Скоробогатов Андрей Валерьевич: другие произведения.

Сибирская Рапсодия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.25*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что вы знаете о настоящей Сибири? Суровые морозы, не менее суровые сибирские мужики и медведи на улицах. Балалайки, шапки-ушанки и матрешки. Ракетные базы, лагеря с политзаключенными. КГБ, стоящий на страже порядка и охраняющий страну от происков инопланетных захватчиков. И, конечно, водка - главная сибирская радость и боль. Если вы представляете Сибирь именно так, то вы не ошиблись...
    (на всякий случай - аудиокнига "Сибирская рапсодия" пока в природе не существует. Все подобные ссылки на пиратских сайтах - вирусные)

  1. Водка.
  На улице было достаточно тепло - всего минус пятнадцать по Цельсию. В такую погоду плевки не замерзают в воздухе. Вот когда в Сибири стоит настоящий мороз, минус шестьдесят - минус семьдесят, тогда лучше не плеваться. Сейчас в самом разгаре был август, и Тихон ходил в летних валенках.
  Ржавый трамвай без стекол медленно ехал по серому, пустому Сибирску. Половина мужиков в салоне были уже пьяные, некоторые достали из-за пазухи балалайки и горланили веселые песни невпопад.
  За окном проплывали угрюмые, крытые дощатым тротуаром и запорошенные снегом улицы городка. Лишь иногда по ним проходил мужик на лыжах или медведь. Тихону было скучно, и он решил послушать, чего говорят люди в трамвае.
  На сиденье сзади о чем-то рьяно спорили двое выпивших ученых из НИИ.
  - ...Да ну ты брось!
  - Да я тебе говорю, ..., не прав был Эйнштейн! Эксперименты Майкельсона-Морли все доказывают, твою ...! Пространство-время - это полная ...!
  - Не то ты говоришь, Соломоныч, ..., не то. Эйнштейн - он, это, правильный был мужик, я его уважаю. Глупо отрицать, ..., что время является четвертым измерением. Теория относительности - это как...
  - Волки на рельсах, - уныло сказал из динамика прокуренный голос водителя, и трамвай остановился. - Приготовьте ружья.
  'Странно, я думал, он уже выпил, - меланхолично подумал Тихон, заряжая ружье, которое каждый настоящий сибиряк всегда носит с собой. - И что-то волки рано в город пришли, обычно не раньше сентября'.
  Мужики в салоне прекратили играть на балалайках и тоже потянулись к ружьям. С улицы слышалось волчье рычанье, и Тихон высунулся в окно. Волки были большие и голодные, они окружили трамвай и норовили запрыгнуть в его более тёплое нутро. Мужики стали палить по зверью, через несколько минут трамвай качнулся и продолжил движение, переехав чей-то труп. Разговор сидящих сзади быстро наскучил, и Тихон стал вслушиваться к разговор сидящих спереди. Там притулились молодой парень с еще короткой бородой и зрелый мужик с бородою длинной и солидной. Молодой спросил:
  - Кто такие женщины?
  - А это, брат, такие существа в балете из телевизера, - сказал старший и погрозил пальцем для важности. - Они ходят без шуб и ружей, в Сибири они не выжили бы.
  - Так вот оно что! Теперь тогда понятно. А зачем они нужны?
  Старший прокашлялся.
  - А вот этого-то не известно. Старики говорят, что сначала они были нужны людям для размножения, и потом только мужики стали сами появляться, без их помощи. Но что-то не верится в это. Взять вон медведей - они в город из леса приходят. Волки оттуда же. Циркачи и интуристы по железной дороге приезжают. Инопланетяне - те на энело. А люди - они как в Сибири жили, так и будут жить. И никакие женщины им для того не нужны.
  Тихон, подумал, что знает о женщинах больше, чем эти два мужика - он ведь читал Толстого и Достоевского. Но зачем нужны женщины, он тоже никогда не мог понять. Отца-воспитателя у Тихона не было, он даже отчества не имел, и рассказать о подобных вещах ему никто не мог. О своем происхождении сибиряк знал мало, слышал только, что впервые в Сибирске его увидели на вокзале, и что тогда он даже не носил бороды. Избу, ружье и лыжи в горсовете выделили, работу нашли - так и живет.
  Трамвай проехал мимо фабрики по заготовке дров и остановился у НИИ. Пьяные ученые вышли на улицу и пошли по широкой синусоиде в сторону длинного деревянного здания - без лыж, по сугробам. Тихону подумалось, что все ученые не умеют пить и рано пьянеют. С другой стороны, трезвыми они бы ничего не придумали... Да ну их, ученых этих!
  В трамвай вошел толстый мужик с авоськами, снял лыжи и громко заорал:
  - Водка, свежая водка!
  У Тихона уже было с собой две бутылки, на утро хватит. Он сидел спокойно. Многие пассажиры поднялись с сидений и принялись меняться. Продавец заломил невиданную цену - одна кунья шкурка или половина нефтяной акции за две бутылки. Люди просили сбавить цену, но дядька не соглашался. В конце концов, один из мужиков не выдержал, набил торговцу морду, отобрал авоськи с водкой и стал передавать бутылки остальным. Продавца вместе с лыжами выкинули в окно.
  Снова дощатые тротуары за окном, снег и ветер навстречу. На следующей станции в салон вошли двое, один из мужиков держал в руках большие тяжелые коробки, второй же был сослуживцем Тихона, Никанором Петровичем. Увидев знакомое лицо, Петрович заметно повеселел и, сняв лыжи, уселся рядом.
