Синельников Алексей Павлович: другие произведения.

Бледная Горячка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сценарий первой серии фильма по мотивам отечественных сериалов


СЦЕНАРИЙ - ЗАЯВКА

БЛЕДНАЯ ГОРЯЧКА.

(серии состоят из отдельных пародийных сюжетов, связанных между собой едиными персонажами)

  
   Об авторе:
   СИНЕЛЬНИКОВ Алексей Павлович, 1957 г.р. родился в г. Одессе, окончил Одесское артиллерийское училище, ветеран Вооруженных Сил, после увольнения работал в коммерческих структурах, женат, имеет дочь 1991г.р. Публикации: в газетах - короткие рассказы и анекдоты и на сайте "АНЕКДОТ", "ГРАФОМАН", "Лит-КАФЕ": "Антисказочка" и "Предвыборное обращение партии БЫДЛА" иногда пользуется псевдонимом "Гры". Контактные телефоны: 125-2436, 8-916-811-1427 адрес электронной почты: lesbelki@mtu-net.ru

1-ая СЕРИЯ "МАРШ БРОСОК ТЕМНОВА ИЗ ГЛУБИНЫ СИБИРСКИХ РУД".

   Музыка к титрам "Каменской". По аналогии камера показывает прикроватный коврик, на нем обрезанные валенки, используемые в качестве тапочек. В них, сверху опускаются босые ноги, следом падают кандалы. Ноги шлепают к печке. На заслонке мелом: "Открой меня - будет еда". Рука (в кандалах) убирает заслонку, внутри СВЧ печь, открывает, бросает туда "Биг-Мак". Комната освещается трепетным светом лучины, под лучиной стоит баллон с газом, рука героя поворачивает вентиль на баллоне и в комнате становится светлей. Поворот камеры. Аппарат для розлива напитков, названия: "Кола", "Фанта", "Буратино" (кран как на самоваре), дальше вымя - "Молоко". Наливает себе "Буратино", открывает "Биг-Мак", которым оказывается зажатая между половинками горбушки котлета. Ест, пьет. Камера показывает нижнюю половину лица - густая борода и усы. Жует.
   Поворот камеры в "Красном углу" портрет "под икону", на котором изображен легко узнаваемый черный силуэт президента. Над портретом на рушнике написано: "Пожизненная каторга - в лучший из миров с чистой совестью!" В кадр вплывает заросший затылок и спина в рубище героя. Видно, что герой крестится на "красный угол", с каждым поклоном (герой исчезает и появляется в кадре) вокруг головы героя появляется и все ярче становится нимб. Герой, спиной к камере, шлепает обратно к кровати, прикручивает "фитиль", явно намереваясь снова лечь, по дороге вешает нимб на рога оленя, на его руках и ногах кандалы (все его движения сопровождаются их бряцаньем, люди со слухом на фоне основной мелодии могут уловить "Калинку" или "Дубинушку"). Внимание героя привлекает звук летящего вертолета. Он подходит к маленькому окошку, дышит на стекло, протирает отверстие, чтобы посмотреть на происходящее. Музыка становится тревожной. Камера показывает вид из окна, наплывом выходя за пределы дома.
   Тайга. Ночь. Вьюга. (вьюга издает мелодию "только самолетом можно долететь"). Над верхушками деревьев медленно летит вертолет, установленный на нем прожектор освещает землю. Видно как в луче прожектора по нетронутым сугробам идет человек на лыжах, хорошо укутанный в шубу и шапку, запорошенными снегом. Вид со стороны лыжника, слышно его тяжелое дыхание. Камера передает движение человека идущего на лыжах. Приближается дом. Кругом снег. Огромная "шапка" на крыше, из трубы струится дымок. Вертолет (судя по звуку и лучу) улетает, вместе с ним и вьюга и мелодия. На двери бронзовая "старорежимная" табличка: "Саша Темнов", ниже мелом: "Стучать 3 раза". Рядом с крыльцом стоит засыпанный снегом велосипед. Лыжник снимает лыжи, прислоняет их к стене дома рядом с велосипедом, стучит.
   Гость заходит в дом.
   - Ну, здравствуй Саша, здравствуй дорогой!
   Снимает и отряхивает шапку - на ней кокарда. Отряхивает шапкой от снега плечи - на них генеральские погоны.
   - Здравия желаю, товарищ генерал, коли, шутить не изволите!
   Генерал снимает шубу, вешает шубу рядом с нимбом. На генерале парадная форма. Весь китель увешан орденами, обращает на себя внимание значок I-степени ГТО, приколотый в качестве шестой звезды Героя.
