Сказочница Eva: другие произведения.

Балбеска в Космосе, или как приручить Тигра?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.39*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! И почему я не удивлена, что оказалась в подобной ситуации - наиглупейшей, идиотской и катастрофически, нет, патологически невезучей? Потому что для меня это уже норма, быть там, где меня в принципе быть не должно и вляпаться в то, во что другой бы и не смог. Ну, скажите на милость, какого шезра я нахожусь здесь и именно сейчас? А где это, спросите вы? А в ответе кроется зерно моей очередной глупости, ибо я нахожусь в настоящий момент, коим является раннее утро по меркам Пинии, небольшой планеты на пути туристического маршрута Земля-Террида, в гостиничном номере, а еще конкретнее, в спальне моего шефа, запертая в одном нижнем тонюсеньком белье и в бельевом шкафу. Один вопрос, который однозначно задал бы шеф, если бы застукал меня сейчас: какого шезра я делаю в его спальне в бикини? Это вторая книга из цикла "Космос, любовь и голуби". Первая - "Любовь хамелеона"


Балбеска в Космосе,

или как приручить Тигра?

(роман)

Глава 1.

   И почему я не удивлена, что оказалась в подобной ситуации - наиглупейшей, идиотской и катастрофически, нет, патологически невезучей? Потому что для меня это уже норма, быть там, где меня в принципе быть не должно и вляпаться в то, во что другой бы и не смог. Ну, скажите на милость, какого шезра я нахожусь здесь и именно сейчас? А где это, спросите вы? А в ответе кроется зерно моей очередной глупости, ибо я нахожусь в настоящий момент, коим является раннее утро по меркам Пинии, небольшой планеты на пути туристического маршрута Земля-Террида, в гостиничном номере, а еще конкретнее, в спальне моего шефа, запертая снаружи и в одном нижнем тонюсеньком белье.
   Три вопроса, которые однозначно задал бы шеф, если бы застукал меня сейчас: какого шезра я делаю в его спальне в бикини? Я бы и сама хотела бы знать ответ на вопрос насчет минимума одежды, так как на первый ответ вспомнила, хотя и заработала головную боль при этом.
   Все началось неделю назад. Был у меня со школьных лет один приятель Аким Корд. Меж нами никогда не было ни поцелуев, ни свиданий, мы были просто друзьями. Пока его не направили на учебу в Академию Первого рейнджер-штурмового состава Объединенных Космических Войск Союза, а меня в Академию гражданского космического пилотирования.
   Наши пути так никогда бы и не пересеклись вновь, ибо военные суда и гражданские не часто совершали совместные турне. Но вот неделю назад мне объявили, что звездолет "Эсмеральда", на котором я, саена Лира Красина, была Ведущим пилотом, должен доставить некий ценный груз на планету Истран и в сопровождении космических рейнджеров. Я, конечно же, слышала, что с этой планетой не все гладко. Пираты вроде бы пошаливают, к примеру, не так давно вот прошел слух, что была похищена кинозвезда Дива Солано, но та вскоре объявилась и не где-нибудь, а на далекой экзотической планете, живая и здоровая, а пропала мол ее дублерша.
   Ну и шума было после этого сообщения, все журналисты словно взбесились, пытаясь раздуть из сего события мегасенсации, однако, недолго муссировали эту новость, так как все найдется что-то более интересное и свежее. Про исчезновение дублерши вскоре забыли.
   Отвлеклась чего-то... Кое-как поднялась с кровати с великолепным балдахином, свисающим сверху, и проковыляла в ванную...к умывальнику. Бе-е-е...скривилась от своего вида. Как выжатая, что это со мною? Цвет лица почти зеленый, глаза красные, бешеные. Прекрасные белокурые волосы всклокочены и измазаны какой-то дрянью. Проведя рукой по голове, принюхалась к отпечатавшейся на ладони субстанции. Ух, ты?! Да это же гронг, сладкий десерт, который обычно подавали в кабаке "Хдырь-Мырь". Ну и название, но говорят, что хозяин этого кабака был родом с планеты Ч-75Л, вот лучшего названия не придумали, а там все так странно разговаривают.
   Так вот этот гронг в сочетании с выпивкой мог вполне вытворять странные вещи с мозгом пьяной землянки. Мда. Сама виновата, говорил же Аким, не ешь эту дрянь, хуже будет.
   Куда ж хуже-то? Вот что я делаю в спальне шефа, а? И почти голая? А кстати, а где он сам-то сейчас? И видел ли меня уже?
   Наш шеф, то бишь, капитан звездолета "Эсмеральда", - блин! - мужик без чувства юмора, прямой как жердь и дотошный. Если видел, влетит мне, а еще отстранит от полетов и надолго. Нахмурилась, припомнив, что же мы отмечали с Акимом. Ах, ну конечно, ну чего же так голова-то затрещала? Простонав, умылась, привела немного свой внешний вид в относительный порядок и стала искать глазами халат, который можно было бы накинуть. Нашла и жутко обрадовалась, махровый, такой приятный на ощупь. Такие только в гостиницах и встретишь.
   В поисках места, где можно было бы спрятаться до возвращения хозяина номера, вспомнила, что Аким предложил отметить нашу встречу, ибо уже и не надеялся. В кабак "Хдырь-Мырь" отправились вместе, по пути делясь новостями из своей жизни, а так же выражая бурную радость от предстоящего совместного перелета с Земли на Истран. Радость наша была настолько бурной, что выпили мы прилично, и съели тоже... будь здоров. А утром я очнулась на кровати капитана, одна, в неглиже и с головной болью от похмелья. Ну, ты Лира и дура, точно. Вспомнилось, что спор шел на то, что я проведу ночь в спальне кэпа и мне ничего не будет за это, или шеф выкинет меня за шкирку в первые же минуты после вторжения в его номер.
   Радостно воскликнула, когда обнаружила потайную дверцу шкафа, встроенного в стену, и спряталась в его глубине, закидав себя сверху его вещами. Посплю тут пока. Вроде воздух проникает внутрь и не важно, что темно, зато можно сидеть, вытянув ноги, и не бояться, что кто-нибудь обнаружит. Вылет назначен на вечер, а до того времени, я и отосплюсь, и придумаю, как выбраться. Может еще удастся выяснить, было что у меня с кэпом или нет.
   Эх, а поначалу моего пребывания на звездолете мне жуть как этого хотелось. Ну, чтобы было. Наш кэп, хотя и та еще вредина несгибаемая, но мужчина симпатичный. Саен Хокк Снаут, тридцати восьми лет, брюнет с редкой проседью, всегда гладко выбрит и одет с иголочки. Мундир ему шел невероятно, а уж когда надевал парадный, мое сердце могло то остановиться, то броситься вскачь. Это длилось месяца три, пока моей персон не было сделано внушение на предмет того, что Ведущий пилот не имеет право витать в облаках, бледнеть и краснеть одновременно, и разговаривать с капитаном следует строго по Уставу, а не с идиотской улыбкой на лице. Вот тогда я обиделась и серьезно. До сих пор женское самолюбие кусается, когда он проходит мимо или стоит совсем рядом и даже не смотрит в мою сторону. Мужчины!
   Не заметила, как заснула, разбудило меня нечто странное, некий звук, который монотонно и навязчиво проникал сквозь сон. Кто-то мурлыкал мужским баритоном мелодию, расхаживая по спальне. Я приоткрыла дверцу и глянула в маленькую щелочку.
   Мля, капитан, собственной персоной. Ходит по комнате в халате, точно таком же, как и на мне, вытирает мокрую голову полотенцем и напевает себе под нос. Затем прошел к зеркалу и причесался. Надо же, как он необычно смотрится без своего кителя и брюк. Голодным взглядом проследила за его движениями. Я всегда знала, что он может быть иным, не таким бесчувственным чурбаном. А то, как он улыбался, прохаживаясь по комнате, вообще заставило затрястись мелкой дрожью.
   И только через какое-то время до меня дошло, что шеф собирает вещи, и складывает в дорожный крэс-чемодан. А вдруг ему что-то понадобится из шкафа? Или он уже открывал двери и застукал меня? Хотя нет, вроде бы я все так же завалена рубашками и штанами. Ой, он двинулся к шкафу. Я затаила дыхание и зажмурилась. Дверца открылась, я расслышала звук снимаемых вешалок с перекладины, потом в меня что-то полетело. Уф, он так скидывает то, что ему не нужно.
   Из маленькой дырочки я разглядела его босые ступни. Пальцы на ногах были по-мужски большими, но крепкими и довольно милыми, хотя и волосатыми. Извращенка, надо же, любуюсь мужскими ногами. И вздрогнула, чуть не выдав себя, когда расслышала его голос:
   - Ну, и долго вы там будете торчать?
   Он это кому сейчас сказал? Мне?! Я уже готова была все с себя сбросить и подняться, как вдруг услышала другой голос, тоже мужской и такой знакомый. Убью бугая!
   - Я пришел доложить, капитан Снаут, - Аким, зараза, не мог раньше прийти, чтобы выручить свою подругу-балбеску.
   - И что именно? Кстати, а как вы вошли?
   - Дверь была не закрыта, я постучал, вы не ответили, - прозвучал не менее глупый ответ, чем сама ситуация.
   Да, поди ж за мною и пришел, а тут кэп и что делать дальше?
   - Ясно, что вы хотели? - голос капитана был полон арктического холода.
   - Хм, уточнить время отбытия, оно несколько изменилось, саен Снаут. Вылет раньше на тридцать минут.
   - Понял. Принял к сведению.
   Помолчали.
   - Что-то еще?
   - Никак нет. Разрешите идти? - Шезра, а как же я?
   - Идите.
   Аким ушел. Ушел! Как же мне выбраться отсюда? Какое-то время было тихо. Что там происходит? Я опять ничего не видела, так как кэп закрыл плотно дверцу шкафа. Пока прислушивалась, мысленно подхихикивала над тем, как решила, что кэп обращается ко мне: "и долго вы там будете торчать?". А сердце-то в пятки бухнулось...и вот представила, как я поднимаюсь в банном халате в шкафу. Аким вытаращил бы глаза, а кэп, что бы он сделал? Надо было все-таки подняться, хотя бы ради того, чтобы потом можно было б гордиться своей очередной глупой выходкой, которая могла бы вышибить из кэпа его железную выдержку и самоуверенность.
   А меж тем время утекает, как песок сквозь пальцы. Я скинула с себя все вещи и на ощупь прикоснулась к дверце шкафа. Не успела открыть, как дверца сама отъехала в сторону, и перед моими глазами предстал в полном обмундировании саен Снаут. А глаза такие ехидные, прищуренные, губы искривлены в ухмылке, почти оскорбительной.
   - Ну-с, - все, конец моим сомнениям, видел - не видел, - Лира-утешительница, я жду обещанных объяснений!
   Упс. Я открыла рот, не зная, что ответить, и тут же его захлопнула. Чувствуя, как щеки полыхнули жаром, а сердце остановилось, почти, тяжело вздохнула. А, была не была. Пропадать, так с музыкой. Скинула быстро с себя халат и, не дав мужчине время на возражения, почти прыгнула ему в объятия, сметая того с места. Каким таким образом мы оба оказались на кровати, причем я была сверху, не помню. Неистово целуя кэпа в его твердые губы, в какой-то момент поняла, что его броня треснула, а его руки ожили, осмелев настолько, что пустились в изучающие прикосновения к обнаженному женскому телу. Пока все не зашло слишком далеко, да и объяснять что-то сейчас не было желания, я высвободилась из его объятий, не без труда, должна заметить. Подхватив уже его халат, лежащий поверх одеяла на кровати, послала воздушный поцелуй мужчине, замершему в позе хищника, готового броситься на свою жертву, и рванула к двери. Та оказалась закрытой на чиповый код, и сколько бы ни дергала дверную ручку, толку - ноль.
   Не поворачиваясь к кэпу, вздохнула. Затем тряхнула своими белокурыми волосами, которые рассыпались по плечам, и повернулась к нему с обреченным видом. Мужчина уже поднялся, оправил одежду, и успел собраться с эмоциями и мыслями. Только глаза все еще полыхали, выдавая его желание.
   - Саена Красина, вынужден вас отстранить от полета.
   - Но...это несправедливо, - я надулась, словно малый ребенок. А мне между прочим уже перевалило за двадцать четыре.
   - Вы нарушили сразу шесть пунктов Устава звездолета "Эсмеральда", - его голос был холоден, лицо-маска, а вот глаза...что там в них плескалось? Выплескивалось через край... не понятно, ладно, позже проанализирую, сейчас надо остаться в команде, во что бы то ни стало.
   - Молчите? Нечего сказать?
   Пожала плечами, постаравшись оголить одно плечо словно невзначай. Откинула волосы легким движением в сторону, закусила нижнюю губу. Томно вздохнула и произнесла:
   - Капитан, вы не можете отстранить меня от полета, это нарушение контракта с Компанией.
   - Вы нарушили Устав, а это основание для отстранения...
   Не дав ему договорить, перебила его, улыбнувшись:
   - И какой именно пункт я нарушила?
   Капитан нахмурился, что выдало его замешательство. Ну и наглая особа, эта Красина. Да, я такая!
   - Распитие алкогольных напитков...
   - Не на борту звездолета, смею заметить.
   Он даже бровью не повел.
   - Появление перед капитаном в неуставном виде...
   - Не на борту звездолета.
   Повторила я, четко помня этот пункт Устава.
   - Несанкционированное проникновение в каюту капитана.
   Я подняла бровь, тем самым выражая "не на борту звездолета".
   - Домогательство члена экипажа без санкции капитана.
   - Хм, мне показалось, или это меня лапали не так давно на этой самой постели, - указала я пальцем в сторону смятых простыней, - кроме того, это я была обнажена до неглиже, а вы в мундире, и кто кого домогался?
   Зря я, наверное, это сказала, так как в его глазах полыхнул такой огонь, что я даже немного испугалась, а на его шее вздулась вена.
   - Я не лапал...,- прочистил он горло, едва сдерживая свой гнев, - я пытался вас отстранить, вы же просто кинулись на меня, как нимфоманка какая-то. Да еще всю ночь за мною по номеру гонялась!
   Кто гонялась, я?! Хотя, учитывая то, сколько мы выпили с Акимом, и чем при этом закусывали, тут пробежкой могло не обойтись.
   - По номеру? Я? Не было такого! - уверенно заявила я и, отодвинув капитана в сторону, прошла к кровати. Села, закинув ногу на ногу, и откинувшись назад, уперлась руками в простыни.
   - Как не было?! Красина, вы забываетесь!
   - На провалы в памяти не жалуюсь, а где, кстати, моя одежда? - мило улыбнувшись, окинула прямого как жердь капитана жадным взглядом.
   - А вы заявились уже без одежды. К тому же утверждали, что эту ночь должны провести в моей спальне.
   Почесала переносицу, смутившись. Ну да, конечно, это же было условием пари, будь оно не ладно.
   - А пятое нарушение какое? - решила таки я поинтересоваться, чтобы скрыть свое смущение.
   Поднялась, поправляя волосы. Интересно, что еще я вытворила этой ночью? Капитан как-то странно посмотрел на меня, окидывая взглядом с ног до головы, затем кивнул и ответил:
   - Присвоение чужого имущества без согласия его законного владельца.
   - Что? Я ничего у вас не крала! - возмущение придало мне смелости, и видимо сообразительности. Взгляд капитана был обличающим и укоряющим. Халат?! Это он его имеет в виду?
   - Да пожалуйста, забирайте, нужен он мне. Как пришла, так и уйду, - гордо бросила я в ответ и фразу, и халатик, снова оставшись в кружевных трусиках и лифчике.
   В этот момент раздался зуммер от двери. Кого шезрой принесло?! Быстро юркнув в сторону шкафа, спряталась за дверцей, притаившись. Капитан только хмыкнул в ответ на мое не желание светиться перед другими.
   - Кэп, у нас пропал один член экипажа. Старт через час, а саены Красиной нет в номере, никто не знает, где она может быть, - доклад произнес суперкарго, правая рука капитана звездолета.
   - Не вижу повода для паники, - спокойно ответил капитан. Легкая ирония была заметна, должно быть, лишь мне. - Если Ведущий пилот не явится на корабль за пятнадцать минут до старта, Ведущим пилотом назначаю саену Кэрри Джоунз. Вы свободны.
   Дверца шкафа отъехала в сторону, явив меня перед капитаном в его длинной рубашке-тунике, доходящей мне до середины бедер. Потрогав стойку-воротник, словно она ему жала, чуть отодвинул в сторону, Хокк холодно произнес:
   - Шестое нарушение Устава - опоздание на борт звездолета.
   - Но я еще не опоздала, - удивилась, и похолодела, увидев опасный блеск в глазах капитана и коварную улыбку на устах.
   Дверца шкафа закрылась прямо перед моим носом, да еще и на замок, о чем свидетельствовал характерный щелчок. Забарабанив по дверце, закричала, чтобы меня немедленно выпустили. А в ответ тишина. Он ушел? Ушел?! И запер меня в своем шкафу, и в своем номере?! Лира, ты попала, нет, ты встряла и по самое не балуй.
   Ну, капитан, когда я выберусь, а я буду на звездолете и вовремя, ты у меня еще запоешь. Пресмыкаться будешь и есть с моей руки, уж это я тебе обещаю. А сейчас необходимо успокоиться и постараться выбраться не только из шкафа, но и из гостиничного номера на двадцатом этаже.
   Тот звук, который сопровождал закрывание дверцы шкафа, был мне знаком. В моем номере, который я делила со вторым пилотом, той самой Каэрри Джоунз, мулаткой двадцати двух лет из Алабамы, шкафы запирались на ручной замок типа "задвижки". Дешево и сердито. Значит, если применить некоторую физическую силу, например, надавить плечом и дернуть в сторону, а можно и попытаться выбить дверь, то должно что-нибудь получиться.
   После пятой попытки я вывалилась из шкафа вместе с вещами, которые грудой свалились на пол. Выбрала себе брюки капитана, ничего, что в поясе широковато, и подвернуть пришлось раза четыре, зато не засвечусь голой филейной частью. Обувь не стала даже искать, она мне сейчас была ни к чему. Двери номера не вскрыть и это удручающий фат. Значит, выбираться придется по наружной стене через окно.
   Высоты я в принципе не боялась, поэтому оказавшись на подоконнике открытого окна, даже не вздрогнула. Передо мною, как на ладони, распростерся космопорт Ардэнума, столицы Пинии. Планета была населена не густо, так как два материка, которые составляли всю сушу Пинии, можно было облететь на скутере за четыре часа, да и то, большая часть суши представляла собой непроходимые джунгли. Огромный океан господствовал на планете, не позволяя разрастаться поселениям и городам.
   Итак, подо мною двадцать этажей, а надо мною пятнадцать. Гостиничный комплекс представлял собой многоуровневое сооружение, в которое входило пять зданий в виде цветка, с самым высоким центром и отходящими от него лучами. В одном из таких лучей и остановился экипаж звездолета "Эсмеральда" для встречи с военным сопровождением и принятия на борт ценного груза.
   Что это за груз, никто не знал. Гриф "особо секретно" мог отпугнуть любого охотника за горяченьким. Да и меня он вряд ли мог заинтересовать в настоящий момент. Босыми ногами я попыталась дотянуться до выступа возле соседнего окна, руками цепляясь за металлическую трубу, служащую специальным рукавом для коммуникационной связи.
   "Что тебе обезьяна, - усмехнулась я, дотянувшись носком правой ноги до выступа, - видел бы капитан, до чего меня довел, совесть замучила бы. Или нет? Мог ли он предположить, что я рискну вылезти наружу таким способом?"
   Вряд ли. Может дело в генетике, а может в моей бесшабашности, но страха и правда не было. Было только огромное количество адреналина в крови, который в настоящий момент пьянил не хуже виски. Аварийная лестница была моей целью номер один, к которой я двигалась с грацией кошки или обезьяны, кому что напоминает. Мне было не до сравнений. Ветер усилился, влетая в рукава рубахи кэпа и вылетая в штанины, волосы трепыхались, как белый флаг, кричащий - "Я сдаюсь, снимите меня со стены!"
   Лишь врожденное упрямство и желание утереть нос кэпу, причем настолько сильное, что ударяло в голову, заставляло двигаться вперед...к лестнице. Допотопное средство аварийного спасения оказало мне неплохую службу, когда я спустилась на задний двор за гостиничным зданием. Ноги подкашивались, голова немного кружилась, или это мир кружился вокруг моей головы?
   Кое-как собравшись с духом и силами, босоногая прошла в фойе и, не глядя на стойку администратора, промаршировала к лифтам. Оказавшись в своем номере, бросилась к часам. До назначенного времени, при опоздании к которому я была бы автоматически не только отстранена от полета, но и лишилась бы своего места в экипаже, было десять минут.
   Собрав всю свою волю в кулак, мигом переоделась в форму с нашивками звездолета, обулась, упаковала необходимый набор вещей, подхватила планшетник, и ринулась на выход. Все сборы заняли три минуты тридцать секунд, еще тридцать секунд ушло на спуск на первый этаж, затем полминуты занять флайер и задать путь до космопорта, который съел еще четыре минуты. Полторы минуты ушло на ураганный марш-бросок по космопорту, прохождение блок-подтверждения и ...вещи я закинула в первую попавшийся хозблок, вбила личный код доступа и пулей понеслась в рубку.
   При входе в рубку я буквально налетела на входящего передо мною капитана, впечатавшись всем своим бюстом к его твердой спине. Быстро отстранившись, я пробормотала слова извинения, и юркнула на свое место у панели управления полетами, при этом спиной явственно ощущала прожигающий взгляд капитана.
   Саен Снаут прочистил горло и стальным голосом велел отчитаться всем службам о готовности к старту. Когда перекличка завершилась, мне был дан приказ "отчаливаем". Вот теперь я точно поняла, что капитан не в себе. Никогда за полгода моего нахождения в рубке "Эсмеральды" кэп не выражался таким образом. "Стартуем", - это был его стандартный приказ. А шутить во время старта он вообще не позволял. Поворачиваться, чтобы посмотреть на выражение его лица, я не рискнула. Выполнив все необходимые манипуляции, почувствовала, как постепенно усиливается давление, тело почти слилось с креслом. Однако это длилось недолго. Вскоре звездолет был уже на орбите, где его взяли в плотные тиски крейсеры военных рейнджеров, на одном из которых находился Аким.
   - Приветствую всех рейнджеров, - произнес капитан спокойным голосом, - "Эсмеральда" готова к гиперпрыжку.
   - Готовность первой категории, - поступил ответ от главнокомандующего эскадрой военных крейсеров, саена Игоря Торчинского.
   - Службе гипердвигателя - начать обратный отсчет.
   - Пять, четыре, три, два...ноль.
   Мириады звезд, выстраивающиеся в световые лучи в схронотуннеле, или как его еще называли в просторечье "гипертуннеле", как всегда завораживали и вызывали кратковременный сбой в работе сердца. Моргнула, вдох-выдох...Хлопок, и звездолет со своим грозным сопровождением выскочил в несколько световых лет от Истрана, к которому следовало лететь больше суток, без скачков и как можно осторожнее. Капитан посчитал, что основная работа выполнена, и велел мне и суперкарго прибыть в кают-компанию, пилотирование взять на себя второму пилоту. Остальным разойтись по каютам.
   - Сбор через два часа в рубке, - бросил он экипажу перед выходом.
   На меня он даже не взглянул, должно быть и не сомневался, что последую тут же за ним. Саен Тим Ричмонд, суперкарго, двинулся следом, но затем, идя по коридору, чуть отстал и поравнялся со мною.
   - Где тебя носило? - прошептал он в мою сторону, стараясь, чтобы шедший впереди капитан не расслышал. - Кэп был зол, как бизон.
   - А хоть бы лопнул, - фыркнула я, зажав рот рукой.
   Капитан чуть сбился с шага. Саен Ричмонд шлепнул меня ниже талии рукой и прошипел:
   - Вылететь хочешь? Я тебя с трудом отмазал, должна будешь.
   Сглотнула, нервно покосилась на суперкарго, думая, что эта фраза мне не нравится. Все женщины экипажа, которые оказывались ему должными, в итоге расплачивались в постели. Интересно, а такое домогательство санкционировано кэпом? Надо будет уточнить. Промолчала, не желая вступать в спор, тем более что мы уже пришли. Капитан продержал саена Ричмонда ровно пять минут.
   - Тим, свяжись с рейнджерами, скорректируй с ними время прибытия и место транспортировки груза. Можешь идти.
   Я тоже двинулась к выходу, желая как можно быстрее смыться с глаз капитана, да и саен Ричмонд почти вытолкал меня к дверям, как вдруг капитан холодным голосом произнес:
   - Саена Красина, вас я еще не отпускал. Идите, саен Ричмонд, у вас много работы. Не задерживаю.
   Выпрямив спину, нацепив маску уверенности и полного спокойствия, я повернулась к капитану лицом. Суперкарго бесшумно исчез за дверью, которая тут же с тихим шипением закрылась за моей спиной.
  

Глава 2.

