Синицын Павел Валерьевич: другие произведения.

Бобловская усадьба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  

Книга представляет собой исправленную и дополненную

дипломную работу, защищённую автором на кафедре

отечественной истории исторического факультета Твер-

ского государственного университета в 1998 г. Содержит

краеведческое исследование по истории усадьбы велико-

го русского учёного Д.И.Менделеева Боблово, принадле-

жавшей ему в 1865-1907 годах. Для краеведов, учителей,

   студентов-историков и всех, интересующихся историей

Клинского края.

  
   Научный руководитель дипломного проекта:

Зав. кафедрой отечественной истории ТвГУ

проф. Червякова М.М.

Рецензент: директор музея-усадьбы Д.И.Менделеева

"Боблово" Титова Л.М.

Консультант: Хомутинникова Ю.Г.

  
  
  
   Введение
  
   Русская усадьба - это целая страна, материк, феномен нашей истории и культуры. Возникнув как жилой и хо -
   зяйственный комплекс вотчинника, она постепенно пре-
   вращалась и в культурный центр, в котором синтезирова-
   лись традиции семьи и рода, культура дворянская и кре-
   стьянская, культура города и провинции, культура Рос-
   сии и Запада. Когда произносят слова "русская усадьба",
   то чаще всего имеют в виду великолепные загородные
   комплексы второй половины XVIII - первой трети XIX
   веков - ансамбли эпохи русского классицизма. Действи-
   тельно, именно тогда сформировался в нашей культуре
   целостный феномен усадьбы как синтетического произ-
   ведения искусства, как гармоничный комплекс построек.
   Особенность формирования и бытования усадьбы состо-яла в её многопрофильности: она представляла собой со-
   циально-административный, хозяйственно-экономичес-
   кий, архитектурно-парковый и культурный центр (1). Но
   знаменитой делала усадьбу не столько роскошь усадеб -
  
   ного убранства или степень родовитости хозяина, сколько
   её история, в которой были такие события, обстоятельст-
   ва, люди, что усадьба входила в жизнь своего поколения,
   как нечто неординарное, интересное, полезное, доброе,
   красивое. Усадьба - это счастливый мир детства. Система
   домашнего воспитания и образования в дворянских семьях
   закладывала основы традиций семьи и рода, уважения и
   гордости памятью предков, фамильными реликвиями.
   Усадьба оставалась на всю жизнь любимым местом досуга
   и творческого труда. Почти в каждой усадьбе девять пре -
   красных муз находили своих поклонников. Это были писа-
   тели, поэты, музыканты, архитекторы, учёные, художники:
   среди них и профессионалы, и любители. Усадьба откры -
   вала огромные возможности для проявления личных вку -
   сов владельцев, которые выражались в обустройстве уса -
   дебного парка, дома, в создании художественных, научных
   и иных коллекций, в собирании фамильных библиотек и
   архивов (2).
   Будни и праздники составляли повседневность обитателей усадеб. Для одних приёмы гостей, например, были обяза -
   тельным торжественным и формальным ритуалом, для
   других - формой дружеского и творческого общения.
   Рождение стихов Тютчева или музыки Глинки, сельский
   праздник у Самариных представляются одинаково важны-
   ми для характеристики усадебного образа жизни.
   Важна усадьба и как экономический центр. 1861 год при-
   нёс России освобождение крестьян, и эта реформа знаме -
   новала начало новых поземельных отношений между глав-
   ным землевладельческим сословием - дворянством и ос -
   тальными сословиями. И хотя помещичье землевладение
   оставалось и после реформы главным в системе аграрных
   отношений, многие усадьбы перешли в руки купечества,
   интеллигенции и зажиточного крестьянства. Роль усадеб от этого ничуть не изменилась. Вновь возросший в наши дни интерес к усадьбам вызывает необходимость
   расширить диапазон и формы исследований по истории
  
   русской усадьбы. Это вызвало интерес и желание автора
   заняться исследованием и написать работу об истории
   одной из многочисленных усадеб Подмосковья - усадьбе
   Боблово. Примечательна она тем, что принадлежала в
   1865 - 1907 годах великому русскому учёному Дмитрию
   Ивановичу Менделееву и была включена в модернизаци-
   онный процесс, дав материал для многочисленных опытов
   учёного на благо России. Важное место отведено этой
   усадьбе и в истории российской культуры. На этой земле
   начинался как поэт и драматург Александр Блок.
   Дмитрий Иванович называл сельцо Боблово "милым и
   чудным", ехал сюда охотно с радостью первооткрывателя,
   с умением хозяйствовать. С этим имением связаны его
   лучшие годы, его надежды на процветание русской глу -
   бинки. Деятельность учёного в Боблово была не менее на -
   сыщенной и многогранной, чем в Петербурге, а имение было творческой лабораторией.
   В литературе интерес к усадебной культуре возник ещё
   во второй половине XIX века. В пореформенные годы граф
   С.Д.Шереметев обратил внимание на разрушение дворян-
   ских поместий. Он публиковал статьи, посвящённые проб-
   лемам усадеб, и объявил своё имение Остафьево общедос-
   тупным музеем(3).
   На рубеже XIX - XX веков уже заговорили о феномене
   русской усадьбы, на который впервые обратили внимание
   специалисты. Первыми стали искусствоведы П.Вейнер,
   Н.Врангель, С.Эрнст, С.Маковский(4).
   Революция и гражданская война нанесли тяжёлый урон
   усадебной культуре. Но когда утихли классовые сражения
   и на смену им пришёл НЭП, искусствоведы и историки
   вновь обращаются к изучению этого феномена. В 1923 г.
   создаётся Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ),
   просуществовавшее до 1928 года(5). Главной заслугой
   Общества стало создание усадьбоведения как науки и вы-
   работка методологии его исследования. Выдающиеся чле-
   ны ОИРУ В.А.Авдиев, А.Н.Залеман (Греч), В.В.Згура,
  
   Ю.А.Бахрушин и другие внесли весомый вклад в это на-
   правление науки. В 1930-х годах усадьбоведение заглохло
   и стало возрождаться лишь в постсоветское время.
   Разрабатывается экономическая история дворянского зе-
   млевладения. О дворянах пореформенной эпохи пишет А.П.Корелин(6). В своём труде "Дворянство в порефор-
   менной России" он проанализировал численность, корпо-
   ративность, условия вступления разночинцев в дворянское
   сословие и особенности развития землевладения на рубеже
   XIX - XX веков.
   История дворянских усадеб получила некоторое освеще-
   ние в работах, посвящённых взаимоотношениям дворянст-
   ва и правительства. В исследованиях Ю.Б.Соловьёва (7)
   раскрывается помощь правительства дворянству в удержа-
   нии позиций высшего сословия, сохранении земли с тем,
   чтобы оно оставалось мощным союзником власти в капи-
   талистическую эпоху.
   Ряд работ И.Д.Ковальченко (8) и Л.П.Минарик (9) посвя-
   щены анализу источников, в основном статистических
   данных по дворянскому землевладению.
   Усадьбы Подмосковья, в том числе и Боблово, привлека-
   ют внимание краеведов. Первым обратился к изучению
   Клинского края, в том числе и исследуемой усадьбы, Иван
   Александрович Смирнов, внучатый племянник Д.И.Мен-
   делеева. И.А.Смирнов (1889 - 1942?) родился в Боблове,
   работал учителем в бобловской школе в начале 1920-х го-
   дов, затем переехал работать в Дмитровский музей-кремль,
   возглавлял музей-усадьбу Ольгово Дмитровского района.
   В 1930-е годы он написал ряд работ по истории Дмитров-
   ского и Клинского края. Рукописи эти хранятся в фондах
   архива Дмитровского краеведческого музея, часть из них
   в настоящее время уже опубликована*. Работы по истории
   Клинского уезда "Историческая справка о Боблове" (10)
   и "Люди науки и искусства в Клинском крае" (11) ваш преданный слуга изучал в копиях, перепечатанных с руко-
   писей в нескольких экземплярах. В них воссоздаётся как
  
   экономическая, так и культурная история усадьбы Боблово
   и города Клин.
   Из краеведческой литературы стоит отметить труд В.С.
   Юдина (12), в котором освещается история города Клин
   и окрестных усадеб, и работу краеведов и исследователей
   жизни и творчества Д.И.Менделеева А.В.Максимова и Н.А.Смирнова (13).
   Об усадьбе Боблово можно почерпнуть сведения из спра-
   вочной краеведческой литературы. Это путеводители по
   Московской области: "Подмосковье" (14), "Памятные
   места Московской области" (15), "Тропами Подмосковья"
   (16) и другие.
   Целью данной работы является исследование социально-
   экономической эволюции и культурной жизни имения Боблово с XVII по начало ХХ века, а также краткий обзор
   соседних с ним имений в исследуемый период. Эта цель
   определила необходимость решения следующих задач:
   - проанализировать данные о землевладении в Клинском
   уезде после реформы 1861 года;
   - описать примеры культурной жизни некоторых усадеб
   Московской губернии;
   - дать краткое описание соседних с Боблово имений;
   - рассмотреть историю сельца Боблово, смену владельцев
   и их хозяйственную деятельность;
   - дать социокультурную характеристику помещиков, рас-
   крыть причины хозяйственного оскудения имения;
   - осветить хозяйственную деятельность Д.И.Менделеева,
   воссоздать его усилия по укреплению экономического
   потенциала хозяйства и повышения благосостояния окрестных крестьян;
   - раскрыть роль Бобловского имения в культурной жизни
   страны и Клинского уезда;
   - изучить культурное влияние владельцев на сельчан, их
   роль в повышении уровня образования и ведения сельско-
   го хозяйства крестьян.
   Чтобы выяснить, как шла хозяйственно-экономическая
  
   и бытовая жизнь усадьбы Боблово в XVII - XIX веках,
   автор исследовал фонды Поместного приказа и Вотчин-
   ной коллегии(17), а также материалы из "Экономических
   примечаний" (18), хранящиеся в Российском государст -
   венном архиве древних актов (РГАДА). Отказные книги
   по Дмитровскому уезду представляют собой сшитые в
   тома отказные дела на вотчины уезда разных лет. К сожа-
   лению, плохая сохранность и трудная прочитываемость
   источников осложнила исследование, поэтому материалы
   требуют более детального анализа. Автор изучил отказные
   записи за 1680-е - 1720-е годы.
   "Экономические примечания" представляют собой книги
   с описанием имений (дач) по Дмитровскому уезду за
   1750-е - 1770-е годы. В них содержатся названия дач и их
   владельцев, размеры вотчин, число душ и краткое описа -
   ние имений.
   В Центральном историческом архиве Москвы (ЦГИАМ)
   автор работал над материалами Московского губернского
   по крестьянским делам присутствия (19), Клинской уезд-
   ной дворянской опеки (20) и канцелярии Клинского уезд-
   ного предводителя дворянства (21). Документы губернско-го по крестьянским делам присутствия отражают резуль-
   таты работ по межеванию земель помещиков и крестьян
   в ходе реформы 1861 г. А вот в бумагах уездной дворян -
   ской опеки обнаружены дела, непосредственно касающие-
   ся экономической жизни имения Боблово - опись имения
   1863 г. и дело о долгах владельца имения Г.А.Дадьяна за
   1847 - 1849 годы.
   Материалы уездного предводителя дворянства за 1787 -
   1815 годы содержат сведения об имениях уезда, в том числе Боблова, и сами по себе интересны с краеведческой
   точки зрения.
   Источниками по землевладению в пореформенный период
   являются материалы правительственной статистики по
   землевладению всех сословий. Для сравнения земельных
   угодий была привлечена многотомная "Статистика позе-
  
   мельной собственности"(22), составленная по данным
   1877 года и охватывающая всю европейскую территорию
   Российской империи, а также "Статистика землевладения
   1905 года" (23), представляющая собой серию брошюр по
   каждой губернии.
   Источниками являются и специальные документы по
   усадьбе, составленные для музея: паспорт усадьбы Бобло-
   во (24) и проект зон охраны усадьбы Боблово (25), содер-
   жащие историческую справку и выдержки из документов
   по истории имения.
   В работе автор использовал также сочинения Д.И.Менде-леева (26), отдельно изданную книгу учёного "Заветные
   мысли" (27) и написанную им статью "Полёт на воздуш -
   ном шаре из Клина во время затмения" (28).
   Изданы также сочинения А.А.Блока (29), в которых пись-
   ма и дневники поэта опубликованы в седьмом и восьмом
   томах: эти документы использованы в работе и касаются
   бобловского домашнего театра.
   Ценным источником по исследуемой теме являются ме -
   муары. Это воспоминания второй жены Дмитрия Ивано -
   вича Анны Ивановны (30), племянницы учёного Надежды
   Яковлевны Капустиной-Губкиной (31), жившей в Боблово
   в летние месяцы с детства, дочери Менделеева от первого
   брака Ольги Дмитриевны (32), коллеги Д.И.Менделеева
   по Палате мер и весов Ольги Эрастовны Озаровской (33).
   О бобловской усадьбе писала в своих мемуарах, посвящён-
   ных А.А.Блоку, Мария Андреевна Бекетова (34), сестра
   матери поэта А.А.Кублицкой-Пиоттух.
   Таким образом, родными и знакомыми учёного составлен
   комплекс мемуаров, которые знакомят читателя с жизнью
   учёного и его семьи, экономическим подъёмом, культур -
   ной жизнью имения в эпоху его расцвета.
   Итак, начинаем наш рассказ...
  
  
   Землевладение в пореформенные годы
   в Клинском уезде.
  
