Скардин Алексей Николаевич: другие произведения.

Балансируя на лезвии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что будет, если два заклятых врага объединятся перед лицом общего противника? История вражды длиною в триста лет - возможно ли преодолеть такое противоречие? Опасность то грозит нешуточная - смерть для сущностей, свыкшихся с мыслью о своем бессмертии, более чем серьезная угроза. И кто же из них все же темный, а кто светлый? Пожалуй, все не так просто, как кажется сначала... P.S. Первая повесть, с которой все и началось) К сожалению, получается не все так хорошо как хотелось, потому как мастерства, естественно, не хватает. Скорее это некий полигон для испытаний.


   Глава 1
  
   Дэмиан Локи, повелитель рун вечности.
  
   "- Эта вселенная состоит из 99 миров. Каждый из миров граничит с шестью другими.
   - Как соты, да, пап?
   - Да сын, как соты. Именно поэтому мы зовем ее Ульем.
   - Но пап, ты сказал "эта" вселенная? Разве есть какие-то другие?
   - Ты наблюдательный, это радует. А сейчас проверим как ты запомнил вчерашний урок. Какая руна отвечает за связь души с телом?
   - Руна Ас. Но пап, ты не ответил на вопрос!
   - Да, руна Ас. А ответ... Ты получишь его. Позже".
   Да, отец. Ты часто так говорил. Но ты ушел, и оставил все эти вопросы без ответа. Я до сих пор не знаю, куда ты ушел, и почему не вернулся. И почему в памяти всплыл именно этот эпизод?
   - Это очень интересная вселенная. Она создана на манер пчелиных сот, из каждого мира можно попасть только в шесть соседних. Конечно, миры на самом деле не шестигранные, и соты это всего лишь упрощенная аналогия.
   - Забавно. А зачем мы здесь?
   Хм, голоса. Один мужской, уверенный и спокойный. И говорит с менторскими нотками. Второй женский, звонкий и непосредственный. Кстати, где это я? Лежу на чем-то твердом. На чем конкретно понять не могу. Тело не чувствую вообще, в голове туман. Надеюсь, это ненадолго. Остается только слушать, благо с темой голоса удивительно точно угадали.
   - Мы здесь чтобы помочь вон тому молодому человеку.
   - Он жив?
   - Жив. К счастью, в рамках кое-каких правил Демиург не может собственными руками его убить. Даже несмотря на то, что его могущества с лихвой хватит создать пару миров.
   Черт, как же голова раскалывается. Про какого это они интересно Демиурга говорят?
   - А зачем ты его за руку взял?
   - Я помогаю его организму избавиться от яда. Сейчас... еще немного... Все. Дальше его организм справится сам. Теперь надо только время.
   Действительно, туман немного рассеялся, к телу постепенно стала возвращаться чувствительность. Правда, до полного восстановления еще не дошло, и ни открыть глаза, ни сказать что-нибудь я еще не мог.
   - Но у него сердце не бьется.
   - А ты посмотри на него, как ты думаешь, оно у него вообще есть?
   - Ну не знаю, в конце концов, он похож на человека...
   - Хм, действительно, две руки, две ноги, чешуя, рога и хвост... Типичный человек!
   Что да, то да, человеком меня назвать можно только с очень большой натяжкой. Нет, родился то я человеком... Дай бог памяти, было это лет триста назад...
   - Ой! Ты это слышишь? - вздрогнул женский голос.
   - Да. Сюда пытается пробиться кто-то еще. Пора уходить.
   Эй, а вот это совсем не вовремя, у меня еще куча вопросов! И вам придется ответить, хотите ли вы этого, или нет. Кажется, сил должно хватить на то чтобы встать. Я резко вскочил на ноги. Ох! Зря я это сделал! В голове как будто бомба разорвалась. Единственное что я успел заметить, это два силуэта, распадающиеся на мельчайшие частицы. После чего в глазах у меня потемнело и я благополучно осел обратно на землю. Это что, они ТАК уходят!? Да уж, так уходить я не стал бы ни за какие блага мира. Нет, теоретически я так могу, но только если альтернативой будет мгновенное стирание даже памяти обо мне. Разбирать себя на атомы и собирать заново не только чрезвычайно муторно, но еще и опасно. Стоит только ошибиться в одном атоме, и все, до свидания старый Я, здравствуй, таинственный незнакомец!
   Но вернемся к делам насущным. Какому же это демиургу я перешел дорогу? Неужели мой старый враг, Рафаэль, снова дал о себе знать? Правда, желания творить миры я за ним раньше не наблюдал. Но все меняются, а он к тому же всегда отличался излишним, на мой взгляд, альтруизмом. Да, толика здорового прагматизма ему явно не помешала бы. Рыцарь в сияющих доспехах, без страха и упрека. При этом он не играл в героя, он действительно думал, что является им. Давненько мы с ним не пересекались. И если он набрал столько сил, что... Как там сказали, хватит на создание парочки миров? Дьявол, при следующей встрече, боюсь, у меня будет катастрофически мало шансов на выживание. Зато это объясняет загадку пропавших наемников. Недавно я отправил отряд на его поиски, с заданием если не убить, то хотя бы определить, где он находится. Убить его они вряд ли смогли бы, но вот найти все шансы были: нюхач с ними был отменный. Да и артефакты я для них собирал сам, из своей личной коллекции. Вот только связь я с ними потерял. Причем она оборвалась внезапно, что могло произойти только в случае неожиданной и моментальной смерти. Их смерти, естественно, меня то, надеюсь, не так легко убить.
   При этой мысли меня окатило волной стыда. Убить то, может, и сложно, но обвести вокруг пальца, оказывается, проще простого. Чертова демоница, извините за тавтологию... Попалась мне на пути, когда я прогуливался по своим владениям, и сразу давай на мне свои чары обольстительные пробовать. Я под ее природное влияние, с трудом, но не попал. Правда, все равно пошел с ней, хоть и по своей воле. Эксперименты опять не ладились, хотелось развеяться. Да и любопытство не вовремя себя проявило: вроде мои владения, меня бояться должны, благо я для этого регулярно двух-трех демонов "пожираю" на обед. Конечно, не по-настоящему, я ж не извращенец, в самом деле, демонами питаться! Просто, чтоб в страхе держать остальных, я прилюдно забираю тех, что посильнее, к себе в замок. Работать то надо там кому-нибудь, еду готовить, убираться и так далее. И слух пускаю, что, мол, это вкусы такие у меня, если демона не съем, буйный становлюсь. Что я могу сделать в гневе, это им даже врать не надо. Видели они наше сражение с их предыдущим владыкой. От замка его только обломки не крупнее монеты остались. А уж его я специально в небо загнал, чтоб видели все, да и взорвал. Красивый фейерверк был... Только мяса ошметки не совсем эстетично падали. С тех пор на меня даже посмотреть лишний раз боятся.
   А тут вдруг наглость такая! Вот и сделал я вид, что поддался на ее чары. А та сразу приободрилась, домой к себе повела. Ну а я и не против был: демоница была вполне красивая, и меня, как и любого мужчину, сразу посетили определенные мысли насчет планов на вечер. Пришли мы к ней домой, вина огненного выпили, и только к самому интересному собирались перейти, как у нее в подвале что-то зашумело. Эта актриса недоделанная сразу мне за спину спряталась, и жалобно так просит, мол, я боюсь, пойди, разберись что там. Я, с нетрезвым глубокомыслием посоветовав ей оставаться здесь, ломанулся в этот чертов подвал. Там было темно. Причем, почему-то мое ночное зрение не работало. Но не успел я этому удивиться, как вспыхнул свет. А проход за моей спиной закрылся. Да так качественно, что я не смог обнаружить даже стыка, где раньше была дверь.
   "Подвал" изнутри выглядел как металлическая коробка, с маленькими отверстиями в стенах. Вентиляция, подумал я тогда. Вообще, особо голову я себе не забивал. Я готовился перенестись в соседний мир, пройти немного, вернуться где-то в районе гостиной и потолковать с этой демоницей по душам. Но когда я мысленно выстроил руны перехода, и приготовился к прыжку, как... Ничего не произошло. Ни тебе пренеприятнейшего ощущения прохода через гигантскую мясорубку, ни наложения картинок, когда старый мир выцветает, а новый наоборот проявляется. Я тогда еще подумал, что сплю. Ситуации, в которой переход бы не действовал, я просто не мог себе представить. Руны вечности невозможно было заблокировать. И до этого момента они меня ни разу не подводили. Единственным минусом перехода были те самые неприятные ощущения. Но я все-таки был человеком (или не человеком? Никак не могу разобраться с этим вопросом) с многовековым опытом, и не потерял хладнокровия ни на секунду. Кхм, ладно, каюсь, я запаниковал. Перепробовав еще несколько приемов, как магических, так и не магических, из своего личного арсенала, которые так же не сработали, и, убедившись в тщетности моих попыток, я решил прибегнуть к помощи технологии. Достав свой заветный мешочек, в котором хранился запас самых дорогих мне вещей, я... не успел им воспользоваться. Потому что именно в этот момент из тех самых злополучных отверстий в стенах пошел газ. Черт возьми, а ведь защита от газов тоже была магической! И до этого момента я думал, что никто и никогда не сможет даже увидеть ее, не то что пробить. Она была вплетена в мое последнее тело, того самого "рогатого и чешуйчатого" демона, которым я пользовался последние триста лет. Но того, кто создал эту ловушку, видимо не волновали такие мелочи, как невозможность блокировки рун вечности и моих собственных, "непробиваемых" заклинаний. В общем, я отключился. А пришел в себя от звука тех самых голосов.
   Местечко, в которое я попал, было мне абсолютно незнакомо. Странно, я мог поклясться, что никогда даже не слышал о нем, хотя избороздил большую часть миров Улья. Стоя на опушке леса, я смотрел на шпиль, напоминающий громоотвод, и выжженное поле вокруг него. Лес же был просто мечтой эльфов-киберпанков, если бы такие существовали. Деревья представляли собой удивительный симбиоз электроники и живой природы. Кстати, голоса там, кажется, говорили что кто-то сюда идет? Надо подготовиться, не хочу, чтобы меня застали врасплох второй раз. Вот вроде и голова проясняется. Тээкс, проведем ревизию способностей. Магия вроде работает, то дерево на которое я направил заклинание, послушно загорелось. Только вот энергию пришлось использовать из своих запасов. Местная почему-то не захотела меня слушаться. Вообще. Что, кстати, тоже нетипично. Но разборки с непослушным миром я решил отложить на потом. Руны вечности, как всегда, при мне. Конечно же кроме пресловутого перехода, который почему-то активно не хотел меня слушаться. Особую радость мне принесло ощущение того, что рука моя все еще сжимает тот самый мешочек с самыми ценными артефактами. Мешочек был величиной с ладонь, но руна пространства Ош, которую я использовал при его создании, позволяла мне хранить там практически неограниченное количество вещей. Точнее, ограничение было одно - вес. Руна Ано, отвечающая за него, не хотела работать вместе с руной пространства. Но, к счастью, демоническое тело обладало множеством полезных свойств (ну еще бы, я же сам его создал), одним из которых была увеличенная физическая сила, и мешочек я вполне мог носить почти не напрягаясь. Вспомнив о том, что магия меня уже раз подвела, а на руны вечности в бою полагаться не стоит, ввиду долгой подготовки к использованию (от пяти до двадцати секунд на заклинание - целая вечность в бою) и ооочень долгой "перезарядки", я достал из мешочка свой меч. Тоже собственного изготовления, и, естественно, не без секретов.
   Ну вот, теперь я готов ко всему. Только я успел подумать об этом, как в воздухе возникла межпространственная щель, и из нее вывалился ни кто иной, как Рафаэль, собственной персоной. Как всегда в своем белом одеянии, легком и невесомом на первый взгляд. Волосы возлежат в художественном беспорядке, и на первый взгляд кажется, что это античный поэт, только что сошедший с трибуны. Но уж я то знаю, что на самом деле этот хитон не уступает по прочности ни одним доспехам, а сам Рафаэль, скульптор, как он себя называет, по силе уступает только мне во всей совокупности миров Улья. Да и то, не утешаю ли я себя... Вот и сейчас одной рукой он удерживал странного голема, который пытался достать его клинками, а другой спешно закрывал пролом, причем и то и другое он делал голыми руками. Пока что ему это неплохо удавалось, ладонью он удерживал голема за середину торса, что на само по себе было невероятно сложно, потому что голем непостижимым образом все время менял конструкцию, как метаморф, а Рафаэль при этом еще и умудрялся парировать нарукавником удары. И не забывал второй рукой залеплять пролом, затыкая его энергией, мгновенно отвердевавшей под его взглядом. Но когда пролом был залеплен больше чем наполовину, голем вдруг извернулся, сложился в один большой клинок и кинулся на Рафаэля. Тот попытался ухватить голема за что-нибудь, но он скользнул мимо его руки и атакующей змеей ринулся Рафаэль прямо в лицо. Лишь в последний момент ему удалось схватить голема двумя руками, зашвырнуть в пролом, и когда тот, обретя точку опоры, снова ринулся в атаку, слепить края пролома перед его носом, точно пластилин. Да уж, прямая работа с энергией всегда была его коньком, а я завидовал ему черной завистью - мне такое даже и не снилось. Кстати, довольно удобный момент для нападения. Рафаэль устал, и не подозревает о моем присутствии. Даже если он действительно набрал столько сил, то сейчас у меня был шанс.
  
   Глава 2
  
   Рафаэль Эт Мизери, скульптор магии.
  
   Ффух, ну и задали же мне задачку эти наемники. А ведь как все обычно начиналось: пришел очередной отряд наемников по мою душу, снаряженный артефактами Дэмиана, всего-то. Хотя задачка и не из простых. От Дэмиана никогда не знаешь чего ждать, а значит, придется неплохо голову поломать, чтобы на тот свет не отправиться. Артефакты наверняка все с подвохом. Ну точно, не успел я об этом подумать, как в меня уже летели две стрелы, да не простые, а с какой то хитрой электронной начинкой. Последнее место обитания Дэмиана, о котором я знал, был технологический мир. Видимо там то он и набрался электронных штучек. Для меня технологии всегда были непонятны, вот магия другое дело, тут я себя чувствую как рыба в воде. Не зря я столько лет изучаю наследие Эльдар. Собственно, в этот мир меня привели как раз слухи о заброшенном замке, предположительно эльдарском. Правда, слухи эти оказались липой. Встретил же меня тот злополучный отряд. Два эльфа, один с луком, другой с парными саблями и воин с зачарованным мечем. Все с амулетами, защищающими от магии. Пожалуй, не буду пытаться их обезвредить, мало ли как они на это отреагируют. Кстати, кто-то еще с ними был, и прятался сейчас под пеленой невидимости. Маг? Они что, издеваются? Для меня все его атаки будут как волны, бессильно набегающие на прибрежный утес. Не подумайте, что я хвастаюсь, просто такова природа моих способностей. Хотя... что-то с этим магом не то... А, ну да. Это маг-искатель. Видимо, с его помощью они надеялись меня найти. Наивные люди, от всех видов поиска я закрыт. Меня даже вблизи не увидеть магическим зрением, все проявления моей сущности сливаются с фоном любого из посещаемых мной миров. Но при этом они знали, что я буду в этом мире, и подготовились ко встрече. Как, это отдельный вопрос, сейчас же надо решить другой. Который в количестве двух штук сейчас летит в мою сторону.
   Что-то не хочется мне встречаться с этими стрелами, поэтому отойду-ка я невидимым в сторонку, а стрелы пусть фантома дырявят. Одна из стрел послушно воткнулась в фантома, но при этом рвануло так, что меня чуть не унесло как пушинку. Слава Эльдарам, энергия для меня материальна: я слепил на скорую руку щит и приготовился блокировать. Как оказалось, не зря. Ударной волной щит испарило, а меня впечатало землю. Было полное ощущение того, что бог кузнечного дела Торус перепутал меня с заготовкой и, что есть силы, вдарил кузнечным молотом. Вторая стрела в это время вела себя не совсем типично для стрелы: рыскала в воздухе, как будто пытаясь унюхать цель. Как только невидимость спала с меня, в последствие взрыва, она, как гончая учуявшая след, кинулась на меня сверху вниз. В последний момент, откатившись в сторону, я завернул её в несколько слоев энергии. В них она благополучно и взорвалась, испарив попутно изрядный кусок земли. Правда, во время всех этих действий я совсем упустил из виду наемников. А те время зря не теряли, эльф с саблями и воин обходили меня с двух сторон. Действовали они слаженно, явно не в первый раз работают в паре. И ударили они одновременно, да только не на того напали. Слепив на скорую руку два меча, я отбил их и закрутил мельницу. При этом я еще умудрялся отклонять стрелы, летящие одна за другой. Выглядит мельница чертовски эффектно, со стороны кажется, что я окружен сверкающим щитом. Но вот эффективности этому приему не хватает, и сладкая парочка, воин с эльфом, это поняли. Эльф ловким движением подставил клинки под мельницу, а воин, не теряя ни секунды, сделал выпад в мою сторону, что было бы чревато для меня летальным исходом. Но за сверкающей мельницей они упустили момент, когда я оставил клинки самостоятельно крутиться, и скользнул в сторону. Поэтому выпад встретил только пустоту. Клинки же, которыми я продолжал мысленно управлять, немедленно пошли в атаку. Эльф с воином теперь успевали только парировать: мечи, порхающие в воздухе, явно выбили их из колеи. Хотя меч воина испарял мои клинки одним касанием, я тут же лепил новые и бросал в бой. Вдруг эльф, отбив удар, второй саблей сделал резкий выпад в сторону воображаемого противника. Похоже, он надеялся что меч просто держит невидимка. Я, тут же воспользовавшись моментом, оглушил его кулаком. Воину теперь приходилось отбиваться от двух мечей сразу, но долго держать такой темп он не смог, и вскоре лег в нокауте рядом с эльфом. Я же, наконец, смог вплотную заняться лучником. Дерево, в сторону которого я отклонял стрелы, уже походило на дикобраза. К счастью, взрывающихся стрел у него было всего две, и дальше он атаковал меня обычными. Решив не терять более ни секунды лишнего времени, я скользнул по течению в его сторону и просто и без затей сделал ему подсечку, добавив сокрушительный удар энергией сверху. Теперь уже он распластался на земле, но, в отличие от меня, сознание удержать не смог. Маг, про которого я совершенно забыл, выкрикнул что-то вроде "Во имя Демиурга!". Тут, признаюсь, я совершенно непростительным образом сглупил. Прямо посреди боя я встал и задумался: с чего это вдруг Дэмиан назвался Демиургом, когда ни желания, ни возможности творить миры я за ним раньше не замечал? Нет, артефакты то он создает на раз, тут я ему даже завидую немного. Мое созданное оружие держится не так долго, время жизни зависит от типа энергии. А маг в это время достал какую-то механическую конструкцию и швырнул в мою сторону. На лету развернувшись в некое подобие паутины, она в мгновение ока оказалась возле меня, и, окружив меня коконом, перенесла меня в странное место.
   Я оказался в пустоте, принявшей форму сферы. Но это было не главной моей проблемой. Та самая конструкция, теперь принявшая человекоподобную форму, и ставшая похожей на высокотехнологичного голема, атаковала меня, хм... назовем это клинками. Отбивая удары, я спешно искал выход из сферы. Энергии, как и воздуха, внутри нее было минимальное количество, и, чтобы не задохнуться, мне срочно надо было выбраться. Прислушавшись к течениям, я обнаружил, что где-то сзади меня все-таки энергия потихоньку просачивается. Отбиваясь, я шаг за шагом приблизился к этому месту. Собрав последние крохи энергии, которые перенеслись сюда вместе со мной, я повернулся спиной к противнику и резко ударил по трещине. В это время конструкция меня чуть не прикончила, а удар, к моему сожалению, ничего не дал. Продолжая парировать удары, я лихорадочно думал. Чтобы выиграть время, я откинул голема подальше. Но тот, едва обретя точку опоры, свернулся пружиной и кинулся на меня. Мне в голову пришла безумная идея, и, не тратя времени на размышления, я претворил ее в жизнь. Собрав энергию, я слепил нечто вроде защитной сферы вокруг себя. С одним нюансом - сзади она заострялась так, что сверху напоминала каплю воды. Голем врезался в переднюю часть, и меня как клин вбило в щель. Особым умом видимо голем не отличался, поэтому, отскочив назад, он немедленно сделал вторую попытку пробиться через щит. В момент удара я чуть ли не физически ощутил, как трещит пространство позади меня. Голем же, отличаясь завидным упорством, прыгнул снова. Успев подумать, что удары уже давно превысили предел прочности щита, я, наконец, протиснулся в щель. Но сразу после этого щит лопнул, и голем, опять сложившись в "нечто-с-мечами", закрутился волчком. Еле-еле успевая парировать его удары, я лихорадочно залеплял пролом, как добрый хозяин залепляет щели в рамах на зиму. Голем, убедившись в бесполезности своих атак, сложился в один большой клинок и кинулся мне в лицо. В момент, когда острие уже почти касалось ресниц, я, наконец, ухватил адскую конструкцию двумя руками и откинул как можно дальше. Повторив уже известный мне маневр "пружина", голем в очередной раз кинулся на меня. Но это, уже было предсказуемо, и я просто схлопнул пролом прямо перед его носом.
   Все, наконец, можно передохнуть и разобраться, куда это меня занесло. Да уж, место явно не из обычных. Если солнце, похожее на знак бесконечности, еще было в пределах нормы - и не такое бывает среди множества миров Улья, то остальное походило на картину сумасшедшего жука-абстракциониста из мира Хитрокса. С одной стороны от меня был лес. Деревья, или, по-крайней мере нечто похожее на них, выглядели абсолютно нереально. Ветви переплетались с проводами, росшими из ствола, по листьям с металлическим отливом пробегали сполохи разрядов. Изуродованные корни крепились с помощью механических приводов к основанию дерева, и имели сочленения на протяжении всей длины. Представив себе, как этот лес в полной тишине движется в поисках более плодородных почв, или чем там они питаются, я передернулся от омерзения и перевел взгляд в другую сторону. Там на горизонте возвышалась крепость, а предваряло ее поле, покрытое сплошным слоем черного стекла. Похоже, у строителя этой крепости были какие-то комплексы, по крайней мере другой причины строить центральную башню до облаков я не видел. Причем до облаков - это не было преувеличением, верх башни, увенчанный шаром, до середины тонул в облачных массах.
   Я мог бы и дальше рассуждать о башне, причинах ее создания, и о владельце этой крепости, но все мои изыскания были самым наглом образом прерваны. С боевым кличем меня атаковали два метра концентрированной ярости, отлитых неведомым кузнецом в форме демона. Должен отметить, выглядел он как произведение искусства: угольно-черная чешуя поглощала свет и создавала эффект ожившего сгустка первородной тьмы, глаза светились первобытной яростью, на голове, между изогнутыми рогами, горел огонь. А уж улыбка, обнажающая острые клыки, гармонировала с остальным внешним видом и просто пугала до дрожи в коленках. Он появился из ниоткуда, оставил за собой дымный след в воздухе и немедленно попытался разрубить меня горящим мечем. Взмахнув руками, я закрутил сразу несколько потоков энергии в тайфун, и скользнул по течению ближайшего. Остановившись за спиной демона, я окружил руку силовой перчаткой и от души вдарил ему по спине. Пролетев метров десять, он извернулся в воздухе и исчез во вспышке пламени. В это время я лихорадочно пытался слепить себе оружие. Простое тут не годилось: против огненного клинка оно не продержалось бы и секунды. Был способ наделить созданное мной оружие магическим эффектом, для этого при "лепке" необходимо было вложить узор заклинания во внутреннюю структуру. Времени у меня было немного: я уже чувствовал колебания пространства за спиной, поэтому я выбрал самый простой эффект: усиление прочности. Мои пальцы порхали над постепенно появляющимся оружием с такой скоростью, что невозможно было различить отдельные движения. Форма клинка была классической - честный, прямой меч, средней длины. Мне не хватило доли секунды: демон, видимо в отместку, ударил меня сзади. Я успел уйти от удара, но заклинание безнадежно смазалось, да и конец клинка изогнулся крюком. Особого выбора у меня не было, и следующий удар уже встретил прямым блоком. К моему удивлению, клинок выдержал. Но, как оказалось, это была не лучшая идея: если бы не поток за спиной, меня вбило бы в землю, а так, худо-бедно, но я устоял. Демон был, простите за тавтологию, дьявольски силен. Парировать было как минимум безрассудно, и от остальных ударов я ускользал в потоках, лишь иногда отклоняя удары импровизированной саблей. Долго так продолжаться не могло, пару раз я лишь чудом уходил от ударов, а один раз, замешкавшись, получил длинный порез на плечо. Свежих идей не было, хотя обезоружить демона попробовать стоило. Следующий удар я поймал уже крюком. Дальше, по моей задумке, надо было крутануть саблю и чуть-чуть помочь ближайшим потоком, но случай внес свои коррективы. Меч демона, оказавшись в полуокружности крюка, хрустнул и развалился на части. На лице демона отразилась недоумение и чуть ли не детская обида. Воспользовавшись секундным замешательством, я посмотрел на узор заклинания. Оказалось, что смазанная часть заклинания привела к необычному эффекту: повреждения, нанесенные клинку, не отражались на нем самом, а скапливались в полуокружности, и сбрасывались на любой предмет в пределах влияния. Вот и получилось, что демон сам себя лишил оружия.
   - Вот не можешь ты, Рафаэль Эт Мизери, без своих фокусов! - вдруг заявил демон и отбросил рукоять с остатками дымящегося лезвия в сторону.
   - Ну ничего, это тело само по себе оружие, - после этих слов он встал в бойцовскую стойку.
   Единственным существом, знающим мое полное имя, был Дэмиан. А что, новый облик как никогда подходил к его имени. Значит, он затащил меня сюда, чтоб закончить нашу затянувшуюся войну своими руками.
   - Рукопашная, да? - усмехнулся я и отложил саблю в сторону, - Ну что же, так наше противостояние начиналось, так же, видимо, ему и суждено закончиться.
  
