Скляренко Алексей: другие произведения.

Далёкие миры 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.30*102  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга о приключениях Макса и его друзей. Глава 5 вся.


   Скляренко Алексей
   Далёкие миры 2.
   Часть 1.
   Глава 1.
   Пробуждение выдалось паршивым и за последнее время у Макса не было настолько гадостного чувства, схожего с похмельным, при том не в своей каюте. Насколько он помнил, такого помещения на обоих кораблях не было, как и изящно выгнутого кресла в котором очнулся. -Не трудись перебирать варианты, у меня ты находишься,- знакомый голос Чена, раздавшийся за спиной, немного успокоил. -Где, у тебя? Сказанное требовало прояснения и, крутнувшись в кресле, Макс уставился на знакомую фигуру древнего искина, удобно устроившегося за низким столиком с чашкой дымящегося кофе в руке. Запах Мишиного рецепта не спутаешь ни с чем и, дразня изболевшийся организм командора, он вкусно разносился по помещению. Обыденность картины нарушало только непривычная планировка помещения и виртуальный искин что-то пьющий, чего за ним до этого не замечалось. Просто некуда было, мираж он и есть мираж. -По правде сказать, это виртуал,-обратив внимание на его интерес к окружающей обстановке, пояснил Чен и добавил для ясности: -В одном из сегментов твой нейросети. Отдыхаю я тут, как и все нормальные люди.
   Последним объяснением запутал Макса окончательно и заставил какое-то время усиленно напрягать зверски болевшую голову. Родившую, в итоге, последний вопрос: -Мы живы? Что случилось? -Нас уволили, безработные мы теперь,-довольно натурально хохотнул Чен и продолжил: -А случилось, ... случился небольшой взрыв, скорее всего, гипердвигателя с выбросом запасённой энергии. Эти слова поставили всё на свои места в голове Макса и, вполне ожидаемо, его следующий вопрос был по состоянию кораблей, экипажа и нынешнего местонахождения. Проныра Чен, должен был это знать. -С крейсером всё нормально и у экипажа состояние мало отличающееся от твоего. Скорее даже хуже, но летальных случаев нет. Пояснение к слову -летальных, Чен уже добавлял видя изменение настроения собеседника и, после того как тот успокоился, продолжил: -Это тебя, доктора и старого инженера, с помощью дроидов удалось уложить в медкапсулы, остальные там где их застал этот взрыв. Через десять минут доктор займётся ими, но не об этом речь, всё плохо с рейдером.
   -Что значит плохо?- встревожился Макс: -Разрушен, разгерметизация? На большее его фантазии не хватило, вариантов добавил Чен: -Нет, не настолько фатально, но, по моему, накрылся искин и вся управляющая электроника. В общем, на рейдере нет энергии и, соответственно, доступа в рубку, и что там с экипажем узнаем только после вскрытия входного люка. Пока вы валялись в отключке, я тут немного покомандовал и отправил на разведку пару паучков-диагностов, как раз к выходу Фоша из капсулы должны вернуться. Довольно бодрое объяснение Чена, оптимизма не добавило, и так побитый рейдер обзавёлся ещё одной болячкой. Если он рванул гипердвигатель - основа всего, то корабль придётся бросать и от погони уходить на одном "Игле". Собрав туда всё ценное и слив топливо, которого осталось маловато для длительного вояжа. Уходить... это слово пробило в заторможенном мышлении Макса брешь, заставив его работать быстрее. -Я так понял что мы в обычном пространстве? Где?- в лоб спросил он Чена. Первейшая обязанность искина, а по всему, на крейсере он не пострадал, это определение координат точки выхода, неважно какого, штатного, или как случилось в этот раз и на этот вопрос, у Чена должен быть ответ. Был, но довольно туманный: -Не знаю, где-то в межсистемном пространстве, искин пытается определиться и успокойся, пауки, нас тут искать не будут. Просто не додумаются до такого.
   -Хоть в этом повезло,-пробормотал Макс, уже в реале, просыпаясь в ставшей почти родной медкапсуле. Рядом торчали откинутые крышки ещё двух и доносился негромкий разговор Фоша и Вулфа, и чтобы не уподобляться испорченному телефону, пересказывая услышанное, пришлось звать голограмму Чена, и уже ему кратко вводить их в курс дела. А потом распределять обязанности: инженеру с механическими помощниками разбираться с рейдером и, в первую очередь, с проникновением в его рубку, Максу с Вулфом заниматься экипажем. Выведением людей из бессознательного состояния: тяжёлых, с помощью медкапсул, тех, кто полегче, используя возможности кибердока и имеющихся у Вулфа каких-то местных инъекций. Чен сказал правду, состояние некоторых членов экипажа было значительно хуже, чем у него. Это относилось к находящимся в момент взрыва на жилой палубе: в виду произошедшего ночью, во время сна, в каютах, к тому же часть их была без кибердока. Таких, грузили на гравионосилки и с помощью выделенной Фошем пары средних ремонтных дроидов, доставляли в медотсек. Действуя при этом выборочно: в первую очередь врачей, инженерную команду и уже за ними, оставив две медкапсулы для вахты "Шёпота ночи", остальных. Их коллегам на "Игле", находящимся под защитой брони рубки и получившим ослабленную дозу, досталось меньше и в себя они пришли самостоятельно, после небольшого изменения Вулфом настроек их кибердоков.
   Сергачёву, бывшему сегодня за пилота и Виктору, исполнявшему роль навигатора, много объяснять не пришлось. Подлянки от имперской службы ждали и воспринялась она довольно спокойно, без истерик и битья в припадке гнева приборов. Вахта, в усечённом составе, не дожидаясь выхода из медкапсул более опытных товарищей, занялась своими прямыми обязанностями: определением их нынешних координат и выявлением возможных опасностей. И только в рубке, посмотрев на экраны и непривычную для нормального пространства черноту, без привычной россыпи звёзд, Макс осознал правоту Чена в отношении архов. Даже не будучи навигатором, а пилотские базы необходимый курс давали, было видно, что их занесло не туда и искать тут их никто не будет. Любая точка непредвиденного прерывания гиперпрыжка, по линии его курса, такой картины звёздного неба дать не могла. Не было там и слабой туманности с просвечивающей через неё одинокой звездой. Кстати, самой близкой к ним и если большие головы и знатоки, Зорг и Шенк, включая сюда Ворша, с ещё неизвестной судьбой, не найдут чего-то другого, к ней и придётся идти. Или правильнее, пилить по старинке, разогнавшись и на инерции для экономии топлива. Запасы которого в этом участке пространства вряд ли удастся восполнить, в отличие от времени. Получается, что это каким-то местом им на руку, и пауки успокоятся, и в империи о них забудут. Посчитают погибшими.
   -Командор,-вышел на связь Фош: -Рубку вскрыли и спешу сообщить что оба живы. Транспортируем их в медотсек. -Слава создателю,- вырвалось у Макса. Одна неподъёмная ноша свалилась с плеч, этой потери он вряд ли бы простил себе. И не потому, что один из них земляк, старый маразматик Ворш, как он себя называл, за это время стал для всех не менее родным. Потихоньку крейсер оживал, подтягивался пришедший в себя народ, собираясь в кают- компании, в ожидании прояснения случившегося. Вид у всех был не особо кондиционный, копившаяся для прокола гиперперехода энергия, вместо плавного истечения, мгновенно вырвалась из разрушенного накопителя и подействовала в основном на их мозг и нервную систему. Отсюда и непрекращающаяся головная боль, и общая угнетённость, и это у экипажа "Игла", имеющего дополнительную защиту в виде корабельной брони. Притом обоих кораблей, а в каком состоянии находятся Ворш и Мишин Костя, получившие значительно большую дозу, Тэкис пока молчит. Из последнего сообщения Фоша, обследующего рейдер и добравшегося до кают, на скорую руку превращённых в карцер для содержания остатка экипажа арварского крейсера, утешительного было мало. Они не имели дополнительной бронированной капсулы рубки и не пережили неожиданный катаклизм.
   В рубке "Игла" постепенно становилось тесно и нервно, кроме Зорга и Шенка подтянулся пришедший в себя Синцов и ожидался, уже появившийся на связи, Мольт. Попытка расцепиться и оставив инженерную группу на рейдере, крейсером обследовать прилегающий район, ни к чему не привела. Ответной реакции на расцеп замков от их электронного модуля не последовало. Молчал и искин рейдера, сводя на нет все усилия инженеров по его перезагрузке. Оттого, появление в рубке Ника Трейма с Шором Хесли вызвало у всех оживление. С "Золли", базировавшимися на рейдере и их техническим состоянием, пока было неясно, и им предстояло провести разведку обозримого пространства на "Урханах". Для надёжности со вторыми пилотами, или операторами- наблюдателями, куда напросились Витя с Игорем и, немного подумав, Макс их отпустил. В надежде, что зоркие молодые глаза, к тому же вооружённые аграфской техникой, увидят больше стариков. Да и не будут путаться под ногами и мешаться в рубке, всё ещё находящейся в подвешенном состоянии.
   Прежде всего, из-за точки выхода из гипера. Ну не могло их отнести в сторону на десяток систем, в совсем, даже архами, не посещаемый квадрат пространства. Довольно приблизительно, в связи с отсутствием точки привязки, видимой реперной звезды, это уже определили, но такой скачок в сторону, практически перпендикулярно направлению происходящего прыжка, не укладывался в головы. Противоречил теории гиперперехода. Правда, Шенк вспомнил пару случаев, когда находили в совершенно безлюдных просторах, вдали от общепринятых трасс, местные аналоги "Летучего голландца"- мёртвые корабли с выгоревшей электроникой и одномоментно погибшим экипажем. Возможно, именно такой судьбы они избежали, пока, малой кровью. А вот что будет дальше? Для этого и работала инженерная группа на полумёртвом рейдере, пытаясь разобраться в причинах и найти выход из этого не очень приятного и непростого положения.
   Оба "Урхана", покружив вокруг с виду неповреждённых кораблей и передав эту картинку в рубку, по широкой спирали начали выполнение задания. По своей сути для самоуспокоения, для мелкой галочки в соблюдении правил. Всеми органами чувств "Игла", активными и пассивными, с первой осознанной минуты работающих на полную мощность, уже было определено полное отсутствие в близлежащем пространстве, кого-либо, кроме них. Но, на всякий случай, разведку проводили в направлении ближайшей звезды, той самой, просвечивающей сквозь небольшую туманность. По поводу этой звезды и собиралась всевозможная информация: в старом довоенном звёздном атласе, в личных носителях информации ветеранов. Ибо, в искине "Игла", продукте недавних лет, кроме общих слов о классе звезды и пары её соседок, конкретика об этом секторе пространства отсутствовала полностью. Отчего-то и Чен самоустранился от диалога, буркнув, что "с такой малостью и сами справитесь", попросив при этом не тревожить без форс-мажора.
   В принципе, он был прав, главное направление работ определили: замена искина на "Шёпоте ночи", на трофейный с арварского крейсера, приведение в рабочее состояние его системы жизнеобеспечения и, в виду невозможности прыжка, разгон в сторону этой звезды. За это время, а его ожидалось не меньше двух месяцев, спокойно разберутся со всем. Главное, что нет пауков и их союзников, и не висит над головой необходимость выполнения контракта. Всё, проба поработать на государство закончилась, больше этого не будет. Только на себя, неважно в какой форме: наёмничество, торговля, или изъятие неправедно нажитого. Последний вариант не отбрасывался и кое какие намётки по этому профилю Чен уже наработал. И ещё, не давал спокоя массив информации наработанный для разведки империи Аратан. Не та малая часть, что в качестве затравки ушла к ним, а её полный массив, с фабрикой по переработке старых кораблей, та что попала к ним в качестве трофея от арварцев и всё объекты системы Уллис. Кроме того, неожиданно выживший Грорх. Не отдавать же его бывшим заказчикам, подло пытавшихся их уничтожить, и выбрасывать за борт, по меньшей мере миллиардный, трофей тоже глупо. Так и придётся кормить ящера до появления покупателя с толстым кошельком.
   По прошествии суток, план выхода из случившегося начал обрастать конкретикой. Меняясь пилотами, "Урханы" обследовали окружающее пространство, на этот раз довольно скучное, без засад и загонщиков. Хуже было другое, выход из гипера вне звёздной системы поставил крест на возможности прыжка. Даже для одного корабля. Так уж устроен этот двигатель, для прокола метрики собирающий необходимую энергию только в системе, при наличии больших масс. Исходя из этого, вариант: бросив покалеченный рейдер, разогнаться крейсером и прыгнуть, отпадал. Оставалось одно, набрав терпения, три месяца пилить до ближайшей звезды. Той самой, просвечивающей сквозь небольшую туманность. Терпения можно было набраться и до искомой системы потихоньку дочапают, благо никаких пауков. Хуже было другое, одномоментно вырвавшаяся из под контроля энергия прокола, сожгла не только искин рейдера и мозги несчастных арварцев. А за компанию и все искины находящиеся на его борту.
   Сделав бесполезной грудой металла и пластика систему "Ниро", её погружные капсулы, центр управления и сами пустотные аппараты. Дополнили этот список: ремонтный комплекс, штатный на рейдере, четвёрку "Тарантулов", оба "Золли" и последнюю тройку "Рапторов". В общем, всё, где применялись искины и исполнительные узлы завязанные на электронике, которых, в каждом механизме воз и малая тележка. Сумма ущерба, как бы не больше стоимости самого рейдера. Одним нажатием кнопки, или как там отсылался тот код, срезав возможности отряда к ведению нормальных боевых действий больше чем вдвое. Искин, снятый с древнего арварца и установленный на "Шёпоте ночи" взамен штатного, только тестировался, пошагово подключаясь к управлению восстановленными агрегатами. Которых будет немного и всему виной, отсутствие замены. Столько электронных узлов и блоков, ни один экипаж с собой не берёт, не предполагаются в любом походе такие поломки.
   Отсюда и запускались только: система жизнеобеспечения, управление реакторным блоком и система управления двигателей. Маршевых и маневровых. При их работе рейдер будет исполнять роль управляемого извне, из рубки "Игла" разгонного блока, одноразовый носитель, подобно применяемым на Земле жидкостным ракетам типа: "Союза", "Прогресса", "Атласа" и прочих. И на это можно было плюнуть, с потерей рейдера уже смирились, как и с его последним применением. Только бы дотерпел до искомой системы, не выкинула фортель наскоро устроенная времянка системы управления. Этим и занималась инженерная группа, по прошествии двух суток собравшаяся в полном составе. В медкапсулах оставалось семь человек и двое из них это дежурная вахта с "Шёпота ночи", Ворш и Мишин, судя по их показаниям, прописались там надолго. До месяца, по оценке Тэкиса и хорошо хоть так, а судя по предстоящему, без их участия в этой рутине можно обойтись.
   Потянулись рутинные дни, заполненные текучкой по замене, ремонту, настройке управления и прочей электронно-механической тягомотиной. Для ускорения и разгрузки мозгов от лишних дум, иногда толкающих человека на неправильные действия, задействовали для этого максимум народа. За исключением абордажников, несущих вахту по уставу, охраняя неизвестно от кого уцелевшее и пилотов "Урханов", и оставшихся "Рапторов". Не смотря на отсутствие противника, участок пространства их вынужденной базировки охраняли всеми наличными силами, поочерёдно дозаправляя штурмовики и меняя уставшие экипажи. Макс во всё это не вмешивался, посетив рейдер и увидев своими глазами последствия совсем небольшого взрыва, если визуально, то мало чего нарушившего в привычной планировке корабля. Те же каюты, коридоры, межярусные лифты, на этот момент бездействующие, всё так, как прежде, за исключением немного вспучившейся капсулы гипердвигателя и неработающего-всего.
   Даже дома, на Земле, в каждом современном приборе стоит хоть маленькая электронная панелька, или чип по другому, а то и несколько. Здесь, это было в неизмеримо большем масштабе, к примеру, быт: пищевые синтезаторы, а на них всё завязано, бездействовали, как и мелкие дроиды уборщики. Это по малому, а на самом серьёзном уровне, неконтролируемый выброс энергии оставил рейдер без вооружения: наступательного, считая за него туннельные орудия и курсовые плазменные, и оборонительного, в том числе и кинетического. Кроме того, что было особенно неприятным сюрпризом, вышла из строя и система гиперсвязи, оставив их один на один с проблемами. С Форни, даже будучи он непричастен ко всему этому, но находящемся в системе, Макс не собирался связываться, но крикнуть старому Вилли, почему бы нет. Он-то каким боком к произошедшему и при необходимости помощи, или чего-то в край нужного, за кредиты, и оговорив место встречи, этот вариант рассматривался. Оказалось зря, не суждено и придётся рассчитывать только на свои силы, впрочем, как всегда в этом мире.
   Вторым пунктом программы посещения Максом рейдера, был Грорх, его состояние и изменения что в нём произошли. Первым на них отреагировал, или заметил, Чен, специально для этого прервавший двухдневную молчанку. Выразилось это в одной фразе после приветствия: -Мне кажется, что Грорх лишился ментальной силы. Макс, анализировавший доклад Зинта по сделанному и оставшемуся объёму невыполненных работ, не сразу врубился в смысл сказанного и по прошествии пары минут, переварив её в себе, поинтересовался: -Чем это выражается? Откуда ты взял? -"Тарантулы", его охраняющие, давно в состоянии металлолома и ничего бегающему вокруг народу. Никто не пострадал и сам ящер переменился. Скучный стал. Неожиданный вывод Чена, сделанный им из простого визуального наблюдения над пленником, не был чем-то из сверх возможностей. При его доступе к записям и покадровому сравнению, это было просто, сложнее было заметить небольшое изменение поведения. Грорх интересовал Макса как товар и его внешний вид, и активность в этом вопросе значили много, и терять на этом кредиты не собирался.
   Большое помещение одного из складов, занятое под содержание ящера, с клеткой из толстых металлических прутьев, размерами квадрата десять на десять, встретило его привычными запахами чужака. Не такими резкими как при первом открытии скафандра ящера, но для человеческого обоняния неприятными, ещё и усугублёнными мыслью, что перед тобой враг. Чен правильно подметил изменение в поведении Грорха, обычно агрессивного, и несмотря на наличие работающего ментоподавителя, каждый раз пытавшегося подмять под себя посетителя, на этот раз встретил его лёжа на нарах. Совсем как обиженный жизнью и уставший бороться с её невзгодами человек. Насчёт последнего Макс не обольщался, один ящер из этой компании убил Лиу Шери, капитана флота Зелии и, судя по первым часам осознания, что он находится в плену, этот экземпляр сделал бы то же самое. Воинственный народ и в том скоротечном бою дрались они жестоко, не жалея себя и, тем более, противника. Может в этом сошлись они с архами, судя по нескольким стычкам с ними, Макс мог утверждать о похожести почерка и стиля боя.
   Продать ящера стоило и за большие деньги, или бартер на тяжёлый корабль последних поколений, этот вариант в узком кругу обговорили. Только кому? Из всех кандидатур, исключая аратанцев, на ум приходят только старшие, или доминирующие у них-аграфы. Только у них можно взять хорошую цену, а висящую над отрядом личную обиду лорда Ли, Шохриэля и его клана "Коготь Стронга", поискав пути, можно как-то обойти. Хотя бы через посредника, на роль которого может подойти старый адмирал Вилли, если согласится конечно. -Не мешало бы снять ментограмму с ящера!!! Эта мысль только сейчас пришла в голову Макса и не мешкая, пока она не затерялась в текучке, связался с Вулфом, поставив того в затруднительное положение. Шлем, с помощью которого добыли код доступа у Винкла, не подходил по определению, просто по размерам и конфигурации. Дварфские медкапсулы имели такую функцию, но для людей и Вулф обещал поискать информацию о возможности её перепрограмирования под другие расы. С тем Макс и покинул помещение с Грорхом, несмотря на депрессию, не спускавшим с него маленьких злых глаз.
   ***
   Михаил Шабанов, вымотавшись за день, за решением больших и маленьких проблем небольшого отряда землян, устало и прикрыв глаза сидел откинувшись на спинку удобного кресла. Приобретённого, как и всё остальное, на кредиты командора, или, если правильнее, его команды сгинувшей в просторах космоса больше четырёх месяцев тому. Все сроки их возвращения прошли и если не считать короткого разговора при опробовании установленного ими, где-то там, ретранслятора, больше на связь никто не выходил. Не считая старого адмирала Морица, опять же, по настоянию Макса определённому в их кураторы, или правильнее наставники. Который, в отличие от вновь влившихся, тех ста сорока пяти бывших рабов, оптимизма не потерял до сегодняшнего дня. Среди них, имевших свой уже сложившийся костяк, со своими лидерами, и так с трудом поверивших в сказку о добром дяде, которого они не видели и после его пропажи, началось брожение на предмет раздела собственности. По сути, им не принадлежащей, но висевший на дальней орбите средний десантный транспортник, отчего-то уже считали своим.
   Считали в наглую, в духе привычных дома отжимов собственности и возникший бунт, со стрельбой, правда не дошедшей до смертоубийства, уже гасила военная полиция Арды. Вызванная кем-то из соседей и за несколько минут оцепившая арендуемый отрядом особняк. От больших неприятностей спасло знакомство с полковником Форни и его заступничество, в итоге которого семьдесят пять бунтарей были выявлены с помощью вездесущей фиксации домашним искином и их же собственных нейросетей, записей с них. Выявлены и поставлены перед выбором: покинуть систему Арда в суточный срок, или принудительное переселение в осваиваемый мир. Излишняя борзость и пренебрежение законами в системе завязанной на обслуживание флота каралось жёстко. Как там было дальше, обозлённый на такую отплату гостеприимства, установленные нейросети, импланты и те же базы знаний, он уже не интересовался. Хватало своих проблем связанных с устройством четырёх раненых в местный госпиталь, организацией ремонта порушенного и разбирательства с остальными новичками. В итоге, часть из них ушла по своей воли и осталась сплочённая группа из девяноста двух человек, включая сюда и пришедших вместе с ним сорок. Остались уверенные в его правоте и надеявшиеся дождаться полумифического командора. Самое странное, что старый Вилли ни капельки не сомневался в его возвращении и, выходя на связь, каждый раз это подчёркивал. Между тем, люди учились, правда пришлось поменять кое кому специальности, опять же из-за произошедшего бунта, из-за ухода в никуда части нужных людей. На которых надеялись и в которых вложили средства, довольно быстро тающие с отрядного счёта. Его пополнением, организацией работы ремонтной мастерской по восстановлению бытовой техники и был занят Шабанов. С непривычки, мотаясь по столичному мегополису в поисках заказчиков и договариваясь, пока, за небольшие суммы и объёмы. В связи с низкоранговостью изученных баз решили начать с малого, с бытового ремонта и, набирая опыт, с параллельным изучением баз перейти на более сложную, военную технику.
   ***
   -Это ты хорошо придумал пощипать базу этого клана,-проговорил Шенк, рассматривая выведенную Ченом на привычное место объёмную галографическую схему системы. Довольно хорошо укреплённой, с висящей недалеко от искомого планетоида малой оборонительной станцией. Сложность заключалась в принадлежности этой базы, в её хозяевах, имевших родовой герб в виде - горбатой ящерицы, или местного дракона, кусающего свой хвост. Родственниках, того самого аграфа устроившего покушения на Макса и чуть не добившегося в этом успеха, итогом которого был до сих пор бледный Иван, только недавно покинувший медкапсулу. Сам организатор, вместе с яхтой взорванный Ченом и поделившийся с последним, правда, не подозревая об этом, своим архивом, какой-то ненависти или зла уже не вызывал. Слюноотделение происходило из-за ценностей зашифрованных в его архиве и за прошедшее время взломанных Ченом. Одной их которых и была эта база.
   -Что там они прячут?- не унимался Шенк и в этом его можно было понять. Об уничтожении яхты знали и одобрили, но наличие архива, в связи с его кодировкой, до её взлома благоразумно умалчивалось. Дабы не плодить излишних прожектов по их изъятии. Расшифровку Чен завершил неделю назад и скинул готовый материал, как всегда, со своими предложениями и предостережениями, Максу. Такая практика сложилась у них с первой минуты знакомства и, на этот раз, поиски выхода, пополнения кредитной массы заставили древний искин предложить им эту авантюру. Во всяком случае, так это выглядело в разговоре один на один, после которого Макс и вынес этот материал на рассмотрение близкого круга. Имеется в виду, командного состава. База, расположенная в системе ТХ-33,11/3, соседке знакомой им ТХ-33,10, памятной всем боем с Архами, потерей пилота и трофеями: старым арварским крейсером и Грорхом ожидающим своей участи в недрах рейдера. Видимо, где-то в том районе и прихватили архи корабль того нарванного аграфа.
   Только за каким хургом, если выражаться местным языком, аграфскому клану не из последних, а наоборот, приближённому к самой верхушке их империи, устраивать базу так далеко? Подвергая излишнему риску долгоживущих и ответ был как всегда прост - кредиты, а выражаясь русским языком, длинный аграфский рубль. А судя по расшифрованному Ченом, не совсем законный и отвечая Шенку, Макс пояснил: -Чёрные копатели, артефакты и вы знаете как они ценятся. Небольшая пауза наступившая после этих слов говорила, что знают. По крайней мере, местные. По записям и отчётности в наспех скачанном архиве, кроме упоминания о каких-то сделках с военной техникой, хранящейся тут же, красной чертой проходили отчёты о скупленных, а иногда и добытых иным путём, артефактах. Почему-то складируемых и хранящихся на этой базе, в глубине территории архов. Отчего тут и от кого прятали, Максу было неважно, его интересовала возможность нанесения туда визита. Не с целью знакомства, а скорей, причинения обиды хозяевам в виде экспроприации нажитого. Как там у Гайдая: -Три кожаных пиджака, три магнитофона и чего-то, тоже три...и всё нажито непосильным трудом. Где-то в этом разрезе и, не будучи сильно мстительным, покушение на себя и друзей забыть не мог, даже учитывая взорванного Ченом обидчика.