   Поговорим здесь прежде всего о дворянском землевла-
   дении, ибо именно дворянство было и осталось после
   1861 года главным владельцем земельных угодий, несмот-
   ря на то, что помещичье хозяйство имело в целом незна -
   чительный вес в сельскохозяйственном производстве в пе-
   риод капитализма. И тем не менее это хозяйство являлось
   одним из основных компонентов в системе аграрных от -
   ношений. Через сферу земельных отношений и ссуды
   помещики имели возможность давить на крестьянское
   хозяйство(1).
   С отменой крепостного права главным показателем бла -
   госостояния поместного дворянства стали не число душ,
  
   а земля(2). Помещики сохранили в своих руках более 87
   млн. десятин* земли(3).
   И хоть правительство старалось помочь дворянству, об-
   разовав Дворянский поземельный банк с льготными кре-
   дитами, тем не менее помещики обременяли себя долга -
   ми, и в итоге то или иное поместье "добровольно прода -
   валось" или шло с молотка(4). Капиталистический путь
   развития для дворянства был труден и рискован. Дворяне
   оказались субъективно неспособны быстро переориенти-
   роваться, поэтому потеряли к концу XIX века десятки
   миллионов десятин. Дворянское землевладение с 1862 г.
   по 1905 г. сократилось на 41% (5).
   Частная земельная собственность утратила постоянство
   владения, не в пример вотчинам дореформенной Руси.
   Имения стали с лёгкостью продаваться, покупаться и дро-
   биться, причём быстрее теряли земли дворяне нечернозем-
   ных губерний (Московской в том числе).
   Значительная часть земли продавалась неоднократно, пе -
   реходя из рук в руки, что читатель заметит на примере
   бобловской усадьбы. При этом изначально бросовые цены
   на землю неуклонно росли. Например, если в 1888 г. дава-
   ли 25 рублей за десятину, то в 1901 г. уже 56 рублей (в не-
   черноземных губерниях) (6).
   Каков же был характер землепользования? Естественно,
   барщина была отменена реформой 1861 года. Однако ста-
   рая барщина не была уничтожена полностью, так как кре -
   стьянское хозяйство было невозможно полностью отде -
   лить от помещичьего. Ведь остались луга, водопои, выго-
   ны. Поэтому повсеместно оставались отработки в пользу
   помещика за право пользования теми же водопоями и лу-
   гами.
   Итак, читатель понял, что после реформы земля стала ши-
   роким объектом купли-продажи, и часть этой земли ухо -
   дила в руки других сословий. Если посмотреть на статис-
   тику личной собственности дворян Клинского уезда, то она с 1877 по 1905 годы изменилась со 195 до 156 владе -
  
   ний (7). В уезде много имений было "выкинуто" на рынок.
   Лишь несколько поместий осталось у старых владельцев
   (например, Спас-Коркодино у Фонвизиных, Доршево у
   Засецких), да и те к концу века перешли к новым хозя-
   евам. Появились у земли и новые хозяева. Например, име-
   ние Покровское перешло к дворянину Познякову, а затем-
   к купцу Ширяеву (ушло в другое сословие). Некоторые усадьбы совсем исчезли (усадьба Волконских Ельцово,
   например). Имения, продающиеся со всем инвентарём,
   быстро переходили из рук в руки.
   Самыми крупными землевладельцами в Клинском уезде
   были Меншиковы-Корейш (они владели двадцатью во -
   семью деревнями с почти пятью тысячами жителей) и Ше-
   реметевы. Давыдовы (потомки героя 1812 года) имели де-
   ревни Алфёрово, Бондыриха, Дятлово, Мащерово и Ни -
   кольское (всего 86 дворов), Фонвизины - Спас-Коркоди-
   но, Стрелино и Бабайки. Сенатор Д.Б.Мертваго владел
   имением Демьяново и деревнями Бородино, Ильино, Под-
   городная, Сохино и Стреглово общей площадью 1000 де-
   сятин. Позже появились имения помельче: Алфёрово
   (Козлов выкупил у Давыдовых), Троицкое-Александрово
   (В.Ф.Снегирёв), Борисово (А.П.Сушкова), Бирёво (В.А.
   Анзимиров), Фроловское (Л.А.Панина).
   Имение Боблово перешло к Д.И.Менделееву (об этом
   позже), а вокруг поселились его родственники и друзья:
   в Бабайках -профессор М.Я.Капустин, в Шахматове -
   профессор Бекетов (дед А.А.Блока).
   Таким образом, земля стала доступна всем, кто имел сред-ства на её покупку, в том числе крестьянам и разночин -
   цам. Профессура также стала покупать себе поместья для
   летнего отдыха своих семей и научных изысканий.
  
  
      -- Культурное значение дворянских усадеб
   Подмосковья.
  
   Имение было не только комплексом земли и построек,
   приносящее доход своему хозяину. Дворянская усадьба -
   это уникальный культурный мир. Прежде чем писать о
   Боблове, автор посчитал необходимым упомянуть здесь
   обзорно некоторые усадьбы Московской губернии, кото-
   рые по праву можно отнести к культуротворческим цент-
   рам. Каждая из них имела свои культурные традиции.
   Усадьба Измалково, находившаяся в Звенигородском
   уезде, небольшое имение в 237 десятин, принадлежала
   Ю.Ф.Самарину. Здесь была основана своеобразная домаш-
   няя школа воспитания и образования, ставшая семейной
   традицией. "Образ жизни владельцев прост и непритязате-
   лен, но исполнен внутренней культуры. Музыка, чтение
   художественной литературы, фотографирование и рисова-
   ние" (1).
   История самаринской домашней школы началась ещё в
   1824 году. План обучения детей семьи включал в себя вос-
   питание и обучение детей с пяти лет и до подготовки к
   поступлению в Московский университет. В его основу легла система классического образования с изучением древних и новых иностранных языков, воспитания в духе
  
   Руссо. В школе Самариных было много учителей, ставших
   впоследствии известными людьми: Н.И.Надеждин (пре -
   подавал русский язык), А.Е.Покровский (математика и
   физика), Ф.И.Буслаев (литература). Эффективность до -
   машней школы была очевидна - все её выпускники успешно поступали в университет. Домашнее воспитание,
   учитывавшее особенности ребёнка, давало умение само -
   стоятельно заниматься любимым делом.
  
  
   Имена Репина, Васнецова, Поленова, Серова, Врубеля
   связаны тесно и неразрывно с мамонтовским художест-венным кружком в имении Абрамцево.(2) Усадьба на -
   ходится недалеко от Сергиева Посада. Ныне здесь му -
   зей-заповедник. С 1843 по 1859 г. здесь жил писатель
   С.Т.Аксаков, здесь он создал свои основные произведе-
   ния: "Семейная хроника", "Детские годы Багрова-внука"
   и другие. Усадьба стала в эти годы настоящим славяно-
   фильским гнездом, одним из очагов общественной и
   культурной жизни России. Бывали здесь Тургенев, Тют-
   чев, Погодин, Гоголь. Последний был особенно дружен
   с Аксаковым и подолгу жил в Абрамцеве, здесь же впер-
   вые в августе 1849 г. он прочитал главу из второй части
   "Мёртвых душ".
   В 1870 году дочь Аксакова продаёт имение Савве Мамон-
   тову. Савва Иванович страстно любил искусство, у него
   было много друзей в мире изящного. В конце XIX века
  
   пробуждается интерес к национальному народному рус-
   скому искусству (даже кредитные билеты того времени
   оформлены в псевдорусском стиле - П.С.)
  
  
   Это возрождается в Абрамцеве при помощи целой плеяды
   русских художников-передвижников. Параллельно идёт
   собирание предметов русской старины: резьбы по дереву,
   кости, шитья, лепки, живописи (3). На этой почве расцве-
   тает целое направление русского искусства, поэтому Аб -
   рамцево как центр художественного собирательства и
   место паломничества и деятельности выдающихся масте-
   ров сначала пера, а затем кисти занимает видное место в
   развитии русского искусства.
   Усадьба Знаменское-Губайлово ныне располагается на
   территории г. Красногорска. Имение также небольшое по
   размеру, но значительное по развитию культуры.
   С 1836 года усадьбой владели фабриканты Поляковы.
   Именно благодаря меценату С.А.Полякову усадьба вошла
   в историю русского символизма. Вожди этого поэтичес-
   кого течения К.Д.Бальмонт и В.Я.Брюсов были частыми
  
  
   гостями усадьбы, поскольку Знаменское-Губайлово нахо-
   дилось совсем рядом с Москвой. Развитие московского
   символизма во многом связано с этим имением. Констан-
   тин Бальмонт провёл здесь всё лето 1899 года, написав
   сборник стихов "Горящие здания" (4). Здесь поэты вына-
   шивали планы издания своих книг, альманаха "Северные
   цветы", журнала "Весы". В имении бывал и поэт Андрей
   Белый, тесно связанный с Блоком и Любовью Менделее-
   вой, и художники "Голубой розы" С.Судейкин, Н.Феофи-
   лактов.
   Усадьба Вороново Московского уезда в конце XIX века
   принадлежала известной фамилии Шереметевых (5). Граф
   А.Д.Шереметев слыл незаурядной личностью. Он написал
   около двадцати духовно-музыкальных сочинений (одно из
   них - "Реквием")(6). Занимался граф попутно и пожарным
   делом. В 1879 г. он основал в имении пожарную команду,
   начал издавать первый в России журнал "Пожарный" с
   1892 года. Его родной брат С.Д.Шереметев уже упоминал-
   ся во введении, он издавал серию брошюр "Старая Москва" и первый обратил внимание на разрушение дворянских поместий.
   Есть места, овеянные поэтическими воспоминаниями.
   Что-то значительное и глубокое, связанное с русской
   культурой, родилось или развивалось в имении
   Введенское, которое находится около Звенигорода.
   Усадьба обязана своим появлением архитектору Н.А.
   Львову, да и сама природа приложила здесь руку, создав
   прекрасный пейзаж над долиной реки Москвы. Здесь
   бывали и жили Чайковский, Чехов, многие художники:
   Введенское стало декорацией для картин Борисова-Муса-
   това, Левитана, Якунчиковой.
  
   Введенское заслужило славу одной из самых красивых
   усадеб Подмосковья.
   ...Яблони и сизые дорожки,
   Изумрудно-яркая трава,
   На берёзах - серые серёжки
   И ветвей плакучих кружева...
  
   Эти строки Ивана Бунина в обрамлении капителей ко -
   ринфских колонн есть не что иное, как "Окно" Марии
   Васильевны Якунчиковой...
  
  
   В Подмосковье существовало ещё сотни прекрасных
   больших и малых усадеб, которые невозможно описать
   в этой работе. Но и этих примеров достаточно для того, чтобы убедиться, насколько важны были усадьбы для
   развития русской культуры.
  
   III. Соседи Бобловской усадьбы.
  
   Клинско-Дмитровская гряда, у которой сошлись границы
   Клинского, Дмитровского и Солнечногорского районов, -
   редкая по красоте местность. Все описанные в этой части
   усадьбы находятся на этой возвышенности, а вокруг про -
   стираются живописнейшие пейзажи.
   Соседние с Боблово усадьбы тоже были небольшими по
   размеру, владели ими люди не сказочно богатые и не
   вельможные.
   Старинное село Спас-Коркодино располагается на сосед-
   нем с бобловским холме, у берега реки Лутосни. Со сто -
   роны усадебной Спасской церкви и парка открывается за -
   мечательный вид на окрестности. Крутой холм, на кото -
   ром стоит село, изрезают живописные овраги с буйной
   растительностью и дурманящим запахом цветущей зеле -
   ни. По своему облику Спас-Коркодино, конечно, не выде-
   ляется сколько-нибудь значительно среди множества дру-
   гих небольших усадеб. Весь усадебный ансамбль располо-
   жен очень компактно и построен в стиле классицизма. Ве-
   личественный храм возвышается над остальными пост -
   ройками, у его входа - большой усадебный пруд. За хра -
   мом начиналось кладбище и усадебный парк, чуть в сто-
   роне от него - комплекс хозяйственных построек.
   Владели усадьбой на протяжении нескольких столетий
   известные русские фамилии. В писцовых книгах первой
   трети XVII века по Дмитровскому уезду упоминается вотчина Фёдора Григорьевича Оладьина - село Спасское
   (1). Затем, в середине века появляется новый владелец -
   Кондратий Ладыгин. В 1674 г. Спасское переходит в при-
   даное к сестре владельца, вышедшей замуж за князя
   Фёдора Михайловича Коркодинова. Вот при нём село и
   стало называться Спас-Коркодино. В XVIII веке село час-
   то меняет хозяев, а в 1780-е годы начинается "фонвизин-
   ский" период. Денис Иванович Фонвизин, живя с женой
   в Петербурге, не раз наведывался сюда, так как здесь жил
   родной его племянник, будущий участник Отечественной
   войны и декабрист.
  
   Фонвизины владели усадьбой до 1917 г., она избежала
   пореформенной купли-продажи. А после революции
   усадьбу национализировали и потихоньку растащили,
   храм в 1950-е годы был варварски разрушен. В наши
   дни сохранилась лишь часть парка и фундамент храма,
   который недавно расчистили и собираются восстанавли-
   вать.
  
   Усадьба Доршево стоит у дороги Клин - Дмитров. Отсю-
   да, с высоты холма, открывается красивый вид на усадьбу
   Спас-Коркодино. Формирование ансамбля происходит в
   1770-е годы. Самая значительная достопримечательность
   усадьбы - главный двухэтажный каменный дом. Его фаса-
   ды были прекрасно отделаны, в просторных залах стояли
   изразцовые печи и мраморные камины. Анфилады залов
   обставлены ценной мебелью и предметами из бронзы,
   хрусталя, фарфора. В доме было два танцевальных зала и
   18 парадных комнат. Сквозь окна и стеклянные двери с
  
   высоты балконов открывалась панорама центральной час-
   ти парка с прудами и лужайками. С южной стороны фасад
   дома выходил в парк по двум лестницам в главную аллею,
   утопающую в цветниках.
   Въезд в усадьбу открывал парадный двор с фонтаном, по
   бокам стояли хозяйственные постройки - конный, карет -
   ный сараи, флигели.
   Частью архитектурного ансамбля усадьбы является Прео-
   браженская церковь 1735 года, построенная в стиле ранне-
   го классицизма с элементами барокко (2).
  
   Село Доршево в XVII веке находилось в Лутосненском
   стане Дмитровского уезда, в 1627 г. "вотчина Дмитрия
   и Ивана Васильевых Спиридоновых" (3). В 1648 г. Дор-
   шево было продано Михаилу Ивановичу Засецкому и с
   тех пор принадлежало этой фамилии до 1910 года, когда
   его приобрёл генерал С.Сперанский для своей дочери в
   качестве приданого.
  
   После революции усадьба стала приходить в упадок, с 1924 по 1941 г.г. в ней работала школа, а в 1970 г. совхоз
   "Динамо" "восстановил" главный дом, приспособив его
   под общежитие и обезличив некогда прекрасные фасады. Парк, к сожалению, запущен, аллеи поросли бурьяном.
  
   Небольшая усадьба Бабайки, как и Доршево, стоит у до-
   роги Клин - Дмитров.
  
   Отсюда открывается вид на село Воронино, стоящее на
   соседнем холме, и Смоленскую церковь. Внизу под хол-
   мом протекает извилистая Лутосня. Усадебный дом пред-
   ставлял собой памятник деревянного зодчества, с мезони-
   ном и балконом. Он стоял в глубине парадного двора. К
   дому примыкал большой парк, спускавшийся к двум пру-
   дам. От дома через парк шла небольшая липовая аллея с беседкой на краю, и ещё две беседки были близ дома.
   Некогда Бабайки принадлежали Фонвизиным (владельцам
   Спас-Коркодино). После реформы Бабайки были проданы
   московскому купцу, который устроил себе здесь дачу. А
   уже в 1887 году по рекомендации Д.И.Менделеева усадь-
   бу приобрёл профессор М.Я.Капустин. Он приезжал и жил
   здесь каждое лето. Усадьба стала "путевым дворцом" Д.И.
   Менделеева, он по пути из Клина в Боблово всегда оста -
  
   навливался в Бабайках выпить чайку и отдохнуть.
   Кроме Дмитрия Ивановича в имении бывали художники
   И.Репин, А.Куинджи, ботаник К.Тимирязев, биолог
   И.Мечников, изобретатель радио А.Попов. Кстати, в 1896
   году А.С.Попов и Д.И.Менделеев провели пробный сеанс
   радиосвязи между Боблово и Бабайками.
   После революции в доме усадьбы находился исполком,
   телефонная станция, учебная мастерская стеклоизделий.
   К сожалению, дом не удалось сохранить, он сгорел в 1990-х годах. Остался лишь каменный подвал и остатки парка.
   Кленково - старинное село, тоже упоминается в докумен-
   тах XVII века. Строилась усадьба в 1780-е годы.
   К усадьбе вела дорога, обсаженная деревьями. Господский
   дом находился посреди липового парка. Сразу за домом
   шёл спуск к речке Чернявке. С холма, где стояла усадьба,
   открывался чудесный вид на поля и рощи.
   Усадебный дом был одноэтажный, деревянный, сравни -
   тельно небольшой. В парке стояли небольшие статуи и бе-
   седки.
  
