Скороспелов Денис Николаевич: другие произведения.

В отчаянии под кайфом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие романа происходит в Санкт - Петербурге, несколько лет назад. Культурная столица, несомненно, славится культурой в виде театров, музеев и памятников. Но есть и другая сторона. Крепкий алкоголь на полках магазинов. Вокруг сверкают огни казино. Без труда можно найти кокаин и героин, в зависимости от финансового положения. Денис Скороспелов, молодой художник, проживающий в Купчино. В одном из самых "весёлых" районов этого города Денис пускается во все тяжкие. Он испытывает душевные мучения из-за смерти любимой девушки Оли. Его способы бороться с душевными волнениями: секс, наркотики, рок-н-ролл и выпивка. Циничное отношение героя ко всему вокруг и чёрный юмор рождают в его голове бесконечные монологи. Скороспелова поглощает столица. Все эти пороки, в городе, где множество красивых женщин и всё просто, сами идут к нему в руки. В отчаянии под кайфом, Скороспелов борется за шанс поехать во Францию на международную выставку. И попадает в круговорот событий связанных с ней. В процессе своих приключений Денис находит Олин дневник. Это не очень хорошо влияет на происходящее. Ведь, после её смерти, он узнаёт о ней много нового.


В отчаянии под кайфом

Посвящается Оле.

Самой стервозной сучке на свете.

Глава -1-

  
   "Она не звонит мне...
   Почему она не звонит мне?
   Она должна позвонить и помешать мне...
   Мне не следует никуда сейчас ехать, и она может всё изменить...
   Если позвонит мне..."
   Денис почувствовал вибрацию в своём кармане. Она сопровождалась мелодией "House of the rising sun".
   -Эй, кто там? - сказал он в трубку, прервав цепочку своих важных мыслей.
   На той стороне слышался смех и зазвучал звонкий женский голос.
   -Денис, это мы! Вы там как? Не передумали?
   "Вот чёрт!"
   -Нет, всё ровно! Едем!
   Денис кивнул двум своим спутникам. Все вместе они вышли из его комнаты и засобирались в коридоре.
   Михаил Пивоваров и Виктор Остроглядов были давними друзьями Дениса Скороспелова, владельца этой квартиры и в некоторых кругах, известного художника, чьи картины вполне могли добиться большего успеха...
   "Но если бы я только мог остановиться...Господи, это чувство, я чувствую себя как вампир!" - Денис в последний раз окинул взглядом свою квартиру и остановился на одной из картин. Девушка на картине внимательно смотрела на него своими зелёными глазами. Уголки губ были немного приподняты, так что только если подойти чуть ближе, то можно понять, что зеленоглазка с чуть растрёпанными каштановыми волосами, улыбается. - "Где тебя носит!?"
   Денис накинул пиджак и пошарил по карманам. Пачка сигарет, несколько купюр, пара резинок. Всё что могло понадобиться там, куда они собирались.
   На квартирную вечеринку его позвала давняя подруга. Первый майский день стал для неё поводом, чтобы хорошенько оттянуться. Конечно чаще всего аудитория, присутствующая там представляла собой сборище алкашей, наркоманов и дегенератов. В основном все они студенты. Что поделать? Такие времена пошли...
   Денис снова посмотрел на зеленоглазку.
   "Ну что ты смотришь?
   У меня есть два варианта.
   Первый - это остаться одному, здесь, обламываться пол ночи, брызгая краской на бумагу, скурить косяк и лечь спать в надежде что ты мне приснишься.
   Вариант второй: я могу поехать туда, где меня ждет виски, общение с противоположным полом и быть может...что-то ещё...
   Она не звонит..."
   -Едем, мужики! - сказал Денис, прервав цепочку своих важных мыслей.
  
  
  
  
  

Глава -2-

  
   Тяжёлая дверь квартиры захлопнулась за Денисом, оставив всякую надежду явиться, домой трезвым и не обдолбаным или вообще явиться домой.
   Огромные просторы этого помещения приняли его к себе в объятия. В нос ударил запах гашиша и мощнейшего перегара. В воздухе струйками проплывал белый дым и казалось, что устоявшемуся за весь вечер кумару не было предела.
   "Добро пожаловать, господин Скороспелов" - подумал про себя Денис и сделал несколько шагов на встречу неизбежному - "Надо найти Птицу"
   Оглядывая всё вокруг, он не торопясь, направился на небольшую проверку: надо было узнать меню, взвесить перспективы, оценить публику.
   "Студенты...Богатенькие студенты...Не могу сказать, что меня вдохновляет их компания.
   Кто-то курит травку рядом...Божественный запах...Тут же, за столом, группа красоток балуют носики белым порошком. На диване расположились прозрачные личности, употребившие диэтиламил-лизергиновой кислоты...
   Наверное, родители ими гордятся...
   Не имею ничего общего с ними. Они даже наркотики употребляют, скорее всего, потому что могут...
   Как только подсядут на что-то сильное очень плотно, родители сразу же оплатят им путёвку на Ривьеру, в лучший реабилитационный центр, где за то чтобы, улыбнувшись, подержаться за руки и сказать о том, как прекрасен этот мир без наркотиков, люди отдают колоссальные деньги.
   Даже если бы я захотел заниматься подобным маразмом, то просто не смог бы себе этого позволить"
   Квартира принадлежала молодой красотке, которая звонила Денису. Денис и Птица были знакомы так давно, что он уже и не помнил, почему её так прозвали.
   Какое-то время они вместе учились на дизайнерском факультете и даже спали. Но всё проходит.
   Через пару лет, эпатажную натуру Скороспелова выдворили пинком под зад, и он всерьёз занялся искусством.
   Хотя их больше ничего не связывало, они довольно часто виделись, разговаривали. Денис всегда знал, что это девочка умеет оттянуться качественно.
   -Эй, красавчик! Дорожку и в лёжку?
   Денис отвлёкся от маленького наркотического представления и увидел рядом Птицу.
   Метр семьдесят, фигуристая блондинка, третий...Казалось бы, а что ещё нужно?
   Но помимо положительной внешности у Птицы всегда было положительное настроение.
   Блондинка, которая обладает отменным чувством юмора и знает целый вагон расистских шуток и пошлых анекдотов это вам не хухры мухры.
   -Смотри чтобы не в неотложку. - улыбнувшись ответил Денис.
   -Очень смешно, Скороспелов! Это было всего один раз. С кем не бывает?
   -Да разумеется! Каждая студентка должна схватить передоз на первом курсе и немного пошалить в салоне моей машины.
   -Надеюсь, ты об этом молчишь?
   "Я само молчание..." - Скороспелов и, улыбнувшись, кивнул
   Она стояла слишком близко, и казалось, что её магнитит к нему.
   Даже в этом диком кумаре и табачном дыму он чувствовал, как она потрясающе пахнет.
   -Давай пойдём ко мне - шепнула птица, приблизившись к нему так, что её грудь чуть коснулась его тела.
   Не дождавшись ответа, она взяла его за руку и потянула за собой в комнату. Когда они зашли, Птица сразу же заперла дверь и, нежно улыбнувшись Денису, подошла к столу в дальнем углу помещения. Открыв нижний ящик стола, она достала маленький пакетик с белым содержимым.
   Она аккуратно раскрыла его и высыпала немного на стол. Затем, отложив всё лишнее в сторону, она стала предавать форму трамвайных рельс этой маленькой кучке белой пыли при помощи своей банковской карты.
   Через бумажную купюру кокаин плавно перекочевал в её маленький носик, а затем, посредством мизинца, к верхним дёснам. Денис так сильно втянул свою порцию, что порошок, без секундных промедлений, сразу же устроил в его слизистой джихад.
   Он посмотрел на Птицу. Её белые зубы блестели как порошок, который они только что безжалостно уничтожили.
   "У неё такая большая улыбка.
   Господи, как же она красиво улыбается.
   Чёрт, сейчас я её трахну.
   Нет.
   Есть особа, которая это уж точно не одобрила бы.
   Но где её носит?
   Она не звонит..."
   Денис встал, и, взяв за руки Птицу, медленно потянул её к себе. Она оказалась совсем близко. Он чувствовал её неровное, чуть волнующееся дыхание и хотел утонуть в её светлых, потрясающе пахнущих волосах.
   Медленно раздевая оказавшуюся в его власти блондинку, Скороспелов чувствовал, как кокаин делает своё дело. Каждый поцелуй, прикосновение к её обнажённому телу ещё больше заводили Дениса и дарили какое-то необыкновенно новое ощущение ни с чем не сравнимого удовольствия. Конечно, это была далеко не первая девушка в его жизни, но белый порошковый наркотик, дёргая за необходимые ниточки, всегда оправдывает слухи о том, что половой акт под его воздействием превращается в райское наслаждение.
   Попробовав это один раз, человек понимает, что реклама баунти - чистой воды гон!
   Денису казалось, что этот секс длится уже вечность: её медленные движения сверху, в полутьме, прикосновения её груди в момент, когда она тянулась к нему за новым поцелуем, прикосновения губ, запах волос. Останавливаться не хотелось. Даже чтобы сменить позу. На данный момент ему было слишком удобно в этой вагине и расставаться с ней он не спешил.
   "Долой брёвна!
   Даёшь активный секс!
   Эта девочка знает толк в этом"
   Денис чувствовал, что момент эйфории уже совсем близко, но необычная яркая вспышка вдруг скинула все его ощущения на ноль. Сначала в глазах побелело, а затем послышался какой-то странный треск. Денис открыл глаза, но вокруг него была тьма.
   "Как странно..."
   Почему так темно?
   Что случилось?
   Неужели я вдарил так, что на время лишился зрения?
   А может и не на время?"
   Постепенно глаза стали привыкать к непроглядной тьме. Девушка сверху всё ещё интенсивно двигала бёдрами и громко стонала. Денис протянул руку и, обхватив ладонью её шею, чуть потянул к себе, чтобы поцеловать.
   В туже секунду он увидел лицо другой девушки...Знакомой ему до боли...Лицо той самой зеленоглазки, которая смотрела на него с картины дома, в прихожей. Она сидела на нём полностью обнажённая и улыбалась.
   -О Боже! - закричал Денис, крепко зажмурив глаза.
   -О Да! - послышался голос Птицы.
   Что-то приземлилось рядом с Денисом на кровать. Денис открыл глаза. Теперь он снова видел всё чётко. Рядом с ним лежала Птица и улыбалась. Он внимательно посмотрел на неё.
   "Что это была за херня?
   Мне совсем колпак сорвало что ли?
   Кокаин так не действует.
   Что со мной происходит?
   Должно быть...
   Наверное...
   А пофиг!"
   Он стянул с себя резинку и одним метким броском заслал её прямиком в открытое окно.
   -Как самочувствие? - спросила Птица
   "Бывало и лучше...Куда девался мой оргазм?"
   -Лучше всех! - ответил Денис и, быстро чмокнув её в губы, принялся одеваться.
   -Всегда так...- грустно сказала девушка
   -Что?
   -Ты всегда уходишь, получив, что хотел и даже не...
   -Эй, стоп! - прервал Денис, надевая футболку - дорогая, ну что ты мне хочешь предложить? Мега-свадьбу и двадцать пять детей? Я просто не понимаю что плохого в том, чтобы расслабиться, не предъявляя друг другу глупых претензий!?
   -Глупых претензий... - едко повторила Птица
   -Я не это хотел сказать...
   -Ты сказал то, что сказал... Я просто подумала... Нууу... Что место рядом с тобой вакантно. Ты свободен, раз её больше нет...
   -Заткнись! Замолчи, быстро!
   Дениса переполняла злоба.
   "Что она себе позволяет?" - Денис наблюдал, как на глазах обнажённой блондинки наворачиваются слёзы.
   В комнате повисло молчание. Скороспелову было мерзко. Птица видимо хотела что-то сказать, но боялась ещё больше разозлить Дениса. По его глазам и нахмурившимся бровям легко можно было определить, когда он злится.
   Где-то в квартире раздались непонятные возгласы, и тишину в комнате нарушила попытка несанкционированного проникновения. После неудавшейся попытки, кто-то громко забарабанил в дверь.
   -Эй! У вас там рандеву на двоих, или, может, третьего возьмёте? - послышался по ту сторону двери голос Вика.
   -Ты не оплатил членский взнос! Какого хрена тебе надо? - отозвался Денис.
   -Хорошего траха пожелать! В общем-то, мне, конечно, всё равно...Просто тут одна красотка шлёпнулась на пол и не очень-то торопится с ним расставаться.
   Я не знаю, жива она или нет, но я бы посоветовал хозяйке квартиры это проверить.
   -Твою мать! - вскрикнула Птица и стала быстро натягивать на себя одежду.
   Денис открыл дверь и в сопровождении Вика пошёл к месту происшествия.
   Дело было в гостиной. Неподвижное тело смуглой, темноволосой девушки лежало на полу. Над ней склонились несколько человек, видимо выражающих ей своё сочувствие, потому как никто не решался даже прикоснуться к несчастной. Они все чуть слышно переговаривались, как-будто боялись её разбудить. Скороспелов взял из пепельницы на столе чей-то наполовину не докуренный косяк и, добив его в несколько затяжек подошёл к лежавшей девушке.
   -Эй, народ! Может, свалите отсюда нахер! - обратился Вик к группе активистов, которые стояли над брюнеткой.
   Прозрачные люди, без лишних вопросов, расползлись по углам, и в гостиной осталось два человека, не считая тела.
   Денис присел рядом с девушкой на корточки и положил два пальца ей на шею, под нижнюю челюсть.
   -Пульс есть - констатировал он.
   -Лопату прячу - отозвался Вик.
   Денис оторвал пальцы от шеи и перенёс свою руку прямиком ей на грудь.
   -Скороспелов, да ты, как я посмотрю, некрофил-извращенец!
   -Она жива, придурок, и я должен убедится, что её сердце всё ещё дееспособно.
   -И как?
   -Работает...Кто-нибудь знает, чем она вмазалась?
   -Я не уверен...Может экстази, а может и кокс...Да ты оглянись вокруг!!!
   Денис осмотрел гостиную.
   "Да уж...Вечеринка удалась на славу"
   Целая гора стеклотары из под пива, текилы, шампанского, виски, и, конечно же, водки красовалась рядом с тем местом, где прихожане условились сделать мусорку. Теперь, утром, хозяйке квартиры придется столкнуться с целой свалкой!
   На каждом шагу можно было увидеть пепельницы как обычные, так и самодельные, набитые сигаретными окурками и недобитыми косяками. Почти все столы этой квартиры, сейчас, были украшены всевозможным мусором и белыми разводами. Если хорошо присмотреться, то на полу наверняка можно было найти некоторое количество чёрных точек и, возможно, даже небольших таблеточек с разными рисунками.
   -Что с ней? О, Господи! Она жива? - завизжала, только что появившаяся в гостиной, Птица.
   -Не знаю, что сейчас думает о ней Бог, но я смело могу сказать, что без врачей тут не обойтись - ответил Скороспелов и достал из кармана джинс свой мобильник.
   -Дэн, нет! Пожалуйста, только не сюда! - засуетилась Птица.
   -Ты хочешь, чтобы она сдохла?
   -Нет, я не хочу, чтобы она сдохла! Так же сильно, как не хочу вызывать сюда врачей!
   Ты хоть оглядись вокруг! Это палево-ходячее!
   Минуту назад Денис имел удовольствие осмотреть весь этот бедлам. Птица была права. Как бы Денису ни было пофиг на всех присутствующих тут, хозяйку квартиры, девушку, которая не раз дарила ему первоклассный секс, подставлять он не хотел.
   -Ладно! - решительно сказал он - Что ты предлагаешь?
   -Мы должны отвезти её в больницу - с надеждой промямлила Птица.
   -Отлично! - крикнул Денис и, вспомнив, что сюда он добрался на стареньком Мишином BMW добавил: Где Миха?
   -С этим будут проблемы - незамедлительно вмешался Вик.
  
   В комнате, располагавшейся прямо напротив гостиной, было темно, и стоял такой запах, будто водкой здесь поили лошадей! Скороспелов, Вик и Птица с неодобрением смотрели на то, что осталось от Михаила, который, изредка ворочаясь, издавал какие-то непонятные звуки.
   -Нажрался, как сволочь! - объявил Вик с торжественной улыбкой и покосился на своих спутников.
   Птице было не до смеха. Скороспелов, понимая, к чему всё идёт, радоваться, тоже не спешил.
   -И когда он успел? - с недоумением спросил Денис.
   -Ты же его знаешь... - ответил Вик - Слабая сопротивляемость. И, кажется, он соревновался с какой-то бабой, кто больше выпьет неразбавленного абсента.
   -Да!? Случайно не с той, что лежит в гостиной?
   Вик еле сдерживал смех:
   -Нет, его соперница сейчас общается с унитазом.
   -Денис... - умоляюще застонала Птица - ты моя последняя надежда. Ты ведь единственный из нас, кто пережил экзамен в ГАИ.
   Девушка, без промедления, сделала глазки Аля "помогите мне! Я маленькое, беззащитное существо.
   "Ну, как тут устоишь?" - подумал, осматривая, её Скороспелов.
   Вик всё ещё корыстно улыбался.
   -Накуренный, обдолбанный, с двумя неадекватными, да ещё и с какой-то девкой в коме, без доверенности, на чужой машине я отправлюсь в путешествие по ночному Питеру...-спокойно, равномерно, с некоторыми паузами выдал наконец Скороспелов.
   -Погнали! - радостно крикнул Вик и зашагал в сторону гостиной.

Глава -3-

  
  
  
   Если бы Денис Скороспелов хоть иногда смотрел в будущее, с ним не случалось бы множества разнообразных вещей, в том числе не очень хороших. Но Денис Скороспелов никогда не заглядывал в своё будущее. Что будет через год, месяц, день и даже час его ни сколько не волновало. И сейчас, по довольно обычным, как может показаться на первый взгляд, стечениям обстоятельств он оказался не в совсем обычной ситуации. В машине, за рулём которой он имел смелость поехать в больницу скорой помощи, творился хаос.
   Помимо наркотического опьянения его и его спутников было ещё несколько неприятных моментов. Поездка на этом автомобиле уже представляла собой прямое нарушение закона. Вдобавок ко всему Вик, которому было поручено перенести перекрывшуюся брюнетку в Мишин БМВ, не известно из каких соображений, взгромоздил тело на переднее пассажирское сидение и кое-как пристегнул ремнём безопасности. Если бы бедняжка знала, какие глумления над ней устроили совершенно незнакомые ей люди, то, наверное, пришла бы в ужас. При малейшем повороте или торможении спящая красавица подозрительно пошатывалась, и это не очень вдохновляло Скороспелова.
   -О чём ты думал, кретин, когда сажал её на переднее сидение? - кричала на Вика Птица.
   -А по-моему очень даже ничего смотрится. - весело ответил Вик - Тем более я сделал самую главную вещь! Пристегнул ремень безопасности!
   -К твоему сведению, мудила этот ремень не предоставляет никакой безопасности людям, которые находятся в отключке! - продолжала верещать Птица, сидевшая позади водителя.
   Скороспелов даже не мог разобраться, что он сейчас чувствует. Это все, казалось бы, очень страшным и грустным, если бы не было таким смешным. Скорее всего, трава, скуренная им ещё на квартире у Птицы, давала о себе знать. Вик, который громко хохотал после каждого замечания Птицы, наверное, употребил того же.
   А тем временем в Купчино было тихо. Здесь, на окраине Санкт-Петербурга, конечно, не так красиво как в центре города, но тут нет такой суматохи. Ночи здесь спокойные, за исключением некоторых отдельных мест, но Денис чувствовал здесь себя как сыр в масле.
   Тут легко можно было найти всё. Тут легко можно было забыться. Тихие улочки, вроде Бухаресткой, Гашека прямо указывали на то, чем занимаются в Купчино.
   Из колонок лились успокаивающие нотки ночного блюза. Том Вейтс всегда помогал Скороспелову расслабиться. За окном мелькали серые хрущёвки, девятиэтажки, и, местами, могучие новостройки, прятавшиеся за деревьями, которых не встретишь в центре города. Ярко светились вывески магазинов, ресторанов и дешёвых пивных. Ночь была тёплой. Весна пришла вовремя.
   До больницы оставался один поворот на лево и минут пять прямой езды. Тут и произошло то, чему лучше было не происходить. На перекрёстке светофоры мелькали оранжевыми огоньками. Денис резко крутанул руль, поворачивая на лево и размякшее тело, сидевшее от него по правую руку, медленно перетекло своим лицом в его паховую область. От неожиданности Скороспелова передёрнуло. Вместе с ним дёрнулась вся машина. Вик на заднем сидении залился звонким хохотом. Очумевшая Птица смотрела на всю эту картину с выпученными глазами. В этот момент, позади, послышалось короткое завывание сирены, а затем знакомое всем кряканье.
   -И откуда они взялись...-простонал Скороспелов и, наблюдая в зеркало за машиной доблестной Питерской милиции, сместился к краю дороги.
   У Вика была истерика, он продолжал неугомонно ржать.
   -Замолчи! Тихо! Ты нас всех спалишь! - пытался успокоить его Скороспелов.
   -Заткнись и помоги мне, идиот! - Птица принялась поднимать упавшую на Скороспелова брюнетку.
   В боковое зеркало Денис мог видеть, как представитель закона припарковал машину и уже направлялся к БМВ. В милицейской девятке кажется, был ещё кто-то. Машина даже была не из ДПС, скорее всего обычные хваталы.
   "Сейчас шмонать будут".
   В окно дважды постучали. Скороспелов опустил стекло. Пред ним предстал старший прапорщик, который незамедлительно приступил к наездам:
   -Ты что творишь!? Водить тебя, где учили!? С документиками всё в порядке?
   "Блин, у меня столько ответов, что я даже не знаю с чего начать? Хотя нет, знаю, послал бы тебя прямо в жопу" - Скороспелов начал нервничать. - А у вас как с документиками?
   -Что!? - рявкнул, видимо не въехавший прапорщик.
   -Вы не представились - спокойно ответил Денис. Он был полностью готов выкручиваться.
   Прапор дёрнул щекой и хмыкнул.
   -Старший прапорщик Хапуга! - отчеканил он и сунул в лицо Скороспелову своё удостоверение
   Это нельзя было бы сдержать даже под дулом пистолета. Денис и Вик прыснули смехом.
   -Не ну это полный трындец! - простонал Скороспелов и продолжил хохотать, прислонившись лбом к рулю.
   Птица явно была в шоке. Ну, конечно, проблемы были на лицо.
   -Похоже, у нас тут ребята под кайфом - заглядывая в салон машины, пробурчал прапорщик.
   Мужская половина этой машины никак не могла успокоиться. Не покури Скороспелов ганжи, может, и сдержался бы. Но она дала о себе знать. Во всём виноваты наркотики.
   -Что вы товарищ прапорщик? - вмешалась Птица, и, похлопав переднее пассажирское сидение, добавила - У нашей подруги сегодня день рождения, и мы выпили немного.
   Хохот прекратился. Вик с удивлением посмотрел на Птицу.
   "Твою мать! Выкрутилась блин!" - теперь в шоке был Скороспелов.
   -Выпили немного... - ехидно повторил мент.
   В заключение всей этой эпопеи, спящая красавица, видимо не выдержав похлопываний по сидению, стала медленно сползать вперёд и, в конечном итоге, упёрлась головой в бардачок.
   Ситуация не из приятных. Одним словом попадалово. Тут уже никакими деньгами не отделаешься, тем более что их нет. Скороспелов быстро пытался найти варианты, но в голову приходило только "бля!". Котелок не варил.
   -Я думаю, вам всем стоит выйти из машины - прапорщик разогнулся во весь рост и подал какой-то знак, видимо своему напарнику в девятке.
   Воспользовавшись перерывом, Вик наклонился к Денису и зашептал ему на ухо:
   -Это капец! Они не отстанут! Как только я выйду из машины - сразу газуй!
   Вик откинулся на сиденье. Скороспелов повернулся к нему и увидел, как он достаёт что-то из кармана. Это был складной нож.
   -Вик, спятил!? - Скороспелов чувствовал, как его сердце заколотилось быстрее.
   -Всё в порядке...Я знаю что делаю! И ты сделай, как я тебе говорю. Всё будет в порядке.
   С этими словами Вик распахнул дверь и вылетел из машины.
   Всё произошло очень быстро. Скороспелов посмотрел в зеркало и увидел как Вик, подбежав к девятке, всадил нож в переднее колесо. Представители закона не успели среагировать на такое, неожиданное, сумасшедшее развитие событий.
   Скороспелов дёрнул ручку, коробки передач и втопил педаль. Прапорщик пытался схватиться за дверную ручку, но машина уже тронулась, и, он, потеряв равновесие, загремел на асфальт. Вик тем временем уже со всех ног драпал в сторону дворов. Мент из девятки пытался его преследовать.
   В зеркало Скороспелов увидел, как Вик скрылся за домами. А прапорщик со смешной фамилией, кое-как поднимался на ноги.
   -Фуххх...-выдохнул Денис.
   "До чего же я люблю автоматическую коробку передач"
   -Мать вашу! Спятили!? Не, ну вы спятили!? - нервно заорала Птица.
   -Всё хорошо, милая! - с этими словами, он похлопал по спине всё ещё упирающуюся в бардачок брюнетку и радостно добавил - Детка! Мы оторвались!
   Скороспелов был почти спокоен. Конечно, такое с ним случалось не каждый день, но удивить его было достаточно трудно. Большой опыт попадания в полное дерьмо частенько помогал Денису выкрутится. Всё дело в том, что сразу после окончания старших классов школы, ему довелось покинуть отчий дом, прихватив с собой свои кисточки, палитру, этюдник, пачку презервативов и бутылку хорошей текилы. В то время ему было не сладко. В карманах не было денег, и всё время хотелось есть. Какое-то время тогда он жил у одной из своих подруг, Саши. Эта штучка занималась музыкой и очень плотно сидела на экстази. Именно тогда Денис первый раз пустился в тяжкие. Под кайфом он рисовал свои картины и занимался сексом с Сашей. Всё это было явно лучше, чем та нервотрёпка, которую ему регулярно устраивали дома родители. Им всегда было трудно понять, практически невозможно объяснить, - это Скороспелов усвоил раз и навсегда.
   Проблема поколений. Нам не понять наших родителей, а им не понять нас. Всё дело в том, что время идёт... Всё дело в том, что времена меняются. Скороспелов знал это и чувствовал всей своей сущностью на себе, поэтому никогда не позволял предкам долбать себе мозги глупыми клеще и стереотипами. У каждого свой путь и следуя ему можно обрести то, что ищешь.
   -Что будет с Виком? - спросила Птица, когда Скороспелов заезжал на парковку перед больницей.
   -Он справится - Денис припарковал БМВ, за стоящими в ряд машинами скорой помощи, так, чтобы с дороги её было не увидеть, и заглушил мотор.
   Медсестра в приемной, наверное, очень удивилась, когда увидела взъерошенную блондинку и небритого, лохматого парня с отключившейся брюнеткой на руках в 3 часа ночи. Хотя с её то работкой она должна была уже достаточно повидать, но как бы там ни было - всё это выглядело довольно не обычно. Девушка лет 25 в белом халате, перевела взгляд с обмякшей брюнетки на Скороспелова.
   -Что случилось? - спросила она. В её голосе, как ни странно, прозвучала нотка тревоги.
   -У сучки был передоз! - вырвалось у Дениса. Он даже сам не ожидал, что это прозвучит в слух. Он улыбнулся про себя, чувствуя, что его преследуют недоумённые взгляды окружающих.
   -Ты можешь хоть секунду помолчать!? - раздражённо забормотала Птица - Тут я справлюсь сама.
   Денис положил брюнетку на каталку. Птица тем временем заполняла необходимые документы и втирала медсестре душераздирающую историю, видимо заранее придуманную ещё в машине. В этом, наверное, уже не было никакого смысла, но вмешиваться Денису не хотелось.
   Ему хотелось уйти. Он не любил больницы и хотел курить.
   -Я на улице! - бросил он через плечё, уже выходя в дверь.
   На улице было прохладно. Скороспелов поправил пиджак и достал из кармана пачку Camel. Он вытащил одну сигарету и, понюхав её несколько раз, закурил.
   "Божественно!".
   Всегда приятно покурить после такого беспредела, который преподнесла ему эта ночка.
   "Сумасшедшая ночь.
   Что всё это было?
   Что я тут делаю?"
   В кармане джинс завибрировало.
   "Сообщение...
   Господи, это она!"
   Сердце заколотилось быстрее. Денис достал телефон и открыл сообщение:
   "Я в порядке. Менты глотают пыль, а я курю шмаль)))"
   Скороспелов улыбнулся. Это означало, что Вик в безопасности.
   Позади хлопнула дверь. Денис обернулся и увидел Птицу.
   -Ты как? - спросила она.
   -В норме. А там как? - Скороспелов кивнул на больницу.
   -Врачи приняли. Я останусь тут, пока она в себя не придет.
   -Да уж. Наверное, так будет лучше. Представляю, в каком смятении она будет, когда очухается в подобном местечке.
   -Когда проснётся, я расскажу её, как ты был к ней добр - Птица взяла руку Скороспелова и сделала пару затяжек с его сигареты.
   Думаю, не стоит рассказывать ей всё - Денис улыбнулся. Птица ответила тем же.
   Они не торопясь, пошли в сторону машины.
   Дойдя до БМВ, Скороспелов облокотился на капот и похлопал по нему рукой.
   -Ты поедешь на ней домой? - поинтересовалась Птица.
   -Чур, меня! - Денис перекрестился - Сейчас это не машина, это - бомба, которая рванёт на первом же посту.
   -Тебе ещё предстоит это Мише объяснить.
   -Да уж... Подумаю об этом завтра. Сейчас ещё пешочком домой предстоит.
   Птица подошла к Скороспелову в плотную.
   -Я хотела извиниться - её голос чуть дрогнул - за то, что сказала тебе тогда, в комнате.
   -Всё хорошо! Это ты прости! Я сам завёлся не в тему. - Он посмотрел в глаза этой симпатичной блондинки. Он не мог понять сейчас, что он там видит. Ему казалось печаль. Но быть может он не прав. Быть может, он не правильно видит.
   Она поцеловал его в губы и, задержавшись на них на несколько секунд, обняла его.
   Скороспелов почувствовал её сердцебиение, а так же внушительного размера грудь.
   В штанах снова становилось тесновато.
   "Так всё! Пора прекращать приключения!"
   Он немножко отодвинул её от себя.
   -Я позвоню тебе! - сказал он и, чмокнув её ещё раз, пошёл в сторону дороги.
   Птица ещё долго стояла, смотря ему в след.
   -Не позвонишь - прошептала она, и когда Скороспелов уже совсем пропал из виду, побрела обратно в больницу.
  
  
  

***

  
   "Скороспелов, куда ты идёшь?
   Там не твой дом.
   Твой дом в другой стороне."
   Было ещё темно. На тихих улочках южного гетто не было ни души.
   Денис остановился на светофоре. Дожидаясь зелёного сигнала, он поднял глаза и увидел пасмурное небо. Если бы не фонари, на улице была бы непроглядная темень. Внимание Скороспелова вдруг привлекли маленькие точечки, которые медленно спускались с неба.
   На фоне, горящего над пешеходным переходом, фонаря их было отлично видно в ночном небе.
   "Майский снег!?
   Интересно, что будет дальше?
   Как насчёт снежной бури?
   Спб - столица севера..."
   Скороспелов был одет явно не по погоде. Под его пиджаком скрывалась одна только футболка. По телу пробегал озноб, а руки и ноги на столько замёрзли, что Денис едва их чувствовал. Хлопья снега падали на серый асфальт. Скороспелов шёл медленными, беззаботными шагами, иногда перепрыгивая через небольшие лужи. Крупные белые хлопья продолжали кружиться. Как будто сейчас было их время, а весна и вовсе не началась.
   Иногда Скороспелов останавливался, чтобы словить пару снежинок на язык. Каждый раз после этого он оглядывался по сторонам, чтобы убедится, что никто не видит, какими глупостями он занимается.
   "Надеюсь, ты здесь" - Денис вышел на аллею перед девятиэтажкой. Свет в окне, на которое он обратил внимание первым делом, не горел. Он стряхнул с головы и плеч снег и пошёл к парадной. На скамейке, у подъезда, сидел какой-то человек.
   "Интересно, чего он тут ловит в такое время"
   Скороспелов и парень на скамейке встретились взглядами.
   "Ага, а где я мог его видеть?" - тип на скамейке показался Денису знакомым.
   Между тем, парень не отводил взгляд, он всё так же странно пялился.
   "Мудак" - Денис подойдя к двери, резко дёрнул её на себя. От неожиданного металлического лязга, тип на скамейке вздрогнул.
   "Зачем пачкать пальцами домофонные кнопки, когда и так всё открывается"
   Скороспелов сделал шаг вперёд. Он секунду помедлил и обернулся. На скамейке лежал снег.
   "Свалил стало быть...Штормит меня что-то..."
   Виски Скороспелова гудели уже в тройном объёме. Не то чтобы в глазах было слишком мутно, но было большое желание их закрыть.
   Прогулка до 10 этажа пешком для того, чтобы привести мысли и тело в порядок привели ещё к большей усталости первого и второго.
   "Двадцать вторая, откройся..."
   Он держал палец на звонке и внимательно прислушивался.
   "Не слышно шагов...
   Но кто-то вроде бы идёт,
   по ту сторону двери...
   Мне кажется что, я чувствую эти шаги"
   Долгожданный щелчок.
   -Долго палец на звонке держать будешь? - из квартиры показалась красивая зеленоглазка с картины с чуть взъерошенными каштановыми волосами.
   -Супер приветствие для начала - а как насчёт чего-нибудь - Скороспелов потянулся к её мягким губам.
   Она спряталась за дверью, и сделала пару шагов назад в коридор. Денис улыбнулся и последовал за ней. Здесь он получил возможность с ног до головы оглядеть свою зеленоглазку. Её пижама была, как будто только выглажена.
   "Она потрясающе в ней выглядит.
   А ведь возбуждает.
   Возбуждает, как бы там ни было!"
   Всё выглядело действительно достаточно мило. Ничто не могло скрыть присутствие необыкновенно-потрясающей формы этой девушки.
   -Видок у тебя не важный - она оглядела его тревожным взглядом. - Что-то случилось?
   "Да, несколько часов назад, я нюхал кокаин с сексуальной блондинкой, а затем, несколько раз нарушив закон и общественный порядок, оказался в больнице...
   А как у тебя прошла ночь, дорогая?"
   Её зелёные глаза немного изменились. Сейчас они стали как будто печальней.
   -Слушай, наверное, нам стоит поговорить - Денис запнулся.
   -Ну же...я тоже так думаю. Что случилось? - в голосе звучала нотка равнодушия, как будто она уже знала ответ, на поставленный вопрос.
   -Случился случайный секс...
   -Случайный секс. Ты был...у Лены?
   -Так вот как её зовут!
   -Боже...
   -Откуда ты знаешь, где я был?
   -Это не важно...И всё нормально...-последнюю фразу она сказала так тихо, что Скороспелов еле еле её уловил.
   -Не фига не нормально! Ты спятила!
   -Всё хорошо!!! - теперь она говорила уже чуть громче - У меня нет к тебе претензий.
   -Хотел бы я сейчас понять, о чём ты говоришь.
   -Просто, ты теперь можешь спать с кем хочешь. И твой секс может быть как случайным, так и не случайным. Первая есть, Лена! Может, ты даже хочешь быть с ней? - она говорила всё это настолько спокойно и уверенно, что каждое слово било Скороспелову по вискам. Он не верил своим ушам.
   -Оля...Ты серьёзно? Что всё это, чёрт возьми, значит?
   Он напряжённо смотрел на неё.
   Она глубоко вздохнула.
   В глубоких зелёных глазах блестело на свету отражение её грусти:
   -Денис, всё хорошо, ты свободен, - и сам знаешь почему...
   Ведь прошла уже ровно неделя, как я мертва.
  
  
  
  

Глава -4-

   "В списке важных вещей, у которых истекает срок годности, на первом месте стоит человеческая жизнь". - Денис стоял в окружении безмолвных могильных плит.
   "Как это ни странно, кладбище всегда приносили умиротворение моей неугомонной душе. Тишина.
   Покой.
   Здесь нет лишнего.
   Лишь гранитные плиты с фотографиями. Некоторые из них улыбаются.
   Здесь улыбаться бессмысленно.
   Эти взгляды со всех сторон. Им осталось только смотреть на нас с фотографий, каждый раз...визит за визитом, пока мы сами не станем этой чёрно - белой фотографией.
   Не стремлюсь к этому.
   И честно признаться, постепенно начинаю задумываться насчёт крематория.
   Ведь некрофилов и бомжей ещё никто не отменял".
   -Итак! Пачка "Contex Lights", бутылка вина и...надо же! Цветы! Вечер пятницы...
   Скороспелов быстро выложил содержимое своего пакета на стол, рядом с могилой.
   С фотографии на плите на него смотрела Благодатова Ольга Сергеевна. На этом фото её глаза не были зелёными. Она была милой как всегда, но на лице не было улыбки.
   -Ты серьёзно? Думаю, местному алкашу-сторожу не понравится твоя идея. Особенно презервативы. - Оля с радостью осматривала, принесённые подарки.
   -Неее...Так глубоко я лезть не собираюсь! - Скороспелов открыл, заранее откупоренную им бутылку вина и сделал пару смачных глотков. - А ты что тоже думала над этим?
   -Умоляю, не говори, что ты об этом много думаешь, иначе я буду сильно за тебя беспокоиться.
   Они серьёзно посмотрели друг на друга, а затем громко засмеялись.
   -Мы супер! - Денис развёл руками и поставил на стол бутылку.
   -Как друг без друга?
   "Отмочила таки!
   Пару секунд назад я и не помнил...
   Казалось, что счастлив".
   Сейчас душевное состояние Скороспелова снова приравнялось к его физическому.
   Помимо того, что его домашний спортивный инвентарь покрылся толстым слоем пыли, а абонементом в спортзал сейчас кто-то точно делает себе дорожки, он ещё и проснулся сегодня не в самых комфортных условиях.
   Он очнулся на полу, посреди комнаты в Олиной квартире. Всё тело ломило от боли и ночные похождения тоже давали о себе знать. В голове не было ничего кроме тупняков.
   Внутри снова была пустота. По приезду домой, он немного заполнил её, парочкой шишек отменной гидропоники и, не долго думая, сел в свою Импалу. Он знал куда едет.
   Ему некуда больше было ехать в вечер пятницы.
   -Ты ведь не серьезно, правда? - Оля первой нарушила тишину. - Ты не будешь сидеть на кладбище весь вечер?
   -И, правда! Надо тут всю ночь провести... - Денис снова потянулся к бутылке.
   -Перестань! Скороспелов, неужели тебе некуда пойти!?
   -Ты!? Ты ещё спрашиваешь меня об этом! Я не виноват! Виновата ты! Почему ты...
   -Я знаю, что ты злишься на меня, тебе плохо, пройдёт время и...
   -Не надо! Только не надо начинать про время! Пройдёт время и ничего не изменится.
   -Я пытаюсь помочь!
   -Поэтому ты здесь?
   -Нет, я здесь потому, что ты не хочешь меня отпускать.
   Они оба замолчали. Он посмотрел на неё.
   "Как можно отпустить то, что идеально. В ней совсем нет того, что мне казалось бы неправильным. Соотношение её внешней идеальности с тем, что происходит внутри, всегда заставляло моё сердце громко трепетать. Что же происходит, когда я всё это теряю.
   Моё сердце сжимается".
   Скороспелов заметил девушку неподалёку. Она привлекла его внимание по причине того, что вокруг кроме неё никого не было. Она стояла метрах в 15 у могилы. Было достаточно тихо, и она вполне могла что-то слышать. С тех ор как Денис её приметил, она несколько раз оборачивалась.
   "Живая особь."
   -Выставка! Твои картины! Ты должен рисовать! У тебя ещё столько всего...
   -К чёрту выставку! К чёрту картины! Я хочу сжечь, все эти чёртовы картины! - Скороспелов резко перебил Олю.
   -Я могу пожалеть тебя, если это так необходимо.
   -Ах, вот к чему мы пришли! Отлично, детка! Пошла ты! Едрись оно конём. Я сваливаю с этого долбаного кладбища. Надеюсь, мне составят компанию.
   Скороспелов перевёл взгляд с Ольги на девушку, навещавшую могилу рядом.
   -У ля ля! Новую подружку присмотрел!? Ты зол и настолько в отчаянии, что пойдёшь кадрить бабу на кладбище. Вперёд! Надеюсь, она окажется сумасшедшей готической сучкой, балдеющей от БДСМ.
   -О да! О да! В моём стиле! Ну, я пошёл! Оставлю тебя наедине с покойниками...Быть может свидание тебе назначат? Принести формальдегид?
   Скороспелов бодро зашагал к соседней могиле. Последнее, что он получил от Оли - это не совсем приличный жест руки в свою сторону.
   -Привет! - Денис кивнул незнакомке. Затем он быстро окинул взглядом плиту, у которой стояла девушка.
   "Кузьмин Александр Валерьевич 1886 года рождения."
   - Сочувствую. - Скороспело соскользнул взглядом с плиты и уставился на девушку.
   -Спасибо - ответила незнакомка и уголки её губ едва заметно дёрнулись.
   Худенькая, с длинными, тёмными, чуть вьющимися волосами. Большие карие глаза, как будто специально были помещёны на её миловидное личико. Они очень сочетались с её волосами. Эдакая Кетрин Зета Джонс прямиком со съёмок фильма про Зорро. Денис ещё не видел её зубов, но почему-то уже был в полной уверенности, что у этой особы сногсшибательная улыбка. Одета она была в лёгкое тёмное пальто со всем содержимым. Видимо юбка. Видимо туфли. На её одежде не было режущих глаз брэндов. Скороспелов всегда считал, что девушка всегда может прикинуться подешевле и со вкусом, не тратя деньги и время на Сальваторе Феррагамо. Туфли же могут быть обычными.
   -Твой брат? - спросил Скороспелов, кивнув на могильную плиту, с которой во все 32 зуба улыбался Александр Кузьмин.
   -Парень - ответила девушка - А там? - Она кивнула в сторону Олиной могилы.
   -Девушка...- Денис сделал паузу и спрятав свои глаза под веками добавил: Бывшая.
   -Он всегда любил скорость своего автомобиля больше чем меня. Она в результате его и сгубила.
   -Он крупно ошибся.
   -А что случилось с...
   -Она просто меня покинула - перебил незнакомку Скороспелов, не дождавшись конца вопроса.
   -Это случилось недавно?
   -Да. Это первый вечер пятницы... Я здесь!
   Девушка улыбнулась:
   -Я здесь из таких же соображений.
   Денис несколько секунд наслаждался её улыбкой.
   Но, всё же мне кажется, что это время надо проводить в более приятном месте - Денис дёрнул бровями и добавил - Как насечет суши бара?
   -Или просто бара...
   Брюнетка задумчиво посмотрела на Скороспелова.
   -Кажется, даме надо выпить?
   -Ты даже не представляешь как!
  