   - Не изволю, Саша, не шучу, друг дорогой! - Родина в опасности, нет времени на шутки! (оглядываясь) А ты здесь хорошо устроился!
   Подходит к стене, увешанной фотографиями. Рассматривает. Камера показывает генерала со спины. На фото Саша снят, с медведем, со звездами эстрады, с пионерами, с силуэтом президента. За кадром голос Саши.
   - Чего же с Родиной такого стряслось, что она вспомнила обо мне, предварительно упрятав сюда, в глухомань вместо бандюги Саши Бледного?
   - Не то, не то, ты, Саша говоришь! Не то! Родина сберегла тебя! Если бы ты знал, через что нам там, на свободе, пришлось пройти, пока ты в тайге отсиживался, на свежем воздухе прохлаждался. (С пафосом, загибая пальцы). Наркотики, проституция, торговля оружием, коррупция, (с трагизмом в голосе по интонации понятно, что всем перечисленным пришлось заниматься, отнюдь не бороться) и, как следствие, беспробудное пьянство..., потом похмелье, сам понимаешь. А теперь твоя очередь помочь Родине! (переходя на обыденный тон) У тебя, кстати, есть, где присесть и серьезно поговорить?
   - Можно пройти в кабинет, (делает приглашающий жест в сторону, небрежно сколоченной из досок, двери).
   Проходят в соседнюю комнату. Кабинет выдержан в "Сталинском стиле", хорошо освещен и оснащен всей офисной аппаратурой. Книжный шкаф с трудами классиков. Над креслом все тот же портрет с силуэтом, но уже в "светском - обкомовском" стиле. Садятся напротив друг друга за журнальный столик.
   - Времени мало, Саша, я к тебе буквально на минутку, переговорим накоротке и дальше пойду.
   - Куда же дальше-то?
   - Мне Чукотку, Саша, поднимать надо. Так, что времени нет. Слушай задачу! Ты же знаешь этого сбежавшего в Англию олигарха Осинского, или, как он теперь себя называет, Татьянина?
   В этот момент шкаф открывается, как потайная дверь, из темноты и сигаретного дыма раздается оглушительная музыка, девичий визг, мигание светомузыки, в проеме появляется разодетая фривольно девица. Подбегая к холодильнику, хватает несколько бутылок, и на ходу говорит:
   - Ой, мальчики у нас там все закончилось, я у Вас перехвачу...
   У генерала "глаза лоб". На его недоуменный взгляд, Саша небрежно:
   - Это так, из местных, иногда забегают... (пауза) за солью. (Продолжает разговор, как будто ничего не произошло) Как же мне Осинского не знать? Осина - тертый калач. Из-за него, гада, здесь и сижу.
   - Да, Саша, Осинский - та еще сволочь! Он за то, чтобы тебя сюда вместо Саши Бледного упечь (оглядывается на шкаф и крестится на портрет президента), столько мне отвалил баксов, что у меня не то, что совести - образования не хватило ему отказать.
   - Как же так? (пафосное удивление) Товарищ генерал?! Ведь у Вас за плечами две академии и курсы кройки и шитья!!!
   - Все так. Саша, вот и пришлось тебе дело шить "бледными" нитками. Но я рад, Александр, что ты меня правильно понял, а интересы Родины для тебя выше личных обид. (встает, подходит к Саше, кладет ему руку на плечо, говорит проникновенно) Да, и какие могут быть счеты между старыми боевыми товарищами? (с иронией, игриво) Даже если эти счета в Швейцарском банке. Три ха-ха, как писал великий русский писатель Толстой о салоне Анны Павловны Шрёдер.
   - Шерер, товарищ генерал.
   - Я сказал, что сказал, а уж ты, как оперативник сам должен делать выводы. Кстати (задумчиво) интересная книга, говорят, будет время, обязательно почитаю, и тебе почитать дам...
   - Товарищ генерал, я ее уже читал, мы "Войну и мир" в школе проходили...
   - (Пораженный услышанным) Так ты, Саша, даже в школе учился?! Прости, друг, не знал. (Печально) Как все-таки мы мало знаем друг о друге. Вот, например, Бухалиса такого, помнишь?
   - Как же не помнить, товарищ генерал, его вся страна знала.
   - И то верно, каждая собака знала..., а какой пост занимал?! Лет, этак, с двадцать на благо страны проработал, а на ЦРУ так вообще все двадцать пять. А погиб по-глупому, с похмелья за пивом пошел и не вернулся... Говорят к китайцам подался, да-а-а, погиб человек для нашего общего дела.
  
