Скородумов Владимир Владимирович: другие произведения.

Взгляд на историю-13 Войны и революции

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


  
   XIII. Войны и революции
      -- 13.1. Первая мировая война
      -- 13.2. Февральская революция
      -- 13.3. Большевики у власти
      -- 13.4. Восемнадцатый год
      -- 13.5. Ноябрьская революция
      -- 13.6. Распад Австро-Венгрии
      -- 13.7. Белые против красных
      -- 13.8. Нэп
      -- 13.9. Диктатура Сталина
      -- 13.10. Просперити и новый курс
      -- 13.11. Европа между мировыми войнами
      -- 13.12. Итальянский фашизм
      -- 13.13. Веймарская республика и Гитлер
      -- 13.14. Европейская дипломатия между мировыми войнами
      -- 13.15. Синьхайская революция
      -- 13.16. Гоминьдановский Китай
      -- 13.17. Япония между мировыми войнами
      -- 13.18. Японо-китайская война
      -- 13.19. Революция Кемаля Ататюрка
      -- 13.20. Пробуждение исламского мира
      -- 13.21. Пробуждение Индии
      -- 13.22. Британская империя перед развалом
      -- 13.23. Франция между мировыми войнами
      -- 13.24. Северный социализм
      -- 13.25. Республики Латинской Америки
      -- 13.26. Великая испанская революция
      -- 13.27. Польша, Балканы и Дунайские страны
      -- 13.28. Вторая мировая война
      -- 13.29. Германское вторжение в Россию
      -- 13.30. Разгром фашизма
      -- 13.31. Послевоенное переустройство мира
      -- 13.32. Революции в Центральной Европе
      -- 13.33. Революции в Западной Европе
      -- 13.34. Раздел Германии
      -- 13.35. Революции на Балканах
      -- 13.36. Гражданская война в Китае
      -- 13.37. Оккупация Японии
      -- 13.38. Деколонизация Индии
      -- 13.39. Деколонизация Индокитая
      -- 13.40. Деколонизация Африки
  
  
  
  
  
  
  
  
   XIII. Войны и революции.
  
  
   Первая мировая война положила начало новой стадии саморазрушения рыночного капиталистического общества. Две мировые войны, серия революций, охвативших почти все страны, самый разрушительный в истории экономический кризис поставили вопрос о самом выживании капитализма. По сути, примерно к 1950 от классического капитализма образца XIX в. уже почти ничего не осталось. Даже неокапитализм, возродившийся в конце XX в., уже не означал возврата к старой общественной системе. Рамки периода войн и революций определяются здесь примерно 1914-1950. После второй мировой войны мир по крайней мере несколько лет еще пребывал в состоянии нестабильности. Большинство государств мира не определились со своим путем развития, Европа переживала полосу революций, рушилась колониальная система. Только с разделом мира на два более или менее стабильных блока во главе с двумя сверхдержавами можно говорить о завершении самой бурной и насыщенной событиями эпохи в истории человечества.
   Первой попыткой выйти из кризиса на путях отказа от старого общественного строя стал коммунизм, проявившийся в начале века в форме большевизма. Это была самая радикальная попытка повернуть ход истории. Речь шла о полном разрушении всех основ старого общества, полном отказе от частной собственности, денег, социальных градаций, религии, традиционных форм государственного устройства, национальных традиций, культуры старого образца. Разрушение старого общества по мысли идеологов большевизма должно было произойти в форме мировой революции, с установлением в разных странах жестких революционных диктатур, физическим уничтожением прежних господствующих классов, ликвидацией государственных границ и утверждением единой рабочей республики. В такой экстремистской форме большевизм мог иметь только временный успех. Однако кризис капитализма за годы первой мировой войны сам по себе приобрел настолько разрушительные формы, что способствовал распространению большевистских идей по всему миру.
   После первых успехов в разрушении старого настало время повседневной работы по строительству нового общества. К 30м коммунистическая антисистема стала превращаться в новую систему и отказалась от заведомо нереальных планов. Главной задачей стала модернизация общества на почве индустриализации при господстве государственной собственности и планового хозяйства. В общем-то, этот эксперимент доказал возможность развития индустриального общества по крайней мере в двух формах, частнокапиталистической и государственно-социалистической, и вопрос об их эффективности в те годы решался скорее в пользу социалистической. Коммунизм терял большевистский характер, становился системой все более жизнеспособной, эффективной и даже человечной (если сравнить число жертв сталинского террора с числом жертв ленинского). В то же время он естественным образом терял революционный дух и с ним надежду победить в мировом масштабе.
   Второй попыткой изменить характер общества стал фашизм. При рождении фашизм тоже имел черты антисистемы, но менее радикальной по духу, чем коммунизм. Капитализм предполагалось ограничить, подчинить национальным целям, установить государственный контроль над собственностью и рынком, уменьшить социальное неравенство. Фашизм на первое место поставил именно национальную идею, считал допустимым геноцид инородцев, охотно использовал исторические реминисценции. В определенном смысле он сочетал в себе революционные и реакционные черты, и в то же время не предлагал полного разрыва с существующим порядком. Это и првлекло к нему на какое-то время людей всех классов, искавших выход из тупика, в которое завел общество либеральный капитализм. К 30м фашизм стал более массовым движением, чем коммунизм, его сторонники имелись почти во всех странах мира, и повсюду, кроме самых старых и стабильных демократий (типа Англии и Швеции) они были близки к победе. Ущрбность фашизма была предопределена самим его националистическим характером - он мог развиваться только в рамках национальных государств, и абсолютный приоритет национальных интересов должен был привести к военному столкновению. В конечном счете, фашизм обошелся человечеству в гораздо большее число жертв, чем коммунизм, закономерно выродился в самую кошмарную систему своего времени, довел дело до новой мировой войны и собственной гибели.
   Третьим магистральным путем выхода из глобального кризиса стал путь совмещения плановых и рыночных начал, частной и государственной собственности, уменьшения социальных различий в условиях демократии. Этот путь называли в разных странах демократическим социализмом, новым курсом, социальным рыночным хозяйством, христианской демократией. Речь во всех случаях шла об отказе от традиционных либеральных догм о пользе социального неравенства и невмешательстве государства в хозяйственную жизнь. Либералы и стоявшие за ними собственники до последнего не желали поступиться хотя бы чем-то, чтобы спасти остальное. Только страшный экономический кризис 1929-1933 и волна фашистских и коммунистических революций заставили ортодоксальных либералов уйти в тень, а хозяев индустрии - осознать необходимость пойти на государственное регулирование для собственного же блага и уступить часть социальных привилегий, чтобы не потерять все. Первые эксперименты в духе планово-рыночной демократии были в целом малоудачными, но показали саму возможность такого подхода и создали почву для гораздо более успешных послевоенных реформ. К концу 40х демократический социализм и родственные ему течения получили преобладание во всех странах мира, где сохранялась частная собственность.
   Кризис в метрополиях шел параллельно кризису колониальной системы. Сразу после русско-японской войны активизировались национальные движения в самых населенных странах Азии. После первой мировой войны этот процесс вышел на новый уровень, а в ходе второй мировой колониальная система стала распадаться. Старые колониальные державы получили в этой войне такой удар, что уже не могли остановить объективно крепнущее движение за независимость. К 1960 распад колониальной системы практически завершился. Антиколониальное движение шло иногда под лозунгами, отвергавшими европейскую цивилизацию, как в случае панисламизма и гандизма, но чаще его лидеры, получившие европейское образование, использовали заимствованные в Европе идеи (от коммунизма до классического либерализма) или старались создать национальную идеологию с их использованием. В этом смысле фашизм с его культом национальной идеи оказался очень востребован и за пределами Европы, но к моменту распада колониальной системы он уже успел себя полностью дискредитировать. Даже те национальные движения, которые по духу были близки к фашизму, старались теперь от него формально отмежеваться.
   Индустриальный тип экономики в первой половине XX в. неуклонно укреплял свои позиции. В то же время в силу почти непрерывного кризиса общий объем производства в 1948 почти не изменился по сравнению с 1913. К тому же на потребление теперь шла менее значительная часть общественного продукта, очень много растрачивалось в гонке вооружений. Численность же населения Земли за эти годы выросла с двух до трех миллиардов. Если в Европе демографический рост резко замедлился, то во всех остальных регионах он увеличился за счет снижения уровня смертности. В итоге доходы на душу населения в целом заметно снизились. Для тридцатилетия мировых войн характерно снижение уровня жизни практически во всех странах мира. Однако это снижение коснулось прежде всего городских собственников всех категорий, интеллигентов, чиновников, то есть тех групп населения, которые заметно отрывались прежде от среднего уровня. В городах и, в меньшей степени, на селе, социальные градации в этот период стали заметно меньше, началось выравнивание доходов. В результате городские наемные работники в середине века жили несколько лучше, чем в начале века, и, что более существенно, новая политика создала возможности для быстрого улучшения их положения.
   Наука со второй четверти XX в. постепенно теряла прежний академический характер. Фундаментальные разработки теперь чаще проводились не в домашних или университетских лабораториях, а в мощных научных институтах, получавших финансовую поддержку государства. Соответственно, наиболее перспективные открытия проверялись на пригодность для военных разработок и часто засекречивались. В первую очередь по этому пути пошли, конечно, диктаторские режимы, но и демократии старались не отставать.
   В 1910е-1920е Эйнштейн разрабатывал общую теорию относительности. На развитии научной мысли в этот период больше сказались работы де Бройля, определившего в 1924 электрон как материальную частицу и как волновое явление одновременно. В 1925 Гейзенберг создал матричную механику, в 1926 Шредингер - волновую механику. Уже в том же году на основе синтеза этих работ была создана квантовая механика, а в 1928 Дирак разработал математический аппарат релятивистской квантовой механики. Эти чисто теоретические разработки привели к успешным практическим работам по изучению строения атома. В итоге этих работ были открыты основные элементарные частицы, и накануне войны осуществлена искусственная ядерная реакция. В руках человека оказался источник энергии, способный уничтожить Землю. Из других фундаментальных открытий эпохи выделяется идея, высказанная Фридманом в 1924, идея одномоментного рождения Вселенной в ходе Большого взрыва. Это давало неожиданное научное обоснование, помимо прочего, религиозным представлениям о происхождении Вселенной. В 1929 Хаббл доказал процесс расширения Вселенной, подтвердив теорию Фридмана.
   Новую картину мира можно было интерпретировать и с религиозной, и с мистической точки зрения не хуже, чем с рационалистической. Позитивизм, служивший обоснованием механистической картины мира, изжил себя, хотя официальные философы либерального направления старались всеми силами его возродить. В целом же новые научные открытия усилили интерес к неклассическим учениям, отвергавшим рационализм - к работам Бергсона, Фрейда, к первым экзистенциалистам.
   За межвоенный период технические новинки начала века стали всеобщим достоянием. Электродвигатели и двигатели внутреннего сгорания окончательно оттеснили паровые машины на второй план. Появились тепловые и гидроэнергетические электростанции мощностью несколько сот мегаватт каждая - то есть больше, чем совокупная мощность всех электростанций начала века. Электроэнергетика стала стремительно и устойчиво развивавшейся отраслью промышленности. Нефть стала теснить уголь в качестве главного энергоносителя. Быстро внедрялись в жизнь новые материалы - алюминий, искусственные волокна, пластмассы, синтетический каучук. Правда, степень их распространения пока еще была на порядок меньше, чем в 50е-60е. В развитых странах были механизированы основные производственные процессы в промышленности, и стали проектироваться первые безлюдные цеха.
   Основным средством перевозки пассажиров и малых грузов становился автомобиль. Дирижабли проиграли в конкурентной борьбе с самолетами, после того как в 1937 огромный немецкий дирижабль сгорел со всеми пассажирами сразу после прибытия в США (до сих пор не установлено, был то несчастный случай или теракт). Впрочем, победа стремительно развивавшейся авиации была предопределена. В 1910 аэропланы развивали скорость 70-80 км/час и несли одного-двух человек, в конце 40х самолеты превысили скорость в 1000 км/час и могли взять свыше ста пассажиров. В 1927 Линдберг перелетел Атлантику, в 1937 Чкалов перелетел из Москвы в Ванкувер через Северный полюс. Всеобщим достоянием стали телефон и радио. В 30х одновременно в СССР, США и Франции были построены телевизоры, хотя регулярное телевещание началось только в 50х. Кино стало в 20х звуковым, в 30х - цветным.
   В новых условиях технические изобретения в первую очередь применялись в военных целях. В ходе первой мировой войны появились танки, и получила распространение боевая авиация. В ходе второй мировой войны эти два рода войск во многом определяли исход сражений. Пехоту постарались посадить на бронемашины, но до конца довели это дело только в США. В первую мировую войну появилось оружие массового уничтожения - ядовитые газы и бактериологическое оружие. К 30м запасов этого оружия было уже достаточно, чтобы угрожать жизни на Земле. Надо сказать, что во второй мировой войне даже самые агрессивные державы осознали опасность применения такого оружия и не решились его использовать. Зато американцы в 1945 создали и взорвали первые атомные бомбы. Создание оружия массового уничтожения лучше всего показало, что неконтролируемый технический прогресс опасен для самого существования планеты.
   Крупные проекты в области промышленности и инфраструктуры в условиях общего оскудения могли позволить себе только немногие страны, в первую очередь СССР с его концентрацией всех ресурсов в руках государства. Эти проекты, как и рядовые новостройки, оставались совершенно непродуманными с точки зрения экологической безопасности. Прогрессисты всех типов - либералы, социалисты, коммунисты, фашисты - относились к природе одинаково, как к объекту утилитарной перестройки с уничтожением всего, что не приносит прямой выгоды. Единственной подвижкой стало осознание необходимости охраны крупных животных - к 1920м их выбили почти целиком даже в малонаселенных странах. Началось создание заповедников современного типа, с полным запретом на охоту и хозяйственную деятельность, но изменить экологическую ситуацию в принципе это не могло.
   Европейская цивилизация, господствовавшая в начале XX в., в итоге череды потрясений утратила многие позиции. После 1945 она была уже третьей по значению после американской и советской, наследницы российской. Росло значение цивилизаций Азии, Южной Америки и Африки. При этом все главные цивилизации середины XX в. в той или иной мере, прямо или косвенно заимствовали многие черты новоевропейской цивилизации в области научной картины мира, техники и технологии, организации производства, общих основ государственной и правовой системы, системы образования. До самого заката индустриального общества оно оставалось обществом, основанным прежде всего на европейских традициях.
   В целом военное тридцатилетие стало для человечества одним из трудных и опасных периодов в развитии, при этом предельно насыщенным событиями. Человечество вышло из этого периода, в общем, достойно. Две страшные войны не привели к общей деградации. Ценой колоссальных потерь удалось отвергнуть самые простые и бесчеловечные рецепты решения глобальных проблем. Политические движения, которые пытались решить все вопросы путем геноцида и тотального разрушения, сошли со сцены как фашизм или занялись конструктивной созидательной работой как коммунизм. Прежние защитники неравенства и эксплуатации должны были признать необходимость серьезных изменений в существующем строе.
  
   13.1. Первая мировая война.
  
   28 июня 1914 сербские террористы убили в Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда. Германия и Австро-Венгрия сочли этот момент исключительно удобным для начала большой войны, которая назревала уже несколько лет. В Вене отвергли все попытки примирения и 28 июля объявили войну Сербии. Во всех континентальных государствах Европы началась мобилизация. 31 июля в Париже был убит Жорес, имевший репутацию самого активного пацифиста среди крупных европейских политиков. 1 августа Германия объявила войну России, использовав как повод начало мобилизации. Франция не торопилась помогать союзнику, и тогда 3 августа Германия уже без всякого повода объявила войну Франции, чтобы нанести первый удар в соответствие с заранее разработанными планами. Германские войска вторглись в Бельгию, нейтралитет которой был гарантирован всеми великими державами. В ночь с 4 на 5 августа Великобритания объявила войну Германии, к ней присоединились все доминионы. Это нанесло первый удар по германскому плану молниеносной войны.
   В развернувшейся войне Германия рассчитывала захватить Польшу, Прибалтику, остаток Лотарингии, создать мощную колониальную империю, превратить Францию и Бельгию в зависимые государства и вообще добиться мировой гегемонии. Россия претендовала на Галицию, Западную Армению и Стамбул с проливами, Франция - на Эльзас и левый берег Рейна, Англия - на часть немецких колоний и турецких провинций, Австрия - на Сербию и Польшу, позже вступившая в войну Турция - на Кавказ и Крым. Антанта предполагала разделить Австрию на небольшие государства или превратить в слабую конфедерацию.
   Европейские политики, развязывая мировую войну, не предвидели ее последствий, а военные плохо просчитали возможности своих и чужих армий, учились уже в ходе войны и учились неважно. Зато военная индустрия справилась с многократно возросшим спросом на вооружения, мобилизационная система смогла превратить в солдат многие миллионы гражданских людей, а система пропаганды всех великих держав, которая действовала на граждан еще со школы, сделала их поразительно стойкими бойцами. В Германии все партии и все классы поддержали откровенно агрессивную войну. Трудно осудить тех же социал-демократов за поддержку своей страны в уже начавшейся войне, но они и сами способствовали ее развязыванию, когда со времен Маркса и вплоть до 1914 требовали со всех трибун наступательной войны против России как извечного врага цивилизации. В Англии, Франции и Бельгии миллионы добровольцев осаждали мобилизационные пункты, дезертиров практически не было. В России в главных городах прошли массовые патриотические демонстрации, Петербург на этой волне переименовали в Петроград. Российская оппозиция на первых порах прекратила антиправительственную пропаганду. Только Ленин призвал к поражению России, но его тогда никто не услышал, да еще часть чешских националистов во главе с Масариком выступила за поражение и раздел Австро-Венгрии.
   Германия по плану Шлиффена-Мольтке бросила против Франции до 90% действующей армии. Главный удар намечался через Брюссель и Амьен в обход Парижа, чтобы до осени завершить войну на Западе. Немцы взяли Льеж и Брюссель и прорвали французский фронт у Монса. 21-25 августа между Лиллем и Люксембургом развернулось Пограничное сражение двух миллионных армий. Немецкая армия при равной примерно численности превосходила врага в вооружении, подготовке и дисциплине. Немцы, создав на правом фланге решающее превосходство, одержали полную победу, разбили и едва не окружили ударную французскую армию Ланрезака под Шарлеруа, взяли Амьен, Реймс и Компьен. Одновременно они отбили французские атаки в Лотарингии. Однако заметные потери, неожиданное сопротивление Бельгии, высадка британской армии в Пикардии и наступление русской армии в Восточной Пруссии заставили немцев отказаться от плана окружения Парижа и перенести удар в долину Марны, куда отступали главные силы французов. 5-9 сентября 1914 на Марне на фронте около 300 км развернулось сражение, равного которому Европа еще не знала. В разгар битвы французский командующий Жоффр сумел перебросить за несколько часов крупные силы с правого фланга на левый и ударить во фланг открывшимся немецким корпусам. Немцы отразили этот удар, но во фронте образовалась новая брешь, и немецкая армия начала отступление к реке Эна. Общие потери сторон на Марне составили почти 600 тысяч убитыми и ранеными, примерно поровну у двух сторон, но немецкий план молниеносной войны был сорван.
   В октябре 1914 немцы еще раз попытались обойти левый фланг французов во Фландрии. Небольшая английская регулярная армия преградила им дорогу и погибла практически целиком, но удержала фронт до прибытия новых частей. В ходе массовой мобилизации в Германии и Франции численность обеих армий к концу 1914 выросла в несколько раз. Война приобрела позиционный характер. Все прежние представления о войне как о маневрах и битвах регулярных армий были отброшены. К декабрю 1914 Западный фронт превратился в сплошные линии окопов от Северного моря до Швейцарии. Несколько лет бои шли вдоль стационарной линии окопов, снабженных блиндажами и рядами колючей проволоки. Время от времени одна из армий после мощной артподготовки поднималась в атаку, но атакующие неизменно сметались огнем пулеметов и артиллерии. На узкой полосе фронта в Шампани, Артуа и Фландрии за три года погибли миллионы человек, не продвигаясь ни туда, ни сюда. В апреле 1915 немцы применили запрещенные международными договорами отравляющие газы. Англичане в 1916 впервые бросили в бой танки. Немецкие дальнобойные орудия обстреливали Париж, аэропланы и дирижабли бомбили Лондон.
   Русская армия нанесла главный удар в Галиции. Четыре русские армии разбили примерно равные по численности армии Австро-Венгрии в сражении у Гроддека, затем одержали победы в битвах на реках Гнилая Липа и Золотая Липа и 3 сентября 1914 взяли Львов. С сентября 1914 началась осада сильной австрийской крепости Перемышль с двухсоттысячным гарнизоном. Перемышль отвлек внимание русских войск на полгода. После падения Перемышля начался штурм карпатских перевалов.
   Одновременно с хорошо подготовленным наступлением в Галиции русские войска начали неподготовленное наступление в Восточной Пруссии, чтобы помочь Франции. Генерал Гинденбург сумел меньшими силами окружить и уничтожить под Сольдау одну из двух русских армий, затем отбросить вторую. В сентябре 1914 обе стороны, получив подкрепления, перенесли центр тяжести боев в Польшу. Удар немцев на Варшаву потерпел неудачу из-за флангового удара армии Рузского. В октябре 1914 встречные бои с взаимными попытками окружения переместились в район Лодзи и шли с переменным успехом.
   В течение всей войны Германия считала Западный фронт главным и держала там свои главные силы. Однако весной 1915 в Берлине решили вывести из войны Россию и перебросили на Восток около трети армии (вместо 10-15% в начале войны). 15 мая армия Макензена после небывало мощной артподготовки прорвала русский фронт у Горлицы в Галиции. Немецкие и австрийские армии двинулись через прорыв вглубь Галиции и Польши. Одновременно началось немецкое наступление в Литве. Главной проблемой русских войск был недостаток боеприпасов. Русская армия отступала, к осени оставила всю Польшу, Галицию, Литву, Курляндию, Западную Белоруссию и часть Волыни. Ее общие потери составляли около двух миллионов человек, половина из них пленными. В глубину России двинулось несколько миллионов беженцев, в большинстве евреев, причем многих эвакуировали принудительно. В сентябре русская армия остановила наступление немцев и зарылась в окопы от Риги до Черновиц. Война и на Востоке стала позиционной.
   29 октября 1914 Османская империя напала на Россию. Лучшие турецкие дивизии в декабре 1914 были уничтожены в битве под Сарыкамышем. В 1915-1916 последовали новые победы русских войск под Эрзинджаном, Эрзерумом и Трабзоном. Русские армии заняли всю Западную Армению. Сорвался и поход турецкой армии на Египет. Египет в 1914 отделился от Османской империи и стал королевством под протекторатом Британии. С другой стороны, англичане потерпели поражение в 1915 при попытке захватить с моря Дарданеллы. Их десант после девятимесячных боев был сброшен в море.
   Италия долго торговалась с обеими сторонами. В мае 1915 правые и левые итальянские националисты сошлись на требовании начать войну с Австро-Венгрией за Тироль и Далмацию. Толпы националистов начали громить дома нейтралистов, осадили парламент и 23 мая заставили его объявить войну. Итальянская армия втянулась в бесконечные позиционные бои на линии границы. Австро-венгерская армия меньшими силами успешно отбивала все атаки и в середине 1916 даже нанесла итальянцам мощный удар в Южном Тироле.
   Самым героическим эпизодом первой мировой войны стало сопротивление Сербии. В течение года сербы отбивали атаки почти половины австро-венгерской армии, оставляли и снова брали Белград, переходили в наступление в Боснии. В октябре 1915 в войну против Сербии вступила Болгария, и это изменило ход боев. Австрийцы и болгары оккупировали Сербию, Черногорию и нейтральную Албанию. Почти вся сербская армия и до четверти мирного населения Сербии погибли. В Салониках на территории нейтральной Греции высадились англо-французские войска, создавшие фронт в Македонии. Протесты Греции игнорировали, а в 1917 английский флот заставил ее присоединиться к Антанте.
   23 августа 1914 Япония объявила войну Германии и быстро заняла немецкие базы в Микронезии и Китае. В 1917 в войну с Германией вступил и Китай. Ни японцы, ни китайцы и не подумали отправить войска в Европу и потерь в войне практически не понесли. В 1916 к Антанте присоединилась Португалия. Нейтралитет сохранили Испания, Нидерланды, Швеция, Дания, Норвегия, Швейцария и до 1917 все государства Западного полушария. В 1914-1916 английские, французские и португальские войска заняли германские колонии. Британский флот выловил разбросанные по океанам немецкие эскадры и установил жесткую блокаду Германии. В 1916 у берегов Ютландии состоялось генеральное сражение океанских флотов Британии и Германии. Бой закончился вничью с небольшим перевесом немцев и ход морской войны не изменил. Немцы сосредоточили внимание на подводной войне и топили все корабли, направлявшиеся в порты противника. За годы войны погибло не менее 60% торговых и пассажирских судов, имевшихся во всем мире на 1914, и не более четверти военных кораблей, построенных к этому же времени.
   21 февраля 1916 немецкая армия начала штурм французской крепости Верден, которая считалась главным пунктом французской обороны. Бои за Верден продолжались с перерывами весь 1916. Немцы не смогли продвинуться ни на шаг. Общие потери французов и немцев под Верденом достигали миллиона убитыми и ранеными. В разгар летнего штурма Вердена английская армия бросилась на штурм немецких позиций по реке Сомма. На Сомме за четыре месяца погибло еще больше людей, чем под Верденом, и с тем же результатом. В 1917 англичане пытались прорвать фронт у Арраса и у Камбре, французы - на реке Эна, и снова без всякого успеха. Нельзя обвинить полководцев первой мировой в полной бездарности, но все они объективно оказались не готовы к современной войне и только зря губили солдат в бессмысленных атаках.
   Русская армия в 1916 предприняла ряд неудачных атак в Белоруссии и Латвии. 3 июня четыре русские армии под общим командованием Брусилова прорвали австрийский фронт на Волыни и в Буковине. Оказалось, что при хорошей подготовке прорыв сплошного фронта возможен даже при тогдашнем соотношении оборонительных и наступательных средств. Австрийская армия была полностью разгромлена, потеряла свыше миллиона человек и откатилась на 150-200 км по всему фронту. Немцы и австрийцы перебросили войска из-под Вердена и из Тироля и создали новый сплошной фронт. Тут в расчете на легкий успех в войну на стороне России вступила Румыния, связанная союзом с Германией. После первых боев румынская армия побежала, оставила почти всю страну и оторвалась от погони только в Молдавии. Русской армии вместо удара в Полесье пришлось срочно закрывать тысячекилометровую брешь в Молдавии. Захват румынского зерна и нефти заметно улучшил положение Германии.
   Регулярные армии европейских государств погибли почти целиком уже в 1914. До конца этого года полегли лучшие кадровые дивизии немцев и французов, русская гвардия, британская регулярная армия. Дальше войну вели уже гражданские лица, воевавшие с удивительной стойкостью. Всего в войска было призвано около 70 миллионов человек, на фронте единовременно находилось до 30 миллионов. Ослабевших людей на фронте и в тылу косили тиф и грипп. От первой в мире эпидемии гриппа погибло больше 20 миллионов человек. На людей, воспитанных в духе гуманизма и прогрессизма, обрушились ядовитые газы, бомбардировки, подводная война с потоплением нейтральных судов, планомерное разрушение жилых кварталов и памятников культуры, система заложников, концлагеря, циничное нарушение всех договоров. Особенно отличилось германское руководство, которое не считало себя связанным моральными нормами в условиях войны. В этом смысле до Вильгельма II не во всем дотягивал даже Гитлер.
   В 1915-1916 во всех воюющих государствах постепенно стала сказываться усталость от бестолковой кровопролитной войны. Солдаты на фронте сражались стойко, но в тылу росло стремление к миру. Часть левых социалистов разных стран выдвинула лозунг мира без аннексий и контрибуций, на довоенных условиях, но с учетом мнения народов. Эта оговорка позволяла толковать популярный лозунг по-разному. О мире заговорили теперь и многие реальные политики, хотя все они вносили в лозунг мира без аннексий оговорки в пользу своей страны. Реальных шагов к всеобщему миру никто так и не сделал, да и вряд ли было уже возможно возвращение к довоенному статус-кво.
   Стабильнее всего внутренняя ситуация оставалась в Англии. Англичане несли огромные человеческие потери, самые большие за всю свою историю, потеряли большую часть торгового флота, недоедали, остались без золотого запаса и впервые в своей истории влезли в долги к США, но поток добровольцев не иссякал до 1916. В либеральное правительство Асквита вошли консерваторы и лейбористы. В 1916 Асквита сменил Ллойд-Джордж. Постепенно лейбористы склонялись все больше влево и в 1918 приняли социалистическую программу на послевоенный период. На время войны в Англии вводились всеобщая воинская повинность и государственный контроль над экономикой. За годы войны размеры фирм укрупнились, пошел процесс монополизации. В 1916 была создана Британская федерация промышленников. Многие женщины пошли работать на заводы. На Пасху 1916 ирландские сепаратисты при поддержке Германии подняли восстание в Дублине и потерпели поражение.
   Франция пострадала от войны значительно больше Англии. Ее северо-восточные департаменты, самые развитые в индустриальном отношении, были оккупированы и полностью разорены. Взамен в городах Западной и Южной Франции создавалась новая промышленная база на современной технической основе. В правительства Вивиани и Бриана входили радикалы, демократы и социалисты всех направлений. В условиях неспровоцированного нападения Германии и угрозы самой независимости Франции французы сплотились и сумели выстоять. Тем не менее, во Франции было заметно больше хаоса, немецкие агенты имелись даже в парламенте, перед которым регулярно отчитывались министры и генералы (впрочем, и Ллойд-Джордж регулярно сливал секретную информацию случайным людям). С 1916 многие французские социалисты и радикалы стали выступать за мир на довоенных условиях. Весной 1917 расстрел сенегальскими стрелками демонстрации работниц в Париже вызвал бунт в действующей армии. В ноябре 1917 французское правительство возглавил 76-летний Клемансо. Он жестко, не считаясь с законами, расправился с недовольными, пересажал подозреваемых в пацифизме, а заодно и своих личных врагов, и сумел мобилизовать все ресурсы Франции на войну до победы.
   В Италии, как и во Франции, война стимулировала рост тяжелой промышленности - военной, машиностроительной, металлургической, химической. Открыто выступали против войны только социалисты, и то не все. Однако для массы итальянцев война с ее огромными потерями и лишениями сразу же превратилась в кошмар. Из армии шло массовое дезертирство, солдаты не поднимались в атаки. В августе 1917 социалисты подняли крупное восстание в Турине. В октябре 1917 австро-немецкие войска нанесли сокрушительный удар итальянцам при Капоретто. Вся итальянская армия тут же бросила фронт и побежала вглубь страны, бросая вооружение, парализуя транспорт и связь, сея панику. В эти дни Италию можно было бы вывести из войны, но австро-германское командование не решилось нанести удар вглубь Италии. Через 10 дней на итальянский фронт прибыли англо-французские войска, а итальянские офицеры оправились от паники и сумели собрать солдат. Фронт стабилизировался в окрестностях Венеции.
   В целом страны антигерманской коалиции испытывали меньше трудностей, располагали большими сырьевыми и людскими ресурсами, хотя бы за счет колоний. Германское преимущество в военно-техническом плане было полностью исчерпано уже к 1915, хорошо подготовленные кадровые дивизии почти целиком выбиты. Преимущества первого удара были утеряны, для войны на два фронта не хватало сил. В Германии, блокированной с моря, с 1916 начался настоящий голод. Сначала социал-демократы, затем Партия центра и прогрессисты стали выступать за мир на довоенных условиях. В конце 1916 рейхстаг даже принял соответствующую резолюцию, но теперь Антанта ее отвергла. Впрочем, Вильгельм II и не собирался заключать мир без аннексий. Реальная власть постепенно переходила в руки военного командования во главе с генералами Гинденбургом и Людендорфом. В 1916 и особенно в 1917 антивоенные забастовки стали обычным явлением, начались волнения во флоте. Социал-демократическая партия в 1917 раскололась. Ее левое крыло создало Независимую социал-демократическую партию (НСДПГ), допускавшую насильственное свержение режима.
   Если в Англии, Франции, Италии, Германии сохранялись в урезанном виде политические свободы и выборные органы, то в Австро-Венгрии уже в 1914 утвердился военно-монархический режим. Экономика империи и ее запутанная система управления не выдержали военных условий. Такого голода, как в Германии, здесь не было, но нехватка ощущалась во всем, Венгрия не делилась припасами с Австрией. Солдаты-славяне, особенно чехи, воевали неохотно и массами сдавались в плен. Масарик и его сторонники создали в эмиграции Чешский национальный совет и формировали в России армию из пленных чехов и словаков. Уже в 1915 правящие круги империи осознали гибельность войны и готовы были ради мира пожертвовать Галицией, Далмацией, даже Трансильванией. В 1916 видный социалист Адлер лично застрелил премьер-министра Штюргка. Через несколько месяцев умер Франц-Иосиф, давно уже по возрасту утративший способность руководить администрацией. Новый император Карл планировал переформировать империю на федеративной основе, но не имел возможностей это сделать.
   В Турции правящий триумвират Энвер-Талаат-Джемаль полностью подчинился интересам германского союзника. Немецкие солдаты патрулировали Стамбул, немецкие советники визировали указы султана. В большинстве провинций царил голод. В 1915 младотурки отдали приказ о выселении армян, греков и ассирийцев из прифронтовой зоны. Это вылилось в жуткую резню армян, которая охватила всю империю. Погибло около миллиона армян (и от руки солдат, и еще больше от рук чеченских, черкесских и курдских добровольных карателей, а больше всего, конечно, от голода и эпидемий). Уцелевшие армяне рассеялись по всему миру. Христиане-ассирийцы практически исчезли как народ, уцелела их небольшая часть. В 1916 британский разведчик Лоуренс сумел поднять против турок арабские племена Хиджаза. Арабы изгнали турецкие войска из Аравии, прервали линии сообщений в других арабских провинциях. В результате англо-индийская армия после серии крупных неудач в 1917 взяла Багдад и вытеснила турецкие войска из нейтрального Ирана.
   Самым слабым звеном антигерманской коалиции была Россия. Она не знала дефицита сырья и продовольствия, но это преимущество сводилось на нет слабым развитием транспортной сети. Структурная отсталость промышленности лишала русские войска самых необходимых видов вооружений. К 1916 военная промышленность наладила выпуск винтовок и снарядов, но современных систем вооружений у России по-прежнему не было. Союзники восполняли дефицит в минимальном размере за высокую плату и взамен добивались военных и политических уступок. Специфической проблемой России было огромное число тыловых частей - свыше половины общей численности вооруженных сил. Тыловые части лежали непосильным грузом на российской экономике, и при этом дисциплина здесь была самой слабой. Масса солдат происходила из крестьян, а в русской деревне общенациональные интересы всегда ощущались очень слабо. В 1915 неудачи на фронте привели, с одной стороны, к немецким погромам (практически бескровным), с другой - к возобновлению забастовок. Рабочие демонстрации в Иваново-Вознесенске и Костроме были расстреляны, жертвы насчитывались сотнями. В 1916 турецкие агенты подняли восстание мусульман в Фергане и Казахстане. 
   В 1915 кадеты, октябристы, прогрессисты, националисты и центристы создали в Думе Прогрессивный блок и предложили создать правительство общественного доверия во главе с Родзянко. Их поддержало большинство министров. Николай II вначале согласился, но в последний момент под давлением жены и дельцов из окружения Распутина отказал и уволил полулиберальных министров. С этого времени возобновилась жесткая конфронтация думского большинства с царским двором, а союзники России снова сделали ставку на смену власти в Петрограде. Император быстро утрачивал нити управления страной, министры без него ничего не решали, да еще и не держались дольше нескольких месяцев. В течение 1916 под диктовку Распутина было уволено три состава кабинета. Распутина и царицу Александру несправедливо подозревали в связях с Германией и с полным основанием обвиняли в разрушительном воздействии на государственные дела. Антиправительственная пропаганда шла через газеты, Думу, масонские ложи, рабочие и промышленные союзы. Часть оппозиции, напрямую связанная с масонами, подготовила военный переворот. Главными фигурами его были Гучков и генерал Крымов. Верхушка армии во главе с начальником генштаба Алексеевым не участвовала в заговоре, но, видимо, знала о нем и одобряла. Накануне путча, в декабре 1916, монархисты убили Распутина под полное одобрение армии и городского населения.
   Войну, позже получившую название первой мировой, современники называли Великой. По минимальным оценкам Германия и Россия потеряли на фронтах по три миллиона убитыми, Франция - свыше двух, Англия, Италия и Австро-Венгрия - почти по миллиону. Всего погибло 20 миллионов человек, хотя подсчеты по разным методикам разнятся. Потери от болезней и голода были выше, чем прямые военные потери. Для Франции, Англии, Италии, Турции, Канады, Бельгии и Болгарии потери в первой мировой войне были значительно выше, чем во второй. Политические последствия первой мировой войны также были не менее серьезными, чем второй. Волна революций и национальных движений, крах довоенного уклада жизни, расставание с политическими и социальными иллюзиями, возросшая роль низов - послевоенный мир коренным образом отличался от довоенного. Может быть, только Великая Французская революция сопоставима по своему значению с Великой войной и ее производными. Война исчерпала почти все резервы общественной системы и обострила ее кризис. В конечном счете, демократические страны Антанты при всех слабостях показали себя в новых условиях более прочными, способными лучше мобилизовать ресурсы, чем внешне более крепкие системы Германской и Российской империй.
  
   13.2. Февральская революция.
  
   В начале 1917 Николай II оказался в полной изоляции даже в среде высших офицеров и чиновников. Между тем продовольственные затруднения с 8 марта 1917 привели к массовым демонстрациям в Петрограде. 10 марта улицы перешли под контроль демонстрантов. Движение носило в целом стихийный характер, хотя оппозиционные партии всех направлений, как могли, способствовали его успеху. 200 000 солдат запасных батальонов, стоявших в Петрограде, сами разделяли требования хлеба и мира. Толпы под красными знаменами заполнили центр города, генералы не решались отдать приказ стрелять, солдаты сочувствовали демонстрантам, казаки на Невском рубили полицейских. Монархии пришлось отвечать сразу и за вековой отрыв от народа, и за военные неудачи, и за распутинщину.
   11 марта войска получили приказ стрелять и к вечеру восстановили контроль над городом. 12 марта (27 февраля) восстали солдаты двух полков, всего около 25 000 человек. Они разоружили или перебили офицеров и двинулись к соседним казармам. Полк за полком примыкал к восстанию или объявлял нейтралитет. Улицы заполнили толпы солдат, рабочих, буржуа, студентов, служащих, интеллигентов. Общим было, как и всегда в начале революции, настроение праздника, праздника всеобщего освобождения. Уголовники под одобрение толпы истребляли полицейских, жгли суды и полицейские участки. Центром восстания, местом сбора восставших солдат стал Таврический дворец, где обосновались несколько десятков самых активных депутатов Думы. Депутат-эсэр Керенский проявил в эти дни бешеную активность, сумел в какой-то мере организовать стихийное движение и принял роль вождя революции. 13 марта без боя сдались последние оплоты монархистов - Зимний дворец, Адмиралтейство, Петропавловская крепость. Число жертв Февральской революции в Петрограде составило несколько сотен человек - точно никто так и не посчитал.
   Вечером 12 марта группа членов Государственной Думы во главе с Родзянко объявила себя Временным комитетом, ответственным за управление страной. 15 марта комитет преобразовался во временное правительство во главе с кадетом Львовым. В правительство вошли кадеты, прогрессисты, октябрист Гучков и эсэр Керенский. Уже 12 марта группа левых активистов во главе с меньшевиком Чхеидзе объявила себя Советом рабочих и солдатских депутатов. В ближайшие дни состав Совета был пополнен на митингах. Реальная власть в Петрограде была в руках Совета, получившего поддержку солдат гарнизона и рабочих дружин. Совет по инициативе эсэров издал приказ по армии, отменявший действие всех уставов, дисциплину вне боевых условий и поставивший офицеров под контроль солдат вплоть до запрещения им носить оружие. По мере того, как приказ доходил до войск, в тылу, на фронте и на флоте начиналось избиение офицеров. 13-15 марта рухнула без боя старая власть во всех крупных городах. Николай II попытался двинуть на Петроград верные войска, которые при вступлении в город, скорее всего, присоединились бы к восстанию. 15 марта под сильнейшим давлением генералов Николай отрекся от престола в пользу брата, который на следующий день отказался принять корону. Отречение оказалось запоздалым, как и большинство поступков последнего императора. Фактически Россия стала республикой.
   Непосредственной причиной революции стало саморазрушение старой власти, которому она предавалась на протяжении последних лет своего существования. В итоге власть не нашла защитников нигде, ни в одной общественной структуре. Оппозиционные партии, высшее офицерство, многие высшие чиновники способствовали по мере сил успеху революции. Помогли делу и союзники России, признавшие новую власть, еще когда в Петрограде шли бои. Однако сверху революции только помогали. Осуществлялась она снизу, во многом стихийно. Принимавшие участие в перевороте активисты левых партий действовали в основном по собственной инициативе, не успев получить указаний от лидеров, и, по сути, следовали за событиями. С самого начала революция приобретала характер солдатского бунта. Подобный бунт, крайне разрушительный в любых обстоятельствах, в условиях войны мог только уничтожить государство, что и случилось. Таким всеразрушающим путем Россия пыталась снять накопившиеся противоречия, и ничего хорошего из этого не вышло, по крайней мере, на первых порах.
   Формально высшая власть с марта 1917 находилась в руках временного правительства. Альтернативной и более могущественной властью был Петроградский Совет. Под его влиянием началось создание Советов в армии и провинции. Этот процесс завершился в июне 1917 созывом Всероссийского съезда Советов и созданием постоянно действующего органа ВЦИК во главе с меньшевиком Церетели. Ни правительство, ни ВЦИК не обладали легитимностью, но ВЦИК хотя бы отчасти контролировал армию через солдатские Советы. Взять напрямую власть, а с ней и ответственность Советы не хотели. 15 марта правительство Львова приняло условия Совета - республика, слом старого государственного аппарата, всеобщее избирательное право для мужчин и женщин, выборы в Учредительное собрание, отмена армейской дисциплины и неотправка на фронт революционных полков. В дальнейшем два органа власти парализовали работу друг друга. В народе и в армии восприняли наличие двух независимых властей как отсутствие власти и не считали более обязательными никакие законы и постановления.
   Временное правительство по согласованию с Советом сместило всех высших чиновников и назначило на их места своих комиссаров. Были ликвидированы сословия и корпорации, провозглашено равенство всех наций и конфессий, равноправие мужчин и женщин, неурезанные политические свободы. Полиция упразднялась, ее место заняла милиция из добровольцев. Этот шаг сказался на резком росте преступности. Неофициальным гимном России стала "Марсельеза", государственным флагом - красное полотнище. Была признана независимость Польши. Основные вопросы государственного устройства откладывались до созыва Учредительного собрания, с которым не торопились. На местах решения правительства исполнялись очень слабо. Бюрократический аппарат развалился усилиями сверху и снизу. Суды перестали заседать. Милиция не справлялась с задачами. Неясно было, какие законы формально еще действуют, а какие нет. Реальной властью на местах были не комиссары, а Советы и различные самозванные комитеты, большинство решений принималось или утверждалось на митингах.
   Временное правительство продолжало политику инфляции, принятую в 1916. Предполагалось усиление государственного контроля над прибылью предприятий. Реально установить этот контроль не представлялось возможным. На уровне деклараций остались и проекты изменения налогообложения в пользу малоимущих - налоги вообще теперь никто не платил. Самыми реальными социально-экономическими реформами стали введение восьмичасового рабочего дня и резкое повышение зарплаты в промышленности.
   Инфляция, перебои в снабжении, падение дисциплины труда, бесконечные митинги и забастовки, разгул преступности сделали многие предприятия убыточными. Началось сокращение производства, что в условиях роста денежных выплат подстегнуло инфляцию. Прибыль переходила из рук промышленников в руки спекулянтов. Правительство в мае-июне провозгласило твердые цены на хлеб, ткани, уголь, керосин, сахар, спички, ряд других товаров и попыталось установить государственную монополию на их продажу. В результате товары исчезли из продажи и ушли на черный рынок. Уже весной 1917 население крупных городов недоедало, поезда стали останавливаться без угля. Местами по инициативе Советов вводился рабочий контроль над распределением и сбытом продукции, решением хозяйственных и кадровых вопросов на предприятиях.
   Все партии нового правительства были согласны с необходимостью провести земельную реформу в пользу крестьян. Реформу откладывали до конца войны, чтобы солдаты-крестьяне не бросили фронт. По той же причине затягивали и выборы в Учредительное собрание, на усмотрение которого оставляли все основные вопросы. Стремление решать вопросы по порядку и, главное, довести до конца начатую войну было вполне естественным, но в конкретных условиях русской революции гибельным для государства. Пока что в деревне громили усадьбы и хутора, прекратили вносить арендную плату и сдавать зерно по твердым ценам.
   Дисциплина в армии рухнула прежде всего в тыловых гарнизонах, не желавших теперь сменять фронтовые части, потом и на фронте. Офицеров убивали, унижали, в лучшем случае разоружали, игнорировали их приказы. По всему фронту шло братание с немецкими солдатами. В развале армии обвиняли большевиков. Большевики действительно сделали все возможное для развала армии, но они только использовали и поощряли настроения в массе солдат. Для солдат офицеры были господами, которым теперь можно было отомстить сразу за все. Отчасти контролировали ситуацию солдатские Советы, и все же их попытки насадить сознательную революционную дисциплину потерпели крах. Кронштадт уже в марте 1917 превратился в анархо-большевистскую республику во главе с лейтенантом Раскольниковым, многих офицеров сразу перебили.
   Сепаратистские настроения в начале революции проявлялись только в Финляндии. Финский сейм единогласно высказался за независимость Финляндии. На остальных окраинах национальные партии требовали расширенной автономии. В Киеве местные социалисты во главе с Винниченко создали Раду (Совет) и потребовали автономии Украины в составе 11 губерний с претензиями на русские по составу населения Донбасс, Новороссию, Бессарабию (о Крыме речи не шло). Национальное движение повсюду, кроме Финляндии, было верхушечным, охватывало только интеллигенцию и часть собственников. Масса населения поддерживала общероссийские партии или оставалась вне политики. Повышенную активность в революции, особенно на крайне левом фланге, проявили евреи и латыши. По примерным подсчетам, среди активистов высшего и среднего звена в партиях большевиков и эсэров русские, включая украинцев и белорусов, составляли 50- 60%, среди меньшевиков - не больше трети. Активисты нижнего звена и рядовые участники событий, которые и совершили революцию, были почти сплошь русскими.
   Партии от октябристов и правее с марта 1917 развалились. Уцелела Конституционно-демократическая партия во главе с Милюковым. Левые кадеты и прогрессисты создали Радикально-демократическую партию во главе с Некрасовым и Коноваловым. Появлялись и партии-однодневки. Кадеты выступали теперь за республику с сильной властью президента, раздел части помещичьих земель, регулируемый рынок. В правительстве эту линию отстаивали Милюков и Гучков. Леволиберальный триумвират министров Некрасов-Терещенко-Коновалов требовал более радикальных реформ в интересах низов, но, как и положено в России, центристы не находили аудитории. Мало сторонников имели и меньшевики, хотя благодаря личной известности в революционных кругах они занимали много видных постов. Самой массовой партией 1917 была Партия социалистов-революционеров. Численность ее достигла миллиона, в партию записывались полками и деревнями. Эсэры выступали за социалистическую революцию, национализацию и уравнительный передел земли, частичную национализацию промышленности, контроль над ценами и производством, федеративную парламентскую республику с автономией национальных районов. Главным лидером партии был Чернов, на публике видели больше Керенского.
   В апреле 1917 в Россию вернулись Ленин, Троцкий, Бухарин, Радомысльский (Зиновьев) и другие лидеры большевиков. Немецкие власти пропустили Ленина через свою территорию и снабдили деньгами в расчете на его действия по развалу России, но в конечном счете проиграли - Ленин только использовал их в интересах своей партии и мировой революции. Ленин выдвинул лозунг перерастания буржуазной революции в социалистическую. Апрельские тезисы Ленина привели к окончательному размежеванию большевиков и меньшевиков. Троцкий несколько месяцев пытался еще восстановить единую Социал-демократическую партию, затем примкнул к большевикам и стал их вторым лидером. На практике большевики выдвигали самые популярные в массах и трудноосуществимые на практике лозунги - немедленный мир без аннексий и контрибуций, немедленный передел земли, рабочий контроль над производством, дешевый хлеб без очередей, ликвидация профессионального госаппарата. Благодаря этим лозунгам популярность большевиков на протяжении всего 1917 устойчиво росла.
   Безвластное временное правительство было вдобавок парализовано борьбой между фракциями Милюкова-Гучкова и Некрасова-Керенского. Нота Милюкова в духе войны до победы стала поводом для антивоенных демонстраций солдат Петроградского гарнизона 3-4 мая 1917. В итоге праволиберальные министры ушли в отставку, их места заняли эсэры и меньшевики. Главной мишенью левых стали теперь леволиберальные министры ("министры-капиталисты", действительно обладавшие крупными личными состояниями).
   1 июля по требованию Антанты русская армия начала наступление в Галиции. Половина войск, как и можно было предвидеть, отказалась идти в бой и в результате обрекла на гибель тех, кто поднялся в атаку. В тот же день в Петрограде прошли массовые демонстрации, показавшие возросшее влияние большевиков. Большевики сделали ставку на солдатский переворот под лозунгом передачи власти Советам с тем, чтобы в дальнейшем вытеснить из Советов умеренных социалистов и взять власть самим.
   13 июля леволиберальные министры пошли на признание автономии Украины. На их позиции сказалось двойное давление со стороны Советов и масонских лож, поддержавших украинских сепаратистов (правда, о независимости речи пока не шло). 15 июля все министры-кадеты подали в отставку в знак протеста против уступок Киевской Раде. Часть большевиков без санкции лидеров решила использовать ситуацию для солдатского переворота. 17 июля солдаты и матросы осадили Таврический дворец, арестовали часть министров, но к вечеру в город вошли верные эсэрам части и разогнали путчистов. Троцкий был арестован, Ленин несколько месяцев скрывался. Сама партия большевиков осталась на легальном положении. 20 июля правительство возглавил Керенский. В правительство вошли эсэры, меньшевики и радикал-демократы. Правительство приняло серию радикальных декретов о труде, силами Чернова начало разработку аграрной реформы, провело выборы в городские думы (на них с большим отрывом победили эсэры), признало очень ограниченную автономию Украины в рамках пяти губерний вокруг Киева. Это был момент, когда при условии последовательной политики революцию можно было ввести в определенные рамки. Однако сам вождь революции Керенский для этого совершенно не годился. Хороший митинговый оратор, он не был способен к практической работе по управлению и в короткий срок окончательно дезорганизовал высшую власть.
   25 августа в Москве собралось Государственное совещание представителей различных общественных организаций. Выступая на нем, главнокомандующий Корнилов потребовал установления жесткой власти, направленной против дезорганизаторов, то есть радикальных социалистов. Отношения между премьер-миистором и главнокомандующим обострялись, и после серии интриг Керенский обвинил Корнилова в попытке свержения правительства. 9 сентября Корнилов двинул на Петроград конный корпус Крымова. В этих условиях Керенский обратился к большевикам и другим крайне левым элементам. На защиту Петрограда выступили солдаты тыловых гарнизонов, рабочие крупных заводов, активисты левых партий. До боев дело не дошло. После нескольких дней работы агитаторов солдаты Крымова сами выдали на расстрел своих офицеров. Керенский сформировал новое коалиционное правительство и 14 сентября провозгласил Российскую Демократическую республику.
   Избавившись от правой угрозы, правительство Керенского оказалось во власти левых. В борьбе с корниловцами большевики проявили решительность и редкую организованность, показали себя реальными претендентами на власть. 13 сентября на бурном заседании Петроградского Совета был сформирован его новый исполком во главе с Троцким. 18 сентября аналогичные события произошли в Москве, там Совет возглавил большевик Ногин. В сентябре-октябре под контроль большевиков перешли Советы примерно половины губернских городов и всех армий Северного и Западного фронта. В противовес большевикам правительство созвало 27 сентября Демократическое совещание из представителей Советов, земств, дум, профсоюзов, кооперативов. Демократическое совещание избрало постоянно действующий Предпарламент. Настроения депутатов этих органов менялись чуть ли не ежедневно.
   После корниловского путча развал армии принял необратимый характер. Дезертиры с винтовками и пулеметами заполняли поезда, парализовали железнодорожное сообщение, громили по пути станции и усадьбы, терроризировали города. Целые воинские части превращались в банды, жившие грабежом городов.
   Паралич железных дорог окончательно развалил систему снабжения. Многие предприятия закрылись, на других производство резко сократилось. Осенью 1917 стал ощутим дефицит практически всех товаров, и особенно угля и металла. Урожай был хороший, но крестьяне припрятывали хлеб в ожидании роста цен. Осенью в северных городах начался настоящий голод и не прекращался в течение 4 лет.
   С весны 1917 в России не стихала волна забастовок. Они охватывали отдельные предприятия, целые регионы и отрасли. На Урале в сентябре началась всеобщая политическая забастовка под большевистскими лозунгами. В конце октября в Тамбовской губернии крестьяне начали тотальный разгром имений. За несколько дней Тамбовское восстание переросло в крестьянскую войну, охватившее всю черноземную зону. Активное участие в ней приняли дезертиры. Бессилие правительства лишило его остатков авторитета. В Партии социалистов-революционеров выделилась мощная левая фракция во главе со Спиридоновой, вступившая в союз с большевиками.
   Общим итогом Февральской революции стал быстрый развал государства. Верхушка общества приложила максимум усилий к свержению старой власти, которая казалась и действительно была тормозом на пути развития России, и тут оказалось, что только эта власть могла защитить элиту от собственного народа. Кадеты во главе с Милюковым в 1917 выдвигали наиболее разумную теоретически программу развития России. В мирных условиях она могла бы вывести Россию из кризиса, но расходилась с реалиями революции в стране полуграмотной и отсталой, уставшей от войны, не имевшей традиций демократии, где народ за три года привык к крови, устал и озлобился, хотел всего и сразу. Социальная база либералов всегда была невелика, а в условиях революции сокращалась с каждым днем. В итоге либералы, честные и порядочные люди, правили несколько месяцев, развалили все, что было возможно, и уступили власть социалистам.
   Меньшевики проявили себя такими же догматиками, как и либералы. Зато социалисты-революционеры были едины с народом в его ожиданиях и могли на какое-то время закрепиться у власти. Сильной стороной эсэров были их связи с массами. Однако, с одной стороны, выполнение их программы могло бы затормозить развитие России (половина их лозунгов была откровенно популистской и утопической), с другой - эсэры повторили многие ошибки либералов, оттягивали радикальные меры до созыва Учредительного собрания, пытались продолжать уже проигранную войну. В итоге они вслед за монархистами и либералами упустили контроль над ситуацией.
   Еще одной реальной политической силой в 1917 был офицерский состав армии. Вопреки легенде, офицеры в массе своей не были настроены монархически. Уже в начале XX в. дворяне составляли меньшинство среди русских офицеров, а война выбила большинство старых кадров. Однако в разнородном офицерском корпусе имелось ядро, выступавшее за наведение порядка (не обязательно монархического) и за продолжение войны до победы. К развалившим государство демократам и к большевикам эта офицерская группировка относилась с равной враждебностью.
   В результате последовательного развала государства самой реальной политической силой к осени 1917 стали большевики. Большевики к началу революции имели незначительную опору в обществе. Даже большинство квалифицированных рабочих шло за меньшевиками, и в 1916, и спустя несколько лет. Большевики разыграли выигрышную карту тотальных оппозиционеров, требуя от властей всего и сразу. Политика была абсолютно деструктивной, и аукнулась большевикам после взятия власти, но, пока они находились в оппозиции, работала как нельзя лучше. Большевики помогли анархически настроенным массам, в первую очередь солдатским, развалить все государственные и социальные структуры и использовали ситуацию для захвата власти. Эти деструктивные массы составляли меньшинство даже в конце 1917, но меньшинство активное и вооруженное. Пассивное большинство было поставлено на грань выживания и озабочено личными проблемами. Защищать слабую власть не желал никто.
   Революция 1917 начиналась как классическая революция прежней эпохи, как революция демократическая, буржуазная и национальная. Однако уже с первых дней на первый план вышли другие проблемы, связанные с кризисом капитализма - повышение социального статуса рабочих, снижение или ликвидация эксплуатации, ограничение свободы предпринимательства, прекращение войны. К этому добавились специфические проблемы России - цивилизационный разрыв между верхами и низами, резкое неравенство в обществе, сохранение аграрной проблемы, отсутствие демократических традиций. В годы войны ценность человеческой жизни упала до нуля. В результате революция быстро изменила характер на противоположный первоначально заданному, на отказ от рынка, демократии и национальной идентичности.
   Можно ли было предотвратить революцию или сохранить ее демократическую направленность? Вопрос, конечно, интересный. Можно предположить, что превентивный военный переворот в 1916 мог, хотя совсем не гарантированно, привести Россию к парламентской монархии. После начала революции грамотная, не зашоренная политика правительства могла в принципе утвердить на какое-то время республику (скорее всего, республику в духе Корнилова, но не Керенского, не Чернова и не Милюкова). Несомненно только то, что демократическая республика или парламентская монархия могли бы продержаться в России не больше 10-15 лет, максимум до Великого кризиса 1929.
  
   13.3. Большевики у власти.
  
   23 октября 1917 ЦК большевиков принял решение о свержении временного правительства. Был создан Военно-революционный комитет под фактическим руководством Троцкого. Центром подготовки переворота стал Смольный институт, причем подготовка велась совершенно открыто. На стороне большевиков находился практически весь гарнизон Петрограда, в Неву 6 ноября вошли военные корабли, началось формирование Красной гвардии из молодых рабочих. У правительства надежных войск не оказалось вообще. Офицеры считали правящих демократов предателями России и игнорировали их приказы. 6 ноября отряды большевистских солдат, матросов и красногвардейцев начали занимать стратегические пункты Петрограда. 7 ноября (25 октября) большевики контролировали уже весь город, распустили Предпарламент, ночью заняли Зимний дворец. Переворот был почти бескровным. Защитники правительства не хотели умирать, да и не получали ни от кого внятных приказов. Министров, кроме бежавшего заранее Керенского, арестовали, позже двоих убили, остальных освободили, и большинство из них успешно эмигрировало.
   7 ноября в Смольном открылся II съезд Советов. Большинство его делегатов, добравшихся до Петрограда, поддерживали большевиков. В блок с большевиками вступили левые эсэры, анархисты и несколько мелких ультралевых групп. Съезд провозгласил переход всей власти к Советам до созыва Учредительного собрания. ВЦИК возглавил большевик Розенфельд (Каменев). Было создано новое правительство, Совет народных комиссаров во главе с Лениным. Важнейшие посты в первом Совнаркоме заняли Троцкий, Рыков, Степанов (Скворцов), Шляпников, Луначарский. Позже в правительство вошли левые эсэры. Съезд придал перевороту минимальную революционную легитимность, хотя делегаты представляли только солдат и рабочих, и то не всех, то есть 10-15% населения России.
   8 ноября съезд принял декрет-декларацию о мире, призывавший к немедленному прекращению войны. В тот же день был принят декрет о земле. Фактически это был разработанный эсэрами закон об аграрной реформе, который они так и не собрались опубликовать. Декрет предусматривал национализацию земли, ее уравнительный передел между крестьянами, запрещение аренды земли и использования наемного труда. Декреты о земле и мире, которые на местах толковали и исполняли по-своему, сразу резко расширили социальную базу большевизма.
   10 ноября началась всеобщая забастовка железнодорожников, государственных служащих и рабочих крупных заводов. Они требовали создания коалиционного социалистического правительства во главе с Черновым с участием большевиков, эсэров и меньшевиков. 11 ноября эсэры сделали неудачную попытку контрпереворота силами юнкерских училищ. В этот же день к Петрограду подошел небольшой (500 человек) казачий отряд Краснова, взять город не смог и отошел к Гатчине. 14 ноября ВЦИК принял в принципе требование забастовщиков о социалистической коалиции. Казаки разошлись по домам, после чего ВЦИК под давлением Ленина отменил свое решение. Умеренные большевики во главе с Каменевым и Рыковым оставили свои посты. ВЦИК возглавил Свердлов, ведущую роль в Совнаркоме, помимо Ленина, стали играть Троцкий и Дзержинский. С этого времени в ЦК большевиков сформировалось несколько фракций: твердые ленинцы как Свердлов и Джугашвили (Сталин), левые коммунисты во главе с Бухариным и Дзержинским, умеренные большевики и особая фракция Троцкого, который чаще всего блокировался с Лениным. В решающие моменты Ленин, обладавший огромным авторитетом, умел добиться своего, в крайнем случае угрожая обратиться к рядовым членам партии.
   Всеобщая забастовка, постепенно теряя свой размах, продолжалась до конца декабря 1917. Часть забастовщиков подалась от голода в деревню, часть вышла на работу, чтобы кормить семьи, некоторых заставили силой. Большинство высших и средних чиновников были уволены, их места заняли партийные активисты. Позже вышло множество публикаций, утверждавших, что новые назначенцы были сплошь садистами и грабителями, и таковые действительно имелись, однако в отношении большевистских лидеров ни одно обвинение в коррупции не подтверждается фактами. Среди видных большевиков, почти сплошь происходивших из интеллигенции и буржуазии, были и прекраснодушные идеалисты как Бухарин, и упорные карьеристы как Свердлов, и жестокие палачи, а многие сочетали в себе все эти качества, но воров не было. Общими для всех чертами были стремление до основания разрушить старую Россию в интересах мировой революции и аскетический с учетом их возможностей образ жизни.
   После 7 ноября единой власти в России не было. На местах возникли сотни региональных правительств, всевозможных самоуправлений и общественных комитетов, коммун, местных Советов со своими совнаркомами. Все они принимали свои законы, иногда печатали деньги и создавали на границах таможни. Власть Петроградского Совнаркома признало около половины местных Советов. Часть из них - в промышленных городах Центра и Урала, Воронеже, Смоленске, Нижнем Новгороде, Казани, Самаре, Саратове, Царицыне - сразу же сумела овладеть властью на местах. По одному из двух типичных сценариев большевистски настроенный Совет объявлял себя высшей властью в городе и распускал конкурирующие органы. По другому сценарию, большевики свергали эсэровский Совет силами солдат и затем утверждали на митинге новый состав Совета. Самые жестокие бои шли в Москве, где эсэры создали офицерско-юнкерские дружины и неделю отбивали атаки местных и подходивших извне большевистских отрядов. 16 ноября после артобстрела большевики взяли Кремль и окончательно завладели Москвой. К концу ноября под их контроль перешло около половины губернских центров Европейской России. Остальные губернские города, уездные центры и Сибирь признали власть Совнаркома до конца зимы. Отряды солдат, матросов и красногвардейцев постепенно перемещались из города в город, расправлялись со сторонниками старой власти, формировали большевистский Совет и двигались дальше. В провинции самые ожесточенные бои шли в Астрахани. К концу февраля сдались последние оплоты демократов - Пермь, Архангельск, Курск, Тамбов, Симбирск.
   В национальных районах власть взяли местные национал-социалистические партии. До осени 1917 они не выдвигали сепаратистских лозунгов, теперь же, в условиях безвластия, стали формировать местные правительства. Опорой их были созданные еще при временном правительстве национальные воинские формирования (кстати, их создание сильно способствовало развалу российской армии). На путь отделения встали и субэтносы русского народа - казаки, украинцы, сибиряки.
   Большинство местных правительств не смогло оказать эффективного сопротивления большевикам. 23 декабря без боя сдалось правительство автономной Сибири в Томске. Быстро рухнули сепаратистские правительства Татаро-Башкирии, Крыма, Казахстана, Белоруссии, Прибалтики. В Туркестане русское население сплотилось вокруг большевиков как единственной жесткой власти, а кишлаки и мусульманские кварталы городов перешли под контроль местной элиты и отрядов басмачей. На Северном Кавказе шла война между десятком враждебных государственных формирований. Чеченцы вырезали русские села, в Дагестане каждый аул стал микрогосударством, Владикавказ переходил из рук в руки, горели нефтяные поля Грозного. В Тифлисе власть взял и удержал Закавказский сейм из местных политиков. Вскоре единое Закавказье разделилось на три республики, Грузинскую, Азербайджанскую и Армянскую, а в Баку власть взяли большевики. Финляндия провозгласила независимость. В январе 1918 финские левые социал-демократы, близкие к большевикам, совершили переворот, но их противники в кровопролитной гражданской войне одержали победу и перебили оппонентов. Финляндия стала сначала монархией, а с 1919 республикой.
   В Киеве 13 ноября власть взяла Центральная Рада в составе украинских социал-демократов и эсэров. Они придерживались крайне левых убеждений и при этом стояли за независимость Украины, хотя не все умели говорить по-украински. Правительство Рады возглавил писатель Винниченко, сильным человеком стал военный министр Петлюра. Земля делилась по уравнительному принципу, над промышленностью установили государственный контроль, на местах власть переходила в руки Советов-рад. На Украине впервые был установлен режим национального социализма, который оказался во многих отношениях страшнее большевизма. Экономика была парализована, население голодало в условиях избытка продовольствия, на улицах хозяйничали банды, по Украине катилась волна жутких еврейских погромов с многими тысячами жертв, выборы проходили в обстановке террора и прямых подлогов. 21-22 декабря большевики совершили переворот в Харькове, объявили его столицей Украины и повели оттуда наступление на Раду. Главой Советской Украины стал большевик Пятаков, главнокомандующим - левый эсэр Муравьев, первый полководец Советской России. Войска Рады при громадном численном перевесе показали полное отсутствие боеспособности. 10 января 1918 большевики взяли Екатеринослав, 27 января - Одессу, 8 февраля - Киев.
   Казачьи области также не признали Совнаркома и сохранили свою традиционную власть. Генералы Корнилов и Алексеев создавали в Ростове Белую армию из офицеров-добровольцев. Атаман Каледин на Дону делал попытки координировать создание антибольшевистского фронта. Однако этой зимой даже казаки в массе своей не желали воевать против большевиков. Уже 18 января 1918 было разгромлено казачье государство Дутова на Южном Урале. 24 февраля красные отряды вошли в Ростов, затем в Новочеркасск. 11 марта близкие к большевикам казаки совершили переворот на Кубани. В Южной России террор большевиков сразу же приобрел массовый характер, казачью верхушку и местных богачей старались истребить поголовно. Корнилов увел свою армию в кубанские степи ("ледовый поход") и начал там маневренную войну. К марту 1918 его малочисленная и лишенная постоянных баз армия осталась, по существу, единственным противовесом большевикам в России, не считая отделившихся территорий Закавказья и Финляндии.
   В конце ноября 1917 на всей территории России, кроме Финляндии и оккупированных немцами земель, прошли выборы в Учредительное собрание, причем ни одна власть этому не препятствовала. Большевики надеялись на эффект от первых декретов, но их подвело явное недоверие к крестьянству. Эсэры одержали убедительную победу, набрав 58% голосов. Большевики получили 21%, кадеты - 17%, меньшевики, правые и национальные партии потерпели полное поражение. После выборов левые эсэры во главе со Спиридоновой окончательно оформились в отдельную партию и вместе с большевиками взяли курс на утверждение диктатуры. 18 января в Таврическом дворце Петрограда открылось первое и последнее заседание Учредительного собрания. Оно поспешно приняло ряд законов в социалистическом духе и ночью было распущено. Россия вяло прореагировала на разгон парламента. В Петрограде прошла демонстрация в его поддержку, расстрелянная матросами, но провинция осталась спокойна. 23 января 1918 III съезд Советов провозгласил Российскую Советскую федеративную социалистическую республику, объявил Советы высшей властью на всех уровнях и включил в состав ВЦИК некоторое число делегатов крестьянских Советов (на уровне 20%), чтобы придать этому органу легитимность.
   Советская власть по своей идее была предельно демократичной. Депутаты Советов обладали всей полнотой законодательной и исполнительной власти. Большинство решений принималось или утверждалось на митингах. Центр не мог навязывать решения регионам. Были аннулированы все старые законы. На место ликвидированной судебной системы пришли суды в форме митингов, судившие на основе революционной целесообразности. Улицы патрулировала непрофессиональная рабочая милиция. На фронте солдаты избирали командующих из числа революционных прапорщиков и унтер-офицеров. Собственно, к Новому году армия на 80% бросила фронт, Ставка командования была разгромлена присланными из Петрограда матросами, а оставшиеся еще на фронте части утратили боеспособность. Оборотной стороной демократии был полный развал всей системы управления. Отряды революционных солдат и матросов, перемещавшихся по городам, часто превращались в банды грабителей. Дезертиры и вышедшие из тюрем уголовники терроризировали города. Местные советские органы исполняли или не исполняли декреты центра, исходя из своего понимания обстановки. Возможно, это и спасло Советы в период их становления. Буквальное исполнение противоречивых указаний Ленина, скорее всего, привело бы новую власть к катастрофе.
   Экономика к концу 1917 пришла в состояние полного развала. Заводы за немногим исключением не работали, торговля перешла на черный рынок. Продуктовые карточки рабочих и служащих не были обеспечены - крестьяне не сдавали хлеб по твердым ценам государству, а обменивали его по высокому курсу на вещи голодающих горожан. Обесцененные деньги выходили из употребления, их заменял прямой продуктообмен. Города, особенно северные, переживали уже настоящий голод и быстро пустели. Состоятельные люди пытались выбраться на Юг или за границу, остальные перебирались к деревенским родственникам. Тем не менее, и в этих условиях большевики укрепляли свою опору в обществе. Их поддерживали прежде всего неквалифицированные рабочие и часть квалифицированных (в среде металлургов, текстильщиков, машиностроителей), деклассированные элементы, отвыкшие от труда (в первую очередь бывшие солдаты), беднейшая часть деревенского населения, часть радикальной интеллигенции. Основная масса крестьянства занимала до весны 1918 по отношению к большевикам позицию дружественного нейтралитета.
   С декабря 1917 началось постепенное укрепление аппарата управления. Сердцевиной нового порядка стала централизованная большевистская партия, которая насчитывала к началу 1918 уже свыше 400 тысяч членов. Партия контролировала все назначения, принятие решений и их исполнение. В марте 1918 она приняла название Всероссийской коммунистической партии (большевиков). Суды-митинги заменялись назначенными трибуналами, ликвидировались местные совнаркомы и местные денежные системы, на основе Красной гвардии формировалась новая постоянно действующая милиция (по сути, полиция, сохранившая название милиции). Быстро рос бюрократический аппарат новых советских учреждений. Для руководства им и контроля над беспартийными чиновниками назначались комиссары из числа профессиональных большевиков.
   Для борьбы с оппозицией в декабре 1917 была создана ВЧК во главе с Дзержинским. ВЧК и ее органы на местах стали главным орудием террора против оппозиции и представителей старой элиты. До весны 1918 террор этот еще имел локальный характер, центральная власть избегала крови. Была закрыта оппозиционная пресса. Конституционно-демократическую партию объявили вне закона. Правые эсэры и меньшевики сохраняли легальный статус до лета 1918, хотя подвергались все большим ограничениям. Новая власть называла себя пролетарской диктатурой, фактически это была скорее партийная диктатура. В марте 1918 центральное правительство переехало из Петрограда в Москву. В Петрограде остался совнарком Северной коммуны во главе с Зиновьевым, едва ли не самым отталкивающим персонажем из большевистских лидеров.
   В ноябре-январе серией декретов были национализированы банки, частные железные дороги и отдельные крупные предприятия. На остальных предприятиях декретом от 27 ноября вводился рабочий контроль над производством и распределением. Введение рабочего контроля спровоцировало массовое закрытие частных предприятий, и так в большинстве уже бездействовавших. В ответ началась конфискация закрытых фабрик, в основном по инициативе с мест. Молодой большевистский идеолог Бухарин разработал закон о национализации ключевых предприятий и централизованном распределении основных товаров. Ленин отнесся к этому проекту с осторожностью и ввел его в действие в полном объеме только в июне 1918.
   В борьбе с нехваткой товаров большевики шли по самому простому и неэффективному пути запрета частной торговли, конфискации товаров и репрессий против торговцев. Эти шаги только усиливали хаос в экономике, но отказ от них рассматривался как измена идее социализма. Повсюду проводилась конфискация имущества состоятельных людей, или они облагались огромными разовыми поборами. Вводилась всеобщая трудовая повинность. Многокомнатные квартиры превращались в общежития-коммуналки. Это решение жилищного вопроса оказалось настолько удобным для властей, что сохранилось и сегодня, когда власть многократно переменилась. Сами основы экономической политики большевиков были подвержены постоянным колебаниям. Ленин периодически приходил к мысли о сочетании элементов рынка и государственного контроля, тут же отказывался от этого в пользу идеологически чистых решений и снова искал пути для компромисса.
   В деревне зимой 1917-1918 развернулась самая масштабная в мировой истории аграрная революция. Переделу подверглись земли не только помещиков и городских собственников, но и вышедших из общины крестьян. Всего переделили около 130 миллионов га земли. Практически все помещичьи усадьбы были разграблены, сожжено порядка 40%, остальные пришли в запустение. В результате аграрной революции благосостояние большинства крестьянских хозяйств заметно повысилось и из-за прирезки новых земель, и благодаря захвату скота, инвентаря, другого имущества. При этом все сколько-нибудь интенсивные хозяйства прекратили существование, объем производства снизился. Коммунисты пытались создавать на базе уцелевших имений государственные совхозы, кое-где пытались объединять крестьян в коммуны, но эти эксперименты обычно долго не держались. Формально действовал запрет на продажу и аренду земли и использование наемного труда, фактически его обходили, нарушителей запрета при случае расстреливали, и все равно нарушения продолжались.
   В ноябре-январе Совнарком принял серию декретов о труде. Впервые в мире вводились полностью оплачиваемый больничный и родовой отпуск, запрещались ночной труд и сверхурочные, устанавливалась почти равная зарплата на всех должностях. Трудовое законодательство России оказалось самым продвинутым для своего времени и в некоторых разделах трудно исполнимым. Другими декретами вводилось бесплатное образование всех ступеней. Проводилась реформа правописания, был введен европейский григорианский календарь. Гимном России стал "Интернационал". Были аннулированы все тайные договоры и платежи по внутренним и внешним займам. Особая декларация провозгласила право наций на самоопределение. Тогда ее исполнять не собирался никто, включая большевиков, но со временем она стала мощным орудием разрушения России. Вообще значительная часть большевистского законодательства была продиктована не столько практическими потребностями революционной России, сколько стремлением покончить со всеми сторонами старого уклада и провести эксперимент по созданию принципиально нового строя.
   Православная церковь в ноябре 1917 впервые после двухсотлетнего перерыва избрала патриарха. Большевики не препятствовали этому, но уже 2 декабря отменили церковную регистрацию браков и рождений, отменили без компенсации государственное содержание священников и частично национализировали церковное имущество. С начала 1918 нарастала антирелигиозная кампания с разгромом церквей, закрытием монастырей, издевательством над иконами и мощами, массовыми убийствами священников. Священники и бывшие дворяне были первыми жертвами при каждой вспышке террора, и с ними расправлялись с особой жестокостью. В войне с церковью большевики-евреи и русские большевики были одинаково непримиримы. Сопротивление им было умеренным и подавлялось со страшной жестокостью. Православная церковь расплачивалась за столетия подчинения властям - теперь ее многие рассматривали как часть старого строя. Значительная часть мужского населения России отошла от церкви. Уже в первые годы коммунистического правления идеология марксизма-ленинизма стала превращаться в своего рода квазирелигию со своими незыблемыми догмами, ритуалом собраний, этической системой, основанной на приоритете классовых интересов, со своими еретиками. Ленин играл в этой квазирелигии роль непререкаемого пророка, а после смерти стал приобретать полубожественный ореол. В этой системе не было места только любящему Богу и бессмертной душе.
   Октябрьский переворот стал новым этапом Великой Российской революции, в ходе которого произошла окончательная инверсия первоначально заявленных целей. С победой большевиков революция стала превращаться в самый грандиозный в истории тоталитарно-эгалитарный эксперимент, проведенный в стране с необычайно высоким для этого уровнем развития. Большевики не скрывали стремления разрушить до основания старую Россию, чтобы зажечь отсюда пожар мировой революции. Их сильными сторонами были энергичность, организованность, жесткость решений на фоне поразительной слабости оппонентов-говорунов. После захвата власти, неожиданно легкого, большевики стали, во-первых, проводить в жизнь часть данных ранее обещаний, во-вторых, экспериментировать со строительством нового социалистического строя. Эксперименты были во многом неудачны, проводились на ощупь, без учета реальной обстановки. Осуществление на практике привлекательных лозунгов расширило социальную базу большевиков, но нанесло новый удар по экономике и государственному единству России. В деятельности большевиков теперь были заметны две тенденции - продолжить разрушительный эксперимент или принять практические меры по восстановлению нормальной жизни, хотя бы для того, чтобы продержаться до мировой революции. Отсюда чуть ли не ежедневные метания в политике, которые хорошо ощущаются в работах Ленина. Как и положено российским интеллигентам, большевики чаще отдавали приоритет собственным идеям перед практическими потребностями. В итоге после первых успехов их положение с марта 1918 стало ухудшаться.
  
