Сказкина Мария Сергеевна: другие произведения.

Планета по имени Лес

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На конкурс "Белый Мамонт"


   - Ну, что? Что вы нашли?!
   - Лес. - Андрей вяло пошевелил прутиком тлеющие угли. Его ночная вахта только началась, но глаза уже слипались. Маленький ноутбук, ценнейший для всей экспедиции предмет, он поставил прямо на траву. Всё равно все спят, никто не увидит.
   - Понятно, что лес! - волновалась девушка на мониторе. - Вы же уже говорили, что кругом сплошной лес!
   - Тогда зачем ты спрашиваешь? Думаешь, что-то изменилось?..
   - А домик?!
   - Ну, домик... В нём уже лет сто никто не живёт, судя по его внешнему виду. Он пустой, мы же уже сообщали. Посмотрели и пошли дальше. Ничего интересного.
   На самом деле, от того тревожного чувства, которое вызвало в нём посещение домика, Андрей до сих пор не мог избавиться. Во-первых, домик нельзя было назвать совсем необитаемым. В нём жило дерево. Его огромный ствол как будто пробил пол, а затем крышу. Дерево росло как-то криво, косо, извивалось, будто анаконда, а крона его раскинулась над домиком метров на пятнадцать, и никакое солнце не могло прорваться сквозь тугие ветви, чтобы разогнать эту гигантскую тень. Если судить по размерам дерева, оно росло там очень давно: если домику было лет сто - речь, конечно, шла о земных годах - то дереву, по меньшей мере, пятьсот. Получалось, жители домика как-то обстраивали дерево? Но зачем?
   А на стенах Андрей видел лица.
   - Какой-то жутковатый вид искусства, - заметил начальник экспедиции.
   Все согласились - рельефные изображения человеческих лиц, с глазами, носами, разинутыми ртами, плохо походили на украшения. Видно было, что раньше дом выглядел более-менее уютно. Сейчас стол и стулья были оплетены зеленоватой паутиной, как и ставни на окошках, как сложенная из камней печь... Когда-то, видимо, в округе действительно были камни. Может, их по-прежнему можно достать из-под земли. Если найти чудо-топор, способный справиться с корнями этих гигантских деревьев...
   Девушка в ноутбуке выглядела раздосадованной.
   "Сидит себе небось сейчас в тёплом кабинете, - угрюмо подумал Андрей, поднимая воротник куртки. - Шеф ушёл, она заварила себе кофе, положила печенюшек на тарелочку... Мается от скуки, как всегда. Ведь дура дурой. Поэтому-то ей только бумажную работу и доверяют. Всё, что посложнее, надёжнее сделать самому. А ей всё чего-то хочется... Каких-то приключений, интересных историй... Завидует ещё. Тоже мне приключения - мёрзни тут, пытайся не заснуть"...
   Он даже не помнил её имени. Не уверен был, что вообще когда-то это имя знал. Фамилия у девочки была Канарейкина, оттого на работе её все и звали Канарейкой. У неё было маленькое лицо, короткие жиденькие хвостики, торчащие в разные стороны, как пучки соломы, и огромные глаза.
   - Ой, извини! - Канарейка чуть не подавилась кофе и её глаза стали ещё больше от испуга. - Потом...
   Картинка пропала.
   Ну конечно. Так бы ей и разрешили выходить с ними на связь. Видимо, шеф вернулся, вот она и засуетилась.
   Андрей бросил на ярко-красные угли горстку заранее заготовленных сухих веток. Некоторое время понаблюдал за тем, как огонь медленно, с хрустом, поглощает древесину. Вздохнул.
   Лучше бы он остался дома, честное слово.
   На деле экспедиция оказалась далеко не таким головокружительным и захватывающим путешествием, каким представлялась поначалу. Интересно было только в первые дни пребывания здесь, а потом достаточно однообразный, хоть и величественный в своей дикости пейзаж совершенно потерял для него свою привлекательность, приелся.
