Сизарев Сергей Васильевич: другие произведения.

Битва за Ганимед

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.55*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Финалист "ЮмоФант-2006"

Битва за Ганимед

"Спасибо, Чарльз!" - надпись на борту крейсера "Кроманьон"

Генерал Джонатан Стюарт, девяностолетний старикан, из-под седых бровей оглядел наши ряды - вытянувшихся по струнке выпускников десантной школы Сиднея.
-Сынки, - обратился к нам генерал: -Поздравляю вас с окончанием десантной школы! Теперь вы отправитесь на Ганимед - защищать нашу прекрасную Землю. Докажите, что вы самые лучшие! Задайте жару этим ублюдкам!
-Слава хомо-сапиенс! Уррррааа! - хором заорали мы.
Стюарт смахнул влагу с уголков глаз.
-По скафандрам, сынки!
И мы потопали к стоящим рядами космическим скафандрам. Сержанты следили за порядком, но тут кто-то из выпускников крикнул: -С работающим подогревом - только дюжина!
И началась давка. Десантники проверяли отопление у скафандров, за некоторые даже дрались. Потому что в космосе без подогрева долго не протянешь. Хорошо, если быстро подберут после операции. А иногда спасательный челнок приходится ждать часами. Так можно и насмерть замёрзнуть...
Мне достался какой-то старинный скафандр - наверняка из музея конфисковали. На шлеме были латинские буквы "Си Си Си Пи" и надпись кириллицей "ЮРИЙ ГАГАРИН". Уж не знаю, как прочитать. Я влез в скафандр. Оставалось место, чтобы накидать химических грелок. Может, и продержусь, если придётся в космосе болтаться.
Один из сержантов ходил между выпускниками и что-то орал. Оказалось, что он выкрикивал "Рядовой Исайя Блоссом". Так меня зовут.
-Тебя там провожать пришли! Поспеши, Иссак! - махнул сержант в сторону оцепления.
-Я Исайя, сэр!
-А меня @#$&?! - удивился тот.

Неуклюже переставляя ноги, я засеменил к волнующейся толпе. Все c надеждой вглядывались в моё лицо, гадая, не их ли сына отпустили попрощаться.
Меня пришли провожать Элис и Джереми. Джереми - мой родной брат. Элис - наша общая девушка. Брат крепко держал её за талию, победно улыбаясь. Если кто и отговаривал меня от десанта, то только не он.
-Ну, кабан, счастливой службы, - хлопнул меня по рукаву Джереми.
-Врежь этим обезьянам! Может кого-нибудь из них себе присмотришь! - брат всегда был придурком.
Элис поправила эмблему десантного корпуса у меня на груди.
-Исайя, я буду ждать, - сказала она серьёзно.
-Вы тоже не скучайте, - вымученно ответил я. Мы неловко поцеловались через открытое забрало. И я поплёлся к строившимся товарищам. Из моего скафандра пахло предыдущим владельцем - потным мужиком, не любившим мыться.
-Получайте оружие! Всем подойти к раздаточным столам!
Пристроившись в очередь, я наблюдал, как счастливые десантники крутили в руках ракетные винтовки и распихивали по карманам горсти тяжёлых патронов.
Прапор сунул мне в руку лазерную винтовку с оптическим прицелом: -У тебя отличное зрение. Будешь снайпером, Блоссом.
-Что? - возмутился я: -Пока ребята будут проливать кровь на передовой, я буду отсиживаться в тылу и выцеливать вражеские задницы?
-Головы...
-Чего?!
-Снайпер целится в голову, рядовой, - прапорщик нахмурился и забрал у меня винтовку, сунув взамен крупнокалиберный дробовик.
-Держи, Блоссом, теперь ты звезда вечеринки!
-Спасибо, сэр!
С оружием я себя почувствовал гораздо лучше. На компьютерных симуляторах, которые дополняли нашу физическую подготовку, с дробовиком я доходил аж до седьмого боя, а с винтовкой только до четвёртого. Но в конце седьмого боя в симулятор загружался очень крутой "босс", и дальше я не проходил.
