Скороходова Татьяна Николаевна: другие произведения.

Отдай моё сердце (26)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:


26

  
   Тело сковал смертельный холод.
   Лоэтиэль читала аркан мягким, тихим, бархатным голосом. Голос манил, звал, журчал ручьём, пел шёпотом ветра в кронах. Казалось, жрица пела колыбельную, а не забирала мою жизнь.
   Хорёк сел, замер, шерсть побелела, глаза залило кровью, зверь застыл, как неживой.
   Я упала на колени, меч оцарапал шею, впился в кожу, тёплая струйка крови побежала из-под острия, превращаясь в колюче-ледяной жгучий порез. Клочья тумана почернели, засверкали крохотными бело-зелёными молниями, голос жрицы стал громче, в напеве зарокотали отдалённые нотки грозы. Ледяной меч ожил кровавыми сполохами, казалось, синь неба и чистая, алая, яркая кровь смешались в смертном бою. Клинок осиным жалом впился в кожу, туда, где ещё отчаянно билась жизнь; кровь струилась, бежала за воротник, тут же застывая ледяной коркой, не давая открыться ране. Браслет полыхал, потрескивал, и только жгучая боль от ожога не давала мне впасть в милосердное забытьё. Я мечтала умереть, лёд и пламя пожирали меня заживо, кровь бурлила в венах, сердце трепыхалось так, будто вот-вот разорвётся, меня убивала дикая, жгущая боль за грудиной, пот заливал глаза, застывал льдом, я не могла кричать, не могла шелохнуться, убить себя, казалось, мука не кончится никогда.
   Что-то пошло не так.
   Меч-вампир потемнел, по лезвию побежали ядовитые сполохи, в водоворот слепящего голубого и алого влились ручьи искристой черноты. Глаза Лоэтиэль потемнели, белки залило кровью, костяшки пальцев побелели, жрица вцепилась в рукоять, меч рвался из её рук, как безумный, ведьма едва могла его удержать. Её голос возвысился, перешёл в крик, отчаянный крик безумной чайки, стал воплями иволги, воем обозлённой кошки. Молнии сгустились, били вокруг нас, мы были внутри кокона из света, тьмы и паутины молний.
   Лоэтиэль крикнула гортанным, страшным голосом на неведомом мне языке, эхо заклятия впилось в меня тысячью игл, меч хрустнул, уколол шею и взорвался ледяным крошевом. Падая, я успела увидеть, как глаза жрицы приняли нормальный вид и цвет, увидела, как их заполоняет отчаяние и ужас, как Ло падает на колени рядом со мной.
   Больше я не видела ничего.
  

***

  
   - Если ты убивать Кайра, я бить твои куски, ты, истукан, - услышала я знакомый голос, но вот чей он, пока вспоминалось не очень.
   - Ваша подруга будет жить, неприятные воспоминания я стирать не обучена, в моей памяти, свитках и архивах данных арканов нет, - мелодичный механический голос тоже был мне знаком, но, Икабод меня дери, и эту дамочку я не могла вспомнить. Икабода вспомнила. Счастье-то какое.
   - Твой аркан хорош, она дышит весело, ты лекарь, истукан. Время даст знать, жива она совсем или нет, я убивать голем, если обман.
   Ага. Это я "дышу весело", значит, я жива. Вспомнив меч, сполохи и бурю, вспомнив сломленную, преданную её же силой Ло, я похолодела. Я не в аркане Лоэтиэль, я в чьей-то постели, на лице что-то мерзкое и мокрое, ну, всё лучше, чем было в жутком грозовом Междумирье.
   Я села, мокрое полотенце шлёпнулось на ноги, голова закружилась, меня оглушила боль, шею будто проткнули ледяным шилом, еле разлепив веки, я ничего не увидела, кроме кровавых пятен. Глаза жгло, будто сыпанули чего-то едкого и колючего, я почти ослепла, в голове что-то плавало и булькало, никак не выстраиваясь в привычный ход мыслей, мешала демонова боль.
   Где я? Кто это? Почему всё и зачем, и, главное, за что?
   - Пей, - моих губ коснулся край кружки. - Ты зелье пить, бегать, прыгать и здороветь.
   Я послушно выпила кисленький отвар, или зелье, плевать, как эта жидкость называется и есть ли в ней магия или нет, я жадно пила, с каждым глотком ощущая себя всё лучше и лучше. Выхлебав кружку, поставила её на столик у кровати, где уже красовалась на глиняном блюде горка нарубленной кусками отварной свёклы, разваренная в лохмотья рыбина возлежала на подушке из пшена, безглазо глядя в потолок. Ломоть гномьего, на вид каменного хлеба довершал натюрморт. Спасибо, Марта, руку мастера узнаешь по делам его. Впрочем, у меня и так аппетита не было, а теперь и вовсе. Я глянула на Зуллу, подруга смотрела на меня так, будто я попала под мельницу мечей дроу. Не выдержав жалостливого взгляда амазонки, я перевела взгляд на возмутительно невозмутимую физиономию голема, спустила ноги на пол. Злата примостилась на краешке кровати, сидя так, будто у неё в спине был шомпол.
   Комната, то есть каморка, была моя, орденская, где всё было знакомым и родным, разве что немного изменилась Зулла, если можно считать изменением пару костылей и обмотанную чистыми льняными полосками ногу, гордо возлежащую на моём же табурете. Да, дела. Зулла тоже выбывает, отряд наших раненных принял нового бойца. Зельями можно ускорить заживление, но это на день-два, дальше кость вернётся в своё сломанное состояние, может и хуже стать, ведь, если не ощущаешь боли, то и сломанную конечность не бережёшь, так что лучше не рисковать и поспешать медленно. Разбитое во время поимки Сильфы окно так никто и не починил, но Марта, ни Кент не озаботились, впрочем, им и без моего окна хлопот хватало. Я осторожно пошевелилась. Вроде все кости и мышцы целы, боль ушла, на мне ни царапины, чудеса прямо... магия.
   - Что случилось, - задала я неожиданный вопрос.
   Что поделать, вопросов было, как муравьёв в муравейнике, но этот я сочла всеохватным и всеобъемлющим.