   13.4. Восемнадцатый год.
  
   После революции в России США приняли решение о вступлении в мировую войну. К этому решению американцев подталкивали не только связи с Англией, но и прежде всего огромные займы, полученные за годы войны странами Антанты. Непосредственным поводом для вмешательства США стали нападения германских подводных лодок на американские корабли. В апреле 1917 США, а за ними две трети латиноамериканских стран объявили Германии войну. При этом США выступили за компромиссные условия мира ("12 пунктов Вильсона"), которые, однако, означали территориальные уступки со стороны Германии и раздел Российской, Австро-Венгерской и Османской империй на национальные государства. И Германия, и Франция отвергли проект Вильсона.
   В январе 1918 Румыния капитулировала перед Германией, получив от немцев разрешение на захват российской Бессарабии. С декабря 1917 шли мирные переговоры между германским блоком и Россией в Бресте. Большевики рассчитывали на подъем революционного движения в Германии, и у такой тактики были шансы на успех. Народы обеих центральноевропейских империй устали от войны, в январе 1918 Германию и Австро-Венгрию охватила всеобщая политическая стачка под лозунгом мира с Россией без аннексий и контрибуций, местами создавались Советы, но до революции дело пока не дошло. Троцкий не нашел ничего лучшего, чем объявить 10 февраля об отказе от переговоров, одностороннем прекращении войны и роспуске армии. Очередной эксперимент Троцкого едва не завершился гибелью большевизма. 18 февраля немецкие дивизии без боя перешли брошенную русскими солдатами оборонительную линию и двинулись вперед, встречая только разрозненное сопротивление. В течение двух недель немцы заняли Киев, Минск, Псков, Нарву и двигались дальше.
   Левые коммунисты во главе с Бухариным, поддержанные большинством парторганизаций, призывали к сопротивлению германским войскам, но реальных сил у большевистского правительства не оказалось. Армии не было, большевики сами ее развалили. Ленин с огромным трудом, используя все свое влияние и прибегая к прямой подтасовке итогов внутрипартийного голосования, добился согласия ЦК на принятие немецких условий. 3 марта 1918 в Бресте был подписан мир. Россия соглашалась с немецкой оккупацией Польши, всей Прибалтики, Финляндии, Белоруссии, признавала независимость этих территорий (кроме Белоруссии), а также Украины и Закавказья, должна была ликвидировать армию и передать немцам флот, практически бесплатно снабжать немцев продовольствием и сырьем. С Украиной и Закавказьем Германия и ее союзники заключили сепаратные договоры, причем оказалось, что в состав Украины немцы решили включить не только Галицию и Среднее Приднепровье, но все земли до Курска и Ростова.
   После марта 1918 политика большевиков пошла по пути ужесточения режима. Окончательно оформились структуры большевистской партии, переименованной с марта 1918 во Всероссийскую коммунистическую партию большевиков, ВКП (б). С местными полунезависимыми коммунами постепенно было покончено. Автономное положение сохранили только национальные области. Был ликвидирован рабочий контроль, запрещены забастовки, на предприятиях вводилась военная дисциплина, уклонение от трудовой повинности приравнено к преступлению. Конституция 1918 закрепила избрание вышестоящих Советов на сессиях нижестоящих. Фактически Советы формировались по спискам, утвержденным в организациях ВКП (б), и находились под их контролем. Новый режим приобрел характер партийной диктатуры, партократии. Весной 1918 окончательно ликвидировали независимую прессу. В июне 1918 был расстрелян бывший император со всей семьей, затем все не успевшие бежать Романовы. Синхронность расстрелов доказывает, что эти акции исходили от Ленина и Свердлова.
   В июне-июле были исключены из всех Советов и арестованы правые эсэры и меньшевики. Левые эсэры, покинувшие Совнарком в знак протеста против Брестского мира, 6 июля подняли путч в Москве и убили германского посла, чтобы спровоцировать революционную войну. Возможно, к путчу 6 июля были причастны и некоторые левые коммунисты - во всяком случае, поведение Дзержинского в этот день трудно объяснить иначе как негласным соучастием. После провала путча все фракции большевиков сплотились на базе безусловного признания Ленина верховным вождем и арбитром, признания Троцкого вторым вождем революции и принятия идейной платформы левых коммунистов.
   В мае-июне большевики национализировали всю крупную промышленность. Торговля была запрещена уже раньше, деньги практически вышли из употребления, господствовал натуральный обмен. Продукты распределялись по карточкам, услуги формально стали бесплатными, а фактически не оказывались. Ленин упорно пытался насадить в городах потребительские коммуны, но этот опыт оказался мертворожденным. 13 мая был издан декрет о продовольственной диктатуре. Весь хлеб, кроме семенного фонда, крестьяне обязаны были сдавать государству. Для изъятия хлеба в деревню отправлялись вооруженные продотряды. В самой деревне власть переходила от сельских Советов к комбедам из сельских люмпенов. Комбеды конфисковали землю, скот, имущество и хлеб у всех сколько-нибудь зажиточных крестьян, сдавали часть хлеба государству, а все остальное делили между своими членами. В результате посевная площадь сократилась в 2,5 раза. Конечно, простых путей решения продовольственного вопроса не было, но большевики пошли по самому разрушительному пути.
   Ответом крестьянства на продотряды и комбеды стало почти всеобщее восстание. Крестьянское движение "зеленых" стало третьей силой в развернувшейся гражданской войне. И зеленые, и красные применяли пушки и пулеметы, попавшие в деревню после развала армии, с лютой жестокостью расправлялись с захваченными врагами и их семьями. Большевиков спасали разрозненность зеленого движения, его враждебность к белым и социальные конфликты внутри деревни. На стороне большевиков выступало 20-25% крестьян - люмпены, бедняцкая молодежь, многие бывшие фронтовики. В среде рабочих поддержка большевиков была выше, но и здесь имели место конфликты, массовые забастовки, мощное рабочее восстание на Ижевских заводах. Летом 1918 большевистский режим оказался в самом опасном положении за всю свою историю.
   Не обращая внимания на протесты из Москвы, немецкие войска в марте-апреле 1918 легко заняли Харьков, Одессу, Крым, Донбасс, Донскую область, Новороссийск. Донские казаки, быстро уставшие от большевиков, при подходе немцев поднялись на восстание и выбрали атаманом генерала Краснова. Армяне жестоко сопротивлялись наступавшим туркам и остановили их на подступах к Еревану, Грузия и Азербайджан впустили немецко-турецкие войска. Английские войска вошли в Баку, не смогли его удержать и сдали туркам. На Украине немцы сначала вернули к власти Центральную Раду, затем разогнали ее и заменили монархически настроенным гетманом Скоропадским. Собственно, до августа 1918 немецкие войска легко могли взять Москву и Петроград, но не хотели ввязываться в войну с преемниками большевиков. Большевики же воздержались от передачи немцам флота - Черноморский затопили, Балтийский увели в Кронштадт, как бы без ведома Москвы, а затем расстреляли офицеров, которые это осуществили.
   Капитуляция России и Румынии серьезно облегчила положение Германии, прежде всего в снабжении сырьем и продовольствием. Около миллиона немецких солдат было переброшено на Западный фронт. Однако солдаты, побывавшие в России, были уже заражены революционными настроениями и сражались плохо. На Украине немцы не только ввели высокие нормы податей, но попытались вернуть в имения помещиков и в результате получили полномасштабную партизанскую войну. Крестьянские отряды нападали на поместья, поезда, небольшие города, со страшной жестокостью истребляя офицеров, солдат и чиновников гетмана, состоятельных граждан с семьями и слугами и, конечно, евреев. В этой войне особенно прославился Махно, причислявший себя к анархистам.
   В Мурманске, Владивостоке и Архангельске высадились войска Англии, Франции, Америки и Японии. Их численность была невелика, но под их контролем создавались местные правительства из социалистов и либералов, а бывшие офицеры и ополченцы из буржуазии создавали вооруженные формирования и вступали в бои с большевиками. 25 мая выступил чехословацкий корпус, сформированный в 1917 из бывших пленных чехов и словаков для войны на стороне Антанты. Чехов было только 50 тысяч, они растянулись в эшелонах от Пензы до Владивостока, но даже эти войска намного превосходили Красную гвардию организацией и воинским умением. В первые же дни чехи заняли Пензу, Челябинск, Томск, затем Самару, Омск, Красноярск, Уфу, Хабаровск, Иркутск, Екатеринбург. Повсюду к ним присоединялись эсэровские дружины, вооружались городские собственники и студенты, по всей Сибири катилось антибольшевистское крестьянское восстание. С санкции Антанты чехи передавали власть в занятых городах местным правительствам из числа эсэров. Для России это стало началом полномасштабной гражданской войны, для прочих государств - попыткой открыть в России новый фронт борьбы между сторонниками Антанты и ее противниками. По сути, гражданская война была неизбежна и без внешнего вмешательства и началась в силу обострения продовольственного и транспортного кризиса плюс догматизма большевиков в социально-экономических вопросах.
   Выступление чехословацкого корпуса и высадка войск Антанты в русских портах обеспокоили Германию и заставили ее согласиться на формирование большевиками Красной армии. Ее главным организатором выступил Троцкий. В первые месяцы Красная армия унаследовала еще традиции Красной гвардии с ее неорганизованностью, слабой дисциплиной, выборностью командиров. Постепенно место добровольческих формирований занимали грамотно организованные регулярные войска. Солдат набирали на основе всеобщей воинской повинности, командирами назначали чаще всего бывших офицеров, а над ними ставили комиссаров из проверенных партийных кадров. Ядро Красной армии составляли коммунисты, молодые рабочие, матросы, солдаты и унтер-офицеры старой армии. Из латышей, китайцев, пленных немцев и венгров формировались особые части, проявлявшие наибольшую жестокость. Вообще-то, обе стороны проявляли страшную жестокость, расстреливали, хорошо, если сразу же, пленных и всех заподозренных в сочувствии противнику. В условиях растянутой линии фронта и малой численности воюющих сторон (численность всей Красной армии к декабрю 1918 достигла миллиона, численность самой боеспособной белой армии Деникина - около 50 тысяч) военные действия имели маневренный характер и шли, в основном, вдоль железных дорог.
   На роль общероссийского антибольшевистского правительства претендовал заседавший в Самаре Комуч, объединивший до 100 депутатов Учредительного собрания, из числа эсэров. Комуч по инициативе Чернова сохранил красный флаг, систему Советов, большевистский закон о земле, восьмичасовой рабочий день и даже хлебную монополию. Правительства в Архангельске, Омске, Екатеринбурге, Владивостоке, Оренбурге, Чите, Ашхабаде, Симферополе, у татар и башкир не признавали верховенство Комуча или признавали его очень условно. В сентябре 1918 в Уфе была сформирована пятиглавая общероссийская Директория, позже переехавшая в Омск. Эсэровские правительства не смогли создать массовых армий, опирались в основном на чехословацкие полки и офицерские дружины. При этом эсэры считали правых офицеров худшим злом, чем большевиков, и регулярно отстреливали заподозренных в реакционности. Жизнь в эсэровской зоне было немногим легче, чем в большевистской.
   На большевистской территории действовала масса нелегальных организаций всех направлений от анархистских до монархических. Самой крупной из них был Союз защиты Родины и свободы под руководством Савинкова. Савинков, бывший эсэр-террорист, постепенно сдвигался вправо, и при ином ходе событий стал бы, вероятно, основателем русского фашизма. 30 августа 1918 в результате покушения был ранен Ленин (версия об инсценировке покушения малоубедительна). Это стало поводом для официального объявления красного террора (со 2 сентября, по предложению Свердлова). Расстрелу подлежали заподозренные в антибольшевистских настроениях, члены праволиберальных партий, родственники белых офицеров и политиков. На практике красный террор вылился в почти поголовное уничтожение бывших дворян, крупных собственников, священников, чиновников, офицеров, значительной части интеллигенции. Общее число жертв красного, зеленого и белого террора составило, по разным подсчетам, от полутора до четырех миллионов человек. При этом белый террор отличался меньшими масштабами и касался политических противников, а зеленый террор, не менее массовый и страшный, чем красный, был все же не таким систематическим. Самые жестокие решения по социальному геноциду принимались по инициативе Свердлова, Зиновьева, Пятакова, но вообще все лидеры большевиков были в той или иной мере причастны к террору.
   10 сентября 1918 реорганизованная Красная армия одержала первую победу, взяв Казань. 7 октября пала Самара, 7 ноября после многодневных боев большевики подавили восстание рабочих в Ижевске. В эсэровской армии боеспособными оказались только чешские полки и ижевское ополчение. 17 ноября адмирал Колчак, опираясь на офицеров, совершил переворот в Омске, разогнал Директорию и установил военную диктатуру. Колчак склонялся к реформам в сфере аграрного и рабочего законодательства, но по всем приметам переворот воспринимался как возрождение старого режима. Эсэры попытались совершить контрпереворот, результатом стали массовые расстрелы эсэров и меньшевиков в зоне действия Колчака. Колчак на первых порах сумел поднять боеспособность армии, нанес красным ряд мощных ударов, взял Пермь и Уфу и двинулся на Поволжье.
   С августа 1918 по январь 1919 казачьи войска Краснова штурмовали Царицын, но овладеть городом не смогли. Большую роль в обороне Царицына сыграл Сталин, вступивший с этого времени в узкий круг большевистских вождей. На Кубани шли бои между самой крупной и боеспособной армией красных во главе с Сорокиным и офицерской Добровольческой армией. Добровольческую армию после гибели Корнилова возглавил генерал Деникин. Белые брали выучкой, дисциплиной, упорством, к началу 1919 уничтожили войска Сорокина и овладели всем Северным Кавказом. При этом элитная Добровольческая армия понесла невосполнимые потери, в основном от эпидемий. Деникин стал пополнять армию добровольцами из числа беженцев и местных горожан, кубанскими казаками, горцами, и качественный состав его войск ухудшился.
   Между тем в марте 1918 немецкие армии нанесли удары на Западном фронте. Под Амьеном на стыке французских и английских армий немцам удалось прорвать фронт и серьезно продвинуться вперед. В апреле они нанесли новый удар во Фландрии и потеснили англичан к морю. В мае-июне немцы одержали победу в Шампани, вышли в долину Марны и угрожали Парижу. Обе стороны несли в этих боях большие потери. Однако эти крупные успехи немцев не были решающими, сил для завершающего удара у Германии уже не было. К весне 1918, несмотря на капитуляцию России, Антанта сумела создать значительное превосходство в численности войск, в их снабжении, количестве и качестве вооружений, особенно в танках и авиации. 18 июля мощный контрудар англо-французских войск с участием танковых колонн остановил немецкое наступление.
   8 августа армии союзников под общим командованием французского маршала Фоша начали наступление под Амьеном. Впервые вступила в бой нетронутая американская армия, англичане послали в атаку все свои танки, Людендорф тоже бросил в бой лучшие дивизии германского резерва. По численности силы сторон были близки, но сказались техническое преимущество Антанты, физическое и моральное истощение немцев. На пятый день боев немецкие дивизии оказались под угрозой окружения и начали отступать. В сентябре французские войска одержали новую большую победу у Реймса. Затем французские, английские, американские и бельгийские войска вместе прорвали фронт у Камбре. Немцы медленно, с боями отступали к границе. Кайзер Вильгельм 29 сентября призвал к власти либеральное правительство с участием социал-демократов и пообещал демократизацию политического строя. Либералы тут же уволили ведущих немецких полководцев как виновников поражений и этим еще больше осложнили ситуацию.
   15 сентября англо-французские дивизии прорвали фронт болгарской армии в Македонии. Болгарские солдаты, убивая своих офицеров, двинулись на Софию. 29 сентября Болгария вышла из войны, через месяц французы перешли Дунай, Румыния тут же денонсировала мирный договор и ударила в тыл венграм. Англичане разбили турецкую армию в Палестине и заняли всю Сирию. Турки, потеряв в Сирии лучшие дивизии, не могли теперь прикрыть Стамбул с запада. 30 октября Османская империя капитулировала, лидеры младотурок бежали, в Босфор вошел британский флот.
   14 октября 1918 в Чехии началась всеобщая политическая забастовка под лозунгом независимости Чехословакии. 16 октября император Карл объявил о преобразовании империи в федерацию национальных государств, но этот шаг уже запоздал. Народы, мирно жившие вместе в спокойное время, теперь, когда империя довела себя и своих граждан до полного истощения, видели единственный выход в создании малых государств. 28 октября сторонники Масарика в Праге провозгласили Чехословацкую республику. Имперские органы власти в условиях полной дезорганизации не оказали никакого сопротивления. 29 октября появилось региональное правительство сербов, хорватов и словенцев в Загребе, затем правительства поляков в Люблине и Варшаве, украинцев в Львове и Черновцах. 31 октября восстал Будапешт. Итальянская армия после долгих боев прорвала фронт полуразложившейся австро-венгерской армии при Витторио-Венето. 3 ноября Австро-Венгрия, фактически уже прекратившая свое существование, формально вышла из войны.
   Германская армия к началу ноября 1918 еще сражалась на территории Франции и Бельгии, но капитуляция Австро-Венгрии открыла незащищенную южную границу Германии. В день капитуляции Австрии, 3 ноября, началась революция в самой Германии. 11 ноября представители Германии подписали акт о капитуляции на тяжелых условиях - эвакуация Эльзаса и левобережья Рейна, передача противнику основной части вооружений и транспортных средств, сдача флота (вместо этого немецкие моряки сами утопили свой флот). Первая мировая война закончилась полной победой Антанты.
   Изначально было ясно, что Германия имеет шанс выиграть войну в случае стремительного успеха в самом начале, длительная же война должна показать превосходство Антанты. Так оно и произошло. Общее число жертв мировой войны составило до 20 миллионов погибших на фронтах и минимум 30 миллионов умерших от эпидемий. Политические последствия первой мировой войны колоссальны. Вслед за Россией революции охватили Германию, Дунайские страны, Италию, Турцию, Балканы, Персию. Другие европейские и американские страны отделались массовыми забастовками и баррикадными боями, но уклад жизни и в них изменился коренным образом. За 1914-1918 мир изменился даже сильнее, чем за 1939-1945, хотя жертв во второй мировой войне было больше.
  
   13.5. Ноябрьская революция.
  
   Мировая война закончилась, когда немецкие войска воевали на чужой территории. Однако экономическое положение Германии к ноябрю 1918 было тяжелейшим. Промышленное производство к 1918 сократилось почти вдвое, по карточкам выдавалось 100 г хлеба, послевоенное поколение выросло физически слабее довоенного. Немецкие власти поспособствовали революции в России, хотя их действия не были, конечно, решающим фактором, и в итоге получили рост революционных настроений в немецком обществе и армии. Первой с революционными и антивоенными призывами выступила новая Независимая социал-демократическая партия (НСДПГ) во главе с Каутским. Еще более радикальные группы, близкие к большевикам, во главе с Либкнехтом и Розой Люксембург, в 1918 объединились в Коммунистическую партию. С середины 1917 за мир стали выступать прогрессисты, Партия центра и социал-демократы. Наконец, с осени 1918 высшее офицерство само стало в оппозицию Вильгельму II. Именно позиция генералов парализовала сопротивление революции со стороны армии и высшего чиновничества и сделала первый этап революции практически бескровным. Популярные версии о том, что генералы хотели закончить войну руками демократов, чтобы потом свалить на них вину и покончить с демократией, выглядят малоубедительными. Скорее всего, как это часто бывает в момент революционных кризисов, многие политики и партии просто утратили способность принимать адекватные решения в стремительно меняющейся обстановке.
   Революция в Германии началась 3-4 ноября 1918 восстанием матросов в Киле. Матросы овладели городом, создали Совет и отправили вооруженные отряды по всей Германии поднимать революцию. С их появлением, а то и раньше, рабочие и солдаты тыловых гарнизонов поднимали красные флаги, создавали Советы, брали под контроль местные власти, срывали погоны с офицеров. Офицерство как организованная сила хранило нейтралитет, бюрократический аппарат послушно подчинялся новой власти, короли и князья отрекались от престолов. 9 ноября восстание охватило Берлин. Социал-демократ Шейдеман из окна рейхстага перед многотысячной толпой провозгласил Германию демократической республикой. В эти же часы генералы в ставке заставили кайзера отречься от престола. 11 ноября по сигналу новой власти германские представители в Компьене приняли тяжелейшие условия капитуляции Германии.
   Германская революция, подобно российской, имела черты солдатского бунта, но значительно менее анархичного и разрушительного. 10 ноября на митинге солдат и рабочих в цирке Буша был избран состав Берлинского Совета и одновременно избрана правящая директория из социал-демократов и членов НСДПГ ("независимцев") во главе с умеренным социал-демократом Эбертом. В Германии, как и в России, установилось двоевластие социал-демократического правительства и Советов. Однако Советы с первых же дней признавали авторитет правительства. 16-21 декабря Всегерманский съезд Советов окончательно высказался за парламентскую республику. Постепенно, к середине 1919, система Советов сошла на нет. Сепаратисты, которые при поддержке Антанты активизировались в Рейнской области и Баварии, не получили массовой поддержки.
   Директория, не имея формальных полномочий, провозгласила ликвидацию высших органов власти империи, верхней палаты прусского ландтага, всех местных монархий. Назначались выборы в Учредительное собрание на основе всеобщего избирательного права для мужчин и женщин. В армии стихийно шла демократизация по типу российской. Власть ввела восьмичасовой рабочий день, резко подняла зарплату, делала попытки национализировать некоторые отрасли промышленности или ввести там рабочий контроль. В конечном счете, национализации подверглись только электроэнергетика и несколько отдельных крупных заводов. Последствия войны, революционная неразбериха, социальные реформы и, особенно, блокада со стороны Антанты привели к катастрофическому падению производства, голоду и краху марки.
   Эберт сумел найти общий язык с руководством солдатских Советов и частью офицеров и пытался, опираясь на эти силы, создать сильную революционную власть, но это встречало противодействие левых. 24 декабря левые, опираясь на матросов, попытались совершить переворот, но потерпели неудачу. 5 января 1919 независимцы и коммунисты подняли новое восстание, подавленное солдатско-офицерскими дружинами во главе с социал-демократом Носке. Люксембург и Либкнехт были схвачены и убиты, но сама Коммунистическая партия осталась на легальном положении. Последовавшие выборы принесли полную победу Социал-демократической партии, получившей 39% голосов. 20% голосов получила Партия центра. Демократическая партия (бывшие прогрессисты) значительно укрепила позиции, получив 18%. Полное поражение понесли праволиберальная Народная партия, консервативно-националистическая Национально-народная и НСДПГ (в среднем по 5-6%). Таким образом, новый парламент сильно сдвинулся влево, на республиканские позиции, и в то же время радикалы и сепаратисты продемонстрировали свою слабость. В начале марта 1919 отряды Носке разгромили матросскую дивизию, оплот коммунистов. 6 апреля независимцы и коммунисты провозгласили Советскую республику в Мюнхене, которая продержалась до 1 мая. В 1920 НСДПГ развалилась. Ее лидеры вернулись в СДПГ, а большинство рядовых членов перешли в Коммунистическую партию и сделали ее одной из ведущих партий Германии.
   31 июля 1919 заседавшее в Веймаре Учредительное собрание выработало демократическую конституцию. Германская империя преобразовалась в федеративную демократическую республику, состоящую из земель - бывших королевств и княжеств. Земли имели свои конституции, парламенты и правительства. Верховная власть принадлежала рейхстагу и ответственному перед ним правительству. Президент избирался всенародным голосованием и обладал ограниченными правами. Конституция вводила референдум, гарантировала равноправие мужчин и женщин, обязательное школьное обучение, систему социальной защиты со стороны государства. Многие статьи этой демократической конституции оставались декларациями. Первым президентом (не избранным, а назначенным парламентом) стал Эберт, в правительство вошли социал-демократы, центристы и демократы.
   18 января 1919 в Париже открылась мирная конференция. Германская делегация обладала на ней только совещательными правами. Судьба послевоенного мира решалась в узком кругу представителей Франции, Англии и США, в который иногда допускали представителей Италии и Японии. Франция требовала границы по Рейну, отделения Баварии, полного разоружения Германии и выплаты сначала 150 миллиардов марок контрибуции (весь доход Германии за 20-30 предвоенных лет), затем 600 миллиардов (столетний доход). Англичане и американцы считали, что это может привести только к новой войне и старались ограничить притязания Франции. Наибольшие территориальные претензии предъявляли Румыния и Италия, которые внесли минимальный вклад в победу. Наконец, победители достигли компромиссного решения с перевесом в пользу Франции. 28 июня 1919 был подписан Версальский мирный договор. Американский президент Вильсон настоял на включении в текст договора пункта о создании Лиги Наций, которая виделась ему формой всемирного правительства. При этом сама Америка так и не вступила в Лигу Наций и вообще не ратифицировала Версальский договор.
   По условиям Версальского договора Франция получала Эльзас, Лотарингию и на 15 лет Саар, Польша - Познань, часть Померании и Верхней Силезии. Восточная Пруссия оказалась отрезана от Германии, Данциг стал вольным городом. Навсегда запрещалось объединение с Германией Австрии, Данцига и других немецкоязычных земель. Рейнская область до 1934 была оккупирована французскими войсками, после чего подлежала демилитаризации. Германские колонии поделили Англия с доминионами, Франция, Бельгия, Португалия и Япония, германские государственные и частные активы за рубежом были конфискованы. Германия сокращала армию до ста тысяч солдат, лишалась танков, авиации, тяжелой артиллерии, подводных лодок и почти всех надводных кораблей. Сумму контрибуции установили в 132 миллиарда - величина заведомо неподъемная. Версальский мир ставил целью предотвратить новую мировую войну, но оказался для немцев слишком тяжелым и унизительным и только сплотил их на почве реванша.
   Немецкие офицеры были возмущены условиями мира. 10 марта 1920 генерал Лютвиц совершил переворот, объявил об отмене конституции и сформировании правительства во главе с правым политиком Каппом. Ответом стала всеобщая забастовка в государственных учреждениях, в промышленности и на транспорте. Правое правительство оказалось в изоляции и развалилось на четвертый день. Капповский путч подвел окончательный итог Ноябрьской революции, хотя Германию лихорадило еще три с половиной года. Последовавшие в 1920 выборы показали поляризацию сил (усиление НСДПГ, передавшей вскоре эстафету коммунистам, и Национальной народной партии и значительное ослабление социал-демократов и демократов). Началось чередование неустойчивых коалиционных правительств.
   Итогом Ноябрьской революции стала, во-первых, капитуляция Германии на очень тяжелых условиях, во-вторых, создание образцовой демократической республики, в-третьих, принятие социально-экономического законодательства в самом передовом духе. Очевидно влияние российской революции на германскую, но именно учет российского опыта помог Ноябрьской революции остановиться на полпути. Конечно, германская общественная система и сама по себе была устойчивее российской, опиралась на более мощный средний класс, здесь не было такой пропасти между верхами и низами. Веймарская конституция могла бы стать основой успешного развития Германии в стабильных условиях, но индустриальный мир в целом переживал в этот период тяжелейший системный кризис, а в Германии он усугублялся последствиями поражения. Отсюда и не могли быть реализованы разумные в принципе социально-экономические инициативы. В послевоенной Германии ухудшилось положение всех слоев населения, кроме чистейших спекулянтов, уголовников и, отчасти, творческой и околотворческой интеллигенции. Негативные настроения усиливались стремлением к пересмотру унизительного мира. В результате молодая демократия уверенно пошла по пути саморазрушения, и вряд ли у нее тогда был другой путь.
  
   13.6. Распад Австро-Венгрии.
  
   После выработки мирного договора с Германией Парижская конференция занялась разработкой условий мира с Австрией, Венгрией, Болгарией и Турцией (Чехословакия, Югославия и Польша попали в число победителей). Болгария отделалась потерей выхода к Эгейскому морю. Договоры с остальными союзниками Германии были предельно жесткими. От Австрии остались только чисто немецкие провинции. Около половины немецкого населения Австро-Венгрии осталось вне границ новой Австрии. Венгрия лишилась примерно 2/3 своей территории - Трансильвании, Словакии, Хорватии, Баната, Воеводины, Закарпатской Украины. Вне ее границ осталось около трети венгров. Вообще провести этнические границы в бывшей Австро-Венгрии было невозможно, и вопрос старались решить с максимальным ущербом для венгров и немцев.
   Распад Австро-Венгрии, создание новых государств - малых Австрии и Венгрии, Польши, Чехословакии, Югославии, Великой Румынии - только обострили национальный вопрос. В молодых государствах не было и намека на то относительное национальное равноправие, которое существовало в империи. С другой стороны, более однородные небольшие государства могли уделять меньше внимания национальному вопросу, который парализовал старую империю. Еще опаснее был распад единого экономического пространства, возведение таможенных границ, разделение границами многих семей. Ни одно из Дунайских государств не смогло восстановить прежний уровень экономического развития вплоть до мировой войны. Ситуацию обостряли сохранение в регионе сословных привилегий, помещичьего землевладения, культурный и ценностный разрыв между верхами и низами. Концентрация рабочих (особенно в Венгрии) на предприятиях-гигантах повышала их классовое самосознание и увеличивала возможности влиять на ситуацию. Несправедливые условия мирных договоров с Австрией и Венгрией придали революциям в этих странах особый размах. Чехословакия, тоже прошедшая через революцию, стала единственной устойчивой демократией Дунайско-Балканского региона. С одной стороны, это объяснялось высоким уровнем экономического развития Чехии. С другой стороны, нельзя не признать заслуги лидеров республики, особенно Масарика и Крамаржа, которые ухитрились втиснуть Чехословакию в число стран-победителей и использовать преимущества этого статуса в интересах максимально большого числа сограждан.
   После восстания солдат и рабочих в Будапеште 30 октября 1918 власть здесь перешла в руки леволиберального правительства, но одновременно ему пришлось иметь дело с сильной левой оппозицией. Правительство графа Карольи провозгласило 16 ноября Венгерскую республику, объявило о ликвидации сословий, аграрной реформе (причем начал граф со своих земель), о социализации промышленности. Реальная власть с каждым днем ускользала из рук правительства и переходила в руки местных ревкомов и Советов. В них ведущую роль играли радикальные социал-демократы и Коммунистическая партия. 20 февраля 1919, когда стали известны предварительные условия мира, правительство Карольи ушло в отставку и передало власть блоку социал-демократов и коммунистов. 21 февраля была провозглашена Венгерская Советская республика. Ведущую роль в ее совнаркоме играл коммунист Бела Кун. Образцом для Советской Венгрии стала Советская Россия. В Венгрии были национализированы промышленные предприятия вплоть до мастерских, запрещена торговля, конфискованы вклады в банках и многокомнатные квартиры, крупные поместья перешли к государству, весь урожай подлежал сдаче государству по твердым ценам.
   Венгерские Советы получили поддержку многих промышленных рабочих, деревенских батраков, представителей городских низов - в общем, значительной части населения Венгрии, но явного меньшинства. Наладить производство и снабжение они не смогли, начался голод. Вновь сформированная венгерская армия попыталась вернуть под контроль Венгрии Словакию и Трансильванию, но потерпела неудачу, а в конце июля 1919 была разбита румынами на Тисе. 1 августа венгерский совнарком ушел в отставку, 4 августа в Будапешт вошли румынские войска. К концу года власть перешла к венгерскому адмиралу Хорти. Правление Хорти может дать представление о том, что произошло бы в России в случае победы Колчака. Хорти расправился с попавшими в его руки активистами Советов (всего погибло около 5 000 человек), отменил действие всех законов совнаркома и правительства Карольи. Позже он своими декретами подтвердил ликвидацию сословий и провел аграрную реформу с выкупом крупных поместий и разделом их на участки среднего размера. Эти участки достались ветеранам войны и участникам борьбы с Советами с присвоением звания рыцаря. Хорти провел под своим контролем выборы в сейм, депутатов от оппозиции на заседания не пустил, а остальных заставил избрать себя пожизненным регентом при незанятом троне. Карл Габсбург дважды пытался вернуться на трон, но с ним Хорти справился легко.
   12 ноября 1918 собравшиеся в Вене депутаты от чисто немецких провинций провозгласили Австрийскую республику. Почти все они были едины в стремлении объединить ее с Германской республикой, но победители запретили это. В довершение к изоляции от сельскохозяйственных и промышленных районов бывшей империи новая Австрия столкнулась с необходимостью платить пенсии имперским чиновникам, выплачивать общий долг и репарации, с непомерным грузом Вены, возводившейся как столица великой империи. Первое республиканское правительство с преобладанием социал-демократов объявило о введении всеобщего избирательного права для мужчин и женщин, ликвидации сословий, предстоящей социализации промышленности. Как и в Венгрии, создавались Советы, Красная Гвардия, рабочие занимали заводы, но, в отличие от Венгрии, ситуация оставалась в рамках формальной законности. Социал-демократы поспешили провести выборы уже в январе 1919, победили на них, приняли конституцию федеративной республики и утвердили декреты революционного периода. Голод, с одной стороны, надежда на перемены, с другой, способствовали затуханию революции. После выборов 1920 социал-демократы уступили власть блоку Христианско-социальной партии и националистов, сохранив контроль только над автономной Веной.
   В Чехии революция открылась 14 октября 1918 всеобщей забастовкой рабочих, служащих и собственников чешской национальности. 28 октября власть перешла в руки Чешского Национального Совета, составленного из всех чешских партий. Главную роль в нем играли сторонники Масарика. Масарик сумел представить Чехию союзницей Антанты и добиться передачи ей Словакии. В Чехии осталось около трех миллионов немцев (свыше трети ее населения), в Словакии - около миллиона венгров (примерно такой же процент). Чехословакия стала унитарной республикой, не знавшей автономии нацменьшинств. Президентом назначили Масарика. Правительства формировались на основе широких, часто менявшихся коалиций. Самозванный парламент республики упразднил сословия, ввел восьмичасовой рабочий день, расширил трудовое законодательство, признал существование производственных советов, провел земельную реформу за счет венгерских и немецких дворян. Собственность германских и венских компаний была конфискована и передана чешским предпринимателям. Было введено всеобщее избирательное право для мужчин и женщин, но первые выборы прошли только в конце 1920. Победившие на выборах социал-демократы тут же раскололись, их сильное левое крыло выделилось в Коммунистическую партию. Коммунисты попытались взять власть путем всеобщей стачки, но правительство без крови удержало контроль над положением, и к 1921 ситуация в Чехословакии стабилизировалась.
   Югославянские земли Австро-Венгрии после мировой войны объединились с Сербией и Черногорией в Королевство сербов, хорватов и словенцев (будущую Югославию). Сыграла роль поддержка Антанты, но и сами славянские народы Австро-Венгрии стремились тогда к объединению с Сербией. Регентом, а затем королем стал Александр Карагеоргиевич из сербской династии, столицей стал Белград, конституция была выработана по сербскому образцу. Вскоре выяснилось, что сербы, сильнее всех народов Европы пострадавшие от войны, надеются компенсировать потери за счет присоединенных земель. В новом государстве не было и следа той автономии, которой пользовались хорваты и словенцы в империи. Земельную реформу провели за счет земель венгров и немцев, сербов поощряли к переселению на менее разоренные национальные окраины.
   Революции прокатились и по другим Балканским странам. Гражданская война в Албании завершилась победой монархистов, признавших протекторат Италии. В Греции неудачная война с Турцией привела в 1923 к военному перевороту и провозглашению республики. В Болгарии власти сумели подавить солдатский бунт 1918, но в следующем году на выборах полную победу одержал Земледельческий народный союз, близкий по духу к российским эсэрам. Правительство Стамболийского конфисковало военные прибыли, провело уравнительный передел земель (крупных землевладений в Болгарии не было), ввело монополию на торговлю зерном, поощряло кооперирование крестьян, ввело сверхвысокие налоги на крупную собственность и доходы. Позиция земледельцев в отношении оппозиции становилась постепенно все более жесткой. 9 июня 1923 правые офицеры свергли правительство Стамболийского, расправились с активистами Земледельческого союза, установили военную диктатуру, а в сентябре разгромили коммунистическое восстание. Ход событий в Болгарии интересен в плане возможного развития событий в России в случае победы эсэров.
   Румыния, проигравшая все сражения и заключившая с немцами сепаратный мир, сумела в результате войны более чем удвоить свою территорию и численность населения. Она захватила Трансильванию со смежными землями, Банат и Российскую Бессарабию (этот последний захват никто не признал). Левые попытались в декабре 1918 поднять рабочее восстание в Бухаресте, но власти утопили его в крови. Вслед за этим были распущены национальные комитеты Трансильвании и с лютой жестокостью подавлены восстания русско-украинского населения Бессарабии. В 1920 прошла всеобщая забастовка, после чего ситуация стала стабилизироваться. Власти ввели всеобщее избирательное право для мужчин (во всех Дунайских странах избирательные права получили уже и женщины), официально зафиксировали ответственность министров перед парламентом и начали аграрную реформу, в основном за счет русских и венгерских помещиков. Фактически у власти осталась старая либеральная олигархия. Свыше 30% населения Румынии теперь составляли нацменьшинства, не считая молдаван Бессарабии. Дискриминация нацменьшинств в Румынии ощущалась особенно сильно.
   Итогом войны и революций в Дунайско-Балканском регионе стало создание некрупных национальных государств, ликвидация сословных пережитков, введение всеобщего избирательного права для мужчин и женщин, аграрные реформы, расширение трудового законодательства, принятие демократических конституций. Проведенные реформы в целом имели одинаковую направленность и способствовали модернизации общества. Из аграрных реформ самой масштабной можно считать чехословацкую, самой умеренной - румынскую в части старорумынских территорий. Оборотной стороной реформирования региона стало обострение экономической, политической и социальной ситуации во всех без исключения странах. Из наступившего кризиса регион не выбрался до второй мировой войны. Распад Дунайской империи и перекройка границ на Балканах разорвали хозяйственные связи, а новые связи в рамках малых государств не компенсировали разрушенного. Продвинутое социальное законодательство не всегда выполнялось из-за трудного экономического положения. Дискриминация инородцев в молодых государствах ощущалась намного сильнее, чем в довоенные времена. Демократические конституции действовали во многих случаях только формально, и везде, кроме Чехословакии, демократия даже в такой форме оказалась крайне непрочной.
  
   13.7. Белые против красных.
  
   С территории России германские войска эвакуировались в течение примерно двух месяцев после капитуляции перед Антантой. Антанта решила заполнить вакуум в России. При этом и Франция, и, особенно, Англия и США делали ставку на региональные правительства, намереваясь раздробить Россию на несколько десятков слабых республик. Шестидесятитысячная франко-греческая армия заняла Крым и Новороссию; англичане прислали свежие войска в Архангельск, Новороссийск, Баку и Батум; во Владивостоке появились новые японские части; в Балтийское море вошел британский флот. Проблема Антанты была в том, что ее солдаты после чудовищно тяжелой войны не желали умирать на новой, совершенно уже ненужной им войне. Во всех европейских странах и США развернулось массовое движение за невмешательство в дела России. Сами правительства стран-победителей тоже не очень стремились жертвовать жизнями своих сограждан ради сомнительного успеха. Только чехословацкий корпус реально сражался, но после распада Австро-Венгрии практически вышел из войны и сосредоточил усилия на возвращении домой. В итоге интервенция свелась к исполнению интервентами обязанностей тыловых служб. При первой угрозе соприкосновения с Красной армией войска Антанты обычно уходили без боя, а красные тоже избегали столкновений с ними.
   На Украине правительство Скоропадского пало в день эвакуации немцев из Киева. Власть перешла к национал-социалистической Директории во главе с Винниченко и Петлюрой. На всей территории Украины и Новороссии царила анархия. Бесчисленные партизанские отряды всех направлений и просто банды громили города и истребляли евреев. Проантантовские правительства появились в Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве, Крыму, Одессе. Польские войска постепенно продвигались на восток, занимали территории Белоруссии и Западной Украины. С декабря 1918 отряды красных начали наступление на оставленные немцами территории. К февралю 1919 они заняли основную часть Латвии и Белоруссии и Восточную Литву. На Украине к большевикам примкнула часть местных партизан, включая Махно и некоторых петлюровских атаманов. 5 февраля отряды красных, разгромив петлюровцев, вступили в Киев. Французские войска вышли из повиновения. Французский флот поднял красные флаги, целые полки переходили на сторону красных или объявляли нейтралитет. Французское командование поспешило эвакуировать свои войска из России. 5 апреля перешедший к красным петлюровский атаман Григорьев занял Одессу. К концу апреля красные заняли Крым. Англичане подержали свои войска в Архангельске до августа 1919, японцы оставались во Владивостоке до 1922.
   В январе 1919 переброшенные на Дон крупные силы Красной армии разбили казачью армию Краснова. Ростов и Новочеркасск заняли офицерские полки Деникина, остальная часть Донской области перешла под контроль большевиков. По инициативе Свердлова было объявлено расказачивание - ликвидация казачества как сословия и физическое истребление всех казаков, воевавших с большевиками. Уже в марте на Дону поднялось всеобщее восстание против большевиков. Деникинские войска удержали Северный Кавказ и Нижний Дон и в долгих боях на Маныче нанесли поражение четырем лучшим армиям красных. В Поволжье продолжалось наступление армий Колчака. Деникин формально признал Колчака верховным правителем России.
   В Прибалтике большевики пошли по пути тотальной национализации экономики и восстановили против себя основную массу населения. Здесь развернулась многосторонняя война между большевиками, местными национал-демократами (которые воевали и между собой), русскими и немецкими белыми армиями. К лету 1919 здесь образовались три небольшие парламентские республики. Воевать дальше с большевиками прибалты, поляки и финны не хотели, тем более что Колчак и Деникин отказывались признать независимость каких-либо регионов прежней России. Большевики же признали независимость Польши, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Грузии и сделали им максимальные территориальные уступки. Грузия, Армения и Азербайджан вели между собой бесконечные войны за передел границ и потеряли за эти годы до трети населения. Сформированная в Эстонии из русских офицеров небольшая армия Юденича дважды пыталась атаковать Петроград, оба раза потерпела неудачу и только спровоцировала Зиновьева на массовые казни уцелевших петроградских интеллигентов, бывших богачей и дворян.
   На Украине советское правительство Пятакова-Раковского также принялось изымать землю и имущество у всех сколько-нибудь крепких крестьян (таких на Украине было большинство), создавало комбеды, проводило террор в особо массовых масштабах. Ответом стало практически всеобщее крестьянское восстание. Повстанцы, чаще всего примыкавшие политически к местным социалистам-петлюровцам, истребляли попавших к ним в руки большевиков, совершали налеты на города, поголовно вырезали еврейские семьи. 10 апреля петлюровцы подняли восстание в Киеве и чуть не овладели городом. 7 мая, получив приказ идти на помощь Венгрии, Григорьев поднял свои войска против большевиков и овладел значительной частью Новороссии. В мае Махно начал войну на три фронта - против белых, красных и петлюровцев. Как ни жестоки были украинские большевики, повстанцы значительно превзошли их и в масштабе террора, и в жестокости казней.
   Несмотря на нараставшие проблемы, лидеры большевиков в начале 1919 находились в состоянии эйфории - казалось, уже начинается долгожданная мировая революция. В марте 1919 собравшиеся в Москве представители ряда европейских партий создали Коммунистический Интернационал (Коминтерн). Председателем Коминтерна стал Зиновьев. Коминтерн с самого начала задумывался как международная партия с жесткой дисциплиной. В первые же годы число секций Коминтерна перевалило за 30. Все они принимали название коммунистических партий. Вначале к Коминтерну примкнули и многие социалистические партии, но Ленин в 1920 выставил предельно жесткие условия членства и оттолкнул большинство потенциальных союзников.
   К весне 1919 сложился стабильный состав большевистской верхушки - Ленин как бесспорный лидер, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин и во втором круге Сталин, Дзержинский, Рыков, Пятаков и Бриллиант (Сокольников). Как правило, они входили в состав нового высшего органа - Политбюро ЦК ВКП (б). Председателем ВЦИК вместо умершего Свердлова сделали Калинина, который и оставался на своем посту до 1946. Политика большевистских лидеров с каждым месяцем принимала все более радикальные черты. Сами настроения рядовых большевиков, видевших перед собой прямую перспективу мировой революции и коммунизма, заражали лидеров и толкали их на новые и новые эксперименты. В марте 1919 VIII съезд ВКП (б) по докладу Бухарина принял программу скорейшего построения коммунизма в России и во всем мире. В практику пытались ввести бесплатные добровольные работы в свободное время под именем субботников, причем сами вожди честно в них участвовали. Примкнувшая к большевикам часть радикальной интеллигенции увлеченно пыталась создавать систему общественного воспитания детей через ясли, детские сады и школы-интернаты, создавала новый пролетарский театр, литературу, живопись, пыталась создать новую науку. Большинство этих экспериментов так и сошло на нет. В 1918 была создана молодежная коммунистическая организация - комсомол, в 1920 - детская пионерская организация по образцу скаутов. Одновременно ужесточался террор по принципу происхождения. ЧК и трибуналы поголовно уничтожали попавших в поле их зрения бывших дворян, священников, зажиточных собственников, либеральных интеллигентов и членов их семей. Такой же террор, только уже неорганизованный и направленный и против бывших, и против большевиков, царил в зоне крестьянских восстаний.
   Экономическая политика большевиков в 1919-1920 получила название военного коммунизма. С 1919 беспорядочное изъятие хлеба продотрядами заменялось системой продразверстки, когда села обязывали сдать определенное количество хлеба и других продуктов, исходя из потребностей государства. Нормы сдачи были очень высокими. Комбеды как не оправдавшие надежд были упразднены и сохранялись какое-то время только на Украине. Собственники, включая крестьян, облагались десятимиллиардным разовым налогом - сумма, сопоставимая со стоимостью всей уцелевшей частной собственности. В городе были национализированы все предприятия вплоть до мастерских.
   Военный коммунизм частично объяснялся необходимостью мобилизации ресурсов на нужды войны и, не в меньшей степени, идеологическими мотивами. Результатом было дальнейшее сокращение посевных площадей, закрытие предприятий, паралич снабжения. Деньги обесценились в миллион раз, торговля перешла на прямой продуктообмен и шла нелегально, несмотря на жестокие репрессии. Экономический паралич охватил и белую зону. Иначе быть не могло уже по причине военной обстановки с постоянным переходом населенных пунктов из рук в руки, но, конечно, военно-коммунистические эксперименты внесли свой вклад в дело развала, и голод в красной зоне был страшнее. В целом производство в сельском хозяйстве упало в 2-3 раза, в промышленности - примерно в 10 раз, в базовых отраслях тяжелой промышленности - в 30-40 раз.
   В правительства Колчака и Деникина входили правые либералы, умеренные монархисты и, главным образом, военные и беспартийные гражданские специалисты. Они откладывали решения всех важнейших вопросов - о государственном устройстве России, автономии регионов, переделе земли, рабочем законодательстве, регулировании экономической жизни - до окончательной победы над большевиками. Оба белых главнокомандующих ввели свободу торговли, провозгласили в принципе необходимость перехода земель к крестьянам, ввели минимум политических свобод в городах, и при этом твердо стояли за единую Россию с сильной центральной властью. И Колчак, и особенно Деникин старались сдержать своих подчиненных в деле репрессий, но опять же преуспели очень мало. Очевидно было одно - главная военная сила белых, офицерские полки, состоят из людей, склонных к реставрации старых порядков. Общий консерватизм белого движения, попытки ограничить выборное начало на местах, стремление к пересмотру земельной реформы 1917 отталкивали от белых всех, кто не хотел возврата к монархии, а таких в России было большинство. Вдобавок оба белых правителя, особенно Деникин, должны были иметь дело с национал-сепаратистами и с непослушными казачьими атаманами. Казаки вели войну с красными только ради самосохранения, без конца конфликтовали с командующими, предпочитали карательные операции фронтовым и при первой возможности старались передислоцироваться на территорию своего войска.
   С начала 1919 Сибирь охватило мощное крестьянское восстание, возглавленное большевиками и эсэрами. Крестьяне рассматривали переворот Колчака как возвращение старой господской России, и эта Россия казалась им хуже большевистской. Казаки со страшной жестокостью подавили восстание в степной зоне Сибири (теперешний Северный Казахстан), но в лесах сформировались обширные партизанские республики. У Колчака не было войск для борьбы с ними - вся его армия составляла 400 тысяч человек, из них полностью боеспособных только 150 тысяч. Еще меньше были силы Деникина, который столкнулся с аналогичными проблемами. В тылу красных тоже поднимались крупные крестьянские восстания против продразверстки и мобилизаций. Самое мощное из них охватило в марте-апреле 1919 большую часть Среднего Поволжья. Тут и сказалась массовость Красной армии. К концу 1919 ее численность выросла до трех миллионов, к концу 1920 - до пяти. Боеспособность многих частей была невелика, но Троцкий легко мог бросить крупные силы на подавление восстаний в тылу без ущерба для фронта.
   28 апреля красные армии под общим командованием Фрунзе нанесли встречный удар оторвавшимся от тылов колчаковцам и заставили их отступить. В этих боях выдвинулись два лучших полководца красных - профессиональный революционер Фрунзе, командир группы армий, и бывший поручик Тухачевский, командир ударной армии. Колчаковские войска отошли в Приуралье, оставили с боями Уфу и Пермь, затем Екатеринбург. В июне-июле белые потерпели еще ряд поражений (самое крупное при Челябинске), оставили Урал и отошли на линию реки Тобол, где взяли реванш над Тухачевским.
   Между тем Южную Россию от Волыни до Астрахани в мае 1919 охватило уже всеобщее восстание против большевиков. В конце мая армия Деникина нанесла сокрушительный удар под Новочеркасском. Фронт красных развалился, армии на Украине оказались отрезаны в охваченных восстанием землях, армии на Маныче понесли невосполнимые потери и отошли к Астрахани. 24 июня Деникин взял Харьков, 29 июня - Екатеринослав, 30 июня - Царицын, 23 августа - Одессу, 31 августа - Киев. Петлюровцы повернули фронт против белых и потерпели от них сокрушительное поражение. Казаки, совершили рейд до Тамбова и взяли Воронеж. В сентябре Добровольческая армия взяла Курск, в октябре Орел и пошла на Москву. При этом потери кадровых офицерских частей белых были невосполнимы.
   Небольшая (в пределах ста тысяч активных бойцов) армия Деникина наступала широким фронтом и оставляла в тылу плохо контролируемые пространства. Между тем, как и в Сибири, крестьяне поднимались на истребительную партизанскую войну с господами. Махно в тылу Деникина создал обширную республику, армию в 80 000 бойцов, взял Екатеринослав и Мелитополь, угрожал Харькову. Разбитые петлюровцы перешли к партизанской войне. Горцы Чечни и Дагестана возобновили газават против русских. Донские и кубанские казаки выполняли приказы по собственному усмотрению и сорвали поход в Поволжье. Между тем большевики сумели создать на Южном фронте подавляющее превосходство в силах. Командовал фронтом бывший полковник Егоров под политическим контролем Сталина.
   В середине октября 1919 под Орлом развернулось встречное сражение между офицерскими полками белых и отборными дивизиями Красной армии. Многодневные бои, самые жестокие за всю войну, завершились разгромом Добровольческой армии. В ноябре 1919 конная армия Буденного разгромила казачьи части под Воронежем. Казаки побежали на родину, а Добровольческая армия оказалась отрезана от надежных тылов на Дону и Кубани. После нового поражения под Харьковом ее остатки с трудом пробились через горящую Украину в Одессу и Крым. Деникин до марта удерживал линию Нижнего Дона и Маныча, но повторить успех годичной давности не удалось - самые боеспособные соединения уже перестали существовать, а мощь Красной армии выросла за этот год в несколько раз. В конце февраля красные прорвали фронт на Маныче, разбили кубанскую конницу и 27 марта ворвались в Новороссийск и взяли в плен главные силы деникинцев (офицеров расстреляли, солдат отпустили). Только в Крыму уцелела двадцатитысячная группировка белых во главе с генералом Врангелем.
   К октябрю 1919 иссякли силы колчаковцев. В конце октября Тухачевский прорвал линию обороны белых на Тоболе и пошел на восток. Боеспособность сохранил только офицерский корпус Каппеля, остальные войска сдавались без сопротивления. Вдоль железной дороги на восток двигались сотни тысяч беженцев со всей России, и почти все они погибли от холода и эпидемий. 4 января 1920 большевики и эсэры совместно подняли восстание в Иркутске. Колчак был выдан чехами в обмен на беспрепятственную эвакуацию и расстрелян. В Китай через замерзший Байкал прорвались только остатки корпуса Каппеля. На Дальнем Востоке по соглашению между Москвой и Токио была создана Дальневосточная республика с коалиционным правительством большевиков и эсэров.
   Возможно, самым удивительным эпизодом гражданской войны было существование Туркестанской Советской республики, изолированной от Москвы. Здесь русское население сплотилось вокруг большевиков как носителей твердой власти и помогло им продержаться до победы над Колчаком. В конце 1919, когда связь с основной Россией была восстановлена, большевики отказались от прежней умеренной тактики, ввели общесоветские порядки и начали террор против недавних союзников из числа русских. Главной опорой они решили сделать бедняков-мусульман, но опора эта была очень слабая, новые порядки были чужды всем слоям населения и насаждались с трудом. В 1920 большевики ликвидировали Хивинское ханство и Бухарский эмират и создали на их месте советские республики. Это только вызвало приток людей к басмачам, которые и без того контролировали сельскую местность и старые кварталы городов. Только в 1924 были разбиты басмачи Ферганы и Южной Киргизии, в 1925 - таджикских земель, в 1927 - Туркмении, а регулярные набеги из Афганистана продолжались до 1933.
   В феврале 1920 красные вошли в Архангельск, в марте - в Мурманск. Основная территория России перешла под их контроль. Правда, в половине губерний продолжались массовые крестьянские восстания против продразверстки и запрета на торговлю, шла война с петлюровцами и махновцами на Украине и с кавказскими горцами. Эти восстания часто называют второй гражданской войной. Весной 1920 красные двинулись в Закавказье. В апреле 1920 они без особого сопротивления вошли в Баку. Армения защищалась упорнее, но, когда в ноябре 1920 турецкие войска подошли к Еревану, армяне предпочли сдаться русским. В феврале 1921 Красная армия оккупировала и Грузию. С 1921 на территории Дальневосточной республики вели бои красные и белые. Красные к октябрю 1922 одержали победу, после чего надобность в существовании республики отпала, и она была ликвидирована. Северный Сахалин японцы пытались удерживать до 1925 и все-таки должны были отступить.
   В апреле 1920 Польша заключила союз с разгромленными петлюровцами и начала поход на Украину. По мысли бывшего социалиста-террориста Пилсудского, ставшего "начальником государства", границу Польши следовало провести по Днепру, а восточнее создать цепочку марионеточных республик. 6 мая 1920 польские легионы вступили в Киев. Уже в середине мая армии Тухачевского нанесли мощный удар по полякам в Белоруссии, взяли Минск и пошли на Варшаву. 6 июня последовал новый удар армий Егорова на Украине. В августе советские войска вышли на Вислу. В Москве уже видели взятие Варшавы, революцию в Германии и совместный поход красных армий России и Германии против Антанты. Реально разоренная страна не имела сил даже на прочную победу над Польшей, тем более что там появление на Висле русских армий вызвало общенациональный подъем. 14 августа войска Пилсудского разгромили южнее Варшавы армии Тухачевского и одновременно разбили под Замостьем конную армию Буденного. По мирному договору 1921 Польша закрепила за собой всю Галицию, Волынь и Западную Белоруссию.
   В июне 1920 армия Врангеля вышла из Крыма и двинулась на север. Силы этого последнего белого генерала были несопоставимы с силами красных. В октябре три красные армии и махновцы под общим командованием Фрунзе разбили Врангеля в степях севернее Крыма, 7 ноября форсировали вброд мелководный Сиваш и к 17 ноября заняли весь Крым. Поверившие объявленной амнистии офицеры и беженцы были казнены. Сразу после разгрома Врангеля красные окружили и разгромили войска своего временного союзника Махно. Сам Махно с небольшим отрядом и несколько уцелевших петлюровских атаманов вели партизанскую войну еще около года.
   Разгромом Врангеля принято заканчивать историю гражданской войны, хотя крупные крестьянские восстания и война на окраинах продолжались до конца 1922. Россия подверглась самому страшному разорению в своей истории и потеряла западные окраины от Финляндии до Бессарабии. Чисто жертв гражданской войны можно оценить только приблизительно. Прямые военные потери в боях оцениваются в 2-2,5 миллиона убитыми. Число жертв террора, в основном красного и зеленого, составило от полутора до четырех миллионов. От голода и эпидемий умерло не менее десяти миллионов человек. Население России в послевоенных границах за пять лет сократилось на 8 миллионов, что с учетом рождаемости дает ту же цифру 15-20 миллионов жертв. По стране бродили семь миллионов беспризорных. Число эмигрантов составило около двух миллионов. Русские эмигранты первого и второго поколения дали мировой науке огромное число крупных физиков, математиков, биологов, философов, историков. В политическом отношении эмигранты совершенно неадекватно представляли себе обстановку в России и строили нереальные планы изгнания большевиков. В целом революция и гражданская война стали одной из самых страшных катастроф в истории России, сопоставимой только с татарским нашествием, вторжением Гитлера и распадом СССР.
   Гражданская война изобиловала тысячами неожиданных поворотов, столкновениями множества взаимно враждебных сил. Хорошо известен случай Одессы, когда в городе за пару месяцев сменился десяток правительств, и многие из них делили город на части, и этот пример не самый яркий. Советы не раз находились под прямой угрозой падения. Исход войны не был предрешен, но вот об устойчивой демократии в случае победы белых или даже эсэров говорить не приходится. Судьбой России в случае поражения большевиков была бы или военная диктатура (с восстановлением монархии или без оной), или чередование неустойчивых либеральных и социалистических правительств с неизбежной перспективой фашистского или военно-монархического переворота. Конечно, интересно себе представить, как бы Чернов сдавал власть боевикам Савинкова, или Врангель валил правительство Некрасова. Очевидно только, что ни один другой режим в России - военный, фашистский, социалистический, либеральный - не смог бы модернизировать Россию таким темпом, как это сделали сталинисты, а без модернизации Россия имела мало шансов победить во второй мировой войне.
   Мои личные симпатии на стороне белых, конкретно белых генералов, но трудно оспорить тот факт, что красные действовали более эффективно и использовали свой шанс. Их разрушительные эксперименты над собственной страной должны были привести к быстрому краху, но свои провалы большевики компенсировали жесткостью, целеустремленностью, способностью сохранять единство перед лицом многочисленных разрозненных врагов. Это помогло им победить, хотя не предопределяло победы. Главная же причина победы большевиков в ином. С одной стороны, русской элите пришлось расплачиваться за колоссальный вековой отрыв от народа. Идеи демократии и постепенных реформ могли увлечь в России немногих, а идея возврата к старому стратифицированному обществу встречала неприятие 90% населения. С другой стороны, большевики смогли увлечь народ идеалом, которого не было и не могло быть у противников, идеалом общества без угнетения, без нужды, без конкуренции за лучшее место, обществом всеобщего изобилия и братства. Переходный период с его жестокостями и лишениями выглядел в этой картине мира коротким неизбежным эпизодом. Большевистские активисты сверху донизу сами верили в свои лозунги и потому смогли увлечь заметную часть сограждан. В результате красные смогли создать громадный численный перевес над главным противником, а затем расправиться с остальными.
  
