Скачков Александр Владимирович: другие произведения.

Проводник-1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Алексей - простой российский студент, но у него есть тайна. С самого детства он видел проход, странную колышущуюся пелену во дворе. И вот однажды он делает шаг вперед в неизвестность, ступая на путь, на котором смешались миры и цивилизации. Путь Проводника. Upd.: Завершена вторая часть, "Охотник". Внесены незначительный поправки в текст, исправлено несколько фактических ошибок.

  Шаг за грань.
  
  Я шел по улице, совершенно довольный жизнью. Еще бы, сдать на 'отлично' самый трудный экзамен не только этого семестра, но и всего второго курса. Хотя, сказать по правде, пару баллов мне преподаватель накинул 'за храбрость', поскольку я вызвался отвечать первым, но ведь и билет я ответил без ошибок. А дополнительные вопросы... да черт с ними, все равно настроение хорошее. Так и шел я по летним улицам родного города, радостно улыбаясь и мурлыча под нос песенку. И то ли просто так совпало, то ли Судьба, Бог, или кто там, у высших сил, за это отвечает, так распорядились, но я с чего-то решил срезать путь до дома, где меня ждала новая серия любимого сериала, через детскую площадку. И проходя через нее, я не мог не увидеть ЭТО.
  Эту странную колышущуюся почти прозрачную дымку я видел с детства. И всегда очень удивлялся тому, что окружающие ее не замечали. Сначала все считали это просто какой-то игрой, а потом я и сам догадался, что о такого рода вещах лучше помалкивать, а не то можно и в психушку угодить. Гуляя на площадке, а позже и по дороге в школу, путь куда пролегал как раз через площадку, я всегда, хотя бы украдкой, но рассматривал эту дымку. Не знаю почему, но мне никогда не хотелось подойти к ней. Словно некий голос в голове отговаривал от этого шага. Шли годы, моя голова полнилась знаниями, я окончил школу и поступил на физический факультет самого престижного университета в городе, но странное марево на детской площадке оставалось для меня загадкой. Неоднократно я давал себе слово, что в следующий раз решусь и подойду ближе, но вновь и вновь не мог пересилить свой... скорее даже не страх, а неприятное предчувствие.
  Но не сегодня. То ли мое радостно-расслабленное настроение сыграло свою роль, то ли просто так сложилось, но я внезапно осознал, что стою всего в каком-то метре от едва различимой завесы, как минимум вдвое ближе, чем обычно. За прошедшие годы она ничуть не изменилась. Растрескались и заросли травой дорожки, проржавели сохранившиеся еще с советских времен горки и качели, кусты разрослись, став прибежищем бомжей, алкоголиков и наркоманов. И среди всего этого еле заметно колыхалось ЭТО, неподвластное ни ветру, ни времени, ни людям.
  Я осторожно сделал шаг вперед, завороженно глядя на дымку и практически не видя просвечивающих сквозь нее кустов. Марево колыхалось совсем близко. Я осторожно вытянул руку, подсознательно ожидая чего угодно. Мое испорченное аниме и западным кинематографом воображение рисовало одну картинку за другой. Вот неведомое зубасто-шипастое чудовище выпрыгивает оттуда, отхватывает мою руку по локоть, а потом вцепляется зубами в горло. А вот красивая девушка, по закону жанра одетая, а скорее раздетая до нижнего белья, падает оттуда, прижимаясь ко мне роскошной грудью. Моя ладонь коснулась кромки марева... и ничего. Ни девушек, ни монстров, вообще ничего. Я ощутил лишь едва различимое покалывание. Я поднес руку к глазам. Выглядела она совершенно нормально, как и всегда. Вновь коснулся дымки, и опять ничего, словно бы впереди было такое же нормальное пространство, что и сзади и сбоку. Я осмелел и подошел вплотную. И вновь ничего необычного. Только еле-еле, на грани слышимости зазвучал не то свист, не то мелодия. Впрочем, она вполне могла доноситься откуда-то еще, например, из окна скрытого деревьями дома. Я глубоко вдохнул, закрыл глаза, словно готовясь прыгнуть в воду, и шагнул вперед. Я подсознательно ожидал чего-то необычного, вроде грома и молнии или иных спецэффектов в стиле Голливуда, но не было ничего. Лишь подул слабый ветерок, принеся с собой едва различимый аромат цветов. Я открыл глаза, ожидая увидеть привычную картину, и чуть не упал.
  - Ну ни хрена себе, - только и смог произнести я, оглядываясь по сторонам.
  Вокруг меня рос лес. Не привычный жителям средней полосы России, а скорее тропический, с буйством цветов и красок. Я смотрел по сторонам, но не узнавал ни одного дерева. Нельзя сказать, что я так уж разбирался в ботанике, но даже на мой непросвещенный взгляд, они не имели ничего общего с земными деревьями. Красноватая, словно у секвойи, кора и листья с голубоватым оттенком просто не могли принадлежать нашим деревьям. Травы под ногами не было, вместо нее землю покрывало что-то вроде мха, мягко пружинящего под ногами.
  Я сделал шаг вперед, продолжая с восторгом крутить головой. Только сейчас до меня стало доходить, что температура воздуха здесь заметно выше, чем в оставленном позади родном городе. Стоило мне вспомнить о доме, как меня прошиб ледяной пот. Я лихорадочно развернулся, и тут же успокоился. Совсем рядом в воздухе колыхалась знакомая мне дымка.
  - Если одна привела меня сюда, то другая должна вернуть домой, - решил я, совершенно успокоенный на этот счет. Очень не хотелось бы, чтобы неожиданное путешествие оказалось дорогой в один конец.
  Необычная местная природа как магнитом тянула меня к себе. То, что я поначалу счел деревьями, вблизи оказалось чем-то совершенно непохожим на привычные земные растения. Покрытые небольшими красноватыми чешуйками стволы переплетались, словно клубок змей. Порой даже казалось, что они движутся, хоть и очень медленно. Листья, в общем, были похожи на листья тропических растений, но отличались ярко-голубыми прожилками, пронизывающими лист подобно кровеносной системе.
  - А ведь если подумать, то я первый человек, посетивший другой мир. Нужно бы запечатлеть этот момент, - с этими словами я вынул из чехла на поясе смартфон и, выбрав ракурс получше, сделал несколько фото с видом на местную природу. Затем переключил в режим видео. - Сегодня, двадцать первого июня две тысячи двенадцатого года по Григорианскому календарю я, Чернышев Алексей Николаевич, первым из людей прошел через природный феномен неизвестной природы, оказавшийся порталом в иные миры. Хм, а на камеру его не видно. Надо будет заснять переход обратно. Как вы можете видеть, в месте перехода растительный мир этой пока безымянной планеты представлен преимущественно древоподобными растениями. Трава отсутствует и представлена чем-то вроде земного мха. Животных пока не видно, нет даже насекомых, возможно, эволюция в этом мире пошла совершенно иным путем, нежели у нас. Для более точного анализа токсичности растений и окружающей среды у меня нет приборов, но отснятого должно хватить. В подтверждение реальности моей невольной экспедиции я возьму этот образец местного растения, - я поднял с земли небольшую, но довольно увесистую палку, чешуя на которой почернела не то от времени, не то в результате процесса разложения. - Итак, пришло время для самого интересного. Сейчас я пройду через природный портал, разделяющий этот мир и Землю. Обратный отсчет. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Есть перехо... - я осекся на полуслове. Вместо ожидаемого и с детства знакомого вида моим глазам предстало завораживающее и пугающее зрелище. Всего в шаге от меня земля резко обрывалась, уходя вниз на десятки метров. Далеко внизу расстилался величественный лес, имевший определенное сходство с тайгой. В небе над ним парили черные силуэты каких-то существ, время от времени издававших душераздирающие вопли. Это точно была не Земля.
  
  Из ступора меня вывел раздавшийся сзади жуткий рев, от которого даже знаменитый тираннозавр из 'Парка Юрского периода' сбежал бы в ужасе. Я подскочил и резко развернулся. В нескольких метрах от меня, как раз за переходом, на скале стояла огромная шестилапая тварь, размером больше слона. Ее лапы торчали в стороны, словно у ящерицы, спину покрывали жесткие пластины, между которых тянулся костяной гребень. Длинный хвост хлестал по камням, выбивая из них мелкое крошево. Две пары сетчатых глаз над широко распахнутой трехстворчатой пастью с холодной злобой смотрели на меня.
  Тварь вновь издала ужасающий рев и с шумом вдохнула воздух. Похоже, она была поражена нашей встречей не меньше моего и хотела просто отпугнуть странного чужака. Портал был совсем близко, но все же в опасной близости от пасти, вооруженной кинжаловидными зубами. Я сделал осторожный шажок вперед, и едва успел отпрыгнуть от длинного и гибкого, словно хлыст, хвоста. К несчастью, я совсем забыл о пропасти за спиной. Не удержавшись на краю, я полетел вниз, и хорошо, что склон не был совсем уж отвесным, и его густо покрывали кустарники. За один из них мне и удалось зацепиться одной рукой. В другой я к своему удивлению обнаружил свой смартфон, который каким-то чудом не выпал. Тварь наверху еще несколько раз огласил скалы жутким ревом, а затем, судя по негромкому шуршанию, отправилась по своим делам.
  Вываляв в пыли футболку и джинсы, мне с трудом, но удалось выбраться наверх. Все же, физическая подготовка никогда не была моей сильной стороной, бегаю и прыгаю я куда хуже, чем, скажем, считаю интегралы. Выбравшись наверх, я первым делом осмотрелся по сторонам, но представитель местной фауны уже скрылся. Портал был на месте, но шагать в него я не спешил. Надо было крепко подумать. Предыдущий переход почему-то забросил меня сюда, а не на Землю. Что могло быть тому причиной? Да что угодно, хотя бы и то, что вошел я не с той стороны. А что, в мире Красных деревьев, как я назвал для себя предыдущий мир, я бегал кругами и вполне мог зайти в портал под значительным углом к изначальному направлению. Но здесь я двигался практически по прямой, ведь и сам портал висел почти на краю обрыва. То есть, если я войду в него с того места, где стою сейчас, то окажусь в мире Красных деревьев. А вот если нет... Тут уж меня проняло. Я понял простую вещь, - если моя незамысловатая, высосанная из пальца теория окажется неверной, то я рискую никогда не вернуться домой и, скорее всего, обречен умереть. Паники не было, ну, почти не было. Меня потряхивало, но голова еще соображала, и свои шансы я оценивал трезво. Домашний городской мальчик-интеллигент вроде меня не проживет в условиях дикой природы дольше пары дней. От зубастых монстров не спасешься интегралами. Я глубоко вдохнул и лихо шагнул вперед. И не удержавшись, заскользил по льду. Скольжение было недолгим и окончилось в большом сугробе. Лихорадочно загребая руками, отплевываясь и ругаясь последними словами, я выбрался наружу. Вокруг расстилалось бесконечное снежное поле, и границы его сложно было различить в свете звезд и всполохов северного сияния. Стуча зубами от холода (еще бы, ведь одет я был по летней погоде) я стремглав бросился в портал, в последний момент притормозив, вспомнив про обрыв на той стороне. Предосторожность оказалась излишней, - я оказался не на краю пропасти, а в самом обычном лесу. Не красном, но и не нашем земном, если судить по сиреневому отливу листвы и зеленоватым стволам.
  Сделав пару шагов, я обессиленно рухнул на землю. Меня трясло, и не только от холода. Порталы-переходы вели куда угодно, совершенно бессистемно. Я не знал где я, в нашей галактике, в нашей вселенной или вообще в параллельном мире, где действуют совершенно иные законы. В моей голове полно самых разных знаний, но знаний сугубо теоретических, и я не способен развести самый простой костер. Даже имей я при себе зажигалку или спички, а уж без них тем более. Я умру через пару дней здесь, посреди неизвестности, потерявшийся в паутине неведомых миров. Хотелось завыть от тоски или что-нибудь разломать, а еще лучше просто проснуться дома в постели, чтобы ничего этого не было, и мне просто надо было идти на экзамен по теоретической механике. По крайней мере, там меня точно никто не съест, да и замерзнуть при всем желании не получится.
  Не знаю, сколько я так просидел, может, пару минут, а может и час. К реальности меня вернуло чувство голода. Я непроизвольно глянул на часы. Времени было почти двенадцать, и ничего удивительного, что мне хотелось есть, - завтракал я давно и всего парой бутербродов. Я встал и скептически осмотрелся. Видок у меня был тот еще. Некогда черная футболка покрылась пылью и желто-зелеными разводами, не иначе как от сока растений. Джинсы были немногим чище. Кроссовки смотрелись получше, но для пересеченной местности слабо годились. В карманах обнаружился смартфон, немного мелочи, ключи от дома, носовой платок и ручка. Это, да еще ремень в джинсах - вот и все мое имущество, ладно хоть очки не потерял, иначе было бы совсем худо. А то мне так хорошо... я подавил нервный смешок.
  - Так, первое правило выживания в джунглях, смотри, что едят птицы и животные, а потом начинай есть птиц и животных, - я огляделся по сторонам. - Ну и кого бы мне тут съесть?
  Вопрос был сугубо риторическим. Вокруг были лишь невысокие деревца, покрытые зеленоватой кожицей и светло-сиреневыми листьями, и такая же сиреневая трава. И все. Ни птиц, ни животных, ни даже чего-то, отдаленно напоминающего плоды. Я посмотрел на портал и, после непродолжительного раздумья, покачал головой. Пускай здесь и не райский сад, меня, по крайней мере, никто не пытается съесть. Отходить сильно далеко от портала не хотелось, мало ли, вдруг мне придет в голову гениальная мысль об их устройстве, и я одним махом вернусь домой? Да и просто так. Слишком уж родным он мне казался. Наугад выбрав направление, я двинулся туда, мысленно отсчитывая шаги и не забывая оглядываться по сторонам. Местного светила не было видно из-за облаков, и в полумраке окружающим мир казался еще более нереальным. Я шел по прямой среди негустой поросли из местных деревьев. Самые высокие из них, на глаз, достигали высоты трехэтажного дома, и совсем не впечатляли размерами. Когда мой внутренний счетчик достиг цифры две сотни, я остановился и осмотрелся по сторонам. Ничего нового, все те же фиолетово-зеленые деревья, все та же трава, и никаких признаков животных. Или хотя бы ягод, которые можно было бы съесть. Дышалось тяжело. То ли местная атмосфера была более разреженной, то ли в ней просто было меньше кислорода. Немного подумав, я решил осмотреть окрестности сверху. Может быть, где-то поблизости есть источник воды, озеро или река. В конце концов, без еды можно обходиться дольше, чем без воды. Одно из деревьев выглядело чуть выше остальных. Я подпрыгнул, ухватился руками за ветку и полез, упираясь ногами в ствол. Кора дерева, несмотря на свой цвет, была вполне привычной на ощупь и достаточно шершавой, чтобы не соскальзывать. Карабкаться было не тяжело, узловатые ветви образовывали прекрасную лестницу. Оказавшись рядом с вершиной, я устроился поудобнее и осторожно, чтобы случайно не сорваться, осмотрелся. Вокруг, насколько хватало глаз, всюду росли одни и те же сиреневые деревья. Только в одной стороне виднелся довольно широкий просвет. Отсюда не было видно, что там, но я надеялся, что все-таки вода, а не пара поваленных деревьев.
  Между тем начало постепенно темнеть. Я поспешил вниз, спустившись без особых усилий, и двинулся в сторону прогалины. Лес вокруг был все таким же однообразным. Невольно в голову закралась мысль, как же я буду возвращаться, но подумать над этим я не успел, переключив внимание на другое. На прогалине обнаружилось небольшое озерцо, скорее даже очень большая лужа, всю поверхность которой покрывало что-то вроде кувшинок. В озерцо втекал небольшой ручей, вид которого тут же напомнил мне про жажду. Земля вокруг него была вытоптана, и я счел это подтверждением того, что воду можно пить. Увы, меня ждало разочарование. Вода в ручье оказалась мутной и почему-то горько-сладкой на вкус. Сделав пару глотков из сложенных ладоней, я решил, что пить мне все же не хочется. Возможно, выше по течению качество у воды получше, но было уже слишком темно. Местное солнце, которого я так ни разу и не увидел, должно быть, уже совсем село. Немного постояв у края воды, но так и не решившись на ночную экспедицию в неведомые дали, я двинулся назад, туда, где по моим грубым прикидкам должен находиться портал.
  Идти ночью и в темноте по бесшумному лесу было довольно жутковато, и раздавшийся чуть в стороне шорох заставил меня вздрогнуть и замереть. Напрягая зрение, я принялся изучать соседние деревья. Вот что-то словно шевельнулось около корней одного из них, и в тот же миг оттуда со странным хрипящим свистом ко мне ринулась неясная серая тень, размером с приличную собаку. Я в панике отскочил и лихорадочно заозирался. Потеряв несколько драгоценных секунд, я все же сообразил залезть на дерево. В последний момент что-то вцепилось мне в ногу, я заорал, дернулся и сумел-таки вырваться. На дерево мой преследователь не полез. Я не видел его, но слышал все тот же хриплый свист. Нога болела и, судя по ощущениям, кровоточила. На ощупь мне удалось определить, что неведомый зверь прокусил мой кроссовок, словно пилой располосовав ткань и кожу. Рану я трогать не решился из страха занести инфекцию. Так я и сидел на ветке, а подо мной свистело и шуршало невидимое нечто. Не знаю, было ли оно одно или их там собралась целая стая. Дрожащей рукой я нащупал телефон и включил фонарик. Луч света выхватил на земле что-то черное, тут же шарахнувшееся в сторону.
  - Боится света, - пробормотал я. - Но что мне с того, фонарик-то у меня один, а направлений для атаки уйма. Надеюсь, хоть по деревьям тут никто не ползает.
  На телефоне была половина четвертого вечера. Должно быть там, в моем мире, родные еще не начали беспокоиться. Вот так вот, сидят там и ничего не знают, а меня тут чуть не съели. Я тряхнул головой, отгоняя прочь упаднические мысли. Завтра будет новый день, и завтра я обязательно вернусь к порталу и попытаюсь вернуться домой. Завтра. Сидеть ровно становилось все труднее. Ветка норовила выскользнуть из-под ног, руки тряслись и не слушались. Вдобавок, в голове стало как-то тяжело, меня подташнивало. Я руками и ногами вцепился в дерево, словно утопающий, и сконцентрировался только на одном: не упасть. Наверное, зверь внизу продолжал шуметь, но я его не слышал, словно впав в прострацию. Не знаю, сколько времени я так провисел, но когда, наконец, начало светлеть, я просто не выдержал от облегчения и практически свалился на землю. В этот момент, любой хищник мог бы меня есть прямо так, настолько я был беспомощен. С трудом мне удалось приподняться на четвереньки. Все мышцы ныли, а левую ногу, пострадавшую от зубов ночного визитера, я вообще почти не чувствовал. Сил едва хватило на то, чтобы нетвердо встать, опираясь на ствол дерева, ставшего моим прибежищем этой ночью. В какой стороне портал, я не знал. Знал только, что мне нужно его срочно найти. Эта мысль засела у меня в мозгу, словно заноза. Найти портал. Найти его.
  Я отпустил дерево и нетвердым шагом двинулся куда-то вперед. Перед глазами все плыло. За каждым деревом мне мерещились зловещие тени, фиолетовые силуэты листвы расплывались причудливыми пятнами, в ушах звенело. Я несколько раз падал, не могу сказать точно, сколько, врезался в деревья, ветви. Кажется, даже разодрал в кровь руки. Во всяком случае, мои ладони, когда я на них взглянул, были все в багряных разводах. После очередного неудачного шага я споткнулся и упал. Сил встать уже не было, и я пополз. Или мне просто казалось, что пополз. Чувство реальности окончательно мне отказало, и в какой-то момент я просто провалился в черноту небытия.
  'Наверное, я умер', - такой была моя последняя мысль.
  