  Мужик с коробками прокричал на весь трамвай:
  - Патроны, свежие патроны!
  Пассажиры, у кого патронов было мало, подошли и стали покупать.
  - Ну что, Тихон, как дела твои? - спросил Петрович.
  - Тоскливо что-то мне. С утра уж такой.
  - Не ел что ль вчера?
  Тихон покачал головой:
  - Как не ел - я ж вон дня два назад в лес на медведя ходил, сейчас на неделю мяса хватит. Просто на душе тоскливо, понимаешь.
  - А ты погоди, Тихон, я тебе такого расскажу - всю тоску как топором обрубит. Пришел, я, значица, вчера домой в избу. И давай водку пить.
  Петрович сделал выразительно лицо, показывая, что сейчас скажет что-то удивительное.
  - Пил я ее, значит, пил, литров десять, пока противно не стало. И гляжу в окно - а тама энело большое, и светится! Вот как оно.
  Тихон удивился.
  - Ничего себе! Уж год их никто не видел, и опять, значит!
  - Так это не все! Дальше гляжу - выходят оттудова эти зеленые, и говорят мне: неси нам, говорят, Петрович, зимние валенки Тихона - ну, я тебе их с того года не отдал еще! Так вот, эти-то и говорят: нужны они нам, ну позарез просто нужны. Ну, я, на ... с ними спорить, встал, в кладовую иду. Только руку за валенками потянул, вдруг глаза открываются: сам на полу лежу, а вокруг - ни валенок, ни инопланетян! На часы посмотрел - утро. Весь дом обыскал, и нигде нету!
  - Кефир, свежий кефир... - несмело сказал вошедший на следующей остановке очередной продавец. Кефир сибиряки не любили, потому мужик был немедленно вытолкан из трамвая.
  - Пропил ты мои валенки просто, Петрович, - нахмурился Тихон, еще больше расстраиваясь, и отвернулся от собеседника. Потом решил, что пора выпить, достал из кармана бутылку и прочитал этикетку:
  'ВОДКА ПРОСТАЯ, 40 %. ОДОБРЕНО МИНЗДРАВОМ СИБИРИ'
  2. КГБ
  Атомная электростанция, на которой работали Тихон с Петровичем, снабжала энергией две соседние сверхстратегические ракетные базы, Секретный Военный Завод и лагерь с политзаключенными.
  От трамвайной остановки до АЭС можно было добраться только на лыжах. Лыжи, как и винтовку, сибиряки почти всегда носили с собой и оставляли у выхода из трамвая.
  - Погоди, Тихон, не поспеваю за тобой! - пыхтел Петрович сзади. - Что ж так быстро идешь?
  - Опаздываем, начальство будет ругаться.
  - Смотри, медведь! - испуганно сказал Петрович, останавливаясь, и поднял ружье.
  Тихон пригляделся и облегченно вздохнул: медведь был знакомый, и шел он по своим делам.
  - Это ж ручной, Тишка, не узнал что ли? Он на станции живет, идем.
  - А, и правда, ручной... Не признал в полутьмах.
  У огромных ржавых ворот станции, покрашенных в грязно-зеленый цвет, стояли два сотрудника КГБ в круглых фуражках. КГБ-исты единственные из жителей Сибирска не носили шапок-ушанок, потому что не положено, и многие были наполовину глухими - уши не выдерживали холода.
  - Идут, бездельники, - сказал один из них, низкорослый и худой, махнув в сторону Тихона и Никанора рукой.
  - И вправду, в лагеря бы их всех! - отозвался второй, высокий и толстый, хмуря брови. - А потом расстреливать, расстреливать...
  За наполовину разрушенным забором высились пять зданий атомной станции - четыре реакторных блока и корпус обслуживания. На серой бетонной стене последнего красовались большая выцветшая красная звезда, серп и молот, а рядом висел новый герб - двуглавый медведь с балалайкой и бутылкой водки в лапах. Внутри зуб на зуб не попадал - холодно, ночью не топили. Отопление на станции, как и везде в Сибири, было печное. Тихон сел за пульт управления и сказал Никанору Петровичу:
  - Сходи-ка за дровами в сарай к снабженцам. Сидеть не могу - холодина. А водки с собой мало.
  Петрович ушел, а Тихон достал из-за пазухи самокрутку, спички из кармана, и первый раз за утро закурил, уставившись на приборную панель.
  Пульт управления состоял из тумблеров типа ВКЛ-ВЫКЛ, красных лампочек и приборов со стрелками. Половина приборов зашкаливала, как всегда. Мужик угрюмо посмотрел на приборы и достал вторую бутылку водки.
  3. Политзаключенные
  Внезапно большая красная лампа, третья справа, стала мигать. Тихон мгновенно протрезвел и пнул пульт управления ногой. Мигание прекратилось лишь на пару секунд, а потом возобновилось с еще большей частотой.
  - Ну что ж ты, ..., опять, что ли? - выругался Тихон и пошел к начальству в кабинет докладывать.
  Начальство сидело за большим столом, сплошь уставленным бутылками водки, и выпивало. На полу валялась балалайка с порванными струнами.
  - Здорово, Иваныч, тут такое дело... - начал Тихон, но начальство прервало его, грохнув граненым стаканом по столу.
  - Садись, Тихон. Пей.
  Пришлось выпить. После первой бутылки Иваныч сказал:
  - Да-а, перевелись нынче хорошие инженеры. Все туда, - тут он указал рукой на запад, - уехали, теперь за телевизерами сидят, эти, программы придумывают для... для...