  
   Усадебный ансамбль дополняла Казанская церковь, по -
   строенная в классическом стиле. Храм интересен тем,что
   его создатель - русский архитектор М.Ф.Казаков (4).
   В XVII веке Кленково было вотчиной Никифора Михай-
   ловича Беклемишева, затем усадьбой владели его потом-
   ки. В XVIII веке владельцы часто сменяются, отчего
   усадьба приходит в запустение. Новому владельцу В.Г.
   Пяткину пришлось понести значительные расходы, чтобы
   привести в порядок своё имение. А в конце XIX века
   Кленково принадлежало промышленнику С.Д.Ширяеву.
   В 1918 г. дом сгорел (печальная участь многих усадеб),
   храм долгие годы оставался бесхозным. Сейчас он восста-
   навливается. На месте усадьбы - остатки парка.
  
   Сельцо Дубровки соседствует с усадьбами Боблово и
   Шахматово, находится как бы между ними. Территория
   усадьбы, как и в соседних имениях, расположена на воз-
   вышенности. Парк с рядом липовых аллей был украшен
   скульптурой. Центром ансамбля являлся каменный одно-
   этажный дом с мезонином в стиле раннего классицизма
   конца XVIII века. Особенно красив был интерьер парад-
   ных комнат, обитых штофом, с изразцовой печью и камином.
   Два одноэтажных флигеля образовывали с главным до -
   мом парадный двор, который был отделён со стороны
   подъезда оградой с воротами.
   Дубровки вместе с соседними деревнями Попелково и
   Григорьевское принадлежали Льву Ильичу Орлову, а за-
   тем были даны в приданое его дочери и перешли в наслед-
   ство её сыну Дмитрию Давыдову, гусару, участнику вой -
   ны 1812 года. Он владел Дубровками до середины XIX
   века, потом имение отошло к Е.Егорову, московскому
   агроному-селекционеру, и потихоньку стало приходить в
   упадок. Ныне от усадьбы сохранился один из флигелей, который перенесли в Попелково и где была устроена Гри-
   горьевская начальная школа.
  
   Невозможно обойти здесь вниманием и усадьбу Шахма -
   тово, ведь его владельцы были близкими друзьями Мен -
   делеевых.
  
   В усадьбе ныне располагается музей-заповедник А.А.Бло-
   ка, все строения восстановлены.
   Имение, перешедшее в 1874 г. к деду А.А.Блока А.Н.Бе -
   кетову, когда-то составляло часть большой дворянской
   вотчины. Сама усадьба занимала две с половиной десяти-
   ны, а из 120 десятин имения большая часть его была под
   лесом. К дому вела въездная берёзовая аллея. Усадебный
   дом построили из великолепного соснового леса с тесовой
   обшивкой серого цвета и железной зелёной крышей. Его
   украшали широкое итальянское окно, белые ставни и са -
   довая терраска со столбиками. К дому подъезжали широ -
   ким двором, поросшим травой. При въезде стоял флигель
   с крытой галереей и четырьмя комнатами. Рядом с флиге -
   лем под широким деревом стояла скамья из дёрна, кото -
   рую выложил сам А.Блок с Любовью Менделеевой.
   А.Н.Бекетов приобрёл имение у помещицы О.Н.Языковой
   за 5000 рублей. А.Блок проводил здесь каждое лето с шес-
   тимесячного возраста. Он в 1910 г. перестроил дом, устро-
   ив комнаты для себя и Любы (до этого они жили во
   флигеле).
   Таков вкратце рассказ об имениях - соседях имения Боб -
   лово. Ныне они, увы, все находятся в запустении, лишь
   Шахматово восстановлено полностью.
  
  
      -- Социально - экономическая история
   имения Боблово.
  
   Усадебная культура представляет собой особый пласт
   дворянской культуры, оказавшей большое влияние на ис-
   торию российского общества.
   Для кого-то усадьбы были основным местом жительства,
   многие имели ещё собственные дома в столицах. Но в лю-
   бой усадьбе организация быта, предметы обстановки хотя
   и отражали пристрастия, вкусы и черты характера владе -
   льцев, во многом повторялись, составляли определённый
   набор (1).
   Имение Боблово расположено в 18 верстах* от Клина и
   приблизительно столько же от Дмитрова, у самой границы
   с Тверской губернией, а также границ Клинского и Дмит-
  
   ровского уездов Московской губернии. Поэтому имение до 1780-х годов числится в Лутосненском стане Дмитров-
   ского уезда, а затем переходит в Клинский уезд. При этом
   деревня Маслово, принадлежащая имению, остаётся в
   Дмитровском уезде.
   Местный ландшафт определяет Клинско-Дмитровская
   гряда, холмистая, с разветвлённой системой оврагов. Зде-
   шние холмы покрыты негустым лиственным лесом (наи -
   лучшего развития из местных пород достигли вяз, ива, бе-
   рёза плакучая, дуб, клён, липа, черёмуха, заросли рябины
   и бузины) (2), а склоны холмов постепенно переходят в
   заливные луга. Бобловский холм расположен между двумя
   соседними холмами. В долине протекает река Лутосня,
   отчего стан и назывался Лутосненским. На западном скло-
   не бобловского холма бьют ключи с зеркально чистой во-
   дой, которые стекают вниз, в Лутосню. Северная же часть
   холма изрезана оврагами, которые стрелами сходят к под-
   ножию, за что и получили название Стрелицы (3). За тре-
   мя "стрелицами" стоит деревня Семичёво (ныне Чумичё-
   во), затем холм обрывается к северу. На восток тянутся
   поля с перелесками. Между селениями по холмам вьются
   просёлочные дороги. Есть отличительная черта в местном
   пейзаже: дальние виды, открывающиеся с холмов с их
   пространственной глубиной. Александр Блок писал в "Ис-
   поведи язычника": "...В эту минуту перед нами открыва-
   лась многовёрстная синяя русская даль. Сначала шли ло -
   щины, поросшие кустами и лесом, за ними начинали под -
   ниматься холмы, к вершинам которых, увенчанным дерев-
   нями и сёлами, сбегались разбегавшиеся полосы хлебных
   полей."(4)
   Писала о местном пейзаже и Анна Ивановна Менделеева:
   "И действительно, в бобловской местности есть что-то
   цельное, законченное, как в произведении талантливого
   художника; ничего не хотелось бы изменить, прибавить,
   убавить или переставить. Местность гористая - три
   большие горы: бобловская, спасская и дорошевская. Меж-
  
   ду ними в долине извивается река Лотосня с лугами и ле -
   сами. Плавная линия этих холмов с рекой, с широким гори-
   зонтом, даёт какое-то былинное настроение... Я любила
   ходить по бобловским окрестностям, и какие разнообраз-
   ные были эти прогулки: то старый, старый лес Манули -
   ха, то молодой Горшков, то поля, то луга, река и мельни-
   ца, за которой мы купались в Лотосне. Лотосня не широ-
   кая река, но довольно глубокая, местами красиво порос -
   шая водяными лилиями, кувшинками и незабудками..."(5)
   Климат здешней местности характерен для центрально -
   нечерноземных районов. Воздух влажный, почва глинис -
   тая, в долине реки - песчаная, на пашне встречается много
   камней.
   Холмистая поверхность почвы затрудняла распахивание
   земли. Бобловский холм был занят пашней, как видно на
   геометрическом плане имения, составленном в 1862 году
   для надела крестьянам (6), а остальная территория имения
   занята лесом, лугами и огуменниками. К юго-востоку рас-
   положено болото. Усадьба обозначена на самой вершине
   холма вместе с парками.
   Итак, климатические условия, хоть и с оговорками, поз -
   воляли вести в этой местности полевое хозяйство.
   Район Лутосни упоминается ещё в духовной грамоте мос-
   ковского князя Дмитрия Ивановича Донского, датирован-
   ной 1389 годом: " А се даю сыну своему, князю Петру,
   Дмитров со всеми волостьми, и с сёлы... а се дмитров -
   ские волости: Вышегород, Берендеева слобода, Лутосна
   с отъездцем..." (7).
   Местность Боблова впервые выявляется в Межевой кни -
   ге 1504 года, когда показывался Лутосненский стан (8).
   В ходе исследования фондов Поместного приказа и Вот-
   чинной коллегии в приказных делах за 1755-1756 годы по
   Дмитровскому уезду, в делах о выписках из писцовых и
   межевых книг о дачах, где решались семейные споры о
   владениях, автором обнаружена запись на запрос Николая
   Ивановича Моложенинова, датированная 9 декабря 1755 г.
  
  
   В выписке из писцовых книг о владении Н.И.Моложени-
   новым сельцом Бобловом указано: "Из Поместного при-
   каза стольнику Петру Елисееву сыну Моложенинову во
   15 августа в день 158 (1649 г.-П.С.) годех по челобитью
   его Моложенинова ему Моложенинову проданы из оного
   приказа в Дмитровском уезде в Лутосненском стану зе-
   мель: Грушинского поместья Тимофеева сына Ушакова
   пустошь Степанова пашни перелога 40 четвертей* да
   Автамоновского поместья Васильева пустошь Раменье
   26 четвертей да сена 40 копен; пустошь Прошкино па-
   шен перелога худых земель 16 четвертей... и пустошь
   Мануйлово...(9)
   Названия Боблово здесь нет, но указана пустошь Мануй-
   лово, которая встречается в воспоминаниях А.И.Менделе-
   евой и О.Д.Трироговой как лес Манулиха. В принципе,
   можно предположить, что Боблово как сельцо появилось
   примерно в эти времена, при Петре Елисеевиче Моложе-
   нинове.
   В отказной записи, датированной 1697 годом, упомина -
   ются пустоши Чешково и Шишково: "...Отказано Пере-
   свету Максимову сыну Жохову Михайлова вотчина Ива-
   нова сына Моложенинова пустоши Чешково и Шишково.
   Ему Михайлу та вотчина дана была...после деда его Пет-
   ра Елисеева сына Моложенинова, а деду его Петру Моло-
   женинову те пустоши даны были... в приданое за женою
   его Мариею (Марфою?) Грушинской..."(10).
   Видимо, Пётр Елисеевич женился на дочери соседнего зе-
   млевладельца и увеличил своё имение ещё на две пусто -
   ши, впоследствии утраченные его внуком.
   В той же отказной книге обнаружена запись, где автору
   впервые встретилось название Боблово. Это челобитная
   Михаила Ивановича Моложенинова на несколько пусто-
   шей, датированная декабрём 1696 г. и где есть фраза "...
   землёй сельца его Боблова..."(11).
   Есть и ещё упоминание о сельце Боблово в отказных кни-
   гах Дмитровского уезда. В отказной записи, датированной
  
   22 октября 1716 года, говорится: "В Лутосненском стане
   Михайлово поместье...на реке на Лутосне...сторону
   Ивана Михайлова сына Моложенинова...да сельцом Боб-
   ловым, да в тех же пустошах пашни двадцать три..."
   (12). Видимо, речь здесь идёт о соседнем с Боблово по-
   местье, и границы этого "Михайлова поместья" на одном
   из участков совпадают с бобловским.
   Таким образом, владельцем поместья в середине XVII ве-
   ка был стольник Пётр Елисеевич Моложенинов. "Столь-
   ники по чину были ниже думных дворян. Служба их сос -
   тояла в служении Государю за столом, подавая явства и
   питья... Обыкновенно из них были воеводы...", - написано
   о стольниках в "Истории родов русского дворянства" (13).
   Про сына Петра Елисеевича Михаила Петровича данных
   автор не обнаружил, а в конце XVII - начале XVIII века
   имением владел уже внук - тоже стольник Иван Михайло-
   вич.
   Дети Ивана Михайловича - Николай Иванович и Алек -
   сандра Ивановна Моложениновы владели имением в сере-
   дине XVIII века. В фонде "Экономические примечания"
   имеется алфавитный список дворян Дмитровского уезда,
   где и указаны Н.И. и А.И.Моложениновы.(14)
   В 1760-е годы проводилось Генеральное межевание, и
   фонд "Экономические примечания" содержит краткую информацию о всех дачах в Российской империи. В эконо-
   мических примечаниях по Дмитровскому уезду имеются данные о хозяйственной стороне жизни имения Боблово.
   Вот выдержки из этого документа:
   " Лутосненского стану сельцо Боблово с принадлежащи-
   ми деревнями владение прапорщика Николая Иванова
   сына Моложенинова и принадлежащая при сельце дерев-
   ня Ивлево:
   Боблово - 30 вёрст от Дмитрова, 10 дворов, 45 душ муж-
   ского пола и 60 женского;
   Ивлево - 28,5 вёрст от Дмитрова, 7 дворов,34 души муж-
   ского пола и 30 женского;
  
   Под поселением - 5 десятин, пашни - 144 десятины 1700
   саженей, сенокоса - 108 десятин 804 сажени, дровяного
   леса - 545 десятин 1403 сажени, неудобной земли - 6 де-
   сятин 1222 сажени.
   Итого: 17 дворов, 79 душ мужского и 90 женского пола,
   земли 810 десятин 329 саженей*.(15)
   В имение входила и деревня Маслово Рогачёвской волос-
   ти, в ней было 5 дворов, 19 мужчин и 17 женщин, под
   строениями 2 десятины 2000 саженей, пашни 42 десятины
   1652 сажени, сенокоса 5 десятин 108 саженей, леса 2 деся-
   тины 98 саженей, неудобной земли 1 десятина 240 саже -
   ней, всего 53 десятины 1888 саженей.(16)
   Следовательно, в имении Боблово в середине XVIII века
   насчитывалось 863 десятины 2217 саженей земли, из них
   пашенной 186 десятин и 98 душ мужского пола.
   В кратких примечаниях имеется описание имения, оно несомненно будет интересно читателю:
   "...Дача лежит по обе стороны речки Лутосни да по те-
   чению двух ручьёв безымянных. На левой стороне та реч -
   ка против оной дачи мелее...глубиной бывает в четверть
   аршина, шириной в одну сажень. Сельцо Боблово лежит
   на суходоле при пруде, в нём рыба караси. В сельце дом
   господский деревянный... лежит на суходоле. На помещи-
   ка пашется пятьдесят, а на крестьян сорок шесть чет -
   вертей. В поле хлеба лучше родится рожь, овёс, пшеница,
   ячмень и прочие семена, хуже сенные покосы. Против да-
   чи лес растёт дровяной берёзовый, осиновый, ольховый,
   еловый, липовый, ореховый, в нём находятся звери: волки,
   лисицы, барсуки, зайцы, белки, горностаи; птицы: тете-
   ревы, скворцы, дрозды, кукушки... дятлы, сычи, совы, фи-
   лины, снегири, иволги, щеглы, овсянки, зяблицы, синицы,
   соловьи, в полях перепелы, свиристели и жаворонки. Кре-
   стьяне состоят на издолье, промышляют хлебопашест-
   вом, к чему они радетельны; женщины сверх полевой ра-
   боты упражняются в рукоделии, прядут лён, ткут холс-
   ты для своего употребления и на продажу..."(17).
  