   13.8. Нэп.
  
   К концу 1920 большевики одержали окончательную победу над белыми армиями и решили довести до логического конца политику военного коммунизма. Были закрыты все частные мастерские, декларирована отмена денег, пятимиллионную армию попытались направить на восстановительные работы, сохранив при этом военный распорядок. В дальнейшем, по мысли Ленина и Троцкого, предполагалась милитаризация труда во всех сферах деятельности. Между тем страна была разорена гражданской войной и военно-коммунистическими экспериментами и переживала самый страшный с начала XVII в. голод. В Поволжье и смежных регионах от голода вымирали целые волости. Голод, продразверстка и устранение угрозы возвращения помещиков подняли крестьян на войну с большевиками. К восстаниям часто примыкали бойцы и командиры Красной армии. Основными лозунгами были свобода торговли и свободные выборы в Советы. К началу 1921 крестьянская война охватила Тамбовскую и Саратовскую губернии, Западную Сибирь, Украину, Кубань, Чечню с Дагестаном. И повстанцы, и каратели жестоко расправлялись с пленными и подозреваемыми в сочувствии к противнику. В феврале 1921 забастовали основные заводы Петрограда. В марте восстали матросы Балтийского флота - гвардия большевиков. Этот момент был последним, когда большевики оказались перед реальной угрозой свержения, но эсэры, возглавлявшие большинство восстаний, еще раз показали себя партией отдельных акций и не смогли использовать ситуацию.
   На X съезде ВКП (б), проходившем в дни боев за Кронштадт, Ленин выдвинул концепцию новой экономической политики - нэпа. Предполагалось заменить продразверстку натуральным налогом в 20-30% от урожая, разрешить частную торговлю, восстановить денежное обращение, разрешить создание небольших частных предприятий, допустить в экономику иностранный капитал, перевести государственные предприятия на хозрасчет с использованием элементов рынка, сократить в несколько раз численность армии и бюрократического аппарата. В целом это означало частичное возрождение рыночной экономики при сохранении за государством регулирующих функций и права собственности на крупные предприятия, банки, землю. В дальнейшем, по мере восстановления экономики, предполагался новый этап борьбы с частным сектором. В таком виде концепция нэпа сложилась постепенно, до конца 1921, но основные ее черты были обозначены уже на съезде. Возражений не было, необходимость отступления была очевидна всей элите большевиков, а ленинский авторитет заставил смириться рядовых функционеров, привыкших к чисто насильственным методам.
   Введение нэпа не остановило крестьянскую войну, но сократило приток подкреплений к повстанцам. Еще в дни съезда Тухачевский взял Кронштадт атакой по льду залива. Летом 1921 было подавлено восстание в Западной Сибири, осенью - восстание в Тамбовской губернии. Тогда же было подавлено восстание кавказских горцев (хотя в глухих аулах с новой властью мало считались вплоть до 30х), летом 1922 - восстания в казачьих районах. Украинские крестьяне после введения нэпа отвернулись от Петлюры, его партизанские отряды рассыпались. Сам Петлюра был убит в эмиграции еврейским террористом, отомстившим за петлюровский геноцид евреев. Хороший урожай 1922, оставшийся в основном у крестьян, окончательно примирил их с Советской властью.
   Аграрная революция 1917 покончила не только с традиционным помещичьим землевладением и крупными интенсивными поместьями, но, частично, и с теми крестьянскими хозяйствами, которые выделились из общины при Столыпине. Вся земля заново подверглась уравнительному переделу, сложный инвентарь в большинстве случаев погиб. Однако, как и положено, тут же пошло новое расслоение с выделением крепких и бедняцких хозяйств. Уже в 1922 были разрешены аренда земли и применение наемного труда. Коммуны и совхозы развалились, зато стали быстро расти снабженческо-сбытовые кооперативы. Деревня уже в 1923 восстановила в целом довоенный уровень производства зерна и картошки. При этом товарность сельского хозяйства сократилась вдвое, уменьшилось поголовье скота. Основная часть продукции теперь шла на потребление самих крестьян, в итоге они жили лучше, чем до революции, но это пока не могло служить базой для общего экономического подъема.
   Городская экономика оживала вначале медленно. Сказывались гиперинфляция, сильнейшие разрушения, отсутствие инвестиций, гибель многих инженеров и кадровых рабочих, неумелое управление посредством демагогии. В 1923 уровень жизни рабочих был в 4-5 раз ниже довоенного, о служащих нечего и говорить. Свободные частные капиталы вкладывались в первую очередь в торговлю и сферу обслуживания, где они могли принести крупную быструю прибыль. Однако в 1921-1923 героическим трудом рабочих, солдат, комсомольцев были восстановлены железные дороги, часть шахт и заводов. Заработали предприятия по выпуску простейших потребительских товаров. Налоги с этих предприятий, с сельского хозяйства и торговли позволили заняться восстановлением крупной промышленности. Довоенный уровень производства был здесь достигнут к 1926. Основная часть продукции выпускалась полусамостоятельными государственными трестами. Проблемами нэпа были недостаток инвестиций, низкая товарность сельского хозяйства и высокие цены в промышленности при искусственном занижении цен на сельхозпродукцию.
   И общепризнанный вождь Ленин, и вице-вождь Троцкий всегда рассматривали нэп как временное отступление революции. Однако уже первый год в условиях новой политики показал ее бесспорные преимущества перед военным коммунизмом. Вчерашние идеологи насилия - Бухарин, Дзержинский, Пятаков, Рыков - всерьез занялись реальной экономикой. Крупным успехом нэпа стала проведенная в 1924 по настоянию наркома финансов Сокольникова денежная реформа, сделавшая новый рубль твердой валютой. При этом экономическая политика была неустойчивой. С одной стороны, большевики нуждались в притоке средств в казну для инвестиций в промышленность, укрепления государства, проведения социальной политики, поддержки мировой революции, с другой - излишний нажим на крестьян и нэпманов вел к сокращению притока средств.
   Итоги большевистской политики в эпоху нэпа двойственны. Была восстановлена экономика, заметно вырос уровень жизни, возродились привычные для людей формы быта. Объем потребления не достиг дореволюционного, но благодаря более равномерному распределению доходов большинство населения этого не ощутило или даже несколько выиграло. Людям при условии лояльного поведения не приходилось теперь опасаться за свою жизнь и свободу. Появлялись даже независимые издания, проявлявшие, конечно, предельную осторожность. Большая часть населения России ощущала повышение своего социального статуса. Молодежь воспринимала новую жизнь как единственно правильную, с энтузиазмом участвовала в революционных праздниках. С большим размахом шла кампания по ликвидации неграмотности. Уровень грамотности к 1930 превысил 50% и продолжал быстро расти. Начальное образование стало реально всеобщим, среднее и высшее - бесплатным и более доступным. Число музеев, библиотек, дворцов культуры, спортивных клубов выросло в несколько раз. В сфере культуры 20е мало уступали предреволюционному десятилетию, причем писатели и художники старались придать своим модернистским экспериментам пролетарскую форму.
   Оборотной стороной нэпа оставался жесткий контроль со стороны государства над всеми сторонами жизни общества. В 1922 из России выслали крупнейших представителей гуманитарной интеллигенции. Политическую оппозицию, даже самую умеренную, уничтожали без пощады. Декларировалось упразднение всех старых моральных норм, а новая мораль утверждалась формально, как и всегда в подобных ситуациях. Итог - высокий уровень преступности, несмотря на крайне жесткие действия властей, легализация хамства, распад семейных связей (треть новых браков не регистрировалась, а половина зарегистрированных завершалась разводами). Собственно, те же тенденции в 20х были характерны и для Европы, но в России они проявились ярче. Официальный курс был, как прежде, на разрушение старых форм культуры и быта, дискредитацию старых порядков и Российского государства вообще и создание на руинах старой России новой цивилизации.
   Борьба с православной церковью вступила в новый этап. Церкви и монастыри закрывали и разрушали, отменили воскресенья и церковные праздники, антирелигиозная агитация приобрела невиданный прежде размах, молодежь старались вовлечь в праздники-кощунства, большинство представителей духовенства было репрессировано, освободившиеся церковные посты большевики не давали замещать, и при этом постарались организационно расколоть церковь. Церковь все же устояла, но позиции ее резко ослабели, особенно среди молодежи. Сказались консерватизм церкви и близость к старой власти, благодаря чему новое поколение воспринимало ее как часть уходящего мира.
   С 1924 интерес Москвы к угасавшей мировой революции стал падать. На первый план выходили реальные государственные интересы Советской России. Троцкий и Зиновьев при этом настаивали на более активной помощи зарубежным революционерам, Бухарин и Сталин твердо стояли против революционных авантюр за рубежом. В 1922 новую Россию признала Германия, в 1924-1925 - другие ведущие европейские державы. Самые тесные связи на почве недовольства Версальской системой установились с Германией.
   30 декабря 1922 Российская, Украинская, Белорусская и Закавказская советские республики формально преобразовались в Союз Советских Социалистических Республик. Конституцию списали с российской конституции 1918, РКП (б) переименовали в ВКП (б). В ходе дальнейших реорганизаций число союзных республик выросло до 11. На Кавказе, в Поволжье, Сибири и на Севере появилось полсотни национальных автономий разных рангов. Общее направление национальной политики заключалось в предоставлении малым этносам привилегий перед русскими, в ускоренном развитии национальных окраин. На Украине происходила массовая насильственная украинизация народа, который всегда считал себя частью русского народа. В итоге двадцатилетней кампании украинский язык утвердился в республике как официальный, хотя основная масса населения до 90х продолжала говорить по-русски. В то же время сепаратистские тенденции жестко пресекались, поощрялся процесс территориального перемешивания этносов, унификация уклада жизни по общесоветскому образцу. В целом создание СССР представляло собой акт реорганизации Российского государства в интересах национальных меньшинств. Это замедлило процесс ассимиляции малых народов русскими, а процесс интеграции восточнославянских народов даже пошел вспять. Интересно, что Сталин и Дзержинский, представители нацменьшинств, были противниками такой реорганизации, и прошла она под сильным давлением Ленина.
   Привилегии малых этносов не означали сохранения их традиционного уклада. Наоборот, курс здесь был взят на более жесткое искоренение традиций и формирование общей культурной традиции. В Средней Азии запрещали ношение женщинами паранджи, поощряли их вовлечение в общественную жизнь (при том, что в понимании горожанина жена вообще не должна была покидать дома), ускорили проведение земельно-водной реформы. Такая же борьба с традициями проводилась на Кавказе. У этносов, сохранивших отчасти родоплеменную структуру, ее старались искоренить. Перемены в этом плане были очень заметны по любым меркам, но полностью поставленных целей достичь, конечно, не удалось.
   В 1920е окончательно сложилась партократическая форма управления. Все важные решения на всех уровнях принимались партийными органами и спускались для исполнения в исполкомы Советов. Выборы проводились формально, при наличии единственного кандидата на место. Состав самой партии сильно изменился благодаря притоку молодых рабочих. Эти новые коммунисты, постепенно вытеснявшие профессиональных революционеров первого поколения, сильно уступали им во всем, что касалось образования и общей культуры, но умели работать, делать конкретное дело, а не говорить и плести политические интриги. Среди дочерних организаций партии выделялся комсомол. Сколько бы ни вспоминать труд заключенных на стройках того времени, а он действительно применялся в больших масштабах, но огромную и самую ответственную часть работы выполнили молодые добровольцы. В 20е произошло упорядочение государственного аппарата, были приняты различные кодексы, установлены границы запрещенного и разрешенного. Над губерниями были созданы крупные области, позже их разукрупнили и свели к масштабам губерний. В 1923 была создана сеть районов на уровне между упраздненными уездами и волостями. Из Красной армии демобилизовали до 90% ее состава.
   Ленин с конца 1920 тяжело болел и к 1922 полностью утратил работоспособность. Его посты разделили между людьми, не обладавшими, как казалось, диктаторскими амбициями. Пост председателя Совнаркома получил Рыков, пост председателя Совета труда и обороны - Каменев, пост секретаря ЦК ВКП (б) - Сталин. Большую часть правления Ленина заняло тотальное разрушение старой России. Ленин внес в этот процесс максимальный личный вклад. В то же время он заложил основу режима, при котором Россия превратилась в сверхдержаву. Смерть Ленина 21 января 1924 стала поводом к его обожествлению и переименованию Петрограда в Ленинград. Сразу же покатилась волна переименований городов и улиц в честь видных функционеров.
   В 1924 вожди сплотились против сильнейшего среди них Троцкого и лишили его всех важных постов. К началу 1925 в верхах произошла перегруппировка - Зиновьев и Каменев вступили в союз с Троцким против Бухарина, Сталина и Рыкова. В составе блока Троцкого-Зиновьева преобладали старые большевики, получившие в свое время хорошее образование, в большинстве своем евреи. Они выдвинули лозунги внутрипартийной демократии, курса на мировую революцию, усиления нажима на нэпманов и крестьян, ускоренной индустриализации России. В противовес этому Бухарин сформулировал тезисы, выглядевшие ересью с позиций ортодоксального марксизма - о строительстве социализма в рамках одной страны, о затухании классовой борьбы по мере строительства социализма, о мирном сосуществовании с капиталистическими странами, о поощрении частного капитала в интересах экономического роста. Эти лозунги больше отвечали национальным интересам России и получили поддержку массы рядовых членов партии. Такая поддержка помогла верхушке партаппарата во главе со Сталиным, Скрябиным (Молотовым) и Куйбышевым проводить на партийные посты людей нового поколения, нацеленных на практическую работу. Конечно, не все было однозначно - и в лагере Сталина попадались бездарности типа Ворошилова, и в лагере Троцкого были люди дела вроде Сокольникова и Пятакова - но в целом правое крыло партийной олигархии лучше умело работать и лучше понимало нужды государства.
   В 1926 борьба внутри партийной олигархии достигла высшего накала. XIV съезд партии поддержал линию Сталина-Бухарина. Началась чистка партаппарата от левых, был ликвидирован Совет труда и обороны. Троцкий и Зиновьев, проиграв аппаратную борьбу, обратились к рядовым коммунистам и сразу же потерпели крах. Рядовые члены партии, даже те, кто мог посочувствовать лозунгам оппозиции, никогда бы не поддержали говорунов-схоластов против своих партсекретарей, таких же выходцев из рабочих. В конце 1927 всех активистов оппозиции лишили постов, затем исключили из партии. Троцкого после двухлетней ссылки выслали за границу, остальные поспешили покаяться и получили второстепенные кормушки.
   XV съезд ВКП (б) в 1927 постановил разработать пятилетний экономический план, увеличить инвестиции в промышленность, развивать производственную кооперацию в деревне. Все это требовало крупных инвестиций, а возможности для этого сокращались. В этих условиях Сталин отчасти вернулся к лозунгам Троцкого об изъятии средств у крестьян и нэпманов, но не в интересах мировой революции, а в интересах быстрой модернизации России. Теоретически изъятия и репрессии обосновывались возрожденным лозунгом обострения классовой борьбы в социалистическом обществе. Бухарин и Рыков стояли на прежней позиции экономического подъема через развитие потребительского сектора, который должен дать со временем нужные средства. Аргументы обеих сторон были вполне разумны, и даже теперь трудно сказать, кто был более прав с точки зрения государственных интересов. Сталин не имел тогда популярности Бухарина, обаятельного и доброго человека, общепризнанного любимца партии, но превосходил его жесткостью, целустремленностью, организационными способностями и имел поддержку аппарата. В начале 1929 Бухарина и Рыкова обвинили в правом уклоне и передвинули на второстепенные посты. Председателем Совнаркома стал сталинец Молотов. Эти события означали конец нэпа, начало ускоренной индустриализации, коллективизации деревни и замену режима партийной олигархии единоличной диктатурой Сталина.
   За восемь лет после гражданской войны Россия пережила три поворотных момента своей истории. Переход к нэпу был единственным выходом из разрушительного эксперимента военного коммунизма. Альтернативой ему было падение большевиков или полное крушение России как государства. Он означал начало превращения победившей антисистемы в новую систему. Второй кризис, связанный со схваткой правого и левого крыла партийной олигархии, означал выбор пути для нового государства. Победа левых означала продолжение экспериментов над Россией в интересах международного левого движения, победа правых - развитие на основе национальных приоритетов. Позиция правых была прагматичней, что обеспечило их победу, хотя результаты борьбы в узком кругу олигархов никогда не могут быть вполне предсказуемы. Третий кризис, связанный с борьбой линий Сталина и Бухарина, нельзя оценить однозначно. В интересах большинства русских, по крайней мере, краткосрочных интересах, была победа Бухарина. Она означала бы отказ от массовых репрессий, развитие сельского хозяйства и легкой промышленности, повышение уровня жизни и уже на этой основе - модернизацию армии и тяжелой промышленности. Есть только одно но - до второй мировой войны оставалось 10 лет, и Россия могла просто не успеть с модернизацией.
   Революция и гражданская война разрушили цивилизацию Петербургской России. Крушение произошло так легко в силу ее верхушечного характера. Многие носители старой культурной традиции погибли, другие эмигрировали, третьи постарались задавить в себе память о прошлом. На руинах Петербургской России победители попытались создать новую космополитическую цивилизацию, которая должна была завоевать весь мир. В 20е эта идея была еще жива, но с каждым годом все больше превращалась в утопию. Новая советская цивилизация, рождавшаяся на руинах российской, впитывала в себя многие культурные традиции своих предшественниц. В ее основе лежали приоритет государственных интересов над частными, стремление к социальному равенству с опорой в первую очередь на городских рабочих, отказ от православия и вообще от религии с тем, чтобы заменить ее марксистско-ленинской идеологией. Тоталитарные и, особенно, эгалитарные тенденции нового общества, в общем-то, не противоречили менталитету русского народа. При своем рождении новая цивилизация была во многом искусственным образованием. То, что она сумела достаточно быстро видоизмениться под воздействием национальных традиций, обеспечило ей устойчивость. В истории борьбы западнической и почвенной тенденций развития России победа Сталина означала крупнейшее за последние три столетия поражение западников, но идейный разрыв с Европой не означал отказа от курса на ускоренную модернизацию.
  
   13.9. Диктатура Сталина.
  
   В 1928 в Советском Союзе был принят первый пятилетний план развития. Предполагалось трехкратное увеличение производства в промышленности. Для финансирования рывка резко увеличивался экспорт зерна и традиционных видов сырья за счет внутреннего потребления, проводилась политика инфляции, внедрялась практика принудительных займов у населения. Одновременно шла ликвидация нэпа - не столько по идеологическим соображениям, сколько для концентрации в руках государства всех финансовых и производственных ресурсов. Были запрещены биржевые операции, практически уничтожена частная торговля, кроме базарной, национализированы или закрыты частные предприятия. Часть предпринимателей была арестована, часть сменила место жительства и устроилась рабочими. Хозрасчет в промышленности сошел на нет. Управление государственной собственностью теперь шло централизованно, через отраслевые ведомства, с переводом всей прибыли в казну и финансированием из центра. Законы рынка в новой системе потеряли прежнее значение, цена определялась государством, распределение шло по разнарядкам сверху. При простых хозяйственных связях и жесткой исполнительской дисциплине эта система оказалась очень эффективной. Новая система широко применяла принудительный труд заключенных. В 1933 была введена паспортная система, ограничившая возможности смены места жительства.
   Увеличение экспорта зерна для начала привело к резкому увеличению обложения крепких крестьян. Они стали, как в гражданскую войну, сокращать производство, и тогда в конце 1929 было принято решение о всеобщей коллективизации. Создание колхозов виделось способом изъять из деревни весь хлеб сверх потребительской и посевной нормы. Коллективизация началась в первые месяцы 1930 с массового раскулачивания. Под раскулачивание попали те крестьянские семьи, которые создали крепкие хозяйства после гражданской войны, практически с нуля, своим трудом, всего от 5 до 10% крестьянских семей. У кулаков отбирали все имущество, самих вместе с семьями высылали на целину, реже в Сибирь. Деревня лишилась самой хозяйственной, энергичной и сравнительно культурной части населения, что сказалось на ее дальнейшем развитии. Остальных крестьян в добровольно-принудительном порядке записывали в колхозы с полным обобществлением имущества.
   Серьезного сопротивления коллективизации крестьяне не оказали. Колхоз, в общем, был аналогией привычной общины, а раскулачивание даже отвечало эгалитарным традициям русской деревни. В то же время создание колхозов было ознаменовано массовым забоем скота и резким падением производительности труда. Уже весной 1930 Сталин призвал соблюдать относительную добровольность при записи в колхозы. Колхозникам стали оставлять небольшие приусадебные участки на прокорм и часть скота. Некоторые колхозы даже распустили, но к 1932-1933 в них снова записали практически всех крестьян. Твердая норма изъятия продукции в пользу государства была установлена только в 1933 и составляла около трети урожая - в условиях низкой урожайности норма очень высокая, почти не оставлявшая средств для развития. По идее, оставшийся в распоряжении колхозов урожай подлежал распределению по трудодням, в соответствии с количеством вложенного труда, что опять же не стимулировало качественный труд, но фактически крестьяне кормились с приусадебных участков. Сама идея создания крупных интенсивных хозяйств, оснащенных современной техникой, была разумной, но ее тотальное проведение в жизнь вылилось в разгром деревни. Производительность труда в первые годы упала, а изъятия в пользу государства росли в условиях обрушения мировых цен. Результатом стал страшный голод 1932-1933, от которого погибло два-три миллиона человек. Больше всего от голода пострадали Украина и Казахстан.
   Между тем в годы первых двух пятилеток страна превратилась в гигантскую стройку. Одновременно шло строительство 1 500 крупных предприятий, реконструкция старых заводов. Среди новых предприятий были гиганты мирового масштаба - Уралмаш в Свердловске (Екатеринбурге), Магнитогорский и Новокузнецкий металлургические комбинаты, тракторные заводы Харькова, Сталинграда и Ростова, Новокраматорский машиностроительный завод, Днепровская ГЭС, Туркестано-Сибирская железная дорога, шахты Кузбасса, Мариупольский трубный завод, станкостроительные заводы Москвы, Ленинграда, Новосибирска. В отдаленных районах на стройках широко применялся труд заключенных лагерей системы ГУЛАГ, уголовников и политических, но большую часть работ выполнили все-таки вольнонаемные строители. Интенсивность труда была исключительно высока, работали на износ все от чернорабочего до наркома. При всех издержках такого натиска это был, конечно, настоящий трудовой подвиг того поколения.
   Новые предприятия стали вступать в строй с 1930, но больше в годы второй пятилетки (1933-1938). Промышленный рост в 1929-1932 составил 130% (порядка 25% в год), в годы второй пятилетки - 18-20% в год, в третьей - 13%. Это были самые высокие устойчивые темпы в мировой истории. Характерно, что рост происходил в годы Великого кризиса, что доказало преимущества плановой экономики над экономикой свободного рынка в условиях монополизированного производства. По объему промышленного производства СССР вышел на второе место в мире после США. Доля СССР в мировом экспорте была существенно ниже - упор делался на полное самообеспечение государства. В целом эту задачу удалось выполнить, за исключением отдельных высокотехнологичных видов продукции и редкого сырья. В то же время изоляция от мирового рынка была далеко не полной, что помогало сохранить приемлемый уровень качества товаров.
   Общий рост производства сопровождался структурной перестройкой. Быстрее всего росли машиностроительные и военные отрасли, а также энергетика. Несколько уступая им, но также опережающими темпами росли металлургия, химия, топливная промышленность. В конце 30х были освоены нефтяные поля Татарии и Башкирии. Появились практически новые для России отрасли - электротехника, органическая химия, производство сложных станков и приборов, самолетов, автомобилей, тракторов, алюминия. Промышленность развивалась во многом на собственной научно-технической базе. Во второй пятилетке существенно улучшилась подготовка рабочих, в большинстве своем недавних деревенских подростков. В моду вошла гонка за производственными рекордами (стахановское движение), которая имела неоднозначные последствия. Издержками планового хозяйства были упрощение хозяйственных связей, натурализация экономики, неэкономичность принимаемых решений, недостаточно высокое качество продукции и вообще слабый учет потребительских требований.
   Существенно ниже среднего темпа росли легкая и пищевая промышленность, и вообще все отрасли, работавшие на конечного потребителя. Средний уровень потребления горожан в начале 30х заметно снизился и к началу войны не достиг дореволюционного уровня. Даже перед войной не каждый мог купить мороженое или резиновые тапочки; рабочие питались хуже, чем в 1910. В то же время с 1933 наблюдался устойчивый рост уровня жизни. Примерно тогда же в деревню стала поступать сельскохозяйственная техника с новых заводов. Она была сосредоточена на государственных станциях, сдавалась колхозам в аренду и давала тогда высокую отдачу. С 1933-1934 сельскохозяйственное производство стало расти, и к концу 30х уровень жизни массы крестьян снова превысил дореволюционный.
   Социальная политика по-прежнему ориентировалась на эгалитарный идеал. В 30е сформировалась элита с относительно высоким уровнем жизни - партийные и советские начальники, творческая и околотворческая интеллигенция, офицеры, инженеры, ученые - но разрыв их с общей массой горожан был меньше, чем разрыв разных категорий наемных работников на Западе. Значительная часть услуг распределялась через госструктуры бесплатно или за символическую плату. Заниженная цена услуг стала характерной чертой государственного социализма. Была ликвидирована безработица, создана довольно эффективная по тем временам система бесплатного здравоохранения, приняты самые продвинутые законы о пенсиях, больничных, отпусках, создавались общедоступные санатории и дома отдыха. В деревне и уровень социальной защиты, и уровень жизни были существенно ниже, но постепенные сдвиги ощущались и там.
   Уровень грамотности к концу 30х превысил, по самым минимальным оценкам, 80%, по официальным достиг 90%. Накануне войны советская система образования стала одной из лучших в мире. Наука, несмотря на разборки по идеологическим мотивам, считалась одним из национальных приоритетов. Состояние технических и, в меньшей мере, естественнонаучных разработок отвечало мировым стандартам. К концу 20х Сталин покончил с господством в культурной жизни авангардистских течений. Как и все современные ему диктаторы, да и не только диктаторы, он повернул к неоклассицизму. Это задавило модернистские течения, в которых многие находят лучшее выражение художественных исканий того времени (с этим я как-то не согласен, но судить не берусь). В литературе 30х развивалось направление, близкое к русской классике XIX в. - Шолохов, Булгаков, Алексей Толстой. Хоть оно и не совсем достигло вершин прошедшего века, но достойно продолжало великие традиции.
   В целом 1930е стали временем радикальной модернизации российского общества на путях индустриализации и урбанизации. Основная часть национального дохода стала производиться в промышленности. Городское население за 10 лет почти удвоилось, достигло 40%. Москва, Киев, Харьков, Свердловск (Екатеринбург), Новосибирск, Горький (Нижний Новгород), Баку, Ереван, Тбилиси, первый в мире большой заполярный город Норильск перестраивались в духе сталинского ампира. Жилищному строительству уделялось мало внимания. Ситуация в деревне тоже радикально изменилась - место замкнутых полунатуральных хозяйств заняли крупные предприятия со сравнительно развитой инфраструктурой. При всей условности границы между аграрными и индустриальными странами можно считать, что в 30е Россия перешла эту границу. Уровень грамотности за десятилетие вырос на 30-40 пунктов, рост уникальный для любой цивилизации. Огромные социальные издержки этого прогресса оправдывались подготовкой к отражению внешней агрессии. Аргумент этот имел под собой реальную основу. Трудно себе представить, чтобы Россия образца 1910, а тем более 1920 или 1930 смогла бы выдержать удар гитлеровских армий. Новая Россия выдержала этот экзамен, который провалили все остальные континентальные государства.
   С 1929 власть Сталина приобрела характер единоличной диктатуры. Второму после Ленина вождю ставили прижизненные памятники, слагали гимны. Славословия в его адрес заполняли любое официальное выступление. Формально Сталин занимал только пост секретаря ЦК, фактически его влияние определялось неформальным положением вождя и успехами возглавляемого им государства. Сталин не обладал ни мощным интеллектом Ленина, ни революционным напором Троцкого, ни редким обаянием Бухарина. Он был человеком жестоким, хитрым, недоверчивым, не слишком образованным, но обладал гибким умом практического политика, редко ставил невыполнимые задачи и умел добиваться поставленных целей. Сталин видел, что лучший путь укрепления своей власти - превращение СССР в могучую державу, и работал для этого. В ближайшее окружение вождя входили председатель Совнаркома Молотов, глава Ленинградской парторганизации Костиков (Киров), Каганович, Куйбышев, нарком обороны Ворошилов, нарком тяжелой промышленности Орджоникидзе и Хрущев, возглавлявший Украинскую, а затем Московскую парторганизацию. Ни один из них никогда не позволял себе и тени фронды, хотя позже легенды приписали оппозиционные настроения Кирову и Орджоникидзе, а Хрущев приписал их сам себе.
   В области идеологии Сталин избегал резких шагов, повторяя основные догмы марксизма-ленинизма. Собственно, весь идеологический набор состоял из штампов, но они еще не успели потерять обаяние новизны и действовали на подданных. Многие были увлечены романтикой быстрых перемен. Молодое поколение единодушно поддерживало режим и не представляло себе жизни в других условиях. Борьба с религией достигла своего пика на грани 20х-30х, после чего постепенно пошла на спад, и в 1938-1939 православной церкви негласно дали легальный статус. Тогда же Сталин начал осторожно реабилитировать идею русского патриотизма в форме советского патриотизма, начал пропаганду традиционных моральных ценностей опять же в форме советской морали. Основополагающая идея классовой борьбы понемногу трансформировалась в идею борьбы с внешним классовым врагом.
   На протяжении всего своего правления Сталин, как и его преемники, опирался на две силы - партократию и рабочий класс. Состав партократии к началу 30х заметно изменился. Старые большевики, одержимые революционной романтикой разрушения, в массе своей сошли со сцены. Их место заняли коммунисты-прагматики второго поколения, тоже жестокие, более эгоистичные, но ориентированные на созидание. Уровень жизни представителей этой коммунистической элиты был сравнительно высок, но в любой момент они могли превратиться в ничто. Сталин тасовал их, часто сажал и расстреливал, но должен был считаться с интересами партократии в целом.
   Вторая социальная опора диктатуры, рабочий класс, в 30х занял положение среднего класса. Он располагал средними по тем временам доходами, имел возможности для карьеры, ощущал себя основой общества. В состав советского среднего класса входили также рядовые служащие и лучшие работники колхозов, по крайней мере, богатых колхозов. Мощный средний класс обеспечивал стабильность государства и поддержку всех начинаний властей, а естественный консерватизм среднего класса в условиях быстрого успешного развития не ощущался. Массы всегда охотно поддерживали кампании против бюрократов и скрытых врагов и требовали максимально жестоких наказаний для "вредителей".
   Эмиграция, и правая (от эсэров до монархистов), и левая (троцкисты) слепо верила в слабость режима и готовность народа его свергнуть. Можно вспомнить волнения на Украине в ходе коллективизации, восстание карачаевцев и, особенно, мощное восстание казахов в 1932, но все эти движения не создавали угрозу для власти даже на областном уровне. Троцкий сделал ставку на возрождение внутрипартийной оппозиции. Позиция троцкистов побудила болезненно подозрительного Сталина заняться чисткой партии от всех недостаточно надежных функционеров. Ради достижения единства народа в ходе возможной войны власть сделала ставку на физическое истребление всех потенциальных предателей, исходя из принципа - лучше убить десять невиновных, чем упустить одного врага.
   1 декабря 1934 в Ленинграде был убит Киров. Сталин, вопреки легендам, был, видимо, непричастен к убийству, но использовал его в полной мере. Началась новая чистка партии от троцкистов и зиновьевцев. Политические дела стали рассматриваться внесудебными органами. Обвиняемые в политических преступлениях чаще всего приговаривались к расстрелу или длительному заключению в лагерях ГУЛАГа. Многих репрессировали целыми семьями. В 1936-1938 прошло три громких процесса над бывшими лидерами партии. Перед судом предстали Зиновьев, Каменев, Бухарин, Рыков, Сокольников, Пятаков, нарком внутренних дел Ягода, бывший диктатор красной Сибири Смирнов, бывший нарком финансов и член Политбюро Крестинский, виднейший деятель Коминтерна Собельсон (Радек) и многие другие. Почти всех обвиняемых расстреляли, остальных убили по тюрьмам руками уголовников. Очевидно, что обвинения в шпионаже и вредительстве были беспочвенны, а что касается заговоров, то некоторые из обвиняемых могли участвовать в кулуарных интригах, которые теперь расценивались как заговор. Сам Троцкий был убит в 1940 в Мексике агентом НКВД. Наркомом внутренних дел с 1936 стал Ежов, при котором террор развернулся в полную силу.
   В годы большого террора, в 1936-1938, было арестовано около четырех миллионов человек из 200 миллионов населения. Расстреляно было около 700 тысяч, в основном по политическим обвинениям. Старые большевики, разрушавшие Россию и затем поевшие друг друга в 20е, были в массе своей физически уничтожены. За ними последовало второе поколение, поднявшееся в 20е вместе со Сталиным. К власти пришло третье поколение, уже воспитанное изначально в сталинском духе. Из 21 члена ЦК по состоянию на 1917 только двое, Сталин и Коллонтай, пережили 1938. Расстреляли пятерых членов действующего Политбюро, 70% состава действующего ЦК, еще больший процент секретарей обкомов, большинство наркомов, многих видных иностранных коммунистов.
   Партократия не осмелилась протестовать - народ на митингах искренне поддерживал террор, требовал новых казней, а, кроме того, расчищался путь для карьеры уцелевших. Конечно, каждого человека жалко, но многие из расстрелянных партократов в свое время сами с удовольствием убивали невиновных людей. В то же время террор захватил и хозяйственников, инженеров, агрономов, бывших царских чиновников и офицеров, уцелевших политиков старого времени. Сам Сталин, беспощадно истребляя всех, кто казался ему потенциально опасным, избегал трогать талантливых людей, даже сохранявших внутреннюю независимость, но на более низких уровнях иерархии это правило соблюдалось реже. Рабочих и колхозников террор коснулся значительно меньше, хотя не обошел совсем. Большие сроки могли дать за опоздания на работу, производственный брак, сбор упавших колхозных колосков.
   Самый серьезный удар получила армия. Красная армия старого образца не годилась для современной войны. Нарком Ворошилов это осознавал, но плохо понимал современную военную науку, вообще был слабым военачальником и видел угрозу в более талантливых красных генералах, таких как Тухачевский, Егоров, Уборевич. В этих условиях в 1937 было объявлено о раскрытии военного заговора во главе с Тухачевским и Уборевичем. Второстепенные обвиняемые после ареста написали доносы на всю военную верхушку, после чего начались почти поголовные аресты и расстрелы старших офицеров, всего около 40 тысяч. В заговор верится с трудом, хотя кто-то из троцкистов, известных своей упертостью, мог строить нереальные планы. Что касается главных обвиняемых, речь, видимо, могла идти только о кулуарной критике. В итоге из высших офицеров от командира бригады и выше уцелели почти исключительно бывшие сослуживцы Ворошилова и Буденного или совсем уж молодые люди. Военная реформа продолжалась под руководством маршалов-кавалеристов, но ухудшение качества командного и административного состава сказалось на ее ходе.
   Большой террор в целом стал очередным этапом трагедии русского народа. Вслед за гибелью дворянства, буржуазии, духовенства, интеллигенции, крепкого крестьянства теперь уничтожению подверглась новая элита, а заодно остатки старой. Истребление на всех этапах имело признаки геноцида - детей часто убивали вслед за родителями или лишали всех прав. Система доносов отучила людей от проявлений независимости. В то же время большой террор окончательно смел остатки большевистской антисистемы и утвердил выросшую из нее новую систему национал-коммунистического типа.
   Уже в 1937 террор явно стал выходить из-под контроля его инициаторов. Режим лишался необходимых ему специалистов, возникала угроза взрыва в среде партократии или в армии. В 1938 Сталин уничтожил зарвавшегося Ежова и многих его сподвижников. Новым наркомом стал личный друг Сталина Берия. Аресты и расстрелы продолжались, но далеко не с прежним размахом, некоторых арестованных даже освободили.
   В 1936, в разгар репрессий, была принята самая демократическая в мире конституция. По сути, конституция оставалась декларативной. Свобод не было, выборы проводились открытым голосованием из единственного кандидата, вся власть находилась в руках никем не избранного Политбюро во главе с великим вождем Иосифом Сталиным. Гипотезы о намерениях Сталина провести альтернативные выборы, чтобы создать противовес партократии, выглядят неубедительными.
   К середине 30х на первый план во внешней политике вышла реальная военная угроза со стороны Японии и Германии. В порядке подготовки к японской войне из СССР постарались удалить китайских мигрантов, а корейских, наоборот, отселить подальше от границы. Советские лидеры пытались заключить союз против Германии с Францией, Чехословакией, Польшей, позже и с Британией. Бывшая Антанта не отвергала союз с СССР, но не доверяла русским и сама не соблюдала принятых обязательств. Можно не сомневаться, что если бы Россия вступила в 1938-1939 в войну с Германией в защиту западных демократий, то они спокойно наблюдали бы гибель слабо подготовленных русских армий в схватке с вермахтом один на один. Опять же несомненно, что они предали бы Россию независимо от ее правительства - социалистического, демократического, монархического. Россия должна была готовиться или к положению младшего союзника Германии, или к борьбе с ней один на один, и в любом случае для сохранения независимости требовалась скорейшая модернизация промышленности и армии.
   Итогом 1930х стала окончательная трансформация большевистской антисистемы в новую коммунистическую систему. Ломка старого, в основном, завершилась, теперь шло планомерное строительство нового строя. От большевизма он унаследовал неприятие частной собственности и любых проявлений рыночной экономики, стремление к социальному равенству, ориентацию на интересы рабочего класса. Вместе с тем начали возрождаться некоторые традиции старой России, которые так и не смог до конца уничтожить большевизм. Новый режим на первых порах действовал очень успешно. Прежде всего, он обеспечил небывалый экономический подъем в условиях мировой депрессии. Он сумел в кратчайшие сроки построить заново тяжелую промышленность, создать сильную армию, подготовить страну к самой тяжелой войне. Коммунисты сделали Россию страной сплошной грамотности, создали сильную систему социальной защиты. Успехи определялись, с одной стороны, концентрацией всех средств на решении ключевых задач, что могла обеспечить только сильная власть, с другой стороны, всенародной поддержкой режима. Народ поддерживал жестокую и не всегда справедливую власть, искренне считая ее своей. В то же время за свои победы русский народ в очередной раз заплатил непомерно высокую цену человеческим жизнями, недоеданием, нехваткой жизненно необходимых товаров, отсутствием элементарных свобод. Модернизация объективно требовала жертв, но только при очень большом желании можно обосновать государственными интересами террор ежовского образца, раскулачивание, экспорт зерна во время голода 1932, разгром военных кадров, борьбу с церковью и проявлениями русского патриотизма, псевдовыборы, тотальную ликвидацию рыночных отношений где надо и не надо и многое другое.
  
   13.10. Европа между мировыми войнами.
  
   В течение межвоенного периода Европа оставалась в состоянии глубокого кризиса. Мировая война и Великий кризис 1929 способствовали крушению гуманитарного и прогрессистского идеала XIX в. Росло влияние тоталитарных учений и радикально-социалистического, и националистического типа. Часть прогрессистов оставалась на прежних либеральных позициях, часть ударилась в пропаганду технократии, часть пыталась обновить либерализм, учесть факт превращения общества собственников в общество наемных работников. Все это сопровождалось стагнацией производства и уровня жизни, частыми актами насилия.
   К началу второй мировой войны объем промышленного производства в тех странах, которые оставались на позициях свободного рынка, не превышал существенно уровня, достигнутого до первой мировой войны. Первые послевоенные годы были временем экономического спада, связанного со свертыванием военного производства, с увеличением социальных расходов, выплатой военных долгов и репараций. Для большинства стран была характерна высокая инфляция. С 1922-1924 начался промышленный рост. Довоенные показатели были достигнуты к 1925-1928. Валютные системы стабилизировались, декларировалось возвращение к золотому стандарту, хотя на практике повсюду возобладало обращение бумажных денег без свободного обмена их на золото. В 1929 это кончилось Великим кризисом, самым разрушительным в мировой истории. Производство по разным странам сократилось на 20-60%, соответствующая часть населения осталась без средств к существованию. Кризис доказал, что в условиях крупного монополизированного производства законы свободного рынка разрушают экономику. В 1930-1932 рухнули золотой стандарт валют и рынок международных кредитов. Протекционизм возобладал над системой фритреда. В 1934-1937 в мировой экономике происходило некоторое оживление, но, не выйдя на докризисные показатели, она с 1937 снова покатилась вниз.
   Самым популярным лекарством от кризиса в Европе виделся фашизм. В разных странах он имел свои особенности. Общими чертами его были утверждение жесткой диктатуры без каких-либо признаков политических свобод, режим террора, национализм в крайних, часто экстремистских формах, государственное регулирование производства и распределения при сохранении частной собственности, частичное перераспределение доходов в пользу малоимущих через налоги и принудительные пожертвования, корпоративная организация общества, стремление к созданию единой массовой партии. В 30е он казался многим более эффективной системой, чем либерализм, который довел дело до мировой войны и Великого кризиса. Фашизм не имел успеха только в Британии с ее белыми доминионами, Швеции, Швейцарии, Нидерландах, Дании и Норвегии, хотя и там возникли фашистские партии. В США, Франции, Чехословакии, Бельгии, Финляндии и Ирландии фашисты создали массовые движения и серьезно претендовали на власть, но успеха не добились. За малым исключением все это страны старой демократии, которые одни только и сумели противостоять фашизму. Во всех остальных государствах европейского круга либо пришли к власти фашисты, либо утвердились диктатуры более традиционного типа, взявшие на вооружение многие лозунги и методы фашистов.
   В 30е либерализм традиционного типа уходил в тень. На первый план в демократических государствах вышли идеологи и политики, которые видели необходимость расширения социальной базы режима, перераспределения дохода в пользу трудящихся, создания механизма государственного контроля над экономикой, регулирования рынка. В разных странах подобные демократические эксперименты назывались по-разному и принимали разные формы, такие как "новый курс" в США, северный социализм в Скандинавии, реформы Народного фронта во Франции, неоконсерватизм Невилла Чемберлена и его молодых помощников в Англии. Степень успешности этих реформ была различной. Все они требовали мирной обстановки, которая уходила в прошлое.
   Виднейшим идеологом новых демократических реформ стал британский экономист Кейнс. Он обосновал необходимость государственного контроля над трестами, банками и естественными монополиями, разработки планов-прогнозов, регулирования финансовых потоков через систему налогов, и, главное, значительного повышения покупательной способности всех слоев населения. Кейнс видел ключевой момент развития экономики в поощрении массового спроса путем повышения зарплаты рабочих и служащих и социальных выплат. Умеренная инфляция (до 5% в год) должна была поощрить спрос и покончить с классом рантье. Государство, по Кейнсу, должно было инвестировать средства в перспективные или жизненно важные для государства отрасли экономики, при необходимости национализировать существующие убыточные предприятия. Для предотвращения кризисов следовало то ускорять, то сдерживать деловую активность путем изменения кредитной ставки и притока государственных инвестиций. Идеи Кейнса в новых условиях оказались более практичны, чем устаревшие догмы классической политэкономии, и легли в основу экономической политики Европы после второй мировой войны.
   Социалистический Интернационал возобновил свою деятельность в 1919. В 1922 в него вернулись левосоциалистические партии, на время примкнувшие к Коминтерну. Социнтерн сохранил в программных документах догмы марксизма, но больше внимания теперь уделял перераспределению доходов, развитию социального законодательства, производственной демократии. Социнтерн действовал как союз национальных социал-демократических партий, в то время как Коммунистический Интернационал строился как единая международная партия. Секции Коминтерна в форме национальных компартий возникли к 1925 почти во всех крупных странах. Вопреки реальной обстановке, Коминтерн с годами занимал все более радикальные позиции. Ставка делалась на вооруженные перевороты, отвергались союзы с другими партиями, главный удар направлялся против социал-демократии. Только после 1933, когда угроза фашизма стала реальной, произошел поворот в политике коммунистов. VII конгресс Коминтерна в 1935 выдвинул лозунг Народного фронта. Коммунистам предлагалось отказаться от курса на революцию, выдвинуть лозунги, приемлемые для большинства народа, и вступить в союз с другими левыми и левоцентристскими партиями. Новая тактика вывела коммунистов из тупика. Окрепнув, коммунистические партии стали выходить из жесткой зависимости от московского центра и превращаться в национальные левые партии. Процесс этот формально завершился в 1943, с роспуском Коминтерна.
   Война и послевоенные кризисы сильно изменили социальную структуру Европы. Численность личной прислуги, достигнув максимума в начале XX в., к 1940 сократилась в 3-4 раза. Инфляция почти покончила с классом рантье, ранее составлявшим до 10% населения богатых государств. Значительно сократилось и число мелких городских собственников. В первую очередь это коснулось сферы производства, но и в торговле и сфере обслуживания действовала та же тенденция - появлялись универмаги, фабрики-кухни, комбинаты бытового обслуживания, столовые на сотни мест. Продолжались миграции из деревни в город, где новые горожане находили место как наемные работники. Число служащих, и частных, и государственных, заметно выросло, а их социальный статус понизился, доходы сократились. Особенно пострадали интеллигенты и чиновники, которые теперь жили не лучше среднеоплачиваемого рабочего. Социальный статус рабочих, наоборот, заметно повысился. Однако в большинстве случаев рабочие все еще не ощущали себя частью среднего класса, государство не считали своим и были настроены на радикальные перемены. Основная масса рабочих в большинстве стран голосовала за партии, которые в той или иной мере позиционировали себя как антисистемные - за коммунистов, социал-демократов, фашистов, популистов разного толка.
   В корне изменились отношения в семье. Во время войны во всех странах женщины заменили мужчин на производстве и в сфере общественных услуг, и после войны больше половины из них остались на прежнем месте работы. Женщина получила независимый источник дохода, полное юридическое равноправие и, в большинстве случаев, избирательные права. Резко сократилась рождаемость. Во Франции, Бельгии и Австрии рождаемость была ниже смертности, в остальных развитых странах наблюдался очень незначительный рост населения. На демографической ситуации сказались изменение положения женщины, экономические соображения, трудности воспитания детей в большом городе, ослабление морального и юридического запрета на аборты и, прежде всего, окончательное утверждение норматива жизни для себя, любимого, характерного для всех зрелых цивилизаций. В общем-то, численность населения Европы давно подошла к критической отметке, даже с учетом стабилизации сельского населения, и дальнейший демографический рост был просто опасен.
   Война, выбившая от четверти до трети молодых мужчин, изменила психологию нового поколения. Понятия морального запрета, греха, долга теперь считались устаревшими. Число супружеских измен не увеличилось, но число разводов возросло на порядок. В большинстве стран развод был теперь юридически разрешен. Это могло и должно было оздоровить обстановку в семье, если бы сохранялось понятие долга перед близкими, а оно теперь тоже уходило. Возросла жажда личного успеха, удовольствий, возможности самовыражения. Влияние религии неуклонно снижалось. Темп жизни в крупных городах резко ускорился и достиг физически предельных значений. В целом потрясения обострили кризис этических и религиозных основ новоевропейской цивилизации, и адекватной замены им не находилось. Конечно, разные европейские страны были затронуты изменениями в разной степени, прежде всего они чувствовались в крупных городах.
   Уровень жизни европейцев стагнировал, хотя отдельные слои общества, прежде всего промышленные рабочие, выиграли. Более заметным было сокращение рабочего дня. Свободного времени у трудящихся стало значительно больше - в среднем в 1,5-2 раза. Конечно, свободное время каждый использовал по-разному - кто-то читал, кто-то пил водку, кто-то участвовал в политической жизни, или шел в кино, или играл в футбол, или отдыхал в парке, или занимался своими детьми, или своей женой. Кинематограф в 20е стал повальным увлечением, многие ходили в кино ежедневно. Тогда же достигли пика своей популярности шахматы. С начала 30х в летние выходные люди старались загорать и купаться. Быт верхов заметно демократизировался, а семьи рабочих постепенно переселялись из бараков в удобные квартиры и приобретали предметы длительного пользования. С уменьшением числа слуг и распространением домашней техники хозяйки в семьях среднего и выше среднего достатка сами стали работать по дому. Женщины впервые одели брюки и мини-юбки, стали коротко стричься, затягивать грудь, мужчины же почти поголовно брились. Все эти новшества были характерны в равной мере и для Европы, и для Америки, и для Советского Союза.
   Культура межвоенного мира четко разделилась на элитарную и массовую. Преобладание массовой культуры объяснялось демократизацией общества и возросшим влиянием США с их примитивными культурными стандартами. Общим увлечением стали кино, джаз, детективные и любовные романы - искусство для легкого отдыха, доступное каждому. Творческая элита все больше замыкалась, создавая произведения для себя. Общим направлением в культуре стали попытки выразить мировосприятие художника, а не отразить реальность. Развивалась литература бессюжетного типа, в первую очередь в духе потока сознания. И в изобразительном искусстве, и в музыке, и в литературе 20х необычайно ярко проявил себя экспрессионизм с его подчеркнутой эмоциональностью. Продолжала развиваться абстрактная живопись. К 30м испанец Сальвадор Дали создал сюрреализм. Сюрреализм, сочетающий черты элитарного и массового искусства, производит впечатление на каждого - другой вопрос, какое впечатление. В архитектуре 1920х возобладал функционализм (его советская разновидность - конструктивизм), который пытался создавать удобные и практичные здания без внешних эффектов, подчеркнуто демократичные. В 1930е и диктатуры, и в меньшей мере демократии временно повернули к возрождению классических форм.
   Самым популярным учением в среде беспартийной интеллигенции стал фрейдизм. Он был возведен интеллектуалами в догму, затем на уровень культа. Из учения Бергсона вышла философия экзистенциализма, поставившая в центре мира человеческую индивидуальность. Позитивизм, как и вообще прогрессизм, терял позиции, хотя и оставался основной методологией науки. В 1918 немецкий философ Шпенглер в книге "Закат Европы" поставил европейскую цивилизацию в один ряд с другими культурами, которые поднимаются и гибнут. Английский историк Тойнби перевел эту концепцию из философской плоскости в конкретно-историческую.
   В технике в основном шло внедрение открытий более раннего периода. На транспорте важнейшим изобретением стала постройка Юнкерсом в Германии в 1920 первого цельнометаллического самолета. Через несколько лет Сикорский построил первый вертолет. В области связи первое место занимает изобретение телевидения. В области производственной техники, помимо повсеместного внедрения конвейеров, главным стало создание первых станков-автоматов и автоматических станочных линий. Это создавало принципиальную возможность перехода к безлюдному производству. В области новых материалов можно выделить создание в 1933 полиэтилена, в 1938 - капрона, самого эффективного и доступного искусственного волокна из всех созданных до сих пор. В небывалых прежде размерах машины стали внедряться в сельское хозяйство.
   Технический прогресс породил заметные изменения в быту. В США главным средством передвижения стал личный легковой автомобиль, в Европе он играл меньшую роль. Электрическое освещение, газовые плиты, водопровод, канализация, автобусы пришли практически во все города и многие села. Массовое распространение получили телефон, радио, электроплиты, стиральные машины, холодильники, пылесосы, велосипеды. Все это становилось принадлежностью быта не только верхов, но и многих наемных работников. В большей степени это все было характерно для США, несколько меньше для Европы, еще меньше для Советского Союза. В то же время общий объем потребления скорее снижался. В первую очередь это касается количества и качества пищи, в меньшей мере мира вещей. Потребительские товары стали менее качественными и менее долговечными - естественное следствие развития массового производства.
   В целом 20е-30е стали в Европе временем острого системного кризиса. Экономика свободного рынка показала свою несостоятельность на данном этапе развития индустриального общества. Демократия утратила старую социальную базу - мощный слой мелких городских собственников, независимых интеллигентов, рантье. Поднимавшиеся классы, составлявшие теперь основную массу избирателей, плохо поддавались воздействию со стороны либеральной элиты, были настроены на борьбу с ней и даже на отрицание самой демократии. Эти процессы совпали с системным кризисом основ новоевропейской цивилизации. Исключительно динамичная по своей природе, она закономерно быстро вступила на стадию саморазрушения. Все антисистемные движения 20х-30х - коммунистические, фашистские, социалистические, технократические - искали принципиально новую основу для обновленного общества. Левые либералы и правые социал-демократы сближались на основе попыток модернизировать существующую систему, сделать ее адекватной новой социальной структуре. Церкви всех направлений и консервативные политические движения искали выход на базе возврата к традиционным идеалам, разрушенным либерализмом, и приспособления этих старых норм к реальности. Поиски выхода велись во всех направлениях, далеко не всегда были успешны и нередко сопровождались массовым кровопролитием.
  
   13.11. Просперити и новый курс.
  
   В 1912 президентом США был избран демократ Вильсон. Профессор-юрист искренне считал себя призванным свыше для утверждения во всем мире нового справедливого порядка. Женщины получили избирательные права на федеральном уровне. Был введен прогрессивно-подоходный налог, причем для сверхдоходов его норма устанавливалась в 65%. Создавалась система федеральных резервных банков, "банков для банков", которая с некоторыми изменениями существует до сих пор. Резко снижались пошлины на импортные товары - Америка уже не боялась конкуренции и сама собиралась завоевывать внешние рынки. Официально, на федеральном уровне, закреплялось право на забастовки. Эти главные реформы дополнялись примерно сотней законов по частным вопросам. Реформы Вильсона были серьезным шагом по пути расширения социальной базы демократического режима и в условиях массового левого движения не встречали препятствий в конгрессе.
   В начале первой мировой войны США объявили нейтралитет. За годы нейтралитета Америка превратилась из государства-должника в государство-кредитор, которому страны Антанты задолжали 12 миллиардов долларов (порядка триллиона по нынешнему курсу). Переживали бум промышленность и сельское хозяйство. В 1917 США производили 60% промышленной продукции всего мира (после войны цифра снизилась до 44%), вышли на первое место в мире по промышленному экспорту. Сразу после переизбрания на второй срок, 6 апреля 1917, Вильсон, вопреки предвыборным обещаниям, с одобрения конгресса объявил Германии войну. Поводом для этого стало потопление нескольких американских кораблей, хотя немцы периодически топили их с 1914. Потери США составили 54 000 солдат - несопоставимо с европейскими, но много для страны, всегда державшейся нейтралитета. На мирной конференции Вильсон выступал за наиболее мягкие условия мира с Германией, за освобождение колоний, общую отмену таможенных пошлин. Главным пунктом его программы было создание Лиги Наций, которую он понимал как международное правительство с широкими полномочиями. Реформистские претензии Вильсона вызывали раздражение остальных участников антигерманской коалиции, а человеческие потери привели к падению популярности демократов в США. Сенат отказался ратифицировать Версальский мир и отверг участие США в Лиге Наций. Вильсона в разгар его бесконечного турне по Европе в 1919 хватил удар, от которого он уже не оправился.
   Послевоенные годы стали в Америке, как и повсюду, временем социального брожения. Забастовки в 1917-1920 приобрели невиданный размах. Крупнейшими стачками стали всеобщие забастовки железнодорожников и металлургов, которые продолжались по полгода, и всеобщая забастовка в Сиэтле. Профсоюзы требовали национализации базовых отраслей экономики и введения тридцатичасовой рабочей недели. Однако больше половины американцев было настроено в пользу сохранения старого строя. Массовый характер приобрели антииммигрантские и антинегритянские настроения, переходившие в погромы. Иммигрантов и негров обвиняли в революционных настроениях, уголовщине и готовности работать за низкую зарплату в ущерб коренным белым американцам. В 1920 республиканцы, выступавшие под консервативными лозунгами, выиграли президентские выборы и получили большинство в обеих палатах конгресса. Радикальное антитрестовское движение дало последний бой на выборах 1924. Тогда левый кандидат Лафоллет получил 18% голосов, после чего Прогрессивная партия распалась.
   На протяжении 12 лет, с 1921 по 1933, Америкой правили слабые президенты-республиканцы. Их программа сводилась к невмешательству государства в управление экономикой, высоким таможенным пошлинам, изоляции Америки от заокеанских проблем, ограничению иммиграции и проведению сухого закона. Сухой закон действовал с 1920 до 1933. Американцы стали пить несколько меньше (хотя, возможно, дело тут было не столько в запретах, сколько в стремлении к хорошим заработкам путем интенсивного труда), зато на подпольной торговле спиртным окрепла мафия. Наверное, никогда мафия не вела себя так нагло, буквально по сценариям кинобоевиков, как в 20е. До сих пор неясно, что произошло с президентом 1921-1923 Гардингом. Его администрация была насквозь коррумпирована, президент не мог этому противостоять, а закончилось все его внезапной смертью и такими же внезапными кончинами всех близких ему людей.
   В 1921-1922 экономика США, как и всего западного мира, переживала спад, связанный с послевоенной конверсией. С 1923 начался подъем, продолжавшийся до 1929. Промышленное производство за эти годы выросло на 70%. Быстрее других отраслей росли автомобильная, электротехническая, нефтяная, химическая промышленность, металлургия, энергетика. Такие компании, как концерн Форда, "Дженерал электрик", "Стандарт ойл", "Дженерал моторс" не уступали по финансовым возможностям крупным державам. Промышленность в эти годы окончательно переориентировалась на производство массовых товаров по общедоступным ценам. Это снижало норму прибыли, но увеличивало ее массу. В большинстве американских семей появились автомобили, холодильники, телефоны, радиоприемники. Многие товары приобретались в кредит, фермерское хозяйство тоже велось в кредит. США пересекли великолепные автомагистрали. В городах росли небоскребы. В Нью-Йорке появились высочайшие здания того времени Эмпайр стейт билдинг и Крайслер билдинг. Заметный рост наблюдался в сельском хозяйстве, у большинства фермеров появились трактора и другая современная техника. Это рост получил в Америке название просперити.
   Экономическая политика республиканцев в годы просперити сводилась к невмешательству государства в деятельность корпораций. Были приватизированы некоторые государственные объекты, сведены к минимуму налоги. При этом таможенные пошлины оставались на высоком уровне и служили главной доходной статьей бюджета. Прежде всего, от просперити выиграли, разумеется, хозяева крупной индустрии и банков, но экономический подъем сказался на положении всех групп населения. Рабочие стали хорошо зарабатывать, покупать в кредит автомобили и удобные дома, приобретать акции. Значительная часть рабочих теперь ощущала себя частью среднего класса. Форд пытался превратить свою компанию в образец гармоничного предприятия, в котором постоянные рабочие и служащие хорошо зарабатывали, получали от компании различные льготы, дотации, дешевое жилье, помощь в трудных ситуациях, и сами были заинтересованы в успехах фирмы. Его примеру следовали некоторые другие промышленники.
   Успехи американского свободного общества в годы просперити были неоспоримы, но держались на довольно зыбкой основе. Оборотной стороной просперити были усиление монополизации, бесконтрольная биржевая игра, обоюдный риск при покупках в кредит, сохранение социального дна, отсутствие системы социальной защиты, расточительный характер экономики. Рост производства отставал от роста стоимости акций, что было чревато новым кризисом. Хаотичная распашка прерий поставила фермерские штаты на грань экологической катастрофы.
   1920е стали временем возрождения либеральной идеологии. Царил культ бизнеса и индивидуального успеха. Американский либерализм, наряду с приверженностью рынку, демократии и индивидуальной свободе, включал в себя верность американским традициям, веру в сильную Америку и приверженность христианству, то есть отчасти сближался с европейским консерватизмом. В свою очередь, те, кого в Америке называли консерваторами, яростно защищали ценности свободного мира.
   Впервые в американской истории стало заметно отчуждение людей, особенно в крупных городах. Темп жизни, как и во всем мире, заметно вырос. Образование стало реально всеобщим, но отличалось низким уровнем преподавания и усвоения знаний. Американцы предпочитали импортировать образованных людей, а сами порождали прекрасных инженеров-практиков. Мировое значение приобрели американская музыка, положившая в основу негритянские мотивы (джаз), и американская литература (Фолкнер, Хемингуэй, Скотт Фитцджеральд, О'Нил). Характерно, что Хемингуэй и Скотт Фитцджеральд почти не покидали Европы. Бесспорным было лидерство американцев в области кинематографа, который они с самого начала превратили в чисто коммерческое предприятие.
   В 20е конгресс установил квоты на приток в Америку иммигрантов из каждой страны. Преимущество отдавалось переселенцам из Западной Европы, для остальных въезд был затруднен. Во втором поколении мигранты, как и прежде, становились уже настоящими американцами. Все же гражданином первого сорта негласно считался белый протестант англо-саксонского происхождения. Усилилось переселение негров в города Севера, где они оставались на дне общества. В южных штатах сохранялась сегрегация, с неграми часто расправлялись без суда, в 1915 возродился Ку-Клукс-Клан. Индейцы в 1924 получили права граждан США, но редко покидали резервации с их привычным бытом и небольшими государственными дотациями.
   Конец просперити пришел в октябре 1929 с крахом Нью-Йоркской биржи. Длительное завышение стоимости акций привело к обвальному падению их курса. Начался Великий кризис, поразивший весь мир. Товары в силу отставания роста зарплат от роста производства не находили спроса, цены на них упали, производство стало резко сокращаться, отсюда снова снижались зарплата, потребление и производство. Америка, а ней весь мир, кроме СССР с его плановым хозяйством, попала в замкнутый круг. Обычный циклический кризис стал необычайно разрушительным по двум причинам - монополизации производства и чрезмерного развития системы кредита. Покупатели не могли расплатиться по сделанным ранее покупкам, лишались уже приобретенных товаров и жилья, те возвращались на рынок и усиливали превышение спроса над предложением, а кредиторы все равно не могли вернуть вложенные средства. Фермеры также не могли расплатиться по кредитам, лишались земли и всего имущества. Производство за 4 года сократилось в 2,5 раза, в автомобилестроении и металлургии - в 5-6 раз. К 1932 без работы оказалась четверть американцев, в том числе почти половина промышленных рабочих. Миллионы американцев лишились всего, кочевали по стране и нередко умирали от голода, в то время как рядом уничтожались нереализованные запасы продовольствия. Плохо пришлось и собственникам. За годы кризиса обанкротились почти все банки, 136 тысяч фирм, свыше миллиона фермерских хозяйств, стоимость акций уменьшилась в 7 раз, число миллионеров сократилось с 600 до 20. В день отставки последнего республиканского президента прекратили операции последние американские банки.
   Республиканская партия твердо верила в преимущества свободного рынка и надеялась на циклическое оживление экономики. Президент Гувер разрабатывал программы по увеличению частных капиталовложений, которые действовали все хуже по мере углубления кризиса. В июне 1930 конгресс повысил и без того высокие импортные пошлины. Это ударило как раз по американской экономике - весь мир, в свою очередь, поднял пошлины на американские товары. США признали правомерным отказ Германии от уплаты репараций, после чего Европа отказалась расплачиваться по американским военным кредитам. Социальная политика республиканцев шла в ущерб социально незащищенным группам населения, да и финансовых возможностей у государства почти не оставалось. В 1930-1932 имели место бурные волнения безработных, походы безработных и ветеранов войны на Вашингтон. В 1932 аграрные штаты охватило вялотекущее фермерское восстание. На выборах 1932 Гувер с разгромным счетом, 2:1, проиграл кандидату демократов Франклину Рузвельту, кузену покойного Теодора. Демократы одержали полную победу и на выборах в обе палаты конгресса. Франклин Рузвельт не имел четкого представления, что надо делать, но оказался достаточно умным человеком, чтобы осознать главное - свободный рынок погубит не только рядовых американцев, но и американскую элиту, надо менять правила экономической игры.
   Политика Рузвельта, которая складывалась постепенно, в течение первого срока его президентства, получила название "новый курс". В числе первых шагов были отмена сухого закона, снижение пошлин и меры по спасению банковской системы. Даже в среде американской элиты преобладали мнения в пользу национализации финансовой системы, но Рузвельт предпринял другой шаг - добился выделения государственных кредитов тем крупным банкам, которые еще можно было спасти, установив при этом жесткие правила использования этих кредитов. Были поставлены под контроль все биржевые операции. Доллар сначала девальвировали, затем ввели его плавающий курс. Для промышленников были разработаны по отраслям специальные "кодексы честной конкуренции", которые регулировали цены, уровень зарплаты, объем производства. Затея с кодексами была довольно неуклюжей и долго не продержалась, но в условиях монополизированной экономики принесла первоначальный эффект. Фермерам рефинансировали задолженность и давали льготы в случае сокращения производства. Для безработных организовали самые массовые в американской истории общественные работы с полувоенной дисциплиной в лагерях.
   Первые шаги нового курса во многом носили пожарный характер и не отличались эффективностью, но они показали возможность государственного регулирования экономики и ускорили выход из кризиса. По мере оживления экономики реформы становились более продуманными и системными. В 1935 был восстановлен прогрессивно-подоходный налог. Для поощрения спроса проводилась политика умеренной инфляции - не свыше 10% в год. Регулирование промышленности после отмены кодексов честной конкуренции велось через систему дифференцированных налогов по отраслям, предоставление различных субсидий и выгодных государственных заказов предприятиям перспективных и стратегически важных отраслей. Создавались государственные хранилища продуктов, которые ослабили грабеж фермеров перекупщиками. Фермеров поощряли в случае использования только плодородных земель, выращивания более выгодных и экологически менее разрушительных культур. Много средств администрация Рузвельта вложила в развитие энергетики (в том числе строительство крупнейшей в мире энергосистемы в долине Теннеси), ирригационное строительство и строительство новых дорог. Экологическое законодательство Америки тех лет (контроль над добывающей промышленностью, энергетикой, ограничения на распашку земли, очистка рек, регенерация почв, создание заповедников) заметно опередило свою эпоху.
   С 1935 конгресс и администрация Рузвельта взялись за социальные реформы. Для рабочих установили почасовой уровень минимальной оплаты, для служащих - минимальную недельную оплату. В дальнейшем эти ставки регулярно повышались, опережая средний рост цен. Рабочую неделю для рабочих установили сначала в 30 часов, затем в 40, для служащих - в 40-44 часа. В 1935 на федеральном уровне были введены пособия по безработице, больничные, пенсии с 65 лет, пособия по бедности для определенного круга лиц. Официально вводились свобода стачек и принцип коллективного договора. С этого времени уровень взаимного насилия во время забастовок резко снизился. В целом социальное законодательство нового курса заметно повысило уровень доходов наемных работников и их социальный статус. В 40е зарплата промышленного рабочего средней квалификации не уступала зарплате рядового служащего и доходу мелкого собственника. Рабочие вливались в новый средний класс и составили его основу. Это процесс шел, конечно, постепенно и завершился в 40х-50х. 1930е были ознаменованы мощными стачками. В 1935 шахтерский лидер Льюис создал новый профцентр КПП, занимавший более левые позиции, чем близкая к демократам АФТ.
   Во внешней политике США с 1920 на 20 лет возобладал изоляционизм. Изоляционизм исходил из концепции неуязвимости Америки и пользовался поддержкой во всех слоях населения. Сферой влияния США оставалась Латинская Америка, причем и тут они предпочитали финансовый нажим военному вмешательству. Постепенно США вывели войска из Вест-Индии и Центральной Америки. Лишь к концу 30х в политике Америки наметился поворот к интервенционизму - политике активного вмешательства в дела Восточного полушария. Сторонниками интервенционизма были еврейские круги, левая интеллигенция и значительная часть промышленников, ориентированных на экспорт. К интервенционистам примкнул и Рузвельт. Однако масса рядовых американцев до самого Пирл-Харбора твердо была настроена на изоляцию Америки от европейских дел, и с этой позицией приходилось считаться.
   Оппозиция новому курсу шла с разных направлений. Непримиримые либералы (в Америке их принято называть консерваторами) обвиняли Рузвельта в покушении на американскую свободу и введении социализма. При этом слышны были голоса не столько крупных промышленников и банкиров (они-то как раз осознавали неизбежность перемен), сколько мелких собственников и обслуживающей бизнес интеллигенции. С другой стороны, появилась масса организаций профашистского типа, которые совмещали лозунги государственного контроля над экономикой и перераспределения богатства с призывами поставить на место негров, евреев и иммигрантов. Часто левые и правые популисты сближались и создавали совместные организации на антиолигархической платформе. Все эти движения быстро поднимались, набирали миллионы сторонников и так же быстро распадались, во многом из-за умелого давления со стороны американской элиты и подчиненных ей СМИ.
   Рузвельт доказал эффективность своего курса, проявил себя сильной и яркой личностью, несмотря на инвалидность, и сумел собрать сильную команду сотрудников. В 1936 Рузвельт легко одержал повторную победу над всеми соперниками. После начала войны в Европе, в 1940, он вопреки традиции выставил свою кандидатуру на третий срок и победил, хотя уже с трудом, а в 1944 был переизбран в четвертый раз.
   Конкретные экономические результаты новой политики были не блестящими. Промышленность вышла на докризисный уровень только в 1935, а уже в 1937 подъем сменился новым спадом. Реформы нового курса, особенно на первом этапе, готовились наспех и преследовали сиюминутные цели. Сам Рузвельт, либерал, интеллектуал, аристократ по американским меркам, тесно связанный с либеральной олигархией северо-восточных штатов, плохо представлял образ жизни рядовых соотечественников. Однако президент и его сотрудники сделали главное - нашли путь выхода Америки из системного кризиса без коренной ломки ее политического и экономического строя. Впервые в Америке утвердились два новых принципа - право государства на вмешательство в экономическую жизнь и ответственность правительства за благополучие сограждан. Ушли в прошлое неограниченная свобода спекуляций, колоссальное демонстративное неравенство, вошло в практику поощрение массового потребления и регулирование рынка с этой целью, была создана сильная система социального страхования. Америка вышла из самоизоляции и возвращалась в мировую политику в роли сверхдержавы.
  
