Скляренко Алексей: другие произведения.

Далёкие миры 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.31*72  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга о приключениях Макса и его друзей. Вторая глава полностью.


   Скляренко Алексей
   Далёкие миры 2.
   Часть 1.
   Глава 1.
   Пробуждение выдалось паршивым и за последнее время у Макса не было настолько гадостного чувства, схожего с похмельным, при том не в своей каюте. Насколько он помнил, такого помещения на обоих кораблях не было, как и изящно выгнутого кресла в котором очнулся. -Не трудись перебирать варианты, у меня ты находишься,- знакомый голос Чена, раздавшийся за спиной немного успокоил. -Где, у тебя? Сказанное требовало прояснения и, крутнувшись в кресле, Макс уставился на знакомую фигуру древнего искина, удобно устроившегося за низким столиком с чашкой дымящегося кофе в руке. Запах Мишиного рецепта не спутаешь ни с чем и, дразня изболевшийся организм командора, он вкусно разносился по помещению. Обыденность картины нарушало только непривычная планировка помещения и виртуальный искин что-то пьющий, чего за ним до этого не замечалось. Просто некуда было, мираж он и есть мираж. -По правде сказать, это виртуал,-обратив внимание на его интерес к окружающей обстановке, пояснил Чен и добавил для ясности: -В одном из сегментов твой нейросети. Отдыхаю я тут, как и все нормальные люди.
   Последним объяснением запутал Макса окончательно и заставил какое-то время усиленно напрягать зверски болевшую голову. Родившую, в итоге, последний вопрос: -Мы живы? Что случилось? -Нас уволили, безработные мы теперь,-довольно натурально хохотнул Чен и продолжил: -А случилось, ... случился небольшой взрыв, скорее всего, гипердвигателя с выбросом запасённой энергии. Эти слова поставили всё на свои места в голове Макса и, вполне ожидаемо, его следующий вопрос был по состоянию кораблей, экипажа и нынешнего местонахождения. Проныра Чен, должен был это знать. -С крейсером всё нормально и у экипажа состояние мало отличающееся от твоего. Скорее даже хуже, но летальных случаев нет. Пояснение к слову -летальных, Чен уже добавлял видя изменение настроения собеседника и, после того как тот успокоился, продолжил: -Это тебя, доктора и старого инженера, с помощью дроидов удалось уложить в медкапсулы, остальные там где их застал этот взрыв. Через десять минут доктор займётся ими, но не об этом речь, всё плохо с рейдером.
   -Что значит плохо?- встревожился Макс: -Разрушен, разгерметизация? На большее его фантазии не хватило, вариантов добавил Чен: -Нет, не настолько фатально, но, по моему, накрылся искин и вся управляющая электроника. В общем, на рейдере нет энергии и, соответственно, доступа в рубку, и что там с экипажем узнаем только после вскрытия входного люка. Пока вы валялись в отключке, я тут немного покомандовал и отправил на разведку пару паучков-диагностов, как раз к выходу Фоша из капсулы должны вернуться. Довольно бодрое объяснение Чена, оптимизма не добавило, и так побитый рейдер обзавёлся ещё одной болячкой. Если он рванул гипердвигатель - основа всего, то корабль придётся бросать и от погони уходить на одном "Игле". Собрав туда всё ценное и слив топливо, которого осталось маловато для длительного вояжа. Уходить... это слово пробило в заторможенном мышлении Макса брешь, заставив его работать быстрее. -Я так понял что мы в обычном пространстве? Где?- в лоб спросил он Чена. Первейшая обязанность искина, а по всему, на крейсере он не пострадал, это определение координат точки выхода, неважно какого, штатного, или как случилось в этот раз и на этот вопрос, у Чена должен быть ответ. Был, но довольно туманный: -Не знаю, где-то в межсистемном пространстве, искин пытается определиться и успокойся, пауки, нас тут искать не будут. Просто не додумаются до такого.
   -Хоть в этом повезло,-пробормотал Макс, уже в реале, просыпаясь в ставшей почти родной медкапсуле. Рядом торчали откинутые крышки ещё двух и доносился негромкий разговор Фоша и Вулфа, и чтобы не уподобляться испорченному телефону, пересказывая услышанное, пришлось звать голограмму Чена, и уже ему кратко вводить их в курс дела. А потом распределять обязанности: инженеру с механическими помощниками разбираться с рейдером и, в первую очередь, с проникновением в его рубку, Максу с Вулфом заниматься экипажем. Выведением людей из бессознательного состояния: тяжёлых, с помощью медкапсул, тех, кто полегче, используя возможности кибердока и имеющихся у Вулфа каких-то местных инъекций. Чен сказал правду, состояние некоторых членов экипажа было значительно хуже, чем у него. Это относилось к находящимся в момент взрыва на жилой палубе: в виду произошедшего ночью, во время сна, в каютах, к тому же часть их была без кибердока. Таких, грузили на гравионосилки и с помощью выделенной Фошем пары средних ремонтных дроидов, доставляли в медотсек. Действуя при этом выборочно: в первую очередь врачей, инженерную команду и уже за ними, оставив две медкапсулы для вахты "Шёпота ночи", остальных. Их коллегам на "Игле", находящимся под защитой брони рубки и получившим ослабленную дозу, досталось меньше и в себя они пришли самостоятельно, после небольшого изменения Вулфом настроек их кибердоков.
   Сергачёву, бывшему сегодня за пилота и Виктору, исполнявшему роль навигатора, много объяснять не пришлось. Подлянки от имперской службы ждали и воспринялась она довольно спокойно, без истерик и битья в припадке гнева приборов. Вахта, в усечённом составе, не дожидаясь выхода из медкапсул более опытных товарищей, занялась своими прямыми обязанностями: определением их нынешних координат и выявлением возможных опасностей. И только в рубке, посмотрев на экраны и непривычную для нормального пространства черноту, без привычной россыпи звёзд, Макс осознал правоту Чена в отношении архов. Даже не будучи навигатором, а пилотские базы необходимый курс давали, было видно, что их занесло не туда и искать тут их никто не будет. Любая точка непредвиденного прерывания гиперпрыжка, по линии его курса, такой картины звёздного неба дать не могла. Не было там и слабой туманности с просвечивающей через неё одинокой звездой. Кстати, самой близкой к ним и если большие головы и знатоки, Зорг и Шенк, включая сюда Ворша, с ещё неизвестной судьбой, не найдут чего-то другого, к ней и придётся идти. Или правильнее, пилить по старинке, разогнавшись и на инерции для экономии топлива. Запасы которого в этом участке пространства вряд ли удастся восполнить, в отличие от времени. Получается, что это каким-то местом им на руку, и пауки успокоятся, и в империи о них забудут. Посчитают погибшими.
   -Командор,-вышел на связь Фош: -Рубку вскрыли и спешу сообщить что оба живы. Транспортируем их в медотсек. -Слава создателю,- вырвалось у Макса. Одна неподъёмная ноша свалилась с плеч, этой потери он вряд ли бы простил себе. И не потому, что один из них земляк, старый маразматик Ворш, как он себя называл, за это время стал для всех не менее родным. Потихоньку крейсер оживал, подтягивался пришедший в себя народ, собираясь в кают- компании, в ожидании прояснения случившегося. Вид у всех был не особо кондиционный, копившаяся для прокола гиперперехода энергия, вместо плавного истечения, мгновенно вырвалась из разрушенного накопителя и подействовала в основном на их мозг и нервную систему. Отсюда и непрекращающаяся головная боль, и общая угнетённость, и это у экипажа "Игла", имеющего дополнительную защиту в виде корабельной брони. Притом обоих кораблей, а в каком состоянии находятся Ворш и Мишин Костя, получившие значительно большую дозу, Тэкис пока молчит. Из последнего сообщения Фоша, обследующего рейдер и добравшегося до кают, на скорую руку превращённых в карцер для содержания остатка экипажа арварского крейсера, утешительного было мало. Они не имели дополнительной бронированной капсулы рубки и не пережили неожиданный катаклизм.
   В рубке "Игла" постепенно становилось тесно и нервно, кроме Зорга и Шенка подтянулся пришедший в себя Синцов и ожидался, уже появившийся на связи, Мольт. Попытка расцепиться и оставив инженерную группу на рейдере, крейсером обследовать прилегающий район, ни к чему не привела. Ответной реакции на расцеп замков от их электронного модуля не последовало. Молчал и искин рейдера, сводя на нет все усилия инженеров по его перезагрузке. Оттого, появление в рубке Ника Трейма с Шором Хесли вызвало у всех оживление. С "Золли", базировавшимися на рейдере и их техническим состоянием, пока было неясно, и им предстояло провести разведку обозримого пространства на "Урханах". Для надёжности со вторыми пилотами, или операторами- наблюдателями, куда напросились Витя с Игорем и, немного подумав, Макс их отпустил. В надежде, что зоркие молодые глаза, к тому же вооружённые аграфской техникой, увидят больше стариков. Да и не будут путаться под ногами и мешаться в рубке, всё ещё находящейся в подвешенном состоянии.
   Прежде всего, из-за точки выхода из гипера. Ну не могло их отнести в сторону на десяток систем, в совсем, даже архами, не посещаемый квадрат пространства. Довольно приблизительно, в связи с отсутствием точки привязки, видимой реперной звезды, это уже определили, но такой скачок в сторону, практически перпендикулярно направлению происходящего прыжка, не укладывался в головы. Противоречил теории гиперперехода. Правда, Шенк вспомнил пару случаев, когда находили в совершенно безлюдных просторах, вдали от общепринятых трасс, местные аналоги "Летучего голландца"- мёртвые корабли с выгоревшей электроникой и одномоментно погибшим экипажем. Возможно, именно такой судьбы они избежали, пока, малой кровью. А вот что будет дальше? Для этого и работала инженерная группа на полумёртвом рейдере, пытаясь разобраться в причинах и найти выход из этого не очень приятного и непростого положения.
   Оба "Урхана", покружив вокруг с виду неповреждённых кораблей и передав эту картинку в рубку, по широкой спирали начали выполнение задания. По своей сути для самоуспокоения, для мелкой галочки в соблюдении правил. Всеми органами чувств "Игла", активными и пассивными, с первой осознанной минуты работающих на полную мощность, уже было определено полное отсутствие в близлежащем пространстве, кого-либо, кроме них. Но, на всякий случай, разведку проводили в направлении ближайшей звезды, той самой, просвечивающей сквозь небольшую туманность. По поводу этой звезды и собиралась всевозможная информация: в старом довоенном звёздном атласе, в личных носителях информации ветеранов. Ибо, в искине "Игла", продукте недавних лет, кроме общих слов о классе звезды и пары её соседок, конкретика об этом секторе пространства отсутствовала полностью. Отчего-то и Чен самоустранился от диалога, буркнув, что "с такой малостью и сами справитесь", попросив при этом не тревожить без форс-мажора.