   "В деревне Маслово крестьяне на оброке."(18)
   Эти данные позволяют нам узнать, сколько земли и кресть-
   ян имелось в распоряжении господ помещиков Моложени-
   новых в середине XVIII века и какие повинности несли
   "души мужеского и женского полу".
   Если продолжить историю смены владельцев, то А.В.Мак-
   симов сообщает, что приблизительно с 1780 по 1802 годы
   имением владел сержант И.Н.Моложенинов (19). Эти фак-
   ты подтверждаются документами делопроизводства Клин-
   ского уездного предводителя дворянства за 1787 - 1794 г.г.
   В нескольких из них имеются упоминания о том, что Боб-
   лово принадлежало И.Н.Моложенинову:
   "...1788 года июля 31 дня Клинского уезда вотчины лейб-
   гвардии конного полка корнета* Ивана Николаева сына
   Моложенинова сельца Боблова староста Андрей Егоров..."(20),
   и далее идёт соглашение с предводителем о том, что-
   бы содержать в исправности дороги и мосты на своей
   территории.
   Итак, в конце восемнадцатого века имением владел Иван
   Николаевич, корнет-гвардеец. В списках дворян, собирав-
   ших с крестьян налог по две с половиной копейки с души
   на исправление дорог, есть упоминание о том, что в име -
   нии Боблово находится семьдесят душ крестьян (21). В
   "Экономических примечаниях" указано 98 душ мужского
   пола. За 20-30 лет крестьян стало меньше на 28 душ.
   Есть в делопроизводстве записка приказчика Боблова Ни-
   колая Щербакова (от 22 августа 1788 г.), в которой гово -
   рится, что "господа наши достатку не имеют, чтобы дать рекрута" (22). Речь шла о том, что по указу императ-
   рицы Екатерины II в связи с намечающейся войной со
   Швецией дворяне должны были дать рекрутов, сколько по-
   считают нужным. Иван Николаевич не смог дать ни одного
   человека. Можно предположить, что хозяйственные дела
   в имении шли неважно и людей для работы не хватало.
   Бесстрастные документы показывают нам, что Боблово с
   середины XVII и весь XVIII век находилось во владении
   одной фамилии и исправно переходило от отца к сыну.
   С начала XIX века Моложениновы исчезают из списков
   владельцев. Нельзя сказать, что же случилось: либо не бы-
   ло преемников, либо имение было продано. Есть сведения,
   что с 1802 по 1814 год имением управляла некая камер-юн-
   керша* Марфа Наумова (23). Автору в архивах не удалось
   встретить упоминаний об этом человеке, а вот в делопроиз-
   водстве клинского предводителя дворянства за 1814-1815
   г.г. в именном алфавитном списке владельцев имеется за -
   пись, что у "действительной статской советницы*
   Дарьи Ивановны Новосильцевой в сельце Боблове 99 душ" (24).
   Дарья Ивановна владела имением недолго, и уже в 1817 г.
   Оно перешло к коллежскому асессору*, князю и кавале-
   ру Георгию Александровичу Дадьяну (Дадиани).
   Г.А.Дадьян - отпрыск грузинского рода князей Дадьянов.
   Название фамилии происходит из слов "дад" - судья по-
  
   персидски и Ани (название известного города - столицы
   Армянского царства). Начало рода относится к ещё более
   раннему времени, чем эпоха грузинской царицы Тамары.
   В XV - XVII веках Дадьяны владели Мингрелией. Князь
   Георгий Левонович Дадьян выехал из Грузии и принял
   подданство Петру I. Сын его Пётр Георгиевич был артил-
   лерийским капитаном, а у Петра Георгиевича был сын
   Александр и дочь Елизавета (25). В газете "Московские
   Ведомости" за май 1812 г. имеется объявление о том, что
   "наследниками покойного князя А.П.Дадьяна продаются:
   имение в Пензенской губернии (сёла Знаменское и Архан-
   гельское, 413 душ), Нижегородской губернии (деревни
   Зименки и Хотунок, 253 души), Владимирской губернии
   (деревня Бояркино, 11 душ) и каменный дом в Москве у
   Никольских ворот" (26).
   Эта запись говорит о том, что Александр Петрович был
   достаточно богатым землевладельцем. Наследники про-
   дали эти земли, а один из сыновей - Георгий купил Боб-
   лово и прожил в нём до своей смерти в 1861 г.
   По словам крестьян, Дадьян жил один, полным анахоре-
   том, был большой любитель цветников(27).
   Если в ранней истории имения сохранились незначитель-
   ные сведения о хозяйственной жизни, то при Г.А.Дадьяне
   уже можно судить о хозяйстве Боблова. В фонде Клинской
   дворянской опёки (ЦГИАМ) имеется дело о взыскании
   долгов с Дадьяна, датированное 1847 - 1849 годами. Из де-
   ла следует, что Г.А.Дадьян занял в мае 1838 года у Москов-
   ского опекунского совета деньги в сумме 8057 руб.15 коп.
   серебром под залог своего имения Боблово. За десять лет
   набежали проценты в сумме 1480 рублей, и власти в случае
   просрочки оплаты долга намерены были заложенное име-
   ние "в сельце Боблово с 30-ю дворовыми людьми, 58 кресть-
   янами, деревни Ивлево с 39-ю крестьянами, деревни Мас-
   лово с 18-ю душами" (28) взять в опеку
   Неизвестно, зачем Дадьян брал кредит, но предписанную
   сумму процентов(1480 руб.) он всё же заплатил, посколькув феврале 1849 года опись прекратили.(29)
   Дадьян умирает, у него нет наследников, поэтому имение
   в 1861 году переходит в опеку. Клинский уездный суд пе-
   редал его в руки коллежского советника* Ларионова и над-
   ворного советника* Владимира Александровича Богенгард-
   та. При этом в суд поступили заявления от кредиторов Г.А.
   Дадьяна о возврате долгов на общую сумму 1613 руб.4 коп.
   (30).
   Опекун В.А.Богенгардт представил в уездную опеку ра -
   порт, где указал, что:
   "...Строения в сельце Боблове стары и не годны для жилья:
   дом ветхий, каменные флигеля потрескались, печи требу-
   ют исправления, конюшня близка к разрушению... Хозяйст-
   вом заведует управляющий и вотчинный староста, кроме
   них состоит садовник, лесной сторож, сторож за усадь-
   бой, скотник с сыном и три скотницы. По ежемесячным
   расчётам управляющий получает 6 рублей и 5,5 пудов муки,
   староста, лесник, сторожа и скотник - по 4 рубля (кроме
   того, старосте полпуда, леснику 2 пуда, садовнику - 1,5
   пуда* муки), а всего в месяц на расчёты уходит 27 рублей
   и 18 пудов муки. Пахотной земли всего 114 десятин (в сер.
  
   XVIII в. было 186 десятин - П.С.), из них много запущено.
   В 1862 году было засеяно под рожью 25 десятин, яровыми
   17 десятин, вспахано 25 десятин. Крестьяне Боблова со-
   стоят на оброке, а деревни Ивлево - на барщине."(31)
   Стало быть, имение в середине XIX века находилось в
   упадке.
   25 сентября 1863 г. была произведена опись имения (32).
   В ней содержится оценка господского дома, хозяйственных
   построек и сада. Вот выдержки из этого документа:
   "...Дом деревянный одноэтажный с деревянной крашеной
   крышей, балконом и двумя задними входами, длиной в 25
   саженей и шириной в 3,5 сажени. Внутри дома девять
   комнат и коридор..." (33).
   Одна из комнат предназначалась для зимнего сада. Она
   имела стеклянные рамы с трёх сторон и кирпичный камин.
   Остальные комнаты описаны с количеством окон, дверей
   и печей; везде помечено, что печи ветхие, не везде в поряд-
   ке пол и потолок.
   "...К дому примыкает прежний дом (видимо, ещё моложе-
   ниновский - П.С.), состоящий из двух отделений..." (34).
   В первом отделении - четыре комнаты, ветхий камин и
   печь, а второе отделение вообще без перегородок, печей и
   пола.
   Оба здания ветхие, покосившиеся и оценены всего в 120 рублей. При доме находится фруктовый сад с яблонями,
   грушами и ягодными кустами (оценён в 190 рублей).
   Описаны четыре флигеля, все старые, с треснувшими ок-
   нами, в одном из флигелей - квартира управляющего.
   К флигелю примыкает каретный каменный сарай (70 руб.)
   и каменная конюшня на 16 стойлов (тоже 70 руб.) Тёс на
   крышах всех зданий очень обветшал. В опись включены
   также: деревянное здание с погребом, погреб, подвал и сто-
   лярная мастерская, баня деревянная ветхая, сарай в саду для
   хранения яблок, два деревянных амбара с 20-ю четвертями
   ржи, 12-ю овса и 6-ю пудами муки.
   Скотный двор размером 17 на 17 саженей был покрыт соло-
  
   менной крышей, с двумя жилыми избами. В скотном дворе
   13 коров, 12 тёлок, 2 быка, баран с 9-ю овцами и рабочая
   лошадь. Имеется в усадьбе и картофельно-тёрочный завод.
   Из хозяйственных построек упоминается ещё подвал для
   картофеля, деревянная рига, два сенных сарая в лугах (в
   них сена 2600 пудов и рядом 8 стогов на 1600 пудов).
При имении находится три пруда с рыбой и два колодца,
   а на гумнах, в стогах ржи 20100 снопов, овса 24730 стогов,
   пшеницы 1700 снопов. Попечитель Ларионов заявил также,
   что земли имеется 1023 десятины, под лесом 35 десятин,
   ржи высеивается 37 четвертей, овса 49 четвертей и пшени-
   цы 8 мер*. Земли в трёх полях до 120 десятин. Крестьян
   мужского пола 50 чел., женского - 59 чел. Оброк составля-
   ет 10 рублей с души, поземельный крестьянский надел 352
   десятины 1350 саженей.
   В конце описи указано, что стоимость земли составляет
   11400 рублей, а при обороте в кредитные бумаги с потерей
   10 % - 10260 рублей. Земли в помещичьем распоряжении -
   671 десятина (стоимостью 6710 рублей).
   Здесь же можно привести цифры ещё одного документа -
   плана крестьянского надела земли, выделенного из владе-
   ния Г.А.Дадьяна в 1862 году в связи с реформой 1861 г.
   (35). Документ представляет собой геометрический план
   имения съёмки 1862 г. и имеет подпись В.А.Богенгардта
   как опекуна (в марте 1864 г. он наконец выкупил имение
   на своё имя).
   По этому плану в Боблове:
   Под строениями - 1 дес. 675 саж.;
   Под огородами - 1 дес. 750 саж.;
   Под огуменниками* - 2 дес. 400 саж.;
   Под пашней - 102 дес. 800 саж.;
   Под сенокосами - 63 дес. 1050 саж.;
   Под смешанным лесом - 9 дес. 1000 саж.;
   Под лиственным - 19 дес. 1125 саж.;
   Всего удобной земли - 200 десятин,
   Всего неудобной - 4 дес. 200 саж.
  
   В деревне Ивлево всего числится 144 дес. 1600 саж. земли,
   а в дер. Маслово - 31 дес. 700 саж.
   Всего по имению оказалось 1058 дес. 1075 саж. удобной
   земли и 28 дес. 1575 саж. неудобной (итого 1087 дес. 250
   саж.) По сравнению с серединой XVIII века (т.е. за сто лет)
   количество земли увеличилось на 224 десятины. Крестьянам
   был дан надел в 200 десятин (175 дес. плюс "в вознагражде-
   ние" за отрезанные в пользу помещика покосы 25 дес.)
   Всего крестьянских усадеб числилось 19, земли у крестьян-
   235 дес., под крестьянскими дворами - 5 дес. 375 саж.(36)
   Местным "Положением" высший надел на душу был уста-
   новлен в 3 дес. 375 саж., что составляло на всё крестьянское
   общество 175 дес.
   Три десятины земли, данные крестьянину средней полосы
   реформой, получили и крестьяне Боблова.
   Так что же собой представляло Боблово до покупки его
   Д.И.Менделеевым?
   Усадебный дом Г.А.Дадьяна, пристроенный к ещё более
   старому дому, был построен, видимо, в 1820-х годах (37).
   Парадная сторона усадьбы была развёрнута на два сосед-
   них имения - Доршево и Спас-Коркодино. Парк, разбитый
   перед усадьбой, был, несомненно, великолепен. К чести
   Клинского уезда, в нём в первой половине XIX века было
   неплохо поставлено садово-парковое искусство (38).
   В бобловском парке две аллеи расходились от усадьбы, од-
   на из них начиналась прямо со двора. "...Здесь был старый
   дом со стеклянной галереей, с запущенным садом и парком,
   частью носившим красивое название "английского парка"
   и частью "оазиса" (это была берёзовая роща с проточным
   прудом). Дом находился внутри парка, и к нему вели две
   аллеи, одна вязовая, а другая берёзовая..." (39).
   Рельеф местности (вершина холма) диктовал традиционное
   устройство парка и комплекса строений на холме. Парк был
   расположен так, что он закрыл постройки со стороны реки
   Лутосни и защитил их от ветра. Ещё одна аллея, вязовая,
   вела в глубину парка, к главному дому, стоящему близ
  
   восточной аллеи, под углом к ней. С севера от дома распо-
   лагался небольшой пруд "с берёзой" над водой. От пруда
   отходили дорожки во все стороны парка.
   По южному склону холма располагался плодовый сад, ука-
   занный в описи 1863 года. Это было наиболее подходящее
   место для сада, обогреваемое солнцем. К востоку и северу
   от усадьбы простирались пашни и сенокосы, а западный
   холм (его склон) заканчивал парк еловой аллеей (для защи-
   ты от ветра). В ста саженях к юго-востоку Дадьяном был
   посажен второй декоративный парк, так называемый оазис
   (40). В этом месте тянулся очень красивый, но непригодный
   к хозяйству овраг. Около "оазиса", вдоль дороги, на плане
   видно несколько хозяйственных построек.
   Таким образом, хозяйство при предшественниках Д.И.Мен-
   делеева было небольшим и компактным. Крестьяне Боблова
   платили оброк, в Ивлеве отрабатывали барщину. При име -
   нии был скотный двор, где держали коров и овец. Дела по
   хозяйству шли неважно, и к 1860-м годам имение совсем
   захирело. Все строения обветшали, часть пахотной земли
   была заброшена. Это можно было объяснить и климатом
   средней полосы. Но, видимо, хозяйство велось нерацио -
   нально. Об этом косвенно говорят и большие долги, кото-
   рые имел Г.А.Дадьян. Крестьяне занимались в зимнюю пору отхожим промыслом, женщины ткали холсты, чтобы
   иметь дополнительный заработок. Имение ждало хозяина.
   Интересно, почему в пореформенное время многие "осиро-
   тевшие" имения стали покупать представители интеллиген-
   ции, в частности профессура? Ведь и Менделеев, и его ком-
   паньон по имению Ильин, и А.Н.Бекетов были видными
   профессорами петербургских вузов. Возможно, причина в
   том, что земля тогда стала сравнительно недорогой:
   В то время земли пустовали дворянские -
   И маклаки их за бесценок продавали,
   Но начисто свели лески.
   И старики, не прозревая грядущих бедствий...
   За грош купили угол рая неподалёку от Москвы...(41)
  
