевич, - ответил Хрущёв. - Ориентируйтесь на то, что американцы сделают свой широкофюзеляжник в 1969-м. Нам до того времени надо успеть сделать соответствующие двигатели, спроектировать самолёт и запустить в серийное производство. Время пока есть. Но его не так много, как кажется.
   - Ясно. Ну что ж, - покивал головой Туполев. - На самом деле, мы уже некоторые работы по этой тематике проводили. Когда мы занимались испытаниями Ту-95, Иван Александрович передал мне и товарищу Кузнецову, - Туполев кивнул на конструктора авиадвигателей Николая Дмитриевича Кузнецова, - довольно большой объем информации, в том числе, по западным перспективным разработкам. Мы у себя создали специальный аналитический отдел, и несколько конструкторских отделов, работающих на перспективу. И вот что у нас получилось.
   Туполев вынул из папки несколько листков формата А3, сложенных пополам, развернул их перед Хрущёвым и продолжил:
   - для начала, мы совместно с Николаем Дмитриевичем отработали любопытный вариант двигателя, именуемого "винтовентиляторным". Он похож на обычный турбовинтовой, но винт имеет не четыре прямых лопасти, как обычно, а восемь или больше серповидно изогнутых лопастей. Такой двигатель экономичнее стандартного ТВД, не говоря уже об одноконтурном ТРД.
   Туполев посмотрел на Кузнецова, передавая ему слово.
   - Хотел бы отметить, что нам в этой работе очень помогли в ЦАГИ, - сказал Кузнецов. - Мы с ними провели совместную работу, на выходе получив винтовентиляторную модификацию нашего обычного двигателя НК-12, который у Андрея Николаевича ставят на Ту-95 и планируют ставить на Ту-114. Андрей Николаевич нам очень помог, выделил нам в качестве летающей лаборатории один из опытных Ту-95. За счет этого мы смогли отработать две модификации винтовентиляторного НК-12: с открытыми крыльчатками, и с вентиляторами в кольцевом канале. Второй вариант оказался более эффективным и менее шумным.
   - Мы подсчитали, что при использовании винтовентиляторных модификаций НК-12 получим заметный выигрыш по экономии топлива, соответственно, по дальности, и снижение шумности, - продолжил Туполев, - Также за счет уменьшения диаметра вентиляторных крыльчаток можно уменьшить высоту шасси, что не только дает экономию массы но и на Ту-114, позволит использовать трапы стандартной конструкции, одно это уже дает заметную экономию на аэродромном оборудовании.
   - Очень интересно, - откликнулся Хрущёв. - Выходит, мы сможем наладить серийный выпуск Ту-114 уже с новыми, более экономичными моторами?
   - Пока эта модификация двигателя в серию ещё не запущена, - ответил Кузнецов, - но если будет постановление правительства и финансирование, то сделаем. А если примем решение о постепенной замене двигателей на Ту-95, то на будущее можно будет иметь в серии только винтовентиляторную модификацию, это будет дешевле, чем выпускать две модификации параллельно.
   - А если следующим шагом сделать на базе Ту-114 широкофюзеляжный лайнер с увеличенной пассажировместимостью? - спросил Хрущёв.
   -Сделать можно, - согласился Туполев. - Такой вариант мы тоже уже просчитывали. Однако Ту-114 - не совсем подходящая база для такой машины. Завоевать мировой рынок пассажирских перевозок он не сможет, тут нужен лайнер большей вместимости и грузоподъемности, с двухконтурными ТРД, которых у нас пока нет. Можно, конечно, построить ограниченную серию таких машин, скажем, для полетов в Хабаровск, Владивосток, на Хайнань, в Индию и Индонезию, - Туполев проявил значительную осведомленность, не иначе, как побеседовал с Шепиловым. - Вот если бы заключить соглашение на поставку самолетов с Японией и Австралией... - предложил он. - Не прямо сейчас, но в начале - середине следующего десятилетия у них возникнет нужда в целом флоте самолетов подобной и большей вместимости. Тот, кто первым заключит с ними контракты на поставку самолетов, откусит очень большой и вкусный кусочек торта.
   - Мне эта проблема видится таким образом, - продолжил Туполев. - Сначала мы сделаем Ту-114 с винтовентиляторами. Потом, на его базе сделаем лайнер повышенной вместимости, пусть сначала небольшой серией. Это позволит, прежде всего, снизить цены на авиаперевозки, заявить о себе на международном рынке, а главное - внедрить в сознание людей мысль, что авиаперелет на советском самолете - это быстро, дешево и комфортно.
   - На сегодня рынка массовых авиаперевозок ещё не существует, - пояснил Туполев. - Полет на самолете для большинства людей, в том числе и на Западе - редкое и недешевое удовольствие. У них летают, в основном, люди богатые, летают по делам и для удовольствия.
   - А если мы предложим авиаперевозчикам самолет, который может перевезти больше и дешевле, а заодно предложим конечную цель для этих авиаперевозок - к примеру, недорогие курорты на побережье Красного моря, или в Югославии, - продолжил его мысль Хрущёв. - У нас с Насером и Тито такие планы имеются. Тогда мы сможем оказаться тем быком, что возьмет все стадо.
   - Примерно так, - согласился Туполев. - Только надо не останавливаться на достигнутом, а немедленно переходить ко второму этапу. За это время двигателисты должны успеть отработать и запустить в серию экономичные двухконтурные двигатели, а мы должны сделать на их основе две-три модели самолетов большой вместимости и гнать их большой серией, постоянно модернизируя, в течение двух-трех десятков лет, возможно - и дольше. Постоянно отслеживать тенденции на международном рынке авиаперевозок и оперативно на них реагировать.
   - Мое мнение, - заметил Ильюшин, - если это у нас новая государственная политическая линия, то и отношение со стороны государства должно быть соответствующее.
   - Согласен, отношение Совета Министров и ЦК будет соответствующее, - ответил Хрущёв. - Ну что ж, товарищи, будем готовить постановление.
   – Ещё одно, Андрей Николаич, – вспомнил Никита Сергеевич. – Раз уж вы готовите нам такой большой и дальний пассажирский самолёт, как Ту-114, для ВВС необходимо сделать на базе этой машины самолёт ДРЛО и управления. Для наведения истребительной авиации и контроля воздушной обстановки. Дирижабли ДРЛО у нас есть, но они летают слишком медленно. А такой самолёт вместе с заправщиками сможет сопровождать истребители в дальних полётах и создать радиолокационное покрытие в любом нужном районе. И обязательно надо предусмотреть на нём возможность дозаправки в воздухе,и места для отдыха части экипажа, на дирижаблях у нас так ведь сделали, летают они долго, люди устают, вот теперь их меняют у РЛС, благо место для запасной смены есть, как места для отдыха.
   – Вот кстати, Андрей Николаич и остальные товарищи конструкторы, подумайте над удобствами для экипажей своих самолетов. Тот же Ту-95 сколько в воздухе летать может? А ведь летчикам есть-пить надо, а потом в ведро нужду приходится справлять. И это на самолете с атомными бомбами! Это же несерьезно, такое отношение к экипажу стратегического бомбардировщика. Нужно подумать, как решить вопрос, туалет какой-то сделать, опять же еду разогреть, прилечь хоть ненадолго, для чего автопилоты сделали, если пилотам нельзя из кресел вылезти?
   – Самолёт ДРЛО, говорите? – Туполев задумался. – Тут Калмыкова привлекать надо, Никита Сергеич. Я-то готов над этим проектом работать. Постановление бы надо соответствующее?
   – Хорошо, организуем, – Хрущёв повернулся к министру авиапрома Дементьеву. – Пётр Василич, берите Калмыкова за любые выступающие части тела, и готовьте постановление по созданию самолёта ДРЛО и управления на базе Ту-114. Не тяните. Сразу несите мне, я через Президиум и Совет Министров протолкну.