   Смотрит на Сашу. Он по-прежнему в кандалах и рубище заросший, обликом похож на Карла Маркса.
  
   - Да, запустил ты себя в этой глуши. Ты, хотя бы побрился, что ли? А то на классика стал похож.
   - Будет сделано, товарищ генерал! Разрешите вопрос? (генерал кивает) Побриться я конечно побреюсь и подстригусь... А умище, то куда деть?
   - Вот за этим я к тебе и приехал. Умище на благо Родины направить надо и все мыслищи твои с этого дня направить надо туда же. Ну, давай, иди, приводи себя в порядок, время не ждет!
  
   Саша выходит из кабинета прикрывает за собой дверь. Тут же дверь открывается, и он заходит в "камуфляже" на погонах звезда младшего лейтенанта.
   - Вот, молодец, совсем другой вид, но меня ты не понял, тебе на задание в Лондон ехать, а не ползти надо.
   Саша рывком, одним движением, снимает с себя "камуфляж" и остается в смокинге, вместо "ежика" на голове безупречный пробор, на шее атласная бабочка.
   - Так-то лучше, завтра, нет уже сегодня, к концу дня тебе надо быть на Бейкер Стрит.
   - А как же...?
   - А так же, чтобы быстрее было, возьмешь мои лыжи.
   - А как же Вы? Товарищ генерал?
   - За меня не беспокойся. Я старый вояка. Слушай задание. Программа максимум: выкрасть у Осинского роман, который он накропал в эмиграции, "Похмелье олигарха" называется. Его должны прочитать ТАМ. (Многозначительно поднимает палец вверх, видно, что на портрете палец тоже направлен вверх). Если не удастся с максимумом, то задача минимум: добьешься выхода Великобритании из НАТО. Возвращаться при всех условиях будешь через Германию - там ничего не затевай и не трогай - без работы останемся, да и САМОМУ (опять палец вверх) некуда в гости ездить будет. В Германии купишь "Мерседес"-трехлетку модели этого года.
   - А как же...?
   - А так же, это же тебе умище-то девать некуда было?! Очень важно угадать с цветом он должен быть не броский, но второй такой машины быть не должно! Самым тщательным образом проверь комплектность и техническое состояние. Денег не жалей, машина во всех отношениях должна быть безупречна. Особое внимание обрати на документы, не дай Бог какая-нибудь закавыка. Ну, что все понятно? Вопросы есть?
  