   "Если ты улетишь, я уйду".
   Полинины слова всегда всплывали из памяти неожиданно. Как и выражение лица, с которым они были сказаны. И по которому можно было не сомневаться: действительно уйдёт.
   Мать не была такой категоричной. "Андрюш, пожалуйста, ну пожалуйста, Андрюш"... От её слёз было хуже всего.
   Но Андрей всё равно полетел. Уверенный, что оно того стоит.
   Неосознанным движением Андрей почесал за ухом лохматого Пафа, прикорнувшего рядом. Собака-робот, "Пёс Автоматический" модели Ф-1 был настолько качественно разработан, что о его принадлежности к машинному миру периодически забывали. Вот и сейчас Паф, не поднимая головы, вильнул меховым белым хвостом в знак благодарности. Совсем как живая собака.
   И тут раздался треск. Не то, чтобы громкий, но неожиданный. Как будто кто-то где-то отломал сучок от дерева. А может быть, животное какое наступило на упавшую ветку. Андрей видел здесь животных. Два раза. Одних и тех же. Маленьких, с лисьими мордами, с очень густым и длинным, свисающим до земли серым мехом. Они выглядели абсолютно безопасными.
   Андрей не стал бы ходить и проверять что там, если бы не насторожился Паф.
   - Ты чего?
   - Рр... Вав! - ответил Паф.
   В следующую секунду снова послышался треск, уже более громкий.
   Собака опрометью бросилась через кусты.
   В одно мгновение Андрей прикинул, сколько стоит Паф и на кого свалится ответственность за пропажу щенка-робота, ежели таковая случится.
   О том, стоит ли в одиночку бегать по инопланетному лесу, раздумывать времени не было.
   - Паф! - звал Андрей. - Паф, куда ты?
   Впереди маячил стремительно удаляющийся силуэт механической собаки. А может быть, Андрею просто казалось, что он там маячил.
   - Паф! Паф, ко мне! - Он, наконец, догадался включить фонарик. Абсолютной темноты на этой планете не наступало - даже самой глубокой ночью на западе продолжала гореть ярко-оранжевая полоса. Но обманчивый полумрак - он был. И фонарик никогда не оказывался лишним.
   Андрей обернулся вокруг своей оси. А потом ещё раз. А потом специально посветил в ту сторону, где, как он помнил, остался их лагерь. В душе зародилось беспокойство, готовое моментально превратиться в страх. Андрею казалось, он не так уж много пробежал, но лесные тени словно бы сомкнулись за его спиной. Он не видел огонька костра - а ведь должен был, по идее.
   "Но я пришёл оттуда, - сказал себе Андрей, стараясь прогнать зарождающуюся панику. - Я ведь не идиот. Я участник экспедиции. Я хорошо ориентируюсь в пространстве. Я уверен, что пришёл оттуда. Просто я очень быстро бежал".
   - Ты разбудил меня.
   Он резко развернулся на звук очень низкого скрипучего голоса. Луч фонарика дрожал. Все попытки не испугаться ни к чему не привели. Теперь ему было страшно почти до сумасшествия.
   Андрей увидел жуткое существо. Существо-дерево.
   Высокий древний пень. Длинный крючковатый нос. Корень-нога медленно вылезает из-под земли. Она вся в грязи, эта нога. А там ещё вторая, где-то внизу.
   "Сейчас он высунет обе ноги и пойдёт" - пронеслась в голове Андрея мысль.
   - Новая раса... - проскрипел пень. - Люди. Человек. Там где-то... цивилизация, да? Я бы хотел... Я так ждал... Я думал...
   Пень перестал выбираться из-под земли. Вторая древесная нога так и осталась под землёй, первая через некоторое время тоже туда вернулась.
   Пень прикрыл глаза. Замер.
   - Ты кто?! - выдохнул Андрей.
   - Меня зовут Рэ-э-э... - проскрипел пень, не открывая глаз.