   Глава 3
  
   Дэмиан Локи, разъяренный демон.
  
   Да уж, любой бард душу бы дьяволу продал за позволение описать наш бой. С моей стороны огненных эффектов было хоть отбавляй, да и Рафаэль не отставал. Одна только телепортация на короткое расстояние, сопровождающаяся вспышкой пламени, чего стоит. А ведь еще была и корона, и сам меч, кажущийся языком пламени. Кстати, телепортация сопровождается вспышкой не просто так. Вообще, идея порталов невыполнима. И маг, пытающийся провесить их, тут же встретит активное сопротивление вселенной. В лучшем случае, портал мгновенно закроется. Есть, конечно, безумцы, вроде той таинственной парочки, но это уже отдельный разговор. Ну и есть Я, опять же с помощью рун вечности, могущий оперировать фундаментальными законами вселенной. В весьма ограниченной форме, но при доле фантазии и с этим можно многое сотворить. Например, заставить нормально работать портал я не могу. Но если подключить фантазию, то я могу задержать тот момент, пока вселенная не опомнится и не воспротивится. Ненадолго, на пару секунд, но мне вполне хватает. Отсюда и вспышка пламени: при открытии мир сопротивляется, а при закрытии стремится сделать это как можно быстрее. Вот чем Рафаэль пользовался, я не знаю. Иногда его движения просто размазывались: вот он перед тобой, а через мгновение уже у тебя за спиной. Да еще и меч этот, который он из воздуха лепил.
   Да, он явно прибавил в силе... Но главный его недостаток остался при нем, это ж надо: отбросить саблю и пойти со мной в рукопашную! Что за дурацкое благородство. Неужели он не понимает, что с моей то силой первый пропущенный им удар станет для него последним? Или у него есть какой-то козырь в рукаве? Надо быть начеку.
   Все то время, пока эти мысли пролетали в моей голове, мы с Рафаэлем медленно кружили вокруг одной точки, сохраняя дистанцию. Но медлить не в моих привычках, и я, активировав руну скорости, взорвался серией ударов. Хотелось бы сказать, сокрушительных и неотразимых, да только ни один из них не достиг цели. За долю секунды до каждого удара, Рафаэль неуловимым движением смещался в сторону, и разминался с кулаком буквально на волосок. Уклонившись таким образом от всех ударов, в один единственный момент, когда я заканчивал движение и не мог блокировать, он сделал точный выпад. Было ощущение, что меня ударили не кулаком, а стальным молотом. В голове на мгновение потемнело, и я отскочил назад, разрывая дистанцию. Черт, что за?! Где он научился так драться?! В каждом движении его сейчас чувствовалась сила и мастерство. А сияние вокруг кулаков говорило о том, что без магии он и сейчас не обходится. Но на моей стороне все же были сила и ярость демона. Я прыгнул в сторону Рафаэля и ударил в полете. Он перехватил меня за руку и сменил мой прыжок на бесконтрольное падение. Чего-то подобного я и ожидал, поэтому нырнул в портал и вынырнул четко перед ним. С удовлетворением отметив удивление на его лице, я ударил просто и без затей прямым в лицо. Рафаэль почти успел поставить блок, но мой удар, усиленный кинетической энергией полета, пробил его. Тут бы и пришел истории Рафаэля конец, если бы он не поставил перед лицом силовой щит. Удар отбросил его метра на два, но видимых повреждений не было. Я же отделался отбитой рукой, и это было еще хорошо. Пробивать силовые поля, какой бы природы они ни были, активно не советуется. Тем более руками.
   Не дав Рафаэлю времени опомниться, я налетел и нанес еще несколько ударов. Прямой в корпус, левый хук в голову, правый хук по корпусу, подсечка. Похоже, я дрался не так хорошо, как думал. По крайней мере, я опять ни разу не попал. Дьявол, он как будто знал заранее куда я собираюсь бить! И, проявляя чудеса гибкости, заставлял меня впустую месить воздух. Уходя от подсечки он подпрыгнул. Да не просто так, а еще и ударил ногой с разворота. После этого удара мне открылся просто замечательный вид на небо с солнцем, похожим на упавшую в обморок восьмерку. Правда, ненадолго. Примерно секунды на две, по истечении которых мое тело встретилось с землей. Да, рукопашная все-таки не мое. Нет, ну кто знал, что Рафаэль умеет ТАК сражаться?! Раньше я за ним таких способностей не замечал. Вот магия, это да, тут он всегда был вне конкуренции. Ну ладно, пора вытащить джокера. Сейчас, пока я встаю, у меня было время подготовиться к решающему удару. Странно только, что он медлит. Я бы на его месте уже давно добил бы противника. Что ж, мне это только на руку. Мысленная активация рун - не быстрое дело. Вызвав в памяти образы рун Ил (жизнь), Анте (смерть) и Де (разрушение), я связал их руной Ори (не знаю, за что она отвечает, но ни одно руническое заклинание без нее не работает). Это заклинание было одним из самых сильных, и оно просто напросто превращало в ничто порядочный объем пространства. Наведя прицел на Рафаэля, я удивился его спокойствию. Он спокойно стоял, с отрешенным взглядом. Вдруг его лицо дрогнуло, и безжизненная маска уступила место обычному, одухотворенному выражению лица.
   - Прощай, старый враг, - произнес он с грустью. - Ты слишком долго нарушал спокойствие наших миров. Пора уйти в историю.
   Да уж, вот кто не может обойтись без пафосных речей. Нет чтобы молча убить. Правда, пока это мне на руку. Он вроде как меня в историю собрался отправить!
   - Неужели ты надеешься меня убить? - признаюсь, я насторожился.
   - Посмотри наверх, - спокойно ответил тот.
   Я посмотрел. По небу спокойно плыли облака, солнце клонилось к закату. В общем, я увидел все то же самое, что увидел бы, подняв голову в любом другом месте. С недоумением я перевел взгляд на Рафаэля.
   - Магическим зрением!- пояснил он.
   А, действительно. Хм, красиво. Если бы не было так смертельно опасно. Пространство надо мной просто звенело от напряжения. Мощь стянутых потоков... Ее хватило бы стереть средних размеров город. И прицел этого чудовищного оружия был прицелен точно на меня. Если окружность диаметром два метра можно назвать прицелом. Похоже, Рафаэль решил не мудрить и просто стянуть все доступные потоки энергии в одну гигантскую дубину. К моему сожалению, уйти из под нее я просто мог не успеть. Оставалось только заговаривать ему зубы и надеяться, что я что-нибудь придумаю.
   - Стой! Если ты убьешь меня, то погибнешь сам!
   - Каким же это образом?- отлично, он заинтересовался
   - Помнишь тех паладинов, которые прорвались в мой тронный зал на Мортисе? Ты помнишь, что с ними случилось?
   - Даже если бы хотел забыть, не смог бы,- тут его лицо дрогнуло. - Ты просто испарил их вместе с залом.
   - Вот именно. И ты сейчас как раз на прицеле этого заклинания.
   - Но я ничего не чувствую!
   - И не можешь! Мои руны не магия, они - основа этой вселенной, - с удовлетворением произнес я.
   - Я... Не важно. Блеф это или нет, но во имя тех рыцарей, и многих других, ты должен умереть. И моя смерть это самое малое, что я могу принести в жертву,- с отвердевшим лицом он отпустил с цепи заклинание. Твою же мать! Зря я ему напомнил о тех паладинах! В оставшиеся мгновения, пока заклинание не настигло меня, я сделал единственное, что мог успеть: перевел прицел на заклинание Рафаэля и активировал руны. После чего со всей силы отпрыгнул в сторону и бросился ничком на землю, молясь всем богам девяноста девяти миров чтоб меня не зацепило.
   Результат превзошел все мои ожидания: мое заклинание сработало, и испарило центр "дубины" Рафаэля. Но тот не замкнул потоки, и мое заклинание сейчас получало постоянную подпитку от них! В центре него уже бушевала миниатюрная черная дыра, и в отличие от своих старших сестер она не сжимала материю, а просто затягивала ее в центр и уничтожала. И я лежал слишком близко от нее! Меня уже медленно тянуло в сторону дыры. Я, что есть сил, вцепился в землю. Но притяжение усиливалось, мои когти уже прочертили длинные борозды. Бросив взгляд на Рафаэля, я увидел что хоть тому и приходилось несладко, предпринимать ничего он не собирался. Видимо, притяжение поверху было сильнее: чтобы не улететь, он зацепился крюком на сабле (и когда только поднять успел) за дерево. Дереву это явно не понравилось, и оно злобно хлестало ветвями по Рафаэлю. Но несмотря на это он спокойно ждал когда я погибну. Черт, я надеялся хоть на какие-то его действия, хотя бы и попытку добить. Можно было бы сымпровизировать и оттолкнуться от его действий. Кстати, дерево за которое держался Рафаэль было не единственным, подавшим признаки жизни. Остальные деревья, выдернув корни, медленно отступали от бушующего заклинания. Зрелище было жуткое: переваливаясь с боку на бок, и постоянно цепляясь ветвями друг за друга, они создавали впечатление живых существ. И это больше всего давило на психику, деревья всегда ассоциировались с не-живыми предметами, и разрушение этого стереотипа заставляло мурашки бегать по спине с удвоенной силой. Тут мое внимание привлекло нечто другое: между деревьями мелькали тени, подозрительно похожие на эльфов. Когда же они вышли на свет, я поспешно поклялся больше не шутить над племенем остроухих: это были эльфы-киберпанки. Титановые луки, с силовой линией вместо тетивы, и доспехи с пробегающими по ним разрядами, смотрелись на них куда как обыденно. Особенно рядом с проводами, выходящими из-под ирокезов. И уходящими куда-то под доспехи. Лидер их отряда, присмотревшись к ситуации, отдал пару отрывистых команд, а сам натянул лук и нацелил его на меня. Попрощавшись с жизнью, я смотрел как стрела летит в мою сторону. Вопреки моим ожиданиям, стрела воткнулась не мне в голову, а всего лишь рядом с рукой. Присмотревшись, я заметил что к стреле прицеплена тончайшая веревка, а другой ее конец эльф невозмутимо привязывал к дереву. В это время я был уже почти рядом с дырой, и дважды намекать мне не надо было. Схватив веревку, я медленно, но верно пополз подальше от бушующего заклинания. Остальные эльфы в это время перебивали потоки, подпитывающие заклинание, стрелами с широкими, светящимися от магии наконечниками.
   - Нееет! - увидев все это, закричал Рафаэль. Сила притяжения дыры уже порядочно ослабла, и он, выдернув саблю, кинулся на эльфов. Ну все, конец моим спасителям, промелькнула у меня мысль. Тут из-за деревьев вышел человек в обычной одежде, что на фоне окружающих его эльфов и деревьев смотрелось дико.
   - Остановись, - спокойно сказал он Рафаэлю. - Мне есть что вам сказать. Вам обоим. На последнем слове он сделал ударение. Но больше всего меня поразила реакция Рафаэля. Когда он только увидел этого мужчину, он словно натолкнулся на стену. А по окончании его слов он упал на одно колено и просто сказал:
   - Да, Учитель.
  
   Глава 4
  
   Рафаэль Эт Мизери, ученик.
  
   Учитель. Как всегда он появился в самый неожиданный момент. Первый раз был в далеком прошлом, и... я никогда не смогу его забыть. Тогда он спас мне жизнь и обучил Искусству. Второй раз был совсем недавно. Он просто пришел, и сказал что мне предстоит новая ступень обучения. Мне не оставалось ничего другого, кроме как бросить все дела и последовать за ним. Я не знаю, в какой мир он меня отвел. Все что я видел в том мире, это было озеро, домик на берегу и неприступный лес кругом. Ради интереса я пытался пройти через лес и выйти куда-нибудь, но каждый раз возвращался обратно к озеру. В этом домике и на поляне вокруг он направил меня на мой путь. Путь творца и воина.
  
   Отступление первое, 30 лет назад
   Учитель
   Местоположение неизвестно
  
   Рафаэль явно стал сильнее. И физически и духовно. Но он по-прежнему слишком прямолинеен. С того времени, как я нашел его... Точнее, не его. Во время странствий мне встретился разбитый, неуверенный ни в чем ребенок. Жестокая травля, которую начали его сородичи, почти сломала едва начинавшего жить по-настоящему подростка. Я смог. Я вытащил его, дал ему новую жизнь. Так вот, он очень сильно изменился с того времени. Надлом, к счастью, почти исчез. Остался лишь один небольшой, но неистребимый нюанс его характера. Он так и не смог увидеть все оттенки этого мира. Только черное и белое, никаких компромиссов. Подростковый максимализм, прочно укоренившийся в сознании взрослого мужчины, дал неожиданный результат. Он не просто представлял себя рыцарем, он был им. Именно тем идеальным, абстрактным искоренителем зла, который, как я думал, не может существовать за пределами человеческой фантазии. Я следил за ним, после нашего расставания. Его чуть ли не боготворили в нескольких мирах. И было за что. Он не давал пустых обещаний и никогда не проигрывал. Просто появлялся в ответ на призыв о помощи и спасал. Человека или не-человека, семью, город, страну. Не важно. Это не играло для него никакой роли. Он был сильнее любого мага Улья, и неплохим воином вдобавок. Но этого было мало. Для того, что ему предстояло, нужно было нечто большее. И я вернулся. Вернулся, чтобы попытаться хотя бы частично подготовить его.
   - Как маг ты силен, и как воин ты неплох. Но ты еще не достиг свого потолка, и даже не прошел и половины пути. Ты не развиваешься самостоятельно. Придется мне взяться за это самому, - с этих слов начался его второй виток обучения.
   - Но я еще не встречал даже равного мне по силе! И я тренируюсь, каждый день! - вскинулся Рафаэль.
   - Да ну? А как же тот паренек, Дэмиан, кажется? Ведь он вполне успешно противостоит тебе уже пару сотен лет. А тренировки твои не более чем пустая трата времени.
   - Ну Дэмиану, предположим, просто везет. А чем тренировки-то тебе не угодили?!
   - Как маг ты не развиваешься абсолютно. Не спорь, новые заклинания это не развитие. Твой уникальный магический дар позволяет много больше сильнейшего мага Улья. И тем более, классический путь развития для него не подходит абсолютно. Тоже самое касается и боевых навыков. Твои тренировки, это предел обычного воина.
   - Мне хватает, чтобы спасать невинных, - слегка опустил он голову.
   - Нет, ну вы посмотрите на него! Агнец божий, не более и не менее! Пойми ты уже, во-первых, нет абсолютно невиновных! И темные пятна в тои истории с Мортисом явное тому подтверждение. Во-вторых, так ли уж и хватает? Если взять тот же злополучный Мортис, сколько, хм... "паладинов" вошло с тобой в замок? А вышло? - тут он пристыжено отвел взгляд.
   - Вы правы, Учитель. Я готов, - мда, еще минуту назад он принимал в штыки любое мое замечание, а сейчас уже готов делать все, что я ему скажу. Плохо, что я смог относительно легко им манипулировать. От этого тоже стоит его отучить.
   - Тогда начнем. Защищайся! - и я наметил легкий бросок сырой энергии. Почти инстинктивно он отразил его. Но вот способ... Примитивнейшая силовая стена размером с его рост.
   - Быстро, но слишком рачительно и просто. Давай, покажи мне, чему ты научился в магии, - и я снова атаковал, но уже несколькими бросками. На это он, видимо услышав мои слова, выставил почти правильный силовой каркас, с несколькими спрятанными узлами и независимыми слоями. Правда, затратив на это гораздо больше времени. Ну что ж, не думаю, что в Улье кто-либо смог бы пробить его. Я это предвидел, и сотворил заклинание из Внешнего мира. Здесь, в Улье, его не знали, что неудивительно. Все-таки местные маги сильно уступали в мастерстве. Заклинание это растекалось по таким вот щитам, находило уязвимости и просто разрывало на бесполезные куски сырой магии. Судя по ошарашенному лицу Рафаэля, он не допускал даже возможности разрушения каркаса. Да еще и за считанные секунды.
   - Вот об этом я и говорил. Каркас, что ты выставил, защитит только от мага средней руки, ну или местного... Ты можешь сотворить что-то поискуснее? - тот кивнул, хотя и слегка с запозданием. Похоже, слова насчет местного не прошли мимо его ушей. Я не рассказывал ему о Внешнем мире и месте Улья в нем. Пока... Несколько томительных секунд, которые он провел в трансе, наконец ознаменовались появлением мерцающей сферы.
   - Иди сюда, - он подошел. - Я даже не говорю сейчас, что мог бы убить тебя двадцатью тремя способами, пока ты стоял как истукан. Просто посмотри внимательно на свое заклинание снаружи, - чуть помедлив, он окинул поле внимательным взглядом. Почти сразу румянец стыда залил его щеки краской. Зрелище было жалкое. Задумка, возможно, и была хороша, но вот воплощение... Щит, судя по всему, должен был защищать от всевозможных видов опасности. Но в том виде, как сейчас, он мог защитить разве что только от брошенного камешка. Да и то...
   - Объясняю в чем ошибка. Ты слишком увлекся, чем универсальнее щит, тем он более неустойчив. Вот скажи мне, на что ты надеялся, сплетая вместе защиту от эфира и физического воздействия? Они уже почти разрушили друг друга. Еще немного, и утратив стабильность, твой щит окончательно рухнет. Ну и главная ошибка, ты зря за это взялся. Не с твоим даром плести такие тонкие связи. При желании ты можешь видеть и осязать всю магию вокруг. Так зачем, скажи мне, ты взялся ментально плести это заклинание? Что стоило сплести его руками?
   - Как?! - удивленно вскинулся он.
   - Я же говорю, ты пошел не по тому пути. Ты даже не пытался размышлять в правильном направлении. Ты можешь создавать предметы из энергии, то есть можешь преобразовывать ее в другой тип. Так что тебе стоит преобразовать в другой тип магии, необходимый для заклинания? Не искать нужную, тратя бесценные в бою секунды, а создавать свою? Понимаю, это идет вразрез со всем, что ты узнал о магии в Академии. Но твой дар уникален, и ты должен искать свои пути, а не идти по проторенным дорогам. Которые, к тому же, прокладывали слепые и глухие маги, наощупь пытавшиеся понять непознаваемое. - Не хватает мне знаний, чтобы объяснить... Грубо, примитивно, но единственно верно. Все-таки тяжело объяснить как ты дышишь... Но на этом пути нет и не может быть универсальных рецептов или объяснений. Рафаэлю придется пройти его самому. И моя задача лишь направить его, дать толчок. Судя по загоревшемуся взгляду, он понял. И сейчас посыпятся вопросы...
   Сколько я тренировал его, я не знаю. Время потеряло актуальность. Но пришел тот момент, когда единственно правильным было просто уйти. Пришло время прощаться.
   - И помни, энергия - часть тебя, а ты - часть энергии. По малейшим изменениям ты можешь не только чувствовать все вокруг, но и предугадывать. Но этому ты научишься и сам. Сейчас же моя роль в твоем самосовершенствовании исчерпана. Береги себя.
   В ответ он только слегка поклонился, отдавая дань уважения. Все слова уже были сказаны. И я, не откладывая в долгий ящик, исчез. А Рафаэль, хоть и видевший это уже во второй раз, все так же ошарашенно пытался понять, как я это сделал. Еще бы, такому в Академии не учат...
  
   Глава 4, продолжение
  
   Рафаэль Эт Мизери, ученик.
  
