Склюева Ольга: другие произведения.

Приворотное зелье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все началось с того, что кто-то подлил Феликсу в завтрак приворотное зелье, вызвавшее весьма бурную реакцию Темного на одну особу...

  
  - Это же просто невозможно! Они ведь перекроят все мироздание, если не поторопятся!
  - Так поторопи их.
  - Я? А может, ты?
  - Я не могу. Мне места там нет, потому что я всего лишь светлая душа, а не полноправный представитель Светлых.
  - А я, значит, могу вмешаться? И по какому праву?
  - По праву крови.
  - Они меня убьют.
  - Убьют? Сомневаюсь. Я помню, что должно произойти. Ты останешься жива. Но если не поторопишься, то действительно погибнешь.
  - Значит, все предрешено? Хорошо. Я сделаю это. Но не смейте мешать мне даже в малом! Я сама знаю, что мне суждено исполнить. Главное - выжить.
  
  
  
  Ульяна осторожно смешала вино и кровь в равных пропорциях, бросила щепотку специй и осторожно перемешала, следя, чтобы специи не слиплись в комок. В прошлый раз, конечно, Феликс ничего не сказал, но на его лице в тот момент, когда не растворившаяся толком приправа оказалась у него на языке, было написано желание кого-нибудь убить. За свою жизнь Ульяна, почему-то, была спокойна, но лучше не испытывать далеко не безграничное терпение Темного. Женщина посмотрела напиток на свет, удостоверилась, что тот должного цвета и консистенции, и поставила на тумбу, подле холодильника.
  Ульяна огляделась по сторонам. Феликс еще не спустился. Виктор задерживался - он заехал поздравить Климова с днем рожденьем. Светлана уткнулась в экран планшета и не реагировала на внешние раздражающие факторы. Медиум покачала головой и окликнула девушку:
  - Свет, я пойду, побеседую с одним духом. Будут посетители - зови.
  - Угу, - вяло отреагировала девушка, ухоженным ноготком листая что-то на экране.
  Ульяна недовольно покачала головой, но все же скрылась в комнате. Буквально через мгновение через дверь прошли. Не открыли, а именно просочились сквозь древесину. Света не замечала незваную гостью до тех пор, пока эта самая незнакомка не положила ладонь с острыми алыми ноготками на затылок девушки. Светлана вздрогнула и медленно обернулась. Гостья была юна, но слишком уж серьезна для своего возраста. Глубокие, умело подведенные темные глаза, длинные черные волосы в два хвоста, чуть резковатые черты лица, усталость в уголках алых губ. Незнакомка щурила глаза и смотрела чуть удивленно, словно сличала внешность Светы с чьим-то лицом - знакомым, но во многом отличном. Алые ноготки продолжали путаться в медово-каштановых волосах, не отпуская. И Светлане стало страшно.
  - Я могу чем-то помочь? - осторожно спросила она у девушки.
  - Да, - согласилась незнакомка, заглядывая в глаза. У Светы закружилась голова, во рту появилась сухость, а где-то на грани слышимости вопили сестры, которых тоже зацепила странная - ни светлая, ни темная - магия. - Держи. - В ладонь детектива упал пузырек. - Вылей в кровь Феликса, а пузырек припрячь. Вылей - и забудь. Запомни мое лицо, но забудь. Ты вспомнишь тогда, когда придет время. Или когда он спросит. Ты ведь понимаешь, о ком я говорю?
  - Феликс? - слабо уточнила Света, сжимая в ладони пузырек.
  - Он самый, - мрачно согласилась незнакомка. - И передавай ему привет. От Бажены и Дарьи. Я буду ждать, когда он меня найдет. - Незнакомка заглянула в глаза Светланы напоследок, чуть дрогнула уголками губ, вздрогнула, оборачиваясь к лестнице на второй этаж и пристально вгляделась в лицо Светы. - Запомни! И забудь!
  Гостья отпустила волосы Светланы, осторожно отступила назад, скользнула через дверь - и была такова. Света посмотрела на пузырек в своей ладони, встала, дошла до холодильника. Тяжелые темные капли падали в напиток, медленно растворяясь в нем. Света поставила пустой пузырек на подоконник, спрятав за один из многочисленных цветочных горшков - и застыла.
  - А зачем я встала? - удивленно пробормотала девушка. Ее взгляд рассеянно блуждал по кухоньке, пока не зацепился за кофеварку. - Я хотела кофе? - Девушка нахмурилась. - Наверное. Нет, с этим постоянным сидение в интернете пора завязывать!
  И принявшая столь радикальное и положительное решение Света решительно налила себе кофе - и снова засела за планшет.
