Сизов Вячеслав Николаевич: другие произведения.

прода часть 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 6.47*282  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    рабочий черновик на 15.02.18.

   Обновление на 05.01.18. рабочий текст...
   Глава
   Опять на стыках рельс стучат колеса, за вагонным окном проплывают темные ели и сосны, в соседних купе "расслабляется" военный народ, а на выходах из вагона стоят вооруженные автоматами дневальные из числа моих "архангелов". Я наконец-то еду на фронт. Точнее не так. Я, наконец - то возвращаюсь к себе в бригаду, чтобы участвовать в боях.
   Хватит, побыл в "больших начальниках", наслушался шороха бесконечных бумаг, пора заняться более привычным делом - бить врага, а то скучно в кабинете без запаха напалма по утрам, грохота недалеких разрывов артиллерийских снарядов и визга осколков над головой. Тем более, когда приближаются такие события как Курская битва и полное освобождение Белоруссии от оккупантов.
  
  Обновление на 10.02.18. рабочий текст...
   Глава
   Отпустив штабных и остальных командиров отдыхать, я вновь стал прокручивать в голове полученные сведения и "обсасывать" задание.
   Да нарезали задачку!!!! Теперь сиди и думай, как взять и уничтожить Абверцентр!!! Это только на словах все легко и просто, а на деле вылезает куча проблем, после которых жить не хочется. Тут как раз такая ситуация и намечается. В Алексеевке и Невиномысске полегче и попроще было. Всего-то высадиться, захватить аэродром, разгомить гарнизон и удерживать свои позиции пока свои не подойдут. Да и авиацию при необходимости позвать можно было. А тут, увы, это не получится.
   Во-первых, слишком далеко от линии фронта. Так что на помощь оттуда рассчитывать не стоит. Придется вести маневренную войну - быть все время в движении и наносить удары там, где нас не ждут. А ждать будут везде. Ближайшие к пуще гарнизоны точно усилят, а по следу егерей из ягдкоманды пустят.
   Во-вторых, противник совсем другой намечается, исконных так сказать, немецких голубых кровей. Армейская аристократия - элита мать ее.
   В разведупре фронта уточнили, что нас ожидает в Беловеже, Бельск-Подляски и Белостоке. Так совсем малость...
   В Беловеже под сотню абверовцев, всех чинов и должностей. Отделение разведки люфтваффе - человек двадцать. Охраны пара батальонов - батальон наземной службы Люфтваффе и малюсенький такой отдельный егерьский отряд спецов Геринга численностью в 700 штыков. Гестаповцы, жандармы, железнодорожники ну и вдобавок к ним местные полицаи. Неплохая такая солянка получилась. А разхлебывать ее придется нам.
   Есть еще один не маловажный момент - сам дворец и пристройки к нему.
   Охотничий дворец расположен на небольшом пригорке. Вокруг него на территории в пятьдесят гектаров раскинулся прекрасный парк, с многовековыми дубами-великанами. На одной из башен дворца установлена мачта радиостанции. Часть комнат оборудована металлическими дверями. На первом этаже дворца в холле висела огромная карта Восточного фронта. Дежурный офицер ежедневно отмечал на ней флажками обстановку.
   Подвальные помещения дворца переоборудованы под тюремные камеры, куда доставляются для допроса в основном наши сбитые летчики.
   Вообще дворец расположен так, что исключает возможность наблюдения за ним со стороны вражеской разведки. Каждая подозрительная личность там сразу бросается в глаза. Хорошо, что партизаны наблюдение вели со стороны и старались не афишировать свое присутсвие.
   Спасибо и нашему парню, что работает в самом логове врага. Вон как схему расположения гитлеровских подразделений в Белостоке, Беловеже и дворце нарисовал. Все посты охраны обозначил. В парке вокруг дворца установлены караульные будки и щиты с предупреждением, что вход на территорию парка запрещен под угрозой смерти. Все тропинки и дорожки взяты под усиленный контроль. Часть постов вынесена в пущу.
   Далее. Невдалеке от дворца, спрятавшись в деревьях, стоит гофмаршальский дом он же "охотничий домик". С лета 1941 года в нем размещается филиал Института имени Геринга.
   В парке же находится "егерский дом", а сразу же за воротами - дом для царской свиты.