  
   Я стояла перед кэпом совершенно спокойная, ни один мускул на лице не дрогнул. Молчала, как и положено по Уставу, пока не заговорит капитан. Он же стоял напротив, изучая меня пристальным взглядом, причем так, словно видел впервые в жизни. Большой палец правой руки заправил за ремень, второй рукой потирал подбородок.
   - Лира, зачем вы ворвались в мой номер в гостинице? - вдруг спросил он, хмурясь.
   - Ошиблась дверью, - ответила я первое, что пришло в голову.
   И пожалела. Щека кэпа дернулась, словно от удара, взгляд налился свинцом.
   - И к кому же вы, интересно, шли в таком виде?
   - Не могу ответить, саен капитан.
   Вытянулась по стойке смирно, подбородок выше обычного уровня, губы плотно сжаты. Идеальная выправка.
   - Лира! Вольно уже.
   Я немного расслабилась, но не позволила себя провести. В любую минуту кэп мог заявить об очередном нарушении Устава звездолета.
   - Сколько вам лет? - вдруг спросил меня кэп, пройдясь передо мною, заложив руки за спину. - Припоминаю, двадцать четыре, так в вашем личном файле указано. Так, родились вы на Земле, в семье военного инженера...хм, саена Дмитрия Красина, погибшего при испытании какого-то своего изобретения, верно?
   Я помалкивала и следила за его передвижениями, не подавая каких-либо признаков невнимания.
   - Единственный ребенок в семье. Ваша мама медик, верно? Работает в городской больнице хирургом. В школе вы отличались неусидчивостью и невнимательностью, за что и были по окончании переведены на психологические курсы "повышения уровня ответственности и пунктуальности". Странно, я раньше вообще о таком не слышал. Ну, ладно. Так, дальше... в двадцать дин вы окончили с успехом Академию гражданского космического пилотирования. Были направлены на стажировку вторым пилотом на гражданский корабль "Серебрянный", совершающий турполеты по системе Союза. Практика завершилась. На борт "Эсмеральды" вас взяли по рекомендации из Управляющей Компании Гражданским космическим флотом, как ответственного, исполнительного и совершенно вменяемого Ведущего пилота, так было написано в вашей характеристике, - мужчина подошел почти вплотную ко мне и, глядя прямо мне в глаза, улыбнулся.
   Я едва не рухнула к его ногам. Кое-как сдержавшись, сцепив силу воли и зубы, позволила себе только пару раз моргнуть.
   - И знаете, что не дает мне покоя? - произнес он, перестав улыбаться. - Какого шезра Ведущий пилот моего звездолета вваливается ко мне практически, в чем мать родила, при этом выглядит так, словно в мусорке успел поваляться, и требует ...можно, да, я дословно повторю: "предоставить политическое убежище до утра и чтобы не сметь приставать к этому восхитительному телу".
   Честно, держалась из последних сил. Нет, я не хотела ни оправдываться, ни возражать или, упаси Боже, спорить, мне жутко захотелось смеяться. Ибо чувство юмора родилось вперед меня. Я так и представила себя: пьяную в стельку, перемазанную какой-то дрянью, в одном бикини, и требующую не трогать "моего восхитительного тела". Как там кэп не блеванул, не знаю.
   Уголки моего рта дрожали, ресницы на веках подрагивали, но я держалась. Кэп фыркнул и отошел.
   - С кем у вас было пари? - резко спросил он, и тут же повернулся ко мне.
   Я вздрогнула, выдав себя с головой.
   - Так я и знал, - резюмировал саен Снаут, недовольно поджимая губы. - Назовите имя, саена Красина. Или вы будете отрицать сей факт?
   - Никак нет, саен капитан. Назвать имя не могу, саен капитан.
   Хокк ругнулся и встал снова почти вплотную ко мне. Его глаза пробежались по моему лицу, но ниже подбородка не опустились.
   - Может стоит рассмотреть ваше поведение несколько с другой стороны? - его голос стал вкрадчивым, оттого более опасным.
   Я скосила взгляд на его глаза. Такие пристальные и ...красивые... и я поплыла. Что это со мною? Неужели он обладает эмпатическими способностями, о которых я слышала от Акима? Я сглотнула и начала падать вниз, а в голове билась одна мысль "кто ты, капитан?". Очнулась я на кушетке в той же кают-компании, а рядом на корточках сидел кэп и гладил мое лицо пальцами. Едва заметил, что пришла в себя, отдернул руку, и поднялся. Я попыталась сесть, потрясла головой и выдала:
   - Это был запрещенный прием, саен капитан.
   Он вздернул бровь и вкрадчиво ответил, присев рядом на кушетку:
   - Лира, о чем вы говорите? Вы упали в обморок.
   - Вряд ли. Я никогда не теряю сознания. Это вы что-то сделали...
   - Вам показалось, саена Красина, - был мне совершенно равнодушный ответ. - Можете идти отдыхать. Через час быть в рубке.
   Я поднялась, отдернула одежду и бросила возмущенный взгляд на кэпа.
   - Хотела бы я знать, где учат эмпатии?
   Кэп в ответ только улыбнулся и заверил меня, что я ошибаюсь.
   - Интересно, а вы откуда таких словечек нахватались? - откинувшись на спинку кушетки, капитан сложил руки на животе.
   Его расслабленная поза меня не провела. Он был предельно собран и готов к броску. Как тигр на охоте.
   - Слышала, не помню где, - пожала плечами. - Могу быть свободной?
   - Пока, да. Но разговор не закончен.
   И я вышла, чувствуя тяжелый взгляд в спину. Пора бы привести себя в порядок, переодеться в каюте и ...отправиться на поиски ответов на свои вопросы. А где это лучше всего сделать? Верно, в святая святых нашего программиста, Мизаила Верника. В его особой каюте, напичканной всякой техникой, аппаратурой, компьютерами и ...самое главное, доступом в Сеть.
   За огромную коробку шоколада, которую я успела прихватить с Пинии, он допустит меня к главному компьютеру звездолета. Мне срочно надо было переговорить с Акимом, связаться с которым можно было по закрытому каналу личной борт-связи.
   Но для реализации сего намерения необходимо было найти тот хозблок, в который я сгрузила свои вещи. После десяти минут поиска довольная ввалилась в свою каюту, которую так же делила со вторым пилотом, как и номер в гостинице. Никого не обнаружив, уселась на койку, и стала вынимать вещи. Так, а кто упер мой шоколад? Шезра, а ведь его-то и забыла положить в той спешке, в которой удирала из гостиницы. Взвыв от досады, покусала губы и решила идти наобум. Расстегнула молнию так, чтобы впадинка на груди выглядела чуть соблазнительнее, а губы накрасила помадой с ферромонами.
   Мизаил был у себя. Не в духе. Это было плохо.
   - Привет, - радостно поприветствовав программиста, получила в ответ нечто среднее между "чего надо" и "отвали", нагло присела на подлокотник его кресла. Провела рукой по его всклокоченной шевелюре и тихо спросила, наклонившись ближе к его лицу своим бюстом.
   - Милый, а что с настроением? Обидел кто? Ты скажи, тому мало не покажется.
   Должна заметить, что наши с программистом отношения не заладились сразу, как я оказалась на борту звездолета. О том, что он недолюбливает именно мой тип женщин, узнала от соседки по каюте, ибо вот на нее-то он сразу запал. Да только девушка была уже занята, что вызывало у него периодические депрессии и срывы. Чаще всего на мне. Вообще на звездолете женщин было пять штук: я, второй пилот, два медика и специалист по гиперпрыжкам, то есть помощник гип-инженера.
   Парень меж тем как-то нервно сглотнул и покосился мне в вырез.
   - Чего тебе? - спросил он уже несколько иначе. - Случилось чего?
   Ого, а что это с ним? Голос-то охрипший какой-то.
   - Мизя, вот скажи мне, почему ты всегда так холоден со мною? - спросила я и не удержалась, шлепнувшись с подлокотника прямо ему на колени.
   Парень автоматически обнял меня, чтобы я еще и на пол не свалилась, и вдруг прижал к себе с мужской силой. Ух-ты! Попыталась вырваться, не тут-то было. Хмурый брюнет с синими глазами, которые в настоящий момент шалили в вырезе на моей груди, наклонился и вдруг с силой прижался к моим губам. Шезра, меня же предупреждал продавец, что бы была аккуратнее с этой помадой.
   Поцелуй получился знатным. Башню снесло не только у парня. И вот в тот момент, когда мы оба получали просто неземное удовольствие от поцелуя, за нами раздался чей-то кашель. Холодный, отрезвляющий голос капитана, взирающего на нарушителей порядка, с экрана переговорного терминала произнес:
   - Саена Красина, неуставные отношения наказуемы, или вы забыли? Покиньте каюту программиста. Через пять минут явиться в кают-компанию...с объяснениями!
   Изображение пропало. Я попыталась тут же соскочить с колен несостоявшегося ухажера, но в итоге оба оказались на полу.
   - Лира, ты совсем сдурела? - услышала от возмущенного Мизаила. - Ты что вытворяешь, а?
   Поднялась, отряхиваясь, и прыснула со смеха. Такой человеческой реакции от него перестала ждать уже давно.
   - Мизя, ну, наконец-то, удалось тебя немного встряхнуть. А то, как неживой, как робот, честное слово. Работаешь и ничего более. Слушай, а давай дружить, а? - протянула я ему свою маленькую ручку.
   Тот как-то опасливо посмотрел на нее, словно я прятала за рукавом комбинезона лазерный излучатель.
   - Не-а, себе дороже, - буркнул парень в ответ, но глаза его уже смеялись.
   - Так ты не продешевишь, моя дружба дорогого стоит, - улыбалась я, не желая сдаваться. - Нет, ну правда, подумай, может Каэрри наконец заметит, что ты интересный мужчина, если я буду рядом ошиваться. Знаешь, дело же в духе женского соперничества и любопытства. Мол, и что нашла в этом программисте Лира? А не проверить ли самой? А там дело за малым останется. Хочешь, я тебе помадку одолжу суперскую, ой...ты же вроде не того...
   Парень вдруг рассмеялся, и пожал мою руку.
   - Ну, ты ...Лира ...хочешь мира?
   - Очень. Слушай, а можно мне от тебя кое с кем связаться? - наглость моя вторая натура.
   Программист рассмеялся еще больше, хлопнул меня по плечу, сметая к креслу.
   - Иди, садись, чудо в перьях. Дружба - это круто. Да, Лира?
   Когда он смог отдышаться и понять, с кем же я намерена пообщаться, то прежде чем подключить меня к Акиму, сочно выразился на предмет моей дурости и наглости.
   Кстати, думать о предстоящем наказании, которое мог устроить мне капитан, совершенно отказывалась, ибо моя фантазия могла завести в неприличные дали. Почему-то капитан и наказание стали у меня ассоциироваться либо с запертым шкафом, либо ...с постелью. Последнее было бы предпочтительнее. Одно останавливало больную фантазию, это отсутствие опыта. Ага, а что поделаешь, ибо "раскупорку" я позорно пропустила, обучаясь в Академии. Да к тому же, когда мне был назначен мой потенциальный партнер, хм, или партнер с потенцией, то я его просто усыпила в постели, накачав убойной дозой снотворного. Где раздобыла? Так мама же медик.
   Когда парень отоспался, пела ему дифирамбы, заливалась соловьем, какой он суперский любовник. Мою же состоятельность, как женщины, проверил один мамин знакомый гинеколог, который чем-то сильно был обязан моей родительнице. Между прочим, моя мамочка была ярая противница той системы, которая была введена Союзом в отношении всех представительниц слабого пола, которая обязывала каждую пройти позорный для нее и столь нежелательный для меня процесс "раскупорки" по приказу свыше. Я вообще не желала рассматривать сие событие, как нечто, что должно выполняться по приказу.
   Ох, кажется, я опять задумалась, так как уже какое-то время на меня с насмешкой взирал с галлоэкрана Аким.
   - Привет, куколка.
   -Привет, бугай.
   Обменялись приветствиями, и я попросила Мизаила прогуляться на две минуты. Тот покачал головой и надел на голову наушники, врубив какую-то жуткую музыку.
   - Я выиграла, когда отдашь должок? - спросила я без расшаркиваний.
   Аким пожевал губы, вздохнул и ответил:
   - Высадка на Истран через десять часов. Я найду тебя. Кстати, как кэп?
   - Могло быть хуже, - и, наклонившись ближе к экрану, тихо спросила. - Слушай, а что за груз мы везем? Наш корабль же не транспортник...это какой-то пассажир?
   - Тебе лучше не знать, целее будешь, - зря он это сказал.
   Для меня секреты, что красное белье для торнагарца. Раздражает.
   - Я не могу долго маячить в сети, куколка, поэтому давай быстрее. Что еще хотела спросить?
   - Есть, конечно, вопросы, но не по сети. Готовлю список.
   Заметив его заинтересованный взгляд на моей груди, довольно хмыкнула. Застегиваться принципиально не стала, а пусть облизывается. Может немного сменит мнение обо мне, а то он думает до сих пор, что я какая-то пигалица без женского начала.
   - Жду не дождусь, - осклабился рейнджер в ответ на мою ухмылку. - Все отбой. Я найду тебя. Не скучай.
   И отключился. Я быстро попрощалась с Мизаилом, который с радостью выпроводил меня из своей каюты, и отправилась в кают-компанию на ковер к капитану.
   Идя по коридору, никого не встретила. Видать, все строго выполняли приказ кэпа об отдыхе. И чего мне одной не спится? Растрепав рукой челку, пощипала щеки, заставляя кровь прилить к лицу, потянулась к молнии на груди, да потом оставила. Обещания надо выполнять, даже если они были даны самой себе. Я же решила свести с ума капитана, значит надо действовать решительнее. Хм, может еще и помадкой воспользоваться? Однако подойдя к двери кают-компании почувствовала, что это оружие преждевременно.
   Вошла. Сделав пару шагов, остановилась.
   - Саен капитан, Ведущий пилот Красина по вашему приказанию прибыла, - громко отчеканила я, смотря прямо перед собой.
   А в ответ ни звука. Повела глазами по сторонам, ожидая подвоха. Никого. И куда делся наш капитан? Потерла шею, зевнув. Спать что-то захотелось...не выспалась должно быть в шкафу. Вздохнула и еще разок произнесла:
   - Саен капитан, вы здесь?
   Расслабилась, обошла каюту. Глаза привычно разглядывали кожаный диван, два кресла, стол, барную стойку, переговорный терминал... и ни души. Зачем, спрашивается, надо было меня вызывать? Мигающий зуммер на терминале привлек внимание. О, а что это еще там такое? Оглянулась воровато и быстро переместилась к нему. Эх, доведет меня мое любопытство до беды. Стоило мне прочесть информацию, которая должно быть из-за сбоя работы терминала оказалась не стерта, хотя команда на удаление дана была, появилось стойкое ощущение, что на "Эсмеральде" не все чисто.
   Да и капитан корабля та еще "темная лошадка". Кто же он такой на самом деле? Выправка едва ли не военная, обладает аналитическими и эмпатическими способностями, коими может обладать офицер ВнешРазведУправления. Опять же с грузом что-то странное. Вот скажите на милость, это какой же груз можно перевозить на гражданском звездолете, не оборудованном в качестве транспортника, и сопровождаемом несколькими легкими крейсерами рейнджеров.
   Думай, девочка. Может ты в настоящий момент жизнью рискуешь, сама того не зная. Секретный груз на гражданском звездолете, военное сопровождение, капитан с "темным" прошлым, сообщение, переданное с неизвестного космического корабля под кодировкой "ракбат". Откуда мне известно о пиратской кодировке под названием "ракбат"? Нет, не подумайте, что в глаза когда-нибудь видела настоящего пирата, любителя мнимой свободы. Еще в Академии был спецкурс по кодировкам сетевых сообщений, упоминалось и о неизвестных кодах, используемых космическими пиратами, имеющими обобщающее название "ракбат". Логично предположить, что если ни один из известных кодов не выглядит так, как тот, что формировал сообщение на терминале в кают-компании, значит, это может быть код "ракбат". Остался вопрос, кто был в кают-компании до моего прихода: капитан или еще кто-то?
   Не знаю, что руководило мною, когда я повторила команду по удалению информации на терминале. Только мысль о том, что получателем мог быть капитан, который рисковал своей жизнью, заставила мои пальцы нажать нужные сенсорные клавиши.
   Едва успела отойти к барной стойке, как двери с шипением отъехали в сторону, и в кают-компанию вошел саен Снаут.
   - Удивительно, как вы пунктуальны, саена, - выдал он с ходу, бросив в мою сторону настороженный взгляд.
   Я подтянулась, щелкнула каблуками друг о дружку, и громко произнесла:
   - Ведущий пилот, саена Красина прибыла по вашему приказанию, саен капитан.
   Хокк поморщился, махнул рукой, мол "вольно", и подошел к терминалу. Бросив на экран мимолетный взгляд, который я вполне могла бы и не заметить, если б не знала, что он отражал несколько минут назад, прошел к иллюминатору во всю стену. Заложив руки за спину, повернулся ко мне спиной. Разглядывая приближающийся Истран, к которому мы шли на тормозящих маршевых, равнодушно спросил:
   - Лира, вы на всех мужчин бросаетесь или у вас действует некая избирательность?
   Я позволила себе расслабиться и довольно ухмыльнуться. Ага, зацепило. Только отчего в голосе мужчины столько презрения и брезгливости, неужели я ошиблась. Вдруг я совершенно его не интересую? Закусив нижнюю губу, ответила небрежно:
   - Моя личная жизнь не ваша забота, капитан.
   Брызгать презрением и я умею. Глубоко засела обида моего женского самолюбия, что долго на меня внимания не обращали, а как только потискать позволила, да поцелуем одарила, так сразу какие-то претензии к моему непостоянству. Я же не его подружка, так что нечего тут говорить о моей избирательности.
   - Вы снова нарушаете Устав, саена Красина. Должен вам заметить, что все личные отношения на борту "Эсмеральды" должны быть санкционированы капитаном, то есть мною.
   Я ощерилась.
   - Тогда я даю заявку на саена Верника! И требую санкции!
   На-ка, выкуси! Только вот на кой он мне сдался, этот Верник?! Ну не буду же я сейчас объяснять этому тупоголовому представителю хомосапиенса с доминирующими игрек хромосомами, что это был только способ привлечь внимание его самого. Капитан молча посмотрел на меня, чуть хмуря брови.
   Пауза значительно затянулась, перемежаясь нашими обоюдоострыми взглядами. Саен Снаут готов был испепелить вредную Красину на месте, а меня так и подмывало показать ему язык и рассмеяться. Но нельзя так быстро сдавать позиции стервы. То, что кэп даст свое добро, совсем не беспокоило, так как для закрепления союза на крейсерах необходимо было согласие обеих сторон. Верник же согласие не даст, а вот нервы потрепать саену Снауту вполне можно.
   - Саен капитан, что же вы так долго молчите, вы же видели - наши чувства с Мизаилом взаимны? - медовым голосом спросила я, словно невзначай проведя рукой по волосам, шее... и коснулась выреза на груди. Затем подошла к нему медленной походкой соблазнительницы и еще более интимным голосом добавила:
   - Послушайте, как от волнения бьется мое страстное сердце, саен капитан.
   Моя наглость вдруг стала зашкаливать, так как я увидела в его глазах промелькнувший интерес. Как бы случайно, или не поддаваясь контролю со стороны мужчины, его взгляд соскользнул мне в вырез, затем зрачки соблазняемого расширились, а губы сжались еще крепче. Явная борьба самим с собой промелькнула как-то внезапно, но так же быстро и погасла. Его лицо вновь приобрело холодную маску, а взгляд мог заморозить. Капитан отошел от меня к двери.
   - Саена Красина, вынужден отложить решение до прибытия на Истран. Кроме того, я должен выяснить намерения саена Верника на этот счет. Пока вы можете быть свободны. Все, что мне было нужно, я уже узнал. Идите.
   Двери разъехались, что ж пора и честь знать. Капитан более не настроен на общение. А мы не гордые, или наоборот, слишком гордые, дважды пинать нас не надо. И вот направляясь по коридору в свою каюту, думала, что меня только что обыграли. Интересно, и что же он намеревался узнать и что вообще он узнал? Мол, "что было нужно, я уже узнал"? Туплю, факт. А вот его все-таки что-то зацепило в моем поведении, еще бы понять что?
   По пути мне встретился наш суперкарго, спешным шагом направлявшийся в сторону кают-компании. А, вот на ком сейчас отыграется кэп за испорченное настроение. Я заулыбалась, чем вызвала странную реакцию саена Ричмонда. Тот вдруг притормозил, буквально налетев на меня, чем тут же и воспользовался, обхватив своими ручищами девичью талию, а глазами так и шарил в расстегнутом вырезе комбинезона. Пришлось высвободиться, демонстративно застегнуть молнию и прошипеть:
   - Капитану пожалуюсь!
   Саен Ричмонд вздрогнул, удивленно вскинул брови и ляпнул сгоряча, явно не подумав как следует о последствиях:
   - Лира, ты же должна чувствовать...ведь женщина же, если к тебе мужчина не равнодушен, а я уже давно на тебя смотреть без содрогания не могу. Я заявлю тебя на союз, сегодня же, - моя бровь приподнялась,- сейчас же, - вторая бровь догнала первую.
   Я рассмеялась от души. Затем хлопнула вредного суперкарго по плечу и сказала с бравадой:
   - А давайте, идите и дерзайте, саен Ричмонд, и спасибо за идею.
   Тот на радостях даже не спросил о чем это я, а мне было о чем подумать. Значит так, план действий таков, отправить к кэпу как можно больше мужиков с корабля с этой шезровой заявкой на меня, только с Верником больше не флиртую. То-то будет шефу головной болью или зубной, что делать с таким количеством моих поклонников. Что-что?? А самому взять и вступить в союз с бунтаркой и соблазнительницей. Ха-ха!!! План хорош, пора приступать к выполнению.
   У меня меньше десяти часов. Значит десять мужиков, а первый уже есть, это самовыдвиженец суперкарго, флаг ему в зубы. Так, а где сейчас обретается мужская часть экипажа? Правильно, либо дрыхнут, что вряд ли, либо в столовой. Вот там и будем ловить рыбку, а прежде надо бы навести марафет и вообще прикорм подготовить.
   Все, что последовало после, было сущим кошмаром и в то же время лучшим временем в моей жизни. Глупо было, наверное, с моей стороны входить в заполненное мужчинами помещение, будучи облитой с ног до головы духами с феромонами. Мда, погорячилась, точно. Мужики словно с цепи сорвались, еле ноги унесла до своей каюты. Но прежде, чем мне удалось вырваться из столовой, была облапана, обнюхана, почти облизана всеми, кто находился в "звериной клетке". Только одно спасло меня, это вставленное предложение о том, что прежде чем я выберу себе самца, следует испросить разрешение капитана. То есть, за ним и решение...
   Отсиживаясь в своей каюте, искусала губы и руки от волнения. Капитан, конечно, поймет, что без моего участия в этом безобразии не обошлось. Как поступит? Придушит, посадит в аварийную капсулу и швырнет на Истран отдельным рейсом, или даст добро любому из экипажа? Хотя последнее вряд ли. Устав четко гласит, что должна быть "обоюдная заявка на союз". Спасибо, что Верника не было в столовой. А вот остальным обеспечен тот еще отходняк. Думаю, все истранские бордели нынче вздрогнут от их неудовлетворенной страсти.
   Смех смехом, но надо собраться, сходить в душ, не ровен час на ковер вызовут. Когда нанесла последние штрихи в макияже, расчесала высушенные волосы и осмотрела себя в зеркало на предмет отсутствия ненужных складочек на комбинезоне, раздался зуммер вызова на панели переговорного терминала. В каютах был только внутренний, и вызов шел от ...ну, вот, доигралась. Капитан вызывал в собственную каюту. Приватный, значит, разговор ожидается. Так, последний взгляд в зеркало. Все в порядке - маленькое сердечком личико, большие серые глаза с длинными черными ресницами, алые пухлые губки, девочка-ангелочек, если бы не бесенята во взгляде. Волосы цвета "натурального блонди" чуть ниже плеч, и аккуратная со всеми необходимыми округлостями и впадинами фигурка-рюмочка.
   Черный комбинезон, обтягивающий меня как вторая кожа, несказанно шел мне. Улыбнулась, приободряя свое отражение, и нанесла последний слой блеска на губы. Все. Пошла сдаваться.

Глава 3.

  
   Коридоры были пусты. Это плюс. Однако это могло означать, что капитан ввел режим ограниченного передвижения по звездолету. Видимо, он в бешенстве. Это минус. Но ведь я этого и добивалась. Или нет? Остановилась возле двери каюты капитана. Дунула на челку, постаралась придать лицу ангельское выражение, и вступила в открывшийся проем. Первое, что мне бросилось в глаза, было изображение водопада на галовизоре в центре каюты, достаточно большой и просторной. Пол был застелен циновкой, квадратные пуфы заменяли диваны и кресла. В центре помещения стоял круглый столик из стекла и всё. Абсолютно никакой мебели.
   Я так и замерла от неожиданности. Такой жесткий аскетизм был мне не понятен и чужд. Вся каюта была выдержана в цвете серого металлика, немного разбавленного черным. Надо было мне раньше увидеть место, где живет капитан, тогда может я бы поняла, что предпринятые действия вызовут у него, скорее раздражение и отторжение, а не закономерный интерес охотника. Как же так получилось, что видный, интересный мужчина закупорился в этаком коконе холода и самоотрицания. Стоп. Может это все игра? Для меня, например. Что бы, значит, прочувствовала и устыдилась?
   Капитан появился из смежной комнаты, в том же мундире и с тем же постным выражением лица. Робот, не иначе. Показал мне жестом на один из низких пуфов, и включил галовизер. Просмотр сцены в столовой, а затем и бешеной гонки по коридору к каюте кэпа большей части экипажа, само собой мужской, проходил в полной тишине. Только когда экран погас, капитан, до этого не маячивший передо мною, встал за моей спиной и произнес возле самого уха таким голосом, что мурашки побежали по позвоночнику, страшно стало, честно:
   - Лира, я вас предупреждал. Диверсия на борту корабля самое страшное нарушение, поэтому я вынужден посадить вас под арест до прибытия в место назначения. Сдайте пропуск. Сопротивление не допускается. Вопрос вашего дальнейшего пребывания на борту звездолета будет решен мною после выполнения задания.
   Я медленно поднялась, повернулась к нему, и, с широко раскрытыми глазами, молча протянула свой жетон. Слов возражений не было, да и желания что-либо говорить тоже. Финита ля комедия, допрыгалась, доигралась. Я грустно улыбнулась ему, щелкнула каблуками и заложила руки за спину.
   - Готова следовать в место содержания арестованных, капитан Снаут.
   Тот в свою очередь слегка дернул мускулом на щеке, отвернулся и прошел к двери той самой комнаты, из которой он вышел давеча.
   - Прошу, вот ваш карцер, саена Красина... К сожалению, поместить вас в резервный не имею возможности, так как он уже занят.
   Я чуть вздернула бровь, потом сообразила, что особо ретивых ухажеров пришлось видать запереть на время для успокоения, и кивнула.
   - Могу задать вопрос, капитан? - спросила я тихо.
   Тот явно хотел ответить отказом, но мой взгляд покорной девочки сделал свое дело.
   - Задавайте, - быстро ответил он.
   - Мои вещи... Я бы хотела, чтобы мои вещи были при мне, саен капитан.
   - Я подумаю.
   Что ж, это все-таки не отказ. Я вздохнула и проследовала в комнату. За моей спиной дверь закрылась, и явно прозвучал сигнал введенного кода на дверной панели. Все, меня заперли в каюте капитана. Оглядев ЕГО спальню, растянулась в довольной улыбке. Что ж, в этот раз спать в шкафу мне не придется. Вся кровать капитана в моем распоряжении. Дурная улыбка не сходила с моего лица еще долгое время, ибо я размышляла. А когда я занимаюсь размышлениями, обычно ничего путного из этого не выходит, или выходит, но опять же чревато тяжелыми последствиями для объектов моих мыслей.
   Вскоре мое уединение было прервано. Капитан принес мои вещи, поставил их на пороге и даже не глянул на меня. Я же не шелохнулась, сидя на кровати. Однако, едва двери закрылись за ним, как я сорвалась с места и стала вытряхивать все, что было в крэс-чемодане. Преимущество такого чемодана было в том, что он обладал огромной вместительностью, благодаря вакуумной системе хранения.
   Самое печальное, что я поняла после осмотра вещей, была пропажа всех духов, помад и дезодорантов. Капитан просек мою уловку с феромонами и решил себя обезопасить? Вот вредина! Однако в моем распоряжении осталось и мое нижнее гипюровое белье, его он в принципе не увидел бы, так как оно все было спрессовано в черном пластиковом пакетике. Так, шелковые халатики, чулочки, ароматические палочки тоже исчезли...Шезра!!!
   Глубоко вздохнула и решила переодеться. Я же арестована, верно? Значит, отстранена от выполнения обязанностей, а, значит, могу снять служебный комбинезон. Быстро разделась, и переоделась в кружевной комплект нижнего белья черно-фиолетового цвета. Полюбовалась на свое отражение в зеркальной поверхности встроенных шкафов и забралась в постель. Укрываться не стала, а приняла соблазнительную позу, лицом к двери. Я так рассудила, что кэп все равно посетит меня до прибытия на орбиту Истрана. Надо же мне сообщить о моей же дальнейшей судьбе.
   Так уж и быть, встречу моего мучителя радушно и покорно. Мне же не трудно, а ему приятно будет. Примерно так. Морщилась и кривилась, естественно, от той роли, что приходилось исполнять, но вот уже отказаться от такого поведения не могла. Меня обидели, не поняли и не приняли, а мстить в такой ситуации стала бы любая обиженная женщина.
  
   Самое смешное, что я уснула. Когда же проснулась, то была укрыта, почти спелената в одеяло, рядом у кровати стоял переносной столик. Под накрытой салфеткой была еда. Вкусная, и остывшая. Это сколько же я проспала? Попыталась найти часы в каюте, не нашла. Потом я долго жалела, что часов не было. Сколько я просидела в одиночестве, не знаю. Но съела я все, что было из еды, а потом опять свалилась спать. Должно быть, в еде что-то было - снотворное, поскольку, когда я проснулась, ощущение было такое, что прошло уже много времени. Снова столик был полон еды...остывшей.
   Посетив смежную туалетную комнату, приняла ионный душ, почистила зубы и села на кровать. В голове гудело, во рту пересохло. Однако что-либо пить было рискованно. Капитан, сволочь, мог вполне снова меня усыпить. Да, что вообще происходит? Неужели он так расправляется со всеми женщинами, которые ему не угодили? Может поэтому никто и никогда ничего не слышал о его пассиях и не видел их?
   Схватилась за голову и простонала. Ну почему со мною вечно так? Влюбилась в какого-то ненормального...что же делать? Пить-то хочется. Взяла со стола стакан с водой. Такая кристальная, с пузырьками, и пахнет приятно. Покрутила, понюхала, затем засунула палец и слизнула капельки воды. Вроде, нормально. Отпила, смакуя. Определенно все в порядке. Выпила залпом и... отрубилась.
   Возращение в сознание было приятным. Мягкие поглаживающие касания к спине, ягодицам и обратно по спине, затем руки, затылок, шея...теплые руки словно окунали меня в океан удовольствия. Нажимались какие-то точки, от чего все мое тело плавилось и вздрагивало. Затем кто-то расчесывал мне волосы, гладил мое лицо, дарил ему легкие поцелуи и...
   Рывком поднялась. Осмотрелась. Одна. В той же каюте капитана, вернее, в его спальне. Привиделось что ли? В голове шума не было, да и боли тоже. Самочувствие было превосходным. Откинула одеяло. Это что такое на мне надето? Где мое нижнее белье?
   Я подскочила к зеркалам, матерясь страшно. Полупрозрачная сорочка до бедер, ничего не скрывающая, а скорее, наоборот, открывающая все мои интимные места и прелести. Между прочим, моя сорочка-то, из тех вещей, что исчезли из моего чемоданчика. Ну, капитан, извращенец шезров, я тебе устрою стриптиз. Откопала в своих вещах комбинезон, влезла в него, застегнувшись до подбородка. Ботинки надела и волосы в тугой хвост завязала.
   Все! Прекращаю вообще его соблазнять. На кой он мне сдался. Есть же мой лучший друг Аким. Вот его и попрошу помочь мне вкусить все прелести секса. А капитан может идти маршевыми. На нем ставлю жирную точку. То, как он тут со мною поступал, а конкретнее усыплял, зачеркивает все мои настроения и пожелания на его счет. Тряхнув шевелюрой, решительно подошла к двери. Не знаю, что именно собиралась сделать, как та вдруг открылась передо мною, словно приглашая выйти. Не стоять же на пороге. Я прошла во внешнюю часть капитанской каюты и застыла от удивления. Ранее глухая стена была полностью открыта для просмотра космического пространства перед звездолетом. Но Истрана не было. Ладно бы не было просто планеты, она могла быть вполне с другой стороны корабля. Совсем другое сбило меня с толку. На совершенно незнакомом звездном поле высилась громадина крейсера класса Джи-Эм, который числился в списках пиратских кораблей. Я вспомнила, что говорил препод по инопланетным пиратским технологиям.
   "О них почти ничего неизвестно", - вот что он говорил. Поздравляю тебя, Лира, теперь ты сможешь гордиться тем, что увидела их первая со своего потока. Огромный, но меньше дредноута, и вполне возможно, что имеет ангары для истребителей и перехватчиков. Корпус черного цвета с вкраплениями светящихся точек - иллюминаторов, непривычной формы в виде вытянутого болида. Я не поверила своим глазам, когда его цвет вдруг изменился, пошел пепельными пятнами и ...стал невидим. Совершенно. Однако пару истребителей я успела заметить, и они сейчас направлялись к нашему звездолету. Что происходит? Где капитан?
   Я ринулась к дверям. Открыто. По коридору промчалась в сторону рубки. А там звучал мужской смех, нормальный, открытый гогот мужиков. Остановилась, укрывшись за перегородкой. В разговоре участвовало несколько голосов, один я узнала сразу, и была дико удивлена, ибо говорил капитан и периодически смеялся. Он умеет смеяться?
   Второй голос был мне не знаком, как и третий в прочем тоже. Значит не из экипажа. И что еще меня здорово напрягло, так это язык, на котором велся разговор. Не знакомый. Совершенно. Нащупала на комбинезоне встроенный переводчик со всеми языками Союза, который был вживлен специально для полета на Истран. Жители планеты до сих пор отказывались говорить на межгалактическом, не смотря на то, что уже давно в Союз "Триады" вступили и приняли Хартию Союза.
   - Что собираешься делать с оставшимся на звездолете экипажем? - спросил незнакомый голос.
   "Перевод с истранского", - прозвучало комментарием из вставленного мною в ухом микро-наушника.
   Истранский?! Пираты, говорящие на истранском!!! Я попала!
   - Осталось только пятеро, - меж тем ответил кэп, уже более серьезным тоном, - они парни толковые, особенно программист, нужно только провести курс коррекции сознания. Слишком много блоков поставили спецы Союза, перестраховщики, что б их! Да, еще один рейнджер, который сейчас в карцере. О нем отдельный разговор.
   - Слушай, а куда ты спрятал Ведущего пилота, а? - ехидный незнакомый голос заставил меня вздрогнуть.
   Повисло молчание. А у меня крутилось в голове: капитан знает истранский, он вез какой-то секретный груз, пираты перехватили его или кэп сдал этот груз им? Что это за груз, который был важен и для союзных сил на Истране, и для пиратов? Или это кто-то - пассажир? Ведь наш звездолет пассажирский? Кто из этих двух?
   - Насчет пилота,- вдруг раздался голос Снаута, а может он и не Снаут вовсе, - это не тот случай, который требует вашего внимания, уважаемые коэрры.
   - Значит, это женщина, - усмехнулся третий, - ты хоть покажешь нам ее, или ...
   - Или. Все. Вам пора, прибыли истребители, они доставят вас на "Свободную звезду". Капитан Шерид-Хан доставит вас до вашего последнего пункта назначения, моя часть операции выполнена.
   - Спасибо, от всего Совета выражаю благодарность, надеюсь, что ты вскоре сможешь ступить на Этиэру с гордо поднятой головой. Я замолвлю за тебя словечко.
   - Честно, не рассчитывал на это.
   - Знаю и потому еще больше ценю твою помощь...
   Дальше слушать я не стала, так как голоса приближались. Бегом припустила в каюту капитана, где заметалась, не зная, что же мне делать. Получается, что всех, кроме пятерых и одного рейнджера, кстати, а не Аким ли это, с него станется ринуться в гуще бойни спасать меня, так вот, всех других либо выкинули за борт звездолета и хорошо бы в аварийном шатле, либо - страшно представить, что с ними сталось. И куда делись сопровождающие рейнджерские крейсеры и истребители? Разгромлены? Кем, пиратами? Какие же силы были брошены на перехват нашего звездолета? Опять же мы не знаем, какой мощью обладает крейсер, который был за иллюминатором. К тому же нельзя сбрасывать со счетов его способность становиться невидимым.
   О чем я только думаю, сейчас капитан явится. Как мне себя вести? Какие у него планы на мой счет? И, вообще, ничего я о нем, оказывается, не знаю, какой же он на самом деле. Сказать, что мне было страшно, не сказать ничего. Мне было ОЧЕНЬ СТРАШНО, ибо хуже нет, когда ты не понимаешь, что происходит, и какое ты имеешь ко всему этому отношение. Села прямо на пол возле огромного иллюминатора в позу лотоса, подперев щеку рукой. Грустно мне было от своих мыслей.
   На кой сдалась я капитану? Ведь в гостинице на Пинии оставить хотел, я ему даже не нравлюсь. Коварная память подсунула воспоминание о поцелуе в номере. Хоть я и не опытна, но почувствовала, что меня, ну, очень возжелали. Шезра! Задумавшись, снова пропустила появление объекта моих мрачных дум.
   - Лира, как спалось? - прозвучало у меня за спиной до безобразия спокойное.
   Поднялась с пола, отдернула комбинезон, и злобно уставилась на этого обманщика. Его взгляд словно сканером прошелся по моей воинственной позе, задержался на груди, затем вернулся к моим глазам. Он усмехнулся, кивнул в сторону пиратского крейсера за бортом, вышедшего из режима невидимости и набиравший скорость.
   - Ты умная девочка. Должно быть уже сделала выводы, верно? - вкрадчивым голосом он пугал меня еще больше.
   Я кивнула в ответ. Язык словно прилип к небу, по телу мурашки забегали.
   - Только вот какие и как они далеки от истины? Присядь, - кэп указал рукой на пуфы, которые вдруг стали раскладываться в нечто, похожее на диван.
   Я мотнула головой.
   - Пос-с-стою, - получилось как у змеи, с шипящим звуком.
   Кэп вздернул бровь, затем пожал плечами и крадучись двинулся в мою сторону. Я - от него, намереваясь сохранить между нами дистанцию. Его присутствие начало меня напрягать и сильно нервировать. Эмпат шезров, спецом так делает, что ли?
   Хокк остановился, нахмурившись.
   - Ты меня боишься, - резюмировал наш сообразительный.
   - А то! Что вам от меня нужно? - выпалила я и спряталась за диван.
   Капитан почесал затылок, затем отошел к иллюминатору и уставился на вид из него.
   - Лира. Поговорим? Думаю, что у тебя есть вопросы. Я бы не хотел, чтобы ты меня боялась, правда.
   Он повернулся ко мне, а глазами... нестабильный генератор, глазами готов был едва ли не съесть меня. Это что же такое? Мы ролями теперь поменяемся? Ну, уж нет!
   - Да, вопросы есть и самый главный - зачем вы меня напичкали снотворным?
   - Ты почти сорвала мне все задание, устроив взрыв тестостерона на звездолете. Но с другой стороны, мне удалось, благодаря тебе, изолировать необходимых людей под предлогом саботажа. Кстати ...боюсь разочаровать тебя, но Верник отклонил твою заявку, - и этот наглый тип, который капитан, так самодовольно улыбнулся, что появилось желание врезать ему как следует.
   Еле сдержалась, стиснув зубы, и скривила мину.
   - Жаль, - сердито бросила в ответ. - А я так надеялась на взаимность.
   - Не верится что-то. Особенно, после того как ты до этого провела ночь со мною в гостинице.
   Я вскинулась, фыркнув.
   - Ничего же не было! Это был просто спор и все.
   На что мне ответили ироничным взглядом. Неужели было? Не могла же я забыть такое? Или могла? Рассвирепев еще больше, я почти прорычала:
   - Зачем! Надо было! Меня! Усыплять!?
   Хокк пожал плечами.
   - Ты превосходная интриганка, Лира. Натравила на меня почти весь экипаж, а времени до прибытия на Истран оставалось мало. Оставлять тебе без присмотра было рискованно, не известно еще, что тебе могло взбрести в голову, если бы ты оказалась в гуще последних событий на "Эсмеральде".
   Я перебила его, желая докопаться до сути.
   - То есть мой арест и снотворное для меня, все это только затем, чтобы я не помешала пиратам захватить звездолет?
   Капитан хмыкнул, и вдруг как-то неожиданно переместился почти вплотную ко мне.
   - Я же говорил, ты умная девочка. И про пиратов уже догадалась? Или...
   Сердце упало в пятки, когда в его глазах мелькнуло понимание.
   - Ты все слышала? Была возле рубки? Что ж, сам виноват, двери не запер.
   Меня обняли сильные мужские руки и притянули, заключили в объятия, лишив даже шанса освободиться.
   - Ну, допустим, - пробубнила я, уткнувшись носом в грудь мужчины, - мешала я вам...почему бы не отправить восвояси, как это сделали с остальными? Или они все мертвы?
   - Не все, и скорее живы, чем наоборот. В глубоком сне, очнутся, не переживай. Рейнджерам вот досталось, не спорю.
   Выставила между нами локти, попыталась вырваться, как меня на руки подняли и понесли.
   - Куда?! - зашипела я, возмущенно.
   - Куда? Тебе же нужны объяснения, почему я тебя оставил, - рассмеялся вдруг капитан, чем вызвал у меня истерику.
   - Нет! Отпусти! - закричала я, ибо меня уже вносили в...спальню!
   Брыкаться долго мне не позволили, а быстро содрали комбинезон, а под ним только бикини и узкая полоска маечки. Как я исхитрилась перескочить через кровать и схватить... подушку, а затем бросить ее в капитана, не знаю. Только тот смеялся в ответ, открыто, заразительно, и все время пытался меня урезонить.
   - Лира, лучше сама ложись... у меня уже давно руки чешутся тебя отшлепать... ты просто ураган, а не девушка! Твое счастье, что я прожил среди вас, землян, достаточно... а, промазала!
   Подушка пролетела мимо. Я же была перехвачена за руку и закинута на кровать. Да еще и сверху придавлена мужским телом. И вот я лежу, не могу и шевельнуться, ибо очень уж тяжело, а Хокк разглядывает мое покрасневшее от злости лицо и улыбается.
   - Слезьте с меня, вы, извращенец шезров!
   - Так вот я продолжу, - как ни в чем не бывало проговорил мой мучитель. - Земные женщины могут быть не только не последовательны в своих словах и действиях, но и откровенно соблазнять мужчину, только чтобы потом отказать. Кроме того, земные женщины не всегда, говоря "нет", подразумевают именно "нет", и вполне могут позволить себе сказать открыто "да"...скажи "да".
   - Что? Я дышать не могу..., - мой придушенный голос подействовал, и меня немного освободили, но только немного. Объятия остались.
   - Вы нарушаете субординацию, саен капитан, - прорычав ему в лицо.
   Ноль реакции. Только легкое изумление промелькнуло у него на лице и исчезло.
   - Я? Не я первый начал, дикая кошка!
   Мне вдруг вспомнилось, что кэп говорил, мол, я в гостинице требовала "не приставать к этому восхитительному телу". Не мог он воспользоваться мною, ибо я запретила.
   - Минутку, - я облизнула вмиг пересохшие губы, и привлекла к ним внимание мужчины, - в гостинице не было между нами ничего! Не могло быть. Я же запретила к себе прикасаться, вы сами сказали об этом.
   - Неужели я такое говорил? - кэп приблизился к моим губам, медленно, почти мучительно медленно. - Скажи, Лира, "да".
   Мой мозг плавился от его обаяния, отказываясь думать, а сердце готово было сказать все, что он попросит. Но вот вредина-характер пересилил и я мстительно произнесла.
   - НЕТ!
   Хокк зарычал, и вдавил еще сильнее мои плечи в матрас.
   - Там, откуда я родом, - рычал он, уткнувшись мне в ключицу, - девушка всегда говорит "нет", но своим поведением дает понять, что согласна соединиться телом с мужчиной. Я могу воспользоваться и своими обычаями, ведь я не землянин, а значит...
   Поцелуй был стремительным, разрушающим все мыслимые и немыслимые барьеры, оплавляющий, словно огонь свечу. Его поцелуй разрушал меня, подчинял и не давал умереть. Оторвавшись от моих губ, окинул ошарашенную меня довольным взглядом, и стал раздеваться. Когда он снял китель, затем рубашку, оставшись обнаженным до пояса, я уже готова была откусить себе язык, произнесший "нет". Как можно отказаться от такого тела? Широкие плечи, рельефные мускулы, поджарый живот с небольшой растительностью... Он и раньше казался каким-то необычно крупным самцом, но теперь и вовсе поразил мое воображение! С трудом сглотнув, не решаясь бежать, продолжала следить за его руками голодным взглядом, выдавая себя с головой.
   Кэп тем временем медленно расстегнул ширинку и стянул брюки, закинув их куда-то в сторону. Остался в одних...мать моя женщина! От хохота, который вдруг скрутил меня, не могла разогнуться. Хокк с удивлением следил за моей реакцией, затем посмотрел на свою нижнюю часть тела. Вместо мужских плавок на нем красовались мои красные труселя с надписью "Срамота!".
   Мужчина с руганью подскочил с кровати и стал сдирать их с себя. При этом пытался еще и мне что-то объяснить - в темноте одевался, перепутал белье-то. Я смеялась уже через слезы, понимая, что огребу сейчас по самый не балуй. Хокк был на грани...весь красный и злющий. Как вдруг в лице переменился, и несколько удивленно посмотрел вниз. Я проследила за его взглядом и взвизгнула от испуга. Подавилась остатками смеха, пытаясь отползти на край кровати. Кэп был до крайности возбужден. Все. Мне хана!
   - Не подходи ко мне! - Испуганно зашипела, забившись вглубь кровати.
   Кэп зарычал и... подмял меня под себя за раз-два.
   - Ты меня с ума сведешь! - прохрипел он мне в ухо, при этом я отчетливо чувствовала, как он прижимается ко мне ...ну, тем самым. Мелкая дрожь пронеслась по телу, то ли от предвкушения, то ли от страха.
   - Лежи тихо, а то не сдержусь и будет больнее раз в десять.
   - Э-э-э ...а может не надо? - пискнула я в ответ.
   - Надо, Лира, надо.
   - Шезра! Кэп, а заявки-то не было! И, кэп, это нарушение Устава! Капитан, я не согласная на вашу заявку, это на случай если вы все же решите ее оформить...и, кэп, а вы пират или как? Кэп-кэп, я с пиратом отказываюсь вступать в связь! Кэп, не надо меня сюда целовать! И сюда не надо! Кэп, уберите руки! Это нарушение...и это тоже! А как же Устав, кэп?
   Мое занудство достало его. Зарычав, оторвался от моей груди.
   - К шезровой матери этот Устав!!! Ты моя!
   - С какой стати? - возмутилась я, подставляя на инстинктах тело его ищущим рукам. - Кэп, а я вообще-то девушка еще...вас это не смущает, а? Мне бы обезболивающего какого, а? А может выпить есть? Очень хочется выпить, а? Саен Снаут, - это я прямо таки подскочила от того, что его губы уже были на животе, затем ниже...и снова кверху проложили дорожку из поцелуев, вызывая приятное тепло по всему телу. - Так я о выпивке... то есть о другом, ....между прочим, я боюсь.
   Не прекращая свои ласки, подобрался ко мне лицом к лицу и поцеловал вдруг в нос, заверив меня страстным шепотом:
   - Меня не смущает твоя девственность, а радует. Пить алкоголь не следует, он притупляет ощущения, и...не надо бояться. Я буду нежен.
   Ну, Лира, ты же в принципе этого и добивалась? Хорош выделываться, один разок ничего не значит. Тело предало меня первым, пока я себя уговаривала не сопротивляться. Мозги отключились сразу, как только Хокк прикоснулся рукой к сокровенному, нежно и в то же время настолько страстно, что я застонала. Когда погас свет, даже и не заметила, но в темноте глаза мужчины стали отливать серебром. Страстный голос, шепчущий мне какие-то слова на истранском, сделали свое дело. Я расслабилась и потонула в чувственном наслаждении. Меня вдруг перестало смущать, что Хокк расположился между моими бедрами, так как его губы творили свой танец с моими губами, а руки, такие сильные, но ласковые, заставляли петь мое тело.
   Полувскрик, полувыдох был ответной реакцией на вторжение. Он замер, пережидая. В какой-то миг я вдруг испугалась, что мужчина собирается отстраниться. Женский инстинкт подтолкнул мои руки, заставив их вцепиться в его ягодицы и надавить ближе. Хокк услышал, и принял мою капитуляцию, благодарно целуя мои глаза, щеки, губы. Страстные неистовые движения не причиняли боли. Мое тело приняло его, приноравливаясь, отзываясь. Сколько продолжалось это безумие, не знаю. Но в какой-то момент Хокк издал протяжный вздох и содрогнулся. После крепко обнял меня, прижав к своему животу спиной, и хрипло произнес:
   - Ты не представляешь, как я счастлив...теперь я могу тебе сказать о своих чувствах, моя киатана.
   Я повернулась к нему лицом и расстроено спросила:
   - Э-э-эм, а где же небо в алмазах и фейерверк под потолком?
   Молчание, потом покашливание, словно сдерживаемый смех, и осторожный ответ:
   - Лира, милая, в первый раз ты вряд ли почувствовала бы такое...скорее на второй или третий раз. Боюсь, что в этом и я виноват, слишком долго у меня не было женщин, и слишком часто ты меня искушала, чтобы я смог сдержаться.
   - Какой еще второй или третий раз?! - громко прошептала я. - Думаю, что мне и этого достаточно. Раскупорка состоялась, теперь можно спокойно жить дальше.
   - Не понял, - меня сжали еще крепче.
   - Я говорю, что можно больше не бояться мужчин...ой, - это меня шлепнули по ягодице.
   - Значит так, милая, о других мужчинах даже и не думай!
   - Почему это? - удивилась я искренне.
   - Потому, что ты моя киатана, и ты заявлена мною как моя спутница...кстати, все остальные заявки на тебя мною отклонены категорически.
  