-Исайя, брат! - меня сильно хлопнули по спине. Это был Буба. Буба был негром. Самым настоящим негром, а не каким-то там афроамериканцем, которые и в барабан-то толком стучать не умеют, а уж про копьё метнуть я вообще молчу.
-Твой брат в Кении доедает антилопу, - я с недовольной миной повернулся к своему соседу по кадетскому общежитию. На том был белый скафандр НАСА с табличкой "Базз Олдрин". В руках Буба сжимал лазерное ружьё и патронташ с батарейками для него.
-Кто такой Базз Олдрин? - спросил меня Буба.
-Хрен знает... - я попробовал пожать плечами. -Эй, сержант. Кто такой Базз Олдрин?
-А я @#$&, рядовой?! - привычно ответил сержант, помогая десантнице (да, в академию принимали и девушек, если они соответствовали физическим и психологическим нормам) залезть в бронированную тушу ультрасовременного самоходного костюма.
-Рыцарь, бля! - прокомментировал Буба, высморкавшись в перчатку и вытерев ладонь о бедро.
-Ладно, Буба, чего разузнал?
Мой сосед по комнате широко улыбнулся, обнажив два ряда крепких лошадиных зубов: -Перуанский космодром закрыт. Они принимают покорёженный "Господь грома".
-Значит, мы ещё погуляем здесь?
-Нет, Цветочек, нас перебросят в Танзанию, на стартовый стол Килиманджаро. У нас будет два корабля на выбор - десантный "Праматерь Африка" и лёгкий крейсер "Кроманьон".
-Значит, можно будет выбирать?
-Ага. Я, пожалуй, с тобой. Не хочу вливаться в новый коллектив в одиночку.
-Ладно, Буба, там видно будет. Как всегда, из-за нашей дружбы со мной не будут водиться белые, а с тобой - чёрные.
-Зато все бабы будут наши, брат! - подбодрил меня он.
"Десантники! В колонну становись!" - заорал в рупор наш капитан - Стравинский.
Тяжело топая по полу, мы построились в колонну по два и пошли к грузовым платформам. Через час военные парапланы уже несли нас через Атлантику.

Гигантский антрацитовый борт "Праматери Африки" нависал над импровизированной аудиторией. Нам разрешили снять скафандры и выдали армейскую форму. Я сидел в первых рядах и, как и все, жадно впитывал слова капитана Стравинского. Он был в ударе и говорил несвязанно:
"Объединённые нации возложили на вас священную миссию - защиту Солнечной системы и нашей Земли от захватчика, страшнее которого мы ранее не знали. Не случайно мы здесь - в Африке. Пятьдесят тысяч лет назад здесь разыгралась наша первая битва с врагом, с которым вам скоро предстоит скрестить оружие. Тогда они бежали и исчезли навсегда, как долгое время предполагали наши учёные. Но они вернулись, чтобы сыграть матч-реванш на нашем собственном поле.
В честь той победы мы называем корабли нашего флота - крейсера "Кроманьон", "Джон Хаксли Младший", "Грегор Мендель", "Фридрих Энгельс", десантные суда "Праматерь Африка", "Дитя неолита", "Чарльз Дарвин".
Вот уже пять лет космический десант несёт тяжёлое бремя защиты дальних рубежей Системы. Станции-крепости "Линней", "Ламарк" и "Дидро" мужественно защищают Ганимед - ключ к владычеству над Внутренними мирами.
Вы отправитесь туда. Прямо в гущу битвы. В вашей помощи нуждаются уже сейчас. С богом, десантники... Если у вас остались вопросы, спрашивайте."
Повисла гнетущая тишина. Стравинский закрыл папку, из которой он читал речь, и тут меня дёрнуло спросить: -Сэр?.. Когда доделают скафандры для коней?!
-Рядовой, о чём ты?
-Сэр... - я поднялся: -Тут ходят слухи, что мы должны были называться космической кавалерией, а не пехотой... Но учёные не смогли сделать для коней скафандры. Когда будут кони, сэр?!