  - Микрософта, - подсказал Тихон, вспомнив хитрое название.
  - Во-во, и не говори. Для Микрософта. Все инженеры туда уехали. И дома у всех телевизеры, ванны, как у каких-нибудь там нефтяников. Тьфу!
  Тихон тоже плюнул. Нефтяники жили в поселке к северу от Сибирска, и настоящие сибиряки их не любили. Ну разве можно уважать людей, которые не носят бороду и вместо водки пьют какую-то подкрашенную дрянь?
  - Вот осталось вас в отделе четверо всего, а если инопланетяне нападут? Или мутанты из подвалов полезут? Политзаключенных - вон, втрое больше, чем мужиков во всем Сибирске! А если кто из лагеря сбежит и станцию захватывать будет? Кто обороняться станет? Эти, что ли, из КГБ?
  - Да нужно им это! - отозвался Тихон и выпил еще. - Им бы только мужиков простых расстреливать.
  Начальство согласно кивнуло, взяв со стола следующую бутылку.
  - Снабжения никакого. Вот, опять сейчас не знаю, чем вам на неделе зарплату выдавать - водкой, дровами или табаком?
  - Мне лучше табаком, - Тихон заметно повеселел. - Он нужнее. Или патронами, если будут.
  - Кстати, где Вова и Василич? - спросил Иваныч, разливая по стаканам. - Я только вас с Никанором сегодня видел.
  Тихон выпил, не чокаясь, и ответил:
  - Василич на медведя в лес пошел. Есть хочет. А Вова - я к нему заходил вчера, он уж третий день спит. Не знаю, придет сегодня или нет.
  - Безобразие... - отрешенно сказало начальство, глядя куда-то в окно.
  Открыли третью бутылку. Тихон выпил из горла. Внезапно дверь со скрипом открылась, и в кабинет ввалился Петрович.
  - Ну где ж ты, Тихон? Я тебе вон дров в комнату принес.
  Тихон хотел ответить, но вдруг почувствовал металлический привкус на зубах, и наконец вспомнил, зачем пришел.
  - Я ж что хотел сказать, Иваныч. Лампа мигает. Течь, кажись, в третьем реакторе.
  - Ну, разве удивительно, - спокойно сказал Иваныч, протягивая стакан Никанору. - Снабжения никакого. Все старое. Проверять, чинить некому. И кого мы туда отправим?
  - Я не пойду, у меня работы полно, - ответил Никанор и залпом осушил стакан. - Мне еще надо трансформатор ремонтировать.
  Тихон тоже покачал головой и нахмурился. Лезть в реактор не хотелось никому. Начальство строго посмотрело в глаза подчиненным и почесало бороду.
  - Придется снова... Эх, как не хотелось мне это все, - уныло проговорил Иваныч после небольшого раздумья и подтянул к себе большой дисковый телефон, стоявший на столе.
  - Сейчас опять в лагерь звонить будет, - тихо сказал Никанор в сторону, а Тихон кивнул.
  Иваныч набрал номер и стал кричать в трубку:
  - Алло, это лагерь с политзаключенными?! Генерала позови! А, это ты! И тебе здорова, Николай... Слушай, не можешь послать нам штук десять заключенных?! А, да нет, ничего серьезного, штатный случай... Просто рук рабочих не хватает! Что, не слышу?! Можно?! Через полчаса? Ну спасибо, с меня должок. Должок, говорю! Ну, давай...
  Положив трубку, начальство сказало:
  - Ну, давайте, по местам. Сейчас приведут зэков, они нам все и починят. Ты, Тихон, в окно проследи, проводим их, когда придут.
  4. Медведь
  Печка нагрела воздух в комнате, окошко немного оттаяло, и в него можно было следить за воротами. Когда они открылись, мужик докурил самокрутку и поднялся с места.
  Сибирское солнце в августе встает за час-два до полудня, а через два часа после обеда у горизонта остается лишь бледно-желтая полоска света. Когда Тихон вышел из здания, как раз светало. Небо было хмурое, дул сильный ветер, но инженер посмотрел на восходящее солнце, и на душе немного потеплело. И то ведь хорошо, что оно встало - в ноябре-январе солнца не поднимается вообще.
  Вместе с заключенными, закованными в одну общую цепь, прибыл майор в фуражке и с пистолетом. Когда кто-нибудь шел медленнее других, он стрелял вверх и громко матерился.
  - Ну, на ..., что у вас тут сломалось?
  Тихон проводил их по двору к третьему блоку и открыл деревянную дверь.
  - Вот, с ним что-то.
  - Так что именно? - спросил сотрудник КГБ, разглядывая бетонную громаду реакторного блока.
  Тихон пожал плечами.
  - Не знаю, течь вроде бы.
  Среди политзаключенных послышались недовольные голоса, и майор, выстрелив в воздух, крикнул:
  - Так, за работу, собачьи отродья! Всех расстреляю! Реактор - проверить, течь - заткнуть! Так, а чем течь затыкать? - повернулся он к Тихону.
  - А так вы сходите к Никанору, он вам тряпок даст и инструменты всякие, - сказал Тихон, поправил шапку-ушанку и пошел обратно к пульту управления, добавив напоследок: - Вы только это, в подвалы не заходите, там мутанты голодные.
  На обед выдали медвежатину с водкой. Тихон ел мясо, как настоящие сибиряки, голыми руками, прямо за пультом.
  - Здорово, - послышался густой, басовый голос за спиной.