Глава 4.

  
   Я помолчала, осмысливая сказанное. Это что получается, кэпу мало одного раза? Да он просто альфа-самец, не меньше.
   - И на какой срок ты...гм, как часто намерен...тьфу ты, - совсем стушевалась я, закрыв руками лицо.
   Хокк вздохнул, поцеловал меня в плечо и твердо заявил:
   - Ты моя киатана, ею и останешься, пока не родится наш ребенок, а после будет закрепление нашего союза Жрицами Богини СаАмати.
   Голос отказался мне повиноваться, но вот тело отреагировало странным образом. Я подскочила, со всей силы врезала мужчине по плоскому животу, и зашипела:
   - Я что-то не помню, чтобы давала согласие на столь длительные отношения. Это что вообще такое? Замуж за пособника пиратов?! Ни за что!!!
   Вдолбленные стереотипы мышления еще в Академии не желали сдавать свои позиции, вступая в противоречие с собственными ощущениями и чувствами. В темноте я не успела заметить, как Хокк метнулся в мою сторону. Вырваться у меня шансов не осталось, подмял под себя и жестко заявил мне, вцепившись пятерней в волосы:
   - Лира, мне достаточно объявить тебя своей. Ты на моем корабле, который в настоящий момент находится вне пределов территории "Триады". И ты должна знать, что это означает. А именно, ты попадаешь под юрисдикцию тех сил, которые поддерживает капитан.
   - Какое это имеет значение? - мой голос был полон яда.
   - Какое?! - капитан перешел на громкие звуки, распаляясь еще больше. - Огромное значение! Ты полностью в моей власти! Три месяца я сдерживал себя и свои желания. Видеть тебя каждый день, ловить твои взгляды, полные восхищения и обожания, и не иметь права ответить, принять и одарить взамен - это было пыткой.
   - Не понимаю, - жалобно простонала я.
   Хокк ослабил хватку и отпустил мои волосы, потом перекатился на спину, прижав к себе мое тело, так что я теперь оказалась сверху. Словно маленькая девочка, прижатая к огромному стволу могучего дерева.
   - Ты останешься со мною. Вот что ты должна понять и принять. Я не могу тебе рассказать ни о цели моего пребывания в звании капитана гражданского звездолета "Эсмеральда", ни о том, какой груз я должен был передать повстанцам, или пиратам, как вы, земляне, нас называете. Могу только заверить, что ты более не вернешься назад.
   - Ты не позволишь мне вернуться? - слезы потекли по щекам, как я представила убитую горем маму, когда ей сообщат о моем исчезновении в просторах космоса. - Никогда? Лучше бы я осталась на Пинии, - простонала я, отталкивая мужчину от себя.
   - Я давал тебе такой шанс, но ты ведь упрямая, - его голос был полон сожаления и какой-то горечи. - Я не хотел брать тебя с собой, не хотел переходить опасную черту, ты сама выбрала этот путь, когда появилась на борту звездолета за пару минут до старта. Если бы ты не появилась, я смог бы смириться и оставить тебя в покое... Но ты появилась и тем самым решила свою судьбу! Да еще и осмелилась устроить мне форменную диверсию.
   Закусила нижнюю губу от досады из-за своего упрямства, не желая принимать его слова за свершившийся факт.
   - Я не стану никакой киатаной или кем бы то ни было. Ты не смеешь меня принуждать!
   - Боюсь, что не могу тебе предоставить право выбора, ты стала для меня слишком дорога, - его голос был напряжен, слегка дрожал при этом. - Лира, не отталкивай меня из-за одного только упрямства.
   Я замолчала, не желая более разговаривать с ним. Усталость, перенапряжение и расшатавшиеся нервы стали заявлять о себе. Понимая, что не могу сейчас вообще что-то аргументировать более веско, буркнула: "Я устала и хочу спать". Выдернула простынь и завернулась в нее.
   - Хорошо, - выдохнул капитан, - ты устала. Отдохни, а когда проснешься, вернемся к разговору.
   Я не стану с ним говорить вообще, ни о чем. Объявлю ему бойкот, хотя это и глупо. Ничего не стану сейчас решать. Вот высплюсь, там поглядим. Скинув с себя руки, которые попытались прижать меня к мужскому телу, гневно фыркнула. Засыпая, вспомнила, что не выяснила о рейнджере из карцера. Что если это Аким? Как бы за его свободу не пришлось платить слишком высокую цену.
  
   Разбудил меня мой же организм. В полусонном состоянии сползла с кровати, завернувшись в простыню, и направилась в сторону ванной комнаты. Приняв душ и почистив зубы, почувствовала себя человеком, а не амебой. Вернулась в спальню, вспоминая события предыдущего дня. Морщась от дискомфорта внизу живота и недовольства собой, что не смогла отстоять свою девичью честь, вынуждена была себя же и укорить. А какого шезра лысого ты, дурочка, так долго добивалась кэпа, коли теперь его и отталкиваешь.
   Кстати, а где Хокк сейчас? В рубке, должно быть. С экипажем. Жаль, что я не выяснила, кого он оставил на борту звездолета. И как в глаза им смотреть после того, что устроила в столовой - сподобила парней на глупость, а в итоге оказалась в постели кэпа. Тьфу, дурная моя голова. Что же мне теперь делать? Как жить? Если бы знала, что Хокк не ровно дышит ко мне, вела бы себя осторожнее? Опять же будь он не чужим Союзу, наш брак одобрили бы и даже поощрили, но на срок не более пяти-шести лет. Только вот летать мне больше не позволили бы, точно. Пока не произведу на свет троих детей и то, только если еще и откажусь после от них в пользу системы. Пилоты-женщины и дети понятия не совместимые.
   Именно это всегда останавливало меня от того, чтобы вступать с кем-либо в связь и заводить серьезные отношения. Потерять космос или детей, я не смогла бы выбрать. А что ждет от меня Хокк?
   Нет, не хочу думать об этом. В животе забурлило, взывая к еде. Подав команду голосом на яркое освещение, стала искать одежду. Оплакала скорбной миной свой комбинезон, который нашла в разных частях спальни по кускам. Ничего себе силища у кэпа. Порылась в своем крэс-чемодане и вытащила брюки из черной лаковой кожи, белоснежную рубашку с широкими рукавами. Оделась. Полюбовалась собой в зеркальной поверхности шкафа. Затем натянула ботинки и расстегнула верхние пуговицы рубахи, приоткрыв грудь.
   Затем задумалась. А на кой мне наряжаться таким образом, чтобы выглядеть соблазнительно? И для кого я тут стараюсь? Для кэпа? Да позлить его лишний раз. Глупо, не спорю, но топать в рубку надо. И как его заставить с собой считаться? Я не секс-дроид, а Ведущий пилот. Терять свою сущность я не намерена, пусть это Хокк усвоит сразу. Заодно выясню про оставшихся на борту членов экипажа и рейнджера. Надеюсь, что кэп не обманул меня, и другая часть команды покинула корабль в целости и сохранности.
   Подвела глаза черным, расчесала волосы и вышла из спальни. В гостиной притормозила, заметив круглый столик в центре с едой. Завтрак? Для меня? Собралась было схватить чашку кофе и булочку, как испугалась. Вдруг опять снотворным напичкано? Я не знаю кэпа, его мыслей и планов. Кто он, откуда, каких традиций придерживается...нет, доверять ему я не могу. Поставила чашку с ароматным напитком, который дразнил меня не хуже шоколада, отказалась и от булочки. Решительным шагом вышла из каюты и пошла по коридору, прислушиваясь. На подходе к рубке услышала голоса. Мужские. Говорили на межгалактическом. Остановилась за облюбованной уже мною перегородкой и прислушалась.
   Спор был горячим. Улыбнулась, думая, что капитан не сможет перетянуть ребят на свою сторону, но вскоре улыбка сползла с лица. Несогласие выражалось не с тем, что их захватили пираты, а о дальнейшей судьбе звездолета и ...шезра, как же так, спорили о планах нового экипажа звездолета под названием "СаЛиран". На каком языке?! Мне вдруг стало обидно до слез, что меня-то не позвали на это сборище "предателей". Не доверяют? Или кэп уже объявил им о моем месте в его постели?! Ну, я тебе покажу, пират самонадеянный.
   Стукнув кулаком об обшивку, стиснула зубы и вошла решительно в рубку. Мужики затихли, уставившись на меня как на привидение. Я оглядела всех тяжелым взглядом. Так, Верник, друг называется, смотрит на меня с некой долей ехидства, Сэм Риверс - борт-инженер, потупил взгляд, Тони Крамер - спец по гиперпрыжкам, неуверенно улыбнулся, Сергей Калинин - техник и навигатор в одном лице, так вообще кивнул и отвернулся. И повар наш тут, Большой Дони, куда ж без него. Кто же нас еще кормить будет, нахмуренный и недовольный, словно догадался, что я есть не стала.
   Капитан сидит в своем кресле, закинув ногу на ногу, и смотрит на меня испытывающе.
   - Что за спор, а драки нет? - бодро спросила, сверкая глазами.
   Не нравится мне его самоуверенность, ой, не нравится. Но виду не показываю, а поочередно смотрю на каждого бывшего коллегу по цеху. Те молчат. Кэп сидит и не двигается, только улыбку уже прячет в руке, да глазами меня поедом ест, а я сложила руки на груди и продолжаю играть в гляделки.
   - И как прикажете понимать всеобщее онемение? Стыдно?! Или совесть отгулы взяла? - мой голос звучал требовательно. Капитана я вообще решила игнорировать. Да и не капитан он для меня более. Коли нет звездолета "Эсмеральды", так значит и я не его Ведущий пилот.
   - Лира, ты все не правильно понимаешь, - первым подал голос Верник.
   - Интересно, а что я должна понимать правильно? Вы считаете правильным перейти на сторону незаконных вооруженных формирований, пиратов или, как их еще можно назвать, отвергнутых? Вы - граждане Союза "Триады", рожденные, вскормленные и поставленные на ноги родной системой?!
   - Во загнула! - восхитился Мизаил, бросив быстрый взгляд на Хокка. - Помнится, ты предлагала дружбу?
   Я едва не зарычала на него, злясь, что он упомянул об этом при Снауте.
   - Так вот, я тебе друг, Лира. И как друг хочу сказать, что Система, к которой ты апеллируешь, давно стала монстром, отнимающим у людей честь, право выбора, полноценную жизнь..., - он выдержал паузу, проигнорировал мое фырканье, добавил, - Лира, Система отнимает право любить и иметь семью, она только выжимает по максимуму, но не дает ничего взамен.
   - И что же тебе посулил он? - я указала рукой в сторону Хокка, который выгнул бровь, словно удивляясь моей агрессивности.
   - Свободу, разве это не есть лучшая цена, подруга, - тихо ответил Верник, проведя рукой по груди в области сердца. - Свободу выбора, жить тебе или умереть, любить или ненавидеть...
   - А может еще и право предавать? - не унималась я. Отчего же так больно, что готова сделать еще кому-то больно.
   Верник растеряно оглянулся, ища поддержки у парней.
   - Мы не предатели, - заявили они в голос.
   - Да ну? А что же вы тогда делаете здесь, в рубке пиратского звездолета? Как там вы его назвали - "СаЛиран"? И что за название такое идиотское?!
   - Ну, вообще-то, оно переводится как "прекрасная Лира", - вставил кто-то из них.
   - Что?!! - я быстро подошла к кэпу, прошипев ему. - Какого шезра?
   - Лира, довольно, - спокойно ответил Хокк, и поднялся.
   Лучше бы сидел, ибо своим ростом и шириной плеч он просто подавлял меня, такую хрупкую и маленькую. Я готова была взорваться, честное слово, но вот кэп сжал рукой мое плечо, довольно ощутимо, а другой прикоснулся к щеке, и моя агрессия немного ослабла.
   - Твой патриотизм делает тебе честь, Лира, но ты ошибаешься, записывая экипаж в предатели. Думаю, что должен тебе открыть небольшую тайну, если рассматривать ее в масштабах вселенских тайн, - Хокк мотнул головой в сторону иллюминатора, за которым подмигивали звезды, - все кто сейчас на борту, они давно состоят в членах свободных искателей, или как ты нас называешь, пиратов. Только пиратами мы никогда не были, вот капитана с того крейсера, что ты видела, можно назвать пиратом, у него задачи похожи, а мы работаем под прикрытием, так сказать.
   - И Мизаил тоже? - горло отчего-то пересохло, и вопрос прозвучал несколько сипло.
   - Он новичок в нашем деле, но без принуждения, а по убеждению, - кэп подошел к программисту и хлопнул того по плечу. - Правда с блокирующими установками пришлось потрудиться, но оно того стоило.
   - Кто вы такие, шезра вас подери?! - меня начало трясти от напряжения. Мне очень захотелось на Землю, домой, к маме.
   Обвела всех обиженным взглядом, прорычав:
   - Мне нет дела до того, что вы сделали на орбите Истрана, мне совершенно наплевать на все ваши тайны и секреты, - Большой Дон вздохнул, качая головой, чем меня еще больше разозлил. - Почему нельзя было и меня отправить с остальными в аварийном шатле, пока я спала?!
   Капитан вдруг велел всем отправляться по своим делам, и схватил меня за руки, прижав к своему телу так, что и не вывернешься. Когда мы остались наедине в рубке, он сжал мою голову в ладонях и посмотрел пронзительно в мои глаза, горящие огнем.
   - Лира, тебе надо успокоиться, у тебя нервный срыв...тише, смотри мне в глаза, ты чувствуешь легкость и покой..., - кэп еще что-то говорил, но я старалась не слушать его, цепляясь за мелькающие мысли.
   Мне нельзя растворяться в его словах, глазах...нельзя. Я ему не доверяю, больше не доверяю. Аким. Надо думать об Акиме. Его ли держат в карцере? Надо его вытащить оттуда, а уж вместе мы что-нибудь придумаем. Бежать. Я должна бежать при первой же возможности. Да, я испугана и паникую. Ведь я живой человек, в конце концов. И не хочу я быть какой-то там киатаной этому гаду-капитану, не хочу. Я вообще ничьей быть не хочу. Лира, почему же ты так дурно себя вела, бегала за ним, завлекала и вызывала ревность? Я ошиблась, была не права. Признаю...не смотри ему в глаза, не слушай его слов.
   Тем временем, мое тело стало слабым, его тут же подхватили на руки и понесли куда-то. Я закрыла глаза, чтобы не видеть лица того, кем восхищалась и кого готова была боготворить. Но не теперь. Теперь же я желала оказаться как можно дальше от него, от его жаждущих губ, которые начали меня целовать еще в коридоре, от его ищущих рук, которые начали меня раздевать, едва он вошел в свою каюту, а затем и в спальню.
   Одежда не выдержала внезапного натиска, сорванная мужской требовательной рукой. Я пыталась сопротивляться, правда, но Хокк воспламенял мое тело прикосновениями рук и губ, такими мучительно сладостными и жаркими, что голова моя пошла кругом. Помню только, как он нажимал какие-то точки на ключице, вдоль позвоночника, перевернув меня на живот, а затем массировал поясницу и крестец. Вскоре я уже готова была выгибаться перед ним, требуя удовлетворения страсти, а в глазах подернулась пелена. Хокк говорил мне что-то подбадривающее, оставляя горячие следы от поцелуев на груди, бедрах, животе, затем его руки прикасались в интимном месте, заставляя мое лоно желать его еще больше. Я проклинала слабость своего тела, своей женской сущности перед яростным желанием мужчины, но приняла его не менее яростно, чем он вошел в меня. Это была борьба и капитуляция одновременно, всплеск гнева и радости. В этот раз был и всплеск экстаза, и небо в звездах, и фейерверк в голове, только не было покоя и умиротворения на сердце и душе.
   Когда Хокк выкрикнул мое имя, а затем сжал меня в удовлетворенных объятиях, я не ответила на его поцелуй. Сжала губы, закрыла глаза. Отстранилась от него и всего мира. Не видела, как он вытер слезы на моих щеках, не видела его расстроенного взгляда, не слышала слов утешения и заверения в том, что я буду с ним счастлива. Не желала я сейчас слышать и видеть что-либо. Отвернулась, вжавшись лицом в подушку, давя рыдания. Снова взял мое тело, не спросив разрешения. В рыданиях не заметила, как в руку мне ввели инъекцию, только вздрогнула от легкой боли. И тут же погрузилась в спасительный сон. Последняя мысль, мелькнувшая лукаво, была о побеге.
   ***
   - Твою мать! Ублюдок шезров! Я тебе жизнь испоганю! - мои крики могли кого угодно смутить, но не капитана Снаута. - Я запрещаю, слышишь, запрещаю прикасаться к себе! Никогда больше.
   Пробуждение было ...страстным. Вместо обычного будильника, который будил меня всю мою сознательную жизнь, меня разбудили... сексом. Опять! Почему мое тело меня же и предает? Не могла я смириться с этим, а уж тем более с тем, как свободно позволял себе Хокк обращаться с ним, а еще и говорил при этом: "Не могу тобой насытиться, ты искушаешь меня одним только вздохом или взглядом, что ты со мною сделала?"
   - Что я с тобой сделала?! - вопила я в ответ и кидала в него подушки, затем все свои шмотки перекидала, а ему все равно. - Маньяк сексуальный. Да если бы я знала, что ты мне продыху давать не будешь, я сама в том шкафу заперлась бы! Оставь меня в покое!
   Капитан ушел, заявив, что я стала его киатаной, а это дает ему право требовать, чтобы я принимала его в любое время, когда ему заблагорассудится. Нет, дорогой кэп, ты не прав! В обед он снова пришел и все повторилось. Лежа на кровати, в объятиях Хокка, которые были довольно крепкими, и не вырвешься, я решилась:
   - Я хочу знать, что за человек находится в карцере? И куда направляется "Эсмеральда"?
   - "СаЛиран", - уточнил он, щелкнув легонько меня по носу.
   Я скривилась и показала ему язык.
   - Мне нужны ответы! - повторила я требовательно.
   Капитан молчал, разглядывая мое лицо. Затем отвел взгляд и спросил деланно равнодушно:
   - А ты думаешь, что там кто-то из твоих знакомых?
   Хмыкнула. В равнодушие не поверила. Попыталась снова выбраться с постели, не вышло. Шезра!
   - Хватит юлить! - строго рыкнула я, отдирая его руки от моей груди. - И хватит меня лапать!
   - Как же женщины не постоянны. В гостинице на Пинии ты была более ...хм, заинтересована, что ли.
   - Ты меня переквалифицировал из охотницы в жертву, а эта роль мне кажется менее интересной, - иронично ответила я, пытаясь скинуть с себя еще и его ногу.
   - Ты странная, - протянул Хокк, и отпустил меня.
   Я села, замотавшись в простыню, затем еще подальше отодвинулась, настороженно наблюдая за ним.
   - Охотница, не жертва, - продолжил свои размышления вслух мужчина, закинув руки за голову, и разглядывая меня, - отменный пилот, но не воин, говоря "нет", имеешь в виду именно "нет", недотрога, но способна свести с ума мужчину одним только взглядом... И, что меня еще больше удивляет в тебе, так это ....
   Он не успел договорить, так как раздался душераздирающий звук тревоги. Кэп вскочил, моментально оделся и велел мне быть в рубке как можно скорее. Не может быть! Он не велел мне сидеть в каюте и ждать его возвращения, а отдал приказ, не просьбу, а приказ явиться на свое рабочее место...в рубку!
   Черные бриджи, белая туника, и короткие ботинки. Жаль форму-то, надо что-нибудь взамен стребовать, а то вся моя одежда имеет слишком будничный стиль. Успела причесать волосы, и бегом помчалась по коридору. На ходу поравнялась со спешащими парнями, которые пропустили меня первой в рубку.
   Там уже пребывал Верник, кэп и блондинистый гигант Риверс. За мною следом ввалились с Крамер с Серегой Калининым.
   - Что случилось? - посыпались вопросы. - Почему тревога, мы же вне зоны "Триады"?
   - Займите свои места, - голос кэпа был предельно спокоен, собран, что вызвало вполне естественную реакцию.
   Все замолчали и заняли свои места. Мне было указано кивком головы на ложемент Ведущего пилота. Пожав плечами, села и пристегнула ремни безопасности.
   - Ари, - обратился кэп к бортовой компьютерной системе, - выведи отчет о причинах тревоги.
   "Астероидное поле на расстоянии ***, время вхождение в опасную зону пять с половиной минут, изменение курса невозможно. Действует сила притяжения планеты, находящейся в центре астероидного поля. Поправка - не поле, астероидный пояс. Имеется вероятность: при отклонении от заданного курса на 30 градусов войти в зону притяжения, следствие - выход на орбиту планеты. Отрыв будет затруднен для звездолета моего класса".
   Холодный голос Ари заставил примерзнуть к своему креслу не меня одну.
   - Сергей, просчитай курс на отрыв, Крамер, готовь гипердвигатели, попытаемся проскочить, - и тут кэп повернулся ко мне и произнес ровным голосом, без эмоций, - Лира, следуй заданному Сергеем курсу.
   - Капитан, - подала я голос.
   - Есть вопросы?
   - Да. Вопрос повторяю - кто сидит в карцере?
   Кэп нахмурился, его взгляд потемнел, а губы превратились в тонкую линию.
   - Какое это имеет сейчас значение? - резко бросил он в ответ.
   Но меня так просто не собьешь с намеченного курса.
   - Прошу, это важно.
   - Каперанг второго ранга Службы военных рейнджеров союза Аким Корд. Он находится под арестом за сопротивление.
   - Слава Богам! - воскликнула я, будучи довольной, что не ошиблась.
   - Не понял, - брови Хокка взлетели выше.
   - Кэп, расчет выполнен.
   Я глянула на итоги расчета и, ткнув пальцем в галограмму, выскочившую у меня перед лицом, ответила:
   - Для выхода из подобной ситуации моего опыта недостаточно. Здесь требуется уверенная рука рейнджера, пилота, имеющего опыт пилотирования в экстремальных условиях, на грани боевых. Отдайте приказ привести сюда арестованного.
   Снаут хмуро смотрел на меня, в глазах стоял вопрос и некое сомнение.
   - Кэп, время! - поторопил его с решением Тони.
   Он бросил раздраженный взгляд в сторону Крамера.
   - Привести!
   - У тебя одна минута на то, чтобы убедить его, что он должен пилотировать чужой звездолет, - это уже мне грозное.
   Я кивнула, подумав, что Аким - парень с характером, но и с головой же. Только странно, что в голосе капитана слишком много скепсиса присутствует. И только когда я увидела своего друга, поняла его причину. Он был весь в ссадинах, ушибах и кровоподтеках.
   - На звездолете же есть медицинский бокс, - прошипела я капитану свирепо.
   Тот пожал плечами, тихо ответив, чтобы услышала только я: "Было бы предложено, Аким отказался".
   Стиснув губы от злости, подошла к Акиму, который смотрел на всех исподлобья.
   - Руки ему развяжите! - рявкнула я.
   Верник подскочил к парню и быстро отстегнул энергобраслеты. Аким начал растирать затекшие запястья, затем посмотрел на меня и улыбнулся.
   - Привет, куколка, смотрю, ты в порядке? - и подмигнул мне.
   Я оказалась в его объятия раньше, чем кто-либо смог бы меня остановить. Аким сначала опешил, но сориентировался быстро, сжав меня крепко за талию и зарывшись в копну волос носом.
   - Лира, это лишнее, - услышала я позади свирепый голос кэпа, который видимо с трудом сдерживал свои собственнические инстинкты.
   - Что происходит? - наконец оторвался от меня Аким, и отодвинул меня чуть в сторону.
   Его взгляд наткнулся на галограмму, после чего он хмыкнул и бросил язвительно:
   - Так-так-так... капитан Снаут, я полагаю, что вы нуждаетесь в моих услугах?
   Хокк выразительно молчал, приподняв одну бровь и в упор глядя...на меня.
   - Аким, - взяв его за руку, повернулась к другу лицом и прошептала одними губам, так чтобы меня никто не видел, - ради меня. Я не справлюсь, ты же знаешь.
   Парень сжал губы плотнее, так же как и мою руку.
   - И мы в расчете?
   Ох, шезра, это он про пари? Посмотрела на капитана, который напоминал ледяную глыбу, такой холод сейчас веял от всей его фигуры. Ревнует? Вот это подарочек.
   - Хорошо, по рукам, - ответила я с улыбкой, - покажи им класс, бугай.
  

Глава 5.