   - Ты падать из никуда в кусты, ветки ломать, здорово. Клосс тебя ловить, в небе большой, цветной бабах, красиво, да, - ответила мне Зулла, явно счастливая от того, что ей довелось увидеть фейерверк и меня в полёте. - Сильфа меня ронять, наступать, я ломать нога, зря её держать. Меня целить маг и он делать телепорт в Орден.
   - Хорошо, что "целить". А с неба эльфийки и хорьки часом не падали, только я?
   - Хорьки нет, эльф - да, только бежать он, после хлоп - и нет. Жаль, голый, красивый, великолепный, отборный самец, дети делать далась бы я.
   - Ну да, само божество красоты и интриг в натуральном виде. Значит, он ещё и бегает... Зулла, давай про то, кому и почему ты хочешь отдаться, ты не будешь говорить, или говорить только мне?
   - Почему? Тайна не есть. Я честна. Овод любить меня как есть или никак.
   - Оводу не понравится.
   - Оводу куда быть похожим цель есть, не пить, сильным быть. Я - Дар, Овод меня заслужить и заслужить всегда, жизнь вся, хоть мне боль, если ссора мы, семья где муж амазонки нигде нет, я первый прохожий. Учусь, ты учить. Добра я есть, умна, запоминаю урок.
   - Добрее тебя нет во всем Аркануме. Где Сильфа? И как мы очутились с тобой в Ордене?
   - Много вопрос, мы здесь маг телепорт помощь, Сильфа ест, играть конюшня, Кент забрать и материть, ты лежать, здороветь, кукла за тобой смотреть. Я к Овод, проверить, как он, ты ждать здесь, голем никто в Орден к тебе не пускать, тебя не пускать, я приказать.
   С этой напутственной речью подруга потрепала меня по голове, и, ругаясь на чем свет стоит, взяв костыли у стены, поковыляла к выходу. Впрочем, выход был в паре шагов, моя каморка чуть больше постели, не разбежишься.
   Темнело на глазах, сквозь крохотное оконце было видно, как неотвратимо наступал вечер, ветерок холодил мне лицо, звал за собой. Мне нужно в Гавань, прямо вот сейчас, сию секунду, иначе убийца может убрать свидетеля, замести следы. Визард не тупой, к моему искреннему сожалению, он поймёт, что наследил, если поняла и я, а я возлегаю тут, исцеляюсь и восстанавливаюсь. Подумаешь, чуть не скормили цветочку, это ерунда, не говоря уже о том, что, не евши и не спавши, это пустое, не впервой, на что зелья? А вот эта кукла-сиделка, что оставила со мной Зулла, просто так не отвяжется, а мне позарез надо в Гавань.
   Одной.
   Хватит невинных жертв, кроме того, шпионы Коркорана мне совсем не нужны, пусть голем и грозное оружие. Кстати, об оружии. "Молнии" не было, чего и следовало ожидать, если только она не стала невидимой. Вместо "молнии" у меня теперь голем.
   Я и Злата уставились друг на друга.
   Миниатюрная, хрупкая блондинка-красавица в короткой тунике-столе из серебристого шелка и темно-серых узких штанах на стройных же ножках, Злата ничуть не изменилась с нашей последней встречи, правда, в шаре мне не было видно её дриадских сапог на высоченных каблуках, эка невидаль, разве что от эти сапоги были оружием, как и сам голем. Что она здесь делает, кто она - друг или враг? Судя по тому, что я в своей постели и пока жива, она не враг, ну, хоть что-то. Рой мыслей в моей башке аж гудел, я не знала, с чего начать, да и спрашивать не хотелось. Слишком много плохих новостей, слышать про новые горести я не желала.
   - Ты шпион Коркорана? Он следил за женой? - спросила я.
   - Я оберегала покой Венгерберга и Арканума по приказу моего Господина. Лоэтиэль была больна, оборвать её линию жизни Господин не мог, мне и Его Светлости Коркорану оставалось только следить, чтобы она не нанесла вред подданным Арканума.
   - Лучше скажи, самому Коркорану.
   - Его Светлость тоже подданный.
   - Он много ещё кто, кроме того, что подданный самому себе, и, думаю, вряд ли эти эпитеты и титулы он заложил в твой понятийный аппарат.
   - "Его Светлость" вполне достаточно.
   - И где сейчас эта самая светлость, в каком виде пребывает? Хорьком он мне больше нравился, слово гоблина, а после того, как встречусь с ним, если он по глупости умудрится выжить, клянусь, в его титулах добавится нечто вроде "безухого", "одноглазого" или вообще "скопца".
   - Его...
   - Ещё раз брякнешь про "светлость", стукну.
   - Меня?
   - А что, здесь есть ещё кто-то, кого можно стукнуть? Неужели здесь где-то прячется мой знакомый хорь?!
   - Коркоран выздоравливает в семейном эллоне Эраннвальд, там ему обеспечен уход и скорейшее выздоровление. Некоторые черты сущности зверя ещё остались у Его...
   - Знаю, светлости! Даже не буду спрашивать, какие это черты - представлю себе самые интересные и милые, вроде вылизывания под хвостом, питания сусликами и мышами...
   - Его Светлость не употребляет мышей и сусликов в пищу.
   - Жаль, - уронила я.
   - Вы, Кайра, зря так ожесточены против Его Светлости. Вам почти ничего не угрожало.
   - "Почти"?!
   - Если бы Её Светлость Лоэтиэль была в здравом уме, она бы поняла, что аркан Сандерры против Вас применять нельзя.
   - Да мне плевать с высокой башни, что там знала и понимала эта поехавшая головой жрица, ты сказала - "почти"? Объяснись.
   - Вы, Кайра, способны повернуть меч Лилий против его хозяйки. Аркан Сандерры - аркан Тенет. Вы обладаете силой Тенет такой мощи, что она, как смерч, как огромный магнит, вберёт в себя любую силу, что будет направлена против Вас, или же пропустите удар через себя, вернув силу её источнику, тем самым уничтожив его. Это будет зависеть от аркана, который применят против Вас. Вы способны поглотить урон без остатка, усилив им свою Тенет. Сейчас в полной мере это не позволяют сделать "Оковы тишины", браслет, что на Вас, или, что и произошло, Вы вернёте удар противнику. Её Светлость убила себя, не зная об особенностях Вашей Милости, она стала слишком самоуверенна и слишком... вы, люди, говорите: "Потеряла берега". У Лоэтиэль была непробиваемая защита, но эта защита не могла защитить её от самой себя. "Оковы" не позволяют Вам убивать, но они не глухая стена. Его Светлость сказал, что у Вас есть и другие способности, которым браслет не помеха, и Вы ими невозбранно пользуетесь.