   В принципе, он был прав, главное направление работ определили: замена искина на "Шёпоте ночи", на трофейный с арварского крейсера, приведение в рабочее состояние его системы жизнеобеспечения и, в виду невозможности прыжка, разгон в сторону этой звезды. За это время, а его ожидалось не меньше двух месяцев, спокойно разберутся со всем. Главное, что нет пауков и их союзников, и не висит над головой необходимость выполнения контракта. Всё, проба поработать на государство закончилась, больше этого не будет. Только на себя, неважно в какой форме: наёмничество, торговля, или изъятие неправедно нажитого. Последний вариант не отбрасывался и кое какие намётки по этому профилю Чен уже наработал. И ещё, не давал спокоя массив информации наработанный для разведки империи Аратан. Не та малая часть, что в качестве затравки ушла к ним, а её полный массив, с фабрикой по переработке старых кораблей, та что попала к ним в качестве трофея от арварцев и всё объекты системы Уллис. Кроме того, неожиданно выживший Грорх. Не отдавать же его бывшим заказчикам, подло пытавшихся их уничтожить, и выбрасывать за борт, по меньшей мере миллиардный, трофей тоже глупо. Так и придётся кормить ящера до появления покупателя с толстым кошельком.
   По прошествии суток, план выхода из случившегося начал обрастать конкретикой. Меняясь пилотами, "Урханы" обследовали окружающее пространство, на этот раз довольно скучное, без засад и загонщиков. Хуже было другое, выход из гипера вне звёздной системы поставил крест на возможности прыжка. Даже для одного корабля. Так уж устроен этот двигатель, для прокола метрики собирающий необходимую энергию только в системе, при наличии больших масс. Исходя из этого, вариант: бросив покалеченный рейдер, разогнаться крейсером и прыгнуть, отпадал. Оставалось одно, набрав терпения, три месяца пилить до ближайшей звезды. Той самой, просвечивающей сквозь небольшую туманность. Терпения можно было набраться и до искомой системы потихоньку дочапают, благо никаких пауков. Хуже было другое, одномоментно вырвавшаяся из под контроля энергия прокола, сожгла не только искин рейдера и мозги несчастных арварцев. А за компанию и все искины находящиеся на его борту.
   Сделав бесполезной грудой металла и пластика систему "Ниро", её погружные капсулы, центр управления и сами пустотные аппараты. Дополнили этот список: ремонтный комплекс, штатный на рейдере, четвёрку "Тарантулов", оба "Золли" и последнюю тройку "Рапторов". В общем, всё, где применялись искины и исполнительные узлы завязанные на электронике, которых, в каждом механизме воз и малая тележка. Сумма ущерба, как бы не больше стоимости самого рейдера. Одним нажатием кнопки, или как там отсылался тот код, срезав возможности отряда к ведению нормальных боевых действий больше чем вдвое. Искин, снятый с древнего арварца и установленный на "Шёпоте ночи" взамен штатного, только тестировался, пошагово подключаясь к управлению восстановленными агрегатами. Которых будет немного и всему виной, отсутствие замены. Столько электронных узлов и блоков, ни один экипаж с собой не берёт, не предполагаются в любом походе такие поломки.
   Отсюда и запускались только: система жизнеобеспечения, управление реакторным блоком и система управления двигателей. Маршевых и маневровых. При их работе рейдер будет исполнять роль управляемого извне, из рубки "Игла" разгонного блока, одноразовый носитель, подобно применяемым на Земле жидкостным ракетам типа: "Союза", "Прогресса", "Атласа" и прочих. И на это можно было плюнуть, с потерей рейдера уже смирились, как и с его последним применением. Только бы дотерпел до искомой системы, не выкинула фортель наскоро устроенная времянка системы управления. Этим и занималась инженерная группа, по прошествии двух суток собравшаяся в полном составе. В медкапсулах оставалось семь человек и двое из них это дежурная вахта с "Шёпота ночи", Ворш и Мишин, судя по их показаниям, прописались там надолго. До месяца, по оценке Тэкиса и хорошо хоть так, а судя по предстоящему, без их участия в этой рутине можно обойтись.
   Потянулись рутинные дни, заполненные текучкой по замене, ремонту, настройке управления и прочей электронно-механической тягомотиной. Для ускорения и разгрузки мозгов от лишних дум, иногда толкающих человека на неправильные действия, задействовали для этого максимум народа. За исключением абордажников, несущих вахту по уставу, охраняя неизвестно от кого уцелевшее и пилотов "Урханов", и оставшихся "Рапторов". Не смотря на отсутствие противника, участок пространства их вынужденной базировки охраняли всеми наличными силами, поочерёдно дозаправляя штурмовики и меняя уставшие экипажи. Макс во всё это не вмешивался, посетив рейдер и увидев своими глазами последствия совсем небольшого взрыва, если визуально, то мало чего нарушившего в привычной планировке корабля. Те же каюты, коридоры, межярусные лифты, на этот момент бездействующие, всё так, как прежде, за исключением немного вспучившейся капсулы гипердвигателя и неработающего-всего.
   Даже дома, на Земле, в каждом современном приборе стоит хоть маленькая электронная панелька, или чип по другому, а то и несколько. Здесь, это было в неизмеримо большем масштабе, к примеру, быт: пищевые синтезаторы, а на них всё завязано, бездействовали, как и мелкие дроиды уборщики. Это по малому, а на самом серьёзном уровне, неконтролируемый выброс энергии оставил рейдер без вооружения: наступательного, считая за него туннельные орудия и курсовые плазменные, и оборонительного, в том числе и кинетического. Кроме того, что было особенно неприятным сюрпризом, вышла из строя и система гиперсвязи, оставив их один на один с проблемами. С Форни, даже будучи он непричастен ко всему этому, но находящемся в системе, Макс не собирался связываться, но крикнуть старому Вилли, почему бы нет. Он-то каким боком к произошедшему и при необходимости помощи, или чего-то в край нужного, за кредиты, и оговорив место встречи, этот вариант рассматривался. Оказалось зря, не суждено и придётся рассчитывать только на свои силы, впрочем, как всегда в этом мире.
   Вторым пунктом программы посещения Максом рейдера, был Грорх, его состояние и изменения что в нём произошли. Первым на них отреагировал, или заметил, Чен, специально для этого прервавший двухдневную молчанку. Выразилось это в одной фразе после приветствия: -Мне кажется, что Грорх лишился ментальной силы. Макс, анализировавший доклад Зинта по сделанному и оставшемуся объёму невыполненных работ, не сразу врубился в смысл сказанного и по прошествии пары минут, переварив её в себе, поинтересовался: -Чем это выражается? Откуда ты взял? -"Тарантулы", его охраняющие, давно в состоянии металлолома и ничего бегающему вокруг народу. Никто не пострадал и сам ящер переменился. Скучный стал. Неожиданный вывод Чена, сделанный им из простого визуального наблюдения над пленником, не был чем-то из сверх возможностей. При его доступе к записям и покадровому сравнению, это было просто, сложнее было заметить небольшое изменение поведения. Грорх интересовал Макса как товар и его внешний вид, и активность в этом вопросе значили много, и терять на этом кредиты не собирался.
   Большое помещение одного из складов, занятое под содержание ящера, с клеткой из толстых металлических прутьев, размерами квадрата десять на десять, встретило его привычными запахами чужака. Не такими резкими как при первом открытии скафандра ящера, но для человеческого обоняния неприятными, ещё и усугублёнными мыслью, что перед тобой враг. Чен правильно подметил изменение в поведении Грорха, обычно агрессивного, и несмотря на наличие работающего ментоподавителя, каждый раз пытавшегося подмять под себя посетителя, на этот раз встретил его лёжа на нарах. Совсем как обиженный жизнью и уставший бороться с её невзгодами человек. Насчёт последнего Макс не обольщался, один ящер из этой компании убил Лиу Шери, капитана флота Зелии и, судя по первым часам осознания, что он находится в плену, этот экземпляр сделал бы то же самое. Воинственный народ и в том скоротечном бою дрались они жестоко, не жалея себя и, тем более, противника. Может в этом сошлись они с архами, судя по нескольким стычкам с ними, Макс мог утверждать о похожести почерка и стиля боя.
   Продать ящера стоило и за большие деньги, или бартер на тяжёлый корабль последних поколений, этот вариант в узком кругу обговорили. Только кому? Из всех кандидатур, исключая аратанцев, на ум приходят только старшие, или доминирующие у них-аграфы. Только у них можно взять хорошую цену, а висящую над отрядом личную обиду лорда Ли, Шохриэля и его клана "Коготь Стронга", поискав пути, можно как-то обойти. Хотя бы через посредника, на роль которого может подойти старый адмирал Вилли, если согласится конечно. -Не мешало бы снять ментограмму с ящера!!! Эта мысль только сейчас пришла в голову Макса и не мешкая, пока она не затерялась в текучке, связался с Вулфом, поставив того в затруднительное положение. Шлем, с помощью которого добыли код доступа у Винкла, не подходил по определению, просто по размерам и конфигурации. Дварфские медкапсулы имели такую функцию, но для людей и Вулф обещал поискать информацию о возможности её перепрограмирования под другие расы. С тем Макс и покинул помещение с Грорхом, несмотря на депрессию, не спускавшим с него маленьких злых глаз.
   ***
   Михаил Шабанов, вымотавшись за день, за решением больших и маленьких проблем небольшого отряда землян, устало и прикрыв глаза сидел откинувшись на спинку удобного кресла. Приобретённого, как и всё остальное, на кредиты командора, или, если правильнее, его команды сгинувшей в просторах космоса больше четырёх месяцев тому. Все сроки их возвращения прошли и если не считать короткого разговора при опробовании установленного ими, где-то там, ретранслятора, больше на связь никто не выходил. Не считая старого адмирала Морица, опять же, по настоянию Макса определённому в их кураторы, или правильнее наставники. Который, в отличие от вновь влившихся, тех ста сорока пяти бывших рабов, оптимизма не потерял до сегодняшнего дня. Среди них, имевших свой уже сложившийся костяк, со своими лидерами, и так с трудом поверивших в сказку о добром дяде, которого они не видели и после его пропажи, началось брожение на предмет раздела собственности. По сути, им не принадлежащей, но висевший на дальней орбите средний десантный транспортник, отчего-то уже считали своим.
