Сказова Владислава: другие произведения.

Змеиные Горы (Общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.80*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Произведение начинала писать давно, слог плохой и текст нуждается в серьезной редактуре. ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ!!! Автор находиться в раздумье: закончить ли "Змеиные Горы" или же взяться за новую задумку. Есть ли среди вас желающие увидеть проду конкретно этого произведения? Автору нужно знать Ваше мнение.

Сказова Владислава

Змеиные Горы

Глава 1

Снег только-только сошел, но все жители нашей деревеньки уже поспешили убрать свои громоздкие тулупы и валенки до следующей зимы. Молодежь теперь было за уши не затащить в дом. До вечера раздавался с улицы беззаботный смех. На лавочках сидели старушки, грелись на весеннем солнышке и пересказывали друг другу сплетни. Вот только сплетни все какие-то без огонька. Давненько в нашей деревеньке не происходило ничего примечательного. Все сплетни крутятся вокруг двух происшествий недельной давности. Хотя какие это происшествия! Варвара, супруга кузнеца Килибара, обвинила Феньку в том, что та корову её отравила. Как это зачем? Из зависти, конечно. Ведь корова-то у Варвары знаете, сколько молока давала? А телята от неё какие получались! Поговаривают, Канеша опять своему благоверному скандал учинила. Выследила, как тот крадется в сторону дома вдовы Лепрека. Лепрек только месяц назад окочурился, а вдова уже развлечений себе ищет. Да еще и с женатым шашни водит. Возмущению кумушек не было предела. Но уже через неделю новость приелась, и старушки судачили без прежнего энтузиазма.

Весны я ждала с нетерпеньем. Через два дня мне будет уже семнадцать. В этом возрасте девушка считалась уже готовой к замужеству, так что, быть может, недолго мне осталась ходить в девицах. Не то, чтобы мне так хотелась побыстрее покинуть дом родителей и обзавестись собственной семьёй и хозяйством, просто мне не хватало перемен в своей размеренной и предсказуемой жизни. Ох и зря я так просила у судьбы перемен!

На улице ярко светило солнце, поэтому прибрав в нашем небольшом доме и отдраив посуду, оставшуюся после обеда, я, предупредив мать, выскочила во двор и решила пойти в сторону реки. Времени у меня на прогулку было немного, так как нужно было еще помочь матери с готовкой ужина. Мама... В свои тридцать девять лет она выглядела хмурой и изможденной. Кроме меня, у неё было еще четверо детей. Я была самой старшей, поэтому мне приходилось часто присматривать за тремя братьями и маленькой сестрой. Сестричку звали Ари, а братьев Гир, Хасим и Панек. Все они были милыми детьми, но по-настоящему мне дорог был Хасим. Разница между нами была четыре года, но это не мешало нам болтать часами и находить себе развлечения. Как и я, Хасим любил читать книги, вот только его привлекали истории про далекие страны и приключения рыцарей без страха и упрека, а я предпочитала исторические трактаты, ну и конечно истории про любовь. Жаль только, книг в нашей деревне было мало, а купцы с таким товаром заезжали редко. Какой смысл завозить книги в глухую деревеньку, где и грамотных-то по пальцам пересчитать можно?

Своей грамотностью и любовью к чтению мы были обязаны отцу, Горию, который родился и вырос в большом городе, Эренаре. Он рос умным мальчиком, читал много книг и подавал большие надежды. Родители пророчили ему карьеру великого ученого или врача, поэтому когда их сын решил поступать в Академию столицы Веллийского королевства, поддержали его решение и снабдили деньгами на оплату обучения. Два года он учился и за это время проявил себя как способный и целеустремленный молодой человек. Казалось, ничто не может ему помешать с блеском закончить Академию, но однажды в книжной лавке ему на глаза попалась книга, с обложки которой на него смотрел изумрудный дракон. И столько силы и в то же время грациозности, казалось, было в теле этого непостижимого существа, что парень не смог расстаться с этой книгой и, выкупив ее у хозяина лавки, прочитал за ночь. А утром, с темными от недосыпания кругами под глазами, он понял, что весь его мир перевернулся, и все его прежние мечты и стремления глупы и наивны. Единственным его желанием стало воочию увидеть этих величественных созданий.

Драконы! Из книги Горий узнал, что драконы живут очень долго, в среднем около 1500-2000 лет. Они являются хранителями уникальных знаний, вот только ни с кем ими не делятся, считают другие расы недостойными перенять веками накопленные знания. Людей же драконы вообще презирают, считая слабыми, корыстными и глупыми из-за короткой продолжительности жизни существами. При этом драконы имеют две ипостаси: первая - крылатые ящеры, какими их и изображают люди, а вот вторая... Говорят, что в ней драконы похожи на людей, но спутать с человеком перевоплотившегося дракона невозможно. А вот в чем именно заключается отличие, автор книги не указал, сославшись на то, что увидеть дракона во второй ипостаси ему не довелось, а рассказы очевидцев сильно противоречат друг другу, что ставит под сомнение их правдивость. Из этой же книги Горий узнал, что живут драконы на границе Веллийского и Пирубского королевств, там где пролегает горный хребет, который на картах обозначают как Змеиные горы.

Итак, первым делом Горий забрал документы из Академии, отговорить его не смогли ни преподаватели, ни родители. Собрав все своё скромное имущество, большую часть которого составляли книги и рукописи, молодой человек устремился на восток Веллийского королевства, где у подножия Змеиных гор расположилась маленькая деревушка с неказистым названием Змеичи.

В деревне молодому человеку обрадовались, потому как редко кто приезжал в Змеичи, зная об опасном соседстве. Горию выделили пустующий дом на окраине и помогли разместиться. Узнав, что привело юношу в эти места, местные с радостью рассказали все, что знали о драконах. Вот только трудно было отличить действительно ценную информацию от выдумок деревенских фантазёров. Но кое-что новое Горий действительно узнал. Во-первых, драконы действительно часто встречаются в этих местах. Каждый день можно увидеть кружащие над горными пиками крылатые силуэты. Во-вторых, если повезет, то можно найти неподалеку от деревни следы пребывания драконов, например, крупные роговые чешуи, выжженные участки травы, а иногда и просто вдавленная в землю трава и поваленные деревья в том месте, где приземлялся дракон. Но вблизи драконов не видел никто. Видно, общаться с людьми крылатые гордецы считают ниже собственного достоинства.

Обжившись на новом месте, отец решил подняться в горы и все-таки попытаться приблизиться к ящерам. Поднявшись так высоко, как ему позволяло снаряжение, Горий принялся ждать. Прошли сутки, но ни одного дракона Горий не увидел. Упорства молодому человеку было не занимать, поэтому он терпеливо оставался на месте. Когда к концу подходили вторые сутки ожидания, Горий услышал странный шум откуда-то сверху. Каков был восторг Гория, когда, подняв голову, он увидел подлетающего к выступу синего дракона. Ящер опустился на каменный выступ, на котором сидел Горий, и выжидающе посмотрел на человека. Парень было растерялся, но спохватившись, что дракон может улететь, быстро заговорил. Он просил поделиться с ним мудростью, рассказать о драконах, об их традициях. Правда ли, что они прячут в своих пещерах несметные сокровища? Владеют ли магией? Как выглядят в своей второй ипостаси?

Дракон внимательно выслушал юношу, и из огромной пасти вырвались шипящие звуки:

-Шшшеловек, расссссве не снаешшшь, ссшто любопытссство губительно для вашшшшей расссы? Не приходи сссссюда большшше, иначе усссснаешь много того, сссшто тебе не понравтссся.

Прошипев, дракон взмахнул своим хвостом, украшенным шипами, в сторону Гория. Удар пришелся на каменный валун за спиной парня. Осколки и частицы пыли полетели на Гория. Один из фрагментов камня угодил в голову. Потеряв сознание от боли, Горий упустил момент, когда дракон взмыл в небо. Очнулся юноша уже только когда на востоке заалело солнце. Голова нещадно болела, но собрав остатки сил, Горий побрел в сторону деревни.

Прошло время. Горий оставил попытки пообщаться с драконами. Но и возвращаться в столицу ему не хотелось. Да к тому же он влюбился в дочку местного портного Ильзу. Девушка тоже была неравнодушна к статному, обходительному парню. Сыграли свадьбу. Отец Ильзы выбор дочери одобрил и взял Гория помощником к себе в мастерскую. Позже появились дети.

Отец не раз рассказывал нам историю своей единственной встречи с драконом. В его голосе слышалась горечь и тоска по несбывшимся надеждам. Он утратил прежние иллюзии и так и не смог простить драконом их надменности. Я сочувствовала отцу и люто ненавидела драконов за то, что невольно очаровывая других, ящеры на восхищение отвечали презрением и насмешкой. Нет ничего удивительного, что я выросла со стойким убеждением, что драконы - самые подлые и коварные существа на свете.

Рассказывая историю своей семьи, я забыла представиться. Меня зовут Иллира. В семье моё имя сокращают до Лиры. Ничего общего с музыкальным инструментом не имею. Предупреждая последующий вопрос, отвечаю: на музыкальные способности моё имя никак не повлияло. Ни петь, ни играть на каком-либо музыкальном инструменте я не умею, даже на лире.

Так вот, как я уже говорила, погода стояла солнечная, и я неспешным шагом шла в сторону реки, когда мое внимание привлёк крик со стороны дома старосты:

- Иллира! Куда торопишься? Поговорить надо. Иди сюда. Ишь, насторожилась! - Староста деревни стоял во дворе своего дома и ждал пока я подойду.

Седовласый, маленький, толстый мужичок пытался придать выражению своего лица строгость, но все знали, что гневаться он просто не умеет. В деревне его любили и уважали. Мой отец всегда отзывался о нем, как о человеке широкой души и любил переброситься с ним словечком при встрече.

Раньше староста не имел привычки обращаться ко мне с разговорами. Недоумевая, что ему могло понадобиться от меня, я быстро подошла к поджидающему меня толстячку.

- День добрый, Миноил Апрохович! Вы хотели мне что-то сказать?

- Ты давно, девонька, братца своего видела?

- Которого из них?

- Хасима. Слыхал, повадился он с Фиркой, хулиганом малолетним, дружбу водить. Того и гляди вместе с ним в какую-нибудь историю вляпается. Ты смотри, брата образумь, а то будет расстройство родителям. Они у вас люди святые. А если Хасим тебя не послушает, ты мне только скажи. Сам ему уши надеру, и Фирке заодно достанется. Я ж не просто так предупреждаю. Фирка любит делать вылазки к Змеиным горам, хочет найти драконьи сокровища. Родители Фирки уже замучились наказывать бесёнка за его проказы. Он и твоего Хасима уговорит с ним пойти рыскать по пещерам. Ежели отец ваш узнает... Сама знаешь, как болезненно он воспринимает все связанное с драконами. В общем, ты девчурка умненькая, все понимаешь.

Представив реакцию отца на подобное известие, я искренне поблагодарила старосту за предупреждение и бросилась разыскивать непутевого братца.

Долго искать не пришлось. Хасим неспешно шел по главной деревенской улице, о чем-то весело болтая с Фиркой. Решительно направившись к ним, я схватила не ожидавшего подобной подлости брата за оттопыренное ухо и потащила в сторону сарая. Завернув за угол, я отпустила покрасневшее ухо Хасима и, набрав побольше воздуха в легкие, выпалила:

- Ты что творишь, паршивец?! С Фиркой сдружился? Теперь и ты хулиганом заделаешься? Что вы с ним натворить уже успели? Он тебе предлагал пойти к Змеиным горам? Быстро отвечай!

- Лир, ну ты чего? За ухо схватила. Больно, между прочим, - состроил жалостливую физиономию хитрый мальчишка. - И почему сразу "натворили"? Просто слонялись по деревне весь день, думали, чем себя занять. Рыбу сходили поудить, да только ничего не поймали, только ноги промочил зря. Это разве "натворил"? И не стыдно тебе невинного ребенка за уши хватать? А насчет Змеиных гор Фирка действительно говорил, только я еще не решил идти или не идти. Страшно же.

- Что значит "не решил"?! Я запрещаю тебе даже думать об этом. Слышишь? Узнаю, что ослушался, старосте пожалуюсь. Он обещал, что сам выпорет тебя, если учудишь что на пару со своим дружком. Всё понял?

- Так уж и выпорет? Да он и мухи не обидит, сама ж знаешь. Он только грозиться горазд.

- Ничего. Для тебя сделает исключение. В воспитательных целях.

- Да ладно тебе, я же не сказал, что пойду с Фиркой. Зачем сразу грозиться, - Хасим пошел на попятную и весь, казалось, олицетворял облик святой невинности. - Я же понятливый и послушный и всегда слушаюсь старших. Кстати, а что у нас сегодня на ужин?

Опешив от такого резкого перехода на другую тему, я машинально пробормотала:

- Пироги с повидлом кажется... Эй, не увиливай от разговора!

- Ну ты и зануда, Лира. Понял я всё, понял. В пещеры ни ногой. Пойду Фирку найду, он мне еще обещал ножик показать. Гномья работа, между прочим. Ну всё, я побежал. Пока!

- Стой! Куда?! Я еще не закончила!

Но братца уже и след простыл. Уныло посмотрев ему вслед, я побрела к дому. Настроение как-то пропало, и прельщавшая ранее прогулка к реке потеряла свою привлекательность.

Время, оставшееся до моего дня рождения пролетело незаметно. Праздничным утром меня буквально завалили подарками не только члены семьи, но и наши многочисленные соседи. Даже сын нашего старосты красавец Нукар преподнес довольно милое ожерелье из бирюзы. От него подарка я не ожидала точно. Особенно такого дорогого. Засмущавшись, я даже не сразу поблагодарила его. Наблюдая мои потуги побороть стеснение, он весело улыбнулся. Наконец, услышав скомканные слова благодарности, Нукар пожал плечами и, подмигнув, вышел из дому.

Недоумевая, я повернулась к наблюдавшей эту картину матери. Выглядела она донельзя довольной. Ей льстило, что на её дочь обратил внимание сын самого уважаемого в их деревне человека. Лучшей партии для дочери не сыскать.

Все утро к нам в дом приходили желающие меня поздравить с семнадцатилетием. Я принимала поздравления, восторгалась подарками и держала на лице точно улыбку. Не спорю, мне было приятно, что так много людей пришли пожелать мне счастья. Вот только из головы никак не выходил странный поступок Нукара. Зачем было дарить такой дорогой подарок? Такое украшение можно было подарить жене, близкой родственнице, наконец, невесте. Ой! Невесте... Но он же никогда не давал повода подумать, что я ему не безразлична. Ни одного намека на симпатию за все это время. Скорее уж демонстративное безразличие. Бывало, идём мы с подружками, болтаем о своем, о девичьем. Навстречу он с приятелем. Со всеми моими подругами поздоровается, комплиментов наговорит, поболтает. А мне достаётся лишь скупой кивок. Как будто ему жаль на меня даже слово потратить. Подумаешь, тяжкий труд поздороваться. Впрочем, на этот счет я особо не переживала. Зачем расстраиваться из-за какого-то самолюбивого красавца?

Поэтому в моем сегодняшнем замешательстве при виде улыбающегося Нукара нет ничего странного. Да еще и этот странный подарок. В то, что он рассматривает меня в качестве своей будущей супруги, мне все же не верилось. Слишком неожиданный поворот. Но и другого объяснения у меня нет. Конечно, внешность у меня очень даже ничего. Густые русые волосы, заплетенные в длинную косу, карие глаза и слегка вздернутый носик давали мне право считать себя если не красавицей, то достаточно миленькой. Небольшой рост внешность не портил, а придавал зрительную хрупкость. Но особым вниманием со стороны парней я не была избалованна. Почему-то чтение книг считалось большим изъяном для девушки. К тому же я не жаловала попытки заигрывать со мной и всегда отшивала излишне назойливых парней. Может поэтому меня считали странной, и со временем число воздыхателей заметно сократилось. Точнее, их не осталось вовсе.

Как я ни думала о значении подарка Нукара, но к определенному мнению прийти так и не смогла.

Ближе к вечеру, когда, казалось, в деревне не осталось ни одного не зашедшего к нам человека, я решила отдохнуть от праздничного шума и вышла на улицу. Ноги сами понесли меня в сторону леса. Идти туда было не страшно, так как волков там видели последний раз лет десять назад. Тихий шелест листьев успокаивал, наступило умиротворение. Я вдохнула полной грудью. Подумав, двинулась в сторону поляны, на которой в первые месяцы лета мы с Хисом, бывало, часто собирали чернику. Трава была сухая, прогретая весенним солнышком. Присев, я огляделась по сторонам. Деревья со всех сторон обступали поляну, огораживая ее глухой стеной. Можно расслабиться и спокойно все обдумать. Вряд ли меня здесь кто-нибудь найдет.

Сидя на траве и положив голову на согнутые колени, я вспоминала сегодняшний день. Попыталась пересчитать все полученные подарки и не заметила, как задремала.

Когда я открыла глаза, уже начало темнеть. Солнце садилось на западе, окрашивая небо в розоватый оттенок. Я хотела было подняться, когда почувствовала на себе чей-то беззастенчивый взгляд.

Чужой взгляд жег спину между лопатками. Непроизвольно задержав дыхание, я медленно повернула голову в сторону непрошенного гостя. Признаться, я ожидала увидеть какого-нибудь деревенского бездельника или на худой конец Хасима. У меня даже мелькнула мысль, что это мог бы быть Нукар. Но ни одно из моих предположений не оправдалась.

ОН сидел в десяти шагах от меня, привалившись спиной к дереву. Поза расслабленная. Вытянув вперед длинные ноги, он с интересом разглядывал меня. Судя по всему, он предавался этому увлекательному занятию уже не первый час. Вся его поза говорила о том, что он никуда не торопится, и его нынешнее времяпрепровождение ему очень даже нравится.

Вот только эта ситуация очень не нравилась мне, так как человеком это существо можно было назвать с натяжкой. Нет, руки, ноги и даже голова - всё присутствовало на своих местах. Но остальное... Ярко-желтые глаза с вертикальными вытянутыми зрачками смотрели не мигая. На изящных длинных пальцах когти выступали сантиметров на восемь. Можно было бы предположить, что парень просто любитель эффектного маникюра, но верилось в это с трудом. Отдельное внимание привлекали волосы. Самые длинные пряди доходили ему до талии, самые короткие, у лица, едва прикрывали брови. Цвет же волос вообще не поддавался описанию. Представьте себе зеленый оттенок, плавно переходящий в русый, а местами в фиолетовый. На солнце его голова вообще переливалась всеми цветами радуги. Хамелеон какой-то.

Заметив, что теперь и я рассматриваю его, он, усмехнувшись, незаметным для меня движением оказался на ногах. Да-да, именно незаметным. Только что сидел, и вот уже с высоты своего немалого роста откровенно потешается над моим изумлением. Зря он улыбнулся. Блеснувшие клыки окончательно развеяли все сомнения относительно того, является ли он человеком.

- Ну и как я тебе? - спрашивает меня эта клыкастая особь неизвестного мне вида нечисти. Хотя нечистью его и язык назвать не поворачивается. Вся нечисть, которую я видела на картинках, кажется жалкой по сравнению с ним. Да и прятаться ей полагается в светлое время суток.

Видимо, последнюю мысль я высказала вслух, так как незамедлительно последовал ответ:

- Так сейчас уже темнеть начало. Очень уж, видать, ты умаялась. Когда я тебя нашел, ты уже сладко спала. Да и я здесь часа два сижу.

- Зачем сидите? - не преминула воспользоваться возможностью спросить я.

- Как это зачем? - деланно изумился он. - Такая красота лежит. Дай, думаю, познакомлюсь, поухаживаю. Может, что и обломится.

Его насмешливый тон мне не понравился. Посчитав, что оставаться с этим типом молодой девушке небезопасно (кто знает, что у него в голове творится), я решила побыстрее убраться с поляны. Но стоило мне только дернуться, чтобы наконец подняться с земли, как когтистая рука сжала мое плечо.

- Ну и куда ты собралась? Испугалась? - и снова эта пугающая ухмылка.

- Нет-нет, конечно нет. Мне просто уже домой пора. Надо помочь матери прибрать в доме. У нас сегодня было много гостей, да и поздно уже. Волноваться будут. И вообще...

- Угу, понял. Не продолжай. А по какому поводу гости были?

Излишне внимательный взгляд, казалось, гипнотизировал, и ответ вылетел изо рта, еще не успев сложиться в моих заледеневших от страха мозгах:

- День рождения.

- Уж не у тебя ли? - казалось, ответ его позабавил.

- У меня. - Можно подумать, у меня не может быть дня рождения. Что в этом смешного?

Услыхав, что день рождения действительно мой, это странное существо развеселилось еще больше.

- Дай-ка угадаю. Тебе ведь исполнилось семнадцать?

- Д-да. А вы откуда знаете?

- Догадался!

Ситуация пугала меня все больше и больше. "Догадливый какой! И что ему нужно? Воспользоваться ситуацией он мог бы и пока я спала. Хотя кто знает, может у него какие-то свои фантазии. Вот попала! И что мне дома не сиделось? Надо срочно выбираться отсюда!" Предаваясь нерадостным мыслям, я, кажется, что-то пропустила.

- Вы что-то сказали? - поинтересовалась я. "Только бы не разозлился!"

- Я спросил, жених не появился еще? Вроде с семнадцати у вас принято выходить замуж. Я правильно понимаю? - Последний вопрос он задал явно не от сомнения в правоте собственных слов.

- Пока вроде нет.

- Что значит "вроде нет"? Жених либо есть, либо его нет. Темнишь, красавица, - вот теперь он точно начинал злиться. Зрачки сузились, а клыкастый оскал вызывал оторопь. Я поспешила объяснить:

- Официальных предложений еще не поступало, но сегодня мне... со мной...э-э... Мне подарили дорогое ожерелье.

- Кто посмел!? - Сейчас его голос больше напоминал рев, столько ярости в нем было.

- Сын нашего старосты, Нукар.

- А ты?

- Что я?

- Он тебе нравится?! - Это был уже настоящий допрос. Его слова так и сочились подозрительностью. Я ощущала себя преступницей, и неважно, что никакой вины я за собой не наблюдала.

- Я не знаю...

Казалось, он задумался. Весь его вид выражал усиленную мозговую деятельность. Длилось это минут десять. Всё это время я сидела, боясь лишний раз пошевелиться. Наконец он до чего-то, кажется, додумался. Лицо из задумчивого стало донельзя довольным. Видимо, сделанные выводы его полностью устраивали.

- Так как тебя зовут? - сказал он, когда я уже и не чаяла, что он заговорит.

- Иллира.

- Иллира, - протянул он, словно пробуя моё имя на вкус. - Иля. Мне нравится, - улыбка, как у кота, съевшего банку сметаны.

- Дома меня называют Лирой. Так привычнее.

- Ну и что? Мне больше нравится называть тебя Илей. Звучит нежнее и мягче, - с такой наглостью не поспоришь. Да и зачем? Если выберусь отсюда живой, то вряд ли я еще встречусь с этим типом. Пусть считает, что я позволила ему называть себя так. - Кстати, моё имя Мэтэлликор Шерус Каллиор.