  
   В землю было выгодно вкладывать капитал. Ещё одной при-
   чиной покупки имения Боблово было то, что в 1860-х годах
   Дмитрий Иванович начинает интересоваться смежными с
   химией областями знаний, в том числе сельским хозяйст -
   вом. Учёный серьёзно размышляет о России, о её модерни-
   зации, в частности о возможности значительного повыше -
   ния урожайности зерновых культур в средней полосе.
   Таким образом, Менделеев задумывает серию эксперимен-
   тов, для чего была нужна земля, желательно собственная.
   Случай не заставил себя ждать. Дмитрий Иванович расска-
   зывал, что случайно в вагоне по дороге из Петербурга в
   Москву услышал о возможности купить имение в Клинском
   уезде (42). Боблово заинтересовало его. Учёный тут же вы-
   шел на станции Клин и немедленно поехал посмотреть
   усадьбу. В этом же 1865 году он на пару с профессором
   Технологического института Н.П.Ильиным купил Боблово.
   В "Экономических примечаниях", в ведомости о перемене
   владельцев за майскую треть 1865 г. есть запись, что
  
   "земля надворного советника Владимира Богенгардта пе-
   решла во владение г.г. Ильину и Менделееву." (43)
   Так как в это время Дмитрий Иванович не обладал необхо-
   димой для покупки своей доли имения суммой, то он запла-
   тил за свою часть в рассрочку. Сумма составила 8000 руб.
   (44). Имение пришлось делить на двоих. Ильин получил
   почти весь парк и два хозяйственных флигеля. Дмитрию
   Ивановичу достался господский дом, пристройки и фрук-
   товый сад. Получилось так, что коллеги поделили землю
   неудобно и "мешали друг другу" (45).
   Купив наконец землю, учёный стал проводить сельскохо-
   зяйственные опыты. Вот что он писал об этом в своих
   "Заветных мыслях" :
   "...В самую эпоху освобождения крестьян...когда земля
   сильно подешевела и господствовало убеждение в невоз-
   можности выгодно вести помещичье хозяйство, я купил
   ...в Клинском уезде около 400 десятин земли, главная мас-
   са которой была занята лесом и лугами, но где было око-
   ло 60 десятин пахотной земли, отчасти обрабатываемой,
   отчасти уже запущенной, как запущены были земли поч-
   ти всех окружающих помещиков. Меня глубоко занимала
   мысль о возможности выгодно вести хозяйство при помо-
   щи улучшений и вкладов в землю свободного труда и капи-
   тала... Лет шесть или семь затрачено мною на эту дея-
   тельность, и в такой короткий срок при сравнительно
   малых денежных затратах получен был результат несом-
   ненной выгодности..."(46)
   Менделеев очистил поля от мелколесья, кустарника и сор-
   няков, ввёл многополье и севооборот, купил технику, завёл
   скот, привёл в порядок луга. Выросли доходы от продажи
   творога и сметаны (47).
   Учёного занимала мысль о повышении урожайности не
   только с помощью удобрений и агротехнических приёмов,
   но и капитализации сельского хозяйства. В Боблове было
   проведено полное систематическое исследование всех
   сельскохозяйственных экспериментов, скрупулёзно состав-
  
   лялись результаты и отчёты. Они опубликованы в XXIV
   томе сочинений учёного.(48)
   Соседи-помещики с удивлением и завистью смотрели на
   успехи нового бобловского хозяина. Умные и деловые му-
   жики также присматривались к странному владельцу име-
   ния и потихоньку перенимали его опыт. Как-то раз во двор
   к Дмитрию Ивановичу пришли несколько мужиков по ка-
   кому-то делу, и кончив его, спросили: "Скажи-ка ся ты,
   Митрий Иваныч, хлеб-то у тебя как родился за Аржаным
   прудом...Талан это у тебя или счастье?" Дмитрий Ивано-
   вич хитро усмехнулся и сказал: "Конечно, братцы, талан".
   Нередко крестьяне сами участвовали в его опытах: помога-
   ли изготавливать удобрения, пахали землю и собирали уро-
   жай (как вольнонаёмные труженики).
   Когда учёный покупал землю, то весь средний урожай на
   десятину ржи не превышал 6 четвертей, в лучшие годы - 8.
   Но уже на пятом году средний урожай ржи составил 10, а
   на шестом - 14 четвертей с десятины.(49) Успех хозяйства
   был так поразителен, что такие профессора, как Стебут и
   Людоговский, привозили студентов Петровской сельскохо-
   зяйственной академии осматривать хозяйство.
   "...Затратив на покупку имения и его улучшение известную
   сумму денег, я имел несомненную выгоду, достигавшую 5-6
   % затраченных денег, это лучше, чем строить дом в Пе -
   тербурге", - признавался Менделеев (50). Дмитрий Ивано-
   вич приходит к выводу, что вести хозяйство с использова -
   нием наёмного, а не крепостного труда даже в Московской
   губернии, где много фабрик и заводов и идёт конкурентная
   борьба за хорошую рабочую силу, не только можно, но и
   выгодно.
   Помимо занятий сельским хозяйством Дмитрий Иванович
   начал активно обживать имение. Постепенно сюда стали
   съезжаться его родственники. Летом 1866 года учёный при-
   ехал в Боблово уже с женой и детьми. Он начинает проду-
   мывать план переустройства старого имения. Первой новой
   постройкой после покупки имения стала усадьба-хутор
  
  
   Стрелицы. В 1867 году Менделеев подарил своей сестре
   М.И.Поповой, приехавшей с семьёй из Томска, участок
   площадью восемь десятин с той стороны холма, где были
   стреловидные овраги. Там и была построена усадьба, по-
   хожая на большой крестьянский дом.(51) К сожалению,
   эта усадьба не сохранилась, после революции дом не вос-
   станавливался.
   Старый господский дом был уже совсем плох, да и его пла-
   нировка не соответствовала духу времени и потребностям
   новых хозяев. "Отец уничтожил старый деревянный дом
   и выстроил по своему вкусу новый... очень красивый и ори-
   гинальный..." (52)
   Учёный нашёл для дома светлое место, сам начертил план.
   Дом был выстроен быстро, уже в 1869 г. Он выглядел изящ-
   но, с длинной застеклённой галереей и башенками, с несколькими балконами.
   Когда Менделеев развёлся с первой женой, он оставил семье этот дом, а сам построил новый, второй усадебный
   дом. Думаю, читателю будет интересно узнать о семейной
   жизни учёного.
   Дмитрий Иванович был женат дважды и имел от двух бра-
   ков семерых детей.
   Молодой, подающий надежды учёный женился в 28-летнем
   возрасте. Долго томился, размышлял, следует ли это делать.
   Пришла пора вить гнездо. Барышня Феозва Никитична
   Лещева (1828-1906) была родом из Тобольска, приходилась
   приёмной дочерью писателю П.Ершову, "восьми лет уехала
   в Москву, училась в Екатерининском институте" (53). Была
   умной, хозяйственной и довольно симпатичной женщиной.
   Правда, старше учёного на шесть лет. Зато не бросит, как
   девица Софья Каш, за которой Дмитрий ухаживал ещё в
   Тобольске. Уже были куплены кольца, и тут накануне вен-
   чания невеста заявила, что её пугает тяжёлый характер же-
   ниха и свадьбы не будет.
   Дмитрий Иванович не искал в женщинах поэзии и красоты,
   его больше привлекали ум, надёжность и верность. Своё
   имя его невеста получила в честь блаженной Феозвы, уха-
   живавшей за нищими. Познакомила их сестра учёного
   О.И.Басаргина. Однажды Менделеев улучил момент и по-
   просил Феозву составить счастье всей его жизни. Она согла-
   силась быть ему верной женой. И слово сдержала. Венчание
   произошло в апреле 1862 года. Первенцем была дочь Мария
   (1863), вскоре умершая; в 1865 году родился сын Владимир
   (1865-1898), ставший морским офицером и умерший в 33
   года от воспаления лёгких, а в 1868 году - дочь Ольга
   (1868-1950), автор мемуаров об отце.
   ...Как трудно жить с хорошей, преданной, но нелюбимой
   женщиной! Феозва заботилась о нём, но вызывала лишь
   скуку и досаду...
   Что такое любовь, учёный узнал на пятом десятке. В 1877
   году, пока дети и жена жили в Боблове, он задержался в го-
   роде. И тут пленился красотой одной из подруг племянницы
  
   Надежды Капустиной. Анна Ивановна Попова(1860-1942)
   училась живописи, музицировала, а учёный смотрел на неё как заворожённый. От охватившего профессора огня
   зажглось сердце и барышни Поповой. Ей льстили ухажи-
   вания знаменитого учёного, завораживали его ум, чувство
   достоинства и сильная воля.(54)
   Ухаживания затянулись на четыре года. Профессор долго
   не мог развестись с первой женой. После долгих перегово-
   ров Феозва Никитична согласилась на развод, но только при условии, что бывший муж будет выплачивать ей али-
   менты в размере 100 % жалованья. Менделеев согласился
   на такие дикие условия, и с этого момента всё жалованье
   профессора Петербургского университета шло его бывшей
   жене. Священный Синод дал развод, но наложил на Мен -
   делеева семилетнюю епитимью - запрет жениться. А Анна
   уже ждала ребёнка.
   Менделеев нашёл выход. За огромную сумму в 10000 руб.
   (Боблово обошлось в 8000!) их обвенчал священник церк-
   ви Святителя Спиридония в Адмиралтействе (его вскоре
   лишили сана). Так Анна стала Менделеевой. Она родила
   мужу четверых детей: "Родилась Люба (1881-1939) в Петербурге в 1881 году... вскоре родился сын (1884), на-
   звали его Иваном (1884-1936) в честь наших отцов...Ещё
   через два года (1886) родились наши близнецы Василий
   (1886-1922) и Мария (1886-1952), названные так в честь
   матери Дмитрия Ивановича Марии Дмитриевны и моей
   сестры Марии Ивановны Сафоновой, а сын в честь дяди
   Василия Дмитриевича Корнильева..." (55)
   Итак, Дмитрий Иванович, создав вторую семью, оставляет
   первой свой дом в Боблове. Второй усадебный дом назы-
   вался "под дубом", так как ориентиром был выбран дуб в
   парке, к северу от первого дома. Строился он в 1883-1886
   годах. "Дом в Боблове, который построил Дмитрий Ива-
   нович, архитектуры особенной:строил его он сам, по свое-
   му плану, сделав из картона маленькую модель. Сам нани-
   мал рабочих и следил за постройкой. Дом двухэтажный,
  
   с большим подвалом и огромным чердаком. Нижний этаж каменный, с каменными сводами; верх деревянный,
   с террасой в длину всего дома; пол этой террасы цемент-
   ный. Внутри деревянных колонн железные рельсы, такие
   же в колоннах балкона нижнего этажа. Внизу пол везде
   бетонный; лестница, ведущая из передней нижнего эта-
   жа на верхний, из какого-то желтоватого камня, похо-
   жего на мрамор, ставни везде внутренние, железные, об-
   шитые дубом. Балконы обвиты диким виноградом. Всё
   производило впечатление внушительное и крепкое. Сосед-
   ка по имению говорила, что дом напоминает ей замок
   Рюдольштадт из романа Ж.Санд "Консуэло".(56)
   "...На террасе второго этажа играли дети...В усадьбе
   построили баню, все необходимые службы. Она была
   далеко не так поэтична, как Шахматово...", - вспомина-
   ет М.А.Бекетова.(57)
   "Для постройки второго дома Дмитрий Иванович продал
   лес в Мануйлихе за 20 тысяч рублей." (58)
   В новой усадьбе было посажено несколько новых аллей,
   к концу века она утопала в зелени.
  
   "Усадьба наша стояла наверху бобловской аллеи в парке.
   Перед домом был цветник и фруктовый сад. Особенно
   хороша была сиреневая аллея с ронкилями, ирисами, нар-
   циссами и красными и розовыми пионами." (59)
   Два каменных хозяйственных флигеля, принадлежавшие
   Ильину, были соединены каменной перегородкой, и полу-
   чился жилой дом. При этом рядом были пристроены два
   сарая с сенником.
   Таким образом, в усадьбе в 1880-х годах было четыре жи-
   лых дома. Но старинная вотчина, имевшая архитектурное
   единство, была "разрезана по-живому". В 1892 году Дмит-
   рий Иванович выкупил у Ильина его долю, и вся усадьба
   стала наконец менделеевской. Во флигелях поселился А.К.Смирнов, родственник учёного, со своей семьёй.
   Хозяйственный и культурный расцвет имения приходится
   на 1880-е - 1900-е годы. После революции усадьба прихо-
   дит в упадок. Имущество частично национализируется,
   частично расхищается крестьянами. Оба усадебных дома
   погибают в огне в 1918-1919 году. Нанесла урон усадьбе
   и двухнедельная гитлеровская оккупация в ноябре-дека-
   бре 1941 года.
   В настоящее время от всех усадебных построек сохранил-
   ся дом Ильиных-Смирновых. Сейчас здесь располагается
   экспозиция музея. От второго дома в парке сохранились
   фрагменты фундамента. Хорошо просматривается вязовая
   аллея при въезде в усадьбу.
   Итак, судьба имения Боблово трагична и переменчива, как
   судьба самой России. Знала усадьба и запустение, и расцвет...
  