***

  
   "Вот как у меня теперь заканчиваются походы в бар с первыми встречными девушками.
   Я стою в туалете, прислонившись спиной к стене.
   А она...
   О Боже!
Она делает мне минет.
   Да уж, мы знатно накидались.
   Спасибо старине Джеку.
   Всё вышло спонтанно. Мы так мило общались: Она о себе. Я о себе, и я вовсе не хотел затыкать её рот.
   Дело в том, что в процессе общения, к нам пришло осознание того, что мы друзья по несчастью. А потом, что мы вовсе родственные души.
   Мешая горечь наших утрат, с Джеком Дениелсом, мы плавно перешли на интим.
   Мысль об уединении пришла мне в голову, после того, как её ножка под столом медленно проскользила по моей.
   О, бухло! Наверное, только ты на такое способно.
   Но у незнакомки получается здорово.
   И не важно, сколько там людей было до меня, главное, что сейчас я занимаю всё свободное пространство."
   Кто-то громко заколотил в деревянную дверь туалета. За ней послышался тяжёлый мужской бас:
   -Сколько можно!? Это бар или что!? Откройте эту ёбаную дверь! Тут людям в туалет надо!
   Официант! Официант! - к басу присоединились ещё голоса.
   -Твою мать! Ну, вот уроды! - Скороспелов недовольно покосился на дверь.
   Брюнетка поднялась с колен и прижалась к Скороспелову.
   "Шалунья..."
   -Ты ведь, вроде бы живёшь недалеко - зашептала она Денису на ухо, крепко прижимаюсь и гладя его коленом по ноге.
   "По истине забавная вещь!
   Я не сказал этой девушке своего имени, но уже сообщил домашний адрес."
   -Рядом - ответил Скороспелов, застёгивая джинсы.
   -Продолжим у тебя!
   -Ещё бы! Дадим людям спокойно поссать!
   Скороспелов взял за руку свою новоиспечённую подругу и щёлкнув замком вышел из туалета.
   -Извращенцы! - кинул им вслед мужик с басом, который минуту назад отчаянно барабанил в дверь.
   Незнакомка явно ловила кайф со всего происходящего. Скороспелов помог ей накинуть её лёгкое пальто, и они вместе стремительно вылетели из бара. На Купчинские просторы постепенно опускались сумерки, давая знать, что начинается другая жизнь.
   В дом пара зашла через чёрный ход. Это было по пути, и Скороспелову не очень хотелось, чтобы старая консьержка запалила его с незнакомой, нетрезвой девушкой.
   В лифте, по пути на шестой этаж, Скороспелов решил поближе познакомить свои пальцы с содержимым едва заметных трусиков своей брюнетки. Он нащупал пальцами заветную кнопочку и к своему удивлению не обнаружил нигде присутствие волосков.
   Всё было гладко, и Скороспелов не без отвращения вспомнил последнюю интимную стрижку своего куста, которую организовала ему Оля на прошлый новый год.
   -Депиляция или бритвой, по старинке?- Спросил он и чуть спрессовал губами её ухо.
   -Ты псих - тяжело дыша отозвалась брюнетка.
   "И ты тащищся от этого!"
   Скороспелов медленно скользил двумя пальцами в её вагине и ей скорее всего было уже далеко до фонаря: псих - не псих. Она ведь даже не знала его имени.
   Едва они достигли порога квартиры, как их одежда уже полетела в разные стороны. Было темно, но Денис даже не посмотрел в сторону выключателя. Он прикрасно знал самый короткий путь к своему любовному лежбищу. Включение света - не самая хорошая идея, так как множество картин, в том числе обнажённой натуры, могли привлечь внимание его гостьи.
   "Нет уж...
   Только не в этот раз.
   Стоит ей узнать, что я художник и увидеть мою домашнюю галерею, то сразу начнётся: "Нарисуешь меня?"
   Только не сегодня.
   Сегодня на ужин-секс.
   А на завтрак что?
   Секс".
   Скороспелов очень часто писал обнажёнку, которая так сильно нравилась Вику. Как только на стенах студии Дениса кончилось место, Вик стал клянчить картины обнажённых девушек. Они вызывали у него бурю эмоций и сто процентный стояк.
   Даже Миха взял себе парочку, как он сказал: "Для того, чтобы разнообразить интерьер своего гаража".
   Они добрались до кровати почти без одежды - потеряли её по пути. Принимая горизонтальное положение, пара продолжала заниматься делом. Скороспелов, не отрываясь от её губ, одной рукой усердно занимался то правой, то левой грудью, а другой освобождал область бикини от трусиков. Он был уже готов войти в неё, когда она внезапно остановила его член рукой.
   -Ну что ещё?
   -Я что-то не заметила шлема на твоём бойце.
   Незнакомка строго посмотрела на него.
   "Вот чёрт!
   Мой мерзавец ненавидит резинки!"
   Скороспелов перебрался через неё и принялся шарить в нижнем ящике тумбочки рядом с кроватью. Как на зло под руку попадались только пустые сигаретные пачки, кисточки и прочая ерунда.
   -Едрёна вошь! - нервно проворчал Скороспелов - Нефига не вижу!
   -Я позабочусь об этом - брюнетка начала шарить рукой возле тумбочки в поисках выключателя.
   "Только не это!
   Зараза".
   Яркий свет ночной лампы проехал по глазам Дениса. Стены с портретами Оли и обнажённых натурщиц озарил свет.
   Брюнетка быстро окинул взглядом помещение.
   -Ничего себе! - воскликнула она - Откуда у тебя так много картин?
   -Я нарисовал их - нехотя отозвался Скороспелов - Я - художник.
   -Да ладно!? Нарисуешь меня?
   -Бля...
  
  

Глава -5-

  
   Её второе по счёту извержение заставило Скороспелова вернуться на землю. Он и сам был не далёк. Поймав волну, он в несколько быстрых движений закончил начатое, запачкав простыню своей кровати. Презерватив Денис так и не нашёл. Но не отступать же в такой ситуации. Денис откинулся назад на подушку. Брюнетка, поменяв раковую позу на горизонтальное положение, приземлилась головой на его плечё.
   -Теперь у тебя достаточно вдохновения чтобы исполнить мой портрет? - спросила она и сделала затяжку с его сигареты.
   -Ну как то так... - пробурчал Скороспелов и пустил пару колец. - Пить охота. А тебе нужно будет найти для меня лист бумаги среди всего этого хлама. Желаю удачи.
   Изучая теорию хаоса, Скороспелов в результате забил на уборку. В комнате был беспорядок. Некоторые картины здесь стояли явно не на своём месте - места для картин здесь уже давно не хватало. На рабочем столе, где пускал свои корни компьютер, помимо разбросанных художественных принадлежностей, стояли маленькие коробочки, а рядом со столом более большие. В эти коробки Скороспелов положил Олины вещи. В помещении устоялся затхлый запах табака и жжёных тряпок.
   Не парясь по поводу одежды, Скороспелов направился к холодильнику. Достал банку колы. На кухонном столе мозолил глаза футляр для кисточек. Сделав пару глотков из банки, Денис открыл футляр. На стол приземлились две маленькие таблеточки: одну Денис кинул в банку, а другую положил на язык и сделал смачный глоток. В голову сразу полезли воспоминания о предшествующих любовных опытах в дисках. Он решил, что не будет лишним, если его ночная попутчица прыгнет с ним на колёса.
   Из грязных мыслишек, Скороспелова вывел звонок его мобильника. Отыскав свои джинсы среди раскиданных шмоток, Денис достал свой Samsung. На дисплее мелькал номер Александра Валерьевича Островского.
   Денису стоило только принять вызов, как из трубки раскатами прогремел хриплый крик, по которому Скороспелов понял, что Островскому не раз сегодня приходилось напрягать голосовые связки.
   -Какого чёрта!? Я весь день пытаюсь дозвониться до тебя! - Островский был явно не в духе.
   -Извини - буркнул Денис - Что-то важное?
   -Важная выставка завтра в галерее! Это тебе о чём-нибудь говорит?
   -Вот бля!
   -Да уж! Я и не сомневался, что ты так ответишь! Я и не сомневался, что ты забудешь!
   Никогда не стоит полагаться на таких как ты. Ты ведь сам не понимаешь, как будет для тебя хорошо оказаться на международной выставке во Франции.
   -Мы уже говорили об этом.
   -Да, и завтра, к твоему сведению, нашу галерею посетят дочери владелицы "Extravagant Arts". Они прилетят завтра, из самой Франции! Понимаешь? Мамочка посылает дочерей оценить тебя.
   -Надеюсь, количество дочерей не превышает нормы?
   -Две. Не нервничай.
   -Так мне что тут им экскурсию провести? Могу запихнуть их в Money Honey на пару часиков, а потом в Стаут минут на двадцать. Вот уж всё посмотрят.
   -Тебе нужно просто будет притащить свою задницу в галерею и постараться не уделаться, пока всё не закончится. Я уже попросил дочь, подготовить твои картины. Кстати о картинах! Как продвигается работа?
   Скороспелов бросил взгляд на мольберт с холстом, накрытый куском ткани:
   -Никак...
   -О Господи! Я конечно знаю, что ты не любишь, когда давят, но конкурс скоро...Очень скоро, и если ты не закончишь в сроки... Я уже ничем не смогу тебе помочь.
   -Угу
   -Ты в порядке?
   -Угу
   -Слушай, я сегодня звонил этому психиатру, к которой ходила моя жена.
   -И...
   -Договорился о вашей встрече завтра.
   -Что!? Какого хрена!?
   -Я просто подумал, что тебе не лишним будет поговорить со специалистом. Особенного после того, что случилось. Ну, ты понимаешь...я об Оле.
   -Островский! Мне мозгоправ не нужен - у меня трава есть! Что ты рассказал ей обо мне?
   -Ничего, я предоставляю тебе эту возможность. Я лишь договорился о встрече и прошу тебя лишь об одном визите завтра.
   -Чёрт тебя дери!
   -Я пришлю адрес в сообщении.
   Скороспелов повесил трубку. Брюнетка стояла нагишом у письменного стола и вертела в руках тетрадку чёрном кожаном переплёте. Заметив, что Денис наблюдает за ней, она спросила:
   -Это сойдёт в качестве бумаги - разведя руками, она добавила - тут вообще трудновато что-либо найти.
   Скороспелов подошёл к ней и провёл рукой по гладкому переплёту тетради.
   -Это не лучшая идея - ответил он - Это её дневник.
   Глаза незнакомки печально блеснули. Она провела рукой по волосам Скороспелова.
   -Ты не читал?
   -Не довелось пока.
   -Не интересно есть ли тут о тебе?
   -По любому есть. Просто я не знаю смогу ли...
   Он замолчал.
   -Хочешь, я почитаю для тебя.
   -Можно попробовать.
   -Тогда выбери запись наобум.
   Брюнетка протянула Денису тетрадь. Он в свою очередь протянул ей банку удобренной колы. Он знал, что сейчас он может столкнуться с Олиными мыслями или стихами и воспоминания стремительным потоком поразят его голову, а затем сердце и эту невидимую вечно болящую штуковину под названием душа.
   "Быть может, это напомнит мне.
   Принесёт удовлетворение и спокойствие".
   Скороспелов закрыл глаза и, сделав глубокий вдох, раскрыл тетрадь.
   -Запись недавняя - констатировал Денис.
   Они снова приземлились на кровать. Свет ночной лампы падал на чёрные строчки дневника - гостья Скороспелова приступила к чтению:
   "14 апреля
   Этот день я снова начинаю с заряжающего энергией секса. Он всегда помогает мне проснуться. Он ласкает меня, нежно целует, делает мне кофе, и я иду на учёбу. Всё как обычно. Но сегодняшний день отличается от других. Сегодня всё изменилось.
   После занятий я как обычно прилетаю на работу. Принимаю-разношу заказы и вытираю столы. Но что-то не так. Сегодня впервые среди серой массы взглядов, которые скользят по мне обычно, я замечаю его глаза. Он аккуратно посматривает на меня, сидя в углу моего суши бара. Я по обыкновению вся красная, при официантском параде, волосы в пучок.
   И на что он так пялится!?
   Парню на вид 19-20 лет. Его длинные светлые волосы чуть прикрывают его, украдкой посматривающие, карие глаза. Он высокий и крепкий. Он в обтягивающей футболке и я могу видеть контуры его мышц. Они большие. Явно больше чем у Дениса.
   Быстро проходя с подносом мимо него, я пытаюсь, как можно дольше задержать на нём свой взгляд. Он улыбается. Я, как дура, отворачиваюсь.
   Я чувствую что-то.
   Это внутри меня.
   Это напоминает...
   желание".
   Брюнетка оторвала взгляд от тетрадки:
   -Ты в порядке? Я думаю, нам стоит прекратить.
   Скороспелов был в полной уверенности, что это всего лишь мысли. Всё то, что было у него с Олей, всё то, что у них должно было быть, абсолютно не вязалось с этими строчкам. Сейчас он внутренне убеждал себя в том. Что запись 14 апреля закончится хорошо и больше никаких взглядов.
   "Всего лишь мысли
   Только мысли на бумаге".
   -Всё хорошо! - отозвался Денис - Это просто дневник. Читай дальше.
   "Я прошу Лиину, Знакомую официантку взять на себя, его столик. Я не знала тогда, что на меня нашло. Но я несу ему счёт.
   Когда он забирает папку с чеком, его пальцы чуть касаются моих. Он смотрит мне в глаза. Я чувствую тепло его рук. Странную энергию, которая быстро поглощает меня.
   Я отхожу к барной стойке и аккуратно посматриваю на него исподлобья. Он что-то пишет на клочке бумаги. Вместе с деньгами он кладёт бумажку в кожаную папочку и, накинув пальто удаляется. Я быстро подхожу к его столику и раскрываю папку. Среди купюр и щедрых чаевых я нахожу клочок. На нём красивым подчерком написано:
   "Здравствуй Оля!
   Я бы с удовольствием пообщался с тобой в местечке напротив".
   Он оставил свой телефон. Меня переполняет бушующая паника.
   Откуда он знает моё имя?
   Бейджик!
   Дура...
   Нервничаю как девственница и бросаю взгляд на "местечко напротив". Французский ресторан "Летучий Голландец". Я в таком месте в жизни не была. Да и нет у меня лишних 20 штук на один только ужин.
   Кто этот незнакомец?
   Я отпрашиваюсь с работы и набираю его номер. Тихий голос незнакомца сообщает мне, что он ждёт меня в "Летучем Голландце". Я люблю Францию. Я люблю французскую кухню. Я иду туда, не только по этому. Я не знаю, что происходит.
   Он заказывает Омаров. Я узнаю, что он - Антон. Он ведёт со мной беседу о папином бизнесе и о своём вкладе в их общее дело. Я пожираю его глазами и мысленно снимаю с него футболку. Эти мысли заставляют меня смущаться и бояться. Я боюсь того, что эти мысли написаны на моём лице.
   Я рассказываю ему про учёбу и работу, обходя мельчайшие подробности моей личной жизни".
   -Мельчайшие!? Вот же сучка! - не выдержал Денис
   -Так всё хватит! - незнакомка захлопнула тетрадь
   -Нет, не хватит! - Денис вырвал тетрадь у неё из рук.
   -Неужели ты хочешь читать о том, как твою девочку цеплял какой-то мажор?
   -Да вообще кончаю с этого! - недовольно отозвался Денис - Я просто должен знать!
   Его постепенно начало мазать. Он снова открыл дневник. Быстро пробежав глазами уже прочитанное, Денис опустил сцену в ресторане. Дальше его ждало ещё большее разочарование:
   "Наконец-то мы добрались до его квартиры. По ней мне стало ясно, что папин бизнес процветает. Но всё это неважно.
   После пары поцелуев в его Тойоте и обсасывания его пальцев я была готова ко всему. Он несёт меня на руках через длинный коридор в комнату. Укладывает на кровать. Мы целуемся, раздевая друг друга. Он ласкает моё горящее, дрожащее от его прикосновений тело. Он мужественен и нежен. Его рельефные мышцы так и просятся, чтобы их помацали.
   Я хочу его. Хочу, чтобы он вошёл в меня.
   Он не торопится. Он ласкает мой клитор, а я стонаю, целую его и стонаю.
   Он умеет делать приятно.
   Приятный сюрприз.
   Мы занимаемся сексом. Кончаем. Снова занимаемся сексом. Мы достигаем хед-трика и курим. Я чувствую себя как выжатый лимон. Он проникает в моё ухо языком и шепчет, о том, что такое не грех повторить.
   И я соглашаюсь с ним, когда он закрывает за мной дверь".
   Скороспелов захлопнул тетрадь и, что есть силы, швырнул её об Олин портрет на стене.
   Он встал с кровати и подошёл к окну. Брюнетка молча смотрела на него, видимо, пытаясь подобрать успокаивающие слова. У неё не получалось.
   Скороспелов прислонился лбом к холодному стеклу.
   "Оля, Оля, Олечка...
   Как же сильно я хочу тебя ненавидеть!
   Но не могу.
   Ведь сейчас я всё люблю..."

Глава -6-

  
   Скороспелов аккуратно водил кисточкой по полотну. Внимательно, чуть прищуриваясь, он смотрел на обнажённую брюнетку. Она сидела посреди комнаты на высоком, круглом стульчике.
   -Не дёргайся - сделал замечание Скороспелов, когда брюнетка заёрзала на стуле.
   Она виновато посмотрела на него. Скороспелов продолжил портрет.
   -Я могу быть твоей, если хочешь - вдруг сказала брюнетка
   -Что ты имеешь в виду? - Скороспелов оторвал взгляд от полотна и посмотрел на неё.
   -Я имею в виду, что ты каждый день мог бы доводить меня до оргазма
   -Я понимаю, к чему ты клонишь, но это не самая лучшая идея.
   -Понимаю. Ты принадлежишь ей и только ей. - Брюнетка вытянула вперёд руку. Её указательный палец показывал куда-то за спину Дениса. Он обернулся и увидел Олю. На ней тоже не было одежды. Лёгкими шагами Оля подошла к брюнетке и начала ласкать её.
   Две обнажённые особы прижались друг к другу и начали целоваться.
   -Вот же дьявол! - вскрикнул Скороспелов.
   Брюнетка оторвалась от Олиных губ и улыбнулась:
   -Теперь я понимаю, почему ты так к ней привязан - сказала она
   -Скороспелов, проснись!
   В голове эхом раздался будильник.
   -Ну что за херня!
   Скороспелов спал всего час. С учётом того, что вчера в потреблении алкоголя он был солидарен с Сергеем Шнуровым, похмелье и головная трещалка дали о себе знать. На своей груди он обнаружил клочок туалетной бумаги с именем Надя и телефонным номером.
   "Надо же! Не растерялась!
   Обратилась к сортиру.
   Зато теперь я знаю твоё имя, темноволосая незнакомка".
   Денис аккуратно сложил бумажку и отправил её в мусорное ведро. Надежда видимо покинула его жилище чуть раньше. Проклиная сушняк и Александра Островского, Скороспелов засобирался на сеанс к психотерапевту. Скрутив два спливчика, Денис употребил один натощак и отправился в душ. После водных процедур и большой порции энергетика он уже был готов покорять новые вершины. От подмышек пахло Axe-эффектом, а подбородок был удобрен зелёным локостом.
   Утренняя пробежка от дома до бара, где Скороспелов вчера оставил импалу, окончательно взбодрила его. Погода была тёплой и солнечной.
   -Детка - Скороспелов похлопал машину по капоту - Ты у меня единственная.
   Денис бросил взгляд на трамвайную остановку, где толпился местный люд. Это сразу напомнило ему о временах, когда машина была утопией.
   "Катайтесь, катайтесь на своей рухляди!
   Ох уж это грёбаное питерское метро!
   По утрам самое последнее место, куда хотелось бы попасть.
   Да лучше подхватить триппера, чем лезть в это давку утром, тем более невыспавшимся и похожим на кусок дерьма!
   Конечно, иногда там можно от души поржать! В метро ездят самые отменные кадры Питера, которые могут превратить поездку в отличное цирковое представление.
   А этот долбанутый путь до метро!
   Как пережить битком набитые автобусы или не менее набитые маршрутки с хачиками, которые не отдупляют по-русски и возят в салонах овощи!?
   К автобусу иногда вообще невозможно подойти! Так всегда: обязательно найдётся какая-нибудь бабка, которая больше всех куда-то, блин, спешит, она ринется в толпу, расталкивая всех на своём пути, чтобы залезть в эти двери первой! Чаще всего они так спешат в поликлиники или аптеки, чтобы, чёрт возьми, оказаться там первыми, даже если эти места ещё не открыты!
   Всегда поражался их упёртости и бесконечной тупости,
   Вступать с ними в конфликт всегда было бесполезно. Рыло им всё равно не начистишь, а выслушивать всю дорогу до метро, в битком набитом автобусе, её брехню, особого удовольствия тоже не доставляло.
   В своё время я боготворил плеер. Но комфортной поездкой это конечно никогда нельзя было назвать, потому, как все люди стоят в притык и никакая музыка не сгладит того, что обязательно, рано или поздно начнёт ходить херова кондукторша, и она обязательно будет ТОЛСТОЙ!!! И в этой давке надо будет ещё добираться до своего кармана, чтобы достать проездной и протягивать его ей, после чего она станет протискиваться и обязательно заденет тебя своим толстым задом!
   Импала, как я рад, что ты есть у меня!
   Наверное, стоит побаловать тебя дизелем".
   Все четыре окна были опущены. В колонках Брайн Джонс напрягал связки спрашивая, готовы ли мы к хорошему времени? Скороспелов держал 80, хотя торопится, было некуда.
   За рулём, под кайфом. Не стоило сейчас особо выделяться среди других. Хотя это было достаточно трудно, на старенькой Имале.
   Выехав на кольцо, Скороспелов позволил себе немного прибавить. Он никогда не носился как сумасшедший псих, для этого у него всегда был Миха. В данном случае, замороченный шишками, он не планировал превышать даже сотни. Машин тут было как обычно достаточно. Не то, чтобы плотно, дневное Питерское кольцо. Те, кому надо, проходят сверхбыстро. Нагнав посередине какую-то газель, Денис машинально ткнул поворотник и дёрнул руль влево.
   В следующую секунду, стон шин по асфальту где-то позади, заставил Скороспелова понять, что он не удосужился посмотреть в левое зеркало. Чёрная, тонированная Тойота сзади разорялась стонами клаксона. Скороспелов завершил манёвр, перестроившись вправо, потихоньку оставляя газель позади. Тойота слева поравнялась с Импалой. Правое тонированное зеркало опустилось. Держа одну скорость с Денисом, водитель Тойоты, подкаченный длинноволосый блондин, во всю глотку кричал что-то, стуча кулаком об голову. Скороспелову не нужны были субтитры, чтобы понять, сколько всего приятного адресует ему владелец чёрной Тойоты. Денис скривил рот и жестом показал парню проезжать. На что тот показал ему средний палец и сорвался с места.
   Чуть прищурившись, Скороспелов прочитал его номер.
   "Три семёрочки, с буквами ЕКХ.
   Мажор".
   Образ водителя Тойоты не покидал головы Скороспелова, не покидало и ощущение, что он видел его где-то. Переварив несколько последних дней, Скороспелов вспомнил парня, который стоял у Олиной парадной в ночь вечеринки у Птицы. Совмещая образы в памяти, Денис нашёл определённое сходство.
   "Минуточку.
   Тойота!
   Накачанный блондин.
   С мажорным номерочком".
   -Сукин сын! - процедил сквозь зубы Скороспелов и втопил педаль газа.
   Теперь он летел как сумасшедший. Стрелка на спидометре подползала к 140. Денис снова перестроился в скоростной ряд, на этот раз, не забыв про зеркала.
   -Скороспелов, сбавь скорость.
   Денис окинул взглядом Олю, расположившуюся на пассажирском сидении.
   -А ты заткнись! - рявкнул он - тебя я вообще не хочу видеть.
   -Это действительно так?
   -Ты спала с ним! И что ты скажешь!? Ты спала с ним!
   Оля опустила глаза. Стрелка на спидометре приблизилась к 160, Скороспелов резко нырял в открывающиеся перед ним коридоры, обгоняя машины то с лева, то справа. Импала задорно ревела. На ней впервые ехали так быстро. Ей это было видимо в самый кайф. Ярость переполняла Дениса. Он не знал, как именно поступит, когда догонит чёрную Тойоту, но он должен был её догнать.
   -Ты не знаешь, зачем гонишься! - жалобно простонала Оля.
   -Быть может за ублюдком, который тебя трахал!
   Стрелка перевалила за 160.
   -Скороспелов, сбавь скорость.
   -А тебе то, что!? Мёртвые едут быстро!
   -Перестань, ты очень скоро присоединишься ко мне такими темпами!
   -Что с ним такое!? Он веселее меня!? Умнее!? Красивее!? Что, член у него 35 см?
   -Я не знаю, что ты сейчас хочешь от меня услышать!? Исповедь блудницы!? Если я расскажу тебе, всё что со мной происходило, и всё что я чувствовала, ты поймёшь, что я, наверное, никогда по настоящему тебя не хотела!
   Скороспелов резко дал по тормозам. Импала разразилась громким кряхтением. Шины завизжали и оставили на дороге смачный след. Скороспелов откатился на край дороги и встал на аварийку.
   -Знаешь что - спокойно сказал Денис - Просто проваливай.
   Скороспелов наклонился и распахнул пассажирскую дверь. Оля покинула Импалу.
   Денис закрыл дверь и огляделся по сторонам. Машин вокруг значительно приуменьшилось. Тойоты нигде не было видно.
   "Упустил ублюдка!
   Зато кажется это мой поворот".
   По счастливой случайности, Денис затормозил в 20 метрах от поворота на Энгельса.
   Над ним красовался зелёный указатель. Скороспелов посмотрел на право. Оли уже там не было.
   -Пошла ты! - кинул Скороспелов и, дёрнув ручку, снова дал по газам.
   Дальнейший путь до клиники прошёл ровно, без происшествий. Скороспелов сам был в шоке. По пути от парковки до здания Скороспелов успел покурить и скинуть весь накопившийся стресс. Клиника была ухожена и не загажена. Ничего удивительного, ведь она исключительно для частных случаев. В общем, для тех, кто стабильно может позволять себе хорошего психотерапевта. Скороспелов окинул взглядом приёмную с кожаными диванчиками и плазмой в пол стены.
   "Пафосное местечко"
   Денис поморщил нос. Его посетило непреодолимое желание плюнуть, особенно после жёлтого Camel-а, скуренного пару минут назад.
   -Вам назначено - поинтересовалась молоденькая девушка на ресепшене, которую Денис едва заметил из-за внушительных размеров монитора.
   -Денис Скороспелов! - отчеканил Денис, облокачиваясь на стойку, которая разделяла его и девушку - А вы?
   -Второй этаж, седьмой кабинет - щёлкнув по клавиатуре, отозвалась девушка, игнорируя любопытство Дениса.
   Второй этаж больше напоминал джунгли, а не второй этаж. Растительности здесь было столько, что, наверное, сам Тарзан позавидовал бы. Скороспелов отыскал в лесу кабинет номер семь.
   "Добровольцева Александра Владимировна" - прочитал он табличку на двери кабинета
   Фамилия - то, что надо для психотерапевта.
   Похоже, Мисс Фрейд желает всем добра".
   Скороспелов постучал в дверь.
   -Войдите -послышался приглушённый голос по ту сторону двери.
   Денис вступил на территорию кабинета в стиле Хай-тек. Несколько книжных полок, в соответствующем стиле и портреты известных психологов подпирали стены. Пара кожаных диванчиков, кресло, офисный стол - вот и вся мебель, которая не занимала значительно много места в этом просторном кабинете. Тут было достаточно светло, и Скороспелов мог внимательно рассмотреть верхнюю часть Александры Добровольцевой.
   Она сидела ближе к дальнему углу комнаты за офисным столом. На вид ей было лет 30, может чуть больше, светлые, скорее всего крашенные, длинные, до лопаток волосы блестели на ярком свету. Её грудь гордо возвышалась над рабочим столом, давая понять своими размерами и формой, что Денис имеет дело со зрелой женщиной.
   -Прошу, присаживайтесь - Добровольцева указала на двухместный диванчик посреди комнаты.
   Её приятная улыбка чуть успокоила Дениса, и он покорно приземлился на диван. За спиной Добровольцевой висела фотография, на которой, её как-то неуверенно обнимал какой-то здоровяк, коротко стриженный, с грубо-кирпичными чертами лица и коровьим взглядом. На груди его футболки красовалась надпись "Rugby 2003". Добровольцева на фото была небесным ангелом. Загорелая, лёгкая и элегантная, она светилась белоснежной улыбкой на фоне морской глади. Для неё это фото можно было считать удачным.
   "На этой фотографии Мисс Фрейд улыбается как-то не естественно.
   Такое чувство, что она изображает счастье.
   А этот уволень!
   Господи, где она его откопала?".
   -Скороспелов Денис, так? - начала Добровольцева.
   -Он самый - отозвался Денис - Молод, холост и полон сил!
-Но всё не так просто
   -С чего вы взяли.
   -Вы пришли ко мне на приём.
   -Я пришёл потому, что меня попросили.
   -Расскажите немного о себе.
   -А что вы хотите услышать?
   Скороспелову не очень хотелось открывать все карты сразу.
   -Деятельность, интересы, хобби... - перечисляла она, выдерживая паузу.
   -Всё мимо! Ничего из этого меня не беспокоит.
   -А с чего вы взяли, что я ищу какие-либо беспокойства.
   Добровольцева удивлённо подняла брови и записала что-то в блокнот.
   -Да бросьте морочить мне голову - Скороспелов ухмыльнулся - Вы психиатры всегда ищите проблемы и душевные расстройства. Ведь эта ваша работа?
   -Вы не совсем правы. Мы не ищем душевные расстройства там, где их нет. Я бы даже сказала, что вы совсем ничего о моей работе не знаете.
   -Так же как и вы о моей...
   -Но я надеюсь, вы мне расскажете
   -Может быть, а может быть и нет! Моя бабушка всегда говорила мне: "Не доверяй красивым женщинам!"
   Скороспелов заметил румянец на щеках Добровольцевой. Она отвела в сторону глаза, затем снова посмотрела на Дениса.
   -Я так понимаю, вы имеете отношение к искусству? - спросила она
   -Это вам Островский так сказал?
   -Нет, Александр Валерьевич просто попросил принять вас. Это моё, так скажем, личное предположение.
   -Я художник. Портреты, натура, иногда пейзажи, а иногда бог знает что.
   Добровольцева хотела уже начать новый вопрос, но Скороспелов резко перебил её:
   -Эй! Теперь очередь моего вопроса - недовольно, но с иронией в голосе прорычал Денис.
   -Хорошо, прошу вас...
   -Ваш друг? - Денис кивнул на фотографию за спиной Александры
   -Жених - Констатировала она
   -Надеюсь, вы ещё думаете - Выдал Скороспелов, сам удивившись тому, что это прозвучало вслух.
   -Теперь мой вопрос - напомнила Добровольцева - У вас бывают проблемы, связанные с вашим творчеством? Часто испытываете стрессы?
   -Это уже два вопроса - заметил Денис - У меня бывают недостатки вдохновения, если вы об этом. Но мне не нужен психотерапевт, чтобы бороться с подобной проблемой. Достаточно немного травки в медицинских целях.
   -О нет! - Воскликнула она - Только не говорите, что вы имеете отношение к наркотикам - её лицо приняло испуганное выражение.
   -Скорее это они имеют отношение ко мне. Да ладно вам! Вы же психолог, должны понимать, что травка - не наркотик.
   -Припоминая студенческие годы, я могу сказать, что это было даже актуально - Добровольцева улыбнулась и снова отвела взгляд. Скороспелов заметил, что она всегда отводит глаза когда смущается. - но нельзя всю жизнь провести с косяком и стаканом виски в руках. И как ваш, может и временный врач, я советую вам задуматься над этим.
   -Вы говорите нельзя того, нельзя этого! Куда девался весь либерализм!? Всё табу! Может, ещё запретите мне слушать рок-н-ролл?
   -Нет! Ну, рок-н-ролл я ни за что не стала бы запрещать!
   -А вот это верно!
   За спиной Добровольцевой Оля рассматривала ту самую фотографию, на которой Александра Добровольцева находилась в объятиях своего будущего мужа. Скороспелов перевёл взгляд с груди Добровольцевой на Олину грудь. Потом на Олю.
   "И о чём я думаю!?
   Так вот, рок-н-ролл!
   И почему я не вижу...Например...Призрак Элвиса Пресли?
   Я бы всегда просил его будить меня своим Tutti-Frutti".
   -Скороспелов, вы здесь?
   -Да! - Денис пару раз тряхнул головой.
   -У меня было такое чувство, будто вы улетели куда-то.
   -Я просто не выспался...
   Денис потёр глаза и как следует проморгался.
   -Я устал от вашего выканья! - недовольно сказал он - Как насчёт разнообразить наше общение словом "ты".
   -Хорошо! Скороспелов, ты...
   -Да ну блин! Меня Денис зовут!
   -Хорошо, Денис.
   -Хотя нет, давайте лучше Скороспелов!
   -Да вы на до мной издеваетесь! - то ли недовольно, то ли удивлённо воскликнула Добровольцева.
   "Нет...
   Я просто накуренный..."
   -Денис, ты сегодня курил что-то?
   "Опа!"
   Скороспелов не мог придумать ничего умнее глупой улыбки и виноватых, наверняка красно-укуренных глаз.
   -Я и вам оставил немного.
   Скороспелов достал из кармана куртки, скрученный сегодня утром, сплив. Повисло молчание. Денис достал зажигалку.
   -Ты это серьёзно? - спросила Добровольцева - Собираешься курить косяк в кабинете лечащего врача?
   -Нет не так! Мы собираемся курить косяк в кабинете лечащего врача! - поправил её Скороспелов и взорвал ракету.
   Запахло жжёными шишками, и по кабинету поплыли струйки дыма.
   -Тяжёлый случай - пробурчала себе под нос Добровольцева и снова начала строчить в свой блокнот. - Сдать бы вас по назначению...
   -Не, не, не, Док! Врачебная тайна, помните! Вы клятву Гиппократа давали, типа!
   -Вы хоть знаете кто это?
   -Мраморный чувак из Пушкинского музея с гомосексуальными наклонностями!
   Добровольцева не удержалась и прыснула смехом. Скороспелов пускал кольца дыма. С каждым разом, он затягивал всё больше, и помещение всё больше и больше наполнялось дымом.
   -Ваша очередь, леди - Денис протянул косяк в сторону Добровольцевой.
   -Не думаю, что я заинтересована в подобных вещах - в её голосе можно было услышать нотку сомнения. Скороспелов точно не знал, в чём именно сомневается этот симпатичный психотерапевт: в том, чтобы разделить с ним сплив или сдать его в гос нарко контролю.
   -Возможно, таким образом, мы сможем на много лучше друг друга понять и узнать! Вы же этого хотели, Док? Это королевский размер! Я докурю один, если вы откажетесь. В таком случае придется меня отсюда выносить! - голос Скороспелова постепенно приобретал накуренную интонацию. - Вперёд! Всего лишь несколько затяжек.
   Добровольцева встала из-за стола. Денис, наконец, познакомился глазами с её нижней частью.
   "Стройные ножки растут из фигуристой попки...
   Они лучше всех!
   Не вооружённым глазом можно заметить их беспрекословную спортивность.
   Скорее всего, всему виной утренние пробежки или фитнесс.
   Похвально!"
   -Где вы купили эти прекрасные ножки!? - не выдержал Скороспелов. Ему уже в третий раз удалось смутить своего психотерапевта. Он понял это по её очередной улыбке и быстрому отводу глаз.
   -На рынке - ответила Добровольцева - Звёздная - style.
   -И что за хачик там ими торгует? Посоветую все подружкам.
   Она села рядом с ним и протянула руку. Скороспелов передал ей косяк и не заметил обручального кольца. Кольца вообще отсутствовали на её нежных, маленьких пальчиках.
   "Неужели мистер Rugby 2003 не удосужился сделать невесте подарок!?
   Ну, тогда он полный дегенерат!
   Хотя, возможно это её личная инициатива.
   Тогда всё отлично
   Почему отлично?
   Скороспелов, о чём ты думаешь?"
   Она аккуратно взяла косяк пинцетом и сделала пару затяжек с воздухом.
   -Не фига себе! У нас тут профессионал! - Денис хотел что-то добавить, но губы Добровольцевой, обрабатывающие косячок завладели его сознанием.
   "Чёрт! Как сильно я бы хотел..."
   Мысли Скороспелова вдруг прервал визжащий звук, который пронёсся по кабинету. Он был ужасно неприятным и резал слух. Денис поднял вверх глаза и увидел красную мигающую точку. Беленький детектор дыма красовался на потолке, прямо над ними. Через секунду с потолка уже во всю хлестали струйки воды. Они мгновенно потушили косяк. Одежда быстро становилось мокрой, не говоря уже о всех документах, книгах и компьютере на столе Добровольцевой. В голову Скороспелова даже успела придти мысль о том, что белая блузка на психотерапевте скоро начнёт просвечивать. Но выражение лица Добровольцевой выкинула все пошлые мысли из головы. Она медленно встала с диванчика, не сводя своих, явно не довольных глаз с Дениса. Она посмотрела на мокрый косяк, а затем кинула его в грудь Скороспелова.
   -Кто впиндюрил сюда эту галимую пожарную сигнализацию!? - удивлённо воскликнул Денис.
   -Скороспелов, вашу мать!!!
  