Таких заковыристых имен прежде слышать не приходилось. Я не смогла запомнить и первой части его сложно выговариваемого имени. Видя моё замешательство, он снисходительно добавил:

- Можешь называть меня Шерус. Со временем выучишь полностью.

- Выучу обязательно, - с такими морально неустойчивыми типами лучше во всем соглашаться, а то начнет снова демонстрировать свои шикарные зубки.

- Выучишь, выучишь. Куда ты денешься, - сказал Шерус и неожиданно добавил: - Раз у тебя сегодня день рождения, не могу же я отпустить тебя без подарка. Это как-то не по-дружески, - на его губах снова появилась эта издевательская улыбочка, от которой стынет кровь в жилах. Но произведенного эффекта ему явно показалось мало. - Мы ведь друзья? Или ты имеешь что-нибудь против?

Предложение дружить меня не особо радовало. Кто знает, может для него съесть друга на завтрак считается нормальным? Но отказ здесь явно не принимается:

-Я не против.

- Я почему-то так и думал. Раз уж мы познакомились и даже подружились, то вот и мой подарок тебе. - С этим словами он протянул мне раскрытую ладонь, на которой лежал кожаный шнурок с привязанной пластинкой, переливающейся на солнце разными цветами. Глядя на неё, создавалось то же впечатление, что и при виде волос этого парня. Такая же смесь оттенков зеленого, фиолетового, серебристого. - Это амулет. Завяжи на шее и носи не снимая.

Я осторожно протянула руку и поразилась тому, как осторожно он положил странный амулет мне на руку. Видимо, этот амулет для него что-то значил, и тогда тем более не понятно, зачем он мне его отдаёт. Вблизи пластинка смотрелась ещё причудливее. Зауженная с одного конца, она занимала примерно треть моей ладони и была очень плотной наощупь. И что за материал такой?

Скосив взгляд в сторону Шеруса, я отметила, как внимательно он наблюдает за моей реакций на столь неожиданный подарок. Заметив мой взгляд, он предложил:

- Не бойся, никакого подвоха. Надень сразу. Мне будет приятно знать, что ты носишь мой подарок.

Всё то время, что я возилась, одевая амулет, он внимательно наблюдал за мной. Убедившись, что пластика красиво свисает чуть ниже шеи (уж больно долго он рассматривал это что-то "чуть ниже шеи"), Шерус довольно улыбнулся.

- Ну что, Иля? Давай прощаться. Теперь действительно уже стемнело. Молоденьким девушкам не полагается в такое время разгуливать по лесу. А то, как Красная Шапочка, встретишь Серого Дракона.

- Какого еще дракона? В сказке говорилось про волка.

- Ну... Дракон как-то более вероятен, учитывая близость Змеиных гор. Не спорь со старшими. Всё, беги домой!

Повторять мне было не нужно, и я, побив все рекорды скорости, добежала до дома, так ничего и не сказав на прощание этому типу. Надеюсь, что увидеть мне его никогда уже не придется.

***

Как и предполагала, дома меня встретила обеспокоенная моим длительным отсутствием мать:

- Ну и где ты была? Где можно гулять столько времени? Уже стемнело, а тебя всё нет! Что я должна была подумать?

- Извини, я засиделась на земляничной поляне и задремала. Сама не знаю, как получилось, - моя удачно состроенная жалкая физиономия, видимо, убедила мать. Уф, кажется, ругать меня сегодня не будут. Но тут я заметила, что на лице у матери появилась блаженная улыбка. Что-то сейчас будет, и, кажется, это будет хуже возможной отповеди по поводу моего позднего прихода.

- Лира, ты сама веришь в свою удачу? Тебе так повезло!

Странно, пока что понять, о каком везении идет речь, я затруднялась. Может, в моё отсутствие что-то случилось?

- В чём мне повезло? Мам, ты о чём говоришь?

- Как это о чём? Не о чем, а о ком. О Нукаре, конечно, - кажется, моя недогадливость возмутила мать до глубины души. - Я-то переживала, что ты у меня в девках засидишься, а ты вон какого парня обворожила! И главное, матери ничего не сказала. Хоть бы намекнула! Я вообще мать или нет? Ну? Что между вами было? Он давно в тебя влюблён?

Остановить такой напор не было никакой возможности. Сдвинуть с намеченной цели мою маму просто не возможно. Ну что за день! Второй раз мне уже устраивают допрос с пристрастием. Похоже, мама уже кучу всего себе напридумывала про нас с Нукаром. Надо срочно разубедить её, а то начнёт ещё гостей на свадьбу приглашать.

- Ничего между мной и Нукаром нет. И уж, конечно, он в меня не влюблён. Он никогда на меня и не смотрел. Из всех девушек мне доставалась, пожалуй, наименьшая толика его внимания. И это при условии, что кивок в качестве приветствия можно назвать проявлением внимания. Да и он мне безразличен. Да, красив, вот только и он и его красота мне и даром не нужны.

- Как же так? А ожерелье? Зачем было дарить такой дорогой подарок девушке, к которой ничего не испытываешь? Ты не права. И кстати, где ожерелье, почему ты его не носишь? И что это за прелестная штучка висит у тебя на шее? - Мать с интересом рассматривала подарок Шеруса. Она вообще любила всевозможные украшения, коих у нее набралась целая коллекция. Стоит ли говорить, откуда у меня эта пластинка? Придется рассказать про Шеруса, и тогда головомойки мне точно не избежать.

Но, к счастью, дальнейших расспросов не последовало. Мысли матери приобрели совершенно иное направление. - Лирочка, ты не будешь возражать, если я примерю эту необычную безделушку? Никогда не видела ничего подобного.

Избавленная от необходимости отвечать на вопросы, я с радостью ухватилась за эту идею и, потянув руки к шнурку на шее, попыталась найти узелок. Прощупав весь шнурок, но так и не обнаружив пальцами никакой неровности, я несколько растерялась. Ведь совершенно точно помню, что старательно завязывала этот шнурок на шее. Что за ерунда? В конце концов, можно стащить амулет через голову.

Но странное дело, даже эта нехитрая манипуляция мне не удалась. Ещё недавно свободно свисавший на груди амулет оказался под самой шеей из-за того, что державший его шнур уменьшился в длине и теперь плотно охватывал мою шею. Снять его теперь можно было только вместе с моей многострадальной головой.

- Э... Лира, дорогая, как же ты надела эту безделушку? Мне вроде казалось, шнур был длиннее. Хотя я такая невнимательная стала. Странно... Ну, перестань же ты елозить несчастную веревку на своей шее! Останутся следы на коже, что делать будешь? Все будут думать, что это результат неудачного повешения. Да и изуродованная шея вряд ли понравится Нукару.

Опять этот Нукар! Вот угораздило же его заявиться с этим чёртовым подарком! Ненавижу! Меня теперь родная мать замучает. Теперь по любому поводу приплетать его станет. Ну что за невезение такое! И всё из-за этого мачо недоделанного!

Судя по всему, выражение лица у меня сделалось очень красноречивое. Мать сочла разумным закруглить разговор и, напоследок посоветовав разрезать шнурок ножом, удалилась в спальню, откуда всё это время раздавался "мелодичный" храп отца.

Ножом, как же! Сомнительное удовольствие орудовать хорошо заточенным лезвием в непосредственной близости от сонной артерии! На всякий случай ещё раз подёргав удавку на собственной шее, я прошла в комнату, которую делила с сестричкой Ари.

Девочка уже сладко спала, когда тихонько прокравшись в комнату, я натянула сорочку и заползла под одеяло. Неплохо бы обдумать всё, что произошло сегодня. А событий было воз и маленькая тележка. С чего начать? Во-первых, Нукар. Верить в наличие у него каких-либо романтических побуждений я отказывалась. Другие причины в голову как-то не спешили приходить. Что ж, оставим эту проблему до прояснения вопроса с непосредственным виновником недоразумения, то бишь с Нукаром.

Вот что меня действительно пугало, так это сегодняшнее знакомство с неким Шерусом и нежелающий покидать мою шею амулет. Амулет-то оказался магическим и, похоже, с задатками какого-то примитивного, но всё же разума. Что это за пластинка? Надо было всё-таки спросить у Шеруса, из чего она сделана. Ладно, висит и висит. Непосредственной опасности для меня подарочек ещё не демонстрировал, хотя разобраться стоит. Не внушал мне как-то доверия этот Шерус. Очень уж подозрительно он себя вёл. Приставать не пытался, но и особого уважения не выказывал. Создавалось впечатление, что всё время он надо мной смеялся. Предложил дружить и опять же не скрывал иронии. Подарил необычную пластинку, и, пожалуй, это был единственный момент, когда выглядел он абсолютно серьёзным.

От обилия вопросов у меня разболелась голова. Всю ночь я провозилась без сна и уснула, только когда за окном появились первые признаки рассвета.

Глава 2

Невыспавшаяся и в плохом расположении духа, я всё утро вела неравный бой с хозяйственными делами. Если бы кто знал, как я ненавижу убирать, готовить, стирать белье и заниматься огородом! А ведь это то, чем приходиться заниматься женщине большую часть времени, особенно замужней. Где справедливость? К полудню я управилась с большей частью дел и поспешила поскорее выйти из дома и погулять, пока не нашлось новых забот.

Неспешно шагая в выбранном наобум направлении, я незаметно для себя вышла на луг, где паслись коровы. Моя скромная персона их не заинтересовала, и они спокойно продолжали набивать желудки травой.

Усевшись под деревом, я впервые за это утро успокоилась и пришла в благодушное настроение. Мне было хорошо, мир казался прекрасным, а будущее безоблачным. Меня даже не тревожил амулет. За ночь шнурок каким-то образом снова удлинился и теперь не обхватывал шею так плотно. В общем, на тот момент я пребывала на редкость в миролюбивом расположении духа.

- Блаженствуешь? - Неожиданный вопрос, заставил меня резко подскочить и повернуться к источнику звука.

- Нукар? Ты что здесь делаешь?

- Я хотел с тобой поговорить. Мой отец сказал, что видел, как ты шла в сторону луга. Надеюсь, ты не против моей компании? - Нукар улыбался как-то смущено, что было не похоже на всегда уверенного в себе и собственной неотразимости парня.

- Я не против. Вот только не могу понять, зачем тебе понадобилось говорить со мной.

- Лира, как это зачем? Мне казалось, ты всё должна была понять, когда я пришел вчера тебя поздравить и подарил ожерелье. Я специально ездил за ним в город, - зачем-то уточнил он.

Кажется, я окончательно запуталась. Все отчего-то считают, что я должна всё понимать, хотя лично мне ничего не понятно.

Разговор складывался у нас странный. Как у глухого с немым. Пришлось прояснить ситуацию:

- Нукар, я тоже хотела поговорить о твоём подарке. Ожерелье, безусловно, очень красивое, но я не понимаю, зачем ты его мне подарил. Оно слишком дорогое, а мы с тобой не родня, да и никогда не были особенно дружны. Надеюсь, ты объяснишь мне причину своего странного поступка. А о чём ты хотел поговорить со мной, я даже не догадываюсь, хоть ты и считаешь, что должно быть иначе.

Судя по его оторопевшему после моей тирады выражению лица, такой реакции он ожидал меньше всего. Собравшись с мыслями, он снова заговорил:

- Лира, я не умею говорить о таких вещах. Я считал, что ты обо всём догадалась. Думал, мне будет проще объяснить. Я... Выходи за меня! - Выпалив последнюю фразу, Нукар, казалось, сам удивился тому, что сказал. Но уже через минуту он взял себя в руки и уверенно посмотрел мне в глаза.

Сказать, что я была удивлена, значило бы не сказать ничего. Я была в шоке. Как такое вообще могло случиться? Нукар предлагает мне выйти замуж! Почему? В чём здесь подвох? Может, он решил подшутить надо мной? И наверняка сейчас за нами из-за кустов наблюдают его дружки и потешаются надо мной. Мне стало нестерпимо обидно за себя. Вместе с тем меня разбирала злость на шутника. "Думает, если сынок старосты, ему всё позволено? Обнадёжить глупым подарком моих родных, скомпрометировать меня, сделать посмешищем перед всей деревней? Если я кажусь немного странной, это ещё не повод унижать меня! Никогда не прощу!"

Эмоции обуревали меня, спазм сдавил горло, а слезы подступили к глазам. "Нет, нельзя расклеиваться у него на глазах. Потом нарыдаюсь всласть. Сейчас нужно взять себя в руки и что-нибудь ответить. Он всё ещё смотрит на меня выжидающе". Наконец я заговорила:

-Могу я спросить, что заставило тебя обратиться ко мне с таким предложением? Лучшего объекта для шуток ты и твои приятели выбрать не смогли? - Мой голос звучал на удивление твёрдо.

- Какие шутки, Лира? Я говорю с тобой совершенно искренне. - Сколько честности в этих голубых глазах, умеет же убедительно лгать, шут балаганный!

- Ну конечно, ты говоришь искренне, - теперь голос уже звенел от злости. Сдерживать себя больше не получалось. - А позволь узнать, с чего это ты надумал жениться? Может, скажешь ещё, что влюбился? Что же ты меня игнорировал, а сейчас неожиданно вспомнил обо мне? Ненавижу! - Чувствуя, что вот-вот разрыдаюсь, я поспешила уйти отсюда поскорее. Но стоило мне только развернуться, как меня бесцеремонно схватили чуть выше локтя, а тело пронзила боль. Причём болела вовсе не рука, а где-то в районе груди, на уровне свисавшего амулета. Казалось, к коже, приложили раскаленное железо. Опустив глаза вниз, я увидела пластинку, поменявшую свой цвет на ярко-красный. Жгло именно в том месте, где странная подвеска прижималась к груди через ткань легкой блузы.

Заметив, как я поморщилась, Нукар не правильно истолковал причину моего недовольства. Переведя виноватый взгляд на руку, всё ещё крепко сжимавшую моё плечо, он медленно разжал пальцы.

- Ты не права. Я бы никогда нарочно не обидел тебя. Ты действительно очень дорога мне. Я всегда неловко чувствовал себя в твоём обществе. Ты очень красива, и я давно почувствовал к тебе симпатию. Но вот уже полгода, как я испытываю нечто большее. А ты такая спокойная, холодная. Смотришь, как будто видишь всё, что творится у человека в душе. И взгляд такой понимающий, словно все мои мысли тебе давно известны и уже наскучили своей простотой. Словно ты устала и ничего не испытываешь, кроме жалости и презрения. Я не идеален и не считаю себя достойным тебя. Но я больше не могу, мне нужно было сказать это вслух. Я должен был попытаться поговорить с тобой. Пусть ты ко мне ничего не испытываешь, я не обижаюсь. Я же вижу, что ты равнодушна ко мне. Но это не помешает нам жить счастливо. Моей любви хватит на двоих. Ты никогда не будешь ни в чём нуждаться. Я буду заботиться о тебе, как никто другой. Я сделаю всё, что скажешь. Только не отказывайся прямо сейчас. Подумай как следует. Со мной ты будешь счастлива. Моему отцу ты очень нравишься. Он одобрил мой выбор. Ты всё ещё не веришь мне? Я позову его, он подтвердит тебе, что я говорю искренне. Он врать не станет. Ты мне веришь? Скажи же что-нибудь!

Его слова доходили до меня словно через какой-то барьер. В голове что-то гудело. С каждым его словом пластинка раскалялась всё сильнее и причиняла новую порцию боли. Смысл слов Нукара доходил с трудом. Под конец ноги меня уже почти не держали. "Кажется, Нукар от меня чего-то ждет. Ах да, верю ли я ему? Не могу сейчас об этом думать. Кивну на всякий случай, чтобы поскорее прекратить эту пытку". Я медленно кивнула. Нукара такой ответ видимо удовлетворил. Он радостно улыбнулся.

- Пока мне и этого достаточно. Я не станут давить на тебя, но надеюсь, ты не будешь возражать, если я начну ухаживать за тобой. Мы никогда не разговаривали по душам, а мне бы так хотелось узнать о тебе побольше... - Он продолжал что-то говорить, но мне было уже не до него. Кожа на груди горела и, судя по ощущениям, вот-вот начнёт сползать с мышц обожжёнными лохмотьями.

- Нукар, давай продолжим наш разговор завтра. Мне пора. Дома меня уже ждут. Извини, но я, правда, тороплюсь. - Не дожидаясь его реакции, я быстро зашагала в сторону деревни. На ходу я всё же обернулась и крикнула застывшему на месте парню: - Пока! - Я ещё прибавила шагу, боль стала отпускать. Чем дальше я удалялась от Нукара, тем слабее становилась боль. Во всяком случае, мне так казалось. Когда я подбежала к дому, пластинка, касавшаяся кожи, уже не причиняла боли совсем.

Забежав в нашу с Ари комнату (сестрёнки к счастью там в тот момент не было), я приспустила широкий ворот рубахи и внимательно осмотрела кожу. Никаких следов ожога. Даже кожа не покраснела.

Нет, это уже никуда не годиться! Сначала этот чертов амулет не хотел слезать с моей шеи, а теперь еще полчаса назад он ни с того, ни с сего причинил мне страшную боль. Хотя что-то же должно было его спровоцировать. Или нет? Вроде ничего такого... Я припомнила эпизод на лугу. Кажется, пластинка начала обжигать кожу в тот момент, когда меня схватил за руку Нукар, а боль закончилась, только когда я ушла на достаточное расстояние от несчастного парня.

Ну и что из этого следует? В чём логика? Такое ощущение, что это не амулет, а ревнивый муж! Надо проверить, реагирует ли он также на прикосновение ко мне других людей. Вдруг нет? Быть может, произошедшее рядом с Нукаром было лишь случайностью. И всё равно проверить стоит.

Сперва я решила проверить свою теорию на представительницах женского пола. Ничего не произошло. Ни прикосновения моей матери, ни сестры не вызывали каких-либо дополнительных ощущений. Всё, как обычно! Затем очередь дошла до особей мужского пола. Сделав вид, что хочу поправить топорщащиеся в разные стороны вихры на макушке Хасима, я провела рукой по его голове. Сквозь ткань я почувствовала, как нагрелась пластинка, лежащая на груди, однако этим дело и закончилось. Но Хасиму всего тринадцать, может этим и объясняются столь скромные признаки неудовольствия странного амулета. Итак, значит, всё-таки действие распространяется только на парней.

Провести дальнейшие опыты я за нынешний день так и не успела, но информации для размышлений было и так предостаточно. О предложении Нукара я решила пока никому не рассказывать. Слишком уж это неожиданно. Кто бы мог подумать, что всё это время он что-то испытывал ко мне. Нет бы намекнуть! К чему такие тайны? Вечно мудрят эти парни! А потом удивляются, что девушка ни сном, ни духом об их далеко идущих планах на совместное будущее.

"Совсем забыла! Я же согласилась встретиться с ним завтра. И что мне с ним делать? Нравится ли мне он вообще? Не буду кривить душой - нравится и даже очень. Вот только как быть с этой дурацкой пластинкой? Если она будет так издеваться надо мной всякий раз, когда я с ним, о встречах можно забыть". Видно, почувствовав, как плохо о ней подумали, пластинка сменила цвет на темно-бордовый. К счастью, болевой терапии за этим не последовало.

Дожили. Теперь и мысли свои придётся контролировать. А то подумаю ещё что-нибудь не то, и кто знает, что устроит этот "милашка"-амулетик? Ох, и попадись же мне этот Шерус! Хотя нет, лучше с ним не встречаться. Впрочем, если кто и сможет помочь мне избавиться от пластинки, то только он. Знать бы ещё, чего от него следует ждать, помощи или новой неприятности.

До конца дня меня больше не осенила ни одна гениальная мысль. Впрочем, зная, что моя голова вовсе не является генератором премудростей, на появление оных я и не особо надеялась.

Ложась спать, я ловила себя на мысли, что с нетерпением жду завтрашней встречи с Нукаром. "Возможно, он, действительно, моя судьба. Стоит получше присмотреться к нему. Такой красивый! А какая у него улыбка... Ай! Зачем же сразу обжигаться? Я ведь так совсем дёрганной стану. А если бы я решила поцеловать Нукара, что тогда б..." - додумать мысль я так и не успела - мощный разряд тока прошёлся по всему моему телу, под натиском боли все романтические мысли в спешке ретировались из моей головы.

Пожалуй, только сейчас я осознала, в какой ужасной ситуации оказалась. Если не найду способа снять это "клеймо", о личной жизни можно смело забыть. Я навсегда останусь одна. Не будет ни мужа, ни детей. И учитывая мои прежние попытки расстаться с пластинкой, скорее всего именно таким и будет моё будущее.

Провозившись ещё час, я наконец уснула. К тому моменту вся подушка была мокрой от слёз. От следующего дня я не ждала ничего хорошего. Теперь грядущая встреча с Нукаром вызывала лишь раздражение. Похоже на пытку: видеть своё возможное счастье рядом с собой и осознавать, что оно для тебя недоступно. Нет, надо отказаться сразу и никуда не идти с сыном старосты. Зачем внушать ложные иллюзии себе и ему? А может всё-таки попытаться, вдруг что-то изменится? Хотя на что я надеюсь? Разве только случится что-то из ряда вон выходящее.

Как выяснилось на следующий день, это "что-то из ряда вон выходящее" не заставило себя долго ждать.

Утро было солнечным и представляло собой резкий контраст моему настроению. Но как всегда пришлось вставать и приниматься за ежедневные хлопоты. Мы с матерью приготовили нехитрый завтрак и накрыли на стол. Когда все расселись за столом, я заметила отсутствие Хасима. На мой вопросительный взгляд мать ответила:

- Он ещё рано утром убежал. Сказал, что у них какие-то дела с Фенькой. Я решила, что ничего страшного они сделать не смогут, разве пошалят чуть-чуть, поэтому и не стала удерживать.

Ну да, мать же не знает, какие планы строили мальчишки в отношении Змеиных Гор. В том, что собрались они именно туда, я почти не сомневалась. Наверное, стоило всё-таки предупредить мать, тогда бы я сейчас не сидела вся как на иголках в ожидании неугомонного братца.

А тут ещё сразу после завтрака пришёл Нукар. Отец выказал лёгкое недоумение на лице, однако приветливо поздоровался с парнем. Мать же просто сияла как начищенный самовар. Она, забыв про свой далеко не юный возраст и два десятка лишнего веса, порхала вокруг гостя и восторженно причитала, как она рада, что Нукар посетил их скромное жилище и пригласил гулять Лирочку, а то бедная девочка совсем закрутилась по дому и совсем редко гуляет. Вон, какая бледненькая стала! После столь прочувствованного монолога, посвященного моей персоне, все как по команде повернули головы в мою сторону.

- Я только шаль возьму, и пойдём гулять, Нукар, - пробормотала я, спеша хоть на минуту скрыться от пристального внимания собравшихся. И вот мы уже неспешно шли с Нукаром в сторону озер, весело болтая. Встретившиеся нам по дороге кумушки с любопытством смотрели нам вслед, но мне было всё равно, кто и что про нас скажет.