  
   И он показал. Позже, когда звездолет перешел на автопилотирование под присмотром Ари, между прочим, программа не была приспособлена к внештатным ситуациям, она же проектировалась и создавалась для гражданских целей, Акиму пришлось посетить медбокс при моем строгом контроле. Кэп следовал за нами по пятам, излучая все тот же холод и отстраненность. Я старалась не обращать внимания на его мрачное настроение, но и начать с ним разговор о чем-то совершенно не было желания.
   Пока Сэм Риверс, совмещающий обязанности борт-инженера и медика, накладывал и намазывал регенерирующий гель на порезы и ссадины раздевшегося до пояса Акима, я сидела напротив на кушетке и болтала в воздухе ногами. При всем своем не желании общаться в данный момент, ибо мне было просто приятно любоваться торсом друга, явно испытывая терпение капитана, слушала я внимательно. Тем более, что разговор шел между Хокком и Акимом. Последний был настроен язвительно и дерзко, что мне было в принципе понятно, а вот кэп был как всегда в подобной ситуации выдержан и спокоен, хотя небольшую толику раздражения я все же улавливала. Должно быть, мое поведение действовало ему на нервы.
   - У вас нет другого выбора, саен Корд, - сухо произнес капитан, прислонившись к стене спиной и сложив руки на груди. - Вы должны понимать, что либо вы принимаете мои условия, либо я отдаю приказ выбросить вас за борт "СаЛиран"?
   - Как вы это сделали с другими членами экипажа, не предавших свою Родину? - Аким был неподражаем.
   Совсем не боится капитана, или так искусно блефует?
   - Нет, в вашем случае не будет креокапсул, да и шатла в принципе тоже не будет, - словно ножом отрезал Хокк, не меняя позы, разве что стал рассматривать ногти на правой руке.
   Аким хмыкнул, затем глянул в мою сторону.
   - То есть вы, капитан, предлагаете мне, боевому рейнджеру, место пилота в составе пиратского экипажа звездолета класса "Гражданский", я правильно понимаю? Кроме того я должен принять какую-то там присягу, от выполнения которой я никогда не смогу отказаться, потому что вы покопаетесь в моей голове и поставите свои блокировки, но тогда скажите мне, что я получу взамен?
   - Жизнь. Разве этого мало? - кэп наконец соизволил посмотреть на Акима, при этом взгляд его был почти устрашающим, давящим.
   Я вздрогнула. Если кэп может оказывать давление на психику людей, то Аким вряд ли продержится долго. Неужели Хокк посмеет когда-нибудь проделать свои трюки и со мною? Мне уже страшно. Отчаянно захотелось подбежать к кэпу и врезать ему со всей силы в челюсть. Я сжала руками край кушетки и уставилась в одну точку, стараясь не смотреть на капитана.
   - Жизнь? Разве для рейнджера она имеет ценность? Мы рискуем этой самой жизнью каждый час, минуту... мгновение. Мой ответ будет "нет", если вы ставите на кон мою жизнь, - я не верила тому, что услышала от друга.
   Взглядом я призывала его не рисковать так, ведь капитан та еще темная лошадка, неизвестно, что у него в голове.
   - В таком случае - чья жизнь может иметь для вас большую ценность, нежели собственная? - Хокк произнес это таким тоном, что я поняла, он говорит серьезно, расчетливо. И чью жизнь он сейчас предлагает оценить, я тоже поняла.
   - Ты не можешь говорить всерьез, - прошипела я, закипая.
   Капитан перевел на меня свой тяжелый взгляд. "Это такая месть за мой флирт с другим?" - Спрашивала я мысленно, а в ответ только поджатые губы и холодный металл во взгляде.
   - Капитан, ваша шутка неуместна, - ответил глухо Аким, соскочив со своей кушетки.
   Сэм Риверс прекратил свои процедуры, и занялся складыванием инструментов и пузырьков, тюбиков в чемоданчик, иногда бросая настороженные взгляды на Акима.
   - Какие уж тут шутки, Корд. Если вы не цените свою жизнь, то подумайте о... ваших друзьях.
   Эх, капитан, и какие могут быть между нами теперь отношения? Как жаль, что я была так вами увлечена в начале, как жаль, что мое тело считает возможным подчиняться вашим желаниям и предавать меня...увы. Сердце мое стало биться ровнее, холодом сковало, не растопить. Бросила в сторону Хокка презрительный взгляд. Он же смотрел на меня равнодушно, или почти...что значит та боль, которая промелькнула в складках его губ, горечь и вина...Виноват ли он был настолько, что не заслуживал прощения?
   Нет, тряхнула я головой, и действительно, шутки-то кончились.
   - Ответьте мне на один вопрос, капитан, - сухо произнес Аким, подойдя ко мне ближе, и сжав мое плечо, - если место пилота займу я, то на какую вакансию вы прочите Лиру? Я так понимаю, что для тех, кто остался на звездолете, обратного пути нет, верно?
   Хокк буквально испепелил взглядом посмевшую прикоснуться ко мне чужую конечность, прорвав свою эмоциональную блокировку, и угрожающе шагнул в нашу сторону. Аким опустил руку, задумчиво изучая капитана.
   - Корд, судьба этой женщины более не ваша забота, - прорычал Хокк, вставая между нами. - Что касается второго вопроса, вы правильно поняли ответ на него.
   Капитан кивнул Риверсу, который внимательно следил за диалогом, и отдал жесткий приказ:
   - Сэм, проводи бывшего пилота до каюты капитана.
   - Нет, - бросила я, отрицательно качая головой, - я предпочту занять прежнюю каюту.
   - Это не обсуждается, - снова обретя спокойствие, Хокк мазнул по мне взглядом и обратился к Акиму. - Итак, я не услышал ответа?
   - У меня, надо полагать, и выбора-то особого нет?
   Капитан выразительно промолчал.
   - Вы же могли справиться с ситуацией в астероидном поясе самостоятельно? - снова заговорил Аким, хмуро бросая взгляды исподлобья на капитана. - Вам бы хватило квалификации в экстренном пилотировании, капитан.
   Хокк поднял одну бровь, сложи руки на груди. Аким не унимался:
   - Я читал ваше дело.
   Капитан переступил с ноги на ногу, сведя брови в одну линию.
   - Рейнджеры имеют доступ к личным делам капитанов гражданских линий? - с сарказмом бросил Хокк.
   - Нет, но у меня есть друзья в отделе сетевых архивов Объединенного командования Космических линий, - усмехнулся рейнджер, не обратив внимания на мой возглас удивления.
   - Понятно, любите копаться в чужом белье? - усмехнулся кэп, и кивнул Сэму, замершему у двери. - Корд, вы свободны. Вашу каюту вам покажет Сэм, - Хокк подошел к двери и нажал на сенсорную панель.
   - Капитан, - голос Аким был полон беспокойства, - пообещайте, что не причините Лире вреда... потому что если это случиться, поверьте, ничто меня не остановит от мести за ее боль и страдания.
   Хокк смерил нового пилота тяжелым взглядом, потом вздохнул и ответил доверительно:
   - Аким, клянусь жизнью моей матери, а она для меня священна, что никогда и ни при каких обстоятельствах не причиню вреда Лире, по крайней мере, осознанно. И, поверьте, не в моих интересах заставлять ее страдать или испытывать боль. Сэм...
   Он кивнул Риверсу, тот в свою очередь посторонился, пропуская Акима вперед.
   Я рванула было за ними, но кэп преградил мне дорогу широкой спиной, отчего вынуждена была отскочить в сторону, лишь бы не прикасаться к нему. Хокк заблокировал двери и медленно повернулся ко мне, взгляд был у него задумчивым.
   - Что?! - выпалила я, заставляя себя дрожать от нервного напряжения. - Что тебе от меня нужно?! А, ну конечно, какая я глупая... думаешь, что раз ты капитан, такой сильный и весь экипаж у тебя под колпаком, то можешь делать, что пожелаешь?
   Я развела руки, кривя от обиды губы, и выплевывая слова:
   - И надо же, какая удача, подвернулась доблестному пирату красотка, которая еще не так давно едва ли сама на шею не бросалась! Почему бы и ее к рукам не прибрать, а точнее в постель не уложить, верно?
   И чего он молчит, только смотрит на меня, словно на душевнобольную, с этаким сожалением или состраданием. Не верю, плохо играете, капитан Снаут!
   - И как долго будет новая секс-игрушка развлекать капитана? До первой планетки, где можно продать ее дороже, а может и на более долгосрочной основе попользовать, пока с пузом не окажется в непрезентабельном виде? Только вот не будет пуза-то, не жди!
   Хокк вдруг подобрался как-то и взгляд такой заинтересованный стал.
   - Почему? - тихо спросил мужчина, оказавшись возле меня.
   Я оттолкнула его в грудь и отскочила за кушетку, потому что не доверяла своим рукам, которые так и хотели вцепиться ему в горло.
   - По кочану, - фыркнула я в ответ, сложив руки в замок на груди. Не собираюсь ему объяснять очевидные факты. - Я не вернусь в твою каюту! Ни за что!
   Капитан провел рукой по волосам, растормошив их, затем оперся руками о кушетку, глядя мне в глаза.
   - Лира, девочка моя, - голос его был вкрадчивым, осторожным, - я понимаю, что твои эмоции выходят за рамки самоконтроля, и я понимаю, что виноват в твоих нервных срывах. Но иначе я не могу пробиться, достучаться до твоего сознания, которое находится под влиянием внедренных в него блокирующих установок... Они действуют на психику всех граждан Союза, особенно, на тех, кто служит Системе. Я уверен, что ты сейчас не воспримешь какую-либо конструктивную информацию.
   Я засмеялась с сарказмом:
   - Ха, еще скажи, что ты, шезров психоаналитик, страдаешь маниакальной подозрительностью и массой фобий!
   И, ткнув в его сторону пальцем, добавила:
   - Запомни, капитан, я не твоя профурсетка или как ты там меня называл, какая-то там киатана, или шлюха...
   Хокк попытался меня остановить "Лира, я не это имел ввиду...подожди, дай объяснить тебе..."
   - Нет, - выкрикнула я, - это ты меня послушай, я вполне могу воспринимать любую логически выстроенную и обоснованную информацию, даже могу допустить, что наша Система имеет возможность влиять на сознание своих граждан. Да-да, не зря же еще в начальных классах школы вводят курсы "повышения уровня ответственности и пунктуальности". Да только вот я посещала их с затычками в ушах, - фыркнула, узрев пораженный взгляд кэпа, - моя мама настаивала на затыкании ушей.
   - И откуда же у нее такие знания? - спросил мягко Хокк, из взгляда стал исчезать холод.
   - Понятия не имею, - пожала плечами. - Так что не надо думать, капитан, что я не контролирую свои эмоции. Поэтому еще раз заявляю, что если я сказала "нет", это означает именно "Нет".
   Хокк подошел ко мне, успев ухватить за запястье. Затем свободной рукой прикоснулся к моему подбородку и заглянул в мои глаза:
   - Лира, зачем ты устроила саботаж с экипажем мужского пола? Зачем ты ввалилась в мой номер в гостинице на Пинии? И почему три месяца глядела на меня влюбленными глазами? Это было продиктовано какими-то иными целями, нежели твой интерес к моей персоне?
   Мне вдруг стало трудно дышать, а уж когда его руки приобняли меня за талию и подтянули к сильному мужскому торсу, почувствовала стук сердца прямо в горле. Его взгляд гипнотизировал, завораживал.
   - Что? - моргнула я, пытаясь стряхнуть с себя наваждение.
   Облизнула пересохшие губы, его взгляд тут же обратился к ним. Давление немного спало, в голове прояснилось.
   - Зачем ты это делаешь, Хокк? Зачем лезешь в мою голову?! Не смей!
   Оттолкнула его, пытаясь выровнять дыхание.
   - Я жду ответа, Лира! - рыкнул мужчина, но с места не двинулся.
   - Хорошо. Я отвечу. Только не думай, что мой ответ что-то изменит. Я не могу принять тот факт, что человек, который мне нравился, пират и вообще элемент вне Закона и Союза ...нет, стой на месте, - выставила я перед собой ладонь, увидев, как капитан сделал в мою сторону несколько шагов, - так вот, ты мне нравился, это верно. Даже думала, что влюбилась, и мне захотелось покорить гору, но дойдя до подножия этой самой горы, увидела, что она недосягаема, неприступна и холодна.
   Прошлась перед ним из стороны в сторону, пытаясь собраться с мыслями.
   - Диверсия, как ты назвал мои действия в отношении команды, всего лишь маленькая месть, не более. Парни через пару часов уже успокоились бы.
   - А твое пари? Зачем? - Хокк оперся руками о кушетку, пристально следя за моими передвижениями.
   Я отвела волосы в сторону и вздохнула.
   - Ну, выпили мы немного, потом какую-то гадость я съела и мне голову снесло, неужели у тебя никогда такого не было? Нет, наверное, не было... я не помню, кто кинул эту идею, может я сама, не знаю, но пари-то я выиграла, - робко улыбнулась, закусив губу.
   - Аким, верно? Пари было с ним? - и в кого он такой проницательный.
   - Какое это имеет теперь значение?
   - Имеет, раз спрашиваю. Какие у вас были отношения с ним? - и голос такой серьезный, я бы даже сказала требовательный.
   Промолчала, не считая нужным отвечать. Поджав губы, бросила взгляд на дверь. Мне вдруг очень захотелось в туалет. Нервы, что б их.
   - Почему он кинулся тебя спасать с захваченного корабля?
   Я удивленно посмотрела на кэпа. "Меня?"
   - Только он пробивался к звездолету с удивительной ловкостью и отвагой, подбив три истребителя свободных искателей, а после влетел в шлюзовый проход на своем истребителе практически без двигателей....и дрался он как истинный воин, пробиваясь...как ты думаешь, куда?
   - Куда? - эхом повторила я вопрос, смотря на кэпа во все глаза.
   Аким? Сказать, что я была удивлена, нет, я шокирована...Аким, друг детства и юношества, он остался верным нашей дружбе даже тогда, когда ему грозила смертельная опасность. Зачем ты ринулся за мною, друг? Неужели я значу для тебя, чуть больше, чем я думала?
   Заморгала, пытаясь скрыть появившиеся слезы на глазах, и хрипло ответила:
   - Он пробивался к моей каюте?
   Кэп кивнул, чуть хмурясь.
   - Мы дружили, с детства...ничего более, я не знала, что он...не догадывалась, - вспомнила, что он меня пытался отговорить от выполнения пари, задержать.
   - Он не хотел, чтобы я провела ночь в твоем номере, а утром пришел вытащить меня.
   - Угум, - буркнул Хокк, и вмиг оказался рядом.
   Он не прикасался ко мне, но его рост и ширина плеч опять заполнили пространство передо мною.
   - Лира, какой же ты еще ребенок. В мужчинах совсем не разбираешься. Нет, лучше не надо.
   - Что? - выдохнула я, изучая его китель.
   - Не надо разбираться в мужчинах. Займись только одним.
   - Чем? - туплю, когда он так близко. Гормоны, что ли бунтуют?
   - Не чем, а кем. Мною займись. Или давай я тобой займусь. Ты сводишь меня с ума, Лира. Позволь мне любить тебя, прямо здесь и сейчас.
   Странно, кэп вроде не прикасается ко мне, а у меня такое ощущение, что уже раздел донага.
   Шезра, а как в туалет-то хочется. Я чуть скрипнула зубами.
   - Ну-с, может, уже закончим с разговорами, а?
   - Ты, правда, этого хочешь? - его голос показался недоверчивым.
   - Очень...и уже давно..., - я же сейчас оконфужусь прямо здесь.
   Стала потихоньку к двери двигаться спиной, а он следом.
   - Мне кажется, или ты сейчас меня дразнишь?
   - Куда уж...правда, выпусти меня, и побыстрее..., - а сама даже морщиться начала.
   - В смысле "выпусти", куда выпусти? - Хокк даже притормозил, а я уже возле двери на сенсорную панель жму.
   - В смысле, в туалет мне надо! - фыркнула, и ...та-да, дверь отъехала в сторону.
  
   Я добежала первая, и кто бы поспорил, а? Замешательство капитана дало мне фору на старте. Добежав до своей старой каюты, влетела на полном ходу и заперлась изнутри. Если вскрывать, то только лазером. Закончив свои "дела", вернулась к кровати и села, задумавшись. "Что делать?" Кэп словно с цепи сорвался, был такой весь из себя недотрога и мраморный, а теперь ... неужели и, правда, влюблен в меня без памяти? Не верится что-то.
   Подошла к зеркалу, висевшему на стене, и внимательно еще раз на себя посмотрела. Блондинка с голубыми глазами, ничего такого, что можно назвать "роковым" или "умопомрачительным". Ну, да, симпатичная, миниатюрная, но не сказать, что слишком секси. Да и порой в голове каша, да глупости всякие, как говорил наш преподаватель по психологии. Только и не дура, хотя иногда бываю в сомнениях на этот счет.
   Вздохнула и осмотрелась. Каюта была небольшая, несколько шагов в сторону и стена, две койки и встроенные шкафчики. Столик и скамья. Сидеть здесь или выйти? Мне дали уже понять, что мое место в каюте капитана, а не здесь. Да и в этих четырех стенах, в тесном пространстве без собеседника я долго не выдержу. Опять же хотелось бы иметь право свободного перемещения по звездолету и общения с экипажем, особенно, с Акимом. К нему-то у меня, ох, как много вопросов накопилось. Следовательно, что мне остается? Смириться и вести себя "паинькой". Усыпить бдительность кэпа, войти в доверие и ...улизнуть при первой же возможности с Акимом.
   Поморщившись, думая о своем непостоянстве, подошла к двери. Постояла немного в нерешительности, понимая, что если я сейчас выйду отсюда, то придется смириться с положением спутницы капитана. Хочу ли я этого на самом деле? Не знаю. Но я так долго мечтала о том, что бы Хокк смотрел на меня так, как смотрит сейчас, что когда это произошло, не смогла поверить и принять его внимание к своей персоне. И чего, спрашивается, я выделываюсь, если мне нравится чувствовать себя в его объятиях, поцелуи и ласки этого мужчины приводят меня в неописуемый восторг.
   Вздохнула еще раз и толкнула дверь. Он стоял рядом, оперевшись спиной о стенку и ждал.
   - Можешь поздравить меня, - ляпнула я от неожиданности.
   Он поднял бровь, но с места не сдвинулся.
   - С чем?
   - С облегчением.
   Кэп покраснел...надо же! Кашлянул в кулак и хмыкнул.
   - Ты любишь шокировать, да?
   Пожала плечами и закусила губу, чтоб не рассмеяться.
   - Пойдем, - наконец он оторвался от стены и показал мне рукой по направлению к своей каюте.
   - Зачем?
   - Поговорим, - и такой взгляд многообещающий.
   - Не наговорились еще?
   - Лира!
   - Э-э-э, у меня несколько иные планы, и разговоры не входят в них.
   - Поверь, у меня вообще-то тоже.
   Скрестила руки на груди и выставила одну ногу вперед, выражая абсолютное несогласие с его намеками.
   - Значит я теперь больше не пилот? - решила идти ва-банк.
   - Ты желаешь это обсуждать здесь, в коридоре? - уточнил он несколько иронично.
   И чего он пристал со своей каютой? Запереть меня там вздумал, не иначе.
   - Нет. В рубке.
   И не говоря больше ни слова, решительно направилась в названном направлении. Проверять, пошел за мною кэп или нет, не стала. И так было слышно, как гулко отдаются по пустому металлическому рукаву коридора наши шаги.
   Войдя в рубку, которая была пуста, остановилась напротив иллюминатора и заложила руки за спину. Казалось, что звездолет замер, но это было видимостью. Мы двигались сквозь незнакомые просторы космоса.
   - Куда мы направляемся? - спросила я, не поворачиваясь.
   Чуть скосила взгляд, заметив кэпа в той же позе рядом с собой.
   - "СаЛиран" движется к Киа-Само.
   Посмотрела на него вполоборота, вопросительно подняв брови
   - Мы летим на планету Триады, после того что было? Кэп, ты самоубийца?
   Хокк покачал головой.
   - Только там можно укрыться от рейнджеров и шпионов Союза, находясь при этом внутри него. Звездолету требуется новый облик, было несколько попаданий - ремонт не повредит. Опять же запастись провизией не помешает.
   - А какие планы в дальнейшем? - не особо надеясь на откровенность, решила все же уточнить.
   - Зависит от многих обстоятельств.
   Так и хотелось расспросить подробнее, однако, вспомнила более насущный вопрос. Кэп в настоящий момент казался вменяемым и настроенным на разговор, следовало бы воспользоваться ситуацией.
   - Так что насчет меня?
   В ответ молчание. Губы поджал и молчит. Знать бы, о чем он сейчас думает.
   - Это зависит от тебя, - наконец ответил капитан, и повернулся к звездам лицом.
   - Что именно зависит от меня?
   Выдержал паузу, выдохнул сквозь зубы и повернулся ко мне всем корпусом. Взял меня за руку, привлекая к себе. Вырываться не стала.
   - Лира, - тихо произнес Хокк, глядя мне прямо в глаза. - Ты - женщина, я - мужчина, ну что тут не понятного? Правда, ты чрезвычайно нелогична в своих действиях, непредсказуема и не выдержана, способна свести меня с ума и лишить сдержанности за считанные секунды. Ты стала моей слабостью, и в то же время делаешь меня сильным. Для меня это существенный показатель, чтобы заявить на тебя свои права, моя киатана. Там, откуда я родом, женщины зачастую занимаются только обустройством домашнего уюта, детьми и спутником жизни. Нет целей больше, чем "семья", нет той свободы, к которой ты привыкла, нет права вмешиваться в дела мужчины.
   Я внимательно слушала, стараясь понять смысл его слов и не взорваться раньше времени.
   - Однако я знаю землян, ваши принципы и традиции, ваши законы и правила поведения в обществе...должен заметить, что ты и их умудряешься нарушить. И знаешь, я тут подумал, что ежели тебя поместить в еще более строгие рамки, то мой родной мир может не пережить твоего темперамента и воображения, поэтому...
   Пнув подальше желание погрызть ногти от нетерпения или, что еще хуже, потрясти капитана, я затаила дыхание.
   - У тебя есть выбор: ты будешь вторым пилотом, но...
   - НО?! - вдох и выдох.
   - Ты будешь жить в моей каюте и делить со мною ложе.
   - Это шантаж!!! - выкрикнула я, пытаясь вырваться.
   Оказавшись крепко прижатой к мужскому торсу, увидела его сузившиеся зрачки.
   - Ты лгунья, Лира. Я чувствую твои эмоции, они не могут лгать, так как это делает твой рот.
   Поцеловать себя я не позволила. Вырвавшись из его рук, отскочила в сторону и рассмеялась ему в лицо.
   - Ха! - и чего-то совсем так грустно стало.
   Зайдя за кресло-ложемент пилота погладила его спинку руками, тяжело вздыхая, думая, что жизнь несправедлива. Вот чего, спрашивается, мне надо, а? Я ведь кэпа так соблазнить мечтала, а когда получила свое, кажется, что объелась.
   - А какой второй вариант? - спросила я, хмурясь.
   Ну не могу понять, чего мне не хватает? Чувствую, что готова согласиться, но что-то мешает...только что? Да не верю я ему- вот что! Вышло, что я его вообще не знаю, он опасен и как мужчина, и как капитан пиратского звездолета. И, кривые кольца Юпитера, романтики никакой, вообще!!
   - Второй? - кэп, казалось, застыл, глядя в одну точку, уйдя полностью в свои мысли.
   Я кивнула, вцепившись в спинку кресла. Не нравилось мне его внезапное спокойствие. Эти странные перепады, то пылает страстью, то вдруг в лед превращается. Не понимаю я его!
   - А второй вариант - полное отстранение от пилотирования.
   Я вздрогнула, заморгав.
   - Как полное? Совсем?
   - На кухне шеф-повару нужна помощь для черной работы, думаю, там тебе найдется применение.
   Взгляд его ничего не выражал, полное равнодушие. Словно он наказывал меня, или хотел показать разницу между пламенем и холодом
   Я прикусила губу, сдерживая слезы, которые готовы были брызнуть из глаз.
   - А что, ты думаешь, я брезгливая, что ли? - выплюнула ему в ответ. - Кухня, говоришь? Да уж лучше я буду кухаркой, чем твоей шлюхой.
   На лице мужчины не дрогнул ни один мускул, только взгляд стал острее, пронзительнее.
   - И, кстати, тебе запрещается выходить за пределы столовой. Там есть каюта для персонала, вещи тебе принесут. Больше не задерживаю.
   Отвернулся, вновь уставившись на звезды, спина прямая, ноги на ширине плеч, руки на груди в замок сложены. И все? Даже уговаривать не стал, словно я теперь для него пустое место. Не сдержала на этот раз слез, и бросилась вон из рубки, на ходу вытирая мокрые дорожки.
  

Глава 6.

  
   На пути к столовой в коридоре столкнулась с Мизаилом. Тот пристал с вопросами, мол, что случилось, да чего реву. Я в красках пожаловалась ему на кэпа, а то вдруг хмыкнул и сказал:
   - Лира, да тебя же и саму трудно понять! Все видели, что ты запала на кэпа, а после того как узнала, кто он, так и переменилась. Да и потом, ты не видишь что ли? Ревнует он тебя.
   Вытирая слезы, потащила Верника за собой в столовую.
   - Пошли, там поговорим, - последний раз всхлипнув, успокоилась, а сама решила вытрясти из программиста всю информацию.
   Вскоре мы сидели с ним и шеф-поваром за большим столом и смеялись как ненормальные, разбавляя смех антрекотом и жареной картошкой. Выпросила у Большого Дони бутылку настойки, и сразу веселее стало. Правда, слово с меня взяли, что не напьюсь, а то кэп этого жуть как не любит, ну, в смысле, пьяных женщин.
   Затем шеф-повар стал рассказывать, как он ухлестывал за одной поварихой с другого гражданского звездолета. Была она женщиной без юмора, страстно любила моченную селедку, которую днем с огнем не сыщешь не то, что на рынке, из под полы не найдешь.
   - Пока не принесешь, говорит, даже пальчика моего не коснешься, - громкий голос Дони гулко разносился по столовой. - А пальчики у нее были пухлые, аккуратненькие такие, думаю, жаль...а сам про селедку все размышляю. Был у меня один дружок, он торговал рыбой для богачей. Подъехал я к нему, мол, продай, да продай. А он такую цену заломил, что аж скулы свело. Я ему в пятак, он и раскололся, что рыбка-то паленая, ворованная. Ну, спрашиваю, где брал, а он мне головой трясет.
   - А ты бы его напоил, - рассмеялась я, а сама вспомнила, какое лицо было утром в гостинице у капитана. Пьяных женщин он не любит...как же.
   - Да так выболтал...кулак-то у меня вона какой, - и мы с Верником дружно заценили его кувалду, на кулак похожую. - Да ты ешь, Лирочка, - умильно улыбаясь, пододвинул мне мисочку с орешками, - вона какая худая-то. Да и пальчики у тебя тоненькие, не то что у Варьки-поварихи. Мда...что за женщина была, кровь с молоком. Щас таких мало.
   Тяжко вздохнув, Дони мечтательно притих.
   - Ну, что дальше-то? - толкнула я его локтем в бок.
   Тот очнулся и продолжил.
   - В порту рейс один был с Киа-Само, контрабандой промышляли, да и рыбку привозили без уплаты таможенных сборов. Не спрашивайте, как и что...сам не знаю. Только вот упер я с того корабля целую цистерну рыбы. Ну, думаю, и Варюхе хватит, и команду побалую.
   - Да как ты ее упер-то, она же тонну поди весит? - Мизаил рассмеялся, недоверчиво качая головой.
   - А то! Полторы, не хочешь? Там кран заприметил под самым куполом, старый. Так я работничком прикинулся, мол, говорю, капитан, я от склада... внетаможенного, куда разгружать-то? И парольчик ему. Тот рукой махнул, сам решай, и отвернулся, а я краном наверх цистерну поднял, пришлось правда повозиться. Полез под купол, на башню крана, да и вовремя. Цистерна под куполом была, когда полиция с нарядом рейнджеров нагрянула. Облава, думаю, сидеть и не высовываться. Цистерна над их головами висит, а я в башне отсиживаюсь...про меня и не вспомнил никто. Дождался, когда склад освободиться от народа, вздремнуть успел, так вот. Слез, значит, думаю, можно грузить на платформу, видели такую может? Она на антиграве перемещается с грузом...видели?
   Мы дружно закивали, посмеиваясь.
   - Ага, это хорошо. Подъехал я на платформе к месту, а там полицейский... Спрашивает, не видел ли я тут цистерну полуторатонную? Я - нет, не видел. Тот не верит, мол, зачем мне платформа? А я - покататься решил. Не поверил. До утра меня в участке продержали, да предъявить-то нечего было. Кэп выкуп внес и на поруки забрал. А меня такая печаль обуяла, рыбку жалко стало, да себя, пальчики-то пухленькие не целовать мне более. Вернулся я на тот склад, а там все оцеплено. Не прорваться. Отвлечь бы надо....у меня заначка была, динамит от деда достался, страшно убойная вещь. Таких уже нет. Взрыв получился знатный, все силы полиции сосредоточились на стене с пробоиной, а я снова на платформу и аккурат под цистерной завис. Ну, думаю, сейчас ее спущу и деру дам. Только борты поднял, которые фиксируют груз, как меня окружили со всех сторон и лазерами по мне шарят. Слышу, полицейские переговариваются, мол, нашли потерянную цистерну с контрабандой рыбой...эх...
   Большой Дони налил еще настоечки, опрокинул, и перевернул стопку дном вверх.
   - Усе, я больше не пью...э-э-э, нет детка, ты тоже, - это он мне, увидав, что и я опрокинула очередную.
   Икнула, блаженно щурясь на темнокожего гиганта, затем на Мизаила, и выдала пьяным заплетающимся языком:
   - Ню, парни, я вас просто обожаю...ик...а че дальше? Тебя поймали или что?
   - Горелый процессор, Лира, кэп нас убьет, если увидит тебя сейчас такой...
   - Какой? - я поднялась, возмущенно хлопнув рукой по столу. Затем рассмеялась:
   - Не парься, он меня на кухню сослал, сказал, здесь теперь мое место! Так что делаю, что хочу...это моя территория, верно, Дони?!
   Шеф-повар покачал головой и посадил меня обратно за стол.
   - Ничего, отоспится и все пройдет. Эта настойка нервы лечит. Слушайте дальше.
   Верник махнул рукой в нашу сторону, качая головой.
   - И чего я с вами связался....ладно. Рассказывай быстрее, а то мне уже бежать пора.
   - На чем я остановился? Ах, да. У той цистерны конструкция такова была, что дистанционным управлением днище раскрывалось. Так я пульт-то нашел еще давеча, предыдущим днем, да в карман припрятал, вот и пригодился. Все содержимое цистерны с незабываемым амбрэ и содержимым обрушилось сверху под дружный мат и вой сирены, полицейские, рейнджеры все подпадали, скользя на рыбе. Часть ко мне на платформу попала, так я рванул прочь. Повезло, должно быть, коли добрался я до своей поварихи с руками, полными селедки, и весь по уши в той еще засолке. Говорю, вот и рыба твоя моченая, принимай. С тех пор так и прозвала меня "отмоченный", когда злилась.
   От хохота я почти свалилась. Меня на руках в каюту на койку отнес Дони. Когда проснулась, даже без головной боли, то ясно так вспомнила, что Дони ответил мне на мой вопрос:
   - Он меня какой-то киатаной обозвал...и это после того, что между нами было...за что, а?
   - Дурочка, у них так невест называют. Единственной, значит.
   Вспомнила, и готова была язык себе откусить, как же я так прокололась-то? Надо же было выяснить все сначала, а потом и характер показывать. Теперь уже поздно, не примет обратно, ни за что. Невестой назвал, а я его...Дура, точно!
   Сидя на узкой полке, заменяющей мне кровать, в маленькой каморке, якобы являющейся каютой помощника шеф-повара, глотала слезы и раскачивалась из стороны в сторону. Выходить из каюты вообще не хотелось, было огромное желание лечь и заснуть, а еще лучше вообще не просыпаться.
   Мне было и стыдно, и горько от осознания как своей глупости в частности, так и от всей ситуации, в которой я оказалась собственно моей же глупости. Разжалованный Ведущий пилот, несостоявшийся второй пилот и ...бывшая...уже бывшая невеста. Что у меня вообще осталось? Ничего. Вряд ли кто взглянет на меня с прежним уважением, разве, что Аким? Хотя с ним после чистки мозгов, которую ему уже, наверное, устроил капитан, тоже может не сложиться разговор.
   Легла, повернувшись к стенке, обняла себя за колени, подтянутые к животу, и зажмурилась, как это делала еще в детстве, когда мне было плохо или тоскливо. Но мучиться в одиночестве от угрызений совести и жалости к себе мне не дали, громко постучав в двери и велев быстрее собираться.
   - Лира, ты же проснулась, давай выходь из своей норки, выпьешь лекарства от головной боли, - прогромыхал своим незабываемым басом Большой Дони из-за закрытой двери, - и почувствуешь себя лучше. Да и готовить еду пора, мне бы не помешала помощь...слышишь?
   Я приняла вертикальное положение, надеясь, что смогу дойти до столовой и не свалиться где-нибудь.
   Открыла двери и уставилась на добродушно улыбающееся лицо кока, который при этом протягивал мне высокий стакан с некой шипящей жидкостью.
   - Ну же, выпей, детка, - проговорил он и сунул мне в трясущиеся руки лекарство.
   Я с сомнением посмотрела на него, принюхалась. Затем залпом выпила содержимое в стакане. Через некоторое время в голове немного просветлело, и веки перестали казаться такими тяжелыми.
   Вскоре меня определили на кухне в качестве "принеси-подай", заставив забыть свои горькие думы в работе. Большой Дони оказался виртуозом своего дела, что не всегда можно заметить, находясь за столом в качестве едока.
   - А что сегодня за событие? - спросила я, отправляя в рот маленькую ягоду синего цвета, присев на минутку отдохнуть.
   В столовой кроме нас никого не было. Длинный металлический стол выступал в качестве банкетного, с расставленными на нем столовыми приборами, тарелками, фужерами.
   - Ну... вообще-то сегодня день рождение кэпа. Ага.
   Я почти подавилась, закашлявшись.
   - Э-э-э...кхе-кхе, предупреждать надо! Тьфу, - ягода вылетела у меня изо рта, срикошетила о фужер, который покачнулся и свалился на пол.
   - Вдребезги, - констатировала я, печально размышляя о том, что капитан ни словом не обмолвился мне о том, что у него скоро день рождения. От этого я почувствовала себя еще более погано. Похоже, я ему испортила не только настроение, но и праздник...
   Дони махнул рукой.
   - Роботы-уборщики сейчас все уберут... у нас осталось меньше часа, а я еще не доделал торт. Значит так, Лира, тебе задание, ты должна его украсить, вот тебе кулинарные шприцы, - передо мною положили нечто, что действительно напоминало этот медицинский инструмент, и множество мешочков, - а это крем.
   Дони быстро расставил на свободном участке стола мисочки с разноцветной массой в каждой. Я мазнула пальцем по одной из кремовой массе и сунула его в рот. Вкусно-о-о!
   - А торт где? - буркнула я, не зная, как вообще украшать это детище кока. - И что я должна на нем намалевать?
   Темнокожий гигант исчез в подсобке, и вскоре появился с подносом, на котором возвышалось нечто.
   - А украшай по собственному вкусу, думаю, что кэпу понравится все, что ты сейчас сделаешь, - мне показалось, что в этой фразе у кока проскользнула некая ирония.
   - В смысле, понравится все? - решила я уточнить, наблюдая за тем, как Большой Дони устанавливает торт на столик с колесиками. - Только не говори мне, что еще и свечи будут.
   Ужас, прозвучавший в моем голосе, рассмешил его до слез.
   - А чем тебе свечи-то не угодили?
   Я пожала плечами, прислушиваясь. Мне вдруг показалось, что со стороны коридора раздаются чьи-то голоса.
   - Старомодно...как-то, - поднялась и быстро проскользнула к двери, ведущей из столовой в коридор. Прислонилась. Точно, кто-то спорит или ...
   - Лира, начинай уже, - фыркнул у меня над ухом кок, и оттеснил меня от двери к столу. - А я сам разберусь с особо любопытными и нетерпеливыми.
   Он рывком открыл дверь и, тут же плотно закрыв ее за собой, лишил меня возможности понять, что там происходит.
   Я схватила со стола пустой фужер, и вернулась с ним к двери. Слышимость стала явно лучше, через фужер.
   "Он отказывается идти...пытались....не знаю....да...сам ты....иди ...., - мужские голоса звучали приглушенно и отрывисто, - будет подарок от Лиры...да, скажи ему....конечно придет....вот именно".
   Все, дальше тишина. Ушли что-ли? Бегом вернулась к торту, закусила губу. Значит подарочек от Лиры все ждут...ну-ну. Будет вам подарочек от Лиры. Надо только разобраться, как пользоваться этой штуковиной, называемой кулинарный шприц. Ага, вот сюды крем втолкать, а от сюда его выдавить.
   Большой Дони вернулся и застал меня за сотворением шедевра. Четырех-ярусный тортище изобиловал крестиками и ноликами разных цветов, волнами и ромбиками, гигантскими цветочками, листьями, и даже воткнутыми в невообразимом количестве золотыми шариками.
   - Матка Бозка, - воскликнул кок в шоке, - это что еще....такое?!!!
   - Торт! - торжественно объявила я, вытирая лицо от крема. - Ох, надо же вся перемазалась. Я старалась, как могла.
   - Вижу, что старалась,- процедил сквозь зубы кок, и тяжело так вздохнул, что мне стало его жалко.
   - Не нравится? - я сделала несчастные глаза, с навернувшимися от обиды слезами. - Совсем-совсем?
   - Что ж, - Дони потер подбородок, затем так глянул на меня, что я похолодела от нехорошего предчувствия. - Танцевать умеешь?
   - З-зачем?
   - За надом. Я его знаю, он гордый...сам не станет мириться.
   Я вскочила, возмущенно воскликнув.
   - А тебе что за дело?!
   - Объясняю: кэп не в форме, и в этом виновата ты.
   Фыркнула в ответ, сложив руки на груди.
   - Именно так. Не мое дело, что было между вами в целом, но вот ссора между вами плохо сказывается на его характере, общем духе команды и...в общем, девочка, если вы не помиритесь, то нас сдаст первый же хемдер с Кио-само.
   - Почему? - я пыталась вспомнить, кто такой хемдер. - Это же...чувствующие душу?
   - Точно. Я же говорю, он не в форме.
   Я нахмурилась, думая над его словами. "Не в форме" для эмпата вполне может означать - "открыт для хемдера".
   - Шезра!!!!- зашипела я, едва эта мысль дошла до меня в полной мере.
   - Умничка, - довольно заметил Дони. - Ну, танцевать умеешь?
   ***
   Легко сказать 'умею', но как воплотить мою задумку в реальность. Без костюма, без музыки...Дони позвал Верника, который с умным видом выслушал нас, после немного похохотал, и пообещал нам музыку.
   - Только имей в виду, я должна успеть ее прослушать первой, - проворчала я, не зная, как вообще реагировать на подобную ситуацию.
   Ну, конечно, Лира, тебе проще вылезти в окно с двадцатого этажа, чем станцевать перед кэпом.
   - Держи, это тебе, вставь в свой терминал в каюте, - он протянул мне пластину с информацией.
   - Хорошо. Еще мне нужны мои вещи, они остались в каюте...капитана, - голос показался мне несколько охрипшим от смущения.
   Мизаил кивнул, потрепав меня по плечу. Когда он ушел, я вернулась в свою каюту, предоставив Дони завершить подготовку банкета. Приняла душ, высушила волосы, все время обдумывая свой образ. Не хватало только костюма для танца. Я очень надеялась, что кэп не станет упрямиться, и вернет мне мои вещи. В конце концов, ему-то они без надобности. Глядя на себя в зеркале, кусала от нервного напряжения губы и думала о том, хочу я помириться со Снаутом или нет.
   Провела пальцем по губам, вспоминая о его поцелуях, затем погладила себя по щеке...бедная девочка, совсем запуталась. Давай разберемся, что именно тебя так расстраивает и заставляет сопротивляться своему влечению к этому мужчине. А то, что было влечение, и вполне возможно не прекратилось до сих пор, это же очевидно. Иначе я не млела бы от его прикосновений, не таяла в его объятиях, но вот что же заставляет меня так неистово этому сопротивляться. Хмуря бровки, накручивая волосы на палец, услышала стук в двери.
   - Лира, тут твои вещи принесли, забирай.
   Я даже глазом не успела моргнуть, как в мою каюту были втиснут кресс-чемодан. Времени до начала празднества оставалось мало, поэтому я не стала особо церемониться, а вывалила все его содержимое прямо на кровать. Так, что у нас тут имелось? Больше всего я боялась, что Хокк реквизировал все мои средства для соблазнения. Поэтому, когда я нашла искомое, радостно вскрикнула. Должно быть кэп не понял, что это за тряпочка, которую я сейчас держала в дрожащих руках. Переливающаяся золотом, искрящаяся, нежная на ощупь и такая легкая, почти прозрачная на вид ткань, свернутая в рулон. Это был просто отрез торнагарского эргази, самого лучшего и тончайшего шелка.
   Скинула с себя всю одежду и, стоя напротив зеркала, стала наматывать ткань на себя. Но прежде сделала острыми ножницами вырез в виде горловины с v-образным основанием, натянула через голову. Так, отлично, правда вырез вышел несколько глубоким, чем я планировала...ну да что уж теперь. Передний конец ткани доходил до колен, а задний обмотала вокруг талии наподобие пояса, пропустила через него кусок и спустила позади длинным шлейфом. Платье с вырезами до талии...с ума сойти, придется одеть ажурное белье. Вышло оригинально и красиво, но чего-то не хватало. Макияж! Так, пороемся еще.
   Минут через десять перед зеркалом стояло нечто неземное. И это я?! Стройное тело, затянутое в золотистое мерцающее платье с соблазнительными разрезами, из которых выглядывали покрытые золотистой пудрой стройные ноги и бедра. Руки и грудь я так же покрыла золотистой мерцающей пудрой, не пожалев ни грамма. Лицо приняло настоящую боевую раскраску. Огромные, обведенные черным с дымкой глаза, с не менее черными огромными ресницами, золотые губы и рисунок на правой скуле в виде экзотического цветка, переходящего вдоль шеи в вырез на груди. Множество позвякивающих браслетов, длинные серьги, кольца, и даже браслеты на ногах завершали мой необычный образ.
   Пока одевалась, слушала музыку, которую мне предложил Мизаил. Можно сказать, что она диктовала мне мой внешний вид, настраивая на нужный лад. Гортанные переходы в голосе певицы, невообразимо прекрасные переходы тумбаринов - барабанов, подсказали мне суть танца. Это будет танец торнагарских хайешей - женщин племен пустынных кочевников. Женщин, которые по традициям своего свободолюбивого народа, имели право выбора мужа, которые могли отдаться своей страсти на столько полно, насколько сильны были их чувства.
   И именно сейчас я осознала, в чем причина моего сопротивления кэпу. Он все решил за меня, лишив права выбора. Вот именно! Кивнув своему отражению, признала, наконец, что да, я люблю этого самоуверенного и смелого пирата, что уж тут скрывать перед самой собой. Однако и становиться легким призом ему не желаю, и ежели я ему действительно дорога, не как игрушка, а как женщина с собственным мнением и характером, то он должен завоевывать меня. Но для начала я должна ему доказать, что он жить без меня не сможет. Танец! Вот он то все и расставит по местам. Я училась танцевать на факультативе, когда все девушки с нашего потока презрительно кривили губы, и направлялись на боевые тренировки. Что ж, должно быть не зря я училась этно-танцам союзных планет, вот и пригодится сие умение.
   Дони заглянул на минутку. Я спряталась в ванной, так что говорил он через дверь.
   - Все собрались, никто не подозревает о сюрпризе. Когда заиграет музыка, ты должна выйти из подсобки. Минимум света скроет твое появление, ты будешь танцевать в подсветке...думаю, что так будет эффектно, как в ночном баре. Лира...
   - Что? - я прикусила руку, пытаясь не выдать своего волнения.
   - Я понимаю, что принуждаю тебя к этому...прости. Но мы все зависим о того, в каком настроении будет кэп, когда прибудем на Киа-само, и только это обстоятельство может быть мне оправданием. Прости меня, ладно?
   Я вздохнула, прислонившись лбом к поверхности двери.
   - Иди, Дони, не переживай, - ответила я громче, - не в обиде я, но ты будешь должен.
   - Согласен. Долг за мною.
  