   - Рэ... - повторил Андрей. И на всякий случай запоздало протянул гласную.
   - Ты кто?
   - Я с Земли.
   - Земля... - скрипуче повторил Рэ. - Планета-повелительница... Конечно, как я раньше не догадался... Вспомнили про нас...
   - Мы только недавно установили, что когда-то наша планета владела большим количеством колоний, и теперь посещаем их, - осторожно сказал Андрей. - Нам сообщили. Послы. Из другой Галактики. И предоставили доказательства... Но с тех пор, как мы владели колониями, наша цивилизация успела погибнуть от метеорита, потом снова родиться, и погибнуть вновь...
   Страх постепенно сменялся радостью. На этой планете есть жизнь! Наконец-то, наконец-то их экспедиция встретилась с представителями местной расы - да что там, он, Андрей, встретился, сам!
   - Так происходит со всеми цивилизациями, - протянул Рэ. Говорил он медленно, с трудом разлепляя деревянные губы. - Они рождаются и умирают. И снова рождаются. Моя - тоже погибла.
   Андрей перевёл дух и сел на землю, напротив Рэ. Положил на землю фонарик, но выключать его не стал. Как их и предупреждали, все земные колонии были обучены единому языку. Именно на этом языке Андрей и говорил. Чувствовал он себя при этом почти мумией.
   - Расскажите мне, что здесь случилось, - попросил Андрей.
   - Лес... - Голос Рэ сделался похож на свист ветра в трубе. Андрей пришёл к выводу, что это был шёпот. - Лес...
   Глаза большого живого пня раскрылись. Они были овальные, тёмные. В полутьме они не светились, но видели, совершенно точно видели. Причём, как почему-то казалось Андрею, видели хорошо.
   - До поры до времени лес был очень терпелив. Люди не хотели общаться с деревьями. Деревья были интересны только мне. И я явился к ним. Я сказал: научите меня. Приобщите меня к своей мудрости. Я хочу жить много-много веков. Я так сказал. Я тогда понятия не имел, что обеспечил себе защиту на множество столетий. А они приняли меня. Они тогда ещё не были злы на людей.
   Старик говорил отрывисто, но при этом достаточно монотонно.
   - Я день за днём посвящал себя тому, что сидел и слушал шум их листвы. Не один месяц прошёл прежде, чем я понял... прежде, чем я начал разбирать слова. Вернее, не слова... Это сложно объяснить. У них быстрая, неощутимая речь. Как свет. Но свет можно увидеть. А их можно понять.
   Андрей отметил, что сам Рэ, который выглядел почти как дерево, причём очень старое, к деревьям себя не причислял.
   - Ещё несколько месяцев ушло у меня на то, чтобы научиться дышать, подобно дереву. Научиться чувствовать ветер. Подружиться с ветром. А ветер... он очень своенравен. Непросто стать его другом. Но если захочешь приобщиться к мудрости деревьев, тебе придётся ладить с любыми существами. С теми, кто обрывает твои плоды, в том, числе. С птицами, что долбят дыры в твоём стволе - нужно терпеть и быть благодарным. Нужно уметь дарить себя всему миру. И тогда, только тогда ты станешь мудрым.
   Андрей слушал его, как зачарованный. Мозг его на автопилоте проделывал нужную в данном случае работу: отсекал лишнюю информацию, пытаясь вычленить факты. Но мозг этот жил как будто отдельно от Андрея - они воссоединятся где-нибудь там, потом.
   - Я сидел в лесу, и время текло сквозь меня. Кровь стала медленнее перемещаться по моему организму. Я не переставал быть живым... но я переставал быть человеком. Это меня не пугало нисколько. Потому что к тому моменту я настолько научился радоваться тому, что я имею, что меня устраивало моё новое состояние. Я становился древесным. Я становился частью леса. А лес... лес терпел не одно столетие. Но уже после того, как я попросился к нему в ученики, произошло страшное. Люди разгневали деревья. Пошли на них войной. С топорами, с пилами... Они разгневали деревья до такой степени, что те потеряли своё вековое самообладание... В глубине леса есть домик. Может быть, вы даже видели его. Вы... те, кто вернулись с Земли.