  
  
   V. Культурная жизнь усадьбы.
  
   Русская усадьба - это не только социально-экономичес-
   кий, но и культурный центр, в котором синтезировались
   традиции семьи и рода, культура дворянская и крестьян-
   ская.
   Сейчас трудно сказать, какую лепту в культурную сокро-
   вищницу России внесла усадьба Боблово при первых вла-
   дельцах. Ведь в источниках отражается лишь хозяйствен-
   ная деятельность её обитателей. Можно отметить лишь
   Г.А.Дадьяна, который занимался садоводством и разбил
   в усадьбе два великолепных парка.
   Свой культурный расцвет имение переживает при Дмит-
   рии Ивановиче Менделееве и его родственниках. В стенах
   усадьбы многое было сделано для российской науки, для
   сельского хозяйства, для изобразительного искусства, для
   поэзии и театра...
   Дмитрий Иванович, будучи крупнейшим учёным-химиком,
  
   занимался наукой и в летнее время, в Боблове. Усадьба
   стала его летней резиденцией. В обоих домах, построен-
   ных учёным, были химические лаборатории. "Летом в
   Боблове почти всегда Дмитрий Иванович работал у себя
   в кабинете, около которого была большая лаборатория",
   - вспоминает О.Д.Трирогова. (1)
   "Второй дом сложен был особенно крепко во избежание
   сотрясения при каких-то сложных химических опытах,
   которые Дмитрий Иванович собирался проводить в своей
   деревенской лаборатории. Эта комната, где Менделеев
   проводил большую часть времени, напоминала своей при-
   чудливой обстановкой кабинет доктора Фауста" (2).
   Химические опыты, как можно предположить, в этой ла-
   боратории касались получения минеральных удобрений
   для опытного поля. Правда, Ольга Эрастовна Озаровская,
   коллега Дмитрия Ивановича по Палате мер и весов, бывав-
   шая в гостях в усадьбе, вспоминает, что Менделеев в Боб-
   лове отдыхал большей частью, "он не писал, а только чи-
   тал, и чтение было лёгкое...Я была поражена, найдя та-
   кие книги, как "Фиакр N 113", "Огненная женщина". У
   Дмитрия Ивановича своеобразный вкус к беллетристике."
   (3). Менделеев любил читать Ж.Верна, А.Дюма, Пушкина
   (4). Видимо, Ольга Эрастовна видела его в Петербурге по-
   стоянно занятым работой, и поэтому так живо воспроизве-
   ла в воспоминаниях впечатления от отдыха учёного.
   Да, несомненно, Менделеев позволял себе отдыхать - ведь
   Боблово было его летней дачей. И ещё он очень любил
   шахматы.
   Вместе с тем учёный сочетал отдых с химическими иссле-
   дованиями, сосредоточив свой интерес на производстве
   минеральных удобрений. Много работал он и на опытном
   поле.
   Новый владелец усадьбы оказывал огромное влияние на
   окрестных жителей. Дмитрий Иванович учил крестьян ис-
   пользовать удобрения, повышать урожайность на своих
   полях. Крестьяне помогали ему производить удобрения
   (толкли кости, жгли уголь)(5), участвовали в его опытах
   в кожевенном производстве, виноградарстве и виноделии,
   хранении и переработке сельхозпродукции. Дмитрий Ива-
   нович уважал тяжёлый труд крестьян и детей своих воспи-
   тывал в уважении к нему. Его дочь Ольга вспоминает:
   "...Меня с детства всегда интересовала жизнь и работа
   деревни, и я с десятилетнего возраста принимала учас-
   тие во всех полевых работах нашего Боблова. Во время
   уборки сена и клевера, а затем перевозки снопов с ржано-
   го поля к молотильному сараю я вставала в пять часов
   утра и, несмотря на воркотню няни, наскоро умывшись и
   надев сарафанчик, передник и платок на голову, быстро
   убегала на луг или поле, находившееся поблизости от до-
   ма, где уже шла работа. Увидев работающих, я быстро
   присоединялась к ним со своими граблями... Видя всё это,
   Дмитрий Иванович одобрял мою любовь к простой рабо-
   те и однажды при всех сказал управляющему: "Андрей
   Фёдорович, ведь Ольге Дмитриевне надо платить за её
   работу, как и всем, по 50 копеек в день, прошу Вас, не за-
   будьте". И я несколько раз в дни получек получала свои
   деньги. Дмитрий Иванович вообще считал, что дети дол-
   жны иметь свои собственные деньги. Я имела свой от -
   дельный покос в саду, свой огород и свои цветы; обо всём
   этом я заботилась сама с двумя деревенскими мальчика-
   ми - Володей и Федей. Они были мои ровесники, и я учила
   их писать и читать..."(6).
   Участвовали крестьяне и в домашних спектаклях артистов
   бобловского театра и, естественно, были зрителями,
  
   которые смотрели пьесы.
   Большую часть своего времени Д.И.Менделеев отдавал
   своим детям и племянникам. "Здесь, в Боблове, нам, де-
   тям, предоставлялась полная свобода, мы могли свобод-
   но выбирать занятия по нашим стремлениям. Володя
   много и хорошо рисовал и занимался изучением построй-
   ки кораблей. Со строгой точностью он сделал один ко-
   рабль длиной во всю свою комнату, с полным военным
   вооружением..."(7).
   Гуляя вместе с детьми по бобловским окрестным холмам,
   Дмитрий Иванович с удовольствием изучал местную фло-
   ру, радовался ботаническим находкам.(8)
   Помимо всего прочего, учёный совершал на клинской зем-
   ле и своего рода научные подвиги. Подвигом можно наз -
   вать его полёт на воздушном шаре 18 августа 1887 года из
   Клина до села Спас-Угол Калязинского уезда Тверской гу-
   бернии. Полёт был предпринят с целью наблюдать сол-
   нечное затмение. Менделеев тогда поднялся один на аэро-
   стате и пробыл в воздухе несколько часов. Устроил этот
   подъём учёный и как опыт "быстрой отправки аэростата
   на далёкое расстояние"(9), и для улучшения метеорологи-
   ческих наблюдений. Всё увиденное и подмеченное он за-
   носил в записную книжку.
   Есть данные и о том, что профессор участвовал в опытах
   изобретателя радио А.С.Попова. Попов гостил в 1898 году
   в имении Бабайки у родственника Менделеева Я.Капусти-
   на и вместе с Дмитрием Ивановичем устроил сеанс радио-
   связи между Бабайками и Бобловым (10). Для антенны
   был использован высокий дуб, растущий в Боблове у вто-
   рого дома.
   Помимо научных исследований, в Боблове занимались
   изучением изобразительного искусства. "Отец страстно
   любил живопись и скульптуру, составлял художествен-
   ные коллекции и, можно сказать, так же дышал искусст-
   вом, как и наукой..."(11).
   В Петербурге Менделеев дружил со многими художниками.
  
   "Дмитрий Иванович был большой любитель и ценитель
   живописи. Его постоянными друзьями и гостями
   были художники Крамской, Шишкин, Репин, Ярошенко,
   Куинджи. Эти интересные люди собирались у нас по
   средам, засиживаясь до глубокой ночи... У Дмитрия
   Ивановича были оригиналы картин этих художников"
   (12). Ольга Дмитриевна пишет здесь об известных мен-
   делеевских "средах" в Петербурге на квартире учёного.
   О них подробно вспоминает Анна Ивановна:
   "Дмитрий Иванович хотел облегчить мне со временем
   доступ в художественный мир, для чего начал посещать
   выставки, мастерские художников, знакомиться с ними
   и увлёкся так, что начал покупать картины. Художники
   стали бывать у него, и скоро начались очень известные
   менделеевские "среды". Бывали на них постоянно все
   передвижники: Крамской, Репин, Ярошенко, Мясоедов,
   Кузнецов, Савицкий, Остроухов... Из профессоров уни-
   верситета чаще всего: Бекетов, Меньшуткин, Ино -
   странцев, Краевич. Дмитрий Иванович так вошёл в ху-
   дожественный мир, что был избран впоследствии Дей-
   ствительным членом Академии Художеств. На "среды"
   приходили без особых приглашений. Художники приводи-
   ли новых, интересных чем-нибудь гостей. Бывал В.В.Ве-
   рещагин... "Среды" эти художники очень любили. Здесь
   сходились люди разных лагерей на нейтральной почве.
   Присутствие Дмитрия Ивановича умеряло крайности.
   Здесь узнавались все художественные новости.
   Художественные магазины присылали на просмотр к
   "средам" новые художественные издания. Иногда изо-
   бретатели в области искусств приносили свои изобрете-
   ния и демонстрировали их. Тогда зародилась у Ф.Ф.Пет-
   рушевского мысль написать свою книгу о красках. Иногда
   на "средах" вели чисто деловые беседы, горячие споры,
   тут созревали важные товарищеские решения вопросов.
   Иногда бывали и дурачества, на которые художники бы-
   ли неисчерпаемы. Позен представлял проповедь пастора,
  
   М.П.Клодт танцевал чухонский танец... Все имели огром-
   ный запас рассказов из своих поездок, иногда приносили
   новости, журнальные статьи, не пропущенные цензурой.
   Атмосфера, которую Дмитрий Иванович создавал, куда
   бы ни появлялся, высокая интеллигентность, отсутствие
   мелких интересов и сплетен делали эти среды исключи -
   тельно интересными и приятными..."(13).
   Анна Ивановна сама серьёзно занималась живописью, окончила школу рисования на Васильевском острове и
   проучилась несколько лет в Петербургской консервато -
   рии (14).
   Дом Менделеева в Боблово видел много знаменитых ху-
   дожников: Н.А.Ярошенко, И.Е.Репина, А.И.Куинджи. Они
   бывали здесь в первой половине 1880-х годов и обычно не
   работали, а отдыхали (15).
   "...Летом мы жили в Боблове, куда приезжал Архип Ива-
   нович Куинджи по приглашению Дмитрия Ивановича. Он
   не писал у нас; ему, видно, было приятно отдохнуть и за-
   быть все свои дела. Часто часами лежал он на траве под
   огромным старым дубом. Гостила у нас тогда ещё Е.П.
   Михальцева, ученица Крамского." (16)
   Правда, однажды, в конце 1870-х годов Менделеев привёз
   к себе погостить Куинджи со строгим приказом ничего не
   рисовать, а отдыхать. Во время прогулок он привёл ху -
   дожника в берёзовую рощу. Куинджи, потрясённый её
   красотой, в нарушение запрета сделал наброски рощи уг-
   лем и в 1879 г. выставил свою картину "Белая роща" (17)
   В собрании сочинений Д.И.Менделеева есть его рецензия
   "Перед картиной Куинджи". В этой рецензии известный
   учёный-химик предстаёт страстным почитателем творчес-
   тва Куинджи:
   "Перед "Днепровской ночью" А.И.Куинджи, как я думаю,
   забудется мечтатель, у художника невольно явится своя
   новая мысль об искусстве, поэт заговорит стихами, в
   мыслителе же родятся новые понятия - всякому она даст своё..." (18)
   Боблово не только вдохновило художника А.И.Куинджи
   на новые творческие искания. Оно обновило душу худож-
   ника, дало ему сокровенные знания о природе, о жизни...
   Бывал в Боблове и родственник учёного археолог Яков
   Иванович Смирнов, который обнаружил здесь древнее го-
   родище. "Как-то летом гостил археолог Яков Иванович
   Смирнов. Сидя на балконе, попросил бинокль, посмотрел
   на противоположный берег Лутосни и сказал, что там
   городище... начали раскопки, наняв крестьян... Найдены
   были скелеты мужской и женский, утварь..." (19)
   Удивительно насыщенной была летняя жизнь Боблова:
   научные опыты, работа в поле, занятия с детьми, археоло-
   гия, встречи с художниками... Было у Менделеева ещё од-
   но, личное увлечение: он клеил. "Когда Дмитрий Ивано-
   вич хотел отдохнуть от умственной работы, он менял
   занятия: то клеил из кожи и материи всевозможные ве-
   щи, то наклеивал в альбомы своей же работы домашние
   фотографии, снятые им же. Он дарил нам эти альбомы
   и дорожные вещи..."(20)
   "В часы отдыха Дмитрий Иванович любил клеить. В Пе-
   тербурге он стал покупать фотографии с художествен-
   ными произведениями. Заказывал огромные прекрасные
   альбомы и сам наклеивал фотографии...Потом он стал
   клеить рамки тоже для фотографий и гравюр, потом ко-
   жаные ящики в виде чемоданов... и целые столики очень
   правильных и красивых пропорций. Клей он изобрёл сам."
   (21).
  
   "Клеил футляры для брошюр, коробки, шкатулки, дорож-
   ные ящики, рамки для картин..."(22)
   В экспозиции бобловского музея хранится дорожный че-
   модан, изготовленный Менделеевым. Удивительно искус-
   ная работа!
   Уникальным культурным явлением в Боблове был до -
   машний театр. Предыстория его такова. В 1874 году име-
   ние Шахматово выкупил профессор-ботаник Петербург-
   ского университета Андрей Николаевич Бекетов, который
   был дружен с Менделеевым. Друзья стали соседями по
   дачам. В 1880 году у дочери А.Н.Бекетова Александры
   Андреевны Блок родился сын Саша, ставший впоследст-
   вии великим русским поэтом. У Дмитрия Ивановича же
   родилась дочь Люба в 1881 году.
   А.Блок впервые появился в Шахматове ещё шестимесяч-
   ным ребёнком и впоследствии любил эти прекрасные мес-
   та всю свою жизнь. В юные годы было у Саши увлечение
   театром. "Сегодня мы были с мамой вдвоём в Александ-
   ринском театре,- пишет 13-летний Блок своей бабушке
   Е.Г.Бекетовой, - и видели "Плоды просвещения"(23).
   После просмотра спектакля Блок страстно увлекается
   театром и мечтает о том, как он "поступит на сцену и бу-
   дет трагиком". Он аккуратно посещает спектакли с учас-
   тием своих любимых актёров - В.П.Далматова и М.В.
   Дальского. Александр удачно копирует игру Далматова,
   увеселяя родню и знакомых.(24)
   В Шахматове и началась сценическая деятельность буду-
   щего поэта. В июле 1896 года Александр со своим братом
   Феролем Кублицким-Пиоттух разыгрывает перед домаш-
   ними "Спор древнегреческих философов об изящном"
   Козьмы Пруткова... "Ему было лет 14, когда в Шахмато-
   ве начали с Козьмы Пруткова...Декорацию изображал
   Акрополь, намалёванный Сашиной рукой на огромном бе-
   лом картоне" (25). Оба гимназиста, окутанные простыня-
   ми и с дубовыми венками на головах, представляя умори-
   тельное зрелище.
  
   Весной 1898 года А.А.Блок встретил на художественной
   выставке Анну Ивановну Менделееву, которая пригласила
   его летом бывать у них в Боблове, и в июне Блок восполь-
   зовался приглашением. "Появился у нас в Боблове Алек-
   сандр Блок, когда ему было 17 лет. Это был красивый,
   стройный юноша... В Боблове он нашёл цветник молодё-
   жи, правда, очень "зелёной". Любе было 15 лет, брату её
   Ване 13, двое близнецов ещё очень маленькие, но у Любы
   были гости - кузины 17 и 18 лет, и много юных соседей
   по имению."(26)
   Юный Блок сразу влюбился в столь же юную Любу, став-
   шую впоследствии его женой. Попав в Боблово, Блок
   предложил дочерям Менделеева устраивать любительские
   спектакли. "Любовь Дмитриевна, как и Александр Алек -
   сандрович, увлекалась театром, мечтала о сцене. И вкусы
   оказались сходными: оба тяготели к высокой трагедии и
   драме..."(27)
   Любовь Дмитриевна впоследствии стала актрисой.
  