   Считали в наглую, в духе привычных дома отжимов собственности и возникший бунт, со стрельбой, правда не дошедшей до смертоубийства, уже гасила военная полиция Арды. Вызванная кем-то из соседей и за несколько минут оцепившая арендуемый отрядом особняк. От больших неприятностей спасло знакомство с полковником Форни и его заступничество, в итоге которого семьдесят пять бунтарей были выявлены с помощью вездесущей фиксации домашним искином и их же собственных нейросетей, записей с них. Выявлены и поставлены перед выбором: покинуть систему Арда в суточный срок, или принудительное переселение в осваиваемый мир. Излишняя борзость и пренебрежение законами в системе завязанной на обслуживание флота каралось жёстко. Как там было дальше, обозлённый на такую отплату гостеприимства, установленные нейросети, импланты и те же базы знаний, он уже не интересовался. Хватало своих проблем связанных с устройством четырёх раненых в местный госпиталь, организацией ремонта порушенного и разбирательства с остальными новичками. В итоге, часть из них ушла по своей воли и осталась сплочённая группа из девяноста двух человек, включая сюда и пришедших вместе с ним сорок. Остались уверенные в его правоте и надеявшиеся дождаться полумифического командора. Самое странное, что старый Вилли ни капельки не сомневался в его возвращении и, выходя на связь, каждый раз это подчёркивал. Между тем, люди учились, правда пришлось поменять кое кому специальности, опять же из-за произошедшего бунта, из-за ухода в никуда части нужных людей. На которых надеялись и в которых вложили средства, довольно быстро тающие с отрядного счёта. Его пополнением, организацией работы ремонтной мастерской по восстановлению бытовой техники и был занят Шабанов. С непривычки, мотаясь по столичному мегополису в поисках заказчиков и договариваясь, пока, за небольшие суммы и объёмы. В связи с низкоранговостью изученных баз решили начать с малого, с бытового ремонта и, набирая опыт, с параллельным изучением баз перейти на более сложную, военную технику.
   ***
   -Это ты хорошо придумал пощипать базу этого клана,-проговорил Шенк, рассматривая выведенную Ченом на привычное место объёмную галографическую схему системы. Довольно хорошо укреплённой, с висящей недалеко от искомого планетоида малой оборонительной станцией. Сложность заключалась в принадлежности этой базы, в её хозяевах, имевших родовой герб в виде - горбатой ящерицы, или местного дракона, кусающего свой хвост. Родственниках, того самого аграфа устроившего покушения на Макса и чуть не добившегося в этом успеха, итогом которого был до сих пор бледный Иван, только недавно покинувший медкапсулу. Сам организатор, вместе с яхтой взорванный Ченом и поделившийся с последним, правда, не подозревая об этом, своим архивом, какой-то ненависти или зла уже не вызывал. Слюноотделение происходило из-за ценностей зашифрованных в его архиве и за прошедшее время взломанных Ченом. Одной их которых и была эта база.
   -Что там они прячут?- не унимался Шенк и в этом его можно было понять. Об уничтожении яхты знали и одобрили, но наличие архива, в связи с его кодировкой, до её взлома благоразумно умалчивалось. Дабы не плодить излишних прожектов по их изъятии. Расшифровку Чен завершил неделю назад и скинул готовый материал, как всегда, со своими предложениями и предостережениями, Максу. Такая практика сложилась у них с первой минуты знакомства и, на этот раз, поиски выхода, пополнения кредитной массы заставили древний искин предложить им эту авантюру. Во всяком случае, так это выглядело в разговоре один на один, после которого Макс и вынес этот материал на рассмотрение близкого круга. Имеется в виду, командного состава. База, расположенная в системе ТХ-33,11/3, соседке знакомой им ТХ-33,10, памятной всем боем с Архами, потерей пилота и трофеями: старым арварским крейсером и Грорхом ожидающим своей участи в недрах рейдера. Видимо, где-то в том районе и прихватили архи корабль того нарванного аграфа.
   Только за каким хургом, если выражаться местным языком, аграфскому клану не из последних, а наоборот, приближённому к самой верхушке их империи, устраивать базу так далеко? Подвергая излишнему риску долгоживущих и ответ был как всегда прост - кредиты, а выражаясь русским языком, длинный аграфский рубль. А судя по расшифрованному Ченом, не совсем законный и отвечая Шенку, Макс пояснил: -Чёрные копатели, артефакты и вы знаете как они ценятся. Небольшая пауза наступившая после этих слов говорила, что знают. По крайней мере, местные. По записям и отчётности в наспех скачанном архиве, кроме упоминания о каких-то сделках с военной техникой, хранящейся тут же, красной чертой проходили отчёты о скупленных, а иногда и добытых иным путём, артефактах. Почему-то складируемых и хранящихся на этой базе, в глубине территории архов. Отчего тут и от кого прятали, Максу было неважно, его интересовала возможность нанесения туда визита. Не с целью знакомства, а скорей, причинения обиды хозяевам в виде экспроприации нажитого. Как там у Гайдая: -Три кожаных пиджака, три магнитофона и чего-то, тоже три...и всё нажито непосильным трудом. Где-то в этом разрезе и, не будучи сильно мстительным, покушение на себя и друзей забыть не мог, даже учитывая взорванного Ченом обидчика.
   А больше всего причина была в, вовремя, расшифрованным Ченом и подсунутым ему вариантом пополнения кредитов. Немаловажную роль сыграло и местонахождение этой базы, немного в стороне от пути в Содружество, в одном прыжке от системы ТХ-33,10. Грорх и его продажа ещё где-то далеко, только в планах, а кредиты нужны сейчас, в первую очередь на восстановление боеспособности отряда. "Шёпот ночи", третий месяц работающий одноразовым носителем и несущий полностью исправный "Игл" на своей спине, можно было списывать в утиль. Добравшись на инерции до системы ТХ-38,12, (при выходе из туманности, при открывшемся звёздном небе, её индекс определили), он там и останется. Гипотетически, будь рейдер чуть меньше, или гипердвигатель "Игла" мощнее, чтобы захватывал его гиперпузырём, то прыгнуть можно было и в сцепке. Пусть не так далеко, на какие-то две, три системы и таким образом, приблизив "Шёпот ночи" к обжитым мирам, спасти корабль. Но, к сожалению, не суждено, ни первого, ни второго, а тащить сюда, в забытую создателем даль, да ещё и через системы занятые архами гипердвигатель, а потом, разобрав половину корабля, менять его, это как-то не сейчас. Станут на ноги и вернутся сюда за рейдером, сейчас же главное вырваться и по быстрому заработать, или отобрать кредиты и по возможности много. Для этого и выставил Макс на обсуждение узкому кругу эту хорошо защищённую аграфскую базу. С одним вопросом- как её взять? Не вовремя потеряли "Шёпот ночи" и даже с ним вопрос штурма был бы проблематичным, а одним лёгким крейсером, даже с поддержкой, ещё только планируемого к восстановлению арварского "Хорона", вообще невыполнимым. Совсем неожиданно сомнение выразил Мольт, словами: -Предполагаемые прибыли, я бы уполовинил. Артефакты вещь серьёзная и, насколько помнится, ими занимается узкий круг лиц, практически отдельная каста. Нам в неё не прорваться и придётся искать посредника, отдавая товар за полцены. И наблюдая за реакцией на эти слова Макс видел, что старого вояку поддерживают и после пары реплик, прозвучавших уже довольно лениво, и вяло, главное было сказано, решили подумать, пока поодиночке, прикинуть мыслимые и немыслимые варианты и собраться через неделю. Благо, движение по инерции, которого внешне не замечалось, не требовало особой активности от экипажа. Только вахта и как заведено, охрана из абордажников. Ворш, недавно вышедший из рук Тэкиса и до сих пор не совсем оправившийся от неожиданного выброса энергии гиперпрокола, для этого взял у Макса все материалы по путям подхода к системе. Все, что в спешке были скачаны Ченом, с паролями минных кластеров и их расположением. Как он сказал: -Подумать, помыслить о невозможном, которого не бывает. Выражение серьёзное и, уже достаточно зная старого навигатора, Макс был уверен, что хоть один вариант у него есть. Старики радовали своей маловосприимчивостью к настигших отряд невзгодам и даже потеря рейдера, от которой некоторые впали в уныние, на них никак не сказалась. Может, закалка со времён войны осталась, а может, по складу характера они были ещё большими пофигистами чем наши, до сих пор в этом мало кем превзойдённые.
   -Ты всерьёз намерен распотрошить эту базу,- спросил Сергей, когда после ухода основной группы они остались втроём, включая сюда Зорга. -Хрен её знает,-пожав плечами, честно ответил Макс: -Хотелось бы и подкупает что практически по пути домой. Только как? Если найдётся приемлимый вариант, то наверно рискнём. На что Синцов скептически покачал головой и довольно нерешительно при его характере протянул: -Вариант найдут, я в этом не сомневаюсь. Это старьё ещё те оторвы, боюсь за другое: база-то аграфская и встречать нас будут не "Тарантулы", а по меньшей мере "Идиссы" и с ними будет совсем другая игра. В этом Сергей был прав, четвёрка "Идиссов" и три оставшихся, не попавших по удар выброса, "Тарантула" мало походили на ударный отряд, способный сходу проломить сопротивление защитников базы. То, что оно будет, сомнений не вызывало, задача была в его максимальном ослаблении. Терять бойцов как-то не хотелось, тем более работающих не за кредиты, не наёмников, а своих, земляков, так же как и они стремящихся добраться до дома.
   Вопрос, что они будут делать, туда добравшись, пока не поднимался. Разговоры шли в основном о семьях, о жёнах и детях, у кого они были, а то, что за эти пять лет, в лучшем случае, эти семьи могли распасться, было в зоне табу, умалчивалось. Ясно было одно, по крайней мере для тех кого Макс хорошо знал, дождавшихся планировали забрать с собой, в Содружество, или в то место где у отряда будет база. На Земле никто не собирался оставаться, а двигать там прогресс тем более. Неблагодарное это дело на нынешней родине. Оттого, из-за их малой численности, вопрос о потерях на какой-то захудалой аграфской базе стоял остро. Не хотелось их, даже при всей имеющейся у них продвинутой медицине и на сомнение Сергея ответил со всей серьёзностью: -Не найдя достаточно надёжного варианта подавления их обороны, базу трогать не будем, оставим на потом. Это я тебе обещаю твёрдо. На том и расстались, разбежавшись по своим направлениям, курировать порученный каждому участок работы.