  Пробуждение было внезапным. Не знаю, сколько я пролежал без сознания. Может быть минуты, а может, и часы. Точно не дни, вряд ли та ночная тварь или ее сородичи оставили бы без внимания такую легкую добычу. Я лежал в узловатом переплетении корней, словно в корзине. Было еще светло, хотя небо все также было затянуто облаками. Голова болела страшно, в висках словно стучались кузнечные молоты. Неподалеку раздался шорох, и я замер, силясь разглядеть хоть что-то. В глазах рябило и плыло, но кое-что разглядеть мне удалось. Какое-то существо двигалось в паре десятков метров отсюда. Меня оно, скорее всего, не видело из-за корней. Или же его просто не интересовало ничего вокруг. Понять, что или кто это, мне не удавалось.
  Вот оно остановилось и вытянуло какую-то часть себя, руку, лапу или псевдоподию, вперед. Меня внезапно осенило, словно молнией ударило. Портал. Оно стоит перед порталом, в точности как я. Оно тоже его видит и, похоже, знает, что это такое и что с ним делать. Между тем колышущееся марево, которое я теперь различал даже сквозь муть и всполохи, окрасилось в пурпурный цвет, и существо, сделав шаг вперед, пропало.
  Я протер глаза, про себя отметив, что когда-то успел потерять очки, но портал оставался все того же благородно-пурпурного цвета. Именно так, благородно-пурпурного. Почему-то этот цвет вызывал у меня ассоциации с Римской империей и Античностью. Я поспешно вскочил, но не удержался на ногах, и ринулся вперед практически на четвереньках. Не знаю, куда вел портал на этот раз, но прошедший в него точно знал, что делает. И это был шанс, который не следовало упускать, если я не хотел застрять в этом мире навсегда.
  До портала было от силы метров тридцать, расстояние, которое я пробегал секунд за пять в нормальном состоянии. Но сейчас эта дистанция казалась непреодолимой полосой препятствий. Я спотыкался о корни, врезался в ветки и падал, падал, падал... Левая нога, укушенная прошлой ночью, горела огнем, вставать на нее было почти невозможно. Из последних сил я доковылял до портала и рухнул, иначе не скажешь, в него. Упал я не на поросшую травой землю, и даже не на скалы, а на гулко отозвавшуюся рифленую металлическую плитку. И тут же чьи-то цепкие руки схватили меня за запястья и протащили чуть дальше.
  'Оттаскивают от портала', - догадался я. Интересно только, зачем. И вообще, кто эти доброхоты и куда я попал.
  Я осторожно приподнялся на локтях и чуть не заорал от испуга. Прямо на меня смотрел велоцираптор. Совсем настоящий, до ужаса, до дрожи в коленях похожий на динозавров из 'Парка Юрского периода'. Я в ужасе попытался вскочить, а когда мне это не удалось, спешно пополз обратно к порталу. Но сбежать не получилось. Я просто уперся спиной в нечто неосязаемое, но в то же время податливо-упругое. Обернуться я не мог, во все глаза таращась на внезапно ожившего динозавра. А тот почему-то не спешил нападать, а только тихо шипел и щелкал. Окружающие детали, которые я и так с трудом различал, расплылись серыми пятнами на заднем плане. Были только мы. Я и рептилия передо мной. И с каждым мигом она становилась все страшнее и страшнее, ее силуэт плыл и размывался, принимая подчас невероятные гротескные формы.
  Отвлекло меня раздавшееся из глубины помещения гудение. Ящер обернулся туда, выпуская меня из виду, и я воспользовался случаем. Нет, не чтобы убежать, на такое моих сил не хватило бы. Я искал что-нибудь, что могло бы меня спасти. Находился я в прямоугольном помещении, стены, пол и потолок которого были обшиты матовыми металлическими пластинами. Словно бы я был на космическом корабле или в сверхсекретной лаборатории, как их изображают в американском кино. За спиной пурпурным цветом сияла завеса портала, внезапно ставшего непроницаемым.
  - Меня пхитли рэптлоиды и хтят скрмит ещру, - язык заплетался, словно у пьяного. Это меня внезапно развеселило. Вот похитили меня рептилоиды на опыты и для допроса, а я лыка не вяжу. Неувязочка выходит. Я истерично хихикнул.
  Меж тем из тумана, в котором скрывался дальний конец помещения, выплыл еще один силуэт и приблизился к велоцираптору. Даже отсюда я явственно расслышал совершенно неуместное мяуканье.
  - Не, рептлоиды, эт я понимай, но кшки, это нэ, кшков нэ надо.
  Оба силуэта резко обернулись ко мне, после чего еще интенсивней замяукали-зашипели друг на друга, словно споря. Затем второй из них сделал несколько шагов и замер рядом со мной, изучая с настороженным любопытством. Я попытался сфокусировать зрение, вновь начавшее мне отказывать, и то, что я увидел, заставило задуматься о собственной вменяемости. Передо мной стояла кошкодевочка из аниме. Как положено, с ушками, хвостом и практически в неглиже. Или мне так казалось.
  - Кшкодевчка. Глюк, - утвердительно сказал я. - Хрший глюк, лучще, щем ящр.
  В ответ я услышал лишь очередную порцию мяукающих звуков. И только помотал головой на это. Предыдущая галлюцинация хотя бы вела себя потише, а от этой у меня вновь начало стучать в висках.
  Кошкодевочка и не подумала никуда исчезать. Зато у нее внезапно обнаружилась вполне приличная одежда, правда, хвост с ушками никуда не делись. Она наклонилась, схватила меня за руку и с неожиданной для галлюцинации силой вздернула вверх, сердито при этом замяукав. В ответ раздалось уже знакомое шипение, и с другого боку ко мне подошел уже знакомый велоцираптор, теперь уже менее напоминающий своих сородичей из фильма Спилберга. В отличие от них, этот стоял прямо, почти как человек. И конечности у него были достаточно ловкие и цепкие, чтобы схватить меня за другую руку и не выпустить, когда я рефлекторно попытался выдернуться из чешуйчатых когтистых лап. Таким манером меня потащили вглубь помещения. Пару раз дернувшись, я смирился со своей участью и прекратил сопротивляться, вместо этого начав немузыкально насвистывать какую-то мелодию.
  Когда мы прошли через помещение, дальняя от портала стена с легким гулом разъехалась в стороны, открывая взгляду небольшой предбанник, больше похожий на шлюзовую камеру, как их показывают в кино. Когда мы прошли, двери за нами закрылись, и кошка справа от меня активно замяукала. В ответ откуда-то сверху раздался голос, вполне отчетливо говоривший на совершенно незнакомом мне языке. Кошкодевочка вновь замяукала, а затем из стен брызнули струи белого пара. Я попытался увернуться, но безуспешно, зато получил ощутимый шлепок пониже спины, а затем и крепкий подзатыльник, от которого у меня ощутимо, пусть и ненадолго, улучшилось зрение. Во всяком случае, внезапно выскочившую из стены коробочку с белыми капсулами я разглядел во всех подробностях. Кошкодевочка тут же отпустила мою руку и проворно вынула из коробочки одну из капсул. Она поднесла ее к моему лицу, однозначно давая понять, что я должен проглотить это.
  Я помотал головой. Вот еще, глотать неведомую дрянь. В ответ на это она просто ударила меня кулаком в живот и, когда я, согнувшись от боли, приоткрыл рот, ничтоже сумняшеся впихнула капсулу мне прямо в горло. Я закашлялся, но проклятая капсула провалилась слишком глубоко и, стоило мне сглотнуть, рухнула вниз по пищеводу. Проделав эту операцию, кошкодевочка невозмутимо облизнула палец, которых у нее на руках было всего по четыре, и привычно подхватила меня под руку. Двери напротив нас разъехались, моему взгляду открылось обширное пространство, в котором туда-сюда сновали разные люди, а может и не люди вовсе. Где-то виднелись пучки растительности самых разных цветов. Напоминало это не то торговый центр, не то зал прибытия аэропорта. Мои то ли пленители, то ли спасители обменялись несколькими фразами, а затем потащили меня куда-то. Не знаю, чем меня накачали в том тамбуре, но дорогу я практически не запомнил. Меня волокли по каким-то коридорам и залам, вроде бы везли на лифте. Закончилось все в странном помещении, своим стерильно-белым цветом вызывавшем однозначные ассоциации с больницей или медицинской лабораторией. Правда, вместо столов и разной аппаратуры были только капсулы с полупрозрачной крышкой, стоявшие вдоль стены у круглых отверстий. Меня подтащили к такой капсуле и скинули, иначе не скажешь, в нее. Затем забросили ноги и, кое-как уместив в капсуле, закрыли прозрачную крышку. Я не успел даже толком развернуться, как капсула беззвучно втянулась в стену, и тот же миг на меня навалилась стена непроницаемой черноты.
  Не знаю, спал я или же просто потерял сознание, но ни снов, ни видений у меня не было. Просто на мгновение стало темно, а затем я открыл глаза все в той же капсуле. Она стояла снаружи, крышка была открыта. И знакомый мяукающий голос произнес.
  - Наконец-то ты очнулся. Сильно тебе досталось, раз медсистема продержала тебя целых шесть циклов.
  Я приподнялся на локтях, и, как и ожидал, увидел рядом с собой кошкодевочку. Она приветливо улыбнулась и сказала:
  - Меня зовут Тайя. Добро пожаловать в Центр!
  
  Я ошарашенно помотал головой. Мне не показалось, я действительно ее понял? Как это возможно? Заметил я и то, как резко улучшилось зрение, исчезли не только все последствия пребывания на планете с фиолетовыми листьями, оно вообще стало идеальным, раньше я и в очках так не видел. Сидящую рядом со мной на овальной полупрозрачной капсуле Тайю я видел совершенно четко. И понимал, что первоначальное мое восприятие было в корне неверным. Не было у нее никаких кошачьих ушей, только причудливо уложенные волосы на голове. Лицо моей новой знакомой было не по-человечески красивым. Совершенно иные линии носа, губ, глаз, но при этом она все равно оставалась красивой. Чуть ниже легкомысленный топ обрисовывал вполне женскую грудь, но на обнаженном животе не было пупка. Бедра охватывали камуфляжного цвета шорты, на изящных ножках были только легкие сандалии. Пальцев на руках и ногах и впрямь было по четыре, в этом зрение меня не подвело. Не пригрезился мне и хвост, который Тайя в этот самый момент задумчиво поглаживала. Длинный, покрытый темно-серой густой шерсткой, он придавал ей определенный шарм в сочетании с гладкой кремовой кожей. Мой организм однозначно отреагировал на нее, и только тогда я со стыдом осознал, что одежды на мне нет. Я покраснел и заозирался, чем бы прикрыться.
  - Лови, - Тайя кинула мне некий бесформенный ком, в котором я без труда опознал светло-серые шаровары и такого же цвета футболку с длинными рукавами. - Твою одежду утилизировала медстанция, так что могу предложить только стандартную больничную одежду. Остальные вещи, кстати, остались нетронутыми.
  - Где я? - спросил я, спешно натягивая одежду. - И почему... как я тебя понимаю?
  - Ты в Центре, - ответила Тайя, с непонятным мне интересом наблюдая за моими действиями. Она даже свой хвост отпустила, и тот пушистой лентой обернулся вокруг пояса. - Центр это. Хм, вот ведь незадача, - она озадаченно поскребла макушку. - Центр это Центр. Пусть лучше он сам тебе объяснит, что он и зачем. Времени у тебя будет много, наружу все равно не пустят без этого. Ты теперь Проводник, тебе без объяснений никак.
  Ее ответ меня скорее запутал. Какой-то Центр, который сам мне все объяснит. Я - Проводник. Вагонный или электрического тока? Экскурсовод-путеводитель из меня всяко хуже выйдет.
  - Предположим, я понял, - кивнул я, но по выражению личика Тайи было видно, что она ничуть не сомневалась в том, что на самом-то деле я ничерта не понял. - Но как быть с языком?
  - Нейро-лингвистический анализатор, - ответила она, хихикнув, а я про себя ответил, что эту фразу она произнесла на каком-то другом языке, впрочем, тоже мне понятном. - Об этом тоже лучше спроси Центр, он расскажет. Если коротко, то с его помощью ты понимаешь другие языки. Вообще любые.
  Я присвистнул. Да это ж мечта ленивого студента. Еще бы он физику научил понимать, и этому прибору цены не будет.
  - И где этот анализатор находится? - я осмотрелся в поисках неведомого прибора.
  - В твоей голове, - веселым голосом ответила Тайя. Ей однозначно доставляло удовольствие наше общение, и я заподозрил, что я не первый, кого она наблюдает в таком состоянии. - Та капсула, которую я тебе дала, - она озорно облизнула пальчик, - в ней он и находился. Пока ты был в медсистеме, он распаковался и интегрировался в твой мозг, - и вновь часть слов была произнесена на другом языке, но при этом общий смысл не терялся.
  - Погоди-погоди, ты хочешь сказать, что прямо сейчас в моей голове есть инопланетное устройство? Нейро-лингвистический анализатор, да? Это безопасно? В смысле, он же не попытается взять меня под контроль или там внезапно взорваться, если я не выполню приказ?
  - Вот это да, - Тайя задорно расхохоталась, едва не скатившись с овала капсулы. - Да уж, интересный у тебя мир. Такой буйной фантазии я еще не встречала.
  - Ну уж чем богаты, - огрызнулся я, хотя насчет фантазии она была права, воображение у меня работало даже слишком хорошо. - Ну так что?
  - Вот смотри, - она вынула из кармана шорт мой телефон. Интересно, как он у нее оказался. - Это что?
  - Ну телефон. Точнее смартфон. Переговорное устройство с кучей всяких дополнительных функций.
  - А ты не боишься, что он возьмет тебя под свой контроль? Или убьет за невыполнение приказа?
  - Да вроде нет, - до меня уже дошло, что с паранойей я перегнул, но факт наличия у меня в голове какой-то неведомой инопланетной штуковины все еще нервировал.
  - Вот и тут также. Короче, если в дом закрался нэйтяо, за фрукты можешь не опасаться. Если анализатор предназначен для понимания других языков, не стоит ожидать, что он будет делать что-то помимо этого. Спроси у Центра, он скажет.
  Угу, сейчас. Неизвестная инопланетная организация возьмет и честно расскажет мне, что именно делает внедренное мне в мозг устройство. Но пока придется обойтись этим. В крайнем случае, можно будет найти специалиста по МРТ и выяснить, что именно делает эта штуковина в моей голове. Раз уж Тайя проговорилась про эту самую 'наружу', значит, потенциально я могу отсюда выбраться.
  - И все-таки, что такое Центр. Пусть своими словами, но объясни. Кто им руководит, кто кому подчиняется, и какое место во всем этом занимаю я.
  - Так, - Тайя со вздохом слезла с капсулы, при этом хвост развернулся и свесился до пола. - Пойдем со мной, по пути все объясню, расскажу и покажу. Все-все, честное слово.
  - Ладно, - сдался я и примерился, как бы вылезти из капсулы. - Кстати, а что со мной было?
  - О, это легко, - оживилась инопланетная девушка. - Центр, запрос состояния текущего пациента. Диагноз, проведенные изменения. Отчет в краткой устной форме.
  - Принято, Проводник Тайя, - отозвался голос, звучавший словно бы отовсюду. - Пациент поступил в медсистему в состоянии средней тяжести. Было диагностировано слабое поражение радиацией, сильное наркотическое опьянение и сопутствующая интоксикация, вызванные микроорганизмами из мира Зестия. Более подробная информация доступна по требованию.
  - Не надо, - ответила Тайя. - Если интересно, сам потом посмотришь. Центр, продолжай.
  - Кроме того, - продолжил голос, - были диагностированы многочисленные аномалии внутренних органов, характерные для обитателей мира Земля, повреждение кожных покровов и нарушение работоспособности органов зрения. В результате проведенных мероприятий все нежелательные последствия были устранены. Работоспособность организма была выведена на уровень, наиболее полно раскрывающий биологический потенциал.
  - В общем, - подытожила Тайя, - попил ты зестийской водички, разодрал все, что только можно, а Центр тебя вылечил. И даже улучшил. Он так со всеми делает, стандартная процедура.
  - Вот это да, - покачал головой я. - Это технологии. Так что же, я теперь быстрее, выше, сильнее могу, так что ли? А ну-ка, - с этим словами я лихо перемахнул через край капсулы, и, не удержавшись, растянулся на полу. - Твою мать, - с чувством произнес я, чем крайне насмешил Тайю.
  - Смешной у тебя язык, - заметила она. - Тьвоу мять!
  Я легко встал, даже слишком легко, на мой взгляд. Видимо, новые возможности организма давали знать о себе. Или я просто отдохнул и набрался сил. Теперь бы еще выяснить, где я, и как отсюда вернуться домой. Ненавязчиво так выяснить.
  - Пошли, - Тайя направилась к одной из стен, и та разошлась в сторону, явив взгляду широкий коридор. А я, любуясь ей со спины, отметил узкую полосу темно-серого меха, протянувшуюся вдоль позвоночника от затылка до самого хвоста. Интересно, а где еще у нее есть такая шерстка?
  - Куда мы идем? - я направился следом за Тайей, оглядываясь по сторонам, подмечая мелкие детали, вроде размера и расположения источников света.
  - Проведу тебя по галерее, зарегистрирую около выхода, а затем отведу к тебе в жилой блок.
  - Ко мне? - не понял я. - Но я же тут... сколько я тут, кстати?
  - Недолго. Но Центр автоматически фиксирует каждого нового Проводника и предоставляет базовый комплекс бытовых удобств. Зарегистрируешься, а там видно будет.
  - Погоди, а начальство-то тут есть какое-то? Ну, кто всем этим занимается?
  - Центр, - с тяжелым вздохом ответила Тайя. - Всем занимается Центр. Ну и примитивный же у тебя мир, раз таких простых вещей не понимаешь. А вроде выглядишь прилично, техника имеется.
  - Много ты знаешь, - я даже немного обиделся. - Мир как мир, зато без динозавров и наркотических бактерий. Твой что, сильно лучше.
  - А вот это уже не твое дело, - ответила она. - Надо будет, расскажу про свой мир. Или Центр тебе расскажет.
  Мы свернули в боковое ответвление и вскоре вышли на широкое открытое пространство. Над нашими головами высоко вверх возносился полупрозрачный купол, а за ним... Где-то десятую часть занимал огромный пылающий диск звезды, вернее, лишь его малая часть. Не знаю как, но я сразу понял, что это не изображение, а реальная звезда. На остальной части купола гроздями сияли звезды, формируя причудливые и совершенно незнакомые узоры созвездий.
  - Мы в космосе? - не сказал, выдохнул я.
  - Ага, - беззаботно подтвердила Тайя. Очевидно, ее моя реакция только забавляла.
  - Мы на космической станции на орбите звезды.
  - Ага.
  - Кто же построил такое?
  - Кто знает, - ответила она. - Центр знает, но не говорит. Есть знания, которыми нам нельзя обладать, и Центр это знает.
  - Центр то, Центр се. Что такое этот Центр? - не выдержал я.
  - Это Центр, - она обвела рукой купол и все что под ним. Оказывается, тут хватало народу, причем большинство гуляющих очень сильно походили на людей. - Все это Центр. Центром никто не управляет, он сам по себе. Центр. Если хочешь знать больше...
  - Спроси Центр, он скажет, - закончил я за нее. Видимо, мне действительно придется пообщаться с этим самым Центром. Знать бы только, как.
  - Сюда, - Тайя махнула рукой, уводя меня по краю расположившейся под куполом площади. Значительная ее часть была покрыта различными зелеными насаждениями. Впрочем, далеко не все они были именно зелеными. Еще тут были скамьи, столы и стулья, словно в кафетерии под открытым небом. И люди, много людей. Во всяком случае, инопланетян, похожих на людей. Некоторые из них даже носили такую же одежду, что и я, но большинство одевалось как попало, без единого стиля. Между ними по полу катались небольшие металлические полусферы, высотой едва доставая мне до колена. Они таскали что-то вроде подносов и, по всей видимости, прибирали за местными обитателями.
  Тайя вывела меня в очередной коридор, по которому мы дошли до широкой двери. Она вызвала в памяти смутные воспоминания о моем прибытии в этот таинственный Центр.
  - Да, здесь мы тебя и нашли, - кивнула Тайя. - Тебе повезло, что ты успел пройти вслед за Зархом. Зестия далеко не самое приятное место. Сколько ты там пробыл?
  - День, ночь, день, не знаю точно. А Зарх это тот ящер. Он же мне не померещился?
  - Ты провел ночь на Зестии? - округлила глаза Тайя. - Без опыта, без знания других миров?
  - Повезло, - ответил я, чувствуя себя кем угодно, только не героем. Хорош герой, отсиделся на дереве, нахлебался воды с микроорганизмами - мечтой наркоторговца. Мог ведь я сделать простейший фильтр, песок-то в любом мире есть, а листья сгодились бы в качестве сосудов. Да и огонь можно было бы добыть, камнями там или трением. А я просто бегал туда-сюда как баран. Ладно хоть на дерево догадался залезть.
  - Не вини себя, - Тайя словно почувствовала мое настроение. - Ты был удивлен, сбит с толку, даже напуган. Редко кому из Проводников удается добраться до Центра без приключений. Некоторые просто погибают. Центр старается отслеживать такие ситуации, посылая Проводников патрулировать другие миры в поисках провалившихся туда новичков, но они не всегда успевают.
  - То есть, Центр послал Зарха в Зестию поискать новичков вроде меня?
  - Да. Больше в том мире делать нечего. Плохое солнце, ядовитые растения, ночные охотники и отравленная вода. Даже воздух там пропитан ядом, разъедающим разум. Вы, люди, его неплохо переносите, а вот бедняга Зарх чуть не умер, проведя там всего полцикла.
  Мне даже стало стыдно, что я испугался посланного за мной ящера. Судя по сказанному Тайей, Зарх был существом еще более уязвимым, чем человек, а я его в монстры записал.
  - А теперь пойдем к выходу, - Тайя развернулась и пошла по коридору к соседней двери. Я двинулся за ней, теша себя надеждой, что этот выход окажется для меня полезным и поможет вернуться домой. Двери перед ней приветливо распахнулись, открывая куда более просторный тамбур, чем тот, через который прошел я. - Давай сюда, - она указала на матовую панель, более темную, чем окружающие стены. - Приложи ладонь, и Центр сделает все остальное.
  Я послушно сделал, что она сказала. В конце концов, пока Тайя мне помогала. Знать бы еще, зачем. После приложения ладони панель вспыхнула разноцветными огнями и быстро мелькающими символами. Знакомых среди них я не увидел, как и не понимал смысла этого мельтешения. Затем ладонь на миг пронзила волна боли, и я еле удержался от крика, настолько неожиданной она была. Панель в тот же миг погасла.
  - Регистрация завершена, Проводник Рен, - произнес все тот же голос Центра. - Свои права и обязанности Проводника вы можете узнать здесь, либо на терминале, установленном в вашем жилом блоке. Для получения дальнейшей информации обратитесь к терминалу в жилом блоке. Отправка за пределы Центра невозможна без ознакомления с базовым минимумом и основными обязанностями Проводника. Проводник Тайя, желаете ли вы покинуть Центр?
  - Не сегодня, - ответила она.
  - Принято. Конец сеанса.
  - Вот теперь ты и стал Проводником, Рен, - обратилась ко мне Тайя. - Все необходимое узнаешь от терминала. Можешь спокойно спрашивать меня или Зарха, нас ни с кем не спутаешь, мы одни в Центре.
  - Слушай, я понимаю, вопрос несколько неуместный, но, насколько я понимаю, никуда со станции я не уйду, пока не прослушаю весь этот курс молодого Проводника? - Тайя кивнула, и я продолжил. - А если так, то где тут можно перекусить?
  - На галерее, пойдем, покажу, - она вновь повела меня по коридорам.
  Через пару минут мы вновь вышли на галерею под куполом, но уже в новом месте, ближе к стульям и столам. Тайя подошла к стене, на которой была уже знакомая панель, и приложила к ней ладонь.
  - Две порции, основной рацион. Записать на меня.
  Панель мигнула огоньками и потухла, а затем отъехала в сторону, открывая два круглых подноса, на которых источали аромат еды две картонные коробки и белые матовые стаканы. Во всяком случае, мне коробки показались картонными, живо напомнив наш земной фаст-фуд. Мы уселись за один из многочисленных пустующих столиков и неспешно приступили к трапезе. По вкусу 'основной рацион' напоминал обычный бомж-пакет, только без бульона. В стаканах обнаружилась красного цвета жидкость с непривычным, но приятным вкусом. Я украдкой осмотрелся, отмечая малочисленность посетителей галереи вообще и местной столовой в частности.
  - А сколько здесь всего людей, в смысле, Проводников?
  - Чуть больше тысячи, - тут же отозвалась Тайя. - Подробнее у Центра спрашивай, это доступная информация. Большинство из них твои сородичи, есть еще несколько видов.
  - Погоди, ты хочешь сказать, больше половины тут люди? - я не поверил своим ушам. - Просто люди с Земли?
  - Почему с Земли? Из самых разных миров. Твой вид, Рен, довольно распространен.
  - Но как так?
  - Спроси у Центра, он скажет.
  - Слушай, а почему ты зовешь меня Рен? У меня ведь есть имя, - только сейчас я понял, что так и не представился, не успел как-то. - Что это вообще значит?
  - Мы не используем имена. Центр дает нам позывные, основываясь на каких-то своих принципах. Старые имена могут вызвать к памяти неприятные воспоминания. Новое имя, новая жизнь. Ты доел?
  - Да, - рассеянно ответил я, пытаясь уложить информацию и понять, означает ли это, что пути назад у меня нет.
  - Тогда пойдем, тебе стоит отдохнуть. После медсистемы тебе только кажется, что ты отдохнул, в действительности твое тело истощено.
  - Хорошо, - я, следуя примеру Тайи, оставил остатки порции на столе.
  На этот раз она вела меня по лабиринту коридоров куда дольше, чем в прошлые разы. Мы спустились на несколько уровней, и я все больше поражался масштабу этой станции. Сейчас тут живет больше тысячи человек и инопланетян, но кто знает, на скольких она была рассчитана при строительстве. И кем вообще были ее строители.
  Жилой блок оказался совсем не тем, чем я считал его поначалу. Я ожидал увидеть что-то типа общежития, пусть и сильно футуристичное, но, когда я коснулся очередной матовой панели, и передо мной открылись двустворчатые двери (других тут, я так понял, в принципе не бывает), глазам моим открылось помещение, размеры которого намного превосходили нашу квартиру на Земле. Роскошный санузел, с немалых размеров ванной, гардероб размером с целую комнату, совмещенный, насколько я понял, с оружейным шкафом или чем-то на него похожим, и огромная спальня. Кровать три на три метра, зеркало, вешалка для одежды, рабочий стол с креслом, и все это выполнено в духе эдаких Звездных войн.
  - Обалдеть, - только и мог сказать я. - И что, за это все даже платить не надо?
  - Базовый жилой блок предоставляется каждому Проводнику после его регистрации в системе Центра, - ответил голос сверху. - Проводник с высоким коэффициентом относительной полезности может получить улучшенные апартаменты с индивидуальной планировкой.
  - Ооооо, - не то чтобы я не хотел вернуться домой, но такие перспективы невольно заставили меня пересмотреть приоритеты. Возможно, стоит остаться, на время, и побольше выяснить, что тут и как.
  От мыслей меня отвлек шорох за спиной. Я обернулся и замер в восхищении. Между мной и входом стояла полностью обнаженная Тайя. Ее одежда была неаккуратно свалена на пол. Мягкой кошачьей походкой она приблизилась и легким движением отбросила меня на кровать.
  - Пора нам познакомиться, Проводник Рен, - промурлыкала она и запрыгнула на меня.
  
