Скляров Александр Анатольевич: другие произведения.

Пробуждение-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.38*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга закончена.


   Пробуждение - 2
  

Халак

   Сила проистекает от желания, желание от силы, овладение ими является первой ступенькой вашего обучения....

Из лекций для младших жрецов вселенной Тра (Галактика 1)

  

Глава 1

  
   - Саш, - раздалось у меня в ухе голос Стила, - мы нашли то, что ты просил.
   - Отлично. Положите руку на него, и ждите пока он, не загорится.
   - Есть! Горит! Раздался голос Стикса в ухе через минуту.
   В подтверждении его крика, пульт оператора начал оживать, и через минуту он был готов к работе. Я посмотрел на оживший пульт и, сделав глубокий вздох, окунулся с головой в работу, молясь всем богам, чтобы кошны работали.
   Система на транспортной платформе была разработана просто и эффективно, она всеми силами старалась мне помочь, так что уже скоро я знал, что здешний кошн хоть и имеет повреждения, но не критические, и что не мало важно выходной кошн так же функционирует. Как только это информация была мною осознана, у меня камень с души упал, ведь затея была авантюрная с самого начала и шансы, что кошны на здешнем участке будут работать, были пятьдесят на пятьдесят. Но это того стоило, теперь нам не придется лететь целую неделю, и этот кусочек транспортной сети сильно сократит нам расстояние до врат Халака.
   Пока система на транспортной платформе активировала и подпитывала нужные артефакты для работы, можно было, немного расслабится. Откинувшись на спинку удобного сидения, я одним глазом контролировал работу пульта, а мысли тем временем сами меня возвратили в тот момент, как мне пришла в голову эта мысль.
   А пришла мне она на второй день нашего отбытия из столицы Трогон, когда я рассматривал карту близ лежащих земель. Вот тогда мне и попалась на глаза эта платформа и кошн, одиноко висячие над чащобой леса. До ближайших поселений от них было далеко, лес походил на дикий и непролазный, добраться до них можно было только по воздуху, так что был шанс, что там осталось все в неприкосновенности с империи Тра. Своей идеей я тогда посоветовался с братьями, и те легко согласились, заряд, полученный ими ранее, еще бурлил в их крови, так что им было все равно куда лететь, главное, что это будут новые ощущения и приключение. Приняв решение, мы свернули с пути и полетели в сторону их расположения, в тот момент ни мне, ни братьям не пришло в голову, что это авантюра чистой воды, адреналин и кураж завладели нами полностью.
   Мысль что это авантюра пришла мне только через два дня, когда мы достигли транспортной платформы и кошна, и мы увидели их состояние. Три тысячи лет даже на практически вечной вещи может оставить свой след. На транспортной платформе и кошне такие следы присутствовали в виде коррозий от ветра и дождя. Глядя на них, сложно было сказать, будут они работать или нет, но стоило узнать.
   Мы приземлились на специальную стоянку, и начали осмотр транспортной платформы. Всюду где мы появлялись, царило запустение и пыль, лежащая толстым слоем везде, где останавливался взгляд. Ни следов, ни каких других признаков посещения платформы не было, что хоть в этом меня радовало. Так осматривая платформу, мы достигли места размещения пульта оператора, отвечающего за работу платформы и кошна. И вот я сейчас сидел и поглядывал за работай системы, а братья находились где-то подо мной и активировали тло - артефакт запуска всей системы в активный режим. Прервал мои воспоминания возвращение братьев.
   - Интересно, - раздался голос Стикса, - как вся эта пла-тфо-рма, - выговорил он по слогам, незнакомое слово, - держится в воздухе?
   - Как, как, очень просто, - со знанием в голосе ответил ему брат, - как наши аэросканы. Торжество так и сквозило в его словах.
   - А как держаться наши аэросканы? - поддел его в ответ брат.
   - Ну, я не знаю. И вообще мое дело водить, а не знать как он работает. На этом их разговор и закончился.
   - Слушай, Саш, а мы сможем, что ни будь отсюда забрать? - спросил Стикс, поглядывая с интересом на пульт. А то мы там внизу много чего видели, но опасались трогать.
   - Нет. Это транспортная платформа. Все здесь создано так, чтобы работать как единое целое. Массовая вещь, минимум предметов, максимум работы.
   Братья на мой ответ покивали, привыкли, что я порой непонятно изъясняюсь, и сейчас сделали вид, что все поняли, хотя слово массовая вещь им наверняка ничего не говорило.
   Пока я предавался воспоминаниям, отвлекался на братьев, система транспортной платформы привела все артефакты в рабочее состояние, и можно было активировать переход через кошн.
   - Так, ребятки. У нас с вами полчаса. Так что возвращайтесь к аэросканам, я вас сейчас догоню. При этом мои руки так и порхали над пультом, настраивая переход на получасовой промежуток, после чего переход не только закроется, но и приведет команду на переход в режим ожидания, как и до нашего прибытия. Закончив настройку, я встал с сидения и поспешил на стоянку.
   Братья меня уже ждали сидя на аэросканах, сев на свой, я дал команду на взлет и направился к расположенной недалеко кошне. Не снижая скорость, я влетел в рябь внутри кошны и мгновенно вылетел через другую кошну в пустыне. Влетал я днем, а вылетел вечером. Насколько хватало взгляда везде был песок, ни животных, ни растений, ничего, только песок и ветер. При более внимательном рассмотрении я заметил вдалеке, руины города, что был полностью погребен под песком, и только самые высокие здания еще были видны из песка.
   Пока я осматривался, братья все еще не появились. Я развернул аэроскан к работающей кошне и с тревогой начал посматривать на нее. Полчаса перехода было мною сделано специально с запасом, но братьев все не было. И помочь если что случилось, я тоже не мог, платформа лежала подо мной в песке, только какая-то деталь ее виднелась из песка, и когда тревога начала переходить в уверенность, братья вылетели одновременно с адреналином в крови по самые уши и с неудержимым весельем. Увидев, их я успокоился и даже не стал ни о чем спрашивать, все равно они были в таком состоянии, что спрашивать сейчас бесполезно.
   Заметив руины города братья направились на перегонки к ним и устроили гонки среди них. Я дал им еще полчаса, чтобы прийти в себя, тем временем изучив карту и выяснив, что мы находимся почти посредине ее. В любую сторону до ближайших обитаемых земель не меньше пятисот фулов, нам же предстояло преодолеть шестьсот фулов, до земли в направлении расположения врат.
   - Стил, Стикс хватит резвиться пора в путь. Сворачивая карту, вызвал я их.
   Те не выдавая сожаления, развернули свои аэросканы в мою сторону, а когда подлетели, пристроились в привычный им порядок, я впереди, они сзади и по бокам.
   Ночь наступила внезапно раз и темно, но Хранителю это была не помеха. Взяв под контроль Хранителей на аэросканах братьев, я отдал распоряжение своему Хранителю, а сам лег спать. В плане удобства отдыха сидя на сидении аэроскана были не очень. Все военные и гражданские сидения создавались по одному проекту, теоретически создатели предусмотрели такой вариант, но практически это была мука еще та. Дело было не в самом сидении, а в удобстве расположения всего тела в частности ног и отдельных частей тела, которые очень быстро затекают, что превращают сон в муку, когда приходится просыпаться и менять позу и так по много раз за ночь.
   В общем, ночь я как-то пережил, не легче было и братьям, но они мужественно терпели, когда появились первые растения, а за ними и деревья решено было сделать остановку и немного поспать по-человечески. Не надо говорить, что мы с радостью расположились в палатках, оставив охрану на Хранителей.
   Спали мы долго, и когда я проснулся, солнце было высоко, а Стикс уже что-то готовил на костре в котелке.
   - А где брат?
   - Спит.
   Я достал флягу, промочил горло и умылся.
   Тем временем Стикс закончил готовить кашу и достав миски и хлеб наложил нам по порции.
   - Стил! Пора вставать! Крикнул я принимая миску и хлеб от Стикса. А то голодным останешься! Зачерпывая ложку и пробуя кашу.
   - Чего разорались? Вылез из палатки заспанный Стил. - Такой сон хороший прервали. Зевая во всю.
   - Что не выспался за ночь? Елейным голосом спросил я его.
   - Как же выспишься.... Что у нас на завтрак?
   - Вообще-то уже обед.... Поправил его брат.
   - Мне как-то к Тунге. При этом, заводясь, ответил Стил.
   - Не будем спорить. Стил садись завтракать. Твердо, пресекая назревающую ссору.
   Стил, как и я, ранее хлебнул из фляги и умылся, получив свою порцию, он угрюмо начал ее поглощать.
   Задерживаться здесь мы не стали и собрав вещи отправились дальше. А дальше предстояла унылая дорога. Под нами проплывала степь, где жизнь била ключом, но вот жилищ разумных существ не наблюдалось.
   На первую деревню мы наткнулись только вечером. Деревня была на вид не богатая, с десяток домов, небольшие огороды и несколько полей с пшеницей вот и вся деревня. На наш прилет вышло поглядеть вся деревня, дети веселились, смотря на нас, взрослые напротив смотрели настороженно. Приземлившись посредине деревни, мы тут же были окружены толпой, к нам тут же вышел старик добротной, но домашнего изготовления одежде.
   - Приветствую вас, леры, в нашей деревне. Я Эгод, староста. Что привело вас сюда?
   - Ночлег.
   Мой ответ убрал тревогу из глаз старосты и совсем другим тоном он продолжил.
   - Вы можете благородные, леры, заночевать в моем доме. Прошу за мной.
   Мы чуть приподняли аэросканы над землей и медленно полетели за старостой. Толпа перед старостой и нами расступалась давая нам проход. Теперь нас рассматривали без настороженности и с интересом, обретая темы для разговоров на будущее. Не сомневаюсь, что когда мы улетим, то о нашем прилете будут говорить не один месяц.
   Дом старосты был чуть больше и лучше его соплеменников. Нас встретила его жена, которая начала накрывать на стол, ей помогала то ли дочка, то ли невестка. Сложив в одном углу свои вещи, мы вышли во двор, где девчонка лет пятнадцати помогла нам умыться, поливая нас из ковшика, черпая воду из стоящей здесь бочки. Пока мы умывались, девчонка с интересом рассматривала нас, ни капельки не боясь нас. К тому же у нее был чистый звонкий смех, которым она нас награждала, смотря, как мы с фырканьем умывались. Мальчишка лет десяти вынес нам грубые полотенца из дома, и когда мы вытерлись с детской непосредственностью, побежал в дом.
   Когда мы вернулись нас ждал накрытый стол. Все на вид было таким аппетитным, что мы оголодавшие с удовольствием набросились на еду. Видя наше усердие хозяйка не могла нарадоваться. Постепенно по мере насыщения атмосфера менялась, и староста начал помалу нас расспрашивать о мире. Сытые и довольные мы помалу начали отвечать на вопросы, так за разговорами атмосфера перешла в непринужденную. Я в ответ расспрашивал старосту о землях и населении, живущем там, Стил разговаривал о чем-то со знакомым мальчишкой, Стикс поглядывал в сторону сливавшей нам девчонки, та его взгляды хоть и замечала и краснела, но, посматривая на мать, делала вид, что занята.
   Постепенно дети отравились спать, разговоры затихли сами по себе и определив нам самые лучшие кровати, все разошлись спать.
   Утро выдалось раннее, кто не знает что такое крик петуха под окном, тот многое потерял. В особенности, когда кричит не один, а целых три, да еще когда их крик подхватывают все петухи в деревне, то проснутся, придется по неволе.
   Несмотря на такое раннее пробуждение все уже проснулись. Хозяйка с дочкой готовили завтрак, дети помогали кормить живность, в общем, жизнь в деревне кипела в полную силу. Умывшись мы стали дожидаться завтрака. Завтрак был скромнее, но насыщенней.
   - Благодарю, что дали нам приют и накормили, - отодвигая миску от себя. Примите в знак нашей благодарности это. И вытащив золотую монету, положил на стол.
   - Благородный, лер, мы не можем принять ее, это слишком щедро для нас за предоставленный вам скромный приют и простую еду, - оторвав взгляд от монеты, выдавил из себя староста.
   - Берите. Вы же не хотите меня оскорбить? С притворной угрозой, спросил я его.
   - Нет! Что вы! Мы не в коей мере не собирались вас оскорблять! В глазах старосты так и сквозил страх. - Мы с благодарностью примет этот дар от вас.
   - Вот и хорошо. А нам пора в дорогу.
   Приняв это за сигнал братья начали вставать из-за стола. Забрав свои вещи, мы вышли во двор и под благодарные взгляды семьи старосты сели на аэросканы и продолжили путь.
   Хоть деревня и была отдаленной, но по нашим меркам ближайший город Дожож был не так уж и далеко от нее. Полдня полета и мы возле него. Город был маленьким и неприглядным, одна дорога вела в него, по которой небольшой приток крестьян обеспечивал его продуктами и сырьем. Здесь мы решили не задерживаться, а лететь сразу до здешнего торгового города Юдола, что лежал в дне пути от него.
   Чем ближе мы приближались к городу, тем более, чаще нам стали попадаться деревни и даже таверны на перекрестках дорог. Заночевали мы в одной такой таверне, встретили нас не в пример холоднее, чем в деревне. Никто не пытался нас задирать, но чужие взгляды так и жгли нам спины. В прочем этого и стоило ожидать, из разговоров со старостой, я выяснил, что мы направляемся в земли, где сильна религия, запрещающая магию, как источник всего зла. Здесь нас хоть и встретили холодно, но пока еще не агрессивно, да и политика проводимая орденом Миренкок, сдерживала ее приверженцев в последние годы. Но людям это сложно объяснить, если многие и многие поколения они жили по заветам миренкок, и за поколение или два трудно изменить положение вещей, так что ожидать стоило всего и что преподнесет нам судьба в будущем, можно было только предполагать.
   Из тех же разговоров со старостой я узнал и что представляет собой эта религия. Основана она была сначала как орден, где всех членов объединяло общее горе после войны Бессмертного Императора и демонов. Во время нее и та и другая сторона не смотрели на случайные жертвы, а после окончания войны потерявшим близких или по другому пострадавших от войны была нужна опора, поддержка так и возник орден Миренкок, по имени города где возник этот орден. Со временем орден перерос эти рамки и начал превращаться в религию миренкок. В землях, где еще помнили времена той войны, активно принимали доктрины и новая религия начала набирать силу. В расцвете своей силы, орден миренкок распространял свою власть на огромные земли, первые кто пошел против нее, были земли Укенци на самом краю их влияния. Тогда войска ордена миренкоков сокрушительно разгромила объединенные войска Укенцинов и привели все эти земли к свету доктрин миренкок, но это, по сути, стало началом конца. Вслед за ними стали бунтовать другие земли, начались кровопролитные войны, последней каплей в этих войнах стало битва при Семи Холмах, где войска молодой империи Трог разгромили войска королевства Ронкар, оплота веры в тех землях и после этого процесс отречения от религии миренкоков стал массовым, свое влияние они смогли сохранить только на небольшом кусочке земель. Сейчас орден миренкок хоть и силен, но за последнее время начали проводить политику терпимости к магам и иноверцам. Еще шестьдесят лет назад любой маг появившийся в землях миренкоков гарантировано ждала смерть, впрочем, как и любого путника или торговца, но когда прошла в один год сильная засуха и мор, было решено позволить торговлю с другими землями, и караваны с товаром начали течь в земли миренкоков.
   Можно было спросить, откуда староста так много знает об этой религии и ее истории, но все оказалось просто. В молодости он проучился в школе ордена миренкок при духовной семинарии, где и постиг все это, но когда он был в шаге от получения сана, то понял, что это не его и, сбежав из школы, вернулся в родную деревню, где через десять лет и стал ее старостой.
   Город Юдол мы увидели еще издалека, и с высоты открывал нам отличный вид на него. По моему мнению, Юдол был наглядным примером проводимой политики терпимости религии миренкок к иноверцам и магам. На это указывало и две широкие и накатанные дороги, с вереницами телег, караванов и просто путников шедших плотным потоком по этим дорогам в обе стороны. Широкие вымощенные улицы, высокие каменные дома, добротные стены и не в последнюю очередь, это хорошо одетые стражники, что говорило о том, что город процветает и процветает именно на торговле.
   Подлетев к городским воротам и увидев нас, стражники подобрались и стали настороженно посматривать в нашу сторону, но задерживать не стали и даже обслужили вне очереди, взяв за посещение города три серебряных, взамен рассказав, где можно остановиться, но уже за отдельный серебряный. Впрочем, гостиница, где нам порекомендовали остановиться, была лучшей в городе. Высокие цены сказывались на количестве посетителей, так что нам без труда удалось снять комнаты.
   После великолепного обеда, было решено пройтись по городу и собрать здешние слухи и разговоры. Путь нам предстоял в глубь земель подчиненной религии миренкок, и что нас может ожидать, следовало знать.
   Во все времена лучшим местом для сбора информации был и остается базар, а в Юдоле был самый крупный в ближайших землях. Достигнув, огромного базара мы разделились, и не спеша, начали проталкиваться через плотный поток людей, рассматривая товар и прислушиваясь к разговорам.
   Чем только не торговали здесь: овощи, фрукты, как знакомые мне, так и нет, рыбой, хлебом, тканями и одеждой, все чем угодно, только имей деньги и плати. Гомон на базаре стоял невероятный. Из лавок и мастерских доносились различные звуки или запахи, люди до хрипоты спорили за каждую вещь. Проходя мимо оружейной лавки, я решил зайти и взглянуть на работу здешних мастеров.
   Внутри лавка оказалась пустой, только звон в глубине по наковальне говорил, что здесь кто-то обитает.
   - Что благородный, лер, ищет? - отвлек меня от рассматривания коллекции мечей и кинжалов низкий грубый голос из глубины лавки. Вслед за ним вышел и его владелец мужик на пол головы ниже меня, но с широкими плечами и руками с канатами мышц. На нем был надет грубый фартук из кожи на голое по пояс тело, руки все в мозолях, но взгляд спокойный и добрый.
   - Решил пока посмотреть....
   - Смотрите, у меня великолепный выбор разного оружия, лучший во всем городе.
   - Так уж и лучший?
   - Да. Мой отец происходит родом из Фавира, а там изготовляют лучшую сталь во всех землях. Двадцать лет тому назад он переехал в этот город и с тех пор эта лавка славится лучшим оружием в городе и ближайших землях. В подтверждение своих слов он снял один из мечей и показал его клинок на свету, так что и мне стало видно, что эта фавирская сталь, не такая хорошая как у барона Долога, но тоже неплохая. Тут же хозяин лавки начал рассказывать и показывать другие мечи и кинжалы. Подойдя к доспехам, я залюбовался, великолепной работай, работа был тонкой и мастерской, хозяин лавки, увидев мой интерес, начал рассказывать о них, но не успел он начать, как в лавку зашли трое богатых молодых юношей и он, извинившись, пошел поприветствовать их. Те сразу пошли в сторону мечей и уже через пять минут начали активную торговлю за какой-то меч. Прислушавшись к их спору, я понял, почему сюда заходят так мало посетителей, суммы какие просил хозяин, были очень высоки, в другом месте за эти деньги можно было полностью снарядить отряд, из десяти человек, начиная от коней и заканчивая мечом. Послушав еще немного спор, я, не прощаясь, вышел из лавки.
   Чуть приглушенный шум базара в лавке вновь ударил по ушам, в особенности в этом отличались лоточники, зазывая перекусить или выпить на ходу.
   Прислушиваясь к разговорам, я остановился возле одного такого лоточника и, съев пирожок с мясной начинкой и запив душистым отваром из трав, одновременно прислушивался к разговору двух стражников, которые стояли рядом и вели разговор о политике религии в землях. А послушать было что, в частности я узнал, что монахи начали проявлять активность во всех землях, но скрытно и был дан приказ страже сообщать о чужаках передвигающиеся малыми группами и непонятных происшествиях. К сожалению, пришлось с последним куском и глотком отойти от лоточника, поскольку стражники начали замечать мой интерес к их разговору, а так как я в их глазах был чужаком, мог и в неприятности попасть.
   Сожалеть, что не смог дослушать разговор стражников я долго не стал, другие новости и слухи начали со всех сторон доноситься до меня. Делая или нет вид, что я рассматриваю товары, я тем самым слушал, о чем говорят и по мере поступления новой информации у меня начала вырисовываться интересная картина. Где-то, год назад монахи ордена, ведущие обычный до этого образ жизни, встрепенулись, в городах начали появляться больше обычного монах и даже группы пресвященных, монахов более высокого ранга, а, по сути, все те же маги, но под другим именем. Были увеличены количество стражников, которые с необычной быстротой реагировали на разные происшествия в городах. Дороги тоже не были обделены и конные разъезды довольно часто мелькали по ним. Так продолжалось два месяца и само по себе затихло и вот сегодня повторяется история годичной давности, когда вновь монахи начали наводнять города и даже отряд из ста людей и десяти пресвященных отбыли в сторону города Дожож. Такое совпадение мне не очень нравилось, возможно, это случайность, но могло все это быть и по нашу душу.
   После этого я стал не только прислушиваться к разговорам, но и посматривать по сторонам. Очень быстро я выяснил, что за мной ведется слежка, один монах, держался позади меня и постоянно держал в поле зрения. Для укрепления подозрений я специально пропетлял, но монах не отставал. Зная теперь о слежке, я перестал напрягаться и продолжил поход по базару, как ни в чем не бывало.
   Проталкиваясь через толпу, я оказался возле лавки с одеждой и заметил впереди группу из трех монахов из так называемых пресвященных. Об этом говорило не только их одежда, но и аура. Встреча с ними не входило в мои планы, политика политикой, но осторожность следовало соблюдать, и хоть я мог, уничтожить их, не напрягаясь, но бороться со всеми адептами религии здоровья не хватит. Оценив вероятные неприятности и приняв решение, я не колеблясь шмыгнул в лавку продавца одежды. Делая вид что, осматриваю одежду вместе с другими посетителями, сам внутренним зрением отслеживал движение группы, но та равнодушно прошла возле лавки и скрылась в толпе. За одно я проверил как там мой монах и убедился, что тот меня дожидается. Расслабившись, я наконец смог оценить что же осматриваю и теперь заметил, что все время смотрел на одну и ту же рубашку. Сделанная из неизвестного мне материала она была на вид тонкой и невесомой. Протянув руку, я пощупал материал, тот был бархатистым и ласковым на ощупь, такую рубашку хотелось носить и носить. За этим занятием меня и застал хозяин лавки, который, передав обслуживаемых до этого посетителей своему помощнику, а сам поспешил ко мне.
   - Прекрасный выбор, лер. И цена невысокая.
   - Что это за материал?
   - А-а-а! Вам понравилась! Вижу по глазам. Это эльфийский шелк. С гордостью ответил он. Эльфы не так давно начали продавать этот материал, и скажу вам, что одежда, пошитая из этого материала, стоит тех денег потраченных на материю. Да вы примеряйте, благородный лер и все сами поймете.
   - Пожалуй, не стоит.
   - Стоит, благородный лер. Чуть ли не силком стаскивая с меня мою одежду, пришлось подчиниться и одеть рубашку.
   Рубашка мне оказалось в пору, словно на меня шилась. Материал, прикасаясь к коже, создавал не передаваемое ощущение тепла и ласки. Снимать ее совершенно не хотелось, а хозяин лавки, посматривая на меня довольно, уже мысленно подсчитывал прибыль. Запросил он с меня за нее десять золотых, но десять минут торговли и рубашка мне досталась за пять и готов на что угодно поспорить, что торговец неплохо наварил на мне, но рубашка того стоила.
   Остаток дня я еще походил по городу, поел в первой попавшейся таверне, и не спеша, вернулся к нам в гостиницу. Монах незаметно исчез из поля зрения, но стоило зайти во двор гостиницы, как боковым зрением заметил монашеские одежды среди соседних домов и не простых, а пресвященных.
  

Глава 2

  
   С Сашей и Стиксом я распрощался уже несколько часов тому назад. Задание хоть и было немного скучное, но лучше выполнять такие задания, чем иметь неопределенное будущее. До встречи с Сашей мы во всем полагались на клан. Нас воспитывали с пяти лет, обучая всему, что могло бы пригодиться в статусе наемника. В день нападения на цитадель мне до получения статуса наемника - мага оставалось два дня, но нападение клана Скрытых перечеркнули всю мою судьбу. Сожалею я, что не стал наемником - магом? значить покривить душой. В клане было строгое правило один водитель на аэроскан. Я как старший получал в наследство аэроскан, отец за месяц до нападения погиб на каком-то задании, а его аэроскан доставили в цитадель, где он и дожидался дня моего выпуска. Только полноправный наемник - маг мог владеть аэросканом, это было еще одним правилом клана. Младшего моего брата, не имеющего своего аэроскана, ожидала судьба солдата клана. В лучшем случае он мог стать стражником в цитадели, но чаще всего таких выпускников отправляли на войну, которую клан вел постоянно и в разных землях. Единственный шанс получить свой аэроскан он имел только после моей смерти, но водители аэросканов редко погибали, так что солдатом клана он мог остаться до конца жизни. Такой судьбы для младшего брата я не желал, мы оба любили небо, всегда были вдвоем, мама умерла рано от болезни, отец редко появлялся в цитадели, и каждая встреча с ним была для нас праздником. Когда он был в цитадели, все время он посвящал нам, это были лучшее наше с братом время. После его смерти мы с братом остались одни и мысль, что только я смогу летать лежала тяжелым грузом у меня на груди. Все изменилось, когда напали на цитадель, мы тогда находились возле аэроскана отца, вспоминая его, и дни когда он нас учил его водить. Грохот в цитадели застал нас врасплох, а потом начался хаос. Воины из клана Скрытых появлялись ото всюду и везде, где они проходили, лилась кровь. Что произошло, мы не знали, но вбитые наставниками навыки заставили нас действовать, мы вскочивши на аэроскан отца стремительно взмыли в воздух и покинули стоянку. Мы по взаимному согласию решили попытаться помочь своим друзьям, но опоздали. Здание, где располагались ученики, был захвачен уже воинами Скрытых, а маг, увидев нас, ударив заклинанием, и повредил аэроскан. Не дожидаясь его повторного удара, я тогда начал набирать высоту, и чудом разминувшись с посланным заклинанием мага, начал уходить вдоль гор. Перелетев их в самой низкой точке, я углубился в лес, но повреждения аэроскана сказались на его управляемости и мы начали падать. Как мне тогда удалось посадить аэроскан, я не помню, следующее, что я запомнил, это было лицо торговца.
   Вылечив нас, торговец взял с нас клятву, поскольку денег у нас не было. И вот тогда, когда мы только начали приходить в себя и осознавать, что мы стали рабами, и появился Саша. Он нас выкупил, одел и при этом вернул нам свободу, не требуя ничего взамен. С вновь обретенной свободой, тогда мы не знали, что делать. Всю жизнь мы подчинялись правилам клана, а теперь лишившись его не знали, что делать и мысль присягнуть на верность леру Александру пришла нас с братом практически одновременно и о своем решении мы не жалеем. Саша нас еще тогда предупредил, что находится возле него будет опасно для нас, но сначала отданные нам великолепные аэросканы, которых не имел даже клан, во всяком случае, в каком состоянии. А затем захватывающие приключения, неизвестный корабль, который Саша называл катером, бал в нашу честь, и встреча с самим императором. О таком мы и не могли мечтать, словно сама удача раскрыла свои объятия нам. А какая была великолепная молодая баронесса.... От воспоминаний о ней голова шла кругом.
   - Эй! Ты! Смотри куда идешь! Воспоминания грубо прервал сердитый голос крестьянина, с которым я столкнулся, сильно уйдя в воспоминания. Этот окрик заставил вспомнить, что я выполняю поручение, и я вновь начал прислушиваться к разговорам.
   Походив еще немного, я понял, что живот от долгой ходьбы начал громко урчать, да и ноги подустали. Свернув с многолюдной улицы, я вышел на более тихую улочку и заприметил неплохой трактир. Толкнув дверь, я убедился, что зал полон и свободных мест нет. Свободный кусок стола имелся возле компании из трех людей, девушки и двух парней.
   На первый взгляд их можно было принять за обычных путников, но нас учили выяснять, кто перед тобой, по мелким деталям. Эти способности не раз выручали наемников - магов в подборе нанимателей. Вот и сейчас ровная спина и оценивающий взгляд говорил, что все трое воины, но девушка в этой компании была старшей. Об этом говорили и особый наклон головы, движения, жесты, двое парней были явно в подчинении.
   - Занято?
   Один из парней сидящий с права покачал головой в знак отрицания, при этом все трое на меня посмотрели оценивающим взглядом.
   Ко мне тут же подошла служанка и приняв заказ поспешила на кухню.
   - Откуда едите?
   - Из Дожожа. Ответил мне парень сидящий слева.
   - Не может быть! Я тоже оттуда....
   Все трое напряглись, но делали вид, что продолжают есть.
   - А вы там живете?
   - Нет. Ответил мне, что справа, но тоном, дающий знать, что разговор окончен.
   Разговор не получился, и мне только оставалось дожидаться своего заказа. Рассматривая посетителей, я заметил, что местных здесь было мало, в основном здесь чужеземцы. Возле входа притулился монах миренкок, да так хорошо, что я его не сразу узнал. Дальше рассматривать мне не дали, поскольку служанка принесла мой заказ, и я смог, наконец, поесть.
   Когда я почти расправился с блюдом, я сидя спиной к двери не сразу понял причину возникшей тишины в трактире. Обернувшись, я увидел, что в трактир входят стражники, грамотно при этом, рассредоточиваясь по трактиру, а их капитан направился в нашу сторону.
   - Вы четверо арестованы! Сдайте оружие! Проголосил он нам не возражающим тоном.
   По напрягшимся мышцам троицы, я понял, что сдаваться они не собираются. Вместо этого девушка повернулась к капитану и самым милым голосом спросила.
   - А можно поинтересоваться по какой причине вы нас арестовываете?
   - Как по мне то, то, что вы чужестранцы уже причина. Прорычал он ей в ответ.
   А в следующее мгновение она и ее спутники атаковали стражу. Первым стал капитан, внезапно полетевший на стражника стоящего позади него. Достав мечи, они налетели и на оставшихся. Та среагировала быстро, но на пути к троице они натыкались на посетителей, такое поведение стражи к ним привело к возникновению к всеобщей драке. Я так же вскочил, но на поясе у меня был только кинжал, вооружившись им, я заметил, что только один стражник перегораживает путь на кухню, стараясь поменьше отмахиваться, я двинулся туда. Мне даже не пришлось придумывать, как убрать стражника, табуретка, пущенная чьей-то рукой, сделала все за меня, и путь на кухню оказался свободен. Перепугав поваров и служанок, я выбежал на задний двор и стал тихо и неспеша обходить трактир. Затея не удалась, во дворе ждали стражники и монахи, меня тут же заметили и трое стражников побежали за мной. Пришлось возвращаться через кухню, имея позади преследующих меня стражников. За время моего отсутствия драка переместилась к выходу, на полу лежали стражники и посетители, но не смотря на это стража возле двери еще держалась, поняв, что еще несколько мгновений и сюда ворвутся преследующие меня стражники, я в порыве вдохновения закричал.
   - Стража!!!
   Этот вопль обратил внимание всех обитателей трактира, а потом вбежали трое стражников с обнаженными мечами, и хаос в трактире приобрел цель. Все посетители вытолкнули оставшихся стражников на улицу и начали убегать в разные стороны, в этой суматохе и мне удалось сбежать. На улице вечерело, соблюдая осторожность я пробирался к нашей гостинице, стража и монахи постоянно попадались на улице спеша в сторону трактира. Но мне повезло добраться незаметно до гостиницы.
   Ворвавшись в комнату, я увидел, что брат доедал ужин, Саша о чем-то думал, мало обращая внимание на еду.
   - Саш, меня пыталась арестовать стража.... Но закончить мне не дали. Грохот ударил по ушам, и часть наружной стены не стало. Саша уже стоял сосредоточенный и выкрикивал заклинание, пока мы приходили в себя. Нас тут же окружило зеленоватое сияние в виде купола.
   - Быстро забирайте вещи и уходим!!!
   Дважды нам повторять не надо было, подхватив вещи, мы выбежали из комнаты. Внизу нас встретили перепуганные постояльцы, но не обращая внимание на них мы выбежали на улицу, где в нас тут же ударили заклинаниями. Защита созданная Сашей даже не заметила их, зато мы смогли увидеть, кто нас атаковал. Группа стражников стояли недалеко от входа, рядом разбитые на тройки стояли шесть пресвященных и заклинания, разбившиеся о защиту созданную Сашей, творили они. Пока мы сворачивали и бежали к аэросканам они ударили еще раз, поняв бесполезность ударов по нам, перенесли их на аэросканы, но защита аэросканов держала удары легко. Достигнув их и вскочив на свои аэросканы Саша убрал свою созданную защиту, и каждого теперь окружила защита аэроскана. Подняв свой аэроскан в воздух первым, мы последовали за ним, а надвигающаяся темнота скрыла наше направление.
   Двигались мы не долго. Ориентируясь только одним ему понятным способом, он посадил нас на небольшую поляну и начал вытаскивать палатки, сказав нам, что бы мы развели огонь. Когда со всем было покончено, Саша сказал только одно слово:
   - Рассказывай.
  

Глава 3

  
   Своих, я поднял еще затемно. Свернув лагерь, мы под покровом темноты направились к ближайшему маленькому городу. Такой, судя по карте, был в двух часах полета, но нам предстояло пролететь их незаметно и подобраться к городу сбоку.
   Выслушав Стила, я всю ночь анализировал его и собственные наблюдения. Стил конечно попал под раздачу случайно, на девяносто пять процентов стража охотилась на неизвестную троицу, а его пыталась арестовать, поскольку он сидел рядом, на всякий случай. Но вот слежка за мной, а потом замеченные мною пресвященные возле гостиницы и их нападения ставили в тупик, не хватало информации, так что я принял решение пересаживаться на лошадей, так будет безопасней передвигаться до Врат по этим землям, пока не разберусь что к чему. Так мы теряли почти три недели, вместо одной, но устраивать массовые побоища я не собирался.
   Как я и планировал, мы приземлились недалеко от города на границе полей и леса, и до дороги было недалеко. Немного усилий и аэросканы превратились в неприметные медальоны, активировать их можно было только нами и ключом-паролем. Осмотрев богатую одежду братьев, я критически посмотрел на свою и махнув рукой направился к дороге. Пока мы пробирались к дороге одежда приобрела законченные мелкие штрихи, а то новая одежда могла вызвать подозрения, хотя три богатых лера без свиты и лошадей вызовут по любому подозрения, но хоть не сильные.
   Выйдя на утоптанную дорогу, мы не успели пройти и ста метров, как услышали позади себя неторопливый скрип телеги, а вслед за ним мы и увидели выезжающего из-за деревьев крестьянина везущего дрова. Вопрос как добраться до города тут же решился. Крестьянин с радостью взял нас, до города еще ехать было не меньше часа полтора. На вопрос о наших конях сказали что пали, тот покивал на наш ответ и начал рассказывать о своем. Братья составили ему компанию, а я задремал.
   В город Олдон удалось попасть легко, получив плату, стража свободно пропустила нас. Найдя приличную таверну, мы позавтракали и отправились на поиски лошадей. Из расспросов хозяина таверны мы узнали два адреса, где можно было купить их. Обойдя оба мы остались недовольны состоянием лошадей, оба пытались нам всучить откровенных кляч, при этом уверяя нас, что они выносливы и быстры. Не найдя подходящих лошадей, мы занялись одеждой и экипировкой. На время пути я выбрал нам роль наемников. Наемники народ особый, порой со странностями, да и лезть побоятся к нам лишний раз. Что еще привлекало меня в роли наемника, так это отсутствие единой экипировки и одежды, что в нашем случае было самым лучшим выходом. По дороге, зайдя в оружейную лавку, я приобрел спутникам два клинка по руке. Сталь и заточка оставалась желать лучшего, но я собирался позже их доработать, так что они станут не хуже самых лучших клинков. Так же мы посетили портного и приобрели необходимую одежду. Заскочив еще в пару лавок, мы закупили все что нужно и вернулись в таверну.
   Оставив братьев примерять новую одежду и экипировку, сам, заказав вина начал расспросы хозяина таверны Итора. Вино и неспешный разговор сделали свое дело, и уже скоро я знал, что завтра через город будет проходить большой караван, который идет в крупный город Вакен. По слухам тамошний король в честь совершеннолетия своего старшего сына и одновременной помолвки с графиней Тампринской устраивает рыцарский турнир. В этот раз торговец будет идти с ценным товаром для знати и присоединение еще троих только обрадует торговца. Ведь земли лежащие туда, как в прочем и любые другие кишат различными разбойниками. Разузнав это, мы еще немного поговорили о различных новостях и слухах. Допив вино, горячо распрощались, и я отправился к себе по лестнице немного хмельной, но когда я дошел до своей комнаты был совершенно трезв, магия творит чудеса, когда знаешь как. В комнату я вошел хоть и трезвый, но вялый, сказалась и бессонная ночь, и поход за лошадями, да и разговор не добавил сил, так что, упав на кровать, я заснул, не достигнув подушки.
   Вечером, за ужином я поделился новостями с братьями. Те приняли это спокойно, как и новость до этого, что отныне они наемники и вести должны себя как наемники. Делать после ужина было буквально нечего, я отправился досыпать, а братья подсели к какой-то компании и за пиво и вином о чем-то завели разговор.
   Утром мне пришлось завтракать одному, мои спутники появились ближе к обеду. Пока они спали, я занялся их клинками и значительно их доработал. Сейчас они стали более изящными и удобными. Изменился баланс и вес, прочность стала не хуже, чем у фавирской стали, а остротой намного превосходила ту же заточку у них. Сейчас они спускались хоть и бодро, но видно было что лица помятые, такими идти к хозяину каравана, пожалуй, им не стоит. Пришлось применить толику магии, и лица братьев прояснились, в ответ я получил благодарные взгляды.
   Тем временем во дворе стали слышны многочисленные голоса и скрипы повозок. Чей-то голос командным тоном отдавал приказы. Суета во дворе продолжалась не меньше получаса, когда дверь распахнулась, и в таверну вошел воин, в прошлом. Лет сорока, высокий, крепкий, одетый в дорогую, но практичную одежду, на поясе меч и простой нож. Раньше, похоже, хороший воин, судя по походке и жестам, но роль торговца наложила свой отпечаток на нем, и мышцы стали не такими упругими и движения замедленные.
   - Уф! Жарко сегодня. Итор налей мне холодненького вина.
   - Уже несут, господин Цимбой. Как дорога, торговля?
   - Слава, миренкоку, пока неплохо. Ни кто не напал, все цело, даже торговля идет, что меня и беспокоит. За всю жизнь набрал кое-какого опыта, и если все идет в порядке, то обязательно жди беды. Это я тебе точно говорю.
   - Не стоит наговаривать заранее, смотришь и пронесет.
   - Тревожно у меня на душе, Итор. Чувствую, беда меня ждет впереди, а за двадцать лет службы я привык доверять предчувствиям. Так же тревожно мне было, когда наш отряд отправили в Шеголское ущелье, добить мятежников, да только один я из того отряда остался и мятежники ушли.
   - Тогда наймите хорошую охрану.
   - Куда уже и так полсотни идет со мной, только еду переводят.
   - Извините, что помешал, но я и два мои товарища стали свидетелями вашего разговора....
   - И что?
   - Нам надо добраться до Вакена, наши кони пали и мы бы хотели за соответствующую плату присоединиться к вашему каравану.
   - Наемники? Бросая взгляд на экипировку.
   - Начинающие, но меч держать в руках умеем.
   - Хорошо. Мы выходим завтра на рассвете. Обо всем договоритесь с моим управляющим Напром. И отвернувшись, продолжил прерванный разговор, только теперь на общие темы.
   Утром Напром, такой же бывший воин, как и хозяин, определил нам места в повозках, очередь получения еды у общего костра и взяв пять серебряных, занялся своими делами.
   Переезд от Олдона до Вакена занимал на лошади дня три, каравану чтобы преодолеть это расстояние требовалось пять. Три дня прошли в тишине и спокойствии, охрана знала свое дело и любые подозрительные места вдоль дороги обязательно проверяла. Чтобы как-то не умереть от скуки за время дороги и поддерживать свою легенду об причастности к наемникам, мы на привалах, вдали от всех начали вспоминать все, чему нас обучали. Владением клинком братьям преподавали в цитадели, я же вспоминал все то, что сейчас у меня было закреплено в памяти тела. Сначала неуверенно, но постепенно различные движения, тело и память начали лавинно вспоминать, и уже на третий день братья не могли мне противостоять в спарринге. На своем уровне, мои спутники очень неплохо владели клинком. Овладению мечом в клане уделяли внимание не меньше, чем вождению. На наши отлучки смотрели с пониманием, тем более понять, чем мы занимаемся, было не сложно. И вот сейчас я лежал на повозке, отдыхая от тренировки, вдоль дороги шел сплошной лес, и охрана настороженно посматривала в листву, но момент нападения все равно прозевала. Разбойники, пропустив почти весь караван, и напали с двух сторон, чего не ожидала охрана, но выучка у них была огромная, и первых нападающих грамотно встретили. Завязавшаяся битва хоть и была кровавой для разбойников, но их оказалось не меньше ста, и два направления удара раздробили силы охраны, все шло к тому, что сегодня разбойники победят.
   При первых криках нападения, я стремительно слетел с повозки с обнаженным мечом. Братья оказались рядом. Быстро оценив количество нападающих и ситуацию, я начал вклиниваться в группу разбойников, что наседали на заднюю часть каравана, спутники привычно заняли места по бокам. Стиль "Листопада" не смотря на свое невзрачное название, был смертельно эффективен и до предела скуп на движения. Каждое движение руки несли смерть врагу, и применение этого стиля всегда оставляет после себя только трупы, которые падают за спиной. Разбойники не успели среагировать, как вся полусотня погибла. Любые вопросы, которые возникли у охраны, после моего побоища, тут же улетучились, стоило вспомнить, что головную часть каравана еще атакуют. Оставив часть воинов в основном тяжелой и средней тяжести ранений, все остальные направились на помощь. А помощь нужна была как воздух, силы защитников таяли, а разбойники, чувствуя слабину, удвоили напор. Врезавшись в незащищенные тылы, мы застав их врасплох перебили не меньше половины, прежде чем остальные начали панически убегать в лес. Из-за того что вокруг было много своих, я побоялся сильно размахивать мечом, вследствие чего, не меньше двадцати разбойников удалось уйти. Их никто не стал преследовать, слишком тяжелым выдался бой.
   - Новичок говоришь? Цимбой стоял недалеко от меня, с окровавленным клинком и окровавленной одежде в основном не своей, и рассматривал оставленные мною трупы. Хотел бы я знать, кем ты раньше был?
   Вместо ответа, я одним движение стряхнул кровь с клинка, и теперь сверкая первозданной чистотой, вернул его в ножны.
   Мои действия подтвердили какие-то догадки Цимбоя и он больше ничего, не спрашивая, отправился отдавать приказы и распоряжения.
   Последствия боя были плачевные. Пятнадцать трупов охранников, трое тяжелораненых и с десяток средней тяжести, остальные отделались неопасными порезами и ранами. Тремя тяжелоранеными занялся сразу Напром, который оказался сведущим лекарем. Легкораненые занялись своими ранами сами, а средне раненные дожидались своей очереди в повозках. Закончив, перевязывать раны охрана начала убирать трупы разбойников и профессионально осматривать. Как впоследствии выяснилось, на нашу долю выпало пятьдесят семь трупов, двадцать четыре убили охранники, остальные сбежали.
   По справедливости все ценные вещи убитых нами разбойников, сложили в отдельную кучу и отдали нам. Возится с этим барахлом я не стал и тут же продал ее за полцены Цимбою. От сделки остались, все довольны, я разбогател на двадцать серебряных, а Цимбой уже прикидывал, кому все это продать в Вакене.
   Оставшиеся два дня прошли спокойно. Мы продолжали тренироваться, на нас теперь посматривали с уважением, даже еда теперь нам доставалась самая лучшая в караване. Однажды подслушав рассказ одного из стражников возле костра, узнал, что оказывается я принадлежу к какому-то легендарному ордену Тумаников, что, как известно, состоит из непобедимых воинов. Братья мои ученики или последователи. В общем, рождалась еще одна легенда, про орден Тумаников, что было нам на руку.
   Вакен встретил нас предпраздничным настроением, всюду шла подготовка к трехдневному празднику. Люди, предвкушая веселье, ходили радостные и нарядные. Распрощавшись с Цимбоем и парнями, мы отправились на поиски ночлега. Найти ночлег оказалось не так уж легко, город наводнили люди со всех окрестных земель. Наконец посчастливилось найти комнату в посредственной таверне за десять серебряных, цены для этих земель запредельной. За один серебряный в этих землях, можно было жить, и питаться в какой ни будь таверне целый месяц и ни в чем себе не отказывать.
   Устроившись на ночлег, мы, поев в зале, отправились на поиски коней. В преддверии рыцарского турнира выбор лошадей был превеликий и уже через несколько часов поисков мы нашли то, что искали. Быстрые, сильные, выносливые, эти три боевых коня достались нам за тридцать золотых, но они того стоили. Приученные к командам и подготовленные для несения на спине рыцаря в полном боевом облачении, не считая доспех на самом коне, они с легкостью несли нас, при этом, похоже, совершенно не уставая.
   Вернувшись в таверну, мы передали своих коней конюху, а сами, поужинав, отправились спать. Утро выдалось в поисках каравана в нужную нам сторону, таких отыскалось два, но отправлялись они не раньше чем через три дня, то есть после праздника. Вынужденная задержка не сильно огорчила нас, как я так и братья никогда не видели рыцарских турниров, так что мы дружно отправились на поле для турнира.
   К нашему приходу первый день турнира между простолюдинами уже начался. Любой желающий мог поучаствовать в таких дисциплинах как, стрельба из лука, бой на посохах, бой на дубинках, одиночные бои на кулаках и в конце групповой бой на кулаках.
   К нашему приходу шла стрельба из лука по мишеням на расстоянии ста шагов. Эту дисциплину выиграл старик, которых, не смотря на морщины, крепко держал в руке лук и метко попадал в центр мишени. Второй этап была стрельба на расстояние в сто пятьдесят шагов, и тут среди многочисленных претендентов победил все тот же старик. На третий этап по стрельбе из лука на расстояние двести шагов старик уже не вышел и довольно быстро в этом соревновании победил юноша, легко и непринужденно обращаясь со своим луком.
   Толпа каждый раз приветствовала победителя, гвалт на поле был невыносимый, но зрелищу это не мешало.
   Дальше начался бой на посохах. Это я вам скажу, является подлинным искусством. Не раз было доказано, что посох в умелых руках, может одолеть даже самого опытного мечника. Выступающие перед нами показывали во всей красе все оттенки этого искусства. Толпа шумела так, что разговаривать было невозможно. Бои на посохах длились не меньше двух часов, бойцы сменялись одни за другими. В конце концов, победителем стал парень лет двадцати семи, которого толпа приветствовала неистово.
   Перед боями на дубинках был перерыв. Помощники ровняли и засыпали кровавые пятна на поле. Толпа частью разбрелась, торопясь поесть, те, кто не спешил уходить, к тем спешили лоточники. Мы так же перекусили, свернув в торговый ряд, где торговцы торговали едой на свежем воздухе.
   Бои продолжились только через два часа. Бои на дубинках оказался не такой зрелищными, как на посохах, но впрочем, тоже познавательными. Одиночные бои и групповые меня лично разочаровали, типичный мордобой, кто сильнее тот и прав.
   Второй день был посвящен боям с разнообразным оружием в руках. Седые ветераны и молодые бойцы показывали все свое искусство во владении различным оружием. Бои были интересными, но однообразными.
   И, наконец, настал третий день, которого ожидали все. Еще с раннего утра все будущие участники рыцарского турнира начали готовить коней и сбрую к выступлению. В это утро народ заблаговременно занимал лучшие места вдоль поля. Для знатных и тех, кто мог заплатить деньги, готовили специальные места.
   К десяти часам все было готово и под звуки трубачей, из ворот города выехал король и королева, сопровождаемые своим сыновьями старшим Вафенкорем и младшим Тропагеном. В отдельной коляске ехала, молода невеста Вафенкорема, графиня Тампринская.
   Подъехав к королевской ложе, в сопровождении охраны, вся королевская чета по-королевски неспешно заняли свои места, и только Вафенкорем остался на поле. Облаченные в рыцарские доспехи он собирался принять участие в турнире в честь своей будущей невесты, о чем во всеуслышанье проголосил тут же, собравшийся народ откликнулся бурными приветствиями своего принца, и турнир с каждой минутой приобретал еще больший интерес.
   Никакое описание, рассказ или картина не может передать тот дух, атмосферу и накал страстей, что возникает на поле. Когда возле вас сталкиваются полтонны мышцей и стали, когда земля гудит от лошадиных копыт, треск и грохот сталкивающихся копий. Такое можно только увидеть, любое другое описание просто блекнет перед реальностью.
   Первыми на поле выступали молодые рыцари из бедных дворянств и безщитовые. Таких оказалось не много. За ними начали выступать уже имеющие имя и славу, прославленные, но не легендарные. И, наконец последними вышли на поле рыцари имя каждого говорят сами о себе. Это опытные и закаленные рыцари вышедшие из не одной сотни схваток. Такие не падали после первого удара копьем в щит и зачастую противники обламывали по нескольку копий, прежде чем победитель не определялся. Во время их выступлений накал среди зрителей достиг высшего апогея. К сожалению зрителей, принц Вафенкорем выбыл уже после третей схватки с такими опытными рыцарями, но как истинный рыцарь благородно поприветствовал своего противника, и после переодевания, через полчаса занял место возле своей невесты.
   Тем временем турнир продолжался и ближе к вечеру чемпион турнира определился, им оказался сэр Болшог барон Имский. Возложив свой приз возле ног графини Тампринской, тем самым, выбрав королеву турнира. На его выбор зрители откликнулись приветствиями, король после этого высказал речь по поводу турнира, на чем он и закончился.
   Возвращались мы в таверну переполненные эмоциями, трудно было ими не заразиться, когда они через край плескались вокруг нас. К таверне нам пришлось буквально проталкиваться через веселящийся народ. Всем кому не хватило места или денег для трактира или таверны праздновали прямо на улице. В зале нашей таверны все места были заняты, да еще к дополнению в таверне выступал менестрель и служанки с хозяином только, и успевали всех обслуживать.
   Заказав ужин в комнату, мы продолжили делиться впечатлениями, когда в дверь постучали. Подивившись оперативности хозяина таверны, Стикс пошел открывать. Но за дверью его ждала не служанка с нашим ужином, а мужчина лет тридцати пяти, одетых в дорогую одежду, но не броскую.
   - Прошу извинить меня, господа, что помешал вам, но меня привело к вам срочное дело, - произнес он с порога.
   Дав знаком Стиксу, чтобы пропустил незнакомца, тот, отойдя в сторону, пропустил его во внутрь комнаты и закрыл дверь.
   - Что за дело?
   - Я Эджо и здесь по поручению моего господина барона де Жапо. Он хочет нанять вас для сопровождение своей жены до его замка. Дорога предстоит не дальняя всего два дня, но за это барон предлагает в оплату десять золотых.
   - Довольно щедро, но прежде чем мы согласимся, хотелось бы узнать, откуда барон о нас узнал, и отчего такая щедрая плата.
   - Все очень просто, о вас ему поведал его давний друг Цимбой, тот рассказал о нападении разбойников и вашем участии в их разгроме. А такая щедрая плата оттого, что на барона было совершенно покушение во время праздника, на счастье неудачное и барон решил отправить супругу в замок, боясь за ее судьбу, а немногочисленная охрана сопровождения, по мнению барона не то количество людей, чтобы ее могла защитить.
   - Хорошо, с этим понятно. Тогда другой вопрос, куда ее сопровождать?
   - В Зологор.
   Насколько я теперь знал, Зологор был маленьким городом, как и везде по всей этой земле, он возник вокруг замка своего сюзерена. Находился он немного в стороне от нашего пути следования, но мы максимум потеряем день пути, так что отказываться от такого предложения не стоило, ведь мы сейчас по легенде были наемники, и этот образ надо было поддерживать.
   - Мы согласны. Когда выезжать?
   - Завтра утром. За вами зайдут.
   Как только Эджо ушел, в дверь вновь постучали, но теперь это была уже служанка, и мы смогли приступить к ужину.
  