   Которой, несмотря на уже более чем двухмесячный полёт к системе, хватало. Прежде всего, инженерной: начавшейся с устройства мест для складирования перемещаемого с рейдера добра, потом самим перемещением, разборкой там и размещением тут. Сюда входили и топливные баки, с их размерами доставившие наибольший геморрой, не беря во внимание перекачку в них топлива. На "Шёпоте ночи" оставался его минимум, рассчитанный на завершение подходящего к финалу маршрута и маневрирование в системе по поиску укрытия для рейдера. Остающегося в ней надолго, может на годы и хотелось бы надёжно его спрятать от случайных прохожих. Таких, как они, волей случая закинутых в эту безлюдную и не посещаемую дыру. Разборку нужного и ценного и его складированием взял на себя Зинт с группой техников, оставив Фошу с Петром ремонт и восстановление доступного. На что можно было наскрести электронику: чипы, исполнительные механизмы, всё, что могли найти в загашниках, что не выгорело в тот момент.
   Делая упор на боевую технику: абордажные дроиды и штурмовики. Выбор понятный, направленный на частичное восстановление порушенной боеготовности, а после плана выданного Максом, или предложения пощипать богатую базу, тем более. Два таких побитых арварских монстра, не имевших названия и доставшихся им вместе с захваченным крейсером, сейчас стояли посреди небольшого ремонтного помещения "Игла". Наполовину разобранные, с копошащимися в их внутренностями инженерными дроидами. Фош пытался что-то улучшить в этих неторопливых машинах смерти, поменять их вооружение на оставшиеся без дела скорострельные пушки "Рапторов". После них, на очереди два "Тарантула" с сгоревшей электроникой. Искали, откуда скрутить для них хоть слабенькие искины. Хотя, время на творчество ещё будет, впереди система с ожидающим восстановления "Хороном" и двумя корабельными кладбищами, где, по любому, что-то да найдётся нужное. Без которого в настоящий момент затык и всё видится в чёрном цвете, невыполнимым. Кроме того, как чувствовал одним местом Фош, потребуются и оборудованные зарядами "Ниро", при такой насыщенной обороне базы без этого козыря не обойтись.
   Три месяца неспешного полёта по старинке, на инерции, как завещал не знавший гиперпереходов Циолковский, проскочили для Макса как-то незаметно. Возможно оттого, что половину этого времени он провёл в медкапсуле, догоняя под разгоном порядком запущенное изучение пилотской базы создателей Чена. Попытка соскочить с крючка, мотивируя это невозможностью сертифицировать изученное, были разбиты древним искином в пыль. Объём и классификация сложности изучаемого превышала двенадцатый ранг современных баз и Макс не был уверен, что такие существуют. На что, древний искин диверсанта обещал нарисовать на идентификаторе его нейросети, любой, доступный ему по статусу и неотличимый от сертифицированного. Но, материал знать было надо и, пользуясь случаем, отсутствием внешних раздражителей, в виде архов, и переложив основное руководство на Зорга, Макс учился. По подсчётам нейросети, по объёму изученного, финиш был близок и если ничего не изменится, к вхождению в систему эта гонка закончится.
   Кроме аграфской базы, в скачанных материалах из памяти искина взорванной яхты, было много чего вкусного, могущего принести отряду пользу и этот вариант Чен подкинул из-за её удобного, на нынешний момент, расположения. Её относительной близости к ним, возможности добраться до этой системы одним прыжком. Остальное, при всей заманчивости, им было недоступно по разным причинам: близостью к центральным мирам, или не с их нынешними силами. Аграфы не зря считаются тут старшей расой и подтверждением этому может служить пример с наделавшим у них столько бед одним кодовым сигналом. Это, Чен, во избежание утечки, рассказал только Максу, наедине. Принятый искином рейдера сигнал, он успел перехватить, на время отложив его в своё хранилище и на досуге с ним поковырялся. Выделив из него, заводской идентификатор искина, в обязательном порядке присутствующий у каждого полуразумного устройства и читаемый, небольшой участок довольно длинного, уже зашифрованного кода. И будучи авантюрного склада характера, что нонсенс для нормального искина, втихаря от всех, проверил пришедшую в виртуальную голову мысль на одном из небольших вспомогательных искинов.
   Отправив на его адрес тот самый код и в результате чего спустя пару секунд получив самоуничтожившийся искин. -Уловил размах?- спросил он у ошарашенного Макса. Всё логично, производитель устройств, контролирующий всё и имеющий с этого бешеные бабки, не мог не обезопасить себя. А зная куда идёт продукция и заводской идент каждого устройства, уничтожить неугодных, уходящих в сторону от линии партии, было не трудно. Отправил вирус через гиперсвязь и адью. Ищите виновных. Так можно любую эскадру вывести из строя, пусть только уничтожением корабельного искина в ответственный момент боя. Каким образом этот секрет оказался у спецслужб империи Аратан и полный ли он? Об этом можно было только догадываться, но неугодных они убирали чисто, безо всяких следов. А ведь и предъявить им по сути нечего. Кто докажет что сигнал от них? Разговор с Ченом происходил вечером и хорошо, что пора было идти на учёбу, под разгон в медкапсулу, иначе, вряд ли бы Макс уснул.
   Последние сутки, развернувшись кормой вперёд, дюзами маршевых двигателей рейдер тормозил перед входом в систему, сбрасывал излишнюю скорость. Четвёрка "Урханов" уже ушла вперёд, на всякий случай под маскировкой, каждая пара в свой определённый искином "Игла" квадрат. При необходимости, при наличии противника, за который в такой дали считали всех встреченных, корабли расцепятся и "Игл", оставив уже сделавший своё дело рейдер, и используя "Урханы" и "Рапторы" будет от него отбиваться. Привыкли за прошедшее время действовать двумя кораблями и нервозность от некоторой ущербности в рубке ощущалась. Даже несмотря на обнадёживающую информацию с работающих на максимальной мощности локаторов, задействовав все доступные диапазоны сканирования: рентгеновский, обычный и тепловой. Скрываться, используя пассивные датчики и кого-то пропустить при этом, могло дорого стоить. Лучше уж так, открыто, на всю мощность заявить о себе.
   На счастье, пока ничего угрожающего для них не проглядывалось. Красный карлик, здешний хозяин , тускло просвечивал сквозь довольно запылённое пространство системы. По определению, непригодной для жизни, с тремя планетами и двумя большими астероидными поясами. Где-то в их глубине и надо было искать место для базировки "Шёпота ночи", рассчитывая, по меньшей мере, на год и это ещё оптимистичный прогноз. Судя по стоящим перед ними целям: перебазировке куда-то во фронтир и поиску места приложения рук, то есть способа добывания кредитов, раньше вряд ли получится. О том, что, возможно, навсегда оставляют рейдер, Макс старался не думать, гоня от себя эти мысли, настраиваясь на лучшее. А наблюдая, как сбросив скорость, на маневровых, разворачиваются в привычное положение, носом в направлении движения, как-то успокоился.
   Как и все в рубке, практически обе вахты, набившиеся сюда при вхождении в систему. Убедившись в её безопасности и поставив задание штурмовикам на охрану кораблей и поочерёдную дозаправку со сменой экипажей, остальных, имевших отношение к рубке погнал на отдых. Пора было повахтово настраиваться на серьёзную и кропотливую работу. Медленно и тщательно найти место базировки рейдера, отдавая предпочтение планетоидам и большим астероидам, лучше с кавернами в их теле. Посидев ещё с часок в рубке, наблюдая за медленным приближением ближнего к ним пояса астероидов и немного устав от этой монотонности, Макс отправился к себе. Немного отдохнуть перед очередным погружением в медкапсулу и просто выпить кофе, запах которого настиг его при выходе на пятачок перед рубкой.
   Пахло со стороны кают компании и Макс, бывавший в ней довольно часто, завернул туда. Оживлённый шум голосов, находившихся там, встретил при откате двери в сторону и десяток голов, уставившихся до этого на обзорные экраны, повернулась в его сторону. Прервав в зародыше попытку подняться, уставы флота соблюдались строго, обратился к стоящему за стойкой Мише, с просьбой: -Накапай и мне чашечку своего фирменного. Любой кок, или человек готовивший для других, любит когда его труд ценят, не был исключением и Михаил и тот, подавая присевшему Максу дымящийся напиток, не удержался от вопроса: -Ну что, командор, вырвались? Вопрос резонный, особенно в их ситуации и Макс видел, что присутствующие навострили уши, ожидая ответа от самого главного. От экипажа ничего не скрывалось, может самую малость, какую можно оставить за кадром, но всё равно, уже изучившие специальность и ставшие специалистами каждый в своём профиле, люди понимали всю сложность их нынешнего положения.
   -Прорвёмся ребята,- Макс говорил для всех и для ясности немного расширил свой ответ: -Как видите,-кивнув при этом на экраны заменяющие в этом помещении потолок и верхнюю треть стен: -Тут два астероидных пояса и где-то в них нам нужно найти убежище для "Шёпота ночи". Прячем его и в путь. Несмотря на краткость, он сказал почти всё, в план по аграфской базе народ пока не посвящали. Рано и неясно, пойдут ли туда и спокойно допив свой кофе Макс откланялся. Пора было в довольно надоевшую медкапсулу и, уже укладываясь в неё, нейросеть отрапортовала о, почти, завершённом обучении. Не уточнив при этом обычно отмечаемый ей процент остатка. В учебный процесс провалился привычно, с полупотерей сознания, с отмечаемыми на грани восприятия массивами чужих знаний насильно загоняемый в мозг, непривычным было пробуждение.
   Очнулся от голоса Чена, почему-то в своём галографическом облике, стоящим около его открытой медкапсулы и в пустом медотсеке. Машинально бросив взгляд на время отмечаемое нейросетью, Макс удивился, с момента начала процесса учёбы прошло около пяти часов. Ничего хорошего в голову не лезло и первое что он спросил: -Что случилось? Появление Чена в полном параде, да ещё и ночью, когда нормальные люди, или искины, спят, что-то должно было значить, но ответ Чена напустил туману в его не совсем проснувшуюся голову. -Не переживай, ничего страшного и никаких архов. Просто, эта та система и ты должен это увидеть. Спорить с искином не в себе, Макс не стал и одевшись, прошли в его каюту, где уже висело в обычном месте объёмное изображение системы. Убедившись, что Макс устроился в кресле, Чен, немного в стороне повесил ещё одно, немного похожее, но довольно сильно отличающееся от искомого и медленно, с поворотом, совместил их.