***

   Взгляд Дениса был прикован к монитору. Иногда он отрывался от него, для того, чтобы втянуть дым из бутылки. Затем он снова возвращался к монитору, правой рукой юзая мышку, а левой наполняя бутылочку дымом. Из колонок во всю струился Боб Марли. После случившегося в клинике курьёза Денису надо было расслабиться. Кроме того, холодная потолковая вода свела весь накур на нет. Добровольцева от души ездила по ушам упрёками и обвинениями. Её было достаточно трудно успокоить, так как кабинету можно было ставить твёрдый диагноз: в морг. Успокоить психотерапевта, как показала практика, достаточно тяжело, а точнее вообще не реально. За последние десять минут, проведённых с ней, Скороспелов узнал о себе много нового. За один сеанс исправить всё то, что он натворил, точно не получилось бы. Поэтому, раскидываясь извинениями и комплиментами на тему того, что, когда Добровольцева злится она похожа на сексуальную дьяволицу из фильма "Ослеплённый желаниями", Скороспелов назначил ей вторую встречу. А потом третью. Он твёрдо решил, что больше не будет светить наркотиками в её присутствии и непременно принесёт бутылку "Hennessy".
   "No woman, no cry" - заливался Боб, помогая Денису приходить в себя. Откинувшись на спинке кресла, Скороспелов просматривал Олину страничку Вконтакте.
   "Павел Дуров придумал потрясающее время препровождении...
   Теперь, вместо книжек огромное количество малолетних педовок читают микроблоги, отмечая сердечками понравившиеся им посты.
   Круглые сутки меняются аватарки.
   Потрясающее занятие!
   Добавляются глупые видео и огромное количество фотографий.
   А мы постепенно катимся к виртуальному отупению.
   Подружись Вконтакте!
   Общайся Вконтакте!
   Дари подарки Вконтакте!
   Перепихнись там же!
   Лично у меня от него одни нервные расстройства.
   В общем, я бы скорее назвал всё это Впомойке.
   Кстати, отличный статус..."
   Мелодия телефона принялась бестактно перебивать душевные, рагговые напевы Боба.
   -Здравствуй! - поприветствовала Дениса Птица.
   -И тебе не чихать! - поприветствовал Скороспелов.
   -Мне кажется, я видела тебя вчера у бара, ты тащил какую-то черноволосую бабу за собой.
   -А у нас в деревне Питер - начал Денис - Нет, серьёзно, как на хуторе живём. Ноль уединения в столице.
   -Ах, бедняжка! Ну и как потрахался вчера? - Птица явно не скрывала своего недовольства.
   -Да так себе... А ты кому сегодня минет делаешь?
   -Пошёл в задницу, придурок!
   -Приглашаешь?
   -Козёл...
   -Брось летунья! Я же просто стебусь, хотя и знаю на какие великие вещи ты способна.
   -Кстати насчёт этого...Не хочешь повторить?
   -Я всегда рад поддержать внезапный дружеский перепих, но сейчас я немного занят.
   -И что делаешь?
-Сижу Вконтакте.
   -Достойное занятие. Пытаешься зацепить там каких-нибудь малолетних эмо-нимфеток?
   -Эй! Поаккуратнее с обвинениями, леди!
   "Меня начинает это раздражать.
   Надо отвязаться от этой особы побыстрее.
   Желательно на продолжительное время.
   Да так, чтобы она сама осталась довольна".
   -Я хочу, чтобы ты пришла на выставку для "Extravagant Arts", через неделю. Ты ведь, вроде, любишь искусство. На меня посмотришь.
   -Ух, ты! Ты, правда, приглашаешь?
   "Сработало!"
   -Через неделю, Синица!
   Скороспелов повесил трубку.
   "No woman, no cry" - звонко заливался Боб Марли, а Скороспелов аккуратно выводил красками на Олиной стене слово: "Сука".
  
  

Глава -7-

  
  
   Вечерние сумерки опустились на Санкт - Петербуржский централ. Ещё не много и можно будет увидеть ночную красоту города в свете фонарей и витрин. Тот, кто не видел этой картины - много потерял. Движущийся, суматошный дневной Питер колоссально отличается от успокоившегося ночного. Разумеется, всё это относится к центру: Невский проспект, Гостиный двор. А развод мостов. Романтика, мать её... Но как говорится даже, среди центральных станций метро не обойдётся без урода. Северная столица с начала времён гордилась Сенной площадью. Получив устоявшийся статус Питерского бомжатника. Площадь Мира, как её называли в Сталинские времена, мирно принимает в свои подземные переходы, прокисшие сливки общества. Запах там стоит соответствующий. Даже на купчинских просторах не найти столько бомжей, сколько отдыхают в переходе на Садовой. У Купчино своя романтика, впрочем, наверное, как и на Сенной. Если есть желание убить всю романтику, следует отправится в такие места, как Старая Деревня или Девяткино и продержаться хотя бы минут 15.
   Путь был свободен. Скороспелов гнал свою Импалу по вечерним улочкам Спб. Две сестры: Большая и Малая морская расположили на своей территории несколько памятных для Дениса мест. Бывший университет и галерею Александра Островского.
   Уже на подъезде, Скороспелов увидел фигуру, высокого роста, прохаживающуюся туда сюда по тротуару. Александр Валерьевич Островский был долговяз. Природа наградила его ростом почти под 2 метра. Если бы не лысина, дурацкие круглые очки и небольшое пузо, которое он решил отпустить с недавних пор, то здоровому, крепкому мужичку можно было бы дать лет 40. Но Островский ни коем образом не пытался выглядеть моложе своих 55. За свою жизнь, он успел многое: устроить свою галерею в Спб, жениться, сделать себе имя и вырастить потрясающую дочку. Практичность в сочетании с деловой хваткой и беспрекословной любовью к искусству помогли ему в этом.
   Скороспелова Островский нашёл, когда тот ещё учился в университете. Экстравагантный стиль Дениса произвёл на него впечатление. На одной из межвузовских выставок Островский приметил худенького, невзрачного, лохматого паренька. "Я помогу тебе подняться" - сказал тогда, Александр Валерьевич. "Пошёл ты" - ответил ему Скороспелов. Вот таким образом завязалось это общение: они спелись, срисовались и сдружились. В то время Островский и предположить не мог, что помимо талантливого молодого художника он нашёл себе ещё и отменную, забористую занозу в зад. Между 60 летним стариком и 20 летним парнем всё же сложились тёплые дружески - профессиональные отношения. Тем не менее, Денис не стремился рассказывать Островскому все нюансы своей разгульной жизни. В свою очередь, Островский каким-то не понятным для Скороспелова образом, читал всё с его лица. И уже после трёх месячных деловых отношений, Островский запретил Денису приближаться к его дочке, Насте. Как ни странно, Скороспелов серьёзно отнёсся к пожеланию начальника и вступил с его дочерью в исключительно дружеские отношения.
   -Ты опоздал! - рявкнул Островский, как только Денис покинул Импалу.
   -Художник никогда не опаздывает! - ответил Скороспелов, пытаясь подделать интонацию Островского.
   -Да ты же укуренный! - Островский нервно забегал глазами по лицу Дениса. - Ты хоть можешь себе представить, на сколько важен сегодняшний вечер? Какого чёрта с тобой происходит? Ты был у Добровольцевой?
   -С чего бы начать? - лицо Скороспелова расплылось в ехидной ухмылке.
   -Для начала перестань паясничать и скажи не натворил ли ты похожих глупостей на приёме у врача? В голову Дениса сразу же нахлынул недовольный, мокрый образ Александры Добровольцевой.
   -Всё было в лучшем виде! А что там? - Денис кивнул на светящиеся витрины галереи.
   -Все уже там!
   В сопровождении начальника, Скороспелов зашёл внутрь. Стоило Денису показаться на пороге, как его глаза осветила яркая вспышка.
   -Блять! Ещё раз так сделаешь, и я тебе твою камеру в зад затолкаю! - взревел Скороспелов на худенького, небольшого роста блондинчика с цифровой зеркальной камерой Canon в руках.
   Спокойно - сказал Островский, и жестом направил парня сам не понимая куда, лишь бы подальше от взвинченного Дениса. - Я был бы тебе очень признателен, если бы ты не распугивал сегодня поситителей. Я специально позвал профессионального фотографа. Всё уже оплачено. Поэтому будь добр...
   "Ох, ё!
   Профессиональных фотографов развелось.
   В наше время все профессионалы с фото студиями и прейскурантами.
   А профессионального в них только дорогостоящая зеркалка.
   Чёрт! Да этот парень больше на школьника похож!
   А если я куплю себе плавки?
   Я сразу же стану профессиональным пловцом!"
   -Передай профессионалу, чтобы держал подальше от меня свою двадцатитысячную камеру, иначе последняя вспышка, которую он увидит будет вспышка камеры патологоанатома в морге.
   Денис осмотрел галерею. Всё было на своих местах. Островский тщательно следил за своим капиталовложением. Здесь было чисто. Узорная литка на полу блестела в свете больших, старомодных люстр с лампочками на тоненьких подсвечниках. В галерея состояла из двух больших залов. Они были достаточно большие, чтобы вместить по сотне человек в каждый. Эти залы разделяла стена со среднего размера арками. Фиолетовые стены украшали картины. Скороспелов с гордостью подметил свои творения. Почти все картины написанные им, которые он заметил, родились на свет во время их отношений с Олей. Тут были и питерские пейзажи, как он их видел, и питерские люди, как он их видел.
   Всё это в сочетании с бредом его усталого воображения сейчас украшало стены галереи Островского. Лысенький дед на одной из картин Дениса мирно дремал, упокоив свою голову среди маленьких рюмочек на гладком столе питерской пивной. Изображение на этой картине расплывалось и двоилось, будто в хмельном дурмане. На следующей картине молодая пара неформалов курили сигарету, удобно устроившись у стеночки дома на сером асфальте. Скороспелов любил рисовать людей, ситуации. Он грамотно обрабатывал все образы в своей голове, запоминал, а затем выдавал увиденное бумаге с чрезвычайной тонкостью художественных приёмов. Его картины в бытовом стиле с небольшим оттенком современного импрессионизма и всегда ярко выраженной экспрессией отличались аккуратностью и детализацией.
   В глаза Скороспелова бросилась картина, которая в корне отличалась от остальных. Не его творение. Она была разделена линиями на три части по диагонали. Фон картины представлял собой какую-то психоделическую мазню. В верхней её части, изображённая пара девушек в неглиже слились в страстном поцелуе. В нижнем треугольнике, так называемые парни, оголённые по пояс, делали тоже самое что и дамы сверху. По середине этого творения располагался поцелуй парня и девушки. Творец, видимо, презирающий фрагмент по середине, влепил на него красный крест. "Пауло & Никет" гласила подпись в нижнем правом углу картины.
   Скороспелов почувствовал тошноту.
   -А это что ещё за хуйня!? - нервно спросил он, указывая на, завладевшее его внимание изображение.
   -Они сегодня тоже здесь - Островский радостно похлопал по плечу Дениса - Тут у нас и их картины тоже.
   -Картины? Да ладно! - не унимался Денис - И как это, по-твоему, называется: В поддержку однополой любви? Педики чёртовы!
   Громкие разглагольствования Скороспелова начали привлекать внимание посетителей. Их тут было достаточно и они естественно с любопытством оборачивались на возмущающегося художника.
   -Перестань так орать - сделал замечание Островский и, взяв Дениса под руку, отвёл его в строну, прямо в упор к картине Пауло и Никета. Скороспелов вырвал руку:
   -Блин! Не подводи меня близко к этой хероте!
   -Остынь, парень! - начал заводится Островский - может они и Геи, но далеко не придурки. Тоже хотят побороться за поездку во Францию. Extravagant Arts довольно странные в выборе юных художников. Никогда не знаешь чего от них ждать.
   -Надеюсь, от них можно ждать того, что они сольют в унитаз это говно - Денис покосился на творение Пауло и Никета.
   -Да знаю я! - взорвался Островский - Знаю я что они педики! И то, что сначала они по отдельности нарисовали верхний и средний фрагменты, а рисуя нижний по любому натолкали друг друга, пачкаясь в краске.
   Теперь, прихожане галереи оборачивались уже на Островского. Он тяжёло дышал и злобно озирался. Должно быть, искал Пауло и Никета, но в момент его извержения их не было в зале. Некоторые из свидетелей захихикали. Скороспелов тоже был доволен меткими высказываниями своего босса и тем, что он смог довести его до этого.
   -Островский, да ты сегодня жжёшь! - радостно сказал Денис.
   -У нас тут и Задорожный сегодня висит - Островский и Скороспелов прыснули со смеху.
   -Я тебя умоляю! Этому ублюдку только деприссариков рисовать! - в память сразу пришли тёмные картины с бледными, режущими вены, девушками и образ размолёванного гота Задорожного. - Но эти пидарасы! Ты серьёзно!? Ты бы ещё тут гей-парад организовал!
   -Не надо утрировать! Не мне тебе объяснять, что у искусства нет границ. Леонардо да Винчи тоже был гомосексуалистом.
   -И кто тебе сказал этот бред!
   Скороспелов зажал уши ладонями:
   -Не хочу слушать эту поебень! Лучше скажи мне, где француженки! Пора уже испоганить этот вечер окончательно.
   -Даже не думай, Скороспелов! Я тебе башку отверну, если что-то пойдёт не так. - Островский наградил Скороспелова своим коронным, предупреждающим взглядом. - Моя дочь занималась француженками. Они где-то здесь. Пойду, поищу.
   С этими словами Островский удалился, оставив Дениса наедине с самим собой. Потирая руки, Денис осматривал плацдарм сегодняшних боевых действий. Он схватил бокал шампанского с подноса, проходившего мимо, официанта и прикончил его одним глотком.
   -Вискаря организуешь мне? - спросил Скороспелов у уже знакомого ему официанта.
   -Дэн - протянул молодой официант - Островский запретил. Боится, что ты накидаешься в мясо и тебя понесёт.
   -Что!? - Дениса передёрнуло от мысли, что до конца вечера ему придется пить кисло-сладкую шипучку - Брось, друг, помоги мне. Хотя бы скажи мне, где всё лежит.
   -В нашей комнатке - быстро шепнул официант и направился к гостям
   Под нашей комнаткой, он подразумевал небольшую комнату, как её называли: для персонала. Она находилась в дальней части второго зала. Скороспелов нырнул в арку и пересёк второй зал, оглядывая картины, окружающие его со всех сторон. Картины, молодых художников во втором зале, местами разбавляли творения знаменитых. Это были качественные подделки Исаака Левитана, Андрея Рублёва и даже самого Ван Гога.
   "Вот смотрю на стариков и понимаю, что современное искусство катится к чертям.
   Люди, вроде Пауло и Никета, делают всё для этого.
   Мне нужно было родится в эпоху постимпрессионизма.
   Пообщался бы с Винсентом.
   Вот у кого бы мне было, чему поучится.
   Всё что я вижу сейчас - меня угнетает.
   Производят на свет то, что и искусством то назвать сложно.
   И так везде...
   Начиная с исполнителей отечественной эстрады и заканчивая душными, беспонтовыми фильмами Михалкова.
   Блевать от этого тянет".
   -Скороспелов, ты уже здесь? - послышался, слащавый тоненький голосок.
   -Рады видеть - голос номер один поддержал голос номер два, с не менее, гомосексуальной интонацией.
   Из ниоткуда, перед Скороспеловым возникли две худенькие фигуры. От двух, худощавого телосложения, молодых людей пахло преизбытком геля для волос и, женского назначения парфюмом. Их кожа блестела так, будто они намазались маслом. Красные свитерки с оранжевыми ромбиками и характерными вырезами, чёрные узкие брюки и острые лакированные туфли с высокими каблуками. Пауло и Никета сейчас можно было отличить только по цвету волос: один светлый, другой тёмный. Они напоминали геев-ведущих из Американского папаши.
   -Прочь от меня, педерасты! - вскрикнул Скороспелов, вновь, намеренно, привлекая внимание посетителей, и провалился в комнату для персонала.
   -Хам! - кинул ему в след один из недовольных геев.
   В небольшой, тускло освещённой комнатке Скороспелова встретило испуганное лицо Анастасии Островской. В её руке была скрученная в трубочку купюра. Её щёки и маленький носик были чуть покрасневшими. На круглом столе, перед ней были приготовлены три ровненькие белые дорожки. На её сенсорной Nokia негромко звучал Aerosmith.
   -Стив Тайлер завязал с этим дерьмом! - Скороспелов указал на приготовленный, на столе кокс - И ты сможешь!
   -Фуххх... Скороспелов! - Настя облегчённо вздохнула - Ты меня до смерти напугал!
   -Первый? - поинтересовался Скороспелов.
   -Коксик - ответила Настя и втянула дорожку.
   Длинное чёрное декольте с вырезом на правой ножке украшало сегодня эту худенькую, стройненькую девчонку. Природа не наградила её большой грудью. Напротив, природа наградила её достаточно маленькой грудью, зато не обделила самым милым личиком во всём Спб. Скороспелову всегда было далеко до фонаря на размеры женской груди. Кира Найтли и Натали Портман, всегда были его первыми отмазками насчёт того, что размер не имеет значения. И ведь действительно не имеет. Скороспелову очень нравились длинные, простирающиеся до поясницы, Настины каштановые волосы. Он всегда хотел её так же сильно как Киру Найтли. Стоило Настёне, появится рядом, как возбуждение Скороспелова приобретало сумасшедшие обороты. Но секса между ними не было и не могло быть. В своё время Денис дал обещание её отцу, что его член не покинет штанов в присутствии Насти. В противном случае, Островский грозился оторвать достоинство Скороспелова и заставить съесть сырьём. Скороспелов, смиренно держал обещание.
   Три года назад между Денисом и Настей случился поцелуй, который сразу же заставил его бойца встать по стойке смирно. В туже секунду Скороспелов оттолкнул 15 летнюю Настю, поставив жирную точку в их сексуальных отношениях. Её сердце было разбито, а член Скороспелова покорно лёг на подушку.
   -Папочка твой знает, что доченька балует свои ноздри кокаином? - спросил Денис и достал из шкафа бутылку Jim Beam.
   -Сбрендил!? У него инфаркт случится! - Настя запустила внутрь вторую
   Скороспелов налил в стакан виски и сделал пару глотков. Поморщив нос, он продолжил беседу:
   -А что? Надо буде позвать его. Пусть полюбуется на юную наивность, убивающую свою психику белой смертью.
   -Послушай, ты, старичок! Тебе там сколько?
   -Двадцать один! - гордо ответил Денис - Можем за водкой сгонять
   -Тебе 21 и ты можешь баловаться водкой! А мне 19 и я имею право употреблять кокаин!
   -Я запомню эту философию девятнадцатилетней кокаинщицы.
   Скороспелов взял из шкафа второй бокал и плеснул в него виски.
   -Амфетамины до добра не доведут - сказал он, протягивая бокал даме.
   -Метамфетамины до добра не доведут - отозвалась Настя и опрокинула в себя всё содержимое бокала.
   Скороспелов наблюдал как со стола исчезает последняя дорожка белого порошка, а Настя проваливается в получасовой - сорокаминутный кайф. Она водит мизинцем под своей верхней губой и чувствует, как немеет её лицо. Её зрак увеличивается. Реакция была хорошо известна Скороспелову, поэтому ему было забавно наблюдать за происходящим до того, как он окончательно пустится во все тяжкие.
   Без слов, глядя Настины глаза, Скороспелов запустил пальцы в просторы её соблазнительного декольте. Она немного вздрогнула, дыхание резко потяжелело и Скороспелов, едва касаясь её тела, почувствовал сумасшедшее биение Настиного сердца. Она не двигалась и молча ждала продолжения.
   "Размечталась."
   Денис нащупал пальцами маленький полиэтиленовый пакетик.
   -Конечно, бери всё что хочешь! - нервно принялась причитать обиженная Настя, пока Денис проводил трамвайные пути на гладком чёрном столе. - Пока ты, как всегда где-то шлялся, я развлекала твоих грёбаных француженок! Твои картины тоже развешивала я. Я твой хренов ангел хранитель! И почему я всё это делаю для тебя? Ты ведёшь себя как задница. Впрочем, ты она и есть!
   Казалось, что накокаиненый ангел хранитель сейчас расчехлит крылья.
   -Тшшш... - прошипел Скороспелов и, подойдя к ней вплотную, прижался губами к её лбу. Настя снова вздрогнула. Скороспелов задержался на её лбу. С несколько секунд стояли так, взявшись за руки. Денис первым нарушил молчание:
   -Я ценю всё, что ты делаешь, дорогая... Но, по-моему ты перенюхала, поэтому постарайся не попадаться отцу.
   Скороспелов свернул купюру и загнал в две ноздри. На Настиной Nokia зазвучала композиция I don't wanna miss a thing. Настя закружилась вокруг стола.
   -Я могу пока остаться и здесь - сказала она, кружась в медленном танце.
   -И завязывай с кокаином - добавил Денис, покидая комнату.
   Денис снова очутился в ярком зале. Он блестел как армейский писсуар. Настя действительно постаралась, готовя эту выставку.
   Гости были довольны. Пиджаки, смокинги и вечерние платья пили шампанское и наслаждались живописью. Скороспелов потёр, недавно поставленное пятнышко от виски на своих джинсах. Желания проводить здесь и сейчас свой досуг у него не было. Душа лежала больше к комнате с Настей, кокаином и Стивом Тайлером на подпевке. Денис даже сделал попытку вернуться обратно.
   -Скороспелов! Эй, Денис! - голос, Островского пресёк попытку Скороспелова открыть дверь в заветное помещение. Денис быстро понял, что к помещению, где его чадо под кайфом танцует вальс сама с собой, Островскому точно не стоит приближаться. Быстрыми шагами Скороспелов устремился на встречу боссу. За Островским следовала белокурая женщина в красном обтягивающем платье.
   -Я хочу тебя кое с кем познакомить - торжественно объявил Александр Валерьевич, когда они поравнялись - Ты ведь помнишь Столетова? Столетова Эдуарда Юрьевича?
   -Да конечно! - так же торжественно отозвался Денис - Самодовольный, напыщенный жирный ублюдок!
   Скороспелов смутно припоминал образ и темперамент одного из основных финансовых помошников Островского. Лицо самого Островского сейчас приняло бледный оттенок. В глазах без труда можно было прочесть испуг. Скороспелов явно сказал что-то не так.
   -Да уж - прервала молчание женщина в красном платье - Чем-то напоминает моего мужа.
   -Вот чёрт! Я попал - Скороспелов издал глупый смешок и ткнул в широкий бок Островского. Александру Островскому явно было не до смеха. Он достал Плоток и протёр лоб, не сводя злобного взгляда с Дениса.
   -Это его жена - загробным голосом произнёс Островский - Виноградова Мария Николаевна, мать твою.
   "Да уж разозлил я его...
   Уже кладёт на приличия..."
   -А ещё ваша поклонница - присоединилась к срыву Островского Маша Виноградова.
   Улыбка не покидала её лица. Денису трудно было определить её возраст.
   "Тридцать пять.
   Не, не, не...
   Хотя может и больше.
   Но выглядит отлично.
   Обтягивающее платье позволяет мне по достоинству оценить её фигуру.
   Всегда приятно, когда женщина не забывает о ней.
   Блондиночка...
   Вера Брежнева...
   Хотя какой там!
   Маша Шарапова!
   Однозначно."
   -Я польщён - Скороспелов протянул руку. Виноградова протянула ему свою. Денис коснулся губами её пальцев. Затем, не отпуская руки, он провёл по её пальчикам свои щетинистым подбородком.
   Дениса мазало.
   -Нежная кожа - томно протянул он.
   Островский сжал губы и казалось, был готов прописать Скороспелову леща.
   Маша засмеялась. Любопытно оглядев Дениса, она сказала:
   -Денис, ваш нос. Он испачкан в чём-то белом.
   -Ничего страшного! Это всего лишь кокаин! - Денис улыбнулся. Виноградова, прикрыв рот, кокетливо захихикала.
   -Так, всё, хватит! - Островский подхватил Скороспелова под руку и, извиняясь перед Машей, отвёл его в сторону.
   -Какого хрена ты творишь!? Ты притащил сюда наркотики! Ты вмазался ими здесь! - резко, но тихо катил бочку Островский.
   -Всё так и было - твёрдо заявил Денис, вспоминая, где на самом деле он раздобыл этот кокаин.
   "Островскому в двойне не стоит знать."
   -Где ты, чёрт возьми, раздобыл виски!? - не унимался Островский.
   -А с каких пор ты прячешь от меня бухло?
   Островский достал платок и вытер им нос Скороспелова.
   -Фууу! Он же потный! - замахал руками Денис.
   -Прекрати эту клоунаду перед ней, слышишь! Её муж помогал мне с выставками, когда ты ещё пешком под стол ходил. А она, между прочим, один из основных клиентов на твои картины.
   -Серьёзно!? И почему ты никогда об этом не говорил?
   -Тебя это никогда и не интересовало! Ну, ты только вспомни себя? Ты приходишь весь измученный за деньгами и довольный с ними уходишь! Тебе же на всё класть с высокой башни.
   -Мне не обязательно забираться слишком высоко - Денис покосился на Машу. Она всё ещё улыбалась. Островский снова подошёл к ней и приступил к извинениям за себя, за Скороспелова и за испачканный в белом порошке нос. А она просто смотрела на Дениса и улыбалась.
   "Она что всегда улыбается?
Или просто на стройке работала?
   Я боюсь её."
   -Не стоит бояться - послышался из-за спины голос Оли - Просто взрослая женщина захотела молодого мальчика.
   -Тебе то откуда знать? - бросил через плечё Денис.
   -Я вижу это по её глазам. Этот взгляд. Он знаком мне.
   -А, ну да! Ты у нас профи в этом деле, трахаться с первыми встречными, изменяя своей второй половине.
   -Ты же говорил, что Столетов мудак!
   -Он - мудак! А я тебя любил...
   Денис обернулся и посмотрел на Олю. Каштановые волосы зеленоглазки аккуратно лежали на её обнажённых плечах. Сквозь белое вечернее платье просвечивало нижнее бельё.
   -Вередилась как шлюха! - Денис поморщил нос.
   -Скороспелов, с кем вы разговариваете - Виноградова чуть коснулась его плеча, заставив Дениса обернуться.
   -Разве вы не видели? - удивлённо спросил Денис и посмотрел перед собой. Олин след простыл. - Это была моя муза...
   -У вас с ней проблемы? - поинтересовалась Маша.
   -Она просто меня покинула...
   Денис тяжело вздохнул.
   Что ж... - Виноградова просунула свою руку под локоть Скороспелова, с характерной для её лица, улыбкой. Её прикосновение нельзя было назвать нормальным. - Возможно, нам стоит пойти, поискать её...
  

Глава -8-

   "Вот он!
   Молниеносный бокал Машеньки Виноградовой.
   Он летит, рассекая воздух, и сталкивается с бокалом молчаливого брюнетика от Версаче.
   Ударяется об фужер этого, так называемого фотографа.
   Как же меня раздражает этот сукин сын!
   Её бокльчик плавно огибает бокалы владельца выставки и его дочери, чуть коснувшись того и другого.
   Наконец, он встречается с моим.
   Касаясь, она медленно скользит своим бокалом по моему.
   Даже моих пальцев коснулась своими коготками!
   Смотрит на меня.
   Цепляемся...
   Она задерживает дыхание...
   Опускает глаза...
   Касается бокала губами...
   Она меня хочет.
   Факт!"
   Эпопея подходила к концу, а вечер становился ночью. Француженки, с которыми Денис имел удовольствие познакомиться свободно изъяснялись на английском. Для Скороспелова не составило труда узнать о них побольше. Общаясь с ними, он избегал Маши Виноградовой, которая без всякого палева протирала на Скороспелове взглядом гигантскую дырищу. Денис устроил француженкам не большую экскурсию по своим картинам в галерее. Как и следовало ожидать, она закончилась в помещении для персонала, где девушки повысили градус бутылкой Jim Beam. Две сестрички, одна чуть старше другой, охотно стаканили виски и разорялись на тему Россия - Франция. По большей части, весь их трёп пролетал мимо ушей Скороспелова. Он иногда делал про себя заметки о том, чего лучше не упускать. Их французский акцент заводил Дениса он и сам выдавал порой фразочки, некогда вычитанные в произведениях Толстого вроде "Magnifiquement, mon sher" и "en avoir plein la vue", чем очень удивлял обеих сестёр. После того, как сёстры в один голос радушно затрепетали о том, что приглашают его к себе в Париж, Денис понял, что рыбка клюнула. Можно подсекать.
   Натали, младшая рыженькая сестричка, выглядела очень молодо. Денис даже ставил под сомнение её совершеннолетие. Она была не очень разговорчива, в то время как её старшей сестричке можно было присвоить титул Мисс Общение. Светловолосая голубоглазка Катрин практически не молчала. Она говорила, смеялась и задавала вопросы. Роль ведущей была скорее в её руках, чем руках Дениса. Младшая сестра меньше говорила и больше пила. Каблуки на её сапожках не делали её выше старшей сестры. Не смотря на разницу в возрасте и росте, их сходство нельзя было не заметить. Даже если бы Денис не был знаком с ними, он непременно сделал предположение о родстве.
   Застенчивая, скромная и даже местами через чур зажатая Натали украдкой поглядывала на Дениса, пока он вёл общение с её раскрепощённой сестрой. Скороспелов, очевидно, понравился обеим, и пока Катрин вовсю кадрила его, Натали напивалась виски: то ли для смелости, то ли от горя.
   Гости уже покидали галерею, когда Скороспелов, прячась за своими француженками, с бутылкой виски в руках, появился в зале. Ему не хотелось снова нарваться на сияющее лицо озабоченной Маши Виноградовой. На выходе из галереи Островский пожимал руки джентльменам и желал счастливого пути дамам.
   Пьяная троица, Денис и Французское Ко, поравнялась с Островским.
   -От вас виски разит за пол километра - Александр Валерьевич незамедлительно приступил к присущей ему морали. Он извинился перед дамами и отвёл Скороспелова на несколько шагов от них. Смысла в этом не было, так как по-русски они всё равно не понимали, но Островский снова был готов к полному отчитыванию пьяного Дениса:
   -Им завтра веером обратно к мамочке! Я не хочу сажать в самолёт два опухших тела! Отдай бутылку! - Островский резко дёрнул руку к бутылке виски, которую Скороспелов уже упаковал в бумажный пакетик. Денис спрятал за спину бутылку.
   -Не покушайся на мой вискарь! - недовольно завопил он.
   -Чёрт тебя дери, Скороспелов. Ты мою карьеру рушишь! - Островский прекратил попытки добраться до бутылки. - Сейчас я и Настя едем в гостиницу. Нужно всё подготовить и проверить.
   -Да чего ты так паришься!? Они что дочки Николя Саркози что ли? Они со мной вискарь лупарили! Нормальные бабы! - Француженки, видимо услышав фамилию любимого президентам, наградили Скороспелова любопытными взглядами.
   -Твоя задача сопроводить девушек в гостиницу. - продолжил Островский, игнорируя выпад Дениса - Лови такси и не вздумай садится за руль.
   Остатки посетителей покидали стоянку рядом с галереей. Островский, видимо заказал такси заранее. Водитель серебристой Волги уже ждал у обочины. Островский открыл для дочери дверь, сел в тачку и такси унесло его прочь. Скороспелов смотрел вслед уносящемуся такси. По бокам прижимались француженки, которые не давали ему замёрзнуть. В отличие от Скороспелова они прикинулись по погоде, пальто, сапожки.
Чёрт разберёт климат Северной Пальмиры. Вечер был прохладный и, если бы не виски и француженки по бокам, то пришлось бы дрожать и сутулить плечи. Только когда такси исчезло из виду, Денису пришла в голову мысль о том, что он понятия не имеет в какую гостиницу сопровождать сестричек. На вопрос: "Do you know name of your hotel?" они две, как одна ответили: "No, we don't".
   Дело дрянь. Денис несколько раз, пытался дозвониться до Островского и Насти. Безуспешно. Абонент не абонент. После третьей попытки, Скороспелов оставил это занятие. Пьяные сёстры кричали о том, что им хочется увидеть Питер. Исаакиевский собор находился рядом, и Денису хватило ума сообщить им о том, что с башни собора можно увидеть достаточно, чтобы навсегда запомнить город. Через пару минут общения француженок на своём родном и несколько глотков виски, Денис пожалел о сказанном. Сёстры уже тащили его к собору, пропуская мимо ушей то, что он закрыт и security не пропустит их, как бы они не старались.
   Старый, седой, явно уже врезавший дедушка в роли security прямым текстом послал Скороспелова нахер. На этой печальной ноте в игру вступили Катрин и Натали. Они буквально атаковали дедушку своей французской речью. Было очевидно, что бедолага ничего не понимает, но тем не менее старичок улыбался во весь рот, демонстрируя недостаток зубов, и не сводил глаз с пьяных сестричек.
   "Старый похотливый жучара."
   Денису было не в кайф. В детстве, на школьной экскурсии он не оставил ничего важного на этой башне. Желания возвращаться, туда не было. В голову даже пришла мысль о том, что лучше бы дедуля вызвал милицию. Но кокетливые улыбочки двух французских особ и тридцать евро сделали своё дело. Через пару минут трио пьяных тел волокли свои ноги по круговой лестнице.
   На верху Скороспелова пробрал озноб. Холод безжалостно пробирался под пиджак. Дениса трясло. Катрин и Натали прибывали под впечатлением от высшепилотажных видов Спб. В конце концов, далеко не каждому довелось побывать здесь ночью. Француженки продолжили своё путешествие вокруг башни.
   "К чёрту всё это!
   Всё равно ничего нового не увижу!"
   Скороспелов подошёл к перилам и глотнул виски из бутылки, которая всё ещё принадлежала его рукам. Взявшись одной рукой за перила, Денис перекинул через загородку сначала правую ногу, затем левую. Он устроился поудобнее, свесив ноги в низ.
   Одной рукой он крепко вцепился в перила, а другой заливал в себя Jim Beam. С площади на Скороспелова смотрел Николай первый, гордо восседавший на коне. Слева ярко светились окна гостиницы Астория.
   "Вот тебе и выставка.
   Как обычно я впрягся в какой-то блудняк.
   Француженки. Маша Виноградова.
   Островский, который больше меня хочет, чтобы я попал в этот, чёртов, Париж.
   А мне и в Купчино неплохо.
   Не хочу я ничего.
   Не могу я рисовать эту, срочно нужную картину.
   Я вообще рисовать не хочу.
   Чёрт!
   Островский подкинул меня Добровольцевой именно из-за этой картины.
   Процесс не идёт, а ему надо чтобы я нарисовал эту фигню.
   Он считает, что я не в своей тарелке!
   Все считают, что я не в своей тарелке.
   Оля...
   Она не считает так."
   Скороспелов сделал парочку больших глотков.
   "Может разжать пальцы?
   И не будет больше никаких картин...
   Не будет Парижа
   Вообще ничего не будет!
   Чёрта с два!
   Не отпущу эти грёбанные перила!
   Отпущу руки только в том случае, когда напьюсь этим виски так, что не смогу больше держаться!"
   Денис снова начал заливаться. "There is a house in New Orleans...They call the Rising Sun" -зазвучала мелодия мобильника в кармане. Денис, не отрываясь от бутылки, отпустил левую руку и достал из джинс телефон. На дисплее высветился долгожданный номер Островского. Свисавшими до этого ногами, Денис упёрся в перила и держал равновесие, чтобы не упасть.
   В туже секунду, как Скороспелов попытался ответить на звонок, нога скользнула по перилам. Дениса внутри передёрнуло от страха. Мобильник и бутылка виски стремительно летели вниз. Достигнув крыши сбора, они разлетелись в дребезги. Денис висел на башне Исаакия, держась руками за перила. Сердце бешено колотилось. Он посмотрел вниз и получил ещё один всплеск адреналина. Взбаламученный дедушка-security внизу грозил кулаком и до Скороспелова донеслось эхо о милиции. Денис накаркал.
   На весь шум гам прибежали француженки. Испуганная Катрин вопила во всю глотку. "Le Bon Dieu! С'est fou!" - кричала она на родном языке. Натали не кричала, но её испуг выдавали глаза. Девушки подскочили к Денису и, хватая его за все места, помогли подтянуться.
   -Are you all right? - дрожащим голосом спросила Натали. Она сломала каблук, когда кинулась спасать Скороспелова, поэтому одной ногой стояла на носке.
   -I'm ok! I haven't going to die, yet! -отдышавшись, ответил Денис, глядя вниз, куда минуту назад летел его сотовый.
   Надо было смываться.
   -Let's go out of here! - объявил Денис.
   Он взял за руку малышку Натали уже после пары шагов понял, что вариант не катит. По сравнению с возможностями длинных ног Скороспелова, Натали со сломанным каблуком тащилась как беременная черепаха. В начале круговой лестницы, Денис подхватил её на руки. Как ошпаренные, все трое пьяных высотников неслись по лестнице вниз. Скороспелов иногда перепрыгивал через несколько ступенек, и тем самым очень пугал Натали. Денис не избавился от ноши даже на улице, они прямиком направлялись обратно к галерее. Седой охранник, активно жестикулируя руками кричал им что-то в след. До Дениса донеслись только обрывки фраз: "Иностранцы! Буржуи! Понаехали, етит твою мать!". Ничего нового. Он так орал, что в окнах Астории появились любопытные силуэты.
   Скорее всего, дед гнал про милицию, иначе не разорялся бы так сильно. Скороспелов знал это, но всё равно хотел как можно быстрее добраться до Импалы. Старшая сестра уверенно шествовала впереди так, как будто это была не Большая Морская, а Елисеевские поля. Натали обхватила шею Скороспелова и наслаждалась путешествием. Она была лёгкая, а Скороспелов был пьяный. Он и до Купчино её донёс бы. Он смотрел вперёд, под ноги, чтобы не споткнуться, но не мог не заметить того, что младшая француженка пилит его взглядом. Денис отвлёкся от дороги, чтобы поймать взгляд Натали. Она впервые не отвела глаза, улыбнулась Денису и прижалась к нему чуть крепче, положив голову ему на грудь.
   "Удобно устроилась.
   Милашечка!"
   А члену Скороспелова только повод дай. Через пару секунд он уже во всю выпирал по правому борту.
   -How old are you? - вдруг спросил Денис, втягивая ноздрями запах её волос.
   -Seven teen - неуверенно пропищала Натали.
   Догадки Дениса подтвердились. Он попытался подумать о чём-то другом, кроме несовершеннолетней девочки, которая прижалась сейчас к нему. Нужно было снизить эрекцию. Получалось не здорово.
   Все эти попытки были бы тщетны, если бы не Импала. Они наконец-то добрались. Скороспелов открыл машину и жестом пригласил сестёр на заднее сидение.
   -Can you drive your car? - подозрительно поинтересовалась Катрин, в том время как её сестричка уже удобно устроилась на сиденье - It seems you a little drunk.
   -I can drive my car with my blind eyes. - уверенно ответил Денис и сел за руль своей Ималы.

***

   Это был полнейший неадекват. Импалу кидало от обочины к обочине. Хорошо, что была уже ночь. На первом же повороте француженки раскусили понты Скороспелова о том, что он адекватно может вести машину под градусом. Им было скорее весело, чем страшно. В приёмнике звучали Guns n Roses. Француженки охотно подпевали Акселю Роузу, иногда издавая визги, когда Импалу вело в сторону или когда она подпрыгивала на кочке.
   Когда они добрались до квартиры Дениса, он уже ловил вертолёты. Собственно жилище летело в его глазах кувырком. Катрин незамедлительно потребовала у Дениса, "Love medicines", которые он пообещал им ещё в машине. Раздобыв в своём футляре, два последних кругляшка, Скороспелов уважил дам. Пока они вновь оценивали творчество Дениса на стенках его квартиры, хозяин удалился в ванную комнату.
   Холодная вода сбила вертолёты. От тошноты Денис избавился, извергнув половину выпитого виски в туалет. Почистив зубы, и, сменив одежду, Скороспелов отправился к француженкам.
   "Хочется обеих сразу...
   А одной семнадцать.
   Где же мои?
   Интересно, а что они об этом думают?"
   То, что они об этом думают, шокировало Скороспелова. Это был полнейший аут. В своей комнате Денис обнаружил двух сестричек, которые ласкали друг друга, запуская свои ручки куда-то глубоко под одежду. Они сливались губами в поцелуях, которые трудно было назвать сестрицкими. Они не спеша, раздевали друг друга и играли.
   Лесбийское порно никогда сильно не вставляло Скороспелова, но когда видишь это вживую! Возбуждение. Стояк. Всё как обычно.
   "Может у них так во Франции принято?
   Viva la france, чёрт возьми!
   Viva la france!"
   Девушки заметили Дениса, но не спешили приглашать его в игру. Он тоже не торопился.
   "Show must go on!"
   Стараясь не отвлекать сестричек, Скороспелов взгромоздил мольберт посреди комнаты и устроился на высоком круглом стуле. Ему не хотелось упускать момент. Он сразу вспомнил творение Пауло и Никета сегодня в галерее.
   "Сомневаюсь, что у этих геев были такие сумасшедшие извращенки натурщицы"
   Вооружившись карандашами, Денис производил на свет новое творение, черпая вдохновение от французских сестричек-лесбиянок. Пару часов назад он и представить себе не мог, что эта ночь так приятно для него закончится и станет творческой.
   Натали и Катрин вовсю подыгрывали тёмным желаниям Скороспелова и он наскоро метал карандашом по бумаге.
   Девочек мазало. Эти француженки за последние несколько часов отменно оттянулись в России.
   Скороспелов почти заканчивал, свой быстрый набросок, когда пальчики сестричек оторвались от их вагин и поманили его к себе. С непреодолимым желанием спать и слишком пьяный, чтобы трахаться, Денис приземлился между двумя обнажёнными сёстрами. Младшая справа, старшая слева. Катрин играла своим язычком с ухом Скороспелова, иногда аккуратно прикусывая мочку. Натали гладила Дениса рукой по груди.
   Денис закрыл глаза и почувствовал, как в его штаны скользнула рука девочки справа.
   "Скороспелов, ты не попадёшь в рай..."
  

