Skier: другие произведения.

Последний алхимик, или пожизненный неудачник?

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перпендикулярный взгляд на повесть В.Контровского "Последний алхимик".


ПОСЛЕДНИЙ АЛХИМИК, ИЛИ ПОЖИЗНЕННЫЙ НЕУДАЧНИК?

Перпендикулярный взгляд на повесть В.Контровского

  
   "Когда в мире царит порядок... [...] ...соблюдение моральных
   обязанностей оберегает личность. Но когда в мире царит хаос -
   личность оберегает соблюдение моральных обязанностей!"
   В.Рыбаков "Трудно стать богом"
  
   Своим появлением на свет эта статья обязана спору, который возник у меня с автором повести "Последний алхимик" В.И.Контровским. Я высказался в том духе, что главный герой повести - неудачник, несмотря на, казалось бы, не самые плохие обстоятельства его жизни - и с деньгами у него более-менее все в порядке, и открытие он совершает такое, что воистину весь мир может перевернуть. И тем не менее, ну никак я не могу назвать Алхимика благополучным! Вот чтобы обосновать свое мнение, а заодно порассуждать на некоторые другие темы, я и написал эту статью. Еще одна причина для написания - то, что затронутая автором тема, а местами даже и стиль повествования перекликаются с одним моим собственным рассказом. Так что читать повесть мне было особенно интересно.
   Что ж, перейдем к фигуре Алхимика. Персонаж получился очень живой, по-настоящему достоверный, и досталось ему от меня крепко. Ну еще бы - какой интерес разбирать по винтикам мертвую куклу? Вот живого человечка - совсем другое дело... Надеюсь, автор повести за такую наглость на меня не обидится.
   Александр Николаевич Свиридов - ученый-химик, автор чаще всего зовет его Сашей, хотя лет главному герою повести уже немало. Будем и мы его так называть, тем более, как станет дальше понятно, уменьшительная форма имени тут отнюдь не случайна. Познакомимся с ним поближе. Сашина биография весьма и весьма стандартна. Вот как описана она в повести:
   "В НИИ прикладной химии он попал по распределению - Александр Свиридов был первым в списке и имел право выбора...." - прилежный студент, умный парень.
   "Саша работал как одержимый, не считаясь со временем.... Вскоре Саша заслужил неформальное прозвище "Алхимик", которое наряду с иронией свидетельствовало и о его упорстве и целеустремлённости и носило уважительный оттенок.
   Кандидатскую диссертацию он написал и защитил через пять лет..." - увлеченный своей работой, по-видимому, практически бессребреник (так и хочется вспомнить Сашу Привалова).
   Идем дальше:
   "...но вот с докторской вышла осечка. Александр Свиридов вдруг с удивлением обнаружил, что в науке существуют и иные приоритеты, что плетутся многослойные интриги...
   Доктором наук он так и не стал, хотя завлабом его в конце концов назначили. ..."
   Теперь внимание:
   "... Впрочем, произошло это уже в суматошную перестроечную пору, когда самые ушлые уже сообразили, откуда и куда дует долгожданный ветер перемен, и начали подыскивать себе более уютные местечки." - вот и первая характерная деталь, первый шажок в бездну разочарования - герой "пошел в гору" лишь только потому, что "ушлые ушли", и, видимо, освободили места.
   И вот настали совсем уж смутные времена:
   "Не до смеха Саше стало в конце восьмидесятых, а в начале девяностых ему впору было заплакать..." - Понятное дело, наука пошла под откос, денег не платят, да еще и семья у нашего героя разваливается. Но о семье потом. Продолжим пока о работе.
   Вот Сашины мысли о бессменном директоре родного НИИ, благодаря которому (как увидим позднее) Саша, вообще-то, имеет все то, что имеет:
   "Бедный Антон Степанович, - с жалостью думал Свиридов, поглядывая на бледное лицо директора института. - Крепко засели в его душе безвозвратно сгинувшие стереотипы! Еле-еле выдавил из себя враждебно-капиталистическое "господа" вместо такого привычного "товарищи". Пятнадцать лет минуло с тех пор, как "товарищей" и след простыл, а его всё ещё тянет на старое. Трагедия, блин..." - себя Саша, "бедным", очевидно, не считает, "господа" произносит, наверное, без запинки, а "товарищей", по-видимому, презирает, хотя совершенно неясно, чем же ему насолили "товарищи"? При них и работал он увлеченно, и диссертации делал, да и с семейной жизнью все было в ажуре. Этого мы из повести не узнаем, а значит, можем предположить, что Саше, как типичному интеллигенту, просто-напросто "забили баки" сладкоголосые "демократы" - ну как же, ведь жили мы без них при тоталитарном режиме, и страдали безмерно - не было у нас ни плюрализма, ни консенсуса, ни тридцати сортов колбасы в магазинах.