   13.12. Итальянский фашизм.
  
   В первую мировую войну итальянская армия по большей части терпела неудачи. Тяжелая промышленность окрепла, но сельское хозяйство пришло в состояние упадка, деньги обесценились в 8 раз. Голодные бунты в городах стали привычным явлением. На фронте погибло 700 тысяч итальянцев. Система либерально-демократических ценностей, и прежде не имевшая в Италии глубоких корней, утратила многих сторонников. По итогам войны Италия получила Южный Тироль, район Триеста, часть Далмации. Это с лихвой компенсировало реальный вклад Италии в победу, но Италия претендовала на большее - на всю Далмацию, Албанию, часть Малой Азии, долю в колониях. Отряды итальянских националистов вопреки условиям мира силой захватили новый вольный город Фиуме (хорватскую Риеку).
   Наступление мира только обострило внутренние проблемы. Начался послевоенный экономический кризис, многие крупные фирмы обанкротились, в результате социальных реформ усилилась инфляция, домой вернулись миллионы безработных солдат и дезертиров. Социалистическая революция, назревавшая уже перед войной, превращалась в реальность. Всеобщая конфедерация труда превратилась в двухмиллионную организацию. Социалистическая партия резко полевела и заговорила о вооруженном перевороте в духе Троцкого и утверждении пролетарской диктатуры. Позже, в 1921, самые радикальные группы социалистов образовали Коммунистическую партию. Социалистические идеи находили отклик среди всех групп наемных работников, составлявших порядка 40% глав семей. В городах не прекращались забастовки, демонстрации, уличные стычки, погромы магазинов, даже перевороты местного масштаба. По количеству забастовок и числу их участников Италия вышла на первое место в мире. В деревне местами шел передел земель, профсоюзы заставляли крестьян-собственников и помещиков кормить определенное количество безработных под видом обязательного найма батраков. Такой нажим вызывал ответную реакцию со стороны собственников, а также людей, не принимавших атеистические взгляды социалистов. В 1919 образовалась Народная партия во главе со священником Стурцо. Она выдвинула лозунги классового мира, перераспределения богатства в пользу трудящихся, аграрной реформы, прогрессивно-подоходного налога, развития местного самоуправления, примирения государства с церковью. Для того времени это был первый пример удачного синтеза христианских, демократических и лейбористских идей. Народная партия была встречена в штыки и социалистами, и либералами, и всемогущими пока еще масонскими ложами, но быстро набирала число сторонников.
   В течение 1917-1922 сменялись неустойчивые либеральные правительства. Они ввели восьмичасовой рабочий день, санкционировали создание на предприятиях рабочих комитетов, захват необрабатываемых земель - в общем, шли в хвосте событий, не проявляя инициативы. Было ведено всеобщее избирательное право для мужчин при выборах по пропорционально-партийной системе. На выборах 1919 все группы либералов потерпели сокрушительное поражение, но остались у власти благодаря разногласиям среди соперников. 30% голосов получила Социалистическая партия, 20% - Народная. В августе-сентябре 1920 революционная ситуация достигла своей кульминации. В Северной Италии рабочие захватили почти все крупные предприятия, установили на них свое управление, создали Красную гвардию. Однако сами лидеры социалистов испугались неправильного, анархо-синдикалистского хода революции, а у правительства хватило выдержки не задействовать ненадежную армию. Через две недели профсоюзы начали возвращать предприятия хозяевам в обмен на крупное повышение зарплаты.
   Вполне реальная угроза социалистической революции, которая в Италии могла принять анархистские черты, так и не стала реальностью. С осени 1920 многие рабочие и батраки, а тем более люмпены, стали отходить от социалистов, показавших себя людьми слов. Зато росло влияние новой Фашистской партии, созданной бывшим социалистом Муссолини. Муссолини выдвинул лозунги республики, социального равенства, уничтожения непроизводительной части буржуазии, передела земель и создания Великой Италии, в идеале в границах Римской империи. Лозунги были предельно агрессивны и подкреплены делом. Из бывших фронтовиков, безработных, мелких собственников и, особенно, из крепких крестьян фашисты формировали отряды чернорубашечников и явочным порядком брали власть на местах. Чернорубашечники носили форменные черные рубашки и колпаки с кисточкой, приветствовали друг друга поднятием руки на римский манер, имели при себе оружие, подчинялись полувоенной дисциплине. Сам Муссолини любил и умел выступать, одним из первых в мире оценил возможности радиопропаганды. По мере успехов фашистов итальянцы, как это нередко случалось, увлекались идеями победителей.
   Масонские ложи и большинство Либеральной партии во главе с Джолитти решили использовать фашистов для расправы с их конкурентами-социалистами. Со своей стороны, Муссолини пообещал направить удар против социалистов, изменивших Великой Италии ради Интернационала. С осени 1920 отряды фашистов при благожелательном нейтралитете правительства громили возглавляемые социалистами муниципалитеты, помещения профсоюзов, редакции левых газет, сначала в деревне, затем и в городах. Левые всех направлений создавали свои вооруженные отряды и вели с фашистами уличные бои. Жестокие бои шли в Парме, Болонье, Флоренции, Турине, Милане. Лучше организованные фашисты обычно побеждали. К 1922 они силой взяли местную власть в "красной зоне" Северной и Центральной Италии.
   24 октября 1922 Муссолини объявил поход фашистов на Рим. 28 октября отряды фашистов с разных концов Италии без боя вошли в столицу и расположились на ее площадях. В этот же день было сформировано коалиционное либерально-фашистское правительство во главе с Муссолини. Либералы по сценарию, разработанному, вероятно, в масонских ложах или в штабе Джолитти, рассчитывали силами фашистов провести непопулярные реформы и окончательно расправиться с левыми, а затем вернуть себе власть, но Муссолини их переиграл. В первые же месяцы коалиционное правительство отменило значительную часть социального законодательства, снизило налоги с собственников и государственные расходы. Тем временем Муссолини занял своими людьми ключевые административные посты и превратил отряды чернорубашечников в официальную фашистскую милицию. В 1924 прошли новые парламентские выборы, на которых Фашистская партия вышла на первое место и получила 70% мест в палате.
   После выборов 1924 Муссолини избавился от своих либеральных союзников и сформировал однопартийное фашистское правительство. Фашисты убивали или зверски избивали видных социалистов и либералов. Оказалось, что либерально-масонская элита не имеет реальной опоры в стране и после утраты власти не может ничего противопоставить фашистам. К 1926 ведущие деятели оппозиции были арестованы или бежали за границу. Смертных приговоров Муссолини избегал, хотя умел действовать очень жестоко и против террора "снизу" не возражал. Наконец, в 1926 были распущены все партии, кроме Фашистской. Премьер-министр получил диктаторские полномочия. Были закрыты оппозиционные газеты, созданы политическая полиция и чрезвычайные суды для противников режима. Формирование аппарата диктатуры завершилось.
   В фашистской Италии вся власть принадлежала премьер-министру Бенито Муссолини. Он получил титул дуче (вождя), право единолично издавать декреты и назначать всех чиновников. Король Виктор-Эммануил III стал его почетным пленником, парламент выполнял ритуальные функции. Выборные муниципалитеты ликвидировались. Фашистская партия превратилась в двухмиллионную организацию, и сделать государственную карьеру вне ее рядов было очень непросто. При ней существовали партийная милиция, отряды чернорубашечников, молодежная, детская, женская организации. Во всем царил дух единоначалия и единомыслия.
   В 1929 после долгих переговоров папа и дуче подписали Латеранские соглашения. Территория папских дворцов, канцелярий и главных соборов Рима выделялась в микрогосударство Ватикан. В Италии вводились двойная (гражданская и церковная) регистрация гражданских состояний, религиозное обучение в школах, запрещался развод. Папа снимал проклятие с королевства и все свои претензии к нему. Латеранские соглашения завершили бессмысленный конфликт между церковью и государством.
   На первом этапе социально-экономическая политика Муссолини шла, вопреки его ранним лозунгам, в духе поощрения частного предпринимательства. С 1926-1927 начался поворот в сторону регулируемого рынка. Великий кризис, больно ударивший по Италии, привел к окончательной победе этатизма, политики государственного контроля над экономикой. Началось принудительное регулирование цен и лицензирование предприятий. Под контроль государства перешли часть банков и внешняя торговля. В 1933 был создан Институт итальянской промышленности - крупнейшая за пределами СССР государственная корпорация. Через ИРП и подобные госкорпорации шло финансирование перспективных отраслей промышленности и научных разработок. Преимущество отдавалось крупным предприятиям новых отраслей промышленности. Поощрялось создание картелей по отраслям, которые при участии государственных чиновников регулировали цены, объемы производства, зарплату, делили рынки сбыта. Общий курс был взят на достижение автаркии, независимости от внешних поставок.
   Экономический рост в фашистской Италии составил примерно 15% за десятилетие, то есть немного. Быстрее всего развивались военная промышленность, химия, энергетика, несколько медленнее - машиностроение, электротехника, металлургия. Легкая промышленность пришла в упадок. "Борьба за автаркию" стоила очень дорого и дала умеренные результаты. Хлебные поля потеснили сады и виноградники, хотя почва в Италии этому не благоприятствовала. Бесспорным достижением режима стало создание современных научных институтов и прокладка первоклассных автострад.
   Слабостью дуче были шумные кампании - "борьба за рождаемость", "борьба за автаркию", "борьба за хлеб", "борьба за ирригацию", "борьба за дороги", поголовный отказ от чая и многое другое. Кампании эти были шумными и грандиозными, с речами и праздниками, со сбором средств с каждого итальянца от короля с королевой до самой бедной семьи. Дело дошло до добровольно-принудительной сдачи в государственный фонд всех обручальных колец. Кампании поглощали массу средств и времени, а результат был несопоставимо мал. Более удачной была социальная политика фашистов, хотя и тут было много пустого шума. В 1927 вышла "Хартия труда", за ней последовала целая серия социальных декретов. Рабочие получили увеличение зарплат и пособий, гарантии занятости, самую короткую в Европе 40-часовую рабочую неделю, увеличение отпусков. Развивался массовый туризм, появилось подобие общедоступных домов отдыха. При этом многие начинания остались во многом лозунговыми, символическими. Муссолини любил демонстрировать близость к народу, гулял на сельских праздниках, изображал участие в полевых работах. С другой стороны, и буржуазия, несмотря на периодические антибуржуазные кампании, на рост расходов и государственное давление, ощутила устойчивый рост прибылей, прекращение забастовок и банкротств.
   Увенчать фашистскую систему по мысли Муссолини должна была система корпораций. Каждый итальянец должен был стать членом профессиональной корпорации с участием хозяев и работников. Корпорации должны были защищать интересы своих членов, не допускать разрастания социальных конфликтов, выдавать лицензии на создание новых предприятий. Корпоративная система считалась едва ли не важнейшей основой фашизма и была принята почти всеми зарубежными фашистскими движениями. На практике она оказалась искусственным и малоэффективным образованием.
   Модернизация Италии в годы фашизма затронула, главным образом, крупные города и промышленные районы. Многие уголки Южной и островной Италии пребывали еще в постсредневековье. Образ жизни массы итальянцев мало изменился. Сохранились и социальные контрасты, только чрезмерное богатство теперь маскировалось. Рабочие в массе своей сохраняли глухое недовольство существующим строем.
   Оппозиция фашистскому режиму была слабой и пассивной. Масонские ложи подверглись разгрому или ушли в глубокое подполье, либералы и демократы пребывали в эмиграции, левое движение возродилось только в 40х. Пика своей популярности Муссолини достиг в 1935-1937. С этого момента режим стал явно надоедать многим итальянцам. Фашисты же по мере успехов режима начали втягивать Италию во внешнеполитические авантюры. Это вызвало уже массовое раздражение - итальянцы не умели и не хотели воевать. Между тем Муссолини затеял новую серию кампаний по милитаризации страны, внедрению всеобщей воинской подготовки, по борьбе с традиционными бытовыми нормами и борьбе за чистоту итальянской расы.
   В момент своего зарождения итальянский фашизм был радикальным антисистемным движением. Яростный национализм и сохранение частной собственности проложили грань между ранним фашизмом и большевизмом. С революционерами XIX в. фашисты, хотя и называли себя наследниками Гарибальди, расходились по вопросам демократии, индивидуальной свободы и свободы рынка. По мере успехов в борьбе за власть фашизм отказался от многих своих прежних лозунгов, его антисистемные черты ослабевали. Фашизм искал выход из общего кризиса капитализма на пути принудительного сближения классов, регулирования частного сектора, укрепления жесткой диктаторской власти, применения силы на международной арене. В Италии фашисты смогли опереться прежде всего на крестьян, городских собственников, служащих - в общем, на средний класс. Буржуазные черты склоняли фашизм к большей умеренности, консерватизму, даже реакционности с обращением к историческим образцам. В то же время в практике фашизма всегда сохранялась и антибуржуазная тенденция.
   Итальянский фашизм вошел в историю как эталонный, классический. От него фашистские движения других стран воспринимали основные черты идеологии и политической практики, видоизменяя их в соответствии с местными условиями. В Италии фашисты сумели отчасти модернизировать промышленность, инфраструктуру и социальную сферу, повысить эффективность управления. Однако успехи на пути модернизации были очень умеренными. Италии не удалось усилить свои позиции среди европейских держав ни в военном, ни в экономическом плане. Прогресс в одних сферах шел за счет упадка в других, и это в условиях террора, отсутствия элементарных свобод, стагнации культурной жизни. Внешнеполитические авантюры и шумные кампании поглощали массу ресурсов, необходимых для реальной модернизации. Послевоенная история показала, что в условиях Италии демократический режим способен к более эффективной модернизации, если только сумеет найти опору в широких массах. Не будь войны, фашистский режим в Италии продержался бы подольше, но ненамного. Его распад был бы неизбежен сразу после смерти дуче, а скорее всего, еще при его жизни.
  
   13.13. Веймарская республика и Гитлер.
  
   С 1920 у власти в Германии стояла коалиция социал-демократов, Народной партии, демократов и центристов. Сильным человеком режима считался промышленник и финансист Ратенау, лидер либеральной Народной партии. Президентских выборов, предусмотренных конституцией, так и не решились провести. Президентом до самой своей смерти в 1925 оставался назначенный новой политической элитой социал-демократ Эберт. Главной задачей правительство считало своевременную выплату репараций. Одновременно во имя свободы рынка были демонтированы механизмы государственного регулирования экономики. Выплата репараций и высокие социальные расходы при снижении государственных доходов вызвали гиперинфляцию, цены росли ежегодно в 2-3 раза. На гиперинфляции создавали колоссальные состояния и видные банкиры, и мелкие спекулянты. Так за несколько лет резко разросся, а затем рассыпался крупнейший в мире концерн Стиннеса. Все это происходило под громкий хор восхвалений со стороны либеральных интеллигентов и журналистов.
   Коммунисты ежегодно поднимали локальные восстания без особого успеха. При всей популярности коммунистов среди промышленных рабочих сказывались опыт революции в России, стремление большинства немцев к легитимности перемен, и, главное, оскорбленное национальное чувство, которому коммунисты не придавали должного значения. Социал-демократическая партия сохранила лозунги общенародной собственности и рабочей республики, но теперь толковала их как расширение участия рабочих в управлении предприятиями и укрепление парламентской демократии.
   В националистических кружках возникла легенда о мировом еврейско-масонском заговоре на предмет уничтожения христианства и национальных государств Европы. Страны Антанты считали орудием этого заговора, три погибшие империи - его жертвами. Радикальные националисты пытались воссоздать старую арийскую религию, фактически же выдавали за нее смесь разных выдумок, рожденных в оккультных кружках. Главной мишенью стали евреи, игравшие важную роль в экономической и культурной жизни Веймарской республики. В 1922 был убит Ратенау, которого считали едва ли не главой заговора. С 1923 среди разрозненных националистических групп выделилась Национал-социалистическая рабочая партия во главе с Адольфом Гитлером.
   11 января 1923 в ответ на задержку с выплатой репараций франко-бельгийские войска оккупировали Рур. Остановилось большинство промышленных предприятий, марка обесценивалась в течение каждого дня в несколько раз. В Баварии и Рейнской области при поддержке Франции активизировались местные сепаратисты. Коммунисты взяли власть в Саксонии и Тюрингии и назначили на конец октября общегерманское вооруженное восстание. Ставка делалась на нейтралитет армии, с учетом того, что в России 1917 офицерский корпус не стал защищать демократов. Возможно, без русского опыта события развивались бы именно так, но как раз по этой причине германская армия выступила на стороне правительства. В октябре 1923 войска вступили в Саксонию, без боя блокировали "красные сотни", готовые к походу на Берлин, и заставили их разойтись. Только в Гамбурге 23 октября имели место двухдневные баррикадные бои. 9 ноября Гитлер и генерал Людендорф подняли под националистическими лозунгами восстание в Мюнхене и в тот же день потерпели поражение. После восстаний 1923 Коммунистическая и Национал-социалистическая партии были ненадолго запрещены, но вскоре легализованы и занялись рутинной политической работой по расширению своего влияния. На первых порах коммунисты, которых возглавил теперь герой Гамбургского восстания Тельман, преуспели в этом гораздо больше нацистов. Тельман, очень популярный в рабочей среде, особенно среди кадровых рабочих средней квалификации, продолжал призывать к борьбе за Советскую республику, но отказался от авантюр с восстаниями.
   Правительство широкой коалиции сократило социальные расходы и отменило восьмичасовой рабочий день. В то же время американские и британские финансисты заставили Францию вывести войска из Рура и согласиться на реструктуризацию долга по репарациям. В ноябре 1923 была введена новая золотая марка. 1924-1930 были временем сравнительно стабильного развития Германии. Выборы 1924 показали значительное усиление Коммунистической партии за счет исчезнувшей НСДПГ и Национальной народной партии за счет либеральных партий. Тем не менее, у власти сменялись либеральные коалиции, которые чаще всего возглавлял центрист Маркс. Все ведущие партии создавали свои военизированные отряды из бывших фронтовиков и молодежи. Общая численность этих отрядов составляла к 1929 два-три миллиона при численности армии в сто тысяч, а в годы кризиса выросла еще больше.
   Под давлением США державы-победительницы согласились в 1925 на рассрочку платежей и предоставили Германии новые займы. После возвращения Рура и стабилизации валюты начался устойчивый промышленный рост. Германия в 1926 вышла на довоенный уровень производства и снова, до 1931, стала второй промышленной державой мира. Появились новые мощные монополистические объединения - Стальной трест и химический трест "ИГ Фарбениндустри". Оборотной стороной процветания были бесконтрольность действий крупных концернов и банков в условиях полной свободы рынка и низкий уровень жизни подавляющей части населения. Реальная зарплата рабочих и служащих была ниже довоенной, при том что рабочий день увеличился, а косвенные налоги были самыми высокими в Европе.
   1920е считаются временем расцвета немецкой модернистской культуры. Всемирное значение имели работы художников и скульпторов-экспрессионистов. Архитектурная школа Баухауз разработала основные принципы функционализма. Однако для большинства немцев работы модернистов оставались непонятны. Модерн во всех странах был оторван от массовой культуры, а в Германии первой половины XX в., когда еще сохранялись многие элементы старой народной культуры, выглядел совершенно чужеродным явлением.
   Политическая практика Веймарской республики в эти спокойные годы была на редкость демократической. Однако для многих немцев демократия не являлась самоценностью. На нее списывали низкий уровень жизни, процветание наглых мошенников, высокую преступность, неполноправие Германии в Европе. Вслед за Коммунистической партией стала усиливаться Национал-социалистическая партия Гитлера. На первых прямых президентских выборах 1925 сокрушительную победу одержал кандидат консервативной оппозиции фельдмаршал Гинденбург.
   Великий кризис пришел в Германию уже осенью 1929 и ударил по ней сильнее, чем по любой другой крупной европейской стране. Сказались неограниченная свобода рынка в условиях господства монополий, высокий уровень государственных расходов, но сильнее всего - экспортная ориентация промышленности. Производство сократилось почти вдвое, на грани краха оказались многие крупные фирмы, ежедневно лопались банки, число безработных достигло 9 миллионов. К 1932 средняя зарплата квалифицированного рабочего составляла только половину прожиточного минимума на одного человека.
   Кризис усилил позиции двух антисистемных партий, Коммунистической и Национал-социалистической (НСДАП). Коммунисты апеллировали к успехам СССР в условиях планового хозяйства, но твердо могли рассчитывать только на поддержку рабочих, и то не всех. В противоположность им Гитлер выдвинул программу с учетом интересов всех слоев населения от безработных до крупных промышленников. Главными лозунгами нацистов были отмена ограничительных статей Версальского договора, объединение всех германоязычных земель, уничтожение финансовой олигархии, помощь мелкому и среднему бизнесу, повышение социального статуса рабочих и возрождение системы социальных гарантий, ликвидация безработицы путем общественных работ и воссоздания военной промышленности. Врагами Германии объявлялись евреи, державы-победительницы и кучка предателей-демократов. Второй после Гитлера лидер НСДАП Штрассер сближался с социалистами, но организационно не порывал с Гитлером.
   Гитлер создал штурмовые отряды коричневорубашечников во главе с Ремом, партийную гвардию СС, партийную полицию, суд, женские, молодежные, детские, профсоюзные организации. Обладая харизмой, природа которой до сих пор не вполне понятна, он умел заводить самых спокойных людей и в ходе массовых митингов, и при выступлениях по радио. Популярность НСДАП стремительно росла в разных кругах, но особенно среди мелких собственников, безработных, частных служащих, рабочих низкой квалификации, в полулюмпенизированных слоях. По мере углубления кризиса на НСДАП стали обращать внимание многие крупные промышленники, увидевшие в ней силу, которая наведет порядок, прекратит забастовки, устранит красную опасность, возродит Великую Германию.
   С сегодняшней дистанции крах Веймарской республики выглядит закономерным, хотя какие-то шансы у нее, конечно, были. Слабый режим должен был пасть под ударами либо нацистов, либо коммунистов, либо консерваторов старой школы, либо какого-то еще антисистемного движения. Центристское правительство меньшинства в 1930 провело досрочные выборы. На этих выборах коммунисты получили полтора миллиона новых голосов, нацисты - шесть миллионов. Все либерально-демократические партии потерпели крах, социал-демократы и Национальная народная партия потеряли треть мест. У власти теперь сменялись правительства меньшинства, управлявшие в обход рейхстага, путем президентских декретов. Штурмовики Рема, одетые в коричневые рубашки со свастикой, устраивали многотысячные шествия с факелами, нападали на парткомы левых партий, избивали и убивали своих противников.
   На президентских выборах 1932 Гинденбург во втором туре с трудом обошел Гитлера. В 1932 дважды проводились досрочные выборы в рейхстаг, и оба раза нацисты получили около 40% голосов. После того, как все попытки сформировать правительство большинства без нацистов провалились, 30 января 1933 Гинденбург вручил Гитлеру полномочия канцлера. Таким образом, нацисты пришли к власти демократическим путем и тут же использовали это для уничтожения демократии.
   Сразу после прихода Гитлера к власти улицы германских городов заполнили толпы нацистов. Культурная и политическая элита Германии кинулась за границу. 27 февраля 1933 было сожжено здание рейхстага. Гитлер использовал поджог в собственных интересах. Немедленно были арестованы все активисты Коммунистической партии, ее депутаты исключены из рейхстага (в результате у нацистов образовалось абсолютное большинство в рейхстаге), сама партия запрещена. Совершив, таким образом, переворот сверху, нацисты запретили все остальные партии и политические союзы и провели закон о наделении правительства законодательными полномочиями вплоть до права менять конституцию. Тогда же, весной 1933, была ликвидирована автономия земель, распущены все выборные органы, вся власть на местах перешла в руки назначаемых сверху чиновников. Лидеры коммунистов и социал-демократов были арестованы, прочие политики Веймарской республики ушли в частную жизнь, некоторые эмигрировали. Веймарская республика превратилась в Третий рейх. Переворот сверху прошел удивительно гладко, если учесть чрезвычайную политизированность немецкого общества той эпохи. Сказались прежде всего надежды рядовых немцев на скорейший выход из кризиса и наведение порядка.
   Левое крыло нацистской партии всерьез восприняло лозунги революции против капитала. Оно нашло поддержку у Рема и других руководителей штурмовиков. В то же время элита Германии готова была принять и поддержать новый режим без этих крайностей. Гитлер сам склонялся к консервативному, а не революционному характеру диктатуры и к тому же видел в Реме конкурента. 30 июня 1934 ("ночь длинных ножей") были уничтожены Рем, Штрассер и другие представители революционного нацизма, всего, по разным данным, от ста до тысячи человек. Через месяц, после смерти Гинденбурга, Гитлер присвоил себе президентские полномочия и официальный титул фюрера (вождя).
   До 1933 нацисты уделяли мало внимания механизмам регулирования экономики и вообще экономическим проблемам. С приходом к власти они приняли принцип государственного контроля над экономикой при сохранении частной собственности. Были конфискованы капиталы дельцов-евреев, которые составляли преобладающую часть финансового и заметную часть торгового капитала. Старые картели и синдикаты были распущены. В каждой отрасли хозяйства создавался отраслевой совет во главе со своим фюрером. Отраслевые советы регулировали цены, зарплату, объем и структуру производства по предприятиям, лицензировали создание новых фирм, распределяли государственные дотации. В 1936 цены были официально заморожены, принят четырехлетний план развития. Крестьянские хозяйства площадью более 7,5 га объявлялись неделимыми и также подчинялись плану. Для молодежи вводилась годичная трудовая повинность (для юношей - на стройках, для девушек - на фермах).
   Создание механизма государственного воздействия на экономику и ограничение биржевой игры создали предпосылки для выхода из экономического кризиса. Уже в 1933 начался быстрый рост производства, в 1934 была ликвидирована безработица. Германия избежала кризиса 1937. Темпы роста в тяжелой промышленности в 1934-1939 составляли 10-15% в год и уступали только советским. Отчасти это определялось разморозкой созданных еще при кайзере промышленных мощностей. Особенное внимание уделялось военной, химической и металлургической промышленности. Бывшие военные концерны снова перестраивали производство на военный лад, а государство построило 300 новых крупных военных заводов. Многие потребительские отрасли переживали стагнацию. Сельское хозяйство испытывало трудности, так как нацисты пытались стимулировать производство зерна, а условий в Германии для этого не было.
   Промышленное развитие было подчинено в первую очередь задаче возрождения армии. В 1935 в Германии вопреки Версальскому договору была введена всеобщая воинская повинность. К 1939 численность новой армии, вермахта, достигла трех миллионов. По своей дисциплине, общей подготовке солдат и офицеров, мощи танковых частей и авиации вермахт на тот момент не знал себе равных. Особенно важную роль в будущей войне сыграло создание ударных танковых частей, полностью изменивших стратегию войны. По артиллерии германская армия предвоенных лет уступала советской, флот уступал британскому, американскому, японскому и даже итальянскому. К 1938-1939 Германия достигла, в общем, потолка своих возможностей по наращиванию военно-промышлнного комплекса, и новый рывок можно было сделать только за счет присоединения соседних государств.
   Аппарат нацистской диктатуры был предельно централизован. Во главе Германии стоял фюрер, совмещавший посты президента, канцлера и лидера единственной партии. Уже начиная с 1934-1935 решения фюрера, даже устные, воспринимались как закон еще до их юридического оформления. Гитлер назначал фюреров низших рангов как единоличных руководителей в их сфере, а также прочих чиновников. Бюрократический аппарат нацистской Германии сильно разросся, что было вызвано расширением функций государства. Над бюрократическим аппаратом стоял партийный. Численность НСДАП достигла шести миллионов, членство в ней стало обязательным для всех государственных служащих. Партийная гвардия СС достигла численности в 200 тысяч. Она состояла из военных, политических и административных подразделений. Служба партийной безопасности СД занималась борьбой с оппозицией. Внутри СД выделилось гестапо, выполнявшее функции тайной полиции. Штурмовые отряды сохранились, но отошли на второй план.
   Оратор харизматического типа, Гитлер был уверен в своем исключительном предназначении и вел трезвый образ жизни без мяса, вина, элитных развлечений. Жизни людей фюрер при этом не ставил ни во что. Гитлер считал себя гениальным полководцем, политиком, философом, художником, архитектором. Он был неглуп, обладал интуицией, но редко продумывал все последствия своих решений. Сподвижники фюрера, происходившие в большинстве из мелких собственников или мелких служащих, тоже не были способны к глубокому анализу ситуации. Ближайшими сподвижниками Гитлера на всех этапах его правления были Геринг, Гиммлер и Геббельс. На первых этапах видное положение занимали также зам Гитлера по партийным делам Гесс, главный идеолог Розенберг, вождь Трудового фронта Лей. В дальнейшем выдвинулся начальник партийной канцелярии Борман.
   Число убитых нацистами до начала второй мировой войны составляло несколько тысяч человек - по европейским понятиям большая цифра. Исчезли гарантии личной безопасности, официально возобновились пытки, началось строительство сети концлагерей. Всего за 12 лет в концлагеря отправилось около 500 тысяч жителей Германии, и погибло там около ста тысяч - в основном, уже после начала войны. Оппозиция была практически уничтожена. Успехам нацистов в борьбе с оппозицией способствовала немецкая традиция доносов - в Центральной Европе они никогда не считались и не считаются чем-то непорядочным.
   Главный удар направлялся против евреев. Уже в 1933 евреев уволили со службы, затем стали лишать собственности, запретили смешанные браки. Нюрнбергские законы 1935 закрепили режим расовой дискриминации. Еврея не могли спасти ни смена религии, ни связи, ни взятки, ни доносы на своих. Примерно три четверти германских евреев, бросив все, бежали за границу. Осенью 1938 произошел первый общегерманский еврейский погром ("хрустальная ночь"). С этого времени нацистская верхушка стала склоняться не к изгнанию, а к поголовному истреблению евреев, включая многих лиц смешанной крови. Такого геноцида по расовому признаку Европа не знала уже около двух тысячелетий. Кроме евреев и цыган, уничтожению подлежали лица с генетическими заболеваниями, сумасшедшие, гомосексуалисты, члены некоторых маргинальных сект, а проституток отправили в концлагеря.
   Нацизм, являясь разновидностью фашизма, отличался прежде всего расистским характером. Высшей расой считались немцы, затем другие германоязычные народы (ниже других англичане), затем, по порядку, испанцы, французы, японцы, итальянцы, индийцы, арабы, китайцы, славяне, негры и в самом низу евреи. Иерархию рас нацисты неоднократно корректировали в соответствие с политическими потребностями. С расизмом был напрямую связан шовинизм, культ Великой Германии, призывы к расширению ее жизненного пространства. Что касается социальных идей, они носили преднамеренно путаный характер. Нацистские теоретики-интеллигенты пытались опереться на Ницше с его культом сверхчеловека. Политики-практики, начиная с Гитлера, больше говорили о народном государстве и единстве народа и фюрера. Министр пропаганды Геббельс умело организовывал массовые акции. Широко применялись массовые факельные шествия, миллионные митинги со скандированием лозунгов. Речи Гитлера зажигали толпу, вызывали в ней настоящий психоз. Нацисты в полной мере использовали пропагандистские возможности кино и радио.
   В культурной политике ставка была сделана на возрождение классицизма в особой, сверхмонументальной форме, а модерн объявили искусством вырожденцев. Неарийскую литературу торжественно сжигали на кострах, и вообще чтение не поощрялось. Зато насаждался здоровый образ жизни, занятия спортом, прогулки за городом. Розенберг и Гиммлер пытались на официальном уровне возродить псевдоарийскую религию и на ее основе создать новую тысячелетнюю цивилизацию сверхлюдей. Гитлер не верил ни в каких богов, но после прихода к власти пресек антихристианскую пропаганду. Псевдоарийский культ исповедовали только в СС, да и там многие относились к нему несерьезно. Протестантские церкви отнеслись к нацизму в целом лояльно, католическая - враждебно, но в открытую борьбу не вступила.
   Главной социальной опорой нацистов были мелкие городские собственники, но 2/3 населения Германии работало по найму, и пропаганда в первую очередь была нацелена на эту часть населения. При этом уступки принципу социального равенства делались из прагматических соображений, тогда как в основе нацистской идеологии лежал тезис о неравенстве людей. В целом Гитлера накануне войны поддерживало не менее 90% населения Германии. Гитлер объявил Германию рабочим государством, принял красный флаг со свастикой. Нацисты запретили забастовки, но они же остановили рост цен, запретили произвольные увольнения, ввели рабочих в советы предприятий. По мере экономических успехов зарплата рабочих росла, хотя так и не вышла на довоенный уровень, а в конце 30х в связи с прямой подготовкой к войне началось ее снижение.
   Нацистский режим имел законченный тоталитарный характер. В семейно-бытовой сфере нацизм побил рекорды по степени вмешательства в личную жизнь людей, пытался регулировать половую жизнь и сферу генетики, зато в сфере экономики допускал больше свобод. Нацизм как учение кажется сотканным из противоречий - ницшеанство и социализм, активная социальная политика и культ неравенства, рационализм и попытки воссоздать обряды бронзового века, дилетантизм высшего руководства и высокая степень эффективности при исполнении. Видимо, успехи режима определялись не гением очень средненьких вождей, а умением немцев приводить к рациональной форме самые нелепые указания руководства и выполнять их на совесть.
   Временные успехи нацистского режима в мирный период его существования очевидны. Тут и выход из экономического кризиса, и возрождение армии, и снижение преступности, и рост уровня жизни, и восстановление самоуважения немецкого народа. Платой за это был террор, отсутствие элементарных гражданских прав, постоянное балансирование на грани войны. При этом успехи не могли быть долговременными. Задел первых лет в мирных условиях исчерпал бы себя, а вот сверхцентрализация власти и бюрократизация экономики стали бы со временем создавать проблемы. По мере нарастания проблем возможна была бы эволюция режима в консервативно-буржуазном направлении с отходом от крайних проявлений расизма, террора, централизации и бюрократизации, с отказом от ненужных проектов. Такая консервативная диктатура с социалистическим оттенком Гитлеру не подходила, он нуждался в постоянном нарастании успехов и укреплении своей власти. Отсюда закономерный курс на обострение внешних конфликтов вплоть до мировой войны. Западные державы, со своей стороны, вольно или невольно сделали все возможное, чтобы не дать ему сойти с этого пути. В итоге мир оказался перед самой страшной угрозой за весь период с возникновения цивилизации до создания атомной бомбы - самая сильная в истории армия под контролем агрессивного, крайне жестокого режима, поставившего целью мировое господство с истреблением "недочеловеков".
  
   13.14. Европейская дипломатия между мировыми войнами.
  
   Политическим итогом первой мировой войны стал крах трех европейских империй. Россия, Германия и наследники Австро-Венгрии вышли из узкого круга великих держав. США от европейской политики самоустранились с 1920, после отказа от ратификации Версальского договора и от вступления в Лигу Наций. В 1922 на конференции в Вашингтоне США добились нужных им решений по Тихоокеанскому региону и ограничения морских вооружений. Конференция установила одинаковый потолок для американского и британского флота и меньшие потолки для трех других великих держав (Франции, Японии и Италии), причем часть линейных кораблей всех держав подлежала уничтожению.
   Италия и Япония казались второстепенными великими державами. Гегемонами Европы, а, следовательно, всего мира почувствовали себя Франция и Британия. Советская Россия не признала Версальской системы, в Германии сохранялось неприкрытое недовольство новым порядком. С другой стороны, сами державы-победительницы не могли в полной мере воспользоваться своей гегемонией - во-первых, недоставало собственных ресурсов, во-вторых, народы устали от войны и требовали от правительств мирной политики, а возможности либеральной олигархии манипулировать общественным мнением были в ту эпоху слабы как никогда.
   В 1919 государства-победители и часть нейтральных государств создали Лигу Наций. Постепенно в нее вошли почти все независимые государства планеты (Германия вступила в 1926, СССР - в 1934, США и Турция - никогда). Местом пребывания Лиги Наций определили Женеву. Высшими органами Лиги были ежегодная Ассамблея государств-участников и постоянно работающий Совет. Ассамблея принимала общие декларации, главные же решения принимались в Совете. В Совет Лиги входили все великие державы и еще несколько государств на основе ежегодной ротации. Каждая из великих держав обладала правом вето. Легко угадать в этом устройстве первую редакцию устава ООН.
   Лига Наций по мысли ее создателя Вильсона должна была стать чем-то вроде мирового правительства, охранять мир и решать важнейшие вопросы жизни человечества. На практике ее роль в мировых делах оказалась минимальной. Глобализация находилась на том этапе, когда ни одно государство не было жизненно заинтересовано в отказе от собственного суверенитета ради решения глобальных проблем. Реально повлиять на политику государств-участников Лига не могла, все ее решения исполнялись на добровольной основе в рамках национальной политики. В 20х, в условиях мира, Лига Наций работала сравнительно успешно, но с обострением обстановки обнаружилось ее бессилие.
   Помимо Лиги Наций, после мировой войны появились специализированные международные учреждения. Главными из них были Международный суд и Международная организация труда. Они работали под эгидой Лиги Наций, а позже ООН, обладая организационной самостоятельностью. Продолжали свою деятельность Красный Крест, Международный Олимпийский комитет и другие международные общественные организации, и они, как правило, работали эффективнее межгосударственных структур. Создавались международные профсоюзные, крестьянские и другие союзы, организации инженеров, учителей, юристов и пр. Многие организации создавались под эгидой Социалистического и Коммунистического Интернационалов и враждовали между собой. Роль масонских лож заметно снизилась, масонство выходило из моды, многие ложи рассыпались или стали афишировать свою аполитичность. Это не означало, что либеральная элита отказалась от координации своих действий, только теперь она это делала в более узком кругу, в менее формальной обстановке.
   В первые послевоенные годы окрыленные победители старались выжать максимум уступок из наследников развалившихся империй. Против России, Германии, Австрии, Венгрии и Болгарии была направлена серия малых союзов в Срединной Европе - Малая Антанта с участием Чехословакии, Румынии и Югославии под верховенством Франции, подобная по духу Балканская Антанта с участием Румынии, Югославии, Греции и Турции, франко-польский союз, франко-чехословацкий союз, Балтийская Антанта. Германии назначили непомерную сумму репараций и заставили принять ее путем военной оккупации городов на Рейне. Вершиной военного давления на Германию стала франко-бельгийская оккупация Рура в 1923-1924. От России отторгли ее западные окраины и помогли утвердиться там режимам, крайне враждебным к России, причем не только к большевистской России.
   Серьезным камнем преткновения в отношениях с Россией стал вопрос о дореволюционных долгах - коммунисты их не признавали. Для решения вопроса о долгах в 1922 состоялась конференция в Генуе, на которую впервые пригласили Советскую Россию, но никаких решений эта конференция не приняла. Единственным ее результатом стал договор между Советской Россией и Германией. Две проигравшие в войне державы стали сближаться против победителей. Позже СССР даже предоставил свою территорию немцам для запрещенных Версальским договором военных учений и военно-технических разработок, а немцы в ответ помогали реорганизовать Красную армию. В 1924 последовала серия признаний новой России со стороны почти всех европейских держав. Только США не признавали коммунистическое правительство России до 1933.
   С 1924 правительства стран-победительниц все больше поддаются нажиму пацифистов. Прежде всего это сказалось на отношениях с Германией. Конференция в Локарно в 1925 впервые признала Германию равноправным субъектом международных отношений. Франция, Германия и Бельгия признали нерушимость границ между ними, Англия и Италия выступили гарантами этой нерушимости. В 1926 в Вене по инициативе Франции прошел Панъевропейский конгресс, поставивший вопрос о европейской интеграции. На следующий год Бриан, занимавший пост министра иностранных дел Франции, выдвинул идею заключения пакта мира между всеми европейскими державами. После присоединения к этой идее США пакт получил название пакта Бриана-Келлога. Он был торжественно подписан в Париже в 1928. К пакту присоединились почти все государства-члены Лиги Наций. Наконец, в 1932 открылась конференция по разоружению в Женеве. Все ее участники выдвигали проекты разоружения, которые клонились к ослаблению вооруженных сил других государств при сохранении по возможности своих собственных. Самые радикальные проекты всеобщего разоружения выдвинули СССР и США. Конференция, как и следовало ожидать, не приняла конкретных решений, и в любом случае обстановка в мире не способствовала бы их выполнению.
   Панъевропейские конгрессы 1926 и 1932 ставили на первый план гуманитарное и экономическое сотрудничество. Необходимость таможенного союза Европа 20х ощущала уже довольно остро. Наибольшую популярность панъевропейские идеи имели во Франции, которая надеялась стать гегемоном единой Европы, и среди ее союзников. Великобритания и, особенно, фашистская Италия отнеслись к планам интеграции значительно прохладнее, хотя не отвергали их напрочь. Германия в Веймарскую эпоху осторожно поддерживала идею интеграции при условии признания ее равноправия. В целом же все правительства были больше озабочены вопросом о репарациях и военных долгах. По плану американского финансиста Дауэса, одобренному в 1924, германский долг по репарациям был реструктурирован, и определены статьи германских государственных доходов, которые шли на уплату этих репараций. В 1929-1930 суммы репараций были снижены, и снят финансовый контроль над Германией со стороны победителей.
   Великий кризис разрушил и идеи интеграции, и пацифистские иллюзии. Каждое государство теперь было озабочено собственным экономическим выживанием и старалось решить свои проблемы за счет других. Практически во всем мире были резко увеличены таможенные пошлины. В 1932 Германия окончательно прекратила уплату репараций. В ответ все государства победившего лагеря аннулировали свои военные долги США - американские банкиры и политики активно поддержали Германию в вопросе отказа от репараций. Система международных платежей рухнула. Тогда же основные валюты перестали обменивать на золото по официальному курсу, и в мировой валютной системе наступил хаос, отчасти преодоленный только после войны. Наконец, самое главное, во всем мире шло наступление фашизма и режимов, близких по духу к фашизму. По своей природе это были крайне националистические режимы, склонные к силовым решениям.
   В 1933 Германия ушла с конференции по разоружению, после чего та утратила всякий смысл. Германская армия и германская военная промышленность возрождались стремительными темпами, неожиданными для всех остальных держав. В 1935 референдум в Сааре вернул эту область в состав Германии. В 1936 на место выведенных французских войск в Рейнскую Германию вопреки условиям Версальского мира вошли части вермахта. Французская армия на тот момент была еще на порядок сильнее германской, но военный удар по немцам означал бы вступление Франции в агрессивную и крайне непопулярную войну с непредсказуемым исходом, а этого не могло себе позволить ни одно французское правительство. В итоге и Франция, и Англия молчаливо признали факт воссоздания германской армии и германской военной промышленности и ремилитаризацию Рейнской зоны. Собственно, до середины 1938 действия Германии шли еще в рамках борьбы за равноправие на международной арене. Подлинно агрессивной германская политика стала позже, а пока создавалась база для осуществления агрессии.
   Италия до 1935 осуществляла локальные акты агрессии. Как ее главный союзник выступала Великобритания, как младшие союзники - Австрия, Венгрия и Албания, потенциальными противниками считались Франция, Германия и Балканские страны. В 1934 Италия и Германия оказались на грани войны из-за Австрии (Германия пыталась привести к власти в Австрии прогерманское правительство, Италия помешала этому). Гитлер в тот момент отступил - Муссолини казался еще намного сильнее. В 1935-1936 Италия захватила Эфиопию. Война оказалась для Италии очень тяжелой, показала слабость ее армии (особенно в подготовке и моральном духе солдат и офицеров), а союзная Британия резко выступила против итальянской агрессии. С этого момента начинается сближение Германии и Италии.
   В 1936 Германия и Италия заключили союзный договор, позже преобразованный в Стальной пакт. В первый момент пакт казался равноправным, но уже в 1937-1938 Германия вышла на первый план и превратила Италию в младшего партнера. С этого же времени Гитлер стал призывать к объединению всех немецкоязычных земель в составе Германии. В долгосрочном плане острие агрессии Германии направлялось против СССР. Гитлер достаточно открыто говорил о расширении жизненного пространства немцев за счет восточных соседей, в первую очередь России, и значительно осторожнее высказывался о возможной войне с Францией и Англией. В 1936 Германия и Япония заключили Антикоминтерновский пакт, направленный в первую очередь против Советской России. В 1937 к пакту присоединилась Италия, в 1939 - Испания, Маньчжурия и Венгрия, в 1941, уже в ходе войны - прояпонский режим в Китае, Румыния, Болгария, Хорватия, Словакия и Дания.
   С победой фашистов в Германии внешняя политика Советского Союза круто изменилась. Сталин ослабил антиимпериалистическую пропаганду и принимал участие во всех соглашениях, направленных против фашистов. Франция в 1934 пыталась сколотить блок с участием СССР, Польши, Чехословакии, Балканских и Прибалтийских стран. В итоге дело закончилось заключением двусторонних договоров Чехословакии с Францией и Советским Союзом. СССР оказался в опасном положении, без надежных союзников, с довольно слабой еще армией, перед лицом экспансии со стороны Германии и Японии. Япония вела себя особенно агрессивно и считалась первоочередным противником.
   В то время как Германия, Советский Союз, Япония, Италия быстро наращивали свой военный потенциал, США, Англия и Франция не могли этого делать ни по экономическим, ни по политическим соображениям. Политики этих стран надеялись умиротворить Германию и Японию и по возможности стравить их с Россией. Вряд ли стоит осуждать их за это - так они понимали интересы своих народов. Результаты же такой политики были катастрофичны. Первым ее следствием стала стагнация военного потенциала западных демократий в условиях быстро растущей мощи Германии. Вторым следствием стал развал созданной Францией системы европейских союзов. Государства второго ранга, разочаровавшись во Франции, одно за другим переориентировались на Германию.
   Лига Наций с 1933 вошла в состояние распада. После 1936 прямые акты агрессии и передела границ уже не вызывали даже рутиной реакции в виде резолюций. Еще в 1926 из Лиги вышла Бразилия, а позже многие другие латиноамериканские страны. В 1933 из Лиги вышли Германия и Япония, в 1937 - Италия, в 1939 - Венгрия. Советский Союз приняли в Лигу Наций в 1934 и исключили в начале 1940. С этого времени Лига превратилась в англо-французский политический клуб, который через несколько месяцев окончательно развалился. Временно прекратили существование и другие межправительственные организации, в то время как общественные продолжали работать.
   Вторая мировая война выглядит еще более закономерным явлением, чем первая. Война 1914 создала значительно больше новых проблем, чем решила старых, и посеяла семена новой войны. В общем, закономерен был и состав враждебных коалиций, хотя в определенных условиях Россия могла оказаться в одном лагере с Германией, а Италия - с Англией. Альтернативой войне было бы создание не позже 1938 прочного блока в составе СССР, Франции, Англии, США и ряда держав второго ранга. Такой блок при условии политической воли всех его участников мог бы удержать Германию от актов прямой агрессии и остановить японскую экспансию. Проблема была в том, что ни один из участников возможного союза не доверял партнерам. Американцы не желали жертвовать ради европейцев не то чтобы одним солдатом, но и одним долларом. Франция и Англия сознавали свою военную слабость и надеялись насладиться зрелищем, как русские и немцы истребляют друг друга без их участия. В Москве тоже понимали, что не готовы к борьбе с Германией один на один, и опасались очередной подставы со стороны Запада. Сталин был до августа 1939 искренне заинтересован в создании антигерманского блока при условии равных усилий всех его участников, но надежда на такой равноправный союз была минимальна. Итогом стала самая страшная война в истории человечества. Другой вопрос, а что было бы, если бы вторую мировую войну в 1939 удалось предотвратить. Возможен и совсем уж страшный вариант: в конце 40х, в условиях жесткого соперничества десятка великих держав, сразу несколько из них - фашистская Германия, Америка, Советский Союз, возможно, и Япония, Италия, Англия, Франция - создают атомные бомбы, и каждый счастливый обладатель нового оружия спешит испытать его на своих соперниках.
  
   13.15. Синьхайская революция.
  
   В Азии революционный процесс начался еще до первой мировой войны, после победы Японии в войне 1904-1905. Китай под влиянием этих событий начал реорганизацию своей армии. Это не повысило ее боеспособность, но зато в новой армии были сильны представители оппозиции. 10 октября 1911 (китайский месяц синьхай) после ряда неудач радикалы совершили локальный военный переворот в городе Учан. Власть в провинции Хубэй перешла к революционному комитету во главе с одним из лидеров радикалов Хуан Сином и полковником Ли Юаньхуном. Пока императорская армия штурмовала Учан, подобные перевороты произошли в большинстве провинций Центрального и Южного Китая. Повсюду огромные толпы народа стекались в города и разбирали оружие из открывших ворота арсеналов. Войска нового строя сохраняли нейтралитет или присоединялись к революции. В ряде провинций местные власти сами инициировали отделение от Пекина, и по мере того, как центр терял контроль над ситуацией, таких случаев становилось все больше.
   В начале ноября 1911 Цины поставили во главе правительства и армии опального генерала Юань Шикая, вручив ему чрезвычайные полномочия. Юань, рассчитывая взять власть в свои руки, прекратил военные действия против революционеров и сместил регента. Между тем в Нанкине собрались представители ревкомов большинства провинций Китая. Они объявили себя парламентом, 1 января 1912 провозгласили Китай республикой, избрали президентом Китая лидера радикалов Сунь Ятсена и приняли конституцию. По конституции Китай превращался в парламентскую республику с всеобщим избирательным правом для мужчин и женщин при двустепенных выборах. Декларировались свободное заселение китайцами окраин государства, отмена рабства, пыток, строгий запрет на курение опиума, проституцию, ношение кос для мужчин и бинтование ног девочек. Разумеется, и конституция, и большинство указов остались на бумаге. Китайцы в подавляющем большинстве не имели понятия о существе парламентских выборов, да их и с их мнением при подборе депутатов считались чисто формально. Однако свержение "варварской" династии Цин было понято и одобрено подавляющим большинством. Иностранные державы после некоторых колебаний решили воздержаться от вмешательства в события, рассчитывая на дальнейшее ослабление Китая.
   12 февраля 1912 Юань Шикай и Сунь Ятсен достигли компромиссного соглашения о разделе власти. По условиям соглашения шестилетний император Пу И отрекался от престола на почетных условиях. Юань Шикай становился президентом Китая, а сторонникам Сунь Ятсена гарантировалось большинство мест в парламенте. Столицей обе стороны признали Пекин, где были сосредоточены верные Юань Шикаю войска. Сунь Ятсен основал партию Гоминьдан (приблизительный перевод - Национальная партия0, получившую большинство мест в новом парламенте. В программе Гоминьдана было лишение иностранцев всех привилегий, частичный передел земли, развитие современного сектора экономики, превращение Китая в сверхдержаву. Демократию предполагалось утвердить в специфически китайских формах, создать высший орган власти из пяти палат, юаней, соответственно с законодательными, исполнительными, судебными, контрольными и экзаменационными функциями. Юань Шикай игнорировал парламент. Гоминьдан поднял весной 1913 верные ему войска в Центральном и Южном Китае. Короткая гражданская война завершилась легкой победой Юань Шикая.
   После победы Юань Шикай запретил Гоминьдан, установил прямой контроль над основными провинциями Китая и подавил восстания земледельцев и солдат под социальными лозунгами. В 1914 он распустил парламент и принял конституцию президентской республики, больше напоминавшей монархию. В 1915 Юань Шикай открыто готовился к принятию императорского титула. Его поддержали американцы, желавшие сохранить Китай как единое государство и утвердить там свое влияние. Против этого плана выступило большинство провинциальных генералов. В семи юго-западных провинциях образовались военные правительства, объявившие о неподчинении президенту. Еще хуже было положение на иноэтнических окраинах. Тибет, завоеванный в 1910, в 1912 вернул себе независимость, сохранял ее до 1951 и даже отобрал у Китая часть Сычуани. Здесь снова утвердилась теократическая монархия во главе с далай-ламой, Тибет вернулся к самоизоляции. Монголия в 1911 также провозгласила независимость. Ширилось антикитайское восстание в Синьцзяне. Юань Шикаю пришлось официально дезавуировать планы возрождения монархии, а в июне 1916 он внезапно умер.
   После смерти Юань Шикая власть формально перешла к Ли Юаньхуну, но никакой власти этот президент не имел. Он чисто формально представлял Китай в отношениях с иностранцами и символизировал существование Китайского государства. Фактически Китай распался на владения генералов, то есть произошло то, что всегда происходило при крушении китайских династий. Генералы превратились в верховную власть в рамках провинции (иногда нескольких смежных провинций или делили одну провинцию на части). Они принимали собственные законы и конституции, которые никем не соблюдались, собирали в свою пользу налоги, вели войны с соперниками, полностью игнорировали центр. Обычно такой генерал-диктатор (дуцзунь) ориентировался на одну из великих держав и получал ее поддержку. Для населения эта власть означала господство насилия и произвола, но ее отсутствие в условиях развала центральной власти оборачивалось настоящим кошмаром. Самые сильные из генералов боролись за контроль над Пекином, чтобы диктовать решения президенту и министрам.
   В 1914 японские войска заняли Циндао, немецкий анклав в Китае, и заодно оккупировали провинцию Шаньдун. В 1915 Япония предъявила Китаю ультиматум, требуя признания японского протектората. Пекин частично принял японские требования, отклонив наиболее унизительные. В 1917, чтобы усилить свои международные позиции, Китай формально объявил войну Германии, не приняв в ней никкакого участия. Японцы своей напористостью оттолкнули от себя даже те круги китайской интеллигенции, которые были склонны к японо-китайскому союзу против Запада. После студенческих волнений 4 мая 1919 крупные города Китая охватило массовое антияпонское движение. Начался бойкот японских товаров. В итоге Японии пришлось отказаться от идеи протектората и от провинции Шаньдун. Это стало первым успехом Китая в борьбе за ликвидацию полуколониального режима. Вторым успехом стал отказ Советской России от завоеванных позиций в Китае, кроме права на совместное управление железной дорогой через Маньчжурию.
   Территориально Китай отделался потерей Тибета, Монголии и Тувы. В Монголии первоначально утвердилась теократическая монархия тибетского образца. В 1919 один из китайских генералов установил контроль над Монголией, в 1920 его разгромили отступившие из Сибири отряды генерала Унгерна. В 1921 Красная армия разбила Унгерна и привела к власти в Монголии радикалов большевистского типа во главе с Сухэ-Батором. Монголия превратилась, по сути, в советский протекторат и развивалась по типу советских республик Средней Азии. В 20х здесь была уничтожена кочевая знать, и произошел предел пастбищ и скота. В 30х правители Монголии уничтожили большинство буддийских монастырей и провели массовые репрессии против монахов, составлявших около трети взрослого мужского населения. К концу 50х в целом завершилась модернизация по советскому образцу - построены современные предприятия, появились города с современной инфраструктурой, на удобных землях стали насаждать земледелие, кочевников старались по возможности посадить на землю, оседлое и кочевое население записали в коллективные хозяйства. Тува в 1944 вошла в состав СССР.
   Воздействие революции на китайскую экономику было двояким. Региональные генеральские правительства ослабили контроль над частным сектором и всячески поощряли приток иностранного капитала. Несмотря на политическую неустойчивость, промышленность в 20е, особенно в начале десятилетия, показала рекордные темпы роста - примерно утроила объемы производства. Этот рост происходил, конечно, от очень низкого уровня, в условиях крайне слабого технического оснащения предприятий, рекордных норм эксплуатации рабочих и их полурабской зависимости от хозяина. Сельское хозяйство переориентировалось на производство экспортных культур. Производство зерна стагнировало, и вообще традиционный, ориентированный на массового китайского потребителя сектор пришел в упадок. Образ жизни массы китайцев после революции изменился мало, только стало больше нестабильности, насилия и нищеты.
   В первую очередь на революцию отреагировала, конечно, интеллигенция. В прессе и клубах кипели жаркие дискуссии, в которых было мало аргументов, больше взаимных обвинений. Среди модернизаторов выделялись националисты, либералы, конфуцианцы-модернисты, новообращенные христиане, коммунисты, фашисты, анархисты и множество разных, часто экзотических направлений. Все они яростно спорили между собой, сходясь только на идее переустройства всего образа жизни в Китае. В эти годы имела место наиболее серьезная попытка создать алфавитную письменность, попытка, не имевшая особого успеха. В общем-то, при всем радикализме своих взглядов многие китайские модернисты оставались детьми старого Китая, мыслили традиционными для Китая категориями и ставили свой народ выше всех других народов. Только люди этого типа и смогли сыграть заметную роль в судьбах своей страны.
   Китайская республика в момент своего провозглашения была четвертой по счету республикой Восточного полушария после Швейцарии, Франции и Португалии. Искусственный характер республики был очевиден, она стала формой разрушения старого Китая. В смене циклов китайской истории синьхайская революция стала завершением очередного цикла, открыла дорогу развалу, сопровождавшему крушение каждой династии. Это была далеко не первая революция в истории Китая: по минимальному счету - пятая, по максимальному - десятая. Однако данная революция происходила в новых условиях, в условиях заметного развития индустриального сектора, втягивания Китая в мировой рынок, его полуколониальной зависимости от Запада, импорта зарубежных идей. В итоге обычные для смены циклов разрушительные процессы сопровождались ускоренной модернизацией общества, которая в прежних условиях, при традиционной монархии, шла значительно медленнее.
  
  
  
   13.16. Гоминьдановский Китай.
  
   Китайская история 1916-1926 заполнена хаотичной борьбой дуцзюней. Имела место даже попытка вернуть на трон Цинов. В первые годы контроль над Пекином удерживал генерал Дуань Цижуй, связанный с консервативным прояпонским политическим клубом Аньфу. В 1918 прошли выборы в новый парламент (фактически назначение депутатов элитой), которые дали желаемый результат. В 1920 соперники Дуань Цижуя во главе с генералом У Пэйфу объединились, взяли Пекин, разогнали парламент и сменили марионеточного президента. Затем в течение двух лет за Пекин шла борьба между У Пэйфу и хозяином Маньчжурии Чжан Цзолином. Столица переходила из рук в руки. В 1922 У Пэйфу, утвердившийся в нескольких провинциях Центрального Китая, оттеснил соперника в Маньчжурию, но тот вступил в союз с генералом Фэн Юйсяном из Хэнани. Фэн был своеобразной фигурой - искренний христианин, националист, демократ в китайской системе понятий и сторонник глубоких реформ в интересах низов. Сочетание редкое, а для Китая почти немыслимое. В 1924 Фэн Юйсян взял Пекин, затем разбил главные силы У Пэйфу под Тяньцзинем. Против него тут же объединились все главные дуцзюни, включая недавних его союзников. В тылу у войск Фэна под монархическими лозунгами поднялись сельские низы, истребившие почти всю его армию. Пекин достался Чжан Цзолину. Все эти войны велись сравнительно небольшими силами (стотысячная армия считалась огромной) при пассивности большинства населения.
   После выборов 1918 депутаты старого парламента отвергли их правомочность, собрались в Гуанчжоу и призвали к власти Сунь Ятсена. Сунь вскоре не поладил с ними, бежал, затем вернулся при помощи одного из местных дуцзюней, разогнал депутатов, затем поссорился и с генералами, несколько раз бежал из Гуанчжоу и возвращался. Тем не менее, его позиции были крепче, чем у любого из генералов - он располагал поддержкой массовой партии Гоминьдан и выдвинул четкую, сравнительно реалистичную программу. Постепенно он отходил от идеи формальной демократии в пользу жесткой диктатуры вождя. В Гоминьдане сложился культ Сунь Ятсена, ему приносили личную присягу. Чтобы получить поддержку Москвы, Сунь вступил в союз с коммунистами и разрешил им занимать посты в Гоминьдане. За несколько лет малочисленная Коммунистическая партия выросла во влиятельную организацию. В 1925 Сунь Ятсен умер. В итоге закулисной борьбы главой южного правительства стал Ван Цзинвэй, а войско возглавил другой видный деятель Гоминьдана Чан Кайши. Чан, опираясь на армию, постепенно оттеснил конкурентов на второй план.
   Все соперники выдвигали лозунги великого Китая и искренне верили в них. Однако отсталый раздробленный Китай не мог реально противостоять вмешательству в свои внутренние дела. Япония поддерживала сначала Дуань Цижуя, затем Чжан Цзолина и старалась взять под свой контроль стратегические объекты Восточного Китая. Симпатии Лондона распределялись на многих локальных правителей, а среди главных соперников - на У Пэйфу, но вообще Англия была заинтересована в ослаблении всех соперников. США в конечном счете, но далеко не сразу, поставили на Гоминьдан. В Советском Союзе поставили, конечно, на коммунистов, но оказали существенную военную помощь и Чан Кайши, ввели в его штаб военных советников во главе с Блюхером. На фоне этого крепло общенациональное самосознание китайцев.
   Прямое вмешательство иностранцев в дела Китая, его крах как великой державы стимулировали сплочение нации. 30 мая 1925 студенты и рабочие Шанхая начали атаки на европейский сеттльмент, живший по собственным законам. Это стало сигналом к демонстрациям, забастовкам, столкновениям во всех крупных городах Китая. Иностранные предприятия оказались парализованы, начался бойкот европейских и японских товаров, китайские рабочие в массовом порядке покидали Гонконг.
   Летом 1926 армия Чан Кайши выступила в Северный поход против ослабленной в междоусобицах армии У Пэйфу. Лозунги социальной справедливости, единства и национального возрождения Китая принесли Гоминьдану поддержку и низов, и некоторых дузцюней второго плана. К осени 1926 армия Чан Кайши заняла Хунань и Хубэй и повернула против самого сильного в военном отношении дуцзюня Сунь Чуаньфана, хозяина провинций в низовьях Янзцы. В жестоких многомесячных боях за Наньчан армия Сунь Чуаньфана была перемолота. Это стало переломным моментом в китайской междоусобице. Фэн Юйсян и диктатор Шаньси Ян Сишань перешли на сторону Гоминьдана и открыли второй фронт в Северном Китае. В ноябре 1926 Чан Кайши одержал решительную победу у озера Поянху, в марте 1927 взял Нанкин. Коммунисты и националисты подняли восстание в Шанхае и сдали его подходившим войскам Чана. Чан Кайши, принявший звание генералиссимуса, перенес ставку в Нанкин. Правительство Ван Цзинвэя с участием коммунистов обосновалось в Ухани на Среднем Янзцы.
   Китайские армии набирались по традиции из люмпенов, не знали дисциплины, беспощадно грабили и насиловали. Китайцы чаще всего пассивно терпели все это и использовали ситуацию для сведения счетов с личными врагами. Северный поход Гоминьдана в этом смысле не был исключением, но теперь вступил в дело идеологический фактор. Коммунисты, входившие в состав Гоминьдана, поощряли сельские низы на расправы с относительно зажиточными семьями, включая семьи гоминьдановских офицеров, причем эти казни были по китайской традиции очень мучительными, долгими, без пощады для женщин и детей. В ответ гоминьдановцы расправлялись с заподозренными в коммунизме, тоже не щадя никого. В городах сводили счеты рабочие и предприниматели. В итоге такая ситуация заставила лидеров Гоминьдана сделать свой выбор.
   12 апреля 1927 солдаты Чан Кайши и члены мафиозных тайных обществ начали разоружение рабочих дружин Шанхая. Эти события вылились в уличные бои, массовую резню коммунистов, перекинулись в другие города, подконтрольные Чан Кайши. Ван Цзинвэй еще несколько месяцев сотрудничал с коммунистами, затем примкнул к генералиссимусу и начал избиение коммунистов. В августе 1927 коммунисты подняли войска в Наньчане и попытались развернуть полномасштабную гражданскую войну, но были разбиты. В декабре было подавлено коммунистическое восстание в Гуанчжоу. Все советские советники были высланы, некоторые замучены, связи с Москвой прерваны. Число жертв террора 1927 со стороны Гоминьдана составляло 300 тысяч человек - значительно больше, чем было в Китае коммунистов. Очевидно, что под репрессии попало много случайных людей. Общее число жертв гражданской войны никто не считал, но оно явно исчисляется миллионами.
   С 1927 Чан Кайши стал диктатором большей части Китая. Правительство Ван Цзинвэя не имело реальных сил, и с ним никто не считался. Уцелевшие дуцзюни один за другим признавали власть генералиссимуса в обмен на сохранение за ними уделов. Летом 1928 войска Фэн Юйсяна и Янь Сишаня вошли в Пекин под знаменами Гоминьдана. Чжан Цзолин одним из последних признал власть Гоминьдана, отвел свои войска в Маньчжурию и вскоре погиб при не вполне ясных обстоятельствах. Столицей Китая стал Нанкин.
   Объединение Китая не означало завершение междоусобиц. Непосредственно Чан Кайши контролировал менее половины провинций, в остальных правили вассальные генералы. Самые сильные дуцзюни временами создавали коалиции и возобновляли войну с правительством в Нанкине. Наименее управляемым из них был правитель Синьцзяна Шэн Шицай, который создал в своей провинции практически независимое государство под протекторатом СССР. Описывать эти конфликты, как и войны предыдущего десятилетия, интересно, но бессмысленно в контексте данной работы. В союз с дуцзюнями вступали лидеры враждебных Чану фракций Гоминьдана, прежде всего Ван Цзинвэй и Ху Ханьмин. Сам Чан Кайши опирался все больше на членов собственного клана, которым передал важнейшие посты в центральном правительстве. Генералиссимус был человеком жестоким и малообразованным, но умным, прагматичным, в меру осторожным и в меру храбрым, искренне желал возрождения сильного независимого Китая. Лозунги демократии, которые время от времени звучали и из уст самого Чана, и из уст его сторонников и противников, ни для кого из них ничего не значили (исключением, может быть, был только Ху Ханьмин, и именно поэтому его ни разу не подпустили к реальным рычагам управления). Характерно, что лидеры нового Китая поощряли жестокие расправы с рядовыми сторонниками враждебных партий и их семьями, но очень редко мучили и убивали друг друга, как бы ни складывалась военная обстановка.
   Коммунисты продолжали партизанскую войну в горных районах к югу от Янцзы. Коммунисты использовали накопившийся в Китае за столетия разрушительный потенциал и приспособили марксистские теории классовой борьбы к условиям Китая. В их отряды стекались разоренные войной и неурожаями земледельцы, городские и сельские люмпены, разбойники-хунхузы, радикальные интеллигенты. В 1931 была провозглашена Китайская Советская республика. В 1934 войска Гоминьдана разгромили главные базы коммунистов в горах. Остатки коммунистических отрядов прорвались в степи Северного Шэньси и там, имея в тылу красную Монголию, создали небольшое государство. В ходе этого прорыва выдвинулся новый лидер коммунистов Мао Цзэдун, выходец из небогатой сельской семьи.
   В ходе междоусобиц власть Чан Кайши укреплялась. Постепенно он взял под реальный контроль большинство дуцзюней и унифицировал аппарат управления в рамках всего Китая. Контроль над бюрократическим аппаратом осуществляла созданная по фашистским образцам организация синерубашечников, составная часть партии Гоминьдан. Синерубашечники следили за дисциплиной, боролись с коррупцией, истребляли недовольных режимом, сжигали неподходящие книги. В Гоминьдане официально внедрялся культ двух вождей, Сунь Ятсена и Чан Кайши. Крупным успехом Гоминьдана стала отмена неравноправных договоров с великими державами. Китай добился ликвидации режима экстерриториальности, возвращения иностранных анклавов, кроме английского Гонконга, португальского Макао и японского Порт-Артура, повышения таможенных пошлин, ограничения прав иностранных компаний.
   Экономическая политика Чан Кайши шла по пути укрепления государственного сектора. Была создана сеть государственных банков. Промышленники пользовались покровительством со стороны государства. На практике это покровительство часто выливалось в крышевание со стороны видных деятелей режима. С начала 30х шло принудительное создание картелей по отраслям промышленности. Режим запретил хождение обесцененной серебряной монеты и ввел новые бумажные деньги, которые тоже вскоре обесценились. В целом за образец Гоминьдан явно брал экономическую политику фашистов.
   В самом тяжелом положении находилось сельское хозяйство. Деревня служила для режима источником средств, особенно зажиточная часть деревни. Обратных вложений практически не происходило. Результатом стало массовое обнищание китайских земледельцев, деградация гидротехнических систем, серия страшных катастроф на больших реках, которые с незапамятных времен были введены в искусственные русла. От наводнений, голода, эпидемий гибли ежегодно миллионы человек. Тем не менее, численность населения Китая в эти годы росла, прежде всего благодаря определенной стабилизации обстановки и успехам медицины.
   Промышленный рост с конца 20х замедлился, во многом в связи с мировым кризисом. Тем не менее, полузамкнутая, ориентированная на собственного покупателя экономика Китая сравнительно мало пострадала от общего кризиса. Промышленные предприятия оставались полумафиозными структурами с чудовищной степенью эксплуатации рабочих. Новый трудовой кодекс, созданный по европейским образцам, просто игнорировали. Так же неэффективны оказались террористические меры по борьбе с коррупцией - чиновникам платили ничтожно мало, что провоцировало взятки, а окружение генералиссимуса безнаказанно разворовывало государственные средства.
   В качестве государственной идеологии Чан Кайши возродил конфуцианство в сочетании с культом вождей Гоминьдана. Сам он в 1931 под влиянием жены принял христианство протестантского толка, но на его политике это мало отразилось. Диктатор поощрял внедрение европейской техники, технологий, норм поведения в обществе, правил гигиены. Все это вылилось в "движение за новую жизнь". Успехи этого движения были очень ограниченными, образ жизни всех слоев китайского населения почти не изменился.
   В целом режим гоминьдановской диктатуры стал попыткой модернизировать Китай без полного разрыва с традицией. За основу брали прежде всего фашистские образцы. Политика Гоминьдана не грешила излишним радикализмом и имела шансы на успех в спокойной обстановке (что и произошло позже на Тайване). В масштабах же всего Китая успехи были минимальны и чередовались с неудачами. Режим Чан Кайши по самой своей природе не мог соответствовать эгалитарным устремлениям основной массы китайцев, прежде всего средних и бедных слоев сельского населения, а без опоры на массы не удавалось подавить сопротивление многочисленных противников режима в среде старой и новой элиты. При этом нельзя не отметить успехи режима в плане воссоединения Китая, ликвидации неравноправных договоров, создания более эффективных государственных и военных структур, уменьшения провинциальной замкнутости, некоторых сдвигов в области экономической и бытовой модернизации. Разумеется, успехи эти нельзя считать заслугой лично Чан Кайши, они были объективно обусловлены процессами, происходившими в китайском обществе, а заслуга режима прежде всего в том, что он улавливал эти процессы и помогал им по мере сил.
  