  - ... для получения более подробных сведений, повысьте свой коэффициент относительной полезности...
  - Тьфу ты, достал, - выругался я и обреченно откинулся на спинку стула. Консоль на рабочем столе мигнула огоньками и замолкла в ожидании дальнейших вопросов. С этой шайтан-машиной я возился уже около получаса и всегда, когда дело касалось более-менее интересных вопросов, натыкался на стандартный ответ о недостаточном коэффициенте.
  Тайя ушла, пока я спал, и чувствовалось, что наша бурная ночь запомнится мне надолго. Кажется невероятным, но, несмотря на некоторые отличия, физиологически наши виды были весьма схожи, и ничто не помешало приятному совместному времяпровождению. Обнаружив ее отсутствие, я, поразмыслив немного над превратностями судьбы, сел общаться с Центром. Пока что безрезультатно.
  - Центр, дай определение коэффициента относительной полезности, - неуклюжесть названия была вызвана в первую очередь моим восприятием. Оригинальное название на местном языке было куда более изящным и емким.
  - Принято, Проводник Рен. Коэффициент относительной полезности используется в качестве критерия эффективности деятельности Проводников. Деятельность в иных мирах, согласующаяся с основополагающими принципами Центра, способствует росту коэффициента. Бездействие либо целенаправленный саботаж приводят к снижению коэффициента. Проводник с низким коэффициентом относительной полезности лишается права доступа в Центр и подлежит утилизации.
  Я невольно сглотнул, слишком уж цинично звучали слова об утилизации. Моя решимость вернуться домой, сильно пошатнувшаяся после ночи с Тайей, вновь окрепла. Я глубоко вдохнул, набираясь решимости, и задал вопрос, которого избегал все это время.
  - Центр, как мне вернуться домой?
  - Вопрос некорректен, в данный момент вы находитесь в вашем личном жилом блоке, Проводник Рен.
  - Так. Хорошо. Как мне покинуть Центр?
  - Вы можете покинуть Центр через один из выходов. Внимание, Проводник! Не рекомендуется покидать Центр без личного многофункционального устройства.
  - Да черт с ним. Если я пройду через выход, я попаду на Землю?
  - Вероятность данного события пренебрежимо мала и в данных обстоятельствах может быть признана нулевой.
  - Я могу задать конкретную цель?
  - Нет.
  - Это вообще возможно?
  - Нет.
  - Хорошо, - я устало потер виски, - а есть еще способы покинуть Центр?
  - Покинуть Центр можно через выход или посредством подпространственных модулей.
  Ого, уже что-то новенькое.
  - Как попасть к модулям?
  Вместо ответа консоль высветила замысловатую план-схему с кучей символов, на которой однозначно вырисовывался маршрут отсюда до модулей.
  - Внимание, Проводник! Ваш коэффициент относительной полезности недостаточен для допуска к подпространственным модулям. Для использования подпространственных модулей вы также должны пройти специальное обучение.
  - Для получения которого мой коэффициент слишком мал, - закончил я вместо него и, дождавшись подтверждения, задал следующий вопрос. - Хорошо, допустим, я не могу вернуться домой. Существует ли возможность отправить моей семье сообщение, что я жив?
  - Данная возможность присутствует, - к моему удивлению, на этот раз Центр ответил положительно.
  - И что мне нужно сделать?
  - Ваше переговорное устройство было просканировано в момент появления в Центре. Используемый им принцип связи совместим с системой переходов Центра. Однако, прием вызовов извне будет блокирован. Сеанс связи может быть инициирован только с данного устройства.
  Я вскочил и кинулся искать свой смартфон. Сунулся в шкаф, перерыл несколько ящиков и даже обшарил кровать. В итоге нашел свои наручные часы (знать бы еще, как они сюда попали), а телефон отыскался под кроватью. Я взглянул на дисплей. Сигнал был, слабый, но устойчивый. Центр и впрямь не соврал. Странное дело, но пропущенных вызовов при этом не было. Вот ни в жизнь не поверю, что моя семья не названивала мне сутки напролет. Да и ребята из группы должны были заинтересоваться, куда это я пропал. Видимо, Центр действительно каким-то образом может избирательно блокировать входящие сигналы. Интересно. Я почти нажал кнопку вызова, когда на ум мне пришла еще одна мысль.
  - Центр, сеанс связи с моей семьей не нарушает правил?
  - Нет.
  - И даже нет каких-то запретных тем?
  - Нет.
  - Почему?
  - В настоящий момент в зоне ответственности Центра не зафиксировано цивилизаций, способных затруднить его деятельность.
  Окончательно успокоившись на этот счет, я полез в меню телефона. Если я скажу, что попал в другой мир, они там точно решат, что меня похитили и либо накачали наркотиками, либо заставляют нести чушь под дулом пистолета. Видеосвязь в этом отношении куда лучше. Не надо будет сто раз объяснять и доказывать. Я запустил программу и нажал кнопку видеозвонка. Минута ожидания, и на экране проступили контуры человека, в котором я без труда узнал своего старшего брата.
  - Лешка? - удивленным голосом спросил он, глядя в экран. - Черт, и правда ведь.
  - Привет, Лер, - я махнул свободной рукой.
  - Не знаю, где ты, но я сейчас приеду туда и прибью тебя, - с чувством произнес он. - Идите сюда все, блудный сын нашелся!
  Спустя мгновение на той стороне воцарился форменный бедлам. Мать ревела, отец грозно хмурился, Машка, младшая сестра-погодок, истерично всхлипывала. И только Лера возвышался над всем этим с невозмутимостью индейского вождя. Я даже слегка убавил громкость, оглушенный этим напором. Из бессвязного потока слов удалось уловить основную мысль.
  - Неделя? Меня не было целую неделю?!
  Мои родные разом замолкли и удивленно посмотрели на меня.
  - Братец, скажи честно, это ты так шикарно забухал, что нихрена не помнишь, или просто придуриваешься? - Лера как всегда, в своем репертуаре. Вообще-то, моего старшего брат звали Валерий, по семейному преданию, родители назвали его в честь Кипелова. А Лерочкой его прозвала Мелкая-Машка за длинные волосы. Был он металлистом-байкером и, в отличие от меня, запросто мог пропасть на пару дней. При этом ухитрялся оставаться одним из лучших студентов своего курса.
  - Я расскажу обо всем по порядку, - честно пообещал я. - Но с условием, не перебивать и всему верить. Хорошо? - после кивков и нестройного изъявления согласия, я продолжил. - Вы помните одну мою детскую игру? Про дым на детской площадке? Видимо нет. Ладно. В общем, оно оказалось настоящим. Тот дым. Марево. Оно оказалось порталом, ведущим в другие миры.
  - Прекрати этот бред! - рявкнул отец. - Мы тут все извелись, а он городит какую-то чушь. Алексей, живо говори, где ты находишься!
  Так, 'Алексей' это плохо. Это значит, что они на меня сильно злы.
  - Так, подождите, у меня есть доказательства. Вот, ловите, - я выбрал отснятое ранее видео и послал его. - Посмотрите, там все есть.
  Наступила тишина. Мои родные смотрели тот самый видеоролик, отснятый в мире красных деревьев. Интересно, а в какой момент у меня там выключилась видеокамера? Раздался рев шестилапого хищника, и я вздрогнул, хотя и ждал его. Что уж говорить о менее подготовленных зрителях.
  - Вот теперь я тебя хочу прибить из зависти, - сообщил мне Лера. - Такое приключение...
  - Валерий, - одернула его мать, и братец замолк. - Лешенька, сынок. Где ты сейчас?
  - Я в Центре. Центр - это, - черт вот теперь я понимаю, как себя чувствовала Тайя, - Центр это, в общем. Гигантская космическая станция на орбите какой-то звезды. Не знаю, какой именно. Это сложно.
  - Но ты там в безопасности?
  - Да, тут есть жилье, тут есть еда, тут есть все. Но домой я, похоже, вернусь нескоро.
  - Подожди, но что ты будешь делать?
  - Я теперь стал каким-то Проводником. Не совсем понимаю, что это значит. Как мне сказали, Проводники действуют от имени Центра в других мирах и претворяют в жизнь его видение мира.
  - А это какое? - вновь влез Лера.
  - Я... не знаю, - только сейчас я понял, что как-то упустил этот момент. - Центр, в чем заключается основополагающий принцип?
  - Основополагающий принцип Центра гласит, - немедленно отозвалась консоль, - что любой вид, любая цивилизация имеют право на развитие и существование.
  - И что это значит?
  - Ценность цивилизации определяет итог ее развития.
  - То есть, ты следишь за тем, чтобы разные цивилизации могли развиваться естественным путем? И в чем тогда цель Проводников?
  - Проводники направляют цивилизации, вставшие на признанный тупиковым путь развития. Проводники исправляют последствия вмешательства одних цивилизаций в развитие других. Проводники препятствуют негативному влиянию развитых цивилизаций на отсталые миры.
  - Бороться с рептилоидами, круто.
  - С какими рептилоидами? Ты понял, что сейчас говорил этот странный голос?
  - Да, пап, понял. Мне тут в голову установили гугл-переводчик.
  - Круто. Ну-ка, скажи что-нибудь по-китайски.
  - Хусю-мусю-велосипед, Лер, иди нафиг, а?
  - Так что ты там будешь делать? - это уже мама.
  - Ты слышала, ходить по разным мирам и что-то там исправлять.
  - А это не опасно? - видимо, хищник с видео произвел на нее неизгладимое впечатление.
  - Не знаю, - честно признал я. - Но думаю, что нет. Все же, работать надо с цивилизациями, а не среди безлюдных гор, кишащих хищниками.
  - А что если...
  - Так, все, стоп, у меня лимит, - я вдруг осознал, что эти разговоры могут затянуться надолго, а у меня со вчерашнего дня маковой росинки во рту не было. Да и Тайю надо бы найти. - Я обещаю время от времени звонить и присылать фото или видео, чтобы вы знали, что я жив. Не пытайтесь звонить мне. А, и еще, не знаю, что тут будет с аккумулятором. Позвоню вам чуть позже. Пока, - с этими словами я сбросил вызов и повалился на кровать. Да уж, общение с любящей семьей, что может быть более выматывающим. Разве что, хи-хи, ночь с инопланетной девушкой. Я задумчиво почесал щеку, про себя отметив, что от щетины, которая должна была отрасти за неделю, там нет и следа. Еще одно улучшение, полученное от Центра? Полезно, не придется бриться. Я потянулся и встал. Предстояла длительная прогулка по Центру, некогда разлеживаться на кровати.
  