Глава 4

  
  
   Утром за нами зашел слуга. Сообщив хозяину таверны, чтобы оседлал наших коней, сами тем временем позавтракали, а слуга терпеливо нас дожидался.
   Наши кони уже ждали оседланные во дворе, стоило нам выйти из таверны. Вскочив на коней, мы направились за слугой. Пропетляв по улочкам города, мы вышли к обычному дому с высоким забором. При нашем появлении калитка любезно распахнулась, и мы въехали во двор.
   Здесь уже дожидались нас десять охранников, на лошадях и запряженная четверкой карета. Встречал нас сам барон де Жапо с супругой. Бароном оказался юноша лет двадцати, подстать ему была и супруга.
   - Я барон де Жапо, а это моя жена Скелла. Представился он, как только мы передали коней конюхам и предстали передним.
   - Саша, Стикс и Стил. Представил я нас.
   - Я много слышал о вас как о хороших воинах от друга еще моего отца Цимбоя. Так сложились обстоятельства, что моей супруге здесь оставаться не безопасно, потому я решил вас нанять для сопровождения моей жены. Здесь десять золотых. И протянул мне мешочек с деньгами. Моя жена это все что у меня осталось светлого в жизни, если я ее потеряю я этого не переживу. При этих словах барон посмотрел таким влюбленным взглядом на нее, а она на него, что у меня защемило в груди, от такой чистой и яркой любви.
   - Барон вы можете положиться на нас. Мы сделаем все, чтобы ваша жена была доставлена в целости и сохранности.
   - Я вверяю жизнь моей жены в ваши руки, сохраните ее.
   С таким напутствием, барон, взяв за руку жену, и сопроводил к карете. Горячо попрощавшись, он отдал распоряжение выступать. Слуги тут же начали открывать ворота, мы, подхватив узды, вскочили в седло и всей кавалькадой тронулись в путь.
   Выехав за город отряд, разделился, двое ускакали вперед в дозор и двое чуть отстали. Остальные окружили карету и зорко начали посматривать по сторонам. Мы, чуть отставши на корпус от кареты, ехали позади.
   Двигались мы с экономной скоростью, дорога была пустынной, редкие крестьяне были не в счет. Делать нам было нечего, это охрана проявляла бдительность, а я, памятуя о встречи с разбойниками, еще ночью из какого-то булыжника сделал сигнальный амулет, в виде кольца и теперь полностью положился на него.
   За все время пути на нас ни кто так и не напал. День и ночь проходили в повышенной бдительности, но все вокруг было спокойно, и на третий день мы достигли маленького города Зологора. Сопроводив баронессу до замка, мы решили остаться и передохнуть, а в путь отправится завтра. Нас разместили в гостевых покоях, а на вечер пригласили на ужин с баронессой, но на ужин мы так и не попали. Во двор замка, через пару часов после нашего приезда, влетел на взмыленном коне гонец и принес плохие вести, ближайшие бароны де Тогор и де Мосок, объявили барону де Жапо войну, по каким-то старым обидам и сейчас движутся в сторону замка с большым войском. Тут же был послан гонец в Вакен, но ожидать чуда было напрасно, королевские войска если и подойдут, то не раньше чем через пять дней, а объединенные войска баронов будет под стенами уже завтра вечером. Но, несмотря на это, город и замок начали спешно готовить к осаде. Из ближайших деревень потянулись телеги с продуктами, стены начали спешно укреплять, в полную силу заработали кузни, а из жителей города создавали ополчение. Всего на стены набралось не больше полутысячи защитников, среди них сотня стражников, еще двадцать остались оборонять замок, остальное ополчение. На второй день, когда объединенные войска вышли к стенам города, к их встречи было все готово.
   Я принял решение так же остаться в городе. Казалось бы, я свое обязательство выполнил, но как только я узнал об приближающимся войске, то в груди возникло не хорошее чувство, которое говорило мне, чтобы я остался здесь и помог защитникам города. Не знаю, возможно, я считал себя обязанным или на мое решение повлияло последняя просьба барона, но быстрее всего на решение повлияло так редко встречающаяся безграничная любовь, которая была в глазах баронессы и ее мужа в день отбытия из Вакена. Когда видишь такую любовь, пройти мимо и не помочь, когда мог, это чувствовать себя подлецом всю оставшуюся жизнь.
   Нашу помощь приняли с благодарностью и по просьбе баронессы Скеллы, мы остались возле нее.
   Объединенные войска баронов вышла под стены замка под вечер следующего дня. Против наших полтысячи, они выставили полторы тысячи пеших, две сотни конных и десять рыцарей. Против города очень серьезная сила. Расположившись недалеко, они разбили лагерь и приступили к постройке лестниц в ближайшем лесочке. Понимая, что сегодня они не нападут, на стенах были оставлены только часовые, остальные отправились спать. В эту ночь не спали только баронесса, капитан стражи, начальник снабжения и я, приглашенный по просьбе баронессы.
   - Капитан Келон, как у нас с людьми? - спросил баронесса, принимающая нас в кабинете мужа и сейчас сидящая на его месте.
   - Плохо, баронесса. Я собрал всех, кто способен носить оружие, но все равно, войска баронов превосходят нас почти в три раза. Если вовремя не поспеет помощь, боюсь, мы долго не продержимся.
   - Мы должны продержаться.
   - Я сделаю все, чтобы так и было.
   - А что у нас с припасами?
   - Подвалы забиты зерном и мясом, припасов хватит на месяц, если не ограничивать их выдачу. Ответил ей Болод, начальник снабжения.
   - Хоть голод нам не грозит. Значить нам теперь остается только ждать чуда и молится. На этом совет и закончился. Капитан Келон и Болод вышли за дверь, и я остался с баронессой наедине.
   - Саша, - начала баронесса, - у меня к вам просьба личного характера. Дайте обещание, что выполните ее.
   - Все что в моих силах, баронесса.
   - Тогда, если замок будет захвачен, и мы будем обречены, вы не должны будете дать меня захватить живой, вы должны будете убить меня.
   - Баронесса...
   - И не спорьте. Живой, моим мужем смогут манипулировать, а мертвой я не буду представлять ценности.
   - Хорошо баронесса, я выполню вашу просьбу, но я сделаю все возможное, чтобы до этого не дошло.
   - Я надеюсь на вас.
   Штурм стен города начался рано утром. Всю ночь из лагеря противника доносились стук топоров, и скрежет пил, а на утро готовые лестницы понесли первые отряды к стенам города. Защитники города под предводительством капитана Келона отбили этот первый приступ, но я не сомневался, что это было только разведка. Целый час никто не нападал, и защитники смогли перевести дух, но прошествии его новые отряды пошли на штурм.
   Из окон башни, где сейчас располагались баронесса, я и братья было хорошо видно, сражение на стенах. Отбив и это нападение, бароны, не давая нам передышки, бросили на стены свежие силы, и битва вновь завязалась. В разгар этой битвы мой сигнальное кольцо подало сигнал, что чужие в замке. Углубившись в амулет, я выяснил, что чужие появились в подвале, и с каждой минутой их количество увеличивалось.
   - Стил, Стикс остаетесь здесь охранять баронессу!
   - Что случилось? Встревожилась баронесса.
   - Враги в замке! И выбежал за дверь.
   - Двое за мной! Крикнул я на ходу страже находящейся за дверью. Враги в замке! И побежал в направлении подвала.
   Когда я туда добрался за мной, чуть отстав, бежали двое стражников. Здесь я перешел на шаг и ориентируясь по амулету, начал выходить на скопление чужаков. Немного пропетляв, я дал знак сопровождавших меня стражников оставаться на месте, а сам бесшумно начал продвигаться вперед, согласно амулету здесь расположились двое, быстрее всего разведчики. Умерли они так и ничего, не поняв, и что, главное, не подняв шума, продвинувшись немного вперед, я увидел основную группу.
   В подвале собралось не меньше дюжины солдат баронов, в окружении различных размеров бочек, из одной такой большой горизонтально положенной бочки, они и вылезали, дно которого сейчас валялось в виде обломок и щепок на полу. Ширина бочки было таким, что только по одному можно было вылезти, что мне было на руку. Узнав диспозицию противника, я также бесшумно покинул свой наблюдательный пункт.
   - Передайте баронессе, что солдаты баронов проникли в замок через подземный ход, - водя в курс дела стражников, сопровождавших меня. Пусть один из вас это сообщит баронессе, а другой срочно собирает человек десять и ведет сюда. Я постараюсь их задержать до вашего прихода. Те, не задавая вопросов, отправились спешно выполнять приказания.
   Я же посмотрев в след, скрывшимся за поворотом стражникам, и не таясь, поспешил на встречу с солдатами баронов. Увидели мы друг друга практически одновременно, но в отличие от них я этого ждал, и меч в моей руке начал стремительный танец под названием стиль "Жука". Этот стиль был разработан специально для работы с мечом в помещениях, особенностью этого стиля было то, что применяющий полностью использует все препятствия в помещении для создания собственных правил ведения боя. Количество нападающих не имеет значение, мастер этого стиля всегда добьется того, что нападать на него будут по одному, а один, это один. Мне, конечно, было далеко до мастера, но уже знание этого стиля, дало мне огромное преимущество и с находившимися в подвале солдатами, я расправился быстро. Теперь следовало заняться подземным ходом, тем более, что оттуда были слышны многочисленные голоса. Одно не сложно заклинание и внутри прозвучал взрыв и грохот обвала. Из разбитой бочки повалила облако пыль, вынесенная взрывной волной. Отбежав от облака пыли, я начал искать подходящий предмет для обеспечения алиби для себя. Такой предмет нашелся быстро им стал камень небольшого размера. Не долго думая, я преобразил его в маленький черный шарик с небольшим углублением, все алиби готово.
   Стража явилась через две минуты, те слышали грохот, и возглавлявший их лейтенант быстро оценил мою работу, но с вопросами не полез, а, дав команду, меня окружили и в таком составе мы отправились к баронессе. В кабинет мы вошли с лейтенантом вдвоем, стражники остались за дверью. Лейтенант коротко пересказал о происшедшем в подвале баронессе и по мере его слов, взгляды бросаемы в мою сторону, становились холоднее и надменнее.
   - Скажите, Саша, вы маг?
   - Нет, баронесса.
   - А как вы тогда узнали, что в замке враги? Как тогда вы уничтожили подземный ход, если вы не маг?
   - Все очень просто, баронесса. Видите это кольцо. И я показал сигнальное кольцо. Вот он рассказал, что в замке враги, а вот этим, - и я достал черный шарик, - я уничтожил подземный ход. Я не отрицаю, что эти предметы сделаны с помощью магии, но я наемник и мое выживание зависит не только от меча, но и от таких магических предметов.
   По мере моих объяснений надменность и холодность баронессы начали сменяться дружелюбностью, но былой откровенности в ее глазах уже не было. Отпустив лейтенанта, баронесса начала прохаживаться по кабинету, и внезапно остановившись, спросила меня.
   - Саша, а этот шарик может нам помочь против солдат баронов.
   - Увы, нет, баронесса.
   - Жаль. Мы отбили уже третий приступ, - подходя к окну, - но посланный гонец от капитана Келона, сообщает, что еще одного приступа мы не выдержим. Нам нужно чудо..., - при этом она не спеша, повернулась и с надеждой посмотрела на меня.
   Честно с трудом я смог выдержать этот взгляд полный надежды и мольбы, но выдержал и смотря в ее глаза произнес.
   - Баронесса, к сожалению чудес, не бывает, я не могу ничем помочь, если только присоединиться на стены к защитникам.
   После моих слов баронесса печально посмотрела на меня и вышла из кабинета.
   После неудачи с подземным ходом войско баронов засело в лагере и до вечера никаких действий не предпринимало. Сейчас стоя на стене города и наблюдая, как каменщики, спешно устраняют повреждения, я смог в полной мере увидеть, как защитникам приходилось тяжело. Стоя на стене, я посматривал в сторону вражеского лагеря, и перед глазами всплывала картина печального взгляда баронессы. Баронесса была для меня никто, но так хотелось увидеть радость в ее глазах, вместо печали, благодарность вместо надежды и мольбы. Единственным решением, чтобы поселить эти чувства в баронессе, было только уничтожение вражеского войска. Как маг, я мог это сделать одним заклятием, но как наемник мне это было не под силу.
   Я смотрел, как сумерки сгущаются над вражеским лагерем и только многочисленные костры разгоняют надвигающуюся ночь. Во вражеском лагере стоял многоголосый шум, который доносился даже сюда. Бароны понимали, что, проиграв с подземным ходом, они все равно победят, имея такое войско, это же понимали и жители города, но все равно продолжали стоять до конца. Превратности судьбы, бароны жаждут получить эти земли, но кровь проливают простые солдаты. Без баронов все эти солдаты давно бы разбежались, война может нравиться только сумасшедшим или фанатикам, но не простым людям и если бы сейчас исчезли бароны, то я не сомневался, никто бы не тронулся и не пошел на приступ стен. И тут я понял, как могу обезвредить вражеское войско. Мысль была дерзкой, авантюрной и для этих краев новой. Сомневаюсь, чтобы кто-то до меня такое проделывал, а как маг я мог это проделать легко, и как наемнику, мне это было под силу.
   Прежде всего я пошел на поиски капитана Келона, его я нашел в оружейной. На мою идею прогуляться за стены во вражеский лагерь он отреагировал равнодушно, не то у него было настроение и вид. Даже согласился предупредить стражу о моем уходе. Заручившись его поддержкой, я отправился на стену и с помощью веревки и стражников оказался за стеной. Убедившись, что со стены меня не видно, я окутал себя сферой невидимости и бегом направился к вражескому лагерю.
   Часовых удалось пройти легко, да и трудно не пройти если знаешь их расположение. По лагерю пришлось идти осторожно, хоть многие уже легли спать, но группы солдат еще сидели вокруг костров. Шатры баронов я нашел довольно быстро, в одном было тихо и заглянув туда я убедился что он пуст, зато из другого доносились голоса и заглянув в щель я увидел свои цели. Они сидели за столом и более молодой, лет тридцати излагал план нападения на город пожилому, лет сорока пяти, сидящему и смотрящему на собеседника со снисходительным взглядом, а молодой в пылу изложения этого просто не замечал.
   - ... это должно будет оттянуть часть их сил от ворот, а когда они завязнуть, наш резерв ударит по воротам и конница быстро пояснит этим презренным, кто властелин их города и земель. Слишком долго владели де Жапо землями, отнятыми у наших предков.
   - Вы правы, Антуан, де Жапо долго владели этими землями и наш долг вернуть их...
   Дальше я слушать не стал, а ускорившись оглушил их. Аккуратно помог им опустится на стол и, убедившись, что сюда никто не торопится, затушил свечи и стал ждать. Постепенно шум в лагере стал затихать, выждав еще немного, я начал действовать.
   Вынести тела баронов была еще та морока, хоть передвигал я их тела с помощью левитации, но держать сферу невидимости и чутко смотреть, куда ставить ногу и прислушиваться довольно таки выматывало. Вынеся тела подальше от лагеря, я связал их и начал приводить в чувство.
   Эй, ваша милость, - хлестал я по щекам пожилого, - пора приходить в себя. То, что он очнулся, я понял по тому, как он дернулся и что-то замычал, под кляпом.
   Ваша милость ведите себя хорошо, а иначе будет по плохому, - добродушно посоветовал я ему. Совету он внял и затих.
   Приведя в чувство молодого, я тычками поднял их и за веревки повел в сторону города. Куда мы идем, они знать, не могли, ночь была безлунной, да вдобавок небо затянуло тучами, и тьма была кромешной. Пока добрались до стены, и я и пленники изрядно устали. В темноте я видел хорошо и старался их вести по ровной земле, но все равно они часто падали и приходилось с ними возиться. Но вот показалась стена и, усадив пленников на землю и завязав им ноги, стал кричать тихо страже.
   - Эй, на стене!!!
   - Кто тут? Сверху стал, виден огонь от факела.
   - Это я, наемник Саша, капитан Келон должен был предупредить обо мне.
   - Жди. Сейчас позовем капитана, пусть он разбирается кто ты такой.
   Ждать пришлось не меньше получаса, когда факел на верху вновь появился.
   - Саша, это ты?
   - Да я, капитан Келон. Да не один, а с подарками.
   - Какими еще подарками?
   - Да пленников я тут взял, думаю, вам понравятся.
   - На кой нам эти пленники?! Если до этого капитан сдерживался, то сейчас я узнал, куда я могу засунуть своих пленников, и что он думает обо мне, сдергивающего его ночью из кровати, когда он только лег.
   Выслушав этот познавательный монолог, я продолжил.
   - Хорошо, если вам эти пленники не нужны, я убью их просто здесь. Ваше милости, простите, но вы никому не нужны, - обращаясь уже к пленникам, видеть они меня видеть не могли, но мне хорошо было видно, как они дернулись.
   - Эй, постой! Ты кого привел?
   - Как, я не сказал?! Вот же дырявая голова. Насколько я помню один из них де Тогор, а другой де Мосок.
   - Что?! Не может быть!
   - Может, не может, но хотелось бы, чтобы вы опустили веревку или нам тут ждать до утра, чтобы все узнали об этом?
   Веревку все таки опустили, привязав молодого, я дернул за веревку, чтобы поднимали.
   - Осторожней там, не помните его милость.
   Подняли его со всей аккуратностью и со стены раздались радостные голоса, но радость не помешала им спустить веревку. Привязав второго, и дождавшись, когда мне спустят веревку, сам залез на стену. Пленников, пока я забирался, уже увели, а меня дожидался капитан и стражники.
   - Саша, пошли, тебя дожидается баронесса, - при этом он и стражники смотрели на меня с восхищением.
   Дожидались мы прихода баронессы в знакомом кабинете. Сейчас здесь собрались только я, капитан и братья. Баронесса вошла в кабинет одетая и причесанная безупречно, не смотря на ночное время, но глаза ее все-таки выдавали.
   - Саша, мне сообщили, что вы захватили в плен самих баронов де Тогор и де Мосок?
   - Да, баронесса.
   - Но как вам это удалось?
   - Не скажу, что легко, но как видите, мне это удалось.
   - А кто-то видел, как вы их выкрали?
   - Нет.
   - И вновь скажете, что вы не маг? Но сказано было добродушно.
   - Баронесса, порой мастерство путают с волшебством, когда не могут понять, но поверьте, многое можно достичь мастерством, хоть его будут путать с волшебством.
   - Я вам верю, Саша.
   - Капитан Келон, позаботьтесь, чтобы пленников хорошо охраняли и содержали. А так же предупредите всех кто видел их, чтобы молчали. Мы должны выиграть время до прихода моего мужа и пусть вражеский лагерь остается в неведенье, относительно нахождения баронов, а муж потом сам с ними, разберется.
   На следующий день во вражеском лагере начался переполох. Продолжался он целый день и о штурме города никто не помышлял. Переполох продолжился и на следующий день, но уже не такой сильный, а на третий день лагерь затих и стал чего-то дожидаться. Как выяснилось, дожидались они небольшого отряда прибывшего днем, а к вечеру в лагере вновь возник порядок и неспешная суета. Чего ожидать от новых прибывших, мы не знали, так что готовились к худшему, но война закончилась на следующий день, когда прибыли королевские войска.
   Город радостно встречал их, а особенно своего барона. Королевские войска стали лагерем рядом с городом. По прикидкам барон привел не меньше трех тысяч, из которых две с половиной пехота, полтысячи конных и тридцать рыцарей. Соотношение не в пользу войска баронов, которое уже успели проредить атаки на стены города. Торжественный въезд и встречу барона, я пропустил и встретился с ним только на пиру в честь победы.
   На пиру о пленных баронах не было сказано ни слова, но по бросаемым в мою сторону взглядам бароном де Жапо, я понял, что он в курсе. Встретились мы только на следующий день в его кабинете.
   - Саша, мне уже рассказали, какую помощь вы оказали моему замку и городу. Знайте теперь более преданного друга вам теперь не сыскать.
   - Я с благодарностью принимаю вашу дружбу, барон. Я буду помнить, что здесь мне всегда будут рады.
   - Лер Саша, - с уважением произнес он как равный равному. Я долго думал, чем вас отблагодарить, и я хочу, чтобы вы приняли вот это. Он достал из ларца перстень, точно такой же как на своей руке. Отныне этот перстень, будет говорить любому, что вы по праву можете к своему имени, добавлять приставку де Жапо.
   Приняв его с благодарностью и надев на палец, я снял сигнальное кольцо и протянул его барону.
   - Барон. В ответ примите от меня это кольцо. Не смотрите, что оно невзрачное, но именно оно помогло мне одержать все эти победы. Это сигнальное кольцо, оно всегда поможет вам узнать где притаились ваши враги. Работает оно просто, стоит мысленно сказать ему, что те или иные люди ваши друзья, и оно будет их игнорировать, но стоит появиться чужаку, как оно тут же вам об этом сообщит.
   Как и я, несколько минут назад надевал с благодарностью протянутое им перстень, так и он взял протянутое мною кольцо и с благодарностью его надел. После барон кликнул слуг и вернулся я в свою комнату далеко за полночь.
  

Глава 5

  
   В городе и замке нам пришлось задержаться еще на два дня. На следующий день о своем решении присвоить мне титул барон известил всех присутствующих на пиру. Конечно, сразу возникли вопросы, а некоторые рыцари стали роптать, что наемнику досталась такая награда, но стоило рассказать о моей роли, как на меня посмотрели со смесью уважения и осуждения. Все-таки выкрасть баронов из лагеря тайно не рыцарский поступок, но так как я не рыцарь мне это простили, а дальше пошла обычная попойка. Рыцари старались обязательно выпить за мой новый титул, да и узнать все подробности, так что пришлось пить. Стил за это время успел с кем-то из рыцарей подраться на мечах, но потом те выпили мировую и стали, не разлей вода, а вот Стикс на пиру появлялся не часто, при этом постоянно сонный, как мне шепнули, его видели и не раз, в городе, с хорошими девушками. На третий день я понял, что это пора прекращать, и сердечно распрощавшись с хозяевами и гостями, выехали в сторону города Дергуз.
   Отъехав от города, мы свернули в первый же лесок и через полчаса из него выехали не наемники, а важный вельможа со слугами. Заночевали мы на полдороги до города, хоть могли при усердии достичь его сегодня, но последствия пира еще сказывались и все пошли отсыпаться, чтобы с новыми силами завтра продолжить путь.
   Надо признаться, что титул в этих землях имеет огромное значение. Встречаемые нас крестьяне нам кланялись и уступали дорогу, стража на воротах города Дергуз только подтянулась и даже не заикнулась о плате, в гостинице, где мы остановились, хозяин старался нам во всем угодить.
   В городе мы не стали задерживаться, а, только поев, отправились дальше. Так началась наша гонка в две недели. В седле мы проводили почти весь день, ночевали, где придется, хорошо хоть все деревни и таверны располагались в пределах доступности и все ночевки прошли под крышей. Но по прошествию двух недель наша цель была перед нами, мы достигли города Миренкок.
   Миренкок был не только городом, где располагался оплот ордена Миренкок и его веры, но и форпостом, охраняющим Врата в мир Халак, что располагались в трех фулах от него. Прежде всего, стоит сказать, что Миренкок являлся одновременно осколком прошлого и настоящего. Поселившиеся здесь люди приспособили развалины и целые дома под свои нужды, постепенно добавляя что-то свое, так что город резко отличался от видимых нами на этих землях городов.
   Здесь наше появление стража на воротах восприняла спокойно, нам даже пришлось выстоять отдельную очередь для благородных. Получив три серебряных за проход, мы вошли в город. Чужеродные постройки в городе были так же отчетливо видны как разница между алмазом и булыжником. Сколько не пытались жители повторить плавные очертания древних зданий, но все равно получалось неважно. Выбрав одну из гостиниц в городе, выстроенную недавно по соседству с древним домом, мы решили сделать трехдневный отдых, заодно узнать полезную информацию о мире Халак.
   Один день мы потратили на отдых, даже ели в комнате, но на следующий день братья отправились в город собирать информацию, а я подсев к компании купцов начал осторожные расспросы. Но чем откровение становились их рассказы, тем мрачнее становился я. Посидев до вечера в зале и сменив нескольких собеседников, я понял, что больше ничего не узнаю. Вернувшиеся вечером братья добавили к уже мне известному немного, что не прибавило мне настроения.
   Выяснилось, что жители Миренкока о мире Халак на сегодняшний день не знают ничего. Причиной такого незнания, было то, что любой, кто пересекал Врата, через время появлялся на этой стороне в виде трупа и хорошо если целого. Страх перед неведомым и политика ордена сделали Врата своеобразным табу, к которому не следует приближаться. Единственным исключением было казнь преступников, их в определенный день собирали возле Врат и отправляли их туда. Не многие это делали добровольно, часто погибая от пик стражи, но, не смея пересекать Врата, ну а через разные промежутки времени трупы смельчаков находили возле Врат. Впрочем, было и одно исключение, через Врата все-таки ходили и возвращались живыми, но это делали только две семьи в городе, которые занимаются этим испокон веков, но что там творилось за Вратами, молчали, да и отношение к этим семьям были всегда натянутыми с жителями города. В общем, что там творилось сейчас, было не известно.
   К этим сведеньям, я мог прибавить только то, что узнал раньше из обучающего обруча, но это были только общие сведения, что не могли измениться со временем. Сила тяжести была немного больше чем здесь, воздух более насыщен кислородом, флора и фауна в основном не опасна, но остерегаться стоит и главное, что не могло измениться со временем, это ограничивающие применению магии артефакты.
   История их появления была довольно интересной. Возникли они не задолго до применения первого сампа. Еще издревле маги знали заклинания, которое блокирует магические силы противника, но их существенным недостатком было ограниченное расстояние. Магам Бессмертного Императора первым удалось расширить это расстояние до фула, что привело к новому способу ведения войны. Ведь они научились не только блокировать магические силы противника, но и создать амулеты, что позволяли им беспрепятственно создавать заклинания в таком поле. Маги Империи Тра в долгу не остались и такие артефакты, и амулеты появились у них. Война пошла снова своим чередом, но вот появился первый самп, вспомнили об этих артефактах. История их совершенствования малоинтересна, но все это привело к тому, что ограничивающие применения магии артефакты появились по всей планете и теперь маги не могли создать приличное заклинание, все только на уровне обычной, гражданской. Вот тогда и начался бум в исследовании малых магоенергий, что привели к появлению аэросканов, ПоСИ и других полезных вещей, но это уже другая история.
   Предаваясь таким нерадостным раздумьям, я все равно понимал, что попасть в миры Бессмертного Императора, другого пути нет, а значить идти в неизвестность придется.
   На третий день мы занялись приготовлениями, кони это не аэросканы, так что нужных вещей мы брали по минимуму. Вечером, когда все, было, готово решили устроить себе праздник. Стол ломился от еды и напитков, кто-то посматривал на наш стол с завистью, ну а кто-то равнодушно, но нашему веселью не мешали. Впрочем, постепенно к нам стали подсаживаться, и праздник пошел горой.
   Запивая вином мясо, я заметил, что Стил до этого что-то обсуждая с соседом, вдруг замолчал на полуслове и начал смотреть мне за спину. Поставив бокал с вином, я повернулся и увидел, что в зал вошли трое, девушка и два парня и начали занимать один из столов. Стил оставив соседа, то в прочем не расстроился, налегая на вино, а Стил подсел ко мне.
   - Это они, те, кого пытались арестовать вместе со мной.
   - Они тебя заметили?
   - Думаю, что да.
   - Кто бы они, не были, но лезть к тебе в присутствие посторонних не станут. Так что успокойся и продолжай веселиться. Но веселиться не получилось. Стикс тоже заметил взгляд брата, брошенный им на троицу, и тревога передалась и ему.
   Праздник пришлось сворачивать, по крайней мере, нам троим. Настроение пропало и, заплатив за еду и вино, мы оставили остальных веселится, а сами поднялись в свои комнаты.
   Утром подробней расспросив о троице, и узнали, что поселились они вчера вечером в гостиницу, а покинули ее сегодня рано утром. Стил успокоился, и мы пошли собирать вещи в дорогу.
   Покинув город, начали объезжать его, чтобы выехать к воротам. В городе существовали отдельные ворота, ведущие к Вратам, но ради нас, их вряд ли открывать будут, наткнемся только на ненужные вопросы. Так что лучше объехать, потеряв пару часов, зато вопросов не будет.
   Подъезжая к Вратам, мы заметили, что рядом с ними расположен сторожевой пост. К нам навстречу вышел пожилой вояка и жестом показал остановиться.
   - По какому праву остановил нас?
   - Благородный лер, я страж Врат и обязан предупредить вас, что пересекать Врата опасно, за ними вас ждет смерть.
   - Ну и что если я решу пересечь их? Это что запрещено?
   - Нет, благородный лер. Но я как страж Врат обязан вас предупредить. Вы вправе сами решать пресекать или не пересекать их.
   - Тогда не мешай нам.
   - Как будет угодно, благородному леру. Вы вторая группа кто меня не послушалась за это утро.
   - А кто первая?
   - Трое сегодня утром, девушка и двое парней пересекли Врата.
   - Вряд ли это совпадения, - обращаясь к спутникам, - но есть у меня стойкое чувство, что это твои хорошие знакомые Стил. Ладно, не будем задерживаться. С дороги! Крикнул я стражу и как только он поспешно отошел, послал коня вперед.
   Пересечение Врат прошло так же буднично, как и кошна, то есть моментально. Халак встретил нас глубокой ночью и температурой значительно ниже, покинутого нами мира. Двигаться в темноте мы не стали, так что стали дожидаться рассвета рядом с Вратами. Увеличение тяготения и большее количество кислорода давали небольшую тяжесть во всем теле и головокружение, но это должно было скоро пройти, как только организм адаптируется.
   Врата, отсвечивая, давали неплохой обзор местности. В их свете было видно, что от них ведет дорога, построенная еще в древности и хорошо сохранившаяся до наших дней. Площадка на всем протяжении Врат была очищена от деревьев и растений. Да и дорога производила впечатление часто используемой.
   Распрягши коней и спутав им ноги, мы оставили их пастись, а сами, разведя небольшой костер, легли возле него, греясь и дожидаясь рассвета. С первыми отблесками рассвета, мы, наскоро поев из запасов, запрягли коней и двинулись по дороге. Ехали мы, не спеша, внимательно посматривая по сторонам запоминая все увиденное. Внезапного нападения мы не боялись, об этом я позаботился заранее и теперь вместо старого сигнального кольца, использовал перстень, подаренный бароном и теперь превращенный в более усовершенствующую модель сигнального амулета.
   За весь день пути нам никто и ничто не встретилось. Дорога вела через лес в одном направлении и была совершенно пустынной. Второй день начался так же, никто и ничто, и мы прибавили скорость. По дороге делали только небольшие остановки и снова в путь. Сигнал от перстня появился незадолго до вечернего привала. Остановив спутников, я сосредоточился на сигнале. Впереди стояли пятнадцать людей, при этом трое наши знакомые, а остальные окружали их, и на дружескую встречу это не походило. Впрочем, как бы там ни было, но это первые живые существа, что нам встретились, и такой шанс познакомиться не стоило упускать.
   - День добрый, - поздоровался я, подъезжая к группе, которая нас уже успела заметить.
   - Вы кто? Спросил один из группы окружающих до сих пор троицу.
   - Мы путники. А вы кто?
   - Хранители Врат. И трое выхватили ТЗ (Тек'че Зааке), что в вольном переводе можно перевести как Тихий Убийца. Оружие специфическое и редкое, по причине того, что ими снабжали в основном особые подразделения, немногочисленные, но эффективные. Отличительной чертой этого оружия было, то, что создано оно было по чертежам одного сампа и являлось чисто научным, а не магическим. Отсюда и трудности в его изготовлении, но и эффект от его использования был ощутимым, будь ты хоть трижды маг, но ТЗ убивало мага так же легко как и обычного человека. Защиты долгое время, против него не было, поскольку основан он был на других принципах, но когда нашли, информация все равно осталась секретной, и миф о невозможности защитится от ТЗ, не стали развеивать, ведь люди Бессмертного Императора так же использовали его, захватывая у противника.
   И вот сейчас три ТЗ смотрели на нас, а в следующую секунду выстрелили. Выглядели снаряды ТЗ не серьезно, на вид они походили на мыльные пузыри, но, во-первых, летели они очень быстро, а во-вторых, при соприкосновении с телом освобождали сильный заряд энергии, что и приводило к мгновенной смерти. Отсюда кстати и название Тихий Убийца.
   Лежать нам бы хладными трупами, если бы я не готовился по императорским обучающим обручам и там такая штука, как защита от ТЗ там присутствовала. Не стоит думать, что многие скрытые тайны, содержащиеся в обучающих обручах, прошли мимо нужных служб, но если бы Империя Тра продолжила существовать, то я всю жизнь провел бы в Храме Силы, за редким исключением и эти знания так и остались бы мною невостребованными. Зато теперь они были мною очень даже востребованы, и мерцающий щит с заземлением возник на пути мыльных пузырей, и вся энергия зарядов ушла в землю.
   Я уверен, такое в своей жизни Хранители Врат, видели впервые, о чем красноречиво говорили их лица. Троица, опомнившись, вновь выстрелила в нас, но с таким же результатом.
   - И долго вы собираетесь стрелять в меня из ТЗ? Может, поговорим?
   - Кто вы? Наконец, спросил старший группы.
   - Я уже говорил, мы путники. Решили попутешествовать по миру Халак, увидели вас и решили поговорить, а вы в нас сразу стрелять. Нехорошо.
   - Никто еще не выжил после выстрела Тихой Смерти. Кто вы?
   - Вот же тебя заклинило. Мы путники. Путешествуем. Хотели расспросить о здешнем населении...
   Но тот вместо ответа, выхватил меч, и вся группа напала на нас. Жаль было парней, но жизнь дороже. Одно нехитрое заклинание и все они должны были упасть статуями, но не упали. Выставив щит от самых настырных я только сейчас присмотрелся к их экипировке и увидел, что на них одеты еще одна редкость, это броня Невидимка. Такое название было не оттого, что владелец становился невидимый, нет, видимый он оставался вполне, но любое посланное в него заклинание просто не находило цель и рассеивалось. Да и мечи у них были хоть и похуже моего меча, но по прочности и заточке превосходили намного клинки моих спутников и в схватке легко их перерубят.
   Пришлось ими заняться одному, при этом, вспомнив, что я еще умею и летать. Схватка выдалась скоротечной, поскольку к полету я добавил ускорение, и те физически не успевали, как результат дюжина трупов на земле.
   Закончив с Хранителями Врат, я увидел, что братья смотрят на меня с восхищением, а троица со страхом.
   - Стил, Стикс займитесь трупами. Слишком серьезная у них экипировка чтобы оставлять ее на дороге. Те слезли с коней и начали с осторожностью снимать экипировку с трупов, при этом лица отражали отнюдь не радость. Я их понимал, одно дело восхищаться со стороны, а с другой возиться с трупами. Но путь долгий, возможно и им, и мне придется не раз убивать, так пусть привыкают к трупам сейчас, чем дрогнут от брезгливости в неподходящий момент.
   Пока братья занимались трупами, я подошел к замершей в ожидании троице.
   - Кто вы? И хоть я стоял, а они сидели на лошадях, но ответили незамедлительно.
   - Я Эллен И'икелин, это мои спутники Дого Хако и Лого Чако.
   - Вот что Эллен, человек я здесь новый, законов и обычаев не знаю. Я хотел, чтобы эти господа меня просветил, но как видите, они отказались. Надеюсь, намек понят?
   - Да.
   - Вот и отлично.
   - Твои спутники, надеюсь, не будут против помочь моим? Та поспешно замотала головой. Нет. Вот и хорошо. Давайте к ним в помощь, а я пока побеседую с Эллен. Те, дождавшись ее кивка, отправились помогать братьям.
   - Эллен, прежде всего меня не нужно боятся, - произнес я, вскочив в седло освободившейся лошади и устраиваясь в нем поудобнее. Я не страшный монстр, каким вы меня представляете. Мне нужен сущий пустяк, чтобы мне рассказали об этом мире, вот и все. Надеюсь, у вас нет особых запретов на этот счет. Та вновь отрицательно покачала головой. Вот и отлично. Тогда давайте начнем, пожалуй, с географии.
   Рассказ Эллен продолжался не меньше двух часов. В процессе рассказа страх начал потихоньку уходить, и рассказ пошел менее сковано. За это время братья и спутники Эллен успели снять всю экипировку с Хранителей и погрузить на лошадей. Труппы они оттащили подальше в лес, и мы перебрались немного подальше от этого места. При этом Эллен ни разу не прекращала рассказ, кроме одного раза, когда я пересел на своего коня. Сейчас сидя возле костра, Эллен говорила, а братья и спутники готовили ужин и позаботились о лошадях. Наконец Эллен завершила краткое описание здешнего мира, и все приступили к ужину.
   Рассказ Эллен оказался довольно интересным. История развития Халака пошла совершенно по другому пути развития, чем Тра. По прошествию стольких лет уже трудно узнать, что подтолкнуло жителей Халака пойти этим путем, но можно предположить.
   После появления Хаоса Времени мир Халак остался один, без поддержки, поступлений так необходимых вещей, и против вражеской армии. Возможно, какое-то время война могла длиться еще сама по себе, но ресурсы таяли, как материальные, так и людские и потихоньку армии начала распадаться, как тут, так и там. Солдаты быстрее всего начали объединяться в отдельные группы, вокруг своих командиров и начали поиск оставшихся ресурсов. Началась междоусобная война всех против всех за обладанием имеющихся ресурсов. Выжили в этих войнах только удачливые или талантливые, вот они первые и стали той основой, что породила первые кланы. Дальше все должно было продвигаться по знакомой колее. Захват земель, живых ресурсов, что будут обрабатывать эту землю, постоянное отстаивание своих территорий, ну и конечно интриги по ослабеванию своих конкурентов или врагов. Единственным общим врагом, против кого они объединялись, были постоянные набеги бывших противников с той стороны, которые так же жаждали добычи, но как только им давали отпор, союзы распадались, и все начиналось по старому.
   Такое положение продолжалось до появления демонов. Эти не разбирали где свои, а где чужие, так возник первый союз бывших врагов, против нового общего врага. Это и послужило окончательному становлению того строя, что существует до сих пор. Первые возникшие кланы начали укореняться, обрастая законами, традициями и четкой иерархией. С другой стороны бывшие враги, жившие отдельными группировками, начали объединяться в единое цело, что стало прообразом будущей империи. Вот в таком составе объединенные войска начали давать отпор демонам. Профессиональные воины, воинская подготовка стала повсеместной практикой каждого клана, давали отпор демонам, что и привело к тому, что Халак меньше всего пострадал из всех миров от них. Даже после того как Бессмертный Император закрыл врата в их родной мир, не малое количество демонов осталось на Халаке, и пока Император восстанавливал свою империю, остатки демонов постоянно вели войны с кланами и империей Закатон.
   Тысячу лет войны привели к тому, что, как и во времена до Хаоса Времени Халак населяли профессиональные воины. Как и раньше они бились, но не против друг друга, а против демонов. Конец этой войны настал, когда началась Последняя война между Бессмертным Императором и демоном Ба Лаа. Все демоны, выжившие на Халаке, присоединились к своим собратьям, где и погибли все возле Храма Силы, но окончание этой войны стала и началом другой, самой кровопролитной.
   В той войне и та, и другая сторона не останавливалась ни перед чем, и как в древние времена миллионные армии вновь встретились на полях битвы, нейтральных не было. Являясь профессиональными воинами, но, имея только выродившуюся магию, они терпели поражения один за другим. Армии Бессмертного Императора и демона Ба Лаа уничтожали любое препятствие, а кланы привыкшие защищать только свою территорию, уничтожались один за другим полностью. Это было страшное время для жителей Халака. Когда ушли войска Бессмертного Императора и демона Ба Лаа, на Халаке выжили только те, кто не оказался на пути этих армий.
   После окончания войны, когда демон Ба Лаа вернулся в уже теперь свою империю, ранее принадлежащую Бессмертному Императору, на Халаке начались долгие годы и столетия возрождения. Память в первые годы об этой войне привела к тому, что жители Халака возненавидели всех чужаков. Так появились Хранители Врат. Они стали убивать любых чужаков, выкидывая трупы через Врата, чтобы показать какая судьба ждет любого, кто появиться в их мире. Впрочем, народы, находящиеся по ту сторону Врат сами пытались выжить и залечить раны войны, так что в мир Халака не лезли, своих проблем хватало, а потом это стало традицией и табу. Время шло, кланы возродились, как и империя Закатон, память о последней войне давно уже померкла и стерлась, оставшись только в летописях, а Хранители Врат, как и раньше, несут свою службу и как прежде любой воин считает почетным состоять в ней.
   Сегодняшний Халак условно можно поделить на три политические территории. Первая, это земли занимаемые кланами, вторая, земли занимаемые империей Закатон и третья это Свободные земли, находящиеся между кланами и империей.
   Кланы. Расположены рядом с Вратами ведущие к миру Тра. Занимают территорию от Граничных гор, до Кровавого океана. Имеют четко выраженную, не статическую иерархию, возможен переход из одного сословия в другой и состоящие из четырех четко выраженных элементов и двух не четко, таких как: рабы, население, воины, клан, и отдельно мудрецы и маги.
   Рабы стоят на самой нижней ступени иерархии, но являются при этом главной составляющей экономики. Захватывают рабов при войнах, набегах на Свободные земли или покупают.
   Население на ступеньку выше рабов. К ним относят всех, кто не является воином или членом клана.
   Воины, являются самой почетной и высшей иерархией, для всех, кто не является членом клана.
   Клан, является владельцем и защитником определенной территории. Стоит на самой верхней ступеньке иерархии. Членом клана могут стать только родственники, главой клана могут стать только прямые потомки, все остальные составляют боевое ядро клана и управляющие на землях клана.
   Отдельно от основной иерархии, стоят мудрецы и маги. К этой категории относят всех, кто занимается наукой или магией. Стоя отдельно, они менее защищены, чем другие сословия, но считается, что чем больше мудрецов и магов в клане, тем он богаче и сильней. Будучи мудрецом или магом, это дает так же особые привилегии, но и накладывает большую ответственность, что влечет большую смертность среди них и чаще всего от руки глав кланов.
   Если говорить об общей политике кланов, то можно смело говорить, что они постоянно с кем-то воюют. Причиной войны могут стать любой пустяк, не говоря уже о том, что при нахождении каких-либо артефактов прошлого, войны могут перейти в масштабные и кровопролитные. Для того, кстати, и требуются мудрецы и маги, чтобы открывать тайны того ли иного артефакта.
   Империя Закатон. Возникла после Последней войны. Занимают территорию от Мрачных степей, до Бескрайного леса. Политическое устройство неизвестно, доподлинно только известно, что во главе империи стоит император. В первые годы после войны поддерживала отношение с кланами, но постепенно закрыла свои границы, и до сего дня никого не пускают на свою территорию. Единственный обмен товарами происходят на Свободных землях, в чужие разборки не лезут, всегда остаются нейтральными.
   Свободные земли. Возникли после Последней Войны. Занимают территорию от Граничных гор до Мрачных степей. Имеют выход к двум морям Радостного и Зеленого. Являются буфером между кланами и империей. На этих землях поселились те, кого не устраивали не кланы, не империя. На здешних землях разместились королевства, Вольные баронства и города-государства. За счет своего расположения основной доход получают от торговли.
   Общее же положение на Халаке выглядит так. Населяю его не меньше тридцати различных рас, основное количество обосновалось на Свободных землях и в империи Закатон. Кланы в основном состоят из людей, но есть и исключения. Как я понял, у жителей Халака нет расовых предрассудков, так что во всех городах можно встретить представителей разных рас живущих бок о бок и все имеют одинаковые права. Денежная система на Халаке единая, так что проблем с деньгами у нас не возникнет. Самая почетная и востребованная профессия, это воин, так что различные воинские школы можно встретить везде и всюду. Преподают в них собственные разработанные стили, поскольку члены клана, строго хранят свои стили в секрете и жестко пресекают отступников, уничтожая всех, кто учился у них, да и любых других, кто мог поведать об их секретах другим.
   Приблизительно такую картину можно было построить из рассказа Эллен. Конечно, в ее озвучивании это подавалось в другом виде. В общем, с Эллен мне повезло, поскольку их клан во время Последней Войны не пострадал и записи о древних временах худо-бедно сохранились, а она как дочь главы клана И'икелин, обязана была все это изучать, как и общую политику и экономику. Единственное, что она не захотела рассказывать, так что она делала в мире Тра, сказав, что просто путешествовала, но на путешественников таких облав не делают, что даже нас случайных свидетелей пытались убить, так что этот вопрос я оставил открытым, и без этого информации хватало для анализа.
  