   13.17. Япония между мировыми войнами.
  
   Япония практически не принимала участия в военных действиях первой мировой войны, но по ее итогам получила Микронезию, германские концессии в Китае и, самое главное, формальный статус великой державы. Укрепление позиций Японии встревожило США и Англию. Англо-японский союзный договор был расторгнут. На Вашингтонской конференции 1921-1922 американцы заставили Японию ограничить размеры своего флота и отказаться от претензий на гегемонию в Китае. В конце войны, в августе 1918 рост цен спровоцировал "рисовые бунты" в главных городах Японии. Миллионы горожан громили продовольственные склады, фабрики, дома богачей. После подавления этих бунтов все книги и публикации с упоминанием о них были истреблены.
   1920е-30е стали временем миграции японцев за пределы своей исторической территории. Японцы в массовом порядке переселялись на Хоккайдо, Южный Сахалин, острова Микронезии, эмигрировали в США и Южную Америку. В главные колонии, Корею и Тайвань, поток мигрантов был небольшим. В богатой ресурсами Корее японцы стали развивать производство полуфабрикатов - горнорудную, металлургическую, химическую промышленность. К концу 30х по уровню индустриального развития Корея уступала в Азии только самой Японии. Менее интенсивно, но тоже быстро развивалась экономика Тайваня. При этом развитие колоний шло в интересах Японии. Корейцы и китайцы Тайваня в собственных странах были лишены элементарных прав, царил жестокий террор. В Корее вообще запрещалось употребление корейского языка в общественных местах, корейцев не допускали в места проживания и отдыха японцев. В марте 1919 Корею охватило массовое восстание. Японские войска подавили его, но от некоторых крайностей террористического режима пришлось отказаться.
   Период с 1918 по 1932 стал временем либерализации японской политической жизни. Утвердился принцип ответственности правительства перед парламентом. У власти сменяли друг друга старая партия умеренных реформаторов Сэйюкай и вновь образованная партия Минсэйто, занимавшая более либеральные позиции. В 1928 избирательные права получило большинство взрослых мужчин. В верхней палате аристократов постепенно сменяли видные интеллектуалы. Было принято элементарное трудовое законодательство. Реформы были шагом олигархии навстречу новым общественным группам, которые поднимались на волне индустриального развития, а также западным партнерам Японии. Реальная власть оставалась в руках олигархии. За ней были мощь бюрократического и полицейского аппарата, авторитет божественного тэнно, и, самое главное, многовековые традиции послушания и строгой иерархии. С лицами, заподозренными в антисистемных настроениях, расправлялись по-прежнему беспощадно.
   Во внешней политике партия Минсэйто стояла за компромиссы с другими великими державами, Сэйюкай - за широкую внешнюю экспансию. До 1927 преобладала тактика уступок и договоренностей. В частности, Япония согласилась с решениями Вашингтонской конференции, отказалась от претензий на Шаньдун, в 1922 вывела войска с Российского Дальнего Востока, в 1925 оставила Северный Сахалин. Собственно, речь при этом шла только об отказе от экспансии, от претензий на чужие земли, но для перенаселенной и лишенной большинства видов сырья Японии экспансия виделась тогда единственным выходом. С 1927, после назначения премьером лидера Сэйюкай генерала Танака, Япония взяла курс на создание военным путем мощной империи.
   1920е стали временем расцвета новой японской культуры. Она сочетала национальные традиции и заимствованные у Запада формы. Мировое значение имело творчество великих писателей Акутагава и Кавабата.
   Вплоть до Великого кризиса в Японии продолжался бурный рост современных секторов экономики. Резко выросли мощности машиностроения, электротехнической промышленности и черной металлургии, заново было создано судостроение, появились мощная авиационная промышленность и цветная металлургия. Главными проблемами Японии оставались нехватка сырья, бедность населения и недостаточное развитие собственной научно-технической базы. В результате Япония сильно зависела от внешних рынков. По Японии больно ударили послевоенный экономический кризис, страшное землетрясение 1923 и финансовый кризис 1927, разоривший многие банки.
   Великий кризис 1929 нанес сильнейший удар по отраслям, производившим товары на экспорт, особенно по шелковой и судостроительной. Промышленность отчасти спасали военные программы, деревня же оказалась в период кризиса на грани катастрофы. Сельское население и в годы бурного развития существовало на грани бедности, работало орудиями, мало изменившимися за тысячелетия. Огромные средства выкачивались через налоговую систему на развитие индустрии, содержание государственного аппарата, перевооружение. Самые активные и трудоспособные сельские жители, в первую очередь молодые мужчины, уходили в города. К 1931 японская деревня и в меньшей степени город оказались на грани социального взрыва, направленного против финансово-промышленной олигархии.
   Социальное недовольство в Японии выразилось отчасти в симпатиях к легальным и нелегальным левым партиям, в большей мере в возникновении фашистского движения. Идеологом фашистов считался философ Окава, политическим вождем - военный министр Араки. Костяк фашистского движения составляли молодые офицеры, выходцы из небогатых сельских семей, ненавидевшие традиционную олигархию, финансистов, парламент, партии, старые концерны вроде Мицуи и Мицубиси. Их идеалом была досамурайская Япония, времена централизованного деспотического государства. Фашисты призывали установить жесткий государственный контроль над экономикой, отобрать прибыли у олигархов и направить их на спасение деревни, передать всю власть божественному тэнно Хирохито (1926-1989), добиться мирового господства Великой Японии. Главным методом они считали террор против олигархов и военные путчи. Началом террора стало убийство в 1931 премьер-министра.
   С 1931 власти пошли на ряд мер в духе рекомендаций Араки. В главных отраслях промышленности вводилось обязательное государственное регулирование. Предприятия принудительно объединялись в тресты с большой долей государственного капитала. Правительство ввело контроль над внешней торговлей, запретило операции с валютой, повысило налоги на доходы и прибыли и перераспределяло эти средства через систему дотаций, ввело государственный заказ на сельхозпродукцию. Фашисты считали эти меры недостаточными. В 1932 они подняли путч, убили нового премьера и ряд видных олигархов, забросали бомбами офисы главных банков. Путч был подавлен, но олигархия пошла на новые уступки. С этого времени Японией правили коалиционные, по сути надпартийные правительства. Они продолжали политику в духе частичного выполнения программы фашистов. 26 февраля 1936 последовал новый путч. Войска под командой молодых офицеров заняли центр Токио, перебили виднейших политиков и объявили о ведении прямого правления живого бога Хирохито. Однако Хирохито осудил путч, вызвал на помощь флот и верные ему войска и заставил путчистов сдаться. Все активные фашисты покончили с собой или пошли на казнь.
   Японский фашизм в собственном смысле слова потерпел поражение, но добился изменения политики Японии. Уцелевшие олигархи, представители старой аристократии, промышленники из новых концернов, генералы пришли к консенсусу на основе исполнения главных пунктов программы фашистов. Рост числа забастовок и арендных конфликтов тоже толкал к установлению более жесткого режима. На выборах 1937 Минсэйто и Сэйюкай впервые выступили в едином блоке под либеральными лозунгами и победили, однако сразу после выборов их депутаты одобрили передачу всей полноты власти чрезвычайному правительству принца Коноэ. В правительство вошли видные генералы, бюрократы и интеллектуалы из числа сторонников войны. В дальнейшем состав правительства несколько раз менялся, в зависимости от соотношения сил внутри партии войны. К 1940 все политические партии самораспустились. На их месте была создана Ассоциация помощи трону. Одновременно самораспустились профсоюзы и другие общественные организации, а их место заняли официальные союзы под эгидой государства.
   Военно-олигархический режим Японии 1937-1945 опирался на авторитет живого бога Хирохито, хотя его воля освящала решения, уже принятые императорским окружением. Идеологической основой режима стал обновленный синтоизм. Исторические мифы были объявлены непреложной истиной. Считалось, что сами древние боги помогут Японии создать всемирную солнечную монархию. Отчасти возрождались самурайские традиции, с той поправкой, что каждый японец был объявлен их носителем. Характерно, что серьезного сопротивления этот режим не встретил даже в европеизированных кругах японского общества. Японцы всех классов и разных убеждений сплотились вокруг новой власти. Это в который раз продемонстрировало поверхностный характер японской полудемократии. Самодисциплина нации позволяла властям обойтись минимумом репрессий. Конечно, часть лиц с левыми или либеральными убеждениями сохранила их, но старалась внешне проявлять лояльность.
   В основе экономической политики нового режима лежала концентрация всех усилий на подготовке к войне. Военные расходы составляли около 80% расходов бюджета. Примерно такая же часть продукции тяжелой промышленности шла на нужды военного ведомства. Государственное планирование охватило все частные предприятия вплоть до крестьянских хозяйств. Рабочий день удлинялся до 12-14 часов. Аскетизм и самодисциплина японцев позволяли им выдержать такой образ жизни. Достижения японской военной промышленности накануне мировой войны впечатляют и в количественном, и в качественном отношении, но до равенства сил с американским гигантом или Советским Союзом Японии было еще очень далеко.
   Создание солнечной монархии, безусловно, было химерой. Японцев было всего 60 миллионов на три миллиарда землян. По промышленному производству Япония оставалась на шестом месте в мире с большим отрывом от США, СССР и Германии, своего сырья почти не было. Даже в физическом отношении японцы были много слабее американцев, русских, европейцев и китайцев. Ставка делалась на доблесть солдат и офицеров в сочетании с высоким уровнем вооружений, на помощь народов европейских колоний и террор в отношении непокорных, на разрабатываемое бактериологическое оружие и, для многих, на помощь японских богов.
   Установившийся в Японии режим можно с большими оговорками назвать военно-фашистским. По форме это была скорее монархия традиционного типа, но монархия, взявшая на вооружение многие лозунги и методы фашизма, монархия, выражавшая волю современной олигархии, промышленников, финансистов, генералов, монархия, признавшая принцип равенства всех подданных и их право на социальную поддержку. Режимы подобного типа широко распространились в 30х-40х в тех странах, где господствовали монархии или диктатуры традиционного типа. Специфически слабыми чертами японской диктатуры были эклектичность лозунгов и методов (что вообще характерно для Японии межвоенного времени), чрезмерный архаизм и, самое главное, беспредельный авантюризм. Собственно, фашистские режимы вообще склонны к авантюрам, но в случае Японии эта тенденция вышла уже за все границы разумного.
  
   13.18. Японо-китайская война.
  
   Япония первой из великих держав вступила на путь крупномасштабной агрессии. 19 сентября 1931 японские войска вторглись в Маньчжурию. Войска местного дуцзюня Чжан Сюэляна почти без сопротивления отступили в Северный Китай. Маньчжурия была объявлена независимой империей (Маньчжоу Го) во главе с последним императором из династии Цин Пу И. Китайцы ответили бойкотом японских товаров по всему Китаю и нападениями на японцев. Тогда в январе 1932 японские войска высадились в Шанхае. Многомесячные уличные бои завершились победой японцев. Если на войну в Маньчжурии великие державы смотрели спокойно, ибо она затрагивала интересы только Китая и СССР, то шанхайские события вызвали их нервную реакцию. Под давлением Запада Япония вывела войска из Шанхая.
   Маньчжурская империя была, по существу, фикцией. За предыдущие полвека в Маньчжурию переселилось 30 миллионов китайцев. Два миллиона маньчжур полностью растворились в этом потоке, тем более что после синьхайской революции маньчжуры подвергались преследованиям. Фактически Маньчжоу Го правили японские советники, здесь разместилась полумиллионная японская армия. Китайцы в Маньчжурии подвергались откровенной дискриминации со стороны японцев, хотя и в менее жутких формах, чем корейцы. В Маньчжурии в эпоху империи выросли десятки крупных предприятий металлургической, угольной, химической, военной промышленности. Все они принадлежали Японии и были частью ее военно-промышленного комплекса.
   После захвата Маньчжурии японцы избрали тактику постепенного продвижения в Северный Китай и Внутреннюю Монголию. Используя как повод столкновения своих войск с войсками дуцзюней или обычными бандами, очень многочисленными в Китае, японцы оккупировали очередной кусок какой-нибудь из северокитайских провинций, заключали с Китаем временное перемирие и дожидались следующего инцидента. На занятых территориях Северного Китая и Внутренней Монголии они формировали марионеточные автономные правительства. Китайские армии показали неспособность противостоять японцам в открытом бою, даже при десятикратном превосходстве. Китайские солдаты сражались до последнего, но японцы брали дисциплиной, уровнем подготовки и командования, вооружением, своим наступательным духом и единством. В 1933, после очередного протеста великих держав, Япония вышла из Лиги Наций, положив начало ее развалу. Гитлер одно время носился с идеей примирения Японии и Китая и их союза с Германией против западных держав и СССР, но к 1938 сделал окончательную ставку на союз с Японией.
   Чан Кайши считал полномасштабную войну с Японией гибельной для Китая и старался всячески оттянуть ее. Между тем японская агрессия вызвала очередной взрыв патриотических чувств против "карликов-рабов", как в китайской традиции называли японцев. В 1932 студенческое восстание в Нанкине едва не свергло власть генералиссимуса. Целые армии и провинции выходили из повиновения Чан Кайши под тем же лозунгом войны с Японией. Чан лавировал, временами негласно давал генералам санкцию на военные действия, потом отрекался от них. К 1935 он справился с оппозицией в Гоминьдане, подчинил дуцзюней, добился определенных успехов в деле модернизации армии и военной промышленности. В декабре 1936, во время инспекционной поездки в Сиань, Чан был арестован Чжан Сюэляном. При посредничестве Москвы было достигнуто соглашение - генералиссимус получал свободу, обязался прекратить войну против коммунистов и в ближайшее время выступить против Японии. СССР оказал ему за это масштабную помощь военной техникой, промышленным оборудованием, займами и прислал несколько тысяч летчиков и военных советников. Советские летчики под видом китайских сыграли существенную роль в военных действиях и даже бомбили японскую территорию. Пострадавшей стороной оказался Чжан Сюэлян - он был арестован сразу после освобождения Чан Кайши и уже не вышел из заключения. Это стало уроком для остальных дуцзюней, больше не вступавших в конфликты с начальством.
   8 июля 1937 японская армия начала наступление на Пекин. Откладывать большую войну стало уже невозможно. Чан Кайши бросил в бой главные силы армии. Японцы одержали легкую победу и к концу июля взяли Пекин и Тяньцзинь. Дальнейшее наступление японцев на юг встретило более упорное сопротивление, но к началу 1938 японская армия заняла провинции Шаньдун и Шаньси. В ноябре 1937 после долгих боев пал Шанхай. 12 декабря 1937 японцы взяли Нанкин и устроили там массовые казни пленных и гражданского населения. Число жертв нанкинской резни по разным источникам сильно колеблется, наиболее вероятное составляет 300 000 человек. Главные силы китайской армии отступили в хорошо укрепленный Ухань и с июня по сентябрь 1938 отбивали там атаки японской армии. В октябре Ухань пал, китайское правительство бежало в Чунцин. Одновременно японские армии после долгих боев в районе Сюйчжоу разгромили китайцев и сомкнули северный фронт с южным. Десантами с моря японцы заняли все главные портовые города, включая Гуанчжоу.
   К концу 1938 японцы заняли все главные экономические и административные центры Китая с населением почти триста миллионов человек. Китайская армия насчитывала 20 миллионов (боеспособных солдат на фронте - около пяти миллионов), японская постепенно выросла с 250 тысяч до полутора миллионов. Уже в силу этого контроль японцев над захваченными территориями был очень условным. За пределами городов и зон главных дорог власть принадлежала местным "сильным людям", атаманам разбойников или командирам антияпонских партизанских отрядов. Партизаны жили обычно в своих селах и при удобном случае наносили мелкие удары. Часть партизан ориентировалась на Гоминьдан, часть - на Коммунистическую партию. Только ценой напряжения всех сил японская армия могла удерживать фронт, бороться с партизанами и контролировать города и дороги. Против заподозренных в нелояльности к Японии осуществлялся жестокий террор, не дававший особого эффекта. Чтобы решить проблему, Япония в ноябре 1938 декларировала отказ от территориальных претензий к Китаю и намерение заключить с ним союз - создать "сферу совместного процветания". От Китая требовали мобилизовать все силы на совместную борьбу с красными, предоставить японцам особые привилегии, пригласить во все ведомства японских советников и признать Маньчжурию. Ван Цзинвэй, второй по значению лидер Гоминьдана, принял эти условия и сформировал альтернативное китайское правительство в Нанкине. Основная масса китайцев рассматривала это правительство как предательское, аппарат его был продажным и неэффективным, а армия плохо годилась даже для карательных операций.
   Чан Кайши в Чунцине, утратив лучшие земли Китая, укрепил при этом свою власть. Он поставил под контроль дуцзюней и продолжал огосударствление экономики. Главной внутриполитической проблемой теперь стали коммунисты. Они хорошо проявили себя в малой войне с японцами, значительно расширили свое влияние и контролировали теперь обширные районы с десятками миллионов населения. В сферу их влияния вошла значительная часть Северного Китая и некоторые районы Центрального. Из Советского Союза им поступала военная помощь, мало уступавшая по объему поставкам для Гоминьдана. Несколько раз Чан Кайши пытался нанести удар по коммунистическим дивизиям, один раз добился серьезного успеха, но расправиться с соперниками не мог. Коммунисты также при удобном случае нарушали перемирие с Гоминьданом и, во всяком случае, продолжали истребление на своей территории сельских богачей. Этот террор против богатых отвечал настроениям основной массы сельского населения.
   В японской верхушке шла закулисная борьба по вопросу о приоритетах. Принц Коноэ стоял за доведение до конца войны в Китае, барон Хиранума и генерал Хирота выступали за войну с СССР, генерал Тодзио настаивал на войне с западными державами с перспективой захвата Индокитая, Индонезии, Индии, Австралии и Океании. Эта борьба вызывала частые повороты в японской политике и мешала довести дело до конца. В мае 1939 при правительстве Хиранума японские войска вторглись в Монголию. Советские войска под командованием Жукова в трехмесячных боях на пограничной реке Халхин-Гол полностью разгромили японцев. Халхин-Гол доказал, что советские войска вооружены и подготовлены не хуже японских, так же готовы биться до конца, и никаких перспектив на завоевание Дальнего Востока у Японии нет. В апреле 1941 Япония и СССР заключили пакт о ненападении.
   С 1941 японо-китайская война стала частью второй мировой войны. Силы Японии теперь еще больше были рассредоточены, США же стали оказывать более существенную помощь Китаю. В марте-июне 1944 японцы предприняли последнее большое наступление в Китае. Они заняли Хэнань, Хунань, Гуанси, ликвидировали многие крупные анклавы в собственном тылу. Китай потерял свыше миллиона солдат убитыми, лишился почти всех крупных городов, кроме Чунцина. Когда до окончательного разгрома гоминьдановской армии оставалось немного, японское наступление выдохлось. В итоге Китай сумел ценой огромных жертв выстоять против японской агрессии. Число погибших китайцев в этой войне никто толком не считал. Обычно потери Китая оценивают в 15-20 миллионов погибших или даже больше. При этом основная их часть приходится на жертвы эпидемий, голода и разрушения дамб. Потери Японии в Китае намного ниже - 400 000 солдат.
   Если вообще можно говорить о шансах Японии стать сверхдержавой в середине XX в., то перспективными направлениями экспансии могли быть только Китай и европейские колонии. Только здесь Япония имела шанс эффективно использовать в своих интересах местные людские и материальные ресурсы. СССР и США однозначно были японцам не по зубам. Зато в Китае, Индокитае, Индонезии, Индии многие вначале рассматривали японцев как союзников. Они должны были помочь изгнать колонизаторов и показать пример эффективной модернизации. В известной мере Япония сыграла эту роль, но при этом отношение к ней в корне изменилось. Модернизация под японским контролем проходила в несравненно более жестоких формах, чем даже при господстве европейцев. В покоренных странах японцы, воспитанные на идее превосходства своей нации, относились к инородцам как к животным. В результате симпатии к Японии быстро сменялись ненавистью. Китаю помогла, конечно, выстоять помощь СССР и США, но даже в случае победы над Китайской республикой японцы столкнулись бы с всенародным сопротивлением и не смогли бы использовать в полной мере огромные людские и материальные ресурсы своего соседа.
  
   13.19. Революция Кемаля Ататюрка.
  
   Для Османской империи первая мировая война закончилась крахом. Победители приняли решение разделить большую часть ее территорий, а остаток превратить в протекторат. Стамбул заняли войска Антанты. У власти они поставили либеральное правительство, послушное воле оккупантов. Англичане заняли Ирак, Палестину и часть Аравии, французы - Сирию с Ливаном и юго-восточную часть Анатолии, итальянцы - юго-западную четверть Анатолии, греки заняли запад полуострова и претендовали на получение Стамбула, Западную Армению предполагалось отдать независимой Армянской республике, а южнее создать Курдистан. Турецкая армия, кроме небольшого контингента, была распущена. Ее солдаты забрали с собой оружие и нашли ему применение.
   Оккупация вызвала взрыв патриотических настроений. Если раньше турки рассматривали себя как османов, подданных империи, и, шире, как часть исламского мира, то теперь они впервые осознали себя как нацию. По всей Анатолии создавались партизанские отряды, вооруженные армейским оружием. Офицеры, интеллигенты и помещики формировали альтернативные органы власти. На конгрессах в Эрзеруме и Сивасе представители этих разрозненных органов создали общетурецкое альтернативное правительство. Вождем национального движения стал герой войны Кемаль-паша. Либеральное правительство в Стамбуле теряло контроль над страной. Парламент в марте 1920 отказался признать факт раздела Турции и потребовал ликвидации привилегий для иностранцев. 16 марта оккупанты с санкции послушного султана разогнали парламент. В апреле 1920 проходивший в глухой провинциальной Анкаре съезд представителей патриотических организаций объявил себя национальным парламентом и кооптировал в свой состав бежавших из Стамбула депутатов. Легитимности у такого парламента, конечно, не было, как не было ее и у правительства в Стамбуле, но анкарских депутатов поддерживала подавляющая часть населения. Из партизанских отрядов, местных ополчений и воссозданных частей старой армии формировалась национальная армия во главе с Кемалем.
   Войска Кемаля легко разбили сторонников султана. Партизанская война заставила Францию и Италию вывести войска из Малой Азии, и освобожденные земли тоже перешли под контроль Анкары. В октябре 1920 турки разбили армянскую армию, снова заняли Западную Армению, подошли к Еревану и остановились после соприкосновения с вступившей в Ереван Красной армией. После небольшого торга Советская Россия и Турция согласились закрепить всю Западную Армению за Турцией, а Батум за Грузией. Россия снабдила армию Кемаля оружием.
   Греческая армия в 1920-1921 продолжала продвигаться вглубь Анатолии. В августе-сентябре 1921 на реке Сакарья обновленная турецкая армия дала ей большое сражение. После 22 дней боев на широком фронте Кемаль остановил греков. Через год, 26 августа 1922, турки перешли в наступление и 30 августа уничтожили греческую армию в битве при Думлупынаре. Уже через неделю турки ворвались в города у Эгейского моря. Уцелевшие от резни и порабощения христианские семьи поголовно бежали в Грецию. Антанте во избежание большой войны с непредсказуемым исходом пришлось признать правительство Кемаля и вступить с ним в переговоры. По мирному договору Турция лишалась арабских земель, но возвращала себе Западную Армению и регион Стамбула. Проливы подлежали демилитаризации, режим капитуляций отменялся, с Турции снимались все ограничения, наложенные на остальные побежденные страны. Это был второй удар по Версальской системе после победы красных в России.
   1 ноября 1922 власть султана была формально ликвидирована. В следующем году парламент провозгласил Турецкую республику. Ее столицей стала Анкара. В 1924 последний Осман был официально лишен звания халифа мусульман. Этим закончилась история халифата, который существовал почти 13 веков. По сути, новая республика была прикрытием режима личной власти генерала Кемаля. Он стал бессменным президентом республики, назначал министров и формировал списки депутатов, которые затем без труда проходили голосование. Человек деловой, энергичный, жесткий и при этом на редкость обаятельный (его харизма единодушно отмечалась друзьями и врагами), Кемаль видел будущее Турции в радикальной модернизации по европейским образцам, но без политических свобод и излишней свободы частного капитала. Турция по его мысли должна была вступить в Европу как равноправная держава и занять в ней первое место, а для этого требовалась революция сверху. По масштабу своей личности, по характеру и результатам преобразований Кемаль сопоставим с Петром Великим.
   Избирательное право в Турецкой республике получили все взрослые мужчины, а с 1934 и женщины. Выборы были непрямыми, через систему выборщиков, и к ним обычно допускалась только правящая Народно-республиканская партия. Аппарат партии дублировал государственные структуры. Более мощной опорой режима была армия. Военная служба в Турции всегда была самой престижной, офицерам и теперь платили очень хорошо и давали разные льготы, но брали на службу только лиц, доказавших преданность идеям модернизации и патриотизма. Госаппарат реорганизовали по европейским образцам. Турцию разделили на вилайеты типа французских департаментов. В 30х были приняты гражданский, уголовный, трудовой и другие кодексы, в целом скопированные с французских или итальянских образцов. Эти кодексы плохо отвечали реалиям турецкого общества и далеко не всегда выполнялись. В провинции за разрешением споров турки часто неофициально обращались к улемам, решавшим дела на основе шариата. Законы о труде не выполнялись вообще, степень эксплуатации рабочих была самой высокой в Европе.
   В основе экономической политики кемалистов лежал принцип этатизма - государственного контроля над экономикой. В течение 1920х государство выкупило у иностранных компаний почти все их предприятия, железные дороги, банки. Затем началось строительство новых предприятий силами государства. Средства на все это добывались путем увеличения налогов с сельского населения. В 1925 натуральные подати были заменены единым денежным налогом. Государство конфисковало капиталы многих армянских, греческих и еврейских предпринимателей и передало их фирмы этническим туркам. Новые хозяева не имели деловых навыков, но постепенно входили во вкус коммерции. При этом частный капитал по-прежнему предпочитал вложения в торговлю, ростовщичество, скупку земли, различные посреднические операции, но льготный режим для промышленников стимулировал вложение части средств и в производство.
   Первое десятилетие республики было для турок особенно трудным во всех отношениях. Затем разразился Великий кризис, загубивший многие экспортные отрасли. Правительство напрямую запретило ввоз многих товаров и приняло новые меры к развитию промышленности. Уже в 1931 начался стремительный рост промышленного производства. В 1933-1939 объемы производства выросли втрое, значительно улучшилась инфраструктура, стал расти и уровень жизни. Следует учесть, что этот впечатляющий рост шел от очень низкого исходного уровня и коснулся только нескольких десятков старых и новых экономических центров. Основная часть Турции, особенно село, не получала пока почти никаких выгод от развития и только оплачивала его. Уровень сельскохозяйственного производства в межвоенные годы рос медленнее, чем численность населения.
   Самые радикальные шаги последовали в сфере культуры и быта. Были закрыты мусульманские школы, и взамен создавалась система школ европейского образца, с совместным обучением девочек и мальчиков. По-настоящему новая система образования заработала только во второй половине столетия, пока же основная масса турок оставалась неграмотной. Письменность перевели на латинский алфавит. Из турецкого языка изгонялись арабские и персидские заимствования, составлявшие до половины словарного состава. В 1934 последовал указ о введении фамилий. Кемаль взял фамилию Ататюрк (отец турок) и вошел под ней в историю. Особыми указами запрещалось носить чадру, феску, традиционную одежду и обувь, использовать при обращении традиционные обороты речи. Настойчиво внедрялась женская эмансипация. Поощрялось, а для служащих стало обязательным ношение европейского костюма и бритье бород. В больших городах на добровольно-принудительной основе внедрялись европейские моды, мебель, книги, музыка, танцы. В среде жителей больших приморских городов это все не встретило особого сопротивления - европеизация здесь шла уже свыше столетия. В провинции, особенно в деревне, эти указы исполнялись чисто формально.
   В основе официальной идеологии Ататюрка лежали шесть принципов - республиканизм, национализм, этатизм, лаицизм (отделение религии от государства), единство народа и революционность в смысле вестернизации. Главным врагом кемалисты считали носителей исламских традиций. В этом была логика - ислам в самих основах является религией стабильного порядка и единства правовых и религиозных норм. Кемалисты запретили строить новые мечети и местами закрывали уже существующие, конфисковали вакуфный фонд и собственность дервишеских орденов, закрыли многие ордена и духовные школы, запретили полигамию, и, самое главное, отменили действие законов шариата. Сопротивление было умеренным - турки, в общем-то, никогда не были очень уж ревностными мусульманами.
   Фактором, объединяющим разные слои населения, кемалисты считали национализм. Тот факт, что после 1918 в составе государства остались земли, населенные главным образом тюркоязычными этносами, способствовал быстрому сплочению их в турецкую нацию. Ее на официальном уровне объявили высшей расой, создательницей и наследницей всех великих империй древности. Ираноязычных курдов тоже пытались интегрировать в турецкую нацию, но они не поддавались давлению. Курды заселили опустевшую Западную Армению и пытались создать на старых и новых землях свое государство. Трижды, в 1925, 1927-1931 и 1932-1938 Курдистан охватывали мощные восстания.
   Первое восстание курдов стало поводом для запрещения либеральной и левой оппозиции. В дальнейшем либералов и умеренно левых политиков не преследовали, но ограничивали их деятельность. Более опасной казалась оппозиция со стороны консерваторов, и тут не давали пощады. В целом, не считая курдских восстаний, оппозиция режиму Ататюрка была очень умеренной, несопоставимой с масштабами перемен. Кровь греков, армян и курдов новая власть проливала рекой (даже не столько власть, сколько ее добровольные помощники), но казни или политические убийства этнических турок случались довольно редко.
   Ататюрк умер в 1938, передав президентский пост своему сподвижнику генералу Иненю. Его правление можно охарактеризовать как революцию сверху. Как и режим Чан Кайши, и многие другие правительства XX в. в азиатских и африканских странах, кемалистский режим имеет много общего с фашизмом. Однако есть важнейшее различие - фашисты действовали в условиях кризиса либерального капитализма, а правители азиатских стран решали вопросы догоняющего развития путем использования достижений Запада. Скорее можно сопоставить Кемаля и близких ему по духу правителей с прогрессистами европейской периферии в XIX в., с деятелями революции Мэйдзи или Петром I. Успехи Ататюрка на пути модернизации были впечатляющими на фоне провалов его предшественников-младотурок. Им способствовали сплочение народа под лозунгом защиты Отечества в 1918-1922 и личные качества самого Кемаля. Главной слабостью нового режима был точечный характер модернизации, охвативший в полной мере только отдельные регионы и группы населения. Культурный разрыв между продвинутыми горожанами и массой подданных резко увеличился. Он ощущается и сегодня, хотя стал уже менее резким.
  
  
   13.20. Пробуждение исламского мира.
  
   Первая революция в исламском мире разразилась в Персии в 1905 под влиянием революции в России. Активное участие в ней приняли иранские азербайджанцы, многие из которых ходили на заработки в Баку и набрались там новых идей. Шиитское духовенство, недовольное шахским режимом, вступило во временный союз с либералами и демократами и обеспечило им массовую поддержку. 13 декабря 1905 по призыву духовенства началась всеобщая забастовка торговцев и ремесленников Тегерана. Обнаружилась крайняя непопулярность режима, связанного с иностранными концессионерами. Традиционные призывы к справедливости быстро переросли в требование конституции. К середине 1906 после многих перипетий шаху пришлось ввести в правительство либералов и назначить выборы в меджлис - аналог парламента - для выработки конституции. Выборы проходили по системе курий в два этапа, и это обеспечило победу либералов. В городах между тем обстановка окончательно вышла из-под контроля старых и новых властей. Всевозможные самозваные органы заменяли власть, судили своих противников, без конца проходили митинги, создавались сотни газет, публика вмешивалась в работу меджлиса - в общем, все признаки революции были налицо. Меджлис ликвидировал условные владения-тиули, отменил рабство, наделил шиитское духовенство правом арбитража и принял конституцию. Конституция 1907 провозглашала Персию конституционной монархией с ответственным перед меджлисом правительством.
   23 июня 1908 шахиншах силами армии совершил переворот и расправился с депутатами меджлиса. В ответ по всей стране начались восстания радикалов и либералов. Шах получил поддержку России, оппозиция - помощь Британии и русских социалистов. Левая организация моджахедов захватила власть в Иранском Азербайджане и Гиляне. С севера на Тегеран двинулись под красными знаменами отряды моджахедов, с юга - нанятые англичанами горные племена бахтиар. В июне 1909 Тегеран пал, конституция была восстановлена. В новом меджлисе шла борьба между проанглийскими либералами и ориентированной на США и Германию Демократической партией. Экономические реформы, проведенные американскими советниками, и общая революционная анархия дискредитировали революцию. В этих условиях Россия и Британия пришли к соглашению и в 1911 совместно оккупировали Иран. Либералы из послушной англичанам фракции сами разогнали меджлис и распустили революционные организации.
   В 1914 после трехлетнего перерыва собрался меджлис, в котором большинство получили демократы. Естественно, меджлисы всех созывов отражали позицию активного большинства - сколько-нибудь зажиточных горожан, традиционно сильных в Иране помещиков и шиитского духовенства. Основная масса населения, особенно на селе, не участвовала во всех этих событиях и вряд ли имела о них адекватную информацию. В первой мировой войне демократический меджлис стал на сторону Германии, шахиншах - на сторону России и Британии. Персия стала ареной боев враждующих коалиций. Постепенно русские и британские войска взяли верх, а после революции в России весь Иран был оккупирован англо-индийской армией. В 1919 Британия навязала Персии договор, по которому все персидские государственные структуры переходили под контроль англичан.
   Естественной реакцией на оккупацию Ирана стала партизанская война. Оккупация, развал хозяйства, голод, вспышки сепаратизма на окраинах и, наконец, договор 1919 спровоцировали в 1920 новый революционный взрыв. В Азербайджане власть взяли демократы, в Гиляне - коммунисты и поддержавшие их местные ханы, в ряде других провинций - сепаратисты разного толка, ханы племен или армейские командиры. Гилянские коммунисты провозгласили Советскую республику, ввели порядки по образцу Красной России, включая продразверстку, и пытались взять Тегеран. В этих условиях в феврале 1921 Реза Пехлеви, командир персидских казаков, самой боеспособной части персидской армии, совершил переворот в Тегеране. Сначала он думал стать президентом-диктатором по типу Ататюрка, но, убедившись в отсутствии республиканцев, в 1925 принял титул шахиншаха Ирана. Реза разорвал договор с Англией и заставил британские войска эвакуироваться. В современном Иране популярна версия о хитром ходе англичан, которые сами организовали переворот 1921, чтобы поставить у власти нужных популярных людей и не тратиться на оккупацию, но более вероятным кажется другое предположение - в Лондоне утратили контроль над ситуацией, а затем решили отступить по-хорошему, сохранив хотя бы часть позиций. Советская Россия по договору 1921 также отказалась от всех своих позиций в Иране, кроме права оккупации в случае угрозы войны.
   К 1922 Реза подавил революционное и сепаратистское движение в провинциях и восстановил единство Ирана. Название "Иран" с этого времени официально сменило "Персию". Династия Пехлеви больше обращала взоры к древнему Ирану Ахеменидов и Сасанидов, чем к исламской традиции. Формально сохранялась конституция 1907, но реальная власть шахиншаха не была ничем ограничена. Меджлис фактически назначался и не играл реальной роли. Резе Пехлеви удалось отобрать у ханов право сбора налогов и передать его непосредственно государству, что позволило укрепить бюрократический аппарат и армию. Шахиншах распустил ополчения племен и войска ханов, пытался без особого успеха конфисковать частное оружие и создал, наконец, армию современного типа. Противники режима уничтожались без пощады. При этом главным противником Реза считал консервативные исламистские круги.
   Реза-шах отменил действие норм шариата и заменил их кодексами законов по европейским образцам. Он отменил титулы, закрепил земельные права помещиков как частную собственность, проводил в жизнь законы об отмене феодальных отношений и рабства. Законы эти не всегда исполнялись - даже в более продвинутой Турции в 1930е в глухих районах сохранялись и рабство, и феодальные связи. Создавалась сеть светских бесплатных школ и вузов. Реза запретил ношение чадры и внедрял европейскую одежду. В области культурно-бытовой вестернизации он не шел так далеко, как Ататюрк, но в более консервативном Иране даже частичный отказ от традиций не находил понимания, и многие указы шаха остались на бумаге.
   В целом иранское общество в эпоху революции и правления Резы утратило свои традиционные черты, напоминающие феодализм. Перемены принесли определенные плоды помещикам и той части горожан, которая была связана с новым укладом. Благодаря росту налогов с сельского населения и повышению пошлин появились средства на создание современной промышленности. На юге Ирана Англо-Иранская нефтяная компания быстро наращивала добычу нефти. В 1933 шах попытался конфисковать владения АИНК, но вынужден был отступить и удовлетвориться получением небольших отчислений от доходов. В борьбе с британским влиянием Реза Пехлеви опирался на Германию и США.
   Новую политику оплачивали в первую очередь земледельцы. Они платили очень высокие (до 80% урожая) подати помещику, платили государственные налоги и несли трудовые повинности. Сельское хозяйство Ирана стагнировало, кроме ряда экспортных отраслей, в то время как численность населения быстро росла и достигла максимальных значений за всю предыдущую историю Ирана. Часть сельских жителей переселялась в большие города. Восточные города всегда были тесными и грязными, но в старых кварталах к дому примыкал небольшой участок с садом и водоемом, в новых же кварталах бедноты кое-как построенные лачуги теснились друг к другу. Все социальные связи были утеряны, полезную работу найти было очень трудно. Это была цена модернизации практически во всех странах с догоняющим типом развития.
   Афганистан добился ликвидации британского протектората в ходе короткой войны с Англией в 1919. Эмир Аманулла (1919-1929) принял титул шаха и реорганизовал государственный аппарат в европейском духе. Землю объявили частной собственностью ее фактических владельцев, налоги перевели в денежную форму, армию и чиновников - на жалованье. Культурно-бытовые реформы в стиле Ататюрка и Резы, но более осторожные, привели в 1928 к массовому восстанию. В 1929 повстанцы взяли Кабул и возвели на престол вождя восстания Бачаи Сакао, атамана разбойников из нищей семьи. Уже в конце 1929 Бачаи был свергнут и убит родичем прежнего шаха Надиром. Надир восстановил в осторожной форме большинство реформ Амануллы, кроме тех, которые затрагивали интересы духовенства. В очень бедном, полуизолированном от внешнего мира Афганистане модернизация шла крайне медленно.
   Египет в 1914 официально стал британским протекторатом. В 1918 колониальные державы поделили и остальные арабские провинции Османской империи. Франции достались Сирия и Ливан, Британии - Ирак, Палестина и земли за Иорданом. Это было оформлено как мандаты на управление, выданные Лигой Наций, и накладывало на колонизаторов определенные ограничения. Однако тут же обнаружилось, что арабы не собираются принимать режим мандатов. Первым поднялся Египет. Уже в марте 1919 национал-либеральная партия Вафд подняла горожан на всеобщее восстание против режима протектората. Англо-индийская армия подавила восстание, в 1921 оно повторилось, и англичане, осознав всеобщий характер протестов, пошли на уступки. В 1922 Египет был признан независимым королевством. Британия сохранила право держать в Египте армию и контролировать зону Суэцкого канала. После этого Вафд регулярно побеждал на выборах (избирательным правом пользовались, конечно, только имущие), но королевский двор при поддержке англичан регулярно отстранял победителей от власти и приостанавливал действие конституции. В этих условиях националисты и Египта, и других арабских стран обратились к Германии.
   За Египтом поднялись остальные арабские страны. В Ираке без конца происходили локальные восстания арабов и курдов. В 1925 восставшие арабы Сирии овладели почти всей страной, год удерживали Дамаск, вели бои за Бейрут. Сирийское восстание было подавлено только после того, как французская артиллерия смела с лица Земли большую часть Дамаска. В Северном Марокко племена берберов создали независимую республику (фактически конфедерацию племен) и шесть лет бились с испанцами и французами. Итальянцев в Ливии временами оттесняли в города побережья. Все эти восстания были постепенно подавлены. Однако причины их остались - элита Востока, расширив свой кругозор, увидела реальные пути борьбы с колонизаторами, получала полную поддержку народа, а модернизация давала в ее руки современное оружие. В то же время европейские державы в условиях общего кризиса слабели, их ресурсы сокращались, и, самое главное, в условиях демократии очень трудно было добиться от своих народов готовности к жертвам во имя колониальных прибылей. Британия первой проявила гибкость и в 1930 признала независимость Ирака при условии сохранения военно-политического союза, приглашения британских советников и гарантий для британских собственников. Крупнейший деятель независимого Ирака Нури Саид планировал объединение всех арабских стран посредством династических браков под властью иракской династии Хашимитов. В Сирии французы держались до последнего, но постепенно сирийский парламент при поддержке всего населения выбивал из них законы о расширении сирийской автономии.
   Процессы модернизации пока не затронули Аравию. После войны в Западной Аравии образовалось несколько независимых государств - Хиджаз, Йемен, Асир. В 1926 ваххабиты Центральной Аравии захватили Хиджаз и Асир. Йемен тоже потерпел поражение в войне с ними, но сохранил независимость и перешел к самоизоляции. В 1932 было провозглашено создание ваххабитского королевства Саудовская Аравия, которая занимала 80% территории полуострова. Здесь возрождались традиции раннего ислама, строго соблюдались все бытовые регламентации ислама, единственным законом считался Коран. При этом ваххабиты проявили почтение к святыням Мекки и Медины, которые раньше отвергали. В объединенной Аравии прекратились межплеменные войны. Эмираты Восточной Аравии остались под протекторатом Британии.
   Во всех арабских странах, Афганистане и Иране постепенно развивались промышленность и инфраструктура, расширялась сфера действия местного капитала, в сельском хозяйстве утверждалась частная собственность. Приоритет отдавали экспортным отраслям, необходимым для получения валюты. Это вело к стагнации традиционных производств, ориентированных на местного потребителя, а экспортные отрасли, в свою очередь, сильно пострадали в годы Великого кризиса. В целом уровень жизни в регионе падал в условиях быстрого роста численности населения. Отсюда и рост социальной нестабильности. Модернизаторов часто отождествляли с агентами колонизаторов, хотя субъективно они чаще были настроены на постепенное вытеснение европейцев из региона. Оппозицию прогрессистам возглавляло, с одной стороны, мусульманское духовенство, с другой - молодые офицеры, выходцы из бедных сельских семей. Они чаще всего ориентировались на Германию Гитлера. В условиях демократии прогрессистские режимы региона были бы обречены, но демократия здесь если и существовала, то только на бумаге, и с оппозицией расправлялись со всей свирепостью.
   Из исламских стран по пути реформ дальше всех продвинулась Турция, которая всегда была лишь полуазиатской страной. Активно шли по пути реформ лидеры Ирана, страны сравнительно богатой, с давно существовавшими зачатками гражданского общества. Успешно шли преобразования в торговом Ливане с преобладающим христианским населением, заметны были сдвиги в Египте и Сирии. На другом полюсе находились Аравия, Судан, Афганистан, внутренние области всех арабских стран, отчасти Ирана и Турции. Здесь перемены вызывались только внешним воздействием и мало меняли уклад жизни. В общем-то, исламская цивилизация по природе своей крайне консервативна, и даже инициаторы реформ видели в них только удобное оружие против Запада.
   Христианская Эфиопия столкнулась с теми же проблемами, что и исламский мир. С 1916 здесь у власти стояла группировка младоэфиопов - сторонников модернизации. В 1930 их лидер Маконнен стал негусом под именем Хайле Селассие. Младоэфиопы попытались напрямую подчинить феодалов центральной власти, создать в параллель феодальным ополчениям регулярную армию, централизовать налоги, отменить рабство, создать элементы современной промышленности и инфраструктуры. Реформы шли с переменным успехом, пока в страну в 1935 не вторглись итальянские войска. После девяти месяцев боев итальянская армия взяла верх, вошла в Аддис-Абебу, устроила резню эфиопской элиты и столкнулась с повсеместным партизанским движением. Захват Эфиопии дал Муссолини повод объявить Италию империей, показал слабые боевые качества итальянской армии и вызвал конфликт с главным союзником, Англией. Климат Эфиопии приемлем для европейцев, но попытки привлечь колонистов провалились из-за действий партизан.
   Особая ситуация складывалась в Палестине. Она перешла под мандат Британии, после чего сюда резко ускорился приток еврейских переселенцев. Общества сионистов скупали землю у арабов и передавали ее еврейских кооперативам, которые превращали запущенные земли в цветущий сад. Этот героический период освоения Палестины имел оборотную сторону - арабы лишились основной части земли, а численность их быстро росла, начались конфликты. Британская администрация пыталась занять компромиссную позицию, учесть интересы обеих сторон, и в результате оказалась под двойным ударом.
  
   13.21. Пробуждение Индии.
  
   Толчком к началу массового национального движения в Индии стала попытка раздела Бенгалии на две провинции в 1905. Радикальное крыло Индийского национального конгресса во главе с Тилаком призвало к бойкоту английских товаров. Кампанию подержало большинство бенгальцев, даже в среде служащих колониального аппарата. Движение ширилось, распространилось на большую часть Индии. Индийские промышленники в условиях бойкота вытесняли с рынка английских конкурентов. В 1906 прошла всеобщая забастовка железнодорожников, в 1908 - всеобщая стачка в Бомбее. В 1906 Индийский национальный конгресс официально потребовал для Индии статуса доминиона. Англичане пошли на ряд уступок, отменили раздел Бенгалии и перенесли столицу в более спокойный Дели. ИНК в ответ прекратил в 1908 кампанию бойкота. Радикальное крыло конгресса потерпело поражение, сам Тилак был арестован, но Индия уже никогда не вернулась в прежнее спокойное состояние. Массовое ненасильственное сопротивление властям стало специфически индийской формой политической борьбы.
   В середине 1910х на вершину индийской политики стремительно вознесся Махатма Ганди, ставший беспрекословным авторитетом для основной массы индийцев. Идеи Ганди были общепонятны - независимость Индии с отказом от чуждой ей европейской цивилизации. Методом борьбы виделось всеобщее ненасильственное неповиновение англичанам, отказ от службы в армии и государственном аппарате, от покупки европейских товаров, от выполнения законов, развитие традиционного кустарного производства. В будущей независимой Индии, по мысли Ганди, не должно было оставаться места вражде, насилию, кастовой и религиозной розни, дискриминации неприкасаемых, жестоким обычаям, резким социальным градациям. Искренность, доброта, доступность Ганди, его аскетический образ жизни, напоминающий рассказы о великих индийских вероучителях, сделали его кумиром индийцев. Имя Ганди стало известно в самых глухих селах. Видные политики, банкиры, чиновники обращались в гандизм. В 1918 ИНК официально признал гандизм своей идеологией.
   В 1909 англичане реформировали систему провинциальных законосовещательных советов и создали там выборное большинство. Выборы проводились по куриям с общим числом избирателей около двух миллионов из 200 миллионов населения Индии. В первую мировую войну Индия осталась в целом спокойной, несмотря на активную работу немецкой и турецкой агентуры. За это в 1919 англичане передали часть министерских постов в провинциальных правительствах министрам-индийцам, ответственным перед собраниями. Эта полумера никого не удовлетворила - даже самые лояльные к империи индийские политики ожидали реальных шагов к статусу доминиона. В Керале, Пенджабе и афганских провинциях начались нападения на англичан. 13 апреля 1919 в Амритсаре английские войска открыли огонь по толпе, убив свыше тысячи человек.
   За бурные послевоенные месяцы ИНК вырос в десятимиллионную партию с профессиональным аппаратом и военизированными подразделениями. 1 августа 1920 Ганди объявил кампанию всеобщего неповиновения под лозунгами независимости Индии и справедливого мира с Турцией. Миллионы людей выходили на демонстрации, первые ряды демонстрантов без сопротивления подставляли себя под удары, погибали или получали увечья. Чиновники-индийцы отказывались от должностей, крупные собственники финансировали движение, на улицах жгли европейские вещи, вся Индия демонстративно села за ручные прялки. Ситуация складывалась патовая - сто тысяч англичан не могли управлять Индией в условиях всеобщего бойкота и утратили контроль над ситуацией, а индийцы не могли добиться их ухода. В 1922 после инцидента с убийством нескольких полицейских Ганди прекратил кампанию неповиновения. На 7-8 лет в колонии наступило некоторое успокоение.
   Великий кризис обострил ситуацию. В апреле 1930 Ганди объявил новую кампанию неповиновения. Она началась с массовой демонстративной добычи морской соли вопреки государственной соляной монополии. Бойкот сопровождался забастовками и демонстрациями, год не работали железные дороги, радикалы подняли восстания в Пешаваре, Шолапуре и Читтагонге. Полиция жестоко избивала демонстрантов, арестовала все руководство Конгресса и 60 тысяч его активистов, но Индия не успокаивалась. В 1931 англичане освободили лидеров ИНК и повели с ними переговоры в обмен на приостановку кампании несотрудничества. На переговорах был шанс добиться статуса доминиона, но Ганди отказался от любых компромиссов, завел переговоры в тупик, а поднять новую кампанию неповиновения с прежним размахом уже не смог. Итогом стало возникновение сильного радикального крыла национального движения. Некоторые его лидеры внутри и вне конгресса ориентировались на СССР, как Неру, другие, как Бос - на Японию и Германию. Радикалы, за исключением коммунистов и некоторых исламских активистов, в принципе соглашались с идеями гандизма, но считали необходимым дополнить его более радикальными социальными идеями и допускали в определенных случаях насильственные действия.
   В 1935 британский парламент принял новую конституцию Индии. Власть во всех одиннадцати провинциях переходила к выборным собраниям и ответственным перед ним правительствам. Избирательные права получили 12% взрослых мужчин - общинная верхушка и все горожане, имевшие собственность, образование или постоянную работу. Конституция предполагала и образование общеиндийского парламента и правительства, но выборы в масштабах Индии были сорваны по настоянию Ганди. В восьми провинциях на выборах победил ИНК, сформировавший провинциальные правительства. По инициативе быстро набиравшего авторитет Неру началась разработка аграрных реформ и схем государственного планирования экономики. Однако в целом чиновники-индийцы оказались более коррумпированы, чем их коллеги-англичане, и очень мало заботились об интересах народа.
   В поисках опоры в Индии англичане обратились к своим старым союзникам-врагам князьям и к мусульманскому меньшинству. Князья в целом были лояльны Лондону, так как понимали, что в Индийской республике они в лучшем случае утратят свою автономию. Мусульмане также не доверяли Индийскому национальному конгрессу. В 1906 лидеры мусульманской общины создали свою партию Мусульманская лига. Лига иногда участвовала в совместных акциях с ИНК, но чаще выступала как его соперник и проявляла большую лояльность к англичанам. В Лондоне старались демонстрировать особое уважение к индийским мусульманам и давали им привилегии. Такая политика усиливала давнее отчуждение мусульман и индуистов. Для индуистского большинства мусульмане были завоевателями, угнетателями, стоящими ниже неприкасаемых, для мусульман индуисты были язычниками, ненавистными Аллаху.
   Пробуждение Индии было во многом следствием активности англичан, которые самим своим появлением втянули Индию в мир индустрии, железных дорог, телеграфа и телефона, газет, современных идей демократии и национального самоопределения. В то же время все, что было создано нового в Индии, было создано трудом самих индийцев. Люди, составлявшие 99,9% населения страны, на каждом шагу подвергались дискриминации, унизительному обращению в своем же доме, и только тысячелетняя традиция примирения с действительностью спасала колонизаторов от общего взрыва. Колониальная демократия, которая оставляла за метрополией решение всех важных вопросов и способствовала распространению среди местной элиты европейских ценностей, хорошо работала в XIX в., на пике могущества Европы, теперь же давала сбои. Каждый новый шаг в современность ослаблял позиции англичан, каждая новая реформа вызывала к жизни более радикальные требования. Итогом неизбежно должна была стать независимость Индии. Вопрос был лишь в том, произойдет ли это поколением раньше или позже, и каким будет новое индийское государство. Гандисты видели его как традиционную Индию, отбросившую европейские одежды и покончившую при этом с крайностями кастовых различий. Такой подход был близок настроениям массы индийцев. Однако для новой индийской элиты гандизм был только методом борьбы и основой для классового сотрудничества. Будущее они видели все же в усвоении европейского опыта и использованию его в интересах родной страны и, конечно, себя, любимых.
   Гандистское движение заставило индийскую верхушку отказаться от европейских мод и привычек. Собственно, культурно-бытовая европеизация индийской верхушки всегда была очень поверхностной. В то же время давали о себе знать распространение грамотности и успехи здравоохранения. Эпидемии и голод после 1920 уже очень редко принимали прежний размах (исключением были годы второй мировой войны). Население Индии после долгого перерыва стало стремительно расти.
   Оборотной стороной демографического взрыва была прежде всего окончательная деградация индийской природы. Еще в конце XIX в. в Индии было немало тропических лесов, а к середине XX в. они практически исчезли, сохранившись только в совершенно неудобных для человека местах. Сведение лесов и распространение технических культур, истощавших почву, снизило урожаи. В итоге при быстром росте населения производство потребительских культур сокращалось. Импорт продовольствия и изменение социальной политики позволяли теперь избегать массовых голодных смертей, но в целом индийцы стали питаться хуже. Началась массовая продажа семейных драгоценностей, которые имелись даже в самых бедных индийских семьях.
   Города Индии менялись быстрее деревни. Здесь появились современные системы транспорта, водоснабжения, канализации, появились общественные парки, библиотеки, кинотеатры. Дели был выстроен заново как столица империи в особом стиле "индийского ампира". При этом в каждом городе рядом с обновленными кварталами существовал старый город с мало изменившимся укладом жизни, а на окраинах росли характерные для всех азиатских стран кварталы лачуг, населенных новопоселенцами. На протяжении 1905-1945 заметно выросли объемы промышленного производства. Этому помогли и две мировые войны, когда Индия должна была обеспечивать сама себя и снабжать армию, и многократные кампании бойкота европейских товаров, и крайне низкий уровень зарплаты индийских рабочих.
  
   13.22. Британская империя перед развалом.
  
   Первая мировая война обошлась Британии самой дорогой ценой за всю ее историю. Погибло 750 тысяч англичан, Великобритания лишилась большей части торгового флота и впервые в истории стала должником американцев. Общество за годы войны сильно полевело. Люди, пришедшие с фронта, собирались сделать теперь Британию страной равенства. Лейбористская партия и тред-юнионы приняли социалистические программы. Парламент в 1918 принял закон о всеобщем избирательном праве для мужчин и основной массы женщин. Окончательно всеобщее избирательное право утвердилось в 1928 - позже, чем в Германии, США и России, раньше, чем во Франции. В том же 1918 было введено всеобщее бесплатное семилетнее образование.
   С 1919 территория Британской империи увеличилась за счет Ирака, Палестины, части Новой Гвинеи и немецких колоний в Африке (самая крупная - Танганьика). На деле этот же год стал первым годом ее необратимого развала. Отпал Афганистан, начались восстания в Индии и Египте и, самое на тот момент главное, восстала Ирландия. На выборах 1918 в британский парламент Ирландия проголосовала за республиканцев. Депутаты от Ирландии в декабре 1918 собрались в Дублине и провозгласили независимую Ирландскую республику. Началась четырехлетняя война между британскими войсками и отрядами республиканцев-шинфейнеров. В 1922, устав от войны, Британия предоставила Ирландии права доминиона. Ольстер, где численно преобладали англо-шотландские переселенцы, остался в составе Великобритании. Поместья англичан перешли мелкими участками в руки ирландских крестьян. Правительство нового доминиона с самого начала взяло курс на окончательный разрыв с Англией, сделало государственным вышедший из употребления кельтский язык (правда, возродить его так и не удалось) и, наконец, в 1937 без согласования с Лондоном объявило Ирландию независимой республикой. Шотландия в 1928 получила свой парламент с ограниченными полномочиями и не претендовала на большее.
   Кризис Британской империи был обусловлен не только ослаблением метрополии и пробуждением народов колоний, но и экономическими причинами. Доходы от колоний в XX в. падали, расходы часто уже превышали доходы. Почти все британские колонии получили самоуправление с разным объемом прав коренного населения. Доминионы с 1923 стали открывать собственные посольства за границей и заключать международные договоры. Оттавская конференция 1930 завершилась согласованием нового договора между метрополией и доминионами, который был оформлен как Вестминстерский статут 1931. Все доминионы получили право самостоятельно вести войны, заключать мирные договоры, печатать свои деньги. Законы доминионов получили приоритет над законами метрополии. Фактически это означало признание независимости пяти доминионов - Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южно-Африканского Союза и Ирландии. Связь с метрополией сохранялась на правах личной унии, через общего монарха.
   Активнее всех ломало империю правительство Канады. Именно оно первым присваивало себе новые полномочия, а прочие доминионы с удовольствием следовали его примеру. За годы первой мировой войны Канада сделала резкий индустриальный рывок и заняла восьмое место в мире по промышленному производству. Канада также оставалась крупнейшим экспортером зерна, леса и цветных металлов. Ведущие позиции в канадской экономике занимали американские компании. Крупнейшей фигурой в политической жизни Канады 20х-40х был либерал Макензи Кинг, много раз возглавлявший правительство. Сразу после войны Канада, как и все воевавшие страны, пережила всплеск левых настроений. Повторно левая волна поднялась в годы Великого кризиса, который нанес по экономике Канады сильнейший удар, даже более разрушительный, чем в США. В эти годы и федеральное правительство Канады, и правительства провинций, располагавшие значительными полномочиями, действовали в духе рузвельтовского нового курса в более радикальном исполнении. После 1935 вернувшийся к власти Макензи Кинг разрушил все социальное законодательство вплоть до законов о восьмичасовом рабочем дне и воскресном отдыхе, но правительства провинций тут же восстановили их действие на местном уровне. В целом Канада из всех крупных индустриальных государств демонстрировала наибольшую приверженность принципам свободного рынка.
   Послевоенные выборы 1918 ознаменовались в Англии победой консерваторов, расколом в Либеральной партии и крупным успехом лейбористов. До 1922 у власти оставалось коалиционное правительство консерваторов и части либералов во главе с Ллойд-Джорджем. Острая политическая борьба шла сразу по многим вопросам - о социальных реформах, о национализации и мерах по ускорению развития, о протекционизме и фритредерстве, о судьбе империи, о мирном договоре с Германией, об отношениях с Россией. Военный министр Черчилль, дважды менявший партийную принадлежность, настаивал на полномасштабной интервенции, но другие министры видели ее нереальность. Собственно, к России все относились одинаково плохо, причем к России и социалистической, и монархической, однако заставить англичан после тяжелейшей войны снова воевать, да еще за чуждые им интересы, было просто невозможно. К тому же общественность Британии и других европейских стран проявляла интерес к социальному эксперименту в далекой стране. Англия бурлила, не прекращались массовые забастовки. Особенно активны были шахтеры, железнодорожники и докеры. На выборах 1922 обе фракции либералов потерпели сокрушительное поражение. Их голоса перешли к лейбористам. Затем в 1923-1924 дважды прошли досрочные выборы. На короткое время в 1924 лидер лейбористов Макдональд возглавил правительство меньшинства. Общим итогом политического кризиса 1922-1924 стала победа Консервативной партии и развал Либеральной, которая теперь превратилась во второстепенную политическую силу. Крах либералов соответствовал общей политической тенденции в Европе. Они утратили свою социальную базу и не могли предложить действенных мер по выходу из общего кризиса.
   На протяжении всего межвоенного периода британская промышленность оставалась в состоянии застоя. В старых отраслях - металлургической, текстильной, угольной, судостроительной - наблюдался даже спад производства. Развитию мешали сохранение старого станочного парка, высокий курс фунта и сохранение низких таможенных пошлин. Только сельское хозяйство с 1918 получило государственные дотации. В Британии так почти и не возникло монополий, она оставалась страной средних фирм, конкурирующих между собой. Это гарантировало низкие цены, но мешало притоку инвестиций. При этом Британия по-прежнему располагала крупнейшим в мире торговым и военным флотом, ее биржа была первой в Европе, фунт оставался второй после доллара международной валютой.
   Обе главные партии, Консервативная и Лейбористская, сходились на необходимости государственного участия в перестройке экономики, хотя подходили к этому вопросу по-разному. С 1924 по 1929 у власти в Великобритании стояло консервативное правительство Болдуина. Главную роль в нем играли братья Чемберлены - министр иностранных дел Остин Чемберлен и министр здравоохранения Невилл - и министр финансов Черчилль. Невилл Чемберлен выдвинул программу реформ в пользу трудящихся - повышение зарплаты и пособий, массовое дешевое строительство, снижение пенсионного возраста. Это помогло бы увеличить массовый спрос, поднять экономику и одновременно расширило бы социальную базу правительства. Черчилль и другие представители правого крыла консерваторов настояли на противоположных мерах, прежде всего на жесткой экономии бюджета за счет малоимущих. Результатом их победы стала единственная в истории Британии всеобщая стачка 1926. Современникам она казалась революцией по-английски - жизнь в стране была полностью парализована, местами происходили стычки, молодые буржуа и аристократы пытались заменить рабочих на их местах. На двенадцатый день тред-юнионы отступили.
   На выборах 1929 Лейбористская партия впервые вышла на первое место и сформировала правительство во главе с Макдональдом. Собственно, в Австралии и Новой Зеландии лейбористские правительства правили уже с начала столетия, и довольно успешно, в Англии же результат был слабее. Почти сразу Макдональд столкнулся с Великим кризисом. Англию этот кризис поразил сравнительно мало уже в силу того, что ее экономика не была монополизирована. Главными проблемами были сохранение застойной безработицы и дефицит бюджета. Решить одновременно обе эти проблемы представлялось невозможным. Макдональд свернул начатые социальные реформы, отказался от протекционизма, резко повысил таможенные пошлины и впервые в британской истории отменил привязку фунта стерлингов к золоту. Это надолго внесло хаос в мировую валютную систему, для Англии же обернулось падением фунта и повышением конкурентоспособности британских товаров. Собственная партия выразила Макдональду недоверие, после чего он сформировал коалиционное правительство с участием консерваторов и либералов.
   На выборах 1931 все фракции лейбористов потерпели сокрушительное поражение, на выборах 1935 объединенная партия отчасти восстановила свои позиции. Парламентское большинство с 1931 по 1945 оставалось у консерваторов. В 1935 правительство возглавил Болдуин, в 1937 его сменил Невилл Чемберлен. Чемберлен и его молодые помощники во главе с Макмилланом в полной мере развернули свою программу социальных реформ. Был снижен до 65 лет пенсионный возраст, введен временный запрет на экспорт капитала, увеличились субсидии промышленности и сельскому хозяйству. Субсидии обычно имели косвенный характер, через систему налоговых льгот и таможенных тарифов. Начались переговоры о выкупе у шахтовладельцев угольных шахт, готовился план экономического развития Великобритании. Реформы стоили дорого и проводились за счет военных расходов. Именно поэтому Британия стремилась любой ценой сохранить мир в Европе, в крайнем случае - остаться в стороне от конфликта. Внутрипартийную оппозицию этой линии возглавлял Черчилль.
   За межвоенный период Великобритания заметно снизила свою долю в промышленном производстве и мировой торговле, фунт утратил свои позиции, империя вступила в стадию развала. Британские традиции рушились под напором новых идей, прежде всего модного фрейдизма. Вместе с тем Великобритания оставалась островком относительной стабильности в бушующем мире. Англия выглядела страной без коррупции, с невысоким уровнем преступности, сохраняла имидж "малоэтажной" страны, комфортной для проживания. Уровень жизни в Британии был выше, чем на континенте. Сформировался новый средний класс из людей наемного труда с более или менее высокой квалификацией. Этот средний класс не был подвержен влиянию популярных в Европе фашистских и радикально-социалистических идей. Британские политики - основательные Чемберлены, беспокойный Черчилль, слегка проходимистый Ллойд-Джордж, скептичный Болдуин, вяловатый Макдональд, осторожный Галифакс - имели свои недостатки, но среди них не было ни полных бездарностей, ни явных негодяев, ни предателей своей страны, а среди континентальных политиков все эти типы встречались в изобилии.
  
   13.23. Франция между мировыми войнами.
  