   Зачем же он появился именно сейчас? Неужели... Пришло время для новой ступени? Нет, пожалуй, еще слишком рано. Я и с этими то способностями не до конца освоился. Страшно подумать, сколько времени я потратил на создание того вихря... Даже не замкнул силовые линии, в итоге черт знает что получилось. Правда, Дэмиан все равно почти ушел из-под удара. И почему Учитель сказал не убивать его? Более того, он его даже спас! Я почти уверен, что эльфы действовали под его началом. Нет, ну почему?! Этого ублюдка стоило убить еще в детстве! Тогда не было бы той истории в Академии, не было бы Трониса, Краана, злополучного Мортиса, в конце концов! Похоже, Учителю придется найти действительно вескую причину, иначе я впервые в жизни не прислушаюсь к нему. Дэмиан, скотина, наконец перестал изображать ящерицу и встал на ноги. Эльфы к тому времени перебили большую часть потоков, и сейчас пытались попасть в оставшиеся. Те извивались и ни секунды не стояли на месте. Мысленно я пожелал им удачи. Помогать эльфам я не собирался, хотя для меня задачка была легче легкого. В это время Дэмиан подошел к Учителю. Надеюсь, он все-таки ляпнет что-нибудь, и тогда Учитель от него мокрого места не оставит.
   - Спасибо, конечно, но ты кто такой? - есть! Ну, Учитель, давайте уже, поставьте этого наглеца на место.
   - Не важно. У меня есть разговор к тебе, - странно, Учитель сегодня на удивление тихий. Если бы я не знал его так хорошо, я бы даже решил что он чем-то обеспокоен.
   - Разговор подождет. Отойди-ка в сторонку. У меня незаконченное дельце вон с тем типом в белом халатике. Еще прибью тебя ненароком, - нет, Учителя явно что то волнует. Если даже после этого он не убил наглеца на месте, то мне пора испугаться. Взволновать Учителя могли только оочень серьезные проблемы.
   - Позволь полюбопытствовать, почему тебе так не терпится свести счеты с ним? - да что же это такое сегодня с Учителем. Такая вежливость в отношении этого выродка...
   - Не буду пересказывать тебе многовековую историю наших взаимоотношений, просто скажу, что этот тип меня отравил и затащил сюда. И почему-то мне кажется, что пока я его не прикончу, из этого мира мне не выбраться, - что он сейчас сказал?! Я его сюда затащил?! Да ведь это же его ловушка! Или все-таки нет... Мда, я окончательно запутался.
   - А если я тебе скажу, что это не он? И что я могу указать тебе настоящего врага? Который, кстати, затащил вас сюда в надежде что один из вас убьет другого, - так вот в чем дело... Интересно, кто же это.
   - А с какого это перепугу я тебе поверю? Может ты просто боишься, что я твоего ученичка в порошок сотру. Тебе придется быстро аргументировать, иначе сегодня мир не досчитается уже двух любителей белых одежд, - глаза Дэмиана медленно разгорались огнем.
   - На, прочти это, - с этими словами Учитель протянул Дэмиану письмо. По прежнему с подозрением тот взял его. Но по мере прочтения его лицо все больше вытягивалось, и когда он дочитал до конца, то уже спокойно подошел и уселся на пенек.
   - Я вас внимательно слушаю, - сказал он. Правда, при этом пенек из-под него вырывался, и впечатление от его вежливости тут же смазалось парой крепких выражений в сторону непокорного растения. Что же там было такого, что Дэмиан так быстро успокоился? Нет, сегодня я без ответов ни одного из них явно не отпущу.
  
   Глава 5
  
   Дэмиан Локи, потерявший отца
  
   Эх, отец. Куда же ты подевался, когда был так нужен? Столетия прошли, а ты все еще как живой стоишь перед глазами. В тот день, проснувшись утром, я еще не понял что произошло. Просто разбудил меня не ты, а луч солнечного света, упавший на лицо. Тогда еще человеческое лицо. Радостный, я подумал что сегодня праздник. Ведь только по праздникам ты разрешал мне подольше понежиться в кровати, с детства приучая, что излишняя лень ведет к слабости. В хорошем настроении я забежал к тебе в кабинет, спеша поделиться догадкой. Мне казалось, что я решил задачку, которую ты задал мне за день до этого. Ты спросил, что нужно делать, чтобы орел выросший в неволе научился летать. Надо поселить его с орлами, пойманными взрослыми, и те его научат, думал я. Но я ошибался. Записка, найденная у тебя на столе гласила: "Чтобы орел, выросший в неволе научился летать, его необходимо просто отпустить. Инстинкт и судьба научат его". Я тогда еще не понял, при чем здесь судьба, ведь речь шла всего лишь о птице. Но по мере того, как истина пробивалась сквозь нежелание ее принимать, в моей душе свивала себе уютное гнездышко глухая тоска. Я убежал. Прочь, от опустевшего дома, от судьбы, от самого себя. Долго я скитался по дорогам, пока воспоминания о твоем предательстве не потеряли цвет, и не превратились в пустые картинки. Да, отец, именно предательстве. Никак иначе я не мог воспринимать твой уход. Ты бросил меня, оставив кучу вопросов, и самый главный из них был: что же делать дальше? Мне показался единственно правильным на тот момент ответ "просто жить".
   И я зажил в свое удовольствие. Не считаясь ни с кем, делая только то, что мне хочется. Да, я знаю, что ты учил меня ответственности за тех, кто слабее. Может быть, я стал сильнейшим ради этого. Не знаю. Да, бывало, я вмешивался в дела других, искренне считая, что помогаю. Но не всегда от этого была польза. Хотя перед кем я лицемерю, почти всегда эти начинания заканчивались полным крахом. И те, кому я помогал, проклинали меня, ставя в один ряд с падшими божками их глупых религий. Локи, так они меня прозвали. Демон-обманщик, выдающий себя за спасителя. Лишь иногда моя помощь приносила плоды. Но что она приносила лично мне? Разочарования. В итоге я бросил это. Наплевал на твои слова, и зажил по-своему. Противостояние с Рафаэлем, продлившееся две сотни лет, вносило остроту в мою жизнь. Может быть, мы были равны по силе, может быть, судьба не давала нам окончательно свести счеты. Сколько раз он рушил мои замыслы, столько же и я не давал ему спокойной жизни. Но ни разу мы не были так близки к окончанию нашей войны, как на той поляне. Меня уже не могло ничто остановить, я был готов убить любого на моем пути, лишь бы он перестал существовать. Но тот невзрачный человек смог. Всего лишь человек! Которого он, Рафаэль, назвал Учителем. Да, у меня нет проблем со слухом, он сказал именно "Учитель", с большой буквы. И всего лишь с помощью маленького клочка бумаги этот человек дал мне еще одну цель в жизни. Она немедленно заняла вершину моих приоритетов. Я уже не мог рисковать собой, покуда цель эта не была бы достигнута. В письме было написано: "Верь этому человеку. И, пройдя тем путем, куда он тебя направит, ты получишь свои ответы". Стиль написания и подпись говорили только об одном - это письмо от моего отца.
   Теперь осталось только указаний дождаться, да идти куда пошлют. И там, в конце, меня встретит отец. О, да, вопросов у меня накопилось немало. Ответы же мне может дать только он. Поэтому убивать Рафаэля пока не буду. Пока я размышлял, этот, хм, учитель, наконец созрел для беседы. Интересно только, почему Рафаэль молчит?
   - Итак, как я уже сказал, вашу встречу организовал Демиург. Поверьте мне, это не просто пафосное имя, выбранное человеком с манией величия. Демиург... Он крайне опасен и пределов у его силы практически нет. Попробую объяснить наглядно. Для начала, краткий экскурс в историю. Эоны и эоны назад, в одной из вселенных, зародилась некая сущность. Вполне возможно, это был бог. Он мог создавать миры, и уничтожать их. Мог за мгновение зародить и провести по всем этапам эволюции любое существо, но... всемогущество ему быстро приелось, к тому же он понял, что это тупик. Его путь не подразумевал никакого развития, это была стоячая гавань. И первым чувством, которое испытал бог, стала зависть. Зависть к простым смертным, которые могли развиваться бесконечно. Тогда бог решил пройти путь смертного. Но его сила не могла исчезнуть в никуда. Он мог, конечно, спрятать ее, хотя не был уверен, что в случае необходимости сможет устоять перед искушением воспользоваться ею. К счастью, его осенило. Несмотря на всемогущество, бог не был просто бездушным его придатком, и он любил жизнь. В своей родной вселенной, выбрав группу людей, отвечавших его представлениям об идеале, он собрал их вместе и объяснил свою идею: процесс творения не должен останавливаться. И предложил им стать Созидающими. В душе каждого из них жил творец, поэтому они ни секунды не сомневались. Бог разделил между ними свою силу, и исчез. У Созидающих были свои ограничения: они не могли создавать и управлять разумными существами. Так же, поскольку сила была разделена поровну, они были существенно слабее него, и, в зависимости от характера, сила их имела свои особенности. Но для них и этого оказалось достаточно. Со свежими силами и идеями, они взялись за работу. Так возникло множество миров, как невыразимо прекрасных, так и невероятно отвратительных. Но лишь на первый взгляд. На каждый мир находились существа, для которых он казался раем. Созидающие были добры ко всем, и каждой расе, каждому разумному созданию создавался мир, наиболее отвечающий их представлениям об идеальном. Вскоре во вселенной установилась тишь и благодать. Каждой расе, перешагнувшей порог разумности, тут же создавался мир. Но через какое-то время предел прочности той вселенной был исчерпан. Она не могла вместить больше миров. Началась эра войн. Они вспыхивали в разных точках вселенной, и Созидающие просто не успевали гасить их все. И тогда, собравшись вместе, они сотворили Улей. По их замыслу, он должен был стать новой вселенной. Но все-таки они были не настолько могущественны, чтобы создать новую вселенную, и получилось... то, что есть сейчас. 99 миров, связанных между собой, с определенным набором физических ограничений. Они приняли это как временный вариант, и один из них стал переселять сюда наиболее опасные расы. Остальные в это время искали другой путь. Но один из них нашел нечто. То, чему нет места в этой вселенной. И это свело его с ума. Вернувшись, он, брызжа слюной, нес полный бред. Собравшись вместе, остальные Созидающие решили изолировать как его находку, так и его самого. Но они просчитались. Лишь только они выполнили первую часть плана, отрезав нечто от вселенной, как безумец из тихого и дрожащего существа превратился в разъяренного монстра. Он каким-то образом выпил силы Созидающих, всех, кроме одного. О нем вы узнаете позже. И, таким образом, он стал почти равен богу. Сумасшествие его не отступило, но именно это и делает его абсолютно непредсказуемым противником. Назвав себя Демиургом, пять тысяч лет назад он создал сотый по счету мир Улья и поселился в нем. Где мы сейчас, кстати, и находимся. В изначальную вселенную он боится и носа показать. Скорее всего, из-за той злополучной находки. Но, несмотря на то, что он безвылазно сидит здесь, его безумие медленно просачивается в изначальную вселенную. Кроме того, с исчезновением Созидающих мир в той вселенной полетел ко всем чертям. Войны там не прекращаются ни на минуту. Возможно, это тоже влияние безумия. До этого Демиург не проявлял никакого интереса к делам других. Чем он занимался все это время, неизвестно. Сейчас же он горит желанием уничтожить вас. Мы надеемся, это потому что вы представляете для него какую-то угрозу. Вот, вкратце, с чем вам предстоит столкнуться.
   Мда, неслабо. Другая вселенная, боги, безумцы. Такое не осмыслить сразу. По крайней мере, как оказалось, мне. Из Рафаэля же сразу посыпались вопросы. Что случилось с Созидающими? Почему Демиургу нужны именно мы? Что делать дальше? На все вопросы учитель только покачал головой. (В поток вопросов Рафаэля я успел вставить только один свой, "крайне важный": как зовут то этого Учителя? Не самый умный вопрос, но лучше я не придумал.)
   - Можешь называть меня Сейд. А про Демиурга... Я сказал все, что знаю. Могу ответить только на последний вопрос, что делать: если хотите больше узнать о Демиурге, вам необходимо найти последнего Созидающего. А в этом вам уже помогут они, - кивнул он в сторону эльфов.
   - Это подождет, - притормозил его я. - Ты, в своей речи, пропустил важный момент: никакого "мы" нет, и быть не может. Мне с Рафаэлем даже в одном мире находиться и не убить его стоит огромнейших усилий.
   - Ну, предположим, в последней схватке ты проиграл, и кто кого убьет еще неизвестно. Но вынужден согласиться, - при этих словах уголок его рта дернулся. - Никакого "мы" быть не может.
   После этих слов Сейд вздохнул и тихо начал говорить, постепенно повышая голос:
   - Значит так, вы оба сейчас ведете себя крайне неразумно. Вас хочет убить фигура божественного порядка. И пока вы, упрямые бараны, не отбросите свои детские заморочки, и не прекратите на время свою возню в песочнице, я за ваши жалкие жизни не дам и ломанного гроша! Ты! - его палец уставился на Рафаэля, отчего тот вздрогнул. - Ты все еще мой ученик, и слова я тебе не давал! Если я прикажу, ты будешь на руках этого демона недоделанного носить и пылинки с него сдувать! И вообще, ты задолжал мне жизнь! Поэтому ты БУДЕШЬ с ним работать в паре, и твое мнение меня интересует в последнюю очередь. А ты, - теперь он вперил свой палец уже в меня, - если хочешь увидеть своего отца, или хотя бы прожить до следующего утра, засунешь свое эго куда подальше, и заключишь хотя бы временное перемирие!
   После этих слов воцарилась тишина. Я и Рафаэль стояли оглушенные таким напором. Для него, похоже, такая вспышка ярости явилась таким же сюрпризом, как и для меня. Нарушали тишину только деревья, пытаясь как можно незаметнее отползти от разбушевавшегося человека. Причем делали это они гораздо быстрее, чем когда убегали от черной дыры. Первым, как ни странно, опомнился Рафаэль.
   - Ты прав, Учитель, я задолжал тебе жизнь. Но мое право решать, когда отдать долг. Что же касается ученичества... Если тебе нужен бессловесный исполнитель твоей воли, то ты не того взялся учить!
   Учитель и ученик стояли и сверлили друг друга взглядом. Немая сцена затянулась. Но мне это надоело, я, неожиданно даже для самого себя, ляпнул:
   - А я согласен.
   На меня тут же уставились две пары глаз, представлявших наглядное пособие по крайней степени удивления.
   - А что, - притворно смутился я. - Я послушный сын, и если папа написал слушаться этого человека, я буду его слушаться.
   На самом деле, конечно же, послушание было только причиной. Причем надуманной, и учитель это, похоже, понимал. Но сегодняшнее сражение наглядно показало, что моя победа над Рафаэлем еще далеко не определена. А так был шанс в походе узнать его слабое место или избавиться от него чужими руками. Да еще и возможная встреча с отцом не давал мне покоя.
   - Клоун, - буркнул Сейд, наконец перестав сверлить меня взглядом и переведя взгляд обратно на Рафаэля. - Теперь дело за тобой. Но учти, либо ты сейчас отказываешься от перемирия, и больше никогда меня не увидишь, если даже каким-то чудом переживешь охоту Демиурга, либо ты работаешь с ним. И тогда у вас есть шанс не только избавиться от могущественного врага, но и оказать неоценимую услугу мириадам разумных существ. И учти, если я уйду, то ты не получишь ответа ни на один вопрос, из тех, что мучают тебя.
   Да уж, они что, с моим отцом в одном месте воспитывать учились? Тот тоже одни вопросы мне оставил. Ну, посмотрим, как Рафаэль отреагирует. Тот стоял в задумчивости, видимо, взвешивая все за и против.
   - Хорошо, - наконец решил он. - Я заключу временное перемирие. Но при двух условиях. Первое: ты, Дэмиан, после завершения нашего дела, - тут его слегка передернуло, - не пустишься наутек и мы, наконец, поставим точку в нашей войне. В безлюдном месте и без жертв.
   - Не вопрос. Я и сам горю желанием избавиться от твоей персоны, и чем быстрее, тем лучше. Ты мне категорически надоел, - ответил я.
   - Какое второе условие? - спросил Сейд.
   - Второе: ты расскажешь мне кто ты такой, откуда твои силы и кто такие "мы", о которых ты обмолвился во время рассказа.
   - Это даже не одно условие, а целых три, - задумчиво протянул учитель (и как он учил, не рассказав даже кто он?). - Но не на все твои вопросы я отвечу. Точнее, я отвечу только на твой последний вопрос. Время остальных еще не пришло. Мы - это общество людей, ну и не только людей, изначальной вселенной. Нас объединяет одна цель - остановить Демиурга. Но, к сожалению, за пять тысяч лет мы ничего не добились. Несмотря на всю нашу силу и влияние, Демиург нам не по зубам. Поэтому сейчас мы надеемся именно на вас.
   - Ладно, - после некоторых раздумий согласился Рафаэль. - Я знаю, что ты не делаешь ничего просто так, поэтому не настаиваю на немедленных ответах. Не время, значит не время. Да и Демиург этот, похоже, действительно заслуживает смерти.
   - Ну что же, пожмите друг другу руки и... - начал Сейд, но его речь тут же прервали два синхронных выкрика:
   - Ни за что!
   - Исключено!
   Тот оторопел.
   - Ну, в общем, перемирие будем считать заключенным, - взял себя в руки Сейд. - А сейчас познакомьтесь с... - тут ему опять не дали договорить. Но причиной тому были уже не мы. Со стороны башни по выжженному полю с огромной скоростью приближались непонятные объекты. При этом они создавали такой грохот, что было странно почему мы не услышали их раньше. Единственным объяснением было то, что они начали путь от самой башни. А раз так, то с такой скоростью они сейчас уже будут здесь. И судя по удивленному выражению лица учитель, он их явно не ждал. Вообще, как я уже заметил, этот Сейд был довольно странным человеком. Все чувства слишком явно отражались на его лице. Было такое ощущение, что обыкновенные эмоции, такие как злость, радость, удивление и другие приносили ему ни с чем несравнимое удовольствие. Но я опять задумался не о том. Скороходы уже почти пересекли поле и приближались к нам. Их движения были смазанными, и разглядеть что это или кто пока не было возможности. Между делом я бросил взгляд на эльфов. И вот это уже мне категорически не понравилось: с почти суеверным ужасом на лицах они отступали к деревьям, при этом не отрывая взгляда от приближающихся объектов. Один из них бормотал что-то вроде "Эн ко, Ракшас". Похоже, стоит готовиться к худшему. С этими мыслями я посмотрел на Рафаэля. Тот тоже заметил поведение эльфов и сделал правильные выводы. Он присел, и с бешеной скоростью лепил какое-то оружие. Хотя нет, не какое-то, а судя по очертаниям ту самую саблю, которой он сломал мой меч. Интересно, старую то он куда дел? А, потом разберемся.
   Оставшиеся мгновения я потратил на то чтобы не остаться безоружным. Поколебавшись секунду, я вспомнил что скорости обычно противопоставляют силу и достал из мешочка моргеншерн, "Утреннюю звезду". Значительно переработанную, естественно. Рукоять была из титана и спокойно выдерживала любой удар, даже нанесенный моей рукой. Цепь пряталась в рукояти, и могла удлиняться до трех метров легким движением руки. Ну а сам шар был намного тяжелее стального, да еще и к шипам был подведен ток с мощностью, значительно превышающей мощность молнии. Подготовившись таким образом, я, наконец, смог разглядеть пришельцев. Те к тому времени остановились на границе нашей полянки.
   Их было трое. Четырехрукие воины, закованные полностью в броню со странной, сетчатой фактурой. Причем я, как ни старался, не смог разглядеть сочленений или каких-то щелей. На уровне глаз у доспех была матовая пластинка, а в остальном они были полностью цельными. То, что позволяло этим ракшасам так быстро передвигаться они оставили на границе выжженного поля. Это были диски с сиденьем наверху, стоящие вертикально. Точнее, висящие в нескольких сантиметрах над землей. Сами ракшасы приближались к нам. И с их намерениями я не ошибся: они на ходу доставали из-за спины по четыре прямых меча каждый. Итого двенадцать клинков, глубокомысленно прикинул я. И, недолго думая, прыгнул на ближайшего, раскручивая на лету моргенштерн. По моим расчетам, первого я должен был свалить одним ударом, включив разряд на полную. Но не получилось. Нет, ударить то я ударил. Не промахнулся. И ракшас даже не стал его парировать. Вот только разряд скользнул синим сполохом по доспеху ракшаса и ушел весь в землю. А от удара в грудь, даже и моего, он просто покачнулся. Дальше я уже оценивал преимущество четырех рук перед двумя, еле успевая парировать град ударов, обрушившийся на меня со всех сторон. Да и не все я, если честно, успевал парировать. Чешуя, к счастью, пока выдерживала удар. Нет, бил меня только один, остальные двое шли дальше в сторону Рафаэля, но скорость движений у него была чудовищной, и четыре руки мелькали как крылья у стрекозы. То есть удары я только слышал, не успевая заметить. Отбивался рукоятью на рефлексах, втянув в нее цепь и жестко закрепив шар на конце. Рафаэль в это время все еще сидел над оружием, водя над ним руками, и, похоже, не замечал двух ракшасов, которые к нему приближались. Учитель куда-то пропал, а на эльфов надежды не было. Их силуэты мелькали где-то среди деревьев, и вмешиваться они явно не собирались. Предупреждать Рафаэля мне не хотелось. Но, в конце концов, это даже оскорбительно! Двое на него, один на меня! Я что, слабее выгляжу?! И, прежде чем успел понять что я делаю, рявкнул во всю мощь демонического голоса:
   - Эй, болваны железные! Я ваш противник, а не этот хлюпик!
   Да, это был успех. Даже тот, который пытался пробить мою защиту, ненадолго замер. Остальные двое переглянулись, и один из них развернулся и пошел в мою сторону. Мать, допросился! Но хотя бы Рафаэль наконец очнулся и, схватив саблю, пошел на ракшаса. Но не сказать, что мне от этого стало легче. За те секунды, пока второй ракшас шел до меня, мне срочно надо было придумать, как избавиться от первого. Против двух я вряд ли бы продержался. К тому времени я уже подстроился к темпу боя и успевал даже иногда коротко огрызаться контрударами. Но все мои удары, к сожалению, ничего не давали: разряды все также бессмысленно скатывались в землю, а от ударов ракшас только покачивался. На доспехах не появилось даже царапины. Попытки сломать хотя бы один из его клинков тоже ничего не дали. Не знаю, из чего были сделаны клинки, но на прямой удар они отзывались глухим звоном, и больше ничем. А вот на рукояти моргенштерна уже образовалось порядочное количество зарубок. Да уж, недавно хвалился прочностью, и, как оказалось, безосновательно. Но у меня, насколько я помню, оставалось еще энергии на одно заклинание. Обычное, не руническое. Рунические, после бесславной попытки испарить Рафаэля, еще не скоро восстановятся. Хотел я сохранить энергию на черный день, да видимо, пришел он раньше чем я думал. Что же использовать, чтобы не истратить энергию зря? Защита у него явно хорошая, раз я все еще ее не пробил электричеством. Плюнув на размышления: в последнее время они меня не доводят до добра, я положился на свое везение и активировал наугад. Ракшас замер на месте, полностью утратив различия со статуей. Ну и какого, спрашивается, рожна мне с ним делать?! Паралич краткосрочный, и мне, по сути, без разницы когда его бить: когда он стоит или когда движется. Результат одинаковый - нулевой. Тут, действуя скорее по наитию, я раскрутил моргенштерн и, вложив в удар всю свою злость, вдарил от души ему в лицо. Наконец свершилось чудо: шипованный шар вмял лицевую часть шлема, и, видимо, разбил пластинку напротив глаз. Я вдавил кнопку разряда в рукоять и... тут сразу произошло два события: во-первых, рукоятка не выдержала такого издевательства и, тихо хрустнув, сломалась, а во-вторых, разряд все-таки сработал, и противник упал на землю, еще иногда подергиваясь по мере прохождения остаточного разряда по мышцам. Я же остался перед вторым ракшасом со сломанным моргенштерном. Обломок рукояти теперь не выдавал разряд, но хотя бы я еще мог бить шаром хоть до посинения. Надежда теперь была только на Рафаэля.
  