  Феликс спустился по ступеням. Вампир был раздражен, почти зол. Может от того, что сегодня был на редкость солнечный день. Или потому, что так называемая "Совесть" мешала спать и раз за разом повторяла, что он растерял всю свою гордость и честь Темного. В чем-то карлик, конечно, был прав. И это еще больше выводило Феликса из себя! Ведь если этот недорослик прав в одном, то может быть прав и в остальном. Феликс поморщился и потер висок. От подобных пустых мыслей болела голова. Он должен не сомневаться, а жить сегодняшним днем. А что у него сегодня?
  Феликс остановился подле Светланы. Девушка с кем-то переписывалась. А точнее, судя по количеству восклицательных знаков и тексту из сплошных заглавных букв, активно спорила. Планшет только успевал жалобно "чпокать" в ответ на быстро набираемое сообщение девушки, кое служило реакцией на очередное послание оппонента. Темный неодобрительно покачал головой. Мобильную связь он еще мог принять - в конце концов это было намного удобней для общения. Но все в целом принять еще не мог - слишком сильно изменился темп современной жизни. Люди спешили жить. Порой, наблюдая даже за своими сотрудниками, Феликс ужасался тому темпу, которому они непрекословно следуют.
  Другое дело он. Он не хочет торопиться, боясь, что все, чего он добился на этот день, может просто оборваться - исчезнуть, раствориться бесцветной дымкой. И тепло в темных глаз сменит спокойное ледяное равнодушие. Лучше уж жить в более размеренном темпе, выпадая из ритма современного мира, чтобы одним глупым поступком не перечеркнуть всего, чего он добился со времени своего пробуждения. Светлана эмоционально погрозила планшету кулачком, и мужчина перестал предаваться праздным размышлениям, решив вспомнить про элементарные законы вежливости.
  - Добрый вечер, - поприветствовал Свету Темный. - У нас есть что-нибудь интересное?
  - А? - удивленно посмотрела на шефа девушка. - Клиенты? Не было. Витя еще не приходил. Уля приготовила кофе и вам завтрак и ушла с кем-то говорить туда, - широкий взмах в сторону комнаты для спиритизма.
  - Понятно, - улыбнулся Феликс. - Что же, больше не смею отвлекать.
  Темный спокойно улыбаясь, дошел до холодильника и подхватил бокал со своим завтраком. Он осторожно принюхался. Пахло темным вином, орехами, специями. Неужели, Ульяна разбавила кровь грогом? Феликс вспомнил предыдущий эксперимент его бессмертной кровницы, чуть качнул головой и рискнул пригубить напиток. Пряный привкус на удивление хорошо сочетался с богатым вкусом крови. Феликс довольно улыбнулся, оперся спиной на тумбочку и продолжил осторожно потреблять напиток, с интересом следя за живой мимикой набирающей очередное сообщение Светы. Незаметно для себя мужчина выпил все. Феликс удивленно уставился на дно бокала, где осели немногие не растворившиеся специи. Странно. Он даже не заметил, как допил свой завтрак. Неужели его мысли были настолько заняты пустыми проблемами? Мужчина отставил бокал в сторону, чуть качая головой.
  И именно в этот момент Ульяна выбрала, чтобы вернуться. Медиум посмотрела на пустой бокал, довольно улыбнулась и спросила, подходя:
  - Понравилось?
  - Ну, - Феликс чуть склонил голову. - В этот раз было вполне приемлемо. Я не смог опознать пару специй. Что ты туда положила?
  - Не скажу, - широко улыбаясь, отозвалась Уля.
  - Почему? - Темный проследил, как Ульяна быстро моет бокал. Капли крови, смешанной с вином и водой, скатились по руке медиума почти к локтю.
  - Потому что, - на мгновение обернулась Уля, - тогда ты сам будешь готовить себе завтрак.
  Женщина быстро и аккуратно стерла розовую полоску с руки. Феликс невольно втянул воздух в легкие, ощущая, как смешиваются запах крови и кожи медиума. В голове чуть зашумело. Темный быстро выдохнул и постарался ответить как ни в чем не бывало:
  - Значит, ты хочешь готовить мне завтраки? Но если я захочу подобный напиток, а тебя не будет рядом? - Нет, все же в голове все еще шумело. Да и жар, растекшийся по телу, не способствовал трезвому рассудку. Конечно, можно было списать все на алкоголь, но Темный знал, что пьянил его запах этой женщины. Ее запах и кровь.
  - Значит, - неторопливо ответила Ульяна, ставя бокал сушиться и быстро вытирая руки полотенцем, - я должна быть рядом всегда? - Женщина обернулась, продолжая вытирать ладони.