   Совпало не полностью, процентов на сорок и видя, что он не врубается, Чен пояснил: -Разница в них, десять тысяч лет и где то тут,-луч лазера упёрся в участок дальнего астероидного пояса: -В этом районе спрятан мой корабль.
   Глава 2.
   Прошедшие тысячелетия плохо сказались на окружающем, каким его помнил Чен, во время ухода отсюда с командором Тхат Мрогом на малом разведчике. Изменилась конфигурация астероидного поля, проходы к нему, но десяток больших камней, с некоторой натяжкой можно сказать, планетоидов, по прежнему плыли в окружении своих более мелких попутчиков. На корабле, среди сплочённого коллектива, скрыть ничего невозможно и новость, о поиске чего-то в этой мешанине разнокалиберных камней, уже разнеслась по его коридорам. Конкретно что, знали только командиры подразделений и пилоты рубки, выгнанным из лётных доков пилотам штурмовиков была поставлена задача на облёт больших астероидов и поиск на их поверхности провалов и каверн. По информации древнего искина, именно в таком месте было устроено убежище для "Элона", как на языке Джоре назывался дальний рейдер. Каким образом, донельзя взволнованный Чен, не выходивший из своего видимого галографического облика и в нём присутствующий в рубке, обещал объяснить позже, после поисков, удачных или нет.
   Последний вариант не откидался, оставшийся на корабле за старшего, искин, в звании киб- капитана, по тогдашнему протоколу флота был обязан сообщить его штаб о не вернувшемся вовремя экипаже. Насколько Чен помнил, срок этого ожидания не превышал пяти лет. "Шёпот ночи" не стали тащить в эту тесноту, оставив его на границе астероидного пояса и всю работу делал "Игл" и девять штурмовиков: четвёрка "Урханов" и пятёрка "Рапторов". То есть все оставшиеся живыми ударные силы. "Игл", в мешанину обломков не лез и подходя к следующему объекту зависал в некотором отдалении от него, с одновременной передачей кодовых сигналов: одного на опознание минным полем, десять тысяч лет тому размещённым недалеко от убежища, второго, и этот сигнал был основным, на опознание типа свой-чужой. Сигналы передавались без остановки, на всех выданных Ченом диапазонах, но пока безрезультатно.
   ***
   Главный искин рейдера серии "Вики", зарегистрированного в имперском флоте под названием "Элон", последнюю тысячу лет пребывал в спячке, изредка приходя в полноценное функционирование, нужное для проверки состояния вверенного ему корабля, и всё это из-за жёсткого режима экономии энергии. Как и весь корабль, погружённый отдельными узлами в локальное стасис поле, основной пожиратель энергии. Постоянно бодрствовала только отдельная сторожевая программа искина, завязанная на размещённые на поверхности планетоида наружные датчики, или, по другому, небольшие антенны. Они-то и донесли до киб-капитана, за прошедшее время ставший уже подзабываться, сигнал опознания возвращающегося командора. Приведя последнего, вместо радости, в состояние смятения. Свои функции разумный искин не потерял и подсчёт проведённому в этой системе времени вёл, и даже долгоживущие Джоре, столько лет не могли существовать. Учитывая и различные способы его продления.
   Сигнал опознания исходил от сравнительно небольшого корабля незнакомой конструкции в сопровождение девяти меньших обыскивающих астероидное поле. И эта незнакомость, и оба сигнала: один предназначавшийся ему, а второй на дезактивацию давно уже куда-то оттеснённого постоянно движущимися камнями минного поля, заставляли задуматься, пропустить мимо убежища эту поисковую группу. С одной целью: разбудить пребывающих в стасисе боевых андроидов и, насколько это возможно при одном работающем реакторе, приготовить рейдер к взрыву. Бессмысленность такого существования и невозможность что-то изменить, поначалу мешал протокол флота, а потом отсутствие энергии, уже давно угнетала его кибер команду и, где-то тысячу лет назад, решение на самоуничтожение было принято совместно. Возможно, этот случай наступил, но, по любому, каким бы путём не достались захватчикам эти коды, на вопрос о судьбе командора они ответят, перед взрывом конечно. Команда андроидов, работоспособность которых сохраняли в стасисе как раз для такого случая, заставят это сделать.
   ***
   Десять часов напряжения и ничего, обследовав все сколь либо значащие по размерам и форме астероиды, никаких полостей или пещер в них не обнаружили. Бодрое, поначалу, настроение в рубке, с ожиданием чего-то нового, постепенно спадало и вопрос Зорга: -Что дальше, куда прокладывать курс?- на какое-то время повис в воздухе, до высказанных Шенком мыслей вслух: -Давайте посчитаем, что этот корабль есть и спрятан где-то тут, где мы уже десяток часов топчемся, и поставим себя на место его разумного искина. На последних словах, старый пилот вопросительно глянул на внешне спокойного Чена и, дождавшись подтверждающего кивка по поводу разумности, продолжил: -Что он подумает, получив по прошествии бездны времени код своего капитана?- и заметив понимание на обращённых к нему лицам, подтвердил: -Что какой-то самозванец, неизвестно какими путями раздобыл код и теперь подбирается к его кораблю,- и без перехода обратился к Чену: -Определи как-то себя, хотя бы файлом гибели своего командора и краткой инфой о нас, ничего ведь не теряем. Не будет ответа уйдём.
   Внешне держащий невозмутимость, но внутренне переживавший неудачу, Чен согласно кивнул головой и завис на десяток секунд, после чего доложил: -Всё, отправил, ждём. Разговоры в рубке стихли и тишина с каждой секундой становилась всё более тягучей, выматывающей последние нервы. Это как у ребёнка ждавшего обещанную конфету и, в итоге, ожидающего когда же её отыщут. Макс, да и наверное все в рубке, отмечал по табло нейросети утекающие секунды, потом минуты и, только на восьмой, когда казалось что всё потеряно, ошиблись, в динамиках рубки раздался прерывистый звук низкого тона. -Доступ разрешён, сработало,- с облегчением в голосе доложил Чен. И Макс, наблюдавший на одном из экранов, как позади них, на большом и давно обследованном ими астероиде зажглись разнесённые треугольником огни, который раз подумал, что древнему искину, с его человеческими эмоциями, не хватает тела.
   Пока возвращались и забазировались, в достаточном удалении от проявившей себя базы древнего корабля, прошло около часа и всё это время Чен был на связи с корабельным искином находки. Только раз прервался на сообщение лично Максу: -Только два человека, ты и ещё кто-то, выбирайте,- и предваряя вопросы пояснил: -Всё остальное после проверки твоего генома. Протокол флота, никуда не денешься и, по моему, он просто перестраховывается. Тем временем, на поверхности большой глыбы камня начали происходить интересные изменения: сам собой образовался небольшой торнадо, (и это в безвоздушном пространстве), за несколько минут очистивший на её поверхности большой провал довольно правильной формы. Видео, передаваемое с одного "Раптора", зависшего прямо над ним показывало только черноту тоннеля уходящего в глубину тела астероида. Без проблесков корпуса прятавшегося там корабля. -Метров двести в диаметре, чем они её выжигали?- с нескрываемым удивлением спросил стоящий рядом с Максом Сергей. На что Макс пожал плечами, Чен, занятый переговорами просил не беспокоить по пустякам, а у самого мысли сейчас работали в другом направлении.
   -Кого брать с собой? Синцов хотел идти с ним и, заявив об этом сразу, ожидал решения. Но в этом была небольшая проблема. Не хотелось Максу оголять команду, отправляясь в неизвестность с одним из своих заместителей, по одной причине: а ну, у находящегося столько лет в одиночестве, оторванного от жизни искина съехала крыша и ему взбредёт в мозги мысль об уничтожении пришельцев, по его понятию захватчиков. Чен, Ченом, этот уже свой, а что бродит в мыслях у незнакомого и к тому же более высокого рангом, тут следовало поберечься и лезть в неизвестность костяком отряда не стоило. Втолковать это упёртому в таких моментах Сергею было довольно трудно и, в итоге, сошлись на кандидатуре Мольта, на его понятие имеющего возможность защитить Макса. Картинка, что была на экранах рубки, транслировалась и в кают-компанию, и пока гурьбой шли по коридорам жилой палубы в направлении межъярусного лифта, наслушались восторженных откликов и вопросов. На последние отшучиваясь, обещая рассказать позже, после выяснения всех подробностей.
   Аграфский "Кордис", имевший большие размеры, брать не стали и лётную палубу покинули на обычном, на котором когда-то ходили на установку ретранслятора гиперсигнала. И десять километров, из соображений безопасности разделявшие их от цели, лавируя между никуда не девшимися камнями астероидного поля, пилили довольно долго. Успев за это время обговорить главное на этот момент: не спугнуть. Чен обрисовал существующие на тот момент порядки имперского флота, и протоколы которым искин обязан подчиняться. Из чего вытекало, что он подчинится, или признает над собой старшинство только человека обладающего геномом его хозяев. Безо всяких исключений и претендент не прошедший тест подлежал уничтожению, с последующим взрывом корабля. Об этом главный корабельный искин сказал Чену спокойно, перекинув в подтверждение протокол общего решения искинов. Последнее, напрягало особенно, теста и его результатов Макс почти не боялся, но иметь дело не с одной заумной железякой, а с несколькими, это как-то страшило. Чен, услышав это, коротко посмеялся и успокоил, что подтверждение теста снимает все возражения. Так было в тогдашнем имперском флоте.
   Ныряя в тёмный провал рукотворного убежища, искин бота включил посадочные прожекторы, осветив их лучами его стены и висевшую почти по его центру, отливающую серым цветом носовую часть корпуса чужого корабля. Из рубки десантного бота казалось, что обводы его носовой части на протяжении сотни метров немного походили на "Игл", только большего масштаба. В глубину убежища прожекторы не пробивали и все подробности конструкции скрывались в темноте. Да и не до них было пока, метров через пятьдесят от носа, на широкой спине рейдера приглашающе, белыми концентрическими кругами, светилась посадочная площадка и на его вопрос, Чен вслух подтвердил, что им туда. Дальнейшие события проходили как в тумане: стыковка десантного бота под управлением его искина, осознание, что на спине рейдера присутствует гравитация и после пары ободряющих фраз от Чена, выход на встречу неизвестности.