   А больше всего причина была в, вовремя, расшифрованным Ченом и подсунутым ему вариантом пополнения кредитов. Немаловажную роль сыграло и местонахождение этой базы, немного в стороне от пути в Содружество, в одном прыжке от системы ТХ-33,10. Грорх и его продажа ещё где-то далеко, только в планах, а кредиты нужны сейчас, в первую очередь на восстановление боеспособности отряда. "Шёпот ночи", третий месяц работающий одноразовым носителем и несущий полностью исправный "Игл" на своей спине, можно было списывать в утиль. Добравшись на инерции до системы ТХ-38,12, (при выходе из туманности, при открывшемся звёздном небе, её индекс определили), он там и останется. Гипотетически, будь рейдер чуть меньше, или гипердвигатель "Игла" мощнее, чтобы захватывал его гиперпузырём, то прыгнуть можно было и в сцепке. Пусть не так далеко, на какие-то две, три системы и таким образом, приблизив "Шёпот ночи" к обжитым мирам, спасти корабль. Но, к сожалению, не суждено, ни первого, ни второго, а тащить сюда, в забытую создателем даль, да ещё и через системы занятые архами гипердвигатель, а потом, разобрав половину корабля, менять его, это как-то не сейчас. Станут на ноги и вернутся сюда за рейдером, сейчас же главное вырваться и по быстрому заработать, или отобрать кредиты и по возможности много. Для этого и выставил Макс на обсуждение узкому кругу эту хорошо защищённую аграфскую базу. С одним вопросом- как её взять? Не вовремя потеряли "Шёпот ночи" и даже с ним вопрос штурма был бы проблематичным, а одним лёгким крейсером, даже с поддержкой, ещё только планируемого к восстановлению арварского "Хорона", вообще невыполнимым. Совсем неожиданно сомнение выразил Мольт, словами: -Предполагаемые прибыли, я бы уполовинил. Артефакты вещь серьёзная и, насколько помнится, ими занимается узкий круг лиц, практически отдельная каста. Нам в неё не прорваться и придётся искать посредника, отдавая товар за полцены. И наблюдая за реакцией на эти слова Макс видел, что старого вояку поддерживают и после пары реплик, прозвучавших уже довольно лениво, и вяло, главное было сказано, решили подумать, пока поодиночке, прикинуть мыслимые и немыслимые варианты и собраться через неделю. Благо, движение по инерции, которого внешне не замечалось, не требовало особой активности от экипажа. Только вахта и как заведено, охрана из абордажников. Ворш, недавно вышедший из рук Тэкиса и до сих пор не совсем оправившийся от неожиданного выброса энергии гиперпрокола, для этого взял у Макса все материалы по путям подхода к системе. Все, что в спешке были скачаны Ченом, с паролями минных кластеров и их расположением. Как он сказал: -Подумать, помыслить о невозможном, которого не бывает. Выражение серьёзное и, уже достаточно зная старого навигатора, Макс был уверен, что хоть один вариант у него есть. Старики радовали своей маловосприимчивостью к настигших отряд невзгодам и даже потеря рейдера, от которой некоторые впали в уныние, на них никак не сказалась. Может, закалка со времён войны осталась, а может, по складу характера они были ещё большими пофигистами чем наши, до сих пор в этом мало кем превзойдённые.
   -Ты всерьёз намерен распотрошить эту базу,- спросил Сергей, когда после ухода основной группы они остались втроём, включая сюда Зорга. -Хрен её знает,-пожав плечами, честно ответил Макс: -Хотелось бы и подкупает что практически по пути домой. Только как? Если найдётся приемлимый вариант, то наверно рискнём. На что Синцов скептически покачал головой и довольно нерешительно при его характере протянул: -Вариант найдут, я в этом не сомневаюсь. Это старьё ещё те оторвы, боюсь за другое: база-то аграфская и встречать нас будут не "Тарантулы", а по меньшей мере "Идиссы" и с ними будет совсем другая игра. В этом Сергей был прав, четвёрка "Идиссов" и три оставшихся, не попавших по удар выброса, "Тарантула" мало походили на ударный отряд, способный сходу проломить сопротивление защитников базы. То, что оно будет, сомнений не вызывало, задача была в его максимальном ослаблении. Терять бойцов как-то не хотелось, тем более работающих не за кредиты, не наёмников, а своих, земляков, так же как и они стремящихся добраться до дома.
   Вопрос, что они будут делать, туда добравшись, пока не поднимался. Разговоры шли в основном о семьях, о жёнах и детях, у кого они были, а то, что за эти пять лет, в лучшем случае, эти семьи могли распасться, было в зоне табу, умалчивалось. Ясно было одно, по крайней мере для тех кого Макс хорошо знал, дождавшихся планировали забрать с собой, в Содружество, или в то место где у отряда будет база. На Земле никто не собирался оставаться, а двигать там прогресс тем более. Неблагодарное это дело на нынешней родине. Оттого, из-за их малой численности, вопрос о потерях на какой-то захудалой аграфской базе стоял остро. Не хотелось их, даже при всей имеющейся у них продвинутой медицине и на сомнение Сергея ответил со всей серьёзностью: -Не найдя достаточно надёжного варианта подавления их обороны, базу трогать не будем, оставим на потом. Это я тебе обещаю твёрдо. На том и расстались, разбежавшись по своим направлениям, курировать порученный каждому участок работы.
   Которой, несмотря на уже более чем двухмесячный полёт к системе, хватало. Прежде всего, инженерной: начавшейся с устройства мест для складирования перемещаемого с рейдера добра, потом самим перемещением, разборкой там и размещением тут. Сюда входили и топливные баки, с их размерами доставившие наибольший геморрой, не беря во внимание перекачку в них топлива. На "Шёпоте ночи" оставался его минимум, рассчитанный на завершение подходящего к финалу маршрута и маневрирование в системе по поиску укрытия для рейдера. Остающегося в ней надолго, может на годы и хотелось бы надёжно его спрятать от случайных прохожих. Таких, как они, волей случая закинутых в эту безлюдную и не посещаемую дыру. Разборку нужного и ценного и его складированием взял на себя Зинт с группой техников, оставив Фошу с Петром ремонт и восстановление доступного. На что можно было наскрести электронику: чипы, исполнительные механизмы, всё, что могли найти в загашниках, что не выгорело в тот момент.
   Делая упор на боевую технику: абордажные дроиды и штурмовики. Выбор понятный, направленный на частичное восстановление порушенной боеготовности, а после плана выданного Максом, или предложения пощипать богатую базу, тем более. Два таких побитых арварских монстра, не имевших названия и доставшихся им вместе с захваченным крейсером, сейчас стояли посреди небольшого ремонтного помещения "Игла". Наполовину разобранные, с копошащимися в их внутренностями инженерными дроидами. Фош пытался что-то улучшить в этих неторопливых машинах смерти, поменять их вооружение на оставшиеся без дела скорострельные пушки "Рапторов". После них, на очереди два "Тарантула" с сгоревшей электроникой. Искали, откуда скрутить для них хоть слабенькие искины. Хотя, время на творчество ещё будет, впереди система с ожидающим восстановления "Хороном" и двумя корабельными кладбищами, где, по любому, что-то да найдётся нужное. Без которого в настоящий момент затык и всё видится в чёрном цвете, невыполнимым. Кроме того, как чувствовал одним местом Фош, потребуются и оборудованные зарядами "Ниро", при такой насыщенной обороне базы без этого козыря не обойтись.
   Три месяца неспешного полёта по старинке, на инерции, как завещал не знавший гиперпереходов Циолковский, проскочили для Макса как-то незаметно. Возможно оттого, что половину этого времени он провёл в медкапсуле, догоняя под разгоном порядком запущенное изучение пилотской базы создателей Чена. Попытка соскочить с крючка, мотивируя это невозможностью сертифицировать изученное, были разбиты древним искином в пыль. Объём и классификация сложности изучаемого превышала двенадцатый ранг современных баз и Макс не был уверен, что такие существуют. На что, древний искин диверсанта обещал нарисовать на идентификаторе его нейросети, любой, доступный ему по статусу и неотличимый от сертифицированного. Но, материал знать было надо и, пользуясь случаем, отсутствием внешних раздражителей, в виде архов, и переложив основное руководство на Зорга, Макс учился. По подсчётам нейросети, по объёму изученного, финиш был близок и если ничего не изменится, к вхождению в систему эта гонка закончится.
   Кроме аграфской базы, в скачанных материалах из памяти искина взорванной яхты, было много чего вкусного, могущего принести отряду пользу и этот вариант Чен подкинул из-за её удобного, на нынешний момент, расположения. Её относительной близости к ним, возможности добраться до этой системы одним прыжком. Остальное, при всей заманчивости, им было недоступно по разным причинам: близостью к центральным мирам, или не с их нынешними силами. Аграфы не зря считаются тут старшей расой и подтверждением этому может служить пример с наделавшим у них столько бед одним кодовым сигналом. Это, Чен, во избежание утечки, рассказал только Максу, наедине. Принятый искином рейдера сигнал, он успел перехватить, на время отложив его в своё хранилище и на досуге с ним поковырялся. Выделив из него, заводской идентификатор искина, в обязательном порядке присутствующий у каждого полуразумного устройства и читаемый, небольшой участок довольно длинного, уже зашифрованного кода. И будучи авантюрного склада характера, что нонсенс для нормального искина, втихаря от всех, проверил пришедшую в виртуальную голову мысль на одном из небольших вспомогательных искинов.
   Отправив на его адрес тот самый код и в результате чего спустя пару секунд получив самоуничтожившийся искин. -Уловил размах?- спросил он у ошарашенного Макса. Всё логично, производитель устройств, контролирующий всё и имеющий с этого бешеные бабки, не мог не обезопасить себя. А зная куда идёт продукция и заводской идент каждого устройства, уничтожить неугодных, уходящих в сторону от линии партии, было не трудно. Отправил вирус через гиперсвязь и адью. Ищите виновных. Так можно любую эскадру вывести из строя, пусть только уничтожением корабельного искина в ответственный момент боя. Каким образом этот секрет оказался у спецслужб империи Аратан и полный ли он? Об этом можно было только догадываться, но неугодных они убирали чисто, безо всяких следов. А ведь и предъявить им по сути нечего. Кто докажет что сигнал от них? Разговор с Ченом происходил вечером и хорошо, что пора было идти на учёбу, под разгон в медкапсулу, иначе, вряд ли бы Макс уснул.
   Последние сутки, развернувшись кормой вперёд, дюзами маршевых двигателей рейдер тормозил перед входом в систему, сбрасывал излишнюю скорость. Четвёрка "Урханов" уже ушла вперёд, на всякий случай под маскировкой, каждая пара в свой определённый искином "Игла" квадрат. При необходимости, при наличии противника, за который в такой дали считали всех встреченных, корабли расцепятся и "Игл", оставив уже сделавший своё дело рейдер, и используя "Урханы" и "Рапторы" будет от него отбиваться. Привыкли за прошедшее время действовать двумя кораблями и нервозность от некоторой ущербности в рубке ощущалась. Даже несмотря на обнадёживающую информацию с работающих на максимальной мощности локаторов, задействовав все доступные диапазоны сканирования: рентгеновский, обычный и тепловой. Скрываться, используя пассивные датчики и кого-то пропустить при этом, могло дорого стоить. Лучше уж так, открыто, на всю мощность заявить о себе.
   На счастье, пока ничего угрожающего для них не проглядывалось. Красный карлик, здешний хозяин , тускло просвечивал сквозь довольно запылённое пространство системы. По определению, непригодной для жизни, с тремя планетами и двумя большими астероидными поясами. Где-то в их глубине и надо было искать место для базировки "Шёпота ночи", рассчитывая, по меньшей мере, на год и это ещё оптимистичный прогноз. Судя по стоящим перед ними целям: перебазировке куда-то во фронтир и поиску места приложения рук, то есть способа добывания кредитов, раньше вряд ли получится. О том, что, возможно, навсегда оставляют рейдер, Макс старался не думать, гоня от себя эти мысли, настраиваясь на лучшее. А наблюдая, как сбросив скорость, на маневровых, разворачиваются в привычное положение, носом в направлении движения, как-то успокоился.
   Как и все в рубке, практически обе вахты, набившиеся сюда при вхождении в систему. Убедившись в её безопасности и поставив задание штурмовикам на охрану кораблей и поочерёдную дозаправку со сменой экипажей, остальных, имевших отношение к рубке погнал на отдых. Пора было повахтово настраиваться на серьёзную и кропотливую работу. Медленно и тщательно найти место базировки рейдера, отдавая предпочтение планетоидам и большим астероидам, лучше с кавернами в их теле. Посидев ещё с часок в рубке, наблюдая за медленным приближением ближнего к ним пояса астероидов и немного устав от этой монотонности, Макс отправился к себе. Немного отдохнуть перед очередным погружением в медкапсулу и просто выпить кофе, запах которого настиг его при выходе на пятачок перед рубкой.
   Пахло со стороны кают компании и Макс, бывавший в ней довольно часто, завернул туда. Оживлённый шум голосов, находившихся там, встретил при откате двери в сторону и десяток голов, уставившихся до этого на обзорные экраны, повернулась в его сторону. Прервав в зародыше попытку подняться, уставы флота соблюдались строго, обратился к стоящему за стойкой Мише, с просьбой: -Накапай и мне чашечку своего фирменного. Любой кок, или человек готовивший для других, любит когда его труд ценят, не был исключением и Михаил и тот, подавая присевшему Максу дымящийся напиток, не удержался от вопроса: -Ну что, командор, вырвались? Вопрос резонный, особенно в их ситуации и Макс видел, что присутствующие навострили уши, ожидая ответа от самого главного. От экипажа ничего не скрывалось, может самую малость, какую можно оставить за кадром, но всё равно, уже изучившие специальность и ставшие специалистами каждый в своём профиле, люди понимали всю сложность их нынешнего положения.
   -Прорвёмся ребята,- Макс говорил для всех и для ясности немного расширил свой ответ: -Как видите,-кивнув при этом на экраны заменяющие в этом помещении потолок и верхнюю треть стен: -Тут два астероидных пояса и где-то в них нам нужно найти убежище для "Шёпота ночи". Прячем его и в путь. Несмотря на краткость, он сказал почти всё, в план по аграфской базе народ пока не посвящали. Рано и неясно, пойдут ли туда и спокойно допив свой кофе Макс откланялся. Пора было в довольно надоевшую медкапсулу и, уже укладываясь в неё, нейросеть отрапортовала о, почти, завершённом обучении. Не уточнив при этом обычно отмечаемый ей процент остатка. В учебный процесс провалился привычно, с полупотерей сознания, с отмечаемыми на грани восприятия массивами чужих знаний насильно загоняемый в мозг, непривычным было пробуждение.
   Очнулся от голоса Чена, почему-то в своём галографическом облике, стоящим около его открытой медкапсулы и в пустом медотсеке. Машинально бросив взгляд на время отмечаемое нейросетью, Макс удивился, с момента начала процесса учёбы прошло около пяти часов. Ничего хорошего в голову не лезло и первое что он спросил: -Что случилось? Появление Чена в полном параде, да ещё и ночью, когда нормальные люди, или искины, спят, что-то должно было значить, но ответ Чена напустил туману в его не совсем проснувшуюся голову. -Не переживай, ничего страшного и никаких архов. Просто, эта та система и ты должен это увидеть. Спорить с искином не в себе, Макс не стал и одевшись, прошли в его каюту, где уже висело в обычном месте объёмное изображение системы. Убедившись, что Макс устроился в кресле, Чен, немного в стороне повесил ещё одно, немного похожее, но довольно сильно отличающееся от искомого и медленно, с поворотом, совместил их.
   Совпало не полностью, процентов на сорок и видя, что он не врубается, Чен пояснил: -Разница в них, десять тысяч лет и где то тут,-луч лазера упёрся в участок дальнего астероидного пояса: -В этом районе спрятан мой корабль.
   Глава 2.
   Прошедшие тысячелетия плохо сказались на окружающем, каким его помнил Чен, во время ухода отсюда с командором Тхат Мрогом на малом разведчике. Изменилась конфигурация астероидного поля, проходы к нему, но десяток больших камней, с некоторой натяжкой можно сказать, планетоидов, по прежнему плыли в окружении своих более мелких попутчиков. На корабле, среди сплочённого коллектива, скрыть ничего невозможно и новость, о поиске чего-то в этой мешанине разнокалиберных камней, уже разнеслась по его коридорам. Конкретно что, знали только командиры подразделений и пилоты рубки, выгнанным из лётных доков пилотам штурмовиков была поставлена задача на облёт больших астероидов и поиск на их поверхности провалов и каверн. По информации древнего искина, именно в таком месте было устроено убежище для "Элона", как на языке Джоре назывался дальний рейдер. Каким образом, донельзя взволнованный Чен, не выходивший из своего видимого галографического облика и в нём присутствующий в рубке, обещал объяснить позже, после поисков, удачных или нет.
   Последний вариант не откидался, оставшийся на корабле за старшего, искин, в звании киб- капитана, по тогдашнему протоколу флота был обязан сообщить его штаб о не вернувшемся вовремя экипаже. Насколько Чен помнил, срок этого ожидания не превышал пяти лет. "Шёпот ночи" не стали тащить в эту тесноту, оставив его на границе астероидного пояса и всю работу делал "Игл" и девять штурмовиков: четвёрка "Урханов" и пятёрка "Рапторов". То есть все оставшиеся живыми ударные силы. "Игл", в мешанину обломков не лез и подходя к следующему объекту зависал в некотором отдалении от него, с одновременной передачей кодовых сигналов: одного на опознание минным полем, десять тысяч лет тому размещённым недалеко от убежища, второго, и этот сигнал был основным, на опознание типа свой-чужой. Сигналы передавались без остановки, на всех выданных Ченом диапазонах, но пока безрезультатно.
   ***
   Главный искин рейдера серии "Вики", зарегистрированного в имперском флоте под названием "Элон", последнюю тысячу лет пребывал в спячке, изредка приходя в полноценное функционирование, нужное для проверки состояния вверенного ему корабля, и всё это из-за жёсткого режима экономии энергии. Как и весь корабль, погружённый отдельными узлами в локальное стасис поле, основной пожиратель энергии. Постоянно бодрствовала только отдельная сторожевая программа искина, завязанная на размещённые на поверхности планетоида наружные датчики, или, по другому, небольшие антенны. Они-то и донесли до киб-капитана, за прошедшее время ставший уже подзабываться, сигнал опознания возвращающегося командора. Приведя последнего, вместо радости, в состояние смятения. Свои функции разумный искин не потерял и подсчёт проведённому в этой системе времени вёл, и даже долгоживущие Джоре, столько лет не могли существовать. Учитывая и различные способы его продления.
   Сигнал опознания исходил от сравнительно небольшого корабля незнакомой конструкции в сопровождение девяти меньших обыскивающих астероидное поле. И эта незнакомость, и оба сигнала: один предназначавшийся ему, а второй на дезактивацию давно уже куда-то оттеснённого постоянно движущимися камнями минного поля, заставляли задуматься, пропустить мимо убежища эту поисковую группу. С одной целью: разбудить пребывающих в стасисе боевых андроидов и, насколько это возможно при одном работающем реакторе, приготовить рейдер к взрыву. Бессмысленность такого существования и невозможность что-то изменить, поначалу мешал протокол флота, а потом отсутствие энергии, уже давно угнетала его кибер команду и, где-то тысячу лет назад, решение на самоуничтожение было принято совместно. Возможно, этот случай наступил, но, по любому, каким бы путём не достались захватчикам эти коды, на вопрос о судьбе командора они ответят, перед взрывом конечно. Команда андроидов, работоспособность которых сохраняли в стасисе как раз для такого случая, заставят это сделать.
   ***
   Десять часов напряжения и ничего, обследовав все сколь либо значащие по размерам и форме астероиды, никаких полостей или пещер в них не обнаружили. Бодрое, поначалу, настроение в рубке, с ожиданием чего-то нового, постепенно спадало и вопрос Зорга: -Что дальше, куда прокладывать курс?- на какое-то время повис в воздухе, до высказанных Шенком мыслей вслух: -Давайте посчитаем, что этот корабль есть и спрятан где-то тут, где мы уже десяток часов топчемся, и поставим себя на место его разумного искина. На последних словах, старый пилот вопросительно глянул на внешне спокойного Чена и, дождавшись подтверждающего кивка по поводу разумности, продолжил: -Что он подумает, получив по прошествии бездны времени код своего капитана?- и заметив понимание на обращённых к нему лицам, подтвердил: -Что какой-то самозванец, неизвестно какими путями раздобыл код и теперь подбирается к его кораблю,- и без перехода обратился к Чену: -Определи как-то себя, хотя бы файлом гибели своего командора и краткой инфой о нас, ничего ведь не теряем. Не будет ответа уйдём.
   Внешне держащий невозмутимость, но внутренне переживавший неудачу, Чен согласно кивнул головой и завис на десяток секунд, после чего доложил: -Всё, отправил, ждём. Разговоры в рубке стихли и тишина с каждой секундой становилась всё более тягучей, выматывающей последние нервы. Это как у ребёнка ждавшего обещанную конфету и, в итоге, ожидающего когда же её отыщут. Макс, да и наверное все в рубке, отмечал по табло нейросети утекающие секунды, потом минуты и, только на восьмой, когда казалось что всё потеряно, ошиблись, в динамиках рубки раздался прерывистый звук низкого тона. -Доступ разрешён, сработало,- с облегчением в голосе доложил Чен. И Макс, наблюдавший на одном из экранов, как позади них, на большом и давно обследованном ими астероиде зажглись разнесённые треугольником огни, который раз подумал, что древнему искину, с его человеческими эмоциями, не хватает тела.
   Пока возвращались и забазировались, в достаточном удалении от проявившей себя базы древнего корабля, прошло около часа и всё это время Чен был на связи с корабельным искином находки. Только раз прервался на сообщение лично Максу: -Только два человека, ты и ещё кто-то, выбирайте,- и предваряя вопросы пояснил: -Всё остальное после проверки твоего генома. Протокол флота, никуда не денешься и, по моему, он просто перестраховывается. Тем временем, на поверхности большой глыбы камня начали происходить интересные изменения: сам собой образовался небольшой торнадо, (и это в безвоздушном пространстве), за несколько минут очистивший на её поверхности большой провал довольно правильной формы. Видео, передаваемое с одного "Раптора", зависшего прямо над ним показывало только черноту тоннеля уходящего в глубину тела астероида. Без проблесков корпуса прятавшегося там корабля. -Метров двести в диаметре, чем они её выжигали?- с нескрываемым удивлением спросил стоящий рядом с Максом Сергей. На что Макс пожал плечами, Чен, занятый переговорами просил не беспокоить по пустякам, а у самого мысли сейчас работали в другом направлении.
   -Кого брать с собой? Синцов хотел идти с ним и, заявив об этом сразу, ожидал решения. Но в этом была небольшая проблема. Не хотелось Максу оголять команду, отправляясь в неизвестность с одним из своих заместителей, по одной причине: а ну, у находящегося столько лет в одиночестве, оторванного от жизни искина съехала крыша и ему взбредёт в мозги мысль об уничтожении пришельцев, по его понятию захватчиков. Чен, Ченом, этот уже свой, а что бродит в мыслях у незнакомого и к тому же более высокого рангом, тут следовало поберечься и лезть в неизвестность костяком отряда не стоило. Втолковать это упёртому в таких моментах Сергею было довольно трудно и, в итоге, сошлись на кандидатуре Мольта, на его понятие имеющего возможность защитить Макса. Картинка, что была на экранах рубки, транслировалась и в кают-компанию, и пока гурьбой шли по коридорам жилой палубы в направлении межъярусного лифта, наслушались восторженных откликов и вопросов. На последние отшучиваясь, обещая рассказать позже, после выяснения всех подробностей.
   Аграфский "Кордис", имевший большие размеры, брать не стали и лётную палубу покинули на обычном, на котором когда-то ходили на установку ретранслятора гиперсигнала. И десять километров, из соображений безопасности разделявшие их от цели, лавируя между никуда не девшимися камнями астероидного поля, пилили довольно долго. Успев за это время обговорить главное на этот момент: не спугнуть. Чен обрисовал существующие на тот момент порядки имперского флота, и протоколы которым искин обязан подчиняться. Из чего вытекало, что он подчинится, или признает над собой старшинство только человека обладающего геномом его хозяев. Безо всяких исключений и претендент не прошедший тест подлежал уничтожению, с последующим взрывом корабля. Об этом главный корабельный искин сказал Чену спокойно, перекинув в подтверждение протокол общего решения искинов. Последнее, напрягало особенно, теста и его результатов Макс почти не боялся, но иметь дело не с одной заумной железякой, а с несколькими, это как-то страшило. Чен, услышав это, коротко посмеялся и успокоил, что подтверждение теста снимает все возражения. Так было в тогдашнем имперском флоте.
   Ныряя в тёмный провал рукотворного убежища, искин бота включил посадочные прожекторы, осветив их лучами его стены и висевшую почти по его центру, отливающую серым цветом носовую часть корпуса чужого корабля. Из рубки десантного бота казалось, что обводы его носовой части на протяжении сотни метров немного походили на "Игл", только большего масштаба. В глубину убежища прожекторы не пробивали и все подробности конструкции скрывались в темноте. Да и не до них было пока, метров через пятьдесят от носа, на широкой спине рейдера приглашающе, белыми концентрическими кругами, светилась посадочная площадка и на его вопрос, Чен вслух подтвердил, что им туда. Дальнейшие события проходили как в тумане: стыковка десантного бота под управлением его искина, осознание, что на спине рейдера присутствует гравитация и после пары ободряющих фраз от Чена, выход на встречу неизвестности.
   Двое встречающих, вынырнули из люка, образовавшегося в десяти метрах от них и по их внешнему виду ничем не отличались от людей Содружества. Лиц в затенённых шлемах видно не было, но рост, комплекция фигур и сами скафандры мало отличались от современных. Разве что меньше было навешано на них и, на первый взгляд, не такие массивные. -Андроиды,- на всякий случай предупредил Чен. В основном для Вольфа, Макс знал о наличии на борту корабля таких охранников. Читал когда-то с пятое на десятое в описании "Элона", тогда не придавая этому значения, даже не надеясь и не собираясь его искать. Оказалось зря. Один из встречающих молча и приглашающе махнул рукой, при этом сделав шаг в сторону открытого люка и, переглянувшись, оба переговорщика двинулись за ним. Второй, пропустив их и этим построив стандартную охранную коробочку, двинулся следом.