  Сибиряк обернулся и увидел Вову, стоящего у входа. Вова был сравнительно молод, ростом два метра с небольшим, и почти все время спал.
  - И тебе здорово, - Тихон вытер руку о шубу и поздоровался с великаном.
  - Я тут опоздал... - Вова зевнул. - Что без меня было?
  Инженер махнул рукой.
  - Да, опять реактор потек. Начальство из лагеря зэков вызвало, теперь вон чинят. Ты пей давай.
  Тихон протянул сотруднику бутылку водки. В это мгновение в комнату вбежал Петрович и спросил у мужиков:
  - Вы это, напильник с кувалдой не видели? Найти не могу. А заключенные просят, говорят, течь нашли, корпус обработать надо.
  Вова отозвался, почесав затылок:
  - Так их же Василич вчера брал, он печку у себя чинил.
  - Кого брал?
  - Ну инструменты наши, напильник и кувалду. Посмотри у него в каморке.
  Никанор кивнул, залпом выпил водку из стоящего на пульте стакана и ушел. Вова оглянулся и сказал вполголоса:
  - Я тут про такое дело в трамвае слышал, не поверишь!
  - Про энело? Так и я слышал, мне вон Петрович рассказывал.
  Вова махнул.
  - Да нет же, не про то. Про энело ты Петровичу не верь - он пить не умеет. Тут в трамвае два мужика с Секретного Военного Завода разговаривали. Говорят, к ним интуристы приехали какие-то странные, яства диковинные привозили! Сказали - пожуешь такое яство, и сразу счастливый станешь весь. Эти интуристы всем сибирским интересуются, им тамошние аппараты по превращению воды в спирт показали, так этим все понравилось. Ну я и спросил у мужиков: говорю, а к нам на АЭС эти интуристы приедут? Они, мужики эти, и отвечают: 'В городе надолго - и на АЭС приедут, и в НИИ, в лагерь, и к нефтяникам заглянут'. Вот так то!
  - Да... Во дела! - сказал Тихон и задумался.
  Это яства диковинные - как раз то, что ему в его жизни и не хватает, понял он. Что, по сути, жизнь сибиряка? Водка, табак, медвежатина, ну, еще пельмени по праздникам. В лес пошел, медведя застрелил - сытый неделю. Бутылка, дрова есть - не холодно. А в общем-то скукота. Развлечений никаких, разве что бои кулачные стенка на стенку, НИИ скажем, против трамвайщиков, или еще на руках бороться... Вот как бы достать этих диковинных яств?.. И как выпросить их у иностранцев? Он же никогда близко не встречался с людьми из-за границы, не знал, что им нужно и как к ним обращаться...
  - Скорее, скорее! - проорало начальство, вбегая в комнату. - Ружья хватайте и во двор!
  Тихон мгновенно прекратил размышления, схватил ружье и спросил:
  - А что такое-то?
  - Мутанты из подвалов полезли! Отстреливать надо.
  Вова сказал:
  - Но кого-то надо же оставить за пультом! Нельзя ж без присмотра надолго.
  - Да вы там давайте, - сказал Тихон, хмуря брови. - Посадите кого-нибудь.
  Иваныч выругался, убежал куда-то. Через минуту они с Никанором привели упирающегося медведя Тишку и посадили на табуретку.
  - Отдай ему шапку-ушанку, - сказало начальство Тихону. - Не положено медведей без ушанки за приборы сажать. На базе ракетной сверхстратегической вон посадили за красную кнопку медведя без шапки, теперь Восточное Самоа найти не могут.
  Сибиряки напоили медведя водкой, натянули ему на голову ушанку Тихона и пошли во двор смотреть, что случилось. Иллюстрация к
  5. Ружья
  Говорят, что мутанты стали появляться в окрестностях станции еще лет двадцать назад. Поговаривали, что не обошлось тут без пьяных ученых из НИИ. КГБ, похоже, не оставил этот факт без внимания, и люди в круглых фуражках периодически устраивали лесные облавы, отлавливали мутантов и сажали в подвалы. Охранять их было некому, замки были ненадежными, и Иваныч рассказывал Тихону страшные истории о бунтах жителей подвалов.
  Внутренний двор, в котором стояли все четыре реакторных блока, был покрыт сугробами после ночного снегопада, к третьему блоку тянулась цепочка следов людей из лагеря. Во дворе, у выхода из корпуса обслуживания, уже собрались все остальные работники АЭС. Трое из снабжения, два бухгалтера, весь отдел Иваныча и директор станции, Федор Степаныч. Все напряженно смотрели на голый снег около блоков, но, на первый взгляд, двор показался Тихону абсолютно пустым и тихим, и было непонятно, к чему весь этот шум.
  - О, смотри, какой здоровый ползет! - сказал Терентич из отдела снабжения Никанору, показывая на четвертый блок. Петрович вскинул ружье и выстрелил. Остальные мужики, кроме Тихона и Вовы, тоже подняли двустволки и стали беспорядочно палить по двору.
  - Погодите, - удивленно сказал Вова. - Я вот вообще никого не вижу, зачем стрелять-то?
  - Я тоже не вижу ни ..., - проговорил Тихон.
  - Так вы пили, поди, мало сегодня! - воскликнул Федор Степаныч, приостановив стрельбу. - Тут трезвому не разобраться, ну-ка нате, добавьте.
  Начальник станции достал из кармана бутылку и протянул Тихону, он выпил из горла половину и отдал Вове. Протер глаза, растер замерзшие уши, заново взглянул на двор и, наконец, увидел...