Стравинский посмотрел на меня долгим тяжёлым взглядом и ответил тихо: -Я вам этого не говорил, парни, но кони будут уже через две недели. Продержитесь, парни, и кони будут! Я вам обещаю!
-Ураааа! - закричали десантники хором: -Слава "хомо сапиенс"! Слава Дарвину!
Их крики заглушил монотонный низкий рёв, пробирающий до печёнок - на посадку заходила полукилометровая серебристая громадина, покрытая копотью и раскалённая от торможения в атмосфере. Я не мог не узнать этот силуэт, эти величественные и грозные линии - крейсер дальней разведки "Кроманьон" вернулся с Ганимеда.

-ЗАС-ранцы, к бою! - заорал сержант в наших интеркомах. ЗАС, значит, заплечная антигравитационная система. Благодаря ей косморпех (космический морской пехотинец, он же космодесантник) может развивать крейсерскую скорость, достаточную для того, чтобы брать вражеские корабли на абордаж.
Большинство в десантом отсеке держали на коленях лазерные винтовки. Лазерная винтовка бьёт на две тысячи километров. Естественно, никакой десантник так далеко не видит. Мы просто стреляли залпом туда, куда показывал сержант.
Современные скафандры - как наши, так и противника - покрывались зеркальным напылением, защищающим от кратковременных воздействий луча. Поэтому доходило до рукопашной, где пехотинцы разбивали друг другу забрала и крушили шлемы прикладами. На моё старьё "зеркалку" напылили прямо на корабле.
Крейсер "Кроманьон" всё ещё находился в подпространственном канале "Луна-Ганимед" - единственном мгновенном канале между Внешними и Внутренними мирами.
-До выходных врат пять минут! Приготовиться к десантированию! - сообщил командир корабля. Я обмотал запястье ремнём дробовика, чтобы не вырвало при выброске.
-Цветочек, мне кажется, нас всё-таки обдурили! - шепнул мне Буба по персональному каналу.
-Буба, не начинай!
-Ну за хрен им этот Ганимед! Они что, не могут прилететь вне плоскости эклиптики, прямо к Земле?
-Ганимед нужен нам, а не им! - отрезал я.
"Внимание! Получены масс-детекторные вводные Ио, Европы, Ганимеда, Калисто. Триангуляция ваших скафандров будет осуществляться по Амальтее, Леде, Синопе. Температура за бортом плюс пять градусов. Приятной битвы, мальчики! Не врезайтесь в Юпитер!" - это диспетчер масс-детекторного отдела пожелала нам доброго пути.
-Не дрейфь, Буба! Держись подальше от "мохнатых", и всё будет хорошо... - только и успел сказать я, как замигали лампы люков, и наши кресла рванулись к катапультам, чтобы короткими очередями быть выброшенными на корабли противника.
Когда крейсер появился из Врат, из него как брызги расплавленного свинца разлетелись самонаводящиеся ракеты и десантники, космос пронзили лучи лазеров. Ганимед, огромный и мерцающий, занимал половину обзора.
С помощью оптики, навешенной поверх шлема, я различил вражеские фрегаты, развернувшие свои паруса против солнечного ветра и ведшие по нам огонь зажигательными ядрами. Навигатор подсказал мне статус целей - два крейсера класса "Неандерталь" и десантный корабль класса "Кювье". Последний был окутан облаком вражеских десантников.
С нашей стороны, кроме "Кроманьона" и "Менделя" сражался монитор "Линней", чей прицельный лазерный огонь с двух миллионов километров тревожил лёгкие суда противника. Калисто, на котором располагался "Линней", должен был подойти поближе через пару дней, но к тому времени бой давно уже закончится.
В качестве цели мне был назначен фрегат, помеченный как "Дюсельдорф 4". Я врубил ранец на полную и понёсся в бой. То тут, то там вспыхивали свехновые ядерных взрывов. В отличие от планет с атмосферой, в вакууме атомные бомбы не причиняли практически никакого вреда, кроме прямых попаданий. Зеркальные скафандры защищали даже от самых жёстких излучений.
