Скачков Владимир Михайлович: другие произведения.

2. Проклятье Неубивающего

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений Васи, т.е. вторая повесть.

  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  Проклятье Неубивающего.
  
  Пролог.
  
  - За хорошую работу надобно платить, - зазвучал голос в его голове.
  - У меня есть предложение, - отозвался другой голос, - я знаю, чем наградить его.
  - Говори, - целый хор голосов.
  - Нужно вернуть ему память.
  - Он и так ничего не забыл, - удивленный голос, но другой, не первый.
  - Я имею в виду Память, воспоминания всех одиннадцати прожитых им жизней, - объяснил бестелесный голос.
  - А он того, умом не тронется? - усомнился кто-то робко. - Столько горя за один раз.
  - Ничего с ним не случится. Он уже проглотил воспоминания учителя и даже не поморщился, - уверенно заявил голос.
  - Да, но это была жизнь, а ты предлагаешь подарить ему одиннадцать смертей!
  - Ерунда, справится, он парень сильный духом.
  Голоса, голоса, голоса...
  - Но тогда он станет нам равный, - встревожено возразили сразу несколько голосов, их беспокойство перекрыло весь невообразимый гомон.
  - Нет, не равным, он станет выше нас, - голос стал медовым, - он станет ЧЕЛОВЕКОМ!
  
  ***
  
  Человек шел по девственному лесу, даже не верилось, что тут живут люди, а на самом деле дравиды давно обосновались в этих местах, но берегли природу со всей тщательностью первобытных. Человека только набедренная повязка прикрывала от утренней прохлады, он нес на голых плечах молодого, еще недавно сильного козленка. Выбрав местечко на небольшой полянке, мужчина остановился, пристально посмотрел на старый дуб, раскинувший могучие ветви в разные стороны и, усмехнувшись каким-то своим мыслям, принялся неторопливо разделывать тушу. Ловко орудуя обсидиановым осколком, он снял с козленка шкуру, насадил на деревянный кол, так кстати попавшийся под руку. Собрав хворост и сложив его аккуратной кучкой для будущего костра, человек над чем-то задумался, стоя посреди полянки. Сколько он простоял бы в такой позе? Этого он и сам не знал, но из ближайшего кустарника тихо вылетело копье и с хрустом врезалось в его грудь. Такой удар пробивал самое сердце пещерного медведя, но мужчину не убил. Кремневый наконечник сломался, застряв между ребер, по груди человека потекла кровь.
  - Разве так можно? - обиженно произнес он, вытаскивая застрявший кусок камня из своей груди. - Больно же.
  Только тишина была ему ответом, ни один листок не дрогнул там, где скрывался убийца-неудачник.
  Но тут кора старого дуба отодвинулась в сторону, и из дупла, которое мог обнаружить только знающий, показалось чумазое, но симпатичное личико.
  - Кто ты? - спросила девушка, не выходя из дупла.
  - Я Странник, - человек покрутил осколок наконечника в руках.
  - Из какого ты племени? - задала следующий вопрос девушка.
  - Асс, - не глядя на нее, ответил пришелец, играя желваками на не знавших волос щеках.
  - Но ассы все погибли, - с убежденностью знатока заявила девушка. - С тех пор как загорелось солнце диким пламенем льды пришли сюда, и ушли обратно. Всех ассов много лет назад поглотил огонь божественного гнева, никого не осталось.
  - Я последний, - человек уселся на траву, скрестив ноги, совершенно не обращая внимания на сочащуюся из раны кровь.
  Девушка посмотрела на него более пристально, прищурив левый глаз, и произнесла:
  - Значит, ты последний живущий на земле асс и называешь себя Странником.
  - Да, теперь у меня нет племени, - человек сорвал пучок травы и стер им кровь с груди, но она тут же потекла снова.
  - Ну и чего тебе надо от нас, Странник? - поинтересовалась она.
  - Ты, Ведьма? - вопросом на вопрос ответил человек.
  - Да, - кивнула девушка.
  - Вот и посмотри, - криво усмехнулся Странник, - что это там маячит впереди.
  - Ты очень смел, - Ведьма обнажила в улыбке острые зубы, привыкшие рвать сырое мясо и больше подходившие хищному зверю, нежели человеку.
  - Не больше чем это необходимо. - Он протянул руки над приготовленными для костра ветками, и они вспыхнули ярким пламенем.
  - Как ты это сделал! - воскликнула девушка изумленно.
  - Могу и тебя научить, Ведьма. А твою охрану убивать врагов, вместо того, чтобы их калечить, - человек с насмешкой посмотрел на кустарник.
  - Я чувствую, что ты не враг нам, - девушка быстро приняла решение в пользу асса, хотя традиционно дравиды убивали всех пришлых, как и другие племена.
  Она вылезла из дупла и, махнув рукой кому-то скрывающемуся в кустарнике, подошла к костру, где уже поджаривался на вертеле козленок. Единственный атрибут одежды Ведьмы были странные бусы из всевозможных предметов. Человек отметил, что там камни чередовались с костями, ракушками и деревянными палочками-щепками.
  Ветки кустов бесшумно раздвинулись, и на полянку вышла еще одна девушка, она сжимала в руке очень длинный каменный нож, вокруг ее талии был обмотан широкий лоскут кожи.
  - Присаживайтесь, - Странник сделал приглашающий жест, - сейчас мяска отведаем.
  Девушки настороженно опустились рядом с костром, по обе стороны от Странника. Человек ироничным взглядом окидывал их, не забывая медленно поворачивать тушку над пламенем, рукой держа кол с козленком за один конец. Ведьма с удивлением заметила, что страха он не испытывает, Странник как будто не замечает или просто не отдает себе отчета, что рядом с ним сидит охотница за головами, от которой так и веет угрозой и смертью.
  Некоторое время молчали, поглядывая друг на друга, изучали. Странник первый прервал затянувшуюся паузу, после того как тщательно прижег рану на груди раскаленным угольком и присыпал пеплом.
  - Ты носишь кожу, содранную с живого атланта? - смелый человек с интересом изучил пояс грозной воительницы.
  - Да, - подтвердила та, с вызовом посмотрев прямо в глаза человеку. - Я Убийца.
  - Это видно, - Странник удовлетворенно кивнул, - я могу помочь тебе стать еще более смертоносной, если хочешь, конечно.
  - Хочу, - другого ответа от нее он и не ожидал.
  - Недавно я гостил у атлантов, - при этих словах, произнесенных Странником, девушки встрепенулись, готовые прямо сейчас кинуться на пришельца, но он не обратил на это внимание и продолжал как ни в чем небывало: - Они уходят, мигрируют за солнцем, на закат, им в тягость постоянные стычки с дравидами.
  - Уходят? Конец войне? - хором вскричали девушки.
  - Да, - кивнул он, не глядя на них, - атлантам надоело воевать с вами, дравидами, они уходят, кстати, шумеры тоже покидают эти места, только пойдут они на солнце. Я предложил им мир, но атланты сильно ненавидят арийцев, а шумеры не могут простить вас.
  - Причем тут арии? - спросила Ведьма, а Убийца снова схватила нож, который недавно положила рядом.
  - Арийцы согласны прекратить кровопролитие и объединить все свои племена под единое начало, отбросить в сторону копье раздора и помириться с дравидами.
  - Мы и арийцы, вместе? - удивилась Ведьма.
  - Да как ты смеешь такое предлагать! - гневно выкрикнула Убийца.
  Странник не стал им отвечать, он снял козленка с огня и предложил его девушкам. Те с жадностью первобытных людей набросились на слегка прожаренное мясо. Человек ел медленно, не спеша, поглядывая по сторонам.
  - Я слышала, что ассы не употребляли мясо в пищу, - с набитым ртом произнесла Ведьма.
  - Времена изменились, - равнодушно пожал плечами Странник.
  - Как ты выжил? Расскажи, - попросила Ведьма.
  - Тут говорить особо нечего, - Странник покачал головой, - если хотите, слушайте. Я асс, мое племя жило далеко от этих мест, мы мирно сосуществовали с другим народом, нуби. У меня был дед - шаман, м-да, шаман... перед смертью он приказал идти мне в святое место, в пещеру, там, в полной темноте ждать сигнала Богов. Я послушался его, а когда вступил под темные свода пещеры, упало небо, и содрогнулась земля, она встала на дыбы и перевернулась, вход в пещеру от этого обрушился, но меня не завалило. Я остался один. Много времени провел я в этой пещере, питаясь сначала летучими мышами, а когда их не стало - мхом, подземные источники давали воду. Но настал день, и вода пробила другой выход, я свободился. Когда я впервые увидел нуби, то решил, что это какие-то демоны, они стали черными, словно головешки и уже забыли, как выглядели их деды. Да, мир изменился, ассов не стало, погибли все, и я отправился искать новый дом, новое племя.
  - А почему ты не остался у нуби? - спросила Ведьма.
  - Они испугались меня, много лет не видели они белой кожи у людей, все племена, которые не погибли, когда упало небо, стали черными, они посчитали меня ожившим мертвецом. Я отправился на звезду, что никогда не плывет по небу, потом вслед за солнцем. Там живут очень странные люди, они не понимают языка жестов и звуков, охотятся на мамонтов, бедные животные, их беспощадно истребляют и скоро перебьют всех. Эти люди не понимают, что вслед за мамонтами и они исчезнут, я оставил их своей судьбе и пошел навстречу солнцу. Теперь я здесь и хочу объединить ваши враждующие племена в одно, большое и могучее племя - государство, построить с вашей помощью город... так повелели мне Боги! когда я говорил с ними сидя в пещере... темнота способствует просветлению...
  - И кем же ты себя возомнил? - грозно спросила Убийца.
  - Правителем и Первым Учителем Народов, которые захотят изменить свою жизнь в лучшую сторону, - улыбаясь ответил асс.
  - Ты не врешь и не юлишь, конечно, не говоришь всю правду, но лжи нет в тебе, Странник, - задумчиво произнесла Ведьма, - но что скажут на совете племени.
  - Да, и что скажет Грусть? - поддержала подругу Убийца. - Она, как-никак старшая в роду.
  - А вот убедить их поможете вы, - добродушно заявил Странник.
  - Это почему еще? - возмутилась Убийца.
  - Я заплачу вам, все по правилам, - Странник сделал неуловимый жест и в его руке засиял длинный, изогнутый нож, появившийся прямо из воздуха. - Держи, Убийца, это Меч, он теперь твой. Я его создал, находясь в пещере, чем-то надо было заниматься...
  Девушка схватила подарок, словно самое дорогое сердцу существо она ласкала и гладила изогнутое лезвие Меча, наблюдая, как играют на нем лучи солнца.
  - А мне чем заплатишь? - весело поинтересовалась Ведьма.
  - Тебе? - Странник наморщил лоб, как будто размышляя. - Тебе я подарю свою Любовь...
  
  Наследство.
  
  Вася сделал шаг назад и оказался в своей комнате-кладовке, он все еще находился под впечатлением, видения стремительно пронеслись в его голове, растревожили все виды сознания. Мир, в котором он прожил почти год, исчез, и с его потерей что-то оборвалось в душе молодого человека, а свежее приобретение - подарок от Составляющих Сущность, сильно затмевало разум, если не сказать больше, Память мешала сосредоточиться, понять в каком он мире-времени, Васю мутило. В руках он держал меч, нет, не так - Меч. Свет от лампочки загадочно поблескивал на отполированном, почти черном лезвии. Этот-то нерукотворный предмет и удержал Василия в реальности, не дал окончательно провалиться в воспоминания, уйти в прошлое, лишиться разума от боли. Умереть одиннадцать раз за раз! Это слишком даже для Неубивающего. Но он справился, загнал прошлые жизни вглубь 'Я', на самое дно, только картины смерти отставать не хотели, хоть и позволили перейти к настоящему.
  - Вот и все кончилось, - произнес Вася, обращаясь к Мечу, прорываясь сознанием к действительности, крепко сжимая руками рукоять и лезвие. - И тебе, мой друг, придется скрываться, как преступнику. Ведь ты причина смерти Убийцы. Так что, лежать тебе и лежать. Не захотел второй раз убить своего создателя, да? Получи наказание, валяйся, помалкивай и бездействуй...
  Он хотел еще что-то сказать, добавить, отвлечься разговором с Мечом от прошлого, но тут громко зазвонил телефон. Вася вздрогнул от неожиданности, глубоко вздохнул и окончательно пришел в себя. Не задумываясь, спрятал Меч под одеяло, пока, на время, и вовремя...
  Дверь в комнату открылась, и его дорогая бабуля появилась в проеме.
  - Тебя, хулюган, к телефону, - проворчала она.
  - Кто? - спросил Вася, протискиваясь мимо бабушки, его слегка пошатывало, но разум быстро прояснялся.
  - Дефка, кака-то, - недовольным голосом ответила она.
  Вася взял трубку старенького и зашарпанного телефона, почему-то оказавшегося на подоконнике (он, то есть телефон, вообще имел способность оказываться в неожиданных местах), бабуля пристроилась рядом, за спиной парня, чтоб ничего не упустить из разговора, любопытство это же не порок, а способ существования!
  - Але, - произнес он, глядя через давно немытое окно на людей, ожидающих автобус на остановке.
  - Василий, это Вера, - раздалось на другом конце связи, по всем признакам, сотовой. - Не могу в квартиру попасть, помоги.
  - Конечно, где ты живешь? - что-то шевельнулось в его душе, снова робко задергались воспоминания, но он затолкал их глубоко-глубоко, чтобы даже не высовывались, с этой проблемой он будет разбираться позже, позже, наедине с собой, без посторонних.
  Вера назвала адрес.
  - Это недалеко, - Вася прикинул в уме расстояние, - через пять минут буду у тебя.
  Повесив трубку, он взял универсальный складной нож, такие любят таскать с собой туристы в походы, и уже от порога крикнул:
  - Бабуль, до ужина меня не жди, - и вышел, захлопнув дверь.
  Вера встретила его у подъезда пятиэтажного дома, постройки Брежневских времен.
  - Понимаешь, Василий, меня не было всего минут пятнадцать-двадцать, пришла, а в дверном замке сломанный ключ торчит, и тетка, почему-то, не открывает, на телефонные звонки не отвечает.
  - Куда ходила? - спросил Вася, поднимаясь рядом с ней на четвертый этаж.
  - За хлебом, - Вера продемонстрировала хозяйственную сумку. - Мы всегда обедаем дома, или почти всегда, и сегодня собрались, а хлеба не оказалось. Вот эта дверь, - она показала на ничем непримечательную железяку, таких в подъезде встретилось несколько штук.
  - А звонила по мобильнику? - он, присел на корточки и примерился к замку, спросил просто так, чтоб не молчать, в тишине начнут возиться мысли, а их сейчас лучше не иметь.
  - Ага, я его вчера купила с первой получки, осуществила мечту детства.
  Вася осмотрел замок - ничего особенного. Кто-то очень торопился и обломил ключ, сейчас он самую малость высовывался из скважины. Достав ножик, вставил лезвие рядом с ключом и повернул. Замок щелкнул и дверь открылась.
  - М-да, - заметил Вася, - замок придется менять или, по крайней мере, ключевину, обломок не вытащить.
  - Вот спасибо, выручил! Но куда тетка подевалась? - Вера достала ключи и стала отпирать вторую, деревянную дверь.
  - Она у тебя кто по специальности, тоже следователь? - поинтересовался Вася.
  - В некотором роде, она экономист, занимается аналитикой в следственной группе...
  Дверь открылась, они вошли в квартиру и застыли. Посредине маленького, тесного коридора лежала немолодая уже женщина, без признаков жизни, из разбитой головы на пол натекла лужица крови. Вера вскрикнула и бросилась к ней, проверила пульс - его не было.
  - Ничего не трогай, надо вызвать милицию, это убийство, - предупредила она Васю строго-сосредоточенно и стала набирать номер на сотовом телефоне.
  Вася и не собирался ничего делать. Пока она звонила и разговаривала по телефону, осматривался. Обычная двухкомнатная 'брежнеба', ничего особенного, мебели не лишку. В маленькой комнате стоял включенный компьютер, прищурившись, удалось разобрать последнюю надпись на темном экране монитора: 'форматирование диска завершено'.
  - Вы что, собирались систему переустанавливать? - спросил он.
  - Нет, - удивилась Вера, - с чего ты взял?
  - Прочитал надпись на компе.
  - Где? - Вера осторожно, чтоб не затоптать случайно какой-нибудь след, прошла к компьютеру. - Ты прав, но мы не собирались...
  - Что-то еще? - поинтересовался Вася, так как она замолчала недоговорив.
  - Да и это уже очень скверно.
  - Исчезли резервные копии документов? - предположил он.
  - Угу, еще и папка с бумагами тетки, кто-то серьезно тут поработал, пока меня не было дома.
  - С восстановлением 'жесткого' могу помочь, - предложил Василий свои услуги.
  - Ты в этом разбираешься? - Вера посмотрела на него, изящно приподняв левую бровь.
  - Нет, не то чтобы очень, но знаю человечка, который разбирается.
  - Я не слышала, что с отформатированного диска можно восстановить информацию, - с сомнением произнесла девушка.
  - Можно, конечно, не всю, но вполне можно, - заверил он ее.
  - Откуда такая уверенность?
  - Беспалый как-то говорил, что уже восстанавливал данные на дисках.
  - Это кто такой - Беспалый?
  - Дружок один мой, у него с рождения нет средних фаланг на всех восьми пальцах, вот и зовем его - Беспалый.
  В дверь постучали, Вася открыл ее и посторонился. Прибыла следственная группа, во главе с майором Ивановым Николаем Ивановичем, старшим инспектором уголовного розыска...
  
  - Как движется следствие? - спросил Вася вечером того же дня, когда снова встретился с Верой. За прошедшее время парень почти победил свою Память, по крайней мере мыслить и действовать уже мог как нормальный разумный человек, не сильно опасаясь наката приступа какой-либо из смертей.
  - Меня отстранили, - девушка почти рычала, с трудом сдерживая ярость.
  - Это почему еще? - изумился Вася.
  - Я - лицо заинтересованное, понимаете ли! И вообще, являюсь подозреваемым номер один, - Вера чуть не кричала от обиды.
  Василий слушал, не перебивая, пусть выговорится. И она продолжала изливать душу и выплескивать накопившееся негодование:
  - Все встречи с тобой ведут к неудачам! Мое первое самостоятельное дело, и что? Раскрыв преступление, я не могу предъявить тебе обвинение. Так и карьеру сгубить недолго. Зову тебя помочь открыть дверь и нахожу убитую тетку. Я ее единственная наследница, теперь машина и квартира, да еще дача станут мои. Кому выгодна ее смерть? Мне! И теперь меня допрашивают как преступницу, отстраняют от работы до окончания следствия, берут подписку о невыезде... Сейчас я как бы в отпуске, обалдеть можно! И никто не делится информацией. Я - подозреваемая, и что у них там получается, знать не имею права. Да провались они все, сыщики хреновы!
  Выпустив, таким образом, пар, Вера Васильевна слегка успокоилась. Вася выждал некоторое время, убедился, что все пришло в норму или близко к ней, и предложил:
  - Займемся делом?
  - Ты о данных на диске? - переведя сбившееся от монолога дыхание, спросила Вера.
  - Да, это пока единственная у нас зацепулька, или предпочитаешь все оставить ментам?
  - Ну, уж нет! Ни за какие коврижки я не брошу расследование. Это мою тетку убили, понимаешь? - она твердо посмотрела на Васю и решительно приказала: - Пошли, исследуем диск.
  - Вот это правильные слова, ни девочки а женщины! - одобрил он. - Заодно еще раз осмотрим место преступления, авось повезет, и увидим чего.
  Но ничего нового они не обнаружили. Вася извлек винчестер из системного блока, и они понесли его специалисту-самоучке.
  Беспалый изумил Веру, хотя она и была предупреждена. У него действительно не хватало фаланг, на каждый палец приходилось всего по две вместо трех, и он лихо ими орудовал. Обиталище 'компьютерного гения' больше напоминало мастерскую, нежели жилую комнату. Все машины, а их Вера насчитала пять, стояли в разобранном состоянии, но все, по словам Беспалого, исправны.
  Хозяин просьбе ничуть не удивился, быстро, но без ненужной спешки, подсоединил жесткий диск к шлейфу и запустил компьютер.
  - Это займет часов пять, очень уж емкий диск вы подсунули, а у меня новая прога еще не до конца отлажена, все времени нет заниматься этой утилитой, а старую версию делетнуть успел, - пояснил Беспалый, стуча коротенькими пальчиками по клавиатуре, набирая что-то в командной строке ДОСа. - Если у вас есть другие дела, можете идти, а завтра заберете, - и пообещал, хитровато ухмыляясь во весь рот, чуть не до ушей: - Восстановлю, будет лучше прежнего.
  - Леша, а ведь ты ментам помогаешь, - наклонился к нему Вася с ехидной улыбочкой.
  - Ну и сволочь же ты, Удав! - Алексей даже головы от монитора не оторвал. - Сразу бы сказал, так я тебя послал бы очень далеко!
  - А теперь не пошлешь? - Вася взъерошил волосы на затылке Леши.
  - Да пошел ты, - увернулся от его руки Беспалый.
  - За что вы милицию так не любите? - Вера смотрела то на Васю, то на Лешу.
  - А, - протянул Беспалый Леха, продолжая что-то набирать с клавиатуры. - Дело прошлое.
  - У него три года условных, - Вася похлопал друга по плечу.
  - И они еще не истекли, - поморщился Беспалый.
  - И чтобы чего не натворить, Лешик засел дома, третий год не выходит на улицу, - усмехнулся Вася.
  - Сижу, - мрачно пробубнил Леша, - работаю в инете, получаю виртуальные деньги, и до чертиков боюсь второго срока, уже настоящего.
  - В чем вас обвинили? - спросила Вера.
  - Квартирная кража, - ответил за Беспалого Вася.
  - Да не я квартиру брал, - возмутился Алексей, - не занимаюсь такой ерундой! Говорил я менту, что печатку эту проклятую нашел, а он 'Не бывает таких совпадений, не верю!'
  - Он тебе, Леша, никогда не верил, - Вася похлопал Беспалого по плечу.
  Алексей промолчал, сосредоточенно нажимая на клавиши.
  - Алиби? - заинтересовалась Вера. - Вас кто-нибудь видел, может подтвердить, что вы были в другом месте?
  - Конечно, вот Удав, да и другие парни подтвердили, что я с ними тусовался весь день.
  - Ага, нас тоже чуть не привлекли, - рассмеялся Вася, - еле отвертелись.
  - Неужели вам следователь не поверил? - усомнилась Вера.
  - Не поверил, - Вася с насмешкой посмотрел на нее.
  - Кирило'вич вообще никому и никогда не верит, - Алексей последний раз шлепнул по клавише ввода и удовлетворенно откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди.
  - Ну да, он такой кадр, - и чтобы Вере стало понятней, объяснил: - Мы все у него побывали и не по разу.
  - Кто не был, тот не наш, - удовлетворенно произнес Алексей.
  - Точно подмечено, - кивнул Вася, улыбаясь и, неожиданно спросил: - У тебя случайно нет изображения Кириловича?
  - Как нет, есть такое в закромах родины. Около месяца назад попал он в поле моего чуткого зрения, прогуливался у меня под окнами, а камера, совершенно случайно, оказалась под рукой, - Алексей почему-то хихикнул.
  - Сделай для меня парочку его фейсов, - попросил Василий.
  - Запросто, - Беспалый пересел за другой компьютер и предупредил: - Только в цвете не получится, чернила кончились, картриджи не купил, распечатаю на лазерном.
  - Мне и черно-белая карточка подойдет, лишь бы понятно, - легко согласился Вася.
  На столе проснулся принтер, пожужжал минуту и зашуршал бумагой, выплевывая отпечатанное изображение.
  - Забирай своего мента, - Леха протянул другу горячие еще листы плотной бумаги.
  - Хорошо выглядит гражданин начальник, - Вася рассмотрел полученные распечатки. - Вера, глянь, какой красавчик наш Кирилович Измаил Адамович.
  Вера взяла протянутый лист и рассмотрела. Ничего особенного, мужик как мужик. Она хотела отдать изображение обратно Васе, но он хитро прищурился и сказал ей:
  - Оставь себе, может и пригодится.
  - Для чего? - удивилась девушка.
  - А там будет посмотреть, - туманно ответил Вася с улыбкой.
  Вера не стала спорить, покорно убрала листы в сумочку, свернув их пополам. Попрощавшись с Алексеем, они вышли на улицу.
  - Еще идеи есть? - спросил Вася, вздохнув полной грудью теплый вечерний воздух. - Может, свидетелей поищем? Не в пустыне живем, всегда есть такие, кто что-нибудь да видел или слышал.
  - Да, не в пустыне, - Вера сразу приняла предложение. - Живет у нас в подъезде одна старушка, больно любопытная. Только следователи наверняка уже всех опросили, но попробовать стоит.
  - Пошли к твоей старушке, - махнул рукой Вася.
  Пока они разговаривали, от соседней девятиэтажки отъехала машина скорой помощи, подъехала вторая и тоже умотала, на ее место прибыла третья.
  - Что это они раскатались? - удивилась Вера.
  - Пойдем, посмотрим? - предложил Вася.
  В ответ она кивнула, и они подошли к водителю 'скорой'.
  - Случилось чего? - поинтересовался Вася у шофера, курившего в открытом окне.
  - Не поверишь, братан, такого и быть-то не может. И смех, и грех, честное слово. Я уже второй раз сюда приезжаю, все сам видел!
  Рассказ водителя действительно выглядел фантастически. Двое мальчишек играли дома без взрослых, самолет строили, чего-то там не поделили, и один прибил голову своего товарища гвоздем через висок к полу, чтобы не мешался, а сам продолжил конструировать. Прошло какое-то время, и паренек осознал ужас содеянного, посмотрел на друга, а тот лежит приколоченный к паркету глазами хлопает и молчит, из головы шляпка гвоздя торчит. Ну, понятное дело - испугался мальчонка! Вышел на лестничную площадку, стоит и плачет. Народ потихоньку с работы возвращается, но этаж второй, не всякий туда заходит, даже на третий-то лифтом добираются. Но вот пришла соседка, увидела мальчика, спросила, чего он тут плачет. Тот отвечает: 'Приколотил, мол, друга к полу, а сейчас не знает - что делать?'. Добрая женщина решила помочь, зашла в квартиру, смотрит, лежит на полу мальчик, из головы гвоздь торчит, глаза закрыты, а когда он их открыл, она в обморок и свалилась. Паренек опять на площадку, ему страшно находиться вместе с двумя телами. Там еще соседка поднималась, с ней то же самое произошло, и еще с одной. Тут сосед пришел, у него нервы покрепче оказались, он 'скорую' и вызвал.
  - Вот я тогда в первый раз сюда и приехал, - закончил повествование шофер. - Что с мальчонкой делать не знают, плотника вызвали, должен сейчас прийти, а пока, суть да дело, мы обморочных женщин развозим.
  - Удивительно! - воскликнула Вера. - Так он все еще там, прибитый к полу, лежит, и живой?
  - Живой, - подтвердил водитель. - А, вот наверно и плотник идет.
  Действительно, к ним шел человек с инструментами.
  - Пойдем, поглядим чего там? - предложил Вася.
  Вере самой стало любопытно и, пристроившись за плотником, поднялись на второй этаж и вошли в квартиру.
  Как и сказал водитель скорой помощи, на полу лежал прибитый огромным гвоздем мальчик, лет семи-восьми.
  - Какой гвоздь выдрать? - спросил плотник и остолбенел, когда ему показали, через минуту он отошел от шока и завопил тоненьким голоском: - Вы что, граждане доктора, издеваетесь?
  - Какое там, - махнул рукой молодой врач скорой помощи.
  - Но, как его выдернуть? - развел руками плотник. - Ведь я могу паренька убить, как два пальца э..., вот.
  - Сами головы ломаем, - ответил другой врач, - думали, может, вы знаете.
  А мальчик продолжал лежать (куда ж ему деваться-то?), и хлопать недоуменно и испуганно глазами. Второй мальчишка тихо плакал, стоя рядом с дверью.
  - Вась, ты можешь помочь? - спросила Вера.
  - Думаю, да, - признал парень.
  - Так сделай что-нибудь, - с мольбой попросила его девушка.
  Василий присел рядом с мальчиком и взялся за шляпку гвоздя.
  - Что вы делаете! - вскричали хором врачи, а плотник зажмурился.
  - Гвоздь достаю, - спокойным, ровным голосом ответил Вася и одним коротким рывком вырвал гвоздь из пола и головы - жертвы детской шалости, и передал окровавленную железяку плотнику. - Все, он ваш, господа медики.
  - Чудеса, - произнес плотник, вертя в руках громадный, окровавленный гвоздь, не зная, что с ним делать и глядя, как врачи укладывают мальчика на носилки.
  - Сматываемся, - тихо шепнул Вася Вере, и они выскользнули вслед за медработниками на улицу и скрылись.
  'Скорая' мгновенно укатила, увозя ребенка в больницу. С ним все было в полном порядке, через два дня его выписали, Вася иногда встречал паренька на улице и приветливо здоровался, а родители мальчика по-своему отблагодарили его, но это случилось много позже, он не сразу попался им на глаза.
  А сейчас Василий и Вера пришли к старушке. Настроение у них резко приподнялось и им казалось, что все получится и все будет хорошо.
  - Баба Маня, это Вера. Можно с вами поговорить? - постучав в дверь и получив вопрос: 'Кто тама?', представилась Вера Васильевна.
  - А, Верунчик! Заходи, - дверь гостеприимно распахнулась. - А этот молодой человек, твой жених?
  - Почти, - со смехом ответила Вера.
  - Здравствуйте, бабушка, - вежливо произнес Вася.
  - Заходите, молодые люди, всегда приятно поболтать, а то ко мне редко кто сейчас приходит, - и пообещала: - Я вас чаем угощу.
  - Спасибо, баба Маня, не откажемся, - Вера подтолкнула Васю к двери.
  Баба Маня провела их на кухню, усадила на крашенные табуретки и налила по кружке горячего чаю.
  - Вы, наверное, знаете, про тетю? - видно, что Вере тяжело об этом говорить и не расплакаться.
  - Конечно. Жаль Танечку, хорошая была женщина, - вздохнула баба Маня, и пояснила свою осведомленность: - Милиция заходила, расспрашивала.
  - Что вы им сказали? - насторожилась девушка.
  - Что спросили, то и сказала, - проворчала бабулька. - Видела, как ты за хлебом ходила, потом вернулась, а через пару минут снова вышла и по телефону звонила. Как я понимаю, вот этого молодца на помощь звала. Вы потом вместе опять зашли.
  - Все правильно, я в магазин ходила, а с площадки телефон никак не брал вызов, пришлось выйти на улицу, - кивала Вера, - все так и произошло. А во время моего отсутствия, никто не проходил к нам в подъезд, вы никого не видели?
  - Как не видеть, видела, - спокойно заявила бабуся.
  - Кто? И когда? - накинулась Вера с вопросами, как рыба на приманку.
  - А как ты ушла, почти сразу. Высокий такой, худощавый, волосы светлые, я его ни разу раньше не видела, не из нашего дома, - сообщила бабушка.
  От этих слов Вася заерзал на месте, догадка подтверждалась, предчувствие и раньше не покидало его, а теперь оно переросло в уверенность.
  - Вы, баба Маня, следователю говорили о нем? - спросила Вера.
  - Нет, он и не спрашивал, - удрученно произнесла она.
  - Ох, Кржанский, Кржанский, надрать бы тебе уши, - возмутилась Вера, и спросила старушку: - А опознать вы его сможете?
  - А как же. Я вот тут сидела, - баба Маня указала на место, очень похожее на наблюдательный пункт, это когда видно все вокруг, а тебя нипочем с улицы не заметят, - разглядела его, ну как тебя сейчас, а глаз у меня, что ваш фотоаппарат будет.
  - Значит, если вы его встретите...
  - Вера, - перебил ее Вася, - покажи бабе Мане фотографию.
  - Какую? - Вера не сразу сообразила.
  - Что в сумке у тебя лежит, которую Беспалый отпечатал.
  Вера с сомнением взглянула на Васю, но достала запрошенный лист из сумки и протянула его бабе Мане.
  - Он, - заявила та, кивая на распечатку.
  - Вы уверены? - радостно вскрикнула Вера и посмотрела на Васю подозрительно, словно это он все подстроил.
  - Еще бы! Конечно, уверенна, - закивала седой головой старушка. - Он прошел в подъезд, правой рукой что-то держал под пиджаком, а когда он обратно шел, минут так через семь...
  - Такая точность? - не поверила Вера.
  - А я на часы смотрела, пирожки у меня в духовке сидели, вот я на часы и поглядывала, - объяснила она. - Так, на чем я остановилась?
  - Что через семь минут после появления, этот человек...
  - Да, - перебила бабушка Веру. - Вышел он, а в руке у него папка, черная такая и карманы оттопыриваются, как будто там лежит чего.
  - Баба Маня! Вы кладезь мудрости и наблюдательности! - Верин восторг мог перелиться через край, надо было срочно ее притормозить.
  - Позвони ментам, Вера, - Вася решил опустить ее на грешную землю и напомнить, что не она ведет расследование.
  Это возымело свое действие. Девушка выхватила из сумки 'сотку', так ковбои в вестернах достают кольты.
  - Верунчик, воспользуйся моим телефоном, - внесла дельное предложение старушка, - чай звонки-то по этой штуке денег стоят.
  - Спасибо, баба Маня, - Вера вскочила и бросилась к телефону, который стоял тут же на кухне.
  Набрала номер и, дождавшись, что на том конце провода ответят, попросила:
  - Николая Ивановича я могу услышать?..., - короткая пауза ожидания. - Николай Иванович, добрый вечер, это Вера Хороводова, вы не могли бы подъехать?... Нет, я дома, точнее у соседки... да... да... буду ждать.
  Она положила трубку и произнесла:
  - Сейчас, он приедет. Баба Маня, вы повторите майору, все, что сказали нам?
  - Конечно, - согласилась старушка, - я и тому молодому человеку все бы сказала, только он слушать не захотел.
  - Доберусь я до тебя Кржанский, ох доберусь, все волосы из носа по одному повыдергиваю, - пригрозила Вера кому-то, потрясая кулачком.
  - Почему именно из носа? - весело поинтересовался Вася.
  - А, это чтоб больнее было, - злорадно объяснила Вера. - Кстати, как ты догадался?
  - О чем? - невинным голосом отозвался Вася.
  - Не пудри мне мозги, Удав, прикидываясь овечкой. Ведь ты попросил распечатать фото Кириловича, и в самую точку попал!
  - Интуиция, Вера, интуиция, - ухмыляясь в тридцать два зуба, ответил Вася, отводя взгляд в сторону.
  - Странная она у тебя, - покачала головой девушка.
  - Какая есть, - пожал плечами Вася.
  - Нет, не верится, - вздохнула Вера удрученно.
  - И не надо. Только попрошу тебя, не говори о Беспалом, он очень-очень ментов не любит, и я его за это не виню. А мне, точнее нам, он еще пригодится, друг все-таки.
  - Ладно, не буду его упоминать. А вот откуда я фотку взяла? Что прикажете выдумать?
  - Все вопросы переадресовывай на меня, а я, в свою очередь, направлю их на Сан Саныча. Делов-то!
  - Мудрое решение, так и поступим, - согласилась Вера. - К майору СОБРа они приставать не будут.
  В дверь постучали (звонок-то не работает), баба Маня пошла открывать. Прибыл Николай Иванович Иванов...
  