   (В реальной истории разработка самолёта ДРЛО Ту-126 задана Постановлением Совета Министров СССР No. 608-293 от 4 июля 1958 г. и приказом ГКАТ No. 211 от 17 июля)
  
   В начале декабря советская эскадра после почти полугодового похода вернулась в Севастополь. Несколько специально присланных в Александрию за трофеями морских буксиров вели за собой 5 проданных Египтом трофейных авианосцев и два крейсера.
   На проходе через Босфор наперерез эскадре вышли несколько турецких военных кораблей. Адмирал Уваров приказал выполнить внеочередное проворачивание механизмов. Как только стволы пушек советского линкора и крейсеров пришли в движение, турки немедленно изменили курс и вернулись в свою базу. Новость о том, что на борту "Новороссийска" находятся атомные снаряды, дошла и до Стамбула.
   Трофейные корабли были распределены по судоремонтным заводам для устранения повреждений. Отремонтировать их одновременно было невозможно.
   В Кремле состоялось совещание представителей ВМФ и авиапромышленности - решали, что делать с трофеями. Сохранившиеся на борту авианосцев английские самолёты и вертолеты были переданы в ЛИИ для изучения. Проведённая экспертиза подтвердила, что они по своим ТТХ заметно уступают советским образцам.
   Артем Иванович Микоян предложил создать палубную модификацию своего новейшего истребителя МиГ-19. Вспомнили и о Як-140 - легком маневренном истребителе Яковлева. Туполев напомнил про свой палубный Ту-91 "Бычок" с турбовинтовым двигателем.
   Николай Герасимович Кузнецов немного охладил собравшихся. Два из 5 трофейных авианосцев: «Teseus» и «Ocean» были построены ещё в войну. На них можно было базировать, в лучшем случае, только лёгкие реактивные самолёты.
   Микоян справедливо заметил, что его МиГ-19 тоже не бог весть какой тяжёлый.
   Кузнецов предложил использовать их как вертолетоносцы ПЛО или десантные.
   Сразу вспомнили о Ми-4М и Як-24, который в это время проходил испытания. Кузнецов, давно мечтавший об авианесущих кораблях в составе флота, пришёл на совещание с готовой концепцией использования трофеев. Он предлагал рассредоточить их по трём флотам: Северному,Тихоокеанскому и Черноморскому и использовать в основном для изучения и для подготовки морских летчиков.
   Выдвинутая Кузнецовым концепция использования авианосцев в составе флота предполагала, что авианосцы будут использоваться для противовоздушной и противолодочной обороны соединения кораблей. Соответственно авиационное соединение на борту авианосца должно было состоять главным образом из истребителей для завоевания превосходства в воздухе. Также в его составе предполагалось иметь несколько самолётов-заправщиков и самолётов ДРЛО. Ударные задачи адмирал собирался решать при помощи авиации берегового базирования, а также кораблей и подлодок с крылатыми ракетами.
   Также Николай Герасимович выступил с предложением сформировать Средиземноморский флот, базирующийся на Александрию и Тартус. Его ядром должны были стать корабли Черноморского флота.
   Для первоначальной подготовки морских летчиков Кузнецов предложил построить сухопутный тренировочный комплекс с аэрофинишером и катапультами.
   - Самые простые и основополагающие упражнения можно отрабатывать даже без финишера, - сказал он. - Достаточно нарисовать краской на бетонной полосе контур палубы и отметить зону аэрофинишеров. Самое важное - приучить летчиков точно сажать самолет в этой зоне. Что действительно необходимо - это светосигнальная система для правильного выдерживания посадочной глиссады. Ее можно временно демонтировать с одного из трофейных авианосцев. К тому времени как промышленность даст нам аэрофинишеры, мы сумеем подготовить по первому этапу не менее пары полков морских летчиков.
   - Но если говорить о дальнейшем развитии морской авиации, - продолжил адмирал, - то следует понимать, что английские трофеи сильно уступают новейшим американским авианосцам типа "Форрестол". Американские корабли имеют водоизмещение около 76000 тонн и несут по 24 истребителя, 24 легких штурмовика, 10-12 тяжёлых штурмовиков-бомбардировщиков, а также по 3-6 разведчиков, заправщиков и самолётов ДРЛО. Если мы собираемся противостоять подобной авиагруппе, наш авианосец должен нести не менее 50 истребителей. Учитывая, что американские легкие штурмовики "Скайхок" весьма маневренны и тоже могут вести воздушный бой.
   - Это приводит нас к необходимости построить в будущем хотя бы 4 полноценных авианосца водоизмещением 70-75 тысяч тонн. Для такого гиганта необходимо будет модернизировать стапеля на судостроительных заводах. Такой большой корабль, конечно, получится дорогим, зато его можно будет эксплуатировать не менее 50 лет, лишь заменяя на нём самолёты на более новые образцы.
   - Если помните, Никита Сергеич, – сказал Кузнецов, – у нас в ЦКБ-17 в прошлом году начали работу над эскизным проектом авианосца, проект 85. Он, прямо скажем, проектировался по нынешним меркам маленьким – 28 тысяч тонн. Но сейчас, поскольку у нас есть доступ к британским конструктивным решениям, можно замахнуться и на большее. Предлагаю сделать сначала, так сказать, в учебных целях для наших судостроителей, авианосец на 45-50 тысяч тонн, а затем уже строить полноразмерные корабли, аналоги американского «Форрестола».
   – К тому же, обратите внимание, энергетические установки для этого авианосца можно взять те же самые, что для крейсеров проекта 82, – уточнил Кузнецов. – Да и многое другое оборудование от крейсеров можно использовать. Останется спроектировать прежде всего катапульты, аэрофинишеры и системы инструментальной посадки.
   - М-да... - покачал головой Хрущёв. - Все равно недёшево... Но если на 50 лет вперёд - полагаю, осилим. Готовьте проект, будем обсуждать. А насчёт большого авианосца на 70-75 тысяч тонн – давайте-ка, Николай Герасимович, вначале обсудите вопрос с академиком Александровым. Такую махину надо с атомными реакторами уже строить. Если Анатолий Петрович свое добро даст – озадачим конструкторов, пусть чертят.
   Тренировочный комплекс решили построить в Крыму - там и море рядом, и судоремонтные заводы, где ремонтировались английские авианосцы. Первые тренировки лётчиков начали на трофейных английских самолётах.
   В ходе Суэцкого конфликта палубная авиация понесла серьёзные потери, к тому же авиагруппы английских авианосцев были немногочисленны.
   На борту авианосца "Albion" было захвачено 8 истребителей "Sea Venom" (из 12 по штату), 7 истребителей-бомбардировщиков "Sea Hawk" (из 16 штатных), 4 самолёта ДРЛО "Skyraider" AEW.1 (из 4-х штатных).
   На "Bullwark" нам достались 9 "Sea Hawk" и 4 бомбардировщика "Avenger", использовавшихся в качестве противолодочных.
   Самым современным из трофейных авианосцев был "Eagle". Достроенный после войны по модернизированному проекту он имел водоизмещение около 44000 тонн. На его борту было захвачено 10 истребителей-бомбардировщиков "Sea Hawk" (из 16 штатных) и 9 истребителей "Sea Venom" (из 14 по штату), 1 легкий бомбардировщик "Wivern" (из 6), 6 самолетов ПЛО "Ганнет" и 4 самолёта ДРЛО "Skyraider" AEW.1
   На "Teseus" и "Ocean" были захвачены десантные вертолёты.
   Остальные были потеряны в боях над Египтом. Для серьёзных тренировок морских лётчиков этого было явно недостаточно. К тому же после МиГов наши лётчики английские самолёты всерьёз не воспринимали.
   В это время ОКБ Микояна начало испытания варианта истребителя МиГ-19 для безаэродромного старта. Опытная машина получила название СМ-30 и должна была стартовать на твёрдотопливных ускорителях с пусковой установки. Для её посадки на ограниченные площадки предполагалось использовать аэрофинишёр, как на авианосце.
   Естественным решением было использовать задел по этой теме для создания первого советского палубного истребителя. Хрущёв попросил Микояна ускорить работу и по возможности быстрее предоставить партию истребителей, оснащённых посадочным гаком, для тренировок морских лётчиков.