Я врубился в гущу схватки, обстреляв картечью зазевавшихся противников. Раздавая удары прикладом, стал пробиваться к люку шлюза, уже покорёженному прямым попаданием ракеты.
И тут на меня бросился крупный десантник, схватив за шлем здоровенным лапами. Я видел сквозь забрало его лицо. Покатый низкий лоб с массивными надбровными дугами, плоский крупный нос и скошенный подбородок. Толстые мясистые губы в гримасе нечеловеческой ярости оголили крупные звериные клыки. Он был явно сильнее и тяжелее меня. Стараясь сорвать с меня шлем, он обхватил мой торс кривыми короткими ногами. Я стал колотить его кулаками по предплечьям но тщетно. Если бы он догадался расстегнуть защёлку шлема, то мне бы пришёл "кирдык".
Мы словно вернулись на пятьдесят тысяч лет назад, когда неандертальцы и кроманьонцы соперничали за единоличное право заселить Землю. Только теперь вместо дубин и копий мы дрались прикладами и сворачивали шлемы вместо шей.
Дико заорав, я собрался с силами и надавил противнику под мышки. Тот ослабил хватку и отлетел от меня, потянувшись к своей винтовке.
И тут лазерный луч взрезал наспинный ранец неандертальца. Враг стал задыхаться и скоро обмяк. Я посмотрел в сторону своего спасителя - Бубы, но тот был уже далеко - расстреливал других неандертальцев.
Прикрепив к боку фрегата термоядерный фугас, входивший в мой боезапас, я полетел назад - к "Кроманьону", чтобы взять ещё один.
Я удалился на достаточное расстояние прежде, чем за моей спиной полыхнуло. Я улыбнулся - вот и дом. Чёрная громада "Кроманьона" приближалась.
Яркая вспышка ослепила меня на секунду, а потом пришла темнота.

Я летел по бесконечному коридору. Стены, словно сотканные из самой пустоты, не отражали света. И лишь далеко впереди маячило неясное пятно, постепенно увеличиваясь. Я был совершенно нагим. Даже тельняшка, гордость любого косморпеха, и та куда-то пропала.
"Кажется, я умер," - мне вдруг вспомнился Буба и наш командир Стравинский, и ещё, как в учебке мы накурились травы, а потом пошли на центрифугу...
Пятно разрослось. Теперь я летел в заполненном призрачным светом пространстве. Скорость моя замедлилась, и я завис перед сидевшим на высоком троне человеком в белоснежных одеждах. Его мудрое лицо окаймляла седая борода. Взгляд незнакомца был строг.
Я почтительно опустил глаза, устыдившись своей наготы.
-Исайя Блоссом, - загремел низкий голос: -Веруешь ли ты в естественный отбор?
-Верую, - ответил я искренне: -Да сохранится всё полезное и сгинет вредное.
-Веруешь ли ты в межвидовую борьбу? И в борьбу внутривидовую?
-Верую, - голос мой вздрогнул в религиозном волнении: -Да выживут сильнейшие и размножатся они по земле.
-Веруешь ли ты в учение моё, Исайя? - спросил человек на троне.
Я прижал ладони к лицу: -Слава великому Дарвину, и Мендель пророк его.
-Ступай с миром, Исайя Блоссом.
Я поднял глаза и увидел, что вместо Дарвина на троне сидел Буба, в тельняшке поверх скафандра, и широко улыбался.
-Брат, заколебал дрыхнуть! - вдруг заорал он со всей дури.
И запах мочи вернул меня в мир живых...

-Спокойно, это нашатырь! - медичка, заплаканная и перемазанная зелёнкой, убрала от моего носа ватку. Надо мной парило трое десантников, включая Бубу. Парни были потрёпаны в битве - на броне копоть и царапины, шлемы помяты... Хмурые и печальные, они отводили взгляд, когда я смотрел на них.
-Буба... - прохрипел я слабо. Мой товарищ, растолкав других, подплыл вплотную.
-Что, брат? - спросил он взволнованно.
Я протянул руку к его лицу: -Буба... Как ты побледнел!