   Глава 6
  
   Рафаэль Эт Мизери, претендент
  
   Силуэты на горизонте... Они мне сразу не понравились. Да еще и странное поведение эльфов. А теперь, когда одна из этих статуй с четыремя руками шла на меня, это чувство обрело смысл: в конструкции доспехов прослеживалась та же рука, что и в конструкции того злополучного голема. Хорошо, крик Дэмиана отвлек меня от плетения заклинания, а то я так увлекся попыткой повторить то измененное заклинание прочности, что перестал замечать что бы то ни было. Ну что поделаешь, дурацкая увлекающаяся натура творца: по ходу зачарования мне еще пришла пара идей, как можно заклинание улучшить, и... в общем, если бы не крик Дэмиана, то я бы заметил четырехрукого только когда он на меня бы наступил. Хоть какая-то польза от этого демона недобитого. А нет, вот его первый противник замер, и Дэмиан моментально ударил его в лицевую часть шлема. Грязно, но эффективно. Теперь у нас осталось всего лишь два противника. Кстати, они после потери одного изменили тактику: соединив по два меча рукоятками они закрутили их так, что те слились в сверкающие круги. Мой хитон, я думаю, выдержал бы прямой удар, но они не били, а сразу пытались обезглавить нас. Я пока умудрялся уворачиваться, войдя в боевой транс, а вот Дэмиану приходилось хуже, он не успевал уходить от смертельных для меня дисков, но чешуя его пока справлялась. Пару раз я дотягивался саблей до противника, но тот никак не отреагировал на мои удары. Дольше только старался, сидел над заклинанием. Кстати, заклинания на четырехрукого не действовали. По крайней мере, те грубые броски силы что я успевал использовать, не попадаясь на его клинки. На что-либо сложное времени категорически не хватало. Понадеявшись на помошь Учителя, я даже близко не увидел его на поляне. Как всегда тот исчез в самый неподходящий момент. Что делать, я не знал. Долго прыгать и уклоняться от ударов я не мог, а идей как назло не было. Хотя... Промелькнула где-то на периферии сознания мыслишка одна. Мне она не нравилась, но попробовать стоило. Для выполнения ее мне нужна была помощь Дэмиана. Собственно, поэтому она мне так активно и не нравилась. Выбора не было, и я понемногу стал продвигаться в его сторону. Четырехрукий, как будто почувствовав, стал пытаться отрезать меня от Дэмиана. Но я скользнул в поток, и почти моментально оказался рядом с ним. Четырехрукий, правда, почти не отстал. И одним прыжком оказался возле меня, чуть не отрезав первым же ударом голову.
   - Дэмиан, как только будет возможность ударь со всей силы по моей сабле! - крикнул я ему.
   - В смысле?! - спросил тот, от удивления сбившись с темпа и тут же получив мощный удар по шее.
   - Помнишь, что случилось с твоим клинком? Я хочу тоже самое попробовать с нашими друзьями! - на это он понимающе кивнул и плотоядно ухмыльнулся. Еще несколько долгих мгновений мы с четырехрукими обменивались безрезультатными ударами, только Дэмиан после каждого пропущенного удара хмурился и цедил какие-то ругательства сквозь зубы. Наконец ему это надоело, и он игнорируя "своего" противника развернулся и вдарил что есть силы моргенштерном мне по сабле. Не могу не отметить, время он выбрал самое неподходящее: я парировал удар, а в результате его удара сабля дернулась и я чуть не лишился руки, едва успев отдернуть ее из под клинка четырехрукого. Да еще и электричеством меня неслабо так дернуло.
   - Ты что, гад, делаешь! - спросил я, еле отмахиваясь непослушной рукой.
   - Ты же сам просил ударить! - изобразил он оскорбленную невинность.
   - Но не электричеством же!
   - Так она еще работает! - состроил тот умилительную рожу и посмотрел на моргенштерн. Это стоило ему еще два пропущенных удара, после которых он осел на землю без сознания. Я же, не теряя времени зря дотянулся до одного из четырехруких и обезглавил одним движением. Запаса от удара Дэмиана как раз хватило, чтобы крюк на сабле прошел через доспех как сквозь бумагу. И только я повернулся, чтобы успеть отбить удар последнего, как из леса прилетела стрела и воткнулась ему точно в забрало. Из-за разбитого щитка на меня удивленно глянул второй, уцелевший глаз со звериным зрачком, и последний мой противник пал на землю рядом с Дэмианом. Из леса в это время вышли эльфы, и как один упали передо мной на одно колено. Это было последнее, что я увидел. Транс меня окончательно измотал, и я потерял сознание.
   Очнулся я в незнакомом месте. Белоснежная комната, с единственным предметом мебели - кроватью, на которой я лежал. Через несколько минут, которые я потратил на восстановление душевных сил, в комнату вошел Учитель.
   - Ну что, как себя чувствуешь, мессия? - полушутливым тоном поинтересовался он, и не увидев в комнате стульев, спокойно уселся на пол.
   - Жить буду. И, надеюсь, долго и счастливо. А почему мессия? - хмуро поинтересовался я.
   - Ну как, ты убил привратника Демиурга, ракшаса. Демиурга эльфы, кстати, почитают как бога.
   - Не я один, если мне не изменяет память, убил. Дэмиан тоже одного умудрился успокоить.
   - Дэмиан не подходит на роль мессии. Ты вообще его внешность заметил, или тебя ненависть настолько ослепила? Он все-таки демон. Вот и пришлось мне их убедить, что он всего лишь твой помошник. Правда, твой бой с ним создал дополнительные вопросы. Но эти эльфы, честное слово, как дети. Скормил им душещипательную легенду, что Дэмиан твой брат, но нехороший Демиург завладел его сознанием, превратил в злобного демона и натравил на тебя, а тебе, роняя горькие слезы, пришлось попытаться его убить, и так далее и тому подобное.
   - Хм, брат... Не дай бог. Подожди, я не понял. Демиург у них бог, так как я, выступив против него, могу быть мессией?
   - У них довольно запутанная религия, в двух словах не расскажешь. Весь юмор в том, что ты в их верованиях можешь занять место темного мессии. Но при этом они должны оказывать тебе тайную помощь, несмотря на то, что официально они продолжают поклоняться Демиургу. Не понимаю до сих пор почему, но вам это на руку.
   - Нам? Так Дэмиан еще жив?
   - Да уж живее тебя. Ты тут валялся три дня, а он очнулся уже на второй. И безвылазно сидит в лаборатории. Все что-то изобретает, пользуясь технологиями эльфов. Кстати, они себя называют эльториэлами. И они когда-то с эльдарами были одним народом. Но позже разделились, эльдары выбрали магический путь развития, а эльториэлы технический.
   - Я изучал эльдаров. К сожалению, в основном по слухам. Но даже так я многое узнал о магии. Скажи мне, почему эльдаров уничтожили, а эльториэлы процветают? Неужели технологии лучше магии?
   - Ну, предположим, эльдаров уничтожили только в мирах Улья. В изначальной вселенной маги вполне успешно закончил войну с механиками, в результате чего остатки цивилизации эльториэлов были переселены сюда, в Улей. А уж здесь Демиург перекинул их в свой мир, до сих пор не понятно зачем. Кстати, привыкайте. Поступки Демиурга не поддаются логике, наши аналитики годами ломают головы, но так и не могут найти смысл в тех или иных его поступках.
   - Я не собираюсь искать смысл его поступков, я собираюсь уничтожить его. И чем быстрее, тем раньше я закончу с Дэмианом.
   - Опять, - вздохнул Учитель. - Ты о чем нибудь другом думать можешь? Он неплохой парень, и вы вполне могли бы подружиться.
   - Этот "неплохой парень" был Высшим в царстве нежити. Причем царство создал именно он, до этого нежить была разобщена и рассеяна по тому миру. Он объединил их и выгнал оттуда людей. Только благодаря мне удалось разгромить мертвых и вернуть земли людям. А тот техномир, где он обитал до Демонариса? На его месте сейчас радиоактивная пустыня, где нет и не может быть ничего живого. Нет, Дэмиан должен умереть. И я не успокоюсь, пока он ходит по мирам Улья.
   Несколько минут мы с Учителем думали каждый о своем. Я откинулся на подушку и думал о том, что нам предстоит. Внешне я говорил о победе над Демиургом как о чем-то уже решенном. Но это всего лишь бравада... На самом деле я даже не представлял с какой стороны взяться за дело, и как победить божество, которое не смог победить даже Учитель со своей компанией. О чем думал Учитель, я, естественно, не знал. Но хватит прохлаждаться, план на первое время есть: надо найти Созидающего, которого Демиург не тронул. Возможно, он подскажет что делать.
   - Где Дэмиан? - спросил я, вставая с кровати.
   - Идем, я покажу, - очнулся от своих раздумий Учитель.
   Мы вышли в коридор. Туда и обратно сновали эльториэлы с озабоченными лицами. Нас они даже не замечали, лишь коротко бросали пару фраз, когда наталкивались на меня или на Учителя. Не знаю уж, извинялись или ругались.
   - Ученые, - коротко бросил Учитель. - Мы в исследовательском центре.
   Я коротко кивнул. То что это ученые было написано у них на лица. Они обычно мало замечают то, что не касается их исследований.
   - Идем, Дэмиан в девятой лаборатории.
   Девятой лабораторией оказалось огромное помещение полностью заставленное непонятными приборами. Провода в абсолютном беспорядке выходили из приборов и терялись среди других, составляя подобие какой-то хаотической паутины. Где-то в этом лабиринте спорили до хрипоты два голоса.
   - Резонанс уменьши! Двести процентов это слишком! - это Дэмиан.
   - Ка толе? Эрне торали, ир катиле! - похоже, какой-то эльториэл.
   - Какой к черту допустимый риск?! Это моя голова, и меня совсем не устраивает если она взорвется к чертовой бабушке! Уменьшай до ста пятидесяти!
   - Эн тар корале! Норакеле интаре полани! Ор паколиани до, долита тори кан.
   - Хм, ну если так посмотреть... Ты все варианты просчитал?
   - Ка.
   - Если ты ошибся, я тебя убью.
   - Кэ тари? - недоверчиво.
   - Сначала воскресну, а потом убью! Хватит болтать, запускай свою шайтан-машину!
   - На каком языке разговаривает его собеседник? - тихо спросил я.
   - На староэльфийском. Всех переселившихся сюда обучили всеобщему языку Улья, но из первой волны еще остались упрямцы, не желающие на нем разговаривать, - почему-то также тихо ответил Учитель.
   Наконец, мы с Учителем нашли Дэмиана.
   - А, очнулся. Подождите, мы с профессором уже заканчиваем, - буркнул он вместо приветствия.
   При этом он сидел в кресле, откинувшись на спинку, а на его рога были нацелены два манипулятора с поблескивающими остриями. Сбоку за пультом управления суетился пожилой эльториэл с седыми волосами. Сказать что я был удивлен, это было все равно что ничего не сказать. Насколько я знал, эльфы жили очень долго, практически вечно и старели чрезвычайно медленно. И если у него уже волосы поседели, то... Невероятно, да он вполне может быть старше этой вселенной! И Дэмиан еще смеет так с ним разговаривать! Ну, демон, доиграется он у меня...
   Как будто догадавшись о чем я думаю, Дэмиан ухмыльнулся. Но улыбка быстро сменилась выражением полной сосредоточенности: манипуляторы приступили к работе. Перемещаясь вокруг рогов они со скоростью атакующей змеи жалили остриями, нанося какой-то рисунок. Процесс продолжался довольно долго, Дэмиан сидел не шевелясь, лишь иногда перебрасываясь короткими фразами с профессором. Тот же, в противовес Дэмиану много суетился и все время что-то поправлял нажимая на кнопки. Когда нанесение рисунка закончилось, рога Дэмиана покрывала сложная гравировка. Вскочив, он подбежал к зеркалу и придирчиво осмотрел каждый завиток. Не могу не отметить, смотрелась гравировка весьма гармонично, и добавляла в его образ еще больше жути. Наконец, удовлетворившись осмотром, он повернул свою сияющую морду к эльториэлу и радостно заявил:
   - Гениально, профессор! Это просто произведение искусства.
   - Кера отари до? - прерывающимся от волнения голосом спросил профессор.
   - Сейчас проверим, - ответил тот и обратил взор на меня. Выражение его лица мне категорически не понравилось, похоже он собирался сделать какую-то пакость. Но только я раскрыл рот, чтобы спросить что же это он собрался проверять, как в лабораторию вбежал командир того отряда, встретившего нас.
   - Наконец я вас нашел. Как только Владыка узнал, что мессия пришел в себя, он срочно потребовал всех вас предстать перед его троном.
   - Каро нарами торриали! - резко сказал профессор.
   - Конечно, Ри-Кали, вы можете посещать Владыку в любое время. Только прошу вас, быстрее. Я итак слишком много времени потратил на поиски.
   - Идем, идем, - прорычал Дэмиан. - Надеюсь, у вашего владыки серьезная причина отрывать нас с профессором от дел.
   - О да, весьма важная. Она касается ваших жизней.
  
   Глава 7
  
   Дэмиан Локи, куратор
  
   И кто же это интересно дал какому-то эльфийскому царьку право распоряжаться моей жизнью? Ну я ему устрою веселую жизнь. Хотя, может и не буду, уж больно настроение хорошее. Местный гений, Профессор, как я его называю, совершил прорыв. Его ментальный преобразователь... Он опровергал буквально все законы магии и науки. И он был необходим мне как воздух. Все-таки это тело я не доделал...
  
   Отступление второе, 30 лет назад
   Дэмиан Локи
   Зантар, техномир
  
   Я отложил бумаги и устало потер переносицу. Похоже, мои подчиненные сами не поняли что раскопали. Все эти недомолвки в официальных текстах, тайные шифровки и приказы расконсервировать засекреченных агентов говорили об одном: меня вычислили. Неужели столько лет труда уйдут насмарку? На этот мир я наткнулся во время путешествий. Поначалу он показался мне забавным: я не видел еще рас, выбравших технологический путь развития. Но когда я познакомился с наукой поближе... Технологии увлекли меня с головой, и первые несколько десятков лет я потратил на изучение всего и всея, что открыли местные ученые в процессе эволюции. А потом, засучив рукава, взялся за штурм местного научного пьедестала. Исследования были для моего мозга как пища для голодающего. Я чувствовал себя на седьмом небе от счастья, когда еще одна загадка природы падала ниц перед суровой поступью формул, теорем и законов. Сам процесс был для меня главным, открытия я отдавал на растерзания другим ученым, которые уже находили им сотни применений. Но я слишком поздно заметил, что из этих сотен более половины приходились на убийство себе подобных. Местные государства постоянно находились в состоянии вялотекущей войны: фальшивые улыбки на публике и подлые удары исподтишка были нормой жизни. Политическое закулисье просто кишело акулами и мелкими рыбешками шпионажа. И этим недоумкам я дал в руки оружие, способное полностью уничтожить жизнь в их мире! В спешке я ушел в подполье, пытаясь направить развитие их цивилизации в мирное русло. Статистика, одна из изобретенных мною наук, при расчете показала единственный выход: внешний враг. Только перед лицом абсолютно чуждого им противника они могли забыть о старых распрях и объединиться. И я приступил к исследованиям, которые могли бы открыть путь в другие миры Улья. Так же я строил свою сеть из агентов влияния: воина на уничтожение с иной расой не была моей целью. Всего лишь небольшой урок, после которого наступило бы торжественное примирение, обмен знаниями, торговля и так далее в том же ключе. Но психология людей того времени не была готова к этому, и мне приходилось влиять на мировоззрение следующего поколения. Для них иные в первую очередь должны были стать братьями по разуму, а не захватчиками. К тому же, агенты выполняли роль сдерживающего фактора, чтобы их мир все-таки дожил до открытия врат. И вот когда я уже был на пороге открытия... Меня вычислили. Что, в общем, было и неудивительно: я слишком резко взялся за ломку стереотипов и сильно наследил. Необходимо было затаиться. Я вызвал своего первого помощника. Тот примчался через десять минут: он знал, что я не стал бы дергать его по пустякам.
   - Вызывали, куратор? - вытянулся он передо мной по струнке.
   - Вызывал, первый. Вольно, нам предстоит серьезный разговор.
   Насторожившись он сел на стул.
   - Начну без предисловий: меня вычислили.
   В ответ на это он соскочил со стула как ужаленный, вся его фигура выражала готовность выполнить любой приказ и устранить любого, кто посмел угрожать плану.
   - Приказывайте, - вполне предсказуемо рявкнул он.
   - Тише, тише. Расслабься. Приказ остается в силе: готовьте население к плану А. Я вынужден затаиться, и в ближайшие дни или месяцы буду усиленно работать над методом перехода. Похоже, придется запустить врата раньше времени.
   - Но ведь тогда...
   - Я знаю, - перебил я его. - Но нам придется это сделать, будем импровизировать на ходу.
   - А может все-таки план Б?
   Под планом Б у нас было свержение правительства и установление диктатуры во главе со мной. Я активно противился этому плану: не хотел я брать на себя ответственность за целую цивилизацию.
   - Нет, первый. Мы уже это обсуждали, и не будем силой навязывать свою волю. Слишком непредсказуемые результаты. В общем, передай приказ остальным. Когда все будет готово, я тебя вызову.
   - Да, куратор. Я могу быть свободен?
   - Да, иди. И, первый...
   - Что, куратор?
   Я вздохнул. Не хотелось мне топить этот мир в реках крови, но вполне возможно, что это будет единственным выходом.
   - В случае моей смерти... Черт с вами, вы уже не дети, переходите к плану Б. Ты - главный.
   - Но, - у него перехватило дыхание. - Я не готов, я... я не знаю что делать!
   - Надеюсь, что до этого не дойдет. Но если что... Ты единственный, кто справится с этим. А сейчас иди.
   Все еще под впечатлением от услышанного, он ушел. Я сжег все бумаги и, собрав вещи, отправился в лабораторию. Там меня ждали два проекта, под кодовыми названиями "Врата" и "Демон". С "Вратами" было все понятно, но вот "Демон" - это был только мой проект. Я создавал себе совершенное тело. Последнее поражение на Мортисе показало, что я уступаю Рафаэлю в силе. Рунические заклинания мало чем могли помочь в бою: одно, два, после чего следовал долгий период восстановления рун. А простыми заклинаниями я не владел. Только при помощи артефактов я мог пользоваться магией, и это тело, по сути, было одним большим артефактом. Увеличенная сила и скорость, прочная чешуя из сплава редких металлов с подобием жизни, и множество заклинаний, рунически нанесенных на разные участки тела. Телепорт на лопатке, ускорение на ногах, дезинтеграция на правой кисти, и пять боевых заклинаний на пальцах левой руки: огонь, вода, воздух, земля и сознание. На рогах были уловители магической энергии, и в них же накопители. Образ демона был выбран в противовес Рафаэлю: тот считал себя рыцарем в белых доспехах, и мне показалось забавным убить его в облике того, кем он меня представлял все эти годы. В планах было еще несколько усовершенствований, но я с сожалением отложил это на потом: сейчас главным было завершить "Врата".
   На ближайшие несколько дней я выпал из течения времени, с головой уйдя в исследования. Прорыв был близко, казалось, еще чуть-чуть, и Врата откроются. Меня прервали самым наглым образом: в один из дней в лабораторию ворвались до зубов вооруженные наемники и застрелили меня. Все было проделано безупречно, я даже не успел ничего предпринять. К счастью, наемники были не в курсе моих рунических способностей, и я перед смертью привязал сознание к мертвой оболочке, бывшей когда-то моим телом. Но когда надо мной склонился первый, я чуть не потерял связь от удивления. Ему я доверял как никому другому, даже не допуская возможности, что он может меня предать!
   - Эх, куратор, ты на том свете наверняка гадаешь, почему я тебя предал. Все очень просто: твои прощальные слова, ну ты помнишь, про то что в случае твоей смерти я буду Повелителем мира, запали мне в душу. И я решил убрать из этого уравнения тебя. Точнее, увеличить вероятность твоей смерти, скажем, до ста процентов. Так что спасибо тебе за открывшиеся передо мной возможности, куратор. И прощай, - улыбнулся он. - Эй, парни, сожгите здесь все, - скомандовал он, и ушел.
   "Парни" разлили повсюду горючее, зажгли его, и ушли, громко хлопнув дверью. Единственным выходом было для меня было доползти до тела демона. И я справился. Мертвое тело категорически не хотело слушаться, связь становилась все слабее и слабее, но когда я был практически на том свете, я наконец дополз до лаборатории с "Демоном". Произведя еще одну привязку душ, я наконец оказался в нем. Но слияние еще было неполным, мне была необходима изначальная энергия Хаоса. Я перенесся в Демонарис, и захватил один из доменов, получив таким образом доступ к одному из потоков. Сила Хаоса чуть не уничтожила меня, но я справился. Моя душа изменилась под натиском демонического начала, и я, возможно, стал более демоном, чем предполагал. Но все это потеряло смысл, когда я вернулся в Зантар, и обнаружил на его месте радиоактивную пустыню. Не знаю, что случилось, скорее всего первый не рассчитал свои силы и проиграл. Но при этом унес за собой весь мир. Это поражение едва не сломало меня, и я окончательно замкнулся в себе, решив более не вмешиваться в судьбы других. Я осел в Демонарисе, в своем новом домене, продолжив научные изыскания.
  
   Глава 7, продолжение
  
   Дэмиан Локи, мастер заклинатель
  
   Как я уже говорил, местная энергия мне абсолютно не подчинялась. Ну а свои запасы я исчерпал еще в бою с Рафаэлем. Но когда я во время прогулки по лабораториям наткнулся на расчеты преобразователя, я был на седьмом небе от счастья. Правда, была маленькая проблемка: он был только на бумаге. И реализовать его профессор не мог. Но ведь у него раньше не было меня. Он хотел создать преобразователь на электронной основе, но у него ничего не получилось. Я же предложил иной путь: татуировка из нанороботов. Местная наука до них еще не дошла, а у меня в мешочке как раз завалялась пробирка с неактивированными экземплярами: все никак не мог придумать куда их пристроить. При этом рисунок был составлен из рун, что давало несколько плюсов. Например, в таком виде у преобразователя появился интересный эффект: он настраивал резонанс на владельца, и если источником эмоций являлся кто-то другой, резонанс был нестабилен, соответственно, выход энергии был слабеньким. Но если источником был сам владелец, то резонанс просто зашкаливал, и нам пришлось даже ставить ограничитель, чтобы количество энергии не перевалило за опасный уровень. За три дня мы с Профессором воплотили его идею в жизнь. Я же стал первым подопытным. И, собственно, последним. Повторить преобразователь профессор уже не сможет: рисунок рассчитан исключительно на меня. Он знает, но его это нисколько не расстраивает. Его гораздо больше привлекает сам процесс исследования и изобретения, чем конечный результат. Но пока еще его интерес к преобразователю не угас, и мы по дороге к местному Владыке активно спорили.
   - Я вам говорю, молодой человек, преобразователь не может не работать, ведь мы все учли.
   - Но почему же я тогда не чувствую ни капли магической энергии?
   - Потому что ты слишком глуп, чтобы заметить работу преобразователя!
   - Что?! Я глуп?! Да ты дедуля вообще охамел! Да ты... Ты без меня его так и не сделал бы! - на эту вспышку обернулись Рафаэль с Сейдом, но Профессор успокаивающе махнул им рукой и они отвернулись.
   - Ну что, молодой человек, теперь чувствуете? - с донельзя довольным выражением лица спросил он.
   - А... - тут я осекся. По телу прокатилась волна магии, наполняя все заклинания энергией. Это было ни с чем не сравнимое удовольствие. Через пару секунд я почувствовал, что все заклинания заряжены и даже в накопителях на донышке плескалась капля энергии. Ну Профессор, старый лис, специально ведь меня разозлил.
   - Прошу прощения за то что вывел вас из себя.
   - Ничего, Профессор. Я вам это прощаю. Вы гений, я это уже говорил? - рассеяно спросил я, все еще под впечатлением от новых ощущений.
   - Говорили, молодой человек, не раз. Я рад, что преобразователь работает. Но сейчас есть более важная проблема. Насколько я помню заскоки наших жрецов, вам предстоит испытание.
   - Испытание? - недоуменно переспросил я.
   - Ну да, ведь ваш соратник претендует на звание Мессии. И чтобы доказать, что он достоин, вам с ним придется сразиться с тремя лучшими воинами из каждого клана.
   - Эм, Профессор, я как-то мало посвящен в детали, не могли бы вы поподробнее объяснить?
   - Слушайте. Дело в том, что по каким-то там священным свиткам через определенные промежутки времени на смену нынешнему богу, а сейчас это Демиург, приходит Темный Мессия. Считается, что таким образом вселенная избегает застоя. И вот этот Темный Мессия, если у него получается одолеть бога, занимает его место. Наш народ должен оказывать поддержку Мессии. В случае его успеха, мы получаем благословение нового бога. Но если Мессия потерпит поражение, тогда нам несдобровать. Рассерженный Демиург может просто стереть наш народ с лица Улья. И чтобы отсеять недостойных, проводится испытание. Бой насмерть с тремя представителями кланов. Правда, за последнее время ни один из претендентов не выдержал это испытание.
   - А что за кланы?
   - Кланы... Их всего три. По предпочтениям в пути развития, наш народ делится на И-тори, Ка-тори и Эль-тори. Эль-тори - это правящий клан. Консерваторы. Никаких вживленных приспособлений, только Воин и его оружие. И-тори - это ученые. Их главное оружие: роботы. Ка-тори - это киборги. Они пошли по пути изменения себя, и наиболее фанатичные из них уже мало чем отличаются от роботов И-тори.
   - Весело, ничего не скажешь. Спасибо за информацию, а сейчас вынужден вас оставить: надо поделиться радостью с "мессией", - с сарказмом произнес я и ускорил шаг, догоняя Рафаэля.
  