   Франция стала главной победительницей в первой мировой войне, претендентом на роль гегемона Европы. Однако победа далась ей дорогой ценой. По самым минимальным оценкам, потери убитыми на фронтах составили 1 300 000 человек (по другим расчетам свыше двух миллионов), еще три-четыре миллиона умерли от болезней и последствий ранений. Франция понесла огромные материальные потери и стала страной-должником американских банкиров. Были потеряны многие зарубежные инвестиции, особенно крупные в России. Это и стало причиной особенно бурной реакции Франции на российскую революцию. Клемансо готовил широкомасштабную войну в России, чтобы свергнуть большевиков и создать на территории бывшей Российской империи ряд зависимых от Франции демократических государств. Французы же после мировой войны не желали больше никогда и ни с кем воевать. Российская авантюра привела только к революционному взрыву во французских войсках и их поспешной эвакуации из России. Клемансо, который за время своего премьерства сумел насмерть поссориться со всеми ведущими политиками и генералами, настроил против себя все политические силы, включая собственную Радикальную партию, получил отставку сразу после заключения Версальского мира, и больше уже к власти его не допускали.
   За время войны французское общество не то чтобы сильно полевело, но левые силы стали более активными. Социалистическая партия еще в 1917 перешла в оппозицию и снова заговорила о революции. В 1920 на Лионском съезде Социалистической партии большинство депутатов высказалось за присоединение ее к Коминтерну и переименование в Коммунистическую партию. Меньшинство во главе с Леоном Блюмом в том же 1920 воссоздало Социалистическую партию, в которую со временем вернулись многие коммунисты. Пик активности левых пришелся на 1919-1920. Коммунисты, социалисты, анархо-синдикалисты организовывали массовые демонстрации и забастовки. 1 мая 1919 на улицы Парижа под лозунгами социалистических преобразований и солидарности с большевиками вышло полмиллиона человек. Войска, высланные на разгон демонстрации, сами приняли в ней участие. Однако большая половина французского общества, состоявшая из собственников, твердо стояла за сохранение буржуазных порядков. На выборах 1919 все правые и центристские партии вплоть до радикалов создали единый блок и одержали победу над социалистами. С 1921, в условиях послевоенного экономического кризиса, активность рабочих пошла на спад. Французская буржуазия отделалась умеренными потерями - законами о восьмичасовом рабочем дне, о коллективных договорах, выпуском специальных акций для рабочих предприятий.
   С 1921 политическая жизнь Третьей республики вошла в обычное русло - частая смена правительств, перебежки депутатов, формирование временных партийных коалиций, неустойчивые симпатии избирателей. В центре политического спектра находились Партия радикал-социалистов (бывшие радикалы) и Республиканско-социалистическая партия Бриана, справа - Партия Республиканско-демократического действия и Республиканско-демократическая партия во главе с Барту и Пуанкаре, еще правее - Республиканская федерация и консерваторы, слева - социалисты и коммунисты. Все эти партии, кроме коммунистов, вступали в различные коалиции и формировали правительства, которые обычно не жили больше года. После выборов 1928 радикалы, потерпев серьезное поражение, ушли с первых мест в политической жизни, зато усилились их союзники - республиканские социалисты. Самым стабильным было правительство широкой коалиции во главе Пуанкаре (1926-1929). Пуанкаре сумел ценой сокращения социальных и военных расходов остановить инфляцию (франк обесценился с довоенных времен в пять раз). Затем начался новый период частой смены министерств. При всех правительствах сохранялись влияние бюрократии, которая управляла страной в условиях бесконечной смены министерств, и высокий уровень коррупции.
   Война разрушила главный промышленный район на севере Франции, но французы сумели за несколько лет восстановить его. Франция получила промышленный Эльзас, на время - Саар. За время войны появились новые индустриальные центры в Западной и Южной Франции. Франция первой среди воевавших европейских стран превзошла довоенный уровень экономического развития. Ускоренными темпами развивались современные отрасли - станкостроение, химия, производство автомобилей, самолетов, алюминия. Главную роль по-прежнему играли независимые фирмы среднего и малого размера.
   Инфляция 20х сокрушила многолюдный класс рантье и сильно ударила по служащим, социальный статус которых вообще снизился. Положение рабочих было разным в зависимости от отрасли и квалификации, но в целом несколько улучшилось. Крестьяне слегка пострадали от диспаритета цен, а городские предприниматели в целом выиграли. Уровень доходов и, отчасти, социальный статус рабочих, рядовых служащих и мелких собственников сблизились - шло формирование нового среднего класса. Ведущую роль в нем играли наемные работники, которые составляли уже свыше 40% всех работающих французов и больше половины горожан. Однако классовые противоречия во Франции оставались при этом ярко выраженными. Французская буржуазия всегда отличалась нежеланием поступаться частью доходов ради социальной стабильности, а рабочие враждебно относились к буржуа. Серьезной проблемой оставался кризис семьи. До половины браков завершалось официальными разводами, уровень рождаемости упал ниже уровня смертности. Во Францию прибыло около двух миллионов иностранных рабочих, среди которых было много эмигрантов из России.
   Париж межвоенной поры оставался культурной столицей мира. Сюда съезжались интеллигенты из всех стран, и поработать, и посмотреть на знаменитостей, и просто ощутить атмосферу творческой свободы. Все же золотой век французской культуры оставался позади. В эпоху модерна и постмодерна среди модных писателей, художников, композиторов уже мало было уроженцев Франции. Среди литераторов можно вспомнить Пруста, Валери, Мориака, модного в свое время Мальро, молодого Арагона.
   По итогам войны Франция получила Эльзас, Северную Лотарингию, на время Саар, часть французских колоний в Африке, Сирию с Ливаном, на 15 лет оккупировала левобережье Рейна. До 1924 Франция придерживалась жесткой антигерманской и антисоветской линии, не оставляя надежд расчленить Германию и возобновить гражданскую войну в России. Франция дала военно-политические гарантии Польше, Чехословакии, Румынии и Югославии и вовлекла эти страны в систему блоков против Германии, России и Венгрии. Однако масса французов после страшной войны была настроена пацифистски. Олицетворением пацифизма стал Бриан, который постоянно присутствовал если не в кресле премьера, то на должности министра иностранных дел и приложил максимум усилий к мирному объединению Европы. В 1933-1935, с победой Гитлера, во Франции возобладал курс на союз с Россией против Германии. Самый активный проводник этого курса Барту, крупнейший из правых политиков, был убит в 1934 болгарским террористом при встрече югославского короля. Независимо от случайностей политической жизни курс на гегемонию Франции в Европе был нереален - у нее не было для этого ни ресурсов, ни необходимого единства внутри страны.
   Великий кризис пришел во Францию с опозданием, в 1930, и затянулся до 1935. Производство упало ниже довоенного уровня и дальше уже так и колебалось возле этого значения. Снова вышли на первый план выдвинутые еще Мильераном планы усиления исполнительной власти, и снова они были отвергнуты (самому Мильерану они в 1920 стоили президентского поста). Сильные политики в Третьей республике вообще долго не держались у власти. Усилилась антисистемная оппозиция слева и справа. Быстро росло влияние Коммунистической партии. Ее новые лидеры Торез и Дюкло были убежденными сталинистами, но как и Тельман в Германии, и Тольятти в Италии, понимали неприменимость российского опыта в Европе. В их представлении европейский социализм должен был сохранить национальные традиции, мелкую частную собственность, элементы рыночной экономики и парламентской системы, определенную свободу мнений, полунезависимый характер судов и общественных организаций.
   На другом фланге формировался французский фашизм. Он поглотил, с одной стороны, часть монархических и националистических организаций, с другой - часть бывших коммунистов. 6 февраля 1934 фашисты вывели своих сторонников на демонстрацию против коррупции и осадили Бурбонский дворец, где заседала палата депутатов, но войска разогнали толпу. В ближайшие дни последовала всеобщая забастовка, показавшая полное преобладание противников фашизма, по крайней мере, в городах. Поражение французского фашизма было, видимо, неизбежным. Его определили глубокие демократические традиции французов всех классов, отсутствие почвы для взрыва национализма, неприязнь к победившему немецкому фашизму, не столь глубокое воздействие Великого кризиса, недоверие рядовых французов к интеллектуалам и аристократам, возглавлявшим большинство фашистских лиг.
   В 1934-1935 Социалистическая, Коммунистическая и Радикальная партии образовали Народный фронт. Программа Народного фронта включала умеренно-популистские преобразования, которые не затрагивали основ существующего строя. Образование Народного фронта ознаменовалось серией грандиозных митингов. Основные профсоюзы объединились во Всеобщую конфедерацию труда. Ее численность выросла до пяти миллионов, преобладающим влиянием в ней пользовались коммунисты. В палате партии Народного фронта имели неустойчивое большинство. В 1935 они провели законы о запрете фашистских лиг и частичной национализации военной промышленности. На выборах 1936 Народный фронт получил абсолютное большинство, причем радикалы потеряли часть мест, а коммунисты получили 15% голосов и мандатов и стали второй после социалистов партией Франции.
   При первых известиях о победе левых на выборах рабочие стали занимать заводы и поднимать над ними красные флаги. Через несколько дней Конфедерация французских предпринимателей приняла все экономические требования профсоюзов. Через три месяца французские буржуа уже перевели за границу 100 миллиардов франков - два золотых запаса Франции. Начались падение производства, рост цен, инфляция, общие неурядицы на рынке. Правительство Блюма провело через палату самое продвинутое в мире тех лет социальное законодательство, изменило налоговую систему в пользу бедных, организовало массовые общественные работы для безработных и дешевый кредит для крестьян, ввело обязательное восьмилетнее образование. Эти реформы были вполне оправданы с точки зрения справедливости, но французские предприниматели не желали идти на жертвы, а правительство не имело реальных рычагов для воздействия на них. В итоге бюджет был окончательно разбалансирован, и ровно через год после своего формирования правительство Народного фронта ушло в отставку.
   После отставки Блюма у власти менялись левоцентристские правительства, которые чисто формально опирались на развалившийся Народный фронт. Они поэтапно ликвидировали все социальное законодательство предыдущих лет, но не добились возрождения экономики. Весной 1938 радикал Даладье сформировал внепартийное правительство и ценой жесткой экономии стабилизировал ситуацию. Под предлогом военной угрозы, действительно реальной, были запрещены даже самовольные увольнения. Всеобщая стачка 1938 была подавлена силой, затем последовали новые столкновения и репрессии и, наконец, запрет Коммунистической партии и арест ее парламентской фракции. В итоге правительство Даладье столкнулось с резким противодействием в среде рабочих и левых интеллигентов, не завоевало доверия буржуа, недовольных вмешательством Даладье в дела бизнеса, и не достигло главной цели, не сумело подготовить страну к войне. Вторую мировую войну Третья республика встретила в обстановке раскола и общей апатии.
   При анализе причин слабости Франции прежде всего бросаются в глаза политические обстоятельства - министерская чехарда, жесткое противостояние правых и левых, отсутствие сильных политических лидеров. Действительно, Третья республика за 70 лет своей истории продемонстрировала все слабые стороны парламентской демократии. Политическая элита формировалась сплошь из адвокатов и журналистов, слегка разбавленных представителями других гуманитарных профессий, то есть из людей, в принципе неспособных руководить государством в сложной ситуации. Однако вряд ли следует считать, что коммунисты или, не дай Бог, фашисты смогли бы исправить ситуацию - скорее, они только вконец бы все развалили. Главные причины слабости Франции были вполне объективны - демографический упадок, невысокий уровень урбанизации, тяжелый груз мелких хозяйств, преобладание финансового капитала над промышленным, слабая концентрация промышленности и торговли, жадность буржуа и непримиримость рабочих, преобладающее внимание общества к культуре, а не к технике. Собственно, без многих своих особенностей Франция не была бы Прекрасной Францией, страной, удобной для жизни, обаятельной, человечной. В спокойном мире она могла бы еще долго оставаться собой, продолжая удивлять человечество зигзагами политической и культурной жизни. В реальном мире 30х вплотную встал вопрос о самом ее существовании.
  
   13.24. Северный социализм.
  
   Европейские государства второго и третьего ранга, не считая Дунайских и Балканских стран, можно разделить на четыре группы. Первую составляет богатая западноевропейская тройка - Бельгия, Нидерланды и Швейцария. Их развитие шло примерно синхронно с западными демократиями в условиях несколько большей стабильности. Особенно это относится к Швейцарии, и это, в частности, делало ее такой привлекательной и для туристов, и для финансовых инвесторов. Вторую группу составляли Швеция, Норвегия, Дания и находившаяся с ней в личной унии Исландия. Они в социально-экономическом плане развивались быстрее среднего, по уровню жизни уже обогнали крупные государства и приступили к масштабному эксперименту северного социализма. Третью группу составляли молодые государства - Финляндия, Ирландия, Литва, Латвия и Эстония. Эти государства еще находились в процессе становления, подобно осколкам Австро-Венгрии. Особняком стояла Португалия, которая больше сближалась по типу развития с латиноамериканскими странами.
   Голландия находилась в сравнительно выгодном положении - относительно высокая численность населения, емкий внутренний рынок, большая колониальная система, нейтралитет в годы первой мировой войны. Тем не менее, в ноябре 1918 и она пережила революционный взрыв, последний в ее истории. Итогом реформистского периода 1917-1919 стало введение всеобщего избирательного плана и трудового законодательства общеевропейского типа. 1920е стали временем довольно быстрого развития голландской промышленности. Мировое значение приобрели нефтехимическая и радиотехническая промышленность Нидерландов. Ускорилось освоение осушенных участков моря. Великий кризис ударил по Голландии с ее либеральной экономической системой и ориентацией на внешние рынки сильнее, чем по любой другой европейской стране. У власти в Нидерландах прочно стояла коалиция либералов, ортодоксальных кальвинистов и католиков - ситуация, немыслимая для любой другой страны. Пост главы правящей коалиции попеременно занимали глава кальвинистской Антиреволюционной партии Колейн и глава Католической народной партии Бивербрук.
   Бельгия, наоборот, в мировую войну подверглась страшному опустошению и уже не смогла вернуть былое процветание. У власти сменяли друг друга различные коалиции трех главных партий - Католической, Рабочей и Либеральной. Сразу после войны было введено всеобщее избирательное право для мужчин, восьмичасовой рабочий день, пенсии. Правящая верхушка Бельгии ориентировалась на Францию и в политическом, и в культурном плане. Соответственно, фламандские националисты ориентировались на Германию и стали проявлять интерес к фашизму.
   Швеция, Норвегия и Дания в 1910е ликвидировали свое отставание от ведущих индустриальных держав. Особенно сильный рывок сделала Швеция, которая вошла на время в первую десятку промышленных держав мира. Экономическая политика 20х шла в русле свободы предпринимательства. Это давало хорошие результаты в периоды общего подъема и больно било по Скандинавии в кризисные годы. Социал-демократические партии во всех трех странах стали крупнейшими партиями своих стран и периодически формировали неустойчивые правительства. С началом Великого кризиса во всех трех странах были созданы устойчивые социал-демократические правительства, которые приступили к масштабным реформам. Младшим партнером социал-демократов обычно были фермерские партии.
   Реформы скандинавских социал-демократов вошли в историю как северный социализм. Они шли примерно синхронно во всех трех странах. Началось с запрета на экспорт капитала, девальвации валют, облегчения кредита для промышленников и фермеров. Это все стимулировало вложения в экономику и ускорило выход из кризиса. Одновременно резко повышались налоги на сверхдоходы и снижалось налоговое бремя на небогатых граждан. За счет увеличения государственных доходов повышались все виды пособий, создавалась лучшая в мире рыночной экономики система социального страхования, вводилось бесплатное медицинское обслуживание. Предприниматели и профсоюзы достигли соглашения о существенном повышении зарплат, моратории на локауты и забастовки, введении представителей рабочих в наблюдательные советы фирм. Реформы 30х оказались эффективны и были продолжены в последующие десятилетия, постепенно усиливая социальную направленность. Северный социализм хорошо прижился в Скандинавии с ее высокой производительностью труда, всеобщей грамотностью, привычкой людей к труду и самодисциплине. Скандинавия превращалась в общество без массовой бедности, насилия и крупных классовых конфликтов.
   Из молодых государств к концу 30х в полной мере состоялась только Финляндия, видимо, благодаря вековой традиции автономии. Уровень жизни здесь, как и во всех новых государствах, был сравнительно низким, но к концу 30х ей удалось выйти на европейский рынок за счет лесной и бумажной промышленности. Крупнейшей политической фигурой Финляндии 1910х-40х был маршал Маннергейм. Во всех молодых государствах в 30е были очень активны движения фашистского типа. В Финляндии и Ирландии они потерпели поражение. В Литве, Латвии и Эстонии установились диктатуры, близкие к мягкому варианту фашизма.
   В Португалии в годы Второй республики (1910-1926) не прекращались перевороты, политические убийства, слабая экономика пришла в окончательный упадок. В 1926 военные-антилибералы совершили переворот и прочно взяли власть. В конечном счете они передали власть видному экономисту Салазару. Салазар при поддержке армии установил жесткую диктатуру полуфашистского типа и правил до 1968. С фашистами систему Салазара сближали однопартийность, репрессии против левой оппозиции, корпорации как часть государственного аппарата, дух национализма. В то же время экономическая политика велась скорее в духе свободного рынка. В целом экономическая и политическая система Португалии и до, и после переворота больше напоминала латиноамериканские республики.
  
   13.25. Республики Латинской Америки.
  
   В первой мировой войне часть стран Латинской Америки сохраняла нейтралитет, часть чисто формально вслед за США объявила войну Германии. В любом случае они остались в стороне от военных действий, конфисковали германские активы и использовали военную ситуацию для развития своей экономики. После войны Латинскую Америку захватила волна анархистских и социалистических восстаний. В 1918 анархисты подняли восстание в Рио-де-Жанейро, в 1919 последовали мощное рабочее восстание в Буэнос-Айресе и всеобщая стачка в Перу. Во многих странах образовались коммунистические партии, не игравшие пока заметной роли в политической жизни. Самым крупным событием на левом фланге политического спектра стало создание в Перу в 1924 партии АПРА (Американский народно-революционный альянс) во главе с Айя де ла Торре. Апристы ставили целью континентальную социалистическую революцию с изгнанием северных империалистов и местных олигархов, национализацию средств производства и объединение Латинской Америки. АПРА на первых порах приобрел активных сторонников в разных странах, но в конечном счете замкнулся в границах Перу, став там главной силой оппозиции. В ряде стран правительства провели реформы в антиолигархическом духе. Так в Аргентине радикальное правительство Иригойена конфисковало у латифундистов 6 миллионов га плохо используемых земель и передало их иммигрантам, сумело разорвать связи латифундистов с местными властями, открыло несколько тысяч школ, провело трудовое законодательство по европейским образцам. В других государствах (Бразилия, Перу, Чили, Эквадор и пр.) изменения в законодательстве, иногда очень радикальные, слабо влияли на реальное положение дел.
   Политическая жизнь в Латинской Америке была очень бурной даже в самые благополучные годы, а Великий кризис взорвал ситуацию. Практически ни одна страна не прошла его без военных переворотов и массовых восстаний. На Кубе в августе 1933 победила революция, к власти пришел блок левых социалистов и либералов, и после многих перипетий установилась диктатура одного из активистов революции, сержанта-мулата Батисты. С 1933 по 1959 Батиста был главной политической фигурой на Кубе. В Чили в 1932 после серии переворотов была провозглашена социалистическая республика, рухнувшая через 12 дней. В Перу апристы раз за разом поднимали восстания против правящей олигархии. В Боливии разразилась война на расовой почве, и близкие к апристам лидеры индейцев на короткое время даже взяли власть. Чаще всего в политической борьбе побеждали правые офицеры. Пересказать в двух словах весь этот калейдоскоп событий невозможно и не нужно.
   В Бразилии с 1922 левые офицеры, наследники якобинцев, регулярно поднимали восстания против консервативно-либеральной олигархии. Самым крупным было восстание 1924-1927 во главе с капитанами Костой и Престесом. В 1930 проигравший на выборах либеральный кандидат Варгас при поддержке левых офицеров и либеральных фазендейро начал гражданскую войну и одержал в ней победу. Под лозунгом борьбы с олигархами и иностранными империалистами Варгас установил диктатуру, ориентируясь во многом на Муссолини. Однако уже в силу несхожести проблем Бразилии с проблемами Италии диктатура Варгаса сильно отличалась от фашистских образцов, сочетала в себе фашистские, социал-демократические и антиимпериалистические черты.
   Варгас (1930-1945) провел реформу трудового законодательства по европейским образцам, ограничил возможности фазендейро и разорвал их прямые связи с местными властями, ограничил вывоз прибылей за рубеж. Он отменил все внутренние пошлины, повысил импортные и отказался платить внешние долги (в этом деле за ним последовали и другие латиноамериканские правители). В 1932 Варгас победил консерваторов в гражданской войне, более тяжелой, чем война 1930, в 1935 разгромил левую оппозицию, в 1938 уничтожил чисто фашистскую партию интегралистов. Опорой диктатора стала Трабальистская (Трудовая) партия, связанная с профсоюзами. С 1937 Бразилия стала корпоративным государством. Корпорации, в которые были включены крестьяне, рабочие и предприниматели, получили государственные и хозяйственные функции. В 1936-1940 были национализированы естественные монополии и некоторые другие частные компании, принят пятилетний план. В дальнейшем, после начала войны в Европе, фашистские черты режима Варгаса стали исчезать, он пошел по пути превращения в мягкую диктатуру национально-социалистического типа.
   В 1930 правые офицеры свергли радикального президента Аргентины Иригойена. У власти стали сменять друг друга военные и гражданские диктаторы консервативного типа. В 1943 последовал новый переворот со стороны офицеров - поклонников Муссолини. Участник этого переворота полковник Перон постепенно оттеснил соперников, при поддержке малоимущих одержал победу на выборах 1946 и стал полновластным президентом Аргентины (1946-1955). Перон охотно использовал антиимпериалистические и антиолигархические лозунги, ввел элементы корпоративного строя, создал по примеру Варгаса массовую Хустисиалистскую партию, связанную с профсоюзами. Он правил как харизматический вождь, но в условиях послевоенного мира должен был соблюдать хотя бы формально принципы демократии и дистанцироваться от фашизма. В Аргентине были национализированы железные дороги и многие иностранные компании, велась колонизация пустующих земель, за счет налогов с предпринимателей и крестьян улучшались условия жизни наемных работников, которые составляли уже до 80% работающего населения Аргентины. Городские рабочие составляли главную опору режимов и Перона, и Варгаса.
   Особый случай представляла собой Мексика. Здесь утвердился режим революционной диктатуры, в мексиканской версии - "революционного каудильизма". Страной правила группа генералов, участников революции 1911, в большинстве выходцев из бедных семей. С 1920 по 1924 президентом был генерал Обрегон, постепенно устранивший остальных первых лиц революции. Обрегон национализировал часть промышленных предприятий и ускорил аграрную реформу с разделом крупных латифундий. Впрочем, с той же скоростью, с которой происходил раздел латифундий, происходило и их возрождение за счет потери крестьянами только что приобретенной земли. В Мексике до конца 30х царило революционное насилие, подозрительных чем-либо людей уничтожали на месте, сельскую местность контролировали банды. В 1924 Обрегон сдал власть своему ближайшему сподвижнику Кальесу, генералу из левых интеллигентов, а позже был убит.
   Кальес выдвинул лозунг рабоче-крестьянской диктатуры. Его опорой стали рабочие союзы и военизированные отряды краснорубашечников, истреблявшие инакомыслящих. Многими чертами революционный каудильизм в эти годы напоминал фашизм. Кальес организовал Институционно-революционную партию, которая правила Мексикой до конца века. Главным врагом Кальес считал католическую церковь. Были запрещены богослужения, закрыты монастыри, церковное имущество национализировано, на местах многие церкви превращали в конюшни, священников и монахов поголовно истребляли. Естественной реакцией в религиозной стране стала десятилетняя партизанская война "кристеросов". Были и другие восстания и путчи, в 1929 режим оказался на грани падения. С 1928 Кальес формально сдал власть и стал назначать и смещать марионеточных президентов, не давая засидеться ни одному из них более двух лет.
   В 1934 очередной ставленник Кальеса Карденас сумел навести в стране некоторый порядок и стал сворачивать бессмысленную войну с церковью. Первыми шагами он завоевал в народе огромный авторитет, сумел сместить Верховного вождя революции Кальеса и выслал его за границу. Карденас постепенно прекратил террор, покончил с бандами разбойников, национализировал железные дороги, нефтяную промышленность, некоторые другие предприятия, конфисковал и перераспределил 18 миллионов га земли (почти половину территории латифундий). Национализированные предприятия передавались в руки коллективов занятых на них рабочих, на конфискованных землях создавались кооперативы. Социалистический эксперимент Карденаса оказался малоудачным из-за крайне низкой производительности труда на коллективных предприятиях. Последующие президенты свернули реформы и разделили земли кооперативов между их членами, которые быстро продали участки крупным землевладельцам. Революционный каудильизм перерождался в режим новой олигархии, которая использовала государственный аппарат для собственного обогащения.
   Другой полюс политической жизни Латинской Америки представляла Колумбия, где традиционная олигархия прочно удерживала власть. Либеральная и консервативная партии отличались только лозунгами, сдавали друг другу власть в порядке очереди и проводили близкую политику. Это не мешало массовым проявлениям насилия на местах - рядовые сторонки консерваторов и либералов истребляли друг друга при каждом удобном случае. В 1948 убийство одного из леволиберальных лидеров привело к восстанию в Боготе. Это восстание стало началом вялотекущей гражданской войны, которая продолжается до сих пор.
   В целом к концу 30х обстановка в Латинской Америке отчасти стабилизировалась. Дальнейшей стабилизации способствовал промышленный и сырьевой бум 1940х. В большинстве государств региона к власти пришли диктаторские режимы, или укрепила позиции традиционная олигархия. В Чили, Кубе и Венесуэле на время утвердились левые правительства, но они или были свергнуты, или сами повернули вправо. Многие диктаторы начала 40х сочувствовали фашизму, но должны были считаться с позицией США.
   О реальной демократии применительно к Латинской Америке можно говорить только в отношении Уругвая и Коста-Рики. В Уругвае даже на время ликвидировали пост президента, в Коста-Рике распустили армию. Во всех остальных странах в форме президентских республик существовали диктаторские или олигархические режимы. Традиционная олигархия постепенно сдавала свои позиции, уступая место молодым офицерам, выходцам из низов. Гражданских войн традиционного типа стало намного меньше, и это понятно - раньше враждующие армии формировались во многом из личных войск помещиков и губернаторов, примыкавших к различным группировкам, теперь же такие феодальные междоусобицы стали почти невозможны. Политическая борьба чаще проходила в формах, характерных для Европы XIX в. - военные перевороты, восстания городского среднего класса, массовые демонстрации.
   В период первой мировой войны Германия полностью утратила свои позиции в Западном полушарии, а США догнали по объему капиталовложений Британию. В некоторых государствах господствовали одна-две крупные американские компании, которые контролировали экспорт главного продукта страны и присваивали себе основную часть прибыли. В этой связи появился знаменитый термин - "банановые республики". К 30м экономическое и политическое влияние США абсолютно преобладало во всех странах континента. Страны, прилегающие к Карибскому морю, вообще не могли проводить самостоятельную внешнюю политику. С приходом к власти Франклина Рузвельта США вывели войска из Центральной Америки и Вест-Индии, пересмотрели договоры о протекторатах и стали управлять своими вассалами через посольства. Во многом это решение было вызвано многолетней партизанской войной генерала Сандино против американских войск в Никарагуа. После 1941 все правительства континента должны были единогласно поддерживать США во всех важных внешнеполитических акциях. Только правительства Аргентины и Гватемалы иногда позволяли себе особое мнение, за что со временем и поплатились.
   Традиционное деление на либералов и консерваторов к 30м стало себя изживать. Главным идеологическим водоразделом стало отношение не к церкви, а к иностранному капиталу. Правые либералы, основная часть консерваторов, многие правые офицеры приветствовали приток иностранного капитала, видели в нем единственный способ вывести регион из состояния отсталости. Лагерь антиимпериалистов был менее однороден - левые либералы, националисты профашистского типа, социалисты, коммунисты, популисты разного толка, часть консерваторов. В принципе этот лагерь имел поддержку большей части политически активного населения, но, во-первых, с волей избирателей в Латинской Америке считались очень мало, во-вторых, сам антиимпериалистический лагерь раздирался противоречиями, в-третьих, его программа имела скорее негативный характер. Простое отрицание иностранных капиталовложений только создавало дефицит необходимого капитала, своих же внутренних ресурсов для развития пока еще явно не хватало. Этими факторами, в меньшей степени прямым вмешательством агентов США объясняется поражение антиимпериалистических движений почти во всех странах.
   Экономика Латинской Америки все в большей мере ориентировалась на внешние рынки. Производство продукции для собственного потребления падало, торговля между соседними странами вообще не велась. Почти все страны специализировались на производстве одного-двух видов товаров. Так, главным товаром Венесуэлы была нефть, Чили - медь, Перу - полиметаллы и хлопок, Аргентины - пшеница и мясо, Уругвая - мясо, Боливии - олово, Колумбии - кофе и бананы, Кубы - сахар, почти всех стран Центральной Америки - бананы, и даже огромная Бразилия целиком зависела от цен на кофе и какао. В результате экономика всех государств полностью зависела от колебаний цен на мировом рынке на этот самый единственный продукт, а доходы от экспорта доставались очень узкому кругу лиц. С другой стороны, развитие экспортных производств позволило все же накопить кое-какие средства для начала настоящей индустриализации.
   Первый экономический рывок Южная Америка сделала в годы первой мировой войны. Тогда в разных странах было создано свыше тысячи промышленных предприятий, в основном мелких. Промышленное производство и экспорт стратегических товаров за годы войны выросли более чем вдвое. В дальнейшем экономика развивалась медленно при быстром росте населения. Великий кризис нанес особенно сильный удар по экспортным производствам. В годы второй мировой войны Аргентина, Бразилия и Мексика начали создавать на экспортные доходы современные промышленные предприятия новых отраслей. Наверное, если бы во главе этих стран стояли олигархи традиционного типа, никакие сверхдоходы не позволили бы начать индустриализацию, но президенты-патриоты (как бы к ним ни относиться) взяли основную часть поступавших прибылей под свой контроль и вложили их в развитие экономики. Индустриализация этих стран шла, в основном, по пути импортзамещения.
   Традиционные формы латифундий, основанные на личной зависимости работников от хозяина, во второй четверти XX в. сходили на нет. Крупные плантации теперь чаще эксплуатировали настоящих наемных рабочих. Зарплата этих рабочих оставалась крайне низкой.
   С начала века стали быстро расти столичные города. Основную часть их населения составляли недавние выходцы из деревни, чаще всего не имевшие нужной в городе специальности и вообще не привыкшие к городскому труду и городскому укладу жизни. Центральные кварталы обрастали кольцом трущоб. Средний класс ни в одной из стран не составлял основной части населения, что в условиях высокой политической активности определяло нестабильность общества.
   Иммиграция из Европы шла главным образом в Аргентину, Бразилию и Чили, в меньшей мере в другие страны. Самый большой процент иммигрантов составляли итальянцы и испанцы. За ними шли поляки, немцы, португальцы, затем представители остальных европейских наций. Несмотря на приток иммигрантов, процент европейского по происхождению населения в целом по материку снижался. Это происходило благодаря демографическому взрыву. Если в конце XVIII в. численность населения Европы в 10 раз превосходила численность населения обеих Америк, то к 1950 обе части света почти сравнялись по числу жителей. Одновременно после 120 лет первенства Северной Америки в том же 1950 Латинская Америка догнала по числу жителей США вместе с Канадой.
   Рост численности населения шел в первую очередь за счет индейских и негритянских регионов. Это изменение расового состава населения вместе с ростом антиимпериалистических (антиамериканских) настроений меняло характер культуры. С 1930х начинается мощный подъем новой латиноамериканской культуры. На эту культуру, конечно, оказал влияние модерн, но латиноамериканские писатели и художники старались сделать свои произведения понятными массе населения, даже полуграмотным людям, обращались к индейскому, негритянскому и испанскому фольклору. Мировое значение приобретают мексиканская школа живописи, бразильская школа архитектуры, творчество испаноязычных поэтов и писателей.
   Стремление доказать себе и миру свою особость шло на фоне быстрого изменения уклада жизни в городах, в меньшей мере на селе. Нормы поведения, привычки, одежда, обстановка в домах менялись по североамериканским образцам. Традиционная элита, сформированная по признаку земельной собственности и образования, теряла свои позиции. На первый план выходили предприниматели-посредники и армейские офицеры, поднявшиеся наверх чаще всего из низов. Уровень жизни и старой элиты, и большей части среднего класса, и низов в целом снижался, особенно с учетом быстрого роста населения.
   В целом межвоенные годы были для Латинской Америки достаточно трудными. Если в XIX в., даже с учетом британского засилья в экономике, страны Латинской Америки сохраняли политическую независимость, то теперь они попали под контроль США. С независимостью во внешней политике было покончено, независимость во внутренней ограничивалась неприкосновенностью собственности иностранцев. Отток прибылей в целом превышал приток капиталовложений. Уровень жизни падал, общественная структура скорее упрощалась, производство росло заметно медленнее, чем численность населения, местами стали сказываться экологические проблемы, очень высоким оставался уровень насилия. Тем не менее, в этот период были заложены основы для рывка 1940х-70х.
  
   13.26. Великая испанская революция.
  
   После первой мировой войны нейтральная Испания пережила свой революционный кризис. Он выразился в массовых забастовках, анархистских восстаниях, разгроме поместий, убийствах собственников, священников и полицейских, в попытках каталонских националистов отделиться от Испании и в поражениях испанской армии в войне с берберскими племенами в Марокко. Общим итогом революционного кризиса стал развал режима либеральной олигархии. 13 сентября 1923 генерал Примо да Ривера при поддержке монархических кругов совершил переворот и установил диктатуру. Парламент и муниципальные советы были распущены, вся власть в центре и на местах перешла к военным, король Альфонс XIII превратился в символическую фигуру, хотя поддерживал все действия Примо да Риверы.
   Примо да Ривера безраздельно правил Испанией с 1923 по 1930. Многие его шаги предвосхищали аналогичные действия Муссолини. Диктатор создал на государственном уровне систему корпораций, ввел государственную монополию в ряде отраслей производства, создавал государственные предприятия и банки, провел раздел общинных земель. В целом экономическое развитие Испании в 20е было успешным, но сам диктатор оставался непопулярен. Основная масса испанцев мало что получила от развития, если не считать прав крестьян на участок общинной земли, да и в этом разделе таилось для них больше неприятностей, чем выгод. Социальное напряжение нарастало, конфликты на любой почве было принято решать с помощью кинжала и револьвера, половина испанцев оставалась неграмотна. Образованная элита, со своей стороны, сохраняла враждебность диктатуре. Всемогущие в Испании масонские ложи находились в тотальной оппозиции режиму, провоцировали выступления левых офицеров и, наконец, в 1930 добились от короля и армейской верхушки смещения Примо да Риверы.
   Отставка диктатора не спасла монархию. В условиях Великого кризиса Испания осталась без сильной власти. В апреле 1931 на муниципальных выборах в крупных городах победил блок республиканцев и социалистов. При первых известиях о результатах выборах, 14 апреля 1931, победители вывели толпы народа на улицы и захватили административные здания. Поразительна не только неадекватная реакция огромных масс народа на частное политическое событие, но и полное бездействие всех государственных органов, даже тех структур, где преобладали убежденные монархисты. Это можно объяснить только хорошей подготовкой переворота со стороны республиканцев и масонов. В тот же вечер республиканец Алькала-Самора провозгласил с балкона королевского дворца республику. Правительство Второй республики составили представители трех республиканских партий и социалисты. Началась шестая испанская революция, которая по своим масштабам и влиянию на международные дела может претендовать на звание Великой. Началась она как традиционный для Испании масонский переворот, поддержанный массой левонастроенных горожан, но быстро стала приобретать радикально-анархистский характер.
   Республиканско-социалистический блок провел выборы в кортесы и одержал на них победу, причем на первое место вышла Социалистическая партия. Ее наиболее влиятельная группировка во главе с Ларго Кабальеро выступала за революцию в духе анархо-коммунизма. Первым делом кортесы приняли конституцию, превратившую Испанию в парламентскую республику с чисто символическими полномочиями президента. Каталония получила широкую автономию. Были отменены все сословные привилегии, началась чистка армии от монархистов, открывались новые светские школы. Аграрная реформа провозгласила конфискацию и раздел крупных поместий, но шла очень медленно - интенсивные хозяйства Юга просто не поддавались разделу, а на Севере крестьяне все еще видели в сеньоре своего покровителя. Главную задачу республиканцы видели в разгроме католической церкви. Они ликвидировали государственный статус церкви, конфисковали почти все ее имущество, закрыли часть монастырей, прекратили выплату жалованья священникам, запретили преподавание религии. По всей Испании толпы по призыву масонов и анархистов жгли церкви, убивали священников, уничтожали предметы культа. Эта война с церковью, как и реформа армии, в конечном счете дорого обошлись республике.
   Уже в конце 1931 на почве отношения к церкви в правящей коалиции произошел первый раскол. Правые офицеры устраивали военные заговоры. Анархисты в 1932-1933 трижды поднимали восстания в южных и восточных провинциях. Их Национальная конфедерация труда превратилась в самую массовую организацию Испании, объединявшую свыше миллиона рабочих и батраков, причем все члены НКТ отличались исключительной политической активностью. Анархисты ставили целью истребление буржуазии, духовенства и аристократии, а также всех их приспешников, уничтожение государства и частной собственности, утверждение строя свободного коммунизма и превращение Испании в конфедерацию коммун. Анархизм противоречил католической традиции Испании, но обещал быстрое и простое решение социальных проблем, хорошо соответствовал испанским традициям федерализма и личной свободы, отвечал стремлению испанцев самим решать свои проблемы с помощью оружия. На правом фланге образовалась сильная католическая партия СЭДА, а еще правее - фашистская Испанская фаланга. Испанский фашизм заимствовал некоторые популярные социальные лозунги анархистов и в то же время был подчеркнуто ориентирован на традицию, апеллировал к великому прошлому Испании, подчеркивал верность церкви.
   На выборах 1933 победила СЭДА. Социалисты отказались считаться с этим, а после включения в правительство представителей СЭДА призвали к восстанию. В восстании 5 октября 1934 участвовали социалисты, анархисты, коммунисты и каталонские националисты, провозгласившие независимость Каталонии. Восстание было подавлено в Мадриде 6 октября, в Барселоне - 7 октября, в Астурии - через две недели.
   На выборах в феврале 1936 общество поляризовалось. Наемные работники, составлявшие около половины населения Испании и далекие от интеграции в средний класс, вступили в борьбу с элитой и большинством среднего класса. Победил левый Народный фронт, а в его составе - социалисты. Революционная эйфория снова стала перерастать в анархию. Ежедневно имели место теракты со стороны и левых, и правых.
   18 июля 1936 по сигналу армейской радиостанции в Марокко началось общее восстание испанской армии. В первые часы путча войска овладели примерно 40% провинциальных центров Испании, в основном в аграрных районах Севера. Однако в главных городах почти безоружные толпы народа взяли штурмом казармы армии и гражданской гвардии, перерезали их защитников и захватили оружие. Началось создание партийных полков - социалистических, коммунистических, анархистских. Правительство возглавил Ларго Кабальеро, ведущие посты заняли левые социалисты, коммунисты и анархо-синдикалисты. На всей территории, контролируемой левыми, шли массовые жестокие казни священников, военных, буржуа, дворян, вместе с семьями и слугами. Особенно отличились в этих казнях анархисты. На территории, занятой правыми, шли такие же жестокие казни сторонников левых партий. Здесь выделялись поддержавшие военный путч фалангисты. Началась гражданская война.
   Европейские державы по предложению Британии приняли решение о невмешательстве в испанскую революцию, но соблюдали его плохо. Италия, Германия и Португалия оказали правым широкомасштабную помощь оружием, авиацией, деньгами, советниками, а Муссолини прислал на помощь фалангистам армейский корпус. Коминтерн, со своей стороны, сформировал из добровольцев разных стран Интербригады общей численностью около 30 000 человек. Больше всего среди них было французов. СССР оказал левым помощь военной техникой и прислал военных советников. В целом масштабы вмешательства в конфликт с двух сторон были сопоставимы, но немецко-итальянское вмешательство оказалось более эффективным уже по географическим причинам. Главную военную силу в обоих лагерях гражданской войны составляли сами испанцы.
   Уже в июле генералы организовали переброску в Андалузию отборных частей из Марокко, начали наступление на север и в августе 1936 соединили силы северной и южной армий в Эстремадуре. С октября 1936 начались бои за Мадрид. Первый штурм был отбит к середине ноября, начались затяжные позиционные бои. Обороной Мадрида руководил генерал Миаха, душой обороны считались анархист Дурутти и коммунистка Ибаррури. Постепенно в рядах недисциплинированной республиканской армии стал побеждать порядок, но ценой постепенного угасания энтузиазма первых месяцев. Не сумев взять Мадрид, правые нанесли удар на Севере и летом 1937 заняли всю Астурию и Басконию. Затем начались многомесячные бои в Арагоне, которые шли с перевесом правых.
   На республиканской территории революция с июля 1936 окончательно приобрела анархо-коммунистический характер. Повсюду власть находилась в руках революционных хунт, Советов, различных местных правительств. Церкви были закрыты, богослужение запрещено, вся земля перешла в руки крестьян и коллективных хозяйств, предприятия перешли в руки профсоюзов, местами отменялось хождение денег. В Арагоне и Каталонии, где анархисты пользовались особым влиянием, было конфисковано в общую собственность практически все личное имущество граждан - по крайней мере, так об этом заявляли и вожди анархистов, и их противники. Результатом стал почти полный паралич промышленности и торговли. Однако все же анархистский эксперимент оказался в Испании не настолько провальным, как можно было ожидать. Деревня жила на редкость сытно, даже города не очень голодали, армия из партийных полков сдерживала врага, сотнями открывались новые школы.
   В мае 1937 анархисты и троцкисты попытались свергнуть региональное республиканское правительство Каталонии, но были разбиты коммунистическими полками. Правительство Ларго Кабальеро ушло в отставку. Премьером стал более умеренный социалист Негрин, опиравшийся во многом на коммунистов. Несмотря на внешнее укрепление республиканского режима, именно с этого времени обнаружилось неминуемое поражение революции. Народ уже устал от семи лет потрясений, революционный энтузиазм быстро угасал, а новая революционная дисциплина никак не могла его заменить. Более плотной стала внешняя блокада - в Париже и Лондоне могли с интересом наблюдать за анархистским экспериментом, но никак не желали превращения Испании в союзника СССР.
   В правом лагере после гибели главных организаторов военного путча единоличным вождем стал генерал Франко. Франко сумел сплотить в единую боеспособную армию остатки регулярных частей, крестьянские ополчения, партийные дружины фалангистов, монархистов, карлистов, членов СЭДА. В 1937 все правые партии объединились в Традиционалистическую фалангу. Фаланга ввела фашистскую униформу голубого цвета, создавала партийные структуры по образцу Италии и Германии. Однако внутри этой партии сохранялось равновесие между фашистами и консерваторами традиционного типа. Франко лавировал между партийными группировками, не давая слишком усилиться ни одной из них. Он полностью ликвидировал выборное начало, отменил законодательство Второй республики, вернул выжившим собственникам их предприятия и земли, восстановил права церкви, и в то же время ограничивал нормы эксплуатации работников и норму прибыли предпринимателей.
   С начала 1938 превосходство франкистов в вооружении и военной организации стало очевидным. 15 апреля 1938 армии Франко вышли к Средиземному морю, отрезав Каталонию и Арагон от остальной территории республики. В долгих боях на реке Эбро республиканская армия была измотана и разбита. В январе-феврале 1939 франкисты заняли Каталонию. Президент, многие республиканские министры и генералы покинули Испанию, а после восстания на флоте 3 марта бежали и все остальные лидеры республики. В Мадриде начались бои между сторонниками генерала Миахи и коммунистами. После многодневных боев Миаха взял верх, но в тот же день, 28 марта 1939, в Мадрид вошли войска Франко. Гражданская война завершилась полной победой правого лагеря. Испании она обошлась, по неполным данным, в миллион убитых, причем число казненных обеими сторонами превзошло число убитых в боях. С учетом численности населения Испании и России, обе великие революции обошлись обоим народам в близкую цену.
   После 1939 Франко правил Испанией 36 лет как диктатор с титулом каудильо. Республика была формально ликвидирована, но и восстанавливать монархию каудильо не торопился. Франко пресекал любые проявления оппозиции своему режиму и провозгласил примирение всех испанцев. В целом франкистский режим, особенно в первые 15-20 лет, имел многие признаки фашистской диктатуры, при том что собственно фашистов старались держать на второстепенных постах. От фашизма франкизм воспринял методы регулирования экономики, основы социальной политики, систему корпораций, партийную организацию, многие ритуалы. Это сочеталось с подчеркнутым уважением к католической церкви и староиспанским традициям.
   После победы в гражданской войне Франко вернулся к методам экономической политики Примо да Риверы. Конфискованные земли были возвращены уцелевшим владельцам, и при этом поощрялся переход земли в руки крепких хозяев, непосредственно ведущих дело. В промышленности снова возобладал частный сектор, однако государство облагало его высокими налогами, дифференцированными в зависимости от рода деятельности и нормы прибыли. Полученные средства вкладывались в развитие стратегически важных для Испании отраслей. Рабочие в рамках корпоративной системы увеличили свою долю в доходах предприятий, получили гарантии от произвольных увольнений, а хозяева были компенсированы отсутствием забастовок и общей высокой конъюнктурой. В целом франкизм был нацелен на сохранение традиционной Испании, но удачная социальная политика Франко облегчила будущую интеграцию Испании в либеральную Европу.
  
   13.27. Польша, Балканы и Дунайские страны.
  
   Из молодых государств Восточной Европы на первом месте по размерам стояла Польша. Рождение Польши произошло в ноябре 1918, в дни распада Австро-Венгрии. Тогда в Галиции и бывшем Царстве Польском появилось сразу несколько правительств - в Люблине, Варшаве, Кракове, Львове. К 1919 они объединились, признав "начальником государства" Пилсудского, социалиста-террориста германской ориентации. На местах, на бывших польских и полупольских территориях России, Австро-Венгрии и Германии продолжали существовать различные Советы и местные самоуправления. При поддержке этих местных властей варшавское правительство установило свой контроль над спорными территориями Познани, Галиции, Волыни, Белоруссии. Версальский мир отдал Польше Познань, часть Восточной Пруссии и полосу земель вдоль Вислы до Балтики, мирный договор с Австрией закрепил за поляками всю Галицию. Уже вопреки условиям Версальского мира и итогам референдумов Польша силой захватила у Германии часть Верхней Силезии, и бессильные правительства Веймарской республики согласились на это. Война с Советской Россией шла с переменным успехом и завершилась присоединением к Польше, помимо Царства Польского, Волыни и Западной Белоруссии. В довершение этого Польша в 1920 отняла у Литвы Вильно, и в 1921 процесс формирования Польского государства был завершен.
   Уже в январе 1919 прошли выборы в сейм на основе всеобщего избирательного права для мужчин и женщин. Выборы не принесли победы ни одной из многочисленных партий и открыли семилетнюю эпоху неустойчивых коалиций. Эти коалиции сумели быстро сформировать армию и государственный аппарат, присоединить почти все спорные территории, ликвидировать местные самоуправления и Советы, провести законы об аграрной реформе и о труде. В 1921 сейм принял конституцию, провозглашавшую Польшу (Речь Посполиту) парламентской республикой. Властного Пилсудского с большим трудом заставили уйти в отставку в 1922. В дальнейшем в коалиционных правительствах преобладали консерваторы и вступавшая с ними в блок правокрестьянская партия Пяст. В Польше этих лет не прекращались бурные демонстрации, забастовки, крестьянские волнения, политические убийства, локальные восстания.
   11 мая 1926 Пилсудский поднял верные ему лично войска и двинул их на Варшаву. Его поддержали главные силы армии, Социалистическая партия, левокрестьянская партия Вызволене и профсоюзы, объявившие забастовку в поддержку путча. 14 мая войска Пилсудского вошли в Варшаву. С этого времени он бессменно занимал пост военного министра, контролировал президента, правительство и сейм, назначал министров и издавал декреты. Юридическое оформление диктатуры было завершено только перед смертью диктатора. Все партии, и левые, и правые, теперь выступили против диктатуры, на выборах всякий раз получала большинство оппозиция, но диктатор организовывал нужные итоги выборов, а противников отправлял в концлагерь. Некоторыми чертами диктатура Пилсудского напоминала фашизм, хотя сам диктатор не любил фашистов. К середине 30х Пилсудскому удалось навести в стране относительный порядок, несколько улучшилось состояние экономики (хотя дореволюционные объемы производства так и не были достигнуты), и социальная база режима расширилась. В 1935 диктатор умер, передав власть коллективу близких к нему офицеров и политиков. В условиях коллективного управления снова стала нарастать дестабилизация. В общем, ход политической борьбы в Польше очень интересен, но для внятного его изложения нужны сотни страниц. Создается общее впечатление гипертрофированных амбиций польских политиков, их коррумпированности и при этом несомненной преданности своим политическим идеям.
   Чехословакия в противовес Польше выглядела образцовой парламентской республикой, решавшей свои проблемы ненасильственным путем. В парламенте господствовали шесть главных чешских партий, собиравших около 10% голосов каждая, и до 20 мелких национальных партий немцев, словаков и венгров. Коммунистическая партия постоянно находилась в оппозиции, остальные пять партий вступали в различные коалиции и привлекали в них часть национальных партий. Крупную роль в жизни республики играл ее президент Масарик, занимавший свой пост с 1919 по 1935. Во главе правительства обычно стояли представители Аграрной партии Швегла, затем Годжа. В основе чешской стабильности была мощная база - 80% промышленного потенциала Австро-Венгрии, почти всеобщая грамотность, традиции мирного решения конфликтов. Чехословакия одно время входила в первую десятку индустриальных стран. Слабыми сторонами республики были механическое объединение слабо связанных ранее Чехии и Словакии, трения на национальной почве, недостаточное развитие собственной научно-технической базы и, главное, последствия разрыва связей в рамках бывшей Австро-Венгрии.
   Значительно сложнее было положение Австрийской республики. Ей достался неподъемный груз долгов бывшей империи. Правые правительства решали проблемы за счет населения. Социал-демократы уже в 1920 ушли в оппозицию, получали на выборах 40-43% голосов, правили в Вене и проводили в ней муниципальные реформы в интересах рабочих. В 1933 очередной канцлер от правой коалиции Дольфус совершил переворот, распустил парламент и при поддержке Муссолини установил диктатуру фашистского типа. В его цели входило не только не допустить к власти социалистов, но и предотвратить возможное объединение Австрии с Германией. Социалисты в феврале 1934 после очередной провокации Дольфуса подняли восстание в Вене и были разгромлены. Австрийские нацисты при поддержке Гитлера в июле 1934 убили Дольфуса и попытались взять власть, но тоже были разбиты. Муссолини двинул к австрийской границе главные силы итальянской армии и заставил Гитлера на этот раз отступить.
   На Балканах после 1923 установились в целом более жесткие авторитарные режимы, чем в Центральной Европе. В Болгарии власть перешла к правой военно-гражданской хунте, в 1926 был восстановлен парламентский режим. В Белграде правящая коалиция во главе с радикалами расправилась с набиравшими силу коммунистами и уничтожала лидеров хорватской оппозиции. Соответственно нарастали антисербские настроения в среде хорватов, привыкших к совсем другой политической системе, другому уровню жизни и уважению к национальной автономии - всему тому, что они имели в составе Австро-Венгрии. В 1929 король Александр распустил парламент, запретил все партии, полностью ликвидировал местную автономию и переименовал Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев в Югославию. При этом имелось в виду формирование единой южнославянской нации с перспективой присоединения Болгарии. В Греции с 1923 не прекращались путчи и политические смуты в рамках формального существования парламентской демократии.
   Относительно стабильным государством на Балканах оставалась Румыния. Она более чем вдвое увеличила свою территорию и число подданных и решала проблемы старых земель за счет новоприсоединенных - Трансильвании, Бессарабии, Баната. Эти сравнительно развитые земли стали источником финансирования индустриализации, аграрных преобразований и социальных реформ. Результатом стали высокие темпы роста экономики, правда, от очень низкого исходного уровня. Недовольство русско-украинского населения Бессарабии, венгров и немцев Трансильвании подавлялось со страшной жестокостью. Румыния оставалась парламентской монархией. У власти до 1928 прочно стояла либеральная олигархия, представленная Национально-либеральной партией. Исход политической борьбы определялся не столько волей избирателей, сколько закулисными комбинациями и убийствами. В 1928 либералы все же проиграли с сокрушительным счетом крестьянской Национал-царанистской партии, уступили ей власть и вернули ее в 1933. Король Кароль II тоже активно участвовал в политической борьбе, отрекался от престола, возвращался к власти и вел дело к установлению военно-монархической диктатуры.
   В Венгрии с 1919 по 1944 прочно держался у власти адмирал Хорти с титулом регента при несуществующем монархе. Выборы проводились чисто символически под контролем властей. Социальное законодательство было сведено к минимуму. Аграрная реформа, не затронувшая интенсивные хозяйства, создала слой крепких крестьян, главную опору режима. В 30е режим Хорти, имевший до этого все черты белогвардейской диктатуры, стал перенимать отдельные особенности фашистских режимов, но лишь постольку, поскольку необходимо было перехватить соответствующие лозунги фашистов.
   Самыми острыми социальными вопросами для всех новых государств восточной половины Европы были национальный, аграрный и вопрос восстановления экономики после развала довоенных связей. Эти же проблемы вышли бы на первый план и в постреволюционной России в случае поражения большевиков. Аграрный вопрос самым радикальным образом был решен на Балканах. В Болгарии, Греции и Югославии земля оказалась в руках крестьян. Одновременно был завершен раздел общинных земель. В целом положение массы мелких крестьян скорее ухудшилось - земель, подлежащих разделу, было немного, общинные земли были как раз системой социальных гарантий для самых бедных, а втягивание в рынок привело крестьян к зависимости от банков и сельских ростовщиков. Довольно радикальные реформы были провозглашены в Польше, Чехословакии и Румынии, но шли они медленно - у крестьян не было средств для уплаты хотя бы части взноса за землю. За 20 лет выкупу со стороны государства и последующему разделу подверглись, главным образом, крупные владения аристократии и, в меньшей степени, земли средних помещиков, главным образом, инородцев. Такая же по типу реформа прошла в Венгрии, но там сохранилось больше крупных интенсивных хозяйств, не подлежащих разделу. В целом в этих странах, особенно в Чехословакии и Венгрии, усилились позиции крепких средних собственников, что при условии бескризисного развития обещало определенный прогресс.
   В экономическом плане самыми серьезными проблемами региона были разрыв старых хозяйственных связей, отсутствие свободных капиталов и собственной технологической базы. Проблему капиталов постарались решить за счет конфискации активов немецких, австрийских и венгерских фирм, дискриминации в отношении инородцев, но эти резервы были быстро исчерпаны. На 1919 индустриальную базу имела только Чехословакия и, с большими оговорками, Австрия и Польша. По итогам двадцатилетия производство сократилось в Польше и Австрии, стагнировало в Чехословакии и Венгрии и добилось заметных успехов в Балканских странах, особенно в Румынии. Там развитие шло по пути импортзамещения. Великий кризис особенно больно ударил по Чехословакии и Австрии с их ориентацией на внешние рынки, слабее по другим странам. Сельское хозяйство пострадало сильнее промышленности, так как крестьянские хозяйства были опутаны долгами. Правительства всех стран пытались помочь крестьянам, не допустить потерю ими земли, и это окончательно расстроило финансовую систему. Последствия кризиса наслоились здесь на общую бедность и усилили политическую нестабильность.
   В социальном плане регион четко делился на три области - Чехословакию с Венгрией и Австрией, Польшу и Балканы. В первом из них ситуация была подобна западноевропейской с поправкой на более низкий уровень жизни. Здесь наемные работники преобладали над хозяевами, большая часть населения жила в городах, неграмотных почти не было, прирост населения наблюдался только в Чехословакии, и то незначительный, часть населения полностью отошла от церкви. Уровень доходов и качество жизни при этом снизились гораздо заметнее, чем в Западной Европе, и это усиливало нестабильность. Польша оставалась в целом крестьянской и католической страной с низким уровнем грамотности (60-70%), преобладанием собственников над рабочими, высокой рождаемостью. Балканские страны оставались почти чисто аграрными, хотя процент городского населения вырос и здесь, до 25 % в Румынии и Греции. На Балканах в этот период город еще отчасти сохранял роль административного и торгового центра, вытягивавшего средства из деревни, но эта роль уже уходила в прошлое.
   Национальный вопрос стоял остро во всех странах, кроме Венгрии и Австрии, у которых отобрали все провинции со смешанным населением. В Польше поляки составляли около 65% населения. Остальное население составляли евреи, немцы, украинцы, белорусы и литовцы, которые все вместе подвергались умеренной дискриминации. Галицийские националисты во главе с Бандерой устраивали теракты по всей Польше, пытались развернуть партизанскую войну. Идеологически и практически Бандера и его сподвижники были близки к нацизму. В определенном смысле Бандера был даже большим нацистом, чем Гитлер. В Румынии румыны без молдаван Бессарабии составляли менее 60% населения. Здесь дискриминация нацменьшинств была совершенно открытой, но организованного сопротивления ей не было. В Чехословакии чехи составляли только 40% населения, но права нацменьшинств более или менее соблюдались. В Югославии сербы составляли 30-40% по разным методам подсчета и пользовались явными привилегиями перед близкими им по крови и языку народами. Хорватские сепаратисты склонялись к фашизму и устраивали теракты против сербов. Вооруженную борьбу вели и македонцы (по сути, болгары). В 1934 во время визита короля Александра во Францию болгарский террорист убил короля вместе со встречавшим его французским министром Барту, самым сильным политиком Франции тех лет. Это убийство, как и многие другие теракты на Балканах, часто приписывают немецкой разведке, но строгих доказательств этому нет. В целом национальный вопрос не был решен ни в одной из стран региона и даже заметно обострился. Конфликты стали возникать и на бытовом уровне, что во времена империй почти не ощущалось.
   В целом новые государства восточной половины Европы не успели состояться за межвоенное двадцатилетие. Повсюду, кроме Чехословакии, демократии уступили место фашистским или авторитарным режимам. Структура хозяйства была несколько осовременена, но объемы производства в целом по региону не выросли, а уровень жизни снизился. Ни одно из государств не смогло перейти к опоре на внутренний рынок или прочно завоевать внешние рынки, не смогло решить проблему инвестиций и технологий, не сумело хотя бы смягчить национальный вопрос. Исключением стали успехи в сфере образования - здесь сдвиги были заметны в большинстве государств региона. В Польше самый заметный скачок пришелся на середину 20х, до воцарения Пилсудского. Обвинять в неудачах правящие режимы было бы слишком просто. Границы молодых государств были сформированы искусственно, исходя из интересов стран-победительниц; сам разрыв сложившихся связей между народами обрекал их на повышенные трудности; общая плохая конъюнктура в Европе не позволяла надеяться на приток средств извне; быстрое развитие рыночных отношений разоряло главных налогоплательщиков-крестьян; давно зревшее социальное недовольство в новых условиях стало выходить из-под контроля. Неудивительно, что после войны почти во всех этих странах без особого сопротивления приняли коммунистические порядки.
   Последним ударом по слабым квазидемократиям региона стал Великий кризис. Вслед за Венгрией и Польшей на путь диктатуры в 1929 повернула Югославия. После гибели короля Александра стали понемногу возвращаться полулиберальные порядки. В 1934 военный переворот последовал в Болгарии. Царь Борис постепенно избавился от взявших власть офицеров и установил режим традиционного "белого" типа. В 1935 в Греции власть взял генерал Метаксас, поклонник фашизма, восстановивший монархию. Наконец, в 1938 в Румынии Кароль II разогнал парламент и передал власть ультраправым группировкам. После серии переворотов в сентябре 1940 власть взял генерал Антонеску. Он жестко подавил мятежи румынских фашистов и принял на вооружение часть их лозунгов.
   Во внешней политике Чехословакия, Польша, Румыния и Югославия твердо ориентировались на Францию. С точки зрения военно-промышленного потенциала самым ценным союзником Франции была Чехословакия, но у французских генералов были все основания сомневаться в том, что конфигурация границы позволит Чехословакии долго сдерживать удар. Греция ориентировалась на Британию, Австрия и Албания - на Италию, Венгрия и Болгария предпочитали не иметь старшего партнера. При этом метания во внутренней политике не влияли на политику внешнюю. Перелом наступил после 1934, когда обнаружилось бессилие западных демократий, их неспособность твердо отстоять свои интересы, а тем более интересы союзников. Сначала Польша, затем Венгрия, Румыния, Болгария и Югославия стали все больше ориентироваться на Германию.
   С 1936 усиление Германии решило судьбу Австрии. Муссолини решил отступиться от поддержки австрофашистского режима ради более перспективного союза с Берлином. В самой Австрии подавляющее большинство населения было настроено на объединение с Германией, независимо от царившего там режима. 11 марта 1938 немецкие войска вошли на территорию Австрии и к обеду заняли ее без единого выстрела. Австрия была объявлена частью Третьего рейха. Представители либеральных кругов и евреи в массе своей бежали, бросив все, пока не были закрыты границы. Великие державы молчаливо признали аншлюс Австрии. В этот момент Гитлер мог еще остановиться на достигнутом, но именно успех в Австрии посеял в нем ощущение собственного всемогущества.
   В сентябре 1938 в Чешских Судетах началось восстание немецкого населения под лозунгом объединения с Германией. Гитлер потребовал присоединения к Германии всех земель Чехословакии, где немцы составляли от половины населения. Французы вместе с англичанами всеми силами старались избежать войны в Европе и сдали своего главного союзника. 30 сентября 1938 в Мюнхене лидеры Германии, Франции, Англии и Италии подписали соглашение о разделе Чехословакии. Пограничные районы Чехословакии переходили к Германии, Южная Словакия - к Венгрии, небольшой кусочек - к Польше, Словакия получала автономию. Чехословакия капитулировала без боя, на остаточной территории Чехии утвердился прогерманский режим, чешская элита бежала за границу.
   Успех в чешской авантюре (уже второй большой авантюре Гитлера после ввода войск за Рейн) окрылил фюрера. Теперь события покатились под откос. Осенью 1938 в Германии последовали "хрустальная ночь", покушение на Гитлера со стороны агентов британской разведки, заговор или псевдозаговор части германских высших офицеров. Все это только укрепило позиции Гитлера. 15 марта 1939 немецкие войска, нарушив Мюнхенское соглашение, вошли в Прагу. То, что еще оставалось от Чехии, стало немецким протекторатом Богемия. Немцы в Чехии поначалу избегали террора, постепенно ужесточая режим, а чехи не оказывали сопротивления, но в подавляющем большинстве демонстрировали моральное неприятие оккупации. Словакия стала независимым государством в союзе с Германией. Вслед за тем немцы без боя отняли у Литвы город Мемель, а Италия аннексировала Албанию. Система международного права рухнула окончательно, вторая мировая война стала неизбежной.
   Поворотным моментом на пути к мировой войне стало лето 1938. В этот момент, до раздела Чехословакии и хрустальной ночи, войны еще можно было избежать. В этом варианте немецкий нацизм замкнулся бы в национальных границах и постепенно стал бы превращаться в разновидность консервативно-буржуазной диктатуры с примесью социализма. Пятьдесят миллионов человек остались бы живы. Оккупация Чехословакии на четверть усилила германский военно-промышленный потенциал, а Гитлер решил, что ему и впредь будут удаваться любые авантюры. Нацистский режим укрепился и стал еще более агрессивным. Еврейские погромы в Германии и неудача заговоров против Гитлера настроили западные демократии на войну с Германией, но теперь уже без серьезных союзников на континенте. Советский Союз же окончательно убедился, что западные демократии готовы сдать самого верного союзника, и полагаться на их гарантии нельзя.
  
   13.28. Вторая мировая война.
  