   Ту-91 ОКБ Туполева тоже "реанимировали" - он уже прошёл испытания и был подготовлен к серийному производству. Однако решено было доработать его: создать модификацию с меньшей скоростью полёта при большей полезной нагрузке. Задача была не из лёгких, но Андрей Николаевич взялся за неё с энтузиазмом.
   Также велись работы по созданию на его базе учебно-тренировочного самолёта, противолодочного самолёта и самолёта радиоэлектронного подавления. Правительственным постановлением к этому набору было добавлено создание на базе Ту-91 палубного самолёта ДРЛО.
   Решение о строительстве тренировочного комплекса для морской авиации в Крыму, оснащенного сначала аэрофинишёрами, а в перспективе -- и катапультами, было принято незамедлительно. Строительство началось в первые месяцы 1957 года на аэродроме Саки, близ деревни Новофёдоровка.
   Пока строился тренажёр с аэрофинишёрами, тренировки лётчиков проводились на параллельной ВПП. На ней яркой краской разметили посадочную зону, поперёк которой нарисовали чёрным пять тонких полос. Для определения точности посадки использовали спортивный метод фотофиниша. Каждую посадку самолёта фотографировали на специальный фотоаппарат, использующий не плёнку, а стеклянные фотопластинки. Их тут же проявляли, и по ещё мокрой пластинке определяли, насколько точной была посадка самолёта.
  
   (Автор нижеследующего фрагмента - Следж Хаммер, за что ему большое спасибо. От меня - минимальные правки по стилистике)
  
   Начавшееся проектирование авианосца на 50 тысяч тонн водоизмещения поставило вопрос выбора завода, где его строить. Были более-менее подходящие площадки судостроительных заводов в Ленинграде, на юге в Николаеве и Керчи, а также в Северодвинске. Но, как стало выясняться по ходу уточнения планов строительства, все построечные места были либо с устаревшими наклонными стапелями, либо недостаточно крупными для нормального строительства крупнотоннажных кораблей. А ведь в перспективе ожидался и более крупный проект авианосца в 75 тысяч тонн, для него был стоило иметь более современный судостроительный завод, который мог бы осилить строительство столь крупного современного корабля.
   Обратившись очередной раз к присланным документам, Никита Сергеевич узнал, что все заводы так и остались, по сути, со старыми стапелями, только в Керчи был построен сухой док, позволявший строить суда водоизмещение порядка 100000 тонн. При этом выяснив, что в будущем в судостроении крупнотоннажных судов лидируют Япония, Южная Корея и Китай он был немало удивлен этим фактом, и даже пробурчал что-то про узкоглазых специалистов, вспомнив недавние времена.
   Но фото современных верфей, с громадными сухими доками, исполинскими кранами и подъемниками из подборки по судостроению, а также несколько книг по развитию судостроения и его перспективам, доходчиво рассказывавших об истории перехода первенства в судостроении от европейских верфей к азиатским и связанных с этим изменений, наглядно продемонстрировало и впечатлило его таким значимым изменением ситуации в судостроительной отрасли.
   Хрущев был поражен размерами будущих супертанкеров и контейнеровозов, скоростями быстроходных паромов и кораблей, комфортом круизных лайнеров. Немалый интерес вызвали у него и боевые корабли, те же авианосцы, ведь сейчас они появились и у СССР, что было с ними в «той истории»... Здесь его, однако, подстерегали разочарования и неприятные моменты, связанные с описанием мытарств моряков с постройкой хоть каких-то носителей палубной авиации, вызванные нежеланием первых лиц государства связываться с этим «оружием агрессии». В том числе, кстати, и его самого, ратовавшего в «той истории» за ракеты и подводные лодки и вызвавшего создание различных противолодочных крейсеров с вертолетами на борту вместо настоящих авианосцев, а также Устинова, также отдававшего предпочтения другим техническим идеям типа авианесущих крейсеров с самолетами вертикального взлета, экранопланов и прочих изысков советского ВПК.
   И хотя упор на развитие МБР и АПЛ имел под собой разумные обоснования, но с другой стороны, отсутствие поддержки своей авиации даже в своих морях оставляло советских моряков слабо защищенными от ударов с воздуха и практически слепыми из-за отсутствия в этих условиях своих воздушных разведчиков.
   Наличие на кораблях ЗРК, а в космосе специализированной спутниковой системы разведки и целеуказания (здесь речь идет о системе «Легенда») не сильно меняло положение дел (ЗРК не был способен заменить истребительную авиацию, а «Легенда» имела проблемы с функционированием), корабельная авиация была нужна здесь и сейчас, поэтому необходимо было как-то менять ситуацию, корректировать развитие кораблестроения с учетом полученных сведений.
   Уяснив для себя направления развития судостроения, Хрущев показал подборку материалов Устинову и спросил, усмехнувшись:
   – Ну что, и в этот раз будешь авианосцам мешать или передумаешь?
   – Чтобы меня опять виновником назначили, – хмыкнул Устинов, рассматривая исполинский контейнеровоз, на фоне которого терялся боевой корабль, идущий рядом, но затем стал с интересом изучать распечатки, углядев в их подборке сведения по контейнерному оснащению судов. (речь идет об американской системе ARAPAHO и английской SCADС http://www.globalsecurity.org/military/systems/ship/arapaho.htm)
   – Смотри, Никита Сергеич, что из контейнеров можно сделать, не только ракеты пускать, целый авианосец выходит, – Устинов показал Хрущёву изображение большого корабля, у которого поверх контейнеров на палубе сидели вертолёты. (http://jsw.newpacificinstitute.org/?p=9830)
   – Ну это то ты хватил, – сказал Хрущев, вчитываясь в перевод с английского, сделанный аналитиками из группы информации, – Тут же одни вертолеты, да эти, как их, самолеты с вертикальным взлетом, много они против обычного авианосца навоюют? Опять хочешь американцев на кривой козе объехать?
   – Нет, – покачал головой Никита Сергеевич, – давай-ка все-таки не будем закрывать авианосцы, как в «той истории» закрыли, полноценный авианосец всё ж таки побольше возможностей имеет, чем эти «эрзацы». У авианосца и самолетов разных больше, и экипажи обученные. Ведь откуда для этих переделок торговых судов летчиков брать, не иначе как из авиации? Учить-тренировать, деньги-время расходовать, а они все будут на берегу сидеть, да приказа ждать.
   – Про самолеты специальные эти и не говорю, их вообще придется только под эти суда делать, лишая нашу авиацию настоящих истребителей. Вот получится, что мы на эту идею целую прорву денег ухнем, да людей от более нужного дела оторвем. А когда использовать удастся – неизвестно. Как ты думаешь, поймут нас с таким предложением в ЦК? Поэтому тут нужно хорошо подумать, как этот вопрос решать. Да и Кузнецов обидится, это ж выходит, который раз уже пообещали, и снова обломали, – пошутил Никита Сергеевич.
   – Так вот, много нам их не осилить, но по паре штук для Северного и Тихоокеанского флота иметь стоит, хотя бы для ПВО соединений. – продолжил Хрущёв. – А вот такую штуку как эти контейнеры с начинкой, для оснащения судов по мобилизации, в дополнение к боевым кораблям, стоит сделать. Это же какая помощь морякам выйдет, раз-два и судно вооружено, не надо полкорабля переделывать, время тратить. Ведь получается, что с этими самыми контейнерами, как с кубиками, можно практически любое судно переделать, как тебе нужно.
   – Поставил на него набор «кубиков» с нужным оснащением и готово. Например, превратить, в авианосец вспомогательный, как тут нарисовано. Вертолёты на нём для противолодочной борьбы разместить. Заодно если понадобится высадку обеспечить, то на десантные вертолеты заменить, а ведь сколько их на крупном судне поместится!
   – А ещё можно его в госпиталь плавучий превратить, если понадобится, или в плавбазу. Только оборудование нужное в контейнерах ставь. Причем заметь, с вертолётами решить дело легче будет. Их где угодно использовать можно, хоть на суше, хоть на море, где только место для посадки есть, везде пригодятся.