   Двое встречающих, вынырнули из люка, образовавшегося в десяти метрах от них и по их внешнему виду ничем не отличались от людей Содружества. Лиц в затенённых шлемах видно не было, но рост, комплекция фигур и сами скафандры мало отличались от современных. Разве что меньше было навешано на них и, на первый взгляд, не такие массивные. -Андроиды,- на всякий случай предупредил Чен. В основном для Вольфа, Макс знал о наличии на борту корабля таких охранников. Читал когда-то с пятое на десятое в описании "Элона", тогда не придавая этому значения, даже не надеясь и не собираясь его искать. Оказалось зря. Один из встречающих молча и приглашающе махнул рукой, при этом сделав шаг в сторону открытого люка и, переглянувшись, оба переговорщика двинулись за ним. Второй, пропустив их и этим построив стандартную охранную коробочку, двинулся следом.
   Пока всё было узнаваемо, отчего-то не работающий эскалатор и семь метров наклонного трапа пришлось перебирать ногами, мягкий свет в большом помещении шлюзового отсека и закрывшийся за ними люк. Новым было, пока они стояли в ожидании продолжения, многократное изменение спектра освещения из включившихся с двух сторон мощных прожекторов и как потом объяснил Чен, стандартная процедура обеззараживания. Дальше пошёл стандарт, отличающийся от протоколов Содружества только фигурой встречавшего их искина и словами сказанными на языке Джоре: -Прошу на борт. Мольту, не знавшему его, синхронно переводил Чен и пока они проходили через разошедшийся в две стороны большие овальные двери, а потом шли за фигурой главного корабельного искина, оба глазели по сторонам. Смотрели и слушали Чена, по ходу движения пояснявшего их маршрут, по всему, ведущий в направлении медотсека. Пока ничего нового, за исключением больших масштабов: просторности коридора и его более высоком потолке, к тому же довольно слабо освещённом, Макс не увидел. Обычный корабль более высокого класса.
   Новое началось в медотсеке и это был медицинский искин, на этот раз, может для разнообразия, оформленный в виде миниатюрной женщины. Наблюдая их реакцию корабельный искин, одетый в почти привычный офицерский комбинезон, вытянувшись и ударив кулаком правой руки в район сердца, что послышался реальный стук, представился по всей форме: -Киб -капитан рейдера "Элон" флота империи Джоре приветствует Вас на его борту. Сказано было торжественно, безо всякой иронии и Максу пришлось отвечать. Убрав на штатное место уже ненужный шлем и, вздохнув воздух тысячелетнего корабля, серьёзно ответил: -Командор Макс Корн, наёмный отряд, без приписки к какой либо империи. Чен просил воспринимать киб -капитана серьёзно, как равного себе и отвечать на вопросы правду, не колеблясь и не виляя, как это часто бывает между людьми. Джоре больше доверяли своим кибернетическим помощникам и звание с приставкой киб, ничего не меняло в правах последнего.
   Стоящий напротив него искин, ничем не проявил свою реакцию на сказанное, сразу перейдя к главному: -Мой младший брат,-кивок на левую руку Макса, предполагаемое место нахождения Чена: -просветил меня о ситуации с моей империей и во многом оно совпадает с моим. Как и о наличии у Вас генома моих хозяев. После последних слов киб- капитан испытующе посмотрел на внешне спокойного Макса и кивнув чему-то своему, внутреннему, продолжил: -Мы обязаны проверить эти данные,- и опять не увидев реакции, уточнил у Макса: -Вы знаете правила? -Знаю и готов,- коротко ответил тот, уточнив у слушавшего разговор медицинского андроида: -Мне раздеваться? И услышав подтверждение, повернулся к киб- капитану: -Нам надо связаться со своими, успокоить, чтобы не потеряли и что будет с моим спутником? -Не переживайте, ваш подчинённый свяжется, мы предоставим ему эту возможность и,- коротко ответил тот и уточнил для ясности: - Должен предупредить, ошибиться мы не можем, из-за чего ожидающая Вас процедура довольно долгая и на это время мы предоставим ему все условия для отдыха.
   Коротко и ясно, и приободрив уходящего с киб- капитаном, довольно ошарашенного увиденным, Вольфа: -Не дрейфь, прорвёмся. После чего, не стесняясь так и глазевшего на него медицинского искина в женском роде, занялся раздеванием и устройством себя любимого в довольно необычной, довольно широкой и удобной медицинской капсуле.
   ***
   Связь с кораблём пришельцев, организовали прямо из наспех выведенной из стасиса каюте одного из офицеров команды Тхат Мрога. И глядя на проявившуюся на одной из её стен изображение рубки чужого корабля, киб-капитан невольно сравнивал увиденное со своей, находящейся совсем рядом. Чужака туда не повели, рано, ещё нескоро будут окончательные выводы по родству их капитана с расой Джоре. Хотя, и это корабельный искин отметил ещё в отчёте мобильного помощника командора, по имеющимся в нём изображениям нескольких рас образующих Содружество, некоторые из них мало отличались от Джоре. Разве что аграфы, известные со времён расцвета империи его хозяев, найденные какой-то экспедицией в одной из систем и поднятые из средневековья, от войны с использованием холодного оружия, на довольно высокий уровень внутрисистемных перемещений. Получается, что они подхватили крохи прежней технологической мощи, что они тут хозяева. Этот вывод как то не укладывался в голову.
   В гибель империи Джоре, корабельный искин, в звании киб-капитана, не верил. Слишком она была могущественной на момент их невольного затворничества и Грорхи, не шли в сравнение с ней ни по одному параметру. Разве что превосходили своей массой, численностью пушечного мяса и довольно примитивных кораблей. Этот отчёт, файл с записью гибели командора с командой и краткую справку по существующему на это время миропорядку, мобильный помощник командора прицепил к сигналу опознания вовремя, когда во всю шла подготовка к взрыву рейдера. И это послание через бездну лет, знакомые лица сгинувшей команды приостановили развязку. При неудаче переговоров успеют. А больше всего повлияло на это решение, наличие среди чужаков человека с геномом Джоре. Теплилась надежда, что анализатор наручного искина не ошибся и их долгое ожидание не зря, что ещё узнают судьбу империи. Пусть не с Тхат Мрогом, с его гибелью давно смирились, но с носившим кровь Джоре, вполне.
   ***
   Привычное пробуждение в медкапсуле, сколько их было, Макс уже и не помнил, но эта отличалась от привычной обыденности. Прежде всего, растаявшей в воздухе купольной крышкой, чего не было даже в дварфских экземплярах и второй неожиданностью был голос медицинского искина, до этого момента не проронившего слова: -Вставайте командор, я проведу Вас в рубку. С чего бы такие перемены настроения Макс не знал и памятуя старое правило: -В чужой монастырь со своим уставом не суйся,- послушно поднялся и одев комбинезон, и уже потянувшись рукой за скафандром, услышал: -Оставьте его тут, в ближайшее время он Вам не понадобится. Результаты теста не спрашивал, понял, что всё скажут на месте, если верить этой сопровождающей, в рубке. Только Чен подбодрил, что всё хорошо, должны признать и между делом пожаловался о своей временной трудности, отсутствии допуска к корабельной сети. -Обложили демоны,-не к месту мелькнула в голове фраза из какого-то старого фильма. В этот момент довольно точно определяющая сложившуюся ситуацию
   На это раз шли недолго и широкий коридор, по прежнему слабо освещённый, закончился круглой площадкой около тридцати метров в диаметре с тремя дверями по её окружности. За одной из них их ждали. Как Макс сразу заметил, Вольф, стоящий несколько в стороне с двумя андроидами, по виду боевиками, немного за ними ещё десяток в более тяжёлой броне и в центре овального помещения трое вполне реальных искинов, точнее четверо, если считать присоединившегося к ним медицинского. -Ты смотри комитет по встрече организовали,- про себя невольно восхитился Макс: -Только к чему это? Додумать не дал уже знакомый киб-капитан, стоящий в центре с каким-то небольшим предметом в руке. Сделав шаг из строя, он, неожиданно для Макса, отработанным движением преклонил перед ним левое колено, синхронно с ним это движение повторила вся его команда, и склонив голову произнёс: -Просим прощения за недоверие командор,- и взглянув в его глаза, продолжил: -Протокол флота не нами введённый и выполнить его мы были обязаны. Теперь, после подтверждения, все условия соблюдены и как истинному Джоре мы приносим тебе клятву служения. Прими церемониальный меч командора. С последними словами, он довольно изящно, держа предмет двумя руками, протянул его Максу.
   Всё это происходило в полной тишине, как хорошо отрепетированный и проводящийся не в первый раз спектакль и со стороны, наверно, выглядело красиво и торжественно. Подтверждением этому было ошарашенное выражение лица у Вольфа, слушавшего этот монолог в переводе Чена, и Макс не дал бездарно слить его концовку. Об этой церемонии, существовавшей в тогдашнем имперском флоте при смене капитана, или хозяина корабля, по счастью, он читал в архивах Чена и что делать, и как отвечать, знал. Для этого медленно вытащил из ножен блеснувший синим металлом клинок и, попробовав его на остроту, медленно провёл им по левой ладони. Тишина в рубке стала ещё более осязаемой и тягучей, четверка искинов и двенадцать андроидов, вся кибер команда корабля так и стояли преклонив колено и склонив голову, не шевелясь и ожидая завершения церемонии. И Макс не подвёл, подойдя к киб-капитану, окропил его голову скопившейся в ладони кровью, самое странное, впитавшейся в неё, а не упавшей сквозь виртуальное тело на пол.
   Ритуал, уходящий корнями вглубь веков, не имеющий никакой мистики, но кровь проводящего его, привязывала к нему командного искина, а с ним и всех его подчинённых крепче всяких клятв и договоров. Империя Джоре, насколько об этом сумел найти Макс в узко специализированном архиве Чена, таким ритуалам отдающим древностью, временами рыцарства, придавала значения больше чем современный мир. Скажем, была у них такая фишка и плохо это, или хорошо ещё предстояло узнать. Но присутствующие в рубке искины и андроиды, казалось прониклись моментом. Дальше, пошла обыденность, представление новых вассалов, в империи это было нормой, в лице четырех искинов, уже знакомых, главного и медицинского, и увиденных впервые, навигатора и инженера. Двое андроидов, стоящие рядом с Мольтом, оказались личными охранниками командора, те самые кого он в нарушение правил, в приказном порядке оставил на борту. Насколько помнилось, Чен что-то говорил о их обязанности сопровождать командора всюду, даже на этом корабле и немудрено что тот сбежал. С десятком, стоящим в небольшом отдалении было немного проще, две боевые пятёрки относились к ведомству Синцова и Мольта. Но главное было не в этом и через пару минут после окончания церемонии вступления во владение, об этом сообщил киб-капитан: -Сожалею, но вынужден доложить о неспособности рейдера к полётам. Сказанные спокойным тоном слова искина прозвучали сродни набату, настолько они были неожиданны. Помнилось, что Чен утверждал: при уходе командора на задание, рейдер был полностью исправен, без малого разведчика, но остальное было в норме.