Грустно усмехнувшись, он повернулся к полевому врачу: "Шутит, значит в порядке". Девушка серьёзно кивнула и, включив заплечный вентилятор, унеслась вглубь трюма. Похоже, раненых было много - стоял сплошной гул голосов, крики и стоны.
-Давай, там наши собираются, - двое взяли меня под мышки и оттолкнулись от магнитной обшивки. Мы плыли мимо походного госпиталя, разбитого вдоль стен десантного дока. Медики в белых фартуках суетились вокруг пациентов. Шарики крови медленно дрейфовали в сторону вентиляционных решёток.
-Суки, отпустите! Я легкораненый! - завизжал парень в оранжевом скафандре, вырываясь из рук врачей.
-У тебя повреждена печень. Мы знаем, что делаем!
-Нет! Всё заживёт! - протестовал оранжевый, но его вытащили из скафандра и, спеленав по рукам и ногам, затолкнули в криогенную камеру.
-Убийцы, будьте вы прокляты! - он зарыдал, понимая, что уже поздно. Крышку загерметизировали. Я видел сквозь окошко, как он разевал рот, а потом стекло заиндевело. Когда крышку откинули, на меня смотрела ледяная статуя.
-Вот и хорошо, вот и славно. Дома тебя разморозят и вылечат, - медики упаковали тело в чёрный мешок и затянули молнию.
-Ребята, я в порядке! - оглянулся я на сопровождавших меня парней.
-Не сцы, Блюм. Мы в курсе, - улыбнулся десантник из второго отряда.
Мы пристроились к роящемуся у камбуза клубку.
-Как битва? Мы выиграли? - я дернул за плечо какого-то капрала.
-А чёрт его знает! Слушай сержанта, - отмахнулся тот, кивнув в сторону Дугласа, примагнитившегося к пешеходной дорожке.
-Внимание! - рявкнул сержант Дуглас: -Для самых понятливых и тех, кто пропустил первую серию, повторяю дважды!
-Во-первых, - сержант загнул палец бронированной перчатки: -Рядом с кораблём взорвался фугас. Во-вторых, нет связи с экипажем.
-Нам крышка, - пролепетал кто-то, но его быстро успокоили. -Захлопни варежку, грязь подноготная.
-Долбанные обезьяны! - Буба высунулся из-за плеча.
-Сэр! - крикнул он Дугласу: -Разрешите, мы проверим носовую кабину, сэр!
-Это кто это тут командует?! - зарычал сержант.
-Рядовой Исайя Блосcом, герой сегодняшней битвы! - Буба хлопнул меня по плечам.
Разглядев моё обожжённое лицо, Дуглас остыл: -Таких героев уже два морозильника набилось.
Двинувшись к шлюзу, он вдруг оглянулся: -Чего встали, придурки. Марш за мной.
Отталкиваясь от собравшихся, я рванулся за сержантом.

В рубке воняло горелой плотью. Аварийное освещение выхватывало из темноты обугленные мумии, скорчившиеся в противоперегрузочных креслах.
Сержант подлетел к трупу командира: -Наш старик... спёкся.
Медик, подурнев лицом, вцепилась в ворот моего скафандра.
-Мамочки, я сейчас блевану... - пролепетала она.
-Тише, Машенька, тише, - я передал её другому десантнику, а сам добрался до пультов. Они выглядели целыми, разве что клавиши немного оплавились.
-Вспышкой изжарило, - Сержант выглянул в носовой иллюминатор, озаряемый всполохами далёких взрывов. Битва ещё продолжалась.
-Мы торчим тут, как скинхед в Гарлеме, - Буба вышел из ступора, закрутив головой.
-Отставить панику, салага! - сержант покосился на меня: -Блюм, подь сюды.
-Я Блоссом, сэр!
Дуглас смерил меня тяжёлым взглядом: -Ты в этом уверен? Сынок.
-Да, сэр... Но Блюм мне тоже нравится, - я аж вспотел от страха. Известно, что сержанты - настоящие звери. Им даже прививки от бешенства делают. На всякий случай.
-Ты у нас инженер?
-Почти. Я генный инженер, сэр! - промямлил я сконфужено.