   Пока всё было узнаваемо, отчего-то не работающий эскалатор и семь метров наклонного трапа пришлось перебирать ногами, мягкий свет в большом помещении шлюзового отсека и закрывшийся за ними люк. Новым было, пока они стояли в ожидании продолжения, многократное изменение спектра освещения из включившихся с двух сторон мощных прожекторов и как потом объяснил Чен, стандартная процедура обеззараживания. Дальше пошёл стандарт, отличающийся от протоколов Содружества только фигурой встречавшего их искина и словами сказанными на языке Джоре: -Прошу на борт. Мольту, не знавшему его, синхронно переводил Чен и пока они проходили через разошедшийся в две стороны большие овальные двери, а потом шли за фигурой главного корабельного искина, оба глазели по сторонам. Смотрели и слушали Чена, по ходу движения пояснявшего их маршрут, по всему, ведущий в направлении медотсека. Пока ничего нового, за исключением больших масштабов: просторности коридора и его более высоком потолке, к тому же довольно слабо освещённом, Макс не увидел. Обычный корабль более высокого класса.
   Новое началось в медотсеке и это был медицинский искин, на этот раз, может для разнообразия, оформленный в виде миниатюрной женщины. Наблюдая их реакцию корабельный искин, одетый в почти привычный офицерский комбинезон, вытянувшись и ударив кулаком правой руки в район сердца, что послышался реальный стук, представился по всей форме: -Киб -капитан рейдера "Элон" флота империи Джоре приветствует Вас на его борту. Сказано было торжественно, безо всякой иронии и Максу пришлось отвечать. Убрав на штатное место уже ненужный шлем и, вздохнув воздух тысячелетнего корабля, серьёзно ответил: -Командор Макс Корн, наёмный отряд, без приписки к какой либо империи. Чен просил воспринимать киб -капитана серьёзно, как равного себе и отвечать на вопросы правду, не колеблясь и не виляя, как это часто бывает между людьми. Джоре больше доверяли своим кибернетическим помощникам и звание с приставкой киб, ничего не меняло в правах последнего.
   Стоящий напротив него искин, ничем не проявил свою реакцию на сказанное, сразу перейдя к главному: -Мой младший брат,-кивок на левую руку Макса, предполагаемое место нахождения Чена: -просветил меня о ситуации с моей империей и во многом оно совпадает с моим. Как и о наличии у Вас генома моих хозяев. После последних слов киб- капитан испытующе посмотрел на внешне спокойного Макса и кивнув чему-то своему, внутреннему, продолжил: -Мы обязаны проверить эти данные,- и опять не увидев реакции, уточнил у Макса: -Вы знаете правила? -Знаю и готов,- коротко ответил тот, уточнив у слушавшего разговор медицинского андроида: -Мне раздеваться? И услышав подтверждение, повернулся к киб- капитану: -Нам надо связаться со своими, успокоить, чтобы не потеряли и что будет с моим спутником? -Не переживайте, ваш подчинённый свяжется, мы предоставим ему эту возможность и,- коротко ответил тот и уточнил для ясности: - Должен предупредить, ошибиться мы не можем, из-за чего ожидающая Вас процедура довольно долгая и на это время мы предоставим ему все условия для отдыха. Коротко и ясно, и приободрив уходящего с киб- капитаном, довольно ошарашенного увиденным, Вольфа: -Не дрейфь, прорвёмся. После чего, не стесняясь так и глазевшего на него медицинского искина в женском роде, занялся раздеванием и устройством себя любимого в довольно необычной, довольно широкой и удобной медицинской капсуле.
   ***
   Связь с кораблём пришельцев организовали прямо из наспех выведенной из стасиса каюте одного из офицеров команды Тхат Мрога. И глядя на проявившуюся на одной из её стен изображение рубки чужого корабля, киб-капитан невольно сравнивал увиденное со своей, находящейся совсем рядом. Чужака туда не повели, рано, ещё нескоро будут окончательные выводы по родству их капитана с расой Джоре. Хотя, и это корабельный искин отметил ещё в отчёте мобильного помощника командора, по имеющимся в нём изображениям нескольких рас образующих Содружество, некоторые из них мало отличались от Джоре. Разве что аграфы, известные со времён расцвета империи его хозяев, найденные какой-то экспедицией в одной из систем и поднятые из средневековья, от войны с использованием холодного оружия, на довольно высокий уровень внутрисистемных перемещений. Получается, что они подхватили крохи прежней технологической мощи, что они тут хозяева. Этот вывод как то не укладывался в голову.
   В гибель империи Джоре, корабельный искин, в звании киб-капитана, не верил. Слишком она была могущественной на момент их невольного затворничества и Грорхи, не шли в сравнение с ней ни по одному параметру. Разве что превосходили своей массой, численностью пушечного мяса и довольно примитивных кораблей. Этот отчёт, файл с записью гибели командора с командой и краткую справку по существующему на это время миропорядку, мобильный помощник командора прицепил к сигналу опознания вовремя, когда во всю шла подготовка к взрыву рейдера. И это послание через бездну лет, знакомые лица сгинувшей команды приостановили развязку. При неудаче переговоров успеют. А больше всего повлияло на это решение, наличие среди чужаков человека с геномом Джоре. Теплилась надежда, что анализатор наручного искина не ошибся и их долгое ожидание не зря, что ещё узнают судьбу империи. Пусть не с Тхат Мрогом, с его гибелью давно смирились, но с носившим кровь Джоре, вполне.
   ***
   Привычное пробуждение в медкапсуле, сколько их было Макс уже и не помнил, но эта отличалась от привычной обыденности. Прежде всего, растаявшей в воздухе купольной крышкой, чего не было даже в дварфских экземплярах и второй неожиданностью был голос медицинского искина, до этого момента не проронившего слова: -Вставайте командор, я проведу Вас в рубку. С чего бы такие перемены настроения Макс не знал и памятуя старое правило: -В чужой монастырь со своим уставом не суйся,- послушно поднялся и одев комбинезон, и уже потянувшись рукой за скафандром, услышал: -Оставьте его тут, в ближайшее время он Вам не понадобится. Результаты теста не спрашивал, понял, что всё скажут на месте, если верить этой сопровождающей, в рубке. Только Чен подбодрил, что всё хорошо, должны признать и между делом пожаловался о своей временной трудности, отсутствии допуска к корабельной сети. -Обложили демоны,-не к месту мелькнула в голове фраза из какого-то старого фильма. В этот момент довольно точно определившая сложившуюся ситуацию
   На это раз шли недолго и широкий коридор, по прежнему, слабо освещённый, закончился круглой площадкой около тридцати метров в диаметре с тремя дверями по её окружности. За одной из них их ждали. Как Макс сразу заметил, Вольф, стоящий несколько в стороне с двумя андроидами, по виду боевиками, немного за ними ещё десяток в более тяжёлой броне и в центре овального помещения трое вполне реальных искинов, точнее четверо, если считать присоединившегося к ним медицинского. -Ты смотри комитет по встрече организовали,- про себя невольно восхитился Макс: -Только к чему это? Додумать не дал уже знакомый киб-капитан, стоящий в центре с каким-то небольшим предметом в руке. Сделав шаг из строя, он, неожиданно для Макса, отработанным движением преклонил перед ним левое колено, синхронно с ним это движение повторила вся его команда, и склонив голову произнёс: -Просим прощения за недоверие командор,- и взглянув в его глаза, продолжил: -Протокол флота не нами введённый и выполнить его мы были обязаны. Теперь, после подтверждения, все условия соблюдены и как истинному Джоре мы приносим тебе клятву служения. Прими церемониальный меч командора. С последними словами, он довольно изящно, держа предмет двумя руками, протянул его Максу.
   Всё это происходило в полной тишине, как хорошо отрепетированный и проводящийся не в первый раз спектакль и со стороны, наверно, выглядело красиво и торжественно. Подтверждением этому было ошарашенное выражение лица у Вольфа, слушавшего этот монолог в переводе Чена, и Макс не дал бездарно слить его концовку. Об этой церемонии, существовавшей в тогдашнем имперском флоте при смене капитана, или хозяина корабля, по счастью, он читал в архивах Чена и что делать, и как отвечать, знал. Для этого медленно вытащил из ножен блеснувший синим металлом клинок и, попробовав его на остроту, медленно провёл им по левой ладони. Тишина в рубке стала ещё более осязаемой и тягучей, четверка искинов и двенадцать андроидов, вся кибер команда корабля так и стояли преклонив колено и склонив голову, не шевелясь и ожидая завершения церемонии. И Макс не подвёл, подойдя к киб-капитану, окропил его голову скопившейся в ладони кровью, самое странное, впитавшейся в неё, а не упавшей сквозь виртуальное тело на пол.
   Ритуал, уходящий корнями вглубь веков, не имеющий никакой мистики, но кровь проводящего его, привязывала к нему командного искина, а с ним и всех его подчинённых крепче всяких клятв и договоров. Империя Джоре, насколько об этом сумел найти Макс в узко специализированном архиве Чена, таким ритуалам отдающим древностью, временами рыцарства, придавала значения больше чем современный мир. Скажем, была у них такая фишка и плохо это, или хорошо ещё предстояло узнать. Но присутствующие в рубке искины и андроиды, казалось прониклись моментом. Дальше, пошла обыденность, представление новых вассалов, в империи это было нормой, в лице четырех искинов, уже знакомых, главного и медицинского, и увиденных впервые, навигатора и инженера. Двое андроидов, стоящие рядом с Мольтом, оказались личными охранниками командора, те самые кого он в нарушение правил, в приказном порядке оставил на борту. Насколько помнилось, Чен что-то говорил о их обязанности сопровождать командора всюду, даже на этом корабле и немудрено что тот сбежал. С десятком, стоящим в небольшом отдалении было немного проще, две боевые пятёрки относились к ведомству Синцова и Мольта. Но главное было не в этом и через пару минут после окончания церемонии вступления во владение, об этом сообщил киб-капитан: -Сожалею, но вынужден доложить о неспособности рейдера к полётам. Сказанные спокойным тоном слова искина прозвучали сродни набату, настолько они были неожиданны. Помнилось, что Чен утверждал: при уходе командора на задание, рейдер был полностью исправен, без малого разведчика, но остальное было в норме.
   -Энергия,- видя его замешательство, пояснил инженерный искин: - На половине мощности последний реактор, прошедшее время съело все запасы рабочих стержней. -Вот зараза, не везёт, так не везёт и тут затык,- ругнулся про себя Макс и на всякий случай уточнил: -Какая мощность нам нужна? Число в два миллиона тэров, единиц измерения Джоре, ни о чём ему не говорила, в Содружестве эта величина называлась по другому, и сказать честно понимал в этом довольно мало. Состыковать инженерные службы, теперь уже одной команды, и пусть думают, благо, пусть не такие совершенные, но всё же выдающие энергию реакторы можно снять с "Шёпота ночи". С этой целью, обращаясь к киб-капитану, ( которого не мешало бы как-то назвать, дать ему нормальное человеческое имя, а то, цифры, какими он представился, в голове не задерживались), Макс распорядился: -Организуйте мне связь с кораблём,- и услышав в ответ: -Пару секунд командор,-позволил себе оглядеться по сторонам.
   После церемонии вступления во владение, рубку покинул десяток боевых андроидов и в ней стало просторнее, проявилась её похожесть на рубки кораблей Содружества и, в то же время, кардинальное отличие. Похожесть в экранах занимавших всю поверхность стен и потолка, включая сюда и пол, и в пилотских ложементах чем-то напоминающих современные. Отличие, в полном отсутствии приборов контроля, тех же инженерных экранов, с их бесконечными диаграммами и показателями насыщенности защитного поля, мощности двигателей и прочего. Особой конкретики по этому кораблю в архивах Чена не было, не по специальности искина диверсанта и в эти тонкости придётся вникать самому, по новой учить матчасть. -Связь командор!- доложил киб-капитан и половина фронтальной стены растаяла, явив собой на переднем плане, о чем-то споривших, Зорга с Шенком и прислушивающихся к ним остальных, в том числе и нужную сейчас инженерную команду.
   Заметил его появление на экране, Фош, громким возгласом прервав спор: -Командор на связи! Долгую минуту народ молчал, молча всматриваясь в незнакомое помещение и находящихся в нём людей, за исключением Макса и Вольфа, четвёрку искинов и пару андроидов. О их присутствии в коротком разговоре сообщил Вольф, но кто это конкретно, и к каким направлениям корабельных специальностей относится, они не знали, результата переговоров тоже и определённое напряжение чувствовалось. Висело в воздухе, и первые слова Макса: -Мужики, всё в порядке, корабль под моей рукой,- вызвали громкий вздох облегчения. Пришлось останавливать посыпавшиеся вопросы и наскоро представлять новых действующих лиц, и чтобы не скучали добавил проблем следующей вводной: - Судя по всему, у нас добавилось работы и мне нужны инженеры, разбираться с энергией, возможностью размещения на рейдере наших реакторов, так что Зинта и Фоша ждём тут.
   Пребывание в здешней медкапсуле, и одиннадцатый час пребывания на древнем корабле (что не скажешь по его сохранности, хотя бы, тех помещений что они уже видели) пошло на пользу разыгравшемуся аппетиту и киб-капитан, повеселевший после проведённого ритуала пригласил их в командорскую каюту. Для начала, просто перекусить, а за этим добрым делом и немного познакомиться, переговорить о намечающихся планах. Как и уславливались, Чен передал ему справку о нынешнем мире и краткое резюме отряда. Что есть такие и один из них почти Джоре, своего рода ловушку на возможного соотечественника. Ход наверняка, ибо Чен знал все законы тогдашней империи и протоколы искинов, намертво, без возможности изменения или их перепрошивки, сам существует по точно таким же. Сработало и это имело уже и отрицательный эффект, команду к действию, к направлению дальнейшей работы, ждали от командора.
   Может соскучились по отцу командиру, или последние новости даже для искинов оказались чересчур, но ломать это было необходимо и шагая за молчаливым киб-капитаном Макс это решил. Прямо сейчас, после перекуса, во время выработки плана действий. Тусклое освещение, за которое извинились, и бездействие системы быстрого перемещения, на наличие которой оба навострили уши, объяснялось режимом жёсткой экономии. И почти идеальная сохранность за десять тысяч лет, была не всюду, на всё не хватило стасис систем, да и той же энергии. Но его каюта, уже третья за какой-то год в этом мире, была в идеальном состоянии, без намёка на прежнего владельца и его вещей. Чен, немного потерявшийся за это время, как он предупредил, что собирает независимую информацию о прошедших годах, это заметил сразу и пообещал быстренько всё прояснить.
   Не до осмотров владений, но кружок по семи помещениям сделали, дольше всех задержавщись в самом большом, на глазок пятидесяти квадратных метров, с пустым на данный момент бассейном. -Разведывательный рейдер?!- ругнулся про себя Макс: -Живут как короли, тьфу ты, жили,- тут же поправил оговорку. -Всё заработает с подачей энергии и этот бассейн не один, ещё два для экипажа в небольшой зоне релаксации. Мольт, по прежнему, слышащий это через перевод Чена, не удержался от вопроса: -И лесок есть? Об оснащении кораблей предков, байки ходили, и неясно видел ли кто-нибудь их в живую, но упоминание о наличии в них парковой зоны, встречалось часто. Оказалось не врали и это подтвердил приглашающий к накрытому столу киб-капитан: -Да есть, и как только появится возможность всё восстановим.
   Первое время, насышаясь, ели молча, то ли от новизны обстановки, или осознания произошедшего, даже не замечая вкуса. Как это происходило у внешне невозмутимого Мольта, Макс не знал, но по своим ощущениям чувствовал что где-то похоже. Да и что может чувствовать человек наблюдая за аристократическим обедом, как он знает, искина, тела не имеющего и питающегося совсем не белками и углеводами. Хотя, тело было и ощущения от соприкосновения с живой плотью тоже. -Гравитационные поля, - поняв его замешательство и интерес, пояснил Чен. -А ты не мог предупредить заранее, -ругнулся чуть не попавший в неловкое положение Макс. На что не получил ответа от своего искина, после церемонии вступления во владение, ставшего подозрительно терпеливым и вежливым. -Статус командора давит?-пришла в голову мысль, имеющая, кстати, довольно серьёзную основу. Протоколы поведения те же что и у остальных искинов, и в их среде линия поведения Чена будет мало отличаться от стандартной, разве что статус ему повысить, изменить до советника, или что-то в этом роде.
   Дождавшись, когда два шустрых паучка уберут со стола посуду и глядя на четырёх новых членов его команды, пусть необычных, искинов по сути, Макс задал первый вопрос киб-капитану: -Как Вас называл командор Тхат Мрог? При наличии уже имеющегося имени, давать новое, ломая сложившееся веками было как-то не с руки и ответ искина удивил: -Пятьсот семнадцатый, по последним цифрам заводского номера. -И Вас это устраивало?- уже справившись с удивлением поинтересовался Макс, уточнив у, совсем по человечески, пожавшего плечами искина: -Я так понимаю из изученной базы Джоре по пилотированию, что к вашим обязанностям относится всё связанное с пилотированием корабля, с его проводкой в обычном пространстве и гипере. Так? И услышав подтверждение сказанному предложил: -Будет как решите, по прежнему пятьсот семнадцатый, а может, у Вас есть какие-то свои пожелания относительно этого вопроса.? Спрашивал, зная от Чена, что у этой четвёрки искинов не совсем простая судьба. Некоторые устройства такого класса имели имплантированную личность когда-то жившего человека. Обычно имевшего при жизни ту же специальность и согласившегося на такое урезанное продление жизни добровольно. На "Элоне" был полный набор таких и с первого дня ломать их через колено, Макс не хотел. С секундной задержкой, кивнув на браслет на левой руке Макса, киб-капитан поинтересовался: -А какое имя у вашего мобильного помощника?
   В обсуждаемой теме вопрос уместный и ответ прозвучал без задержки: -Чен, с первого дня нашего знакомства он носит это имя. Макс впервые видел колеблющегося искина и через долгие десять секунд киб-капитан неуверенно попросил: -Если мне позволен выбор, то я хотел бы носить имя Нор, оно будет напоминать мне о прошлом. -Принято,- с облегчением вздохнул Макс: -Отныне Вы Нор и никак иначе. С именами присутствующих решим чуть позже. Были у Макса намётки на имена всей четвёрки, но озвучивать их не стал, тем более что главный искин захотел своё и чем хуже оставшиеся? Важнее была проблема с языком, вот её и поднял: -Что у нас будет с общением, через десять минут прибывают инженеры и на переводном варианте далеко не уедем. -Общаться будем на языке Содружества, его базу Чен нам уже скинул, -непривычная артикуляция и не там обозначенные ударения в речи Нора, осваивающего незнакомую языковую базу, снимали его опасения.
   -Если позволите командор, пара вопросов есть у меня,- сказав это типичным женским голосом, более высоким и звучным, встал по стойке смирно медицинский искин и, получив разрешение, продолжил: -У Вас, при глубоком обследовании в периферийной области мозга обнаружено вспомогательное устройство, позиционирующее себя как "нейросеть". Что-то подобное применялось нашими создателями, но уже достаточно давно было вытеснено за ненадобностью более совершенными биологическими симбиотами. Три таких у нас есть, как стандартный резерв на случай тяжёлого ранения, с невозможностью его самовосстановления. Вам, как командору, один из них мы вживим, а что делать с остальной командой при невосприятии нашими приборами нейросетей? Медик, немного помолчал, как человек собирающийся с мыслями и перешёл к следующей теме: -Присутствующий за столом офицер, - уважительный кивок в сторону покрасневшего от внимания Мольта: -в нашем понимании достаточно стар и в процессе двух видеоконференций я заметила ещё несколько людей такого же возраста. Что будем делать с ними?
   Оба вопроса, что называется-в тему и Макс, попросив подождать, на пару минут задумался. О симбиотах, от Чена слышал и читал кое- что в архиве, всё где-то на уровне научно популярных статей. Не та специальность была у Тхат Мрога, чтобы глубоко задумываться над глубинными механизмами взаимодействия организма носителя и его симбиота. Знал, что более продвинутый аналог нейросети, к тому же способствующий продлению жизни и всё. На этом интерес заканчивался, а несовместимость современных нейросетей и оборудования Джоре, пусть разбираются. Четыре врача из плоти и крови и медицинский искин, что ещё желать лучшего, пусть думают. Но на всякий случай поинтересовался мнением присутствующего: -Эту несовместимость как-то можно убрать, нейтрализовать? Симбиоты, как я понимаю, взять тоже негде и по второму вопросу насчёт наших стариков, их можно омолодить?
   Услышав последнее, Мольт невольно дёрнулся, вопрос касался лично его и не только, и ответ медика обнадёжил: -Насчёт омоложения, проблем нет, до продолжительности жизни Джоре не дотянем, но лет шестьсот, семьсот гарантирую. После чего, не глядя на ошарашенного обещанием Мольта обратился к Максу: -Командор, если это не связано с необходимостью присутствия тут этого офицера, я бы хотела начать немедленно. Обследование, процедуру омоложения и настройку под наши требования нейросети. Вы правы, к моему глубокому сожалению, симбиоты нам негде взять. Чёткий подход к делу, без проволочек и колебаний произвёл на обоих приятное впечатление и, получив от Макса согласие, в сопровождении медика Мольт отправился получать счастье. Совсем негаданно оздоравливаться и, самое главное, продлять жизнь.
   Десантный бот с "Игла" уже встретили и в настоящий момент сопровождали прибывших на нём в командорскую каюту, ставшую на время расконсервации штабом, местом принятия решений. Одно из которых уже в процессе воплощения, как пробный камень для всего экипажа. Как Макс знал, всем, включая и его, предстояло пройти процесс изменения генетического кода, в том его отрезке, что отличался от изначального Джоре. Не до ста процентов совпадения, у основной массы разница всё равно будет присутствовать, но вопрос удлинения жизни и повышение сопротивляемости организма разным напастям, включая и физические нагрузки, будет решён в положительную сторону. Знание это давнее, с момента прочтения архива Чена, но откинутое как ненужное, и, в основном, из-за несбыточности отыскания того самого корабля. Найденного в результате стечения обстоятельств ими неконтролируемых и неожиданных. Выход из гиперпространства оказался в совсем другом месте, далеко в стороне от запланированного. На этот раз к их счастью.
   -Ну ни фига ты тут устроился,- от утопившейся в стену двери послышался громкий и весёлый голос Сергея и поворачиваясь, не считая пары сопровождающих андроидов, Макс увидел троих из своей команды: его и Зинта с Фошем. Стоящих у входа и осматривающихся в новом помещении. И по выражению их лиц было заметно, что сравнивали с аналогичными на кораблях Содружества. В принципе ничего нового, разве что, масштаб побольше, раза в полтора и мебель изящнее и теперь понятно, откуда у Чена, в его виртуальном мирке, была похожая. -Хорош смотреть, успеете ещё, давайте к работе. Этими словами пришлось прервать затянувшееся молчание и поочерёдно представить прибывшим своих собеседников. Сразу, долго не рассусоливая и не повторяясь, поставил троим инженерам задачу-найти выход, разобрать "Шёпот ночи" на составляющие, но его реакторы должны работать на "Элоне". С дисциплиной у команды древнего корабля было всё чётко и проявилось это в обращении инженерного искина к командору, по всем их военным правилам, с просьбой удалиться по делам.
   Что поразило, отпущенный искин, ушедший с обоими инженерами, проявился за столом наяву через пару секунд и на вопросительный взгляд Макса, пояснил: -С ними мой двойник,- и увидев непонимание, объяснил: -Моя полноценная копия, несколько потоков сознания позволяют заниматься одновременно несколькими делами. -Круто, мне бы так,- присвистнул что-то жующий Сергей, по своему обыкновению не придавший произошедшему особого значения. Инженерный искин, оказался кстати, развернув в центре помещения объёмное изображение рейдера империи Джоре, вводил новое начальство в суть дела. Наглядно показывал его достоинства и недостатки. Как для них, летающих на кораблях Содружества, последних они не видели. По форме корпуса похожий на удлинённого морского ската, с немного поднятыми вверх боковыми плавниками, почти восьмисот метров длиной, рейдер выглядел угрожающе.
   Впадина на его спине, предназначенная для базировки малого разведчика, на этот пустовала, навевая мысли о "Игле", о его возможном размещении в ней. Правда, размеры малого крейсера были несколько большими и пришлось просить Чена скинуть их кибернетическому соратнику информацию по нему. Имеет несколько потоков сознания и пусть их загружает по полной, бесконечно торчать в этой дыре, да ещё с нерабочим кораблём Джоре, как-то не улыбалось. Но это внешние обводы, корпус, его вид и прочее, Макса и сидевшего рядом Сергея интересовали боевые возможности корабля, его вооружение и системы защиты. И самое главное, что из этих плюшек они будут иметь на реакторах "Шёпота ночи", как сообщил инженерный искин, уже разобравшийся в их мощности, на порядок меньшей от местных. Это был вопрос, пока, не имеющий ответа.
   Год, проведённый в пустоте, на совсем не отстойных кораблях Содружества, казалось должен был отучить их удивляться. Но не в этот раз. Уже ожидаемое гравитационное оружие, не удивило, знали, что применяли и ожидали его наличия, немного другие туннельные орудия, в отличие от стоящего на "Игле", "Шёпоте ночи" и прочих кораблях, имеющие возможность стрелять снарядами с небольшим гипердвигателем. Как само разумеющееся, очень дорогими и рассчитанными на стрельбу по дальним целя в пределах системы. Их небольшой запас, в нынешних условиях, с учётом невозможности его пополнения, мог применяться в крайнем случае. В качестве козыря в безвыходной ситуации. Плазмы, курсовой и оборонительной, не было, Вместо неё в ближней обороне применялся мощный, работающий на жёстком гамма излучении лазер. Кстати, в нынешнее время запрещённый во всём Содружестве, но учитывая что Джоре применяли его в основном по ящерам, в то время это было оправдано.