   -Энергия,- видя его замешательство, пояснил инженерный искин: - На половине мощности последний реактор, прошедшее время съело все запасы рабочих стержней. -Вот зараза, не везёт, так не везёт и тут затык,- ругнулся про себя Макс и на всякий случай уточнил: -Какая мощность нам нужна? Число в два миллиона тэров, единиц измерения Джоре, ни о чём ему не говорила, в Содружестве эта величина называлась по другому, и сказать честно понимал в этом довольно мало. Состыковать инженерные службы, теперь уже одной команды, и пусть думают, благо, пусть не такие совершенные, но всё же выдающие энергию реакторы можно снять с "Шёпота ночи". С этой целью, обращаясь к киб-капитану, ( которого не мешало бы как-то назвать, дать ему нормальное человеческое имя, а то, цифры, какими он представился, в голове не задерживались), Макс распорядился: -Организуйте мне связь с кораблём,- и услышав в ответ: -Пару секунд командор,-позволил себе оглядеться по сторонам.
   После церемонии вступления во владение, рубку покинул десяток боевых андроидов и в ней стало просторнее, проявилась её похожесть на рубки кораблей Содружества и в то же время, кардинальное отличие. Похожесть в экранах занимавших всю поверхность стен и потолка, включая сюда и пол, и в пилотских ложементах чем-то напоминающих современные. Отличие, в полном отсутствии приборов контроля, тех же инженерных экранов, с их бесконечными диаграммами и показателями насыщенности защитного поля, мощности двигателей и прочего. Особой конкретики по этому кораблю в архивах Чена не было, не по специальности искина диверсанта и в эти тонкости придётся вникать самому, по новой учить матчасть. -Связь командор!- доложил киб-капитан и половина фронтальной стены растаяла, явив собой на переднем плане, о чем-то споривших, Зорга с Шенком и прислушивающихся к ним остальных, в том числе и нужную сейчас инженерную команду.
   Заметил его появление на экране, Фош, громким возгласом прервав спор: -Командор на связи! Долгую минуту народ молчал, молча всматриваясь в незнакомое помещение и находящихся в нём людей, за исключением Макса и Вольфа, четвёрку искинов и пару андроидов. О их присутствии в коротком разговоре сообщил Вольв, но кто это конкретно, и к каким направлениям корабельных специальностей относится, они не знали, результата переговоров тоже и определённое напряжение чувствовалось. Висело в воздухе, и первые слова Макса: -Мужики, всё в порядке, корабль под моей рукой,- вызвали громкий вздох облегчения. Пришлось останавливать посыпавшиеся вопросы и наскоро представлять новых действующих лиц, и чтобы не скучали добавил проблем следующей вводной: - Судя по всему, у нас добавилось работы и мне нужны инженеры, разбираться с энергией, возможностью размещения на рейдере наших реакторов, так что Зинта и Фоша ждём тут.
   Пребывание в здешней медкапсуле, и одиннадцатый час пребывания на древнем корабле (что не скажешь по его сохранности, хотя бы, тех помещений что они уже видели) пошло на пользу разыгравшемуся аппетиту и киб-капитан, повеселевший после проведённого ритуала пригласил их в командорскую каюту. Для начала, просто перекусить, а за этим добрым делом и немного познакомиться, переговорить о намечающихся планах. Как и уславливались, Чен передал ему справку о нынешнем мире и краткое резюме отряда. Что есть такие и один из них почти Джоре, своего рода ловушку на возможного соотечественника. Ход наверняка, ибо Чен знал все законы тогдашней империи и протоколы искинов, намертво, без возможности изменения или их перепрошивки, сам существует по точно таким же. Сработало и это имело уже и отрицательный эффект, команду к действию, к направлению дальнейшей работы, ждали от командора.
   Может соскучились по отцу командиру, или последние новости даже для искинов оказались чересчур, но ломать это было необходимо и шагая за молчаливым киб-капитаном Макс это решил. Прямо сейчас, после перекуса, во время выработки плана действий. Тусклое освещение, за которое извинились, и бездействие системы быстрого перемещения, на наличие которой оба навострили уши, объяснялось режимом жёсткой экономии. И почти идеальная сохранность за десять тысяч лет, была не всюду, на всё не хватило стасис систем, да и той же энергии. Но его каюта, уже третья за какой-то год в этом мире, была в идеальном состоянии, без намёка на прежнего владельца и его вещей. Чен, немного потерявшийся за это время, как он предупредил, что собирает независимую информацию о прошедших годах, это заметил сразу и пообещал быстренько всё прояснить.
   Не до осмотров владений, но кружок по семи помещениям сделали, дольше всех задержавщись в самом большом, на глазок пятидесяти квадратных метров, с пустым на данный момент бассейном. -Разведывательный рейдер?!- ругнулся про себя Макс: -Живут как короли, тьфу ты, жили,- тут же поправил оговорку. -Всё заработает с подачей энергии и этот бассейн не один, ещё два для экипажа в небольшой зоне релаксации. Мольт, по прежнему, слышащий это через перевод Чена, не удержался от вопроса: -И лесок есть? Об оснащении кораблей предков, байки ходили, и неясно видел ли кто-нибудь их в живую, но упоминание о наличии в них парковой зоны, встречалось часто. Оказалось не врали и это подтвердил приглашающий к накрытому столу киб-капитан: -Да есть, и как только появится возможность всё восстановим.
   Первое время, насышаясь, ели молча, то ли от новизны обстановки, или осознания произошедшего, даже не замечая вкуса. Как это происходило у внешне невозмутимого Мольта, Макс не знал, но по своим ощущениям чувствовал что где-то похоже. Да и что может чувствовать человек наблюдая за аристократическим обедом, как он знает, искина, тела не имеющего и питающегося совсем не белками и углеводами. Хотя, тело было и ощущения от соприкосновения с живой плотью тоже. -Гравитационные поля, - поняв его замешательство и интерес, пояснил Чен. -А ты не мог предупредить заранее, -ругнулся чуть не попавший в неловкое положение Макс. На что не получил ответа от своего искина, после церемонии вступления во владение, ставшего подозрительно терпеливым и вежливым. -Статус командора давит?-пришла в голову мысль, имеющая, кстати, довольно серьёзную основу. Протоколы поведения те же что и у остальных искинов, и в их среде линия поведения Чена будет мало отличаться от стандартной, разве что статус ему повысить, изменить до советника, или что-то в этом роде.
   Дождавшись когда два шустрых паучка уберут со стола посуду и глядя на четырёх новых членов его команды, пусть необычных, искинов по сути, Макс задал первый вопрос киб-капитану: -Как Вас называл командор Тхат Мрог? При наличии уже имеющегося имени, давать новое, ломая сложившееся веками было как-то не с руки и ответ искина удивил: -Пятьсот семнадцатый, по последним цифрам заводского номера. -И Вас это устраивало?- уже справившись с удивлением поинтересовался Макс, уточнив у, совсем по человечески, пожавшего плечами искина: -Я так понимаю из изученной базы Джоре по пилотированию, что к Вашим обязанностям относится всё связанное с пилотированием корабля, с его проводкой в обычном пространстве и гипере. Так? И услышав подтверждение сказанному предложил: -Будет как Вы решите, по прежнему пятьсот семнадцатый, или по нашему, более подходящему к вашей работе-Кэп. Капитан, сокращённо,- пояснил внешне невозмутимому искину. -А какое имя у вашего мобильного помощника?- кивнув на браслет на левой руке Макса, поинтересовался киб-капитан.
   В обсуждаемой теме вопрос уместный и ответ прозвучал без задержки: -Чен, с первого дня нашего знакомства он носит это имя. Какова связь между именем мобильного искина и предполагаемым главному, Макс так и не понял, но желаемого достиг. -Ваше право, я согласен на Кэп, так будет коротко и понятно,- ответ главного искина завершился новым вопросом: -Что с остальными, какие идентификаторы будут у них? Насчёт этого Макс не думал, были в уме намётки на инженера, но не к спеху, пусть пока походят так, оботрутся в новом коллективе и что-то да выплывет само. Народное... Важнее была проблема с языком, вот её и поднял: -Что у нас будет с общением, через десять минут прибывают инженеры и на переводном варианте далеко не уедем. -Общаться будем на языке Содружества, его базу Чен нам уже скинул, -непривычная артикуляция и не там обозначенные ударения в речи Кэпа, осваивающего незнакомую языковую базу, снимали его опасения.
   -Если позволите командор, пара вопросов есть у меня,- сказав это типичным женским голосом, более высоким и звучным, встал по стойке смирно медицинский искин и, получив разрешение, продолжил: -У Вас, при глубоком обследовании в периферийной области мозга обнаружено вспомогательное устройство, позиционирующее себя как "нейросеть". Что-то подобное применялось нашими создателями, но уже достаточно давно было вытеснено на ненадобностью более совершенными биологическими симбиотами. Три таких у нас есть, как стандартный резерв на случай тяжёлого ранения, с невозможностью его самовосстановления. Вам, как командору, один из них мы вживим, а что делать с остальной командой при невосприятии нашими приборами нейросетей? Медик, немного помолчал, как человек собирающийся с мыслями и перешёл к следующей теме: -Присутствующий за столом офицер, - уважительный кивок в сторону покрасневшего от внимания Мольта: -в нашем понимании достаточно стар и в процессе двух видеоконференций я заметила ещё несколько людей такого же возраста. Что будем делать с ними?