   Молодые люди превратили бобловский сенной сарай в
   настоящий театр. Правда, ещё до появления Блока уже
   были представления. "...У нас время от времени бывали
   спектакли, но отношение к ним и постановка носили дет-
   ский характер. Возможны были такие курьёзы. Исполня-
   ли детскую пьесу-сказку, сочинённую Надей Капустиной.
   На сцене должен был появиться волк, в дупле пряталась
   заблудившаяся Маша, которую играла 10-летняя Люба.
   (1892 год?- П.С.) Роль волка была поручена скотнице Фе-
   досье; худенькая, поворотливая, она на репетициях от -
   лично исполняла на четвереньках роль волка. Костюм был
   великолепен - настоящая волчья шкура... Спектакль к
   общему восторгу удостоил своим присутствием Дмит-
   рий Иванович, которого усадили на самом почётном мес-
   те первого ряда посередине. Всё шло хорошо. Дошли до
   самого эффектного места - появления волка. Волк-Фе-
   досья вышел из леса, как ему полагается, на четвереньках,
   озираясь и обнюхивая кровожадно воздух. Уже волк до -
   полз до середины сцены; тут из-под волчьей кожи Фе-
   досья увидала одним глазом Дмитрия Ивановича.
   "Здравствуйте, барин!", - быстро встав на задние лапы,
   сказал волк, стал на четвереньки и, продолжая свою роль,
   пополз к дуплу. "Ведь ты волк, волк, несс-чассс-тная", -
   шипел автор за кулисами, а публика неистово хохотала,
   хлопала и стучала." (28)
   А.Блок с лета 1898 года стал бывать часто в имении и с
   увлечением принимал участие в спектаклях, исполняя все
   главные роли. "...Бываю у Менделеевых, с которыми ко-
   ротко познакомился летом, когда они устраивали спек-
   такли, и я очень много играл и имел даже некоторый ус-
   пех", - писал А.Блок отцу 18 октября 1898 года. (29)
   Он стал руководить бобловскими спектаклями. "С появле-
   нием Блока началась новая эра. Он поставил всё на долж-
   ную высоту. Репертуар был установлен классический, са-
   мое большое место было отдано Шекспиру, Пушкину,
   Грибоедову, исполнялся также Чехов..."(30).
  
  
   В письме А.В.Гиппиусу 25 июня 1901 г. Блок сообщал:
   "Всё это время я занят сильно и нравственно и физически
   спектаклем, который состоится через неделю (1 июля).
   Придётся играть три роли (моряка в "Горящих письмах"
   Гнедича, сумасшедшего в костюме и с Машей и, наконец,
   Ломова в "Предложении"). Последнее особенно улыбает-
   ся мне. Кроме всего этого, будет народное гуляние с ди -
   вертисментом, в котором и мне придётся принимать участие. Всё произойдёт у Менделеевых, ездить туда
   нужно далеко (вёрст восемь) и часто, всё это, впрочем,
   для меня в высшей степени приятно"(31).
   Играли в бобловском театре и другие спектакли. Рекон -
   струировать репертуар помогают дневники и письма
   А.Блока:
   " 1898 г., июль-август - любительские спектакли в Шах-
   матове, Боблове и Дедове (сцены "Гамлета", "Горя от
   ума", "Бориса Годунова" и "Орлеанской девы");
   " 1900 год, лето. Спектакли, водевиль "Художник-
  
   Мазилка", репетиция "Снегурочки" Островского."(32)
   "...Внешним образом готовился я тогда в актёры...
   Играл на любительских спектаклях в доме моей будущей
   невесты Гамлета, Чацкого, Скупого рыцаря и... водеви-
   ли", - писал А.Блок. (33)
   А вот что он писал о театре в своих письмах к А.В.Гиппи-
   усу и З.Н.Гиппиус:
   2 июня 1901 г.: "Вчера впервые поехал к Менделеевым, где узнал о предполагающемся 29 июня спектакле (для
   народа). Будет, по всей вероятности, масса пьяных, и со-
   стоится только какая-нибудь малая часть спектакля"(34)
   28 июля 1901 г.: "Надобно Вам знать, что труппа состо-
   ит из двух лиц: премьерши (Л.Менделеевой) и меня. Ос -
   тальные лица приглашаются по надобности и в крайнос-
   ти...(35)
   16 августа 1902 г.: "Прежде я имел смелость играть в
   соседнем имении Гамлета, Чацкого и т.д. Подмостки бы-
   ли маленькие, и зрителей настоящих мало, а всё крестьяне.
   Но были костюмы, грим, рампа, подъём духа - такая пол-
   нейшая иллюзия театра..."(36)
   В отрывках из этих писем чувствуется волнение и пережи-
   вания Блока, что публика "ненастоящая" и не сможет по-
   нять серьёзную классику. Об этом вспоминала и А.И.Мен-
   делеева:
   "...После обычных приветствий все спешили в сенной
   сарай - импровизированный театр. Старый бревенчатый
   сарай видел настоящее священнодействие - столько вкла-
   дывалось вдохновения, чувств и благоговения к искусству.
   Репетиции и приготовления к спектаклю давали артис-
   там много наслаждения и интереса: костюмы, декорации,
   устройство сцены, зрительного зала - всё делали сами
   или под своим надзором. Публику, кроме родственников и
   соседей, составляли крестьяне ближних деревень. Репер-
   туар совершенно не подходил под уровень их развития.
   Происходило следующее: в патетических местах ролей
   Гамлета, Чацкого, Ромео начинался хохот, который
  
   усиливался по мере развития спектакля. "Представления"
   в понятии деревни того времени должны были непремен-
   но потешать, смешить. Чем патетичнее была сцена, тем
   громче смех. Женская половина зрителей, наоборот, виде-
   ла всё со слезливой стороны. Раз одна из зрительниц на
   другой день после представления Гамлета делилась сво- ими впечатлениями с другой: "Он, милая моя, говорил-го-
   ворил, а тут как замахал руками - вишь драться хотел,
   а Маруся-то и утопилась". Офелия превратилась в Марусю. Артисты огорчались, но не унывали. Игра их бы-
   ла талантлива. Александр Александрович был сильнее
   всех с технической стороны. Исполнение же 16-летней
   Любови Дмитриевны роли Офелии, например, было
   необыкновенно трогательно. Она не знала тогда сцени-ческих приёмов и эффектов и жила на сцене. Офелия её
   была... просто девической душой..."(37)
   "...Стихи они оба произносили прекрасно, играли благо-
   родно, но в общем больше декламировали, чем играли"(38).
   Этот самодеятельный театр действительно сыграл важную
   роль в жизни семьи Менделеевых в 1898-1902 годах, а
   также для их многочисленных родственников и окрестных
   крестьян. Пусть эпизодически, но народ приобщался к
   искусству и тоже участвовал в театральном священнодей-
   ствии.
   Таким образом, усадьба Д.И.Менделеева была в подлин-
   ном смысле культурным центром. Здесь не только отдыха-
   ли и черпали вдохновение учёные и художники, воспиты-
   вались художественные вкусы молодых людей, будущих
   артистов и поэтов. Здесь велась подвижническая работа,
   призванная сблизить две культуры - культуру верхних
   слоёв российского общества и культуру крестьянскую.
   Владельцы Боблова учили крестьян умению хозяйствовать
   и жить высокими мыслями и чувствами.
  
  
   Заключение.
  
   Изучение истории сельца Боблово показало, что оно
   предположительно возникло в XVII веке, когда некий дво-
   рянин, стольник Пётр Елисеевич Моложенинов купил из
   Поместного приказа несколько пустошей в Лутосненском
   стане Дмитровского уезда. Это были пустоши Степаново,
   Раменье, Прошкино и Мануйлово. Женившись на Марии
   Грушинской, Пётр Моложенинов получает за ней в прида-
   ное ещё две пустоши - Чешково и Шишково. Видимо, в
   это время складывается новое поместье - Боблово, где и
   строится господский дом. В последующие годы имение
   передаётся по наследству. В конце XVII - начале XVIII
   века им владеет Иван Михайлович Моложенинов. Впервые автору встречается название сельца Боблово в
   отказных книгах по времени владения имением Ивана
  
   Михайловича Моложенинова. Первые владельцы именуют-
   ся в документах стольниками, следующие же - Николай
   Иванович и Иван Николаевич Моложениновы являются
   дворянами на военной службе. В начале XIX века Моло-
   жениновы теряют своё владение, и имением до 1817 года
   владеют Марфа Наумова и Дарья Ивановна Новосильцева.
   В 1817 году имение приобретает князь Георгий Алексан-
   дрович Дадьян. В 1861 году он умирает, и усадьба в 1861-
   1863 годах числится за опекунами из Клинской уездной
   дворянской опеки. Опекун В.А.Богенгардт в марте 1864 г.
   выкупает имение, но у него нет цели заниматься развитием
   хозяйства, он просто перекупщик. Наконец, летом 1865 года его покупают профессора П.Н.Ильин и Д.И.Менде-
   леев.
   Если посмотреть на хозяйственное развитие имения, то до
   начала XIX века оно развивалось очень медленно, а к сере-
   дине века и вовсе пришло в упадок. Виной тому, вероятно,
   были и неблагоприятные для сельского хозяйства природ-
   но-географические условия, и относительная бедность вла-
   дельцев, имеющих долги, и их нежелание вести своё хозяй-
   ство как можно рациональнее.
   В течение веков Боблово не раз меняло свои границы - пустоши и леса продавались, вновь покупались. Число душ
   в среднем составляло около 70. Крестьяне платили оброк, работали на барщине, занимались отхожим промыслом.
   Таким увидел имение великий русский учёный Дмитрий
   Иванович Менделеев. Запущенные земли не стали препят-
   ствием для покупки имения. Менделеев в эти годы задался
   мыслью о повышении урожайности и подъёма сельского
   хозяйства в стране. Ему нужно было поставить аграрные
   опыты с целью доказать возможность получать высокие
   урожаи с применением новой техники и удобрений. Тем
   более что при этом вложение капиталов в покупку земли
   и наём рабочей силы существенно окупались. Поэтому
   Боблово было куплено, и в последующие годы земля нача-
   ла давать великолепные урожаи. Учёный приложил
  
   огромные усилия для подъёма урожайности, и результаты
   этих усилий не замедлили сказаться - экономический по-
   тенциал хозяйства и благосостояние владельцев и крестьян
   значительно повысились.
   Возрождение земли шло параллельно с восстановлением
   имения. В 1869 и 1886 годах были построены два велико-
   лепных усадебных дома, реконструированы флигели и по-
   явился хутор Стрелицы. Так же тщательно, как и раньше,
   оберегались парки. Боблово становится родовым гнездом,
   в котором жили не только две семьи Менделеевых, но и их
   родственники: Смирновы и Поповы. Соседние имения
   Шахматово, Бабайки, Покровское были приобретены друзьями и родственниками учёного - Капустиными и
   Бекетовыми. Это сыграло свою роль в культурной жизни
   Боблова. Поскольку Менделеев зимой жил и работал в
   Петербурге, то у него было много знакомых известных
   людей искусства. Летом по приглашению учёного эти лю-
   ди гостили в Боблове, находя здесь вдохновение для свое-
   го творчества.
   На клинской земле Менделеев не только поднимал сель-
   ское хозяйство, но и двигал вперёд науку. Им были проде-
   ланы опыты по метрологии, работы по Периодическому
   закону. Известен знаменитый полёт учёного на аэростате
   с научными целями. Были проделаны эксперименты и по
   радиотехнике.
   Владельцы Боблова и их гости были смелыми эксперимен-
   таторами-учёными и деятелями искусства и своим твор-
   чеством оказали неоценимое влияние на российскую науку
   и культуру.
   В советское время усадьба приходила в упадок, были уте-
   ряны оба усадебных дома и Стрелицы. Лишь к 150-летию
   учёного (1984 г.) было решено отреставрировать дом Смир-
   новых и открыть в нём музей. По поручению Министерст-
   ва химической промышленности был разработан проект
   восстановления усадьбы. Восстановительные работы про-
   водило клинское объединение "Химволокно" и совхоз
  
   "Динамо". Реставрация началась в 1983 году. Был укреплён
   фундамент дома Смирновых, заменены перекрытия, крыша.
   У истоков создания музея стояли не только предприятия, но
   и многие интеллигенты-"бессребреники", среди которых
   был Арсений Владимирович Максимов, учёные Москвы,
   Менделеевского химико-технологического института,
   Всесоюзного химического общества им. Д.И.Менделеева,
   доцент А.Г.Дубинин, профессор Трихонов, академик Тана-
   наев, Московский областной краеведческий музей, музей-
   квартира Д.И.Менделеева в Ленинграде.
   Усилиями энтузиастов по крохам возрождалась усадьба,
   собирались уцелевшие экспонаты для нового музея.
   Торжественное открытие состоялось в ноябре 1987 года.
   С того времени экспозиция музея не раз менялась и попол-
   нялась новыми экспонатами. В музее работают подлинные
   энтузиасты своего дела, специалисты по усадебной культу-
   ре, а усилия их направляет бессменный директор музея -
   усадьбы - Л.М.Титова. Под её руководством готовятся и
   проводятся ежегодные праздники: в феврале, приуроченные
   ко дню рождения учёного и в конце мая - к Дню химика.
   Единственное сохранившееся здание музея и всё то, что
   его окружает, очень нравится тем, кто сюда приезжает.
   Здание удачно вписывается в атмосферу простора, дыхания
   липовых и вязовых аллей, майского жёлтого марева одуван-
   чиков...
   Маленькая усадьба сейчас переживает не лучшие времена.
   Перед коллективом стоят непростые задачи - сохранить всё
   то, что собиралось годами, очистить парк, восстановить
   аллеи. Несмотря на скудость средств, музей с честью
   сохраняет своё общеисторическое и краеведческое значение.
   ПРИМЕЧАНИЯ
   Введение.
      -- Мир русской усадьбы. М.,1995. С.4
      -- Там же, с.6
      -- Там же, с.189
      -- Михайловская Н. Мы подбираем брошенные тради-
   ции // "Художник", N 4-5, 1992. С.3
      -- Там же.
      -- Корелин А.П. Дворянство в пореформенной
   России. 1861-1900. М.,1979
      -- Соловьёв Ю.Б. Самодержавие и дворянство в
   конце XIX века. Л., 1973
      -- Ковальченко И.Д. и др. Социально-экономический
   строй помещичьего хозяйства в эпоху капитализма.
   М., 1982
   (9) Минарик Л.П. "Статистика 1905 года" как источ-
   ник по изучению крупного помещичьего хозяйства
   в эпоху капитализма (нач.ХХ в.) / Малоисследован-
   ные источники по истории СССР XIX-XX в. М.,1964
  
   * В настоящее время выпущены три издания:
   Смирнов И.А. История Клинского уезда. Менделеево,
   2009.
   Смирнов И.А. Д.И.Менделеев и другие известные
   люди Клинского уезда. Менделеево, 2009
   Смирнов И.А., Титова Л.М. Музей-усадьба Д.И.
   Менделеева "Боблово". Менделеево, 2009
      -- Смирнов И.А. Историческая справка о Боблове.
   Юрьев-Польский, 1934. Перепечатка с рукописи.
      -- Смирнов И.А. Люди науки и искусства в Клинском
   крае. Дмитров, 1939. Перепечатка с рукописи.
      -- Юдин В.С. Край наш Клинский. Клин, 1999
      -- Максимов А.В.,Смирнов Н.А. Бобловские родствен-
   ники Д.И.Менделеева. Хабаровск, 1996
      -- "Подмосковье". Путеводитель. М., 1977
  
   (15) Памятные места Московской области. Путеводи-
   тель. М.,1960
      -- Попадейкин В.И. и др. Тропами Подмосковья.М.,1989
      -- РГАДА, ф. 1209
   (18) Там же, ф.ф. 1355, 1356
   (19) ЦГИАМ, ф. 66
   (20) Там же, ф. 1316
   (21) Там же, ф. 390
   (22) Статистика поземельной собственности и населён-
   ных мест Европейской России. Вып. 2. СПб., 1881
   (23) Статистика землевладения за 1905 г. Вып.1., СПб.,
   1906
   (24) Паспорт усадьбы Боблово. М., 1979
   (25) Проект зон охраны усадьбы Боблово. В 3-х т. М., 1993
   (26) Менделеев Д.И. Собрание сочинений в 25 т.т.
   М.-Л., 1954
   (27) Менделеев Д.И. Заветные мысли. М., 1995
   (28) Менделеев Д.И. Полёт на воздушном шаре из Клина
   во время затмения.// "Северный Вестник", N 10-11,
   1887 г.
   (29) Блок А.А. Собрание сочинений в 8 т. М., 1963
   (30) Менделеева А.И. Менделеев в жизни. М., 1928
   (31) Воспоминания о Д.И.Менделееве его племянницы
   Н.Я.Капустиной-Губкиной. СПб., 1908
   (32) Трирогова О.Д. Менделеев и его семья. М., 1947
   (33) Д.И.Менделеев по воспоминаниям О.Э.Озаровской.
   М., 1929
   (34) Бекетова М.А. Воспоминания об Александре Блоке.
   М., 1990
   I. Землевладение в пореформенные годы в Клинском
   уезде.
  