  ***
  
  Старший инспектор уголовного розыска тихо и мирно смотрел телевизор, впрочем, он не особо вникал в вещание ящика, Иваныч просто отдыхал. Телефонный звонок вывел его из расслабленного состояния. Жена взяла трубку.
  - Коля, это тебя, - позвала она Николая Ивановича.
  Звонила следователь-стажер прокуратуры Хороводова, она просила его срочно приехать. 'Какие новые данные могут быть у нее?' - подумал инспектор, но не отреагировать он не мог. До места инспектор добрался быстро, новенькая 'лада' десятой модели устали еще не знала.
  Вера Васильевна все ему обстоятельно рассказала, баба Маня подтвердила ее слова, Вася сидел и слушал, этакое молчаливое доказательство, только два раза упомянул майора Скворцова. Николаю Ивановичу вопросы майору задавать совсем не хотелось. Поэтому он спросил Васю:
  - Молодой человек, а как вы связаны с Александром Александровичем?
  - Он любезно пригласил меня тренировать его ребят, - дружелюбно ответил Вася.
  - Я коротко ознакомился с вашим досье, только заглянул, на изучение времени не хватило, и честно сказать - удивлен.
  - Чем, если не секрет? - поинтересовался парень.
  - Думаю, вы сами знаете, но об этом поговорим позже, - пообещал инспектор и обратился к бабушке: - Мария Дмитриевна, можно мне воспользоваться вашим телефоном?
  - Звони, милок, чего уж там, - благодушно разрешила старушка.
  Старший инспектор по телефону вызвал кого надо, и уехал задерживать нового подозреваемого, не забыв прихватить фотографию. 'Десятка' лихо шуршала шинами, потока машин уже не было, час пик закончился давно, думать ничто не мешало, а старшему инспектору было о чем пораскинуть мозгами, только времени на все не хватало, как всегда. У обочины дороги стоял Кржанский, как только машина остановилась, он сразу плюхнулся на переднее сиденье и спросил:
  - Что случилось, Николай Иванович, к чему такая спешка?
  - Володя, ты знаком со старшим лейтенантом Кириловичем? - вместо ответа задал вопрос инспектор.
  - Так точно, встречались по службе несколько раз, он занимается малолетними преступниками.
  - По новым данным именно он ухлопал Татьяну Петровну.
  - И от кого такие сведения? - со скептицизмом спросил Володя.
  - Старушка с первого этажа его опознала, а вышла на нее Вера Васильевна, со своим молодым человеком, - язвительно объяснил инспектор.
  - Вы имеете в виду Василия Удавишникова? - уточнил следователь, не замечая сарказма в голосе начальника.
  - Да, его.
  - А вы читали дело Василия Ивановича?
  - Естественно, - медленно произнес Иванов, растягивая звук 'С'.
  - Он же подлинный уголовник, ему никак верить нельзя, да он Кириловича ненавидит, сколько раз старший лейтенант его задерживал.
  - Так, все так, но бабусю ты куда денешь? Она четко указала на Кириловича. Был, что-то вынес, а у Татьяны Петровны при себе имелись кое-какие материалы, которые из квартиры исчезли. Сечешь? Вера Васильевна тут ни причем, и зря ты, Володя, с ней так на допросе себя вел, вам вместе еще работать и работать.
  - Но...
  - Никаких но! - перебил Володю старший инспектор. - Идем брать Кириловича.
  Они подъехали к дому, где проживает подозреваемый. Их уже ждала группа задержания, предупрежденная Ивановым.
  
  ***
  
  Молодые люди посидели еще немного у бабы Мани, для вежливости, отведали пирожков, которые сильно помогли разобраться во времени, и попрощались со старушкой.
  - Зайдешь ко мне? - спросила Вера робко.
  - Отчего не заглянуть? - согласился Вася, не задумываясь.
  Поднялись на четвертый этаж. Потом долго разговаривали, пили кофе. Когда Вася собрался уходить домой, Вера остановила его.
  - Ты не поверишь, но я боюсь оставаться тут одна... Никак не могу привыкнуть, что тети больше нет. Если ты останешься со мной..., - она не закончила фразу, смутилась, на лице выступили красные пятна.
  - Конечно, только бабулю свою предупрежу, - Вася вполне понимал желание девушки.
  Он остался. Была ночь, а утром они пошли на работу, Вера в прокуратуру, Вася в спортивный комплекс Динамо. Их взаимоотношения перешли в новую фазу своего развития...
  Закончив тренировку, Вася позвонил Вере на 'мобильник'.
  - Васенька! - услышал он ее радостный голос в трубке. - Можешь взять винчестер у Алексея и приехать с ним сюда, в уголовный розыск? Комната пять.
  - Уже лечу, где-то через час буду.
  Вася заскочил к Беспалому, тот давно восстановил все данные на жестком диске, не перевелись еще умельцы на земле русской!
  - Леха, блудный сын отсталого народа, - с напускным гневом, вместо приветствия, выпалил Вася. - Ты чего людям головы морочишь?
  - Не понял? - Алексей так и застыл с протянутой Васе рукой.
  - Ты кому лапшу на уши вешаешь? На 'жесткий' надо не больше часа, а ты его до утра продержал.
  - Ну, так, - усмехнулся Беспалый, - не мог же я при хозяйке информацию сливать.
  - Что-то интересное нашел? - сбавив тон, спросил Вася.
  - А то, заскочи как-нибудь, сам посмотришь.
  - Договорились, - Вася забрал винчестер и от двери крикнул: - Будь здоров, Леха.
  Он поехал в милицию, там его ждали, с нетерпением.
  Прошедший вечер для старшего инспектора выдался удивительно-замечательный. Удачное стечение обстоятельств, небывалое везенье, если хотите. Группа захвата не опоздала, Кирилович еще не успел передать заказчику материалы, из-за которых и убил тетю Веры Васильевны. Папка с документами и диски с данными находились при нем. Отпираться Кирилович пробовал, но безуспешно, Иванов расколол его быстро и профессионально, факты, они вещь вредная и упрямая, а, начав говорить, преступник уже остановиться не мог. Много чего рассказал Измаил Адамович инспектору, как сделал ошибку и попал на крючок одному воротиле власти, в результате стал выполнять для него всевозможные поручения, незаконные в том числе, и погряз Кирилович окончательно...
  Как оказалось, встреча назначалась на двадцать один час. Время для подготовки уже не оставалось, все делали спонтанно, но операция по захвату главного преступника, при участии Кириловича, естественно, прошла блестяще, в лучших традициях фильмов про милицию советских времен. Заказчик убийства, им оказался один очень влиятельный гражданин (имя даже упоминать страшно), занимавший достаточно высокий пост в городском управлении, крупно проворовался - махинации с благотворительными фондами, с земельными участками и незаконной приватизацией жилья. Действовал он, как показало следствие, не один. Верина тетка подобралась к нему, как говориться, вплотную, уже дышала в затылок. Недоставало небольших деталей проведенных афер, тюрьма почти ждала своего клиента. На беду Татьяна Петровна взяла с собой документацию домой, причем всю, и бумажную, и электронную, хотела в спокойной обстановке проверить и сопоставить некоторые счета. Это и послужило сигналом Кириловичу. Данные с восстановленного жесткого диска только подтвердили причастность высокопоставленных лиц к махинациям. Дело можно закрывать и передавать в суд. Ночка у Николая Ивановича получилась беспокойная, он прикорнул часик-другой прямо в кабинете на диванчике и все...
  - Нет, так не бывает, - возразил Николай Иванович, прикуривая четвертую сигарету подряд, - не верю я в везенье, не имею такого права.
  - В чем проблема-то? - улыбаясь и отмахиваясь от дыма, в который уже раз говорил Вася. - Преступник схвачен, взят под стражу и подстрижен и посажен, остается только радоваться!
  - Но так быть не должно! - выкрикнул Иванов, размахивая сигаретой в опасной близости от легко прожигаемой блузки Веры, стопок бумаги и рубашки парня.
  - А как 'должно'? - спросил Вася, законно опасаясь быть подожженным.
  - По-другому, - убежденно сказал инспектор, стряхивая пепел с пиджака. - Это какое-то нереальное представление, цирк. Дефективное агентство: 'Лунный мрак', Шерлоки вы чертовы, Холмсы.
  - Лунный мрак? А что, мне нравится, - рассмеялась Вера. - Надеюсь, наше сотрудничество, Николай Иванович, и в дальнейшем будет столь же плодотворным.
  - И все-таки, Василий Иванович, как вы вышли на Кириловича? - не унимался инспектор, одарив Веру хмурым взглядом.
  - Случайно, все случайно, - сдался, наконец, Вася, ему надоело водить следствие за нос. - Когда Вера Васильевна мне позвонила, я смотрел в окно и на автобусной остановке увидел знакомый профиль.
  - Измаила Адамовича? - уточнил Иванов.
  - Его самого, - кивнул Вася. - И заметил, что Кирилович выбросил в урну блестящий предмет. Вот он, - протянул он инспектору обломок ключа, упакованный в маленький полиэтиленовый мешочек. - Я его извлек сегодня утром, пришлось немного порыться в окурках.
  - Адамыч его специально обломил, - Иванов взял за угол двумя пальцами и разглядел вещдок на просвет. - Подошьем к делу, как доказательство, вместе со второй частью ключа, криминалисты его все же вынули из замка.
  - Еще вопросы инспектор? - усмехнулся Вася.
  - Ты чего раньше молчал? - насупилась Вера.
  - Да, Василий Иванович, интересный вопрос поставила Вера Васильевна, мне тоже не терпится выслушать ответ, - поддержал ее инспектор, туша сигарету и доставая из пачки новую.
  - Все просто и сложно, - вздохнул парень. - Дело в том, что на Кириловича у меня огромнейший зуб, хоть к стоматологу иди. Предвзятость побудила быть поосторожнее с выводами. Это не простой грабитель, он мент, присутствующих прошу извинить за грубость, входит в комиссию 'По делам несовершеннолетних'.
  - Преступник всегда остается таковым, - назидательно вставил инспектор уголовного розыска, - не взирая на погоны и должности.
  - Так-то оно так, но преступник с погонами старшего лейтенанта милиции имеет больше возможностей. Или я не прав?
  - В некоторой степени, - уклонился Иванов от четкого ответа и с наивным видом, мол, я ничего не знаю, не ведаю, спросил: - А что за неприязнь к Измаилу Адамовичу, у тебя были приводы в милицию?
  - Были, я и не скрываю, вы же наверняка смотрели мое досье. Нас всегда легко ловили, больно уж наша компания выделялась - один одноглазый, другой горбатый, Леха без пальцев, Антон дылда такая, что ни с кем не перепутаешь, да и другие всегда отличались от простых граждан, а команда была у нас классная! Только часто попадали в переплет, можете посмотреть в архивах.
  - Конечно, я почитаю, что там про вас пишут.
  - Почитайте, почитайте, и Вере Васильевне дайте посмотреть, а то она и не знает, с каким преступным элементом связалась, - Вася лихо подмигнул Вере.
  - Может, сам расскажешь? - попросила она.
  - Почему нет? - пожав плечами, согласился он. - Как говорит моя бабуля - хулюган я. Начнем с кражи велосипедов, их за мной числится три, правда доказана только одна кража и то случайно попался.
  - Ты торговал ворованными велосипедами? - удивилась Вера.
  - Нет, - рассмеялся Вася, - конечно же, нет. Деньги меня никогда не интересовали.
  - Но для чего тебе тогда столько велосипедов понадобилось? - непонимающе спросила девушка.
  - Катаясь с Леснички, велосипеды очень быстро приходят в полнейшую негодность.
  - Где, катаясь? - переспросила Вера.
  - Это гора такая, - объяснил инспектор, выпуская из носа струи дыма, - там зимой на лыжах биться любят, опасное место. Продолжайте, Василий Иванович, интересно, за что вас еще задерживали в детстве.
  - Был еще угон мотоцикла, я его на спор завел спичками, вот далеко уехать не смог - попал в аварию, там меня и арестовали, сдали Кириловичу. Но по малолетству только штрафом обошлись.
  - Сколько тебе было тогда?
  - Двенадцать.
  - Раненько у тебя знакомство с правоохранительными органами началось. Что еще вытворял?
  - Много чего, драки всякие, мелкое хулиганство, в школе окна побили одной училке..., из 'гвоздобоев' стрелялись на дуэлях...
  - Из чего стрелялись? - Вера прервала перечисление преступных деяний, она в который раз не поняла его слова.
  Объяснил инспектор:
  - Делают ребятишки такие страшные на вид огнестрельные пистолеты, называют их 'гвоздобоями' или 'поджигами', вместо пороха используют спичечные головки, стреляют куда попало, вместо пуль - гвозди. Одно время просто бедствие было какое-то.
  - И что, из такого оружия и убить можно?
  - Убить и палкой можно, - вздохнул Николай Иванович. - Что за примером ходить. Кирилович нас убеждает, что убивать Татьяну Петровну не собирался, только оглушить, случайно получилось.
  - Непреднамеренное убийство, - задумчиво произнесла Вера, теребя воротничек блузки, - вот чего он добивается.
  - Судмедэксперт склонен ему верить, - подтвердил Иванов.
  - Это мы еще посмотрим, - пригрозила Вера.
  - Прокуратура, как всегда, будет требовать наказания по максимуму, - согласился инспектор. - Но меня больше интересует, чем еще насолил старший лейтенант Кирилович нашему Василий Ивановичу.
  - Кроме всего, что я сказал, был один случай, сильно подогревший неприязнь к следователю Кириловичу. Есть у меня друг, Миша Шушмаркин. Было нам тогда по шестнадцать лет, родители Миши уехали в командировку, так его квартиру использовали на разные нужды. Как-то раз пришли к нему два знакомых паренька, привели с собой пару девчонок, э... 'ночных бабочек'. Миша и не участвовал, не такой он озабоченный, просто предоставил место. Как оказалось, девки запросили высокую плату за свои услуги, парни их выгнали, не заплатив. Эти 'подруги' обиделись и заявили в милицию. Дело попало к Кириловичу. Михаила сначала вызывали как свидетеля. Адамыч требовал показаний, что слышал звуки борьбы и все такое. Миша отказался говорить неправду. Кончилось тем, что когда произошел суд, его посадили..., - Вася выдержал театральную паузу, для пущего эффекта. - Как организатора преступной группы! Каково? Он получил 'по самое здрасьте', шесть лет в колонии особого режима. А другие два, горе любовника-насильника, по четыре на 'общаке'.
  - Впечатляет ваш рассказ, Василий Иванович. Считаете, что с вашим другом поступили нечестно? - спросил инспектор.
  - И еще как, - кивнул Вася. - Какой из Мишки 'организатор'? Если б вы его знали..., он же тюля, на нем все и всегда ездили, отказать никому не мог. А тут, вдруг, стал 'мозгом', обдумывающим преступные действия своих 'подчиненных'.
  - Должна заметить, что наказание действительно чрезмерное. А что стало с девушками?
  - Одна подхватили СПИД от залетного негритоса, и находится сейчас на лечении. Другая отбывает срок за совращение малолетних.
  - Что еще за вами числится? - спросил инспектор.
  - В смысле, уточните, Николай Иванович, кажется, я все крупные проступки рассказал.
  - А вооруженное сопротивление милицейскому патрулю?
  - Это когда было? - Вася задумчиво почесал затылок. - Не припомню что-то.
  - У вас конфисковали большой нож, - напомнил инспектор. - Или лучше назвать его - маленький меч?
  - А, было дело, - не стал отпираться Вася, - отобрали у меня ножик, лезвие всего-то тридцать сантиметров, а шуму подняли тогда! В ту пору мне исполнилось пятнадцать лет, одна знакомая 'подруга' всадил мне пулю из 'гвоздобоя' в спину...
  - За что? - перебил его инспектор, а Вера удивленно приподняла одну бровь, получалось это у нее эффектно.
  - Она почему-то посчитала, что я пытаюсь разлучить ее с дружком, куртку испортила своим дурацким выстрелом, - посетовал Вася. - Друзья меня предупреждали, и я таскал с собой этот нож, для устрашения, так сказать. Вот его-то я и вытащил, попугать ее, на звук выстрела прибыла милиция, девчонка скрылась, сбежала. Увидели они меня с таким 'хлеборезом' нулевого размера, отобрали и отвели в ментовку, я и не сопротивлялся.
  - А зачем сбежал из участка? - спросил Николай Иванович, едва сдерживая рвущийся наружу смех.
  - Вы хорошо подготовились к нашей встрече, а говорили, что не изучали мое досье, - слегка упрекнул его Вася.
  - Я сказал что почитаю, в смысле перечитаю еще раз, после беседы, осмыслю по-новому.
  - Казуистика, Николай Иванович, но ответ принят. А сбежал я из принципа, если задержали - будьте любезны охранять. Только все равно это бессмысленно было, я же и фамилию и адрес назвал, после и участковый приходил - интересовался, на комиссию вызывали и все такое прочее.
  - Но в протоколе написано что ты, Василий Иванович, сопротивлялся властям при задержании, - сообщил Иванов.
  - Это Кирилович, наверное, обиделся, что я сбежал, - предположил Вася.
  - Хорошо, а как вы объясните, - инспектор смачно затянулся и выпустил в потолок густой клуб дыма, - конопляное поле?
  - И что тут объяснять? - удивился Вася. - Набрели мы с Обормотом на делянку, нас там и загребли.
  - Случайно, надо полагать, - съехидничал Иванов, туша сигарету в пепельнице.
  - Совершенно верно, - закивал Вася, - мы и не подозревали о ней. Да нам конопля и не к чему, в нашей компании курящих не было.
  - И что вы там делали?
  - Семечки ели, они созрели уже, - улыбнулся Вася детским воспоминаниям, когда все лето жили на 'подножном корме', - казались вкусными. Жаль, что из-за наркош перестали коноплю выращивать. Отец рассказывал, раньше целые поля засевали, веревки делали, масло отжимали. А теперь культивирование конопли дело уголовно-наказуемое... Вот наши доблестные органы меня с Обормотом и повязали.
  - Ясно.
  - Еще вопросы, инспектор? - спросил Вася.
  - Нет, пока все, если понадобитесь, я вас вызову.
  - Тогда я пойду, счастливо оставаться, Николай Иванович, - поднявшись со стула, произнес Вася, и обратился к девушке: - Вера, ты освободилась?
  - Еще нет, встретимся позже.
  - Я буду в интернет-кафе, давненько почту не просматривал, надобно еще на форум один заглянуть, говорят, там для меня сообщение есть. Бывайте!
  - До свидания, Василий Иванович, - крикнул инспектор в закрывающуюся за Васей дверь, и обратился к Вере: - Где Скворцов откопал его?
  - В милиции, где же еще! - рассмеялась Вера. - Но хватит о Василии, давайте закончим наши дела...
  
  Разборки местного значения.
  
  В дверь позвонили. Вася не стал дожидаться, пока бабушка начнет ворчать и кряхтеть, поднимаясь с нагретого кресла перед телевизором, сам поспешил открыть незваному гостю.
  - Удав, - с порога произнес детина более двух метров роста, ни здравствуйте, ни до свидания, - мне нужна твоя помощь.
  - Привет, Хриплый, давненько не виделись, - Вася сделал приглашающий жест.
  - Не, я заходить не буду, - с опаской глянул здоровяк в квартиру, - лучше пойдем куда, поговорим.
  - Отчего не побеседовать с хорошим человеком, - надев ботинки, он вышел из квартиры. - Пивбар для разговора подойдет?
  - Вполне, я угощаю.
  Вася закрыл дверь на ключ, и они отправились в крытый павильон, где до десяти вечера наливали пиво и за столами сидели не многочисленные посетители - любители пенной, щедро разбавленной водой жидкости и мелких креветок.
  - И для чего я понадобился? - спросил Вася, удобно устроившись за столом и потягивая светло-желтую бурду, именуемую тут пивом.
  - Мне Малек сказал, что ты здорово наблатовался морды бить.
  - Это громко сказано, но кое-что я действительно могу. А Малька откуда знаешь?
  - Ты что, это же мой братан двоюродный, - осклабился детина.
  - Век живи и удивляйся новому и неизведанному. Так что у тебя случилось, Хриплый?
  - Понимаешь, Удав, у меня сегодня вечером назначена стрелка.
  - Ну а я тут причем?
  - Придут крутые парни...
  - Как поросячьи хвостики? - фыркая в кружку, перебил Хриплого Вася.
  - Тебе смешно, а меня в оборот хотят взять, - возмутился парень.
  - Даже так? А ну давай, рассказывай все по порядку.
  - Задолжал я одному авторитету...
  - Цыгану? - задал уточняющий вопрос Вася, опять перебивая его на полуслове.
  - Нет, Цыгана же хлопнули в прошлом году.
  - Вот не знал, отстал от событий пока 'Ура' кричал на Дальнем Востоке. И кому ты должен?
  - Толстому.
  - Не гони! Он же шестеркой по жизни был, - изумился Вася, даже чуть кружку на себя не опрокинул.
  - А вот вылез. После того как Цыгана успокоили, он постепенно его сферу влияния к своим рукам прибрал, - сообщил Хриплый. - Толстый, после отсидки, втерся к Цыгану в доверие и стал чуть ли не правой его рукой.
  - Понятно, замашки у него всегда были барские. - Вася побарабанил пальцами по столу и спросил: - И сколько ты должен?
  - Если брать по-хорошему, я все ему выплатил, до последней копейки, - детина клятвенно приложил руку к груди.
  - И в чем проблема?
  - Он, гад такой, требует проценты.
  - Конкретную сумму назови, что мне твои проценты.
  - Десять тысяч, зеленью.
  - Охренеть! Хриплый, сколько же ты ему был должен?
  - Двадцать, но повторяю, я все отдал, а это его жаба душит.
  - Верю, мужик ты честный, но скажи, где такие деньжищи валяются?
  - На севере, я по контракту туда гоняю, ну и приторговываю еще по возможности.
  - Значит, двадцать тысяч ты отдал, и? - подтолкнул его Вася для дальнейшего объяснения.
  - Пришел я сегодня утром к нему, а он с меня еще десять требует, мол: 'счетчик тикал, и натекли процентики'. А где мне их взять? Я итак почти все заработанное отдал!
  - Ага, - Вася уже давно принял решение. - Где, говоришь, у вас встреча?
  - В парке, на одиннадцать вечера он назначил, чтобы никто не мешал им мозги мне промывать. Тут я о тебе и вспомнил. Толстый всегда тебя уважал и боялся. Да и Малек прямо о чудесах каких-то рассказывал. Ну и я чего-нибудь да стою, авось вдвоем отмахнемся.
  - Непременно, я и не сомневаюсь. Игоря надо поставить на место, второй Цыган нам не нужен. Остается узнать, как ты задолжал Толстому.
  - А, - махнул рукой в сердцах Хриплый, - лучше и не спрашивай.
  - Не хочешь говорить, не надо, я и так догадаюсь, потом, подумаю, у людей поспрашиваю и все узнаю, - Вася допил пиво. - Встретимся у входа в парк, с собой ничего не бери, ни ножи, ни дубины, понял?
  - Понять-то понял, но почему?
  Вася ему не ответил, сделал прощальный жест ручкой и ушел.
  
  ***
  
  Игорешка Горбач шел по улице, он не знал куда. Ноги сами несли в неизвестном направлении. Душа пела! Последний экзамен позади, самый сложный, первый курс - позади! Каждая клеточка мозга студента отрешилась от действительности, сознание находилось далеко от тела. Игорешка все еще переживал последние вопросы профессора и его приговор: 'Отлично!'
  Пребывая в восторженном состоянии, он чуть дважды не попал под колеса автомобилей и только чудом не свалился с моста через железнодорожное полотно. О чем он думал еще? Да о многом! Как возьмет отпуск и с друзьями обследует подводные пещеры на одном из затопленных карьеров Северного Урала, как шеф выпишет ему премию за хорошо проделанную работу в прошлом месяце и он сможет, наконец, купить себе компьютер или, лучше ноутбук для личного, домашнего пользования и... Мысли Игорешки прыгали и скакали как лошади Пржевальского. Вот в таком состоянии он и подошел, сам того не замечая, к наперсточникам, остановился и тупо уставился на доску с тремя наперстками, под одним катался-прятался поролоновый шарик...
  Когда Игорешка вынырнул из своих грез, с него уже снимали печатку, единственные пятьдесят рублей он когда-то успел проиграть. Печатку было жалко. Игорешка потратил два месяца, составляя сплав на основе меди, и месяц на обработку отлитой заготовки, получилась печатка хорошо, от золотого перстня и не отличишь, если не сделать химанализ. Наперсточники поддались обманчивому золотому блеску. Печатка уплыла с пальца в цепкие и жадные руки, Игорешка затравленно огляделся и увидел знакомое лицо. Рядом стоял старший брат Сашки Удавишникова, его одногрупника, он мельком встречался с ним несколько раз.
  - Слушайте, мужики, анекдот, - произнес брат Сашки, и как это ни странно все стоявшие рядом не перебивали его. - Два грабителя остановили парня и говорят: 'Гони деньги!', он в ответ: 'Нету', - и выворачивает пустые карманы. Они ему: 'Снимай пиджак'. А парень показывает, что у пиджака нет подкладки, 'Ты кто такой?' - спрашивают они. 'Студент', - отвечает парень. Тогда один бандит говорит другому: 'Вась, дай ему десятку, пусть пообедает!'
  - Ну, и к чему ты это рассказал? - спросил его здоровяк справа.
  - Да к тому, что студентов обирать грешно. Верните ему деньги и печатку.
  - Придурок, вали отсюда, пока цел, - пригрозил ему тщедушный мужичонка слева.
  - Нет, господа хорошие, не свалю. Вы все ему отдадите, и сами исчезните из моего района. Кто у вас хозяин? Под чьей крышей обитаете?
  - Ну, ты и хам! - воскликнул мужик сзади и толкнул Сашкиного брата в спину, Игорешка никак не мог вспомнить его имя, заклинило что-то в мозгах.
  - Я не хам, я борец за чистоту нравов, - добродушно ответил он и левой рукой, очень быстро, смял пальцами все три наперстка, получились ровные трапеции.
  Прозвучал громкий щелчок и Игорешка увидел узкое лезвие пружинного ножа в руке здоровяка справа. Сторонние наблюдатели принялись быстро покидать место будущей драки, остались только участники.
  - Убери нож, и линяйте отсюда, - спокойным и ровным голосом произнес Сашкин брат.
  - Да я тебя..., - договорить здоровяк не успел.
  Игорешка только моргнул, а в округе произошли значительные изменения. Здоровяк, тот, что справа, медленно оседал, а его расплющенный нос на плоском лице изрыгал фонтан крови. Мужичонка слева бухнулся на спину, в распахнутом окровавленном рту недоставало несколько зубов. Мужик сзади присел на корточки, держась за уши и, подвывая, заваливался на грязный асфальт. Еще один стоял в зоне недосягаемости для Сашкиного брата, он и не пытался ничего предпринять. Все это Игорешка увидел очень четко, как на телеэкране, но сами 'боевые действия' ускользнули от его внимания.
  - Отдай парню печатку, - сказал Сашкин брат 'ловкачу', прижатому к стене дома его же столиком, - и подари пятьсот рублей, за моральный ущерб.
  Наперсточник трясущимися руками протянул Игорешке печатку и вынул пачку денег из кармана, спешно сунул ему бумажку в пятьсот рублей. Тут Игорешка вспомнил, если Сашку все звали Вишней, то его старшего брата - Удавом.
  - Молодчина, - похвалил Удав парня, - можешь забирать своих дружков и проваливать в ближайший травмпункт, за медицинской помощью. А если я вас увижу еще в своем районе, переломаю все косточки. Понял? И передай своему боссу, кто бы он ни был, мои слова.
  Наперсточник отчаянно тряс головой, типа все ему ясно, а Удав уже шел дальше своей дорогой, тихонько посвистывая новомодную мелодию...
  