   Глава 8
  
   Рафаэль Эт Мизери, темный мессия
  
   Попытки услышать, о чем наши экспериментаторы ведут беседу ничего не дали. Профессор продолжал говорить на староэльфийском, а из отрывочных фраз Дэмиана я ничего не понял. Мне оставалось только разглядывать достопримечательности, благо посмотреть было на что. Эльфы испокон веков жили в лесу, приспосабливая природу к своим нуждам. Пусть они и называли это "гармоничным сосуществованием", но деревьям выращивать комнаты из веток, как это было в городах эльдаров, явно было противоестественным. У эльториэлов же говорить о гармонии с природой было тем более глупо: вряд ли лесу нравился симбиоз с технологиями.
   Дома их представляли собой надстройки вокруг деревьев, хотя, как ни странно, ни одна надстройка не была выше середины дерева. Проводник объяснил это тем, что крона деревьев, как громоотвод, принимает на себя молнии и по проводам под корой снабжает каждый дом электричеством. Когда я спросил, хватает ли им гроз для обеспечения всех домов, он сказал что грозы непрерывно бушуют над облачным слоем. Специально сделанный для этого приемник, тут он показал на точную копию башни с пустоши, раз в сутки разряжает накопленный заряд над лесом, и этой рукотворной грозы хватает на обеспечение домов. Дом исследователей, из которого мы вышли, было одним из зданий, построенных отдельно от деревьев. Как объяснил проводник, у них был собственный, экспериментальный источник. Архитектура же зданий была типичной для эльфов: тонкие стены, невесомые переходы от дерева к дереву, и изящные узоры везде, где только можно. Разве что вместо обычных зеленых и золотых цветов использовались все оттенки синего, от небесной голубизны до насыщенного индиго, вместе с серебристыми и стальными вставками.
   Когда мы подходили к башне, которая, как сказал проводник она была еще и чем-то вроде городской ратуши, нас догнал Дэмиан. Вкратце он описал наше положение. Сражаться с тремя сильнейшими воинами довольно могущественного народа... Мягко говоря, я был не в восторге от предстоящей перспективы.
   - А если мы признаемся, что я не месссия? - в задумчивости спросил я. Профессор, так же догнавший нас, пожал плечами и что-то сказал.
   - Тогда, как верные последователи своей религии, эльфы просто нашпигуют нас стрелами. Мы ведь убили троих ракшасов, - перевел Дэмиан.
   - Двоих ракшасов, - поправил я его.
   - Да нет, троих, - ухмыльнулся он. - Или ты думаешь эльфы так и признаются, что выступили против своего бога?
   - Плохо дело. Учитель, что нам делать?
   - Не знаю, - беспечно пожал тот плечами.
   - Как это не знаешь? - опешил я.
   - Вот так, - сердито отрезал он. - И вообще, выбора у вас нет, так что выйдете, победите этих эльфов, и пойдете себе спокойно к последнему Созидающему. И хватит уже каждый шаг спрашивать у меня, привыкай думать своей головой.
   На этой ноте мы подошли к огромным вратам. Снизу доверху их покрывала сложная вязь рисунков и рун. Рассмотреть рисунок целиком не позволяли размеры врат. Да и не было времени разглядывать, как только мы подошли, стражники у врат отсалютовали нам и врата степенно раскрылись. После нескольких минут блуждания по пустынным коридорам перед нами предстал большой зал. У противоположной от нас стены на возвышении стоял трон. На нем восседал Владыка эльфов. Я, конечно, всякое ожидал, но чтоб такое... Он был не просто старым, а прямо таки невыносимо древним. По сравнению с ним Профессор был просто младенцем. Волосы, когда-то струившиеся водопадами, сейчас жиденькими прядями лежали на плечах. Морщины на лице, ссохшаяся кожа, дрожащие руки, и только гордая осанка да взгляд, от которого так и веяло силой, выдавали его истинную сущность. Жизнь его поддерживала небольшая машина. Трубки и провода шли от нее и скрывались под просторным балахоном. Когда он заговорил, стало ясно что голос так же не уступил нападкам времени. Глубокий и сильный, он приковывал к себе внимание. Обладателю такого голоса нельзя было не подчиниться.
   - Претендент на титул Мессии, выйди вперед.
   Я сделал шаг вперед и преклонил колено. Несколько томительных секунд Владыка рассматривал меня. Его взгляд проникал, казалось, в самую суть моей души. Меня невольно пробрала дрожь.
   - Ну что ж, ты силен. И чист помыслами, что немаловажно. Но чтобы показать свое могущество, тебе придется сразиться с тремя воинами. Твой брат, - тут он сделал небольшую паузу, посмотрел на Дэмиана и тихонько усмехнулся, - поможет тебе. Не будем терять время, пройдите на арену и пусть испытание начнется.
   Нас с Дэмианом провели на арену, а Учителя с Профессором вежливо препроводили в ложу наблюдателей. Арена представляла собой круглое помещение. По краям стояли кресла для наблюдателей. Бой же предстояло провести в центре. Он был отгорожен от зрительных мест мерцающей полусферой силового поля. Перед нами открыли проход, и как только мы прошли внутрь, все звуки стихли.
   - Испытание первое. Представитель клана И-тори, - проговорил безжизненный голос и внутрь круга вкатился первый противник. Просто идеальный шар серебристого цвета. Он замер у входа, и, несмотря на отсутствие глаз, казалось пристально изучал нас. Первым, естественно, не выдержал Дэмиан. Сложив ладони хитрым образом, он начал копить огненный шар. Сначала он был темно красного цвета, но по мере поступления в него энергии стал изменять цвет на желтый, потом на голубой. Тут поток энергии приостановился. Жар дошел до меня, и я поставил щит: у меня то не было чешуи. Дэмиан взглянул на неподвижного противника, что-то прикинул в уме, и, поморщившись, одним движением влил энергии столько, что шар увеличился в размерах вдвое и стал ослепительно белого цвета. Видимо, держать такой шар было неудобно даже ему, потому что с проклятьями он отправил его в полет, а сам стал трясти обожженными руками.
   Я с интересом наблюдал за медленным продвижением миниатюрного солнца. Робот ничего не предпринимал, оставаясь неподвижным. Дэмиан тоже отвлекся от рук и довольно наблюдал за своим детищем. Вот только огонь, столкнувшись с целью, взорвался, не оставив ни следа. Зато ответ робота чуть не отправил меня на тот свет. Сверху открылось отверстие и из него выдвинулись два орудия, сразу же начавших поливать нас металлическим градом. Я успел переориентировать щит, и даже растянул его, прикрывая Дэмиана.
   - Ах так, железка, ну держись, - злобно рявкнул тот, потирая ушибленное плечо: я не успел прикрыть его полностью, и один из снарядов все-таки попал. Похоже, он собирался сделать очередную глупость.
   - Чем помочь, - спросил я. Тот взглянул на меня, как на букашку, и проворчал:
   - Не лезь под ноги.
   Достав что-то из кошелька на поясе, он, зажав это в кулаке, выбежал из-под прикрытия поля и кинулся на робота. Его бег, после нескольких попаданий, сменился на беспорядочные броски вправо и влево. Таким манером он, худо-бедно, но добежал до противника, и ударом ноги в прыжке вбил одно из орудий обратно. То перекосилось и уже больше не могло выдвинуться. Но только он прыгнул на второе, как с боков у робота выстрелили щупальца и одним ударом смахнули его как надоедливую муху. Недолгий его полет прервался встречей с силовым полем. Что было дальше, я не видел, потому что робот, оттолкнувшись щупальцами, мгновенно оказался возле меня и обрушил на мою защиту град ударов. Решив не тратить зря энергию, я снял защиту и закружился в смертельном танце, уворачиваясь от ударов.
   Быстро сконцентрировав проекцию энергии на руках, я влил туда силы по максимуму и от души ударил шар по центру. Отлетев на несколько шагов тот замер. С удовольствием я отметил, что удар не прошел даром: на идеальной до этого поверхности красовалась вмятина, а правое щупальце безжизненно стелилось по земле. Дальше события развивались с огромной скоростью: замерцав, силуэт робота мигнул и оказался подле меня. Резко схватив меня оставшимся щупальцем он начал разворачивать орудие, намереваясь расстрелять вплотную. На таком расстоянии не спас бы никакой щит, и я не представлял что делать. Спас меня, как ни странно, демон. Вынырнув из-за спины робота, он взялся обеими руками за оружие и, нечеловеческим усилием оторвал его. Быстро закинув что-то в образовавшуюся дыру, он, мимоходом оторвал последнее щупальце, отпрыгнул подальше. Сообразив, что он это сделал не просто так, я тоже бросился в сторону и поставил щит по максимуму. Заметив сияние вокруг меня, он, едва успев приземлиться, прыгнул второй раз и спрятался за мной.
   - Щит сильнее! - крикнул он. У меня дыбом встали волосы: Дэмиан не новичок в магии, он видит, какого уровня я поставил защиту. И при этом он говорит еще усилить... Плюнув на бережливость, я влил остатки энергии в щит. Только я это сделал, как наш бывший противник взорвался изнутри. Взрыв был просто невозможной мощности, я ослеп и оглох от бушующей энергии. Щиты смело, осталась тоненькая пленочка, которой как раз хватило чтоб не убиться о поле, на которое меня откинуло. Хотя, вполне возможно что удар смягчило тело Дэмиана... Так или иначе, когда я встал, моему взгляду предстало жалкое зрелище: силовой купол зиял прорехами, а от робота не осталось даже пыли.
   - Ты что там такое сотворил?! - поднял я с земли не успевшего очухаться подрывника.
   - Бомба на антивеществе, - помотал он головой. - Последняя. Вообще, лучше бы спасибо сказал: я нам жизнь спас.
   - Спас... если б не мои щиты, недолго бы она продлилась.
   - Следующее испытание, представитель клана Ка-тори, - с легкой неуверенностью в голосе проговорил тот же голос. - Внимание, в испытание вносится изменение. Для победы необходимо вывести противника из строя, не убивая, - похоже, предыдущая битва даже их впечатлила.
   На арену вышел следующий воин. На эльфа он уже мало чем походил: руки и ноги были не более чем искусными протезами. Тело так же было усилено механическими вставками, а на голове, видимо, не тронутой пока изменениями, был одет цельный шлем без единой прорези. Как он смотрел по сторонам, оставалось загадкой. Оружием его были две плети, начинавшиеся где-то от локтей, обвивающиеся вокруг запястий и свободно свисающие на землю.
   Не откладывая в долгий ящик, он пошел в нападение. Замерцав, так же как робот, он исчез и появился шагах в десяти от нас. Закрутив плети, он хлестнул сразу метя по нам обоим. Я то увернулся, а вот Дэмиан, еще не совсем придя в себя, не смог. Конец хлыста, острый как бритва, прочертил по его груди кровавую полосу. Я впервые увидел кровь демона, до этого никто не мог даже поцарапать его чешую. Но это был не самый умный поступок со стороны киборга: Дэмиан взревел от боли, и исчез во вспышке пламени, как тогда на поляне. Противник насторожился, оглядываясь по сторонам. Вынырнув из портала над эльфом, Дэмиан обрушился на него всем весом пытаясь прижать к земле. Тот тоже оказался не промах, и опять моргнув, появился над демоном, вбив его ногами в землю.
   Дальше воспринимать картину боя было чрезвычайно сложно: киборг мерцал не переставая, исчезая и появляясь в самых неожиданных местах, и Дэмиан, не отставая от него, постоянно нырял в порталы, отчего поле боя затянуло дымом, также мешавшим смотреть. Таким образом они долгое время обменивались ударами, но ни один ни другой не могли взять верх. Через какое-то время поле полностью скрылось пеленой и я, чтобы видеть картину боя, погрузился в транс. Картина была на удивление равновесной: стиль боя эльфа гармонично подстраивался под яростные атаки демона, но, в свою очередь, плети были слишком инерционным оружием, и Дэмиан без труда успевал нырять в порталы, уворачиваясь от них. Я взглянул магическим зрением, и тут уже было не все так гладко: энергия Дэмиана неуклонно походила к концу, порталы были слишком энергоемкими. Противнику же не нужна была магия, он в принципе не использовал порталы. Его исчезновения были каким-то хитрым приемом, связанным с уплотнением времени.
   Только я успел удивиться, почему он, умея управлять временем, использует эту силу так глупо, как он, будто прочитав мои мысли, ускорился на порядок. Теперь уже Дэмиану приходилось туго: плети, направляемые умелыми руками, извивались как живые, то и дело оставляя кровавые следы на теле демона. Я уже было хотел вмешаться, но Дэмиан не оплошал, и сумел поймать одну плеть. Правда, при этом она оплелась вокруг руки и воткнулась в предплечье, но тот, как будто не заметив боли, резко дернул ее на себя. Эльф, удивленный таким поворотом, отправился в полет, в конце которого его встретил сокрушительный удар. Отлетев на несколько шагов назад, он, повинуясь повторному рывку, опять отправился на встречу Дэмиану. Но в этот раз он был готов, и, извернувшись в воздухе, двумя ногами врезался в демона. Тот, твердо стоя на ногах, лишь пошатнулся. И даже успел ухватить за вторую плеть. Как оказалось, это был продуманный шаг: подпрыгнув, он закрутил сальто в несколько оборотов, во время которых плети обматывались вокруг его рук. Приземлился же он четко на грудь киборгу, и, довольно улыбнувшись, резко оттолкнулся ногами одновременно дернув руки вверх. В итоге, искусственные руки эльфа жалобно хрустнули и... оторвались напрочь, болтаясь теперь на плетях, свисающих с рук Дэмиана.
   - Довольно! - воскликнул Голос, теряя остатки безжизненности. - Второе испытание пройдено! Унесите представителя Ка-тори в ремонтную мастерскую.
   После этих слов на арену вбежали эльфы, и, суетливо закинув тело киборга на носилки, потащили его к выходу. Один из них, немного помешкав, подошел к Дэмиану.
   - Не соблаговолите ли... - заискивающе показал он на руки киборга. Дэмиан, не меняя довольного выражения лица, сорвал плети с рук и бросил эльфу.
   - Благодарю, - поклонился он, и рысью убежал с Арены.
   - Последнее испытание, представитель правящего клана Эль-тори, принц Лореан, - с непонятным торжеством проговорил Голос. Неспешным шагом на арену вошел на первый взгляд ничем не примечательный эльф. Глаза цвета осенней листвы, светлые волосы до пояса, сплетенные в косу и небрежно переброшенные через плечо. Слегка суховатая фигура, без лишних мышц.
   - Не правда ли чудный день для сражения, уважаемые? Луна сегодня диво как хороша, это добрый знак для меня, - казалось, по залу пронесся тихий звон, но не колокольчиков, как обычно представляют голос эльфов барды, скорее, скрестились два клинка. Из одежды на нем были только просторные штаны, не стесняющие движений. Оружие также не отличалось изысками: парные сабли, излюбленное эльфийское оружие. Клинок в правой руке был тяжелее и длиннее, чем в левой, и предназначался для рубящих ударов. В левой же клинок был слегка изогнут, и скорее всего использовался для парирования и отвода выпадов противника. Казалось, он не представлял особой угрозы, но я, все еще находясь в трансе, видел чудовищную духовную мощь этого воина. Впервые за время нахождения на арене мне стало страшно: этот противник был в лучшем случае равен по силе совокупной мощи нас с Дэмианом. В худшем же, превосходил нас на порядок...
  