   - О чём ты? Какая сила? Какая Тенет? Какой, к троллям, смерч?! Я не маг и никогда им не была! В тебя напихали демоны знают что, и ты теперь выкладываешь мне все эти якобы знания с видом мудреца...
   - Вы живы, это доказательство моей правоты и правоты Господина.
   Да, Злата, ты права. Я знаю, что ты права. Всегда знала, но гнала эти знания прочь. Та тварь, что разорвала родителей, сдохла быстро, я и не поняла, как развеяла оборотня по небесам. Я всегда думала, что та Тенет, Тенет-убийца, копилась во мне с рождения, что горе и ужас выплеснули её и усилили. С тех пор у меня ни разу не получалось ничего магического, даже бумажонку с места сдвинуть, не говоря уже о маячках и ударах силой. А вот убивать...
   Я никому и никогда не говорила, но смерть оборотня первой не была. Мне было шесть, я, заглядевшись на повозку заезжих купцов, что торговали яркими лентами, бусами и пряжей, вышла за стены замка, а нянька, как всегда, торчала на кухне, с кухаркой они были не разлей вода, обе любительницы выпить и закусить. Наша семья была бедной, платить было нечем, вот и приходилось терпеть прислугу, готовую работать за кров и стол, поэтому капризничать с выбором слуг нам не приходилось. Стая бродячих псов, что напала на меня на обратном пути, за замком, начала трепать... до сих пор помню эти лохматые тени, они шли молча, не спеша. Как сейчас вижу пригнутые головы, прижатые уши, горящие голодом глаза, их медленный, размеренный, крадущийся шаг. Ко мне шла смерть. Вожак кинулся, сбил с ног, я упала, дико закричав. Когда пришла в себя, платье было немного порвано, в грязи, на плече, около шеи остался след зубов, рукав испачкан кровью.
   Больше ничего. Никого.
   Никого живого.
   Нянька приказала молчать, грозиться избить меня, как бывало раньше, она, наверное, побоялась, а вскоре и вовсе удрала неизвестно куда. Я верила, я так хотела верить, что меня спасла фея. Так сказала нянька, и не было причин не верить ей. Прошёл год, к нам в замок пришла беда. После оборотня я поняла, что я сама себе фея, и к женщинам в пенных рюшах и с волшебной палочкой не имею никакого отношения.
   Разве что к мрачной худой женщине с косой.
   Головная боль вернулась снова. Значит, сильным Мира нашего Арканума известно про меня то, что не известно мне самой. Лорна! Могла ты предать? Знала ли? Конечно, знала. Не могла не знать. "Может быть, когда-нибудь, при моем имени ты плюнешь на пол, и спасибо, если не проклянёшь". Что это? Её слова... да. Заныло сердце. Мной играют, мной пользуются. Если знает Лорна, значит, и Виктор тоже, Коркоран вовсю мной попользовался, сделав меня пусть и невольным, но орудием убийства несчастной Ло. Знают все, кроме меня. Мэллан! Он... наверняка я ему в жены нужна не просто по любви и для постели, скорее, как чудова зверушка с дурной дикой силой Тенет, чтоб была под контролем мага и присмотром, так же, как Злата шпионила за Ло, как же... как же больно! Я думала, у нас любовь, я человек, он эльф, думала, так не бывает... так и не бывает. Работа такая, смотреть за фурией. Можно и переспать, чего такого, а у детей могут быть такие способности, что и подумать страшно... хрен ему, нет, всем им, а не дети. Сейчас я ясно видела и понимала, что он ко мне относился как дай-хочу-возьму, мои чувства его интересовали лишь в самом начале наших постелей, чтобы не оттолкнуть, приручить, ну, а потом уже можно и не стараться, глупая влюбленная дура и так никуда не денется. Жестокость Мэлла там, на ступенях дома Анарьетт, его холодность, его взгляд, когда он смотрел, как корчился от мук несчастный Гленн, Икабод драный, как же я была слепа! Не ври себе, Кайра, ты видела, но не хотела верить своим глазам. А что, жизнь расписана, идёт своим чередом, завидный брак, завидный красавец - жених, богатство, положение. Цена за ложь, цена за тело и детей, если они будут... я что, превратилась в дорогую, пусть и под сенью брака, но - шлюху?! Ложь! Мой брак, моя жизнь, всё ложь! Я посмотрела на Злату. Одинокая, сильная, живущая головой. Ей не больно. Она не способна любить. Пусть она голем, пусть у неё есть хозяин, если исключить чужое влияние... она никогда не будет рыдать над могилой друга, любимого, не станет печалиться о предательстве, она пойдёт и убьёт. Без сомнений. Без жалости. Просто раздавит врага и предателя, как червя. Пора и мне стать такой...
   Хватит скулить.
   Ты, Кай, хотела дальше идти одна... и пойдёшь. Доверять никому нельзя, среди нас предатель, пусть, может быть, и невольный, следить можно и за мной, мало ли я следов по Венгерберге оставила. Для мага, мага уровня Визарда, любая личная вещь - как огонь в ночи. След ауры, его трудно скрыть, хотя он и быстро исчезает, но для того, кто знает кого и что искать, это маяк. Я вновь закопалась в сундуке, достала амулет Лорны. Нет, не буду. Лорна... не хочу. Я взяла янтарный шар размером с большую бусину, такие есть в любой магической лавке, активировала руны. Теперь я не сияю на весь Вергерберг, по крайней мере для большинства магов, даже уровня Мэллана, хватит пока и этого. Нельзя впутывать друзей, тех, кто ещё на ногах и с головами, никого нельзя вмешивать, гибнут все, кто со мной рядом - Анарьетт, Эллоя, Гленн, Мист, Виктору башку оторвало, Корр едва уцелел, как бы я к нему не относилась, Овод, теперь, пусть кажется и случайно, ранена Зулла. Может, Визард не трогает меня, потому что я могу повернуть его силу против него самого, как случилось с Ло? Нет. Маги, как и я, недо-маг, прекрасно протыкаются-колются и рубятся мечами, стреляются стрелами, травятся ядами и умирают от неведомых болезней, так что Визарду незачем придумывать хитрые комбинации, я не Жрица, даже не боевой маг, я, с моим браслетом, почти обычный человек. Почти. Всё же, буду честна сама с собой - Коркорану надо быть благодарной, что открыл мне глаза, но благодарности не было.