Нукар оказался интересным собеседником, и разговор ни на минуту не замолкал. В основном обсуждались любимые книги (парень оказался любителем исторических эпосов). Узнав, что я никогда не была в столице нашего королевства, Нукар очень красочно описал мне Славный Град со всеми его достопримечательностями. Он побывал там примерно год назад, поехав туда вместе с отцом на летнюю ярмарку.

- Столько людей на одной улице! Кажется, что это не город, а один большой муравейник. И все кричат, ругаются, проталкиваются в нужном им направлении. И никто никому не хочет уступить. Когда я, наконец, выбрался из всей этой толчеи и зашёл в таверну, где мы остановились... - договорить Нукар так и не успел, его прервал вопль несущегося в нашу сторону Хасима.

- Лира! Лира, беги быстрее... Там... - он махнул рукой куда-то в сторону Змеиных Гор. Бедолага никак не мог отдышаться, и поэтому его речь постоянно прерывалась. - Мы ... Я и Фенька... полезли... за сокровищами...

Я сразу поняла, о чём он говорит, а вот Нукар явно пребывал в недоумении. Моему возмущению не было предела, но я всё же уточнила:

- Вы ходили в Змеиные горы?

- Да. Мы нашли какую-то пещеру, а там, если углубиться, есть маленький лаз. Через метров двадцать проход расширяется и выводит в другую, просто огромную пещеру, - Хасим попытался с помощью рук продемонстрировать ее размеры. Поняв, что длины конечностей не хватает, он добавил, - в общем, здоровая. Так вот, мы забрались в ту пещеру, а по стенам в ней развешано старинное оружие: мечи, кинжалы, копья и ещё какие-то штуки, не знаю, как такие называются.

С каждым его словом, мне всё больше и больше хотелось придушить пустоголового братца, а неподозревающий о моих кровожадных помыслах отрок между тем продолжал:

- Фенька снял со стены какой-то меч и стал им размахивать. Я пытался его отговорить и просил ничего не трогать, но Фенька сказал, что не боится каких-то ящериц, и что нет ничего страшного в том, что он просто посмотрит меч. Но когда он размахивал им, то случайно задел подвешенную на вбитый в стену крюк зажжённую масляную лампу. Лампа разбилась, и загорелся расстеленный на полу пещеры ковёр. Но мы не растерялись и быстро убежали, протиснувшись в тот узкий лаз.

Видимо, своё поспешное бегство виделось Хасиму каким-то геройским поступком. Он казался себе рыцарем, пробравшимся в стан врагов с опасной миссией. Вот только пробрался он не куда-нибудь, а в пещеру к драконам. Да ещё и устроили в месте с непутёвым Фенькой пожар. Вряд ли драконы оставят это просто так.

Судя по всему, Нукару пришла в голову та же мысль. Он решительно сказал:

-Я расскажу обо всём отцу. Дело слишком серьёзное. Говорят, драконы не прощают подобного любопытства никому. В летописях говорится, что и за меньшие провинности драконы уничтожали людские поселения целиком. Живыми не оставляли никого. Даже если виноват только один человек, расплачивалось всё население. Лира, отправляйся с братом домой и никуда не выходи. Когда что-нибудь узнаю, я обязательно зайду к вам.

Кивнув на прощанье, он побежал в сторону деревни. Мы же с Хасимом медленно побрели в сторону дома

- Лир, ты будешь ругать меня? - Видимо, этот вопрос мучил Хасима куда больше, чем судьба всей деревни.

- И без меня найдётся много желающих надрать вам с Фенькой уши. Так что не переживай, твой час ещё не пробил. - Желания утешать его у меня не было. Жалостливо всхлипнув, мальчишка вжал голову в плечи и не проронил ни слова до тех пор, пока мы не пришли домой.

Дома, увидев наши хмурые лица, мать поинтересовалась:

- Почему такие кислые? Опять Хасим что-то натворил?

Я не стала помогать брату. Просто молча ушла в свою комнату, предоставив ему возможность самому во всём сознаться.

Когда я через полчаса зашла в общую комнату, атмосфера изменилась. Мать, казалось, постарела. Все морщины отчетливо проявились на её лице. Уголки губ опущены. В лице отца же читалась какая-то усталость напополам с обреченностью и ожиданием чего-то непоправимого. Хасим беззвучно рыдал, сидя на лавке.

Я не стала присоединяться к плачущим или утешать кого-то из близких. Я просто тихо прошла в гостиную и села на лавку рядом с Хасимом. Какой смысл причитать? От нас теперь ничего не зависит. Если драконы нападут, нас не спасёт уже ничто. Бежать из деревни бесполезно. Для драконов не составит труда найти и расправиться с беглецами. Оставалось только ждать. Быть может, обитатели Змеиных Гор найдут случившееся недостаточно серьёзной причиной, чтобы атаковать деревню. Вот только вряд ли драконы проявят такое великодушие. Для них человеческие жизни ничто.

Ожидание. Оно словно застыло в воздухе. Вся деревня затихла, и даже собаки не лаяли. На улице ни души. Люди заперлись в своих домах и теперь, как и мы, ждали своей участи. Все мои братья и сестрёнка Ари собрались возле матери и жались к ней, а она лишь безучастно смотрела на свои сложенные на коленях руки. Я стояла у окна, прижавшись лбом к стеклу, и ждала, не мелькнёт ли силуэт Нукара. Он ведь обещал прийти, как только поговорит со своим отцом. Но улица оставалась всё такой же безлюдной.

Бесконечное ожидание казалось пыткой. Бездействие сводило с ума. Я не выдержала и, выскочив из дома, побежала искать Нукара. На полпути к дому старосты меня накрыла огромная тень. Я задрала голову верх и пожалела, что покинула укрытие.

Над деревней парил дракон. Он облетал деревню кругом и, казалось, что-то выискивал. Видя впервые этого монстра живьём, а не на картинке, я не могла понять, ради чего мой отец в юности искал встречи с этим чудовищем. Огромное гибкое тело, кожистые крылья и хищная морда не вызывали у меня никакого восхищения. Весь вид летящего монстра вызывал ужас и оторопь. Глядя на дракона, хотелось поскорее спрятаться. Я ясно поняла, что если сейчас же не найду убежища, он убьёт меня первой. Стоило только этой мудрой мысли посетить мою головушку, как дракон резко сменил траекторию полёта, найдя то, что выискивал с воздуха. Можно было вздохнуть с облегчением, если бы не одно но. ОН ЛЕТЕЛ В МОЮ СТОРОНУ!!!

Я развернулась и рванула в сторону леса. Достать меня там будет гораздо сложнее. Я неслась с такой скоростью, которой сама от себя не ожидала. Уверена, при других обстоятельствах я бы не проявила такой прыти, но сейчас мною двигал страх за собственную жизнь. И всё же дракон нагонял. Понимая, что до леса добежать всё равно не успеваю, я тем не менее не оставляла попыток спастись. Скорее всего, ящер просто пульнёт в меня огнём с воздуха. Оценив такую возможность, я стала петлять, как заяц. Это должно было помешать дракону попасть в меня в случае огненной атаки. Интересно, а драконы питаются людьми? И какими они предпочитают закусывать: поджаренными или сырыми? Подобные размышления заставили меня ещё поднажать. И откуда только силы взялись?

Кажется, дракону надоело играть в догонялки. Над головой пролетел сноп искр, и трава передо мной загорелась, отсекая от спасительной границы леса. Я было бросилась в обратную сторону, но за моей спиной уже приземлялся дракон. Бежать было некуда. Я попалась. Понимая, что это последние минуты моей жизни, я решила встретиться со своей смертью лицом к лицу. Или скорее лицом к морде.

Да, занятная у меня "смерть". Огромная морда вблизи смотрелась ещё более устрашающе. Вся покрыта чешуями, даже губы огромной пасти покрыты тоненькими пластиночками. Да и цвет чешуи какой-то непонятный, серебристо-зеленый, переходящий в сиреневый. Этот оттенок показался мне подозрительно знакомым, однако мысль не успела окончательно сформироваться в моей голове. Переведя взгляд на пасть чудовища, я уже не могла отвести его, завороженно уставившись на клыки толщиной в мою руку. Два на верхней и два на нижней челюсти. Белые, крепкие, заостренные к концам... У дракона явно не было проблем с зубками. Вряд ли у него когда-нибудь был даже кариес. Моя "смерть" всхрапнула, и я ожидала, что за этим последует пламя, направленное в меня. Но из пасти ящера вырвалось лишь облачко теплого воздуха, и меня обдало теплом.

Дракон отчего-то медлил и не торопился завтракать. Или уже пора обедать? Со всеми этими событиями я перестала ориентироваться во времени. Крылатый ящер внимательно рассматривал свою добычу, склонив голову немного набок. Так мы и играли в "гляделки", пока дракон не приоткрыл пасть. Высунув тонкий раздвоенный на конце язык, он провёл им по моему лицу.

Я стояла, зажмурившись и задержав дыхание. "Ну всё, вот и конец! Он решил удостовериться в моей пищевой пригодности. Мамочка!" Не знаю, к каким выводам пришёл монстр, но он зажмурился, и из его гортани раздался звук похожий на урчание. Не думала, что драконы могут издавать подобные звуки. Это что же получается, ему понравился мой вкус? Значит, он меня теперь точно съест!

Но дракон повёл себя странно - он повернулся ко мне боком, опустив крыло, и выставил переднюю лапу немного вперёд. Что за ритуальные пляски вокруг "еды"? Может это способствует улучшению аппетита или быстрому усвоению белковой пищи? Дракон замер в своей странной позе и выжидающе уставился на меня своими желтыми, с вертикальными зрачками глазами.

Ну и чего от меня ждут? Может, мне нужно самой залезть в пасть и компактно там разместиться, чтобы было легче проглатывать? Небось, мой дракон про себя возмущается, какая неправильная "еда" ему досталась - никак не желает облегчить ему бедненькому приём пищи. Ситуация складывалась престранная. Вдруг я вспомнила, что драконы вообще то существа наделенные речью. Придётся строить диалог со своей "смертью".

- Извините, - вежливость превыше всего, - Вы хотите меня съесть?

Дракон фыркнул и ответил:

- Ссссачем тебя есссссть? Вот нарассстишшшь мяссса побольшшше, тогда и ссссъем. - Он вздохнул.- Залезсссай мне на ссспину. - Видя, что никакой реакции с моей стороны не последовало, дракон заревел: - БЫСССТРО!

От его рёва заложило уши, но в данный момент это беспокоило меня меньше всего. Я осторожно приблизилась к чудищу - почему-то у меня и в мыслях не было ослушаться его. Да и стоит ли своевольничать, когда тебя так настойчиво "упрашивают"? Вскарабкаться на спину дракона получилось не сразу. Ноги соскальзывали с упругих чешуй, и к тому же я боялась ухватиться за крыло. Вдруг причиню ящеру боль, и он в ярости разделает меня на кусочки?

Всё же мне удалось вскарабкаться и усесться на участке спины между крыльями дракона. Стоило только это сделать, как дракон без предупреждения взвился вверх. От такого резкого подъёма сердце ухнуло куда-то вниз. Глаза начали слезиться, но через минуту сквозь застилающую пелену слёз я все же рискнула посмотреть вниз. Под нами вся деревня и окружающий её лес были как на ладони. Наверное, в другое время я бы с удовольствием разглядывала родную местность с высоты птичьего полёта, но сейчас моё внимание привлёк вовсе не местный пейзаж. Два дракона, фиолетовый и ярко-красный, направлялись к деревне со стороны Змеиных Гор. Они спикировали к деревне с двух сторон и одновременно дали огненный залп по людским домам.

Деревянные постройки запылали. Люди в спешке покидали свои жилища, вынося детей и ценное имущество. Но спастись им не дали. Драконы снова и снова выдували пламя из пасти, и огонь "пожирал" новые жертвы.

Я с широко распахнутыми глазами наблюдала за развернувшейся на земле трагедией. "А ведь там мои родители, братья, маленькая Ари... Нукар." Я словно окаменела. Не было даже слёз. Только боль где-то глубоко в груди. Там словно образовалась воронка, затягивающая в себя всё моё нутро. Между тем ящер, на спине которого я сидела, летел всё дальше и дальше от деревни. Спустя какое-то время к нему присоединились и те два дракона, что выжгли мою деревню дотла. Они пристроились по бокам, словно сопровождение. Так мы и летели, приближаясь к Змеиным горам.

Глава 3

Горный хребет становился всё ближе. Можно было уже разглядеть мельчайшие выступы и неровности западного склона. Я была уверена, что драконы живут в больших пещерах, видимых с земли, если стоять у подножия Змеиных Гор, или что они заселяются на любых достаточно широких горизонтальных площадках и вьют там что-то наподобие гнёзд (не знаю, как называется это у драконов). В общем, я считала, что пригодными для жизни драконов могут быть только склоны, но никак не сама гора. Слишком уж проблематично выдалбливать в горном массиве туннели, в которых мог бы развернуться один, а то и несколько крылатых ящеров. Как оказалось, все мои представления о том, как живут драконы, оказались даже отдаленно не похожими на реальность.

Облетев самый высокий горный пик, драконы (ну и, разумеется, я вместе с ними) оказались с противоположной стороны хребта. Я с изумлением обнаружила, что Змеиные Горы в одном месте делилась на две параллельные гряды и образовывали что-то наподобие огромного котлована, окруженного со всех сторон горными склонами. Размеры этой впадины поражали - это была целая долина. С высоты полёта я увидела внизу небольшие стада овец и коров. Животные мирно паслись и на парящих в небе драконов совершенно не обращали внимания. Наконец, драконы стали снижаться, и не прошло и двух минут, как ящеры приземлились на дне впадины возле восточной гряды, образующей одну из её "стен". У самой земли виднелся небольшой проём, ведущий вглубь горы. Размеры расщелины позволили бы протиснуться внутрь человеку, но никак не дракону.

Пора было покинуть спину ящера, и сделать это мне хотелось как можно быстрее. Однако меня пугала близость ещё двух драконов. Тех, чьими стараниями я потеряла всех близких для меня людей.

Как я уже упомянула, это были красный и синий ящеры. Размерами они немного уступали дракону, на чьей спине в данный момент сидела я, но смотрелись не менее грозно. Лично мне они казались ещё более ужасными, так как я видела, как за пять минут они превратили целую деревню вместе с её жителями в одно большое пепелище. Сейчас оба эти чудовища с каким-то нехорошим интересом рассматривали меня, и могу сказать откровенно, такое пристальное внимание меня вовсе не радовало.

Я как-то сразу сжалась, теснее прижимаясь к спине "моего" дракона. Но, опустив глаза на свои руки, крепко вцепившиеся в роговой гребень, тут же отпустила их, стараясь отодвинуться подальше. "Боже мой, да я же сама сижу на одном из этих монстров! О чём я только думаю? Он же не менее опасен, чем те двое. Мамочка!" Между тем, два монстра со стороны наблюдали за моими попытками куда-то спрятаться. Кажется, их это забавляло (хотя разве можно понять, о чём думают эти чудовища). Красный ящер посмотрел в глаза дракону, на котором я сидела, и прошипел:

- Это Она? Крассссивая. И зссабавная. Она, кашшшетссся, думает, шшшто мы хотим её сссъесть, - и дракон фыркнул, как будто эта идея показалась ему донельзя глупой.

- Ешшшщё бы она так не думала, когда вы сссмотрите на неё так. Хватит пялитьссся. Моя! - рявкнул серебристо-зеленый дракон.

Словно вторя его словам, на моей груди вспыхнула пластинка. От неожиданности я вскрикнула и постаралась оттянуть шнур в сторону, так чтобы пластинка не соприкасалась с кожей. Подняв голову, я заметила, что синий и красный драконы во все глаза наблюдают за мной.

- Ну ничшшшего ссссебе охранный амулетик! Это шшш каким сссссобссственником надо быть, чшшштоб чешшшуя так всссспыхнула! - изумлённо прошипел синий дракон, поглядывая на серебристо-зеленого. - Ты ужшшше ей объяссснил?

Я почувствовала, как напряглось мощное тело "моего" ящера.

- Нет, - ответ прозвучал как-то невнятно, как будто ящер выдавил ответ сквозь крепко стиснутые зубы. Сказать наверняка я не могла, так как морды дракона в тот момент не было видно.

- И долго ты сссобираешшшься её на себе носссить? - поинтересовался красный ящер. - Всссё равно зссссдесь некуда бежшшшать.

- Иля, - серебристо-зелёный дракон повернул ко мне голову, - ссспускайся на зсссемлю. Только аккуратно, - последнюю фразу он пробормотал еле слышно.

Подобная забота, мягко говоря, удивляла, если учесть, сколько людей погибло сегодня от огня драконов. Но насторожило меня больше всего не это. "Иля... Выходит, он знает, как меня зовут, и назвал меня сокращённо от моего полного имени. Как странно! Так ко мне почти никто не обращался. Разве только тот странный тип. Шерус, кажется". В голове начало зарождаться некое подозрение, но закончить мыслительный процесс мне не дали. Моё внимание отвлекли красный и синий дракон. Происходящие с ними метаморфозы заставили меня забыть, о чём я думала ещё секунду назад.

Две мощные фигуры окружило бледное сияние, и силуэты стали уменьшаться на глазах. Фигуры сжимались, как плавленый воск в руках. Ещё мгновение - и там, где недавно были крылатые ящеры, стояли два парня. У одного из них были ярко-алые волосы. Такого же цвета длинные когти украшали кисти рук. Телосложение тоже было внушительное - высокий рост и широкие плечи заставляли думать, что воин из него получился бы первоклассный. Второй парень обладал менее внушительной комплекцией, но обманываться на его счёт не стоило. То, как он себя держал, давало понять, что постоять он за себя сможет, и ещё как. Он весь был как одна большая пружина. Кажется, дотронешься, и тебя снесёт мощный вихрь силы, запрятанной глубоко в сухопаром теле. Волосы этого парня были иссиня-чёрными, и смотрел он на меня, приподняв одну бровь, словно вопрошая: "Ну и как я тебе?"

Ранее прерванная мысль снова посетила меня и теперь уже прочно обосновалась в голове. Прежде чем я успела среагировать, тело дракона, на чьей спине я устроилась, точно также покрылось мягким светом, и мышцы дракона заходили под чешуйчатой кожей. И тут я почувствовала, что теряю под собой опору и теперь падаю куда-то вниз. Я в ужасе закричала, но прекратила визжать, упав на что-то мягкое и теплое. И это "что-то" было очень рукастое, так как руки этого "чего-то" в данный момент крепко меня держали. Я набралась смелости и всё-таки осторожно открыла глаза, и тут же натолкнулась на взгляд ярко-желтых глаз с вертикальными зрачками. Глаза были не сами по себе, а как и удерживающие меня руки, принадлежали одному субъекту. Стоит ли упоминать, что их владельцем был не кто иной, как Шерус.

Шерус, кажется, не испытывал ни малейшего неудобства из-за тяжести моей далеко не лёгкой тушки. Наоборот, он радостно улыбался и даже весело подмигнул, видя моё замешательство. Мне же было совсем не до веселья. Подозрение, кем может оказаться "мой" дракон, возникло у меня тотчас, как я увидела перевоплощение красного и синего ящеров. Но согласитесь, одно дело подозревать, и совсем другое - убедиться во всём своими глазами. И всё же постепенно шок от увиденного стал проходить, и на его место пришла дикая, необузданная злость. Ярость. Резким движением я двинула коленом ничего не подозревающему Шерусу куда-то чуть ниже пояса и, не дожидаясь, пока он придёт в себя, рванула от него прочь.

Вот только недолго я наслаждалась свободой. То ли я переоценила силу своего удара, то ли физиология драконов значительно отличается от человеческой, но не прошло и пяти секунд, как Шерус уже тащил брыкающуюся меня в сторону наблюдавших за бесплатным шоу приятелей. "Ах так! Они ещё и смеются надо мной! Убили мою семью и радуются. Убийцы! Чудовища! Ненавижу, ненавижу, ненавижу, ненавижу..."

Шерус поставил меня на землю, но не отпустил. Он встал за моей спиной и до боли сжал плечи, лишая возможности повторить побег. Впрочем, желание досадить или сделать больно обидчику никуда не делось, и я стала пинаться ногами, рассчитывая, что хотя бы один или два удара придутся по цели. Из-за спины раздалось сдавленное ругательство. Попала! Увы, радость моя была не долгой.

Дракон развернул меня к себе и встряхнул за плечи, которые уже болели от сжимавших их тисков. Не переставая меня трясти, дракон сузил свои жёлтые глазищи и тихо, но от этого не менее убедительно, протянул:

- Уймись, перестань дёргаться. Я тебе не сделаю ничего плохого. Конечно, если ты меня не вынудишь. Деться из этой долины ты всё равно никуда не сможешь - для этого нужно уметь летать. Ты можешь снова попробовать убежать, но если тебя найдёт другой дракон, он сочтёт, что ты одна из тех любопытных людишек, что забираются сюда в надежде разгадать наши тайны. И тогда вряд ли твоя учесть будет завидной, - он смотрел мне прямо в глаза. - Ну что, успокоилась? Пойдёшь со мной и не будешь пытаться убежать?

Я медленно кивнула, так как понимала, что выбор у меня небольшой - либо скорая смерть при встрече с чужим драконом, либо возможность её избежать, пусть даже для этого и придётся терпеть общество Шеруса и его приятелей, Красного и Синего.

Шеруса мой ответ удовлетворил. Он посмотрел на своих друзей:

-Хватит смеяться. Вы пугаете её. Тоже мне нашли развлечение.

Как ни странно, но Красный и Синий мгновенно умолкли. Шеруса они, видно, то ли боялись, то ли уважали. Они приблизились к нам и всё-таки представились:

- Зерус, - сказал Красный.

- Арэль,- кивнул Синий. - А тебя, надо полагать, зовут Илей.

- Для вас она Иллира, - неожиданно рассердился Шерус. - Илей могу называть её только я. Всем ясно?

-Успокойся. Иллира, так Иллира. Очень необычное, а главное символичное имя. Бывают же совпадения! - Зерус недоверчиво посмотрел на Шеруса, но увидев, как у того сузились глаза, примирительно поднял руку и повернулся ко мне. - Мы не хотели тебя обидеть. И смеялись вовсе не над тобой, а над нашим непутёвым другом. - Тут он вновь покосился на Шеруса. - Нечасто ему оказывают такое активное сопротивление. Обычно ему стоит только грозно рявкнуть, как все соглашаются с ним абсолютно во всём.

От слов приятеля Шерус поморщился, но тут раздались раскаты грома. Дракон посмотрел в небо и, увидев, что там уже собираются тучи, решительно сказал:

- Пора забираться внутрь. А то ещё Иля промокнет и заболеет. Люди такие хрупкие! Иля, ты не уснула? Ты что-то подозрительно тихая. Неужели все силы ушли на сопротивление? - лукаво спросил он.

Только сейчас я поняла, как тяжело мне дались недавние события. Хотелось лечь прямо на траву, закрыть глаза и погрузиться в спасительный сон. Быть может, это была защитная реакция на быстро сменяющие друг друга события сегодняшнего дня. Так или иначе, но мне было всё равно, куда идти. Поэтому я просто пожала плечами, тем самым выражая свою безучастность к происходящему.