   Глава 9
  
   Дэмиан Локи, князь Демонариса
  
   Ну и досталось же мне в этой битве. Если с роботом все прошло более менее спокойно (не считая нескольких ушибов и последней потраченной гранаты), то эти мономолекулярные лезвия на концах плетей киборга серьезно попортили мне чешую. Теперь придется долго и упорно ждать, пока полуживой металл зарастит порезы. Но, слава богу, неудобства связаны только с внешним видом, серьезного урона мне нанести так и не смогли. Впору погладить себя по головке за это тело.
   Осталось последнее испытание. По словам Профессора, Эль-тори самые опасные противники. И этот принц... Несмотря на самый обычный внешний вид, при взгляде на него мои инстинкты кричали о крайней степени опасности. Зайдя на Арену, он после своей вступительной речи слегка склонил голову в знак уважения и неторопливо пошел в нашу сторону. С каждым его шагом мне все больше хотелось оказаться как можно дальше отсюда.
   - Есть идеи? - спросил я Рафаэля. Тот, не отрывая взгляда от принца, отрицательно помотал головой. Эх, опять мне придется отдуваться за двоих. Мешочек, мешочек, чем же ты выручишь меня сегодня? Это не то, это слишком масштабное, это недоделано... Хм, попробуем это. Мини-ракетница. Модель "Оса", стояла на вооружении в противовоздушных войсках Зантара. Шесть ракет в обойме. Все хотел что-нибудь с ней похимичить, да руки не доходили. Ничего, и так сойдет. Я вскинул ее на плечо, поймал невозмутимо приближающего принца в перекрестье прицела, и нажал на пуск. Зашипев реактивным двигателем, ракета отправилась навстречу цели. Сейчас, во время полета, она как никогда напоминала осу. Хищное вытянутое тело, целеустремленность и смертоносность - вот что объединяло их. Я с нетерпением ожидал развязки, предусмотрительно не убирая палец со спуска. До столкновения оставались считанные секунды, я затаил дыхание... Одно короткое движение рукой, и ракета, рассеченная на две половинки клинком, упала Лореану под ноги.
   Не замедляя шага, он переступил через нее и продолжил свой путь. Ну что ж, будем считать это пробным камнем. Переключив рычажок, я нажал на спуск. Оставшиеся пять ракет отправились вслед за первой. Я еле устоял на ногах - отдача была убийственной. Но оно того стоило, посмотрим, как он справится с этим. Ракеты не были настроены на определенную цель - когда бы интересно я успел их настроить, поэтому через пять секунд после запуска включался режим самонаведения на ближайший живой объект. Естественно, им был принц. Все пять ракет, после секундной заминки, нацелились на него. Он наконец приостановился и с интересом наблюдал за их полетом. Когда первая приблизилась к нему сверху, он подпрыгнул... нет, взлетел на пару метров ввысь, и, оттолкнувшись от нее, слитным движением рассек наискось две других. В падении он приземлился на очередную ракету и, оттолкнувшись, отправил ее навстречу первой. Встретившись, ракеты взорвались. Я надеялся, что его хотя бы заденет взрывной волной, но он, сделав изящный пируэт, встал четко на последнюю. Перенеся центр тяжести на хвост, принц направил ракету вверх, и таким способом ушел от взрывной волны. Перед самым столкновением с потолком, он соскользнул вниз и плавно приземлился. Последняя же ракета бесславно взорвалась, всего лишь огладив его теплым ветерком сверху.
   - Благодарю, я как раз не успел размяться, - улыбнулся Лореан и слегка склонил голову.
   Черт, этот франт уже начинал меня раздражать. Судя по тому, как принц контролировал свое тело, даже у Рафаэля было маловато шансов в рукопашной, про себя я уже и не говорю. Надо было что-то делать, и для начала придется поработать в команде. Не хочется просто аж жуть как, но надо. Вдвоем у нас может что-то и получиться. Но не с голыми руками же выходить.
   - Псс, Рафаэль, можешь слепить оружие? - шепотом, чтобы не услышал Лореан, спросил я. Рафаэль вздрогнул, и пару секунд его сознание как будто возвращалось откуда-то издалека. Еще секунду он переваривал вопрос, и наконец сообразил, что я от него хочу.
   - Могу, но надо время.
   - Сколько?
   - Несколько минут.
   - Договорились, с меня время, с тебя двуручник. Чем тяжелее, тем лучше. И себе не забудь что-нибудь, попробуем сделать его вдвоем, - договорив, я встряхнулся и пошел навстречу принцу. Какое-то время Рафаэль непонятным взглядом смотрел мне вслед, потом лихорадочно принялся за работу.
   Несколько минут... В честном бою мне не на что надеяться, придется жульничать. И для начала попробуем сыграть на благородстве.
   - Эй, твое высочество, я безоружен, - помнится, на Рафаэля это подействовало.
   - Хм, это твои проблемы, - ослепительно улыбнулся Лореан. - Я не настолько глуп, чтобы клюнуть на такую примитивную хитрость. Хотя... В чем-то ты прав. Порубить тебя безоружного на несколько маленьких демонят будет слишком легко, так что... Потанцуем? - и с этими словами он убрал оружие за спину. Ну, будем считать что получилось. А сейчас пора активизировать руны. Усиление, ускорение, координация. Все гениальное просто, при моей итак немаленькой силе и скорости у меня будет отличная фора. Надеюсь, она уравновесит мастерство принца.
   Начал я с той же серии, что использовал против Рафаэля. Стоит узнать, насколько принц лучше владеет рукопашным боем. Пока я приближался, быстро прокрутил удары в голове: прямой в корпус, левый хук в голову, правый по корпусу... Потом, думаю, подсечку и дальше поимпровизируем. Сюрпризы начались сразу: инстинктивно я ожидал, что принц будет уклоняться, но первый же мой удар он встретил раскрытой ладонью. Это было невероятно глупо, с моей силой я должен был просто сломать ему руку, но мой кулак словно натолкнулся на стенку. Хотя нет, неудачное сравнение, стену я бы пробил. Тут же было полное ощущение, что я пытаюсь ударить монолитную скалу. Но, несмотря на растерянность, я попытался закончить начатое. Второй удар, и... Дежа вю. Опять я лечу навстречу земле. Удар я только осознал, уже в полете. Лореан просто толкнул меня ладонью в грудь, остановив второй удар также другой рукой. Ну что ж, он сумел меня разозлить... Нет, особых талантов тут не надо, я не спорю. Вывести меня из себя довольно просто. Вот только я не просто разозлился, во мне начала закипать какая-то глухая ярость. Принц явно не принимал меня всерьез...
   К черту благородство, ярость заполнила резервуары магией, и вскочив на ноги я обрушил шквал стихий на принца. Земля... Отклик, и ноги изумленного принца утонули в ней по колено. Воздух... Отклик, и воздух незримым прессом сдавил его со всех сторон, не давая шевельнуться. Вода... Огонь... Вы нужны мне. С одной стороны вода сконденсировалась в тонкий жгут, и с огромной скоростью ринулась на принца. С другой, выросла стена огня, медленно приближаясь к обреченному. Ха, а этот принц оказался не таким уж и могущественным! Сейчас он либо поджарится, либо превратится в решето. Кстати, впервые я почувствовал такое единство со стихиями. Обычно они не столь податливы, а тут будто бы сами подсказали, как использовать их не сталкивая друг с другом. Но... Почему у Лореана такое спокойное лицо? Остались считанные мгновения до удара. И еще это странное свечение вокруг него... Магии вроде нет, тогда что... Нет! Не может быть! Во время столкновения вдруг произошел энергетический взрыв. Стихии, ошметки энергии и просто пыль закружились в бушующем шторме вокруг эльфа, на несколько секунд скрыв его от моего взгляда. Когда все успокоилось, в центре оплавленной воронки стоял невозмутимый Лореан. Целый и невредимый. Разве что волосы слегка растрепались.
   - Неплохо, демон. Но ты начинаешь мне надоедать, - уже без всяких ухмылок сказал принц. - Пора с тобой заканчивать.
   И не произведя больше ни звука, неуловимым движением он оказался возле меня. Последовал сокрушительный удар по ноге, настолько стремительный, что я не успел его даже заметить. Нога подломилась, но я еще даже не коснулся земли, как челюсть просто взорвалась болью. В глазах потемнело. Принц же продолжал избивать меня, не обращая никакого внимания на жалкие попытки защититься. Я думал, что потеряю сознание, но с каждым ударом боль все больше и больше отстранялась, а в голове стали возникать непонятные образы. Тьма, страх, беззащитная жертва... Мысли, чувства и картины, не принадлежащие моему прошлому заполняли сознание. Огонь, ярость, упоение битвой... Непонятно, откуда они приходили, но я чувствовал родство с ними. Кровь, враги, красное солнце... С каждой вспышкой я чувствовал, как необузданная энергия бушующим потоком вливалась в тело и душу, сливаясь с моей личностью в единое целое. Нечто подобное уже было, когда я объединял душу с этим телом. Это без сомнения был тот самый поток энергии из Демонариса, но тогда я лишь воспользовался им, и более не мог получить к нему доступ, называясь князем лишь условно. Сейчас же он признавал во мне хозяина, и, как мог, старался поддержать. Сознание изменилось, но приобрело максимальную ясность. Боль ушла. Осталась лишь надоедливая мошка, пытающаяся навредить. Я встал, окутанный пламенем. Зрение изменилось, теперь все вокруг было пронизано силами жизни и смерти. Причем видеть я стал во всех направлениях сразу. Один сгусток энергии жизни отступал от пламени, окружавшего меня. Позади был еще один, более слабый, но со странным сиянием. Это сияние не принадлежало ни жизни, ни смерти. Что это было, я не знал. Но не время было разбираться, мошка все еще пыталась ужалить побольнее. И должен признать, у нее это получалось. Сражаться с таким зрением было непривычно, хотя довольно удобно. Усилием воли лишние линии померкли, осталась лишь четкая фигура противника. В руках его были два сияющих лезвия, рассекающих воздух как бумагу.
   Первоначальное потрясение прошло, и теперь я, Дэмиан Локи, уже более четко осознавал себя и перемены, пришедшие с потоком хаоса. Я никогда не мог напрямую манипулировать магией, но сейчас энергия хаоса, всегда стоявшая особняком, вдруг превратилась в послушную собачку, исполнявшую каждую мысль. Правда, мышление изменилось, но я мог спокойно переключаться между мировоззрением демона и человека. Испытывать силы было некогда, Лореан не стал менее опасным. Пока в отдалении его держал жар, исходящий от меня, но он уже рассекал огонь своими клинками. В отличие от обычных мечей, его каким-то образом разрезали все, сквозь что проходили. Независимо от того, было ли это материей или эфиром. Погасив огонь, я пустил в его сторону волну сырого Хаоса. На пути ее искажалась сама реальность, порождая странную и движущуюся материю. Мне казалось, что этого должно хватить. Но принц, резко взмахнув клинками, пустил ответную волну неизвестной мне энергии, и, столкнувшись, они уничтожили друг друга. Присмотревшись, я заметил странный отблеск в астральном теле принца. Он напоминал змею, обвивавшую все тело. Но Лореан и не думал бороться с ним, его тело принимало это... чем бы оно ни было. Видимо, змея, буду так ее называть, и давала те неведомые мне силы, которые помогли ему справиться со стихиями и волной хаоса. Принц не торопился. Он наслаждался каждым мгновением боя, ощущением своего превосходства. Все мои атаки, казалось, забавляли его. И это вызывало глухую ярость, зарождавшуюся где-то внутри. Это было... странно. Никогда еще я не ненавидел так сильно, это было так незнакомо... и в то же время казалось незыблемым, как сама вселенная. Как будто так и должно быть, и никак иначе. "Ты прав, так и должно быть" - вдруг произнес непонятно откуда взявшийся голос у меня в голове. "Сейчас ты являешься приемником самой моей сути, называемой у вас Хаосом. А противостоящий тебе принял силу от моего изначального врага, с которым мы ведем бой от начала времен. Нашу взаимную ненависть, которая является также и частью наших сил, невозможно представить. Даже отблеск ее, сейчас наполняющий тебя, способен уничтожить все вокруг. К сожалению, я не учел этого. И если ты сейчас же не сбросишь излишек энергии, боюсь, именно это и произойдет. Уничтожение тебя и окружающего тебя пространства. Что неприемлемо, ты мне еще необходим" - совсем уж нерадостно закончил голос.
   - Как ее сбросить?! - перспектива умереть, с назойливостью мухи возникающая в последние дни, изрядно меня вымотала. "Просто расслабься и дай ей выход. Я постараюсь, чтобы к тебе просочилось как можно меньше" - расслабиться, да? Легко сказать. С одной стороны на меня надвигается Лореан, явно заподозривший что-то после моего выкрика, с другой с недоумением смотрит Рафаэль. Расслабиться... Представить, что ничего вокруг не происходит, принц не заносит на меня свой клинок, просто дать выплеснуться... В момент наивысшего накала, когда я уже ощущал себя воздушным шаром, готовым лопнуть, наконец произошел выброс. Принца, уже почти пронзившего меня мечем, отбросило в сторону.
   Искажения пришли вслед за выбросом, и окружающая реальность поплыла. Один из клинков, оброненных Лореаном, превратился в змею, злобно зарычавшую на меня, но тут же окаменевшую и растекшуюся по ... Чему-то, что раньше было полом. Ракетница, брошенная в начале поединка, взлетела на кожистых крыльях и взорвалась под потолком облаком красных искр. Все вокруг будто взбесилось, и волны искажений расходились все дальше, даже и не думая останавливаться. Принц, моментально оценив обстановку, очертил вокруг себя круг. Из линии встала тонкая пленка и замкнулась в полусферу синеватого оттенка. Этот щит, видимо являвшийся квинтэссенцией таинственной энергии, довольно успешно противостоял искаженной реальности. И тут я заметил неприятную вещь - волны уже почти дошли до зрителей. Они в панике разбегались кто куда. Спасал же их Учитель. Он стоял выставив руки вперед, как утес, сдерживая волны, и те разбивались, бессильные добраться него. За ним же почти организованно отходили наблюдатели, во главе с Владыкой. "Останови это!" - мысленно обратился я к голосу Хаоса. "Я сдерживаю как могу, ты оказался слишком восприимчив к моей силе! Боюсь, всем окружающим тебя придется погибнуть, я смогу прикрыть только тебя" Вдруг меня обожгла мысль - что с Рафаэлем?! Он стоял гораздо ближе ко мне! Быстро обернувшись, я обомлел. Я то думал, что на сегодня лимит чудес исчерпан, и меня уже ничто не сможет удивить. Я жестоко ошибался. То, что происходило сейчас с Рафаэлем, было даже удивительней моих внезапно открывшихся способностей. Он стоял, будто в трансе, из глаз его лился свет, нестерпимо обжигающий меня. Тот же свет расходился вокруг, и вслед за ним оставалась пусть искореженная Хаосом, но уже стабильная реальность. Если с моими силами было все понятно, то откуда взялись такие силы у него?! "Невероятно! Есть только одно объяснение, он... " - отозвался на мой невысказанный вопрос Хаос, но свет, затопивший уже все вокруг, прервал его. Я чуть не отправился на тот свет, так резко силу Хаоса отрезало от меня. Сияние прекратилось, и Рафаэль обессилено рухнул на пол.
   Воцарилась тишина. От арены осталось только название, нас окружал просто случайный набор кусков различных миров Улья. Без потерь из этой бури вышел только принц, но и он выглядел усталым. Сейд стоял, оперевшись на скалу золотистого цвета, и тяжело дышал, как загнанная лошадь. Про Рафаэля и говорить нечего, он признаков жизни вообще не подавал. Я же после разрыва с Хаосом все еще еле шевелился, но, похоже это был кратковременный эффект, силы постепенно возвращались. Кроме Хаоса, естественно.
   - Ну что ж, пора с вами зак... - начал Лореан, но прервался на полуслове. Пару секунд он прислушивался к чему-то внутри, потом вдруг согнулся пополам и схватился за голову.
   - Нееет! За что?! Пощадите! Я же никогда... - выкрики перешли в хрип, но неожиданно все прекратилось. Разогнувшись, он осмотрел все вокруг уже другим взглядом, будто бы в первый раз. В глазах бушевало теперь синее пламя, а на лице появилось новое выражение, разительно отличающееся от презрительной гримасы Лореана.
   - Хм, значит это Медгар опять мутит воду. Ах, старый друг! Как я хочу его вновь увидеть! Мы с ним обязательно должны выпить по кружечке чая. А потом я порву его на куски! Конечно, чай должен быть обязательно зеленый. И развешу его куски по стенам во дворце! Да, к чаю обязательно должны быть маленькие пирожные, с кремом. А какое украшение выйдет из его головы, ммм... Да, мой повар готовит отменные пирожные! Правда, я ему недавно оторвал голову... Где же, где мой старый друг?! Молодой человек, вы не видели здесь Медгара? Он такой, маленького роста, метра два. Лысый, с прекрасной шевелюрой цвета крови и такой, с зелеными глазами как у червя, - неожиданный вопрос вывел меня из транса, во время которого я честно пытался вникнуть в суть сказанного. Оглянувшись в поисках поддержки, я увидел что надеяться мне не на кого. Сейд пропал, а Рафаэль все так же лежал без сознания. Пока я вертел головой, принц, точнее некто, него вселившийся, оказался уже передо мной.
   - Молодой человек, я между прочим к вам обращаюсь! - сурово произнес он, и постучал мне по голове пальцем. - А может вы глухой? Скажите: аааа!
   В полной прострации я открыл рот и был пойман за язык.
   - Язык в полном порядке, чистого черного цвета, без оттенков, раздвоение абсолютно симметрично. Поздравляю, вы не беременны! Кстати, мне ваше лицо знакомо... Не вас ли это я недавно пригласил в мой мир? Даже любезно предоставил транспортное средство. Ай-я-яй, и вы после этого еще смеете буянить во дворце моих любимых подданных! Да да да! Ликуйте! Перед вами добрый и ужасный Демиург! И, постойте, от вас явственно несет запахом Медгара! Я чувствую это от пальцев рук до кончиков ушей! Фи, как вульгарно! Придется вас убить. Правда, я слегка не в себе... Этот принц так скучен! И слаб! Попросил лишь маленькую каплю моей сущности. Дам ему еще силы, это ему малость повредит... Будет умен, как ёж! Не правда ли они прекрасно хрустят, когда хорошо прожарены? Ммм... Мне пора, я срочно хочу одарить кого-нибудь своей божественной милостью! Да, пожалуй, я буду особо добр сегодня, мне как раз не хватает пары голов для натюрморта... - с этими словами сущность покинула тело Лореана. Тот, на секунду придя в себя, осознал предназначенное ему и закричал. От обреченности в этом крике меня прошиб холодный пот. А метаморфозы принца только начались. Сначала его приподняло в воздух и начало немилосердно трясти. Потом вокруг него возникли змеи, похожие на ту, из астрального плана, но накачанные силой настолько, что были видны даже в реальном мире. Несколько мгновений они кружили вокруг, потом как по команде бросились и начали вгрызаться в многострадальное тело Лореана. Когда все закончилось, тело отлетело от меня и безжизненной тряпкой упало на землю. Но тут же начало шевелиться и пытаться встать. Я стоял как под гипнозом, и не мог даже моргнуть. Жалкие остатки гордого принца встали, опираясь на клинок, и вперили в меня мутный белесый взгляд.
   - Убить, - прозвучал глухой голос, так разительно отличавшийся от звонкого голоса эльфа и глубокого, звучного голоса Демиурга. Все тело его пришло в движение, взявшись одной рукой за меч как положено, а другой за гарду, он взмахнул им как косой. В последний момент, на рефлексах я упал на землю, и синяя молния, сорвавшаяся с лезвия, раздробила в пыль кусок стены далеко позади меня. Едва приподнявшись над землей, я был вынужден нырнуть в портал, избегая встречи со второй молнией. Вынырнув за спиной принца, я затаился. Похоже, сила Демиурга полностью уничтожила личность Лореана. По крайней мере, он не подавал никаких признаков разумной деятельности, продолжая тупо пялиться в то место, где видел меня в последний раз. Это было мне на руку, наконец появилась возможность покончить с ним. Правда, была маленькая проблемка: я был безоружен. Рафаэль оружие не доделал, мешочек потерялся где-то в окружающем хаосе, и найти его пока было весьма проблематично. Магия на принца не оказывала вообще никакого влияния. Заклинания стекали с него, как с гуся вода. Он даже не заметил, что ему в спину прилетели два огненных шара и ледяная сосулька. Не с голыми же руками мне на него идти! Хотя... Выбора то все равно нет. Проверим, как отразилось вливание на прочность бывшего принца. Телепорт, захват шеи, рывок, короткий хруст. Странно, не слишком ли легко... Эй, а почему он не падает? Не может ни одно живое гуманоидное существо двигаться со свернутой шеей! Но принц, похоже, сейчас этого не понимал. Он просто развернулся, повернул голову так, чтобы видеть меня, обрадованно замычал, и двумя руками ударил меня с таким выплеском силы, что я пролетел половину зала и приземлился где-то в скоплении камней. Отделался легким испугом, можно сказать. Вставать я пока не спешил. Какая-то мысль мелькала на границе сознания, но количество ударов по голове за сегодня превысило норму, и я никак не мог поймать ее за хвост. Тут наконец появилась картинка, так зацепившая меня. Лореан. Вправляет шею. Двумя руками. И клинок, режущий воздух как бумагу, лежит у него под ногами. Вот теперь четко сложился план. Убрать Лореана, подобрать клинок, и... Ну, по ситуации. В общем, так себе план... Но, за неимением лучшего, придется довольствоваться этим. Итак, пункт первый: убрать принца, хоть ненадолго. Камней тут предостаточно, а кинетическую энергию еще никто не отменял. Хм, а кроме меня никто и не может ее отменить, кроме бога, если он есть. Руны давали мне такую власть. Для страховки я нарисовал на камне руну веса. И если на моем мешочке она была зеркально отражена, то тут я нарисовал ее правильно. Камень сразу потяжелел раза в три. С трудом подняв, я что есть силы бросил в принца. Да, силушкой то я себя не обидел... Камень, вылетев из моих рук как из пращи, смел принца к чертовой бабушке. Так и летели они вдвоем, до стены ближайшей. Уже спокойно я подошел, подобрал клинок и пошел к принцу. Он все еще лежал, не пытаясь встать. Демиург переборщил. Это был даже не зомби, тех то я знаю, среди них вполне здравомыслящие встречаются. Нет, это была просто пустая оболочка, до предела наполненная силой. Я вспомнил гордого и прекрасного Лореана. Истинного принца и воина. Мне стало его жаль, и появился еще один повод убить Демиурга. Так поступать с мыслящими не имеет права никто, даже истинный Создатель, не то что этот гончар недоделанный. Единственное, что я мог сделать для принца, это убить жалкий сосуд, лишенный души. Не медля, я одним взмахом его обезглавил. Но тот все еще жил. Методично и последовательно мне пришлось буквально на мельчайшие кусочки разрубить тело Лореана. Не скажу, что меня замутило, нет, это тело было лишено рвотного рефлекса, да и не такое я видел, в том же Демонарисе, например. Но от такой мясницкой работы на душе было пакостно. Наконец, когда остались мельчайшие куски, неспособные двигаться, я прошелся по залу, и, найдя свой мешочек, стал поливать горючей жидкостью останки.
   Запалив на кончике когтя маленький огонек, я пытался придумать какие-то слова, отдать дань уважения, но как назло в голову ничего не шло.
   - Ч-что ЭТО? Дэмиан!!! - вдруг окликнул меня голос Рафаэля.
   - Принц Лореан - слегка ошалело ответил я. Рафаэль осекся. Несколько секунд он с жалостью смотрел на кучку останков. Потом вдруг севшим голосом проговорил:
   - Тебе что, победы было мало?! Да я ж тебя, ублюдка, за такое...
   - Подожди, ты не понял - перебил я его, но случайно взмахнул рукой, и огонек сорвался. Упав на останки, он вызвал цепную реакцию: сначала вспыхнуло пламя, а потом... Потом вырвалась на свободу сила, не скованная более рамками тела. Последнее, что я увидел, была вспышка сиреневого цвета, после чего я вырубился.
  
   Глава 10
  
   Рафаэль Эт Мизери, прорвавшийся
  
   Ну и битва... Никогда еще мне не приходилось сражаться в таком хаосе. Просто удивительно, сколько беспорядка может внести демон, пусть и ненастоящий. Хотя... Не уверен, что он человек. После того что он сотворил с принцем... Я готов был забыть все наши договоренности и просто убить его. Остановило меня только его неспособность дать отпор. Было бы бесчестно убить противника, воспользовавшись его бессознательным состоянием. Даже Дэмиана. Интересно только, что же происходило? Последнее, что я помню, это вспышка света. Да, вот я торопливо заканчиваю оружие, и вдруг меня вскидывает, откуда-то изнутри поднимается волна, странная, но такая родная... Свет, ослепительный свет заполняет меня, прорывается наружу... Я чувствую себя в гармонии со всем миром, с каждой его частицей... Но вокруг творится нечто неправильное, реальность как будто сломана... И повинуясь одному лишь желанию, свет залечивает эту рану на поверхности мира... После чего силы оставляют меня, и я опустошенный плавно опускаюсь на пол. А когда я очнулся, то сначала даже не понял, где нахожусь. Еще бы, арена превратилась непонятно во что. Какие-то скалы, всех цветов и фактур, странные растения, непонятные конструкции, обломки зданий... И только потом мой взгляд наткнулся на Дэмиана, и на творение рук его. Когда же он абсолютно спокойно признался, что эта куча останков, это все что осталось от Лореана, я едва не прибил его на месте. Жаль, не успел. Сейчас уже не получится. Учитель уговорил меня повременить до победы над Демиургом, как и было оговорено раньше. Ему пришлось сильно постараться, чтобы я успокоился. Вообще, не понимаю как ему это удалось. Только что я готов был силой прорываться к Дэмиану, лежащему где-то в местном лазарете, раскидывая всех на своем пути, и вдруг уже готов терпеть его во время похода. Вроде ничего особенного Учитель не сказал, а такой эффект. Умом понимаю, что должен ненавидеть его, но эмоции эти мысли почему-то игнорируют. Стоит над этим поразмыслить на досуге. Сейчас же меня полностью заняли другие мысли: что же за существо скрывается под именем Дэмиан Локи? Я совершенно не понимаю, что им движет. Два века... С ума сойти можно, мы с ним враждуем уже вдвое больше, чем отпущено жить простому человеку. И за это время я так и не понял, чего он хочет, чего добивается. Иногда он вел себя как исчадие ада, как демон, чье обличие он носит сейчас. Как, например, первая наша стычка, когда он во главе варваров уничтожил довольно развитую цивилизацию. Не из-за того же он это устроил, что я вел ее к процветанию. Хотя, если говорить честно, та стычка была не первой... Но о первой, право, даже говорить не стоит. Дело было молодое, мы с ним оба учились в Академии... Нет, там все закончилось ерундой. Просто его отчислили. Не без моего участия, конечно, но чтобы из-за этого ТАК мстить? Нет, вряд ли. Он не настолько глуп. Дальше в наших с ним отношениях уже было все более менее ясно. Обоюдная неприязнь, плавно перетекающая в ненависть. Я несколько раз уничтожал его империи зла, он разрушал творения рук моих. И почему-то так ни разу и не дошло до убийства друг друга...
  