  Первым делом я направился в душ и только потом спохватился, что другой одежды у меня нет. Особенно напрягало отсутствие нижнего белья.
  - Центр, где я могу получить одежду?
  - Новая одежда может быть затребована перед проходом через портал выхода.
  - Я могу получить ее здесь? В числе базовых потребностей, например?
  - Имеющаяся одежда отвечает базовым потребностям, - ответ прозвучал издевательски-равнодушно.
  - Но Проводник Тайя носит другую одежду. Да и остальные...
  - В случае высокого коэффициента относительной полезности возрастает количество и качество предоставляемых Центром бытовых услуг.
  - Тьфу ты, - выругался я. Хотя система мне в чем-то даже импонировала. По сути своей она была справедливее советского принципа 'От каждого по способностям, каждому по потребностям'.
  Делать нечего, пришлось одевать прежнюю, пока еще чистую и новую одежду из медсистемы. Тоже, еще одно странное название, порожденное моим сознанием. Одевшись, я вышел из жилого блока и задумчиво окинул взглядом коридор. Никаких указателей тут не было, только холодные металлические стены. Даже дорогу спросить было не у кого. Разве что...
  - Центр, как мне выйти к галерее? - спросил я в пустоту.
  - Маршрут до цели был загружен. Выполнение невозможно. Проводник Рен, активируйте свое индивидуальное многофункциональное устройство для продолжения операции.
  - У меня его нет, - несколько растеряно ответил я. Вот идиот, Центр же уже упоминал про эту штуковину, а я отмахнулся и забыл.
  - Личное многофункциональное устройство будет получено перед прохождением через портал выхода.
  Я выдохнул через стиснутые зубы, чтобы не заорать и не высказать этому дурацкому Центру все, что я думаю о нем и его правилах. Так, спокойно. Это не лабиринт, это жилая станция. Тем более, на галерее я уже был. Только и нужно, что воспроизвести наш вчерашний маршрут в обратном порядке. Я неуверенно двинулся в выбранном направлении, поминутно останавливаясь и прикидывая, проходили мы тут вчера или нет. Вообще-то, я неплохо ориентируюсь на местности. Но тут уникальные обстоятельства. Наконец, мне повезло, я наткнулся на местного. Выглядел он вполне по-человечески. Высокий, крепко сложенный мужик за тридцать, одетый в некое отдаленное подобие средневекового камзола.
  - Прошу прощения, - обратился я к нему по-русски, ничуть не сомневаясь, что меня поймут. - Вы не могли бы подсказать, где тут галерея? - на более фамильярное обращение я не решился. Черт его знает, какие тут порядки.
  - А, новенький что ли? - он окинул меня слегка заинтересованным взглядом. - Видно, что новенький, совсем белый, ага, - мужик хмыкнул. - И жрать поди охота. Топай дальше по коридору и направо, там не заблудишься. Но жратва - то еще дерьмо, учти.
  После этих слов он утратил ко мне всякий интерес и пошел дальше, не слушая моих благодарностей. Прям весь из себя крутой профи. Интересно, насчет еды, это он серьезно? Вчера она показалась мне вполне сносной, но кто знает, из какого мира он пришел, может там такими вот бич-паками даже бомжи брезгуют. Я последовал его указаниям и действительно вышел на галерею, совсем рядом с местным общепитом. Народу тут было немного, как и в прошлый раз, между столиками сновала парочка сферических роботов, и я безо всяких там очередей спокойно подошел к консоли управления.
  - Центр, - привычно начал я, но тут же сбился. А что именно мне надо? Тайя, помнится, требовала какие-то там рационы, помнить бы еще, какие именно. - Мне бы это, поесть.
  - Уточните свой запрос, Проводник Рен, - голос прозвучал так громко, что я невольно вжал голову в плечи. Не хотелось бы прослыть совсем уж диким папуасом, неспособным элементарно поесть.
  - Рацион, основной, - уверенно сказал я.
  - Невозможно выполнить. Ваш коэффициент относительной полезности слишком мал.
  - А что можно? - растерял я.
  - С учетом вашего нынешнего коэффициента относительной полезности вам доступен только базовый рацион, - мне показалось, или в голосе прозвучало сожаление?
  - Давай базовый, - согласился я. В конце концов, разница между основным и базовым не может быть слишком большой, слова-то почти синонимы.
  Как и в прошлый раз, часть стены отъехала, открывая нишу с подносом. Я вытащил его и в недоумении уставился на содержимое. Плошка с какой-то белой слизкой кашицей и стандартный стакан с водой, вот и все, что мне досталось.
  - А что-нибудь другое есть? - осторожно поинтересовался я.
  - Ответ отрицательный. С учетом вашего нынешнего коэффициента относительной полезности вам доступен только базовый рацион.
  - Ладно, авось не потравлюсь, - я уселся за первый попавшийся столик и нерешительно взял местный вариант ложки, по форме напоминавший скорее вилку, в которой забыли прорезать зубцы. Вчера за разговором я даже не обратил внимания на такую мелочь.
  Подцепив ложко-вилкой часть белой массы, я осторожно поднес ее ко рту. Выглядела она крайне неаппетитно и к тому же совсем не имела запаха. Я попробовал немного, и чуть не сплюнул от отвращения. Слизь была отвратительна по консистенции и имела мерзкий сладкий вкус. Я схватил стакан и спешно прополоскал рот водой. Вода тоже была не очень, почти что чистый дистиллят.
  Остальные посетители кафетерия, как я упорно называл про себя это место, смотрели на меня со смесью веселья и сочувствия. Похоже, все они прошли через это и прекрасно знали, какова на вкус эта белая мерзость. Вот, значит, что имел в виду тот мужик, когда нелестно отзывался о еде. Да, дерьмо, иначе и не скажешь.
  Есть хотелось страшно, в жилом блоке это еще не так ощущалось, но здесь, в месте, наполненном запахами НОРМАЛЬНОЙ еды. Я сглотнул и решительно отправил в рот еще одну ложку базового рациона, спешно его запив. Да, такими темпами вода у меня кончится много раньше. Вот так волей-неволей и задумаешься, а не проще ли все-таки делать свою работу Проводника. День-другой питания этой дрянью, и я буду готов пойти на преступление ради нормальной пищи. Но шагнуть в портал, рискуя вновь затеряться среди миров или погибнуть от клыков хищника... трудное решение, очень трудное.
  - Простите, молодой человек, у вас свободно?
  Я поднял глаза от тарелки. Рядом с моим столиком стоял немолодой мужчина в такой же как у меня одежде. Выглядел он крайне неважно, весь был каким-то дерганым, глаза постоянно бегали. И смотрел он на меня так, словно боялся.
  - Пожалуйста, - я жестом указал на стул напротив. Не то чтобы мне сильно было нужно общество, но есть шанс узнать что-нибудь интересное от нового собеседника.
  - Я не мог не заметить, с каким отвращением вы поглощаете эту, с позволения сказать, пищу, - начал он, и я согласно кивнул. - По вашему наряду я вижу, что вы, как и я, новичок, 'белый', и ни разу не ходили через проход.
  - Если не считать того, как я попал сюда, - я не стал углубляться и пересказывать свою эпопею. С каждым мгновением этот тип нравился мне все меньше. Я уже пожалел, что пустил его за стол.
  - Скажите, как вы находите местные условия?
  - Жить можно, - я пожал плечами. - Жилой блок выше всяких похвал, еда, - я хмыкнул, - бесплатная и явно в избытке.
  - Да-да, - согласно закивал мой собеседник. - Еда, жилье и одежда, что еще нужно человеку для выживания. Но ведь выживать не то же самое, что жить, вы согласны?
  Я кивнул.
  - И вы не могли не заметить, что прочие Проводники питаются и одеваются куда лучше. О, смею вас заверить, мой юный друг, жилье у них такое, что вам и не снилось. Скажите, вы считаете это справедливым?
  - У них выше коэффициент, - я уже начал понимать, куда он клонит, но вот просто так встать и уйти мне не позволяло воспитание.
  - Вот! - типчик патетически ткнул пальцем вверх. - Вот! Именно на этом и зиждется вся диктатура Центра. Он вынуждает нас делать грязную работу, подвергать свою жизнь опасностям диких миров. Это занятие пристало дикарям и примитивным личностям, но мы, выходцы из развитых миров... о, не удивляйтесь, - он заметил мое недоумение, - я не мог не заметить это устройство на вашем запястье. Не знаю, что оно такое, но это явно продукт развитой цивилизации, а не какой-нибудь примитивный оберег. Так вот, друг мой, нам, как представителям развитых миров, не пристало подвергать себя ненужным опасностям. Коль скоро Центр заточил нас здесь, он должен предоставить условия для комфортного проживания. Вы согласны со мной?
  - Простите, кто вы, собственно такой? - речь моего собеседника была столь неуместной, что я даже засомневался в его вменяемости.
  - О, какое упущение с моей стороны. Позвольте представиться, - он встал и изобразил нечто вроде церемонного поклона, - Женевьеза Луоньон Жуария Третий прямой потомок Владетелей Синьяр, писатель, публицист и общественный деятель. Здесь являюсь председателем Комитета общественной справедливости.
  - Угу, я так и понял, - буркнул я. Надо же было нарваться на этого типчика. Еще в родном мире мне осточертели такие вот кадры, вещавшие откровенную дурь с экрана телевизора, из-за чего я и отказался от этого вида досуга.
  - И заметьте, - он словно и не обратил внимания на мое отношение, - это мое истинное имя, данное при рождении, а не эта нелепая кличка, которые Центр навешивает на всех, кто застрял здесь без возможности выбраться. Наш Комитет борется за равное распределение благ, предоставляемых этим, вне всякого сомнения, высочайшим творением инопланетной цивилизации.
  - Сходите наружу, и все у вас будет, - вяло ответил я.
  - Но друг мой, - вскинулся Женевьеза. - Не думаете же вы, что я, деятель умственного труда, стану подвергать свою жизнь риску? Жизнь, чтоб вы знали, есть величайшая ценность, и пожертвовать, да даже просто подвергнуть излишнему риску обладателя столько высокого интеллекта, как мой, это не просто глупость, это настоящее преступление против человечества!
  - Хорошо-хорошо. Что вам от меня нужно?
  - Вступайте к нам! С каждым новым членом наши голоса звучат все громче, и рано или поздно, Центр будет вынужден прислушаться к нам. Получив возможность удовлетворять свои насущные потребности, как это пристало людям нашего уровня, мы сможем потребовать создания самоуправления и взять в свои руки распределение благ. Что вы думаете?
  - Вы знаете, я решил. Ваша речь открыла мне глаза на многое, о чем раньше я старался не думать, - я вздохнул, чувствуя, что принимаю самое трудное решение в своей жизни. Женевьеза приободрился, жадно всматриваясь в мое лицо. - У меня было не так уж много времени, чтобы подумать о деятельности Центра и о распределении ресурсов. И я понял. Я решил, что сегодня же отправлюсь через проход. Вы показали, напомнили мне, каким ничтожеством может быть человек, и я не хочу выглядеть в глазах окружающих такой же жалкой тряпкой, лишь ноющей о несправедливости. Всего хорошего, - я поднялся из-за стола.
  - Вы, вы... - Женевьеза задохнулся от возмущения. - Вы дикий варвар, отсталый, дикий варвар... - он двинулся прочь, и споткнулся о ножку стула. Под дружный хохот посетителей кафетерия незадачливый борец за справедливость растянулся на полу.
  - Вот же мерзкий тип, - бросил какой-то парень в неброской рубахе и штанах. - А ты, парень, ничего, хорошо отшил его. Знаешь, где выход?
  - Нет, - честно ответил я. - Я тут всего пару дней и совершенно не ориентируюсь.
  - Смотри, - он ткнул рукой в противоположный конец галереи. - Идешь туда, прямо в центральный коридор. Там сразу же направо и вверх. А дальше не заблудишься, Центр подскажет даже без устройства.
  - Спасибо за подсказку. Я Рен, кстати, - я протянул новому знакомому руку.
  - Корви, - парень после секундной задержки хлопнул меня по ладони. Видимо, в его мире здоровались как-то иначе.
  - Рад знакомству, Корви. Я пойду. Надо же исполнять свое предназначение Проводника.
  - Предназначение или забвение, - резко посерьезневшим голосом ответил он и вскинул руку в приветственном салюте.
  
  Несмотря на всю свою браваду и довольно неплохую, на мой взгляд, речь, коленки у меня тряслись, даже пока я просто шел. Теперь же, дойдя до двери, у которой я под присмотром Тайя проходил регистрацию, я дрожал, словно в лихорадке. Я смотрел на распахнутые двери и не мог сделать и шагу. Разум придумывал тысячи отговорок, чтобы не идти, вернуться к себе и отдохнуть, отсидеться там. Не знаю, что меня удержало от этого. Чувство долга ли, неподдельное ли уважение, что читалось на лицах Корви и прочих Проводников в кафетерии, или просто мое любопытство. Даже после всех тех неприятностей, через которые мне пришлось пройти, я все еще хотел знать, что же лежит там, по ту сторону. Я набрал полную грудь воздуха и занес ногу, переступая через несуществующий порог. Внезапно мне в голову пришла еще одна, на этот раз действительно удачная мысль.
  - Центр, могу ли я узнать текущее местоположение Проводника Тайи?
  - В данный момент Проводник Тайя находится за пределами Центра.
  - А Проводник Зарх?
  - В данный момент Проводник Зарх находится за пределами Центра.
  М-да, а я так надеялся поговорить с кем-нибудь напоследок. Хотя бы поблагодарить отважного ящера за спасение моей жизни. Интересно, почему Тайя не сказала мне, что уходит? Означает ли это, что нашим отношениям конец? И были ли они вообще у нас? Я тряхнул головой, гоня прочь лишние мысли.
  - Центр, я желаю пройти через портал. Что для этого требуется?
  - Проводник Рен, пройдите в шлюз, - ответ последовал немедленно.
  Я сделал шаг вперед, и двери за моей спиной сомкнулись, отрезая путь назад. Что ж, пусть будет так.
  - Стойте неподвижно. Для получения многофункционального устройства необходимо снять параметры организма и рассчитать оптимальную конфигурацию. Проводник Рен, есть ли у вас предпочтения касательно внешнего вида многофункционального устройства?
  - Предпочтения? - я задумался, затем бросил взгляд на свои часы, которые одел скорее по привычке, нежели в силу необходимости. - Центр, имеется ли возможность переправить принадлежащую мне вещь в мой жилой блок?
  - Да.
  - Отлично, - я расстегнул кожаный ремешок. - Тогда отправь это ко мне. И сделай многофункциональное устройство в виде браслета на левую руку.
  - Принято, Проводник Рен. Вложите предмет в камеру переноса, - из стены выехало что-то вроде ящика, в который я без колебаний вложил свои часы. - Ожидайте, процесс изготовления многофункционального устройства займет половину тика.
  - А, вот еще что, - спохватился я, не особо задумываясь над тем, что такое 'тик', и сколько времени это займет в пересчете на привычные минуты. - Мне необходима более подходящая одежда. И, если возможно, оружие.
  - Уточните параметры одежды.
  - Я не знаю, что-нибудь универсальное, чтобы и на природу, и в город, наверное, - я и в магазине-то себе выбрать ничего не могу, а тут требуют вот так сразу.
  - Принято, Проводник Рен. Одежда, соответствующая заданным параметрам, будет выдана вместе с многофункциональным устройством.
  - А что насчет оружия?
  - Выполнение операции невозможно. Внимание, Проводник! Для получения доступа к арсеналу Центра вам необходимо пройти курс обучения. Правила также допускают пронос неопасных образцов оружия из-за пределов Центра.
  М-да, облом вышел. И тут надо проходить обучение. Для которого у меня, как всегда, слишком низкий коэффициент. Радует, что пронос трофеев не возбраняется. Интересно, в каком-нибудь из миров можно раздобыть световой меч? И какое оружие считать неопасным. Но это сейчас не так важно.
  - Центр, как именно происходит переход?
  - Уточните свой запрос. Вам требуется физическое описание процесса перехода?
  - Не совсем, - что-то сомневаюсь я, что со своим неоконченным Физфаком смогу понять это объяснение. - Скорее типичные места расположения, как вернуться на прежнее место, что именно и в каком количестве можно с собой проносить. Такого рода информация.
  - Принято, Проводник Рен. Активные проходы всегда располагаются в благоприятных местах с атмосферой, близкой к стандартной атмосфере Центра. Нижняя точка активного прохода совпадает с уровнем ближайшей ровной поверхности. Вокруг активного перехода всегда присутствует пригодная для временного пребывания Проводника область пространства. Устойчивый проход между двумя точками стабилен в течение одного тика. Исключением являются проходы Центра, устойчивые в течение трех тиков. После потери устойчивого соединения проход случайным образом создает новое. Активный проход совершает перенос объекта только при контакте с личным полем Проводника. Внимание, Проводник! В ситуациях, когда в момент потери устойчивого соединения в проход сохраняет контакт с индивидуальным полем Проводника, соединение обновляется. Однако, имеется ограничение на число подобных обновлений. Максимальный срок искусственно поддерживаемого устойчивого соединения равен семнадцати тикам. После чего соединение будет разорвано с отторжением носителя индивидуального поля без нарушения целостности физических объектов. Ограничений по габаритам не существует, в случае, если габариты проносимого предмета превышают видимый силуэт прохода, происходит втягивание предмета на субатомарном уровне и его перенос без искажения. Внимание, Проводник! Не рекомендуется проносить через проход крупногабаритные предметы. Несоответствие их размеров размерам свободного пространства на другой стороне может иметь негативные последствия.
  Вот это да. Такую бы информативность, да чуть раньше. Я ведь уже пытался получить ответы на эти вопросы у себя в жилом блоке, но Центр, гад эдакий, все твердил про низкий коэффициент. Получается, просто решившись войти сюда, я уже поднял его. Интересно, а можно ли таким образом обмануть систему?
  - Центр, что-то мне нехорошо. Думаю, мне стоит направиться в медсистему.
  - В данный момент система не регистрирует признаков, свидетельствующих об ухудшении состояния организма. Необходимости в медицинской помощи нет.
  Мне даже стало немного стыдно. Словно меня поймали на мелкой лжи, причем лгал я человеку, доверившемуся мне.
  - Ничего не надо, это была просто проверка, - смущенно пробормотал я.
  - Принято, Проводник Рен, - безэмоциональным голосом отозвался Центр.
  - Ах да, вот еще. Как мне вернуться в Центр с той стороны?
  - Для перехода в Центр Проводнику достаточно вступить в контакт с проходом и настроить свое индивидуальное поле соответствующим образом. После этого проход переключится на центр и будет стабилен в течение трех тиков.
  - В каком смысле, настроить? Сесть и помедитировать?
  - В ритуальных практиках нет необходимости. Для переключения достаточно войти в контакт с проходом и произнести вслух или мысленно слово 'Центр' на любом удобном вам языке.
  - И еще. Какова длительность тика?
  - Длительность тика равна ста двадцати цантам.
  Нет, так не пойдет. Как можно бродить по мирам, не зная, как долго проход будет активен. И как долго я смогу, в случае чего, удерживать его стабильным. Мало ли, приспичит мне слона провести. Ладно, попробуем хотя бы примерно прикинуть.
  - Центр, сколько ударов совершило мое сердце за прошедший тик?
  - Число сокращений вашей сердечной мышцы в течение последнего тика составило сто двадцать одно, Проводник Рен.
  Нормальным для меня является пульс около семидесяти. Если поделить и умножить, то тик это примерно минута и сорок пять секунд. А всего держать проход стабильным я смогу около получаса. Неплохо. А еще это значит, что мой заказ должен быть уже давно готов.
  - Центр, я готов выдвигаться. Где то, что я просил?
  Вместо ответа из стены выехал очередной ящик, в котором лежали черный браслет и что-то типа полиэтиленового пакета с одеждой цвета хаки. Почти одновременно с этим, открылись двери, пропуская меня к порталу. Я поспешно схватил новообретенное имущество, нацепил браслет на руку и двинулся вперед. Новое помещение внешне напоминало то, в которое я попал, проследовав за Зархом через проход. Только это было чуть меньше. В дальнем конце также колыхалась пурпурная пелена портала. Интересно, почему нормальные проходы действуют и на вход, и на выход, а эти односторонние? Спросить что ли? Нет, такими темпами я точно никуда не пойду. Я перевел взгляд на пакет с вещами. Одеться здесь? А ну как еще кто войдет, а я тут полуголый стою. Неудобно получится. Лучше сначала пройду, а там уж на той стороне... в крайнем случае, всегда можно нырнуть обратно. Я прижал к себе мешок и уверенно шагнул в проход. Сначала я увидел небо. Бескрайнее синее небо, насколько хватало глаз. Я обернулся к проходу и неосторожно сделал шаг назад. Земля ушла у меня из-под ног, осыпавшись мелким гравием, я заскользил, обдирая босые ступни, а затем и вовсе стал падать с вершины отвесной скалы. В полете вся жизнь промелькнула перед глазами, затем последовал удар, и чернота.
  
  Охотник.
  
  Мне снился странный сон. Я шел по длинному тоннелю с двумя рядами дверей. Что это за двери, куда ведут, как выглядят? Всего этого я не помнил. Помнил только, что мне нужно было войти в одну из них. И было что-то еще. Голос, шептавший мне, и от этого шепота у меня мурашки бежали по коже. Голос хотел, чтобы я выбрал. Не помню, что именно, но мой выбор был важен, он должен был определить мою дальнейшую судьбу. Шепот становился все настойчивей, проникал все глубже в мозг, вынуждал, приказывал. Я не мог больше сопротивляться ему и... открыл глаза.
  Я лежал в каком-то незнакомом помещении. Грубый деревянный пол, стены, закопченный потолок. Я точно был не в Центре. И, хоть я в тайне на это надеялся, не дома. Где же я? В фильмах, как мне помнится, главные герои в таких случаях имеют привычку терять память, но я все помнил. Я осмотрелся вокруг. Мебели в помещении было немного, низкий столик в углу, заставленный посудой, да подстилка, на которой я лежал. Под потолком на веревке сушились какие-то травы. Окна были занавешены, дверной проем задернут какой-то тканью или циновкой. Солнечный свет едва пробивался через щели между досками. Снаружи доносился неясный шум, как будто кто-то разговаривал.
  Моя попытка встать успехом не увенчалась. Болело все, руки, ноги, ребра. Я лег обратно. Что же со мной случилось? Я помнил, как проход Центра перенес меня в другой мир, а потом я вроде бы упал со скалы. Очевидно, я не умер, а это значит, что кто-то меня нашел и принес сюда. Главное, чтобы это были не людоеды, доказывай им потом, что я невкусный. Мои размышления и наблюдения никто не спешил прервать, и я продолжил. Итак, моя старая одежда куда-то пропала, вместо нее на мне теперь штаны и безрукавка из какой-то грубой ткани. Грудь туго стягивали повязки, на руках несколько ссадин и синяков. Многофункциональное устройство с запястья не исчезло, это хорошая новость. Плохая новость, я забыл спросить, как им пользоваться. Дотянуться до браслета не получилось, помешала резкая боль в груди, и я решил оставить знакомство с новой игрушкой до лучших времен. Больше рассматривать было нечего, я прикрыл глаза и задремал.
  К реальности меня вернул звук шагов. Кто-то вошел в комнату. Я открыл глаза и разглядел пожилого мужчину азиатской внешности и с лицом эдакого китайского мудреца. Одет он был примерно так же, как и я, а на ногах носил сандалии на деревянной подошве. Заметив, что я не сплю, 'китаец' подошел ко мне.
  - Гырду ацзухдар цзянляо? - спросил он, присаживаясь на колени.
  Меня пронзила страшная догадка, что я сломал свой нейро-лингвистический анализатор. Если это так, то у меня вырисовывается еще одна проблема. Как договориться с местными? Выучить их язык?
  - Кырд гузза хыклур, - 'китаец' покачал головой. - Гыргда гузза хыклур. Гырду цурда, Проводник.
  Я дернулся, словно от удара током. Хотя последнее слово было произнесено на том же языке, что и раньше, я каким-то образом понял. 'Цзянляо' значит 'Проводник'. Интересно получается, язык распознается не сразу, а спустя время. Значит, рано я начал паниковать.
  'Китаец' тем временем занервничал и кинулся к столику, не иначе как решив, что у меня припадок. Выходит, это местный врач или целитель. Он поспешно вернулся ко мне с чашей.
  - Зыргу, зыргу. Пей, Проводник.
  В чаше оказался отвар какой-то травы, вяжущий во рту, но в целом не вызывающий отвращения. 'Китаец' между тем продолжал, и я понимал его все лучше.
  - Ног ранить. Рук ранить. Хруст ребро, но цело голова. Проводник крепок как вампут. Два день лежать, поиться трав, и уже шевелить.
  Не знаю, кто такой вампут, но получается, что либо я каким-то чудом отделался только синяками и ушибами, либо улучшенный Центром организм регенерирует в лучших традициях Голливуда: зарастить треснутые (или даже сломанные!) ребра за пару дней в условиях, мягко скажем, далеких от больничных. Либо дни у них тут по длительности как наши полярные, тогда все логично.
  - Нужда Проводник большая. Духи говорить, храм угроза, только Проводник поможет. Отдыхай, крепни, Проводник, посланник духов. Долгая дорога ждет, - целитель продолжал бормотать, но я его уже почти не слышал. Травы подействовали, или сказалось общее состояние организма, но я уснул.
  