  ***
  
  Вечер выдался тихий и прохладный. Яркая, круглая луна освещала не хуже прожектора, все окрестности просматривались как днем, только деревья выглядели более загадочно, а трава была черной.
  Вася неторопливо приблизился сзади к переминающемуся с ноги на ногу Хриплому.
  - Давно стоим? - спросил он, от неожиданности парень подпрыгнул на месте и автоматически сунул правую руку в карман.
  - Ты что, как привидение подкрадываешься? - спросил Хриплый, успокаиваясь и вынимая руку из кармана.
  - Я же просил, ничего такого не брать, - поморщился Вася и показал на оттопыренный карман товарища.
  - Про кастет ты не упоминал, - буркнул Хриплый, - а с ним мне спокойнее.
  - Эх, паря, паря, а менты загребут, как будешь выкручиваться? - укоризненно спросил Вася.
  - Не загребут, - уверенно и упрямо произнес Хриплый, набычившись.
  - Твои слова, да в уши всем богам, - Вася покачал осуждающе головой. - Где там твои визави, давно я не развлекался.
  - Это ты называешь развлечением?
  - А чем еще? Ну, разомну кости, и то при худшем раскладе, а так, может и не понадобится ничего.
  - Это вряд ли, - пробубнил Хриплый.
  - Тогда почему только меня пригласил? Можно же парней собрать, всю старую команду.
  - Думаешь, кто еще пошел бы против Толстого?
  - Он не Цыган, убивать и калечить не будет.
  - Ха, Толстый стал хуже Цыгана, тот хоть слово держал.
  - Вот как? И никто ему не воспротивился? - удивился Вася, а Хриплый только мотнул отрицательно головой. - Ладно, поживем, посмотрим. А вот и он едет.
  С улицы к ним свернул черный БМВ, на мгновение, ослепив светом фар, и тормознул в десятке шагов от них. Стекло плавно опустилось, и из окна высунулась морда Толстого.
  - Деньги принес? - дребезжащим голосом спросил он.
  - Нет, - Хриплого начала колотить мелкая дрожь от предвкушения драки.
  - Привет, Игорек, давненько я тебя не видел, - жизнерадостно произнес Вася, глядя на луну. - Вышел бы из машины, поздоровался.
  - Ты, Удав, не лезь не в свое дело, - грубо заявил Толстый.
  - Это угроза? А помнишь, как тебя по школе гоняли, или память отшибло?
  - Что было, то прошло. Конечно, я тебе благодарен, что тогда не дал мне опуститься, но это, к нашим с Хриплым делам, отношения не имеет.
  - Имеет, и еще как, - улыбнулся Вася Толстому, - выходи, Игореша, сидеть на мягком вредно, можно и геморрой заработать.
  Двери БМВухи распахнулись и из них выбрался Толстый, в сопровождении четырех обезьяноподобных громил. Они выстроились полукругом перед двумя парнями.
  - Так-то лучше, а то ты сидишь, а мы стоим, неуважение получается, - криво усмехнулся Удав.
  - Ты, Васек, не дерзи. Стой спокойно и не вмешивайся, мне от тебя ничего не нужно.
  - Хорошо, - согласился Вася, - буду тих, как мышь.
  - Хриплый, - обратился к должнику Толстый, напирая своим жирным и массивным телом, - почему ты не принес деньги? Я же предупреждал тебя, или забыл? Что скажешь, Антон? Или понадеялся на мою старую дружбу с Удавом? Так это ты зря. Завтра долг вырастет на штукарь.
  - Я тебе все отдал, мы в расчете, - хмуро пробасил Хриплый.
  - Неееет, - ласково так протянул Игорь, - ошибаешься, твой должок подрос.
  - Толстый, ты кто, ростовщик? - возмутился Антон.
  - Тебе нужны были деньги, ты пришел ко мне, я дал их, не спрашивая для чего, просто дал, а когда ты, Хриплый, вернул долг?
  - Как только смог.
  - А смог ты когда?
  - Нет, друзья мои неразумные, - вмешался Вася в их пустую беседу-спор, - так дела не делаются. Просвети меня, Игорь, в чем проблема.
  - Он, - Толстый ткнул пухлым пальцем в Антона, - занял у меня пятнашку, обещая отдать двадцать через месяц, а вернул долг только через три. Считать умеешь?
  - Но это откровенный грабеж, - покачал головой Удав.
  - Я тебе отдал все, сколько обещал, и больше ни копейки от меня не получишь! - в запале крикнул Антон, сжимая кулаки.
  - Не хочешь сам отдавать, тогда пусть твоя сеструха отработает, ей это будет просто, на панели хорошо платят, крышу я обеспечу.
  - Толстый, ты издеваешься! - возмутился Хриплый.
  - Не трогай Боевую Подругу, - тихим и спокойным, но от этого страшным голосом произнес Вася. - Она, как-никак, моя первая любовь.
  - Боевая Подруга 'первой' была у многих, - усмехнулся Толстый, - ей не привыкать.
  - За такие слова кто-то сейчас получит по толстой, хитрой морде, - пригрозил Вася.
  - Ты мне надоел, Удав. Марат, убери его, - приказал Толстый одному телохранителю-горилле.
  Названный Марат попытался схватить Васю за руку, но получил кулаком в живот и сложился пополам, а изо рта у него хлынул съеденный ужин. Вася ударил его не очень-то и сильно, без замаха, но грозный на вид мужик оказался гораздо мягче, чем ожидалось. Все-таки есть большая разница между тренированными бойцами Того Мира и слегка 'накаченными' бугаями Этого.
  - Где ты набрал этой размазни, Толстый? - поморщился Вася. - Нанял бы парней покрепче, а то даже подраться не с кем!
  Все с немым удивлением смотрели на него. Марат, наконец, оклемался и, выпрямившись, достал из внутреннего кармана пиджака пушку, вороненый ствол мрачно блеснул в лунном свете.
  - Что, козел, испугался? - прерывистым, свистящим шепотом произнес Марат, снимая пистолет с предохранителя. - Сейчас я тебя буду иметь...
  - А за 'козла' ответишь, - Вася резко ударил его слева в ухо.
  Раздался выстрел, при падении этот дебил нажал-таки на курок. Толстый закричал от боли, пуля угодила ему в ногу, он и Марат одновременно рухнули на землю. Хриплый врезал кастетом в челюсть одному из трех телохранителей Игоря, а Вася носком ботинка отправил в глубокий нокаут последнего дееспособного громилу, ударив его в висок. На ногах остался шофер, он не решился напасть и стоял, затравленно озираясь по сторонам.
  - Можешь уложить эти отбросы общества в машину и проваливать, - Вася был сама доброта. - А ты, Толстый, запомни этот вечер и только посмей еще раз наехать на кого-нибудь из моих друзей, ты их всех знаешь. С Цыганом что случилось, когда он Обормота хотел поиметь? Его дом сгорел дотла, а после наезда на Беспалого, крутое авто Цыгана само собой наполнилось навозом, долго воняло в салоне. У меня много замечательных проказ, помни об этом, Толстый. Пошли отсюда, Хриплый, пусть сами с ментами разбираются, кто да почему стрелял.
  Быстрым шагом парни отошли в глубь парка и свернули на аллею, ведущую в противоположную сторону от возможного места прибытия милиции, вероятность была невелика, мало ли кто какую петарду грохнул, но рисковать не хотелось.
  - Будут проблемы, заходи, поможем, - Вася отдал Хриплому шуточный салют и отправился в гости к Вере, узнать как у нее дела и так далее...
  
  Количество обиженных Васей набрало критическую массу. Как они нашли друг друга и сговорились, история умалчивает (а Судьба посмеивается). Но одним прекрасным летним вечером его подкараулили-подловили. Вася был с Верой в театре, потом они немного прогулялись по городу. Возвращаясь домой, наткнулись в узком переулке на поджидавших хулиганов.
  - Вечер добрый, мужики! Надумали подышать свежим воздухом на сон грядущий? - с издевкой спросил Вася. - Но это не лучшее место для вечернего моциона.
  Десять хмурых рож медленно приближались, доставая цепи, обмотанные изолентой (это чтоб не звенели), а за спиной еще четверо недовольных перекрыли путь к отступлению.
  - Привет, Король, ты не объяснял мужикам, после чего тебе стали безразличны девчонки? Будь уверен, еще пару лет они тебе не понадобятся, - Вася продолжал говорить шутливым тоном. - А, Маратик, ты пресс уже успел накачать? Решил проверить, что получилось?
  - Я убью тебя, козел, - Марат, это у него наверно привычка такая, вынул пистолет и направил его на Васю.
  - Все постреливаешь, Маратик? Как там ножка Толстого поживает? - не смутился Василий от вида оружия. - При встрече передавай привет.
  - Он меня уволил, и в этом только твоя вина, - прорычал Марат. - А сейчас ты будешь стоять смирно, и получать подарки. Одно движение и ты труп.
  Вера Васильевна, не раздумывая, вынула из сумочки служебный Макаров.
  - Бросай оружие, - громко произнесла она, - я не шучу.
  - Правильно, Вера, если обстановка осложнится, бей на поражение, тут нет жизней, которые грех отнимать, - и Вася бросился в атаку, отпихнув Веру к стене дома, где было безопаснее.
  Хрустнула сломанная кость, и черный пистолет упал на асфальт из безвольно повисшей руки Марата, предварительно Вася поставил грозное оружие на предохранитель, наученный горьким опытом, и только после этого сломал руку и ударил головой в переносицу ее обладателя. Для него это была детская забава, никто из парней не владел достаточными навыками рукопашного боя, даже в уличных драках редко кто их них участвовал.
  Засвистели раскручиваемые цепи...
  Вера с ужасом взирала на происходящее побоище. Вася поражал ее в очередной раз своими необычайными способностями. Он не двигался, это перемещение в пространстве нельзя назвать движением, силуэт Васи расплывался, он как будто телепортировал с одного места на другое, нападающие зачастую попадали цепями по своим собратьям, нанося увечья, а он был для них неуязвим и неуловим. Короткими ударами сбивал с ног и, отправив 'отдыхать' на землю очередную жертву, тут же оказывался около следующего бандита...
  Перед Вериным лицом возник злобный оскал Короля, чего-то рычащего, в здоровой, левой руке поблескивало лезвие ножа, она, не задумываясь, нажала на спусковой курок. 'Макаров' дернулся в ее руке, раздался неожиданно громкий в ограниченном пространстве звук выстрела, и Короля сложила у ее ног девятимиллиметровая пуля, сделав свое дело. Веру забила крупная дрожь, затрясло как в лихорадке. Она смотрела на корчившегося человека и не могла поверить, что это именно она выстрелила.
  Вася осторожно вынул из дрожащих рук девушки все еще дымящийся пистолет и, успокаивая, обнял за плечи, приговаривая:
  - Все хорошо, все правильно, это была необходимость. - Он еще крепче прижал Веру к себе. - Самооборона...
  Она оторвала взгляд от стонущего человека и осмотрелась. Груды тел валялись в беспорядке по всему переулку, на ногах уже никто, кроме них, не стоял.
  - Когда это ты их всех уложил? - срывающимся голосом спросила Вера.
  - Вот только что. Как ты?
  - Нормально, тошнит немного, а так ничего.
  - Сматываемся?
  - Ни за что, - Вера замотала головой, - я всех этих бандюг засажу, будут знать, как нападать на граждан.
  - Не могу не согласиться, хотя мне их жаль.
  - Кого? - удивилась Вера. - Этих подонков?
  - Убери пистолет, - Вася протянул ей 'Макара', держа за ствол, - а то уже милиция скачет.
  Действительно завыла сирена, и с двух сторон переулок перекрыли автомашины. К ним шел майор Скворцов, собственной персоной.
  - О, Сан Саныч, добрый вечер, мы тут с Верой Васильевной развлекаемся, кандидатов для длительного заключения обрабатываем. Вдруг одумаются и станут жить честно?
  - Заметно, где Василий Иванович прошел, нам работы не остается.
  - Как раз наоборот, работенки хоть отбавляй, - весело возразил Вася. - Это же все собрать и погрузить надо, да и 'скорая' не помешает, кое-кому досталось чуть сверх необходимой меры.
  - Это решаемо, а вот Вера Васильевна выглядит неважно, ты отвел бы ее домой, да поухаживал, а завтра мы все обсудим.
  - Спасибо, Александр Александрович, мне действительно надо прилечь, - с благодарностью приняла Вера предложение майора.
  - Идите, идите, мы тут как-нибудь и без вас управимся.
  - До свидания, Сан Саныч. - Вася повел Веру домой, поддерживая за талию...
  
  Музейный экспонат.
  
  - У меня выходной, у тебя выходной, так почему бы нам его не провести с пользой? - Вася допил кофе и поставил чашечку на пластиковый столик летнего кафе.
  - Есть конкретное предложение? - Вера никуда не спешила, и свой кофе прихлебывала мелкими глоточками, наслаждаясь вкусом, неожиданно неплохим.
  - Может, в театр какой-нибудь сходим? - сделал Вася первую попытку, но пробный шар не прошел.
  - Не получится, - безнадежным жестом махнула Вера рукой.
  - Это еще почему? - поинтересовался Вася.
  - Мертвый сезон наступил, - объяснила она, - местные артисты все в отпуска ушли, а гастролеры еще не приехали.
  - Что, все театры закрыты? - не поверил он.
  - Да, я вчера в суде маялась, так кипу газет перечитала, знаю что говорю, до следующей недели спектаклей не будет.
  - С театрами облом, а как насчет киношки?
  - Вася, если тебе известен фильм, который стоит посмотреть, только скажи.
  - Да, это проблема, где в наше время найти хорошее кино.
  - Еще идеи есть?
  - Надо подумать.
  - Думай, Вася, думай.
  - А может нам посетить краеведческий музей? С самого детства там не был.
  - Я вообще его не видела, так что возражений не имею.
  - Решено, допивай кофе и пошли изучать культуру и быт соотечественников прошлых веков.
  
  - Кстати сказать, я, как работник прокуратуры, могу в такие учреждения входить бесплатно, - произнесла Вера, когда они подходили к музею.
  - Ну, зачем так, Вера, мы не будем обижать нищенствующих и бедствующих. Вот если бы государство выделяло достаточно средств на содержание музея и хранящихся там экспонатов, а так, обираловка получается.
  - Наверное, ты прав, - согласилась Вера с его доводом.
  - Конечно, прав. Я что, пару лишних чириков не найду? - Вася протянул деньги кассирше. - Два билета, пожалуйста.
  Они прошли мимо контролера, Вася держал Веру за руку, и она почувствовала, как он вздрогнул, только-только переступив порог музея.
  - Что случилось? - встревожено спросила Вера.
  - Давненько я не ощущал Это, - Вася покрутил головой, как будто искал что-то невидимое. - Пахнет смертью, причем совсем свежей.
  - Не поняла, как это 'пахнет'?
  - Когда душа покидает тело, в мире меняется что-то, неуловимо, призрачно, но меняется, и я это чувствую, - объясняя, Вася вел Веру по залам музея к цели, которую наметил.
  - И явление смерти оставляет след, и ты идешь по нему? - предположила девушка.
  - Смерть? Нет, я иду на запах крови, - Вася резко остановился. - Все, пришли.
  Вера обескуражено смотрела на большую панораму изображающую эпизод крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачева, именно так гласила надпись рядом.
  - Я ничего не вижу, - призналась она.
  - Смотри чуть правее, рядом с тем высоким солдатом, - Вася указал рукой направление.
  Вера присмотрелась внимательнее и увидела пожилого человека, его одежда никак не согласовывалась с восемнадцатым веком, но заметить его просто так было сложно. Вера переступила через ограждение и рассмотрела его поближе. Аккуратная круглая дырка почти в центре лба, из нее вытекло немного крови уже почерневшей, на лице застыло выражение неподдельного изумления.
  - Что вы делаете, - закричала служащая, стремительно бросившаяся к нарушителям, - входить в панораму запрещено! Немедленно покиньте музей.
  - Пуля пять и шесть, мелкашка, - не обращая внимания на вопли служащей, произнес Вася. - Смерть наступила где-то часа три назад, сейчас одиннадцать, значит около восьми утра, может чуть раньше.
  - И откуда такая точность? - спросила Вера, перелезая обратно через ограждение.
  - Секрет фирмы, - усмехнулся Вася.
  - Не хочешь говорить, не надо, судмедэксперт определит время с точностью до получаса, - Вера встала рядом с Васей и, не обращая внимания на истошные вопли, обратилась к служащей музея: - Вам знаком этот человек?
  Пожилая женщина умолкла, посмотрела в указанном направлении и охнула, когда увидела находящийся в неположенном месте труп мужчины.
  - Аркадий Михайлович, - пискнула она и стала оседать, потеряв сознание.
  Вася подхватил падающую женщину и уложил ее на лавочку рядом с панорамой.
  - Так, - произнес он, - показания свидетеля будем брать позже. Звони, Вера, Иванову. Вот Николай Иванович ругаться будет, выходной мы ему точно испортили...
  
  - Итак, что мы имеем? - спросил Вася, они сидели вдвоем у Веры дома за дневной чашкой чая.
  - Смерть профессора Кравцова наступила, как ты и говорил, - девушка одарила его мрачным взглядом, - примерно в восемь утра. Музей открывается тоже в восемь. Никто никого постороннего не видел и выстрела не слышал, хотя персонал находился в здании с семи тридцати.
  - Значит, был глушитель, - сделал вывод Василий.
  - Наверняка, эксперты не отрицают, - согласилась с ним Вера. - Профессор, доктор исторических наук Кравцов Аркадий Михайлович каждую субботу приходил в музей, поработать над документами. У него там свой кабинет.
  - А как он попадал в музей?
  - Через служебный вход, у него были ключи, которые, кстати, так и не нашли.
  - Унес убийца? - предположил Вася.
  - Не исключено.
  - Тип оружия установили?
  - Судя по данным баллистической экспертизы, стреляли из нарезного короткоствольного оружия. Пуля мелкокалиберная, такие используются в тире. Расстояние между жертвой и убийцей около двух метров. Больше ничего выжать не удалось.
  - Маловато будет. А что говорит наш любимый старший инспектор?
  - А, - Вера махнула рукой, едва не сбив свою чашку чая со стола, - ругается только. Проклинает тот день, когда встретился со мной, ну и тебя поминает добрым словом.
  - Я его не виню, - усмехнулся Вася. - Все мы люди, все мы человеки.
  - Полностью с тобой согласна. С чего начнем мы? - Вера уже давно загорелась разгадать эту тайну.
  - Круг друзей и знакомых изучат следователи, - принялся рассуждать Вася с отрешенным видом праздного болтуна, - у тебя есть доступ, потом ознакомишься и меня посветишь. А вот орудием убийства стоит заняться нам самим, от ментов, думаю, тут проку не будет.
  - Вижу, у тебя уже есть план действий, - девушка почти не сомневалась.
  - Ты права, Вера, - Вася улыбнулся ей с теплотой и нежностью. - Судя по данным экспертов, это не обрез, в нем никто резьбу не нарежет. Винтовка отпадает по определению короткого ствола. На спортивный пистолет нахлобучить глушитель сложновато, да и опасно. Остается самопал. Есть в городе несколько умельцев, которые в состоянии изготовить пистолет, но нарезать на ствол резьбу может только один. Вот к нему и надо сходить в первую очередь.
  - Вася, откуда ты все это знаешь? - поразилась Вера.
  - Память хорошая, люди всякое болтают, а я запоминаю. Ну, так что, идем?
  - А как же! Только печенье съем...
  
  - Стас! Привет, - Вася хлопнул по подставленной ладони. - Отец дома?
  - Дома, футбол смотрит, - Стас, крепкий парень, ровесник Васи, с нескрываемым интересом посмотрел на Веру одним глазом, второй у него не открывался. - Заходите.
  Они прошли в квартиру.
  - Здравствуйте, дядя Андрей, - обратился Верин спутник к мужчине сидящему в глубоком, удобном кресле.
  - Здравствуй, Вася, давненько тебя не видел, - отец Стаса оторвал взгляд от телевизора. - Как поживаешь?
  - Нормально. У меня к вам разговор есть.
  - Давай, поговорим, - дядя Андрей остановил кассету с записью футбольного матча и выключил телевизор. - Пиво будете?
  - Не откажусь, - согласился с предложением Вася, устраиваясь на стуле, Вера незаметно притулилась рядом.
  - Нет, спасибо, - отказалась девушка от предложенной выпивки.
  Наполнили стаканы, а Вере Стас принес минералки. Некоторое время стояла тишина, все наслаждались холодными напитками, в жаркий летний день то, что надо.
  - Мент родился, - произнес дядя Андрей через минуту, ни к кому не обращаясь.
  - Это вы к чему? - нахмурилась Вера.
  - Ерунда все это, не берите в голову, девушка. Так что у тебя, Вась, за разговор ко мне?
  - Я знаю, что вы когда-то изготовили револьвер под мелкашку.
  - Было дело, - вздохнул дядя Андрей. - Молодой был, глупый.
  - Расскажите, пожалуйста, - попросила Вера.
  - Ну, как вам откажешь, молодым и красивым, слушайте сказки дядьки Андрея, - он сделал большой глоток пива и приступил к повествованию грустным голосом: - В начале девяностых, когда загнали 'оборонку' в глубокую за... э, дыру, на заводе исчезли заказы. Работа сдельная, так что денег почти не платили. Дома семья, балбес вот этот еды просит, - для убедительности дядя Андрей несильно ткнул кулаком Стаса в бок. - Сами понимаете, что-то надо было делать. Вот я и занялся изготовлением замков, а по субботам и воскресеньям продавал их на рынке. В один из таких дней подошел ко мне человек, сейчас таких принято называть: 'лицо кавказской национальности'. Купил замок и спрашивает, не могу ли я изладить пистолет. Я ему откровенно отвечаю, что могу, но не буду, он сразу отстал. А мысль в моем мозгу посеялась. Стал одолевать меня интерес, заело любопытство - а способен ли я на самом деле изготовить оружие? Сначала изладил простенькую пухалку, в виде авторучки. Ничего получилась.
  - Я ее помню, дядя Андрей, - Вася усмехнулся воспоминаниям, - мы в детстве из нее столько ворон перепугали!
  - Еще и лампочек наколотили, - добавил Стас.
  - Да, я как узнал, то сразу конфисковал, - дядя Андрей погрозил парням пальцем, но выглядело это очень уж по-дружески и совсем нестрого.
  - И где она сейчас? - спросила Вера.
  - Стас, принеси, - приказал сыну дядя Андрей. - Только из нее стрелять уже никто никогда не сможет.
  - Это почему?
  - А я сточил боек и проточил ствол, чтоб эти олухи друг дружку случайно не подстрелили, - объяснил дядя Андрей.
  Стас принес ручку-пистолет и показал Вере. Тяжелый блестящий стержень из хорошей стали увесисто лег ей в руку.
  - Красивая вещица. Но вы на этом не остановились? - Вера пристально посмотрела на дядю Андрея.
  - К моему глубокому стыду - нет. Азарт взыграл, и я за неделю сделал револьвер на четыре патрона.
  - Он у вас? - продолжала девушка допрос.
  - Нет, я его подарил.
  - Что, так просто, взяли и подарили? - не поверила Вера. - И кому?
  - Барану.
  - Какому еще барану? - удивилась Вера. - Зачем барану оружие?
  - Можете не объяснять, дядя Андрей, начальника 'могильного передела' я хорошо знаю, - весело сказал Вася. - Не раз он гонял нас по кладбищу, чтобы трубки не спиливали.
  Вера в полнейшем недоумении переводила взгляд с одного смеющегося лица на другое.
  - Все у вас как у жуликов, - Вера покачала головой осуждающе, - клички, прозвища...
  - Это не кликуха, это у него фамилия такая, маленький он был, не знал, у каких родителей родится, - объяснил Вася Вере, и обратился к отцу Стаса: - Так, с Бараном мне ясно. Но ведь это не все, дядя Андрей?
  - Увы мне, да. Был и третий пистолет. Я на него убил почти три недели, зато получилось просто отлично. Револьвер на восемь мелкокалиберных патронов, нарезал резьбу на стволе, это была еще та задачка! И в довершении сделал ему глушитель, как у 'Волги', только маленький.
  - И где сейчас этот револьвер? - насторожилась Вера.
  - Это вы у Стаса спрашивайте, он его вместе с коробкой мелкашек спер, а там, к вашему сведению, сорок патронов.
  - Стас, колись, - Вася посмотрел на приятеля строго-шутливым взглядом.
  - Э... ну... Мирон попросил, так я ему дал попользоваться. Угрожает ему кто-то, ну и..., - начал мямлить Стас, осознавая свой глупый поступок.
  - Мой сын полный дурак, - констатировал дядя Андрей, всплеснув руками. - Ты что, Цебу не помнишь? Чем все кончилось? А он был всего лишь алкоголиком.
  И Стас, и Вася Цебу помнили...
  Несчастливая судьба никчемного человечка. Он сам себе выбрал прозвище. Когда напивался, а это происходило каждый божий день, он ходил по улице и орал: 'Цебо!', так его и прозывали. Он постоянно страдал от неумения сдерживать свое неугомонное чувство юмора, которое было еще то, все его шуточки по пьянке, да и по трезвости, попадали под статус 'мелкое хулиганство', и он всякий раз усаживался на скамью подсудимых, отбывал небольшие сроки, по два-три года. Мужики уже и со счета сбились, сколько раз он отсидел. Во время последней ходки Цеба сделал себе пистолет, надо отдать ему должное, слесарь-инструментальщик он классный, про таких людей говорят: 'Золотые руки, но дурная голова'. Как он вынес пистолет с зоны? Никто не знает, но пушка была роскошная, настоящий Стечкин! Свою вновь приобретенную свободу он решил отметить в ресторане, деньги честно заработаны, почему и не погулять? Там до Цебы докопались три молодчика, вышли они на улицу, разобраться. Цеба достал 'ствол' и попросил их отвалить, по-хорошему, понимания не было. Он, для того чтобы напугать их, высадил первой пулей витрину ресторана, но врубиться эти дебилы, что он не шутит, не смогли и перли на него. Цеба не стал больше дискутировать и ухлопал всех троих, а сам остался на месте до приезда милиции. И теперь уже никто не дождется его очередного выхода на свободу...
  - И ты, - дядя Андрей продолжал отчитывать сына, - отдал револьвер наркоману?
  - Что? - вскрикнул Вася. - Миронюк сел на иглу?
  - Да, парень, а чему ты удивляешься, не знал? - зло спросил дядя Андрей. - Ты отдавал долг родине, служил в армии, а он сидел в тюрьме за распространение наркоты.
  - Но ведь нас вместе призвали, - обескуражено произнес Вася, взглядом ища поддержки у Стаса.
  - Оказывается, - заметила Вера тихо, - ты не все про всех знаешь.
  - Его, - пояснил Стас, упорно не желая встречаться взглядом с Васей, - прямо из части забрали и под суд.
  - Так-то, - назидательно произнес дядя Андрей, поднимая вверх указательный палец.
  - Ему надо помочь, - категорично заявил Вася.
  - Чем ты поможешь наркоману, Василий? - грустно спросил дядя Андрей, качая головой.
  - Это моя забота, друг все-таки, - он не стал вдаваться в подробности. - Но сейчас не об этом. Стас, ты дал пушку Мирону, так?
  - Да, - подтвердил Стас и виновато посмотрел одним глазом.
  - И она сейчас у него? - продолжил допрос Вася.
  - Должна быть у него, - неуверенно пробормотал он в ответ, - к нему много всякого народа теперь ходит.
  - Ясно, это мы все выясним. Ну и учудил ты, Стасик.
  - А к чему, Вася, эти вопросы? - небрежно поинтересовался дядя Андрей.
  - Понимаете, убит профессор Кравцов, и убит из огнестрельного оружия стреляющего мелкокалиберными пулями. А я помогаю Вере Васильевне вести расследование, - честно объяснил Вася.
  - Так, ясно, значит, мне пора паковать вещички, - хмуро произнес отец Стаса.
  - Нет, дядя Андрей, не надо. Наш разговор сугубо личный, не для протокола, - дружелюбно сказал Вася.
  - Ну, успокоил, а то я волноваться начал. Все-таки изготовление и хранение огнестрельного оружия вещь незаконная.
  Вера кивала в такт слов дяди Андрея. Вася поднялся.
  - Спасибо за информацию, - произнес он, - нам пора двигаться дальше.
  - Если что, заходи, - сказал на прощание Стас, и Вера с Васей покинули квартиру.
  Спускаясь по лестнице, Вера спросила:
  - Что у Стаса с глазом? Он его не открывает.
  - Попал под автобус, перебегали перед машинами, кто ближе проскочит, а Стасу не повезло, получил сильные травмы, как только живой остался. С тех пор никто больше не соревновался...
  Они долго звонили в дверь Миронюка, но им так и не открыли.
  - Что теперь? - спросила Вера.
  - Надо ехать на кладбище, навестить Барана. Пусть шанс и невелик, но оставлять его без внимания нельзя. А сюда придем позже.
  Вера согласилась с ним, и они на ее, теперь уже ее, стареньком жигуленке шестой модели поехали на городское кладбище, где жил и работал сторожем Олег, по фамилии Баран.
  - Вот оно, наше последнее жилище, - Вася обвел рукой, показывая на кладбище, даже не подозревая, какую коварную шутку сыграла с ним Судьба, - все тут окажемся, кто бы, и что не говорил.
  - Философствуешь? - спросила Вера, закрывая дверки припаркованого на обочине дороги автомобиля.
  - А что, эта местность мне почти родная, сколько друзей, подруг и просто знакомых тут уже обретается. Нам с тобой вместе пальцев на руках и ногах не хватит, чтобы всех сосчитать.
  - Неужели так много? - Вера, идя рядом с Васей по кладбищенской аллее, обвела взглядом надгробья.
  - Очень. Вон там, - Вася указал рукой на одну из могил, - лежит Света, а чуть дальше Алеся, они попали под грузовик в пятнадцать лет. А здесь, - он показал в другую сторону, - Коля, он и еще двое парней разбились на мотоцикле, за пивом ездили. Чуть дальше Оксана, умерла в семнадцать, от рака. Эта могила Миши, упал с шестого этажа, играли на стройке, и он случайно прыгнул в лифтовую шахту. Тут Таня, утонула, здесь Алексей, сгорел, провалился в горящий торф на болоте...
  Вася шел и показывал Вере на могилы, в которых лежали его знакомые, Вера поражалась их количеству. Огромное городское кладбище увеличивалось с каждым годом, простиралось на несколько гектар и захватывало все новые земли, где-то вдалеке надрывно работал экскаватор, выкапывал новую могилу.
  - Как много смертей! Грустно все это, - произнесла она. - Вот и у меня тут уже есть 'свои' могилы. Дядя и тетя.
  - А от чего твой дядя умер? - поинтересовался Вася, он еще очень мало знал о родне Веры.
  - Он погиб в первую чеченскую, почти сразу в начале войны. Их вертолет сбили, никто не выжил.
  - Война - это большая ошибка людей, - произнес Вася задумчиво. - Ну, все, мы пришли.
  Вася постучал в дверь домика кладбищенского сторожа, рядом бродило с десяток собак, никак не проявляя интереса к гостям. Из открывшейся двери высунулось одутловатое лицо хозяина сторожки.
  - Привет, Олег, - произнес Вася. - Надо поговорить, впустишь?
  - А, это ты, Вась, заходи, - он широко распахнул перед ними дверь.
  Они вошли внутрь убогого помещения, пахло жженой тряпкой и подгорелой кашей. Грязный, давно не мытый пол, вся мебель старая и покосившаяся, жирные мухи безуспешно стучались в мутное единственное оконное стекло, пронзительно жужжа.
  - Слышал я, - сходу приступил Вася к расспросу, - есть у тебя пушка.
  - Есть, мне ее Дюшик подарил, безобразников пугать. Знаешь сколько тут всякой дряни ошивается? Смотрят, чтобы такое у покойничков стянуть, крестик нержавеющий спилить, цветочек искусственный с могилки утащить, венок спереть, были даже любители вырыть! Тьфу, - Олег, высокий и худющий мужчина, в сердцах плюнул на грязный пол.
  - Пистолет у тебя? - спросил Вася.
  - Да, я его расточил под строительный патрон, сейчас это просто пугач.
  - Покажи, - попросил Вася.
  Олег достал из заднего кармана грязных, давно не стираных джинсов револьвер. Короткий ствол поймал солнечный луч, пробившийся сквозь мутное стекло, и весело отбросил серебряный блик на стену.
  - Вот он, - потряс пистолетом Олег. - Хочешь, бабахну?
  - Нет, - быстро произнесла Вера, она живо представила, как громко прозвучит выстрел в закрытом помещении и что будет с барабанными перепонками, - не надо стрелять.
  - Как скажете, - легко согласился хозяин, и, заметив бросаемые Верой Васильевной взгляды на вбитый в потолок, то ли большой нож, то ли маленький меч, лихо изогнутый поперек лезвия, спросил: - Интересуетесь холодным оружием, барышня?
  - Вообще-то нет, но форма очень занятная, - ответила Вера с улыбкой.
  - Щас, расскажу! - хохотнул хозяин.
  - Только коротко, - попросил Вася Олега.
  - Да, конечно, - согласился он. - Этот экземпляр изготовил тоже Дюшик. Узнал я, что сталь для автомобильных рессор самая лучшая. Взял рессору и дал Андрею, чтоб меч сделал. Ну, он отковал на прессе, обточил и все такое, а когда закалял, меч и принял изначальные формы рессоры! - Олег звонко рассмеялся.
  - Теперь понятно, - Вера, хоть и не была знакома с теорией сплавов, но суть уяснила.
  - А где ты строительных патронов набрал? - продолжил Вася расспросы.
  - Монтажники церковь чинили, так я у них позаимствовал пару горстей.
  - Ладно тогда, мне все ясно, вопросов к тебе больше нет. Пошли, Вера, навестим Мирона снова, может уже дома.
  - Мирона? - спросил Олег удивленно. - Заходил он ко мне пару дней назад, денег занял. Ох, и плохо он выглядит, пропадет совсем со своей 'дурью'.
  - Я попробую ему помочь, - заверил Олега Вася. - Ну, счастливо оставаться.
  - Ага, давай, если будет путь лежать рядом, заходи, покалякаем.
  Вася взял Веру под руку и вывел из сторожки. Они пошли обратно к машине.
  - Остался Мирон. Где его черти носят? - пробурчал Вася.
  - Будем ждать у дома? - предложила Вера.
  - Нет, лучше зайдем к нему в квартиру и там посидим, можно и пошукать, пока его нет, а вдруг да и найдем искомое.
  - Но это будет несанкционированное проникновение на территорию частной собственности, - предупредила Вера.
  - Не говори так мудрено, и вообще, плевать я хотел на Мироновскую собственность. А вдруг он дома, перебрал дозу и лежит уже остывший? - предположил он.
  - С наркоманами всякое бывает, - согласилась Вера.
  - Вот и проверим.
  Они на машине вернулись в город. Подойдя к квартире, Вася опять долго мучил звонок, никто не отозвался. Тогда он вынул складной нож и через щель в двери отодвинул им защелку замка, дверь со скрипом открылась. На Веру пахнуло спертым воздухом давно непроветриваемого помещения, в котором гадили и не убирали несколько дней, если не лет. Они вошли, и Вася захлопнул дверь. Посередине единственной комнаты валялся ее хозяин, рядом лежал инсулиновый шприц, уже использованный.
  - Он в полной отключке, но живой, - довел до сведенья Веры Вася результаты исследования валяющегося тела.
  - И что теперь? - Вера не имела никакого представления, что делают с наркоманами.
  - Надо осмотреться. Стой, где стоишь, а я прочешу местность.
  Вася умело, как будто всю жизнь этим занимался, провел обыск, хотя и искать-то тут особенно негде, всей мебели - покосившийся шкаф, древний обеденный стол и кровать.
  - М-да, опустился Мирон, ниже некуда, - промолвил Вася, окончив обыск. - До утра бесполезно его теребить. Наркоты у него больше нет, по крайней мере дома, думаю, можно пока оставить все как есть и заняться лекарством.
  - Каким лекарством? - поинтересовалась Вера. - От наркомании?
  - Естественно. Пусть Мирон и пал низко, но он мне был другом и я обязан ему помочь, - и тихо, почти беззвучно молвил: - Тем более, что все оплачено.
  - Но ведь не существует лекарства, избавляющего от наркотической зависимости, человек сам должен понять...
  - Вот и я о том, - перебил ее Вася. - Поехали ингредиенты приобретать.
  Вера пожала плечами, он в очередной раз смог ее заинтриговать, а казалось, что уже и удивляться нечему.
  - Так, - Вася закрыл дверь, - для начала в магазин продовольственный, где окошко метр на метр.
  - Причем тут окошко? - весело поинтересовалась Вера.
  - Да так, присказка одна, не обращай внимания, улыбнулся ей Вася и спросил: - У тебя дома скороварка есть?
  - Есть, - ответила Вера, такого вопроса она никак не ожидала.
  - Это хорошо, остается добыть змеевик и я, кажется, знаю где, точнее, у кого. Но сначала по магазинам.
  Они сели в машину, и Вера плавно тронулась с места.
  - Дай сотик, звякнуть надо, - попросил ее Вася.
  - Бери, он в сумке.
  Сунув руку в Верину сумочку, Вася извлек телефон и набрал номер.
  - Ольга, привет, - произнес он в трубку. - Вишня дома? ... Ха-ха... Ольга, не занимай эфир, я по мобильнику звоню... Привет, Санек, скажи номер Игорешки Горбач... Ага... Спасибочки, давай, будь здоров и слушайся родителей... Не груби старшему брату, уши надеру... Счастливо.
  Вася нажал кнопку сброса вызова и снова набрал номер. Вера с интересом слушала односторонний разговор, подводя машину к универсаму.
  - Игорь, здравствуй, это Вася Удавишников звонит... Не за что... Да перестань меня благодарить... Да... У тебя змеевик есть?... Для перегонки, для чего же еще... Добро, через два часа я к тебе зайду.
  Вера остановила машину и спросила, глуша мотор:
  - Все нормально?
  - Вполне, пошли за покупками.
  Вася выбрался из машины, Вера последовала за ним, слегка отстав - закрывала двери. Вася шел медленно, к нему подскочил тщедушный мужичонка.
  - Наша фирма проводит рекламную кампанию, - сообщил он Васе жизнерадостным голосом. - Вы можете поучаствовать в нашей беспроигрышной лотерее!
  Вася не стал ему ничего говорить, а сразу врезал в 'пятак', мужичонка рухнул на бетон, а из его носа потекла темная кровь. На серые бетонные плиты рассыпались цветастые карточки, которые он держал в руке.
  - Ненавижу лохотронщиков, - прошипел, не открывая рта, Вася, глядя на двух мужиков, остолбеневших от такого поворота событий.
  Вера все видела, а когда подошла к Василию, он буравил гневным взглядом напарников поверженного мужичонки.
  - Забирайте эту падаль и проваливайте, быстро! - Вася поднял левую руку и несколько раз сжал и разжал кулак.
  Лохотронщики подхватили под руки пострадавшего товарища и, постоянно оглядываясь, засеменили прочь. А Василий и Вера вошли в магазин.
  - За что ты его так? - спросила она.
  - Халявщики, - зло бросил он, - шли бы лучше работать. Не люблю мошенников низкого пошиба, наживаются на доверчивости людей, скоты.
  - Ты не боишься? - Вера искоса посмотрела на Васю.
  - Чего? - не понял он вопроса.
  - Ну, что опять, в переулке, соберется еще бо'льшая толпа недовольных и обиженных, - объяснила она.
  - Нет, с чего мне шпаны мелкопузой бояться? Давай займемся делом и купим все, за чем пришли.
  В универсаме Вася приобрел ненужные, по Вериному разумению, продукты: банку томатной паста, полкило самой дешевой карамели, упаковку грязного изюма и пачку сухих дрожжей.
  - Вера, у тебя дома рис и пшено есть? - спросил он, стоя у стеллажа с крупами.
  - Есть, - удивилась Вера, - а зачем тебе все это?
  - Увидишь, - загадочно ответил Вася и направился к кассе.
  Заплатив за покупки, он в аптечном киоске приобрел несколько травяных сборов и двести грамм медицинского спирта.
  - Так, почти все, - задумчиво поведал Вася, разглядывая приобретения, уложенные в полиэтиленовый пакет, - надо еще несколько добавок, но тут их нет, придется ехать в лес.
  - Поехали, чего уж там, машина под боком.
  Лес рядом, ехать далеко не надо, только одна сложность - как в громадном потоке машин пробиться к обочине. Вася оставил Веру у машины, а сам отправился искать нужные ему растения. Через пятнадцать-двадцать минут он вернулся, неся полный пакет всевозможных трав.
  - Вот теперь есть все ингредиенты для приготовления зелья. Мирон, я надеюсь, будет спасен от пагубной зависимости. Конечно, если он не успел подцепить СПИД или какую другую гадость.
  - Да почти все наркоманы болеют, не СПИДом так желтухой, - грустно произнесла Вера, - это неизбежно, конец один у всех.
  - И я о том. Поехали к тебе, будешь алхимию изучать. Наука забытая, но интересная. Только надо еще к Игорешке заскочить, змеевик взять.
  