   Отступление третье, за месяц до описываемых событий
   Хранитель Шедо
   Темница Демиурга
  
   Двести восемьдесят лет. Сто две тысячи двести семь дней. Я сижу в этой... дыре, в этом месте вне времени и пространства. На один день больше прошло с той неудачной попытки остановить Демиурга. И именно двести восемьдесят лет назад я бросил своего сына, наивно полагая, что так для него будет лучше. Я думал, что он вырастет свободным от предназначения нашего рода. Я вот, например, не смог. Отказаться от бесполезной борьбы, бессмысленной, но ведущей меня по жизни, было выше моих сил. Смысл существования Хранителей потерялся в тот момент, когда нас нашел Бог. Ему не понравились ограничения, вносимые нашим существованием. И несколько тысяч Хранителей перестали существовать в течение суток. Остался один, сумевший переместить себе в мозг пульт управления Станции. Он спрятал Станцию так, что даже Господь всемогущий не смог ее отыскать. Какое счастье, что "всемогущий" - лишь оборот речи. Благодаря Станции. Гаранту стабильности и равновесия мироздания. И выживший Хранитель спрятался, надеясь со временем продолжить борьбу. Просто существовать он уже не мог, так как в пульт оказалась вшита программа поддержания стабильности. И если кто-то начинал угрожать равновесию, она должна была сработать. Но тут вдруг Господь неожиданно пропал. Зато появились Созидающие. А против них программа ничего не имела, несмотря на их возможности, они были далеки от всемогущества, и угрожать равновесию не могли. Даже поддерживали мир, в какой-то степени. Хранитель же не старел, тело его было неподвластно времени. Что нельзя было сказать о его разуме. И через многие века он понял, что устал. Выбрав женщину, подходящую по физическим параметрам, он зачал ребенка. В возрасте пяти лет он забрал своего сына с собой, чтобы через пятнадцать лет, научив его всему, что знает сам, передать ему власть над Станцией. Те самые руны вечности...
   Так и пошел наш род. Последних Хранителей. Но... Я устал. Наша борьба бессмысленна, один человек, даже наделенный выходящими за рамки разумного возможностями, не может ничего сделать с существами высшего порядка, такими как Бог или Демиург. И все же... Программа превыше моих желаний, но я придумал, как ее обойти. За те века, что программа обитала в разумах нашего рода, не было ни одной неожиданной смерти Хранителя. Все они уходили, только передав программу. И если вдруг Хранитель погибнет... Я надеялся, что в таком случае программа уйдет вместе с ним. В любом случае, я слишком любил своего сына, чтобы взваливать на него такой груз. Я дал ему достойное воспитание, малую часть власти над рунами, и когда он был готов, оставил его. Пусть со стороны это выглядело как предательство... Я, скорее, предпочитал думать об этом как о вынужденной мере. И я не говорю, что это было легкое решение. Надеюсь, что оно было хотя бы верным.
   Что же касается меня... Программа подавляла. Она не давала спокойно существовать. И я очертя голову бросился на цель, указанную ей. Демиург. Программу удовлетворило бы и лишение его сил, но, черт меня побери, если я знал как это сделать. Пусть мораль останется за рамками, просто я видел лишь два выхода из сложившейся ситуации: либо я уничтожу Демиурга, либо погибну сам, пытаясь это сделать. Меня в тот момент, честно говоря, в равной степени удовлетворили бы оба варианта. Я попытался. И проиграл. Дело было не в том, что я не мог. Возможностей мне хватало. Не знаю, как сравнить наши возможности с Демиургом, мы непохожи абсолютно, но подозреваю, что потенциально мы были равны. Но я все-таки был человек. А он... Он был богом, пусть и ограниченным в силах. И он был безумцем. Когда на одном из этапов борьбы я попытался проникнуть в его мысли... Это было фатальной ошибкой. Он не просто пустил меня туда, не пытаясь даже как-либо защититься, он буквально затянул меня туда, предоставив свой внутренний мир... как мир. Воплощенный и реальный. Я пробыл там десять минут, но этого хватило чтобы сломить любое мое сопротивление. Я видел многое, по долгу службы мне приходилось наблюдать за многими измерениями, но увиденное в разуме Демиурга было не просто страшным, оно было настолько диким, чужим и иррациональным, что самый худший из миров нашей вселенной по сравнению с ЭТИМ, показался бы раем. Когда я вышел из его сознания, Демиург уже не особо напрягаясь закинул меня в свою темницу. Дрожащего, обессиленного и моментально поседевшего. Потерявшего стремление к борьбе. По крайней мере, в ближайшее время. Когда память милосердно приглушила эмоции, ко мне вернулась жажда жизни. Хотя почему вернулась, если ее не было. Скорее всего, это опять программа. Или нет... Так и рехнуться недолго, когда не можешь отличить свои мысли от навязанных. А может, я и спятил... Не важно.
   Так вот, после тщательного осмотра темница оказалась безвыходной. В общем, это и не было темницей в классическом смысле, зато в смысле лексическом, хм... В общем, это было абсолютно беспросветное место. Опять же в прямом смысле. Абсолютная тьма, нечто твердое под ногами, и бесконечная пустошь вокруг. Сколько не иди, ничего не меняется. Все тот же неживой, как будто профильтрованный воздух и тьма. Программа непонятным образом поддерживала во мне жизнь, не давая умереть с голода. И все. Руны не давали ничего. Никакого эффекта. Но все же кое-что мне удалось. После многих лет напряженных поисков я нашел тень того места, где Демиург пробил вход для меня, и смог каким-то образом связаться со Станцией. Я надеялся, что с ее помощью смогу выбраться, но канал получился слишком узок. Единственный плюс от связи - это появившаяся возможность наблюдать за своим сыном. Я пытался посмотреть на любой другой мир, но Станция упорно показывала мне только его. И еще... некая идея. Безумная комбинация рун, сложнейшая вязь с абсолютно непредсказуемым эффектом. Но откуда-то я ЗНАЛ, что она поможет мне выбраться. Строить ее было негде, только мысленно. Проблема была в том, что для эффекта необходимо было отчетливо представить ее во всех подробностях. И для начала надо было шаг за шагом ее нарисовать. Руна за руной. Но вязь была невероятно сложной. Думаю, физически она заняла бы площадь немаленького города. Средство выбраться у меня теперь было. А вот возможности воспользоваться им нет. Уже несколько веков я пытаюсь, но смог представить только половину рун. Иногда уже готовый участок тускнеет, и мне приходится обновлять его. Когда-нибудь, я надеюсь, работа будет закончена, и тогда я выберусь. Что делать дальше... Даже не представляю. Единственная мысль - поговорить по душам с сыном. То, что я наблюдаю все это время... Не понимаю абсолютно. Что движет Дэмианом, чего он добивается... Он мечется из крайности в крайность, с одинаковой легкостью перевоплощаясь из спасителя в разрушителя. Не будь я уверен в его психическом здоровье, я бы решил что у него раздвоение личности. Иначе некоторые его поступки объяснить невозможно. Впрочем, возможно что я не вижу всех истоков. Иногда связь прерывается. И тот отрезок времени, когда связи еще не было. Он особо интересен, так как в нем кроется исток вражды Дэмиана с Рафаэлем. Когда связь появилась... Язык не поворачивается назвать то опьяненное жаждой крови чудовище своим сыном. Его воины во главе с ним врывались в города и вырезали там всех. Уничтожали здания, сжигали книги. Делали все, чтобы в истории не осталось даже намека на прекрасную и мирную страну, взращенную Рафаэлем. Я четко видел, что причина всего этого безумия крылась именно в мести. Дэмиан хотел, чтобы Рафаэль страдал. Что же было между ними такого, что заставило моего сына потерять голову от ненависти... Я думал. Я наблюдал. И я продолжал рисовать, надеясь лишь успеть до того, как мой сын превратится в чудовище...
  
   Глава 10, продолжение
  
   Рафаэль Эт Мизери, прорвавшийся
  
   Военный совет, ха... Одно название. Но Учителю виднее. Сказал что будем держать совет, значит будем. Собрались в палате Дэмиана, обсуждаем планы на будущее. Хм, только вот говорит один Учитель. Я лично размышляю о том, что произошло после битвы. Пропавшее желание убить Дэмиана кажется мне все более странным. Как будто кто-то подправил мне эмоции. Но кто мог это сделать? Учитель? Вздор. Не такой он человек, чтобы делать это. Дэмиан? Тот вообще без сознания лежал. Непонятно... Кстати, если я хоть поддакиваю Учителю иногда, то Дэмиан даже не пытается сделать вид, что слушает. Витает где-то мысленно, не обращая на нас внимания. И вообще, после битвы он какой-то задумчивый. Обычно не заткнешь, а тут наоборот не вытянешь ни слова. В тему битвы... неплохо было бы узнать, что же все-таки там с принцем было, а то не помню ничего. Даже стыдно малость, половину боя без сознания пролежал. Как-то слишком часто в последнее время в обмороке лежу. Тоже странно...
   - Так вот, эльфы конечно выполнят свою часть договора, но после того, что вы устроили вместо испытания, лучше их лишний раз не нервировать, и убраться как можно быстрее, - услышал я конец монолога Учителя.
   - Угу. Убраться. Все понятно. А куда? - спросил Дэмиан.
   - О, Боги! Ты вообще меня слушал? Эльфы дали карту, и отметили на ней где можно найти последнего Созидающего. Так что скоро выходим. Точнее, выходите вы двое. Мне по-прежнему лучше не светиться.
   - Ага, значит поэтому ты исчез, когда... - начал Дэмиан, но его прервал Учитель, пронзив бешеным взглядом. Ну и ну, у них уже появились свои секреты?! Причем за неимением других присутствующих в комнате они явно скрывали что-то от меня. Нет уж, так просто они не отделаются...
  
   Глава 11
  
   Дэмиан Локи, обладающий информацией
  
   - Когдаа... Принц вырубил Рафаэля и сотворил то мощное, искажающее заклинание, - моментально выкрутился я, и облегченно вздохнул. Мысленно. Врагу не пожелаю того взгляда, которым меня наградил учитель. Слава богу я сообразил, что ему от меня надо, и, похоже, не ошибся. Сейд расслабился и отвел взгляд. От меня как будто прицелы боевых лазеров отвели.
   - Да, за этой схваткой вполне мог наблюдать Демиург, и мне не хотелось показываться ему на глаза.
   - Ну хватит! - рявкнул вдруг Рафаэль. - Прекращайте уже морочить мне голову, и говорите правду!
   Несколько секунд учитель с учеником пристально сверлили друг друга глазами.
   - Хорошо, - сдался Сейд. - Придется рассказать тебе правду, хотя я этого и не хотел. Понимаешь, когда принц сотворил то заклинание, ты неосознанно воспользовался силой своей души, и смог остановить его. Но использование души даром не проходит, и ты вполне мог не рассчитать. Это... Очень опасно. Душа истаивает, и тело превращается в пустую оболочку. Ты чуть не перешел эту грань, отчего и потерял сознание. Я боялся, что ты осознанно попробуешь сделать это еще раз, узнав о происшедшем. Обещаю, что научу этому, но позже. Пока же прошу тебя не пытаться повторить волну души.
   После этих слов Сейд пристально уставился на Рафаэля, всем видом изображая заботу о неразумном ученике. Вот только мне в эти сказки верилось с трудом. Если перенеся вину от волны хаоса на покойного, он поступил вполне в рамках этой теории, то сама теория была слишком простой. Будь все так, как он объяснил, он скорее всего обратил бы происшедшее в еще один урок. И уж никак бы не стал пытаться скрыть.
   - Спасибо, Учитель. Прости, что не доверял тебе, - тут уже покаянно склонил голову Рафаэль. Ну и ну, да этот "учитель" явно вертит им как хочет. Не такой уж он и простой, как хочет казаться. Ну да это их дело. Вмешиваться не буду. Хотя, честно говоря, пробилось у меня какое-то новое чувство к Рафаэлю. Жалость, что ли... Им похоже манипулируют все, кому не лень. Такую доверчивость просто не могут не использовать проходимцы всех мастей. Правда, Сейд все-таки на проходимца не похож. И стыд, мелькнувший в его глазах, это подтверждает. Может он эту лапшу на уши вешает и в самом деле для пользы Рафаэля. Другое дело, что я в такой ситуации все равно предпочел бы истину, пусть и опасную, а не безвредную ложь. Те, кто называют правду горькой, на самом деле просто прикрывают себе задницы. Жить без лжи вполне возможно, если жить правильно. Тогда не придется врать, прячась за фразой "ложь во благо". Ну да ладно, это так, лирическое отступление.
   - Раз пора выступать, так какого черта мы ждем? - прервал я молчание.
   - Как раз таки черта и ждем, - ухмыльнулся Сейд. - Ты восстановился?
   - Давно уже. Спросить нельзя было раньше? Не пришлось бы тебя слушать, я чуть не уснул.
   - Как будто ты слушал! "И взгляд его был пуст и темен, лишь тень сознания скользила по лицу" О чем хоть думал-то, о деле надеюсь, демон-мыслитель? - пикировал Сейд.
   - И о деле тоже, но в основном о путях света, что порой так близки к границе тьмы, - спокойно пригрозил я. Тот намек понял, и спорить перестал. В воздухе опять повисло напряжение. К счастью, следующего разбора полетов не случилось, в дверь робко постучали.
   - Уважаемый мессия, Владыка просит вас предстать перед ним, дабы тот мог дать последние советы и благословить в дорогу, - слегка испуганно косясь на меня произнес эльф в немыслимо пышных одеждах.
   - Иду, - просто произнес Рафаэль и встал со своего места. Мне же почему-то стала интересна реакция эльфов на мое присутствие.
   - Меня тоже ждут? - хрипловатым голосом спросил я. Эльф побледнел и чуть не хлопнулся в обморок.
   - Н-н-нет, Владыка желает вам скорейшего выздоровления и не смеет тревожить, - быстро проговорил тот и пулей вылетел из комнаты. Рафаэль, слегка удивленный поведением эльфа, поспешил его догнать.
   - Тут твоим именем скоро детей пугать будут, - откинувшись на спинку сказал Сейд. - Ты мне объясни, чем ты думал когда прорыв Хаоса устраивал? Мало того что чуть не убил всех своих союзников, так еще и Демиурга привлек. Хотя, в конечном счете это только помогло, но это просто дикое везение! Если бы Рафаэль не остановил волну, если бы Демиург рассчитал количество силы, влитой в принца, если бы я не спас Владыку... Слишком многое было поставлено под угрозу, надеюсь ты воздержишься от таких необдуманных поступков в будущем.
   - Да это и не я волну пустил! Сам-то чудом уцелел... Это Медгар, чтоб ему, помочь не вовремя решил.
   - Сам Медгар?! Хм. Интересно. Я думал, ты воспользовался своей связью с Демонарисом. Должен сказать, шансы на успех вашей миссии растут. Помощь столь могущественной персонификации силы будет крайне полезной. Но все же, должен тебе напомнить, что ваша победа будет означать не просто победу над врагом, а мир и покой в Изначальной вселенной. И это... - тут я отвлекся от крайне, хм, полезной и информативной лекции по причине странного ощущения. Шаги в голове. Да уж, такого я еще не испытывал. "Шаги? Да брось, у тебя просто буйная фантазия. Никоим образом я не могу находиться у тебя в голове, это просто ментальная связь, передача мыслей и энергии. Я не виноват, что ты таким образом ее ощущаешь". "Медгар, ты? Надеюсь, сейчас взрывать меня не будешь?". "Нет, не собираюсь даже. И тогда не хотел, просто эльториэлы построили Арену на месте силы. Вот и не рассчитал. Как, впрочем, и Демиург. Да, я знаю что было после моего ухода. Слегка покопался в твоих воспоминаниях". "Что?! Вон из моей головы!". "Да не беспокойся, я посмотрел только самые последние события, глубоко погружаться в воспоминания чревато последствиями". "Эм, то есть для тебя опасно...". "Не смеши меня! Это опасно для тебя, мне то чего бояться". "Ну, например, Рафаэля. Не зря же ты появился только тогда, когда он ушел", - не упустил я возможности слегка поддеть Медгара. "В общем, да. Есть некоторая опасность в нашем совместном пребывании рядом, пока, к счастью, незначительная. Поскольку он еще только начинает осознавать себя, он действует на мое появление инстинктивно, и кто его знает, что ему там привидится... ". "Кто он? И что это было, там, на Арене? Сейд сказал, что это была волна души". "В-в-волна души?!", - тут он закатился гулким смехом. Мне же было не очень весело, во-первых, я чувствовал себя последним идиотом, во-вторых, смех Медгара болезненно отдавался в голове, вызывая нечто похожее на мигрень. "Уф, ну насмешил. Только последний профан в области магии мог поверить в подобную чушь. Остановить волну Хаоса возможно только с помощью изначальной силы творения". "Что опять приводит нас к Рафаэлю. Что это было?", - быстро перевел я разговор на интересующую меня тему. "Если кратко, то он на пути превращения в Созидающего. Этот Сейд довольно точно описал их появление, но он либо не знал, либо не счел нужным сказать что Созидающим можно стать и без помощи Бога. Это крайне редкое явление, слишком много условий и событий должно совпасть, чтобы только появилось на свет существо, имеющее необходимый потенциал. И, кстати, такой Созидающий будет на голову выше тех, что создал бог. Те получили силу сразу, и обращались с нею не очень умело. Лишь пройдя путь с самого низа, можно познать все нюансы и тонкости управления божественной силой". "Вот это да. И скоро он войдет в полную силу?", - я не на шутку встревожился. "Это зависит от многих факторов, от самого человека, от его наставника, но Рафаэль, как мне кажется, войдет в полную силу не раньше чем лет через пятьсот". "Фух, время есть... Слушай, раз ты знаешь столь многое, объясни-ка мне расстановку сил во вселенной". "Хм. Наглости тебе не занимать. А безграничную силу тебе не одолжить?". "Не стоит. В прошлый раз это едва не закончилось печально. Информация не бывает лишней, никогда не знаешь, что может пригодиться. Ты заинтересован в моем успехе, так что рассказывай". "Нееет, своей смертью ты точно не умрешь... Хорошо, считай что уговорил. Хотя расстановка... Это довольно сложно. Тяжело сравнивать. Но если упрощенно, то в равновесии находятся две силы, это Порядок и Хаос. Только не подводи все под критерии добра и зла, это не противоборствующие силы, а скорее две грани мироздания. Как Порядок берет элементы созидания из Хаоса, так и Хаос должен разрушать упорядоченное, это естественный и устоявшийся ход вещей. Персонификацией Хаоса, как ты уже понял, являюсь я. С Порядком сложнее. Долгое время у него не было персонификации, пока не появился Бог. Но и тут все не так просто, он был не воплощением силы Порядка, а... носителем, что ли... Это сложно объяснить словами. В общем, будем считать что на то время установилось равновесие. Он создавал порядок, я привносил хаос. Пока Бог не разделил свою силу и не исчез куда-то. Хотя, как мне кажется, тут было еще что-то... Ведь до его появления все было нормально. И после ухода, все должно было вернуться к исходному состоянию. В общем, тогда мироздание покачнулось. Но устояло. А вот когда один из Созидающих нашел Шеграда...". "А это кто еще?". "Ох. Это еще более древняя история, примерно времен зарождения вселенной. Тогда решалось, что будет антагонистом Порядка. Хаос или Безумие. Если упрощенно, то мы с Шеградом воплощали беспорядок, я - внешний, он - внутренний. Я победил, и заточил его в мире, из которого он никак не мог выбраться на протяжении времен. Пока его не освободил Созидающий. Слившись в симбиозе, они назвали себя Демиургом. Но это не все... Я чувствую в них присутствие третьего элемента, неизвестного мне. Вспомни тот куб, перенесший тебя сюда, и метаморфа, напавшего на Рафаэля. Это не его сила, да и к Порядку она отношения не имеет. Поэтому я и решил вмешаться опосредованно, представь себе что я НЕ ЗНАЮ эту силу. А ведь я существую от начала мироздания". "О, да. Я помню. Божественная сущность, не способная даже точно рассчитать силу". "Ну, мне не часто приходится практиковаться, большую часть своего времени я провожу вдали от смертных. И должен заметить, не зря, слишком уж наглые смертные пошли! Ты вообще в курсе, что я тебя могу уничтожить, скажем... в течение пяти секунд? Твое счастье, что ты мне пока нужен. О, черт. Рафаэль идет. Мне пора. Если что-то тебе понадобится, просто позови по имени. И будь добр, находись в это время подальше от своего Созидающего-недоучки!" - после этих слов мне показалось, что в голове захлопнулась дверь. Ну да, ну да. Фантазия, как же...
   - Пора собираться, - прервал я речь Сейда. Похоже, если он начинал читать лекции, дожидаться их конца было бессмысленно. В этот момент в комнату вошел Рафаэль.
   - Что сказал Владыка? - спросил его Сейд.
   - Что? А, ничего. Так, пожелал удачи. Дал благословение... - довольно отстраненно ответил тот. Похоже, что-то все же было. Но посвящать нас в детали никто не собирался. Вот сейчас-то Сейд ему устроит. За сокрытие важных данных, недоверчивость и так далее по списку.
   - Ну, хорошо. Пора выдвигаться, - слегка поколебавшись, сказал Сейд. Что? Это сказал Сейд? Интересно. Кошка, пробежавшая между учителем и учеником явно больше, чем мне показалось. Чувство вины? Сейд, конечно, обманул Рафаэля, но не настолько, чтобы так винить себя. Хм. Разберемся на досуге. Путь наверняка неблизкий.
  