   Но основная фишка, или изюминка, была в наличии системы локальной свёртки пространства, образованию кокона иного пространства вокруг корабля, этим делавшего его неуязвимым для любого оружия противника. Что-то наподобие локального гиперпузыря, держащегося вокруг корабля, с образованием его в любое время. Независимо, в движении корабль, или неподвижен, хватило бы энергии. Система свёртки, дополняющая стандартную, маскировочную, наподобие применяемых в Содружестве, на то время только начала внедряться на корабли империи Джоре и первыми её получили рейдеры разведки. Такие как "Элон", довольно новый на то время и, самое главное, имеющий достаточную мощность реакторов. То, чего не хватало на этот момент. -Что такое не везёт и как с этим бороться?- пробурчал под нос увлёкшийся Синцов. -Не ссы, прорвёмся,- в тон ему ответил задумавшийся над проблемой Макс. Как уже вкратце просветил их инженерный искин, пять реакторов "Элона" выдавали требуемую мощность и не только для системы свёртки. Хватало на всё. Для реакторов с "Шёпота ночи" место нашли с запасом и в инженерной компании сейчас идут уточнения и согласование разборки и перемещения. Кто, что и какими силами будет делать и, скорее всего, пока их искины не согласованы, инженерным комплексом "Шёпота ночи" там и местным тут.
   Проблема была в другом, в разных принципах работы реакторов, а отсюда и в выдаваемой мощности. Родные с "Элона", работающие на принципе холодного термояда, на порядок превышали реакторы Содружества, по своей сути бывшие высокотемпературными батарейками. Для перемещения в пространстве, гиперпрыжка и работу оружия, выдаваемой ими энергии хватит, но о свёртке придётся забыть. Пока, до отыскания нужных рабочих стержней. На том пока и остановились, тем более что места в трюмах их нового приобретения хватало, а найти ещё десяток реакторов, пусть даже на корабельном кладбище, куда всё равно собирались, думается не проблема. От обилия новостей и открывающихся с их помощью возможностей, начала тупеть голова, и наличие малых кораблей, и абордажных средств отложили на потом. Главное, что они есть, больше интересовала гиперсвязь, возможность её адаптации к современной. Очень уж хотелось узнать как дела у старого Морица и Шабанова, как там новички и выполнение поставленных задач. Ну и, наверно, прощупать через старого, отчего их слили в самый ответственный момент. Не дождавшись окончательных результатов, трофеев и так ожидаемого штабом подтверждения наличия третьей силы. Нелогично как-то.
   Инженерный искин обещал подумать и решить вопрос связи самое позднее до завтра, а разговор за столом перекинулся на их пленника. Грорха, наличие которого вызвало нескрываемый интерес у кибер команды "Элона" и если подумать, то вполне понятный. Империи Джоре в обозримом пространстве нет, а их враги разгуливают по нему. И им хотелось бы снять ментограмму его мозга, в надежде получить что-то новое. Тэкис собирался это сделать, но малые размеры медкапсулы для такого громилы, не позволили. Не резать же ящеру для этого конечности, портя товарный вид и сбивая цену и теперь имея оборудование специально сконструированное по ящера, почему бы нет. Заодно и узнают, что там у них за силы собираются и для чего. Разговор неспешно переходил с одной темы на другую и Макса понемногу начало охватывать странное чувство.
   Сидящий рядом Сергей, напротив, с другой стороны стола непринуждённо рассказывает о чём-то новом, точнее, давно забытом старом, искин в человеческом облике. Если пощупать, то и не отличишь от живого, кроме них, за спиной, ещё два андроида, его личные охранники, которые ему никаким боком не нужны. Может там, в империи, это и было принято, но на корабле-то кто ему угрожает и это надо сломать и притом сразу. Вне корабля, пусть будут, не забылось ещё покушение. И Чен что-то совсем заглох, молчит как партизан, и не откладывая дела в долгий ящик, позвал его: -Ты там ещё живой? Получив незамедлительно в ответ: -Куда я денусь с подводной лодки. Научился земному жаргону и разным словечкам, и теперь не обходится без них, это про Чена. Выяснение причины молчанки и вопросов безопасности для них на вновь приобретённом корабле, закончилось фразой древнего искина: -Ты что, так и не понял, кто ты для них после проведения ритуала? -Командир, капитан...- перебрал несколько вариантов Макс, до тех пор пока Чен не поставил на этом точку: -Отныне ты их хозяин! Лорд! Пусть и в пределах их мирка. Ритуал привязки производится для этого и искины в империи Джоре своих хозяев не предают.
   Глава 3.
   Зуммер вызова аппарата гиперсвязи прозвучал поздно вечером, когда Вилли Мориц уже готовился ко сну. Возраст под полторы сотни лет давал о себе знать старыми ранами, залеченными в медкапсулах, но фантомную память организма никуда не денешь. Как ни пытается местная медицина, но до конца победить её не выходит, даже при запредельной сложности современного оснащения. Номер вызывающего на аппарате не отсвечивался, но шутников в его окружении не водилось и такой эффект мог дать дальний абонент, возможно, откуда-то из систем Фронтира. Матово серый фон развернувшегося объёмного экрана, какое-то время был пуст и Вилли уже потянулся к отключению неудавшейся связи, как перед ним появилось знакомое лицо. -Тьфу ты, напугал!- сплюнув через плечо, ругнулся он и вглядываясь в не изменившееся лицо Макса, с облегчением добавил: -Мы тебя уже и не ждали, а кое кто и похоронил, восьмой месяц где-то болтаешься. По ту сторону экрана его слова вызвали неподдельное замешательство и Вилли видел как его собеседник перекинулся с кем-то ему невидимым парой фраз по нейросети. Так это выглядело и сразу вопрос вернулся к нему: -Ты старый, что-то путаешь, сто тридцать суток всего.
   Сидевший в кресле, где-то там, Макс, был абсолютно серьёзен и шуткой тут не пахло, но и Вилли не считал себя выжившим из ума, способным сбиться в таком простом деле как подсчёт времени. Поэтому, просто вывел на экран табло отсчитывающее имперской время столичной планеты, которым пользовался флот и по которому шёл основной отсчёт и, отдельно, планеты проживания. Помолчавший пару секунд Макс, непроизвольно, машинальным движением почесал затылок и пробормотал в полголоса: -Вот это нас кинуло и хорошо хоть не назад. Фраза абсолютно непонятная Морицу и он потребовал объяснения. Долгое отсутствие Макса и его трения с аграфским кланом, по информации от старых сослуживцев, появившегося в системе Арда сразу после ухода его кораблей, всё это намекало на неприятности. И его пропажа на столь долгое время только подтверждала случившуюся с ним беду, а тут ещё и расхождение по отмечаемому искинами времени, но короткая информация о случившемся, самая её суть, расставила всё по местам.
   -И какие теперь у вас планы, один корабль, как я понял, потерян?- не тратя слов на сочувствие, в лоб спросил старый адмирал. От ответа собеседника находящегося где-то в глубине территории архов зависело многое. Помнится, Макс собирался домой, на Землю, пусть через несколько лет, когда откроется червоточина, и он, старый служака, которому надоело здешнее сытое существование и захотелось посмотреть на родину, просился к нему в экипаж. Чуть ли ни за век службы, поначалу на Земле в кайзеровском флоте, остальные годы уже тут, во флоте империи Аратан, случаев, когда ломались и меняли планы из-за таких вот случайностей, было много. И от ответа на его вопрос зависело многое, в том числе и его участие во всём этом.
   Спокойно пожав плечами и, очевидно, поняв скрытый смысл вопроса, Макс ответил: -Нет старый, в отношении Земли не меняется ничего. Небольшая коррекция будет в способе добывания кредитов, в некоторых случаях не всегда поощряемых властями. Если не боишься запачкать репутацию, то наш договор в силе. -Пиратство?- спросил несколько шокированный Мориц и через секунду получил мгновенный ответ: -Нет, грабить людей не будем. Возможно, потрясём пару аграфских баз, есть тут у нас их координаты. Не всё же им обижать честных людей. Слова об аграфах меняли дело, тут совесть старого адмирала стыдливо молчала. Ну не любили ушастых в Содружестве, а флотские, тем более и предложение поучаствовать в благом деле ему импонировало. Только с какими силами? На старых лоханках против новейших, какими вооружены ушастые, успеха не будет.
   На это сомнение Макс ничего не ответил, пообещав прояснить и приятно удивить при встрече, и перевёл разговор в неожиданное русло: -У тебя есть выходы на, имеющих вес в их империи, аграфов?- вопрос после оглашения планов пощипать ушастых, чуть не свалил Вилли со стула и зная, что его собеседник ничего так просто не спрашивает, уточнил: -Зачем тебе? Небольшая заминка и Макс ответил: -Учти, эта информация между нами, скидываю тебе файл, посмотришь и дашь ответ, и успокоил насчёт растущей стоимости разговора: -Не переживай, у меня безлимит. Прозвучал сигнал получения файла и, открыв его, первые же секунды небольшого видеоролика, с захваченным командой Макса разумным ящером, по всему, союзником архов, навеяли старому солдату мысль о близкой войне. Информация была не вся, только как реклама товара и её сознательный обрыв говорил о намерении его будущей команды к жёсткой торговле, за ломаный кредит. Оно и правильно, это он приветствовал, мир такой и диктуемые им правила слабых и уступчивых не любят.
   Оставался только один вопрос: -А империи Аратан продать не хочешь? Тебя ведь за этим посылали? -Нет,- отрицательно качнул головой Макс: -С империей мы рассчитались, вся информация до прыжка была отправлена, в том числе и по ящерам. Не я же дёргал их за руку на отправление кода уничтожения и, после произошедшего, как ты это себе представляешь? Я, к примеру, никак и потом, в файле не всё по накопленным Грорхами силам. Близка война и судя по тому что мы видели, без аграфов Содружеству её не выиграть. Надо было признать, что в нежелании сотрудничать с родной империей Макс был прав на все сто и о близости войны тоже. Всё это надо было обдумать, и о поиске высокопоставленного аграфа тоже. Был у Вилли один на примете, по слухам, восьмисотлетний отставник, отчего-то выбравший на склоне лет жизнь среди людей. Не на самой захудалой планете, но, всё же, это как-то выбивалось из правила. С ним он был шапочно знаком, пару раз встречались на частных приёмах, раскланивались при редких встречах, и всё. Только не хотелось этим заниматься, лучше бы попросил отловить ядовитого Кшолга, самую ядовитую змею Содружества, до сих пор встречающуюся на одной дикой планете, но вслух выдал другую фразу: -Что я могу показать им, насколько глубоко посвятить в проблему?
   ***
   Седьмые сутки работы и её основная масса позади. Полураскрытый корпус "Шёпота ночи" заякорен к планетоиду и снятое с него, инженерным кораблём перемещают на "Элон", в целях безопасности так и находящийся в туннеле убежища. Как и планировали, работают два инженерных комплекса, на "Шёпоте ночи" штатный с "Игла" и непосредственно на корабле Джоре, его родной, расконсервированный из стасиса. Сам, лёгкий крейсер и посменно меняющиеся "Урханы", более лёгкие "Рапторы" пока не трогали, на охране, барражируют в окрестностях. Нервное напряжение первых двух суток спало, экипаж осознал, что всё происходящее реальность, а его часть, имеется в виду инженерная служба и врачи, перебрались на древний корабль. С инженерным персоналом понятно, заняты переоборудованием, устанавливают новое, уступающее по всем показателям старому, оставшемуся без заменяемых расходников. А врачи, под руководством медицинского искина, учились. В основном, подходу империи Джоре к медицине, совершенно иному принципу работы медицинских медкапсул и роли симбиотов. В общем, переучиваться придётся всем.
   Макс, за это время так и не покидавший "Элон" и имевший доучившуюся базу по его пилотированию был занят, в дневное время его осмотром, а по вечерам, с присутствующими на борту инженерами и всеми четырьмя искинами, подведением итогов и планированием дальнейшей деятельности. Иногда связываясь с рубкий "Игла" для уточнения интересующей информации и выслушать их мнение. Как и было обещано Нором, гиперсвязь, работающую на несколько иных принципах, дающих возможность связи в гиперпрыжке, настроили на вторые сутки. Не без трудностей, поначалу долго настраивались на современную частоту, потом искали отклик ретранслятора, поволноваться пришлось. Но результат впечатлил, с помощью Чена, знающего о современной технике больше, искины сумели внедрить в узловую станцию один из имеющихся в их арсенале вирусов, служащий для маскировки и их, и вызываемого абонента. Разговор со старым начался с непонятностей по времени, его разному толкованию в империи и тут на корабле. Выходило, что их перекинуло не туда не только в пространстве, а и на пять месяцев вперёд. Эффект непонятный и до этого момента Макс не встречал описания подобных случаев. Хорошо, что этот сдвиг произошёл вперёд по временной шкале, а не в прошлое, встретить самого себя как-то не улыбалось. Закончился разговор с Вилли, просьбой Макса о поиске выхода на аграфов и старый адмирал после этого выглядел довольно озадаченным, и немного растерянным, но прощупать почву в этом направлении согласился.
   От разговора и у Макса остался неприятный осадок, и старый адмирал не имел к этому отношения, это касалось системы Арда. Первое, что царапнуло душу, это посещение системы кораблями лорда ли, Шохриэля. Кто был конкретно, Вилли не знал, но причина, по которой их слили, становилась понятной и вопрос о возможности продажи яшера империи, отпал сам собой. Второе, подлый и глупый мятеж поднятый вновь прибывшими и выкупленными землянами. С целью?... Да не удалось бы им захватить забазированный на дальней орбите десантный транспорт. Головой надо было думать, военная станция и пиратский налёт несовместимы. Пусть теперь пашут на чужого дядю и куда их загнали Максу уже не интересно. Осталось мало людей? Имеется в виду земляков, а почему они должны ориентироваться только на своих? Притом не всегда лучших и стремящихся повысить свой уровень. Пофигистов хватает и дома, и хоть тут хотелось бы избавиться от них.
   Совсем по другому складывались отношения с кибер экипажем "Элона". Двусмысленное положение наёмников, уволенных таким странным способом, никого не удивило. Сказалась принадлежность к структуре с похожим направлением, правда, больше в диверсионную сторону, но для нынешней ситуации это было даже лучше. За века сплочённая четвёрка свободно гуляющих по кораблю главных искинов, и все понимали, что это сделано для удобства общения, настоящие мозги запрятаны в броневые капсулы, отнеслась к этому спокойно. Можно сказать равнодушно. Типа: -Обычная ситуация в нашей профессии. Сегодня ты меня, а завтра посмотрим... С ними проблем не было, после ритуала это была одна команда и слово Макса воспринималось приказом. Что иногда напрягало и приходилось объяснять что пошутил и так далее... Шло притирание друг к другу разных цивилизаций с их разными понятиями добра и зла. Ещё и Чен что-то захандрил и в вечернем разговоре с ним Макс понял причину заключающуюся в осознании своей вторичности. Всё-таки он был чисто машинным интеллектом, пусть осознавшим себя, но без имплантированной личности человека. Оставалось только сказать на это: -Будем думать.
   Меньше проблем было с вооружением на "Элоне". Несмотря на забранное Тхат Мрогом с собой боевое звено абордажных дроидов, таких же паукообразных, как и в нынешнем Содружестве, оставшиеся: а это, пятнадцать боевых машин, да десять человекоподобных андроидов, способных изменять внешность и, один в один, походить на охрану интересующего объекта, для нынешних задач были то, что надо. Десяток пустотных штурмовиков, из них: четыре тяжёлых, размерами с "Урхан", но по форме похожих на приплюснутый клин, с плоской частью внизу и шестёрка лёгких, мало чем отличающихся от "Дракенов", с немного другими обводами и вооружением, и три десантных бота, он посмотрел мельком. С самого основания отряда Макс исповедовал правило: в том, что мало знаешь, разбираться должен специалист, вот и оставил для Трейма, ветеранов зелийцев и кучи доморощенных пилотов. Его, как командора, больше всего интересовало состояние древнего корабля, те его помещения и узлы, что не были охвачены установками стасис поля. Как и ожидалось, десять тысяч лет для них не прошли даром и, даже, не обращая внимания на покорёжившееся, а кое- где и рассыпавшееся наружное покрытие, ремонт всё равно требовался. И даже начался, поочерёдно подключаемые реакторы с "Шёпота ночи" позволили задействовать для этого часть инженерного комплекса.
   Коридоры корабля постепенно наполнялись жизнью, осветился на полную яркость потолка и верхней половины стен, и убралось многолетнее запустение, пыль и прочий мелкий мусор. Засверкала чистотой и каюта Макса, с которой он ещё не освоился и приходил туда только спать, да и что там было делать одному. Попытку миловидной Линни, такое имя выбрал себе медицинский искин женского рода, загнать его в медкапсулу для вживления симбиота, пресёк на корню, не до этого и до первого прыжка время терпит. Отправил туда ничем не занятого Синцова, определив ему, как своему заму один из двух симбиотов и намертво завис с третьим. Достойны все и кому дать? Вопрос на засыпку и, как многое, оставил его на потом. По её оценке с Сергеем было проще, молодой организм только подправят в нужную сторону, усилят одни гены и задавят ген старения, остальное сделает симбиот. Постепенно, в течении полугода выведет организм на оптимальный режим. С Мольтом сложнее, и омолаживание у него более глубокое, и добавочно нужно изменять пару чего-то: то ли ген, то ли каких-то хромосом. Для компенсации отсутствия симбиота. Тем более, что медицинские термины для Макса были тёмным лесом и целая команда медиков во главе с Вулфом всё это отслеживала, совмещая с одновременным изучением здешней медицинской базы.
   С появлением "Элона" планы по посещению аграфской базы выходили на первое место и через пять, семь суток можно будет выдвигаться в ту сторону. Даже без захода в систему ТХ-33,10 с её корабельными кладбищами и спрятанным в одном из них "Хороном". Решение предложил Фош, простое по исполнению и снимающее многие проблемы с энергией. Не все конечно, но позволяющие задействовать на "Элане" многое. В том числе и систему свёртки пространства. Заключалось оно в использовании энергетического узла "Игла", во время прыжка его практически не использующего, не считая собственные нужды: систему жизнеобеспечения и небольшой резерв. Это после расцепления кораблей, лёгкий крейсер становился самостоятельной боевой единицей, с собственными защитным и маскировочным полями. Следующий на очереди, старый Мориц, с трудным заданием по нахождению влиятельного аграфа. Такого, с кем можно было отправить весточку к верхушке их империи о появлении ящеров и нависшей над Содружеством войной. Весь вопрос заключался в том, что только за кредиты, за просто так делиться ни с кем не будут. Хотя, с ветеранами уже решили, что независимо от исхода этого дела, инфу по новой угрозе скинут их землякам. На всякий случай и бесплатно. Это первоочередные, следующим в планах, пройтись по имеющихся в памяти искинов координатам флотских баз для поиска в край недостающего для нормальной работы корабля. Для этого пытались вытащить информацию из ядра искина обнаруженного в сейфе с "Неркуса". Макс уже и забыл о нём, но искусственные мозги Чена напомнили.
   ***
   Изображение "Элона" с лёгким крейсером на спине зависло в центре бокового экрана его рубки и следуя эволюциям передающего эту картинку с разных ракурсов "Урхана" медленно поворачивалось. Десятисуточная напряжённая работа по совмещению в одном корпусе механизмов из разных эпох завершилась. Потраченные на это нервы и накопившуюся усталость не считали, привыкли что местная медицина поправит, подлечит и освежит. "Шёпот ночи", уже как трое суток, хотелось бы думать, на время скрылся в хорошо послужившем "Элону" ущелье, так же как и он для маскировки засыпанный мелким крошевом камней. Позади и стыковка двух кораблей, немного испортившая цельный и по своему изящный силуэт рейдера империи Джоре. Занижение на его спине, рассчитанное на сгинувший в веках малый разведчик, для "Игла" было маловато и его корпус, излишне выпирающий вверх, смотрелся несколько инородно. Но даже с этим довеском, глядя на его скатоподобный корпус, с четырьмя, два по бокам, с наклоном наружу поднятые вверх и такие же на нижней поверхности корпуса, как пояснил Керк, (новое имя у инженерного искина) эффекторы создания той самой свёртки пространства, Синцов задумчиво пробурчал: -Да, такую красоту под сарай не замаскируешь.
   Мысль здравая и своевременная, но, к сожалению, невыполнимая. Та самая маскировка, которую, при желании, можно соорудить, начисто убьёт главное преимущество рейдера- возможность уйти в кокон иного пространства. "Игл" и тот вписывался на пределе, придётся по старинке, заныкаться где-то на задворках системы и действовать внутри её малым крейсером и остальной техникой, которой хватало. И сейчас, в этот момент в плане стояло испытание этого преимущества, расстрел из двух "Урханов", специально для этой цели оставленных вне корабля, применившего эту новинку рейдера. Для наглядности зависшего между двумя стрелками и большим астероидом. -Начинай Мерт,-Скомандовал Макс навигатору, как и два его товарища замершему в пилотских ложементах. Вроде бы и не должны были, всё-таки машинный разум, но искины, ждавшие этого момента тысячи лет, волновались и голос Мерта, утопившего в пульт клавишу, дрогнул: -Выполняю, командор. На экранах работающих наружу и показывающих окружающее пространство, мало что изменилось, разве что картинка подёрнулась лёгкой серебристой дымкой. Изменилось изображение с видеокамер "Урханов", на них рейдер внезапно исчез, что и послужило командой к открытию огня.
   При наличии на кораблях Содружества защитного поля, это было не новым, такую картину наблюдали не раз, попадание и отклонение и не такого калибра. Новым было другое, своим огнём "Урханы" крошили камень ни в чём не повинного астероида и в месте где, по всему, должен был находиться "Элон". Чувство незащищённости довольно неприятное, нет привычных световых всполохов защитного поля при попадании в него, полное впечатление что трассы "Урханов" насквозь пронизывают корабль. Видно, что-то тревожное на лице Макса промелькнуло и Нор поспешил успокоить присутствующих в рубке: -Мы, искины, немного не так устроены, и понимаем, что в этом месте нас нет, но привыкнуть к этому обманчивому чувству не можем до сих пор,- и помолчав пару секунд, добавил: -Не знаю как там было дальше, после нашего ухода, но в наше время эта система только испытывалась и кто хочет углублённых пояснений, после испытаний к Керку, в этом эффекте он больше понимает. -Эффект то полезный, только как воспринял его экипаж, наблюдавший обстрел из кают- комании "Игла". Не вышло бы кое у кого конфуза от неожиданности,- пошутил стоящий рядом Сергей.
   Выйдя из астероидного поля в чистое пространство, прыгать сразу не стали. Страшная цифра лет простоя сказывалась и, вроде бы, исправный узел начинал сбоить, а то и просто отказывался работать. Оттого и гоняли рейдер на всех режимах, на трети разгонной не доводя до прыжка и, маневрируя, испытывали оружие. Гравитационное, к которому у древнего экипажа древнего корабля было довольно прохладное отношение, как пояснили, из-за узости его применения, в основном, по большим скоплениям кораблей, что не всегда случается, и лазерное. Сначала, гравитационным ударом кололи на куски небольшой астероид и маневрируя, испаряли их импульсом лазера. Малые корабли Джоре не трогали, не выучены базы и решили пока использовать знакомое и проверенное: "Урханы" и "Рапторы". В систему ТХ-34,12, в которой находилась тайная база аграфского клана "Кринг", один из хозяев которого имел неосторожность устроить покушение на Макса, решили идти двумя прыжками с промежуточной системой ТХ-33,10. Так было экономнее в расходе энергии и, заодно, глянут на сохранность "Хорона", со свежим взглядом на него Керка, стоит ли овчинка выделки. Полуразрушенными кораблями они уже обросли и если восстановление "Шёпота ночи" имело смысл, при наличии "Элона", гипердвигатель для него притащат, то по старому арварцу нужно было хорошо подумать.
   С занятостью экипажа назревала проблема, в основном, в связи с совершенно отличным от привычного им распределением обязанностей на корабле. Разгон и прыжок проводил искин, без вмешательства человека, требовалась только команда командора, хоть из своей каюты. Пилоты, как таковые, присутствовали в рубке как дань традиции, в качестве советника и, на крайний случай, выхода искина из строя. Что, при уровне техники и защищённости самих искинов, выглядело фантастикой. По поводу защищённости кибер экипажа, Макс, совершенно случайно, набрёл на хранилище их мобильных средств спасения. Если понятнее, то находящихся в стасисе, человекоподобных андроидов в количестве пяти штук. Как пояснил ему Керк, для аварийной перезаписи их сознания в случае разрушения основного блока. Протокол флота, всё для спасения корабля, даже такая, выглядящая совершенно излишней, тройная перестраховка. Почему пять?... На этот вопрос инженерный искин ответил просто, пятый андроид предназначался искину сгинувшего малого охотника.
   -Что нужно сделать для их запуска?- поинтересовался он держа в голове одну мысль. -Только перезаписать личность,-и ответ Керка поставил на ней точку. Не дававшая покоя уже несколько дней проблема с Ченом, с его некотором отстранением от активной работы нашла выход. -Чен, хочешь тело?- спросил Макс. Недолгое молчание и неуверенный вопрос: -Ты это серьёзно? На уговоры, время терять не пришлось и к концу дня Керк обещал подготовить андроида к процедуре внедрения личности, по ходу объяснив, как это должно было происходить в критической ситуации. На перезапись матрицы сознания, или, по другому, личности искина отводились минуты и то только потому, что сокращённый дубликат их памяти, был уже закачан в накопитель памяти каждого из этих тел. Во времена расцвета империи способ продления жизни довольно распостранённый, и кому не хватало выделенной ему природой тысячи лет, шёл на это вынужденно, загоняя себя в рамки машинного интеллекта, с его ограничениями, различными протоколами и, самое основное, без возврата назад. Переносить сознание в клоны, было запрещено строжайше, считалось, что при этом уничтожается их личность, независимо от происхождения присущая в каждом существе, и нарушение этого запрета каралось смертью. Представив себя на их месте Макс внутренне передёрнулся, ещё не освоившись с мыслью о появившихся из ниоткуда сотнях лет жизни и добавлять её в машине, пусть даже думающей, как-то не хотелось.