   Мёртвое сердце, выжженная душа.
   За дело, Кай, душевные переливы оставь позади. Может, у меня ещё будет время для разговоров. С Лорной, Виктором, Мэлланом, с Коркораном. А, пока - Визард, мразь-убийца, потом Глушь. Буду как Ло, растить мантикор и фениксов, если, кончено, выживу.
   И. Если. Это можно будет назвать жизнью.
   - Вы напрасно печалитесь, Госпожа, Его Светлость проявил свою гениальность и дальновидность, когда, благодаря его стараниям, ваша встреча с Лоэтиэль состоялась. В открытом столкновении жрица, защищаясь, могла погубить Сандерру, навредить ей, ведь они связаны магическими узами. Жрица не может восстановиться при помощи Сандерры, иначе она может и опустошить силы цветка, но смерть самой жрицы восстанавливает Сандерру, если та пострадала или больна, что бывает очень редко, почти никогда, но всё же пару раз случалось, во время великих войн. Жрица должна быть готова к жертве. Его Светлость скорбит, его скорбь глубока, но интересы Арканума и его народа для него всегда были и есть выше его собственных.
   - Скажи лучше, интересы эльфов и их ненаглядной лилии-каннибала. Замечательно, Корр одним махом двоих побивахом... и цветочек подкормил, и от постылой сумасшедшей жены избавился. Меня кровью испачкал с ног до головы.
   Цветочек-вампир... как же, он должен жить. Мне стало жаль Ло. Брошенная, преданная этим мерзавцем, да всеми, кого она спасла, заплатив страшной ценой. Она потеряла всё. Всех. В её больном разуме, правда, было всё по-прежнему... что никак не извиняет её подданных. Ей оставили жизнь? Пощадили? Добренькие светлые эльфы, в нимбах сияния и чистоты, белоснежных крыльев не хватает - да они просто не могли безнаказанно для себя казнить жрицу! Для этого нашлась некая Кайра, можно столкнуть и посмотреть, что получится. Способности у неё, сила Тенет, видите ли, воронка, магнит...
   Способности. Да, я вижу убийцу через глаза мёртвых... и что, это так мне помогает в схватках с безумными жрицами, я просто сама неубиваемость и неуязвимость, прямо отряд архимагов. И чего ты злишься, Кай, надо было самой прискакать к хорьку и предложить укокошить его супружницу, чего уж там... тролль ему под хвост. Что же до питания силой, о котором сказала Злата - во время аркана, почти наткнутой на меч, как бабочка на булавку, мне было так хреново, что, если и впредь придётся так "питаться", лучше сразу сдохнуть.
   - Лоэтиэль убила сама себя, - сказал Злата, - Обстоятельства сложились как нельзя лучше - Господин свободен, часть Эйроса, отданного Коркорану во время Клятвы Дану, вернулась к нему и сняла заклятие трансформации. Так и только так можно было к ней подобраться, обезвредить. Его Светлость облачится в траур, он искренне опечален преждевременной кончиной супруги.
   - Так рада за него, аж слёзы наворачиваются.
   - Я способна понять Вашу радость. Цепь событий, выстроенная Его Светлостью, завораживает красотой игры.
   - Ты дура? - не выдержала я, устав говорить экивоками и сарказмами. - Играли - мной! Смерть грозила - мне! Времени у меня в обрез, мне надо ловить убийцу, пока он не натворил новых дел, а Корр, видите ли, решил провернуть небольшую интрижку, вдруг да удастся прибить опасную жрицу-жену, да чужими-то ручками? Я что, кукла?! Я хотела ему помочь, спасти! А он... как? Я могла сдохнуть, пока его мерзость игрался в вершителя судеб!
   - Его Светлость подозревал, что Лоэтиэль могла быть пособницей того, кого Вы ищете. Или укрывать врага. Я могла не знать, сила хозяйки позволяла ей скрытно от меня помогать врагу. Госпожа была в Венгерберге в тот день, когда погибла Ваша подруга и когда маг ранил Вашего соратника, она могла помочь скрыться убийце или - сама могла быть им.
   Действительно, почему я решила, что Визард - мужчина? Могла быть и Ло, но это только время теперь покажет...
   - Почему она стала врагом, изгоем? - спросила я.
   - Её предшественницу, Жрицу Сандерры, убили во время переворота. Лоэтиэль пришлось стать Первой, пока шла междоусобная война, на её плечи легло спасение жизней эльфов.
   - Как и убийств, - буркнула я. - Не стесняйся, все свои, чего уж там.
   - Смерть - естественный процесс, я не знаю, что такое "стесняться". После войны, из единственной и главной жрицы Лоэтиэль сделали одной из семи, никак не выказав благодарности, единственное, ей было дозволено поселиться в Северной Глуши и отойти от дел, хотя она и продолжала думать, что служит Сандерре. Лоэтиэль была самой сильной, самой опытной и самой умелой, так что её болезнь, её скорбь имеет почву под собой, в меня заложено, что разумные существа могут страдать от несправедливости бытия. Коркорана она спасала не раз.
   Мамочки мои Икабоды, ещё шесть таких где-то бродит...
   - Как же он, искренне благодарный за спасение супруг, мог хотеть её убить? - спросила я. - Он благодарен теперь и мне, и мне прямо-таки жизненно интересно, как это у него получается.
   - Когда они дали друг другу Клятву Дану, ещё до войны, они были чудесной парой, искренне любили друг друга, Её светлость была здорова и прекрасна. После междоусобицы изменилось всё. Разум Лоэтиэль оказался слишком хрупким, тяжесть ответственности за жизни слишком велика, слишком много она потратила сил, она спасала жизни, не щадя себя.