  ***
  
  Любовь к прикладной химии у Игорешки Горбач непритворная, он с пеленок мог смешать вещества и заранее знал, что из этого получится. Его пристрастие к химии ни для кого не секрет, к нему все и всегда обращались за помощью, кому курсовую, кому задачку сделать, для Игорешки все казалось пустяком. Химию он не просто знал, он ее чувствовал, понимал изнутри. С шестнадцати лет он работал в лаборатории института химии по направлению из школы, как особо одаренный ученик. Вот с другими предметами у парня проблемы были, но он брал их упорством.
  Телефонный звонок Удава удивил и обрадовал Игорешку. Он хотел его поблагодарить за оказанную помощь, но случай никак не подворачивался, а тут такая возможность! Игорешка, не задавая вопросов, сразу после телефонного разговора поехал в институт за змеевиком. Немного поразмыслив, прихватил еще пять метров резинового шланга, чтобы подключить воду на охлаждение, и резиновую пробку с отверстием посредине - вдруг понадобится Удаву. Вернувшись домой, стал ждать и прикидывать в уме - зачем нужен холодильник Василию? Но ничего путного не смог придумать, решил спросить, когда Вася придет.
  - Если не секрет, скажи, для чего тебе змеевик? - спросил он, передавая оборудование Васе.
  - Буду лекарство делать. - Ответ ошеломил Игорешку. - Отдельное спасибо за шланги, не надо будет их искать.
  - Лекарство? Какое, и кому?
  - Мирону, - вздохнул Вася и пояснил: - Хворает человек.
  - Мирону? Это наркоману? Да что ему может помочь! Он же на ацетоновке сидит.
  - Точно, ты мне напомнил, у тебя ацетона нет случайно?
  - Есть, - сообщил Игорешка, он недоумевал все больше и больше.
  - Давай, тащи его сюда, - приказал Вася.
  Игорешка принес пол-литровую бутылку с ацетоном, почти полную.
  - Вот, но ты же не собираешься варить ему...
  - Конечно, нет, - перебил его Удав, - я намерен избавить его от наркоты.
  - Как? Наркоманы сами с иглы не слазят, их капитально лечить надо, а Мирон...
  - Все все про него знают, - снова не дал закончить он Игорешке фразу, - один я ничего про Мирона не ведаю. Вы что, специально информацию скрываете?
  - Нет, я ничего не скрываю, - обескураженный выпадом Васи, Игорешка совсем растерялся.
  - Я не про тебя лично, а так, вообще, - успокоил парня Удав. - Ну, бывай, завтра все верну.
  - Удачи.
  Удав ушел, оставив Игорешку в полном замешательстве...
  
  ***
  
  Дома у Веры Вася развернул бурную деятельность. Он присоединил шланги к змеевику и водопроводному крану, проверил, как течет охлаждающая вода по трубкам, и отложил в сторону. Достал самую большую кастрюлю, налил в нее воды и поставил греться на газовую плиту. Вере дал пучки собранных трав и велел мелко порезать. Пока она крошила папоротник, хвощ, сосновые иголки и еще какие-то растения, он вылил в литровую банку стограммовый пузырек спирта и насыпал туда купленные в аптеке травяные сборы, накапал чуть-чуть ацетона и поставил настаиваться.
  - Где у тебя крупы? - спросил он, закончив одно дело.
  - В столе посмотри.
  Вася открыл кухонный стол, извлек рис и пшенку, остальное его не заинтересовало, и насыпал по горсти того и другого в греющуюся кастрюлю. Перемешал все прямо рукой.
  - Температура на подходе, еще минутка и надо снимать, - удовлетворенно сообщил Вася.
  - А что ты делаешь? - поинтересовалась Вера.
  - Это будет брага, из нее нагоним самогона, - легко объяснил он.
  - Самогоноварение преследуется законом, - напомнила девушка.
  - Что поделать, без сивушных масел ничего не получится. Вообще-то для приготовления браги из томатной пасты дрожжи не нужны, но в них есть один грибок, который добавит нам отравляющего эффекта, - с притворным огорчением произнес он и снял кастрюлю с плиты. - Так, вода готова.
  В подогретую воду он вытряхнул томатную пасту, высыпал карамель и дрожжи, бросил горсть изюма.
  - Процесс брожения длинный, - поддела его Вера.
  - Знаем, слышали, - весело отозвался он. - Для устранения диффузионных затруднений используем перемешивание.
  Вася достал ручной миксер, вставил венчики и включил на средних оборотах. Конфеты радостно застучали по стенкам кастрюли, томатная паста сразу разошлась, окрасив воду в красный цвет.
  - Что делать с силосом? - спросила Вера, закончив рубить растения.
  - Сыпь все в банку, - распорядился Вася, - и смени меня на этом боевом посту.
  - Веселенький был у нас денек, - произнесла Вера и взяла в руки миксер, лихо перемешивающий, начинающую вонять брагу.
  - На следующие выходные надо уезжать из города, - пробормотал Василий.
  - Куда?
  - Сашка, мой братан, с друзьями собирается на затопленный карьер. Он страстный подводник, любит нырять, рыскать по озерам, а особенно по затопленным карьерам и шахтам. Можно с ними. Тайга, свежий воздух. Ну, что скажешь?
  - Звучит многообещающе, - заинтересовалась Вера идеей.
  - Значит, решено, едем с ними.
  Во время диалога Вася без дела не сидел. Он из оставшейся бутылочки спирта отлил примерно половину в банку с нарезанной травой, а на освободившееся место долил ацетон.
  - Ты зачем спирт портишь? - поинтересовалась Вера.
  - Я не порчу. Это коктейль, называется 'черный тюльпан', убойная вещь.
  - Коктейль? Его можно пить?
  - Еще как можно, с ног валит лучше чистого спирта, а как рвотное средство, вообще не имеет себе равных, - Вася взболтал полученную в бутылочке смесь и пробормотал: - Хотя с этим можно и поспорить.
  - У меня рука затекла, сменил бы, - пожаловалась девушка.
  - Уже, мне все равно делать больше нечего, а ты сможешь чего-нибудь вкусненького приготовить.
  Вася принял миксер и продолжил перемешивать красную бурду в кастрюле. Вера занялась приготовлением позднего обеда, а когда закончила, брага у Васи уже дошла до кондиции.
  - Пусть отстаивается, - он выключил миксер, - а мы можем перекусить, проголодался я что-то.
  - Садись за стол, у меня все готово.
  После обеда Вася достал скороварку. Снял сбросной клапан и приладил на освободившуюся трубку змеевик, соединив их пробкой, и с благодарностью вспомнил предусмотрительность Игорешки Горбач, где бы он сейчас искал все эти необходимые мелочи. Другой клапан Василий зафиксировал, чтоб не пропускал пар.
  - Так, аппарат готов, - Вася потер руки. - Осталось нагнать первача и сделать настой.
  В пакете с принесенными растениями еще оставалась всякая всячина: листья березы и рябины, пучки каких-то трав, сосновые шишки зеленые и уже высохшие, корешки, выдранные прямо с землей, кора деревьев. Часть этого 'урожая' он сложил на дно скороварки, а остатки запихал в еще одну банку и залил отстоявшейся брагой, израсходовав около литра.
  - Тут будет настойка попроще, - пояснил Вася и стал наливать брагу в скороварку.
  Заполнив примерно на треть, он закрыл ее крышкой с приделанным холодильником, подставил под змеевик кофейник, чтобы не падал и, подав воду на охлаждение, зажег газ. Прошло несколько минут, и из холодильника принялась капать прозрачная жидкость с характерным запахом.
  - Как говорил один политик: 'Процесс пошел!', - Вася очень точно скопировал интонацию, чем развеселил Веру.
  - Я, пожалуй, открою окно, а то мы задохнемся от вони твоего 'препарата'.
  - Возражений не имею, бывали случаи, и сознание теряли от таких запахов, и слюной давились, - согласился он.
  Вася подрегулировал горелку, самогон полился непрерывной тонкой струйкой. Первую и последнюю порции он вылил в банку с нарезанной травой, а среднюю в пустую банку. Закончив перегонку, слил горячий остаток в раковину и заполнил скороварку свежей брагой, подождал, когда польется самогон, и предложил:
  - Думаю, нам надо попробовать, что же у нас получилось.
  - Ты что, собираешься пить эту мутную гадость? - удивилась Вера.
  - Конечно, но только вместе с тобой, - лилейным голосом сообщил Вася.
  - Нет, никакими коврижками не заманишь, - запротестовала девушка, замахав руками.
  - Это значит, что я один получу отравление? Так не годится, только вместе!
  - А этим можно отравиться? - Вера взболтала самогон в банке, разглядывая его на просвет.
  - Естественно, спирт является ядом. Если мне не изменяет память, смертельная доза для среднестатистического человека - четыреста миллилитров.
  - Память тебе не изменяет, - подтвердила Вера.
  - Ну, и после такого заявления любопытство в тебе не взыграло? - Вася весело взглянул на нее и поменял стаканы под холодильником.
  - Как тебе ответить, чтоб любопытство не обидеть?
  - Не говори ничего, не надо. Лучше рюмки принеси.
  - Ты и мертвого уговоришь, Вася, - Вера достала два маленьких стаканчика и поставила их на стол.
  - Я не уговариваю, я настаиваю.
  - Ну да, конечно, причем и в прямом и в переносном смысле: 'настаиваешь'.
  - Точно подмечено, - Вася налил из банки еще теплый самогон и поднял свой стакан. - Ну, с богом.
  Они опрокинули содержимое стаканчиков в рот. Вера отметила, как легко потекла жидкость, согревая, а не обжигая. Вкус у нее оказался на удивление приличным, многие сорта виски могли позавидовать.
  - Слушай, Вася, это что-то, - сообщила она, как только перевела дух.
  - Ха! А ты не верила. Повторим?
  Вера кивнула, и они выпили еще по одной. Потом еще. Ко времени окончания самогоноварения они дошли до степени полного опьянения. Вера уже смутно помнила, как добралась до постели и легла. Вася помог ей, потом закончил приготовление настоек, прибрался на кухне и вымыл посуду. Только после этого он пристроился на кровать рядом с Верой и уснул крепким сном праведника и, на удивление, в эту ночь сон не явился, никто не убил его с особой жестокостью...
  
  ***
  
  Миронюк проснулся рано, небо только-только посветлело, серый сумрак упорно лез в окно. Голова болела, руки и ноги отказывали повиноваться. Да, с дозой он вчера явно перебрал, что за дрянь ему приволок Эдик? Где он только ее достает?
  Игорь поплелся на нетвердых ногах, качаясь и пошатываясь, в ванну. Плеснул холодной воды в лицо и минут пять пытался прийти в себя. Выбравшись из ванны, он с трудом доковылял до кухни. Поставив кипятиться чайник, по привычке полез в холодильник. В нем, вот уже как неделю, 'мышь повесилась с голодухи'. Осмотрев пустые полки, Игорь открыл морозильник, оттуда на него пахнуло таким зловоньем, что он немедленно захлопнул все дверки. Миронюк совсем забыл, что сам отключил его вчера, за ненадобностью. 'Надо бы его помыть', - подумал Игорь отрешенно. Обессиленный всеми предпринятыми действиями, он уселся на покосившийся стул. Ножки этого 'антиквариата' предательски скрипнули и оторвались окончательно. Миронюк не сделал никаких попыток удержаться и упал вместе с обломками стула на пол. Там его и нашли Вася и Вера.
  Они пришли, когда еще не было восьми часов утра. Вася не стал звонить, а сразу открыл дверь ножом. Из квартиры повалили клубы белого, густого дыма, Вера испугалась, подумала, что там пожар, но тут же успокоилась - гарью не пахло, это был всего лишь пар.
  - Чайник наверняка не выключил, - пробормотал Вася и направился в кухню.
  Вера, как ежик в тумане, последовала за ним. Войдя на кухню, она наступила на что-то мягкое, внизу раздался слабый писк, она убрала ногу и увидела сквозь клубы пара кисть руки, самого человека скрывал туман.
  Тем временем Вася выключил газовую горелку и открыл окно. Свежий воздух ворвался в помещение, прогоняя водяные пары. Видимость мгновенно стала улучшаться.
  - Я был прав, он оставил на плите чайник, - Вася рукой указал на виновника тумана, капли воды медленно стекали по стенам.
  Старый алюминиевый чайник весь покрылся черной сажей, а дно уже оплывало и плавилось, но еще оставалось целым.
  - Кажется, мы вовремя, - Вера произвела оценку происшествия.
  - Еще как вовремя, задержись мы минут на пятнадцать-двадцать и все, ага, - Вася провел ребром ладони вдоль шеи, показывая, что означает его 'ага'. - Чайник расплавился бы и залил алюминием конфорку, а там только боги ведают, что могло произойти.
  Хозяин квартиры полулежал, полусидел на полу, окруженный остатками развалившегося стула. Вася наклонился над ним и похлопал по щекам.
  - Эй, Игорь, очнись.
  Миронюк приоткрыл один глаз, поморгал им и открыл второй.
  - О, Удавы снова ползают по миру, - промямлил он. - Привет, давненько я тебя не видел.
  - Чуть больше двух лет.
  - Мне еще год с лишним оставалось..., - он утих, не закончив.
  - Амнистия?
  - Она, родимая, - прошептал Игорь.
  - И какого хрена ты на иглу сел?
  - А я с нее и не слезал.
  - Так и хочешь продолжать? Эта мерзкая жизнь тебе по душе?
  - Вообще-то нет, но деваться некуда.
  - Можно пойти лечиться, насколько я знаю, эта процедура бесплатная, - предложил Вася.
  - И что потом? Куда и кто меня возьмет? Какую работу доверят? Нет, Удав, я человек потерянный. - Он вяло взмахнул рукой и бессильно уронил ее на пол. - Кому я нужен?
  - А если я пообещаю вам, что любое предприятие, которое укажите, с радостью примет вас на работу? - Вера не смогла удержаться и вклинилась в их диалог.
  - Удав, кто это? - только теперь Игорь ее заметил.
  - Моя лучшая половина, - улыбнулся Вася в ответ, - только еще незаконная, но от этого не менее прекрасная и привлекательная.
  - А, подруга значит, - успокоился Миронюк. - Удав, помоги встать.
  Вася подал ему руку и поднял на ноги, почувствовав, как дрожит Миронюк.
  - Сильно же тебя колбасит. Ломка началась?
  - Она уже два месяца не заканчивается, - сообщил наркоман.
  - И как ощущения? - полюбопытствовал Вася.
  - Хочется ширнуться, и упасть в полной отключке.
  - 'Шмыг, шмыг под кожу. Прыг, прыг на небо...', - Вася пропел незнакомую Вере песенку.
  - Примерно так, - грустно улыбнулся Миронюк.
  - Ну, и где ты 'лекарство' берешь? - Вася подхватил его под локоть и повел в комнату.
  - Поначалу деньги были, - Игорь грузно опустился на кровать, хотя при росте метр семьдесят шесть он весил не более пятидесяти килограмм и напоминал скелет, обтянутый кожей. - Но все, что я заработал на зоне, кончилось быстро. На работу устроиться не получилось, подрабатывал на разгрузке вагонов...
  - Да тебя ноги еле носят, какой ты грузчик!
  - Не, это я за последнюю неделю сильно сдал, а так ничего, таскал.
  - Что это тебя так резко срубило?
  - Ацетоновка, будь она неладна.
  - Знаем такую, а берешь ее где?
  - Приносит один добрый человек.
  - За какие заслуги он тебя снабжает вареной коноплей?
  - Да так, помог ему разок, - уклончиво ответил Васе Миронюк.
  - Отдал ему револьвер Террориста, - уверенно заявил Вася, чем потряс Игоря.
  - Что за террорист? - встрепенулась Вера.
  - Террорист у нас Стас, - объяснил Вася, поворачивая к ней голову.
  - Это за что вы его так окрестили? - удивилась Вера. - Такое прозвище ему ну никак не подходит, ну Кутузов, еще куда ни шло.
  - История прошлая, - усмехнулся Вася, вспоминая. - Классе в шестом это было? Мирон, напряги память.
  - Да, в шестом, - подтвердил Миронюк.
  - Учились со второй смены, в школу идти не хотелось, вот Стас и позвонил в милицию, бомба, говорит, заложена, в школьном подвале. Только милиция не в школу приехала, а к нему домой. Он догадался с домашнего телефона позвонить. С тех пор он у нас и стал Террористом.
  - На весь район прославился, - поддакнул Игорь.
  - Ты, Мирон, мне зубы не заговаривай, - вернулся к прежней теме Вася. - Кому пушку отдал?
  - Зовут его Эдик, фамилию не знаю, познакомились мы на разгрузке вагонов, разговорились и все такое. Он, мне так кажется, студент, но где учиться, не имею понятия.
  - Ясно, дальше.
  - Увидел он, как-то раз, у меня ствол и попросил на недельку, на охоту съездить. Я ему дал, а взамен он снабжает меня дрянью.
  - А тебе пистолет для чего? Стас сказал, что для защиты.
  - Так это, задолжал я пару штукарей тезке, он грозился квартиру отобрать, ну я и подстраховался...
  - Ты должен Толстому?
  - Да, а что?
  - Вера, - Вася не стал отвечать Миронюку, - дай мобилу, пожалуйста.
  Вера без вопросов достала из сумки телефон и протянула его Васе. Он быстро настучал номер на клавиатуре и нажал кнопку 'позвонить'.
  - Игореша, - проговорил он в трубку ласковым таким голосом, - морда твоя толстая и бесстыжая, ты, гадина разжиревшая, почто наезжаешь на Мирона?... Кто говорит?... Удав говорит, и шепотом предупреждает... Конечно, он все отдаст, только без процентов, понял? ... Все, бывай.
  Вера молча приняла трубку и отправила ее в сумку. Миронюк с изумлением, не проронив ни слова, глядел на Васю.
  - Что это вы так смотрите? - Вася переводил взгляд с одного на другого. - Ну, попросил старого товарища об одолжении, что с того?
  - Насколько я помню, Толстый никому не подчиняется, его почти все боятся и куда он приходит...
  - Он еще долго ходить не сможет, - со смехом прервал Вася Миронюка, - ему его же охранник ногу прострелил.
  - Я знаю, - проронила Вера, - это твои проделки.
  - Не буду отрицать, - согласился Вася.
  - Ты меня всегда поражал, Удав, - сказал Игорь уважительно.
  - Ладно, Мирон, - отмахнулся от лести Вася, - скажи лучше, где мне твоего Эдика найти.
  - Он сам скоро придет, с очередной порцией, - при этих словах Миронюка передернуло.
  - Хорошо, искать не надо. А тебе пора начать лечение.
  - Какое? - скривился Игорь. - Твоя подруга что врач?
  - Нет, она следователь прокуратуры, а доктором Айболитом буду выступать я, - ласково сообщил Василий.
  - Следователь прокуратуры? - испуганно пробормотал Миронюк.
  - Да успокойся ты, лучше подготовься морально и физически к не очень приятным процедурам. - Вася склонился над парнем и смотрел не мигая.
  - К каким еще процедурам? - Миронюк уже не на шутку испугался.
  - Прежде всего, надо очистить организм. Клизму я тебе ставить не буду, успокойся, только промоем желудок и затуманим мозги.
  Миронюк сидел на кровати как загипнотизированный, Вера ходила по комнате взад-вперед, словно маятник, таким способом избавляясь от негативных эмоций. Она чувствовала повисшее нечто неосязаемое во всей квартире и подозревала, что Вася использует внушение. Он на самом деле напряг всю свою волю и ломал, ломал чужое сопротивление, круша установившееся под долгим химическим воздействием сознание Игоря.
  - Вижу, ты готов, - Вася оторвал от него взгляд и достал из полиэтиленового пакета бутылочку, - выпей, сколько сможешь.
  - Что это? - спросил Игорь, открывая пузырек и нюхая прозрачную жидкость в нем. - Пахнет вкусно и знакомо.
  - Это 'черный тюльпан', - объяснил Вася, - пей, не стесняйся.
  Миронюк приложился к горлышку и одним большим глотком отхлебнул половину содержимого. Дыхание у него перехватило, он ожесточенно замотал головой, а Вася перехватил руку с пузырьком и отобрал его, пока весь 'коктейль' не расплескался.
  - Воды, - сдавленным голосом пискнул Игорь.
  - Иди, в ванне напейся, - Вася подхватил его под руки и направил в сторону ванной комнаты.
  Миронюк ушел, зажурчала вода. А потом Вера услышала, как Игоря начало рвать. Полоскало его долго и жестоко, пустой желудок старался вырваться на свободу.
  - Ему же плохо, - потерянно, так как не знала чем помочь, произнесла Вера.
  - Ничего, от этого не умирают, - беззаботно отмахнулся Вася. - Звякни нашему другу Иванову, пусть будет в боевой готовности. Но сюда не приходит, до тех пор, пока мы не позовем, а ждет со своими орлами где-нибудь поблизости, не высовываясь.
  Вера кивнула и набрала номер мобильного телефона старшего инспектора. Когда она закончил разговор, который получился очень напряженным и натянутым, Вася попросил у нее телефон.
  - Толстый, - произнес он в трубку, - это снова я, не надоел?... Ну и хорошо. Вот какое дело, к тебе придет милиция и спросит о Мироне, ты им подтвердишь, что да, именно ты дал ему взаймы тысячу баксов, как старому другу... Нет, ты не знаешь для чего... Надо, Толстый, надо... Да не волнуйся ты так, просто окажи услугу!... Хорошо... Будь здоров.
  Вера в очередной раз убрала телефон в сумочку и поинтересовалась:
  - Готовишь пути к отступлению?
  - Конечно, неужели ты думаешь, что я подставлю друзей под удар российского правосудия? Все они хорошие ребята, я их люблю и...
  - Ты вообще весь мир любишь, - перебила его Вера, - а мне приходится идти на должностное преступление. Укрытие от следствия улик и...
  - Да брось ты, Вера, следствию мы не мешаем, а наоборот, помогаем, только отсеиваем лишнюю информацию, чтобы не повредить честным людям. Что в этом плохого?
  Вера не успела ответить, из ванны выпал Миронюк, бледный как сама смерть.
  - Удавище! - воскликнул он слабым и дрожащим голосом, и добавил обвиняющим тоном: - Ты моей смерти хочешь...
  - Естественно, - Вася помог Игорю сесть на кровать, - это самый простой выход из сложившегося положения. Кстати, у тебя в доме стаканы есть?
  - Есть, на кухне, в шкафу, - Миронюк махнул рукой в сторону кухни.
  - Отлично, сейчас будет вторая фаза, - Вася потер руками, как бы в предвкушении чего-то, и уже на выходе из комнаты попросил: - Вера, будь любезна, поставь на стол наши баночки с лекарством.
  Вера принялась выставлять, принесенные с собой банки, настойки на самогоне и на браге, и чистый самогон, не в смысле очищенный, а в смысле, что без добавок. Она слышала, как на кухне Вася мыл посуду, бренча стеклом. Миронюк отрешенно сидел и смотрел на Веру, завороженный ее действиями, взгляд его затуманился и устремился куда-то вдаль, он уже не воспринимал происходящее в полной мере, ацетон прекрасно впитывается в кровь через слизистую оболоску.
  Вернулся Вася, держа три граненых стакана, поблескивающих каплями воды на стенках. Он деловито, как заправский алкаш, налил бражной настойки до краев в один стакан, а в другие два плеснул 'чистого', примерно на треть.
  - Прошу к столу, - Вася поднял стакан с самогоном.
  - Что это? - вяло поинтересовался Игорь.
  - Мне тоже надо пить? - спросила Вера.
  - Это лекарство. Да, у нас выходной, имеем полное право, - ответил Вася им обоим по очереди.
  Они подошли к столу и неуверенно взяли стаканы.
  - Будем здоровы, бояре, - Вася выпил первый.
  Миронюк, чуть помедлив, большими глотками влил в себя красноватую настойку, даже не поморщившись, вытер рукавом губы и спросил:
  - Вкус странный, вроде брага, но какая-то необычная.
  - Так и есть, - отозвался Вася, - я вчера, вместе с Верой весь вечер убил на приготовление лекарств для тебя.
  - И не подозревал, что ты так заботишься о моем здоровье, - невнятно произнес Миронюк, усаживаясь, точнее, падая обратно на кровать.
  Вера подумала: 'Наверно я поступаю неправильно', - и одним махом выпила самогон.
  - Молодец, - похвалил ее Вася и обратился снова к Миронюку: - Итак, пока мы не дошли до кондиции, слушай внимательно и запоминай. Револьвер ты купил у проезжего казаха, торговца 'травой', случайно, в наркотическом опьянении. Это было, - он слегка поразмыслил, - примерно неделю назад. Понял, запомнил?
  - Да. А для чего это? - взгляд Миронюка, как ни странно, после выпитой браги начал проясняться.
  - Надо, парень, надо, это очень важно. Не дай бог, кто узнает про Террориста, его отцу впаяют крупненький срок.
  - С этим понятно, а деньги где я добыл? - деловито спросил Игорь.
  - Отлично! Врубаешься с ходу, - Вася сел рядом с ним, кровать протестующе заскрипела. - Тысячу зеленых ты занял у Толстого.
  - А Толстый что, подтвердит?
  - Куда он денется, - пригрозил кому-то вдаль Вася и сообщил: - Я с ним уже договорился.
  - Круто у тебя получается, - покачал головой Игорь.
  - Стараюсь, - Вася одарил его озорной мальчишеской улыбкой. - Из брехни, это все, остальное расскажешь следователям так, как есть.
  - Хорошо, - согласился Миронюк, роняя голову на грудь.
  - Тогда закрепим результат, и я еще поколдую немного над тобой, - Вася поднялся с кровати и подошел к столу.
  Он вновь наполнил стаканы, но на этот раз Миронюку налил настойки на самогоне. Выпили, Игорь крякнул, хватанул ртом воздуха, плюхнулся обратно на кровать и сиплым голосом произнес:
  - Закурить бы...
  - Перебьешься, - бесцеремонно обломал его Вася, встал напротив и заговорил на непонятном Вере языке.
  Слова звучали как чародейское заклинание, немножко жутко, но интригующе.
  Все продолжалось не белее двух минут. Глаза Игоря закатились, остались видны только белки, тело расслабилось и из сидячего положения он съехал в полулежачее. Вася перестал произносить бессмысленные, с точки зрения Веры, звуки. Легко, словно тряпичную куклу подхватил Миронюка и уложил его на пол, примерно так, как он валялся вчера, когда они заходили.
  - И что ты с ним сделал? - спросила Вера немного обеспокоено, в голове уже прилично шумело.
  - Загнал в лечебный сон.
  - Гипноз? - девушка почему-то не удивилась.
  - Можно и так назвать, но только с большой натяжкой.
  - Не очень-то понятно объясняешь, - посетовала она.
  - А, - Вася махнул рукой, словно отгонял что-то несущественное, - все просто. Человеческий мозг легко программируется, если не защищен. Вот я и задал Мирону нелюбовь к шприцам и наркотическим препаратам.
  - Так ты поил его, чтобы снизить естественную сопротивляемость мозга, отключить разум? - догадалась Вера.
  - Почти в точку, - усмехнулся самозваный доктор.
  - Если так, то не проще ли было купить водки?
  - Одним алкоголем здесь не обойтись, нужно еще...
  Их мирную беседу прервал длинный звонок, кто-то прибыл и трезвонил в дверь.
  - Вера, забирайся на кровать, с ногами, и сиди там, как будто ты в полнейшем отпаде, - приказал ей Вася. - Думаю, это наш долгожданный клиент. Пойду, впущу его.
  Вера без возражений уселась на кровать, сумку прижала к животу, голову устроила на коленях, прикидываясь безучастной ко всему. Каблуки туфель немедленно провалились в какую-то дыру. Она отрешенно подумала, что из такого положения ей быстро не выбраться, поэтому сунула руку в сумку и нащупала там надежный пистолет Макарова - так спокойней. Из коридора раздался щелчок открываемого замка и Васин голос, он пьяно растягивал слова:
  - Тыы ктоо?
  - Я к Игорю, - прозвучало в ответ.
  - Оон таам, зааходии.
  Послышались шаги, и Вера в щелку между колен увидела молодого парня, остановившегося в дверном проеме. Вася похлопал его по плечу, артистически изображая пьяного вусмерть.
  - Этоо Игоорь? - заплетающимся языком спросил Вася, тыча пальцем в сторону Миронюка.
  - Он, - ответил парень.
  - Аа тыы ктоо?
  - Я Эдик.
  - Ааа, этто тебия мыы ждали-с, - с удовлетворением страждущего пропойцы протянул Вася. - Мыы оччень тбяя ждиом, оччень...
  - Неужели? - брезгливо спросил Эдик.
  - Даа, - Вася сделал какое-то движение, Вера его не успела уловить, а парень уже валялся на полу. - Все, Вера, можешь вставать.
  Она с трудом высвободила каблуки из кроватной ловушки и опустила ноги на пол. Тем временем Вася осматривал содержимое карманов Эдика. Из заднего он извлек бумажник и заполненный коричневой жидкостью шприц, завернутый в чистый носовой платок, затем, перевернув парня на спину, задрал ему рубашку и под ней оказался пистолет, заткнутый за пояс. Вася, подцепив двумя пальцами, аккуратно вынул блестящий револьвер с длинным стволом и большим глушителем.
  - Звони инспектору, пусть забирают, - приказал он.
  Вера набрала номер и сообщила милиции, что можно подниматься.
  Николай Иванович выглядел довольным, но все же проворчал:
  - Ох, и надоели вы мне, агенты дефективные.
  - Лунный мрак, - подсказала ему Вера, смеясь.
  - Ну да, я помню. Но почему всегда в выходной? Нет, чтобы в рабочее время работу работать, - продолжал беззлобно возмущаться инспектор.
  - На неделе, Николай Иванович, мне некогда ерундой заниматься, а так, всегда к вашим услугам, - весело отозвался Вася.
  Эдик начал приходить в себя, его испуг и потрясение при виде людей в милицейской форме был равносилен нокауту на ринге, он попытался снова впасть в беспамятное состояние.
  - Клиент ваш, - Вася за воротник рубашки поднял Эдика на ноги, - можете забирать.
  - Ему, как минимум, можно инкриминировать два уголовно наказуемых дела: Незаконное хранение огнестрельного оружия и распространение наркотиков, причем, я подозреваю, что тут, - Вера передала шприц, изъятый у задержанного, старшему инспектору, - находится смертельная доза.
  - Проверим, - Иванов убрал шприц в пакетик. - Что еще?
  - Еще есть вот этот мелкокалиберный револьвер, - Вася протянул пистолет инспектору, - по своим параметрам очень напоминающий орудие убийства профессора Кравцова.
  Услышав эти слова, Эдик побледнел и стал похожим на снежную бабу, тающую под весенними лучами, ноги его подкосились и, если б милиционеры не держали его, наверняка бы упал.
  - Лунный мрак, - тихо произнес Иванов в глубокой задумчивости, разглядывая револьвер, держа за ствол двумя пальцами, - и откуда вы взялись? Сутки только прошли, а у них уже все готово, получите и распишитесь.
  - Живу я тута, - невпопад ляпнул Вася, чем вывел из задумчивости инспектора.
  - Уведите задержанного, - приказал он ожидавшим милиционерам.
  Эдика увели и они остались втроем, если не считать хозяина квартиры, который продолжал спокойно и тихо посапывать лежа на полу, он спал глубоким, необычайно крепким сном, сейчас его не смог бы разбудить даже взрыв под дверью.
  - Может, тяпнем по рюмочке, за окончание дела? - Вася, как прожженный алкоголик, потер ладошки.
  - Я, пожалуй, воздержусь, - Иванов отрицательно покачал головой и пояснил: - Мне еще предварительный допрос вести, Володя Кржанский завален работой по самые уши, а больше некому.
  - Нет, так нет, - пожал плечами Вася, - мы без обид.
  - Вот что я хочу предложить, - инспектор пристально посмотрел на парня, - переходи, Василий Иванович, к нам, в следственную группу, помогу поступить в школу милиции и...
  - Спасибо, Николай Иванович, за предложение - перебил его Вася на полуслове, - но никак не могу.
  - Почему? - искренне удивился Иванов.
  - Не лежит душа, - честно признался Вася, - надо любить то, чем занимаешься, иначе будет мука сплошная.
  - Да, я понимаю. Жаль, конечно, из вас получился бы неплохой опер.
  - Может быть, но пробовать я не стану.
  - Закончим об этом. Вернемся к нашим баранам, - инспектор указал рукой на Миронюка и спросил: - Когда можно будет его допросить?
  - Лучше всего через недельку, когда он придет в форму, - серьезно сказал Вася.
  - А пораньше?
  - Можно и через пять минут, только он наркоман и его ответы сейчас лишь запутают следствие. Я его принялся лечить и утверждаю, что в следующий понедельник Игорь начнет соображать как нормальный человек.
  - Хорошо, с ним повременим, а как насчет вас, обоих?
  - Завтра, - взяла слово Вера, - я с самого утра буду у вас в кабинете.
  - Если будете беседовать без протокола, - добавил Вася, - Вера Васильевна расскажет подробно наши похождения.
  - Почему без протокола? - деловито спросил инспектор.
  - Просто в этом деле замешаны люди, которым можно навредить, - объяснил Вася, обезоруживающе улыбаясь, - а они мои друзья и вообще народ хороший. Зачем их беспокоить?
  - Договорились, - Иванов и не собирался давить на них, понимая бессмысленность. - Завтра утром у меня в кабинете. А сейчас я вас покидаю.
  - Удачной охоты, - своеобразным образом попрощался Вася.
  Инспектор на это только махнул рукой, мол, что с него взять, и вышел.
  - Что у нас дальше, по программе мероприятий? - спросила Вера.
  - В принципе, у меня все, иссяк, вот только Мирона приведу в чувство, дам ему инструкции по применению наших лекарств и располагай мной, как хочешь.
  - Отлично, есть у меня некоторые виды на совместную деятельность. Давай, заканчивай с Игорем. Но на следующие выходные я в городе не останусь.
  - Заметано, - весело отозвался Вася, уже наклонившись к Миронюку и энергично шлепая его по щекам...
  