  Феликс не ответил. Он шагнул к ней, осторожно отвел волосы со лба, прочертил прохладными пальцами дорожку на разгоряченной его близостью коже от виска к скуле. Полотенце упало на пол. Ульяна сглотнула. И хотя она отчаянно пыталась контролировать и свое сорвавшееся дыхание, биение своего глупого влюбчивого сердца, он почуял, как влияет на ее тело такое простое прикосновение. А что будет, если он сейчас ее поцелует? Сможет ли она после этого контролировать свое дыхание? И как собьется с ускорившегося ритма сердце? Губы Ульяны невольно приоткрылись, когда желанный мужчина сосредоточил свой взгляд на ее устах. Палец осторожно скользнул по нижней губе.
  Судорожный вздох сорвался с губ. Ульяна заглянула в глаза Феликса. Она боялась, что увидит там серебро вампирской сути, но не думала, что и без того темные глаза мужчины могу потемнеть еще больше. Феликс чуть подался вперед, прижимая девушку поясницей к кухонной тумбе. Ульяна вздохнула - он ведь всего лишь касался ее щеки и губ. Но почему-то в груди лихорадочно билось сердце. Дыхание неудержимо рвалось из легких. А ноги уже не держали, но правая рука Феликса осторожно поддерживала, поглаживая лопатки сквозь тонкую ткань блузки.
  - Получи! - разнеслось по офису довольно восклицание Светланы, которая умудрилась пропустить всю сценку, развернувшуюся за ее спиной.
  И оба бессмертных словно нырнули с разбегу в ледяную воду. Ульяна смотрела на Феликса испуганно, непонимающе. А он? Он отступил. Жестко сжались губы. Темный смотрел на нее властно и, кажется, презрительно - этот взгляд не был похож на тот, коим еще секунду назад смотрел на нее Феликс.
  - Приворот, - тихо, но четко проговорил Феликс. - В крови, которую ты приготовила мне на завтрак, было приворотное зелье.
  - Что? - прошептала Ульяна. Женщина опустила взгляд. Ноги все еще не держали, и пришлось осторожно упереть ладони в столешню тумбочки. Губы дрогнули, словно собираясь озвучить вопрос, но вместо этого скривились в болезненной усмешке. Темный невольно отступил, когда яростный взгляд черных глаз прожег его чуть ли не насквозь. - Ты... - Ульяна обронила слово и замолчала, тщательно подбирая слова, но злость и обида рвали грудь изнутри: - Ты думаешь, что я подлила тебе приворотное зелье?! - И вся слабость испарилась. Плечи распрямились. Руки сжались в кулаки. Голова гордо поднята, а взгляд метает молнии. - Да как ты смеешь?!
  Пощечина прозвучала выстрелом. Почему-то Темный не стал уворачиваться - хотя, видит Бог, он мог. Света, непонимающе оглянувшаяся на бессмертных, сжалась от страха - от обоих исходила почти звенящая ярость. Рука Феликса сама сжалась в кулак - что может быть проще, чем ударить ее? Показать свою силу? Подчинить своей воле? Но бить женщину - любую, даже самую пропащую - не уважать себя. Может, Феликс и готов был просить у Светлых о смерти, но гордость свою не потерял. Да и ударить эту конкретную женщину он не мог - оттолкнуть магией, проследив, чтобы ненароком не расшиблась, но не поднять на нее руку. Это было просто... мерзко.
  Но рука сама взметнулась к ее лицу. Ладонь - раскрытая, напряженная - замерла рядом с щекой этой невероятной женщины. Усмешка на ее лице - стереть бы. Не пощечиной, нет. Этого она и ждет от него. Это только подтвердит, что он - не просто Темный, а тот, кому она поклялась мстить. И это жгло обоих внутри болью.
  И ладонь легла на ее затылок. Губы стерли эту горькую насмешку, разорвали жесткую линию ярости. Языки встретились в противостоянии - борьбе страсти и ярости. Ни капли нежности - нет. Они ведь сейчас враги. Смертельные! Но бессмертные. Вечные?..
  А дыхания уже не хватает даже у него. И поцелуй становится урывистым, позволяющим глотнуть хоть каплю живительного кислорода. А в голове шумит, хочется подхватить эту женщину, подсадить на столешню и продолжить целовать - до одури, до изнеможения. Он так долго этого ждал, так долго этого хотел. А она плавится в его руках, как воск, позволяя прижимать к груди, ощущать, как быстро и резко вздымается ее грудь от каждого вздоха, слышать сбивчивый ритм сердца, пить дыхание и наслаждаться ее телом, скользя ладонями по плечам.