   Команду на разгон для прыжка, Нор получил и "Элон", как и планировали, подруливая маневровыми двигателями выходил на курс к системе ТХ-33,10. Всё как на "Игле" или "Шёпоте ночи": те же лица, правда, разбавленные уже воспринимавшимися своими фигурами искинов, да двойкой личных охранников Макса, несмотря на все запреты, так и таскавшихся за ним. Со всем этим даже имена им не придумал, Спросил только, могут ли изменить внешность, а то, с их одинаковостью и мама родная не различит. Вовремя подвернулось тело андроида для Чена, выйдет из рук Керка и пусть ими занимается, а пока... С немного другой тональностью гудели маршевые двигатели, изредка, почти неслышно включались маневровые, рубка значительно большая от привычной и те же звёзды на экранах. Картина знакомая не по одному прыжку и не по одной системе. Около года болтанки в пустоте, а теперь, с этим временным смещением, выходило ещё больше, набили оскомину на всё это. Хотелось в лес, к речке на шашлыки под водочку. Правда, последнее скоро будет, зона отдыха, занимающая треть верхнего яруса потихоньку оживает, наполняется водой озеро и заработала климат система, с тучами, (виртуальными конечно), но ветер был настоящий и вылезающая из почвы трава, тоже. И, по всему, это будет самое посещаемое место на корабле, даже сейчас, в его наполовину готовом состоянии свободные от вахт толкутся на берегу водоёма. Да и разговоров хватало, первый пациент медицинского искина, Синцов, вышел из медотсека трое суток тому назад, внешне не изменившийся, с той же нейросетью и без видимых проявлений вживлённого симбиота. С ним всё понятно, а появившийся через сутки Мольт, своей помолодевшей внешностью показывал о грядущих переменах для многих.
   -Рейдер на курсе, начинаю разгон,-доложил Нор и заметив утвердительный кивок Макса, добавил: -Немного застоялся гравиокомпенсатор и во время разгона на максимуме возможны перегрузки. Такого, за небольшое время их пребывания в Содружестве не было и через минуту Макс понял почему. Тяга четырёх плазменных двигателей, работающих на иных принципах, позволяла создавать резкое ускорение, на порядок превышающее у самого резвого их корабля-"Игла" и первые секунды система жизнеобеспечения просто не успевала его компенсировать. -Три жэ,- пробурчал из своего ложемента Синцов и уточнил у внешне невозмутимого Керка: -Часто так бывает?- и получил короткий ответ: -Военный корабль, при отрыве от погони возможно. Ответ инженера, по сути, исчерпал тему, несущественную, судя по быстро меняющихся цифрах скорости, за десять минут приблизившихся к семидесяти процентам необходимой. Ради такого можно было и потерпеть какие-то три жэ.
   Двадцать минут разгона и Нор доложил: -Скорость набрана, корабль в гиперпространстве. Резво, очень резво и для такого эффекта какие-то пять минут настройки системы жизнеобеспечения, снявшую непривычную тяжесть тела, можно было перетерпеть. Только как это будет выглядеть со стороны выхлоп плазменных двигателей, по своим параметрам в корне отличающийся от кораблей Содружества? На малой тяге ещё туда- сюда, маскировка прикроет, а при разгоне, с температурой плазмы на порядок большей от топлива применяемого тут, прикинуться своим не удастся. А надо ли? За прошедшие двенадцать суток на "Элоне", поначалу с небольшой группой инженеров и техников, с постепенным добавлением освобождающегося народа, Макс облазил его весь, восторгаясь технологий недоступных Содружеству и одновременному анахронизму некоторых элементов. Даже не беря во внимание наличие у офицеров мечей и, при искинах рулящих всем и всюду, удивляло наличие в рубке ручного управления. Компактного, только у одного ложемента, но присутствующего как дань традиции, берущей начало в глубине истории Джоре. Как он прочитал в предоставленном ему Нором архиве, какой-то член правящей династии, кто знает когда, спасся благодаря наличию ручного управления. С тех пор и пошло и в императорском флоте иначе быть не могло. Монархия однако, никуда не денешься.
   -Традиции,-не вдаваясь в подробности коротко пояснил Нор. В архиве Чена по традициям мира Джоре не было ничего, мобильный искин создавался не для их соблюдения и загружать ограниченную память не имеющим отношение к профессии флотские программисты не стали. Не было нужды. Зато у Нора, в корабельном архиве по империи, её традициям и законам, было всё и когда-нибудь до всего этого Макс доберётся. Зачем, если империи давно нет в обозримом пространстве? На это было объяснение, на флотских базах, а искать их придётся, хотя бы для решения проблемы реакторов, при наличии там живых искинов, могут быть проблемы. Как раз связанные с законами и традициями. Признание Макса кибер экипажем "Элона" для более вышестоящего машинного интеллекта ничего не значит и фишка выбора может лечь в невыгодную для них сторону. Вплоть для отдачи приказа на уничтожение нарушителей. Вся проблема состояла в реакторах, объёме энергии выдаваемой ими. Не только для системы свёртки пространства, но и для работы двигателей, притом всех, разгонных и маневровых. Проблемы топлива для них, больного места на кораблях Содружества, как таковой не было, вода как источник образования высокотемпературной плазмы и масса энергии для её создания. Четыре, длительного действия, плазменных пушки и того костыля из наспех собранных местных реакторов надолго не хватит. Не рассчитаны они на такую отдачу. Так что, хочешь или нет, искать им замену придётся.
   Трое суток до системы ТХ-33,10 и появилось время обжиться в каюте, посмотреть в сейфе наследие прежнего владельца корабля и просто собраться как обычно в капитанской каюте, на этот раз в расширенном составе с добавлением четырёх искинов, и Чена в его новой роли. Все четыре медкапсулы древнего корабля были заняты: две, на омоложение, в них загнали Ворша и Улма Херца, на удивление, чуть ли не приказом, хотелось старым посмотреть уход в гипер, и две работали на поправку параметров молодёжи. С условием, что эти две к выходу из гипера будут свободны. Медкапсул хватало, к имеющимся на "Игле" добавились и снятые с "Шёпота ночи", но иметь на крайний случай возможности медицины Джоре отбрасывать не стоило. Тяжело раненых, находящихся в стасис камере по совету Линни решили не трогать до завершения процедур с экипажем, главное что была возможность их излечения. Только одно это окупило кредиты, потраченные на этот девайс. После стыковки кораблей, с уходом в гипер, стало возможным заняться Грорхом, ментоскопированием его памяти. Чен, с его ограниченной мобильной памятью в этом направлении, тонкостей в поведении и языке этих ящеров знать просто не мог, а искины "Элона" имевшие в этом больший опыт, отметили некоторые расхождения с встречавшимися им экземплярами. Немного отличающуюся внешность и совершенно другой язык, вывод, сделанный по записям издаваемых ящером звуков. То есть, родственники, но дальние. В эту теорию прекрасно вписывалось их несколько упрощённые корабли и тактика действий. Большой интерес и удивление вызвало у искинов появление в пространстве, прилегающем к Содружеству, архов, паукообразных, в империи Джоре незнакомых, и в чисто научных целях парочку экземпляров просили отловить. Желательно живыми.
   -Ну что Чен, по сто грамм за твоё второе рождение?- полушутя, полусерьёзно подколол Синцов сидевшего рядом андроида. Если внешне, то один в один с тем виртуальным обликом в котором его уже видели, новый член их команды, на это раз вполне осязаемый, не смутился: -Наливай,- и щелчком подтолкнул свой стакан к Сергею. Куда потом девалась пища и выпитое внешне неотличимыми от человека андроидами, было на совести их создателей и для чего это было сделано тоже. Но не зная кто сидит рядом и ведёт с тобой светскую беседу, отличить его от живого человека было невозможно, ни тактильно, ни визуально. На военном корабле, да ещё и с диверсионной направленностью, объяснение было одно: для работы в тылу противника. Выпили за удачное приобретение древнего корабля, за его дождавшийся их экипаж, между делом попеняв Максу на то, что знал, но молчал, потом за Чена в его новом обличии и без которого не было бы ничего и на этом остановились. Мало времени в гипере и много нерешённых дел и терять его на гулянку время не пришло. Четвёрка искинов, в отличии от андроидов, не полностью копировала поведение человека, внешне да и на ощупь тоже, и на этом сходство заканчивалось. Но за происходящим за столом, дружеской пикировкой и негромкой беседой, наблюдали с интересом. Вопрос стоял о возможности улучшения характеристик "Игла" и штурмовиков: "Урханов" и "Рапторов", имеющимися на "Элоне" средствами. После стыковки, Керк отправил на него своего двойника, с целью вживую пощупать и определиться, можно ли. Его оценку, специалиста со стороны и ждали.
   -Командор и лэры,- поднявшись с кресла начал инженерный искин и менее торжественно перешёл к конкретике: -Не будем вдаваться в перечисление пунктов что нас удивили своей нелогичностью, перейдём к тому что мы можем сделать в настоящий момент. И начну с плохого, с крейсером ничего серьёзного, просто не хватит ресурсов "Элона". Единственное улучшение возможное в наших условиях, это чуть поправить его систему маскировки. Перевести её на наши частоты и немного изменить конфигурацию поля. Эту проблему обговаривали в узком кругу с инженерным составом и тогда Зинт выдал похожий прогноз, и его подтверждение Керком, это уже хорошо, а обещание сделать, вдвойне. Ящеры, Грорхи они, или как-то по другому называются, никуда не делись и их локаторы тоже, и лучше бы быть невидимым, обходить эту свору без драки. Но Керк не закончил и следующий вывод был более радостным: -Со штурмовиками уже занимаемся, ставим на них генераторы защитного поля и меняем систему маскировки на тяжёлых. На это расходников хватит.
   Тяжёлые, это он имел в виду "Урханов", о начале работ Макс знал с утра, Керк спрашивал разрешения и это собрание для экипажа, для поддержки сложившихся традиций. Так будет всегда и это решено с первым, земным экипажем и Зоргом включительно. Теперь его надо расширять, включать в него обновлённого Чена, взваливать на него работу, которую он и так всё это время делал: по контролю за кораблём и экипажем. Двух андроидов, личных охранников в его подчинение и пусть шустрит. Какие планы в системе ТХ-33,10? Это большой вопрос и ответа на него Макс не знал. Во первых осмотреться, потом добраться до замаскированного "Хорона" и дальше пусть определяются инженеры, берут с собой Керка, временно в тело андроида он может закачать свою частичку, и на объект. Стоит овчинка выделки, или оставить в системе небольшую группу, с целью поискать на корабельном кладбище более полезный объект. Макс знал только одно, двое суток на всё и прыжок в систему с искомой базой. Вот только куда девать всё это? "Хорон", а может и ещё что-то найдут в недрах свалки кораблей, предполагаемые трофеи из складов аграфской базы, и, самое главное, очень необычный для Содружества "Элон". База на Фронтире, это хорошо, люди есть и её надо создавать с небольшим колличеством персонала, хотя бы как представительство фирмы, а основной пункт базировки надо искать. Ориентировочно за фронтиром, не очень далеко от системы Хикски, и похожей на конечный пункт этого прыжка.
   Имеется в виду, её безлюдность и наличие планет гигантов, с их многочисленными лунами, притянутыми мощной гравитацией астероидами и, просто, пылевыми облаками. На такой луне, по словам Керка, вгрызшись в грунт можно устроить базу. Тем более, что было чем. Убежище для "Элона" делали из природной расщелины, расширяя и углубляя её штатным строительным дезинтегратором локального действия. Макс видел этот аппарат, штатную единицу дальних рейдеров, внешним видом смахивающий на десятиметровый цилиндр со сферической нашлёпкой спереди. Вот этим цилиндром и была возможность построить базу, прогрызть её в скальном образовании, в изобилии имеющихся на любом спутнике. Это главный этап, а уж систему невидимости для её шлюзов соорудят из подручного материала. Задание навигаторам на поиск такого места дано и к выходу из прыжка несколько вариантов будет и Шенк, подменивший друга на время его отсутствия, это обещал твёрдо. Киберов "Элона" в это не задействовали, не скрывали, но на такую мелочь не дёргали, у тех хватало проблем с рейдером. Простой в течении такого длительного времени давал о себе знать и вроде бы всё работало и внешне не показывало на неисправность, но Керку и Мерту, который, вроде как, имел вторую инженерную специальность, не нравилось. Отсюда тесты, прогоны для настройки, весело одним словом.
   -Рейдер в обычном пространстве, система маскировки на максимуме,-глуховатый голос Нора снял напряжение в рубке. Серая пелена, заполонявшая эти дни экраны рубки, сменилась на черноту звёздного неба системы. Звезда хозяйка, подмигивала красноватым блеклым светом в крайне левой стороне тактического экрана и, судя по поочерёдно появляющимся на нём схематичным отметкам планет, вышли довольно точно, за орбитой седьмой планеты. Дальше пошло по наработанной схеме, из доков "Игла" вышла четверка "Урханов", пара из них с доработанной Керком системой маскировки, на остальные просто не хватило времени, и оставив связку кораблей разошлась веером. В дополнение к их пассивным датчикам разведать окружающее пространство на предмет неприятностей. Теперь они, до места назначения, шестой планеты, поочерёдно дозаправляясь, так и будут сопровождать "Элон". "Игл", имеющий обычную для флота империи Аратан систему маскировки, пусть и последних выпусков, пойдёт в свободное плавание только при наличии противника. Осторожность не лишняя, особенно перед запланированным налётом на базу. Потерять, или повредить корабль по глупости, как-то не хотелось.
   Полчаса работы "Урханов" и сведённая воедино вся поступившая в рубку "Элона" информация позволила заключить, что на этот раз им повезло, система пуста. И в сопровождении двух пар штурмовиков, рейдер направился к шестой планете, похожей на Сатурн, с такими же кольцами на её орбите. Туда, где в прошлое посещение прятали свой неожиданный трофей, донельзя побитый арварский крейсер серии "Хорон". И пока шли, ещё раз собрались в каюте Макса, на этот раз расширенным составом, с командирами подразделений и ветеранами, а глядя на значительно помолодевшую внешность Мольта, лет так до пятидесяти, то можно было сказать, пока ветеранами. Решение по остающейся в системе инженерной группе, было принято и кто остаётся знали об этом и готовились, только не знали, кто будет старшим. Оттого, на собрании присутствовали и они, семь из инженерной группы и пилоты: два на "Рапторах", что будут обеспечивать безопасность и пилот аграфского "Кордиса" имеющего сносные условия для длительного проживания. Это и преподнёс Макс собравшимся, словами: -Представляю вам старшего группы,- с интересом наблюдая за реакцией присутствующих.
   Искинов, командующих кораблём восприняли как должное, как находящихся на своём месте и от него не отделяемых, а то, что командовать группой, в техническом плане конечно, будет имплантированная в андроида личность Керка, могло вызвать неприятие. Тем более, что в составе группы, не считая пилотов, кроме пяти техников, два инженера, Саша Михайлюк и Соколов Николай. На удивление, новость восприняли спокойно, Михайлюк, не забывший флотскую службу попросил разрешения отсесть в сторону, группой остающихся, с двойником Керка. Желание понятное, остающимся хотелось пообщаться в узком кругу и через пять минут, с разрешения Макса, группа отправилась знакомиться с оборудованием что брал с собой Керк. Сняв тем самым некоторую тяжесть с души командного состава. Не хотелось бы, получить неприятие совместного сосуществования и тесного взаимодействия живых людей с киберами. Громадную империю, какой была Джоре, в одиночку не потянешь и другие расы у них были, когда-то завоёванные, и с веками ассимилировавшиеся, и на имперскую службу их брали, пусть не в командный состав. Вот с ними и случались проблемы совместного сосуществования с искинами, и хорошо, что этот тест у отряда безболезненно пройдён.
   -Командор!- голос Нора оторвал Макса от важного дела, освоения нового наручного искина, найденного киберами взамен гуляющего по кораблю Чена. И только пообщавшись полчаса с его полуразумным содержанием, или, псевдоличностью в мужском обличие, при знакомстве назвавшимся цифровым кодом, стандартом для канувшей в лету цивилизации, он начал понимать, как им повезло с Ченом. Нор так просто его не вызывал и, оторвавшись от общения с новым помощником, спросил: -Что случилось капитан? -Прибыл бот с инженерами и они хотели бы пообщаться. Ответ Нора не удивил, двое суток на принятие решения истекли и инженерная команда, кроме "Хорона", сканировавшая автономными дроидами разведчиками из наследства "Элона" недоступный центр корабельной свалки, должна выдать своё заключение. Прежде всего, о возможности найти что-то стоящее в этом скопище кораблей, разбитых и частично ещё живых, находящихся в его центре, с живыми искинами и несмотря на прошедшее время, не дремлющей обороной. От этого и считался центр этой свалки недоступным и, не имея техники Керка, соваться туда они не планировали, коррекция плана возникла по ходу. -Давай всех ко мне,-распорядился Макс по быстрому убирая в сейф разложенные на столе девайсы прежнего хозяина каюты. Не к спеху, с этим разберётся потом.
   По невозмутимому лицу Керка, появившегося в каюте в теле андроида, понять что-то было тяжело и его первые слова, о личных впечатлениях когда-то жившего человека прояснили позицию киберов: -Я удручён состоянием и оснащением того, что вы называете "Хорон",-и бросив взгляд на присутствующих продолжил: -Разительное отличие от "Игла" и от более совершенных "Урханов", сравнение немного некорректно в виду их разных классов, но всё же. С такой техникой не выиграть войну с ящерами, пусть и не такими сильными, как в наше время, но имеющими союзника, арханоидов, как мы поняли, так и не побеждённых людьми. Присутствующие в каюте сидели молча, зная всё это и так, но, всё же, взгляд со стороны был полезен и прежде всего для кибер экипажа "Элона", чтобы чётко представляли в каком мире находятся. -Выводы?- выдержав минуту молчания потребовал Макс. -Пробиваться в центр этого скопища погибших кораблей,- коротко ответил Керк и выведя изображение на объёмный экран, пояснил: -Мои разведчики нащупали вот тут,- лазерное пятно указки упёрлось в довольно плотный островок и быстро приблизив его, остановила изображение на видимым на три четверти корпуса большом угловатом корабле: -Я бы выбрал вот этот, степень его разрушений отсюда не видно, но вся оборона крутится вокруг него. Кроме того, я могу ошибаться, но предварительно, на этом пятачке находится не меньше пяти тяжёлых кораблей. Керк замолчал и, выделив лазерным зайчиком изображение тяжёлого корабля, продолжил: Мы предлагаем начать с этого объекта, как я понимаю, для наших целей он подходит больше.
   - Тяжёлый линкор прорыва аграфов, кажется серия "Даго",- нарушил молчание Шенк: -Корабль хороший, нет слов, но как к нему прорваться и попасть на его борт? -Это я беру на себя,- судя по спокойному лицу Керка, в этом он не сомневался. К "Хорону" и у Макса не лежала душа, поддался на уговоры его восстановить после потери "Шёпота ночи", а появление в их команде новых игроков с несоизмеримыми возможностями, всё меняло. Прав инженерный искин, при гарантированном проходе в центр корабельной свалки, размениваться на арварский крейсер третьего поколения не стоит. Тем более он от них никуда не денется, дождётся своего времени. -Что Вам для этого надо?- этим вопросом он подвёл итог дискуссии. -Пилота на корабль и сутки времени.- коротко ответил Керк. На пилота, Макс повернулся к Зоргу: -Паол, кого можем выделить? И заметив как встрепенулся Шенк, поспешил потушить его надежду: -Только не тебя, и не Шенка, после прыжка ему в медкапсулу. -Я думаю подойдёт Костин, -после секундной заминки ответил Зорг: -База тяжёлых кораблей у него изучена, а что не знает подскажете. На последние слова, Керк утвердительно кивнул головой и если не знать, что разговариваешь с андроидом, то отличий от человека не заметишь.
   Как и запрашивал Керк, так и уложился в сутки на подготовку. Забрал сам у себя часть инженерных дроидов, и это довольно забавно было наблюдать, мобильную систему маскировки, развёртываемую на небольшую площадь и на прощанье заверил, что всё будет нормально. Это первый случай разделения команды, ещё и в таком месте, и приходилось признать, что наёмничать на службу было легче. Определённее в сроках и оплате за выполненное. На своих хлебах не так и пришлось определить срок ожидания "Элона" в месяц, и назначить запасную систему встречи, ТХ- 22. 10-1, ту самую с развёрнутым ими ретранслятором гиперсвязи, и с дожидающимся своего часа зелийским корветом. После месяца ожидания, инженерная группа должна идти туда, на тяжёлом корабле, или старом "Хороне", не имело значения. И полулёжа в ложементе рубки, и наблюдая за уходом в гипер, на душе у Макса было неспокойно. Что-то молчал старый Мориц, а больше всего тревожило, как пройдёт их первый налёт на вполне мирную базу. И неважно, покушался на него один из её хозяев, одним словом, было непривычно.
   Глава 4.
   ***
   Стоявший навытяжку у рабочего стола лорда офицер связи, при появлении на объёмном экране очередного сообщения, одного из сотни ежедневно просматриваемых главой клана "Коготь Стронга", сделал попытку что-то сказать. Лорд Мэрг Ли, Шохриэль, с возрастом не утративший наблюдательности, это заметил и вопросительно уставился на него: -Что?-коротко бросил он. -Лорд!- нерешительно начал связист: -Осмелюсь обратить Ваше внимание на выбивающееся из обыденности содержание этого файла. Несмотря на пропасть в возрасте и сословном положении, глава разведки империи прислушивался к советам этого довольно грамотного офицера и подтверждением этого послужил запущенный для просмотра короткий видеофайл. Как ни странно с ящером в главной роли. Только клетка и голый ящер со всех сторон, и в самом конце трёх минутного просмотра крупным планом скафандр со шлемом необычной формы. Если немного пофантазировать, то размерами и формой как раз под морду этой рептилии. -Откуда это?- прежде всего поинтересовался Ли, Шохриэль. -Система Тирри, файл от нашего резидента, там ещё отдельно текстовое пояснение идёт, - протянув лорду кристалл, поспешил добавить связист. -Тирри,- не обращая на него внимания задумчиво протянул глава клана: -Не могу вспомнить кто там у нас? -Полковник Хирис, лорд,-подсказал связист. Вызвав этим именем бурю эмоций промелькнувших по лицу не сдержавшего себя лорда. От негодования, до досады. -Надо же, этот разгильдяй ещё жив и служит клану,- углубившись в изучение пояснительной записки с досадой пробормотал он. Закончив и отпустив связиста надолго задумался, пробормотав под нос: -Хирис, и резидент, не могу представить это совмещение. Потом, очевидно, придя к какому-то решению связался с братом: -Эрл, зайди ко мне обсудим одну проблему. После просмотра ролика, брат и первый заместитель, Эрл Ли, Локриус, вопросительно посмотрел на него: -В чём проблема Мэрг? Даже если это розыграш, то хотя бы для наказания шутников встретиться надо. А если нет, то эту зверушку забираем и безо всякой оплаты. Что они там хотят? Тяжёлый крейсер последнего поколения ?... Мечтатели... -Нет,- досадливо отмахнулся Ли, Шохриэль: -Меня тревожит наш резидент. Знаю его давно и его неуправляемость тоже. Как бы не наломал дров с посредником. Кто там у нас в этой роли? - бросив взгляд на текст, лорд нахмурился: -Надо же, целый адмирал в отставке. В таком случае, тем более. Сам проследи за операцией и выясни всё о продавцах, нас интересуют только они, а не посредник, и правда это, или нет, разбираться будем после
   ***
   В систему ТХ-34,12, с тайной базой аграфского клана "Кринг", выходили из гипера под всеми полями: маскировочным на полной мощности и на треть защитным. Свёртку пространства не применяли, Керк и Нор заверили, что будет достаточной и этой, стандартной для тогдашнего флота Джоре. И не прогадали, их появление на окраине, за планетой гигантом осталось незамеченным. Записи из памяти искина, взорванной Ченом яхты, не соврали, база в системе была, как и малая военная станция её охранявшая. Уверенные под такой защитой в своей безопасности хозяева системы не скрывались. Но всё равно, забившись в слабенький пояс камней на орбите гиганта и только выпустив десяток малозаметных дронов - разведчиков из арсенала "Элона", пять суток висели тихо, копя информацию со всех доступных постов. Результат, это дало, больше с датчиков дронов, в меньшей степени с систем наблюдения обоих кораблей. Обнаружили два небольших стационарных пункта связи на периферии системы, обитаемых, с пристыкованными к ним небольшими кораблями. Кроме того, не меньше семи кораблей, классом не выше корвета, крутились на орбите четвёртой планеты. Именно там висела военная станция и, как было в документах, на спутнике планеты, в одном из больших кратеров и находилась их цель.
   Благодаря медкапсуле медицинского отсека и Линни, контролирующей процесс вживления зародыша симбиота, семисуточный прыжок для Макса пролетел быстро. Всё это с одновременной очисткой организма от накопившихся шлаков. Протесты и уверения, что имеющимся на "Игле" оборудованием всё это проделывали не один раз, во внимание не принимались, и объяснение было одно, она несёт ответственность за здоровье командора. Единственного на данный момент почти полноценного Джоре. Аргумент не убиваемый и, для приличия поспорив с медицинской искиншей пару минут, Макс сдался. Пусть лечат решил он и выйдя из её рук за сутки до выхода из прыжка, сразу же получил ком новостей. Из радостных, помолодевшего, не похожего на себя Шенка и подвижки в модернизации, по аналогу с первой парой, тяжёлых штурмовиков - "Урханов". Это порадовало, огорчила, как ни странно, ментограмма снятая с мозга Грорха. За неимением другого названия, ящеру, пока, оставили привычное. По большей части пустая, пилот штурмовика, кем и был ящер, удивительно мало знал, или у них так устроено общество, что низших чинов не посвящали ни во что, и кроме отрывочных кадров из серых военных будней, да обязательной пьянки после, там ничего не было. За исключением пары моментов: один из которых, крупным планом показывал громадный флот из уже знакомых дисковидных кораблей. Судя по незнакомой картине звёзд, базировавшийся не в системе Уллис, и второй момент, звёздная карта с красным пятном в её центре и идущими от него знакомыми стрелами наступления.