  ***
  
  Майор Скворцов думал долго. Он почти постоянно размышлял с тех пор, как они встретились, и никак не мог определиться с выбором. От принятого решения зависело очень многое, если уж на то пошло - вся его дальнейшая жизнь! И зачем он только встретил Его? Зачем судьба свела их? И как он может сопротивляться принятию решения, когда такой шанс сам лезет в руки? Второй раз Боги предлагают ему выбор! А сделать его трудно, ох как трудно.
  С одной стороны, открываются возможности и перспективы, от которых голова идет кругом, каждый живущий на Земле человек отдал бы все, что у него есть, лишь бы получить их. С другой же, передать свою жизнь, тело и душу НАВЕЧНО! Это вам не епсель-мопсель, тут поразмыслить надо, тщательно все взвесить, это же не рубашку отдаешь - ЖИЗНЬ! Ведь тогда его знаниями, его умениями, его положением запросто воспользуются, в любое время, в любом месте, любой приказ... и он сам ничего уже не сможет с этим поделать, даже понимая, что поступает неправильно, будет выполнять то, что скажут...
  И все же, упустить предоставляемую Судьбой возможность он не мог. Несколько недель его люди следили за 'объектом', приносили полные отчеты и рапорты. Конечно, 'наблюдаемый' с первой минуты слежки засек ее и отдавал себе отчет, но ничего не предпринимал, а если попросту сказать - игнорировал наблюдателей, чем прибавил себе несколько плюсов. И решение, принятие которого майор затягивал, как мог, было принято Александром Александровичем.
  Входя в спортзал, майор сделал окончательный выбор, бесповоротный. С нетерпением дождался он конца тренировки.
  - Василий Иванович, - позвал Скварцов старшего тренера, когда все потянулись к раздевалке.
  - Да, Сан Саныч? - отозвался Вася.
  - Мне нужно сказать Вам пару слов, без свидетелей.
  - Тогда, давайте зайдем в малый тренажерный зал, - предложил Вася. - Сейчас там никого нет, и нам никто не помешает.
  Скворцов согласился, и они проследовали в небольшое помещение с тренажерами.
  - Что вы хотели мне сказать? - спросил Вася, еще ничего не подозревая.
  - Я..., - начал майор и, пока его не успели перебить и остановить, он опустился на правое колено и скороговоркой, но четко, произнес слова клятвы, клятвы Ману - Мастеру-Неубивающему.
  Клятва сразу приступила к действию, Вася потрясенно смотрел, как здорового мужика начало скручивать. Боль на Земле значительно сильнее. Или наши люди менее приспособлены к таким передрягам? Но все кончилось быстро, как всегда. Майор устоял, не упал на пол, хотя и далось это ему нелегко, пот градом тек по телу, в глазах у него рябило.
  - Зачем это вы, Александр Александрович? - спросил Вася, он уже не мог ничего изменить, что свершилось, то свершилось, и он получил первого земного воина личной армии.
  Ответить Скворцов не успел, только поднялся на ноги, все еще скрючившись от боли, и глубоко вздохнул, в тренажерный зал влетел его подчиненный, встревоженный случайно увиденным действием, с воплем кинулся к ним:
  - Что с вами, майор!
  - Отстань, Толик, - Скворцов медленно выпрямился, его глаза загорались почти нечеловеческим огнем.
  Вася окинул взглядом спецназовца и от всей души рассмеялся, так комично ему показалось сочетание выражения его лица и окружающей обстановки, да и разрядка была просто необходима.
  - Ну, Сан Саныч, удивил ты меня, честное слово, - отсмеявшись, сказал Вася, потирая виски. - Не ожидал.
  - Я и сам, не ожидал, - улыбнувшись, произнес Скворцов, потом поклонился ему и вышел, уводя с собой вконец растерявшегося подчиненного.
  Вася постоял немного, прикинул, что он приобрел, а что потерял, и произнес сам себе, свирепо и нервно:
  - Ну не хочу я набирать войско, не хочу! - и не поверил своим словам, он был готов принять клятву, и она сработала.
  Чтобы снять накопившееся напряжение, он с разворотом на тридцать градусов ударил выставленной вперед ладонью большую боксерскую грушу, болтавшуюся рядом, да так сильно, что парашютные стропы, на которых она висела, оборвались и груша, врезавшись в стену, грохнулась на пол этаким кожаным матрацем, расплющенная силовым ударом. Но Васе этого показалось мало, заряд полученной избыточной энергии все еще переполнял его тело. У другой стены стоял станок тяжелоатлета, он и привлек внимание разгоряченного парня. Не подходя, даже не двигаясь с места, Вася на расстоянии в семь метров, снял девяносто килограмм дискового железа со штанги, и, удерживая весь этот металлолом на весу, поднял в воздух гриф, завязал его узлом, а потом уложил все на место.
  - Уф, - вздохнул он медленно, встряхивая руки.
  - Кхе-кхе, - послышалось за спиной у Василия.
  Он резко развернулся на звук, собранный и готовый к любым неожиданностям. И встретился глазами со старым тренером, вот уже двадцать лет работавшем в этой системе.
  - Парень! - произнес он восхищенно. - Много лет живу я на свете, но такого, признаюсь, не видывал.
  - Забудь, - Вася приподнял руку, но движение закончить не успел.
  - Нет! - вскричал тренер, закрываясь руками, словно ожидая удара. - Не лишай меня этого маленького знания! - и тихо, с мольбой в голосе добавил: - Пожалуйста.
  - Почему? - не удивившись, спросил Вася.
  - Не забирай у меня надежду, - попросил он.
  - Ну и хрен с тобой, - махнул Вася рукой, уже поднятой для другого действия, - пусть будет все, как есть.
  Он церемонно поклонился и быстрым шагом покинул спортзал...
  
  ***
  
  - Мы и сами подозревали Эдуарда Вениаминова, - произнес Николай Иванович, глядя на Веру Васильевну сквозь густые клубы табачного дыма. - Все указывало на него.
  - Вы мне еще мотив не предоставили, а санкцию на арест уже получили, - сказала Вера. - Что рассказал Эдуард на допросе?
  - Это все есть у вас в бумагах, - попытался отмахнуться инспектор.
  - Ну, все же, в двух словах, читать и изучать я буду позже, - настаивала она.
  - Если в двух словах, - поддался Иванов и выпустил очередной клуб дыма. - Он украл деньги, много денег, а во время кражи его застукал профессор и поплатился жизнью. Кафедра, совместно с музеем собиралась приобрести у частного лица совершенно уникальную вещь - одно из первых печатных изданий Ветхого Завета! Цена, на которую сговорились с хозяином, впечатляет - семь миллионов! Преступник выкрал из музейного сейфа деньги. Он, будучи аспирантом, часто посещал музей и знал, как проникнуть внутрь и открыть сейф.
  - А где музей взял такую сумму?
  - Говорят от мецената, который пожелал остаться инкогнито. Только Кравцов знал, но эту тайну он унес с собой в могилу.
  - Ясно, - кивнула Вера, - с подробностями ознакомлюсь позже.
  - Я рад, что удовлетворил ваше любопытство. Но я все равно никак не понимаю, каким боком вы-то на Вениаминова вышли?
  - Это не я, - усмехнулась Вера, - это все Василий Иванович. У него необычайная интуиция. Из миллиона проживающих в городе, он всегда находит одного, но обязательно причастного.
  - Я уже ничему не удивляюсь, - слова инспектора не совпадали с выражением его лица. - Вы знаете, что за Удавишниковым установлена слежка?
  - Нет, - Вера была обескуражена таким заявлением. - Кому это понадобилось?
  - Майору Скворцову. Частью информации он поделился с нами, убогими.
  - Вот почему он появился со своими ребятами так быстро в переулке, - только сейчас Вера осознала в полной мере, что за ними действительно велась слежка.
  - Да, именно поэтому, - кивнул Иванов. - Мне не ясно, что там у вас произошло. Знаю, что вы, Вера Васильевна, ранили Арнольда Королькова.
  - Сделав анализ происшествия, я поняла, что Вася специально не пришел мне на помощь, он просто стоял и смотрел, как я поступлю в минуту опасности, как среагирую на нападающего с ножом бандита.
  - Ну и? - подтолкнул ее инспектор к продолжению темы.
  - Я выстрелила. Меня так напугал этот..., - Вера не смогла подобрать нужного слова и замолчала.
  - Преступник он, - произнес Иванов суровым голосом, - хитрый, изворотливый, безжалостный зверь, в облике человека. Таких как Корольков, я бы сразу к стенке.
  - Законы, Николай Иванович, надо соблюдать, всегда, - назидательно произнесла Вера.
  - Да, конечно. Но, благодаря вам, этот, - он кивком головы указал на воображаемого преступника, - уже не будет их нарушать с той же легкостью.
  - Он умер? - схватилась Вера за сердце.
  - Нет, - успокоил ее Иванов, - но пуля повредила позвоночник и Корольков до конца своих дней будет прикован к кровати. Так-то вот.
  - Даже и не знаю, что лучше, смерть или остаться калекой, - с горечью произнесла Вера.
  - Оставим Королькова в покое, вернемся к последним событиям. Как вы напали на след убийцы? Это не праздный вопрос, задеты мои профессиональные качества, опыт, умение. А вы не хотите делиться информацией.
  - Почему не хотим, расскажу все, скрывать особо нечего, только фамилии называть не буду.
  - Это еще почему? - недоверчиво и ворчливо спросил Иванов.
  - Люди, которые причастны к делу, когда-то давно совершили ошибку, но теперь раскаиваются, и я считаю надо их оставить в покое, а не привлекать к ответственности.
  - Да, да, Василий Иванович говорил при задержании, помню. Хорошо, без фамилий, но подробно.
  Вера рассказала обо всех перипетиях прошедших выходных, начиная со времени обнаружения мертвого профессора. Старший инспектор внимательно слушал, не перебивая, с совершенно непроницаемым лицом. Она закончила, и в свою очередь задала вопрос инспектору:
  - Как я понимаю, вы тоже вычислили Эдуарда, но другим путем, каким?
  - Если честно, то у нас было несколько подозреваемых и до истины нам добраться, как до луны пешим ходом, так что ваша помощь пришлась в самый раз.
  - Приятно, когда хвалят, не зря старались.
  - А для вас, Вера Васильевна, это совсем хорошо, как для начинающей карьеру. Кстати, позвольте поздравить с повышением, как-никак, а вы теперь следователь по особо важным делам!
  - Все-то вы знаете, Николай Иванович, - Вера не подала виду, что удивилась, - только успел приказ выйти, я лишь сегодня утром его получила, а вы уже в курсе событий.
  - Стараемся следить за всем сразу, - лукаво подмигнул ей Иванов.
  - И за мной?
  - Конечно, - согласился инспектор, - нам же вместе работать и работать. Вот и хочется знать о вас побольше.
  - И за Василием Ивановичем?
  - За ним приглядывают люди майора, мы не вмешиваемся.
  - Как вы думаете, для чего это ему?
  - Знать бы прикуп..., но..., - Иванов развел руками, показывая этим бессмысленность гаданий и предположений. - А вы сами, что можете сказать об Удавишникове?
  - Он человек неординарный, не лишен привлекательности и обаяния.
  - Это я заметил, а что вас, лично, в нем больше всего удивляет?
  - Многое, Николай Иванович, очень многое.
  - Например?
  - Хотя бы взять его интуицию.
  - М-да, действительно, поразительная чуткость. Что еще?
  - Память, он помнит столько людей и событий, просто диву даешься. Мне иногда кажется, что он вообще весь город знает, всех тут живущих.
  - Ну, это вы лишку хватанули, Вера Васильевна, - усмехнулся инспектор, - миллион имен и фамилий выучить невозможно, мне так думается.
  - Да, конечно, но от такого впечатления, я избавиться не могу. Еще он, когда дерется, перемещается как призрак.
  - Как это понимать? Объясните.
  - Он расплывается, настолько быстро двигается, что видны только смутные очертания тела.
  - Ага, понятно, а где он научился владению борьбы, да еще без оружия? Вы не знаете?
  - Может в армии? - сделала предположение Вера.
  - Нет, я проверял, он служил на обычной точке, там никак не мог.
  - Тогда где? - теперь уже спросила Вера у инспектора.
  - Это знает майор, но он молчит, как партизан, ничего не говорит.
  - Он такой, майор ваш.
  - Да уж. Вот вы, Вера Васильевна, много времени проводите с Василием и ничего об этом не узнали. Где он научился боевым искусствам, да так умело, что его сразу назначили старшим тренером, натаскивать спецназ, ни кого-то там, а бойцов СОБРа! И, как я от них слышал, он парень очень крутой, гоняет без жалости, но это и правильно.
  - Еще бы, им особо опасных преступников приходится задерживать, - согласилась Вера. - Я вот что отметила, от Васи исходит Сила, такая мощная, что сопротивляться ей бесполезно.
  - Это я тоже отметил. Уверенность, бесстрашие, ярко выраженное лидерство...
  - Вот лидером он быть и не хочет, - перебила Вера инспектора, - Вася одиночка.
  - С чего вы взяли? - не поверил Иванов.
  - Я это чувствую, в этом уж доверьтесь мне.
  - Верю, у женщин понимание души человека лучше, чем у мужчин. Но все же, он давит, просто своим присутствием, очень тяжело ему отказать, даже по мелочи.
  - Есть такое. И все-таки, Вася боится.
  - Чего? - удивился инспектор.
  - Ни 'чего', а кого, - поправила его Вера.
  - Кого? - легко согласился Иванов с исправлением вопроса.
  - Себя, - этим словом Вера ввергла инспектора в ступор.
  - Как может человек бояться себя? - через некоторое время спросил он, как только отошел от потрясения.
  - Да, - Вера говорила с убежденностью. - Он боится своей неимоверной силы, как человек добрый, он не хочет никому навредить.
  - Добрый? Вася, по кличке Удав, добрый? А кто в субботу ни за что избил человека?
  - Не избил, только один разик врезал лохотронщику, и правильно сделал. Я и сама мошенников не терплю. А вообще, он всех жалеет, даже отпетых негодяев, которых вы, Николай Иванович, только к стенке и поставили бы.
  - Жалеет? А кто в переулке устроил настоящий погром? - вновь возразил ей инспектор.
  - Там он защищал, прежде всего, меня.
  - Но эпизод с Корольковым говорит об обратном.
  - Нет, опасности уже не было, он просто проверял мою реакцию, в любое мгновение он пришел бы на помощь. Вася хотел узнать, как я действую в экстремальной ситуации.
  - Тут мне не все ясно, для чего? Вот мучающий меня вопрос.
  - Возможно, я знаю ответ, но вам его не скажу, - улыбнулась Вера своим мыслям.
  - Это почему еще? - возмутился Иванов.
  - Моя личная жизнь, товарищ инспектор, вас не касается.
  - Вот этот ответ мне понятен, - воскликнул Иванов и сверкнул глазами, охватив взглядом Веру целиком. - Когда ждать приглашения?
  - Ладно, ладно, я это вам еще припомню, - пригрозила Вера.
  - А что такого? - невинным голосом произнес инспектор.
  - Ничего, так я, нервничаю.
  - Успокойтесь, Вера Васильевна, все у вас будет хорошо, как говорят на Русском радио.
  - Хотелось бы верить. Только я тоже боюсь.
  - Чего?
  - Вокруг Васи постоянно происходят странные вещи, он как магнит, притягивает к себе неприятности, а у меня и без него проблем выше крыши. Вот, кстати, я тут с вами беседую, и совсем забыла, что меня Петр Никифорович ждет! - Вера посмотрела на часы и вскочила с места. - Я побежала, вы меня извините, но нехорошо опаздывать.
  - Передавайте привет Петру Никифоровичу, - крикнул инспектор быстро удаляющейся Вере Васильевне.
  - Обязательно передам, - через плечо кинула она и скрылась за дверью.
  Стук каблучков затих вдали, старший инспектор уголовного розыска остался в кабинете один на один со своими мыслями и заботами, которых почему-то меньше не становилось...
  
  Водные процедуры.
  
  Неделя пролетела, только свистнуло за спиной, заметить не успели. Вот и выходные на носу. Вечером в пятницу, три легковушки: УАЗик, Нива и Верина 'шестерка', увозили десять человек из города, в лес, на природу, подальше от пыльных и грязных улиц. Восемь человек, все рьяные поклонники подводного плаванья. Возглавлял эту компанию Кашапов Рафаэль Марсельевич, по-простому Рафик, мастер спорта по подводному плаванью, он и обеспечивал всех необходимым снаряжением. Вася и Вера поехали с ними просто так, отдохнуть от города и развеяться. Вера вела машину, Вася сидел рядом, на заднем сидении расположились Саша - брат Василия, и Игорешка, они увлеченно резались в шахматы на магнитной доске. В Ниве разместились еще четверо: Толик Минкян - его родители в конце восьмидесятых приехали из Нагорного Карабаха, тут и осели. Ирина Светлова - подруга Толика, хотя их взаимоотношения определить сложно. Илья Морозов - тоже студент Университета, как и Сашка с Игорешкой Горбач, но с другого факультета, и последней с ними была Оксана Дидих - мечта любого мужчины, девушка с настолько прекрасными формами и личиком, что еще в школе ее донимала половина класса, другая половина, куда входили все девчонки, умирала от зависти и тихо ненавидела. В УАЗике за рулем сидел Рафик, а рядом с ним Маша Неверова - студентка третьего курса колледжа. Вся эта братия, кроме Рафика, раньше училась в одном классе, и Вася, в некоторой степени, был с ними знаком, а вот Вера увидела их впервые и, естественно, чувствовала себя неуютно.
  Два часа по шоссе и еще час по проселку, вот и затопленный карьер - конечный пункт назначения. Выгрузились, разбили лагерь, поставили две палатки, мальчикам и девочкам, по отдельности. Акваланги вытаскивать из УАЗика пока не стали, собирались нырять только с утра. Запалили костерок, натаскали дров на всю ночь и Толик, армянин по национальности, занялся шашлыками, лучше него никто с такой задачей не справился бы, а остальные разбрелись, кто куда. Вася предложил Вере смыть с себя дорожную пыль и грязь города, она согласилась. Они первыми пустились вплавь, остальные присоединились чуть позже, набродившись и изучив окрестности.
  Заходящее солнце грело по-летнему, огромным красным шаром опускаясь за горизонт, расцвечивая все вокруг мягкими лучами, оно уже не обжигало кожу, а скользило по мокрым телам, отбрасывая длинные тени.
  Вдоволь наплескавшись в карьере, компания потянулась к костру, где Толик колдовал над приготовлением ужина. Запах от жаренного на углях мяса шел просто умопомрачительный.
  - Вот что, - произнес Толик, - вы тут стол накрывайте, а я ополоснусь.
  - Конечно, - отозвалась Маша, - иди, мы все доделаем.
  - Только мясо не трогайте, - Толик уже шел к карьеру, сбрасывая по пути одежду.
  Девушки принялись хлопотать над съестными припасами, парни помогали, но вяло.
  Толик вернулся быстро, чистый и мокрый, и сразу приступил к критике:
  - Водку, зачем достали? Вино вытаскивай, красное, мы же мясо хавать будем, а не сало. И, давайте начнем, есть очень хочется.
  - А водка чем помешала? - поинтересовался Сашка.
  - Ну, хочешь, пей, - разрешил Толик. - Но к шашлыку красное надо, пусть он и неправильный, и сделан из свинины, по-русски...
  - Зато армянином, - вставил Рафик.
  - Вот и давайте неправильный шашлык уничтожать. Девушки, присаживайтесь ближе, - предложил Вася и первым взял шампур.
  Никого упрашивать не пришлось, проголодались на свежем воздухе все, и несколько минут стояла тишина, нарушаемая чавканьем и сопением. Потом уже ели медленно и не спеша, смакуя вкус и запивая хорошим грузинским вином неправильный шашлык из свинины.
  Солнце скрылось, наступили сумерки, свет костра разгонял приближающуюся тьму, на небе зажглись звезды, непривычно яркие для городских жителей. Потянуло на романтику, выпитое вино разогрело кровь, но не опьянило, только подняло настроение, усталость и заботы отошли на задний план. Илья принес из машины гитару и тихо напевал песенку, перебирая струны.
  - Вась, - попросил Сашка, - сыграй что-нибудь.
  - Так ты и на гитаре играть умеешь? - спросила Вера, приподнимая левую бровь.
  - Так, баловство, два года в руки не брал, - отмахнулся Вася.
  - Да ладно тебе ломаться, сбацай, - настаивал Сашка.
  - Попрошу отметить, - Вася взял гитару, - не я этого захотел.
  Он пробежался пальцами по струнам, пробуя, и запел хриплым баритоном:
  
  Мы шагали, не зная куда,
  Не разбирая дорог.
  Искали и это, искали и то,
  Не зная, кто наш пророк.
  
  И рискуя кончину найти,
  Мы продолжали свой смертный путь.
  И тебя обмануть, и себя обмануть,
  Смог бы твой лучший друг...
  
  Вася резко смолк, еще не ушли далеко звуки песни, а он уже сунул гитару Илье, а сам взял бутылку водки и распечатал ее.
  - Удав, ты, почему не допел? - возмутился Сашка.
  - Песни Вовчика, мог петь только Вовчик, - дал он туманное, с точки зрения Веры, объяснение, но остальные только кивали.
  - А, - протянул Сашка, - понятно. Давайте, помянем его добрым словом.
  Вася плеснул парням водки в стаканы, и они молча выпили.
  Илья заиграл что-то грустное и жутко тоскливое. Вера тихо спросила Васю:
  - Кто такой Вовчик?
  - Был у нас друг, поэт и музыкант, - так же тихо ответил он, - хорошие песни сочинял.
  - И что с ним случилось?
  - Вскрыл вены в ванной, когда его обнаружили, он уже остыл. Я был там, видел, как он плавал в собственной крови, страшно...
  - Зачем он так?
  - Не смог пережить позора, как он считал.
  - Какого позора?
  - Дело прошлое, - Вася не хотел вспоминать, но Вера настаивала, и он поведал: - Четыре паренька, чуть старше его, 'поиграли' с ним в гестапо. Поизмывались они над ним, как только могли. Их посадили, всех, за садизм. Володя долго лечился после этого в психиатрической больнице, но, как оказалось, мало, или как-то неправильно лечили, не знаю. Через неделю после выписки, он покончил жизнь самоубийством.
  - Звучит мерзко, - поморщилась Вера.
  - Еще как, - вклинился в разговор Сашка, он, оказывается, подслушивал. - Я на суд ходил, прокрался в зал заседаний и спрятался. Так эти скоты, веселились там, до самого приговора, вот когда они испугались, но было поздно.
  - Да, чтобы правосудие не сделало, а Вовчика уже не вернуть, - хмуро отозвался Василий.
  - Мужики, может, хватит о грустном? Мы отдыхаем, или как? - Толик с презрением отодвинул бутылку водки и налил всем вина.
  - Блин, действительно, - Илья протянул гитару Васе, - Удав, изобрази что-нибудь веселенькое.
  - Ну и что изволите? - Вася вновь пристроил гитару на коленке.
  - 'Куликово поле', - предложил Илья.
  - А татарин не обидится? - спросил Вася, перебирая струны, и ухмыляясь, кивнул на Рафаэля.
  - У татарина, - парировал Рафик, - смешанной крови не меньше твоего. Пой!
  Вася ударил рукой по струнам и запел:
  
  Как на поле Куликовом
  Засвистали кулики,
  И в порядке бестолковом
  Вышли русские полки.
  Как дыхнули перегаром,
  За версту разит.
  Значит, выпили немало,
  Будет враг разбит!
  
  Припев подхватили все вместе, только Вера молча слушала бравурную песню:
  
  И налево наша рать,
  И направо наша рать,
  Хорошо с перепоя
  Мечом помахать!
  
  Князь великий, русский Дмитрий
  Был одет в одни портки.
  Всю кольчугу в пьяной драке
  Разорвали на куски.
  Схватил кружку самогона,
  И как закричит:
  'Если выпью ее залпом -
  Будет враг разбит!'
  