Глава -9-

   Денис лежал на кровати и пялился в потолок. Выйдя из бесконечных цепочек мыслей, он перевёл взгляд чуть ниже и обнаружил верхом на себе полураздетую Машу Виноградову. По бокам лежали сестрички, но вот её тут никак не должно было быть.
   -Какого чёрта ты тут делаешь? - Спросил Скороспелов.
   Пришла проверить действительно ли ты настоящий художник. - жадно ответила эта "блондинка в шоколаде".
   -Ты текст, как заранее готовила - пробурчал Скороспелов и закрыл глаза.
   Раздался выстрел и на Дениса приземлился какой-то тяжёлый предмет, а на лицо набрызгало чем-то важным и тёплым.
   Скороспелов с криком откинул предмет и, открыв глаза, увидел Олю. В руках она держала ружьё с двумя стволами. Скороспелов ничего не слышал: в ушах был гул. Сёстры всё так же мило спали, не реагируя на происходящее. Оба ствола дымились. По трупу на полу Скороспелов определил, что Маше Виноградовой снесли голову.
   -Он мой, сучка! - ружьё в её руках выглядело внушающее.
   -Чёрт! Ты снесла ей голову! - завопил Скороспелов.
   -Ты мой, сучка! - Оля достала из-за пояса 44-й калибр под разрывной.
   -А это у тебя откуда? - Скороспелов удивлённо посмотрел на револьвер, который Оля направила на маленькую Натали.
   -Нет! Только не эту! - закричал Скороспелов и проснулся. Под широким одеялом с головой укутались две сестрички. Крики Скороспелова их разбудили и они, кажется, начали шалить.
   "Правда, по утру они, по-моему, намного фиговее ощущаются.
   Такое чувство, что с твоим приятелем играет...
   Мужик!"
   Денис скинул одеяло, по обе стороны от него находилось по одному гею, они были так похожи. Но волосы их различали. Пауло и Никет под одеялом были нагишом.
   Скороспелов чувствовал злобу. Она переполняла его. Он точно знал, сейчас нужно будет пойти, снять картину. Открыть сейф. Достать оттуда 44 калибр под разрывной и посносить головы ублюдкам.
   -Отличная фотография! - фотограф с зеркалкой направил камеру в сторону кровати Скороспелова.
   -Не надо! - закричал Денис и проснулся снова, но уже в нашем мире.
   -Двойной сон, типа - провозгласил Скороспелов нервно закуривая сигарету.
   "Сестёр нет...
   Где они?
   Не здесь.
   Но гори я в аду, кто-то плещется в ванной.
   И кажется...
   Я слышу смех двух девушек...
   Из моей ванной комнаты! Они что и ванну вместе принимают!?
   Быть может, эти сестрички ещё не вышли из возраста с подобными купаниями и облапываниями друг друга."
   Скороспелов встал с кровати и проследовал на кухню, приметив на своём пути Олин дневник на столе.
   "Я не поднимал его с пола"
   Денис подошёл и отшвырнул тетрадку обратно на пол.
   Он добрался до кухни. На столе лежали кисточки, которые были испачканы в краске. Он нервно бросился к ним, запихнул их в раковину и принялся поливать водой.
   "Ну, вот же неряхи!"
   Закончив с делом, Денис заглянул в холодильник. На средней полке стояла открытая банка акриловой краски.
   "Я что, ходил ночью?"
   Денис поставил краски на стол, повернул крышку пивной бутылки и подошёл к накрытому полотном мольберту. В углу комнаты стоял ещё один такой же мольберт с полотном, накрытый куском ткани. Он маялся там уже давно. Денис так и не приступил к работе. Хотя картина, скорее всего, на тот момент, уже сформировалась где-то в уголках его беспредельного воображения.
   Скороспелов сдёрнул тряпку с мольберта, находящегося в центре комнаты. Здесь его ждало удивление.
   Под тканью красовалась законченная картина лесби - сестричек, не доделанная им вчера. Стиль и детализация картины выдавала черты Скороспелова. Смело, экстравагантно, детально. Те, кто знали его творчество, определённо узнали бы Дениса в этом произведении. Больше некому было исполнить этот шедевр. Француженкам точно не по плечу. Они то и красовались на этой картине, так, как будто это и есть они вчера ночью.
   Если бы можно было добавить в эту картину движения - тогда она ожила бы, и пальчики сестричек, возбуждающе заскользили бы по их обнажённым телам. На картине даже была детально отмечена татушечка на теле Натали, чуть выше левого полупопия, изображающая какой-то китайский иероглиф.
   Скороспелов внимательно присмотрелся:
   "Я даже не заметил татуировки вчера!?
   Значит, не та поза была..."
   Скороспелов разочарованно махнул рукой.
   "И когда же я закончил этот шедевр?
   Это была ночь.
   Что-то я ничего не помню.
   Должно быть это всё синька."
   Пощелкав радиостанции на музыкально центре, Скороспелов определил, что там не с чем проводить это замечательное утро с похмела. Денис громко включил на компьютере Rolling Stones. Он хотел слышать песню из ванной, куда он собственно направлялся, с бутылочкой холодного Oettinger в руках, чтобы проведать Катрин и Натали.
   Француженки в ванной комнате Скороспелова принимали душ. Шторка закрывала происходящее в самом душе, но воображения Денису не занимать.
   Он подошёл к шторке и просунул за неё руку с бутылкой пива. Она мгновенно исчезла. После пары, послышавшихся за шторкой глотков, Скороспелова уже затаскивали в душ. Пиво напрочь забыто.
   "Gimme! Gimme a shelter!" - кричали из комнаты колонки, а Денис собирался получить дозу французского секса от двух извращенок сестер с утра пораньше в Южном гетто. Сёстры были уже умытые и бодренькие. По их мокрым, обнажённым телам бегали струйки воды. Денис, напротив, был сонный взъерошенный, а изо рта пахло табаком. Он уже хотел проверить скучала ли без него грудь Натали и уже провёл рукой по месту её тату, когда звонок в дверь прозвонил. Старомодный звонок с мелодией из крёстного отца заставил Дениса вздрогнуть. От неожиданности, он поскользнулся в мокрой ванной и естественно, на отходниках потерял равновесие. Натали даже пыталась схватить его, но безуспешно... Денис, отрывая шторку, летел вниз, на холодный кафель. Приземление на него не очень вдохновило. Катрин громко захохотала, а испуганная Натали уже открыла свой рот для вопроса: "Are you all right?"
   -I'm ok! I'm ok! Mother fuck! - Денис поднялся, закутывая себя в шторку. В этом не было смысла, потому как тело было мокрым, занавеска была мокрой и, естественно прилипала и просвечивала.
   Денис распахнул дверь, не проверив глазок. На пороге стоял Островский. Денис совсем забыл про него и уже пророчил себе капут. Более того, рядом с Островским стояла Настя, которой папочка сразу же закрыл глаза ладонью.
   -Ты бы хоть прикрылся! - Островский указал на просвечивающие сквозь занавеску, гениталии.
   Настя пыталась убрать отцовскую руку и отчаянно не соглашалась с отцом в его решении обломать дочери пип-шоу в исполнении Дениса Скороспелова.
   -Иди, одень что-нибудь, прежде чем я тебя повешу. - Островский жестом отослал Дениса.
   Денис развернулся и пошёл искать свои шмотки. Островский позволил дочке насладится только удаляющимся, тоже просвечивающим задом Скороспелова.
   Из душа выскочили мокрые, закутанные в полотенца, Катрин и Натали. Не обращая внимания на Островского, они проследовали на кухню.
   -Я так и знал! - нервно завёл свою песню Островский, пока Денис натягивал джинсы - Я даже попросил охрану в их отеле вчера, чтобы выставили тебя оттуда, как только ты их привезёшь! Но ты нашёл выход! Ты просто их туда не привёз! Заволок их в Купчино!
   -Чем тебе не нравится Купчино, блин!? Да я ведь даже не знал название этой, грёбаной, гостиницы! -покатил в ответ Денис.
   -А твой телефон? Что с ним?
   -Последний раз, когда я его видел. - он летел с крыши Исаакиевского собора.
   -Не хочу знать! Я не хочу ничего знать! - вопил Островский.
   Натали на кухне, зачем-то заглянула холодильник и потеряла полотенце, обнажив свою шикарную попку и китайскую тату. Она быстро накинула полотенце и обмотала его вокруг себя.
   -Этой вообще семнадцать! - Островский указывал пальцем на испуганную, озирающуюся Натали.
   -Где ты был вчера? - задумчиво пробурчал Денис.
   -Высший класс, Скороспелов! В твоём стиле! - Настя показала Скороспелову большой палец своей руки. Нельзя было сказать, чтобы Настя выглядела довольной. На её лице скорее читалось презрение. Она не поздоровалась с француженками и даже не посмотрела в их сторону. Она только неодобрительно поглядывала на Дениса, пока её отец прочищал ему мозг.
   -Я забираю их! - наконец объявил Островский, когда набор эпитетов, которые он посвящал личности Скороспелова, окончательно иссяк. - Мы будем ждать их внизу.
   Сёстры внимательно слушали и следили за происходящим.
   Настя и её отец направились к выходу. На пороге Островский мрачно добавил:
   -Я надеюсь ты поговоришь с ними насчёт того, что их матери ни в коем случае не стоит знать подробностей их отдыха в Санкт - Петербурге. Иначе нам обоим пиздец!
   Островский исчез с порога.
   -Pizdec? What does it mean, pizdec? - любопытно поинтересовалась Натали.
   -It will be better for you not to know. - Скороспелов махнул рукой.
   Они позавтракали. То, что готовила Катрин, завтраком назвать было трудно. Скороспелов отметил достаток скорлупки в своей яичнице и сопливый желток. В молчании проведённый, он закончился тем, что Скороспелов встал, улыбнулся и на родном русском провещал ей о том, что она "херово готовит". Пока Скороспелов мыл посуду, сёстры занимались собой. Уже не так как прошлой ночью. Всего лишь наводили марафет. Им вчера не много не мало выдержать ночку в стиле Скороспелова. В ход идёт макияж. Затем ещё макияж. А после этого снова макияж.
   Скороспелов провожал гостий. На пороге Катрин быстро чмокнула Дениса и напомнила о приглашении в Париж. Она оставила Дениса наедине со своей младшей сестрой.
   "Как же не ловко...
   Похоже, что я приглянулся младшей француженке."
   Натали прижалась к нему. Её сердце бешено колотилось.
   "Я не могу понять.
   То ли это любовь...
   Или остаток амфетамина, который был в той таблетке, которую она приняла вчера.
   Её сердце сходит с ума.
   А я чувствую себя полным мерзавцем..."
   Денис снова заметил недостаток каблука в образе Натали. Он взял её на руки
   -Again? - удивлённо спросила девушка.
   -I would do it every day, if I only could. - отозвался Денис, совершая утренний марш по лестнице своей парадной с лёгким и чертовски милым грузом.
   -You should go to the shoe shop, before airport - добавил он и они оба рассмеялись.
   Уже на улице, рядом с такси Натали снова бросилась на Дениса. На этот раз это выглядело уверенней. Она жадно впилась в губы Скороспелова своими. Даже после хаотичного слияния языков, несовершеннолетняя сумасшедшая француженка не оторвалась от Дениса. Своими зубами она пристала к его верхней губе. Одной рукой она находилась глубоко в недрах, не расчесанных волос Дениса, а другой ослабила ремень его джинс. Высоковозбуждённая, сама не своя, Натали запустила в них свою ручку. Не отпуская губу Дениса, она угрожающе сжала его достоинство. Это заставило Скороспелова вздрогнуть и вернуться с небес. Он удивлённо посмотрел в глаза Натали.
   -For you remember that you must see me! - отпустив губу Дениса, сказала Натали.
   В такси Настя, Островский и даже Катрин неодобрительно покачали головами. Натали со словами "Ю bientТt" села в такси и оно сорвалось с места оставив Дениса стоять в его родном дворе. С расстёгнутыми джинсами, кровоточащей губой Скороспелов разбавил запах выхлопных газов этого такси табаком.
   Он облегчённо вздохнул.
   "Не дай бог ещё раз увидеть этих сестричек..."
   На e-mail пришло сообщение от Добровольцевой. Она ждала его сегодня в пять вечера в своей пафосной клинике. У Дениса была куча времени до сеанса.
   На часах было около полудня, а Денис стоял посреди своей комнаты в поисках продолжений. Всё вокруг выглядело тускло. Скороспелову было скучно, а голова наполнялась депрессивными мыслями. Он снова подумал об Оле. Его вниманием завладела тетрадка в кожаном переплёте, которую Денис неоднократно швырял на пол. Противоречия, желания и не желания раздирали его изнутри.
   "С одной стороны я должен знать...
   С другой стороны я никому ничего не должен.
   Лучше всё равно не будет.
   Но хуже, чёрт возьми, уже точно не может быть!"
   Пошарив в карманах, Скороспелов достал монетку.
   "Орёл - читаю новеллу.
   Решка - путь горит адским пламенем."
   Монетка соскочила с пальца. Совершив с десяток быстрых оборотов, она упала на ладонь. Решка.
   "Два раза выиграть надо."
   Денис кинул монету ещё дважды. Два орла дали Скороспелову зелёный свет. Он устроился на кровати и нашёл следующую запись после 14 апреля. Он посмотрел на дату и вспомнил этот день. Он был вполне обыкновенным. Казалось, что ничто тогда не тревожило сладкую парочку Оля-Денис. Скороспелов был нежен с Олей, а она тонула в его объятиях, как будто ничего плохого не происходило, так словно ничего не предвещало беды.
   Следующая глава Олиной тетрадки могла только растоптать все приятные воспоминания Дениса, заменив их на горькую правду. Она кусается, жалит и извивается как змея вдоль бегущих строчек роковой тетради:
   "20 апреля
   У меня всё отлично.
   Относительно.
   Денис ничего не знает. Сегодня я просыпаюсь в его объятиях. Он так счастлив и от этого мне не по себе.
   Встреча, которую я запланировала на вечер, тревожит мою душу.
   Антон. Вот так я записала его в свою телефонную книжку. Я ждала его сообщения несколько дней. Меня пугал тот факт, что я жду его с нетерпением.
   Денис сегодня очень расчувствовался. Его губы не дают мне прохода. Он целует меня всё утро. Он скользит губами по моей шее и плечам, с каждым разам опускаясь всё ниже и ниже. Он добирается до клитора. Я чувствую его щетину. Он не останавливается, пока не доводит меня до оргазма.
   Я же чувствую себя полной дрянью, когда говорю ему о том, что хочу переночевать сегодня у родителей. Говорит, что будет скучать, но всё равно с одобрением смотрит на это.
   Я не звонила маме уже два месяца и прикрываюсь ей, чтобы сбежать от своего молодого человека к любовнику.
   Я в форме.
   Работаю допоздна. Столы, тарелки вокруг меня.
   Медленно схожу с ума.
   Жду чего-то...
   Когда я покидаю суши бар, Антон уже ждёт меня у выхода. Мы по-дружески целуем друг друга. Этого мало.
   Мы едем к нему.
   Нет разговора. Нет ласк. Мы оба ждём кульминации.
   Я сбрасываю взглядом его одежду. Он довольно смотрит на меня.
   Мы хотим друг друга.
   Уже скоро уже совсем скоро.
   Снова эта квартира.
   Свечи даже замутил.
   Романтично. Но не ново.
   Меня не свечи интересуют.
   Меня больше интересуют его возможности. А ещё мнение о 69- ой."
   Господи Боже! - воскликнул Денис - Я не могу больше это читать!
   "Как она вообще могла такое написать
   Не думал об этом?"
   Денис захлопнул тетрадь:
-К чёрту всё это!
   Быть может, впервые в жизни, он почувствовал, что у него есть душа. Если бы её не было, она не рвалась бы в клочья. Да, да! То самое чувство, когда вирус любви рождает где-то внутри, под грудной клеткой резвого кота с очень большими и острыми когтями. Томные чувства негатива в разуме. Мысли о плохом. Пустота.
   Денис движением руки отослал Олину тетрадь в мусорное ведро.
   Он сел за компьютер. Немного подумав, Денис улыбнулся и принялся мучить клавиши:
   "Сегодня мы встречаемся на моей территории. Пр. Славы 40."
   >Александра Добровольцева.
   >Отправлено.

***

   Скороспелов слизал с руки соль. Затем, опустил в себя очередную стопку. Закусив всё это дело лимоном, он ещё раз мысленно поблагодарил мексиканцев за текилу.
   Добровольцева опаздывала, хотя и одобрительно отнеслась к предложению Скороспелова, встретится на нейтральной территории.
   Когда она появилась на пороге бара Persona, то была малость удивлена. Скорее всего, потому что не так представляла себе адрес, который получила от Дениса.
   Скороспелов ждал своего психотерапевта, величественно восседая на высоком стуле у барной стойки. Перед ним стояла утыканная окурками пепельница и с дюжину рюмок.
   Сам Скороспелов, очевидно, был очень доволен своей идеей о психотерапевте на выезд.
   Выезд был прямиком в Купчино. Скороспелов уже успел подлечить свою, исцарапанную кошками, душу в баре, который находился в паре шагов от его дома.
   -Джин с тоником! - обратилась к бармену Добровольцева, пока Скороспелов пытался таранить лбом барную стойку. - И джина побольше будьте добры.
   -Эй, психотерапевт! А ты волшебную лампу потри и будет тебе джин. - Скороспелов заметно приободрился с появлением Саши.
   -Тупая шутка. Много таких знаешь? - поинтересовалась психотерапевт.
   -Ага! Как понять что в дверь стучит паршивый барабанщик?
-Не знаю.
   -Не держит ритм, когда стучит...
   -Забавно.
   У Дениса получилось. Ему показалось, что он увидел тень улыбки на её милом лице
   -Я просто думал, что мне из нас двоих сегодня напиться надо.
   -И заваливать меня плоским юмором.
   Она улыбнулась. Теперь уже широко, демонстрируя свои белые, блестящие 32. Скороспелов ответил тем же, и ему вдруг снова захотелось выпить.
   -Что произошло? - заботливо спросила Саша.
   -Ещё одна безумная ночь! Ещё одно душевное разочарование! - пожаловался Денис.
   -Всё будет хорошо! - она чуть коснулась плеча Дениса. Со стороны это выглядело как-то неуверенно, поэтому Саша перевела её на бокал джина. - В любом случае на дне бутылки ты ничего не найдёшь.
   -Это смотря что искать... И кто бы говорил вообще - Скороспелов кивнул на джин. - Ничего хорошего не будет, пока всякое дерьмо случается систематически.
   -Понятно... В прошлый раз веселящийся растаман - сегодня спивающийся циник.
   -Я в порядке. - буркнул Денис.
   -Ты расстроен! Это трудно не заметить! - Саша продолжала вести свой допрос - Что я могу для тебя сделать?
   -Кое-что можешь. - Внимательно осматривая полки, произнёс Скороспелов. - Можешь взять для нас бутылку!
   -Ты для этого меня сюда пригласил? - с какой-то жалостливой интонацией спросила психотерапевт. - Чтобы напиться за мой счёт? Ещё и в Купчино, блин!
   -Прости, но я, кажется, оставил дома бумажник, а в кармане у меня только пять сотен! - Скороспелов чуть нагнулся к ней и, озираясь, прошептал - Я за это расплатится не смогу.
   Добровольцева тяжело вздохнула.
   -Пожалуйста, не оставляй меня здесь! - жалобно взмолился к Саше Скороспелов. - А то здоровый жлоб-охранник и педик бармен отсидятся на мне по полной программе!
   -Отлично! - прокомментировала ситуацию Добровольцева.
   -И чем тебе не нравиться Купчино? - недовольно спросил Скороспелов.
   -Да ходят тут у вас всякие...
   -Чего ты тогда сюда притащилась?
   -Я беспокоилась за тебя! Если клиент, присылает вот так, в сообщении адрес, то можно, приехав обнаружить только попытку суицида.
   -Нефига себе? И много раз так у тебя было.
   -Несколько... Всё обычно заканчивалось хорошо.
   -Что тебе сказать? Я не собираюсь резать себе вены или топиться в туалете этого бара. Хотя он скорее более, чем менее.
   Добровольцева ухмыльнулась и покачала головой. Скороспелов продолжил:
   -Я пригласил тебя сюда, чтобы поиграть.
   -Это интересно. И в правила игры входит бутылка Ольмеки. Дай угадаю, мы выпьем её а потом будем крутить бутылку и целоваться.
   -Нет, по другому! Мы будем пить в процессе игры.
   -Мы будем пить, и целоваться? - неуверенно предложила Саша.
   -Да ты заболела! - не выдержал Скороспелов. - Дослушай до конца, а целоваться потом будем.
   Добровольцева послушалась. Они обзавелись бутылкой Ольмеки и расположились на кожаных диванчиках, за столиком в углу бара. Свет отбрасывали только свечи, которыми занимались официантки. Охранник избавился от основного света.
   "Интим что, работает на этот бар?"
   -Условия таковы - начал заведённый Скороспелов. - У нас две рюмки, которые наполняются по мере их опустошения. Утверждения, который каждый из нас будет говорить, должны иметь отрицательный оттенок. Например, я говорю: "я никогда не жил в Купчино". Я пью, потому что жил, ты не пьёшь, потому, что не жила.
   Бессмыслица какая-то! - недовольно оценила досуг Саша. - В чём же её смысл? Сильно напиться, как можно быстрее!?
   -Много ты понимаешь! - не сдавался Денис. - Смысл в том, чтобы узнать друг друга поближе.
   -Мы уже пытались узнать друг друга с косяком в руках! Вспомни, как это кончилось. Странные, я тебе скажу, у тебя способы узнавать людей.
   -Здесь нет этих, грёбаных водяных датчиков! Тут можно курить - Денис закурил сигарету и развёл руками. Ещё с первой встречи с Сашей Добровольцевой он раскусил, что она азартна. Будучи уже взрослой, зрелой женщиной она всё равно тянулась к подвигам. Это было понятно по косяку, который она разделила с Денисом и по тому, что она сидела сейчас напротив в него. Всё это раззадоривало Дениса. Он мог извлечь из этого нечто приятное.
   -И откуда ты вообще эту игру взял? - спросила Саша.
   -В сериале "Остаться в живых" видел...
   -Я и не сомневалась...А трава и текила у вас из-за "Mtv"?
   -Нееее... Трава и текила это к "2x2".
   -Где раньше черепашек ниндзя показывали? - удивилась Саша
   -Оууу...Они заметно обновили репертуар! - Денис разлил по стопкам текилу. - Ну, так, играем?
   -Ладно, попробуем - Добровольцева положительно кивнула.
   -Я никогда не делал себе татуировки. - начал Денис, вспомнив татушку Натали. Он уже представил такую же на Саше Добровольцевой.
   Саша выпила. Денис нет.
   -Да ладно! И где же она? - заинтересованно спросил Скороспелов.
   Саша пожала плечами:
   -Пришлось избавиться от неё не так давно - Загадочно отозвалась Добровольцева и, немного подумав, добавила - Она была на пояснице.
   -Ух, ты! Кажется, у одного психотерапевта была очень весёлая молодость? Может, поведаете о том, как вы были беспринципной неформальной оторвой?
   -Не стоит, пока, так сильно травмировать твою психику. И раз уж на то пошло: Я никогда не посылала к чертям своих родителей, оставляя отчий дом.
   Скороспелов влил в себя рюмку. Саша не притронулась к своей. Денис организовал в рюмки ещё текилы:
   -Я никогда не врал своим клиентам, что всё будет хорошо, хотя на самом деле не будет.
   Денису было бессмысленно пить. Вопрос касался непосредственно Саши. Ей вопрос не понравился. Она нахмурилась, всё равно выпила стопку.
   Я не виню вас... -разрядил обстановку Денис - некоторые случаи действительно безнадёжны.
   Добровольцева, прищурившись, посмотрела на Дениса. Похоже, назревал новый вопрос.
   Я никогда не скрывала от своего психотерапевта проблемы, которые мне кажутся не разрешимыми. - Саша пошла в наступление.
   Скороспелову некуда было деваться, поэтому он выпил очередную рюмку.
   "Похоже, эта дама любого за пояс заткнёт.
   А что будет, если я поинтересуюсь насчёт твоего женишка?
   По мне так, самое время."
   Скороспелов выдохнул и произнёс очередное отрицательное утверждение:
-Я никогда не пытался связать себя узами брака с человеком, который меня чем-то не устраивает.
   -Это не твоё дело - огрызнулась Саша.
   "Вот оно!
   Похоже за живое!"
   Ты пьёшь? - Денис поднял брови.
   Саша, поколебавшись с несколько секунд, опрокинула в себя рюмку. Скороспелов снова распорядился текилой.
   -У меня никогда не было проблем с моей второй половиной - продолжила Добровольцева.
   "Вот как...
   Явная ложь во имя правды
   Идёт к финалу игра."
   Денис подумал о том, что, возможно скоро, ему пройдется открыть все карты и рассказать всё про Олю. Он выпил рюмку. Закусил. Саша поддержала его.
   -Я никогда не хотел забить на своего будущего мужа, переспав с каким-нибудь молодым красавцем. - Скороспелов был уже в говно. Он сам не понимал что несёт.
   -Звучит как-то гомосексуально - настороженно заметила Саша. - Ты сейчас на себя намекаешь.
   -А ты пьёшь? - снова спросил Денис.
   Добровольцева выпила рюмку на половину. Денис посмотрел ей в глаза.
   "И что бы это могло значить?"
   На Сашином лице он не видел никаких знаков. Казалось, ничто не предвещает счастливых продолжений.
   -Моя вторая половина никогда мне не изменяла - Саша задала последний вопрос в этой партии.
   Воцарилось молчание. Скороспелов оторвал от стола рюмку, Саша подняла свою.
   Они синхронно выпили ещё по текиле.
  
  

Глава -10-

   Над кипящей кастрюлей поднимался пар. В ней на бурлящих пузырьках прыгал кусок марли. Денис периодически помешивал отвар, иногда надавливая ложкой на марлю.
   От бара он пешочком добрался домой. Алкогольная игра в баре закончилась откровенным разговором. Текила развязала Саше язык. Скороспелову оставалось только слушать. Добровольцева рассказала о своём женихе в подробностях. Вплоть до описания его измены. Оказалось, что Лёша, так звали её жениха, балдеет от теннисисток. По мнению Дениса, променяв психоанализ Фрейда на гейм, Алексей совершил очень большую ошибку.
   -Он же спортсмен! И его окружают всякие спортсменки. - пожаловалась Саша в конце истории
   А я - художник! И меня окружают голые натурщицы! Но это не повод! - Денис отрицательно помотал указательным пальцем. Подобно пьяному рыцарю он отстаивал позицию обиженной дамы.
   Опьянение психотерапевта дало и побочные плоды. Заплетание языка и не самое быстрое выражение мыслей. В результате, историю Александры Добровольцевой Денис слушал в течение полутора часов. Пустого трёпа в этом рассказе было не меньше чем в новостях по первому каналу.
   Я очень сильно напилась - объявила Саша.
   Скороспелов заметил это уже давно. Сашу пришлось буквально волочь на себе до остановки, где они собирались ловить машину.
   -До потери сопротивления? - ехидно спросил Денис, усаживая Сашу в серебристую Хонду.
   -Я же медик - хихикая, ответила Добровольцева.
   -А как жених отреагирует на твою не кондицию?
   -Если только он не пытается выиграть очередной сет, то начнёт выступать и задавать вопросы.
   -Пошли его на хер! - Скороспелов уже хотел прощаться и закрыть дверь машины, но Саша поймала его за руку.
   -Ты так и не рассказал мне ничего про свой опыт любви и измены - сказал она - Сегодня ты выполнял мои обязанности.
   -Классика жанра - произнёс Денис - Мне изменили, я в ярости, обманут, смятён.
   -Я выслушаю тебя, как только буду в состоянии. - Саша потянула к себе Дениса и чмокнула в щёку - Спасибо тебе.
   Это было неожиданно и даже немного смутило Скороспелова.
   "Сегодня я был психотерапевтом у психотерапевта.
   Выслушал её.
   А её поцелуй...
   Он сразу получил ответную реакцию!
   Мне только и оставалось захлопнуть дверь, чтобы Мисс Фрейд не стала свидетелем возбуждения моего вагиноублажателя."
   Денис снял кастрюлю с плиты. Он вытащил из неё марлю и выкинул в мусорку. Кусочки псилоцибина плавали в отваре. Скороспелов перелил его в кружку с эмблемой питерской команды "Зенит". Нарезая круги по квартире, он курил сигарету и прихлёбывал диэтиламил-лизергиновый отвар. Иногда он останавливался у окна, чтобы посмотреть, как двигается родной проспект. Окна комнаты Скороспелова выходили на парк Интернационалистов, где располагался памятник погибшим в Афганистане и церковь Георгия Победоносца. Денис не любил смотреть на церковь. Ему больше нравился парк без церкви с колоколами. На кухне окна выходили на клуб "Слава". Скороспелов частенько любовался бывшим казино и пускал слюни на дорогие автомобили на стоянке пред ним.
   Было уже поздно, и Денис никого не ждал. Текила покидала его кровь - от этого болела голова. Скороспелов расположился на стуле пред компьютером. В колонках играл Aerosmith. Денис водил пером по планшету, а на мониторе появлялась какая-то неряшливая мазня в стиле поп-арт. Вдохновением Скороспелов сегодня однозначно не страдал. Расшатанные нервы, злость и отчаяние были последствиями чтения Олиного дневника.
   Внезапно в дверь позвонили. Скороспелов чуть не навернулся со стула, перо проскользило по планшету и на мониторе отобразилась корявая линия поперёк рисунка. Он был испорчен. Денис встал и резким движением сломал об колено свой планшет фирмы "Genius".
   Какая-то чёрная штуковина промелькнула перед глазами.
   "Вот блин!"
   Денис подошёл к двери. Посмотрел в глазок. Он не знал лично человека за дверью, но, тем не менее, знал, кому открывает. На пороге стоял молодой парень. Высокий, светловолосый крепыш в, скорее всего, на заказ сшитом пальто топтался на пороге Дениса. Чёрное пальто прикрывало надпись Kelvin Klein на его груди. Скороспелов отметил выглаженные чёрные брюки, которые отлично сидели по фигуре, и коричневые ковбойские сапоги.
   "Пижон!
   Здоровый, чёрт!"
   Денис дёрнул щекой и молча пригласил гостя войти.
   -Прости за столь поздний визит - сказал парень, оглядывая жильё Дениса.
   Скороспелов не спешил приглашать незваного гостя дальше, за пределы коридора.
   -Мы не знакомы! Антон Деловредов - гость протянул Денису руку и, не дождавшись ответной реакции, добавил - Я знал Олю. Я был её другом.
   "Да уж...
   Своим другом ты исследовал все запретные места моей девушки!"
   Деловредов опустил, так и не пожатую руку. Скороспелов по прежнему молчал. Он знал, что в вопросах "откуда ты её знал?" и "что между вами было?" нет смысла. Всё равно придется слушать ложь. Антон не узнал Дениса или делал вид, что не узнал.
   -Я просто пришёл сказать тебе - не спеша, продолжил он. - Я очень сожалею о том, что случилось с ней. Она была замечательная и тебе, наверное, было очень хорошо с ней.
   Денис нахмурил брови.
   "Тебе было не хуже!
   Сукин сын!
   Говорит так, будто не трахал мою девушку."
   Скороспелов держал руки в карманах. Кулаки были сжаты. В одном ключи, в другом зажигалка. Деловредов заметно нервничал. Причиной этому было гробовое молчание хозяина квартиры.
   В один момент мысли о том, что внезапный гость намного здоровее и крупнее Дениса, сменил кулак, который прошёл Антону прямо в нос. Удар был не единственным. За ним мгновенно последовало ещё три. В челюсть, под глаз, затем снова в челюсть. Деловредов попятился назад и наткнулся на не большой стеклянный столик с автоответчиком, которым никто давно не пользовался, и пустой вазой. Антон терял равновесие. Скороспелов следовал за ним. Соперник Дениса успел схватить его, и они оба грохнулись на пол. Столик с грохотом к чертям.
   -Она умерла сволочь! Но я знаю всё про вас! Не парь мне мозги, ублюдок! - Денис душил Деловредова - Ты трахал её! Я прочитал всё! Я всё прочитал!
   Что-то твёрдое и стеклянное обожгло голову Скороспелова. В глазах потемнело. Деловредов приложил его вазой, которая чудом не разбилась во время их падения. Впрочем, чудо длилось не долго.
   Денис обмяк и упал на пол. Антон поднялся и продолжил бить Скороспелова.
   -Умерла, да!? - кричал он обхаживая рёбра Скороспелова правой ногой. Удары были резкими и сильными. В сочетании с ковбойскими сапогами они были просто не выносимы. Денис попытался сгруппироваться и получил в живот. - Ты ведь ничего не знаешь!? Ты не дочитал!? Ты не дочитал его до конца!
   О чём ты? - задыхаясь, прокряхтел с пола Скороспелов.
   Пошёл ты! - Деловредов нанёс ещё один, контрольный удар и хлопнул входной дверью.
   Скороспелова неплохо отпинали. Он чуть коснулся головы пальцами. Волосы на макушке пропитались кровью. Тело ломило от ударов горячего Олиного любовника.
   "Сучёк."
   Скороспелов поднялся на ноги. В глаза двоилось. На него напал временный дезориентир.
   "Что он имел в виду, говоря про дневник?
   Откуда он вообще он нём знает?
   Откуда он знает мой адрес?
   Чёрт!
Порой я ненавижу Интернет!"
   Скороспелов подлетел к мусорному ведру. Перевернув его, но раскопал в куче бумажек и мусора Олину тетрадь. Он быстро пролистал страницы. После 20 апреля была ещё одна запись. Всего одна короткая запись.
   24 апреля - обычный весенний день и день смерти Оли по совместительству. Капли крови с головы Скороспелова символично падали на белые тетрадные листы. Не обращая внимания на травму, сидя на полу, в куче мусора, Скороспелов приступил к чтению последней главы:
   "24 апреля
   Всё летит кувырком.
   Я чувствую себя ужасно. Мои депрессивные мысли не покидают меня.
   Кто же я!?
   Да стерва! И отменная дрянь!
   Меня никогда не мучили подобные вещи.
   Всё дело в том, что я разрываюсь меж двух людей. Одного я любила, а с другим просто спала.
   Что происходит? Я чувствую вину и мне плохо. Так плохо, что я уже всё решила.
   Это закончится сегодня.
   Вчерашний день я провела с Денисом. Это было приятно и романтично. Всё как в старые добрые времена: я, он и весна. На скамейке, в Михайловском, он говорил мне о том, что хочет провести со мной остаток жизни, что хочет от меня детей. Я должна была радоваться, но мне было не по себе.
   Ведь он не знает...
   Он никогда не узнает...
   Я решила так сегодня.
   Врач, которого я посещала по поводу своей бессонницы, выписал мне лекарство.
   Сегодня в аптеке я купила Фенобарбитал. Он должен помочь.
   Я плохо сплю этой весной...
   Но только не сегодня.
   Допиваю, сваренный мною, приятный Латте.
   Курю сигарету.
   Беру 2 таблетки и добавляю к ним ещё 10.
   Я высплюсь сегодня."
О, нет! - Денис крепко сжал тетрадку - Только не так, пожалуйста!
   Скороспелов стиснул зубы. Глаза заблестели. Он прижал тетрадь к своему окровавленному лбу. Он фактически ознакомился с Олиной предсмертной запиской.
   -Не держи в себе. - послышался за спиной тихий голос Оли. - Кричи!
   Денис обернулся и злобно посмотрел на любимую. Он громко скрипел зубами. Кулаки были сжаты так сильно, что ногти предупреждающе впивались в ладонь.
   -Кричи! Кричи как я! - Оля громко закричала. Тишина. Она закричала снова, ещё громче.
   По щеке Скороспелова пробежала слеза. Он закричал вместе с Олей. Слёзы и кровь перемешались. Денис чувствовал их солёный вкус на своих губах. Как бы сильно ему ни хотелось, чтобы всё это сейчас же закончилось, он не мог последовать Олиному примеру. У Скороспелова никогда не хватило бы духа наложить на себя руки.
   Оставалось только чувствовать боль, лёжа на полу своей пустой квартиры в слезах и крови.
  
  
  

Глава -11-

   Вы когда-нибудь бывали в настоящих Питерских притонах? Не салон "Амстердам" или какое-нибудь пафосное местечко вроде "Grand Deluxe". Это другое. Здесь, внутри убогой, многокомнатной квартиры, дешёвые страшные шлюшки готовы сделать всё что угодно за дозу героина. Пахнет водкой, и повсюду валяются скомканные газеты, из которых торчат шприцы. Какие-то тёмные личности шныряют туда сюда.
   Скороспелов не помнил, как попал сюда. Последнее что он помнил, была водка. Её было так много, что Денис уже не мог адекватно оценивать происходящее. На полу рядом с ним сидела худая проститутка. Она заматывала его руку в жгут. В интерьере квартиры присутствовали кровати и диваны, но от них непременно можно было подхватить какую-нибудь ерунду.
   -Я художник! - доказывал падшей женщине Скороспелов. - У меня, чёртова выставка через несколько дней. Я должен представить свою картину...
   -И что это за картина?
   "Мисс "Минет за 200" очень убедительно изображает любопытство."
   Денис взял шприц с, уже расплавленной и готовой внутри, дозой. Он демонстративно поднял его над головой. Он, пальцем указал на коричневатую жидкость внутри, самое дорогое для сидящей рядом с ним женщины.
   -Ты даже представить себе не можешь! - воскликнул он - Это такая картина! Глядя на неё тебе очень бы хотелось добавить в шприц побольше и поймать передоз... Просто сидеть и смотреть на неё глазами полными восхищения.
   Проститутка, наблюдала за шприцом убитыми глазами. Она даже рот открыла, пока слушала Дениса.
   -Да ты, по-моему, поэт, а не художник... - устало пробубнила она. - Готов?
   -Коли меня, женщина!
   По вене Скороспелова потекла другая река. Через несколько мгновений героин ударил по ногам, так, что они отказывались шевелиться. Слёдующий удар пришёлся Скороспелову в затылок. Тепло распространялось по всему телу. Казалось, будто солёные морские волны щекочут кожу Дениса. Скороспелов расслабился и закрыл глаза.
   На много километров простиралась голубая морская гладь. Скороспелова качали волны и грело тёплое яркое солнце. Оля рядом с ним на волнах. Она целует и ласкает Дениса. Тепло. Эйфория. Ощущения подобны одному затяжному оргазму.
   "Кто-то кричит...
   Вокруг какая-то суматоха...
   Не надо!
   Оставьте меня!
   Оставьте наедине с моим морем."
   Скороспелов не хотел, чтобы это чувство проходило. Оля, её прикосновения. Он чувствовал их. Но грёзам суждено было закончится.
   -Вот так встреча! - Денис услышал совсем рядом голос. Он показался знакомым. Тяжёлые веки не хотели работать на Скороспелова, а в тело как будто набили ватой.
   -Эй, кобыла! Свали! - продолжил голос, и шлюха, которая прикорнула на плече Скороспелова зашевелилась. - Подними вот этого, сержант!
   Чьи-то руки схватили Скороспелова за грудки. Его резко дёрнули вверх. Скороспелов немного приоткрыл глаза. В них ударил свет. Картина расплывалась. Ноги держали его неуверенно.
   Перед Денисом предстали две тёмные фигуры. Глаза постепенно привыкали к реальному миру, и Скороспелов разглядел погоны на плечах этих фигур.
   -Припоминаешь меня ублюдок!? - фигура с погонами прапорщика сунула Скороспелову кулак в живот. От удара подкосились ноги, и Денис чуть снова не встретился с полом, но фигура с лычками сержанта удержала его на ногах.
   -Держи его, сержант! - приказал прапорщик и провёл ещё серию ударов. - Ну, как твоя память? Освежается? Твой дружок мне колёса проколол! А из-за тебя, сволочь бля, я руку ушиб!
   Лицо Скороспелова расплылось в томной улыбочке.
   -Да обдолбаный он! Чё с ним говорить!? - внёс свои пять копеек сержант и грубо встряхнул Скороспелова. Затем он зарядил ему несколько гомосексуально-подобных пощёчин. Не смотря на замечания сержанта, Скороспелов отлично помнил прапорщика со Смешной фамилией Хапуга. По милость Дениса, несколько дней назад он поцеловал асфальт. Ещё прапорщик лишился казенного колеса - сумасшедшая затея Вика оказалась более чем удачной.
   Скороспелов не нервничал, не боялся последствий. Слова "последствия" - точно отсутствовало сейчас в голове.
   "Мне срать..." - вертелось в голове Скороспелова, когда представители правопорядка наносили ему новые удары. Свою анестезию сегодня он принял. Его организм накрыл героин и он едва чувствовал наносимые ему удары.
   "Прапорщик нормально даёт.
   Уверенно.
   А младшой вообще ни о чём.
   Бьёт как баба."
   Его с собой берём, нашли его тут таким. - объявил прапорщик, когда натешился своей кулачной местью.
   Сержант повиновался и уверенно дёрнул левую руку Скороспелова вверх. Рука пошла с хрустом. Сержант надавил своей правой рукой в затылок Дениса. Под кайфом, хорошо побитый, Скороспелов еле мог волочить ноги. Сержант уверенно вёл его по этой длинной квартире с большим количеством дверных проёмов. Ноги заплетались, и сержант с большим удовольствием наталкивал Дениса на дверные косяки. Скороспеловым снесли старое зеркало и деревянную тумбу. По пути из колпинского притона, милиция подхватила с собой его хозяина, вонючего рыжего, бородатого мужика с пиратской повязкой на глазу. Скороспелов мысленно представлял на нём шляпу Капитана Моргана. Всю дорогу до машины он пытался уговорить Хапугу "не заметать" его. Прапорщик не пронимался. Максимум чего можно было добиться - это ещё одного леща в адрес задержанного.
   Этой ночи не было конца. Всё так же темно. На чистом небе местами поблёскивали звёздочки. В Питере их почти не видно. За одну, ещё не законченную ночь, Скороспелова успели поколотить все кому не лень, но внутривенная заглушила боль проломленной головы и помятого тела. Казалось, даже ночной холод щадит Дениса. Каким-то образом он, в одной только футболке по торсу, оказался в Колпино.
   Скороспелова затолкали на заднее сидение белой пятерки с синей полосой. Рыжего мужика усадили на переднее сидение. Сержант и прапорщик решили устроить перекур на свежем воздухе. Перед выходом из этого малоэтажного дома, стены которого пропахли похотью и развратом.
   -Я их знаю. Вот этот прапор не первый раз меня метёт. - сообщил Скороспелову хозяин притона. Он был закован в наручники - Я раньше в Купчино обитал! Там меня хватали. Больно бьют, скоты...
   -Да я заметил - озгласы, и тишину в комнате нарушила попытка несанкционированного пра он злится.Скороспелов сплюнул кровь на пол.
   Хапуга с улицы заметил завязавшийся разговор задержанных и треснул кулаком в стекло. Он в несколько затяжек добил свою сигарету. Милиция заняла свои места. Прапорщик за рулём. Сержант, сзади рядом с Денисом.
   Машина покидала Колпино, прыгая на кочках и проваливаясь в ямы. Скороспелова качало туда сюда и голова начала кружиться. Следовательно, Скороспелов провалялся в притоне с несколько часов. Сейчас принятие героина уже казалось плохой идеей. Анестезия проходила, обнажая острую головную боль. Тошнота подступала к горлу. Скороспелов издал звук, который обычно издают перед тем как хорошенько блевануть.
   -Что там ещё!? - громко спросил Хапуга.
   -Наркомана этого, тошнит. - отозвался сержантик.
   -Вот ещё не хватало! - недовольно воскликнул прапорщик. - Он мне машину загадит! Выкидывай этого урода!
   -Мы же едем...- с недоумением произнёс сержант.
   -Едем не летим, сержант! Делай что говорю!
   Хапуга отдал приказ. Из распахнутой двери, сквозняк ударил в лицо Скороспелова. Сержант двумя руками отправил его в свободный полёт. Денис почувствовал резкую боль в коленях и локтях. Он несколько раз кубарем перекатился по холодному асфальту и распластался на дороге.
   Машин не наблюдалось. По бокам неровной дороги поле и кустарники тонули в ночной темноте. Скороспелов ничего не слышал, всё вокруг прибывало в мёртвой тишине.
   Он не знал, сколько времени прошло пред тем, как яркие фары машины добавили света в эту кромешную тьму. Автомобиль остановился в нескольких метрах. Скороспелов услышал, как хлопнула дверь. За этим звуком последовал, приближающийся стук каблуков по асфальту. Он прекратился рядом с Денисом. Он попытался поднять голову. Но максимум, что он мог увидеть - это стройные женские ножки в зелёных туфельках.
   Они приятно двоились в глазах Дениса.
  