   Впрочем, мы отвлеклись, продолжим о НИИ и его директоре в смутное время:
   "НИИ прикладной химии разваливался прямо на глазах - лучшие работники уходили в частные структуры, не имевшие к химии никакого отношения, старики старели, а молодёжь только фыркала, узнав размер предлагаемого здесь месячного оклада: "Да мне эти деньги - на один раз сходить на дискотеку!". А Никодимов - Никодимов ходил по инстанциям, доказывал и требовал, выкручивался и выкрутился." - и даже - "...институт выжил как цельная структура только благодаря энергии Никодимова." - вот так. И тот самый "ароматный" заказ, благодаря которому Саша станет обладателем аж целого "Лексуса", НИИ тоже получает по причине стараний директора Никодимова. Ну так взглянем же беспристрастно - почему Алхимик не спился, почему не пошел торговать шмотками на базаре в лихие 90-е годы? Уж не потому ли, что Саше просто повезло "попасть в струю" - работать при хорошем директоре? И нет в этом никакой его личной заслуги.
   К новому заказу Алхимик относится тоже пренебрежительно:
   "Угу, - мрачно размышлял Свиридов. - Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, - трахайся в грязном подъезде и дыши при этом чистым горным воздухом. Бред какой-то... Человечество медленно, но верно сходит с ума - верной дорогой идёте, товарищи!" - вероятно, автор повести преднамеренно сделал заказ "бредовым", но как ни крути, а это то, за что Алхимику платят деньги. Вот и выходит, что директор и прочие дело делают, а Саша брюзжит. Так он и будет брюзжать на протяжении всей повести, да только денежки за "Лексус" взять не забудет:
   "Обдумывать поставленную Никодимовым "научную проблему" не хотелось - она вызывала глухое отторжение ("Докатились!")."
   "Идея создания "аромата любви", призванная, по замыслу её авторов, в корне изменить сексуальную жизнь всего человечества (по меньшей мере!), Свиридова ни в коей мере не увлекла - он отчётливо видел всю её бредовость."
   Правда, к чести героя, нужно сказать, что после получения незаслуженной награды какое-то трезвомыслие в нем все-таки просыпается. Хотя и чуть "вывернутое":
   "...Но кто сможет осудить моих ребят и девчонок за то, что они хотят хорошо одеваться, жить в хороших квартирах и ездить на курорты? Они честно выполнили порученную им работу, и за эту работу им хорошо заплатили - кто будет ломать себе голову над сутью этой работы? Надо жить и радоваться жизни, а ты - ты просто старый брюзга, Алхимик..." - его "мальчишки и девчонки" на самом деле просто делают свое дело, по большому счету, даже полезное тем, что позволяет им оставаться специалистами. Это сейчас главное. И кто знает, быть может придет еще то время, когда снова станут они заниматься настоящим делом.
   Подведем краткий итог Сашиной профессиональной деятельности: Умный парень, при "товарищах" работал, и был ценим именно как работник. Защитил кандидатскую. Докторскую защитить не вышло - видимо, "зажали". Быть может, отсюда и неприязнь к пресловутым "товарищам"? Ну а что, разве теперь-то ему лучше стало? Вряд ли - с приходом "демократии" сделался пассивен, и удержался на плаву лишь благодаря родному НИИ. Какой же вывод? Вот он: не сделан Саша для этой системы. Успешным в новых условиях его едва ли можно назвать. Отсюда и постоянное брюзжание, и недовольство "бредовыми" темами.
   Впрочем, вот что сам Саша думает о себе и своей работе:
   "Хватит, - одёрнул он сам себя. - Думай о работе!" - "А чего о ней думать? - ехидно возразил внутренний голос. - Думай, не думай - один хрен! Вы сидите в ж..., уважаемый Александр Николаевич, сидите глубоко и прочно. Все ваши юношеские мечты развеялись лёгкой дымкой, растаяли, и ваше время прошло. Имейте мужество признаться в этом - хотя бы самому себе. И ваше брюзгливое мысленное ворчание по поводу нравов и нарядов юных девиц - прямое тому свидетельство!". Спорить с этим собеседником не имело смысла..." - что это, если не размышления неудачника?
  
