Сизов Вячеслав Николаевич: другие произведения.

прода часть 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 6.63*350  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    рабочий черновик на 17.06.18

  
   Обновление на 22.05.18. рабочий текст...
   Глава
  Никогда не говори: "Надежды нет",
  Даже если тучи скрыли белый свет,
   Знай, придёт наш час, мы вырвемся из тьмы,
  Твердым шагом отчеканим: это мы.
  От зеленых до покрытых снегом стран
  Кровь горячая течет из наших ран.
   Но везде, где капли крови упадут,
   Гнев, и мужество, и сила прорастут.
  Ясным солнцем озарится наш рассвет,
  Где не будет ни врага, ни прошлых бед.
  А погибнем, эту песню не допев
  - Наши внуки пусть подхватят наш напев.
   Нет, не птица в безмятежной вышине
  Эту песню распевала при луне,
  - Средь горящих стен, не сломленный судьбой,
  Пел народ её, идя на смертный бой.
  Никогда не говори: "Надежды нет".
  Даже если тучи скрыли белый свет,
   Но придет наш час, мы вырвемся из тьмы,
  Твердым шагом отчеканим: это мы.
  (Песня еврейских партизан Виленского гетто
  Слова: Гирш Глик Музыка: братья Покрасс 1943)*
  
  *ZOG NIT KEYNMOL (НИКОГДА НЕ ГОВОРИ)
   zog nit keyn mol, az du geyst dem letstn veg, khotsh himlen blayene farshteln bloye teg. kumen vet nokh undzer oysgebenkte sho, s'vet a poyk ton undzer trot: mir zaynen do! fun grinem palmenland biz vaysn land fun shney, mir kumen on mit undzer payn, mit undzer vey, un vu gefaln iz a shprits fun undzer blut, shprotsn vet dort undzer gvure, undzer mut! s'vet di morgnzun bagildn undz dem haynt, un der nekhtn vet farshvindn mit dem faynt, nor oyb farzamen vet di zun in der kayor - vi a parol zol geyn dos lid fun dor tsu dor. dos lid geshribn iz mit blut, un nit mit blay, s'iz nit keyn lidl fun a foygl oyf der fray, dos hot a folk tsvishn falndike vent dos lid gezungen mit naganes in di hent. to zog nit keyn mol, az du geyst dem letstn veg, khotsh himlen blayene farshteln bloye teg. kumen vet nokh undzer oysgebenkte sho - es vet a poyk ton undzer trot: mir zaynen do!
  
   Дождавшись пока полицаи закончат свои дела и уйдут с берега болота, аккуратно, почти не дыша, Соня, поправила маскировку и посмотрела на Михайлова. Сержант улыбнулся ей одними глазами и вновь примкнул с пулемету.
   Заканчивался четвертый день, как бригада ушла, оставив большую группу раненых и гражданских на этом острове среди болот.
  
   Старательными помощниками фашистской охраны с первых же дней стали "хальбдойче" - полунемцы и прямые предатели из числа украинцев, русских, белорусов. Они были не менее, а порою и более жестокими палачами, чем сами гитлеровцы, - ведь известно, что предатель идет дальше врага.
  
  Обновление на 28.04.18. рабочий текст...
   Глава
  Из книги воспоминаний Героя Советского Союза генерала - майора авиации в отставке Паршина Григория Ивановича "Огненное небо" (АИ)
  
   -"Что, ребята, поплыли?"-тихий голос пилота.
  Пятый вылет за сутки, чёрных глаз краснота...
  Чёрт побрал бы такую мужскую работу -
  Увозить жизнь и смерть в полумраке борта.
  Впереди - те, кто ранен... им нужно быстрее...
  На посадке шум, носилок ряды,
  Потому и лежат впереди... чтоб успели
  Им помочь, увести... от судьбы... от беды....
  Сзади... сзади "двухсотые"... крыты палаткой,
  Им не к спеху. Они, заплатив за судьбу,
  Жизни отдали всё. И остались на гладком,
  В бурых пятнах крови полу.
  Ну, а мы в середине. Те, кто жизнью отмечен,
  Чей черёд не сегодня... ни вперёд... ни назад...
  Мы сидим в середине - между болью и смертью,
  И усталость сжимает чёрной лапой глаза.
  ...Я хочу, чтобы те, кто нас любит и верит,
  Помолились за нас, с верой в жизнь на устах,
  Чтобы мы к ним, родным, возвращались скорее,
  Только... не позади... в середине борта!
  ( "Подполковник Суонг")
  