   Оба вопроса что называется-в тему и Макс попросив подождать на пару минут задумался. О симбиотах от Чена слышал и читал кое что в архиве, всё где-то на уровне научно популярных статей. Не та специальность была у Тхат Мрога, чтобы глубоко задумываться над глубинными механизмами взаимодействия организма носителя и его симбиота. Знал что более продвинутый аналог нейросети, к тому же способствующий продлению жизни и всё. На этом интерес заканчивался, а несовместимость современных нейросетей и оборудования Джоре, пусть разбираются. Четыре врача из плоти и крови и медицинский искин, что ещё желать лучшего, пусть думают. Но на всякий случай поинтересовался мнением присутствующего: -Эту несовместимость как-то можно убрать, нейтрализовать? Симбиоты, как я понимаю, взять тоже негде и по второму вопросу насчёт наших стариков, их можно омолодить?
   Услышав последнее, Мольт невольно дёрнулся, вопрос касался лично его и не только, и ответ медика обнадёжил: -Насчёт омоложения, проблем нет, до продолжительности жизни Джоре не дотянем, но лет шестьсот, семьсот гарантирую. После чего, не глядя на ошарашенного обещанием Мольта обратился к Максу: -Командор, если это не связано с необходимостью присутствия тут этого офицера, я бы хотела начать немедленно. Обследование, процедуру омоложения и настройку под наши требования нейросети. Вы правы, к моему глубокому сожалению, симбиотов нам негде взять. Чёткий подход к делу, без проволочек и колебаний произвёл на обоих приятное впечатление и, получив от Макса согласие, в сопровождении медика Мольт отправился получать счастье. Совсем негаданно оздоравливаться и, самое главное, продлять жизнь.
   Десантный бот с "Игла" уже встретили и в настоящий момент сопровождали прибывших на нём в командорскую каюту ставшую на время расконсервации штабом, местом принятия решений. Одно из которых уже в процессе воплощения, как пробный камень для всего экипажа. Как Макс знал, всем, включая и его, предстояло пройти процесс изменения генетического кода, в том его отрезке, что отличался от изначального Джоре. Не до ста процентов совпадения, у основной массы разница всё равно будет присутствовать, но вопрос удлинения жизни и повышение сопротивляемости организма разным напастям, включая и физические нагрузки, будет решён в положительную сторону. Знание это давнее, с момента прочтения архива Чена, но откинутое как ненужное, и, в основном, из-за несбыточности отыскания того самого корабля. Найденного в результате стечения обстоятельств ими неконтролируемых и неожиданных. Выход из гиперпространства оказался в совсем другом месте, далеко в стороне от запланированного. На этот раз к их счастью.
   -Ну ни фига ты тут устроился,- от утопившейся в стену двери послышался громкий и весёлый голос Сергея и поворачиваясь, не считая пары сопровождающих андроидов, Макс увидел троих из своей команды: его и Зинта с Фошем. Стоящих у входа и осматривающихся в новом помещении. И по выражению их лиц было заметно, что сравнивали с аналогичными на кораблях Содружества. В принципе ничего нового, разве что, масштаб побольше, раза в полтора и мебель изящнее и теперь понятно, откуда у Чена, в его виртуальном мирке, была похожая. -Хорош смотреть, успеете ещё, давайте к работе. Этими словами пришлось прервать затянувшееся молчание и поочерёдно представить прибывшим своих собеседников. Сразу, долго не рассусоливая и не повторяясь, поставил троим инженерам задачу-найти выход, разобрать "Шёпот ночи" на составляющие, но его реакторы должны работать на "Элоне". С дисциплиной у команды древнего корабля было всё чётко и проявилось это в обращении инженерного искина к командору, по всем их военным правилам, с просьбой удалиться по делам.
   Что поразило, отпущенный искин, ушедший с обоими инженерами, проявился за столом наяву через пару секунд и на вопросительный взгляд Макса, пояснил: -С ними мой двойник,- и увидев непонимание, объяснил: -Моя полноценная копия, несколько потоков сознания позволяют заниматься одновременно несколькими делами. -Круто, мне бы так,- присвистнул что-то жующий Сергей, по своему обыкновению не придавший произошедшему особого значения. Инженерный искин оказался кстати, развернув в центре помещения объёмное изображение рейдера империи Джоре, вводил новое начальство в суть дела. Наглядно показывал его достоинства и недостатки. Как для них, летающих на кораблях Содружества, последних они не видели. По форме корпуса похожий на удлинённого морского ската, с немного поднятыми вверх боковыми плавниками, почти восьмисот метров длиной, рейдер выглядел угрожающе.
   Впадина на его спине, предназначенная для базировки малого разведчика, на этот пустовала, навевая мысли о "Игле", о его возможном размещении в ней. Правда, размеры малого крейсера были несколько большими и, пришлось просить Чена скинуть их кибернетическому соратнику информацию по нему. Имеет несколько потоков сознания и пусть их загружает по полной, бесконечно торчать в этой дыре, да ещё с нерабочим кораблём Джоре, как-то не улыбалось. Но это внешние обводы, корпус, его вид и прочее, Макса и сидевшего рядом Сергея интересовали боевые возможности корабля, его вооружение и системы защиты. И самое главное, что из этих плюшек они будут иметь на реакторах "Шёпота ночи", как сообщил инженерный искин, уже разобравшийся в их мощности, на порядок меньшей от местных. Это был вопрос, пока, не имеющий ответа.
   Год, проведённый в пустоте, на совсем не отстойных кораблях Содружества, казалось должен был отучить их удивляться. Но не в этот раз. Уже ожидаемое гравитационное оружие, не удивило, знали что применяли и ожидали его наличия, немного другие туннельные орудия, в отличие от стоящего на "Игле", "Шёпоте ночи" и прочих кораблях, имеющие возможность стрелять снарядами с небольшим гипердвигателем. Как само разумеющееся, очень дорогими и рассчитанными на стрельбу по дальним целя в пределах системы. Их небольшой запас, в нынешних условиях, с учётом невозможности его пополнения, мог применяться в крайнем случае. В качестве козыря в безвыходной ситуации. Плазмы, курсовой и оборонительной, не было, Вместо неё в ближней обороне применялся мощный, работающий на жёстком гамма излучении лазер. Кстати в нынешнее время запрещённый во всём Содружестве, но учитывая что Джоре применяли его в основном по ящерам, в то время это было оправдано.
   Но основная фишка, или изюминка, была в наличии системы локальной свёртки пространства, образованию кокона иного пространства вокруг корабля, этим делавшего его неуязвимым для любого оружия противника. Что-то наподобие локального гиперпузыря, держащегося вокруг корабля, с образованием его в любое время. Независимо, в движении корабль, или неподвижен, хватило бы энергии. Система свёртки, дополняющая стандартную, маскировочную, наподобие применяемых в Содружестве, на то время только начала внедряться на корабли империи Джоре и первыми её получили рейдеры разведки. Такие, как "Элон", довольно новый на то время и, самое главное, имеющий достаточную мощность реакторов. То, чего не хватало на этот момент. -Что такое не везёт и как с этим бороться?- пробурчал под нос увлёкшийся Синцов. -Не ссы, прорвёмся,- в тон ему ответил задумавшийся над проблемой Макс. Как уже вкратце просветил их инженерный искин, пять реакторов "Элона" выдавали требуемую мощность и не только для системы свёртки. Хватало на всё. Для реакторов с "Шёпота ночи" место нашли с запасом и в инженерной компании сейчас идут уточнения и согласование разборки и перемещения. Кто, что и какими силами будет делать и, скорее всего, пока их искины не согласованы, инженерным комплексом "Шёпота ночи" там и местным тут.
   Проблема была в другом-в разных принципах работы реакторов, а отсюда и в выдаваемой мощности. Родные с "Элона", работающие на принципе холодного термояда, на порядок превышали реакторы Содружества, по своей сути бывшие высокотемпературными батарейками. Для перемещения в пространстве, гиперпрыжка и работу оружия, выдаваемой ими энергии хватит, но о свёртке придётся забыть. Пока, до отыскания нужных рабочих стержней. На том пока и остановились, тем более что места в трюмах их нового приобретения хватало, а найти ещё десяток реакторов, пусть даже на корабельном кладбище, куда всё равно собирались. От обилия новостей и открывающихся с их помощью возможностей, начала тупеть голова и наличие малых кораблей и абордажных средств отложили на потом. Главное что они есть, больше интересовала гиперсвязь, возможность её адаптации к современной. Очень уж хотелось узнать как там у старого Морица и Шабанова, как там новички и выполнение поставленных задач. Ну и, наверно, прощупать через старого, отчего их слили в самый ответственный момент. Не дождавшись окончательных результатов, трофеев и так ожидаемого штабом подтверждения наличия третьей силы. Нелогично как-то.
   Инженерный искин, которого, про себя, Макс уже окрестил-Дедом, обещал подумать и решить, самое позднее до завтра, а разговор за столом перекинулся на их пленника. Грорха, наличие которого вызвало нескрываемый интерес у кибер команды "Элона" и если подумать, то вполне понятный. Империи Джоре в обозримом пространстве нет, а их враги разгуливают по нему. И им хотелось бы снять ментограмму его мозга, в надежде получить что-то новое. Тэкис собирался это сделать, но малые размеры медкапсулы для такого громилы, не позволили. Не резать же ящеру для этого конечности, портя товарный вид и сбивая цену и теперь имея оборудование специально сконструированное по ящера, почему бы нет. Заодно и узнают что там у них за силы собираются и для чего. Разговор неспешно переходил с одной темы на другую и Макса понемногу начало охватывать странное чувство.
   Сидящий рядом Сергей, напротив за столом непринуждённо рассказывает о чём-то новом, точнее, давно забытом старом, искин в человеческом облике. Если пощупать, то и не отличишь от живого, кроме них, за спиной, ещё два андроида, его личные охранники, которые ему никаким боком не нужны. Может там, в империи, это и было принято, но на корабле-то кто ему угрожает и это надо сломать и притом сразу. Вне корабля, пусть будут, не забылось ещё покушение. И Чен что-то совсем заглох, молчит как партизан и не откладывая дела в долгий ящик, позвал его: -Ты там ещё живой? Получив незамедлительно в ответ: -Куда я денусь с подводной лодки. Научился земному жаргону и разным словечкам, и теперь не обходится без них, это про Чена. Выяснение причины молчанки и вопросов безопасности для них на вновь приобретённом корабле, закончилось фразой древнего искина: -Ты что, так и не понял, кто ты для них после проведения ритуала? -Командир, капитан...- перебрал несколько вариантов Макс, до тех пор пока Чен не поставил на этом точку: -Отныне ты их хозяин! Лорд! Ритуал привязки производится для этого и искины в империи Джоре своих хозяев не предают.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.31*72  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"