Глава 6

  
   - Эллен, а почему нам никто не встречается по дороге, кроме ранее Хранителей Врат? - спросил я ее. Мы уже ехали несколько часов, а, как и раньше дорога была пустой и эта загадка не давала мне покоя, так что я решил удовлетворить свое любопытство.
   - Если верить летописям, то раньше эти земли были заселены. Жившие здесь кланы вели до Последней войны торговлю с миром Тра, что способствовало процветанию этих земель. Но когда началась война, здешние жители не захотели пропускать чужаков, через свои земли и тогда было применено страшное оружие, что уничтожило все живое на недельный переход. Согласно летописям много лет и столетий это земля была пустынной, никто не мог здесь жить и силились там, где была жизнь. После эти земли заросли травой и деревьями, так появился Пустынный лес, что сейчас нас окружает, и жизнь вернулась в эти земли, но претендовать и селиться по-прежнему здесь никто не хочет. Только Хранители Врат обитают в этих землях и следят, чтобы чужаки не появлялись в нашем мире.
   Вдруг сигнальный амулет подал сигнал, что впереди кто-то есть. Я придержал коня, а остальные следуя моему примеру так же остановили лошадей и посмотрели на меня. Но мне было не до них, я выяснял кто там впереди.
   - Вот тебе и пустая дорога. Были первыми моими словами, когда я оторвался от сигнального амулета. Значить так. Впереди нас ждет сто двадцать три человека, судя, по всему, обычные разбойники.
   - Не может быть, - прервал меня Эллен. Кроме Хранителей здесь никто не ездит и разбойникам тут делать нечего.
   - Значить теперь есть и есть у меня сильные подозрение, что дожидаются они вас. Так что будем делать? Задал я всем вопрос, но ответила мне Эллен.
   - Дорога здесь одна, так что будем прорываться с боем. В подтверждении ее слов ее спутники начали деловито подгонять экипировку, как и Эллен.
   - С вами все понятно, - посмотрел я скептически на их действия. Вот брали бы пример с моих орлов, даже ухом не повели, знают, что я, что ни будь, придумаю. Братья на мою реплику не обратили внимания, ожидая задач от меня, впрочем, троица так же не отреагировала на мою реплику и продолжала готовиться к бою. Понаблюдав за их действиями, еще немного, я продолжил.
   - Прежде всего, вам троим, не одолеть сотню разбойников, будьте вы хоть трижды воинами, а во-вторых, мы пойдем другим путем, и убивать никого не придется.
   - Это как? Спросила Эллен.
   - Очень просто и изящно, а в общем сами увидите. Но прежде станьте вокруг меня и лошадей подгоните поближе. Когда мои спутники сделали все как надо, я произнес:
   - Ну, что тронулись тогда к комитету по торжественной встрече.
   - Тронулись к кому? Не поняла Эллен.
   - Комитету по торжественной встрече. В общем, не бери в голову, и держитесь рядом со мной, и ничему не удивляйтесь.
   Как только мы выехали к месту засады разбойников, как в нас полетели стрелы и арбалетные болты. И те, и другие ушли в небо, встретившись с моей защитой, а дальше разбойники ничего не успели сделать, когда земля под их ногами затряслась. Это остановило атаку, и дезориентировала их, а потом началось совершенно непонятное.
   Земля возле нас начала вспучиваться и из под земли начало высовываться ночной кошмар. Сначала появилась голова большая и очень зубастая увенчанная красными глазами за ороговевшей броней. По мере появления начало появляться бронированное туловище и руки. За ними последовало и все остальное, когда оно выползло на свет, у него оказалось восемь конечностей при этом передние выполняло как роль ног так и рук. Конечности эти оказались так же бронированными и с острыми когтями на концах. В длину это было метров шесть, а высоту вровень с нами, и под тонну весом. Но это было еще не все, полностью вылезши из под земли, оно подняло вертикально переднюю часть туловища и стало выше нас на лошадях. Потом, принюхавшись, оно повернулось к застывшим разбойникам, нас оно начисто игнорировало, и из пасти возник леденящий душу крик, который приморозил всех разбойников на месте, а потом стремительная атака и части несчастного разбойника полетели во все стороны. Разбойники только начали понимать, что происходит, как из леса позади нас, раздались точно такие же голоса, что издала тварь, и сила ужаса вмиг заставила разбойников разбегаться кто куда, и через мгновение дорога была пуста, а тварь отправилась вслед за разбойниками.
   - Ч-что это было!? Заикаясь, смогла выдавить из себя Эллен.
   - Туу. Ответил я. Премилая зверюшка, не правда ли?
   - Нет. Этот кошмар будет преследовать меня теперь всю жизнь.
   - Не переживай так Эллен. Прежде всего, то, что мы здесь все видели, было не больше чем иллюзия.
   - Как??? Удивилась она.
   - Поверьте, если бы присмотрелись бы внимательно, то заметили, что хоть он вылез из под земли, но никаких следов на земле не осталось. Все посмотрели на ровную землю без единого следа. Вы можете так же увидеть, что следов от лап туу так же не осталось на земле, как и частей несчастного разбойника. Все это было только иллюзия, не более. Минимум магии, максимум эффекта. Весело произнес я, но остальные так не считали, и даже братья имели побледневшие лица, не говоря о других. Пришлось им дать пару минут прийти в себя, но больше оставаться здесь нельзя было, иллюзия должна была вот-вот развеяться.
   - Ладно, - произнеся, я, через пару минут, - пора ехать, неровен час, разбойники очухаются и вернутся.
   Дальше наш путь представлял полную идиллию. Дорога была пустынной, никто не попадался нам, никто нас не ожидал в засаде. На привалах я расспрашивал Эллен о Халаке, та с удовольствием рассказывала, все что помнила. Стил и Стикс сошлись с Дого и Лого на почве оружия и различных стилей владения им, что и пытались доказать друг другу на вечерних привалах, проводя спарринги или перенимая те или иные приемы. Трехдневная дорога прошла в спокойствии и без забот.
   - Всем стоять, - произнес я, прислушиваясь к сигнальному амулету.
   - Что случилось? - спросил Стикс, ехавший рядом со мной.
   - Похоже, за нас взялись всерьез, - ответил я ему, отрываясь от сигнального амулета. Эллен, - повернувшись к ней, - вы знаете, но я первый раз вижу, чтобы мирных путешественников так настойчиво пытались убить. Вы ничего не хотите нам рассказать?
   - Я не имею права. Не сейчас.
   - Ладно, замнем для ясности. Но причину такого интереса к вашей троице, я бы хотел узнать в дальнейшем. Неровен час, против нас армию отправят, и хотелось бы тогда узнать, за что же нас будут убивать. При этом я выразительно посмотрел на нее, но, так и не дождавшись какого-либо ответа, я продолжит.
   - В общем, так, армии пока нет, но есть четыре сотни рыл профессиональных вояк с магической поддержкой. А точнее, сто семьдесят восемь людей, двадцать два орка, сто двенадцать эльфов, двадцать семь гномов, двенадцать огров, тридцать восемь эзганов, девять тоогов, и двое этов. Какие будут предложения? Только, чур, самоубийственные не предлагать. Обведя взглядом их лица, я подвел итог. Похоже, предложений нет. Тогда делаем внеплановую остановку, буду думать.
   Такое решение понравилось всем, мои спутники занялись обустройством, а я рассеяно смотря на их действия начал прикидывать варианты выхода из этой ситуации.
   Самыми серьезными противниками были эты. По сути, они двое являются ударной силой, остальные были добавлены в довесок. Являясь магическими существами, они обращались с магоэнергией на уровне доступном не многим магам. История их появления в войне между Империей Тра и Бессмертным Императором началась с открытием их мира магами Бессмертного Императора. Эти существа размером не больше десяти сантиметров, являлись в своем мире существами не воинственными, они даже слова такого не знали, как и возможность убить какое либо живое существо. Но они обладали одним существенным качеством, они виртуозно управляли магоэнергиями, а потому не остались в стороне от взглядов магов Бессмертного Императора и за очень мало время превратились из мирной расы в боевых элитных магов атаки и прикрытия. Своим появление они тогда создали не мало проблем войскам Империи Тра, но тогда война шла на таком уровне, что кому им противопоставить тогда нашлось, но сейчас это не тогда и как нейтрализовать этов, нужно придумать мне. В войну это делали такими же магическими существами, а я же таковых не имел, хотя стоп, в голове начали проявляться кое какие идеи, а ведь кое-что у меня было против них. Враз повеселев, я приступил к приготовлениям, в стороне от спутников.
   Закончил я через час, и немного уставший вернулся к костру. Задавать каких либо вопросов не стали, а дали миску с похлебкой и кусок хлеба, с благодарностью посмотрев на Стикса, я жадно начал поглощать еду. Дождавшись, когда я поем, Стил выразил общий вопрос, читаемый на их лицах.
   - Что? И хоть вопрос состоял из одного слова, но в нем вместилось все. И что я придумал, и что я делал, и что им делать.
   - Порядок, выход найден. Ответил я ему, насыпая добавку. Сейчас поем и может выступать.
   Приняв мой ответ как указание к действию, начали сворачивать привал. Когда я закончил, все уже было готово выступлению. Мне осталось только передать миску Стилу и вскочить на коня. Дождавшись, когда все оказались на лошадях, тронул коня вперед.
   Засаду мы увидели еще издалека, да и трудно ее не заметить, когда нас не скрываясь, дожидались на дороге. Сразу же за нашими спинами зашуршала листва, и путь назад был отрезан. Как только мы увидели противников, я сразу активировал заклинание и в сторону этов, что парили воздухе полетели две четверки проныр. Данные проныры были всего лишь тенями, я не стал воссоздавать их заново слишком это хлопотное дело, но главное их оружие в этих тенях высасывание магоэнергии у них присутствовало, а больше ничего и не требовалось.
   Моментально достигнув этов, проныры приступили к их уничтожению. Первый из них продержался не больше полминуты, когда он бездыханный упал на землю, четверка присоединилась к другой и сообща они уничтожили второго. Этот даже против восьмерых выдержал минуту, что говорило о его опытности, но восемь проныр, даже если это тени шансов никому не дают.
   Как только проныры достигли этов и занялись ими, я запустил другое заклинания Ледяных статуй, но сегодня я щадить никого не собирался, как когда-то, так что противнику сегодня был прописан вечный сон. Надо отдать должное реакция у солдат оказалась великолепной, и с появлением проныр в воздухе стремительно нас атаковали, но немного не успели, как только я произнес последнее слово заклинания все нападавшие превратились в ледяные статуи и замерли в разных позах. Битва закончилась, так и не начавшись меньше чем за две минуты.
   Было в этой картине что-то такое сюрреалистическое. Когда перед тобой стояли, ледяные статуи что минуту назад еще бежали к тебе, чтобы убить, а теперь стоят в разных позах и с тем выражением лица, с каким их застало заклинания.
   - Ладно, нечего здесь нам задерживаться, - произнес я, отрывая своих спутников от созерцания ледяных статуй, и первый тронул коня.
   Мы осторожно начали объезжать статуи. Когда они остались позади все с облегчением вздохнули и невольно ускорили шаг коней, чтобы побыстрее оставить это место.
   На тракт, что пересекал нашу дорогу мы вышли на следующий день. Отсюда уже начинались освоенные земли и по рекомендации Эллен мы сделали привал и начали надевать экипировку Хранителей Врат, но расположили детали экипировки так, чтобы мало на них походить. Все это делалось только по одной причине, чтобы слиться с аборигенами. Со слов Эллен одежда и экипировка каждого претендующего на звание воина несет в себе само знание, кем является воин и чем он владеет. Чем богаче одежда и экипировка, тем выше он в иерархии стоит и тем искусней он владеет своим оружием. Такой подход позволяет не только отличить бедного и богатого, но что самое главное это говорит о ранге воина, а соответственно и оплаты при найме такого воина. Ведь на Халаке воюют все время и постоянно.
   Закончив переодеваться и подгонять детали экипировки, мы свернули привал и продолжили путь.
   Город Шантрак мы увидели через пару часов после того, как свернули на тракт. Город нас приятно удивил своей гармоничной красотой. Начиная от стен и заканчивая каменными домами, все это было сделано с искусной красотой. Наблюдая за ним с расстояния, город блистал от разноцветных крыш и стеклянных окон (как позже я узнал секрет изготовление стекла, они не забыли и изготовляли его много, что давало возможность приобретать его всем желающим), и даже стены отражали свет солнца. На город хотелось любоваться и любоваться. Это не суровые города мира Тра, где все подчинено надежности, а уж потом красоте, если вообще до этого доходит.
   Приблизившись к стенам города, что имели в высоту не меньше пяти человеческих роста, я увидел, что они состоят из крупных блоков полированного камня, подогнанного так, что стыки были еле различимы. Ворота были им подстать, большие, массивные и красиво сделанные, с рисунком и барельефом. Стражники, получив плату, за въезд, разомкнули ряд, и мы смогли въехать в ворота. От ворот вел туннель, где через расстояние были еще одни ворота, тут нас задерживать не стали и мы оказались в городе. С другой стороны я теперь смог оценить толщину стен и с уважением посмотрел на жителей города. А были они в толщину в половину туннеля, где-то в два человеческих роста.
   Город начинался фактически сразу за воротами, дома были небольшие, в основном двухэтажные, но встречались и трех и четырех. Жизнь в городе бурлила ключом, и если кроме нас никто не пересекал ворота, то здесь все куда-то спешили, толкали тележки, ругались, кричали, когда удачный воришка срезал кошелек. Здесь же мы впервые увидели рабов с ошейниками, которые составляли не меньше половины населения города. Этих без зазрения совести толкали, неохотно уступали дорогу, но не вредили, многочисленная городская стража была на стороже, и за порчу раба могли сильно наказать, в основном деньгами.
   Мы продвигались вперед медленно, дорогу нам уступали как богатым воинам, но тележки, повозки, да и плотная толпа все равно сильно нас задерживали. Пока мы продвигались вперед, Эллен давала некоторые пояснения, от нее мы и узнали об отношении к рабам, как и другие детали, о статусе занимаемые жителями по той или иной одежде, на первый взгляд непонятные ритуалы, совершаемые перед нами или перед друг другом и т.д.
   Чем дальше мы продвигались, тем менее многолюдней становилась улица. Дома начали вырастать в высоту и становиться богаче. Нам навстречу начали попадаться такие же, как и мы, воины на лошадях. Наконец цель нашего путешествия стал четырехэтажный дом, что оказался гостиницей.
   Тут же появились слуги и с почтением позаботились о наших лошадях. Мы, поручив коней их заботам, зашли в помещение гостиницы. Здесь нас встретил сам хозяин гостиницы, и поминутно напоминая, какая честь, что мы его посетили, отдал рукой распоряжение служанкам, а сам остался, рядом ожидая новых распоряжений от нас.
   Служанки быстро начали расставлять тарелки с едой перед нами. Здесь присутствовали как знакомые, не очень, так и совершенно незнакомые различные блюда. Хорошо, что Эллен нас просветила насчет этикета и правил еды того или иного блюда иначе первое же движение выжало в нас чужаков с головой. Произнеся хвалу богине Азгошаке, мы, вооружившись трезубой вилкой (в мире Тра существовала двузубая вилка или вообще отсутствовала, как на землях Миренкок), и приступили к еде, согласно очередности. Чтобы нам не мешать хозяин покинул наш столик и Эллен, Дого и Лого вполголоса нас тихо наставляли, и мы с небольшой заминкой натыкали небольшие порции с тарелок и макали, если этого требовало блюдо, в различные соусы.
   Поглощение еды для нас троих стала пыткой, различные блюда не только требовали особых правил их поглощения, но порой имели совершенно, различные вкусовые качества, порой очень экзотические, да еще то, что мы их ели в первый раз придавало особый оттенок. Когда мы закончили мы были, не сколько сытыми, сколько измученными, в большинстве морально.
   Как только последнее блюдо было съедено, тут же подали напитки, но тут уже было легче, не знакомые мы не стали пить, а присосались к вину, чтобы смыть вкус во рту. Эллен, Дого и Лого, напротив, с энтузиазмом начали поглощать незнакомые напитки, но пробовать их в отличие от них у нас единогласно сейчас не возникло желание.
   Когда со всем было законченно, возле нас тут же появился хозяин и любезно проводил нас до наших комнат. Не знаю, какими критериями хозяин гостиницы руководился, но нас троих он поселил в одной комнате на троих, Дого и Лого в другой, а Эллен заняла самые богатые комнаты в одиночку. Но если посмотреть с другой стороны, то критерии хозяина гостиницы мне становились понятны. Эллен из всех нас излучала эманации властности и богатства. Во всех ее действиях, после того как мы въехали в город, исчезла скованность и теперь перед нами была дочь главы клана, что многие поколения правили народом. Дого и Лого подстать своей хозяйке также поменяли свое поведения подстраиваясь под нее, и только мы оставались сирыми и убогими. Если посмотреть с этой стороны на нас, то действия хозяина гостиницы становились, мне понятны, что в прочем меня пока устраивало.
   Как только мы немного устроились, зашел Дого.
   - Лер, Саша, мы уходим, чтобы продать часть лошадей и до вечера нас не будет.
   - Эллен уходит с вами?
   - Да. Госпожа И'икелин сама изъявила желание продать их. Постарайтесь из комнаты до нашего возвращения не выходить, но если что-то понадобиться зовите хозяина гостиницы, он все уладит. С тем и ушел, а мы остались дожидаться и отдыхать до вечера.
   То, что дочь главы клана пошла сама, продавать лошадей, меня уже теперь не удивляло, как тогда когда Эллен мне первый раз это рассказала. В отличие от мира Тра, где богатые брезгуют торговаться самому, в мире Халак являлось нормой и даже являлось своеобразным знаком почтения для покупателя. Не редко только само присутствие уже поднимает цену продаваемого товара на несколько монет, чем и пользуются состоятельные существа. Так что присутствие Эллен может позволить продать лошадей немного дороже, чем это сделали бы Дого и Лого.
   В отличие от лошадей экипировку было решено здесь не продавать. В Шантраке не дали бы за нее ту цену, что она стоит, а если бы мы попытались продать ее за полцены, то это могло пробудить подозрение в нашу сторону, а привлекать к себе внимание мы не хотели. Экипировку и оставшихся шесть лошадей было решено продать в Завакерте, что располагался в трех днях езды и принадлежал клану Эдолис и являлся ее главной резиденцией. Этот клан постоянно с кем-то воевал, поскольку располагался не только на одной из главных торговых дорог, но и имел богатые запасы железной и медной руды, которые по иронии судьбы располагались ближе к границам и соседи постоянно пытались перекроить эти границы. Вследствие постоянных войн, воины клана имели великолепную экипировку, и постоянно закупали новую, средства на это давали торговля и богатые рудники. Там за нашу снятую с Хранителей Врат экипировку могли дать ее настоящую цену и при этом никто не спросить, где мы ее взяли. Как я уже говорил, кланы постоянно и все время с кем-то воюют, и продажа трофеев стала обыденностью.
   До вечера мы отдыхали и спали. Проснувшись на закате, я почувствовал голод, применив немного магии, я выяснил, что Эллен, Дого и Лого еще не вернулись, а кушать хотелось, так что я бесцеремонно растолкал братьев, что продолжали сопеть, ведь не одному же мне идти позориться с едой. Дольше всего пришлось будить Стикса, что сказалось на его крепких эпитетах в мою сторону, но кушать хотели все, так что меня простили и втроем мы спустились в зал.
   Хозяин нас любезно встретил, и по его знаку начали расставлять посуду с едой. Оставив, нас, мы, произнеся молитву богине Азгошаке, вооружились вилками и приступили к еде. Теперь мы знали, что и как делать, и где какое блюдо и дело пошло веселее, далее я начал даже экспериментировать и нашел некоторые сочетания довольно приятными.
   - В нашей комнате гость, - сообщил я братьям, смотря на сигнальный амулет.
   - Что-то серьезное? - спросил Стикс, не переставая, есть.
   - Обычный вор, займемся им, когда закончим и вернемся в комнату.
   Вслед за едой мы заказали десерт, и он оказался вне всяческих похвал. Мы с удовольствием съели все, наслаждаясь каждым кусочком, а под конец нам принесли напитки и мы сытые и довольные решили попробовать незнакомые напитки. Не знаю, что нашли в них Эллен, Дого и Лого, но мне кроме одного ничего не понравилось. Возможно это дело привычки, но как по мне гадость гадостью, хотя Стилу и Стиксу понравились, сказав, что они напоминают им некоторые напитки, что им давали при обучении. В общем, о вкусах не спорят и я не стал настаивать на своем, попивая понравившийся мне напиток.
   Потягивая напитки, мы с интересом смотрели на свободный кусочек зала, где под музыку девушки танцевали незнакомый танец и при этом пели. Как оказалось это была прелюдия к спектаклю в действиях и песнях. Вслед за девушками на сцену вышли два воина и начали бой на мечах, а голоса девушек со стороны продолжали петь песню о великой битве двух воинов Огора и Долмиса, что пытались завоевать любовь дочери главы клана Жолодеза. Когда Огора был убит на сцене, появилась Келен дочь главы клана Жолодеза и когда она узнала, что Огора умер из-за нее, она отвергла Долмиса. Тот от горя решил найти свою смерть и ввязываясь во все войны искал ее но не мог найти смерть обходила его стороной. И вот однажды он спас девушку от плена, и она оказалась из клана Борогук и полюбил ее. Так вместо Келен он нашел другую любовь. Спектакль получился интересным и романтичным, мы с удовольствием его посмотрели. Покинули мы зал, когда на улице уже давно была ночь, а Эллен, Дого и Лого так и не вернулись.

Глава 7

  
   Вернувшись в комнату, мы совершенно забыли о дожидающемся нас воре. Первое мгновение мы не могли понять, кто перед нами, все-таки с напитками мы переборщили, но потом вспомнили о нем, и настроение у нас резко испортилось, такое хорошее после еды и спектакля.
   Вором оказался мальчишка лет двенадцати. Он стоял неподвижно возле окна, которое оставалось открытым, и только глаза, что оставались подвижными, выдавали его внутреннюю борьбу против заклинания ловчей сети, правда, безуспешно.
   Я движением пальца передвинул его поближе к себе, Стикс закрыл окно и поставив табуретку рядом с застывшим мальчишкой, я снял заклятие с головы, чтобы он мог говорить.
   - Кто ты? Как зовут? Кто послал?
   Мальчишка оказался твердым орешком, все это время стояния неподвижно его не сломали, и он молчать, с безразличием и спокойно смотря на нас.
   - Похоже, ты не хочешь с нами говорить? Он продолжал молчать.
   - Стил, обыщи его. Тот проворно осмотрел его одежду и рядом с нами на столе оказалась коллекция различных загогулин, крючочков, и проволочек. Рядом же лег небольшой ножичек, вот и вся наша добыча.
   - Интересно, интересно, - рассматривая и вертя в руках различные приспособления для проникновения в чужой дом. Взяв в руки ножичек, я продолжил.
   - Ладно, не хочешь говорить, тогда будем думать, что с тобой будем делать. Смотря ему в глаза и вертя в руках ножичек, но тот продолжал молчать, не как не реагируя.
   - Может тебя сдать властям? Но он продолжал смотреть отрешенно, реакции не было. Нет, пожалуй, еще выпустят тебя. Тогда может тебя немного покалечить. И резко приблизил ножичек к его глазу, - реакции ноль, хорошо его готовили, тут требовался нестандартный подход. Хотя нет, рука не поднимется издеваться над ребенком. Знаю! Вот что мы сделаем, - и впился взглядом в его глаза и четко начал выговаривать каждое слово. Я тебя отпущу, - реакции не было, - и даже дам денег, - какой-то проблеск появился, - но отпускать просто так не интересно, прежде я наложу на тебя небольшое заклятие, совершенно безвредное для тебя, но очень вредное для твоих дружков. Где бы ты ни появился, стражникам будет сопутствовать удача, и им в руки будут попадать твои собратья по ремеслу, но это еще не все, далеко не все. Каждый раз при аресте будут видеть тебя рядом со стражниками, и при этом неважно, что ты будешь делать, стоять, бежать, говорить, но будут видеть тебя. Не сложно я надеюсь понять, чем это может обернуться против тебя, доносчиков и предателей не любят нигде, даже если это только подозрения, а если они постоянные? И под конец от своей щедрой руки я наложу последнее заклинание, которое не позволит тебе умереть, кроме как естественной смертью. Как тебе такая перспектива?
   По мере моего монолога трещины отрешенности во взгляде мальчишки появлялись все больше и больше и под конец он сломался. Теперь на меня смотрел затравленный взгляд сломленного ребенка, и он готов был к диалогу.
   - Как тебя зовут?
   - Эрик.
   - Как о нас узнал?
   - Я видел ваш приезд вместе с Джанко, и он послал меня проследить за вами.
   - Кто такой Джанко?
   - Это мой приемный отец. Он с детства воспитывал меня и всему обучил.
   - Зачем залез в нашу комнату?
   - Джанко сказал, что у таких богатых господ, должно быть много денег и когда вы появились в зале, он отправил меня обокрасть вас.
   - Он что ни будь, еще поручал тебе украсть еще у нас?
   - Нет. Только деньги. Пропажа вещей сразу бы стало заметно, а исчезновение денег не так заметно и мы бы успели скрыться в городе раньше, чем вы бы поняли, что вас обокрали.
   - Умно. Такой способ мог бы пройти, если бы я не был магом и соответственно позаботился о нашем жилище.
   - Господин! Мы не знали что вы маг, маги одеваются по-другому, иначе мы ни за что не стали вас обворовывать! В словах мальчишки возникли истерические нотки.
   - Что будем делать? Это я уже спросил у братьев.
   - Я считаю, что его надо сдать страже, - высказал свое мнение Стикс.
   - А я бы его отпустил, - проявил милосердие его брат.
   - Я тоже думаю, что отдавать его страже жестоко. Украсть он ничего не успел, да ребенок еще, так что пусть катится на все четыре стороны. С этим я убрал заклинание ловчей сети. У Эрика ноги тут же подогнулись, но уже через мгновение, он усилием воли заставил себя стоять, Стил поддержал его и проводил до двери.
   Разобравшись с этой проблемой, мы занялись каждый своим делом. Стикс снял часть одежды и пошел умываться, Стил начал рассматривать конфискованное у Эрика имущество, а потом аккуратно припрятал все это добро у себя, брат, смотря на его манипуляции, только многозначительно хмыкнул. Я же решил проследить за Эриком, но тот со всех сил бежал по улочкам города и не похоже, чтобы кто-то поджидал его, а потом постучали в дверь, и в комнату вошел Лого, и мне стало не до него.
   - Как сходили?
   - Лучше чем мы ожидали, - ответил мне Лого. Почти сотня золотых, - кладя мешочек с деньгами на стол. Я взвесил мешочек в руке и бросил его Стилу, тот без слов припрятал его у себя.
   - А где остальные?
   - Эллен и Дого в зале ужинают, меня послали предупредить вас о нашем возвращении и отдать деньги.
   - Ладно, тогда увидимся завтра. Иди, кушай, вон уже кишки марш играют, - в подтверждение моих слов из его живота возникло голодное урчание, - а мы, пожалуй, ляжем спать.
   Рано утром нас разбудил робкий стук в дверь. Открывать пришлось мне, Стикс только повыше натянул одеяло и просыпаться не собирался, Стила в комнате не было, а стучать не переставали, так что пришлось надеть штаны и рубашку и идти открывать. Какое было мое изумление, когда на пороге стоял Эрик и незнакомый мужик. Именно мужик другого слова и не придумаешь. Чуть ниже меня, с грудой мышц, что имеют крестьяне от работы с сохой или плугом, одетый в простую одежду, да и лицо было подстать деревенскому простаку. Но вот если внимательно присмотреться, то становилось видно, что глаза излучают не тупое равнодушие, а умный и наблюдательный взгляд, подстать им были и руки, которые не имели мозолей, но были хорошо ухоженными. Все эти признаки выдавали незнакомца с головой, он мог обмануть других, но не меня.
   - Кто твой друг Эрик?
   - Это Джанко.
   - И что потребовалось Джанко от нас? Спросил я грубо, при этом я услышал за спиной, как Стикс зашуршал на кровати и вытащил оружие.
   - Господин, - голос Джанко вопреки ожиданию был не грубый, а мягкий и обволакивающий. Я прибыл к вам по очень важному делу.
   - Сделай один раз добро, так тебе сядут на шею, - проворчал я, смотря на Эрика. Тот сделал вид, что не заметил моего взгляда, но в сторону отошел, прячась за Джанко.
   - Что за дело?
   - Господин, давайте я все расскажу в комнате, здесь могут оказаться лишние уши.
   - Еще раз, посмотрев на Эрика, я впустил Джанко в комнату, Эрик же остался в коридоре и похоже был этому рад.
   - Что за дело? - спросил я, когда полностью оделся, Стикс рядом не отставал.
   - Вот, господин. И Джанко достал из складок одежды небольшой ларец, но тут вернулся Стил и Джанко поспешно спрятал ларец в одежде и с подозрением посмотрел на Стила.
   - Стил познакомься, это Джанко, друг нашего нового знакомого Эрика. Ты его должен был видеть при входе.
   - Нет там никого.
   - Шустрый малый. Неважно. Джанко пришел к нам по очень важному делу и как раз собирался нам рассказать, как ты появился. Не так ли Джанко?
   - О да, господин. Подозрительный взгляд у него исчез, и ларец вновь появился из складок одежды.
   - Да ты садись, Джанко, - указывая ему на табуретку. Можешь положить свой ларец на стол, и рассказывать по какому делу к нам пришел.
   - Этот ларец я получил в...наследство от деда, - при этом слегка запнувшись на слове наследство. Дед оберегал его всю жизнь и пытался его открыть, поскольку содержимое его может рассказать, где находится могила самого Хантука. С каждым его произнесенным словом, торжественности все прибавлялось, и слово Хантука он произнес, чуть ли не со священным трепетом.
   - Ну и что? Остудил я его. На кой нам понадобилась могила какого-то Хантука.
   - Господин!? Удивления так и сквозило от всего него. Вы не знаете кто такой Хантука!?
   Положение срочно надо было исправлять.
   - Мы жили в таком месте, где нам приходилось изучать совсем другие знания и времени на остальное не оставалось.
   - Понимаю вас, господин. Успокоился Джанко и принимая как должное мое объяснение.
   - Хантука жил две тысячи лет назад. Он был завоевателем, который силой объединил все кланы. Он был жестоким правителем и часто вырезал кланы до единого человека. Никто не мог ему противостоять и победить его в битве. Согласно легенде в этом ему помогали особые доспехи, которые он постоянно носил и не снимал. Многие годы Хантука правил своими землями и никто не мог его убить, но смерть пришла к нему в лице дочери главы клана Горопаконес, которая на ложе смогла уколоть его иголкой смазанной сильным ядом. Дочь главы клана Горопаконес была убита за это злодеяние страшной смертью, а тело Хантука было погребено в тайном месте, где с ним погребли и все его сокровища. Полторы тысячи лет никто не знал, где находиться его могила, пока в горах Уцкерт не был найден этот ларец. Кто это был, уже никто не помнит, но достоверно известно, что однажды ларец попал в руки прорицательницы, и та предрекла, что этот ларец содержит карту, расположения могилы Хантука и когда ее раскроют имя Хантука, вновь окажется на устах у всех. С тех пор пятьсот лет ларец пытаются открыть, но каждый раз, попробовавший это сделать, умирали. Почему это происходит, выяснили маги, найдя, что ларец запечатан магией, и только магически его можно открыть.
   - Интересную ты тут историю рассказал. Значить все умирали, и ты решил и меня туда же? И пригвоздил его взглядом полный гнева.
   - Господин! Господин! Джанко мгновенно упал на колени передо мной и с мольбой смотрел на меня. Я бы не посмел такое даже подумать! Я принес вам этот ларец в надежде, что вам удастся то, что не смогли другие, ведь Эрик сказал, что вы могущественный маг. И смиренно опустил голову.
   Смотря на эту позу покорности и смирения, я восхищался актерским талантом Джанко. Играл он великолепно, но вот его аура говорила немного об другом и с ним нужно было быть на стороже. Такой без зазрения совести ударит в спину, если почует свою выгоду.
   Не обращая внимания больше на Джанко, я взял ларец со стола и начал его просматривать в магическом плане. А тут было на что посмотреть. Я думал, что в рассказе Джанко, что ларец "запечатан магией" это оборот речи, а оказалось, что ларец имел магическую печать, не больше печатки изображаемого на кольце, в виде вздыбленного единорога. Дальнейшие исследования привели к тому, что я узнал, что любая попытка вскрыть магическую печать путем взлома приводило к активации смертельного заклинания. Я даже узнал, сколько было таких попыток, сто двадцать три и все со смертельным исходом соответственно. Единственный способ открыть ларец, это прижать к печати печатку с соответствующим изображением и совпадения должно быть абсолютным. Печатки, к сожалению, у меня не было, но была печать, а остальное было делом техники.
   - Стил, дай мне ножичек, что мы забрали у Эрика. Тот молча достал из своих вещей его и протянул его мне.
   Положив ножичек себе на ладонь, он под моим взглядом потек и вот уже на моей ладони лежала крупная металлическая капля. Сняв магическую мерку с печати, я переместил ее на ладонь и вот металлическая капля начала приобретать форму кольца с печаткой. Пару минут и кольцо с печаткой в виде вздыбленного единорога лежала у меня на ладони, вместе с остатками капель металла. Прежде чем его взять я сделал последнюю манипуляцию, превратив кольцо из металлического в платиновое. Такое вот было еще одно условие для кольца с печаткой, помимо изображения. Взяв кольцо другой рукой, я стряхнул с ладони остатки капель металла, которые на пол упали уже в застывшем виде, но я уже этого не видел. Переложив кольцо в правую руку, я вызвал магический взгляд и аккуратно приложил его к изображению, печать при этом слегка мигнула и исчезла.
   - Вот и все, - произнес я разгибаясь. Держи, Стил, - бросая ему кольцо, - носи с честью. Это тебе вместо ножичка. Тот понимающе улыбнулся, оценивая шутку и демонстративно надел кольцо на палец.
   - Ладно, теперь посмотрим, что скрывает в себе, сей ларец.
   Внутри ларца на бархатной ткани лежал свиток из пергамента. Аккуратно распрямив его на столе, перед нами открылось карта, где дорога к могиле была обозначена по приметным ориентирам, а сама могила находилась то ли в горах, то ли в скалах, сложно было понять. Помимо самой карты внизу присутствовали надписи, но этот язык мне был не знаком, как и всем остальным, включая Джанко, который вполне в себя пришел и внимательно изучал карту вместе с нами.
   - Карта теперь у нас есть, осталось выяснить, карта какой, это местности и на каком языке все там написано. Джанко тебе будет задание, найти переводчика с этого языка, ты знаешь, город, так что сам разберешься, к кому обратится, а мы пока узнаем, где находятся нарисованная на карте местность. Встретимся здесь же в полдень. При этом я демонстративно сложил свиток в ларец и недвусмысленно показал ему взглядом на дверь, тот с сожалением посмотрел на ларец, на меня и вышел из комнаты.
   Как только за ним закрылась дверь, я вызвал карту местности созданную ПоСИ и сбросив им копию карты дал задание найти местность подходящую под описание. Много времени это не заняло, уже через минуту ПоСИ выдали мне координаты местности подходящие на семьдесят восемь процентов. Достав свиток и развернув его перед собой, мы втроем начали сравнивать карту и изображение, что дали нам ПоСИ. Местность за тысячелетия немного изменилась, но по всем ориентирам совпадала практически один в один и располагалась эта могила не так далеко, всего в двух днях от города в глубь Пустынного леса. Такое близкое расположение могилы Хантука меня не сильно удивило, если верить рассказу Эллен то две тысячи лет назад центром скопления кланов были земли расположенные рядом с Вратами ведущие в мир Тра, а значить и могила этого легендарного Хантука была тут же.
   - Стикс, - отрываясь от карты, - позови остальных, нужно рассказать им об этом.
   Пока он ходил за остальными, мы решили, привести себя в порядок. Когда со всем было законченно, Стикс все еще не возвращался, и когда я подумывал отправить вслед за ним Стила, как никак больше получаса его не было, когда он возвратился с остальными и недовольной Эллен.
   - И ради чего ты разбудил нас в такую рань? - начала она возмущаться сразу с порога.
   - Ради этого, - и подвинул к ней ближе ларец.
   - Не может быть? - шепотом произнесла она, вмиг забыв свое недовольство. Откуда это у вас?
   - Прежде всего, я хотел бы узнать, что вы знаете о нем.
   - Много столетий назад, - начала Эллен не отрывая взгляд от ларца, - за этим ларцом охотились все кланы без исключения, его изображение было у всех кланах. Из-за него велись кровопролитные войны, одни это делали, чтобы заполучить сокровища Хантука, другие чтобы не дать его открыть. Ведь всем было известно пророчество провидицы, что когда найдут могилу Хантука он возродиться. Полторы тысячи лет долгий срок, но некоторые кланы еще помнили правления Хантука, и его возвращение их совсем не устраивало. Но время шло и никому не удавалось открыть ларец, и при этом пытающийся погибал страшной смертью, и тогда охота прекратилась, а ларец исчез на многие годы. Ходили слухи, что его видели в разных частях мира Халака, но до сего дня место его нахождения было неизвестно и вот сейчас он лежит перед нами. Откуда он у вас?
   И тогда я коротко рассказал историю его появления, у нас начиная с вора Эрика и заканчивая появлением Джанко. Когда я закончил она с ужасом, как и Дого и Лого посмотрели то на меня, то на ларец.
   - Ты открыл его!!? Прорвало, наконец, Эллен. Тогда пророчество начало свою силу и теперь его не остановить!!!
   - Да что случилось? Что еще за пророчество? Но она меня не слышала, пришлось встряхнуть ее и привести в чувство.
   - Что еще за пророчество? Четко и с нажимом спросил я ее. Сфокусировав на мне взглядом, она с трудом начала отвечать.
   - Помимо всем известного пророчества, существовало еще одно, о котором знали немногие. Это пророчество гласит, что в день, когда откроют ларец, начнется отсчет страшной войны, которая затронет все земли кланов, и только воскресший Хантука сможет остановить орды войск, что нападут на кланы, но цена его помощи будет высока. Ты открыл ларец и война неизбежна, теперь остается только следовать пророчеству, иначе наш мир погибнет.
   После такого было о чем подумать. Я отпустил Эллен, которую тут же подхватил Лого, сел на табуретку и воззрившись на ларец, задумался. Рассказанное Эллен оптимизма не добавляло, но что сделано, то сделано и теперь стоило думать, как исправить ситуацию. Открыв ларец, я стал невольным виновником будущей войны, значить мне с ней и разбираться, но сначала следовало посетить все-таки могилу Хантука, хотя бы, чтобы взглянуть на этого Хантуку и быть в центре событий.
   - Что сделано, то сделано, - произнес я, вставая с табуретки. Я стал виновником, я и буду со всем этим разбираться, и для этого мы сначала посетим могилу Хантука. Возражения есть, - посмотрев на всех, - возражений нет.
   Сразу после завтрака мы начали готовиться к поездке. До обеда мы закупили припасов и необходимые вещи, но выезжать решили завтра с утра. В полдень я встретился с Джанком.
   - Как успехи, Джанко? Разговор проходил в нашей комнате, один на один.
   - К сожалению, господин, я не нашел переводчика с этого языка.
   - И неважно. Я знаю, где расположена могила Хантука. Мы выезжаем завтра утром, и если хочешь с нами, то будь здесь с утра. Да, и не забудь прихватить Эрика.
   - Мы будем, господин. И вышел, по моему знаку из комнаты.
   По здравому размышлению, я решил взять Джанко и Эрика с собой. Все началось с них, и возможно они играли какую-то роль в пророчестве, и если таковое выясниться в дальнейшем, то лучше иметь их под рукой, чем потом кусать локти.
  

Глава 8

  
   Выехали мы с утра, через те же ворота, что и прибыли. Если смотреть по карте, то чтобы добраться к месту расположения могилы, мы должны были проехать по знакомому нам тракту и пересекши дорогу ведущую к Вратам двигаться дальше. Так мы должны будем проехать по нему чуть больше половины дня, а потом свернуть в сторону Пустынного леса.
   Эту часть дороги мы проехали без труда. Трудности начались когда мы начали продвигаться по лесу. Вдоль тракта лес еще был обжит, и поваленные деревья встречались повсеместно, но чем дальше мы продвигались, тем лес становился диким и труднопроходимым. Чтобы двигаться вперед пришлось постоянно пользоваться ПоСИ, а Джанко и Эрика держать в конце колонны, хотя по здравому размышлению я бы держал их в середине колонны, под присмотром. Благодаря ПоСИ я через пару часов, после того как мы въехали в лес, и заметил, что за нами движется отряд воинов численностью не меньше пятидесяти единиц. Вероятность того, что это случайность была равна нулю, поскольку они вслед след шли за нами на расстоянии пары часов от нас и то, что к их появлению был причастен Джанко я совершенно не сомневался. Вот от того я и хотел, чтобы он и Эрик ехали в середине колонны, но тогда бы они узнали о ПоСИ, так что я решил оставить все как есть, только теперь я бросал взгляд не только на проходы в лесу, но и на отряд что нас преследовал.
   За день мы по моим подсчетам не прошли и половины расстояния до могилы, слишком много времени занимали кружение по лесу. Разведя костер Дого занялся ужином, а мы лошадьми. Съев все, что приготовил Дого, я дал понять Стилу и Стиксу следовать за мной, пока Джанко с Эриком отошли к своим лошадям и нас не видели.
   - Что случилось? - спросил Стил, когда мы немного отошли от лагеря и скрылись в зарослях леса.
   - Смотрите. Сначала появился наш лагерь с высоты, затем картинка сместилась, и стал, виден лагерь, преследующий нас воинов.
   - Кто это и откуда они тут взялись? - спросил Стикс.
   - Кто это, как я подозреваю это либо дружки Джанко, либо наемники нанятые тем же Джанко. А как они тут взялись, идут по нашему следу.
   - Вот же ..., - не выдержал Стикс. Зря мы его с собой взяли.
   - Согласен с тобой Стикс, но у меня было веские основания брать его с собой. Когда имеешь дело с пророчеством, то даже такие ... могут играть не последнюю роль в нем, так что пока вам задание присматривать за ним и предупредите об этом остальных.
   На второй день пути наша скорость оставалась все такой же, как и в первый день и только под вечер лес стал редеть, и под ногами земля стала каменистой. Третий день пути стал самым легким, поскольку лес сильно поредел, а вместо него пошли нагромождения камней и скал. Тогда же начали появляться первые знаки, что говорило, что могила находится неподалеку, и к полудню мы достигли скального образования, где и располагалась могила Хантука.
   - Приехали. Конец пути, - произнес я, слезая с коня. Разбиваем лагерь.
   - А где же могила? - спросил Джанко, подойдя ближе.
   - Спрятана естественно, вот подкрепимся и начнем искать могилу.
   После обеда, приготовленного Эллен, мы, оставив Эрика сторожить коней, направились к скальному образованию, и тут уже без магии не обошлось. Задействовав щупы, я довольно быстро за куском скалы нашел проход с лестницей вниз, только путь нам преграждала большой кусок скалы, так что пришлось поднапрячься, чтобы ее сдвинуть с места. Когда кусок скалы с неохотой покинул свое место, перед нами открылся темный проход в скале искусственного происхождения. Стены, пол и лестница были гладко обработаны, по жесту руки над головой зажегся шар света, который залил проход и лестницу ярким светом. Я спускался первым, освещая путь впереди, за мной шел Стил, затем Джанко, Дого, Эллен, Лого и замыкал Стикс.
   Спускались мы долго, на вскидку не меньше двухсот метров под землей мы прошли по спиральной лестнице, когда она закончилась в огромном зале природного происхождения. Запустив повыше с десяток шаров в разные стороны, и когда зал залило ярким светом, перед нами открылся зал заполненный грудами золота и сокровищ. У всех тут же разбежались глаза от такого количества золота и сокровищ и руки сами потянулись их потрогать.
   Пока мои спутники рассматривали безделушки, я пошел на поиски самого Хантуки и за очередной грудой золота я увидел его постамент, где он лежал. Постамент был золотым, красивым и искусно украшен каменьями, что не скажешь о самом Хантуке. За две тысячи лет тело его высохло и сейчас напоминало мумию. От остатков одежды мало что осталось, целыми остались только золотые нити, прошитые когда-то одежды и камни, что ее украшали. За постаментом находилась статуя самого Хантука, упирающегося двумя руками на меч, опирающийся острием в землю. Судя по статуе, Хантука был воином не маленьким, под два метра, богатырского сложения и с суровым лицом с волевым взглядом, неизвестный скульптор мастерски его изобразил, и создавалось впечатление, что он вот-вот оживет. На статуе были надеты обруч, с небольшим камнем посредине, на голове, медальон, пояс, поножи на обеих ногах, прикрывающие нижнюю часть ног. Все эти детали неизвестный скульптор гармонично вписал в общую композицию статуи, сделав их частью самой статуи, вот только запястья рук портили картину. Словно раньше там были по замыслу скульптора браслеты, но теперь их там не было, что и бросалось в глаза на фоне всех остальных деталей.
   Пока я рассматривал Хантука и его статую, остальные нашли еще помещения, и пришлось отвлечься, чтобы запустить туда тоже шары. Как только свет появился и там, то тут же раздался радостный рев, с той стороны и стало любопытно, что они там нашли такого.
   Войдя в новый зал я увидел огромную и разнообразную коллекцию оружия и снаряжения к нему. За этим залом располагался следующий с книгами, подойдя, ближе я увидел, что их от времени и влаги хранило специальное заклинание, и сейчас они были такими же, как и в день наложения заклинания. От этого зала шел еще один, но уже совсем малый, где хранились разнообразные артефакты времен войны империи Тра и Бессмертного Императора.
   Осмотр всех сокровищ Хантука захватил всех так, что забыли об еде и вспомнили о ней, когда желудки настойчиво требовали еды.
   - А где, Джанко? - спросил Лого, когда мы собрались возле лестницы.
   - Я его не видел уже давно, - ответил ему Стил.
   - Я тоже, - подтвердил его слова брат.
   - И я, - произнес Дого.
   - Я также, - сказала Эллен.
   - Я его, кстати, тоже, - произнес я. За рассматриванием сокровищ мы совершенно упустили из виду Джанко, даже я, слишком привлекательная была тут коллекция артефактов. Упустили, - констатировал я. Ладно, будем тогда разбираться на месте.
   Джанко мы увидели, как только достигли поверхности во главе преследующего нас отряда. Теперь стоя во главе такой силы Джанко изменился, исчезли деревенские замашки, плечи распрямились, уверенный взгляд и перед нами уже стоял лидер, вожак. Новый Джанко, что стоял перед нами не стал разводить политесы, и когда мы, по его мнению, все правильно поняли, сразу перешел к сути.
   - Господин, маг, как бы вы сильны не были, но вам не одолеть такое количество воинов, так что я предлагаю вам задаться и не усложнять нам и себе жизнь. При этом Джанко этим предложением отыгрывал только свою роль, и мы и он прекрасно понимали, что при таких ставках живых не оставляют и наша судьба в случае плена была однозначна - смерть. Но вот реакцию на его слова он предугадать не мог. А за моей спиной сначала фыркнула Эллен, потом еще кто-то и вот миг и всех прорвало. Смеялись мои спутники долго, заразительно и искренне. Мое лицо тоже исказило тень улыбки, но в отличие от своих спутников, я должен был контролировать Джанко, а тот первые мгновение недоумевал, но потом недобро так начал смотреть, что я ждал подвоха в любую секунду.
   - Вы принимаете мое предложение?
   - Нет, - вместо меня ответила Эллен. Пятьдесят воинов, ха-ха-ха, ой не могу, - дальше ее снова прорвало.
   - Господин, маг, похоже, ваши спутники впали от страха в истерику? - полувопросительно спросил Джанко.
   - Да, нет. Смех вызвал у них количество воинов.
   - А что в их количестве не так?
   - Их мало. Не так давно я уничтожил отряд в четыре сотни воинов, быстрее, чем они осознали, что умерли и когда вы сказали, что такое количество мне не одолеть, вот они и вспомнили эти четыре сотни, и им стало смешно. Пока я давал пояснение Джанко, смех постепенно сошел, на нет, и только редкие всхлипы неконтролируемого смеха напоминали, что он не так давно звучал за моей спиной.
   - Ложь! Никто из магов не способен противостоять даже десяти воинам! Убейте их!
   В нас тут же полетели стрелы сзади отряда, а воины перед нами привычно стиснули оружие в руках и стали окружать нас полукольцом. Стрелы я отклонил в сторону, а вот с воинами я биться не хотел, если в глазах моих спутников при воспоминании о четырех сотнях против нынешних был смех, то в моих трезвый расчет. Тогда это была пустынная местность, а здесь я не знал, сколько было посвящено в это дело людей, и горы трупов могли вызвать определенный интерес к нашим персонам, а мы фактически еще даже не начали путь к другим Вратам и такой "груз" мог сильно нам помешать.
   Куда отступать, было понятно сразу, назад в могилу. Убедившись, что стрелы нас, не берут, воины перестали неспешно окружать нас и скопом, но грамотно, бросились на нас. Достигнув прохода, я тут же идя последним, закрыл вход силовым полем, и воины уже почти добравшиеся до нас натолкнулись на него и теперь самые шустрые потирали шишки на голове, или останавливали кровь из расквашенного носа. Это должно было их задержать надолго, и я поспешил догонять своих.
   - Саша, почему ты не уничтожил их всех? - спросила меня Эллен, как только я достиг зала и увидел всех стоящих возле лестницы в ожидании меня, при этом, она пылала праведным гневом, и с видом обиженного ребенка у которого отняли конфетку.
   - Прежде всего, не стоит решать все проблемы через трупы, - спокойно ответил я ей.
   - Но, ты же мог всех их убить? - не успокаивалась Эллен. И сейчас мы не стояли бы здесь голодные, рядом с мертвецом, который того ожить может согласно пророчеству, а сидели бы возле костра и наслаждаться ужином. При этом все с одобрением посмотрели на нее.
   - Мог, но не стал, - начал заводиться я. И если вы немного подумаете, то тоже поймете, что убивать их не стоит.
   - Это почему же?
   - Сами думайте, - чуть ли не прорычал я. При этом мы посмотрели друг другу в глаза, и Эллен не выдержав мой взгляд, и отвела глаза в сторону, но тут как назло у кого-то заурчало в животе и это вновь разожгло утихающий гнев в ее глазах и, бросив надменный взгляд на меня, развернулась и ушла. Вслед за ней пошли Дого и Лого, я посмотрел на Стила и Стикса и увидел, что они на стороне Эллен и тоже не понимали, почему я не убил всех там наверху, бросив извиняющийся взгляд, они пошли догонять троицу.
   Я остался один, стоящий возле лестницы. Проводив их взглядом, я начал быстро остывать и тут же в голове возникла идея, которую подсказала мне Эллен. Прокрутив и так и этак ее в голове, я решил, что она может сработать, если все правильно сделать.
   Труп Хантука все также лежал на постаменте и признаков того, что собирается оживать, совсем не подавал. Как по мне так он никогда и не оживет, а пророчества следует не всегда трактовать однозначно. Обойдя его, я стал внимательней рассматривать его статую, стараясь в точности запомнить все детали, настоящий Хантука мертв, но сегодня ему предстоит возродиться в моем лице.
   Убедившись, что все детали одежды я смогу воспроизвести, я начал снимать со статуи украшения и надевать на себя. Когда все, было, надето остался только вопрос о браслетах на руки. На статуи было отчетливо видно, что они там должны были присутствовать, но их там не было. Сначала я думал просто создать их, и даже уже зачерпнул немного золота в руки из ближайшей кучи, чтобы из них сделать браслеты, когда вспомнил, что у меня уже есть готовые, снятые когда-то с подобного покойного. Достать их было делом секунды и, застегнув их на запястьях, тут же услышал голос внутри своей головы.
   "Целостность системы восстановлена. Обнаружен новый пользователь. ИТ выведен в рабочий режим".
   "Кто ты?"
   "Я, ИТ-345, Индивидуальный Телохранитель модель триста сорок пятая".
   "Что еще за Индивидуальный Телохранитель?"
   "Пользователь желает ознакомиться с инструкцией?"
   "Да".
   "Общей или краткой?"
   "Краткой".
   "Словесной или мыслеречь?"
   "Давай словесную".
   "Выполняю. Индивидуальный Телохранитель, это разумная самообучающиеся система, разработана для эффективной защиты жизни пользователя. ИТ рассчитан для защиты пользователя от механического, химического, биологического, энергетического, психического и высокотемпературного воздействия, подробный список находиться в разделе "защита". Так же ИТ оснащен различными вспомогательными системами такими как: оружие, система поддержания жизни, навигация, самовосстановления повреждений, языки, культура и поведения различных рас, прочее, полный список приведен в директории "вспомогательные системы". Отдельно стоит директория "линия поведения", в нее входит боевой режим, тактика и стратегия поведения пользователя, система анализа возможных действий, прочее, полный список приведен в директории "линия поведения"".
   По мере прослушивания краткой инструкции у меня возник один существенный вопрос и как только ИТ замолчал, я его тут же задал.
   "ИТ-345, кто тебя создал?"
   "ИТ-345 был создан на заводе корпорации Индивидуальные Технологии и является его собственностью".
   "Где находиться корпорация Индивидуальные Технологии?"
   "Корпорация ИТ располагается на планете Тимкон, что является собственностью корпорации и входит в состав Содружество Семи Главных Рас".
   "Как ты оказался на этой планете?"
   "Меня затянуло со склада завода корпорации ИТ, нестабильным проходом Хзищеку, и система защиты завода не успело своевременно локализировать и блокировать его".
   Вот так, вот. Еще одна инопланетная "игрушка", как и имеющийся у меня Шаграк, только он с одной планеты, а ИТ похоже с другой. Интересно, а как Хантука смог научиться использовать ИТ, ведь чуть ли не все слова ИТ для него должны были быть пустым звуком, надо будет не забыть выяснить это у ИТ.
   "ИТ?"
   "Слушаю пользователь".
   "Ты имеешь сохраненные параметры последнего пользователя?"
   "Да, пользователь".
   "Отлично. Тогда для начала ознакомь меня с полной инструкцией пользования ИТ в режиме мыслеречи".
   "Пользователь желает при этом пройти обучающий полигон?"
   "Да".
   "Выполняю".
   Сознание заволокло туманом, но через мгновение он рассеялся и я оказался на обучающем полигоне, тут же возник голос невидимого инструктора и инструктаж пользования ИТ начался.
   С ИТ, я провозился почти всю ночь. Чтобы пройти обучающий полигон понадобилось не так много времени, и в купе с полученными знаниями, я теперь имел полное представление о возможностях ИТ, но любопытство дальше взяло вверх и после полигона, я занялся просмотром всей остальной хранящейся в ИТ информации и не был разочарован. Мне удалось очень многое узнать о расе, что создала ИТ и их мирах. По строению они походили на людей, но людьми отнюдь небыли. Да они имели две ноги, две руки, голову, два глаза, нос, рот, два уха, но хрупкое телосложение и чуть фиолетовый оттенок кожи сразу выдавали в них других. То же самое было и в строение скелета и органов, сплошь знакомое, но, тем не менее, другое. Фиггие как они себя называли, являясь космической расой, что достигла высоких широт в науке и техники, при этом магия является одним из разделов их науки со своими законами и формулами. Фиггие использовали мало понятную мне систему управления и иерархии, попытка разобраться с ней вызвало у меня только головную боль, так что этот вопрос я оставил без ответа. Ставши космической расой, они очень быстро нашли братьев по разуму, но тут уже пошло по стандартному сценарию, сначала изучение, общение, торговля и наконец попытка порабощения, что мило перетекло в войны. Космос оказался щедрым на разумы, никто не хотел становиться рабом, так что войны стали масштабными. В общем через три сотни лет после встречи первого разума, был заключен союз между самыми сильными и было создано Содружество Семи Главных Рас, остальные расы были включены в домены той или иной Сильной Расы, так и живут до сего дня. Знаниями о других мирах имеют, но мало интересуются, хоть открывать проходы Хзищеку, как они их называют, между мирами научились еще во время войн, но миров у них и так хватает и без этих, хоть эти проходы Хзищеку активно использовали в самой войне, но защиту быстро нашли и тогда, как и теперь ей оборудовано любой маломальский значимый объект и этим баловаться перестали. Остальные расы я так же просмотрел, но если фиггие имели хоть сходство с людьми, то остальные очень отдаленное или вообще не имели, так что эту информацию я посчитал просто познавательной.
   Так же я просмотрел и все "воспоминания" ИТ, и увидел все, что с ним произошло с момента его создания и по сегодняшний день. Как он уже упоминал, попал он сюда через нестабильный проход Хзищеку и долгое время пролежал глубоко в скалах. Однажды обвал открыл его местонахождение и через время его нашел какой-то пастух, что искал что-то в скалах. Так он оказался в доме пастуха, но задержался там ненадолго. Войска Хантуки уже начали свой поход и деревня, где жил пастух, оказалась разграбленной этими войсками, так ИТ сначала оказался у простого солдата, тот передал свою находку командиру, а тот магам. Здесь ИТ занялись вплотную и убедившись в отсутствии в нем магии решились надеть, так ИТ впервые проснулся. Магом, что решил надеть на себя элементы ИТ, звали Маклон, так у ИТ появился наставник. Являясь самообучающийся системой ИТ начал в полной мере изучать все о своем пользователе, следуя главной своей директиве, его защиты. Маклон с ИТ провел чуть больше двух лет, выясняя в меру своих возможностей, что из себя представляет ИТ. Активно помогать ИТ Маклону перестал сразу, как только попытался это проделать пару раз, и столкнулся, с не понимаем и страхом к себе, так что он, продолжая следовать директивам, делал это уже скрытно. Через два года, когда Маклон разобрался кое-как с некоторыми функциями ИТ, он был преподнесен в подарок Хантуке и с этого времени стал постоянным спутником для Хантуки. Используя "воспоминания" ИТ я увидел всю жизнь Хантуки до момента его смерти, когда он единый, раз снял ИТ, чем и воспользовалась дочь главы клана Горопаконес. В последствии ИТ использовали как составной элемент для статуи и уже после установки статуи в могиле Хантуки, перед опечатыванием входа в нее, какой-то юнец снял браслеты и ИТ перестал представлять собой работоспособную систему, пока я не защелкнул недостающие браслеты на руках и не восстановил целостность системы.
   В реальный мир я вынырнул рывком, и первые мгновения оставался дезориентированным, слишком я переборщил с количеством информации. Сначала я не понял, что стало причиной разрыва контакта с ИТ, когда услышал голоса.
   - Саша-а-а! Ты где? - голоса доносились откуда-то с боку, и не сразу я понял, что они принадлежат Стилу и Стиксу.
   - Стил! Он здесь! - раздался рядом голос Стикса.
   - Фу, мы уже думали, что с тобой что-то случилось, - облегченно вздохнул Стил, появляясь рядом с братом. А что это ты на себя надел? - замечая посторонние предметы у меня на теле.
   - Саш, а с тобой все в порядке? - спросил с подозрением Стикс, видя, что я никак не реагирую.
   - Я в порядке, - ответил я ему слегка заторможено, - только немного устал. Почему не спите?
   - Мы за тебя беспокоились, мало ли, - ответил мне Стил. Вдруг пророчество не врет.
   - Ей богу, как дети малые. Запомните, пророчествам не стоит, верит буквально, - с кряхтением вставая с пола, хотя как я на нем оказался, совсем не помнил. Неблагодарное это дело, как не трактуй, все равно ошибешься. К пророчествам можно относиться как к подсказкам, но не как к руководству к действиям. И поверьте мне ни сейчас, ни потом Хантука не оживет, но вот имя Хантуки можно возродить.
   - Постой, но ведь эти предметы со статуи Хантуки? Прервал меня Стил, начиная что-то понимать, и теперь смотря то на меня, то на статую. Если я правильно понял, то...
   - ...Саша, вновь придумал, как все повернуть в нужную нам сторону, - закончил вместо него Стикс. Тогда понятно, почему он не убил тех воинов наверху. Брат, похоже, мы как всегда оказались с тобой слепцами, и ты знаешь, нам пожалуй следует попросить прощение у Саши, мы отвернулись от него, когда посчитали что он не прав, а оказалось, что это мы были как всегда не правы. Саш, - повернулся он, ко мне, склоняя голову, - прости нас, мы были не правы. И столько искреннего раскаяния в его голосе было, что любые обиды, что могли сохраниться, у меня, тут же растаяли.
   - Да, очень не правы, - в унисон ему произнес Стил.
   - Ладно, - примирительно произнес я. Что было, то прошло, я тоже иногда ошибаюсь, но главное мы вместе, - обнимая их, - а все остальное это мелочи жизни.
   - Слушай, Саша, - слабым и невинным голосом произнес Стикс.
   - Что?
   - А ты можешь создать немного еды и воды, очень кушать хочется!
   Тут я уже не сдержался и засмеялся во весь голос, а вслед за мной его подхватили Стил со Стиксом и мы стояли и смеялись, а вместе со смехом уходили все заботы и проблемы.
   - Будет тебе завтрак с хлебом и солью, - выговорил я весело, когда я смог произнести хоть слово, - только найдем остальных и сядем завтракать.
   - А, что их искать, - ответил мне Стикс, - в библиотеке они, спят. Саш.
   - А?
   - Ты только когда завтраком будешь нас обеспечивать, всего сделай по больше, а то я сейчас готов коня съесть целиком, - и в подтверждении его слов, в его животе громко заурчало. Это вызвало новый грохот смеха у нас и, продолжая смеяться, мы под его звуки пошли будить остальных.
  