  Проснулся я вновь при свете дня. Ужасно хотелось пить, есть, да и прочие потребности организма давали о себе знать. Я осторожно попытался встать, и мне это удалось. Тело слегка побаливало, ноги подкашивались, но в целом чувствовал я себя неплохо. А вот попытка сделать шаг закончилась провалом в буквально смысле. Я рухнул на колени, сердито зашипев. В тот же миг раздались шаги и в комнату, одернув циновку, вбежал старик-целитель.
  - Это нельзя, это рано, - скороговоркой выпалил он, помогая мне встать. - Проводник пока лежать, Проводник крепнет и набирается сил. Храм угроза, но время есть.
  Он попытался уложить меня обратно, но я воспротивился.
  - Лежать нет, - с трудом подбирая слова (и откуда они вообще взялись у меня в голове?) обратился я к нему. - Пить да. Опустошиться да. Идти вон я.
  Как ни странно, но 'китаец' понял мою тарабарщину, звучавшую в лучших традициях 'моя твоя не понимай'. Он крикнул что-то неразборчивое, и спустя несколько секунд в комнату вбежал молодой парень, сильно похожий на старика-целителя. Родственники, не иначе. Он помог мне выйти из комнаты в большее по размеру помещение, а оттуда на улицу. Выйдя наружу, первое, что я увидел, был ряд симпатичных домиков, чем-то смахивающих на японские. Каждый из них был обнесен невысокой оградой. Поселение по периметру окружала приличных размеров стена, и отсюда оно казалось не слишком большим, деревенька, не более. Прямо от крыльца дома и до видневшихся невдалеке ворот, вела утоптанная дорога. По ней сновали местные жители, все как один азиаты, и с любопытством бросали взгляды в мою сторону. Все это я успел заметить, пока шел до отхожего места, расположенного на заднем дворе. Вообще дом, в котором меня лечили, оказался по размеру самым большим и имел два этажа. Старик, наверное, был важным лицом в местной иерархии.
  Облегчив, так сказать, душу, я вернулся на крыльцо, где меня уже ждал целитель. Жестом он предложил присесть на разложенные циновки, а затем протянул мне стакан с каким-то отваром. Я отпил и расслабился, откинувшись на стену дома. Было жарко, местное солнце, размерами несколько превосходившее земное, ярко светило на небе. Я прищурился, внимательно изучая окрестности. За стеной на многие метры возвышалась зеленая махина леса. Деревья были огромны, но еще выше были горы, кольцом охватывающие все вокруг. Похоже, селение находится в долине или у подножья хребта. Интересно, с какой именно скалы свалился я?
  Деревня выглядела совершенно обыденно, ее вполне можно было принять за аналогичное селение где-нибудь на Дальнем Востоке. Разве что бросалось в глаза отсутствие домашних животных. И потом, странное дело, но в разгар дня ворота были почему-то закрыты и даже более того, заперты на внушительный засов. Они кого-то опасаются? Старик что-то говорил про храм и угрозу. Надо бы выяснить, но обо всем по порядку.
  - Знать, что быть Проводник? - да уж, над местным языком работать и работать.
  - Только Проводник приходит со скалы, - немедленно отозвался старик. - Скала неприступна. Только Проводник знает, как попасть туда.
  Это что же получается, проход находится на неприступной скале, куда никому не забраться? И, если это правда, то как я вернусь в Центр? Впрочем, кто сказал, что проход здесь один? Центр ничего не говорил о количестве проходов на планетах, так что паниковать рано. И неплохо бы узнать, что у них за проблема, вдруг мне за это повысят коэффициент? Да и вообще, надо бы отблагодарить за спасение.
  - Что угроза храм есть?
  - Храм в опасности. Духи говорят, Проводник может исправить. Проводник должен идти в священное место и все сделать правильно.
  - Проводник делать что? Священный место куда? - нет, я застрелюсь с местным языком. Мало того, что предложения строятся задом наперед, так еще и часть слов имеет явно отличное происхождение. Это как вставлять слова на китайском в русскую речь. К тому же, у них тут полная мешанина с временами и напрочь отсутствуют местоимения.
  - Проводник пойдет к священной горе, - старик указал рукой куда-то вдаль, где и впрямь виднелась особо внушительная гора. - Проводник войдет в пещеру и уговорит хранителя. Потом угроза уйдет, и Проводник уйдет.
  Дойти до горы и поговорить с местным хранителем. Это я, пожалуй, смогу. Идти, правда, далековато, но еще день-другой, и мой организм, так или иначе, придет в норму. Вот черт, а ведь местный проход полностью соответствует требованиям. Находится над землей, свободного пространства вокруг полно. А то, что выйти из него можно только вертикально вниз или мордой об скалу, так это ерунда. Впрочем, я сам хорош. Нет бы глянуть, на что я ступаю, так ведь приспичило вертеть головой, высматривать проход.
  - Следующий день Проводник ходить, - обратился я к старику. - Лечиться тело хорошо.
  - Нет, нет, - поспешно взмахнул ладонью тот. - Ходить не может Проводник, пока не станет охотником. В лесу вампут, в лесу леррунг, в лесу охотники рода Чжойган. Проводник станет охотником. Проводник получит кирык, акрыц. Проводник познает Чаавэй. И Проводник пойдет в храм.
  Ого, сколько всего нового. Значит, в лесу водятся некие вампуты и леррунги, а также бродят охотники из враждебного рода. И чтобы пройти через все это безобразие мне придется освоить местное оружие и некое 'Чаавэй'. И сколько лет на это уйдет?
  - Долго ли познавай Проводник Чаавэй?
  - Быстро-быстро. Проводник силен как вампут, Проводник быстр как леррунг. Охотники вернутся завтра, Проводник учиться начнет.
  - Есть что Чаавэй?
  - Подарок древних духов Чаавэй. Оружие охотника. Искусство. Кто овладел Чаавэй, овладел своим телом. Проводник увидит.
  - Кто собеседник Проводнику есть? - все же неудобно, что я не знаю даже имени целителя. Кто знает, выжил бы я без его помощи.
  - Имя низшее Гырза. Имя высшее Цайгао. Род Янтайдань. Честь знать имя Проводник дарует ли?
  - Рен, - раз уж Центр дал мне такое имя-позывной, надо им пользоваться, вдруг зачтется потом. Тем более, что звучит оно довольно неплохо, мне нравится.
  - Цайгао-старейший почтен узнать имя Проводника, - старик склонился в поклоне. - Род Янтайдань помнить будет Проводника.
  - Род Янтайдань видел ли Проводники пред этим? - как-то слишком легко он принял мой статус.
  - Три раза Проводники приходили в селение Янтайдань. И три раза Проводники ходили в храм. Горе Янтайдань, но ни один не дошел до хранителя.
  Так, а вот это уже плохие новости. Получается, трижды до меня сюда приходили мои, так сказать, коллеги. Наверняка, все они были опытнее меня, но все они погибли, пытаясь дойти до храма. Та еще перспектива вырисовывается. Ну ладно, на сегодня с меня, пожалуй, хватит, уже снова в сон клонит.
  - Цайгао-старейший, еда ли есть Проводнику?
  - Разумеется, Проводник. Урца, отведешь Проводника и накормишь лучшим из припасов, понял ли?
  - Понял, Цайгао-старейший, - парень был тут как тут и с готовностью помог мне подняться. Старик остался сидеть на крыльце, любуясь видом деревни или просто отдыхая.
  Урца отвел меня в дом и усадил за низкий столик, после чего ненадолго отлучился и вернулся уже с миской, в которой были мелко нарублены какие-то плоды и холодное мясо. Для еды он протянул мне, к моему сильному удивлению, хорошо знакомые деревянные палочки. Антураж соблюден, итадакимасу.
  Насытившись, а блюда было не только вкусным, но и питательным, я с помощью все того же Урцы вернулся в свою комнату и прилег. Спать не хотелось. Заодно я вспомнил о выпрошенной у Центра одежде.
  - Урца, Проводника вещи где есть? - пока парень не ушел, надо пользоваться.
  - Проводника одежду и мешок Цайгао-старший прибрал, - ответил он. - Беспокоиться не надо Проводнику, Урца принесет вещи.
  Урца быстро выбежал и вернулся с моим имуществом, аккуратно сложив его возле моей постели. Старая одежда из медсистемы была вся измята, разорвана в нескольких местах и вымазана в грязи. Местами на ней виднелись кровавые подтеки. Короче говоря, проще выкинуть. Пакет с одеждой был порван в нескольких местах, но содержимое, похоже, не пострадало.
  - Хороший мешок, спас Проводника, Урца сам видел. Не будь мешок, Проводника бы проткнуло как ыххаза.
  На это заявление я только хмыкнул. Вот уж точно, повезло. Мешок сыграл роль подушки, приняв на себя удар. Синтетический материал оказался на удивление прочным, всяко прочнее ткани. Прям хоть сам в него заматывайся и так ходи. Я аккуратно вскрыл пакет и разложил его содержимое перед собой. И чем больше я на него смотрел, тем сильнее становилось желание не просто рассмеяться, а заржать в голос. По моему запросу универсальной одежды Центр выдал... точно такие же шаровары с футболкой, как и в медсистеме, только не светлого, а серо-зеленого цвета. Обуви среди вещей не было. Все правильно, я же о ней не просил. Откуда Центру знать, что хождение босиком для меня не является чем-то естественным? Вздохнув, я запаковал все это дело обратно, авось да пригодится. Урца, убедившись, что мне ничего более не надо, потихоньку ушел. Разобравшись с вещами, я вспомнил о другом подарке Центра, черном браслете на руке.
  - Ну что, ты тоже окажешься бесполезным? - я постучал ногтем по гладкой ровной поверхности, похожей на пластик. - И как тебя включить?
  Браслет безмолвствовал. Не знаю, что именно ему полагалось делать, но в данный момент он не делал ничего. Снимать я его не стал, пусть хоть в качестве украшения побудет. Делать было решительно нечего, и я просто лежал, глядя в потолок, и думал. 'Проводник', значит. До этого я особо и не задумывался над значением этого слова. В русском языке все вроде бы понятно. Либо тот, кто указывает путь, либо токопроводящий материал. Ну и еще персонал в поездах. Хотя можно ведь быть проводником идей или интересов. Слово, используемое Центром, еще более многозначно. Это и путеводитель, и наставник, и лицо, действующее по чей-то воле и в чьих-то интересах. Вот интересно, а зачем мы вообще нужны Центру? Что в нас такого особенного? Странно, что нас вот так просто выпускают в различные миры, мало ли каких дров мы там наломаем. Хотя, если подумать, ничего странного в этом нет. Много ли может сделать один человек, свалившись просто так в другой мир. В книгах понятно, там всегда такие герои-попаданцы являются экспертами во всех областях и могут ядерную бомбу склепать на коленке. А в реальности? Тем более, что, как я успел понять, Проводники - люди скорее случайные. Каким бы ни был критерий, позволяющий видеть и использовать проходы, вряд ли он как-то связан со знаниями и опытом. И что же тогда может сделать такой герой? Раскрыть тайну порталов, которые невидимы большинству и постоянно перескакивают? Раскрыть высокие технологии отсталому народу? Тут специалистом надо быть, причем изначально. Вряд ли Центр станет делиться с нами такой информацией. Получить оружие опять-таки можно только при высоком коэффициенте и, сдается мне, высоким он может быть только у тех, кто доказал свою лояльность. Принести из другого мира? Для начала, надо угадать с правильным миром. И потом, что нести, учебники по физике? Так их пока переведешь... дело ведь не только в языке, но и в единицах измерения, а то даже и в системе счисления. Вот и получится, что проще и быстрее самим изобрести, чем биться над дешифровкой. Оружие? Ну да, оно же на каждом углу штабелями лежит. Ну ладно, допустим, речь идет о мире, где оно есть в свободной продаже. Но нужны деньги. Да и сколько на себе упрешь? Десяток автоматов? Страшная сила в некоторых случаях, пока патроны не кончатся. Регулярные поставки в обход Центра невозможны, и вряд ли он станет смотреть сквозь пальцы на такое непотребство. Вот я и вернулся к тому, с чего начал. Зачем мы Центру? С этой мыслью я и уснул.
  
  На следующий день меня на рассвете разбудил Урца. С его помощью я умылся и позавтракал. Двигался я уже свободно и почти без боли, но парень все равно оставался неподалеку, хотя и не препятствовал моим попыткам прогуляться по деревне. А вот Цайгао я не видел. Деревня оказалась небольшой, всего десятка три дворов, но дворов обстоятельных, рассчитанных на большое число обитателей. Возле каждого дома обязательно располагался огород. Местные жители, и мужчины, и женщины, все как один одетые в рубахи с длинными рукавами и некое подобие не то юбок, не то сильно широких шаровар, мне не мешали, наоборот, старались держаться подальше и робко посматривали издали, упирая взгляд в землю каждый раз, когда я обращал на них внимание. Мне это показалось странным и, вернувшись обратно к дому Цайгао, я решил расспросить своего сопровождающего о местных обычаях, начав издалека.
  - Урца, скажи, почему используете два языка? - хм, а я определенно делаю успехи.
  - Проводник не знает? - удивился парень. - Как так может быть, все люди с детства знают. Давно-давно великие духи дали людям эту землю. У людей тогда был только низкий язык. И вел людей вождь Коргыхан. Столь великим и мудрым вождем был Коргыхан, что духи решили наградить его. И дали ему высокое имя Цзяньцзюй, чтобы вечно он помнил их доброту. И сказал тогда Цзяньцзюй духам: 'Великие духи дали нам эту землю, все травы, все деревья и всех зверей на ней. И дали Коргыхану высокое имя Цзяньцзюй. Духи бессмертны, но Коргыхан нет, и после смерти забудут люди имя Цзяньцзюй и забудут духов'. И духи, восхитившись мудростью и прозорливостью Цзяньцзюя, даровали людям высокий язык и обучили искусству Чаавэй и показали, как рисовать высокий язык. Так и повелось с той поры, что высокие слова люди говорят высоким языком, а низкие низким.
  - А как быть с именами?
  - Имя низкое дается при рождении. Имя высокое заслужить надо. Пока ребенок мал, учат Чаавэй. Если овладел Чаавэй, становится ребенок мужчиной и получает высокое имя. Чем лучше Чаавэй, тем сложнее имя. Смотри, Проводник, - Урца подобрал небольшую веточку и начертил на земле замысловатую загогулину. - Цзяньцзюй, высочайшее из высочайших имен, - затем нарисовал рядом символ попроще, - Цайгао, - еще один символ, - Циньчжоу, - и, наконец, самый простой, всего из трех линий, - Сицы, низшее из низших. Сицы-охотник слаб и медлителен. Плохое имя.
  Интересно, а ведь у моего знакомца имя-то как раз низшее. Зато некоего Сицы он грязью поливает весьма лихо.
  - Урца низшее имя. Почему нет высшего?
  - Урца ученик Цайгао, - даже немного обиделся парень. - Урца учится у Цайгао всему-всему. Когда Цайгао отойдет к духам, Урца станет новым Цайгао.
  Да, зря я поспешил с выводами.
  - Прости, Урца, не знал Проводник, - поспешил извиниться я. - Но что те мужчины, что не овладеют Чаавэй? Они не охотники?
  Судя по выражению лица, Урца моего вопроса не понял. У него был взгляд человека, которого на полном серьезе спросили, почему вода мокрая.
  - Прости Проводник, но мужчина без Чаавэй не мужчина, - озадаченно произнес он. - Когда ребенок мал, учится Чаавэй. Если освоил, то мужчина. Если нет, то женщина.
  - Не понимаю, ребенок-девочка может стать мужчиной? А ребенок-мальчик - женщиной?
  - Все так, Проводник, - просиял Урца. - Кто овладел Чаавэй, тот мужчина и охотник. Мужчина ходит в лес, борется с вампутом, охотится на леррунгов, сражается с чужаками, охраняет деревню, общается с духами и лечит больных. Женщина сидит в деревне и копается в огороде. Глупая женщина, неуклюжая, только для земли и годится.
  Однако нифига себе равенство полов. Пока я пытался как-то уложить эту систему у себя в голове, Урца переключился на другую тему.
  - Утром вернулись охотники. Не видел Проводник, спал. Сегодня отдыхать будут, а завтра Циньчжоу-охотник начнет учить Проводника Чаавэй.
  - А зачем Проводнику Чаавэй? Если в храме угроза, отвели бы охотники Проводника до храма.
  - Плохо думает Проводник, - покачал головой Урца. - Идти по лесу надо. Нападет вампут, что делать Проводник станет? Придет к хранителю, скажет, что за женщина передо мной? С мужчиной говорить буду. Что Проводник делать будет? Нет-нет, Чаавэй нужен Проводнику. Освоит Чаавэй, до храма дойдет, - чуть подумав, он добавил. - Был Проводник, давно-давно, не хотел учить Чаавэй. Пошел в храм с охотниками и попал в лапы леррунга. Знал бы Чаавэй, ушел бы, а так сгинул попусту.
  Урца замолчал, а я в очередной раз задумался. По его словам выходит, что местный лес населяют опасные твари, которые весьма не против закусить человеком. И местные охотники не турагенство и не личные телохранители. Угроза в храме, ну и что, они уже уйму времени с ней живут, спасать меня ценой своей жизни никто не обязан, проще нового Проводника дождаться, посговорчивей. И потом, научиться инопланетному кунг-фу тоже полезно. Кто знает, куда меня занесет, в жизни все пригодится.
  Остаток дня не принес ничего нового. Пару раз я встретил Цайгао, осведомившегося о моем здоровье, а заодно выяснил, что ничего я себе не ломал при падении, просто не совсем верно интерпретировал услышанное. Попытки разговорить браслет ни к чему не привели. Кнопки включения я на нем также не нашел. Выругавшись и дав зарок впредь сначала читать инструкцию, я отправился спать.
  