   Гибель Чехословакии убедила англичан и французов в неизбежности мировой войны. В марте-апреле 1939 Лондон и Париж дали гарантии безопасности Польше, Турции, Румынии и Греции. В Москве начались переговоры на предмет вовлечения в этот блок СССР. Переговоры шли вяло по причине взаимного недоверия. В Москве справедливо опасались, что Россию втянут в конфликт и бросят воевать в одиночку, а в Англии и Франции проникновения русских в Европу боялись больше, чем побед Гитлера. В разгар переговоров в Москву прилетел министр иностранных дел Германии Риббентроп с предложением заключить пакт о ненападении и негласное соглашение о разделе сфер влияния в Европе. По этому соглашению Советский Союз получал свободу действий в пределах примерно границ старой империи без коренной Польши, Германия - в остальной Европе. В тот же день, 23 августа 1939, договор был подписан. России он помог лучше подготовиться к войне (в 1939 советская армия вряд ли выдержала бы удар всех сил вермахта) и вернуть потерянные в 1918 губернии. Гитлер же избежал войны на два фронта и в конечном счете извлек из него наибольшую выгоду.
   1 сентября 1939 Германия напала на Польшу. 3 сентября Британия и Франция объявили войну Германии. Вслед за Британией в войну вступили все ее доминионы. На западной границе Гитлер оставил только 23 дивизии, бросив против поляков главные силы вермахта. Явная авантюра удалась из-за крайне слабой подготовки польской армии и нежелания французов вести наступательную войну. Вообще, французское правительство и командование сделали перед войной и в ее ходе все стратегические ошибки, которые только можно было совершить.
   На момент начала войны силы Германии, Франции и СССР были примерно равны. Численно преобладала Красная армия, но она была подготовлена хуже вермахта и ослаблена уничтожением офицерских кадров в 1937-1938. По количеству танков и самолетов и их качеству силы трех главных европейских держав были сопоставимы. На море абсолютно преобладал британский флот - Германия и СССР так и не смогли в полной мере восстановить флот после 1918. Сила вермахта была в хорошей подготовке солдат и офицеров, постоянно растущем качестве вооружений, таланте генералов, умении правильно использовать возможности новой техники. Немецкие генералы, прежде всего Гудериан и Райхенау, первыми разработали и применили тактику мощных танковых ударов на максимальную глубину с окружением крупных сил противника. Эта тактика полностью опрокидывала концепции периода первой мировой войны, которых придерживались в Париже.
   В первый же день войны германские войска при полном господстве в воздухе нанесли в Польше глубокие танковые удары по пяти направлениям и рассекли польскую армию на части. 8 сентября наступавшая из Силезии армия Райхенау вышла к Варшаве. К 5 сентября погибли польские армии на Нижней Висле, 12 сентября - под Радомом, чуть позже - главные силы польской армии под Познанью, 15 сентября - армия в Мазурах, 16 сентября Гудериан взял Брест. Отдельные польские соединения бились с немцами до последнего, Варшава держалась три недели, но организованного сопротивления не было. Власть развалилась, предварительно провалив все, что можно было провалить. 17 сентября, когда все уже было кончено, советские войска перешли границу и заняли почти без боя Западную Белоруссию, Волынь и Галицию.
   Германия и СССР поделили Польшу примерно по линии этнической границы между поляками и восточными славянами. Часть Польши Германия аннексировала, выселив оттуда поляков, на остальной территории установила чудовищный по жестокости колониальный режим. За любую провинность грозила смерть, за гибель немца расстреливали до 100 заложников, людей с образованием старались уничтожать в первую очередь. У поляков изъяли всю крупную собственность, ввели всеобщую трудовую повинность, закрыли высшие и средние школы. В дальнейшем предполагалось уцелевших поляков частью поделить между немецкими колонистами, частью выселить в Сибирь или Южную Америку, хотя эти планы вряд ли были реальны. Четыре миллиона польских евреев загнали в гетто, лишили источников существования и приготовились планомерно истреблять.
   В октябре 1939 СССР потребовал от Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии создания на их территории советских военных баз. Три республики согласились, Финляндия отказалась. 28 ноября 1939 началась советско-финская война. Финны поднялись на всенародную войну и под руководством Маннергейма оказали нашим жестокое сопротивление. В марте 1940, после падения Выборга, Финляндия капитулировала и отказалась от Карельского перешейка, сохранив независимость. И в ходе советско-финской войны, и после ее завершения, вплоть до мая 1940, в Лондоне и Париже носились с планом удара по СССР, планом совершенно нереальным, как многие планы Черчилля, но способным сделать Россию действующим союзником Германии.
   С сентября 1939 по май 1940 на Западе шла "странная война" с редкими перестрелками. Французская армия, исходя из опыта первой мировой, рассчитывала отсидеться за неприступными, как казалось, укреплениями линии Мажино. В конце 1939 Гитлер перебросил почти всю армию на Запад, оставив на восточной границе только 10 дивизий. Авантюрный план снова сработал - в Москве твердо решили до последнего избегать большой войны. 5 апреля немецкие десанты высадились в Дании и Норвегии, чуть-чуть опередив вторжение в скандинавские воды британского флота. Дания сдалась без боя, норвежская армия при поддержке англичан сопротивлялась в глухих углах страны до июня. Правительство Чемберлена пало, коалиционное правительство Британии возглавил Черчилль.
   10 мая 1940 немецкие армии перешли границы Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Нидерланды сдались на пятый день, бельгийская армия сопротивлялась до конца мая. Франко-британские армии, ожидавшие главного удара в Бельгии, немедленно двинулись туда. 14 мая, когда лучшие дивизии Франции и Англии уже вступили в Бельгию, армии Рунштедта прорвали линию Мажино у Седана. Французы даже теоретически не ожидали таких мощных и глубоких ударов (хотя, казалось бы, могли уже наблюдать их в Польше) и начали беспорядочное отступление. 20 мая танковая группа Клейста вышла к морю, отрезав от Парижа всю бельгийскую группировку противника. Началась поспешная эвакуация людей через Дюнкерк, причем, конечно, в первую очередь англичане вывозили англичан. К месту эвакуации пришли все британские суда вплоть до яхт и рыбачьих лодок и за три дня под непрерывным огнем вывезли всех английских солдат и часть союзников, бросив при этом всю технику и боеприпасы. 28 мая немцы взяли Остенде, остатки франко-бельгийских войск сдались.
   5 июня немецкие дивизии, повернув фронт, двинулись на Париж и Руан. Поредевшая и деморализованная французская армия отступала. 10 июня Италия вступила в войну против Франции и Англии. 14 июня немцы без боя вошли в Париж. Сокрушительная победа вермахта при примерном равенстве сил объясняется в равной мере как подготовкой немцев, так и военно-политическими провалами Третьей республики. Черчилль внес свою лепту, публично предложив присоединить Францию к Британской империи. 16 июня правительство Франции возглавил престарелый маршал Пэтэн, относившийся к демократии как положено военному. 22 июня 1940 Пэтэн подписал перемирие с Германией. Условия его были предельно жесткие: остатки французской армии разоружались, кроме нескольких дивизий, 2/3 Франции подлежали немецкой военной оккупации, и на этих территориях немецкие военные власти имели приоритет над французской гражданской властью. Юго-Восточная Франция и ее колонии оставались под контролем правительства Пэтэна с резиденцией в Виши.
   Режим Пэтэна взял за образец франкистскую диктатуру. Субъективно Пэтэн считал себя последним защитником независимости Франции, на практике служил интересам Германии. Пэтэн распустил все партии, профсоюзы, организации предпринимателей, все выборные органы, создал жесткую вертикаль власти, ликвидировал часть монополистических объединений и насаждал систему корпораций. Лозунг "Труд, семья, Родина" сменил "Свободу, равенство, братство". Однако фашизм во Франции с ее глубокими демократическими традициями вообще имел мало шансов, а тем более оказался неприемлем как подарок оккупантов. Активно режим Пэтэна поддерживали только малочисленные фашистские лиги, пассивно - не более 30% населения, в основном в деревне. Лидеры режима постоянно боролись друг с другом, призывая Гитлера на роль арбитра.
   С июня 1940 единственным воюющим противником Германии оставалась Британия с доминионами. Ее небольшая армия оказалась после Дюнкерка почти безоружна, в воздухе господствовали немцы, и только британский флот сохранял превосходство. Немецкая авиация вела массированные бомбардировки английских городов. Было разрушено свыше миллиона домов, многие предприятия, но и немцы понесли огромные потери в авиации - Англия впервые применила радары. Англичане отправили детей из городов в глухие районы страны, почти все взрослые мужчины и женщины пошли на военные заводы или в армию. К осени 1940 англичане создали двухмиллионную армию, полностью ее вооружили, начали ответные налеты на Германию. Битва за Англию показала, что либерально-демократический строй не мешает народу защитить свою страну, если он хочет ее защищать. К концу 1940 Гитлер отменил план вторжения в Англию как нереальный. В мае 1941 в Англию прилетел нацист N 3 Гесс. Инцидент с Гессом так и остался загадкой - Гитлер объявил его предателем, но не сразу, а в Лондоне отмолчались и до смерти Гесса держали его в одиночном заключении. В Лондоне обосновались эмигрантские правительства всех оккупированных государств, кроме Дании, и комитет "Свободная Франция" во главе с генералом де Голлем, претендовавший на роль альтернативного правительства Франции.
   На морях немцы сумели потопить большую часть британского торгового флота, но и сами понесли невосполнимые потери, особенно в кадровых офицерах. На Средиземном море британский флот одержал ряд побед над итальянским и отбил многомесячные атаки на Мальту. Испания, поколебавшись, объявила нейтралитет и оправила на помощь Гитлеру только добровольцев из числа самых фанатичных фалангистов. Бои в Ливии и Египте между британскими и германо-итальянскими войсками шли с переменным успехом. Летом 1940 итальянцы вторглись в Египет, осенью англичане нанесли им сокрушительное поражение, с прибытием немецкого корпуса Роммеля перевес стал снова склоняться на сторону итало-германских войск. Арабские националисты приветствовали Германию, весной 1941 взяли власть в Ираке, но англо-индийская армия за две недели оккупировала Ирак. В Эфиопии партизаны и британские войска одержали победу над итальянцами и в мае 1941 заставили их сдаться. Неудачей для Италии закончилось и вторжение в Грецию в октябре-ноябре 1940. Наконец, в США интервенционисты стали брать верх над изоляционистами - угроза американским интересам после падения Франции стала более чем реальна. С лета 1940 начались массированные поставки вооружения и снаряжения из США в Англию с оплатой после войны ("ленд-лиз"). Позже эту же схему американцы распространили на поставки в СССР. Часть поставок англичане оплатили предоставлением американцам военных баз на территории своих колоний. К началу 1941 открыто сложился военно-политический союз Британии и невоюющих США.
   14-16 июня 1940 Советский Союз сменил правительства Литвы, Латвии и Эстонии на коммунистические. Новые правительства заявили о вхождении в СССР на правах союзных республик. 28 июня 1940 советские войска без боя заняли Бессарабию. Там была создана Молдавская ССР. Таким образом, СССР вошел в границы Российской империи 1913 без Финляндии и Царства Польского, но с включением Галиции. На всех новоприсоединенных территориях в ускоренном порядке проводилась унификация порядков по общесоветскому образцу. Национализировалась вся крупная и средняя собственность, создавались колхозы, унифицировалось законодательство. Ненадежные семьи высылались вглубь России. Этот режим был намного мягче оккупационного режима нацистов, но все-таки депортации и тотальная национализация вызвали к жизни массовую оппозицию, ориентированную на Германию.
   Вслед за потерей Бессарабии Румыния по требованию Германии уступила Венгрии часть Трансильвании, а Болгарии - Южную Добруджу. За этими событиями последовало отречение Кароля II, установление диктатуры генерала Антонеску и заключение румыно-германского союза (при том, что демонстрации румынских фашистов Антонеску разгонял с помощью танков). Румыния, а вслед за ней Болгария и Югославия присоединились к Антикоминтерновскому пакту. Немецкие войска вошли на территорию Румынии и Болгарии. 27 марта в Югославии произошел антигерманский военный переворот. 6 апреля немецкие, итальянские, болгарские и венгерские войска двинулись на Югославию и Грецию. Югославская армия была уничтожена за несколько дней, греческая - за две недели. В мае воздушный десант немцев после жестоких боев выбил англичан с Крита. Югославию немцы разделили - передали часть территорий Италии, Болгарии и Венгрии, Словению присоединили к Германии, в Сербии установили режим прямой военной оккупации, а из Хорватии и Боснии создали Хорватское королевство. Правившие в Хорватии фашисты во главе с Павеличем в союзе с сербами-мусульманами развернули дикий террор против православных сербов. Было уничтожено около миллиона человек, четверть всей сербской нации.
   Оккупация почти всей Европы увеличила военно-промышленный потенциал Германии примерно втрое. Основные предприятия перешли в руки германского государства. Их продукция и значительная часть продовольствия вывозились в Германию. В оккупированных странах царил голод, в лучшем случае полуголодное существование. Молодежь немцы вывозили на работы в Германию на положение государственных рабов. В целом единая Европа по-гитлеровски означала полное подчинение побежденных победителю и их методичное ограбление. Собственно, близким образом действовал и Наполеон, но Гитлер его, безусловно, превзошел во всем, что касалось порабощения побежденных. Такая империя не могла быть прочной и даже в случае новых побед Германии развалилась бы в течение жизни одного поколения.
   Порядок в оккупированной зоне поддерживался путем жесточайшего террора. Самый страшный режим царил на сербских землях Югославии, затем в Польше, несколько более мягкий - в Греции, Чехии, затем во Франции и Бельгии, еще мягче - в этнически близких немцам Голландии и Норвегии, а в Дании даже два года сохранялись все атрибуты демократии. Тем не менее, повсюду любая провинность каралась расстрелом или концлагерем, за убитого немца расстреливали случайных заложников, в разных странах от 10 до 100. Евреев повсюду загнали в гетто. Оккупантов, конечно, нигде не любили, даже на германоязычных территориях. Повсюду царила атмосфера морального неприятия оккупации. Лица, активно сотрудничавшие с немцами, считались предателями-коллаборационистами и после войны повсюду подверглись репрессиям.
   С конца 1940, а местами и раньше в оккупированных странах при поддержке из Лондона возникло движение Сопротивления. Группы Сопротивления занимались диверсиями, саботажем, помощью британской разведке, спасением евреев. В странах со сравнительно мягким режимом происходили забастовки и демонстрации. Во Франции по призыву де Голля началось формирование "внутренней армии" для будущего восстания. Партизанские отряды возникли и в Польше, а в Югославии, Греции и Албании уже в середине 1941 началось массовое партизанское движение. Общее число участников Сопротивления в 1941-1942 можно оценить в миллион, в 1943-1944 - порядка двух-трех миллионов, цифры огромные, если учесть, что за любую связь с Сопротивлением ожидала казнь после предварительных пыток.
   Осенью 1940 отношения между Германией и СССР стали быстро портиться. Первым камнем преткновения стал ввод немецких войск в Румынию и Болгарию, которые считались своего рода буферной зоной. Гитлер сделал попытку втянуть СССР в войну с Англией, но не добился успеха. Тогда, в самом конце 1940, вопрос о вторжении в Россию был окончательно решен. Началась переброска на Восток почти всей сухопутной армии и главных сил авиации. Гитлер пошел на свою последнюю крупную авантюру. Он предполагал разгромить Россию за два месяца, выйти на линию Волги, а Сибирь отдать японцам. Япония, впрочем, после Халхин-Гола не решалась вступать в войну с СССР, в апреле 1941 заключила с Москвой договор о ненападении и, что самое главное, не нарушила его.
   Стремительные победы Германии при минимальных потерях привлекли на сторону нацистов даже пассивных или враждебных им немцев. В Германию поступали награбленные ценности, продовольствие из голодающих стран, миллионы иностранных рабов. После победы каждый немец ожидал или высокооплачиваемую службу, или ферму с рабами на новых землях и, уж, во всяком случае, невиданное послевоенное процветание всей Германии. В 1941 нацистский режим был крепок как никогда, но основанием этого была зыбкая почва военных побед.
   В СССР 1939-1941 были отмечены быстрым перевооружением и реорганизацией армии. Особые успехи были достигнуты в производстве танков, самолетов и тяжелых орудий. Однако производство новейших образцов вооружений только разворачивалось, вместо автоматов на вооружении пехоты оставались винтовки. Маршалы-кавалеристы, возглавлявшие армию, так и не сделали уроков из германских побед. Сталин мыслил реалистичнее, но и он был уверен, что война не начнется до 1942. Разговоры о подготовке им первого удара опровергаются общеизвестным фактом - в мае 1940 советские войска в западных округах имели превосходство в силах над немцами на порядок и могли бы легко дойти до Берлина или хотя бы до Одера. Может, и зря они не получили такой приказ, но этот факт, во всяком случае, опровергает весь бред ревизионистов.
   Личная ответственность Гитлера исключительно велика в доведении дела до мировой войны, в создании системы террора, в тотальном ограблении завоеванных стран и зверском отношении к побежденным, в уничтожении нелюбимых им народов и неполноценных немцев, "портивших расу". Однако в том, что касается вторжения в Россию, дело было не только в агрессивности и авантюризме фюрера. Создав в лице Великой Германии Европейскую империю, Гитлер отчасти вынужден был оправдывать надежды германской элиты (причем традиционной элиты даже в большей мере, чем идейных нацистов) о расширении этой империи за счет восточного соседа, вместо того, чтобы доводить до конца войну внутри Европы. В этом тоже прослеживаются аналогии с Наполеоном. Между тем в союзе с Россией был единственный шанс нацистов. Очевидно было, что даже в случае разгрома советских войск Германия не сможет оккупировать всю Россию и прочно ее контролировать. В то же время, имея надежный тыл на Востоке, Гитлер мог дожать Англию и избежать прямого конфликта с Америкой. Не было бы 20 миллионов убитых русских и 5-6 миллионов убитых немцев. Вполне возможно, не было бы холокоста и лагерей смерти - нацистский режим ужесточался по ходу войны. В то же время страшно представить себе мир, в котором Гитлер одержал победу, пусть даже оставив в покое Россию. В среднесрочной перспективе этого варианта просматривается апокалипсис - обмен ядерными ударами между США и подвластной Гитлеру Европой.
  
  
   13.29. Германское вторжение в Россию.
  
   На рассвете 22 июня 1941 германская армия нанесла удар по советским войскам в западных округах. Во вторжении приняли участие Италия, Румыния, Финляндия, Венгрия и Словакия. Собственно германская армия вторжения насчитывала около трех миллионов человек против пяти миллионов советской. В технике количественное превосходство было у СССР, качественное - у Германии. Сталин, советский генштаб, командование округов и армий не ждали нападения и не сделали ничего для подготовки войск к началу удара. В результате немцы сумели создать подавляющее превосходство на направлениях главных ударов, в первые же часы рассекли советские войска и к вечеру продвинулись на глубину до 100 км, ударами с воздуха уничтожили большую часть авиации на аэродромах и узлы связи. Советские дивизии или оказывали разрозненное сопротивление и попадали в окружение, или с огромными потерями отходили на восток. Сказались боевой опыт и техническое превосходство немецкой армии, внезапность удара, бездарность маршалов-кавалеристов и слабая подготовка советского офицерского состава.
   В Белоруссии армии фельдмаршала фон Бока сразу окружили три советские армии у Белостока, разрезали оборону и 28 июня соединились у Минска, окружив почти все войска Западного фронта. Общие потери советских войск в Белоруссии составили 700-800 тысяч человек, больше половины пленными, которые тоже в массе своей погибли. Часть войск из окружения смогла пробиться на восток или перешла к партизанской войне. На линию Днепра выдвинулись восемь резервных армий. К началу июля и они уже понесли невосполнимые потери под ударами немецких танков, авиации и автоматчиков. Особенно болезненным было полное господство немцев в воздухе. 16 июля немцы взяли Смоленск. Восточнее Смоленска развернулось ожесточенное сражение, в котором обе стороны несли большие потери. Вообще, победы в России с самого начала давались немцам дорогой ценой, хотя и несопоставимой с нашими потерями. Уже к сентябрю 1941 на Восточном фронте немцы потеряли больше солдат, чем за все кампании 1939-1940.
   Главный удар вермахт наносил на Украине. За первые 10 дней немцы разгромили наши ударные танковые корпуса на Волыни и двинулись на Киев. Штурм Киевского укрепрайона шел с середины июля, немцы здесь несли большие потери и продвигались медленно. В начале августа Рунштедт нанес удар южнее, окружил и уничтожил под Уманью две наши армии. Немецкие танки прорвались к Черному морю и нижнему течению Днепра. В начале сентября они перешли Днепр от Кременчуга до Херсона, взяли Днепропетровск и Запорожье. Одновременно танковая армия Гудериана нанесла удар по Киевскому укрепрайону с севера и соединилась под Черниговом с армией Клейста, наступавшей от Кременчуга. Пять советских армий, защищавших Киев, попали в окружение и погибли почти целиком. К ноябрю немецкая армия взяла Харьков, Курск, Донецк, Ростов, восточнее натолкнулась на жесткое сопротивление подошедших резервных армий и после нашего контрудара в конце ноября оставила Ростов.
   В Литве советские армии избежали окружения, но потеряли в первые же дни большую часть состава и отходили на северо-восток. В начале августа немцы прорвали фронт под Лугой. В течение месяца они взяли Новгород, Таллин, пригороды Ленинграда и 8 сентября вышли к Ладожскому озеру. Финны заняли Карелию и Карельский перешеек. До конца сентября шел почти непрерывный штурм Ленинграда с юга и юго-запада. В безнадежном, казалось бы, положении защитники Ленинграда сумели отбить все атаки и остановить противника уже в пределах городской черты. В боях под Ельней в августе 1941 и за Ленинград в сентябре впервые в полной мере показал себя Жуков, энергичный и очень жесткий полководец, не считавшийся с потерями и ценой огромной крови доводивший дело до конца. Жукову и полководцам его школы мы во многом обязаны потерями, втрое превышавшими немецкие, но без этих людей могло бы и не быть победы.
   Не сумев взять Ленинград, немцы решили уморить его голодной блокадой. В ноябре-декабре город вымирал от голода, но держался. Только от голода к концу зимы умерло больше миллиона ленинградцев (официальная цифра - 800 тысяч). В лютые морозы вышли из строя отопление, водопровод, канализация, транспорт, телефон. С конца декабря по льду Ладожского озера проложили "дорогу жизни", весной началась навигация, и голод чуть-чуть отступил. Весной и летом 1942 советские войска много раз пытались с двух сторон прорвать блокаду Ленинграда и только несли колоссальные потери. Так же неудачны были попытки отбить Новгород. В то же время немцы в ноябре 1941 потерпели поражение под Тихвином и не смогли соединиться с финской армией.
   Румынская армия не смогла прорвать фронт в Молдавии и только после немецких побед в Подолии вышла к Одессе. С 10 августа по 16 октября румыны безуспешно осаждали Одессу, которую обороняла небольшая Приморская армия. После прорыва немцев в Крым наши эвакуировали Одессу и сосредоточили силы на обороне Севастополя. Севастополь, лишенный воды и продовольствия, защищался больше восьми месяцев, отвлек на себя одну из лучших немецких армий и выдержал два штурма, продолжавшихся по несколько недель. Севастопольские бои впервые подорвали боевой дух вермахта, и в дальнейшем немецкие солдаты приходили в ужас при появлении на фронте русских моряков. Только 3 июля 1942 Севастополь был взят после трехнедельного штурма. Его защитники погибли, город был разрушен до основания.
   После победы под Киевом и неудачи под Ленинградом немцы возобновили наступление на Москву. Армия Гудериана 26 сентября одержала крупную победу под Брянском и двинулась через Орел и Тулу на Москву. 28 сентября перешла в наступление группа армий "Центр". 2 октября она окружила под Вязьмой четыре фронтовые и две резервные советские армии. В плен здесь попало до 800 000 человек. Путь на Москву был открыт. На защиту города выступило ополчение из добровольцев, включая женщин, подростков, стариков. За несколько дней оно погибло почти целиком, но тем временем успели занять оборону 70 000 солдат общего резерва и части, прорвавшиеся из окружения. Они приняли на себя удар почти миллионной армии вермахта. 16 октября 1941 падение Москвы казалось неизбежным, город охватила паника, правительственные учреждения эвакуировали в Куйбышев (Самару), но защитники Москвы устояли. Главный удар пришелся на маленькие, с дивизию, армии Рокоссовского и Говорова. Бои шли на каждом километре, вермахт за два месяца потерял свыше трехсот тысяч убитыми и ранеными, а к этому прибавились непривычные морозы, бездорожье, болезни. К началу декабря немцы взяли Калинин (Тверь) и Калугу, подошли к пригородам Москвы, но прорвать фронт нигде не смогли, если не считать рывка танков Гудериана в обход Тулы.
   5-6 декабря от пригородов Москвы перешли в наступление три полноценные кадровые армии, переброшенные с маньчжурской границы. С их первыми успехами пришел в движение весь фронт под Москвой, Тулой и Калинином. Общее командование в этой операции принадлежало Жукову. Немецкие армии отступали, оставляя за собой выжженную землю. За месяц непрерывных боев они отошли на позиции, занятые до начала октябрьского наступления. Обе стороны несли в этих боях огромные потери, наши потери при этом были больше. Дальнейшие атаки привели только к новым колоссальным потерям. Прорвавшиеся в тыл немцам воздушно-десантные и кавалерийские корпуса попали в окружение и погибли. Под Ленинградом, Новгородом, Демянском, Ржевом, Вязьмой, Харьковом, Керчью наши войска бросались в бесконечные атаки на хорошо укрепленные немецкие позиции и теряли сотни тысяч человек. Особенно страшными были бои под Ржевом с января 1942 по март 1943. Здесь Жуков посылал в атаку все новые войска и не мог прорвать немецкой обороны. Под Ржевом наши потеряли убитыми и ранеными по разным данным от 1,5 до 2,5 миллионов человек.
   Поражения первых дней вызвали в России не смуту, как того опасался даже Сталин, а всенародное сплочение на борьбу с агрессором. 3 июля, когда прошел первый шок, власть формально перешла к Государственному комитету обороны во главе со Сталиным. Сталин, как и Гитлер, часто вмешивался в военные решения, делал это, конечно, по-дилетантски, но осваивал новую профессию, нередко принимал правильные решения. При этом вмешательство обоих диктаторов в военные вопросы помогало сосредоточить все усилия и СССР, и Германии на нуждах войны, преодолеть бюрократические помехи и неизбежные разногласия между генералами. Сталин покончил с поисками заговорщиков, начал пропаганду русского патриотизма. Православная церковь окончательно получила легальный статус и призывала к борьбе с немцами. В целом война покончила со многими пережитками большевизма. Несмотря на крупную долю вины Сталина за поражения в начале войны и непомерные потери, его авторитет вырос до невиданных высот.
   В советском тылу после почти поголовной мобилизации мужчин у станков стали женщины и подростки, работавшие по 12 часов. В деревне женщины часто пахали на себе. Во время эвакуации первых месяцев власти меньше всего заботились о населении, хотя сами же объявляли пленных предателями и подозрительно относились к людям, пережившим оккупацию. Зато эвакуация промышленности была проведена очень умело. Уже к зиме 1941-1942 Челябинск, Новосибирск, Свердловск (Екатеринбург), Уфа, Молотов (Пермь), Ташкент, Куйбышев, Омск превратились в крупнейшие промышленные центры. Хотя немцы заняли примерно половину индустриальных городов, военное производство в 1942 превысило довоенное и превзошло военное производство в Германии со всеми оккупированными странами. Было создано абсолютное превосходство в артиллерии, началось производство лучших в мире средних танков Т-34 и самолетов, не уступавших немецким, винтовки заменялись автоматами.
   На оккупированных землях крупные и средние предприятия перешли в собственность Германии. Колхозы преобразовали в общины с круговой порукой. В целом политика на оккупированных территориях сводилась к тотальному организованному грабежу и террору. Около пяти миллионов подростков и молодых женщин вывезли на работы в Германию. Оккупационный режим в России, Белоруссии и большей части Украины был одним из самых жестоких в Европе. Повсюду шли массовые казни заложников, местами с уничтожением целых волостей. Большинство немецких солдат относились к славянам как к людям второго сорта, но все же террор был делом не всей немецкой армии, а спецподразделений СС, жандармерии и местной полиции.
   Из русских немцы набирали низовой административный аппарат, полицию, пытались сформировать армию из пленных, но справедливо не верили в ее надежность. На службу немцам шли только немногие, общее отношение к ним было как к предателям. Коллаборационистов, попавших в плен, расстреливали. Поддержку немцы получили в Галиции и среди крымских татар, отчасти в Прибалтике и среди чеченцев и карачаевцев. Здесь были созданы местные соединения, небоеспособные, зато проявившие себя в расправах с безоружными русскими и евреями. В Галиции и на Волыни сторонники Бандеры за время оккупации вырезали порядка миллиона евреев, поляков и русских. Даже немцы сочли резню чрезмерной и временно арестовали Бандеру (не за резню, а за несанкционированное формирование правительства). После этого часть бандеровцев начала борьбу на два фронта, часть продолжала служить гитлеровцам. В целом же Советский Союз как полиэтническое государство выдержал испытание на прочность. На фронте с одинаковым героизмом сражались солдаты всех национальностей. С июля 1941 в тылу немцев стало разворачиваться партизанское движение. В районах Чернигова, Смоленска, Брянска, Пскова и, особенно, в Белоруссии появились целые партизанские области.
   12 мая 1942 три советские армии пошли в наступление южнее Харькова. Тактические просчеты привели к окружению и гибели этих армий. В эти же дни немцы уничтожили еще три наши армии на плацдарме под Керчью. 28 июня началось общее наступление вермахта на южной половине фронта. Немцы снова взяли Ростов, завязали многодневные бои на развалинах Воронежа, прорвались на Кубань и Терек. Советские армии на Кавказе оказались полуотрезаны, но немцам не хватило сил, чтобы прорваться к Сочи, Владикавказу и Астрахани. Уже в августе 1942 Гитлер стал перебрасывать войска с кавказского на сталинградское направление. Оба диктатора придавали Сталинграду не только стратегическое, но и символическое значение и бросали туда лучшие войска.
   Уличные бои на развалинах Сталинграда начались 13 сентября 1942. Жестокие схватки шли в подвалах разрушенных и горящих домов, на пригородном Мамаевом кургане, в цехах заводов. Немцы местами прорывались к набережной Волги, но никак не могли выбить русских солдат с их последних позиций. На крохотной территории скопилось до миллиона солдат обеих армий, все время подходили новые подкрепления. За время боев с обеих сторон было убито и ранено больше миллиона человек, от дивизий остались батальоны. Сталинградское побоище отвлекло силы вермахта от других участков фронта, а стойкость наших солдат позволила сосредоточить свежие силы на Среднем Дону и в Калмыцких степях.
   19 ноября три советские армии под общим командованием Рокоссовского прорвали фронт румынской армии на Среднем Дону. На следующий день перешла в наступление армия Толбухина южнее Сталинграда. Главным автором этого плана и координатором действий всех армий был маршал Василевский. 23 ноября обе группировки соединились и отрезали в Сталинграде отборную немецкую армию Паулюса. Попытки деблокировать эту армию привели только к новым тяжелым потерям немцев. 16-18 декабря в ходе нового удара на Среднем Дону была разгромлена итальянская армия. Окруженные в Сталинграде немецкие войска сопротивлялись до 2 февраля, когда были окончательно уничтожены. В Сталинградском кольце погибло 240 000 немцев и 90 000 сдалось в плен. Вермахт понес невосполнимые потери и утратил ореол непобедимости и в глазах немцев, и в глазах противников.
   С начала января 1943 начался поспешный отвод немецких армий с Кавказа. Часть из них успела пройти Ростов и закрепиться в Донбассе, часть оказалась отрезана на Кубани и эвакуировалась оттуда в августе 1943. Весной 1943 над Кубанью развернулось грандиозное воздушное сражение, в ходе которого погибли лучшие авиасоединения Германии, и превосходство в воздухе перешло к советской авиации. В середине января был пробит узкий коридор в осажденный Ленинград. Тогда же на Верхнем Дону была разгромлена венгерская армия, затем разбита и отброшена от Воронежа соседняя немецкая армия. В феврале 1943 советские войска взяли Харьков и Курск. В марте немцы нанесли контрудар и отбили Харьков, но натолкнулись на армии, подходившие от Сталинграда. Фронт стабилизировался до лета.
   К концу 1941 резко обострились отношения между Японией и США. Рузвельт и его окружение приняли окончательное решение о вступлении в войну и с Германией, и с Японией, но не хотели выступать инициаторами и старались спровоцировать Японию. В Японии в этой ситуации взяла верх группировка генерала Тодзио, выступавшего за войну на Юге и Востоке. 7 декабря 1941 авиация с японских авианосцев внезапным ударом уничтожила главные силы американского Тихоокеанского флота на гавайской базе Пирл-Харбор. Самолеты погибли на аэродромах, могучие артиллерийские корабли в гавани, где затонуло 4 линкора и еще 4 вышло из строя. Пирл-Харбор завершил эру линкоров и открыл эру авианосцев. В Вашингтоне знали об ударе за несколько часов (по некоторым данным за сутки), но сумели опоздать с доведением информации до флота. Одновременно японцы потопили британскую эскадру в Южно-Китайском море. 8 декабря Япония официально объявила войну США и Англии. 11 декабря Германия объявила войну США. На стороне США формально выступили все страны Латинской Америки, на стороне Японии - Таиланд (Сиам).
   Японские армии легко заняли весь Индокитай, Индонезию, часть Новой Гвинеи и Океании. При этом английская армия в Малайе и американская на Филиппинах намного превосходили численно японские десанты, но не смогли организовать соппротивление. Голландская армия в Индонезии вообще перебила часть командиров-европейцев и разбежалась. 15 февраля 1942 пал неприступный, как считалось, Сингапур, в апреле японцы заняли всю Бирму, 7 мая сдалась американская армия на Филиппинах. К лету 1942 японцы добились максимальных успехов и готовили вторжение в Индию, Австралию, на Аляску и на Гавайи. В Америке царила паника, ждали десанта в Калифорнии, всех этнических японцев отправили в концлагеря. Реально же японский военно-промышленный потенциал не мог сравниться с американским. Американцы быстро восполнили свои потери. В июне 1942 в битве авианосцев у атолла Мидуэй японский флот потерял четыре авианосца и лишился превосходства на море. С этого времени американцы и австралийцы начали постепенно отвоевывать острова Океании.
   В занятых странах японцы истребляли или отправляли в концлагеря европейцев и приводили к власти местных национальных лидеров. В 1943 они формально признали независимость Бирмы и Филиппин. На первых порах японцев встречали как освободителей. Только Индийский национальный конгресс однозначно поддержал в войне Британию, но при этом еще раз потребовал дать после войны Индии независимость. В ответ Черчилль арестовал всех национальных лидеров Индии. Лишенные руководства, активисты ИНК подняли в августе 1942 восстание, охватившее всю Индию, но потерпели поражение. В оккупированных же японцами странах эйфория от освобождения быстро прошла. Японцы установили более жестокий режим, чем европейские колонизаторы, относились к местному населению как к низшей расе. Сфера совместного процветания обернулась тотальным вывозом сырья и продовольствия в Японию и страшным голодом. Такой же голод царил в Британской Индии и в Китае. Только в Бенгалии умерло пять миллионов человек.
   В сентябре 1941 советские и британские войска оккупировали Иран и заменили прогерманского шаха Резу его более послушным сыном. В Сахаре война продолжалась с переменным успехом до осени 1942. Летом 1942 Роммель оказался на подступах к Александрии. 23 октября 1942 британский фельдмаршал Монтгомери одержал победу под Эль-Аламейном и окончательно погнал немцев и итальянцев на запад. 8 ноября американские и английские войска высадились в Марокко и Алжире. Остатки итало-германских войск отступили в Тунис и в мае 1943 капитулировали. Через месяц союзники заняли Сицилию. На море соединенный флот более эффективно боролся с немецкими подводными лодками. Американское вооружение и снаряжение потоком пошли в Англию и отчасти в СССР.
   С лета 1941 немцы впервые в полной мере ощутили на себе последствия войны. Прежде всего, резко выросло число жертв на фронте. Стала ощущаться нехватка самых необходимых товаров и продуктов. С середины 1942 обычные бомбардировки немецких городов сменились массированными налетами англо-американских воздушных армий. В груды развалин превратились промышленные центры Рура, Гамбург, Бремен, Лейпциг, Мюнхен, Нюрнберг, в значительной степени Берлин, вообще большинство немецких городов. За ночь бомбежки погибало по 50 тысяч человек и более. Особую известность получило уничтожение Дрездена в феврале 1945, когда за несколько часов погибло не менее ста тысяч человек.
   После Сталинграда Геббельс призвал к тотальной войне по примеру России. Закрывались гражданские производства, многие учреждения. Почти все мужчины отправлялись на фронт, женщины - на военные заводы, из подростков и стариков формировалось ополчение. Полностью восполнить потери на Восточном фронте эти мобилизации уже не смогли. Максимальная численность вермахта, 7,5 миллионов, из которых свыше шести воевали на Востоке, была достигнута накануне Сталинграда. Зато военное производство было перестроено, переведено на подземные заводы и нарастало до весны 1944. Ощущение проигранной войны в Германии нарастало, но после всего содеянного трудно было рассчитывать на почетный мир.
   Поражения толкали Гитлера не на поиски компромисса, а на ужесточение режима и в Германии, и на оккупированных землях. Была ликвидирована автономия Чехии, Дании, Норвегии, в ноябре 1942 оккупирована вся территория Франции. В противовес режиму Виши в Алжире под контролем союзников было создано альтернативное французское правительство, во главе которого после долгих споров встал де Голль. Активизировалось движение Сопротивления, особенно на Балканах. В Югославии с самого начала развернули партизанскую войну отряды сербов во главе с генералом Михайловичем. В июле 1941 коммунисты во главе с хорватом Брозом (Тито) подняли общеюгославское восстание, которое переросло в партизанскую войну. Партизаны Михайловича и Тито вели войну и с немцами, и с хорватскими фашистами, и, не менее ожесточенную, между собой, отвлекали на себя до 20 немецких и итальянских дивизий. 29 ноября 1943 сторонники Тито, собравшись на освобожденной территории Боснии, провозгласили Югославию федеративной республикой.
   С 1941 начались массовые расстрелы евреев на оккупированных территориях. В 1942 было принято решение о поголовном уничтожении евреев. Этот акт геноцида вошел в историю как холокост. Евреев из гетто поэтапно перевозили в Аушвиц (Освенцим), Майданек, Треблинку и другие лагеря смерти и там душили газом. Цензура, которая приравнивает сомнения в масштабах холокоста к уголовному преступлению, порождает недоверие к официальной его версии. Однако достаточно поговорить с живыми свидетелями оккупации или заняться простой статистикой, как сомнения исчезают. На момент оккупации в Польше оставалось не менее четырех миллионов евреев, на оккупированных территориях СССР - примерно столько же, около полутора миллионов - в Венгрии, Чехии и на Балканах, до миллиона в Западной Европе. Из Германии, Австрии, Франции, Дании, Бельгии многим удалось бежать, остальные восемь или девять миллионов остались на месте, и к концу войны из них выжили очень немногие. По числу погибших евреи оказались на третьем-четвертом месте после русских, китайцев и, вероятно, немцев, по процентному соотношению - на первом. Среди жертв нацистского террора (помимо боевых потерь) также десять миллионов восточных славян, полтора миллиона поляков, свыше миллиона сербов.
   Еще до вступления США в войну, в августе 1941, Рузвельт и Черчилль подписали Атлантическую хартию. В ней говорилось об отказе от аннексий, самоопределении народов, демократическом переустройстве мира, свободе торговли. 1 января 1942 представители 26 государств антифашистской коалиции подписали Декларацию Объединенных Наций, составленную на основе Атлантической хартии. Все участники войны приняли обязательство не заключать с Германией сепаратного мира и воевать до полного уничтожения нацистского режима. Такой подход был особенно выгоден для США и Британии, которые надеялись воевать в основном руками русских до полного истощения обоих противников. Однако и народы России и континентальной Европы тоже были заинтересованы в сохранении прочного союза с океанскими державами.
   Поражение Германии было, в общем, решено в день нападения на СССР. Гитлер мог взять Москву, Ленинград, Сталинград, Баку, Рязань, Ярославль, но одержать окончательную победу в России не имел шансов. Сталин и коммунисты, как бы к ним ни относиться, сумели подготовить Россию к войне и доказали прочность своей системы именно в экстремальных обстоятельствах. Нараставшая неадекватность фюрера ухудшала положение его империи. Вместо поисков компромисса, возможного в 1941-1942, шло наращивание террора. Победа в войне с Англией, проблематичная с самого начала, стала после отвлечения сил на Восток почти нереальной. С Америкой Германия вообще не могла воевать напрямую - для такой войны требовалось создать стратегическую авиацию, атомный подводный флот, межконтинентальные ракеты, а до этого было еще далеко. Ну и главную роль, конечно, сыграл героизм русских. Миллионы русских солдат и офицеров день за днем сдерживали натиск вермахта, день за днем сами поднимались в бесконечные атаки, и ценой своих жизней одолели самую мощную армию в истории человечества.
  
  
  
  
   13.30. Разгром фашизма.
  
   5 июля 1943 ударные группировки вермахта начали наступление на Курск с севера и юга. Василевский и Жуков еще весной разгадали направление немецкого удара, а разведка сообщила точную дату и время. Оборона была хорошо подготовлена. Русские солдаты сражались со сталинградской стойкостью и отразили атаки немцев. 11 июля колонна из тысячи тяжелых немецких танков "Тигр" прорвала фронт и на следующий день столкнулась у Прохоровки с равной по численности колонной средних танков Т-34. Обе стороны бились до последнего. В итоге встречного боя танковая гвардия СС была уничтожена. С этого дня вермахт перешел к обороне, и шансов на победу у него не осталось.
   В день боя у Прохоровки советские армии перешли в контрнаступление на Орел. По требованию Ставки оно проводилось в лоб на хорошо укрепленные позиции и сопровождалось огромными потерями. 5 августа наши войска взяли одновременно Орел и Белгород, 23 августа - Харьков. Началось наступление в Донбассе. В сентябре 1943 после тяжелых боев русские солдаты освободили Смоленск. В целом бои этих месяцев были, вероятно, самыми кровопролитными за всю войну. Наши потери за месяц Курской битвы составили почти 900 тысяч человек убитыми и ранеными, на всем фронте с июля по сентябрь - около миллиона убитыми и примерно столько же ранеными. Немцы потеряли убитыми и ранеными 500 тысяч под Курском и около миллиона на всех фронтах за эти же три месяца.
   В сентябре 1943 немецкие армии, оставляя за собой выжженную землю, отходили к Днепру. В конце сентября советские армии вышли к Днепру на широком фронте и без подготовки начали переправу и штурм мощной укрепленной линии немцев. Бои шли на десятках плацдармов. Немцы шли в контратаки, русские солдаты цеплялись за каждый клочок земли и постепенно расширяли плацдармы. В октябре наши заняли превращенные в развалины Днепропетровск и Запорожье. В начале ноября талантливый полководец Ватутин нанес двойной удар под Киевом и 6 ноября освободил город. После падения Киева Гитлер бросил в бой гвардейские дивизии СС. Бои западнее Киева шли два месяца и привели к полному истощению вермахта.
   В конце января 1944 войска двух фронтов под командованием Жукова и Конева в составе восьми армий (советская армия времен войны численно примерно равнялась германскому корпусу) нанесли удар на Правобережной Украине. Стотысячная немецкая группировка попала в окружение под Корсунем и была почти целиком уничтожена. С этого времени удары танковыми клиньями на окружение противника по немецкому образцу стали любимой и достаточно эффективной стратегией русских полководцев. Немецкий фронт на Украине развалился. Последовали новые мощные удары с окружением противника на Нижнем Днепре. Жуков нанес страшный удар по измотанным армиям Манштейна через всю Подолию и Северную Молдавию. Остатки немецких войск прорвались в Галицию и Румынию. 10 апреля наши освободили Одессу. Западнее старой границы наступление было приостановлено из-за больших потерь, страшной усталости солдат, распутицы, действий прогерманских партизан-бандеровцев.
   14 января 1944 началось общее наступление под Ленинградом. Блокированный гарнизон разгромил лучшие части осаждавшей армии на Дудергофских высотах и отбросил их от Ленинграда. 27 января с блокадой было покончено. 20 января русские войска выбили немцев из разрушенного Новгорода. Немцы отошли на линию Нарва-Псков-Витебск и сопротивлялись здесь до июня. Многомесячные бои за эти города привели к их полному разрушению и огромным потерям. В июне наши войска разбили финскую армию и отбросили ее к новой границе. 19 сентября Финляндия вышла из войны. В апреле советские войска прорвались в Крым, 9 мая взяли штурмом Севастополь и полностью уничтожили крымскую группировку противника. Сразу после этого за одну ночь войска НКВД схватили всех крымских татар, многие из которых сотрудничали с немцами, и выселили их в Среднюю Азию. Такую же операцию провели на Кавказе с чеченцами, ингушами, карачаевцами, ногайцами, позже с калмыками и многими неславянскими этносами Крыма.
   К лету 1943, после поражений на Среднем Дону и в Тунисе, итальянская армия практически утратила боеспособность. Дезертировали уже сотни тысяч, забастовали рабочие крупных заводов. 25 июля 1943 король Виктор-Эммануил III при поддержке генералов и части высших фашистских сановников сместил Муссолини с поста премьера. Фашистский режим рухнул в несколько часов, Фашистская партия и отряды чернорубашечников были распущены, толпы громили помещения партии. 5 сентября Италия формально вышла из войны. В Южной Италии высадились англо-американские войска. Немцы отреагировали на события оперативно, молниеносно оккупировав своими войсками большую часть Италии до Неаполя. Сам Неаполь был освобожден от немецкого авангарда в ходе восстания итальянцев. Фронт надолго установился несколько севернее Неаполя. В дальнейшем войска западных союзников провели несколько наступательных операций, в 1944 взяли Рим и Флоренцию и постепенно оттеснили немцев на север Италии.
   С сентября 1943 в Италии установилось двоевластие. В англо-американской зоне оккупации действовало королевское правительство маршала Бадольо, в состав которого вошли левые и центристские партии. В немецкой зоне оккупации была провозглашена фашистская республика во главе с Муссолини. Большинство итальянцев склонялось на сторону левых. Фашистский режим за годы неудачной войны полностью себя дискредитировал. Во всяком случае, никакого сопротивления американцам не было, а вот в немецкой зоне оккупации развернулось массовое партизанское движение. Завершилось оно мощным восстанием в апреле 1945. Итальянские партизаны до подхода американцев заняли все главные города Северной Италии, включая Милан, Турин и Геную, и убили Муссолини.
   После переворота в Италии остальные союзники Германии тоже задумались о смене позиции. Чтобы предотвратить подобный исход в Венгрии, немцы в марте 1944 оккупировали ее, а в октябре совершили переворот и заменили Хорти правительством венгерских фашистов. На Балканах выход Италии из войны вызвал развал всей системы оккупации. Партизаны Югославии, Греции и Албании взяли под свой контроль обширные территории, а осенью 1944, когда фронт на Балканах уже развалился, сами освободили свои страны. Правда, Белград брали советские войска, передавшие его после этого войскам Тито, а в Афинах уже после вступления в город коммунистических партизан высадился английский десант. Англичане разбили своих союзников-коммунистов и посадили в Афинах проанглийское правительство. Активизировалось движение Сопротивления во Франции, здесь стали создаваться партизанские отряды. В Польше вели войну партизаны, ориентированные и на Лондон, и на Москву, и временами они вступали в стычки между собой. Еще в 1942 подняли восстание обреченные на уничтожение жители еврейского гетто Варшавы, сопротивлялись немцам почти два месяца и погибли в бою.
   После Курской битвы исход войны был уже очевиден. Немецкие генералы, даже самые лояльные к режиму, доказывали Гитлеру невозможность удерживать все занятые территории. Геринг, Геббельс, Шпеер, иногда даже Гиммлер уговаривали Гитлера прекратить террор и попытаться добиться сколько-нибудь приемлемых условий мира. Гитлер никого не слушал и имел на это основания - его голова явно была бы одним из условий мира. Часть высших офицеров и консервативных политиков к концу 1943 составили план военного переворота. Предполагалось убить Гитлера, нейтрализовать полицейские части СС и заключить по возможности почетный мир. К заговору примкнула часть видных полководцев, включая фельдмаршалов Вицлебена, Клюге, Роммеля, крупные промышленники, значительная часть старой аристократии. 20 июля 1944 заговорщики совершили покушение на Гитлера и одновременно подняли воинские части в Берлине. Путч был подавлен за несколько часов, все сколько-нибудь причастные к нему лица и многие непричастные казнены. После этих событий террор в Германии значительно усилился. С июля 1944 по апрель 1945 нацисты казнили больше немцев, чем за все предыдущие годы своего правления.
   6 июня 1944 британские, американские и канадские армии высадились в Нормандии. За два года десант был идеально подготовлен, продуманы все мелочи, создано подавляющее превосходство в силах. Общее командование армиями союзников осуществлял американский генерал Эйзенхауэр. Два месяца в Западной Нормандии шли тяжелые бои. Используя превосходство в технике, союзники постепенно продвигались вперед, а за спиной десантных частей высаживались полевые армии. К началу августа американцы накопили на материке крупные силы и прорвались в Бретань и долину Луары. Крупные силы немцев попали в мешок у Фалеза и с трудом вырвались из него. 15 августа высадился десант в Провансе. Американская авиация методично уничтожала по дорогам немецкие автомобили и солдат. Во Франции сложился американский стиль ведения войны - создание подавляющего превосходства в технике, массированные удары авиации и артиллерии и наступление пехоты на автомобилях через разрушенную линию обороны. Сказалось, конечно, и то, что немцы не могли перебросить на Запад сколько-нибудь крупные подкрепления - все их самые боеспособные части были втянуты в мясорубку Восточного фронта.
   К середине августа немецкий фронт во Франции практически развалился. Остатки немецких войск, всего около 200 тысяч солдат, начали отступление к германской границе, а на их пути бушевало восстание. Отряды Сопротивления и просто группы активистов занимали города и пытались по мере сил нанести урон отступающим немцам. Партизаны освободили Лион, Тулузу, Лилль, Брюссель, всего около половины крупных городов Франции и Бельгии. 19 августа покрылся баррикадами Париж, 25 августа его гарнизон сдался повстанцам еще до подхода американских войск. В первое время в освобожденной Франции действовало две параллельные власти, эмигрантское правительство де Голля и Совет Сопротивления с преобладанием коммунистов, затем они под нажимом оккупационных властей объединились. Главой коалиционного правительства стал де Голль. Из колониальных частей и отрядов Сопротивления была сформирована новая французская армия. Фронт на Западе стабилизировался примерно по линии старой германо-французской границы.
   23-24 июня 1944 началось грандиозное наступление советских армий в Белоруссии. Его хорошо подготовили, создали двойное превосходство в силах и тройное в технике. Особую роль в этой битве сыграл маршал Рокоссовский, возможно, самый талантливый из советских полководцев. В первую неделю наступления были окружены и уничтожены фланговые группировки немцев под Бобруйском и Витебском. 3 июля танковые авангарды двух фронтов встретились в разрушенном Минске. Группа армий "Центр" оказалась отрезана в лесах и болотах восточнее Минска. Через несколько дней эти войска погибли под ударами с воздуха или сдались в плен. Пленных немцев провели по улицам Москвы. Во фронте образовалась огромная брешь, через которую танки Рокоссовского пошли на запад. В Белоруссии русская армия взяла бесспорный реванш за все поражения первых месяцев войны.
   13 июля перешли в наступление 1 200 000 советских солдат на Волыни под командованием Конева. Фронт здесь держали лучшие дивизии вермахта, но остановить такой удар они не смогли. После сокрушительных побед под Бродами и Львовом русские войска 29 июля вышли к Висле. 1 августа Армия Крайова, прозападная фракция польского Сопротивления, подняла восстание в Варшаве. Война могла бы закончиться уже осенью 1944, но новый начальник немецкого генштаба Гудериан использовал единственный шанс - силами небольших резервов стал наносить короткие контрудары в Восточной Польше. На их отражение уходило время, да и помогать варшавским повстанцам Сталин не очень хотел. В августе, после подхода немецких войск из Прибалтики и Франции, фронт стабилизировался на линии Вислы. После двухмесячных уличных боев немцы одержали в Варшаве победу и стерли ее с лица Земли.
   20 августа левофланговые фронты под командованием Толбухина и Малиновского прорвали румынский фронт в Молдавии. Румынская армия, давно уставшая воевать, прекратила сопротивление, армии немецкого правого фланга попали в окружение между Яссами и Кишиневом. Это стало одной из самых страшных катастроф для немецкой армии за все время войны. Развалился весь правый фланг немецкого фронта. 23 августа в Бухаресте произошел переворот, Румыния капитулировала и объявила войну Германии. 9 сентября аналогичный переворот произошел в Болгарии. Остатки немецких войск поспешно эвакуировались с Балкан. Словацкая армия восстала и повернула оружие против немцев. Только неожиданная стойкость венгерской армии позволила на время удержать фронт в Карпатах. Однако уже в октябре наши войска перешли Южные Карпаты и через Трансильванию вышли к Будапешту. Бои за окруженный Будапешт продолжались до 13 февраля 1945. В попытках деблокировать Будапешт вермахт израсходовал свои последние резервы.
   В сентябре 1944 Советская армия начала наступление на Ригу и Палангу. Гитлер, наконец, согласился начать отвод войск из Прибалтики, но дойти до Германии они не успели и были отрезаны в Курляндии. Попытка с ходу занять Восточную Пруссию не удалась. Эта провинция представляла собой сплошную первоклассную крепость, все население взялось за оружие, а в действовавшие здесь войска перевели местных уроженцев, которые сражались за свою землю с небывалым упорством. Каждый шаг по Восточной Пруссии давался нашим войскам ценой огромных потерь. Соответственно и население Восточной Пруссии погибло почти полностью от ударов авиации, многомесячного шквала снарядов, в ходе боев за каждый дом.
   По мере успехов русских армий Черчилль и Рузвельт осознавали, что Советский Союз независимо от их политики окажется главным победителем в войне. К концу 1943 Сталин стал третьим и притом главным участником Большой Тройки мировых лидеров. Основы послевоенного устройства мира решались на конференциях Тройки в Тегеране в ноябре 1943 и в Ялте в феврале 1945. В принципе были согласованы вопросы войны до полной победы над Германией, уничтожения всех видов фашизма, демилитаризации послевоенной Германии, признания принципа самоопределения народов. В Британии и, особенно, в США многие представители элиты стояли за расчленение Германии на ряд государств и создание сравнительно крупных наднациональных конфедераций в Дунайском бассейне. Особенно непримиримы были политики-евреи, что вполне понятно. Сталин занял более реалистичную позицию сохранения в Центральной Европе национальных государств примерно в межвоенных границах при отторжении от Германии ряда провинций. На Ялтинской конференции точка зрения Сталина окончательно победила. При этом предполагалось разоружить Германию и временно разделить ее на оккупационные зоны, границы которых были примерно согласованы. Отдельно делился на зоны оккупации Берлин, независимо от того, кто его возьмет первым. Негласно было достигнуто и соглашение о разделе сфер влияния в послевоенной Европе.
   К концу 1944 в Германии остановилось без сырья большинство заводов, не было топлива, не работал транспорт. Англо-американская авиация методично стирала с лица Земли один германский город за другим, независимо от наличия в нем военных объектов. 12-15 января 1945 началось общее наступление русских войск в Польше. В первый же день рухнула вся немецкая линия обороны по Висле. Сказались хорошая подготовка операции, подавляющее превосходство в танках, авиации и артиллерии, стремление русских солдат поскорее закончить войну, накопленный за годы войны опыт, полководческий талант Конева, Жукова и Рокоссовского. Русские танковые колонны рассекали оборону и стремительно шли вперед, а шедшие сзади пехотные соединения добивали отрезанные от Германии войска вермахта. 17 января пала Варшава, 19 января наши танки с ходу ворвались в Краков и Лодзь, затем заняли важнейший промышленный район Верхней Силезии, окружили Познань и 3 февраля вышли к Одеру. После этого сражения переместились на фланги, в Силезию и Померанию, и стоили нашим войскам уже значительно больших потерь.
   Тяжелейшие бои в Восточной Пруссии привели к потере не менее 600 тысяч советских солдат и неизвестного числа немцев (во всяком случае, больше миллиона). Кенигсберг был уничтожен в ходе непрерывного пятидневного артобстрела из пяти тысяч тяжелых орудий. 16 марта под Секешфехерваром в Венгрии была разгромлена последняя танковая армия вермахта. Советские войска начали наступление по обоим берегам Дуная и 13 апреля взяли Вену. Собственно, после январского разгрома в Польше сопротивление Германии было уже совершенно бессмысленно, но нацисты отождествляли падение своего режима с гибелью Германии и бросали все уцелевшие еще войска на Восточный фронт. Из подростков, девчонок, стариков создавали заградительные и партизанские отряды, толку от которых, конечно, было немного. О поведении наших войск в Германии есть разные свидетельства очевидцев. Одни говорят об идеальной дисциплине и гуманном отношении к немцам, другие о массовых насилиях. Видимо, было и то, и другое, и это понятно.
   В декабре 1944 вермахт нанес неожиданный удар по американским войскам в Арденнах. После первых успехов наступление захлебнулось, во многом из-за отсутствия горючего. 8 февраля началось общее наступление англо-американо-канадских армий на Западном фронте. Оборону здесь держали, в основном, части, непригодные для боев на Восточном фронте. 25 марта англичане и американцы вышли к Рейну и с ходу форсировали его. 1 апреля американцы окружили в Руре резервные части вермахта. Западный фронт перестал существовать. Союзники, не встречая сопротивления, двинулись на Гамбург, Лейпциг, Прагу и Мюнхен. Уцелевшие войска с Запада двинулись сначала на восток, чтобы сдержать русских, а затем начался обратный процесс бегства на запад, чтобы сдаться американцам.
   Развал Западного фронта заставил Сталина и Жукова ускорить штурм Берлина. 16 апреля началось форсирование Одера. Лобовое наступление армий Жукова натолкнулось на хорошо подготовленную оборону и привело к огромным жертвам. В то же время армии Конева обошли Берлин с юга и запада, 25 апреля встретились на Эльбе с американцами и в тот же день сомкнули кольцо окружения вокруг Берлина. Уличные бои шли еще неделю. Сражались за каждый дом, а в мощных зданиях рейхстага и рейхсканцелярии - за каждую комнату. 2 мая остатки гарнизона сдались. Гитлер покончил с собой 30 апреля, когда линия фронта подошел к его бункеру, за ним последовал его официальный преемник Геббельс. Остальные вожди нацистов, остававшиеся в Берлине, включая Бормана, судя по всему, погибли.
   4 мая сдались немецкие армии в Южной Германии, 5 мая - в Северной Германии, Дании и Норвегии. Порознь сдавались мелкие соединения и гарнизоны. 5 мая поднялось восстание в Чехии, где действовала самая крупная и боеспособная из уцелевших немецких группировок. 9 мая советские части, опередив американцев, вошли в Прагу. На этом война в Европе, по существу, завершилась. Только хорватские войска, справедливо опасаясь ответных расправ со стороны сербов, пытались сражаться еще до 15 мая 1945. Формально акт о капитуляции был подписан представителями германского генштаба 7 мая в Реймсе и повторно подписан в ночь с 8 на 9 мая в штабе Жукова в Берлине.
   Между тем в течение 1943-1944 американцы постепенно уничтожали японские гарнизоны на островах Тихого океана и продвигались вперед. Битва за остров Сайпан в группе Марианских островов в июне 1944 привела к гибели ударной авианосной группы японцев и заметной части их морской авиации. Заняв Микронезию, американцы начали разрушительные авианалеты на Японию. Японские города гибли в огне. Только в Токио за одну ночь погибло до 150 000 человек. Англо-индийская армия в 1944 разбила японцев под Импхалом и в 1945 заняла Бирму, причем созданная японцами бирманская армия перешла на сторону англичан. В октябре 1944 у берегов Филиппин произошло самое крупное в истории морское сражение. В нем участвовало 39 авианосцев и 21 линкор при полном превосходстве американцев. Японский флот был уничтожен, его остатки добиты авиацией на базах. Американцы заняли с боями Филиппины, высадили десант на японском острове Окинава, готовили десант в самой Японии. Японцы бились до последнего в самой безнадежной ситуации, смертники-камикадзе направляли свои самолеты на американские авианосцы (правда, их почти всегда сбивали издали). Всенародное сопротивление и огромные потери с обеих сторон на Окинаве заставили американцев всерьез задуматься о цене победы, призвать на помощь СССР и применить атомное оружие.
   Всю войну лучшие физики Европы работали в США над созданием атомной бомбы. В июле 1945, уже после капитуляции Германии, американцы рискнули испытать первую бомбу, хотя тогда имелась версия о возможной цепной реакции в масштабах всего Земного шара и превращении Земли в атомный котел. 6 августа атомная бомба была сброшена на Хиросиму, 9 августа - на Нагасаки. Около 200 тысяч человек мгновенно сгорели или испарились. Еще сотни тысяч, не зная о характере взрыва, бродили по радиоактивным руинам и потом долго умирали от лучевой болезни и рождали детей-мутантов. 9 августа Советский Союз вступил в войну с Японией. Закаленные в боях с вермахтом, русские солдаты за пять дней разметали миллионную японскую армию в Маньчжурии и взяли все узлы ее обороны. 14 августа тэнно Хирохито официально объявил о невозможности дальнейшего сопротивления. Многие представители японской элиты и офицеры из самураев бросились на мечи. Местами японские войска продолжали сопротивление, но по сути шло добивание противника и раздел добычи. Советские войска к 20 августа заняли всю Маньчжурию, Сахалин, Курилы и Северную Корею. В Южной Корее и главных городах Китая высадились американские десанты. Войска коммунистов и гоминьдановцев в Китае спешили опередить друг друга в занятии городов. Индонезия и Вьетнам провозгласили независимость. Под Токио, не встречая сопротивления, высаживалась американская морская пехота. Наконец, 2 сентября 1945 акт о капитуляции Японии был официально подписан. Вторая мировая война закончилась.
   Число погибших в близкой к нам по времени войне, как ни странно, точно не установлено, подсчеты расходятся в разы. Реально можно говорить о 50-70 миллионах погибших. При этом число погибших на фронтах меньше числа жертв геноцида, бомбардировок и организованного голода. Советский Союз потерял убитыми 20-25 миллионов человек, половину из них на фронтах. Примерно три четверти жертв составляют русские вместе с украинцами и белорусами. Германия потеряла не менее девяти-десяти миллионов, в основном на фронтах. Для Китая обычно принимают цифру 18 миллионов, возможно, сильно завышенную или заниженную. Япония потеряла около четырех миллионов, столько же Индонезия, Индия - не меньше пяти миллионов, в основном от голода. Шесть миллионов потеряла Польша (евреев больше, чем поляков), полтора миллиона - Югославия (в основном сербов, жертв геноцида со стороны хорватов и мусульман), по 300-500 тысяч - Венгрия, Румыния, Чехословакия, Греция и Финляндия. Франция потеряла убитыми порядка 600 тысяч, почти столько же Италия, Англия - 400 тысяч, США - 300 тысяч. В груду руин превратились Псков, Новгород, Смоленск, Воронеж, Сталинград, Калуга, Минск, Витебск, Могилев, Гомель, Днепропетровск, Запорожье, Севастополь, Полтава, Кенигсберг, Бреслау, Дрезден, Лейпциг, Гамбург, Бремен, Росток, Эссен, Дортмунд, Кельн, Дюссельдорф, Ганновер, Мюнхен, Нюрнберг, Франкфурт, Данциг, Варшава, Познань, Братислава, Будапешт, Белград, Ковентри, Руан, Роттердам, Манила, Ухань, Токио, Осака, Нагоя, Хиросима, Нагасаки и многие тысячи других городов.
   По своему размаху вторая мировая война была уникальным событием, которое никогда больше не повторится. Если, не дай Бог, случится третья мировая война, она неизбежно будет или скоротечной, или вялотекущей. Это была война колоссальных по масштабам сухопутных сражений, мощных танковых ударов на окружение, быстро меняющейся военной и политической обстановки. В ней впервые применили авианосцы и морскую авиацию, ракетное оружие (советские "Катюши" и немецкие "Фау"), напалм, радары, новую технику саперных войск и, наконец, атомную бомбу. В общем-то, следует признать, что война могла оказаться еще страшнее, если бы атомная бомба была создана несколько раньше или если бы стороны решились на применение наличного оружия массового уничтожения. Все-таки даже Гитлер не стал применять на фронте огнеметы, ядовитые газы, бактериологическое оружие, а запасов всего этого у обеих сторон уже хватало, чтобы обезлюдить половину Европы.
   Общий итог второй мировой войны можно свести к трем словам: человек победил сверхчеловека. Русские люди, обычные гражданские люди, сознательно положили свои жизни, чтобы спасти свои семьи и свою страну, а коммунистическая система сумела организовать Россию на борьбу с прекрасно подготовленной к войне Германией, располагавшей ресурсами индустриальной Европы. Число жертв оказалось чудовищным, но мир был спасен. Да, коммунисты в свое время пролили реки крови. Да, либеральная идеология способна разрушить до основания человеческую душу. Однако нет никаких сомнений, что среди всех главных зол середины XX века самым страшным злом был фашизм. При этом нацистский режим развивался именно в сторону большего зла, постепенно превращаясь в настоящее царство Сатаны. Теперь он был сломлен, и сотни миллионов людей на всей Земле увидели шанс на новое справедливое будущее.
  
   13.31. Послевоенное переустройство мира.
  
   Главным внешнеполитическим итогом второй мировой войны стало появление двух сверхдержав, США и СССР. Формально в числе великих держав осталась Англия, и для количества добавили Францию и Китай, но эти три государства были сильно ослаблены и выступали как младшие союзники Америки. Негласными соглашениями Европа была разделена на две сферы влияния. В советскую сферу вошли Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Югославия, Албания, Финляндия и советские зоны оккупации в Германии и Австрии. При этом предполагалось сохранение в этих странах многопартийности, парламентского строя и частного сектора в экономике. Взамен Сталин обещал не поощрять коммунистов Западной Европы в деле захвата власти, ориентировать их на интеграцию в политическую элиту соответствующих государств. Собственно, влияние коммунистов выросло естественным образом во всем мире, и особенно в Европе. Сказались главная роль СССР в Великой Победе, проявленная в войну высокая эффективность советской системы, активное участие коммунистов в Сопротивлении. Главным же было естественное стремление людей к справедливому переустройству жизни после тягот войны, а коммунистическая система могла быть примитивной, жестокой, экономически неэффективной, но в справедливости ей трудно отказать на фоне любой другой из существующих систем.
   17 июля - 2 августа 1945 прошла последняя конференция Большой Тройки в Потсдаме. Она проходила уже в более напряженной обстановке - союзники теперь не так нуждались друг в друге. Конференция подтвердила решение сохранить Германию как единое государство, разоружить ее, взять репарации, ликвидировать военную промышленность, уничтожить нацистские организации, судить нацистских лидеров международным судом. Репарации на практике свелись к частичному демонтажу уцелевших заводов и вывозу их оборудования в СССР и к захвату США германского золотого запаса. На конференции были согласованы послевоенные границы в Европе и условия мирного договора с непобежденной еще Японией. Японию также предполагалось разоружить и лишить внешних владений - Кореи, Тайваня, Микронезии, Южного Сахалина и Курил. Американцы получили право оккупировать Японию. Корея подлежала временному разделу на советскую и американскую зоны оккупации.
   Уцелевших лидеров нацистской Германии судил международный трибунал в Нюрнберге. Он заседал почти год и впервые предал гласности масштабы геноцида, неизвестные даже многим подсудимым. Почти всех обвиняемых повесили. Затем были казнены еще около десяти тысяч активных нацистов. Еврейские организации вылавливали по всему миру и уничтожали лиц, причастных к холокосту. Суды над немецкими офицерами из числа членов СС или участников карательных операций, а также над бывшими коллаборационистами проходили по всей Европе. Только во Франции казнили десять тысяч коллаборационистов. Еще большее число стало жертвами стихийных расправ. Конечно, суды над побежденными по законам другой страны нельзя считать юридически безупречными, и этим создавался опасный прецедент, но достаточно вспомнить о нацистской политике на оккупированных землях, чтобы понять победителей.
   Германия еще в ходе войны была поделена на четыре зоны оккупации, окончательно зафиксированные Берлинской декларацией держав-победительниц от 5 июня 1945. В советскую зону оккупации входили Бранденбург, Мекленбург, Саксония и Тюрингия, в американскую - Бавария, Гессен и Вюртемберг, в британскую - северо-запад Германии до Кёльна, во французскую - земли по Верхнему и Среднему Рейну. Отдельно на четыре зоны поделили Австрию, отдельно - Берлин и Вену в пределах городской черты. Реальная власть на местах принадлежала военной администрации оккупантов. В Берлине периодически собирался Контрольный Совет представителей держав-оккупантов. В дальнейшем предполагалось постепенно передать власть в рамках земель демократически избранным немецким органам и затем создать общегерманские органы власти. Из четырех победителей Советский Союз был тогда наиболее склонен к скорейшему воссоединению Германии (конечно, при условии ее лояльности), Франция же прилагала наибольшие усилия к сохранению раскола.
   Мирный договор с Германией так и не был заключен из-за отсутствия в ней общепризнанного правительства. По договоренностям между победителями Восточную Пруссию поделили пополам СССР и Польша, а Силезия и Померания с Данцигом (Гданьском) полностью перешли к Польше. Кроме того, СССР закрепил за собой все присоединения 1939-1940, получил Закарпатскую Украину, Южный Сахалин и Курилы, в 1944 присоединил Туву. Сталин надеялся получить также Западную Армению и Южный Азербайджан. Мирные договоры с европейскими союзниками Германии были заключены в 1947 и были мягче версальских. Италия лишилась колоний, кроме Сомали, передала Югославии свою часть Далмации, а Греции - острова в Эгейском море. Румыния окончательно лишилась Бессарабии и Южной Добруджи, но вернула себе всю Трансильванию. Репарации и ограничения вооружений были незначительны.
   В Центральной Европе имели место масштабные принудительные переселения народов. Из Чехословакии, Венгрии и земель, перешедших к Польше и СССР, выселили всех немцев, около 10 миллионов человек. Произошло переселение части поляков из СССР в Польшу, а украинцев и белорусов - из Польши в СССР. Менее масштабные обмены подданными имели место в других странах. В этой практике депортаций проявили единство все политические силы соответствующих стран, причем чешские и польские демократы были даже настойчивее коммунистов.
   В апреле-июне 1945 в Сан-Франциско прошла учредительная конференция Организации Объединенных наций. В нее первоначально вошли все участники антигерманской коалиции, через год - нейтральные страны, кроме Швейцарии, затем бывшие союзники Германии. Резиденцией ООН был объявлен Нью-Йорк. Устав ООН был разработан по образцу устава Лиги Наций. Так же, как в Лиге Наций, основным органом стал Совет Безопасности, совещательным - ежегодная ассамблея всех стран-участниц. Постоянными членами СБ с правом вето на его решения стали США, СССР, Британия, Франция и Китай. Собственного эффективного механизма проведения в жизнь принятых решений ООН не имела и полагалась на действия стран-участниц. В основе самой идеи ООН лежало единство действий великих держав, во всяком случае, отсутствие конфронтации между ними. Это определило ее низкую эффективность, но обеспечило выживание организации в годы холодной войны.
   При ООН действовали другие международные организации - Международный суд, Международная организация труда, культурное ведомство ЮНЕСКО, Всемирная организация здравоохранения и другие. Как независимые организации работали Красный Крест и Международный олимпийский комитет. Как международное общество акционерного типа при решающей роли США был создан Международный валютный фонд. МВФ давал займы странам-участницам, получая взамен право контроля над их экономической и социальной политикой. Страны с рыночной экономикой подписали международное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), ограничившее возможности проведения протекционистской политики. В 1944 было подписано Бреттон-Вудское соглашение, заменившее золотой стандарт западных валют их отношением к курсу доллара. В 1945 появились Всемирная организация профсоюзов, международная молодежная и женская организации. Они в целом ориентировались на Москву.
   ООН уже в 1945 приняла Декларацию прав человека. Декларация признавала за каждым человеком права на жизнь, личную свободу, свободу выражения мнений, свободу совести, право избирать государственные органы, право на труд с достойной оплатой, права на получения образования, медицинскую помощь, отдых, социальную поддержку и многое другое. В отличие от либерального понимания прав человека, теперь упор делался не на политические свободы и свободу коммерции, а на обеспечение достойных условий жизни для каждого. Разумеется, положения Декларации, особенно в момент ее издания, оставались во многом пожеланиями. У нас сначала игнорировали ее политическую часть, теперь игнорируют социальную. Однако сам факт существования официально признанной Декларации заставлял власти всех стран хотя бы отчасти подстраивать под нее свое законодательство.
   Во второй мировой войне потерпел крах не только фашизм, но и ортодоксальный либерализм. Собственно, смертельный удар классическому либерализму нанесла уже первая мировая война, но тогда либералы не хотели этого признавать. В глобальном плане на первый план выдвинулись две идеологические системы - коммунизм и новый либерализм. С новыми либералами смыкались основная часть социал-демократии и крепнущее христианско-демократическое движение. И коммунисты, и новые либералы признавали необходимость государственной собственности или государственного регулирования экономики, обеспечение достойного уровня жизни всех трудящихся, декларировали приверженность к демократии. Эти тенденции несколько десятилетий определяли ход мировой истории. При этом сверхдержавы-победительницы, служившие главной опорой двух систем, считали главным победителем в войне каждая себя и старались использовать победу для максимального укрепления своих позиций по всему миру. Столкновения интересов в разных регионах привели к постепенному сползанию к конфронтации. Сознательно провоцировали конфронтацию не столько коммунисты, сколько либералы, причем в первую очередь классические либералы, типа Черчилля, Тафта, Аденауэра, которых новый порядок в мире грозил оставить совсем не у дел.
  