  

Глава -12-

  
  
   Солнце разбудило Дениса. Сушняк и боль во всём теле сопровождали его внезапное пробуждение. Скороспелов не спешил открывать глаза.
   "Я в постели.
   Удобно, мягко, приятно.
   На мне нет одежды и я не у себя дома...
   Там солнце не будит меня по утру."
   Скороспелов открыл глаза. Прямо над ним через мансардное окно в потолке светило солнце. Комната заливалась янтарным светом. Яркая солнечная лазурь вокруг и облачно- мягкая кровать создавали впечатление, что Денис попал в рай.
   -Наконец-то ты проснулся - Денис покинул взглядом мансардное окно и увидел в кресле, напротив кровати, улыбающуюся Машу Виноградову.
   -Э-э-э... - протянул Скороспелов - Я сплю?
   -Нет же... - отозвалась Виноградова.
   -Я умер?
   -Неееет! Я не позволила тебе умереть!
   -Что произошло? - Скороспелов чуть приподнял одеяло, чтобы убедится, что трусы тоже отсутствуют.
   -Это я хотела спросить у тебя, что произошло. Я обнаружила тебя посреди дороги в Колпино, всего избитого, в неадеквате. Ты потерял сознание, и я еле притащила тебя сюда. - Виноградова встала с кресла, когда закончила рассказ. Она подошла к двуспальной кровати и села с краю, рядом с Денисом. Скороспелов принял полувертикальное положение и немного отодвинулся.
   -Где мы? - спросил он.
   -У нас с мужем дом недалеко от Колпино. Мы здесь. В резиденции Столетова.
   "Из огня да в полымя" - Денис закатил глаза.
   -Не переживай. Его не будет до вечера - поспешила успокоить его Маша.
   -Ну, тогда мне надо седлать коней! - Денис потянулся и смачно зевнул.
   -Не спеши. Он приедет к ужину, за которым я скажу ему, что наняла тебя нарисовать семейный портрет.
   -Ты, верно, шутишь! - простонал Денис.
   -Вовсе нет! - радостно отозвалась Виноградова. - Поживёшь у нас пару дней. Ты как никак в долгу предо мной. Я жизнь твою спасла, а взамен прошу всего лишь портрет.
   "Мне кажется у тебя совсем другие планы на мой счёт."
   -Где моя одежда? - поинтересовался Денис, разрабатывая план скорого побега.
   -Всё в стирке. Мы с Наной раздели тебя и обработали раны.
   "Ага
   Отлично.
   Значит Нана тоже видела мой член."
   -Кто это, Нана?
   -Служанка - сухо отозвалась Виноградова, и постоянная улыбка исчезла с её лица. - Не будем о ней. Я приготовила для тебя одежду. В шкафу.
   Маша продемонстрировала Скороспелову платяной шкаф и удалилась. В шкафу Денис обнаружил женского плана футболку с блестящими стразами на вороте и розовые спортивные штаны фирмы Adidas. От прикида тянуло блевать. Посылая в ад подгон Маши Виноградовой, Скороспелов с отвращением натягивал одежду. В зеркальном отражении появился лохматый избитый парень в женской обтягивающей футболочке и розовых штанишках.
   -Уёбище! - констатировал Денис. - И как на тебя ещё тёлки смотрят?
   Скороспелов покинул комнату.
   Виноградова ждала его на лестнице, которая вела на первый этаж этого коттеджа.
   -Отлично выглядишь! - сделала комплимент Маша - Моя одежда тебе по фигуре.
   -Да уж отлично. - недовольно отозвался Скороспелов. - Ничего лучше найти не могла? И что твой муж скажет, когда увидит меня в твоих шмотках?
   -Сомневаюсь, что он вообще вспомнит, что они мои. Он скорее подумает, что ты сам так разоделся.
   -В смысле?
-Он приверженец мнения, что все художники гомосексуалисты
   -И откуда такое предвзятое отношение к нашему брату? - Скороспелов удивлённо поднял брови. - Я бы с удовольствием получил свою одежду назад.
   -Служанка работает над ней. - напомнила Маша. - Она была вся грязная и в крови. Что же с тобой произошло?
   -Да так! Получил по чайнику от Ментов в каком-то Колпинском притоне...
   -О Господи! - Воскликнула Маша - Ты был в Колпинском притоне!? Я прикажу служанке сжечь одежду.
   Скороспелов недовольно прорычал. Он приметил на стенах второго этажа несколько своих творений. Виноградова действительно была поклонницей его творчества. Здесь висели достаточно старые экземпляры, где Денис изображал сумасшедшую любовь и страстные поцелуи. Так начинался творческий путь Скороспелова. Рыжая девочка в пирсинге, экстази, музыка. Эти картины могли напомнить ему о многом. На ближайшем холсте парень с гитарой на плече и растрёпанной лохматой шевелюрой аля Битлы крепко сжимал руку невысокой миленькой девочки с длинными волосами.
   -Госпожа Мария! - послышался голос снизу лестницы. - Господин Столетов звонил. Просил передать, что не успеет к ужину.
   Скороспелов подошёл к краю лестницы, где стояла Виноградова, и увидел служанку в фартуке.
   -Господин Скороспелов! - служанка учтиво поклонилась Денису.
   "Господин!"
   Прислуга выглядела молодо. Её национальность, очень похожая на грузинскую, не выдавала себя акцентом. Выглядела она миловидно.
   "Внушающая фигура.
   Негрубые черты лица.
   Господин Столетов точно трахает её где-нибудь прямо в гараже или в ванной на первом.
   Другое дело в курсе ли жена?"
   -Спасибо, Нана! Ты свободна. - бросила Маша. Служанка ушла.
   Второй этаж включал в себя несколько комнат. Скороспелов понял это по количеству дверей по бокам коридора. В конце находилось что-то вроде чулана.
   Скороспелов подошёл к нему и открыл дверь.
   -Это не ванная, если ты её ищешь! - Виноградова подошла к, изучающему шкаф Денису. - Что ты делаешь?
   -Проверяю этот шкаф на наличие скелетов!
   -Ну и как ты опишешь эту картину, художник?
   -Я думаю, он спит с ней. - Скороспелов кивнул в сторону, где недавно впервые увидел Нану.
   Он хотел продолжить, на Виноградова резко перебила его:
-Я знаю, что он её трахает. Иногда в гараже, иногда в ванной на первом.
   -Вот это да!
   -Что думаешь о ней? - поинтересовалась Маша.
   -Ну, я думаю, пусть идут на хер те, кто говорит, что грузинка не может быть сексуальной!
   -Пожалуйста, только не смей ты её здесь трахнуть, иначе ты обидишь меня в моё доме.
   "Интересное предложение...
   И хорошее продолжение!
   Надо будет попробовать замутить!"
   С мыслями о грузинской служанке и неугомонной Маше Виноградовой Скороспелов принял душ и позавтракал.
   "И как так получилось, что Виноградова ехала именно по той дороге!?
   Неужели мне просто очень повезло?
   Да нет, так не бывает!
   А что если эта сумасшедшая следила за мной?
   Когти рвать надо!"
   Денег не было. Телефон разбился во время экскурсии с француженками. Штаны... И те Скороспелов потерял. Большого выбора не представлялось. Нужно было удовлетворить художественные потребности хозяйки дома. Она обещала заплатить, как только портрет будет готов. Когда речь зашла о деньгах, Скороспелов навострил уши. Его карману совсем не помешало бы немного наличности. Деньги закончились, и он невольно вспомнил, как его психотерапевт оплачивала ему выпивку в баре.
   Виноградова провела домашнюю экскурсию. За ней последовал сад, который был не ахти. Маша поведала о том, что к ним, иногда наведывается садовник. Садовником, скорее всего, был дедушка Николай, проживавший рядом, в дряхлой избушке. Денис незамедлительно дал ему кличку "синий дятел". Причиной этому было его коронное появление на крыльце своей избушки. Соответствующего цвета кожа и неровный походняк, который привёл к тому, что дед пересчитал лбом ступеньки своего крыльца.
   Вечерело. Солнце покидало небосвод. Местность вокруг притихла. Помимо коттеджа Столетова здесь было ещё несколько домов. Правда, они не отличались таким пафосом: парники, грядки - стандартный набор огородников.
   После ужина с Машей Виноградовой Скороспелов расположился на удобном диванчике, на цокольном этаже. В его распоряжение поступило несколько бутылок пива и внушающих размеров плазма. Денис расслабился, и на время футбольного матча забыл о всех своих невзгодах.
   Питерский Зенит выиграл со счётом 2:1. Победа подняла настроение. Довольный любимой командой, Скороспелов поднялся в свою комнату. На втором этаже, в ванной комнате, Виноградова готовилась ко сну. Денис, стараясь не шуметь, проскользнул в комнату, в которой проснулся сегодня. Он прилёг на кровать и уставился в потолок.
   На улице, рядом с домом зашумел автомобиль. Скороспелов поднял своё тело и выглянул в окно. Чёрная Mitsubishi Pajero притормозила у парадного входа. С пассажирского сидения выкатился колобок. Эдуард Юрьевич Столетов обладал знатным мамоном. По его щекам нельзя было определить, что он толстый, зато по его пузу можно было сказать, что он знатный жиртрест. Его, уже посидевшие волосы, постепенно покидали голову, оставляя залысины на макушке.
   За рулём Mitsubishi, по всей видимости, сидел водитель. Как только Столетов вошёл в дом, машина проследовала в гараж. Из комнаты, Денис слышал, как Столетову тяжело даётся подъём по лестнице. Он громко кряхтел и пыхтел, как будто совершает подъём на Килиманджаро.
   Скороспелов дождался, пока всё стихнет, и приоткрыл дверь. В коридоре было спокойно, как в Багдаде. Столетов с Виноградовой находились в спальне. Денис с пустился на первый этаж, в ванную. Там, сегодня днём во всю крутила барабан стиральная машина. Сейчас она не работала. Скороспелов огляделся вокруг в поисках одежды. Её нигде не наблюдалось. Денис перематерился и поднялся обратно, наверх. В том самом чулане, в конце коридора на втором этаже горел свет.
   "Должно быть, служанка забыла выключить."
   Скороспелов решил поискать свою одежду там. Проходя мимо комнаты хозяев, Денис приметил, что свет уже выключен.
   "Либо спят.
   Либо Столетов предпочёл сегодня жену служанке.
   Надеюсь, она успокоится..."
   Скороспелов как всегда угадал с местом. Он уверенно распахнул дверь шкафа. Внутри его встретил обнажённый второй размер грузинской служанки. Испуганная Нана, прижала к груди свою, только что снятую, одежду.
   "Вот это называется: В том месте! В то время!"
   Нана молча смотрела на Дениса. Она выглядела испуганной и в то же время не выражала недовольства.
   -Чёрт, прости! - начал диалог Скороспелов, всё ещё пялясь на то место, к которому служанка прижимала одежду, так как будто он видел сквозь неё... - Я не хотел, чтобы так получилось.
   Нана приподняла одну из своих чёрных бровок.
   -То есть, я не обломался. - заикаясь продолжал Денис. - Я всего лишь искал свою одежду! Посмотри на меня.
   Скороспелов, демонстративно подёргал футболку с треугольным вырезом и стразами. На лице Наны мелькнула улыбка.
   -Я очень хочу избавиться от этого дерьма! Вот! - с этими словами Скороспелов в мгновение ока стянул с себя футболку и швырнул её на пол. За ней последовали розовые штаны. Скороспелов стоял абсолютно голым.
   Он никак не мог ожидать подобной реакции грузинской служанки: она улыбаясь подошла к нему и нежно провела рукой по его груди. Скороспелов не растерялся и ответил тем же.
   Через пару секунд он уже прижимал Нану к стенке, покрывая её тело поцелуями. Она глубоко дышала и ласкала новоиспечённого любовника.
   "Только не смей ты её здесь трахнуть, иначе ты обидишь меня в моё доме." - вертелось в голове у Скороспелова! - "Он её трахает. Иногда в гараже, иногда в ванной на первом."
   "Ха!
   Вот уж я всех уделал!"
   Радовало то, что служанку не пришлось раздевать, только разогреть немножко. А так, в целом, Скороспелов появился на всё готовенькое. Вдоволь наигравшись с передней стороной Наны, Денис развернул её спиной к себе. Влажная, сексуальная грузинская служанка чуть нагнулась вперёд и раздвинула ноги, приглашая Скороспелова в гости. Он вошёл.
   Скороспелов снова был сзади. Не быстро, он совершал возвратно поступательные движения. Стоило ему немного ускорится, как служанка сразу же издала пронзительный стон. Денис остановился и вышел из неё.
   -Тихо! - предупредил он. - Давай без этого!
   Служанка повернула к нему голову и, поцеловав его в губы, положительно кивнула. Скороспелов вернулся обратно, на юг. Уже через пол минуты активной работы Дениса, Нана снова издала громкий стон, за ним ещё один. Скороспелов, не долго думая, оторвал правую руку от ягодицы служанки и заткнул ей рот.
   -Прости! - прошептал он Нане на ухо, усиленно работая над ней - Но если хозяева нас услышат... В общем, лучше им не слышать!
   Гардеробный акт закончился тем, что Скороспелов почувствовал на своём теле тёплую влагу, а на пальце правой руки, впившиеся зубы Наны. Денис закончил внутрь и, выйдя из служанки, поспешил извиниться за содеянное.
   Нана махнула рукой. Она подняла свою одежду и продемонстрировала ему баночку с противозачаточными капсулами.
   -Похоже, господин Столетов не умеет вовремя вынуть. - Скороспелов наблюдал, как служанка упаковывается в ночную рубашку.
   -Он вообще скорострел. - поведала Нана - А ты ничего так...
   Она улыбнулась.
   -Знаешь что делать. - Нана не сильно хлопнула Скороспелова по заднице.
   Она собиралась покидать чулан.
   -Эй, постой! - Скороспелов схватил служанку за руку.
   -Ещё хочешь? - Нана дёрнула бровями.
   -Моя одежда! - жалобно простонал Денис - Я не могу больше носить это!
   Скороспелов указал пальцем на розовые штаны Adidas.
   -Эта тупая блондинка приказала мне её сжечь! - под "этой тупой блондинкой" служанка подразумевала свою хозяйку. - Уж не знаю почему, но я не могла, не подчинится. Вот если бы ты меня чуть раньше трахнул...
   -Твою мать! Ну почему мир так жесток!? - воскликнул Скороспелов.
   -Да ладно! Тебе идёт розовый - успокоила его Нана и, чмокнув на прощание в губы, вышла из чулана.
   Денис вернулся в комнату. Не включая свет, он подошёл к зеркалу.
   -Ну и как тебе секс с грузинской служанкой? - Скороспелов увидел в зеркале, позади себя, свою Олю.
   -Не так чтобы очень...- протянул Денис - Тебе то что?
   -Я просто не узнаю тебя! Ты убиваешь себя наркотой, спиваешься, спишь со всеми подряд.
   -Оттягиваюсь без тебя, видишь!
   -Это на тебя не похоже. Уже на грузинских служанках отсиживаешься...
   Оля подошла на пару шагов ближе. Денис повернулся к ней лицом. Они стояли вплотную друг к другу. В сильно возбуждающей близости.
   -Но ты, ведь, не хочешь дарить мне вдохновение... - прошептал Скороспелов. - Я вижу тебя каждый божий день, с тех пор, как тебя не стало... И ещё не разу не попробовал...
   Их губы слились в поцелуе. Олин острый язычок хаотично двигался во рту Скороспелова.
   Его член, который несколько минут назад решил отдохнуть от служанки, снова напряг мышцы. Заключив друг друга в объятия, они упали на мягкую постель. Денис снизу - Оля сверху.
   Поцелуй завис на губах.
   Скороспелов открыл глаза. Он чувствовал губами Олин вкус.
   Но её не было в его объятиях.
   В комнате была пустота.
  
  

Глава -13-

  
   По небесному светилу, которое опять било в лицо через мансардное окно, Скороспелов определил, что день в разгаре. Он долго спал, поэтому снова чувствовал себя, как кусок дерьма. В случае, когда мало спишь: душ и прохладный кофе - верное решение, чтобы почувствовать себя бодро. Но когда много спишь...
   Сонными, заспанными глазами, с внушительными мешками под ними, Скороспелов устало пялился на большой лист и ловил тупняки. Холодный душ только отморозил его конечности, а от чёрного кофе, Скороспелов захотел снова в мягкую кровать. Чета Столетов-Виноградова собрались в кабинете хозяина дома для того, чтобы позировать на портрет. Все необходимые для художественной деятельности вещи были приготовлены заранее, скорее всего Наной. Она, кстати, тоже присутствовала в кабинете.
   Позёры были готовы, и Скороспелов приступил к, обычному для его жизни, делу. Столетов прятал свой беременный живот под столом, восседая в своём командирском кресле. Рядом слева от него, на низком стульчике расположилась Маша Виноградова. Столетов настоял на служанке, которая стояла справа от босса, немножко за его спиной.
   "Для него эта картина в стиле: все бабы, которых я поимел."
   Скороспелов начал с женщин, чтобы рисовать Столетова, прибывая в усталости и злости, ближе к ночи. Нана периодически улыбалась Скороспелову, подмигивала ему и играла своими чёрными бровками. Дениса это отвлекало и сбивало с толку. Но учитывая то, что он пережил вчера в чулане с этой служанкой, Скороспелов не мог не ответить частыми улыбками и положительной мимикой лица.
   Самым забавным было то, что Виноградова занималась тем же. Находясь по левую сторону от своего законного мужа, она активно строила глазки молодому симпатично-избитому художнику. Как бы не старалась Мария, эротичные движения язычка по губам, которые демонстрировала Нана, побивали все рекорды.
   Денису показалось, что Виноградова тоже заметила старания служанки. Один только Столетов внимательно таращился на женский прикид Дениса, не замечая ничего вокруг.
   -Не дёргайся. - наконец-то сделал замечание Скороспелов, когда эро-шоу уже не лезло в рамки этой картины.
   -Зачем было её вообще сюда звать!? - Виноградова получила повод для начала очередной перепалки.
   -Уймись! - прошипел Столетов - Давай не будем сейчас об этом...
   Скороспелов поуютнее устроился за холстом, чтобы его не зацепила шальная пуля.
   -Давай не будем сейчас о чём!? - продолжала наступление Маша - О том, что ей не место на семейном портрете или о том, что ты трахаешь её?
   -Тихо, тихо... - цедил сквозь зубы Столетов, поглядывая в сторону мольберта.
   "Давай, жирный мужик! Дай ей в голову!"
   -Госпожа Мария... - попыталась вмешаться Нана.
   -Тамбовская волчица тебе госпожа, сучка!
   -Сейчас не лучшее время - пытался спустить на тормозах Столетов - У нас гость...
   -Ох...Тебя это смущает, да? А я хочу, чтобы он послушал всё это и рассудил этот сумасшедший дом!
   -Я художник - аккуратно высовываясь из-за холста, объявил Скороспелов - С психиатрией у меня не очень...Но я могу посоветовать великолепную женщину у которой есть диплом.
   -Молодец парень! Всё верно! Это художник - провозгласил Столетов, тыкая в Дениса пальцем - Давайте все не будем мешать ему, творить. Продолжай парень.
   "Спасибо, ваше жирное величество!
   Так и хочется нарисовать это круглый сырник по верх стола."
   Скороспелов продолжил работу. За ней, прошло пару часов. Он уже успел набросать всё, что необходимо, когда желудок Столетова принялся посылать позывные сигналы.
   -Я думаю, нам всем необходим ужин... Нана твой выход! - распорядился Столетов. - А ты, жена, оставь нас наедине с художником. Мужикам надо поговорить.
   "Вот бляяяя!"
   Скороспелов не хотел с ним говорить. Скороспелов больше хотел бежать куда-нибудь подальше, со всех ног. Дамы покинули кабинет, оставив Дениса в обществе Столетова.
   -Давай-ка накатим чего для аппетита, художник! - предложил Эдуард Юрьевич, удосужившийся поднять свой зад с кресла, чтобы продемонстрировать Денису содержимое его бара.
   Глаза Скороспелова заблестели. Здесь были дорогие и даже редкие экземпляры.
   "Вот буржуй!"
   Скороспелов уже видел будущее: он, бутылка бурбона и творческий вечер в комнате, на втором этаже.
   -Не откажусь - Скороспелов положительно кивнул на бутылку рома.
   Мы ведь встречались с тобой когда-то! - продолжил беседу Столетов - Ты с Островским связан.
   Столетов разлил ром по стаканам и положил пачку парламента на край стола.
   -Есть такое - буркнул Денис и вытянул из пачки сигарету. Он хотел было уже закурить, но вспомнил что у него нет зажигалки. Он сжал сигарету в левой руке и сделал глоток рома.
   -Я помню тебя! Ты ведь не похож на остальных художников. Ты не гомосек, не смотря на то, что ты зачем-то нацепил шмотки моей жены.
   "Вот те на!
   Я ж говорил, запалит!"
   -У меня вышла небольшая проблема с одеждой...
   -Ты приехал сюда голым?
   -Нет, не так...- протянул Денис и, не придумав быстрых отмазок решительно добавил - и к вашему сведению, господин гомофоб, не все художники долбятся в задницу!
   -Вот оно! - подметил Столетов - Ты, человек прямой! Чёткий парень! И служанка моя на тебя пялится.
   "Вот чёрт!
   И это спалил, урод"
   -И не обращай внимания на мою жену - Столетов сделал пару глотков рома и продолжил.
   -Я устроил ей жизнь! Всё что у неё есть, куплено на мои деньги! А она злится на то, что я пару раз засадил служанке-армянке!
   -Грузинке - поправил его Скороспелов.
   - Неважно! Хочешь сказать, ты бы ей не впиндюрил?
   Скороспелов сразу вспомнил, как он пробивал штрафные в просторные ворота грузинской служанки. При этом, затыкая ей рот, чтобы хозяева дома не были в курсе. Эти воспоминания заставили появиться улыбку на лице Скороспелова. Столетов расценил это, как полное согласие.
   -Вот и я о том же - он похлопал Дениса по плечу. Затем он ехидно улыбнулся и сделал предложение:
   -Если хочешь, можем её на двоих расписать, сегодня ночью. Но учти - её рот только мой
   "Это уже звучит как вызов!
   Не твой, ублюдок!
   Не выпендривайся!"
   Воображение Скороспелова сразу же построило картину, где служанка, будучи в положении спиной к Денису, обрабатывает кочерыжку этого зарвавшегося жирдяя, которую едва можно заметить под его свисающим пузом.
   Скороспелов издал кашель, больше похожий на позывную отрыжку к рвоте и отрицательно помотал головой:
   -Заманчивое предложение, но вся эта групповая терапия не по мне.
   Скороспелов помял в руке парламент.
   -Ещё я заметил реакцию жены на тебя... - подозрительно начал Столетов. - Уже давно, задолго до твоего появления здесь. Я думал, что она просто балдеет от твоих картин. Но сегодня я увидел нечто большее. Она глазки вовсю тебе строит!
   Столетов потянулся к ящику своего стола и достал небольшой чёрный пистолет, напоминавший переделанный ТТ. Денис заёрзал на стуле и взял сигарету в зубы. Никому не нравится, когда в лицо тычут стволом.
   -Скороспелов...- продолжил Столетов, чуть подавшись вперёд к Денису. Его пузо упиралось в стол. - Я гостеприимно предложил тебе поиметь мою служанку, но даже не думай трахнуть мою жену в моём же доме! Иначе, ты можешь сильно обидеть меня.
   Курок щёлкнул. Из дула вырвался язычок пламени. Скороспелов прикурил.
   -Хорошая зажигалка! - похвалил Денис.
   -Настоящий у моего охранника. Он здесь, неподалёку. Поэтому я советую тебе помнить о моём предупреждении.
   "Предупреждалку себе нормальную купи" - Скороспелов дёрнул щекой, затянулся сигаретой и опрокинул в себя ром.
   Как бы там ни было, в планы Скороспелова не входил секс с Машей Виноградовой. Ему изначально не хотелось лезть в это.
   За ужином все прибывали молчании. Каждый думал о своём. Столетов - о скорой встрече со служанкой. Виноградова - о Скороспелове. А Скороспелов о том, как бы поскорее отсюда свалить. Тем не менее, устроить себе творческий вечер с баром Столетова, казалось не плохой идеей.
   Денис закончил ужин, заранее пожелал всем спокойной ночи и поднялся в свою комнату.
   Нана уже принесла мольберт с незаконченным изображением.
   Ждать, пока все улягутся пришлось не долго. Виноградова поднялась по лестнице и проследовала в спальню. За ней, по лестнице, тяжело поднимался Столетов. Путешествие до спальни отняло у него чуть больше времени, чем у жены.
   "Это всё холестерин!"
   Когда Скороспелов поймал тишину, на часах было около полуночи. Он и вышел из комнаты и, оглядываясь, тихо прокрался к двери кабинета Столетова.
   "Открыто
   По ходу Столетов не парится."
   Скороспелов очутился в кабинете. Несколько безвкусных картин с дешёвой мазнёй, на которую Дениса так и тянуло плюнуть. Литературный запас книжных полок Столетова не имел ничего хорошего, кроме Стивена Кинга. Между "Тайным окном" и "Оно", на полке, стояла Анна Райз. Денис подошёл к книжному шкафу и переставил произведение "Любовь с вампиром" подальше от Кинга. Когда Скороспелов открыл бар, пред ним нарисовалась дилемма. Бутылка с дорогой выпивкой, одна краше другой, смотрели на Скороспелова. Хотелось взять всё сразу и незамедлительно покинуть резиденцию Столетова. Но Денис пока не собирался уходить. Он прихватил с собой в комнату бутылку бурбона.
   Алкоголь, как обычно, обнажил все потаённые чувства и грёзы Скороспелова. Скороспелов, в свою очередь, обнажил грудь грузинской служанки. Он так же отобразил на картине движения её языка. При работе над Машей Виноградовой, Денис не мог не отметить её постоянную улыбку и жадный взгляд. Виноградова получилась больше похожей на шизофреничку. Когда Денис добрался до Столетова, половина бутылки бурбона уже исчезло. Скороспелов чувствовал себя отлично. Он кое-как мазал кисточкой по бумаге. Толстый живот Столетова, как и планировалось, Скороспелов нарисовал поверх стола. Пузо, подобно амёбе растекалось по поверхности рабочего места Эдуарда Юрьевича.
   Всё это больше походило на отменный шарж, чем на семейный портрет.
   "Ну что ж...
   Так увидел художник!"
   Денис встал и выпил и отхлебнул ещё немного бурбона за ещё одну законченную картину.
   Затем он спрятал её в платяной шкаф. Бурбон хорошенько снёс крышу. Дениса шатало, он еле стянул с себя футболку и грохнулся в постель. На розовые штаны сил не хватило.
   Он прибывал в какой-то сладкой, хмельной полудрёме. Ему казалось, что он слышит как Столетов снова пыхтит на лестнице. Ему казалось, что кто-то зашёл в его комнату. Ему казалось, что он почувствовал что-то металлически-холодное на своей правой руке.
   Раздался щелчок.
   -Какого хрена!? - Скороспелов рванул левую руку, но она была прикована к кровати. - Что происходит!?
   -Чтоб не сбежал... - послышался из полутьмы голос Маши Виноградовой.
   -Что ты собираешься делать? - с опаской спросил Денис
   -Минет хочешь?
   -Нет! Не хочу! Твой муж в соседней комнате! Что ты творишь?
   Маша скользила губами по телу Скороспелова. Руками она немного оттянула ненавистные розовые штаны. У Скороспелова не получалось не возбуждаться.
   -Мой муж занят служанкой, а я пока займусь тобой.
   Денис был в ловушке он не знал, откуда у Виноградовой наручники. Это было и не важно
   Сейчас он больше опасался, что она достанет плётку или сосковые зажимы.
   Виноградова почувствовала, что Скороспелов готов. Гордая, вертикальная готовность, даже в состоянии сильного опьянения.
   Как дикая рысь, Маша запрыгнула на Дениса и приступила к активным движениям своего тазобедренного сустава. Она негромко стонала. Сегодня это не пугало Скороспелова. Он знал, что где-то в гараже или в ванной на первом служанка Нана стонет намного громче. А может быть, и нет.
   Хотя Денис Скороспелов был большим любителем ласк и всё потрогать, сейчас он даже не прикоснулся своей свободной рукой к телу Маши Виноградовой. Под неуравновешенной женщиной, прикованный наручниками... Время для Скороспелова тянулось медленно.
   Он облегчённо вздохнул, когда Виноградова, издав пронзительный стон, упала на него и принялась ласкать губами. Денис не кончил. Он даже не почувствовал приближения оргазма.
   -Бесподобно - прокомментировала произошедшее Виноградова и отстегнула руку Скороспелова.
   "Ага
   Охренеть как шикарно!"
   Денис со злобным выражением лица наблюдал, как Маша одевает с вой халат и выходит из комнаты. Скороспелов чуть привстал и потёр рукой оставшийся след от наручников.
   "Вот же бля...
   Меня изнасиловали нахрен!
   И я в розовых штанах и наручниках занимался сексом с замужней женщиной...
   >Ещё одна галочка в мой блокнот..."
  
  
  
  

Глава -14-

   Денис открыл глаза и проверил левую руку. След на ней не обрадовал. Это был не сон.
   Скороспелов встал и нагишом подошёл к зеркалу. Розовые штаны, каким-то волшебным образом исчезли с его ног. Женской футболки не было на полу. Очевидно, Нана снова затеяла стирку.
   Дверь в комнату распахнулась. Скороспелов обернулся и увидел через чур возбуждённую Машу. Она без слов подлетела к нему и поцеловала.
   -Я принесла тебе деньги за портрет, и ещё немного чаевых добавила... За дополнительные услуги! - Виноградова протянула Денису купюры - Как спалось?
   -Херово! - мрачно отозвался Денис, принимая деньги -Вчера ты пристегнула меня наручниками к кровати. И бурбон у твоего мужа палёный - меня блевать тянет!
   -Все жалобы на сегодня?
   -Нет! Где, чёрт возьми мои розовые штаны?
   -Ах, да! - Нана опять занимается стиркой - Я прикажу её, чтобы нашла для тебя что-нибудь другое.
   Виноградова выглядела сегодня ещё более сумасшедшей, и Дениса не покидало чувство, что она ещё что-нибудь выкинет. Ждать пришлось не долго.
   -На самом деле, я пришла сказать тебе кое-что... - Маша прижалась к Денису.
   -Ну так говори это мне, а не моему члену - Денис резко убрал руку Виноградовой подальше от своего друга.
   "Ещё отхватит себе кусок!"
   -Я собираюсь рассказать всё про нас мужу.
   "Всё хуже, чем я думал..."
   Виноградова снова бросилась на Дениса и впилась в него губами.
   -Я брошу его, к чёртовой матери! Я хочу сбежать с тобой!
   "Твою мать! Всё гораздо хуже, чем я думал!"
   -Ждать бессмысленно! Я сделаю это прямо сейчас. - Маша уверенно направилась совершать поступок, который заставил Дениса сматываться быстро.
   Подожди! Ты сбрендила что ли? - закричал Скороспелов, но в ответ получил только громко хлопнувшую дверь..
   "Совсем из ума выжила.
   Дура.
   Надо смываться."
   Скороспелов заметался по комнате.
   "Одевать нечего.
   Да."
   Он распахнул обе дверцы платяного шкафа, но там обнаружил только стопку постельного белья и своё ночное творение. Приоткрыв дверь комнаты, Скороспелов прислушался. На первом этаже зарождался скандал. Голос разъярённого Столетова дал понять, что Скороспелов опаздывал с побегом.
   "Вот же семейка кретинов, бля!"
   Денис схватил из шкафа простыни, выбор был невелик: или белая в оранжевый цветочек или тёмно зелёная с синими узорами. Вчерашний шарж он оставил на всеобщее обозрение в открытом платяном шкафу. Простыня полетела в низ из открытого окна. За ней, по водосточной трубе, которая находилась на углу коттеджа, с деньгами в зубах, Скороспелов спустился вниз. Голяком, с простынёй в одной руке руках и деньгами в другой, Денис со всех ног драпал по лужайке Столетова. Он подумал, что со стороны это выглядит очень забавно.
   "А если ещё и всю историю знать"
   Денис пулей пролетел мимо "синего дятла" и его распёрло на смех.
   Он сбавил темп, когда забежал в небольшой пролесок, который разделял участок Столетова и проезжую часть. Его никто не преследовал. Эдуарду Юрьевичу однозначно мешало бы пузо, а Маша Виноградова, скорее всего уже обнаружила семейный портрет. Охранника Столетова Денис так и не удосужился увидеть. Он накинул на себя простыню и ,аккуратно наступая на землю, вышел на дорогу. Неподалёку виднелась автобусная остановка, и Скороспелов быстро добрался до неё. На остановке ошивались две малолетние девочки. Они сидели на скамейке. Когда Скороспелов подошёл, они наградили его любопытными взглядами и тихо зашептались.
   -Стоп! Я понимаю, как всё это выглядит - сообщил им Скороспелов - но я не собираюсь распахивать перед вами эту простыню и показывать всякие страшные штуки.
   Девочки начали смеяться, но тем не менее Денис им не внушал доверия. Они решили переместится подальше.
   Такого конфуза Скороспелов давно не испытывал. Его чуть не выгнал из автобуса Ахмед-водитель, но наличные деньги убедили его отступить. Пассажиры тыкали в Дениса пальцам и посмеивались.
   -Что!? - не выдержал Скороспелов. - Меня пригласили сниматься в фильме про римлян!
   Отмазка прозвучала так себе. Он скорее ещё больше завела пассажиров. Они громко хохотали, а Денис мысленно просил Господа о дробовике. Господь, как всегда не услышал его молитвы. Худшее было впереди.
   "Купчино.
   Железнодорожная станция Купчино.
   Куча гопников, не-русских продавцов и просто не-русских.
   Целая куча людей ошивается тут: что-то покупают в торговом центре, ходят в местный кинотеатр.
   В метро - из метро.
   Туда - обратно."
   Бесплатный сеанс на короткометражку: "какой-то избитый, голый хрен в простыне" не стоил никому денег, но определённо всем понравился. "Кронверк синема" отдыхает. В узорной простыне, босиком от подземного перехода к трамвайной остановке, Денис прошёл под несколько вспышек цифровых фотоаппаратов, сопровождаемый направленными на него телефонами. Сейчас Скороспелов проклинал 21 век и научно-техническую революцию.
   "Ну что Скороспелов.
   Звездой Рунета станешь."
   25-й трамвай с грохотом докатил Скороспелова до проспекта Славы. Денис был готов расцеловать родной асфальт.
   -Я у вас ключ оставлял - Сообщил Скороспелов консьержке, которая удивлённо посмотрела на обмотанного в простыню молодого человека.
   -И да! Под этой простынёй ничего нет - добавил Денис - Поэтому мне очень нужно домой.
   Консьержка всегда проявляла излишнюю подозрительность к персоне Скороспелова. А Скороспелов над ней прикалывался и демонстрировал средний палец, если уж совсем достанет.
   -16-я значит... - пробубнила она, шарясь у себя на столе - Жалуются на вас соседи. Говорят, кричите там громко, ломаете и бьёте что-то.
   -Да шлите вы их! Буркнул Скороспелов, принимая ключ.
   -Эксгибиционист проклятый... - проворчала консьержка в след удаляющемуся Денису.
   "Дом, милый дом!"
   Скороспелов оглядел свой свинарник. Его не было здесь со времени драки с Антоном Деловредовым. В коридоре лежали деревяшки от сломанного столика и осколки вазы. На полу, местами, виднелись пятна крови, а посреди комнаты валялся раскиданный мусор.
   Скороспелов включил компьютер и запустил свой плей-лист. Под лихие мотивы Ac/Dc Денис, наконец-то, оделся в свою одежду и немного прибрал в квартире. На почтовом ящике мелькало уведомление о непрочитанных письмах. Денис проверил свой e-mail.
   Помимо спама килограмма, он обнаружил сообщение от Добровольцевой. Она вновь ожидала его сегодня у себя в клинике.
   "Удачно я появился.
   Прямиком к сеансу."
   Скороспелов позавтракал и привёл себя в порядок. По нему, всё ещё легко можно было определить, что его больно били. Денис попытался замазать синяки пудрой, которую нашёл в Олиных вещах. Это привело к тому, что он наелся пудры, закашлялся и умыл лицо.
   От нажатия педали газа Импала радостно заревела. С комфортом и музыкой группы The Kooks она донесла его до клиники Добровольцевой. Уже знакомая девочка в приёмной направила Скороспелова в десятый кабинет. Денис зашёл в него без стука. Добровольцева, удобно устроившись на двухместном диванчике, читала Шекспира.
   -Хороший выбор - Денис указал на книгу "Король Лир" в руках Саши - Король мёртв! Да здравствует король!
   Не могу читать современную художественную литературу - делая закладку в книге, сообщила Добровольцева.
   -Особенно отечественную - добавил Денис - Александра Маринина и Даша Донцова, как говном закидали наш книжный рынок.
   Скороспелов опустился на диван перед Сашей.
   -Господи! Что у тебя с лицом? - взволнованно спросила Саша, заметив следы ударов ненавистников Дениса Скороспелова.
   -Попытался сломать им кулак одного парня...- ответил Денис
   -Снова твой плоский юмор. Дай посмотрю. - Добровольцева протянула руки к лицу Скороспелова.
   -Я думал ты психотерапевт, а не травматолог. Может, всё-таки душой займёмся. Как будто я в бубен никогда не получал.
   -Мне казалось, твоей душой занимается трава и текила - игривая, ироничная интонация Добровольцевой порадовала Дениса.
   -Ну, уж точно не ты, несколько дней назад, в баре Персона.
   -А ты всё язвишь? Тебе вообще часто говорят, что ты козёл?
   -У меня даже напоминалка на телефоне стояла!
   -Я, между прочим, открылась тебе тем вечером. Теперь твоя очередь рассказать мне обо всём.
   -О чём?
   -Сам знаешь! Про то, от чего ты бежишь во все тяжкие. Возможно, тебе стоит рассказать мне о ней.
   Немножко побаливала голова. Совсем чуть-чуть грустновато. Эмоций не фонтан. Скороспелов впервые говорил с ней абсолютно трезвым. В последнее время произошло довольно много неприятных ситуаций.
   -Она зацепила меня своим острым языком. - неожиданно для себя, начал говорить Денис. - Он был таким, как в прямом, так и переносном смысле. Он, чёрт возьми, готов посылать словами людей в нокаут и имел остренькую треугольную форму. Когда он впервые очутился у меня во рту, голова пошла кругом, а ноги отказывались меня держать.
   Как вы встретились? - вставила вопрос Добровольцева.
   -Охо! Вот это была встреча. Вы просто не понимаете, это как, L.A. Guns повстречали Hollywood Roses, в баре, в Лос-Аджелесе.
   Добровольцева удивлённо подняла брови:
   -Вы встретились в баре в Лос-Аджелесе?
   -Нет! В Питере, на Финляндском.
   -Я ещё подумал тогда: "что за ужасная девочка!"...
   -Ты хочешь сказать, что ты влюбились не во внешность? В язык?
   -Не перебивай. Я влюбился в то, что я услышал...
   -И что же это было?
   -Это просто был её голос. Он звучал, как приятная музыка, а я стоял и пытался подобрать слова. Для меня это не составило труда, и мы спелись. Я даю несколько аккордов, а она завершает партию. Я мысленно заряжаю романтический соляк, а она невпопад поёт про Сида и Нэнси. Всё вокруг тонула в беспредельной суете, а мы, выключив телефоны, прятались от урбана в Михайловском саду. Весеннее небо было заполнено зимними тучами, а мы рисовали на земле солнышко на, закиданных окурками и бутылками дорожках Парка Победы. Мы проводили вместе очень много времени, но и этого порой казалось мало. У нас появилось множество наших тем. Мы читали желания в глазах друг друга, а потом оглашали их в слух.
   Денис замолчал и посмотрел в окно. Через него был виден другой корпус клиники. В нём содержались пациенты, которых пришлось изолировать от общества. Их накачивали галопередолом и привязывали ночью к кровати. Денис почему-то представил себя в смирительной рубашке и поморщил нос.
   -Как долго вы были вместе? - растроганная красочными описаниями, Добровольцева спешила узнать как можно больше от Скороспелова.
   -Достаточно долго, чтобы привыкнуть к ней так сильно, как героинщик привыкает к дозе. Подсадила на себя...Тёплые фразы, нежные прикосновения! Внезапные проникновения в моё ухо в вагоне метро. Стимулирования моего члена на среднем ряду в кинотеатре. Тонкий сценарий! Всё что нужно делать для того, чтобы я покорно следовал за ней.
   -Звучит так, как будто она просто всегда играла с тобой?
   -Дело в том, что мы не можем заглянуть внутрь человека. Не можем увидеть истинный смысл его поступков и побуждений. Как ценитель искусства не можем прочитать весь смысл и замысел картины, нарисованной художником.
   -Ты же вроде говорил, что видел её насквозь.
   -Я никогда не видел её насквозь. Она была быстрой машиной и держала свой двигатель в чистоте. Она успешно прятала свою грязь на страницах своего дневника.
   -Она вела дневник?
   -Куда записывала о своём отменном сексе с каким-то ублюдком, а потом клала свою голову ко мне на грудь.
   Добровольцева нахмурилась и спросила:
   -Надо полагать сейчас она с этим ублюдком?
   -Вовсе нет! Прошло уже почти две недели, как она умерла...
   -Господи! Воскликнула Добровольцева и поспешила крепко сжать руку Дениса. - Как это произошло?
   -Она покончила с собой, док. Ничего не сказала мне, и нажралась снотворного. Всё это я узнал из её проклятой тетради! Она говорила ей больше чем мне.
   Скороспелов освободился от успокаивающей хватки Добровольцевой. Он закрыл лицо руками. Ему больше не хотелось говорить.
   -Доверься ей, она поможет тебе. - сказала Оля, стоявшая за спиной Дениса.
   -Ты можешь мне доверять. - произнесла Саша.
   -К чёрту! Всё что я хочу - это пойти гульнуть хорошенько. Ты со мной?
   -Нет. Так не пойдёт!
   -Я пойду... - Скороспелов убрал руки от лица. Он встал с дивана и проследовал к двери.
   -И даже после всего, ты ведь её сильно любишь?
   На пороге Денис обернулся и пристально посмотрел на своего психотерапевта:
   -Надеюсь, что она горит в аду.
  