Кажется, Шерус всё же заметил мою усталость. Он покачал головой и, недолго думая, подхватил меня на руки. Я попробовала было сопротивляться, но он прошипел мне на ухо:

- Не дёргайся, нам далеко идти. Так мы быстрее доберемся до дома, и ты, наконец, сможешь отдохнуть. Постарайся просто расслабиться.

И с этими словами он вместе со мной решительно зашагал к расщелине у основания горы. Внутри было темно, хоть глаз выколи. Однако стоило нашей компании шагнуть в темноту, как вспыхнули развешанные по стенам факелы. Ну да, драконы ведь владеют магией. Вот я и убедилась в этом воочию.

Видя, что я заинтересовалась фокусом с освещением, шедший рядом Арэль подмигнул мне и доверительно сообщил:

-Мы здесь все ещё не то умеем. Как заскучаешь, обращайся - покажу тебе несколько фокусов. Нехорошо, когда такая красавица грустит. Знаю я Шеруса - такой серьёзный, что кого угодно в тоску вгонит своим занудством.

Подобная характеристика меня удивила. Пришлось поделиться своими впечатлениями:

- Занудством? Странно, в нашу первую встречу ничего подобного не заметила. Излишнее самодовольство и желание покрасоваться - да, но уж никак не занудство.

Красный и синий радостно заржали, а вот Шерус поморщился как от зубной боли и посмотрел на меня слишком многообещающе. Под таким взглядом разговаривать дальше мне сразу расхотелось.

Мы ещё минут пять шли по туннелю, и мне начало казаться, что конца этому путешествию никогда не будет. Но тут я услышала вдалеке гул голосов, и по мере нашего продвижения он становился всё отчетливее. Судя по звукам, в помещении было очень много людей (или, правильнее сказать, драконов), и среди них шёл жаркий спор. Зерус и Арэль обогнали нас с Шерусом и теперь шли немного впереди, прикрывая нас. А я почувствовала, как резко напряглись поддерживающие меня руки, да и сама я оказалась слишком тесно прижата к груди дракона. Почувствовав мой испуг, Шерус склонил голову и прошептал почти у самого моего уха:

- Тише, ты в безопасности. Тебя никто не посмеет тронуть. Потерпи чуть-чуть. К сожалению, это единственный путь от того входа, через который мы вошли сюда. Придётся поприветствовать собравшихся в центральной пещере и заодно выяснить, почему стало так шумно в наше отсутствие.

Меня мало успокоили его слова, но поделать я ничего не могла. Слишком уязвима я была одна в царстве драконов. Интересно, что может сделать один Шерус против множества своих соплеменников, если те решат расправиться со мной? Хотя возможно он занимает не последнее место в драконьей иерархии. Что ж, придётся ему поверить на слово. Тем более что ничего другого просто не остаётся.

Наша небольшая процессия вышла из туннеля, и мы оказались в огромной пещере, освещенной большими хрустальными люстрами, подвешенными к самому потолку. К каждой люстре крепилось не менее пятидесяти свечей. Создавалось ощущение, что мы находимся не под тоннами горных пород, а на открытом воздухе под лучами палящего солнца.

С нашим появлением шум в зале смолк. Все отвлеклись от выяснения беспокоившего вопроса и теперь пристально смотрели на нас. Точнее на меня, сидящую на руках у Шеруса. Я хотела провалиться сквозь землю - столь неуютно было чувствовать себя в коконе внимания сотни драконов. Несмотря на то, что все присутствующие находились в своей второй, человекоподобной ипостаси, сомневаться в их магической сущности не приходилось. Слишком уж нереально светились глаза с вертикальными зрачками, да и позы, в которых застыли фигуры, бросали вызов всем известным законам физики.

Шеруса подобное внимание явно не смущало. Он довольно улыбался, словно именно на такую реакцию и рассчитывал, и более того, наслаждался ею. Он с превосходством смотрел на собравшихся. К своей радости, я отметила, что, если лица драконов и переполнены различными эмоциями, то ярости и жажды расправы среди них точно нет. Напротив, на лицах преобладали, изумление, любопытство и почему-то преклонение. Но вот от компании собравшихся в зале отделился светловолосый парень и приблизился к нам. Он торжественно склонил голову и с выражением глубокого преклонения (позже я поняла к кому) изрёк:

- Приветствую тебя, Повелитель. Вижу, ты теперь не одинок.

Я попыталась посмотреть за спину Шеруса, чтобы найти глазами этого загадочного Повелителя, но к моему глубокому разочарованию, там никого не оказалось. Тогда я по очереди посмотрела сначала на Зеруса, а потом и на Арэля. Они стояли, никак не реагируя на слова подошедшего к нам юноши. В душе уже начла зарождаться паника, когда я услышала где-то над самой головой:

- Спасибо, Ларго. Позже я официально представлю свою Илларис. А пока, не будите ли вы столь любезны просветить меня, по какому вопросу вы затеяли спор?

Мамочка, а Повелитель-то, оказывается, стоит рядышком. И даже, более того, держит меня на руках. Вот не везёт, так не везёт! Это ж надо из всех драконов наткнуться именно на Повелителя! Ситуация складывалась теперь совсем непростая.

Между тем, Шерус ждал ответа на поставленный вопрос, и заминка с ответом его явно сердила.

- Я жду!

Тот, кого Повелитель назвал Ларго, торопливо ответил:

- Повелитель, ваш брат ослушался Вас и покинул долину, не дождавшись вашего возвращения. Мы не решились препятствовать ему.

- И из-за этого вы так жарко спорили?

- Нет, Лорд. Причина в другом. Не все драконы согласны с вашим решением уничтожить соседнюю деревню. Кажется, она называется... то есть называлась Змеичи.

Услышав последнюю фразу, я замерла. "Так это он... Так это из-за него всё случилось. Он приказал уничтожить невинных людей. УБИЙЦА!" Я чувствовала, что ещё немного, и я сорвусь и попытаюсь нанести увечья подлецу, лишившему меня всего, что составляло мою жизнь.

Видно, державший меня на руках Повелитель драконов как-то уловил смену моего настроения, потому как-то быстро завершил разговор:

- После. Обсудим это позднее, если, конечно, кто-то в открытую скажет мне, что именно его не устраивает в моём решении, - с этими словами он пересёк зал и вышел в коридор, который вывел нас к резным дверям из красного дерева. При нашем приближении двери распахнулись. Шерус зашёл в открывшийся проём, внося и меня. Как только мы зашли, двери бесшумно захлопнусь за нашими спинами.

Мы оказались в огромной комнате, отделанной зеленым мрамором. Не смотря на впечатляющие размеры помещения и обилие камня, комната выглядела уютной и жилой. Возможно, такое впечатление создавалось за счёт разбросанных на столе книг и валяющихся на ковре диванных подушек. Единственный недостаток комнаты заключался в отсутствии окон. Но зато стены были увешаны картинами старинных мастеров. Среди них преобладали сельские пейзажи.

Всё это я отметила, пока Шерус нёс меня к дальней от дверей стене, возле которой стоял диван и такой же расцветки кресло. Меня он уложил на диван, а сам уселся в кресло напротив, вытянув длинные ноги. Глядя мне в глаза, Шерус чётко произнёс:

- Нам надо поговорить.

С этим заявлением я не могла не согласиться.

Глава 4

Я настороженно следила за расхаживающим по комнате Шерусом и не делала попыток помочь ему начать разговор. Если он испытывает неудобство от сложившейся ситуации - я рада. Не подумайте, что я какая-то вредина или стерва, но всё случившееся со мной, я считаю, даёт мне моральное право наслаждаться метаниями человека... простите, дракона, который собственно и обеспечил мне неприятности.

- Иля, я... - дракон, видно, собрался с мыслями и решил начать непростой разговор, но я его тут же перебила:

- Опять это дурацкое "Иля"! Я Иллира, а если тяжело выговаривать, то Лира, но никак иначе.

- Мне казалось, ты была не против во время нашей первой встречи, когда я так тебя называл.

- Если помнишь, я попробовала возмутиться, но ты заявил, что так тебе нравится гораздо больше. Я не стала тебе перчить, так как думала, что та встреча будет последней.

Шерус нахмурился. Глаза его стали светиться ещё ярче. Кажется, его величество изволят гневаться.

- Сейчас я тебе официально заявляю, что отсюда ты никуда не денешься. Более того, ты будешь видеть меня каждый день. И всякий раз при встрече я буду называть тебя исключительно Илей. Так что можешь начинать привыкать к этому имени, - и столько злости прозвучало в его голосе, что я невольно отодвинулась от него. Но далеко переместиться мне не позволил подлокотник дивана.

Заметив мой манёвр, Шерус сжал кулаки, но ничего не сказал. Глубоко вздохнув, он окончательно успокоился и сказал:

- Не хватайся с такой силой за подлокотник. Я тебе ничего не сделаю. Как я уже говорил, ты в полной безопасности и тебя никто здесь не тронет. Я - тем более, - он снова замолчал, но заметив, что я всё так же прижимаюсь к подлокотнику, снова вспылил: - Чёрт! Я вовсе не так хотел начать разговор. Думал, всё объясню и успокою тебя, а вместо этого, похоже, ещё больше запугал. Ты ведь боишься меня?

Нет, ну кто его учил задавать подобные вопросы в лоб? И как я должна ответить? "Ах, конечно, нет! Как можно, ты ведь такой лапочка!" А может сказать правду: "Я боюсь тебя до жути. Ты самое ужасное существо, которое я встречала. Конкуренцию тебе составить смогут только твои приятели". Хотя нет, вряд ли ему придётся по вкусу такая откровенность. Вдруг снова разозлится и забудет свои обещания, касающиеся моей безопасности?

Прокрутив в голове все возможные варианты ответа, я решила выдать нечто среднее:

- Не то, чтобы я тебя боюсь... Просто ты вызываешь у меня некоторое опасение. - Видя, что признаков ярости за моими словами не последовало, я приободрилась и продолжила. - Но я ничего не понимаю, и это пугает меня. Зачем ты меня принес сюда? Почему другие драконы так странно на это отреагировали? Что за странный амулет ты мне дал и почему он причиняет мне боль? А ещё меня пугает твой статус Главного. Как мне себя вести с тобой, я тоже пока не знаю.

Всё то время, что я говорила, Шерус внимательно меня слушал. Но спокойным он оставался лишь до моего вопроса про амулет. Резво подскочив с кресла, в котором сидел, он снова стал мерить шагами комнату. Когда я закончила перечень своих вопросов, он сразу поспешил задать свой собственный вопрос:

- А с кем это ты была, что амулет причинил тебе боль? Он реагирует только на мужчин. Значит, был какой-то повод, что он вспыхнул. Ну, кто этот мужчина? Уж не тот ли парень, что подарил тебе какую-то безделушку на день рождения?

Меня разозлил его пренебрежительный тон. Сразу захотелось досадить ему.

- И вовсе не безделушку, а очень красивое ожерелье из бирюзы. А на твои вопросы я не стану отвечать, пока ты не ответишь на мои.

Ответом мне послужил красноречивый взгляд из-под грозно сдвинутых бровей. Но на меня подобные приёмчики не действуют. Я не одна из его подчинённых, для которых любое слово Повелителя равноценно приказу. Упрямо вскинув подбородок, я продемонстрировала своё нежелание уступать в споре.

Шерус ещё минут пять сверлил меня взглядом, но, похоже, всё-таки понял, что ничего этим не добьётся. Он тяжело вздохнул, демонстрируя всё своё недовольство по поводу моего поведения, и, видя, что должного эффекта он так и не добился, принялся за свой рассказ.

- Как ты знаешь, Иля, драконы очень гордые создания и отношений с другими расами не поддерживают. Дело не в том, что мы считаем кого-то хуже или недостойными для общения. Просто продолжительность нашей жизни позволяет нам вдоль и поперёк изучить этот мир и избавиться от каких-либо иллюзий. С людьми нам часто бывает просто не о чем поговорить. Точнее, слишком разный взгляд на жизнь делает это общение затруднительным. Что общего может быть у человека, пусть даже и очень умного, но прожившего всего лет, скажем, шестьдесят, и дракона, который только совершеннолетия достигает к трёмстам годам? - Видя моё изумление, он поспешил объяснить. - Только в таком возрасте дракон считается уже достаточно здравомыслящим и способным к самостоятельной жизни. До тех пор ответственность за него несут родители. В среднем мы живём от пяти до семи тысяч лет. Продолжительность жизни ещё во многом зависит и от магического потенциала. Чем больше способность к магии, тем выше стоит дракон в нашей иерархии. Повелители же вообще могут жить и все двенадцать тысяч лет, но, как правило, со своего поста они уходят раньше, чем наступит их конец. Считается, что в преклонном возрасте власть интересует меньше всего. К слову, моему отцу исполнилось восемь тысяч лет, когда он передал мне бразды правления. Сейчас он живёт в районе Крешского пика и не вмешивается в дела нашего клана. Кстати, мы не единственный клан драконов, как считают люди. На севере материка находятся Белые горы. Там живут драконы другого клана. Не скажу, что мы с ними воюем, но отношения между нашими кланами немного натянутые. Да и правитель их не вызывает у меня желание наладить мирные отношения. Вот уж кто действительно мастер плести интриги. Впрочем, и у него нет причин мне доверять.

Воспользовавшись паузой, я решилась задать давно волнующий меня вопрос:

- Шерус, может мой вопрос покажется тебе неприличным, но... Сколько тебе лет?

- Ничего неприличного в твоём вопросе я не нахожу. Я уж думал, ты что-то более личное хочешь узнать, - Шерус весело подмигнул мне. Затем лицо его приняло серьёзное выражение. - Сейчас мне насчитывается около семиста лет, - видя моё изумление, он поспешил уточнить, - для дракона я считаюсь еще молодым. Если перевести на человеческий возраст, то мне примерно двадцать пять. Так что не стоит так пугаться.

Я какое-то время сидела, пытаясь переварить услышанное, но в итоге пришла к выводу, что и помимо возраста Шеруса, нам ещё много чего нужно обсудить. Во всяком случае, вопросов у меня оставалось масса.

- Шерус, ты очень интересно рассказываешь, но каким образом это всё связано со мной? Из всего сказанного, я могу только сделать вывод, что меня здесь вообще быть не должно. - Дракон поднял на меня свои жёлтые глаза.

- Видишь ли, Иля, я забыл упомянуть одну очень важную деталь. Дело в том, что у драконов рождаются только мальчики. Девочки не рождаются вовсе. То есть женщин-драконов просто не существует. - Я во все глаза уставилась на Шеруса. Сказанное просто не укладывалось в голове.

- Но как же вы тогда эээ... размножаетесь? Почкованием? - Шутка получилась так себе, но дракон неожиданно улыбнулся.

- Всё намного сложнее. Драконы могут найти себе пару. Причём, рано или поздно, это случается с каждым из нас. Дракон находит свою половинку среди человеческих женщин, хотя далеко не каждая женщина способна стать спутницей дракона, а, тем более, родить от него здорового ребёнка с драконьей ипостасью. Такие девушки появляются среди людей крайне редко. И когда девочка с таким потенциалом рождается, дракон, которому она суждена, сразу это чувствует. Не знаю, как это описать. Просто в один прекрасный день ты чувствуешь, как будто тебя привязали к чему-то и это что-то тебя не отпускает. Ты знаешь, что ОНА где-то есть, но найти ЕЁ не получается, как не ищи. И так длится семнадцать лет, пока девушка не становится совершеннолетней. Не знаю, почему именно этот возраст, но так или иначе, как только девушке исполняется семнадцать, у неё появляется собственная ни на что не похожая аура, которая светится как маяк и притягивает к себе дракона. Причём такая заведомая предопределённость в выборе партнёрши свойственна только нашему клану. Белые северные драконы подобного феномена не имеют. Они, как люди, просто влюбляются и выбирают понравившуюся девушку. Конечно, если у неё тоже есть потенциал. - Умолкнув, Шерус выжидательно посмотрел на меня. - Теперь ты понимаешь?

То, как внимательно смотрел на меня дракон, наводило на мысль, что я имела самое непосредственное отношение ко всему сказанному. Я уточнила:

- Ты хочешь сказать, что моё появление здесь как-то связано с этим вашим брачным феноменом?

- Иллира, - Шерус тяжко вздохнул, - ты имеешь самое непосредственное отношение ко всему сказанному. У тебя как раз есть такой потенциал. И более того, в день твоего семнадцатилетия твоя аура засияла.

Вот теперь, до меня стал доходить смысл его слов. Напрашивался совершенно очевидный вывод:

- Может быть, у меня ещё и вторая половинка имеется среди драконов? - Мой вопрос, похоже, позабавил Шеруса.

-Имеется. И все семнадцать лет с момента твоего рождения он с нетерпением ждал возможности, наконец, найти тебя и познакомиться с тобой.

- Так кто он? Мне обязательно с ним знакомиться? Честно говоря, мне бы не хотелось никого обижать отказом, - говоря это, я всё ещё надеялась, что смогу избежать конфликта и выпутаться из сложившейся ситуации без каких-либо потерь. Под потерями я подразумевала своё физическое и душевное здоровье, ну и, конечно, собственную жизнь. Больше мне терять было нечего. Вот только всем моим надеждам было суждено лопнуть, как мыльным пузырям.

- Кому это ты собралась отказывать?! - Надо сказать, в гневе Повелитель драконов смотрелся очень убедительно. - Отказ здесь вовсе не предусмотрен. И отпускать тебя никто отсюда не собирается - слишком сильно драконы привязываются к своим суженным. И если ты ещё не поняла, то это Я семнадцать лет назад почувствовал твоё появление на свет. Я всё это время пытался тебя отыскать. И это Я в день твоего совершеннолетия, как бестолковый мотылёк, полетел на сияние твоей ауры. - Дракон тяжело дышал, прошло минут пять, прежде чем он продолжил свою речь уже более спокойным голосом. - Знаешь, как драконы называют своих суженных? Илларис. Это значит "любимая". Теперь ты понимаешь, что так рассмешило Зеруса и Арэля? - дракон усмехнулся. - Тебе просто не понять, что это за чувство - привязанность к своей Илларис. Дракон имеет только один шанс на любовь. Другой возможности просто не будет.

Слова Шеруса могли разжалобить кого угодно, но меня совершенно не прельщала перспектива остаться среди драконов и быть женой их Повелителя. Он же ещё и про рождение маленьких дракончиков упоминал. Или это не обязательно? Не хочу быть инкубатором для летающих ящериц. Мне как наяву представилась картина. Вот я сижу в том самом кресле, откуда на меня сейчас сердито взирает Шерус, и на руках у меня маленький дракончик. Он начинает громко кричать, видно что-то требуя, а я в ответ строго грожу ему пальчиком. И тут маленький ящер резко подаётся вперёд и впивается своими острыми зубками мне в руку. Я кричу от боли, а паршивец никак не отпускает мою многострадальную конечность и лишь блаженно щурится, ощущая во рту вкус моей крови.

Я всегда обладала довольно ярким воображением. Но придумать такое... Бр-р-р! Стоит ли упоминать, что после живо представшей перед глазами картины, мне захотелось бежать сломя голову из этой комнаты и желательно из этих пещер тоже. И всё-таки я решила уточнить:

- А что, я кроме всего прочего ещё и дракона должна от тебя родить? - что поделать, у меня никогда не получалось хорошо скрывать свои эмоции. И сейчас в моём голосе явственно ощущалась паника.

- Конечно, это необязательное условие, но я бы очень хотел иметь сына. Тем более, что это бы решило вопрос с передачей власти. - Увидев на моём лице испуг, он попробовал меня успокоить. - Тебе не стоит волноваться, это абсолютно нормальное явление. Драконы уже сотни веков появляются на свет именно так. К тому же твоей жизни ничего не будет угрожать.

Подумав, он добавил:

- Если тебя пугает то, что ребёнок будет драконом - ты зря волнуешься. С виду это будет совершенно обычный младенец. Способность перевоплощаться у него проявится только к ста - ста пятидесяти годам. Но я повторяю, тебя никто с этим торопить не будет. Я не стану на тебя давить.

- Это не единственная причина, по которой я не хочу с тобой оставаться, - мой голос мог заморозить, столько холода в нём было. - По твоему приказу уничтожили целую деревню, а ведь там были мои родные. Ты за один день разрушил всю мою жизнь. А эта мерзкая пластинка, что висит на моей шее, как рабское клеймо? По твоему это нормально - вешать на шею человеку амулет, чтобы тот постоянно держал меня в страхе?!

На лице у Шеруса заходили желваки.

- Глупая девчонка, ты ничего не понимаешь! Я ответственен за свой клан и потому не стану спускать попыток навредить моим сородичам. - Я было попробовала возразить, но он не дал мне такой возможности. - Ну конечно, сейчас ты спросишь, что такого в том, что мальчишкам просто стало любопытно. Они без спросу забрались на нашу территорию, трогали наше раритетное оружие и к тому же устроили пожар. Я не стану поощрять человеческое любопытство. Или может, ты хочешь, чтобы мы устраивали здесь экскурсии и брали деньги за осмотр местных достопримечательностей? Это закрытая от людей территория, а сдерживать любопытство людей может только страх. Можешь считать, что я лишний раз доказал, что драконы оберегают свои владения. Кто знает, может тем самым я обезопасил будущие поколения драконов от посягательств со стороны других рас.

- Чудовище! - просипела я сквозь стиснувшие горло рыдания.

- Можешь считать как угодно, но твоё место здесь, со мной. - Он вплотную приблизился к дивану, на котором я сидела, и добавил: - Кроме того, тебе всё равно теперь некуда идти. Я избавил тебя от дополнительного соблазна покинуть Змеиные горы.

Я сидела, замерев, как каменное изваяние. В висках стучало. Руки судорожно стиснули всё тот же многострадальный подлокотник. Я боялась расплакаться на глазах у этого монстра. Мне не хотелось показывать свою подавленность, но слёзы уже застилали глаза. Хотелось куда-нибудь спрятаться, неважно куда, лишь бы подальше от него. И тут меня пронзила резкая боль в районе груди. Чёртова пластинка вновь проснулась! Внезапно закружилась голова, и стало не хватать воздуха. В глазах потемнело, и я почувствовала, что куда-то проваливаюсь. Я слышала, как меня окликнул встревоженный Шерус, но мне было уже всё равно. Спасительная темнота накрыла меня, избавляя от невыносимой боли.

Сознание возвращалось медленно. Сначала я почувствовала, что моей щеки кто-то осторожно касается. Потом как сквозь вату я услышала голоса:

- Тебе обязательно было её так пугать? - говоривший явно был очень сердит.

- Я не хотел. - А вот этот голос явно принадлежит Шерусу. - Она сказала, что не хочет быть моей Илларис, вот я и запаниковал, решил запугать её. А тут ещё и чешуйка почувствовала мои эмоции и вспыхнула, причинив ей боль.

- Нет, подобной глупости я от тебя не ожидал, - снова заговорил первый голос. - И ты считаешь, что напуганная и подавленная она охотнее примет свою участь?