   В июне 1943-го (в РИ это произошло в 1955 году) как вид Военно-Воздушных Сил с непосредственным подчинением Главнокомандующему ВВС была создана военно-транспортная авиация. В нее вошли пять авиационных транспортных дивизий ВВС РККА на самолетах Ли-2. В ВТА вошла и наша смешанная авиадивизия, переданная из НКВД в РККА.
   Первой крупной операцией в составе ВТА, в которой пришлось участвовать нашей авиадивизии, стала высадка и обеспечение в июне 1943 года сил десанта в Белостоке и Беловежской пуще. Ударной силой десанта выступала Брестская - Минская - Невинномысская Кразнаменная штурмовая бригада НКВД.
   Бригада захватила и в течение нескольких месяцев удерживала в тылу врага большой район Белоруссии. На борьбу с десантом противник бросал в разное время по нескольку дивизий.
   Гитлеровцы, обнаружив в своем тылу крупный десант, приложили все усилия, чтобы уничтожить его. В непрерывных боях с превосходящими по численности и вооружению частями противника чекисты-десантники дрались как верные сыны Родины. Они прославили себя дерзостью и смелостью в атаках, упорством и мужеством в обороне.
   Мы чем могли, помогали нашим десантникам. К примеру, 2-й авиаполк участвовал в трех отдельных операциях "по обеспечению боевой деятельности бригады. За 60 боевых вылетов к десантникам были доставлены четыре тонны взрывчатки, 19 тонн боеприпасов, 12 тысяч ручных гранат, 100 противотанковых ружей, 95 минометов, три тонны медикаментов.
   Сказались недостатки в планировании операции. Бригаде НКВД было выделено недостаточно авиационных средств доставки, обеспечения и прикрытия. Военно-транспортная авиация в состоянии была выполнить поставленную задачу только в течение нескольких суток, а этим утрачивалась внезапность. К тому же на этом участке фронта проявляли высокую активность немецкие истребители. Что сразу же сказалось на потерях личного состава и авиатехники. Так командованием Люфтваффе в район Барановичей были переброшины 10. и 12./NJG5 (подразделения ночных истребителей Люфтваффе) во главе с кавалером Рыцарского Креста гауптманом Хайнрихом Виттгенштайном (в РИ он в это время воевал в Голландии). Что соответственно сказалось на результах наших действий. Так только в ночь с 24 на 25 июня в районе восточнее Лиды было сбито сразу 7 транспортных самолетов. На следующий день ВТА на этом направлении потеряла еще 12 самолетов Ли-2. 3 "Антошки" в районе Беловежской пущи потеряла и наша авиадивизия.
   Через несколько дней на аэродромы базирования транспортной авиации были нанесены "звездные" налеты вражеской авиации. В результате чего авиаполки понесли серьезные потери в технике и людях. Так только наша авиадивизия потеряла на земле 6 самолетов и более 60 человек личного состава, в том числе пилотов "Антошек".
   В этих условиях, а также в связи с началом Курской битвы командованием ВТА приняло решение о сокращении количества участвовавших в операции авиатранспортных полков. Тем не менее, каждую ночь, единичные борта прорывались к подразделениям бригады и обеспечивали их необходимыми грузами.
  
  
  Обновление на 17.06.18. рабочий текст...
   Глава
   Я шел по городу, в котором не был два долгих года. Он почти не изменился. Все так же был зелен и чист. Особенно центральные улицы и привокзальная площадь. Мужчин в гражданском практически не было видно. Одни военные в фельграу. С оружием и без. Они были везде. В кафе, на улице, парках и магазинчиках. Поодиночке и группами. Они смеялись, пили пиво, курили, дружески разваривали и читали газеты. Разговаривали с местными девушками или дамами из женских подразделений вермахта. Солдаты вели себя непринужденно и уверенно. Словно нет войны. Они выглядели отдохнувшими и полными сил. Если бы не наличие военной формы и оружия, то их можно было принять за членов большой студенческой команды. Не скажу, что вояки были удручены скорой отправкой на фронт.
   Несколько другая атмосфера была в районах, где располагались госпитали. Оно и понятно ранение резко меняет взгляд на жизнь. Но и тут можно было увидить радостные лица, тех, кого комиссовали по инвалидности и кто ехал в отпуск домой после лечения.
   Из гражданских мне на улице в основном попадались женщины и дети.
  
  Обновление на 17.06.18. рабочий текст...
   Глава
  
   Наши похождения под Брестом не остались незамеченными врагом. Да и трудно это было бы сделать - Брестский жд. узел как минимум выведен из строя на месяц, пять из шести авиаплощадок и аэродромов уничтожены, гарнизон разгромлен, значительное количество военнопленных освобождено. Но вот реакция немецкого командования на все это удивила и озадачила.
   Противник не стал восстанавливать разгромленные аэродромы. Прочесываний территории (к которым мы так усиленно готовились) тоже устраивать не стал, а стянул свои мелкие гарнизоны к авто и железным дорогам, чем усилил их охрану. Вдобавок к этому все вражеские эшелоны теперь ходили с прицепленными впереди и в середине вагонами с нашими военнопленными. Немцы их так и катали от Бреста до Барановичей и обратно. На конечных станциях тела умерших от ран, жажды и голода военнопленных выбрасывали из вагонов, а на их место пригоняли новых парней из концлагерей.
   Помочь ребятам мы ничем не могли. Подходы к дорогам были хорошо прикрыты постами и пулеметными дзотами, а по железке постоянно курсировали вооруженные крупнокалиберными пулеметами и минометами мотодрезины. Кроме того немцы усиленно минировали подходы к железной дороге. Без серьезной подготовке к ней было не прорваться.
   Да и сил, честно говоря, для проведения очередных диверсий было мало. Дорога к Бресту и штурм города нам слишком дорого обошелся. Целыми всего десяток человек и остался. Остальные в бинтах красовались. Весь запас на это ушел. Поэтому я и решил пока воздержаться от активных действий, дав парням прийти в себя.
   Была и еще одна причина вести себя тихо. Активизировались полеты авиаразведчиков врага. Они и до этого часто летали, а тут просто висели над головой. Если бы не "польская" база точно бы влипли.
   Если под Брестом было относительно тихо, то на Пинском направлении было "жарко". Уцепившись за хвост уходящих в леса и болота колонны партизан и бывших военнопленных, немцы подтянули туда свои резервы и попытались взять наших в кольцо. Не получилось. Партизаны их не только остановили, но и, маневрируя, нанесли несколько мощных ударов по врагу. Отбросив противника на всех участках. Практически повторилась ситуация июня-июля 1941 года. Когда остатки одной стрелковой дивизии РККА привязали к себе армейский корпус вермахта. Немцы нервничали и вымещали свою злобу на местном населении уничтожая целые деревни и села.
   В этих условиях из штаба партизанских отрядов Брестской области мне поступил приказ "об организации сводной маневренной боевой группы для защиты населения от немецких оккупантов" (НАРБ. Ф. 1450. Оп. 4. Д. 365. Л. 53.).
   Все это было конечно хорошо и правильно. Вот только выполнить его я не мог по вышеназванным причинам. О чем я и сообщил руководству. Совсем отказываться от борьбы, конечно, не стали, вели разведку, отслеживая деятельность врага, возведение им новых укреплений и ремонт старых.
   Все местное население было выгнано на работы. Кроме того под Брест были доставлены инженерные части из Словакии и Польши. По всему выходило, что противник готовится тут основательно задержать наше будущее наступление. Один из захваченных нами немецких инженеров подтвердил это.
   Совсем неожиданным для меня стал вызов в штаб фронта.
  