Глава 7.

  
   Я услышала, как Мизаил громко перекричал мужские голоса, призывая всех к тишине. Должно быть веселье было в самом разгаре. Мне было несколько обидно, что Хокк даже не послал за мною, не пришел сам, чтобы пригласить на день рождения. Спрятав как можно дальше свою обиду, пообещав ей уделить внимание позже, когда все закончится, я приготовилась к выходу.
   - Капитан, а сейчас вас ждет нечто удивительное, впрочем, предлагаю просто смотреть и слушать!
   Это было мне командой, как и музыка, которая зазвучала из банкетного зала. Я вышла в полутьму, не видя силуэтов, но чувствуя напряжение зрителей, их любопытные взгляды...они не видели меня, пока не видели. Заняла позицию в центре зала, прикрыв лицо согнутой в локте рукой, и приняв волнообразную позу.
   Отдаленный звук тумбаринов начал набирать обороты, более объемное звучание повторяло звуки грома во время пустынной грозы. Не знаю, бывает ли гром в пустыне, да и неважно...свет направлен на меня, музыка проникает в сознание, заставляя тело двигаться. Бедра зашлись в мелкой тряске, переходя волной в область груди, выпад вперед, в стороны, снова волной выгнулась спина. Легкие, непринужденные движения в развороте. Оказалась вполоборота к зрителям, которые сидели замерев, не издавая ни звука. Что они чувствовали, нравилось им или нет? Не думала я об этом, сейчас не думала. В голове билась одна мысль, когда я выставляла ногу, открывая бедро и выводя этим самым бедром невероятно соблазнительные восьмерки, что чувствует Хокк, смотря сейчас на меня? Нравится ему, или он в бешенстве?
   Восьмерки перешли в переступь, затем, продолжая плавные движения руками, прошлась в кружении, поднимая тем самым подол платья, образуя непрерывно крутящийся цветок, сверкающий в красных, синих, желтых, зеленых тонах подсветки. Тумбарины вдруг замерли, доверившись переливам струнного инструмента, я тоже замерла, переходя с мелкой тряски с более сильную, волнуя бедрами, грудью, плечами, запрокидывая голову назад. Крутанула волосами вместе с телом и снова волна, с вертикальными восьмерками, с четко отмеренным ритмом. Мое тело пело свою песню, песню свободных женщин пустынных племен, а глаза, закрытые в наслаждении от танца, видели перед собой одно лишь лицо.
   Закружилась на месте, и под конец танца вскинула руки вверх и громко, но певуче произнесла полагающиеся ритуальные фразы, завершающие танец на языке пустынных народов... "Я выбираю тебя, ты выбираешь меня, дар любви лишь взаимно дает наслаждение. Поручаю и сердце, и душу, не рви, не топчи, сохрани, сбереги, что дарую", - был примерный перевод той фразы.
   Из темноты вместе с окончанием танца и стихшей музыкой я вдруг отчетливо расслышал свирепое рычание, некие звуки, похожие на звуки борьбы, затем что-то огромное метнулось в мою сторону и смело меня на полном ходу, закинув на что-то твердое и высокое, поперек тела и головой вниз. Мамочки мои! Я взвизгнула, попыталась слезть, но мне не позволили. Хлопок по мягкому месту и стремительное движение прочь из банкетного зала...по коридору. Уже там я поняла, что это злющий как стадо бизонов капитан тащит меня куда-то на своем плече, все ускоряя движение. Я боялась издать лишний звук, с неудобной позиции разглядев некую решимость в его лице, непреклонность и первобытное, на грани срыва желание, какое мужчина может испытывать к женщине.
   Философски успела себе сказать, что Лирочка, дурочка, доигралась, сейчас тебе достанется, как оказалась в спальне каюты капитана, уже без одежды, и крепко прижатая к обнаженному торсу собственно этого самого капитана.
   То, что последовало после, было умопомрачительным, невероятным наслаждением на грани боли. Я кричала, кажется, даже рыдала от страсти и экстаза, исцарапав Хокку всю спину, искусав себе или ему...не помню точно, все губы. А после провалилась в глубокий сон.
   Проснулась от того, что кэп держит меня на руках в ванной и смывает с меня из душа остатки пудры, макияжа. Решила все же еще поспать, не дали... Кажется, я даже была сверху, заставляя на этот раз не только рычать, но и выкрикивать мое имя из его уст, затем снова глубокий сон и пробуждение от громкого сигнала тревоги.
   Хокк проснулся тоже, прижал меня к себе покрепче, поцеловал в губы и, улыбаясь, от чего я даже в дыхании сбилась, так он еще мне не улыбался, открыто и любяще, произнес:
   - Мы подходим к орбите Киа-Само. Поговорим?
   Кивнула, удивляясь, куда подевался мой голос. Сорвала, что ли?
   - Что это было, а? Твой танец...где ты этому научилась?
   Я пожала плечами, затем прохрипела:
   - На факультативе.
   Хокк нахмурился.
   - А что с голосом?
   Опять пожала плечами и смущенно потупила взор.
   Он хмыкнул в ответ, поднял мою голову рукой за подбородок и поцеловал в нос.
   - Сорвала голос...не надо было тебя так мучить, но ты уничтожила своим танцем все мои блокировки. Лира, ты просто смерч какой-то! Я не отпущу тебя теперь, понимаешь? Никогда!
   Я снова кивнула, затем прохрипела "Не отпускай...не надо".
   Он замер, не веря своим ушам. Затем судорожно вздохнул и прижал снова к себе.
   - Значит это правда, ты хотела своим танцем мне что-то сказать? Лира, счастье мое, ты станешь моей киатаной, нареченной, единственной для моего сердца?
   Я потянулась к его губам, желая сказать поцелуем все, что не решалась произнести вслух. Он услышал и понял, вмиг преобразившись. Что ж, подумала я, гоня прочь сомнения, оно того стоило...наверное, и надеюсь, то никогда об этом не пожалею.
   - Лира, - наконец он оторвался от меня, и хрипло произнес, - одевайся, скоро будем входить в орбиту, затем карантин на два часа, ну, а после будем садиться...
   - Нас не вычислят? - горло саднило нещадно.
   - Нет, Верник постарался. По-крайней мере, сядем мы без проблем, пройдем досмотр и отчалим в один из закрытых сервис-паркингов, нас там уже ждут. Сменим личину кораблю, подлатаем его, заправимся провизией. Только придется на время переселиться в отель. Лира, - кэп, уже одетый в гражданское, подсел ко мне и серьезно добавил, - ни в коем случае не выходи из номера в отеле одна, без сопровождения, это опасно. Понимаешь?
   Вздохнула, но выразила свое согласие кивком головы.
   - Ну и умничка, - улыбнулся Хокк и снова поцеловал меня, заставляя на миг выпасть из реальности. - Одевайся, - снова сказал он, оторвавшись от меня, - если я пробуду рядом с тобой еще пару минут, то мы никогда не сядем на Киа-само...только выбери что-нибудь ...хм, не соблазнительное, как бы мне не пришлось команду в карцер сажать, тем более после вчерашнего. Я буду ждать второго пилота в рубке.
   Он улыбался, когда выходил из спальни. Я - второй пилот? Размышляя на тему странностей капитана, обнаружила все свои вещи, разложенными на полках в шкафу. И когда успел их там разместить? Глаза на лоб полезли от удивления, ничего себе оперативность. Одеваясь в черный комбинезон с белой рубашкой, застегивая ботинки, пыталась собраться и убрать с лица глупую счастливую улыбку. Посмотрев в зеркало, поняла, что не вышло. Улыбалась я точно, как влюбленная кошка. Только вот не уверена, что мой Тигра настолько покорен, что может стать котиком. Могут ли его слова о "единственной" служить признанием в любви? Не знаю...да и не хочу я об этом сейчас думать, ведь в настоящий момент мое тело говорит мне, что счастливо и пребывает в блаженной неге, а сердце поет песни и готово простить.
   Покрутив своему отражению пальцем у виска, встряхнулась. Не раскисай, Лира, любовь не должна быть слепой, немой и глухой. Только не моя любовь. Выходя из каюты, удивилась мысли "интересно, а Аким видел мой танец, и что он думает об этом, хочу знать ответы".
  
   В рубке были все, хотя не было только Дони. Я впала в ступор, оказавшись в проеме входа в рубку, когда мужские глаза обратились в мою сторону с любопытством, одобрением и даже ...уважением. Что бы это значило? Только Аким бросил в мою сторону короткий, но такой тяжелый взгляд, почти приморозив к месту. Отвернулся и более даже не смотрел в мою сторону. Я от обиды прикусила нижнюю губу, так как не ждала такого холодного приема от друга детства. Хокк поманил меня рукой, указав знаками "займи свое место". Знаками пришлось изъясняться все время, пока мы были в режиме карантина.
   Насколько я помнила, во время карантина хемдеры прощупывали корабли, прислушиваясь и вынюхивая. Такие спецы были только на Киа-Само, и объяснялось их присутствие особым геном в коренных жителях этой планеты. Союз пытался их вывозить, чтобы если не размножить, так попользовать их способности, но они умирали сразу, как только покидали пределы своей системы. Прежде, чем было обнаружено, что ген "читающих души" имеет психо-метафизическую привязку к самой планете, вымерло больше сотни хемдеров.
   Союз принял решение оставить эту расу на планете, и использовать в качестве фильтра на планете, которая отличалась большей свободой, как в контрабанде, так и в традициях. Здесь пары создавались без вмешательства из Системы, рождались дети, допускалась свободная любовь и жизнь свое удовольствие. Но и агентов спецслужб можно было встретить как в борделе, так и на рынке, в том числе невольничьем.
   Пока мы все сидели в рубке в полнейшей тишине, Хокк был предельно сосредоточен, как я поняла, он своими эмпатическими способностями закрывал весь корабль от внешнего воздействия. Парни вскоре оказались сидящими на полу и играющими в "крестики-нолики". Я мысленно фыркнула, вспомнив, что точно такие же узоры я выводила не так давно на торте. Интересно, они его видели или нет? Может Дони не решился его показывать на банкете? Жаль, не спросила раньше у Хокка, как ему тортик.
   Поглядывания в мою сторону и хитрые прищуры игроков заставили заподозрить, что они неспроста играли сейчас в эту игру. Видели, точно, они видели мой шедевр! Я показала им язык и отвернулась, уставившись в затылок Акима. Пусть смеются и дурачатся, как дети малые, правда...
   Аким словно почувствовал мой взгляд, дернул ухом, затем потер шею, и обернулся. Наши взгляды сцепились, словно мы были соперниками. Да что это с ним? Я вопросительно подняла брови, мол, что за дела, какие еще проблемы? Он же в ответ только губы крепче сжал и отвернулся. Ах ты ж, бугай недоделанный....ну я тебе припомню!
   Искоса посмотрела на Хокка, тот сидел в своем кресле с закрытыми глазами, слишком погружен в себя, чтобы что-то заметить. Я достала из кармана свой планшет и написала вопрос: "Привет...как дела? Чего дуешься?" и сбросила в личку другу, не выходя во внешнюю Сеть, и не задействовав сеть "Ари".
   Ответ пришел быстрее, чем я думала: "Вопрос не понят".
   "Очумел что ли? Я спрашиваю, в чем проблема? Злишься. Почему?"
   Аким снова посмотрел в мою сторону, как на идиотку.
   "Ты снова с ним. Зачем ты так танцевала...зачем?"
   Неужели он ревнует? Так капитан был прав, когда намекал мне, что Аким ради меня прорывался сквозь шквальный огонь со стороны врага? Я тяжко вздохнула, боясь нарушить тишину.
   "Сложно ответить. Много личного, - я бросила осторожный взгляд на Хокка, полюбовалась им какое-то время и добавила текст. - Он мне не безразличен".
   "А я?"
   И что можно ответить на подобное?
   "Друг. Лучший"
   Пришедший ответ заставил меня заскрежетать зубами от досады.
   "Больше нет".
   "Почему? Как ты можешь такое заявлять?"
   "Я не хочу быть другом. Мне нужно большее. Ты сама виновата, зачем ты танцевала? Это было пыткой, как и то, что ОН унес тебя в свое логово. Нам нужно поговорить. Не здесь и не сейчас. Позже. В отеле. Я найду тебя. Конец связи"
   И Аким отключился. Я откинулась на спинку ложемента, закрыла глаза, стараясь унять бешено бьющееся сердце. Надо успокоиться и подумать. Обо всем. Аким, почему ты раньше скрывал свои чувства? Многое могло бы быть иначе, по крайней мере, до того, как я попала на "Эсмеральду". Друг детства, который оказался в западне своих чувств. Я виновата в том, что он вдали от родной планеты, будущее неясно, ненадежно. Хокк. Кстати, он знает о том, что сделал с Акимом? Понимает ли капитан, что сам разблокировал чувства своего потенциального соперника?
   Я открыла глаза. Впереди, за иллюминатором красовалась Киа-Само, нежнейшая и загадочная планета- женщина, умеющая хранить свои тайны и даровать радости. Да, капитан все знает. Я уверена. Но приближая к себе Акима, он знал, что соперника нужно держать на виду.
   В какой-то момент пришла команда от Ари, что корабль прошел карантин и нам дозволено садиться. Команда тут же разбежалась по своим местам. Что ж, вот и мое время настало. Второй пилот отвечает за взлет и посадку корабля, это неписаное правило.
   ***
   Посадка прошла без эксцессов. Хокк послал мне одобрительную улыбку, помня видимо о прежних совместных посадках, которые никогда не вызывали с его стороны замечаний или недовольств. В лучах заходящего светила МоЗра, острые пики высоток сверкали так, словно вспарывали чернеющий небосвод. Патруль нас не сопровождал, что было заслугой капитана. Я уверенно вела звездолет до места паркинга, следуя инструкциям и схеме движения, выводимым на плэйм-экран перед моим ложементом Ари.
   Разместив во вместительном ангаре звездолет, команда частично отправилась в отель, остались на борту лишь Верник да Калинин. Им предстояло поработать с ремонт-бригадой во славу новых побед. Хокк более не стал задерживаться, подхватил меня за талию и потащил в сторону кар-стоянки. Аким следовал за нами и, что странно, оказался взятым в кольцо Большим Дони, Риверсом и Крамером. Те ему что-то втолковывали, словно пытаясь в чем-то переубедить, он лишь отрицательно пару раз дернул головой. Куда они направились, я уже не увидела, так как была запихнута рукой Хокка в кар, да слабое наружное освещение дорожки от ангара до кар-стоянки не способствовало лучшему обзору.
   - Лира, - окликнул меня капитан, едва наш кар тронулся с места, взмывая вверх, - иди ко мне.
   Покосилась на его лицо, замершее в неком напряжении, словно он ожидал сопротивления, вздохнула тихонько и пересела поближе. Мои плечи сразу оказались в капкане его рук, а горячие губы проложили обжигающую дорожку из поцелуев, вызвавших кучу мурашек, от ушка до губ. Рукой прикоснулся к подбородку, повернув к себе лицом, и тихо так произнес с нажимом в голосе:
   - Впредь прошу не вступать в переписку с Акимом, милая. Не думай, что я ничего не узнаю.
   Вздрогнула, ибо не ожидала ничего подобного, этакого скрежета по металлу в его голосе.
   - Одно тебя оправдывает, что я тебе оказывается небезразличен. Не разрешаю встречаться с ним наедине, это понятно?
   Нервно кивнула, чувствуя, как стальные пальцы больно захватили уже основание шеи.
   - Запомни, ты моя, а я не потерплю рядом с тобой другого мужчину.
   Э-э-э... озверел?!
   - А женщину потерпишь? - не удержалась, и дернула головой, вырываясь из захвата.
   - Нет, - как отрезал и отстранился.
   Весь оставшийся путь до гостиницы провели в полном молчании и некой отстраненности друг от друга, словно Хокк давал мне время все взвесить и обдумать. А подумать было о чем, особенно, о его поведении и ревности. Именно ревность была пугающей для меня в наших отношениях, ибо я не была готова к тому, что меня будут рассматривать в качестве собственности. Нет, я бы не стала категорично заявлять, что мне не нравится чувствовать себя центром вселенной для Хокка, но я привыкла сама распоряжаться своей свободой и желаниями. Думать сейчас совершенно не могла, мне мешало тяготившее молчание капитана. Не знаю, что у него сейчас творится в голове или на сердце, но его жесткость пугала.
   В гостиницу селились, как семейная пара с труднопроизносимой фамилией. Перед выходом из кара Хокк молча надел на меня шазирад, этакое черное покрывало с сеточкой на лице, скрывающее фигуру и лицо от чужих глаз. Объяснения звучали следующим образом: "Ты первая супруга кипсаримского харива *(богатый наместник), следовательно, никто не смеет коснуться взглядом твоего прекрасного лика... терпи".
   До номера следовала за капитаном на несколько шагов позади, не произнося ни слова, как того требовали традиции Кипса-рима, восточной страны планеты Киа-Само. Хокк превосходно говорил на диалекте представляемого им народа. Да и одет он был как истинный кипсаримец, в длинной белоснежной тунике, расшитой золотом, имеющей высокие разрезы по бокам, а на голове парик с сотней черных косичек до плеч, на конце каждой светятся самоцветы, отражающие высокий статус их носителя.
   Закрыв двери за служкой, принесшим наш багаж, Хокк прошел в спальню с одним кресс-чемоданом, я же скинула с себя душный балахон, подошла к окну и задумчиво стала изучать открывшийся вид. Как ни странно, но именно сейчас меня вдруг озаботила моя дальнейшая судьба. Куда дальше полетит звездолет Хокка? Почему он не делится со мною, все еще не доверяет? Думать так было неприятно.
   Услышала, не поворачиваясь, как в гостиной появился кэп. Прислонилась лбом к холодному стеклу, сцепив зубы.
   - До утра проведем время в номере, - услышала его голос, чуть хриплый, словно взволнованный, - а после завтрака поедем в центр.
   Медленно повернулась, сцепив руки в замок на груди.
   - Надолго мы здесь? - с трудом выговорила и отвела взгляд.
   Тяжело смотреть на мужчину, который практически раздевает тебя взглядом, а ты имеешь право дуться.
   - Как пойдет, ты голодна? Можем заказать еды в номер.
   - А есть другой вариант? - из вредности или природного упрямство было желание поспорить.
   - Если ты про ресторан, то это вряд ли.
   Кэп подошел к терминалу возле двери, набрал комбинацию заказа в номер, и подошел ко мне. Остановился на расстоянии вытянутой руки, разглядывая.
   - Ты замкнута. Что с тобой?
   Хмыкнула, мол, еще спрашивает. Нахмурился.
   - Аким...снова он? - дернул бровью. - Лира, он тебе не друг, пойми это. Не может быть другом человек, претендующий на большее.
   - Что ты с ним сделал? - тихо спросила, закусив губу. - После общения с тобой у него что-то случилось с головой... он не был таким раньше. Он был мне единственным другом во всей Вселенной.
   Взял меня за руку и провел к дивану, усадил к себе на колени, поглаживая по спине.
   - Я видел все его воспоминания и мысли, поверь, он никогда не считал себя твоим другом. Довольно о нем. Я только надеюсь, что ты меня услышала и поняла. Не вздумай оставаться с ним наедине.
   Вдруг ниша в стене отъехала в сторону, явив ужин. Хокк отсадил меня в сторону, поднялся и прошел за подносом. Ужинали не спеша. Не было желания торопить время и ложится в постель. Понятно же было и так, что будет, стоит мне только пройти в спальню. Капитан слишком пристально следил за мною, чуть хмуря брови. А мне так хотелось побыть одной, хотя бы часок, что бы спокойно все обдумать. Видимо, он это чувствовал и не собирался давать мне слабину.
   - Куда полетит после ремонта звездолет? - наконец решила я узнать волнующий меня вопрос.
   Капитан вытер салфеткой губы, поднялся и прошелся по комнате, не задевая изящной, явно дорогой мебели: столик, диван и кресла. Гостиная была достаточно большая, что соответствовало статусу номера "люкс". Отложив вилку, скрестила руки на груди.
   - Это зависит от многих факторов, - подошел ко мне, наклонился и поднял на руки.
   - Ох...отпусти, куда ты...?
   - Спать пора. Довольно вопросов.
  

Глава 8.

  
   Мне не спалось. Ворочалась, вздыхала и думала о словах кэпа про Акима. Почему я не могу даже поговорить с ним? Как Хокк может запрещать не общаться с другими людьми, и к чему вообще приведет его собственническое отношение ко мне?
   - Лира, может ты все-таки поспишь? - раздалось рядом недовольное, и меня сграбастали в крепкие объятия.
   - Что происходит, Хокк, объясни... что такого ты видел в мыслях Акима? - выпалила на одном дыхании и замерла в ожидании ответа.
   Кэп молчал, уткнувшись носом в мою макушку.
   - Ты спишь что ли? - толкнула его легонько локтем.
   - Нет. Отвечу, если и ты кое-что мне объяснишь.
   Почувствовала, как рукой Хокк обхватил одну из моих вершин, нежно сминая пальцами. Затем языком обвел контуры ушной раковины, вызвав жаркий прилив внизу живота. Я вдруг тяжело задышала, испытывая томление, и стиснула зубы, стоило только мужчине спустить руку ниже и сжать в интимной ласке самое чувствительно местечко на женском теле.
   - Лира, - выдохнул мужчина мне в шейку, - почему ты не сможешь забеременеть?
   - Что? - не уловила я смысла вопроса.
   - Помнится, ты сказала, что у тебя не будет беременности... ты что-то принимаешь?
   - Нет. Да...о чем ты?
   Мысли плавились от движений его пальцев, от поцелуев, которые дарили его губы, в груди словно искры проносились, воспламеняя кровь. Непроизвольно прогнулась всем телом, подстраиваясь под ритм, жарко дыша.
   - Ответь мне, девочка моя, - настаивал на ответе мужчина, не прекращая соблазнения.
   - Укол...всем женщинам флота ставят специальные уколы от несвоевременной беременности...
   - Я не знал...странно.
   Почувствовала, что нахожусь почти на пике, и вцепилась в другую его руку, застонав.
   - Какой срок действия этого средства?
   Облизала губы, замотав головой.
   - Что ты со мною делаешь? А-а-а, - закричала, едва пронесся экстаз по всему телу. И выпала на какое-то время из реальности.
   Очнулась, когда мужчина расположился сверху, нежно вошел в меня и взял свой темп. То убыстряя, то замедляя, между поцелуями снова и снова задавал свой вопрос:
   - Срок действия...скажи мне...
   - Полгода... или чуть больше... да какая разница..., - от его ласк настолько забылась, что не понимала - выдаю тайну, которую не желала ему раскрывать.
   Более Хокк не сдерживался, излив в меня свою страсть. Сон пришел почти сразу...
  