  
   Перейдем к семье нашего героя. Неужели автор повести считает, что и тут у Саши все более-менее сносно: жена бросила, сын пошел в бандюки, и его "завалили", а дочка спит с кем попало, подвизаясь на ниве шоу-бизнеса? И как же дошел Алхимик до жизни такой? Сейчас увидим.
   Вот о разводе с женой:
   "Александр развёлся с Людмилой в начале девяностых, когда НИИ прикладной химии дышал на ладан, сбережения превратились в пыль, а пресловутый "свет в конце тоннеля" не просматривался даже с помощью электронного микроскопа. Толчком к разводу послужил роман Людмилы с неким торговцем из одной бывшей солнечной республики развалившегося Союза, увлёкшим жену Алхимика призраком роскошной жизни. Дети остались у непреклонной бабушки - их мать, озабоченная устройством собственной судьбы, не слишком настаивала, к тому же её новый спутник жизни отнюдь не горел желанием заботиться о чужих отпрысках." - Понятное дело, бывает всякое, но все же... чтоб женщина бросила не только мужа, но и детей... Так и хочется спросить: "Саша, где были твои глаза?"
   Сашиных детей воспитывает бабушка, а он, как видно, привык быть подкаблучником - подчиняется то непутевой жене, то непреклонной матери, опекающей свое великовозрастное чадо:
   "...мать всю жизнь (сколько Саша помнил) была именно такой: властной и императивной. Она оставляла мужу и сыну их науку - пусть мальчики играются, - надёжно обеспечивая семейные тылы, где она была полновластной хозяйкой. Александра и его отца вполне устраивало подобное положение дел, а то, что при этом приходилось терпеть жёсткий домашний диктат жены и матери - ну что ж, за всё надо платить!" - Вот так, Алхимику вроде как вовсе "до лампочки" кто и как верховодит в его семье. Немудрено, что и детей своих он "прозевал", эдакий "вечный мальчик". Скорее всего, не был он для них никогда авторитетом.
   И переживает, и винит себя над телом убитого внука не отец, нет, а бабушка:
   " - Прости меня, сынок. Проглядела я его... И его, и Анечку..."
  