  Утро нового дня для меня началось с тренировки. Вот так, без завтрака, едва умывшись. Урца растолкал меня ни свет ни заря и отвел куда-то на окраину деревни. Там на посыпанной песком площадке меня дожидался крепко сложенный мужчина средних лет. Одет он был в привычные безрукавку и штаны. В руках он сжимал какое-то незнакомое мне оружие.
  - Я привел Проводника, Циньчжоу-охотник, - с поклоном обратился к нему Урца.
  Тот лишь кивнул, жестом велев моему сопровождающему удалиться. Циньчжоу окинул меня долгим изучающим взглядом. Затем удовлетворенно кивнул и лишь затем соблаговолил открыть рот.
  - Приветствую, Проводник, Циньчжоу имя мне, и я буду учить тебя искусству Чаавэй, - я уже настолько привык к местному языку, что даже перестал обращать внимание не вечно повторяющиеся имена, воспринимая речь Циньчжоу, как если бы он обращался ко мне на русском. - Месяц нам отведен на это, и за это время предстоит тебе пройти путь от мальчика до мужчины, - он подошел ближе и протянул мне свое оружие.
  Я с интересом разглядывал Чаавэй, о котором столько раз слышал, и поражался фантазии придумавшего это оружие. Чаавэй представлял собой оплетенную кожей рукоять, из торцов которой расходились короткие парные лезвия, загнутые в противоположные стороны. В общем, его внешний вид напоминал положенную на бок и слегка растянутую букву 'икс', причем клинки были обоюдоострыми на две трети длины, а концы еще и немного 'играли'.
  - Для Чаавэй нужны ловкость и скорость, - продолжал между тем Циньчжоу. - Если уверен в успехе, метни Чаавэй во врага. Бери свой Чаавэй и атакуй меня, Проводник, видеть твои способности я хочу.
  Я неуверенно взял пару Чаавэй. Вообще с оружием я знаком только в теории, меч от сабли отличу, наверное. Но держать в руках прежде не доводилось. А с этими несуразными 'иксами' вообще непонятно, каким местом атаковать. В то, что мне удастся хотя бы зацепить Циньчжоу я не верил, и, примерившись, замахнулся правым, словно кастетом. Охотник просто отошел в сторону от моей быстрой, сильной и совершенно неумелой атаки. Ну не умею я драться, не умею. Что уж говорить про оружие.
  - Плохо, - ровным тоном произнес Циньчжоу. - Проводник медлителен, словно беременная самка зурхаки. Еще раз!
  Я попытался ударить снова. И снова, и снова... Циньчжоу даже не разу не шевельнул руками, каждый раз просто делая небольшой шаг в сторону. Я видел его движения, даже мог просчитать, куда он шагнет в следующий раз, но все равно не мог даже приблизиться. Кончилось все внезапно. После очередного неловкого выпада Циньчжоу выставил локоть, и я слово натолкнулся на каменную стену. Пока я, лежа на песке, пытался выровнять дыхание, Циньчжоу все тем же спокойным тоном продолжал:
  - В бою надо смотреть в глаза врагу, человек он или вампут. Потерять эту связь значит проиграть. Ярость придаст тебе скорость и силу, ярость сделает твои удары точными. В тебе нет ярости, Проводник, нет желания убить. Плохо, очень плохо. Мужчина без ярости не мужчина. А теперь вставай! - его голос, до того спокойный, прозвучал резко, как удар кнута.
  Я встал, дышать все еще было тяжело. Циньчжао стоял передо мной, спокойный и невозмутимый. Настороженно глядя ему в глаза, я попытался вновь напасть. На этот раз охотник даже не стал отходить, а просто ударил кулаком в глаз, но не остановился на этом и короткой подсечкой снова свалил меня на землю. Мне хотелось выть от отчаяния. Таким беспомощным я не чувствовал себя со школы, но там у меня был Лера, готовый встать на защиту своего слабого младшего брата. Здесь у меня не было никого.
  - Вставай! - резкий окрик Циньчжоу заставил меня дернуться и подняться. - Бей! Нападай, если ты мужчина, Проводник!
  - Не буду, - буркнул я.
  - Что ты сказал? - буквально прошипел охотник.
  - Не буду, - громче повторил я и выбросил бесполезные Чаавэй, которые продолжал сжимать в руках. - Я не хочу и не умею драться. Зачем мне все это?! Почему просто не отвести к храму?! - я вновь повалился на песок от удара в живот.
  - Твое место в поле, Проводник-женщина, - бросил мне Циньчжоу, собирая Чаавэй.
  Затем он ушел, а я остался лежать тут. И на что я, спрашивается, надеялся? Что будет как в кино, мудрый наставник терпеливо учит неумелого ученика? Так вот же она, реальность. И люди, что здесь, что на Земле одинаковы. Этот Циньчжоу, да он просто наслаждался своим превосходством надо мной! Пробуди ярость, пробуди ярость... а на кой она мне нужна? Я-то тоже хорош, раскатал губу на инопланетное боевое искусство, а что оно сводится к простому и грубому мордобою подумать не мог. Зачем им тогда вообще эти дурацкие клинки-Чаавэй?
  Наконец, отдышавшись, я встал и поплелся обратно к дому Цайгао. Живот неприятно болел, - Циньчжоу бил всерьез. Что делать дальше, я старался не думать. Потому что не видел вообще никакого выхода. Я просто доплелся до дома и повалился на свою подстилку. Встретившийся мне на крыльце Урца презрительно и даже с некой обидой отвернулся, почти точь-в-точь повторив слова Циньчжоу про поле. Ну и хрен с ним, с ними всеми. Буду лежать тут, пока не сдохну, а они пусть ищут другого Проводника. Мужчину. Тьфу, блин.
  Не знаю, сколько я так лежал, но из мрачной отрешенности меня выдернул звук приближающихся шагов. Я знал, что это Цайгао, но поворачиваться к нему не стал. Зачем выслушивать все то же самое еще раз? Но время шло, а вошедший молчал. Я не выдержал и повернулся к нему. Цайгао сидел на коленях у стены и пристально смотрел на меня. Наконец, он произнес:
  - Циньчжоу сказал мне, что произошло, Проводник. А еще он сказал, чтобы я дал тебе женскую одежду и послал в поле. И будь я помоложе и поглупее, видят духи, я бы так и сделал, - он выдержал паузу. - Но Цайгао стар и многое видел. Видел и Проводника, что однажды пришел к нам. Гырза тогда звался я, учеником Цайгао был, как Урца сейчас. Не верил, что Проводник такой же человек, как и мы. Как же так, думал, его послали духи, разве может он быть простым смертным, - в старике явно пропадал талантливый актер и рассказчик. - И ответил мне на это Проводник. Сказал он, 'Великий дух Чаациньшу, что сидит в центре всего мироздания, прозреть может душу человека также легко, как мы видим тело. Проводники - смертные слуги Чаациньшу, и великий дух знает наши помыслы лучше нас самих. Не может недостойный стать Проводником, как не может женщина стать мужчиной. Если мы не знаем о себе чего-то, Чаациньшу все равно видит это в нас'. Верь, Проводник Рен, ты мужчина и воин, иначе не отпустил бы Чаациньшу тебя в наш мир.
  'Чаациньшу', если дословно, 'тот, кто в центре'. Центр, стало быть. Это что же получается, он каким-то образом записывает наши психологические профили? И что происходит с теми, кто отвечает требованиям? Их утилизируют или что? И потом, тот же Женевьеза в эту концепцию не вписывался никак. Впрочем, реальность показала, что я ничуть не лучше него. Такая же тряпка, только и могу, что рассуждать о долге и предназначении, а как дошло до дела, моя истинная суть и всплыла...
  - Не хотел говорить Проводнику раньше времени, но вижу, пришла пора, - Цайгао покачал головой. - Духи говорят, времени мало осталось, беда близится. Раньше, чем Урца воспитает следующего Цайгао, поздно будет. Следующий Проводник не успеть прийти может. Нужен Проводник сейчас.
  Ай, какой избитый прием. Мир в опасности, на тебя вся надежда. В кино и книгах такая концепция заезжена донельзя. Но вдруг, правда. В конце концов, ведь именно этого я втайне хотел, чтоб было 'как в кино'. Ну так вот оно, кино, со мной в роли главного героя. А герой лежит на полу и ноет о собственной ничтожности. И потом, вдруг слова Цайгао о Центре правда? Ведь не сам же он придумал Чаациньшу (тьфу ты, язык сломаешь), слишком невероятно совпадение, чтобы быть именно совпадением. Даже если старик и приврал для красного словца, это ничего не меняет. Значит, во мне и впрямь есть что-то доселе скрытое.
  - И что мне делать, Цайгао-старейший? Циньчжоу-охотник сказал, что место мне в поле. Не станет учить меня.
  - Хо! - резко крикнул старик, вставая. - Не станет учить тебя, так заставь его. Приди к нему и скажи, 'Только женщина бежит от трудностей, Циньчжоу. Легко послать меня в поле, мужчиной научить быть труднее. Выбирай, легкий путь хочешь или трудный'. Не посмеет отказать после таких слов, но тяжела учеба будет. Много боли принесет тебе, Проводник. Но только так спасти нас сможешь и вернуться домой в царство духа Чаациньшу. Отдыхай пока, велю Урце принести тебе еды. И думай, Проводник, думай.
  
  Я и думал. Думал, пока ел, думал, пока лежал. И выходило, что прав Цайгао. Не может Центр ошибаться, слишком уж это сложная система и слишком много народу через нее прошло. А раз так, то надо последовать хорошему совету. Хороший, ага, как бы Циньчжоу меня не убил на месте за такие слова. Но выбора у меня не было. Единственной альтернативой было оставаться тут до конца своих дней, да еще и в роли женщины... ага, щас. Кто знает, какие у них тут порядки в этом отношении, а я гомофоб, каких поискать. Нет уж, лучше смерть, чем бесчестье, как говорили в старые добрые времена.
  В итоге день солнце еще не перевалило за полдень, когда я направился на поиски Циньчжоу. Урца, не иначе как с подачи Цайгао, помог мне найти охотника. Тот был на заднем дворе своего дома, тренировался с Чаавэй. Это зрелище, похожее скорее на танец, было столь завораживающим, что я не заметил, как кто-то подошел ко мне сзади и громко крикнул. Я вздрогнул и обернулся. Позади стоял парень, на пару лет младше Урцы, и ржал, довольный собой.
  - Что, Проводник-женщина, не испачкал штаны? - спросил он, и заржал еще громче.
  А я почувствовал злость. Нет, скорее даже ту самую ярость, которой хотел от меня добиться Циньчжоу. Конкретно эта дурацкая шутка в духе земной школоты вывела меня из себя, совершив то, чего не смог добиться охотник. Я даже сам не понял, как подошел, схватил этого идиота за воротник левой рукой, а правой что было сил двинул ему в челюсть. А потом снова, и снова. Я стоял и избивал этого парня, вкладывая в каждый удар все накопившуюся за годы злость, все раздражение и ярость. Он вроде бы пытался сопротивляться и отбиваться, но я не замечал, и просто продолжал бить, полностью отдавшись всепоглощающей ярости... В чувство меня привело вылитое на голову ведро воды. И только тогда я очнулся и в недоумении осмотрелся. Незадачливый шутник лежал на земле весь в крови, ворот безрукавки разорван, а в его глазах читался самый настоящий страх. Чуть в стороне Урца прикрывал пострадавший глаз, а я ведь даже не заметил, как ударил его. А за моей спиной с невозмутимым видом стоял Циньчжоу-охотник, рядом с которым валялось пустое ведро.
  - А, эм... только в поле женщина от трудности бежит, - начал я, и замолчал, поняв, что несу какой-то бред. Что же мне посоветовал Цайгао? Точно что-то про женщин и трудности. И поле.
  - Сегодня ты победил себя, Проводник, - Циньчжоу словно и не обратил внимания на мои слова. - Ты победил слабую женщину и помог родиться мужчине. Теперь, Проводник, возьми Чаавэй и сразись со мной, - с этими словами он протянул мне все ту же пару икс-образных клинков.
  Я взял их и уставился на Циньчжоу, пытаясь вызвать то же состояние, что и раньше. Но не мог. Не испытывал я неприязни к этому человеку, хоть он и побил меня на тренировочной площадке, но сделал это не со злости, а почти что по моей просьбе. Я опустил Чаавэй.
  - Прости, Циньчжоу-охотник, но не могу я напасть на тебя. Нет во мне ненависти к тебе.
  Вместо ответа он подошел ко мне, но вопреки ожиданию не ударил, а положил руки на плечи и уставился мне в глаза, словно ища что-то. Затем он отошел и ненадолго задумался.
  - Прости, Проводник, ошибся я, - произнес он к моему изумлению. - Ждал увидеть великого воина, не ребенка. Есть в тебе сила, есть огонь, но подавлен. Не понимаю, почему так?
  Тут уже задумался я. Вот ведь задача, как объяснить Циньчжоу особенности земного общества, не нагружая при этом излишней информацией. Я молчал, подбирая слова. Наступившую тишину нарушил крик пострадавшего парня, о котором я уже успел забыть.
  - Циньчжоу-охотник, почему не перекинул ты эту женщину через колено и не наказал?! - истошно завопил тот, вновь заставив меня вздрогнуть от неожиданности. - Не пристало ей поднимать руку на мужчину!
  - Молчи, Хыкцур, - Циньчжоу вроде бы даже не повышал голоса, но крикуну словно рот заткнули. - Сам виноват в случившемся, моего ученика оскорбил, а теперь защиты у меня ищешь? Разве так мужчина поступает?
  - Но ведь... - неуверенно произнес Хыкцур, - ты отказался его учить. Сам назвал женщиной.
  - Не видишь ты, ошибся спросонок, не разглядел. Вижу теперь, кто здесь мужчина, а кто женщина, - Урца при этих словах отчетливо фыркнул, не скрывая веселья. Не меня он смотрел, как и прежде, с приязнью и с уважением, даже за поставленный фингал не обижался. - Поди прочь, Хыкцур, пока не прогнал я тебя силой.
  - Не смеешь называть меня низким именем, умер Хыкцур, Сяань теперь я, - парень поднялся, обретая уверенность. - Мужчина говоришь? Да будет так. Коли мужчина, так не побоится выйти на бой чести со мной. Принимаешь ли, Проводник?
  Я не вполне понял, о чем именно речь, и вопросительно глянул на Циньчжоу.
  - Обычай таков наш, - охотно просветил он. - Когда двое мужчин ссорятся, разрешить свой спор должны в бою при помощи Чаавэй. Но забыл ты, Хыкцур, что Проводник теперь ученик мой. Не он на твой вызов отвечает, я. И я говорю, биться будете через месяц, до смерти. Доволен ли? - в голосе охотника явственно слышалась насмешка.
  - Да будет так, Циньчжоу, - бросил Хыкцур-Сяань, - не успеешь за месяц обучить ученика, моя победа будет, - с этими словами он ушел, утирая кровь с лица.
  А я понял, что вляпался по самые уши. Ну и что, что сейчас мне повезло застать Сяаня врасплох, он же просто не ожидал отпора от слабака вроде меня. Да и тело выкинуло тот еще фокус. Я ведь сам не понял, когда и как подлетел к нему, как бил. Не может быть, чтобы дело было только в пресловутой ярости. Улучшения Центра? Уже теплее, но как пользоваться новыми возможностями организма? Если не освою их, то просто умру. Ну наставничек, придумал мне стимул, лучше не бывает. Инстинкт самосохранения, основной для любого живого существа. Теперь я из кожи вон вылезу, лишь бы освоить Чаавэй и вообще овладеть своим телом.
  - Вижу, понял все, - похоже, мои рассуждения были написаны у меня на лице, и Циньчжоу легко понял, в чем дело. - Знай, Проводник, так надо. Первый шаг ты сделал, дороги назад нет. Освоишь Чаавэй, победу одержишь, предназначение свое выполнишь.
  - А если нет?
  - Нет в сердце места сомнению, - Циньчжоу повысил голос. - Таков мужчины путь, биться с врагом, не думая о поражении. Если думать, таким как Хыцкур станешь. Думаешь, почему такой? Боится всякого, кто сильнее. Такой не пойдет на вампута, и от леррунга сбежит. Только с женщинами да учениками биться горазд. Таким же стать хочешь?
  Ну, такой породы в любом мире хватает. Шакалье, нападающее только на слабых. Даже странно, что такой типчик тут считается мужчиной. Я был лучшего мнения об этом мире после всего, что слышал от Урцы.
  - Отцу жаловаться пошел, - недовольно проворчал ученик Цайгао. - Опять Чжоуцзаянь к нам пойдет, Цайгао докучать. Циньчжоу, Проводника у себя приютить можешь ли?
  - Прав ты, Урца, негоже ему с Чжоуцзаянем встречаться, худу быть. В лес пойду с Проводником, там его учить буду. Времени мало, но справимся. Видел сам скорость и силу его.
  - Видел, - с усмешкой подтвердил Урца. - Даже на себе почувствовал. Учи его хорошо, Циньчжоу, Цайгао сказал, времени у нас мало, нового Проводника можем не дождаться.
  - Хо! Быть посему. Уходим мы, Проводник. Следуй за мной, - с этими словами охотник направился прочь со двора.
  Вот так просто, прихватив одни только Чаавэй. Он что же, собирается меня учить выживать в лесу? Нет, тоже, конечно, полезно, но...
  - Прости, Циньчжоу, не понимаю, - я легко нагнал охотника, целеустремленно шагавшего к воротам. - Сам сказал, месяц у меня, чтобы научиться. Почему в лес идем?
  - Учиться быстро надо, - не оборачиваясь ответил он. - В лесу учиться сложнее, но быстрее. Не бойся, Проводник, не дам погибнуть, прав Цайгао, на тебя вся надежда.
  - Но там же вампут, леррунги...
  - Хо! Урца болтает, чего не знает, - развеселился охотник. - Цайгао тоже. Не ходят из деревни, не знают леса. Леррунги только на высоких деревьях живут, вампут больше чащу любит. А мы пойдем близко-близко. Всякий охотник там должен неделю прожить, прежде чем к испытанию подойти. Опасно там, но Проводник быстр и ловок, не пропадет. А вот Чжоуцзаянь опаснее многократ, - нахмурился он. - Сильный охотник, храбрый, но власти алчет без меры. Сыновей и дочерей своих сплошь мужчинами сделал. Хочет деревней править вместо Цайгао и ни перед чем не остановится. Останешься тут, убьет тебя.
  Ну вот, я еще и в местную политику влез, получается. Значит, влиятельный папашка и оборзевший сынок. Видимо, люди одинаковы во всех мирах. От этой мысли мне стало особенно тоскливо.
  Мы с охотником дошли до запертых ворот, у которых стояла девушка с копьем, ножом и Чаавэй на поясе. Девушка-мужчина. От этой мысли мне стало смешно, и я изо всех сил старался прятать улыбку, чтобы не нарваться на неприятности. По слову Циньчжоу охотница открыла нам ворота и, едва мы прошли, тут же закрыла их. Чего они тут так боятся?
  - Учитель, - ну не мог мой внутренний фанат 'Звездных войн' упустить такую возможность, - позволь спросить, почему врата заперты всегда?
  - Вампут. Ходит рядом, скребется, проникнуть внутрь пытается. Его работа, - Циньчжоу указал на часть стены, и я судорожно сглотнул. Судя по отметинам, тут побывал кто-то очень крупный. И очень когтистый. - Вампут хитер и свиреп, никак не найдем, - сокрушенно покачал головой охотник. - Ночью приходит, днем прячется. Порой месяц не видно, потом вновь приходит. Сильный зверь, упорный.
  Мы отдалились от стены и двинулись в лес. Здесь, рядом с деревней, он был не особо густым, да и выглядел вполне по-земному. Исполинские деревья, которые я видел с крыльца дома Цайгао, скрывались где-то в глубине леса. В общем, ничего страшного в этом лесу я не видел и, если бы не следы когтей у стены, вообще решил бы, что опасности тут нет.
  - Здесь, - Циньчжоу остановился у одного из деревьев, корни которого раскинулись над небольшим овражком, образуя своеобразную крышу. - Здесь жить будем, Проводник, - он спрыгнул в овражек и настороженно осмотрелся. Видимо, его все устроило, и Циньчжоу махнул мне рукой, чтобы спускался.
  Я спрыгнул вниз и осмотрелся. Под корнями обнаружилось импровизированное жилье, явно временное. Несколько подстилок из листьев и грубая глиняная посуда. Кострища не было, впрочем, в местном климате тепло костра не столь нужно, и ночью не замерзнешь. Не знаю, как быть со зверьем, но вряд ли Циньчжоу этого не учел.
  - Вечером натаскаешь новых ветвей, - продолжил инструктаж охотник. - Ручей недалеко, я покажу. А пока, - он снял с пояса одну пару Чаавэй, и я только сейчас понял, что охотник взял с собой два комплекта. - Начнем обучение. Тебе понадобятся Чаавэй. Пойди и достань, - с этими словами он метнул оружие высоко вверх.
  Я видел, как клинки воткнулись в стволы деревьев на приличной высоте от земли. Видимо, это было частью обучения. Я подошел к первому дереву и полез наверх. Карабкаться было трудно, ветви росли как попало, и я несколько раз чуть не упал. Но вот, наконец, первый Чаавэй у меня в руках. Я радостно спустился и поискал глазами второй. И не нашел. Я помнил, что видел его воткнутым в одно из деревьев, но вот какое именно? Я повернулся к Циньчжоу, но тот, похоже, потерял ко мне интерес. Хотелось попросить его о помощи, но на память пришли слова Цайгао о бегстве от трудностей. Ну уж нет, какие-то там деревья не заставят меня отступить. Я вернулся на исходное место и постарался припомнить, куда именно улетел второй Чаавэй. Примерно прикинул, и полез. На первом дереве его не оказалось, как и на втором, и на третьем. Сбившись со счету и устав как собака, я, наконец, нашел проклятый клинок на одном из деревьев, причем совсем не там, где ожидал его найти. Либо я окончательно отупел, либо...
  - Ты перепрятал второй Чаавэй, - с упреком сказал я Циньчжоу.
  - Нашел ты его, почему жалуешься? - голос охотника оставался бесстрастным. - Нашел Чаавэй, а теперь отложи. Учить буду, как правильно бить.
  