Тут я снова почувствовала, что кто-то гладит меня по щеке. Всё еще болела голова, поэтому я как можно медленнее открыла глаза. Взгляд тут же наткнулся на склонившегося ко мне Шеруса. Встретившись со мной взглядом, он тут же крикнул куда-то себе за спину:

- Арель, она пришла в себя. - Тут он снова повернулся ко мне. - Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит?

Болело всё, но больше всего досаждала голова, о чём я поспешила сообщить.

- Ну, с этим справиться не сложно, - сказал подошедший к кровати, на которой я лежала, Арель. Именно ему принадлежал тот голос, что я услышала, приходя в себя. - Расслабься, я ничего тебе не сделаю. - С этими словами он положил свою руку мне на лоб.

Почти сразу я почувствовала, что боль куда-то ушла. Мне стало так хорошо, так легко. И я не заметила, как снова отключилась. Но теперь это был не обморок, а полный блаженства сон. Кажется, засыпая, я улыбалась. Перед тем, как окончательно упасть в объятия Морфея, я услышала, как Шерус ласково прошептал:

- Моя Илларис.

В то время, как я спала, а Шерус вместе с Арелем сторожили мой сон, далеко-далеко на севере, а именно в районе Белых гор, в небе парил огромный дракон. Он был явным представителем местного клана, так как весь от крохотных чешуек носа до шипов, украшавших длинный хвост, был белым, как лежавший повсюду снег. Он кружил над горами, словно кого-то ожидая.

Через час в небе с южной стороны показалась точка, которая по мере приближения росла и, наконец, приняла контуры дракона. То был изумрудно-зелёный ящер, что выдавало его принадлежность к обитателем клана Змеиных гор. Но вот он приблизился к белоснежному дракону и, кивнув в знак приветствия, последовал за ним. Драконы приземлились у подножия горы и приняли свою вторую ипостась.

Друг напротив друга стояли двое мужчин. Один из них был обладателем длинных белых волос, заплетенных в косу. Выглядел он лет на тридцать. Но выражение его серебристо-голубых глаз говорил о том, что их владелец прожил уже не одну сотню лет.

Другой же мужчина, или лучше сказать парень, выглядел чуть менее экзотично, что, впрочем, не делало его менее привлекательным. Наоборот, он так и дышал молодостью и здоровьем. Его каштановые волосы чуть касались плеч и представляли собой живописный беспорядок, но парню это очень шло. Зелёные глаза ещё не потеряли той искорки любопытства, что так свойственна молодым.

- Рад тебя видеть, Габриэль, - поприветствовал блондин зеленоглазого юношу. - Не ожидал, что ты так скоро навестишь нас. У тебя есть какие-то новости?

- Приветствую тебя, Эргус. Я действительно прилетел не просто так. Речь пойдёт о моём брате. Кажется, он нашёл свою Илларис. Я решил, это может помочь тебе.

- Что ж, спасибо, что предупредил. Я пока не знаю, как использовать эту информацию, но я что-нибудь придумаю. А пока не будем стоять на улице. Ты проделал долгий путь, так что давай зайдём внутрь. Тебе нужно поесть и восстановить силы.

И два дракона в человеческой ипостаси направились к скрытой выступом расщелине, ведущей в царство драконов Белого клана.

Глава 5

Солнце. Оказывается, я успела по нему соскучиться. Лёгкий ветерок приятно холодит кожу. Я сижу на той самой поляне, где когда-то увидела Шеруса. Мне так хорошо! Сегодня я снова увижусь с Нукаром. Он такой милый и так очаровательно смущается, когда говорит о своих чувствах. Кажется, я тоже влюбилась, и как здорово, что мои чувства небезответны. Мы будем прекрасной парой, и у нас родятся красивые дети: мальчик и девочка. Как пьяняще действует это чувство безграничной радости!

"Что-то я засиделась здесь. Пора идти домой, мать наверняка уже меня ищет". И вот я не спеша иду по тропинке. Из-за дерева навстречу мне выходит Нукар. Я радостно машу ему рукой. Но он никак не реагирует, даже лицо у него какое-то застывшее, как маска. Я подхожу ближе. Почему он так странно себя ведёт? Может не рад мне? И тут он делает шаг мне навстречу и берёт меня за плечи. Зачем так сжимать? Мне больно. "Отпусти! Отпусти, слышишь! Мне больно!" Я вырвалась и отбежала от Нукара. Ещё раз внимательно присматриваюсь к парню. О, Боги! От красивого юноши, в которого влюблены все девушки нашей деревни, ничего не осталось. Мертвецкая бледность покрывает всю его кожу. Половину некогда красивого лица заслонил уродливый ожог. Кисти рук тоже обгорели. "Иди ко мне", - шипит труп моего возлюбленного. Я медленно пячусь от него. "Иди ко мне!" И снова в мою сторону тянет руки мертвец. Со всех ног бегу к нашему дому. Дверь распахнута настежь. В прихожей никого. Захожу в большую комнату, где мы обычно собираемся вечерами всей семьёй. В центре комнаты стоят два вытянутых деревянных ящика длиной в человеческий рост. Зачем они здесь? Подхожу ближе, и моё горло раздирает крик отчаянья. В одном ящике лежит мать, в другом - отец. Тела сплошь покрыты страшными ожогами. Вдруг чувствую, что кто-то сжимает мою ладонь. Опускаю взгляд вниз. Возле меня стоит маленькая Ари и доверчиво смотрит на меня. Обнимаю девочку. Ари ласково обхватывает руками мою шею и прижимается ко мне. Ай! Маленький зубки вонзились мне в шею.

- Ари, ты что?! Пусти! Ааааа!

...аааааа! Я рывком села на постели и еще минуты две пыталась отдышаться после увиденного кошмара. Мысли в голове путались. Пожалуй, только сейчас я стала понимать, какая страшная смерть была у моих родных. Стало нестерпимо больно. Уткнувшись лицом в колени, я разрыдалась.

- Ну, не плачь. - На плечо легла чья-то ладонь. Подняв голову, я увидела стоящую возле кровати молодую девушку. На её лице было написано искреннее участие. - Ты же ничего уже изменить не сможешь. Не плачь. - Девушка ласково провела рукой по моим волосам.

-Все мои родные погибли, когда драконы спалили деревню. А я сижу здесь и, оказывается, являюсь какой-то Илларис дракона, приказавшего уничтожить всех тех безвинных людей. Чудовище! Ненавижу его! - Девушка покачала головой, но так ничего и не сказала. Она просто присела на краешек кровати и молча сопереживала моему горю. Через какое-то время она нарушила тишину:

-Я так и не представилась. Меня зовут Мара. Шерус сейчас разбирается с накопившимися делами. Ему есть, что обсудить с советниками. - Что ж хотя бы избавил меня от своего присутствия. И на том спасибо. Мара попыталась меня успокоить, неверно истолковав скривившую мои губы усмешку. - Он не хотел тебе оставлять, но он же Повелитель. Сама понимаешь, какую ответственность это звание кладёт на его плечи.

Ну конечно, пока единственное проявление его повелительских замашек, заключается в приказе уничтожить несколько сотен безоружных людей да ещё и насильственном удерживании меня в этих пещерах. Вот только делиться своими мыслями с Марой я не торопилась. Кто знает, на каком она здесь положении. Стоп, она же человек! Быть может её участь похожа на мою.

- Мара, а как ты здесь оказалась? - Я всё-таки решила разведать обстановку. - Тебя угрозами держат здесь? Не бойся, я никому не передам, что ты мне сказала. - Но Мара лишь весело рассмеялась на моё предложение.

- Какие угрозы? Когда это драконы угрожали девушкам? - Но увидев, мой красноречивый взгляд, запнулась. - Неужели Шерус запугивал тебя? Быть того не может. Это очень на него не похоже. Она так ждал совершеннолетия своей Илларис. Весь последний месяц с его лица не сходило выражение щенячего восторга. А уж последнюю неделю с ним вообще разговаривать не возможно было. Сидит, уставится перед собой невидящим взором и ни к месту улыбается. Смотрелось жутко, если учитывать, что это сам Повелитель нашего клана. Хотя в его возрасте это простительно. Семьсот лет, разве это возраст для правителя. Мальчишка! - И девушка усмехнулась. Однако в этой улыбке не было ни тени пренебрежения, было лишь нечто нежное, ласковое. Подобные слова вообще было странно слышать от молоденькой девушки, которой, наверняка, самой ещё не исполнилось и двадцати. Видя изумление на моём лице, Мара лукаво улыбнулась и опередив мой вопрос, спросила сама: - Ах, ты наверное считаешь меня своей ровесницей. Глупенькая! Мне уже очень давно не семнадцать, не двадцать и даже не пятьдесят. - Я настороженно поинтересовалась у явно блаженной девицы:

-Сколько же тебе тогда?

- Ну и нескромные же ты вопросы задаешь, деточка! - Дожидаясь ответа, я не стала выражать возмущение на такое фамильярное обращение. - Ну да ладно. Как ты знаешь, моему старшему сыночку где-то семьсот лет. Значит, мне примерно на пятьдесят лет больше. Кстати, забыла уточнить, я мама Шеруса, а значит твоя будущая свекровь. Надеюсь, ты разрешишь называть тебя дочкой.

Ох, ну и дела! Свекровь, которая выглядит твоей ровесницей. Хотя, с чего я решила, что Мара говорит правду? Да и как возможна такая моложавость? Последний вопрос я и поспешила озвучить.

- Иллира, только не говори, что мой сын забыл про это упомянуть! Вот негодник! - Было очень странно слышать, как кто-то называет так Шеруса. - Видишь ли, дорогая, все избранницы драконов, перенимают от своих мужей часть силы, или жизненной энергии, называй это, как хочешь. В итоге девушки приобретают не только продолжительность жизни, исчисляющуюся веками, но и некую способность к элементарной магии. Ничего особенного. Ты сможешь использовать лишь простенькие бытовые приёмчики, например, зажигать свет в тёмном помещении, приближать к себе небольшие предметы и при желании обмениваться мыслями с супругом на расстоянии.

Я сидела, пытаясь переварить услышанную информацию. Да, овладеть хоть какой-нибудь, пускай даже самой простенькой магией очень заманчиво, что уж говорить про почти что неограниченную продолжительность жизни. И всё-таки перспектива остаться здесь с Шерусом до конца своих дней пугала. Пусть он и уверяет меня в моем потенциале к супружеству с драконом и предопределённости нашего брака, с ним я не останусь. Да и о чём здесь вообще говорить можно, если он меня до смерти пугает всякий раз, когда решает осчастливить своим присутствием. Я не раба и имею право выбирать, как мне жить дальше. Кроме того, я навсегда запомню, кто ответственен за смерть моей семьи.

Обдумав всё ещё раз, я решила во что бы то ни стало сбежать отсюда. Пусть мне придётся неделю взбираться на вершину склона, чтобы выбраться из этой долины - всё лучше, чем оставаться с этим ящером. Но прежде чем что-либо предпринимать, стоит разведать обстановку. Я постараюсь произвести на всех впечатление смирившейся со своей судьбой простушки. Ведь похоже другой реакции от меня и не ждут.

Приняв это решение, я решила действовать в соответствии с намеченным планом. Стоит воспользоваться расположением Мары.

- Мара, вы не могли немного рассказать о вашем клане. Я ведь почти ничего не знаю о том, как живут драконы. Может, узнав побольше, мне будет проще привыкнуть? - Я распахнула глаза пошире и состроила мордашку понаивнее. Мама говорила, что когда у меня такое выражение лица, отказать "бедной крошке" просто невозможно. Судя по всему, Мара уже воспринимала меня как родную дочь, и моё умилительное личико не оставило её равнодушной. Погладив меня по голове, она предложила:

- Доченька, а пойдём прогуляемся по нашему горному царству. Ты уже сутки сидишь взаперти. Неудивительно, что мысли грустные лезут в голову. - Я лишь неуверенно кивнула в ответ, в то время как в душе ликовала в преддверии возможности разведать что-нибудь о расположении пещер и туннелей. - Ну вот и славно, дорогая. Но сначала умойся, а то личико всё заплаканно. Сейчас позову кого-нибудь, чтоб принесли тебе новую одежду. Это платье уже никуда не годится.

Да уж, за сутки моё любимое ситцевое платье совсем пришло в негодность, что и не мудрено. Сначала, убегала от дракона, потом полёт на чешуйчатой спине, ещё одна пробежка после приземления (снова неудачная для меня), да ещё и уснула не раздеваясь. Представляю, какой у меня вид. Неудивительно, что даже Мара меня пожалела.

- Лирочка, деточка, за той дверью находиться уборная комната. Там найдёшь всё необходимое. - Мать Шеруса предпочитала называть меня привычным именем. Эх, объяснила бы она и своему сыночку тоже, что мне так нравится гораздо больше. Поблагодарив Мару, я зашла в небольшую комнату, дверь в которую сначала не заметила. В ней располагалась огромная деревянная лохань. Небольшая тумбочка, на которой стоял таз и кувшин с водой для умывания. Здесь же был и туалетный столик со множеством флакончиков и баночек. Не рискнув воспользоваться неизвестными средствами, я лишь вымола руки с душистым мылом (это было единственным знакомым для меня средством) и умылась. Из ванной комнаты я вышла посвежевшая и, что не менее важно, более собранная. Мара встретила меня улыбкой:

-Ну вот. Совсем другое дело. Такая красавица! Пока ты приводила себя в порядок, принесли твой новый наряд. Его специально для тебя сшили, пока ты спала. - Встретив мой удивлённый взгляд, Мара объяснила: - Видишь ли, все хозяйственный и ремесленные работы выполняют гномы. За это драконы им очень хорошо платят. Гномы очень искусны. Они делают лучшее оружие, украшения, мебель. Сшить платье для гнома-портного раз плюнуть. Он приходил в комнату два часа назад. Ему было достаточно только взглянуть на тебя спящую, чтобы определить твой размер. Ты уж извини. Он пытался расспросить о твоей фигуре Шемура, но мальчик так и не смог сказать ничего внятного: краснел и мычал что-то невразумительное, - Мара явно забавлялась. Меня несколько смутила это суета с платьем и моими размерами, но я решила сначала примерить наряд, а уж потом торопиться с выводами.

Да, шить гномы умеют. Глядя на себя в зеркало, я поразилась тому, как украсил меня комплект, состоящий из шёлковой туники до середины бедра и лёгкие шаровар. Нежно голубой цвет придавал моему облику некоторую хрупкость и изящество. На талию надевался тонкий плетёный поясок из золотых пластинок. Стремясь ещё больше украсить меня, Мара нацепила мне нам запястья множество тонких золотых браслетов, весело звеневших при любом движении. Окинув меня последним взглядом, Мать Шемура одобрительно поцокала языком. Взяв меня под руку, она вывела меня из комнаты.

- Ну что, откуда начнём осмотр? Пойдём-ка сначала в общую залу, а затем разберёмся с дальнейшим маршрутом. - Мне оставалось лишь кивнуть, тем самым выражая согласие с планами Мары.

Выйдя из комнаты, мы пошли направо и уже через минуту коридор привёл нас в ту самую залу, где вчера собрались драконы. Сейчас там было почти пусто. Лишь в углу на изящном диванчике сидели две девушки. Хотя, будучи осведомлённой о продолжительности жизни обитателей Змеиных гор, я подозревала, что они годятся мне в бабушки, а то и в прабабушки. Так или иначе, завидев нас с Марой, они грациозно поднялись и поспешили нам на встречу, дружелюбно улыбаясь. Судя по сияющему лицу Мары, она тоже была рада их видеть.

- Иллира, позволь представить тебе Кору и Бэмру. - Мара кивнула приблизившимся девушкам. Бэмра оказалась миниатюрной голубоглазой блондинкой с милыми ямочками на щеках. Кора же представляла собой её полную противоположность. Иссиня чёрные волосы спускались чуть ниже плеч и вились на концах. Ростом она была выше нас всех, но при этом не сутулилась, как это часто бывает с высокими людьми. Несмотря на довольно стервозную внешность, улыбка её была искренней и располагающей.

- Так вот ты какая, избранница нашего Повелителя! - Признаться честно, непосредственность Бэмры меня смутила. Кора, судя по всему, тоже не была в восторге от прямоты подруги. Она легонько толкнула Бэмру в бок, но та намёка не поняла. -Ну что я такого сказала? Мне же интересно, как сложится личная жизнь у Правителя драконов. Готова поспорить на что угодно, , что не одна я такая любопытная. - От слов подруги Кора вся подобралась и тихим, но от того не менее убедительным голосом процедила:

- Бэмра, нам пора. - Видя непонимание на лице блондинки, добавила, предварительно схватив девушку за руку: - Ты обещала помочь мне выбрать украшения у мастера Яргыха. Ох, Иллира, прошу нас извинить, но нам просто необходимо поторопиться. У этого гнома на редкость зловредный характер и вроженная любовь к пунктуальности. Если бы не его талант в изоговлении украшений - никогда бы не сделала ему заказ, - Кора послала мне смущенную улыбку, как бы извиняясь за неловкую отговорку. Пришлось сделать вид, что я поверила и искренне сочувствую ей в виду предстоящей встречи с несговорчивым гномом. Попрощавшись, девушки заспешили в сторону северного коридора.

- Ну и как тебе обитательницы нашего мира? Они тоже замужем за драконами, но вовсе не считают свою участь ужасной. - Мара так и не оставила надежды примирить меня с мыслью остаться в Змеиных Горах. - Посуди сама, далеко не каждая человеческая девушка может похвастаться любящим мужем. Причём любящим не только в первые годы брака, но и до самого конца. А уж если вместе со счастливым замужеством ей выпадает возможность значительно продлить свою жизнь и красоту... - Мара лукаво подмигнула мне. - Только не говори, что тебя не прельщает перспектива оставаться молодой и прекрасной. Кроме того, не забывай, что ты станешь женой правителя Змеиных Гор, а это тоже что-нибудь да значит.

Всё то время, пока Мара описывала прелести предстоящей жизни, я старалась ничем не выдать своё отношение к её словам. Да о каком счастье можно говорить, если ради этого самого "счастья" погибла моя семья! Да и Нукара я забыть уже не смогу. Стоит признаться самой себе - он действительно очень, очень-очень нравился мне. А Шерус... Вот уж кого я точно не представляю в качестве своего мужа, так это его! Подлый, мерзкий, деспотичный ящер! С самого начала водил меня за нос. Посчитал возможным уничтожить целую деревню, не считая жертв! Лишил меня семьи и всего того, что составляло мою жизнь! Боги, да он не стыдясь сказал, что этим он нарочно лишил меня пути назад. Если это циничный монстр и есть мой будущий супруг, то лучше бежать от сюда незамедлительно, не взирая на опасность. Жизнь с ним всё равно обернётся пыткой, к тому же вечной. Сколько я буду мучиться? Две тысячи лет? Пять? Десять? Ну уж нет!

Между тем Мара что-то увлеченно рассказывала, расшагивая по залу. Она так и лучилась от счастья. Женщина искренне радовалась за своего сына и уже любила меня как дочь. Откуда такая уверенность в том, что это будет удачный брак? Я не понимала её, но продолжала машинально кивать в такт её словам.

Вдруг из одного из многочисленных туннелей, ведущих в этот зал, вышел Шерус в компании светловолосого парня. Кажется, его зовут Ларго. Я вспомнила, что видела его вчера. Завидев нас, Шерус споткнулся, но тут же взяв себя в руки, придал своей походке ещё большую неспешность и пластичность. Ларго следовал за ним. От него не ускользнула запинка Повелителя, и теперь он изо всех сил пытался удержать на лице ничего не значащую дежурную улыбку, в то время как его душил смех. "Подумать только, и это наш грозный Повелитель. Ух, как его зацепило, раз при виде своей Илларис, он уже сбивается с шага. Кто бы мог подумать, что ему не чужды подобные эмоции".

Приблизившись к нам Шерус сначала поклонился матери и поприветствовал её:

- Мама, я рад тебя видеть и очень признателен, что ты решила помочь Иллире освоиться в нашем Царстве. - В ответ на приветствие сына Мара лишь тепло улыбнулась и ласково сжала его ладонь. Наконец, Шерус повернулся и ко мне. - Как ты себя чувствуешь? Вчера ты была не много... уставшей. Ты хорошо отдохнула? - Выглядел он при этом так, словно его действительно могло интересовать моё самочувствие. Подобная обеспокоенность с его стороны вызывала лишь недоумение, учитывая, что именно он довёл меня до состояние, тактично именуемого "уставшая".

В присутствии его матери и Ларго, я решила не высказывать своих мыслей, и поэтому ограничилась коротким ответом:

- Спасибо, со мной всё в порядке. - Судя по всему, моя кроткость удивила Шеруса. Он резко вскинул голову и внимательно посмотрел мне в лицо. Этот пристальный взгляд ярко-жёлтых глаз был мне неприятен, поэтому я наклонила голову и пробормотала: - Если вы не против, я бы предпочла уйти к себе в комнату и немого передохнуть. Столько новых впечатлений, мне нужно время чтобы всё осмыслить.

- Конечно, доченька, - в голосе Мары звучала неподдельная забота. - Отдыхай на здоровье, дорогая. Давай я тебя провожу до комнаты, а то недолго и заблудиться в этих туннелях. - С этими словами она взяла меня под руку и повела из залы. На прощанье Ларго кивнул мне. А Шерус лишь молча смотрел на меня, и я затылком продолжала чувствовать его взгляд, выходя из зала.

Приведя меня в ту же комнату, где я спала эту ночь, Мара помогла мне снять мой новый наряд и надеть длинную батистовую сорочку. У меня никогда прежде не было таких красивых вещей, поэтому я на минуту позволила себе забыть обо всём и с наслаждением зажмурилась. Нежная ткань приятно ласкала кожу, а мягкая постель снимала малейшее напряжение с тела. Мара поправила одеяло и ласково провела рукой по моим волосам:

- Спи, Иллира. Не тревожься, ты будешь очень счастлива. Пуская, ты сама не ведаешь о том, как тебе повезло, но когда-нибудь ты это поймёшь. Спи.

Я хотела было возразить, но собственный язык не захотел мне повиноваться, и я, почувствовав жуткую усталость, мгновенно провалилась в сон.

***

Лежать было тепло и как-то очень уютно. Я была плотно завёрнута в мягкое одеяло. А вот подушка явно подкачала. Чем интересно у драконов набивают подушки? Может вместо перьев используют старую чешую? Так или иначе, подушка была довольно жесткой, даже не продавливалась под весом моей головы. Ещё минут пять мысленно повозмущавшись относительно драконьих представлений о комфорте, я всё же открыла глаза, решив посмотреть на предмет моего возмущения.

К своему удивлению никакой подушки я не обнаружила. Зато вместо неё моему взгляду открылось мужское плечо. Плечо, к слову сказать, было довольно-таки красивым, в меру накаченным. Во всяком случае, под кожей отчётливо обрисовывался бицепс. Тут же рядышком красовались и впечатляющие мышцы груди. В общем эстетическое удовольствие для непривыкшей к подобным видам девицы. Я боялась опускать взгляд ниже, так как опасалась увидеть что-то ещё. Когда я всё-таки решилась, то оказалось, что "что-то ещё" скрыто от глаз широкими штанами из лёгкой ткани. Вздохнув с облегчением (о том, что к облегчению примешивалась и совсем крохотная толика разочарования, упоминать не стоит), перевела взгляд на лицо моей "подушки".