   13.32. Революции в Центральной Европе.
  
   В послевоенной Европе резко возросло влияние партий, выступавших за реформы социалистического типа. Либеральные и консервативные партии довоенного времени в массе своей сошли со сцены. Все уцелевшие партии выступали за широкую национализацию и перераспределение доходов в пользу трудящихся, что соответствовало общим настроениям в обществе. Коммунисты вошли в правительства Италии, Франции, Бельгии, Нидерландов, Польши, Чехословакии, Венгрии, Югославии, Румынии, Болгарии, Греции, Албании, Австрии, Дании, Финляндии, Норвегии, Исландии и почти всех земель Германии. При этом победители подразумевали, что в странах советской сферы влияния коммунисты могут стать ведущими партиями правительственной коалиции, в остальных - играть вторые роли. Присутствие советских войск сыграло, конечно, свою роль, но не было само по себе решающим фактором. События в главной тройке государств Центральной Европы, Польше, Чехословакии и Венгрии, развивались по-разному, но с одним финалом, при том, что в Венгрии советские войска оставались на постоянной основе, из Польши они в основном были выведены в первые два года, а из Чехословакии - в первые же месяцы после войны.
   В Центральной Европе главной партией правительственных коалиций были коммунисты, хотя на первых порах они нигде не получили премьерских постов. Формально в Польше, Чехословакии и Венгрии утвердились парламентские республики, и действовала многопартийная демократия. Уровень демократии примерно соответствовал довоенной политической практике для каждой страны. После жестокой войны, разрушений, жертв, в условиях высокой инфляции, нехватки простейших продуктов, товаров, жилья чисто политические проблемы были для граждан делом второстепенным. Новая власть сумела при помощи СССР обеспечить снабжение основными продуктами по карточкам (а карточная система действовала во всей Европе, даже в Англии и Швеции, от 3 до 8 лет после войны), остановила инфляцию, довольно быстро сумела восстановить производство. Объемы производства в Польше, Чехословакии и Венгрии вышли на довоенный уровень в 1947-1948 при том, что к концу войны они сократились в 5-10 раз относительно довоенного уровня. Быстро были восстановлены и расширены системы образования и здравоохранения, и упор опять же делался на их общедоступность для всех слоев населения. В Польше исключительно важной проблемой было заселение вновь присоединенных земель - Силезии, Померании, Восточной Пруссии, из которых были выселены все их прежние обитатели-немцы. В Чехословакии точно так же выселили всех немцев (22% довоенного населения), и теперь осваивали опустевшие пограничные территории. Все это получило официальное название народной демократии.
   Главными реформами стали национализация крупной промышленности и радикальный передел земли. В этом деле коммунисты, социал-демократы и представители крестьянских, демократических, католических партий проявили единство. Самый радикальный характер национализация приобрела в Польше, причем естественным образом. Евреи-предприниматели погибли, поляки также погибли или бежали в начале войны, а немцы - в конце войны, и власть просто объявила о конфискации всех предприятий, на которых не оказалось в наличии владельцев. В Чехословакии в 1945-1946 были национализированы все банки, страховые общества и предприятия с числом занятых от 150 человек (по некоторым отраслям - от 500). В Венгрии на первых порах национализация проводилась выборочно. В итоге к 1947 государственный сектор в промышленности Польши составил 87%, в Чехословакии - 40%, в Венгрии - около четверти. Аграрная реформа проводилась по близкому сценарию - конфискация всех землевладений собственников иной национальности и владений свыше установленного потолка (обычно - 50 га), и распределение земель мелкими участками среди безземельных и малоземельных сельских жителей. В Венгрии, где сохранялось больше всего крупных владений, перераспределили свыше 3 миллионов га (треть всей территории страны и большая часть сельскохозяйственной пощади), в Польше - свыше 6 миллионов га, в Чехословакии - свыше миллиона.
   Классическим случаем эволюции "народной демократии" принято считать Чехословакию. Здесь после войны вернулся к власти довоенный президент Бенеш, и было сформировано правительство с участием четырех крупных чешских партий и одной словацкой. Все чешские партии были едины в вопросах выселения немцев, борьбы со словацким сепаратизмом и проведения национализации и аграрной реформы. На выборах в мае 1946 коммунисты получили 38% голосов, в Чехии - 50%. При этом существенных нарушений на выборах пока не было - коммунисты действительно пользовались огромной популярностью. Люди помнили, кто освободил их от немцев, разделяли в массе своей коммунистические представления о социальной справедливости, оценили энергию миллионной дисциплинированной партии в деле возрождения страны. У власти и после выборов сохранилось пятипартийное правительство, но теперь его возглавил лидер компартии Готвальд. Постепенно обстановка внутри коалиции стала обостряться. Партнеры коммунистов предполагали сделать Чехословакию нейтральной страной со смешанной экономикой, а коммунисты настаивали на сближении с СССР и дальнейших преобразованиях в социалистическом духе.
   В Польше противостояние коммунистов и демократов началось еще в ходе войны. Большая часть польского Сопротивления (Армия Крайова) ориентировалась на эмигрантское правительство в Лондоне, левые круги - на Москву и созданное в 1944 левое правительство в Люблине. Дело доходило до партизанских действий Армии Крайовой против советских войск и карательных акций против нее. В 1945 Лондон и Москва договорились о создании единого правительства на основе люблинского. Партизанская война со стороны остатков Армии Крайовой и, параллельно, антипольский террор со стороны украинцев-бандеровцев продолжались до 1948. Созданная при помощи СССР новая польская армия постепенно справилась с вооруженной оппозицией. Легальным центром оппозиции была Крестьянская партия, ставившая целью создание в Польше общества мелких собственников. На выборах в сейм в январе 1947 коммунисты и их младшие союзники получили почти 90% мест. Несомненно, имели место фальсификации в пользу коммунистов, но также несомненно, что и без них коммунистический блок реально получил абсолютное большинство голосов по тем же причинам, что и в Чехословакии.
   В Венгрии выборы прошли уже в 1945 и принесли полную победу Партии мелких сельских хозяев, близкой по духу Польской крестьянской партии. Сказались неудачный опыт Советской республики 1919 и тот факт, что Венгрия до конца воевала за Германию, и, соответственно, русские пришли сюда как враги. После выборов во главе правительства встал представитель ПМСХ, но важнейшие посты в нем занимали коммунисты. Коммунисты сумели создать вокруг себя блок умеренно-левых партий и найти опору в среде социально активного меньшинства - рабочих крупных заводов, бывших батраков, левой интеллигенции. 1946-1947 были заполнены контрдемонстрациями коммунистов и демократов. Реальная сила оказалась на стороне коммунистов. В 1946 Венгрия стала республикой.
   В 1947 в Москве взяли курс на создание в Центральной Европе и на Балканах социалистических режимов по советскому образцу. Толчком к этому послужило удаление коммунистов из правительств Франции и Италии. В 1947 в Венгрии была разгромлена ПМСХ. На последовавших выборах коммунисты снова не добились успеха, но заручились поддержкой трех других левых партий и еще раз расправились с оппозицией. В Польше тоже прошли подобные акции спецслужб. Правое крыло Польской крестьянской партии рассыпалось, левое вступило в союз с коммунистами. В Чехословакии парламентский режим держался до февраля 1948. 22 февраля 1948 министры-демократы ушли в отставку, и после трех дней бурных демонстраций, снова показавших силу коммунистов, было сформировано правительство без демократов. Вслед за этим ушел в отставку и умер президент Бенеш. Большинство оппозиционеров-демократов во всех трех государствах эмигрировали, некоторые были арестованы или погибли при не вполне ясных до сих пор обстоятельствах.
   Последующие политические преобразования шли по одному сценарию во всей Центральной Европе. Все государства получили наименование народных республик. Прошла чистка государственного аппарата и армии от сторонников старой власти, а также чистка легальных партий. Социал-демократические партии влились в состав коммунистических, остальные партии признали себя младшими партнерами коммунистов. Сохранение нескольких партий и полунезависимых общественных организаций создавало почву для некоторого идеологического плюрализма (конечно, при условии подчеркнутой лояльности к коммунистам и Советскому Союзу). Выборы теперь проводились по единственному списку, включавшему представителей всех правящих партий. В общем, к 1949 в Центральной Европе окончательно утвердился режим коммунистических диктатур под именем народной демократии. Репрессии имели выборочный характер. Дискриминация представителей прежних правящих классов тоже проявлялась слабо, да, собственно, и в России о социальном происхождении уже не вспоминали.
   В 1947-1949 прошел второй тур национализации промышленных, транспортных и торговых предприятий. Теперь он коснулся средних и, отчасти, мелких предприятий. Частный сектор сохранился в городах, в основном, в виде мастерских, лавок, частной практики. Аграрные реформы также приняли более радикальный характер. В основе нового курса лежала перестройка всех структур по образцу СССР. В отдельных случаях стремление копировать советский опыт доходило до абсурда, что не могло не вызвать недовольство. Советский Союз, чтобы поддержать новых союзников, оказал им мощную финансовую и продовольственную помощь, хотя в самой России в 1945-1946 царил настоящий голод.
   События 1945-1948 в Центральной Европе и на Балканах имели все признаки революций, а не просто верхушечных переворотов. Конечно, это были не классические революции образца XIX в. с их триадой рынок-демократия-национализм, а революции XX столетия с характерным для них приоритетом социальных задач. Несомненно, что коммунисты получили поддержку большинства сограждан в Польше и Чехословакии и активного меньшинства в Венгрии. С позиций сегодняшнего дня представляется, что создание коммунистических диктатур было ошибкой даже с точки зрения интересов Москвы. По мере нарастания трудностей русские стали превращаться в глазах соседей из освободителей во врагов. Возможно, оптимальным было бы создание режимов дружественных СССР, с постоянным участием в правительстве коммунистов и сильным государственным сектором, но с сохранением смешанной экономики и парламентской демократии. Однако Сталина тоже можно понять - начиналась холодная война, он не мог рисковать результатами Великой Победы и стремился к максимальному укреплению позиций СССР в Европе.
  
   13.33. Революции в Западной Европе.
  
   Для Западной Европы вторая мировая война также закончилась революциями, во Франции, Италии и Бельгии полномасштабными, в Британии - парламентской. События в Бельгии развивались по сценарию французского образца. Северная Италия была освобождена в апреле 1945 в ходе массового восстания, возглавленного коммунистами и социалистами. Основу правящей коалиции составлял блок Христианско-демократической (наследницы Народной), Коммунистической и Социалистической партий. Премьер-министром сначала сделали героя Сопротивления Парри, человека крайне левых взглядов, но в качестве премьера он оказался совершенно неэффективен, и правительство возглавил пожилой христианский демократ Де Гаспери. Оппонентами христианских демократов выступали коммунисты и социалисты, занимавшие сходные позиции. Референдум 1946 сделал Италию республикой. На выборах в Учредительное собрание блок коммунистов и социалистов получил 40% голосов, христианские демократы - 35%. Остальные партии, включая правивших до 1922 либералов, потерпели сокрушительное поражение.
   Разработка конституции Первой республики завершилась к декабрю 1947, одновременно с прекращением американской оккупации. Вся полнота власти переходила к двухпалатному парламенту. Президент, избираемый парламентом, получал чисто символическую власть, правительство отвечало перед парламентом. Избирательное право распространялось на женщин. Конституция закрепила право на труд, отдых, образование, социальное обеспечение, участие трудящихся в управлении предприятиями, возможность национализации собственности. Конституция 1947 стала образцовой конституцией социально-демократической эпохи, хотя не все ее положения выполнялись.
   Ситуация во Франции была во многом аналогична - отряды Сопротивления при активнейшем участии коммунистов сами освободили половину территории Франции. Де Голль возглавил коалиционное правительство с участием всех крупных партий и с трудом установил контроль над этими вооруженными отрядами. Выборы 1945 принесли первое место Коммунистической партии, второе - Народно-республиканскому движению (МРП) во главе с активистами Сопротивления Бидо и Шуманом, третье - Социалистической партии. МРП, подобно итальянской ХДП, выступала за возрождение уважения к церкви и социальные реформы в интересах трудящихся. Три главные партии получили примерно по четверти голосов каждая. Остальные партии, включая радикалов и республиканцев, отошли на второй план и никогда уже не смогли восстановить былое влияние. В общем, выборы во Франции и Италии показали одну тенденцию - преобладание левых, социалистических настроений, полный крах либералов традиционного типа и усиление позиций церкви.
   Де Голль, не терпевший разногласий в правительстве, ушел в отставку уже в январе 1946 и начал кампанию за установление сильной власти. По его призыву избиратели на референдуме отвергли первый проект конституции, который сводил на нет исполнительную власть. В конечном счете новая конституция, одобренная на референдуме 1946, сохранила структуру власти Третьей республики, ввела статьи о социальных правах трудящихся и распространила избирательное право на женщин. Началась непродолжительная эпоха Четвертой республики. Во многом она была продолжением Третьей с ее хронической нестабильностью, но теперь республика и формально, и фактически стала опираться в первую очередь на наемных работников, а не на собственников.
   В Британии на выборах, проходивших сразу после победы над Германией (старый парламент заседал уже 10 лет и явно потерял легитимность), консерваторы потерпели полное поражение. Черчилль с его авторитарными привычками и открытым презрением к народу был на месте во время войны и совершенно не понимал задач послевоенного развития. Лейбористская партия получила почти 2/3 мест в палате общин. Правительство возглавил ее лидер Эттли. Эттли и главный идеолог лейбористов Бивен заявляли о намерении построить в Англии социализм, и подавляющее большинство англичан всех убеждений рассматривали их реформы именно так. В Британии принято называть события 1945 революцией. Политические изменения были при этом минимальны. Лейбористы ограничились сведением прав палаты лордов до чисто символических.
   Во всех главных странах Западной Европы прошла масштабная национализация. Только в Италии она имела выборочный характер, так как мощный государственный сектор был создан уже при Муссолини. Во Франции указами де Голля были национализированы транспорт, кроме автомобильного, электростанции, главные банки, страховые компании, угольная, авиационная и автомобильная промышленность. В Англии лейбористский парламент национализировал опять же угольную, металлургическую и, частично, электротехническую промышленность, железные дороги, электростанции, авиацию, коммунальное хозяйство, Английский банк. В основном, национализация коснулась двух категорий предприятий - естественных монополий или убыточных и при этом важных для экономики отраслей. Хозяевам выплачивалась компенсация. Государственный сектор во всех трех странах охватил 20-25% экономики и в дальнейшем плавно увеличился до 30-40%. Повсюду входили в практику кейнсианские методы регулирования экономики - составление перспективных планов, гибкое налоговое регулирование с налоговыми льготами для важных производств и усиленным обложением непроизводственного сектора, лицензирование предприятий, государственные инвестиции в стратегические отрасли. В Италии началась аграрная реформа за счет пустующих земель помещиков. Во всей Европе ввели системное субсидирование фермерских хозяйств. На протяжении нескольких лет после войны сохранялись снабжение по карточкам и запрет на вывоз валюты и ее свободный обмен, причем дольше всего эти ограничения действовали в Англии.
   Социальные реформы во всех странах также шли по близкому сценарию. Дальше всех пошло правительство Эттли. В Англии было введено бесплатное медицинское обслуживание, включая обеспечение лекарствами, очками и протезами, бесплатные школьные завтраки и проезд детей на транспорте. Повсеместно вводились или значительно увеличивались пособия по болезни, старости, инвалидности, беременности, увеличивалась продолжительность отпусков. Началось строительство дешевого и качественного муниципального жилья. В среднем доля социальных расходов в бюджетах европейских стран выросла втрое с довоенных времен. На государственных предприятиях повсеместно было закреплено право служащих на участие в управлении. Под двойным давлением государства и профсоюзов частные предприниматели также пошли на создание выборных наблюдательных советов.
   Восстановление хозяйства после войны произошло к 1948. Это чуть позже, чем в СССР и Центральной Европе, при том что масштабы разрушений на Западе были гораздо меньше, но, в общем, достаточно быстро. Сказалась масштабная помощь США по "плану Маршалла". Помощь была обставлена рядом условий, которые ставили получателей под контроль донора. Высокая инфляция обесценила довоенные сбережения и военные прибыли. Правительства ведущих стран отказались пойти по пути сокращения социальных расходов и предпочли устроить обмен денег (в случае Англии - девальвацию фунта) и выпустить займы. Трудно сказать, ускорила или замедлила процесс восстановления политика государственного регулирования экономики и высоких социальных расходов, но совершенно точно, что она помогла избежать социального взрыва и радикализации революций.
   Реформы сопровождались бесконечными забастовками, демонстрациями, в Италии стычками между политическими противниками. Начался развал колониальных империй Англии и Франции. Это вызвало сплочение во Франции всех партий против коммунистов, а в Италии - против коммунистов и социалистов. На исходе борьбы сказалось, конечно, более слабое воздействие СССР и, наоборот, активное давление США. Не меньшее значение имели более глубокие, чем в Центральной Европе, демократические традиции, сохранение (частично даже в условиях немецкой оккупации) элементов гражданского общества, физическое выживание буржуазной элиты. Самым же главным представляется фактор сравнительно низких потерь западноевропейцев в сравнении с населением Центральной Европы и Балкан. В Италии, Франции, тем более в Англии перед людьми не стоял вопрос о возможности выжить на руинах, и они могли дискутировать о политических свободах, о долгосрочных преимуществах разных экономических систем, о свободе самовыражения.
   В мае 1947 во Франции и Италии практически одновременно получили отставку министры-коммунисты, а в Италии и социалисты. Во Франции подконтрольная коммунистам Всеобщая конфедерация труда призвала к массовым политическим забастовкам. С середины 1947 по середину 1948 бастовали временами до половины рабочих и служащих Франции. Местами строили баррикады, штурмовали мэрии. В Италии аналогичные акции сопровождались пролитием крови, причем обычно инициаторами насилия выступали не коммунисты, а местные мафиози. Своего пика волнения в Италии достигли во время всеобщей семимиллионной забастовки после покушения на лидера коммунистов Тольятти летом 1948. Полуживой Тольятти тогда сумел удержать своих сторонников от полномасштабного восстания. Однако все эти события носили скорее характер всплеска эмоций и борьбы за конкретные требования. Насильственной революции не хотел почти никто ни в Италии, ни тем более во Франции. Правительства обоих государств также сумели проявить выдержку и воздержаться от применения силы. С осени 1948 обстановка и во Франции, и в Италии нормализовалась. Коммунисты заняли жестко оппозиционную, но мирную позицию.
   Несмотря на поражение левых радикалов, социально-демократические революции в Западной Европе завершились успехом. Государственный сектор в экономике и система государственного регулирования получили общее признание. В области трудового и социального законодательства западноевропейские страны обошли по многим позициям СССР. Исчезли пережитки сословного деления, ограничения избирательных прав, крупное землевладение традиционного типа. Главной фигурой в обществе стал не собственник, а наемный рабочий или служащий. Правящая элита во всех случаях должна была обращаться прежде всего к этим классам и считаться с их интересами. Характерно, что цели революций разделялись не только социал-демократами, но и многими консерваторами, такими как генерал де Голль, создатели итальянской ХДП во главе с Де Гаспери, молодые лидеры британских тори Батлер и Макмиллан. Особенно интересна позиция де Голля и Де Гаспери, людей, воспитанных на грани XIX-XX столетий, и к тому же консервативных по складу характера. Оба они открыто сожалели об ушедшей эпохе, но принимали реалии нового мира и старались внести свой вклад в его становление.
  
   13.34. Раздел Германии.
  
   Масштабы катастрофы, сокрушившей Германию, соответствовали тяжести развязанной ею войны. Погибло не меньше девяти миллионов немцев, еще больше бежало с территорий, потерянных Германией. Польша получила почти четверть немецких земель. Саар на 12 лет стал, по сути, владением Франции. Были разрушены почти все города, уцелевшие предприятия стояли без топлива и сырья, не работал транспорт, не осталось мостов, инфляция достигла 600%. Царил голод, в западных зонах он усугублялся спекуляцией. Разруха привела к тому, что победители быстро оставили идею получения репараций и даже сами подкармливали голодающих немцев. Многими немцами овладел синдром вины за участие в агрессивной войне и за истребление евреев, и в дальнейшем этот синдром удалось превратить в часть национальной психологии. Война, похоже, навсегда похоронила молодую агрессивную Германию прусского образца.
   Высшим органом власти в Германии считался Контрольный совет четырех командующих. Он по указанию своих правительств принял решения о роспуске вермахта и всех нацистских организаций, чистке госаппарата, органов СМИ и школ от бывших нацистов (а в нацистской партии состояли все госслужащие), о ликвидации монопольных объединений и военной промышленности. Проведением в жизнь этих решений занимались по своему усмотрению военные власти четырех оккупационных зон. Самая массовая чистка госаппарата прошла, конечно, в советской зоне, самая либеральная (только от активистов НСДАП) - в американской зоне. Победители арестовали заметных деятелей прежнего режима, офицеров СС, высших офицеров армии и полиции и приговорили большинство из них к казни или многолетнему заключению. Прессу повсюду перестроили, соответственно, в советском или американском духе и бдительно следили за тем, чтобы она боролась с возрождением национализма. В школах провели чистку от прежних учителей. В общегерманских масштабах под контролем победителей возрождались четыре партии - Социал-демократическая, Христианско-демократическая как наследница Партии центра, Либерально-демократическая как наследница старых демократов и Коммунистическая, с возможностью основания лояльных к победителям региональных партий.
   В советской зоне власти опирались в первую очередь на коммунистов из числа эмигрантов. В 1946 они добились объединения Социал-демократической и Коммунистической партий в Единую социалистическую партию (СЕПГ) при лидерстве коммунистов. На выборах в ландтаги, прошедших, конечно, под контролем военных властей, большинство голосов получила СЕПГ. После этого власти добились чистки двух других партий от своих активных противников, подчинили их себе и в дальнейшем допустили создание еще двух лояльных партий. Была конфискована собственность военных и полувоенных фирм, крупных концернов, активных нацистов, погибших владельцев. Решающим фактором в процессе конфискации было отношение хозяина к нацистам. Всего в руки советской администрации перешло около 60% производственных мощностей. В 1947 эти предприятия были переданы в собственность земельных властей. В Мекленбурге и Бранденбурге были конфискованы крупные поместья, которые частью перешли в государственный фонд, частью подверглись разделу на мелкие участки с обязательным кооперированием новых владельцев. В общем, в Восточной Германии реформы шли в том же духе, что и в Центральной Европе.
   В западных зонах власти быстро убедились в недееспособности "своих" эмигрантов, среди которых преобладали склочные интеллигенты. Ставка была сделана на либеральных политиков, которые пережили нацистскую эпоху в самой Германии. На первое место с подачи англичан был выдвинут пожилой бургомистр Кельна Аденауэр, известный как давний сторонник отделения Рейнской Германии и интеграции ее в объединенную Европу. Под давлением победителей его сделали лидером Христианско-демократического союза. Главными оппонентами Аденауэра выступали социал-демократы во главе с Шумахером, выступавшие за национализацию крупной собственности, плановую экономику, за единство Германии и против укоренявшегося синдрома вины. Аденауэр был сторонником классического либерализма, но должен был делать уступки другим христианским демократам, среди которых тоже было много сторонников плановой экономики. Выборы в ландтаги, проходившие под контролем победителей, показали примерное равенство сил этих двух партий (СДПГ и ХДС) и слабое влияние либералов и коммунистов, которых постепенно удалили из земельных правительств.
   Оккупационные власти западных зон демонтировали остатки военной промышленности, разделили на части концерны, конфисковали некоторые крупные предприятия. Для выработки общих для трех зон экономических реформ был создан Экономический совет из представителей земельных правительств. После долгих дискуссий за основу был принят проект социального рыночного хозяйства, разработанный христианским демократом Эрхардом. Он предусматривал преобладание частной собственности и рыночных отношений, но при этом контроль государства над ценами (путем не прямого диктата, а нажима на нарушителя всей мощью госаппарата), высокое дифференцированное налогообложение с дотированием перспективных отраслей, высокий уровень социальных выплат. Государство поощряло рост зарплат наемных работников и гарантировало всем прожиточный минимум. На всех предприятиях, и частных, и государственных, создавались производственные советы с участием представителей рабочих и служащих. Проект подвергся критике и со стороны социал-демократов, и со стороны либералов типа Аденауэра, но был принят как оптимальный компромиссный вариант. Первым успехом Эрхарда стала денежная реформа 1948. В трех западных зонах была введена новая марка с твердым курсом, старые сбережения пропадали, все немцы получили небольшую сумму новых денег, а хозяева предприятий могли получить дотацию на развитие производства при условии расходования ее строго по назначению. Реформа вызвала волну стачек в западных зонах, но привела к прекращению инфляции и быстрому росту производства. В 1949 уровень социального напряжения стал снижаться.
   Денежная реформа 1948 стала переломным моментом в процессе раскола Германии. 24 июня 1948, сразу после начала реформы, советские военные власти перекрыли границу между зонами, чтобы предотвратить появление в Восточной Германии обесцененных денег. В тот же день в Восточной Германии была введена своя марка. Западный Берлин оказался в плотной блокаде. Американцы сумели наладить снабжение трехмиллионного города по воздуху. США, Англия и Франция после этого официально взяли курс на создание сепаратного западногерманского государства под своим контролем.
   Зимой 1948-1949 делегаты западных земель разработали конституцию Федеративной Республики Германии. 24 мая 1949 конституция вступила в силу. В августе 1949 прошли общезападногерманские выборы, которые дали относительное большинство социал-демократам, но канцлером стал Аденауэр, получивший поддержку ХДС, его младшего партнера ХСС, либералов и мелких партий. Советские власти также провели выборы по единому списку из пяти легальных партий и провозгласили конституцию Германской Демократической Республики. Официально она вступила в силу 7 октября 1949. Обе конституции были формально схожи - федеративная парламентская республика, широкая автономия земель, двухпалатный парламент, минимальные полномочия президента, гарантии политических свобод и социальных прав трудящихся, отказ от воссоздания армии. Державы-победители сохранили в обеих половинах Германии контрольные функции и содержали там свои войска. Столицей обе германские республики считали Берлин, но из-за изоляции Западного Берлина органы управления ФРГ разместились в маленьком Бонне.
   Решающая роль в разделе Германии принадлежала трем западным державам. Они с началом холодной войны приняли решение о создании подконтрольного им государства на большей части Германии с тем, чтобы постепенно поднять ее до уровня младшего партнера, главной опоры в Центральной Европе, и тогда уже по обстоятельствам действовать в отношении Востока. Их поддержала группа Аденауэра, которая с самого начала стояла за отделение Восточной Германии от Западной с последующей интеграцией Западной Германии в объединенную Европу. Большинство немецких политиков из всех партий выступали за сохранение государственного единства, но только немногие решались возражать победителям. Советское руководство выступало за сохранение единой Германии при условии ее нейтралитета, разоружения и равной зависимости от обеих сторон, но совершило немало просчетов, облегчивших раскол. Сказалась эйфория, царившая в молодой сверхдержаве от победы в Великой войне. Идея воссоединения Германии как нейтрального государства не умирала до начала 60х.
   То, что идея воссоединения Германии как нейтрального государства была в принципе реалистичной, показывает пример Австрии. Здесь в условиях четырехсторонней оккупации было создано единое правительство с участием всех главных партий при решающей роли социал-демократов и христианских демократов. В 1946 прошли выборы в парламент. Австрия стала демократической федеративной республикой. Были приняты решения о национализации крупной промышленности (около 40% мощностей), самые радикальные в мире законы в области трудовых отношений. Тяжелый груз высоких социальных расходов и дотаций промышленности не помешал Австрии быстро войти в число самых богатых европейских стран. Оккупация Австрии окончательно завершилась в 1955, когда республика и четыре державы-победительницы заключили Бельведерский договор о выводе иностранных войск и признании вечного нейтралитета Австрии.
  
   13.35. Революции на Балканах.
  
   В Румынии 23 августа 1944, в разгар наступления советских войск в Молдавии, произошел военный переворот. С санкции короля Михая группа генералов свергла Антонеску и сформировала военно-гражданское правительство. Румыния успела перейти на сторону победителей и сохранила Трансильванию, хотя потеряла окончательно Бессарабию и Южную Добруджу. В Трансильвании боевики Национал-царанистской и Национал-либеральной партий устроили геноцид венгерского населения, пока его не пресекли советские войска. За полгода присутствия в Румынии советских военных администраторов незначительная Коммунистическая партия резко усилила свои позиции и сделала другие левые партии своими младшими партнерами. В феврале 1945 после массовых столкновений в Бухаресте королю пришлось назначить левое правительство во главе с прокоммунистическим политиком Грозой. Сильным человеком правительства был лидер компартии Георгиу-Деж. В конце 1945 либералы, национал-царанисты и социал-демократы общими силами попытались отвоевать часть утерянных позиций, но под давлением из Москвы отступили.
   Правительство Грозы, помимо расправ с противниками, энергично занялось земельной реформой и восстановлением экономики. Это существенно укрепило его позиции в низах общества. Миллионы людей впервые увидели реальный шанс выбраться из нищеты - Румыния накануне войны была одной из самых бедных стран Европы с чудовищным разбросом доходов. Выборы в конце 1946 принесли 80% голосов левому блоку во главе с коммунистами. Сказались, конечно, и фальсификации, и репрессии против оппозиции, и прямое давление СССР, но очевиден был и реальный перелом в настроениях избирателей. После этого коммунисты казнили или заставили эмигрировать ведущих политиков оппозиции. 30 декабря 1947 Румынию провозгласили народной республикой, король Михай был выслан из страны. В 1948 Социал-демократическую партию объединили с Коммунистической, прочие партии распустили.
   В Болгарии 9 сентября 1944 оппозиционные военные при поддержке коммунистов совершили переворот в Софии и заявили о переходе Болгарии на сторону СССР (собственно, болгары не сделали по советским войскам ни единого выстрела). В сентябре 1946 Болгарию объявили народной республикой. На выборах 1946 коммунисты получили абсолютное большинство, их лидер Димитров возглавил правительство. Сильные изначально позиции коммунистов и наличие в правительстве Димитрова, виднейшего лидера распущенного в 1943 Коминтерна, давало Болгарии определенные привилегии в советском блоке. К 1948-1949 компартия ликвидировала или поглотила малые партии, и только Земледельческому союзу оставила роль младшего партнера.
   В Болгарии уже в 1946 были национализированы основные промышленные предприятия, а к концу 1947 процесс национализации завершился. В Румынии на первых порах главное внимание уделялось земельной реформе. В ходе ее были конфискованы не только поместья, но и немногочисленные крепкие хозяйства фермерского типа. Землю, в основном, поделили мелкими участками по 1 га. Сельхозтехника перешла в руки государства. Национализация до 1948 проводилась выборочно. В целом экономику Румынии на первых порах спасала только масштабная помощь из России, Болгария держалась несколько лучше.
   В Югославии ситуация была принципиально иной. Почти всю страну самостоятельно освободили партизаны-коммунисты. Конечно, этот успех был обеспечен победами советских войск в Румынии и взятием ими Белграда. Основную массу партизан составляли сербы, возглавлял их хорват Тито. Победители расправились с хорватскими фашистами, истребившими за время войны миллион сербов. Сербские монархисты во главе с генералом Михайловичем, которые во время войны воевали и с немцами, и с хорватами, и с коммунистами, попытались продолжить партизанскую войну, но к 1946 были разгромлены. Еще в 1943 Тито провозгласил Югославию федеративной республикой в составе шести республик - Сербии, Хорватии, Словении, Македонии, Черногории и Боснии. Оппозиционных политиков в страну не впустили. Единственной легальной партией с самого начала была Коммунистическая. Режим Тито был, пожалуй, самым жестоким из всех послевоенных режимов в Европе. При этом Тито с самого начала подчеркивал независимость Югославии от Советского Союза. По итогам войны Югославия получила всю Далмацию и Истрию, но претендовала еще на итальянский Триест, австрийскую Каринтию, Албанию и Болгарию.
   Еще в ходе войны в руки Югославского государства перешли практически все предприятия и вообще все имущество верхушки общества. Декретами 1945-1946 была закреплена национализация всех крупной и средней промышленности, банков, оптовой торговли. Землевладения площадью свыше 25-35 га, то есть все крепкие хозяйства, были также национализированы. Половина их перешла мелкими участками малоземельным крестьянам без права продажи, на другой половине попытались создать государственные имения.
   В Греции и Албании после отхода немецких войск власть также перешла к партизанам-коммунистам. В Греции англичане успели высадить десант и занять часть кварталов Афин. В декабре 1944 после тяжелых боев они оттеснили коммунистов из столицы. Греческие либералы и монархисты при поддержке англичан развернули террор против левых. В 1946 прошли парламентские выборы без участия левых, и восстановлена парламентская монархия. Коммунистическая армия в этот период контролировала еще около половины территории Греции и вела войну с переменным успехом до 1949. В этой войне погибло 50 000 греков. В итоге хорошо вооруженные правительственные войска одолели партизан и вытеснили остатки их отрядов в Албанию. Греция стала единственной страной на Балканах, где коммунистическая революция потерпела поражение. Сказалось наличие многочисленного класса предпринимателей, но в большей степени - внешний фактор, прямое вооруженное вмешательство британской армии.
   Итогом послевоенных революций на Балканах стало повсеместное утверждение авторитарных или тоталитарных режимов, ориентированных на модернизацию своих стран. Собственно, демократии здесь не было нигде и до войны. Новые режимы оказались еще более жесткими, чем старые. В Румынии, Югославии и Албании утвердились чисто тоталитарные режимы; в Болгарии допускался небольшой плюрализм при условии лояльности системе; в Греции допустили существование умеренной оппозиции и формальную конкуренцию на выборах. Диктатуры нового типа ставили целью превращение своих стран в современные индустриальные государства. Румыния, Болгария и Албания безоговорочно брали за образец Советский Союз. В Югославии после ряда экспериментов попытались воплотить в жизнь рецепты классического марксизма XIX в., как оказалось, наименее эффективные на практике. Греческие правители ориентировались на развитие частного сектора с перераспределением средств в промышленность. Во всех случаях рывок был невозможен без притока средств извне, и правители всех Балканских стран проявили большое умение вышибать деньги из старших союзников, заинтересованных в сохранении своего влияния в регионе.
  
   13.36. Гражданская война в Китае.
  
   По итогам войны Китай формально вошел в пятерку великих держав, избавился от пережитков режима экстерриториальности, вернул себе Маньчжурию и Тайвань. Промышленный потенциал этих двух территорий, созданный при японцах, был сопоставим с потенциалом всего остального Китая. При этом пришлось признать независимость Внешней Монголии и закрыть глаза на фактическую независимость Тибета. Китай выстоял и сохранил единство, но очень дорогой ценой. Самая распространенная цифра потерь в 18 миллионов, вполне вероятно, сильно занижена. Многие города исчезли или превратились в деревни, опустели целые уезды. Ценность человеческой жизни, и так предельно низкая, упала до нуля. Процветала торговля людьми. На полулегальных рабских рынках за одну корову отдавали трех девушек.
   За время войны Чан Кайши полностью взял под контроль полунезависимых прежде генералов и губернаторов провинций. Даже диктатор Синьцзяна Шэн Шицай, фактически создавший собственное государство под протекторатом СССР, признал власть центра и принял его представителей. Зато с разбоями генералиссимус никак не мог справиться, да и сама его армия по китайской традиции состояла во многом из уголовных элементов. Коррупция побила все рекорды. Американские союзники помогли войскам Чан Кайши в августе-сентябре 1945 установить контроль над главными городами, но обусловили дальнейшую помощь реформами в армии, борьбой с коррупцией, либерализацией экономики, достижением внутреннего мира и созывом парламента. Диктатор разрешил создание нескольких новых партий. Они выдвигали, как правило, демократические лозунги, но на практике стремились только к получению своего куска власти. В 1946 в Чунчине открылась политическая конференция с участием Гоминьдана, компартии и новых партий. В ходе ее Чан Кайши выдвинул проект конституции, написанной по американским рецептам. Предполагалось имитировать выборы, чтобы удовлетворить союзников, а фактически сохранять жесткий контроль партии над государственным аппаратом. Коммунисты и часть новых партий выступили с резкой критикой проекта, часть партий поддержала его, а некоторые деятели Гоминьдана призывали отказаться от конституционных маневров. Дело решилось жестким вмешательством Чан Кайши, который заставил умолкнуть внутрипартийную оппозицию, а коммунисты и их союзники покинули конференцию. Выборы в Национальное собрание фактически свелись к назначению депутатов. В целом конституционная эпопея только ослабила режим.
   В ходе войны и в первые два года после нее под контроль государства перешло 70% промышленности Китая и весь имевший общественное значение транспорт. Наладить нормальное развитие экономики властям не удавалось. В 1947 началась приватизация, которая сопровождалась новой волной воровства. При этом государство сохраняло контроль над банками, ключевыми предприятиями, инфраструктурой, регулировало цены и зарплату.
   Неспособность властей навести порядок усиливала массовое недовольство. Не прекращались забастовки, студенческие волнения, кровавые разборки в деревне, в 1947 сепаратисты подняли восстание на Тайване. Разговоры о конституции, пусть они и не воплощались в дела, способствовали обострению революционной ситуации.
   Главным противником Гоминьдана оставались коммунисты. За время войны с японцами они создали миллионную армию. В Северном и Центральном Китае появились крупные районы, где коммунисты были единственной властью. Там они поголовно истребляли зажиточные семьи (а в Китае зажиточным могли посчитать даже владельца коровы) и делили их имущество среди самых бедных. Советские войска передали коммунистам контроль над большей частью занятой ими Маньчжурии и военными складами японской и маньчжурской армий. В то же время США, хоть и поддерживали Гоминьдан, не желали создания сильного Китая и настойчиво требовали от Чана поделиться властью с либералами и договориться миром с коммунистами.
   Летом 1946 после серии взаимных провокаций началась полномасштабная гражданская война. Превосходящие числом армии генералиссимуса в течение года заняли Южную Маньчжурию, самые крупные коммунистические зоны в Северном Китае и даже столицу коммунистов Яньань. Однако в сельской местности продолжалась партизанская война. Коммунисты сохранили мощь и структуру своей армии, набирали подкрепления в среде беднейших или разоренных войной сельских жителей. В 1948 Мао Цзэдун дал команду прекратить расправы и конфискации. Они, конечно, не прекратились и шли теперь стихийно, но этот шаг привлек к коммунистам часть либералов и левых гоминьдановцев. Коммунисты теперь казались многим силой, которая сможет покончить с коррупцией и бардаком, навести порядок, возродить могучий Китай.
   К 1948 коммунистические генералы завершили реорганизацию своей армии, снабдили ее оружием, полученным от СССР или захваченным в боях с гоминьдановцами. Весной 1948 коммунисты нанесли сильные удары правительственным войскам со своих уцелевших баз в долине Хуанхэ. Они объединили подконтрольные им территории и взяли Кайфын. Осенью 1948 коммунистическая армия Линь Бяо добила группировку правительственных войск в Маньчжурии. Одновременно главные силы коммунистов под командованием Чжу Дэ нанесли двойное поражение лучшим армиям Чан Кайши под Сюйчжоу. Эти сражения стали переломными в ходе гражданской войны. Фронт развалился на несколько участков, превосходство в силах перешло к коммунистам, правительственные войска утратили веру в победу, началась паника.
   В январе 1949 армия Линь Бяо взяла Тяньцзинь и соединилась с войсками Чжу Дэ. Правительственная армия в 250 000 солдат, окруженная в Пекине, капитулировала и перешла на сторону коммунистов. Это стало сигналом для многих других генералов, практически прекративших сопротивление. 21 января Чан Кайши формально подал в отставку и начал переброску верных лично ему частей на Тайвань, под защиту американского флота. Правительство бежало из Нанкина в Гуанчжоу, затем в Чунцин. Центральная власть фактически развалилась. 20 апреля миллионная армия коммунистов за один день форсировала на лодках Янцзы. 23 апреля сдался Нанкин, 25 мая, после упорных боев, Шанхай. Правым флангом войска коммунистической Народно-освободительной армии взяли Ухань. К середине октября 1949 почти все главные провинции Китая перешли под контроль коммунистов.
   1 октября 1949 в Пекине Мао Цзэдун провозгласил создание Китайской Народной республики. Столицей ее стал Пекин, удаленный от центров рыночной экономики Восточного и Южного Китая. Верховным органом власти стало Центральное народное правительство во главе с Мао Цзэдуном. Его состав подбирался ЦК Коммунистической партии с включением представителей малых партий и известных в стране деятелей, лояльных к коммунистам. Китай поделили на восемь больших наместничеств во главе с генералами НОА. Этот строй Мао обосновывал заимствованной у Сталина идеей демократической диктатуры. Сочетание понятий демократия и диктатура не так нелепо, как кажется на первый взгляд. Очень многие диктатуры нового времени держались благодаря поддержке малообеспеченного большинства и больше считались с волей народа, чем иные режимы парламентской олигархии. Тем более это было нормально для Китая, где о демократии знали немногие, и то чисто теоретически.
   В первые месяцы после провозглашения КНР части НОА без больших боев заняли все южные и западные провинции Китая. Гоминьдановские генералы и наместники принимали, как правило, почетные условия капитуляции. В горах, лесах и степях Китая еще около двух лет действовали отдельные отряды гоминьдановских офицеров, местных помещиков, шэньши. Постепенно армия уничтожила эти отряды, а заодно почти все банды разбойников-хунхузов. В этой малой войне погибло еще не меньше двух миллионов китайцев, не столько в бою, сколько в ходе расправ. Только Тайвань остался под контролем Чан Кайши. Западные страны до 1970х признавали правительство Тайваня как законное правительство Китая. Это не могло изменить тот факт, что Китай снова после сорокалетнего перерыва прочно объединился под властью коммунистов.
   Исход гражданской войны в Китае серьезно изменил соотношение сил в мире в пользу коммунистов. Конечно, коммунистам трудно было бы победить без советской помощи. Американцы же хоть и вложили в режим Чан Кайши огромные средства, но при этом ставили ему палки в колеса, отчасти по соображениям борьбы за демократию, отчасти опасаясь создания действительно сильного единого Китая. Лозунги коммунистов были ближе массам сельского населения, жившего по европейским меркам в абсолютной нищете. Восьмилетняя война с Японией довершила дело разорения страны и вызвала рост уравнительных настроений. Как и гоминьдановцы, коммунисты тоже ставили вопрос о модернизации Китая, но связывали его с советским опытом и тысячелетней китайской традицией эгалитарных монархий. Нельзя, конечно, считать победу коммунистов предопределенной. Чан Кайши имел шанс победить в гражданской войне, а вот провести модернизацию огромной страны выбранным методом ему было бы гораздо труднее. Непонятно, откуда бы гоминьдановцы взяли колоссальные средства на модернизацию, не трогая капиталы старой элиты, или как они побороли бы коррупцию в условиях сосуществования частного и государственного сектора в необъятной стране, в которой не существовало понятия о грехе.
  
  
  
   13.37. Оккупация Японии.
  
   Япония после войны лежала в развалинах. Погибло около четырех миллионов японцев, в основном мирное население. Сотни тысяч получили лучевую болезнь, еще не зная о ее существовании. Крупные города были разрушены, уцелевшие предприятия не работали. Руководителей государства, кроме императора Хирохито, победители судили своим судом и повесили. Японию оккупировала американская армия, японская армия и полиция были распущены. Генерал Макартур издавал для Японии новые законы. Американцы непосредственно взяли на себя функции финансовых, военно-полицейских и внешнеполитических служб. Их целью было создание безоружной демократической аграрной Японии, перестроенной по американским образцам и полностью зависимой от США. О поведении оккупантов у японцев остались жуткие воспоминания, хотя дело тут скорее не в особой жестокости или наглости американцев, а в несовместимости этических норм двух народов.
   Одной из первых мер победителей стала тотальная чистка государственного аппарата и школ, перестройка прессы по американскому образцу. Макартур декларировал политические свободы и всеобщее избирательное право для мужчин и женщин. Одним из первых указов Макартур отменил государственный характер религии синто. Развернулась кампания против конфуцианства. Тэнно Хирохито официально заявил, что не происходит от богов и не является живым богом. За это сохранил трон и символические полномочия. Конституция 1947, продиктованная лично Макартуром, передавала власть двухпалатному парламенту. Согласно конституции обе палаты избираются на прямых выборах, правительство отвечает перед нижней палатой. В довоенных партиях провели чистку от всех лиц, которые активно поддержали войну, и разрешили этим партиям возродиться под новыми именами. На первый план вышли Либеральная партия, созданная на базе Дзюито, Прогрессивная (наследница Минсэйто), и Социалистическая.
   Аграрная реформа 1946 установила предел землевладения в 3 га. Япония окончательно превратилась в страну мелких парцелл. Запрещалось создание или восстановление предприятий, которые можно было использовать для производства вооружений, и этот запрет соблюдался очень строго. В 1947 были запрещены все объединения фирм и держание акций одной фирмы другой. Крупнейшие торговые и промышленные концерны подлежали разделу на несколько десятков небольших фирм без права на воссоединение. Разрушить до конца японские концерны все-таки не удалось - они имели форму семейных фирм многопрофильного характера, и тут могла бы помочь разве что тотальная национализация. Вводились восьмичасовой рабочий день и базовые законы по охране труда. Школа перестраивалась по американским образцам, ликвидировались курсы этики и морали и резко сокращался объем общеобразовательных курсов. Правда, разрушить японскую школу американцы все же не смогли, и постепенно она восстановили лучшие из старых традиций, сохранив при этом наиболее эффективные нововведения.
   Реформы стоили дорого, в то время как производство не удавалось возродить, во многом из-за прямых помех со стороны США. Результатом были гиперинфляция, всеобщая безработица, голод, острые формы классовых столкновений. На выборах 1946 американцы обеспечили победу наиболее лояльной к ним Либеральной партии. На второе место вышла Прогрессивная партия, вскоре преобразованная в Демократическую, на третье - Социалистическая. Первый послевоенный парламент выполнил свои задачи, быстро утвердив новую конституцию и законы на основе уже действующих указов Макартура. На вторых выборах в 1947 социалисты победили и даже сформировали недолговечное правительство в коалиции с демократами, но их политика привела к усилению инфляции. Часть демократов объединилась с либералами в Либерально-демократическую партию, ставшую главной партией японской олигархии. Эта олигархия теперь состояла из промышленников, финансистов, юристов, крупных технических специалистов. Офицерский корпус в новой Японии прекратил существование, дворянство окончательно утратило позиции. В 1948 либерал-демократы сформировали правительство во главе с Иосида, самым видным политиком послевоенной Японии, и затем получили абсолютное большинство мест на выборах 1949. С этого времени олигархия уже не упускала власть из рук.
   В 1946-1948 японские рабочие захватывали предприятия, диктовали коллективные договоры хозяевам. Профсоюзы пытались взять контроль над целыми отраслями. Все это происходило на фоне быстрого ухудшения отношений между СССР и США и успехов коммунистов в Китае. В Корее тоже нарастало противостояние между Севером, где под контролем советских войск утверждалась левая диктатура, и Югом, где либералы утверждали с помощью американских войск правую диктатуру. В этих условиях власти США увидели необходимость хотя бы частично восстановить потенциал Японии, чтобы иметь здесь надежную опору. Генерал Макартур получил четкие указания подавлять силами американских войск массовые акции левых и не препятствовать возрождению гражданской промышленности. Под диктовку американского финансиста Доджа правительство Иосида приняло в 1948 план финансовой стабилизации. Он предусматривал резкое снижение социальных расходов и государственных субсидий с одновременным повышением налогов. Финансовые реформы вместе с отменой многих запретительных мер в промышленности способствовали снижению инфляции, утверждению твердого курса валюты и началу экономического подъема. Коммунистическая партия на пике своего влияния в 1949-1951 пыталась поднимать восстания, но ее сил явно не хватало для переворота, и она приняла на себя роль крайне левой легальной оппозиции. В общем-то, возможности левого переворота в Японии были явно преувеличены и левыми, и правыми. Основная масса японцев даже в условиях оккупации сохранила верность идее иерархического устройства общества.
   В 1951 в Сан-Франциско был подписан мирный договор. Япония отказалась от Кореи, Тайваня, Порт-Артура, Микронезии, Южного Сахалина и Курил. Ей запрещалось создавать армию и военную промышленность. Режим оккупации прекращался, но американцы сохранили на островах многочисленные экстерриториальные базы и держали на них стотысячную армию. Этот договор дополнялся японо-американским союзным договором. СССР в пику США не подписал Сан-Францисский договор, но факт отказа Японии от Курильских островов в нем все-таки зафиксирован.
   Вторая мировая война сломила Германию, навсегда вывела ее из числа великих держав. Ситуация в Японии сложилась несколько иная. Япония также выпала из числа великих держав, подверглась оккупации и перестройке по модели победителей. Однако японцы не утратили стремления к восстановлению своих позиций. Поражение пошло им в какой-то мере даже на пользу - они убедились, что не смогут завоевать мировое лидерство силой, и стали искать для этого другие, более эффективные пути. Они приняли навязанные американцами перемены, сопоставимые по глубине с изменениями эпохи Мэйдзи, но сохранили, как представляется, основу своей тысячелетней цивилизации.
  
   13.38. Деколонизация Индии.
  
   Индийская политическая элита в годы войны в целом проявляла лояльность по отношению к Англии, но требовала незамедлительно дать Индии статус доминиона. Уже с 1942 массовое движение стало выходить из-под контроля официальных лидеров. Забастовки, демонстрации, крестьянские бунты приобрели невиданный размах. В феврале 1946 восстал англо-индийский флот в Бомбее. США и СССР поддерживали идею независимости Индии. Пока у власти в Лондоне был Черчилль, он жестко подавлял любые сепаратистские выступления, не останавливаясь перед большой кровью, но победившие в 1945 лейбористы сознавали, что уход из Индии неизбежен. 15 февраля 1946 Эттли официально заявил о готовности Британии дать Индии статус доминиона.
   На выборах в Учредительное собрание Индии победу одержал Индийский национальный конгресс. Правительство возглавил лидер левого крыла конгресса Неру. Мусульманская лига заявила о необходимости создания двух доминионов, собственно Индии и Пакистана в составе провинций с преобладанием мусульман. 16 августа 1946 в Калькутте вспыхнули стихийные индусско-мусульманские погромы. Вскоре они распространились на всю Северную Индию. Самый кровавый характер погромы приобрели в Пенджабе, где мусульмане убивали заодно и сикхов. Не помогли ни призывы политических и религиозных лидеров обеих сторон, ни голодовка, объявленная Ганди, ни запоздалые усилия британской администрации и правительства Неру, ни вмешательство полупарализованной англо-индийской армии. Индия погружалась в кровавую анархию. Всего погибло около миллиона человек, 15 миллионов бежало во встречных направлениях, сотни тысяч людей в глухих районах попали в рабство.
   3 июля 1947 по инициативе вице-короля Маунтбэттена британское правительство объявило о разделе Индии. Земли с мусульманским большинством - Восточная Бенгалия, Западный Пенджаб, Синд и северо-западная окраина Индии - выделялись в отдельный доминион Пакистан. В отдельный доминион выделялся также Цейлон. 600 раджей и эмиров получили право выбирать между Индией и Пакистаном. Альтернативой англичане объявили простой уход из Индии без передачи власти, что привело бы, вероятно, к ее полному распаду. В условиях нараставшей анархии ИНК согласился с планом Маунтбэттена.
   15 августа 1947 было официально объявлено о создании на месте Индийской империи доминионов Индия и Пакистан. Пакистан при этом состоял из двух изолированных провинций. Англо-индийская армия делилась на две части в соответствии с местом дислокации. Княжества присоединялись к тому доминиону, к которому принадлежали географически, и только владетели пограничных земель получили реальную возможность выбирать между Индией и Пакистаном. Хайдарабад и Кашмир сделали попытку добиться независимости. За Кашмир осенью 1947 разгорелась первая индо-пакистанская война. Она закончилась разделом Кашмира с преобладающей долей Индии. Хайдарабад в 1948 капитулировал перед вступившими в княжество индийскими войсками. В том же году статус доминиона получил Цейлон. Все три доминиона остались в составе Британского Содружества. Правительство Индии возглавил Джавахарлал Неру, правительство Пакистана - лидер Мусульманской лиги Джинна. Индо-мусульманские погромы продолжались и после официального раздела. Ганди снова объявил голодовку и 30 января 1948 был убит индуистским экстремистом. Гибель Ганди потрясла Индию и остановила резню.
   Уход англичан из Индии был, очевидно, неизбежен. Долго противиться ему в новых послевоенных условиях не смогло бы ни одно британское правительство. При этом индийская элита за предыдущие десятилетия усвоила британские политические традиции и повела Индию по парламентскому пути. Этому способствовали фундаментальные факторы - традиции общинного и кастового самоуправления, отрицательное отношение к попыткам силой добиться изменения своего статуса, наличие множества этносов при их несомненной суперэтнической общности. Парламентская федеративная система способствовала учету интересов разных этносов, каст, социальных групп и их сосуществованию в рамках единого государства. Индо-пакистанское размежевание, возможно, пошло Индии даже на пользу. Известно, сколько проблем у молодого государства возникло с оставшимися на ее территории мусульманами и сравнительно небольшой общиной сикхов, и можно представить себе, что было бы, если бы мусульман было в 5-6 раз больше, и они контролировали бы ключевые регионы страны. С другой стороны, проблема перешла на международный уровень, вылилась в три войны и серию мелких конфликтов и неизвестно еще, что будет дальше.
   За годы своего господства англичане разрушили традиционную промышленность и инфраструктуру Индии и создали основы новой экономики. Увеличение экономического потенциала Индии за это время несомненно, но уровень жизни, возможно, даже снизился. По производству и потреблению простейшей продукции - тканей, обуви, спичек, сахара, топлива, велосипедов, простейших бытовых товаров - Индия отставала от европейских стран в 10, 100 и более раз. Сложных производств здесь практически не было вообще. На момент достижения независимости Индия голодала, остановились многие предприятия, не хватало квалифицированных административных кадров. Новые чиновники спешили получить новые привилегии, но не обладали компетентностью и воспитанной с детства добросовестностью своих предшественников-англичан. Богачи открыто транжирили деньги на глазах голодающих. Коммунисты, популярные в среде городских рабочих, в 1948-1949 готовили революцию, но их сил явно не хватало. В этих условиях успехом молодого государства можно считать уже то, что оно устояло и очень медленно и неумело стало выправлять ситуацию.
  
   13.39. Деколонизация Индокитая.
  
   В 1941-1942 вся Юго-Восточная Азия была оккупирована японскими войсками. Японцы проводили политику геноцида европейского и, отчасти, китайского населения. Национальные партии от правых до левых, за исключением коммунистов и части либералов, поддержали Японию. Из их представителей японцы формировали местные органы власти, в Бирме сформировали даже армию во главе с известным левым национал-социалистом Аун Саном, в 1943 официально признали независимость Бирмы и Филиппин. В целом же японское господство обернулось для региона разорением и страшным голодом. Японцы третировали местных жителей, установили систему принудительного труда, вывозили в метрополию все сырье и большую часть продовольствия, устраивали массовые казни недовольных. Только в Индонезии от голода погибло 4 миллиона человек - примерно каждый десятый. Местами началось антияпонское партизанское движение, возглавленное коммунистами. Коммунисты, малозаметные до тех пор, значительно усилили свое влияние во всех главных странах региона. В марте 1945, во время наступления англичан, бирманская армия Аун Сана ударила в тыл японцам и завладела страной.
   Дни окончательного разгрома Японии в августе 1945 ее бывшие ставленники использовали для провозглашения независимости. 17 августа 1945 виднейший яванский политик Сукарно, который всю войну сотрудничал с японцами, провозгласил независимость республики Индонезия. Во Вьетнаме власть формально перешла к императору Бао Даю. 2 сентября вьетнамские коммунисты во главе с Хо Ши Мином свергли Бао Дая и провозгласили демократическую республику. В сентябре 1945 английские войска высадились в главных пунктах региона и завершили разоружение японских войск. Англичане планировали восстановить в регионе колониальный режим и передавали власть французским и голландским администраторам. Против этой политики сплотились и коммунисты, и националисты из числа недавних сторонников Японии. Колониальные структуры были уже разрушены; массы народа за короткий период безвластия успели ощутить себя свободными от колонизаторов; США предпочитали иметь дело со слабыми молодыми государствами и старались придержать своих союзников. В итоге восстановленный колониальный режим оказался крайне непрочным.
   Филиппинам американцы обещали независимость еще до войны. В 1945 они создали из наиболее лояльных политиков (в массе своей они сотрудничали с японцами и вовремя сменили ориентацию) Либеральную партию во главе с Рохасом. Либералы путем прямого насилия обеспечили себе большинство на выборах 1946. 4 июля 1946 Филиппины стали независимой республикой на условии сохранения военного союза с США, экстерриториальных американских военных баз, режима беспошлинной торговли с Америкой, привязки филиппинского песо к доллару.
   В Бирме англичанам пришлось считаться с реально достигнутой уже независимостью страны. Власть в Бирме принадлежала Аун Сану и его сторонникам из левой партии АЛНС. 27 января 1947 Эттли и Аун Сан подписали соглашение о превращении Бирмы в независимую республику. 19 июля очень популярный в народе Аун Сан был убит соперниками, но его сторонники сохранили контроль над правительством. 4 февраля 1948 Бирма официально стала независимой республикой. В Малайе англичане сумели задержаться до 1957. Коммунисты при поддержке части китайского населения развернули против них партизанскую войну и потерпели поражение.
   В Индонезии Сукарно попытался присвоить себе чрезвычайные полномочия, но должен был поделиться властью с широкой коалицией партий от ортодоксальных исламистов до коммунистов. С высадкой на Яве английских, а затем и голландских войск наступило двоевластие. Время от времени голландцы вступали в бои с только что созданной индонезийской армией, одерживали победы, оттесняли ее дальше вглубь Явы, но победить окончательно не могли. Приходилось считаться и с позицией американцев, которые настаивали на мирном разрешении конфликта и постепенной деколонизации. Голландцы при поддержке США сделали ставку на создание в Индонезии конфедерации малых национальных государств в противовес правительству Сукарно. В 1949 на этой почве был достигнут компромисс. Независимость Индонезии в форме конфедерации получила официальное признание, англо-голландские войска эвакуировались.
   Во Вьетнам в сентябре 1945 вступили английские и китайские войска, затем их сменили французы. Они ликвидировали коммунистические органы власти сначала в Южном, затем и в Северном Вьетнаме. Коммунисты развернули партизанскую войну и получили поддержку большинства соотечественников. С победой коммунистов в Китае они стали получать широкомасштабную помощь оружием и людьми. Война шла с переменным успехом до 1954. В этом году вьетнамская армия Во Нгуэн Зиапа в двухмесячных боях разгромила главные силы французского экспедиционного корпуса под Дьенбьенфу. После этого на международной конференции в Женеве было достигнуто соглашение о признании независимости Вьетнама, а заодно Лаоса и Камбоджи. Вьетнам при этом временно делился на северную зону, где власть переходила к коммунистам, и южную, где правили представители Бао Дая.
   Сиамские цари в первой трети XX в. продолжали реформы по модернизации своей страны. В 1932 молодые офицеры, получившие образование в Европе, совершили военный переворот. Формально Сиам стал конституционной монархией с символической властью короля, фактически - военной диктатурой. В 1939 он был переименован в Таиланд. Главой режима был генерал Пибун Сонгкрам. В 1941 Пибун поддержал Японию, но очень осторожно, стараясь не рвать окончательно с Америкой. После войны в Таиланде на короткое время утвердилась демократия, но в 1948 Пибун совершил новый переворот и правил до своей смерти.
   Крушение колониальной системы в Юго-Восточной Азии после войны было неизбежно. Все страны региона имели государственную традицию, война разрушила колониальный режим, и вдобавок очень благоприятно сложилась общая обстановка в послевоенном мире. В доколониальную и раннеколониальную эпохи различия между несколькими цивилизациями региона были очень существенны. К концу колониальной эпохи эти различия не исчезли, но ход развития сблизился. Повсюду отмечалась большая роль государственного сектора как наследие аграрных деспотий, доживших до XIX в., повсюду сохранялась сильная сельская община с ее эгалитарными тенденциями, и везде же имелись многочисленные частные торговцы и посредники, часто напрямую связанные с криминальным миром. Первые два фактора способствовали успехам коммунистов. Коммунисты в политической практике брали за основу не столько догмы марксизма, сколько восточноазиатскую традицию сильного эгалитарного государства. Сильнее всего эта традиция была во Вьетнаме, слабее всего - на Филиппинах. В то же время имелся шанс и для развития капитализма в своеобразном варианте.
  
   13.40. Деколонизация Африки.
  
   Арабские националисты еще до завершения войны развернули активную борьбу за независимость своих стран. В 1946 завершился процесс оформления независимости Сирии, Ливана и Иордании. В Ливане, где преобладало христианское население, основные партии достигли соглашения о распределении постов во властных структурах между представителями различных конфессий. В 1951 получила независимость Ливия. Английские войска оставили Египет, за исключением зоны Суэцкого канала. В 1955 после долгого торга получил независимость англо-египетский Судан. В 1955 французы оставили Тунис, в 1957 - Марокко и постарались удержать за собой только Алжир. В арабском мире деколонизация очень редко происходила бескровно, причем эскалацию насилия провоцировали обе стороны.
   До Африки в 1910х добралась демографическая революция. Она была вызвана улучшением системы здравоохранения, внедрением новых продовольственных культур, развитием скотоводства, появлением элементарных социальных гарантий для самых бедных семей. Темпы роста населения стали составлять 3-4% в год, что означало его удвоение каждые 18-20 лет. К середине века в Африке впервые стало ощущаться относительное перенаселение, хотя плотность населения здесь по-прежнему была ниже европейской и азиатской. Молодые люди, получившие хотя бы начальное образование, старались теперь перебраться из деревень в города. Здесь они сохраняли племенные и клановые связи и в случае необходимости поддерживали политика-соплеменника против его противников. В самой африканской деревне уклад жизни в эти десятилетия менялся все еще незначительно - сильнее вокруг административных и промышленных центров и слабее на основной территории.
   Промышленность в Африке сводилась, в основном, к добыче полезных ископаемых, первичной переработке сырья, производству простейших потребительских товаров, нерентабельных к дальним перевозкам. Только в Южно-Африканском Союзе, где белое население составляло около 20% (с мулатами - 30%), сложилась современная многоотраслевая промышленность на уровне среднеразвитых европейских стран. Основную часть неквалифицированной рабочей силы в африканских городах составляли временные рабочие, приходившие на заработки из деревень на несколько месяцев или лет. Через них и проникали в деревню современные представления о мире и вкус к покупным товарам. Во французских, бельгийских и португальских колониях использовался также принудительный труд. Характерными чертами африканского общества оставались многоукладность хозяйства, разрыв между традиционными и современными укладами при преобладании традиционных, слабость современного образованного среднего класса, преобладание в городах мелких торговцев и людей без постоянного заработка. Собственно, жесткость колониальной политики имела целью не только сохранение господства метрополии, но и предотвращение процессов социального распада.
   Уровень грамотности в Африке к середине XX в. не превышал еще 10-20%. Среднее образование на европейском уровне открывало дорогу в высший класс. Новую африканскую элиту составляли не столько малочисленные предприниматели, сколько чиновники, офицеры, интеллигенты. В основном, это были дети вождей, которые затем помогали продвинуться соплеменникам. Эти люди составляли основу политических партий, возникавших во всех странах Африки после второй мировой войны. Британия первой из колониальных держав значительно расширила полномочия выборных органов местного управления, допустила туда негров и старалась опереться на местную элиту. После войны по тому же пути пошла Франция, затем Бельгия и даже Португалия. Только в ЮАС события развивались в обратном направлении. В 1924 на выборах в парламент доминиона победили партии буров. Их правительства ограничили возможности черных получать современное образование, продвигаться по службе и закрепили преимущественное право на все сколько-нибудь квалифицированные работы за белым населением. Характерно, что крупные собственники выступали против этой политики, так как были заинтересованы в использовании дешевого труда негров, но белый рабочий класс и фермеры твердо поддержали расистов.
   К концу мировой войны в Тропической Африке только Эфиопия и Либерия имели статус независимых государств, да и то в Эфиопии англичане постарались задержаться после изгнания итальянских войск. В конечном счете, здесь была восстановлена реформаторская абсолютная монархия во главе с Хайле Селассие. В остальных колониях были созданы местные выборные органы, получившие законодательные полномочия. При этом полномочия законодательных органов были ограничены, часть мест в них закреплялась за белым меньшинством или замещалась по представлению губернатора. Африканские партии, независимо от степени лояльности к метрополии, старались расширить полномочия парламентов и сделать их полностью выборными. Этот плавный процесс завершился в середине 50х. Вооруженные восстания были редкими и безуспешными. Так в 1947 французы (причем при левом правительстве) спровоцировали восстание на Мадагаскаре и зверски подавили его, истребив сто тысяч человек, в массе своей непричастных к восстанию. В 50е партизанская война шла в Кении и Камеруне.
   В 1957 радикалы победили на выборах в самой развитой из английских колоний Западной Африки, Золотом Береге, и добились провозглашения его независимости под именем республики Гана. В 1958 та же ситуация повторилась во Французской Гвинее. После этого метрополии решили не тянуть с передачей власти лояльным к себе местным партиям. В 1960 независимость получили большинство африканских колоний, и к 1964 процесс в целом был завершен. Колониальный статус сохранили только португальские Ангола и Мозамбик, британская Южная Родезия и несколько анклавов. В большинстве случаев власть перешла к лояльным к метрополии политическим партиям. Франция даже после деколонизации старалась официально закрепить свои позиции в регионе через систему договоров, дававших ей право на вмешательство в дела бывших колоний.
   Процесс деколонизации хронологически выходит за рамки периода двух мировых войн, но по сути является его продолжением. В ходе распада колониальных систем евроцентристский мир окончательно перестал существовать. Главной причиной быстрого развала мировых империй был не героизм борцов за независимость и не слабость или мудрость государственных деятелей, а совокупность объективных обстоятельств. Во-первых, большинство колоний стало превращаться в обузу для метрополий из-за роста расходов на оборону, развитие транспорта, коммунальных служб, здравоохранения, просвещения, социальные выплаты и пр. Соответственно, в метрополиях крепло намерение снять с себя эти расходы и контролировать свои бывшие владения косвенными методами. Во-вторых, малочисленные колонизаторы вынуждены были формировать новую элиту с европейским образованием и системой взглядов и вкусов и местными корнями. Окрепнув, эта элита стала выживать колонизаторов при полной поддержке соплеменников. В-третьих, леволиберальная европейская интеллигенция после второй мировой войны окончательно прониклась идеей братства народов и энергично выступала за свободу колоний. В-четвертых, обе сверхдержавы по разным мотивам поддерживали деколонизацию, США путем нажима на правительства метрополий, СССР путем поддержки национальных движений. Англичане уходили из колоний, как правило, без большой крови, французы до конца 50х держались до последнего, не останавливаясь перед настоящим геноцидом, но в целом процесс был необратим.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"