Симонов Вячеслав Фёдорович: другие произведения.

Жертвы морских трагедий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

   Жертвы морских трагедий.
  
  В одной из своих заметок "Man overboard!" я уже писал о жертвах морских трагедий. Хорошо, что я не был живым свидетелем этих трагедий, и океан не издевался, не глумился надо мной, как над ними. И за это ему спасибо.
  Здесь я хочу вспомнить случаи, когда мне приходилось принимать на свой борт эти жертвы и перевозить их на другие суда для доставки в порт.
   Одна из трагедий. Конец февраля 1967 года. Гибель РТМ "Тукан" Калининградской базы тралового флота в районе мыса Скаген в проливе Скагеррак. Многие авторы писали о ней. Да и сейчас ещё пишут. Вот и я хочу написать тоже об этом, но по - своему. Сообщу только некоторые выдержки, которые приводит в "Калининградской правде" от 25.02.2012 года Влад Ржевский. Это я вычитал на сайте "Kaliningradka.ru". РТМ "Тукан" вышел из Калининграда 25.02.1967 года. Шёл на полгода в район Патагонии. Всего погибло 57 человек, тел 10 человек так и не нашли. Плавбаза "Вилис Лацис"
  Рижской базы тралового флота подошла к месту гибели около шести часов.
  "Тукан" ушёл под воду на глубине 37 метров.
  Влад Ржевский пишет о каком-то секретном грузе в контейнере, который нужно было доставить в Гавану. Смещение этого контейнера в шторм и могло привести к дальнейшей гибели "Тукана". Также к гибели могло привести и столкновение с подводной лодкой. На одном из сайтов интернета другой автор упоминает даже мифическую советскую атомную подлодку, которая пыталась выйти из Балтийского в Северное море в штормовую погоду под корпусом "Тукана". Что лодки, даже атомные, пожалуй, могут идти под корпусом судов. Но не на таких глубинах. Приходилось как-то фиксировать, возможно, такой момент в один из переходов на банку Джорджес-банк. Уже давно оторвались от Оркнейских островов, находимся на одном меридиане с Исландией. Следуем по дуге большого круга, под килём более двух километров. Погода прекрасная, горизонт чист. От безделья включил эхолот. Это привычка промысловика. Вдруг зафиксируются какие-нибудь рыбные скопления?
  Некоторое время бумага идёт чистая, без всяких намёков на какую-то живность в толще воды. Но вдруг в течение 10-15 секунд рисует чёткую пику. Чёткие отражения бывают только от плотного каменистого грунта или от больших рыбных скоплений. Но то отражение абсолютно не соответствовало рыбным записям. Вершина этой пики на глубине шестидесяти метров. И тут же запись прекращается и снова идёт чистая бумага. Что это? Неполадки эхолота или реальная глубина? И не то, и не другое. В этой точке есть только глубина свыше двух километров, никаких подводных хребтов нет. Всё осталось загадкой. И возможной реальностью, в которую можно и поверить. Но на присутствие атомной подлодки под корпусом "Тукана" на глубине до 40 метров верить нельзя.
  Теперь о контейнере с секретным грузом для Гаваны. На мой взгляд, это отголоски ажиотажа в прессе после Карибского кризиса. Он благополучно закончился уже к 1963 году. Летом 1963 года на СРТР-9051 "Озёрная" мы уже спокойно промышляли у плавучего маяка Нантакет вблизи берегов Америки и шли на промысловый рекорд. В том тяжёлом рейсе мы выловили 1800 тонн рыбы. Капитан Аркадий Фёдорович Цыганков стал Героем Социалистического Труда.
  А к 1967 году продолжается быстрый расцвет флота рыбной промышленности Советского Союза. Строится множество судов различных типов и тоннажа. Во многих иностранных портах создаются подменные команды для ремонта промысловых судов. Это было экономически выгодно.
  Не нужно было гонять суда в порт только для смены экипажа. Рыбаки стали летать и пересекать Экватор воздушным путём. Но подменным командам необходим был так называемый ремонтный и расходной материал. Это запасные части к механизмам, приборам, оборудованию на судне. Это канистры, бочки, всевозможные ёмкости с красками (суриком,белилами, чернью). Это бухты всевозможных тросов (растительных, капроновых, металлических). Наконец, промысловое оборудование (тралы, ремонтная дель, скобы, гаки и так далее). Всё это доставлялось в инпорт водным путём. Вот и грузились на отходящие суда эти грузы в контейнерах. Кто-то мог их назвать и секретными. Пиши, бумага всё стерпит. Зато какая-то тайна, изюминка. Как же без неё в прессе? Такие контейнеры моряки наблюдали в Гаване и Буэнос - Айресе, Лас-Пальмасе и Луанде, и множестве других инпортов, где были наши подменные команды.
  Теперь о глубине, на которой покоится "Тукан". Может быть, это и 37 метров. Сейчас не помню. И не буду утверждать. А тогда мы чётко отразили глубину записанной кочки в судовом журнале. Но была ли та отметка корпусом "Тукана" тоже не буду утверждать.
  В то трагическое утро мы шли с промысла домой на СРТР-9091. Моя старпомовская вахта закончилась в 08.00. С большим трудом при штормовом ветре от SW мы продвигались по проливу Скагеррак. После завтрака попробовал немного отдохнуть, но почти тут же был вызван капитаном на мостик. Получил приказание подготовить судно и экипаж к возможному спасению людей. В районе мыса Скаген утонул РТМ "Тукан". Других данных не было никаких.
  К месту гибели подошли, когда спасение людей было уже почти завершено.
  Этим занимались плавбаза "Вилис Лацис" и спасательная служба Дании. В районе гибели волнение к моменту нашего прихода стихло. Нам было поручено вести поиск места гибели. Плавающие предметы были по всей ширине полосы по направлению волнения и ветра. Поиск, естественно вели в начале этой полосы. А когда увидели плавающую балалайку, то приняли это за реальность. Один из наблюдателей на верхнем мостике стал утверждать, что она только что всплыла. Долго галсировали на наветренной стороне этого места. Наконец самописец эхолота рисует большую кочку на грунте. Бросаем за борт пару тяжёлых бобинцев от грунт-тропа трала с лёгким капроновым фалом и буем на конце. И продолжаем ходить галсами в этом районе с включённым самописцем эхолота. Как далеко от той кочки легли на грунт наши бобинцы? Не знаю. Кому принадлежала та кочка? Тоже не знаю. Но эта кочка долго ещё не давала мне покоя в дальнейшем. Попытаюсь объяснить, почему.
  В то время лента самописца была расходным материалом. Её исписывалось очень много. Бывало за сутки уходило 2-3 рулона. Когда запишется один, вытаскиваешь его из прибора, вставляешь другой. А исписанный рулон бросаешь за борт. Вот такие мы были нехорошие. Головы трески, сельди и других рыб тоже за борт. Сколько всего этого "добра" лежало на грунте?
  Всё это было отработано до автоматизма. Так получилось тогда и у меня. Закончился рулон, я его за борт. И тут же ударила мысль. Зачем выбросил? Но было уже поздно. Тут же на листе бумаги воспроизвёл выброшенный за борт рисунок самописца. И как-то стал уже забывать об этом. Но после прихода в порт, строгие лица в серьёзных кабинетах напомнили мне об этом.
  И при них я снова рисовал эту кочку, ставил глубину и утверждал всё это на листе своей подписью. Время было такое. Я понимаю их. Видимо и они меня поняли, раз дали возможность дальше работать.
  