   Саша - утвердительно, приложив руку к голове.
   - Есть! Товарищ генерал!
   - Что есть?
   - Есть, в смысле готов к выполнению приказа Родины!
   - (раздраженно) Причем тут Родина? "Мерседес" пригонишь для моей племянницы. А вопросы должны быть, должны. (доверительно) Ведь нам так и не пришлось ни разу поговорить по душам... (проникновенно доверительно) За столько лет, наверное, многое наболело, не тушуйся, спрашивай, что тебя все это время больше всего мучило, волновало, не давало покоя. Спрашивай, постараюсь на все вопросы ответить с предельной откровенностью, ты выстрадал право знать истину.
   - (смущаясь) Скажите, а откуда у Вас такое странное имя "Генерал"?
   - Это все отец... (по доброму, ухмыляясь) большой шутник был... хорошо, что прапорщиком не назвал. Ну, все хватит разговоров! Давай, Саша, собирайся, (опять кладет ему руку на плечо, говорит проникновенно с паузами) если вернешься с задания... живой, выдам за тебя свою дочку...
   - У Вас же нет дочки?!
   - Ерунда, ради такого дела удочерю кого-нибудь. Ну, все, труба зовет, заскочил к тебе ночью и на минутку, а уже утро. Пора!
  
   Выходят из избы - на улице не только утро, но и лето. Обнимаются, разъезжаются в разные стороны. Генерал берет прислоненный к стене велосипед, Саша надевает лыжи. Камера показывает, как, тяжело шагая по траве, уходит в лес Саша, звучит песня "Позови меня тихо по имени".
  
   Смена картины. Из леса на полотно железной дороги выходит Саша, прислушивается, приглядывается, за поворотом над тайгой поднимается дым и слышен звук приближающегося паровоза. Усиливаясь "приближается" мелодия "Наш паровоз..." Из-за поворота появляется современный поезд, он проносится мимо Саши. На вагонах написано: фирменный поезд "Чукотка", "Анадырь-Лондон". Саша оглядывается по сторонам, снимает с ветки лассо. Набрасывает лассо на сцепку, уходящего поезда. Камера показывает переменным планом, как поезд тянет за собой лыжника. Лыжи с искрами скользят по рельсам.
  