   Рядом с воротами разместился батальон наземной летной службы. В зданиях лесничества и почты находится филиал белостокского гестапо и подразделение жандармов. В бывших царских казармах расположился отборный отряд полиции.
   Почти все свободное время офицеры Абвера и гарнизона проводят в казино, размещавшееся в бывшем охотничьем домике Александра III. Там они питаются, играют в карты и бильярд, зависают за выпивкой.
  
   Итак, что мы имеем на сегодняшний момент. Во всех изученных нами документах указывалось на то, что значимых боев на территории района и Беловежа ни в 1941 году, ни в последующее время не велось. Партизанское движение в пуще не заладилось благодаря активным действиям отдельного егерьского отряда майора (в 1941 году капитана) Фреверта и 322 полицейского батальона. Только в июле 1941 г. в течение 6 дней они 35 деревень сровняли с землей, а около 6000 жителей были переселены на восток в специально назначенные населенные пункты. В конце августа 1941 года "еврейская проблема" в Беловеже в известной степени была "решена".
  
   В Белостоке тоже "не сахар". Гарнизон - местные полицаи и немецкие фельджандармы. Кроме того в городе расположены воинские части, которые перебрасывались сюда с Запада, комплектовались, проходили подготовку и отправлялись на Восточный фронт. Точное количество их неизвестно. На момент нашей атаки их в городе может и не быть. Только вот гарантировать это никто не может.
   Что еще? Охрана шталага 316 (шталаг (лагерь для рядового и сержантского состава) располагался: по состоянию на 1 июля 1941 года в польском городе Siedlce, точнее польская деревня Воля Сухожебрская, расположенная вблизи города Siedlce/Седльц, входящая ныне в волость Креслин уезда Седльце Мазовецкого воеводства. По состоянию на январь-июнь 1942 года в городе Волковыске; в июле 1942-июне 1943 гг. в городе Białystok). Численностью около батальона. В основном укомплектована из солдат старших возрастов 6-го Рейнского округа вместе с резервным батальоном из города Аквизграна.
   Добавим сюда же отделение абвера, расположеное на улице Пивну.
   На авиационной базе Крывляны народа не меньше. Батальон наземной службы Люфтваффе, зенитчики и летный состав неизвестного количества. Итого в пределах 700 человек. Не хило так. Зато как уверяют, полоса пригодна для посадки "Антошек". А это самое главное...
  
  Обновление на 15.02.18. рабочий текст...
  Из беседы штабных офицеров вермахта вечером 14.06. 1943 г. Бобруйск
  
  - Ну и что ты теперь скажешь мой великий начальник?
   - Ты о чем Вильгельм?
   - О высадке русского десанта в Белостоке и гибели нашего отделения в Беловеже! Других плохих новостей, кроме партизанской "рельсовой прилюдии" русского наступления в нашем тылу, я пока не знаю.
   - А ты об этом! Что ж ты вновь оказался прав, а уменики из штаба Клюге как всегда прозевали твои прогнозы.
  - Карл. Позволь спросить? Ты на удивление спокоен. И это притом, что русские уничтожили много наших общих знакомых. Я что-то не знаю?
   - Почему же. Ты знаешь столько же сколько и я. Хотя... На вот прочитай это по расследованию нападения на Белосток, Волковыск и Пружаны. Ты их еще не видел. Краузе буквально час назад привез...
  - Ну что теперь скажешь?
  - Что тут можно сказать. Хорошо, что нас там не было, а то бы присоединились к погибшим. Но я не уверен, что во всех трех случаях участвовали именно регулярные подразделения РККА. Мне кажется, что в Волковыске и Пружанах действовали местные партизаны. А вот в Белостоке уже регулярная армия.
  - Почему ты так решил?
  - Тактика действий совсем другая, чем у регулярных войск мой друг. Да и результаты нападения были бы другими. Смотри сам в Волковыске русские диверсанты, одетые в нашу военную форму, совершают нападение на аэродром "Росский". Завязывается бой с охраной аэродрома. Из городка на автомашинах выдвигается помощь - дежурная рота. Но по дороге она попадает в засаду - несколько автомашин подрываются на фугасах, остальные расстреливаются из автоматического оружия. В это время на аэродроме русские добивают очаги сопротивления, сжигают несколько самолетов, собирают оружие и отходят в лес. Итог операции у нас полсотни убитых, в два раза больше раненых, несколько сгоревших самолетов. Какие потери у русских, кроме того десятка трупов что нашли при прочесывании наши солдаты, неизвестно. Из-за этого нападения гарнизон Волковыска и близлежащих населенных пунктов пришлось усиливать, снимая части, в том числе и из Белостока.