  
  Князь великий влез на лошадь,
  Но раскачивает его.
  'Ах ты, пьяная скотина,
  Аль не видишь ничего?'
  Хапнул кружку с самогоном,
  И опять кричит:
  'Если выпью ее залпом -
  Будет враг разбит!'
  
  
  Смолкли слова песни, они еще долго отдавались эхом в ночном лесу, вода и стены карьера отражали звуки и не хотели их отпускать, а, может, это просто звенело в ушах от громкого пения. Вася прислушался, как показалось Вере, к удаляющимся звукам, но она ошиблась.
  - Ну, и чего ты там стоишь? - непонятно к кому обратился Вася в темноту леса. - Раз пришел, будь гостем.
  - Ты кому это говоришь? - насторожился Рафик.
  - Да стоит тут в кустах 'друг' один, показаться боится, - объяснил Вася и снова крикнул невидимому 'гостю': - Эй! Топай сюда, не съедим мы тебя.
  Послышались неуверенные шаги и в круг света от костра, вышел помятый солдатик. Смотрелся он жалко, грязная гимнастерка, давно не чищеные сапоги, лицо чумазое с серыми разводами, даже автомат АК-74, висящий на ремне, не внушал уважения к его обладателю.
  - Есть хочешь? - миролюбиво спросил Вася.
  - Да, - затравленно озираясь, подтвердил солдатик.
  - Сажайся к огоньку, хавай, - широким жестом пригласил Рафик, - нам все равно не осилить. Игорешка, у тебя водяра? Налей служивому.
  Вася передал гитару Илье, а сам, впрочем, как и все остальные, принялся разглядывать нежданного гостя. Тот ел жадно, как будто месяц не видел маковой росинки, проглатывал куски, почти не жуя, и зыркал по сторонам.
  - Давно в бегах? - нарушил молчание Вася, солдатик дернулся к автомату, но Вася остановил его небрежным взмахом руки. - Не трепыхайся зазря, так и так не успеешь затвор передернуть, сиди спокойно, никто тебя обижать не собирается.
  - Да я ничего, - смутился солдат, пряча глаза.
  - Ну, так как? Сколько скитаемся по лесам?
  - Почти два дня, - вздохнул солдатик.
  - И что думаешь, тебя не поймают? Так и будешь блуждать по лесам и весям до самой смерти? - Вася говорил спокойно, даже лениво, так, будто его и не тревожит все происходящее. - Ну, летом понятно, можно продержаться на подножном корме, коли знаешь, что и где, а зимой? Если доживешь, что будешь делать?
  - Мм, - промычал солдата с набитым ртом.
  - Понятно, - усмехнулся Вася, - найдешь какую-никакую дачку и там схоронишься, а что потом? Дальше не заглядывал? Ты кушай, кушай, видать, что все эти два дня ничего не ел. На мою болтовню можешь внимания не обращать, я тебе не отец и не судья. Поступай, как знаешь. Только удовлетвори наше любопытство, как выпутываться собираешься.
  - Нету у меня планов, - мрачно буркнул солдат.
  - Это мне знакомо, - Вася похлопал по спине беглеца. - Ты чифань, хлебушек бери, когда еще доведется пожрать по-человечески, водочки выпей, она иногда мозги здорово проясняет, и слушай. Вот что я тебе скажу, если не знаешь, до трех суток можешь шляться, где попало, два дня самоволки не считаются серьезным преступлением, ничего тебе кроме нарядов вне очереди не светит, а вот потом, потом пиши-пропало, дисбат, если не хуже.
  - Статья триста тридцать седьмая уголовного кодекса Российской Федерации, глава тридцать третья, преступления против воинской службы, - прокомментировала Вера.
  - Да я же с поста ушел! - воскликнул беглый служащий. - Мне...
  - Это как раз ясно, - перебил его Рафик. - Где бы ты еще АКашку взял. Дело не в том.
  - А в чем? - с ноткой истерии выкрикнул беглец.
  - Как тебе выпутаться из хренового положения, - мудрый татарин продолжал говорить солдатику, объяснять, как малому ребенку. - Вроде натворить ничего серьезного ты не успел. Ну, сбежал, ну и что? Затмение на мозги нашло, опомнился и вернулся.
  - И что будет после?
  - Тебя отправят на медосмотр, - внесла свою лепту Вера.
  - Да, - подтвердил Рафик, - в психушку, а там, как повезет.
  - Могут перевести в другую часть, - добавил Вася, - был у нас на точке такой случай...
  - Ага, - согласился Рафик, - а могут и комиссовать, как непригодного к службе в рядах.
  - Действительно могут, - кивнула Вера, - есть такая статья.
  - Ты, солдат, ее слушай, она у нас законник, - Вася бережно обнял Веру за плечи, - да и мы плохого не посоветуем.
  Остальная компания зашумела, каждый хотел внести свою долю советов несчастному солдатику, помочь и утешить.
  - Кончайте этот балаган! - громким голосом остановил прения Рафик и обратился к беглецу: - Ну, солдат, что надумал?
  - Верно вы говорите, - он по-детски шмыгнул носом, - только к утру мне в часть никак не успеть, километров пятьдесят я отмахал. Действительно, затмение какое-то нашло...
  - Это ничего, поможем, - произнес Вася. - Доставим в лучшем виде. Как, Вера, ты в состоянии управлять машиной?
  - Это вы водку халкали, - фыркнула она, - а я и вино-то почти не пила. Довезем, чего уж там.
  - Пятьдесят километров, это час пути, - прикинул Вася вслух, - успеем выпить по рюмочке, а для поднятия настроения и боевого духа слушай, солдат, песню.
  Вася снова взял гитару и, используя всего два аккорда, запел веселенькую песенку, сильно нажимая на букву 'О' в словах:
  
  Робят всех в армию зобрали,
  Шолопаев, розгильдяев, хулиганов.
  Ностала очередь моя,
  Как гловоря.
  
  И вот, пришла ко мне повестка,
  На бумаге туолетной, грязной, мятой.
  Явится в райвоенкомат,
  А дальше матом.
  
  Мамаша с печки навернулась,
  Прямо на пол.
  Сестра смятану пролила
  И тоже на пол, ну и дура!
  
  А я, молоденький парнишка,
  Лет семнадцать, двадцать, тридцать.
  Поехал на германский фронт,
  Да бить японцев.
  
  И вот, ляжим мы все в окопах,
  Рожа к роже, жопа к жопе.
  И с нами старшим старшина,
  Хороший парень...
  
  Лятят над нами сомолеты,
  Фокивульфы, миссершмиты, аэропланы.
  И посыпают нас землей,
  Да черноземом, с червяками.
  
  А я, молоденький парнишка,
  Лет семнадцать, двадцать, тридцать.
  Ляжу с оторванной ногой,
  И руки рядом.
  
  Вот подбегает медсестра,
  Звать Томарка, Ирка, Манька.
  И говорит: 'перевяжу',
  И грязной марлей! Ну и стерва.
  
  Нас погрузили всех в мошину,
  ЗИЛ сто тридцать, шесть цилиндров, три сломалось.
  И повезли в глубокий тыл,
  Да мыться в баню.
  
  По полю бегала Оксиня,
  Рожа синя, жопа тоже.
  В больших кирзовых сопогах,
  На босу ногу, оба левых.
  
  За нею бегал Офонасий,
  Семь на восемь, восемь на семь.
  С большим спидометром в руках.
  За нею бегал, скорость мерял, не догнал...
  
  - Вот так-то, - закончил Вася 'выступление', все в округе ржали, даже солдатик на какое-то время забыл о своих проблемах и улыбался. - Ну-с, поехали, чего сидеть.
  Вера завела свою 'шестерку', Вася втолкнул солдата на заднее сидение, сам сел рядом.
  - Трогай, - сказал он Вере, захлопнув дверцу.
  Машина взревела мотором и, не спеша, покатила, выезжая на проселок, оставляя веселящуюся компанию позади. Вера уверенно вела машину, прислушиваясь к разговору за спиной.
  - Не хотелось говорить при всем честном народе, - произнес Вася, устроившись поудобнее, - ведь ты, солдат, нас чуть всех не порешил.
  - Я, это, того..., - пробормотал он в ответ, пытаясь сунуть куда-нибудь неудобный и мешающий автомат.
  - Понимаю, - недовольно поглядывая на автомат, проворчал Вася, - кушать очень хотелось, а подойти боязно. Ведь так?
  - Так, - убитым голосом подтвердил солдат.
  - Ага, лучше украсть и промолчать, чем унижаться и просить! Это нам понятно, это нам близко. А грех на душу взять, не страшно?
  - Страшно, - прошептал он. - Я уже на мушке вас держал, только курок нажать оставалось.
  - Спусковой крючок, - поправил его Вася, - только ты на одиночный выстрел впопыхах поставил и затвор не передернул, иначе быть тебе битому. Я же сразу тебя заметил, не успел ты к нам приблизиться.
  - Как! - воскликнул солдат. - Ведь темень какая!
  - Элементарно, Ватсон! - Вася усмехнулся. - Звать-то тебя как, солдатик?
  - Женя.
  - Дженька, значит, а я вот Вася, будем знакомы, - Вася дружески потрепал его за плечо. - Не унывай, Жека, все будет нормально.
  - Ты..., - Женя замялся, но потом продолжил: - Василий, помогаешь мне, а ведь я и впрямь чуть-чуть палить из автомата не начал.
  - Ерунда, - отмахнулся Вася, - проехали. Все хорошо, что хорошо кончается. Мой тебе совет: сначала думай, а вот потом действуй не останавливаясь. И вообще, все проблемы, которые у тебя там есть..., нет, нет, не надо их на меня вываливать! - Вася пресек возможные жалобы, готовые сорваться с губ солдата. - Все возникшие трудности и неурядицы, не стоят того, чтобы лишать человека жизни, запомни это, Дженька.
  Выехали на шоссе, и машина радостно заурчала, набирая скорость.
  - А куда вы едите? - озираясь на ночную дорогу, спросил солдат, встревожено.
  - Тут только одна воинская часть, - послышался голос Веры с водительского места, - которая подходит под 'пушки' у тебя на петлицах. Других нет.
  - Да, наверное, - согласился Женя.
  - Вера, - обратился к ней Василий, - я и не подозревал, что ты разбираешься в воинской географии.
  - А куда деваться? - отозвалась она. - Это мои родные места, тут у меня отец руководит службой дорожной безопасности всего района.
  - Так он у тебя ГАИшник?
  - ГИБДДешник, - поправила Вера Васю.
  - Во классно! - воскликнул он. - Можно вуматину пьяным разъезжать по дорогам, ничего тебе не сделают!
  - Это как сказать, лучше не рисковать. Не дай бог попасть отцу в руки.
  - Выпорет? - предположил Вася.
  - Еще как! Месяц за баранку сесть не захочешь, - смеясь, подтвердила Вера.
  Так, за разговорами, и доехали до КПП части, где проходил действительную военную службу солдат Женя.
  - Вы сидите в машине, - произнесла Вера, глуша мотор, - а я схожу, организую встречу.
  - Почему ты? - возмутился Вася.
  - Потому, что ты не совсем трезвый, а я тут кое-кого знаю, не один ты имеешь друзей по всему свету. Сидите и ждите, - строго приказала Вера и вышла из машины, оставив парней одних.
  Для Веры Васильевны эти места родные и близкие, она даже некоторое время стажировалась тут, учась в институте - отец устроил. Начальство военной прокуратуры, как и многих офицеров этой части, она знала лично. Подойдя к КПП, попросила часового позвать дежурного офицера. Через пять минут молоденький лейтенант, помощник дежурного по части, вскинув руку к козырьку фуражки, приветствовал Веру.
  - Доброй ночи, Сергей Геннадьевич, - поздоровалась она с офицером. - Говорят, у вас солдатик один в самоход подался.
  - Есть такое, прямо с поста деру дал, и автомат с боекомплектом прихватил.
  - Беда с ним, совсем с головой не дружит, - произнесла Вера сокрушенно.
  - Вы, Вера Васильевна, знаете, где он? - удивился и обрадовался лейтенант.
  - Чего там знать, - вздохнула она печально, - вон, сидит в машине, выйти боится.
  - Поймали? - воскликнул офицер, не веря ее словам.
  - Зачем ловить, сам пришел, - небрежно бросила Вера. - Оголодал совсем, мы его накормили, вроде в себя начал приходить, раскаивается.
  - Оружие, оружие при нем? - в нетерпении офицер чуть не подпрыгивал на месте.
  - А как же, не выбросил, с собой таскает, - и, не давая задать следующий вопрос, сразу на него ответила: - Не стрелял он, все патроны на месте, подсумок не открывал.
  - Фу, - лейтенант смахнул со лба выступивший пот, - гора с плеч.
  - Ну, так что? Сергей Геннадьевич, забираете Женечку?
  - Один момент, караул вызову, - офицер развернулся, чтобы произнести приказ, но Вера его остановила.
  - А сами что, не можете сопроводить?
  - Я? Но..., да, конечно. Ведите его сюда, Вера Васильевна.
  - Есть еще маленькая просьба.
  - Какая?
  - Будьте с ним помягче, парень и так напуган до позеленения...
  Тем временем в машине шел другой разговор.
  - Как я понимаю, - говорил Вася, - ты первый год служишь.
  - Только начал, весенний призыв, - подтвердил Женя, убитым голосом.
  - Первый год всегда тяжко, потом пойдет легче, а бывает все наоборот. Как только что оттрубивший положенное, могу порассказать много всяких историй и баек...
  - Не надо, без этого кошки на душе скребут, - отказался солдат хмуро.
  - Эх, Женька, не переживай, все будет нормально! - пытался успокоить солдата Вася. - Пожурят, пальчиком погрозят, чтобы больше так не делал. А в роте к тебе с опаской сослуживцы относиться станут, бояться будут, мало ли что выкинешь, жизнь упростится. Это я тебе гарантирую! Вот только проскочить тебе текущие неприятные беседы с начальством, особистами всякими и прокурорами.
  - И что им говорить? - недоумевал Женя.
  - Все, что посчитаешь нужным, тут совет давать бесполезно, действуй по обстановке. Все-таки я тебе расскажу один случай из практики, для поднятия духа. Первый год я еще служил, - Вася прикрыл глаза, вспоминая. - Сбег боец один, по осени. Два дня его искали, всю тайгу вокруг части на несколько раз прочесали, нету его, не нашли, даже на след не напали, словно сквозь землю провалился. А на третьи сутки сам пришел, бодрый и невредимый. Он все это время просидел на чердаке у нашего командира, половину завяленной рыбы слопал, а днем спускался в дом и из холодильника продукты таскал. Старлей-то как его материл! Он всю колбасу стрескал у него, а где ее в тайге достать? Только за это его убить мало было.
  - И что с ним сделали? - заинтересованный рассказом, спросил беглец.
  - Ничего, перевели в хозбанду, назначили хлеб печь, у нас там пекарня своя была...
  Дверь машины открылась, солдат и не заметил, увлеченно слушая Васю, когда Вера подошла. А она произнесла спокойно и уверенно:
  - Выходи, Женя, я договорилась. Лейтенант Просвирнин отведет тебя, сдашь оружие, переночуешь в караулке штаба, а поутру отправишься в роту.
  - Сергей Геннадьевич? Мой взвод опять на дежурстве? - Женя начал выбираться из машины.
  - Лейтенант твой взводный? - спросила Вера.
  - Да, - кивнул Женя.
  - Вот почему он так облегченно вздохнул, когда услышал, что ты нашелся, - сообразила Вера. - Пойдем, сдам тебя с рук на руки.
  Вася пересел на переднее сиденье и стал ждать возвращения Веры, прикидывая в уме возможные варианты дальнейшей службы солдата Жени. Получалось неплохо, все должно обойтись для него более-менее благополучно. Но какая-то тревога оставалась, что-то недоделанное, а что - понять и почувствовать он не мог, как не ломал голову. От дум тяжких и непродуктивных его оторвала вернувшаяся Вера.
  - Ты чего такой мрачный? - спросила она, устроившись на водительском сидении и заводя мотор.
  - Упустил какую-то мелочь, а понять не в состоянии, отупел что-ли совсем, - пожаловался ей Вася.
  - Ну и выброси все из головы, - Вера развернула машину и погнала 'шестерку' в обратный путь. - Позже протрезвеешь и поймешь, что к чему.
  - Звучит многообещающе, вот только я такой же пьяный, как столб у дороги. Как бы поздно не оказалось.
  - Что? - Вера в недоумении уставилась на Васю.
  - Знать бы..., - он смотрел через лобовое стекло, поэтому своевременно заметил опасность и предостерегающе крикнул: - На дорогу, не на меня смотри!
  Вера отвела взгляд от него и обратила свое внимание на дорогу, вовремя предотвратив столкновение со столбом, который лихо выпрыгнул навстречу машине. Какое-то время ехали молча. Ночной лес темной стеной с двух сторон сопровождал автомобиль. Выбоины и колдобины попадались каждые десять метров. Вера мысленно кляла все российские дороги в целом и эту в частности.
  - Он, правда, хотел нас всех, того? - задала она вопрос, который давненько хотела прояснить.
  - А-то как же, - протянул Вася, - всех, до единого.
  - На вид такой славный малый...
  - Да, парень ничего, решительности не хватает немного, а так, боевой.
  - Угу, боевой, как лихо из части сиганул, - съязвила Вера.
  - Только пятки засверкали, - согласился с ней Вася, - это бывает, и более крепкие на вид пацаны не выдерживали. Ничего, по башке получит пару раз, очухается.
  - Ты думаешь?
  - Я знаешь, - усмехнулся Вася, - встречались случаи и похуже. Пройдет несколько лет, и этот эпизод Женя будет вспоминать как хороший сон. Если сейчас все обойдется благополучно.
  - Должно, я знаю его взводного, он человек добрый и чуткий, поможет, тем более что он пообещал мне это.
  - Добре, подруга, - Вася ухватился рукой за поручень над дверью и выпалил: - Поворачивай, а то проскочим мимо.
  - Вижу, - Вера, не сбрасывая газ, резко свернула на проселок, машина заскрипела и накренилась, но вписалась в узкий проход между соснами.
  -Уф, - Вася посмотрел на Веру с восхищением, - тютелька в тютельку въехали.
  - Не отвлекай меня, - процедила Вера, упорно не сбавляя скорость и петляя по извилистой дороге.
  Остаток пути провели в молчании. На ухабах беспощадно трясло и подбрасывало. Два раза Вася ударился макушкой о крышу кабины, но упорно не пристегивался ремнем безопасности. Вера давила на педали, бешено переключая скорости, так, что коробка передач хрипела и скрежетала. Она избавлялась, таким образом, от накопившейся негативной энергии, сбрасывая все свои страхи в эту ненужную гонку по пересеченной местности. Что ей вполне удалось...
  Утром Вася и Вера встали последними, аквалангисты уже вовсю ныряли в карьере, изучали подводный ландшафт. Они вдвоем оказались не у дел, предоставленные на берегу самим себе. В общем, полное безделье, как и положено в выходной день, купались и загорали.
  - Вась, - произнесла Вера, раскинув руки и подставляя живот жаркому летнему солнцу, - ты постоянно влезаешь во всякие истории.
  - Ну, - буркнул он, лежа рядом, поджаривая спину.
  - А если бы у тебя не проявился Дар, что бы ты делал?
  - То же самое.
  - Но тогда, ты не смог бы отбиться ни там, в подвале, ни, тем более, в переулке.
  - Не смог бы, наверное, это так, но без внимания бы не оставил.
  - И что?
  - Меня бы побили, а, в конце концов, убили бы где-нибудь. Только я всегда лез не в свои дела. Такая натура, дурацкая.
  - А если...
  - Нет, Вера, - перебил ее Василий, переворачиваясь на спину, - давай оставим меня в покое, поговорим о чем-нибудь другом.
  - Хорошо, - согласилась девушка.
  И они болтали о всякой чепухе, любовались природой и дышали чистым лесным воздухом, напоенным влагой, травой и нагретой смолой.
  Ближе к полдню, когда солнце совершенно распоясалось и жгло беспощадно, Вася взялся стряпать, отверг помощь Веры и сам сварганил что-то ароматное.
  К обеду ныряльщики выбрались на берег. Уплетая приготовленное Васей блюдо, название которого он скрыл за неимением такового, они наперебой рассказывали о красотах карьера, какие замечательные две пещерки они там нашли! Вот баллоны заправят, возьмут фонарики и бросятся изучать.
  Вера слушала их болтовню, наслаждаясь спокойным теплым летним днем, безоблачное небо не предвещало никаких неприятностей со стороны погоды.
  Прикончив Васину стряпню, аквалангисты не терпеливо стали ждать, когда их баллоны заправятся воздухом от переносного компрессора, установленного на УАЗике Рафаэля Марсельевича. Гору одноразовой посуды Вера скидала в костер, на 'утилизацию'. Огонь жадно пожрал это своеобразное топливо, даже не поморщившись.
  - Ребятки, - привлек внимание ныряльщиков Рафик, - каждые полчаса показывайтесь на берегу, и следите за давлением. А то знаю я вас, увлечетесь, потом греха не оберешься. Помните, я отвечаю за ваши жизни.
  - Помним-помним, - нестройным хором отозвались юноши и девушки, застегивая крепежные ремни.
  Вода сомкнулась над их головами, только пузыри пошли по поверхности.
  - Хочешь, Вера, я тебе зайчика позову, почешем ему за ушками? - предложил Вася, сидя по-турецки рядом, в тени деревьев.
  - Ты можешь вызывать зверей? - не поверила она.
  - Что тут такого? Это же не люди, им только ласка нужна и искренность, - с ноткой грусти ответил он.
  Вася поднял руку, пошамкал губами, и с ближайших к нему берез прилетела птаха, лесная и дикая. Вера напрягла память и вспомнила название черной, с ярко желтыми перышками птички, чуть больше воробья, сидящей спокойно на Васиной руке - иволга. Пичуга схватила протянутое парнем угощение, какое-то зернышко, и упорхнула.
  - Ну, как? - спросил Вася, провожая взглядом удаляющуюся птицу.
  - Здорово! - восхитилась Вера. - Зови зайчика.
  Вася не двинулся с места и не произнес ни одного слова, но через минуту к ним неуверенно подбирался зайчонок, еще махонький, видимо только этим летом появившийся на свет. Озираясь по сторонам, он приблизился вплотную к людям. Вася протянул руку и почесал у него за ухом, после погладил по мягкой шерстке.
  - Какой славненький, - умиленно произнесла Вера, разглядывая зверушку, доверчиво подставлявшую свою мордочку под Васины руки.
  - Можешь его потрогать, он не кусается, - пригласил ее Василий.
  Вера осторожно провела рукой по серой спинке зайчонка, он не протестовал, ласки ему понравились. Какое-то время зверек занял все их внимание. Прошло минут пять-десять. Непонятно от чего Вася вздрогнул, зайчонок тут же дал деру, только лапы замелькали в воздухе.
  - Что случилось? - спросила Вера, наблюдая, как заяц скрывается в лесу, уходя зигзагами на приличной скорости.
  - Еще не понял, - ответил Вася, вскакивая на ноги, - но что-то произошло...
  Он недоговорил, бегом бросился к карьеру и с ходу нырнул, почти без брызг скрывшись в прозрачной воде. Вера в недоумении и тревоге осталась ждать объяснений на берегу.
  Вася греб изо всех сил, он боялся опоздать, он спешил, как мог, и не успевал, было уже поздно, но не для него... Мимо промелькнули тени аквалангистов, кто это был? Вася не разглядывал, не до того. Вот и полость в гранитных глыбах. Вася вплыл в нее, чуть дальше по узкому проходу, где и двоим не разойтись, из боковой расщелины торчали без движения ноги в ластах. Он подгреб к ним, воздуха уже не хватало, и потянул на себя застрявшего человека. Тело не сопротивлялось, легко поддалось, и невесомое в воде пошло безжизненной массой. Отталкиваясь от гранитных плит, Вася тянул и тянул утопленника наружу. Оказавшись вне пещерки, он отстегнул уже ненужный, и только мешающий акваланг и, ухватив человека за волосы, поплыл на поверхность вертикально вверх. Легкие рвало на части, давило грудь, но он не обращал на это внимания. Вынырнув, хватанул воздуха, сколько смог, и погреб к берегу.
  Вот она, твердая и родная земля, усыпанная осколками гранита. Вера помогла выволочь безжизненное тело на берег.
  - Что случилось, - хриплым от ужаса голосом вскричала Вера, - что с Рафаэлем?
  - После разберемся, - отмахнулся Вася.
  Он перевернул Рафика, а это оказался именно он, на живот, подставив колено, и стал интенсивно давить ему на спину, выливая воду из легких.
  - Жизнь еще теплится в нем, душа рядом, шанс есть, - бормотал он, переворачивая Рафика и проверяя реакцию зрачка на свет, приподняв одно веко. - В жизни своей никогда не спасал утопленников, спасибо армейке, научили, что да как, вот и попрактикуюсь.
  Набрав полную грудь воздуха, Вася прижал губы к губам Кашапова и с силой наполнил его легкие, потом начал непрямой массаж сердца. На один вдох, три четыре нажима на грудную клетку и все снова. Прошла томительная, для Веры, минута ожидания. Рядом начали собираться остальные участники похода. Рафик, от очередного Васиного действия, резко вздохнул, закашлялся, его успели перевернуть на живот, и бедолагу благополучно стошнило. Он задышал, прерывисто, но стабильно.
  - А вот теперь давайте разбираться, что случилось и почему, - очень тихо, но от этого грозно произнес Вася, вставая с колен в полный рост.