   Смена картины. Саша проходит в тамбур поезда, прислоняет к стене лыжи, сматывает на ходу лассо, отдает его высунувшемуся из туалета индейцу. Тревожно звучит музыка "Мы едим, едим в далекие края"
   - Спасибо.
   Попадает в общий вагон. Вагон набит под завязку. Кругом узлы, баулы, пассажиры пьют, (на всех бутылках написано "Водовка", закусывают сыром "Дружок", (в кадре всплывает реклама: бутылка "Водовки" на дне плавает три огурчика- текст: "Три в одной и это - главное") играют в карты, в проходах бродят олени, овцы, собаки и т.д. - типичная картина российского поезда, все это видит Саша, идя в следующий вагон.
   Следующим вагоном оказывается шикарным СВ, он кажется безграничным. В проходах и купе футболисты разминаются, тренируются, играют с мячом. Саша, проходя мимо проводника, у старорежимного титана:
   - А, что отец, не нальешь ли чайку крепенького.
   - Налить то налью, да вот только стерлинги англицкие у тебя есть?
   Дальше разговор ведется на английском языке за кадром перевод "в нос" под Володарского.
   - Чего возьмешь за стакан без сахара.
   - Ну, фунтов пять возьму, если дашь...
   - Не дам.
   - Чудится мне, мил человек, что чая ты не получишь. А жаль, я ведь вижу, ты спешишь. Еще где чаю-то хорошего попить вряд ли удастся. Жа-а-аль, мог бы тебе, мил человек, подсказать, как в Лондоне к исходу дня оказаться.
   - А как ты, хрыч старый, догадался, что я спешу?
   - Элементарно, мил человек, ты единственный, кто спросил у меня про чай и не спросил, почему у меня в вагоне футболисты играют.
   - Если, предположить, что Вы, мистер Шерлок Холмс, правы, и я действительно спешу, то что бы Вы мне посоветовали?
   - Я не расслышал, сэр, Вы чай пить будете?
   - Скорее да, чем нет, вымогатель!!!
   Достает и отдает проводнику деньги. Тот их тщательно складывает в портмоне. Наливает чай себе и Саше, себе кладет сахар и лимон, Саше дает "пустой" и "бледный". Переходят на русский.
   - Э, дед, ты забыл, что я спешу.
   - Кто понял жизнь - тот не спешит. А, если ты хочешь к исходу дня быть в Лондоне, то самолетом лететь надо было.
   Саша прихлебывает чай, мимо окна с сумасшедшей скоростью проносятся деревья, населенные пункты, русский пейзаж стремительно меняется на европейский. За кадром звучит голос Саши, его раздумья.
   - А ведь дед прав, (с завистью) хитрый черт, как это я сам не догадался. (задумчиво) Вот если бы он еще сказал, где этот самый самолет найти?
   Дед, как будто услышав его мысли, прерывает его размышления.
   - Ты, мил человек, еще чай пить будешь?
   - Ты, больно, дед, дорого берешь. Я и так половину командировочных тебе отдал, но если ты мне скажешь, где здесь самолеты водятся, то я уж лучше кипяточку пожалуй выпью, а то твой чай (с эпотажем) подозрительно "бледен"!.
   - От чего же не сказать, я и бесплатно скажу. Тебе на аэродром ехать, однако, надо.
   - Я и без тебя, старый жулик знаю, где водятся самолеты, ты мне лучше скажи, где ближайший аэродром.
   - Ну, теперь, минут, этак, через сорок, только в Париже разве что. Но тебе придется на ходу прыгать - мы в провинциальных городах не останавливаемся.
   - Ага, если Париж - провинция и через сорок минут, то в Лондоне, когда мы будем?
   - Через час пятнадцать, в 17:00 по Гринвичу, сэр.
   - И на кой черт тогда мне нужен Ваш самолет, мистер?
   - Простите, сэр, Вы же хотели в Лондон к (с нажимом) исходу дня, и самолет просили Вы, а у нас на Чукотке после "файв-оклок" день стремиться к концу. Позвольте узнать, Вы в Лондоне впервые?
   - А, если впервые, что тогда?
   - Тогда, сэр, за умеренное вознаграждение равное моему предыдущему гонорару, я могу подсказать, как Вам добраться до интересующего Вас места.
   Саша шуршит деньгами, отсчитывает фунты, на ладошке считает мелочь, по всему видно, что и подсчет и расставание с деньгами даются ему с трудом, отдает все это проводнику.
   - Не томите, сэр, поведайте, как мне попасть на Бейкер Стрит?
   - Такси надо взять, однако.
   Саша закатывает глаза. За кадром звучит его голос.
   -Вот на таких мужиках Мать-Вашу-Русь и держится.. Именно такие и становятся министрами и президентами. Все знают, во всем, кроме своей правоты сомневаются, говорят все правильно, честно глядя в глаза, режут правду-матку, работают нас не щадя, а что с этой правдой делать Богу и тому не ведомо!
  