      -- Ковальченко И.Д. Указ. соч., с.4
      -- Корелин А.П. Указ. соч., с.52
   * десятина - русская мера площади, равна 1,093 га
   (3) Там же, с. 53
  
   (4) Соловьёв Ю.Б. Указ. соч., с.199
   (5) Корелин А.П. Указ. соч., с.54
   (6) Ковальченко И.Д. Указ. соч., с.113
   (7) Статистика землевладения за 1905 г., с.10-12
  
   II. Культурное значение усадеб Подмосковья.
  
      -- Мир русской усадьбы., с.24
      -- Греч А.Н. Венок усадьбам. // "Памятники Отечества", N 3-4, 1994. С.127
      -- Там же, с.128
      -- Мир русской усадьбы. С.105
      -- Там же, с.175
      -- Там же, с.188
  
      -- Соседи бобловской усадьбы.
  
      -- Юдин В.С. Указ. соч., с.129
      -- Там же, с.140
      -- Там же, с.138
      -- Там же, с.135
  
      -- Социально-экономическая история Боблова.
  
   (1) Овен В. Усадебные библиотеки тверских помещи-
   ков. / Тверская усадьба.1900-1995. В 3 ч. Тверь, 1997. Ч.1, с.54
   * Верста - мера длины, равна 1,0668 км.
   (2) Александрова А.М. Древесные растения парков
   Подмосковья. М., 1979. С.63
      -- Проект зон охраны усадьбы Боблово, с.15
      -- "Я лучшей доли не искал...": Судьба А.Блока в
   письмах, дневниках, воспоминаниях. М., 1988. С.149
      -- Менделеева А.И. Указ. соч., с.71
      -- ЦГИАМ, ф.66, оп.8, д.301, л.1
  
   (7) Духовные и договорные грамоты великих и удель-
   ных князей XIV-XVI веков. М.-Л., 1950. N 12
   (8) Смирнов И.А., Титова Л.М. Указ. соч., с.17
   * четверть - 0,5 десятины.
   (9) РГАДА, ф.1209, оп.4, Ч.III, д.5713, л.309
   (10) Там же, д.15075, л.220 об.
   (11) Там же, оп.2, д.15071, л.173 об.
   (12) Там же, д.15075, л.220 об.
   (13) История родов русского дворянства. М., 1991. Кн.1,
   с.17
   (14) РГАДА, ф.1355, оп.1, д.758, л.6
   * сажень - мера длины, равна 2,1336 м. 1 кв. сажень-
   4,552 кв.м.
   (15) Там же, д.76, л.119 об.
   (16) Там же, оп.2, д.757, л.20 об.
   (17) Там же, ф.1355, оп.1, д.760, л.119 об.
   (18) Там же, оп.2, д.757, л.20 об.
   (19) Максимов А.В., Смирнов Н.А. Указ. соч., с.16
   * корнет - воинское звание в кавалерии, первичный
   обер-офицерский чин XIV класса, титуловался
   "Ваше благородие".
      -- ЦГИАМ, ф.390, оп.1, д.1, л.60
      -- Там же, л.100 об.
      -- Там же, л.217
   * камер-юнкер - младшее придворное звание.
   Это звание имел А.С.Пушкин.
      -- Максимов А.В., Смирнов Н.А. Указ. соч., с.16
   * действительный статский советник - гражданский
   чин IV класса в Табели о рангах ( генерал-майор в
   армии), титуловался "Ваше превосходительство"
   и давал потомственное дворянство.
   (24) ЦГИАМ, ф.390, оп.1, д.12, л.551 об.
   * коллежский асессор - гражданский чин VIII класса
   в Табели о рангах (майор в армии). Чину соответст-
   вовал титул "Ваше высокоблагородие". Чин
   давал до 1845 г. потомственное дворянство, позже-
  
   только личное. Жалование в 1842 г. составляло
   135 руб. серебром.
   (25) История родов русского дворянства, кн.1, с.416
   (26) "Московские ведомости", 1812 г., N 40 (18 мая),
   с. 1116
   (27) Смирнов И.А., Титова Л.М. Указ. соч., с.20
   (28) ЦГИАМ, ф.1316, оп.1, д.503, л.1
   (29) Там же, л.30
   * коллежский советник - гражданский чин VI клас-
   са в Табели о рангах (полковник в армии). Титуло-
   вался "Ваше высокоблагородие". Чиновники этого
   класса имели оклад 600-700 руб. сер. и средства на
   содержание пяти лошадей.
   * надворный советник - гражданский чин VII класса
   в Табели о рангах (подполковник в армии). Титуло-
   вался "Ваше высокоблагородие". Начиная с XIX в.
   все лица, обладающие учёной степенью доктора
   или профессора, автоматически получали этот чин
   (а значит, и дворянство). Это привело к тому, что
   большая часть выдающихся русских учёных того
   времени получила потомственное дворянство.
   (Кстати, Д.И.Менделеев имел чин статского совет-
   ника (V класс).
      -- ЦГИАМ, ф.1316, оп.1, д.626, л.1-2
   * пуд - мера веса, равна 40 фунтам (16,38 кг.)
   (31) ЦГИАМ, ф.1316, оп.1, д.503, л.15
   (32) Там же, л.16-19
   (33) Там же, л.17
   (34) Там же.
   (35) Там же, ф.66, оп.8, д.301, л.1
   * огуменник - огороженный участок земли, предназ-
   наченный для хранения и молотьбы зерна.
      -- Проект зон охраны усадьбы Боблово, т.1, с.212
      -- Паспорт усадьбы Боблово, с.7
      -- Там же.
      -- Трирогова О.Д. Указ.соч., с.29
  
   (40) Паспорт..., с.12
   (41) Лесневский С.С. Завещанное, заветное. М., 1977.
   С.79
   (42) Менделеева А.И. Указ. соч., с.71
   (43) РГАДА, ф.1355, оп.2, д.128, л.24 об.
   (44) Проект зон охраны..., т.1, с.30
   (45) Смирнов И.А. Историческая справка о Боблове.
   С.22
   (46) Менделеев Д.И. Заветные мысли. С.17-18
   (47) Никитин Г. Бобловский кудесник.// "Приусадебное
   хозяйство", N 11, 1995. С.75
      -- Менделеев Д.И. Собр. соч. в 25 т.т. М.-Л., 1954.
      -- Менделеев Д.И. заветные мысли. С.18
      -- Там же, с.19
      -- Менделеева А.И. Указ. соч., с.73
      -- Трирогова О.Д. Указ. соч., с.29
      -- Там же, с.37
      -- Александров А. Менделеев. Прерванный полёт.//
   "Караван историй", N 9, 2009. С.162
      -- Менделеева А.И. Указ. соч., с.69
      -- Там же, с.73
      -- Бекетова М.А. Указ. соч., с.49
      -- Трирогова О.Д. Указ. соч., с.65
      -- Менделеева А.И. Указ. соч., с.71
  
      -- Культурная жизнь усадьбы.
  
   (1) Трирогова О.Д. Указ. соч., с.32
   (2) Бекетова М.А. Указ. соч., с.49
   (3) Д.И. Менделеев по воспоминаниям О.Э.Озаров-
   ской. С.21
   (4) Трирогова О.Д. Указ. соч., с.32
   (5) Стариков В.И. Д.И.Менделеев. Свердловск, 1984.
   С.93
   (6) Трирогова О.Д. Указ. соч., с.30-31
   (7) Там же, с.30
  
   (8) Стариков В.И. Указ. соч., с.94
   (9) Менделеев Д.И. Полёт на воздушном шаре..., с.98
   (10) Лекция по выставке "Д.И.Менделеев", с.7
   (11) Трирогова О.Д. Указ. соч., с.178
   (12) Там же, с.28
   (13) Менделеева А.И. Указ. соч., с.23-24
   (14) Там же, Введение, с.V
   (15) Смирнов И.А. Люди науки и искусства в Клинском
   крае. С.12
   (16) Менделеева А.И. Указ. соч., с.57
   (17) Стариков В.И. Указ. соч., с.156
   (18) Менделеев Д.И. Собр. соч., т.24, с.277
   (19) Менделеева А.И. Указ. соч., с.73
   (20) Трирогова О.Д. Указ. соч., с.32
   (21) Менделеева А.И. Указ. соч., с.160
   (22) Воспоминания о Д.И.Менделееве его племянницы
   Н.Я.Капустиной..., с.193
   (23) Вирен В. Блок и "нежное чудовище". // "Литера-
   турная Россия", N 29, 1975. С.24
   (24) Там же.
   (25) Бекетова М.А. Указ. соч., с.46
   (26) Менделеева А.И. Указ. соч., с.134
   (27) Бекетова М.А. Указ. соч., с.50
   (28) Менделеева А.И. Указ. соч., с.134-135
   (29) Блок А.А. Собр. соч., т.8, с.17
   (30) Менделеева А.И. Указ. соч., с.136
   (31) Блок А.А. Собр. соч, т.8, с.17
   (32) Там же, т.7, с.524
   (33) Там же, т.8, с.13-14
   (34) Там же, с.16
   (35) Там же, с.19
   (36) Там же, с.42
   (37) Менделеева А.И. Указ. соч., с.136-137
   (38) Бекетова М.А. Указ. соч., с.52
  
   БИБЛИОГРАФИЯ
  
   ЛИТЕРАТУРА
  
   1. Александров А. Менделеев. Прерванный полёт//
   "Караван историй", N 9,2009.
   2. Александрова А.М. Древесные растения парков
   Подмосковья. М.,1979.
   3. Вирен В. Блок и "нежное чудовище".// "Литера-
   турная Россия", 1975, 18 июля.
   4. Греч А.Н. Венок усадьбам.// "Памятники отечест-
   ва", N 3-4, 1994.
   5. История родов русского дворянства. В 2 кн. М., 1993.
   6. Ковальченко И.Д. и др. Социально-экономический
   строй помещичьего хозяйства европейской России в
   эпоху капитализма. М., 1982.
   7. Корелин А.П. Дворянство в пореформенной России.
   1861-1904. М., 1979.
   8. Лекция по выставке "Страницы жизни и деятельности
   Д.И.Менделеева". Боблово, 1991.
   9. Лесневский С.С. Завещанное, заветное. М., 1977.
   10. Максимов А.В., Смирнов Н.А. Бобловские родствен-
   ники Д.И.Менделеева. Хабаровск, 1996.
   11. Минарик Л.П. "Статистика 1905 года" как источник
   по изучению крупного помещичьего хозяйства России
   в начале ХХ века./ Малоисследованные источники по
   истории СССР XIX-XX в. М., 1964.
   12. Мир русской усадьбы. М., 1995.
   13. Михайловская Н. Мы подбираем брошенные тради-
   ции. // "Художник", N 4-5, 1992.
   14. Никитин Г. Бобловский кудесник. // "Приусадебное
   хозяйство", N 11, 1995.
   15. "Подмосковье". Путеводитель. М., 1977.
   16. Попадейкин В.И. Тропами Подмосковья. М., 1989.
  
   17. Смирнов И.А. Историческая справка о Боблове.
   Юрьев-Польский, 1934.
   18. Смирнов И.А. История Клинского уезда. Менделеево,
   2009.
   19. Смирнов И.А. Д.И.Менделеев и другие известные
   люди Клинского уезда. Менделеево, 2009.
   20. Смирнов И.А. Люди науки и искусства в Клинском
   крае. Дмитров, 1939.
   21. Смирнов И.А., Титова Л.М. Музей-усадьба Д.И.Мен-
   делеева "Боблово". Менделеево, 2009.
   22. Соловьёв Ю.Б. Самодержавие и дворянство в конце
   XIX века. Л., 1973.
   23. Стариков В.И. Д.И.Менделеев. Свердловск, 1984.
   24. Тверская усадьба. 1900-1995. Тверь, 1997.
   25. Юдин В.С. Край наш Клинский. Клин, 1999.
  
   ИСТОЧНИКИ
  
   1. Бекетова М.А. Воспоминания об А.Блоке. М., 1990.
   2. Блок А.А. Собрание сочинений в 8 т. М., 1963.
   3. Воспоминания о Д.И.Менделееве его племянницы
   Н.Я.Капустиной-Губкиной. СПб., 1908.
   4. Д.И.Менделеев по воспоминаниям О.Э.Озаровской.
   М., 1929.
   5. Духовные и договорные грамоты великих и удельных
   князей XIV-XVI веков. М.-Л., 1950.
   6. Менделеев Д.И. Заветные мысли. М., 1995.
   7. Менделеев Д.И. Полёт на воздушном шаре из Клина
   во время затмения. // "Северный вестник", N 10-11,
   1887.
   8. Менделеев Д.И. Собрание сочинений в 25 т. М.-Л.,
   1954.
   9. Менделеева А.И. Менделеев в жизни. М., 1928.
   10. Московские ведомости, 1812 г., N 40.
   11. Паспорт усадьбы Боблово. М., 1979.
   12. Проект зон охраны усадьбы Боблово. В 3 ч. М., 1993.
  
   13. Российский государственный архив древних актов,
   Ф. 1209, оп.2, д.д. 15070, 15071, 15073, 15075.
   Оп.4, ч. III, д. 5713.
   Ф. 1355, оп.1, д. 758.
   Оп.2, д.д. 128, 757, 759, 760, 764.
   Ф. 1356, оп.1, д.д. 2241-2294.
   14. Статистика землевладения за 1905 год. Вып.1. СПб.,
   1906.
   15. Статистика поземельной собственности и населённых
   мест европейской России. Вып.2. СПб., 1881.
   16. Трирогова О.Д. Менделеев и его семья. М., 1947.
   17. Центральный государственный исторический архив
   Москвы,
   Ф. 390, оп.1, д.д. 1, 9, 12, 17.
   Ф. 66, оп.8, д.д. 301, 302.
   Ф. 1316, оп.1, д.д. 503, 626.
   18. "Я лучшей доли не искал..." Судьба А.Блока в воспо-
   минаниях, письмах, дневниках. М., 1988.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"