  Выглядел он как рассвирепевший тигр, все попятились под его горящим взором, прожигавшим, казалось, насквозь, даже Вера дрогнула под натиском яростного взгляда, лишь слегка зацепившего ее. Васины глаза излучали нестерпимо синий свет, сияние заполнило поляну, готовое спалить все и всех.
  - Кое-что я понял, - голос Васи звучал нереально, будто он находился очень далеко от стоявших рядом людей, - мне ясно кто, но вот почему?
  Илья, на которого смотрел Вася, произнося последние слова, попытался развернуться и убежать. Василий ногой, не то ударил, не то толкнул его прямо в лицо, и Илья упал на спину и постарался отползти, но Вася уже стоял над ним с занесенной для удара ногой.
  - НЕЕЕТ! - визг Маши прорезал, наступившую было тишину.
  Она бросилась к ним и, упав на Илью, закрыла своим телом. Из копны мокрых, черных волос на Васю смотрело испуганное лицо, с широко раскрытыми от ужаса глазами.
  - А вот и причина, - устало и буднично произнес Вася, опуская на землю ногу, так и не нанесшую удар. - Все встало на свои места. Правы французы, всегда ищите женщину!
  Он стоял, заложив руки за спину, качал головой из стороны в сторону и глядел на лежащую внизу парочку несостоявшихся убийц. Наваждение спало, и вместе с ним пришла усталость, неимоверной тяжестью навалилась на всех присутствующих, ноги подкосились и люди плюхнулись там, где стояли, кто на траву, а кто и на гранитные камни. Вася поймал недоуменный взгляд Веры, пожал плечами и пояснил для нее:
  - Любовный треугольник, чтоб им лопнуть, - Вася развернулся к Рафику, продолжавшему сидеть там, где его оставили после возвращения в мир живых. - С тобой, Марселич, все просто, изменить ничего уже нельзя, да я и не хочу, так что, прости.
  - Что простить? Чего нельзя изменить? - удивился Рафик, ослабевшими руками стирая с лица капли пота смешанные с водой.
  Вася не отвечая, продолжал смотреть Кашапову прямо в глаза, потом заговорил на чужом, страшно звучащем языке, но, как ни странно его поняли все:
  - Я спас тебе жизнь, теперь она принадлежит МНЕ.
  Ярко светившее солнце вдруг померкло, порыв ледяного ветра хлестнул по голым телам, замораживая кровь. Рафаэля скрутила жгучая боль, рот его открылся в беззвучном крике и он упал набок, сжавшись в комок. Вася повернулся к Илье и Маше, присел перед ними на корточки и, наклонив голову набок, и спросил:
  - А вот что с вами-то делать?
  - Нам, мне, я..., - принялся бормотать Илья, пытаясь выбраться из-под Маши.
  - Жизнь, это просто и понятно, ее всегда можно отнять, способов тьма. - Вася говорил тихо, но каждое его слово отчетливо слышалось в потяжелевшем воздухе, даже хрип, приходящего в себя Рафаэля не заглушал его слов, а остальные вообще почти не дышали. - Жизнь хрупка, надавил, где надо и получишь свеженький труп. Ответь, Илья, сложно было перекрыть вентиль на акваланге и подержать немного, пока Раф не захлебнулся? Молчишь? Но это уже неважно, есть другой вопрос: КТО ВАМ ДАЛ ПРАВО РЕШАТЬ - ЖИТЬ ЧЕЛОВЕКУ ИЛИ НЕТ!? Даже с точки зрения общественного блага, группка людей не имеет морального права лишать Человека Жизни. И чтобы вы там не говорили в свою защиту, это будет полная чепуха. Поймите, Жизнь Человека священна! Вы люди разумные или дикие звери? Да что там, даже звери не убивают без крайней необходимости. Вы же мыслить умеете, и договориться всегда или почти всегда можно...
  - А как же войны? - не утерпев, спросил Сашка.
  - Вишня, вечно ты влезешь с каверзным вопросом, - Вася усмехнулся брату, напряжение тут же спало с оцепеневших молодых людей. - Оставим философию в покое. Речь не о том.
  - А о чем? - спросила Вера.
  - Что мне делать с этими горе-убийцами?
  - А тут и думать нечего, - произнесла Вера, - статья тридцатая, часть вторая уголовного кодекса Российской Федерации...
  - Хорошо иметь своего законника, - перебил ее Вася с сарказмом, - только тут все гораздо сложнее.
  - В чем сложность? - не поняла Вера.
  - Дело в том, что я случайно спас их от смертного греха...
  - Это ты о десяти заповедях господних? - опять вклинился Сашка.
  - Не на пустом месте мифы и легенды рождаются. - Вася сел поудобнее, скрестив ноги. - В каждой сказке что-то есть от Истины. Души Ильи и Марии, чуть-чуть не угодили в ад, или еще куда похуже. Как в этой ситуации поступить? Я не знаю, не вижу...
  - При чем тут ты? - удивился Саша.
  - Знаете, почему дьявол не скупает больше души в нашем мире? - Вопрос Саши пропал даром, все недоумевали и находились в растерянности. - Да потому, что любой на этой планете продаст ее сразу, не торгуясь, и немного выгоды для себя попросит! Все, или многие, уперлись в материальное благополучие. Земля почти принадлежит демонам, осталось совсем чуток до конца культуры, цивилизация поглотит ее как щука пескаря. Мир, где нет места духовности, не может существовать, таковы правила Разума.
  - И какие выводы из этого следуют? - очнулся Игорешка.
  - Делайте сами, - Вася поднялся на ноги и распорядился: - Вишня, одевай ласты и дуй за аквалангом Рафика, он лежит у входа в пещерку, на северо-восточном склоне. Марселич, сходи, помойся и приведи себя в порядок. Вы двое, оставайтесь тут. Оксана, Ира, Толик, вы приготовьте чего-нибудь на закусь. Игорешка, ты топай за дровами.
  - А мне что делать? - с ехидцей в голосе спросила Вера.
  - Останешься со мной, и будешь помогать думать, - усмехнулся Вася и добавил: - Только молча.
  Как ни странно, но все кинулись выполнять его распоряжения. Когда Рафаэль встал на ноги и выпрямился, все увидели появившийся на его груди черный крест, по форме напоминающий розу ветров, изображаемую на картах. Выглядел он бодро, а в карих глазах прыгали золотистые искорки.
  Вася сел лицом к карьеру, спиной к лагерю и погрузился в думы. Вера пристроилась рядом, он обнял ее и продолжал смотреть невидящим взором на воду. Прошло пять, потом десять минут, у Веры затекло тело от неподвижного сидения на камне. Она попыталась поменять позу, не потревожив Васю, но своими действиями все же вывела его из этого странно-отрешенного состояния.
  - Добро, - произнес Вася тихо, ни к кому не обращаясь, - быть посему.
  Он встал и уверенным шагом, человека принявшего окончательное решение, подошел к Илье и Маше. Они попытались встать, но он их остановил жестом руки. Вера подобралась сзади и со смесью страха восторга и любопытства наблюдала.
  - Все, молодые люди, детство ваше кончилось, - произнес он и перешел на этот страшный и непонятный язык, который почему-то был ясен всем, без исключения: - Я спас ваши Души, теперь они принадлежат МНЕ.
  Вере стало понятно, почему он не дал им встать на ноги. Обоих бросило на землю, их скручивало и коробило. Рты раскрывались, но звуки так и не смогли прорваться наружу, чтоб облегчить страдания. Зеленые сполохи пробегали по телам, а может, это только показалось Вере? Она не разобралась, не успела.
  Вася почувствовал колебания в мировых струнах, его внутренний взор выхватил картинку, действие происходило далеко от них: в каком-то кабинете стоял солдат Женя, могучая сила согнула его пополам, и он рухнул на пол, ударившись головой, промелькнуло лицо перепуганного полковника...
  Минута, для несчастных показавшаяся вечностью, проскочила, и все закончилось. Илья, тяжело дыша, как после длительной пробежки, перевернулся на спину, и Вера увидела абсолютно черный круг, сантиметра два в диаметре, появившийся у него в районе солнечного сплетения. Она перевела взгляд на Машу и обнаружила такую же черную метку.
  Подошел Рафик и произнес:
  - Мне кажется, что это правильно.
  - Все равно уже поздно что-либо менять, - устало сказал Вася, - теперь вы в одной команде. И чтоб больше ничего подобного не повторилось, вы, втроем, пойдете вон к тем березкам, - он показал направление, - и раз и навсегда определитесь в своих взаимоотношениях. Нет, нет, - пресек он их попытки привлечь и его, - без меня, пожалуйста, сами разбирайтесь, вам вместе жить и работать. Можете набить друг дружке морды или перецеловаться, это вам выбирать.
  Троица выстроилась, отвесила Васе низкий поклон, на что он только кивнул, и удалилась.
  - Пойдем и мы, подруга, - Васю качнуло, и он чуть не упал, Вера поддержала его за локоть. - Вот ведь как притомился, аж ноги держать не хотят, - посетовал он. - Тут откат сильнее... Я ведь чувствую то же самое, что и они в минуту инициации. Трое за один раз - перебор.
  - Что ты сделал с ними? - задала она вопрос, помогая идти к пылавшему костру.
  - А то не знаешь, не догадываешься.
  - Догадываюсь, но не знаю.
  - Я приобрел свое войско. Черт, не хотел я этого, но обстоятельства, хотя, какие к лешему обстоятельства! Майор, скотина, всю малину испортил, но я и его понимаю...
  - Может, объяснишь все более популярно? - попросила Вера.
  - Да, все-таки вы все имеете некоторое право знать часть Истины, - согласился Вася. - Вот соберемся на ужин, выпьем по рюмочке и я объясню, что смогу.
  Он тяжело опустился рядом с костром и, закрыв глаза, отрешился от действительности, отдыхал, набирался сил, черпая их прямо из окружающего мира.
  Солнце стало заваливаться на запад, поднялся ветер, зашуршал листьями.
  - Сколько еще дров надо? - этот простой вопрос Игорешки вывел Васю из транса.
  - А? Что? - не сразу пришел он в себя, оглянулся и захохотал.
  - Ты чего смеешься? - спросила Вера, хотя ей почему-то было трудно говорить.
  - Ребята, простите, забыл, - продолжая смеяться, сказал Вася. - Все, все, Игорешка, спасибо, больше не надо дров, - повернул голову к карьеру и крикнул: - Вишня, иди сюда, а то утопишься. И вы, - обратился он к стряпухам, - извините, больше еды не нужно, и так на целую роту наготовили.
  Вера только сейчас поняла, что ребята продолжали с рвением выполнять команду Васи, хотя надобность уже отпала. Валежника Игорешка натаскал такую гору, на неделю хватит, не меньше! Сашка собрал все снаряжение, а сам продолжал нырять в карьере, пока его не остановил окрик брата. Оксана, Ира и Толик приготовили такое количество блюд, Вера даже и не подозревала, что столько добра с собой привезли. Да и сама она, как и было велено раньше, сидела тихо, как мышь, даже удивилась этому, но только сейчас, когда наваждение спало.
  - Ох, простите бога ради, - отсмеявшись, произнес Вася, - перестарался, не ожидал, что так сильно получится.
  Его брат подобрался совсем близко к костру, его трясло от холода, губы посинели, с мокрого тела капала вода. Он недовольно проворчал:
  - Мог бы и раньше вспомнить о нас, бедных. Так и заболеть можно.
  - Ладно тебе, Вишня. Толик, - обратился к армянину Вася, - налей ему полстаканчика, для сугрева.
  - Можно и плеснуть, - потянулся он за бутылкой. - Только ты не забывай больше.
  - Хорошо, хорошо, на сегодня все, больше не буду, - на Васю опять напал приступ веселости, теперь он заразил и остальных, хохотали все, понимая несуразность обстановки.
  - А где наш любовный треугольник? - спросил Игорешка, продолжая смеяться.
  - Скоро придут, - успокаиваясь, ответил Вася.
  Из березовой рощицы показалась бодро шагавшая троица.
  - Видать, договорились, - прокомментировал их появление Сашка.
  - Будем их пытать? - спросил Игорешка.
  - Нет, - Вася окинул всех сидящих взглядом, - оставим их в покое.
  - Наверно, правильно, это их проблемы, их заботы, - поддержал его Толик.
  Троица подошла и уселась рядом. В центре Маша, у нее по бокам Рафик и Илья.
  - У нас тупик, - прервал молчание Илья. - Нам бы помощь нужна. Вот.
  - Перво-наперво надо выпить, закусить, - веско произнес Вася, - после думу думать.
  Возражений не последовало. Толик наполнил пластиковые стакашки и раздал компании. Начался ужин, как ни в чем не бывало, пили, ели, вели пустые разговоры, но каждый мысленно возвращался к подвешенной проблеме. Вася терпел немые упреки, сколько мог, но, в конце концов, не выдержал:
  - Ладно, давайте, вываливайте на нас свои невзгоды.
  - Я и Рафик, мы любим Машу. И...
  - Знать-то не договорились, - Вася смотрел на них и улыбался. - А что нам дама скажет?
  В ответ Маша только потупила взор, уперлась взглядом в пылающие угли и молчала.
  - Правильно, - подхватила красавица Оксана, - Машке решать с кем быть, а второй должен оставить все притязания при себе!
  - Молодец, Ксюша, так их, - Игорешка вскочил на ноги и замахал руками, как бы рубя с плеча шашкой. - Пусть Марья ткнет пальцем в избранника.
  На это Маша только еще более насупилась и сжалась в комочек.
  - Ясненько, понятьненько, - сделал вывод Вася, и спросил: - Хотите, чтобы мы решили за вас?
  Троица замотала головами, кто куда, то ли соглашаясь, то ли протестуя - не понять.
  - Вот так тупичок, - воскликнула Вера, всплеснув руками.
  Все смотрели на Машу, она ежилась под их взглядами и упорно молчала. Солнышко коснулось горизонта и медленно начало скрываться, похолодало. Вася, уже никого не стесняясь, вытянул руку и накинул на Машу тонкое одеяло, которое лежало рядом с УАЗиком, оно красиво и плавно пролетело по воздуху, словно ковер-самолет и окутало дрожащую девушку. После Вася притянул к себе одежду, она появилась как по волшебству, он надел штаны и набросил рубаху, не застегивая.
  - Вера, тебе одежду подать? - спросил он.
  - Да, если не сложно, - небрежно ответила она, как будто ей всю жизнь приносили одежду таким забавным способом.
  Вся остальная компания застыла с открытыми ртами, наблюдая, как подлетели потертые джинсы и футболка.
  - Холодает, - пояснила Вера, влезая в джинсы, в какой-то степени наслаждалась этой ситуацией. - Советую и вам надеть чего-нибудь, замерзнете.
  - Вот черт! - воскликнул Сашка, он первый пришел в себя. - Удав, может, и мою одежку кинешь, а-то я не помню, где оставил.
  - Лови, братишка, - Вася, не вставая, направил Сашину одежду, прямо на его колени.
  - И мне, и мне, - послышалось со всех сторон.
  - Пожалуйста, - Вася принялся небрежно махать руками.
  Штаны и рубашки, оставленные утром в различных местах, к восторгу компании, полетели, и ни один предмет экипировки не был перепутан, все приземлялось точно к хозяевам.
  - Удав, а меня научишь? - спросил Сашка, уже одевшись и присаживаясь к костру.
  Девять пар глаз с немым вопросом уставились на Василия.
  - Эх, ребятки, - Вася тяжело вздохнул и посмотрел на каждого по отдельности, - вам много чему придется научиться. Чем выше поднимаешься, тем выше плата за действия. Но мы отклонились от темы. Твое слово, Маша.
  - Я не могу, - прошептала она.
  - Но и я не могу выбрать за тебя, - Вася покачал головой, - это должен быть ТВОЙ выбор, и только твой.
  - Прости меня, хозяин, - Маша с надеждой во взгляде посмотрела на Василия.
  - Я не хозяин вам, вы все свободные люди, со свободой выбора. - Поморщился Вася. - Для вас троих, я теперь наставник, Мастер-Неубивающий, сокращенно Ман.
  - А что означает Мастер-Неубивающий? - тут же спросил Игорешка.
  - Это мой титул.
  - Вася, ты обещал нам, то есть мне, рассказать об этом, - напомнила Вера.
  - Да, все вы имеете право знать, с кем свела вас Судьба. Попробую обрисовать покороче и попонятней, но как получится, не обессудьте.
  Василий принялся рассказывать о Мире, в котором ему пришлось прожить некоторое время. Он говорил, а ребята слушали, верили и не верили ему. Мир, пересекающийся с нашим миром по перпендикуляру, школа Сагу-сагу, великие Мастера боевых искусств...
  Давно уже наступила ночь, никто и не заметил, как проскочили сумерки, только языки пламени от костра разрывали кромешную тьму, да звезды на небе пытались светить на черную Землю. Васю слушали раскрыв рты, ни разу не перебив. Только потрескивание дров, пылавших в костре, нарушало наступившую тишину, когда он закончил повествование.
  - Обалдеть, - подвел итог Сашка через какое-то время. - И ты молчал?
  - А ты что хотел, чтобы я бегал по городу и кричал на каждом перекрестке? - спросил брата Василий.
  - Нет, но мне-то мог сказать.
  - Эх, Сашка, Сашка, - грустно произнес Вася. - Перед вами сидит могучая сила, без вектора. Что из этого получится? Я не знаю.
  - Ты можешь применить полученные знания для борьбы со злом! - с горячим убеждением в голосе, выкрикнула Ира.
  - Да, со злом, - поддержал подругу Толик.
  - Все не так просто, - усмехнулся Вася и спросил: - Что есть зло? Кто скажет?
  - Ну, всем понятно, что это, - Толик посмотрел на Рафика, как привык раньше, спрашивая у него совета.
  - Мир стал бы черно-белым, если бы его разделили на добро и зло. Как там в поговорке? 'Что русскому на пользу, то немцу смерть?' А, к вашему сведенью, немцы тоже люди. Нет абсолютного зла, уже нет. Данная мне сила, - Вася приложил руку к солнечному сплетению, где фиолетовая звезда шевелила своими десятью лучами, - заставляет действовать. Я сопротивлялся, сколько мог, но недавно все изменилось. Пять воинов встали под мои знамена. Но я не хочу вести вас на войну. Да и куда? В Африку? В Латинскую Америку? На Ближний Восток? Или против всех и вся? Конечно, если будет угроза Родине, тогда без вопросов, а так...
  Вася умолк, остальные тоже молчали, обдумывая сказанное. Прошла минута, Игорешка, он сидел напротив Васи, вздрогнул и уставился к нему за спину, с вытаращенными глазами. Вера, перехватив его взгляд, обернулась и, тоже застыла в изумлении с широко раскрытыми глазами и ртом. Постепенно и остальные обратили внимание на непрошеного гостя. Только Вася продолжал сидеть спокойно, не оборачиваясь и никак не проявляя беспокойства.
  - Что это, - первым пришел в себя Рафик.
  - Это чудо-юдо есть бигфут, йети, снежный человек, как хотите. Он посланник ко мне, - произнес Вася и, не поворачивая головы, обратился к волосатому чудовищу, стоящему у него за спиной на границе света и тьмы: - Или я ошибаюсь? И ты просто желаешь, чтобы тебя подбросили до Гималаев?
  Трехметровый гигант что-то прорычал в ответ.
  - Я так и думал, - кивнул Вася. - Выкладывай, что там у тебя.
  Ответ никто не услышал, лишь Ман понимал все прекрасно, слова чудовищной обезьяны раздавались в голове Васи:
  'Защитник Мира обеспокоен твоими действиями', - пророкотало внутри Васи.
  - И что так взволновало Защитника Поля Земли, раз он решился послать своего слугу?
  'Ты собираешь армию'.
  - Я не нарушил ничего, действовал только по правилам. Разве нет?
  'Это не в моей компетенции'.
  - Ого! Какие слова знаешь - 'компетенция'. Повторюсь для особо тупых: Я не нарушил правил. Равновесие даже не колыхнулось, хотя, после двух мировых войн его сложно чем-либо вообще поколебать.
  'Это ничего не меняет, ты собираешь армию' - упорно гнул свою линию йети.
  - Ну и что ты предлагаешь? - в раздражении произнес Вася. - Талдычишь одно и тоже. Есть конкретные предложения?
  'Мы не знаем твоих планов'.
  - Я и сам их не знаю. Это пустой базар, йети.
  'Я должен тебя предупредить и предостеречь'.
  - Весь во внимании, - в Васином голосе появились шутливые нотки.
  'Каждый избранный получает проклятие'.
  - Вот как? Не знал, и что это в моем случае?
  'Твои воины получают бессмертие и неуязвимость до Твоей Смерти. Пока ты жив, никто не сможет их убить', - снежный человек улыбнулся своим огромным ртом, обнажив желтые клыки.
  Вася на несколько долгих минут впал в ступор. Потом он начал тихо ругаться. Сначала по-русски, после перешел на тюркские языки, чем сильно удивил Рафика. Напоследок, вспомнил немецкий и английский языки, выпалил их скудоумные бранные слова, повторил все с конца и замолчал. Потрясение его было огромным.
  'Что скажешь, Ман?' - поторопило его чудовище.
  - У меня кончился запас ругательств, да и никаких слов на это не хватит, - Вася наконец-то посмотрел на посланника через плечо.
  'Поздно ругаться', - снежный человек слегка наклонился.
  - А я тоже, как и остальные, проклят?
  'Твое проклятие - давать жизнь другим, даже когда не хочешь', - ответил йети.
  Вася задумался - как понять слова посланника?
  - Кстати, тебе и твоему Господину известно, что это моя последняя, двенадцатая жизнь в Этом Мире? - наконец произнес он, не скрывая сарказма. - Я завершаю Земной Путь.
  Теперь впал в задумчивость снежный человек. Они смотрели друг на друга и молчали.
  'Это меняет все, - наконец ответило существо. - Я должен сообщить Защитнику Мира'.
  - Заодно передай ему, что я не собираюсь занимать Его место, - проворчал Вася.
  'Чем оно плохо?' - удивился посланник.
  - Достаточно Хиросимы и Нагасаки. Еще нужны пояснения?
  'Это плата, и не только за будущее благополучие'.
  - Ни хрена себе! Платежные средства у вас все такие?
  'Да, иначе и быть не может, сам же знаешь', - подтвердил йети.
  - А чем америкосы расплатились?
  'Спроси Защитника'.
  - Нет, я и сам допер.
  'Хорошо. Теперь, Ман, когда ты знаешь свое проклятие, ты будешь осторожнее?'
  - Глупый вопрос.
  'Почему?' - удивился снежный человек.
  - Хочешь, я поделюсь с тобой знаниями о своих предыдущих жизнях? Они были все тут, на Земле, и начались задолго до твоего рождения, и ни одна не кончилась в постели, - ласковым голосом предложил Вася.
  'Нет! - существо даже отшатнулось. - Мне своей жизни хватает'.
  - А сколько тебе лет? И как давно служишь Защитнику?
  'Мой род уже миллион лет помогает сохранять Этот Мир в равновесии. А мне всего-то полторы тысячи'.
  - Да, немного, даже рождения Христа не застал, - усмехнулся Вася. - Ладно, иди, передавай привет Защитнику Мира, может, и надумаю посетить его, но позже.
  Снежный человек развернулся, чтобы уйти, но прежде чем окончательно исчезнуть в темноте, он посмотрел на Веру и произнес хриплым, нечеловеческим голосом:
  - Посетите Аркаим, девушка, в сентябре, - и растворился в ночном лесу, тихо, как привидение, ни один сучек не хрустнул под мощными ногами-лапами.
  - Свинья, - крикнул ему в след Вася.
  - Кто такой защитник мира? - спросил Игорешка.
  - Что это за чудище? - вскрикнула Ира.
  - А почему он свинья? - поинтересовался Рафик.
  - А он не похож на свинью, - пролепетал Сашка, задумчиво глядя вслед ушедшему чудищу.
  Вся компания заговорила одновременно, только Вася и Вера молча смотрели друг на друга.
  - Я хочу с тобой, - сказала Вера, не обращая внимания на всеобщий гомон.
  - Этого я и боялся, - Вася с силой потер лицо ладонями, - ты еще не готова. Вы все еще не готовы к чему бы то ни было. А времени, как всегда, мало.
  - Я хочу, не знаю чего, но всего и много, - выпалила Маша, чем удивила всех.
  - Ты с мужиками сначала разберись, а после будет все и сразу, - хохотнул Толик.
  - Если серьезно, - Вася окинул ребят взглядом, - вам придется сильно потрудиться. Необходимо заниматься семь раз в неделю. Только вот где?
  - Вечерами можно у меня дома, - предложила Вера.
  - Дом подойдет для медитации, - согласился Вася, - но надо где-то и практикой заниматься.
  - А ты организуй секцию, - предложил Сашка, - хотя бы и в нашей школе.
  - Для этого нужна лицензия, - напомнил Рафик, он, как 'старый' спортсмен знал это лучше всех и предвидел возможные трудности.
  - Я постараюсь добиться разрешения тренироваться вам вместе со спецназом, но этого будет мало, - задумчиво произнес Василий.
  - По выходным можно на природе, - внес свою лепту Игорешка.
  - Да и по вечерам, парк рядом, кто мешает? - практичная Ира всегда говорила только то, что надо.
  - Молодцы, - похвалил их Вася, - завтра будет половина дня, попробуем, что получится. А сейчас всем спать.
  Вообще-то спать никому еще не хотелось, но после этих Васиных слов все начали зевать и без дальнейших понуканий разбрелись по палаткам и спальным мешкам...
  