  Когда стемнело, поиск прекратили. Но вместо следования в порт пошли в датский порт Фредериксхавн, на восточной оконечности мыса Скаген. Туда прибыли поздно ночью. Утром мы должны были забрать тела погибших моряков себе на борт. Количества тел я не знал до самого начала погрузки. Несмотря на усталость всей команды (штормовая погода, почти сутки без сна и такая трагическая новость) после швартовки собрали собрание. Всем объяснили ситуацию. На утро все каюты, помещения и палуба должны быть в образцовом порядке. Всем побриться и быть в чистом, как повелось на Российском флоте. Завтра траурный день и его придётся всем провести на палубе. Участвовать придётся всем. Каждому изготовили траурные ленточки.
   Утром капитан попросил меня сходить к полякам. Впереди нас стояли два паровика - польские РТ (типа нашей "Пулонги"). Пытаюсь найти там переводчика, который бы помог нам в диалогах с властями. Поднимаюсь на борт. Вахтенный матрос проводит меня в каюту капитана. Два человека, удобно расположившись на диване, пьют пиво прямо из бутылок. Представляюсь и объясняю, как могу на английском, просьбу своего капитана. Польский капитан понял меня и улыбнулся. Гость капитана вопросительно смотрит на него, ничего пока не понимая. Капитан мне сообщает, что его английский в норме, а вот русского он не знает. Зато его знает старший механик, которого он любезно хлопает по плечу. Но старший механик не знает английского. Отсюда вывод: нужна помощь обоих. " Вот допьём пиво и придём", - успокаивает он. О гибели советского траулера они слышали вчера. А в порт зашли, потому что получили штормовое предупреждение. Они следовали на промысел в Северное море.
   А я подумал: вот бы нам такую практику. Штормовое предупреждение - быстрее в порт. Пей пиво и жди когда стихнет. Нет. Идём напролом,
  невзирая на стихию. Таков он, видимо, русский моряк. А рыбак - тем более.
  Это в крови у нас и в генах. Особой помощи в дальнейшем поляки нам не оказали, только искренне посочувствовали нашему горю.
   Затем капитан убыл с судна вместе с представителем нашего консульства. Я продолжал готовить и судно и экипаж. Вскоре причал стал наполняться народом. Высота нашего борта была чуть-чуть выше высоты причала. Хотя у трапа и стоял вахтенный матрос с траурной повязкой, по трапу почти никто и не поднимался. Все, толи по незнанию морских законов, толи по своей простоте, перебирались на судно через борт. Осматривали полубак, все закоулки на палубе, поднимались на верхний мостик, фотографировали.
  А корреспондент одной западногерманской газеты, увешанный всевозможными фотокамерами и, вероятно, радиостанцией, без разрешения проник в коридор жилых помещений. На своем пути всё фотографируя и что-то наговаривая на невидимый микрофон. В салоне спешно сделал фото стенгазеты, подшивок газет, которые лежали на столах. А когда мне радист сообщил, что он уже в штурманской рубке и фотографирует карту, лежащую на столе, я уже не мог стерпеть. Выпроваживать его с судна пришлось долго и настойчиво. Он всё пытался узнать координаты гибели судна. Но всё тщетно. Да и фото он сделал с той карты, по которой мы заходили в порт.
  Сами датчане были не наглы и явно сочувствовали нам. Осматривали судно спокойно.
  Вскоре появился представитель нашего консульства и сообщил, что траурная процессия уже приближается к порту. Будет 47 гробов, один из них пустой для тела, которое находится на плавбазе. Тут же на причале, недалеко от судна появился оркестр в прекрасной униформе. Значительная территория вдоль борта судна была оцеплена людьми в такой же униформе. А когда зазвучала траурная мелодия, мы увидели приближающийся по причалу своеобразный катафалк, на котором стояли два гроба. Гробы были тяжёлые, высокие и покрыты беломраморной краской.
   Для нас наступил самый ответственный момент. Почти вся команда была на палубе. К каждому гробу придавался лавровый венок, прозрачный пластиковый пакет с оставшимися личными вещами погибших и букетик тюльпанов. Всё это нам нужно было быстро принимать с причала, раскладывать и распределять у себя на палубе. Когда на крышку одного из гробов я укладывал венок, тюльпаны и пакет, то даже чуть-чуть задержался у этого гроба. В пакете я увидел флаг из военно-морского свода. Он не был аккуратно сложен, поэтому я и не спутал его. Такого флага у нас в международном своде сигналов нет. Видно парень только что демобилизовался и тут же попал на судно. Перед демобилизацией обычно друзья дарят что-нибудь сокровенное и памятное. Ему подарили флаг. Покидая судно, он верил, что с этой реликвией он выживет. Но, видимо, ему было не суждено остаться в живых или не хватило сил бороться с ледяной водой жестокого моря. А ведь прекрасный, верный морю был человек. Вечная память ему.
  Катафалки прибывали быстро с малым интервалом времени. Вскоре мы поняли, что не успеваем. Не успеваем принимать к себе на борт. Палубное пространство быстро заставляется. Уже не остаётся проходов. Но изменить темп погрузки мы не могли. Нужен был выход из положения. Быстро открыли горловины рыбных трюмов, и часть гробов разместили в них. Под полубаком у нас был сетевой трюм. Но горловина трюма была очень малой и находилась на палубе бака за брашпилем. А вот боковой выгрузочный лаз на палубу был достаточный для этих целей, но значительно не подходил по высоте. Мы принимаем неожиданное решение. Произвели замеры. Если снять крышку гроба, то он войдёт по высоте в этот лаз.
  Со стороны причала завешиваем брезентом вход в этот лаз, чтобы посторонний глаз не видел наших действий у этого лаза. Подносим гроб к лазу, быстро снимаем крышку гроба. Гроб передаём ребятам в сетевом трюме. Они там также быстро устанавливают крышку на место. Может быть, читающие это православные верующие назовут наш поступок кощунством, но другого варианта у нас не было. Вы уж простите нас за это. Нам нужен был выход, чтобы не прерывать траурной церемонии. Места на палубе почти не оставалось. Всё было заставлено. Так нам пришлось в одном из гробов увидеть и молодую девушку, которую безжалостно замучил океан. Другая женщина, из двух, которые были на судне, осталась жива.
  