   О Сашиных детях:
   "... И внуки вроде бы тоже смирялись с бабушкиной императивностью - как выяснилось, внешне. Стоило им подрасти и расправить крылышки, как они тут же покинули домашнее гнездо. Анна сражалась за место под солнцем в скорпионьих лабиринтах шоу-бизнеса, а Дмитрий... О том, чем занимается его сын, Александр предпочитал лишний раз не думать - в сердце тут же вонзалась тупая игла, причинявшая режущую боль." - Сын Алхимика подался в бандиты, причем, как видно из повести, папаша совершенно не имеет представления, как такое могло приключиться: "Но Александр Николаевич никак не мог вспомнить, где же пролегла та роковая грань, переступив которую, Дима стал неотвратимо соскальзывать в чёрное никуда". Все что он помнит о сыне, это трогательные картинки его "босоногого детства", а вот когда сынок стал взрослеть, тут никаких ярких картин не вспоминается, только то, что: "...сын верховодил в дворовых компаниях, кулаками отстаивая своё первенство среди сверстников..."
   Саша склонен винить во всем "смену приоритетов":
   "Дети перестали хотеть стать космонавтами - героями сделались доморощенные "крестные отцы", и тёк в юные души яд видеокассет, внушавший незатейливые истины: "Прав тот, кто сильнее и безжалостнее, кто лучше дерётся и лучше стреляет! Если ты настоящий "парень из стали", то возьми этот мир за глотку и вытряси из него как можно больше денег - тогда ты король! А убить человека - это же так легко и просто, смотри!". И этот яд действовал..." - Но где был ты, отец?! Почему не предостерег от "яда", почему не втолковал с малых лет, что плохо, а что хорошо? Да и разве похоже это на тяжелые раздумья отца у могилы убитого сына? Скорее это сокрушательства безликого соседа по лестничной клетке.
   "Аня хоть окончила институт культуры, не скатилась до уровня "интердевочки", а Дима поступил только для отмазки от армии, взял пару призов на каких-то соревнованиях, а потом с головой нырнул в уголовную романтику, прельстившись "лёгкими" деньгами. Ушёл из дома, жил у какой-то девицы, а потом его след и вовсе затерялся. С тех пор Свиридов видел сына всего два раза - третий раз он увидел его уже в морге." - вот так вот. Случается, что дети из благополучных семей "предают" своих "хороших" родителей, но ведь не большинство! И уж совсем немногие из них идут в криминал - иначе мы жили бы в совершенно другой стране. Только вот не была семья Алхимика благополучной...
   А вот отношения с дочерью. Их автор характеризует как "нормальные":
   "На даче Александра ждал сюрприз: войдя на веранду, он увидел сидевшую там Аню.
   Отец и дочь не виделись несколько месяцев, и обрадовались друг другу - как бы то ни было, а кое-какая теплота в их отношениях уцелела." - ага, нормальные, это, оказывается, когда не виделись "всего" несколько месяцев, да еще и "какая-то теплота уцелела"! Вот уж не знал...
   Девушка, оказывается, "иногда" ходит замуж, а о любви думает следующее:
   "- Любви? - девушка снова усмехнулась, на этот раз зло скривив губы. - Когда нужно мимоходом растопырить ноги перед очередным спонсором, или когда тебе вставляет не по-детски продюсер, от которого ты зависишь, о любви как-то не думается. В такой ситуации размышляешь, как бы не залететь или не подхватить триппер. А ты говоришь - любовь..." - не дождаться, похоже, при таком раскладе Алхимику внуков. Ну еще бы - маманя-то дочку бросила, а папаня... сплошное "ни рыба ни мясо". Доченька порой ругается как сапожник, а папаша себе размышляет:
   "Если телевизионная речь девушек с ангельскими личиками, участвующих в каком-нибудь шоу-проекте, чуть ли не на половину заменяется характерными писками, трудно не согласиться с очевидным." - так он всю дорогу и "соглашается с очевидным" - и с изменой жены, и с бандитством сына, а винит во всем одну лишь "систему", которую и возжелает порушить.
   К дочери Алхимик относится так же как к сыну - весьма отстраненно. Больше похожи они на знакомых, чем на близких людей. Самому Алхимику кажется, что окружающие принимают их за любовников, что, в общем, и не удивительно для таких отношений:
   "...Саша почти безошибочно читал мысли, сопровождавшие взгляды, бросаемые на них с Аней. В девяти случаях из десяти их принимали за любовников - почему-то мало кому приходило в голову, что это отец с дочерью. Женщины смотрели оценивающе: интересно, какой толщины кошелёк у этого немолодого мужика, если рядом с ним идёт такая интересная и модно одетая девушка? А во взглядах парней проскальзывала зависть: надо же, старый пень, какую ляльку отхватил!"
   А вот как отец проявляет заботу о непутевой своей дочурке:
   "- Послушай, Анечка-синичка, - Алхимик осторожно коснулся ладонью встрёпанных волос дочери, - почему бы тебе не бросить всё это, а? Тебе не двадцать, это верно, - что, так и будешь до сорока прыгать в подтанцовке? Не выйдет - съедят гораздо раньше. Ну нет у тебя таланта певицы - зачем же биться лбом об стену?" - хотя при этом Саша уже должен бы хорошо понимать, что речь здесь идет вовсе не о таланте. Но у него просто-напросто нет с Аней того плотного душевного контакта, той неразрывной внутренней связи, которая свойственна по настоящему близким людям. И здесь, так же как в случае с сыном, Алхимик "завис" на уровне кукол, бантиков и коротких штанишек:
   "...Ему вдруг захотелось взять Аню за руку и сказать: "А пойдём-ка с тобой в зоопарк! Там мы посмотрим на зверей, и я куплю тебе мороженое..."
   Что же выходит? Семью свою Алхимик просто-напросто "сдал" - ни с женой ни с детьми, ни даже с собственной матерью не сложилось у него тесных человеческих отношений, и потому как только тряхануло чуть посильнее, так и рассыпалось видимое благополучие как карточный домик. А ведь тряхануло, в сущности, не так сильно - работу Саша не потерял, квартиру тоже, да и детей вырастить имел все возможности. Многим пришлось куда как труднее. Так может дело вовсе не исключительно в "проклятье дракона"? Но Саша об этом так ни разу и не задумывается. Он, по своему обыкновению, лишь "соглашается с очевидным":
   "...Да, милая Мила, разошлись наши с тобой стёжки-дорожки... И никто не виноват, если подумать да разобраться... Это ведь только в сказках бывает: жили долго и счастливо, и умерли в один день.." - только в сказках! На самом деле не хочет Саша ни думать, ни разбираться, прежде всего в собственной своей персоне.
  