   Утром я все-таки вспомнила вопросы кэпа, причем уже в ванной, когда умывалась и приводила себя в порядок. Как вспышка света, внезапно озарило меня удивление: зачем ему об этом знать? Боится, что я забеременею? Побледнела от мысли, что Хокк может и не захотеть от меня ребенка. Что я вообще о нем знаю. Какие у него взгляды на детей и семейную жизнь. Ну да, что-то говорил о том, как относятся на его планете к женщине, мол, сиди дома и детей воспитывай. А может его уже ждет дома невеста, а я так...для утехи. Тогда зачем называть меня единственной?
   Сердито посмотрела на свое отражение. Нельзя думать о будущем...нашем совместном будущем. Это больно. И страшно. Зачем он разрушил мой привычный мир, зачем?!
   Вышла из ванны уже собранная, одетая и настроенная на спокойствие, хотя бы внешнее. Решение выбрала следующее - жить сегодняшним днем, плыть по течению, получить от мужчины, от которого сносит все возведенные собой же барьеры, максимум наслаждения (чтобы было что вспоминать) и...если представится шанс - разобраться с Акимом.
   Завтракали так же в номере. Хокк отчего-то не был расположен ни к флирту, ни к разговору, молча закончил есть, затем поднялся и направился к дверям. Я наблюдала за ним искоса, заметила, что он остановился, посмотрел на меня задумчиво, затем вернулся, вынудив подняться с дивана. Обнял, поднял за подбородок лицо и впился взглядом в мои глаза.
   - Лира, слушай меня внимательно, - голос его был полон строгости. - Я отлучусь на пару часов, нужно проверить как идет работа на звездолете, ты должна оставаться в номере. Никуда, ни под каким предлогом не вздумай выходить. Это понятно?!
   Кивнула, тяжело вздохнув, отвернула лицо в сторону.
   - Не вздумай даже в коридор выходить.
   - Да поняла я уже. Успокойся. Галовизор-то можно посмотреть? - фыркнула недовольно и попыталась сбросить с себя его руки.
   - Не злись, прошу тебя. Обещаю, что после обеда мы вместе посетим город. А вечером я расскажу тебе о планах полета. Договорились? - нежно заглянул он мне в глаза, словно моля о прощении.
   Кивнула, боясь выдать голосом, что расстроилась. И даже очень расстроилась, почему и сама не знаю.
   Когда двери за кэпом закрылись с характерным звуковым сигналом, что могло означать одно - открыть замок сможет только тот, кто закрыл двери, я сердито поджала губы и плюхнулась на диван. Включила галовизер голосом, и задумалась. Вчера так хотелось остаться одной, вот и шанс. Только мыслей в голове толковых не прибавилось, что могло говорить о нервном перенапряжении. Сидя с закрытыми глазами, краем уха слушая музыку с экрана, вдруг различила звук вызова с планшета. Пришлось спешно искать его в крэс-чемодане, а уж когда вынула планшет, то увидела три пропущенных вызова...от Акима!
   Странно, что кэп не прибрал к своим загребущим рукам мое личное средство связи. Хотя как-то он же отследил нашу переписку с рейнджером еще перед посадкой на Киа-Само. Должно быть все же порылся в программном обеспечении и наставил жуков-червяков, а это уже плохо.
   Активировала последний вызов, изучая схему соединения, вроде бы как было раньше, но с другой стороны - я не программист, могу и не заметить. Аким почти мгновенно откликнулся. И был при этом не слишком весел, скорее мрачен.
   - Привет, куколка, - тихо выдохнул парень и пристально посмотрел на меня. - Как ты?
   - Тебя еще волнует как я? - отвела чуть в сторону взгляд, стараясь не пустить слезу.
   - Дуешься? Что ж... он знает?
   Снова посмотрела на друга, бывшего друга, и кивнула.
   - Ясно. Тогда отбой.
   Экран планшета мигнул и погас. Вот и поговорили.
   Э, нет, я еще не все сказала! Вызов на этот раз шел дольше, но выражение лица собеседника не отличалось от предыдущего, только губы чуть сильнее поджал. Я не произнесла ни слова, просто сердито глядя в карие глаза, которые казались темнее обычного. Мужчина тоже молча разглядывал меня, меняя выражение лица - сначала хмурое, затем внимательное и какое-то что ли удивленное, и наконец, заинтересованное...
   - Лира, ты понимаешь, что нарываешься? - спросил он хрипловатым голосом.
   - Да ну?
   - Нет, я серьезно, если он узнает, не думаю, что одобрит. И потом, какая на фиг конспирация?!
   - А мне просто в твои лживые глаза захотелось посмотреть, - выпалила я зло, сощурившись.
   - Что? Лживые? Мои?! - рассвирепел мужчина на экране и зарычал. - Какого шезра, Лира?!
   - А кто заливал мне все это время, что друг и не более?! - не менее эмоционально выплеснула я.
   Аким вдруг стушевался, отвел взгляд и почесал затылок одной рукой.
   - Слушай...давай это обсудим не сейчас, а? Я сам тебе все скажу...
   - Когда? - требовательно сверкнула взглядом.
   И тут он подал мне знакомый сигнал пальцами, тем самым языком, который мы ради смеха выдумали, чтобы другие однокашники нас не понимали. Гулять. Город. Бар. Старый Шар.
   Вздохнула, затем чуть улыбнулась и кивнула в ответ. Связь прервалась. И вот тогда до меня дошло, что этот разговор увидит и услышит Хокк. Мама! Что будет мне за это?
   Пальцы запорхали и набрали Верника.
   -Эй, привет, - растянулся в улыбке Мизаил, и как-то неестественно почесал нос.
   Что бы это означало?
   - Привет, ты один? - решила я уточнить на всякий случай.
   Взгляд его вдруг стал несколько рассеянным, словно он смотрел не на меня, а поверх меня. Я даже оглянулась, испугавшись, что кто-то может быть за спиной. Нет никого. Посмотрела на Верника, тот вздохнул и вымучено улыбнулся.
   - Что хотела? И да, я один.
   - Отлично. Подскажи, как можно отключить программу-шпиона?
   Мизаил вдруг усмехнулся, так недобро, и фыркнул:
   - Да никак.
   - В смысле?- не поняла я.
   - Ты ее ставила? Нет. Так что не тебе и отключать.
   У меня просто не было слов. Открыла и закрыла рот, возмущенно уставившись на этого нахала.
   - Так это ты?! - зашипела я от негодования.
   - Что Я? - перестал ухмыляться бортпрограммист.
   - Ты! - уличительно кивнула в его сторону. - Предатель!
   - Да что я-то? Ничего я тебе не ставил... у тебя и без меня уже стояло...упс.
   - ЧТО?! Когда?! Кто посмел?! - понесло меня так, что аж затрясло всю.
   Связь вдруг прервалась. Я попыталась снова набрать Верника, но планшет вообще отключился, хотя питания хватило бы на пятьдесят часов общения. Что за...?!
   И тут вдруг снова моргнул экран и с него на меня посмотрели довольно холодно глаза кэпа.
   - Лира!
   Вздрогнула, едва не выронив планшет.
   - Эм...что?
   - Ты, как я погляжу, предостережений не понимаешь? - голос мужчины мог заморозить кого угодно, у меня же вызвал шквал нервных мурашек по всему позвоночнику. - И прямых приказов тоже не исполняешь.
   Я закусила нижнюю губу, хмурясь от раздражения. Какого шезра лысого? Я что ему рабыня какая-то?
   - Не хотел, но вынужден наказать тебя - никаких прогулок. И планшет твой больше работать не будет.
   Отбросила планшет на диван, лишь бы кэп не увидел слез моих, тем временем голос не умолкал, приобретя более язвительные нотки.
   - И второе, вечером можешь просить прощение в виде танца...приватного. Надеюсь, ты из понятливых.
   Схватила миникомп и хотела уже было послать кэпа куда подальше, да только экран был уже черным.
   Так. Сижу. Думаю...и понимаю, что любовь - любовью, но уважение-то где? Где, я спрашиваю? Допустим, Хокку я нужна и не важно для чего - для снятия ли его мужской напряженности в области паха, или в качестве игрушки для психологических тренингов, а может в принципе дело не в этом, а в том, что я упорно добивалась его внимания (все-таки три месяца по его началом провела), а потом, когда соблаговолил меня заметить, вдруг охладела...и вот это его задело, и мужскую гордость задело, и что еще там можно было задеть - вот именно, тщеславие и самолюбие, да еще и при всей команде вытворила тот танец, от которого даже у Акима слюни потекли. Видимо роль жертвы его не устраивала, а вот в качестве охотника и хозяина его мужское либидо радостно приняло к сведению и к исполнению.
   А я тоже молодец. Едва не зарычала, понимая, что сама же и виновата. Истерики вперемешку с бабскими капризами, что в принципе могло бы быть оправдано с точки зрения стресса и резко изменившихся жизненных обстоятельств, но ...вот именно НО!...
   Никогда не позволяла себе раскисать и нюни пускать, где моя бесшабашность и отчаянность, почем я позволила забиться своему "я" в темный уголок и жалеть себя?
   Нервно прошла к консоли меню, заказала алкогольный коктейль и, получив желаемое из перемещателя, залпом осушила стакан. Отставила и вернулась к окну, возле которого проторчала последние...ого, уже полчаса занимаюсь самоанализом. Пора расставлять приоритеты и задачи.
   Итак...
      -- Взять себя в руки, намотать сопли на кулак и стиснуть зубы...признать, наконец, уже, что проявила слабость перед кэпом и показала себя не с лучшей стороны.
   Кивнула своим мыслям, ибо согласна. Бум исправляться.
      -- Взять себя в руки...так, это уже было...еще раз взять себя в руки, да что же меня так трясет-то? И что за коктейль был...? Маловато?!
   Заказала еще и еще...стоп. Уже напиться вполне могу...ик.
   Ой, я пьяная что ли? Стало смешно, когда представила, что скажет не переносящий пьяных дам-с капитан. А вот и не дам-с, сегодня точно, не дам-с. Но танец будет!
   Возвращаясь ко второму пункту. Взяла себя в руки, и решила уже наконец - нужен мне этот мужчина или нет? Нужен! - это кто сказал, ого, сердце посмело вякнуть?!
   Определенно пора завязывать с выпивкой, скоро начну и с другими органами общаться. Мдя.
   Так, а третье что? Верно! Аким, зараза такая! С ним что делать?
   - Да ну что тут поделаешь, втроем жить? Не факт, Хокк не согласится, значит пусть в друзьях и ходит...как оно оказывается все легко решается на пьяную голову.
   Весело рассмеялась и понеслась в ванную к "белому другу". Определенно, сегодня не мой день и этот коктейль я больше не заказываю.
   Влезая в душ, едва не убилась, но, благодаря шторине, выжила, а та почила безвременно на полу с палкой, собственно эту шторину державшей. Выползла из ванной, имея твердое намерение переодеться и приготовиться к фееричной ночке...с танцами, играми и забегом за кэпом вокруг всех стоящих отдельно предметов интерьера. Они, конечно, - события - могли бы развиться по указанному сценарию, если бы мне по пути не попалась кровать, а на ней мягкие шелковые простыни, настолько прохладные, что не устояла и присела-прилегла их коснуться, да только ненадолго глаза прикрыла, что б перестало перед глазами кружится...как вдруг очнулась с головной болью, в темноте и рядом кто-то выводил рулады похлеще двигателя космолета.
  
   Поднялась и, постанывая, прошла в сторону гостиной. Кое-как натыкала несгибающимися пальцами на сенсорной панели название лекарства от похмелья и, получив вожделенное в пластиковом стаканчике, уже разведенной водой, вылила в свой многострадальный организм....м-м-м...блаженство. Боль отступила почти мгновенно, зато появился дикий аппетит.
   Заказала и завтрак заодно, подумала еще немного и заменила чай на кофе...со сливками.
   Доставка так же не заставила себя ждать. Расставив завтрак на чайном столике у галовизера, тихонько заглянула в спальню. Кэп спал в одежде, раскинув руки в сторону и даже не сняв носки. Это как понимать? Насупилась, пытаясь определиться...будить - не будить?
   Нееее...будить не стану. В конце концов, он же меня не трогал, когда пришел ...а кстати, когда он появился? Ночью? Подошла ближе к кровати и почувствовала такое амбрэ, от которого вмиг снова поплохело. Мамочки, это где же он так набрался? Ну, Верник, погоди у меня! Знаю, что самогон гонит, так еще и моего мужика спаивает. А если напились, какого шезра там не остался? Махнула рукой, чего мол голову ломать, да и вернулась к завтраку.
   На чем мы вчера затормозили? На третьем пункте? Аким, зараза такая! Нет, повторяюсь, хотя и все правильно. Ладно, Акима можно просто отблагодарить за попытку спасения, да в игнор послать. Нечего было из меня дурочку делать столько лет. И потом, я вроде как определилась уже насчет мужчины своего - буду бороться за кэпа. Вернее, с Хокком за кэпа, или наоборот, не суть важна...Главное, что занятие по укрощению и приручению оного должно быть тщательно продумано и просчитано. Только речь идет не о перевоспитании, скорее о том, как заставить себя уважать и считаться с собой.
   А это значит, прекращаем с истериками, нытьем и битьем посуды или подушками. Сладкого помаленьку, то бишь до тела моего чтобы добраться, объекту охоты придется о-о-очень потрудиться. Аким, зараза такая, вот ты, кстати, и пригодишься. Будешь у меня в качестве трофейного оружия, которое может в любой момент выстрелить, но при правильном обращении вполне может еще и на стеночке повисеть, для красоты. Что-то я с утра такая злая-презлая.
   Взяла в руки планшет...живой хоть? Мигнул и засветился экран более ярко, чем обычно. Хм...странно. Подзарядили его что ли? Включился, что должно было бы удивить, но...все ранее имеющиеся файлы и контакты, вообще вся информация оказалась удалена. "Ну, кэп, ты мне за это ответишь".
   Вошла в открытую сеть, выбрала несколько магазинов со специфическим товаров, затем пробежалась по каталогам, то жутко бледнея, то краснея, но когда корзина была заполнена, откинулась удовлетворенно на спинку дивана и решительно нажала на кнопку "Купить". Оплата производилась мгновенно со счета, к которому был прикреплен гостиничный номер, а уж после списывался с депозита гостя. Никто не сможет отследить, кто покупатель, ибо никаких личных данных вносить было не нужно. Заказ так же прибыл почти мгновенно. Лира только успела подняться, как из ниши в полу выскочила огромная прозрачная колба, а в ней куча коробок с этикетами магазинов. Вау....вот это сервис.
   "Что ж, - хмыкнула мысленно коварная укротительница "тигра", - теперь поиграем по моим правилам".
  
   Первым делом примерила "пояс верности" - так называемую конструкцию из органического сплава, который не смог бы спилить не то, что лобзик, лазер и тот не взял бы. Надевался он на голое тело, закрывая все стратегически важные места ниже пояса, и открывался только при нажиме на определенные точки в виде стразиков в области живота и в заданном носителем порядке при первой активации, тем самым, исключая как любые интимные прикосновения, так и в принципе само таинство любовных игр.
   Сурово, но что делать? Далее сверху надела мини-юбочку красного цвета, черные ажурные чулочки, корсет из красной лаковой кожи с черной шнуровкой, рожки на голове и хлыстик в руку. И последний штрих - новый блеск на губы. Глянула на упаковку, чужеродный язык, совсем ничего не понятно, но губы нарисованы...что ж, попробуем на руку сначала. Намазала кисточкой. Не щиплет, кожа не испортилась, да и на запах, м-м-м, вкусно. Ну-с, и кто тут желал приватный танец?
   Вошла в спальню, окинув критичным взором спящего, затем скривила недовольно мордочку - бе-е-е...нет, для пьяного стараться, все равно что бисер метать перед свинками. Топнув от злости ножкой, вернулась в гостиную и накинула там халатик, сняв рожки с головы. Снова взяла в руки планшет, присела на диван и задумалась. Нужно вытащить кэпа на прогулку в город, но он наотрез откажется, только если я не заслужу прощения, верно? А условием был танец, только вот мужчина-то проснется с головной болью, ему точно будет не до музыки...
   Входящий вызов оказался для меня неожиданностью. Провела рукой по экрану, активируя линию, на которой висел Верник. Бросив взгляд на мои рожки, нервно дернул уголком рта, словно сдерживая улыбку, затем прочистил горло и выдал:
   - Лира, сматывайтесь из гостиницы, как можно быстрее...хемдеры рыщут, мне пришлось уже два раза ангар менять.
   - Что случилось? - сердце екнуло и подскочило до самого подбородка.
   - Не знаю, какая-то утечка инфы. Всё, уходите, Лира, я не шучу...отбой.
   Сорвалась с места, заказала тот самый коктейль, который помог и мне, затем со стаканом пронеслась к Хокку. Трясла его, орала на ухо, щипала и дергала, но добудиться не смогла. Верник, зараза, сам же споил его...или это был не Мизаил? Хокк наконец застонал, я тут же поднесла к его рту стакан и влила всю жидкость до последней капли. Поднялся, что-то бубня себе под нос, и ушел в ванную, даже не глянув в мою сторону. Ну и ладно. Начала быстро собирать вещи, только самые необходимые, сожалея, что не могу прихватить все свои сегодняшние покупки. Но с другой стороны, шопинг на то и шопинг, чтобы стресс снять. Сейчас я как никогда собрана, да и прихватила пару сюрпризов для кэпа. Собрала так же в кресс-чемодан и некоторые его вещи, не зная точно, что именно может пригодиться.
   Затем подхватила длинное платье и натянула его поверх своего пикантного костюмчика - некогда было снимать, да и шазирад все скроет. Вышедший из ванной комнаты Хокк, удивленно глянул на меня и спросил, что случилось. Быстро пересказала все, что слышала от Верника. Кэп тут ж замер, а взгляд его словно остекленел. Наверное, пространство так сканирует, очень похоже на то, как он это делал при последней посадке.
   - Твою ж...! - зарычал он, и велел собирать вещи, спешно наряжаясь в свой "маскарадный" наряд.
   - Уже, - указала на кресс-чемодан.
   Гостиницу мы покидали спокойно, с достоинством, не вызывая суеты и подозрений, и без лишних объяснений с персоналом. Сели в нанятый кар, и взлетели с площадки.
   - Куда мы...? - мой вопрос был остановлен Хокком, который только мотнул головой из стороны в сторону, веля молчать.
   Понятно, будем заметать следы. Надеюсь, другие тоже успели скрыться, и очень было бы интересно узнать, как нас могли засечь хемдеры? Через какое-то время ловкие быстры маневры с каром между высотками сменились крадущимися движениями в райончике старинных построек, все больше терявших по ночам освещенность улочек и яркость неоновых вывесок. В конце концов, наш кар спрятался в полутьме какой-то подворотни, фары погасли, и наступила полная тишина. Хокк вроде тоже отключился, погрузившись в себя и не реагируя на мои кряхтения.
   Это я пыталась стянуть с себя балахон, именуемый шазирадом, и вытаскивала из чемодана, закинутого на заднее сидение, брюки и куртку. Думаю, что на улице все-таки прохладно, светило еще поднялось не высоко и ветер появился. С трудом удалось переодеться, да еще все время приходилось коситься на кэпа в надежде, что он не очнется и не застанет меня в пикантном одеянии. Стянула с себя юбочку, корсет оставила, брюки натянула с шипением сквозь зубы ругани, мол, зачем такие узкие покупала, куртка скрыла откровенное декольте корсета. Все.
   Тут и Хокк очнулся, повернулся ко мне с намерением что-то сказать, да так и застыл с открытым ртом, уставившись на что-то на моей голове. А-а-а, рожки!
   - Что? - спокойно спросила я, подтянув повыше молнию замка на куртке.
   Мужчина захлопнул рот, перевел взгляд на мои губы и снова завис. А с ними-то что? Облизнула нервно кончиком языка, ощутила вкус блеска для губ, и до меня дошло...в нем феромоны!
   Как сомнамбула кэп потянулся к моему лицу руками, ухватил крепко за подбородок и потянул к себе ближе. И вот как в замедленном кадре вижу: ноздри кэпа затрепетали, сильно втягивая воздух, зрачки глаз расширились, а губы, напротив, сжались в тонкую линию. "Ярость или страсть?"
   - Как это понимать? - прорычал мой мужчина и еще больнее стиснул подбородок.
   Затем демонстративно пододвинулся ближе и в наглую, совершенно не интересуясь моим согласием, ответом на вопрос и, да что там скромничать, с моим самоуважением - взял и вытер блеск с губ собственной ладонью, потом и рукавом своего наряда прошелся для верности. Оттолкнул слегка мою голову от себя, отвернулся, а я стала плеваться, обиженно сопя и обещая в мыслях устроить ему всевозможные, особо изощренные пытки.
   - Лира, - выдохнул со злостью кэп, - запомни, на меня такие штучки не действуют. Я их чувствую, не стану скрывать, но! Но они на меня не действуют! Поняла?!
   - Тьфу-тьфу...поняла...ага...еще бы для тебя это было, - буркнула и сама не сообразила, что ляпнула. Ой, дура!! Кэп полыхнул взором так, что не сиди я крепко пристегнутая к креслу, упала бы, точно.
   - А рожки...это тоже не для меня?
   - Ну... эти-то? Так они у меня всегда были...не замечал?
   Мужчина фыркнул и вдруг как-то неожиданно успокоился. Покачал головой, провел рукой по моим волосам, снимая злосчастный атрибут фривольного костюмчика, и забросил его на заднее сиденье.
   - Не беспокойся, рожек у тебя точно никогда не будет, - тихо прошептал Хокк и притянул меня к себе. Точнее попытался. Ремни безопасности не позволили сдвинуть меня чуть дальше, чем положено. - Шезра! Не о том думаю. Лира, ты просто заноза. Сиди тихо. Мне надо поработать.
   - Да я что ли шумлю тут? - возмутилась очередной несправедливости, и захлопнула рот под осуждающим взором кэпа. Все-все молчу, как рыба об лед. Сидеть тихо - значит не лезть к мужчине с вопросами. Понятно же?.. Вздохнула, получилось несколько громко, ойкнула, опять громко и прикрыла рот ладошкой. Испуганно посмотрела на Хокка, тот ушел в себя. Еще раз вздохнула, но уже почти беззвучно, и заскучала. Думала, будет погоня, гонки опять же устроим, а мы сидим не понятно в какой дыре, молчим, ни азарта тебе, ни риска. Откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Могу же я пока тоже отдохнуть...
  

Глава 9.

  
   Толчок в бок, я подскочила и зашипела. Ремни безопасности...что б их!
   - Лира, хорош храпеть, всех ищеек оповестила, что мы тут прячемся...
   - А? Что?! - заозиралась, сонно выискивая тех самых ищеек. Затем замерла и удивленно посмотрела на кэпа. - Это была такая шутка, да?
   - Утка... Выходи. Транспорт придется оставить здесь.
   - К-к-какая утка? А вещи как же?
   - Большой Дони подберет...все, пошли сказал. Мы должны через десять минут быть в одном баре. Там нас будут ждать.
   Молча вылезла из кара, грустно вздохнула, ибо страшно вещи-то бросать - сопрут, квартал какой-то подозрительный.
   - Не вздыхай. Кар поставлю в режим невидимости. Дони получил код доступа, так что распечатать его сумеет и без нас.
   Он схватил меня за руку и потащил за собой по переулочкам, которые были настолько узкие, что столкнись с кем-нибудь, идущим на встречу, пришлось бы по стеночке размазаться, чтобы протиснуться мимо друг друга. На мои ворчания, мол, какого шезра мы прятались, если можно использовать в каре режим невидимости, мне была прочитана лекция на тему местных противоугонных систем, одной из которых и была самая популярная - невидимость. То есть только в состоянии покоя эта самая противоугонная система
   Вскоре мы пришли в темный двор, миновав его, вошли в калитку, а за нею снова какие-то переулки. Я уже давно сбилась с направления, куда мы вообще идем, а кэп двигался так, словно вырос в этих местах. За очередным поворотом оказалась простая деревянная дверь черного цвета, за которой...мама дорогая, царила жизнь. И не просто царила, бурлила и выплескивалась через край. Под плотным навесом расположился целый квартал развлечений - этакий яркий и многоголосый оазис во мраке тьмы и тишины.
   Пройдя по улочке с развеселыми неоновыми подсветками, почти ни с кем не столкнувшись, и это в той толчее, что сновала вокруг. Я даже не удивилась ...ну почти, ибо надо видеть кэпа, чтоб не сомневаться - он не из тех людей, кому можно безнаказанно оттоптать ноги. А я его хвостик, так вот на хвосты таким опасным волкам, каким выглядел Хокк, тоже наступать не рекомендуется.
   Бар оказался в конце улицы, за толстой бронированной дверью, что в принципе тоже понятно. Если начнется облава, то внутри можно спокойно пересидеть и возможно даже скрыться через черный ход. По-крайней мере на Земле такие бары имели не один запасной выход.
   Устроившись в самом дальнем от танцевального подиума уголке, Хокк сделал заказ на бутылку свежей воды и, пока я мучилась с открыванием бутылки, связался с кем-то из ребят по наручному гаджету. Что он говорил, я не разобрала.
   Кэп побарабанил пальцами по столешнице какой-то мотивчик, затем фыркнул и отобрал у меня бутылку. Одним щелчком сбил крышечку, хлебнул воды и передал мне. Хм, что ж... брезговать не стала, и тоже утолила жажду, мысленно соглашаясь с аксиомой, что пить алкоголь вредно. Заиграла музыка, довольно необычная и громкая - струнный плач и вздохи удовольствия одновременно.
   - Эта музыка... чья она? - произнесла и поняла, что он меня не слышит, ибо погрузился в свой внутренний мир.
   - Я давно ее не слышал и как странно, что слышу ее в этом месте и сейчас.
   Закрыв глаза, кэп замолчал, слушая и впитывая в себя звуки. Я протянула руку через стол и схватила его за кисть, с силой сжав ее. Он резко распахнул глаза и посмотрел на меня в упор, при этом взгляд его был таким пламенным, что тело оказалось, словно в огне, распалив в мгновение внизу живота просто дикое желание. Я с трудом сглотнула, но руку не убрала.
   - У нас есть минут двадцать, - произнесли его губы, которые магнитом притягивали мой взгляд.
   Эта музыка... она сносит все границы, все рамки. Не музыка, а стимулятор какой-то. Кивнула, ощущая странную вибрацию в грудной клетке.
   - О, - смогла произнести только этот звук, как вдруг оказалась на его коленях, в его объятиях.
   Горячее дыхание опалило чувствительное местечко за ушком, и его голос хрипло произнес.
   - Мы сейчас с тобой поднимемся наверх, там есть комната для приватных встреч...
   - Да? - голова идет кругом от сладостных прикосновений к груди.
   - Да. Эта музыка... она действует на определенные участки мозга, - кэп шумно дышал, словно задыхался, а его руки и губы, казалось, были повсюду - обжигали, мяли, гладили, ласкали и... умоляли. - Я не могу остановиться. Я хочу тебя прямо сейчас.
   Когда кэп начал раздевать меня на глазах у всех, невольно обратила внимание на остальных. Они тоже словно сошли с ума. Кто-то уже упал в жарких объятиях на пол, одежда летела в разные стороны, откуда-то раздавались страстные стоны и крики. Сквозь пелену желания до меня дошло, что вся эта ситуация не нормальная. Хокк зарычал и вдруг сбросил меня с колен на пол.
   Затем схватил стул и понесся с ним куда-то за барную стойку. Музыка заглохла одновременно с раздавшимся грохотом. Кэп вернулся с ошалелым взглядом и взъерошенными волосами. Бурное дыхание смешивалось с яростным взором, которым он нашел все еще лежащую меня на том месте, куда так агрессивно сбросили с колен.
   - Ну и что это было? - подняла в недоумении бровь.
   - А что это на тебе? - ответил он вопросом на вопрос.
   Опустила взгляд и хмыкнула. Черный корсет приподнял грудь, бесстыдно выставив на обозрение практически до самых ее розовых вершин. Хокк подал мне руку и одним сильным движением поставил на ноги, чтобы тут же прижать к своему телу излишне крепко, почти до треска ребер. Я поморщилась, и охнула, когда мужчина вдруг ухватил затылок рукой и впился в мои губы болезненным, подчиняющим поцелуем, пронзая меня свирепым взглядом.
   - Рожки, корсет... милая, ты решила сменить стиль? - прошептал в мои губы и отстранился.
   И что это было, спрашивается? Хотя ему вряд ли нужен мой ответ, судя по тому, как он резво потащил меня на выход, где вдруг притормозил и зарычал какое-то ругательство. Я разобрала только одно слово, которое напугало меня до икоты "предательство". А затем грянула сирена, самая настоящая, которая заставляла впадать в панику и нестись куда глаза глядят, но не Хокка. Он подхватил меня за талию и рванул в противоположную сторону от общего потока выбегающих посетителей, периодически ловко маневрирую в толпе, повернул на лестницу, ведущую на второй этаж. Когда мы влетели в коридор, то последнее, что я успела заметить, были влетевшие на парящих эргонах стражей порядка в черной форме. Неужели они явились по наши души?!
   Долго размышлять на тему облавы мне не дали, потащили по коридору, затем втолкнули в какую-то неприметную дверцу, и заставили карабкаться в какой- то узкий лаз, все время вверх и вверх...
   Вскоре кэп вытащил меня на крышу и, не позволив даже немного отдышаться, замер у самого края, крепко удерживая мой локоть.
   - Слушай внимательно, - низким, требовательным голосом быстро произнес он, подталкивая меня к темному провалу между крышами. - Ты сейчас прыгнешь, не бойся - не разобьешься, в этом квартале установлены антигравитационные ловушки на случай внезапных причуд пьяных посетителей. Затем побежишь, держась стены все время правой рукой, и, когда стена закончится, рванешь, что есть силы, через открытую площадку наискосок... дальше держись левее. Через пару кварталов тебя встретят, и ради всех святых для тебя богов, не вздумай случайно потеряться. Поняла?!
   Я испуганно закивала, боясь, что как только прыгну, то уже никогда не увижу его, от страха видимо немного растерялась, и сипло, с дрожью в голосе спросила:
   - А ты? Как же ты...
   - За меня не волнуйся, кое-что улажу и появлюсь. Вылетаем сразу же, как только окажемся все на борту "СаЛиран". Со мной все будет в порядке, если прямо сейчас сделаешь это. Прыгай!
   И он даже меня слегка подтолкнул, хотя нет... он меня взял на руки и сбросил с крыши. Ну, я тебе припомню, что заставил меня едва не поседеть раньше времени. Пролетела почти не вниз головой, ударилась грудью, словно о воздушную подушку, слегка подпрыгнула вверх и скатилась на брусчатку, больно рассадив бок и содрав ладони в кровь.
   Сцепила зубы, поднялась и сорвалась с места в быстром беге, держась правой рукой за стену. Вой сирен давно уже стих, а глухая, беззвездная ночь воцарилась в округе, стоило только оказаться в неосвещенном квартале, и лишь озвученный ориентир для руки был тем маячком для той, которая вдруг будто ослепла и оглохла. Тишина давила на нервы, заставляя ускоряться, а сиплое дыхание, словно острым лезвием, пронзало легкие, вырываясь изо рта. Остановилась только тогда, когда стена закончилась.
   Я наклонилась, схватившись руками за болевшую грудь, и попыталась отдышаться. Больно. Видимо, все же здорово ушиблась при падении. Слегка придя в себя, попыталась снова распрямиться, как резкая боль опоясала грудную клетку, сверкнула в ребрах и замкнулась на позвоночнике в области лопаток. Твою ж... похоже на смещение позвонков. Мне самой не вправить... Только не сейчас, как же больно!
   С силой сжав руки в кулаки, едва не зашипела, так как ногти впились в окровавленные ладони. Тьфу... забыла. Прислонилась к холодной стене, отдышалась и решилась выглянуть из-за угла, чтобы понять, где я и куда бежать. Открытая площадка оказалась двором чьего-то жилища, с источником воды посередине, витыми железными скамьями и... Мать твою! Да там же цепные псы-мутанты бродят, как еще меня не учуяли. Неужели Хокк таким образом решил от меня избавиться? Сбросил с крыши, отправил на расправу самым опасным сторожевым псам... что я ему плохого сделала?!
   Придерживая ребра, которые все больше ныли, прижалась к стене, обдумывая, как поступить. Одежда меня не защитит, если вдруг хотя бы одна из них на меня кинется. Руки, плечи голые, корсет из тонкой кожи, лопнет от первого же ухвата клыками, как, впрочем, и узкие брючки тоже не выручат. Осторожно, стараясь не привлекать внимание, снова чуть выглянула и проследила взглядом за тем направлением, в котором я должна была пробежать, как потребовал Хокк. Наискосок и левее... да, там темный проем, похоже на следующий узкий переулок, и только теперь заметила, что охранники-то на цепи, натянутой по обе стороны двора. Значит, в принципе я бы смогла, если быстро, пробежать между ними. Знать бы еще на каком расстоянии между собой натянуты эти цепи...
   Так, соберись, Лира! В конце концов, это не самое еще сумасбродное, что ты в своей жизни вытворяла. Подумаешь, собачки погавкают... Сцепила зубы покрепче, чтоб не выть от боли в спине и ребрах, вдох-выдох.... цель вижу... иду на таран!!! А-а-а-а-а!!!!
   Пронеслась стрелой, ну может и не стрелой, а ковыляющей, словно пьяной походкой, пытающейся идти быстро... И они меня заметили, явно! Свирепое рычание с обеих сторон, только слюни в разные стороны летят, монстры-псы рвутся из ошейников, цепи гремят, а я с криком "Банзай!" прусь между ними, практически у самых их морд с огромными клыками, бешеными глазами и яростным лаем.
   Как нырнула в проулок, я бы уже не вспомнила, ибо просто стекла вниз по стенке, упираясь спиной в нее же. Ужас, у меня даже звездочки в глазах сверкать начали. Дикая боль вдоль позвоночника и я едва не рычу, размазывая слезы по лицу, вцепившись в мякоть ладони зубами... Как долго я так сидела, не знаю, но в себя пришла от резкого рывка за подмышки вверх, что-то щелкнуло несколько раз в спине, и услышала такой знакомый голос, который смог бы меня вернуть с того света:
   - Куколка, ну нельзя тебя вообще оставить без присмотра. Иди ко мне.
   Аким, а это неожиданно оказался именно он, подхватил меня на руки, прижал к себе, и вдруг совершенно игнорируя все возможные установки, которые могли бы быть ему внедрены в мозг кэпом, впился в мои дрожащие губы бешеным поцелуем. Нагло, напористо, почти яростно втиснул свой язык, варварски прошелся им по моему небу, зубам, втянул верхнюю губу, облизнул нижнюю...
   Как его было остановить? Никак. Мужик словно дорвался до источника жизни, и даже мои попытки оттолкнуть его плечи от себя, попытки выскользнуть из его объятий, не замечал. Или не хотел замечать. Когда уже явно мне стало не хватать воздуха, и голова пошла кругом, Аким оставил в покое мои припухшие губы, и уверенно двинулся в сторону выхода из темного проулка. Я с трудом перевела дух. Не ожидала от него такого напора, да еще и такой ярости... И даже страшно представить, как отреагирует Хокк, если вдруг увидит меня с опухшими губами на руках у другого мужчины.
   - Аким, отпусти меня... Я сама пойду, - осипшим голосом обратилась к молчавшему, но не сбавившему скорость шага другу, бывшему другу.
   - Не сейчас. Помолчи.
   Вот так взял и заткнул мне рот. Это как вообще понимать?! Я снова предприняла попытку вырваться из его рук, но Аким только шикнул в ответ, и свернул в еще один темный, неосвещенный проулок.
   - Аким! - стукнула его по плечу ладошкой. - Я сказала - немедленно опусти меня на ноги!
   В темноте я не видела выражения его лица, и потому для меня снова оказалось неожиданным то, как резко я оказалась на широком плече, головой вниз... а потом мужчина сменил шаг бегом.
   - Ты-ты-ты... к-к-ку-куда... та-та-щишшшь??? - говорить в таком положении, да еще с риском для языка, было страшно неудобно.
   И в ответ абсолютное молчание, затем вдруг что-то острое впивается в мою мягкую пятую точку, и я мгновенно отрубаюсь. Твою ж...!!!