   После благополучного завершения этой трудной траурной церемонии, когда все 47 гробов были размещены на борту, мы оформили портовые формальности и покинули порт. Вышли в район предполагаемой встречи с плавбазой "Виллис Лацис". Под покровом ночи перегрузили на борт плавбазы тела погибших моряков и уже днём следовали по фарватеру пролива Каттегат. Владельцы рыбацких катеров, которые встречались в это время нам на фарватере, приспускали свои флаги. Они стояли, держа головные уборы в руках, выражая таким образом почести нашим погибшим морякам. Видимо средства массовой информации Дании давали широкую и частую информацию об этой трагедии. А люди, увидев наше судно, приспускали флаги, потому что думали, что мы везём погибших моряков в порт. Так датские рыбаки прощались с советскими коллегами по профессии.
  Тяжёлая морская жизнь для всех одинакова. Они прекрасно знали это.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | С.Шавлюк "Угадай суженого" (Попаданцы в другие миры) | | А.Джейн "Красные искры света" (Городское фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.Морская "Ведьма в подарок" (Любовное фэнтези) | | Н.Мороз "Таури. Неизбежность под маской случайности" (Юмористическое фэнтези) | | С.Фокси "Телохранитель по обстоятельствам" (Фэнтези) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | В.Роман "Вопреки всем запретам" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"