Глава 9

  
   В библиотеке мы застали спящими только Эллен и Дого, Лого же не спал и листал какую-то книгу. При нашем появлении он оставил книгу в сторону и посмотрел на нас.
   - Лого, буди остальных. Будем завтракать.
   Пока Лого будил Эллен и Дого, а потом Стил со Стиксом водили их в курс дела, я из прихваченного по пути золота начал создавать нам завтрак. Под моим взглядом оно сначала стало однородной массой, а потом из нее стали формироваться шесть серых одинаковых прямоугольных брикетов. Пока я занимался завтраком, Стил со Стиксом ввели всех в курс дела, и теперь Эллен сгорала от стыда, при этом, стараясь не смотреть в мою сторону, я же делал вид, что полностью занят созданием завтрака и ее неловкости не замечаю. Когда брикеты были готовы, я раздал их всем, при этом Эллен взяла свои брикет, смотря в пол и по-прежнему избегая смотреть на меня.
   - Что это? - спросил Стил, вертя в руке серый прямоугольный брикет.
   - Ваш завтрак, - ответил я, ему, невозмутимо и демонстративно надкусывая свой.
   - В моем понимании еда это Еда, а не нечто, мало понятное, - произнес Стикс, с подозрением нюхая свою порцию.
   - Не нравиться, не ешь, но ты сам просил еды, - ответил я, ему, надкусывая свой брикет.
   - Я хочу нормальной еды, а не Это! После его слов все согласно закивали.
   - Может, все-таки попробуете, вдруг вы измените свое мнение, - делая следующий надкус.
   Все посмотрели на Стикса, тот попытался возмутиться, но под взглядами тут же сник и с постным лицом несмело откусил небольшой кусочек и тут же его лицо просветлело.
   - М-м-м вкуснятина!!! И тут же откусил от брикета большой кусок. Остальные недоумевающие посмотрели на него и тоже решились попробовать и уже через минуту, все с восхищением ели свои брикеты.
   - Саш, а что это было? - спросил меня Стикс, как первый расправившийся со своим брикетом, остальные тоже заинтересовано посмотрели на меня.
   - Это армейский паек, применяемый в войсках империи Тра, - ответил я ему, но, судя по взглядам, возникшим после этого у всех, меня совсем не поняли.
   - Это особая еда, создаваемая с помощью несложного заклинания. В ней содержится все, что требуется организму, в том числе и вода, так что ни есть, ни пить в ближайшее время вы не захотите.
   - А я еще хочу этого...пайка, - произнес Стикс. Я так давно не ел куцико, - ностальгически произнес он, - а на вкус он, такой, как я, любил, есть в детстве.
   - Какой куцико!? Это имеет вкус жолода! - возразил ему брат.
   - Нет, куцико!
   - Жолода!
   - Не спорьте! Вы оба правы.
   - Как!?
   - Все очень просто, в паек входит несложное заклинание, что придает ему вкус любимого вами блюда, и потому каждый ест его со своим вкусом. А на счет добавки, Стикс, то больше нельзя, плохо станет.
   После моих объяснений все занялись своими делами. Дого отряхивал одежду от пыли, Стикс и Стил начали о чем-то спорить шепотом, Эллен осталась сидеть в задумчивости, а Лого потянулся к оставленной книге.
   - Саш, - раздался вдруг робкий голос Эллен, - а что ты будешь делать дальше? Все при этом отвлеклись от своих дел и посмотрели на меня.
   - Я, один, ничего, - ответил я ей, вставая. Но вот все вместе, мы начнем спектакль под названием "Возрождение Хантуки". И для этого мне понадобиться ваша помощь, в особенности твоя Эллен. Ладно, я хотел рассказать обо всем чуть позже, но раз ты затронула эту тему, тогда все идите сюда и слушайте, что я придумал.
   - Значить так, - и перед нами появилось изображение в воздухе вражеского лагеря. Сейчас он располагался возле входа в могилу и был окружен цепью костров, что хорошо освещали вход. Рядом с кострами располагались шесть часовых, что посматривали на вход, но в раннюю пору, что уже была снаружи, слегка клевали. Ваша задача будет и простой и сложной. Выйдя, вы должны будете расположиться вот тут, - и я показал место на изображении, расположенное на равном расстоянии от входа и костров. Дого и Лого с левой стороны, Стикс и Стил с правой, а Эллен посредине. Далее ждете, когда весь лагерь проснется и только после этого Эллен как можно торжественно и властно, сообщит о моем приходе. Тут Эллен, ты должна будешь вспомнить, всему чему тебя учили как дочь главы клана, кроме тебя с этим никто не справиться. Эллен неуверенно кивнула головой. После того как Эллен сообщит обо мне, отходит в сторону, и выйду я, а дальше ничему не удивляйтесь. И главное помните, что я буду постоянно контролировать ситуацию и в случаи опасности приду вам на помощь. Вопросы есть? Все промолчали. Тогда приводим себя в порядок и начнем.
   Начали мы через полчаса, все это время, дожидаясь Эллен, но никто не роптал, понимая, что от нее многое зависит. Когда Эллен появилась перед нами, то все невольно залюбовались ею, имея минимум вещей, она смогла существенно преобразиться, превратившись из обычной Эллен, в дочь главы клана И'икелин, с соответствующим взглядом и осанкой. Смотря на нее все остальные, также подтянулись и, сохраняя этот образ, стали подниматься наверх. Пока они поднимались, я занялся своим образом.
   Воссоздание доспех носимых Хантукой заняло три десятых секунды, настолько быстро, что глаз не успевал это отслеживать. С этой особенностью ИТ я уже познакомился на обучающем полигоне, так что уже не удивлялся этому.
   Если замедлить весь процесс создания, то стало бы видно, как из всех деталей ИТ, сначала появилась бы пленка, матового цвета, что охватывало все тело. При этом перед растекающейся по всему телу пленке, одежда становилось сначала полупрозрачной, а когда пленка доходила до места полупрозрачной одежды, одежда исчезала полностью и пленка уже обхватывала голое тело, становясь второй кожей, и превращая носителя в бесформенное подобие человеческого тела. Когда процесс заканчивался обруч, браслеты, медальон, пояс и поножи, растворялись полностью в пленке. Затем согласно выбранному шаблону пленка начинала деформироваться, создавая псевдодетали, в данном случае на голове появился шлем вытянутой формы, закрывающий всю голову, кроме передней части. Если смотреть спереди, то шлем имел снизу небольшие тупые выступы по бокам, высотой не больше трех и толщиной не больше одного сантиметра, затем от них шли плавные вогнутости верх, открывающие хороший обзор для глаз и заканчивались небольшим козырьком. При этом по краю наружи шлема шел небольшой выступ сантиметровой ширины, что охватывал весь шлем, только на козырьке он увеличивался до трех и потом плавно переходил до одного. Но это что касается шлема, само лицо было полностью закрыто пленкой, оставляя только общие очертания, такие как подбородок и горбик носа, но это не доставляло каких-то неудобств, поскольку ИТ полностью снабжал пользователя внешним обзором и еще сверх этого другой полезной информацией.
   Далее на груди появлялась анатомическая кираса, что хорошо прорисовывало мышцы груди, а так же места крепления ее на плечах и подмышками. Но чем ниже опускался взгляд, тем заметнее становилось, что прорисованными оставались только кубики пресса, что постепенно становились меньше и скрывались под пахом, а нижняя часть кирасы плавно переходила в пленку.
   На руках тоже появилась защита. От сгиба плеча, до локтя с наружной стороны присутствовало утолщение в виде полукольца, закрывающее хорошо руку от удара. От локтя до запястья присутствовало наручи, но если со стороны локтя он сливался с пленкой, то со стороны запястья имел зазор и выступ, что располагался над костью, здесь наруч соединялся с пленкой где-то под ним. После пленка переходила в рукавицу, где на тыльной стороне располагалось утолщение в виде пластины, такие же пластины присутствовали на костяшках, и фалангах пальцев. Присутствовало небольшое утолщение и на ладони.
   На ногах так же присутствовала защита. На бедрах было утолщение полукольцом, что прикрывало их, с трех сторон от удара и потом, сливалась с пленкой, ниже шли поножи, а еще ниже плавно переходя от пленки на уровне щиколотки, обувь.
   Облачившись в доспехи, я стал ожидать выход своих, а заодно и приготовился к любым сюрпризам со стороны лагеря. Чтобы достичь выхода моим понадобилось не меньше десяти минут, за это время в лагере все также было спокойно, а когда появились они, часовые до этого клевавшие, тут же встрепенулись, и лагерь зашевелился. Мои не обращая на суету в лагере спокойно, даже пренебрежительно, расположились, как я говорил, и стали дожидаться, когда лагерь успокоится и соберется.
   Прикинув сколько времени понадобиться воинам в лагере для сбора, я убрал изображение и взлетев направился к лестнице. Достигнув верхних ступенек меньше чем за минуту, я опустился на землю, и передо мной вновь замерцало изображение.
   В лагере все еще царила суета, но Джанко и большая часть воинов уже спешили к ожидающим их пятерке посланников. Когда все собрались возле костров, Джанко спросил:
   - Вы, наконец, решили сдаться? Превосходство так и сквозило в его вопросе. А где же ваш хваленый маг? Неужели он струсил выйти к нам? После чего по рядам воинов пробежали смешки.
   - Нет. Спокойно и негромко ответила Эллен, но этот ответ моментально заставил замолкнуть смешки столько, силы и властности в нем было. Магу было оказана честь, стать вместилищем духа Повелителя Хантуки. Преклоните же колени перед возродившимся Повелителем Хантуки! После этого отходя в сторону и склоняясь в обожаемой покорности. Под конец ее голос приобрел нотки торжественности и экстаза и настолько заразительный был он, что некоторые, в основном молодые, невольно дернулись, но Джанко и остальные неверующие, постарше, был настороже, так что дисциплина была тут же восстановлена.
   Когда Эллен закончила, я убрал изображение, и не спеша, вышел через вход и направился в сторону ожидающих меня друзей.
   - А вот и маг! Торжественно произнес Джанко. Не смогли с нами справиться и решили что, выдав себя за Хантуку, смогут нас обмануть. Но Хантука мертв! Выкрикнул он в сторону воинов. А эти самозванцы не достойны, после этого жить! Убейте их!
   В нас полетели несмелые стрелы, но, наткнувшись на мою защиту, попадали на землю.
   - Вот видите! Это все маг! Хантука был воином, а не магом, так что вперед! И сам показал пример, выбегая вперед.
   - Джанко, - произнес я тихо, но так что меня все услышали все и, тормозя его мягко заклинанием, как только он сделал три шага в нашу сторону. Скажи мне, откуда у тебя этот перстень? Этот перстень я заметил еще в первый день нашего отъезда из Шантрака, до этого у него его не было, но не придал этому значение, пока не просмотрел "жизнь" Хантуки и не узнал его истинного значения, тогда же у меня и родился план.
   Тот ошеломленный внезапной остановкой невольно посмотрел на перстень с желтым камнем на пальце и произнес.
   - Он достался мне от отца.
   - А ты знаешь, что означает это кольцо?
   - Нет. Он передавался из поколения в поколение от отца к сыну.
   - Это кольцо Хранителей, что носили те, кто поклялись даже в потомках вечно служить мне и давали они эту клятву на крови.
   По рядам воинов пошел гул, ведь клятва на крови считалась очень серьезной клятвой, и ее невыполнение делало отступника изгоем общества, и такому клятвопреступнику выжигали специальное клеймо на лбу и с этого времени никто не подаст ему руку помощи.
   - Ну и что? Даже если мои предки и были Хранителями, что давали клятву на крови, то Хантука давно мертв, а ты самозванец!
   - Это легко проверить самозванец я или нет. Капни каплю, крови на камень, и он откроет тебе правду.
   С нескрываемым торжеством он надрезал палец и торжественно под взгляды своих товарищей капнул каплю крови на камень. Тут же камень начал впитывать кровь и окрашиваться в алый цвет. Еще секунду торжественный взгляд Джанко стал отсутствующим, и по его телу прошла судорога, и все его мышцы напряглись. Это продолжалось мгновение, и вот взгляд его вновь был осмысленным, но в нем появилась ужас.
   - Ты! Истинный Хантука! При этом он упал на колени и одновременно с этим ужас в его глазах сменился испепеляющей ненавистью. Но! Я! Не буду! Твоим рабом!!! Никогда!!! Будь ты проклят!!! Джанко попытался вновь набрать воздух в легкие, но тело резко напряглось, он выгнулся дугой и так, не закончив вдох, он упал замертво на землю.
   Я посмотрел после этого на ряды воинов и увидел, что они склоняются передо мной, как перед их новым повелителем. При этом на труп Джанко никто не смотрел, ведь он оказался клятвопреступником, и значить он так и останется лежать там, где умер, никто теперь не захочет запятнать свою честь, погребения достойны только воины.
   Смотря на воинов передо мной, я отдал приказ ИТ, и пленка с моего лица исчезла, и воины с интересом начали рассматривать лицо своего нового повелителя.
   - Воины, - начал я, обводя взглядом всех, - я Хантука после двух тысяч лет забвения вновь вернулся на эти земли, чтобы возродить свою былую славу и править по праву. Вам оказана честь, стать моими первыми воинами, что станут основой моего будущей армии!
   - А-а-а!!! - вырвался радостный единый порыв из десятков глоток после этого. Дождавшись, когда он утихнет, продолжил.
   - А пока мои воины отдыхайте, мы выступаем завтра на рассвете.
   Как только все начали расходиться, ко мне подошла Эллен и спросила.
   - Саш, ты, что собираешься все это выполнить серьезно? Тихо спросила она.
   - Да, Эллен. Чтобы остановить армию, что собирается двигаться на эти земли, мне потребуется другая армия.
   - Какая армия!? Возмутилась она.
   - Вот эта. И перед нами появилось изображение огромного лагеря на территории Свободных земель. Вид был дан с большой высоты, так что количество присутствующих там воинов можно было оценить не меньше миллиона. В лагере происходила деловая суета, и было отлично видно, что эта армия состояла в большинстве из нечеловеческих рас.
   - Вот об этой армии я говорю, - убирая изображение.
   - Но как? Глаза ее были расширены от ужаса.
   - Как такое могло произойти? Я не знаю. Я начал поиск гипотетической армии, сразу, как только об этом узнал от тебя и натолкнулся на эту армию. Конечно, есть вероятность, что это совпадение, но я в них не верю. Эллен, эта армия возникла задолго до открытия шкатулки и по независимым от нас причинам. Так что ее открытие дало нам точку отсчета, когда эта армия начнет наступление на земли кланов, и чем быстрее я начну собирать армию по численности не меньше той, тем больше шансов у нас одержать победу.
   Не уверен, что я убедил Эллен, судя по ее лицу, но, во всяком случае, она не стала сразу протестовать, приняв это за хороший знак, я повернулся к остальным.
   - Стил, Стикс, Лого, Дого у меня будет к вам задание, - резко меняя тему. Найдите мне Эрика и приведите его ко мне. Те, получив четкое задание, собрались, отвлекаясь от ошеломляющих новостей и кивнув в знак понимания, поспешили в лагерь.
   Я не стал трогать Эллен и оставив ее наедине, сам присел возле костра и стал ожидать остальных с Эриком. На меня сидящего возле костра, снующие в лагере воины косились, но близко не подходили. Пока остальные искали Эрика, в мою сторону направился парень лет тридцати, без шлема и меча, среднего телосложения, русоволосый с приятным овалом лица, мясистым носом, чуть полноватыми губами и неглубоко посажеными глазами под надбровными дугами. Одет он был в пластинчатый доспех, изготовленный в промежуток со сто первого по сто пятьдесят четвертый год войны между Тра и Императором. Тогда такие доспехи начали изготовлять с примесью эжорлга, особого сплава, что делал доспехи крепче обычных и придавал им особый желтоватый цвет. Потом нашли лучший сплав, а доспехи признали устаревшими, и по старой доброй привычке, наверняка где-то оставили на хранение на складах и забыли до лучших времен. На руках у него были наручи, так же не из простого металла, а вот поножи были из железа, что резко не вписывалось в общую композицию и, остановившись возле меня, приложил правую руку к груди, одновременно склонил голову. Выполнив этот ритуал, он, опустив руку и подняв голову, и только после этого произнес.
   - Повелитель, я Ласс Тор, бывший командир отряда наемников, а теперь один из тех, кто присягнул вам и ожидаю ваших приказов. При этом он произнес эти слова спокойно, как истинный командир без вызова в голосе. Вблизи я смог рассмотреть его лучше, при этом Ласс имел умный взгляд, который старательно прятал. В общем, он вызывал у меня симпатию и доверие, а то, что он, будучи таким молодым, возглавлял отряд наемников, придавал ему дополнительный вес.
   - Ласс Тор я подтверждаю твои полномочия командира. Можешь приступать к своим обязанностям. Выразив понимания выполнением ритуала, Ласс развернулся и поспешил назад в лагерь, а по дороге тут же разнесся его командный голос, и суета в лагере приобрела осмысленную хаотичность.
   Пока я разговаривал с Лассом, остальные нашли Эрика и теперь направлялись с ним ко мне. Приблизившись я увидел, что Эрик имеет затравленный взгляд, хотя с ним обращались крайне вежливо. Дав знак всем рассаживаться возле костра, я начал говорить.
   - Эрик, я знаю, что ты неглупый ребенок. Глупый не смог бы стать вором. Но пока ты вдруг не решил сделать ненужные глупости, я решил отослать тебя назад в город Шантрак, но не просто так, а после того как ты дашь мне клятву на крови в верности.
   По мере моего монолога Эрик сначала просветлел, а когда услышал про клятву, побледнел.
   - Не бойся. Я не монстр, так что клясться всеми потомками не заставлю, мне хватит клятвы только от тебя.
   Как я и говорил, Эрик был не глупым ребенком и все понял правильно, так что, немного помолчав, он начал говорить.
   - Я Эрик Джанко клянусь клятвой на крови в верности повелителю Хантуке, клянусь верно, ему служить, не предавать, выполнять любые повеления его, клянусь богиней Азгошаке, и путь кара настигнет меня, если я отступлю от клятвы. После этого он порезал палец, и собравшаяся из раны капля крови капнула на землю. По движению моей руки комок земли с каплей крови оказалась в моей руке и, превратившись в однородную массу начала приобретать очертания перстня с желтым камнем один в один похожий на перстень Джанко. Протянув его Эрику, я добавил.
   - Носи этот перстень всегда и пусть он будет тебе напоминанием, что с тобой случиться, если ты преступишь свою клятву. А перед уходом вот что ты должен будешь сделать в городе. Ты расскажешь всем о моем приходе и обо все, что тут видел, все должны узнать о моем возращении. А теперь иди.
   Эрик неуверенно поднялся, держа, ненавистный перстень в руке, но поделать он ничего не мог и обреченно побежал собирать свои вещи.
   Проводив взглядом Эрика, я встал и произнес остальным.
   - Пора заняться и нашими делами. Лого позови Эллен. Надо вновь посетить могилу и забрать оттуда кое-какие вещи.
   Спускались мы в молчании, и я его нарушил только, когда мы достигли оружейного зала.
   - Вы пока подберите себе оружие и экипировку, тут достаточно богатый выбор, а я буду в зале с артефактами.
   Мои спутники со своим заданием разобрались довольно быстро, и теперь смотря на них, я одобрил их выбор и мог теперь чувствовать спокойнее за них. А вот я со своим заданием справлялся труднее. Поскольку артефакты таскали сюда все в подряд, и многие были не рабочими изначально, другие доконало время и только малый процент артефактов были рабочими или их можно было восстановить, но вот для этого надо было проверить все, а работа хоть и не сложная, но кропотливая. Как бы там ни было, но работа продвигалась и вскоре горка рабочих артефактов заняла отдельный угол зала. Закончив ее, я с облегчение вздохнул и отправил их в свою котомку, за исключением одной шкатулки. Положив ее на пол, я достал из нее два кристалла: обычный и на цепочке. Выбрав свободный от предметом кусок пола, я положил обычный на пол и отошел в сторону. Остальные уже давно находились здесь, так что за представлением, развернувшимся на полу, с интересом смотрели все. Тем временем кристалл на полу не ярко засветился и начал терять очертания и впитываться в пол. От этой точки тут же потянулись множественные золотые лучи, которые, достигнув диаметра полтора метра, остановились и начали создавать границу, что в конечном результате создали кольцо с золотыми лучами с центром в месте, где был кристалл.
   - Саш, а что ты создал? - спросил Лого, поскольку остальные с интересом смотрели на рисунок на полу.
   - Это место-маяк телепорта.
   - Чего? Не понял он.
   "За что мне такая кара" - подумал я и начал объяснять.
   - Телепорт это средство для передвижения на огромные расстояния мгновенно. Для того чтобы воспользоваться телепортом требуется две вещи, это место-маяк телепорта, создаваемый вот таким кристаллом, - и достал и показал обычный кристалл, - и вот такой вот парный кристалл называемый кристалл-телепорт или просто Телепорт.
   - Ух, ты это что же мы сможем мгновенно перемещаться куда угодно? - спросил Стикс.
   - Нет. Только в место расположения места-маяка телепорта. Чтобы было понятно, вот вам наглядный пример. Я здесь как вы видите, установил место-маяк телепорта, этот парный кристалл-телепорт, находиться у меня, когда мы уйдем отсюда, но мне понадобиться вернуться сюда, я в любом месте даю команду этому кристаллу, - показывая на кристалл с цепочкой, - и он перенесет меня сюда мгновенно. Понятно?
   - Да уж яснее ясного, а вот назад так же? - спросил Стил.
   - Что также?
   - Ну, тоже надо будет устанавливать этот...место-маяк?
   - Угу. В этом и неудобство этих телепортов, не то, что стационарные, да к тому же они и одноразовые, так что при следующей телепортации требуется по новой все делать, а их у меня всего шесть штук, вернее теперь пять.
  
  

Глава 10

  
   Вернулись мы в лагерь в разгаре дня, голодные и уставшие. Ласс за это время навел порядок в лагере, и нас уже ждала приготовленная еда. Подкрепившись, я поручил Лассу вести в курс дела остальных, пусть учатся, ведь в скорости армия должна будет разрастись, и опираться придется для этого на верных соратников, а сам в сопровождении Эллен присев в стороне возле костра и начал ее расспрашивать подробней о кланах. Итогом этих расспросов стал проявляться дальнейший план действий. Отпустив ее, я призадумался, медленно вороша ветки в костре, дело, в общем, вырисовывалось непростое, но вполне выполнимое, хотя я уверен, мои спутники его назовут невозможным. Парадоксально, но многие люди, смотря на действия других, видят и называют их дела удачливыми или счастливыми. Смотря на то, что они делают, всегда видят то, что если бы этому человеку не повезло в какой-то мелочи, то они этого сделать не смог бы. При этом не редко они ставят себя на место другого и недоумевают, как он мог такое сделать, ведь без удачи и счастливого стечения обстоятельств этого сделать было не возможно. При этом любой, кто смотрел на действия другого забывал или не знал, в силу воспитания, что человек формирует свою реальность сам и что когда человек делает невозможное, он просто помнит и живет по закону собственной реальности, где случайность или удача подчинена ему. По сути, окружающая реальность каждое мгновение ожидает осознанных действий со стороны человека, она существует, чтобы воплощать реальность каждого человека в себе и когда человек это осознает, он начинает творить невозможное, которые другие называют стечением обстоятельств или удача. Вот и план мой был из разряда невозможного и на первый взгляд невыполнимый, но, творя свою собственную реальность, я не сомневался в успехе.
   Для того чтобы собрать армию, которая бы смогла противостоять собранной в Свободных землях, требовалось подчинить себе кланы, но грубое завоевание не подходило. Это было в первую очередь, долго, ненадежно, да и, в общем, имело ряд сильных недостатков. Чтобы объединить кланы за очень короткий промежуток времени, следовало не завоевывать один клан за другим, а пойти другим путем, завоевывая только самые сильные кланы. Это только в сказках может быть, чтобы кланы были все равные и независимые, а на самом деле все как всегда, сильный подчиняет слабого и кланы в это смысле не исключение. Как я понял из рассказа Эллен, то сильных кланов всего десять, именно по настоящему сильных кланов. Каждый такой сильный клан имеют влияние на менее сильные, посредством союзов, династических браков, торговых договоров и т.д. Менее сильные кланы, в свою очередь имеют влияние на слабые кланы. В стороне стоят только совсем слабые кланы, в расчет которых никто просто не берет, пока под ногами не путаются.
   В этом свете план будущей компании мне представлялся более или менее четким. Сначала захват и подчинение одного из сильных кланов, принятие клятвы верности. Затем объявление этого публично, и принятие клятвы от других кланов, на которые сильный клан имеет влияние и одновременно тотальный сбор воинов их присягнувших кланов для армии. Такой подход должен в короткие сроки захватить значительное количество кланов, а появившаяся вследствие тотального сбора, большая армия, понадобиться для устрашения или предотвращения ненужного брожения в некоторых головах. Не сбрасывал я со счетов и имя Хантуки, от имени которого я все это буду делать, очень многие его помнят или вспомнят когда услышат это имя, так что это имя должно сыграть еще не мало важную роль. Конечно, я предвижу, что не все будет так гладко, план имел много дыр и, я уверен, передо мной, не раз, возникнут множество проблем, но в жизни нет таких проблем, которые не возможно было решить.
   Приняв окончательное решение, я взглядом нашел ближайшего воина и приказал найти и привести ко мне Ласса. Тот, отсалютовав в знак понимания, и отправился искать Ласса. Ласс появился очень быстро, все-таки лагерь был не большим, и найти его было не сложно.
   - Повелитель? - произнес он, подойдя к месту, где я сидел, и знакомо приветствуя меня.
   - Ласс расскажи мне о каждом воине, что присягнули мне, - произнес я, подняв голову в его сторону.
   - Слушаюсь, повелитель, - и по моему знаку, севши напротив и начав свой подробный рассказ.
   Пока Ласс вел свой неспешный рассказ, жизнь в лагере продолжалась своим чередом, но место где мы беседовали, обходили все стороной, на значительном расстоянии, чтобы нам не мешать. Рассказывал Ласс до вечера, из лагеря доносились запахи приготовленной еды, нам было хорошо видно, что все, не спеша, поглощали еду и хоть и я и Ласс проголодались, но я его не прерывал, а на нас хоть и косились, но не мешали, дожидаясь моего знака.
   Закончил Ласс когда на небе начали появляться первые звезды и только тогда я его отпустил, а сам вновь задумался. Как только я отпустил Ласса, ко мне поспешили Стикс и Стил с едой, спрашивать они меня ни о чем не стали, видя что мне не до расспросов, а молча протянули мне миску с едой. Поблагодарив их головой, я автоматически стал есть не чувствуя вкуса, один момент из рассказа Ласса мне кое что напомнил из жизни Хантуки и теперь автоматически поглощая еду, я параллельно дал запрос ИТ и теперь просматривал один из эпизодов Хантуки подробно. Просмотрев эпизод, я вышел из отрешенности, и быстро доев остатки еды, протянул, пустую миску Стилу, а сам резко поднявшись, бросив: - Скоро буду, - и поспешил назад в могилу Хантуки.
   Быстро спустившись вниз, я по воздуху достиг зала, где хранились артефакты и, став копаться в них. Минут через десять, я нашел то, что искал и теперь держал в руках нужный артефакт. Причина, по которой я оставил его, здесь было то, что этот артефакт за годы нахождения здесь практически исчерпал свой запас магоэнергии, и смысла заряжать его я не видел, поскольку артефакт был узкоспециализированный, но в свете новых фактов мог мне пригодиться.
   Когда я поднялся наверх, то вокруг стояла ночь, а возле входа дожидались меня Ласс, Стил и Стикс. Убедившись что я цел и здоров, они пристроились рядом со мной и проведя до лагеря указали место, где они приготовили для меня постель. К сожалению никаких палаток или шатров у отряда не было, так что спать пришлось под открытым небом, впрочем, мне не привыкать, тем более в таких доспехах под присмотром ИТ, это было вполне комфортно.
   А ночь, впервые с тех пор, как я оказался на развалинах дворца, мне приснился кошмар. Я бежал по коридору охваченный страхом, даже больше ужасом и источник этого страха находился позади меня. Он гнал меня, я чувствовал его взгляд, дыхание, присутствие, а коридор был бесконечным, ровные стены и ни одного поворота или двери. Я бежал изо всех сил, не разбирая дороги, ОН преследовал меня и его смех вселял еще больший ужас в меня, а ОН смеялся надо мной, говоря этим смехом, что нет у меня дороги кроме той, по которой ОН позволит мне бежать. А потом стены коридора резко исчезли и сменились картинками из моей жизни, при этом смех ЕГО немного стих и ужас внутри меня стал меньше и тогда я начал слышать слова и фразы, что лились из картинок. Я бежал, а фразы и слова звучали вокруг:
   "...разум самый непознанный орган человека..."
   "...подсознание - это часть разума..."
   "...программа..."
   "...подчинить стаю..."
   "...только и не только..."
   "...контроль, является..."
   "...свобода мысли..."
   "...и действий..."
   "...осознание, что ты не свободен..."
   "...используй веревку..."
   "...интуиция, это..."
   "...и талантливый полководец выигрывает битву до битвы..."
   "...чтобы..."
   "...избавиться от оков можно только..."
   "...и рабство..."
   Дальше слова и фразы стали мало понятными, и все исчезло в темноте, а я очутился на поляне. Передо мной зеленела трава, то тут то там вдалеке росли деревья, ветер колыхал траву, но его дуновения я не чувствовал. Я хотел сделать шаг, но не смог, тело мне не подчинялось, и тут я увидел, что моя рука сама по себе начала двигаться и я четко осознал, что она на нитке. Ужас вновь охватил меня и знакомый смех начал доноситься сверху. Подняв голову, я увидел, что нитки уходят в ночное небо без звезд и только огромные глаза размером с луну смотрели на меня и смеялись. Эти глаза приковали мой взгляд, столько ужаса от них веяло, и я тут же понял, что выбора у меня нет. Я в полной власти нахожусь от обладателя этих глаз, и как дернет этот кукловод нитки, так я и сделаю. И от осознания этой мысли у меня внутри начал вырастать протест, но глаза только смеялись над моими потугами, и последнее что я услышал, это было: - Я жду тебя!!! И я резко проснулся.
   Сердце стучало как сумасшедшее, картинки из сна все еще стояли передо мной, чувство протеста, возникшее во сне, все еще переполняло меня, и какая та нужная мысль начала возникать из глубины меня. Но с каждым мгновением прошедшего с момента пробуждения, разум приходил в себя и нужная мысль незаметно ускользнула, оставив только чувство сильной потери. Но разум с каждым мгновением брал руководство на себя и чувство протеста и сон, под его напором стали таять, превращаясь в дымки, хладнокровие и ясность мысли вновь заполняли разум.
   Окончательно проснувшись, я только сейчас обратил внимание, что светает. Поднявшись, я поймал вопросительный взгляд часового, но успокоив его жестом головы, направился за пределы лагеря, обходя спящих. Отойдя на небольшое расстояние, я встал лицом к сереющему небу и направил взгляд в сторону на горизонте, где должно взойти солнце. Смотря в даль, я старался разобраться с остатками чувств, что остались после пробуждения, но разум отвергал любые доводы и убаюкивал меня логикой. Так я и стоял и смотрел начинающийся день и розовеющее с каждым мгновением небо. Лагерь за моей спиной потихоньку просыпался, но никто меня не отвлекал, так я стоял и смотрел. Через время лагерь проснулся окончательно, и с костров потянуло дымом, а чуть позже и готовящийся едой. В лагере царила деловая суета, я чувствовал, что в мою сторону не раз и не два бросали недоумевающие взгляды, но молчали. Так я стоял пока не начало всходить солнце, все в лагере уже к тому времени успели поесть и теперь ожидали моего решения, а я стоял и ожидал восхода солнца. И когда его первые лучи озарили меня, в моей душе моментально наступил покой и душевное равновесие. Тревоги и мысли покинули меня, а я впитывая лучи солнца наполнялся силой и уверенностью в себя. Когда солнце взошло полностью, я, впитав последние лучи, резко повернулся к ожидавшему меня лагерю и, взглянув на их лица которые выражали разные эмоции, но среди них не было равнодушия, что меня радовало, значить они пока верили в меня, и я пока, кому-то нужен.
   Вернувшись в лагерь, я направился к ожидавшим меня моим спутникам и, заметив, среди них Ласса произнес:
   - Собирай лагерь, мы выступаем.
   Ласс отсалютовав, начал тут же отдавать приказы. Пока лагерь собирали, я успел поесть и теперь ожидал остальных сидя на своем коне. Когда все оказались в седле, я, приблизившись к входу в могилу, заклинанием поднял скалу, что раньше закрывала могилу, и поставил ее на место. При этом, дополнив защиту от проникновения дополнительными заклинаниями, чтобы будущие охотники до сокровищ Хантуки не смогли добраться до них.
   Закончив с этим, я развернул коня и, дав ему шекеля, направился в сторону прохода через лес.
   Из леса мы выбирались два дня. Под вечер второго дня мы выехали на тракт и там же заночевали. Утром я повел отряд дальше по тракту в противоположную сторону от Шантрака. Ближе к полудню мы достигли стоянки большого каравана торговца, что расположился возле небольшой реки. Наше появление было встречено во всеоружии, охрана встретила нас на подходе к стоянке, и сейчас против нас стоял конный отряд не меньшей численности, чем мой, и как я заметил возле телег каравана, тоже все были поголовно вооружены и с ожиданием посматривали в нашу сторону. При этом стоящий перед нами конный отряд агрессии не проявлял, только демонстративно предупреждал, что эта добыча будет огрызаться.
   Выехав вперед, я сложил пустые ладони, так словно я держу среднего размера миску, а затем развел руки в сторону на одну линию с плечами.
   - Мир вашему каравану.
   Предводитель отряда, так же выехал вперед и повторил мой жест.
   - Мир славным воинам.
   После этих слов напряжение спало, и все с облегчением вздохнули, а воины возле телег опустили оружие. Одновременно предводитель отряда охранников, сделал приглашающий жест, развернул коня, и направился в сторону лагеря. Мы двинулись за ним. Воины его отряда, пропустив нас вперед, сами незаметно окружили весь мой отряд и в таком составе мы достигли стоянки. Спешившись, я направился за командиром отряда охраны до единственной поставленной палатки, а мой отряд тем временем начал разбивать нашу стоянку в стороне.
   В палатке расположился сам хозяин каравана, юноша лет двадцати, одетый неброско, но практично, сбитый крепко, видно было, что меч он держал с рождения. В палатке он сидел за небольшим столиком и поглощал изысканную пищу, а мальчишка-раб, ему прислуживал. При моем появлении он неспешно оторвался от своего занятия и посмотрел на меня сначала равнодушно, а потом с интересом, в особенности его взгляд приковывали мои доспехи и блеск алчности на миг проскользнули в них.
   - Мир твоему каравану, - произнес я.
   - Мир тебе славный воин, - ответил мне он и, приглашая за стол, одновременно сделав незаметный знак слуге принести стул. Убедившись, что я устроился хорошо, он сделал знак угощаться и продолжил.
   - Меня зовут Жещог, я торговец из славного клана Логосап. Что привело славного воина к моему каравану?
   Приняв кубок с вином от раба, я неспешно ответил.
   - Дорога. При этом своего имени я не назвал, в землях клана это было в порядке вещей, воин не обязан сообщать свое имя стоящим ниже него в иерархии, так что Жещог принял мой ответ спокойно. Сюда я решил заехать, чтобы дать отдых своим воинам и узнать последние новости, я некоторое время был вдалеке от людей.
   - Что ж есть у меня новости заслуживающие внимания, славного воина, которые появились не так давно, и услышал я их в день, когда собирался выезжать из города Шантрак. Я заканчивал последние торговые дела на базаре этого славного города, когда там появился мальчишка на базарной площади и начал что-то выкрикивать, но я стоял далеко, от него и мне не было слышно. Закончив дело с торговцем, я решил узнать, о чем вещает мальчишка, ведь к тому времени возле него начала собираться толпа, и когда я подошел ближе, до моего слуха начали доноситься слова, раздающиеся от толпы, и все они говорили только одно слово: "Хантука". Когда мне удалось пробраться ближе через толпу, к мальчишке, я стал разбирать его слова, и когда я приблизился к нему ближе, то услышал невероятный рассказ, о том, что Хантука после двух тысяч лет возродился и он был тому свидетелем. И что он видел могилу самого Хантуки и что сам Хантука отправил его в этот славный город, чтобы известить всех о его возрождении. Дальше он еще много чего рассказывал, но городская стража, растолкав толпу, арестовала смутьяна и вместе с ним отправилась в городскую тюрьму. Закончив после этого остальные дела, я в тот же день выехал в сторону города Лорпа.
   - Интересные новости ты рассказал торговец. Они действительно стоят моего внимания, ведь если Хантука возродился, то это может означать только одно, он вновь захочет править землями кланов. А это означает только всеобщую войну.
   - Вы правы, славный воин, возрождение Хантуки, если он действительно возродился, принесут трудные времена для всех, в особенности для торговли и потому я спешу донести эту новость до земель своего клана.
   - Жещог, ты говорил, что едешь к городу Лорпа? - спросил я, резко сменив тему разговора.
   - Да, славный воин.
   - Тогда я сопровожу тебя до этого города, - произнес я, ставя его перед фактом и тоном не терпящего возражения.
   - Я буду только рад вашему обществу, - нисколько не обидевшись, ответил он мне, принимая мою просьбу как данность.
   - Пусть твои люди сообщат, когда вы начнете сворачивать стоянку, я буду со своим отрядом, - сообщил я это ему фактически в приказном порядке, но и сейчас он не обиделся. Все-таки расположение на разных уровнях нахождения в системе иерархии и соответствующее воспитание, имеют ряд своих преимуществ, что дает мне право приказывать ниже стоящих, без обиды со стороны тех.
   - Мои люди сообщат, можете не беспокоиться славный воин, - ровно ответил он мне.
   Допив единым глотком, вино из кубка, я, не прощаясь, покинул палатку Жещога.
   Снаружи меня дожидался Стил, в компании с командиром охраны, они о чем-то неспешно разговаривали, но когда я появился, замолчали, Стил попрощавшись с командиром охраны, подвел моего коня и, севши на своего вслед за мной, молча занял место позади меня, когда я направился в сторону стоянки моего отряда.
   Спешившись, я оставил коня на попечении воина, а сам, попросив Стила собрать всех, присел возле дерева. Остальные быстро откликнулись на мою просьбу, и теперь я быстро пересказал последние новости.
   - Слушай, Саша, а зачем нам ехать вместе с караваном? - спросил меня Лого, когда я закончил.
   - Все очень просто, для того чтобы нас увидели вместе с ним.
   - Но что это нам даст? - не унимался он.
   - Для того чтобы мой план увенчался успехом, никто не должен знать кто я такой, до тех пор, пока мне не присягнет первый сильный клан. Такой клан находиться в недели пути и это клан Эхоз. Я собираюсь захватить этот клан изнутри, а до тех пор пусть нас видят вместе с этим караваном, тем более, что город Лорпа, находиться в трех днях езды от главной столицы клана Эхоз Чисмит.
   - А ты не боишься, что твои доспехи будут привлекать внимание?
   - Нет. Как только мы заночуем сегодня, я их сниму, и дальше буду передвигаться в обычной одежде. В ней и доеду до города Лорпа.
   Приняв и одобрив мой план, все начали расходиться, рядом остались только Стикс и Эллен.
   - Саш, тебе никто раньше не говорил, что ты сумасшедший? - спросила Эллен.
   - Почему это? - не понял я.
   - Ведь только сумасшедший может придумывать такие безумные идеи, и только сумасшедший может их воплотить в действительность.
   - Ты знаешь, я об этом не задумываюсь, а просто воплощаю, то что придумываю. Каждый человек является по своей сути творцом, только часто об этом мы забываем, вот и плывут многие по течению, при этом, наивно предполагая, что они чем-то управляют. И ты знаешь, в плену этой иллюзии порой находятся даже правители, не понимая, что чтобы начать управлять своей судьбой, следует с начало осознать сам факт наличия этой реки. Увидеть ее воды, почувствовать течения, понять, куда она течет, что окружает эту реку по берегам и что находиться в ее водах, и вот когда человек начнет видеть все это, вот тогда он и начнет управлять своей судьбой, поскольку он будет воспринимать не иллюзию, а реальность.
   - Я смотры, ты ко всему еще и мыслитель, - ехидно произнесла она.
   - О да, я такой мыслитель, что мыслителем мыслитель, - подыграл я ей. Порой аж сам пугаюсь от своих мыслей.
   - О, может тогда мой повелитель еще какую-то мудрость прольет на меня, - при этом она сделала такое серьезное лицо, что я не выдержал и засмеялся. Вслед за мной засмеялась она, а потом Стикс, что прислушивался к нашему разговору. Так мы и сидели, и смеялись, а воины с непониманием посматривали на нас, и от их недоумевающих взглядов на нас вновь накатывала волна смеха.
   Прервал эту волну смеха только возвращение Стила, что заинтересовался, что вызвало у нас веселье. Кое-как, успокоившись, Стикс, попытался объяснить ему, но непроизвольный смех так и вырывался из него. Стил долго пытался понять суть рассказа брата, но никак не мог уловить, в чем же соль, что, в конечном счете, вызвало еще одну волну смеха, хотя куда уже больше, но Стил там забавно морщил лоб, что мы не выдержали. Отсмеявшись уже вчетвером, Стил сообщил нам так же, что еда скоро будет готова, и он нас тогда позовет, с тем и ушел.
  