   - Мы с друзьями... - начал, было, Андрей, но вовремя прикусил язык. Вполне возможно, что земляне в своё время внушили этим людям, будто живут вечно. Может быть, те земляне действительно жили бы вечно, если бы не метеорит. Так что пусть Рэ думает, что они действительно "вернулись". - Мы видели домик. Домик, пробитый деревом. Мы там были.
   - Этот домик - пристанище миллионов людей, - сказал Рэ. - Когда деревья предлагали приобщиться к ним, их услышал только один человек. Теперь же они не предлагали. Они приобщали насильно, и условия были уже гораздо хуже.
   Андрей хотел было перебить Рэ и спросить: как деревья могли всё это провернуть, когда они не могут двигаться?! Но понял, что начинает уже анализировать, не получив всей информации. А у него наконец-то появился шанс проявить себя как профессионала!
   - Люди получили вечную жизнь, - продолжал Рэ. - Они теперь существуют там, где-то под древесной оболочкой стен... они до сих пор живут. Деревья поклялись подвергнуть наказанию все существа их вида... Это значит, мой друг, что тебе и твоим друзьям уготована великая опасность...
   Какая глупость.
   Лес съел людей. Замуровал их в стены домика.
   - Всё население планеты? - уточнил Андрей.
   - Да-а...
   Андрей недоверчиво фыркнул. Рэ молчал. Похоже, он не понял, что собеседник ему не верит. А может, ему просто было всё равно.
   И в эту самую секунду что-то ткнулось Андрею в бедро. Он моментально вскочил на ноги - и ему показалось, что пока он вскакивал, его сердце не билось вообще.
   Но это был всего лишь Паф. Родной, земной Паф.
   Андрей с облегчением рассмеялся.
   - Твоё животное, - проскрипел Рэ, - услышало лес... Животные чувствуют...
   - Вообще-то он робот.
   - Но его нос... почти настоящий... может чуять опасность... животное... или очень хорошее животное-робот может слышать то, что не слышат другие...
   Белое пятно света падало на Пафову шерсть. Пёс покрутился вокруг своей оси, тревожно тыкаясь носом в очередное хитросплетение корней. И лёг, положив мордочку на вытянутые лапы.
   Андрею вдруг стало жутковато. Паф, собака-робот, испугалась леса. Прекрасно разработанный, наподобие настоящей собаки... он действительно мог почуять, услышать... что-то же его так взволновало...
   Да даже Андрей слышал треск. Может быть, лес специально их сюда заманил?!
   А может быть... это пень Рэ их сюда заманил, и теперь травит сказочки про деревьев-людоедов?!
   В любом случае, пора выбираться отсюда к лагерю.
   - Благодарю Вас, Рэ, - произнёс Андрей настолько учтиво, насколько смог. - Днём я познакомлю Вас со своей командой. Вы будете здесь?
   - Здесь... - проскрипел Рэ. - Я никуда не спешу... Некуда... Но... вы можете не дожить до дня... Лес начал охоту...
   Андрей невольно сглотнул.
   - Благодарю Вас за то, что предостерегли меня и моих коллег. Рад был с вами познакомиться... Паф, пошли.
   - Уу... - тихонько проскулил Паф.
   - Паф, искать!
   Пёс выполнил команду. Он взял след Андрея. Он был очень хорошим роботом.
   Андрей развернулся и торопливо зашагал следом за собакой, освещая себе путь. Так торопливо, что чуть было не споткнулся о корень. Но, сохранив равновесие, он зашагал ещё торопливее. Хотя Паф ходу не прибавлял.