***

  
  
   Домой, Скороспелов возвращался через центр. Ему захотелось застрять в пробке и простоять там до поздней ночи, слушая джаз и пуская кольца дыма.
   "Какой бы там диплом у неё ни был, она всё равно не сможет мне помочь.
   Поговорил я с ней.
   И что?
Всё без изменений.
   Количество проблем - много.
   Душевное состояние - измученное.
   Физическое состояние - избит.
   Финансовое состояние - бомж."
   Сумерки окутали Южное Гетто. Гдё-то в квартире приглушённо играл звонок домашнего телефона. Скороспелов сто лет им не пользовался. Входящих звонков тоже не поступало. Денису пришлось перерыть всю комнату в поисках телефонной трубки.
   Кому там ещё!? - завопил Скороспелов в телефон, который чуть не вылетел у него из рук.
   Из трубки донеслись хрипящие звуки вперемешку с голосом Александра Островского:
   -Где тебя носило, чёрт возьми?
   -Я был у своего психотерапевта. Ты сам настаивал на моём душевном лечении. Оно ещё и за твой счёт...Вот, пользуюсь.
   -Я прекращаю его оплачивать, говнюк! А теперь скажи мне откровенно, без этих твоих штучек: во что ты снова влез, мать твою?
   Голос Островского звучал напряжённо, даже немного взволнованно.
   -Да что случилось-то? - взревел Денис.
   -Громилы Столетова заявились сегодня в нашу галерею. Искали тебя.
   -Дерьмо! - Скороспелов ударил кулаком по столу - Жиртрест проклятый! Надеюсь ты не сказал им, где меня можно найти.
   -Меня не было в галерее - Островский сделал паузу и тяжело вздохнул - Они наткнулись на Настю. Она готовила там завтрашнюю выставку.
   -Дьявол! Они не сильно напугали её? Она в порядке?
   -Скороспелов, они избили мою дочь...
  
  

Глава -15-

   Это всё происходило на высокой скорости. Скороспелов не любил её. Но, тем не менее, он охотно поглотил начерченные для него дорожки. Шмыгая носом, Денис подкинул пару купюр ребятам в парадной. Четыре дорожки амфетамина самый веский повод для того, чтобы давить на педаль газа. Расширенный зрак, скрипучая челюсть - Денис хотел как можно скорее добраться до больницы. Он очень нервничал из-за Насти и был взбешён. Он представлял, как вспарывает толстое брюхо Столетова. От этих мыслей становилось немного легче.
   Какая-то ускоренная долбёжка в колонках. Вытянутая рука на остановке.
   -Куда? - спросил Скороспелов, через открытое окно.
   -Площадь Восстания! - ответила Оля.
   -Прыгай.
   В зеленом вечернем платье, зеленоглазка с каштановыми волосами выглядела великолепно.
   -Что за хрень у тебя играет? - спросила Оля, перебирая CD-диски.
   -Поменяй - отозвался Денис.
   Оля взяла два диска на выбор и предложила Скороспелову Guns n Roses или Skid Row.
   Денис указал на Ганзов.
   -Что у тебя на Восстания? - спросил Денис, меняя диск с музыкой.
   -Red Club.
   -Шутишь? Вечеринка для призраков.
   -Она самая. Наверняка покойные рок звёзды придут. Может, подцеплю Курта Кобейна.
   "With the lights out, its less dangerous
Here we are now, entertain us
I feel stupid and contagious
Here we are now, entertain us
   A mulatto
An albino
A mosquito
My libido " - в один голос прокричали припев известной песни Оля и Денис.
   -Е-е-е! - Оля запустила руку в лохматую голову Скороспелова и немного потрепала его волосы.
   -Ты хочешь, чтобы я горела в аду?
   Денис дёрнул головой в сторону от Олиной руки.
   -Я сам там гореть буду - сказал он.
   -Люцифер просил передать, что он тебя лично драть будет - угрожающим тоном поведала Оля.
   -Какая честь. - Денис гордо задрал голову.
   -Наркотики, алкоголь, ругань. Несовершеннолетние девочки. - грешник ты, Денис.
   -Чья бы корова? - Скороспелов недовольно покосился на Олю.
   -Все мы делаем ошибки...
   -Но суицид их не исправляет.
   Оля не ответила. Денис тоже молчал. Ганзы глушили скрип его зубов:
   "Don't you cry tonight! There is a heaven above you baby! Don't you cry tonight!"
   Денис остановил на Восстания.
   -Не гони сильно...- заботливо попросила Оля, вылезая из Импалы.
   -Тебя забыл спросить, женщина! - огрызнулся Денис и дал по газам.
   Импала с колёсным визгом сорвалась с места.
  
  

***

  
   В душной приёмной больницы Скороспелов ждал информации о местонахождении Анастасии Островской. Когда он узнал номер палаты, пулей взлетел по лестнице, не дожидаясь лифта.
   В травматологическом отделении, как ни странно было мало пациентов. Денис заглянул в палату, и его сердце сильно сжалось. Он упал на колени у Настиной кровати и, крепко сжав её руку, принялся покрывать её пальчики поцелуями. На милом Настином личике было поставлено несколько синяков. На плече красовалось несколько красных ссадин, а на руке были следы от пальцев.
   -Они искали тебя - тяжёло простонала - Я ничего им не сказала.
   -Я знаю, солнышко! Прости! Прости! - Скороспелов прижал её руку к своему лбу.
   -Они не тронули тебя там...- Скороспелов провёл рукой, по одеялу, чуть ниже Настиного живота.
   -Нет! Только побили.
   -Ахуенные мужики! Избить беззащитную девочку! Они трупы, сука! - кричал Денис - Убью скотов!
   -Отец уже всем занимается. Он в милиции, говорит с каким-то начальником.- Настя взволнованно посмотрела на Дениса и добавила - Ты не справился бы с ними. Скороспелов, эти быки сломали бы тебя трижды. Но я им ничего не сказала...Они тебя не найдут.
   Скороспелов знал, что это не так. Иначе, громилы Столетова не стали бы бить Настю. Им нужно было выманить Дениса. Они ждали его где-то здесь. Возможно, уже заметили его, когда он подъезжал к больнице. Скороспелов не стал говорить это Насте. Ему не хотелось её волновать. Одной рукой он нежно гладил её по волосам, а другой крепко сжимал её руку.
   -Тебе не нужно здесь сидеть - нарушила молчание Настя - Тебе нужно домой. Подготовится к завтрашней выставке. "Extravagant Arts", Скороспелов. Сюда снова прилетят твои француженки, но на этот раз с мамочкой. Видимо девочки убедили её в том, что на тебя стоит посмотреть. Тебе нужно представить новую картину. Произвести впечатление.
   "Произвёл уже"
   Скороспелов подумал о 17-летней девочке.
   -Твоя картина? - Настя чуть приподнялась на подушке. - Ты уже закончил её?
   -Нуууу...да! - Скороспелов замялся, вспоминая пустой холст на мольберте в углу своей комнаты.
   -Ты ведь даже не начинал... - отчаянно пробубнила Настя.
   -Всё будет! - Скороспелов поцеловал её в лоб.
   -Ради меня! - взмолилась Настя - Поезжай домой. Нарисуй картину.
   -Хорошо - прошептал Денис и поцеловал её ещё раз.
  
   Скороспелов вышел из больницы. Закурив сигарету, он огляделся по сторонам. На стоянке, рядом с Импалой было много машин. Но никаких признаков громил или слежки. Скороспелов не знал, посланных за ним в лицо. Это был огромный минус, потому что они, скорее всего, знали, как выглядит Денис. Он сел в Импалу и выехал со стоянки. На дороге, он посмотрел в зеркало заднего вида. Свет ксенона бил в окно Импалы. Прямо за ним следовала чёрный, тонированы Land Rover. Денис прибавил скорости. Ровер не отставал.
   "Добрый вечер!
   Пасут, сволочи"
   Впереди предстоял перекрёсток. Зелёный свет светофора уже мигал. Скороспелов вдавил педаль в пол. Импала с рёвом пролетела перекрёсток. С права и с лева послышались гудки клаксона.
   Скороспелов гнал, как угорелый. На спидометре было за 90, когда за очередным перекрёстком на дорогу выпрыгнул сотрудник ДПС. Своим волшебным жезлом он остановил Импалу.
   "Блять!"
   Скороспелов съехал на обочину и посмотрел в зеркало.
   "Болты - жесть!"
   Чёрный зрачок Скороспелова полностью закрывал его серо-зелёный цвет его глаз. Скороспелов стукнул себе в челюсть и открыл левое окно, чтобы протянуть гаишнику документы.
   -Куда летишь? - поинтересовался гаец, проверяя бумаги.
   В Купчино - Скороспелов не показывал своих глаз.
   Гаишник достал маленький фонарик. Немного нагнувшись вперёд, он посветил им в лицо Дениса.
   -А чё с глазами? - рявкнул он.
   -Больной я! - выдавил Скороспелов - зрение плохое. Скороспелов хорошенько проморгался.
   -В правах написано. - добавил он.
   Гаишник ещё раз заглянул в документы. К сожалению, зрение Дениса Скороспелова, было действительно хуже некуда. Об этом упоминалось в графе "особые отметки".
   По отрезку дороги, в возможной видимости Скороспелова шёл поток машин. Довольный Денис, проводил взглядом чёрный Land Rover. В очках за руль садится надо, может тогда, скорость превышать перестанешь.
   Гаишник оформил протокол. Скороспелов попал на 300 рублей. Проклиная ДПС и гаишников, он снова выбрался на проезжую часть. В окно открытое окно полетел выписанный штраф и копия протокола.
   Напряжение немного спало. На очередном светофоре Денис посмотрел на лево. К нему вновь присоединился Ровер.
   "Твою ж мать!
   Где-то значит подсели и переждали, гавнюки!
   Надо что-то с эти делать..."
   Land Rover яростно проревел. И снова зелёный. Ровер и Импала сорвались с места. Они ехали вровень. Скороспелов пытался оторваться. Ровер периодически шугал его, прижимая вправо. Денис чувствовал, что дело кончится жопой.
   На большой скорости, в быстром темпе...Они домчались до дома Дениса.
   Скороспелов припарковал Импалу во дворе.
   "Быть может, в бардаке есть что-нибудь вроде кастета?
Бля.
   Нету.
   Зато у меня есть пустая бутылка.
   Главное это повалить, а там уже ногами запинаем!"
   Скороспелов сглотнул. Сердце колотилось. Волнение, слишком медленная тема для амфетамина. Он крепко сжимал в руке пустую бутылку из под пива. Land Rover продефилировал перед Импалой, и встал немного впереди.
   "Ладно.
   Понеслась!"
   Скороспелов выдохнул и выскочил из машины. Он быстрыми шагами направлялся к Роверу.
   "Я зол.
   Эти сволочи избили Настю!
   О её лице мне надо сейчас думать!"
   Дверь Land Rovera распахнулась. Денис замахнулся бутылкой.
   -Скороспелов! Спятил!? - перепуганный сосед Дениса и владелец чёрного Ровера, отскочил в сторону. Его звали Серый, но Скороспелов этого не помнил. - Я на дороге тебя заметил. Погоняться хотел!
   -Блин! Прости! - извинился Денис, опуская бутылку. - Попутал я.
   -Псих! - Сосед хлопнул дверью машины, и, пикнув сигналкой, пошёл к парадной.
   Как только он исчез за углом, кто-то сзади обхватил руками шею Скороспелова.
   Его душили. Денис попытался вырваться, но его ноги резко оторвались от земли. Пивная бутылка выпала из руки и разбилась об асфальт. Он болтался в воздухе, задыхаясь от мощного давления чьих-то больших пальцев. В глазах постепенно темнело.
   "Вот значит, как для меня всё закончится...
   Сильный, гад.
   Аж от земли меня оторвал!
   И душит грамотно.
   Мне пиздец."
   Яркие фары, заехавшей во двор машины, осветили место преступления. Хватка ослабла, и Скороспелов упал на колени. Он жадно глотал воздух. Схватившись за своё горло.
   Он обернулся, но увидел только тень, мелькнувшую за домом.
   Рядом с ним притормозил милицейский уазик.
   -Всё нормально, парень? - поинтересовался мент через открытое окно.
   -Отлично! - Скороспелов указал за дом. - какой-то псих пытался меня задушить.
   Старлей за рулём кивнул. Он успел заметить нападавшего. Уазик тронулся.
   "Ну, хоть раз в жизни вовремя появились!
   Уёбки..."
   Денис вошёл в квартиру. Его ещё немного колбасило от скорости и прилива адреналина. Его чуть не задушили. Следовательно, Столетов заказал летальный исход. Не самое хорошее развитие событий. Тем более, всё произошло только из-за ополоумевшей Маши Виноградовой.
   Пустой холст стоял в углу комнаты. Денис махнул рукой и открыл все окна своей квартиры. В помещении было душно, поэтому Скороспелов разделся и выпил холодного лимонада.
   "Завтра важная выставка.
   Но для меня ничего уже не важно.
   Француженки...
   Островский...
   Виноградова...
   Столетов...
   Меня чуть не прикончили только что.
   Я так устал.
   Я просто хочу забыться долгим сном."
   Он повалился на свою кровать. На улице, где-то в районе казино Слава кричали какие-то гопники. Там вроде была драка. Были слышны женские визги и звон разбивающегося стекла.
   Скороспелову было не уснуть.
   Он повернулся навзничь и уставился в потолок:
   -Раз Купчага...два Купчага...
  

Глава -16-

  
  
   Звон церковных колоколов разбудил Дениса. Глотнув немного прокисшего сока из упаковки, рядом с кроватью, он ощутил на себе всю поганость этого утра... Звон, эхом разносился по близлежащей местности. Скороспелов посмотрел в окно. Паства, подобно стаду, покорно следовала в божий дом.
   "Как же они меня задолбали!"
   Скороспелов плюнул в окно. Он собирался идти в душ, когда в глаза бросился мольберт с холстом. Он всё так же стоял в углу комнаты. Но он уже не был пустым.
   "Какого чёрта!?"
   Скороспелов подошёл ближе и внимательно вгляделся в изображения. Он мгновенно проникся его сутью и творческой затеей, хотя видел творение в первый раз. Новое изображение в его стиле, теперь стояло в углу комнаты, рядом с портретом голых француженок, накрытых тканью.
   Художественные принадлежности Скороспелова были раскиданы по всей комнате. Снова невымытые кисточки. Вылитые на пол, акриловые краски. Руки, испачканные в них. Страницы из Олиного дневника, раскиданные по всей квартире.
   "Что произошло этой ночью?
   Занятный провал в памяти..."
   Картина, была не совсем закончена. Денис, мгновенно наметил несколько мелких недочётов, на парочку мазков кисти. Но в целом, всё выглядело...
   "Потрясающее изображение...
   Великолепное исполнение...
   Эта девушка...
   У неё огонь на голове.
   Язык, подобен змеиному.
   У неё глаза волчицы.
   Она поражает. Её образ пленяет.
   Своими когтями гарпии, она держит простого парня над полыхающей пропастью беспредельного депрессняка... Над кипящей лавой боли и бесконечных страданий. "
   Скороспелов мог нарисовать подобное только под очень сильным впечатлением и, разрывающем его, вдохновением. Парочка стопок текилы или виски. Сумасшедший секс с Олей. Всё это раньше могло помочь ему. Но он уже 2 недели не испытывал ничего подобного. С тех пор, как Оли не стало.
   -Мы нарисовали её вместе - прошептала Денису на ухо Оля, любуясь новым творением.
   -Я ничего не помню - Денис потёр глаза.
   -Тех француженок тоже рисовали мы. Всё как в былые времена. Ты творишь - я вдохновляю.
   -Былые времена не вернуть... Ты мне не нужна.
   -Нужна. И ты это знаешь. Ты не сможешь без меня. Смотри, у нас получилось! - Оля провела рукой по картине - Всё это сделали мы. Чёткая детализация. Аккуратные мазки.
   Всё это твой стиль. Так, как ты умеешь.
   Денис накрыл новую картину тканью. В голове творился бардак. Физическое состояние видело и лучшее времена. Побаливала печень, и что-то внутри тянуло убиться, какой-нибудь дрянью снова.
   Скороспелов принял душ и позавтракал. Утро, пока не покидало Юг. Времени до выставки оставалось ещё много. Скороспелов вышел из квартиры и поднялся на два этажа выше.
   Железную дверь без номера открыл худенький небритый мужик с дредами.
   -Алоха, Скороспелов! - поприветствовал он.
   -Алоха, бро! - Денис пожал его руку. - Покурить бы чего, маленько.
   Он пригласил Скороспелова войти. Денис уже бывал здесь много раз. Запах зелёных кустов присутствовал в каждом уголку этой квартиры. На гидропонных установках крепли ветви с листочками и шишками. Две комнаты квартиры были в кустах. Хозяин полностью жил в них. Помимо того, что он всё время находился под воздействием своего товара, он ещё любил прятаться в этих кустах. Где-то среди них, в одной из комнат стояло кресло с телевизором напротив, где мужик в дредах любил зависнуть в Xbox. Книжная полка с кресло-кроватью находилась в другой комнате. Он даже спал в своих шишках. Сладкий туман никогда не покидал его сознания.
   Кухня была единственным местом, где не росло кустов. Маленькое помещение, где имелись кухонные и бытовые необходимости, больше напоминало склад огородника.
   Целая гора удобрений и всевозможных предметов для ухода за кустиками присутствовали в каждом углу.
   -Есть для тебя кое-что. - хозяин пробрался сквозь свои кусты и уселся на кресло рядом с книжным шкафом.
   -Надо полагать не шишки. - Скороспелов проследовал за ним.
   -Нет, не они. - он достал с полки книгу "Страх и ненависть в Лас-Вегасе" Хантера Томпсона и, открыв её, достал пакетик с содержимым на пару косяков.
   Скороспелов оценил товар. Это была травка. Через чур тёмно-зелёная, и Денис даже открыл пакетик, чтобы понюхать.
   "Запах странный..."
   -Осторожнее с этой штуковиной, Скороспелов. Она может выбить тебя из колеи. - предупредил хозяин квартиры, закрывая за Денисом железную дверь.
   -Удачи в торговле! - пожелал Скороспелов - Берегись милиции.
   -Но пасаран! - отозвался мужичок в дредах, демонстрируя из-за полузакрытой двери свой кулак.
   Скороспелов раскумарился. В четырёх стенах своей комнаты он взорвал сразу две ракеты. Дым заполнял помещение. Он медленно струился, проявляясь в лучах солнца. Майская погода за окном щедро делилась ярким светилом и теплом.
   "I`m gonna sending to out of space - to find another race..."
   Голова наполнилась тяжестью. Взгляд на вещи поменялся. Абстрактное мышление относительно реальности и 4-х мерное в богатом сознании Дениса Скороспелова.
   Скороспелов снова посмотрел на церковь. Там проходила служба.
   "Старые бабушки во всю бьют челом.
   Бородатые дядьки стимулируют их ладаном..."
   Скороспелов отправился на кухню, чтобы попить. Он посмотрел на мир из другого окна.
   "Слава.
   Казино, клуб, кинотеатр.
   Хм...и суши бар.
   Похоть, алчность, азартные игры...чревоугодие...
   И всё это в ста метрах от дома божьего.
   Удачно я расположился...
   Добавляю разврата этой церкви с другой стороны дороги..."
   Звонок.
   "Как всегда внезапен, домашний телефон."
   -Готов к выставке? - спросила Настя, поприветствовав Скороспелова.
   -Всегда готов! - отозвался Денис, подсаженным голосом. - Ты сейчас где?
   -Пока в больнице. Выписываться собираюсь. Скоро надо будет ехать в галерею.
   -Ты точно готова?
   -Всего лишь пара синяков. - по Настиной интонации можно было определить расстройство. - Замажу их макияжем.
   Скороспелов всё ещё испытывал чувство глубочайшей вины за произошедшее с Настей. Ему было не по себе.
   -Чего бы ты сейчас хотела больше всего? - внезапно спросил Денис.
   -О чём ты? - удивилась Настя.
   -Любое желание. Просто скажи мне.
   -Нуууу... - Настя явно не ожидала подобного вопроса от Скороспелова. - Погода сегодня замечательная. Всё бы отдала за то, чтобы прокатится по набережной в машине с откидным верхом.
   -Нет проблем! - воскликнул Денис. - Я заеду за тобой через пару часов. Жди меня в больнице. Я скоро.
   -Скороспелов, ты что там, автосалон ограбить решил? - взволнованно спросила Настя.
   -Доверься мне...
   -Будь осторожен...
   Скороспелов повесил трубку. Голова как поролон. Туман в лёгких. Неадекватный Денис схватил картину, накрытую тканью из угла своей комнаты, и проследовал в коридор. Там, из шкафчика в стене, где лежало много всякого хлама, он достал болгарку, удлинитель, средних размеров кувалду и строительные очки.
   Он в темпе спустился с этими вещами во двор. Импалу пришлось подогнать поближе к парадной и опустить все окна. На вопрос консьержки: "Что вы собираетесь делать?", Скороспелов продемонстрировал средний палец руки и подключил удлинитель к розетке рядом с её коморкой.
   Денис стоял напротив своей машины с болгаркой в руках. Он пару раз нажал кнопку, чтобы инструмент издала визжащий звук, и надвинул на глаза строительные очки.
   "Let's rock!"
   Скороспелов начал сзади, от начала багажника. Болгарка с рёвом впивалась в метал. Во все стороны летели искры. Процесс шёл не легко, чёрное железо давалось с трудом. Работа требовала ювелирной точности, поэтому Скороспелов периодически прерывался на перекур, чтобы прикинуть дальнейшие действия. Весь этот эксперимент привлёк внимание соседей. Они выглядывали из окон и таращились на Дениса. Некоторые были просто удивлены, а кто-то недовольно кричал, жалуясь на шум инструмента.
   Скороспелов снова устроил шоу. Проходившие мимо люди, тоже косились на него. Некоторые даже ненадолго останавливались, чтобы понаблюдать за процессом.
   Закончив с задней частью, Скороспелов взялся за перед. Он аккуратно, но не без запарок, срезал укрепления у лобового стекла.
   Крыша - долой! Теперь она лежала на сером асфальте, позади Импалы. Денис поднял задние окна. Затем он взял кувалду и по очереди, двумя мощными ударами, вынес оба стекла.
   Места разрезов блестели светлыми линиями на чёрной Импале. В салоне машины, на заднем сидении лежали осколки стекла. Закуривая очередную сигарету, Денис осмотрел свой кабриолет. Он убрал инструменты в багажник и взгромоздил накрытую картину на заднее сидение.
   Скороспелов сел за руль. Майское солнышко било в лицо, а ветерок щекотал его лохматую голову. Он повернул ключ зажигания.
   "На страт!
   Внимание..."
  
  

***

  
   "They call her Sunshine
   The kind that everybody know. Yeah! Yeah!" - звучали слова из чёрной Импалы без верха. Настины волосы развивались на ветру. Она подпевала Стиву Тайлеру. Ее, конечно, шокировало то, что сделал Скороспелов. Она даже не знала всех последствий этого поступка. По документам - это была уже не та машина. Про техосмотр можно было вообще забыть.
   Скороспелов не сообщил ей этих подробностей, но она всё равно кричала на него и причитала как монашка. Она ругалась за срезанную крышу и выбитые стёкла, осколки которых лежали на заднем сидении. Денис знал, как успокоить её. Скорость за 90, Aerosmith и Настя словила незабываемые ощущения от поездки на кабриолете.
   "Sunshine!
   She finer than a painted rose. Yeah! Yeah!"
   У галереи их встретило множество машин на стоянке и вывеска "Welcome, Extravagant Arts!". Денис приметил БМВ Миши Пивоварова, из чего сделал вывод, что Миша и Вик тоже решили посетить выставку. В галерее было шумно. Снова официальная одежда вокруг, звон бокалов с шипучкой.
   "Долбанный пафос!"
   Скороспелов поморщил нос. С накрытой картиной в руках, он продирался сквозь толпу. Он заметил Птицу. Она пришла с подругой. Денис быстро спрятался за спинами, чтобы не встречаться с ней.
   -Скороспелов! Эй! - Денис услышал голос Вика. Он подлетел к нему и протянул бокал виски.
   -Привет, мужик! - Денис принял бокал и опрокинул содержимое в себя.
   -Ты где был все эти дни? Я не мог до тебя дозвониться! Что с твоим телефоном?
   -Потом, дружище! Всё потом! - Скороспелов похлопал Вика по плечу и устремился во второй зал. Там была установлена сцена. Акустическая система, микрофон - Островский ничего не упустил. Участники выставки уже присутствовали рядом со сценой, с которой в скором времени им предстояло демонстрировать свои картины. Пауло и Никет, бледный Андрей Задорожный со своими длинными волосами, собранными в пучок. Островский находился там же, с француженками. Катрин и Натали, увидев Дениса, заулыбались во весь рот. Сейчас, меж двух сестричек, стояла высокая шатенка. Лет ей было около 40, и её внешность приятно сочетала в себе черты француженок, с которыми Денис имел удовольствие развлекаться несколько дней назад. Мамочка, в отличии от своих дочерей, была строго прикинута. Чёрный костюм, брюки, белая блузка. Катрин и Натали, заметно позволили себе больше. Их откровенные декольте, принесли тесноты в штаны Скороспелова. Рядом с троицей француженок и Островским ошивался какой-то парень. Подойдя чуть ближе, Денис понял, что паренёк выполняет функцию переводчика. Теперь Островский мог спокойно общаться с зарубежными гостями.
   -Скороспелов здесь! - объявил Александр Валерьевич и, пожимая руку Дениса, чуть дёрнул его к себе и прошипел ему на ухо - Я с тобой позже разберусь, сучёнок.
   Денис недовольно покосился на Островского и представился французской мамочке. Затем он незаметно ущипнул Натали за зад.
   Госпожа Нина, не заметила столь откровенного жеста Скороспелова в адрес её несовершеннолетней дочки. Ему даже показалось, что он понравился маме.
   "Скорее всего, сестрички напели любимой мамочке о том, какой я талантливый художник."
   Даже если Скороспелов был прав - симпатия длилась не долго.
   Денис установил свою картину на мольберт. По правилам, художники не показывали никому своих творений, до начала презентации.
   Островский поднялся на сцену и взял микрофон.
   -Прошу внимания - голос Островского разнёсся по двум залам. Акустика здесь была отменная. - Для начала, я бы хотел поприветствовать наших зарубежных гостей из Франции: Мисс Ляфлёр и её великолепные дочери Катрин и Натали.
   Островский ладонью указал на трёх французских особ, которые стояли впереди всей толпы. По залу пронеслась волна хлопков.
   -Я хочу поблагодарить вас всех за то, что пришли посмотреть на наших юных художников. Итак, я объявляю эту выставку для Extravagant Arts открытой!
   В зале снова зазвучали аплодисменты. Скороспелов услышал крики Вика и Птицы, но не мог разглядеть их в толпе. Он стоял пред ступеньками на сцену, рядом с ПаулоНикетом и Задорожным. Каждый художник рядом со своей картиной. Пауло и Никет перешептывались, держась за руки. Задорожный молча смотрел в пол. К Денису подошла Настя. Она без слов взяла его руку, продолжая следить за происходящим на сцене.
   -Я с гордостью представляю вам Пауло и Никета! - заголосил Островский.
   "С гордостью, блять!"
   Зал поприветствовал геев аплодисментами.
   "И чему вы хлопаете!?
   Сосите член!
   Долбитесь в задницу!
   Вперёд, гомосеки!"
   Пауло и Никет, подхватив свою картину, подобно двум девочкам на выпускном, выскочили на сцену.
   -Андрей Задорожный! - снова раздался голос Островского.
   Невзрачный гот, бледный, как соответствующий лесной гриб, протёк на сцену, взяв с собой свой рисунок.
   -И Денис Скороспелов! - завершил Островский.
   Настя крепко сжала руку Дениса и чуть подтолкнула его.
   Скороспелов знатно обдолбался. Только сейчас он почувствовал, как же ему лень передвигать ногами. Помутнение и рябь в глазах. Казалось, что его мозги окутали струйки дыма из тех, утренних косяков. Во рту пересохло. Волнение отсутствовало внутри Дениса. Лишь только усталость организма, рыдающая душа и перепутанные мысли сопровождали каждый шаг вверх по ступенькам.
   Хлопки ладоней эхом раздавались в ушах Скороспелова. Со своим накрытым мольбертом, он поднялся на сцену. Теперь он мог видеть весь зал. Целую кучу народа, вспышки фотоаппаратов, Сашу Добровольцеву, которая тоже пришла на выставку, и находилась достаточно близко к сцене.
   "Выпить хочется...
   И покурить...
   Задолбали хлопать уже!
   И так башка болит!"
   -Кто поедет во Францию этим летом? Кто получит счастливый билет от "Extravagant arts"? Три картины! Три художника...
   "Двоих геев посчитали за одного.
   Молодец, Островский!
   Заткнись уже!
   Ближе к делу..."
   -Начнём с Пауло и Никета!
   "Что я вижу...
   Парочка геев срывают ткань со своего...
   Хмм...
   Что я вижу!?
   Не ужели на ней два парня, до боли похожие на этих гомосеков - "художников".
   По пояс голые.
   Скованны наручниками!
   Нет, это даже не наручники...
   Это какие-то пидорские наручники.
   Они заметно приукрасили свои тела на этой картине.
   Я, конечно, не знаю как там всё на самом деле.
   Но на данный момент, я могу сравнивать.
   И о чём я, чёрт возьми, думаю!?
   Господь! Что я вижу перед собой!?
Все великие точно протошнильсь бы...
   И вот меня тоже что-то тянет. "
   Зал аплодировал. Некоторые из присутствующих что-то активно обсуждали в процессе хлопков. Аплодисменты начали чуть стихать. Островский, придурковато улыбался и молчал в свой микрофон. Скороспелов не мог не воспользоваться недолгим моментом, когда они стихли, и в зале воцарилась тишина.
   -Да вы издеваетесь... - протянул он и издал ехидный смешок.
   -Скороспелов, мы все знаем, что ты у нас весь из себя критик! Но у нас здесь Дом Искусства, а не какой-нибудь там, бордель! - Островский сказал это не в микрофон.
   "Сравнение, заебись!"
   Ближайшие ряды, которые смогли слышать его и приступили к хлопанью. Хотя, переводчик француженок активно постарался, несовершеннолетняя Натали не прохлопала в ладоши. В отличии от сестры и мамочки.
   "Ну, хоть 17 летняя малышка Натали на моей стороне!
   Смотрит на меня...
   Улыбается.
   Наверное, она просто хочет секса..."
   -Пора бы уже привыкнуть. - добавил Островский, почему-то уже в микрофон.
   "А, по-моему, пора бить кому-то ебальник."
   -Очередь Андрея Задорожного, любителя готической мрачности...
   "Готической мрачности
   Боже мой..."
   -Талантливый молодой человек... - продолжал расписывать Задорожного Александр Валерьевич.
   Задорожный, не дожидаясь окончания трёпа, стянул с картины ткань
   "Молодец, дитя ночи!
   Картина тоже ничего...
   Как обычно - мрак.
   Но эта девушка, вся в летучих мышах...
   Выглядит внушительно.
   Придал эффект лунного света...
   Хотя луны не видно.
   Всё это на фоне какого-то...замка...
   Ёлки, что ж ты там намалевал-то."
   Скороспелову даже понравилось. Вот его бы он отправил во Францию.
   "Отличный! Талантливый парень.
   Но, Санкт - Петербург слишком тесный для двух талантливых парней.
   Ведь, у художника нет в мире отечества, кроме Парижа...
   Пускай катится во Францию!
   HIMофил..."
   Зал поаплодировал Задорожному. Скороспелов удостоил гота своими аплодисментами. Задорожный даже немножко поклонился.
   -Друзья оставьте немного аплодисментов для нашего неугомонного Скороспелова! - потребовал в микрофон Островский.
   Скороспелов потянул за краешек ткани. Она скользнула вниз, обнажив рисунок.
   Две молодых девушки на картине играли ручками с обнажёнными телами друг друга. Причём ещё там, где тепло и влажно. Усталый взгляд Дениса Скороспелова переменился на удивлённый. Китайская татушечка Натали, чуть выше левой ягодицы был детально прорисован. До мелочей, Денис повторил то, что видел. По отличительной детализации, французская мамочка без труда узнала родных дочерей.
   В этот момент мисс ЛяФлёр сменила в се последние симпатии к Денису Скороспелову, на что-то не очень хорошее...А французские сестрички определённо неожидали подобного жеста со стороны Дениса. Их шокировал такой поворот. Так как даже люди из первых рядов узнали в них натурщиц.
   Скороспелов мог слышать, как они получают дозу французских... скорее всего, ругательств...Скороспелов понял это по интонации мисс Нины. Сами сёстры молча принимали удар.
   "Хм...
   Даже старшенькая не возражает маме.
   Быть может, меня ещё кастрируют!?"
   Островский побледнел как Задорожный. Скороспелов чувствовал желание босса его задушить. Денис был удивлён больше всех. По причине безумной травы, которой поделился с ним "сосед сверху", схватил из угла не ту картину.
   "Вообще вкуснейших косяков натравил.
   Отрезал голову своей девочке.
   Честь дам подорвал.
   Подарил путёвку во Францию Андрею Задорожному
   Бля, что ж вечером то делать?"
   Зал не смотря ни на что, взрывался аплодисментами, французские гости в этом не учувствовали. Рядом с картиной стояла Оля. Она аплодировала и улыбалась. Ехидная улыбка не слезала с её лица. Её руки не прекращали хлопать.
   Гул давил на уши, голова кружилась. Ноги, еле держали Скороспелова на сцене. Он пытался стоять ровно, но его всё равно пошатывало. Желая слушать тишину, Скороспелов зажал уши ладонями.
   -Скороспелов, блядь! - через микрофон, голос Островского взревел на всю галерею. Даже с зажатыми ушами, Денис услышал то, что ему адресовано. Испуганный и заинтригованный зал прекратил аплодисменты.
   Вспышки фотоаппаратов участились со следующими словами Островского:
   -Я тебя убью, сукин ты сын! - Островский стремительно двинулся на Дениса. Когда он был в шаге от него, Скороспелов выхватил из его руки микрофон и отпрыгнул от босса.
   -Это всё она! - закричал Денис, так, как будто хотел, чтобы его услышали на небесах. - Это всё Оля! Это она во всём виновата. Он тыкал пальцем в сторону своей картины, а толпа удивлённо смотрела на него. Добровольцева пробиралась к сцене.
   -Разве вы её не видите!? - кричал Денис - Вашу мать! Вы что, слепые? Она здесь! Это всё из-за неё! Это она...Она виновата.
   Скороспелов почувствовал чьё-то прикосновение к своему плечу. Он резко развернулся и кулаком прописал Никету в зубы. Гей сровнялся с полом в паре шагов от Дениса.
   Скороспелова мгновенно схватили. Схватили крепко. Так, что даже трудно было дышать. Его прижали к полу и максимум, что он мог видеть - это малиновый галстук Островского.
   Сопротивляться было бесполезно.
   "Прижали хорошенько.
   Решили числом брать, гады
   А мне тут, между прочим, не круто...
   Под грудой потных мужиков!"
   -Слезьте с меня, уроды! Вы не понимаете! Вы ничего не знаете, чёрт бы вас побрал!
   Скороспелов приступил к крикам. Плодов не давали, но было, куда девать внезапно появившуюся энергию. Его крики звучали громче гула в зале.
   -Его нужно успокоить. - послышался сверху знакомый голос психотерапевта.
   -Есть идеи!? - прозвучал нервный голос Островского.
   -Вискарь подойдёт, док! - Скороспелов подал голос, но его уже заметно игнорировали.
   -Что с ним, чёрт возьми, доктор?
   -Он не в себе, у него срыв и я это знала. Я должна была раньше, что-то с этим сделать.
   -Вы можете, что-нибудь с ним сделать? На самом деле он орёт и рыпается, как бешеный лев!
   Добровольцева покопалась в сумочке. Из неё что-то падало на сцену.
   -Фенозепамчику мне, док! Хотя...можно и димедрол! - донёсся приглушённый голос Скороспелова.
   -Нет у меня с собой шприцов и успокоительного! - объявила Саша.
   -И что же нам делать? - поинтересовался, запыхавшийся отчаянный Островский.
   -Вырубайте его!
   -Минуточку! Ты рехнулась? - это прозвучало из уст Скороспелова довольно забавно для окружающих.
   -Вы это серьёзно!? - испуганно воскликнул Островский.
   -Серьёзнее некуда! Вырубайте его!
   Острая боль пронзила затылок. Такая привычная. Казалось, она никогда не покидала разум тело и душу. В течение всего жизненного пути, она давала о себе знать.
   Руки и ноги обмякли.
   Больше не было сил держаться.
   Скороспелов потерял сознание и полетел вниз.
  