   Пружаны. После разгромного удара отряда Седова в 1941 году (см. в "Мы из Бреста. Рейд выживших") больших происшествий там не было. Мыстные аэродромы функционировали бесперебойно. В конце января уничтожили гетто. О том, что в Гуто-Михалинском лесу (Ружанская пуща) действует партизанский отряд имени Сталина во главе с лейтенантом Журба, прекрасно знали. Как и о по-моему еще тринадцати партизанских группах, располженных в том районе. Наши егеря частенько с ними дрались и существенно сократили численность партизан. Но за все это время в самих Пружанах партизанской активности не наблюдалось.
   -Ты забыл сказать о еврейском сопротивлении в гетто.
   - Прости, но оно было не столько активно по сравнению с тем, что было оказано при ликвидации других гетто (27 декабря 1942 года Пружанское гетто было ликвидировано. В Слобудке немцами было уничтожено около 10 тыс. пружанских евреев, остальные были направлены в Освенцум) поэтому я о нем и не говорю. Кроме того гестапо так и не обнаружило связи гетто с партизанами и не смогло привязать евреев к диверсиям на железной дороге.
   Можно было считать, что Пружаны идиальное место для тылового района. И вдруг такое ЧП - нападение на аэродромы. Охрана обстреляна из автоматического оружия. Гарнизон поднят по тревоге, занимает оборону, высылает подкрепления к атакованному участку. Но там уже все спокойно. Русские диверсанты прячутся в лесах. Только вместо этого они совершают нападения на железную дорогу и на 36 часов останавливают движение поездов на линии Брест-Минск.
  - И что тебя тут смущает? Однажды такое уже было. В 1941 году, да и потом партизаны постоянно особенно в прошлом году атаковали жд. магистраль.
  - То, что все это выглядит слишком скоорденированным. В свете последующих событий - в Белостоке. Русские организовали "шум" в разных местах от Волковыска до Пружан для скрытной переброски бригады Седовак нам в тыл. И именно поэтому во всех перечисленных нападениях участвовали партизаны.
  - Хм. Штаб партизанского движения и Белорусских фронтов решил пожертвовать своими партизанскими отрядами и группами, чтобы скрыть переброску хорошо подготовленного и вооруженного "тигра" в наш тыл... Довольно оригинально и стоит признать рационально. Мы бросаем свои части ловить "мышей", сокращаем ганизоны, а "слон" в это время начинает "громить посуду в нашем шкафу". Неплхо задумано. Я об этом как-то не подумал. Продолжай, мне интересен ход твоих мыслей.
  - А что тут продолжать? Ты сам все сказал. Русские в очередной раз нас переиграли на нашем же поле. С учетом гиганских самолетов, что доставили в Белосток подразделения Седова, "слон" может оказаться слишком опасным. Болота, леса и русские диверсанты не дадут нам в случаи крупного русского наступления возможности отступать в том районе. Нам останется только коридор между Брестов и Львовом. А это не есть хрошо...
  - Не все так печально мой друг. У нас хватате сил удержать коридор. Тем более что бригада Седова видимо действительно будет стараться удержать под своим контролем дороги в районе Белостока - Гродно. А это дает шанс блокировать тот район и зачистить его от диверсантов.
  - То есть использовать против русской бригады резервы?
  - Да. Ничего другого не остается.
  - Этого и добиваются русские. Вспомни, русские, вскрыв оборону обоих аэродромов Белостоке и Бельск-Подляшки, разгромив местные гарнизоны и отделения гестапо. Ушли в сторону Кнышиньской пущи и Августовские леса. Во всяком случаи именно так нам сообщили выжившие и свидетели из местных жителей. Трое суток наша авиация и части двух пехотных дивизий, присланные для укрепления нашего фронта с Запада, гонялись за ними. Но в итоге все закончилось пшиком. Захват двух десятков русских партизан, разгром отряда АКовцев, уничтожение нескольких тысяч бежавших из Белостокского гетто евреев и поимка группы бежавших военнопленных вряд ли можно назвать большой победой.