   Обступавшая его темнота казалась липкой. То была нехорошая темнота, неприятная. Андрей надеялся услышать каких-нибудь инопланетных сов, но в лесу стояла тишина, не считая его собственных слишком громких шагов и шелеста листьев - шелеста листьев деревьев-убийц, если верить Рэ. Дрожала дорожка света, лившаяся из фонарика в его неверной руке.
   - Паф... Паф, стоять!
   Пёс остановился. Андрей тоже стоял, и кровь гремела в его ушах.
   Но было что-то ещё.
   Вот, снова.
   Скрип. Так скрипят двери очень старых зданий. Зданий, которые есть даже в самых развитых городах - среди небоскрёбов обязательно отыщется маленький дворик, где стоит разваливающийся дом, давно подготовленный к сносу, и после позабытый; он стоит, безоконный, растрескавшийся подобно сухой почве, и лишённые замков сухие деревянные двери...
   Скрипят.
   Осенью, зимой, летом, в светлое время суток. И в тёмное время суток.
   Скрипят.
   Давным-давно, на Земле, Андрей был знаком с таким домом. Никто не знал, что Андрей слушал этот дом, когда мама открывала окна душными летними ночами. Он приходил в этот дом несколько раз. Он проверял себя: до какого этажа сможет дойти? И где-то на пятом он всё-таки разворачивался и со всех ног бежал по лестнице вниз...
   Андрей совершенно забыл об этом. У него было прекрасное детство, золотое, лучше сказки.
   Но этот скрип в тёмном инопланетном лесу воскресил его детские страхи. А потом что-то коснулось его плеча - рука с твёрдыми древесными пальцами.
   Он бежал так быстро, как не бегал ещё никогда. Паф, словно подхватив его настроение, нёсся где-то рядом. И всё, что происходило в это время вокруг, не было бредом воспалённого воображения, не было галлюцинацией. Лес действительно охотился.
   Ветки кустов тянулись к нему, извиваясь, будто змеи. Они выдирали нитки из его свитера. Земля под ногами словно шла мелкими волнами - а может, так оно и было на самом деле. Что-то длинное и узкое оплело кольцом щиколотку. Андрей упал, инстинктивно заслоняя руками лицо - поэтому удар пришёлся на ладони. Следующее древесное щупальце обхватило его талию, почти лишив способности дышать. И чёрный-чёрный гигантский круг, чернее самой ночи, чернее всего чёрного, что Андрей видел - то ли огромная пасть, то ли невообразимых размеров дупло, одно на весь лес - поднялся над ним как цунами, загораживая целый мир.
   - Подождите... - прошептал Андрей. И вдруг крикнул изо всех сил: - Хватит!
   И, почувствовав, что движение вокруг него замерло, он заговорил быстро-быстро, стараясь вместить все свои слова в минимальное количество секунд.
   - Я согласен, - тараторил он, - я согласен стать таким, как вы, я согласен учиться у вас, я буду учиться, я скажу всей нашей экспедиции, мы придём... к вам... скоро... Пожалуйста... Отпустите! Я обещаю. Я приду.
   Хватка ослабла. И он снова смог нормально дышать. Пропал чёрный круг между ним и небом. Зашелестели корешки по земле, зашелестели ветви над головой.
   "Мы будем ждать".
   Речь этих ветвей была неуловима, как свет. И то был самый яркий свет во Вселенной - он давал надежду на жизнь. И, может быть, на свободу.
  

***

  
   Паф ткнулся носом в его щёку. Андрей ещё вечером установил на псе будильник, зная, что может задремать, и вот теперь этот будильник сработал.
   Андрей застонал, переворачиваясь на бок. Попытался разлепить глаза, но это удалось не с первого раза. Сейчас он готов был плюнуть на всё и спать дальше, но тело так нестерпимо ныло, что не то, что спать - лежать уже было невозможно.
   Он медленно принял сидячее положение. Протёр глаза.