  Двери на всех четырех подвалах были сорваны. Мутанты медленно ползли по снегу в сторону корпуса обслуживания, толкая друг друга и перелезая через убитых сородичей. Мужики в лохмотьях с песьими головами, мужики с медвежьей шерстью, с огромными рогами, как у лося. Гигантские колючие ежи с суровыми, бородатыми лицами. Их были сотни, да что там сотни, тысячи, им не было числа, а в их глазах сквозила обреченность и ненависть. Но что самое страшное - им всем страшно хотелось есть. Тихон понял, что из-за голода они готовы на все, поднял ружье и тоже начал стрелять.
  - Вова, ты-то что стоишь, помогай! - прокричал через шум выстрелов Иваныч. - Без тебя нам не справиться!
  - Ага, - кивнул, зевая, Вова и снял с плеча свое оружие. Вместо ружья и патронов он носил старинный шестиствольный пулемет и длинную пулеметную ленту, обвязанную вокруг пояса.
  Полетели гильзы, и мутанты прямо на глазах стали превращаться в фарш.
  - Че ж вы их в цирк-то приезжий не сдаете, Федор Степаныч? - спросил с упреком Вова у директора станции.
  - Да им там уже девать некуда мутантов этих! - прокричал в ответ Федор Степаныч. - Года два назад мы им два вагона мутантов отдали, больше, говорят, не нужно. Им, видите ли, сейчас карликов подавай и женщин бородатых! А откуда я женщин в Сибири-то возьму?
  - Безобразие! - согласился Иваныч, перезарядил ружье и продолжил стрельбу.
  ...Как это часто бывает, дорогу домой Тихон не запомнил.
  6. Балалайка
  Растопив поутру печь и напившись ледяной воды из бочки, Тихон понял, что уши он вчера без шапки вконец отморозил, и на работу не пойдет. Придется лечиться водкой. Водка - лучшее лекарство от любых недугов, подумал Тихон и поправил сам себя: кроме, пожалуй, душевной хандры. Конечно, если выпить водки не слишком много, литра три, настроение сначала поднимется. Однако утром хандра возвращается, и так продолжается неделя за неделей, месяц за месяцем. Год за годом. Кто-то говорит, что жизнь надо менять - а как менять? Зачем менять? Пить водку, что ли, бросить? Тогда замерзнешь, или, того хуже, как вчера - мутантов не увидишь. Работу сменить? А что он, Тихон еще умеет, кроме как за лампочками следить да на рычаги слива-загрузки топлива нажимать?
  Было, конечно, время, когда Тихон делал матрешки и сдавал в специальный пункт, откуда их увозили в Европу для продажи. Специально для изготовления матрешек у Тихона в избе стоял небольшой токарный станок. Но потом большинство мужиков свой матрешечный бизнес прекратили, пункт приема матрешек закрыли, и станок уже много лет стоял без дела.
  Нет, без тех диковинных яств, что должны, обязательно должны привезти на АЭС иностранцы, Тихону не обойтись.
  Внезапно в голову к Тихону пришла мысль: если эти интуристы интересуются всем сибирским, то почему бы не подарить им бесконечную сибирскую матрешку? Тихон быстро накинул шубу, подошел к сараю с дровами, выбрал дюжину поленьев и вернулся в дом. Разобрал поленья по размеру, распилил на баклушки и запустил станок.
  Весь день он вытачивал матрешечные заготовки, постепенно уменьшая их размер. Прерывался Тихон только на то, чтобы покурить, выпить водки и поесть сырой медвежатины.
  Станок трещал и гудел, как ракетная установка, было пыльно, летела стружка, но Тихон не обращал внимания на подобные мелочи - ведь впереди виднелась столь желанная цель!
  - Главное, чтобы интуристам понравилось... - Бормотал инженер, машинально меняя болванки и сверла. - Лишь бы яств диковинных дали...
  Когда солнце зашло, Тихон стал раскрашивать заготовки, используя черную и серую краску. К вечеру в избе закончилась водка, пришлось идти к Василичу, он жил ближе всех.
  Перед домом у Тихона залегла на ночевку небольшая стая волков, пришлось подстрелить пару самых крупных, остальные разбежались. В окне у Василича горел свет, скрипучая деревянная дверь была не заперта. Тихон вошел в избушку, снял в сенях лыжи и вошел в комнату. Василич сидел за столом, на котором стояла одинокая бутылка водки, и играл на балалайке 'Эх, дубинушка, ухнем!'
  - Сыграл бы ты лучше, Василич, что-нибудь из 'Экстраверта' , - сказал Тихон угрюмо. - А то уже всем надоела твоя дубинушка.
  Группа 'Экстраверт' жила в Иркутске, была достаточно хорошо известна в Сибири и играла прогрессивный металл на балалайках. Пару лет назад они даже приезжали в Сибирск на поезде, но их концерт запретил КГБ. Василич отложил балалайку и в упор посмотрел на Тихона, сделав удивленное лицо:
  - Ты что, Тихон, забыл, что ли? Сажают теперь за прогрессивный металл. Велят только народные песни играть. Или про медведей. Балалайки велено зарегистрировать, и ежели кто из КГБ услышит, что не то мы на них играем - сразу в лагеря. Садись давай, пей!
  Тихон присел на косоногий стул и угрюмо посмотрел на бутылку водки.
  - Ну что, кстати, сходил вчера на медведя?
  Василич кивнул и указал рукой на свежевыделанную шкуру, висящую над печкой.