   -Командор!- голос Нора оторвал его от её изучения: -Мы думаем, что это занимаемые ими системы,- и лазерный луч обрисовал красное пятно в центре: -А это, направление их экспансии, - продолжил командный искин и убрав с звёздной карты пятно систем с расходящимися от него направлениями ударов, неожиданно спросил: -Ваша родная система где-то в этом районе находится? Астроном из Макса был никакой, но курс навигации помнил и приблизительный район нахождения родного Солнца тоже. Только район, ибо самой звезды на картах не было, далеко и не изучено. -Да примерно в этом районе,- машинально ответил он и только при возвращении на карту систем ящеров, и стрел их экспансии, понял причину вопроса. Стрелы были направлены в две стороны, одна, более мощная, к Содружеству, а вторая, пожиже, в направлении Солнечной системы. Не так далеко, не доходя до её примерного расположения трети расстояния, но всё равно угрожающе близко. На язык запросилось привычное: - Твою ж, мать, и за что это нам. От более крепкого слова сдержался усилием воли, не хотел показывать растерянность перед новыми членами команды, пусть, сейчас искинами, но бывшими когда-то людьми. -Кроме меня кому-то показывали?- только и нашёл что спросить у Нора. -Нет,- коротко ответил тот, не имеем права до вашего приказа. -Ну и хорошо, не стоит сейчас их тревожить,- с облегчением выдохнул Макс: -Обсудим это после операции с базой.
   Этот разговор пришёл в его голову пока "Элон" крался в район четвёртой планеты. На малом ходу, используя не дающий теплового выхлопа гравитационный двигатель. Как Керк и гарантировал, стандартная система маскировки оказалась не по зубам для аграфских локаторов, показывая этим, что технологии предков, по прежнему, превосходят современные. План был простой в своей наглости и заключался в следующем: "Элоном", не выпуская "Урханы" и не разделяясь с готовым к бою "Иглом", пройти мимо военной станции, её орудий, направленных в сторону внешней угрозы, и разделиться уже за ней, в её тылу. И уже там, зависнув под маскировкой на орбите спутника, ждать какой - либо связи между базой и оборонительной станцией. С целью, уловив этот момент, подключиться к их искинам. Идея Чена, по своей сути безопасная для них при неудаче, в случае срабатывания запущенного в командные искины вируса, того самого, с помощью которого чуть не уничтожили "Шёпот ночи", сулила много преимуществ при штурме базы.
   Прежде всего, меньшие потери, что было немаловажно, даже с учётом наличия у них "Элона", с его эксклюзивами, обороняющиеся могли задавить их массой. Наглость с такими силами захватывать хорошо укреплённую аграфскую базу и Макс уже успел об этом пожалеть, когда в рубке прозвучал голос Нора: -Есть перехват переговоров, работаем. Чена в рубке не было, в качестве эксперта по трофеям, заменяя, не имеющего возможности покинуть корабль Керка, он идёт с отрядом Синцова на поверхность, на штурм базы. Таких отрядов было два, первым, как уже говорилось, командует Синцов, вторым, помолодевший Ганс Мольт. Отряды смешанные, из абордажников отряда и андроидов, с "Идиссами" и абордажными пауками Джоре, имеющими короткое имя- "Укс". Что это слово означает, Макс не знал, в изученной им языковой базе такого понятия не было. Но сам вид этих рукотворных монстров, в половину превышающих размеры "Идисса", самого мощного абордажного паука до их появления, с навешанным на них вооружением, включая гравитационную пушку, наиболее эффективное вооружения при штурме таких объектов, в их замкнутом пространстве, внушал надежду на успех.
   Вирус ушёл на оба искина, на базу и оборонительную станцию одновременно и, выждав пару минут, Макс скомандовал: -Пошли ребята, удачи. Всё это неоднократно отрабатывали на тренажёрах и цели свои знал каждый, и после расцепа, не снявший маскировку "Игл" нацелился на висящую на орбите станцию, а "Урханы" разобрали между собой три болтающихся на орбите спутника корвета. Может это были другие корабли, но, во избежание путаницы с их классификацией, решили оставить это название. "Элон", присоединится к ним позже, после приземления ушедших к базе двух десантных "Кордисов", после того как гравитационными ударами выбьет два её шлюза. Это и будет сигналом к началу операции, и, затаив дыхание его ждала рубка, а с ней, слушая переговоры и команды на своих постах, весь остальной экипаж. Всё таки, это их первая, не совсем законная с точки зрения Содружества, операция по изъятию... И как ни крути, по своей сути грабёж среди бела дня. Пусть и не любимых всеми аграфов, но дорожка довольно скользкая и в узком кругу командного состава решили не увлекаться подобным. Притом, сомнение в целесообразности было только у землян, местная часть экипажа относилась к акции не в пример спокойнее. Рассматривая её как один из способов заработка.
   ***
   Гравитационного выстрела по замаскированным шлюзам базы ждали и в "Кордисах", в непосредственной близости от них. Под маскировкой и на нервах, ожидая что хвалёная аргафская техника обнаружат их присутствие. Удивляло и дальнейшее развитие событий, то, что никакой активности не последовало и после гравитационного удара, а за ним, грохота вбитых в глубину базы шлюзовых ворот, частичной разгерметизации и облака поднятой пыли. А должно. Только падение давления в около шлюзовом пространстве, даже не считая разрушений от вдавленных внутрь базы шлюзовых ворот, должен был вызвать немедленную реакцию её искина. -Сработало,- с удовлетворением прозвучал голос Мольта в шлеме Синцова. Его группа, ожидая такого же выстрела для открытия грузового шлюза, находилась в двухста метрах от них и бросив короткое: -Удачи Ганс,-Сергей отдал команду на вход в затянутый пылью пролом.
   Общее руководство этим участком прорыва было за ним и боевое звено андроидов подчинялось ему, но в реальности, двигаясь впереди людей и пропустив вперёд "Уксов", они действовали отдельной группой. Привычка к протоколу сохранения жизни человеку была у них в мозгах и менять что-то в этом механизме не стали, и семь абордажников с парой "Идисов" шли замыкающими в их небольшой группе. Сергей на пару с Ченом оказались в центре этой коробочки, что не мешало им быть в курсе происходящего. Картинка с камеры головного "Укса" транслировалась обоим. Человеку на нейросеть, андроиду, непосредственно в процессор и, пока, судя по пустынному переходу, опасности не было видно. Заскочив в транспортный тоннель, головные "Уксы" отработали гравитационными орудиями, на всякий случай и вполсилы. И как результат, пара свёрнутых набок потолочных турелей с искрящейся коротким замыканием проводкой и три раздавленных абордажных дроида. Последние, скорее всего, результат гравитационного удара с "Элона", или разорванными в клочья шлюзовыми воротами. "Уксы" били иначе, более щадяще для техники, выводя её из строя на время, с возможностью взять её трофеем. Людей, или аграфов это не касалось, при неудаче их попадания под прямой гравитационный удар дроида, шансов на спасение не было. Разве что удастся нырнуть в нишу, или за угол, получив отражённый, вторичный удар.
   Пол тоннеля с небольшим уклоном шёл вниз, и первые семьдесят метров казалось, что база вымерла, рассосалась от страха по норам. И нарушил эту идиллию Чен, с первого момента нахождения тут, пытавшийся подключиться к местной сети. -У нас неприятности,- слова транслирующиеся одновременно всем, на дублирование могло просто не быть времени, заставили Макса скомандовать: -Стоп группа, к обороне! - и мгновенным вопросом к нарушителю спокойствия: -В чём дело Чен? Дело было в искинах базы, главный, проглотив засланный по эфиру вирус, в это время висел, но по оценке искина диверсанта, будучи более совершенным, чем на "Шёпоте ночи", ненадолго. Полчаса и справится с неожиданной напастью. Хуже было с военным искином, отвечающим за местную оборону, вирус его не коснулся и сейчас к тоннелю их нахождения подтягивались силы. Первой волной абордажные дроиды, возможно "Идиссы", конкретики по маркам, как и по планам обороны Чен не выяснил, системы компьютерной защиты вышибли его из виртуала. Ещё до нахождения "Элона" в одном из разговоров, Чен высказал сомнение в эффективности его действий против аграфов. Вывод на основе их изученной техники, на данный момент только на несколько поколений отстающей от уровня Джоре периода гибели командора Тхат Мрога.
   Предаваться унынию, или поворачивать назад, в их планы не входило и осталось только скомандовать: -Вперёд! Первое серьёзное боестолкновение произошло сразу за плавным поворотом тоннеля. Защитники базы ударили с двух сторон, по передовому и замыкающему звену, повалив механической толпой из внезапно отъехавших в сторону, казавшихся до этого цельными, каменных стенных панелей. Как и ожидалось, в своей основной массе "Идиссы" и, по мгновенному подсчёту Чена, двенадцать абордажных пауков: из них, семь по авангарду и пять по замыкающим. Маловато и, думается, это ближайшие, попавшие военному искину под руку. Семёрку, атаковавших "Уксы", блокировали сразу, намертво, и теперь планомерно уничтожали, до какого состояния, Макс не заметил, некогда было, вместе с абордажниками и Ченом отстреливался от трёх чужих "Идиссов". Насевших на них не по детски, без планов оставить кого-то в живых. Их абордажные дроиды спепились в клинче с собратьями по классу, отттянув на себя по одному, и там было неясно кто кого.
   Дроиды одного типа, с одинаковым вооружением и защитой, разве что поможет, за время прыжка изменённое Керком, програмное обеспечение. Плазма чужих "Идиссов", стекающая по активной защите скафандров семи людей и одного андроида, казалось никогда не кончится, как их ответный огонь из штурмовых комплексов. И надо было признать, что планируя операцию и понадеявщись на превосходство техники древних, они несколько переоценили свои силы. Ситуация, когда та скована противником и не может прийти на помощь, как-то прошла мимо внимания спецов. И надо отдать должное, ещё недавно не нюхавший местного пороха земной экипаж, включая в него Чена, отстреливавшегося на равных. Сопротивлялись превосходящим их по мощности оружия чужим "Идиссам" довольно успешно, в один из удачных моментов потери одним из дроидов конечности, а с ней и мобильности, добили его без надежды на восстановление. С ещё одним помог добивший своего противника свой дроид и, как это часто бывает, уверовав в свою победу, земляне расслабились, совсем как в футболе, пропустили мяч в свои ворота. Мяч это так, для сравнения, дело было значительно хуже. Оставшийся против них один, механический паук не дрогнул, не пустился наутёк, или ещё проще, не поднял передние манипуляторы вверх.
   Он поступил довольно разумно для машинного интеллекта, выбрал своей целью ближайшего к себе противника с какими-то проблемами защитного поля, к тому же оступившегося на залитом жидкостью и, оттого скользком полу, мгновенным броском оказался с ним рядом, и схватил его передними манипуляторами. Кто это, по подпаленному плазмой и залитому технической жидкостью уничтоженного "Идисса" скафандру, Сергей не мог сразу сказать. И слыша крик попавшего в жёсткий захват товарища и боясь попасть в него, не могли стрелять по съехавшему с катушек дроиду, всеми машинными силами пытающемуся порвать пленника. Абордажный скафандр, имеющий свои мускульные усилители, это не комбинезон и человеку его повредить трудно, разве что отстрелить какую-то его часть. Человеку, но не дроиду размером с кроссовер и такой же дурной силой, и пока с двух сторон оббегали взбесившийся механизм, и коллективными усилиями отстрелили ему левый манипулятор, а через секунду, и располовинили его корпус, "Идисс" сумел оторвать уже потерявшему сознание Котову Ивану правую ногу. Пострадавшего определили по мгновенной перекличке и пока штатный кибердок вкалывал ему лошадиную дозу транквилизаторов выводя его из шока, а скафандр запенивал повреждение, Синцов перекинулся с Ченом парой слов. -Не успели войти и на тебе, трёхсотый,- с досадой пробурчал он. -Не думаю что их много осталось, -подбодрил искин -диверсанта, следующей фразой пояснив свой вывод: -Пока меня не выкинули из системы, успел заметить, что основная масса дроидов находится в, контролируемом главным искином, арсенале, сейчас закрытом. Это могу сказать точно, как и то, что у нас полчаса, чтобы добраться до этой зависшей сволочи. Иначе будут потери, с такой массой дроидов нам не справиться, даже с андроидами и их "Уксами",- кивнул он на закончивших со своими нападающими и окруживших их киберов.
   Сергей оглядел своё за один бой потрёпанное воинство, с подпалинами брони у андроидов, один из них немного прихрамывал и таких же "Уксов", правда, бывших без особых повреждений, если не считать за них многочисленные вмятины. Коки, командир андроидов, доложился о готовности двигаться дальше и, кивнув на лежащего на полу раненого, спросил: - Оставляем с ним охрану? На что Синцов отрицательно покачал головой: - Нет, пока не ушли далеко, оттащим Ваньку в бот, - и скептически окинув взглядом землян, добавил: -Твои будут помощнее, выдели для этого пару бойцов и дроида на охрану, а мы двинемся дальше. По плану базы, за этим поворотом, метров через пятьдесят должен быть находиться небольшой зал, своего рода прихожая перед командным пунктом. Что-то похожее на планировку их кораблей, "Шёпота ночи" и "Игла" и, по логике, там и ожидалось главное боестолкновение. Так учили базы по обороне от абордажа, да и место соответствовало, практически круглое помещение простреливаемое со всех сторон и только один бронированный вход в обороняемый объект.
   ***
   Выход "Игла" в свободное плавание на военной станции заметили и проявилось это знакомым звоном сигнала в рубке, и некоторой активностью самой шаровидной конструкции. А точнее, её орудийного пояса, среднего по счёту, с начавших поворот в сторону лёгкого крейсера, орудийных башен и, уже почти нащупав цель, неожиданно остановившихся. Громадина, размерами сопоставимая с линкором, как бы зависла в раздумье и это было заметно по жерлам орудий совершавших непонятные колебания. Словно треснутая патефонная пластинка, раз за разом повторяющая одну и ту же фразу. -Искин завис,- подытожил сидящий в кресле второго пилота Сергачёв. На нём было управление огнём и уточняя свои действия он повернулся к Зоргу: -Стреляем, капитан? -Давай, пока они не очнулись, по орудийному поясу,- не отрывая глаз от экрана коротко подтвердил тот. Генераторы накачки работали давно и положение крейсера было на сто процентов при временно не боеспособном противнике и, пока искин крепости не очухался, не прожевал запущенный вирус, надо было спешить. Знакомо содрогнулся корпус "Игла" залпом туннельных орудий, следом сдвоенным из плазменных.
   Так ещё у них не было, в упор, с расстояния в две тысячи километров расстреливать не отвечающего тебе. Но тут не до человеколюбия, или как это на аграфском, важен момент бездействия искина базы, успеть за это время выбить по максимуму, ибо в прямом противостоянии та, за пару минут, сделает из "Игла" решето. Не хотелось и подставлять под опасность "Элон", от дурного выстрела может не спасти и его хвалёная защита. Проще было бы ударить антивеществом, коротко и гарантированно, но проблема мощных реакторов, а они расположены в нижнем ярусе базы, заставляла стрелять прицельно и болванками. Проблема абордажа для изъятия этих самых реакторов будет впереди, после взятия базы и системы под полный контроль. Вышел на связь Шенк наблюдавший их работу из рубки "Элона" с просьбой: -Оставьте нам немного? В шутку это было сказано или всерьёз, Зорг, курировавший действия кораблей, притом всех, больших и малых, пропустил мимо ушей. Всё его внимание было направлено на завязавшийся на орбите спутника бой между "Урханами" и тремя корветами хозяев системы. Пятью точками чужих машин, спешащих последним на подмогу и идущей на их перехват пятёрке "Рапторов". В голове промелькнула мысль, что это будет покруче спасательного рейда и что их новые друзья из кибер экипажа вживую увидят возможности отряда. Что наверняка собьёт с них некий налёт превосходства в технологиях. Точку в расстреле орудийного пояса орбитальной базы поставил подоспевший "Элон", двумя гравитационными выстрелами вмяв оставшееся живым вооружение в её глубину и покорёжив оставшееся снаружи. Оставив тем самым глубокую занозу экспертам, тем, кто после всего, после их ухода, будет проводить тут расследование случившегося.
   ***
   Высокого и, судя по обильной седине в волосах, уже немолодого аграфа держали под руки два дюжих андроида и, даже это не смогло стереть с его разбитого в кровь лица выражение ненависти и презрения к захватчику. Смотрел он на Синцова, бесцеремонно расположившегося в его кресле и лениво просматривающего небольшую картотеку из кристаллов памяти. Наконец, отложив это в сторону, Сергей в упор посмотрел на хозяина кабинета: -Слушай внимательно аграф,- негромким голосом начал он: -как неглупый человек ты понимаешь, что базу мы захватили и какое-то время похозяйничать в ней у нас есть, из чего и выходит моё предложение: от тебя код доступа к хранилищу, от нас гарантия сохранения жизней тебе и персоналу базы,- и повысив голос, уже с угрозой добавил: - Откажешься, шлюз выломаем всё равно и тогда уже не оставим свидетелей. Думай, пять минут у тебя есть. Выдав эту фразу, Сергей устало откинулся на спинку удобного кресла. Вымотал штурм пятачка перед входом в командный центр, стоивший его небольшому отряду выведенного из строя андроида, с простреленным насквозь туловищем и повреждённой левой рукой, и его двух раненых абордажников: Мазина и второй раз Злобина. Начиналось всё хорошо, как бы сказали дома, по заранее утверждённому плану, от самого входа гравитационный удар "Уксов" и добивание ещё подающего признаки жизни противника. Какого, оказалось неожиданно мало: пара сбитых потолочных турелей и три еле шевелящихся дроида. Главные силы обороняющихся появились позже, после того как они втянулись в этот зал. Семь дроидов неизвестной марки и пять человек, или аграфов, через затенённые стёкла абордажных скафандров этого не было видно, с ходу ударили огнём из отъехавшей в сторону бронедвери командного пункта. Три чужих "Идисса" с десятком абордажников, в тылу группы появились чуть позже, когда они уже разобрали цели и втянулись в перестрелку. И, как и в первый раз, из не просматриваемого до этого датчиками дроидов и неожиданно открывшегося провала в стене.
   Спасла их проведённая после первого боестолкновения перегруппировка сил отряда, превратившая его в однородную структуру, перемешанную из людей, андроидов и абордажных дроидов. И замыкающие группу два "Укса", уже не для трофеев перемололи в фарш напавших с тыла. Синцов до сих пор с содроганием вспоминал тела пилотов "Дакеров" попавших под гравитационную волну, и, очень похоже выглядел этот несчастный десяток после работы орудий "Уксов". Неприятно, уж лучше попасть под удар лазера, или плазмы, чем вот так неожиданно оказаться студнем. Вот и не знал Сергей, что ему делать с этим аграфом, несмотря на высокую должность не бросившим оружия и не убежавшего потайным ходом, которых, судя по появляющемуся из ниоткуда противнику, тут хватало. -Посмотри сюда,- прервал его терзания сидящий чуть в стороне, за командным пультом, Чен и дождавшись его подхода, на экране, разделённом на десяток различных видеоизображений, ткнул пальцем в пару из них.
   Перед входом в командный центр искин-диверсанта порадовал, на десятую попытку, удачным подключением к периферии главного искина станции и засылкой ему ещё одного усиленного вируса. От чего его кристаллические мозги, значительно более высокого ранга, чем применяет флот людей, не подхватят шизофрению, но долгое время будут заняты подбором вариантов нейтрализации угрозы, периодично возобновляемой вирусом. И по расчётам Чена на эти кошки- мышки у искина базы уйдёт уйма времени, и этого им должно хватить на всё, в том числе и на его эвакуацию. К слову сказать, это зависшее состояние главного распорядителя базы играло им на руку, хотя бы, перекрытыми шлюзами в её жилые и развлекательные уровни. На одной из картинок Чен и показывал столпившуюся, по ту сторону перекрытых проходов, вооружённую толпу. Связываться с ними не хотелось, для впечатления от работы гравитационного оружия хватило и десятка попавших под него. -Сколько их там? - мрачно спросил Сергей. -Около пяти сотен,- тем же тоном ответил Чен, с секундной задержкой добавив: -Это не проблема, особого фанатизма в их действиях я не вижу и надеюсь, что ломать шлюз не решатся. Для контроля поставим два "Укса" и можем спокойно работать, тем более, что и объект для этого есть,- и в подтверждение сказанного ткнул пальцем в два соседних экрана. На одном из которых был корабельный док со стоящим по его центру транспортным кораблём, на втором, заполненное различной техникой складское помещение, какой конкретно, мешал разобрать масштаб увеличения. -Грузимся и улетаем,- закончил свою мысль Чен. Синцов всмотрелся в мелкое изображение стоящего на посадочных опорах транспортника и по своему, уже приличному пустотному стажу видел, что по обводам корпуса и характерной раскормленности ничем иным это не могло быть.
   -Выясни что за корабль и чей он, и когда, наконец, будет связь?- последними словами выплеснул на ничем не повинного Чена раздражение тишиной в эфире, тревогу за группу Ганса и атакующие орбитальную станцию корабли. Висел искин и с ним всё ему подчинённое и, самое главное, волны штатных передатчиков скафандров экранировал материал купола станции. -Работаю, потерпи пару минут,- отмахнулся последний. Оставался самый тяжёлый для Сергея вопрос, что делать с пленными? Которых, в этой секции базы, выловили тридцать три человека, включая и стоящего перед ним командира базы. Людьми назвал по привычке, а кто там был, аграфы, люди, или дварфы, не было времени разбираться. Большую их часть взяли без оружия, а семеро побитых и поломанных гравитационными ударами, как и их командир, сражались до последнего. А оказавшись в плену, не скулили о пощаде и снисхождении.
   Условие кода открытия за жизнь, было блефом, до него Чен доберётся и сам, в крайнем случае вынесут преграду гравитационным ударом. Дело было в его нежелании применять к пленникам обещанное уничтожение свидетелей. Презираемые и ненавидимые за в Содружестве аграфы, в основном, за их превосходство в технологиях и продолжительность жизни, показали себя отменными вояками, той долгой жизни не жалеющими. -Эмоции, бля...- не показав своих сомнений подчинённым, ругнулся он про себя. Оставить в живых, тоже было чревато последствиями и даже подчистка записей сто процентной гарантии сокрытия не даст. По людям проще, блокиратор доступа к нейросети и тёмные, имеющие опцию блокировки фиксации извне, бронестёкла шлемов, не дадут определить кто брал базу. Хуже обстоит дело с гравитационным воздействием и по его следам, грамотный эксперт сразу определит работу неизвестного в Содружестве оружия.
   Так и не решив судьбу пленников, Синцов отдал команду запереть их в одном из пустых помещений и уже после ухода конвоя прозвучала фраза Чена: -Мольт на связи. И не сказать, что между ними были очень хорошие отношения, как ни крути, а конкуренция в них присутствовала, но усталому голосу Ганса Сергей обрадовался искренне. Выслушав короткий доклад о захвате его группой технического яруса, с двумя ранеными и без летальных потерь, если не брать в расчёт дотла сожжённого "Идисса", коротко распорядился: -Пленных запереть. Оставь для охраны бойцов с "Уксом", сколько определись сам и остальных сюда. Появилась работа по основной цели. -Нашли что-то?- только и поинтересовался Ганс и получив в ответ короткое: -Да, появишься, покажем,- ушёл со связи. Уступив место Максу с борта "Элона" с новостями орбитальной группировки, правда, сказанных короткими не забивающими эфир фразами. Но главное Сергей понял, на орбиту нужно подкрепление для входа в расстрелянную кораблями орбитальную станцию. Для противодействия её оставшемуся в живых экипажу Макс просил пятёрку "Уксов" и звено андроидов, обещая взамен рабсилу для погрузки трофеев. Их список, скачанный Ченом с доступного участка памяти искина базы, был им отправлен на орбиту сразу после восстановления связи. -Меняемся,- согласился Сергей. Несмотря на гарантию искинов "Элона" о невозможности прослушки, говорили коротко, отдельными фразами, следуя земному правилу о бережённом, которого бог бережёт. Конвоя, тут не предвиделось, за этот налёт, его исполнителей, при их поимке, думается, без жалости разберут на запчасти. По меркам этого мира хоть и мизерная, но компенсация за потерянное.
   Фош, прилетевший с обещанными людьми, привёз с собой согласованный список первоочерёдного. Того, что из безразмерного склада контрабанды они могли забрать и главная проблема этого ограничения-неумолимо утекающее время. Приборы "Элона" не фиксировали гиперпередачи на сторону, но это не означало, что её не мог отправить какой-нибудь узел с периферии системы. Это было под вопросом, как и то, откуда к ним могла прийти помощь. Во избежание сложностей и определили такой короткий срок. Как подарок, средний десантный транспорт, приписанный к одной из планет Вольных баронств и пришедший на эту базу за контрабандным товаром, оказался пустым, под символической охраной бортового искина. Как пояснил единственный живой, найденный в доке, его дежурный техник, кстати, человек, экипаж транспортника, ожидающий заказ, уже неделю развлекается в весёлых заведениях базы. Он же, без применения насилия, выдал коды подчинения докового комплекса погрузочных дроидов. И сейчас, Шенк, вырвавшийся из вынужденного безделья в рубке "Элона", осваивался в новоприобретённом корабле и несмотря на молодеющее тело, ворчливая сущность осталась той же и одно из сожалений высказанное вслух было о транспортнике: -Жаль что на один рейс. Это было правдой, корабль, какой бы он ни был, сняв с него что доступно, придётся бросить в какой-нибудь пустой системе. Слишком явный след к ним при его дальнейшем использовании и, наскоро просматривая вместе с Мольтом и Фошем скопившуюся в складе технику, на семьдесят процентов военную, к тому же последних поколений, Синцов начал понимать, что официальные власти империи Агр искать их не будут. Тут просматривалась частная инициатива одного клана, его герб в виде дракона кусающего свой хвост красовалась повсюду. И судя по увиденному, по объёму этой техники на складе, продажа на сторону новейшего оружия, в Содружестве не продаваемого никому и предназначенного только для армии, и флота империи Агр, была поставлена на широкую ногу. И от этого понимания не становилось легче, искать будут по любому, хотя бы для временного сокрытия тайны своего бизнеса, до переноса этой базы ещё куда-то.