   – Да и готовить отдельно летчиков не надо, не то, что эти особые самолеты с отдельными летчиками. Так что ты бы, Дмитрий Фёдорович, у себя по министерству разработчикам тоже рекомендовал, по возможности, в размерах этих контейнеров свои разработки создавать, так и транспортировать их проще и размещать, особенно если на корабли что-то из них пойдет.
   – Ты посмотри, «там», «у них» иностранцы из них целые дома в несколько этажей делают, полевые лагеря строят, разное оборудование в контейнерах ставят, – Хрущев ткнул в очередной рекламный проспект какой-то иностранной фирмы из будущего.
   – Хорошо Никита Сергеевич, постараюсь, – сказал Устинов, всерьез заинтересованный этими контейнерными вариантами размещения оружия и оборудования.
   Он хорошо представлял, как можно использовать такие удобные для размещения и перевозки контейнеры, особенно после проработки идеи Серова по размещению пусковых установок баллистических ракет в замаскированных контейнерах (см. первую книгу).
   Попавшиеся на глаза Хрущеву материалы по переоборудованию гражданских судов, особенно контейнеровозов, которыми как раз занимались ребята Серова, создавая судовладельческую компанию для морских контейнерных перевозок, еще активнее развивая идеи Маклина (см. первую книгу), сыграли свою роль в его идее развития судостроения СССР, которому он теперь отводил в своих планах немалую роль, особенно после формирования Экономического Союза, думая о престиже, показе советского флага в каждом порту, куда зайдут новые суда, чтобы во всем мире люди видели возможности СССР, доставившего груз в их страну на своих собственных судах. Да и свой мощный торговый флот, не зависящий от западных держав, давал возможность активнее развиться международной торговле, экономикам стран нового союза, не ограничиваемым внешним контролем.
   Сведения о том, что на Амурском ССЗ есть весьма мудрёная система спуска из-за колебаний уровня реки сильно впечатлили Хрущева ещё при его посещении Дальнего Востока осенью 1954 года, но тогда он скорее знакомился с народным хозяйством региона, и лишь теперь начал в полной мере осознавать масштаб проблемы.
   – Ну и на хрена там его построили, раз потом все равно вытаскивать на достройку на приморские заводы нужно, – проворчал он, – Да и сейчас это без разницы, в мирное время никто не полезет, а в войну и значения не будет где завод, разбомбят и там и там.
   Выяснив, что одной из проблем в отечественном судостроении был недостаток современных крупных построечных мест, а также худшая производительность труда, в т.ч. из-за рассредоточенности многих судостроительных и машиностроительных заводов, или их не совсем удачного расположения, Никита Сергеевич стал думать, как исправлять эти недостатки.
   В связи с тем, что 2 августа 1956 года скончался министр судостроительной промышленности СССР Иван Исидорович Носенко, встал вопрос о назначении нового министра. Покопавшись в электронной энциклопедии, Никита Сергеевич решил не менять коней на переправе. Кандидатуру предложенного на этот пост Андрея Михайловича Редькина он отклонил. Министром был назначен Борис Евстафьевич Бутома.
   (В реальной истории А.М. Редькин пробыл в должности министра судостроения около года, после чего его сменил Б.Е. Бутома, остававшийся министром судостроения пожизненно, до 11 июля 1976 г)
   С его помощью Хрущёв обсудил возможные варианты. Знание «истории наперёд» давало ему возможность парировать многие возражения министра, например, по поводу переноса того же Амурского ССЗ. В итоге он подготовил записку в Президиум ЦК, обосновав необходимость развития судостроительной отрасли, модернизации заводов и совершенствования постройки кораблей и судов.
   Одним из решений стала реконструкция завода N402 (будущий Севмаш) в Северодвинске (уже переименованном из Молотовска, ибо нех..й), который из-за войны не был построен как планировалось, чтобы можно было строить крупнотоннажные корабли без проблем с их спуском. В Керчи также раньше, чем той, иной уже, реальности, стали проектировать судостроительный комплекс с сухим доком, рассчитанный на строительство крупнотоннажных кораблей и судов. Были пересмотрены планы и на Ленинград с Николаевым, запланирована и в скором времени проведена модернизация их судостроительных заводов.
   Уделил внимание Хрущев и развитию Дальневосточного региона, путём создания там Восточного Судостроительного Комплекса, на заводах которого можно было бы строить не только военные корабли, но и гражданские. Он планировал создать дублирующий центр судостроения, помимо Черноморского комплекса. Особый упор он делал на крупнотоннажные танкеры, которых у страны ещё не было, но они были очень нужны для осуществления перевозок нефти и ее продуктов, чтобы исключить необходимость арендовать танкеры у американцев, как предлагал Эйзенхауэр (см. первую книгу), и, наконец-то, расплатится за ленд-лиз. Да еще и получить немалую толику нужной валюты, поставляя нефтепродукты на зарубежный рынок. Суда-контейнеровозы тоже стали одним из приоритетов в постройке. Ведь именно с помощью них в будущем осуществлялась громадная часть мировой торговли, проходившая по океанским и морским трассам, добираясь отдельными контейнерами до самых отдаленных уголков Земли. Контейнеры в будущем станут основной единицей, мерилом транспортных потоков. К тому же на контейнеровозы у него и у Устинова появились теперь немалые планы, связанные с их мобилизацией в случае необходимости. Причём предложил он строить не только едва появляющиеся контейнеровозы (http://www.eurans.com.ua/eng/faq/containerships/) но и ролкеры, которые также были только вначале своего коммерческого развития. (http://seagulf.ru/ro-ro.php)
   На обоснование их перспективности пришлось потратить немало труда, убеждая в целесообразности их создания и выгоды для торгового флота СССР, да и об их пользе для ВМФ СССР было сказано, что для руководителей страны, прошедшей недавно самую страшную для нее войну, было уже немало в части обоснования целесообразности их строительства. Ролкеры позволяли не только грузить контейнеры сверху кранами, но, что ещё более важно, закатывать их в корабль горизонтально. Это ускоряло погрузку и разгрузку судна, а также исключало необходимость наличия в портах соответствующего кранового и другого оборудования, необходимого для грузовых операций с обычными судами За счёт этого расширялось число доступных для этого типа судов портов. Тем более что в СССР с механизацией дело обстояло сложно и такое упрощение грузоообработки серьезно облегчало положение с обработкой судов в отечественных портах. Таким способом можно было перевозить контейнеры на железнодорожном шасси или целые железнодорожные вагоны, контейнеры на полуприцепах, автомобили. Причем успешность развития производства автомобилей в СССР могло в будущем создать потребность в строительстве даже автомобилевозов, сведения о которых также были в подборке по судостроению. Экспорт автомашин в другие страны мог стать реальностью. Пример Японии, Южной Кореи, Китая наконец, говорил Хрущеву, что здесь нет ничего невозможно для настойчиво работающей над достижением своей цели страны, тем более достаточно технически развитой, как СССР.
   То, что помимо контейнеров и трейлеров с обычными грузами, новые суда могли доставить к другим берегам оружие и снаряжение в контейнерах, самолеты и вертолеты на своих палубах, тяжелые танки и самоходки в трюмах, было понятным для участников обсуждения. Кузнецов при ознакомлении с планами строительства этих судов только сильно вздохнул, вспомнив, как в войну приходилось перевозить и высаживать десант на любой подходящей посудине, от мотобота до канонерок, и используя даже крейсера, неся при этом неоправданные потери.
   Теперь видимо ситуация изменится, судя по разговорам с Хрущевым, флот получит новые современные корабли, не только любимцы Сталина - крейсера, и но и авианосцы, эсминцы, да и десантные корабли, возможно, станут совсем иными. Никита Сергеевич как-то упомянул воздушные подушки и профессора Левкова, знакомого Николаю Герасимовичу по его летающим катерам, видимо подумывал об планах их возрождения.