  Обновление на 12.06.18. рабочий текст...
   Глава
  
  Сведения штаба партизанской бригады "Народные мстители" Минской области о преступлениях, совершенных карателями во время операции "Котбус" с 24 апреля по 1 июля 1943 г.
  
  1. Полностью сожжены 4 деревни. Частично сожжена 21 деревня. Во многих деревнях сожжены школы, клубы, бывшие помещения с/ советов.
  2. Зверски уничтожено: сожжено живьем, замучено, а потом расстреляно - 197 чел., из них 55 детей возрастом от 13 лет и ниже, 64 женщины, 18 стариков. Несколько человек, убегающих в лес от фашистских варваров, ранены. Многих крестьян избивали до полусмерти.
  3. Полностью ограбили деревни, забрали и угнали скот (коровы, лошади, овцы, свиньи, домашняя птица). Разграбили хлеб, одежду, обувь, имущество, принадлежащее крестьянам, оставивши последних на голодную и холодную гибель.
  4.198 человек молодежи под угрозой оружия забрали на принудительные работы.
  5. Акты перечисленных выше зверств с указанием названий деревень за подписями местного населения и представителя штаба бригады направлены в штаб п/движения в последних числах июня месяца.
  
  Начальник шт[аба] п[артизанской] бр[игады] "Народных мстителей" Копонев
  (НАРБ. Ф. 1450. Оп. 4. Д. 168. Л. 133. Подлинник. Рукопись)
  
  * * *
  
  Из информации члена бюро Бегомльского райкома КП(б)Б Ф.И. Дернушкова о преступлениях, совершенных в районе немецкими оккупантами 14 июля 1943 г.
  
  [...] Зверства, чинимые немецкими оккупантами в районе Со дня оккупации района немецкие власти беспощадно начали расправляться с русским населением, расстреливать, вешать, сжигать на огне. На протяжении осени 1941 г. и весны 1942 г. полностью уничтожили еврейское население в районе, причем необходимо отметить, что всех убитых в количестве свыше 250 человек сгрузили в две ямы, детей бросали живыми и зарывали их. Деревню Савский Бор всю сожгли, не осталось ни одного дома, имущество населения сгорело, скот угнали с собой.
   В июле мес. 1942 г. немецкие варвары, забравшись в д. Замошье, сожгли полностью 82 дома и расстреляли 16 семей, в том числе 6 грудных детей.
   В сентябре мес. 1942 г., окружив местечко Мстиж, начали повальный грабеж и поголовное уничтожение населения, тот, кто не успел удрать - погиб. В этом местечке уничтожили 270 чел., часть из них сожгли в домах, а 70 человек, согнав в один из погребов, расстреляли. После этого этот погреб подорвали и тот, кто еще был жив, был уничтожен. После взрыва остались только куски человеческого мяса.
   Крестьянин из дер. Рамжино, пахавший на поле свою полоску, ни в чем невиновный, был забран от плуга и отвезен в жандармерию, после чего был повешен в районном центре и не разрешали труп снять на протяжении пяти дней.
   За время хозяйничания в районе немцы полностью сожгли и частично уничтожили население д. Валожое, Вольберовичи, Бирули, Домашковичи, а также целый ряд деревень нашего района.
   С трудом можно найти человека, чтобы не испробовал розог, дубинок от немецких властей. Немецкие захватчики беспощадно расправляются с женщинами, ворвались в деревню Вольберовичи, они сложили одна на одну женщин и, тешившись, начали расстреливать из автоматов. После расстрела этих женщин бросали в горящие дома, случайно спаслась со всей деревни одна женщина, которая также была брошена в костер, но под покровом дыма выползла [... ]
  
  (НАРБ. Ф. 4п. Оп. 33а. Д. 496. Л. 48-55. Подлинник)
  
  * * *
  
  Из сообщения БШПД в ЦК ВКП(б) о преступлениях, совершенных немецкими оккупантами на территории Беларуси 23 июля 1943 г.
  