***

   Приходила в себя под мерный рокот двигателя... и звук такой знакомый-знакомый. Открываю глаза и замираю от того, что вижу перед собой. А вернее, в чем я себя обнаруживаю? Хотела было подняться, дернулась, и едва не закричала от боли, когда что-то впилось в плечи, руки, талию...
   - Осторожно! - мужской голос рыкнул рядом. - Убьешься же... шальная.
   - А-аким?! - ошарашено, не веря своим глазам, уставилась на того, кого меньше всего ожидала бы увидеть рядом с собой. - А что случилось?
   Перевела взгляд на переднюю панель-окно кара, транслирующее черноту ночи, а бортпанель мигала своими датчиками, сообщая, что кар движется на ручном управлении с приличной скоростью.
   - А куда мы несемся, а? - потрясла головой, пытаясь прийти в себя, сдула челку, упавшую мне на лицо и поняла, что все мое тело словно спеленато широкими ремнями. - Твою ж... а это еще зачем?!
   Аким только бросил в мою сторону хмурый взгляд, поджал губы и не ответил. Судя по напряженной спине, и тому, как сильно стиснул он пальцами руль, что-то объяснять мне сейчас у него желания не было. Конечно же, я знала и раньше за ним такую странность в поведении, что если уж он что-то вобьет себе в голову, то ничем уже не переубедишь. Так что едва прояснился туман в голове, до меня дошло, что...
   - Ты меня что ли похитил? - фыркнула, стараясь не рассмеяться, пусть даже смеяться совершенно не хотелось. Наверное, нервное. - Зачем?! - и все же не сдержалась - хихикнула.
   - Смешно ей, - угрюмо выдавил из себя Аким, не отрываясь от передней панели, напряженно следя за изменяющимся ландшафтом в виде пересеченных неровных линий на черном мини-экране. - Тебя, глупую, спасаю, между прочим. А ей смешно!
   - Хм, от кого? - выдохнула, закрывая глаза. - И может уже... того...
   - Чего того? - буркнул он недовольно.
   - Освободи меня, вот чего!
   - Нет, - глухой, почти холодный ответ.
   Я открыла глаза и возмущено посмотрела на него.
   - Что происходит, Аким? - теперь уже и я почувствовала странность в его поведении. - Ты... кхм... это из-за Хокка?
   Он дернул в ответ плечами, сжал еще сильнее пальцами руль, затем вдруг ругнулся и остановил кар. Свет в салоне стал почти минимальным. Тяжело выдохнул и повернулся ко мне, что бы тут же провести рукой по моей щеке, скользнуть пальцами по шее и начать расстегивать на мне ремни. Я замерла, ожидая освобождения и объяснений, но видимо ошиблась немного. Аким не собирался освобождать мои руки, он только откинул в сторону те ремни, что прикрывали мою грудь. Посмотрела вниз и вздрогнула.
   - Черт! А где мой корсет?! - в слабом неоновом свете обнаженная грудь смотрелась несколько ... странно. Словно смотришь на грудную клетку умершего. Бр-р-р...
   - Он порвался. Извини, - тихо ответил на мой ошарашенный вопрос и провел шершавой ладонью от одной вершины к другой, чтобы тут же сжать ту, что попалась под руку и наклониться к другой.
   - Аким!! Ты что делаешь?! А ну, свалил с меня! - взвизгнула, когда ощутила как горячий, влажный рот мужчины втянул в себя нежный сосок.
   Мужчина, которого я всегда считала только другом, поднял голову и зло посмотрел в мои удивленные глаза.
   - Куколка, не зли меня. И лучше сразу усвой одну вещь. Я берег тебя так, как берегут дорогое сердцу чудо. Все ждал, когда ты заметишь во мне мужчину... дождался, что б... - затем выругался, причем довольно цветисто, и умолк, сердито буравя меня взглядом. - Если бы ты только дала понять, что столько времени уже смотришь на кэпа, как я хотел, чтобы ты смотрела на меня, то никакого пари не было бы. Ты в ту же ночь оказалась бы в моем номере, на моей постели... а сейчас уже была бы моей женой.
   Отодвинулся, стукнул кулаком о подлокотник, тот слега затрещал, но устоял под натиском ярости ревнивца.
   - Ты, - прорычал вдруг Аким, наклонившись к моему лицу так, что касался своими губами моих, - ты должна была принадлежать только мне! Какого долбанного черта?! Я спрашиваю, какого... почему ты выбрала его?! Он же чужак! Он никто!
   - Аким, довольно, - тихо, но строго произнесла, стараясь не злить сошедшего с ума рейнджера. - Давай спокойно поговорим. Ты меня освободишь, и смогу уже, наконец, почесать нос... а то, знаешь ли, это же почти пытка.
   Состроила как можно жалостливее мордочку и тяжело вздохнула.
   - Ну, позязя... Акимушка, будь другом, - ой, лучше б я что другое сказала...
   - Дррругом?! - взъелся он окончательно. - Дррругом!!! Не буду я тебе больше другом, поняла?! Любовником буду.
   И так это произнес, что я поняла - все, хана мне пришла, причем не та, которая Хана из сериала о военной космической академии, приходившая ко всем кадетам перед экзаменами, а персональная, именно для меня. Да и дальнейшие действия Акима наводили именно на мысль, что либо мужик свихнулся (блин, неужели Хокк что-то реально повредил у него в голове), либо Аким просто дорвался, что называется.
   - А где? - прохрипела, чувствуя себя как в дешевом сериале "Ее хотят все" называется... черт, у меня вообще в голове не укладывается, чтобы Аким мог так себя вести. - Аким, может, скажешь все-таки - где мы находимся?
   Игнорируя полураздетость рейнджера, который продолжал оголяться, оставшись в одних плавках, поедом евшего во время собственного раздевания мою грудь и то что ниже. Причем его явно не смущало, что мы находимся в тесном салоне кара, в ночной неизвестности (для меня, по крайней мере), я связана и совершенно не хочу не то, что интима с ним, но и вообще против поцелуев. Хотя, почему именно его поцелуи мне казались неприятными, осмыслить сие в данный момент была не в состоянии. Мне банально было страшно.
   - Не важно - где мы, - осипшим голосом произнес и снова навис надо мною. - Лира, куколка, скажи мне, что я тебе не противен.
   - Аким, вот если ты меня развяжешь, я тебе скажу как есть. Идет? - попыталась улыбнуться - не вышло.
   Рейнджер не повелся, и вообще, напротив, даже завелся еще больше.
   - Развяжу... обязательно развяжу, как только мы с тобой выясним один не маловажный вопрос, - прошипел в мои губы, протягивая руки в сторону моих брючек... те затрещали, едва слетели ремни на пол.
   - К-какой? - подергала руками и ногами и загрустила. Запястья и лодыжки все так же были связаны. - Зачем ты мою одежду порвал?! Мне же теперь надеть нечего будет!
   - Я захватил твои вещи, не беспокойся, - отмахнулся Аким от моих волнений.
   Ну, это, видимо, надо понимать так, что похищение он подготовил, причем заранее. Закусила нижнюю губу от досады, и вдруг вспомнила, что на мне же надета та самая необычная конструкция под названием "пояс верности". Причем я о ней совершенно забыла, так она мягко соприкасалась с телом. О, какая же я все-таки умница!!!
   - Что за хрень? - возмутился Аким, когда, наконец, заметил на мне странную конструкцию, которая ехидно слилась с моим телом, преобразовавшись практически в непробиваемый и не снимаемый панцирь.
   - Ну-у... новое слово в нижнем женском белье, называет "хрен вам, мужики, а не секс", - тихо засмеялась, наблюдая за багровеющими скулами бывшего друга.
   Почему "бывшего"? Да потому что - не прошел он проверку, совсем.
   Брюнет закрыл глаза, глубоко вдохнул и сквозь зубы выдохнул, затем тряхнул головой и стукнул кулаком перегородку, которая располагалась почти над его головой.
   - Твою ж... Что я творю?! - процедил он, и резко отшатнулся от меня.
   Исчез из моего поля зрения, чтобы вскоре вернуться с одеялом. Укрыл, проведя руками вдоль моего тела, задержавшись ладонями на груди и бедрах, затем посмотрел прямо в мои глаза и хрипло спросил:
   - Ты не простишь, да?
   Я промолчала, не зная, что ответить. Потому что не дошло видимо до меня до сих пор, что лучший друг мог допустить насилие. А ведь он, судя по поведению, именно к этому и стремился. Отвернулась, пытаясь сморгнуть внезапно появившуюся влагу на глазах, и вдруг услышала щелчки, заставившие меня вздрогнуть. Но это оказалось всего лишь звуком расстегиваемых ремней на ногах и руках. Освободив меня, Аким вернулся к месту управления каром и включил двигатель, затем запустил программу антигравитации... Кар тронулся, почти мягко, огни осветили черные барханы и начавшуюся бурю.
   - Не стоит двигаться в бурю, - произнесла я, садясь рядом, в соседнее кресло, плотнее укутавшись в одеяло.
   - Одежда там... за задним сиденьем в твоем кресс-чемодане, - буркнул рейнджер и снова уставился в лобовое стекло. - Еда в переносном холодильнике, вода тоже там... поешь.
   - О, - только и произнесла я в ответ, не понимая, как вообще себя с ним теперь вести. Так хотелось вернуться к прежним доверительным отношениям, но осознание, что этого больше не будет, больно резануло по сердцу.
   - Сволочь ты, Аким, - обижено произнесла и не подумала вставать. - Почему раньше молчал?
   Скосил на меня взгляд, дернул плечом и снова отвернулся.
   - А, понимаю, стыдно... Сейчас стыдно, что опустился до насилия... Ладно, ты это переживешь, - холодно, почти равнодушно произнесла, поежившись от собственной боли. - И что дальше, Аким? Как собирался выбираться с Киа-Само? И ты думаешь, что Хокк оставит тебя в покое, не станет искать?
   Хмыкнул, снова крепко сжав руль одной рукой, да так, что костяшки пальцев побелели, второй рукой провел по волосам и выдохнул сквозь зубы. А я развернулась к нему всем корпусом и уставилась на его профиль
   - Вижу, что стыдно... И вижу, что переживаешь... Только одно не можешь понять, - тихо и с ноткой грусти добавила. - Я тебя не люблю. Понимаешь, ты? Его люблю! Ты должен повернуть кар назад.
   - Нет! - рыкнул рейнджер и зыркнул на меня так, что душа вдруг в пятки убежала. - Ты его не любишь. Это все внушение. Он тебе внушил эти чувства. И я теперь знаю кто он...
   Замолчал, глядя на меня внимательно и словно не решаясь продолжить свои откровения, или размышляя - стоит мне говорить или нет. Я фыркнула иронично, и отвернулась.
   - Какая разница - кто он? - пожала плечами, затем потерла ладонью лицо и вздохнула. - Где моя одежда?
   Пока искала свой крэс-чемодан и разбиралась, что можно надеть, вспомнила о своей вспышке гнева и возмущения, когда в рубке "СаЛиран" кричала о предательстве со стороны тех, кто остался, и как сама стремилась потом к Акиму... Надо же, теперь все перевернулось с ног на голову. Аким едва не применил ко мне насилие, пытаясь добиться ответных чувств, а я теперь точно так же защищаю кэпа и свои чувства к нему, как это сделали в свое время другие члены команды. И не важно, что может где-то я была не согласна с теми методами, которые мог применить Хокк, чтобы убедить ребят остаться на звездолете под его руководством, но Акиму сообщать о наших разногласиях с капитаном не собиралась. И ведь могло же так случиться, что не встреться мне на пути Хокк, Аким смог бы добиться ответных чувств... или не могло? Насколько я его хорошо знала, что так доверяла и считала его другом?
  
   Искать ответ на последний вопрос желания не было, да собственно и смысла не видела в этом, по-крайней мере, в данный момент. Сердцу ведь не прикажешь. Я старалась уж себя-то не обманывать, что б потом не кусать локти и не биться головой об стену...
   Переодевшись и перекусив на скорую руку, вернулась в соседнее кресло с водителем, и мрачно уставилась на Акима, размышляя - что делать теперь?
   - Аким, у тебя есть какой-то план? И кстати, а как ты нашел меня в городе?
   Рейнджер покосился в мою сторону, не выпуская руль из рук, и пожал плечами:
   - План есть... тебя нашел просто. Кэп сообщил о необходимости тебя встретить Калинину, а я в тот момент был рядом с Серёгой. А кар этот позаимствовал.
   - В смысле - позаимствовал? Украл, что ли?! - удивилась, если честно, не ожидала такого от него.
   Ироничный взгляд был мне ответом. Затем мужчина помолчал какое-то время, и медленно, словно обдумывая свои слова, произнес:
   - Лира, ты к нему не вернешься. Я не позволю. И с этим тебе придется смириться, как и с тем, что очень скоро мы сможем покинуть эту погрязшую в пороке планету...
   - Что значит - не позволишь?!! - возмутилась я довольно эмоционально, всплеснув руками, а затем до меня дошло еще кое-что. - У тебя что... есть звездолет?! Здесь?!!
   - И зачем так реагировать? - усмехнулся Аким. - Да... я нанял одного капитана из вольнонаемных, так что... скоро уже будем на месте.
   Зажмурилась, стиснув кулаки, и мысленно чертыхнулась. Зная Акима столько лет, должна была уже понять, что он не совершает необдуманных действий, тем более, если, как оказалось, они непосредственно затрагивали его личные интересы, в том числе меня.
   - Аким... послушай...
   - Нет, это ты меня послушай и услышь уже, наконец! - зарычал бывший друг. - Если ты хотя бы рот откроешь на звездолете, что летишь не по своей воле, или еще того хуже, попытаешься сбежать при посадке в звездолет, уж поверь - я пойду на крайние меры... не вынуждай меня!
   - Да какое ты имеешь право?! Ты кто мне - брат, любовник, муж? - не выдержала и все же выплеснула на него свое яростное возмущение.
   - Не брат, верно, и не хочу им быть, а вот на счет второго и уж тем более третьего - не откажусь, и даже уверяю - я и любовником твоим стану, и женюсь на тебе.
   - Ха! - фыркнула я, испытывая не только возмущение, но и смущение от его слов. - Замуж за тебя я все равно не пойду! Не дождешься. И спать с тобой я тоже не собираюсь, - оглядела его с ног до головы и выплюнула словно с неприязнью, - так что закатай губу обратно.
   - Лира, ну ты же никогда не была дурочкой, сколько бы ее из себя не корчила, - бросил он мне насмешливо, - так что прикинуть сможешь, что будет, когда ты окажешься на Земле, верно? И как долго будет являться тайной для спецслужб, что ведущий пилот звездолета "Эсмеральда", сгинувшего в необъятных просторах космоса усилиями пиратов, саена Лира Красина жива?
   Я замерла, затем с трудом сглотнула, чувствуя странную тошноту, поднимающуюся из желудка вверх, и поняла - это страх. Самый настоящий, парализующий страх. Догадываюсь, что методы допроса этих самых спецслужб далеки от гуманности, и вполне возможно, что сама захочу все им рассказать, а после... Вряд ли я останусь прежней, не сломленной. Посмотрела испуганно на Акима, не замечая, как слезы скатываются по щекам, и дрогнувшим голосом прохрипела:
   - Ты... ты меня им выдашь?
   - Забыла - кто я? - холодно отрезал рейнджер Аким, каперанг Службы военной разведки Объединенных Космических Войск Союза. - И какую клятву мы даем при поступлении на службу?
   Дернулась, как от пощечины, и закрыла глаза, лишь бы не видеть выражение его лица, почти торжествующее.
   - Милая, мою жену никто и никогда не станет допрашивать, уж поверь мне.
   - Сволочь, - хрипло с болью в голосе простонала, и спрятала лицо в ладонях.
   Аким же помолчал какое-то время, затем жестко ответил:
   - Пусть так... пусть сволочь, ради тебя я готов терпеть и твою ругань, и твою ненависть, но моей ты станешь.
    Я замерла, не веря тому, что только что услышала...
      "Лира, ведь это Аким, твой друг детства, твоя нерушимая стена и поддержка", - вдох-выдох - эмоции взять под контроль получилось с трудом.
      Отняла руки от лица, и посмотрела на мужчину, что бы тут же спросить с ноткой боли в голосе:
- Аким, зачем ты так, а?
      Помолчав какое-то время, словно обдумывая то, что собирался сказать в ответ, Аким напряженно выпустил воздух сквозь стиснутые зубы и провел рукой по волосам, скрывая растерянность, но я-то знала все его непроизвольные жесты. Так что растерянность была, это факт.
      - Лира, куколка, пойми правильно - не мог я тебя бросить и улететь один. Не мог! И довольно об этом.
      Бросил в мою сторону быстрый взгляд, и снова уставился в темноту за лобовым стеклом кара, крепко сжимая руки на руле.
      - И я сожалею, милая, что опоздал со своими признаниями о чувствах к тебе, о намерении сделать предложение...
      - А ничего, что я стала любовницей другого мужчины, а? Тебя это не коробит? Нет? Не вызывает брезгливости или чувства омерзения? - зло выпалила в ответ, понимая, что делаю больно не только ему, но и себе.
      Это неприятно, не спорю, но не смертельно, - деланно спокойно пожал он плечами, пытаясь ввести меня в заблуждение, что его не задевает эта тема.
      - То есть ты даже не станешь упрекать меня в том, что я сама спровоцировала капитана на интим со мною? И не боишься, что я стану сравнивать вас, а вдруг сравнение будет не в твою пользу... что ты на это скажешь? Тоже стерпишь?!
      Если бы я так внимательно не следила за его лицом, повернутым ко мне в профиль, то не заметила бы чуть дернувшейся мышцы на скуле, а затем медленное, почти неуловимое сжатие губ.
      - Молчишь? - прошептала я, отворачиваясь от мужчины, и прикрывая глаза. - Молчи... вот именно, лучше молчи. Но запомни, ни о чем я жалеть не стану.
      Оставшуюся часть пути мы пронеслись в кромешной тьме за бортом кара, в полном молчании, словно отгородившись тишиной друг от друга, и в какой-то момент я не заметила, как уснула, обняв себя за плечи руками, и мысленно обращаясь к Хокку: " Прости... прости... и забудь".
  

Глава 10.

  
   Совершенно не ожидала от себя, что, едва оказавшись запертой в небольшой каюте на звездном катере, причем Аким не позволил мне даже парой слов перекинуться с членами экипажа, вырублюсь от усталости и нервного перенапряжения на узкой койке. Проспала и взлет, и выход в космическое пространство соседней галактики, даже не стала ломать голову над вопросом - каким образом нас выпустили с Киа-Само. Все потом... а когда очнулась, то не могла долго заставить себя подняться. Голова отчего-то кружилась или это каюта сошла с ума, выплясывая невероятные кульбиты перед глазами. Подавив тяжелый вздох, все же заставила себя посетить санузел, принять ионный душ, и подумать уже о том, что происходит в моей жизни.
   Отчего-то вспомнилось, как в детстве с Акимом мечтали накопить денег на такой же звездолет и рвануть в свободные края, чтобы заняться грузоперевозками. Вернулась в тесную коморку и застыла в дверях смежного санузла, узрев развалившегося на моей узкой койке Акима, причем лежал он ко мне вполоборота, закинув руки за голову, и явно ждал меня.
   - Как ты? - спросил он, поднимаясь.
   Пожала плечами, и попыталась привести топорщащиеся в разные стороны волосы в порядок при помощи собственных пальцев.
   - Сейчас ужин принесут или обед, - чуть хмуро и недовольно произнес друг детства, и вздохнул. - Лира, послушай, нам надо договориться, что будем говорить на пропускном пункте при посадке в земном порту.
   Прошла молча к койке и присела с другого конца, не глядя на мужчину. Обида и боль, поселившиеся в моем сердце, не хотели сдавать свои позиции, хотя я и понимала, что, возможно, Аким прав. У меня бы не могло быть будущего с Хокком... никогда.
   - Что ты предлагаешь? - убитым голосом спросила и закрыла глаза, перед которыми снова начались бешеные пляски стен каюты.
   - Лира... ты себя нормально чувствуешь? - раздалось совсем рядом, и меня тут же перехватили поперек, чтобы уложить на койку. - Ты какая-то бледная. Что с тобой?
   - Нормально все, это нервы, - буркнула я в ответ, отвернулась к стене, подтянув колени в животу, и прошептала. - Оставь меня... одну.
   - Нет.
   Так и знала, что не согласится. Все же я его достаточно хорошо в свое время узнала, чтобы понимать причины его некоторых поступков.
   - Это каюта на двоих, дорогая, я не уйду.
   - Что? - резко развернулась и зашипела, едва не столкнувшись с ним головами.
   - Вторая койка в стене спрятана... Не бойся, больше насилия с моей стороны не будет, - опустив взгляд, произнес тихо Аким и поднялся, что бы продемонстрировать мне свое спальное место. - Обещаю держать себя в руках, куколка. Нам лететь не меньше пяти суток... по земному времяисчислению.
   Снова сел рядом, и погладил мое бедро. Затем сжал пальцы в кулак и как-то ссутулился весь, зарылся руками в свои волосы и с болью в голосе прохрипел:
   - Боже, Лира, я же не представляю жизни без тебя. Скажи, что мне сделать, чтобы ты простила меня и снова стала мне доверять? Что я должен сделать?
   Тряхнула волосами, отгоняя невеселые мысли, и успела только буркнуть, что жизнь подскажет, как в двери пару раз стукнули. Аким подскочил, дверь отъехала в сторону с легким шипением, явив перед нашими очами одного из членов команды, парнишку, не переступившего еще юношеского возраста. С ярким любопытством во взгляде он разглядывал мою персону, сдвинувшись немного в сторону, и смутился, когда Аким кашлянул в кулак.
   - Э-э-э... ваш ужин... вот.
   В каюту плавно вплыл поднос на антиграве, заставленный металлическими контейнерами с крышками. Затем парнишку бесцеремонно подтолкнули за дверь, и он успел только крикнуть, что капитан желает пообщаться с нами обоими, как дверь тут же закрылась за ним.
   - Зачем это мы капитану понадобились? - недовольно пробурчал Аким, устанавливая поднос передо мною рядом с койкой. - Сказал же ему, чтоб не беспокоили.
   - Интересно, вольнонаемный звездолет, - подала я голос, следя голодным взглядом за манипуляциями с контейнерами, которые, едва оказались открыты, заполнили каюту умопомрачительными запахами, - это тоже пираты?
   Руки каперанга замерли, затем Аким на меня посмотрел сердитым взором и нахмурился.
   - Не думаю, что они как-то связаны с... Быть того не может. Мне гарантировали.
   - Кто? - поинтересовалась я, и заметила, как побледнело лицо друга.
   - Кто? - повторил он эхом, и вздрогнул. - Нет. Я в нем уверен. Абсолютно. Ешь. Я скоро вернусь.
   Резко поднялся, и вышел из каюты. Я только услышала звук ввода кода на закрытие извне двери. Хм, не только мне не доверяет, но и команде. Ну-ну... не пираты, значит? Отчего-то появилось странное и просто безудержное желание, что бы капитан этого звездолета был заодно с Хокком и тогда...
   Шезра! О чем я думаю? У меня появился такой реальный шанс вернуться домой, к маме, на Землю, к своей прежней жизни, а я о чем думаю и мечтаю? О месте любовницы одного пиратского субъекта, пусть такого харизматичного и красивого, страстного и...
   Стукнула себя по лбу ладошкой и поняла, что сердце предает меня, разум вопит - вернись домой и останься с Акимом, а сердце... рвется на куски. Что мне делать? Что?!!!
   Вздохнула. Надо поесть... выспаться, а там видно будет. И вообще, если кэп и правда меня любит, или хотя бы я ему нужна и интересна, он сам должен меня спасти. Верно?
   А может и вздохнет свободнее, обрадуется, что одной проблемой стало меньше.
    В голове всплыло взволнованное: "Ради всех святых для тебя богов, не вздумай случайно потеряться. Поняла?!" и взгляд такой, что если потеряюсь - найдет и мало мне не покажется. Улыбнулась, чувствуя, как снова голова слегка пошла кругом, и набросилась на еду. Когда первый голод был утолен, появилась уверенность, что Хокк не бросит меня, не такой он человек... или не человек.
   Легла, повернувшись лицом к стене, и зажмурилась, мысленно спрашивая кэпа: "Где ты? Прилетишь за мной?"
   В сердце впилась острая игла, выворачивая, заставляя стонать и сжиматься тело в клубок.
   - Хокк!! - прорычала я в подушку, которую нащупала в темноте своей новой каюты. - Кэп... я ведь не смогу без тебя...
    И вдруг совсем рядом раздалось гулкое, почти на грани шепота: "Лира... я найду тебя".
     

***

  
   Уснуть не получилось. Внезапный сигнал тревоги, разнесшийся по звездолету, проник в мою каюту и заставил подскочить, напряженно прислушиваясь к шуму за дверью. Вскоре та отъехала в сторону и в каюту влетел Аким, ухватил меня за руку и потащил по коридору.
   - Что случилось? Куда ты меня тащишь?! - возопила я, когда поняла, что он словно с ума сошел, - несется сломя голову по узкому рукаву, и матерится.
   - Лира! На нас напали! Можешь себе представить? - наконец-то соизволил он объясниться.
   - Кто?
   - Шезровы пираты, кто же еще?! - с ненавистью выплюнул он в ответ, и вдруг подхватил меня на руки.
   - Эй, отпусти! Куда... ох! - не успела я даже толком возмутиться, как увидела спешащих куда-то по коридору членов экипажа.
   - Аким... Вали уже быстрее к спасательным шлюпкам.
   - Да, кэп. Что у нас поблизости?
   - Есть одна планета. Только она не изучена. Информации по ней нет, имей в виду. И ты это... за девчонкой своей присматривай получше. Умыкнут еще, вдруг на той планете мужики тоже водятся, - хохотнул капитан звездолета, и сорвался с места.
   - Твою ж... - смачно выругался Аким, и потащил меня в сторону спасательных капсул, как вдруг звездолет резко тряхнуло, тревога взвыла еще более неистово и.... умолкла, захлебнувшись жалобным стоном.
   - В нас стреляют?
   - Да, представь себе, - рейнджер замер на миг, о чем-то напряженно размышляя, и тут посмотрел на меня и произнес решительно. - Слушай меня. Лезь в капсулу. Я отлучусь буквально на пару минут... дождись меня, куколка.
   Кивнула, понимая, что мне не выжить без него на незнакомой планете среди возможно озабоченных туземцев. Мама!
   Тряхнуло опять, да так, что я бедром о приборную доску ударилась, и локоть о металлический подлокотник рассадила. Поторопилась сесть в одно из двух кресел и пристегнуться, как вдруг услышала шорох позади. Обернулась, узрела ввалившегося Акима с какими-то мешками, и с лазерным оружием наперевес. Дверь за ним закрылась, затем рейнджер быстро разместился на соседнем ложементе.
   Его пальцы запорхали по приборам на передней панели, и вскоре капсула завибрировала, рванув наружу, оставляя позади чужой звездолет, а друг детства откинулся на спинку кресла и выдохнул: "Ну, с Богом!"
  

***

  
   Самое странное, и даже в какой-то степени обидное оказалось осознание после приземления на чужую планету, что напавший на звездолет пиратский корабль я уже раньше видела. Да-да, видела и не так давно, еще будучи запертой в каюте капитана Снаута. Тот самый, что имел свойство невидимости.
   Кроме всего прочего так же поняла, что выстрелы были скорее предупредительные, потому что в иллюминатор спасательной капсулы успела-таки разглядеть, что покинутый нами звездолет не имел каких-либо повреждений. Сердце билось неимоверно, в конце концов, застряв где-то в глотке, грозя перекрыть воздух в легкие, и мне пришлось упорно бороться с порывом прибить Акима чем-нибудь тяжелым. Ведь на том звездолете были соратники Хокка, возможно даже по его просьбе! Первый раз настолько острое желание причинить ему боль возникло, стоило ему улыбнуться как-то излишне радостно и, откинув дверцу капсулы в сторону, сделать излишне красующийся жест рукой: "Прошу на выход, куколка. В наш рай на двоих".
   Отряхнула свои брюки, благо, что на мне были именно они, а не платье, одернула куртку и спросила недовольно:
   - Какое хотя бы время года снаружи?
   - Лето, солнце мое. И давай поскорее, нам нужно как можно быстрее покинуть место посадки.
   - Боишься погони? - усмехнулась, хватая один из мешков, что грудой были свалены у одной из стен капсулы.
   - Ну, опасаюсь, не стану врать, - согласился рейнджер с моим выводом и быстро похватал другие вещи, предварительно закинув за спину оружие. - Вокруг лес, но судя по прибору навигации, в паре километров есть река, можно будет обновить запасы воды.
   Выбралась следом наружу и прищурилась, прикрывая глаза ладошкой. Свет от местного светила оказался излишне ярким, даже отвыкла от такого, да и воздух вокруг показался упоительно чистым, что даже слезы на глазах выступили от восторга. Вдохнула полной грудью и зажмурилась, ощущая легкое дуновение летнего ветерка, расслышала стрекот каких-то насекомых и даже пение птиц. Надо же... здесь и, правда, словно в Раю.
   Долго предаваться собственным восторгам мне не позволили, фактически сдернув с выступа у посадочного люка капсулы, отобрали тяжелый мешок и вручили в руки рюкзак поменьше. Как оказалось, в нем были собраны продукты первой необходимости и бутыль с водой.
   - А ты уверен, что местную воду нам можно будет пить? Ее, поди, еще и кипятить надо? - спросила я у движущегося впереди Акима, который шел бодрым и резвым ходом, заставляя тем самым меня периодически пускаться за ним следом легким бегом.
   - Разберемся на месте. У меня есть с собой анализатор, так что...
   - Разберемся, угу, это я уже поняла. Как посмотрю, ты у нас вообще оказывается разборчивый... угу, - пробурчала я ему в спину, чувствуя себя не в своей тарелке.
   Вообще странно как-то Аким себя ведет, слишком радостно и беззаботно в плане самой ситуации. Оказались на неизвестной планете, в каком-то лесу, как на Землю возвращаться собирается - не понятно... И чего радуется, спрашивается?!
   - Лира, да ты не дрейфь, со мною не пропадешь, - хмыкнул на мое бурчание в ответ, и вроде даже шагу прибавил. Блин! Я в таком темпе точно долго идти не смогу, скопычусь через полчаса, как пить дать.
   - Не пропаду, ага, а сгинуть - сгину, - озвучила свои сомнения, уворачиваясь от хлесткой ветки, едва не запнувшись о какую-то корягу.
   Отмахнулось от особо назойливой мошкары, которая поражала не столько своей настырностью, сколько размерами - крупные с голубиное яйцо - и опять чуть не получила по лицу веткой.
   Пот тек по спине, тонкой струйкой пробежал по лбу, устремившись вниз по скуле за шиворот. Да и пить уже после часа пешего хода хотелось сильно. Как я догадывалась, мышцы в космосе все же запустила, надо было походить хотя бы в тренажерный отсек. Да что теперь жаловаться? Вот тебе, Лира, прямо сейчас и устроили неурочную тренировку. Радуйся.
   И сильнее становилось стыдно за свою физическую подготовку, чем чаще начал оборачиваться ко мне Аким, поджимавший при этом губы и хмурящийся при взгляде на мою красную физиономию и тяжелое дыхание. Сжалился он не скоро, видимо понял, что три часа пешком для не подготовленного человека - предел.
   - Привал, - объявил он не очень громко, и оказался рядом, чтобы успеть подхватить меня под локоть. - Лира, прости... не учел я, что сила притяжения этой планеты в несколько раз превышает привычную для тебя.
   Я промолчала, откручивая флягу с водой, и, напившись, на краткое мгновение закрыла глаза. Так бы и пролежала без движений, как минимум часа два, но кто же мне позволит прохлаждаться. Приоткрыла глаза, наблюдая за снующим из стороны в сторону рейнджером, чем-то явно обеспокоенным, и спросила, отмахнувшись от очередной мошки:
   - Что тебя беспокоит? Мы заблудились? - и тут же до меня дошло, что я даже не знаю, куда мы движемся.
   Приподнялась, еще какое-то время понаблюдала за Акимом, который словно и не услышал меня, продолжая работать с каким-то прибором, легко удерживаемым в руках, и рявкнула:
   - Аким!
   - А?! - встрепенулся мужчина и перевел на меня ошалевший взор. - Ты чего орешь?!
   - Я спросила, мы заблудились? И куда все же мы идем?
   Успокоился и присел рядом, вздохнул, убирая прибор в свой рюкзак, и тихо пояснил:
   - По моим подсчетам, в том направлении, где протекает река, если двигаться вдоль нее по течению, можно выйти к какому-нибудь поселению. В любом случае, сразу к туземцам мы не пойдем, сначала я обстановку разведаю, а уж потом решим, что делать, но до заката надо успеть дойти до речки. Может, найдем где-нибудь на берегу укромное место, там и заночуем. Опять же сможем искупаться, - и бросил на мое вспотевшее лицо многозначительный взгляд.
   - Понятно. А что ты такой нервный-то? - хмыкнула, вытирая лицо рукавом куртки.
   - Не нравится мне сама ситуация в целом...
   - Чем именно? - Да что же из него все клещами тащить надо?
   - Да есть мысли кое-какие... потом обсудим. Отдохнула? Ну тогда вперед.
  