   Далее. Сделав довольно большой крюк по лесам, русские диверсанты вышли к Беловежу и разгромили местный гарнизон. После чего вновь растворились в пуще. И опять нашив ойска гонялиь за призраками. Боюсь, что и дальше им придется это делать. Увы, мы не можем везде быть сильными. Нам придется сосредоточиться на усилении гарнизонов и удержании дорог. Диверсанты будут этим пользоваться - уничтожат наши более мелкие подразделения, а затем примутся за крупные. Или не вступая в бои, просто начнут минировать дороги. Мы вынуждены будем вновь выделять войска на борьбу с ними, чем ослабим свой фронт. Следующего русского наступления мы не удержим. А дальше по описанному мной не раз сценарию.
  
  Обновление на 21.10.17. рабочий текст...
  Глава
  ...- Не помешаю господин майор?
  - А это вы Густав. Нет, конечно, присаживайтесь обер-лейтенант. Решили пообедать или ко мне?
  - И то и другое. С наступающим Рождеством вас Вильгельм. Главное здоровья и удачи в новом году.
  - Спасибо и вас Густав с Рождеством. Что-то срочное?
  - Да. Но я думаю, что у нас хватит времени пообедать и даже спокойно подышать свежим берлинским воздухом.
  - У меня поезд через полтора часа, - предупредил своего собеседника майор.
  -Я знаю, но нам надо обязательно поговорить. Тем более что несколько часов назад "Лис" "серьезно заболел"* (в РИ отстранение от дел адмирала Канариса произошло в феврале 1944 г.).
  - Понятно. Через двадцать минут жду в парке.
   - Яволь...
  * * * * *
  - И так Густав, что случилось?
  - Мне на квартиру поступил сигнал о болезни "Лиса", и я поспешил к вам. Здесь в портфеле последние инструкции Адмирала.
  - Спасибо. Кто остался за него?
  - Пока полковник Ганзен. Кто будет потом неизвестно. Нас подчиняют Главному управлению имперской безопасности СС. Их люди уже в "Конторе".
  - Все, как и предсказывал "Лис". Что с Эрикой* (жена адмирала Канариса Эрика Ваага) и его дочерьми?
  - Они за границей.
  - Уже хорошо. Что с ним самим?
  - Пока отстранен от дел. Мои друзья из окружения Ка́льтенбруннера говорят, что "Лис" будет помещён в замок "Лауэнштейн"* ( Людвигсштадт, Бавария).
  - Надеюсь, он не встретится там с "Белой Дамой"** (легенда Лауэнштайна связана с драматичной историей "Белой Дамы" - Катарины фон Орламюнде, раскаявшейся детоубийцы, прожившей здесь первую половину жизни. Молодая вдова, оставшись после смерти мужа с двумя маленькими детьми, решила покорить сердце графа Гогенцоллерна из Нюрнберга. Тот был не против, но заявил, что четыре глаза, следящие за развитием их отношений, смущают его. Катарина поняла намёк буквально и убила своих детей, заявив окружающим, что они умерли от болезни. Преступление было раскрыто, но преступница чудом избежала смертной казни: с неё взяли обязательство покаяться в Ватикане и построить монастырь. Предание гласит, что встреча с "Белой Дамой" в коридорах замка не сулит ничего хорошего) или мальчиком*** (в первую среду каждого нового года в подвалах крепости появляется маленький крестьянский мальчик. Он ищет удивительную золотую комнату, которую обнаружил случайно, бродя по замку. Когда мальчик привёл туда родителей, чтобы они взяли немного золота и перестали нуждаться, вместо загадочной двери в сокровищницу была сплошная стена. Уже умерли его родители, и замок несколько раз разрушали, но мальчик всё ходит и ищет золото).
  - Я тоже на это надеюсь и на то, что все обойдется.
  - Известно, что ему вменяют?
  - Да. Провал операций "Боярышник" (восстание в Южной Африке), "Тигр" (афгано-индийский конфликт) и "Шамиль" (восстание на Кавказе), а так же арест нескольких наших офицеров готовивших покушение на Гитлера.