   И только тогда увидел, что лежит на корнях. Длинные, узловатые, они протянулись по земле к той большой поляне, где спали в палатках его товарищи по экспедиции. Деревья вынесли его из чащи прямо к угасшему костру.
   Андрей в ужасе вскочил на ноги. От сна не осталось и следа.
   Он кинулся к ноутбуку. Негромко выругался - компьютер весь был в утренней росе. Кое-как Андрей обтёр его рукавом.
   К счастью, когда он нажал на кнопку включения, ноутбук начал загружаться. Видимо, его разработчиками были предусмотрены подобные случаи.
   Лес наблюдал за ним в это самое время.
   Андрей обещал лесу, что скоро придёт учиться. Но "скоро" - это понятие растяжимое.
   Космическому кораблю понадобится неделя, чтобы прилететь сюда. Неделя - это ведь немного. Возможно, лес не разозлится, если они не придут на "приобщение к мудрости" в течение этой недели. Возможно, у них получится выбраться из этой планеты прежде, чем... прежде, одним словом.
   На экране повисло маленькое окошечко. Андрей нажал "Вызов". Но окошечко оставалось чёрным. Может быть, там, на Земле, Канарейка ушла за очередной чашкой чая. Может быть, что-то случилось с компьютером, через который Земля связывалась с их командой. Может быть, это он, Андрей, виноват в том, что не может получить ответ - потому что не надо было доставать ноутбук из рюкзака и ставить его на траву!
   А может быть, никто не виноват. Просто не повезло.
   А ему нужно было, очень нужно было связаться с Канарейкой, или хоть с кем-нибудь. Он не очень-то верил, что лес не разгадает его замысла. И он сомневался, что ракета успеет прилететь до того, как лес убьёт их, или начнёт превращать в существа, подобные Рэ...
   Но... Полина. Он должен связаться с Землёй ради Полины. Пусть кто-нибудь скажет ей, как он сожалеет обо всём. Пусть скажет, как он любит её. Пусть кто-нибудь обнимет за него его мать... Как дорого бы он отдал сейчас за то, чтобы оказаться рядом с ними!
   Но раз это невозможно, он должен хотя бы передать им... должен успеть сказать...
   И ещё, конечно, предупредить коллег - пусть никогда больше не посылают сюда людей...
   Андрей снова нажал "Вызов". И снова. И снова. Он был уверен, что если не оставит своих попыток, то его усилия рано или поздно будут вознаграждены.
   Скоро проснутся остальные члены экспедиции. Будут выходить по очереди из палаток. Кто-нибудь просто улыбнётся, кто-нибудь пожелает доброго утра, кто-нибудь молча, почти вслепую, побредёт к ручью... Начальник экспедиции, наверное, скажет, как обычно: "Кофейку бы сейчас...". И, конечно, спросит, как прошла ночная вахта.
   И Андрей начнёт рассказывать.
   Наверное, не все ему поверят.
   Но даже если все - какие у них есть шансы?..
   Большинство тоже кинется терзать ноутбук. У всех есть родные. У всех есть близкие, есть друзья, которых они оставили для того, чтобы прогуляться по лесу... или как это ещё можно называть?..
   - Канарейка... - шептал Андрей, легонько постукивая пальцами по монитору. - Канреечка, пожалуйста...
   Какого чёрта никого нет, когда так важно, так нужно сказать...
   - Канарейка...
   Губы ещё лихорадочно твердили это дурацкое прозвище, когда он осознал, неожиданно ясно и спокойно осознал, что ответа не будет.
   - Канарейка... - прошептал Андрей в последний раз.
   Он сел на землю. Над лесом светлело небо.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | Amazonka "Драконья нежность." (Любовная фантастика) | | Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | | А.Батлук "Обещана дракону, или Счастье по договору" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Забавы ради... " (Короткий любовный роман) | | Natiz "Сделка" (Современный любовный роман) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | М.Фомина "Ты одна такая" (Короткий любовный роман) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Вайс "Красная Шапочка для оборотня " (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"