Глава 11

  
   В караване торговца мы двигались уже два дня, при этом никто из отряда не мог понять, для чего это нужно Повелителю. Как командир отряда я не мог дать вразумительный ответ своим бойцам, поскольку Повелитель на все мои вопросы давал только один ответ: "- Так надо". Но такой ответ мало что прояснял, и потому разговоры шли в отряде постоянно, высказывались множество предположений и среди них, даже такое тихое предположение, что Повелитель не настоящий. Все чаще воины в отряде вспоминали слова Джанко, что за Повелителя Хантуку выдает себя маг, и такие разговоры вверенном мне отряде все больше и больше не нравились. Принеся клятву верности, мы все взяли на себя обязательства служить Повелителю, кем бы он ни был, и такие разговоры среди воинов были не совместимы с Честью.
   Караван двигался со скоростью чуть быстрее пешего человека, я двигался в середине каравана, будучи в пределах досягаемости едущего впереди Повелителя в компании госпожи Эллен и торговца Жещога, при этом изнывая от скуки и безделья. По обе стороны тракта шел сплошной лес, что так же навевал скуку, поскольку этот пейзаж мне успел надоесть за два дня. Как командир отряда, я имел обязательства, которые следовало выполнять, и потому хоть мне было и скучно, но на доносившийся смех из едущего в конце каравана моего отряда, я старался не обращать своего внимание, заполнив это свободное время размышлениями и воспоминаниями из своего детства.
   Я родился в землях клана Укавегот, в семье землепашца. В семье я был десятым ребенком, имея еще шесть братьев и три сестры. То время я вспоминаю как самое счастливое, тогда я не знал что такое жить без семьи. Старший брат Эри, сколько я помню, всегда хотел стать воином, и когда ему исполнилось шестнадцать, то он, однажды собрав свои вещи, отправился в столицу клана Укавегот Фав и там поступил на службу в гарнизон города Фав. Родители не препятствовали выбору Эри, считая, что сын имеет право на свою мечту.
   После ухода Эри старшим стал в семье Горт, но он в отличие от Эри пошел по стопам отца и решил стать так же как и он землепашцем. Когда Горту исполнилось восемнадцать лет, то родители нашли ему подходящую жену в соседний деревни и с позволения наместника клана, что располагался в соседнем городе Бол, ему было выделена земля, и разрешение поставить дом. Дом строили всей деревней, и Горту с женой Уки вскоре поселилась недалеко от нас.
   Следующий брат Дор, очень любил заниматься с деревом, и постоянно что-то вырезал из него, отчего все игрушки для меня, Эзо, Вапо, и сестренки Аззы сделал для нас он, как и множество других поделок из дерева. Из его чрезмерного увлечения этим делом лишние поделки нам приходилось раздавать соседям, ведь брат постоянно вырезал всегда что-то новое, а одни и те же поделки он не любил делать, отчего родителям заставить его вырезать полезные вещи для продажи он категорически отказывался делать. Решить эту проблему с различными деревянными подделками, что изготовлял Дор, со временем удалось. Однажды один торговец, что проезжал через деревню, случайно обратил внимание на игрушки, которыми игрались дети на улице, ему они так понравились, что он скупил все поделки Дора и обещал покупать их каждый раз, когда он будет проезжать через нашу деревню. И с тех пор торговец, появляясь, раз в году покупал все сделанные Дором поделки и игрушки, что радовало не только родителей, но и самого Дора, который полностью ушел в любимое дело.
   После Дора по старшинству шла сестра Ютима, которая отличалась веселым нравом и редкой болтливостью, как порой говорила мама, строго отчитывая ее, за то, что она вновь за разговорами с подружками обо всем забывала. Сестра, каждый раз повинившись, говорила, что исправиться и стоило маме сменить строгость на ласку, тут же начинала о чем-то говорить, начисто забывая об обещании и смотря на этот новый непрерывный поток слов, мама начинала тепло улыбаться, ведь сердиться на Ютиму было совершенно не возможно.
   Чаще всего Ютиму можно было найти в обществе сестры Жэвы, что была на год младшее ее. В отличие от Ютимы Жэва была не такой болтушкой как сестра, чаще слушая сестру, чем, говоря, сама. Еще Жэва отличалась редкой рассудительностью и отзывчивостью, а еще она росла красавицей, которая постоянно притягивала всех мальчишек в деревни. Со временем Жэва должна была вырасти в сущую красавицу, к которой женихи будут так и слетаться, жалко только этому не суждено было сбыться.
   Тана всегда можно было застать в обществе деда Логи, никто так не знал лес и его обитателей как он. Тан часами мог слушать его рассказы о лесе и повадках животных и птиц. Когда он подрос, то часто ходил по лесу в обществе все того же деда Логи, который с любовью передавал ему весь свой опыт.
   Эзо был всеобщим любимцем. Над его проделками смеялись не только мы, но и вся деревня. Но Эзо никогда не обижался, а с неугасаемым энтузиазмом замышлял и исполнял новую проделку. Не было веселее вечера, когда начинали вспоминать те или иные проделки Эзо, при этом он наравне со всеми смеялся над ними.
   Вапо в нашей семье был тихоней. Часто его можно было найти на крыше ночью, рассматривающим звезды или сидячим на траве и наблюдающим за гусеницей. Когда он подрос то пошел в помощники к пастуху, где ни, сколько смотрел за животными, сколько созерцал, что-то свое.
   Азза с малых лет начала совать нос в мамины травы, что она собирала для лекарств или приправ. Часто за это ей перепадало, поскольку она имела привычку их все перепутывать, но получив строгое наставление от мамы, продолжала безобразничать. Закончилось это только тогда, когда ее немного подросшую забрала себе в обучение деревенская травница, и очень скоро баба Кеу не могла нахвастаться на свою ученицу.
   Так мы жили весело и счастливо до десятилетия моего рождения. Я помню тот день очень хорошо. Мы все сидели вечером за столом и смеялись над очередной проделкой Эзо, когда во дворе Мит разразился громким лаем и на улице раздался топот множество коней. Отец первый понял, что это означает, до того как раздались крики по всей деревни. Наш дом стоял на краю деревни, и потому мы подверглись нападению самыми последними. Отец схватить меня, ближе всего сидящего рядом с ним и открыв люк в погреб, начал поспешно опускать меня в него, торопя остальных. Но, увы, он успел опустить только меня, когда в дверь начали ломиться, и он, с тревогой посматривая на треснувшую дверь, закрыл люк погреба раньше, чем чужие воины вбежали в дом.
   Я с ужасом слушал топот чужих ног и радостный рев воинов. Спрятавшись в специальной нише, я слушал, что происходило наверху, но хвала богине Азгошаке, я мог тогда только слышать иначе, если бы я увидел, что происходило наверху, я бы не выдержал. Много позже повзрослев, я возвращался в тот день и смог понять что там произошло. Ворвавшись в дом, воины первым делом убили всех взрослых и старших братьев, оставив в живых только Тана, Эзо, Вапо и сестер. Над сестрами они тут же надругались, и когда Тано попытался предотвратить это, напавши на одного из воинов, то его хладнокровно убили, а остальных, связав и заставив смотреть на то, как насилуют их сестер. Мне тогда повезло, воины не стали осматривать подвал, а, закончив свое дело, убили сестер, а братьев забрали с собой.
   Я продолжал сидеть в погребе даже после того, как воины покинули дом. Ужас продолжал сковывать меня, и я сам не заметил, как впал в полусон полуявь. Меня мучили кошмары и я не знал реальность это было или сон. Сколько я там пробыл я не помню, но помню что в одно мгновения я увидел лицо Эри, который склонился надо мной и бережно взял на руки. Что дальше было я не помню, но очнулся я на кровати, укрытый одеялом и солнечные лучи пробивались через стекла окна. Надо мной тут же склонилась незнакомая пожилая женщина, которая с нежностью приподняла мою голову, поднесла миску с отваром ко рту и произнесла.
   - Выпей, тебе станет легче, - и столько теплоты было в ее голосе, так напоминающий мамин голос, что я безропотно ее послушал. После я вновь провалился в сон.
   Проснувшись я в следующий раз от голоса Эри, что разговаривал с женщиной. Заметив, что я проснулся, он наклонился надо мной и сказал.
   - Все будет хорошо Ласс, я теперь с тобой. Выздоравливай.
   В кровати я пролежал еще десять дней. Эри каждый день меня навещал, и спрашивал как мое самочувствие. Элли за мной ухаживала, как за собственным сыном. Чуть позже когда я немного окреп, Эри сообщил мне, что Элли рабыня, которую ему подарил капитан гарнизона, когда узнал про нашу семью. В общем Эри старался не заводить со мной разговор о семье, каждый раз, когда темы начинала касаться этого, он становился мрачным и закрытым, но я это уже понял потом, а тогда я просто ничего не понимал и радовался присутствию Эри.
   Вскоре я начал вставать и ходить по не многу по комнате, Элли мне всячески помогала и я потерявши семью невольно тянулся к ней. Постепенно я выздоровел полностью и задал вопрос о семье Эри. Этот разговор получился тяжело для него, но, стараясь меня поменьше травмировать, он рассказал, что на нашу деревню напали воины клана Дол, что этим набегом объявили войну клану Укавегот. Уже на следующий день новость достигла Бола и потом Фава и тогда же он объяснив все капитану гарнизона поспешил в родную деревню, где и нашел меня и привез беспамятного в столицу. Капитан Имс помог найти комнату для меня и даже подарил рабыню, чтобы ухаживала за мной. Так же ему удалось узнать, что не всех жителей деревни убили и некоторых забрали в рабство в их числе и Эзо и Вапо. А на днях пока я учился ходить, полтысячи воинов клана Укавегот вторглись в земли клана Дол и покарали его за этот набег. В результате этого между кланами был заключен поспешный мир, но это уже не могло вернуть нам нашу семью. Тогда же я и решил стать сильным и умелым воином, чтобы сил хватило не только найти братьев, но и отомстить убийцам.
   Окрепши, я не забыл своей клятвы и стал часто наведываться к Эри на службу, мое желание было похвально, но как мне разъяснили, казармы было не лучшее место для меня. Для этого существовали школы, но брат все средства отдавал за жилье и еду для нас, так что денег для школы не было и тогда он начал готовить меня сам. Занятый весь день на службе, он давал мне задания, которые должны были укрепить мое тело и дух.
   Каждый день я бегал до небольшого озера, что находилось рядом с городом, и учился плавать в воде. Я учился жонглировать предметами, держать равновесие на одной ноге, отжимался и переносил камни с места на место. Пока я укреплял тело днем, вечером Эри начинал рассказывать азы владением оружием и показывать несложные приемы, которые я должен был отрабатывать до совершенства.
   Так прошли два года. Элли фактически заменила мне мать, поддерживая меня во всем. Мир между кланами Укавегот и Дол оказался не долговечным и воины, и с той и с другой стороны стали наведываться в соседние земли. В связи, с чем была ужесточена служба гарнизона, и Эри стал не появляться по нескольку дней. За эти два года я сошелся с несколькими ребятами, которые так же мечтали стать воинами и тренировки стали веселее. Трагедия двухлетней давности стали уходить на задний план, ведь мне было только двенадцать.
   Однажды Эри вернувшись, домой рассказал нам, что уходит в поход, куда он сам не знал, а в городе остается только небольшой гарнизон. Через неделю он вернулся раненый в бок, тогда же мы узнали, что поход был направлен битву с войском клана Дол. Битва состоялась на Кривом поле, где войска клана Укавегот полностью разгромили войско клана Дол и там же была принята капитуляция и теперь клану Укавегот отходят часть земель клана Дол. В этой битве он вышел без ранений, и это было замечено прилюдно его командиром. Эта похвала не понравилась одному ветерану, поскольку какой-то юнец оказался лучше его и свое мнение он высказал в слух. Слово за слово и Эри вынужден был вызвать его на поединок, поскольку это уже затрагивало его честь. Ветеран принял вызов, и вскоре площадку для поединка приготовили, но не успели начать, как этот поединок привлек одного члена семьи клана, и под его взглядом поединок начался. Эри этот поединок дался тяжело, но, получив несерьезную рану в бок, он смог увернуться от противника и закончить поединок, серьезно ранив его. Этот поединок был отмечен членом семьи клана, а это означало переход не только на другой уровень иерархии, но и взор клана.
   Новость об этом поединке очень быстро распространился по городу, и если на Эри не обращали раньше внимание, то теперь он стал перспективным женихом. Стоило Эри поправиться, как предложения начали поступать со всех сторон. Когда он встал на ноги, то его перевели из гарнизона в школу клана, где ему предстояла новая боевая подготовка как воина клана.
   Эри, начав обучение в школе, а так же принимая различные предложения, совсем перестал мной заниматься, но я не обижался, зная, что если бы он мог, он бы уделял мне больше внимания, а потому я доводил до совершенства все то, что он научил меня раньше.
   Через месяц, после того как он начал обучение Эри однажды вечером вернулся домой в сопровождении красивой девушки. Они появились со стороны заходящего солнца, что создавало свечение вокруг них, такой красоты, что оно на долго мне запомнилось, и я часто вспоминал этот первый миг нашего знакомства.
   - Ласс, познакомься, это Миэлса.
   - Какая ты красивая. Она так напоминала мне Жэву и Аззу, одновременно, что у меня от воспоминания защемило сердце.
   - Ласс, с тобой все в порядке, - встревожено звонким и чистым голосом спросила она.
   - Да. Ответив с трудом. Ты так напоминаешь мне сестер, - и, не выдержав, расплакался.
   - Поплачь, - прижимая меня нежно к себе, - тебе станет легче.
   С тех пор Миэлса стала появляться у нас каждый день. Мы много разговаривали, ее интересовало все, и я рассказывал и рассказывал. Я выплеснул всю обиду и горечь, накопившуюся за два года, а она слушала и утешала меня как старшая сестра.
   Когда однажды Эри сообщил что сделал предложение Миэлси, то я радовался вместе с ним. Обряд прошел в храме богини Азгошак, и вскоре мы переехали в свой собственный дом, подаренный отцом Миэлси, являющимся в городе известным торговцем. С того времени у Эри появилось достаточно денег, чтобы оплатить мое обучение в одной из воинских школ.
   В школе помимо владения оружием, меня обучали грамоте и счету, философии и законам, правилам поведения и жестам при приветствии и разговорах. В школе еще многому нас обучали, так что скучать мне не приходилось, да и не хотелось. Тренировки, проводимые под руководством Эри, сделали меня самым подготовленным учеником школы и этот титул, быть лучшим, я пронес все четыре года обучения и в шестнадцать лет я получил статус молодого воина. Чтобы получить статус полноценного воина, следовало поступить в другую школу и проучившись два года, либо вызвать на поединок воина одной из школ и победив его получить этот статус.
   Окончив школу, я мечтал поступить в такую школу, чтобы через два года получить статус воина, но жизнь распорядилась по-другому.
   Незадолго до моего окончания школы, Эри в очередной раз заметили, как умело воина и ему дали понять, что его готовы принять в воины семьи клана, что было высшей ступенькой для него в иерархии. Ко всему прочему Миэлса родила ему сына, которого назвали Тилором, в честь деда Миэлсы. Эри был счастлив как никогда, радуясь своему сыну, а отец Миэлсы его принятию в воины семьи клана.
   Беда подкралась к нам незаметно, и вскоре мне пришлось в полной мере хлебнуть горя.
   В тот день погода была ясная и теплая. Оставив на Элли Тилора, Эри и Миэлса отправились в запланированную поездку к одному из знакомых Эри, что проживал недалеко от города и давно приглашал к себе. В тот день я так же был занят, отмечая с друзьями, наше окончание школы, когда в таверну, где мы сидели, появился гном и сообщил, что в городе горит дом, расположенный там, где мы жили. Это извести меня встревожило, и быстро попрощавшись, поспешил к месту пожара, предчувствие меня не обмануло, когда я добежал до места пожара, то еще задолго до того как я приблизился, понял что, горел наш дом. Пожарная команда не дала распространиться огню на другие дома, но наш дом выгорел дотла.
   Тот день я запомнил смутно, лица, фразы все это проносилось мимо меня, а я видел перед собой только лица Элли и Тилора, и еще одна мысль постоянно была внутри, как рассказать об этом Эри и Миэлси. Но мне не пришлось об этом им говорить поскольку чуть позже в дом отца Миэлси, где я оказался в конце концов пришла еще одна новость. По дороге на Эри и Миэлси напали разбойники и убили их. Их тела нашли в окружении пяти трупов разбойников, что удалось убить Эри, защищая Миэлси и себя, но разбойники применили магию, чтобы ослабить Эри и победили его количеством. Все это было довольно точно установлено магом клана, присланного специально кланом, чтобы разобраться в случившимся, а вот след разбойников он не смог найти, применив все ту же магию они уничтожили следы, оставив только трупы своих товарищей.
   После этой новости я два дня был сам не свой, я ел, спал, тренировался, но делал это бездушно, пока в один момент меня внезапно не захлестнула дикая ненависть, ко всему, что мне пришлось пережить. И тогда я решил мстить, за смерть родителей, братьев и сестер, за убитых Эри, Миэлси, и сгоревших в огне Элли и Тилора, я не верил, что пожар был случайным, не такая была Элли.
   В тот день я повзрослел. Я потратил почти два года на то, чтобы разыскать разбойников, что напали на Эри и Миэлси, и в конце концов я их нашел. Для этого мне пришлось стать своим среди таких как они, наемником, что выполнял любые задания, ненависть, сжигающая меня изнутри помогла мне в этом, и только тогда мне стали доверять настолько, что мне удалось узнать, кто совершил нападение на Эри и Миэлси, два года назад. Тот период я все время вспоминаю с содроганием, ведь я так же узнал, что это нападение им заказали, и потому начав с ненавистью мстить им, я, прежде чем убить очередного разбойника, всегда его допрашивал, не сдерживая свою ненависть, отчего смерть после этого казалась им избавлением. По крупицам из рассказов, сообщенных мне разбойниками, удалось узнать, кто заказал убийство Эри и Миэлси и им оказался ветеран, что когда-то победил Эри и после этого был отмечен членом семьи клана. Звали этого ветерана Болгорт.
   Довольно быстро я узнал, кто такой Болгорт и где его искать. Болгорт был потомственным воином, предки которого издавна служили клану Укавегот. Он считался очень искусным воином и со временем, поговаривали, он должен был стать, как и все его предки, воином семьи клана, но поединок с Эри пошатнул веру в него со стороны семьи клана, и ему долгое время после этого поединка пришлось возвращать благосклонность со стороны семьи клана. А два года тому назад он стал, после смерти Эри, воином семьи клана. Такое совпадение очень многим тогда не понравилось, но Болгорта сложно было в чем-то обвинить, ведь в тот день он сопровождал члена семьи клана, а значить был не причем. Зато теперь я знал, что он был, причем и смерть Эри стала реализацией его мечты стать воином семьи клана.
   Болгорта удалось выследить очень просто. В определенный день, он покидал стены дома клана на два дня и после службы всегда отправлялся в один и тот же трактир, где обязательно выпивал с друзьями пива, бурно отмечая это дело, а после полуночи покидая трактир в компании друзей, по одному и тому же пути возвращался к себе домой. Изучив его дорогу, по которой он возвращался домой, я нашел подходящий проулок, где его и встретил. К сожалению, я не мог сразиться с ним сам на сам. Во-первых, он шел с друзьями, а они хоть и все хмельные, но воины, которые привыкли биться при любых условия, а во-вторых, я понимал, что даже если бы Болгорт был бы один, он все таки воин семьи клана, а я всего лишь младший воин и он просто бы убил меня не сильно утруждаясь. Я выбрал другой способ его убийства арбалетным болтом, но болтом не простым, а специальным применяемый для убийства воинов не достойных умереть в честном поединке, запятнавших честь, его еще называют Болт Долга. Его редко применяют из-за его дороговизны, ведь он создается с применением магии, индивидуально на жертву и кроме него он не поразит никого, отчего жертва не имеет никаких шансов остаться живым, а нахождение такого арбалетного болта в теле жертвы говорить сама за себя, почему этот воин был убит таким способом.
   Прервал мои воспоминания, движение появившееся впереди каравана, а чуть позже стало ясно, что вызвало причину, это появившееся впереди строй воинов, не меньше чем в полтысячи. Повелитель, госпожа Эллен и торговец Жещога, тоже заметили воинов и поспешили в головную часть каравана, я пристроившись позади них тоже поспешил туда.
   От воинов преградивших дорогу отделился командир и направился к каравану. Поравнявшись с выехавшими вперед Повелителем, госпожой Эллен и торговцем Жещога спросил.
   - Кто такие и куда направляетесь?
   - Я Жещога, торговец из клана Логосап еду с товаром в город Лорпу.
   - Я Эллен И'икелин, дочь главы клана И'икелин, являюсь голосом клана.
   Повелитель же никак не представился, отчего командир полутысячи воинов, принял его за сопровождающего Эллен и обратился к ней.
   - Ланна Эллен, я командир полутысячи Золд, приношу извинения, что задерживаю голос клана, но между нашим кланом Фартом и кланом Цукенрот началась война и у меня приказ главы клана препровождать всех встречных в город Нег, откуда вы сможете беспрепятственно покинуть наши земли. Воины клана Цукенрот постоянно совершают набеги на наши земли, и это делается для безопасности, всех кто пересекает наши земли.
   - Я приветствую такую безопасность со стороны клана и как голос клана не возражаю вашему сопровождению нас в город Нег.
   Применив соответствующий ритуал в сторону Эллен Золд, отдал знаком приказ, и караван окружили его воины. Повелитель, госпожи Эллен, и торговец Жещога, вернулись к каравану и нас дальше повели воины Золда.
  

Глава 12

  
   Какой же я был самоуверенным, победы прошлого сильно вскружили мне голову. Я считал, что мир теперь будет кружиться вокруг меня, а он очень быстро показал, что это не так. Но корить себя не было уже смысла, поскольку события развивались по своему сценарию, и мне только оставалось поспевать за ними.
   Все шло так хорошо, мы примкнули к торговцу и два дня продвигались с ним. План мой шел по выстроенному мною сценарию, но предвестником его срыва можно назвать появление полутысячи Золда. Сославшись на приказ, он настаивал на нашем препровождении в город Нег, и Эллен не возражала, так что и я не стал возражать.
   До города мы добрались за полдня, где Золд передал нас гарнизону города, а сам попрощавшись отправился на патрулирование. Въехав в город, мы выяснили, что он переполнен торговцами, путниками и воинами, поскольку по тому же распоряжению главы клана никого не выпускали из города. Кое-как, разместившись, мы стали ждать, как и остальные, когда нас смогут выпустить из города, поскольку жаловаться и требовать, чтобы позволили покинуть город даже на свой страх и риск, сразу же отклонялось и подтверждалось соответствующим количеством воинов. Так что оставалось только ждать, а на следующий день город всколыхнула новость, которая затмила собой все, Свободные земли объявили войну землям Кланов и миллионная армия генерала Шоога начала наступление на эти земли и сейчас стремительными темпами захватывает все на своем пути, ВОЙНА пришла на земли Кланов.
   Я рассчитывал на время, которое мне позволит собрать армию для противостояния армии генерала Шоога, но мир показал мне, что у него свои планы и теперь предыдущий план никому уже был не нужен. Кланы теперь будут настороже и думать, как отразить наступление армии генерала Шоога, и на возрождение какого-то Хантуки теперь не обратят внимания никакого, и это значило, что требовалось искать другой выход из положения.
   Одной из хороших новостей, стало оглашения на другой день разрешения покидать город, и все кто принудительно держался в городе, массово начали его покидать. Перед лицом общего противника были забыты все обиды между кланами Фартом и Цукенрот и был срочно заключен мир между ними, но это была одна из хороших новостей, поскольку плохи новости начали распространяться по всем землям Кланов одна страшнее другой. Паника и хаос начали охватывать земли Кланов, это было хорошо видно по трупам и пепелищам, которые нам постоянно попадались по дороге.
   Мы покинули город вслед за остальными, но торговца я решил покинуть, поскольку теперь не имело смысла придерживаться придуманного плана, и теперь мы удалялись от города в сторону расположения клана И'икелин. Сейчас это был единственный клан, что мог мне помочь.
   Клан И'икелин располагался в Граничных горах, где на тысячу фулов их протяженности существовал только один проходимый перевал Гоога, который и контролировал клан И'икелин. Во времена войны между Тра и Императором этот перевал считался стратегическим, и потому посредине перевала еще в ту эпоху построили неприступную цитадель, в которую вложили не только мастерство, но и изрядное количество магии. Владение этой цитаделью делал клан И'икелин очень влиятельным, ведь перевал был кратчайшим путем в Свободные земли и к морю Зе'долж, на берегу которого расположился крупный торговый и морской город Ролд. Этот город славился своими товарами и недорогой ценой на них, а так же своим флотом, который плавал всюду, и потому в городе всегда можно было найти то, чего не было у других. Достигнув цитадели клана И'икелин, я рассчитывал заручившись поддержкой главы клана, который является отцом Эллен, получить так мне необходимое время, чтобы выработать новый план действий, который поможет остановить армию генерала Шоога.
   - Повелитель, - вывел меня из задумчивости голос Ласса.
   - Да, Ласс, - уставшим голосом ответил я ему, темп, что я задал, вымотал меня до предела.
   - Повелитель, я хочу тебя предупредить, что отряд волнуется, мы третий день скачем во весь опор, но непонятно куда.
   - Осталось не так далеко, так что все вскоре все сами узнают.
   - Как пожелает, Повелитель.
   Я действительно уже третий день гнал свой отряд без передыху, больше от отчаяния, чем от необходимости, но выматывающий темп притуплял любые мысли и отвлекал от пульсирующей боли внутри меня, а потому я гнал отряд вперед. Нашей целью была самая охраняемая тайна империи Тра, своеобразным мифом в мифе, но которая существовала в реальности.
   С того времени как в мире Халаке появились артефакты, которые ограничивали силу магии, появился этот миф, который рассказывал, что сильная магия в мире Халак не возможна, но этот миф стал идеальным прикрытием для другого мифа, что в мире Халак нет транспортной системы наподобие кошн. Но такая транспортная система существовала, предназначенная для императора, его семьи и небольшого числа приближенных. Располагалась эта транспортная система глубоко под землей на глубине от трех до пяти фулов, в естественных пещерах. Мало кто знал в империи Тра, что артефакты, ограничивающие силу магии, имеют конечный радиус воздействия и если в воздухе этот радиус велик, то под землей это влияние снижается на порядок и уже на глубине от двух с половиной до четырех фулов полностью исчезает. Этот феномен был выявлен случайно, но сразу же был засекречен, а потом изучен и только ограниченный круг знал результаты исследований. Тогда же возник проект создания транспортной системы кошн, но в уменьшенном размере для обеспечения безопасности императора и его семьи при возможной угрозе, при посещении баз расположения войск. И вот сейчас я двигал отряд к одному такому замаскированному входу-выходу, что располагались по всем подконтрольным когда-то империи Тра землям в мире Халак.
   Как я и обещал Лассу, ехать пришлось недолго. Нашей конечной целью оказалось большое озеро, окруженное редким лесом.
   - Привал, - произнес я. Разбивайте лагерь, мы здесь заночуем.
   Никто при этом мне не возразил, хотя солнце стояло в зените, но всех эта гонка утомила так, что такой остановке все были рады.
   Я, слезши с коня, молодецки осмотрел, возникшую после моего приказа суету и не спеша, направился в сторону видневшихся кустов, и как только они скрыли меня в достаточной мере, чтобы меня не было видно из лагеря, рухнул без сил на берег озера. Эта гонка не оставила живого места на моем теле и хоть я имел большой опыт езды на лошадях, но мне было далеко до тех кто "родился в седле". Это они могут после многодневной скачки чувствовать себя бодрыми и здоровыми, а для меня это оказалось непосильным трудом.
   Лежа на берегу, боль, пронизавшая всего меня, хоть и доставляла неудобство, но эта боль по сравнению с тем, что мне приходилось терпеть в седле, была другая, почти своя, родная, так что в какой-то мере я блаженствовал.
   Прервал мой отдых, треск кустов и легкие шаги, издаваемые при движении по песку.
   - Саш, ты как? - наклонившись надо мной, спросила Эллен.
   - Нормально, - ответил я ей, принимая сидячее положение.
   - Я волновалась, ты не важно выглядел, - присаживаясь на корточки.
   - Все в порядке, мне только нужно немного отдохнуть.
   - И зачем ты тогда так спешил?
   - Каюсь, дурак. Спешка не была так нужна, - ложась назад на песок, при этом Эллен взяла мою руку, - но понимаешь, - ощущая ее ладонь в своей, - я впервые столкнулся с тем, что мой план провалился, вот и потерял на время контроль над собой.
   - А сейчас?
   - А сейчас я в порядке, - ответил я, повернувшись на бок и приняв, таким образом, удобную позу, чтобы видеть ее полностью. Изматывающая скачка помогла.
   - И что теперь будешь делать?
   - Увидишь, - загадочно ответил я ей, поглаживая ее кисть, большим пальцем. Могу только сказать, что это будет сюрприз для тебя.
   - Я уже заранее боюсь твоего сюрприза, все-таки ты не умеешь что-то делать по мелочам, - при этом аккуратно забирая свою руку из моей.
   - А ты не бойся, - перехватывая ее ладонь своей свободной рукой, - обещаю, что ничего опасного в нем нет, - и поцеловал нежно кисть ее руки.
   Не ожидавшая этого Эллен не сразу убрала руку, не было такого знака внимания в мире Халак, как в прочем и бывшей империи Тра, так что она не сразу поняла, что я делаю, а когда поняла, то поспешно убрала кисть руки из моей ладони.
   - Все-таки ты еще мальчишка, - ответила она мне немного холодновато и, поднявшись, царственно направилась в сторону лагеря.
   Я же упав на песок, радовался, хотя чему, сам не мог понять. Меня переполняла чувство действия, хотелось что-то делать, куда-то идти, просто прыгать, лишь бы двигаться. Переполнявшая ранее меня боль и усталость, куда-то исчезли, а я взглянув на воду, вдруг остро ощутил, что меня тянет в воду и резво вскочив, я сорвал с себя одежду и с радостным гиканьем нырнул в воду. Отплыв сильными гребками далеко от берега, я лег на воду и отдавшись ветру бессмысленно смотрел в небо. Вода в озере была теплой, и я сам не заметил, как заснул.
   Проснулся я внезапно, когда что-то перевернуло меня, и я с головой окунулся в воду. Всплыв, и стерев воду ладонью с лица увидел рядом Стила, что с тревогой посматривал на меня, а чуть по далее от него, к нам спешил Стикс.
   - Что случилось?
   - Саш, с тобой все в порядке?
   - До того как ты меня окунул, все было в порядке. Так что случилось?
   - Ты испугал нас.
   - Я!?
   - Да, прошло уже два часа, как ты ушел из лагеря. Мы забеспокоились и пошли искать тебя. Увидели твои вещи на берегу, а потом мы заметили тебя лежащего без движения на воде и испугались. Пока он это рассказывал, Стикс, успел доплыть до нас, и тревога понемногу уходила с его лица по мере понимания, что я жив и здоров. И бросились к тебе на помощь.
   Только сейчас я обратил внимание, что на братьях штаны и пояс с кинжалом в ножнах, прозрачность озера это давало возможность рассмотреть.
   - Нет со мной все в порядке. Я просто уснул. И молча направился в сторону берега.
   Так же молча, мы выбрались на берег и начали одеваться.
   - Спасибо вам, - нарушил молчания я, при этом братья перестали одеваться и посмотрели на меня. Я не думал, что столько людей беспокоиться обо мне, спасибо. И подойдя к ним, обнял из как друзей, а они меня и в тот момент любой лед, что был между нами, растаял без следа.
   За этой картиной нас и застала Эллен.
   - Мальчики, - весело произнесла она, но я все-таки уловил в них нотки облегчения, - хватит обниматься, кушать стынет.
   Посмотрев на нее, мы переглянулись и засмеялись, не поняв над чем, мы смеемся, Эллен холодно окинула нас взглядом и гордо повернулась к нам спиной. Мы же проводив ее взглядом, быстро начали одеваться и на перегонки поспешили в лагерь.
   Поев мое настроение, перешло совсем благодушное, и теперь с ленцой посматривал на лагерь, я заметил хмурое лицо Ласса, что направлялся ко мне, и не хорошее предчувствие кольнуло в груди.
   - Повелитель, у меня плохие новости.
   - Давай отойдем в сторонку, и ты мне все расскажешь, - тон каким произнес Ласс это, сразу же выветрило из меня благодушное настроение и заставило собраться.
   Отойдя так, чтобы нас никто не смог услышать, мы присели на камни и Ласс начал рассказывать.
   - Повелитель, в отряде назревает бунт.
   - Даже так, а в чем причина?
   - Уже давно в отряде ходят слухи, что вы не настоящий Повелитель Хантука, а маг который пользуется этим именем. Последние слова Джанко никто не забыл.
   - И что же раньше об этом не говорил, ты же опытный командир?
   - Раньше об этом шептались, и в отряде мало кто в это верил, но в последние дни, об этом заговорили в слух и теперь я боюсь, воины сочтут вас самозванцем и попытаются вас убить, чтобы очистить свою честь.
   - Что ж суть проблемы понятна. А кто зачинщик?
   - Эльф Эдилориос и его побратим орк Ывак.
   - Это не тот эльф, что из клана Солнечного Леса?
   - Да, это он. У Повелителя хорошая память.
   - А как ты сам думаешь, настоящий я или нет?
   - Я давал клятву служить Вам лично, и не важно окажитесь вы Хантукой или нет. Клятва, данная добровольно нерушима, а то, что хотят сделать остальные это бесчестие и клятвоотступничество.
   - Что ж ты ответил правдиво и с честью, так что я так же скажу тебе правдиво, я действительно не Хантука, а маг Александр. При этом Ласс слегка переменился в лице, но, взявши себя в руки, стал слушать дальше. Открыв могилу, я действительно встретился с духом Хантуки, но слаб, оказался он и я его поглотил, став одновременно, и магом Александром и Хантукой. Я владею всеми знаниями Хантуки, но при этом остаюсь магом Александром.
   - Но как такое могло произойти?
   - Я не знаю, но теперь я Александр-Хантука. И когда ты давал клятву Хантуке, то одновременно давал клятву мне, что теперь является единым целым, так что урону чести не ты, не воины не нанесут себе.
   - Повелитель, - после продолжительной паузы, вставши, произнес Ласс, - я готов служить тебе до конца и отсалютовал мне знаком.
   - Я верю тебе, - вставши, кладя ему руку на плечо и смотря ему пряма в глаза. С этого момента, я, вглядываясь в его взгляд, понял, что я приобрел еще одного верного соратника и друга.
   - А теперь приведи ко мне Эдилориоса и Ывака.
   - Слушаюсь, Повелитель.
   Пока я ждал их, то сделал некоторые приготовления, и когда все трое появились передо мной, все было готово.
   Пока они подходили я внимательно рассматривал эту занимательную пару. Эльф был хорошо сложен и как и все эльфы красив, но на мой взгляд его высокомерный и снисходительный взгляд на все и всех его портил. Одет он был в легкие доспехи, хорошо подогнанные по фигуре, что не стесняло движение. Доспехи были искусно сделанные и украшенные тонкой резьбой, что хорошо гармонизовалось с его красотой. За плечами у него находился неизменный для любого эльфа лук, то же искусно украшенный и вызывающий вздохи ревности у любого лучника, настолько совершенен он был. На поясе у него висел на правом боку кинжал, а на левом короткий прямой меч. На ногах у него были надеты легкие сапоги, в которые были заправлены узкие штаны.
   В противоположность эльфу орк был одет в тяжелые доспехи, превосходил ростом и силой эльфа втрое, угрожающе посматривал на всех, и не переставал демонстрировать свою силу, с легкостью неся огромную секиру. Шлем, он не носил, на ногах у него были надеты сапоги огромного размера с меховой окантовкой, в которые были заправлены штаны.
   Остановившись возле меня, они не дожидаясь разрешения, сели сами, эльф на занимаемый ранее Лассом камень, орк на корточки, Ласс остался стоять позади них, чуть на расстоянии. Право разговаривать было оставлено за эльфом, его побратим молчал.
   - Повелитель, - произнес он снисходительно, и по шутовски отвесив полагающийся знак внимания. Мы прибыли по вашему приказу, - сказав таким тоном, словно он сделал мне одолжение.
   - Я, проигнорировав его действия, спокойно произнес.
   - До меня дошли слухи, что вы распространяете слухи, о том, что я не настоящий Хантука.
   - Ну, что вы Повелитель, слухи распространяют на рынках, а я прямо говорю, что вы самозванец, - при этом тон его из шутовского стал серьезным, а его побратим слегка напрягся.
   - Что ж не буду отрицать, - и на эти слова эльф стал сразу лучиться торжеством, - но, - добавил я, - не буду подтверждать это, - и торжество на его лице слегка поутихла, сменившись непониманием. Можете возвращаться в лагерь. Эльф и орк с недоверием посмотрели на меня и стали подниматься и когда, повернувшись спиной, начали уходить, я тихо запел.
   Ветер в листве - признак беды,
   Шелест в траве - признак войны,
   Священные войны на границах стоят,
   Лес затаился в преддверии битвы...
   (Песня Памяти)
   При первых же словах Эдилориос внезапно застыл и медленно, как бы не веря, начал поворачиваться ко мне. Присутствующие Ласс и Ывак, недоумевающи посмотрели на него, а потом на меня поющего песню, потом снова на Эдилориоса.
   - Откуда ты знаешь Эту мелодию и Эти слова? Никто кроме клана Солнечного Леса не знает их.
   - Ошибаешься, - тихо и спокойно произнес я, - Эту мелодию и Эти слова слышал один человек и слышал он их от самого Мальториноса, великого сказателя и барда того времени, что пропел ее в день когда я, Хантука, завоевал ваш клан и король Элориториос и глава Совета Акоренодорлос признали меня своим Повелителем и вручили мне в знак почтения жезл Жизни, вот этот, - и я поднял с земли у себя за спиной деревянный жезл, что имел в основании удобную ручку за ней шел стержень, в виде ветки с обрезанными побегами, заканчивающийся закрытым бутоном, что, походил на пламя свечки, но состоящего из тоненьких прутьев, через которые было хорошо видно, как посредине бутона находился маленький зеленый кристалл, который сейчас слабо мерцал.
   По мере того как я говорил ему все это, его лицо все больше каменело, но когда я показал жезл, камень дал трещину и уже через мгновение он неотрывно с трепетом и обожанием смотрел на него, но самообладания не терял и бросаться отнимать не спешил.
   - Да я помню как король Элориториос и глава Совета Акоренодорлос, вручили мне этот жезл, ведь благодаря этому жезлу ваш лес называли солнечным, а значить более щедрого подарка, они вручить не могли, - произнес я, задумчиво теребя жезл. Тысячелетия прошли, - я поднял взгляд на Эдилориос, и я вижу, что вы по-прежнему чтите этот жезл, - видя что, он продолжал смотреть только на жезл, - мне он не нужен, и я готов отдать его вашему клану, - я протянул его Эдилориос, у которого глаза зажглись надеждой, и он невольно потянулся к нему, - по праву владения, но не могу, - резко убирая жезл от него. Надежда такая горящая в его глазах резко потухла, сменившись отчаянием.
   - Эдилориос скажи, что мне делать, как быть. Жезл мне совершенно не нужен, но и отдать тебе я его не могу, ведь ты не только представитель клана эльфов Солнечного Леса, но и подстрекатель к бунту в отряде воинов, что присягнули мне! - последние слова я произнес спокойно, но так, чтобы нас услышали все в лагере. Вы решили изменить данной добровольно клятве, распространяя слухи обо мне, - обводя взглядом его и Ывака, - и при этом хотели, чтобы вместе с вами, свою честь запятнали все воины! У меня нет доверия отныне к вам, я освобождаю вас от данной вами клятвы, вы должны немедленно покинуть мой отряд, а это, - вставая и бросая как собаке кость, жезл в сторону Эдилориос, - вам на память. И не дожидаясь, какой либо реакции с их стороны развернулся к ним спиной и направился к берегу.
   Стоя спиной к лагерю, я слышал как он бурлит. Все обсуждали происшедшее между мной и Эдилориосм и Ываком. Я был уверен, что после этого никто в лагере руки им не подаст, ведь они посягнули на самое святое, что есть у воина его честь. А способ, каким я их освободил от клятвы, делал их хуже, чем прокаженные. На берегу я стоял долго, смотря на воду, лагерь бурлил, но вот я услышал, как он начал стихать и с ожиданием затаился. Тогда же до меня донеслись шаги, одни тихие и осторожные, а другие тяжелые и предупреждающие. Остановившись позади меня, до меня долетел шорох преклонившихся на одно колено воинов и смиренный голос Эдилориоса.
   - Повелитель, я знаю, нам нет прощения, ведь я усомнился в твоем возрождении и тем самым смутил мысли других преданных тебе воинов. В своей гордыне, я как принадлежащий к роду эльфов, что живут намного дольше других, посчитал тебя самозванцем, ведь среди нашего клана еще есть те кто помнят тебя, но ты доказал что ты настоящий и теперь нет нам прощения, пока не сможем доказать тебе, что мы достойны прощения твоего и твоего доверия. Мы клянемся идти с тобой до конца, и путь наша кровью и земля, что приняла ее, станут нашими свидетелем.
   С последними словами я повернулся к ним и увидел, как они синхронно надрезали себе ладони кинжалами и капли крови пролились на землю, а сами они застыли в позе покорности и ожидания.
   - Встаньте Эдилориос и Ывак, - произнес я сурово, по-отечески, - я не простил вас, но готов принять вашу клятву на крови, чтобы вы делом доказали, что вы достойны моего прощения и доверия.
   Лица Эдилориоса и Ывака, одновременно просияли, а во взгляде появилось нечто такое, что я теперь был уверен, они за мной пойдут теперь на край света, не задумываясь. А в лагере началось всеобщее ликование.

Глава 13

  
   Сон совершенно ко мне не шел, и я лежал и смотрел на звезды. Только вглядываясь в чужие звезды, понимаешь, как ты далеко от дома. Чужие звезды, чужой мир, чужая жизнь. Порой с тоской я вспоминал свой дом и свой мир, каким бы он ни был, для всех остальных, но этот был мой дом. Повернувши голову, я посмотрел на братьев, что лежали рядом. Нам пришлось пройти многое, чтобы я, наконец, смог назвать их своими друзьями, слишком мой мир располагал к одиночеству и недоверию в этом плане, и старые стереотипы не умирают сразу. С другой стороны от меня, немного в отдалении лежали Эллен, Дого и Лого. С этой троицей нас случайно свела судьба, нам пришлось много пережить, но мог я назвать их своими друзьями, на этот вопрос я затруднялся дать ответ, слишком запутанные были отношения в мире Халак, чтобы однозначно дать ответ на этот вопрос.
   Лежа и смотря в звездное небо, я одновременно анализировал, все что со мной произошло с момента моего пробуждения на жертвенном камне. С той памятной ночи, когда мне приснился кошмар, я словно очнулся ото сна, и хоть какая-то сила внутри меня по прежнему пыталась вернуть к подчинению, но раз узнав об этом, взбунтовалась моя упрямая и свободолюбивая натура, которая и начала бороться с этой силой внутри меня. И хоть эта борьба была не равной, трудно бороться с тем, что "по-хозяйски" разместилось у меня в голове, но даже тот, кусочек, что был свободным, давало мне пищу для размышления. А пищи для размышления было много, только сейчас я начал осознавать, что все мое путешествие имеет какую-то искусственность. При этом доказательств у меня не было, но проснувшаяся интуиция, так и вопила об этом. Лежа и прокручивая мысли в голове, я в какой-то момент сам не заметил, как заснул.
   Проснулся я от шума доносившегося со стороны края лагеря. Было раннее утро, и от озера шел густой туман, потому разобрать, что потревожило часовых, было не возможно. Попеняв себя за то, что расслабился и забыл поставить сторожевую сеть вокруг лагеря, теперь за это расплачивался, но не успел я раскинуть сеть, как из тумана появился Ласс, и причина шума тут же разрешилась.
   - Повелитель, к границе лагеря прибыл отряд из шести воинов и эддора, и просят встречи с вами.
   Узнав о причине шума, я встав и поправив одежду, направился к дожидавшемуся меня чужому отряду.
   Направляясь к месту встречи, я заметил, что шум разбудил не только меня, но и весь лагерь и теперь воины поспешно облачались в доспехи, готовясь к любой неожиданности.
   Дойдя до границы лагеря, я увидел, что десяток моих воинов, полностью облаченных, с подозрением посматривали на конный отряд, расположенный в пяти шагах от них, на границе видимости тумана, при этом чужаки даже не думали слезать с лошадей, что говорило о тревожном знаке.
   - Кто вы такие и зачем звали меня? - спросил я холодноватым тоном.
   На мой тон среагировал только эддор, скривив чуть презрительную улыбку. На взгляд ему было лет сорок, но при этом он был еще полон сил. Экипирован он был подобающе своему званию, а значить, опасен сам по себе, звание эддора, высшее звание которое может получить воин вне клана, за красивые глаза не дают.
   - Я эддор Квинтин, властитель здешних земель и хочу узнать, кто вы такие и почему беспошлинно передвигаетесь по моим землям.
   Что ж вот все и стало на свои места, возможно раньше Квинтин и был эддором, но сейчас в этом облике перед нами предстал обычный разбойник, и после его ответа это поняли все. Никто кроме кланов не может владеть землей, эта аксиома известна всем живущим на землях кланов и за нарушение этого закона кланы очень жестоко наказывают всех тех, кто осмелился покусится на их территории.
   - Что тебе надо? - спросил я его, при этом мой десяток стал располагаться так, чтобы занять выгодную позицию для защиты меня от атаки разбойников.
   - Немного. Вы сдаетесь и складываете оружие, взамен я сохраняю вам жизнь.
   - По-моему мы не в равных условиях, нас больше, - ответил я ему, а сам потихоньку раскидывал сторожевую сеть, слишком уверено он предлагал нам сдаться.
   В очередной раз, скривив презрительную улыбку, на мой ответ, он подал знак рукой и со всех сторон послышался звон оружия, до того как воины появились из тумана, я чертыхнувшись про себя, уже знал, что лагерь окружило не меньше двух сотен воинов вооруженных арбалетами. Еще раз, мысленно попеняв на себя, что не озаботился раскинуть вчера сторожевую сеть, я лихорадочно искал выход из положения. Следовало потянуть время, и когда появились чужие воины с направленными на нас арбалетами, я изобразил испуг и поспешно произнес:
   - Мне надо посоветоваться с отрядом.
   Бросив на меня презрительный взгляд, похоже по его оценке ценностей, я упал после своего испуга ниже некуда и теперь во мне он совершенно не видел противника, так что на мою просьбу он снисходительно ответил:
   - У тебя есть сто капель, - и демонстративно достав специальный сосуд с водой, что являлся в мире Халак измерителем времени и начал отсчитывать капли. На вид сосуд имел форму привычных для меня песочных часов, но вместо песка была вода, что перетекала по капле из одного сосуда в другой. При этом в основе такого сосуда лежала не механика, а магия и вода независимо от положения сосуда всегда капала одинаково, одновременно показывая количество капель на поверхности воды обоих сосудов, только из того, что вытекает это количество, уменьшается, а в том, что прибавляется оно, увеличивается и наоборот, и так до бесконечности.
   Продолжая играть покорность, я дал знак своим воинам отступать, при этом на меня смотрели наверно с не меньшим презрением, чем Квинтин, но мне было не до объяснений, и как только туман нас скрыл, покорность тут же слетела с моего лица. Разыскав взглядом Ласса, что один оставался невозмутимым и, приблизившись, тихо произнес:
   - Быстро собери всех в центре лагеря.
   Чуть кивнув головой в знак понимания, он, прихватив, еще двух, поспешил собирать всех в центре лагеря. Сборы оказались не долгими. Собравшись, воины тихо обсуждали новости, друзья тоже были здесь, но они в отличии от воинов верили в меня и потому, что-то обсуждали между собой, без тревоги на лица, но стоило мне заговорить, как все замолчали.
   - Воины, как вы наверно уже поняли, то нас, окружили разбойники, - начал я свою речь, одновременно создавая заготовки заклинаний, - что предлагают нам сдаться добровольно, или никого не пощадят. Разбойники имеют численное и оружейное преимущество, что и позволяет им диктовать нам свои условия, только вот не поняли разбойники одного, что сегодня добыча им досталась не по зубам. И с этими словами активируя, заклинания "защитная стена", что накрыла всех нас и "сонный ветер", что мгновенно усыпило всю живность на расстоянии полу фула.
   Убедившись, что никто не остался бодрствовать из разбойников, я убрал "защитную стену", что позволила не попасть нам самим под действие "сонного ветра" и тут же начал отдавать приказы.
   - Ласс разбиваешь людей на десятки и начинаешь осматривать и вязать всех разбойников вокруг лагеря. Не задавая вопросов, он начал разбивать непонимающих ничего воинов на десятки и отправлять их во все стороны, те неохотно расходились, но стоило им увидеть результаты заклинания "сонного ветра", как со всех сторон начали доноситься удивленные возгласы, но они быстро замолкли и все принялись за работу.
   Казалось бы, не очень трудная задача осмотреть всех разбойников и связать, тем более спящих, но даже так, нам пришлось провозиться больше двух часов, так что когда солнце разогнало надоевший всем туман, то все разбойники были освобождены от всех ценностей и связанные положенные в одну кучу.
   Пока остальные делали эту работу, я осматривал окрестности на наличие еще каких либо сюрпризов, и чуть больше чем в трех фулах обнаружил лагерь и табун лошадей принадлежащих ранее разбойникам под охраной пяти человек. План захвата созрел тут же и теперь я дожидался того момента, когда закончат с разбойниками, ведь лошади это не спящие разбойники, разбегутся, не догонишь.
   Оставив в лагере десяток воинов, соблюдая тишину и осторожность стали окружать табун и лагерь. Добравшись до выбранной мною позиции, я стал терпеливо дожидаться, когда воины займут свои позиции и убедившись, что все готово, дал знак и пять арбалетов спели похоронную песнь. Быстро собрав пасшийся табун, мы осмотрели лагерь и тем самым, увеличив добычу втрое, от чего все были в восторге.
   Осмотр лагеря и перегон лошадей к нашему лагерю заняло время до полудня. Воины радовались, получить добычу, практически ничего не делая, и пока они отдыхали, я решил заняться работой.
   Предупредив своих, что я пойду немного прогуляюсь, побрел не спеша по берегу озера. Впрочем, идти мне пришлось недалеко, цель моего путешествия были небольшое нагромождения скал, что одним концом скрывались в воде, а другим в лес. На первый взгляд скалы как скалы, единственное, что отличало их от других подобных скал, это наличие внутренней природной площадки, прикрываемая от посторонних взглядов, камнями, напоминающие клыки и если не знать что тут есть такая площадка, то можно просто пройти мимо, приняв проход за обычную трещину в скалах.
   Внутреннее пространство на первый взгляд мало, чем привлекала, может только недоумением, как природа смогла создать такую округлую площадку, а так обычные скалы, неровные и шероховатые, но весь этот вид был обманчив, поскольку имперские маги в свое время постарались на славу, чтобы это место не привлекало внимание.
   Обойдя площадку по кругу и дотрагиваясь до определенных камней, я подпитывая их энергией, заставлял их неярко светится. Закончив обход, я стал в центре площадки и стал ждать. Ждать пришлось не долго, свечение от камней начало передаваться на другие камни, расположенных рядом, создавая световой круг, с центром там, где я стоял. Но и это продолжалось не долго, круг недолго простоял, мигнул и пропал, как и любое другое свечение на камнях, и площадка вновь стала простым нагромождением камней. Впрочем, меня это уже не интересовало, главное, что кошн работал и, активировав ключ-пароль, мгновенно перенеся, соединенную с ним, пещеру, под землей.
   Пещера, как и ожидалось, встретила меня тишиной и темнотой, но это продолжалось не долго, запустив пару световых шаров, я смог осмотреть пещеру. Навскидку пещера была метров триста в диаметре и сто в высоту. Я стоял в искусственном круге, диаметром полностью повторяющий диаметр на поверхности, рядом располагался пульт управлением им, а так же кольцом кошна, что располагался вертикально на полу пещеры, метров в ста от пульта. В отличие от гигантских кошнов на поверхности, этот в диаметре достигал не больше десяти метров. С моим прибытием ничто не отреагировало на этот факт, что говорило только об одном, энергия, что должна была поддерживать все это, в рабочем состоянии, полностью себя исчерпала, а значить предстояла кропотливая работа.
   Выйдя из круга, я направился к пульту и сметя пыль с сидения, запитал своей энергией пульт и стал ждать, когда он полностью очнется и сможет приступить к работе. Ждать пришлось минут десять, к этому времени, я уже сидел на нервах, ведь если, что-то случилось с пультом, то план пришлось бы менять кардинально, но вот по прошествию десяти минут пульт засветился зеленоватым светом и над ним появился знакомый шар управления. С облегчением, выдохнув, я приступил к работе.
   Через полчаса пещера полностью преобразилась. В ней появился свет, правда, довольно тусклый, но рассмотреть что-то можно было вокруг себя, а большего и не требовалось. Кошн, стоящий вертикально и относящийся к транспортной сети, теперь излучал неяркое свечение, как и кошн, на земле, через который я попал в эту пещеру. Закончив с этим, я приступил к основной работе и начал водить координаты точки выхода, к кошну, расположенному под цитаделью клана И'икелин. В свое время это был стратегический объект, а сеть была везде, где было хоть более или менее значимое место и которое мог посетить император или члены его семьи.
   Кошн сработал так как и от него требовалось. Ведя координаты, я убедившись что поверхность кошна покрылась рябью и собравшись смелостью погрузился в нее и мгновенно оказался в точке выхода. Здесь пришлось повторить знакомую операцию и через сорок минут, когда я активировал кошн, пещера представляла полную копию, той, что я покинул. Вернувшись назад и обведя удовлетворенным взглядом проделанную работу, я активировал кошн связанный с поверхностью. Теперь осталось только ждать, когда запущенные мною артефакты сделают свою работу и запитают всю систему для полноценной работы.
   Вернувшись на поверхность, первое, что бросилось в глаза так это нездоровая суета и судя по репликам, раздающимся со всех сторон, причиной этого переполоха был я, а точнее мое отсутствие. Выбравшись из скал, я направился к ближайшей группе, и когда меня заметили, от радостных криков заложило уши, при этом воины радовались искренно, вызывая нездоровый ажиотаж, поскольку к их крикам присоединялись другие воины, что появлялись со всех сторон. Как ни странно, но первые кто появился, после того как меня нашли, были Эдилориос и Ывак и теперь неотлучно следовали за мной, негласно охраняя меня от через, чур, впечатлительных, при этом взгляды, бросаемые ими в мою сторону, как мне показалось, был немного с укором.
   Мое внезапное исчезновение друзья приняли более спокойно, чем остальные, но тревога нет, нет, да и проскочит в их глазах. Меня они встретили в лагере, но в отличие от остальных они могли меня спросить, где я был, чем они и воспользовались. При этом Эдилориос и Ывак так и остались охранять меня, делая вид, что отошедшие остальные воины подальше от нас, чтобы не мешать нам, к ним не имеют отношение, как и Ласс, что делал вид, что, занимается костром. Махнув на них мысленно рукой, я приступил к рассказу.
   - Значить так, Ласс, раз ты тут все равно, дашь позже всем команду, чтобы всех пленников и добычу привязали к лошадям, хотя, - посмотрев на солнце, - не надо, свяжите все так, что было готово быстро привязать к лошадям. Дождавшись кивка от него, продолжил.
   - В общем, так, цель нашего путешествия находится здесь, и чтобы внести ясность сообщаю, что все это время я был там, так что вы напрасно беспокоились обо мне. Так с этим разобрались, теперь далее. Прежде всего, Эллен хочу тебя обрадовать, очень скоро ты будешь дома, - дождавшись от нее удивленного взгляда, начал объяснять. Все дело в том, что об этом кроме меня теперь никто не знает, но под поверхностью, глубоко под землей существует транспортная система, наподобие той, что когда-то существовала в империи Тра, и мне удалось ее оживить. По мере моего рассказа значение транспортной системы оценили только Стил и Стикс, Эллен и Лого с Дого, так же неуверенно кивали, все таки, кое, что они знали о транспортной сети в империи Тра, а, судя по равнодушным взглядам в глазах Ласса, Эдилориоса и Ывака, то эта новость, как и понятие транспортной сети, было им совершенно незнакомо, так что они единственные, кто остались спокойными после этой новости и радости остальных не разделяли.
   - Хантука, - начала неуверенно Эллен, - а когда мы сможем отправиться?
   - Я думаю завтра с утра, - ответил я ей, - так что постарайся все к этому времени все сделать, - это уже Лассу. После этого Ласс встал и отправился давать распоряжения, это послужило сигналом другим, и остальные начали расходиться по своим делам, при этом до моего слуха донеслось, как Эллен начала расспрашивать Стила о транспортной системе и как тот с воодушевлением начал рассказывать о них и опыте перехода через них. Остальные начали прислушиваться к его рассказу.
   Оставшись один, за исключением Эдилориоса и Ывака, что, похоже, назначили сами себя моими телохранителями, решил перекусить. Пока я ел, вокруг Стила начала собираться толпа, настолько он захватывающе рассказывал, слава богу, уже не о транспортной сети, а смешные истории, так что очень скоро смех начал раздаваться среди слушавших его воинов. Впрочем, такая идиллия продолжалась не долго, вернувшийся Ласс, что ходил до табуна, быстро навел порядок и лагерь закипел, стараясь выполнить мой приказ.
   Утро началось очень рано, Ласс выполняя мой приказ, поднял всех еще засветло и начал привязывать спящих пленников, я решил, что в таком состоянии они будут меньше представлять нам проблем, да и количество знающих о транспортной сети тоже не следовало плодить, и мешки с добычей на лошадей.
   Пока все остальные занимались этой работой, я хотел, прихватив Стила и Стикса приготовить все там внизу для переноса, но натолкнулся на сильное сопротивление со стороны Эллен и всех остальных, так что вниз пришлось идти всем вместе, включая Эдилориоса и Ывака.
   - Ух, ты, - раздалось у меня за спиной чей-то возглас, когда мы оказались в пещере. Впрочем, возглас был заслуженный. За время моего отсутствия, система заработала в полную силу и теперь пещера существенно преобразилась. Всю пещеру теперь заполнял яркий свет, что зажегся сразу поле нашего прибытия, кошн, что на земле, что расположенный вертикально теперь светились ярким внутренним светом, что говорило о полной готовности к работе.
   Не дав налюбоваться всем этим Стилу и Стиксу, потянул их к пульту управления и начал объяснять принцип включения и выключения кошна связанного с поверхностью. В их задачу будет включаться, пропускать по одному лошадей с пленниками и добычей, чтобы не возникало толкотни. Растолковав им это, а если быть точнее, какие кнопки нажимать, я оставив Стикса и Эдилориоса, на что тот сильно протестовал, но я просто проигнорировал его протест и ему осталось только утешаться что со мной пошел Ывак, и ведя координаты, шагнул со всеми остальными в марево кошна, и оказался в пещере под цитаделью. Здесь пристроив Стила за точно таким же пультом, я начал разъяснять задачу Ываку. А задача была простая принимать появляющихся из кошна лошадей и заводить их в кошн предназначенный для перемещения на поверхность.
   Убедившись, что все поняли, все правильно, настроил наземный кошн на один из выходов в цитадели и активировав, вместе с Эллен, Дого и Лого отправился на разведку.
   Помещение, где мы оказались было переделано из когда-то из естественной пещеры. Потолок, стены и пол были искусственно выправлены. Помещение имело в размерах метров двадцать, совершенно пустое, за исключением массивной деревянной двери и изображения кошна на полу. Было сразу видно, что здесь очень давно не ступала чья-либо нога, пыль покрывала пол ровным слоем, но слой был небольшим, словно кто-то много лет тому назад тут прибрался, и с тех пор здесь не появлялся.
   - Не может быть! Запретная комната! - пробормотала Эллен, пока я осматривал помещение.
   - Что еще за запретная комната?
   - У клана есть легенда, что при империи Тра, нашу цитадель посетил Великий Маг, он создал эту комнату и оставил приказ, чтобы ее днем и ночью охраняли. Никто не знал что в этой комнате, поскольку Маг защитил комнату могучими заклинаниями и любой, кто пытался проникнуть, в секрет комнаты, умирал в муках. Воины, служившие в цитадели днем и ночью охраняли эту комнату и когда исчезла империя Тра это стали делать воины нашего клана. Так продолжалось почти две тысячи лет, пока однажды Джалал старший сын тогдашнего главы клана, будучи ребенком, не решил узнать, что там и обманув стражников проник в комнату. Заклинания, когда он открыл двери, не поразили Джалала, а клан узнал о содержимом этой комнаты. С тех пор стража не стоит возле дверей, и только раз в двадцать лет здесь делают уборку, и для чего предназначалась эта комната, до сего дня никто не знал.
   - Теперь ты знаешь, но меня больше волнует, сможем ли мы провести здесь лошадей?
   - Да. Помещение расположено недалеко от конюшни, это, кстати, тоже был из одних вопросов мучивших все, для чего ее разместили здесь.
   - Ладно, это все лирика. Возвращаемся. И активировав кошн, мы очутились в пещере.
   За наше отсутствие ничего не изменилось, что радовало. Перенастроив наземный кошн на другой выход, мы все в том же составе отправились на поверхность.
   Эта точка выхода была не в пример обжитей, чем та, что мы посетили, а если быть точнее мы оказались в спальне. Спальня была довольно просторной, чтобы кошн, искусно замаскированный под орнамент на полу, мог поместиться. Помимо большой и широкой кровати, комната была со вкусом обставлена и украшена. Сразу видно, что спальня проектировалась для существа обличенного властью, об этом говорили все предметы в комнате и его убранство, но при этом создатели комнаты постарались сделать комнату все-таки местом для сна, а не работы.
   Стоило нам появиться в спальне, как Эллен воскликнула:
   - Это же спальня моих родителей!!! И с восторгом начала носиться по спальне, хватая предметы. Впрочем, восторг быстро прошел и она, успокоившись, вновь стала сама собой.
   - Что будем делать? - уже спокойно спросила она, из дальнего угла спальни. Стража у дверей может напасть на нас, если мы появимся из спальни.
   - Ничего. Будем знакомиться с твоими родителями, я думаю, если неизвестные воины начнут выходить сплошным потоком из Запретной комнаты, это мало кому понравиться.
   Со стражниками находящимися возле двери, я поступил просто, усыпив их. Открыв массивные двери спальни, вот отчего никто не слышал воплей Эллен, мы направились в сторону сада, где по утрам отец Эллен тренировался.
   Дорога до сада оказалась запутанной, все-таки цитадель строили как военный объект, так что все подчинялось одному правилу, как можно тяжелее сделать движение вероятного противника. По дороге всех встречаемых я незатейливо усыплял, это сокращало нам и время и нервы. Поблуждав минут двадцать по коридорам, я усыпив очередную партию стражников оказался в саду.
   Сад был небольшой, но хорошо ухоженный. Наш приход был замечен, и к нам побежали два стражника, что находились рядом с тренировочной поляной, где мужчина лет сорока, бился на мечах с двумя противниками, причем бился он на уровне мастера, впрочем, противники тоже были не новобранцами.
   Как только стражники нас заметили и побежали к нам, тренировка тут же прекратилась, и все трое повернулись к нам и спокойно стали дожидаться нас, внимательно наблюдая за нашими движениями. Впрочем, напряженность была не долгой, Эллен вырвавшись вперед, бросилась на грудь мужчине и выкрикнула:
   - Отец!
  