  - Ты и твои люди к этому никак не примешаны?
  - Нет. Мы были заняты другими делами. Подчищали хвосты за остальных.
  - Аресты в Конторе уже идут?
  - Точно не знаю. Но думаю что да. Если еще не начались, то в ближайшее время точно начнутся. Ты в списках на арест точно есть. Многие знают твое мнение об этой войне и фюрере, отношение к национал-социализму. Поэтому, несмотря на все твои заслуги перед рейхом, они тебе этого не простят.
  - Знаешь что за инструкции в портфеле.
  - Да мы их обсуждали с Адмиралом. Моя группа поступает в твое полное распоряжение. На нас обеспечение безопасности объекта до твоего возвращения.
  - Ясно. Как вас легендировали?
  - Уже два дня как я комиссован по ранению и направляюсь на лечение в горы. Мои люди уже там и ждут меня. Легенды у всех хорошие. Никто не сможет подкопаться. Базой будет охотничий домик, показанный тебе Адмиралом. Связь с нами через егеря, живущего в деревне. Это один из моих парней. Хочешь мое мнение?
  - Да.
  - Пока за тобой не пришли из гестапо и если ты готов, то пора начинать операцию. Русские, разгромив группу армии "Центр" в Белоруссии уже подходят к Бугу. Если так пойдет и дальше, то через несколько недель они выйдут к границам Восточной Пруссии и Варшаве.
  - Я подумаю над этим...
  * * * * *
  Когда чуть-чуть осталось до границы...
  Когда ещё немного, и опустится Победы Меч.
   Перед атакой мне особенно не спится.
  Минуты жизни в памяти хочу сберечь.
   Я фотокарточку хранил весьма исправно.
   Поистрепалась правда сильно, не беда.
  На фотокарточке - моя сестра и мама.
   В день накануне страшного известия - Война.
  Мне было восемнадцать - пацанёнок.
  И жизни вкуса не успел ещё познать.
  Я помню только, что твердили мне с пелёнок:
   Есть честь и совесть, Родина, отец и мать.
   Поистрепалась фотокарточка, простите.
   Бои - не шутка.
   Марш-броски, окопы, вши и грязь.
  Вы только верьте в нас, пожалуйста, живыми ждите!
   Простите, мне пора, опять перерубили связь.
  Вернусь, наговоримся, подождите...
  Всё будет хорошо.
  Не страшно, не один.
  Всё будет хорошо.
  Вы только нас живыми ждите!
  Всё будет хорошо.
  Сегодня выдвигаемся в Берлин.
   (Алена Морозова)
  
  Из воспоминаний Галунова Ивана Кузьмича 1921 года рождения. (АИ)
   Всю неделю наша группа ходила по нейтральной полосе с заданием подергать противника "за усы", но официально для всех это звучало, как добыть "языка". Реально же нам требовалось ввести в заблуждение противника. Он даже не должен догадываться, что произошла смена частей на передовой, и мы только и ждем команды перейти в наступление. Поэтому приходилось действовать ужасно прямолинейно в стиле тех, кто тут был до нас.
   Выбирались на нейтралку, по ложбинке аккуратно продвигались вперед, ну а дальше небольшой концерт " по заявкам". Немцы тут успели колючую проволоку с пустыми консервными банками натянуть вот мы этим и пользуемся - подальше от себя арбалетным болтом крючок с ниткой набросим, и давай поддергивать. Немецкое боевое охранение тут службу бдительно несет. На любой шорох открывает огонь, а через пару минут к нему присоединяются их остальные камрады, расстреливая место шума. Ну а мы полежим в сторонке, понаблюдаем, выявим огневые точки и без потерь потихоньку отходим. Или же в темноте перемещаемся на полкилометра левее и опять устраиваем концерт. Немцы открывают огонь, а мы уже окончательно отходим к своим.
   Пользы от таких действий немного - противника заставили нервничать, зря боеприпасы переводить и главное, что мы приучили врага к такому виду поиска и нашли место, где можно незаметно пробраться к нему в тыл - "на цыпочках" самым краем оврага. Там наверху у фрицев пулеметный расчет сидит. В свое время он нашим парням много крови попортил, а сейчас вроде как успокоился. Мин на дне оврага и перед собой наставил и "пребывает на лаврах". Мы такое просто так оставить не могли.