   Бесхребетный и мягкотелый, Алхимик таков же в отношениях с женщинами. Он и предавшую его жену готов простить и принять, да только вот ей (не ему!) вернуться гордость не позволяет, а Саше "мама не велит":
   "...Саша, наверное, простил бы блудную жену, однако ей самой помешала гордость, да и кремнёвая Зинаида Матвеевна и слышать не хотела "об этой вертихвостке".
   Есть у Саши любовница, но и у нее Алхимик оказывается под каблуком - дама сия всего лишь разнообразит Сашей свою богатую интимную жизнь. По сути, она просто его "имеет":
   "Женщины, подобные Регине, сами добившиеся всего и считавшие себя успешными и вполне состоявшимися, рассматривали мужчину как полезное домашнее животное, с которым можно выйти в свет, съездить в отпуск на Канары и, конечно, покувыркаться в постели. Но не более того..."
   "Александр подозревал, что у любвеобильной Регины он далеко не один-единственный любимый-ненаглядный, и что "его девушка" не упускает случая добавить в свою коллекцию трофеев нового мужика - для разнообразия."
   Уязвленное самолюбие Алхимика требует сатисфакции, и снова, не пытаясь оборотить взгляд на себя, Саша приходит, как ему кажется, к единственно верному выводу, причесывая всех окружающих женщин по одну гребенку:
   "...Земля шлюхами полнится, - мрачно подумал Свиридов. - Я бы предпочёл, чтобы любили меня, а не мои деньги. Вот такой уж я обскурант..."
   В итоге, и свой шанс обрести настоящую любовь Алхимик бездарно теряет. И даже уже осознавая ошибку, не может переступить через собственное тупое упрямство, вероятно, боясь оказаться "слабаком" в глазах той, что готова принять и любить его:
   "Наверно, ему правильнее было бы поговорить с ней, объясниться, извиниться, в конце концов. Юля ждала его слов - он это чувствовал. Но нужных слов Саша так и не нашёл."
  
   Вот таким вырисовывается портрет главного героя повести - как человека, не сумевшего сохранить собственную семью, потерявшего, по существу, обоих детей, "прошляпившего" любовь, неудовлетворенного работой, и не впавшего в полную нищету лишь благодаря расторопности начальника. Кажется, что в Сашиной жизни нет ни единого светлого пятна, она беспробудна и беспросветна. Можно ли не назвать его неудачником? Судите сами.
   И только ли "система", только ли "проклятье дракона" виновато в Сашиных бедах? Быть может, дело в том, что недостаточно всего лишь блюсти себя в относительной нравственной чистоте, отвергая соблазны? Быть может, надо еще что-то делать, стремиться распространять свой внутренний свет, по крайней мере на окружающих тебя людей, хотя бы на самых близких? Но вместо этого Алхимик загнал себя в тупик унылого одиночества.
  