   - И не щадя других эльфов, не столь чистопородных, - буркнула я.
   - Это неизбежно. Эльфы считают честью отдать себя ради спасения сильнейших, кто поможет продлить род. Лоэтиэль искренне жаль, но, заболев, она могла навредить Сандерре. В этом случае вердикт один.
   - Сволочи вы. Нелюди. Бедная Ло, мне её жаль, честное слово. И не надо мне тут говорить, что она была готова к жертве, что была счастлива и горда. Она потеряла разум на службе цветку-каннибалу и верхушке ушастых вампиров, а главный, самый скользкий и несносный... мы ещё встретимся. Ловко он это провернул, мои рукоплескания и ледяные восторги, вот только интересно, когда Корр придумал-сообразил убить жену с моей помощью, когда стал зверем, или до этого?
   - Его Светлость не посчитал нужным сообщить мне о ходе своих умозаключений.
   - Его Светлости я всё выскажу при личной аудиенции, искренне надеюсь, что она состоится как можно скорее. Руки чешутся.
   - Руки надо мазать прополисом. Я могу понять Ваше желание скорой встречи, в меня заложено понятие эмпатии. Его Светлость обладает симметричными чертами лица, он сильный, развитый, притягательный мужчина в расцвете сил и лет. Оказав и ему, и Аркануму огромную услугу, Вы стали с Его Светлостью вровень, стали достойной ему парой.
   - Охренеть! Я - ему - парой? Достойной? За убийство его жены?! Слов нет! Жаль, нет "молнии"!
   - Вам полагается награда и личная охрана. Мой Господин преподносит Вам Дар.
   - Да? Интересно - какой? Сдохнет? Уберётся с моей дороги навсегда? Удалится в Глушь, в монастырь на другом конце света, нет, в Междумирье, может, его до сих пор там ждет несчастная обманутая Ло? Что из этого списка он выбрал, чтобы осчастливить меня, да что там, весь Арканум?
   - Ничто из перечисленного не входит в список даров. Мне поручено передать вам это.
   Злата протянула мне небольшой свиток из тонкой светлой кожи. Неровные, прыгающие буквы, рука ещё дрожала, видимо, Коркорану было действительно плохо, когда писал. Я прочитала затейливую эльфийскую вязь, и плохо стало мне.
   П...писака. Ему бы книжонки для похотливых юнцов писать, чтобы по утрам простыни не пачкали!
   "Моя надменная, жестокая Королева. Моя тёмная чудесная Лань! Склоняю голову, я на коленях пред тобой, молю о прощении и спасении. Я безмерно счастлив, что ты жива, что дарит мне надежду обладать твоим восхитительным телом, не говоря уже о твоём добром, милосердном и щедром сердце. Жду тебя на ложе, ложе любви, льда и огня. Смею заверить, в моих объятиях ты познаешь истинное пламя страсти, снизойди ко мне, смилуйся, утоли мой голод чресл по твоей нежной и горячей cave, открой врата, впусти в волшебное Царство, дай ключ, моя Кай, моя девочка, моя неизбывная, мучительная страсть. Слова бессильны передать, как я жажду. Я вздет на дыбу, мука не проходит, нет. Я готов убить себя, тебя, жаль, я не вампир, я не могу забрать, испить до дна, впитать тебя всю - плоть, кровь. Душу. Сердце. Приди ко мне на ложе, моя тёмная Лань, раскрой влажную, нежную розу, я иссушу, выпью твою росу, раскрою бутон страсти, напою тебя и себя силой Эйроса. Ты, моя Жемчужина, отворишь мне створки, я проникну в них, возьму тебя властно, бережно, сильно, резко, нежно, подари мне себя, отдайся, вся, до дна, до последней искорки жизни, а я напою, наполню тебя собой, своей силой и жизнью. Мы сольемся в одно, эта звёздная, шёлковая, нежная, в истоме и неге ночь, затмит собой все твои другие, ты будешь помнить, знать и чувствовать только меня.
   Я умру счастливым, моя Королева, если познаю тебя. Борись, ненавидь, убей меня, плети интриги, это только подстегнёт моё желание. Я всё равно приручу тебя, моя Лань, поймаю, спеленаю путами любви, муки и желания, я возьму, возьму тебя всю, выпью до дна, до донышка.
   Послесловие.
   Ты должна мне, моя Dielectamentum, ты убила мою супругу. Сей прискорбный факт клянусь держать в тайне. Цену тайны я озвучил выше. У нас суровые законы, знаешь ли, и, хотя мы ценим жизнь во всех её проявлениях, казни за убийство жриц не являются эстетичным и ублажающим взгляды зрелищем. Скорее, цель данного действа устрашить, отбить малейшее желание нанести вред Жрицам и Сандерре. Клосс будет молчать, он хочет учиться и жить, жить здоровой и полноценной жизнью мужчины и мага.
   Я одинок и безутешен.
   Я жду.
   Послесловие после послесловия.
   Смею думать, что мой скромный подарок поможет тебе дожить до дня нашей чудесной, и, уверен, безумно страстной встречи. Злата будет твоей охраной. Прими дар, прими ради меня и моего спокойствия, тревога за твою жизнь и безопасность сводит меня с ума, я не могу выполнять свои обязанности, не могу есть, пить, дышать, пока ты под сенью смерти. Безмерно благодарный за спасение тела, мёртвого без тебя, молящий об утолении мук жажды, в ожидании скорого и полного спасения, твой Коркоран. Да, прости за грубую прозу, сэйтр для ночи любви для нас уже готовят. Какой предпочитаешь цвет и материал простыней? Наряды тебе на первых порах не понадобятся - изорву в клочья. Жду - твой раб, благоволенья жду".
   И цветочек в нижнем углу свитка. Розочка такая, миленькая. Ещё бы поцелуйчик намалевал, или сердечко, нет, каков мерзавец!