   С ротным переговорили. Пока остальные "дергали за усы" мы с Виктором успели по маршруту пройтись и осмотреться. Пулеметчики были на месте и свое присутствие даже не скрывали. Курили на посту и даже пусть и вполголоса, но переговаривались между собой. В "концерте" не участвовали. Совсем расслабились сукины дети. Мины действительно стояли, но имелась еле видная тропочка. Видно немецкая разведка или кто еще по ней проходил.
   На следующий день там с саперами побывали. Они нам тропочку проверили и подтвердили отсутствие на ней "сюрпризов". Вот мы и решились на прорыв пока темно. К деревне, что в пяти километрах в тылу у немцев вышли и до рассвета назад вернулись. Солнце уже в наших окопах встречали.
   Начштаба, конечно, взгрел за самоуправство, но доклад выслушал с видимым удовольствием. Особенно ту часть, где мы ему на карте указали месторасположение гаубичного дивизиона и складов с боеприпасами противника.
   Сутки нам дали на отдых и подготовку рейда. Задачу начальник разведки бригады лично ставил. А что ее ставить? Мы и так знаем - нужен знающий "язык" - офицер или связист, остальные привествуются, но первые лучше.
   С наступлением сумерек тронулись в путь. К ложбинке кружным путем пошли. Уже на нейтралке с немецкой стороны шорох услышали, а затем увидели, как в сторону наших окопов из той самой ложбинки их разведчики выдвигаются. Пять человек с ППШ и двое с пулеметом в прикрытии в метрах десяти сзади. В камужляжных куртках. Видно, что не простые пехотинцы. Хорошо подготовленные. Грамотно так, в темпе, практически бесшумно, словно призраки двигались.
   Мы то, как только их услышали, сразу затихарились. Только стволами их и сопровождали. Нас всего-то метров пять друг от друга отделяло, когда они мимо нас продвигались. Мы несколько в стороне от них были, вот они нас и не заметили.
   Оставлять их у себя в тылу было опасно. Можно конечно было продолжить задание, но шансов на благополучное возвращение оставалось мало. Численность у нас была примерно равная. Нас пятеро да саперов трое. Так что восемь против семерых получалось.
   Потому рисковать не стали и ударили по ним с тылу. По-тихому хотели сработать. Ножами, да у нас еще два ПБС были. Не все получилось, как хотелось.
   Сначала пулеметчиков из ПБС сняли, а потом за остальных принялись. Вроде как все правильно рассчитали, но все равно двое наших ребят в схватке ранения получили. Говорю же, немцы очень хорошо подготовленные были. Среагировали бысто. Огнем огрызнуться успели, а потом и до гранат дело дошло. Двое немцев в воронку скатились и оттуда нас достать пытались. Тут враг, прикрывая своих разведчиков мнометным огнем наши позиции крыть начал, а наши в ответ по ихним. А мы на нейтралке свою войну ведем. Сразу три гранаты к ним зафутболили, чем дело и решили.
   Дождались когда все более или менее успокоится, трупы и оружие врага подобрали, раненых перевязали и к своим окопам понесли. Одного мы немца не нашли. Он видно, куда-то в воронку закатился. Главное что унтера немецкого мы повязали.
   Пленного сразу в штаб отправили, а сами к себе отдыхать пошли. Днем начальник разведки к нам в землянку зашел. Сказал, что хорошего пленного привели - знающего, много интересного тот рассказал. Ну а в завершении предупредил, чтобы мы через двое суток отдыха снова к немцам в гости собирались...
  * * * * *
  - Вилли! Может быть, ты не поедешь в этот раз? Пошли вместо себя другого. Магеля, например! Ему нечего здесь протирать штаны. Пусть проветрится!
  - Увы, Карл. Боюсь, что остальные наши офицеры не справятся с заданием. Мне придется ехать и контролировать весь процесс перехода линии фронта самому. Да и агентов надо поддержать. Вселить в них уверенность в успехе операции. Ну и мне все-таки хотелось бы встретиться хоть с кем-то из "мясников" лично. Надеюсь, что разведпоиск в их расположении даст новую информацию для размышлений.