  Он знал это тело в совершенстве - будто оно было создано специально для него. Но с Баженой приходилось быть нежным, а Ульяну не испугаешь ни яростью, ни страстью. Она сильная. Эта женщина может выдержать почти все, а если ей что-то не понравится - она изменит это. Незаметно для других, но так, чтобы ее все устраивало. Сильная. Смелая. Светлая... С ней можно быть... кем? С ней можно просто быть и не притворяться. Но как поздно он это понял! Как поздно...
  А дыхание все перемешивалось, срываясь с губ, в голове шумело и казалось, что все происходящее - всего лишь сон, которому не суждено сбыться.
  И тут хлопнула дверь, а голос Старкова разорвал тишину закономерными вопросами:
  - Опа... Светик, а у нас выходной, да? Если да, то ты чего тут сидишь? В эти - как их? - вуайеристы заделалась?
  И поцелуй закончился. Феликс осторожно попытался выпутать пальцы из волос женщины, но та, чуть вздрагивая напрягшимися плечами, уткнулась лбом ему в грудь, одновременно прикрыв лицо ладонями. И Темный замер, осторожно поглаживая напряженную же спину Ульяны. И сейчас в них обоих не было ни капли ярости - только усталость и капля почти ирреальной нежности.
  А Света тем временем покраснела до корней волос, чуть ли не спрыгнула со стула и бросилась под защиту напарника - выведенным из равновесия бессмертным она сейчас не доверяла.
  - Вить, - срывающимся голосом начала объяснять девушка, - они как с ума сошли. Сначала мирно флиртовали, потом поругались, а потом целоваться стали. Что делать?
  - Что делать? - Виктор хмыкнул, чуть качнув головой. - Да ничего! Я удивляюсь, как они раньше не сорвались. Постоянное воздержание - вредно. Вот они - того - и сорвались.
  Феликс улыбнулся, развеселенный рассуждениями своего подопечного, потом все же осторожно выпутал пальцы из прорезанных проседью темных волос, попутно уронив на пол несколько шпилек, ранее удерживающих прическу в приемлемом состоянии, и ответил, обернувшись через плечо:
  - Рассуждения интересные, но в корне неверные.
  - Да? - удивился Витя, обернулся на Свету, которая спряталась за ним и вцепилась в плечо: - Руку мне оторвешь. - Света поспешно разжала пальцы и уцепила ткань ветровки. - Ага, давай так. - И снова обернулся к шефу: - А случилось-то чего?
  - Кто-то опоил Феликса приворотным зельем, - спокойно ответила Ульяна, осторожно отстранилась, на мгновение сверкнула злостью во взгляде из-под опущенных ресниц. - И, кажется, я знаю, кто приложил к этому свою руку! Ты, главное, не стесняйся, - передразнила она в последнем предложении кого-то. - Советчица!
  - Кто? - жестко спросил Темный. Рука его взметнулась, чтобы ухватить Ульяну за плечо, развернуть к себе и заглянуть в глаза в поисках правды. Но сейчас касаться этой женщины казалось неправильным, и Феликс, наоборот, отступил назад, бешено просчитывая, чем может грозить сегодняшний его срыв. - С кем ты советовалась?
  - Это дела семейные и прочих не касаются! - отрезала Ульяна.
  Женщина обвела всех на удивление тяжелым взглядом, резко развернулась и ушла в комнату для спиритизма - то ли приводить себя в порядок, то ли ругаться с советчицей. Феликс пару раз задумчиво кивнул, потом достал бутылку вина, вылил чуть ли не половину в бокал, подхватил его и залпом выпил.
  - О как! - отреагировал вездесущий Виктор. - С утра пораньше - и уже пить? Не, я не осуждаю, но в одиночку лучше не напиваться. Даже с горя.
  - От таких новостей... - Феликс покачал головой, налил еще вина в бокал и отправился в свое любимое кресло. - Но действительно ли она вмешалась? Получается - сама отдала...
  - Что тут вообще произошло? - повторил свой чуть измененный вопрос Виктор. - И кто это мог Ульяне что-то насоветовать? Вроде, у нее никого нет из родственников в живых.
  - Для медиума - это не большая проблема, - усмехнулся Феликс. - И если вспомнить некую нелогичность отдельных поступков Ульяны, кажется мне, что сестренки давно советуются друг с другом.
  - Сестренки? - повторила Света, осторожно возвращаясь на ранее занимаемый ей стул. - Ульяна как-то говорила, что у нее была сестра.
  - Да, - Феликс кивнул, отпил вина и продолжил, словно обязан был рассказать: - Ее звали Баженой. Святая, милая, желанная... И я возжелал. Но только она отказалась от предложенного бессмертия. - Феликс поднял невеселый взгляд на притихших Свету и Виктора, как-то незаметно оказавшегося подле напарницы. - Ульяна хотела отмстить за ее смерть пять веков, но Бажена попросила помочь мне... - Усмешка. - Помочь мне бороться со Злом. - Глоток вина. - А теперь оказывается, что меня еще и передарили, как старую куклу, младшей сестренке!