   Меня прорвало. Накипело. Задолбало. Я ожила. Рыкнула, принялась рвать свиток. Щеки предательски пылали, Корр всё-таки завёл меня своей писулькой, я вновь начала чувствовать, жить, пусть эти чувства и были гневом, злостью и... желанием. Я рванула записку, свиток не рвался, даже начал что-то попискивать и шептать, руны засветились, засияли. Я приподнялась, швырнула дрянную бумажонку в окно, проводив напутственной речью с указанием, куда идти эльфам, их постелям и их интриганам-начальникам. И "жопа" было самым невинным из сказанного мной. Он там ничего не нажрался, перед написанием этого зазывно-озабоченного опуса, чего-нибудь наркотически-возбуждающего? Или это все ещё говорит в нём хорь, вперемешку с инстинктом продолжения рода, ведь ему, как эльфу, буду всё же справедлива, грозила смерть, и в эти моменты организм может стремиться только к продолжению рода, как с похмелья... нет, я не стану его оправдывать, я ему не дырка с ножками и сиськами, не манекен, который утолит голод и страсть!
   - Шантажист выворотковый, рвота дракона, сказочник хренов, хитровыкрученный змей ползучий, выкидыш тролля, больной гоблин, эльф членистоногий, член на ножках, я ему ещё и должна, оказывается?! - шипела я. - Нет, каков мерзавец! Марты на него нет, с-сскотины ушастой! Возьмёт он меня, видите ли! Хрен сломается! Роза, лань, тёмная, и этот туда же! Отдайся и дай, больше слов мы не знаем, да?! Умрёт он счастливым, видите ли! А без меня умереть никак? Уступил бы даме, сделал бы меня счастливой, я даже спою погребальную песнь этому сыну гоблина! C удовольствием напялю чёрную хламиду в его честь! Лет на тысячу, столько не живут, но я ради этого очень постараюсь! И ты убирайся! Не нужны мне такие подарки, - рявкнула я. - В няньках не нуждаюсь! В шпионах тоже! Так и передай его Членности, члена, нет, Главы юношеского озабоченного сообщества "Члены наперевес"!
   - В таком сообществе, насколько мне известно, Его Светлость не состоит. Что до Вашего приказа - голем не может без хозяина, если я лишусь Господина, я подвергнусь глубокой заморозке. Аркан "Нулевой Фаргенейт" сделает мою оболочку столь хрупкой, что я рассыплюсь в прах, заклятие растворено в нас, его нельзя уничтожить, только вместе с носителем. Сразу после гибели хозяина, если иное не предусмотрено при покупке голема, аркан сработает, я исчезну.
   - А иное не предусмотрено? У тебя же хозяин твоя ненаглядная Его озабоченная сволочь - светлость, зачем он дарит тебя мне?
   - Это не дар, это служба. Иного нет. Его Светлость остаётся хозяином, ибо тайны Его Светлости должны умереть вместе со мной. Мне поручено охранять Вас, быть слугой и телохранителем.
   - Скажи лучше, сторожить меня! Слушай, уйди. Уйди по-хорошему. Могу я отдать такой приказ?
   Со двора донеслось хохот, больше похожий на ржание, перемежаемое истерическими всхлипываниями и нецензурной бранью. Кажется, Иннокентий нашёл моё письмо. Плевать, пополнит словарный запас, ему пригодится. А то всё больше физиологию с дамами обсуждает.
   - Отдать приказ Вы можете. Уйти я не могу. Сожалею, вынуждена ослушаться. Приказ - охранять Вас, - Злата поднялась с кровати и стала у входа.
   Прямая, тонкая, маленькая.
   Стальная.
   - Он что, приказал приволочь меня к нему? Или ты отцепишься, если он получит своё?
   - Мне неизвестны планы Его Светлости, он часто их меняет в зависимости от хода событий. Вы вольны идти, куда Вам вздумается, пока я не обнаружу непосредственную угрозу Вашей жизни.
   Я встала, шагнула к небольшому рукомойнику. Война - войной, Визарды - Визардами, а умываться нужно всегда.
   - Я ак а-нимаю, ы и у-е-жать и уска-кать не мо-ешь, е-ли а при-а-жу, - выговорила я, чистя зубы палочкой с мятным порошком.
   - Ваша Милость хотела сказать "убежать" или "ускакать"?
   - А-а.
   - Синонимы и сходные по смыслу выражения и слова, например, "приказываю убежать" вместо "приказываю уйти прочь" в расчёте на моё дословное восприятие приказов не действуют. Я голем, созданный при помощи новейших достижений в магии.
   - Аль. Кто-о из хиовыкруенных пи-исак тоже поуа-авоал.
   Я вытерлась, растёрла тело влажным полотенцем, щедро смоченным зельем "Утро в весеннем сосновом бору с приветливой песней соловья Солнцу и нектаром первой росы". Эльфячий рецепт и название - язык сломаешь, запах, хоть и ненавязчив, но, на мой вкус, слишком сладкий. Что ж, подарки не выбирают, а подарки Виктора ещё и не выбрасывают. Другие закончились, но мне так хотелось хоть немного очиститься от липкой скверны Междумирья, что, казалось, намертво прилипла к коже, что пришлось взять "нектар". Растерев тело грубым льняным полотенцем докрасна, принялась одеваться, усталость отступила, хватило бы этой обманчивой бодрости на ночь... должно хватить.
   Ползти буду, без рук без ног, а достану гада.
   - Скажи, а приказ отдохнуть, помочь Марте, хоть что-нибудь может отправить тебя от меня подальше? - пробурчала я, влезая в чистые штаны и рубаху.
   Сегодня чёрное. И теперь всегда.
   Единственное - черно-золотой тяжёлый шипастый браслет, на первый взгляд безделушка, но по нажатию кнопки превращающийся в смертельное орудие с ядовитыми шипами, не говоря уже о том, что движением кисти превращался в кастет. Мой любимый кинжал-листик тоже исчез в Междумирье, я цапнула из сундучка под кроватью другой, чуть больше, но тоже сойдёт. Худо-бедно я умела метать ножи, правда, целить в живое существо мне ещё ни разу не доводилось. Я, как оказалось, больше убивица жриц. Голыми руками, да. "Бес" тоже исчез, а я-то мечтала от него избавиться и не могла придумать, как. Ну, теперь он в Междумирье, и ты, Междумирье, там держись. Конечно, если этот мир-ужас не схлопнулся вместе с Ло, хотя, меня же вышвырнуло, но почему без моих амулетов-талисманов и оружия? Мир Ло, правила Ло... чужеродная магия исчезла, испарилась, хотя мне стало немного жаль мою крикливую безделушку. Если череп уцелел, он же не заткнётся, будет вопить на всё Междумирье, пока не кончится заряд, а кончится он по гарантии Аллов должен лет через сотню, если Виктор не поскупился, впрочем, даже скидка на десяток лет, думаю, обитателям Междумирья жинь-нежизнь не сильно облегчит. Я видела, как грозный охранный волк при визге моего оберега-связного обмочился, присел, поджал хвост и исчез, петляя и истерически скуля, яд из пасти с зубами в три ряда прожег дорожки в мостовой, а "бес" ещё долго возмущался порчей городского имущества.