   И вот такой человек становится обладателем могущественнейшего артефакта, секрета создания волшебной палочки, способной, в равной мере, творить и зло и добро. Движимый вроде бы благородным намерением осчастливить весь мир, Саша, на самом деле, толкает его к катастрофе. И разве может быть иначе? Ведь на всем протяжении повести главный герой ни разу не помыслил о глубинных причинах постигших его и других несчастий. В нем живет одно лишь отрицание - знание того, "как не надо", причем, сформулированное в самой простой, примитивной форме: "Деньги - зло". Но ведь это лозунг, по крайне мере, столетней давности! Выходит, что и драматическая история установления Советской власти, и 70 лет социализма, и трагедия крушения великой страны - все это прошло даром, и не извлек никакого урока, никаких выводов не сделал для себя этот с виду вполне интеллигентный и образованный человек! Ему, как и самым первым социалистам-утопистам, кажется, что стоит только устранить товарно-денежные отношения, как наступит всеобщее благоденствие. Как будто бы полное изобилие способно излечить человеческую жестокость, жадность, стремление к власти! И будь даже это действительно так, Алхимик совершенно упускает из виду, что желаемые изменения не наступят мгновенно, при том, что малейшая ошибка, или злая воля одного-единственного человека грозит обернуться непоправимым. Саша от этой мысли просто отмахивается - по его мнению, если уж суждено человечеству погибнуть от его "головы дракона", то значит и жить-то ему (человечеству) дальше не стоило: "...люди весьма изобретательны по части уничтожения себе подобных... Что ж, значит, так тому и быть. Или человечество одумается, или подавится золотом, или..."
   И если бы это были только мысли литературного персонажа! Но ведь и в реальной жизни, даже за последние 20 лет, довелось уже вдосталь повидать таких же инфантильных сторонников простых решений, то уверовавших во всесилие "демократии", то в высшую мудрость "невидимой руки рынка", то в чудесную магию "парада суверенитетов"... А то и вовсе стреляют они в коммунизм, а попадают в Россию. И по сей день полным-полно вокруг нас этих "алхимиков", да только к счастью, философский камень пока остается фантастикой. Хотя шансов окончательно страну ухайдокать у них и без философского камня немало.
   Ну а наш литературный Алхимик и того проще: он верит не во всесилие какой-то одной идеи даже, а вообще, просто-напросто во всесилие своего аппарата. И слов друга своего, хоть и циника, но более здравомыслящего, Саша слушать не хочет:
   "Да, мир встанет на уши, будет биржевая паника, экономический кризис, даже, может быть, дело дойдёт до вооружённых конфликтов. А потом - потом всё возвратится на круги своя, и последних золототворителей торжественно повесят при большом стечении народа. Причина не в золоте как таковом, а в головах людей - этой простой истины не понимали братья-луддиты, крушившие ткацкие станки в Англии восемнадцатого века." И в конце-концов убивает его в драке. Хотя для мира, было бы, быть может, лучше, если бы алчный Мегабайт придушил бескорыстного Сашу. Вот таким странным образом поворачивается жизнь иной раз.
   И так ли уж заботится Саша о людях, которых хочет спасти от "проклятья дракона"? Нет, скорее он просто руководствуется своими представлениями, имеющими мало общего с реальной жизнью и живыми окружающими людьми. Проводя первое испытание аппарата прямо в своей городской квартире, и четко представляя чудовищный масштаб разрушений в случае неудачи ("...от всего города ничего не останется..."), Алхимик о горожанах "почему-то не думал". Единственное, что его в данный момент заботит - "право первородства", желание обойтись без свидетелей. Разве просматривается здесь хотя бы элементарная ответственность ученого за возможные последствия своих действий? Нет. Думает Саша лишь о себе: "...я даже не успею ничего почувствовать - какое ни есть, а успокоение..." - и в самом деле, разве не исчезнет вместе с ним и весь окружающий Алхимика мир, реальность, данная ему исключительно лишь в ощущениях?
   Мышление Алхимика явно разорвано - не доверяя окружающим, не доверяя государству (любому), и вообще любой существующей человеческой организации, он уповает на благоразумие всего человечества! Как будто бы человечество - некая надличностная, независимо существующая единица, а не неохватная и непредставимая в своей грандиозности совокупность миллиардов воль, желаний и помышлений, зачастую противоречивых, несовместимых между собой и даже откровенно враждебных друг другу. Неужели взрослый человек может искренне верить в то, что на все шесть миллиардов человеческих душ, не найдется пусть даже жалкой горстки отщепенцев, фанатиков, просто неадекватно мыслящих людей, готовых обратить его изобретение в страшное оружие, способное уничтожить мир?
   Скорее всего, увлеченный своей идеей, Саша просто не думает о последствиях, как не думали о последствиях тысячи и даже миллионы живущих в России людей, сумма желаний которых поставила на грань несуществования и их самих, и будущие поколения.
  
   Простые решения очень редко оказываются верными, и автору повести вольно или невольно, но с удивительной ясностью удалось показать, как и откуда они появляются. Огромное ему за это спасибо.
   Произведение получило очень высокую оценку на "СИ", и оно действительно заслуживает высокой оценки. Только вот понимают ли читатели, за что именно?
   "Саул рывком откинул крышку мусоропровода и принялся яростно выбивать туда свою трубку.
   - Нет, голубчики. Коммунизм надо выстрадать. За коммунизм надо драться вот с ним, - он ткнул трубкой в сторону Хайры, - с обыкновенным простаком-парнем. Драться, когда он с копьем, драться, когда он с мушкетом, драться, когда он со "шмайссером" и в каске с рожками. И это еще не все. Вот когда он бросит "шмайссер", упадет брюхом в грязь и будет ползать перед вами - вот когда начнется настоящая борьба! Не за кусок хлеба, а за коммунизм!" - Так писали братья Стругацкие. Парень с копьем. Он до сих пор жив в каждом из нас.
  
   Тескт повести "Последний алхимик" вы можете найти здесь:
   http://zhurnal.lib.ru/k/kontrowskij_w_i/lastxalximik.shtml

16/01/2007


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"