   Не забыл Никита Сергеевич и о береговой погрузо-разгрузочной технике. На базе Ленинградского Кировского завода, Минского автозавода и «Предприятия п/я 643» (позже известного как ГСПИ «Союзтрансмашпроект») было образовано МНПО «Трансмаш», занимавшееся разработкой и изготовлением специализированных тяжёлых погрузчиков, ричстакеров и другой техники, предназначенной для обработки контейнерных и накатных грузов.
   После нескольких месяцев согласований и уточнений, весной 1957 года был принят пакет Постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР: «О модернизации заводов судостроительной отрасли СССР», «О развитии крупнотоннажного судостроения в Дальневосточном регионе СССР», «О развитии судостроительного двигателестроения», «О развитии судостроительного машиностроения». В последних постановлениях внимание было уделено развитию судовых двигателей и другого оборудования для судов и кораблей, которое отставало по техническому уровню от иностранных аналогов. Так, в Брянске было еще активнее начата разработка мощных малооборотных дизелей с технической помощью одной из ведущих зарубежных фирм.Как и в «той истории», контракт заключили с датской фирмой «Бурмейстер и Вайн».
   Ленинградский Кировский завод получил задание на развитие технической базы для обеспечения законченного производства паротурбинных установок для подводных лодок вместе с редукторами.
   Согласно постановлению по Дальнему Востоку, предполагалось расширить судостроительный завод во Владивостоке, построив ещё одну производственную площадку и сухой док для постройки кораблей большого водоизмещения. Завершить работы предполагалось в течение 5 лет. Ещё один судостроительный завод было решено построить в дальневосточном порту Большой Камень, переведя в него Амурский судостроительный завод, сняв, таким образом, ограничения по тоннажу и создав таким образом в районе Владивостока судостроительно-судоремонтный комплекс.
   На всех новых заводах предполагалось строительство сухих доков с организацией передовых техпроцессов строительства судов, при которых монтаж судов можно было бы вести «конвейерным» способом, подвозя на большегрузных тележках блоки и секции корпусов, доставляя на место мощными портальными кранами, уже практически готовыми из корпусных цехов и стыкуя их между собой уже после установки и опробования внутреннего оборудования. Спуск корабля на воду при этом обеспечивался обычным заполнением дока. При этом сам док мог разделяться на несколько секций, где независимо друг от друга могло вестись строительство различных кораблей или судов, а также ремонт и спуск на воду.
  
   Образованием Главкосмоса дело не отнюдь не закончилось. Работа только начиналась. Но тут Хрущёву пришлось вновь заняться делами военных, хотя и с подачи Королёва, точнее, его управленцев.
   Началось, впрочем, не с Королёва, а с еженедельного доклада Устинова о прогрессе в работах по МБР.
   - Выявилась проблема, которую мы до этого не до конца осознавали, - признался Дмитрий Фёдорович. - Точность баллистических ракет недостаточна. Проблемы возникают у всех конструкторов - и у Янгеля, и у Надирадзе, и у Макеева. А про королёвскую Р-7 вы и сами помните, как место для полигона выбирали, чтобы южный пункт управления в Иран не попадал. Будь у нас тогда современные гироскопы, и проблемы бы не было.
   - А что нужно, чтобы начать делать современные гироскопы? - спросил Хрущёв.
   - Деньги, время и умные головы, - ответил Устинов. - Нужно прежде всего финансирование - несколько миллиардов рублей. Но эти вложения окупятся, когда инерциальные системы управления пойдут в серию. Они же не только для ракет, они в авиации, и на флоте нужны.
   Выслушав Устинова, Никита Сергеевич посоветовался с Королёвым. Главный конструктор подтвердил доводы Дмитрия Фёдоровича.
   - Гироскоп с высокой точностью, выше, чем имеем сейчас, очень нужен, - сказал Сергей Павлович. - Он сможет решить многие проблемы, прежде всего, с навигацией и с точностью попадания в цель. Вам бы с управленцами моими поговорить, они объяснили бы всё на конкретных образцах.
   Разговор с управленцами состоялся. Члены королёвского Совета Главных конструкторов Николай Алексеевич Пилюгин, Виктор Иванович Кузнецов, заместитель Королёва Борис Евсеевич Черток убедили Никиту Сергеевича на конкретных примерах.
   - Сегодня из-за плохой точности ракет мы вынуждены громоздить на них мегатонные боеголовки, - пояснил Пилюгин. - Весит такая дура несколько тонн. Соответственно, ракета получается гигантская. (В 1956 году мегатонная боеголовка действительно весила не одну тонну. В реальной истории прорыв в сторону уменьшения массы боеголовок был достигнут только в 1958-60 гг из-за объявленного СССР моратория на ядерные испытания.) При уменьшении кругового вероятного отклонения до величины 300-500 метров можно было бы обойтись ядерной боеголовкой значительно меньшей мощности. А если, как вы сказали, американцы собираются размещать ракеты в защищённых шахтах, тут и вовсе нет другого выхода, кроме как увеличивать точность попадания. Взрыв даже мегатонной боеголовки в двух-трёх километрах от шахты ничем ей не повредит. Жаль, Бармина не пригласили, он бы подтвердил. Там в точку попадать надо.
   - Дорогое удовольствие эти ваши гироскопы, - проворчал Хрущёв. - Несколько миллиардов надо, и года три-четыре работы. Ну, видать, так тому и быть. Будем делать.
   Вернувшись домой, Никита Сергеевич решил дополнительно посоветоваться с сыном. Тот уже был близок к окончанию института и во многих областях техники разбирался куда лучше, чем сам Первый секретарь. Да к тому же и специализировался по системам управления.
   Сергей подтвердил важность наличия на ракете точных гироскопов. А затем вдруг сказал:
   - Па, у меня готовый специалист для тебя есть. Лев Иванович Ткачев. (http://sm.evg-rumjantsev.ru/des3/tkachev-lev.html) Он у нас теормех читает. Работает у Челомея в ОКБ-52, разрабатывает поплавковый гироскоп, очень точный.
   - Что ж ты раньше молчал? - едва не подскочил Хрущёв-старший.
   - Так ты не спрашивал, - усмехнулся сын. - Только вот Лев Иванович, он, как бы это сказать... он учёный, а не администратор. Не получится у него серийное производство организовать, ему в помощь производственник и организатор нужен.
   - Была бы голова умная, а руки и язык ему в помощь найдём, - решил Никита Сергеевич.
   Обращаться к Устинову он не стал, зная его отношение к Челомею и всем, кто с Челомеем связан. Вместо этого он договорился с Королёвым и Виктором Ивановичем Кузнецовым об объединении усилий Кузнецова и Ткачёва в разработке точного гироскопа и налаживании его серийного производства.
   К их творческому коллективу подключился и Вячеслав Павлович Арефьев, разработавший не имеющие аналогов в отечественном приборостроении двухстепенные гироблоки, гироинтеграторы, датчики угловой скорости и акселерометры с бесконтактным подвесом чувствительного элемента в потоке газа.
   (АРЕФЬЕВ ВЯЧЕСЛАВ ПАВЛОВИЧ, Род. 29.VIII.1926 г. в г. Могилеве. Окончил ЛЭТИ им. В. И. Ульянова (Ленина) по специальности "Приборы гироскопической стабилизации" (1949). Почетный член Академии навигации и управления движением (1995). Работал в НИИ-49 (1949-1966), в ЦНИИ "Электроприбор" (1966-1967). С 1967 г. - директор и главный конструктор НИИ командных приборов. Специалист в области гироскопической техники ракетно-космических комплексов, организатор многих НИОКР. http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/01A/0120.shtml )
   Как и сказал Устинов, для этого понадобилось 3 года и несколько миллиардов рублей. Но за счёт более раннего начала работ и продуманной кооперации нескольких организаций, гироскопы улучшенной точности появились в конце 1959 года (В реале разработка началась в 1960-м году и результат был получен к 1963-му.)
   Второй способ улучшения точности позаимствовали, прочитав в "тех документах" описание крылатой ракеты "Буря". Два молодых конструктора, Лисович и Толстоусов, разработали для неё систему астрокоррекции - определение места и курса по звёздам. Руководил разработкой системы всё тот же Арефьев.