   Злата внимательно наблюдала за мной, встав в дверях и скрестив руки на груди. Что же делать? Как избавится от соглядатая? Кто-то мудрый сказал: "Тот, кто нам мешает, тот нам и поможет". Конечно, я могу обманом запереть её в Хранилище, но её же потом кому-то надо будет выпускать. А потом... потом судить меня за причинение ущерба, развоплощать голема за причинение ущерба, да вообще сплошное "причинение ущерба здоровью и имуществу", мне вовек не расплатиться за безделушки, которые там хранятся, кто знает, как охранная магия повернёт винтики и арканы в этой белокурой голове, и сколько всего она там разнесёт в пыль?
   Русалка прокричала: "Уж полночь близится, а трахаля всё нет! Мужики и их подобия, пора в постельки, к постылой супружнице под бок, к юной невесте, если красива, к беззубой шлюхе, если невеста иль жена страшна, а если ты сучок бесплодный и мёртв твой червяк, ложись, отдохни, засни, дружок. Ждёт тебя, не дождётся домовина, пучина ждёт, ждут мои сестры и братья, белые кости украсят их дом, мясо накормит, морскую бездну оживят черепа, всё в дело, ни зубику не пропасть. Всем, кто ложится спасть, спокойного сна!".
   Да. Сегодня у нашей вестницы-прелестницы, видимо, выдался особенно насыщенный день, впрочем, как и у всех. Какой будет ночь, я и подумать боялась. Где-то вдалеке взвизгнул пёс, ему глухо ответили Курт и Морт, Кент закрыл главные ворота Ордена, судя по знакомому зубосводительному скрипу. Песня сверчков и цикад, запах моря, что ворвался в открытое окно с порывом ветра и освежил мне лицо, звали, торопили меня прочь.
   Пора, Кайра. Больше медлить нельзя.
   Распихивая по карманам куртки всякую нужную мелочь, я буркнула:
   - Я понимаю, что ты Злата, голем, существо подневольное, и ни в чём не виновата. Но - есть законы Арканума, законы магии, положения и уложения, не буду перечислять номера и параграфы, но "Первое уложение о магии и применении магических сил" примерно гласит: "Никто и никогда при помощи чародейства или ведьмовства не может причинить, как то: неудобства, болезни, лишения, неприятности, ухудшить положение объекта. Магические услуги должны оказываться объекту по его согласию, либо, при неразумности объекта - по согласию доверенных его лиц. Чары никоим образом не должны приводить к ухудшению положения объекта в обществе, его имущества, здоровья и внешности, умалять жизненные и нежизненные силы, ежели иное не предусмотрено сводом законов о мерах по Государственной безопасности Арканума". Я так понимаю, что ты ко мне приставлена не для "обеспечения безопасности Арканума", и никаких бумаг у тебя нет. Значит, так как ты доставляешь мне неудобства и твои услуги мне навязаны, а таковое прямо запрещается вышесказанным, ты, Злата, можешь оставить меня в покое. Вы думали, я не воспользуюсь своим правом? Или думали, что ничего не знаю? А, шантаж, как же... пусть твой ненаглядный господин кроликов в норе пугает. Иди себе с Икабодом, спасибо за всё, прощай. Ты свободна. Надеюсь, никакая смертная кара тебя не ждёт, от этого подлеца всего можно ожидать, даже угрозы тебя убить, лишь бы я ему... была с ним.
   - Миледи, мне ничего не грозит. Угрожает опасность Вам, и Вы напрасно отказываетесь от моих услуг и защиты.
   - Ты слишком заметна, слишком читаема для архимага, пусть ты самая новая и самая умная и сильная из големов. Жизнь, Злата, и такая квинтэссенция магии, что заключена в тебе, это трудно скрыть, почти невозможно. Твоя задача - бой и охрана, твое преимущество - невозможность прочесть мысли в бою, а это главное, чтобы предупредить удар, выставить защиту и неожиданным способом ударить самой. Ты, к сожалению, или к счастью, всё же не человек и даже не гоблин, у тебя мыслей для чтения телепатией нет, лишь куча арканов, заклятий и сотни отголосков, симулякров магов, которых отобрали для создания твоей не рождённой души, разума. Эту кашу прочесть за долю секунды нельзя, в этом твоё преимущество. Главное, твой хозяин - Коркоран, этого для меня хватает, чтобы держаться от тебя подальше. Я не могу тебе доверять.
   Я подошла к ней, посмотрела в кукольные глаза. Странно, но в голубых озёрах мне почудилась искра жизни.
   - Если ты всё же должна служить мне, то возвращайся назад, в Глушь, я не хочу, чтобы малыши мантикоры и фениксы, да и их папы и мамы умерли с голоду или от болезней, чтобы они остались без присмотра.
   - Должна сказать, миледи, что с нынешнего дня владения и все движимое-недвижимое имущество Д'Хон Лоэтиэль принадлежат Вам, принадлежит безоговорочно Вам и Вашим потомкам, буде таковые родятся.
   - Мне? Убийце?!
   - Официальная версия, которая войдёт в анналы, звучит, что Ло напала на Вас, вы защищались. По законам эльфов вина эльфийской стороны может быть искуплена только так.
   - Но так и было! Она напала на меня!
   - Кто знает? И люди, и эльфы пишут свою историю сами, и только им решать, как надо, чтобы она была написана. Господин, его слово, слово, подкреплённое оказанными им услугами сильнейшим мира сего и знанием их секретов, против Вашего слова. Господин побеждает всегда, Миледи. Всегда получает своё.