Шерус крепко спал, откинув голову на лежавшую у изголовья кровати подушку. Кстати, подушка была самой обыкновенной, как у людей. На лице у спящего дракона поселилось выражение полного блаженства. Интересно, что же ему такое приятное снится? Позавидовав тому, как хорошо устроился дракон, я решила отодвинутся подальше и тоже устроится с комфортом. К счастью, у меня в ногах валялась точь-в-точь такая же подушка, что и под головой у Шеруса. Осторожно, стараясь не разбудить спящего дракона, я потянулась за подушкой. Аккуратно уложив её подальше от Шеруса, благо ширина кровати позволяла подобные манёвры, я наконец с удобство вытянулась вдоль кровати и умостила свою голову на добытую подушку. Закрыв глаза, я приготовилась с комфортом выспаться. Но стоило мне почувствовать приближение столь желанного сна, как матрас рядом со мной прогнулся и чьи-то руки собственнически обвились вокруг моей талии. Я было попробовала возмутиться, но возле моего уха раздался сонный голос:

-Не ворочайся. Так спать гораздо приятнее. - Я дёрнулась в руках Шеруса. - И теплее, - добавил нахал, зарываясь лицом в мои волосы.

Всё-таки наглость - это ключевое слово в определении характера драконов. Уж этого представителя точно. Я предприняла ещё несколько попыток сдвинуть держащие меня руки, но они ни на миллиметр не сдвинулись. Осознав всю бесполезность своих потуг, я замерла и постаралась выровнять дыхание.

Не прошло и пяти минут, как я почувствовала, что снова засыпаю. Сквозь сон я слышала нежный шёпот:

- Иля. Моя Илларис.

Глава 6

- Лорд! Повелитель!

Настойчивые удары в закрытую дверь грубо выдернули меня из объятий сна. Спросонья я никак не могла понять, кто и кого зовёт. Какой Лорд? Зачем кто-то ломится ко мне и зовёт этого Лорда?

- Повелитель, я не посмел бы Вас побеспокоить, но я должен сообщить Вам важную новость. Лорд! - кто-то настойчиво продолжал ломиться в дверь. Только я собралась крикнуть в ответ, что никакого Лорда в комнате нет, как возле моего бока раздалось подозрительное сопенье и что-то мягкое потёрлось о моё плечо. Прислушавшись к своим ощущениям, я поняла, что лежу в кровати не одна. Более того соседствующий со мной субъект не просто лежит на том же предмете обстановки что и я, но и прижимается ко мне своим телом. Вы когда-нибудь видели, как маленькие дети спят в обнимку с мягкими игрушками? Вот и я была в роли мягкой игрушки, а "дитё", стиснув в своих руках, крепко прижимало меня к своей груди. При этом "кроха" носом зарылся в мои волосы. Судя по недовольному пыхтенью, раздающемуся возле моей макушки, это наглое создание (кто именно это был, я уже догадалась) было крайне недовольно, что кто-то решил прервать его сон. Я почувствовала, что обхватившие меня руки сжались ещё сильнее. Я только было решила выскользнуть из слишком настойчивых объятий, как дверь в комнату распахнулась и на пороге показались Ларго и Арэль. За их спинами маячила хмурая физиономия Зерус. Вот тут я и насторожилась. Несмотря на то, что с Зерусом я познакомилась лишь два дня назад, отсутствие улыбки или хотя бы язвительной ухмылки на его лице показалось мне странным. Надо сказать, что и Ларго, и Арэль выглядели если не горюющими, то уж точно чем-то серьёзно обеспокоенными.

Пока я внимательно рассматривала прибывшую делегацию, сбоку послышалась возня и из горы подушек показалась взлохмаченная голова Шеруса. Надо сказать, что выглядел он после сна презабавно. Непослушные пряди волос торчали во все стороны, желтые глаза смотрели стоящих проёме парней растеряно. Впрочем, рассматривал он их недолго. Убедившись, что это свои, он перевел взгляд на меня. Правой рукой он всё ещё прижимал меня к себе, и как только я попыталась отодвинуться, ещё теснее прижал к своему боку. Мне не хотелось смотреть ему в глаза. Хотя на мне и была длинная сорочка и я была твёрдо уверенна, что ночью между нами ничего не было, я чувствовала себя неуютно рядом с этим мужчиной. Слишком много в нём оставалось от дракона в его человеческой ипостаси. Я чувствовала на себе его пристальный взгляд, и единственное чего мне в тот момент хотелось больше всего, так это исчезнуть из этой кровати и оказаться на рассотянии нескольких тысяч миль от него. Но тут заговорил Ларго и Шерусу пришлось отвлечься от меня.

- Повелитель... Шерус, ты знаешь, я бы никогда не осмелился потревожить тебя, знаю что ты сейчас со своей Илларис, но... - голос у Ларго дрогнул. Было заметно, что парень волнуется. - Дошло в том, что прибыл гонец от Повелителя Белых драконов. Эргус... он передал, что твой брат, Габриэль, мёртв.

- ЧТО?!- Раздавшийся рёв был полон боли и ярости. Шерус отшвырнул меня на подушки и мгновенно вскочил с постели. - Как это произошло, говорите! Где гонец? Почему я обо всём узнаю последний?!

- Шерус, мы сами только что узнали, - заговорил Арэль. Внешне он оставался невозмутим. - Мы незамедлительно отправились доложить обо всём тебе. Посланник сказал, что твой брат был убит. Точнее отравлен. Яд был в вине.

- Как отравлен?! О чём ты говоришь? Как дракон, пусть и молодой, мог не почувствовать яд? - На Шеруса было страшно смотреть. Он словно смерч носился по комнате, в спешке пытаясь натянуть на себя одежду.

- Эргус пишет, что в вино была добавлена обычная горелей-трава. О том, что она ядовита для драконов, Габриэль не мог не знать. Да и запах у неё слишком специфический, вином не заглушить. - Арэль говорил всё это так, словно и сам не до конца понимал, что он говорит. Его лицо выглядело как застывшая маска, на которой двигались только губы. - Следов борьбы тоже нет. Такое ощущение, что Габриэль добровольно выпил яд, предварительно разбавив его вином.

Шерус остановился на месте, забыв, что так и не просунул руку во второй рукав рубашки. Глазами он впился в лицо приятеля. Вот только выражение литца у него было такое, словно он увидел лютого врага и еде-еле сдерживается, чтобы не порвать того на мелкие кусочки. Сквозь стиснутые зубы о прошипел:

- Эргус... Это его рук дело. Это он заманил моего брата к себе и... Что вообще мог Габриэль делать в Белых горах на терирритории этого проклятого... - я старалась не вслушиваться во все те слова, которыми Дракон наградил неизвестного мне Эргуса. Но из всего услышанного я поняла, что несчастному недолго осталось топтать эту грешную землю. Уж Шерус об этом позаботится.

Когда Шерус умолк, пытаясь взять себя в руки. В разговор вступил всё это время молчавший Зерус:

- Шерус, мы не может с полной уверенностью сказать, кто именно убил твоего брата, но мы можем отправиться в царство белых драконов и всё выяснить. Эргус официально передал приглашение прибыть на его территорию и убедиться, что его слова правдивы и он не покрывает убийцу. - Видя, что Повелитель замер и внимательно вслушивается, Зерус продолжил. - Мы могли бы уже сегодня отправиться на место и всё разузнать, пока все следы отравителя ещё можно обнаружить.

Шерус закрыл глаза и задумался. Никто из присутствующих не посмел нарушить молчание. Всё это время я тоже старалась не привлекать внимания и тихо сидела в горе подушек, обхватив руками колени. Наконец Шерус резко вскинул голову и распахнул глаза. В это мгновение я отчётливо поняла, какой наивной была - беззаботно спала у него под боком всю ночь. Сейчас глаза Шеруса горели какой-то неконтролируемой яростью, его лицо исказила жажда мщения. Это был прирождённый хищник. Змей. Дракон.

- Вечером мы вылетаем, - Шерус повернулся к Арэлю и добавил: - Подготовь всё что нужно и пошли вперед гонца, с предупреждением о нашем скором прибытии в Белые горы. - Его лицо исказила кривая усмешка. - Дадим им возможность подготовить торжественный приём. Можете идти. - Ларго, Зерус и Арэль уже почти дошли до двери, когда Шерус добавил: - Через час всё должно быть готово для обряда соединения. Иля поедет со мной. Я хочу быть окончательно уверен, что моя Илларис уже никуда от меня не денется.

"Какой ритуал? О чём он говорит? Он хочет ещё больше привязать меня к себе? Как действует этот ритуал соединения? Смогу ли я после него сбежать, как и планировала?" Мысли вихрем кружились в моей голове. Я мало понимала, чего следует ожидать от Шеруса и это пугало больше всего. Я всегда считала себя достаточно здравомыслящей и рассудительной. Мне были не свойственны истерики, так часто приписываемые молодым девицам. Однако легко говорить о здравомыслии, когда ты находишся дома и рядом всегда кто-то из близких да и окружающих тебя людей ты знаешь с детства. Подумать только, всего за какие-то три дня от моей прежней жизни не осталось и следа. Все встало с ног на голову. А вокруг ни одного человека. Одни драконы. Чуть не забыла, есть ещё и гномы, которые, если верить разговорам, также живут в этих горах и служат драконам.

- Иля, - От неожиданного обращения я нервно дёрнулась. Шерус неодобрительно покачал головой. - Ты слишком чувствительна и пуглива. Пора бы уже запомнить, что здесь тебе ничто не угрожает. Никто и пальцем не посмеет до тебя дотронуться. Впрочем, я решил, что тебе не помешает научиться пользоваться своими магическими ресурсами, - он говорил так уверенно, как будто у него нет ни капли сомнения в том, что я способна колдовать. Что ж придётся его разочаровать.

- Мне жаль тебя разочаровывать, но боюсь, что никаких магических ресурсов у меня нет. - В ответ он только покачал плечами.

- Не важно, были ли они изначально. Во время предстоящего ритуала я поделюсь с тобой собственной кровью, как твой супруг. Если в тебя окажется хоть капля моей крови, которая сама по себе является сгустком магических сил, способность колдовать возникнет без всех дополнительных ухищрений.

- А как это ты собираешься поделиться собственной кровью? - признаться из всего сказанного именно этот момент пугал меня больше остальных.

- Поверь мне это не страшно, - он понимающе улыбнулся. - уцвидишь во время церемонии. - Его слова меня не успокоили, но только ещё больше напугали. Однако я предпочла не отвлечься и поподробнее расспросить Шеруса о соих перспективах после ритуала.

- Твоя кровь... Она как то на меня повлияет? Кроме способности колдовать, во мне все останется как прежде?

- Ты останешься собой, но только все твои личный особенности будут десятикратно усилены. - Видя непонимание на моём лице, Шерус терпеливо продолжил. - Допустим, у суженой дракона до ритуала была хорошо развита интуиция. Как только она получает кровь дракона, у неё развивается что-то на подобие дара предвидения. Конечно я сильно упрощаю, ибо не знаю всех тонкостей. Это очень древняя магия, и почти никто из ныне существующих магических существ не сможет рассказать тебе больше. -Но на моем лице было написано, что-то его слова меня ничуть не успокоили. - Иля, я обещаю, что ничего страшного с тобой не произойдёт. Этот ритуал направлен на то, чтобы сблизить нас. Он не может нести в себе ничего разрушительного. Ты просто станешь более чувствительной к магии, станешь её понимать. Подумай сама, какие это возможности.

Что ж, в словах дракона есть смысл. Магия может дать мне какую-никакую но независимость. До меня сотни девушек проходили этот ритуал и ничего, живы остались. Более того уже несколько веков как живы. Успокоившись, я решила удовлетворить своё любопытство:

- Шерус, ты сказал "почти никто" не сможет ничего рассказать про ритуал. Значит, кто-то всё-таки что-то знает? - Вопрос мой дракону явно не понравился.

- Твоё любопытство чрезмерно. Я бы мог его поощрять, если бы был уверен, что ты отказалась от своей безумной идеи сбежать отсюда. - Не выдержав его цепкого взгляда, я опустила глаза.

- После того, что случилось, ты не можешь меня винить в этом. Я не раба и мне претит мысль подчиняться чьим то приказам. - Поднять глаза я так и не решилась. По правде сказать, мне было безумно страшно, и сейчас, ожидая реакции Шеруса, я уже жалела о своей несдержанности.

Но как ни странно Шерус предпочёл никак не реагировать на мои так опрометчиво брошенные слова. Видимо весть о гибели брата и необходимость немедленно отправляться во вражеский драконий клан были важнее, чем воспитание непокорной Илларис. Шерус бросил в мою сторону равнодушный взгляд и приказал:

- Следуй за мной, - не дожидаясь моей реакции он развернулся и молча вышел из комнаты. Мне ничего не оставалось делать как поспешно догонять его. Признаться честно, именно такой, внешне спокойный и сдержанный, он пугал меня больше всего.

Тем временем в Белых Горах

С виду полностью расслабленный и умиротворенный, развалившийся в кожаном кресле, Эргус вовсе не был так благодушно настроен, как могло показаться случайному свидетелю времяпрепровождения Повелителя Белых Гор. К собственному несчастью, одна из любовниц Эргуса, обманувшись внешним спокойствием своего Повелителя, попыталась развеселить его, отпустив довольно фривольную шутку. Однако Эргус против обыкновения шутку не просто не одобрил, но впервые повысил голос на девушку, приказав убираться из его кабинета.

Звали несчастную Грелойрой и надо сказать, что она была девушкой смышлёной и довольно изворотливой. Благодаря этим качествам её и ценил главный белый дракон. Однако сегодня интуиция впервые подвела красавицу. В том, что она красива, Грелойра не сомневалась. Да и откуда могут возникнуть сомнения, если ты обладательница длинных рыжих локонов, белоснежной кожи и зелёных миндалевидных глаз. Что ни говори, а внешность у любовницы Повелителя Белых Гор действительно яркая, иначе стала бы она ею?

Да, собственную привлекательность Грелойра прекрасно осознавала и всячески пыталась подчеркнуть её. В ход шли всевозможные притирки, масла и лосьоны. Стоит ли упоминать о многочисленных украшениях и нарядах. С появлением этой красавицы в снежном драконьем царстве работы у местных гномов-умельцев значительно прибавилось. Капризную клиентку они люто ненавидели, однако терпели, ибо все их труды щедро оплачивались самим Повелителем. Эргус, надо отметить, вообще никогда не скупился на подарки для своих любовниц, коих у него, как и у всякого зрелого дракона, было немало. Но вот уже месяц Эргус проявлял удивительное постоянство и единственной девушкой, посещавшей его покои оставалась Грелойра.

Статус постоянной любовницей Повелителя Грелойре очень льстил, но, будучи умной, она прекрасно осознавала, что чувства Эргуса вовсе не долговечны. Не то чтобы она любила Эргуса, вовсе нет. Грелойра надеялась, что однажды ей выпадет честь стать женой какого-нибудь дракона, а уж если этим драконом окажется сам Повелитель Белых Гор... Что и говорить, завидная участь для сироты, волей случая попавшей в драконье царство прямо с невольничьего рынка, где её выкупил мерзкий Фьёрк, самый преданный слуга Повелителя. Это похожее на лягушку (с такой же зеленоватой тонкой кожей) человекоподобное существо, увидев Грелойру на невольничьем рынке, сразу распознало в грязной тощей девчонке будущую красавицу. И действительно стоило только отмыть и переодеть рабыню, как на свет появилась прекрасная медноволосая богиня.

Грелойра и сама тогда не ожидала, что может быть такой... такой прекрасной. Да, именно прекрасной. Теперь у неё есть всё. Почти всё. Не хватает только вечной молодости и магических способностей. А как это получить? Ответ прост: стать женой дракона и получить капельку его крови. Как же Грелойра завидовала этим девушкам, ставшим избранницами драконов. Для них стало обычным делом без лишних телодвижений зажечь факелы, передвинуть неудачно расположенный предмет, залечить небольшую рану. И пускай эти возможности не несли в себе особой мощи и помогали справиться лишь с небольшими трудностями, для Грелойры казалось унизительным не иметь даже такой магией. Конечно ей, как любовнице Повелителя, всегда услужливо предложат помощь, но долго ли ей ещё будет благоволить Эргус? Прошёл уже месяц, как она безраздельно обосновалась в его покоях, но сегодня он впервые не ответил на её ласки. Да что там не ответил, он просто прогнал её, как какую-то дворняжку.

Сейчас, как и год назад, когда её только привезли в драконье царство, Грелойра перед тем же зеркалом в своей комнате, вот только мысли её были уже вовсе не так радостны. "О Боги, пусть только не сейчас! Пусть только Эргус не лишает меня своей благосклонности! Пускай он поймёт, что я и только я достойна разделить с ним долгую, почти бесконечную жизнь. Я прекрасно, я знаю себе цену, я буду с достоинством нести звание избранницы Повелителя Белых Гор. Я сделаю всё, я совершу немыслимое, всё, что угодно, чтобы получить то, чего я достойна. А если он прогонит меня, я... Я убью его!"

Испугавшись собственных мыслей, Грелойра прикрыла рот рукой, как будто опасаясь, что дерзки слова вырвутся наружу. Зеркальный двойник с точностью повторил её движение. И так красавице понравилось собственное испуганное отражение, что она довольно рассмеялась. "Хороша, даже напуганная! Такая хрупкая, и глазки невинные. Надо запомнить это выражение лица". И Грелойра ещё не скоро отошла от зеркала. Но прежде чем покинуть свою комнату, она послала воздушный поцелуй красотки с рыжими волосами по ту сторону зеркальной глади.

Глава 7

Шерус не обманул. Сам по себе ритуал вовсе не таил в себе ничего ужасного. В присутствии Зеруса, Ареля и Ларго, который, как выяснилось, был мужем блондинки Бэмры, Повелитель Змеиных Гор надрезал кинжалом кожу на ладони и занёс раненную руку над кубком с вином. Как только несколько капель крови упало в сосуд, кубок передали мне. сообразив, чего от меня хотят, я быстро, стараясь не думать о примеси крови в напитке, залпом выпила содержимое кубка.

Все присутствующие выжидающе уставились на меня. Я прислушалась к себе, но ничего странного не уловила. От вина по телу разливалась приятная истома, но и только. Никаких признаков зарождающейся магии не было и в помине. Я уже было обрадовалась, ведь если кровь Шеруса никак не подействовала на меня, значит я не являюсь его Илларис и ничто теперь не удержит меня возле драконов. Однако радость моя была не долгой.

Неожиданная резь в животе заставила меня вскрикнуть. Я с трудом удержала вертикальное положение. Но тут по ногам прошли судороги, и я стала заваливаться набок. К счастью, вовремя подскочивший ко мне Шерус отложил неминуемую встречу моей головы с каменным полом. Сил вырываться из его рук и выражать недовольство близостью с ним у меня просто не было. Хотелось свернуться клубочком, закрыть глаза и переждать эту невыносимую боль во всём теле. Судя по растерянным лицам драконов, если они и ожидали какого-то побочного эффекта, то явно не такого. Шерус что-то кричал, кто-то другой, то ли Ларго, то ли Зерус, взволнованно втолковывал ему что-то. Сконцентрироваться на словах говоривших я никак не могла. Голова, казалось, вот-вот треснет.

Я почувствовала, что по моему подбородку стекает что-то теплое. Проведя рукой по подбородку, я привлекла внимание Шеруса к своему лицу.

- Да у неё же кровь течёт из носа! Боги, что с ней происходит! - Судя по голосу, Шерус сильно переживал, однако его волнение мне не льстило. По его вине мне было так плохо. - Почему ей так плохо? Ларго, как такое могло случиться? Разве это нормальная реакция на кровь дракона?

- Не паникуй. Это ещё ничего не значит. Возможно, она просто сама по себе очень чувствительна к любому магическому воздействию. А может, её собственный организм наделён некой толикой магических сил и сейчас сопротивляется чужому влиянию. - Сейчас я поняла, что собеседником Шеруса был Ларго. Его неспешная манера говорить была слишком узнаваема. И как у такого рассудительного существа могла быть избранницей столь, мягко говоря, легкомысленная Бэмра. - О причине такой реакции мы можем узнать только у Старого Ангвиса, когда прибудем к снежным драконам. А пока я попрошу лекаря сделать для Иллиры укрепляющий сбор, это поможет ей быстрее восстановиться. Сейчас тебе стоит просто дать ей отдохнуть. К сожалению, ничего дугого мы сделать не можем, потому что реакция на любое наше вмешательство непредсказуема.

Ларго ещё продолжал давать Шерусу какие-то советы относительно моего здоровья, но их я уже не услышала, так как провалилась в спасительный сон.

Тем временем в Белых Горах...

-Звали, Повелитель? - Фьорк, верный слуга Повелителя снежных драконов, почтительно склонил свою лысую голову перед неподвижно сидящем в кресле беловолосым драконом. Заслышав голос помощника, Эргус вынырнул из глубоких раздумий и махнув рукой, предложил прибывшему сесть в соседнее кресло Как только Фьорк уселся, снежный дракон приступил к делу.

- Тебе есть, что сказать насчет убийства Габриэля? Какие-нибудь догадки?

- К сожалению, нет, мой Господин. Всё указывает на то, что юноша сам выпил отравленное вино, однако, на мой взгляд, это слишком уж невероятно. - Услышанное явно не обрадовало Повелителя. Он с минуту молчал, сведя брови на переносице.

- Гонца в Змеиные Горы уже отправили? -получив утвердительный ответ, Эргус продолжил: - Что за нелепость! У меня под носом скончался брат Повелителя Змеиных Гор, а всё, что я могу ему сказать, это то, что его брат сам себя отравил. Знаешь, на что это похоже? - Фьорк испуганно посмотрел на своего Повелителя и нерешительно предположил:

- На то, что это Вы его отравили?

- Точно. Не сомневаюсь, что Шерус именно так и решил. Хуже всего то, что убийство совпало по времени с моментом, когда Шерус обрёл Илларис. - Эргус неожиданно хмыкнул. - Вот угораздило же драконов этого клана впасть в зависимость от этой древней магии. Это же надо, лишиться возможности выбрать свою избранницу. Всё решено за них. А вдруг она страшна, или того хуже глупа?

Фьорк, всё это время внимательно слушавший Повелителя, понимающе усмехнулся:

- Вы намекаете на того дракона, кажется Ларго. Вот уж кому действительно не повезло с Илларис. Она, помнится, сопровождала своего мужа, прибывшего к нам с визитом несколько лет назад. Он был в составе делегации...

В ответ Повелитель засмеялся, будто вспомнил забавную шутку.