Глава 14

  
   Переброска моего отряда и пленных прошло без проблем. Уединившись ненадолго с отцом, в дальнем углу сада, Эллен начала о чем-то говорить с ним, при этом стражники и бойцы, сместились и расположились так, чтобы держать нас в поле зрения, и на пути движения к главе клана. Разговор между Эллен и отцом длился минут двадцать, после чего Эллен поспешила к нам, а отец Эллен дал знак стражникам и бойцам расслабиться. Подойдя к нам она сообщила, что отец разрешил переброску. Дальше уже было техники, проконтролировав первые переброски и убедившись, что братья прекрасно справляются, стал просто наблюдать за переброской. С этой стороны отряд и пленников встречали доверенные слуги и стражники, остальных из этой части цитадели были под благовидным предлогом удалены. Саму переброску воины перенесли по-разному, одни спокойно, другие нет, но и те и другие после выхода из Запретной комнаты и видя меня бросали один и тот же взгляд затаенного страха передо мной. Что-то мне подсказывало, что после всего этого мне придется приложить много сил, чтобы вернуть их доверие ко мне как Хантуки и командира, но это будет потом, а сейчас я старался не замечать этих взглядов. Когда появился Ласса, что должен был идти последним, я вернувшись в скалы и убедившись, что ничего не забыто, забрав сначала Стикса и Эдилориоса, настроив пульт на работу в минимальном режиме после нашего прохождения через кошн, затем Стила и Ывака, проделав с пультом тоже самое и наконец мы оказались все в Запретной комнате. Здесь уже, нас, подхватили слуги, и повели в разные стороны. Мне еще предстояла встреча с отцом Эллен наедине, так что, дав команду всем отдыхать, поспешил за слугой. Пока все отдыхали, отряд и мои спутники в отведенных им комнатах, пленники в тюремных камерах, я же с отцом Эллен сидел в небольшом кабинете, смакуя вино из золотых кубков и ведя неспешный разговор. Его интересовало практически все, кто я такой, как познакомился с Эллен и т.д., но главное, что же за тайну хранила все эти годы Запретная комната. О транспортной системе я рассказал кратко, не вдаваясь в детали, и главное, уверив его, что кроме меня этим способом никто не сможет больше воспользоваться. Успокоив таким способом отца Эллен, мы плавно перешли на меня. Я решил рассказать почти всю правду о себе, умолчав только об истинном моем происхождении, придерживаясь в рассказе истории, когда-то рассказанной мною Юйже магу-ректору школы Счалкаш.
   - Лер Александр, - обратился он, направляя свой взгляд на меня, когда я закончил, - то что вы рассказали невероятно, и поверьте за спасение моей дочери я всегда буду вам благодарен, как и весь клан И'икелин, но хотелось знать, что вы собираетесь делать дальше?
   - Выиграть войну.
   - Вот этого я и опасаюсь. Я догадываюсь, что ваш приезд, это не праздное любопытство, и прибыли вы не за тем, чтобы доставить мне радость от встречи с дочерью, так что я хотел бы знать ваши истинные цели.
   - Вы правы, я прибыл, чтобы просить помощь у вас в создании армии, которая смогла бы противостоять армии вторжения.
   - И как вы это представляете? - спросил он, слегка поглаживая ножку кубка с рассеянным видом, но вот его аура говорила обратное, и внутри он был собран и очень внимателен.
   - Как клан И'икелин вы имеете определенный влиятельный вес в этом мире, и если вы начнете собирать армию, то другие кланы должны прислушаться к вам...
   - К сожалению, это не возможно, - перебил он меня.
   При этих словах у меня что-то оборвалось внутри, но я постарался не задать банальный вопрос "Почему?", запив этот вопрос большим глотком вина, и стал ждать продолжение, которое не застало себя ждать.
   - Об армии генерала Шоога, я узнал еще два года назад, тогда она насчитывала не более двадцати тысяч, - начал он, углубившись в воспоминания и смотря при этом отрешенным взглядом на кубок. Еще полгода мне понадобилось, чтобы внедрить своих агентов в эту армию и узнать их цели. Все-таки наш клан сильно зависит от пошлин получаемых за переход через наш перевал в Свободные земли, а здесь появляется армия с неизвестными целями, а значить могут в будущем повлиять на торговлю, а значить и на нашу прибыль. По началу армия генерала Шоога представляла собой одну из многочисленных армий-завоевателей, которые время от времени появляться на Свободных землях и которым там научились противостоять, но очень скоро я понял, что ошибся. Армия генерала Шоога шла от одной победы к другой, королевства, города-государства и Вольные баронства как-то быстро оказались под их властью, при этом армия старалась не разорять завоеванные земли. Генерал Шоога вел, мудрую политику в отношении этих земель, чем снискал себе добрую славу среди завоеванного народа. И вот год назад, последние земли Свободной земли покорились его армии, по сути, Свободные земли стали империей, но генерал Шоога завоевав последние земли Свободной земли, оставив наместников, начал собирать армию возле границы Граничных гор. Тогда же и стало понятно, что генерал не собирается останавливаться на достигнутом, а увеличивающаяся с каждым днем армия однозначно говорила, что он собирается покорить и земли Кланов. Вот тогда я и попытался объяснить ситуацию другим кланам и совместно собрать армию, для отпора будущим захватчикам, но даже тут генерал Шоога опередил меня. До моего визита, всех глав крупных кланов посетили его представители и предложили ряд таких выгодных договоров, и уступок, что меня не стали даже слушать, - после этих слов отец Эллен с силой сдавил ножку кубка, но эта вспышка эмоций отразилась только на этом жесте. Даже присутствие армии им удалось объяснить желанием покончить раз и навсегда с многочисленной пиратской вольницей, что сильно расплодилась на водах Зеленого моря. Вернувшись назад, я попытался убедить в угрозе нападения хотя бы ближайшие кланы, чтобы иметь хоть какие-то войска, когда армия генерала Шоога начнет выступление, но и здесь меня ждала неудача. Никто не хотел меня слушать, в Свободных землях было все спокойно, торговцы, посещающие Свободные земли несли одну радостную весть за другой. Ведь после смены власти границы в Свободных землях исчезли, и товары стали еще доступнее, а значить кланы стали стремительно богатеть и мои слова об угрозе со стороны Свободных земель только посмеивались. Тогда же убедившись, что помощи ждать неоткуда, я пошел на отчаянный шаг и решил послать дочь и двух сопровождающих с ней в мир Тра, чтобы найти помощь там, если не войсками, то хотя бы магами или артефактами. Но как мне рассказала Эллен, перед нашей встречей, ей это не удалось, зато ей пришлось много скрываться и если бы не ваша помощь, то быстрее всего дочь бы я больше не увидел, за что клан И'икелин всегда будет вам благодарен.
   По мере его рассказа в голове крутилась только одна мысль, "от судьбы не уйдешь". Чтобы я не придумал, чтобы я ни делал, судьба оставляет мне только один выход, битва с армией генерала Шоога один на один.
   - От судьбы не уйдешь, - произнес я тихо, когда он закончил, но так чтобы меня не услышал отец Эллен. Что ж, - продолжил я в голос, - пойдем тогда другим путем. Тогда мы не сильно стесним вас, если поживем в цитадели некоторое время?
   - Что вы, вы самые желанные гости в клане И'икелин так что живите сколько требуется.
   - Тогда позвольте откланяться, я хотел бы немного отдохнуть.
   - Конечно, конечно. Слуга вас проводит. Тут же появился слуга и поклонившись нам, повел меня в сторону моей комнаты.
   Комнату мне отвели в верхней части цитадели. С самого начала строительства цитадели архитекторы постарались максимально гармонично и практично вписать всю цитадель в перевал Гоога. Поскольку планировалось, что в цитадели будут нести службу до ста тысяч солдат, все-таки перевал являлся тогда стратегическим во всех смыслах, то не удивительно, что хоть зримо цитадель выглядит небольшой, но, по сути, являлось огромным сооружением. Основная часть цитадели скрывалась в горной твердыне, которую древние строители изрыли основательно, создавая гигантские хранилища, для оружия, техники, продовольствия и амуниции и после окончания строительства цитадель имела такую планировку.
   В подвальном и на первом уровне располагались хранилища и склады, а так же хозяйственные постройки. На втором (среднем) уровне, располагались казармы, оружейная комната и тренировочные полигоны. На третьем уровне располагались офицерские помещения, гостевые комнаты и общая библиотека. И на самом верхнем уровне располагались помещения коменданта цитадели и помещения для знатных гостей, императорские комнаты, а так же небольшой сад.
   Вот и получается, что поселили меня в комнатах предназначенных для именитых гостей. Стилу и Стиксу повезло в этом смысле меньше, они занимали комнаты на офицерском уровне, но они были похоже не в обиде, стараясь в цитадели соблюдать дистанцию между нами.
   Расположившись в своих комнатах, что смело, тянули на апартаменты, я бухнувшись на огромную и мягкую кровать вызвал карту мира и стал ее просматривать, выясняя положение дел в землях кланов на данный момент. Видимая мною картина оптимизма не вызывали. Армия генерала Шоога двигалась медленно, но победоносно, оставляя после себя либо не тронутую землю клана, если клан добровольно присягал ему, либо выжженную, если клан имел глупость сопротивляться, при этом в живых никого не оставляли, из-за чего за армией неотлучно тянулся след стервятников, как неразумных, так и разумных в виде мародеров. Смотря, что творила армия генерала Шоога, с трудом верилось в рассказ отца Эллен, о мудром руководстве в Свободных землях.
   Прояснив ситуацию с армией генерала Шоога, я решил посмотреть, что делается в других частях земель Кланов, а посмотреть было на что. Не успел я начать просматривать остальные земли, как мне попалась прелюбопытная картина.
   Похоже, кому-то повезло больше, чем отцу Эллен. Возле среднего размера города сейчас располагалась приблизительно двухсот тысячная армия, которая ежеминутно пополнялась, о чем говорило постоянное прибытие новых отрядов, и вся эта армия плотно закрывала единственный выход из дремучего леса. Судя по карте лес, был огромным и одним концом упирался в Граничные горы, а другим в горную гряду, что располагались на расстояние тысячи километров. Проход в этом лесе был только один и в самом узком месте леса, где он сужался до десятикилометровой толщины, сам же проход был старательно очищен от лишних деревьев на ширину полукилометра, по которому был накатан хороший тракт. Быстро просмотрев, другие способы пройти через этот лес и выяснил, что это можно только обойдя горную гряду, так что места для битвы было выбрано идеально.
   Помимо того, что армия закрывала единственный выход, неведомый полководец активно еще и готовил оборону этого места. С высоты было хорошо видно, что проход на расстоянии километра от выхода, пересекали три траншеи трех метровой длины и глубины, с заостренными кольями, как на дне траншей, так на насыпях. Траншеи поменьше, можно даже сказать небольшие препятствия были также вырыты по обе стороны со стороны леса, чтобы не дать нападавшим внезапно напасть со стороны леса. Сами траншеи были вырыты на расстоянии двухсот метров, это первые две, а последняя траншея на расстоянии пятисот, практически на выходе. Кроме этого во второй и третий насыпи шли узкие проходы и переброшены мостики, по которым довольно шустро бегали лучники, арбалетчики и копьеносцы, отрабатывая взаимодействие в бою и порядок отступления. Видно было, что отрабатывали они эти действия уже довольно давно, поскольку все действовали четко и слажено, но, несмотря на это командиры, раз за разом заставляли всех отрабатывать все свои действия до автоматизма. Насмотревшись на их тренировку, я переместил изображение на сам лагерь, чтобы выяснить, как там готовятся к будущей битве. Но здесь меня ждало небольшое разочарование, большая часть лагеря занималась не подготовкой, а поиском местом для себя, ведь отряды ежеминутно прибывали, но вот остальные, кто уже успел разместиться, занимались своим оружием и сбруей. Просматривая лагерь, я заметил место, что было огорожено, отдельно от остального лагеря и охранялся очень хорошо, можно даже сказать плотно, а точнее сплошным кольцом, через который, фигурально выражаясь, и мышь не проскочит. Заинтересовавшись этим, я, направив туда изображение, и увидел ряды дальнобойных катапульт, было их штук сорок, я знал, что они не редкость в мире Халак, секрет их изготовления был известен, так что зачем их так усиленно охранять, я недоумевал. Решив не ломать голову над этой загадкой, я уже почти переместил изображение, когда краем глаза заметил действие возле одной из катапульт, что выходил за рамки обыденности. Как мне показалось один из воинов, что проходил возле одной из катапульт вдруг исчез, так как я знал, что в мире Халак это не возможно, слишком низкий фон магии, то этот факт меня и насторожил. Направив один из ПоСИ туда, я перевел его в режим поиска магической маскировки, отчего изображение передо мной разделилось на две половины, и на одной был виден все та картина, зато на другой эта картина разительно отличалась. Увидев, то, что скрывала довольно умелая иллюзия, я даже довольно цокнул языком. Я уже думал, что этих боевых машин и не осталось на Халаке, а если и осталось, то никто не сможет их оживить, но вот они красавцы были передо мной и переодетый в воина маг, вполне успешно работал в одной из этих боевых машин. Подняв чуть выше ПоСИ, я насчитал таких машин пять, два боевых пульсара, два огненного дождя и одну шарового кольца. Машины, судя по виду, были в полном порядке, так что вся авантюра с траншеями видеться теперь в другом виде. Когда я их увидел, то сразу понял, что они армию генерала надолго не задержат, ведь в его армии находились в основном расы не принадлежащим к людям, а значит, большая часть армии, просто не заметит этих препятствий. Но, теперь имея эти боевые машины, неизвестный полководец имел довольно большой шанс разгромить армию генерала Шоога, а мне следует при этом быть и помочь в случае чего. Странно, что отец Эллен ничего об этой армии не знал. Хоть по здешним понятиям расстояние до места битвы огромное, почти два месяца пути, если, не спеша, но маги хоть и слабы в мире Халак, все-таки кое-что умеют, в числе которых передача данных на расстояние. По неволи задумаешься, что все это может значить. Впрочем, не стоит лезть в чужой монастырь со своим уставом, раз не рассказал, то на это вполне могут быть веские причины, вплоть до того, что он сам не знает об этом.
   Оставив этот вопрос открытым, как и некоторые вопросы, ранее, в частности связанные с поездкой Эллен в мир Тра, я начал прикидывать через какой промежуток времени армия Шоога подойдет к лесу, и выходило, что не раньше чем через две недели, а значить есть время отдохнуть. Ближайшая точка выхода располагалась в пяти днях езды от армии, и у нас было около трех дней отдыха, которыми нужно было распорядиться разумно.
   Утром меня разбудил шум за дверью. Не успел я задать сам себе вопрос об источнике его появлении, как тут же раздался голос в моей голове ИТ-345.
   - "Причина шума является не желание Эдилориоса и Ывака впускать Ласса. Уровень опасности низкий".
   Получив разъяснение, я решил, что Ласс по пустякам меня бы не тревожил, как что, быстренько одевшись, и сформировав несложное заклинание, произнес тихо, казалось бы, в пустоту.
   - Пусть заходит.
   Усиленный мой голос раздался за дверью и тут же шум тут же прекратился, а в дверях появился Ласс. Слегка потрясенный таким приглашением, он, приблизившись ко мне, отсалютовал и произнес.
   - Повелитель.
   - Что случилось, Ласс?
   - Повелитель, пленники очнулись, и теперь следует решить их судьбу, как и что, делать с захваченными трофеями. Воины волнуются, поскольку никто не знает, зачем вы привели нас сюда и что теперь делать.
   - С пленниками и трофеями, я потом решу, а воинам скажи, что мы находимся в гостях, так что путь ведут себя соответственно. Отдыхаем три дня, но пусть воины не расслабляются, и все приготовят для длительного перехода.
   - Слушаюсь, Повелитель. И повернулся уходить.
   - Постой, Ласс.
   - Да, Повелитель?
   - Пойдешь со мной, но после завтрака. А пока передай это воинам и возвращайся назад. Он, тут же отсалютовав в знак понимания, скрылся за дверью.
   Позвонив в колокольчик, я дождался слуг, что принесли все для умывания, а пока я занимался утренним туалетом, другие спешно накрыли стол и поспешили скрыться за дверью. Со мной остались только двое слуг, чтобы прислуживать мне за столом.
   Ласс вернулся раньше, чем я успел позавтракать, но поскольку я уже заканчивал, то его ожидание оказалось недолгим.
   Вызвав еще одного слугу, мы направились за ним к отцу Эллен. Немного поплутав по коридорам слуга вывел нас к неприметной двери и скрывшись за дверью сообщил о нашем визите.
   Комната, куда мы зашли, представляла собой небольшой кабинет. Отец Эллен при нашем появлении отложил ряд бумаг, что до этого просматривал, в имеющуюся здесь стопку.
   - Лер Александр, чем вызван ваш визит ко мне?
   - Мне надо решить вопрос с пленниками и трофеями, и я решил, что в этом вопросе вы могли бы мне существенно помочь, - присаживаясь в ближайшее кресло.
   - Что ж, - переходя с любезного тона на деловой с нами, меняясь даже лицом, - я ожидал этого визита, так что позволил себе сложить некоторые списки. Можете ознакомиться, - и протянув нам несколько листков из стопки. Ласс понятливо взяв их у него и отдав их мне, сам стал за моей спиной.
   На нескольких листках бумаги был полный список всего, что мы привезли в виде трофеев, а один был посвящен пленникам. Под всеми этими списками стояли цифры, стоимость по которой отец Эллен готов был все это выкупить, и как не странно сумма так же стояла под списком с пленниками. Быстро их, просмотрев, я отдал листки Лассу, а сам, повернулся к отцу Эллен.
   - Скажите, а зачем вам пленники? Ведь они бывшие воины и рабы из них получаться плохие?
   - Вы правы рабы из них будут плохие, но есть места, где такие бывшие воины очень даже ценятся, - пространственно ответил он мне.
   Получив такой туманный ответ, я не стал забивать себе голову, не мне судить мораль этого мира, так что, повернувшись к Лассу, спросил.
   - Что думаешь? Бросая взгляд на листки.
   - Цена вполне нормальная, а за пленников даже немного завышена, так что мы вполне можем соглашаться.
   - Что ж, тогда согласен на эти условия.
   Словно ожидая этих слов, отец Эллен, достал из стола мешочек, который и положил на стол. Рядом лег точно такой же мешочек, а за ним еще один.
   - Здесь все до монеты.
   - Пересчитывать не будем, я вам верю, - ответил я ему, давая знак Лассу забрать мешочки со стола.
   - Приятно было иметь с вами дело, - произнес я вставая.
   - Мне также, - ответил он любезностью на любезность, но тут же меняя деловой тон на хозяйский. И не смотря на наши дела, вы по-прежнему гости моего дома.
   Распрощавшись с отцом Эллен, мы вышли из кабинета, где нас терпеливо дожидался слуга.
   Забрав один из мешочков, остальные оставил у Ласса.
   - Раздашь среди воинов и пока можешь отдыхать. Повеселевши, он, отсалютовав мне, скрылся в одном из коридоров.
   Проводив его взглядом, я повернулся к слуге и произнес.
   - Проводи меня к Эллен.
   Слуга привел меня в знакомый сад, где под сенью дерева за небольшим столиком сидела Эллен, а рядом с ней женщина средних лет, с подвижным веселым и красивым лицом. Незнакомка имела средний рост, хорошо сохранившуюся фигуру и веселый озорной взгляд.
   Заметив нас, подходящих к столику, в глазах Эллен зажегся радостный огонек, а в глазах незнакомки, интерес.
   - Лер Александр, я рада, что вы решили присоединиться к нам, - произнесла Эллен, когда я приблизился к столику.
   - Не помешаю?
   - Нет. Ну, что вы, - ответила мне незнакомка. - Мы будем рады вашей компании, - при этом пристально взглянула на меня. Этот взгляд не остался незамеченным Эллен, которая на мгновение бросила тоскливый взгляд на незнакомку, а потому решила взять нить разговора в свои руки.
   - Лер Александр, это моя мама Краша, - сообщила она мне без всяких предисловий.
   - Мама, это лер Александр, я тебе о нем рассказывала.
   - Очень приятно с вами познакомиться, - произнес я.
   - Взаимно, - с озорным лукавством ответила она мне.
   - Лер Александр, из рассказов дочери, я поняла, что вы являетесь очень сильным магом для мира Халак, и мне страшно подумать какой вы силой обладали в мире Тра? - спросила она вроде бы скучающим голосом.
   - Вы преувеличиваете. Я действительно маг, но сильным делает меня молва, да знание, что позабыты в мире Халак, - ответил я ей в том же тоне.
   - Да? Но я слышала, что даже в мире Тра, это забытые знания..., - ответила она мне, при этом искренне улыбаясь.
   - Меня учили другие учителя, - возвратив ее улыбку, ответил я.
   - Мама! - не выдержав, вклинилась в нашу пикировку Эллен, с осуждением посмотрев на мать.
   Одарив еще раз меня понимающей мимолетней улыбкой, она только тогда обратила внимание на дочь и ее осуждающий взгляд в ее сторону.
   - Мама! - более твердо повторила она, смотря ей в лицо, и мать понимающе отступила.
   - Лер Александр, расскажите что-нибудь интересное, - обратилась ко мне Краша, - ведь жизнь мага сильно отличается от жизни воина, тем более вы из другого мира?
   - Вы правы, жизнь мага, это череда различных приключений и вот, кстати, одна из них.
   Последующие два часа я рассказывал различные байки о магах и ситуациях, в которых они оказались. Следует сказать, что байки, когда-то встречающиеся в обучающихся обручах и придуманные мною, тут же, были приняты с воодушевлением, и смех не замолкал ни на секунду.
   Эту идиллию прервал приход слуги, который что-то сообщив Крашне, удалился, а она сославшись на дела покинула нас.
   - Саша, похоже, ты понравился моей маме, - произнесла негромко Эллен, когда Крашна отошла на довольно далекое расстояние.
   - Это хорошо или плохо, - спросил я ее, машинально бросивши ягоду какого-то фрукта в рот.
   - Это никак. Мама постоянно ищет мне достойную пару и похоже ты стал следующим претендентом на мою руку.
   - А разве плохо, чтобы я стал твоим мужем? При этом на ее лице зажегся румянец, но быстро спал, и с грустью произнесла.
   - Это невозможно. Пойми, мама может искать мне достойную пару, но ту все решает отец, а его решение такого, что он отдает меня замуж за Рогло, что является младшим сыном главы клана Дож. Этот клан не является сильным или влиятельным, но он имеет родственные связи с одним из сильных кланов Укапе, а это позволяет в будущем превратить наш клан из влиятельного в сильный и отец ради этой цели пожертвует всем.
   - Ты его не любишь?
   - Нет. Но ради блага клана я пойду на это.
   - А ради меня?
   - Нет. Отец не согласиться и причина, по которой он не согласиться будешь ты!
   - Я? И чем, я не устраиваю его?
   - Ты МАГ! - произнесла она горьким почти обвинительным тоном, не своим, словно она повторяла чьи-то слова и я догадываюсь чьи. - Одиночка, не имеешь не друзей, не земли. То, что ты называешь себя Хантукой, ни о чем не говорит, и то, что тебе подчиняется отряд, тоже ни о чем не говорит. Таких отрядов много на землях Кланов, и то, что один из них дал клятву верности тебе, так это их право. При каждом слове голос Эллен становился все тише и тише, и под конец речь перешла почти на шепот.
   - Значить твой отец не поверил мне?
   - Нет. Он считает, что, будучи сильным магом, ты просто надурил воинов, прикинувшись Хантукой, но это их проблемы, мало ли кому присягают отряды, тем более они свободные воины, отца это мало волнует. Он знает только то, что ты спас меня и за это он будет благодарен тебе всегда и примет тебя и твоих друзей, когда бы ты, не появился здесь, со всем почтением, но на большее можешь не рассчитывать.
  

Глава 15

  
   Три дня пролетели незаметно, по моей просьбе Стил и Стикс остались в цитадели, хоть они ни в какую не хотели меня отпускать, но в мире Халак воевать на войне, это удел воинов, а они ну никак на них не походили, да и мне было спокойней когда они тут. Из-за этого расставание с Эллен, ее родителями, Лого и Дого, было коротким, и переброской в этот раз я занялся сам, что было дольше, но гарантировало, что братья самовольно не последуют за мной.
   Выход кошна располагался в руинах города, во дворце бывшего наместника. Когда-то город был велик и блистательным, но это было во времена империи Тра, сейчас от города остались немногочисленные руины.
   Пока происходила переброска отряда, пятерка разведчиков осматривала окрестности, но еще до переброски я просмотрел всю эту местность и не заметил никого поблизости, город и окрестности были совершенно пусты, но Ласс имел другое мнение, так что я не стал ему препятствовать.
   Как только с переброской было законченно, отряд, дождавшись разведчиков, которые, как и предполагалось ничего не нашли, тронулся в путь. Нашей целью был большой город, что располагался в дне пути от развалин города, но самое плохое было, то что это расстояние требовалось пройти через дикий лес, где нахоженных тропинок не было, а значить придется изрядно поплутать, прежде чем мы выберемся до дороги, ведущей к городу.
   Покинув развалины, мы двинулись сначала по древней когда-то широкой дороге, которое время хоть и подпортило, но не до конца разрушило, оставляя свободную от деревьев просеку, но чем дальше мы продвигались, тем больше разрушениям подверглась дорога, а, следовательно, и сложнее становилось двигаться вперед. Впрочем, это меня не сильно беспокоило, хоть дорога, в конце концов, судя по карте, окончательно зарастала в глубине леса, но, судя по той же карте, древняя дорога пролегала через лес довольно далеко, чтобы, ориентируясь по карте, когда она закончиться, поплутав, была возможность выбраться на дорогу.
   Из-за леса, все успешней пытающегося поглотить дорогу, отряду пришлось вытянуться в длину, отчего Ласс был однозначного мнения и потому благоразумно отправил двух разведчиков вперед и сам старался держаться впереди отряда, на небольшом расстоянии от него.
   До полудня мы проехали где-то половину леса, когда один из посланных вперед разведчиков спешно вернулся. Голова отряда заметив разведчика, начала останавливаться, сбиваясь в строй и готовясь отражать нападение, но разведчик подъехав к Лассу, что-то сообщил ему. Выслушав разведчика Ласс, развернув коня, поспешил ко мне, оставив разведчика на месте.
   - Что случилось, Ласс? - спросил я его, когда он приблизился.
   - Повелитель. Разведчик сообщил, что они заметили отблеск огня впереди по дороге. Близко они решили не подходить, один остался наблюдать, а другой поспешил сюда сообщить нам.
   - Огонь? Кто здесь может обитать? Впрочем, кто угодно. Ладно, Ласс возьми двух воинов, и осторожно выясните, кто там впереди.
   - Слушаюсь, Повелитель.
   По его знаку двое воинов отделились от отряда и ведомые разведчиком поспешили вперед по дороге.
   Пока Ласс мне сообщал это, ряды отряда подтянулись в единую массу, и как только он поспешил выполнять мой приказ, по рядам отряда пошли тихие шепоты, сообщая всем, последние новости, при этом воины оставались сосредоточенными и готовыми к любым действиям.
   В ожидании новостей от разведчиков в рядах отряда постепенно стихли разговоры, отряд хранил тишину, вслушиваясь в звуки леса и посматривая во все стороны.
   Ласс вернулся довольно скоро, в одиночестве, но когда его увидели, то было видно, что он спешит спокойно, и воины смогли немного расслабиться. При его появлении, я оставаясь до этого в середине отряда по настойчивым просьбам моих добровольных телохранителей Эдилориоса и Ывака, теперь стал продвигаться вперед, так что когда я выбрался за пределы отряда, Ласс одновременно поравнялся со мной и я заметил, что его лицо выражает озабоченность.
   - Повелитель, мы выяснили, что это за отблеск огня заметили ранее разведчики, но только это оказался не костер, - и при последних словах он замялся, не зная как продолжить.
   - А что? - успокаивающе, я спросил его.
   - Э-э-э.... В общем, при приближении, на дороге, мы заметили, что-то напоминающее цветок, но только состоящего из переливающегося огня и зависшего на небольшой высоте над землей, - выдал он все на одном дыхании.
   - Интерес-с-но, - пространственно выдал я. Впрочем, - переведя взгляд на него, - вы молодцы, а что там вы за "цветок" нашли на дороге, это мы сейчас выясним. И дал знак двигаться вперед.
   Эдилориос и Ывак слышавшие весь наш разговор, мой энтузиазм ехать впереди не одобряли, но как верные телохранители, молчали и старались ехать чуть впереди меня, посматривая по сторонам.
   Пока мы добирались до "цветка", в отряде разгорелись жаркие дебаты о происхождении этого "цветка" и упоминаний о чем-то похожем, но стоило "цветку" появиться в поле зрения, как все дебаты и разговоры прекратились.
   Как и рассказывал Ласс "огненный цветок" висел над дорогой. Висел он на высоте полуметра, огонь горел из единого центра, но чем выше, тем пламя, необъяснимым способом распадалась на отдельные язычки пламени и чем-то напоминали лепестки. Так что с лассовым сравнением, я был согласен, этот феномен действительно напоминал "цветок". Помимо того, "цветок" как и говорил Ласс, еще и переливался медленно, от одного цвета к другому, не давая тем самым отнести его к чистому огню.
   Рассмотрев все это, при его появлении, в поле зрения, отряд остановился на почтительном расстоянии от него, возле сохраняющих дистанцию присутствующих здесь разведчиков. Я же, не останавливаясь, в сопровождении Эдилориоса, Ывака, а так же Ласса приблизился к "цветку" вплотную, на расстояние пяти метров. Спешившись, я, дав знак сопровождавших меня Эдилориосу, Ываку и Лассу оставаться на месте, а сам приблизился к "цветку".
   Вблизи стало видно, что цветок имеет размеры где-то сантиметров тридцать на двадцать, по мима основного цвета "цветок" имел и полу оттенки, которые менялись одновременно с основным цветом, в общем, вид незабываемый. Но сколько бы я им не любовался, следовало узнать, что же это за феномен перед нами. Осторожно выпустив щуп, я дотронулся к "цветку" и перед глазами возник сначала яркий свет, а потом темнота.
   Пробуждение было не из приятных, голова раскалывалась, так, что думать совершенно не хотелось, но надо было. Как только я стал делать над собой усилия, то картинка потихоньку начала выстраиваться. Первое что я понял, так это то, что я лежу спиной на земле, от земли веяло теплом, а трава щекотала открытые участки тела. С трудом, открыв глаза, я увидел часть неба и ветки деревьев, чуть скосив глаза, я увидел всю ту же картину. Превозмогая боль я попытался встать, но это на данный момент оказалась несбыточная мечта, так что эти попытки я оставил на потом. Закрыв глаза, я постарался вспомнить, кто я и что здесь делаю, но воспоминания ускользали, и тогда меня взяла злость и о, чудо, я смог ухватиться за кончик воспоминаний, потянул на себя и мгновенно все вспомнил.
   Резко подскочив, ни слабости, ни головной боли мгновенно не стало, зато возник резонный вопрос, где все? Место было знакомым, но не "цветка", ни отряда, никого.
   - Где же все? - спросил я сам себя, осматривая местность.
   - "Отряд был поглощен нестабильным временным переходом третьей степени", - раздался у меня в голове ответ на мой вопрос со стороны ИТ-345.
   - ИТ-345, что это за переход? - вслух спросил я, на удивление не было времени.
   - "Нестабильный временной переход третьей степени, - является переходом с непредсказуемыми последствиями. Помимо основной функции переноса попавших в него объектов во времени, могут быть и дополнительные последствия от мгновенной старости, до полного стирания памяти".
   - ИТ-345, ты знал, что "цветок", нестабильный временной переход третьей степени?
   - "На тот момент, нет, мало данных об этом мире. Но после перехода я проанализировал данные и пришел к выводу, что данный переход, переносит живой объект, с вещами и предметами, на год назад, с полным стиранием памяти за год, и в место, где объект располагался год назад".
   Спокойно выслушав ответ ИТ-345, я не удержался от иронии.
   - Что-то это место мало похоже на то, где я обитал год назад, да и память при мне?
   - "Нестабильный временной переход третьей степени, - невозмутимо ответил он мне, - в момент переноса не смог определить точку выхода, пользователя год назад, а потому переход оставил, пользователя, в месте входа. Сохранение памяти объясняется наличием у пользователя дара управления временем, путь и на примитивном уровне, что позволило защитить память пользователя от стирания".
   Получив ответы от ИТ - 345, теперь не имело смысла посыпать голову пеплом, за мою неосторожность, о таком феномене я узнал впервые, так что стоило теперь подумать, что делать дальше, хотя судьбу отряда и его членов, я бы не отказался бы узнать, мелькнула у меня в голове. Не знаю, как повлиял на меня переход, но стоило мне это пожелать и вспомнить Ласса, как меня посетило видение.
   Я увидел Ласса, сидячего около костра. Он непонимающе осматривал свою одежду, надетую незнакомую экипировку. Рядом с ним то же делали знакомые восемь членов отряда, а еще двое мне незнакомых посматривали на все их действия с опаской. Сначала когда я его увидел, немного испугался, столь неожиданным был переход от реального мира к видению, но чем дальше я всматривался, тем спокойней становился, и словно дожидаясь этого момента, что-то внутри меня, взяло управление видением на себя, и появилось чувство, словно я всю жизнь этим и занимался. Успокоившись и удовлетворившись этим видением, я мысленно представил лицо Эдилориоса и видение послушно переключилось на него.
   Он сидел в таверне и как Ласс осматривал себя, верный его спутник Ывак бушевал рядом с агрессивно настроенной толпой, часть из которой уже лежала, и самоотверженно избивал остальных, не обращая, внимание на изменившуюся на нем одежду. Зато эти изменения, заметили его противники и теперь оперативно разбегались от него.
   Успокоившись за них, приложив немного усилий я просмотрел судьбу остальных членов отряда. Все они, как и говорил ИТ - 345 потеряли память, но в целом всем им ничего не угрожало, только единственная нестыковка для всех была, это изменившаяся одежда и экипировка, но это было не смертельно, а значить, можно быть спокойным за них.
   Напоследок, я захотел увидеть Эллен в день моего отбытия, и видение любезно в очередной раз изменилось. Она сидела в небесно голубом платье и обедала, в знакомом мне малом обеденном зале, в присутствии родителей, Стила и Стикса. Само их присутствие вместе, говорило, что переход их не затронул, хотя внутренняя тревога была, а вдруг, бред конечно, но тревоги были напрасными, и я окончательно успокоился. За столом шел неспешный разговор, но о чем я не знал, видение на звук не распространялось. Любуясь ими, я согревался мыслью, что Эллен и братья меня помнят, и что я правильно поступил, оставил их в цитадели. Ведь, по сути, они стали моими единственными друзьями в этом мире. Полюбовавшись на них некоторое время, я с сожалением убрал видение и выпал в реальный мир.
   Пришел я в себя лежащим на земле, когда я успел прилечь я не помню, но это было даже к лучшему, поскольку голова шла кругом от всего этого. Стараясь больше ни о чем не думать, на всякий случай, от неожиданных сюрпризов, я встал, прикинул приблизительное время по солнцу и решил заняться местом для отдыха. Все равно сейчас я никуда не двинусь, а мозг, лучше всего занять чем-то знакомым и необременительным, пока новая информация не найдет свое место в голове.
   Насобирав хвороста, я под сенью дерева развел огонь и занялся осмотром своей экипировки и наличествующих при мне предметов. Осмотром, я оказался удовлетворен, кое какие вещи я потерял, в основном те, что были на коне, но ничего не заменимого не было. Остальное все, что присутствовало же на мне, в момент переноса, сохранилось, а это было необходимей всего, и главное если бы я этого лишился, то заменить все это было бы трудновыполнимо, так что я, был рад такому исходу. Но еще больше я радовался когда проведя сеанс погружения в себя и не нашел присутствие чужой программы и наличие образа поселившегося во мне, когда-то вместе с ней, Бессмертного Императора, все таки переход кое-что стер из моей памяти, но чтобы я сожалел сильно об этом, я бы не сказал. Да, Бессмертный Император являлся хоть и бесценной кладовой знаний, но и того, что я узнал, было не мало, и как ни будь без остальных, не переданных мне знаний, я проживу.
   Повеселев, я, создав паек, и подобрав ближайший по размерам камень, достав из янтаря образ ПоСИ, и начал изменять структуру камня. Немного помучавшись, все таки камень пришлось полностью переделывать, под нужную структуру, где на выходе от структуры камня ничего не осталось, я отложив готовый ПоСИ, подобрав следующий камень принялся за изготовление нового ПоСИ. Через час, когда шесть штук их было готово, я запустив их в работу, стал ждать результатов. Запустив карту мира, которая была сейчас статической, стал ждать момента, когда она оживет, чтобы приступить к работе. Через пять минут, карта начала оживать, и убрав ее, я вывел обзор ближайших окрестностей.
   Что тогда, что сейчас, лес, где я находился, оказался безлюдным. По мере расширения движения ПоСИ, сначала появилась знакомая дорога, пустив ПоСИ вдоль дороги по направлению к городу, вскоре мне попался торговый караван, на шесть повозок, что двигался в ту же сторону. Оставив его позади, минуты через две, ПоСИ достиг конца леса, за ним появились засеянные поля, чуть позже маленькая деревня, со своей деловой суетой. Не останавливаясь, я, подняв ПоСИ повыше, масштаб стал больше, и еще через пять минут ПоСИ достиг нужного мне города.
   Тут я уже задержался более подробней. Неизвестный город, имел внушительные размеры, крепкие высокие стены и сопутствующий этому обширный пригород, с множеством постоялых дворов и таверн. Одна такая таверна привлекла меня своей близостью к лесу. Конечно, близость это была относительной, лес располагался примерно в километре, но чтобы пересечь расстояние от леса до таверны много времени не понадобиться, а значить она подходила мне по всем параметрам. Далее я подробней присмотрелся к одежде, что тут была в моде, и, прикинув примерный фасон, убрал изображение местности.
   Прилегши на траву, я расслабился, ведь теперь остался сущий пустяк, дождаться вечера. До вечера было еще часа четыре, так что я решил немного вздремнуть, организм был только за, двумя руками и стоило мне закрыть глаза, как я провалился в глубокий сон.
   Сначала снилась какая-то муть, но постепенно одна картинка завладела полностью сном и я оказался в каюте корабля. Знание об этом, как и в любом сне не вызывало удивления, просто я знал и все. Каюта корабля оказалась очень интересной, с тремя широкими узорчатыми окнами, за которыми виднелось спокойное море, отражающиеся в лучах яркого солнца. Мебель была под стать окнам, дорогая и красивая. Пока я рассматривал каюту, я услышал звук, открывающейся двери и в каюту вошла красивая молодая женщина. В руках она несла небольшой резной ларец, поставив его на стол, она открыла крышку и достала из него ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА, именно с большой буквы. Держа его нежно в ладошках, она с печалью смотрела на него, а я в отличие от нее, с восхищением. Вещица была миниатюрной, не больше кулака подростка, имела вид бутона, каждый лепесток, которого был сделан из золотой проволоки, и имел свой уникальный узор, но при этом вместе они создавали единую композицию. Но не это привлекало внимание, а жемчужина, размером с грецкий орех, расположенная в центре бутона. Налюбовавшись на вещицу в своих руках, она, печально вздохнув, и повернулась в мою сторону. Наши взгляды встретились, и столько мольбы и печали в них было, что мне стало не по себе, а потом она протянула ладошки с вещицей ко мне и произнесла: - Найди Хаар-Так. Луч света, при ее словах озарил на мгновение вещицу в ее руках и я внезапно проснулся.
   Небо уже серело, костер за то время, что я спал, прогорел, но у меня из головы не вылетал сон. Вновь и вновь я вспоминал его и не находил ответа, что бы это значило. В конце концов, не придя к однозначному мнению, я оставил сон в сторону, и занялся делом. Затоптав окончательно костер, я дал ИТ - 345 задание на облачение и не медля, взлетел и направился в сторону города. За час, долетев до приметной части леса, я, убрав облачение, начал менять одежду на себе. Удовлетворившись тем, что получилось, чуть ее состарил, добавил немного пыли на одежду, и двинулся в сторону видневшейся впереди таверны.
   Время для таверны было не позднее, в зале располагалось не так уж много клиентов. На меня, бросив пару, раз взгляд, тем и удовлетворились, так что, поужинав и получив комнату, я отправился спать.
   Утром, пешком, добравшись до ворот города, заплатив за вход, отправился на базар, чтобы разузнать последние новости и возможно приобрести нового коня, взамен утерянного.
   Как и всякий базар, базар города Апролда был наполнен суетой и разнообразными слухами и разговорами. Потолкавшись по нему, я узнал последние слухи, чем дышит город, кому принадлежит, с кем дружит и воюет клан. Постепенно продвигаясь по базару, я вышел к месту, где продавали лошадей. Заинтересованный, я начал просматривать имеющийся ассортимент. Надо отдать должное лошади были тут представлены на любой вкус, долго присматриваясь мне, пришла по вкусу, одна лошадка, но не успел, я подойти поближе, как почувствовал чью-то руку, на моем кошельке, что пыталась осторожно отцепить прилипшую руку. На этот случай у меня было заготовлено несложное заклинание, при котором рука воришки прилипало к кошельку, и без моего разрешения отлепить ее было невозможно. Вот такой воришка, пытавшийся срезать мой кошелек, и пытался сейчас отодрать прилипшую руку, но безуспешно. Перехватив запястье незнакомой детской руки, я отлепил ее от кошелька, и незадачливый воришка оказался перед моими глазами.
   Это оказался мальчишка лет восьми, с красивым лицом, голубыми глазами, хорошо сложенным, для своего возраста, прилично одетый, в меру грязный, в общем, создавалось впечатление, что этот ребенок какой-то зажиточной семьи. Выбивалось из всей этой картины немного оголодавший вид ребенка, но не сильно. Смотря на него, в последнюю очередь придет на ум, что это воришка, но факты упрямая вещь, вот я держу его руку, которая пыталась срезать, мой кошелек и этим все сказано.
   - Молодой человек, вам никогда не говорили, что воровать не хорошо? - это, по сути, был риторический вопрос, поскольку страх понимания все глубже проникал в воришку.
   Тем временем, народ, заметив зрелище, начал подтягиваться, откуда-то спешила уже стража, мальчик, с ужасом посматривал то на меня, то на толпу и это меня расслабило, в один из моментов, взгляд ребенка изменился, и я получил ментальный удар, слабый, но все-таки. Такой удар мог бы дезориентировать простого обывателя, но я был магом, и защита моментально активировалась.
   Нанеся удар, ребенок был готов тут же освободиться, и скрыться в толпе до прихода стражи, но я по-прежнему держал его руку крепко, и он напрасно дергал свою руку.
   - А ты интересный экземпляр, - произнес я, ребенок уже, похоже, понял, что удар результат не принес, отчего входил уже в отчаянье и при моих словах замер. - Я, пожалуй, не буду сдавать тебя страже. Пошли.
   Я начал проталкиваться через толпу, что была разочарованна отсутствием бесплатного развлечения, оттого и пропускала нас нехотя, стараясь задержать до прихода стражи. Но я шел буром, мальчик, все так же удерживаемый за запястье, следом покорно. Протолкавшись через толпу, я, лавируя между народом, заприметил вывеску таверны и поспешил вовнутрь.
   Зал был полон, на наше появление не обратили внимание, так бросили взгляд, и занялись своими делами, я же осмотрев зал заприметил место в углу и поспешил туда. Как только мы заняли стол, к нам поспешила служанка, бросив мимолетный взгляд на дергающегося на лавке ребенка, словно он никак не может умоститься и, получив заказ на двоих, поспешила его выполнить.
   - Прежде всего, перестать дергаться, это бесполезно, так же как бесполезно было отцепить руку от моего кошелька. Получив такое наставление, он сел спокойно и стал все с возрастающим страхом смотреть на меня. - Далее, если ты не понял, то я маг, так что оставь надежду сбежать от меня, и в твоих интересах будет выполнять все, то, что я скажу. После моих слов страх так и поселился в его глазах, но и другие эмоции в глубине глаз так же проскользнули. Это было то, что нужно, а то я уже стал разочаровываться в нем.
   Тем временем принесли наш заказ, служанка, расставив все, на столе, пожелав приятного аппетита, поспешила к другим клиентам.
   - Ешь, - произнес я только одно слово и занялся великолепно приготовленными овощами с приправой.
   Сначала не уверенно, мальчик, начал клевать еду, но голод взял свое и он начал с какой-то жадностью поглощать все на столе.
   - Ешь аккуратней, - сделал я ему замечание, смотря, как он почти не разжевывает еду и так поглощает. После моего замечания, он как-то внезапно смутился и стал, есть аккуратней, с каким-то намеком когда-то привитого правила поведения за столом. Это было еще одним доказательством в копилку знаний, что ребенок не так прост.
   После сытной еды мальчишку потянуло на сон, что было не удивительно, судя по тому количеству еды, что он съел. Подозвав служанку, я узнал насчет свободных комнат и, убедившись, что свободные есть, понес ребенка наверх, в выделенную мне комнату.
   Комната была маленькой, в ней с трудом помещались три вещи, кровать, стол и сундук, для вещей, по совместительству и стул для стола, но мне было без разницы, и бегло осмотрев предоставленную мне комнату, кровать, есть и то хорошо, положив ребенка на кровать и начал его раздевать. На эти манипуляции с его одеждой мальчик совершенно не отреагировал, спокойно посапывая. Стараясь раздевать его аккуратно, чтобы не разбудить, я одновременно изучал его в более глубоком плане и мои наблюдения с каждым мгновение становились все более обнадеживающими. Мальчик имел ДАР, и для мира Халак, где из-за амулетов ограничивающих магоэнергию, его концентрация была мала, дар был поистине велик, приспособившись работать с таким малым количеством магоэнергии в пространстве, так что при хорошем обучении, ребенок, мог стать Великим по масштабам этого мира, а за его пределами и того больше. В этом смысле мальчишка оказался очень перспективным, так что стоило подумать об его обучении, нельзя было бросать такой бриллиант не ограненным.
   В процессе его раздевания, я заметил у него на шеи какой-то медальон, но поглощенный процессом изучения его, не обратил, на него внимание, мало ли что может носить ребенок. Раздев и накрыв покрывалом, сел на сундук и задумчиво посмотрел на него, думая, что делать дальше и стоит ли брать ребенка с собой, обучая его по пути магии, или все-таки найти здешнего мага и передать его ему на обучение. Взвешивая все плюсы и минусы, взгляд невольно зацепился за медальон, нагнувшись, я взяв медальон двумя пальцами и стал его рассматривать. Медальон был небольшого размера, где-то с золотую монету, из светлого неизвестного мне металла. На той стороне, что была обращена ко мне, был изображен цветок, правда какой-то немного странный, но в то же время, я где-то подобное видел, но где никак не мог вспомнить. Перевернув медальон, я увидел качественное изображение портрета лица молодой женщины, что печально улыбалась с портрета, но не это меня поразило, когда я ее увидел, а то, что я узнал эту женщину, это была незнакомка из моего сна, поспешно перевернув медальон, я осознал, что там был изображен Хаар-Так.
  