   В списке, вернувшемся с орбиты, с пометками забираемых трофеев, были отмечены: десяток "Зеторов"- более тяжёлый аналог "Урхана" и пятнадцать "Бекатов"- аграфских собратьев "Рапторов" и уже знакомые "Золли" и "Кордисы". Штаб, хорошо подумав, решил не мелочиться, забрать у хозяев все имеющиеся в наличии пустотные аппараты, как самые дорогие и востребованные для лишённых пристанища бродяг. Остальное, если поместится в транспорт и тот не грохнется на спутник с одной десятой земной гравитации, оставили на усмотрение Синцова и Фоша. И уже достаточно зная старого инженера и его запасливость, Сергей, про себя, недоверчиво усмехнулся: -Нашли кому доверять, накрутят движки и загрузят доверху бросовый корабль, - и предвидя такое развитие событий, предупредил: -Оставьте нам место. Может, что найдём в хранилище. Уже найденное Ченом и которое ещё предстояло вскрыть, и оставив стариков заниматься любимым делом, по другому, грабежом контрабанды, а Ганса на охрану захваченной территории, с группой усиления отравились к его бронированному шлюзу.
   Для этого пришлось спуститься на ярус ниже и пройти в тупик короткого коридора. Два "Укса" и оставшаяся после отправки на орбиту четвёрка андроидов и Сергей с Ченом, три гравитационных платформы для груза управляемые четырьмя техниками с орбиты. На всё не хватало народа, слишком большой кусок для небольшого отряда они отхватили и если что пойдёт не так, прорвётся, к примеру, толпа из нижних ярусов, то не спасёт и техника Джоре, какая бы совершенная она не была. Задавят массой. Виной этому было не желание схватить побольше и сразу, присущее всем молодым коллективам, независимо от того, кто это: экипаж комических авантюристов в Содружестве, или земная фирма стремящаяся получить максимум прибыли. Сам их нынешний статус, в один момент потерявших хоть худое, но гражданство и какую-то привязку в местной жизни, требовал брать по максимуму. Было бы на чём, забрали бы и малую военную станцию. Пятиметровый квадрат бронированного шлюза, с бездействующими сейчас потолочными турелями, своим видом навевал мысль о бесполезности попыток его взломать. Выставив обоих "Уксов" напротив него и прикрывшись с тылу андроидами, Синцов повернулся к Чену, застывшему рядом с пультом открытия, с единственным вопросом: -Долго ещё? Не поворачиваясь, тот досадливо отмахнулся: -Минут пять я думаю, - и тихо пробурчал под нос: -Другого выхода всё равно не вижу, на такую толщину нужно орудие "Элона", "Уксы" тут бессильны.
   Минуты ожидания Сергею скрашивали короткие доклады командиров групп, контролирующих периметр захваченной ими территории. Порадовал Шенк, сообщивший о начале погрузки и немного встревожила охрана обоих шлюзов ведущих в нижние ярусы базы. Прежде всего, усиливающимся нездоровым шевелением с той стороны. Подтягиванием к таким же как и эти броневоротам тяжёлой техники, по картинке, скинутой на нейросеть, похожей на строительную. -Резать попытаются,- подумал он и в этот момент услышал предупредительный возглас Чена: -Все в сторону от проёма, открываю. Уход с линии огня, как профилактика от разных неприятностей, был оговорен заранее и никаких вопросов не вызвал, а последующий, за расходящимися в разные стороны половинками ворот, профилактический, рассчитанный на зазевавшегося нарушителя, поток плазмы бьющий из трёх стволов потолочных турелей был подтверждением такой осторожности. По паре залпов "Уксами" на каждую и настала тишина, нарушаемая только потрескиванием остывающих камней и каким-то шипением из глубины хранилища. -Можно заходить, лейтенант,- доложил проскользнувший под защитным полем в глубину хранилища командир андроидов. Звание фулл-лейтенанта, награда определённая императором Аратана, и, после всего произошедшего, уже забытое им, в общении с андроидами, неожиданно, пригодилось. Как и статус Вольного охотника Макса. Кибер экипаж "Элона" узнав об этом, отчего-то воодушевился и всеобщее недоумение от этого немного развеял Чен, пояснивший почитание в тогдашней империи разных статусов. И определённый их новому хозяину самим императором, пусть другой империи, для них значил много. Одним словом, другое воспитание.
   Ответный огонь "Уксов", кроме благого дела, уничтожения автоматических турелей, наделал неприятностей и главной было побитое освещение помещения. Довольно небольшого, если в квадратных метрах, то не больше двухсот пятидесяти и заставленного разными непонятными предметами. Кубы, цилиндры, разных размеров шары и вообще непонятные загогулины, даже на первый взгляд имеющее налёт древности, для непосвящённого, к каким себя относил и Сергей, ничего не говорили. Пройдёшь мимо и не заметишь, что это какой-то артефакт, к тому же, имеющий среди ценителей свою цену с несколькими нулями. Иногда сопоставимую со стоимостью тяжёлого корабля. Оценка всего этого за Ченом и сейчас, полностью войдя в роль человека, андроид прохаживался между рядами экспонатов, наклоняясь и задерживаясь около одних, и не останавливаясь проходя мимо других. Выждав десять минут этой оценки, Синцов спросил: -Ну что? Что забираем?
   Чен, оторвавшись от небольшого цилиндра из группы подобных, но другого размера, кивнул головой: -Тот, кто это собирал, полный невежда в артефактах ,- и от возмущения дёрнув головой продолжил: - Семьдесят процентов, это бытовой мусор, к тому же нерабочий,- и уже удивлённо: -И за это платят кредиты? -Хватит отступлений,- прервал его Сергей: -Для нас что-то ценное есть? -Да, вот эти искины,- поглаживая рукой цилиндр, перешёл к конкретике Чен и, повернувшись в угол помещения, показал на четыре, с двух метровой гранью, серых куба: -И эти зародыши мобильного жилого комплекса, -и совсем неожиданно закончил перечисление: -Но берём всё. Раз за это платят, берём всё. Тем более, что тут есть предметы которых я не знаю, думаю, не относящихся к Джоре. -Всё, значит всё,- с облегчением вздохнул Сергей и скомандовал техникам: -Грузимся ребята.
   В сутки уложились вымотавшись до предела и виной этому, как и предчувствовал Сергей, была запасливость ветеранов, не рассчитавших вместимость загруженного под завязку транспортника. За артефактами и искинами базы, снятыми в последнюю очередь, пришлось сажать "Дромар" и всё это неумолимо тикающее время. Было и облегчение от сверлившей голову проблемы заложников предложенное Ченом: -Вижу, что не хочешь уничтожать аграфов?- неожиданно спросил он Сергея. -Ну не хочу, не мясник,- с вызовом ответил тот и тут же потух: -А придётся, не вижу другого выхода. -Выход есть,-не согласился Чен и повернувшись к командиру андроидов, спросил у него: -Коки, устройство ЭМИ есть в комплекте? -Полный набор,- подтвердил тот.
   На что Синцов потребовал разъяснения, на удивление, оказавшегося достаточно простым. Речь шла о мощной компактной бомбе, выделяющей при её взрыве кратковременный и мощный выброс жёсткого излучения. Такой силы, что в радиусе его действия уничтожалось всё имеющее отношение к электронике. Эти устройства использовалась спецподразделениями империи Джоре, к одному из направлений их деятельности, диверсионному и относился тогдашний экипаж "Элона". На симбиоты самих Джоре это излучение не действовало, но искины, носители информации и нейросети, то своей сути, являющиеся биоэлектронным устройством, сгорали гарантированно. И самое интересное, в чём была фишка, с ними уничтожалась и короткая память их носителей. Кому за последний месяц жизни, кому больше, этот период зависел от индивидуальных особенностей организма. Не смертельно, все живы, относительно довольны и никаких следов. Почти как в старом фильме: -Тут помню, а тут, нет. Об этом, сидя в уютном кресле с бокалом какого-то зеленоватого лёгкого вина из старых запасов "Элона" и ожидая ухода в гипер, Синцов вспоминал с лёгкой ностальгией. Так всегда было у него и дома, и тут в Содружестве. Там хоть воевать не приходилось, к этому грязному делу пришлось привыкать уже тут и то, что не пришлось уничтожать старого аграфа, понравившегося ему своей смелостью и преданностью долгу, пусть и перед контрабандистами, немного грело душу. И если разобраться по честному, то чем они отличаются от них? По здравому размышлению, ничем.
   ***
   -Ну наконец-то,- негромко и для себя, с облегчением выдохнул Макс. Оба корабля в прыжке с конечной точкой в системе ТХ-22.10-1, не мудрствуя лукаво её выбрали как оптимальную по возможностям, на время, спрятать трофейный десантный транспортник. Облетая ближайшую к её звезде планету, аналог Меркурия, он видел на её поверхности несколько симпатичных ущелий. Как раз таких, куда можно засунуть этот вовремя подвернувшийся корабль. Последние десять часов в системе, когда все словно сидели на иголках, ушли на комплектование его экипажа и подготовку корабля к прыжку. Заправку и прочие предстартовые процедуры. Потом его долгий разгон и, наконец, уход в гипер, и только после этого настала очередь "Элона" покинуть эту систему. Но в конечной точке он будет раньше и почти четверо суток будет ждать тихоходное старое корыто. Разные технологии, скорости и наглядно это продемонстрировано только что: полтора часа разгона против пяти и это не на максимуме тяги. О проведённой операции, по финалу успешной, если не считать четырёх потеряных "Рапторов" и десятка раненых, думать не хотелось. На свежую трезвую голову, скорее всего, завтра, всё посчитают и определят минусы и плюсы, прибыль и потери, а пока, просто отдохнуть от напряжения последних суток.
   Глава 5.
   До системы ТХ-22.10-1 "Элону" семь дней в гиперпространстве и это по меркам нынешних возможностей аналогичных по классу кораблей Содружества, даже беря для сравнения лучшие образцы, дварфские, или аграфские, для такого большого расстояния очень быстро. Но отдохнуть от проведённой акции, привести расшатанные нервы в порядок и подвести нынешние активы отряда к одному знаменателю времени хватало. Двое суток Макс дал экипажу для отдыха в полностью восстановленной зоне отдыха, любителям покупаться в, совсем, настоящем озере, погреться на искусственном солнышке, почему-то фиолетового спектра и полакомиться стряпнёй Миши. Без крепкого алкоголя, но с почти земным шашлыком и привычной в такие моменты закуской. Пару моментов с выяснением отношений между что-то не поделившими между собой отдыхающими, мягко успокоили личные охранники Макса, андроиды по именам: Ник и Тим. Назвать по именам их пришлось после изменения внешности Ника, когда андроиды исполнили его в шутку высказанное пожелание и теперь перепутать их визуально было довольно трудно. Разве что в темноте, где тёмный, от светлого неотличим. Им он и поручил следить за порядком на этом празднике жизни.
   Обид на пресечение драки не последовало и на утро четвёрка нарушителей, все из участников абордажа орбитальной станции, явилась с извинениями за чуть было не случившееся непотребство. С объяснением, что на не совсем трезвую голову вспомнились некоторые моменты штурма. Кто-то не там стоял и не туда стрелял. Обычные мужские разборки после проведённого дела, но Макс видел и это замечали врачи, что в чисто мужском коллективе назревает напряжение. Экипажу, уставшему от бесконечной болтанки в космосе, был нужен отдых и не где-то в безжизненных глубинах пространства, а на обитаемой базе, с её барами, местной платной любовью и разными развлечениями. Чтобы здоровый мужик мог там конкретно заземлиться, расслабиться на всю катушку и сбросить накопившийся негатив. Раньше, во время работы на разведку с этим было проще, частые посещения базы в системе Арда, с её парком развлечений, включая сюда и сексуальные это как-то сглаживали. Вплоть до знаковых событий, после которых оказалось что некуда возвращаться. Женский персонал найти в любой системе легко, в том числе и по этому профилю, но устраивать из кораблей летающие бордели, или семейные общежития не хотелось. Это не тот путь для стоящих перед ними задач, а вот хотя бы раз в месяц, или в два, побывать в какой-нибудь системе для расслабления, это им подходило.
   Пока люди отдыхали, не имеющие таких слабостей искины "Элона" работали, что называется, не смыкая глаз. Нор контролировал поведение корабля в гипере, Линни в составе медицинской группы занималась ранеными, которых было десять человек и одиннадцатый андроид. Самое интересное, что поразило врачей отряда, для восстановления, или ремонта его синтетических внутренностей, имелась специальная медкапсула. Но основная работа выпала Керку и помогающему ему Мерту. Готовили место для установки выдранных из орбитальной станции пяти реакторов. Сложность заключалась в их размерах, не вписывающихся по высоте в помещение реакторной и, чтобы не осложнять себе дальнейшую жизнь кардинальной переделкой всего, для них нашли место в грузовом трюме. Переделки и тут хватало: подводка силовых кабелей, устройство самого помещения временной реакторной, вентиляция и отвода излишек тепла, но при всём этом грела мысль о поднятии энерговооружённости "Элона" до пятидесяти процентов от максимальной необходимой. Слабая надежда найти на складах разграбленной ими аграфской базы нужные топливные стержни для родных реакторов древнего корабля не оправдалась. И вовремя пришедшая мысль о реакторах орбитальной станции, больших по размерам от применяемых на тяжёлых кораблях, но и более мощных, оправдалась полученным результатом. Пятьдесят процентов от максимума давали "Элону" гарантии длительного применения системы свёртки пространства и в нужное время задействование всего наличного вооружения.
   Единственное из трофеев, что сейчас находилось на "Элоне", это груз "Дромара", все артефакты хранилища и оба искина базы, командный и военный. Обоими занимался Чен, удалял им же запущенный вирус и добирался до их ядра, с целью полного подчинения новым хозяевам. Это было первоочередным заданием, за ним вся их информация, связи хозяев, места поставки товаров, да и мало ли что могло храниться в их бездонной памяти. Всё это и снятая в последний момент ментограмма с мозга командира базы, того самого аграфа, ещё ждало своего времени. Первоочередной задачей было разобраться с загруженным ветеранами в так удачно подвернувшийся им транспортник и их список сейчас висел на экране перед глазами Макса. Претензий в его превышении к помолодевшим, но от этого не изменившим своих привычек, старикам не было. Наоборот, удачное стечение обстоятельств, в виде, до захвата корабля уже загруженного строительного комплекса, было как нельзя кстати. Предстоящее строительство тайной базы всё равно бы заставило искать и приобретать что-то подобное. Решение о его оставлении на борту принимали Шенк и Фош, поставив Синцова и "Элон" уже перед свершившимся фактом , но и претензий к ним не предъявишь, всё из согласованного на орбите списка на борту транспортника. После загрузки основного- всех малых кораблей бывших на складе и контейнеров, с готовыми к работе звеньями "Идиссов", в ход пошло всё на что падал глаз. Оттого, транспортник был загружен под завязку, во все его помещения, в коридоры жилой зоны, почти до самой рубки, так, что перегонному экипажу пришлось добираться до неё протискиваясь между контейнерами. И конечно, при таком раскладе Шенк никому не уступил на нём место пилота, взяв себе сменщиком Сергачёва и с двумя техниками Соколова на место инженера. На полноценный экипаж людей просто не хватало, впервые за время пребывания с Содружестве экипаж растащили по объектам: часть добывать трофеи на корабельных свалках системы ТХ-33,10, часть занята переоборудованием "Элона", подготовкой к установке затрофеенных на орбитальной станции реакторов. Не считая сюда уцелевших абордажников и раненых надолго выбывших из обоймы.
   Обсудить итоги рейда, разобрать просчёты и немного похвалить себя, собрались только на третьи сутки, как всегда в каюте командора. Это звание, или должность с появлением киберов "Элона" вошло в обиход повсеместно, даже между акционерами отряда, первым его составом. Макс, относился к этому явлению довольно спокойно, понимая, что отряд растёт, не за горами вливание в него остатка бывших рабов, команды Шабанова. Главное, что слушают и исполняют приказы, а как называют, как-то всё равно, лишь бы не матом. Сегодня, даже с учётом присутствовавших в каюте искинов и Чена, народу в ней было поменьше, чем обычно, но настроение было благодушное. Способствовало этому довольно удачное завершение плохо спланированной операции по захвату аграфской базы. Прокололись с численностью находящегося на ней персонала и слишком доверились вирусной атаке на искины базы. Вирус сработал немного не так как ожидали и уничтожения искина, по примеру его собрата на "Шёпоте ночи", не произошло. Мыслящее устройство аграфской сборки оказалось крепче и если бы не вовремя вкинутое Ченом дополнение, уже чисто его разработки, с периодично меняющимся кодом, то атака на объекты могла закончиться плачевно. Идея, по сути, не плохая, при должной доработке сулившая им лишнее преимущество перед противником и этой проблемой Чен будет заниматься, и уже начал с приведения к подчинению этих двух искинов, а заодно и проникновением в тайну их стойкости. Ступив на скользкий путь борьбы против всех невозможно предугадать, что может пригодиться в трудный момент. Вопрос о сокрытии следов могущих навести на них решили заряды ЭМИ устройств, без массовой зачистки оставшихся в живых защитников базы. Тех, кто мог что-то видеть необычное и, Керк с технической стороны, а Линни со стороны воздействия на мозг попавших под это излучение, гарантировали сохранение тайны. По недолгому раздумью, все врачи поддержали свою кибер коллегу заключением, что выжженная нейросеть должна повредить короткую память её носителя. И хотелось бы надеяться, что расследование произошедшего, а оно гарантировано будет, в поиске виновников зайдёт в тупик.
   Всё это обговорили обстоятельно с примерным планом дальнейшей работы. Пять суток и они должны выйти в обычное пространство в знакомой системе ТХ-22.10-1, ненадолго только на время дождаться Шенка и группу трофейщиков, то ли на восстановленном "Хороне", а может и на обещанном Керком корабле из центра одноимённой свалки. Оговоренный срок встречи с ними не больше месяца и казалось только недавно виделись, а его треть уже куда-то улетела. Трофеи. Их оказалось неожиданно много и если к артефактам ещё не приступали, так и лежали в контейнерах на лётной палубе "Игла", то список находящихся на транспортнике изучили вдоль и поперёк. Примеряя каждый к своему подразделению и одну странность в них первым заметил Фош. -Обратите внимание, ни на одном изделии нет заводского идентификатора,- после этих слов какое-то время в помещении стояла тишина. Каждое изделие, будь то штурмовик, или мелочь вроде кинетического оружия, при погрузке считывалось определителем, стандартная процедура в Содружестве и об этом обычно не говорили. Считали и всё. Заводской идентификатор быть обязан, это закон, и его не сотрёшь, не переваришь панель как в угнанной машине, эти метки должны быть всюду, на каждом важном узле. И поневоле напрашивался вывод, что всё находящееся на складе базы таким выпущено производителем, а по отношению к военной технике которую они грабанули, по специальному заказу. Только для кого и чего? -Ерунда всё это,- нарушил молчание Чен: - Вооружают кого-то втихаря, а для чего, какая нам разница. Искать всё равно будут.
   Ищут с почти первого дня нахождения в Содружестве очень влиятельные силы и к постоянному чувству опасности команда уже привыкла. Теперь бы тайную базу построить где-то в районе фронтира, ориентировочно, поближе к системе Хикски, где у них планируется основная и можно начинать нормально жить. Добывать кредиты различными способами, желательно не криминальными и сколачивать мощную корабельную группу. Пусть не из линкоров, но для прорыва в червоточину через пиратский заслон, тяжёлые крейсера в ней должны быть. Была мысль, что этот кулак может пригодиться не только для прорыва, что приступить к активным действиям придётся значительно раньше.
   Только не хотелось раньше времени пугать этой мыслью экипаж и оставив у себя Синцова, Зорга и Чена, а со стороны искинов "Элона", Нора, остальных отпустил отдыхать. И сразу же, как только дверь каюты выпустила последнего, поставил перед оставшимися уже несколько дней мучивший его вопрос: -Смотрите сюда,- и в воздухе повисла картина из ментограммы ящера. Та, что ему показывали искины, с расположением их материнских систем и стрелами экспансии в две стороны. -Что это?- подал голос обычно молчавший Паол и Макс, ожидавший этого вопроса, охотно пояснил: - Это ментограмма из памяти нашего ящера,- пятнышко лазерного луча скользнуло по объёмной картине звёздных систем и, обрисовав небольшое размытое пятно, он пояснил: -Где-то в этом районе Солнечная система, - и скользнув до окончания стрелы сказал главное: -А сюда дошли ящеры. Молчание в каюте длилось недолго и на этот раз его нарушил вопросом, уже достаточно отдохнувший после нервотрёпки штурма, Синцов: -Сколько это до Солнца? -Не знаю,- честно признался Макс: -Карт тех мест у нас нет, а гадать сколько это систем, тридцать или сотня, не имеет смысла. Но движение в ту сторону обозначено и прежде чем поднимать волну не мешало бы уточнить эту информацию. -Ещё одного ящера поймать? Не вопрос,- кивнул головой Сергей и для уточнения поинтересовался: -Зная тебя, думаю что нам предстоит прогулка в ту сторону?
   -После того как у нас будет не меньше трёх крейсеров и обещанного поиска баз флота,- не стал отказываться Макс: -Найдём или нет под вопросом, но, в любом случае, восстановим до нормального состояния "Элон", обкатаем экипажи и двинем. Влазить в местные разборки с ящерами, я думаю, нам не стоит, поможем Содружеству информацией и пока на этой ментограмме в нашу сторону довольно жидкая стрелка прихлопнем её и дело с концом. Я думаю, Вы не против? Последний вопрос адресовался Зоргу и Нору, а в ситуации отказа от местных военных действий, больше Зоргу, бывшему капитану ВКС, барону королевства Хакси. В стариках, получивших вторую молодость, Макс был уверен, они пойдут с ними, волновал ответ Паола, как он отнесётся к такому повороту событий? И бывший капитан королевского флота не разочаровал: -Я с вами, тут меня ничто не держит,-и мгновенно перешёл к конкретике: - но думаю, что в таком деле тремя кораблями не обойтись. Короткий ответ друга порадовал и почти также за весь экипаж "Элона" высказался Нор. Стойкая неприязнь к ящерам глубоко сидела в их исскуственных мозгах и незначительное отличие нынешних от тогдашних в ней ничего не меняло. По отношению к искинам можно было и не разводить политесов, приказ к исполнению и точка, может в дальнейшем это так и будет, но, пока, Макс как-то не мог перестроиться от наработанного принципа принятия решений.
   Пара дней после этого памятного разговора пролетели незаметно, в основном в хлопотах и спорах о частностях. План работ, в черновике, на ближайшие пару месяцев был составлен и первоочередным делом в нём была передача ящера аграфам. Ждали только отмашки старого Морица, отчего-то молчащего уже третью неделю и эта неопределённость начинала напрягать. Две попытки связаться с ним: сразу после ухода в гипер и, повторная, сегодня, отчего-то не удались, и для подстройки передатчика пришлось отрывать от основного занятия Керка. Связь из гиперпространства была довольно сложным делом ещё в те давние времена, а несовпадение частот используемых для этого аппаратур древней империи и нынешнего Содружества требовали более тщательной отладки аппаратуры. И когда, наконец, после часа подстройки на экране появилось лицо хмурого Вилли, Макс искренне обрадовался. Даже не этому, очень важному для них разговору, а скорее, возможности связи во время гиперперехода.
   -Ты где? - после короткого приветствия спросил старый адмирал. Что, само по себе, было довольно необычным для любителя пошутить и его хмурость как-то не вязалась со сложившимся в сознании Макса образом. -Через пару суток буду в системе ТХ-22.10-1. Коротко, в тон адмиралу и не вдаваясь в подробности ответил Макс и уточняя спросил: -Проблемы? С нашим делом? -Да, с их представителем,- короткая гримаса разочарования промелькнула по лицу Вилли и мгновенно справившись с ней, тот стал отнекиваться и пояснил: -Скинул тебе файл, в нём всё что смог накопать по этому типу,- и на экране появилось лицо довольно старого аграфа. Типичное для их расы, аскетично худое с тонкими поджатыми губами и знакомым выражением превосходства. Пройдёшь мимо не узнаешь, Макс так и не научился отличать их друг от друга.
   -Полковник в отставке Хирис,- по ту сторону экрана прокомментировал Вилли и перешёл к конкретике: -По полученной мной информации, резидент от Шохриэля в нашей системе Тирри и достаточно надёжный источник сообщивший это, так утверждает. И это, скорее всего, правда, ибо после трёх встреч с ним и конкретных переговоров о сделке, обнаружил за собой наблюдение. Непонятную возню вокруг усадьбы и тотальную прослушку. Уж это-то я определяю чётко,- после этих слов Вилли улыбнулся и резко посуровев продолжил: -Завтра у меня с ним финальная встреча и что-то в ней меня тревожит, предчувствие непонятное. В файле вся информация по этому типу, его контакты, адрес резиденции и ближайшее окружение. Мне уже отступать некуда и поздно, клиент наживку заглотил и не отстанет, - после этих слов Вилли вздохнул и продолжил: -Если не выйду на связь в течении трёх суток, значит я у них и меня прессуют. Знаю, что не успеешь выручить и прошу позаботиться о Гансе, моём единственном родственнике. Он тут же в системе, из файла поймёшь где. Вытащи его из их лап...