  [...] Не достигнув своих целей в борьбе с партизанами, фашистские изверги вымещают звериную злобу на мирном населении. Ворвавшись в дер. Пристань Минской области, фашистские мерзавцы собрали 230 мужчин и здесь же за деревней всех их расстреляли, а затем окружили деревню и зверски расправились с детьми, женщинами и стариками.
   Дер. Рябцы немцы сожгли дотла, а жителей этой деревни поголовно всех расстреляли. Немецкие бандиты учинили жуткую расправу над семьей учительницы д. Теплень Минской области. Учительницу здесь же, на глазах у малолетних детей, расстреляли, а ее двух мальчиков, перепуганных, за ноги вытащили из-под кровати, вынесли их во двор, подбросили их вверх и под падающих подставили винтовки со штыками. Заколотых детей выбросили за забор.
   В апреле месяце с.г. на ст. Талька Минской области прибыла полевая жандармерия. На ст. Талька арестовала 80 чел. бывших советских работников и в м. Горки свыше 150 чел. Часть из них на месте расстреляла, а остальных отправила на каторжные работы в Германию.
   В апреле месяце в Полоцком и Городокском районах Витебской области немецкие бандиты сожгли дотла несколько десятков населенных пунктов. 52 жителя сожженной деревни Заборье заперли в кузнице и сожгли ее вместе с людьми.
   В марте месяце гитлеровцы сожгли д. Рудково Узденского района; 27 жителей этой деревни заперли в дом и сожгли их.
   В д. Колодино часть жителей изверги раздели донага, положили на снег и подвергли пыткам шомполами, после этого трех человек расстреляли. Оставшееся в живых население ушло в леса.
  
  Начальник Белорусского штаба партизанского движения П. Калинин (НАРБ. Ф. 1450. Оп. 1. Д. 14. Л. 75-76. Заверенная копия)
  