  - С чего, ты думаешь, я веселюсь и на балалайке играю? Сытый потому что. Ты мне лучше скажи, что тебя на работе не было сегодня? Начальство сказало, что это безобразие.
  Тихон показал на уши:
  - Уши я давеча отморозил. Шапку мою на медведя надевали, нельзя, говорят, без ушанки за приборы садить.
  - Это оно верно, - кивнул Василич и протянул бутылку Тихону. - Без ушанки нельзя. А уши твои мы сейчас вылечим. Только водка заканчивается, ты допивай пока что есть, а я к Вове схожу, у него всегда полный шкаф.
  Василич надел шубу, взял двустволку и лыжи с палками, у двери остановился и сказал сурово:
  - Балалайку не трогай! Я ее вчера на себя записал, без письменного разрешения дать не могу.
  Тихон кивнул и взял бутылку в руки. Посмотрел на этикетку:
  'ВОДКА ПРОСТАЯ, 40 %. ОДОБРЕНО МИНЗДРАВОМ СИБИРИ'
  7. Инопланетяне
  - Такое сегодня, мужики, на работе было! - сказал пьяным голосом Вова. До этого все трое пили молча. Остались четыре бутылки из пятнадцати.
  - Мне-то что ты рассказываешь, я ж сегодня был... - сказал Василич. - Вон, ему говори.
  Вова повернулся к Тихону:
  - С утра мы... двор от мутантов всей станцией прибирали, а к обеду пришли к нам эти... в фуражках. Говорят, из лагеря они, и спрашивают, не видали нигде десять заключенных и майора ихнего с пистолетом?
  Тихон смутно помнил, что вчера действительно приходил кто-то из лагеря, но все вчерашние воспоминания затмила новость об интуристах, и поэтому он спросил:
  - А... и куда они делись?
  - А мне откуда знать? - ответил вопросом на вопрос Вова. - Я их вчера вообще не видел. Это ты их к блоку реакторному водил.
  Василич грохнул очередной допитой бутылкой об стол и, отстранив Вову, сказал Тихону:
  - Не, ты, это, не бойся. Ты тут не при чем, они сами виноваты. Мутанты в подвалах шум с выстрелами услышали, подумали, расстреливать начинают, вот и взбунтовались. А эти, в фуражках, говорят сегодня, что зря мы мутантов расстреливали. Они, говорят, тоже люди, хоть и в подвалах сидят. Жалеть их надо, говорят, не виноваты они, что радиация.
  - Мужиков простых они расстреливают, а мутантов им видите ли жалко, - добавил Вова.
  - Ну вот и дожалелись! - сказал Тихон сурово. - Съели мутанты майора ихнего, и заключенных тоже.
  - Да нет же, говорю! - рявкнул Василич. - Вот, скажем, если бы и съели - тогда бы фуражку-то оставили! И шинель тоже, так ведь?
  - Съели бы, - возразил Тихон. - С голодухи все можно, даже шерстяное.
  - А пистолет металлический? - вмешался Вова. - Тоже, скажешь, проглотили? Нет, тут точно мутанты не при чем. Зэки с майором в реактор упали, и сварились там заживо!
  Василич покачал головой и погрозил пальцем:
  - Нет, это ты неправду говорить. Инопланетяне их под шумок забрали, для опытов! Точно, на энело увезли! Федор Степаныч так сказал, Иваныч наш тоже так думает.
  Тихон нахмурился.
  - Так говорили же, что про инопланетян Никанор придумал спьяну? Не прилетал никто, говорят.
  Вова кивнул, и взял следующую бутылку.
  - Вот-вот, и я говорю, не прилетал. Придумали они все. Пить не умеют.
  Лицо у Василича стало еще краснее от злости, а Тихону подумалось, что сейчас они подерутся. Драки ему не хотелось, и он сказал, поднимаясь:
  - До ветру схожу.
  - Я тебе сейчас кулачком-то по роже и настучу! - рявкнул Василич на Вову, резко поднимаясь со стула. Концовку тирады Тихон не услышал, потому что вышел из избы.
  Дорожка к туалету была заметена снегом, а лыжи одевать не хотелось, поэтому мужик решил идти через сугробы как был, в валенках. На третьем шаге его резко качнуло в сторону, и он упал на спину. Тихон некоторое время смотрел на ночное небо - оно было безоблачным, звезды светили ярко, складываясь в завораживающие геометрические фигуры. Внезапно потянуло на философию, и подумалось, что у звезд тоже есть свои начальники и подчиненные, заключенные и майоры - надсмотрщики. Как же они без шапок и ружей там, в ледяной прохладе космоса, висят? Светят, еще, зачем-то, и какая польза от света этого? Солнце светит - так хоть день от ночи отличить можно, если не зима, а тут - никакой пользы. Говорят, правда, ракеты наводить по звездам научились - и то славно, но тоже вон - посадят нечаянно медведя без шапки за красную кнопку, как тогда, а потом - звезды, не звезды, все равно Восточное Самоа не вернуть...
  Тут Тихон вспомнил про физиологическую потребность и хотел уже подняться и продолжить нелегкий путь к туалету, как вдруг его внимание привлекла одна большая звезда. С самого начала она показалась мужику неприлично крупной на фоне более мелких светящихся точек, а тут она и вовсе начала двигаться из стороны в сторону, как огонек у папиросы, и при этом неуклонно расти в размерах. Неужели это...
  'Ну нафиг... - подумал мгновенно протрезвевший Тихон, отчаянно пытаясь подняться. - Я же не как Никанор - пить умею, вроде бы... Что ж они, и мне кажутся?'