   Поезд подходит к перрону Лондонского вокзала, звучит музыка из "Шерлока Холмса". Саша выходит из вагона и направляется к стоянке такси, вдруг останавливается, "хлопает" себя полбу, разворачивается и бежит за уже отходящим поездом, догоняет свой вагон. На ступеньках стоит проводник, держит флажок.
   - Дед, слушай, дед, я забыл спросить, а почему у тебя в вагоне футболисты играют?
   - Элементарно, мил человек, где же им на Чукотке в футбол-то играть? У нас трава даже на подоконниках не растет. А в трусах можно бегать только в июле и то в бане.
   - Дед, а из общего вагона вся публика, тоже в Лондон?
   - Нет, сэр, мы на обратном пути через Москву едем, так они транзитом.
   - Слушай, дед, я больше ничего не забыл?
   Из поезда вылетают и падают на асфальт лыжи.
   - Счастливо, (замедляя бег и постепенно останавливаясь, проникновенно) тебе дед, спасибо!
   - И тебе...
   Поезд набирает ход, Камера со сторону показывает, как Саша подбирает лыжи, начинает отставать, переходит на шаг и машет печально рукой ему в след. Саша разворачивается и направляется к такси. За кадром голос Саши.
   - Вот и оборвалась последняя ниточка, связывающая меня с Родиной.
   Камера со спины показывает, как из-под смокинга тянется белая нить за уходящим поездом, обрывается и падает на асфальт. Наплывом камера показывает Сашу анфас - под смокингом нет сорочки, бабочка на голой шее. Он садится в такси, сначала пытаясь открыть переднюю дверь, потом садится назад, едет по вечернему Лондону, из окна машины торчат лыжи. Все это время продолжает звучать, голос Саши.
   - Какое-то чувство недосказанности у меня осталось от разговора с генералом... (задумчиво) Ну, до Бейкер Стрит, предположим, я доберусь, а за каким чертом мне туда надо? И почему я не спросил у генерала? Или хотя бы спросил, где поселился Осинский или, как там его сейчас... Татьянин. Нет, я правильно поступил, что не стал спрашивать. Старик сам бы сказал, если бы знал. Осину и прокуратура и Интерпол ищут и не могут найти, и это понятно, но за каким дьяволом мне надо на Бейкер Стрит, убей Бог, понять не могу!?
  
   Такси останавливается, Саша выходит и озирается по сторонам, держит в руках лыжи. Безлюдная улица, моросит дождь. Пожилой таксист, приоткрыв окно, чопорно на английском:
   - Сэр, Вы, как можно предположить, из России?
   - Да, но как Вы смогли догадаться?
   - Это не так сложно, как Вам кажется. Во-первых, садясь в машину, Вы сделали попытку сесть рядом с водителем, у нас это не только так не принято, но и невозможно, во-вторых, сэр, Вы без сорочки и с лыжами, и, в-третьих, Вы расплатились со мной советскими рублями 1961 года выпуска.
   - (Саша, пораженный его проницательностью) Ах, сэр, извините мне мою оплошность...
   - (Таксист, переходя на русский) Да, ладно коришь, не переживай, покажу их внукам, пусть увидят, что получал их дедушка, когда преподавал в МГУ.
   Такси уезжает.
   За спиной у Саши раздается знакомый голос генерала. Генерал одет в форму, при орденах.
   - Плохо, видать, ты обо мне подумал, сынок.
   - Товарищ генерал?! Вы? Здесь?!
   - А, где же мне быть Саша, если не здесь? Ведь на момент нашей встречи, я не знал самого главного - адреса олигарха. Теперь знаю.
   - Товарищ генерал, меня мучил не только этот вопрос, скажите, зачем мне надо было приезжать на Бейкер Стрит?
   - Это проще простого, мой юный друг, я не знаю ни одной другой улицы в Лондоне.
   - Товарищ генерал, и Вы рисковали собой, только для того, чтобы сообщить мне адрес Осины?
   - Откровенно говоря, лыжи надо было забрать, чай не казенные. Я более чем уверен в тебе, но помимо этого задача, связанная с "Мерседесом" вызывает у меня не шуточное беспокойство. Хоть в средствах на его покупку ты не ограничен, но не забывай, что это деньги честных налогоплательщиков. Не хочется оставлять тебя одного перед этим трудным выбором. Поэтому я приехал сообщить тебе, что решил подстраховаться в Германии, где буду ждать тебя у Бранденбургских ворот, после выполнения задания. До встречи Александр, Родина верит в тебя. Вопросы есть?
   - (давая понять, что вопросов масса) Так точно, товарищ генерал, есть?
   - Вот и хорошо, что нет вопросов.... Действуй Шурик!
   Забирает у него лыжи, пытается уйти, Саша, придерживая лыжи:
   - Так точно, в смысле, что есть вопросы, товарищ генерал!
   - А, вопросов у нас с тобой, Саша быть не должно, если речь идет о задании Родины.
   - У меня не о задании, я хотел адрес узнать...
   - Это хорошо, что ты думаешь о главном, я не случайно буду ждать тебя у Бранденбургских ворот, верные люди мне сказали, что там, в двух шагах на север, есть очень приличные автосалон, но о серьезных вещах, сам понимаешь нельзя говорить на ходу...
   - Я не об этом адресе, товарищ генерал, я...
   - Не надо разбрасываться, Саша, начнем с этого автосалона, а там посмотрим по обстановке. Не переживай ты так, я же обещал, что подстрахую тебя, или ты не веришь мне?
   - Что Вы, товарищ генерал, безусловно, верю, но просто...
   - Вот за это спасибо, и я в тебя верю, дружище! Конечно здесь, в Лондоне, для такого парня, как ты все будет просто. Ну, иди время не ждет, интересы Родины для нас превыше всего.
  