  
  Обновление на 16.06.18. рабочий текст...
   Глава
  
   Начиная с апреля немецкое командование с Запада на Восточный фронт в район Могилева, Орши, Бобруйска и Жлобина перебрасывало значительное количество войск, техники, боеприпасов и других военных грузов. В мае с.г. на ст. Минск ежедневно прибывало 8-10 воинских эшелонов с танками, автомашинами, войсками и разными грузами, идущих к линии фронта в направлении вышеуказанных городов.
   В направлении г. Орша пдразделения пехоты передвигаются на автомашинах.
   Вокруг г. Минска строится и восстанавливается сеть оборонительных укреплений, особенно сильно укрепляются подступы к вокзалу. На улицах города строятќся ДОТы и ДЗОТы с круговым сектором обстрела, в домах устраиваются бойницы, на крышах зданий установлены зенитные и ручные пулеметы. На окраинах города усиленными темпами проводятся оборонительные работы по созданию укреплений.
   В 5-километровой зоне от города проходит линия окопов с ходами сообщения. На оборонные работы мобилизовано все городское население с 12 до 60-летнего возраста. Все строительные работы производятся под руководством немцев, рабочие на работу сопровождаются усиленным вооруженным конвоем.
   В г. Минске и его окрестностях расквартированы отдельные танковые, артиллерийские части, подразделения СС, СД и РОА, которые подготавливаются для участия в боях на Восточном фронте. В городе также расположены тыловые части, авиаподразделения, различные склады, базы и несколько штабов.
   Промышленные предприятия города полностью работают на оборону, главным образом, на восстановление выведенных из строя танков, автотранспорта и артиллерии.
   Один из жителей г. Минска показал следующее: "...В бывшем доме правительства, по Советской улице, размещается крупный немецкий административный центр, объединяющий в себе руководство различными немецкими предприятиями и учреждениями. В этом здании находится большое количество немецких офицеров. У подъезда в здание круглосуточное движение большого количества легкового автотранспорта. К дому правительства немцами проложена железнодорожная ветка и часто подходят составы, так как во дворе имеются склады.
   По ул. Советской, в полукилометре от Московской магистрали, в 5-этажном полукруглом здании размещается штаб воздушных сил.
   На юго-восточной окраине города Минска имеется аэродром, на котором базируется до 200 самолетов. Из них 120 бомбардировщиков, около 15 истребителей "Мессершмидт-109" и "Фокуке-Вульф", а также транспортные самолеты.
   На северной окраине города также расположен аэродром, там имеется до 20 самолетов. Аэродром обнесен проволочным заграждением и охраняется немецкими солдатами.
   ...В полутора километрах от города, на западной окраине, недалеко от линии железной дороги Минск - Вильно расположена нефтебаза, снабжающая авиацию. По ул. Комаровка в деревянных бараках размещен большой продовольственный склад.
   В Минске имеется две ремонтно-восстановительные мастерские - одна по Червеньскому тракту, а другая - на североќвосточной окраине города.
   В мастерской по Червеньскому тракту видели до 30 отремонтированных орудий разных калибров и около 1000 орудий, привезенных для ремонта.
   ...Основная база горючего и смазочных материалов находится по Могилевскому шоссе, на ж.д. ветке между мест. Красное Рочище и окраиной города. Горючее и смазочные масла содержатся в больших чанах, цистернах и бочках, которые врыты в землю.
   В недостроенном здании авиазавода (около Красной Рочище) организован склад запасных частей и авиамоторов. Здесь же в корпусах имеется крупный гараж, в котором находится большое количество автомашин, прибывших из Германии.
   В здании бывшего гаража совнаркома БССР производится ремонт пушек. В этом же здании ремонтируются самоходные пушки.
   На бывшем заводе им. Ворошилова производится ремонт танков, наш агент видел во дворе завода до 100 машин, привезенных для ремонта.
   В городе работают две электростанции, трамвай, кожевенный, спиртоводочный, дрожжевой заводы, мясокомбинат и колбасная фабрика.
   Один из агентов сообщил : "...В военном городке в одном из зданий размещается штаб немецкой авиационной части. По Червеньскому тракту напротив военного городка в одном из зданий размещена немецкая танковая или артиллерийская школа. В большом полукруглом здании размещается крупный штаб авиаќсоединения
   ... В Минске располагаются главным образом тыловые, авиационные подразделения и части СС. В военном городке в казармах расположена немецкая танковая часть, имеющая до 1000 человек личного состава, на вооружении до 60 самоходных 88 мм пушек. Солдаты и офицеры этой части носят немецкую форму с изображением на петлицах черепа и скрещенных костей.
   В конце Советской улицы расквартирована пехотная часть до 4 батальонов личного состава.
   ...В 2 километрах от г. Минска в сторону мест. Красное Рочище в больших корпусах дислоцируется пехотный полк.
   Помимо регулярных войск в г. Минске по Советской улице в 10 домах расквартирована часть СС численностью до полка и на восточной окраине города в кирпичном здании по Гомельскому шоссе расквартированы войска немецкого карательного органа СД.
   По улице Комаровка в деревянных бараках размещены подразделения так называемой "Украинской охранной полиции", которые используются для борьбы с партизанскими отрядами, а также в городе расквартированы подразделения "Белорусской краевой обороны".
   Кроме того, в г. Минске имеются созданные русские части СС из быв. военнослужащих Красной Армии различных национальностей, обмундированы в форму немецких войск СС и предназначаются для участия в боях на Восточном фронте. Вблизи военного городка, в деревянных бараках размещены подразделения РОА, которые ранее подготавливались для участия в боях на Итальянском фронте.
   По Червеньскому тракту в двухэтажных домах размещена школа, якобы создаваемая немцами "Белорусской армии", в этой школе имеется до 500 чел. белорусской национальности, которые подготавливаются к очередным боям на Восточном фронте.
   Население города ненавидит немцев и с нетерпением ждет прихода Красной Армии. Отдельные лица, добровольно поступившие на службу в административно-карательные органы оккупационных властей: городское управление, комендатуру, полицию, госпитали и воинские части, стараются держаться за немцев и среди населения ведут соответствующую пропаганду, восхваляя немецкую армию и существующий режим.
   В райцентре Осиновичи, Свислочь, в с. Вязье и на бывшем заводе "Красный Октябрь" (в пяти км от Свислочь) располагаются основные силы дивизии СС, которая ведет борьбу с партизанами и несет охранную службу. На вооружении дивизии имеются 45 мм пушки, минометы, станковые, ручные пулеметы и автотранспорт. Дивизия укомплектована бывшими военнослужащими Красной Армии, полицейскими и добровольцами из числа гражданского населения.
   По сообщению разведчиков около больших лесных массивов по левому берегу реки Березина находятся добровольческие и немецкие части для борьбы с партизанами.
   В направлении Бобруйска проходили эшелоны преимущественно с войсками и незначительное количество с военными грузами и боеприпасами.
   Вблизи г. Бобруйска в совхозе Дуриничи размещена рота немцев, занимающихся обучением собак и выезжают на борьбу против партизан.
   В селе Косье и мест. Красный Октябрь до последнего времени дислоцируется строительный полк, личный состав которого используется на строительстве моста через реку Березина в селе Косье. В полку имеется большое количество автотранспорта.
   В 2-3 км от г. Бобруйска, по левую сторону Минского шоссе, имеется аэродром, обнесенный проволочным заграждением. Аэродром замаскирован. На нем базируется до 20 самолетов.
   В Бобруйской крепости содержатся под стражей до 2 тыс. человек военнопленных и до тысячи человек гражданского населения, арестованных по подозрению в связях с партизанами.
   В окрестностях города Бобруйска имеется 4 лагеря для гражданского населения и военнопленных, которые используются на различных работах.
   Вблизи крепости в 1942 году немецкие карательные органы расстреляли несколько тысяч военнопленных. Наш агент утверждает, что он лично видел, где был произведен расстрел и похоронены трупы. На том месте сейчас поставлены два больших черных креста.
   В лагерях для военнопленных созданы невыносимые условия, пленных кормят один раз в сутки, выдают только по 200 граммов хлеба-суррогата. От голода возникают различные болезни и имеется большая смертность.
   В г. Бобруйске немецкая комендатура размещена по Главной улице, вблизи детского кукольного театра в белом школьном здании.
  