  - Обидно, - согласился Виктор. Света недовольно глянула на напарника, раздосадованная тем, что Старков прервал откровения Феликса. - Что? Ну, действительно - обидно. Но кое-что непонятно.
  - Что? - заинтересовалась Светлана, видя, что Феликс не проявляет должного внимания бывшему следователю и старается заглушить все чувства извечным способом - залить вином, все оставив на потом.
  - Бажена же мертвая, да? - Виктор дождался кивка шефа. - Вот. Значит, она не могла сама подлить это зелье. У нее должен был быть сообщник из живых. - Взгляд в сторону заинтересовавшегося Феликса. - Ну, или из немертвых. И зачем этому сообщнику понадобилось подлить зелье. И что он запросил в качестве оплаты - потому что я бы просто так не сунулся в логово к вампиру, который может спокойно убить.
  - Только выторговав хорошую цену, - согласно пробормотал Феликс, кивая головой в такт своим словам. - Значит, у нас есть если не дело, то интересная загадка. Подождем Ульяну и узнаем, что сказала Бажена.
  - А она расскажет? - осторожно уточнила Света. - Судя по тому, в каком она состоянии, ничего, кроме новых ругательств, мы от нее не узнаем...
  - Новых ругательств? - переспросил Виктор. - Ульяна ругаться умеет? Не, не верится.
  Света покачала головой, словно осуждая мужчину за его неверие:
  - Это ты не был с нами, когда мы втроем возвращались из клуба после дня рождения Риты. Вот тогда порядком нетрезвая Уля поразила одного приставучего типа своими знаниями в русском матерном. И не только русском.
  - Хотел бы я это увидеть! - хмыкнул Виктор, с легкой насмешкой поглядывая на напарницу. Света надулась, поняв, что ее слова не восприняли всерьез. - Да ладно, Светик. Верю я тебе, верю.
  Феликс же промолчал, икоса поглядывая на своих подчиненных, занятых друг другом и своими непростыми отношениями. А в голову Темному пришел очень занимательный вопрос - если зелье подлили, то должны были сделать это при Свете. Конечно, девушка была поглощена перепиской, но обратить внимание на вошедшего через дверь потенциального клиента она была просто обязана. А значит, память Светланы если не подчистили, то немного подправили гипнозом. Чужой запах в этом помещении Феликс не ощущал - может, немного от входной двери и чуть у стола, но не у холодильника, подле которого на тумбе и стоял бокал с его завтраком. А значит, неведомый злоумышленник не подходил к их небольшой кухоньке. Зато, могла подойти Света, запах которой - наравне с запахами остальных сотрудников агентства - буквально пропитал офис. И остается только задать верный вопрос:
  - Светлана, кто попросил тебя подлить мне зелье?
  Детективы, до этого момента мило спорящие о каких-то глупостях, резко замолчали. Виктор недоуменно посмотрел на Феликса, потом глянул на резко впавшую в задумчивость Свету и спросил недоуменно:
  - Шеф, вы вообще о чем?
  Эта его манера - чередовать "ты" и "вы" - всегда чуть смешили Феликса, а в сочетании с подобным недоумением на лице вообще поднимала настроение на пару пунктов. Вот только ответил Виктору не сам Темный, а Света:
  - Темноволосая. Темноглазая. Худощавая. Резкие черты лица. Слишком усталая для своего возраста. Немного пугающая. Она приказала. И я не могла не повиноваться. А потом все забыла - как отрезало. - Света подняла больной и виноватый взгляд на Феликса. - Она передавала привет от Бажены и Дарьи. Сказал, что будет ждать встречи. Я виновата, да?
  Феликс тяжело вздохнул, но ответил абсолютно спокойно:
  - От магического воздействия высокого уровня не защищен никто из вас. Моя ошибка. - Мужчина поморщился. - Увы, я привык, что могу контролировать все. Или почти все. О такой малости, как гипноз, я и думать не могу. Вроде после истории с Ритой долен был задуматься и защитить вас всех на должном уровне, но... Что же, больше я подобной ошибки не повторю. Изготовлять необходимые амулеты будет просто, но работа это кропотливая да и магия больше женская, чем мужская.
  - А может, Ульяну попросить? - брякнул Виктор.
  - Да, - кисло согласился Темный. - Попросить. Я думаю, как не получить от нее серебряную пулю в сердце, а не уговорить сделать для детективов защитные амулеты.
  - Ну, не все же так страшно! - попытался приободрить шефа Старков.