   В разговоре с Королёвым, Никита Сергеевич выяснил, что заместитель Королёва Черток тоже разрабатывал подобную систему.
   Разработка "Бури" к этому времени уже была прекращена. Конструкторов нашли, перевели в ОКБ-1 к Королёву и поставили задачу создать систему астрокоррекции для баллистических ракет.
   Объединение усилий принесло успех, система астрокоррекции была создана и опробована на экспериментальной ракете на базе Р-5. Точность возросла, хоть и не на порядок, но КВО Р-5 заметно уменьшилось. В сочетании с более точными гироскопами точность даже межконтинентальных ракет обещала быть вполне приемлемой.
   (В реальной истории после закрытия "Бури" в 1960-м, созданная ещё в 50-х система астрокоррекции была применена лишь в 1974-м на БРПЛ Р-29)
  
   В начале декабря Никита Сергеевич вызвал Серова.
   - Иван Александрович, а тех двух американских электронщиков, Саранта и Барра, твои ребята в Ленинград уже переправили?
   - Э-э-э... - Серов мгновение копался в памяти. - Да, Никита Сергеич. Сейчас они у нас проходят под именами Филипп Георгиевич Старос и Иозеф Вениаминович Берг. Пока что им выделили лабораторию на одном из ленинградских заводов и небольшой коллектив, человек двадцать. Надо же было им осмотреться, привыкнуть к новым условиям...
   - Некогда осматриваться, Иван Александрович, - сказал Хрущёв. - Вот что. Хочу с ними сам поговорить. Эй, боярин! - шутливо окликнул он своего помощника Шуйского.
   - Да, Никита Сергеич! - Шуйский заглянул в кабинет.
   - Григорий Трофимыч, завтра мне надо быть в Ленинграде, - сказал Хрущёв. - Организуй, пожалуйста.
   - Так точно, сделаем, - Шуйский тотчас же исчез.
   Спецлаборатория N 11 размещалась на чердаке одного из заводских зданий на Волковской улице. Пасмурным холодным декабрьским утром возле здания остановились несколько тяжеловесных чёрных автомобилей, среди которых выделялись два больших ЗИМа и ещё более солидный ЗиС-110.
   Провожатым был первый замминистра радиотехнической промышленности СССР Александр Иванович Шокин. Следом за ним шли Хрущёв, Келдыш, Устинов, Калмыков, Курчатов, Королёв. Остальная свита держалась чуть сзади.
   В небольшом чердачном помещении сразу же стало тесно. Сотрудники СЛ-11 были в основном людьми молодыми, вчерашними студентами. Такой "десант" первых лиц страны их крайне удивил.
   Старос, заранее предупрежденный Шокиным,докладывал коротко и чётко, так, как любил Хрущёв. Он продемонстрировал свои наработки по новейшим образцам элементной базы, показал прототип ферритного куба памяти, который готовили к серийному производству. Рассказал о планах коллектива по созданию малогабаритной настольной ЭВМ УМ-1.
   Увиденное Хрущёву понравилось, а, услышав о настольной ЭВМ, он и вовсе забросал Староса вопросами, тем более, что к визиту он тоже тщательно подготовился и был "в теме".
   - Настольная машина - это прекрасно! Нам она очень пригодилась бы. А вы знакомы с разработками Исаака Семеныча Брука? - спросил Хрущёв.
   Старос замялся:
   - Нет, подробно не знаком.
   - Непорядок, - строго заметил Хрущёв Шокину. - Мы в социалистическом государстве живём, или в зверином капитализме? У разработчиков секретов друг от друга быть не должно, одно дело делаем.
   Шокин, прекрасно знавший, какая жёсткая конкуренция была между разработчиками перспективных систем, особенно систем военного назначения, тем не менее, возражать Первому секретарю не решился.
   - Мы Совет Главных конструкторов по электронике зачем создали? - спросил Хрущёв. - Должно быть свободное осуждение проблем, обмен конструкторскими решениями, а ваша задача, Александр Иваныч, обеспечить для этого условия, чтобы разработчики не сидели, как мыши по углам. У нас сейчас страшный дефицит вычислительной техники, работы всем хватит, и ещё останется.
   - Я что хотел вам сказать, - продолжил Хрущёв, - Когда я был у Брука, он мне показывал, как он подключил к ЭВМ текстовый монитор на знакопечатающей электронно-лучевой трубке. Я знаю, что вы раньше радиолокацией занимались, вам это устройство должно быть знакомо.
   - Точно так, - закивал головой Старос.
   - Вот и к вашей будущей ЭВМ такой монитор необходимо сделать, - продолжил свою мысль Хрущёв. - А твистор-память вы не пробовали использовать? У Сергея Алексеевича Лебедева на ней сделали большую ЭВМ, он вполне доволен, говорит, перспективное направление, трудоемкость значительно меньше, чем у вашего куба, а функционал и обвязка для чтения-записи - практически такие же.
   - Попробуем, Никита Сергеич, обязательно попробуем, - ответил Старос.
   - Александр Иваныч, обеспечьте товарищей нужной комплектацией, чтобы ни в чем не нуждались, - распорядился Хрущёв. - Ваши разработки по элементной базе, Филипп Георгиевич, мне очень понравились. Вы, кстати, в Зеленограде были? У нас там разворачивается масштабное производство электронных компонентов.
   - Был, Никита Сергеич. Впечатлило, - ответил Старос.
   - Это хорошо. Хочу, товарищи, поставить вам задачу, - Хрущёв повернулся к Иозефу Вениаминовичу Бергу. - Нам очень нужно современное производственное оборудование, на котором мы могли бы изготавливать полноценные микросхемы по разработанной в НИИ-35 планарной технологии.
   - Вы знаете сами, что производственный цикл микросхем очень сложный, длительный, дорогой, требует строжайшего соблюдения техпроцесса, нужны чистые помещения... В общем, дорогое удовольствие. А мне тут доложили компетентные товарищи, что в США разрабатывается чуть ли не настольная производственная линия для прототипирования и мелкосерийного выпуска микросхем. Вот я и хочу поручить вам разработать подобное оборудование.
   Так же, как в случае с Китовым, Хрущёв по сути дела "впаривал" Бергу идею его же собственной разработки конца 80-х, оставшейся незавершённой в связи с развалом СССР, позволявшую значительно сократить сроки изготовления опытных образцов микросхем.
   (см. М.Гальперин "Прыжок кита" стр 318-319:
   В отличие от принятых в то время во всём мире (кстати, в Союзе впервые построенных Бергом) "чистых комнат" для производства микросхем, такой "цех" мог быть размещён в маленькой лаборатории, практически на лабораторном столе, где основные этапы рождения микросхемы проходят в малогабаритных автономных боксах с высочайшим качеством воздушной среды, стабилизации температуры и влажности.
   Внутри боксов размещалось специально спроектированное малогабаритное оборудование для отдельных этапов изготовления интегральной схемы. Между собой боксы соединялись с помощью автоматических шлюзов, оснащённых микроманипуляторами. Такой минифаб должен стоить в сотни раз дешевле, чем обычные суперчистые комнаты, и обеспечивать изготовление малых партий заказных сверхбольших интегральных схем в течение нескольких часов вместо привычных сроков, измеряемых месяцами.
   По свидетельству Михаила Семеновича Лурье, физика, проработавшего со Старосом и Бергом с первых дней их работы в СССР и возглавлявшего отдел в ЛКБ:
   "Пример - Берговская минифабрика. Он же предложил эту идею на 10 лет раньше американцев. А удалось Бергу начать её реализовывать только через много лет, которые ушли на пересуды. Сделали, наконец, порядка 15 экспериментальных модулей, на которых мы проверили и отработали физику процессов и убедили всех, что идея правильная.