  - Главное чтобы ты сам туда не лез. Дождись результатов в штабе батальона. И вообще... После твоей поездки в Берлин мне не дает покоя твое состояние... Ты сильно изменился, стал какой-то не такой! Все замкнул на себя. Практически не общаешься с остальными, одиноко сидишь в своем кабинете. Тебя, что-то тревожит?
   - Да. После отставки адмирала я боюсь, что нам начнут ставить палки в колеса.
  - Будем надеяться, что все будет в порядке. Пока никто не вмешивается в процесс подготовки и заброски агентов. Конечно, приходится лишний раз общаться с кураторами от Гиммлера, но это не критично.
  - Я не об этом. Адмирал всегда был готов выслушать подчиненных и прислушивался к их мнению.
  - В том числе и твоему!
  - Да, в том числе и моему. Боюсь, что теперь этого не будет. Вряд ли кто прислушается к мнению старого майора.
  - Не расстраивайся так Вилли. Документы на присвоение тебе очередного звания уже давно лежат наверху. Я думаю, что скоро их подпишут, и ты сможешь покрасоваться перед своей женой новыми погонами.
  - Я не об этом... Получение нового звания меня уже давно не интересует. Я не хочу примеривать на себя лавры Оскара фон Нидермайера, который теперь командует 162-ой пехотной дивизией сформированной из числа военнопленных и добровольцев - бывших граждан СССР - уроженцев Кавказа и Средней Азии. С получением нового звания я тоже могу возглавить какой-нибудь полк из бывших граждан России и погибнуть с ним под ливнем снарядов русских.
  - Ну, с этим тоже не все так однозначно. Принято решение все "восточные" части перевести на Запад. Так что есть вероятность попасть на курорт и отдохнуть от войны, где-нибудь на "Атлантическом валу".
  - О да. Заманчивая перспектива. Особенно с учетом того что в угоду складывающейся военной и политической ситуации "союзники" наконец-то решатся высадиться где-нибудь в Нормандии.
  - Возможно и такое. Тем более что когда они увидят что русские вышли на границу рейха то именно так и поступят. Пока же их больше беспокоит Италия и Африка. Так что вариант дождаться окончания войны в Европе у тебя есть.
  - Увы, мой старый друг, я все-таки хочу остаться здесь и если умереть, то в Германии в бою с настоящим и храбрым врагом. А не в постеле со жгучей француженкой.
   - Вильгельм. Нельзя же так плохо говорить о наших европейских противнках. Они нам тоже представляли некоторую угрозу.
   - Что верно, то верно. Особенно своими бомбардировщиками наносящими удары только по мирным жителям в городских кварталах. Но ладно давай вернемся к "нашим баранам".
   Меня беспокоит изменение обстановки в Конторе, а так же слишком быстрое приближение русских к границе рейха.
  - Здесь мы ничего изменить не можем.
  - Да. Изменить не можем, поэтому нам остается только хорошо делать свою работу. Скажи, что тебя беспокоит в моей поездке?
  - Не знаю. Какое - то нехорошее предчувствие... Несколько дней назад мне приснился странный сон в котором тебя захватывает в плен русская разведка.
  - Надеюсь, я успел застрелиться?
  - Не шути так.
  - Прости. Расскажи лучше, что тебе конкретно приснилось.
  - Ты сильно напился в Берлине. Выйдя из кабака, стал кричать, что мы проиграли войну. За это тебя арестовали, судили и направили в штрафной батальон. Оттуда тебя выкрали русские "крысы". Уже в своем расположении тебя раскрыли и направили в НКВД* (в РИ все так и произошло).
  - Можешь сразу выбросить этот сон из головы. Я не собираюсь живым попадать к русским в плен, а уж тем более напиваться и кричать о поражении Германии, вообще нет в планах.
  - Надеюсь. Тем не менее, возьми с собой дополнительную охрану...
  -Хорошо. Так и сделаю.
  * * * * *
Оценка: 6.47*282  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Грей "Двойной удар по невинности" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "Расплата за любовь" (Современный любовный роман) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | Я.Ольга "Старческие забавы или как внучка бабушке угодила" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Настоящие, или У страсти на поводу" (Женский роман) | | А.Енодина "Слушай своё сердце" (Любовная фантастика) | | В.Свободина "Императорский отбор" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"