Глава 16

  
   Осознание того, что я увидел на медальоне ребенка, заставило меня посмотреть на него другими глазами. Необычный цвет глаз, сложение тела, одежда, более смуглый оттенок загара, выдавали в нем не здешнего жителя, о чем я похоже подсознательно осознавал, еще там, на базаре и потому наверно и помог ему, а не сдал страже. Теперь рассмотрев его лучше, становилось многое понятным, но вот что теперь с этим делать, на этот вопрос я затруднялся ответить.
   Поглаживая медальон в руке, я смотрел на спящего ребенка и прокручивал в голове разные варианты, но все они упирались в отсутствие информации, и было только два способа ее получить, это расспросить ребенка, способ гуманный, но мало информативный или приметить слияние разумов, способ не гуманный, но информативный.
   Колеблясь между этими двумя решениями, я еще раз взглянул на спящего мальчика и, приняв решение не колеблясь, провел рукой над его головой, погружая в глубокий сон и отрешившись от всего, произвел слияние наших разумов.
   Перед моими глазами начали, проноситься его воспоминания, начиная с первых дней. Рождение, лица родителей, его попытки познания мира, события, которые происходили вокруг него, многие из которых по младости лет он забыл, но память их хранила. Даты, лица, обрывки разговоров, все было здесь, вся его жизнь, вплоть до последних мгновений, перед тем как он заснул на моих руках.
   Разрыв слияния был резким, так что на мгновение я был дезориентирован, но организм быстро пришел в норму, и я устало прислонился к стене. Такое слияние требовало от мага затраты жизненных сил и магоэнергии, так что несколько минут я потратил на восстановление. Почувствовав себя лучше, я выпрямился и, бросив взгляд на ребенка, тихо произнес:
   - Вот мы и познакомились, Нэллен.
   Стараясь не шуметь, я направился к двери, сняв заклинание, я тихо открыл ее, и так же тихо покинул комнату, наложив повторно заклинание, уже не таясь, смело направился в зал.
   За мое отсутствие в зале ничего не изменилось, он все так же был полон, только поменялись одни посетители на других. Направившись к хозяину, я по дороге получил приветливую улыбку, от служанки, что нас обслуживала, но, заметив суровый взгляд хозяина, поспешила на кухню.
   - Чем могу быть полезен господину? - спросил он меня, когда я подошел.
   - Сколько я должен?
   - Один серебряный, за комнату и столько же за еду.
   Я достал два серебряных, и, отдав их хозяину, добавил.
   - До моего возращения моего спутника не беспокоить.
   - Хорошо, господин.
   Разобравшись с этим, я направился к выходу из таверны, полностью погрузившись в свои думы. А думы у меня были только об одном, о Нэллене.
   Продвигаясь по базару, в произвольном направлении, я думал, что мне делать дальше. Информации у меня было вдоволь, но вот цели по-прежнему не было. Сам Нэллен требовал пригляда и обучения, и желательно под присмотром опытного мага, чтобы не загубить талант у него, но и то что я узнал из его воспоминаний, нельзя было оставлять просто так. Не знаю как, Миарет, оказалась в моем сне с такой необычной просьбой, но бедственное сегодняшнее положение Нэллене напрямую было связана с Хаар-Так. Все началось, с попытки выкрасть Хаар-Так неизвестными из Хранилища, обрывки разговоров, что слышал Нэллен, говорило о правдоподобности этой информации. Но когда это не удалось, похоже было принято другое решение, был выкраден Нэллен, с целью давления на его родителей, что были Главными Хранителями Хаар-Така, и таким образом заполучить Хаар-Так. Такой информации память Нэллена не содержала, так что это уже были мои предположения, поскольку с момента его похищения, Нэллен был заперт, сначала, в каюте корабля, а потом ночью его посадили в карету и долго куда-то везли, при этом сведя общение к минимуму. В один из таких дней на карету напали, разбойники, что и помогло Нэллену сбежать. Затем он долго скитался, добрался до этого города, где от голода и пошел на преступление, ему везло, поскольку за все это время не попался и не попал в поле зрения других воров, пока не решил ограбить меня. Впрочем, как бы там ни было, но Хаар-Так, требовал особого внимания, из тех же воспоминаний Нэллена, следовало, что Хаар-Так являлся мощным источником магоэнергии, причем постоянным, что и делало лакомым кусочком для всех, кто хоть немного пользуется магией. Откуда взялся Хаар-Так неизвестно, подозреваю, его занесло из другого мира, а значить следовало с ним познакомиться поближе, если и не из благородного порыва, то хотя бы чтоб другим не досталось. Но, прежде всего, следовало решить вопрос с Нэлленом, ведь не тащить его с собой, а значить следовало поискать для него учителя.
   Приняв решение, я, выйдя из задумчивого состояния, начал присматриваться к вывескам в поисках подходящей. Мне повезло, довольно скоро мне попалась нужная вывеска, и я зашел в лавку.
   Встречал меня сам хозяин лавки, старый гном, весь в белых волосах, но с живыми глазами, что указывало, что белые волосы это еще не признак одряхления.
   - Проходите, господин, в лавке Жалада, то есть у меня, вы найдете все что угодно.
   - Очень хорошо, - ответил я, осматривая товар на прилавках.
   Нужно сказать, что товара в этой магической лавке было предостаточно. Все было сделано для удобства клиента. В одном углу находились современные магические предметы, в другом, травы и ингредиенты, в третьем, был собран антиквариат, если так можно назвать весть тот хлам, что имел только две вещи, старинный вид и магический фон, и наконец в еще одном углу было предоставлено оружие и доспехи, естественно магическое, или с примесью магии.
   - Господин ищет что-то конкретное, - обратился ко мне Жалад, когда я ради интереса решил осмотреть товар.
   - Нет, пока просто смотрю, но, в общем, я прибыл сюда по делу.
   - Чем я могу быть полезен?
   - Я ищу учителя-мага для обучения ребенка.
   - Что ж просьба необычная, - задумчиво произнес он. Вы должны понимать, что не всякий маг возьмется в обучение ученика. Да и вообще вы уверены, что ребенку это нужно, если у него слабый дар, то лучше его отправить в одну из школ что обучают воинскому искусству....
   - Я все понимаю, но у ребенка сильный дар, и я бы хотел, чтобы он его развивал.
   - Что ж, если вы твердо решили обучить ребенка магии, то приводите его ко мне, если у него действительно окажется сильный дар, то я вполне смогу взять его в ученики.
   - Договорились. А теперь вы не могли бы показать мне вон тот обруч, - и я показал пальцем, на заинтересовавший меня предмет в куче антиквариата. Этот обруч я заприметил во время разговора, и на меня сразу же накатила ностальгия.
   Жалад проследив за моим взглядом, поняв, что я имел виду, и сразу же заулыбался.
   - Я вижу, вы тоже заприметили этот обруч, - беря его с прилавка. - Мне когда-то повезло заполучить его, в целости и сохранности. Жемчужина в моей коллекции, - передавая с этими словами обруч мне. Как видите это одно из не многих предметов древности, что сохранилось в первозданном виде, правда, - подпустив грусть в голос, - и цена соответствующая.
   - Сколько? - бегло осмотрев обруч, я понял, что Жалад не обманывал, он действительно до сих пор был в рабочем состоянии.
   - Десять золотых.
   - Сколько?!! - не поверил я своим ушам.
   - Десять золотых, - повторил он, но я его уже не слушал.
   - Беру! Для меня это сумма была мизером, я рассчитывал на больше, а здесь каких-то десять золотых, за обучающий обруч.
   - Берете, - ошарашено спросил Жалад. Похоже, он приготовился к знакомому торгу, длительному объяснению, а я раз и только одно слово - "беру".
   В подтверждении своих слов я тут же достал десять золотых, и положил их на прилавок, а сам бережно спрятал обруч в одежде.
   - Так, а что еще у вас есть, - задал я риторический вопрос, внимательно осматривая древние предметы.
   Внимательный осмотр выявил еще один интересный предмет, и хоть в нем осталось совсем ничего энергии, но главное что в целом и рабочем состоянии.
   - Я возьму еще вот это.
   Этим оказался преобразователь материи военного образца или ПМ, как его обычно называли. Вещь, в общем-то, вполне необходимая в снаряжении солдата. На вид ПМ был неказистым в виде пластины овальной формы, сантиметров пяти в диаметре и толщиной в сантиметр. Несмотря на неказистый вид, ПМ имел встроенный мощный источник, что позволяло, используя меню создавать еду и воду из чего угодно, правда, в небольших порциях, или в случае чего одноразово использовать для укрепления укрытия путем преобразования материала укрытия в сверхтвердое вещество. Но было в таком преобразовании и недостаток, преобразованный материал надолго в таком состоянии не оставался и по истечению часа возвращался в исходное состояние.
   - Один золотой.
   Я выложил золотой, на прилавок, продолжив осмотр остальных предметов. Жалад вопреки общественному мнению, мне не мешал, и, похоже, все еще пребывал в прострации.
   К сожалению, дальнейший осмотр древних предметов, ничем ценным более не располагали, если не считать обнаруженный мною кристалл-преобразователь, что являлся ранее частью оружия, но теперь валялся среди остального хлама, никому не нужный. Выкупив его за два серебряных, и оставшись довольным покупками, покину лавку.
   Вернувшись в таверну, я прошел в свою комнату, убедился, что Нэллен по-прежнему спит и, достав обучающий обруч, погрузился в его изучение.
   Обруч оказался не самым худшим и оказался по теме: "История войн". В плане подобранного материала, все было сделано как обычно на высшем уровне. Здесь были собраны все битвы и войны, начиная с древних времен, и заканчивая современной, исключая только отсутствие данных за десять лет, до моего появления в Империи Тра.
   Просмотр обруча по "Истории войн", меня сильно заинтересовал, так что я решил растянуть просмотр подольше, просматривая те или иные битвы, тактические и стратегические действия или ошибки, удачные решения. За этим занятием я забыл о времени, и когда вспомнил, решил на этом остановиться и вернуться в реальный мир.
   Первое что бросилось в глаза, это отсутствие Нэллена на кровати, испугавшись, я начал лихорадочно осматривать комнату, и сразу же его нашел, забившегося в углу возле двери. Он смотрел на меня затравленным взглядом и когда я встал и направился к нему, к этому взгляду присоединился ужас и Нэллен попытался вжаться в угол еще больше. Подойдя к нему и присев, я не знал что делать, ведь однозначно, что он боялся меня, только за что, я не мог понять. Тогда я решил применить один из способов из его воспоминаний, что делала его мама, когда Нэллен чего-то боялся. Протянув руку, я взял его ладошку и начал ее гладить, так как делала его мать, Нэллен мне не препятствовал, но и не как не реагировал. Так мы сидели молча, я гладил его ладошку, а Нэллен молчал и никак не реагировал.
   Не знаю, как долго это все происходило, но в один момент монотонные и знакомые движения, в конце концов, вывели Нэллена из то состояния, что он пребывал и он уже осмысленным взглядом посмотрел на свою ладошку, а потом прильнул ко мне и разрыдался. Я дал ему выплакаться, за все то, что с ним произошло и за, то, что он пережил, это были слезы облегчения, и они должны были выйти.
   - Что со мной теперь будет? - спросил он, переставая плакать.
   - Это теперь решать тебе, но если ты захочешь, то я помогу тебе.
   - Я думал ты умер, - выдавил он, прижимаясь ко мне.
   - Это была только магия, - ответил я, только сейчас начиная понимать, что напугало так Нэллена. Ведь при использовании обруча, полностью погружаешься в процесс обучения, переставая реагировать на внешние раздражители, да плюс к этому запертые двери, вот Нэллен когда проснулся и увидев меня в таком состоянии наверно решил что я умер, а когда не смог выйти, впал в отчаяние, и мое оживление похоже стало для него шоком, что и вылилось в то, чему я был свидетелем.
   - Теперь все будет в порядке, - успокаивающе произнес я. Вставай, - нежно мягко помогая вставать ему на ноги. Ты как проголодался? Получив отрицательный жест головы, я снял заклинание с двери, и мы вышли из комнаты.
   Оказавшись в коридоре, Нэллен взял мою руку, и, похоже, отпускать ее в ближайшее время не собирался, чтобы его как-то отвлечь, я решил завести разговор на отвлеченные темы.
   - Как тебя зовут? - спросил я, медленно двигаясь по коридору.
   - Нэллен. - ответил он мне немного заторможено.
   - А меня лер Александр.
   - Ты наверно вырос в этом городе, Нэллен?
   - Нет, я издалека, - и его глаза вновь начали наполняться слезами.
   - Ну, не надо плакать. Лучше расскажи, откуда ты.
   - Я с острова Чародеев. Меня выкрали и привезли сюда, но мне удалось сбежать.
   - Очень хорошо. Расскажи, у тебя есть родители?
   - Да. Меня выкрали, чтобы получить что-то от моих родителей, но я все равно по ним скучаю.
   - Не переживай, я обещаю, что ты встретишься со своими родителями, но для этого ты должен будешь помочь мне.
   - Что я должен буду делать?
   - Все очень просто, - останавливаясь и присаживаясь к нему лицом, - я не могу тебя взять сейчас с собой, но у меня есть друг, он маг, он присмотрит за тобой, пока я буду искать твоих родителей.
   - А я тоже маг, мама это постоянно мне говорила, и даже учила, - прихвастнул он.
   - Вот видишь, какое удивительное совпадение, ты маг и друг мой маг, и он научит тебя многим вещам, так что когда ты встретишься с родителями, то сможешь похвастаться этим перед ними, и они будут гордиться тобой. А теперь пойдем.
   Мы спустились в полный посетителями зал, лавируя между ними, достигли выхода из таверны и, оказавшись на улице, направились к знакомой лавке.
   Жалад встретил нас радостными приветствиями, словно мы действительно много лет были знакомы. Взглянув на Нэллена, он провел нас в глубь лавки в отдельную комнату, где мальчишка примерно одного возраста с Нэлленом поспешно накрывал стол, принося блюда откуда-то со стороны кухни. Пока он это делал, Жалад встав возле Нэллена и погрузившись в себя направил в его сторону руку и так и замер. Нэллен испугано посмотрел на меня, но я одобряюще кивнул ему и он успокоился, перестав обращать внимание. Мальчишка что носил блюда, напротив был само любопытство и с интересом поглядывал, что делал Жалад, но тем неимение, при этом не забывал делать свою работу.
   Закончив, и очнувшись, Жалад посмотрел на Нэллена и произнес только одну фразу.
   - Потрясающе! Но тут же, возвращая себе самообладание, произнес. - Вы наверно проголодались, так что прошу к столу. Это послужило своеобразным сигналом и мальчишка, что накрывал на стол, тут же испарился.
   Налив себе вина, а Нэллену сока, мы приступили к неспешной еде. Насытившись, и заметив, что Нэллен тяготится в присутствии двух взрослых, все чаще прислушивается к звукам доносившемся из внутреннего двора, я обратился к нему.
   - Нэллен, может, ты сходишь и посмотришь, что там происходит.
   - Действительно, - поддержал меня Жалад, - сходи во двор, там должен упражняться Варип, заодно сообщишь ему, что занятия на сегодня я отменяю, и вы можете поиграть.
   С радостью, приняв наше предложение, Нэллен стремительно скрылся в дверях, что вели во внутренний двор. Оставшись одни, мы обновили свои кружки и приступили к серьезному разговору.
   - Что ж господин....
   - Александр.
   - Вам удалось удивить меня сегодня уже во второй раз. Ребенка с таким сильным даром я пожалуй не встречал за всю мою жизнь, могу вас поздравить с таким сыном.
   - К сожалению, я не его отец.
   - А кто же?
   - Неважно.
   - Понимаю. Как бы там ни было, но я согласен взять его в ученики, такой талант не должен пропасть. Но вы должны понимать, что такое обучение будет стоить денег и теперь вопрос стоит, хватил ли у вас денег оплатить это обучение.
   - Назовите сумму, и я тогда смогу дать вам ответ.
   - Пятьдесят золотых, - при этом мне показалось, что Жалад сильно поскромничал, но было видно, что ему было самому интересно обучать Нэллена.
   - Хорошо. Я начал доставать деньги из мешочка, заранее предусмотрев это и заготовив для этой цели сотню золотых.
   - Здесь сто. Это не только за обучение, - предупреждая его вопрос. Меня возможно долгое время не будет, так что я не хочу, чтобы Нэллен в чем-то нуждался.
   - Что ж вы в очередной раз меня удивили, не часто встречаются люди, что готовы просто так отдать сотню золотых, но и я вас смогу удивить. Я, - переходя на торжественный слог, - маг первой категории Жалад Новрой, - при этих словах его руки зажили своей жизнью, - принимаю в ученики Нэллена, и обязуюсь учить его и заботится о нем как о своем сыне, пока он сам не решит покинуть меня, и только тогда эта клятва потеряет свою силу и пусть меня смерть настигнет, если я нарушу ее. После этого его руки замерли, из них вылетела яркая искра и, зависнув на мгновение над макушкой Жалада и плавно опустившись, втянулась в области темени.
   - Сильно. Но что это было?
   - Клятва Хомора. Когда-то эта клятва была придумана им ради защиты детей своего друга и с тех пор, если маг хотел показать истинность своих намерений по отношению к своим ученикам, то произносил эту клятву. Так что теперь вы можете быть спокойными, Нэллен будет в безопасности со мной, а клятва будет этому гарантией.
   Решив этот вопрос, мы вышли во внутренний двор. Там на небольшом пяточке, играли во что-то Нэллен и Варип. Заметив наше появление, они приостановили свою игру и напряженно замерли.
   - Варип, Нэллен идите сюда, - позвал их Жалад, те с сожалением направились к нам.
   - Варип, - начал он, когда они подошли, - ты уже, как я вижу, познакомился с Нэлленом, так вот с сегодняшнего дня он мой ученик, так что позже ведешь его в курс дела, а теперь пойдем пока отсюда. И потянув его за собой, оставил нас наедине.
   - Ты уходишь?
   - Да. Я, как и обещал, отправляюсь на поиски твоих родителей. Не бойся Жалад позаботится о тебе до моего возвращение.
   - Спасибо.
   - За что?
   - Что ты не бросил меня. И резко развернувшись, убежал куда-то в глубь дома.
   Вот и поговорили, подумал я, провожая его взглядом, не важно какими мотивами я оперировал до этого, решая отправиться на остров Чародеев, но, теперь смотря вслед этому ребенку, я понимал, что обязательно найду его родителей и вернусь вместе с ними.
  

Глава 17

  
   В дорогу я решил отправляться немедленно. Прикинув, что в этом городе меня не держат более никаких дел, я направился к северным воротам. Покинул я этот город пешком, не став себя обременять лошадью, поскольку добираться я собирался в компании Шаграка, а лишние свидетели его появления мне не были нужны, так что я намеревался найти где-нибудь укромное место за городом и там его активировать, и уже в компании с ним двигаться к побережью.
   Впрочем, шагал я не долго, остановив первого попавшегося крестьянина, и договорившись с ним, дальнейшее мое продвижения продолжалось сидя на трясучей телеге. Крестьянин попался мне словоохотливый, не на мгновение не замолкая, найдя во мне благодарного слушателя, и даже то, что за все это время я не произнес ни одного слова, его совершенно не расстроило. Сидя на трясучей телеге, я больше был озабочен, как бы не отбить зад, так что его словесный понос мне совершенно не мешал. Так мы и ехали, он говорил без остановки, я же мысленно костерил дорогу и телегу. Наконец мои мучения были закончены, когда мы въехали в небольшой лес. Посчитав его годным для моей задумки, я убедившись, что других попутчиков на дороге нет и запустил в крестьянина заготовленное заклинание "Забвения". Тот моментально замолчав, и застыл. Приказав ему остановить телегу, и когда он это сделал, блаженно потер пятую точку, впрочем, расслабляться было рано, в любой момент мог кто-то появиться на дороге, а свидетели мне не нужны.
   Достав два золотых, я зажал их в кулаке крестьянина и внушил ему, что он их нашел на обочине дороги, когда решил облегчиться. Меня он никогда не видел, а подвозил какого-то путника, которого плохо запомнил и который покинул его, встретив по дороге своего знакомого. В общем, легенда так себе шита белыми нитками, но когда крестьянин заметит два золотых в своей руке и "вспомнит", как они ему достались, то любые воспоминания обо мне сильно померкнут перед этим событием, а вскорости, и вовсе сотрутся. Может быть я и перестраховщик, но лучше пусть будет так, чем иначе.
   Закончив с этим и углубившись в лес, я уже не видел, как крестьянин очнулся, пару минут не мог понять где он, но потом неуверенно разжал кулак с золотыми и убедившись, что они ему не приснились, просветлел лицом, затем настороженно осмотрелся вокруг, не видит ли кто другой и убедившись, что он один, резво хлестнул лошадь и лошадь ошалев от такого обращения с места рванула в карьер.
   По лесу мне пришлось продираться минут двадцать, не такой уж и маленький он оказался, когда он резко закончился, и я вышел на луг. В этом месте луг образовывал кармашек, стиснутый с трех сторон лесом, что было идеально для меня. Для верности воспользовавшись ПоСИ и убедившись, что поблизости никого нет, я достал шар Шаграка и произнеся ключ-пароль активировал его. Бросив его на землю, я увидел как шар стал стремительно увеличиваться в размерах, достигнув где-то метрового диаметра, начал деформироваться, приобретая человекообразную форму. Постепенно форма приобрела устойчивость и стала обрастать деталями, так что через пару минут передо мной стоял Шаграк собственной персоной.
   - Приказывайте, Повелитель, - при этом голос его был механическим.
   - Вот не можешь ты без этого! - притворно злясь на него.
   - Так веселее, - уже нормальным человеческим голосом он мне ответил.
   - Шуточки у тебя.... Создали же тебя на свою голову, и сами не поняли что создали, - ворчливо прокомментировав его ответ.
   - Так это же была не помеха моей основной задачи, вот кроме тебя этого и никто и не знал.
   - Ладно. Слушай мою команду. При этих словах Шаграк тут же подтянулся, говоря всем своим естеством, что готов выполнить любой каприз, Повелителя, но вот глаза его выдавали, так что весь его вид больше напоминал карикатуру, чем раболепие. Я не выдержал и улыбнулся, а паршивец только этого и ждал и еще больше стал делать вид, что он весь во внимании, но с мысли это меня не столкнуло, так что я продолжил. Требуется группа из пяти человек для сопровождения и лошади для путешествия.
   - Слушаюсь, Повелитель, - вполне серьезно ответил он мне, но озорные искры так и мелькали в его глазах. Впрочем, таким он мне нравился больше, чем бездушным механизмом для убийства.
   Стоило догадаться, что если в нем проснулись озорные искры, то это всерьез.
   С начало все было как обычно, размножился, частично слился, создавая лошадей в количестве шести штук, четверо его копий остались, чтобы создать требуемую группу, но вот дальше пошел сплошной экспромт. Четверо копий вместо того, чтобы слегка видоизмениться, для маскировки, начали основательное преображение, в результате чего получился забавный результат.
   Первый из них стал мало походить на воина, худощавого телосложения, высокий, в непонятной одежде, в таком виде он больше смахивал на барда, что и тут же подтвердив, достав какой-то инструмент из-за спины, и с деловым видом стал его настраивать.
   Второй, имел массивное телосложение, простоватое лицо. Одет был в легкие доспехи, что выглядели на нем нелепо, как седло на корове, вдобавок он и взгляд имел такой наивный, простодушный, но на боку при этом, висела дубина, что серьезно предостерегала не связываться с этим простаком.
   Третий, оказался стариком, с аскетическим и просветленным взглядом. Был старик одет в простую одежду, даже я бы сказал бедную, но при этом излучал какое-то спокойствие и мудрость, что десять раз подумаешь, стоит с ним связываться.
   Четвертый оказался типичным магом. Одет он был вроде бы неброско, но все его естество и поведение говорило о нем, что это маг, причем боевой маг, а самые дотошные наверно бы увидели, что очень опытный боевой маг, что в двойне опасно.
   Как только клоны Шаграка преобразились, то тут же занялись своими делами, мало обращая внимание на меня, а Шаграк, подлец, делал вид что так и надо, с интересом ожидая как я на это отреагирую. Только вот не дождется, сделав вид, на манер Шаграка, что так и надо, присмотрел себе лошадь и проверив подпругу легко взлетел в седло и скомандовал.
   - В седло!
   Разочарованный Шаграк, вскочил в седло, а вслед за ним и остальные, словно и не они только что шатались без дела. Так та вот.
   Вызвав ПоСИ и сориентировавшись на местности, развернул коня и пустил галопом. Все тот же луг вывел нас на знакомую дорогу и направив лошадей в попутную сторону движения знакомого мне крестьянина, мы начали свое путешествие к побережью, а точнее к портовому городу Лазас.
   Добирались мы до этого города месяц. За это время я познакомился с другими Альтер эго Шаграка, которых он мне так и представил Бард, Крестьянин, Мудрец и Маг. Эти части Шаграка мало походили на знакомые его составные части, поскольку имели собственный разум, а не коллективный. С ними было очень интересно, поскольку каждый имел что-то особенное, но все вместе они составляли целое. Но все в этом мире имеет конец, так и наше путешествие закончилось недалеко от стен города. Воссоединившись в единое целое, Шаграк стал опять небольшим шаром, а я пешком вступил в город Лазас.
   Город Лазас впечатлял своими размерами и богатством. С меня на входе не взяли даже пошлину, как обычно это делается в других городах, а это говорит о многом. Жизнь в городе кипела ключом, все куда-то торопились, спешили, толкались, ругались, в общем, обычные трудовые будни.
   Расспросив как добраться до порта, я пешком направился в ту сторону, рассматривая все по пути, ведь этот город был не только богатым и знаменитым, но и единственным кто имел право торговать с островом Чародеев, а отсюда и некоторые диковинки, которые можно встретить только на острове и тут. Так что прогулкой я не был разочарован.
   Добравшись до порта и увидев лес мачт, решил, что искать прямо сейчас попутный корабль не продуктивно, да и усталость брала свое, так что, выбрав трактир поприличней, толкнул входную дверь.
   Зал в трактире был полон, и основную его часть, составляли моряки. Протолкнувшись к стойке, обратил внимание трактирщика на себя серебряной монетой, отчего тот, оставив обслуживать двух небогатых моряков, поспешил ко мне.
   - Чего желаете?
   - Пиво и информацию. И пододвинул монету к нему, которая тут же исчезла в руках трактирщика.
   Сноровисто наполнив пиво из бочонка, и поставив передо мной, я пригубил, поморщился, моча мочой, но я не за этим прибыл и спросил.
   - Я ищу корабль, что мог бы отвезти меня на остров Чародеев.
   Трактирщик ненадолго задумался.
   - Из здесь сидящих капитанов никто не рискнет плыть, вам следует найти таверну "Забытый берег", там часто ошивается капитан Чак, вот он иногда плавает к острову, но характер у него тяжелый, так что не все соглашаются с ним плыть.
   Поблагодарив его кивком, я отодвинул так называемое пиво и решительно направился в сторону выхода. Выбравшись на улицу и уточнив место расположение искомой таверны у первого попавшегося прохожего, отправился по направленному пути.
   Таверна "Забытый берег" располагалась не далеко от порта, на оживленной улице, рядом с рыбным рынком. Шагнув вовнутрь увидел, что зал полупустой, да и контингент поприличней и побогаче.
   Выяснив у хозяина, что капитан Чак будет только вечером, решил дожидаться его здесь, сняв комнату и там и поев. Прилегши на кровать, чтобы немного отдохнуть и сам не заметил, как провалился в сон. Проснулся я от шума, доносившегося из зала, за окном темнело, так что капитан Чак либо уже пришел, либо вот-вот будет.
   Мест в зале практически не было, в одном углу компания из десяти человек что-то праздновало, это от их криков я и проснулся. Уточнив у хозяина не прибыл ли капитан Чак, и получив отрицательный ответ, заказал себе легкий ужин и стал ждать. Ждать пришлось не меньше двух часов, лениво потягивая вино. Посетителей за это время прибавилось, а крики и веселый гомон в гуляющей компании с каждой кружкой крепчал, что вызывал ропот у других посетителей. И когда я уже решил, что потасовки на сегодня не миновать, в дверях появилась очередная компания, похоже тех, кого я ждал. Во главе этой компании стоял мужчина лет тридцати, среднего роста и телосложения, одетый неброско, но практично. Он обвел зал тяжелым, суровым взглядом, так что гул в таверне тут же притих, горячие головы мгновенно остыли, а у кого-то резко нашлись срочные дела, и свободный стол для новой компании тут же появился.
   Хозяин сам поспешил их обслуживать, попутно сообщив обо мне, поскольку тяжелый взгляд, впился в меня. Спокойно выдержав этот взгляд, я решил, что момент подходящий и под этим взглядом направился, не спеша к их столу.
   - Капитан Чак?
   - Да. Голос, ответивший мне, был глубокий и чуть хрипловатый.
   - Мне надо добраться до острова Чародеев, и мне порекомендовали вас.
   - Десять золотых. И отвел взгляд. Сумма запредельная, ближайшие посетители даже на мгновение притихли.
   Достав мешочек с деньгами, я отсчитал три и положил их перед ним.
   - Это аванс, остальное по прибытию.
   Тот с раздражением посмотрел то на меня, то на деньги, но от своих слов отказаться прилюдно уже не мог.
   - Корабль "Алтоэн". Отплываем на рассвете, ждать не буду. И отвернулся, давая понять, что разговор окончен.
   Отойдя от стола, я направился к хозяину, чтобы он меня разбудил пораньше, одновременно замечая, как разговоры обо мне пошли по залу, и кое-где заметил алчный взгляд, так что ночью следует быть настороже.
   Но ночь прошла спокойно, хозяин разбудил меня заранее, быстро позавтракав, я покинул таверну. Чтобы не искушать судьбу, воспользовался заклинанием отвода глаз и поспешил к стоянке "Алтоэна", выяснив заранее его место расположения с помощью ПоСИ и наметив оптимальный маршрут.
   На всем пути движения, мне встретились три группы подозрительных личностей, но ни одна не заметила меня, так что не далеко от корабля я снял заклинание и к короблю, подошел вполне открыто.
   Капитан встретил мой приход недружелюбным взглядом, но нам не вместе жить, так что переживет. Как только я поднялся на корабль, за мной поспешил матрос с берега и капитан так на него посмотрел, что ничего хорошего ему от капитана не следует ожидать.
   Отвлекшись от провинившегося матроса, капитан Чак, начал давать отрывистые команды, и матросы заспешили на палубе. Я же не знал, куда мне приткнуться, чтобы не мешать команде, отчего капитан, зло, посмотрев на меня словно говоря, сухопутная крыса, осталось только плюнуть для полного образа, но вместо этого отдал распоряжение своему помощнику, который поспешил ко мне. Помощник отвел меня в мою каюту, сообщив, что до острова плыть семь дней, еду будут приносить сюда и вообще, чтобы я поменьше появлялся на глаза капитану и с таким напутствием оставил меня одного.
   Оставшись один, я осмотрел свою каюту на ближайшие семь дней. Небольшая, два на три метра, узкая койка, плоский сундук, на котором удобно как сидеть, так и положить что-либо, да, в общем-то, и вся обстановка.
   Осмотревшись и снявши лишнюю одежду, запечатал дверь, как и все пространство каюты от прослушивания и проникновения, и решительно лег на кровать, работа не ждала.
   Расслабившись, я начал отрешаться от внешнего пространства постепенно погружаясь в себя, пока не остался только я и мой разум. Найдя в этом обширном пространстве память Нэллена, я погрузился в его воспоминания, предстоял более кропотливый труд, чем поверхностный просмотр, по выяснению мелочей в жизни и быте жителей острова Чародеев, поскольку эти знания в моем плане играли важную роль.
   Очнулся я уставшим, голодным и с чудовищной головной болью, но последнее было проходящим, просто новым знаниям требовалось время найти свое место в сознании, так что лучшее, что я мог сделать сейчас просто полежать и не о чем не думать. Сколько я так пролежал я не знаю, но как только в голове стало проясняться, я с трудом встал с койки, поскольку голод и жажда меня мучили с каждым мгновением все больше и больше, так что как бы мне плохо не было, но следовало поискать воды и еду.
   Добравшись до двери, я дернул за ручку и не сразу понял, что дверь осталась закрытой. Посмотрев на нее в недоумении, я только тогда понял, что на нее наложено заклинание, так что потребовалось немного времени, чтобы его снять и вот, наконец, свобода.
   Вывалившись на палубу, отчего, наверное, все кто меня видел, решили, что я вдрызг пьян, я нетвердой походкой, стараясь удержать равновесие на шаткой палубе, начал продвигаться вперед. Сначала к бочке с пресной водой, расположение которой я заметил, только поднявшись на корабль, больше потому что какой-то матрос, в это время, зачерпнув ковшом воду, стал пить.
   На это действие, приостановив работы, пришли посмотреть все матросы, в купе с капитаном, что уже смотрел на меня, просто как, я даже не знаю, но презрение так и исходило в мою сторону, впрочем, мне в таком состоянии было плевать, как на капитана, так и на матросов, что азартно меня подбадривали.
   Наконец добравшись до бочки, я с наслаждением погрузил голову в воду и стал пить. Как только внутри потяжелело, голод немного притупился, да и голова, погруженная в воду, немного прояснилась. Оторвавшись от бочки, я более осмысленным взглядом, стал искать возможное расположение камбуза на корабле, в надежде попытаться там раздобыть еду, поскольку обед я пропустил, судя по положению солнца.
   Пока я так стоял и пытался понять, где тут камбуз, капитан, похоже, мою нерешительность принял за что-то другое и отдал приказ помощнику, а сам демонстративно развернулся и направился в свою каюту.
   Помощник, тут же развил бурную деятельность, дав понять, что работа стоит, а представление законченно. В поднявшуюся сумятицу добавился зычный голос боцмана, а двое матросов, резко подхватив меня, быстренько запихнули меня в мою каюту. Оставшись снова один, я добрался до койки и прилег, незаметно заснув.
   Проснулся я от стука в дверь, голова почти не болела, желудок протестующее урчал, но терпел, так что я встал и поспешил открыть дверь. За дверью стоял матрос с ужином для меня состоящий из солонины и сухарей, а у капитана есть чувство юмора, но есть хотелось больше, чем протестовать, так что, забрав все, что мне принесли, и как только закрыл дверь, жадно набросился на еду. Съев все что, было, мне стало легче, и умиротворенный я лег спать.
   Утром я проснулся отдохнувшим и полный сил. Выйдя на палубу, я увидел, что только начало светать и на палубе веяло прохладой пополам с витающим в воздухе запахом йода. Взбодрившись, я по быстрому закончил утренний моцион и поспешил в каюту. До завтрака еще было время, так что я решил его использовать с пользой.
   Достав свою котомку из пространственного кармана, я начал вытаскивать сложенные в нем артефакты по одному и проводить доскональную проверку их работоспособности, делая где надо ремонт, подзарядку или восстанавливая плетения. Так время пролетело незаметно, до прихода матроса, что в этот раз принес тушеное мясо с гарниром и вино, наверно чтоб мне было легче похмелиться, добряк как я посмотрю капитан. Забрав все у матроса, так чтобы дверь прикрывала часть каюты, я быстренько его, выпроводив, сообщив только, чтобы он вернулся через пол часа за посудой.
   Быстро поев, я дождался, когда вернется матрос и как только он забрал пустую посуду, наложил на дверь заклинание, чтобы никто внезапно не ворвался ко мне и продолжил прерванное занятие, так в таком ритме, оставшиеся шесть дней прошли незаметно.
   На седьмой день плавания, занимаясь очередным артефактом, меня привлек возникший шум на палубе и беготня. Выйдя наружу, я увидел мечущихся по всему кораблю матросов, что спускали часть парусов, в преддверии стремительно приближающегося к нам берега и видневшегося впереди по курсу большого города, что расположился в удобном заливе. Что ж путешествие подходит к концу и мне следует тоже собираться.
   Вернувшись в каюту, я собрал в котомку валявшиеся здесь артефакты, вернул ее в пространственный карман, оделся, убедился, что ничего в каюте не оставил и вернулся на палубу.
   Пока я находился в каюте, корабль, приблизился к заливу, и постепенно теряя скорость, приближался к пирсу.
   В заливе на якоре стояло не меньше десятка кораблей, не считая плавучих средств поменьше, что деловито плавали во все стороны.
   Пока корабль маневрировал среди всего этого хаоса, я с интересом рассматривал город, что был построен полностью из белого камня, поражая оригинальным стилем вида домов и зданий.
   Аккуратно причалив к пирсу, в воду ушел якорь, и на пирс был переброшен трап, на который тут же ступил чиновник, что дожидался нас на пирсе, в сопровождении помощника.
   Чиновник и его помощник ступили на палубу с видом полных хозяев положения, с некоторым высокомерием посматривая на всех.
   - Товары для продажи иметься, - скучным и будничным довольно тонким голосом спросил он. Хотя по виду сразу и не скажешь, что в таком толстом и упитанном теле, такой голос.
   - Нет. Корабль был нанят для перевозки пассажира, - ответил ему капитан, указывая на меня. Поросячьи глаза чиновника осмотрели меня и тут же потерял ко мне интерес. А капитан продолжал. - Мы пополним только припасы и тот час отплывем. Чиновник снисходительно кивнул на его ответ и, развернувшись, отправился на пирс, помощник стоящий молча рядом поспешил за ним.
   Капитан, как только чиновник отошел на приличное, расстояние, высказал в его сторону несколько крепких слов и бросив в меня хмурый взгляд, словно я причина всех его бед и скрылся у себя, на палубе остался помощник, который не забыл мне напомнить об оплате, так что достав мешочек с деньгами, я отсчитал семь оставшихся монет. Все больше ничего меня не связывает с этим кораблем, так что с легким сердцем я шагнул на трап и поспешил на берег.
  

Глава 18

  
   Сойдя на пирс, я не спеша, направился к берегу. В конце пирса я приметил стоящего помощника чиновника, что кого-то ждал, как оказалось меня, поскольку стоило мне приблизиться, как он поспешил на перерез мне, и обратился ко мне, подражая тоном своего начальника.
   - Чужеземец, - пафос и высокомерие так и проскальзывал в каждом слове, - согласно распоряжению Совета Магов, все чужестранцы должны регистрироваться и оплатить сбор за нахождение на острове. Следуй за мной. И равнодушно повернувшись ко мне спиной, направился к видневшимся на берегу зданиям, совершенно не интересуясь, следую я за ним или нет. Проглотив такое обращение, я поспешил за ним.
   Идти пришлось не далеко. Здание регистрации и таможни было небольшим и двухэтажным. Пройдя вовнутрь, помощник чиновника, который так и не представился, сдал мне очередному скучающему чиновнику, и похоже посчитав свою работу выполнил, молча развернулся и вышел.
   Чиновник равнодушно посмотрел на меня, задал ряд стандартных вопросов, имя, род занятий, причина появления на острове. При этом он, по-моему, совершенно не слушал, что я там ему говорил, поскольку так и не разу не поднял на меня взгляд, а сам что-то быстро писал. Тогда я, видя это даже специально замолчал, но тот даже не повел ухом, продолжая писать, а я глядя на это начинал понемногу закипать, единственное что мне останавливало, это мысленное обещание, что я за такой прием еще поставлю этот Остров на уши и тогда отыграюсь за все. А пока я собрав все терпение в кулак и ждал.
   Закончив, наконец, писать, чиновник, поднял на меня взгляд, только для того чтобы сообщить мне сумму сбора, в три золотых, что было грабительством среди бела дня, но я взяв себя в руки, молча выложил требуемую сумму, после чего получил небольшой медальон, и рекомендацию не снимать его ни при каких условиях. После чего чиновник потерял ко мне интерес, однозначно мне говорили, что я свободен.
   Покинув здание, я был перехвачен знакомым помощником чиновника, который в очередной раз мне сообщил.
   - Согласно распоряжению Совета Магов, чужестранцы не могут селиться нигде, кроме специальной гостиницы для них. Посчитав все, что нужно, он мне сообщил, развернувшись, он показал жестом следовать за ним.
   Проводив его взглядом, я направился за ним, мысленно ложа на весы долга этого Острова по отношению ко мне, еще одну гирьку.
   Гостиница для чужестранцев была небольшой, довольно симпатичной, но при этом стояла фактически на отшибе, как мне кажется, примыкая к бедному кварталу, рядом с казармами стражей, этой части города. И поди пойми толи это сделано, чтобы защитить чужестранцев, то ли негласный надзор, за оными. Впрочем, возмущаться было бессмысленно, все-таки хозяева Острова, постарались не переходить черту невежливости, явно балансируя на ее границе.
   Сдав меня очередному, то ли чиновнику, то ли хозяину, мой провожатый в собственной манере покинул меня, оставив с тем один на один.
   - Приветствую вас, в моей гостинице "Приют путника", меня зовут Орол, - встреча этого субъекта, оказалась более радушной, при этом он так и ластился передо мной, да и внешность вроде имел немного отличающуюся от здешней. Не обращайте внимание на местных, - видя как я хмуро проводил помощника чиновника, и тут же добавил, не дожидаясь от меня вопроса. Я, к сожалению не местный, лет десять назад кораблекрушение и шторм вынесли меня на этот Остров. На счастье у меня оказались с собой деньги, что позволило остаться на Острове, а когда они стали заканчиваться то местный Совет, предложил мне возглавить эту гостиницу и дать права постоянного пребывания на Острове и ограниченные гражданские права. С тех пор я хозяин этой гостиницы. Но вы наверно устали с дороги, а я утомляю вас своими воспоминаниями, прошу пока в зал, там вы сможете заказать привычные для вас блюда, а тем временем вам подготовят комнату.
   Взятый в оборот Оролом, я и сам не заметил, как оказался в небольшом зале, где расположились дюжина столов, но только два из них были заняты. За первым сидел мужчина лет сорока, одетый богато, сейчас не спеша, цедя что-то из кружки и оценивающе посматривая в мою сторону, но, встретившись с моим взглядом, тут же прекратил это. Второй столик занимала молодая пара, одетых попроще, и ни на что, не отвлекаясь, что-то ели.
   Сделав заказ, я стал ждать, попутно осматривая убранство зала. Первое что бросалось в глаза это освещение зала, поскольку количество окон было ограничено, то недостаток света дополнялся небольшими шариками света, что были расположены так, чтобы максимально осветить помещение, но при этом в зале сохранялся некий сумрак. Еще одним отличием было, это роспись стен, что изображали незатейливые пейзажи отдельных частей Острова. Пока я их рассматривал, принесли мой заказ.
   После обеда, расположившись в своей комнате, я сбросив лишнюю одежду приступил к работе. Проведя осторожное сканирование помещение, я при этом ничего ни нашел, что радовало, так что, оставив это, я занялся медальоном.
   Здесь меня уже ждал ожидаемый сюрприз, медальон помимо магической печати, удостоверяющей любого знающего мага, что носящий его имеет временный пропуск проживания на Острове, имел еще маячок, настроенный на живой организм, что давал возможность следить на расстоянии и некий аналог прослушивающего заклинания, правда ограниченного действия. Убедившись, что еще каких либо скрытных заклинаний нет, я приступил к работе. Создав дубликат медальона, с дополнительными встроенными заклинаниями, что должны были эмитировать мою жизнедеятельность, одновременно я отключил все побочные заклинания на выданном мне медальоне, оставив только идентификацию. Убедившись, что все работает как надо, смог немного расслабиться и поспать до вечера, ночью мне предстоит работа, и следовало быть отдохнувшим.
   Вечером я ужинал в одиночестве, обратив на этот факт внимание, как и на полное равнодушие Орола на это, я не стал проявлять любопытство, завтра меня все равно тут не будет, так что спокойно доев ужин, я предупредил Орола, чтобы меня не беспокоили ни в коем случае, имитируя усталость и сонливость, я не спеша направился в свою комнату.
   Закрыв дверь, я тут же преобразился, скинув сонливость, одевшись, я оставил созданный мною медальон, а сам открыв окно и набросив невидимость, неслышно вылетел из окна и направившись в сторону бедного квартала, задействовал поисковик на определенного человека.
   Искать пришлось не долго, искомый субъект нашелся быстро, спустившись на землю, я пристроился позади цели, и идя за ним стал ждать удобного момента. Преследуемый объект представлял собой парня где-то одного со мной лет, небогатый, судя по одежде, считав информацию с магического клейма, что ставили всем родившимся на Острове, об этом я узнал из воспоминаний Нэллена, то по профессии он был подмастерьем гончара, судимости не имел, что было для меня не мало важным.
   В общем, с этим клеймом правители Острова очень сильно в свое время облегчили свое правление и управление населением Острова. Издавна правителями на Острове были исключительно самые сильные маги, создав такие клейма, они поставили весь народ не только в полную зависимость от себя, но и с помощь него они могли контролировать его. Для этого, создав специальные службы с исключительно магами во главе, что таким способом делало востребованным магов даже с самым слабым даром, укрепляло власть магов, и облегчало работу по поиску информации по тому или иному субъекту, для этого следовало только посмотреть его клеймо, что несло всю информацию. Так же в это клеймо вносили род занятий субъекта, родословную, преступления, да и вообще любую полезную информацию, так что любой житель мог беспрепятственно передвигаться по острову, не доказывая, каждому встречному кто он такой, посмотрел на клеймо и все понятно.
   Преследуя его, я все-таки дождался момента, когда никого поблизости не было, и моментально его усыпил ненадолго. Теперь предстояло более сложное задание, скопировать магическое клеймо. Тут уж маги постарались создать неизвестному магу, что попытался бы это сделать создать как можно больше препятствий, так что больше всего времени пришлось на распутывание всяких ловушек и защит, но, в конце концов справившись с этим, я с эмитировал банальное ограбление, впрочем денег как таковых у Доложа Ото, как звали парня, не оказалось, что наверно было к лучшему, забирать последние монеты у человека, который и так живет не богато, мне откровенно претило.
   Убедившись, что пока Долож придет в себя, его действительно никто не ограбит. Я оставил его приходить в себя, а сам направился за черту города. Мой путь лежал в город Мейдей, но добираться туда следовало не из этого города, наметив примерный путь еще на корабле, я уверено направился к ближайшей деревне, там я собирался дождаться ближайший дилижанс, что постоянно двигались между городами острова, а там добравшись до любого города пересесть на нужный мне.
   Эта часть плана прошла полностью гладко. Утром, появившись в деревне, я вызвал только мимолетный интерес и то у дежурного мага, на дилижансной остановке. Почерпнув всю нужную информацию обо мне из клейма, он тут же потерял ко мне интерес. Дилижанс прибыл где-то к полудню, к тому времени я успел не только позавтракать, но и пообедать. Заплатив за переезд в ближайший город уже к вечеру мы были в городе Лайя.
   Переночевав в гостинице рядом с дилижансным двором, я выяснил, что нужный будет только завтра, оплатив проезд заранее и получив билет, я решился пройтись по городу.
   Отличительной особенностью Острова Чародеев было то что многие вещи в быту использовали с применением магии, что наглядным примером являлись города Острова, в особенности его более зажиточные районы. Вывески, освещение, уборка улиц, транспорт, это только мала толика наглядного применения магии. Каждый житель имел хоть один, но магический предмет при себе. При таком тотальном использовании магии, они чем-то напоминали погибшую Империю Тра, только со сноской на время. Жители Острова не голодали, были одеты и имели крышу над головой, но, как и везде кто-то не голодал меньше, а кто-то больше. Впрочем, если судить с жизнью на материке, то самый бедный из жителей Острова, жил богаче, чем некоторые богачи с материка. Хотя своих проблем у жителей Острова тоже хватало. Это в основном было связано с некоторыми дефицитными товарами, что на материке стоили почти ничего, зато на Острове это могло доходить до приличной суммы и наоборот. Так что если смотреть на жизнь жителей Острова, то можно уложить все в одну фразу, все в этом мире относительно.
   Прогулка по городу доставила мне эстетическое наслаждение, словно из древности попал в современный город. С интересом, разглядывая вывески, экзотический транспорт, мало похожий на знакомый мне, хотя конечно и гужевого транспорта хватало, но при этом улицы были чистыми, за этим следили сами хозяева, используя специальные артефакты, что превращают отходы жизнедеятельности животных еще на стадии в мелкую пыль. Так что первое время было забавно видеть, как сзади сыплется пыль, которая, падая на землю, тут же самостоятельно передвигалась к краю улицы и втягивалась в специальные отверстия в земле.
   Заглянул я в процессе прогулки по городу и в местный театр, где маги с помощь иллюзии создавали декорации на сцене, что было для меня необычно и познавательно. Просидев на спектакле до вечера, я вернулся в гостиницу, а утром меня ждала дорога.
   Дорога до Мейдей заняла пять дней, впрочем, можно было и быстрее, но дилижанс делал строго обусловленные остановки, так что двигались мы, не спеша.
   Город встретил меня буднично, покинув дилижансный двор, я не спешил останавливаться в гостинице, а пользуясь воспоминаниями Нэллена, поспешил к дому, где жил он и его родители. Наняв извозчика, я без труда добрался до их дома, но к тому, что я там встретил, был не готов.
   На месте дома было сгоревший остов, все что от него осталось. Ворота были выломаны, как и часть забора, словно кто-то штурмовал их, да и дом был в приметных пятнах, что говорило, что дом подвергся нешуточной магической атаке.
   Стоять и рассматривать пепелище не имело смысла, тем более, что я начал привлекать внимание. Вспомнив что тут недалеко есть таверна хозяин который был похоже другом семьи, заодно и продуктами снабжал. Так что имело смысл порасспросить его, он ведь точно должен был знать, что тут случилось. Так что сев назад в повозку, я направил извозчика к таверне "Дикий маргуз".
   Таверна показалась буквально через две минуты езды, дальше по улице. Расплатившись с извозчиком, я предстал перед двухэтажным зданием, зажатым с двух сторон домами, вывеска наглядно показывало изображение некой помеси осьминога и акулы, что в кровожадной позе, вот-вот готова тебя проглотить, а толика магии придавала изображению реальность. И над всем этим большими буквами переливались название таверны "Дикий маргуз".
   Поднявшись по невысоким ступенькам, я вошел в таверну. Зал, представший передо мной, являл собой уже знакомое убранство, за исключением того, что окон не было, а их заменяли светильники. Посетителей в зале было так себе, впрочем, сейчас разгар дня, так что до вечера все могло измениться.
   Посетители встретили меня тишиной, на некоторое время я стал центром внимания, но не надолго, оценив мою одежду, посетители занялись своими делами, а я направился с стойке, где располагался хозяин таверны Савор.
   На вид Савору можно было дать, лет сорок пять пятьдесят, невысокий, крепкий, с подвижной мимикой, что говорило, что он был хорошим рассказчиком.
   - День добрый, чего желаете? - поприветствовал меня он.
   - Шавош.
   - Понимаю. День сегодня жаркий, так что шавош сегодня самый востребованный напиток, - наливая мне кружку золотистый напиток.
   Отпив глоток, я удостоверился, что он свежий и удовлетворительно кивнул хозяину.
   Сделав уже глубокий глоток, отчего мягкая прохлада моментально разлилась по всему телу, я приступил к расспросу.
   - Скажите, я в город прибыл сегодня по делам, но приезжая по улице увидел сгоревший дом и это в центре города, как такое могло случиться?
   - О, это печальная история.
   - Расскажите.
   - Это длинная история. При этом Савор проявил нотки нежелания распространяться на эту тему, так что следовало его дожать.
   - Ничего. У меня время есть, а чтобы рассказ не был обременительным, давайте возьмем бутылочку гоора, и не спеша за столом, вы расскажите эту историю, жутко люблю такие истории, да и будет чем похвастаться по приезде домой.
   Поняв, что от меня не отвертеться, да и бутылочка гоора, это серьезный аргумент. Ведь этот напиток делали только в одной части Острова, и в небольших количествах, так что и стоил он соответственно, а если принять во внимание богатый букет и неповторимый вкус, то за намек попробовать гоора, любой в таверне мне выложит всю историю, а если попросить, то даже в лицах. Так что Савор тут же поняв все, расплылся в улыбке и угодливо направился к столу.
   Чтобы стол не пустовал, я заказал еще легкие закуски, делая акцент на более дорогие, что, конечно, могло вызвать лишние вопросы, если кто-то снимет информацию с моего клейма, ведь по идее такие траты для простого подмастерья гончара были нереальны, но в таверне не было ни одного мага, так что я решил рискнуть, зато шанс, что Савор станет откровенней возрастал, по мере появления еды.
   Разлив гоор по изысканным кубкам, мы сначала отдали должное гоору, его изысканному и неповторимому вкусу, после чего Савор начал свой рассказ.
   - Это произошло три месяца назад. В том доме раньше жила прекрасная семья, молодые маги, подающие надежды, я не побоюсь сказать, что я был вхож в этот дом почти как член семьи, - в этом месте он чуть не всплакнул, - хоть и приносил только еду каждый день. Со мной они всегда были приветливы, а их сын, чудный ребенок, ему пророчили великое будущее, но все изменилось полгода назад, когда стало известно, что секта Истинных магов, как они себя называли, выкрали их сына Нэллена, требуя за него великий выкуп. О, как была безутешна Марей, мне тяжело было смотреть на это каждый день, мое сердце разрывалось, только Толлин, отец Нэллена, сдерживал Марей, от последнего шага. Я помню это как сейчас, весь город тогда искал их сына, даже маги из Совета Магов наведывались к ним, - понизив голос, прошептал он. Но дни проходили, а вестей от похитителей не было, как и следов Нэллена, Марей, была в отчаяние, когда эти порождения Мрака Истинные маги, не удовлетворившись, горю, что они принесли этой семье, напали на них темной ночью.
   Эту ночь я долго не забуду. Той ночью я проснулся от грохота, подбежав к окну я увидел магические сполохи, а в какой-то момент в небо устремился огонь, и на этом грохот стих. Выбежав на улицу в чем был, я устремился в сторону зарева, вслед за толпой. Когда я добежал до места пожара, то застал уже тлеющие головешки от дома Толлина и Марей, оставшийся огонь тушили прибывшие сюда маги. Я вам скажу, это было жуткое зрелище, ворота, и часть забора были выломаны, всюду лежали трупы этих порождений Мрака Истинных магов, никого в живых из хозяев дома или прислуги не было видно, прибывшая одновременно со мной стража, тут же начала нас теснить, так что там случилось толком никто не знал, доподлинно известно, что разбираться с этим делом прибыли Ищейки, а это говорит о многом.
   - А что стало с семьей?
   - Неизвестно, Ищейки долго искали что-то в развалинах, но нашли они что-то или нет, нам никто не сказал. А после того как они ушли, никто не решился там побывать. Да и вообще стараются обходить этот дом стороной.
   - И не известно живы Марей, Толлин или нет?
   - Неизвестно. Но его предали глаза, пусть на мгновение, но он отвел взгляд, а мне больше и не надо было. Савор что-то знал, но умолчал, так что я решил на этом свернуть разговор, а ночью наведаться к нему в гости.
   Допив и доев все что было на столе, я потребовал комнату на ночь, расплатился за заказанное, как и за ночлег, чем порадовал Савора, и прилегши на кровать решил отдохнуть до вечера.
   Вечерний зал был полон. Поужинав, я перекинулся парой слов с Савором, я вернулся в свою комнату и стал дожидаться, когда все лягут спать.
   Где-то к полуночи выпроводив последних посетителей, в таверне наступила тишина. Прождав еще два часа для верности. Я запустив сканирование таверны, выясняя расположение людей. Найдя покои Савора и его жены, я запустил сонную волну по всей таверны для надежности и не таясь направился к его комнате.
   Комната, где обитал Савор и его жена располагалась на втором этаже в дальней его части. Внутреннее убранство было не богатым, так для среднего достатка, но впрочем, не убранство меня интересовало, так что наклонившись над Савором, я произнес заклинание частичного подчинения.
   - Встань Савор. Подчиняясь моей команде, он тут же открыл глаза и как зомби деревянно встал.
   - Где сейчас Толлин и Марей?
   - Не знаю.
   - Как Толлин и Марей можно найти?
   - Не знаю. Ответ мне не понравился, но что-то он скрыл от меня.
   - Толлин и Марей живы?
   - Да. Теплее.
   - Как ты узнал, что Толлин и Марей живы?
   Савор карикатурно направился к дальней стене, что-то нажал, и часть стены отодвинулась обнажив тайник. Достав приглушенно светящийся камень, он направился ко мне.
   - Вот.
   - Что это?
   - Не знаю.
   - С помощь него ты узнал, что Толлин и Марей живы?
   - Да.
   - Как?
   - Пока он светиться Толлин и Марей живы?
   Забрав камень из его рук, я просканировал его и выяснил, что камень примитивно зачарован на жизнь, Толлина или Марей, неважно. Важно было то, что с помощью него я мог их найти, используя камень как указатель, пусть примитивный, только направление, но это уже было кое-что.
   Приказав Савору закрыть тайник, и забыть о моем визите, я покинул комнату, прежде чем досыпать оставшуюся часть ночи, снял последствия сонной волны, да и любые следы магии, и с тем заснул.
   Утром я, как ни в чем не бывало, позавтракал, перекинулся несколькими словами с Савором, что был в это утро сама любезность со мной, но это были остатки заклинания подчинения, до конца дня оно выветриться и никто не сможет найти какие либо следы.
   Вернувшись в комнату, я определился по камню в какую сторону мне двигаться, с помощью ПоСИ наметил оптимальный маршрут, чтобы посетить все населенные пункты в этом направлении. Посчитав, что дилижанс это не практично, решил купить лошадь и уже на ней двигаться по проложенному пути. С этой целью я сговорился с Савором, тот обещал достать самого лучшего в городе, в чем я не сомневался и на следующее утро нагруженный всем необходимым отправился в путь.
  