   Это было в 80-е годы, в предперестроечный период. Очень хорошо прошли Коллегию по эскизному проекту. Вслед за нами появилось ещё несколько проектов. Все они обсуждались на специально организованном для этого объединённом Учёном Совете нашего Министерства, Академии Наук и Минрадиопрома. Мы получили "добро" на промышленную разработку минифаба, но началась "перестройка", и всякая работа закончилась. Сейчас эти модули стоят в сарае Политеха для разборки на запчасти. Хоть эта польза от них осталась!" )
   Он сослался на США и "компетентных товарищей", зная, что Берг уже 6 лет не был в Штатах, и о новейших американских разработках может и не знать.
   - Настольную линию, может быть даже и не надо, - продолжил Хрущёв. - Пусть она будет побольше, но вместо чистых помещений, очень дорогих и сложных в строительстве, пусть там будут "чистые камеры". У нас сейчас активно развиваются грузоперевозки с использованием стандартных контейнеров. Может быть, посмотреть в этом направлении и сделать производственную линию на базе и в габаритах этих контейнеров?
   - Интересная идея, - задумчиво произнёс Берг, и в его глазах Хрущёв заметил вспыхнувший огонёк инженерной мысли.
   Никита Сергеевич рассчитал верно, Берг, как талантливый инженер и человек увлекающийся, тут же подхватил заинтересовавшую его идею.
   - Оборудование и элементная база - это хорошо, - сказал Старос. - Но я мечтаю производить компьютеры. Очень много небольших ЭВМ для всех отраслей промышленности...
   - Правильно мыслите, Филипп Георгиевич! - ответил Хрущёв. - Нашему народному хозяйству как раз и требуется огромное количество недорогих небольших ЭВМ, которые могли бы связываться друг с другом в единую сеть. Управляющие ЭВМ, машины для плановых отделов, даже обычные конторские задачи ЭВМ может решать быстрее и эффективнее. А самая важная моя мечта - чтобы у каждого пацана, у каждой девчонки в СССР стояла на столе собственная ЭВМ, с помощью которой они смогли бы учиться, чтобы стать полезными членами нашего общества.
   - Как знаете, мы строим коммунизм, - сказал Хрущёв. - А коммунизм это что? Это изобилие, достигнутое при минимальных трудозатратах. Как этого добиться?
   Можно, как капиталисты, вынести эксплуатацию трудящихся в другие страны. Чтобы свои рабочие работали поменьше, а чужие - побольше.
   - Но нам этот путь не годится - по конституции, да и по совести - мы не должны им идти. Значит надо наращивать производительность труда, да так, чтобы работать при этом поменьше. Парадокс?
   Хрущёв усмехнулся.
   - Отнюдь. Решение этого парадокса нам подсказывает вся история человечества. Человек последовательно ставил себе в помошники силы природы, и каждый технический рывок давал смену формации.
   - Огонь сделал человека властелином мира, загнав под коврик хищников, и позволил создать иерархическое общество.
   - Тягловые животные дали рывок в сельском хозяйстве, и сделали возможным феодализм.
   - Сила пара и электричества двинула вперед промышленность, и вызвала к жизни капиталистическую экономику.
   - И теперь - лидер СССР посмотрел на американского коммуниста - теперь впереди новый скачок. Тот самый, который позволяет создать коммунизм.
   - По мере того, как сила, которой человек распоряжается, росла, контроль над ней - оставался постоянным, и требовал постоянного внимания. Чем отличается современный токарь, от токаря времен Петра первого? Да только мощностью приводов станка - сотня лошадей против половинки и точностью обработки, а ручки токарь крутит как и тогда..
   - Вот как раз это, Филипп Георгиевич, мы с вами и должны изменить. Человек должен перестать быть блоком управления к станку, комбайну, автомобилю, поезду и самолету. Все это должна будет делать ЭВМ. Дело же человека - сообщить ЭВМ, что и в каких количествах ему нужно сделать. Это и будет коммунизм - вкалывают роботы, счастлив человек, пользующийся результатом приложения своего таланта проектировщика к их механическому труду.
   - Хорошую картину рисуете, - отозвался Старос. - Только сами знаете, что сейчас ЭВМ занимает половину цеха. А для управления станком, я так понимаю, все ее возможности уйдут без остатка. Да и наработка на отказ у них...
   - Все так, - довольно сказал Хрущёв. - Но почему вы считаете, что современная ЭВМ - это венец их развития? Наоборот, они сейчас в самом-самом начале пути. Александр Иваныч Шокин, по моему распоряжению уже ведёт разработку микросхем - электронных блоков на одном кристалле кремния, которые позволяют разместить в одном небольшом корпусе десятки и сотни транзисторов. ПОКА - Хрущёв поднял палец кверху, - десятки и сотни. А лет через 15 - десятки и сотни тысяч. Как, хватит этого для ЭВМ?
   - Задача товарища Берга - построить производственные линии для изготовления этих микросхем. Ваша задача - построить ЭВМ полностью из этих блоков. Вначале - простую, годную для электронного калькулятора. Потом - более сложную, способную управлять станком. А потом мы эту более сложную машину - засунем в один кристалл. Одна микросхема на станок поместится, а?
   - Но пока что это - дело будущего. А сейчас я хочу познакомить вас с человеком, которому небольшая ЭВМ нужна как воздух уже сегодня, - Хрущёв повернулся и сделал знак кому-то в толпе, заполнившей небольшое помещение СЛ-11.
   Донельзя удивлённый Старос увидел, что сквозь толпу приглашённых к нему проталкивается сам Сергей Павлович Королёв, ещё недавно - совершенно секретный Главный конструктор.
   - Здравствуйте, Филипп Георгиевич, - сказал Королёв.
   - З-здравствуйте, Сергей Павлович, - слегка запнувшись от удивления, ответил Старос.
   - Вот, хочу заказать вам управляющую машину для своего... - Королёв хотел привычно сказать "изделия", но после создания совершенно гражданского Главкосмоса многие запреты были сняты: - Для будущего советского космического корабля. Сделаете?
   - Сделаем, конечно, - кивнул Старос. - Сроки какие?
   - А сколько вам понадобится?
   - Год на конструкцию, и год на отладку. Если будут готовы все комплектующие.
   В конце 1956 года это было очень оптимистично и граничило с наглостью. Королёв усмехнулся.
   - Если к 1960-му году успеете - уже хорошо, - сказал он. - На самом деле, первого космонавта можно запустить и без управляющей ЭВМ в корабле, но с ней наши возможности возрастут многократно. А вот для фоторазведчика на основе этого же корабля, она просто незаменима - корабль сможет сам маневрировать в любой точке орбиты, сам ориентироваться на цель и проводить фотосъемку, а потом - сам садиться в нужную точку.
   - Понимаю. Ради такого дела постараемся как можно быстрее, - сказал Старос.
   - Как можно быстрее - не надо. Сделайте в срок и надёжно, - ответил Королёв.
   - Вот и договорились, - улыбнулся Хрущёв. - Валерий Дмитриевич! - позвал он министра радиопромышленности Калмыкова. - Где там твои проекты постановлений?
   Калмыков тут же протолкался к столу, где были разложены прототипы кубов памяти и других электронных элементов. Край стола был свободен. Никита Сергеевич пристроился прямо к этому краю и в таких "походных" условиях подписал целый пакет Постановлений и Указов: о создании Министерства электронной промышленности, о создании на базе СЛ-11 нового конструкторского бюро под обозначением КБ-2, о переподчинении новому министерству целого ряда заводов и производственных объединений, и т. д.
   (В данной АИ не будет совнархозов, их заменят МНПО, поэтому и Госкомитетов не будет, остаются "нормальные" министерства, в отличие от Госкомитетов, объединяющие под общим руководством как НИИ, так и производственные мощности)
   - Да, и, Александр Иваныч, - обратился он к Шокину, только что назначенному министром электронной промышленности. - Нельзя же людям в таких условиях работать. Найди им удобное помещение.
   - Организуем, Никита Сергеич, - заверил Шокин.