  - Для кого как, - не согласился Феликс и качнул головой. Ноздри Темного дрогнули. Губы перекосились в странной подобии улыбки. - Ульяна идет. И она зла.
  - Не зла, - не согласилась вернувшаяся медиум. - Я в бешенстве! Видите ли призвала ее какая-то девица и заявила, что творит волю Светлых сил!
  - Подливая мне в кровь приворотное зелье? - насмешливо уточнил Феликс. Несмотря на явную веселую браваду, Темный настороженно следил за каждым движение кровницы, которая внезапно могла вспомнить, что вообще-то еще какой-то год назад больше всего жаждала его смерти. - Какая-то странная воля у Светлых сил.
  - Еще бы! - хмыкнула Уля. - Но главное, что Бажена помогла этой девице изготовить правильное приворотное зелье, цитирую "на крови соединенной". А теперь, Феликс, думай, где эта ведьма могла достать нашу с тобой кровь. Мою - понятно. Все же, я могу и пораниться, и кровь свою оставить на какой-нибудь салфетке...
  - Что крайне неразумно, - вклинился Темный, чуть кивая головой. - Но ты права. Где можно было достать мою кровь - мне самому интересно. Есть, конечно, один совершенно невероятный вариант... Я его проверю чуть позже. Но пока ты говорила с Баженой, мы узнали, как зовут эту самую девицу.
  Феликс кивнул Светлане, уступая слово. Девушка смущенно выдохнула и неловко ответила:
  - Ее зовут Дарья - она меня загипнотизировала и велела подмешать в завтрак шефа зелье. - Света тяжело вздохнула. - Я просто ничего не смогла сделать! Да и забыла все. Только сейчас начала вспоминать.
  - Что ж, - мрачно улыбнулась Ульяна. - Эта ведьма сама напросилась! - Женщина решительно шагнула к двери, но путь ей преградил сверхъестественно быстрый Феликс. Ульяна сделала шаг влево, и Темный зеркально повторил ее маневр. - Пропусти меня. - Тяжелый взгляд. - Я не хочу бороться с тобой. Поверь, после того случая, я многому научилась и стала много сильней!
  - Но ты не справишься с хорошо обученной ведьмы, - жестко оборвал Феликс. - Это самоубийство - идти одной против сильной противницы. А я отправиться с тобой пока не могу - солнце еще не полностью скрылось из виду.
  - Феликс, - упрямо начала Ульяна, - я...
  - Ты всегда была умной, почему же сейчас ведешь себя так глупо? - насмешливо спросил мужчина.
  - Людям это свойственно, - вклинилась в разговор Света. Оба бессмертных обернулись на девушку. - Да, свойственно - терять голову от сильных чувств. Например, злости.
  Ульяна тяжело вздохнула, на мгновение закусила губу и спросила отстраненно:
  - И что прикажешь делать? Сидеть и ждать? Зная, что у этой ведьмы есть моя - наша! - кровь? Ждать и бояться ее следующего удара?
  - Верить мне, - оборвал Феликс. - Если Светлана мне позволит, я проникну в ее мысли и по внешности, а так же остаточному магическому воздействию смогу создать заклинание-зов - оно приведет ведьму прямиком в агентство.
  Ульяна тяжело вздохнула, обернулась на Виктора и Свету, с интересом следящих за представшим их глазам действом, обернулась к внешне спокойному Феликсу и не менее тяжело выдохнула.
  - Я тебе всегда верила.
  И ушла в комнату для спиритизма. Не для вызова духа, нет. Просто слишком многое надо было осмыслить, а импульсивная натура могла не выдержать присутствия рядом катализатора ее душевного беспокойства. Слишком многое произошло в ее жизни за этот год. Слишком многое надо было осмыслить и понять - пусть и для себя самой. Да и принять нужно было многое. Например то, что ее, кажется, тоже любят. Глупость, конечно! Да разве может Темный любить? Но что произошло сегодня? Приворот? Или, как и сказала Бажена, выявление скрытого. Все тайное должно стать явным. Все сильное и яркое, но скрытое просто обязано было прорваться.
  И Ульяна могла ждать ненависти за то, что так похожа на сестру, гнева, за все ее проступки, за глупый пустой риск, за многое, но не любви. Не страсти. Нет. Не этого взрыва чувств. Почти неверия, почти ярости, но какой-то странной, будто и не к ней была она обращена. Скорей уж к самому Феликсу - за то, что доверился, принял ее заботу, ее саму и ошибся. Но ведь никакой ошибки не было, так? Значит, он доверяет ей? Значит... любит?.. Или все же видит в ней отражение Бажены? А если еще вспомнить, что они вообще-то враги и она поклялась отомстить за смерть сестры?