- о да, до сих пор помню, каких трудов мне стоило удерживать на лице невозмутимое выражение, - Эргус хитро улыбнулся. - Однако должен заметить, этой блондинке почти удалось свести мои усилия на нет. Помнится она поинтересовалась: "Если вы снежные драконы, то плеваться огнём вы не можете. Чем же тогда? Неужели снежинками?" - Повелитель снова засмеялся. От смеха у него даже слёзы выступили на глазах. Пришлось стереть их рукой.

Когда он отнял ладонь от лица, На нём уже не осталось и и следа от веселья. Напротив, Эргус был задумчив и даже, что впрочем могло просто показаться, немного печальным.

- Знаешь, Фьорк, что поразило меня больше всего в тот раз? - Не дожидаясь реакции со стороны помощника, Эргус продолжил: - Всё то время, что Бэмра говорила глупости, ее спутник Ларго ни разу не сделал попытки остановить её, даже во взгдяде его не было ни тени упрёка. Более того, когда он смотрел на неё, было очевидно, что он испытывает к ней сильную привязанности, какую-то слабсть. - Замолчав, Эргус погрузился в раздумья. Взгляд его стал отрешённым. Казалось, он уже забыл о присутствии Фьорка. Так бы они и сидели в тишине, если бы Фьорк не рашился нарушить молчание первым:

- Повелитель, эти ваши слова о Ларго и его недалёкой избраннице... Вы думайте, что с появлением своей Илларис Лорд Шерус может повести себя непредсказуемо?

- Ты как всегда проницателен, Фьорк. Однако дело вовсе не в непредсказуемости. Мне доподлинно известно, что после воссоединения со своими Илларис драконы Змеиных Гор сильно меняются. Речь идет не только о характере или каких-то привязанностях. Важно то, что с обретением спутницы к ним приходит больше магических сил. Илларис приумножает изначальные силы дракона в несколько раз.

Фьорк удивлённо посмотрел на своего Лорда:

- Как? Вы хотите сказать, что Илларис передаёт им часть собственных возможностей? - Эргус тяжело вздохнул, как наставник в ответ на глупость нерадивого ученика. Однако взял себя в руки и продолжил:

- Да нет же. Я неточно выразился. Драконы как бы получают недостающий фрагмент мозаики. Их магия приобретает некую завершенность, идеальность. Они преодолевают некий порог, мешающий им взобраться на вершину силы. Драконы нашего клана для завершения постижения собственных возможностей не нуждаются ни в каких Илларис. Достижение идеала- это результат длительной учебы и многолетнего развития изначальных данных.

Фьорк был сильно озадачен. О такой роли Илларис в жизни драконов он слышал впервые. Кроме того напрашивался вполне закономерный вопрос:

- Выходит, сейчас Лорд Шерус силён как никогда?

- Нет, пока нет. Видишь ли Фьорк, - Эргус доверительно склонился к своему советнику, - чтобы Илларис усилила возможности дракона, необходима чтобы у девушки возникли сильные чувства, сильная привязанность, как сказали бы романтичные натуры, настоящая любовь. Конечно, чувства Илларис никогда не сравнятся с тем, что будет испытывать к ней дракон. В своих эмоциях драконы не знают границ. - Лорд задумчиво накрутил на палец прядь серебристых волос. - Сейчас Илларис Шеруса ещё не успела свыкнуться со своим положением и вряд ли испытывает к нему что-то серьёзное. Хотя драконам этого клана никогда не требовалось много времени, чтобы вызвать доверие у молодых девушек. Поэтому нам стоит быть на чеку, когда прибудут наши гости. Фьорк, ты лично должен присматривать за этой Илларис. Что и говорить, в свете последних событий, нам не с руки её появление. Необходимо держать держать девушу как можно дальше от Шеруса. Чем меньше у них будет возможности побыть вдвоём, тем лучше.

- Но, Мой Лорд, как мне контролировать её? Не могу же я запереть её в одной и пещер, это будет выглядеть как провакация. Да Лорд Шерус вряд ли будет доволен, что редко видится со своей избранницей.

- Никакой грубой силы. Придумай какие-нибудь развлечения для девушки. Пусть всегда будет при деле. Покажи ей долину водопадов, исследуй вмсте с ней все подземный тоннели. Придуай что-нибудь. От того, как ты справишься со своим заданием, зависит очень много. Ты всё понял, Фьорк? - Теперь во взгляде Повелителя появилась сталь. Именно таким его и привыкли видеть могочисленные подданные и любовницы. "Холодный, надменный,жестокий- настоящий змей" - вот каким эпитетами его чаще всего награждали придворные. Повелитель Белых Гор прекрасно знал о своей репутации и в тайне даже гордился ею. Стать собой и расслабить он мог позволить себе только в присутствии Фьорка

- Я понял важность возложенной на меня миссии, мой Повелитель.- Фьорк почтительно склонил свою лягушачью голову. -Позволите идти, проверить всё ли готово к прибытию делегации.

- Иди, Фьорк, иди, - Эргус устало прикрыл глаза рукой.

Фьорк попятился к двери, стараясь ненароком не повернуться спиной к дракону. У двери его настиг очередной приказ Эргуса:

- Да, и не забудь передать Грлеойре, чтобы сегодня не приходила в мои покои. Её общество стало слишком обременительным. - Эргус пристально посмотрел на застывшего у дверей помощника. - Ступай, на сегодня это всё.

Фьорк ещё раз поклонился и неслышно покинул кабинет белого дракона.

***

Вы когда-нибудь летали на спине у дракона? А вот мне довелось насладиться полётом уже дважды за эту неделю. Хотя что-что, а насладиться этим процессом у меня не вышло. Во-первых, для меня как-то не привычно смотреть на землю с такой высоты. Самая высшая точка, куда я когда-либо забиралась - верхушка старой яблони, растущей на нашем дворе... когда-то растущей на нашем дворе. Наверняка она сгорела как и вся деревня после нападения драконов. Нет, не стоит сейчас об этом... Так о чём я?? Ах да, полёт! Во-вторых, в отличии от того первого полёта, когда меня унесли в Змеиные Горы, сейчас мы находимся в воздухе уже полдня. У меня свело уже все мышцы. Особенно болят руки: всё это время я крепко держусь за небольшие выросты на спине дракона и ни на минуту не ослабеваю хватку. В добавок к этому, по мере того, как мы приближаемся к Белым Горам, воздух становится всё холоднее и холоднее. Конечно на мне сто одёжек, но из-за вынужденной неподвижности я здорово замёрзла. Мороз во всю щиплет щёки и нос. А какого приходится моим бедным ручкам! Несмотря на все уговоры Шеруса, я так и не надела меховые рукавички, ведь с ними я вряд ли смогла бы крепко ухватиться за чешуйки дракона. Лучше уж с отмороженными руками, чем в виде лепёшки на земле. Боги, быстрее бы долететь до этих Белых Гор!

И что, странно, в кои-то веки там наверху меня, кажется, услышали. Огромные серые облака расступились и перед нами показались снежные шапки горных пиков. Даже будучи измученной после столь длительного путешествия, я не смогла не отметить величие и красоту этих гор. Что ж, теперь понятно, почему их называют Белыми. Между тем, Шерус в обличие дракона (именно на его спине я летела) начал снижаться. Летящие чуть позади три драконы (если вы ещё не догадались, это были Ларго, Зерус и Арэль) тоже стали сбрасывать высоту. Мгновение и ящеры уже приземлились у подножья гор, где их поджидала группа мужчин, с первого взгляда совершенно обычных. Но если приглядеться внимательно, становилось понятно, что обычными они точно не могут быть ну никак. Высокие, все как один длинноволосые, с невероятно светлой кожей. На их щеках даже не проступил румянец от мороза, как это бывает у обычных здоровых людей. Кроме того у всех восьми присутствующих волосы были светлые. А у одного так вообще были какого-то серебристого оттенка. Как будто седые. Этот мужчина вообще чем-то неуловимым отличался от остальных. Чуть более высокий, более широкоплечий, да и на лице такая непоколебимая уверенность в себе и собственных силах.

Пока я рассматривала встречающих, сопровождающие нас драконы поменяли ипостась на человеческую. А подошедший Ларго помог мне слезть со спины всё ещё находящегося в драконьем обличии Шеруса. Как только я оказалась на земле, Шерус тут же принял человеческий облик, подошёл ко мне и задвинул меня к себе за спину. Он молча с вызовом посмотрел в глаза тому самому седовласому дракону. Однако на того это не произвело ровным счетом никакого впечатления. Беловолосый спокойно улыбнулся и кивком поприветствовал нас:

- Шерус, ты решил почтить нас своим личным присутствием? Что ж, рад тебя видеть, - он даже не старался скрыть иронии, говоря с Повелителем Змеиных Гор. Ну и тип! Интересно, кто он такой, что позволяет себе насмешничать? Однако присмотревшись я заметила, что Шерус не выглядит ни удивленным, ни разозлённым. Должно быть, ему не впервой общаться с этим наглецом.

- Только не говори, что ты удивлён увидеть меня здесь. Полагаю, ты догадываешься о причинах, приведших меня сюда. - Уф, если бы голосом можно было заморозить, то беловолосый бы уже валялся бездыханным на снегу. Но тот как ни в чём не бывало, продолжал улыбаться. - Где он? Где Габриэль? - С лица беловолосого мгновенно слетела улыбка.

- Я думаю, нам стоит поговорить о твоём брате позднее, когда Вас разместят в гостевых покоях. Полагаю, твою Илларис утомил этот перелёт. - Предложение пройти внутрь пришлось мне по душе. Однако лучше относиться к этому наглецу я не стала, так как он поспешил добавить. - Насколько я знаю, даже по человеческим меркам посиневший от холода нос не считается украшением для девушки. - Неужели и вправду синий? Я стала быстро растирать руками указанную часть тела. Заметив мои манипуляции, беловолосый усмехнулся. Но тут голос подал Шерус:

- Её нос тебе совершенно не касается. Но пожалуй ты прав: мы поговорим позже, без лишних ушей.

Странный тип лишь молча кивнул и жестом пригласил следовать за ним. Присмотревшись, я заметила узкую горную расщелину восточнее того места, где мы приземлились. Шерус крепко взял меня за локоть и почти потащил в сторону входа в горный туннель. Впереди, не оглядываясь, шёл Беловолосый, а за нами по пятам следовали Ларго, Зерус и Арэль. Самыми последними шли те снежные драконы, что встречали нас. И глядя на их хмурые лица, создавалось впечатление, что они были конвоирами, которые в случае отказа идти с ними, вполне могут применить силу. Ох, и нехорошее у меня предчувствие относительно этих Белых Гор! Как оказалось позднее, интуиция и в этот раз меня не подвела.

Глава 8

Да... Такого я точно не ожидала. Ну Горы, ну Белые - честно говоря, я думала, что внутри горного хребта, все будет выглядеть точно так, как и в Змеиных Горах: темные пещеры, обставленные небольшим количеством массивной дубовой мебели, плюс кое-где ковры и драпировки мрачных тонов. И какого же было моё удивление, когда я увидела всё это! Создавалось впечатление, что внутри гор живут вовсе не драконы, а какие-то эфемерные сказочные создания. Во всяком случае, читая сказки про фей, я именно так и представляла себе их жилища: только светлые тона, ничего громоздкого, все резное и какое-то воздушное на вид. Снежные драконы предпочитали зимнюю гаму тонов: белый, голубой, серебристый, светло-серый, синий. Часть мебели была вырезана из хрусталя, столь редкого и дорогого в наших краях. В качестве украшения драконы предпочитали серебро, в во всяком случае именно из этого металла были выполнены узоры на мебели и поверхности стен. В отличие от драконов Змеиных Гор, снежные драконы, судя по всему, любили окружать себя красивыми и редкими вещами, хотя возможно это было прихотью их правителя. Так или иначе, но все горизонтальные поверхности были заставлены статуэтками, вазами, резными подсвечниками и прочими красивыми безделушками, призванными украшать жилище. Кроме того, все банкетки и стулья были обтянуты исключительно шелком (разумеется использовались только холодные тона). Вот уж действительно Снежное царство!

Зал, куда нас сопроводили, или лучше сказать отконвоировали, был похож на огромную гостиную. И, несмотря на все те же холодные тона в обстановке, выглядело помещение довольно уютно. Возможно, этому способствовал высокий потолок, а может все дело было в огромном количестве диванчиков и пуфиков, а также маленьких подушечках, разбросанных прямо по белоснежному ковру гостиной. Пожалуй, позднее стоит намекнуть Шерусу, что и в Змеиных Горах неплохо было бы заняться переобустройством пещер, чтобы они больше походили на жилые комнаты. Однако, заглянув в лицо всё еще крепко сжимающего мой локоть дракона, я поняла, что уют это последнее, о чем он думает в данный момент. На его лице застыла какая-то еще незнакомая мне маска властности и непоколебимости. Он потянул меня в сторону стоящего в центре зала серебристого диванчика и, усадив сначала меня, тут же сел рядом. Его рука как-то сама собой по-хозяйски переместилась с моего локтя на моё же плечо. Жест получился очень уж собственническим. Видимо это же пришло в голову и беловолосому - очень уж ехидная ухмылка скривила его губы.

Этот странный субъект уселся в кресло, стоящее прямо напротив занимаемого нами с Шерусом диванчика, и принялся беззастенчиво меня рассматривать. Я сразу почувствовала себя какой-то диковиной зверушкой и, не зная как реагировать на такую наглость, просто опустила глаза и начала усиленно рассматривать ковер. Минуту все никак не могли налюбоваться друг на друга: Беловолосый - на меня, Шерус - на Беловолосого, ну а я - на ковер. Не знаю, сколько еще продлилась бы эта сцена, но тут я почувствовала, что щеки мои заливает румянец. Видимо, другие заметили это тоже. Со стороны Беловолосого послышался смешок.

Резкая боль заставила меня дернуться. Ах черт, совсем забыла про эту дурацкую чешуйку, висящую на моей шеи ещё с того памятного дня знакомства с Шерусом. Не задумываясь, я попыталась оттянуть шнурок с "ревнивой" чешуйкой. И. разумеется, моё движение не осталось не замеченным.

- Браво, Шерус! - Беловолосый находил происходящее весьма забавным. - Ты бы её еще на цепь посадил. Снял бы ты уже с неё этот оберег. Здесь вокруг полно драконов мужского пола, и никто из них не страдает целомудрием. - Глаза Шеруса сузились, а Белобрысый продолжал, как ни в чем не бывало: - Было бы странно, если они совсем не смотрели в сторону молодой девушки. Разумеется, исключительно ради эстетического удовольствия созерцать прекрасное. И какого же будет твоей Илларис, если всякий раз, когда на неё упадет чей-то взгляд, твоя чешуя будет причинять ей боль. Не думаю, что это будет способствовать укреплению привязанности к тебе. Не так ли, воробушек? - он игриво подмигнул мне.

То, что он обратился ко мне и престал делать вид, будто я все лишь аксессуар Шеруса, стало неожиданностью. Признаться, я не люблю быть в центре внимания, особенно драконьего. Как показывает мой жизненный опыт, это может привести к весьма нежелательным последствиям. Однако предложение Беловолосого избавиться от чешуи показалось мне заманчивым. Напустив во взгляд побольше грусти, я подняла глаза на Шеруса. Тот, нахмурившись, внимательно разглядывал меня. На его лице явно читалось сомнение. Не знаю, что в итоге подействовало больше, мой жалостливый взгляд или его здравый смысл, но он все-таки решился:

- Пожалуй ты прав. - С этими словами он стянул шнурок с чешуйкой с моей шеи и убрал в карман своей замшевой куртки. Другой рукой он поправил мои растрепавшиеся волосы. Но сделал он это как слишком нежно, очень лично. Затем, вспомнив, что мы здесь не одни, повернулся к Беловолосому и официальным тоном произнес: - Лорд Эргус, позвольте Вам представить мою Илларис, - затем повернувшись ко мне, продолжил: - Иллира, перед тобой Повелитель клана снежных драконов и Хозяин Белых Гор - Лорд Эргус.

Вот вам и Беловолосый! Кто бы мог подумать, что у этих снежных драконов такой правитель. Потому, наверное, и Шерус так терпеливо спускал ему все эти шуточки. И все же вряд ли он так прост и легкомыслен, каким кажется на первый взгляд. Вот уж с кем действительно стоит держать ухо востро. Я постаралась изобразить на лице ничего не значащую легкую улыбку на лице и не выдать своих опасений. Сделала я это очень своевременно, так как внимание Беловолосого... простите, Лорда Эргуса, вновь сосредоточилось не мне.

- Иллира... Неплохо. Но я буду звать тебя Илей, - самодовольно сказал он. Ну что их всё время тенет сокращать моё имя таким дурацким образом! Я только было хотела возразить, но меня опередил Шерус:

- Для тебя она Иллира. Никаких сокращенных имен. Так к ней могу обращаться только я. - Ой-ой-ой. Грозный дракон - страшный дракон. Если беседа продолжится в подобном духе, я не удивлюсь, если дело закончится дракой. Хм, интересно, а дерутся драконы в человеческом обличии, скажем, на мечах, или в виде огромных ящеров, запуская друг в друга огненные плевки? Надо будет спросить потом у Шеруса.

На Бело... на Эргуса эта вспышка ярости не произвела никакого впечатления. Во всяком случае, он просто пожал плечами и примирительно сказал:

- Ну, Иллира, так Иллира. По мне так даже лучше. Звучит гораздо более романтично. - И так он растягивал гласные в моем имени, что ни у кого из присутствующих не осталось сомнений в том, что у меня действительно очень романтичное имя. Чувствую, стоит поскорее увести куда-нибудь Шеруса, а он уже весь напрягся - того и гляди кинется на болтливого Лорда. Пришлось вмешаться в разговор:

- Шерус, - он перевел на меня налившийся яростью взгляд, - я немного устала. Может, если Лорд Эргус будет столь любезен, он попросит кого-нибудь показать, где можно передохнуть с дороги. - На лице Шеруса появилась растерянность и какой-то легкий испуг:

- Боги, Иля, прости. Я совсем забыл, что ты не такая выносливая, как мы и тебе нужен отдых. - Он перевёл взгляд на Эргуса и вопросительно приподнял бровь. Тот не растерялся и взмахом руки подозвал стоящую за его спиной девушку. Как она там оказалась, я не заметила, хотя не заметить такую красавицу было просто невозможно: Великолепные рыжие волосы сразу бросались в глаза. Но Повелитель снежных драконов, кажется, уже привык к такой яркой красоте. Он ничего не выражающим голосом приказал девушке:

- Грелойра, проводи Лорда Шеруса и Его Илларис в предназначенные для них покои. - На секунду мне показалось, что в глазах красавицы полыхнула ненависть, однако она лишь нахмурилась и молча кивнула. Жестом пригласив нас следовать за ней, девушка вышла из зала.

Предоставленные нам покои были все также выдержанны в любимом снежными драконами стиле. Легко, воздушно и как-то очень уж холодно. Шерусу, видно тоже было не по себе. Он как-то слишком настороженно рассматривал обстановку, а под конец тяжело вздохнул, но заметив, что я на него смотрю, тут же выпрямился и весело подмигнул.

- И как тебе?- Он обвел рукой комнату. - Правда, они мастера произвести впечатление? Хвастуны. А на их Лорд внимания не обращай, он обожает вгонять в краску, а чем больше попадаешься на его провокации, тем больше азарта в нем просыпается. Впрочем, если будет досаждать - скажи. - Я на всякий случай кивнула, при этом понимая, что навряд ли стану жаловаться на одного дракона другому. - И ещё, Иля...- Дракон замялся: - Постарайся, ни с кем здесь особо не общаться. Лучше держись поближе ко мне или моим драконам. Между двумя кланами сейчас не самые простые отношения. Не то, чтобы тебе что-то угрожает, но осторожность в отношении Илларис у нас в крови. - Шерус прошелся о комнате и, дойдя до обитого серебристым шелком кресла, уселся в него. Осмотревшись по сторонам, я поняла, что, кроме кровати, другой мебели, пригодной для сидения, нет. Видимо, это дошло и до моего дракона. С озорной улыбкой он поманил меня пальцем, и, как только я приблизилась, цепкие пальцы обхватили моё запястье. Мгновение - и я уже сижу у него на коленях. Попробовала вырваться, но куда мне. А он ничего, сидит себе, улыбается довольно, трется подбородком о мою макушку. Что ж, на большее он пока не претендует, и то радует. Если уж он сейчас в таком благодушном настроении, почему бы не воспользоваться случаем и не прояснить интересующие меня вопросы.

- Шерус?

- Мм? - Интересно, а если за ушком почесать он замурлыкает?

- Шерус, я хотела спросить, помнишь ты говорил, что после ритуала у меня должны появиться какие-то магические способности? Как скоро это должно произойти, прошло уже два дня, а ничего не меняется. - Я откинула голову назад, пытаясь заглянуть ему в лицо. - Это нормально? - Шерус воймал мой взгляд. На секунду он нахмурился, но уловив моё волнение, тут же мягко улыбнулся и обвил меня руками покрепче:

- Честно говоря, никто толком не знает, как происходит зарождение способностей в Илларис. Это слишком тонкая материя, да и я не очень в этом разбираюсь. Лучше посоветуйся об этом с Ларго - вот уж к то действительно всё знает. Рядом с ним я начинаю чувствовать себя настоящим болваном. - Хм, вот уж не подумала бы, что уверенность Шеруса может что-то поколебать. - Ларго достался удивительный ум, вот уж кто может сравниться по знаниям с самим Змеем.

- Змеем? Кто это, еще один дракон?

- Нет, он не дракон. Он Змей. Помнишь легенду о первых мужчине и женщине? Вспомни, там ещё был Змей - искуситель. - Заметив на моём лице понимание, он продолжил: - Так вот, он считается прародителем всех драконов. По рассказам, его знания уникальны. Он видел, как зарождался наш мир. Ему открыты все тайны мироздания. У него нет имени. Есть одна только сущность - Змей.