  Проверка.
  
  Начались дни напряженных тренировок. Васе, пусть и не сразу, но удалось выпросить время в спортзале Динамо для своего воинства. Майор частенько присутствовал на их занятиях, участвовал сам, помогал Василию. Почти каждый вечер проходил у Веры дома, Вася погружал ребят в транс и, как когда-то его самого учил Мастер-Смотритель, он передавал Знания непосредственно в мозг своих подопечных.
  Его беспокоило только одно - слова снежного человека о проклятье Мана. Вася, естественно мысленно, через умозаключения проверил их, потом перепроверил, после проверил еще раз уже на практике, но результат получил тот же самый. Волосатик не врал. Чтоб ему лопнуть, он сказал правду - все воины Неубивающего получили бессмертие и с ним вечную тоску и остальные прелести такого 'подарка' Судьбы, до тех пор, пока Васе не надоест Земное существование, и он не уйдет в Высшие Сферы, убив этим всех своих воинов, они бессмертны. Но, что сделано, то сделано, жизнь продолжается, пусть она и бесконечна, теоретически. Выход найдется, обязательно, иначе и быть не может. А сейчас первостепенная задача для Василия - подготовка войска к любым неожиданностям и неприятностям. Этим он и занимался...
  
  - Василий Иванович, - позвали его, после окончания очередной тренировки спецназа, - Вас приглашают в кабинет директора.
  - Спасибо, Тимур Мухамедович, - ответил Вася тренеру-дзюдоисту, - я уже иду.
  Он быстро переоделся и, поднявшись на второй этаж, постучал в дверь директора.
  - Входите, - послышался незнакомый женский голос.
  Вася открыл дверь и вошел в просторный кабинет директора спорткомплекса Динамо. Вокруг стола на современных металлическо-дерматиновых стульях располагалось десять человек. Не считая руководства, все незнакомые, хотя некоторых он встречал в спортзале.
  - Здравствуйте, Василий Иванович, - произнес директор, и после ответного приветствия продолжил: - Вот, товарищи из спорткомитета хотели бы задать Вам несколько вопросов.
  - Спрашивайте, помогу, чем смогу, - Вася бесцеремонно подошел и сел на свободный стул за столом, без приглашения.
  Председательствующий субъект поморщился, но промолчал, он сидел во главе стола, на месте директора, который скромно расположился в сторонке. Вопрос первой задала пожилая, спортивно подтянутая и строгая женщина:
  - Вы знаете, зачем вас вызвали, Василий Иванович?
  - Нет, могу только догадываться, - искренне ответил Вася.
  - Нам необходимо проверить ваш профессиональный уровень, - произнес председатель брезгливым голосом, он говорил так, будто ему неприятно вообще говорить, особенно такому субъекту, как Вася.
  - Что ж, вполне логично и закономерно, - кивнул Василий, отчасти соглашаясь, а частично протестуя, естественно, в душе и молча.
  - Вы тренируете специальное подразделение милиции и только его, - продолжила женщина, по сравнению с председателем, ее голос намного приятней и теплей, - но вы не учились ни в одной из школ единоборств, у вас нет ни званий, ни спортивных достижений, ничего, только рекомендация майора Скворцова. Объясните это нам, пожалуйста.
  - Постараюсь, - Вася наморщил лоб, решая нелегкую задачку. - Да, я не изучал боевые искусства, официально...
  - Это как вас понимать? - вопросил председатель. - Что значит - 'не изучал официально?' Вы занимались подпольно?
  - То и значит, - Васю раздражал этот напыщенный индюк. - Встретил я, совершенно случайно, одного старика, он открыл мне глаза на мир, и получилось, что у меня есть способность. Дальше я сам ее развил, а майор пригласил поделиться умением с его командой, вот и все.
  - Туманно, Василий Иванович, - произнес директор.
  - Что это за старик? - спросил председатель. - Где он живет и почему спортивному миру он неизвестен?
  - Он нигде не живет в Нашем Мире, - Вася говорил с искренностью в голосе, - а известности он никогда не искал, и правильно делал.
  - Но почему вы не участвуете в соревнованиях? - несколько удивилась пожилая женщина.
  - Это неспортивно, - объяснил Василий без ложной скромности. - Какой интерес в победе, когда она предрешена? Да и зрителям смотреть на поединок продолжительностью меньше минуты будет скучно.
  - Вы настолько уверенны в своих силах? - не поверила женщина.
  - Врет он все, - громким шепотом сказал один из комиссии своему соседу, в ответ тот истово закивал, соглашаясь. - Ничего этот парень не умеет, сразу видно.
  - На чем основано ваше заявление? - спросил мужчина в спортивном костюме, Вася несколько раз встречал его и знал, что он имеет какой-то высокий дан по джиу-джитсу.
  - Чем вы можете подтвердить свое заявление? - брезгливо выплюнул слова председатель.
  - Среди присутствующих есть истинные мастера боевых искусств, - в глазах Васи запрыгали чертята, - предлагаю спуститься в спортзал и провести несколько поединков по правилам кетча, естественно, только с желающими меня проверить.
  - Хорошо, - согласился председатель, недолго подумав. - Идемте, посмотрим, на что способен наш старший тренер.
  Вся группа прошла на малый манеж, там в это время суток всегда пусто, занимающихся нет, а жесткий татами как нельзя лучше подходит для задуманного 'соревнования'. Вася не стал переодеваться, просто снял ботинки и рубашку, оставшись в одних кожаных штанах, которые носил почти постоянно, как только их получил, даже когда вернулся в свой Мир.
  Первым вызвался молодой человек, который шепотом обвинил Васю во лжи. Удав не стал ломать комедию и церемониться с ним. Сделав два быстрых шага разделявших соперников, он резким и незаметным для постороннего глаза ударом ребром ладони по шее, отправил его в беспамятство. Все кончилось так быстро, что никто ничего не понял.
  - Следующий, - бесстрастно произнес Вася.
  - И это представитель областной федерации УШУ? - спросил кто-то громко.
  - Что вы с ним сделали? - воскликнул председатель.
  - В боксе это называется нокаут, - ответил Вася и повторил: - Следующий.
  На татами вступил мастер джиу-джитсу. Этот был опасным противником, уверенным в себе, он не собирался проигрывать. Вася почувствовал, как спортсмен начал высвобождать зверя, бесстрашного, беспощадного. Это же высший класс мастерства единоборца! Точнее воина. Взгляд соперника приобрел ту глубину, которая позволяет смотреть в суть вещей и событий. 'Надо познакомиться с мужиком поближе, а сейчас постараться не обидеть его, победить не сразу. Интересный зверек живет у него внутри', - подумал Вася, готовясь к ожесточенной схватке.
  После приветственного поклона они начали кружить, медленно приближаясь к центру татами. Вася отключил внимание от конкретных деталей, распределил его, охватил противника целиком.
  Они сошлись. Руки сплетались и расплетались, хитроумные и отработанные многими годами тренировок движения мастера джиу-джитсу не приводили к тому результату, который уже должен был произойти, захват не получался, удар не получался, они продолжали 'вязать' руки.
  Зрители восхищенно смотрели на них, кто-то дал остроумный комментарий, ему ответили, завязался спор о стиле борьбы. Председатель комиссии недоуменно взирал на поединок, он никак не мог поверить, что какой-то мальчишка может устоять против шестого дана джиу-джитсу! Подтвержденный ни где-нибудь, а в Японии.
  Прошло две минуты с первого контакта противников, зверь в мужике рассвирепел по-настоящему, контроль над ним он окончательно потерял, наступил самый опасный и ответственный период схватки. Короткий бросок тела, Вася едва успел перехватить руку и пригнуться, пропуская локоть мужика над головой, нацеленный в горло. Выпрямляясь, Вася ударил коленом в живот, только на долю секунды опережая такой же маневр противника. Вася не выпускал пойманную руку, своим ударом он лишь сбил дыхание и уронил мужика, точнее, того зверя, который сейчас судорожно дергался и сопротивлялся. Возникла угроза перелома руки, пришлось ее отпустить, одновременно нанося последний удар. Вася не стал использовать руки или ноги, он врезал лбом по затылку борца. Искры сыпанули из глаз Васи, чуть не запалив жесткий настил, но цели он достиг, противник уткнулся носом в пол и затих.
  - Какой занятный бой получился, - как ни в чем не бывало, произнес Василий, поднимаясь на ноги, даже не сбив дыхание. - Может, кто еще хочет побороться? Я размялся, так что прошу, но лучше вдвоем или втроем. Интересней будет.
  Пробежал ропот среди присутствующих. Мастер джиу-джитсу очень уж быстро пришел в себя, сел (первая жертва все еще беспамятствовала), потряс головой, посмотрел на Васю мутным, но ежесекундно проясняющимся взглядом и спросил:
  - Чем это ты меня шарахнул?
  - Головой, - ответил Вася.
  - Не больно? - поинтересовался он и улыбнулся.
  - Еще как больно, - усмехнулся в ответ Вася, - до сих пор гудит, как царь-колокол.
  - Надеюсь, мы еще встретимся?
  - А как же, обязательно, - Вася протянул руку, помогая подняться бывшему сопернику.
  - Меня зовут Святослав, - представился спортсмен, вставая рядом и продолжая сжимать Васину руку.
  - Приятно познакомится, Слава. Я тут вызвал двух-трех человек, но что-то никто не рвется подраться.
  Святослав окинул взглядом стоящих людей и позвал:
  - Олег, Гриша, Виктор, ваша очередь.
  На татами вышли трое, Слава вернулся в толпу зрителей.
  - Олег Борисович, - представился огромный мужик, могучего телосложения, - мастер спорта по самбо.
  - Как я понял, - прищурил один глаз Вася, - боевого самбо.
  В ответ Олег только коротко кивнул.
  - Григорий Александрович, - подражая Олегу Борисовичу, произнес крепко сбитый парень, - чемпион города по боксу, кандидат в мастера спорта.
  - Виктор Михайлович, - сказал третий мужик, наверное, чтоб не отстать от остальных, - черный пояс по карате кекусинкай, третий дан.
  - Прекрасно! - радостно воскликнул Вася и, как и они, представился: - Василий Иванович, но не Чапаев. Мастер одного удара, а если серьезно, то боец Сагу-сагу, титул: Мастер-Неубивающий, что есть истинное заявление. Преступим, гонга не будет.
  Зрители с недоумением смотрели на бой, а поглядеть вообще-то было на что. Самбист, как и положено борцу, пригнувшись, пошел на Васю, явно с целью захватить его в объятья. Боксер запрыгал, готовый нанести сокрушительный апперкот или хук, как получится. Каратист принял стойку кокуцу-дачи, побеспокоившись, прежде всего, об обороне.
  Вася действовал молниеносно, поднырнув под боксера, коротким ударом в живот вышиб из него дух. Параллельно ногой врезал Виктору Михайловичу по уху. И напоследок, словно призрачная тень, метнулся к Олегу Борисовичу, выпад в 'полуполете' был выполнен безупречно, не зря когда-то занимался греко-римской борьбой! Прошмыгнув между рук самбиста, ухватил за ноги и рывком перебросил девяносто с лишним килограмм живого веса через себя на двух его товарищей, еще не пришедших в норму. Олег Борисович своим мощным телом придавил обоих, сбив с ног.
  - Куча-мала! - провозгласил победитель. - Прям как в школе на перемене.
  - Мальчишка, - пробурчала пожилая женщина, - он же еще ребенок!
  - Но каков боец, - восхитился Святослав, стоя рядом с ней.
  - Ну, хватит, - проскрипел председатель неприязненно, он остался недоволен результатами проверки, - возвращаемся в кабинет директора.
  Когда все собрались и разместились на стульях, председатель провозгласил:
  - Что ж, майор прав, для СОБРа лучшего тренера найти сложно, - он поморщился от собственных слов, будто съел лимон. - Про Сагу-сагу я слышал, но в России нет школ и специалистов этой борьбы, многие даже не подозревают о существовании такого...
  - Искусства, - услужливо подсказал председателю Вася, когда тот не смог закончить фразу.
  - Я ничего не слышала о Сагу-сагу, что это за искусство? - задала интересовавший многих вопрос пожилая женщина.
  - Можно назвать это тайной религией южноамериканских индейцев, хотя утверждение будет не совсем верным. Простите, но большего я вам сказать не могу, просто сам не знаю, - Вася развел руками как бы извиняясь.
  - Почему? - недружелюбным голосом спросил председатель.
  Вася в ответ только грустно улыбнулся. Он не собирался посвящать, кого бы то ни было, в тайны существования других Миров. Молчание прервал Святослав:
  - Имея такие способности, вы, уважаемый Василий Иванович, могли бы найти место подоходней тренерского.
  - Хороший вопрос вы задали, Святослав Андреевич, - пожилая женщина, самый активный участник допроса, сверлила Васю взглядом. - Ответьте нам, Василий Иванович, неужели вас устраивает четыре тысячи в месяц?
  - Четыре с половиной, - поправил ее Василий. - Да, вполне устраивает. Я не жадный.
  - Прожиточный минимум приближается к пяти тысячам, - принялась рассуждать женщина, - на жизнь, не только на развлечения не хватит, вы имеете крохи. На какие средства вы живете?
  - На оклад. А развлекаюсь я только в Интернет-кафе, даже телевизор не смотрю. Ем мало, в кабаки не хожу, по курортам не разъезжаю, одежду берегу, вино почти не пью и так далее, зачем мне деньги?
  - Вы что, не интересуетесь жизнью общества? - удивилась пожилая женщина, услышав про телевизор, вот уже несколько лет являющийся ее единственным настоящим другом.
  - В самую точку, - кивнул Вася. - Газет не читаю, в партии не вступаю, а то потом не отмоешься, в демонстрациях не участвую.
  - По телевизору показывают много передач, - не унималась пожилая женщина, - политических, информационных, спортивных, развлекательных, это все вас не интересует?
  - Нет, - просто ответил Вася.
  - Но почему? - воскликнула она.
  'Потому, что я боюсь когда-нибудь в азарте забыться и изменить Мир, до неузнаваемости, до катастрофы, расплатившись вашими жизнями', - подумал Вася, а вслух сказал:
  - Политики тянут одеяло только на себя, обещая многое и не выполняя ничего, а говорят вообще так, что и не поймешь без пол-литра. Информация подается всегда предвзято, зависит от политической обстановки или, в лучшем случае, от взгляда редактора. Спорт, это спорт, он для любителей зрелищ. Мыльные оперы, тянущиеся годами, боевики и фильмы сомнительной правдоподобности, постоянно прерываемые рекламой ненужных мне товаров, не прельщают своей пустотой. Про всевозможные шоу я вообще говорить не хочу.
  - Странный вы человек, Василий Иванович, - задумчиво произнесла пожилая женщина, - можете идти, наше решение Вам передадут.
  Вася встал и, не прощаясь, по-английски, покинул кабинет директора спорткомплекса Динамо, даже не оглянувшись.
  Он шел быстрым шагом, стараясь таким способом снять напряжение и злость, которые появились после встречи с этой комиссией.
  Отмахав приличное расстояние, он достаточно успокоился, сбавил шаг и начал воспринимать окружающий мир. Оказалось, что утопал на окраину города, причем совершенно не в свой район. Вася остановился, озираясь по сторонам, стараясь понять, как отсюда проще выбраться. Его взгляд выхватил из толпы снующих туда-сюда занятых своими делами людей, знакомое лицо. Боевая Подруга выходила из продуктового магазина, хотя кто сейчас поймет эти магазины, продукты там или промтовары, все перемешали в одну кучу. Он направился ей наперерез, чтоб перехватить, но вовремя заметил двух сопровождающих. Мужики не старше двадцати пяти лет, некоторые таких называют 'черномазыми'. Вася насторожился, что-то в облике Боевой Подруги было не так. Она подняла глаза от асфальта и заметила его, от неожиданности чуть не выронила из рук пакет с покупками.
  Еще в далеком детстве, когда они, мальчишки и девчонки, играли в казаков-разбойников, выработали целую систему жестов, у каждой группировки своя, для переговоров на расстоянии, чтоб никто посторонний их не понял. Вот и сейчас, как в далеком детстве, Вася подал ей сигнал: 'Помощь нужна?' Она поняла и ответила: 'Нужна'. Он спросил: 'Сейчас?' Она мотнула головой, словно отбрасывая капризный локон, но Вася понял, что не все так просто и Боевая Подруга капитально вляпалась, куда - предстояло выяснить. Вася вновь подал ей знак: 'Держись, спасу'. Получив ответ, что она все поняла и надеется на него, Вася принялся внутренним взором искать кого-нибудь из своих воинов.
  Прежде всего майор, он оказался далеко, прибыть вовремя не успеет, но вызов получил и уже мчится сюда на своей модернизированной 'копейке'. Следующий Рафик. Рафик и Илья оказались вместе, но тоже на другом конце города, катить им не менее получаса, если в пробку не попадут, Вася вызвал обоих. Осталась Маша. Она неожиданно нашлась совсем рядом, проезжала на маршрутном такси. 'Плохо, но выбора нет', - подумал Вася и позвал ее, естественно, мысленно: 'Все бросай, вылезай из маршрутки и скорей сюда', - он дал Маше точное место прибытия.
  Время утекало, Вася шел за Боевой Подругой, держась на расстоянии, так, чтобы не попасть на глаза ее сопровождающим. Маша догнала его, немного растрепанная и запыхавшаяся, с ходу спросила:
  - Что случилось?
  - Люди в беде. Видишь впереди девушку? - Вася показал ей Боевую Подругу. - Ее зовут Лариса, она и ее брат вляпались в какую-то историю, надо помочь.
  - Я ее знаю. Что делать мне? - деловито спросила девушка.
  - Ты, подойдешь к ним и бросишься Лариске на шею с воплем: 'Сколько лет, сколько зим! Здравствуй, Ларочка!'
  Тем временем, преследуемая троица дошла до машины и принялась укладывать пакеты в багажник видавшего виды Москвича.
  - Все, тебе пора, попадешь в плен, прикинься испуганной простушкой, но ничего не бойся, я рядом. Давай, иди, пока они не укатили, - Вася легонько подтолкнул Машу в сторону машины. - Удачи.
  Вася остановился, делая вид, что завязывает шнурок на ботинке. Маша сделала все, как он велел, результат оказался предсказуемым, ее, вместе с Боевой Подругой, затолкали в автомобиль и увезли. Мастер-Неубивающий остался ждать подкрепления, не теряя мысленного контакта с Машей.
  Первым прибыл майор, что и не удивительно.
  - Вызывал? - задал он вопрос обеспокоенным голосом.
  - Еще как, - Вася забрался на переднее сидение. - Группой неизвестных лиц захвачено два, а может и больше, заложника.
  - Ман, ты серьезно? - изумился майор.
  - Поехали, Сан Саныч, - Вася нетерпеливо указал рукой вперед, - время дорого.
  - Но за кем ехать? - майор вдавил педаль газа, и машина рванула с места.
  - Я им подсунул нашего человека, они сейчас выезжают на шоссе, - сообщил он.
  - Кто? - не отрываясь от дороги, спросил Скворцов.
  - Маша Неверова, больше некого было, - как бы оправдываясь, сказал Вася, он чувствовал неловкость, что подвергает опасности девушку.
  Майор понимающе хмыкнул и замолчал, сосредоточившись на управлении автомобилем, беспокоиться и принимать решения забота Мастера, он в данном случае исполнитель.
  Они выехали на кольцевую дорогу, потом за город, промчались километра четыре, свернули на проселок, ведущий к садовым участкам любителей подсобного хозяйства. Вася приказал остановить машину, и дальнейший путь они проделали пешком.
  - Они в том доме, - Вася показал майору сооружение из белого кирпича, такой материал в девяностых годах использовали на строительство садовых домиков почти все. - Это сад моего друга, Антона, я здесь бывал раньше. Мог бы и так догадаться, идиот хренов, и Машку посылать не надо было.
  - Что там творится? - вопрос майор задал напряженным голосом.
  - Сейчас поглядим. Сосредоточься на мне, - распорядился Вася и с силой сжал его руку.
  Он настроился на Машу, мысленно отделился от своего тела и полетел к ней, не забывая передавать информацию Скворцову. Ее глазами он осмотрел знакомое помещение. Неверова забилась в угол, сжавшись в комочек, перепуганная до полусмерти, ей и притворяться не понадобилось. Вася заставил ее поднять голову и осмотреться. В комнате сидело два незнакомых мужика, грязных и бородатых, они недобро ухмылялись, поглядывая на Машу, на коленях держали автоматы Калашникова. На кухне еще два террориста, так их определил для себя Вася, заставляли Ларису готовить еду и накрывать на стол.
  - Они собираются обедать, - констатировал майор очевидное. - Что предпримем?
  - Надо узнать, - продолжая наблюдать за помещением, ответил Вася, - где Хриплый и что с ним.
  - Хорошо, подождем, - согласился майор и предложил: - Может, подойдем поближе?
  - Возражений нет.
  Они подобрались настолько близко, насколько позволяла окружающая обстановка, используя прикрытия, чтоб их случайно не заметили из окон. Вася продолжал наблюдать.
  Вот Лариса поставила последнюю тарелку на стол, один террорист, который сопровождал ее, сказал что-то бородатому, Вася не разобрал, тот нехотя встал и, открыв крышку люка, ведущего в погреб, крикнул, с явным акцентом:
  - Эй, там, вылазьте, перерыв на обед.
  Из погреба показалась голова еще одного бородача, за ним выбрался Хриплый, потом, к полнейшему изумлению Василия, вылез Игорешка, его снизу подгонял четвертый бородач. Люк захлопнули.
  - Так, - проронил Вася, - все наверху. Только убейте меня, я не понимаю, чего тут Горбач делает.
  - Ты имеешь в виду парнишку? - уточнил майор.
  - Его, - подтвердил Вася. - Ладненько, нам пора появиться на сцене.
  Они, пригнувшись, прикрываясь кустами, припустили к домику. Вася почувствовал, как у него в кармане зазвонил телефон, без звука, он его отключил сразу, как только Вера всучила ему свою сотку, ей, видите ли, выдали служебный. Отвечать на звонок он, естественно, не стал. Как назло, у самой двери дома телефон предательски чирикнул - пришло SMS-сообщение. Вася про себя выругался, но никто внутри не услышал звука телефона.
  Майор вынул из-за пазухи пистолет, Вася покачал головой, нет, мол, опасно, можно своих случайно задеть. Скворцов согласился, спрятал оружие обратно. Вася, естественно, мысленно, приказал Маше действовать. Она встала и тихим, дрожащим от ужаса и стеснения голосом попросилась в туалет, террористы оглушительно заржали. Один молодчик оторвал свой зад от стула и насмешливо сделал приглашающий жест. Маша, на подгибающихся ногах, пошла к выходу, удобства-то на улице! Когда открылась дверь и появилась Маша со своим сопровождающим, Вася хрястнул ему по башке кулаком, вырубил напрочь. Путь внутрь освободился.
  - Стой здесь, - приказал он девушке шепотом.
  Тихо вошли в дом, оставаясь незамеченными, уже своими глазами оценили обстановку. Пять боевиков, двое сидят спиной к ним, еще трое отгорожены столом.
  - Майор, - одними губами приказал Вася, - тебе два ближних, мои трое подальше, на счет три. Раз, два, три!
  Два стремительных урагана ворвались в комнату, производя опустошение. Пленники и сообразить-то ничего не успели, а террористы предпринять, как все кончилось. Пять бандитов валялись на полу, оглушенные, а Лариса, с громким ревом, бросилась на шею Васи и уткнулась ему в рубашку, сотрясаемая несдерживаемыми рыданиями.
  - Все, все, все, - обняв за плечи и гладя ее по волнистым волосам, говорил Вася, стараясь успокоить, - все кончилось, они больше не смогут причинить никому вреда. Все хорошо, все нормально...
  Он продолжал говорить ей, помогая снять страх, а майор быстро сгреб оружие в один угол, обшарил карманы преступников, извлекая всевозможные предметы и сваливая их на стол. Игорешка первый вышел из оцепенения и принялся вязать руки террористам веревкой, через полминуты к нему присоединился Антон. Заглянула Маша и спросила:
  - Что делать с тем? - она головой указала на бандита, валяющегося у входной двери.
  - Возьми веревку и свяжи, - распорядился Вася, не выпуская Ларису из объятий.
  Майор передал девушке кусок бечевки. Покончив с последним, бородатым террористом, он по спецтелефону вызвал своих людей, чтоб забрали задержанных. Послышался звук тормозящей машины и, через мгновенье появились Рафик с Ильей.
  - Ну вот, на самое интересное опоздали, - сокрушался Рафик, осмотрев помещение.
  - Не переживай, - успокоил его Вася, усаживая Ларису на стул, - на твой век приключений хватит, с избытком.
  - Ты так думаешь? - подал голос Илья.
  - Уверен, - подтвердил Вася серьезно.
  - Как ты здесь оказался? - Игорешка сел прямо на грязный пол.
  - Случайно, Игорь, случайно, - усмехнулся Вася.
  - Да уж, Удавы везде ползают, все знают, - Антон устроился на стуле рядом с сестрой.
  - Меня удивляет, как вы впутались в это, - Вася пристально посмотрел на парней. - Хриплый, ты вроде должен на вахте быть, а присутствие Игорешки вообще меня поражает.
  - Должен, но как видишь, тут, - Антон тяжело вздохнул и вкратце рассказал события последних двух дней.
  Один знакомый, то ли чеченец, то ли ингуш, попросил его помочь разобраться с химией, типа, в универ поступать собрался. Вот Антон и пригласил Игорешку, а чтоб никто не мешал и не отвлекал, поехали на дачу - свежий воздух, зелень и все такое прочее. А тут их молодчики и взяли в оборот, ждали уже. Попались как пацаны. Игорешку заставили взрывчатку делать, а Антон помогал, а куда деваться? На следующий день Боевая Подруга приехала, стала она беспокоиться, что брата нет, а вещи стоят уложенные, паровоз скоро туту, уезжает.
  - А сегодня вы, как с Леснички на лыжах, - закончил рассказ Антон, - спасли нас, значится.
  - Взрывчатка в подвале? - спросил майор.
  - Там, - ответил Игорешка, - килограмм десять динамита сварганить успел.
  - Чего они тебя привлекли, сами, что ли динамит замесить не могли? - проворчал Вася.
  - Думаешь, это так просто? - немного обиделся Игорешка, что его труд не оценили.
  - А чего тут сложного, если есть крепкая азотка и глицерин? - Вася пожал плечами и докончил: - Обычный коктейль, смешать, но не взбалтывать, сахар по вкусу.
  - Какой ты, Удав, быстрый, - буркнул Игорешка.
  - Ладно об этом. Всем троим, нужна медицинская помощь, - Вася хмурым взглядом обвел троицу пострадавших. - А этим террористам хороший 'Воронок' и наручники.
  - Все сделано, Ман, - отозвался майор, - минут через двадцать будут у нас.
  - Джаксен, - Вася кивнул, удовлетворенный ответом, - сдадим 'груз' и нам надо поговорить, впятером. А пока, отдыхаем.
  Кавалерия прибыла как по расписанию. Загнали террористов в машину с решетками, загрузили оружие и изготовленную Игорем взрывчатку, заложников, словно бесценный груз, сопроводили в карету скорой помощи, и отбыли. В домике остались только воины Мана.
  - Не знаю, с чего и начать, - произнес Вася, - и как вам это преподнести.
  - Говори, как есть, - сказал Рафик, - а там разберемся.
  - Не тяни, - поддержал его Илья.
  - Тут слабонервных, как я вижу, нет, - майор посмотрел на Машу и добавил: - Даже наша девушка проявила себя как настоящий боец.
  - Да после сегодняшних ужасов меня трудно чем-либо напугать, - Маша Неверова гордо выпрямилась.
  - Дело в том, я сам это узнал только от посланника, от того йети... Вы все стали бессмертными, - Вася выпалил это на одном дыхании. - Таково мое проклятие - Мастера-Неубивающего, все мои воины бессмертны и неуязвимы.
  - Какое это проклятие? - удивился Илья.
  - Это же здорово! - воскликнула Маша.
  Майор и Рафаэль молчали, переваривая услышанное, радости на их лицах не было, никакой.
  - Вы еще дети, извините, но это так, - грустная улыбка коснулась губ Василия. - Вы не видите будущего, когда все ваши родные и близкие, друзья и знакомые, все канут в Лету, вы все еще будете живы и молоды, дальнейшее додумайте сами.
  - М-да, Василий Иванович, - протянул Скворцов, - удружил.
  - Пять Вечных жидов, - в задумчивости проронил начитанный Рафик.
  - Шесть, - поправил его Вася, - ты упустил солдата Женю, он случайно попал под действие заклятья. И это только на Земле, а в другом мире еще четверо.
  - Десять проклятых, - сложил майор.
  - Вероятность встречи с ними крайне мала, - Вася наморщил лоб и с силой потер щеки, - но в перспективе дальнейшей бесконечности весьма возможна и реальна.
  - Жуткое слово - бесконечность, - прошептала Маша, поежившись.
  - Да, оторопь берет, - согласился с ней Илья.
  - Это все, - Вася поднялся на ноги, готовый уходить. - Обдумывайте, мозгуйте, решайте, как жить дальше, и знайте, всегда есть выбор, даже когда кажется, что его нет, он может нам не нравиться или скрываться от 'глаз', но выбор существует. Поехали, сегодня думайте, а завтра встречаемся на тренировке...
  
  Переход.
  
  - Нам еще долго ехать? - поинтересовалась Вера и бросила короткий взгляд на Василия. - Может, остановочку сделаем? Устала я крутить баранку.
  Машина тихо шуршала шинами, поднимая за собой столб бурой пыли. Слова Веры вывели Васю из задумчивости, после встречи с йети, на него все чаще стали накатывать воспоминания из прошлых жизней, утомляя и выматывая. Василий обрадовался, что девушка оторвала его от прошлого, он осмотрелся вокруг, отмечая мелькающий за окнами автомобиля пейзаж - лесостепь, пожухлую траву и разбросанные островки деревьев, покрытых желтыми и бурыми листьями, начинающими опадать.
  - Потерпи чуть-чуть, - ответил Вася, закончив осмотр местности. - Видишь, вон тот холм?
  - Да, - подтвердила девушка.
  - Нам туда, - уверенно сообщил он.
  - Это и есть наша цель? Но я не вижу жилых строений.
  - Они дальше, в долине, мы едем не совсем в Аркаим, - объяснил Вася. - Нам нужна самая дальняя окраина города, а не центр, где работают археологи, откопавшие часть дворца и храма.
  - Судя по указателям до центра еще далеко.
  - Да, старый город был сильно разбросан, если его вообще можно назвать городом...
  - Ты говоришь так, словно жил в нем.
  - В предыдущей жизни, не самой плохой, надо отметить...
  - А сколько всего жизней? - поинтересовалась Вера.
  - Двенадцать, для тех, кто встал на ПУТЬ, но в дальнейшем люди отказались от реинкарнации, решив, что: 'Нет смысла идти, если главное не упасть!' Но те люди, которые начали ПУТЬ, остановиться уже не могут...
  Вася замолчал, снова погрузившись в невеселые раздумья. Вера так и не дождалась продолжения рассказа о таинствах жизни и об Аркаиме, хоть и было любопытно, но что-то удержало ее от дальнейших расспросов.
  Через пятнадцать минут она съехала с проселочной дороги на степной простор. Осторожно, чтобы не попасть в какую-нибудь яму, скрытую буйной растительностью и не наскочить на камень или пенек, подвела машину к холму и остановилась.
  - Приехали, - проинформировала она Васю.
  - Добре, - отозвался он, - пока отдыхай, а я проведу разведку. Где-то тут должна быть пещера, прошвырнусь в округе, поищу.
  Василий вышел из машины и неспешным шагом направился в обход холма. Вера заглушила мотор и отправилась к багажнику, где находились припасы. На горячем капоте 'шестерки' она накрыла немудреный стол и стала ждать Васю.
  - Я нашел то, что нам нужно, - сообщил он, вернувшись к машине минут через десять.
  - И что это? Пещера? - спросила Вера.
  - Пещера, - подтвердил Вася и туманно добавил, - а в ней точка перехода.
  - Перехода куда?
  - В другой Мир, естественно, куда же еще.
  - Что мы там потеряли? Оно, конечно, интересно, но...
  - Пока я не знаю, - перебил ее Вася. - Лучше давай наедимся под завязку, мало ли что, а потом проверим другую реальность.
  - Не проще взять продукты с собой? - задала очевидный вопрос Вера, приступая к завтраку.
  - На первый взгляд так и надо поступить, но есть вероятность, и не малая, что там наши продукты станут для нас же ядом. Не будем рисковать.
  - Может ты и прав, - согласилась Вера, - тебе видней.
  Вася коротко кивнул и принялся помогать Вере, очищать капот от продовольственных запасов. Покончив с поздним завтраком, или ранним обедом, они некоторое время провели у машины. Вася снял часы и убрал их в бардачок, вместе с сотовым телефоном.
  - Там, - Вася махнул рукой в сторону холма, - нам это не понадобится.
  - А пистолет можно оставить? - спросила Вера, тоже избавляясь от лишних предметов.
  Вася на миг задумался и ответил:
  - Возьми, вдруг ТАМ будет работать, кто его знает, куда нам надо.
  Вера сунула Макаров в задний карман джинсов.
  - Я готова, - провозгласила она.
  - Тогда вперед.
  Пещера находилась недалеко, низкий вход со стороны совершенно незаметен, скрывался за густыми кустами шиповника. Пригнувшись, почти на четвереньках, они углубились внутрь, через десяток шагов ход расширился настолько, что вполне можно было идти в полный рост. Свет за спиной уже перестал освещать путь, а они все шли и шли.
  - Надо было фонарик с собой взять, - посетовала на темноту Вера, держась за Васину пуку.
  - Ничего, уже почти на месте, - отозвался он, - еще немного и будет выход-вход.
  - То есть, мы выйдем из пещеры и войдем в другой Мир? - уточнила Вера.
  - Да, - подтвердил Вася, звук его голоса мягко обволакивался темнотой как одеялом.
  - Наши Миры пересеклись в этой точке во времени. Мы там пробудем, Бог весть сколько, а, вернувшись, изменений не увидим, - объяснил Вася и с некоторой грустью добавил: - Только шрамов в душе у нас станет больше.
  - Что за пессимизм?
  - Это реализм. Осторожней, - предупредил он, - пригни голову, выступ.
  Вера пригнулась, а в следующее мгновение она уже стояла на открытой местности, только холм, очень похожий на тот, оставшийся в другом Мире, находился за спиной. Впереди простиралось огромное пространство, подсвеченное тремя лунами: красной, голубой и желтой.
  - А у них тут ночь, - констатировал Вася.
  - Как красиво, - Вера вдохнула полной грудью свежий воздух, напоенный запахом степных трав.
  - Да, но любоваться будем по пути, - произнес Василий, - топать нам далековато, надо бы какой никакой транспорт раздобыть.
  - Ты знаешь куда идти? - Вера ничуть не удивилась.
  - А как же, без этого нельзя, заблудимся, - весело ответил он и направился к далеким огонькам, мерцавшим в ночи.
  Вера догнала его и пошла рядом.
  - Это костры? - спросила она, указывая на источник света.
  - Сто процентов, - подтвердил он. - И у меня полная уверенность, что там нам рады не будут.
  - Зачем тогда к ним идти?
  - Выбора нет. На своих двоих нам топать и топать, а там есть лошади, или что-то подобное.
  - А я умею ездить верхом, - похвасталась Вера, - меня дед научил, у него были две лошади и конь!
  - Завидую, - Вася подал ей руку, помогая пересечь канаву, непонятно кем и для чего вырытую, - мои познания и умения только из прошлого, лично я никогда в Этой жизни не ездил на лошадях. Даже побаиваюсь, хотя умом все понимаю, но страшно как-то.
  - Они добрые, - успокоила его Вера, - в смысле лошади. Ласковые как кошки.
  - Все звери добрые, - поддакнул Вася, - если они тебя кушают, это не по злобе, просто проголодались, а тут выбирать не приходиться, кто ближе, того и ням-ням.
  - Жизнь у них такая, предназначение, - с философской ноткой заметила Вера.
  - Да. Это была моя десятая жизнь, я был индейцем из племени Араваков, точнее, индейкой, в смысле индейской женщиной.
  - Ты был женщиной? - не поверила Вера.
  - Да, при реинкарнации пол может меняться случайным образом, по крайней мере я никакой зависимости не заметил, - поморщился Вася. - Так вот, скрываясь от английских пуритан-миссионеров, несколько дней я уходил..., уходила от погони. Спряталась я в одной протоке, между Ориноко и ее притоком. Был прилив, пираньи не кусались, а тут, как на грех анаконда, ослабший я был, не справился с ней. Она меня еще живого..., живую, заглотила, ощущение незабываемое.
  - Ужас, - вырвалось у Веры, - теперь понятно, почему снежный человек отказался от твоих познаний. Да и я не знаю, хочу ли их.
  - Угу, - Вася сбавил ход. - Сейчас попрошу без разговоров, мы приближаемся к военному лагерю, а значит, скоро посты охранения.
  Вера кивнула, что поняла, и дальше шла молча, но все равно, как и положено городскому человеку, производила много шума. Вася морщился на каждый хрустнувший сучек под ее ногами, но ничего не говорил, крался как призрак в ночной тиши. Сразу видно - бывший индеец, пусть и не воин индейский, но все же. Какое-то время ничего не происходило, они приближались к лагерю, костры стали отчетливо различимы, Вера насчитала десять огней.
  - Вот и все, - произнес Вася, - можно больше не скрываться, нас заметили.
  Не успел он закончить говорить, как раздался протяжный свист, предупреждающий спящих о приближении чужаков. Вася сорвался с места, как выпущенный из катапульты снаряд, бросив Вере через плечо:
  - Старайся не ввязываться в свару, держись в стороне!
  Вера выхватили Макара, передернула затвор и стала ждать развития дальнейших событий.
  Вася ворвался в лагерь как вихрь, на бегу сбил двух низкорослых, бородатых мужчин, выскочивших из укрытия и пытавшихся его задержать. Словно цунами производил он опустошение в рядах сонных солдат, не ожидавших атаки. Все его противники, насколько видела Вера, доставали ему только до плеча, не выше. Они отлетали от Васи как кегли от шара. Их примитивные мечи и копья не спасали от сокрушительных, но, насколько знала Вера, не смертельных ударов.
  К ней приближались два мужика, наверное, сидели в охранении. В руках они держали копья. Она их вовремя заметила. Навела на одного пистолет и когда мушка поймала цель, нажала на спуск. Чик - сказал надежный Макаров, а выстрела не последовало. Вера сунула пистолет обратно, в задний карман и приготовилась отбиваться.
  Спасибо Васе, научил, что и как. Всего-то два низкорослых противника, пусть и с этими дурацкими палками в руках. Она крутанулась вокруг своей оси, пропуская мимо и перехватывая копье, а локтем нанесла удар в голову, благо не надо задирать высоко руку. Мужик рухнул, выпустив копье, которое она держала сейчас в правой руке посередине древка, как шест. Им и огрела второго мужика. Бой закончился. Оглянувшись, Вера убедилась, что Вася уже управился в лагере и идет к ней.
  - У тебя все в порядке? - крикнул он еще издали.
  - Да, никаких проблем!
  - Хорошо, пошли, посмотрим, что там есть для нас ценного.
  Вместе они вошли в лагерь. Солдаты в кожаных доспехах валялись по всей округе.
  - Сколько их! - воскликнула Вера удивленно.
  - Немного, - устало ответил Вася, - около сотни. Нам нужен предводитель.
  - Этот шатер подойдет? - предложила Вера, указав на единственное укрытие. - Наверняка командир, кто бы он ни был, ночевал тут.
  - Мудро, - согласился он с ее доводом, - давай поглядим.
  - А зачем он нам? - поинтересовалась девушка.
  - Хочется узнать их планы, заодно и язык местный подучить, не на всех же нападать и бить по головам.
  - Я не удивляюсь, но просто любопытство берет, как ты будешь учить местные наречия от людей в беспамятстве.
  - И не я один, - загадочно улыбнулся ей Вася. - Тебе он тоже не помешает. А как, смотри и запоминай.
  Вася выбрал у шатра самого представительного воина, на нем был, как и на всех остальных, кожаный доспех, только обшитый металлическими бляхами, а из ножен торчал короткий меч, судя по блеску бронзовый или латунный, в этом Вера не была уверенна. Он лежал в неестественной позе, с закрытыми глазами, но явно живой, его грудь мерно вздымалась от дыхания. Вася положил ему на лоб правую ладонь, а левой взял Верину руку.
  Какое-то время ей казалось, что ничего не происходит, но потом в руке, которую держал Вася, возникло жжение, а в голове закружились цветные вихри-символы. Хлоп! И маленький ядерный взрывчик в мозгах затуманил ее взор.
  - Вера, - позвал ее Вася, голос шел откуда-то издалека, - Вера, очнись.
  - А? Что? - она вскочила на ноги, ничего не понимая еще, но готовая к бою.
  - Спокойно, Вера, все нормально, - успокоил ее Вася. - Просто нам пора покинуть этот гостеприимный лагерь, скоро мужички начнут приходить в сознание, а лупасить этих несчастных заново, мне почему-то не хочется.
  - А как же их планы и язык? - спросила Вера, все еще не пришедшая в норму.
  - Планы у них военные, нас пока не касаются, а язык..., - Вася сделал короткую паузу, - мы сейчас на нем и разговариваем. Я только некоторые слова по-русски вставляю, которых нет в местном лексиконе.
  - Да? - Вера прислушалась к собственному голосу и восприятию. - Кажется, ты прав. Ох, и поразительный же ты тип. К чему не прикоснешься, все получается!
  - Конечно, нас учили, - усмехнулся Вася. - Пошли, посмотрим лошадей.
  - А где они?
  - Вон там, - Вася указал рукой направление, в сторону скрывающейся за горизонтом голубой луны, - в загончике.
  Вера посмотрела в том направлении, но ничего не узрела, света от трех маленьких светил на небе не хватало для ее глаз, но Вася, судя по всему, прекрасно видел в темноте.
  - Если ты говоришь, что там, значит нам туда, - произнесла она и первой направилась в загон, который еще не видела в ночи.
  Через два десятка шагов, она различила звуки, издаваемые животными - фырканье, негромкий топот копыт по твердой земле. Пошла уверенней, ориентируясь на слух. Вася рядом похмыкивал удовлетворенно, не мешал самой найти в темноте животных. Голубая луна скрылась за горизонтом, а на востоке обозначилась светлая полоска, предвещая скорый восход солнца.
  В загоне находилось шесть низкорослых, но крепких на вид животных, отдаленно напоминающих земных лошадей, только с верблюжьими мордами и хвостом как у пуделя, вместо копыт лапы с жесткими ступнями. Они никак не встревожились от приближения людей, продолжали спокойно жевать свою траву, не подозревая, что двум из них скоро предстоит путь, с седоками на спине.
  - Выбирай, какой тебе, какой мне, - предложил Вася.
  - Это ты их заколдовал? - поинтересовалась Вера. - Чтоб они не брыкались?
  - Не заколдовал, - поправил он ее, - а попросил стоять спокойненько, для осмотра. А вот в выборе я полагаюсь на твою интуицию, у женщин она тоньше будет.
  - Как скажешь, - она пожала плечами, то ли соглашаясь, то ли подчиняясь.
  Осмотрев всех шестерых животных, выбрала двух неказистых, но по всему самых выносливых. Взяв 'лошадок' за уздечки, вывела из загона и одну передала Васе.
  - Мне кажется, эти коняги получше остальных, - пояснила она свой выбор.
  - Я в этом не сомневаюсь, - сказал Вася и легко взлетел на спину животного.
  Вера последовала его примеру и взгромоздилась на своего 'коня', покрытого попоной вместо седла. Сидеть оказалось вполне удобно, даже без стремян не соскальзывала. Шлепнув легонько по шее животину, пустила ее легким, крадущимся шагом, Вася, по ее примеру тоже тронулся в путь, кони побежали рядом. Непривычно было ехать на мягких попонах, укрывающих лошадей, ни тряски, ни раскачивания не ощущалось, животные быстро перебирали лапами, как будто и не бежали по твердой земле, а плыли по воде, выгнув спины и вытянув морды.
  - Ты знаешь, как они называются? - спросил Вася, полуобернувшись к Вере.
  - Нет, - удивилась она, - а должна знать?
  - Конечно, поройся в памяти, - посоветовал он.
  Вера честно углубилась в полученные знания и почти сразу нашла название странным животным - кааваки!
  - Кааваки, - вслух произнесла она, пробуя на вкус новое слово.
  - Точно, кааваки, местная разновидность транспортного средства. В другом Мире, где мне довелось побывать, вообще верховых животных нет. Большие грузы таскали на быках, низкорослых и медлительных, мелкую кладь на ламах, а все перемещения людей только пешим ходом.
  - Я хотела тебя спросить, - Веру беспокоил один вопрос.
  - Спрашивай, у меня от тебя секретов нет, - разрешил Василий.
  - Во время драки я пыталась выстрелить из пистолета, но не получилось, почему?
  - Тут другая реальность, наши законы физики и химии не действуют, - объяснил он и, в свою очередь, поинтересовался: - У тебя патроны подотчетные?
  - Нет, могу стрелять, сколько вздумается.
  - Тогда выброси не выстреливший патрон здесь, - посоветовал Вася.
  - Это еще зачем? - удивилась Вера.
  - Когда вернемся, он бабахнет у тебя в кармане, - сказал Вася. - Так, берем немного левее.
  Он чуть-чуть развернул своего каавака. Вера следом произвела такой же маневр, а когда выровняла скакуна, достала пистолет и выбросила патрон в высокую траву, пока еще черную в предрассветном сумраке.
  Кааваки продолжали свой легкий бег, солнце медленно поднималось у наездников за спиной, освещая красным светом синюю траву степи. Впереди замаячили постройки, точнее шатры, множество шатров, заполнявших весь просматриваемый горизонт.
  - Это наша конечная цель, - крикнул Вася и погнал каавака, побежавшего еще быстрее.
  Вера не отставала, скачка ей нравилась, весь этот мир ей нравился. Что-то тут присутствовало в воздухе, то ли испарения от земли, то ли аромат трав, но настроение стремительно взлетало вверх, не взирая на приближающуюся возможную опасность. Но она была уверенна, им вместе все невзгоды и любые задачи по плечу...
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Проклятый-3. Выживание"(Боевое фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"