  Ульяна заметалась по небольшой комнатке, пытаясь выбросить из головы все мысли - слишком все было запутано, и без пресловутого меча, коим можно было бы разрубить этот Гордеев узел перепутанных отношений и чувств, пытаться разобраться во всем было глупостью. Но как же все сложно!
  Почему им нельзя было встретиться при других обстоятельствах? Хотя, тогда бы Феликс и не посмотрел бы на нее, а она сама предпочла жить спокойно жизнь деревенской молодки, чем связываться со странным чужеземцем. Это Бажена была авантюристкой и приключения любила! А тяжесть всех их совместных проступков всегда понимала одна Ульяна. Да и все, что было, связало их вместе, не давая забыть друг о друге.
  Сбежать бы. Но это будет трусостью. А она привыкла быть храброй. Нет, надо покончить со всем сегодня - расставить все знаки пунктуации в предложении "Мстить нельзя любить" и поставить одно слово: "можно". Но то ли можно мстить, то ли можно любить... Это предстояло выяснить сегодня. Нет, сейчас! Пока она готова об этом говорить, пока не струсила!
  Шаг к двери. Вот и он. Вошел спокойно, насмешливо улыбнулся тому, как невольно сделала Ульяна шаг назад и спокойно сказал:
  - Ведьма придет где-то через час. Ты... - голос оборвался. Темный выдохнул. - Ты хотела поговорить?
  - Нет, - неожиданно ответила Ульяна, шагнула вперед и поцеловала.
  Он не отреагировал ни на ладони, обвившие шею, ни на сухие горячие губы, коснувшиеся его подбородка, ни на что. Ульяна попыталась поймать его взгляд, понимающе кивнула, прикрыла глаза, скрывая горечь и боль и попыталась отступить, словно признавая его право на нелюбовь к ней. Но едва ее руки опустились и был сделан шаг назад, как он подхватил ее, прижал к стене, заглянул в глаза - с желанием, страстью, нежностью, неверием, надеждой. Поймал губами дыхание, сорвавшееся с губ, почти поцеловал - и отступил. Ульяна осталась стоять, хватая ртом воздух.
  - Я... Я хотела узнать твою реакцию... - Медиум прикрыла глаза и уперлась затылком в стену. - И я ничего не понимаю! - Возмущенный и обвиняющий взгляд в сторону Темного. - Феликс! Хватит играть!
  - Но ведь это вы с сестрой играли, - насмешливо возразил Темный.
  - Знаешь что? - возмущенно воскликнула Ульяна. - Я сейчас вызову Бажену - и говорите сколько хотите! Уж удержать дух ты сможешь. Пусть она тебе объяснит то, что очевидно любому! Я не играла. А она просто пыталась помочь... Всё! - Ульяна отмахнулась от всех своих сомнений. - Мне все это надоело! Устала!
  Женщина решительно направилась к выходу, но остановилась рядом с мрачным Феликсом, положила ладонь на плечо, скользнула пальцами по шее к подбородку, повернула его лицо к себе.
  - Я устала от недомолвок, - произнесла мягко. - Мы с тобой можем играть в игру недосказанности до скончания веков. Но сегодня я поняла, что могу получить, если спрошу прямо. Люба тебе?
  Феликс усмехнулся, поймал ее ускользающую ладонь, сжал тонкие пальчики, поцеловал самые кончики и заметил с изрядной долей веселья:
  - Люба? Говоришь, как деревенская девчонка. Верно говорят, что детство из души не вытравишь. И нет, не люба. - Ульяна нахмурилась. - Любима...
  Уля уткнулась лбом ему в плечо. Феликс осторожно прижал женщину к себе. Вот так, без лишних слов. Да и зачем? Все нужное сказано. А все остальное они могут сказать и без слов осторожными, почти невесомыми прикосновениями, нежными, словно касание крыльев бабочки, поцелуями, взглядами, полными того странного смешения всех возможных эмоций и, может, и большем, но скоро должна была прийти ведьма. Сначала - работа. А их отношения - потом.
  Впрочем, появление ведьмы они бы пропустили, если бы не испуганный вскрик Светы. Оба бессмертных появились в комнате почти мгновенно.
  Ведьма стояла перед Виктором, закрывшем собой Светлану. Феликс замер, удивленно посмотрел на девушку и пробормотал:
  - Кажется, я выпил слишком много вина...
  - Что? - Ульяна коснулась его плеча, поймала ошарашенный взгляд и перевела взгляд на причину шокированного состояния одного из самых сильных Темных. - Значит, ты Дарья?