***

  
   Привалы были еще пару раз, но не долгие, даже перекусить не позволил, торопился так, словно и правда за нами была погоня. Заночевать решили в глубоком овраге, укрытом кустарниками. Место, и правда, оказалось удачным. До воды недалеко, поставить полог энергетической защиты несложно, та же мошкара, да другие кровососущие насекомые не станут мешать, тепло и ветер не дует, только вот тесновато все же было... в частности, мне. Не хотелось с ним в обнимку спать. Я ворчала, что он специально такое место выбрал, а Аким только плечами пожал и заявил, что идет мыться, а мне предложил присоединиться, мол, может и настроение улучшится.
   Делать нечего, уж лучше рядом с ним оказаться у реки, чем шарахаться от каждого шороха и треска, что слышится порой из чащи леса. Аким прикрыл оставленные в месте ночлега вещи куполом защиты и взял меня за руку, чтобы случайно не навернулась в сумерках. Вместо полотенца прихватил пару своих рубах и подвел меня к берегу, где, не дожидаясь от меня каких-либо реплик, мигом разделся до полного обнажения (вот ведь бесстыдник) и бегом бросился с берега в глубокую речку. Озираясь по сторонам, я стянула с себя куртку, брюки и блузку, оставив на себе бюстье и, куда ж без него, "пояс неприкосновенности", чтобы сложив вещи аккуратной стопочкой поверх брюк и рубашки Акима, медленно подойти к берегу.
   Присела, немного обеспокоенно всматриваясь в бурлящую речку, так как что-то Акима видно не было, и опустила ноги в воду. Охнув, хотела было уже выдернуть ноги из холодной воды, как чьи-то сильные руки вцепились в мою талию и дернули вниз. С визгом слетев в воду, врезалась грудью в стальную грудь рейнджера и ругнулась на его своеволие.
   - Ты что т-творишь? - тут же зубы застучали друг о дружку, а руки мужчины прошлись вдруг пониже талии и резко развели мои ноги в стороны, чтобы тут же фактически заставить обхватить ими его бедра.
   - Лирочка, солнышко, я только хочу помочь тебе искупаться, здесь течение сильное, - жарко зашептал в ушко бывший друг, прохаживаясь шершавыми, холодными ладонями по моей спине.
   - Я уже накупалась... х-холодно... отпусти меня.
   Зуб на зуб не попадает, а этому озабоченному рейнджеру похоже все равно.
   - Точно не хочешь поплавать... со мною?
   - Ты ненормальный?! - выкрикнула, вцепившись за его плечи, так как почувствовала, как водное течение выталкивает меня из его объятий. - Я же тут утону... ты... ты же знаешь, что я плавать не умею.
   - Знаю. Но я и сказал, что плавать со мною будешь. Я тебя подержу.
   - Нет. З-замерзла... ды-ды-ды, - яростно замотала я головой из стороны в сторону.
   Мужчина ругнулся и поднял меня на уровень берега, чтобы тут же усадить поверх мха и каких-то сухих веточек, затем сам быстро выбрался и подхватил меня на руки, совершенно онемевшую и окоченевшую.
   - Ты точно... н-ненормальный. Как можно было вообще лезть в такую х-холодную в-воду... вот за-заболею... умру... - стуча зубами, я даже не пыталась сопротивляться, когда меня завернули в чистую рубаху, затем закинули на широкое правое плечо, и, подхватив наши вещи, направились в сторону привала.
   - Не умрешь. Не заболеешь. И родишь мне еще много детей, - слегка шлепнул меня по мягкому месту правой ладонью. - Я позабочусь о тебе, куколка... Как всегда.
   Согрелась я и правда довольно быстро, что не удивительно. Да и кто бы не согрелся, приняв этак грамм сто горячительного. Удивил Аким, не то слово, что в запасах с продуктами нашлась фляжка с виски, причем довольно неплохим. Сам вот только пить не стал, заявив, что ему такое лекарство ни к чему. Укутавшись в шерстяное одеяло, улеглась по одну сторону от горки с рюкзаками, и посмотрела на сидящего напротив рейнджера, уже одетого в свою черную униформу, утепленную куртку и высокие армейские ботинки. Перекусили мы тоже быстро, собственно сухпаек оказался стандартным, разве что охотничьи колбаски выбивались из скучного выбора между жидким супом из тюбика или кашей со вкусом мяса из другого тюбика. Колбаски я умяла с удовольствием, запивая виски, правда, старалась не напиться. Не место и не время... да и компания, если уж честно, меня немного напрягала. Аким что-то делал со своим навигатором, ругался себе под нос, а когда я вздохнула и потянулась, немного разведя концы одеяла в сторону, посмотрел на меня в упор своими черными глазами и нехорошо как-то улыбнулся. А может это мне показалось в свете экрана навигационного оборудования?
   - Чего лыбишься? - нахмурилась, поерзав немного, пытаясь устроиться получше и плотнее закрываясь одеялом.
   - Да так... - неопределенно пожал плечами в ответ, и отложил навигатор в сторону, затем вдруг поднялся в неполный рост и прокрался ко мне. - Пустишь погреться?
   - Еще чего?! Тебе и так тепло, ты ж в одежде, - возмутилась вполне обоснованно.
   - Так я ее быстро сниму. Пустишь? - и даже одеяло на себя потянул одной рукой, второй уже расстегивая куртку.
   - Нет, - рыкнула я, и выдернула-таки свое одеяло из его пальцев. - Слушай, бугай, ты бы завязывал уже со своими подкатами. Надоело.
   - Так я еще и не начинал, - хмыкнул рейнджер и, скинув куртку, присел на корточки передо мною, чтобы тут же начать расстегивать брючный ремень.
   Напряглась, сердито запыхтела и потянулась за сложенной рядом одеждой. Надо было сразу одеться. Факт.
   - Бугай, сделай одолжение, а? - просительно проныла, хлюпнув носом для пущей убедительности.
   - Какое? - ремень полетел в сторону.
   Брюки начал медленно снимать с бедер, пристально, с какой издевкой во взгляде наблюдая за моей реакцией. Я сглотнула, старательно отвела взгляд в сторону.
   - Я устала, ты устал, возьми себе отдельное одеяло и ложись уже спать, а? Не доводи до ссоры и абсурда.
   - А-а-а, то есть, как только ты будешь отдохнувшей, я тоже... уже можно будет, да? - блин, его ухмылка и озорные бесенята в глазах уже просто достали.
   - Аким, зараза, я же сказала, тебе не обломится при любом раскладе, - прошипела, злобно сверкнув глазами, и ухватилась наконец за свои брюки и куртку. - Все, отвернись теперь, я оденусь.
   - Зачем, спи так... Здесь тепло... под куполом, и ладно, я просто пошутил. Успокойся, не стану я применять к тебе насилие. Обещал же. Но если тебе самой захочется, только намекни, - ехидненько усмехнулся и вернул свои штаны на место, то есть натянул их на свои бедра.
   Затем выудил из кучи вещей собственное одеяло, расстелил кое-как и улегся, даже сделал вид, что собрался спать. Я рвано выдохнула воздух сквозь сжатые зубы, опустила голову и попыталась сдержать слезы. И чего меня так задело? Подумаешь, пошутил он... сволочь.
  
  

Глава 11.

  
   -Пс-с... пссс... Лира, детка, открой глазки... только тихо...
   Шепот, проникший словно тонкая игла, в мой уставший мозг, задел какие-то нервные окончания, не иначе. Я вскинула руку и совершенно без намерения причинить некоторым бугаям вреда, задела, между прочим ладошка у меня маленькая и не могла бы причинить особого вреда, так вот задела рукой чужой нос.
   - Ай... осторожнее!! - зашипел снова мне на ухо, теперь уж точно я была уверена, что это голос Акима. - Теперь ты точно должна за меня замуж выйти, кто меня захочет с таким уродством вместо носа?
   Приоткрыла один глаз, поморщилась от яркого света, и хотела было завернуться в одеяло, спрятавшись от всего мира, как до меня вдруг дошло, что я вижу прямо над собой. Мать честная, бракованная турбулентность!!!
   Мужская ладонь закрыла мне рот, чтобы, видимо, не орала как резанная, и тихий, но далеко не добрый шепот проник в мое сознание:
   - Лира, не шуми. Одевайся... только двигайся медленно. Поняла? Кивни головой...
   Кивнула и скосила ошарашенный взгляд на Акима, пытаясь взглядом спросить, что за звездолет завис прямо над нами?
   - Если честно, первый раз такой вижу... - бросил задумчивый взор рейнджер вверх и нахмурился. - Под куполом защиты могут и не заметить, и не услышать... но вот то, что мне не знаком этот тип звездолета, напрягает. Так что сидим пока тихо.
   Я же, пока он глазел наверх, успела натянуть свои брюки, нашла и вытащила из рюкзака черную футболочку и тоже надела. А когда Аким обратил на меня свое внимание, то уже занималась волосами, пытаясь собрать их в хвост и зацепить резинкой. Управившись, тоже подняла голову, решив рассмотреть чужеродный космический транспорт получше. Черные блестящие бока переливались обсидиановой тьмой, а сам корпус не имел даже ни одного иллюминатора. Звездолет выглядел как приплюснутый шар, и только светящиеся яркими огнями диск носился под днищем, словно прожектор. Я пододвинулась ближе к другу и прошептала ему на ухо:
   - Почему он завис прямо над нами? Засекли?
   - Не думаю... смотри.
   Аким дернулся было, но все же вернулся на место, рядом со мною. Чужой звездолет двинулся в сторону, пронесся по радиусу вокруг нашей стоянки и снова завис, но уже на расстоянии метров примерно пятидесяти. Мы подползли вверх к краю защитного купола, сквозь стенки которого было видно довольно неплохо, и замерли рядом друг с другом, почти соприкасаясь локтями. Подобные маневры черный диск совершил еще несколько раз и вдруг резко взмыл вверх, со странным ярким всплеском энерговолны разорвав силу притяжения этой планеты.
   - Значит разведчик... - пробормотал задумчиво Аким и потер пальцами подбородок, уставившись в одну точку.
   - Чей? - почему-то я продолжала говорить шепотом. Сползла к своему спальному месту и начала скатывать одеяло, чтобы хоть чем-то занят свои руки, если голова с утра не варит.
   - Не знаю - чей. Пираты? Вряд ли... хотя мы же не знаем, какие технологии им сейчас доступны, верно? И, кроме того, это вполне может быть единица погранконтроля... ну или как тут их могут называть? Вдруг это обитаемая планета, а мы засветились, вот теперь ищут лазутчиков.
   - А если найдут, что будет? - обеспокоенность в голосе скрыть не сумела.
   - Не уверен, что нам будут рады, - пожал он плечами, и подполз ко мне.
   Резким рывком Аким вдруг опрокинул меня на спину, и впился в мои губы болезненным поцелуем, разведя при этом руками мои запястья по обе стороны от головы.
   Резкое движение коленом в пах - промах, попытка укусить наглый язык - не успела, так как рейнджер дернулся и хрипло рассмеялся.
   - Знаешь, думаю, хорошо, что на тебе эта жуткая штука надета - твой пояс неприкосновенности. С нею мне как-то спокойнее, что другим тоже ничего не обломится, случись попасть к местным в плен.
   - Дурак! А ну слезь с меня!
   И правда, тут же оказалась свободна. Тяжело дыша, со злостью посмотрела на мужчину.
   - Чего ты добиваешься? Моей ненависти? Ты достал уже!
   - Сама дура. Должна понимать, что со мною тебе будет безопаснее, поэтому научись уже слушаться. Если я лезу с поцелуями, значит так надо.
   Я промолчала, но для себя сделала неутешительный вывод. Целоваться с кем-либо, кроме как с Хокком, желания не было абсолютно. Ужас. Вот это я влипла... и неужели мои чувства к кэпу настоящие? По идее, если бы меня Хокк подверг какому-либо ментальному воздействию, то могло бы оно уже утратить свою силу? Думать о том, что мужчина, которого я люблю, мог решиться на такое, не хотелось, так что думать об этом не стану. И сердце рвать на куски тоже. Но то, что более нам с Акимом не по пути, усвоила четко. Так что как только представится возможность, надо эти самые пути развести в стороны, иначе говоря, цель моя теперь сбежать и затаиться, по возможности не попасться в лапы кого похуже.
   Думала ли я о том, чтобы вернуться к Хокку, когда шла следом за Акимом по лесополосе, конечно, думала. Но... вот именно, в любом поступке и действии можно найти свое "но", которое заставляет притормозить, присмотреться со стороны, а не ошибочны ли они. Сердце глупое - молчи, дай подумать. Хотя, если уж совсем быть с собой честной, то может оно, сердце влюбленной женщины, предлагает единственно верное решение - вернуться к любимому и жить дальше, счастливо, не зная забот и печалей, кроме как личное счастье близкого человека. А вот он камень преткновения!!! Человек ли Хокк... кто он, откуда, куда стремится, о чем мечтает и чего хочет от жизни? - ответов на эти вопросы я так и не узнала. И не только потому что не задавала, и это мое упущение - не спорю, сколько от того, что Хокк не считал необходимым делиться со мною.
   А что я сделала для того, чтобы любимый мужчина доверял мне на все сто процентов, чтобы он хотел не только чувствовать в унисон, но и мыслить, дышать... вместе.
   Смахнула сердитые слезы, невольно выступившие на глазах, больно... и неприятно признавать свой собственный эгоизм, и в какой-то степени дурость. Верно сказал Аким - я дура, которая не знает чего хочет.
   Уклонилась от хлесткой ветки, перешагнула через поваленное деревцо с черной, прогнившей корой и вдруг остановилась, прислушиваясь. Мне вдруг показалось, что кто-то зовет на помощь. Повертела головой, разглядывая серые и белесые стволы деревьев, темно-синие кустарники, длинные листья растений, так похожих на земную осоку, но раз в десять выше... Вот, опять этот звук!
   - Аким, постой! - позвала я рейнджера, который не отходил от меня далеко, но почему-то не слышавший никаких странных звуков. Если бы это было не так, то он первый бы среагировал.
   - Что? - откликнулся Аким и вернулся ко мне, отмахнувшись рукой от какого-то насекомого, жужжащего у него над головой.
   - Зовет кто-то... и плачет... Слышишь? - повернулась всем корпусом в ту сторону, откуда шел звук, а внутреннее чутье вдруг толкнуло меня, и я подхватилась, побежала, ломая ветки и едва не ломая ноги.
   - Стой! Лира! Вот бестия! - услышала яростный рык позади, и поняла, что если Аким догонит, мало мне не покажется.
   Ой, мамочки!
  
   ***
  
   Он был там, среди поваленных деревьев, прикрывающих ловушку, - и я была уверена, что это была именно ловушка, - скулил, как маленький, пытаясь зализывать окровавленные передние лапы и звал на помощь. Не знаю, кого он ждал, и кто вообще мог откликнуться, сородичи ли, а может его враги... Но явилась я, следом вломился в завал Аким и выразился довольно убористо.
   Жертва чужой охоты замерла, развернув в нашу сторону мордочку, на которой встопорщились не только усы, но и ушки, кругленькие такие, пушистенькие, маленькие. Я застыла на некоторое время, удивленно взирая на самого огромного представителя семейства кошачьих, из тех, что когда-либо приходилось встречать в живом виде, а уж такой расцветки и подавно не видела - темно-зеленый с коричневыми разводами, почти "хаки". Размерами не меньше льва, но без гривы, с мощным телом и лапами, причем одной такой лапой вполне можно было бы пришибить меня, такую маленькую и хрупкую.
   На меня зверь отреагировал довольно неожиданно - мурлыкнул, выдав длинным хвостом с кисточкой на кончике невероятный пируэт, а вот на Акима зарычал довольно угрожающе, ощерившись, сверкая ярко зелеными радужками раскосых кошачьих глаз.
   - Тише-тише... мы хотим помочь, - попыталась успокоить как себя, так и поранившегося зверя. - Как же ты так?
   - Лира, ты бы не подходила к нему так близко... Раненый зверь опасен. И мне кажется он голоден.
   Потопталась на месте, не чувствуя уверенности в правильности своего желания помочь, да и чем бы я могла помочь раненому зверю... точнее этой кошке? Почему-то даже не сомневалась, что передо мною девочка.
   "Больно..." - снова показалось, или я правда как-то могу улавливать мысли раненной кошки?
   - Аким, ты не захватил случайно обеззараживающий гель? И укол... да, нужен регенерирующий укол.
   Повернулась к рейнджеру и едва не закричала, когда увидела, как Аким целится в кошку из лазерного оружия.
   - НЕТ! - встала так, что оказалась на линии огня. - Не смей!!
   - Лира, мы его не вылечим... уколов всего два, и нам они нужнее... Лира! - опустив дуло вниз, бывший друг хмуро уставился на меня, явно просчитывая, сцапать меня прямо сейчас и тем самым обезвредить, чтобы не мешала, или попытаться уговорить. - Послушай, куколка, мы же не знаем, как подействует наше лекарство на инопланетное существо.
   - Дай! Мне! Лекарство! - холодным, требовательным тоном произнесла и уставилась на мужчину бешеным взглядом. - Немедленно!
   Показалось или нет, но даже кошка позади меня притихла, перестала скулить, и даже словно все звуки леса затихли. Напряженно стиснув пальцы в кулаки, добавила сквозь зубы:
   - Аким, вот сейчас решается вопрос, могу я тебе доверять или нет. И я на грани, чтобы забыть все, что ранее нас связывало с тобой.
   Мрачный взгляд мужчины пробежался по моей фигуре сверху вниз, затем переместился чуть наискосок, словно заглядывая за мое плечо, и вернулся к моему лицу. Поджав губы, Аким тряхнул головой и, ругнувшись себе под нос, убрал лазер, тут же скинув рюкзаки с плеч и спины, присел на корточки и, порывшись в одном из них, вынул капсулу с ампулой. Глянул на меня из-под густых хмурых бровей с явным осуждением, и протянул мне со словами:
   - Держи. Если не подействует, думаю, гуманнее будет все же пристрелить.
   Выпустила сквозь стиснутые зубы воздух, и поняла, что колени едва не подгибаются - так страшно было, что он откажет. Подошла к нему на подгибающихся ногах и забрала ампулу. И уже развернувшись, услышала тихое: "Должна будешь", - заставившее сбиться с шагу.
   Отвечать на его наглую реплику не стала, а обратила все внимание на раненную кошку.
   - Не бойся меня... я не обижу... можно подойти к тебе? Ну, пожалуйста, разреши тебе помочь... ты такая красивая, тебе бегать и бегать, и лапки твои мне осмотреть надо... я, конечно, не врач, но вот этот укольчик почти волшебный... разреши, прошу?
   "Больно... помоги", - мурлыкнул в голове нежный, бархатный голосок, и кошка цвета хаки перестала дергаться, улеглась, почти распласталась среди веток, мордочку уткнула в мох, почти отвернувшись от раненых лап, и затихла.
   Немного опасаясь, стараясь не упустить момент, когда кошка может вдруг разозлиться или кинуться на меня, подкралась к ней с зажатой в руке ампулой. За считанные секунды успела сделать укол в районе шеи и шарахнулась в сторону от дернувшейся зверюги. Та взывала, зашипела, попыталась дотянуть языком до места укола, но не получилось. Тихо заскулила, закрыв глаза, а я продолжила говорить, чтобы отвлечь животное от ее боли и горя.
   - Ты прости, немного больно, не спорю... но сейчас станет лучше, обещаю. Ты такая красавица, у тебя есть имя? Почему ты одна? Где твои родные? А мы вот чужаки... случайно оказались на вашей планете...
   Аким мне не мешал, я видела, что он присел рядом с рюкзаками, зорко оглядывая окрестности, держа наготове лазер, и делал вид, что не слушает мой бред.
   - Меня зовут Лира, а вон того сердитого бугая - Аким. Ты его не бойся, пусть он вредный и хмурый, но иногда он бывает вполне терпимым.
   Ожидание результатов было томительным и в какой-то степени напряженным, но оно того стоило. Через какое-то время кошачья мордочка повернулась ко мне и вздохнула. Причем вздох получился почти человеческий, усталый. Пару раз лизнула свои больные лапы, слизывая кровь, и вдруг кошачьи глаза посмотрели прямо в мои.
   "Тхагра", - мурлыкнула мыслеобразом кошка, и качнула в воздухе кончиком хвоста. "Боли... нет".
   - О, подействовало?! - воскликнула я, радостно хлопнув в ладоши, и повернулась к Акиму, желая увидеть его реакцию.
   Но его на месте не оказалось.
   - Аким, ты куда подевался? - спросила я, поднимаясь на ноги, оглядываясь. - И как это понимать?
   "Рядом... следящие... много".
   - Что? То есть какие еще следящие? - насторожилась, пожалев, что Аким отказался поделиться оружием со мною.
   "Хорошие... Аким плохой"
   "С чего ты взяла?" - непроизвольно перешла на мысленное общение, высматривая среди деревьев макушку рейнджера.
   "Он хотел... убить... Тхаргу. Плохой. Лира - хорошая".
   "Следящие местные? Куда Аким подевался?" - повернулась я к кошке и едва не шарахнулась в сторону. Ее раны затянулись на глазах, и она поднялась на них, прогнувшись в спине и зевнув так, что я разглядела ее очень острые клыки и синий язык.
   И видимо зря я засмотрелась на хитрую кошку, так как неожиданный звук, раздавшийся позади, заставил резко повернуться и вскрикнуть от шока из-за увиденного. Передо мною в воздухе зависло зеленокожее существо размером с маленькую собачку, тонкими лапками в количестве шести штук, узкой вытянутой мордочкой, на которой щерились острые клыки и сверкали фасетчатые зеленые глаза. И как же оно держится в воздухе без крыльев? На антигравитации? Я замерла, не решаясь бежать, да и Тхарга спокойно обошла меня, затем перепрыгнула ветку и уселась за этим чудиком, вылизывая свою шкурку.
   "Ссссамец обезвреженсссс", - пискнул в моей голове чей-то голосок.
   "Что?! Аким! Вы у-убили его... нет!" - замотала я испуганно головой и сжала сердито кулаки. Не могу поверить!
   Зеленоглазик издал пронзительный свист, и к нам слетелись еще такие же создания, в коготках у которых висела сеть, похожая на паутинку. А вот внутри сети оказался спеленат до шеи, без признаков сознания Аким.
   - Что вы натворили?! Отпустите его немедленно!! - закричала я, и рванула в его сторону, намереваясь разорвать голыми руками паутину.
   "Он жив... ссссспит", - прошелестело опять в моей голове, и я немного успокоилась, остановилась возле зависших в воздухе зеленых чудиков и спросила:
   - Что вам нужно от нас?
   "Мы проверяли... ты справилась. Он - нет", - был мне ответ, заставивший внимательно посмотреть на Тхаргу.
   "Не поняла. Что проверяли? В чем я справилась?"
   Кошка замерла, тяжко вздохнула и, махнув хвостом пару раз, наклонила голову вбок.
   "Постойте-ка, - что-то стало доходить до меня, идеи витали в воздухе, - ты не была ранена, так? Вы проверяли меня на... на что? Готовность помочь?"
   "Готовность защитить... Жертвенность. Доброта... Ты достойна".
   "Достойна? Чего именно?" - волнение улеглось, осталась только какая-то усталость.
   "Остаться. Жить среди нас и ифимидеев"
   - Слушайте, я не могу больше с вами общаться мысленно, у меня голова болит от вашего стрекота, - поморщилась, прикрывая глаза ладонью. - Кто еще такие эти... фими... кто?
   - Ифимидеи, - услышала я вполне внятный, человеческий голос, и повернулась на него.
   Передо мною стояла особа женского пола, хрупкая на вид, в длинном серебристом платье с какими-то вышитыми символами или знаками по всей ткани, белоснежные волосы были собраны у висков и спадали буйной волной за спину. Но меня больше всего впечатлил третий глаз, что смотрел на меня вытянутым зрачком на синем фоне радужки так же пристально, как и два других, с круглым черным зрачком и бледно-голубыми радужками.
   Должно быть, я некультурно открыла от удивления рот, так как женщина улыбнулась и... ее отображение, - а это оказалось не что иное, как голограмма, - пошло рябью, а голос с небольшой паузой между моментом открытия рта и самим звуком произнес:
   - Приветствую, тебя, дочь далекой Земли, на планете, что люди зовут Этиэрой.
   И что тут скажешь? Молчу. Нет, я, конечно, понимаю, что в этот момент должно быть нечто похожее на "Та-Дам". Но я молчу, просто хлопаю глазами и кошусь ими в сторону Акима.
   - А можно его освободить и привести в сознание? - махнула я рукой на рейнджера, понимая, что либо у меня крыша едет либо... я и правда попала.
   - Можно, но позже. Пройди к огненным кольцам...
   И передо мною вспыхнули, не затрагивая пламенем траву, полыхающие зеленым огнем круги, или кольца, как их назвала трехглазая красавица.
   - Куда они ведут? Что вам от меня надо? - пробормотав несколько испуганно, отступила на пару шагов, не желая идти в неизвестность.
   - Мы не причиним ни тебе, ни этому мужчине вреда, обещаю... С вами желает поговорить Оракул, что видит Суть и Истину. Прошу, верь мне. Пройди к огненным кольцам.
   И проекция невероятно красивой девушки исчезла. Существа, что я назвала мысленно "чудиками", тут же резво рванули со своей ношей в центр колец, расходившихся одно в другом так же, как водные кольца от брошенного в воду камня.
   - Шезра, они взяли в плен Акима! Что же делать? - я тяжко вздохнула и, закусив губу, сделала несколько шагов к вращающимся у ног огненным кругам, затем решившись, сделала глубокий вдох. А затем, зажмурившись покрепче, сделала широкий шаг вперед.
  

Глава 12.

  
   Я многое видела в своей жизни, даже была готова к тому, что жизнь на этой планете подчинена каким-то неизвестным мне законам мироздания и, возможно, совершенно иные реалии руководят ею. Но, оказалось, совершенно не была готова к тому, что соизволили продемонстрировать мне, чужачке, эти необычные существа, что назвали себя "ифимидеями". Мне, как человеку, рожденному на планете Земля, с ее богатой и насыщенной историей, техногенным развитием и жизнеустройством, человеку, привыкшему видеть вокруг себя и пользоваться высокими технологиями и машинами, стало очевидно, что есть иные материи, иные структуры и реалии, нежели известными мне. Магия! На этой планете существовала именно "магия" в чистом виде!
   Почему я обрела подобную уверенность? - спросил бы любой здравомыслящий скептик, и был бы, наверное, прав, не увидь он то, что в данный момент видела я. Красные вращающиеся кольца телепортировали меня в некое белоснежно-безграничное пространство, которое не давило, но заставляло нервно озираться, и посреди этого ярко-белого безмолвия на небольшом постаменте горел темно-синий огонь, а по краям его пламени вспыхивали искорки света. И в какой-то момент, я поняла, что вижу не белизну небытия, а проносящиеся калейдоскопом картинки, словно виденные мною раннее, картинки из моей жизни... яркие и насыщенные. Когда появлялись эпизоды первого общения с капитаном Хокком, картинки словно замирали, прокручивались заново, а вот сцены интима с кэпом заставили меня скрипеть зубами и тихо звереть от смущения.
   - Довольно! - зарычала я возмущенно, когда последовала картинка очередного страстного слияния наших тел. - Прекратите! Вы что... вы извращенцы?!!!
   - Прости... - прошелестело где-то позади.
   Я оглянулась и наткнулась на замершее в белизне лицо Хокка. Он смотрел на меня с укором, затаенной грустью и... любовью?! А любовь ли? Может, я принимаю то, что транслирует Некто, копающийся в моей голове, за желаемое?
   - Кто ты? - осиплым от переживаний голосом переспросила, зачем-то уставившись на огонь.
   - Оракул, - вздохнул этот кто-то отчего-то печально.
   - Хм, - неопределенно хмыкнула, переваривая информацию, и решила уточнить. - Любишь пикантные сцены подсматривать?
   - Скучно мне. Ты забавная. Покажи мне еще... Мне нравится Любовь.
   - В смысле нравится подсматривать, как люди занимаются этим?
   А в ответ - тишина. Понятно, смотреть нравится, а признаваться в грехах - нет.
   - Шаэрдан изменился.
   - Кто?
   - Твой спутник жизни.
   "Шаэрдан... так вот как тебя зовут?" - просмаковала я мысленно, зажмурившись от волнения.
   - Ты знаешь его? - тихо просила, боясь спугнуть и в то же время жадно вслушиваясь в тишину.
   - Ты тоже, - озвучил Оракул очевидное.
   - Шаэрдана не знаю, знаю капитана Хокка Снаута. А кто он... Шаэрдан?
   - Оу-у... вот значит как... ну-ну.
   И снова тишина. Нет, я, конечно, понимаю, что он - этот некто - Оракул, и магия у него какая-то небывалая имеется, но ведь это он меня в гости пригласил, а не я напрашивалась. И вот стою, вздыхаю, мечтая присесть на что-нибудь мягкое, а еще лучше за стол, заставленный едой и напитками, но приходится стоять в непонятном месте, отвечать на вопросы, удовлетворяя чужой интерес и развеивая чужую скуку, да еще и на вопросы мои не отвечают. Сложила руки на груди в замок, и снова тяжело вздохнула.
   - Что ж, отпущу тебя, прекрасная Лирана, и то, правда, не дело гостей мучить голодом. Завтра жду снова. Пообщаемся. Иди... И не волнуйся, Шаэрдан скоро присоединится к тебе. Он уже близко. Его сердце ведет.
   "Что бы это значило - он уже близко?" - буркнула я, проваливаясь в темноту.

***

  
   Мне казалось - я плаваю в каком-то киселе, по крайней мере, мое тело именно так и воспринимало окружающее его нечто, что покачивало и мягко обнимало со всех сторон, словно волны океана.
   - Да почему она так долго в себя не приходит? - раздался где-то на периферии несколько обеспокоенный голос, женский вроде бы.
   - Касиенна Прини-Вэй, вы не волнуйтесь, просто не все земляне после Оракула сразу же приходят в сознание.
   - А как же Адриэн... от него Оракул сам в забытье впадает.
   - Но так это же кассий Адриэн, он вообще кого угодно до истерики доведет.
   - Саэри?! Ты соображаешь, что говоришь про повелителя моего сердца?
   Ну, думаю, пора приходить в себя, и разобраться, где я и что со мною, да и с моими глюками познакомиться.
   - Ой, она очнулась...
   Я и правда открыла глаза и поморщилась от обилия света, а еще где-то на заднем фоне расслышала невероятно - рокот волн океана. О, святые небеса! Неужели моя мечта сбылась и я его наконец-то увижу!
   - Как вы себя чувствует, Лирана? - надо мною склонилась та самая невероятно красивая блондинка с третьим глазом на лбу, которая меня же и умыкнула с полянки.
   - Привет... а что со мною было? И где я? - мой голос показался мне каким-то сиплым.
   Кассиана Прини-Вей вдруг искренне улыбнулась и ответила:
   - Перенапряжение, как физическое, так и эмоциональное. И вы у меня в гостях. В моем доме, - старательно подбирая слова, что было заметно и без размышлений, девушка улыбнулась, изучая меня внимательным взглядом. - Вы, должно быть, голодны? Сейчас вам принесут еды, и я готова составить вам компанию.
   Я только кивнула, поднимаясь и осматриваясь. Хорошо, что на мне была все та же одежда, в которой меня забрали с поляны. Ой!
   - А где Аким? - спросила, удивленно оглядывая стены, укрытые листьями фиолетового цвета и ветками дерева. Большая комната, в которой мы находились, была похожа на огромное дупло некоего дерева, мебель в котором так же выполняли ветви, гладкие, широкие.
   - Этот мужчина, что был не столь добр к Тхаргу, закрыт до встречи с кассианом Адриэном.
   - А кто такой кассиан Адриэн? И что будет с моим... другом? - запнулась на слове "друг", чем вызвала странную реакцию на лице хозяйки дома, некое удивление со смесью недовольства.
   - Вы уверены, что он ваш, как вы назвали, друг? - ответила она вопросом на вопрос.
   - Да, - твердо, на этот раз без сомнений, кивнула и прямо посмотрела кассиене в глаза. - Он мой друг.
   - Не ваш мужчина? Верно? - улыбнулась она несколько лукаво. - Он утверждал обратное. Что ж... ваше право знать о его судьбе. Кассиен Ардриэн, Повелитель моего сердца, является Вершителем судеб ифимидеев по праву вошедшего в Род Властителей. И он мой... как это говорится у землян... мой супруг. Император.
   - Хм, - промолчала я, озадаченно пытаясь осмыслить, что все это значит. - За что вы собираетесь его судить? Аким не сделал ничего плохого, никого не убил, не покалечил...
   - Его помыслы были не чисты, не добры и...
   - Разве за помыслы судят? За умысел, не облеченный в действия? - поразилась я, немного повысив голос.
   - Вы слишком доверяете ему. И кстати, этот мужчина сообщил на вопрос Оракула, что удерживал вас рядом с собой без вашего согласия. Это тоже преступление.
   Кассиана поднялась во весь рост, сверкнув яростно глазами, третий глаз заискрился, и ощущение давления в висках заставило меня поморщиться. Но это ощущение не продлилось долго. Хозяйка дома, хотя нет... не верно, императрица отвернулась, спрятав взгляд и вздохнула.
   - Его судьбу решит кассиан Адриэн. И к тому же... Оракул сообщил мне интересные сведения относительно того, кто на самом деле ваш... избранник.
   - Не знаю никакого избранника, - снова вспылила и тут же прикусила язык, понимая, что веду себя непозволительно с той, которая наделена властными полномочиями на чужой для меня планете. - Простите. Не хотела вас оскорбить своей вспыльчивостью.
   Потупила взор, сердясь на себя и свою нестабильность в плане эмоций. Вздохнула и взяла себя в руки. Подняв снова взгляд на кассиену, заметила, что прямо передо мною уже стоит небольшой столик с расставленными разными яствами. Удивленно моргнула, закрыв рот ладошкой, и вздрогнула, когда послышался какой-то странный рокот... Да не может быть!! Подскочила на месте, боясь, что у меня галлюцинации. Ну не может среди леса, такой вывод я сделала из внутреннего убранства дома-дупла, слышаться рокот двигателей звездолета.
   - Оставлю вас, Лирана, спокойно принимайте пищу и ... отдыхайте, - бросила она на мой вопросительный взгляд спокойный ответ, и выплыла из комнаты.
   Я даже не успела что-либо спросить или возразить, как оказалась заперта в круглом помещении без окон, а двери... подбежала и попыталась открыть. Точно заперли! Да я же от любопытства тут помру, кого там нелегкая принесла. И совершенно невозможным для моих обостренных нервов был звук двигателей, так похожий на тормозные маршевые звездолета того же класса, что и на звездолете "СаЛиран".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ____________________________________________
   Мизаил Верник - программист, контролер бортовой компьютерной системы "Ари"
   Сэм Риверс - борт-инженер, по совместительству доктор
   Тони Крамер - спец по гиперпрыжкам,
   Сергей Калинин - техник и навигатор в одном лице
   Большой Дони - кок, повар и просто юморист
   Аким Корд - каперанг Службы военной разведки, рейнджер
   Кассиэна Прини-Вэй и ее супруг Адриэн Фарх-Шаин, возведенный на престол ифимидеев, как сиэр-кассиэн, т.е. император
   Лурана и Лирана - спутники планеты Этиэра.
   Эридан Шерид-Хан - капитан пиратского звездолета "Свободная звезда"
   Тина Шерид-Хан - супруга капитана Эридана и землянка, дочь кэрра Алидара Фарх-Шаина, члена Совета Первого Круга и тайного агента этиэрцев, сестра Адриэна
   Иш - черный дракон
   ДжуРа - мать Иша, драконица
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.39*48  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 2. Джульетта"(Антиутопия) М.Мистеру, "Заблудшая душа"(Любовное фэнтези) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) А.Вар "Фрактал. Четыре демона. Том 1."(Боевая фантастика) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Титул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Нарушенное обещание. Шевченко ИринаВ цепи его желаний. Алиса Субботняя✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваЛили. Сезон первый. Анна ОрловаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиНевеста двух господ. Дарья ВеснаСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф Ир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"