  К вечеру я был выжат как лимон. Нет, даже сильнее. Циньчжоу гонял меня до самого заката, заставляя то драться с ним в тренировочных поединках, то выполнять различные упражнения. Я приседал, бегал, прыгал через овраг, лазил по деревьям. Когда наступил вечер, охотник послал меня собирать ветки для ночлега. Потом мы отправились к ручью, и я с наслаждением напился прохладной воды, запоздало вспомнив о своем неприятном опыте на Зестии. Едва вернувшись на место ночлега, я рухнул на постель, выкинув из головы всех местных тварей вместе взятых. Пусть уж лучше они меня сожрут, хотя бы не придется вставать на следующий день. Но твари не пожелали избавить меня от мучений, и на следующий день все повторилось. И на следующий, и на следующий за ним. А потом я просто потерял им счет. Но польза от тренировок была. Постепенно я перестал выматываться до полусмерти, мои движения стали быстрее и уверенней. И с Циньчжоу мы уже дрались наравне. В столь быстрый прогресс не верилось, но охотник сам все пояснил.
  - Ты послан Чаациньшу из мира духов. Разве может так быть, чтобы человек оттуда был таким же, как простой смертный? Чаациньшу нужны только лучшие.
  И ведь правда. Центр же сказал, что улучшил мое тело для полного раскрытия возможностей. Я-то, дурак, раскатал губу на регенерацию и прочие сверхспособности, а оно оказалось вот как. Просто мое тело УЖЕ обладает всем необходимым, чтобы стать если и не непобедимым бойцом, то хотя бы просто неплохим. Только вот я сам, даже получив все эти новые способности, совершенно не умел ими пользоваться. Как блок в голове стоял, что не могу я быстрее двигаться, и все тут. И теперь эти блоки рушились один за другим.
  В один из дней Циньчжоу сказал:
  - Довольно этих детских забав. Пора за оружие браться.
  И для меня началось все по-новой. Я осваивал не только Чаавэй, но также акрыц, короткое копье с зазубренным наконечником, и кирык, загнутый нож. Циньчжоу показывал мне, как стоять, как нападать и как защищаться. Учился я быстро, ежедневно по сотне раз отрабатывая каждое движение.
  Обучение закончилось внезапно. В тот день я, проснувшись с восходом солнца, направился к ручью, а когда вернулся, увидел, что Циньчжоу аккуратно прибирается в убежище под корнями дерева.
  - Окончилась учеба твоя, Проводник, - ответил он на немой вопрос. - Сегодня вечером в Доме духов свое мастерство главам семей покажешь.
  Я молчал. И что было говорить? Слова благодарности тут прозвучали бы фальшью. Циньчжоу в буквальном смысле вложил душу в мое обучение, и единственным способом отблагодарить его будет успешное прохождение испытания и решение местной проблемы.
  Так молча мы и направились обратно в деревню. Предстоящее испытание меня мало заботило. В конце концов, все местные через него проходят, так что никаким членовредительством мне оно не грозит. Беспокоило другое. Сяань, он же Хыкцур. Если я пройду испытание, мне придется биться с ним насмерть. Это значит, убить или быть убитым. За прошедший месяц я успел подзабыть об этой проблеме, и вот она вновь встала передо мной в полный рост. Ну не могу я, человек из цивилизованного государства двадцать первого века просто так отнять чужую жизнь. В любом случае, не время забивать этим голову сейчас. Сначала мне надо пройти испытание.
  
  Дом духов, признаться, меня разочаровал. Я подспудно ожидал увидеть что-то вроде синтоистского храма или там Шаолиня, а все оказалось куда как проще и приземленнее. Домом духов, как оказалось, называлась прикрытая навесом площадка на заднем дворе дома Цайгао. Я видел ее ранее, но не придал значения. В роли представителя духов выступала сидящая на возвышении древняя старуха в желтом одеянии. Рядом с ней курились две чаши с благовониями. По краям площади двумя ровными линиями сидели мужчины и женщины (то есть, пардон, мужчины женского пола), как мне украдкой шепнул Урца, главы семей деревни. Был тут и Циньчжоу. Нас, претендентов на звание мужчины и охотника, было четверо, включая меня. Двое парней лет шестнадцати, робко переминавшихся с ноги на ногу, и их ровесница, девушка. Я бы не назвал ее красавицей, слишком уж хищными были черты ее лица. Маленькая грудь, к тому же туго стянутая безрукавкой, и небрежная стрижка только усиливали впечатления. Одного взгляда на нее хватило, чтобы понять. Это дочь Циньчжоу. Дело было не только в сходстве, она также стояла, также двигалась, как мой наставник. От нее веяло тем же чувством спокойной, холодной уверенности в себе.
  - Духи видят все, - начала визгливым голосом старуха в желтом. - Духи незримо присутствуют среди нас. Человека глаз слаб, но духи прозревают плоть и разум. Сегодня здесь собрались четверо детей, чтобы показать, достойны ли они звания охотника. Мужчины ли они, мудрые воины и защитники, или же слабые женщины, - она сделала паузу и поглубже вдохнула дым. - Да, видит старая Айкахон, видит духов, слышит волю их!!! - ее вопль пилой резанул по ушам. - Да будет как они пожелают! Воля их ясна: первыми бьются Ыгзулар и Хоггыр. Вторыми - Уцхазра и Рен-Проводник. Да будет по воле духов! - она хлопнула в ладоши.
  Двое парней встали друг на против друга, а мы с Уцхазрой отошли ближе ко входу. Девушка оставалась все также бесстрастна внешне, но я уловил, как участилось ее дыхание. Знать бы только, от страха или от предвкушения скорого сражения. Себя я старался контролировать, сдерживая предательскую дрожь в коленях.
  Первый бой получился скоротечным и совершенно скучным. Попрыгав по утоптанному песку, парни сошлись в ближнем бою, причем один из них явно старался избежать столько тесного контакта, и именно он после первых же ударов с криком отпрыгнул, зажимая кровоточащее правое предплечье. Я услышал, как Уцхазра тихонько цыкнула от досады. Видимо, тоже настроилась на нечто более зрелищное.
  - Глаз человека можно обмануть, но духи видят все, - вновь затянула старую песню старуха. - Видели они, что Ыгзулар дрался достойно, как мужчина. И видели они, что Хоггыр слаб оказался, страху своему поддался. Женщина Хоггыр, так говорят духи, и согласна с ними старая Айкахон. Хочет кто из глав промолвить? Решено тогда. Мужчина Ыгзулар теперь будет носить имя Ючхуай. Останься здесь, Ючхуай, достоин ты чести сидеть сегодня подле меня. А эту женщину гоните прочь, в поле место ей! Оскорбляет духов ее присутствие.
  Понурившийся Хоггыр поплелся прочь, уткнув глаза в пол, а Ючхуай сел перед возвышением старухи Айкахон.
  - Теперь двух других детей черед пришел, - вновь заскрипела она. - Уцхазра и Рен-Проводник. Да будет... - она осеклась, увидев вскинутую руку. - Говорить хочешь ты, охотник?
  - Да, старая Айкахон, - 'примерный ученик' выглядел весьма импозантно, с зачесанными в хвост черными с проседью волосами и аккуратной бородкой. - Говорить хочу, и услышьте слова мои. Не место в Доме духов этому чудовищному выродку, что пробрался сюда под видом ребенка, позорит он традиции наши и оскорбляет духов одним лишь своим присутствием! - так, а это, похоже, в мой огород камень. - Желают ли духи, чтобы я продолжал?
  - Продолжай, Чжоуцзаянь, слова твои духи слышать желают, - благосклонно кивнула старуха.
  Ага, так вот ты какой, Чжоуцзаянь. Интересный ты способ выбрал, чтобы задеть меня, весьма интересный. Но мы еще посмотрим, кто тут выродок. Я заметил, как нахмурился Цайгао. А лицо Циньчжоу стало еще более непроницаемым. Да и среди остальных глав семей хватало недовольных лиц.
  - Ведомо все духам, но не людям. И да узнают они правду! Это существо, стоящее здесь прямо сейчас, противоестественно по природе своей. Да будет вам известно, что Уцхазра - дочь двух мужчин!
  Вот тут я обалдел по полной. Это что же, ее мать любила групповые развлечения? А Чжоуцзаянь откуда об этом узнал? Ведь не держал же он им там свечку. Но после следующих слов я совсем уже выпал.
  - Ее мать, мужчина, родила дочь от другого мужчины, Циньчжоу! Противно воле духов сие!
  На девушку было страшно смотреть. Она побледнела от ярости и, казалось, готова была зубами перегрызть глотку Чжоуцзаяню. Нет, правила этого мира решительно способны кого угодно свести с ума. Как они сами не путаются во всех этих женщинах-мужчинах?
  - Хо! - раздался вдруг голос Цайгао, перекрывший ропот собравшихся. - Мужчина с мужчиной несколько ночей провел, где в том для духов оскорбление? - его вопрос явно заставил глав семей смутиться. - А кто из вас не заглядывался на молоденьких охотниц? И кто из вас не уставал от молчаливой женской покорности, не искал равного себе?
  - Но мужчину... - раздался чей-то робкий голос, и тут же умолк.
  - Именно мужчину! - продолжил Цайгао. - Неспособна слабая глупая женщина на страсть, нет в ее сердце пламени.
  - Пусть так, но противно сие духам! - Чжоуцзаянь не собирался сдаваться так просто, хотя было видно, что Цайгао одним своим авторитетом сумел смутить многих.
  - Противно сие духам? Хо! А Коргыхан как же? Не ведали в те времена, что мужчину мужчиной делает, жен много имел и детей от них. Сколько из тех жен мужчинами по духу были? Неведомо то нам, но духи видели. И коли дали Коргыхану высокое имя Цзяньцзюй, не важно им то было. По делам его судили, по огню в сердце. Так и нам должно поступать.
  В Доме духов ненадолго воцарилась тишина. Чжоуцзаянь не мог найти правильных слов, а остальные настороженно молчали, не желая лезть в свару.
  - Быть по сему! - прервал молчание голос Айкахон. - Духи говорят, пусть Уцхазра с Реном-Проводником сразится. Да будет по воле духов!
  Мы встали по сторонам зала, я и Уцхазра. Глаза девушки горели яростью и жаждой крови. И похоже, сейчас ей было без разницы, будет ли это моя кровь или Чжоуцзаяня. Да уж, ну и дочурку воспитал Циньчжоу. Едва старуха Айкохан хлопнула в ладоши, девушка сорвалась с места и ринулась в слепую атаку. Ну ладно, сыграем по-твоему. Я сделал два быстрых шага вперед, наши Чаавэй со звоном столкнулись и сцепились клинками. Я с силой сдвинул оружие вправо, Уцхазра расцепила Чаавэй и двинулась мне за спину. Мы развернулись на месте, словно в танце, и клинки вновь замелькали. Удар, отскок, снова удар. Пару раз девушка открывалась для атаки, но я опасался покалечить ее, хотя сам несколько раз почти что чудом избежал ранения. Наконец, мы ненадолго замерли, сверля друг друга взглядами. Уцхазра тяжело дышала, я пока еще держался. Наконец, она сорвалась с места и с боевым кличем крутанулась с воздухе. Я выпустил Чаавэй из левой руки, и перехватил ее ногу, целившую мне в горло, а затем с размаху швырнул на песок. Получилось грубовато, но мне было плевать - вошедшая в раз девчонка готова была драться до смерти, а мне это было не нужно. Я быстро шагнул, придавив ее к земле, и аккуратно чиркнул Чаавэй по пальцу левой руки. Кровь тоненькой струйкой потекла по коже.
  - Радуется сердце охотника при виде такого мастерства, - но этот раз слова Айкахон были иными. - И духи поют от восторга, видя пламень, пылающий в сердце воина. Оба вы дрались как мужчины, но глаза старой Айкахон суть глаза духов, и голос ее воля духов. И духи говорят, что пламя в душе Уцхазры полыхало ярче и жарче. Цэйхонгшу отныне имя ее, - по рядам глав семей пронесся шепот. Видимо, это имя записывалось очень сложным символом. - Рен-Проводник показал себя достойным воином, сильным и ловким, но не сумел бой с Цэйхонгшу сердце его распалить. Возможно, другой соперник нужен? - старух хлопнула в ладони, и из дверей вышел Сяань. - Бейся с ним, Рен-Проводник, и только один из вас уйдет с этого поля. Молчи, Циньчжоу, уговор таков был. Благодарен будь, что дочь твоя непотребная мужчиной стала. Начинайте, и да будет по воле духов!
  Да, такой подставы я не ожидал. И не потому что я боялся Сяаня, нет. Сражение с Уцхазрой-Цэйхонгшу, пусть и немного, но утомило меня. Сяань вышел свежим, готовым к бою, и что-то мне подсказывает, что Чжоуцзаянь последний месяц гонял своего сыночка не хуже, чем Циньчжоу меня. Но просто так я не сдамся.
  Сяань не стал тратить время. Быстро преодолев разделявшее нас расстояние, он атаковал с двух сторон своими Чаавэй. Я еще не успел поднять свой, и атаку пришлось встречать одним клинком против двух. Меня спасла улучшенная реакция и пренебрежение, которое открыто демонстрировал Сяань. Да, тут Чжоуцзаянь просчитался. Лучше бы он своему отпрыску мозги вправил, больше проку было бы. Сяань давил, его атаки были сильны, но прямолинейны и, я мог бы легко нанести ему пару царапин. Но вместо этого потихоньку отступал к Чаавэй, как бы уступая. Цэйхонгшу ушла с песка, усевшись рядом с Ючхуаем, и поле боя было нашим безраздельно.
  Когда до клинка осталась всего пара шагов, я резко разорвал уже сложившийся ритм, приблизился и двинул Сяаню ногой в живот. Тот отскочил и перекатился, а я рывком преодолел расстояние до Чаавэй и подхватил оружие. Мы вновь сошлись в ближнем бою. Удар, удар, подсечка, перекат. Пока удавалось отделываться только царапинами, но надолго ли. Я всеми силами гнал от себя мысль, что схватка должна закончиться смертью одного из нас. Понимал, если начну об этом думать, проиграю.
  Осознал тупиковость ситуации и Сяань. И пошел ва-банк. Вновь двинувшись навстречу мне, он вдруг метнул Чаавэй в правой руке. Не знаю, как мне удалось уйти. Я даже не успел ничего понять. Тело словно само вдруг наклонилось вбок, пропуская вращающийся диск в опасной близости от глаз, и затем развернулось на месте, взмахнув в воздухе клинками. В левый со звоном ударился оставшийся Чаавэй Сяаня, а вот правый... Даже если бы я хотел, я не смог бы остановить свою руку. Но в тот момент меня ослепила вспышка гнева на этого мерзавца, от осознания того, как близок я был к смерти. Чаавэй в моей правой руке рассек горло Сяаню, врубившись почти до позвоночника. Парень по инерции налетел на меня и рухнул на песок, обильно орошая кровью все вокруг. Я сглотнул и отвернулся. Нет, тошноты я не чувствовал, как и угрызений совести, но больно уж неприглядное зрелище вышло. И первым, что я увидел, было отстраненное выражение лица Циньчжоу, сжимавшего в руках Чаавэй Сяаня. Поразительная реакция, я бы точно не успел. Цайгао сидел с довольным лицом, явно радуясь итогу боя. Чжоуцзаянь был хмур и смотрел на меня таким взглядом, что хотелось поскорее сбежать.
  - Духи видели все! - объявила Айкахон. - Видели они, что зажглось сердце Рена-Проводника искрой ярости и обрушил он ее на врага. Мужчина он, сомнений нет тут. И отныне имя твое будет...
  - Прости старая Айкахон, - прервал я ее под ропот собравшихся, - но имя Рен даровали мне духи, с ним и останусь. Дар великого духа Чаациньшу в этом имени, теперь достоин его буду, - нет уж, спасибо, не хочу я получать местное имя, мне и своих хватает.
  - Мудр великий дух Чаациньшу, и духи младшие склоняются пред волею его, как и старая Айкахон. Рен твое имя отныне и навеки. Ступайте теперь, мужчины и главы семей.
  На этом вся незамысловатая церемония и закончилась. Двое глав семей с поклонами помогли Айкахон слезть с возвышения. А я направился за Урцей, украдкой поманившим меня за собой. Итак, мужчиной меня признали, а стало быть, новая цель - храм.
  
  Мы сидели в просторной комнате. Я, Цайгао, Циньчжоу и Урца. Вчетвером мы сидели и молчали. Я понимал, все ждут от меня чего-то. Но чего? Я не знал, и потому молчание затягивалось.
  - Вижу, вопросы Проводника терзают, - нарушил тишину Цайгао. - Спросить их должен ты, и сам тогда поймешь, то дальше делать должно.
  - Что будет делать Чжоуцзаянь? Он будет мне мстить, да?
  - В ярости он, верно. Но поединок ваш честным был, духи это признали. Не посмеет он против тебя выступить.
  - Цайгао прав, но и не прав, - произнес Циньчжоу. - Чжоуцзаянь не посмеет тронуть тебя в деревне, то правда. Но лес - иное дело.
  - Хо! Духи послали Проводника, чтоб в храм пошел. Как Чжоуцзаянь посмеет против них пойти?
  - Не верит он в угрозу из храма, - покачал головой Циньчжоу. - Считает, вымысел то твой, чтобы в деревне власть сохранить. Спешить нам нужно, и ради Проводника, и ради самих себя.
  - Он ради славы своей всех нас на гибель обрекает! - воскликнул Урца. - Главы семей должны об этом знать.
  - Терпение, Урца, - прервал его Цайгао. - Тщеславен Чжоуцзаянь, то правда, но не глуп. Не верит мне, что ж, пусть будет так. Хо! Решено. Отправишься, Циньчжоу, с Проводником к храму. И дочь свою возьми, она достойный воин.
  - Да будет так. Выступаем завтра на рассвете, - кивнул Циньчжоу. - Кого еще пошлешь с нами?
  - Яньонг, мой старший сын пойдет. И двое охотников из семьи Шаогаяна. Сил хватить должно вам, чтобы до храма дойти. А дальше от Проводника зависит.
  - Цайгао-старейший, могу я узнать, что же за угроза от храма исходит?
  - Сие не ведомо мне, Проводник. Но духи лгать не станут. Давно-давно старый хранитель сказал, что глаза духов храма красными стали, беды это признак, и нужен Проводник. Подробней хочешь знать, спроси хранителя.
  Ну ладно. Значит, храм.
  - Далеко ли до храма идти?
  - День, если помех на пути не будет, - ответил Циньчжоу. - Дольше, если наткнемся на леррунгов или воинов Чжойган.
  - Путь долгий завтра предстоит. Отдыхай, Проводник, вставать на рассвете завтра.
  