  
  
  

Глава -17-

   Скороспелов шёл по ночному Купчино. В своих дворах, в переделах пентагона. Он тащил за собой, за руку малышку Натали. Скорее всего, он шёл домой. Скорее всего, Натали шла туда с ним. Быстрый темп. Свои тропинки. Вдоль невысоких хрущёвок и старых девятиэтажек. Мимо мрачных железных гаражей, по тёмным аллеям.
   Проспект Славы светился, как всегда. В Новый Год здесь как в аэропорту, но и весной света хватает. Скороспелов, ещё издали приметил неприятности. Перекрёсток бухарестской и Славы. Ночные водители позволяют себе больше на пустой дороге. Они быстро пролетали мимо Дениса и растворялись в ночи. От рёва их двигателей пробегали мурашки.
   На остановке ошивалась какая-то гопота.
   -Тормози-ка, парень!
   Скороспелов сжал в левом кармане кулак и развернулся. К нему, от остановки бежал долговязый Александр Валерьевич Островский. Он сменил свой строгий дресс-код, в виде пиджака, рубашки, галстука и брюк на спортивные штаны, грязную олимпийку и рваные спортивные кроссовки. За Островским следовали, одетые в его стиле, участники выставки. Скороспелов узнал Пауло и Никета, Задорожного...кого-то из гостей. В этом быдло- прикиде они смотрелись очень забавно.
   Денис отпустил руку своей спутницы и положил на ручку пистолета, которая находилась на пояснице под пиджаком и футболкой.
   -Я могу пристрелить тебя к чёртовой матери...и нихрена мне за это не будет! -Скороспелов направил пистолет на Островского. - Пальну в тебя и выкину, чёртов ствол.
   "Наши, местные карьеры отлично подойдут для избавления от улик."
   -Ну, давай парень, попробуй! - покатил Островский, выплюнув изо рта, докуренный до фильтра LM.
   Раздался выстрел.
   Он пальнул Александру Валерьевичу в правую ногу.
   -Вот чёрт! Всё равно, пушку выкидывать придется!
   Скороспелов развёл руками.
   Островский валялся на асфальте. На синих штанах Reebok проявился кровавый след. Компания тёмных разбежалась. Крики Натали, и стоны Островского сливались с рёвом двигателей, пролетавших мимо машин.
   Быстро приближающийся стук каблуков заставил Скороспелова резко обернуться. Саша Добровольцева в одежде похожей на прикид купчинской шлюшки замахнулась деревянной битой и направила её в лицо Скороспелова.
   Денис, выдохнув, открыл глаза...
   Он увидел лицо Саши Добровольцевой.
   -Ты вырубила меня битой! - вскрикнул Скороспелов. Он попытался подвигать руками, но они были связаны и покорно лежали в области живота. Он чувствовал свежую рану на голове, но не чувствовал боли от неё. Ощущений было не много. Они растворялись в какой-то приятной полудрёме.
   -Не битой, и не я! - отозвалась Добровольцева, проверяя реакцию зрачков на свет.
   -Ты ослепить меня хочешь, женщина!?
   -С виду нормальный... - задумчиво произнесла Добровольцева.
   -Что, чёрт возьми, не так!? Перестань водить пальцем у моих глаз.
   -Как ты себя чувствуешь?
   -Как - будто меня поимели! - мрачно бросил Скороспелов. - И курить хочу.
   Добровольцева ощупала пульс:
   -Мы не курим в кабинетах, помнишь?
   Денис осмотрел, хорошо освещённое помещение в стиле хай-тек. Свет, в основном поступал из окна, куда пробивались лучи солнца следующего дня Дениса Скороспелова.
   Он снова находился в психиатрической клинике. На этот сеанс, для него зачем то подали смирительную рубашку. Укололи чем-то наркотическим. Денис чувствовал слабость в ногах.
   -В этом нет необходимости - Скороспелов кивнул на скрученные руки.
   -Практика показала, что есть... - Добровольцева сидела на краю диванчика, рядом с Денисом. - Ты оправил в нокаут одного гея и покусал своего босса, а может, даже и больше...разбил ему сердце.
   -Скорее карьеру я его угробил... Да ладно вам...Подумаешь! Я просто, кажется, траву с эффектом метамфетамина покурил. Что-то мне совсем крышу снесло...
   -Да уж... Как твоей машине.
   -И это тоже - Денис не мог найти слов.
   -Ещё ты кричал, там, на сцене... - осторожно начала Добровольцева. - Об Оле...ты кричал, что она рядом с тобой... Тыкал пальцем в пустое место. Скажи... Там была она?
   -Она есть. - Скороспелов печально посмотрел на Олю. Она стояла в центре комнаты. Чуть ближе к окну, извергающему солнечный свет. Она смотрела в него своими мокрыми от слёз глазами. - Даже после всего того, что она сделала. Даже после её смерти! Она есть...
   -Денис, всего этого не было...
   -О чём ты говоришь?
   Добровольцева провела свое тёплой рукой по холодной коже Дениса:
-Все твои друзья и твой босс... Все, как один, говорят о том, что она жива.
   -Бред. Ты пытаешься меня запутать...
   -Попробуй вспомнить её похороны. Попробуй вспомнить от кого ты получил новости о её смерти? Ты сам видел тело?
   -Безумие! - Скороспелов чуть приподнялся с кресла, на котором несколько мгновений назад отдыхал. Добровольцева встала с дивана, сделала пару шагов назад и поравнялась с Олей.
   -Я читал дневник! - Денис хотел схватится руками за голову, но тут же вспомнил, что они связаны. Поэтому он просто продолжил крик. - В дневнике всё написано!
   -Я была у вас дома... - Добровольцева подошла к небольшому журнальному столику и взяла с него тетрадь в кожаном переплёте. - Я нашла дневник и все страницы из него. У меня было немного времени, пока ты спал, чтобы пролистать его от начала до конца.
   -Тогда зачем ты мне голову морочишь? Почему заставляешь думать об этом?
   -Потому что всего этого нет, Денис. Взгляни, все последние записи Олиного дневника... Написаны твои подчерком.
   -Не может быть - Денису становилось трудно дышать. - Деловредов... вся эта хрень!
-Деловредов! Фамилию - то, какую говорящую выдумал.
   -Я - Денис Скороспелов! Здравствуй, Саша Добровольцева. Я, блин, дрался с эти кретином!
   -Ты даже не представляешь себе, как далеко может зайти безумие. Особенно вперемешку с тем, что ты активно употреблял в процессе.
   -Ага. Сейчас вы мне скажете, что Деловредова и драки не было.
   -Именно так.
   -17 летней тоже не было?
-Хм...судя по происшествию, свидетелем которого я была на выставке, что-то из вашей жизни имеет отношение к реальности. А что собственно у тебя было с этими француженками?
   -Неважно... я полностью отказываюсь верить в то, что вы сейчас здесь несёте! - Скороспелов уставился на Олю. По её щекам катились всё новые и новые слёзы.
   -Скажи мне, ты терял время? Проспался не в том месте, где лёг спать? Приступов лунатизма не было?
   Скороспелов не отвечал. Крепко стиснув зубы, он смотрел, как любимая плачет. От этого ему было не по себе.
   -Ты по-прежнему её видишь? - тихо спросила Саша.
   -Она здесь... - отозвался Скороспелов.
   -Что она делает?
   -Она плачет...
   -Скороспелов, разве ты не чувствуешь. - Добровольцева достала из кармашка своего халата небольшое зеркальце. - Плачешь, ведь, ты...
   -Денис не мог потрогать лицо руками, чтобы ощутить влагу. Он видел слёзы в отражении. Он посмотрел вниз и увидел капли, которые падают на пол и на его ноги.
   Сам он их не чувствовал, но мог видеть.
   -Денис, всё то смятение, которое ты чувствуешь... Мне не трудно тебя понять... Но Оля не умерла, она просто бросила тебя. И это может подтвердить любой человек из твоего окружения.
   -Это всё ложь! - Скороспелов с криками вскочил с дивана. - Снимите с меня эту хрень!
   Распахнутая дверь. Два громилы в белом, как по сигналу тревоги вбегают в помещение. Они без слов вдавили Дениса в пол.
   -Укольчик? - иронично спросил Добровольцеву один из санитаров.
   -В этом нет необходимости - отозвалась Добровольцева.
   -Я вам сейчас покажу, необходимость! - Скороспелов двинул головой в колено одного из громил.
   "И снова шприц
   Ах...в задницу, сучка!
   Да, да!
   Сейчас я отрубаюсь..."
  
  

***

   Оля нервно ёрзала в кресле приёмной психиатрической клиники. Она была готова взорваться. Духота давила на голову. Немного побаливал живот. Звонок Александры Добровольцевой сначала показался шуткой. Затем Оля начала чуять какой-то развод.
   Её подозрения рассеялись, когда она услышала на проводе Александра Валерьевича Островского. Из всего, что они пытались до неё донести, она поняла только: что срочно требуется её присутствие по адресу Энгельса, её бывший в психушке, и что, хотя его вырубили - он до сих пор дёргается.
   "Женщина.
   Психолог.
   Я частенько не в ладах с женщинами.
   Возможно, с ней было бы даже очень интересно пообщаться.
   Но только на сегодня...
   Я не в настроении."
   Эти красные дни календаря, трудно было назвать праздниками. Раздражению нет предела. Вдобавок поссорилась с молодым человеком. Не её день. Определённо не её. Ближайшие три дня, тоже планировали быть не её. Точно хватит времени, чтобы поругаться с мамой, подругой и ещё пару раз с бой-френдом.
   Когда, девочка за стойкой сообщила номер кабинета, Оля поднялась на второй этаж. На пороге нужной двери, её встретила Александра Добровольцева.
   -Простите, что заставила вас ждать - извинилась Добровольцева, пока они перемещались к её столу. На нём стоял метроном, приведённый в действие. Он тикал, и стрелка ходила из стороны в сторону.
   -Уж, что-то слишком долго. - огрызнулась Оля.
   -Я всего лишь колола сильную дозу успокоительного вашему бывшему парню.
   -Послушайте, я не имею никакого отношения ко всем этим его похождениям.
   -То есть вы...
   -Можно я остановлю эту штуковину? - Оля указала на метроном, он мешал ей сосредоточится. Добровольцева положительно кивнула, и Оля остановила стрелку. - Я не хочу. Чтобы вы подумали, что мне на него наплевать...
   -А как мне тогда думать? - вставила Добровольцева в смысловую паузу Оли.
   Оля несильно кашлянула и продолжила:
   -Он - хороший. Не смотря на его порой грубую речь и несносные выходки - он всё равно хороший... Рядом с ним мне было хорошо. Это всё что вам надо думать...
   -Я не совсем вас понимаю. - Олю опять прервали. У расшатывания нервов заканчивались пределы. Головная боль усиливалась. Вместе с желанием на кого-нибудь наорать. Снова откашлявшись, Оля подавила в себе желания и смиренно продолжила:
-Он всегда был странный. От него невероятные ощущения. С ним вся жизнь, как один миг.
   -Вам нужно не это.
   -Я хочу пожить...
   -Вам нужно семейное благополучие? Может другой быт? Знаете, ведь я просто хочу помочь ему и знаю, что он вас любит.
   -Любовь проходит.
   -Его она свела с ума.
   -Быть может, он всегда был таким!?
-Да!? всегда видел галлюцинации!?
   -Вот уж, какое дело!? Ещё и парой колёс закинулся. Он может.
   -Вы не понимаете. Он что всегда говорил сам с собой!? Пребывая в каких-то трансах, он действительно видел вас. Говорил с вами. Это точно было у него не всегда. Он же не мог видеть ваш образ, до того как встретил вас. Я имею в виду, что объект - вы. Всё начинается с вас. Помешательство. Любовь, одна из основных причин, по которой люди сходят с ума.
   -Это значит, что он как бы шизофреник.
   -По научному - да.
   -Вы можете вылечить это?
   -Вы мне можете в этом помочь.
   -Каким образом? - Оля удивлённо подняла брови. - Добровольцева открыла ящик стола и протянула Оле тетрадку в кожаном переплёте.
   -Сначала прочтите это. Несколько последних записей, которые отличаются от других корявым подчерком Скороспелова. Затем, опишите своей рукой события тех дней... Вместе с моментом вашего разрыва. Потом вы должны отдать дневник ему. Лично. Он должен поверить, что вы живы.
   Оля взяла дневник и провела рукой по кожаному переплёту. Она встала со стула и направилась к выходу.
   -Вы можете заняться этим в приёмной. Я прикажу санитару проводить вас к Скороспелову, когда он проснётся. Ему нужно увидеть вас.
   Оля молча положила руку на дверную ручку.
   -А он хорошенький.
   Последние слова Добровольцевой заставили Олю обернуться.
   -Что вы хотите этим сказать?
   -Симпатичный, весёлый парень, художник. С кажется, даже, через чур, завышенными сексуальными возможностями.
   -Вы что с ним спали!? - последнее утверждение как-то сильно и неприятно задели её. Она не понимала почему.
   -Нет! Нет, конечно! Я его врач.
   -Спасибо за напоминание о его сексуальных возможностях, но я провела с ним достаточно времени и знаю его лучше чем...
   Оля уже хотела выругаться, но была вновь перебита психотерапевтом.
   -Вижу я, как вы его знаете. Вся эта ситуация для вас - один большой сюрприз.
   Натянутые нервы лопнули. Оля чувствовала, что Добровольцева её сильно доконала.
   На щеках появился румянец, а в глазах вспыхнуло пламя.
   -Я пойду читать дневник! А потом, отправлюсь лечить бывшего! - Оля резко открыла дверь. На пороге, она пристально - дерзко посмотрела на Сашу. - И больше не перебивай меня...сучка.
  
  
  

***

   Оля сидела на стульчике, рядом со стенкой. Спиной к той самой стенке, за которой покоился Денис Скороспелов. Санитар, массивный быдло-здоровяк пытался с ней заигрывать и забыл где-то ключи от палаты.
   Оля несколько раз успела перечитать последние записи своего дневника в приёмной, до того как за ней пришёл санитар. Она снова и снова погружалась в страницы, написанные Скороспеловым. Больше всего её пугало то, что если бы эти записи писала она, они выглядели бы примерно также. В её стиле, за одним небольшим исключением. Благодатова Ольга полностью исключала суицид из своего мировоззрения. Её удивила затея Скороспелова прикончить её именно так. Её руками. Факт того, что Скороспелов заставил себя в это поверить пугал ещё больше. Она боялась, что за стенкой палаты другой Скороспелов. В глазах его безумие и пустота. Он не различает где сон, а где реальность. Что-то бормочет себе поднос.
   По телу пробежали мурашки.
   -Брррр...- Оля дёрнула плечами.
   Она могла воспользоваться дверным вырезом для глаз. Нужно было всего лишь приподнять заслонку. В соседней камере напротив заслонки не было вообще, и какой-то псих таращился на Олю. Она ответила ему тем же. Псих начал облизываться.
   "Бееее...
   Мерзость!
   Надеюсь, он лежит здесь не за сексуальные домогательства!
   Что тут написано на табличке?
   Сумасшедший разрыватель вагин?
   Хахахахахахахахаха
   Нет уж...
   Хватит одного за стенкой."
   Санитар не возвращался. Оля встала со стула и посмотрела вдоль длинного коридора. Он был длинным и почти без света. Или просто днём не включали яркий свет. Сейчас лишь в двух концах коридора был виден свет, который выглядел, как свет в конце тоннеля. Свет, конечно, пробивался через заслонки и дверцы для передачи, которые были открыты на некоторых дверях. Это были либо пустующие палаты, либо для минимально буйных пациентов.
   Оля подошла к двери палаты Дениса. Она провела по ней рукой, а затем открыла оба источника света. Она не заглянула внутрь, её интересовал свет. Она пододвинула стул к двери и села так, чтобы через нижнюю дверцу светило на дневник . Ей нужно было написать что-то. Добровольцева просила описать те дни.
   "Всё было обычно для меня в те дни,
   А Скороспелов сошёл с ума.
   Сейчас совру сама себе, если скажу, что-то из этого бреда больного воображения не правда.
   Тут есть часть истины.
   Истины, которой на самом деле, я никому не скажу.
   Ведь, кто-то может увидеть, что скрывается в отражении твоей души."
   Свет вырывался из окошка палаты Дениса. Сейчас это была как раз солнечная сторона. И свет был на столько яркий, что казалось, что за дверью рай.
   "Knock, knock, knocking on Havens door!
   Быть может, какие-то боги довели Скороспелова до безумия, чтобы дать всем второй шанс?
   Скороспелову - забыть кое-что.
   Мне - исправить кое-какие ошибки в этом дневнике."
   Оля бегала паркером по бумаге. Последние дни она описала, как обычные дни. Всё как всегда. Все счастливы и любят друг друга. Нет ссор, нет тайн, нет подозрений. Есть Оля и Денис. Она вообще не вела дневник последние несколько недель, эти последние записи никогда не существовали. В детальные подробности не вдаваясь, она написала несколько дурацких мыслей, которые пришли ей на ум. Пункт, момент разрыва, не составила труда для Оли.
   "Я просто ушла."
   В тот день, она не видела реакции Дениса. В глаза всего она ему не сказала. Отделалась e-mail-ом, из которого вообще трудно что-то понять. Много красивых фраз и ностальгии, восхищение персоной Скороспелова. Оля просто перекатала e-mail в дневник. Она даже помнила его. Приблизительно. Такие слова, как "мне жаль" там отсутствовали, за то присутствовала фраза "всегда буду любить". Оля перенесла обе фразы в новое письмо. Что-то пришлось добавить из экстренных соображений. Строчки про нового бой-френда лучше пропустить. В целом расстались.
   Оля поставила точку и щёлкнула ручкой.
   Как по её щелчку в конце тоннеля появился санитар. Он быстро перебирал ногами в сторону Оли.
   -Простите! Там ситуация возникла... - забубнил запыхавшийся громила - Экстренный случай.
   От него пахло табаком.
   "Экстренный случай - курение!
Ситуация возникла с коллегами в туалете."
   Санитар повернул ключ в замке. Дверь открылась.
   -Он может двигаться? - с опаской спросила Оля
   -Говорить сможет, двигаться - с трудом. Тем более он привязан к кровати, я думал вы заметили это прежде чем сидеть вот так вот, спиной к окошку.
   -Он опасен?
   -От этих психов всего можно ждать.
   -Этот псих мой молодой человек. - Оля сорго посмотрела на санитара - Художник, между прочим.
   -Тьфу. Мать их! - выругался громила - Да все они тут художники! Через две палаты здесь Чак Берри лежит! Познакомить?
   Оля неодобрительно хмыкнула и прошла в помещение. Комната казалась большой. Дело в том, что та стояла только кровать, не было ни столов, ни стульев. Ничего кроме кровати с привязанным к ней, избитым, лохматым парнем. Его серые глаза удивлённо уставились на неё.
  
  
  

***

  
   Скороспелов лежал в палате, руки и ноги были привязаны к койке. Шевелится, смысла не было. То чем его накачали, хорошо выполняло свои функции. На полу в солнечных лучах сидела Оля. Они общались. На пару, охотно поливали руганью санитаров. Скороспелов замолчал, как только увидел, что кто-то открыл обе маленьких дверцы на двери его камеры. В них мелькнул какой-то силуэт. Скороспелов не успел разглядеть, но предпочёл замолчать.
   Оля сидела в центре комнаты на полу.
   -Knock, knock, knocking on havens door! Hey! Hey... - напевала она, игриво щурясь солнышку.
   Скороспелову казалось, что он слышит как скребёт ручка по тетрадным листам. Затем за дверью послышались голоса. Плохо различимые из-за коридорной акустики.
   Замок двери щёлкнул.
   В помещение зашла девушка с изумрудно зелёными глазами и волосами цвета каштан.
   Оли на полу не стало. Она обрушилась в тысячи маленьких кристальных кусочков.
   Другая зеленоглазка завладела этой комнатой.
   "Что происходит с человеком, который понимает, что несколько мгновений назад говорил с пустым местом?
   Всё внутри него обрушивается.
   Смысл теряется.
   Я - сумасшедший."
   Оля молча смотрела на Скороспелова.
   В его глазах читалось удивление.
   Ей было не начать.
   -Меня покололи наркотой, так что и не такое привидится, может. - Денис подозрительно оценил Олю.
   -Скороспелов, это не та наркота. Это глюки вызывать не будет. - продемонстрировала познания Оля.
   -Ага, попробуй, обожрись димедрола с пивом. Можешь галопередола переесть. Много нового откроешь.
   -Я настоящая.
   -Чем докажешь?
   Оля присела на край кровати и нагнулась к Скороспелову. Она немножко прикусила его за шею, после чего поспешила своим языком к нему в рот.
   -Ээээ! А без этого никак!? - рявкнул, заглянувший в помещение санитар.
   -Мужик, отвали, а? - кинул ему Скороспелов и снова дёрнулся к Оле.
   Она остановила его рукой:
-Ну, как? Ещё не достаточно доказательств. - отдышавшись произнесла Оля.
   -Подумаешь... - протянул Скороспелов. Я сосался с тобой пару дней назад дома у Маши Виноградовой.
   -Не представляю кто такая Маша Виноградова, но мне всё ясно.
   Оля резко запустила свою руку под одеяло. Она провела рукой по достоинству, а затем резко схватила всё содержимое штанов Скороспелова. От неожиданности Денис вцепился в койку.
   -Эй, женщина, ты там яичницу хочешь сделать?
   -Значит, ты наконец-то поверил. - Оля отпустила член.
   -Я думал, ты умерла! Я плохо помню некоторые моменты. Всё перемешалось в моей голове! Я не знаю, как это произошло... Что произошло между нами?
   -Я принесла тебе вот это. - Оля положила Денису на грудь свой дневник.
   -Зачем он мне? - Скороспелова одолели нехорошие воспоминания, связанные с этой книжечкой.
   -Добровольцева сказала, что тебе нужно прочитать мою интерпретацию тех дней в дневнике. Я специально написала всё для тебя. Тебе нужно только прочесть. Ты всё поймёшь, как только прочтёшь, а сейчас я пойду... - Оля встала с койки.
   -Нет подожди! - Скороспелов хотел схватить её за руку, но повязки помешали.
   -Я ещё навещу тебя!
   -Нахрена мне твоя тетрадка!? - завопил в спину, удаляющейся Оли Скороспелов - Если ты жива, тогда вытащи меня отсюда, чёрт возьми, слышишь?
   В окошке палаты напротив, на крики снова появился облизывающийся псих.
   -Девочка... - обратился он к Оле - Скажи мне, а ты когда-нибудь была в Лябляндии?
   Оля с пару секунд фильтровала информацию, а потом громко захохотала. Она даже наткнулась на дверной проём от смеха.
   -Видишь! - простонал Скороспелов - Мне здесь не место!
   -Да, ладно! Брось, Дениска. - процедила сквозь смех Оля - По-моему, здесь очень весело...
   -Солнце, солнце! - закричал Скороспелов, уже исчезнувшей за дверью Оле - Здесь через две палаты Чак Берри лежит, познакомить?
   Дверь камеры хлопнула, снова разделив его с ней. Денис остался один в тишине.
   "И что мне, бля, делать с этой тетрадкой?"
   Скороспелов подёргал привязанными рукам, но тетрадка находилась вне их досягаемости.
   Скороспелов пытался схватить её зубами, но она коварно скользнула по груди и приземлилась на пол.
   "Не, ну вот скотство..."
  
  

Глава -18-

  
  
   "Сегодня я проснулся.
   Встал с кровати и отжался 4 по 30.
   Мышцы тела приятно напряглись, а я зарядился энергией.
   В голову лезли депрессивные мысли, и пришло полное осознание того, что я немного переборщил...
   Вчера, когда Саша навешала меня вечером. Она спросила, чего я хочу?
   Моё желание было исполнено.
   Санитар отстегнул меня от кровати, а Добровольцева предоставила небольшой фонарик.
   Ночью, под одеялом при свете мини-фонарика, я ознакомился со строчками, написанными Олиной рукой.
   Далеко неприятный момент.
   Осознание безумия.
   Я теряю равновесие и лечу прямиком в тёмную бездну.
   Всё кажется таким фальшивым и ненадёжным.
   Представляешь себя Джимом Керри в фильме Шоу Трумена.
   Я долго не мог уснуть, а потом отрубился и видел кошмары.
   Кошмары - это круто.
   Сегодня я проснулся и сделал зарядку.
   Немного раздражало отсутствие сигарет после завтрака.
   Далее начинается всевозможная терапия.
   Психи кто, куда...по кабинетам.
   А я полтора часа сижу и выслушиваю горстку свихнувшихся наркоманов и алкоголиков.
   Они все жалеют себя, свою семью, и лечащего врача.
   Их истории хлеще, чем предсказания Ванги.
   Просто сидишь и задумываешься, как же, чёртов, мир до сих пор держится на этих слонах!
   Слова здесь не произнесу...
   После процедур у умалишённых есть немного свободного времени.
   В помещении, где я приметил телевизор и уйму художественных принадлежностей, я знакомился с Чаком Берри и реинкарнацией Маяковского.
   А еще, с каким то парнем.
   Он не называл мне своего имени.
   А я называл его Мистер Икс.
   Он угостил меня своим Pall Mall-ом.
   Притырив из комнаты досуга немного мелков карандашей и бумаги, я последовал за Мистером Иксом.
   В туалете под табачным дымом он рассказал, что он не псих, ему просто надо здесь быть...по тёмным обстоятельствам.
   Сомневаюсь что кто-то захочет находится здесь по собственному желанию, если только нет веской причины.
   У меня вот, например, немного съехала крыша...
   Долгожданный обед, выглядит как ужасный.
   Ничего, пришлось есть, и принимать сомнительные лекарства.
   После обеда психи по камерам.
   Время посещений..."
   Скороспелов не ожидал обилия гостей. Он думал, что Оля обязательно его навестит. Но она не пришла. Вместо этого Скороспелова навестила весёлая кампания друзей.
   Денис насчитал 4 человека в своей камере. На его койке устроились Миша, Настя и Птица. Вик в позе лотоса расположился на полу. Скороспелов стоял у стены, скрестив руки на груди.
   Как твои дела? - спросила Настя. Она прекрасно знала, как они обстоят, но, тем не менее, не могла не спросить.
   -Отстойно конечно! - воскликнул Скороспелов. - Но когда всё было хорошо?
   -Брось, Скороспелов! Всё будет! - вмешался Вик. - У меня есть чем тебя порадовать.
   Вик запустил руку под свой ремень и достал небольшой пакетик.
   -У меня есть план! - Вик потряс пакетик и кинул его Скороспелову. Денис поймал пакетик и взглядом оценил траву. Зелёная марихуана сказал "привет" через полиэтилен.
   -Я не хочу, Вик. - Скороспелов броском вернул пакетик обратно в руки Вика.
   -Перестань отказываться от подарков! - Вик встал и подошел к койке. Немного приподняв подушку, он спрятал под неё пакетик. - Пригодится! Это я тебе уж точно говорю.
   В помещение зашла медсестра. Она принесла Денису лекарства.
   Два санитара и две медсестры работали через сутки. Медсёстры представляли собой молодых студенток - практиканток. Они мало что понимали в душевном лечении, зато были вооружены шокерами. Одна из них, щупленькая странноватая девочка постоянно бубнила себе что-то под нос. Если с ней о чём-то говорили, она украдкой с опаской посматривала на собеседника, иногда выдавая своё "бу, бу, бу...". Было трудно разобрать то, что бормочет это существо. Скороспелов назвал её Молитва.
   Вторая студентка, которая сейчас зашла в палату, выглядела посимпатичнее. Одежда сестрички смотрелась на ней вызывающе. Скороспелов пил своё лекарство, а молоденькая студентка в белом халате прожигала его взглядом. Улыбка полностью выдавала её мысли.
   "Уж точно не об учёбе сейчас думает..."
   Компания гостей молча наблюдала за реакцией медсестры на Дениса. Вик и Миша ехидно улыбались. Настя и Птица неодобрительно смотрели на миниатюру.
   -Зовите, если что-то нужно. - пропищала сестричка, направлявшаяся к выходу, демонстрируя Скороспелову возможности её попки.
   -Что, Скороспелов, уже и эту успел поиметь? - дерзким тоном спросила Птица.
   -Я в первый раз её вижу! - огрызнулся Денис.
   -Раньше тебе это не мешало... - подала голос Настя. Она и Птица довольно посмотрели друг на друга.
   -А я смотрю, вы спелись. - Скороспелов кивнул в сторону девушек.
   -А почему бы и нет!? - удивилась Птица. - Одну ты от души потрахал, другую - всё никак не можешь...
   -Туше! - Скороспелов продемонстрировал дамам средний палец. Все, за исключением Скороспелова залились смехом. Скорее всего, они были самыми шумными посетителями сегодня. Дверь палаты приоткрылась.
   У Дениса спёрло дыхание. Он замер в ожидании зелёных глаз...
   Глаза медсестры были цвета неба. Она заглянула в палату пожаловаться на шум и предупредила, что у навевающих есть ещё 15 минут.
   -Ты уже виделся...с ней? - Осторожно спросила Птица, когда медсестра закрыла дверь. - Ты понял о ком я...
   -Её зовут Оля! Вы, чёрт возьми, можете называть её имя, раз уж заговорили об этом. Она вроде не похожа на Волан де Морта. - нервно начал Денис. - Она приходила вчера.
   -Как прошло? - поинтересовался Вик. - Вы снова вместе?
   Денис не ответил. Он печально уставился в окно.
   -Заткнись... - прошипела Вику Птица.
   Настя встала с койки и подошла к Скороспелову.
   -Ты не один. - прошептала она и провела рукой по лицу Дениса. - Мы - друзья. Ты можешь всегда рассказать нам. Держать всё в себе не очень полезно. Если бы ты только сказал, что происходит. Мы могли бы справиться с этим вместе. И ты бы не попал в это жуткое местечко.
   -Да ладно тебе! - протянул Денис. - Здесь весело. Я в порядке.
   -Тогда, на выставке, я чуть сама с ума не сошла! Ты кричал... Все смотрели тебя как на безумца!
   -Не могу сказать, что они были не правы. - пробурчал Денис. У него появилось желание соскочить с этой темы. - Как твой отец, кстати? Наверное, хочет меня прикончить.
   -Он в шоке оттого, что произошло. Ты, похоже, трахнул Машу Виноградову и лишил моего отца финансовой поддержки Столетова. Ты трахнул француженок и разрушил его положение. Теперь в "Extravagant Arts" ему не рады, а на тебя, возможно, подадут в суд за развращение малолетних.
   -Какого чёрта!? - возмутился Денис - Я всего лишь картину нарисовал!
   -А обнажённой девочке на этой картине всего лишь 17...
   -Она же с сестрой там обжимается, а не со мной! Я - художник! Эти французские особы далеко не первые, кто позировал для меня в таком духе!
   -И это, наверняка, далеко не первая малолетка в его длинном списке. - вставила Птица. - Люди снимают на видео детское порно, делают фотографии, а наш Скороспелов рисует с натуры.
   Лицо Скороспелова приняло озлобленное выражение.
   -Хватит обвинять меня во всякой херне! Перестаньте приравнивать меня к Полански! - погнал Денис. - Скажите лучше, что там со Столетовым. По его милости избили беззащитную девочку, а меня чуть на тот свет не отправили.
   -Столетову нечего предъявить... По крайней мере, пока не найдут исполнителей его приказов. - Настя отрицательно покачала головой. - Я сомневаюсь, что их вообще можно найти.
   На её лице всё ещё виднелись последствия встречи с шестёрками Эдуарда Юрьевича. Дениса рвало на куски от чувства вины. Тот факт, что избившим Настю, всё сойдёт с рук, не радовал. Дениса преследовало непреодолимое желание приобрести пулемёт Гатлинга и расстрелять резиденцию Столетова хлам.
   -Скороспелов, ты главное не переживай тут из-за этого. - Настя взяла Дениса за руку. - Тебе нужен душевный покой.
   Скороспелов кивнул и поцеловал Настю в щёку. За поцелуем Дениса подошла Птица. Она сунула ему в руки пакет с передачкой, который принесла с собой.
   -Скороспелыч! - Вик крепко пожал руку Дениса.
   -Выздоравливай, мужик! - пожелал Михаил. - Увидимся на воле.
   Гости покинули камеру Дениса. Он снова остался один в четырёх белых стенах. Под ногами лежал белый пол. Над головой навис белый потолок.
   Благодаря дружескому визиту, Денис убедился, что Виноградова и француженки не были бредом его воображения.
   "Значит, пока тихо шифером шурша, ехала моя крыша, - я оттягивался по полной!"
   Скороспелов открыл пакет и улыбнулся подаркам от Птицы.
   Сигареты Camel, пачка Contex Lights и холодная бутылка Эдельвейса.
   "Вот же лапа!
   Знает чем меня зацепить."
   Денис покачал головой и спрятал пакет под кровать. Он вновь осмотрел свою белую, как листы бумаги, комнату. В голову поступила идея сделать её более позитивной. Эта перспектива могла хотя бы занять руки.
   Из карманов своей больничной пижамы, он достал, позаимствованные в комнате отдыха мелки. Он высыпал их на пол и приземлился рядом с ними.
   Денис взял жёлтый мелок и, потупив немного, провёл несколько кривых линий.
   "Даааа...Что-то не рулит...
   Творчество не бьёт фонтаном.
   А, пропади оно всё пропадом!"
   Скороспелов вскочил на ноги и достал из-под кровати пакет. Распивая бутылку Эдельвейса, он забил травой Вика косячок.
   Раскурившись, потягивая холодное пиво из бутылки, Скороспелов вернулся к свои мелкам.
   Сидя на полу, он посмотрел в окошко с решёткой. В него прорывались тёплые лучи весеннего солнца.
   Теперь, Денис видел картину целиком.
   Лёд тронулся.
   Пошёл творческий процесс...
  
  
  

Глава -19-

  
  
   "Её звали Алиса.
   И я не знаю, как она попала в эту страну чудес.
   Ещё один солнечный день в дурдоме. На улице припекает майское солнце, но мне, почему-то холодно. Всё из-за этих холодных стен, пропахнувших безумием.
   Я увидел её в толпе умалишенных... В суете бедлама, происходившего вокруг меня и дневных новостей из старенького телевизора.
   Под умеренные восклицания нового пришествия Маяковского:
   "А вы
   ноктюрн сыграть
   могли бы
   на флейте водосточных труб"
   Алиса могла сыграть.
   Она была молчалива, и её имя я прочитал на клочке бумаги, который она вырвала из своего блокнота.
   Она писала в нём фразы и всё время что-то старательно вырисовывала. Я не знал, была она немая или нет.
   Но она могла смеяться.
   Мне довелось услышать её смех.
   Она прекрасно меня понимала.
   Я спросил, понимает ли она мою речь?
Она кивнула.
   Я не знал...слышит она меня или читает движения губ.
   Взыграла, какая-то сжимающая романтика.
   Я вспомнил Вишневского и зачесался мой затылок.
   Всё вокруг могло быть только ёбнуто, а не романтично.
   Она писала весёлые строчки на страницах своего блокнота. По её эмоциям и мимике, я видел её понимание моих слов. Я убеждался, что она меня понимает, когда читал очередной вырванный листок.
   По началу она скрывала от меня свои рисунки. Не давала смотреть и всё тут.
   Не мог же я с неё подраться из-за этого. Очень хотелось посмотреть, что скрывается под старательным движениями её руки.
   Я нашёл выход.
   Взял за руку Алису, и мы вместе пошли по длинному тёмному коридору. В конце его виднелся свет...
   Но нам нужно было не в тут сторону.
   Меня устраивала комната по соседству с мужиком, который облизывался в дверную щель.
   У меня не было левых мыслей... Я всего лишь сказал, что у меня там заныкано курево.
   Задумка была вообще не в том, чтобы трахнуть её на месте.
   Я всего лишь открыл для неё дверь в моё помещение.
   Там, на полу зеленела трава, в которой виднелись цветы.
   На стенах изображён великолепный пейзаж. Где лес, огибая поле, образует полумесяц. Поле простирается оттуда на много миль вперёд. Позади стоит могучий сосновый лес. Его можно увидеть и впереди. Он граничит длинной линией с чистым полем. Небо голубое и солнце растворяется в розовом закате.
   Белых мест не было, за исключением отдельных облачков на небе.
   Алиса закружилась в центре комнаты. На её лице была улыбка.
   И я получил, что хотел...
   Она дала мне свой блокнот.
   Теперь я мог видеть её рисунки.
   Алиса рисовала смерть.
   Я полностью отрицаю её сумасшествие, но на страницах её блокнота я видел только смерть. Каждый раз она была новая и красивая. Ни какая-нибудь там безпонтовая расчлененка с кишками наружу.
   Её смерть была креативной. Мне нравилось её богатое воображение, хоть оно и работало в одном направлении.
   После оценки творчества друг друга мы покатились по полевой траве.
   Язык Алисы возбуждающе проникал в мой рот.
   Без "но" нельзя... Никак не может быть...
   Но максимум чего я добился, её сладких стонов и моих пальцев у неё между ног.
   Она отрицательно помотала головой на моё предложение войти в неё.
   Она написала в своём блокноте, что этого не произойдет.
   Признаться честно, я отчаялся.
   Но, тем не менее, попыток N 2 никто не запрещал.
   Я походил с ней за ручку несколько дней... В первый день наших брачных игр, при помощи травки, которую доставил Вик, хорошенько сдружился с санитарами.
   Санёк и Дима сказали, что я реальный пацан.
   В кумарном туалете я попросил у них услугу. Она состояла в том, чтобы я и она могли выходить на территорию прогуляться на воздухе.
   Как только мы вышли за пределы холодных стен, последовала мгновенная попытка побега, вследствие которой сделка с санитарами была расторгнута.
   Через смену я снова накурил Димона и Санька. Моё новое пожелание было более скромным.
   Я попросил ночь с ней. Так чтобы на никто не отвлекал. Я и она, посреди моего леса.
   Я знаю, чего хочу.
   Не буду врать сам себе: Я хочу её трахнуть.
   Сегодня будет та самая ночь.
   Да-да, доктор...
   Поэтому у меня что-то выпирает из штанов."
   -Скороспелов... Денис, быть может вы, наконец, хотите нам что-то рассказать? - Голос худощавого доктора в круглых очках вывел Дениса из мыслительного процесса.
   "Жаль, что вы не можете читать мои мысли, док!"
   -Но доктор! Я ещё не закончил! - проревел, какой-то лысый бедолага справа от Скороспелова. - Я видел в её руках нож, они горели как-то странно. Говорю вам, моя жёнушка - чупакабра!
   "Пссс...
   Да от тебя даже сейчас водярой несёт!
   Допился до белочки."
   -Валера - спокойно обратился доктор к лысому мужику - Мы слушали всё это уже много раз. Мне хотелось бы услышать историю Дениса.
   "Ерунда.
   У меня есть дела поважнее."
   Скороспелов медленно поднялся со стула.
   -Меня зовут Денис Скороспелов! И я всю жизнь убивал детей... иии преследовал негров! - пробормотал он загробным голосом.
   -Престаньте нести вздор, Скороспелов! Я вижу, что вам не просто плевать! - возмутился доктор - Вы ещё и издеваетесь. Я вообще не думаю, что ваше место здесь.
   -Отлично! - Скороспелов уронил свой стул и хлопнул дверью.
   Длинными коридорами клиники он добрался к покоям. В том же корпусе находилась столовая и комната отдыха. В родном коридоре на встречу Денису шагал Димон.
   -Скороспелов, трава твоя просто класс. - здоровый санитар хлопнул Дениса по плечу.
   -Всё в силе? - подозрительно поинтересовался Денис.
   -Вот только смотри аккуратнее! Чтобы не как в прошлый раз. Гляди, чтобы не откусила тебе чего.
   Скороспелов пришёл на обед раньше всех. Он успел поесть и ещё пол часа ждал Алису. Она так и не появилась. Денис ещё пол часа наблюдал, как едят психи. Кто-то молча потреблял еду, кто-то бормотал... Под звенящие звуки посуды и под выкрики Маяковского:
   "Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
   Где-то недокушанных, недоеденных щей;"
   "Боже, да лучше бы ты был реинкарнацией Есенина или Лермонтова.
   Задолбал уже."
   Скороспелов понял, что с Алисой что-то не так, когда столовая опустела.
   Денис направился в свой номер и выпил там положенное послеобеденное лекарство. Далее у него была запланирована встреча с Добровольцевой, но Скороспелов решил пренебречь десятью минутами этой встречи. Он хотел поискать Алису.
   Он нашёл её в камере. Она выглядела бледной и уставшей.
   -Ты в порядке? - спросил Денис, сидя в позе лотоса перед раскрытым окошком для передачи.
   Алиса кивнула головой. Она, так же сидела на против Дениса.
   -Обед пропустила.
   Алиса принялась что-то писать своём блокноте. Она вырвала оттуда листок и передала Скороспелову. "Не хочу есть. Завтра меня переводят." - гласила запись этого листка.
   -Переводят. Постой, куда?
   "Просто в другую клинику. До момента перевода меня не выпустят из камеры." - прочитал ещё одну запись Денис.
   -Всё это бред! - Денис чмокнул её в губы через окно. - Я приду за тобой, чуть позже.
   Он поднялся на ноги и на них отправился в корпус, где находился кабинет Саши. Мысленно он был с Алисой. Прибывая в сладких грёзах вечернего приключения, он представлял себя рядом с ней. Сидел рядом с ней, целовал её, лёжа ласкал её, находился в ней...
   -Как самочувствие? - спросила Добровольцева, вставая из-за рабочего стола.
   Жестом руки она пригласила Скороспелова сесть.
   -Замечательно! - Денис поудобнее устроился в чёрном кожаном кресле.
   -Говорят, что ты усиленно молчишь на групповой терапии. Жалуются, что ты издеваешься над докторами и больными.
   Денис пожал плечами.
   Саша расположилась на подлокотнике кресла Скороспелова. Её ножки находились в опасной близости от Скороспелова. В руках она держала какие-то листочки.
   -А это что? - Денис кивнул на листы. - Тесты Роршарха?
   -Твоя выписка. Ты же этого так хочешь? Поскорее отсюда свалить?
   Саша вела себя как-то странно. Она заметно нервничала и из-за этого все её слова звучали как-то неуверенно. - Я оформила её на пятницу. Но могу подписать и сегодня. Таким образом, я перестану быть твоим лечащим врачом.
   -Минуточку, ты сейчас намекаешь...
   -На что?
   -Ты хочешь со мной переспать?
   -Господи, Скороспелов! - Добровольцева вскочила на ноги. - Вы просто сексуально озабоченный. В этом ваша болезнь.
   "Приехали...
   Сейчас Мисс Фрейд по Фрейду лечить начнёт.
   -Вы строго судите меня, док.
   -С чего же начался такой огромный всплеск этой энергии? Ты помнишь своё первое сексуальное возбуждение.
   "Мне тоже за словами не далеко лезть."
   -Как сейчас помню этот момент!
   -В каком возрасте?
   -Три-четыре года...
   -Бог мой! Как это произошло?
   -Я смотрел фильм с папой.
   -Это что была порнография! Отец смотрел её при вас?
   -О чём вы говорите, чёрт побери!? Это был обыкновенный фильм. Эта девушка, блондиночка, была даже не голая, но такая великолепная! Я тогда впервые подумал: "чёрт! Я бы впиндюрил этой сучке!"
   С лица Дениса не слезала ехидная улыбка.
   -Нет. - Добровольцева опустила голову. - С вами бесполезно разговаривать.
   Катитесь к чёрту в свою камеру. Подпишу бумаги в пятницу.
   Скороспелов покинул кресло и направился к двери. Пятница должна была наступить через день.
   -Мне кажется, ты просто хочешь ещё немного подержать меня поближе к себе. - Денис развернулся к Саше лицом на пороге.
   "А щёчки-то вот они."
   Саша смутилась. Розовые щёки полностью выдавали психотерапевта. Добровольцева пыталась спрятать их в своих белокурых локонах. Для этого она снова опустила голову и уставилась в пол. Она ничего не ответила Денису.
   Он хлопнул дверью.
   "К себе в камеру?
Один?
   Вы дёшево меня оцениваете, док
   Скороспелов подкинул в воздух дубликаты ключей.
   Сначала я пойду, освобожу свою принцессу."
  