  Тем временем точка окончательно превратилась в светящийся диск, энело летело на мужика прямо сверху, иногда отклоняясь от маршрута и кружась. Когда до земли оставалось каких-нибудь сто-сто пятьдесят метров, диск замедлил движение и выпустил лучи.
  Тихон уже перестал пытаться встать, он просто неподвижно лежал в сугробе с широко открытыми глазами. Лучи прошлись прямо по лицу, стало страшно, и мужик заорал, но энело медленно поплыло влево, в сторону улицы. Через несколько секунд Тихон услышал медвежий рев, и увидел, как к светящемуся диску по воздуху поднимается большой бурый медведь. Он, по-видимому, просто гулял по улице, и инопланетяне забрали беднягу для опытов, подумалось Тихону, и мужик снова закричал, испугавшись, что следующим заберут его.
  Скрипнула дверца избы, и послышался хруст снега под валенками. Светящийся диск с медведем, как будто бы заметив появление людей, в одно мгновение пропал.
  - О, смотри, лежит. Упал, - сказал голос Вовы. - Я всегда говорил, здоровье у него слабое, не местный он. Пить не умеет.
  Тихон терпеть не мог, когда ему напоминали, что он не местный - ведь в душе он был настоящим, суровым сибиряком, хоть и нашли его на вокзале. Тем более он не любил, когда ему говорили, что он не умеет пить. Но сейчас было не до обид - надо было придумать, зачем он кричал и почему до сих пор лежит в сугробе. Мужики подошли и начали поднимать коллегу.
  - Ты, Вова, держи его за правую руку, а я за левую держать буду, - сказал Василич, наклонившись над Тихоном. Все лицо у Василича было в синяках. - Что ж ты кричал? Что случилось-то?
  - Медведь. А я без ружья.
  - Не верим, - сказал Вова, ставя Тихона на ноги. - Ни разу не помню, чтобы ты медведя пугался, ты ж не нефтяник какой-нибудь. Помнишь Аркадича? Он вообще говорил, что любой нормальный сибиряк медведя может голыми руками завалить... До туалета проводить тебя?
  - Да не... не надо уже. Пойду я домой, мужики, уши вы мне вылечили, спасибо вам за это, а мне еще работу одну доделать надо.
  - Темнишь ты, Тихон, - сказал с укором Василич. - Уж не энело ли видел?
  - Нет, нет, не видел я его! - нахмурился сибиряк. - Я пить умею, не то что некоторые.
  8. Матрешка
  Иностранцев было двое - высокий и пузатый, их сопровождал переводчик, кто-то из бывших нефтяников. Все трое были безбородые и носили вместо шуб черно-красные пластиковые куртки, что сразу не понравилось Тихону. Иностранцы смотрели на него, почему-то переглядывались и посмеивались. Но, в конце концов, не важно, как они выглядят и как смотрят, главное - попросить у них тех яств диковинных...
  Когда их проводили в комнату Федора Степаныча, переводчик сказал, что пузатого зовут Джон Смит, а высокого - Йохан Йохансон. Добавил что-то про сопротивление, и иностранцы раздали всем присутствующим красно-белые листовки с черной непонятной надписью:
  'THE EARTH FOR THE EARTHMEN! DOWN WITH GREEN-ASSED INVADERS!'
  Никто из работников станции языка не знал, но спросить, что там написано, почему-то побоялись. Дали гостям стаканы и налили водку. Пузатый спросил через переводчика, видел ли кто-нибудь из работников инопланетян. Выяснилось, что энело видели трое из работников, включая Никанора Петровича, который принялся с новыми подробностями рассказывать о зеленых человечках, забравших Тихоновы валенки. Про майора и политзаключенных начальство велело молчать. Высокий иностранец сделал серьезное лицо и передал через переводчика, что с этими зелеными ублюдками нужно бороться и не давать им садиться на шею. Потом Джон Смит спросил, а что это у вас весь снег во дворе красный, и Федор Степаныч соврал, что это давеча на станцию волки заходили, пришлось парочку пристрелить. Судя по лицам, иностранцы не поверили, но спорить не стали. Потом начали расспрашивать откуда сибиряки берут винтовки, почем нынче водка и тому подобную ерунду, известную даже медведям.
  И вдруг произошло то, чего так долго ждал Тихон. Пузатый достал из кармана куртки нечто небольшое и продолговатое, поднес ко рту и стал жевать. 'Вот они какие, яства диковинные, - подумал Тихон и заметил, как часто забилось его сердце. - Вот оно какое, счастье мое'. Он понял: такой удивительной возможности изменить свою жизнь, как сейчас, у него больше не будет никогда, и если и нужно что-то делать, то здесь и сейчас.
  Тихон смело отодвинул стоящего рядом с иностранцами Петровича, подошел к переводчику и сказал:
  - Вели им дать мне яства диковинные. Я им за это вот что дам, - и вытащил из-за пазухи свою матрешку. - Она бесконечная.
  Федор Степаныч с Иванычем замолчали, удивившись наглости Тихона. Переводчик сначала раскрыл рот от удивления, потом передал матрешку иностранцам, усмехнулся и спросил:
  - Какие яства?
  - Ну те самые, что вот он сейчас в рот положил. От которых счастливыми люди делаются.