Глава 19

  
   Мои поиски шли уже вторую неделю, но все населенные пункты, что я посещал, не приносили результатов. Двигаясь от одного селения до другого, я постепенно продвигался на юг острова в самую бесплодную ее часть, пространство нагромождения камней и пустынной местности, где ничего живого не было, за исключением только одной достопримечательности Храма Чародейства. Этот храм на Острове играл важную часть, поскольку являлся и школой для молодых магов и главной резиденцией Совета Магов Острова Чародеев. И чем дальше я продвигался на юг, тем больше у меня было предчувствие, что Толлина и Марей я найду там. Впрочем, дорога покажет. Но как бы там ни было, дорога когда-то имеет тенденцию заканчиваться, вот и камень привел меня в последний населенный город перед пустынным краем Острова, здесь Толлина и Марей, так же не оказалось, дальше был только Храм Чародейства, так что предчувствие, похоже, меня не обмануло.
   Перед переходом к Храму Чародейства, я решил отдохнуть пару дней, а заодно выяснить все, что можно об этом Храме.
   Разговоры и расспросы среди паломников и жителей города много сообщить о Храме не смогли, так только общие сведения.
   Располагался Храм в пустынной каменистой местности, в дальней части острова, одним концом примыкая к гряде Неприступных гор, что расположились вдоль берега острова, делая тот участок острова неприступным, как с помощью кораблей, так и пешком. Остальные три стороны Храма прикрывали высокие и массивные стены. В общем как мне удалось узнать, таких стен внутри пространства Храма было еще два, за одними располагались учебные зоны для учеников и полигоны, а за другими жили полноценные маги и жрецы. Завершал всю эту композицию ассамблея зданий в центре, что своими шпилями высоко пронзали небо, там располагался Совет Магов, а так же лаборатории и полигоны для Высших Магов. Остальные более мелкие детали особого интереса у меня не вызывали, поскольку относились к традициям, что возникли на протяжении многих поколений посещений Храма паломниками, что искали какой-либо помощи в его стенах, и относились к категории, что требовалось делать, чтобы получить оную.
   Не очень довольный таким небольшим объемом информации, все-таки город не одно поколение принимал паломников как в одну, так и в другую сторону, и, казалось бы, за такое количество времени о Храме должны были уже знать все или многое, но что есть, то есть. Как мне шепнули, больше всего о Храме знали маги, но те молчали, так что все остальное придется узнавать на месте, хотя не факт, что Толлин и Марей в Храме, так что добытые сведения мне могли и не пригодиться. Так что подбадриваемый этой мыслью, я после ужина отправился спать.
   Сон долго не шел, я лежал с открытыми глазами и думал. Мысли мои были не только о Храме, но и о причинах побудивших меня, на это путешествие. Ворочаясь с одного бока на другой, я прикидывал, анализировал и сопоставлял, и не приходил к однозначному ответу. Так в какой-то момент, я и заснул, одновременно перейдя в знакомое состояние видения.
   Я увидел Храм с большой высоты. Все было, так как мне и рассказывали, массивные стены, квадратной формы, заключенные одну в другую, высокие шпили ассамблеи, горы и камни вокруг. Даже находясь высоко над Храмом, я мог видеть отчетливо все здания, сады, расположенные за второй и третей стеной, любой камушек в поле зрения, каждую травинку, не было видно только людей. Тогда я решил поэкспериментировать, очень забавным это видеть все в деталях, так что я пожелал увидеть весь Храм целиком, каждый его камень, травинку, но добился того, что меня резко потянуло вниз, мне навстречу двигался шпиль ассамблеи, резко зажмурившись, я ожидал удара, но ничего не произошло. Открыв глаза, я сначала ничего не увидел, а потом резко накатило, голова взорвалась от боли, но тут же прошла, и я почувствовал, что я стал Храмом. Мне стали знакомы все камни в нем, все проходы, все трещинки, все неровности на земле, что я был построен, всю историю, что хранил в себе Храм, мне стало известно ВСЕ. Я узнал, что из ассамблеи шел тайный ход, что вел в Неприступные горы, где тайно был вырублен в большой пещере шахтерский город и пристань с кораблями. Мне стало известно, что этот город был предназначен для рабов, что работали в многочисленных шахтах, ведущие в глубь Неприступных гор, а корабли служили для перевозки всего того, что добывали рабы. Ход в тайную бухту, закрывало маскирующее заклинание, и было защищено смертельными заклинаниями, отчего любого попытавшегося приблизиться ждала смертельная участь. Я много чего узнал, ведь камни помнят все, но главное я узнал, что Толлин и Марей, были здесь и работали в одной из шахт в качестве рабов, а еще я понял, что они так долго не протянут, а значить, следовало поспешить с их спасением.
   Как только я все, что мне нужно узнал, меня дернуло вверх, было ощущение, что от меня оторвали часть меня, столь неожиданным и болезненным был переход от чувства величия, в привычное для меня тело, но тут же прошло, а следом видение погасло, и я провалился в нормальный сон.
   Утром я проснулся отдохнувшим и посвежевшим, но главное я отчетливо помнил все, что видел в видении, и даже чувство единения с Храмом. Осознавая, что времени мало, я рассчитался за постой, я купил билет на ближайший дилижанс, и уже через два часа, мчался в сторону Храма.
   Переезд занял два дня, по прибытию в Храм, я снял комнату в многочисленных гостиницах принадлежащих Храму, комнату, чтобы не выделяться среди других паломников и стал дожидаться ночи, чтобы начать воплощать в жизнь свой план.
   Ночью, дождавшись пока все, лягут спать, я незаметно выбрался наружу, используя невидимость и магический взгляд, от неожиданных сюрпризах, со стороны храмовых магов, я перелетел стены и приблизившись к ассамблеи, завис перед пустой стеной, возле основания одного из шпилей. Я знал, что в этом месте камень от времени расшатался, и стоило только немного поднапрячься, как его легко можно было протолкнуть вовнутрь, что я и сделал. Оказавшись внутри, я заложил камни на место, применив толику магии скрепил его, чтобы уж ничего не могло сообщить, как я сюда проник, и закончив с этим стал тихо продвигаться знакомыми коридорами. Зная досконально все пути, я продвигался, не только незаметно, но и быстро, стараясь не встречаться с немногочисленными магами, что я замечал заранее.
   Трудности возникли уже перед ходом, что охранялся не только заклинаниями, но и полноценными магами, что было не очень хорошо. Пришлось повозиться, преодолевая их защиту и максимально маскируя свои заклинания под естественный фон, но вот стоящие на страже маги, одновременно заснули с сползли на пол, добавив для уверенности, я уже не таясь стал кромсать защитные заклинания, все равно факт усыпления магов всплывет рано или поздно, а такое грубое обезвреживание защитных заклинаний заставит их задуматься.
   Закончив с этим, я стремительно полетел по длинному подземному ходу, одновременно используя камень как указатель, накрывая пространство вокруг себя поисковой сеткой.
   Другая часть хода, как я знал никем, не охранялась, она была просто закрыта каменной плитой, я думаю, небольшой шум мне не помешает, так что от "каменного кулака", камни от плиты брызнули во все стороны, освобождая проход. Влетев одновременно с рукотворным взрывом, я начал творить хаос вокруг себя, посылая "кулаки" в стены пещеры, жутко, особенно когда начинает сотрясать все вокруг, но безопасно, поскольку кроме сотрясения ничего опасного не было. Это растревожило всех, спавшие многочисленные рабы и их надсмотрщики, начали метаться по всему городу, пытаясь выяснить что происходит и успокаивая рабов, что получалось не очень. Те ошалев от непонятных сотрясений представляли собой неуправляемую толпу, а как известно человек разумен, а толпа нет.
   Сотрясая так стены, я одновременно вел поиск, близость цели, очень помогало, так что не прошло и двух минут, как я появился в городе, как я их уже засек. Не прекращая наводить беспорядок, я нырнул в многочисленные проходы, что пронизали весь город, раздвигая многочисленную толпу заклинаниями, отчего, оставаясь по-прежнему невидимый, я приводил только вопль возмущения и ропота, но, не видя меня, возмущение пропадали в пустоте. Я же, не обращая на это внимание, продвигался к своей цели, пока маги не пришли в себя и не начали наводить порядок всерьез, а это тогда затруднило бы мне все на порядок, хоть и не остановило.
   Нашел я их в одном из многочисленных ответвлений, в вырубленной комнате, где при моем появлении Толлин, не обращая на шум внимание, сидел возле лежащей на каменном ложе Марей и держал ее за руку. Проведя быструю диагностику, я понял, что я вовремя, Марей, начала сдавать, отчего Толлин понимая это не мог ничего сделать. Для эффективного подчинения рабов маги Острова придумали простой способ подчинения, используя специальные ошейники, что не давали возможности сбежать. Любого попытавшегося сбежать ждала изощренная смерть от удушения, стоило только отдалиться на определенное расстояние, то же самое мог сделать и любой маг-надсмотрщик, так что у раба не оставалось выбора, а применять магию рабам запрещалось, за этим следил все тот же ошейник, так что чувства Толлина я понимал.
   - Собирайтесь, мы уходим! - произнес я, одновременно снимая маскировку. От моих слов Толлин вздрогнул, и медленно повернулся ко мне.
   - Кто вы? - спросил он, вставая и закрывая Марей.
   - Друг. Я пришел за вами и нам надо спешить, - ответил я, одновременно отслеживая движение вокруг.
   - Мы вас не знаем. Кто вас прислал? От нашего разговора пришла в себя Марей, и теперь повернув голову, смотрела в мою сторону.
   - Нэллен. Ответ их удивил, Марей даже привстала с кровати.
   - Что с ним? Где он?
   - Не время для вопросом, мы должны спешить. Толлин бери Марей на руки и бегом отсюда, пока есть возможность.
   Возможность узнать что-то о сыне сдвинуло их с места, подхватив Марей, Толлин поспешил за мной, я же применив заклинание "отвода взгляда", прокладывал нам дорогу, но в отличие от невидимости "отвод взгляда", делал нас не запоминающими, а следовательно тычки последовали в ответ, но я старался на это не обращать внимание, прокладывая оптимальный путь к причалу.
   Пройдя половину пути, маги-надсмотрщики наконец пришли в себя и серьезно принялись за рабов, так что помимо прокладывания пути пришлось обезвреживать и попадающихся магов, что отнимало время. Наконец мы вышли к причалу, где на рейде стояли три корабля. стоит заметить, что эти корабли были намного прогрессивней, их аналогов, что бороздили здешние моря. В их очертаниях и облике проскальзывали знакомые формы, знакомые мне еще по Империи Тра. Не удивлюсь, если узнаю, что магом удалось найти корабль времен Империи Тра и кое-что скопировать из него, но не все, все-таки корабли, как и все остальное времен Империи было намного сложнее, и без соответствующих знаний повторить технологии, довольно затруднительно. Впрочем, любовался я этим не долго, прижав Толлина с Марей к какой-то нише, я достав шарик с катером, и бросив в воду, произнес ключ-пароль для активации, и пока шел процесс, занялся их ошейниками.
   Проведя сканирование, я понял, что быстро разобраться, не получиться, так что, заблокировав только функцию удушения, просто отключив его от внешних команд, решил узнать, как протекает процесс с разворачиванием из пространственного кармана, катера. Процесс шел в полную силу, но на это обратил внимание не только я, но и маги, не помогло даже "отвод взгляда" да и рассчитано оно было в основном не обычный разум.
   - Что будем делать? Были первые слова Толлина, после нашего ухода из их каменной комнаты. Он тоже заметил магов, что спешили к нам.
   - Драться. Надеюсь, магию еще не забыл?
   - Нет. Но ошейники не позволят...?
   - Забудь. Я блокировал их действие, так что действуй смело. То, что я блокировал их частично, я не стал добавлять, не до этого стало, на нас стали наседать. Марей оказалась смелее мужа или более обессиленной, так что, применив какое-то заклинание на себя, она стала выглядеть бодрее, и смело что-то швырнуло в сторону приближающихся магов. Толлин последовал за ней. Я тоже запустил парочку заклинаний, что затормозило магов и заставило их искать укрытия, а Толлин и Марей дорвавшись до магии, не давали им и высунуть носа. Убедившись что они справляются, я отвлекся на процесс разворачивания катера и убедившись что процесс почти завершен, потянул за собой вошедших в раж Толина и Марей, выставив мощный щит. Заметив наше движение, маги осмелели и стали отвечать нам в ответ, но щит пока держался. Так под натиском вражеских заклинаний мы достигли катера. Перепрыгнув на его палубу, я дождался, пока это сделают Толлин и Марей, и активировал магическое прикрытие и вооружение катера. Теперь можно было немного передохнуть.
   Повинуясь моим мысленным командам, катер начал движение к замаскированному выходу, и как только мы немного отошли, я воспользовался вооружением катера и сделал три выстрела в сторону мирно стоящих кораблей, отчего те мигом вспыхнули, добавляя хаоса и отвлекая магов. Дальше было уже просто. Сам ход был замаскирован простой иллюзией, а рассчитанный на более серьезные заклинания, защита катера даже не заметила смертельных ловушек, что щедро расставили здешние маги. Набрав скорость, мы вышли в море.
   - Кто вы? И что с нашим сыном? Где он?
   Вопросы на повышенных тонах от них посыпались сразу, как спала угроза и мы отошли немного от берега, при этом Толлин и Марей стояли от меня на расстоянии, оставаясь, насторожены, находясь еще похоже в запале битвы, при этом, глазами, держа мои действия в поле зрения.
   - Меня зовут лер Александр, - произнес я, принимая расслабленную позу и стараясь придерживаться спокойного, даже будничного голоса, успокаивая их таким образом, чтобы не спровоцировать их. С вашим сыном все в порядке он в городе Апролд, в учениках у мага Жалад Новроя.
   - Но как он там оказался? - спросила Марей. Новость их немного выбила из равновесия, и они немного ослабили напряжение.
   - И как он стал учеником мага? - вслед за ней спросил Толлин.
   - Все просто, я поймал его однажды на воровстве, заметил в нем искру таланта, к магии, и пристроил его к магу первой категории Жаладу Новрою в ученики.
   Мой ответ еще больше их запутал, на меня теперь смотрело две пары непонимающих глаз. Наконец Марей пошевелилась и произнесла.
   - Я запуталась, - как-то обреченно, сообщила она. При этом напряженность в ее действиях полностью исчезло. Я ничего не понимаю. Нашего сына похитили, требовали..., - посмотрев на меня и немного запнувшись, - выкуп, а теперь вы говорите нам, что наш сын был пойман на воровстве, и вы пристроили его в ученики к магу, этому Желаду Новрою.
   - Вы все правильно поняли, только мага зовут Жалад, а не Желад.
   - Да он издевается над нами!!! Не выдержал Толлин, в миг, занимая в мою сторону, угрожающую позу. Марей же не спешила следовать за мужем, отстраненно как-то взглянув на него.
   - Конечно, издеваюсь! Меняясь моментом в лице, от добродушия к злости. Я здесь стараюсь их вытащить, так сказать способствую воссоединению вашей семьи, а вы здесь истерики разводите, вместо того чтобы спасибо сказать!
   Похоже, это их привело в чувство, переглянувшись, а потом, посмотрев на меня, что в данный момент выражал на лице точно не миролюбие, они как-то разом обмякли, словно из них вытянули стержень. Поняв, что я тут пока лишний, я оставил их разбираться самим, а сам резко развернувшись, и направился в каюту.
   Впрочем, в каюту я так и не пошел, поднявшись в рубку управления, я устало сел в кресло и бессмысленно стал смотреть в море, внутри себя, злясь на Толлина и Марей, а еще больше на себя, что так сорвался.
   Сколько я так просидел не знаю, но в какой-то момент почувствовал чей-то взгляд позади себя. Повернулся всем креслом, я встретился взглядом с Марей.
   - Лер Александр, я пришла извиниться за наше поведение и сказать спасибо за вашу помощь нам и нашему сыну.
   - Извинение приняты, - немного резко ответил я. Что-то еще?
   - Да, - замявшись, начала она, не решаясь продолжить. Что вы собираетесь теперь с нами делать?
   Вопрос серьезный, вон даже как напряглась в ожидании ответа. Но как объяснить, что я не собираюсь с ними ничего делать, и при первой же возможности отпущу их, и даже помогу деньгами, а взамен мне требуется от них всего лишь только местонахождения Хаар-Така, но ведь не поймут правильно, а как объяснить правильно я не знал. Но ответить что-то надо.
   - Пока снять с вас эти ошейники, а там сами потом решите. В этот раз она контролировала себя лучше, и ни единый мускул не дрогнул после моего ответа.
   В подтверждении своих слов, я решительно встал и направился к ней. При моем приближении она немного напряглась, но я решил не обращать на это внимание и замерев напротив нее пристально стал вглядываться в ошейник. Постояв так пару минут, я понял, что разбираться продеться долго и лучше сидя.
   По моей просьбе Марей села ранее занимаемое мною кресло, я сел в соседнее с ним, и полностью отрешившись, приступил к работе.
   Через полтора часа размыкая ошейник на ней, я в который раз убеждаюсь, что пределу совершенства нет, особенно если это направлено в сторону чужого принуждения и порабощения. Маги с Острова создали совершенное устройство, используя несложные заклинания, но, подогнав их так, друг к другу, что они создали совершенство, при этом не сложное в изготовлении и использовании.
   Разобравшись с ошейниками, я закинул их в дальний угол каюты, вдруг будет настроение поковыряться в них, и тут же благополучно забыл о них. Только вот последующие события покажут, что я был не прав, сильно не прав и следовало сразу утопить их в море, но что случилось, то случилось и изменить ничего стало нельзя.
   - Мне нужно с вами серьезно поговорить.
   Разговор проходил в той же рубке, но теперь Марей и Толлин сидели в креслах, я стоял возле входа и смотрел на них, читая на их лицах всю гамму, что пронеслись у них после моих первых слов.
   - Как вы, может быть, догадываетесь, ваше освобождение было не случайным, я ищу Хаар-Так. После этого признания, поза их стала напряженной и взгляд сосредоточенным, они так и подобрались в креслах, но пока предпринимать, что-либо не стали, все-таки моя легкость в снятии ошейников, да общее поведение и владение мощной магией, заставляло их не делать опрометчивых поступков и скоропостижных выводов.
   - А зачем вам Хаар-Так? - вдруг спросила Марей.
   - Не знаю. Я хотел бы от тебя это узнать.
   Сказать, что не такой ответ они от меня ждали, это значить ничего не сказать, но поборов себя Толлин обратился ко мне.
   - Лер Александр, причем здесь Хаар-Так и моя жена?
   - Да может быть и не причем, верите, - я, и сам не заметил, как стал ходить, - однажды мне приснилась Марей с Хаар-Таком в руках, что просила меня найти его.
   - А подробнее можно? - заметное волнение так и сквозило в голосе Марей.
   Остановившись, я посмотрел на них в недоумении, слишком заметно было волнение в голосе Марей и был обескуражен, сейчас они не напоминали зверя, что готов драться до конца, а с едва скрываемым волнением и затаенной надеждой, смотрели на меня. Не понимая их поведение, я приступил к рассказу.
   - Приснился мне этот сон не так давно. Во сне я оказался в каюте плывущего корабля, довольно богатого, в полном одиночестве. Потом открылась дверь каюты и вошла незнакомка, которая меня не замечала, как позже я узнал, что это ты была Марей. В руках ты несла небольшой резной ларец, и, поставив его на стол, ты, открыв крышку, и достала из него Хаар-Так. Держа его нежно в ладошках, ты с печалью смотрела на него. Налюбовавшись на него в своих руках, ты, печально вздохнув, и повернулась в мою сторону. Наши взгляды встретились, и столько мольбы и печали в них было, что мне стало не по себе, а потом ты протянула ладошки с Хаар-Таком ко мне и произнесла: - Найди Хаар-Так.
   Как только я закончил, Толлин и Марей, вдруг синхронно встали, даже вскочили и скрестив руки на уровне груди открытыми ладонями к себе и склонив головы, так же синхронно произнесли:
   - СТРАННИК, верные Хранители готовы тебе служить.
   А вот этого не ожидал я. С полным удивлением глаз, я смотрел на них и ничего не понимал.
   - О чем вы это? Но они, похоже, меня совершенно не слышали.
   - СТРАННИК, прости нас, что мы не узнали тебя сразу, верные Хранители готовы выполнить любую твою просьбу или приказ.
   - Тогда вот мой первый приказ, - разозлился я, - рассказать кто такой СТРАННИК и причем тут я?
   - Слушаемся, СТРАННИК. И только сейчас они подняли свои головы и с взглядом полного благовещения посмотрели на меня, отчего по коже прошел мороз, и в очередной раз только одна мысль была в голове "Во что же я вляпался", слово в "очередной раз", я старался давить на корню.
  

Глава 20

  
   - Пророчество о СТРАННИКЕ, провозгласил Великий маг Оллодон в день, когда он и трое его учеников нашли Хаар-Так на одном из островов, что обследовали они для нанесения его на карты. К сожалению, Великий маг Оллодон не смог справиться с мощью Хаар-Така, но прежде чем он сгорел, его ученики услышали пророчество о СТРАННИКЕ.
   Однажды за Хаар-Таком, как он назвал найденный артефакт, явиться СТРАННИК "что будет идти дорогой, но своего пути не иметь". Признаки его появлением будут "приход старого ВРАГА", "великая война", и "сон, где Хаар-Так позовет СТРАННИКА".
   Первые два признака уже случились. "Приходом старого ВРАГА" оказались потомки народа Ологоров, что когда-то изгнали нас с материка, уничтожив со временем всех прямых и косвенных представителей нашего народа. Только полная секретность отплытия части нашего народа, спасло нас тогда, и дала со временем стать тем, кем стали мы сейчас, но год назад их потомки появились возле наших берегов, и этим ознаменовалось первой частью пророчества "приходом старого ВРАГА".
   "Великой войной" можно считать разразившуюся войну на материке, и хоть многие считают, что их она не затронет, но Хранители думают иначе, поскольку такой войны не было со времен Воин между Империей Тра и Бессмертным Императором.
   И третьим признаком "сон, где Хаар-Так позовет СТРАННИКА", только что был озвучен вами СТРАННИК.
   Все это Толлин выдал практически на одном дыхании и смиренно склонил голову, когда закончил.
   Выслушав его я впал в ступор. За время попадания в этот мир я был уже много кем, но чтобы непосредственным участником пророчества, то такого еще не было, образ Хантуки не в счет, там я просто разыграл пророчество про него. Но теперь следовало думать, что делать дальше. Если раньше я решил найти Хаар-Так просто из любопытства и не понятного сна, то теперь все стало серьезно.
   - А еще что ни будь, было в этом пророчестве? - задал я им вопрос.
   - Да, - ответил мне по-прежнему Толлин. В пророчестве так же шла речь и о том, что СТРАННИК явиться за Хаар-Таком "чтобы спасти мир и остановить войну" и "всякий ставший между СТРАННИКОМ и позвавшего его Хаар-Таком, навлечет на себя великие кары, ибо СТРАННИКОМ будет ВЕЛИКИМ МАГ, что сметет на своем пути всех и вся" "смерть и забвение ждет, осмелившись помешать ему, и, богатство и слава ждет тех, кто станет его добровольными помощниками".
   Интересный поворот пророчества, подумал я, выслушав Толлина, и снова спасение мира. Словно все и вся задалось идеей сделать из меня спасителем мира, словно других кандидатур нет. Но похоже придется, ведь если я выйду из роли, что толкает меня весь мир, мир может и ополчиться на меня. Взять хоть это пророчество СТРАННИКЕ, ведь если я сейчас им заявлю что я не СТРАННИК, то они ведь не поверят, а то еще чего посчитают самозванцем и самое малое что меня может ожидать это разочарование, а максимум и быстрее всего вероятней, преследование меня Хранителями, а то и всеми магами Острова Чародеев, естественно, чтоб убить. Конечно, я стою всех магов современности на голову выше, но если задаться целью, то меня можно просто задавить числом, так что, отряхнув от пыли, и вспомнив образ Хантуки, я решительно взялся примерять новый образ - СТРАННИКА.
   - Где сейчас Хаар-Так? - задавая этот вопрос, в моем голосе стали отчетливо проскальзывать повелительные нотки, что не ускользнуло от внимания Толлина и Марей.
   - Сейчас он находиться в тайном хранилище на острове, где Хаар-Так впервые нашли, - ответила мне Марей.
   - А раньше он, где находился? - не заметить оговорку допущенною ею, было сложно.
   - В Храме Чародейства, но когда его оттуда попытались выкрасть, было решено перевезти его в тайное хранилище, а в Храме оставить искусную подделку.
   - Ладно, перевезли и перевезли. Рассказывать им, что мне поведали стены Храма, когда я был им, я не стал, поскольку Хранителей банально продали, и за попыткой выкрасть Хаар-Так стоял Совет Магов, только те после провалившейся попытки умело замели следы, но камень и стены помнят все, но это уже лирика.
   Взмахнув рукой, больше для театральности, чем необходимости, я вывил изображение Острова Чародеев и близлежащих островов, и произнес.
   - Показывайте, - и показал жестом, чтобы они обернулись.
   Вид такой подробной карты, возникшей на месте окон, они восприняли довольно спокойно, но восхищение иногда проскальзывало в их глазах, пока они искали нужный остров, все-таки вид сверху, это не вид с боку. Но, тихо совещаясь, они довольно быстро нашли нужный, от Острова он находился в километрах трехстах, что было не то что много, но и не мало. Заняв один из до сих пор пустующих кресел, я вывел вид в реальном времени, еще не хватало, чтобы мы по дороге нарвались на лишние глаза, ведь я был уверен, что маги наверняка нас сейчас искали. Пока мы плыли в сторону материка, но нужный остров находился в противоположной стороне, так что нарываться на неприятности не стоило.
   Первым сюрпризом, стало то, что наш поиск велся во всех направлениях и на всем, что могло плавать. Только большое расстояние разделало нас от преследователей. Вторым сюрпризом был флот, что целенаправленно плыл в ту же сторону, где располагался нужный нам остров, что было, вряд ли совпадением, а когда я приблизил изображение одного из них, то Толлин, за моей спиной выдавил.
   - Корабль народа Ологоров.
   Значить конкуренты, и прикинув расстояние и крюк, что придется сделать, понял, что при большом везении мы не намного опередим их, но мы еще поборемся.
   - Из рубки не ногой. Попытаемся их опередить. Ответом мне было недоверчивое сопение.
   Катер, повинуясь моей команде, начал разгон, и в какой-то момент, встав на крыло, рванул над гладью воды на максимальной скорости.
   Всю дорогу до острова мы провели, наблюдая за противником, и с нетерпением измеряли так медленно сокращаемое расстояние, кляня что, так медленно идем, хотя скорость, развиваемая катером, была запредельной для этого мира. Изредка на пути попадались поисковые суда, и с раздражением посматривая на них, мы обходили их по дуге, и снова в путь.
   Но вот остров появился в поле зрения, одновременно с флотом противника на горизонте, но остров мы достигли первыми. Используя подсказки Толлина, я подвел катер к неприметной скале, что высилась из воды, но как оказалось, скала была не сплошной, под произнесенным Марей заклинанием иллюзия спала, и стал идеен грот с естественной стоянкой, для кораблей, что была сейчас слегка подправлена человеческой рукой.
   На причале нас уже ждали, количеством в десять человек, но стоило мне причалить, как Марей начала что-то им говорить, что было причиной разговора, было понятно, другое было не понятно, поверят другие, что я СТРАННИК. Но мои переживания были напрасны, поскольку, когда я спустился на причал, то все десятеро склонились в знакомой позе. После чего были произнесены знакомые слова о верности, и приглашение следовать за ними.
   Шли мы долго, при этом, постоянно пересекая различные ответвления и перекрестки, отчего наша дорога походила на лабиринт, но, наконец, свернув в очередной коридор, мы вышли в просторную пещеру. Сразу было видно, что ее обжили очень давно, стены и пол носили следы давней обработки. С грубо обработанного потолка свисали световые шары, что заливали пещеру ровным светом. Нас встречало не менее полусотни Хранителей разных возрастов, что при моем появлении склонились мне.
   - Приветствуем СТРАННИКА в тайном хранилище Хаар-Така, - обратился ко мне седой и старый Хранитель.
   - Приветствую и Вас Хранители, - учтиво ответил я.
   - СТРАННИК многие годы мы ждали твоего прихода, - продолжил Хранитель, - и вот теперь, когда ты пришел, наша миссия выполнена и с этого момента орден Хранителей более не существует, отныне мы твои верные слуги, что готовы следовать за тобой всюду.
   А вот это уже была подстава. Смотря на разные лица, я видел только фанатическую преданность, но вот так вот сразу придумать что-либо, я не мог, так что придется принять, все как есть.
   - Хранители! - начал говорить я. Долгие годы вы были верны пророчеству, многие хоте ли бы заполучить Хаар-Так в свои руки, и не всегда эти руки были добрые, но их время прошло. Я, СТРАННИК, что вы так ждали, пришел сегодня, чтобы не только вернуть Хаар-Так себе, но и чтобы повести вас дальше, и я с благодарностью принимаю Ваш дар и желание разделить со мной мой путь.
   На этом, мою торжественную речь резко прервал внезапно появившийся из прохода молодой Хранитель, и запыхаясь от бега, что-то начал говорить старому Хранителю. Новость, похоже, была не из радостных, поскольку Хранитель с каждым мгновением все больше мрачнел, так что когда молодой Хранитель закончил, старый отпустив его, заговорил.
   - Хранители! - начал он, повернувшись к остальным лицом. Сама судьба дает сейчас нам шанс дать понять, достойны мы, быть спутниками СТРАННИКА, - при этих словах он повернулся ко мне и склонил голову, и только после этого повернувшись назад, продолжил, - или нет. Старый Враг и маги Острова, объединившись, только что высадились на наш остров и сейчас они ищут следы хранилища, чтобы завладеть Хаар-Таком и принести зло в наш мир. Мы не сможем долго сохранять маскировку, но мы можем задержать их, чтобы СТРАННИК мог покинуть остров с Хаар-Таком и тем самым исполнить пророчество.
   Что самое удивительное, после того как он закончил никто не стал протестовать, и все стали деловито расходиться, спеша занять свои места. Такой подход довольно удивил меня, что говорило, что Хранители не так просты, как кажутся.
   Оставшись наедине со старым Хранителем, Толлин и Марей, так же убежали, я решил спросить.
   - Скажите, а часто происходят нападения?
   - Нет. Последний раз на хранилище было совершенно нападение, лет четыреста назад, но Хранители всегда готовы ко всему.
   - Очень интересно. Кстати вы не могли бы представиться?
   - О, прошу прощение, СТРАННИК, - при этом он виновато склонился, что было для меня не привычно, все-таки этот Хранитель мне в дедушки годиться, - меня зовут Айвар.
   Вдруг на поверхности что-то взорвалось, и нам на головы посыпался мусор.
   - Я недооценил их, - произнес после этого Айвар. Нам надо спешить. И потянул меня довольно сильно за собой в один из коридоров.
   Впрочем, идти пришлось не долго, остановившись возле неприметной стены посреди очередного коридора, Айвар нажал что-то на стене и часть стены отделилась открывая проход. Произнеся, тихо заклинание Айвар осветил проход, который оказался небольшим помещением, при чем пустым. Пройдя вперед, он дождался когда я войду и нажав камень на стене, закрыл проход и когда он полностью закрылся я вдруг почувствовал приметные мурашки на коже, говорящие о нашем сканировании. И только после того как оно закончилось, стена перед нами перестала быть монолитной. В ней появилась щель, которая с каждым мгновением становилась больше, а часть стены при этом куда-то проваливалась во внутрь. Когда щель стала достаточно широкой, Айвар протиснулся в нее, а вслед за ним и я. Очередное помещение было по площади не меньше, чем та, где меня встретили Хранители, но в отличие от той, здесь присутствовал постамент, где лежал знакомый ларец. Сейчас он был закрытый, в отличие от сна, но то что Хаар-Так находился там я был уверен. Но вот что интересно, от ларца совершенно не несло магией даже самой слабой, что говорило, что ларей надежно изолировал Хаар-Так от внешнего мира.
   Пока я рассматривал ларец, Айвар обезвреживал ловушки, которые щедро были разбросаны по всей пещере. При этом, сохраняя пассивный режим, отчего засечь их было постороннему сложно, все-таки наличие мощного источника магоэнергии дает преимущества в создании ловушек, так что я с интересом рассматривал не только сами ловушки, но и как Айвар их обезвреживал.
   Когда он закончил, я направился к ларцу, Айвар остался на месте. Подойдя, я нежно взял ларец, заметив, что он не тяжелый и осторожно поднял крышку. Уже из щели потянуло мощной магоэнергией, а когда я открыл крышку полностью и Хаар-Так предстал во всей красе, то я стал захлебываться в потоке. Пока этот поток не потопил меня, я резко закрыл крышку и тем самым прервал поток, вздохнув облегченно.
   Подойдя с ларцом к Айвару, я увидел, что он склонился в традиционной позе и оставаясь в ней произнес.
   - СТРАННИК, отныне моя вера никогда не пошатнется, ты доказал, что Хаар-Так предназначен тебе.
   Вот так вот. Я смотрел на него и только сейчас понимал, что я похоже только что прошел еще одну проверку, сам того не зная. И как теперь верить им после этого, хотя конечно глупости все это, они, по сути, поверили, что первый попавшийся, то есть я, СТРАННИК, я же приняв эту роль, не до конца веря во все, взял на себя обязательства, и то, что я выдержал мощь Хаар-Така, стало, по сути, подтверждением, что я истинный СТРАННИК, как для них, так и для себя.
   Дальше дорога повторилась в обратном порядке, но когда мы оказались в коридоре, то нас уже ждали не меньше десяти пожилых Хранителей, что настороженно смотрели на меня. Но стоило им увидеть ларец в моих руках, как настороженность моментально исчезла и склонившись мне синхронно произнесли.
   - СТРАННИК, отныне наша вера крепка. И как завершение, что-то взорвалось на поверхности возле нас. Это всех привело в чувство.
   - Они засекли расположение Хаар-Така! - выкрикнул Айвар. Бегом на причал, мы должны их задержать! Все тут же засуетились, но мне вдруг пришла другая мысль.
   - Нет! - крикнул я. Это их заставило остановиться и недоумевающее посмотреть на меня. Сделаем по-другому. Айвар у вас есть, на чем плыть?
   - Да. Есть корабль в одной из замаскированных бухт.
   - Отлично. Тогда собираешь всех и дожидаетесь на корабле. Противники ищут Хаар-Так, так что я их отвлеку и заберу с острова. Когда они за мной погоняться, вы сможете беспрепятственно отплыть. Курс будете держать на материк, и будете дожидаться меня в городе Апролд, это в глубине материка, найдете сами.
   - Но, СТРАННИК, то, что вы предложили самоубийство, вам не выстоять против флота Врага и магов Острова..., - возразил один их Хранителей.
   - Поверьте мне, пока они разбросаны, они создают для меня больше проблем, чем когда они будут вместе, так что вперед. Это приказ, - добавил я, видя, что они замешкались. Забрав одного Хранителя, мы поспешили к причалу.
   За время моего отсутствия, ничего не случилось на причале. Катер все так же ждал меня, привязанный к причалу. Я вбежал на катер, дал сигнал Хранителю, тот проворно отвязал канат и не задерживаясь поспешил в тот же коридор, от куда мы выбежали.
   Отчалив, я медленно развернулся, и также не спеша, вышел в море. Отплыв на некоторое расстояние, я посчитав что этого достаточно, я открыл ларец мощь Хаар-Така устремилась в пространство, не заметить такой всплеск было сложно. Отгородившись от потока исходящий от Хаар-Така отражающим щитом, я стал ждать гостей, не спеша удаляясь от острова. Ждать пришлось не долго. Первый корабль появился буквально через десять минут после того как я открыл ларец. Этот с ходу попытался меня перехватить, но, выстрелив в него и проделав в борту корабля огромную дыру, куда моментально хлынула вода, отчего корабль резко пошел ко дну, а на палубе началась паника, резко поубавил его прыть, как и прыть остальных кораблей, что начали появляться в поле зрения.
   Я так же, не спеша, уходил в море, преследователи не отставали, и с каждым мгновением этих преследователей становилось больше. Через пол часа такого неторопливого плавания, преследователи похоже посчитали, что их теперь достаточно, и резко увеличили скорость, я так же увеличил, стараясь держать преследователей на расстоянии. Мне главное было их всех собрать и увести с острова, для чего ситуацию я контролировал с помощью ПоСИ. Как только я увидел, что последний корабль забрал всех своих с острова, и стал догонять остальной флот, то решил, что пора дать ему время нагнать нас. Сбросив скорость, я развернулся, и бросился на перехват ближайшего корабля. От меня этого совершенно не ждали, так что, сделав выстрел, я потопил еще один корабль, но остальные были уже на стороже, так что мой очередной выстрел по новой жертве хоть и принес разрушение, но щит что возвели маги, все-таки часть выстрела сдержал, так что корабль остался на плаву. Проследив по ПоСИ, ситуацию, и увидев, что последний корабль на полпути, сделал еще пару выстрелов, стараясь нанести как можно больший вред, но те быстро учились, так что последний выстрел был практически безрезультатный. Удовлетворенный, как результатами, так и приближающемуся к флоту последнему кораблю, я, развернувшись, начал набирать скорость, преследователи стали делать то же самое, но на этот раз я не стал играть и рванув практически на предельной скорости стал быстро удаляться, время игр прошло.
   Как только преследователи скрылись за горизонтом, я оставив управление на системы катера, а сам решил более подробно рассмотреть что же из себя представляет Хаар-Так.
   Взяв его в руки, я усевшись поудобней принялся к его изучению. Просидел я в трансе долго, очень долго и когда сигнал систем катера вывели меня из этого состояния, то единственное, что я понял, это то, что тому, кто это создал, требуется поставить памятник из цельного алмаза. Пусть таких памятников не существует, как впрочем, и алмазов такого размера, но это бы целиком передавало бы мое отношение к его создателю.
   Пытаясь понять как он устроен, я в конце концов отступил, настолько сложным и непонятным были как построение, так и принцип работы. Мне удалось понять только поверхностный слой, только общий принцип работы, но и он дался мне с трудом.
   Выйдя из транса, я размял затекшие конечности, и встав направился в рубку, чтобы узнать, что стало причиной моего привлечения к себе, катером. А причина была серьезной. Впереди по курсу, на меня шли все корабли Острова, что были ранее заняты моим поиском, но теперь они как мотыльки летели на выброс магоэнергии, что производил Хаар-Так. Но что самое интересное, на мой перехват шли они грамотно, окружая меня полукольцом, а сзади запирали кольцо преследователи с острова, и хоть в принципе выйти из этого окружения было не тяжело, чего стоит только закрыть шкатулку и ориентируясь с помощью ПоСИ выйти из окружения, но мне надоело. Надоело, все делать по законам, что мне диктует мир и окружение, надоело играть чужие роли, просто надоело, и тогда я решил, хватит, пора показать этому миру, что значить играть всерьез.
   Остановив катер, я достал шар с заключенным в нем Шаграком и активировал его. Когда процесс закончился, он произнес.
   - Готов выполнить приказ, Повелитель, - произнес он нейтральным голосом.
   - Твоя задача, создать пять боевых кораблей с командой для противостояния флоту кораблей с магической поддержкой. Класс боевой задачи нооргон.
   - Слушаюсь, Повелитель. С этими словами он развернулся и приблизившись к краю катера, шагнул за его борт.
   Войдя с плеском в воду, он, отрицая все законы, не пошел ко дну, все-таки Шаграк был облачен в полный комплект доспех, а легко всплыл на поверхности и как только он появился на поверхности, развернувшись спиной к катеру, стремительно поплыл, развив огромную скорость. Отдалившись на расстояние, он застыл в воде и начал создавать свои копии, не останавливаясь не на мгновение. Тем временем, часть его копий стали объединяться в единую форму, формируя, таким образом, остов корабля, но поскольку процесс копирования не останавливался не на мгновение, то уже через пять минут, от начала создания корабля, корабль был уже готов. Часть копий, перестав вливаться в корабль, и стали залазить на его палубу, таким образом, формируя команду, одновременно рядом шло формирование второго корабля. Через пол часа мой флот был готов.
   Надо сказать, что корабли, представшие передо мной отличались от здешних в корне. Корабли этого мира, были в основном парусные, за исключением кораблей Острова, но это отдельная тема и является исключением из правил, а так все в основном используют парусные корабли. Корабли что были передо мной, состояли из неизвестного мне материала, переливающийся всеми гранями как живой. Передняя часть была ниже, чем задняя, что, в общем-то, создавало чувство, что корабль имеет уклон, хотя это было не так. На нем имелась одна единственная мачта, скошенная к корме, с подобием паруса, хотя им он и не был. В длину корабль имел метров семьдесят, при этом на палубе на разных уровнях стояли некие аналоги оружия, где сейчас расположилась вся команда, за исключением магов прикрытия и защиты. Все ждали моей команды.
   Когда процесс был закончен, Шаграк поднялся на катер и отрапортовал.
   - Повелитель, создание пяти боевых кораблей с командой по классу боевой задачи нооргон, завершено.
   - Жди команды, - ответил я ему, одновременно выясняя с помощью ПоСИ диспозицию противников. Ждать было не долго, первые корабли вот-вот должны были появиться на горизонте.
   Боя, к моему сожалению, не было, было, избиение младенца. Как только первые корабли появились на горизонте, то вместо того чтобы напасть, они, заметив меня дрейфующего в компании еще пяти кораблей, резко поубавили ход и легли в дрейф.
   Через час со всех сторон мы были окружены, но делать первый ход они не торопились, так что мы продолжали ждать и наконец дождались. Атака началась со всех сторон и частью всех прибывших кораблей. Им навстречу стали выдвигаться пять моих кораблей имея только одну задачу - потопить, но не уничтожать. С чем они прекрасно и справились.
   С помощью ПоСИ было хорошо видно, как при приближении моего корабля, по нему был открыт магический огонь, но вот только эти корабли по классу нооргон были созданы для противодействия магическим и физическим силам противника класса семь по шкале Оолдора. Здесь же я наблюдал в редких случаях максимум два, по той же шкале и это было отдельное мастерство единичных магов, так что ничего удивительного, что стоило моему кораблю открыть огонь, как ближайшие корабли резко заимели дыры в бортах корабля, отчего паника возникла нешуточная.
   Надо отдать должное, что маги сориентировались быстро, поняв, что потопить или как-то вывести из строя мой корабль не удастся, было решено задавить его числом и взять на абордаж. Задумка была хороша, только жаль не осуществимая, прежде чем корабль взяли в "клещи", теряя постоянно свои корабли, им было потоплено большая часть кораблей, что напали, остальные взяв корабль в "клещи" под защитой магов, смогли прорвать защитный полог в одном месте и прорваться на палубу, только ведь и команда не стояла на месте. Следуя моей команде, все кто оказался на палубе, были мгновенно обездвижены и взяты в плен, прорыв был ликвидирован, а команда сама пошла на абордаж кораблей противника.
   Дальше уже было не интересно. Сложно биться с тем кого, по сути, невозможно убить, об этом очень скоро стало понятно на кораблях, так что сдаваться стали поголовно, даже маги, по одной простой причине, они полностью выложились в этой битве, так что сопротивления не оказывали. И такая картина была видна везде. Отдельные корабли, что прорвались и пытались достать меня, получали подарок уже от меня, что не прибавляло им радости.
   Через два часа после начала битвы картина разительно отличалась от первоначальной. Часть кораблей, что не принимала участие в битве, удирали кто куда, главное подальше от нас. На оставшихся, на плаву кораблях проходило спасение тех, кому не повезло. За всем этим зорко наблюдали пять моих корабля и часть команды с них на месте.
   Сейчас я лежал в своей каюте и думал, что же теперь делать. Силу показал, помощь посильную выжившим оказал, только вот радости от всего этого у меня совершенно не было. И что теперь прикажешь теперь делать с такой обузой, ведь простой вариант просто отпустить их на кораблях на все четыре стороны, был невозможен, не те нравы в этом мире, где признают только силу сильнейшего, а отпустить столько магов на волю, это признаться всем, что я их боюсь, а значить, не непобедим. Что приведет к охоте на меня.
   Прервал мои думы приход Шаграка.
   - Повелитель, все пленники собраны на кораблях.
   - Хорошо Шаграк, - устало произнес я. Что-то еще? - спросил я, видя, что он не уходит.
   - Да, Повелитель. На одном из кораблей оказался пленник, запертый в трюме....
   - Ну, и что. Мало ли кого они там везли, - раздраженно прервал я его. Впрочем, это не отразилось на его непоколебимости, и он продолжил, как ни в чем не бывало.
   - ... и он назвался Роголом главой клана И'икелин.
   От этой новости у меня перехватило дыхание.
   - Где он?
   - Здесь. Дверь каюты открылась, и вошел мужчина средних лет, с волевым лицом воина, держался он непринужденно, совершенно не смотря на Шаграка, стоящего рядом. Наши взгляды встретились и я понял что это судьба. Передо мной стоял ОН, Рогол И'икелин, ошибки быть не могло, это был родной отец Эллен И'икелин, а еще я понял куда я дену столько магов и пленников, отчего улыбка появившаяся на моем лице была искренней и радостной.
  

Оценка: 7.38*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"