***

   Денис затянулся косяком и протянул его Алисе.
   Девушка жестом указательного пальца попросила развернуть его.
   Скороспелов развернул сплив наоборот. Алиса вдохнула мощный паровоз.
   Она немного поморщилась, затем последовал кашель. Алиса была готова. Скороспелов добил косяк и отправил его в окошко с решёткой. Он закрыл его и приблизился к девушке.
   Вечерело. Солнце покидало небо в розовом закате. Его свет покрывал стены палаты Скороспелова. Сейчас с обеих сторон наблюдался такой закат. В Спб по проспекту Энгельса и на стене палаты Дениса. Два уходящих солнца окружали пару, которая уже активно стимулировала друг друга руками.
   У окна, у стенки, на полу. Денис и Алиса, наконец, добрались до кровати.
   Алиса потеряла нижнюю часть одежды - Скороспелов верхнюю. Он от души ласкал Алису, не жалея поцелуев. Он удостоил ими каждый сантиметр её тела. Закат отбрасывал свой романтически свет на её грудь. Возбуждение зашкаливало так, что Денис почувствовал, что вспотел. В этот момент, он предпринял попытку N 2. Со своим оружием в руках, он попытался войти в неё снова.
   -М-м! - Алиса закрыла основную лазейку руками и отрицательно покачала головой.
   "Да что не так!"
   Алиса поднялась с кровати и нашла на полу свой блокнот и ручку.
   "Я думала, что наш приоритет не секс." - Скороспелов начал читать очередную тираду Алисы. - "Ты обещал рассказать свою историю. Я ведь не знаю о тебе ничего. Это как секс с первым встречным."
   Он действительно ничего не рассказал ей за эти дни. Небо безоблачно распространяло солнце. Безоблачными были и мысли Скороспелова рядом с Алисой. Он не вспоминал Олю, треклятый дневник и всё что произошло за последнюю неделю. Он всё ещё видел сны, в которых переплетались образы, контактировавших с ним людей. Это были Островский, Виноградова, Столетов, участники выставки. Все эти персонажи играли свою роль в ночных грёзах. Но стоило Денису открыть глаза, как всё это улетучивалось. Пропадало. Мгновенно забывалось. Голову заполняли мысли нового дня. Борзые приколы и глупые шутки - вот что представлял собой репертуар Скороспелова рядом с Алисой.
   У Скороспелова не оставалось выбора. Разделяя небольшую койку с молчаливой Алисой, он рассказал историю. Все персонажи играли свою роль. Он поведал историю Олиного дневника и все произошедшее с ним за последнюю неделю. Нехотя рассказал о своих демонах. Его безумие всё ещё было для него не самой приятной темой.
   Алиса постоянно строчила в своём блокноте. Она задавала вопросы. Её многое интересовало, и блокнот неумолимо исчезал. Страницы покидали пружинку тетрадки. Они окончательно иссякли, когда Скороспелов закончил свой рассказ. Луна на ночном небе сменила солнце. Палату охватил мрак. Лишь только лунный свет тускло светил на стену рядом с койкой.
   Денис знал, что бесполезно расспрашивать у Алисы её историю. Ему было не стыдно признаться себе в том, что сейчас его интересуют другие продолжения. Скороспелов глубоко вздохнул и предпринял попытку N 3.
   -М-м! - Алиса снова отрицательно покачала головой. Она схватила в руки свой карандаш.
   "Если сделаем это, мне придется тебя убить." - прочёл Денис на оставшимся белом месте последнего клочка бумаги.
   -Прикалываешься надо мной? - Скороспелов сморщил брови.
   Блокнот был полностью исписан. Алиса нервно искала на чём бы написать очередную фразу. Скороспелов просунул руку под свою койку и достал тетрадку в кожаном переплёте. Он протянул её Алисе. Девушка видимо узнала элемент истории Дениса. Она неуверенно посмотрела на него и не спешила принимать подарок.
   -Теперь ты можешь рисовать здесь! Возьми! - Денис взял руку Алисы и положил в неё Олин дневник.
   "Наверное, я глупейший дурак, который никогда не поймёт женщину...
   Мой ход с дневником положительно повлиял на её намерения.
   Её язык у меня во рту возбуждённо мечется из стороны в сторону.
   Рука сменила карандаш на мой член.
   Тянет другой рукой.
   Похоже, хочет чувствовать меня сверху.
   Я вспоминаю о пачке Contex под кроватью, а Алиса, думая явно не о презервативах, закидывает свои ножки на мои плечи...
   Я прокачу тебя по скоростному шоссе."
  
  
  
  

Глава -20-

  
  
   Скороспелов снова видел сон. В нём сотрудники милиции забирали у него Алису. Прапорщик Хапуга с молодым сержантом надели металлические браслеты на запястья молчаливой девочки. Она печально смотрела на Дениса, а он не мог пошевелится. Он был привязан к своей койке и наблюдал, как они уводят её. По тёмному коридору, в конце которого больше не было света.
   Он проснулся от шума за дверью. Алиса исчезла из его объятий. Остался лишь её запах, который впитался в постель. Денис услышал разговор знакомых ему санитаров из коридора. Там происходила какая-то суматоха.
   Скороспелов встал с койки и подошёл к двери. Все возможные окошки его двери были открыты.
   -Эй, люди! - позвал Денис, пытаясь просунуть голову в маленькое окошко.
   -Скороспелов, мать твою! - послышалось откуда-то слева.
   К верхнему окошку подлетел Димон, сопровождал его Санёк. Взвинченный вид санитаров клонил к чему-то нехорошему.
   За их спинами мимо палаты проехала каталка. Денис сфотографировал взглядом, на ней бледную девочку с русыми волосами. Каталка, с двумя врачами в белом стремительно пронеслась мимо палаты Дениса. Ему оставалось лишь фильтровать в память образ Алисы.
   Санёк и Димон, повернулись к Денису спиной и сопроводили взглядами каталку. За ней, через несколько мгновений проследовало двое милиционеров. Скороспелов вспомнил сон. Реальность, в виде проходящей мимо, недовольной Саши Добровольцевой, рассеяла воспоминания Дениса. Теперь он забыл то, что видел в грёзах окончательно. Его поглотил водоворот всего происходящего вокруг хаоса.
   Когда длинный коридор очистился от свидетелей, недовольные санитары развернулись к Денису. Недовольство было написано на их лице.
   -Какого хрена здесь происходит? - Скороспелов удивлённо поднял брови.
   -Какого хрена? - Димон ухмыльнулся. - Назови хоть одну причину, по которой я не должен зайти сейчас в эту камеру и отпиздить тебя!
   Санёк, с коварной ухмылкой положительно покачал головой.
   -Оу...оу...Мужики, стоп! Я знаю, что вы можете... Но вы хотя бы расскажите мне перед этим, что здесь творится! Я только проснулся и всё для меня тут в новинку...
   -Подружка твоя вены порезала в женском сортире. - поведал Санёк.
   -Ты что её девственности лишил, а потом послал? По-моему слова "без происшествий" не для тебя... Ты просто заноза в жопе.
   -Она долго разводилась, но мы трахались... - Скороспелов почесал свою лохматую голову.
   -Ага, кое-что уже сбывается... - перебил Димон.
   -Чёрт подери, она жива хоть? - каждой частичкой тела, Скороспелов чувствовал волнение.
   -Тебя даже интересует!? - воскликнул Санёк.
   -Послушайте, вы, кретины! - Выдавил сквозь зубы Скороспелов. - Если вы думаете что у меня всё просто так...
   Бах...
   Слова прервал удар руки Димона в промежность Дениса. Он просунул туда кулак через нижнее окно. Скороспелов общался с ними через верхнее. И, невинная незащищённая точка находилась как раз на уровне нижнего окна. От неожиданной атаки на достоинство, Скороспелов резко скрючился и ударился головой об дверь. Он упал на зелёный пол.
   -Это тебе за кретинов... Заходить не будем. - сообщил Димон
   -У нас как раз смена закончилась. - добавил Санёк - Кстати мы тут узнали как она попала сюда. Мочканула своего бой-френда и любовника, если тебе всё так интересно... Наслаждайся.
   Санитары удалились.
   Денис остался в пустой камере с полным непониманием происходящего и болью в промежности.
   "Отличный удар!
   Мудак!"
   Скороспелов не пошёл на завтрак. Он не посетил групповую терапию.
   Лёжа в своей кровати, он пропадал в, томящих его, депрессивных мыслях.
   Всё то, что он увидел с утра, смешивалось с тем, что произошло на кануне.
   Бледное лицо Алисы, слова санитаров, наличие милиции в коридоре. Скороспелов рисовал картину. В его воображении она строилась быстро. Попутно обрастая мельчайшими подробностями и деталями. Слова и образы слетались воедино, образую красочное полотно. Снова нехорошее тревожное чувство и недостаток хорошего настроения. Таким образом, Скороспелов пропустил обед. Лёжа на своей койке, он чувствовал, как худеет. Желудок просил есть, а Денис, лёжа в своей разукрашенной камеры, пускал кольца синего дыма в пространство. Он курил сигарету за сигаретой, пока пачка не опустела.
   С кровати Скороспелова заставил подняться шум в коридоре, который напомнил ему об Алисе. Денис подошёл к окошку и увидел рослого мужика в больничной пижаме. Его сопровождали медсёстры, заступившие на смену и два милиционера.
   "Добро пожаловать в ад."
   Коротко стриженный здоровяк в белом, как-будто прочитал мысли Дениса.
   Он кинул недовольный взгляд, в котором Скороспелов заметил что-то странное. Как-будто этот мужик узнал Дениса, хотя они не встречались раньше. В этом взгляде читалось что-то холодное и решительное.
   Скороспелова передёрнуло.
   -Ещё один пассажир? - пробубнил Скороспелов в окошко, когда мимо палаты проходила медсестра Света.
   -На площади Восстания повязали. - отозвалась медсестра. - Напал на парня. Говорит, что увидел в нём дьявола.
   -Да брешет, по-любому - Скороспелов ухмыльнулся. - Не похож он на сумасшедшего.
   -Тем не менее, теперь вы соседи.
   -Ненадолго. Я покидаю вас завтра.
   Света скорчила расстроенную гримасу и протянула Скороспелову его лекарство, напомнила о встрече с Александрой Добровольцевой и удалилась по обязанностям..
   Денис уже видел сегодня Сашу. Он не мог надеется, что она не в курсе событий связанных с Алисой. Но он должен был увидеть её в свой последний день пребывания в сумасшедшем доме.
   "Быть может, она может поставить всё на свои места.
   Честно признаться, я ушатал кеды в поисках той женщины, которая сможет...
   После всего того безумия, которое со мной произошло, кому я вообще нужен.
   Для меня всё изменилось.
   Я смотрю на всё по-другому теперь
   Меня поймут только в аду...
   Куда мне самая дорога..."
   Денис простучал пальцами в дверь кабинета Саши.
   Она сидела в кресле напротив чёрного диванчика. Одна половина этого дивана ждала Скороспелова. На другой лежала знакомая тетрадь. Олин дневник в кожаном переплёте был перепачкан алой краской. Денис сразу понял кому принадлежит кровь на дневнике. В голове сразу промелькнула картинка с бледной Алисой на каталке. Слова санитаров звучали в ушах.
   Денис приземлился на диван рядом с тетрадкой и закрыл руками лицо.
   -Ты в курсе, где я это нашла? - Добровольцева кивнула на дневник.
   -Должно быть в женском туалете! - пробурчал Скороспелов сквозь ладони.
   -Да, я нашла её... И этот аксессуар рядом. Я даже боюсь спросить как он попал к ней?
-Нет тут ничего страшного, я просто дал его ей...
   -И о чём ты думал? Дать этой ненормальной в руки свою тетрадь?
   "О сексе...
   Хотя много всего было...
   Это можно сказать было от души..."
   -Ты намекаешь на то, что она порезала вены из-за этой чёртовой тетради!?
   -Мне бы хотелось знать насколько далеко у тебя с ней зашло.
   -Не очень далеко, какое это имеет значение?
   -Ты в курсе что она сделала?
   -Замочила своего парня и любовника? Да, в курсе...
   -Вот заметка её психолога: "Я просто занималась сексом с тем и другим... А потом просто решила прикончить обоих."
   -Бля, поэтично! - в душе Скороспелова передёрнуло от подобной заметочки.
   -Надеюсь, ты не спал с этой особой... - Добровольцева направила вопросительный взгляд на Скороспелова.
   -Давай, без этих твоих Фрейдовских заёбин!
   -Фрейд здесь не причём! Она ненормальная! Хладнокровная убийца! Таким на смертную казнь дорога.
   -Вот он доктор! Давал клятву Гиппократа! Ты сама гуманность...
   -Нет, ну вы посмотрите на него! Я лечу его! Прикрываю его зад, а он...
   -Он подонок.
   -Он - хороший подонок. Он мне нравится и...
   -И...
   -Выписывается завтра...
   "Ну же!
Давай!
   Психотерапевт, мне кажется ты уже очень близко к делу.
   Скажи, что хочешь трахнуть меня!"
   -У меня с женихом завтра свадьба.
   "Дура чёртова!
   Всё испортила!"
   -Тогда, наверное, нам нужно прощаться... - Денис встал с дивана и сделал несколько шагов в сторону двери.
   -Ты был самым несносным моим пациентом. - Добровольцева заставила Дениса улыбнуться. - Теперь мужика, который видит дьявола, буду лечить
   -Смотри аккуратней с ним. Не нравится мне этот тип!
   Он открыл дверь.
   -Ты забыл кое-что!
   Скороспелов обернулся. Саша крутила в руке Олин дневник.
   -Оставь себе... - Скороспелов махнул рукой. - Мне больше не нужна эта штука.
   Дверь кабинета Саши закрылась. Она снова осталась одна.
   -Прощайте, Денис Скороспелов... - Добровольцева покрутила тетрадь в кожаном переплёте в руках. Она быстро перелистала дневник ещё раз и, движением руки отослала его в мусорное ведро. - До новых встреч...
  
  

***

  
  
   В психиатрической клинике по Энгельса погасли окна. Теперь свет горел в коридоре. Медсёстры совершали обход.
   Скороспелов валялся на своей койке, закинув руки за голову, когда замок его двери щелкнул. В помещении показалась вторая медсестра. Молчаливая, невзрачная медсестра по кличке Молитва оглядела разрисованные стены палаты. Её взгляд остановился на Скороспелове. Она немного помялась на пороге, затем сняла с пояса шокер и сделала пару шагов в сторону Дениса.
   -В этом нет необходимости - Денис кивнул на шокер.
   -Не знаю, по какой причине - тихо пробубнила Молитва - Но санитары с прошлой смены, попросили пристегнуть тебя ремнями на ночь.
   -Не, ну вот уроды! - Денис недовольно покачал головой. - Я не опасен! Милая, пожалуйста не делай этого! Не могу я спать, когда руки и ноги к кровати привязаны.
   Молитва спрятала шокер и подошла к Скороспелову. Она взяла его руку и просунула под ремень, она проделала то же самое с другой рукой. Затем она немного подтянула оба кожаных ремня, так, что Денис спокойно мог вытащить оттуда руки.
   -Думаю, этого будет достаточно. - медсестра развернулась и направилась к двери.
   -Спасибо, солнышко! - кинул ей вслед Денис.
   -Знаешь, а тебя надо заставить все эти камеры так разрисовать - пробурчала Молитва, снова оглядев помещение. - Быть может, тогда психи перестанут сходить с ума...
   Она удалилась, а Скороспелов закрыл глаза. Ему не хотелось спать, но он погрузился в сладкую полудрёму. Прошло немного времени, прежде чем он вышел из этих грёз. Сделать это его заставил шум замочной скважины его палаты. В коридоре происходила какая-то возня, а в замочной скважине скребли чем-то металлическим. Это было не похоже на ключ, потому как ключом эта дверь отпиралась мгновенно.
   Скороспелов не встал с койки. Напротив, сам не зная почему, он лёг навзничь и просунул руки в кожаные ремешки его кровати. Он закрыл глаза и ждал продолжения.
   Замок камеры щёлкнул.
   Скороспелов чуть приоткрыл глаза. По его палате к кровати кралось что-то габаритное. Денис не сразу узнал, здорового психа, которого видел сегодня в коридоре. Было темно, но Денис отчётливо видел белую подушку в руках мужика, который видит дьявола.
   Он склонился над кроватью Скороспелова и крепко сжал подушку в руках.
   Денис открыл глаза.
   -Привет тебе! От Эдуарда Юрьевича! - здоровяк надавил на лицо Скороспелова подушкой.
   Только теперь Денис понял, что происходит. Только сейчас он вновь почувствовал запах, который чувствовал в ту ночь, когда его пытались задушить. Сейчас его кормил подушкой тот самый исполнитель. Он уже пытался убить Дениса.
   -А-а-а-а-а-а! - завопил Скороспелов из под подушки!
   Он резко высвободил правую руку от ремня и, не задумываясь, обрушил свой кулак в паховую область громилы.
   -Бля! - вскрикнул здоровяк и, зажимаясь, попятился назад.
   -Помогите! Убивают! - Скороспелов вскочил на свою кровать, схватив в руки баночку с краской, которая стояла рядом.
   Он выплеснул её содержимое в лицо нападавшего, когда тот предпринял новую попытку.
   Денис слышал, как на крики по коридору спешат сёстры.
   -Он пытался прикончить меня! - завопил Денис, тыкая пальцем в громилу.
   В его камеру зашли медсёстры Света и Молитва в сопровождении Саши Добровольцевой, которая была дежурным врачом этой ночью.
   Молитва не растерялась и сунула шокер в бок горе-киллера.
   -Он работает на Столетова! - продолжал вопить Денис - Он хочет убить меня! Они следят за мной! Они уже пытались!
   Света подошла в плотную к Скороспелову, и он получил небольшой разряд. Это заставило его повалиться на холодный пол.
   Ему хотелось материться, но его трясло, и он не мог выдавить из себя слова.
   Добровольцева прошлась по палате и оглядела своих пациентов. Она достала из кармана два шприца, прозрачный пузырёк и протянула всё это медсёстрам:
   -Успокоительного! Обоим!
  
  
  
  

Глава -21-

  

Сегодня ночью мне приснился замечательный сон...он был так

реален и прекрасен, что не хотелось просыпаться! Я занимался сексом с

девушкой, она была безумно красива...но я никак не могу вспомнить её

лица....должно быть это была она...

  
  
   Скороспелов снова скользил в небытии. Чувства и эмоции поступали в него слишком огромными дозами. Этот сон трудно было назвать сном. Но нельзя доверять своим глазам. Всё слишком расплывчато и размыто. Ему казалось, он видит Сашу Добровольцеву верхом.
   Белокурая психотерапевт интенсивно двигала бёдрами. А Скороспелов был привязан. Было очень неудобно. Максимум, что он мог - это потрогать ляжки мисс Фрейд, и то, совсем чуть-чуть. То есть он не мог практически ничего.
   Это был какой-то кошмарный сон.
   И очень реальный.
   Денис молча наблюдал за происходящим. Молча потому, что язык не работал. Он как-то размяк и не мог больше язвить и задавать глупые вопросы.
   Эта мысль пугала его.
   Между тем, психотерапевт повалилась на Скороспелова и крепко прижала его к себе. Чмокнув его в щёку, она быстро вскочила с койки и приступила к одеванию. В помещении не было зеркала, и когда Саша закончила она выглядела помятой. Её белокурые волосы выглядели лохмато.
   Добровольцева тоже ничего не говорила. Но одевалась она детально. Скороспелов наблюдал, как она надевает на себя свои вещи. Одну за другой.
   Последовал стук её каблуков.
   Взъерошенная, помятая...Она в спешке покинула камеру.
   Затем приходила Оля. Она тоже молчала, как будто с её языком было то же самое. Она плакала.
   Просто плакала.
   В первый раз Скороспелов проснулся и почувствовал, что подушка под головой мокрая. Он хотел повернуться, но не мог. За одно вспомнил, что руки и ноги привязаны. Ещё он отметил, что язык действительно обмяк, и он не мог шевелить им.
   Всё что он мог, так это дышать и думать.
   Мысли тоже не желали лучшего. Вся эта история со Столетовым перемещалась с тем, что произошло с Алисой. Немного раздражал тот факт, что его пытались убить уже дважды.
   Денису хотелось убежать.
   Лучшим способом это сделать был сон.
   Скороспелов закрыл глаза и забылся им.
   Он вновь проснулся, но на этот раз ему помогли. Медсестра Света, которая на славу поработала вчера шокером, отстёгивала Дениса от койки.
   На полу рядом с койкой лежала одежда Скороспелова. Одежда в которой он поступил в клинику.
   -Отличный удар током ты вчера продемонстрировала. Скороспелов сел на своей койке и размял плечи. Всё тело ныло от боли, и шея хорошенько затекла.
   -Я всего лишь выполняю инструкции, которые даёт дежурный врач. - проворчала Света. - У меня тут практика как бы...
   -На которой, дежурный врач заставляет тебя бить током и обкалывать наркотиками выписывающихся пациентов. Подумай ещё разок о выборе профессии!
   Света махнула рукой.
-Я принесла твою одежду. - сказала она указывая на шмотки Скороспелова рядом с койкой.
   Скороспелов взял одежду и встал с койки.
   -Мне нужно переодеться сказал он - наблюдая располагающуюся на койке Свету. Она уселась на кровать и прислонилась спиной к стенке.
   -А мне нужно забрать больничный комплект. - Света подняла брови и развела руками.
   -Тебя понял.
   Скороспелов стал снимать белую пижаму. Он быстро снял рубашку и штаны.
   Броском, он послал их на койку рядом со Светой.
   -Ну что? Того достаточно? Или может, подружку позвать хочешь? - теперь Скороспелов развёл руками.
   Света улыбнулась. Она взяла одежду и ещё раз окинула взглядом Дениса.
   Затем разрисованную камеру.
   -Ха-ха! Голый в лесу! - Света покинула палату, оставив дверь открытой.
   Скороспелов не спеша, оделся.
   Он ещё раз осмотрел пейзаж. Ему сейчас хотелось очутится в том месте: с полем, лесом, закатом. Желательно под костёр, с хорошим виски. Под разливающийся шум гитары.
   Эти чувства мгновенно пропали с очередным тяжёлым вздохом Дениса Скороспелова.
   Суета сует, вот что ждало впереди. Шумящий город. Пробки на дорогах. Очереди в магазинах. Неустойчивый климат Северной Пальмиры. То холод, то жара... С белыми ночами, когда приходится наблюдать день круглые сутки.
   Всегда движущийся, Санкт - Петербург снова ждал Дениса.
   Он вышел из своей открытой настежь камеры
   "Ну что ж прощай...
   И иди в задницу
   Шоковый коридор..."
  

***

  
  
  
   "Он слишком много дёргается и слишком часто трёт свой нос.
   В этой клинике больше наркоманов и алкоголиков, чем просто на голову больных..."
   Скороспелов наблюдал парочку недавно поступивших пациентов. Это зрелище располагалось в нескольких метрах от него. Два новоиспечённых безумца протирали кресла в приёмной психиатрической клиники. За стойкой у компьютера сидела всё та же девушка. Она украдкой поглядывала на Скороспелова. В её любопытстве к его персоне не было ничего удивительного. Скороспелов топтался у выхода уже минут 10. Ему было не преступить порог.
   Он, конечно, хотел выйти, но его преследовало чувство, что он что-то забыл. Через открытую дверь в лицо бил приятный сквозняк. Свежий воздух манил на улицу.
   Скороспелов покидал бедлам налегке. В карманах пиджака он нашёл зажигалку и пачку сигарет. Эта находка порадовала. Теперь уже ничто не могло встать между Скороспеловым и сигаретой на свежем воздухе в этот прекрасный майский день.
   Где-то сзади в коридоре стучали каблуки Саши Добровольцевой. Денис уже знал как это звучит. Для него это было, как выучить походку любимой девушки. Ты наблюдаешь за ней. Изучаешь. Скороспелов знал, что обернётся сейчас и увидит Сашу.
   Так и произошло.
   Она была там. Ей пришлось отпахать ночную смену, но она, почему-то, выглядела очень довольной. Скороспелов невольно вспомнил ночной сон.
   Добровольцева не выглядела помятой, как в нём. Она выглядела очень уставшей.
   Но довольной.
   Свой докторский халат она сменила на повседневную одежду. На плече висела сумочка, а в руке был пакет.
   -Пришла проводить меня? - игриво начал Денис.
   -У меня как раз смена закончилась... - устало отозвалась Саша. - А мне за муж сегодня.
   -Так какого ж хрена ты тут работаешь!? Ещё и дежурным врачом стояла! - возмутился Денис.
   -Я не могу бросить пациентов! Всё что ты видишь здесь - мой долг.
   -Конечно! Ты не можешь их бросить! Твой долг обколоть их наркотиками и привязать к кровати за 10 часов до выписки!
   -Я не могла иначе! Ты с этим бугаём устроил дебош в мою смену! Выбор у меня не велик...
   -Этот парень - наёмный убийца! Ты не понимаешь! Столетов послал его...
   -Не знаю шутишь ты или нет! - Прервала Скороспелова Саша. - Но, пожалуйста, не заставляй меня жалеть, что я подписала твою выписку.
   Скороспелов махнул рукой. Он посмотрел на Сашу. Этот человек мучался с ним очень долго. Он не мог злиться на неё. Уставший вид этой белокурой женщины, почему-то печалил его. Он многое рассказал ей. Она много рассказал ему. За всё это время они породнились. Денис не мог отрицать это.
   К Саше он испытывал что-то тёплое. Она могла раззадорить его. Она могла его рассмешить. Её правильность, граничащая с тёмными желаниями, возбуждала его.
   -Спасибо. Ты много для меня сделала... - неожиданно для себя выдавил Денис.
   Щёки Добровольцевой приобрели розовый оттенок. Она отвела взгляд в сторону.
   -Я тут вспомнила разговор Олей о тебе... - произнесла Саша, смотря куда-то в сторону. - Надеюсь, она будет с тобой...
   -Что это всё, бля, вообще должно значить!? - Скороспелов немного не понял ход Сашиных мыслей. - И о чём вы там с ней говорили?
   -О тебе. О вас. О твоих сексуальных... возможностях... - перечислила Саша, так и не встретив взгляда Дениса.
   Скороспелов вопросительно посмотрел на Сашу.
   -Девушкам ведь нужен секс! - громко провозгласила Добровольцева. - Много секса.
   "С ней однозначно происходит что-то странное...
   Всё чё то улыбается.
   Говорит неожиданные вещи.
   Тянется ко мне...
   Целует.
   В губы."
   Добровольцева оттолкнула Дениса и пулей вылетела из дверей психиатрической клиники. И всё это на виду у всех.
   -Вот сучка! Трахнула меня пока я был под наркотой! - выпалил Скороспелов.
   Девочка за стойкой выпученными глазами контролировала всё происходящее последние пару минут. А любители "побыстрей" и кокаина с улыбками поглядывали на Дениса.
  
  
  
  
  
  

***

  
  
   Скороспелов выбежал из клиники. Быстрыми шагами, он немного прошёл на право по тротуару. Ему показалось, что Саша направлялась туда. Пересечение двух дорог. Пустой перекрёсток.
   Саши нигде не было. Поймала машину. Или уехала на такси. Она опаздывала в дворец бракосочетания. Всё могла позволить себе.
   Скороспелов не знал где его Импала - кабриолет. Он почувствовал тоску по ещё одной своей девочке.
   В карманах не было денег. Только зажигалка и пачка сигарет.
   Он прыгнул через турникеты в метро на Просвещения. Затем бегом по эскалатору.
   Удалось удобно устроится на сиденье в углу вагона. Просвещения одна из конечных. Дальше только Парнас. Денис расслабился. Не хватало только плеера. Приходилось слушать шум поезда и смотреть, как мелькает тоннель.
   Люди входили и выходили из вагона. Они сменяли друг друга на сиденьях.
   Читали прессу и книги. Общались между собой. Думали о своём. Продавцы с пакетами предлагали купить фонарь или лупу.
   Скороспелов покинул вагон на Сенной. С потоком людей, он переместился на Садовую и сел в третий вагон. Он был ближайшим к выходу на Волконской. Со скоростью около 90, Денис домчался до неё. Выскочив из вагона, он взлетел вверх по эскалатору.
   Его интересовало кладбище. Он помнил его. Помнил дорогу к Олиной могиле. Кладбище располагалось недалеко от метро. Рядом с ним была трамвайная остановка. По серому асфальту весь день перемещались живые люди, а за изгородью, в земле, покоились усопшие.
   Денис перелез через эту изгородь и направился по тропинке между могилами.
   "Сейчас налево...
   Теперь направо.
   Теперь снова налево...
   И прямо."
   -А вот и ты! Благодатова Ольга! - произнёс Скороспелов.
   На каминной плите перед Денисом действительно было написано Благодатова Ольга. Но она была совсем не похожа на Олю и умерла довольно давно.
   На столике рядом с могилой лежали засохшие цветы и пачка Contex. Бутылка из под вина, выпитая, скорее всего бомжами, валялась под столом.
   Денис подошёл к столу и забрал пачку презервативов.
   В конце концов, я тебе ничего не должен! - сказал Скороспелов фотографии на плите и направился прочь.
   На остановке он сел в трамвай. Он с грохотом покатил его по Купчино.
   Было около трёх часов и даже удалось найти место, чтобы посидеть в одиночестве.
   Подошёл кондуктор, и Скороспелову пришлось расстаться с пачкой сигарет и зажигалкой в качестве бонуса. Ему даже не протянули билетик взамен. Довольный мужик в оранжевой жилетке удалился на свой трон.
   Пейзаж за окном медленно двигался под стук трамвайных колёс. Картинка не спеша менялась
   Денис прислонился лбом к стеклу.
   "Всё постепенно меняется здесь
   Появляются высокие дома.
   Пафосные магазины.
   Новое вытесняет старое.
   И даже я немножко меняюсь.
   Только вид из моего окна почти не меняется.
   А я изменился после всего, что со мной произошло.
   Я всё тот же, но вижу теперь по-другому.
   Вот как оно бывает...
   Живешь так себе, спокойно, живёшь...
   А потом напарываешься на стерву.
   И она меняет всю твою жизнь...
   Доводит до безумия.
   Ты бежишь за ней сломя голову, хватая воздух...
   А она то исчезает, то появляется..."
   Скороспелов вышел на Славе, а трамваи покатились дальше в Купчино.
   Из почтового ящика, в своей парадной, он достал утренний номер газеты.
   Отделив его от бесконечной рекламы в виде мини-листовок, Денис важно прошагал мимо консьержки и поднялся в свою квартиру. В газете писали о падающих самолётах, взрывающихся бомбах, коррупции и убийствах.
   Денис смял газету и кинул её на журнальный столик в своей комнате. Хаос в виде беспорядка не покидал жилища Дениса. В коридоре валялись обломки стола и осколки разбитой вазы. В комнате повсюду были разбросаны всевозможные бумажки и прочий мусор. Под рабочим столом валялся сломанный планшет. Алкогольная стеклотара и немытая посуда дополняли натюрморт.
   Скороспелов открыл бар и нашёл там немного виски. В ящике рабочего стола, несколько сигарет и зажигалку.
   Затянувшись новой сигаретой, Скороспелов сделал глоток виски и выдохнул дым.
   Он пристроил стакан виски на журнальный столик и начал снимать со стен картины. Все картины, которые там были. С Олей или без неё. Он снимал одну за другой и ставил их в стопку у стены.
   Когда картины закончились, Денис перетащил кресло к журнальном столику. В завершение своей задумки он взял из угла комнаты накрытый мольберт, со своей последней картиной и поставил его напротив стлика.
   "Помутнение...
   Вот что произошло со мной.
   И что для меня должно значить всё это "до"...
   Мне даже кажется, что я забыл почти всё, что было раньше...
   Значит всё это время...
   Я жил для этого?"
   Скороспелов подошёл к мольберту с картиной и стянул с неё ткань. Это полотно было потрясающим. Его колорит придавал чувств. Её композиция заставляла задуматься.
   Но всё же она была не закончена. Не хватало несколько мазков.
   Скороспелов расчехлил кисточки и достал свои краски. Ему хватило пары движений, чтобы избавиться от недочётов.
   Денис приземлился в кресло, напротив картины. Он взял со столика стакан и сделал ещё глоток.
   Картина была закончена. Теперь оставалось только смотреть...
  
  

***

  
  
   Оля быстрыми шагами шла по Славе.
   Асфальт блестел от влажности. Не большие лужицы покрывались рябью от частых капель. Солнечный майский день сменился дождём. В несколько мгновений налетели тучи и атаковали Купчино мощным ливнем.
   Олины волосы промокли. У неё не было зонта, и она какое-то время прикрывалась утренним номером газеты. Пока он не размяк и не развалился в её руке. Что говорить о голове. Кожаная куртка хоть как-то защищала тело. А вот ноги в джинсах промокли так, как будто Оля плавала в реке. Летние туфли начерпали в себя воды.
   Она забежала в знакомую парадную. Вся мокрая и недовольная, она пронеслась мимо консьержки. Вверх по лестнице.
   Дверь квартиры Скороспелова была приоткрыта.
   Оля потрепала рукой мокрые волосы, представляя то, что происходит сейчас на её лице. Она открыла дверь и переступила порог.
   В квартире был бардак. Всё раскидано и переломано. Оля увидела на полу засохшие алые пятна, и сердце забилось чуть быстрее.
   В комнате, спиной к ней, в кресле сидел Скороспелов. На столике пред ним стоял недопитый стакан виски и валялся смятый номер утренней газеты.
   Напротив стоял мольберт с картиной.
   Стены были почему-то пусты от картин. Теперь только одна картина привлекала всеобщее внимание.
   Оля увидела на ней себя.
   Она увидела на ней Дениса.
   Композиция картины отражала всё то что произошло. Скороспелов детально выделил все элементы. Всё это в красках.
   "Мне кажется, он отразил на этой картине всё то...
   Что я пыталась скрыть в своём дневнике."
   Это завораживало и пугало.
   Возможно, даже заставляло Олино сердце немножко болеть.
   -Это потрясающая картина... - произнесла Оля, стоя в дверях комнаты, за спиной Дениса.
   Он ничего не ответил ей. Он просто сидел в кресле и молчал.
   Его глаза были полны восхищения.
  
  
  
  
  
  

От Автора

Кого боги хотят уничтожить

тех сначала сводят с ума.

   Гены виноваты во всём. Они виноваты в том, что я стал писателем. Моя мама любила литературу, а папа любил выпить. Так и получился я. Разумеется, я виню предков не за все свои пристрастия. На меня, несомненно, повлияли последствия девяностых, сексуальная революция, телевидение. Всё то, что я видел. Всё то, что я прочитал...
   В этой части, наверное, стоит сказать спасибо всем тем людям, которые окружали меня в процессе написания. Они все по-своему меня вдохновляли. Отдельно нужно отметить тех, кто прочёл это первыми. Они поддерживали и подбадривали меня, давая стимул двигаться дальше. Общение, которое дарили друзья, помогло написать всё это. Если общение - это не главное, тогда пошлите меня к чёрту.
   Меня точно обвинят в разврате и пропаганде наркотиков. Я сам - против тяжёлых. А всё то, что происходит на страницах этого романа - отражает реальность. Когда меня спрашивают о моём стиле, я отвечаю: ох уж мне эти классики и долой современную литературу.
   Всё это давалась не так легко. В прокуренной комнате со сломанной люстрой, при тусклом свете ночной лампы рождался роман о Денисе Скороспелове.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Итого:

  
  
  
   Автор: Денис Скороспелов
   Название: В отчаянии под кайфом
   Жанр: Роман
   Объем произведения: Страниц - 130
   Слов - 43 688
   Знаков (с пробелами) - 287918
   Краткое описание сюжета или темы произведения:
   Действие романа происходит в Санкт - Петербурге, несколько лет назад. Культурная столица, несомненно, славится культурой в виде театров, музеев и памятников.
   Но есть и другая сторона. Крепкий алкоголь на полках магазинов. Вокруг сверкают огни казино. Без труда можно найти кокаин и героин, в зависимости от финансового положения.
   Денис Скороспелов, молодой художник, проживающий в Купчино. В одном из самых "весёлых" районов этого города Денис пускается во все тяжкие. Он испытывает душевные мучения из-за смерти любимой девушки Оли. Его способы бороться с душевными волнениями: секс, наркотики, рок-н-ролл и выпивка. Циничное отношение героя ко всему вокруг и чёрный юмор рождают в его голове бесконечные монологи. Скороспелова поглощает столица. Все эти пороки, в городе, где множество красивых женщин и всё просто, сами идут к нему в руки. В отчаянии под кайфом, Скороспелов борется за шанс поехать во Францию на международную выставку. И попадает в круговорот событий связанных с ней.
   В процессе своих приключений Денис находит Олин дневник. Это не очень хорошо влияет на происходящее.
   Ведь после её смерти, он узнаёт о ней много нового.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   131
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"