  - Да, - согласилась девушка, складывая руки на груди и обратила свой взгляд на Светлану: - Прости, что напугала. Мне просто было интересно, помню ли я методы взлома подобной защиты. Как оказалось, те же заклинания, но немного модифицированные, были использованы в годы моего босоногого детства.
  - Почему босоногого? - отмер Феликс, тяжело выдыхая.
  - Потому что сбегала постоянно! - довольно улыбнулась девушка. - Сам видишь, почему за мной днем было трудно следить. Мои родители и их друзья ведут преимущественно ночной образ жизни.
  - Темная? - насторожилась Ульяна, не спуская глаз с Дарьи.
  - Можно и так сказать, - согласилась ведьмочка. - Все не так просто. У меня папа - Темный. Мама - почти светлая. Тетя - полноценная Светлая. Все, кто водился со мной в детстве, служат делу борьбы Добра со Злом, в пользу первого. Так какая я?
  - Но если ты настолько Светлая, - продолжила задавать вопросы Ульяна, - то зачем Феликса приворотным зельем опоила?
  - Она просто боится не родиться, - не дал ответить Дарье Темный. - И как ты умудрилась в прошлое отправиться, дитя?
  - Тетя помогла! - широко улыбнулась девушка. - И что? Зелье подействовало? Я вообще-то через десять месяцев должна родиться.
  - Ну, теперь понятно, откуда взялась "кровь соединенная", - кивнул Феликс, осторожно заходя за спину Ульяны. Женщина, до этого момента ошарашено переваривающая новость, обернулась к Темному, чуть приоткрыла губы, указала на Дарью в немом вопросе. - Да, Ульяна. Ты поняла правильно. А теперь, как я понимаю, Дарья должна отправиться обратно, так?
  - И чем скорее, тем лучше, - серьезно кивнула ведьмочка. - Тетя Бажа могла меня закинуть всего лишь на сутки.
  - Тогда иди, - светло улыбнулась Ульяна. - Встретимся через десять месяцев.
  - Пока! - улыбнулась Дарья, растворяясь в воздухе.
  - Теперь понятно, почему Бажена ей помогла, - чуть склонила голову Ульяна.
  - Понятно, - согласился Феликс, проводя ладонями по плечам Ульяны вниз и переплетая свои пальцы с ее. - Ну что? Девушка неоднозначно изложила нам свое требование...
  Ульяна закусила губу, чтобы не рассмеяться то ли от нелепости ситуации, то ли от счастья, обернулась к мужчине и чуть кивнула. В следующую секунду их в комнате уже не было - лишь хлопнула дверь на втором этаже, закрываясь.
  - Я не поняла, - отреагировала Света, словно выныривая из транса. - что это было?
  - Что-что, - пробурчал Виктор. - Дарья - дочка этих вон, которые на второй этаж усвистали, - пришла из будущего, чтобы свести своих родителей. Прям "Терминатор" какой-то, блин!
  - Да, нам только киборга-убийцы не хватало! - фыркнула Света и покачала головой. - Что только не творится в нашем агентстве! - девушка тяжело вздохнула. - Похоже, сегодня работаем без шефа и Ульяны.
  - А может того? - Виктор мотнул головой. - Лучше в кино сходим? Или в кафе?
  - Давай в кино! - согласилась Света. - А то как-то неловко себя чувствую, зная, что Феликс и Ульяна там того... - Девушка кивнула, заминая смущающее ее слово.
  - Того, этого, - фыркнул Виктор. - Да давно пора! Может, хоть добрей к людям станут. Оба.
  И Старков утащил Свету в летнее кафе неподалеку, предварительно заперев офис на ключ, чтобы - не дай Бог! - кто-нибудь не нарвался на двух увлеченных друг другом бессмертных.
  
  
  
  - Тетя Бажа...
  - Что? Дарья, отчего грусть? Все же удалось!
  - Удалось... Но я вот думаю, а не рожусь ли я раньше срока? Уж больно они увлечены друг другом.
  - Даш, я помню, что случится. Успокойся. Все будет хорошо.
  - Ага, будет... Знаешь, я думаю, что сейчас вернусь домой - а там папа с мамой, знающие куда я моталась и что натворила. А ведь папа мне запрещал экспериментировать с временными потоками!
  - Так ведь я тебя в прошлое отправляла.
  - Ага, ты это объясни моему папе, который каждую минуту волнуется, что со мной что-нибудь случится. Одна надежда, что мама будет рядом. Он ее старается не волновать сейчас. Кстати, теть, а кто будет? Братик или сестричка?
  - А вот домой придешь - и узнаешь.
  - Это принуждение. Ладно. Пошла я на битву с Темным. Надеюсь, наш дом хотя бы в этот раз уцелеет...
  
  
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) О.Обская "Безупречная невеста, или Страшный сон проректора"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"