  
  Обновление на 16.06.18. рабочий текст...
   Глава
  
   Русские вновь перешли в наступление на Борисов и Минск. Как сказали в штабе дивизии - русские слишком хорошо знали все наши проблемы со снабжением, состоянием линии обороны и резервов. Уже в первые сутки противник на участке Логойск - Янушковичи прорвал нашу оборону и его войска в быстром темпе продвигались в направлении Минска и Жодино. Остановить их было некому.
   К этому времени командование ГА "Центр" собрало все боеспособные резервы для отражения удара русских под Белым. В том числе и нас. Несмотря на то, что мы не закончили формирование.
   Командир дивизии, собрав офицерский состав, зачитал приказ командования - любым способом сдержать наступление противника.
   Выполняя приказ, мы выдвинулись на северо-восток. Дивизию усилили танковым полком, прибывшим из Франции, и русскими перебежчиками.
   Мы едва успели занять позиции у Дубовики, перекрыв дорогу н Смолевичи, как из леса появился вал русских танков. Около двадцати тяжелых русских танков атаковало нас. Это было что-то страшное! Никогда позже или ранее я не чувствовал себя как в тот день. Мне казалось, что остановить движение этих стальных монстров просто невозможно. Тем не менее, мой долг офицера перед солдатами и Германией требовал принять необходимые меры.
   Трофейные русские противотанковые ружья и наши "панцерфаусты" могли остановить русские танки всего лишь на сотне метров, противотанковыми гранатами и минами мы могли отбиться на десятке метров от себя, а на дальних дистанциях нам могла помочь только артиллерия. И она не замедлила.
   Орудия ударили из-за наших спин. Разрывы снарядом покрыли поле. Несколько русских танков было подбито, и они остановились, но проболжали бой, стреляя из своих орудий. Остальные русские "монстры" неслись вперед. Наши артиллеристы все чаще и чаще посылали свои снаряды, чтобы остановить их. На поле горело уже с десяток русских танков, но остальные неумолимо неслись вперед.
   Нам говорили, что русские безстрашно идут в бой, потому что за их спинами стоят отряды НКВД и расстреливают всех отступивших с поля боя. Я этому не верю, и этому не поверят все те, кто вместе со мной пережил этот бой. Я видел, как из горящих танков помогая друг другу, вылезали танкисты. Многие из них были ранеными и обожженными но, тем не менее, они не бросали оружие и, заняв позиции в ближайщих воронках, поддерживали огнем пулеметов и автоматов атаку своих товарищей. Были даже те, кто в пехотном строю атаковал наши позиции.
   Мы напрасно бросались на вражеские танки, чтобы предотвратить катастрофу. Но ничто не могло их остановить. Орудия и противотанкисты били без остановки, но, тем не менее, русские прорвали фронт и несколько их танков ворвались в наши тылы и там были слышны выстрелы танковых орудий. Как наших, так и русских.
   Вкоре русские вновь атаковали нас с фронта большими массами пехоты и танков. Мы отбивались, сколько могли - русские десятками своих трупов и сгоревших танков устлали поле перед нашими позициями, но я понимал, что в итоге рано или поздно мы потеряем эти позиции.
   Наши танки были посланы в самоубийственную контратаку, так как они уступали в численности русским в несколько раз. Их машины своими траками вспарывали чужую землю. Чтобы выиграть час, час, который мог спасти десятки тысяч солдат рейха, немецкие танковые экипажи погибли до последнего человека. Ни один из наших парней не вернулся. Ни один танк. Ни один человек. Приказ есть приказ. Они пожертвовали собой, чтобы спасти остальных.
   Вскоре послупил приказ из штаба дивизии на отход. В нашем секторе мы отбили атаку русской пехоты, но она обошла нас справа и слева. Там противник, подавив сопротиление наших подразделений, глубоко вклинился в нашу оборону.
   Начался дождь. Этот дождь буквально опустил небо нам на головы и спас наши жизни. В ясную погоду вражеские самолеты уничтожили бы нас.
   Я, как можно быстрее, под непрерывным ружейно-пулеметный огнем противника, стал отводить оставшихся в живых солдат. Другим это не удалось сделать. Подошедшая русская артиллерия открыла свой опустошающий огонь по нашим оборонительным позициям и тылам. Все еще не могу понять, как я уцелел, когда снаряды рвались в двух-трех метрах от меня и осколки проносились мимо ушей. Укрытые завесой дождя, мы, пыхтя и отдуваясь, бежали что есть сил.
   Коридор был очень узким. Тыловые подразделения, сумели удержать брешь во вражеском фронте шириной всего несколько километров. В полку сохранилось несколько десятков автомашин, стоявших замаскированными в овгаре и потому не замеченные танками противника. На эти автомашины мы погрузились и тут же помчались в тыл. Вражеские танки и пехота гнались за нами по пятам.
   Местность была холмистой и заросшая лесом. Мы мчались с одного холма на другой. На дне каждой ложбины, на дорогах и тропинках виднелись разбитые машины, и десятки мертвых солдат великой Германии лежали на окровавленной русской земле.
   Вражеские орудия беспощадно расстреливали эти проходы. Мы падали на раненых и окровавленных людей. Мы пытались найти укрытие среди мертвых. Повозки переворачивались. Лошади бились брюхом кверху, пока пулеметные очереди не выпускали их кишки прямо на землю.