   - Балованный какой. Не всегда, и пора ему это узнать. Нет, надо же. Он не только меня шантажирует и тащит в постель. Он. Меня. Покупает!
   - Это дар, Миледи, Вы не должны думать, что это оскорбление.
   - Это оскорбление. Этим, Злата, голем и отличается от живорождённого, разумного существа, что может понять грань между проституцией и даром. Я не шлюха, меня ему не купить. Это имущество... на что это всё мне, а? Мне ещё выжить надо, отомстить, да я и не умею, не могу и не хочу ухаживать за мантикорами и фениксами, я и к людям-то не очень. Злотые, если у Ло таковые были, пустите на питомники, пусть всех, кого можно, пристроят в хорошие руки, а старики спокойно и в довольстве доживут оставшиеся им годы.
   - А фениксы?
   - Что - фениксы?
   - Они живут бесконечно, пока не сгорят от трёх до сотни раз, зависит от породы и веса.
   - Да что же вы за нелюди-то такие! Что, будешь палить и палить несчастных, пока не спалишь к демонам всю Глушь? Да, ведьмаки не за теми охотятся. Монстры здесь, среди нас, и они, к сожалению, неприкосновенны!
   - Если Вы не примете положенное Вам наследство, то питомники Д'Хон будут уничтожены, и...
   - Ну, договаривай, - у меня свело скулы от злости. - Что станет с котятами и птенцами?
   - Усыпят. Милосердно и безболезненно.
   Я вспомнила Мист, вспомнила эту странную, мягкую тяжесть на руках, потухшие золотистые глаза, сглотнула ком.
   - С-скоты, нет, прости меня, скотина, ты намного светлее и чище, чем светлые эльфы, - "светлые" я прошипела. Браслет раскалился, жёг руку, жар шел в солнечное сплетение, клубок тошнотворного жара так жёг, что хотелось закричать. - Значит, так. Я вынуждена принять наследство. Передай всем, кто заинтересован. Тот, кто тронет хотя бы пёрышко Велика или других вверенных мне подопечных, будет мёртв или пожалеет, что жив. Игры кончились. Ты будешь моей домоправительницей или как тебе себя нравится титуловать, в общем, хозяйкой фермы Ло. Животные и птицы под твоей ответственностью, счетами Д'Хон ты пользоваться можешь?
   - Да.
   - Замечательно. Значит, мои контакты с его смердостью будут сведены к минимуму. Этому господинчику я ничего не должна, так ему и передай, историю и истории пусть пишет, как ему в башку взбредёт и чем взбредёт, меня ему не запугать и не купить. Все бордели, от шикарных до "любителей особенного" к его удовольствию, не понимаю, чего он прилип ко мне, у меня вроде все как у людей, никаких особенных изысков, даже сила Тенет у других не хуже, чем у меня. Он мне противен, я его ненавижу, я мечтаю, чтобы наша встреча не состоялась никогда, или состоялась только в его воспалённом воображении. Вот это сколько угодно, пусть себе тешится, лишь бы не перетрудился, руками ему ещё его озабоченные влажные писульки писать. На благо Арканума, на благо всем нам.
   Я была дико зла. Меня предали, меня шантажировали, меня чуть не убили, но грозить пусть и не совсем безобидным, но чистым, безвинным существам, грозить казнью, это было уже слишком, чересчур. Мне - пожалуйста, но не Велику, не Мист. Да, она мертва. Но жива я.
   И я помню.
   Я отодвинула плечом Злату и, сбежав по крутой лесенке вниз, вышла на улицу. Вдохнув полной грудью прохладный ночной воздух я, пройдя через двор, потрепала по холкам псов и, открыв заклинанием крохотную калитку, вышла на тёмную, безлюдную улицу.
   Ловить фаэтон.
   Гавань, снова здравствуй, таинственная, опасная, и, возможно, прощай. Может быть, я там и останусь.
   В катакомбах под трактиром "Семеро гусей", когда мы искали кукол, зародышей морфолков, я видела фигурки, как раз перед тем, как обвал скрыл их с наших глаз. Одну, осьминожку в шапочке из редкой серо-синей ракушки, я успела сунуть в карман, но сейчас, естественно, после всех приключений и Междумирий, улика пропала. Был ещё дельфинчик на подставке из такой же ракушки, и на этой фигурке тоже была метка лавки "Сундук мертвеца". Владелицами лавчонки сувениров были русалки из Грохемской бездны. Я точно помнила, что в комнате Анн была фигурка из этой же лавки, новенькая, в подарочной упаковке, значит, русалки должны были хоть что-то видеть, хоть кого-то, хоть что-то знать...
   Визард где-то там, на берегу, со своим подручным-убийцей демоном, и я найду вас, твари.
   Найду.
   Я свистнула, кентавр притормозил, высекая искры копытами из мостовой. Вскочив на подножку, я уселась на старенькую деревянную сидушку, проглотив яд из кольца, крикнула:
   - В лавку "Сундук мертвеца!"
   - А разрешение у мадамы есть? У нас комендантский час, дамочка! Ежели приспичило к полюбовничку, лучше обождать, - кучер-конь заржал, мотая косматой башкой, скаля жёлтые даже в свете фонарей зубы. - Могу и я ублажить, ежели чо уж совсем невтерпёж.
   - Ты своё "ежели чо", парнокопытное, ублажай отдельно, у себя в сарае, "ежели чо". На, смотри, - я показала ему под нос бляху со змеем, спасибо Зулле, оставила на столике. Моя исчезла все там же, в мире Ло. Как амазонка ходит-ездит по Венгербергу без пропуска, я не переживала. Думаю, Зулл уже обзавелась новой бляхой, за подругой не заржавеет.
   Кентавр заржал, забил копытом, кивая рыжей головой, затем ругнулся нецензурно, повернул назад, и мы, грохоча на поворотах, тронулись в путь.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Не молчи " (Короткий любовный роман) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (И смерть не разлучит нас...)" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Я всё снесу, милый" (Эротическая фантастика) | | А.Кувайкова "Коротышка или Байкер для графа Дракулы" (Современный любовный роман) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Волгина "Мой секси босс" (Современный любовный роман) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"