   Силой вырывает у Саши из рук лыжи.
   Саша протягивает руки вслед лыжам и генералу, явно пытаясь задать вопрос об адресе Осинского, но генерал разворачивается, поднимает воротник кителя и по "шпионски" озираясь, быстро исчезает в наступившей темноте.
   Саша весь мокрый, с понурой головой идет по улице. За кадром звучит его голос на фоне музыки из "17 мгновений" "Грусть моя".
   - Что-то подсказывает мне, это будет совсем не просто, но какая удача служить под началом такого командира как генерал! Ведь он пришел ко мне в самую суровую сибирскую глушь, хотя мог бы просто прислать вертолет, ведь знает, что мне ОДНОГО его слова достаточно, а он не только сам пришел, а еще (благодарно-мечтательно) столько слов разных наговорил. И даже здесь, на чужбине, он нашел способ сообщить мне самое главное - зачем мне надо было приехать на Бейкер Стрит. Если бы не он, я бы точно умом тронулся.
  
   Саша доходит до компании лондонских бомжей (на английском, перевод тот же).
   - Простите, господа, я впервые в Вашем гостеприимном городе. Вы не были бы столь любезны, приютить меня до утра.
   - Yes!
   Перевода нет, пауза. Саша недоуменно оглядывается по сторонам явно кого-то, ища, Поднимает глаза вверх - там оператор с режиссером и осветителем на кране, Саша, обращаясь к ним:
   - Блин, перепрет хоть кто-нибудь ответ это урода на родной язык?! Или Вы действительно рассчитываете, что я буду шарахаться по Вашему Лондону до утра!
   - (за кадром голосом Володарского) Конечно, сэр, мы будем счастливы, разделить наш кров и скарб, с таким джельтельменом, как ВЫ, а, принимая во внимание, что Вы русский то и ужин отдадим!
   Бомж, оттопырив рукой ухо, направленное в сторону съемочной группы, одобрительно кивает, говорит на русском:
   - Ну, общий смысл передан, верно...
   Камера отъезжает. За кадром "Володарский", сидящий за монтажным монитором, наблюдая сцену (камера снизу полупрофиль, на носу видна прищепка) переводит последние слова, сказанные бомжем, на английский. Спохватывается, снимает прищепку и тем же "гнусавым" голосом:
   - Тьфу, ты черт, задолбали, все абзац, блин, я хотел сказать пиз..., антракт!!!
  
   Окончание первой серии будет добавлено при наличии интереса к сценарию, широких народных масс, исключая жену и налоговую инспекцию.
  
  
  
  
  
   9
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"