   Мы едва успели пересечь ложбину, как по нас открыли огонь снайперы и артиллерия русских, расположившиеся по обе стороны коридора. Люди кричали и падали на колени, пытаясь руками удержать вываливающиеся внутренности. Земля, поднятая разрывами снарядов и мин, густо засыпала умирающих. Через пять минут мы еще могли видеть их щеки, носы и пряди волос. Но уже через десять минут виднелись только земляные холмики, на которых спотыкались следовавшие за ними.
   Раненные в котле, сотни, которых лежали на повозках, жалобно вскрикивали во время этой бешеной гонки. Лошади попадали в воронки. Повозки переворачивались, выбрасывая раненых кучами. Тем не менее, наша колонна следовала дальше.
   Мне было видно, как сзади нашу колонну стала догонять русская тридцатьчетверка. Она своей массой ударила концевые машины и, двигаясь на большой скорости, уничтожила почти половину колонны, разбрасывая их в стороны со своего пцти. Сидевшие в автомашинах солдаты вылетали из кабин и кузовов. Попадавшиеся на его пути повозки танк крушил с ужасной жестокостью. Он давили их, как спичечные коробки, прямо на наших глазах - лошадей, раненых и умирающих людей. Под угрозой неминуемой смерти под стальной тушей танка мы бросили автомашины и побежали дальше, надеясь только на свою удачу и ноги...
   Мы имели краткую, очень непродолжительную передышку спрятавшись в гуще леса. От тех с кем мы держали оборону, осталось всего несколько десятков уставших и ослабленных быстрым бегом человек многие из которых оказались ранеными. В том числе и я. Осколок попал мне в руку. В горячке боя и последующего бега я этого даже не заметил. Разосланные во все стороны разведчики вскоре привели еще полсотни солдат отставших от своих подразделений, в том числе и солдат из числа "восточников". Отдых нельзя было затягивать, русская пехота в любой момент могла начать прочесывание, а это было чревато пленением и смертью. Отдышавшись от бега, перевязав раны и немного поев, мы тронулись дальше.
   Путь на запад для нас был закрыт, поэтому я решил вести группу на юг. Лучше всего это было сделать, двигаясь около дороги.
   Едва мы приблизились к ней, как, увидели длинные колонны русской пехоты и казаков, скачущух на юго-восток. В ту же сторону двигалась артиллерия и танки. Много танков.
   Я дал команду замереть и замаскироваться. Нам следовало вести себя как можно тише. Вернувшиь в чащу, солдаты разбили лагерь, а я с несколькими унтер-офицерами вернулся вести наблюдение за врагом. Его колонны шли и шли по дороге стремясь окружить наши части.
   Ближе к вечеру я вернулся в лагерь и дал команду выдвигаться. За это время в лагере добавилось народа. К нам прибилось до сотни солдат и несколько офицеров ставших под мою команду. Среди них было много раненых в том чсиле и тяжелых. Бросать их не стали. Решили, что будем нести их до конца.
   С наступлением темноты движение колонн врага не прекратилось. Поэтому пришлось вести себя осторожно.
   Мы прошли по лесу не менее 10 километров, но не видели никого из наших солдат. Только трупы, одетые в фельдграу и остатки разбитой техники. Увиденное заставляло нас идти вперед как можно быстрее. Ранение подтачивало мои силы. Но гонку следовало продолжать любой ценой.
   Около полуночи воспользовавшись паузой в движении русских, удалось прорваться через дорогу на запад.
   После долгого раздумья я решил изменить направление движения и прорываться к Минску. Почему туда? Потому что русские развивали свое наступление на юг, общим направлением на Бобруйск. Так что у нас был шанс лесами уйти на запад...
   Мы, стараясь не шуметь, шли через лес, заваленный трупами наших комрадов, разбитой техникой и брошенным вооружением. Гул сражения настигал нас со всех сторон. Движение томозили небольшие болота и ручьи, овраги и лесные завалы.
   На одной из лесных просек разведчикам повстречалась большая группа повозок с ранеными из дивизии СС, что держала оборону недалеко отсюда. Они слезно просили не оставлять их на растерзание большевикам. Пришлось брать с собой. От этого скорость движения резко упала.
   Из разговоров с медиками стало известно, что русские прорвали фронт их дивизии сразу на нескольких участках и широкой волной развивают наступление на юг и в сторону Минска.
   Как только заалел рассвет, я дал команду остановиться для отдыха. Мы рухнули на опушке полумертвые. Отдых оказался недолгим. Вернувшиеся из поиска разведки привели с собой большую группу солдатнашей дивизии выходявших из окружения, как и мы. Командовавший ими старший унтер-офицер Бойзе сообщили, что дорога на запад перекрыта. В километре от нас расположилась танковая часть с пехотным десантом русских. Севернее казаки, которые всю ночь вели бой с выходящими из окружения нашими солдатами. Такое вынужденное соседство с противником меня не прельщало. Следовало немедленно уходить. Но куда?
   За время, что мы шли по лесу, умерло несколько раненых. Бежала часть "восточников", видимо, решивших прорываться отдельно от нас. Продукты и медикаменты заканчивались. Изучив карту, я понял, что единственно возможным направлением движения был путь через лес на юго-запад, по лощине к Минской трассе, где шли бои и была вероятность встретить наши войска.
   Обсудив с офицерами разведсведения, мы решили действовать именно так.
  