   Долгожданная связь прервалась на последних словах и недосказанность повисла в воздухе капитанской каюты. Попытки её реанимации ни к чему не привели и по прошествии времени Керк пояснил это малоизученными процессами в гиперпространстве. Даже их цивилизацией и осталось только поблагодарить судьбу за полученный отрывок информации о сделке века. Продаже аграфам надоевшего всем ящера, правда, ставшего за последнее время довольно смирным, без взбрыков неконтролируемой ярости и попыток нападения на своих тюремщиков. Но приручать его и записывать в друзья никто не собирался, с одним экземпляром это может и получилось бы. Не ставили они такую цель перед собой, при желании пусть этим занимаются покупатели этой зверюшки, перед тем заплатив кредиты или рассчитавшись по бартеру. Баш на баш, мы, вам новую забавку, а заодно и угрозу Содружеству от этих рептилий, вы, как плату - тяжёлый корабль последних поколений. Когда обдумывали этот план, всё казалось выполнимым и сегодняшний разговор с Вилли Морицем, и его опасения напомнил "про овраги, про которые забыли". Адмирал, пусть и в отставке, но прошедший закалку многолетним боданием: то, с недобитыми и желающими реванша архами, то, с пиратской вольницей начинавшей наглеть в отдельных участках послевоенного пространства, не будет зря нагнетать тревогу.
   И финальной точкой в ней была просьба позаботиться о внуке, Гансе Морице, капитане того самого Имперского курьера. В настоящее время уже в отставке, но именно с той встречи и началось их заочное противостояние с кланом лорда Ли, Шохриэля, будь он неладен. Выразиться можно и жёстче, только это ничего не изменит, что-то в переговорах с аграфами пошло не так. Не тем путём как планировалось. Частная инициатива этого полковника в отставке Хириса, или попытка прощупать продавца - на слабо, подготовка к банальному разводу легковерных? Спавшее после взрыва гипердвигателя чувство беспокойства на душе, то самое предвидение, говорило Максу, что с этим аграфским резидентом не всё чисто и проблемы ещё ожидают их. Хорошо, что время до системы ТХ-22.10-1 и крайнего срока связи с Вилли ещё есть, и все варианты, вплоть до его силового освобождения, надо обдумать. Именно на такой профиль есть куча исскуственных мозгов, включая сюда Чена со специальностью искин- диверсанта, киберов "Элона" и команду андроидов. Их на это учили и со спокойным сердцем, он перекинул эту проблему Чену, пока, не нашедшему себя в суете корабельной жизни и маявшемуся без настоящего дела. Назначил его старшим в разработке вариантов операции спасения. Руководстводствуясь при этом принципом, что раз ты спец по диверсиям и проникновению на хорошо защищённые объекты, тебе и карты в руки. Нашлось дело и Керку с Мертом, с них расчёт оптимально быстрого прохода "Элона" в систему Тирри, его времени и количества прыжков. Предварительно, это как-то обсуждалось, с обходом разбитых в войну систем с очень сложной навигацией, на это должно уйти два прыжка, но, судя по нешуточной тревоге старого Морица, вряд ли на такой путь будет время. Оптимальным, когда ещё кого-то можно найти, или хотя бы их следы, был один, очень длинный прыжок.
   Знакомое чувство кратковременной дезориентации и голос Нора объявил о выходе в нормальное пространство. На этот раз в системе ТХ-22.10-1 и впервые в коконе свёрнутого пространства. Реакторы с орбитальной базы позволили не экономить энергию и на этот раз решили не рисковать, выйти из гипера максимально защищёнными. Ковбойский налёт на аграфскую базу показал что всё держалось на тонкой ниточке, на допущениях. Сработало, хорошо, но в дальнейшем от такой практики лучше отойти, просчитывать операции тщательнее с многократной перестраховкой. Лёгкий серебристый оттенок на экранах рубки, так проявлял себя кокон иного пространства, сдвинутого на градус, или вообще перпендикулярного, этого Макс, да и киберкоманда "Элона", не знали, главное, что оно гарантировало им сто процентную безопасность. С оговоркой, при нынешнем развитии техники. Десять томительных минут ожидания и доклад Нора: -Система пуста. Зондирование продолжаю. Была малая вероятность встречи в этих краях с залётными бродягами, мусорщиками ищущими старые развалюхи или с кораблём флота империи Аратан. Спутник ретранслятор развёрнутый ими полгода назад и свой срок ещё не выработал, его координаты в штаб флота передавались, так почему бы и не встретить тут какую-нибудь ремонтную бригаду? Пусто, Шенк, по расчётам появится в системе через трое суток, а вот кто его тут встретит?
   Истекают третьи сутки контрольного срока, отведённого Вилли до его появления на связи. Молчит. Гиперпередатчик "Элона" на стрёме круглые сутки и тишина, и как любят говорить некоторые земные политики, назревает план "Б". Ломающий все планы, но крайне необходимый, вводящий в действие правило - своих не бросаем. По этому плану, в системе остаётся ждать Шенка "Игл", для помощи в маскировке и защиты тяжко нажитого. С полным комплектом пилотов штурмовиков и частью инженерного состава. После устройства временного убежища они помогут разгрузить из трюмов транспортника несколько штурмовиков для пополнения парка лёгкого крейсера, взамен пострадавших в боях за орбитальную базу. Введут их в строй и приготовятся держать круговую оборону. До возвращения "Элона". Всё это в случае сегодняшнего не выхода на связь Вилли и этот не выход уже чувствовался и не одним только Максом. Команда древнего рейдера, а её пришлось отбирать со скандалом, ибо все хотели идти на выручку, готовилась к единственному прыжку. На пределе даже для "Элона", по своей конструкции рассчитанного и на более длительные, но отсутствие родных реакторов эти возможности сужало и если бы не трофейные с орбитальной базы, то об одном прыжке можно было бы забыть. Синцов оставался с "Иглом", старшим отряда, с задачей совместно с Зоргом организовать охрану обоих кораблей, не допустить каких-либо неожиданностей, и с некоторым сожалением он согласился с этим.
   Главным от абордажников шёл на "Элоне" майор в отставке Ганс Мольт и то, человеческий контингент сводного отряда планировался к использованию в качестве отряда охраны корабля. Основная работа отводилась андроидам под командой Чена. Это они могли изменять внешность, иденты нейросетей и ломать защищённые электронные системы. Развязывать боевые действия в системе Тирри, на её одноимённой планете не планировалось. Зная адрес резиденции, стояла задача, тихо, желательно без трупов, зайти и взять своё. При отсутствии искомого, задача усложнялась, заставляла применять жёсткие меры в виде ментограммы мозга, а то и похищения виноватых.
   ***
   Где-то в системе Тирри.
   -Ну что Перки, как там наш подопечный?- нетерпеливо поинтересовался полковник Хирис у вошедшего в кабинет аграфа. Ему, тяготившемуся службой на бывшего друга детства, а в настоящее время, вот уже более сотни лет, смертельного врага, лорда Ли, Шохриэля, совершенно случайно попала убойная информация о появлении в окрестностях Содружества неизвестной расы. Не передать в центральный офис клана полученный от её продавцов короткий ознакомительный файл он не мог. У Шохриэля были свои люди в его окружении, видевшие и посредника, и содержимое носителя информации, но вот сыграть свою игру, к примеру, с пропажей посредника, он мог.
   - прода -
   -В медкапсуле, лорд,-чуть склонив голову ответил тот и заметив неудовольствие на лице хозяина поспешил прояснить: -Тиркет перестарался с силой, сломал ему левую руку. -Зачем?- в удивлении поднял брови полковник: -У вас что, некому снять ментограмму? Меня интересует содержимое его головы, а ломать кости будете потом. Нетерпение и раздражение прекрасно уживались на его подвижном лице и следующие слова своего помощника ввели его в ступор. -Не получается, лорд,- и опережая вопрос полковника, готовый сорваться с его губ, пояснил: -У него стоит наш имплант, блокирующий подобное вмешательство.
   Нетерпеливым движением руки резидент Ли, Шохриэля прервал говорившего и на некоторое время задумался. Историю продажи партии таких блокираторов для высшего командного состава флота империи Аратан он знал. Эта ошибка случилась около семидесяти лет тому назад и, разумный, имеющий в голове такое устройство, был недоступен для обычных методов съёма информации. Таких, как ментосканирование и извлечение нейросети. Последнее, применялось значительно чаще, ввиду отсутствия в полевых условиях дорогостоящего оборудования для первого варианта. Этот имплант, словно цепной пёс, блокировал ментосканирование и сжигал себя и нейросеть при попытке их извлечения. У него самого стоял подобный, на порядок высший, чем были проданы людям и полковник знал способ обойти его, но нужного оборудования для этого в резиденции не было. К тому же, чутьё старого прожжённого разведчика говорило ему о чрезвычайной важности сведений находящихся в голове посредника и, самое важное, что этим можно было заработать состояние, продать сведения конкурирующей службе и этим подложить большого харга руководству клана, а конкретно, Ли, Шохриэлю. Благодаря которому, он, лорд империи и полный адмирал флота, в своё время превратился в полковника вынужденного работать на своего недруга. Игра на опережение началась и наличие у пленника импланта её затягивало, делало чрезвычайно рискованной, и оторвавшись от невесёлых мыслей полковник Хирис спросил: -Ты знаешь, что для этого надо?- и услышав короткое: -Да лорд, не в первый раз, список необходимого у меня есть,-распорядился: -Закупай, только не наведи на нас Шохриэля. Лучше где-то подальше от нашей штаб квартиры. И как бы вспомнив, хотя никогда ничего не забывал, добавил: -Отработай запасной вариант с родственником этого адмирала. Где-то в системе у него внук. Найди мне его. Не получится с ментосканированием, давить будем через него, эту информацию мы не можем потерять.
   ***
   Седьмые сутки прыжка и от осознания провала планов по сближению с аграфами и неясной судьбы старого адмирала хотелось лезть на стенку. Максу однозначно и, судя по настроению в рубке, остальным тоже. Десять суток и расстояние в пятнадцать систем, на большее, до приведения в штатное состояние, "Элон" не способен. И если бы не тревога за невольно подставленного ими Вилли, это можно было считать отличным результатом. Дома, на Земле, Макс любил лёгкое чтиво о различных попаданцах в разные миры и везде, и всюду у них всё прекрасно получалось, примерно как в старой песенке: -...нажал на кнопку, - чик, и ты уж в ресторане... Дальше в том же духе, который, в их случае никак не получался. Полугодичная работа на разведку флота закончилась попыткой от них избавиться, получив нужное, тупо взорвать их корабль в безлюдных системах. Хотели заработать на ящере и получают пропажу своего представителя ушедшего на финальную встречу.
   Что будет дальше? Шантаж? Силовая акция по лишению их предмета торга? Или это игра отдельного персонажа, в этом случае, того самого полковника? За семь суток это успели обговорить вдоль и поперёк, используя прогнозы искинов и отдельные мысли специалистов в таких делах. Таких, как майор Ганс Мольт и капитан Улм Херц, ветераны той войны и к тому же земляне старой формации. Хорошо знающие аграфов, их сильные и слабые стороны и предел того, на что те могут решиться. Всё это без учёта новых возможностей отряда: "Элона" под свёрткой пространства и диверсионного отряда андроидов под командованием Чена. Так сказать, фактора -Х, которого никто не ждал и не мог предположить его наличия. Система Тирри, входящая в курортный пояс империи Аратан, особых войск не имела. Стандартные полицейские силы, с тройкой средних патрульных крейсеров и парой эскадрилий лёгких истребителей двойного назначения, вот и вся оборона от неожиданных гостей.
   С этой стороны "Элону", всё время находящемуся в коконе свёрнутого пространства, ничего не угрожало. Только забазироваться подальше от оживлённых трасс, коммерческих и прогулочных, во избежание встречи с каким-нибудь отмороженным гонщиком, любителем адреналина на частной яхте. Всё остальное за Ченом и андроидами, для привыкания уже принявших облик аграфов, и тут вырисовывались два варианта проведения операции. Первый из них, легальный: используя личину аграфов, на "Кордисе", опять же, десантном боте производства ушастых, отстыковаться и запросив разрешения приземлиться на космодроме города Лемни. Расположенного на побережье тёплого курортного моря и оттуда до цели остаётся совсем ничего. До острова Цике, где по информации из файла и находилась резиденция полковника, можно было добраться простым флаер такси. Тридцать минут лёту и ты на месте. В этом перегоне и заключалась сложность и узкое место плана. Приземлиться ботом на самом острове было нельзя, не было космодрома и, просто, было запрещено. Историческая и культурная ценность и прочая лабуда. Нарываться на неприятности и светить себя, нарушив этот запрет, а тем более привязываться к чужому транспорту, или его покупке, тоже не с руки. Вариант, на первый взгляд безопасный, это при условии расслабленности местной службы безопасности, имел множество недостатков и главные из них: протяжённость по времени и отсутствие огневой поддержки.
   В итоге, остановились на скрытом проникновении, с использованием техники Джоре, приведённой к этому времени в сто процентную готовность. Речь шла о десантном боте с цифровым именем, по сути, мало отличающегося от "Кордиса", но привычного андроидам и похожих на приплюснутый клин тяжёлых штурмовиков "Зигфи". Главное достоинство этих машин, система маскировки тех времён, не определяемая нынешними средствами обнаружения. Это проверяли локаторами "Игла" и если современная, при некоторой частоте облучения, давала размытые всплески и хоть примерное направление на скрытый объект, то древнюю, те не видели вообще. Что давало возможность доставки отряда до самой точки акции, а при наглости исполнителей, до приземления во дворе резиденции. На воздушное прикрытие запланировали три "Зигфи", без их посадки, в зависшем состоянии непосредственно над объектом. План довольно дерзкий по отношению к властям системы, но выполнимый и, самое важное, сводящий на нет ответный ход противника при не просчитанном развитии ситуации. Огневая поддержка тяжёлых штурмовиков, при необходимости, остановит и полицейский крейсер системы. Доводить до такого, конечно, не хотелось, но во избежание, учитывать приходилось. Тем более, что после их ухода, следов чего-то необычного остаться не должно. Разве что трупы хозяев резиденции при наличии их вины.
   Ещё один гвоздь, шляпкой вниз забитый старым Морицем, это его внук, Ганс. Ради ознакомления с системой и поиском его следов, выйдя из прыжка на её окраине, и перебазировавшись поближе к самой планете, всё время под системой свёртки, занимались вторые сутки. Подключившись к системной связи и планетарной сети этим были заняты искины, группа Нора и Чен, люди, свободные от этого знакомились с жизнью на планете. Местное галовидение, со своими бесчисленными каналами, гремело в кают компании рекламой, немного удивляя и пугая необычностью жизни курортной планеты. Больше чем за полгода пребывания в Содружестве, других обитаемых планет кроме Арды с её военной инфраструктурой, посетить как-то не удосужились. Поначалу было не до этого, потом некогда с работой на военных и настоящую местную жизнь, пусть курортную с её излишествами и мишурой, наблюдали впервые. Кто с горящими глазами, особенно на полуголых местных красоток, кто довольно равнодушно. Местная звезда белого спектра обеспечивала жаркий климат планеты и, соответственно ему, люди одевались в лёгкую, мало что скрывающую одежду: мужчины, в основном, в шорты и какое-то подобие теннисок, похожих на привычные, земные, с женским полом, как всегда, было сложнее. Разнообразие фасонов, от полупрозрачных коротких платьев легкомысленных юбок и такого же типа обуви, до почти полного отсутствия одежды. Такое можно было увидеть и дома, на пляжах жарких стран, но только без своеобразного зонтика, висящего над полуголым человеком поля, меняющего свою проницаемость для солнечных лучей и при ухудшении погоды создающего вокруг его тела свой микроклимат. Как пояснил Мольт, в разных мирах мода сильно отличалась и очень часто кардинально, тут же были собраны её выжимки, всё что было доступно за большие деньги. - Меня бы туда,- завистливо пробурчал недавно вышедший из медкапсулы Злобин и стояший рядом Макс обернулся, пошутив: -Что Витёк, хочется оторваться по полной? -Куда ж я денусь, хочется. А тебе разве нет?-мгновенно отреагировал абордажник. Тема скользкая и несвоевременная и Макс поспешил соскочить с неё обещанием: -Перебазируемся к фронтиру, будет всем отдых и разрядка,- и, утверждая, повторил: -Это я тебе гарантирую .
   ***
   Как только забазировались "Элоном" немного в стороне от оживлённых трасс, в часе лёта до планеты, последнее на крайний случай, если вдруг придётся выручать диверсионную группу, под управлением андроида одним штурмовиком облетели планету. Скинув с орбиты в районе острова Цике два мелких разведывательных дроида. Дальше, те всё сделают сами, в тёмное время суток проникнут на территорию резиденции и, подключившись к её информационным сетям, начнут отслеживать её деятельность. Наличие персонала, возможность взлома искина и расположение точек её обороны. Всё это передавая на "Элон" сжатыми до милисекунды файлами и от их успеха зависело начало операции. Первая инфа от них пошла через семь часов и после её расшифровки пришлось кое что поменять в плане захвата. Выяснилось, что стоящий в одиночестве, в километре от курортного посёлка особняк резиденции, никогда не бывает пуст. Его персонал и сам полковник жили в нём и лишь изредка туда что-то доставлялось, вывозилось, и всё это под строгой проверкой на воротах. Но не это было неожиданностью, а каждые полчаса уходящий в эфир сигнал её системы безопасности. Конечного адресата довольно маломощные дроиды разведчики не смогли выяснить, но эти полчаса ставили жёсткие временные рамки на всё. Зайти, сделать своё дело и по английски удалиться. Осложняло дело и не обнаружение следов обоих Морицев, ни старшего, ни младшего, последнего не нашли и по переданным Вилли контактам. Оставалось надеяться, что оба там и, исходя не очень приятных новостей, акцию по захвату резиденции представителя разведслужбы империи Агр, решили проводить по жёсткому варианту. Дождавшись темноты и доклада разведчиков о закладке мини зарядов под силовые линии питающие командный искин и автоматические точки обороны, не медля ударить с воздуха станерами по охране, с одновременным глушением всей связи, и десантироваться прямо на территории резиденции.
   И первый этап прошёл по этому плану: подтверждение дроидов о готовности к взрыву, одновремённый удар из станеров, включение глушилки и посадка десантного бота перед главным входом в двухэтажное здание резиденции. Семь андроидов, из которых шесть абордажных и Чен, и восемь человек под общим командованием Херца, мгновенно покинув бот рассредоточились за его корпусом. Глушилка связи работала в обе стороны, создавая её отсутствием неудобства и группе захвата. Нейросеть не работала и все доклады шли голосом, по связи скафандров, и по прошествии пары секунд, получив добро от внедрённых разведчиков, Улм отправил пару абордажников на блокирование чёрного хода, остальных, перебежками, к парадному. Сделавший своё дело, бот поднялся на десяток метров и завис чуть в стороне, готовый в любой момент прийти на помощь своими пушками, в то же время не мешая воздушному прикрытию трёх "Зигфи", висевших в воздухе чуть выше и рассредоточенных по площади. Посадка бота и телодвижения высадившегося десанта, всё это было под покрытием систем маскировки, и можно было не опасаться, не перебегать парами, а просто подойти к массивной двери особняка. И Макс, пытавшийся попасть в штурмовую группу, и жестоко обломавшийся отказом, притом от всех, всё это смотрел на экранах из рубки десантного бота.
   Отказали по причине его незаменимости, особенно для киберов "Элона", надеявшихся что-то найти сохранившееся в предстоящем рейде по известным им базам флота. Логика в этом была и была необходимость своими глазами посмотреть на тот узел проблем, и уже на месте принимать решение. В итоге сошлись на компромиссе, до завершения операции по захвату он будет находиться на борту десантного бота. Под охраной личных телохранителей, Ника и Тима, к постоянному присутствию которых уже привык, и с обещанием не вмешиваться в ход операции до нейтрализации обитателей резиденции. Для локаторов бота маскировка скафандров не являлась препятствием и силуэты абордажников, людей и андроидов, с розоватым ареолом этого поля, видно было хорошо. Как и передачу с камер скафандров абордажников, всех, людей и андроидов. Каждый на отдельном квадрате большого экрана рубки и с момента входа в здание, кроме коротких команд и таких же ответов, всё это можно было сопоставить с постоянно меняющимся калейдоскопом на экране. Станеры сработали и первые десятки метров до подъёма на второй этаж прошли довольно спокойно. Вяло шевелящиеся тела охранников разоружали и для контроля добавляли ещё по одному удару из станера. Пока, до появления жёсткого сопротивления, выполняли приказ- желательно без трупов, тем более аграфских. Максу, при необходимости использующему опцию приближения, хорошо было видно, что людей в здании не было. Во всяком случае, пока.
   План особняка, переданный дроидами разведчиками, был неполным, те не смогли пробиться в систему искина и передали то, что смогли увидеть из технических туннелей и воздуховодов, в которые позволил проникнуть их малый размер. И в нём было всё кроме апартаментов главы резиденции и подвального помещения, охранявшихся особо тщательно, автоматическими потолочными турелями и "Идиссами" последней модификации.
   Шум начался со взрывов силовых кабелей и, казалось бы, поникшие турели на площадке перед входом в личные апартаменты местного главного открывают в них свободный проход, как в дело вступили два "Идисса" выскочившие из открывшихся ниш и мгновенно открывшие огонь по нарушителям. Авангард атаки, андроиды, окутались голубым мерцанием силовых полей и мгновенно среагировали зеленоватыми высокотемпературными шарами плазмы. Дальше, несмотря на автоматическое уменьшение яркости экрана, смотреть стало трудно. Мелькание огней плазмы и лазера с обоих сторон мешало разобраться на чьей стороне перевес, этот анализ за искином, после боя в спокойной остановке он разберётся в ошибках обоих сторон. А пока, Макс бросил взгляд на время, на бегушие в сторону убывания цифры на одном из экранов. До посылки сигнала, думается, в местную службу безопасности, оставалось двадцать минут и за это время кровь из носу надо было уложиться. Бодаться с местными властями, на отсутствие сигнала появившимися здесь, не хотелось совсем, а то, что они появятся, в этом он был уверен на все сто. Закон о содействии старшим и желание, на всякий случай, лизнуть зад вышестоящему присуще любой власти, независимо от того где она находится: в Содружестве или в диком мире. Между тем на площадке перед дверью главы всё затихло, ушёл с экранов дым и проявились оба "Идисса", на этот раз покорёженные, с проплавленными корпусами, с оторванными манипуляторами и, самое главное, молчаливые и неподвижные.
   -Командор, мы заходим. Можешь выдвигаться,- лучше всякой музыки прозвучали в рубке слова Улма. -Потери?- отдав команду пилоту андроиду на посадку, с замиранием сердца спросил Макс и с облегчением выдохнул услышав ответ: -Благодаря защитному полю наших друзей на этот раз обошлось. Время на операцию убывало неумолимо, безо всяких пауз и оттого садились жёстко, по экстренному варианту, а после, уже на поверхности по всем правилам, Макс в вилке из своих охранников, заходили в захваченное здание. Гонка по его тёмным коридорам и подъём по широкой лестнице на второй этаж не занял много времени и сил, и в кабинет главы, освещённый прожекторами скафандров, он заходил не запыхавшись. Есть поверье или закон, что первое впечатление о человеке самое правильное и глядя на аграфа, сидевшего за большим массивным рабочим столом, абсолютно чистым, без обычной кипы документов и разных электронных гаджетов, Макс понял что с этим кадром каши не сваришь. Сидевший перед ними полковник Хирис был очень старым, за прожитое в Содружестве время он уже научился это определять, но вот сколько ему, конкретно сказать не мог. Живущая втрое, а иногда и в четверо дольше людей, эта раса, называющая себя Старшей и старела по особенному. Без особых видимых морщин и прочих проявлениях преклонного возраста, и глубокого старика у них выдавали глаза, с каждым прожитым столетием всё глубже вваливающиеся в глубину черепа. Так и этот персонаж смотрел на вошедшего Макса словно из глубины дота.
   -Сопротивлялся?- спросил он у стоящего чуть в стороне Херца. -Нет, как сидел за столом, так и не сдвинулся с места,- коротко ответил тот и переходя к незавершённое операции предупредил: -Я оставляю тебе на усиление двух своих, а мы в подвальное помещение, время бежит и гнездо этих гадов надо доковырять. Двое остающихся абордажников расположившись по обе стороны от стола, так, чтобы не перекрывать друг другу возможный сектор обстрела держали пленника под прицелом и опасаться какой-нибудь пакости от него не приходилось. Подозрительное спокойствие аграфа, можно сказать уверенность, что его не тронут, говорило о многом: о веках подчинения их расе, выработавшегося от этого у них чувства превосходства над окружающими и, возможно, он просто ждал помощи извне. Вот эту надежду Макс и решил разрушить: -Зря надеешься, за полчаса мы всё успеем. Бросив эту фразу, он отслеживал реакцию сидящего за столом и заметив чуть дрогнувшие веки и пробежавшую по лицу лёгкую и непонятную гримасу, то ли досады, то ли сожаления, не стал терять времени. Резко наклонившись к аграфу он задал вопрос в лоб: -Где мой представитель, полковник?
   Полминуты молчания и растянув рот в лёгкой улыбке, глава резиденции ответил: -А я то гадаю, кто это заглянул ко мне на ночь глядя? А это командор! Пропажа моего шефа... Сделав после этих слов небольшую, как ему казалось, эффектную паузу, за время которой Макс получил от Херца доклад о завершении операции по нейтрализации опорной точки у входа в подвал и что они в него заходят, полковник Хирис продолжил: -Ты думал, что я не расколю твоего адмирала? Легко, через его внука, с некоторым членовредительством и расколол, и у меня есть взаимовыгодное предложение: я забываю о тебе и о том, что тут натворили твои люди и даже отдаю тебе обоих Морицев, но только взамен на ящера. Боишься что обману, заключаем сделку под протокол, меняемся и разбегаемся. Макс ждал доклада Херца и сделал вид, что задумался над предложением, и услышав в динамиках шлема радостное: -Нашли обоих, покалеченных но живых,- подозвал к себе Тима и Ника и, кивнув на ждущего ответа аграфа, распорядился: -Этого забираем с собой. Глушите, пакуйте и уходим.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.30*102  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Зак "Великая Игра - 4." (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | V.Aka "Девочка" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"