-Один хрен, Блюм, - Дуглас нахмурился: -Осмотрись тут. Мы должны найти способ увести эту посудину из-под обстрела.
Я выковырял первого пилота из кресла, чтобы сесть самому. Кнопочки, тумблеры, циферблаты.
-Ну как дела, рядовой?
-Сэр, тут всё по-китайски! - я наугад дёрнул несколько рычагов.
-Ты его знаешь?
-Только алфавит, - ещё несколько тумблеров переключились без видимого эффекта.
-Ооох! - громкий печальный вздох пронёсся по рубке. Все замерли.
-Охохохушки мои... - голос исходил из потолочных динамиков.
-Кто здесь?! - спросил Дуглас громко.
-Чего ж вы сразу кнопочки-то нажимать. Рычажочки-то дёргать...
Сержант заорал: -Придурок, лучше выходи сам! Иначе мы найдём тебя и надерём задницу!
-Солдатушки-ребятушки, не шумите, - в голосе послышалась ласковая грусть: -Не прячусь я. Весь на виду.
Сержант шумно вздохнул, успокаивая нервы: -Ладно. Кто ты такой?
-Меня Сёмой кличут. А тебя, морячок?
-Дэвид Кей Дуглас. Повторяю вопрос. Кто. Ты. Такой.
-Сэр, - зашептал я громко: -Это бортовой компьютер.
-Не гони, Блюм, - сержант отмахнулся.
Тем не менее, ответа на вопрос так и не последовало. Молчание затягивалось.
-Рядовой! Дёргай и нажимай всё подряд.
-Обожди, браток, - раздался всё тот голос: -Не бедокурь.
-Ты компьютер? - Дуглас расчистил ещё одно кресло - рядом с моим.
-Да.
-Почему ты не сгорел при взрыве? - задал я мучивший меня вопрос. Электроника была слабым местом корабля. Вспышка, проникшая через носовой иллюминатор, выжгла бы все микросхемы на борту.
-Микроламповые мы, - с гордостью ответил бортовой компьютер.
-Сёма, - рявкнул сержант: -Уводи корабль в прыжок! Нам на Землю надо.
-Неа.
-Давайте его разломаем к такой-то матери, - предложил Буба.
-Погоди! - осадил его сержант: -Сёма... Мы люди, ты компьютер, значит, ты должен нас слушаться.
-Да ну? - Сёма снова вздохнул: -А волшебное слово?
-Пожалуйста! - нестройным хором проорали десантники.
-Вот не угадали, родненькие... - ласково ответил компьютер: -Я слушаюсь только команд, начинающихся с волшебного слова.
-Чёрт! - Дуглас несколько раз ударил головой о пульт: -Думай, десантник, думай.
Я подозвал Бубу.
-Ну, брат?! Влипли мы? - он кивнул на вспыхивающий бледным светом иллюминатор.
-Да уж... Мысли есть?
-Тикать надо. В скафандрах лететь к "Линнею". По тихому. Пока никто не сообразил.
-Из огня да в полымя, ага. Я про пароль спрашиваю, дубина.
-Пароль... Да мы же старика в глаза не видели. Хрен его знает, что за пароль он мог придумать. Заумное что-нибудь.
-Подожди-ка. Команды должны начинаться с пароля. Вряд ли это что-то сложное...
-Ну дык... - товарищ яростно почесался.
Я словно что-то нащупал - мысль, ещё не успевшую оформиться. Речевая команда включала секретное слово. Что-то, не вызывающее подозрений. Слово-паразит. Что-то безобидное, но произносить его мог только капитан. Я огляделся. На стене висела табличка, представлявшая собой короткое бранное слово, перечёркнутое красным. Подпись гласила: "У нас не матерятся!"
Эврика!
-Диккенс, - крикнул я в тактический интерком: -Рядовой Диккенс!
-Чего?!- послышался сквозь помехи недовольный голос.
-Это Цветочек. Помнишь, старик распекал тебя перед полётом? Ты помял дверь шлюза.
-Ну и что?
-Вспоминай, как капитан ругался.