- Ты так говоришь, как будто он существует и посей день.- Моё недоверие позабавило Шеруса:

- А как же! Если он не может умереть, куда же ему деться? Он вечен и незыблем, как этот мир. Хотя если наш мир сгинет, Змей может и останется, но никак не наоборот. - Увидев моё выражение лица, Шерус рассмеялся: весь мыслительный процесс отображался на моём лице. - Ладно, на сегодня, пожалуй, хватит вопросов мироздания. Давай поговорим о чем-нибудь более легком и приятном. У тебя есть ещё какие-то вопросы? - Вопросов у меня накопилось много, но как на зло именно сейчас, я растерялась и не знала, что спросить. Задала первый пришедший на ум вопрос:

- Шерус, ты сказал, что Ларго очень умен. Но как же тогда получилось, что Бэмра... - я на секунду замялась не зная, как потактичнее сформулировать мысль, однако Шерус меня понял и пришел на выручку:

- Почему Бэмра серьезно уступает своему дракону в интеллектуальных способностях? Ты это хотела спросить.- Я смущенно кивнула. Называть все своими именами не хотелось. - Знаешь, когда Ларго привел Бэмру в Змеиные Горы и представил её нам, мы, как и ты, были несколько удивлены. И каюсь, я даже мысленно сочувствовал другу. Но шло время, и я понял, что Ларго вообще не важно, умна его Илларис или глупа. Бэмра простодушна и проста в общении. Она как и всякая Илларис привязана к своему дракону. - Брошенный в мой сторону укоризненный взгляд я предпочла проигнорировать. - Ума и рассудительности у Ларго хватит на двоих. Ему просто нужно любить и быть любимым. А с Бэмрой он стал по-настоящему счастлив, и это делает Бэмру по-настоящему бесценной. А когда семнадцать лет назад я почувствовал, что у меня появилась своя Илларис, я понял Ларго. Все это время я не видел тебя, не знал, красивая ли ты, умная ли. Гадал, какая ты по характеру. Но знаешь, для меня это все было не существенно. Я уже любил тебя. Я воспринимал тебя как часть самого себя, как руку. Хотя нет, без руки жить можно, а без тебя - нет. Илларис - самое чудесное, что есть у дракона, - Шерус поцеловал мои волосы. - Снежные драконы часто бравирует тем, что у них нет такого явления. Хвастаются, что могут выбирать судьбу сами. Но знаешь, когда они смотрят, на наши пары Дракон - Илларис, в их глазах есть что-то такое, похожее на тоску по мечте. Возможно, я приписываю им не существующих чувств, но поверь их показная бравада не стоит ничего.

- А их Повелитель? - Странное поведение Беловолосого не давало мне покоя.

- Эргус? С ним все сложнее. Он исключительный. Он уже давно живет и за минувшие века научился носить свои маски не снимая. Заглянуть к нему в душу я не решусь, да и осталась ли она у него? - Шерус вздохнул. - Пусть тебя не обманывает его шутовская манера общаться. Я не раз видел, как он с беззаботной улыбкой расправлялся с врагами. - Подумав, я решила задать мучавший меня вопрос:

- Ты думаешь, это он убил твоего брата? - Обнимавшие меня руками затвердели, но голос Шеруса оставался ровным:

- Нет, не думаю. На него это не похоже. Если бы он хотел убрать Габриэля, то сделал бы это не вызывая лишних подозрений. А так слишком неуклюже. Хотя, кто знает. Быть может это очередная его интрига, суть которой от меня ускользает. - Шерус продолжал машинально перебирать пальцами мои волосы. Разомлев от тепла, столь желанного после продолжительного перелета, я погрузилась в сонную негу. Оценив моё состояние, Шерус сказал: - Да ты совсем спишь. Давай-ка укладываться. Нет-нет, ничего того о чем ты подумала. Только здоровый детский сон. Если не веришь, я готов уступить кровать тебе, а сам занять диванчик. Он конечно не очень удобный и коротковат... - Не слушая болтовню дракона, я сползла с его коленей и направилась к кровати. Под моим хмурым взглядом он замолк и даже отвернулся, тем самым дав возможность спокойно переодеться в заранее подготовленную для меня ночнушку. Да, умеют же снежные драконы жить. Настоящий шёлк. В жизни не носила ничего подобного. Чувствуя, как сорочка приятно скользит по коже, я поудобнее завернулась в одеяла и с минуту поворочавшись на огромной кровати, крепко уснула. Даже вздохи и сдавленное кряхтение Шеруса, доносившиеся со стороны злополучной банкетки не могли мне помешать.

Впрочем, стоит ли говорить, что проснулась я как и во все предыдущие дни в крепких объятиях довольно сопящего во сне дракона.

***

Следующий день бал богат на впечатления, и не последнюю роль в этом сыграл Фьорк, правая рука здешнего Лорда. Я так и не поняла, к какому виду относилось это странное существо, и признаться, увидев его впервые за завтраком, я сначала испытала глубокую неприязнь. А дело было так...

С утра за нами пришла все та же рыжеволосая красавица и приведя в порядок мои волосы, проводила нас с Шерусом к завтраку. В небольшой столовой, примыкавшей к покоям Повелителя снежных драконов, был накрыт стол на четверых. Беловолосый уже сидел во главе стола и крутил в пальцах инкрустированный лунным камнем столовый нож. Завидев нас, он встал:

- Доброе утро! Ну и как спалось? - Хитрый взгляд в мою сторону: - Иллира, я надеюсь вам выпала такая возможность - поспать? - Я опешила. Шерус закатил глаза, и внимание Эргуса переключилось на него. - Дружище, что значит эта пантомима? Похоже, ты бы предпочел сну куда более интересные занятия, а? - Шерус не выдержал:

- И тебя с добрым утром. - Голос его так и источал любезность. - Спалось нам прекрасно, впрочем любое времяпрепровождение в компании моей Илларис для меня блаженство. Однако, я был бы не прочь позавтракать и восстановить силы, затраченные ночью. - Боги, и этот туда же, прям как хвастливые пареньки, у которых в голове одни пошлости. Пора поставить разошедшегося дракона на место.

- Действительно, этот длинный перелет тебя в конец уморил. Ели до комнаты вчера дополз. - Похоже, мои слова не пришлись по душе Шерусу, он хотел было что-то возразить, но его опередил развеселившийся Эргус:

- Подумать только, Шерус, раньше тебе и труда не составляло пролететь такое расстояние - одно крыло здесь, другое там. А теперь сил даже на собственную Илларис не остаётся. - Беловолосый сочувственно покачал головой, однако на его лице тут же появилась едкая ухмылка. Он повернулся ко мне: - Иллира, милая, - Шеруса от такого обращение перекосило, - я всегда готов составить вам компанию в особо грустные вечера, так что если что, я всегда в вашем распоряжении. - Судя по выражению лица стоящего рядом Шеруса, драки не избежать, он уже подался вперед, как вдруг раздался звон.

У ног стоящей у стола все той же сопровождавшей нас сюда красавицы валялся поднос и груда осколков. Но на лице её не было ни тени огорчения или раскаяния. Она с ненавистью смотрела на Эргуса. Да что здесь в конце концов происходит. Что за странные у них здесь отношения? Кто эта девушка?

Первым в себя пришёл Беловолосый:

- Грелойра, тебе не объясняли, что вся посуда здесь фамильная и была изготовлена лучшими мастерами, а этому сервизу уже триста лет? Не слишком ли ты расточительно обходишься с моим имуществом. - Он подцепил носком своей изящной туфли отлетевший к его ногам осколок. - Так вот дорогая, эта посуда обошлась мне в несколько раз дороже, чем ты в своё время. Стоит ли упоминать о том, что я недоволен твоим поведением? - Голос Эргуса был само презрение. Девушке я не завидовала. Подумать только, такая красавица и вынуждена терпеть унижение от этого тирана. Однако униженной она не выглядела. Взбешенной, да. Такая не остановится ни перед чем и отомстит врагу. Вот только не сразу я поняла, что ненавидит она вовсе не Эргуса.

***

Грелойра почти бежала по коридору, ведущему от покоев Лорда к общим залам. По её щекам текли злые слёзы. "Да как он смеет говорить так со мной. Я была с ним так нежна, я делала для него всё, и он ценил меня. Он говорил, что я прекрасна, что я самая страстная из всех его любовниц. И после всего он заставляет меня прислуживать какой-то девке! И ладно бы она была какая-то необыкновенная и была прекраснее меня или обладала бы какими-то талантами. Но нет, она ничто. Обыкновенная девка, каких полно в любой деревне. Да юна, да с виду наивна, но что ее молодость против моей красоты? Что? Ну подожди, пташка. Скоро судьба воздаст всем нам по заслугам".

*** После того как прибежавшие слуги убрали беспорядок и в ту же минуту подали горячий завтрак, мы наконец расселись за столом и появился тот, для которого приготовили четвертый прибор.

Маленький рост - где-то по моё плечо, лысая огромная для такого туловища голова и огромный нос. Далеко не красавец. Пожалуй, это единственное, что никак не вяжется с требовательным вкусом здешних обитателей. Даже странно, как его возле себя держит Лорд-эстет. Однако с вновь прибывшим Шерус поздоровался наудивление тепло и представил мне странное существо как Фьорка. Тот в свою очередь поклонился мне и выразил надежду, что я не разочаруюсь в гостеприимстве снежных драконов. Голос у Фьорака оказался на удивление приятным.

После ритуала знакомства, мы приступили к завтраку. Беседа за столом текла вяло, так как все уделяли больше внимания пищи телесной, нежели духовной. Ещё в змеиных горах я заметила, что драконы - любители покушать и еда для них святое. Однако по мере того, как еда на таралках исчезала, настроение за столом менялось. Видно, оба Лорда понимали, что дальше тянуть бесполезно и настало время поговорить о том, ради чего мы сюда прилетели. Признаться, я с нетерпением ждала этого момента, ибо любопытство ещё никто не отменял, а что же случилось с братом Шеруса на самом деле, узнать страсть как хотелось. Однако на мой счёт у драконов было совсем другое мнение.

Как только моя тарелка опустела, Эргус с милой улыбкой сообщил, что на сегодняшний день ко мне в полное распоряжение поступает его помощник Фьорк, который с удовольствием познакомит меня с Белыми горами и ответит на все интересующие меня вопросы. Делать было нечего, поэтому я как можно более высокопарно поблагодарила Беловолосого за "столь гостеприимный приём и удивительную чуткость в отношении жаждущего новых знаний ума" и под руку с моим новым сопровождающим покинула столовую. Что ж, быть может, потом удастся расколоть Шеруса.

Глава 9

Я следовала за Фьорком, ни на минуту не переставая вертеть головой по сторонам. Насколько драконы Змеиных гор ценили мощь и надежность, настолько для Снежных была важна созерцательная составляющая. Буквально все, на что падал взгляд, являлось произведением искусства. Пускай я родилась и выросла в деревне и во мне не воспитали присущую аристократам утонченность, но ничто прекрасное мне было не чуждо и я была вполне способна отличить вульгарную имитацию роскоши от настоящего чуда.

Надо отдать ему должное, мой сопровождающий оказался довольно чутким, и потому от него не ускользнуло восхищение на моем лице:

- Впечатляет, правда? - В его взгляде не было насмешки, он понимал мой восторг и сам разделял его. - Снежные драконы те еще эстеты! Но не стоит считать нас менее практичными нежели драконов клана Шеруса. Как бы твой супруг и Лорд Эргус не враждовали, а все же они очень похожи. Да что там говорить, любой дракон будь он хоть снежным, хоть огненным, хоть даже водным - он прежде всего дракон. А знаешь, что такое дракон? Дракон - это собственник. Ни один дракон не упустит своё сокровище. И не важно будь это камни, золото, дорогие безделушки или избранница. Это собственность, и главная задачи любого дракона - сберечь то дорогое, что у него есть. А еще лучше - заполучить в свою коллекцию чужое добро. Такие трофеи еще более ценны.

Сказать по правде, разговор начинал вызывать смутную тревогу. Я уже успела заметить, как любят змеи всякие двусмысленности и недосказанность. В интригах я мало что смыслила. Да и какие собственно интриги могут быть в деревне. Так, житейские склоки, от которых я всегда старалась держаться подальше и по возможности сохранять нейтралитет. Что ж, пожалуй, мне стоит лишь загадочно молчать: пускай помошник Лорда Эргуса сам делает нужные ему выводы. Кстати, нужно уточнить потом у Шеруса о роли этого Фьорка в клане снежных драконов. На дракона он точно не похож, однако, как я успела заметить, является доверенным лицом Лорда, что говорит о высоком положении странного существа в клане. У меня не было ни малейшего представления о том, к какой расе принадлежит странный помощник Лорда, однако задать вопрос в слух я постеснялась.

Однако пауза затянулась, и я поспешила завести разговор на нейтральную с моей точки зрения тему:

- Там, в обеденной зале, была девушка... кажется, ее зовут Грелойра. Такая красивая, она чья-то ...э избранница? - Вопрос все же прозвучал неуклюже, но как еще точнее уточнить статус рыжеволосой красавицы, я не знала. Признаться, меня сильно заинтересовала эта странная девушка. Уж очень эмоционально она реагировала на приказы Беловолосого. Хотя стоит отметить, обращался он к ней довольно грубо, совершенно не считаясь с ее гордостью. И как можно унижать такую красавицу?

- Да, ее зовут Грелойрой, - Фьорк немного помолчал, словно решая, каким количеством информации стоит со мной поделиться. - До недавнего времени она была любовницей Лорда, но неожиданно получила отставку. Сейчас она обычная прислужница. Довольно эксцентричная и вспыльчивая особа. Лорд приказал отдать ее тебе в услужение на время вашего пребывания здесь. Но если она нагрубит тебе или будет пренебрежительно относиться к своим обязанностям, скажи мне и я найду ей замену.

Вот так Лорд! Поиграл и ничего не объяснив, бросил несчастную девушку. Можно понять ее вспышки ярости. Это так унизительно, получить отставку таким образом. В слух критиковать поведение Лорда я не решилась, однако заметила:

- Как жаль, такая красавица и вынуждена прислуживать. - перевела взгляд на Фьорка, чтобы посмотреть на его реакцию. Мне не хотелось, чтобы мои слова прозвучали как критика: не стоит лезть в отношения Лорда снежных драконов с его любовницами. Однако Фьорк сам, казалось, выглядел расстроенным таким положением дел. В слух же он сказал:

- Да, настоящая красавица. Будь моя воля, она бы никогда не узнала всех этих унижений, - И по тому, как горько скривился его широкий, похожий на лягушачий рот, я поняла, что возможно не все так просто в клане Беловолосого.

Надо сказать, что Фьорк оказался замечательным сопровождающим. Мы осмотрели все самые красивые пещеры, посетили подземные водопады и даже посмотрели как работают гномы-стеклодувы. Правда в саму мастерскую мы не зашли: гномы славились своим скверным нравом и крайне негативно относились к тем, кто пытался отвлечь их от рабочего процесса. По ходу осмотра местных достопримечательностей Фьорк подробно рассказывал мне об обычаях местного клана драконов и поделился последними сплетнями. Правда, имена участников последних мне были не знакомы, но мой собеседник так красочна описывал перипетия судьбы неизвестных мне драконов, что я ни на минуту не скучала в его обществе.

Не знаю, сколько по времени мы отсутствовали, но когда Фьорк проводил меня до занимаемых мной комнат, внутри меня уже поджидал ни на шутку рассерженный Шерус.

Весь какой-то взъерошенный, дракон тут же подлетел ко мне и, схватив в охапку, тут же занес в наши покои после чего исхитрился ногой (руки были заняты мной) захлопнуть дверь перед носом изумленного Фьорка. Поставив меня наконец на пол он внимательно оглядев меня и убедившись, что руки-ноги на месте, хмуро посмотрел мне в лицо:

- И что это за прогулки такие? Сколько тебя не было? - Ух, интонации как у ревнивого мужа. Хотя почему как? Ревнивый - да. Муж - по сути, да, притом муж пожизненный. Ну и угораздило же меня с таким связаться! Между тем голос дракона набирал обороты. - Что этот Фьорк себе возомнил! Увел, не уточнил куда именно! Откуда мне знать о каких именно достопримечательностях идет речь? Может он тебя под видом осмотра достопримечательностей уже в комнату своего Лорда привел, а там кровать какая достопримечательная! Да тут вообще все драконы любвеобильные, нет у них Илларис вот они и лезут к чужим. И зачем я снял чешую? Сейчас верну обратно. - Я в ужасе дернулась назад, но цепкие руки не давали далеко отстраниться. Только не чешуйка! Снова эти садистские пытки, да она тут постоянно меня жалить будет раз тут такие драконы озабоченные. Шеруса моя реакция разъярила еще больше. Глаза сузились, и из его горла вырвалось угрожающее шипение. Руки, до этого просто придерживавшие мои плечи, сжались как клещи, причиняя боль. Я замерла и как-то сразу сжалась. Шерус выглядел просто пугающе. Такой и убить сможет в приступе ярости. Сейчас он был больше змеем нежели человеком. На лице проступил узор в виде чешуй, и стало еще страшнее.

Я в ужасе смотрело на того, с кем свела меня судьба. До меня стало доходить, что именно из себя представляет мой супруг. Похоже, я уже успела забыть, что пускай он выглядит большую часть времени как человек, таковым он вовсе не является.

Вот так мы стояли: я. испуганно замерев, смотрела на монстра, а монстр, вот уж не знаю с каким чувством, пристально смотрел на меня. И тут он медленно приблизил ко мне лицо. Глаза с вертикальными зрачками совсем потеряли какую-либо осмысленность. Змей коротко что-то шикнул и резко втянул воздух. Подумал и, снова придвинувшись ко мне, вдохнул. Тут он уткнулся лицом куда-то мне в шею и замер. У меня даже в мыслях не было попробовать освободиться: шея близко, острые клыки рядом. А гаденыш стоял и терся носом где-то у меня за ухом. И тут я почувствовала, как что-то влажное проскользило по моей шее. Да он что облизывает меня?! Боги, да я с ума сойду с этим ненормальным. Надо что-то делать.

- Шерус, - попробовала я было достучаться до дракона. Однако попытки начать диалог пришлось тут же бросить, так как острые зубы тут же немного прикусили кожу в месте, где шея переходит в плечо. Вот тут я поняла, что дела мои совсем плохи.

Звук открывающейся двери заставил вздрогнуть меня и сжать руки покрепче дракона. С предупреждающим рыком Шерус резко повернулся к двери, чтобы встретиться взглядом с Беловолосым. Вновь прибывший с удивлением оглядел нашу парочку и, заметив мое побелевшее от страха лицо и безумный вид Шеруса, грамотно оценил ситуацию.

Возможно, ситуацию он оценил и правильно, но, как выяснилось далее, помогать ее разрешить не собирался:

- О, кажется кто-то не в духе. Отложим наш разговор на потом. - Тут он посмотрел прямо на меня: - Ты уж прости, но сейчас и впрямь лучше мне не вмешиваться. Не переживай, в конечном счете, ты же Илларис. - И сказав все это, он преспокойненько развернулся и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь. Ну все, вот теперь я действительно поняла, что помощи ждать не откуда.

Я мелко задрожала, горло перехватил спазм. Дракон настороженно перевел не меня какой-то мутный взгляд и вновь уткнулся мне в шею. Ситуация казалась безвыходной. Ноги от ужаса подкосились, и я стала сползать на пол. Дракон из рук меня не выпускал, но тянулся за мной вниз, и очень скоро мы оказались сидящими на полу. Дракон все так же прижимал меня к себя и пыхтел где то в районе моей шеи. Изредка я ощущала на коже скольжение чьего-то по-змеиному длинного языка. Это было страшно. От отчаянья из груди вырвался всхлип.

Я сидела в кольце когтистых лап и плакала. А это чудовище теперь то как-то просяще заглядывало мне в лицо, то вновь утыкалось мне в шею.

Я не из тех людей, кто постоянно жалеет себя. По натуре я довольно жизнерадостна и привыкла действовать и решать свои проблемы сама. Но сейчас ситуация казалась мне безвыходной. Силы наши не равны, да и как себя вести с драконом я не представляла. Конечно, самым разумным было бы выждать пока дракону самому не надоест вот так сидеть. Вот только для меня каждый миг этих объятий был настоящей пыткой. К тому же, если быть честной, меня крайне уязвило поведение Беловолосого. Нет, я знаю, что было бы наивно надеяться на его помощь, но почему-то его побег показался мне предательством.

Хотя чего еще ждать, он же тоже дракон! Для них значение имеет только их богатство. У них в крови эта жестокость и безразличие к чувствам других людей. Ненавижу! И Шеруса, и Беловолосого! Ненавижу! Видимо, я совсем потеряла голову, когда в порыве ненависти резко вскинула голову и ударила затылком в нос склонившегося ко мне Шеруса. Змей завыл от боли. На ковер упало несколько капель крови. Вот тут-то все ненависть и испарилась, за одно прихватив и мой боевой запал. И тут их место занял инстинкт самосохранения, настойчиво советующий убраться на максимальное расстояние от рассерженного дракона.

Шерус инстинктивно прижал руки к своему носу, пытаясь остановить кровь. Хватка на моих плечах исчезла, чем я не преминула воспользоваться.

Вскочив на ноги, я рванула к двери и, с силой толкнув тяжелые створки, вывалилась в коридор. За моей спиной раздался рев разъяренного дракона,что придало мне дополнительное ускорение. И тут передо мной из ниоткуда возник Ларго, вытянув руки, он попытался схватить меня, но я с какой-то несвойственной для себя прытью успела отклониться и что есть сил рванула в первую попавшуюся на глаза развилку коридора.

- Шерус, да постой же ты, - ага значит супруг бросился в погоню, но тоже натолкнулся на препятствие в виде Ларго. - Пусть бежит, дай ей время прийти в себя. Она и так напугана. Тебе самому не плохо было бы успокоиться. - И тут характерный звук удара кулака о лицо подсказал, что, по-видимому, дракон вовсе не собирался успокаиваться.

И тут я очутилась перед новой развилкой. Куда бежать, мне было все равно, поэтому я свернула направо, потом снова направо, после налево, направо, еще раз налево... Я петляла по туннелям как заяц, бессмысленно, хаотично. Я просто хотела убраться подальше от ненавистных драконов. Не знаю, сколько длился этот безумный забег, но силы мои были далеко не бесконечны. Наконец, когда сил передвигать ноги уже просто не было, я уселась прямо на пол очередного коридора. В голове была пустота. Вытянутые ноги гудели от непривычной нагрузки. Хотелось просто закрыть глаза и так и остаться сидеть в этом каменном мешке.

Идти мне теперь было некуда. Мысль о том, чтобы вернуться обратно к чешуйчатому супругу, откровенно пугала. Уж лучше погибнуть здесь, просто тихо заснув, окунуться в вечный холод. Да, температура здесь и впрямь была значительно ниже, чем в жилом секторе пещер. Необработанные каменные стены туннеля были покрыты ледяной коркой. Выбегая из покоев, я не задумывалась об удобстве наряда. Сейчас на мне было легкое платье, не оставляющее открытым ни одного участка тела, кроме головы и тела. На этом фасоне отдельно настоял Шерус, яростно отвергнув более кокетливые варианты. Однако ткань платья была столь легка и нежна, что толку от этого в сложившихся условиях не было никакого. Не знаю, как долго я сидела в этом злосчастном коридоре, сжавшись к комочек. Из оцепенения меня вывел негромкий голос с характерным шипением:

- Ну и кто тут к нам наконец забрел?

От неожиданности я резко дернулась в сторону и пребольно ударилась о каменный выступ. Зашипев от резкой боли, я попыталась встать. Однако утомленные бегом ноги не желали повиноваться.

- Ты что там возишься, человек? -И снова тот же шелестящий голос. - Хотя... нет ты определенно человек. Девушка? Одна из илларис? Ну иди сюда, погляжу на тебя, заодно интересненькое что-нибудь расскажешь. - Голос раздавался откуда-то из очередного поворота коридора. Придерживаясь рукой за стенку, я побрела в том направлении. Было ли мне в тот момент страшно? Наверное, было. Но на протяжении последнего времени чувство страха стало неизменно присутствовать в моей жизни. И потом, если я кого сейчас действительно и боялась, так это собственного супруга.


Оценка: 6.80*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"