   Глава 12
  
   Рафаэль Эт Мизери, обманутый
  
   Молчание затянулось. Часа три уже мы с Дэмианом шли сначала по лесу эльториэлов, потом по полю, заросшему фиолетовой травой, а сейчас пробирались по обычному лесу. Точнее, не совсем обычному, но в отличие от эльториэльского местные деревья хотя бы никуда не собирались передвигаться. Здесь я уже почувствовал себя свободнее, и шел, с наслаждением вдыхая свежий лесной воздух. Почему шел? Потому-что эльфы нам так и не дали никакого средства передвижения. Ни высокотехнологичного, ни элементарных коней, которых у них, как выяснилось, в общем-то и не было. Дэмиан устроил страшный скандал, требуя хоть что-нибудь. Эльфы жалко отнекивались, оправдываясь тем, что нам все равно идти через лес, дорог там нет и значит любое средство передвижения будет бесполезным. В конце концов, несмотря на все мы пошли пешком. Так вот, последние слова, которые я услышал от Дэмиана были обращены к эльфам. За все время пути мы не обменялись ни единым словечком. В общем-то оно и понятно, о чем нам с ним разговаривать. Меня, например, больше волновали мои чувства. Почему я его не ненавижу? Это довольно странно, но все мои мысли словно... спотыкались на ровном месте, как только я начинал думать об этом. О чем думал Дэмиан, я даже не предполагал.
   Так, в молчании и раздумьях прошел наш первый день путешествия. Характерным было то, что в бою друг против друга мы всегда находили что сказать, как поддеть или оскорбить противника. Но вне боя... Нам даже в двух словах не о чем было перекинуться. Когда стемнело, мы стали устраиваться на ночлег. Нет, физически я еще мог идти довольно долго. Дэмиан тем более. Да и с ночным зрением проблем не было: простенькое заклинание и я стал бы видеть все как днем. Зачем же мы остановились? Если бы еще знать. Приготовить ужин, отдохнуть морально, посидеть у костра. Множество простейших объяснений, но даже вместе они не могли ответить на вопрос: зачем? Может, судьба... Может, просто пришло время поговорить. Так или иначе, когда с обыденными делами вроде разведения костра и приготовления пищи было покончено, я решился нарушить тишину.
   - Дэмиан. Один вопрос. Всего один... Почему ты стал таким чудовищем? - наконец спросил я то, что мучило меня уже на протяжении многих лет. Можно было спросить и раньше, но не было удобного места и времени. Хотя и не сказать, что сейчас это было уместно. И все же я надеялся на ответ. Но Дэмиан для начала поднял меня на смех. И лишь отсмеявшись, начал говорить:
   - Нет, меня поражает твоя наивность. Ты надеешься, что я, измученный совестью изолью тебе душу и перевоспитаюсь? Так вот, ты просто идиот. Скажи мне, с чего ты взял вообще, что я чудовище?
   - Ты не осознаешь тяжесть своих поступков?! - в полном недоумении спросил я. Неужели он даже не понимает, сколько зла натворил?
   - Тяжесть? Моих поступков? Ты о чем вообще? Или ты по-прежнему меряешь все в рамках добра и зла? Так вот, тебе пора бы уже повзрослеть. Нет черного и белого. Есть лишь бесконечные оттенки серого. Все мои поступки продиктованы лишь моими желаниями, являющимися следствием моего мировоззрения. И не обманывайся, все живут по таким правилам. Добро - одобрение социально приемлемых поступков, зло - осуждение неприемлемых. Всего лишь слова, призванные заставить жить и взаимодействовать в обществе. Спроси у нелюдя, что такое добро и зло, и он в лучшем случае тебя не поймет. В худшем же примет тебя за наивного дурачка.
   Я покачал головой. И ответил, распаляясь с каждым словом:
   - Ты отравлен злом. Твои слова призваны смущать умы людей и отвращать от пути добра. Разум слаб, подвержен влиянию извне. Лишь сердцем можно понять, где истина. А истина в том, что смысл жизни сводится к борьбе со злом во всех его проявления, борьбе в меру сил своих, в борьбе в мыслях и делах. Вся философия, построенная на эгоизме, есть лишь замок на песке. Кто подаст тебе руку в момент слабости, если каждый будет думать о себе?
   Дэмиан устало потер виски. Жест явно был из прошлого, потому что я не верил в возможность головной боли у демона.
   - Момента слабости не будет, если стать сильнейшим. Но спорить я не хочу, в вопросах веры никакие доводы не помогут переубедить твой слепой фанатизм. Хотя... - тут у Дэмиана загорелись глаза. - Черта с два я не попытаюсь!
   Он поерзал, устраиваясь поудобнее.
   - Начнем. Что по-твоему из нашего общего прошлого было добром, а что было злом?
   Наивность его вопроса была на грани глупости. Мне тут же в голову пришла куча примеров, я выбрал самый очевидный.
   - Мортис. Мир, где ты стал во главе царства нежити. Люди там были изгоями, ютясь в маленьких поселениях на единственно свободном от нежити материке. Верным поступком во благо света было уничтожение столь мерзкой и противоестественной формы существования как нежить.
   - Противоестественная форма?! Бедные люди? Это тебе наплели паладины? Черт, ты еще тупее чем я думал! Слушай сюда: Мортис испокон веков был миром нежити, но не той, что описана во всех этих священных книженциях. Их звали Дарены. Нежитью их назвали люди за внешний вид. Да, они похожи на восставших из мертвых: белесые глаза, синюшная кожа, характерный запах разложения у простолюдинов, красные глаза, бледная кожа и клыки у аристократии. Но они не трупы! Жители Мортиса никогда не были людьми, никогда не вставали из своих могил, не пили кровь и тем более не существовали вечно. Они рождались, взрослели, заводили семьи и умирали точно так же, как и обычные люди. Но разве тебя тогда волновало, что скрывается за жуткой внешностью? Тебе было наплевать. Если кто-то выглядит как ходячий труп, он должен быть уничтожен. Что касается людей, гррр... Эти ублюдки пришли на Мортис извне, задолго до нашего там появления. И отнюдь не с добрыми намерениями. Они пришли завоевывать. Огнем и мечем пройдясь по тому самому материку, они истребили всех. Мужчин и женщин, детей и стариков. Даренов спасло нежелание людей продолжать войну. Удовлетворившись одним материком, люди на время оставили остальную часть Мортиса в покое. Дарены народ миролюбивый, они примирились со случившимся. Их мышление отличается от нашего, поэтому они даже не желали мести. На Мортисе воцарилось хрупкое равновесие. Пока не пришел ты во главе войска паладинов. Я в то время уже давно и плодотворно работал над единым государством Даренов. Когда я пришел туда, они были в плачевном состоянии. Их проблема была в том, что низшие Дарены практически не способны были мыслить абстрактно, дальше низменных потребностей. Высшие Дарены же относились к ним соответственно как к скоту. В итоге высшие, не способные поддерживать порядок на своих огромных владениях, практически запирались в своих замках, не обращая внимание на жизнь низших. Те скатывались к животному состоянию и вели себя соответственно. Под моим руководством высшие наконец приняли на себя обязательства по управлению жизнью своих подданных, в некоторых местах даже были поставлены во главу маноров наиболее сообразительные низшие. Было много организационных моментов, таких как законы и наблюдающие за соблюдением оных, совет высших, стоящий над всеми остальными. Была проделана титаническая работа, но Дарены наконец начали жить, а не существовать. И все это кануло в небытие, когда ты и твое войско стерло с лица Мортиса большую часть высших! Дарены не воины, то подобие войска, что я в спешке организовал, держалось так долго лишь благодаря моим амулетам и моей магической поддержке. Но я не всесилен, и они предсказуемо проиграли выучке паладинов. К тому же как магу мне не тягаться с тобой. Я держался до последнего, и ушел лишь когда паладины ворвались в тронный зал... - Дэмиан перевел дух. Я, ошеломленный его реакцией и рассказом не знал что сказать. Повисла гнетущая тишина. Тихо потрескивал костер, где-то в лесу заухали птицы. Первым, как ни странно, тишину разорвал Дэмиан. Глухим голосом он проговорил:
   - Не стоит продолжать разговор. Он ничего не изменит. Ложись спать, я посторожу. До конца путешествия можешь меня не опасаться, я не идиот, и понимаю что вдвоем у нас больше шансов. Завтра я разбужу тебя на рассвете.
   С этими словами он встал и ушел куда-то за границу света костра. Загадочность вечера дала трещину и разбилась на миллион осколков. Я в очередной раз понял, что между нами не может быть ничего общего. Слишком разнились наши взгляды на мир, слишком тесной была эта вселенная для нас двоих. Пусть в чем-то я был неправ на Мортисе, но это ничего не меняло. А паладины... После завершения нашего похода я навещу их. Я должен исправить зло, что сотворил по своему неразумению. Разум слеп, и я в очередной раз убедился сколь многообразные формы может принимать зло. Ложась спать с такими мыслями я нисколько не удивился, когда во сне оказался в гуще тех давних событий...
  
   Отступление четвертое, сто пятьдесят лет назад.
   Мортис
   Рафаэль Эт Мизери
  
   Во сне свои законы и время течет иначе. Перемещения между событиями происходили произвольно, согласно неподвластной мне логике, но воспринимались как данность. Началось все с первой встречи с главою паладинов. Окраина города, небольшая усадьба где я живу и подрабатываю магом. Седовласый воин, совсем не склонившийся перед поступью времени. Он рассказывает мне ужасные вещи: о пустых деревнях, жутких мертвецах и темных обрядах. Он говорит как тяжело живется соседям-иномирянам, и что святой долг помочь им. Он взывает к моей человечности, хотя я уже давно решил оказать им всю поддержу, какую смогу оказать. И известие о Дэмиане, вставшем во главе не-мертвых, лишь укрепляет мою решимость начать крестовый поход. Переход.
   Мы стоим на площади, передо мною небольшое войско. Их немного в масштабах предстоящей войны, но каждый из них стоит нескольких обычных воинов. Я произношу речь, призванную воодушевить паладинов, маги открывают порталы на Мортис. Первое впечатление от Мортиса: мерзкое место. Тучи, вечно закрывающие небо, противная морось и туман. Люди, бледные и напуганные. Они боятся нас, как странно. Скорее всего это следствие их невежества. Мы должны им помочь, во что бы то ни стало. Переход.
   Первые стычки вдохновляют - несмотря на недостаток в численности мы уверенно тесним противника. Эффект неожиданности на нашей стороне. Первый взгляд на противника: отвратительные зомби, поднятые темной магией. Сражаются неумело, но совсем не чувствуют боли, умирают только с отрубленной головой. Я пока не слишком вмешиваюсь, экономлю силы на противостояние Дэмиану. Но тот не показывается. Кажется, враг проигрывает и отступает. Переход.
   Становится ясно, чем все это время был занят Дэмиан. Нам противостоят уже не разрозненные группы, а слаженное войско. Снаряженное амулетами и во главе с наводящими ужас вампирами. В своих красно-черных доспехах они умело руководят с безопасного расстояния, вступая в бой лишь при крайней необходимости. Переход.
   Под вторым по величине городом нежити я впервые пускаю в ход всю свою силу: левый фланг противника охватывает магический огонь, раздаются вопли умирающих вампиров. В отличие от зомби они чувствуют боль. Было нелегко продавить защиту амулетов, но Дэмиану не тягаться со мной в магии. Ободренное войско паладинов уверенно теснит оставшиеся две трети войска нежити и город наш. Но войско остается снаружи. Внутрь заходят лишь инквизиторы. В освященной броне, с ужасными изогнутыми клинками они уничтожают остатки противника. Меня в это время отводят в дальний конец лагеря и укладывают в постель, уверяя что мне не следует после такой нагрузки идти в город. Я не могу уснуть, в городе то тут, то там вспыхивают пожары. Иногда раздаются крики, мне даже слышится детский крик. Но глава паладинов успокаивает, что мне послышалось, и вежливо, но непреклонно предлагает выпить снотворное. От него я почти моментально проваливаюсь в темный омут сна. Последняя мысль: и правда, откуда у нежити дети, глупость какая... Переход.
   Мы стоим перед замком Дэмиана. Тут все решится. Остатки вампиров ожесточенно сопротивляются, умирая, они успевают захватить с собой по три, а то и по пять паладинов. Мы несем огромные потери, но медленно продвигаемся внутрь цитадели. Перед самым тронным залом нас встречает десяток сильнейших высших вампиров, закованных с ног до головы в зачарованные доспехи. Чувствуется рука Дэмиана: доспехи почти неразрушимы. Мне удается проникнуть сквозь защиту и убить троих, остальных просто задавили количеством. Мы врываемся в тронный зал. Дэмиан стоит у противоположной стороны, лихорадочно дорисовывая что-то на стене. Без доспехов он смотрится дико, приходится мысленно себе напоминать, что он не участвовал в непосредственных стычках. Обернувшись на звук так резко, что темные волосы хлещут его по щекам, он бешеным взглядом смотрит на всех нас. "Вы победили, но вы не уйдете отсюда живыми" - срывающимся от злости голосом говорит он. "Ак-тоир!". Я не чувствую магии, но каким-то шестым чувством ощущая опасность успеваю провалиться в соседний мир. Я пытаюсь захватить с собой как можно больше паладинов, но ничто, распространяющееся по залу поглощает с одинаковым успехом как материю, так и магию. Ненадолго задержавшись в соседнем мире, прыгаю обратно, но уже поздно. Дэмиан ушел, вместо тронного зала пустота, постепенно заполняющаяся рушащимися верхними этажами. Я выхожу из замка, остатки войска паладинов приветствуют меня. Я ухожу. Дальше они справятся и без меня...
  
   Глава 12, продолжение
   Рафаэль Эт Мизери, обманутый
  
   Интуиция выдергивает из оков сна, чувство опасности дает о себе знать. Едва успев открыть глаза, вижу что что-то летит мне в лицо. Рефлекторно ставлю щит, отскакиваю в сторону и застываю в боевой стойке: в правой руке магический щит, в левой трепещущая сырая магия. Над местом моего сна удивленный стоит Дэмиан с ведром в руках. До меня доходит идиотизм ситуации: он то ли решил подшутить, то ли не придумал более уместного способа меня разбудить кроме как облить водой. Вот только я еще не отошел от кошмара, и слишком резко отреагировал. Впрочем, кому как не ему меня понять.
   - Не доверяешь, - расплывается он в оскале. - Хотя я и не ожидаю иного. Солнце восходит, идем.
   Разговаривать спросонья совсем не хочется. Поэтому молча киваю, и начинаю собирать вещи.
  
   Глава 13
   Дэмиан Локи,
  
   Нет, все таки он идиот. Как вообще можно жить с таким детским черно-белым взглядом на мир? Наверняка только за счет своих способностей и выжил. Мортис... Гррр. Я предполагал что угодно: его желание отомстить, ксенофобию, прямолинейность "борцов добра", граничащую с упрямством, но чтобы просто слепой идеализм... Обвели его вокруг пальца, как ребенка. Даже злиться на него бесполезно, он был просто орудием. Нет, простить я его не могу, но... Новое чувство появилось. Жалость? Уже была. Уважение? Хмм... Стоп, откуда? А, это за его упорство. Ну да, начав дело он весь отдается ему, будь это революция в отдельно взятом мире, или истребление разумной расы...
   Нет, к черту. Сегодня никаких разговоров. Никаких посиделок у костра. Всего один разговор растревожил старые раны. Больно, как будто это было вчера. Похоже, наша вражда не всегда протекала так, как мне представлялось. Сейчас я понимаю, что подобная история, когда Рафаэля либо использовали, либо он не пытался даже выглянуть за рамки такого уютного двуполярного мироустройства повторялись не раз. Хотя нет. Все началось не с этого. Но я даже не хочу вспоминать то время. Тронис - стерт навсегда из памяти. Нельзя это забывать, но слишком больно вспоминать... А вот остальное вполне укладывается: на Краане инквизиция действовала не слишком открыто, и Рафаэль вполне мог не знать о творившемся в мире. Восстание, не без моей скромной помощи, инквизицию извело под корень. Правда, и религия целиком не устояла... Но это уже издержки. Да и плевать мне всегда было на религии. Далее, на Мортисе, его использовали. Прэй и Атолл... Не тот масштаб. Просто случайные встречи, никакого подтекста. Мда. В плену своих иллюзий мы не замечали, что сражаемся не друг с другом, а с фантомами. Каждый из нас старался сделать мир лучше, но не мог выглянуть за рамки стереотипов...
   И все же, все же. В начале были не фантомы. До сих пор мне снятся кошмары об Академии и о том что я сделал после. Прошения нет ни мне, ни Рафаэлю. Игра в богов привела к великим трагедиям на Тронисе, Краане, Мортисе. И если я это понимаю, и не собираюсь более необдуманно кидаться помогать, то Рафаэль никогда не прекратит. Рыцарь света, тьфу...
   Погрузившись в раздумия, я не заметил как прошел день. Однообразный путь по лесу полностью переключил меня в режим автоматической ходьбы. Мы прошли огромный путь, до норы Созидающего осталось всего полтора дневных перехода. Удивительно, как это Рафаэль ни разу не попытался заговорить. Даже на обед не предложил остановиться. Мне-то что, я и без еды могу какое-то время обходиться. Впрочем, оглянувшись я понял в чем дело: Рафаэль также как я шел на автомате, причем вокруг него распространялось магическое сияние. Он просто и без затей тянул энергию из мира. Сдержав ругательства, я почти вежливо спросил:
   - А вчера ты не мог так всю ночь идти? Столько времени потеряли на эти... посиделки у костра.
   Тот недолго подумал, потом просто пожал плечами:
   - Да я как-то решил, что отдохнуть надо. Пусть не физически, но морально.
   - Отдыхать времени нет, в темноте видишь?
   - Простенькое заклинание.
   - Вот и отлично. Идем без остановок. Завтра к полудню будем уже на месте, - немного подумав, я решил не терять зря времени. - И, во-первых, меня не отвлекать, я буду готовить руны, во-вторых, советую тебе тоже заняться чем-то подобным, если, конечно, ты можешь готовиться на ходу. Кто знает, что ждет впереди. Мне категорически надоело импровизировать.
   Рафаэль немного подумал, и утвердительно кивнул. Мы продолжили путь. Отключившись, я уже через несколько минут сбился с сосредоточения: Раф на ходу лепил лезвия и подвешивал их за спиной. Иллюминация при этом выдавала нас с головой: светились его руки, светились ближайшие к нему потоки энергии, светились лезвия. И еще это мелькание жутко раздражало.
   - Ты не мог бы... не блестеть как ярмарочный иллюзионист! - почти прорычал я. Раф, удивленно оглядевшись вокруг, усилием воли погасил все свечение. Теперь лезвия не видны были невооруженным взглядом, и я спокойно вернулся к плетению рун.
  
   Отступление пятое, за день до описываемых событий.
   Сосредоточение
   Демиург.
  
   Ах, как же хороши эти мои подданные... Сама непосредственность: пришли просить у меня вылечить их. Вот тот, седовласый, ему я помогу. Уберу эту эмоцию, мешающую ему думать. Как там ее называют? Ах, да, любовь. Хотя, он меня вроде не это просил. Что-то там у него ребенок вроде неизлечимо болен... А, уже помогло. О ребенке он уже не думает. Теперь ему подавай силу. Но нет, силу я не раздаю направо и прямо. Принц был достоин, он сумел меня развеселить. Кстати, что-то мне не нравится зеленый потолок, пусть-ка он будет цвета крови... Хм, а неплохо получилось. Теперь еще голов, рук и ног для украшения. Что это? Подданные посмели испортить такой красивый пол цвета мысли гения. Ну что, вот этот самый молодой будет новым полом. Точнее, он сейчас в своем воображаемом аду, а на пол будут проецироваться его мучения. Да, как мне надоели эти жалкие смертные... Хотя, эльториэлы не такие уж и жалкие. Чуть получше людей. Но все равно не вызывают ничего кроме презрения. Надо их стереть, они портят мне интерьер. Одна мыслеформа, и... Оу. Как не вовремя. Курт хочет взять контроль над силой и телом. Ладно, уступлю ненадолго. Отдохну, я так устал от своего гения...
   О Боже, с каждым разом все сложнее и сложнее. Медгар все больше захватывает контроль, оттесняя меня в глубины его мира-сознания. Мог ли я предполагать такое, освобождая его? О нет. Такое ощущение, что только за мою помощь он меня и терпит до сих пор. Хотя для него это не сложно. По сравнению с его личностью, занимающей целый мир, я просто жалок. А ведь было время, когда мы с братьями и сестрами Созидающими были почти богами... Ладно, я сам сделал этот выбор. Нет смысла сетовать на судьбу. Надо пользоваться теми редкими моментами, когда я добираюсь до контроля сил.
   - П-повелитель? - один из эльториэлов. Голос-то дрожит. Интересно, что тут происходит?
   - На чем мы остановились? - надо скорее от них избавиться. Времени немного, Медгар вряд ли пустил меня надолго.
   - Н-ни на чем. Мы уже уходим. Благодарим за аудиенцию, не сочтите наш визит оскорблением, - и все это пятясь к выходу. Отлично, не придется тратить на них время. Убить их конечно недолго, но я столько сил потратил на уговоры Медгара принять власть над эльториэлами, что лишиться ее из-за нежелания выполнять свои обязанности будет расточительством. Так, все, лишние размышления вон, время-время-время... Главное сейчас - это сладкая парочка: сынок Хранителя и Созидающий-недоучка. Медгар ни в какую не хочет принимать угрозу с их стороны всерьез, но я за ними чувствую знакомую руку... Тот кто их направляет, тот кто их, возможно, обучает, он слишком силен. Пусть о нем не слышно уже много веков, с тех пор как я решился выпустить Медгара, даже мысль о его возвращении заставляет мои колени противно дрожать.
   - Джоки! - пара секунд и мой самый верный слуга материализуется посреди зала.
   - Господин, я рад что вы снова здесь. Что прикажете? - Джоки единственный, кому я доверяю на все сто. Он в курсе всех моих проблем и даже занимается их решением самостоятельно, в те моменты когда я отсутствую.
   - Вкратце опиши ситуацию с Локи и Эт Мизери.
   - Они прошли испытание у эльториэлов и направляются к Ориону. Надеются получить у него поддержку.
   - Плохо. Очень плохо. Что с его таверной? Есть прогресс?
   - Боюсь, здесь тоже не могу ничем порадовать. Он вложил всю свою силу в одно здание, и мы по-прежнему не можем ничего сделать.
   - Еще хуже! Слушай мой приказ. Возьми эльдарских големов, всех что остались. Они не должны дойти до таверны Ориона! Он не сможет оказать им поддержку?
   - Если они будут дальше двух метров от здания, то нет. Ближе его мысль является основой, по сути он всесилен в этом локальном радиусе, но вне здания он никто.
   - Хоть что-то хорошее. Но големы это не все. Вытащи из темницы Крея. Предложи ему... Нет, лучше я сам с ним поговорю. Готовь пока големов, перенесешь их вместе с Креем как можно ближе к таверне. Выполняй. - слегка наклонив голову, Джоки исчез. Правда через секунду снова появился.
   - Господин, простите за бестактность, я бы посоветовал вам сменить обстановку, прежде чем вызывать сюда Крея. Иначе его согласия будет добиться довольно непросто.
   И тут же снова исчез. Я огляделся по сторонам: мой слуга как обычно оказался прав. Обстановочка была жуткой. Насколько я понял, Медгар просто ненавидел всех мыслящих существ, но полный хаос в сознании сыграл свое дело: он не мог сконцентрироваться на чем-то одном, и постоянно мыслил отдельными категориями. А когда его ненависть все же прорывалась, он устраивал нечто подобное: конечности на потолке и адские муки на полу были как раз в его стиле. Стерев все, и заменив на простой лесной пейзаж, я призвал Крея.
   Появившись, он вскрикнул от боли и закрыл обеими руками глаза. Неудивительно. После стольких лет сидения в темнице Демиурга глаза вообще должны были атрофироваться. За ненадобностью. Демиург создал идеальную тюрьму: тьма, уплотненная тьма под ногами и воздух. Ничего лишнего, и ключи только у него. Ну, еще у меня, как-никак в одном теле сидим. Ах, да, еще у Джоки. Ему я доступ разрешил. Да уж, от слепого Крея мне пользы будет мало... Восстановим глаза, подлечим тело, очистим разум... Вот так. Теперь можно и поговорить.
   - Крей. Понял ли ты свою ошибку, или снова попытаешься убить меня?
   Резко обернувшись на звук голоса, он несколько секунд сверлил меня ненавидящим взглядом.
   - До самого конца вселенной я буду охотиться на тебя и тебе подобных. В своем всемогуществе вы слишком много позволяете себе. Игры в богов приносят новые и новые страдания простым смертным, - вот упрямец. И ведь на самом деле не отступится. Крей был с того же мира, что и Рафаэль. И он тоже был из рода Мизери.
   Весьма странный род, я так и не разобрался откуда его столь впечатляющие особенности. На первый взгляд он не представлял ничего особенного: обычный аристократический род из заштатного мирка. Если не знать, что с определенной периодичностью в этом роду рождаются бессмертные детишки. К счастью, их бессмертие подразумевало только бесконечно долгую продолжительность жизни. За одним единственным исключением, стоящим передо мной. Дело было в том, что каждый из таких детей обладал какой-либо уникальной особенностью. Например, Рафаэль оказался прирожденным Созидающим. А Крэй, по странному стечению обстоятельств, оказался неуязвимым. Вот и получился бессмертный и неуязвимый... человек. И все же он был очень и очень опасен. Прирожденный охотник, он много веков оттачивал свое умение выслеживать добычу и убивать одним выстрелом. Свои лук и стрелы он создал сам, вложив в них часть своей души и всю ненависть. И потому стрелы его разили без промаха, не делая разницы между обычными смертными и богами. Почему он так ненавидел Созидающих, я никогда не интересовался. Кажется, он вбил себе в голову что мы несем ответственность за появление рода Мизери. Но, когда он выследил меня и попробовал убить, это был уже не я. В моем теле с огромным удовольствием обосновался Демиург, и благодаря этому мы остались живы. Ну а Крей, провалив первую же попытку убить Созидающего, оказался в темнице. Сейчас же он мог быть мне полезен. Оставалось только сделать ему предложение, от которого он никак не сможет отказаться.
   - Ну что ж, отступить ты не хочешь, но вряд ли ты мечтаешь дожидаться конца вселенной в темнице, откуда я тебя только что выдернул. И я хочу заключить с тобой сделку.
   Несколько секунд внутренней борьбы, и Крей наконец бросил:
   - Слушаю, - выдержав паузу, я продолжил.
   - Я предлагаю тебе убить... Созидающего, - да уж, такую удивленную физиономию я еще не видел. - Взамен я оставлю тебя в живых и на свободе.
   - Так, стоп, - недоверчиво помотал головой Крей. Предложение явно выбило его из колеи. - Я. Убиваю Созидающего. И получаю за это свободу, - дождавшись моего кивка, он все еще не веря спросил: - Слушай, а в чем подвох?
   - После убийства я отправлю тебя в другую вселенную. Не хватало еще, чтобы ты меня отвлекал своей охотой.
   - А, звучит разумно, - это условие его сразу успокоило. - При таком раскладе я все же склонен согласиться. Но, - вернулся он к своей горделивой позе. - Должен предупредить: я не оставлю своих попыток убить тебя.
   - Да да, хорошо что предупредил, и все такое, - Демиург уже устал отдыхать, и начал меня поторапливать. Надо было срочно избавляться от Крэя, иначе после встречи с Демиургом он вряд ли сможет выполнить свою часть сделки. - Сейчас перенесу тебя к моему помощнику, он отдаст тебе твой лук и введет в курс дела.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"