  
   Согласно подписанному Хрущёвым постановлению, Старос также был назначен техническим директором Зеленоградского производственного комплекса. Научным директором стал Иозеф Берг. Хрущёв сразу предупредил их обоих:
   - Вновь создаваемые научно-производственные структуры будут управляться Советами директоров. Первый - Главкосмос. Вы - следующие. Ещё у вас будет административный директор, для решения вопросов обеспечения, снабжения и планирования. Партия и народ доверяет вам один из важнейших участков работы.
   - Мы рассчитываем, что вы будете работать дружно, а не выяснять, кто из вас главный, - строго сказал Никита Сергеевич. - Вы оба одинаково нужны стране. Нет первого и второго. Все решения принимаете сообща. Славу и наказания тоже будете делить поровну. Поняли?
   - Поняли, Никита Сергеич, - Старос и Берг в этот момент были счастливы до безумия.
   Им поручали огромный и интереснейший участок работы, давали при этом гигантские производственные возможности и широчайшие полномочия.
   Ответственность тоже была огромная. Но это их не пугало.
   Уже через день коллектив новорожденного КБ-2 упаковывал свои приборы и готовился к переезду в Зеленоград. (В реальной истории КБ-2 осталось в Ленинграде, но переехало в левое крыло здания НИИ Радиоэлектроники, бывшего здания Ленинградского Дворца Советов на пересечении Московского и Ленинского проспектов.)
  
   24 ноября был введен в строй Красноярский алюминиевый комбинат.
   1 декабря отпраздновали 60-летие маршала Жукова. В декабре 56 года исполнилось 60 лет ещё одному нашему маршалу - герою недавних событий в Египте К.К. Рокоссовскому.
   24 декабря строители отрапортовали о завершении строительства газопровода из Куйбышевской области до Москвы.
   В декабре подводили итог завершающейся пятой пятилетки. Никита Сергеевич сравнивал цифры с плановыми, и с удовлетворением видел, что новая электронная система управления экономикой работает. Он сравнивал результаты пятилетки с данными из "той истории", полученными из 2012 года, и видел практически полное совпадение цифр до 1955 года, и затем всё увеличивающийся отрыв вверх от присланных из будущего данных в 1955-56-м. Особенно в 56-м, когда заработала компьютерная система, первая, ещё упрощённая и примитивная очередь ОГАС, подобная чилийской системе "Киберсин", но основанная на присланном из 2012 года компьютере, установленном у Лебедева в ИТМ и ВТ.
   Что ещё более показательно, отрыв вверх наблюдался не по всем отраслям, а лишь по тем, которые управлялись электронной системой - в первую очередь по оборонной промышленности и по производству радиоэлектронных компонентов, где система начала внедряться в первую очередь. Это лучше всех остальных доводов убедило Хрущёва, что взятый курс на компьютеризацию управления экономикой правилен.
   Показывая цифры и графики Косыгину и Устинову, он видел, что коллеги тоже прониклись верой в возможности управления экономикой с помощью ЭВМ.
   (В реальной истории итоги пятой пятилетки оказались провальными, планы были несогласованы и, в результате, остались невыполненными. Практиковавшуюся с 1930-х до 1955 года корректировку планов по результатам Хрущёв запретил, что привело к конфликту с М.З. Сабуровым и назначению вместо него Председателем Госэкономкомиссии - часть Госплана, отвечающая за текущее планирование - М.Г. Первухина. )
  
   В конце 1956 года все части Вооружённых Сил, прежде всего авиация ПВО, стратегическая авиация, морская авиация и военно-морской флот, были без особого шума, без объявления общей тревоги, постепенно приведены в состояние полной боевой готовности. В ракетных дивизиях вытащили из укрытий и установили на стартовые столы ракеты Р-5. Провели учения по гражданской обороне для населения. В Москве и Ленинграде люди тренировались спускаться в метро по тревоге. Страна готовилась к американскому нападению, назначенному по плану "Дропшот" на 1 января 1957 года.
   Готовились серьёзно. Экипажи бомбардировщиков Ту-95 и М-4, уже модернизированные до 3М, встретили Новый Год в воздухе. Самолёты были загружены ядерными бомбами с установленными взрывателями.
   Американцы не напали. Личному составу объявили благодарность за чёткую и слаженную работу во время проведения учений.
   В "документах 2012" Хрущёв и Серов нашли сведения о результатах анализа, проведённого экспертами Пентагона. Согласно этим результатам, ожидаемые потери стратегической авиации США при нападении на СССР в 1957 году достигли бы 55%.
   При этом, когда во время 2й мировой войны американская стратегическая авиация бомбила Германию, 25% потери вызвали среди экипажей состояние, близкое к бунту. Эксперты предсказали, что при 55% потерь экипажи бомбардировщиков гарантированно взбунтуются и откажутся лететь на территорию русских.
   Так это было или нет - оставалось лишь гадать, но факт оставался фактом: нападения не произошло.
  
   В начале 1957 года обсуждался ход строительства оросительных каналов и посадки лесополос по Постановлению Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1948 года "О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР".
   По плану предстояло посадить лесные полосы, чтобы преградить дорогу суховеям и изменить климат на площади 120 миллионов гектаров, равной территориям Англии, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов вместе взятых. Центральное место в плане занимало полезащитное лесоразведение и орошение. Проект, рассчитанный на период 1949--1965 гг., предусматривал создание 8 крупных лесных государственных полос в степных и лесостепных районах общей протяженностью свыше 5 300 километров.
   Эти полосы должны были пройти:
      -- по обоим берегам р. Волги от Саратова до Астрахани -- две полосы шириной по 100 м и протяженностью 900 км;
      -- по водоразделу pp. Хопра и Медведица, Калитвы и Березовой в направлении Пенза -- Екатериновка -- Каменск (на Северском Донце) -- три полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 600 км;
      -- по водоразделу pp. Иловли и Волги в направлении Камышин -- Сталинград -- три полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 170 км;
      -- по левобережью р. Волги от Чапаевска до Владимировы -- четыре полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 580 км;
      -- от Сталинграда к югу на Степной -- Черкасск -- четыре полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 570 км;
      -- по берегам р. Урала в направлении гора Вишневая -- Чкалов -- Уральск -- Каспийское море -- шесть полос (три по правому и три по левому берегу) шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 200 м и протяженностью 1080 км;
      -- по обоим берегам р. Дона от Воронежа до Ростова -- две полосы шириной по 60 м и протяженностью 920 км;
      -- по обоим берегам р. Северского Донца от Белгорода до р. Дона -- две полосы шириной по 30 м и протяженностью 500 км.
   Всего планировалось высадить более 4 млн га леса.
   (цитируется по http://www.mywebs.su/blog/4778.html )
   Одновременно с устройством системы полезащитных лесонасаждений была начата большая программа по созданию оросительных систем. В СССР было создано около 4 тыс. водохранилищ, вмещающих 1200 кмЁ воды. Они позволили резко улучшить окружающую среду, построить большую систему водных путей, урегулировать сток множества рек, получать огромное количество дешевой электроэнергии, использовать накопленную воду для орошения полей и садов.
   После смерти Сталина в 1953 году выполнение плана было поначалу приостановлено. Но, получив информацию о засухе 1955 и 1962-63 гг на целине, Никита Сергеевич вовремя спохватился. Работы были возобновлены. Готовившееся решение о ликвидации 570 лесозащитных станций - отменено. С началом освоения целины институту "Агролеспроект" было поручено спроектировать аналогичную систему лесополос во вновь осваиваемых целинных районах Казахстана. (АИ)
   К началу 1955 года проект был согласован и представлен на утверждение в Президиум ЦК и Совет Министров. В 1955-м была начата разметка лесополос на местности и посадка первой очереди лесозащитных насаждений, предусмотренная Хрущёвым ещё при составлении первоначального проекта освоения целинных земель.
   С 1957 года предполагалось привлекать к выполнению этих работ сезонных рабочих, главным образом, женщин, приезжающих на работу по контракту из Индии и Китая.
   Поскольку целиной с самого начала успешно занимался Шелепин, именно ему Никита Сергеевич и поручил курировать эту работу от ЦК КПСС. (АИ)

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"