   Обновление на 17.06.18. рабочий текст...
  
   Сейчас по прошедствии времени я могу сказать, что это было неверное решение. Я уверен, что наиболее правильным было бы тогда сдаться в плен. Но мы не владели обстановкой, но верили в силу немецкого оружия, умение командования остановить наступление противника.
   Сначала все было хорошо. Благодаря разведчикам и боковым дозорам мы быстро продвигались вперед. Справа от нас за стеной леса слышалась сильная артиллерийская пальба, что только добавляло нам скорости. Мы ьежали и задыхались, внутри все горело, но двигаться быстрее мы не могли.
   Не выдержав дороги и нагрузки, сломалось несколько повозок. Наскоро перераспределив раненых на остальные повозки, мы продолжили свой путь.
  
   Согласно карте лощина выходила на большую поляну, обойти которую не представлялось возможным. Нам предстояло преодолеть метров пятьсот окрытого пространства, чтобы вновь скрыться в лесу. Делать это днем был опасно, но и ожидание темноты было не менее губительным. В любой момент могли появиться русские. Голос разума, тем не менее, говорил остаться пд сенью леса. Но желание побыстрее соединиться со своими войсками пересилило все разумные доводы и на совещании было принято решение двигаться дальше.
   Нам удалось преодолеть всего сотню метров, как неожиданно справа из леса на поляну выскочило несколько русских танков, ударивших по нам из своих орудий и пулеметов отрезая путь к лесу. Следом за ними появилась русская кавалерия галопом несущаяся на нас.
   Нам некуда было деваться на окрытом пространстве. Вокруг рвались десятки снарядов, осыпая нас осколками. Лес уже не мог укрыть нас от русских. Наше положение было отчаянным. Но сдаваться никто не хотел или просто скрывал это от своих боевых товарищей.
   Мы должны были бежать прямо вперед и спасти то, что получится спасти. Отважный бросок вперед давал шанс избегнуть гибели. Кое-кто из моих солдат попрбовал бежать дальше. Люди помчались вперед к лесу. Однако в ту же секунду они рухнули скошенные пулеметным огнем и под разрывами снарядов.
   Двое измученных гренадеров дросились вперед навстречу танкам врага, каждый держал панцерфауст. Казалось, что они не понимали вообще ничего и волокли панцерфаусты чисто механически. Укрывшись за перевернутой повозкой, они заняли позиции и направили свои панцерфаусты на приблежающиеся танки. Последовали два взрыва. Два ближайших вражеских танка, находившиеся почти вплотную, взлетели на воздух. Но наша радость была недолгой. Следовшая за танками пулеметкая "бахча" разнесла героев на атомы, а потом принялась за нас.
   Крупнокалиберные пули пробивали повозки и людей насквозь, вырывая куски мяса из тел солдат. Те, кто еще несколько минут назад дышал, думал, верил в свое светлое счастье и будущее превращались в куски бесчувственного, мертвого мяса.
   Незнаю, почему, но пули врага обходили меня. Я стоял среди тех, кто доверился мне, а теперь умирал на моих глазах.
   У меня в руках был автомат, за поясом торчали 6 магазинов по 32 патрона, еще 6 магазинов - за голенищами сапог. Вдобавок в подсумке лежали еще 300 запасных патронов. Но я так и не смог поднять оружие и застрелиться. Ккое-то наваждение и слабость охватили меня, и я безучастно смотрел на происходящее вокруг. Ожидая только одного - когда русская пуля или сабля закончат мою жизнь. Я молил бога только об одном, чтобы все происходящее как можно быстрее кончилось.
   Прямо на моих глазах советский танк налетел на повозки с ранеными, раздавил их, сровнял с землей. Раздались ужасные вопли, крики умирающих, истерическое ржание раздавленных лошадей, судорожно бьющих копытами.
   Около меня оказалось несколько солдат ожидавших своей участи. По странной прихоти судьбы нас не убили, а только разоружили и увели за собой. Пройдя несколько сот шагов, я оглянулся назад, на место бойни, мысленно попрощавшись с тремя сотнями солдат, навечно оставшимися по моей глупости и не расчетливости в лесах России...
  
  
  Обновление на 12.06.18. рабочий текст...
   Глава
  
   - Андрей Григорьевич, скажите, стоило из-за этого немецкого майора устроивать такой "сыр- бор"? Столько хороших ребят положили!...
  - Поверьте Владимир Николаевич оно того стоило. Майор в разведке Германии еще при царе служил. По нашим сведениям в основном против России и работал. До недавнего времени майор занимался подготовкой и заброской в наш тыл агентов из числа наших бывших граждан. Под его командованием в Абвере цклая группа действовала. Майор лично к себе в группу людей и агентов отбирал. По лагерям для военнопленных и абвершколам неоднократно ездил, наиболее перспективных агентов себе отбирал. На очень хорошем счете у самого шефа немецкой разведки адмирала Канариса был. О многих шпионских миссиях германской разведки осведемлен. Так что сами понимаете, сколько он знает и может рассказать.
   - А расскажет?
   - Расскажет. Никуда не денется. Да и не будет он сильно скрытьничать. Прекрасно понимая, что для Германии все скоро закончится нашей Победой. Он и до этого частенько критически о немецком командовании и войне с нами отзывался. Есть достоверные сведения, что гестапо за его высказывания арест майора планировало. Так что надеюсь, не будет он от нас ничего скрывать. Ну да о нем хватаит. Лучше давай поговорим о вас.
   Твоя бригада свою роль на фронте выполнила. Поэтому в ближайшие часы вам предстоит отойти в тыл на отдых и доукомплектование.
   Отдыхать вам правда придется активно. Займетесь очисткой тыла фронта от остаков немецких войск и их прислужников, в том числе украинских и польских националистов. Они голову тут станут поднимать.
   Базироваться будете в Бресте.
Оценка: 6.63*350  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  N.Zzika "Лишняя дочь" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | С.Шёпот "Ведьма Пепельных Туманов" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Мелоди "Тайфун Дубровского" (Современный любовный роман) | | Vera "История одной аренды" (Современный любовный роман) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | В.Свободина "Дурашка в столичной академии" (Городское фэнтези) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Ты мой яд, я твоё проклятие, книга 2" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"