  - О, о, мэтыресшка! Соу гуд! - сказал пузатый, не переставая жевать, и начал разбирать матрешку. Пузатый разобрал первые восемь уровней, непонятно покачал головой и собрал все обратно. Потом переводчик сказал что-то пузатому, тот что-то спросил, высокий что-то ответил, глядя на Тихона, и бывший нефтяник перевел:
  - Господин Йохан Йохансон говорит, что для тебя, брат землянин, всегда пожалуйста, и спрашивает, как ты оказался в Сибири.
  Тихон нахмурился. Он не знал своего происхождения и всегда смущался и сердился, когда его ему говорили, что он не местный. Но сейчас был не тот случай, когда можно было сердиться, и пришлось ответить:
  - Меня мужики на вокзале нашли, а раньше что было - не знаю.
  - Да он сибиряк! - вступился за сотрудника Петрович. - Даром что лицом не похож.
  Некоторые почему-то посмеялись, а иностранцы, после того, как ответ Тихона перевели, кивнули и протянули ему две маленьких блестящих палочки...
  9. Лыжи
  К вечеру заметно похолодало, и первый раз за неделю пошел снег. Снежные вихри залетали в трамвай, пронизывающий ветер дул в лицо, угрюмые одинаковые деревянные избушки медленно проплывали мимо, и казалось, что путь до дому длится вечность. Все знакомые мужики с работы остались праздновать получение зарплаты, и Тихон ехал один. Водка, купленная с утра, к концу рабочего дня кончилась, а согреться было жизненно необходимо. Через две остановки Тихон не выдержал, подошел к балалаечнику, играющему на весь трамвай 'Эх, дубинушка, ухнем!', дал ему в морду и отобрал водку. Кто-то из мужиков запротестовал и чуть не завязалась драка, но на рельсах внезапно появились волки, и всем пассажирам пришлось пострелять, а про балалаечника потом забыли. От водки стало немного теплее, и все мысли стали об одном - поскорее бы домой, поскорее бы сесть за стол, достать из кармана диковинные яства и, наконец, съесть...
  Остановка. Тихон надел лыжи и через метель медленно пошел по запорошенной лыжне к дому. Через метров двести он увидел большого медведя, бегущего навстречу по улице. Снял с плеча ружье и внезапно понял, что в кармане остался всего один патрон. Медведь, похоже, был людоедом, морда вся в крови, и от выстрела зависела жизнь. Тихон зарядил ружье, вспомнив высказывание старика Аркадича, что любой сибиряк может завалить медведя голыми руками. Сейчас он понял, насколько это далеко от действительности - такой медведь тяжелее мужика в пять раз, и если придавит - смерть неминуема. Вспомнил про яства в кармане, которые так и не попробовал, со злостью посмотрел на приближающегося хищника, прицелился и выстрелил. Медведь зарычал и повалился. Тихон опустил ружье и мысленно прикинул расстояние, которое разделило его со смертью - медведь лежал в пяти метрах от концов лыж. 'И все же я настоящий сибиряк', - подумал Тихон и первый раз за день улыбнулся.
  Придя домой, Тихон запер дверь, растопил печь, положил в шкаф коробки с табаком, достал из кармана две блестящие палочки, положил на стол и стал разглядывать. Обертка, похоже, была сделана из глянцевой бумаги, на ней были маленькие рисунки и надписи на непонятном языке. Тихон осторожно снял ее с одной из палочек и подумал, что обязательно повесит на стенку, как картину. После бумажной была вторая обертка, сделанная из фольги, сибиряк развернул ее и увидел сами яства - десять маленьких белых комочков. Тихон сгреб их все и отправил в рот.
  Яства оказались похожи по твердости на резину, но были такими сладкими и пахучими, что на душе сделалось удивительно хорошо.
  'Все же эти иностранцы молодцы, - подумал Тихон. - Они умеют делать человека счастливым, хоть сами и странные. Вообще - какая разница, сибиряк ты или с Запада - все мы братья, все равно по одной земле ходим...'
  Тихон подошел к шкафу и первый раз за долгое время посмотрел в зеркало. Несмотря на черную блестящую кожу и вечно грустные, карие миндалевидные глаза, лицо у него сегодня просто светилось от счастья. Он снова улыбнулся белоснежной широкой улыбкой, снял шапку, причесал кудрявые черные волосы и сел обратно за стол.
  Яркие лучи света ударили в окно. Тихон от неожиданности проглотил яства и пошел во двор посмотреть, откуда исходит свет.
  Во дворе стояла большая летающая тарелка, свет шел изнутри, пробиваясь через тонкий, словно бумажный корпус. Снежинки падали и таяли на белой поверхности. Тихон замер у двери и молча смотрел, как плавно опускается сверкающий трап, как три маленьких сине-зеленых существа выходят из энело и медленно, покачиваясь, идут в его сторону. Страха, как в тот раз, не было, вся картина несла покой и умиротворенность, и Тихон подумал: 'Какая разница, люди - не люди. Белые, черные или зеленые - у всех у нас Разум есть, все мы в одном Космосе вращаемся'.
  И не важно, что там думают про инопланетян иностранцы, когда-нибудь они все поймут, как понял сейчас Тихон...
  Верхними конечностями средний, самый крупный из инопланетян держал нечто большое и черное, он подошел к онемевшему сибиряку, протянул это нечто и сказал бесцветным, спокойным голосом:
  - На, Тихон... Возьми свои зимние валенки.
  
  Екатеринбург, 7.10.2007 - 4.11.2007
Оценка: 6.25*19  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Коршунов "Галактика онлайн (том 2)" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом" (ЛитРПГ) | | С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов" (Антиутопия) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | Н.Новолодская "На грани миров. Горизонты" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"