-Чего?! - Диккенс был туповат, но в десанте этим никого не удивишь.
-Какими словами он ругался, дубина!
-А... Что-то вроде @#$&!
Я опешил. Редко мне доводилось слышать столь же красивые ругательства. Похоже, наш капитан был талантливым лингвистом.
-Ты уверен?
-Точно...
-Кхе-кхе... - я важно прокашлялся и с выражением продекламировал: -@#$&!
Дуглас поднял ошарашенное лицо от приборной доски: -Блоссом, ты за базаром-то следи!
-Мужлан! - медичка всхлипнула, залившись краской. Успокаивавшие её мужчины смотрели на меня с немым укором.
И тут Сёма подал голос: -Пароль принят. Жду команд.
-Доложить обстановку! - Дуглас вскочил, дружески треснув меня по плечу. Буба уже душил меня в объятьях.
В центре рубки развернулась голограмма, изображавшая позиции сторон. "Кроманьон" был белой точкой в центре. К нему приближалась красная точка.
-Кто к нам летит? - Дуглас указал на голограмму.
-Обнаружен новый объект, - Сёма сделал паузу: -Объект распознан как "ракета".
-Мочи её!
-Подтверждаете удаление объекта "ракета"? -произнёс Сёма деловито.
-Да! - заорал сержант.
-Объект "ракета" удалён, - отчитался компьютер.
Но красная точка не пропала. Напротив, она неумолимо приближалась к белой точке.
-Сёма, - я почуял неладное: -Ты куда ракету удалил?
-В корзину.
-Аааааа! Это @#$&! - Дуглас схватился за голову. У железного сержанта сдали нервы.
-Очистить корзину, Сёма, - успел я выкрикнуть прежде, чем две точки слились в одну. Корабль тряхнуло от залпа бортовых орудий.
Немного придя в себя, сержант поднял взгляд к потолку: -Сёма... Веди корабль в мгновенный канал Ганимед-Земля.
-Вот не судьба, братушка, - ответил Сёма меланхолично: -Генератор прыжка погорел.
Эта новость потрясла всех. "Мамочка," - пискнула Маша.
-Цветочек, мне страшно... - Буба высморкался в перчатку и вытер мне об плечо.
-Подождите, - я пробрался к Дугласу: -Сэр, мы можем полететь к Земле на реактивной тяге.
-Семь месяцев двенадцать дней, - отозвался Сёма. -Топлива хватает. Еды - на две трети пути.
-У нас два морозильника... - напомнила медик, потупившись.
-Хм... - Дуглас задумался: -Можно съесть тяжело раненых. Спишем на боевые потери.
-Аки звери дикие... - прокомментировал компьютер.
-Вы неправильно поняли, - встрепенулась Маша: -У нас же один пустой... Добровольцев можно заморозить и в него набить... Правда, мальчики?
Мальчики съёжились и стали отодвигаться к люку.
-Стоять, - рявкнул сержант: -Добровольцев назначать буду я... Сёма, держи курс на Землю.
Корабль ожил. Нас швырнуло к стене рубки. Ускорение было небольшим - половина "же". Но корабль мог поддерживать его часами, набирая нужную скорость.
-Сёма, - Буба обратился к компьютеру, тыча себя в грудь: -Кто такой Базз Олдрин?
-Базз Олдрин? - голос Сёмы дрогнул: -Извини, десантушка. Это засекреченная информация.
-Вот блин! И тут облом.
-Сёма, - у меня тоже появился вопрос: -На борту есть краска?
-Есть, на складе, - с готовностью ответил бортовой компьютер.
-Ты чего задумал, рядовой? - Дуглас поднялся на ноги.
Я подошёл к нему и сказал тихо: -Сэр, я пережил религиозный опыт, когда был без сознания...
-Да ну! - Дуглас внимательно осмотрел мою голову на предмет повреждений, пока я вкратце пересказывал своё видение.
-Блоссом, только если другие тебя поддержат, - сержант хлопнул меня по плечу. -Я не против.
Нам предстояла долгая дорога домой...
Оценка: 6.55*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"