  Как и договаривались, мы покинули деревню с первыми лучами солнца. Нас было шестеро. Кроме меня и уже знакомых Циньчжоу и его дочери, к храму отправились трое зрелых мужчин-охотников. Яньонг, сын Цайгао, неуловимо похожий на отца, но более массивный, Шуаньдао, суровый одноглазый охотник со шрамом через все лицо, и Хэньцо-охотница. Все несли с собой Чаавэй, кирык и акрыц, которым помогали при ходьбе. Выдвинувшись с утра, к полудню мы приблизились к подножью местных гор. Местность ощутимо пошла под уклон, и в этом месте мы сделали первый привал.
  - Легкая часть позади, - обратился ко мне Циньчжоу. - Впереди высокие деревья, владения леррунгов. За ними склоны скал, где можно встретить патрули Чжойган. С ними можем разойтись миром. Храм - общая святыня.
  - А что вампут?
  - Вампут не здесь, он высоту не любит.
  На этом наша беседа завершилась, и мы приступили к трапезе. С собой у нас были завернутые в тряпицу лепешки из пресного теста и сушеные плоды. Все это время Цэйхонгшу кидала на меня настороженные взгляды. Наконец, мне это надоело, и я прямо спросил у нее:
  - Зачем ты это делаешь?
  - Делаю что?
  - Смотришь на меня, когда думаешь, что я не вижу.
  - Поняты пытаюсь. Кто ты и каковы твои помыслы, - охотница повернулась ко мне, глядя прямо в глаза. - Все говорят, что ты Проводник, но это не ответ на вопрос, чего ты хочешь. Цайгао-старейший верит в твое предназначение, но веришь ли ты? Или просто сбежать хочешь в мир духов?
  Вот блин, а девчонка оказалась чуть ли не дальновидней всех остальных. Ведь и правда, если мы встретим сейчас на пути проход, я даже не знаю, как именно поступлю. Вполне ведь могу просто бросить все и сбежать. Да, я прошел обучение и испытание, но это не примирило меня ни с этим миром, ни с тем фактом, что единственный известный проход находится неведомо где и недосягаем для меня. И все же, неужели я и впрямь смогу вот так бросить доверившихся мне людей на произвол судьбы, наедине с неведомой угрозой. Нет, до храма я точно дойду, это решено.
  - Не верю я в предназначение, это правда. Но и проход в мир духов для меня закрыт, а значит, путь к храму для меня единственный. Хочу я того или нет, но предназначение свое выполню. В этом можешь быть спокойна.
  - Посмотрим, - бросила она. - И еще. Зачем щадил меня во время испытания? Не верил, что я достойна? Поверил гнусным словам Чжоуцзаяня?
  Вот блин, и как ей объяснить, что для меня, воспитанного в традициях иного мира, она не мужчина-охотник, а девушка, не сказать, чтобы особо хрупкая и нежная, но все равно девушка? И бить ее мне просто не позволяет воспитание?
  - Не видел смысла. Ты храбро билась, с яростью и отвагой, доказывать что-либо не было смысла.
  - Ты бежишь от трудностей!
  - Я не создаю себе излишних, - поправил я ее.
  - Проводник прав, Цэйхонгшу, - произнес Яньонг. - Охотник не ищет вампута, чтобы помериться с ним силой. Нет смысла в битве ради битвы. Помни об этом, юная Цэйхонгшу.
  Закончив трапезу, мы собрались и двинулись дальше. Идти в гору было труднее. Подъем сам по себе был пока незначительным, но, как мне и говорили, деревья здесь росли плотнее, и их кроны почти полностью заслоняли небо. Мои спутники резко насторожились, видимо, угроза леррунгов была нешуточной. Поначалу лес мне казался безжизненным, но постепенно я стал замечать движение на земле и на ветвях деревьев. Местные обитатели, по-видимому, с людьми были хорошо знакомы и старались лишний раз не попадаться. В почти полной тишине неожиданностью стал резкий крик Циньчжоу:
  - Вниз!
  Охотники разом приникли к земле, а за ними и мы с Цэйхонгшу, сказалось отсутствие опыта. Натренированная Чаавэй реакция не подвела, едва мы коснулись земли, над головами отчетливо прозвучал щелчок, похожий на удар хлыста. Четверка опытных охотников тут же вскочила. Яньонг быстро примотал к акрыцу веревку и, размахнувшись, метнул куда-то вверх. Удара о дерево я не услышал. Охотники, кроме Циньчжоу, настороженно следившего по сторонам с Чаавэй наготове, тут вцепились в веревку и изо всех сил потянули. Сверху, почти нам на головы, свалилась длинная туша, похожая на змеиную. У этой твари были небольшие лапы и непропорционально длинный хвост в половину тела. Упав, она сердито зашипела, встопорщив длинные чешуи на голове. Резко просвистел Чаавэй Циньчжоу, и хвост леррунга оказался прибит к стволу дерева. Тварь дернулась, но клинок вошел глубоко.
  - Смотри, Цэйхонгшу, так добывают леррунга, - произнес Циньчжоу, беря в руки копье. - Сначала он нападает, надо залечь. И тут же встаешь и метаешь акрыц с веревкой. Леррунг после промаха на другое место ползет, слабо держится за ветки, легко стащить вниз. Хвост - вот оружие его, обезоружь леррунга, и он не опаснее ыххаза станет. Коли!
  Четыре копья вонзились в извивающееся тело. Леррунг практически не сопротивлялся, только шипел разинутой пастью и извивался. Без своего хвоста, тонкого и гибкого как кнут, он и впрямь был почти беспомощен. Меткий удар в глаз - и леррунг затих. И пару мгновений спустя Циньчжоу вдруг метнул второй Чаавэй куда-то назад. Обломки перерубленного копья рухнули на землю в паре метров от нас. Я обернулся, - из-за деревьев за нашими спинами вышло несколько охотников. Пять мужчин, трое женщин, все с оружием наготове. Одного из них я узнал сразу.
  - Твой путь окончится здесь, Проводник, - произнес Чжоуцзаянь и обратился к своим спутникам. - Проводник мой, займитесь остальными.
  - Противна духам кровная месть, - раздался голос Циньчжоу. Охотник вытащил кирык, даже не пытаясь добраться до Чаавэй.
  Чжоуцзаянь с боевым кличем кинулся вперед, и его спутники последовали за ним. Мы столкнулись, и я чуть было не расстался с жизнью в первые же секунды боя, не ожидав от немолодого Чжоуцзаяня такой прыти. Удары сыпались один за другим, и я едва успевал блокировать их. О контратаке не могли идти и речи. Я отступал под натиском противника, пока не уперся в ствол дерева. Я пригнулся, и Чаавэй Чжоуцзаяня застрял в стволе. Мой Чаавэй рванул вперед и вверх, рассекая одежду, но враг сумел разорвать дистанцию, отделавшись порванной безрукавкой и царапиной. Секунда, и он вновь ринулся в атаку. Я отразил удар Чаавэй, но пропустил подсечку и упал. Чжоуцзаянь давил на меня сверху. Оставшийся Чаавэй он схватил двумя руками, и я не мог его удержать. Медленно, словно в замедленной съемке, мои клинки, которыми я пытался удержать его, приближались ко мне.
  - Ты убил моего сына! - прорычал он, усиливая натиск.
  Еще чуть-чуть, и все, конец, острые концы моих Чаавэй проткнут меня. Ни я, ни Чжоуцзаянь не заметили тени, мелькнувшей у него за спиной. Кривое лезвие кирыка с хрустом пронзило череп, обдав меня брызгами крови и мозгов.
  - Сам ты выродок, - прорычала Цэйхонгшу, вырывая нож.
  Обмякшее тело Чжоуцзаяня рухнуло на землю рядом со мной. Охотница осталась стоять на месте, заворожено глядя на него. Вокруг кипела схватка. На земле уже лежало несколько тел, но сказать, кто именно одолевает, было сложно.
  - Прекратите это безумие! - рявкнул Циньчжоу, ударом кулака сваливая на землю своего противника. - Чжоуцзаянь мертв, и еще трое убиты, вам этого мало?!
  Невероятно, но после его слов ожесточенное сражение стихло как по волшебству. Недавние противники разошлись и собрались двумя поредевшими кучками, настороженно глядя друг на друга.
  - Не мы первыми пролили кровь, - произнес кто-то из сторонников Чжоуцзаяня. - Проводник убил Сяаня, кровь должна быть...
  - Молчи, Хонгэнь, - оборвал его Циньчжоу. - Проводник и Сяань бились в честном поединке в Доме духов. Я сам тому свидетель.
  - Но брат сказал...
  - Твой брат вел свою игру. Но он проиграл. Чжоуцзаянь убит, его сразила Цэйхонгшу. Ты будешь мстить ей? Да или нет? Говори сейчас, и я дам тебе шанс сразиться с ней.
  - Я... - Хонгэнь явно впал в замешательство.
  - Не будет, - воскликнул кто-то из стоящих рядом с ним. - Я Шаоцзи, старший после Чжоуцзаяня мужчина в семье, и я говорю, довольно. Он обманул нас, утверждая, что Проводник коварством одолел Сяаня. Циньчжоу, твоя честность известна, я верю твоим словам. И если так, то нам здесь не место. Мы соберем тела погибших и вернем в деревню. Там я буду держать ответ перед главами семей за пролитую кровь.
  - Быть по сему. В знак моей признательности, возьми хвост леррунга. Уходим мы, довольно впустую тратить время. Скорбеть о павших потом будем, - Циньчжоу собрал оружие и махнул нам рукой, приказывая следовать за ним.
  В бою с нашей стороны погиб Яньонг, остальные отделались ранениями разной степени тяжести. У меня была просто пара царапин, а вот одноглазый Шуаньдао был вынужден прямо на ходу замотать руку какой-то тряпицей. Из всех нас только Циньчжоу не пострадал, хотя и дрался с одним только ножом. Наше путешествие, до этого напоминавшее экскурсию в лес, в одночасье превратился в военный поход. Мне было не по себе от того, что пришлось бросить тела, но Циньчжоу, не то почувствовав, не то угадав мое настроение, пояснил:
  - На запах крови сбежится зверье. Опасности не представляют, но возни много. Хотелось бы до темноты до гор добраться, нет врага хуже, чем подкравшийся ночью леррунг.
  Несмотря на раны и сильно упавшее настроение, мы довольно быстро продвигались вперед. Встречи с леррунгами нам удавалось избегать. Циньчжоу, руководствуясь то ли опытом, то ли инстинктами, иногда сворачивал с прямого пути, огибая показавшиеся опасными участки леса. Уже вечерело, когда мы вышли из-под покрова деревьев. Перед нами стеной высились скалы, между которыми виляла узкая тропа. Отойдя от края леса, мы расположились на ночлег. Циньчжоу разжег костер, и мы разделил и съели припасы, запив водой из ручейка. Из предосторожности Циньчжоу назначил часовых, избавив от этой обязанности меня и Цэйхонгшу. Ночь прошла спокойно, кошмары меня не мучали, но на рассвете нас разбудил дежуривший последним Циньчжоу. И причина была весомой. Наш импровизированный лагерь окружил десяток воинов, очевидно, обитателей гор. В отличие от охотников из деревни, эти носили кожаные сапоги, одежда некоторых также была из кожи. Все повскакивали, но за оружие браться не спешили. К Циньчжоу вышел один из чужаков, и они о чем-то долго разговаривали, потом подошли ко мне.
  - Проводника ли видит перед собой Цуйхэ? - обратился ко мне пришелец. Его речь несколько отличалась от говора жителей деревни, но в целом я его понимал.
  - Да, Проводник перед тобой, - ответил я.
  - Не солгал охотник, и впрямь, не из этого мира он, - Цуйхэ милостиво кивнул. - Нет между нашими родами любви, то правда, но храм почитаем и духов. Угроза в храме всем нам, то признаю. Услышьте же слова Цуйхэ: два дня позволено вам прибывать в горах, принадлежащих роду Чжойган, никто вас не посмеет тронуть, но горе вам, если задержитесь. Охотники мои вам путь укажут к храму наикратчайший. Прощайте.
  После этих слов Цуйхэ и его спутники удалились прочь, трое их остались у нашего костра. Они держались особняком и даже не переговаривались друг с другом. Мы постарались побыстрее покончить с завтраком и продолжить путь. Охотники Чжойган свое дело знали. Порой они находили тропы на казалось бы непроходимом склоне или останавливали нас, когда мы пытались ступить на обманчиво надежную тропу. Храма мы достигли еще до полудня. И его вид, честно говоря, меня разочаровал. Я ожидал нечто величественное, вроде дворца Потала в Лхасе, но храмом оказалась обычная пещера в толще скалы. Внутрь мы не заходили.
  - Дорогу обратно найдете сами, - только и сказали охотники Чжойган и направились прочь.
  - Отсюда, Проводник, пойдешь один, - сказал мне Циньчжоу. - Мы довели тебя сюда, теперь вернемся в деревню.
  - Но как же я?
  - Войдя в храм, обратно не вернешься. Добьешься ли успеха, вернешься в мир духов. А если нет, то и в деревню хода не будет. Прощай, Проводник, пусть духи будут к тебе благосклонны, - Циньчжоу склонил голову, и остальные последовали его примеру, а затем они развернулись и пошли назад, точь-в-точь как Чжойган до них.
  Я остался стоять один перед входом в пещеру, чувствуя себя покинутым всеми. Глубоко вздохнув, я вошел внутрь. К моему изумлению, в пещере было совсем не темно. Неяркий свет падал откуда-то сверху, и в его лучах я увидел сидящего в позе лотоса старика с трубкой. Он был бос и одет в какие-то лохмотья, а грязные сальные пряди седых волос частично скрывали лицо. Услышав, как я вошел, он открыл глаза и повернулся ко мне.
  - Проводник пришел, Проводник пришел, как и предсказывали духи, - забормотал он и затянулся. - Проводник войдет внутрь, если сможет, Проводник исправит, все-все исправит, духи не лгут.
  Он продолжал бормотать, несвязно, сбивчиво, повторяя одно и то же. Проводник. Духи. Черт, а ведь Цайгао заверил меня, что от хранителя я получу ответы на все вопросы. Что-то я сомневаюсь, что полубезумный старик сможет сказать что-то внятное. Решив игнорировать безумца, я прислонил акрыц к стене и осмотрелся. Из пещеры, помимо входа, вели два пути. Один, по всей видимости, вел в жилище старика-хранителя. Даже отсюда я видел какие-то тряпки и что-то вроде посуды. Второй ход был куда интересней. И в первую очередь привлекал внимание лежащий чуть в глубине труп. Точнее, истлевший скелет в обрывках одежды. Скелет был таким старым, что все, что я мог сказать наверняка, он принадлежал человеку. Ну, или кому-то очень похожему на человека. Я присмотрелся и увидел, что пол рядом со скелетом как будто оплавлен. Странно. Бросилось в глаза и другое. Клубы дыма из трубки старика добирались и сюда, и, присмотревшись, я заметил что-то вроде тонких красных нитей, пронизывающих рассеивающийся дым. Я аккуратно дунул на клубы дыма, и, когда они рассеялись по полу проема, в них обнаружились... лучи лазерной сигнализации. Я не верил своим глазам. В мире, от силы освоившем производство стали, откуда-то взялся продукт технически намного более развитой цивилизации. Как такое возможно? Что ж, зато с направлением я определился наверняка. Немного подумав, я бесцеремонно вырвал у старика трубку и, чуть не закашлявшись, выдул полноценный клуб дыма в проход. В задымленном проходе отчетливо проявились красные лучи, наискось пересекающие проход. Я кинул трубку на пол и шагнул между лучей. Пришлось нагибаться и еще по-разному изворачиваться, но я прошел. Почти прошел, когда вдруг слегка зацепил левой рукой один из лучей. В тот же миг руку опалило, и я резко рванул вперед, зажимая рот, чтобы не заорать от боли. В руку словно ткнули прутом раскаленного металла или даже чем похуже. Чуть выше запястья отчетливо виднелась полоса опаленной дочерна кожи. Что делать с ожогами, я не имел ни малейшего понятия. Я сделал осторожный шаг вперед, когда меня словно ударили молотком по голове. В глазах зарябило, а затем в голове отчетливо прозвучал голос.
  - Внимание, Проводник! Обнаружено присутствие удаленного терминала Центра. Активирован режим принудительного запуска личного многофункционального устройства.
  Я вздрогнул от неожиданности. Ну вот, когда он был мне действительно нужен, не включался, а тут смотри-ка, сам активировался. И что же за удаленный терминал у нас здесь? Откуда он вообще взялся на этой, мягко скажем, не особо развитой планете.
  - Центр, что здесь происходит?
  - Пожалуйста, уточните свой запрос.
  - Каким образом удаленный терминал Центра оказался в этом мире?
  - Удаленный терминал Центра был установлен здесь тысячу годичных циклов назад для управления устройством регенерации ионосферы, - ответы устройства все также звучали непосредственно у меня в голове. Я же говорил вслух, причем на русском.
  - Центр, какова причина установки данного устройства?
  - Незадолго до его установки в верхних слоях атмосферы произошел незапланированный, предположительно, аварийный выход из подпространства космического корабля неопределенной модификации. В результате ионосфера планеты претерпела необратимые изменения, которые в скором времени повлекли бы за собой гибель всего живого. Данное событие было признано внешним вмешательством в естественный ход развития местной цивилизации и к планете была направлена команда Проводников с оборудованием для создания устройства регенерации ионосферы. В процессе установки местному населению была внушена мысль о необходимости следить за состоянием устройства, замаскированная под примитивные анимистические верования.
  Вот все и объясняется. Даже странные 'типа китайские' имена местных. Среди Проводников запросто мог быть выходец из настоящего Китая, который в шутку или в рамках легенды дал аборигенам второй язык, а те уже исказили его до нынешнего состояния. Видимо, в келью хранителя выведены какие-то индикаторы, они же глаза духов. Ну а запомнить, что красный цвет означает угрозу, может любая обезьяна. Теперь осталось выяснить, что же тут сломалось и как мне это починить.
  - Центр, местные уверены, что в устройстве какая-то поломка. Какие ремонтные работы требуется произвести?
  - Ожидайте, идет сканирование систем. Примерное время ожидания составляет десять тиков.
  То есть, минут пятнадцать как минимум. Я осмотрелся по сторонам. Я стоял в неком предбаннике, а впереди виднелось более обширное помещение. Вдоль его стен были расставлены какие-то металлические конструкции, видимо, части того самого устройства. На одном из них чернела вполне узнаваемая консоль Центра. У одной из стен виднелась какая-то бесформенная груда камней, и оттуда отчетливо слышалось журчание воды. Больше в помещении не было ничего. Даже стула на который можно было бы присесть, поэтому я устроился прямо на каменном полу, не заботясь о последствиях. Даже если я тут себе что-нибудь отморожу, лежа на холодных камнях, Центр потом подлатает. Как и руку, пострадавшую от системы защиты.
  - Анализ повреждений завершен. Обнаружено необратимое повреждение главного управляющего контура, вызванное проникновением талых вод в толщу горных пород и последовавшим за этим обрушением стены и свода пещеры. Повреждение главного управляющего контура вызвало отключение устройства и переход системы защиты в активный режим. Внимание, Проводник! Для возобновления стандартного режима работы требуется посредством консоли принудительно перевести управление на вспомогательный контур.
  - Почему такой переход не произошел автоматически? - я, конечно, ничего не смыслю в инопланетных технологиях, но такие вещи само собой разумеющееся.
  - Из-за обрушения стены пещеры были уничтожены или серьезно повреждены ответственные за это системы.
  - Вот тебе и высокоразвитая цивилизация, простого обвала хватило, - я подошел к консоли. - Центр, я на месте, что мне делать?
  - Активируйте консоль и вызовите главное меню.
  Я коснулся консоли, и по ней побежала привычная рябь символов.
  - Центр, у меня проблема. Я не понимаю языка.
  - Затруднение принято во внимание. Следуйте моим командам. Нажмите на правый верхний символ. Теперь на третий слева. Четвертый снизу.
  Голос Центра в моей голове отдавал команды одну за другой, и я просто следовал им, не особо вдумываясь, что я делаю. Наконец, голос умолк.
  - Центр, починка завершена?
  - Подтверждаю. Система переведена на вспомогательный управляющий контур, система защиты переведена в спящий режим.
  Вот и славно. Теперь местным жителям ничего не угрожает, кроме вампутов, леррунгов и всякой сволочи, которой, как выяснилось, хватает во всех мирах. Мишн комплит, можно получать опыт и раскачивать скиллы. Осталась только одна проблема.
  - Центр, проход, через который я попал сюда, недоступен в силу особенностей рельефа. Как мне выбраться с этой планеты?
  - Ваше многофункциональное устройство оснащено функцией поиска активных проходов.
  - Я не знаю, как ее включить.
  - Управление многофункциональным устройством осуществляется посредством голосовых команд. Для вызова, озвучьте требуемую функцию.
  - Карта проходов! - произнес я вслух, и, о чудо, над браслетом возникло зыбкое изображение некоего подобия карты.
  - Центр, как включать и отключать устройство?
  - Включение и отключение многофункционального устройства осуществляется посредством кодового слова. Внимание, Проводник! Для вашего многофункционального устройства не заданы ключевые слова. Рекомендуется немедленно посетить ближайшую консоль Центра для задания ключевых слов.
  - Для этой цели сойдет местная консоль?
  - Нет, функционал местной консоли ограничен.
  Значит, входить мне с активным браслетом, пока не вернусь. Я принялся изучать карту, и мысленно возблагодарил себя за увлечение компьютерными играми. Вот уж там я на всякое насмотрелся, и с таким опытом разобраться в местной карте особого труда не составило. С подсказками мне удалось понять, что ближайший ко мне проход находится буквально в часе ходьбы. Повеселев с таких новостей, я бодро двинулся к выходу, немного поколебавшись перед коридором с лазерной сигнализацией. Но система безопасности, как и обещал Центр, отключилась, перейдя в спящий режим и позволив мне беспрепятственно покинуть храм. Хранителя я не застал, но по звукам их кельи понял, что он активно общается с духами, благодаря их за что-то. Хм, а ведь, похоже, в разрушенной части комнаты находился еще и проход, навроде тех, что в Центре. Не зря же мне сказали, что обратно я не вернусь в любом случает. Ошибочка вышла, я вернулся, но скоро уйду. По горным тропам я прошел без особых приключений, карта оказалась точной и не дала забрести не туда. Проход обнаружился в узкой расселине, и я потратил немало времени на спуск. Наверное, можно было просто спрыгнуть вниз, но я не хотел рисковать понапрасну. Кто знает, в какой мир меня так занесет, еще упаду по инерции откуда-нибудь. Нет уж, лучше медленно, но верно. Подойдя к проходу, я не удержался, и, выставив руку, пафосным голосом произнес 'Центр'. Как и положено, проход в тот же миг окрасился в пурпурный цвет, и я без колебаний шагнул вперед.
  
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Меллер "Дорога к счастью"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Гордова "Во власти его величества"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Тата и медведь"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) М.Мистеру, "Заблудшая душа"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru ��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаНедостойная. Анна ШнайдерМаг и его тень (Темный маг - 2). Валерия ВеденееваТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрНарушенное обещание. Шевченко Ирина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"